Парламент Ричарда III (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов


Парламент Ричарда III пьеса

Вера Эльберт


Историческая пьеса в четырёх действиях.




Действующие лица:



Ричард III, король Англии, Франции (номинально) и Ирландии – 31 год; изящный, темноволосый, невысокого роста с красивым, мужественным лицом; одет дорого и красиво.


Королева Анна Невилл, его жена – 27 лет; стройная, изящная, невысокого роста блондинка, с горделивой осанкой и красивым лицом; одета красиво и элегантно. Говорит эмоционально, изящно жестикулирует.


Эдуард Миддлхэм, принц Уэльский, их сын – 10 лет; прелестный темноволосый мальчик.


Сесилия Невилл, Герцогиня Йоркская, мать Ричарда III – 68 лет;  высокая, изящная, с царственной осанкой и горделивой посадкой головы, с красивыми и благородными чертами лица; говорит резким голосом, с пафосом, выразительно, эмоционально, властно жестикулирует; одета в чёрное; из украшений только регалии.


Анна де Бошан, мать королевы Анны, низложенная графиня Уорвик – 58 лет; невысокая, худощавая, с ханжески кротким выражением лица; одета скромно.


Принцесса Анна де Божё, Регент Франции – 23 года; стройная, изящная брюнетка, с горделивой осанкой.


Джон Мортон, епископ Илийский – 63 года; худощавый, с лицом аскета.


Леди Эллис Невилл, баронесса Фицхью из Равенсворта, родная тётка и старшая фрейлина королевы Анны – 53 года; статная, красивая с горделивой осанкой.


Леди Элизабет Тилни, графиня Суррей – 39 лет; невысокая, изящная, миловидная, с располагающим, улыбчивым лицом.


Сэр Уильям Кэтсби, тайный советник Ричарда III, юрисконсульт и министр Финансов – 33 года; стройный, изящный с красивыми и строгими чертами лица.


Виконт Фрэнсис Ловелл, друг детства, тайный советник  и камергер Ричарда III – 28 лет, высокий, изящный, обаятельный.


Сэр Роберт Перси, друг детства Ричарда III, командир его личной охраны – 29 лет; высокий, стройный, с мягкими, женственными чертами лица.


Сэр Джеймс Тирелл, сподвижник и друг Ричарда III – 28 лет; светловолосый, широкоплечий, коренастый, с добродушным, улыбчивым лицом.


Сэр Роберт Брекенбери, комендант тауэра и хранитель королевских сокровищ, персональный казначей Ричарда III – 31 год; высокого роста, изящный, строгое, миловидное лицо.


Сэр Ричард Рэтклифф, тайный советник и адъютант Ричарда III – 31 год; высокий, атлетического сложения, строгое, красивое лицо.


Сэр Томас Стэнли, Лорд-Стюард Парламента – 48 лет, невысокого роста, хрупкий, изящный, миловидный.


Уильям Коллингборн, камергер герцогини Йоркской – 49 лет; невысокого роста,  тщедушный, невзрачный, с жидкими,  светлыми волосами и залысинами; одет скромно.


Джон Кендалл, личный секретарь Ричарда III.


Джон Раус, летописец семьи Невиллов – пожилой человек в облачении бакалавра.


Придворный врач.


Служанка Салли из Миддлхэма – средних лет, полная, с добродушным, улыбчивым лицом.


Судебный пристав.


Архитектор.


1-й Придворный.


2-й Придворный.


3-й Придворный.


Гонец из Миддлхэма.


Гонец из Скарборо.


Арфист.


Гитарист.


Флейтист.


Гобоист.


1-й житель Кроуленда.


2-й житель Кроуленда.


3-й житель Кроуленда.


Слуга в Вестминстер-Холле.


Слуга в Ноттингеме.


Слуга герцогини Йоркской.


Массовка: придворные, стражники, слуги, горожане.



Место действия:


Франция: замок Амбуаз


Англия:  Ветсминстер-Холл в Лондоне, замок Ноттингем, замок Миддлхэм, Кембридж, Уильтшир, Йорк, Скарборо.



Время действия: декабрь, 1483 – июль, 1484.



Примечание: костюмы и декорация соответствуют времени и месту действия, указанным в пьесе.





                                         ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина первая.



            Покои принцессы Анны де Божё в замке Амбуаз. Входят  Анна де Божё и епископ Джон Мортон.



АННА де БОЖЁ.


Я, право же, не знаю, дорогой


Епископ, в чём может заключаться


Ваша помощь! Восстание Бекингема


Завершилось крахом. Сам он казнён,


А перед смертью сам признался, что


Без оснований  оговорил он короля


Ричарда Третьего, что двух своих


Племянников король не убивал, что


Вы, епископ Мортон, его подговорили


Короля оклеветать и этим спровоцировать


Вторжение Тюдора в Англию для


Совершения в стране переворота и для


Захвата власти и короны, которое, как


Вам известно, было мной оплачено и


Герцогом бретонским, Франциском, но


Завершилось полной неудачей. Вам,


Мортон, удалось бежать из Англии


Тайком и  выпросить у нас во Франции


Защиты от суда и наказания, назначенного


Вам королём, Ричардом Третьим. Тюдор,


Спасаясь от него, бежал к нам из Бретани,


Вместе со всем своим двором и свитой


Обнищавшей. Мы милостиво взяли их


К себе на службу. Но чем бы вы могли


Быть нам полезны, я не представляю.


Епископов у нас своих хватает. Возможно,


Вам лучше поехать в Рим, просить там


Покровительства у Папы, он подберёт


Для вас достойное занятие, епископ. А я


Не собираюсь из-за вас вступать в конфликт


С английским королём, Ричардом Третьим,


Который  прочно утвердился на престоле


И в январе парламент созывает. Не вижу


Повода ему в этом мешать.



МОРТОН.


Зато у вас есть веская причина  считать


Ричарда Третьего своим врагом и не желать


Ему успешного правления. Иль вы забыли


Наказы вашего отца, Людовика Французского,


Который, умирая, вас объявил преемницей


Своей и поручил вам управление Францией,


Назначив Регентом  до совершеннолетия


Вашего брата, нынешнего короля,   Карла


Восьмого. Король Людовик земли Франции


Вручил заботам вашим и среди них – наследные


Владения английских королей династии


Плантагенетов, крупнейшие и плодородные


Провинции, Гьень и Нормандию. На них


И претендуют англичане. Я сам присутствовал


При заключении договора в Пикиньи, что был


Подписан восемь лет назад и к перемирию


Склонял двух королей могущественных –


Вашего  отца, Людовика Одиннадцатого, и


Короля Англии, Эдуарда Четвёртого, старшего


Брата нынешнего короля, Ричарда Третьего.


Тогда на том лишь перемирие сошлось, что


Ваш отец фактически и юридически признал


Права наследственные англичан на эти земли


И ежегодно стал выплачивать королю Эдуарду


Дань  или  компенсацию,  что,  по  сути,  было


Арендной платой за использование этих земель,


В размере семидесяти пяти тысяч экю. И, кроме


Того, он королю Эдуарду пожизненную пенсию


Платил в размере пятидесяти тысяч экю ежегодно.


И года не прошло со смерти короля Эдуарда


И прекращения этих выплат, как вы уже забыли


Об этом непомерном долге англичанам и готовы


Симпатизировать английскому монарху! Быть


Может вы намерены возобновить условия договора


И компенсацию выплачивать ему за эти земли?



АННА де БОЖЁ.


Это моё дело, на что я трачу деньги!


Вас это не касается, епископ!



МОРТОН.


Но Ричард Третий  не торгует землями отцов!


И не надейтесь подкупить его деньгами! Он


Был противником и подписания договора в


Пикиньи,  и  выплат  компенсаций  Эдуарду.


Как  стало нам  известно от агентов  наших,


Что на Людовика работали исправно, он будет


Отвоёвывать Плантагенетов земли любой ценой.


И если вы хотите, чтобы в Нормандию вдруг


Вторглись англичане, вы можете и дальше


Симпатизировать королю Ричарду Третьему


И его супруге, Анне Невилл, с которой  вы


Дружили в детстве, когда она жила в Париже,


При дворе вашего отца, короля Людовика!



АННА де БОЖЁ.


Это моё дело, кому симпатизировать,


Епископ, и с кем дружить...



МОРТОН.


О, разумеется, мадам, дружите с кем хотите!


Из дружбы предоставьте Ричарду Третьему


Нормандию и Гьень, позвольте англичанам


Вторгнуться туда и крепостей настроить,


И двинуться оттуда завоёвывать и остальные


Их французские владения. Вернуть себе всю


Аквитанию: Гьень, Гасконь, Керси, Руэрг


И Лимузен, и Пуату. То-то спасибо скажет


Вам народ французский! То-то возрадуется


Ваш  отец  покойный,  глядя  с  небес  на


Результаты вашего правления! Он пожалеет,


Что вручил кормила власти вам, дочери своей,


А не кузену и зятю своему, Людовику, принцу


Орлеанскому, с которым вы сейчас борьбу


Ведёте за право регентства во Франции. Когда


Окажете вы Ричарду поддержку, симпатии


Французского народа всецело перейдут к нему,


А вы закончите свой век плачевно!



АННА де БОЖЁ.


К чему это пророчество, епископ?



МОРТОН.


Мадам, вы забываете, что Ричард Третий


Один из лучших воинов в Европе. И года


Не прошло, как он одним походом завоевал


Шотландию. Он без потерь взял Эдинбург!..



АННА де БОЖЁ.


И тут же отказался от него в пользу Шотландии.


Он Англии вернул лишь пограничные её владения.


А сам поход закончил перемирием наследников


Шотландского престола. Нет, что ни говорите,


А Ричард Третий – честный человек!



МОРТОН.


Мадам, но это же не повод позволять ему


Захватывать Плантагенетов земли! Оставить


Францию без плодороднейших её провинций,


Подвергнуть нападению англичан! Иль вы


Забыли, что ваш отец вам перед смертью


Завещал во что бы то ни стало сохранить за


Францией владения династии Плантагенетов,


Чтоб впредь никто и никогда из их потомков


Не предъявлял на них своих претензий? Для


Этого отец ваш разработал план пресечения


Династии Плантагенетов путём её замены


На династию Тюдоров, которые по своему


Происхождению,  уже не будут иметь прав


На эти земли. Согласно разработанному плану,


В сражении с Тюдором должен погибнуть


Нынешний король английский, Ричард Третий –


Последний из правителей династии Плантагенетов,


Чтобы Тюдор смог узурпировать его престол


И уничтожить всех его наследников под корень.



АННА де БОЖЁ.


Убить в сражении лучшего воителя Европы?


Вы сами только что меня его победами пугали,


А говорите о какой-то битве, в которой будет


Он убит Тюдором, который воевать-то не умеет!



МОРТОН.


Да, это так, мадам! Мудрейший ваш отец, король


Людовик, сам разработал тот метод безотказный,


Который будет применён Тюдором в решающем


Сражении против Ричарда и его погубит. Отец


Ваш этот метод уже опробовал на Карле Смелом


В битве при Нанси, где этот воин славный,


Отважный и непобедимый, как и Ричард Третий,


Погиб на удивление всем  на поле битвы, хотя


До этого к нему в бою было не подступиться.



АННА де БОЖЁ.


И что это за метод?



МОРТОН.


О, нет, мадам! Я этого вам говорить не вправе!



АННА де БОЖЁ.


Пусть так! Но вы, епископ, какое отношение


Имеете к защите территорий Франции и её


Борьбе с Ричардом Третьим, наследником


Династии Плантагенетов? Вы, – англичанин!



МОРТОН.


Я много лет работаю на вашего отца, его


Секретные задания выполняю. Восстание


Бекингема потерпело крах не по моей вина,


А по условиям погодным...



АННА де БОЖЁ.


На море разыгрался шторм, флот Бекингема


Понесло на скалы, его войска погибли при


Крушении, а сам он был захвачен в плен


И в Солсбери  казнён. Всё это мне известно...



МОРТОН.


Но перед смертью он сослался на меня,


Как на зачинщика и соучастника его


Восстания. Мне чудом удалось спастись


И переправиться на континент, во Францию,


С единой мыслью быть полезным вам, (Кланяется.)


Ваше Высочество, в борьбе за сохранение


Земель Плантагенетов путём уничтожения


Короля Ричарда Третьего.



АННА де БОЖЁ.


И как же вы, мой дорогой епископ,  планируете


Его уничтожить? Ведь эта честь доверена Тюдору!..



МОРТОН.


Тюдор его в  сражении уничтожит,


А я направлю против Ричарда своё


Самое мощное оружие  –  клевету!


И в этом я непревзойдённый воин.


Я буду угнетать его такою злобной


Травлей, что он на поле боя выйдет


Измученным и обессиленным душой


И поневоле будет  жаждать  смерти.


Тогда и тот надёжный метод, что нам


Предложил король Людовик, мудрый


Ваш отец, в сражении будет применён


Успешно.




АННА де БОЖЁ.


С чего же вы начнёте вашу травлю?



МОРТОН.


Я обвиню его во всех самых ужасных


Преступлениях, какие только подобрать


Смогу под всякий подходящий случай,


К которому он как-либо причастен, иль


Даже не имеет к нему отношения. Все


Злодеяния, что при нём были совершены


Другими, я припишу Ричарду и объявлю его


Виновником их преступлений. Я обвиню


Ричарда и в смерти короля Генриха Шестого,


Что был умерщвлён в Тауэре по приказанью


Его старшего брата и предшественника,


Короля Эдуарда. Я обвиню его в убийстве


Эдуарда Ланкастера, что погиб в сражении


При Тьюксбери. Ведь Ричард там успешно


Воевал, а значит  мог причастен быть к


Убийству. Вот на него и возложу я всю вину.


Аналогично я обвиню его и в смерти графа


Уорвика, что свою смерть нашёл в битве


При Барнете. Ведь Ричард в том сражении


Принимал участие, а значит мог причастен


Быть и к его гибели. Я обвиню его и в смерти


Его брата, Джорджа, герцога Кларенса. И что


С того, что Ричард  в это время был далеко


От Лондона и свою службу на границе нёс?


Он был в чести у короля Эдуарда, и значит


Кларенс мог быть арестован по его доносу.


Хотя на самом деле его осудил Эдуард по


Поручению своей жены, Елизаветы Вудвилл,


Что с давних пор непримиримо враждовала


С герцогом Кларенсом и с помощью своего


Сына, маркиза Дорсета, что был в ту пору


Комендантом Тауэра, подстроила то подлое


Убийство с утоплением Кларенса в бочке


С мальвазией.



АННА де БОЖЁ.


И в этом тоже вы обвиняете Ричарда Третьего?



МОРТОН.


Да, именно его. Затем я обвиню его и в том,


Что после смерти брата Эдуарда он захватил


Престол, как узурпатор, а  сыновей умершего


Монарха от власти и наследия отстранил, их


Объявив бастардами и заключив без оснований


В Тауэр, где содержал их как преступников


Каких, в сырой, холодной башне, а потом к ним


Подослал убийц, что задушили их подушкой ночью.



АННА де БОЖЁ.


Вы повторяете сейчас всё ту же клевету,


Что на него возвёл ваш друг и преданный


Сподвижник в борьбе с Ричардом Третьим,


Герцог Бекингем, поднявший  против короля


Восстание. Но он ведь перед казнью опроверг


Все эти обвинения и признался, что вы сами


Придумали эту историю с удушением  принцев


И сами же заставили его распространять её


В народе.



МОРТОН.


Вот, кстати, в смерти Бекингема я тоже


Обвиню короля Ричарда Третьего и в казни


Приближённых королевы – Риверса, Вогэна


И Грея, что совершилась по приказу графа


Нортумберленда, в замке Понтефракт вскоре


После того, как Ричард был объявлен королём.



АННА де БОЖЁ.


И только из желания ему угодить...



МОРТОН.


И в связи с этим я заявлю, что акт призвания


Ричарда на царство, петиция, что прислана ему


Народом и представительством парламента от


Трёх сословий  является фальшивкой. Скажу,


Что Ричард сам это подстроил для себя, чтоб


Узурпировать престол английский при помощи


Кузена своего и бывшего сподвижника, герцога


Бекингема, которого он в благодарность за труды


Потом на эшафот отправил.



АННА де БОЖЁ.


Но Бекингем казнён был за измену, за то,


Что Ричарда оклеветал и обвинил его


В убийстве принцев, и в Англии восстание


Поднял, воспользовавшись этой  клеветой...



МОРТОН.


И мы восстание в Англии поднимем и не


Одно, а множество восстаний. При помощи


Той клеветы, что я на Ричарда обрушу, мы


Уничтожим его и легко, и быстро. Я уверяю


Вас, и двух лет не пройдёт, как он погибнет.


И после этого вы будете неограниченно


Располагать Нормандией и Гьеню! И все


Во Франции и, даже более того, – в Европе


Прославят вашу мудрую политику, мадам!


А ваш соперник, герцог Орлеанский, будет


Навеки посрамлён и полностью повержен!



АННА де БОЖЁ.


Когда вы собираетесь начать свою атаку?



МОРТОН.


Как только мне представится удобный случай...



АННА де БОЖЁ.


Я предоставлю вам возможность разоблачить


Короля Ричарда Третьего у нас, во Франции,


На будущем собрании Генеральных Штатов,


Что состоится  в  Туре, в начале января.


Мой канцлер, Гийом де Рошфор, оповестит


Об этом всех заранее. Уверена, что  ваше


Выступление будет иметь успех, и  весть


О нём распространится быстро по всем дворам


Европы... На этом всё! Я больше не задерживаю


Вас, епископ...



                 Мортон, поклонившись, уходит, перебирая чётки.



АННА де БОЖЁ.


Какое пакостное дело он затеял!


Спаси Господь, что помогаю ему в этом!


И только ради обещания моему отцу, что


Завещал мне в целости хранить все земли


Франции, включая и владения Плантагенетов,


Я этот грех возьму на свою душу! Пойду


Скорее, помолюсь в часовне, чтобы хоть


Как-то отстраниться от расплаты за это


Подлое, чудовищное преступление!..



                    Уходит.



                               ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.  Картина вторая.



               Кабинет короля Ричарда Третьего в Вестминстер-Холле. Король Ричард просматривает документы, которые ему подаёт Кэтсби, и выслушивает отчёт Рэтклиффа.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Какие новости из Франции, мой друг?


Как там проходит заседание Генеральных


Штатов?



РЭТКЛИФФ.


Милорд, епископ Мортон, выступив


Там, на  собрании,  не  пощадил  вас


В своей речи и обвинил во всех самых


Немыслимых злодействах, наперекор


Всем  доказательствам  обратного  и


Фактам. Он обвинил вас в узурпации


Английского престола, и в незаконном


Отстранении от трона двух  сыновей


Вашего брата, короля Эдуарда, и  в их


Убийстве в Тауэре по вашему приказу.


Он обвинил вас в смерти  вашего брата,


Джорджа Кларенса, в убийстве короля,


Генриха Шестого, и его сына, Эдуарда


Ланкастера. А также в неправедном суде


Над Уильямом Гастингсом и  герцогом


Бэкингемом, и в незаконной казни их.


И ещё в незаконной казни мятежных


Родственников королевы, графа Риверса,


Томаса  Вогэна  и  Ричарда Грея. Вот (Передаёт Ричарду бумагу.)


Текст его официальной речи, полной


Ужасных вымыслов, нападок злобных,


А также подлых и несправедливых


Обвинений. Что с  вами,  государь?!


Вам дурно?!



                  Король Ричард, отбросив бумагу, подходит к окну, пытаясь глубоко вздохнуть.



КЭТСБИ.


Позвать вам доктора, милорд?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Налейте мне воды, мой добрый Кэтсби.



             Кэтсби наливает воды в стакан и подаёт его Ричарду.



КОРОЛЬ РИЧАРД (принимая стакан).


Благодарю. Распорядитесь, чтобы


Позвали ко мне Джеймса Тирелла.



                 Слуга выходит.



КОРОЛЬ РИЧАРД (к Кэтсби).


Вот, кстати, о племянниках моих, в убийстве


Коих меня ложно обвиняют. Я  собираюсь


Уже в марте перевезти их тайно из Тауэра


В имение небольшое, Джиппинг-Холл, что


Расположено укромно в графстве Саффолк.


Его нам предоставит для их  проживания


Джеймс Тирелл. В моих имениях им жить


Опасно, на них могут устроить покушение,


Чтоб обвинения Бекингема подтвердить.


Поэтому я и позволил Джеймсу Тиреллу


Взять принцев под свою опеку, чтобы их


Разместить в его имении, Джиппинг Холл.


Туда же, вслед за ними,  переедет их мать,


Елизавета Вудвилл, которая, спасаясь от


Суда и от расплаты за преступления, ею


Совершённые, скрывается от нашего суда


В убежище, в Вестминстерском Аббатстве,


Вместе со всеми её дочерьми. Я разрешу


Им их убежище покинуть после того, как


Все приготовления к переезду принцев


Будут завершены. Сопровождать её в этой


Поездке будет дочь её старшая, Елизавета


Йорк. А остальные  дочери  её  переедут


В Йоркшир, в мой замок Шериф Хаттон.


Сегодня же я собираюсь обсудить условия


Переезда и размещения принцев в Джиппинг


Холле с Джеймсом Тиреллом. Из-за того,


Что его тоже обвинили в их мнимой смерти,


И его честь задета этой клеветой не меньше,


Чем моя, ему придётся позаботиться об их


Дальнейшей безопасности и жизни здесь,


В Англии, и далее в Бургундии, куда затем


Я переправлю принцев, когда договорюсь


Об их опеке с моей сестрой, бургундской


Герцогиней, Маргаритой. Да, дорого теперь


Приходится платить за всю ту клевету, что


Распустил о нас презренный заговорщик


Бэкингем.



КЭТСБИ.


Мой государь, я предлагаю вам на первом же


Собрании парламента, издать закон суровый


Об опале организаторов  этого ужасного


Восстания, что поднял Бекингем по наущению


Мортона. А также утвердить законодательно


Петицию, с которой к вам парламент обратился


Со всеми представительствами от трёх сословий,


Единогласно призывая вас занять престол  на


Всех законных основаниях. Пусть вся Европа


После этого узнает, что узурпации престола


Здесь не было! И королём вы стали по закону.


И что  в убийстве принцев не виновны, как


О том  будет заявлено в вашем законе об опале


Мятежных заговорщиков, что сами же признались,


Что возвели на вас хулу и клевету по наущению


Мортона и Бекингема, желая вас лишить короны


И престола, чтоб передать ваши права на трон


Тюдору, худородному бастарду французских


Королей, а после этого за Францией оставить


Наследные владения Плантагенетов, что сейчас


Англии принадлежат по праву. Я подготовлю


Обвинительное заключение по их опале. Но


Только, я считаю, нам  не нужно поддаваться


На подлую их провокацию и с ними в полемику


Вступать, чтоб оправдаться по каждому из пунктов


Их вздорных и подлейших обвинений. И принцев


Предъявлять им бесполезно и небезопасно. Ведь


Всё равно они их личность не признают, а ещё


Могут покушение на них устроить принародно


И вас в нём обвинить.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я это знаю, Кэтсби, не волнуйтесь. И принцев


Предъявлять народу я не стану. Их переезд


В имение Джиппинг Холл совершится тайно


И незаметно для других. Мы с Тиреллом ещё


Поговорим об этом. Ну, а теперь вернёмся к


Вашему отчёту, Рэтклифф. Есть ещё новости


Из Франции? Уже известно, чем закончилась


Борьба за регентство и за опеку над юным


Королём, Карлом Восьмым, которую ведёт


Людовик Орлеанский со старшею сестрою


Короля, принцессой Анна де Божё?



РЭТКЛИФФ.


На заседании Генеральных Штатов все


Пэры Франции признали право Анны де Божё.


Но герцог Орлеанский не согласен с ними.


А он, как вам известно, возглавляет Лигу


Общественного Блага вместе со многими


Правителями суверенных французских


Княжеств. И в связи с этим, он решил и


Дальше оспаривать права на регентство


У Анны де Божё. Он  осадить пытался


Замок Амбуаз, где постоянно находится


Юный король французский, Карл Восьмой.


И Анне де Божё пришлось даже усилить


Там охрану, чтоб отразить осаду. И среди


Прочих она к присяге привела и Генриха


Тюдора с его отрядом, собравшим всех


Изгоев, мятежников и заговорщиков, что


В Англии ареста избежали и приютились


У неё во Франции. Теперь они ей верно


Служат и помогают отбивать атаки принца


Орлеанского, который там с принцессой


Анной де Божё затеял какую-то безумную


Войну.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Для нас тем лучше. Принц Орлеанский


Упрям, не скоро ей уступит, и их война,


По меньшей мере, продлится ещё год.


Тюдор с приспешниками будет занят


У неё на службе. Даром во Франции


Его кормить никто не станет. И, значит,


Этим летом он в Англию не вторгнется,


И мы спокойно сможем проводить наши


Реформы и издавать законы. И, кстати, (Поворачивается к Кэтсби.)


Вам это должно быть интересно, Кэтсби,


Я принял положение о том, что все законы,


Что будут приняты на будущем собрании


Парламента, в отличие от прежних, мы будем


Публиковать на нашем родном, официально


Признанном английском языке.



КЭТСБИ.


Неслыханное новшество, милорд!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И впредь так будет!



                     Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Сэр Джеймс Тирелл к Вашему Величеству!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пускай войдёт! (К Кэтсби и Рэтклиффу.)


Вы ненадолго нас оставьте,


Господа. Продолжим после.



                  Кэтсби и Рэтклифф с поклоном уходят. Входит Джеймс Тирелл и преклоняет перед королём колено. Ричард подаёт ему руку для поцелуя.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Скажите, Тирелл, как обстоит дело


С обустройством усадьбы в вашем


Имении Джиппинг, что в Саффолке?


Мы принцев уже в марте перевозим


Туда из Тауэра вместе с их двором


И слугами. Туда же переедут  со своим


Двором  их мать, Елизавета Вудвилл,


И старшая сестра, когда своё  убежище


Покинут в Вестминстерском  Аббатстве.


Вы подготовили для них уже удобные


Покои? Хватило ли вам средств, что вам


Перевели на обустройство их жилища


И помещения для слуг и для придворных?



ТИРЕЛЛ.


Да, государь, нам этих средств хватило


На то, чтобы расширить особняк. Мы ещё


Через реку Джиппинг новый мост построили


Возле него и обновили часовню при церкви


Святого Николая, что там построена недавно


При усадьбе. Расширили конюшни и дорогу


У главного особняка, построили дома для слуг.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А тайна проживания принцев и


Их родни там будет соблюдена?



ТИРЕЛЛ.


Мы постараемся всё в тайне сохранить,


Милорд. Для этого мы набираем новых


Слуг в нашу семью, чтобы они не знали,


Кто именно гостит в  особняке имения,


И не пытались завязать знакомство


Со слугами гостей. Моя сестра имением


Управляет, она и за порядком  проследит.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


У вас,  по-видимому, ожидаются большие


Траты на содержание принцев и его родни


В вашем имении, Тирелл. Но я хотел бы


В тайне сохранить перечисления на все


Расходы по их содержанию в вашем доме.


Поэтому я вам иначе компенсирую затраты.


Я предоставлю вам права на земли, что


Ежегодно  будут приносить доход высокий.


Эти владения останутся у вас и после того,


Как принцы покинут ваш гостеприимный дом,


Чтобы отбыть в Бургундию, к моей сестре,


Бургундской  герцогине, Маргарите.



ТИРЕЛЛ.


Благодарю вас, государь, за вашу щедрость.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А чтобы  нам  не привлекать внимания


К этим землям,  мы акт дарения на них


Через парламент проведём. И  вам их


Предоставим в качестве награды за вашу


Помощь в подавлении восстания Бэкингема.


Такую же награду получает и Фрэнсис Ловелл.



ТИРЕЛЛ.


Благодарю, мой добрый государь. Вот,


Кстати, Фрэнсис Ловелл уговаривал


Меня подать прошение на эти земли


Вместе с ним, но мне было неловко


К вам обратиться с этой просьбой.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Он и меня просил об этом устно. Я и подумал,


Что удобнее мне будет наградить вас вместе,


А заодно и компенсировать ваши затраты,


Тирелл. А все ваши дальнейшие расходы на


Содержание принцев будут и после их отъезда


Выплачиваться через Тауэр, как если бы они


Ещё там находились. Мы этим постараемся


Запутать тех, кто разузнать захочет о новом


Месте их пребывания. Так мы собьём со следа


Всех охотников до чужих тайн и обеспечим


Безопасность принцам. Но учтите, Тирелл,


С того момента, как сэр Брекенбери с рук на


Руки вам принцев передаст, ответственность


За безопасность их вся целиком на вас ложится.



ТИРЕЛЛ.


Мой, государь, за безопасность принцев я ручаюсь,


А также и за безопасность матери их и сестры.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я обеспечу им надёжную охрану при переезде


Их в ваше имение. Об остальном вы позаботитесь


На месте. На этом всё. Вы можете идти. И позовите


Мне секретаря, Кэтсби и Рэтклиффа.



ТИРЕЛЛ.


Да, государь!



             Тирелл, откланявшись, уходит. В кабинет входят Джон Кендалл,  Кэтсби и Рэтклифф.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Входите, Джон. Вы принесли мне


Документы, что я запрашивал вчера


В архиве?



КЕНДАЛЛ.


Да, государь! (Подаёт документы.)


Вот они все, по списку.



КОРОЛЬ РИЧАРД (принимая у него документы).


Благодарю. Я посмотрю их позже.


Вы что-то принесли мне Рэтклифф?



                            Рэтклифф с поклоном подаёт Ричарду свиток.



РЭТКЛИФФ.


Мой государь, это прошение от купцов,


О разрешении  на торговлю  шерстью.


Его просили передать вам срочно.



                 Ричард откладывает документы в сторону и берёт свиток. Быстро прочитав, передаёт его Кендаллу.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я запрещаю торговать нашим сырьём за


Рубежом. И своего запрета я  не отменю.


Пускай необработанную шерсть купцы


Продают ткачам на наших рынках и уже


Их готовую продукцию вывозят за рубеж,


Чтобы нам ткани там не покупать по их


Высоким ценам. Так и ответьте им на их


Прошение, Кендалл! Я  подпишу. А то


С такой торговлей мы скоро разучимся


В своей стране и нити прясть, и ткани


Ткать, и строить ткацкие станки. А там


И не заметим, как станем государством,


Зависимым от цен на внешних рынках,


С убогой  экономикой и примитивным,


Грубым производством товаров, что не


Будут пользоваться спросом ни здесь,


В нашей стране, ни там, за рубежом. Вот


Чтобы этого не допустить, я и издам указ,


Которым я запрещаю торговать нашим


Сырьём на внешних  рынках. Этот указ я


Подкреплю специальным, постановлением


Парламента, что соберётся здесь, в Лондоне,


В двадцатых числах января. На этом всё!


Что у вас, Кэтсби?



КЭТСБИ.


Мой государь, получен новый образец


Текста учебника грамматики английского


Языка. Угодно ли вам посмотреть его?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Дайте сюда скорее! Благодарю! (Торопливо просматривает.)


Да, этот вариант намного лучше.


И правила  изложены здесь чётко,


И образцы правописания  слов


Представлены наглядно, и даны


Примеры для их применения. (К секретарю.)


Джон, поскорее напишите в Оксфорд,


Что мы вполне довольны последним


Образцом учебника и их благодарим


За труд. Награду вместе с грантами


Пошлём. Распоряжение отправьте


Казначею, я подпишу.



КЭТСБИ.


Что делать с образцом учебника,


Милорд? Отправить в типографию?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И чем быстрей, тем лучше! Пишите,


Кендалл, я продиктую вам указ об


Издании и распространении в Англии


Учебной и печатной литературы...



КЕНДАЛЛ.


Форма обычная,


Как и для всех ваших указов, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, Кендалл. Мы этот указ рассмотрим


На заседании Парламента. А там и проведём


Реформу по общему образованию в Англии.


А то ведь донесение невозможно прочитать,


Когда его нам пишут по-английски! Здесь


Каждый писарь устанавливает свой порядок


Слов и свои правила  правописания! А если


И не знает, как по-английски слово написать,


Использует французские слова или латынь!


Я с этим постоянно  сталкиваюсь, просматривая


Документы. Пусть университеты  составляют


Нам образцы учебников, а типографии по


Всей стране во множестве их напечатают и


Издадут в количестве достаточном настолько,


Чтоб в каждом городе, в любой деревне, в


Каждой  книжной лавке любой ребёнок смог


Бы по доступным ценам купить учебники


По всем, преподаваемым ему, предметам.



КЭТСБИ.


Мой государь! Ведь это будет первый


В Англии  указ о массовом издании


Учебников! И все они будут написаны


По-английски?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, Кэтсби, только по-английски!


Чтобы они, как и законы в нашем


Королевстве, были понятны всем


Нашим подданным, а правила,


Изложенные в них, были бы всем


Доступны и повсюду применялись.


Вы подготовили мне документы,


Кендалл? Подайте их на подпись


Поскорей!.. (Подписывает и ставит печать.)



