Путь на Босворт (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов


Путь на Босворт пьеса

Вера Эльберт


Историческая пьеса в четырёх действиях.




Действующие лица:



Ричард III, король Англии, Франции (номинально) и Ирландии – 32 года; изящный, темноволосый, невысокого роста с красивым, мужественным лицом; одет дорого и изящно.


Сесилия Невилл, Герцогиня Йоркская, его мать – 70 лет; высокая, изящная, с царственной осанкой и горделивой посадкой головы, с красивыми и благородными чертами лица; говорит резким голосом, с пафосом; выразительно, властно жестикулирует; одета в чёрное; из украшений только регалии.


Ричард Плантагенет, незаконнорожденный сын короля Ричарда –15 лет; темноволосый юноша, высокого роста, атлетического телосложения, с красивым, улыбчивым лицом.


Принцесса Иоанна Португальская  – 33 года; высокого роста сексапильная блондинка с печальным выражением лица.


Принцесса Анна де Божё, регент Франции – 24 года; стройная, изящная брюнетка, с горделивой осанкой.


Джон Говард, герцог Норфолк – 60 лет; высокий, статный, седой, атлетического телосложения.


Томас Говард, граф Суррей, его сын – 43 года.


Леди Элизабет Тилни, графиня Суррей, его жена, бывшая  фрейлина королевы Анны – 40 лет; невысокая, изящная, миловидная, с располагающим, улыбчивым лицом.


Джон Мортон, Епископ Илийский – 64 года; худощавый, с лицом аскета.


Генри Перси, граф Нортумберленд – 36 лет.


Томас Стэнли, Лорд-Стюард Парламента – 50 лет; невысокого роста, хрупкий, изящный, миловидный.


Джордж Стэнли, барон Страндж, его сын – 25 лет.


Виконт Фрэнсис Ловелл, друг детства и камергер Ричарда III – 29 лет; высокий, изящный, обаятельный.


Сэр Уильям Кэтсби, тайный советник Ричарда III, юрисконсульт и министр Финансов – 34 года; стройный, изящный с красивыми и строгими чертами лица.


Сэр Ричард Рэтклифф, тайный советник и адъютант Ричарда  – 32 года; высокий, атлетического телосложения, мужественное, строгое лицо.


Сэр Роберт Перси, друг детства Ричарда III, его телохранитель и командир его личной гвардии – 30 лет;  высокий, стройный, с мягкими, женственными чертами лица.


Сэр Персиваль Терлуолл, знаменосец Ричарда III – 31 год; высокий, атлетического телосложения, с красивым, мужественным лицом.


Сэр Роберт Брекенбери, комендант тауэра и хранитель королевских сокровищ, персональный казначей Ричарда III – 32 года; высокого роста, изящный, строгое, миловидное лицо.


Джон Кендалл, личный секретарь короля Ричарда III.


Сэр Эдуард Брамптон, английский посол в Португалии – 45 лет; изящный, обаятельный, смуглый брюнет.


Мэтр Матье, тайный советник при французском посольстве в Португалии  –низенький, худенький старичок со слезящимися глазами.


Душа королевы Анны – молодая, ослепительной красоты блондинка в золотой короне и  в белых с золотом одеждах.


1-й представитель лондонских общин


2-й представитель лондонских общин


Слуга короля Ричарда


Распорядитель на собрании в лондонском магистрате


Дежурный офицер в ставке короля Ричарда


Дворецкий герцогини Йоркской


Офицер стражи герцогини Йоркской


Камеристка принцессы Иоанны


Слуга принцессы Иоанны


Ординарец лорда Стэнли


Ординарец Нортумберленда


Королева Анна в детстве – прелестная, белокурая девочка шести лет.


Король Ричард в детстве – темноволосый мальчик девяти лет.


Епископ Данкелд


Полковой священник



Массовка: представители лондонских общин, священники, епископы, певчие, придворные, офицеры, стражники, герольды, трубачи, барабанщики, знаменосцы, солдаты.