                              Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Её величество, королева Анна!



КОРОЛЬ РИЧАРД (радостно).


Проси!



                 Входит королева Анна в сопровождении двух фрейлин и пажа. Паж несёт в руках большую книгу. Королева и фрейлины приветствуют короля реверансом.



КОРОЛЕВА АННА.


 Милорд, нельзя ли нам смягчить один закон...



                         Королева берёт у пажа книгу и открывает её на нужной странице.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Какой закон хотите вы смягчить, миледи?



КОРОЛЕВА АННА.


О наказании за драку в кабаке. Согласно


Этому закону, виновнику скандала в кабаке,


Затеявшему драку или вступившему в неё,


Отрубают руку. Не слишком ли сурово это


Наказание? Не следует ли нам его смягчить?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пока что у нас есть задачи поважнее.


А что до нарушителей порядка, то, да,


Конечно, с ними будем обращаться мы


Сурово. Поймите меня правильно, миледи,


Люди приходят туда  отдохнуть, поесть,


А там их оскорбляет забияка и затевает


С ними ссору или драку, и разбивает об


Их голову посуду, чем причиняет ущерб


Им и заведению. Этот закон о наказании


За драку уже не нов и действует успешно.


Единственное, что мы можем ещё сделать,


Это потребовать, чтобы там  всех заранее


Предупреждали о наказании за нарушение.


Порядка. Тогда и драк, и ссор там будет


Меньше.



                     Входит слуга и докладывает.



СЛУГА.


Мой государь, в приёмном зале,


Уж собрались к назначенному


Часу все, вызванные вами, члены


Парламента от трёх сословий,


Чтоб обсудить порядок заседаний.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Не будем заставлять их ждать!


Идёмте, господа! Прошу, миледи...



                             Королева подаёт руку Ричарду, все уходят.



                                 ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.  Картина третья.



                Авансцена представляет собой коридор перед входом в зал заседания Парламента. У входной двери стоят двое стражников, скрестив алебарды. К ним подходит начальник королевской стражи, сэр Роберт Перси.



ПЕРСИ.


Смит, Джейкобс! После перерыва


Вас сменят Симмонс и О’Брайен,


А вы пройдёте в зал для заседаний


И встанете поближе к королю. Я


Укажу вам место.



                Стражники молча кивают. Входят представители общины Кроуленда.



ПЕРСИ.


В чём дело, господа? Кто вы такие?


Кто вас впустил? У вас есть пропуск?


Предъявите!



1-Й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (предъявляя пропуск).


Мы подали прошение королю о возвращении


Нам земель общинных, что были отняты у нас


При короле Эдуарде. Оно заявлено  по плану


Заседаний как «дело о маркировке лебедей».


Вы, разумеется, о нём слыхали, сэр?



ПЕРСИ.


Нет, господа, но частные вопросы


И прошения рассматриваться будут


Через месяц, в последние дни


Заседания Парламента.



2-Й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


А что сейчас?



ПЕРСИ.


Сейчас его открытие.



1-Й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


А что там происходит, расскажите!



ПЕРСИ.


Сейчас там  свою  речь  вступительную


Произносит Лорд-Канцлер королевства,


Епископ Рассел. Он по традиции читает


Проповедь на тему, заданную  королём.



2-Й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


И что за проповедь? Вы слышали её?



ПЕРСИ.


Он начал её строчкой из Евангелия:


«Есть у нас много членов в одном теле,


 Но не все они одну и ту же выполняют


функцию».



3-Й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Ну и к чему он это говорит?



ПЕРСИ.


Он этим призывает всех нынешних


Участников собрания к успешной,


Согласованной  работе по созиданию


Законов для страны. Ещё вопросы есть?



2-Й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


А можно ли нам тоже в зал пройти,


Послушать речь вступительную короля?



3-Й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Хотелось бы увидеть государя...


Он выступал уже?



ПЕРСИ.


Он будет выступать после епископа.


Прошу вас, не толпитесь, господа!


И не шумите! По окончании проповеди


Я проведу вас на места для зрителей.





                                 ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина четвёртая.



                 Под звуки фанфар задник авансцены раздвигается,  открывая вход в зал заседания Парламента. В центре зала, под балдахином, украшенным гербом Плантагенетов, на возвышении, на троне сидит король Ричард Третий, увенчанный короной и облачённый в роскошное одеяние из златотканой, розовой парчи. Слева от него на троне сидит королева Анна. По левую руку от них вдоль стен сидят вельможи, за спинами которых стоят простолюдины. Справа от него сидят епископы и другие представители духовенства. Герольды трубят в трубы и объявляют.



ГЕРОЛЬДЫ. Слушайте речь короля! (Расходятся в разные стороны.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Возлюбленные подданные наши!


Мы принимаем на себя тяжёлый


Груз ответственности за все те


Решения,  что будут приняты на


Заседании Парламента, который


Здесь, в Вестминстере, собрался


В лице достойных представителей


От трёх сословий нашего народа,


Чтобы сегодня  же начать полезную


И плодотворную работу по созиданию


Самых успешных государственных


Законов, гуманных, справедливых,


Прогрессивных, стоящих на защите


Интересов всех наших подданных,


Безотносительно к доходам их, чинам


И званиям, и для установления всех


Самых оптимальных норм в создании


Условий для улучшения их будущего


Благосостояния и благоденствия нашей


Прославленной державы! Всем вам


Известно, уважаемые господа, об этом


Говорилось и в петиции «Titulus Regius»,


Мне вами поданной в июне, прошлым


Летом, с просьбой занять трон Англии,


Что нынешнее положение в стране при


Всём желании нельзя назвать успешным.


Ужасные последствия предшествующей


Власти рисуют нам печальную картину


Неисчислимых бед, что поразили наше


Королевство. И мы должны  признать,


Что правила и политические установки


В нашей стране извращены. Традиции


И личные свободы, по которым каждый


Английский подданный наследовал свои


Гражданские права, предельно искажены


И отвергнуты, вопреки  всем доводам


Рассудка и нормам справедливости. Эти


Бесчинства широко распространились


Из-за того, что нашею державой долгое


Время управляли для личной выгоды


И ради удовольствия, презрев порядок,


Справедливость и закон. Поэтому сейчас


Мы основной нашей задачей считаем


Скорейшее искоренение пороков и всех


Недопустимых, ими порождаемых,


Явлений, необратимо разрушающих


Первоосновы нравственного бытия


В нашей стране. Мы призываем вас


Бороться с ними беспощадно во имя


Торжества морали и справедливости,


Для достижения высоких целей и для


Победы разумных, добрых, светлых


Идеалов. Моё горячее желание состоит


В том, чтобы видеть добро и чистоту


Нашей жизни и к тому стремиться, чтоб


Англичане могли стать передовым,


Могущественным и преуспевающим


Народом. Для этого и все пороки, и


Многие другие богопротивные явления,


Что вызывают страх, негодование


И ненависть Всевышнего, должны быть


Полностью устранены в нашей державе.


Коррупция – страшнейшая из бед, что


Поразила наше государство во времена


Здесь насаждаемого беззакония. И нам


Теперь принципиально важно покончить


В нашем королевстве с этой привычкой


Подлой взятки вымогать, их принимать


Или давать, и подкупать чиновников и


Судей! Я этого не допущу! И повсеместно


С коррупцией,  с судейским произволом


Бороться буду беспощадно и сурово! Для


Англии такое положение дел недопустимо!


Будет покончено и с вымогательством


Различных подношений. Я отменил налог


На продолжение войны с французским


Королевством, что установлен был моим


Предшественником,  королём Эдуардом


Четвёртым. Я отменяю и безнравственный


Налог на добровольно-принудительные


Подношения королю, так называемые,


Беневоленции. Мы также будем проводить


Отдельные указы, рассматривая  жалобы


О незаконном отторжении у частных лиц


Имущества в казну. Мы будем назначать


Судебных исполнителей, ответственных


За выполнение постановления Парламента


О возвращении имущества владельцу. Мы


Проведём закон об улучшении технологий


Производства в ведущих областях нашей


Промышленности, и, главным образом,


В текстильных отраслях. Мы разработаем


Закон об утверждении строгих стандартов


На качество изготовления тканей. А также


Примем целый ряд законов о поддержке


Наших отечественных производителей.


А для развития и процветания ремёсел, мы


Издадим указы о запрете на вывоз нашего


Сырья в другие страны и на торговлю


Необработанною шерстью на внешних


Рынках. Мы запретим  ввоз импортной


Продукции и её продажу на территории


Нашей страны. Мы проведём работу


По реорганизации армии и флота. Мы


Проведём закон и о развитии в стране


Книгопечатания и о распространении


Учебно-познавательной литературы.


Мы издадим законы о доступности услуг


И сведений по правовой защите для


Всех наших подданных без исключения.


Одновременно с общими законами, мы


Будем принимать и дополнительные,


Частные указы. Во всех законах, что


Нам предстоит принять, мы будем


Исходить из норм справедливости и


Равенства прав и обязанностей всех


Наших подданных перед  законом, мы


Будем руководствоваться моралью,


Честью, совестью и здравым смыслом,


Объединяя все наши усилия в великом


Созидательном труде для блага Англии,


И всестороннего её развития и процветания!



ВСЕ. Да здравствует король наш, Ричард Третий!



                               ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина пятая.



          Кабинет принцессы Анны де Божё в замке Амбуаз. Входят Анна де Божё и епископ Мортон.



АННА де БОЖЁ.


Сердечно поздравляю вас, епископ! Ваша


Неистовая речь, в которой  вы  позором


Заклеймили  короля  Ричарда  Третьего,


Ярко представив его извергом, убийцей


И узурпатором  английского  престола


У нас, на Собрании Генеральных Штатов,


Произвела  неслыханный  фурор. Таких


Аплодисментов  бурных,  которыми  вас


Наградили  восторженные  почитатели,


Здесь не срывали  даже  достойнейшие


Воины на рыцарских турнирах!



МОРТОН (расплываясь в улыбке).


Благодарю, мадам, за лестную оценку! (Кланяется.)



АННА де БОЖЁ.


Но вот ведь незадача, дорогой епископ!


Вся ваша пылкая и пламенная речь тускнеет


И блёклой кажется в сравнении с успешным


Выступлением Ричарда Третьего на открытии


Заседания Парламента. А ваши доводы на фоне


Этой речи не только не выдерживают критики,


Но производят впечатление клеветы, которую


Вы возвели на благороднейшего человека


И мудрого, гуманного монарха.



МОРТОН (меняясь в лице).


Вам Ричард показался благородным


Человеком? С чего бы это?



АННА де БОЖЁ.


Ну, посудите сами: он собирается вести


Народ к гуманным целям и высоким,


Чистым  идеалам. Непримиримо  борется


С коррупцией  и  призывает англичан


Стремиться к совершенству нравственных


Устоев. В своих решениях он намерен


Исходить из правил чести, совести, морали.



МОРТОН (насмешливо).


Мадам, о чём вы говорите?! Мне даже


Как-то странно это слышать! Мораль и


Англичане – понятия несовместимые,


Как грязь и воздух, как вода и пламень!


Учить морали англичан так же нелепо


И бессмысленно, как и африканских


Дикарей, что пожирают своих жён, чуть


Только те состарятся! Я уверяю вас,


Мадам, вы заблуждаетесь, если всерьёз


Считаете, что этот выскочка бездарный,


Ричард Третий, способен сделать англичан


Продвинутым и нравственным народом!


Вы скоро убедитесь в этом сами! Когда


Тюдор в сражении Ричарда убьёт и его


Труп на обозрение выставит, толпа, желая


Выслужиться перед новым королём, будет


Неистово глумиться над неостывшими


Останками  ещё  недавно  популярного


Монарха. Забудут англичане все его уроки


И все призывы к нравственному совершенству,


Когда под общий хохот и веселье будут


Забрасывать его истерзанное тело камнями,


Комьями грязи и дерьмом!



АННА де БОЖЁ.


Епископ!



МОРТОН (распаляясь).


Пардон, мадам! Я лишь прошу, поверьте,


Что  благодарность  англичан  не стоит


Ровным счётом ничего!  И даже, если бы


Их нынешний король их всех озолотил и


Всем хрустальные дворцы настроил, в их


Поведении  это  ничего б  не   изменило!


Они бы точно также оскверняли его прах


И пресмыкались перед новым государем


В надежде заслужить его расположение!


Я вынужден признать, как это ни печально,


Что англичане – самый безнравственный


И самый неблагодарный из народов! Я это


Говорю вам как епископ и как англичанин!



АННА де БОЖЁ.


Вы говорите так, как если бы судили по себе!



МОРТОН (надменно).


Я лучше знаю тех, о ком сужу!



АННА де БОЖЁ.


Не сомневаюсь! Но Ричард не заслуживает


Поругания и злобы англичан. Он снизил


Им налоги, отменил поборы и подношения


Королю, беневоленции...



МОРТОН (насмешливо).


Ну, это пустяки! Когда Тюдор там станет


Королём, а я – архиепископом, я предложу


Ему налог получше. Он будет пострашнее


Всех поборов, которые когда-либо вводились


В Англии. И англичане нам его заплатят и


Будут счастливы, что хоть в живых остались.  (Хихикает.)



АННА де БОЖЁ.


А  вам  известно, что  специальным  актом


Об опале король английский, Ричард Третий,


На прошлом заседании парламента вас лично


Объявил своим врагом и государственным


Преступником?..



МОРТОН (насмешливо).


Ой, напугал! А мне-то что с того?



АННА де БОЖЁ.


Такой  же акт он вынес и в отношении


Генриха и Джаспера Тюдоров, и Томаса


Грея...



МОРТОН.


А, казнокрада этого? Я знаю! В тот список


Внесены все главари восстания Бекингема.


Их больше сотни человек... Есть и епископы:


Пирс Кортни, епископ Бишопа и Эксетера,


И Лайонел Вудвилл, епископ Солсбери. Там


Много бунтарей среди особ духовных! Есть


Среди них и заговорщики.



АННА де БОЖЁ.


Наследников их Ричард от опалы оградил


И обеспечил средствами к существованию.


Он выделил вполне приличное пособие для


Герцогини Бекингем, а Маргарет Бофорт он


Передал на попечение мужу, Томасу Стэнли,


Что в новой должности стал Лордом-Стюардом


Парламента и теперь верно служит королю...



МОРТОН.


Лишь для отвода глаз! Он отчим Генриха Тюдора


И его агент. От Стэнли многое зависит в нашем деле.



АННА де БОЖЁ.


Как бы то ни было, но Ричард укрепил свои


Права  на  трон, признав законность своего


Избрания представительством парламента от


Трёх сословий. И теперь всякий, кто не будет


Утверждён таким  же  представительством,


Будет считаться самозванцем и узурпатором. (Открывает свиток.)


Смотрите, у меня есть текст закона, и он гласит:


«В силу того, что суд парламента имеет


Определённый авторитет и вес, все люди


Англии,  безотносительно  к  их статусу


И положению, но в соответствии с законом


Опытом и традицией,  должны представить


Любое доказательство их правоты и истины


На рассмотрение и  утверждение всем трём


Сословиям парламента по одному и тому же


Делу. Также любое заявление  по одному и


Тому же делу должно быть рассмотрено, а


Решение  принято  от  имени   всех  трёх


Сословий, представленных в парламенте.»



МОРТОН (насмешливо).


Вот чепуха! Когда Тюдор в сражении Ричарда


Убьёт, он этот указ отменит и станет королём,


Не  спрашивая  разрешения  у  трёх  сословий,


Представленных в парламенте, а  после  этого


Он Ричарда объявит узурпатором из-за того,


Что сам же упразднит все эти его правомерные


Законы.



АННА де БОЖЁ.


Но ведь останутся же  протоколы заседания


Парламента. Все эти нынешние записи! (Трясёт кипой бумаг.)



МОРТОН (насмешливо).


Все документы можно уничтожить, не


Сомневаюсь, что Тюдор так и поступит!



АННА де БОЖЁ.


А текст петиции, призвавшей Ричарда


Стать королём Англии, что был составлен


Представительством  парламента от трёх


Сословий?



МОРТОН (распаляясь).


Туда же полетит, в огонь! Так что от текста


Не останется ни строчки! А Ричард будет


Осрамлён в глазах потомков как узурпатор


Английского престола,  несправедливо


Отстранивший своих племянников от трона,


А после задушивший их подушкой в Тауэре.



АННА де БОЖЁ.


Но ведь остались документы, что подтверждают


Незаконность их рождения, в то время как нет


Доказательства того, что Ричард умертвил своих


Племянников!



МОРТОН (мстительно).


Всё это пустяки! Тюдор, став королём, отменит


Акт о  незаконнорожденности принцев,  а заодно


И найдёт способ сфабриковать и  доказательства


Их смерти по приказу Ричарда. Под пытками ли


Вырвет он признание у мнимого убийцы, или


Поступит как-нибудь иначе...



АННА де БОЖЁ.


А как иначе?



МОРТОН (насмешливо).


Ну, раскопают чьи-нибудь останки на месте


Предполагаемого преступления и с почестями


Захоронят их в Вестминстерском Аббатстве.


Вот вам и доказательство убийства принцев.


И все в это поверят, рассуждая, что если бы


Эти  останки  не  принадлежали  убиенным


Принцам, то их не схоронили бы со  всеми


Почестями в королевском склепе. Туда ведь


Не кладут лишь бы кого! О чём тут беспокоиться,


Мадам? Весь план свержения короля Ричарда


Третьего, что  разработан  был  вашим  отцом,


Людовиком Одиннадцатым,  для  отторжения


У Англии земель Плантагенетов, будет исполнен


В точности, включая и последствия, что ложно


Утвердят законность низложения короля Ричарда


Третьего и узурпации его престола Генрихом


Тюдором. Все документы, что помехой станут,


Мы уничтожим. Все доказательства вины


Ричарда Третьего и подтверждение прав Тюдора


На английский трон мы сфабрикуем. Так дело


Сделаем, что тут не придерётся даже самый


Настырный и дотошный эксперт. А вам только


Останется принять от нас в подарок две самые


Обширные провинции, – Гьень и Нормандию,


Что до сих пор считаются исконной вотчиной


Плантагенетав. Когда будет низложен Ричард


Третий, последний из правителей этой  династии,


Они  к  вам  перейдут  по  умолчанию. Тюдор


Не станет предъявлять на них права...



АННА де БОЖЁ.


Дай Бог, чтоб так. Я только ради


Этого поддерживаю вас и  Тюдора.



МОРТОН (скромно).


Мы ценим вашу доброту, мадам.



                                      ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина шестая.



                      Кабинет короля Ричарда III в Вестминстер-Холле. Король Ричард, его секретарь, Джон Кендалл, и сэр Уильям Кэтсби работают с документами, разложенными на столе.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Так, с этим ясно... (Откладывает бумаги.)


Теперь нам нужно утвердить список


Вопросов, что будут обсуждаться завтра


На заседании Парламента... Подайте мне


Эти бумаги, Кендалл, я сделал на полях


Там несколько заметок... (Просматривает бумаги.)



                 Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Её Величество, королева Анна!



КОРОЛЬ РИЧАРД (откладывая бумаги).


Проси!



                  Входит королева Анна в сопровождении леди Тилни и леди Эллис. Рядом слуга несёт охапку свитков. Слуга кланяется королю, Анна и дамы приветствуют его реверансом. Король Ричард приветствует королеву Анну изящным поклоном, целует ей руку, подводит к столу и усаживает в кресло для почётных посетителей.



КОРОЛЕВА АННА.


Мой государь, я получила несколько


Прошений, мне их необходимо с вами


Обсудить.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Прошу, располагайте мной, миледи!..



КОРОЛЕВА АННА (берёт у слуги один из свитков).


Вот, хоть бы это... (Разворачивает, чтобы прочесть.)


Ой, нет... Прошу прощения,


Милорд! Это не то... (Оборачивается к леди Тилни.)


Графиня Суррей!..



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Да, государыня!



КОРОЛЕВА АННА (отдаёт ей свиток).


Вот список книг, пусть их найдут


В библиотеке и принесут в мой


Кабинет. Пожалуйста, распорядитесь!



ЛЕДИ ТИЛНИ (приседает в реверансе).


Да, миледи! (Тихо.)


Я вам не девочка на побегушках... (Поворачивается, чтобы уйти.)



КОРОЛЕВА АННА (строго).


Вы что-то мне сказали, леди Тилни?



ЛЕДИ ТИЛНИ (испуганно).


Что побегу, как девочка, миледи!


Позвольте мне идти?..



КОРОЛЕВА АННА.


Идите!..



            Леди Тилни приседает в реверансе и медленно направляется к двери. Анна, глядя ей вслед, осуждающе качает головой. Ричард, иронично улыбаясь, наблюдает за ними обеими. Анна оборачивается к слуге, который держит свитки.



КОРОЛЕВА АННА.


Все эти прошения, мой государь, описывают


Случаи трагической кончины в тюрьме невинно


Заключённых, что туда попали из-за ошибок


Следствия, или из-за поспешного ареста, и стали


Жертвами плохого с ними обращения служителей


Тюрьмы, или погибли от издевательств со стороны


Соседей их  по камере. Вот, например,  (Берёт свиток и просматривает его.)


История одной девицы, которой на базаре вор,


Убегающей от стражников, подкинул кошелёк


Украденный в корзинку. И девушку арестовали


Там же, когда она рассматривала этот кошелёк,


Не зная, что с ним делать. Хозяин кошелька узнал


Свою вещицу и в соучастии  бедняжку  обвинил.


В тюрьме её избили в  ходе следствия, а ночью


Задушили в камере какие-то бандиты, с которыми


Её там поместили. А эта девушка одна кормила


Всю семью, работая служанкой в частном доме.


Её хозяйка к  нам с прошением обратилась и


Хорошо о ней отозвалась, и заступиться за неё


Просила. А из тюрьмы уже прислали сообщение,


Что эта девушка погибла в день ареста. Что делать,


Государь, нам с этими  прошениями? Ведь таких


Случаев здесь наберётся не меньше сотни!  (Подхватывает ворох свитков.)


А по всей  Англии и много тысяч будет! Ведь


Этого терпеть нельзя! Ведь это же несправедливо!


Как вы считаете?!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И я того же мнения, миледи!



КОРОЛЕВА АННА.


Тогда какое вы предложите решение,


Чтобы  могло успешно правосудию


Послужить  и  облегчить  страдания


Ваших подданных? Милорд, скажите...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Мы  будем  исходить  из  положения об


Изначальной невиновности подозреваемых,


Вину которых ещё надо доказать. Вы,


Кэтсби, знаете о чём я говорю...



КЭТСБИ.


Мой государь, вы говорите о презумпции


Невиновности, стоящей во главе законов


Справедливых правосудия...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Законов  справедливых и гуманных.


И мы не будем забывать об этом.


Я завтра же на заседании Парламента


Представлю на рассмотрение приказ


О выдаче подозреваемых под залог,


Чтобы они во время следствия могли


Пожить у себя дома, в своей семье,


Вплоть до суда и вынесения приговора.


А если их вина  не подтвердится ни


Следствием, ни на суде, если они


Будут оправданы судом присяжных,


Они  и  вовсе  смогут  заключения


Избежать. Вот и в примере с этой


Девушкой: когда бы раньше принят


Был такой закон, залог бы за неё


Могла  внести  её  хозяйка, или её


Родные, чтобы спасти её, и дело до


Тюрьмы не доводить. Ведь мы пока


Не можем в наших тюрьмах создать


Приемлемых  условий содержания


Для  всех подследственных и всех


Подозреваемых. А их туда сажают


По первому навету, оговору, а часто


Даже ложному доносу. И невиновный


Человек там среди прочих тоже может


Оказаться. Вот ему участь мы и


Облегчим, позволив ему выйти под


Залог. А как конкретно будет


Проводиться вся эта процедура и


Из каких расчётов, всё это мы решим


Позднее. Но уже завтра на ближайшем


Заседании парламента мы сможем


Рассмотреть этот закон,  и провести


Его как новую реформу. Работа ещё


Предстоит большая,  но дело того стоит,


И многим оно участь облегчит... Что


Скажете на это, Кэтсби?



КЭТСБИ.


Я потрясён новаторством вашей идеи,


Её гуманностью и мудростью, милорд!


Я  ничего подобного ещё  не  слышал!


Такого не было нигде даже в проекте!


Вы многим невиновным подданным


Спасёте  жизнь  этим   неслыханным


Доселе положением! А в дополнение


К  другому   вашему  распоряжению,


О проведении судопроизводства на


Нашем родном  английском  языке


Взамен французского, как  это было


Раньше, вы им даёте  и  возможность


Оправдаться перед судом. Поскольку


Лишь теперь все обвиняемые смогут


Вполне определённо судей понимать


И знать, в чём обвиняют их, и отвечать


На все вопросы обвинения, и всё толково


Объяснить, и рассказать, как обстояло


Дело, и привести свидетелей, и снять


С себя вину. Я счастлив, государь,


Что выпала мне честь работать вместе


С вами и помогать вам в ваших делах


Великих советом и участием посильным. (Кланяется.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Благодарю вас, мой любезный


Кэтсби! Что скажете, миледи,


Я ответил на все ваши вопросы?



КОРОЛЕВА АННА.


Я счастлива, милорд, что вы так быстро


Нашли решение этому вопросу! Но вашим


Подданным, милорд, нужна защита против


Других ужасных злодеяний. Вот например: (Достаёт другой свиток.)


Одна вдова, мать многодетного семейства,


Обкрадена при заключении сделки на покупку


Дома. Всю жизнь она копила деньги, работала,


Не покладая рук, спины не разгибая, чтобы


Жильё приобрести себе и детям. И денег


Заняла, и мужнино потратила наследство


На все расходы и для того, чтоб сделку


Заключить. И вот когда уже она пришла


Вселяться в дом, он оказался уже заселён


Другой семьёю, где точно так же собирали


Деньги по крохам, чтоб жильё приобрести.


И заключали сделку с тем же продавцом.


Они успели раньше заселиться, и  бедная


Вдова осталась без жилья, без денег, но с


Огромными долгами и с малыми детьми,


Которым теперь некуда деваться. И это


Не один такой пример продажи дома или


Недвижимости одним владельцем двум


Или больше покупателям одновременно.


И что нам делать с этим произволом?


Ведь без контроля оставлять его нельзя!


Что скажете на это, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы правильно сказали: без контроля


Нам эти сделки оставлять нельзя. Я


Завтра же подам указ на рассмотрение


Собрания Парламента, в котором будет


Изложено  такое  правило: о каждой


Совершаемой продаже дома или иной


Недвижимости необходимо сообщать


В судебные инстанции, иль в городское


Управление, где бы записывались эти


Сообщения, а  позже оглашались  бы


В суде, или в ином каком-то людном


Месте. И чтобы каждый покупатель


Дома мог быть допущен к сообщениям


Этим за небольшую плату и точно знать,


Что и когда здесь было продано, и кем,


И кто хозяин этого имущества сейчас,


Кто продавец, и по какому праву. И это


Также должен знать каждый нотариус,


Что заключает сделку. И если он ошибку


Здесь допустит и покупателя позволит


Обмануть, он  сам  же  возместит ему


Убыток. И нужно, чтобы это положение,


Как и  другие новые указы,  развешены


Были повсюду –  по департаментам  и


По судам открыто, с тем, чтобы каждый


Человек мог знать свои права, умел их


Защищать,  знал,  с  кого  спрашивать


За нарушение его прав законных, и как


Потребовать за  понесённые  потери


Возмещение. А  вы  всё  это  запишите,


Кендалл! Защитой частного имущества


И частной  собственности  англичан  я


Буду заниматься лично! И основательно


Её  законом  подкреплю,  чтоб  никакие


В  мире  катаклизмы  и  катастрофы, иль


Перевороты, что могут в других странах


Совершиться и переброситься  на  наше


Королевство, не оказали на неё влияния


И не нарушили её законных прав. Защита


Частной собственности  в  государстве


Должна несокрушимой быть, как наши


Королевские законы! Я никому не дам её


Поколебать! Пусть англичане не узнают


Никогда  таких  вещей  абсурдных,  как


Обобществление их частного имущества,


Его неправомерное изъятие и отчуждение


От законного владельца по принадлежности


Его к определённому сословию или народу.



КЕНДАЛЛ.


Позвольте мне спросить вас, государь: как


Человек нормальный и рассудком здравый


Может желать обобществления всего, ему


Принадлежащего  имущества?  Как  может


Он поддерживать  такой  закон  и  власть,


Что издаёт его, в его родной державе? Что


Будет  побуждать  его стремиться  к  такому


Положению  вещей,  как  общенародное


Правление  в  стране   и  общее  владение


Всем,  находящимся  в ней,  имуществом?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что будет человека побуждать к обобществлению


Всей собственности в государстве? Известно, что:


Иллюзия неограниченности прав и возможностей


Владения всем, что только представляет ценность!


Иллюзия, что возбуждает алчность у тех, кто не


Имеет ничего, но жаждет всё заполучить в своё


Распоряжение! Такие и вершат политику отмены


Частной собственности и всячески поддерживают


Полное её обобществление. Они же вызываются


И охранять её от расхищений, как  ценность, что


Принадлежит всему народу и никому конкретно.


Хотя,  по сути,  лишь отобрана  у  тех людей, что


Некогда  имуществом  владели,  а  теперь стали


В  одночасье  бедняками,  поддерживая  этакий


Порядок. Да мало ли, что можно там придумать,


Когда вся власть в стране  передаётся самозванцам,


Политикам фальшивым, горлопанам, что вдруг


Себя  правительством  объявят от  имени  народа,


Что их  знать не  знает! Мы будем далеки от этих


Авантюр. И  не  позволим  отбирать  у  человека


Всё  нажитое  им  или  полученное  по наследству


При  полном соблюдении закона! Как  наказание


У  нас  возможна только конфискация  имущества.


И то лишь по решению суда у человека, лишённого


Всех прав на собственность за совершённое им


Государственное  преступление. Но  даже в этом


Случае  его  имущество  может наследоваться


Его детьми или другой роднёй, при том, что сам


Он остаётся  преступником, лишённым на него


Всех прав. Но это – редкий случай и в управлении


Нашем, и в законе. И мы его считаем исключением


Из общих правил, и по нему выносим каждый раз


Отдельное, определённое решение, что соотносится


И с тяжестью вины.



КЭТСБИ.


Я просто поражён, мой государь, с какою


Лёгкостью вам удаётся  находить самое


Лучшее и справедливое решение в задачах


Столь неимоверно сложных!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (смущённо улыбаясь).


Здесь, как при штурме крепости, мой


Друг,  всё  дело в том, чтобы найти


Подход удобный и самый эффективный


Способ его проведения для достижения


Определённой цели! Из всех возможных


И приемлемых альтернатив  я выбираю


Самые  разумные,  гуманные,  законные


И эффективные  решения  в  реальных


Обстоятельствах. А если нет закона,


Что мне позволил бы их провести, я его


Сам устанавливаю и исхожу из принципов


Гуманности и справедливости. При этом


Я опираюсь на уже существующий свод


Уложений и законов, принятый раньше,


Предыдущими  правителями, чтобы не


Разрушать всё лучшее, что ими было


Создано! Как видите, всё очень просто!



КОРОЛЕВА АННА.


Счастливый склад ума, столь ясного,


Что  нам, как месяц ночью, освещает


Путь в непроглядной темноте суровой,


И ваше трудолюбие, что продиктовано


Радением за благо ваших подданных и


Королевства, а так же добрая и чистая


Ваша душа, исполненная состраданием


И любовью  ко всем  без  исключения


Вашим подданным, –  вот все секреты


Вашего успеха, мой государь!



КОРОЛЬ РИЧАРД (целует ей руку).


Вы верно разгадали их, миледи,


И я хотел бы быть достойным


Ваших слов.



                        Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Гонец из Скарборо к Его Величеству!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси!



КОРОЛЕВА АННА.


Мне удалиться, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Прошу, останьтесь!



         Входит гонец, кланяется королеве Анне и преклоняет колено перед королём.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


С чем вы, мой друг? С какими


Новостями? Как продвигается


Строительство нашего флота?


Мы спустим его на воду в июле?



ГОНЕЦ.


Плохие новости я вам привёз,


Милорд! Срываются  поставки


Древесины, необходимой для


Постройки кораблей! Её обычно


Из  Италии привозят. Но в этот раз


Не заключили сделок: купцы нам


Отказались продавать её.



КОРОЛЕВА АННА.


А разве в Англии для этого нет леса?


Зачем нам древесину закупать?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Имеется в виду морённый дуб, миледи,


Высокой прочности и крепости материал,


Что более всего подходит для строительства


Носовой части кораблей. Природа создаёт


Его  многие  сотни  лет.  В  искусственных


Условиях его нам изготовить трудно, легче


Купить. Да  вот купцы не продают его,


Поставки нам срывают! (Гонцу.) Я правильно


Вас понял? В этом дело?



ГОНЕЦ.


Да государь!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Похоже, что и здесь не обошлось


Без политического саботажа...



КОРОЛЕВА АННА.


Какое же найдёте вы решение?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Очень простое и лёгкое! Мы завтра же


Его в парламенте обсудим! Пишите,


Кендалл: «Своею королевской волей


Мы  постановляем,  что  каждый  из


Торговцев  иностранных  тогда лишь


Получает право торговать на  наших


Рынках, когда в  качестве пропуска


С собою привезёт десять брусков


Отменной древесины морённого дуба


Определённого размера.» Размер мы


Впишем  позже,  Кендалл,  а  пока


Поставьте в этом месте прочерк. Пусть


Сами  же  купцы приобретают  нужные


Детали  и  нам  привозят и  бесплатно


Отдают, а  мы здесь  только  проверять


И принимать их будем! А в том, что они


Постараются  условие  это  выполнить,


Чтоб доступ к нашим рынкам получить,


Сомнений у меня не вызывает.  Всё


Записали? На заседании завтрашнем мы


Проведём этот указ и решим проблему. (Гонцу.)


А в Скарборо такой ответ пошлём: пусть


Высылают экспертов на рынки, чтоб


Принимать готовые детали. И чтоб не


Вздумали там изготавливать их тайно


Из древесины  всякого другого сорта!


Я сам проверю и сочту это изменой и


Саботажем, если подделку обнаружу!


Вы поняли меня? Вот так и передайте!


У вас на этом всё?



ГОНЕЦ.


У нас ещё одна забота, государь, на этот


Раз с  размером  тканей  для  парусов,


Что слишком узкие по ширине, и нам


Приходится на парус ставить много швов...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А это и работу замедляет, и ослабляет


Прочность парусов. Так, всё ясно! Нам


Нужно рассчитать другую ширину для


Тканей, ещё изобрести станки другие,


Чтобы на них бы можно было выткать


Эту ткань. И всё это потребует цехов,


Гораздо более просторных, чем все те,


К которым мы уже привыкли. Что ж,


Это выполнимо. Завтра в Парламенте


Я проведу указ, о новых стандартах


На размеры тканей для парусов. Я не


Хочу, чтобы они полопались во время


Шторма, если матросы не успеют их


Убрать. Или, чтоб швы на  них от ветра


Разошлись, а моряки бы вынуждены


Были  их латать, вместо того, чтобы


Другим заняться делом. Я разработаю


Усовершенствованный тип станка и


Сам же для него чертёж составлю. На


Заседании Парламента я проведу указом


Специальным и этот тип станка, и новые


Размеры ткани. Для ткачества мы новые


Стандарты у становим, чтобы прочнее


Вышел материал. Так что назад,


К моделям устаревшим, пути уже не будет.


Мы завтра, после заседания Парламента,


Письмо напишем в Скарборо и в нём


Подробно сообщим о наших новых мерах


И решениях. Вы послезавтра утром


Его отвезёте. А пока свободны.


Если понадобитесь, я вас позову!



ГОНЕЦ.


Да, государь! (Кланяется и уходит.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Так, с этим решено... Вы записали, Кендалл?



КЕНДАЛЛ.


Всё полностью и по всем вопросам,


Что обсуждали вы сегодня, государь!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Так, хорошо, теперь посмотрим,


Что нам ещё необходимо сделать? (Смотрит список.)



КОРОЛЕВА АННА.


Необходимо вам пойти и пообедать, мой


Государь! Уж  вечер наступил, и вам пора


За  стол садиться,  и силы подкрепить, и


Отдохнуть. Пойдёмте в трапезную, господа


И... дамы... (Оглядывается на леди Эллис.)



         Дверь с треском открывается, и в комнату вбегает запыхавшаяся леди Тилни со слугой, держащим перед собой огромную стопку книг. Леди Тилни приседает в реверансе, утирает со лба пот платочком и обмахивается им, забыв про веер.



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Уф!.. Я выполнила ваше поручение,


Миледи! Вот  ваши   книги, мы  их


Подобрали точно по списку... уф!.. (Обмахивается.)



КОРОЛЕВА АННА.


Благодарю вас за усердие, графиня.


Пусть слуги отнесут в мой кабинет


Все эти книги, свитки, документы...


А вы пойдёте в трапезную с нами. (Подаёт руку Ричарду.)


Ваше величество... вы, господа и дамы,


Пойдёмте,  нас  уже  ждут  к  обеду...



                              Уходят.



                          ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина седьмая.



     Задник авансцены представляет собой коридор Вестминстер-Холла. Леди Тилни устремляется навстречу леди Эллис.



ЛЕДИ ТИЛНИ (вопит).


Когда закончится весь этот ужас, леди Эллис?!!



ЛЕДИ ЭЛЛИС (с улыбкой).


О чём вы говорите, дорогая?



ЛЕДИ ТИЛНИ (возмущённо).


Я уже с ног валюсь! Я от усталости


Все силы потеряла! А королева всё


Ещё сидит, работает там, в спальне,


А перед ней прошений вот такая кипа! (Показывает.)


Она их всех внимательно читает


И делает пометки. И в дополнение


К этому ещё меня послала за какой-то


Книгой к ней  кабинет. Ночь на дворе,


А ей же всё неймётся! Сидит, работает


Без устали, ложиться спать не хочет!


И как так можно жить? Не понимаю!



ЛЕДИ ЭЛЛИС (с улыбкой).


Ну, это временные трудности, миледи!


Когда Парламент завершит свою работу,


Всё в колею привычную войдёт.



ЛЕДИ ТИЛНИ (возмущённо).


Да о какой ещё там колее вы говорите?!


Здесь все с утра до вечера работают без


Отдыха и срока! По этажам  снуют, взад


И вперёд, кто вверх, кто вниз, и на себе


Ещё и тяжести  таскают –  кто  стопку книг,


Кто  документов груду, а кто охапку


Свитков,  или  каких-нибудь  прошений.


И  так,  изо дня  в день! Без  изменений!


Как  будто здесь  не  королевский  двор,


А муравейник! И отношение к нам,  как


К насекомым, которые лишь тем и заняты,


Что трудятся! А  я  к таким  условиям


Не  привыкла! Не  для того я  ко  двору


Представлена была,  чтобы  работать,


Как  последняя  рабыня! Я только тем и


Занимаюсь тут, что бегаю с утра до вечера,


Сбиваясь  с ног,  и  всё  по  поручениям


Королевы! Другие люди уже спать легли,


Десятый видят сон, а я  зачем-то из


Последних  сил должна бежать за её


Книгой  в  кабинет! Я уже с книгами


Набегалась сегодня! Где  это  видано?!


Я свёкру своему пожалуюсь, герцогу


Норфолку! Не потерплю к себе такого


Отношения! Я не служанка здесь!


Я – дама благородная! Графиня Суррей!..



                 Входит сэр Роберт Перси с двумя стражниками.



ПЕРСИ.


Прошу вас, не шумите здесь, миледи!


Король уже прошёл в опочивальню.



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Ну наконец-то сможем отдохнуть! Как


Думаете, леди Эллис, мне идти за книгой?



ЛЕДИ ЭЛЛИС (строго).


Да, если вас послали в кабинет,


То книгу  нужно  принести! Когда


Сюда вернётесь с книгой, стойте


У входа в  спальню королевы и


Ждите. Если Её Величеству книга


Понадобится,  вас позовут. Таков


Порядок здесь, графиня Суррей!



ЛЕДИ ТИЛНИ (обиженно).


Ну ладно уж, пойду! Зачем-то книга


Ей понадобилась ночью! Ей что же,


Нечем с королём заняться?!.. Они


Там книжки, что ли, по ночам читают?!


Король придумал их печатать на бумаге,


Чтоб было больше книжек в королевстве,


А мы должны таскать их королеве


В спальню!.. Она без этого уже уснуть


Не может!.. Неслыханное что-то здесь


Творится!.. (Раздражённо.) Кто-нибудь


Скажет мне, зачем ей книги ночью?!..



ПЕРСИ (громким шёпотом).


Я же просил вас не шуметь, миледи!


Все отдыхают!



ЛЕДИ ТИЛНИ (обиженно).


Все, кроме меня!..



                                                            Все расходятся.



                              ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина восьмая.



              Задник авансцены раздвигается, открывая роскошно обставленную спальню королевы. Королева Анна  с распущенными волосами в  кружевном пеньюаре, накинутом поверх прозрачной ночной сорочки, сидит за столом, заваленным грудой книг и свитков. Она читает их и подписывает. Входит король Ричард, одетый в шёлковый, златотканый халат с золотым поясом.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Над чем это вы трудитесь, миледи?


Что за дела вам не дают покоя, что


Не успели вы их днём закончить?



КОРОЛЕВА АННА.


Милорд, по ведомству моему надо


Мне подписать ещё десятка два прошений.


А я на многие из них ответить не могу.


Так трудно подобрать  разумное решение.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что это за прошения, дорогая?



КОРОЛЕВА АННА.


Прошения о пенсиях, запросы для сирот


И вдов. И их так много, что, боюсь, пробьют


Они существенную брешь в нашем бюджете.



КОРОЛЬ РИЧАРД (просматривает бумаги).


Что ж, дорогая, подпишите только эти. (Откладывает несколько листов.)


Назначьте им пособие по десять фунтов


Стерлингов  доходов годовых на каждое


Прошение. Это не мало, это равно доходу


Годовому сельского священника. А всем


Остальным отказывайте! Вот моё решение.



КОРОЛЕВА АННА.


Как понимать, милорд,  мне  ваше


Предложение:  «Отказывайте всем


Остальным»? Вы  полагаете, что  я


Оставлю вдов  и  сирот  без средств


К существованию?! Или вы думаете,


Что эти  вдовы,  потерявшие мужей


В прошедших войнах, будут вот так


Сидеть и ждать, пока  им  с  неба,


Вместо наших проливных дождей, деньги


Посыплются? Иль  жаренные рябчики


К обеду? Как бы не так! Они на улицу


Пойдут собою торговать и дочерьми,


А  малых  сыновей  тут  же  заставят


Красть всё, что подвернётся


Им под  руку полезного и ценного.


Вот и получится, что сокращая пенсии,


Мы будем потакать пороку!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы полагаете, миледи, мы решим проблему,


Если бессчётно будем гранты раздавать?


Или вы думаете, что получение пособий


Им помешает заниматься ремеслом порочным,


Когда у них для этого освободится так много


Времени в отсутствии полезных дел, что только


Успевай их за руку хватать? Вы полагаете,


Что жадность помешает им в дополнение к нашему


Пособию, ещё и в наших тюрьмах поселиться


И хлеб казённый есть, на воровстве попавшись?


Или вы думаете, что я позволю судьям осуждать


Детей за злодеяния их, ненасытных в алчности,


Родителей, что своих юных отпрысков из дома


Выгоняют и к промыслу порочному склоняют?



КОРОЛЕВА АННА.


Так как же нам решить эту проблему?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Эту? Да очень просто, хоть и не полностью,


Поскольку человек слаб, и место искушению


Его всегда найдётся. Но мы предложим им


Хорошую и выгодную альтернативу любому


Непристойному занятию и тем их обеспечим


В изрядной мере средствами к существованию.



КОРОЛЕВА АННА.


Какую же альтернативу мы предложим?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А мы предложим им удобную и вполне


Посильную для вдов, сирот и инвалидов


Надомную работу, продукция  которой


Будет востребована  на  наших  рынках.



КОРОЛЕВА АННА.


Но как вы сделаете это?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да очень просто, моя дорогая! Я уже


Завтра проведу  в  парламенте  указ


О запрете на ввоз изделий иностранных


Текстильной, металлической и кожной


Галантереи. А в дополнение к этому


Введу запрет  и  на продажу на  наших


Рынках товаров иностранной  галантереи.



КОРОЛЕВА АННА.


Необходимые в быту галантерейные товары


Тут же исчезнут с рыночных прилавков, но


Здесь они окажутся крайне востребованными


И будут создаваться местными рабочими.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вот именно! И все те вдовы, инвалиды и сироты,


Которым вы ещё недавно пенсии хотели выдать,


Засядут за  надомную  работу,  чтобы  скорей


Восполнить дефицит. И очень быстро овладеют


Техникой изготовления  всей  той  продукции,


Которую к нам прежде привозили с континента.


Но с завтрашнего дня по моему указу, её к нам


Привозить уже не будут. Когда этот товар раскупят,


То на прилавках рынков появятся изделия наших,


Английских мастеров, по качеству не хуже, а может


Даже лучше иностранных! И разве англичанкам


Так трудно научиться кружева плести? На пяльцах


Вышивать, или же ткать тесьму?  И инвалидам


Нашим тоже не составит особого труда освоить


Многие кустарные ремёсла: лить колокольчики


И выполнять другую мелкую, несложную работу


С металлом, деревом, текстилем, кожей. Я верю


В их возможности и трудолюбие! Вот  пусть  и


Занимаются  они   посильным,  честным  делом,


Работою  несложной  на дому,  не  оставляя  без


Опеки домочадцев. Они  и дочерей,  и сыновей


В помощники пристроят, а там сумеют и в артель


Объединится,  и  взять  подряд  семейный, когда


У них пойдёт успешно дело. И девушки, засев


За кружева, себя приданным смогут обеспечить.


Всё это для них будет много лучше, чем торговать


Собой на перекрёстке и жизнь, и честь, и душу


Смолоду губить.



КОРОЛЕВА АННА.


Вы подсказали верное решение, мой любимый!


Я позабочусь, чтобы  кружева  вошли  отныне


В моду. Но что будет, когда они уже заполнят


Рынок? Откуда деньги на дотации возьмём? И,


Кстати, зная вас, я полагаю, что эта занятость


Трудом надомным – не более, чем временная


Мера. Она проблем глобальных в социальной


Помощи не разрешит. Тогда как вы, насколько


Мне известно, во всём привыкли действовать


С размахом.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы верно угадали, дорогая! На эту мелкую


Надомную работу я и не делаю серьёзной


Ставки. И у меня есть план экономической


Реформы, которая нам обеспечит приток


Стабильный иностранных капиталов в нашу


Казну. Доходы от их оборотов нам помогут


Профинансировать и социальные дотации,


И многое другое. План этот будет совмещён


И с благородной политической услугой,


И с расширением торговых связей. И если


Мы его осуществим успешно, он принесёт


Нашей стране огромные доходы и укрепит


Влияние Англии в Европе.



КОРОЛЕВА АННА.


Когда вы сможете заняться им вплотную?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Не раньше, чем я разберусь с Тюдором


И всей оппозицией Ланкастеров. А до


Тех пор я за собой удерживаю остров Мэн...



КОРОЛЕВА АННА.


Или, как его называют, «Королевство


Острова Мэн», – наследные владения


Баронов Стэнли...



КОРОЛЬ РИЧАРД (кивает).


Я предоставлю им владения другие,


А этот островок – красивый, обжитой,


Достаточно просторный,  вполне нам


Подойдёт для размещения нескольких


Тысяч беженцев и для создания удобных


Поселений, а также для строительства


Торговых городов и портов.



КОРОЛЕВА АННА.


Так вот зачем вы выгораживали лорда


Стэнли и пощадили Маргарет Бофорт,


Его супругу, причастную к восстанию


Бекингема и вторжению в Англию


Генри Тюдора, её сына! Вам нужно


Было оградить от их наследников их


Маленькое королевство, остров Мэн?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, именно. И дело того стоит!



КОРОЛЕВА АННА.


А не боитесь отношения испортить


С кастильской королевой Изабеллой?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Нет, не боюсь: я её родственник


И прямой наследник её короны.



КОРОЛЕВА АННА.


Ах, если бы для всех наших проблем


Нашлось удобное и быстрое решение!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что вас ещё тревожит, дорогая?



КОРОЛЕВА АННА.


Хотелось бы ещё мне положить конец


Азартным играм в нашем королевстве,


Что, как и воровство, являются пороком


Опасным  и  заразительным  для  всех.


Они  приманивают  лёгкостью наживы


И страшным искушением влекут в свои


Ужасные, губительные сети  неопытные


И молодые души, их направляя мрачною


Дорогой  в  жестокий мир,  в  водоворот


Страстей неутолимой алчности. Как нам


Избавить  от  напасти  этой  всех  наших


Подданных? Мы можем запретить играть


На деньги?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Нет, ангел мой,  играть  на деньги  мы  им


Запретить не можем, но силою закона  мы


Можем запретить им проигрыш выплачивать,


Что много эффективней. И тогда всякое


Востребование долга за игру будет считаться


Противоправным вымогательством вещей


И денег, приравненным к разбою, грабежу


И прочим незаконным мерам обогащения.


Тогда за это вымогательство мы бы смогли


Привлечь виновных к суду и наказанию


По закону. Иначе говоря: играть и бросать


Кости можно всем, а вот брать выигрыш


С проигравшего – нельзя. Поскольку это


Уже будет противоправным действием.


Одновременно с тем и проигравшему мы


Запретим выплачивать свой  проигрыш,


Поскольку это тоже будет нарушением


Закона. Когда же пропадёт сама возможность


Получения быстрой и лёгкой наживы, то и


Не будет интереса играть на деньги, если


Долг с проигравшего востребовать будет


Категорически запрещено. А нарушители


Запрета – и выигравший, и проигравший,


Перед судом предстанут и наказание получат


Вплоть до конфискации всего имущества их


В казну. Я полагаю, только так мы и сумеем


Разрубить тот узел подлых, нескончаемо


Порочных отношений и пагубных, чудовищно


Жестоких причинно-следственных коварных


Связей,  ведущих  проигравшегося  игрока


К неутолимому желанию отыграться. Зачем


Отыгрываться, если по закону ему запрещено


Выплачивать проигранные деньги?  Тогда  и


Проигравший остаётся при своём, и вымогатель


Остаётся без наживы...



КОРОЛЕВА АННА.


Вот так, одним указом и законом мы можем


Помешать играющему потерять по глупости


Всё, заработанное им самим, роднёй его жены


И предками его? И сможем от порока оградить,


И сохранить ему имущество поможем, или же


Конфискуем всё его имущество в казну, если


Он этот закон нарушит?.. Мы  можем  завтра


Провести это указ в Парламенте?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Сначала  надо  провести  судебные  реформы.


И этим важным, неотложным делом мы будем


Заниматься  целый год, а  уж  на  следующем


Собрании Парламента мы проведём этот закон


С таким расчётом, чтоб он опирался на прочную


Основу  нашего законодательства, и тогда тот,


С кого потом посмеют деньги востребовать, или


Забрать его имущество за проигрыш, сможет


Спокойно обратиться в суд и быть уверенным


В благоприятном окончании его дела, поскольку


Будет он надёжно защищён законом.



КОРОЛЕВА АННА.


Я вас благодарю, мой дорогой, за это


Пояснение. Хотя  по поводу реформ


Судебных у меня есть ещё целый ряд


Вопросов. Я записала здесь их, на листке


Бумаги. Вы не посмотрите их на досуге? (Подаёт листок.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Конечно посмотрю! Мы завтра их обсудим!


Теперь вам отдохнуть пора, моя бесценная!


Мой ненаглядный ангел! Уж поздно, и почти


Не остаётся у нас времени для отдыха и сна.


А заседание Парламента начнётся рано утром.



          Ричард берёт её на руки и несёт в постель. Там уже сбрасывает с себя халат и усаживает Анну перед собой.



КОРОЛЬ РИЧАРД (сбрасывает с её плеч пеньюар и сорочку).


Но что это? Ночное одеяние? Долой его! (Восхищённо.)


«О, как прекрасна ты, моя возлюбленная!


Глаза твои, как два синих голубя среди кос,


А волосы, как стада коз, сбегающих с горы Гилеад.» (Обнимает и целует её.)


Я обожаю тебя, Анна, моё счастье! Моя любимая,


Неповторимая моя! Моё очарование!



КОРОЛЕВА АННА.


«Положи меня, как печать, на сердце


 Твоё, как перстень, на руку твою:


 Ибо крепка, как смерть, любовь»... (Целует его.)



                           ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.  Картина первая.



           Авансцена представляет собой приёмную в Вестминстер-Холле. Лорд Томас Стэнли заходит, неся в руках стопку книг, бумаг и свитков. Вываливая всё это на стол, он утирает пот со лба и обращается в зал.



 СТЭНЛИ.


Я не могу понять, в каком столетии


От Рождества Христова  живёт наш


Государь великий, Ричард Третий?


В пятнадцатом, как все мы, или же


В каком-нибудь двадцатом, двадцать


Первом? Ведь это же уму непостижимо,


С какою быстротой проводит он свои


Реформы! А у меня даже в ушах свистит


От этой оголтелой скачки! И, главное,


Куда спешить? Зачем так торопиться


Их провести  на первом же собрании


Парламента, когда и так всем ясно, что


На местах их выполнять никто не будет,


Даже по приказу? Всё это так же ново


И так же непривычно, как сам процесс


Работы на местах! Мы все привыкли


К праздности и лени в правление короля


Эдуарда, а тут вдруг Ричард завалил


Нас всех работой: указы разослал свои


Повсюду, да к ним ещё добавил и новые


Инструкции, распоряжения! И правила


К их исполнению составил, и жёстко


Ограничил сроки выполнения  работы.


Как будто он не в Англии живёт, где


Исполнение указов на местах в расчёт


Не принимается и где давно уже всё


Тиной заросло от запустения в делах


И от безделья, а где-нибудь в другой


Стране неведомой, успешной, что нас


Обогнала в развитии на полтысячи лет,


Никак не меньше! И ведь не принимает


Возражений! Чуть только намекнёшь


Ему про сложности работы, так грозно


Взглянет, что язык прилипнет! А там


И возражать уж нету сил! От страха


Хочется бежать отсюда и спрятаться


Куда-нибудь подальше, чтобы король


Нас быстро не нашёл и новой нам не


Поручил работы! Такие в Англии


Настали времена! Просто немыслимо!


И как мы здесь живём?! Как это терпим?!  (Сокрушённо качает головой.)


О, Господи! Какая груда писем! (Вздыхает, собирая свои бумаги.)


Когда бы мне кто раньше предсказал,


Что буду  я,  как  мальчик, бегать по


Дворцу вот с этакой тяжёлою поклажей,


Я бы и близко ко двору не подошёл. (Собирается унести бумаги.)



                 Сзади него в приёмную вбегает слуга.



СЛУГА (громко и строго).


Лорд Томас Стэнли!



               Стэнли испуганно оборачивается и роняет книги и бумаги.



СТЭНЛИ.


О, Господи! Зачем же так кричать?!


Ведь мы не на пожаре! Вы посмотрите,


Что вы натворили! Теперь вот собирайте


Это сами... Зачем я вам понадобился, сударь?



СЛУГА (собирает бумаги).


Король вас срочно требует к себе


С отчётом за прошедшую неделю.



СТЭНЛИ (тихо).


Вот ещё новости: отчитываться каждую


Неделю! Делать мне больше нечего!..



СЛУГА.


Так вы идёте к королю, милорд?



СТЭНЛИ.


Иду, конечно! (Тихо.) А куда ж я денусь!..


Вы, сударь, всё это со мною отнесёте! (Указывает на бумаги.)


Я не осёл ему, чтоб тяжести таскать!



          Задник авансцены раздвигается, слуга и Стэнли проходят в кабинет короля Ричарда Третьего.



                                        ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина вторая.



         Кабинет короля Ричарда Третьего. Король сидит за письменным столом над грудой документов.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Входите, Стэнли!


Вы принесли мне протоколы заседаний?



СТЭНЛИ (с поклоном подаёт ему бумаги).


Да, государь. Здесь всё, что подготовлено


К отчёту. Вот записи ваших речей, милорд.  (Вкрадчиво.)


Здесь во дворце их обсуждают повсеместно.


Их даже не с чем сравнивать, мой государь,


Так поражают они всех разумной новизной


Взглядов на принципы и методы правления.



КОРОЛЬ РИЧАРД (просмотрев бумаги).


Благодарю вас, Стэнли! А теперь, прошу


Вас, отнесите всё это в архив и проследите,


Чтоб документы разложили аккуратно,


В пронумерованном порядке и по датам...



СТЭНЛИ.


Всё сделаю, милорд, не сомневайтесь. (Слуге.)


Бери бумаги, малый! Будь аккуратен


С ними,  не рассыпь! Ведь всё же это –


Исторические документы! Мы сохраним


Их на века для наших будущих потомков


Как образец великой мудрости и гуманизма


Достойнейшего нашего монарха! (В сторону.)


Когда здесь станет королём мой пасынок,


Генрих Тюдор, я все эти бумаги уничтожу... (Уходит.)



          Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Комендант Тауэра, сэр Роберт Брекенбери, с отчётом к Вашему Величеству.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пускай войдёт!



                 Входит Брекенбери, преклоняет колено перед королём и целует руку, потом  с поклоном подаёт Ричарду стопку документов.



КОРОЛЬ РИЧАРД (просматривая документы).


И это все отчёты за последний месяц?



БРЕКЕНБЕРИ.


Да, государь мой, все.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А почему помарка на странице?



БРЕКЕНБЕРИ (заглядывает через его плечо).


А это, верно, секретарь ошибся,


А заново лист переписывать не стал.



КОРОЛЬ РИЧАРД (возвращая ему отчёт).


Пусть перепишет лист. Отчёт мне


Принесёте завтра утром. И впредь


Внимательнее будьте,  Брекенбери.


Ведь вы  не первый год работаете


У меня.  О чём вы только думали


Сегодня, что мне представили отчёт


В таком  недопустимом  виде!



БРЕКЕНБЕРИ.


Сказать по правде, государь, я беспокоюсь


Об отъезде принцев,  ваших  племянников,


Из Тауэра. Время идёт, а мы ещё не начинали


Подготовки, хотя намечен их отъезд  на этот


Месяц. Не знаю, как к нему и  подступиться.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я уже всё продумал, Брекенбери. Вы


К середине марта будете должны уволить


Две трети свиты  принцев. Из  трёх  смен


Свиты вы оставите одну. Их личного врача,


А также их духовника мы оставляем здесь,


В Лондоне. На новом месте их будут опекать


Другие. О дне и времени отъезда  принцев


Я сообщу  вам  только накануне. Вы лично


Вывезете моих племянников из Лондона


Под самою надёжною охраной,  вместе с их


Слугами. Затем с рук на  руки  передадите их,


Со всей их свитой, Джеймсу Тиррелу в том


Месте, о  котором я сообщу вам перед  их


Отъездом. Никто  из  горожан  не  должен


Вдеть, как принцы  покидают Тауэр и Лондон.



БРЕКЕНБЕРИ.


Их вывезти в карете нам, милорд?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Верхом на лошадях, переодетыми в ливреи


Слуг их свиты, чтоб они выглядели так же,


Как и их пажи. Пусть люди думают, что это


Очередная смена их прислуги возвращается


Из Тауэра после дежурства. Вы сами  будете


Одеты в форму офицера стражи, в доспехах


И  с опущенным  забралом. Всё  остальное


Я сообщу  вам  накануне  отъезда  принцев,


Сейчас предупреждать их ни о чём не надо.


Когда начнёте их в дорогу одевать в форму


Пажей, вы объясните им, что их для их же


Безопасности, по приказанию короля, теперь


В другое место перевозят, для постоянного


Там проживания. Всё остальное разъяснит им


По дороге Тирелл. А вы с охраною вернётесь


В Тауэр. Вопросы есть?



БРЕКЕНБЕРИ.


Мой государь, куда девать две трети


Свиты принцев? И как им объяснить


Их увольнение?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Мы их отправим  на другую службу,


В Йоркшир,  в  мой замок Шериф Хаттон,


Где заседает Совет Северных Провинций.


Туда после отъезда принцев  перевезут


И их сестёр, моих племянниц, на временное


Проживание, до их замужества.



БРЕКЕНБЕРИ.


Мой государь, а как мне проводить


Перечисление средств на проживание


Принцев?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пока что через Тауэр, Брекенбери,


До моего особого распоряжения.


Ещё вопросы есть?



БРЕКЕНБЕРИ.


Нет, государь!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Тогда идите! Жду вас завтра утром...


И не забудьте захватить отчёт! А то


Уж больно вы задумчивы сегодня... (Принимается за другие бумаги.)



БРЕКЕНБЕРИ.


Да, государь! (Откланивается и уходит.)



          Входит  секретарь короля, Джон Кендалл.



КЕНДАЛЛ (кланяясь.)


Осмелюсь вам напомнить, государь,


Сейчас в  приёмном зале состоится


Собрание представителей Парламента


Для подведения итогов его работы за


Прошедший месяц. Угодно ль Вашему


Величеству проследовать туда?



КОРОЛЬ РИЧАРД (встаёт).


Да, Джон, не будем их задерживать, идёмте!



                                                               Уходят.



                              ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина третья.



                   Апартаменты принцессы Анны де Божё в замке Амбуаз. Входят Анна де Божё и епископ Мортон.



АННА де БОЖЁ.


Как вам понравится такая продуктивность


Ричарда Третьего, мой дорогой епископ?


Не правда ли всё это впечатляет? За месяц


Заседания Парламента он издал свод законов,


Включающий в себя восемнадцать указов


Частного порядка и к ним ещё пятнадцать


Общественных законов! И все направлены


На исправление ошибок, допущенных


Предшествующей властью, и на коррекцию


Правовых норм в обществе с тем, чтобы


Исключить подобные ошибки в настоящем


И предотвратить их в будущем развитии


Страны. Найдите-ка в Европе государя,


Который  бы за полгода своего правления


Сделал больше! И это при том, что он всю


Осень подавлял восстание, что разожгли


Вы вместе с Бэкингемом, так неудачно...



МОРТОН.


Если б удачно вышло, там бы сейчас на троне


Сидел Генрих Седьмой, Тюдор, а не его враг,


Ричард Третий... И что хорошего мадам, вы


Обнаружили в его законах? Я, право же,


Не понимаю вас!



АННА де БОЖЁ.


Они мудры, гуманны, справедливы...



МОРТОН.


Да что там справедливого, мадам?



АННА де БОЖЁ (берёт бумаги со стола).


Вот, мне прислали запись протокола:


«Возвращено имущество, отобранное


У невинно осуждённого Джона Мастелла.


Поручено исполнить приставу Джону Дону».


Так, это не то... А, вот ещё: «Оправданы жители


Кроуленда, осуждённые по делу о маркировке


Лебедей.» Я не могу понять, что это означает...



МОРТОН.


Они так защищали свои земли от их захвата


Для охотничьих угодий королём Эдуардом.


За это их арестовали всех, а лебедей забрали


Вместе с озёрами, лесами и лугами, чтоб не


Повадно было их маркировать.



АННА де БОЖЁ.


А Ричард Третий эти земли им вернул...



 МОРТОН.


Когда  захватит  трон  Генрих  Тюдор,


Он снова отберёт всё это, даже больше.


Нельзя, чтоб люди забывали страх пред


Государем. А Ричард Третий  распустил


Народ,  изнежив  его добротой своею,


И скоро сам поплатится за это, когда его


Народ за эту доброту его же и возненавидит,


Считая её фальшью и обманом. Тем, кто


Привык к  побоям, оскорблениям, любая


Доброта  противна.  Они   не  верят  в  её


Искренность и злятся, когда  правители


Обходятся  гуманно  со  своим  народом.


Они  подвоха с нетерпением ждут, а если


Его нет,  они  народ натравливают на таких


Правителей и разжигают смуту в королевстве,


И провоцируют на  меры жёсткой обороны


Несчастного  монарха,  обиженного  на


Неблагодарность своих подданных:  он,


Дескать, к  людям с добротой  пришёл,


С открытою душой, а они вот, чем платят!


И ну, развязывать в стране террор ответный:


Клеймить, жечь, рвать языки и ноздри,


И головы  рубить, четвертовать, колесовать


И вешать... Костры горят, колокола звонят,


Народ сбегается на казнь, и вот уже


Тот, кто ещё недавно популярен был, считался


Добрым,  милосердным  королём,  теперь


Считается тираном кровожадным, злодеем,


Извергом,  жестоким  изувером,  на  троне


Не достойным восседать и управлять людьми


И королевством. И вот король, этот добряк


Вчерашний, прощается и с жизнью, и с короной


По воле подданных его, привыкших к плётке!..


И Ричарду не миновать подобной схемы, что


Отражает саму сущность человеческой натуры,


Или звериной, что одно и то же. Он глупый


И наивный мальчик, если мечтает изменить


Природу  англичан  и  сделать  их  народом


Прогрессивным и милосердным – так прямо


Сразу, по его приказу!



АННА де БОЖЁ.


И это после подавления  вашего восстания,


Жестоких оговоров, травли и клеветы! Как


Видите, он  не озлобился, не  разуверился


В своём народе,  не разобиделся! Он добр


По-прежнему и защищает невиновных. Вот,


Посмотрите: «Назначено пособие денежное


Йомену, Джону Дарранту, по случаю отмены


Его опалы.». Как видите, он щедр и милостив!



МОРТОН.


Всё это ненадолго! Мы будем продолжать


Его травить и злобу распалять в его народе.


Когда-нибудь его терпение иссякнет, и он


Озлобится и отомстит всем подданным


Своим и за обиду, и за их неблагодарность!



АННА де БОЖЁ.