Место действия: Вестминстерское Аббатство и Вестминстерский дворец  в Лондоне, замок Амбуаз во Франции,  королевский дворец в Лиссабоне, замок Ноттингем, охотничья усальба в Шербурском лесу, Уильтшир,  Дадлингтон,  Рэдморская равнина возле селения Босворт Маркет.



Время действия: С 17 марта, 1485 года по 22 августа, 1485 года.



Примечание: костюмы и декорации соответствуют времени и месту действия, указанным в пьесе.




                          ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина первая.



              Спальня королевы Анны в Вестминстерском Дворце. Король Ричард Третий, одетый в траур, стоит перед её ложем на коленях, уткнувшись лицом в край покрывала её кровати. В комнате сохранена та же обстановка, что и при её жизни: перед креслом на рамке стоит рукоделье Анны; в глубине комнаты, в углу, на стойке висит её платье; туалетные принадлежности аккуратно расставлены на столике перед зеркалом. На постели лежит её молитвенник. Над кроватью висит Распятие. На заднике сцены, на стене, висит портрет Анны. Справа и слева – портьеры, отгораживающие вход в спальню.



ГОЛОС АННЫ.


«Положи меня, как печать, на сердце твое,


Как перстень, на руку твою:


Ибо крепка, как смерть, любовь...»



КОРОЛЬ РИЧАРД (резко поднимает голову и открывает глаза).


Куда ты, Анна!.. Ах, это был сон...


Какой-то сон приснился мне сейчас...


Как будто еду я на белом скакуне,


Средь  леса, по широкой и  прямой дороге.


Смеркается. И вдруг мой конь споткнулся


И потерял подкову. Я с коня слезаю


И вижу хижину. Я захожу туда


И нахожу там комнату уютную, большую.


Камин горит. Перед камином


Из мягких шкур устроенное ложе.


А в углу комнаты стол к ужину накрыт.


И за столом меня ждёт моя Анна.


Мы ужинаем вместе и проводим


Там восхитительную ночь перед камином.


Наутро снова еду я той же дорогой,


И к вечеру опять мой  конь споткнулся


И снова потерял подкову.


Я перед той же хижиной стою.


И там всё повторяется, как накануне:


И наша комната, и ужин с Анной,


И восхитительная  ночь перед камином.


Вдруг среди ночи слышится нам за окном


Веселья шум, и музыка, и смех, и пение.


Мы с Анной в королевских одеяниях


Выходим в ночь и тут же попадаем


На удивительный, весёлый праздник.


Там множество людей в костюмах странных.


Я в жизни не видал таких диковин,


Как на том празднике великолепном!


И все нам рады, все нас поздравляют


И почести нам воздают радушно...


И приглашают разделить с ними веселье.


И Анна кружится со мною в танце,


Меня целует, обнимает крепко,


Щеки моей касается губами...


Я чувствую её дыханье и тепло...


Потом вдруг моя Анна потерялась:


Чуть отступила в танце и исчезла.


Я стал искать её и звать... и тут проснулся...


Да... К сожалению, это был только сон...


И так мне жаль теперь, что я проснулся!


Когда ещё увижу я её?.. И где?..


Да и увижу ли?.. Один Бог знает... (Подходит к её портрету.)


Любовь моя! Ответь мне, дорогая!


Хоть весточку подай! Хоть знак!


О Господи!.. Ведь я так одинок!..


Я не смогу жить без тебя, мой ангел!.. (Опускается на колени и плачет.)



             На авансцену выходят виконт Ловелл и Кэтсби, одетые в траур. Ловелл подталкивает  Кэтсби  к спальне королевы.



ЛОВЕЛЛ.


Идите же скорее, Кэтсби,


И сообщите правду королю!



КЭТСБИ.


Ещё не время! Было бы жестоко,


Ему такую новость сообщать!



ЛОВЕЛЛ.


Нельзя откладывать! Сейчас идите, Кэтсби!


Король уж трое суток по жене горюет!


Закрылся в спальне у неё, отдавшись скорби,


Не ест, не пьёт и никого не хочет видеть!


И мы не знаем даже, что с ним происходит!