Нет, не озлобится! Он  по своей природе


Милосерден! Он щедро раздаёт церквям


Пожертвования, университетам – гранты,


Стипендии студентам... Вот, у меня список,


Здесь всё перечислено!.. (Размахивает листом бумаги.)



МОРТОН (смеётся).


Мадам, вы шутите? Это смешно!


Ей Богу! Ну разыгрался прыткий


Мальчик, расшалился! Так мы его


В момент  укоротим! У  нас для


Этого есть исполнители и средства.


Испортим настроение королю!



АННА де БОЖЁ.


Опять затеяли какую-нибудь гнусность?



МОРТОН.


Я только выполняю поручение, возложенное


На меня вашим отцом по им же разработанному


Плану.



АННА де БОЖЁ.


И в чём же заключается этот ваш план?



МОРТОН.


В том, чтобы Ричарда скорей загнать в могилу!


Пресечь династию Плантагенетов и Франции


Оставить их владения. Об остальном узнаете


Позднее. Ну, а сейчас, прошу меня простить,


Меня ждут в церкви... Au revoir, madame!



АННА де БОЖЁ.


Не смею вас задерживать, епископ...



                          Епископ Мортон откланивается и уходит.



АННА де БОЖЁ (глядя ему вслед).


Иди-иди! И помолись получше о своей


Подлой и загубленной душе! Предатель,


Изверг! Ах, если бы не батюшкин наказ


И все обширные владения Плантагенетов,


Что Франции сейчас необходимы, я с этим


Сбродом бы и не связалась! Я выдала бы


Ричарду их всех. И этого епископа, и его


Друга, Генриха Тюдора, и их головорезов


Одичавших, что уже  видят себя  цветом


Всей будущей аристократии английской!


Не позавидуешь ни Ричарду, ни англичанам,


Когда на их земле эти цветочки прорастут!


Я бы охотно заплатила чистоганом,


Чтоб никогда их больше не увидеть тут!   (Уходит.)




                      ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина четвёртая.



                      2 марта, 1484 года. Кабинет короля Ричарда Третьего в Вестминстер-Холле. Король Ричард просматривает документы.



                         Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Ваш секретарь, милорд!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пускай войдёт. Ему давно пора быть здесь!..



                Входит Джон Кендалл и подаёт королю Ричарду бумагу на подпись.



КЕНДАЛЛ (с поклоном).


Ещё одно прошение, государь, от рыцарей,


Желающих участвовать в турнире, по случаю...



КОРОЛЬ РИЧАРД (прочитывая прошение, перебивает его).


А почему здесь герб неверно обозначен? (Делает пометку на полях.)


Или они уже свой род забыли и


Происхождение, если не могут


Правильно изобразить фамильный герб?



КЕНДАЛЛ.


Такое иногда случается, милорд... (Садится за свой письменный стол.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И, значит, дальше будет ещё хуже!


Сначала позабудут историю своей


Семьи, потом начнут перевирать


Историю родного королевства, а там


Уже такое напридумывают и напишут


Про своих королей английских, что


Не привидится даже в кошмарном сне!


Я этого позволить не могу! Я вот что


Сделаю: сегодня же здесь, в Лондоне,


Основан  будет Колледж Геральдики,


В котором мы соберём коллекцию


Гербов из всех родов старинных с их


Описанием  и обозначением. Кроме


Того здесь будет собрана коллекция


Старинного оружия разных эпох. Вы,


Кендалл, обозначьте мой приказ


Сегодняшним числом. Я его подпишу... (Просматривает документы.)



КЕНДАЛЛ (пишет).


Второе марта, в год одна тысяча восемьдесят


Четвёртый от  Рождества Христова  Его


Величеством, Ричардом Третьим, королём,


Англии, Франции, правителем Ирландии,


Учреждён Колледж Геральдики... (Подаёт королю на подпись.)



                   Ричард подписывает. Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Посланцы от герцогов Баварии и Австрии к Его Величеству!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси!



        Входят четверо музыкантов с музыкальными инструментами: арфой, гитарой, гобоем и флейтой и почтительно раскланиваются перед королём.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что значат эти инструменты, господа?


Вы музыканты?



АРФИСТ (кланяется).


Да, Ваше Величество. Мы, двое, – этот


Гобоист и я, – направлены  к вам герцогом


Баварским. Мы у него работали в оркестре.



ГОБОИСТ (кланяется).


Узнав, что вы, милорд, оркестр


Собираете и ищите хороших


Музыкантов, он отослал нас к вам


С самыми лучшими рекомендациями.



             Гобоист с поклоном подаёт письмо. Король Ричард берёт письмо и указывает кивком на других музыкантов.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А эти господа не с вами?



ГИТАРИСТ (кланяется).


Великий государь! Мы посланы к вам


Герцогом Австрийским, что нам позволил


Удостоиться великой чести  играть


В прославленном оркестре вашем.  (С поклоном отдаёт  письмо Ричарду.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Отлично, господа! Тогда прямо


Сейчас мы и устроим вам проверку. (Берёт с полки ноты и подаёт слугам.)


Возьмите ноты и располагайтесь


Здесь, как вам удобно. Можете сесть.



                      Слуги придвигают им стулья и раскладывают ноты. Музыканты рассаживаются, настраивают инструменты.  Ричард возвращается к просмотру документов.



КОРОЛЬ РИЧАРД (склоняясь над бумагами).


Играйте, господа, я слушаю внимательно!



           Музыканты играют. Король Ричард просматривает и подписывает документы.



КОРОЛЬ РИЧАРД (продолжая работать с бумагами).


Не замедляйте темп. Эта каденция


Должна звучать быстрее. Это я вам


Говорю, флейтист, внимательней


Читайте ноты, там всё написано и


Обозначен темп...



ФЛЕЙТИСТ (робко).


Эта каденция сложна для исполнения...



КОРОЛЬ РИЧАРД (строго).


Я не желаю слушать отговорок! Когда


Хотите вы играть в моём оркестре,


Извольте следовать всем указаниям моим.



ФЛЕЙТИСТ (с поклоном).


Да, государь!..



                     Прослушивание продолжается. В комнату  заходит королева Анна в сопровождении фрейлин. Музыканты, не прерывая музыки, встают и кланяются ей. Король Ричард подходит к королеве и целует ей руку, дамы склоняется  перед ним в реверансе.



КОРОЛЕВА АННА.


Я сожалею, что прервала ваши занятия,


Милорд! Вы верно репетировали здесь


Одно  из  ваших  новых  сочинений?


Ансамбль звучал поистине прелестно!


Но этих музыкантов вижу я впервые!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Они дополнят новый мой оркестр.


Двое из них (Двое музыкантов раскланиваются.)


К нам прибыли с рекомендацией от герцога


Баварского, а остальных прислал австрийский


Герцог. Вы их услышите сегодня вечером


В капелле, где среди прочей музыки они


Исполнят несколько моих произведений.



КОРОЛЕВА АННА.


Я счастлива буду услышать их, милорд.


А я было подумала, что мы готовимся


К новому балу, хотя, мне помнится, мы


C вами обсуждали совсем другие планы,


Мой государь. Мы собирались выехать


На север, в Миддлхэм, чтобы проведать


Сына нашего, Эдуарда, принца Уэльского.



                  Король Ричард жестом отсылает секретаря, слуг и музыкантов, те с поклоном уходят. Королева Анна отсылает своих дам, те склоняются в реверансе и уходят. Анна устремляется к Ричарду и обнимает его.



КОРОЛЕВА АННА.


Мой ангел, я не выдержу разлуки


С сыном! Я никогда не расставалась


С ним надолго. Я обещала, что мы


Навестим его по окончании собрания


Парламента. Оно закончено,  и  мы


Теперь готовимся к отъезду. Прошу


Вас, ангел мой, пообещайте мне, что


Нас от этих планов ничто не отвлечёт


И не задержит! Я помню хорошо, как


Наш сынок упрашивал меня остаться


В Миддлхэме, или забрать его с собою


В Лондон! Как мне в глаза заглядывал


И умолял, как на руке висел... И  даже


Пригрозил, что от питья откажется  и


Пищи, если и дальше мы его заставим


Жить в разлуке с нами. Я объяснила


Ему, это лишь традиция такая, когда


Наследники английского престола


Живут отдельно от родителей своих


И их двора до совершеннолетия. Я


Сыну обещала, что мы эту традицию


Изменим. И вы со мною соглашались,


Мой любимый! Вы знаете, я не могу


В разлуке с сыном жить! Я нестерпимо


Мучаюсь, тоскую! И для меня сейчас


Любая проволочка с этой  поездкой


Сто крат усиливает все мои мучения!


Я  умоляю вас, мой ангел, пожалейте


Меня и сына нашего! Для нас обоих


Каждый день разлуки невыносим!  И


Никакие развлечения и балы не облегчат


Наших немыслимых страданий! Я уже


Сыну и подарков  накупила –  доспехи


Детские  работы  итальянских мастеров


И шахматы, что, как  мне говорили, из


Индии  купцы к  нам привезли. У них


Фигурки  выточены  из слоновой кости


И чёрного агата, а клеточки доски все


Выложены перламутром и драгоценной


Яшмой. Поедемте же к сыну поскорее!


Я так хочу ему подарки показать, хочу


Порадовать его, обнять, поцеловать! Я


Не могу жить без него! Я заболею, живя


Здесь, в Лондоне,  в разлуке с сыном!



КОРОЛЬ РИЧАРД (обнимает её).


Любимая моя! Эту поездку я  не отменяю!


Мы едем в Миддлхэм, как я и обещал  вам.


Почти  что  все дела я  в Лондоне закончил.


Осталось пару писем  написать,  чтоб


Разрешить Елизавете Вудвилл и дочерям её,


Что по вине их матери в святилище томятся,


Покинуть их убежище и поселиться там, где


Будет мне удобно их уберечь от происков


Врагов. Я младших  её дочерей отправлю


В  наш замок Шериф Хаттон,  где заседает


Совет Северных Графств. Там, среди лордов


Северных провинций они скучать не будут


И  быстро  женихов  себе найдут. А леди


Грей и дочь её, Елизавету Йорк,  я  скоро


В Джиппинг Холл  отправлю,  в  имение,


Что нам любезно предоставил Джеймс


Тирелл  для их проживания там  вместе


С принцами, что по оговору Бекингема в


Народе всё ещё считаются задушенными


В Тауэре по моему приказу. И чтоб спасти


Их от убийц реальных,  я перед тем, как


Их в Бургундию отправить, к  моей сестре


Бургундской  герцогине, где они будут тайно


Под её опекой жить, отправлю их в имение


 Джиппинг  Холл,  чтоб они пожили там


Со своей матерью и их сестрой на время


Подготовки их переезда тайного в Бургундию.


Мне надо ещё многое уладить...



КОРОЛЕВА АННА.


Но эту переписку всю и подготовку вы


Можете попутно проводить, не отклоняясь


От ваших планов и не отменяя прежних


Обещаний, что вы давали мне и сыну,


Что верит нам и ждёт нас с нетерпением,


И каждый день нам письма присылает


С настойчивыми просьбами о встрече.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я обещаю, ангел мой, что мы к нему


Приедем уже в апреле месяце. И пасху


Этою весной отпразднуем все вместе,


В Миддлхэме!..



КОРОЛЕВА АННА.


В апреле, говорите вы? Но отчего ж не в марте?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да потому что в марте мы поедем в Кембридж,


В университет, которому я собираюсь выдать


Огромное количество субсидий, пособий и


Стипендий для студентов...



КОРОЛЕВА АННА.


Я поняла: опять начнутся чествования,


Торжества, банкеты. Всё будет так же,


Как и прошлым летом в Оксфорде. Так


Это вы для них готовите оркестр? Для


Будущих балов и пышных празднеств


В университете?!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И в Миддлхэме тоже! Устроим по приезде


Нашем весёлый бал на радость нам и сыну...



КОРОЛЕВА АННА.


Ах, поскорей бы нам туда приехать!..


Надеюсь, больше уж не будет проволочек?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Задержимся дня на три в Ноттингеме.


Ведь этот город равно удалён от трёх


Периферийных графств. И мне в наш


Ноттингемский замок отовсюду


Доставляют  почту, которую я должен


Просмотреть, принять решение, ответить...



КОРОЛЕВА АННА (хватаясь за голову).


О, нет! Опять?! Опять задержка по дороге


В Миддлхэм?!.. Так, всё!.. Моё терпение


Иссякло! Я не поеду с вами ни в Кембридж,


Ни в Ноттингем! Сегодня же я в Миддлхэм


Отправлюсь! А вы тем временем  закончите


Свои дела и в Лондоне, и в этих городах,


И к нам приедете, когда освободитесь!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Нет, Анна, это невозможно!.. Ведь вы


Теперь не герцогиня Глостер, а королева


Англии, и ваше посещение Кембриджа


Является мероприятием официальным,


Заранее намеченным по плану. Не будь


Его, я отпустил бы в Миддлхэм вас хоть


Сегодня! И Ноттингема вам не миновать.


Там всё равно придётся сделать остановку


Для отдыха и слуг, и лошадей.



КОРОЛЕВА АННА.


Ну так скорее завершайте все дела и едем!


И никаким балов и развлечений! Сейчас


Нам не до музыки, мой ангел, когда у вас


Так много неотложных дел!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я музыкой порадовать хотел вас, а заодно


Послушать, как прозвучит она у новых


Музыкантов. Ведь не могу же я брать


В наш оркестр кого попало и оскорблять


Ваш нежный слух игрой фальшивой...



КОРОЛЕВА АННА.


О, да! Ваша взыскательность к их


Исполнению  мне  известна!  Ваш


Абсолютный  музыкальный  слух


Доводит музыкантов до отчаяния,


Когда вы заставляете их добиваться


Согласного и безупречного звучания...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Иначе невозможно, ангел мой, я фальши


Не терплю ни в чём,  –  ни в музыке,


Ни в чувствах, ни в словах, ни в деле!


Но я вам обещаю, дорогая, что к пасхе


Мы  прибудем в  Миддлхэм! Осталось


Потерпеть совсем немного. Вы верите


Мне, моя радость? (Целует её.)



КОРОЛЕВА АННА (склоняясь к его плечу).


Да, мой любимый, верю... Но, что это


За замок изображён здесь, на рисунке,


На столе у вас? Очередное ваше увлечение


Архитектурой? (Указывает на рисунок.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (показывает ей чертёж).


Я на досуге себе здесь позволил слегка


Пофантазировать и набросал чертёж


Нового замка, усовершенствованного


Типа.  С купальнями и водой горячей


Для слуг, с бассейном для господ. Он


Весь отапливается горячим паром,


Который будет поступать отсюда вот


По этим трубам. Но я пока ещё не выбрал


Форму окон. Вот  сами посмотрите и


Скажите, какой рисунок нравится вам


Больше?



КОРОЛЕВА АННА.


Я в жизни не видала ничего, похожего


На это: купальни с подогревом воды и


Воздуха для  слуг, бассейны для господ!


Кто будет жить в этом прекрасном замке,


Когда закончите строительство его?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Мы с вами будем жить, наш двор и


Наши дети! Он будет и удобным, и


Вместительным для всех...



КОРОЛЕВА АННА.


На чертеже он выглядит красивым!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Когда построим, будет ещё лучше!


Прибавьте к этому  цветные витражи


На окнах, цветущие сады и парки


С фонтанами и павильонами. Здесь


Будет множество красивейших вещей,


Чтобы порадовать вас, дорогая!..



КОРОЛЕВА АННА.


Благодарю, мой ангел! Всё очень


Красиво! А что на этом чертеже?


На замок не похоже... (Смотрит другой чертёж.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А здесь я разрабатывал модели


Нового типа огнестрельного оружия,


Вроде органной пушки, но с мелкими


Ядрами. Я этим оружием  хочу Тюдора


Встретить и досыта его им угостить,


Если он снова вторгнуться посмеет,


Чтобы навек забыл сюда дорогу!



КОРОЛЕВА АННА.


А это размер ядер здесь указан?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, дорогая! Что вас удивляет?



КОРОЛЕВА АННА.


Мне они кажутся здесь слишком мелкими...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Хотел бы я вооружить пехоту оружием


Огнестрельным с мелкими ядрами. Я вижу


В этом многие возможности и перспективы.



КОРОЛЕВА АННА.


Да, но они не больше косточек сливовых! (Смотрит другой чертёж.)


А эти ядрышки, как грецкие орешки!


И вы хотите этим победить Тюдора?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну, для него найдутся ядра и побольше!


А эти, как вы называете их, «грецкие орешки»,


Мы испытаем уже в будущем сражении.


К нему готовят образцы и подходящих пушек.



КОРОЛЕВА АННА.


А эти, вроде косточек сливовых? (Указывает на чертёж.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Хотелось бы мне применить их поскорее!


Но здесь нужны особого устройства пушки.


Такие, чтобы были небольших размеров


И лёгкие, и с тонкими стволами, с ускоренным


Процессом перезарядки ядер. А иначе все


Преимущества орудия пропадают. Но если


Из свинца нам эти ядрышки отлить и очень


Быстро ими заряжать орудья, чтоб сыпались


Они свинцовым ливнем на врага подолгу,


Мощно! И не разрозненно, а непрерывной


И частой очередью, как у органной пушки,


То перед  этакой свинцовою атакой здесь


Мало кто сумеет устоять! Но этот тип оружия


Пока в проекте. Мне ещё многое здесь нужно


Проработать, – и механизм перезарядки  ядер,


И траекторию полётов просчитать, и дальность


Выстрела. Работы будет много...



                              Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. От герцога силезского посланец к Его Величеству!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что, снова музыкант?



СЛУГА.


На этот раз посол, милорд,


Сэр Николас фон  Поппелау,


С верительными грамотами!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пусть он придёт к нам на


Приём вечерний. И там вручит


Их в должной обстановке. Вы


Передайте ему приглашение...



СЛУГА. Да, милорд! (Уходит.)



КОРОЛЕВА АННА (берёт другой листок).


Вы написали сочинение для


Арфы в сопровождении лютни?


Тема красивая! Я бы хотела


Попробовать её сыграть. Вы


Разрешите мне сейчас взять


Эти ноты?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, дорогая, если позволите мне


Вам аккомпанировать на лютне...



КОРОЛЕВА АННА.


Моё заветное желание, мой любимый,


Хотя б на час короткий возродить


Те музыкальные занятия наши,


Что нам дарили радость в Миддлхэме,


Когда мы были малыми детьми.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Для музыки всегда найдётся время


И для того, чтоб вас порадовать, мой


Ангел, и вознести на ещё большие


Высоты моё желание сделать вас


Счастливой! (Целует её.)



                                        Уходят.



                      ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина пятая.



              8 апреля, 1484 года. Предместье Йорка. Покои в доме тёщи короля,  Анны де Бошан, низложенной графини Уорвик. На стене висит парадный портрет её мужа, графа Уорвика, Создателя Королей. Анна де Бошан сидит в высоком кресле возле стола, на котором, среди прочих вещей, возле Распятия стоит шкатулка. Перед ней, понуро склонив голову, стоит служанка Салли, из Миддлхэма.



АННА де БОШАН.


Чего тут ждать? Проценты набегают!


Ты можешь отработать свой должок,


Если захочешь. Задача пустяковая:


Подарок от меня доставить внуку


Моему, Эдуарду, принцу Уэльскому.


Я испекла пирог, чтобы порадовать


Его на пасху. Ты передай ему, напомни


Обо мне. И проследи, чтоб скушал всё


До крошки! Это ведь так просто!



САЛЛИ.


Я не могу, миледи, нам запрещено!



АННА де БОШАН.


Тебе запрещено устраивать с ним


Встречу! А что плохого в том, что


От меня ты передашь ему подарок?


Мой бедный внук! Я так его люблю!


Меня с ним разлучили ещё до его


Рождения! Я даже никогда не видела


Его! А ты отказываешь мне в такой


Пустячной просьбе! У тебя внуки есть?



САЛЛИ.


Нет, госпожа!



АННА де БОШАН.


Поэтому ты и не можешь понять мои


Страдания! Ах, я несчастная! (Всхлипывает.)


Так много лет разлучена с любимым


Внуком!.. Ну, что молчишь?!.. Тогда


Плати долги!



САЛЛИ.


Я не могу, миледи. Нет денег у меня.


У моих  родственников  дом  сгорел


В деревне. Пришлось им  одолжить


Все свои сбережения. Когда теперь


Они ещё вернут мне деньги!...



АННА де БОШАН.


Ну так исполни моё поручение,


И я прощу тебе твой долг! Ещё


И доплачу в придачу. Мне очень


Хочется внучка порадовать на


Пасху. Смотри, вот деньги. (Достаёт из шкатулки кошелёк.)


Вот кошелёк, в нём золото! Его


Мне дали на благие цели, а я тебе


Отдам. Я так щедра сегодня! Для


Внука ничего не пожалею!.. Ну?


Соглашайся же! И это лишь аванс!


Получишь ещё столько же, когда


Закончишь дело. А нет, так  я его


Другому предложу, а от тебя


Потребую должок!



САЛЛИ.


Чего-то я боюсь, миледи!..



АННА де БОШАН (убирает кошелёк).


Так, всё! Мне надоело уговаривать


Тебя! Ты моей просьбы выполнить


Не хочешь, за то и я тебя теперь


Не пощажу! Жди от меня повестки


В суд, или неси мне деньги! И


Помни, что твой долг передо мной


Уж вырос втрое против того, что


Я тебе ссудила!



САЛЛИ (вздыхает).


Ну хорошо, миледи, я согласна.


Надеюсь, что беды от этого не будет...



АННА де БОШАН.


О чём ты  говоришь? Какая может


Быть от этого беда?! Ты  просто


Передашь ему пирог от бабушки


В подарок. И проследишь, чтобы


Он съел весь пирог сам, ни с кем


Не поделился. Иначе, я обижусь


На него. Ну что, берёшься?



САЛЛИ.


И вы за это мне простите долг, да


Ещё золотом доплатите в придачу?! ...



АННА де БОШАН.


Да, обещаю...



САЛЛИ.


Нет, что-то здесь не так. За пустяковые,


Невинные  услуги не платят золотом!..



АННА де БОШАН.


Ну, так исполни даром!


Я не возражаю!.. (Передаёт ей свёрток.)



САЛЛИ.


Я не могу! Мне почему-то страшно...



АННА де БОШАН.


Ну что за глупости!.. Так, кончено! (Протягивает руку.)


Отдай пирог, я это поручу другому!



САЛЛИ.


Нет, я, пожалуй, соглашусь! Где ваши


Деньги? Я уже решила. Я передам ему


Подарок ваш. И прослежу, чтобы пирог


Он скушал сам. Не беспокойтесь!..



АННА де БОШАН.


Ну, так-то лучше! Вот, возьми свой кошелёк.


И помни, это только половина. За остальным


Придёшь на огороды, к разрушенной усадьбе


В Миддлхэме. Ты  знаешь, где это?



САЛЛИ.


Да, миледи, знаю.


И завтра вечером я уже буду там...



АННА де БОШАН.


После обеда передашь пирог! А как поест,


Пить ему не давай! И сразу уходи, чтобы


Тебя там больше не видали! Не то тебе


Влетит за то, что ты ему передала еду


От посторонних.



САЛЛИ.


Я так и сделаю, сударыня, не


Беспокойтесь. Надеюсь, в этом


Пироге нет ничего плохого...



АННА де БОШАН.


Теперь иди!


Не нужно, чтобы видели нас вместе.



САЛЛИ (кланяясь).


Прощайте, госпожа! Господь вас


Отблагодарит за вашу доброту... (Уходит.)



АННА де БОШАН.


Служанка эта – ловкая проныра. Я её


Знаю уже много лет. Надеюсь, что она


Не попадётся и поручение выполнит


Успешно. Все новости о  нём  узнаем


Завтра. И, кстати, завтра же – день смерти


Короля Эдуарда, – старшего брата


И предшественника зятя моего, короля


Ричарда Третьего! Ну, вот и хорошо!


Пусть этот день ему всегда напоминает


О двух печальных датах и о двух смертях.


Одна свершилась ровно год назад, другая


Совершится завтра! И в этой смерти многие


Усмотрят, недоброе знамение для дома


Йорка. Ах, чтоб ему огнём гореть, этому


Дому Йорка! Я за  Ланкастера стою, и дому


Этому я буду преданно служить, пока жива,


Какую б службу мне ни поручили! Раскол


Между двумя этими партиями мне искалечил


Жизнь, рассорил меня с мужем и друзьями,


И заставлял меня так много лет страдать


И в собственном же доме быть шпионкой,


И мужа предавать, и выдавать его секреты


Неприятелю, чтобы войска его в засаду


Попадали. Когда Йорк одержал победу,


В битве при Барнете, я мужа потеряла,


В панике дочь покинула, сама едва спаслась!


По счастью, я успела спрятаться в Аббатстве


От мести короля Эдуарда, против которого


И выступал мой  муж, могущественный


Ричард Невилл, граф Уорвик и Солсбери,


Которого прозвали «создателем монархов»


За то, что  королей он  возводил на трон


По своему желанию. Но он погиб в этой


Жестокой битве, служа Ланкастеру. После


Победы дома Йорка, меня заочно осудили,


Лишили  всех моих владений и титулов,


Их передав от дочерей  моих зятьям


И внукам. И вот теперь, отвергнутая ими,


Живу здесь, в Йорке, на попечении  зятя


Моего, короля Ричарда Третьего. И мне


Запрещено отсюда выбираться и видеться


Со всеми внуками моими, – и с младшим,


Эдуардом, принцем Уэльским, что одиноко


Прозябает в Миддлхэме и от меня завтра


Подарочек получит, и с двумя  старшими,


Что ныне при дворе живут и благоденствуют,


Забыв о горестях и унижении, которым их


Подвергали Вудвиллы при короле Эдуарде.


Я не могу даже увидеться со своей дочерью,


Королевой Анной. Но скоро всё изменится.


Я знаю! Уже немало к этому я  приложила


Сил, и мне теперь дороги нет назад. Пусть


Воля Провидения  свершится! За мужа моего,


Ричарда Невилла, пускай погибнет зять мой,


Король Ричард Третий! За принца Эдуарда


Ланкастера, моего зятя,  пускай лишится


Жизни внук мой, Эдуард Йорк! Пусть моя


Дочь, королева Анна, этой утраты пережить


Не сможет и от тоски умрёт в расцвете лет,


Заставив мужа горевать о её смерти и тем


Его подточит силы! Тогда уже в решающем


Сражении его нетрудно будет победить! И


Я смогу вернуть себе свободу,  и независимость


И власть, землевладения и титулы свои, и состояние,


Когда Тюдор, лидер Ланкастеров, здесь воцарится!


Тогда исполнятся все мои самые заветные  желания!


Ну что ж, для этой цели мне не жаль и потрудиться!



                                     (Уходит.)



                     ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина шестая.



        9 апреля, 1483 года. Кэмбридж. Покои в резиденции короля Ричарда Третьего. Входят король Ричард и архитектор.



АРХИТЕКТОР.


Милорд, вот чертежи часовни,


Что строится здесь, в королевском


Колледже при университете.


Вы видели строительство, милорд...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, видел и считаю,


Что оно ведётся слишком медленно.


Мне нужно, чтобы строительство


Этой часовни завершилось к концу года.


И никак не позже!..



АРХИТЕКТОР.


Два нефа за год мы построить вам успеем...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Два нефа за год? Почему так долго?


Постройте  мне по меньшей мере шесть!



АРХИТЕКТОР.


Шесть нефов, государь? Зачем так много?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы, сударь,  слышите, что я вам говорю?


Я требую, чтоб через год  к этой часовне


Были пристроены ещё шесть нефов


По этим чертежам!


Все деньги на строительство


Вам будут сразу перечислены по смете.


Я лично прослежу за этим. Заказывайте


Всё самое лучшее! Когда вы подадите


Смету? К сегодняшнему вечеру успеете?


Или, хотя бы,  к завтрашнему утру?



АРХИТЕКТОР.


Боюсь, что это невозможно, государь...


Мы перешлём вам смету через месяц...



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно).


Вы, верно, шутите, или работать разучились!


Учтите, что я не позволю вам задерживать


Сроки строительства! И каждого виновника


Задержки, пусть даже непредвиденной,


Буду наказывать за саботаж арестом


И тюремным заключением! Вы поняли меня?!



АРХИТЕКТОР.


Да, государь. Позволите идти?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Идите!



                Архитектор кланяется и уходит. Входит  слуга и докладывает.



СЛУГА.  Сэр Ричард Рэтклифф к Вашему Величеству!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси! (Просматривает чертежи часовни.)



      Входит Рэтклифф, преклоняет колено перед королём и целует руку.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что у вас, Рэтклифф?



РЭТКЛИФФ.


Известия из Джиппинг Холла, государь!


Джеймс Тирелл сообщает, что принцы


Благополучно прибыли в его имение


И разместились там вполне удобно.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А мать их и сестра?



РЭТКЛИФФ.


Они покинули убежище в Аббатстве


И теперь едут в Джиппинг Холл под


Самою надёжною охраной, которою


Их обеспечил Брекенбери.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А младшие мои племянницы?



РЭТКЛИФФ.


Их перевозят в Шериф Хаттон, государь.


Как только сведения об их приезде мы


Получим, я вам об этом тотчас сообщу.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Спасибо, Рэтклифф, можете идти!



                     Рэтклифф с поклоном уходит. Входит слуга.



СЛУГА. Её Величество, королева Анна!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси!



              Входит королева Анна в сопровождении двух фрейлин. Дамы  приветствуют короля реверансом. Ричард целует руку Анне.



КОРОЛЕВА АННА.


Мой государь! Прошу, позвольте


Мне сегодня же уехать в Миддлхэм!


Я не могу здесь дольше оставаться!


Я постоянно думаю о нашем сыне!


Мне что-то неспокойно на душе.


Очень тревожно! И нет сил терпеть!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Прошу вас, дорогая, успокойтесь! Мы


Завтра утром выезжаем в Ноттингем.



КОРОЛЕВА АННА.


Отправимся сегодня же! Прошу вас!


Ведь в Кембридже дела уже закончены,


Не так ли? Стипендии уже все розданы,


Гранты раздарены, прошения подписаны.


На письма вы ответите в дороге. Что


Нас ещё удерживает здесь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Банкет, что состоится вечером сегодня!


И вы должны присутствовать на нём,


Миледи! Мероприятие официальное,


Мы не имеем права им пренебрегать!



КОРОЛЕВА АННА.


А сыном значит можем пренебречь?!



КОРОЛЬ РИЧАРД (ужасаясь).


О чём вы говорите,  дорогая?!



Королева Анна (плачет).


О том, что я должна сейчас быть рядом с сыном!



КОРОЛЬ РИЧАРД (испуганно).


Я за врачом пошлю, вы нездоровы! (К слуге.)


Распорядитесь, чтобы вызвали врача


Для королевы!



СЛУГА.


Да, государь! (Уходит.)



КОРОЛЕВА АННА (в истерике).


Вот именно! Я нездорова и на банкет


Я с вами не пойду! Отправлюсь в Миддлхэм!


Сегодня же! Я вас предупредила, государь! (К дамам.)


А вы чего стоите? Распорядитесь, чтобы


Собирали вещи! Мы уезжаем в Миддлхэм


Сегодня вечером! Вы слышите меня?!..



ДАМЫ. Да, миледи... (Уходят.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (удерживает её за руку).


 Это безумие, мой ангел, я не отпускаю вас!



КОРОЛЕВА АННА.


ОтпУстите! Я больше вам не подчиняюсь!


Я поеду! Велите, чтобы для меня коня


Седлали! Я поскачу! Я полечу стрелой!


Мне надо быть сегодня рядом с сыном!


Сейчас! Немедленно! Я чувствую, что


С ним какая-то беда может случится!


Или уже случилась! Да отпустите же!


И не сжимайте мне так сильно руку! (Вырывает руку.)


Мне больно! (Плачет.) Я заявляю вам,


Я еду в Миддлхэм! (Направляется к двери.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (удерживает её).


Опомнитесь, любимая моя, постойте!


До Миддлхэма двести двадцать миль


Отсюда. До Ноттингема же всего сто


Десять. Я обещаю вам: мы в Миддлхэм


Пошлём гонца сегодня. Он всё узнает


И нам сообщит все новости о принце


В Ноттингеме. Осталось подождать


Всего четыре дня! Душа моя, вы так


Разгорячились! У вас озноб! Вы еле


На ногах стоите! Врача сюда! Скорей!..


О Господи, да где же он?..



КОРОЛЕВА АННА.


Не надо мне врача! Меня вместо гонца


Пошлите! Я доскачу быстрей! Мне надо


С принцем быть уже сейчас!.. Сегодня! (Внезапно отшатнувшись.)


Ну да... Это же Салли!.. Я узнаю её!..


Что-то плывёт у меня перед глазами...  (Хватаясь за голову, оседает на пол)



КОРОЛЬ РИЧАРД (подхватывая её).


О Господи! Что с вами, дорогая?!


Вы бредите! Немного потерпите,


Я за врачом уже послал.


И ваши дамы вам сейчас помогут...



                                Входит слуга.



СЛУГА.


Мой государь,


Ваш врач уже уехал в Ноттингем.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Как так уехал?! Почему без нас?!..


Ну ладно, с ним я разберусь позднее.


Найдите мне врача другого! Срочно!


Вы видите, что королеве дурно!


И позовите её фрейлин поскорее!



СЛУГА.


Да, государь! (Уходит.)



КОРОЛЕВА АННА (поднимается, внезапно успокаиваясь).


Мне врач не нужен. Страх уже прошёл.


Не знаю почему, но мне теперь спокойно.


Возможно потому, что худшее уже случилось...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что вас так напугало, дорогая?!



КОРОЛЕВА АННА (отрешённо).


Узнаете, когда приедем в Ноттингем... (Уходит.)



                       ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина седьмая.



                   9 апреля, 1484 года. Замок Миддлхэм, покои принца Эдуарда. В центре комнаты стоит резной стол с двумя стульями. На столе серебряный подсвечник, шахматная доска и блюдо с остатками пирога. Слева у стены – кровать под бархатным пологом. Принц Эдуард сидит за шахматной доской и сам с собой играет в шахматы. Рядом с ним за столом, разрезая остатки пирога на мелкие кусочки, сидит служанка Салли.



ПРИНЦ ЭДУАРД (поворачивает доску).


Если я так пойду, (Передвигает фигуру.)


Через три хода я объявлю мат чёрному


Королю. А если так, (Поворачивает доску и передвигает фигуру.)


То, через три хода будет мат белому.


Как же пойти?.. Ну ладно, пусть


Побеждают белые... (Передвигает фигуры.)


Я иду так,  так и  так... И всё!


Теперь чёрный король повержен! (Кладёт фигуру короля на доску.)



САЛЛИ.


Мой принц, вы позабыли про пирог.


Вам надо его скушать поскорее,


Чтоб к ужину опять проголодаться.



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Нет! Ты боишься, что кто-нибудь


Узнает про пирог, что ты мне принесла


От бабушки моей в подарок. Тебе влетит,


Если дознаются об этом?



САЛЛИ.


Но мы ведь это в тайне сохраним,


Мой добрый лорд, не так ли? Ах, ваша


Бабушка так вас хотела порадовать


Этим подарком! Просила, чтобы


Вы весь этот пирожок скушали сами.



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Зачем это?



САЛЛИ.


Чтобы вы выросли большим


И сильным. Для этого вам нужно


Больше есть. Вот, скушайте ещё


Кусочек. (Запихивает ему в рот кусок пирога.)



ПРИНЦ ЭДУАРД.  (проглотив кусок).


Когда я выросту, я стану таким же


Сильным и непобедимым, как мой отец...



САЛЛИ (скармливает ему ещё кусок).


Да, добрый лорд, конечно, так и будет...


Ну,  скушайте ещё кусочек...



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Я больше не хочу! Я сыт! (Отталкивает её руку, роняя кусок пирога на пол.)



САЛЛИ.


Ну, не капризничайте, скушайте


Кусочек! Вот так!.. И вот ещё


К вам в ротик просится кусок!



ПРИНЦ ЭДУАРД (вертит головой).


Я не хочу! Я сыт!



САЛЛИ.


Ещё кусочек скушайте, милорд,


Не обижайте бабушку! Она так


Огорчится, ежели узнает, что вы


Не захотели есть её пирог.



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Она ведь никогда не видела меня


И вдруг, зачем-то, посылает мне подарок...



САЛЛИ.


Она так любит вас, милорд, и так


Страдает из-за того, что вынуждена


Жить в разлуке с вами. Вот, скушайте


Ещё кусок, ради неё! А я порадую её


Потом, когда ей расскажу, как вам


Понравился её пирог. Ну, ешьте же! (Впихивает кусок.)



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Он мне совсем не нравится. Безвкусный,


Приторный... Мне даже захотелось пить...



САЛЛИ.


Я принесу воды, а вы пока докушайте пирог.


Смотрите, сколько ещё ломтиков осталось!



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Потом  доем. А ты иди скорее принеси


Воды... Мне нестерпимо захотелось пить!


И почему-то клонит в сон. Как это странно!..


Ведь я не маленький, чтоб спать после обеда.



САЛЛИ.


Давайте, я вас уложу, милорд.


Но раньше надо пирожок доесть,


А то он зачерствеет и утратит вкус.



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Да он и так безвкусный! А ты не стой,


Скорее принеси воды! А то я тут с тобой


Умру от жажды! Мне бы сейчас хотя б


Глоточек выпить холодной, чистой,


Ключевой воды. У нас тут есть родник


Неподалёку... Мы останавливались там


Воды попить, когда с отцом и с матушкой


Ходили на прогулку...  Иди же за водой!


И позови  кого-нибудь из слуг...



САЛЛИ.


Да, я пойду и приведу прислугу, но


Только раньше вы докушайте пирог.


Нельзя его так оставлять, а то здесь


Заведутся мыши и погрызут его...



ПРИНЦ ЭДУАРД.


И тут же все подохнут... Иди скорее


За водой! Чего ты ждёшь? Я пить


Хочу! И почему нет в комнате воды?!



САЛЛИ.


Я унесла кувшин, что здесь стоял.


Там потускнело серебро, его давно


Пора было почистить. Хотите, чтоб


Я принесла его?.. Он там, на кухне...



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Пойди  и  принеси  воды! В кувшине,


Или же в ведре, мне всё равно! Мне надо


Что-нибудь попить! Скорее! Дай воды!.. (Плачет.)



САЛЛИ.


Воды? Да где же я сейчас возьму


Воды? (Разводит руками.) Её ведь


Надо из колодца натаскать! Вы


Потерпите до утра...



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Ты шутишь, что ли? Беги скорее,


Позови на помощь! Мне плохо!



САЛЛИ.


Зачем так волноваться, добрый лорд?


Я принесу воды, сколько хотите! Вам


Подогреть её, или подать холодной?



ПРИНЦ ЭДУАРД (со стоном ложится на кровать).


Мне всё равно, только неси скорее!


И позови врача! Мне плохо, Салли!


Ой!.. Мне очень больно!.. (Плачет.)



САЛЛИ.


Так, что мне сделать раньше, поясните,


Воды вам принести или позвать врача?



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Да сделай что-нибудь! Мне очень плохо! (Плачет.)


Ой, что это со мной?!.. Всё жжёт внутри,


Как будто развели костёр! Мне  больно,


Салли! Ой!.. Иди скорее, принеси воды!


А встретишь по дороге слуг, пошли их


За врачом! А-а-ай!.. (Стонет.)



САЛЛИ.


Вот так бы сразу и сказали! А то


Вас не поймёшь: иди туда, иди


Сюда! Я ведь не девочка, чтобы


По замку бегать! Вам не мешает


Свет? Давайте, я сейчас свечу задую


И задёрну шторы, чтоб  вы могли


Спокойно отдохнуть.



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Не надо свет гасить!


Мне страшно, Салли! (Плачет и стонет.)



САЛЛИ.


Ну так давайте я здесь с вами посижу,


Вас успокою...



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Не надо здесь сидеть! Неси скорей воды! (Плачет.)


И позови мне слуг!.. Ой!.. Больно!.. (Стонет и плачет.)



САЛЛИ.


Зачем нам слуги? Я сама управлюсь!



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Скорее матушку мне позови, или отца!..



САЛЛИ.


Они же сейчас в Лондоне, милорд...



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Нет, они в Кембридже и скоро будут здесь...


О-ой!..



САЛЛИ.


Ну, вот и хорошо! Вы скоро с ними


Встретитесь! Осталось подождать


Совсем немножко. Вот радости-то


Будет, когда они увидят вас, милорд!..



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Я не дождусь их... О-о-ой, как больно!..


О-о-ой! Что мне делать, Салли?! О-о-ой!


Всё горит!.. Не вытерплю!.. Скорее помоги!.. (Плачет.)



САЛЛИ.


Вы подождите, я за доктором схожу...



ПРИНЦ ЭДУАРД.


Не уходи!.. Возьми там колокольчик...


На столе... и позвони!.. Они придут...


А я... Мне... О-ой!.. Помоги мне, Салли!..


Очень тебя прошу!..  О-о-ой!.. Скорее,


Салли!..  О-о-ой!.. Что мне делать?.. (Плача, молитвенно складывает руки.)


Спаси меня Господь... и Пресвятая Дева!..


Амен!.. А-а-ай! Как мне больно!.. Как жжёт! (Плачет.)


О-ой!.. А-а-а!.. О-о-ох! (Хрипит.)



САЛЛИ.


Не беспокойтесь, добрый лорд, я


Всё исполню... Сейчас я позвоню...


Сбегутся слуги, они помогут вам...


Где колокольчик ваш? А, вот он,


На столе... Ой, выскользнул! Упал


И укатился...  Да где же он?  Такая


Я неловкая теперь!.. Я не могу его


Найти,  милорд, простите... Вы меня


Слышите, милорд?.. Вы что, уснули?..



      Салли подходит к кровати Эдуарда и отодвигает полог. Потом задёргивает его, дует на свечу и крестится.



САЛЛИ.


О Господи! Прости меня, прости! (Выбегает из комнаты.)




                    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина восьмая.



       13 апреля, 1484 года. Замок Ноттингем, кабинет короля Ричарда Третьего. Король Ричард подходит к письменному столу, заваленному грудой свитков, и  разбирает бумаги.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Спаси Господь! Какая груда писем!


Я не управлюсь с ними за три дня,


И королева будет недовольна


Из-за задержки новой в Ноттингеме...



                  Входит слуга и докладывает.



СЛУГА.


Гонец из Миддлхэма, государь!



КОРОЛЬ РИЧАРД (не отвлекаясь от бумаг).


Мы его ждём! Пускай войдёт скорее!..



          Входит гонец и преклоняет колено перед королём. Потом встаёт и молчит.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну что молчишь? С какими ты вестями?


Здоров ли принц? Что слышно в Миддлхэме?


Там всё готово к нашему приезду? Ну что


Ты, будто онемел, как рыба? Что слышно


В Миддлхэме? Говори!



ГОНЕЦ.


Крепитесь, государь, я вам привёз плохие вести...



КОРОЛЬ РИЧАРД (отстраняя бумаги, сурово смотрит на гонца).


Ну что молчишь? Скорее говори, здоров ли принц?


С ним что-нибудь случилось в Миддлхэме?!..



ГОНЕЦ.


Принц умер, государь.


Два дня назад его похоронили...



      Ричард смотрит на гонца остановившемся от изумления взглядом, потом нащупывает рядом кресло и садится, всё так же изумлённо глядя на гонца.



КОРОЛЬ РИЧАРД (хрипло).


Что это было?.. Как это случилось?


Принц болен был? Нам почему не


Сообщили о его болезни?.. Отвечай!!!



ГОНЕЦ.


Принц был здоров в день своей смерти


До обеда. После обеда он, как обычно,


Отдыхал в своих покоях, но к ужину


Не вышел. Мы в комнату к нему отправили


Прислугу...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И что там было?! Говори скорей!!!



ГОНЕЦ.


И там его застали бездыханным, а на столе


Нашли остатки пирога, который не был


Выпечен у нас в тот день. Ни повара, ни слуги


Не признались, как это кушанье попало к принцу.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Кто-нибудь ел ещё этот пирог?..



ГОНЕЦ.


Да, государь, остатки мы скормили трём


Собакам, они все околели в тот же вечер.



КОРОЛЬ РИЧАРД (прикрывает ладонью глаза).


Что-нибудь странное происходило в эти дни?



ГОНЕЦ.


Не знаю, как сказать...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Всё говори, что знаешь! Не томи!..


Не то язык тебе под пыткою развяжут!



ГОНЕЦ.


Служанка, что обслуживала принца, за


Пару дней до этого вдруг отпросилась


В отпуск, в свою деревню, навестить родных.


Но, как известно стало нам позднее,


Она свою родню не навещала,


А провела тот день в предместье Йорка.


Её видали в доме вашей  тёщи,


Бывшей графини Уорвик, Анны де Бошан.


Она с ней в комнатах уединялась ненадолго


И вела частную беседу. А после вышла


С аккуратным свёртком и с кошельком.


К нам в Миддлхэм она потом вернулась


В день смерти принца, но после обеда


Ушла  куда-то и уже не возвращалась.


Вчера её нашли задушенной на огородах,


Возле заброшенной усадьбы в Миддлхэме.


Она скрывалась там от правосудия,


Или встречалась с кем-то, мы не знаем...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Можешь идти... Ни слова королеве!..



ГОНЕЦ.


Да, государь. (С поклоном уходит.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (держась за виски).


Всё онемело, чувства притупились. И будто


Сам я умер вместе с этой страшной вестью.


И мои мысли словно вскользь проходят,


Мимо меня, меня не задевая. И как-то сразу


Изменилось всё вокруг. Что-то случилось...


Страшное, а что – не помню. Уже не помню.


Это как-то странно... Я только что про это


Размышлял... Про что, – про это?... Кто-то


Приходил?.. И приносил какое-то известье?


Надо спросить об этом... Но кого?.. Зачем?..


Нет, лучше мне не двигаться, не спрашивать,


Молчать. Как давит тишина!.. Мне почему-то


Душно… Как  быстро  наступили  сумерки


Сегодня. Кто скажет мне, который теперь час?..


И почему уже так тихо в замке?..  Я раньше


Не боялся темноты, но почему-то жарко мне


И душно!.. Я ощущаю приближение смерти...


Она придвинулась ко мне какой-то страшной


Тенью, сдавила горло мне костлявою ладонью


И душит меня, и не отпускает!.. Как будто горе


Навалилось на меня  и сердце в клочья рвёт,


И болью нестерпимой истязает! Я вырвать


Из себя хочу всю эту боль, но с каждым моим


Вздохом она всё крепче во мне прорастает,


Сдавливая горло, и отдаёт в висках тяжёлым


Колокольным звоном! То похоронный колокол


Звенит… Но почему? По ком?.. Не знаю... Быть


Может он звенит по мне?.. По Анне?.. По сыну


Моему, Эдуарду? Что за глупость! Ведь сын


Мой жив! И он здоров сейчас, и в Миддлхэме


Ждёт меня и Анну. Скорее надо нам в дорогу


Собираться!.. Но что-то задержало меня здесь.


Где – здесь?.. А где я  нахожусь?.. Я в Лондоне?..


Нет, в Йорке!.. В Миддлхэме?.. Тогда мне надо


Сына повидать, и всё на месте тут же разъяснится...



           Ричард звонит в колокольчик, в комнату вбегают слуги, пажи и  придворные, среди которых Джон Раус, Уильям Кэтсби и леди Тилни.



КОРОЛЬ РИЧАРД (в панике).


Где мальчик мой?! Где сын мой, Эдуард,


Принц Уэльский?! Скорее позовите мне его!


И передайте, чтоб поторопился! Пусть  явится


Немедленно ко мне!.. Я по нему соскучился,


Я так давно его не видел... Сил нет терпеть


Эту разлуку дольше!..



КЭТСБИ.


Но, государь, принц Уэльский в Миддлхэме!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А мы сейчас где?..



КЭТСБИ.


Мы ещё в Ноттингеме, государь!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Как в Ноттингеме?! А где этот Ноттингем?


И почему не там?..



КЭТСБИ.


Милорд, вы говорите непонятно.


Мы ещё только собираемся поехать


В Миддлхэм!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Мы собираемся? Тогда скорей в дорогу!


Хотя, постойте... нет... Напомните мне,


Кэтсби, зачем мы направлялись в Миддлхэм?



КЭТСБИ.


Вы пожелали навестить там принца Эдуарда,


Вашего сына и наследника престола...



КОРОЛЬ РИЧАРД (кивает ему).


Теперь я вспомнил... Подождите... Знаю... (Садится в кресло и закрывает глаза рукой.)


Нет принца Эдуарда в Миддлхэме... И нет


Наследника престола у меня. А скоро у меня


Не будет и короны, но ещё раньше я лишусь


Жены... Всё это происки коварные Тюдора.


Я это знаю точно! Он мою тёщу подкупил


Через свою мамашу, Маргарет Бофорт...


Две эти гадины между собою сговорились,


Порукой связаны и обе за Ланкастера стоят.


Вот моя тёща-то и согласилась это сделать,


Чтобы Тюдору верно услужить и возвратить


При нём своё былое достояние и оба графства, –


Солсбери и Уорвик, что я передал двум её


Старшим внукам, моим племянникам и детям


Джорджа, брата моего, и его супруги, моей


Свояченицы, Изабеллы, которых умертвили


При моём старшем брате и предшественнике,


Короле Эдуарде. По приказанию его жены,


Елизаветы Вудвилл, Джордж был утоплен


В Тауэре, в день своих именин,  в бочке


С мальвазией. Его супругу Изабеллу, сестру


Моей жены, ещё до этого служанка отравила,


Подосланная той же королевой, Елизаветой


Вудвилл, которая тогда же их детей лишила


Имущественных прав и титулов наследных.


Те титулы и всё их достояние я детям их вернул,


Когда стал королём, и этим свою тёщу я обидел.


Она предполагала, что все титулы и земли


Я ей отдам, сниму с неё опалу и ей прощу её


Чудовищные преступления, что совершила она


Против дома Йорка, когда Ланкастерам служила


Тайно и, пользуясь доверием супруга, добывала


Сведения для них, им помогая загонять наши


Войска в засаду. Всё это выяснилось уже после


Нашей победы в битве при Тьюксбери, когда


Сама же королева, Маргарет Анжу, которая


Завербовала мою тёщу, всё это на допросе


Рассказала и рассекретила её как своего агента.


Но моя тёща, Анна де Бошан, тогда успела


Скрыться от суда, найдя убежище в святилище


Монастыря в Болье. Мой старший брат, король


Эдуард Четвёртый, тогда её приговорил заочно


К сожжению на костре и титулов лишил. А её


Замки и владения мужа были поделены между


Двумя дочерьми, – женою брата Джорджа,


Изабеллой, и её младшею сестрой, моей супругой,


Анной. Но через пару лет, в порыве милосердия,


Я вздумал вдруг за тёщу заступиться и под свою


Опеку её взять. Хоть вымолить прощение для


Неё мне было трудно и брата-короля пришлось


Упрашивать, как если бы я заступился за родную


Мать, я всё ж  сумел уговорить Эдуарда мне


Тёщу на поруки выдать, чтобы она могла своё


Убежище покинуть и жить на воле под моим


Присмотром. Я для неё в предместье Йорка


Дом арендовал и полностью оплачивал


Её расходы, снабжал её деньгами понемногу.


И вот какое она дело совершила, вот как моею


Добротой воспользовалась низко! А ведь она


Так часто мне пыталась то каверзу какую-то


Подстроить, предательство иль подлость учинить.


И каждый раз она стремилась всё усердней и


Преданней своим друзьям, Ланкастерам, служить.


То деньги выманить пыталась у меня в огромных


Суммах, чтобы их переслать во Францию, нашим


Врагам, и этим оплатить вторжение их в Англию,


Чтобы помочь им взять реванш и утвердить свою


Власть в королевстве. То письма злобные писала


Дочерям своим. Теперь она возобновила дружбу


С коварной матерью Тюдора, Маргарет Бофорт,


Что тоже при моём дворе пригрелась. А сколько


Раз меня остерегала Анна от тех моих услуг, что


Я неосторожно оказывал моей неугомонной тёще!


Она-то мать свою получше знала! И всякий раз,


Меня предупреждала, а то и выговаривала строго


За снисходительность мою и доброту к этой особе


Подлой! И вот итог! Теперь даже не знаю, как


Сообщить жене о смерти сына, убитого его безумной


Бабкой! Что теперь будет с моей  бедной Анной!


Не приведи Господь! Ведь ещё Джордж меня тогда


Предупреждал при нашей с ним последней встрече.


Он говорил мне: «Ричард, сына береги от злобных


Происков нашей коварной тёщи!». Джордж тогда


Точно предсказал её злодейство, предупреждал,


Что Анна де Бошан способна внуку своему послать,


Отравленный пирог собственной выпечки в подарок


К празднику иль торжеству. И всё так и случилось,


Как, предостерегая меня, напророчил Джордж!


Несчастный сын мой получил в подарок к пасхе


От своей бабушки отравленный пирог. О Боже,


Какой грех, какое злодеяние! Из мести она это


Совершила, чтобы мне горе причинить за доброту


Мою к ней и опеку? Или из ненависти к дочери


И внуку? Но чем же внук-то перед нею провинился?


Скорее, она это совершила, чтобы себе награду


Заслужить при будущем правлении Тюдора и титулы


Свои вернуть, и замки. И возвратить себе наследство


Мужа, что перешло к моей супруге Анне и двум


Нашим племянникам от Изабеллы и Джорджа, –


Двум старшим внукам Анны де Бошан... О, Боже!


Снова навалилась тяжесть! И давит, разрывает


Меня изнутри!.. И голова болит, и мрак перед


Глазами, и шум в ушах стоит... Как это странно!..


Кто объяснит мне, что со мною происходит?!


Куда исчезло всё?! И почему все умерли? И что


За тишина кругом? И почему шипение в ушах?..


Я падаю куда-то!.. Но, что это со мной?..


Окно откройте!.. (Лишается чувств.)



                      Кэтсби открывает окно и обращается к слугам.



КЭТСБИ.


Пошлите поскорей за доктором!


Мы короля теряем! Да сделайте хоть


Что-нибудь!!! О Господи, какое горе!..



              Входит королева Анна в сопровождении леди Эллис.



КОРОЛЕВА АННА (проталкиваясь через толпу придворных).


А что здесь происходит?.. Пропустите!


И где гонец, что прибыл к нам из Миддлхэма?


Какие новости привёз о нашем сыне? Здоров ли


Принц? Готовятся ли к нашему приезду?


Да пропустите же! Что вы устроили тут,


В кабинете государя? И почему толпа стоит


Возле дверей? Позвольте! Дайте мне пройти!



       Придворные расступаются и Анна видит короля, которого пытается привести в чувство Кэтсби, массируя ему виски.



КОРОЛЕВА АННА.


В чём дело, Кэтсби? Что с королём?!



                  Королева Анна подбегает к Ричарду и отстраняет от него Кэтсби. Потом  оборачивается к придворным.



КОРОЛЕВА АННА (строго).


Я спрашиваю всех: что с королём случилось?!



ЛЕДИ ТИЛНИ (невозмутимо, скороговоркой).


Король сражён известием о смерти сына,


Принца Эдуарда, что матушкою вашей был


Убит несколько дней назад, отравлен


Пирогом, что испекла она и отослала к


Принцу, деньгами подкупив его служанку.


Её потом задушенной нашли на огородах


Уже после кончины принца. Король считает,


Ваша матушка такое совершила, чтоб


Услужить Ланкастерам, Тюдору, и земли себе


Ваши возвратить, и остальное достояние


Присвоить. Для этого она убила внука...



           Королева Анна, ловя воздух ртом, оседает на пол и, скорчившись, поджав колени и прижав кулаки ко лбу, начинает раскачиваться и сквозь рыдания  вопить, как безумная.



КОРОЛЕВА АННА.


А-а-а-а-а! Не-е-ет! Нет! Не могу! Не верю!!!


Всё это слишком, даже для неё!!! Не-е-ет!


А-а-а-а! Это непра-а-авда! Так не может быть!!!


Она не мать мне больше! О Господи, прости-и-и!


Я этого не вынесу! О, ужас! Не-е-ет!!! Я не хочу!!!


Нет! Нет! Это неправда! Оставьте меня все!!!


О, Боже! Не-е-ет!.. (Заходится в рыданиях.)



ЛЕДИ ТИЛНИ (встав за её спиной, невозмутимо улыбаясь).


Она хотела Миддлхэм себе вернуть


Вот и нагадила там, чтобы отныне


Вам этот замок стал противен. А его


Чистый и целебный  воздух, столь


Для здоровья вашего необходимый,


Был бы  пропитан трупным запахом


Плоти вашего сына и уничтожил все


Счастливые воспоминания  вашего


Детства, так  крепко  вас связавшие


Любовью к супругу вашему, королю


Ричарду Третьему…



                 Ричард приходит в сознание и с ужасом смотрит на Анну.



ЛЕДИ ТИЛНИ (ехидно улыбаясь.)


Ну, вот и хорошо! Вот и король очнулся! (В сторону.)


Такие вопли мертвеца разбудят!..



ЛЕДИ ЭЛЛИС (подходя сзади к леди Тилни).


Да что хорошего?! Злодейка! Ведьма!


Стерва! Разве такое сообщают матерям?!


Ух, гадина! Отрезать бы тебе язык за это!



КОРОЛЬ РИЧАРД (склоняясь над Анной).


Любимая моя, что с вами? Успокойтесь!


Мы скоро все поедем в Миддлхэм... (К слугам.)


Врача пришлите! Помогите королеве!



КОРОЛЕВА АННА (отгоняет слуг).


Не трогайте меня!!! Оставьте, отойдите!!!



                   Слуги отходят от неё. Внезапно, перестав рыдать, Анна выдёргивает из-за пояса пажа кинжал, становится на колени и, вытянув из своей причёски прядь волос, начинает быстро перепиливать её кинжалом. Ричард испуганно смотрит на неё.



КОРОЛЕВА АННА (в лихорадочной спешке).


 Надо скорей!.. Скорей!.. Мне некогда!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (склоняется к ней, пытаясь её обнять).


Но, ангел мой, что делаете вы со своей


Причёской? Зачем вам нож? Постойте!


Прекратите!..



КОРОЛЕВА АННА (вырывается из его рук).


А-а-а-ай! Пустите меня! Отпустите!!!..


Хочу в монахини постричься...


Нет у меня больше силы жить в миру...


Надо уйти скорее... Поскорей!.. (Перепиливает прядь.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (пытаясь перехватить нож.)


Любимая, постойте!.. Перестаньте!


Отдайте мне ваш  нож! Прошу вас...



КОРОЛЕВА АННА (увёртываясь от него).


Пусть будет боль! Я хочу боли!


Отпустите!..



       Анна с воплем вырывает руку и замахивается ножом над кистью другой руки, пытаясь сделать на ней надрезы.



ЛЕДИ ЭЛЛИС (всплеснув руками).


Она рассудок потеряла! Боже,


Спаси бедняжку нашу, королеву!



       Король Ричард сжимает Анне запястье, и нож выпадает из её ладони. Анна внезапно успокаивается и сидит не шевелясь, отрешённо глядя перед собой. Ричард возвращает кинжал пажу.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Возьмите нож! А за врачом послали?


Как странно, что его так долго нет!..


Он только что был  здесь, среди


Придворных... Где он?..



         Король Ричард тревожно оглядывает придворных, его взгляд падает на дверной проём.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А что это за знаки там, в проёме?


Вы видите их, Кэтсби? Какие-то


Два полукруга, что похожи на подковы...


И между ними крест... Вы понимаете,


Что это означает?



КЭТСБИ.


О, государь мой, знаков я не вижу!



ЛЕДИ ТИЛНИ (язвительно, с улыбкой).


Ну вот, теперь король сошёл с ума!


Что говорить, весёлая семейка!



КОРОЛЕВА АННА (внезапно начинает хохотать, глядя на мальчика-пажа).


Да вот же он, наш сын Эдуард, принц


Уэльский! А мы-то его ищем и горюем!


А он стоит здесь цел и невредим... (Подходит к пажу.)


И улыбается!.. (Строго глядя на пажа.)


Да как же это вам, милорд, не стыдно


Так некрасиво с нами поступать?! Вы


Нехороший мальчик! Так напугали нас


Своею мнимой смертью, что мы уже


Сочли вас умершим навеки! Сейчас же


Вы пойдёте к королю и вымолите у него


Себе прощение! (Подталкивает пажа к Ричарду.)



       Король Ричард стоит возле двери и смотрит в проём, удерживая за руку испуганного Кэтсби.



КОРОЛЬ РИЧАРД (взволнованно).


Постойте, Кэтсби, мы должны понять,


Какое здесь скрывается знамение,


О чём предупреждают эти знаки? Я


Думаю, что это связано со смертью


Принца... Смотрите, вот они уже


Исчезли... О Господи, как голова


Болит!..  А где же доктор? Пусть


Придёт скорее! И сразу выезжаем


В Миддлхэм! Нас дожидается там


Сын наш, Эдуард, принц Уэльский.


Мы забираем его в Лондон, ко двору.


Он будет с нами  неотлучно находиться! (Придвигаясь к Кэтсби.)


А Миддлхэм теперь небезопасен...



       Продолжая хохотать, королева Анна обнимает и целует испуганного пажа, потом берёт его за руку и  пытается вывести из комнаты. Король Ричард и все присутствующие с изумлением и ужасом смотрят на неё.



КОРОЛЕВА АННА (сквозь смех).


Идём, малыш,  я покажу тебе подарки!


Я шахматы тебе купила и доспехи.


Тебе понравится!.. (Внезапно останавливается, вглядываясь в лицо пажа.)


Кто ты такой и почему одет так странно?! (Присмотревшись, вскрикивает.)


Это не он!!! Мне подменили сына!..


Помогите!..



       Анна  падает в обморок. Ричард, подхватив её, садится рядом и поддерживает ей голову. Леди Эллис склоняется над ней, обмахивая веером.



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Врача скорее! Королеве дурно!


Теперь она сознание потеряла!



                             Входит сэр Перси с двумя стражниками, ведущими врача.



ПЕРСИ (командует).


Всем разойтись! Освободить дорогу!



ЛЕДИ ТИЛНИ (язвительно, с улыбкой).


Вот и начальник личной стражи государя!


Вы опоздали, сэр, мы справились без вас!



ПЕРСИ (рапортует).


Милорд! По вашему приказу врач доставлен!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Прошу вас, помогите королеве, доктор.


И мне потом понадобится ваша помощь.



           Доктор оказывает помощь королеве. Джон Раус со свитком выходит на авансцену.



 РАУС (читает по свитку).


«Услышав новости о смерти сына


В Ноттингеме, где проживали тогда


Король Ричард с королевой Анной,


Мы видели этих родителей несчастных,


Убитых горем, в состоянии, граничащем


С безумием, что было вызвано внезапной их утратой...» –


Так пишет Кройлендская хроника от продолжателя. (Сворачивает свиток.)




                                      ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина первая.



             Покои в доме тёщи короля, Анны де Бошан, в предместье Йорка. На видном месте висит портрет её мужа, графа Уорвика, Создателя Королей.  Анна де Бошан сжигает над подсвечником письмо. Выбросив пепел от него в камин, она прохаживается по комнате.



АННА де БОШАН.


Ну, дело сделано, и Маргарет Бофорт мне


Уже тайно сообщила, что за одну эту мою,


Простую, скромную услугу Генрих Тюдор,


Достойный сын её, мне будет бесконечно


Благодарен,  когда он зятя моего, короля


Ричарда Третьего,  в сражении победит и


Трон его захватит. Не знаю я, как он сумеет


Это сделать, но знаю, что за силы за ним


Стоят, и в их могущество я верю безраздельно.


Когда Тюдор здесь станет королём, я себе


Снова возвратить смогу всё своё состояние,


Свои два графства, – Уорвик и Солсбери,


Их отобрав у своих старших внуков, потом


Потребую себе доходных  должностей. Их


Исполнять я буду номинально, зачем мне


Себя службой утруждать? Но вот доходами


Высокими от них я доверху  свою казну


Наполню. И ещё гранты от него потребую,


И разные пособия на старость. Я слышала,


Что Генрих скуповат, но я не сомневаюсь,


Что я смогу заставить его щедрым быть со


Мной и выполнять любую мою просьбу.


Ведь в этом мире всё имеет свою цену.


Я внука для него не пожалела... любимого. (Всхлипывает и смахивает слезу.)


И старших внуков я ему отдам! Пусть их


В тюрьму сажает, как его предшественник,


Король Эдуард, пусть отбирает титулы у них.


Пусть делает он с ними всё, что хочет, мне их


Не жалко. Лишь бы платил! А до судьбы их


Будущей мне дела нет, я их в глаза не видела


И знать их не желаю! Пускай о них заботятся


Другие!.. Да, что ни говори, а в детстве я


Не о такой семье мечтала... Когда родители


Меня невестой объявили и обручили с моим


Мужем будущим, Ричардом Невиллом, (Смотрит на портрет.)


Мне было восемь лет, а ему только шесть.


Я думала, что он как настоящий рыцарь


Будет служить мне верно и писать сонеты,


В любви мне объясняясь каждый день, и на


Руках носить, не уставая. Но как увидела


Малявку этого я перед алтарём!.. Такой


Неудержимый смех меня стал разбирать, что


Из-за этого венчание наше чуть не сорвалось.


Но под конец нас всё же обвенчали, и моя


Жизнь супружеская превратилась в ад! Мой


Муж мне сразу объявил, что он меня не любит


И на руках носить меня не будет. Кричал:


«Я ей не лошадь, чтоб на себе её таскать! Вон


У неё сколько слуг! Вот пусть они её и носят!».


И ещё ножкой топал! А вечером он заявил, что


Спать со мною рядом он не ляжет. И в нашу


Первую супружескую ночь он отбивался от


Меня в постели пятками так яростно, что мне


Пришлось позвать на помощь старших.