Из комнаты только слышны его молитвы,


Плач и стоны! Утешьте его как-нибудь


И сообщите новость.



                Томас Стэнли и леди Тилни, одетые в траур, стоят на другой стороне авансцены и хихикают.



СТЭНЛИ (повторяет слова Ловелла).


«Из комнаты слышны его молитвы,


Плач и стоны!». Слыхали что-нибудь подобное?


Ну и хитрец, король наш Ричард Третий!


Ну и притворщик! Как ловко он обманывает нас,


Скорбящего вдовца изображает!



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Я видела, как он на  погребении жены


Расплакался! Ох, это было так смешно!..



СТЭНЛИ.


Он плакал? В жизни в это не поверю!


Он – ловкий плут!


Искуснейший притворщик!


Вы знаете, что говорят в народе?


Что он жену специально отравил,


Чтоб на родной племяннице жениться!



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Фу, что за мерзость! И какой позор!


Грех ему поступать так!



          С улицы доносятся крики толпы: «Эй,  Ричард! Снимай корону, подлый отравитель! Из-за тебя скончалась королева Анна!»



КОРОЛЬ РИЧАРД (из комнаты).


Что там за шум? Кто это? Кэтсби, вы? Войдите...



                          Ловелл подталкивает Кэтсби в спину.



ЛОВЕЛЛ.


Идите же скорей, он вас зовёт!



         Кэтсби заходит в комнату и останавливается, поражённый увиденным.



КЭТСБИ.


Милорд, что с вами?! Что с вашим лицом?!


Глаза и щёки впали так, что вас и не узнать!


О Господи! Мой государь, да вы ли это?!..


Милорд, позвольте, я вам позову врача!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пустое, Кэтсби! Что там происходит?


Из-за чего был шум?..



КЭТСБИ (взволнованно).


Мой государь... не знаю как сказать...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я спрашиваю, что там происходит?


Что это был за шум перед дворцом?


Толпа кричала что-то... только я не понял...


Они так выражают мне своё сочувствие?..


Да, Кэтсби?..



КЭТСБИ (мрачно).


Мой государь, восстание в Лондоне!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (хмурится).


Я не ослышался?.. Восстание?!..


Кто его поднял и из-за чего?!


Я чем-нибудь обидел моих подданных?


Я сними был жесток, несправедлив?



КЭТСБИ.


Напротив, государь,


Вы были слишком мягки...



КОРОЛЬ РИЧАРД (с нарастающим возмущением).


И из-за это они теперь мне во дворце


Бьют стёкла и бросают в окна камни?


Они пресытились моим долготерпением


Их бесчинствами? Пресытились добром,


Что я для них творил? Моим великодушием?


Моею справедливостью и милосердием?


А может им наскучили покой и благоденствие


В стране?! Их не устраивают низкие налоги?


Или они в обиде на меня за то, что я поборы


Принудительные отменил, – те самые,


Что ввёл для продолжения войны столетней


Мой старший брат и мой предшественник,


Король Эдуард? Им надоело их благополучие,


Они соскучились по мрачной и голодной жизни,


Которая была при Вудвиллах?!


Им хочется разбоя на морях и на дорогах,


Жестоких казней, войн и лихолетья?!


Скажите, Кэтсби, в чём моя вина


И в чём причина недовольства мною?


Ну говорите же, я выслушаю всё!..



КЭТСБИ (растерянно глядя на Ричарда).


Они считают вас убийцей, отравителем


Вашей жены и кровосмесителем-злодеем,


Желающем жениться на своей племяннице.



            Король Ричард, застыв на месте, смотрит на него с выражением изумления и ужаса на лице. Потом, словно очнувшись, закрывает глаза рукой, открывает их и снова изумлённо глядит на Кэтсби.



КОРОЛЬ РИЧАРД (лопочет, как в бреду.)


А я не понимаю ничего... Мне


Почему-то кажется, что я не здесь...


И что за крики там... Я этого...


Не понял... Скажите... Кэтсби...


А зачем вы здесь?..



КЭТСБИ (смотрит на него с ужасом).