Нас пожалели, разнесли  по разным спальням


И оба мы спокойно спали до утра. Наутро же


Я снова стала требовать любви от мужа, а он


За это обозвал меня «дурёхой». А вечером его


Не затащить было в постель. Он  всё  в тазу


Сидел, кораблики пускал. Это потом, когда (Смотрит на портрет.)


Он повзрослел, стал адмиралом Англии.


А в ту пору он  просто барахтался, сидя в  тазу,


То в морской бой играл, то шторм устраивал


Своим корабликам, а в брачную постель идти


Отказывался, визжал и отбивался от служанок,


Когда они его несли к нам в спальню. И на свою


Судьбу всё жаловался взрослым. Сквозь слёзы


Он им говорил: «Ребёнок  жил себе спокойно,


Зла никому не делал, не мешал. Так нет же,


Вдруг его схватили и в церковь повели, жениться...


А я вас не просил об этом!.. Я не хочу!.. ». И снова


Ножкой топал и брыкался. Мне это надоело, и


Я решила всерьёз заняться его воспитанием. А


Он, вместо того, чтобы меня благодарить, всё


Больше злился и выказывал при мне свой нрав,


Такой немыслимо суровый и строптивый, что


Когда я ему читала наставления, он и вопил,


Как резаный, и уши затыкал, и снова обзывал


Меня обидными словами. Я плакала, звала на


Помощь взрослых, и нас с ним снова разводили


По разным комнатам. Так мы и жили, ежедневно


Ссорясь, пока его родители не развезли нас и


По разным замкам, надеясь, что после разлуки


Мы соскучимся и сможем, наконец, друг друга


Полюбить настолько, что родим им внуков. Но


Не тут-то было! И повзрослев, не пожелала я


Делить с супругом ложе в мире и согласии. Я


Ненавидела его по-прежнему, но вместе с тем


Я изводила ревностью его. И поводы  повсюду


Находила для яростных скандалов и атак. Ведь,


На мою беду, мой муж, когда подрос, стал


Удивительно красивым юношей! Я тоже была


Хороша собой. Казалось бы, чего бы нам не жить


Спокойно, в мире? Но не могла я выносить его,


Чуть только начинал он говорить со мной! Так


Раздражала меня дерзость в каждом его слове,


Что мне хотелось бы убить его на месте! Когда


По службе сделал он успешную карьеру, и нас


С почётом принимали при дворе, я им гордилась.


Он стал одним из лучших воинов в стране,


Он заслужил почёт и славу, он вызывал пылкий


Восторг и восхищение у всех придворных дам!


Он был непобедим на рыцарских турнирах! Все


Его обожали, и только я одна и ненавидела его,


И презирала, и злилась на него, и ссорилась


С ним по любому поводу. Потом я стала замечать,


Что он хотя бы  тем уже доволен, что я  его


Не оскорбляю при друзьях. Я стала пользоваться


Этим, и довольно быстро мне удалось заставить


Его подчиняться  моей воле. И вот, когда я уже


Успокоилась и примирилась с моим тяжёлым


Положением, свекровь моя мне как-то деликатно


Намекнула, что мой супруг из-за отсутствия


У нас детей  имеет право со мной развестись.


Я поняла её  намёк, и через девять месяцев


У нас родилась дочь, Изабелла. А через пару


Лет раздоры начались в стране. Король, Генрих


Шестой, Ланкастер, ослабел умом. И властью


Завладела его жена и королева, моя подруга,


Маргарет Анжу. А родной дядя моего супруга,


Герцог Ричард Йорк, в то время был Парламентом


Назначен Регентом Англии. И очень скоро у них


С Маргарет Анжу началась борьба за власть,


Которая довольно быстро переросла в войну.


Желая первой нанести удар и уничтожить всех


Своих врагов, моя подруга, королева Маргарет,


Изгнала Регента, Ричарда Йорка, из Королевского


Совета. А после этого она предприняла попытку


Его арестовать. А вместе с ним и моего супруга,


Который к тому времени, благодаря наследству


Моему, стал уже графом Уорвиком, богатым


И влиятельным сподвижником герцога Йорка.


Вот они двое, а с ними и мой свёкор, Ричард


Невилл, граф Солсбери, с всеми его братьями


И сыновьями, и составляли оппозицию королеве


Маргарет Анжу и её партии Ланкастеров, что


Пользовалась поддержкой Франции и защищала


Её интересы здесь, в Англии. И я поддерживала


Партию Ланкастеров, в то время  как мой муж


Стоял за Йорка. Тогда же стала я ему вредить


И в политических масштабах. И с первых дней


Войны я  добывала сведения о передвижении


Всех армий Йорка и передавала их Ланкастерам.


И в первую засаду, что с моей помощью устроила


Им королева Маргарет Анжу, чуть было не попал


Мой муж, но он сумел отбиться и спастись.


А я и дальше продолжала им вредить. Имея


Дубликаты всех ключей от его тайников


И сейфов в наших замках, я изучала документы,


Карты, схемы расположения и передвижения


Войск йоркистов и сообщала о них напрямую


Королеве Маргарет по голубиной почте. Из-за


Меня войска йоркистов попадали то в одну


Засаду, то в другую. Там гибли тысячи солдат,


А муж мой даже не подозревал о моих происках,


И я при нём могла успешно продолжать свою


Работу. Потом, в битве при Уэйкфилде, где мы,


Ланкастеры, победу одержали, погиб и герцог


Йорк со своим сыном, Эдмондом Рэтлендом,


И его братья, Джон и Хью Мортимеры, а также


Свёкор мой, Ричард Невилл, граф Солсбери,


И его сын, сэр Томас Невилл. Все они были


Казнены жестоко по приказанию моей подруги,


Маргарет Анжу. Их головы на пики насадили


И выставили на воротах Йорка. Моя свекровь


Оплакивала их, как дура. Мой муж в той битве


Не участвовал, но старший сын герцога Йорка,


Эдуард, граф Марч, потом смог взять реванш


И одержать победу над Ланкастерами в двух


Других решающих сражениях – в битве при


Мортимер Кросс и ещё в битве при Таутоне.


В последней битве муженёк мой отличился.


Он на престол возвёл кузена Эдуарда и стал


Его советником ближайшим. Он по моей же


Просьбе настоял, чтобы два младших брата


Короля Эдуарда, – Джордж, герцог Кларенс,


И Ричард, герцог Глостер, – у нас воспитывались,


В нашем доме. Я их обоих и наметила в мужья


Двум моим дочерям  – старшей, Изабелле,


И младшей, Анне, которой незадолго до того


Исполнилось пять лет. Джордж сразу же


Влюбился в Изабеллу, а Ричард Глостер


Анною пленился с первой встречи. И так


Они удачно подружились, что лучшего нельзя


И пожелать! И сразу захотели обвенчаться!


Джордж с Изабеллой, Ричард Глостер с Анной,


Хотя ему в ту пору было девять лет. Я их


Поддерживала и была этому рада. Мечтала,


Чтобы дочери мои стали принцессами, ведь


Изабелла, выйдя замуж за Джорджа, стала бы


Герцогиней Кларенс, а моя Анна, выйдя


За Ричарда, стала бы герцогиней Глостер. (Смотрит на портрет.)


Да только муж мой, этот редкостный тупица,  (Стучит кулачком по столу.)


Не захотел заставить короля дать разрешение


На оба эти брака! И начались тут проволочки


Год за годом. Потом король Эдуард и сам


Женился на этой подлой, худородной ведьме,


Елизавете Вудвилл, что невзлюбила мужа


Моего и дочерей возненавидела, и против нас


Настраивала короля. И начались опять в стране


Раздоры. Мой муж то ссорился с королём


Эдуардом, то с ним мирился. То его в плен


Брал и удерживал насильно в нашем замке,


Подолгу уговаривал с женой Елизаветой


Развестись, то снова отпускал как друга и


Кузена на свободу. А дочери, тем временем,


Росли, а свадьбы их откладывались из-за


Того, что женихи служили королю Эдуарду


И не могли венчаться без его согласия. Но


Вскоре мой супруг объединился с Джорджем,


Герцогом Кларенсом. В залог союза этого


Он ему отдал в жёны Изабеллу, нашу дочь


Старшую, и выступил с ним против Вудвиллов.


И в королевстве снова началась война. А


Ричард Глостер, обручённый с Анной, всё


Ещё оставался верным брату, королю Эдуарду.


И снова муж мой вместе с Джорджем стали


Переходить из стана в стан и, то мирились


С королём, то ссорились, в то время как


Дочь наша, Изабелла, выйдя за Джорджа


Кларенса без разрешения короля Эдварда,


Должна была родить в самый ближайший срок.


Тогда решила я  поссорить мужа с королём


Эдуардом, но так, чтоб они больше примириться


Не смогли, поскольку очень уж мне надоели


Все эти его переходы из одной партии в другую.


И я через своих агентов отослала королю


Эдуарду документ за подписью, подделанной


Искусно, но с подлинной печатью мужа моего,


В котором говорилось, что мой супруг, граф


Уорвик, провозглашает зятя своего, герцога


Кларенса, законным королём английским,


Вместо Эдуарда. По правде говоря, супругу


Моему в такой бумаге надобности не было:


Его врагами были Вудвиллы, а не король,


И оформлять провозглашение письменно


Ему ведь тоже было бы не нужно, – ему


Вполне хватало и его намерений, присяги


Наших рыцарей и брачных уз наследника


Престола, герцога Кларенса, с нашею дочкой,


Изабеллой, чтобы составить оппозицию семейке


Вудвиллов. Так что любой бы понял, что


Документ с так называемым провозглашением


Кларенса монархом, был откровенною, грубо


Сработанной фальшивкой. Но Эдуард поверил


В подлинность этой подделки, прогневался


И объявил моего мужа и зятя, – своего брата,


Джорджа Кларенса, изменниками и врагами


Королевства. Все наши земли к тому времени


Уже были заложены мною тайком от мужа,


А деньги переправлены во Францию, моим


Друзьям Ланкастерам, для будущего их


Вторжения в Англию. Так что нам в Англии


И оставаться было не с руки: без денег, без


Имущества, в опале, преследуемые королём,


Мы не могли бы здесь существовать. Вот так,


Составив всё одно с другим, заставила я мужа


Англию покинуть и поспешить во Францию,


Чтоб предложить его услуги моей подруге,


Маргарет Анжу, которая нашла приют в те


Времена у короля Людовика Одиннадцатого. (Обращаясь к портрету.)


Что скажешь, подкаблучник?.. А?... Молчит!... (Оборачивается к зрителю.)


Всё так и было! Людовик примирил моего


Мужа с Маргарет Анжу. Я стала у неё первой


Придворной дамой, а муж мой ей пообещал


Вернуть трон Англии её супругу, Генриху


Шестому. Но за это, по настоянию моему,


Потребовал, чтобы она дочь нашу, Анну,


Согласилась сделать женой своего сына и


Наследника престола, Эдуарда Ланкастера.


Ох, и пришлось же нам повоевать тогда


С малюткой Анной, чтобы заставить её


Разорвать помолвку с Ричардом Глостером


И согласиться выйти замуж за принца


Эдуарда. И только ценой жизни Ричарда


Она пошла на это, после того как муж мой


Пригрозил ей, что подошлёт к нему убийц


Наёмных, если она откажется за Эдуарда


Замуж выйти. Потом супруг мой  в Англию


Вернулся и ловкими военными манёврами


Восстановил на троне Генриха Шестого. Тогда


И стали называть его «Создатель королей»!


А мне сейчас смешно всё это слышать!


Ведь не поссорь его я с Эдуардом, он бы


И Генриха не посадил на трон. И, значит, (Обращается к портрету.)


Кто из нас создатель королей? Я! Только я!


И снова стану я создательницей королей,


Когда Тюдора посажу на трон, сгубив другого


Короля, своего зятя, Ричарда Третьего! Для


Этого я внука отравила! От горя по нему


И дочь моя умрёт. Тогда ослабнет, захиреет


Ричард, и с лёгкостью Тюдор его в сражении


Одолеет! А я верну себе величие былое! И моя


Слава при дворе Тюдора затмит успехи мужа


Моего, что так нелепо погиб в битве при Барнете


Из-за того, что Кларенс перед боем объединился


С братьями, и они вместе разгромили всю армию


Ланкастеров в решающих сражениях.  А я


Всё потеряла с их победой – и титулы, и славу,


И богатство. Когда узнали, как я помогала


Ланкастерам в этой войне, как добывала


Для них сведения у мужа за спиной, меня


Лишили прав на мои владения и присудили


Как изменницу к сожжению на костре. Мне


Чудом удалось тогда спастись от казни.


Сбежав от Маргарет Анжу и бросив дочь


Свою меньшую, Анну, на произвол судьбы,


Я спряталась в монастыре. И находилась там,


Пока, став мужем Анны, Ричард Глостер


Не вызволил меня оттуда, взяв под свою


Опеку. Он снял мне этот дом в предместье


Йорка, оплачивает слуг и все мои расходы.


И небольшую пенсию мне платит. Но


Титулы мои и все мои владения достались


Дочерям и перешли от них к моим зятьям


И внукам. После победы Йорка меня лишили


Прав и до сих пор преступницей считают!


Даже при том, что зять мой стал королём,


Ричардом Третьим, а дочь Анна стала


Королевой! И я за это ненавижу их ещё


Сильней, чем прежде! Я буду мстить


Жестоко, беспощадно за все мои обиды


И потери! Я жажду получить назад свои


Владения, свободу, титулы себе вернуть,


И честь, и власть утраченную, и былую славу!


И всё это я снова обрету, когда Ланкастер


Станет управлять нашей державой!


Для  этого  не  жаль и  внука  потерять.


Тем более, что у меня их ещё остаётся двое.


Их тоже надо будет мне куда-нибудь девать.


Чтобы в опалу не втянули за собою.


Нет, рано мне пока что отправляться на покой!


Ведь дочь моя жива, и зять уверенно сидит на троне.


Я лишь тогда и отдохну, возрадуюсь душой,


Когда увижу Генриха Тюдора в золотой короне!



                                       Уходит.



                 ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина вторая.



   Кабинет короля Ричарда Третьего в Ноттингемском замке.


Входят король Ричард и виконт Фрэнсис Ловелл.



КОРОЛЬ РИЧАРД (разбирая документы).


Ну, наконец-то я смогу отчёты просмотреть,


А то нам всё не удавалось успокоить Анну.


И ещё доктор, как назло, сюрприз устроил!


Два дня его искали в Ноттингеме! Подумать


Только! Это мой придворный лекарь!


Он самовольно отлучился из дворца, чтоб


У вдовы какой-то роды принимать! Он чуть


Жену мою не погубил! Меня оставил


С головною болью! Я выгоню его совсем,


Или повешу! Как будто нет и повивальных


Бабок в Ноттингеме! Но горожане тоже


Хороши! Прослышали, что появился


Королевский лекарь и сразу же к нему


Посыльных слать! То к одному больному,


То к другому! А до несчастной королевы


Дела нет! Я тоже еле на ногах стою.


Меня от слабости мутит, в глазах темнеет,


И шум в ушах, как будто сыплется песок... (Задумчиво.)


То убегает время... (Спохватывается.)


Который час?..



ЛОВЕЛЛ.


Только что било полдень...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну вот, а я ещё не приступил к работе... (Берётся за бумаги.)



ЛОВЕЛЛ.


Вы всё оставите без изменений, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


О чём вы, Фрэнсис?



ЛОВЕЛЛ.


Я говорю об Анне де Бошан. Вина её


Известна. У вас имеются все основания,


Милорд,  жестоко покарать эту особу.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я не могу её открыто передать суду,


Не причинив новых страданий Анне.


Ведь всё же речь идёт о её матери...


Я не хочу и не могу пятнать позором


Честь её семьи. И так уж запятнали


Её предков при предыдущих королях,


Эдварде Третьем и Ричарде Втором.


При моём брате, короле Эдуарде, её


Отец, могущественный Уорвик, едва


Сумел добиться оправдания для её


Прадедов, обоих Хью Диспенсеров,


Отца и сына, что были казнены


При временном правлении Роджера


Мортимера, любовника моей прабабки,


Изабеллы, что прозвана с тех пор


Французскою Волчицей...



ЛОВЕЛЛ.


При чём здесь те Диспенсеры, милорд?


Ведь это было ещё в прошлом веке!


Почти сто шестьдесят лет назад...


И что с того, что наша королева


По своей бабке их прямой потомок?


Она не виновата в их злодействах!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я не позволю никому напоминать об этом!.. (В сторону.)


...Как не позволю и казнить мать королевы.



ЛОВЕЛЛ (понизив голос).


Вы к тёще можете послать убийц наёмных,


Что тайно ваш исполнят приговор...



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно).


Вы кем меня считаете, виконт?! Да как вы


Смеете мне предлагать такое?! А может вы


Согласны с Бекингемом в том, что я в Тауэр


Послал убийцу тайно,  чтобы племянников


Подушкой задушить?! Как вы могли такое


Обо мне подумать?! Вы, знающий меня


С раннего детства,  наперсник мой, соученик,


Сподвижник, близкий друг! Да я не то, что


Анне де Бошан, я к Джону Мортону и Генриху


Тюдору, – своим  врагам заклятым, – агентов


Тайных с этим поручением не пошлю! А мог бы!


Но я не собираюсь свою честь короля и рыцаря


Пятнать из-за подонков этих! И рук марать


Их тайной кровью тоже не хочу! Вот


Встречусь с ними здесь или на поле битвы,


Не пощажу, расправлюсь как с врагами. Но


Душу христианскую свою я ни за что за них


Губить не стану! И к тёще тоже подсылать


Убийц не буду, хоть и доказана уже её вина


В ужаснейшем из всех известных преступлений.


Возмездие я предоставлю высшим силам. А как


Она получит наказание, – где, от кого, когда, –


Не так уж важно... Всё это Провидение решит...



ЛОВЕЛЛ.


Вы ей позволите и дальше совершать убийства,


Мой государь? Ведь у неё ещё родня осталась,


На чьё имущество она теперь польстилась подло!


Остались вы, ваша жена и её внуки от старшей


Дочери. Что ежели она теперь за них возьмётся?


Она ведь уже получила какие-то гарантии успеха


В будущем через свою подругу, Маргарет Бофорт.


Её ведь как-то обещали наградить в правление


Тюдора? Иначе бы она так явно не рисковала


Своим высоким положением при вас, милорд,


А также и защитой вашей! Откуда в ней такая


Уверенность в Тюдоре, если не от причастности


К тем проискам его, что он сейчас во Франции


Готовит тайно, уверенный вполне в своей победе


В решающем сражении с вами? Вы сами себя,


Государь, спросите, откуда у него уверенность


Такая? Что замышляет он и чем так обнадёжил


Эту злодейку, Анну де Бошан, что та позволила


Себе так явно и открыто убить ребёнка, внука


Своего, к тому ж ещё наследника престола?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я знаю сам: всё это сделано, чтобы меня ослабить,


Подавив несчастьем, убить невинную мою жену


Непоправимым горем, а там, в сражении, победить


Меня, чтоб захватить английскую корону... Да,


Повторяю, у меня есть все основания предать суду


И казни Анну де Бошан, отнять все возвращённые


Ей привилегии и льготы, лишить дворянства за


Бесчестные её поступки и на костре спалить, как


Злейшую преступницу и ведьму! Но даже если бы


Я был уверен, что капли жалости к ней не осталось


В душе моей супруги, нашей королевы Анны, я б


Всё равно не стал её казнить и даже предавать суду


Законно, поскольку все эти указанные меры удар бы


Нанесли непоправимый по чести королевы и её


Дочерним чувствам! Ведь, чтобы отделить  от


Преступлений тёщи мою жену и нашу королеву,


Мне бы пришлось исполнить приговор при Анне!


Заставить её видеть эту казнь, смотреть на муки


Матери родной и запах чувствовать её палёной


Плоти, что родила её и жизнь ей подарила!


Заставить её слышать стоны и вопли матери


От подступающего к ней огня и дыма. Смотреть


На всё это, от гари задыхаться, выслушивать


Её ужасные проклятья, что нам обоим она будет


Посылать перед своею смертью! А там, со слов


Агентов вражеских, народ начнёт злословить


И болтать про Анну, как про жестокую


Злодейку-королеву, что на костёр родную мать


Послала и наслаждалась зрелищем её сожжения.


Я не могу пойти на это, Фрэнсис! Даже ценой


Своей победы, не пойду! Когда б не эти


Родственные связи, уж я бы с ней расправился


Жестоко! Те, что её подбили на убийство внука,


Отлично знали, что оно останется без наказания,


Вот и  воспользовались этим, к моему несчастью.


Я даже не могу лишить её своей опеки и содержания.


Я не имею права это сделать без должного


Судебного решения...



ЛОВЕЛЛ.


А если её тайно захватить и развязать язык ей


Нестерпимой пыткой? Тихонько, без суда


И следствия... Хотя бы мы про заговор узнаем...



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно).


Опять?! Ты снова за своё?! Я же сказал


Тебе, что без суда над ней не будет казни!


А в суд её я не отправлю ни за что из-за


Её прямой и близкой кровной связи с моей


Любимою женой и нашей королевой Анной!


Я этого не допущу! Тебе это понятно?!


Считай меня сейчас кем хочешь, Фрэнсис!


Хоть трусом, слабаком, растяпою, слюнтяем,


Но я решения своего не изменю! Ты знаешь


Меня много лет как воина, известного своею


Ратной славой! Ты много раз ходил со мной


В походы. Ты знаешь, я не проиграл ни одного


Сражения и от врагов своих не прятался в бою.


И я любого вызову на поединок, кто трусом


Посчитать меня посмеет! Но я не поступлюсь


Своею честью, Фрэнсис! И не позволю причинять


Страдания моей возлюбленной жене и королеве.


Единственной избраннице моей, Прекрасной


Даме, перед которой я как верный рыцарь,


Как преданный и любящий супруг, буду стоять


Коленопреклонённым, как пред иконою


Пречистой Девы, и неизменно буду ей служить


До гроба. Ведь это был мой добровольный


Выбор, Фрэнсис! Ведь я же сам и выбрал


Себе Анну своей невестою и Дамой Сердца


Там, в Миддлхэме, когда впервые мы с ней


Повстречались и были ещё  малыми детьми!


Ты это помнишь, Фрэнсис?!



ЛОВЕЛЛ.


Да, государь мой, помню...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я выбору уже не изменю, ни в этой бренной


Жизни быстротечной, ни в будущей, бессмертной,


Вечной... Мы с Анною моей душой едины. И все


Страдания её, – это мои страдания. И я, пока


Я жив, ей не позволю терпеть ни боли, ни обид,


Ни страха, ни горького стыда за родичей своих,


Ни оскорблений! Она и так сейчас убита горем,


А ведь когда-то, Фрэнсис, она весёлым нравом


Отличалась, и серебристый голосок её звенел


Повсюду в замке, когда она смеялась, или пела.


Ты помнишь, как она красиво пела в детстве?


И в юности, пока не заболела...



ЛОВЕЛЛ.


Я помню, государь, как будучи детьми вы


С Анною дуэтом пели. И все мы, и родители её


Вас слушали тогда и умилялись. И, если б


Мать её злодейств не совершала...



КОРОЛЬ РИЧАРД (перебивает его)


Прошу, оставим эту тему, Фрэнсис!..


Меня работа ждёт, торопят неотложные


Дела. И передай мне книгу записей моих


Аудиенций. Не эту... На другом конце стола... (Получает книгу.)


Вот эту, да... Благодарю... Откроем...



                Король Ричард смотрит записи и звонит в колокольчик. Входит слуга.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Позвать Роберта Перси! Он мне сегодня


Должен был отчитываться за проверку!..



СЛУГА.


Сэр Перси ждёт в приёмной, государь!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Так позови его! Ему пора быть здесь!


И вызови секретаря...



                Слуга с поклоном уходит.



КОРОЛЬ РИЧАРД (перебирает бумаги).


Он эту почту должен был отметить...



ЛОВЕЛЛ.


Милорд, вы не считаете, что за проступком


Анны де Бошан стоит мать Генриха Тюдора,


Маргарет Бофорт? Ей тоже выгодна смерть


Сына вашего и королевы, поскольку всё, что


Ослабляет вас, поможет её сыну, вас одолеть.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


У нас нет доказательства её вины...



ЛОВЕЛЛ.


Его найти недолго, государь...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Если призвать к ответу Анну де Бошан?.. (Раздражённо.)


Я же просил вас, Фрэнсис, мне не говорить


Об этом!..



             Входят Джон Кендалл и сэр Роберт Перси.



КОРОЛЬ РИЧАРД (секретарю).


Садитесь, Джон, и просмотрите почту.


Зарегистрируйте вчерашнее письмо...


Я слушаю вас, Перси, что с отчётом?..



ПЕРСИ.


Милорд, мы провели проверку...



      В кабинет вбегает растрёпанная и заплаканная леди Эллис.



ЛЕДИ ЭЛЛИС (падает перед королём на колени).


Ваше величество, беда! Спасите королеву!


О, горе! Горе!.. (Рыдает.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (испуганно).


О Господи! Что там ещё случилось?!



ЛЕДИ ЭЛЛИС (к приближённым.)


И вы нам помогите, господа! Бегите!..


Срочно!.. Промедление опасно!..



ПЕРСИ.


Куда бежать нам? Говорите толком!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что с королевой?! Где она?!



ЛЕДИ ЭЛЛИС (плачет).


Там, на карнизе башни! Стоит, рыдает


И перед смертью молится!.. Хочет с собой


Покончить! Нам не достать её!.. Не знаем,


Как и подступиться! Спасите её душу, государь!



                 Ричард выбегает из комнаты, все остальные следуют за ним.



                          ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина третья.



                   Сцена разделена надвое: правая половина открывает спальню королевы, левая представляет собой карниз наружной стены высокой башни замка, возле окна у той же спальни. Анна стоит на карнизе, прижавшись к стене, откинув голову и закрыв глаза. Она беззвучно шепчет молитву. В комнате, высунувшись в окно, стоит леди Тилни и с вкрадчивой и мстительной улыбкой смотрит на королеву.



ЛЕДИ ТИЛНИ (вкрадчиво).


Чего бояться вам теперь, миледи,


Когда Господь вас наказал утратой сына?


Что может быть страшнее этого несчастья?



       В комнату вбегают король Ричард, сэр Перси, Ловелл, секретарь, слуга и леди Эллис.  Ричард подбегает к окну и отстраняет леди Тилни.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


О Боже! Анна! Нет, только не это!.. (К Перси.)


Перси, пошлите за подмогой!



                  Ричард встаёт на подоконник, Перси и Ловелл становятся за его спиной.



ПЕРСИ (оборачиваясь к стражнику).


Джейсон, ко мне!



СТРАЖНИК.


Слушаю, сэр!



ПЕРСИ.


Под окнами там ров, заполненный водой,


Пускай над ним натянут парусину,


Насколько позволяет высота деревьев.


Мы попытаемся предотвратить несчастье.



СТРАЖНИК.


Исполню, сэр! (Убегает.)



                  Леди Тилни, в притворном отчаянии взмахивая руками, перебегает от одного к другому, путаясь у всех под ногами.



ЛЕДИ ТИЛНИ (вопит, заламывая руки).


О Боже! Какой стыд! Какой позор!


Какой ужасный грех самоубийства!



ЛОВЕЛЛ (к Перси).


Боюсь, что положение безнадёжно!


Вы поддержите государя, Перси...



                  Ричард выходит на карниз. Леди Тилни останавливается и напряжённо следит за ним. Потом, как бы опомнившись, снова начинает вопить, отвлекая внимания на себя.



ЛЕДИ ТИЛНИ (заламывая руки)


О Боже! Какой риск! Карниз ведь такой узкий!


И кирпичи обломаны до половины! А здесь


Так высоко! Мы потеряем наших государей! (Оборачивается к слугам короля )


Да сделайте же что-нибудь! О Боже!.. (Оборачивается к окну.)


Они погибнут! О!.. Я этого не выдержу!.. (Смахивает слезу платочком.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (продвигаясь к Анне).


Любовь моя, прошу тебя, послушай!..


Доверься мне!.. Я здесь... Рядом с тобой.


Ты дорога мне, Анна! Я же погибну сразу


После тебя! Я двух смертей не вынесу!.. (В отчаянии.)


Ты понимаешь это?!!


Когда ты меня любишь, дай мне руку!..


Лишь только протяни, к стене прижавшись,


Я подхвачу её, не дам тебе погибнуть


И душу погубить бессмертную твою...


Подумай о своей душе, мой ангел!


Ведь ты у нас надежду отнимаешь


Соединиться с сыном в жизни вечной


На небесах и бесконечно долго


Жить дружною, счастливою семьёй.


Что стоит претерпеть отчаяние минуты трудной,


Когда нас ожидает вечное блаженство


И встреча с сыном – наивысшая награда


И счастье всей нашей семьи,


Что только от тебя сейчас зависит


От твоей выдержки и от любви ко мне.


О сыне ты  подумай, дорогая!


Его душа сейчас находится в раю –


Там, где твоей душе не будет места,


Если ты слабости минутной покоришься.


Ты слышишь меня, Анна, дорогая?


Когда мои слова к твоей душе пробиться могут,


Мне руку протяни, к стене прижавшись...


И стой ровней, не шевелись и ничего не бойся...


Я помогу тебе!.. (К Перси.)


Вы, Перси, меня сзади придержите за одежду! (К Анне.)


Всё хорошо, мой ангел, не волнуйтесь!..


Считайте, что мы оба спасены и наши души


Теперь не погибнут... Там, рядом с нами,


Слуги и друзья, они поддерживают нас и нам помогут...


Сейчас спокойно протяните руку... Вот так...


Теперь держитесь крепче и не двигайтесь! Я сам


Вас обхвачу за талию... Не шевелитесь,  Анна! (Обхватывает Анну за талию.)


Вот так, держитесь за меня!.. Теперь рывок!..


Держите крепче, Перси!.. И отойдите от окна


В глубь комнаты! Вы тоже помогайте, Ловелл!


Теперь тяните оба! И ничего не бойтесь!..


Да что там с вами, Перси?! Тяните же! Пускай


Вам кто-нибудь ещё поможет! Плащ должен


Выдержать!.. Сейчас тяните!.. Что там упало


В ров? Ваш башмачок, любимая? Не важно...


И не глядите вниз! Теперь попробуем


Поближе придвинуться к окну. Вот так,


Любимая... Теперь ступайте здесь...


Теперь сюда поставьте ножку. Да, вот сюда...


А то им нас не вытянуть двоих. Всё хорошо...


Ещё чуть-чуть продвинемся к окну...


Теперь тяните, Перси!.. Ну вот, мы уже


С вами в комнате, родная! (Спрыгивает с подоконника и снимает Анну с окна.)


И страхи наконец-то позади остались!


Ох, как же напугали вы меня, мой ангел! (Осыпает её поцелуями.)


Я вас прошу, всеми святыми заклинаю,


Не поступайте так со мною больше!


Я не смогу ещё раз это пережить!


В другой раз я не вынесу такого страха!


Я чудом уберёг вас от несчастья! (Обнимает её.)


Благодарю Всевышнего за эту помощь!


Вам нужно успокоиться, мой ангел!


О Боже Милостивый, да вы вся дрожите!


Вы плачете, сокровище моё?! Ну что ж,


Поплачьте! Возможно, слёзы облегчат ваши


Страдания... Обоим нам бы выплакаться вволю...  (К слугам.)


Пускай пошлют за доктором скорее!.. (В сторону.)


Не дай Бог, он опять заставит себя ждать!.. (К Анне.)


Прошу вас, успокойтесь, дорогая! Вот, выпейте...  (К слугам.)


Налейте нам чего-нибудь покрепче!


И позовите, наконец, врача!!!



 Анна, резко наклонившись вперёд, заходится в судорожных рыданиях.



ЛЕДИ ТИЛНИ (прослезившись).


Какое счастье! Все мы спасены! (К королеве, с притворным участием.)


Как чувствуете вы себя, миледи?..



           Слуги подают  Ричарду и Анне вино.



ЛЕДИ ТИЛНИ.


И я бы тоже выпила стаканчик!


Я так разволновалась! (К Ловеллу и Перси.)


Хотите знать, как бьётся моё сердце?



                   Ловелл и Перси отворачиваются. Леди Эллис помогает Анне выпить вино. Анна немного успокаивается. Леди Тилни, прихлёбывая вино, суетится возле неё и королевы. В комнату заходит придворный врач.



ПЕРСИ (королю).


Врач уже здесь, милорд...



ЛЕДИ ТИЛНИ (язвительно).


И, как всегда, заставил себя ждать...



ВРАЧ (кланяясь королю).


Я весь к услугам вашего величества...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Скорее помогите королеве! А мы


Пойдём, не будем вам мешать... (Обнимает Анну.)


Доверьтесь Провидению, дорогая,


И вашему врачу,  он вам поможет...


Потом я к вам священника пришлю,


Чтоб он вас исповедовал и успокоил,


И усмирил душевный ваш недуг.


А за обедом мы увидимся опять,


И я утешу вас, мой ненаглядный ангел! (Укладывает Анну на кровать и целует её.)