Милорд, позвольте мне послать за доктором.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Потом... Я начинаю вспоминать... (Держится за виски.)


Ещё раз  повторите то... что вы


Сейчас сказали... Я не расслышал...


Меня вдруг охватила пустота...


И голова в тисках...


И ещё как-то странно давит сердце...



КЭТСБИ (в отчаянии).


Милорд!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (прижимает палец к губам).


Тш-ш-ш!.. (Шёпотом.)


А теперь повторите!..



КЭТСБИ (растерянно).


Что повторить, милорд?



КОРОЛЬ РИЧАРД (монотонно).


Всё то, что вы мне только что сказали,


Я постараюсь выслушать внимательно...



КЭТСБИ.


Но... это невозможно


Спокойно выслушать... милорд...



КОРОЛЬ РИЧАРД (кивает).


Я же сказал: я постараюсь.



КЭТСБИ (с трудом выдавливая из себя каждое слово).


Я сообщил вам, государь,


Что ваши подданные...



КОРОЛЬ РИЧАРД (кивает).


Так... И что же мои подданные?..



КЭТСБИ (осторожно произносит каждое слово).


Они считают вас убийцей подлым


И отравителем своей жены,


Нашей добрейшей королевы Анны,


И полагают, что вы это сделали, милорд,


Чтоб поскорее на племяннице жениться...



            Король Ричард, застыв на месте, неотрывно смотрит на него и молчит.



КЭТСБИ.


Вы не хотите говорить, мой государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД (глядя в пустоту).


Мне говорить?.. Зачем?.. Ведь мёртвые молчат...


Меня здесь нет... Я сейчас там, где Анна. (Качает головой.)


И возвращаться в этот мир не собираюсь!..



КЭТСБИ.


Мой государь, но вы же ещё живы!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (удивлённо).


Я жив?.. С чего вы это взяли?.. (Задумчиво.)


Я жил... пока был жив мой сын,


Пока жила моя супруга Анна.


Я жил, пока была жива любовь


Ко мне у моего народа.


Теперь всё это умерло... Зачем мне жить?..


Меня здесь больше ничего не держит...



КЭТСБИ (нетерпеливо).


Мой государь, мне жаль, вы нездоровы...


А между тем восстание поднялось!


И ваш народ вас обвиняет в смерти королевы...



КОРОЛЬ РИЧАРД (задумчиво).


Я вот... сейчас подумал...


Что бы сказала Анна,


Узнав про этот бунт...



КЭТСБИ (нетерпеливо).


И что б она сказала?



КОРОЛЬ РИЧАРД (медленно, с трудом).


Она сказала бы, что мой народ настолько...


Пресыщен мёдом, изливающимся...


Из моих рук,


Что добровольно... начиняет себя ядом,


Текущим из языков раздвоенных...


Наших врагов.



КЭТСБИ (нетерпеливо).


Так что же вы предпримите, милорд?



КОРОЛЬ РИЧАРД (помолчав).


А что вы предлагаете мне, Кэтсби?..



КЭТСБИ.


Выйти к толпе и опровергнуть клевету!..



                            Шум толпы усиливается.



Милорд, решайте поскорее! Время дорого!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (с трудом собираясь с мыслями).


Оправдываться... перед разъярённою толпой...


В ужасном... преступлении, которого... я... не только


Не... совершал, но и помыслить... о таком не мог?.. (Внезапно, словно очнувшись.)


Иль вы ещё не поняли, что это провокация?!!


Попытка спровоцировать террор ответный,


Или же выдать меня самого бушующей толпе


На растерзание! Я смерти не боюсь! О, нет!


Теперь бы я её даже с восторгом принял!.. (Просветлённо.)


Уже три дня мечтаю я пойти долиной смерти


Рядом с Анной... Как было б хорошо... сейчас...


Идти с ней рука об руку... по сумрачному лесу...


Навстречу неизвестному, пусть даже бы оно...


Было... пугающим... (Мечтательно, с  улыбкой, смотрит на Кэтсби.)



КЭТСБИ (раздражённо).


Милорд, прошу вас поскорей принять решение!



КОРОЛЬ РИЧАРД (болезненно морщится и со стоном прикрывает рукой глаза).


Мне помнится,  я Анне... обещал, что никогда...


Не буду поступать наперекор... здравому смыслу...



КЭТСБИ (нетерпеливо).


И что же вам советует ваш здравый смысл?



КОРОЛЬ РИЧАРД (со вздохом открывает лицо).


Поступим так... (Стонет.) Мм-м... (Болезненно морщится.)


О Господи, как больно!.. (Прикрывает глаза рукой и качает головой.)


Какой сегодня день?.. Число какое?..



КЭТСБИ (испуганно смотрит на него).


Сегодня девятнадцатое марта, государь... 1485 года...



КОРОЛЬ РИЧАРД (кивает).


Год я помню... (Отводит руку от лица.)


Да!.. Сделаем вот что... (Решительно встаёт и ходит по комнате.)


Вы, Кэтсби, сейчас отправьте на балкон


Глашатаев и через них народу объявите,


Что через десять дней, тридцатого числа


В здании Лондонского Магистрата


Состоится собрание представителей


Всех общин Лондона. И на собрании


Король даст разъяснения по всем вопросам.


Тот, кто придёт, тот и ответ получит.



КЭТСБИ.


Исполню, государь! (Кивает.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Это не всё! Сегодня же отправьте


В Йоркшир, в замок Шериф-Хаттон,


Елизавету Вудвилл, вдову короля


Эдуарда, и дочь её, Елизавету Йорк!



КЭТСБИ.


Но, государь, ведь в этом замке


Заседает Совет Северных Графств!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Одно другому не мешает, Кэтсби,


Да и принцессе будет веселей.


Второе!



КЭТСБИ.


Да, милорд!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Отправьте Эдуарда Брамптона с посольством


В Португалию для сватовства двойного.



КЭТСБИ.


Двойного? И кого же будем сватать?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Прежде всего, принцессу Елизавету Йорк –


Дочь незаконнорожденную короля Эдуарда,


Мою несносную и злобную племянницу.


Она  уж слишком засиделась в девках!


Её просватаем за принца Мануэля Бехиа,


Наследника короны  португальской.


На большее она рассчитывать не может


По низкому происхождению своему.



КЭТСБИ.


Но на неё же претендует ваш


Злейший враг, Генрих Тюдор!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А мы о нём заботиться не будем!


Оставим его с носом. Пускай себе


Горюет одиноко, или же сам её


У Мануэля отбивает.



КЭТСБИ.


Кого ещё прикажете посватать в Португалии?



КОРОЛЬ РИЧАРД (мрачно).


Принцессу Иоанну как будущую королеву


Англии... Я сам на ней женюсь!



КЭТСБИ.


Да, государь, вам следует подумать


О потомстве, об основании своей


Династии, как к этому обязывает


Вас долг и титул короля!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вот именно, – обязывает долг и титул...


Иначе бы никем не заменил я  Анну.


Хотелось бы мне умереть вдовцом,


А то ведь путаница с новою женой


Нас с Анной разлучит в той, вечной жизни...


А я бы не хотел её терять и расставаться с ней... (Задумчиво.)


А может и не нужно будет расставаться?


Как знать?..



КЭТСБИ.


Но государь мой, если вас волнуют


Дела реальности потусторонней...



КОРОЛЬ РИЧАРД (кивает).


Да, волнуют!


Но я об этом буду говорить


С моим духовником.



КЭТСБИ.


Так сватать вам принцессу Иоанну?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, непременно! И Мануэля для Елизаветы!


Переговоры мы должны начать не позже


Двадцать девятого числа этого месяца,


Чтоб можно было сообщить о них народу.


Ещё вопросы есть?



КЭТСБИ.


Да, государь.


Что будет с фрейлинами королевы


По окончании траура?


Кого угодно вам оставить при дворе?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Оставим только баронессу Фицхью


И дочь её, Елизавету Парр.


Они родня нам, Анна их любила.


А остальных мы можем отпустить,


Выплатив жалование за всё время службы.