Я с вашей тётушкой вас оставляю здесь.


Останьтесь с королевой, леди Эллис!



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Да, государь! Теперь не беспокойтесь...


Вы видите, она уж засыпает. Сейчас


Её служанок позовут, пусть позаботятся


О нашей королеве! Она намучилась,


Бедняжка, натерпелась!.. Теперь пускай


Хоть отдохнёт немного. Я присмотрю


За ней, милорд, вы не тревожьтесь!..


Будем надеяться на Милосердие Божье...



ЛЕДИ ТИЛНИ (к Ловеллу и Перси, с притворным умилением.)


Какая радость! Королева спасена! (Обмахивается платочком.)


Ах, кто бы знал, как я перепугалась!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


О состоянии здоровья королевы


Мне сразу сообщайте, леди Эллис,


Чуть только изменения наступят...


Пойдёмте, господа, пора к делам вернуться!.. (Уходит в сопровождении приближённых.)



ЛЕДИ ТИЛНИ.


И я пойду, пожалуй, леди Эллис.


Вы справитесь здесь сами, без меня!.. (Убегает вслед за Ловеллом и Перси.)



                     Леди Эллис оправляет на Анне одеяло, потом становится на колени перед иконой и шепчет молитву.



                       ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина четвёртая.



            Апартаменты принцессы Анны де Божё в замке Амбуаз. Входят Анна де Божё и епископ Мортон.



АННА де БОЖЁ.


А разве было так необходимо вам,


Епископ, на проповеди говорить,


Что смерть Эдуарда Миддлхэма –


Это Божья кара, что послана его


Отцу, королю Ричарду Третьему,


Как наказание за смерть задушенных


По его приказанию племянников,


Им прежде заключённых в Тауэр?


Вы проявили непростительную


Чёрствость к горю родителей


Несчастных, потерявших сына,


Явили всем пример чудовищно


Безнравственного поведения,


Не совместимого ни с вашим,


Столь высоким, духовным саном,


Ни с милосердием христианским,


К которому должны вы призывать!



МОРТОН.


Мадам, вы забываете, что сами платите


Мне за эту работу. Я добросовестно её


И выполняю. А если  вам  не  нравятся


Те  средства,  которыми  я  провожу


Удобную для  вас и Франции  политику


Всеобщего презрения к Ричарду Третьему,


То здесь всему виной лишь неопределённость


Ваших позиций в отношении правителей


Враждебного вам  королевства. Я  вас


Прошу, определитесь сами,  на чьей  вы


Стороне? Кому  сочувствуете  больше?


Убитым  горем  Ричарду  и  Анне,  или


Своим французским подданным, которые


В  любой  момент лишиться  могут  двух


Плодороднейших во Франции провинций?



АННА де БОЖЁ.


Вы непростительно над ними насмехались,


Когда на проповеди говорили о кончине


Их сына, принца Эдуарда Миддлхэма!


И это было чрезвычайно низко и жестоко,


Глумиться над их горем, монсеньор


Епископ! Вот всё, что я хотела вам сказать!


Я ваших методов борьбы с английским


Королём, Ричардом Третьим, не одобряю!



МОРТОН.


При чём здесь мои методы, мадам?


И разве я заставил принца Эдуарда,


Насильно съесть этот отравленный


Пирог, когда вполне он мог скормить


Его собаке? Но так случилось, что


Он отравился сам. А я увидел в этом


Волю Провидения и указал на неё


В качестве примера, всех призывая


К соблюдению заповеди «Не убий!».



АННА де БОЖЁ.


А вам известно, кто руководил


Этим убийством?



МОРТОН.


А даже если так, что это изменяет?


Уж не хотите ли вы наказать убийцу?



АННА де БОЖЁ.


Его Господь накажет. В этом я не сомневаюсь...



МОРТОН.


Тогда зачем же спрашивать, мадам? Вам бы


Хотелось  выразить  сочувствие  в   письме


К вашей подруге детства, королеве Анне? А


Может хочется установить дипломатические


Отношения с Англией? А не захочется ли вам


Отдать и  Францию  всю  англичанам  после


Того, как они в Гьень вторгнутся, Нормандию


Захватят и новую войну развяжут здесь?



АННА де БОЖЁ.


Вы говорите не как англичанин...



МОРТОН.


Мадам, я рассуждаю как политик! Разумный,


Опытный и дальновидный. Я этому учился


У вашего отца. И я его уроки хорошо усвоил,


В отличие от вас! Иль вы забыли, что нам


Необходимо подлой клеветою и жестокой


Травлей ослабить  Ричарда  и  этим  выбить


Меч из его рук там, в будущем его сражении


С Тюдором!  Поэтому сейчас нам нужно не


Жалеть его, а продолжать травить! Жестоко!


Беспощадно! Не разбирая, прав он или виноват!


Он  сейчас  сына  потерял, а  скоро  потеряет


И жену, которая не сможет это горе пережить.


И что, по-вашему, должны мы будем сделать?


Писать  ему  сочувственные  письма,  чтоб


Он в них утешение нашёл? О,  нет,  мадам,


Мы сделаем иначе. Мы новый ливень клеветы


Обрушим на него! Мы будем говорить о нём


Повсюду, что  сам он  погубил свою  жену, –


Чем, как и для чего, – потом найдём причину!


Припишем ему связь любовную с девицей


Какой-нибудь из фрейлин королевы. Найдём


В чём обвинить его, не сомневайтесь! Так что


Потоки  клеветы  на  Ричарда ещё  нахлынут!


И в них он захлебнётся и не отмоется от всей


Этой вонючей грязи и посмертно, до окончания


Тысячелетия! А мы  порадуемся  этому, когда


Тюдор захватит его трон. Я получу от него сан


Архиепископа, а вы оставите себе во Франции


Крупнейшие провинции Гьень и Нормандию,


Исконные владения Плантагенетов.



АННА де БОЖЁ.


Так вы всё это делаете для того, чтоб


При Тюдоре получить духовный сан


Архиепископа Кентерберийского?



МОРТОН.


Да, я  надеюсь  заслужить  эту  награду!


Я этого и не скрываю! Куда как  глупо


Позволять другим считать, что интересы


Родины своей я  предаю бесплатно,  без


Награды, лишь из любви к предательству,


Или из жажды мести за опалу, которую


Мне объявил недавно Ричард Третий!


Мне нравится способствовать свержению


Короля и чувствовать  себя  создателем


Другой династии  и  нового  монарха!


Сознание этого мне силы предаёт! И я


В том вижу для себя Господню Милость!


Не каждому здесь выпадает честь творить


Историю! Мне выпала, и я собой горжусь,


Что бы ни сделал! Пусть даже совершил


Злодейство! Но если уж оно осуществилось,


То можно быть уверенным что это сделано


По Воле Божьей, которую оспаривать никто


Из нас не вправе. Я это знаю твёрдо, поэтому


И действую спокойно. И должную награду


От Тюдора я получу, не сомневаясь в том,


Что я её достоин!



АННА де БОЖЁ.


И Божьего Суда вы не боитесь?



МОРТОН.


Когда свершится всё, задуманное нами,


Я буду ощущать себя лишь исполнителем


Господней Воли. А если так, мне нечего


Бояться!



АННА де БОЖЁ.


А суд истории?



МОРТОН.


Мы доказательства злодейства уничтожим,


Они утонут в море клеветы, что выльем мы


На короля Ричарда Третьего. Какой там суд


Истории! О чём вы говорите! Когда Тюдор


Престол английский узурпирует и станет


Королём, мы извратим и клеветой заполним


Историю правления короля Ричарда Третьего! (Подносит руку к Распятию.)


На этом вот Распятии  клянусь, я сам же и


Хрониста воспитаю, который в самых чёрных,


В самых грязных красках так мерзостно


Опишет историю коварных злодеяний короля


Ричарда Третьего, что даже ад  от отвращения


Содрогнётся. А к небесам его и близко


Не подпустят, пусть даже он при жизни


Будет добродетельным и благонравным.



АННА де БОЖЁ.


Вот вы его и очерняете, и выставляете


Злодеем перед всеми, а факты о другом


Нам говорят. Известно всем, что король


Ричард Третий ведёт борьбу с пороками


За нравственность и чистоту морали.


С коррупцией он борется непримиримо,


Проводит справедливые законы и новые


Гуманные реформы! Как вы увяжете всё


Это с вашей клеветою?



МОРТОН.


Да очень просто! Мы Ричарда объявим


Лицемером, что говорит одно, а делает


Другое. Представим это его политической


Уловкой с целью добиться большей


Популярности в народе. Своей борьбой


За гуманизм и справедливость он лишь


Даёт нам повод обвинить его во лжи.



АННА де БОЖЁ.


Вы полагаете, что все поверят вам, а не


Ему и всем его делам разумным, добрым?



МОРТОН.


Конечно нам, его хулителям, поверят,


А на дела его гуманные глаза закроют


И будут их замалчивать упорно. И что


Там факты и действительность в истории,


Когда все, в ней отображённые события,


Легко и быстро можно исказить и заново


Переписать, как нам удобно? Я этим и


Займусь, когда Тюдора посажу на трон.



АННА де БОЖЁ.


Вам не дают покоя лавры графа Уорвика,


И вы задумали стать новым созидателем


Монархов. Не велика ли честь, епископ


Мортон?



МОРТОН.


Как бы то ни было, мне эта роль подходит!


Я с ней  справляюсь лучше, чем граф Уорвик,


Что посадил на трон двух королей, да ещё их


И поменял местами. И лучше, чем несчастный


Бекингем, который сперва Ричарду служил,


Потом сам попытался захватить его корону,


Потом уже готовил трон и для Тюдора.


Он цели ясной в жизни не имел, а потому


И кончил свои дни на плахе. Надеюсь, что мне


Больше повезёт, чем им обоим.



АННА де БОЖЁ.


А если нет?



МОРТОН.


Мне не понятно, что вас беспокоит?


Ведь если этот план осуществится, вы


Получаете на вечное владение земли


Плантагенетов, Генрих Тюдор – корону,


Я – сан архиепископа, а король Ричард


Третий в сражении погибнет, как герой.


Для воина это большая честь! Так что


В итоге все останутся довольны...



АННА де БОЖЁ.


Все ли?



МОРТОН.


Ну разве только горемыка Ричард Третий,


Что потеряет жизнь свою в расцвете лет,


Да репутацию порядочного человека. Но если


Мы по-крупному играем, кто-то ведь должен


Понести  убыток и оказаться в проигрыше?


Так почему не Ричард? Вот мы и отыграемся


На нём, забрав у него жизнь, земли, репутацию,


Корону. Да  ещё  сверх  того  изобразим его


Злодеем, чтобы  потомки  нас  не  осуждали.


Когда мы уничтожим всех наследников его,


О  нём  уже  никто  жалеть  не  будет  и  нам


За его смерть не отомстит. Так что не стоит


Даже волноваться. Всё тщательно продумано


Вашим отцом, мадам! Не сомневаюсь, что


Успех нам обеспечен...



АННА де БОЖЁ.


Вы страшный человек, епископ Мортон.


Я руку вам не подаю, идите с миром...


И да простит Господь вам ваши прегрешения.



МОРТОН.


Амен! (Откланивается и уходит.)



                   ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина пятая.



        Королевские покои в Ноттингемском замке. Входят король Ричард Третий, придворный врач и леди Эллис.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Есть новости о королеве, леди Эллис?


Как самочувствие её? Вы её видели?


Что скажете?



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Ах, добрый государь! Я высказать


Боюсь всё то, что видели мои глаза,


Хоть и заполнены были они слезами!


Когда голубка наша добрая узнала


О смерти сына, уж она так рыдала,


Так убивалась, что вся слезами чуть


Не изошла. Потом, когда её немного


Успокоили всякими снадобьями


Наши доктора, она возле окна сидела


Долго и всё глядела вверх, на небеса.


И в каждом белом облачке на небе,


Или же в каждой птице ей чудилась


Душа её ребёнка, что будто к ней


Проститься приходила. И так она


Беседовала с ними и прощалась то


С облаком, то с птицею, пока они ещё


Видны ей были, и ласково махала им


Руками. Потом она стала беседовать


С предметами, как с сыном. То всё ей


Чудилось, что вот он в кресле рядом


С ней сидит, то ей казалось, что он


Из зеркала на неё смотрит. Тогда она


Вдруг в отражении своего лица видела


Его лицо и часто разговаривала с ним


Оживлённо. Она рассказывала ему о его


Младенчестве и ещё много разного


Такого, что и хотела бы ему при жизни


Рассказать, да не успела. Про детство


Ваше в Миддлхэме и про знакомство


С вами, государь,  ему рассказывала.


И про помолвку вашу с ней, что рано


Состоялась, когда вам не было ещё и


Десяти годков, а ей всего лишь шесть


Исполнилось. Рассказывала и про то,


Как вы мечтали иметь много детей, но


Вот родился только он один. Ещё ему


Жена ваша сказала, что очень страдает


От своего дальнейшего бесплодия и


От того, что вас порадовать она не может


Рождением новых сыновей, но что на


Волю Господа она не ропщет, хоть ей


Бывает больно и обидно из-за того, что


Фрейлины смеются над её бесплодием


И о ней злословят...



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно).


Кто смеет при дворе над королевою


Смеяться? Кто злословит?..



ЛЕДИ ЭЛЛИС (испуганно).


Ах, государь, смотрите! Вот королева!..


Она не в себе!.. О Господи! Какое горе! Горе!..



                   Королева Анна входит в покои с несколькими куклами в руках.



КОРОЛЕВА АННА.


Кто говорил, что будто я бесплодна


И больше одного ребёнка не смогу


Родить? Как лживы и несправедливы


Люди! Вот доказательство! Смотрите,


Ангел мой, вот наши дети! Я привезла


Их прошлой осенью из Миддлхэма.


Они там родились, когда мы с вами


Обручились. Вам тогда не было ещё


И десяти годков, а мне исполнилось


Уже шесть лет... Вы  помните их?


Вы их узнаёте?  Вот наши дочери, (Показывает их Ричарду.)


Вот сыновья. Они на вас похожи.  (Рассаживает кукол.)


У них, как и у вас, большие, синие


Глаза и волосы тёмно-каштановые,


Мягкие, как шёлк. Такие же, как и


У вас, уста коралловые и маленькие


Ямочки  на щёчках. Но я не помню


Только, как их всех зовут. И где здесь


Эдуард, наш старший  и любимый


Сын? Он верно спрятался. Он вечно


Затевает что-нибудь смешное, чтобы


Меня развеселить... А вот смотрите,


Младший наш сыночек! Совсем ещё


Малютка! Он до сих пор не вырос


Из пелёнок. Я ещё помню, как его там,


В  Миддлхэме, крестили Джордж  и


Изабелла, шесть лет назад, перед своею


Смертью. Иль это был совсем другой


Ребёнок, их сын родной, что Изабеллу


Пережил всего на пару месяцев. Они


Его назвали в вашу честь Ричардом, а


Потом Джордж утонул в вине в день


Своих именин. Но как всё это странно!


Да, вспомнила! Этот малютка, наверное,


Их старший сын, Эдуард, граф Уорвик.


После их смерти его бросили в  тюрьму


В трёхлетнем возрасте, и там он одичал.


Вот почему он до сих пор не вырос. Ну


Ничего, мы его скоро ко двору возьмём


И воспитаем, как своего родного сына,


Вместе с другими нашими детьми... Ой!


Он уже хочет спасть, зевает маленький.


Ну, я пойду и уложу его. А вы пока что


Накормите этих... (Кивает в сторону кукол.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (испуганно).


Скажите, доктор, что с ней происходит?



ВРАЧ.


Счастливые воспоминания детства в ней прочно


Заслонили действительности мрачной впечатления.



                   Анна ходит по комнате, покачивая куклу-младенца.



КОРОЛЕВА АННА (поёт).


«Выпал беленький снежок


На зелёную лужайку.


Спи, мой маленький дружок,


Спи, мой птенчик, спи, мой зайка...» (Оборачивается к Ричарду.)


Любовь моя,  когда заканчивается


Срок вашей службы в Дорсетшире,


В крепости Корф-Кастл, куда вас


Назначают комендантом? Как это


Всё-таки несправедливо, ребёнка


Малого на службу призывать! Мы


С вами  даже не успели обвенчаться!


Теперь вы служите там где-то далеко,


А я всё жду и плачу. И наши  дети


Плачут. Смотрите, этот тоже  весь


В слезах... Ах нет, это с моих глаз


Натекло... (Вытирает глаза кукле.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А есть надежда разум ей вернуть?



ВРАЧ.


Пока она вас узнаёт, надежда есть.


Вы для неё – то самое лекарство, что


Лучше всех поможет ей восстановить


Сознания разорванные горем нити.


Всё остальное целиком от вас зависит.



КОРОЛЕВА АННА (поёт).


«В  небесах  повис  рожок


Светят звёзды над лужайкой


Спи, мой маленький дружок,


Спи, мой птенчик, спи, мой зайка...» (К Ричарду.)


А помните лужайку в Миддлхэме?


Мы с вами там кузнечиков ловили,


И вы ещё меня поцеловали...Так


Крепко, что я даже испугалась


И заплакала. Вот так невеста!


Я вас тогда любила как-то иначе...


Вы этого не помните?.. (Вздыхает.)


Ну, и не надо...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Нет, почему? Я помню, дорогая!


И этот поцелуй, и игры на лужайке.


Вы там ещё плели венки из васильков.



КОРОЛЕВА АННА.


То были незабудки...



КОРОЛЬ РИЧАРД (радостно).


Ну да, конечно! Как я мог забыть об этом!



КОРОЛЕВА АННА.


Ах, тише, государь! Не разбудите


Нашего малютку. Он так нас ждал!


И так измучился, бедняжка, вдали


От нас. Теперь он спит. А я ему спою (Поёт.)


«Утром солнечный кружок


Засияет над лужайкой,


А покуда спи, дружок,


Спи, мой птенчик, спи, мой зайка.»  (Уходит.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


О, я в отчаянии!



ВРАЧ.


Терпение, мой государь, рассудок к ней


Вернётся. Теперь я это уже ясно вижу.


Ей требуется лишь забота ваша и участие.


И отдыха побольше, и покоя, чтобы


Страдания зарубцевались раны. Будем


Надеяться на милость Господа и на успехи


Современной  медицины, что предлагает


Нам лечить её кровопусканием, чтоб


Обновить природу королевы.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я полагаюсь и на милосердие Господне,


И на ваши знания, мой друг. Теперь я вас


Прошу, проследуйте сейчас же к королеве


И постарайтесь облегчить её страдания.


Я на вас надеюсь. (Подаёт руку для поцелуя.)



                 Доктор с поклоном целует руку короля и уходит.


                      ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина первая.



          Авансцена представляет собой приёмную перед кабинетом короля Ричарда Третьего в Ноттингемском замке. Повсюду с озабоченным видом снуют нагруженные книгами и свитками придворные. Несколько придворных, среди которых находится и леди Тилни, беседуют, стоя в центре авансцены. К их беседе прислушивается Роберт Перси, стоящий возле кабинета короля, и находящиеся  неподалёку Роберт Брекенбери,  Фрэнсис Ловелл и историк Джон Раус.



1-Й ПРИДВОРНЫЙ.


Похоже наш король сошёл с ума! Вы знаете,


Какой приказ издал он этим утром? Он


Приказал по всем инстанциям развесить


Объявление для всех без исключения


Подданных его о том, что со своими


Жалобами они теперь имеют право


Обращаться напрямую к королю


В Вестминстерский Дворец!


Вы где-нибудь подобное слыхали?!



2-Й ПРИДВОРНЫЙ.


И это всё при том, что теперь в каждом


Департаменте и ведомстве судебном


Для всех без исключения доступны


Правила подачи заявлений и перечень


Всех прав просителей!



ПЕРСИ.


Давно бы так! Они теперь по воле


Государя на видном месте вывешены


Всюду, и всякий исполнитель или


Служащий того  же ведомства  их


Должен прочитать любому, кто


Подаёт прошение иль тяжбу затевает.


А также тем, кого берут под стражу!



3-Й ПРИДВОРНЫЙ.


А вот ещё неслыханное дело: зачитывать


Права какому-нибудь арестанту! Ведь


Арестованный, чем меньше будет знать,


Тем лучше: скорее попадёт на плаху!


Так нет, король заботится и о правах


Преступников, пока вина их ещё не


Доказана! Такого прежде не было у нас!



БРЕКЕНБЕРИ.


Теперь  не те  уж  времена,  что раньше,


Просителя не заморочишь, не обманешь,


Да ещё за его же деньги! Король усилил


За коррупцией контроль и всевозможные


Измыслил средства, чтобы без взяток все


Дела вершились. И точно в срок, и точно


По закону, справедливо. Вот от того-то он


И приказал оповещать просителей об их


Правах, о сроках и порядке рассмотрения


Прошений. Теперь и смысла нет платить


Чиновникам за разъяснения, когда здесь


По приказу короля  все сведенья открыто


Предоставлены со всеми пояснениями


Для всех просителей без исключения:


Читай и действуй, как тебе удобно!



3-Й ПРИДВОРНЫЙ.


Вот до чего мы дожили при короле


Ричарде Третьем! Он  все сословия,


Всех подданных своих уравнивает


В правах и обязательствах перед законом!


Это немыслимо! Я, право, потрясён!



2-Й ПРИДВОРНЫЙ.


А я, милорды, сам сегодня слышал


Указ, что государь наш  диктовал


Секретарю! Текст был такой: (Читает по свитку.)


«Все эти положения должны быть


Приняты и оглашены в каждом суде,


Так чтобы каждый человек, который


Обратился с жалобой, мог быть


Уверен, что она будет рассмотрена


Здесь в соответствии со всеми,


Проводимыми реформами, законами


И правилами, установленными королём.» (Сворачивает свиток.)


Да это же невероятно, господа!



ПЕРСИ.


Зато разумно, справедливо и гуманно!



3-Й ПРИДВОРНЫЙ.


А вот ещё вам образец его неслыханных


Доселе изречений... (Открывает свиток.)


Он на собрании судей заявил, что...


«Только тот государь может считать себя


Правителем, у кого слова и действия


Судей не расходятся с законом».



ПЕРСИ.


Он честен сам и призывает судей


Быть справедливыми и честными в суде,


Как это и подобает гуманному и мудрому


Монарху, защитнику всех подданных своих!



3-Й ПРИДВОРНЫЙ.


А как вам нравится такое заявление? (Достаёт другой свиток.)


«Суды обязаны выслушивать все жалобы


И принимать прошения от бедных».


Только подумайте: король наш это написал


В «Законе о судебных жалобах»! (Трясёт свитком.)



2-Й ПРИДВОРНЫЙ.


Он говорил уже нечто подобное


В Вестминстере, в прошлом году,


При обращении своём к народу.


Я переписывал недавно этот текст... (Достаёт из папки документ.)


«Законы следует администрировать


Доброжелательно, ответственно


И справедливо, без  проволочек


И фаворитизма по отношению


К каждому человеку и независимо


От того, беден он, или богат.»



3-Й ПРИДВОРНЫЙ.


А вот ещё приказ, неслыханный доселе: (Смотрит свиток.)


«В каждом суде необходимо объявить,


Что если  кто-либо придет и на какого-то


Чиновника пожалуется, этот чиновник


Должен быть допрошен и наказан по


Справедливости и в соответствии с законом» –


Так написал король наш, Ричард Третий,


В письме к Лорду-Констеблю «О борьбе с


Притеснениями и вымогательством».


Как вам понравятся такие новости?..


Я в жизни ничего подобного не слышал!



1-Й ПРИДВОРНЫЙ.


Да не о том сейчас я говорю, хотя


Это досадно и нелепо! Чиновники


Ведь тоже люди,  обременённые


Семьёй, и им необходимо получать


Сверх жалования хоть небольшую


Прибыль себе в карман.



БРЕКЕНБЕРИ.


Король уже им увеличил жалование,


Чтобы у них не возникало искушение


Вымогать взятки у просителей!..



2-Й ПРИДВОРНЫЙ.


Но от просителей они могли бы получать,


Сколько хотели! А ограниченное жалование,


Пусть и достаточно высокое, их заставляет


Теперь жить скромнее и быть умеренней


В своих расходах. Кому это понравится?



БРЕКЕНБЕРИ.


Зато налог при этом легче просчитать


И вычесть...



1-Й ПРИДВОРНЫЙ.


Да не о том я говорю, милорды!


Мне трудности со взятками в


Провинциях известны! У нас


Сейчас забота поважнее в связи


С приказом этим государя, о том,


Что каждый поданный теперь


Может подать прошение напрямую


В Вестминстер-Холл! Ведь это же


Какая груда писем на нас теперь


Посыпалась! Ведь это сколько же


Нам прибыло работы при том, что


Мы и так без дела не сидим! И всё


Здесь учтено, проверено надёжно.


Теперь и не пропустишь письмеца!



БРЕКЕНБЕРИ.


И хорошо, что строгому контролю


Теперь отчётность у нас вся подчинена


И поступает на проверку государю!


А то иначе мы разучимся работать.



1-Й ПРИДВОРНЫЙ.


Да, но теперь мы трудимся, не покладая


Рук, забыв про отдых, про еду, покой и сон!


Кто-то из нас теперь сидит в библиотеках,


Штудирует законы королевства, сверяет


Прошлые и нынешние их поправки.


А кто-то письмами просителей завален


И должен консультироваться по вопросам


Разным, чтобы на них ответить без ошибок.


И ещё бегать по дворцу, по этажам


И заверять их по инстанциям различным.


Нам некогда теперь передохнуть, не то,


Чтобы своим заняться делом. А государь,


Увидев праздно гуляющих по коридорам,


Или сидящих по углам придворных,


Сейчас же гневно хмурится и вопрошает:


«Кто здесь бездельничает?! И почему?!».


И загружает провинившихся работой.



ПЕРСИ.


Зато и сам он без работы не сидит, а


Трудится весь день, про отдых забывая.


Не ездит он охотиться со всем двором,


Как некогда его предшественник, король


Эдуард Четвёртый. Лишь для  занятий и


Для развлечений музыкальных он оставляет


Времени немного по вечерам и то не каждый


День, да по утрам для фехтования  пару


Часов отводит, чтобы сноровку  воинскую


Не потерять. А так, весь день, с утра до


Вечера он занимается текущими делами...



ЛЕДИ ТИЛНИ.


И то же самое, при королеве Анне.


Когда она была ещё здорова, все


Фрейлины были завалены работой,


Все были при  деле! Чуть только


Кто-нибудь задание выполнит, так


Сразу получает новое, другое!


Я пробовала жаловаться свёкру моему,


Герцогу Норфолку, сподвижнику и


Другу короля, так он, услышав это,


Обрадовался новому порядку и заявил:


«В кои-то веки нам добросовестного


Короля послал Господь! Ну наконец-то


Привалило счастье англичанам!


А то все прежние-то были непригодны


Для управления нашим королевством –


Развратники, злодеи, казнокрады.


А с Ричардом и разум, и душа ликуют


При виде всех его достоинств и заслуг!


Дай Бог ему счастливого правления!».


Так и сказал!



                Раус выходит со свитком на авансцену, разворачивает свиток и читает.



 РАУС.


«Король наш, Ричард Третий, управлял


Своими подданными  с большим


Достоинством, наказывая нарушителей


Его законов, особенно корыстолюбцев


И притеснителей его благих намерений


И начинаний, и опекая добродетельных,


За что по мудрому правлению своему


Он получил большую благодарность


От Всевышнего, почтение и любовь всех


Своих подданных, и бедных, и богатых.» –


Из моей хроники о правлении короля Ричарда Третьего. (Сворачивает свиток и уходит.)



                     Задник авансцены раздвигается, и Фрэнсис Ловелл, постояв и послушав разговоры, проходит в кабинет к королю.



                             ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина вторая.



             Кабинет короля Ричарда в Ноттингемском замке. Король Ричард сидит за столом, просматривая  документы.



КОРОЛЬ РИЧАРД (не отвлекаясь от работы).


С чем вы пришли, виконт?



ЛОВЕЛЛ.


Да кое-что услышал в коридорах...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что-нибудь важное?



ЛОВЕЛЛ.


Придворные загружены работой,


Все жалуются на недостаток сил


И времени  для отдыха. И в этом


Они обвиняют вас, мой государь...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пустое... А чем вы сами заняты сегодня?



ЛОВЕЛЛ.


Я разбираю дело Колингборна...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А, того самого, что на меня, на вас,


На Кэтсби и на Рэтклиффа написал


Глумливые стихи и вывесил их всем


На обозрение на косяке дверей собора


Святого Павла? Вот пустяки, не стоящие


Нашего внимания!



ЛОВЕЛЛ.


Как выяснилось, этот Колингборн с Тюдором


Связан и состоит на службе у правителей


Французских, являясь их шпионом и агентом...



КОРОЛЬ РИЧАРД (откладывает бумаги и оборачивается к Ловеллу).


Прошу вас рассказать о нём подробно


Всё, что вы знаете... Я слушаю, виконт!..



ЛОВЕЛЛ.


Он служит камергером у вашей матушки,


В Уилтшире, имеет доступ к вашей с ней


Переписке и сведения передаёт во Францию


Уже на протяжении многих лет, милорд. Он


Прошлою весной написал королю Людовику,


Что вы намерены отвоевать исконные владения


Плантагенетов. И этим он спровоцировал


И его ссору с вами,  и травлю, что Людовик


Против вас повёл, и его отказ восстановить


С Англией дипломатические отношения. Ещё


Он переписывался с Томасом Греем прошлым


Летом. Он лично координировал вторжение


Генриха Тюдора в Англию и даже его сроки


Обозначил. Он связан с Джоном Мортоном,


Вашим врагом заклятым, к тому ж он лично


Руководил  восстанием Бекингема в графстве


Уилтшир. Тому есть доказательства, милорд,


И в его письмах, что нам прислали наши


Резиденты, и в заявлениях главарей восстания,


Что все, без исключения, показали на Уильяма


Коллингборна.  Нам следует его арестовать,


Мой государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да. Непременно. И я сейчас вам выдам (Поворачивается к столу и пишет.)


Ордер на его арест... Отправьте пристава


Не медля в Уилтшир, Ловелл. Пусть


Коллингборна срочно арестуют и доставят


В Лондон, в Тауэр. Там проведут дознание (Подписывает и запечатывает ордер.)


Подробно и все его признания запишут.  (Отдаёт ордер Ловеллу.)


Вот. Возьмите. Ко мне пришлите потом


Пристава с полным отчётом об аресте


Коллингборна и о доставке его в Лондон.


Всё! Идите! (Подаёт руку для поцелуя.)



             Ловелл целует руку, кланяется и уходит. Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Её величество, королева Анна!



КОРОЛЬ РИЧАРД (встаёт).


Проси!



    Входит  королева Анна в сопровождении леди Эллис и леди Тилни.


Король Ричард с поклоном  целует ей руку.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Как ваше самочувствие, миледи?



КОРОЛЕВА АННА.


Благодарю, милорд, уже намного лучше...



ЛЕДИ ТИЛНИ (многозначительно).


У королевы обострился кашель...



КОРОЛЕВА АННА (оборачиваясь к ней).


Я за себя сама могу ответить!


Прошу вас, соблюдайте этикет!



ЛЕДИ ТИЛНИ (надменно).


Но государь имеет право знать...



КОРОЛЕВА АННА (строго).


Молчите! У вас нет права мне перечить,


Леди Тилни! Иначе я вас отстраню от службы...



ЛЕДИ ТИЛНИ (возмущённо)


Но я хотела только прояснить...



КОРОЛЕВА АННА.


Достаточно!.. Оставьте нас, миледи! (К леди Эллис.)


Я попрошу вас также удалиться, леди Эллис.


Я благодарна вам за помощь и уход


И разрешаю ненадолго съездить в отпуск.



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Благодарю вас, государыня. (Приседает.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (к леди Эллис).


Прошу вас, задержитесь, баронесса!


Позвольте вам преподнести в награду


За вашу службу и за помощь королеве


Вот это золотое ожерелье. Пожалуйста,


Примите его, леди Эллис.



                    Ричард достаёт из шкафчика шкатулку и  передаёт её леди Эллис.



ЛЕДИ ЭЛЛИС (приседая в реверансе).


Благодарю вас, государь, за милость вашу.



              Обе дамы приседают в реверансе и уходят. Ричард и Анна остаются одни.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Не знал, что врач  уже вам разрешил


Вставать...



КОРОЛЕВА АННА.


В таком лечении нет никакого


Толку. Нет смысла день и ночь


Лежать в покоях. Мне хочется


Работою заняться...



КОРОЛЬ РИЧАРД (улыбаясь).


Ну наконец,  я слышу мою Анну!


Но я боюсь, мой ангел, с непривычки


Вам будет трудно справиться с работой...



КОРОЛЕВА АННА.


Со временем всё это разрешится


И  в  колею  привычную войдёт... (Смотрит на Ричарда.)


Как  вы  осунулись  и  похудели,


Мой любимый! Румянец на щеках


Угас, и  под  глазами  пролегли


Морщинки. Их раньше не было.


Позвольте, друг мой, я их поцелую. (Целует его лицо.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (пылко обнимает и целует её).


Мой  ангел, Анна! Драгоценная моя!


Я счастлив, что вы наконец-то с нами!..



КОРОЛЕВА АННА.


Я напугала вас своим недугом,


Мой  любимый!.. Мне   даже


Страшно  вспоминать об этом!


Я чуть не погубила свою душу


И  вашу   жизнь  опасности


Подвергла. И причинила вам


И горе, и страдание. Смогу ль


Когда-нибудь я заслужить ваше


Прощенье?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


О чём  вы говорите,  дорогая?  Мы


С  вами  понесли  тяжёлую  утрату!


Чудовищное потрясение испытали!


И если в вас ещё достало силы после


Тяжёлого недуга в этот мир вернуться


С душою исцелённой и ясным, светлым


Разумом, о большем счастье я и не могу


Мечтать! Я лишь один бы мог просить


У Господа прощения за то, что вас


Не уберёг, мой светлый ангел!



КОРОЛЕВА АННА.


Пойдёмте вечером в часовню, мой любимый,


Помолимся за упокой души нашего сына.


Пусть за  него при  нас  отслужат  мессу


И вознесут Всевышнему молитвы за чудо,


Что он сотворил для нас, избавив мой


Рассудок от видений, что  мои  мысли


Путали, терзая душу. А после будем слушать


Музыку в капелле. Теперь весна, и солнце ярко


Светит! Во всём здесь видится стремление


К  возрождению  и  обновлению  чувств


И мыслей! Давайте же покинем Ноттингем,


Поедем отдыхать на север, к морю! А  по


Пути заедем в Понтефракт и проведём там


Несколько недель. Мне помнится,  в  июле


Был  намечен  спуск на  воду вашего флота,


Что  в  Скарборо  сейчас  стоит на  верфи.


Туда отправимся  мы  после  Понтефракта


И  подготовим  всё  к  отплытию  кораблей.


И в честь события этого устроим  праздник


С морским парадом,  состязанием гребцов...



КОРОЛЬ РИЧАРД (радостно).


При всём желании нельзя придумать лучше!


Весенний  ветер разогнал  уныния  тучи.


Я  благодарен  Милости  Господней,


Что вас здоровой возвратила нам сегодня! (Целует её.)



                              ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина третья.



               Усадьба герцогини Йоркской в Уилтшире. Герцогиня и Уильям Коллингборн сидят в гостиной у камина за накрытым к ужину столом.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Я так вам благодарна, милый Уильям,


За то, что вы так близко принимаете


Мои семейные дела, заботы сына моего,


Нашего доброго и милостивого короля,


Ричарда Третьего! Вы разделяете мои


Волнения и чувства! Вы такой добрый,


Такой чуткий человек! И для меня вы


Больше, чем слуга. Вы друг, с которым


Отдыхаю я душою, свободно мыслями


Делюсь своими, тревогами, что сна меня


Лишают и наполняют душу мне тоской


И давние  воспоминания пробуждают,


Что причиняют мне страдания и боль.


К кому идти мне за советом, как не к вам?


Вы понимаете меня буквально с полуслова.


Это такая редкость в наше время! А я так


Одинока в этом мире! Я так измучилась


И так устала жить! Я столько раз детей


Теряла, Уильям, что всех не перечесть!


Из сыновей остался только Ричард –


Отрада глаз и сердца моего! Единственный,


Кем я могу гордиться в полной мере!


По доблести и силе духа он равен своему


Отцу! По славе воинской  не уступает


Эдуарду! По мудрости и деловой сноровке


Он превосходит всех моих детей! А


Благодатью красоты духовной он затмевает


Всех, кого я знаю! Он чист, как ангел,


Добродетели его достойны восхищения!


Господь послал ему прелестную жену,


Мою кузину дальнюю. Я радовалась, видя


Как он счастлив с нею! Но вот теперь беда


Случилась с ними! Внезапно умер их


Единственный ребёнок.  Вы представляете,


Какое это горе, Уильям?! Вы понимаете


Меня, мой друг? В ваших глазах я вижу


Сострадание, готовность выслушать меня,


Понять и облегчить души моей мучения,


Что бремя моей жизни отягчают...  (Протягивает ладонь к его ладони.)



          Внезапно раздаётся громкий стук в дверь, слышится лязг оружия и грохот металлической обуви по каменному полу. Герцогиня вздрагивает, подбегает к открытому окну, выглядывает во двор и кричит.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Что это там за шум?!.. Откуда


Этот грохот?!..  И почему в мой


Дом врываются без спросу


Посторонние?!.. Кто их впустил?!



                                             Входит слуга.



СЛУГА.


Пришёл судебный пристав, госпожа,


С ним двое стражников. Они желают


Видеть Коллингборна. У них есть


Ордер на его арест.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Не может быть! Ушам своим не верю! (Оборачивается к Коллингборну.)


Вы понимаете, что это может значить,


Уильям? Что вы молчите? Говорите же!



КОЛЛИНГБОРН (съёжившись, глядит на неё снизу вверх).


Всё это происки моих врагов, миледи!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


У вас враги?! Откуда могут быть у вас


Враги? Не понимаю! Вы  такой добрый,


Такой честный человек!.. Тут, видимо,


Какая-то ошибка! Сейчас всё выясним! (Слуге.)


Распорядитесь, чтобы пристава впустили,


А стражники пусть подождут его снаружи.


От них здесь будет слишком много шума!



СЛУГА.


Да, госпожа! (Уходит.)



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Не бойтесь, Уильям, я им не позволю


Вас обидеть! Вы слишком дороги мне,


Чтобы вас терять!



КОЛЛИНГБОРН.


Я верю вам, миледи! И на вас надеюсь!


Ведь вы не выдадите им меня?! Ведь я


Ваш друг, не правда ли, миледи? Ведь вы


Мне только что об этом говорили! Не


Отдавайте им меня, прошу вас! Умоляю!..



        Коллингборн падает к её ногам, обхватывает их и рыдает, уткнувшись  в подол её платья.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Ну что вы, мой дружочек, перестаньте!


Я верю вам! Я выставлю их вон! Я вас


Не выдам им на растерзанье! Ух, изверги!.. (Грозит кулаком.)



              В комнату входит пристав и растерянно наблюдает за рыдающим Коллингборном, ползающим на коленях перед герцогиней.



КОЛЛИНГБОРН (плача).


Вот именно, на растерзанье! О, миледи!


Прошу вас быть заступницей моею! Не


Отдавайте им меня и защитите! Всё это


Происки моих врагов и интриганов, что


Вашему расположению ко мне завидуют.


Не позволяйте им нас разлучить, прошу вас!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (поглаживает его по голове и по плечу).


Не бойтесь, друг мой, я их прогоню! Не


Стану даже слушать! Совсем уже рассудок


Потеряли! Врываются в дом матери их


Короля и забирают её лучшего слугу!


Я не позволю им так обращаться с нами


И беззаконие творить от имени монарха,


Который сыном мне приходится родным


И с моим мнением считаться будет, как


Того требует его сыновний долг! И я им


Не позволю нарушать мои права! Слуга


Мой не подсуден королю! Он мой вассал,


И я одна могу его карать, если считаю


Нужным! Не бойтесь, Уильям, вы мой


Друг, и я им вас не выдам!.. (К приставу.)


Вы ещё здесь? Подайте мне ваш ордер!



                Пристав подаёт ей ордер.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (разрывает ордер).


Вот! Вот! И вот! (Швыряет обрывки приставу.)


Вот мой ответ тому, кто вас послал! И


Устно передайте: я этого не ожидала


От него! Он очень огорчил меня своим


Поступком! Не бойтесь, Уильям! Всё ведь


Обошлось, как видите! И ваши страхи


Позади остались... Здесь, в моём  доме,


Вы в полной безопасности и под моей


Надёжною защитой. Ну, успокойтесь, (Вытирает ему глаза платком.)


Высушите слёзы! Всё кончилось! Никто


Вас не обидит! Я этого не допущу! (К приставу.)


Чего вы здесь стоите! Я же сказала:


Убирайтесь вон! Дело закончено!


Слуга мой остаётся здесь, со мной!


А вы не смейте появляться в этом доме!..



ПРИСТАВ (робко).


Но, миледи...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (гневно надвигается на него).


Мне слуг позвать, чтобы вас вышвырнуть


Отсюда? Или вы, сударь, сами уберётесь?!



ПРИСТАВ.


Я не могу уйти без Коллнгборна, ваша светлость...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Что вы сказали?..  Уйти не можете?..


Сейчас помогут!.. (Кричит в окно.) Эй, вы там!


Стивен, Питер, Джон!.. Ко мне, скорее!



                        Вбегают слуги.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (указывает на пристава).


Хватайте  этого придурка и гоните в шею!



ПРИСТАВ (отбивается от слуг).


Но, госпожа!..  Я облечён правами! И


Я – официальное лицо! И вы не можете...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Могу и по лицу! Да не желаю пачкать


О вас руки! (Слугам.) Гоните его прочь!


Он надоел мне! И этих двух его балбесов


Тоже! Чтобы не шлялись у меня по саду!


У нас там клумбы вскопаны и зацвели


Нарциссы. Они ещё мне вытопчут их всех!


И впредь, чтоб не пускали ко мне в дом


Гостей незваных!.. И подогрейте ужин! (Поднимает крышку супницы.)


Суп уже остыл...



               Слуги убирают со стола.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Ну, времена настали! Даже поесть нам


Не дают спокойно! Я сыну напишу, пожалуюсь


На этого урода! Он ещё нагло так мне ордер


Предъявляет! Как будто бы не понимает,


С кем имеет дело! Ну успокойтесь, Уильям, (Вытирает ему глаза.)


И не плачьте! Сейчас нам ужин принесут,


Мы отдохнём и проведём приятный вечер.


Мне тоже надо выпить что-нибудь покрепче. (Слуге.)


Распорядитесь, Джон, чтоб принесли вина. (Открывает карту блюд.)


Что бы вы скушали на ужин, Уильям? Вам


Нужно силы побыстрей восстановить. На


Вас лица нет, так вы побледнели! Мне тоже


Не мешает подкрепиться. Вот видите,  как


Нелегко  быть матерью монарха! А мне ещё


Завидуют соседи!..  (Доверительно.)


Боятся со мной тяжбу затевать. Но вы-то


Понимаете меня, мой друг?



КОЛЛИНГБОРН (со вздохом, сочувственно).


Я понимаю вас, миледи, понимаю!..




                           ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина четвёртая.



           3 июня, 1484 года. Замок Понтефракт. Кабинет короля Ричарда Третьего. Король Ричард и его секретарь, Джон Кендалл, работают с документами. Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Гонец из Скарборо к Его Величеству!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси!



                      Входит гонец и преклоняет колено перед королём.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что слышно в Скарборо? Как


Продвигается строительство


На верфи? Готовы ль будут


К сроку корабли?



ГОНЕЦ.


Ужасные известия, милорд!



КОРОЛЬ РИЧАРД


Что там ещё случилось?! Говори!



ГОНЕЦ.


Была попытка совершить поджог на верфи.


На нескольких судах одновременно вдруг


Загорелись бочки со смолой, распространив


Огонь повсюду, что перекинулся и на другие


Корабли. Но стражники заметили опасность


И тут же, спешно, подняли тревогу. На их


Призыв рабочие сбежались и сторожа, и с ними


Горожане. Все сразу бросились тушить пожар


И общими усилиями погасили.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Какой ущерб был причинён пожаром?



ГОНЕЦ.


Сгорели полностью шесть кораблей,


Милорд, а остальные мы спасти


Успели. И ещё несколько людей, что


Тот пожар гасили, погибли от ожогов.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Их семьям будет выплачена пенсия из


Наших фондов. Расследование началось?



ГОНЕЦ.


Да, государь.


Но поджигателей найти не удалось.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Возможно, это кто-то из рабочих


Иль сторожей подкупленных устроил.


А кто стоит за этим, мне известно.


Пускай  из Скарборо пришлют отчёт


Подробный о ходе следствия по делу


О поджоге, о состоянии  уцелевших


Кораблей  и  сроках окончания ремонта.


Пусть также сообщат, какие меры


Приняты по усилению охраны верфи. (Секретарю.)


Приказ составьте, Джон, я подпишу. (Гонцу.)


А вы пока в приёмной подождите,


Приказ вам вынесут, дадут коня


На смену и деньги на обратный путь.



ГОНЕЦ.


Благодарю, милорд. (Кланяется и  уходит.)



                          Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Судебный пристав с отчётом о поездке в  Уилтшир.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пускай войдёт!



                     Входит судебный пристав, преклоняет колено и целует руку королю. Потом встаёт и с поклоном подаёт королю свиток.



КОРОЛЬ РИЧАРД (распечатывая свиток).


Уже доставили вы  Коллингборна в Лондон?



ПРИСТАВ.


Нет, государь! Он с вашей матушкой


Остался в Уилтшире, она не пожелала


Расставаться с ним. Об этом и написано


В отчёте...



КОРОЛЬ РИЧАРД (откладывает свиток).


Мне многое неясно здесь в отчёте.


Вы мне подробно расскажите, сударь,


Как проходил арест? Вы объявили


Герцогине мою волю и зачитали


Обвинительное заключение?



ПРИСТАВ.


Мой государь, но герцогиня Йоркская


Не выдала нам Коллингборна и  даже


Слушать нас не захотела. Как только


Мы ей объявили, что прибыли за ним


По вашему приказу, чтобы арестовать


Его, он тут же опустился на колени пред


Вашей матушкой, вцепился в её юбку


И хныкал, и скулил, вертелся перед нею


На карачках, подол её слюнявил и слёзы


Утирал, и умолял её его не выдавать.


Он говорил, что всё это ошибка и происки


Его врагов. Он плакал и рыдал, и бился


Головою об пол, и ползал вкруг неё на


Четвереньках, и за ноги её хватал,


И за ней следом волочился по полу...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А вы на всё это смотрели и молчали!



ПРИСТАВ.


Мы не решались его силой захватить,


Тем более, что герцогиня рассердилась


И ко всему пообещала слуг позвать,


Когда мы своей волей не уйдём.


Она сказала нам, что не отпустит


Коллингборна, поскольку очень  дорожит


Его заботою о ней и службой, поэтому


Расстаться с ним не может.



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно).


И вы послушались?!..


И не исполнили приказа?!..



ПРИСТАВ.


Мы не могли перечить


Вашей матушке, милорд!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Молитесь, сударь, чтобы мы успели


Пройдоху Коллингборна в Уилтшире


Застать! Иначе вам придётся головой


Ответить и за провал ареста, и за его


Побег! Вы совершили непростительный


Проступок: не выполнили мой приказ


И упустили злейшего врага,


Вина которого безмерно тяжела!..



ПРИСТАВ (падая на колени).


О, государь мой, смилуйтесь, простите!..


Позвольте мне вину свою исправить!


Я обещаю вам, я привезу злодея!



    Ричард дочитывает отчёт и откладывает его в сторону.



КОРОЛЬ РИЧАРД (слуге).


Пришлите моего слугу, Томаса Брайана,


И одного из моих камергеров...



СЛУГА (с поклоном).


Будет исполнено, милорд! (Уходит.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (приставу).


Я напишу письмо для герцогини


Йоркской, чтобы она препятствий


Не чинила при будущем аресте


Коллингборна.



ПРИСТАВ.


Позвольте, государь, я сам это письмо,


Доставлю. Я обещаю вам, я больше


Не сробею. И хорошо бы нам ещё


Конвой усилить. А то как бы опять


Чего не вышло...



КОРОЛЬ РИЧАРД (секретарю).


Пишите, Джон, письмо такого содержания: (Диктует.)


«Мадам, ссылаясь на Ваше обычное беспокойство о моём личном благе и о необходимой для меня защите, я, насколько мне это будет позволено, рекомендую Вам и умоляю Вас, в самых скромных и самых почтительных выражениях, взять в услужение подателя сего письма, моего слугу, Томаса Брайана, который, как я полагаю, полностью оправдает Ваше доверие. А также, мадам, я прошу вас быть хорошей и доброй госпожой моему камергеру, которого я отсылаю к Вам, в графство Уилтшир, вместо Коллингборна. Покорнейше прошу Вас принять его как гаранта моего искреннего желания Вам услужить. Написано в Понтефракте, Третьего июня, 1484 года, от лица Вашего самого скромного сына, короля Ричарда Третьего.» – Всё написали, Джон? Давайте подпишу.



           Ричард подписывает и запечатывает письмо. Слуга вводит в кабинет Томаса Брайана и камергера. Слуги преклоняют колена перед королём.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы, господа,  отправитесь сейчас же


В Уилтшир. Там вы поступите на службу


К герцогине Йоркской. Это письмо (Передаёт письмо.)


Вы ей вручите, Томас. Вместе с конвоем


Я отправлю офицеров. Они и проведут


Арест злодея. (К приставу.) Вы, пристав,


Постарайтесь оправдать моё доверие


И проведите задержание Коллингборна


Как должно, в соответствии с порядком.


И не забудьте зачитать ему права и


Обвинительное заключение! Он должен


Знать, за что он арестован.  Таков закон,


И нарушать его я не позволю. И герцогине


Знать не помешает, кто он такой и чем тут


Занимался, чтобы она не воспротивилась


Его аресту и не чинила вам препятствий новых.



ПРИСТАВ.


А если всё же воспрепятствует, милорд?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы деликатно намекните ей, что всякое её


Сопротивление будет расцениваться как


Соучастие в преступлении  Коллингборна.


На этом всё! Я больше не задерживаю вас,


Идите! Конвой и офицеры ждут.



                                Пристав и слуги с поклоном уходят.



КЕНДАЛЛ.


Позвольте мне спросить вас, государь,


Зачем вы не потребовали строго


Повторной выдачи Уильяма Коллингборна,


А предложили герцогине, вашей матушке,


Вместо него двух своих слуг?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Затем, что не имею права нарушать закон:


«Вассал моего вассала – не мой вассал»!


И слуги герцогини мне не принадлежат.


Одна она распоряжаться ими может, а также


Защищать перед законом. Но в этом случае


Она бы разделила ответственность за это


Преступление со своим слугой. А осуждать


Её за то, что некий негодяй продажный


Её доверием и добротою злоупотребил,


Я, как  вы сами понимаете, не собираюсь.


Вот и пришлось мне предложить обмен,


Который совершится ещё до его ареста


И тем избавит её от обязанности


С ним разделять вину и за его проступок...  (Склоняется над документами.)


Так... что ещё нам остаётся сделать?..



              Из открытого окна доносится женский смех и звуки лютни.



КОРОЛЬ РИЧАРД (улыбается).


Там королева с фрейлинами на прогулке...



КЕНДАЛЛ.


Вы не хотите им компанию составить?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Очень хочу... (Подходит к окну.)


Я чувствую себя, как школьник,


Задержанный после занятий в классе,


Когда все остальные  разбежались...



КЕНДАЛЛ.


Так в чём же дело, государь? Пойдите,


Доставьте удовольствие супруге! Сейчас


Так хорошо в саду! Цветы чаруют яркой


Красотою, фонтаны  рассыпают гроздья


Искр на солнце, и лёгкий ветерок листву


Колышет. Не каждый день бывает так


Приятен! А я пока что здесь один побуду


И подготовлю документы вам на подпись.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Нет, Кендалл, вы со мной пойдёте!


С собою письменные принадлежности


Возьмите и там неподалёку посидите


В парке. Когда понадобитесь, я вас позову...



КЕНДАЛЛ (спешно собирает бумаги и письменные принадлежности).


Как будет вам угодно, государь.



                                 Уходят.



                         ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина пятая.



               Тронный  зал в усадьбе герцогини Йоркской в Уилтшире. В зале присутствуют судебный пристав, двое слуг, двое офицеров и два стражника. Рассерженная герцогиня Йоркская в сопровождении фрейлин стремительно входит в зал. Из-за её спины выглядывает Коллингборн, но, увидев пристава, выскальзывает из зала.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (к приставу).


Как вы посмели появиться в этом доме?!


Вам запретили сюда снова приходить!


Я сейчас с вами разговариваю, сударь!


И объяснений жду! Не истощайте моего


Терпения!



ПРИСТАВ.


Мы привезли письмо от короля, миледи.


Он посылает к вам на службу вместо


Коллингборна двух своих слуг испытанных,


Надёжных. Об этом и написано в письме.



                Томас Брайан с поклоном подаёт герцогине письмо.



ПРИСТАВ.


А на словах король просил вам передать,


Чтоб вы  нам разрешили взять под арест


Слугу и камергера вашего,


Уильяма Коллингборна.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (читает письмо.)


Но я вполне довольна Коллингборном!


И я уже вам это говорила, сударь!


Вы зря сюда пришли, зря потеряли время. (Суёт ему в руку письмо.)


Я повторяю вам, я с Коллингборном


Не расстанусь, я к нему привыкла.


Он верно служит мне уже не первый год,


Я даже не могу себе представить,


Как мне придётся обходиться без него!


Вы этих слуг верните государю,


Они мне не заменят Коллингборна.



ПРИСТАВ.


Позвольте нам хотя бы зачитать ему


Его права и обвинительное заключение.


Король распорядился так, миледи.


Его приказ мы нарушать не можем.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (слуге).


Пусть Коллингборна пригласят сюда! (Приставу.)


Но я себе не представляю даже, кто


Будет обвинять его и в чём?


Возможно, здесь какая-то ошибка!


Он безупречен! Скромен и послушен.


Надёжнее слуги я не видала!



          В зал, заискивающе глядя по сторонам, смущённо улыбаясь и раскланиваясь, робко входит Коллингборн.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Ну, наконец-то! Проходите, Уильям!


К вам прибыли гонцы от короля.


Они сейчас вам что-то зачитают...


Прошу вас, выслушайте их спокойно.


Потом всё объясните мне и им.


Мы слушаем вас, господа, читайте!


В чём обвиняете вы моего слугу? (Садится на трон.)



          Коллингборн застывает возле неё в позе покорности и смирения. Пристав разворачивает свиток и читает. По мере прочтения, Коллинборн всё чаще вжимает в голову в плечи и испуганно закрывает глаза, изображая на лице покорность и  беззащитность.



ПРИСТАВ (читает). «Уильям Коллингборн, по приказанию нашего всемилостивейшего короля, Ричарда Третьего, вы арестованы по обвинению в государственной измене...»



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (испуганно подскакивает на троне).


Как в измене?! В чём состоит измена?


Объясните!



ПРИСТАВ (продолжает читать).  «На основании  имеющихся у нас доказательств вашей переписки с врагами королевства, Генрихом Тюдором, Джоном Мортоном и Томасом Греем, нам известно о вашем участии в заговоре Вудвиллов...»



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (хватается за голову).


О Господи!



ПРИСТАВ (читает). «... и в восстании Бекингема, которым лично вы руководили в графстве Уилтшир...»



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (всплеснув руками).


Из дома моего и за моей спиной? О Боже!



          Коллингборн, робко взглянув на неё, втягивает голову в плечи.



ПРИСТАВ (читает).  «В вашем письме к Томасу Грею, от десятого июля прошлого года, вы просили передать Генриху Тюдору, чтобы он срочно собирал войска и флот и вторгся в Англию не позже восемнадцатого октября, чтоб свергнуть нашего всемилостивейшего короля, Ричарда Третьего...»



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (раскачиваясь и закрыв лицо руками).


Спаси меня, о Боже Всемогущий!


Моя вина пред королём безмерна!


Мне нет прощения! Нет мне оправдания!



ПРИСТАВ (читает). «В вашем письме к французскому королю, Людовику Одиннадцатому вы, Уильям Коллингборн, писали, что государь наш, Ричард Третий,  намерен отвоёвывать у Франции владения Плантагенетов, поэтому не следует рассчитывать на мирные с ним отношения. Вследствие этого, король Людовик не пожелал восстановить предложенные нашим государем, Ричардом Третьим, дипломатические отношения с Англией. Вы этой перепиской, Коллингборн, а также  вашим  лживым заявлением активно помешали заключению перемирия между Англией и Францией и спровоцировали восстание, поднятое Генри Стаффордом, герцогом  Бекингемом, которого, посредством епископа Джона Мортона, агента короля Людовика XI, вы побудили обвинить нашего милостивого короля, Ричарда Третьего, в вымышленном убийстве двух его племянников, чтобы дать повод для вторжения Генриха Тюдора в Англию, чем и причинили многие бедствия нашей стране...»



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (зажмурившись и качая головой, бьёт ладошкой по подлокотнику трона).


Нет сил терпеть этот позор и ужас!



ПРИСТАВ (читает). «...Кроме того, вы оскорбили нашего доброго государя, Ричарда Третьего, и трёх его советников ближайших в своих позорных, непристойных виршах, что  вывесили всем на обозрение на видном месте в Лондоне, на дверях собора Святого Павла...»



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (встаёт).


Довольно! Не желаю это слушать!


Всё решено! Берите Коллингборна!


Везите его к королю и делайте с ним


Всё, что хотите! Всё, к чему суд его


Приговорит!



 КОЛЛИНГБОРН (падает к её ногам и обхватывает их).


Миледи, нет! Простите! Пощадите!


Не выдавайте меня им! Прошу вас!


Пожалейте! Я ведь так долго и так


Преданно служил вам! (Рыдает.)



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (с сожалением).


Зачем вы впутались в такое дело, Уильям?



 КОЛЛИНГБОРН (поднимается и мстительно смотрит на неё).


Когда я к вам, миледи, поступил на службу,


Вы были так со мною откровенны


И так доверчиво мне поверяли свои тайны, (Язвительно.)


Что было б глупо не воспользоваться этим


Для своей выгоды и будущей карьеры.


Вот и пришлось мне покупателя найти


Для всех тех сведений, что вы мне сообщали.


Не пропадать же этому добру?


Так что к предательству вы подтолкнули меня сами.


А я лишь принимал всё то, что мне давали. (Нагло, цинично.)


Мне нравилось морочить вас и видеть,


Как вы легко и быстро поддаётесь на мои уловки.


Так, незаметно, я вошёл во вкус,


Увлёкся этою игрой и был в ней ловок,


Смел и удачлив. Мне даже нравилось


Вести эту двойную жизнь!


Хитрить и изворачиваться, и лукавить,


Дурачиться и  всех обманывать, дурачить,


Интриговать и рисковать. (К приставу.)


И потому я сам вам дался! Ведь если бы


Я на дверях собора не вывесил свои стихи,


Вы бы меня не изловили вообще!


Я был непобедим в своих делах великих!


Служа Тюдору, я управлял политикой двух стран! (Надменно вскидывает голову.)


Я ощущал себя создателем монархов!


Я мог манипулировать влиятельнейшим


Королём Европы, Людовиком Одиннадцатым!


Я мог обманывать его, – искуснейшего


И хитрейшего из интриганов! (Презрительно, к  герцогине.)


И вы со мною вздумали тягаться,


Когда вы даже на родного сына


При всём желании не можете влиять! (Тихо и вкрадчиво.)


Попробуйте уговорить его меня простить!


Я отслужу вам, я вам пригожусь, поверьте! (Склоняется к её ногам, цепляясь за подол.)



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (пинает его).


Прочь, гадина! И руки убери!


Шпион! Предатель! Мерзкое отродье!



 КОЛЛИНГБОРН (вскакивает, распаляясь гневом).


Ах, вот как?!.. Значит, я для вас уже шпион


И гадина, и мерзкое отродье?!


А может вы, миледи, позабыли,


Как сами же, ещё совсем недавно


Считали меня своим близким другом?


И сами же в моём присутствии читали


Вслух письма короля при ваших дамах?!


И, значит, сами вы тоже тогда хотели,


Чтоб я их слышал и запоминал,


И сообщал о них всем, кому это интересно!


А, значит, и на вас вина ложится за мою измену!


Теперь вы соучастница провинности моей!


И отвечать за всё мы с вами будем вместе!


Вы тоже не отвертитесь, миледи! (Мстительно и тихо.)


Я донесу на вас, я вас не пощажу!..



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (гневно надвигается на него).


Да как ты смеешь, негодяй!.. Предатель!.. (К стражникам.)


А вы чего стоите?! Хватайте его быстро!


Уводите! Я видеть его больше не могу!


Своими бы руками придушила! (Приставу.)


Вы, сударь, передайте королю,


Что я раскаиваюсь в том и сожалею,


Что покровительство и помощь оказала


Изменнику и негодяю Коллингборну!


Что защищала этого злодея


От справедливого и гневного суда!


Я государю напишу письмо


И повинюсь, и попрошу прощения.


Он милостив и он меня простит, –


Мой милый, добрый, ненаглядный Ричард...


И больше я не буду заступаться


Ни за кого из подданных его.


Вот так и передайте государю.


Теперь прощайте, господа, идите!



                Пристав откланивается и уходит, офицеры уводят покорно следующего за ними Коллингборна, подгоняемого сзади стражниками.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


А мне пора в часовню, помолиться,


Чтоб смыть позор и грязь с моей души...



               Уходит в сопровождении дам и новых слуг.




                       ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина шестая.



                    Летний, солнечный день на побережьи Скарборо. На скамейках, спускающихся к воде, сидят придворные. Ближе к авансцене, под балдахином, в окружении ближайших подданных и сподвижников, сидят  король Ричард Третий  и королева Анна. Слуги разносят бокалы с вином и фрукты. На заднем плане, неподалёку от них, качаются  на волнах корабли под парусами с красно-синим гербом Плантагенетов.  Герольды трубят в трубы, король произносит речь.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


День долгожданного события настал!


Как стая гордых птиц, взлетающая в


Голубые дали, помчатся наши корабли,


Соперничая быстротой с ветрами, что


Будут развивать их флаги с Белой Розой


Йорка и раздувать натуженные  паруса,


Сверкающие лилиями и львами, что на


Гербе красуются старинном династии


Английских королей, Плантагенетов.


И устремятся наши быстроходные суда


К далёким берегам и горизонтам, что


Необъятные просторы распахнут и земли


Новые откроют перед ними, исполненные


Тайн загадочных, диковинных обычаев


И нравов, доселе неизвестных нам стран


И культур. И наши знания тем обогатят,


Расскажут о других народах и державах.


О временах, в которые те страны развивались


И своего могущества достигли. В далёкие


Края людей отправим, чтоб они мудрости


И управлению учились в тех государствах,


Где благополучия  достигают, руководясь


Совестью и здравым смыслом, а не гнетут


Поборами обременительными подданных


Своих. Так открывая новые пути морские,


Мы будем расширять и горизонты знаний,


И тайны мироздания постигать, и отмечать


На картах небосвода созвездия новые, что


Будут в странствиях служить ориентиром.


Мы будем открывать и таинства создания


Земли, и наблюдать те необычные явления


Природы, что были нам доселе неизвестны.


Мы для себя откроем кладезь новых знаний


И мудростью учений стран далёких обогатим


Нашу культуру и науку. Из дальних стран


Мы книги привезём  на  разных  языках,


Которые освоить сможем вскоре. Учёных


В наши университеты пригласим, чтобы


Они своими знаниями делились с нами.


Мы пригласим искусных мастеров, чтобы


Они нас обучали секретам своего искусства.


Тогда исполнится моё заветное желание, –


Увидеть англичан народом прогрессивным


И могущественным, а Англию – державой


Просвещённой, великою владычицей морей!


Наш флот не только нас обогатит товарами


С заморских рынков, не только принесёт


В наши дома достаток и благоденствие всей


Нашей стране, но и надёжною охраной будет!


Мощным щитом, стеной несокрушимой он


Будет защищать наши границы от нападения


Завистливых врагов, которым процветание


Державы нашей, её успехи и благополучие


Колют глаза, свет солнца застилают, тоскою


Неотступной угнетают, лишая сна и заставляя


Измышлять всё более злокозненные планы


Внезапного вторжения в нашу страну. Наш


Флот их не подпустит к берегам отчизны! Я


Верю в преданность наших матросов и солдат!


И в их успехи в будущих морских сражениях,


Которые откроют имена великих адмиралов


И капитанов, что проведут блестящие бои и


Англию победами прославят, явив  пример


Несокрушимой силы, упорства, мужества,


Воинской доблести и чести, верности долгу


И беззаветного служения своей стране. За них,


За будущие их победы и успехи  поднимем


Наши звонкие бокалы! За славу Англии, за


Наш великий и непобедимый английский флот!



ВСЕ. Да здравствует король наш, Ричард Третий!



             Под звуки труб и оркестра корабли выстраиваются в ряд. Ветер колышет их флаги с изображением Белой Розы Йорка и раздувает паруса с гербом Плантагенетов.



                                 КОНЕЦ.




© Copyright: Вера Эльберт, 2017


Свидетельство о публикации №217051502006

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Вера Эльберт



Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Вера Эльберт


Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   Вход для авторов   Регистрация   О портале       Стихи.ру   Проза.ру


Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.



Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.



© Все права принадлежат авторам, 2000-2017     Разработка и поддержка: Литературный клуб   Под эгидой Российского союза писателей   18+

<div style="position: absolute;"><img src="http://mc.yandex.ru/watch/548884" alt="" /></div>