Графиню Суррей следует сослать


В её далёкое поместье родовое


С запретом появляться при дворе.


На этом всё!


Теперь ступайте, Кэтсби!



КЭТСБИ.


Да, государь! (Откланивается.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (вслед ему).


Пришлите мне духовника... И доктора...



            Кэтсби кланяется и уходит.



КОРОЛЬ РИЧАРД (задумчиво).


Да... Анна предсказала мне однажды,


Что мои подданные ещё много раз


Будут меня склонять к ответному террору,


Чтобы узнать, умею ли я защищаться.


Ведь это же так соблазнительно –


Небрежно бросить вызов королю


И оскорбить его, публично обвинив


В столь ужасающих смертных грехах!


При этом каждый нищий оборванец


Может считать себя судьёю государю,


Чтоб этим самолюбию своему польстить


И возвеличить себя в собственных глазах.


А там от самовольного суда


Он быстро перейдёт к расправе буйной.


И тут хоть все войска против него поставь,


Он смело грудью на мечи пойдёт,


На копья в яростной отваге ляжет.


Ведь он теперь уже сражаться будет


За данную ему судьбой возможность


И за неистовое самомнение своё,


За право возноситься не над кем-нибудь,


А над самим миропомазанным монархом,


Чтобы судить и обвинять его по своему желанию...


Да, видимо, права была моя супруга Анна,


Когда меня от неуместного великодушия


Остерегала и говорила мне, что «Добрым быть –


Ещё не значит быть хорошим»...  (Оборачивается к портрету Анны.)


Где ты  сейчас, моя желанная отрада?..


Моё единственное счастье и награда... (Тихо, закрыв глаза.)


Моя любовь... Моё спасительное утешение...


Моей души бесценное творение!..



             Падает на колени и шепчет молитву. С улицы доносятся крики толпы: «Ричард! Позор тебе, женоубийца! Снимай корону, Ричард! Ты её не достоин!». Потом крики затихают.



                     ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина вторая.



                 30 марта, 1485 года.  Зал в здании Лондонского Магистрата. Вдоль левой  стены построено возвышение, в центре которого стоит трон короля. Слева от него, в углу, горит камин. На противоположной от него стене висит портрет королевы Анны. С левой стороны, на заднике сцены расположена дверь, выходящая прямо на возвышение.  Вдоль стены на заднике сцены, в сводчатых нишах стоят стражники. Представители лондонских общин стоят лицом к трону. Они ждут короля. Из задней двери  выходит распорядитель собрания.



РАСПОРЯДИТЕЛЬ  (бьёт посохом и провозглашает).


Его Величество, Ричард Третий, Милостью Божьей король Англии, Франции, Правитель Ирландии. (Оставаясь на возвышении, отходит в левый угол к авансцене.)



               Из двери на возвышении выходит персональный конвой короля, затем король Ричард Третий и его приближённые, среди которых комендант Тауэра, Роберт Брекенбери, начальник королевской стражи, Роберт Перси, виконт Ловелл, Кэтсби и другие. Король Ричард слегка наклоняет голову, приветствуя   представителей  общин, и садится на трон.



КОРОЛЬ РИЧАРД (приветливо).


Я счастлив вас приветствовать,


Мои возлюбленные подданные,


И рад возможности ответить на вопросы ваши.


Вы, если я не ошибаюсь, (Строго.)


Здесь представляете всех тех,


Кто ещё так недавно


Бесчинствовал на улицах столицы


И швырял камни в окна моего дворца,


Выкрикивая злобно оскорбления


В мой адрес и угрозы. (Хмурится.)


Я этим возмущён и выяснить хочу


Причину вашего негодования!  (Пристально смотрит  на них.)


Я чем-нибудь обидел мой народ?


Установил жестокие порядки?


Веду неправедный, несправедливый суд?


Налоги поднял выше всякой меры?


Препятствую развитию ремёсел,


Иль осложнил условия торговли,


Что вынуждает вас терпеть убытки?


Скажите, в чём моя вина и чем я вызвал (Строго, с нарастающим возмущением.)


Недовольство подданных моих,


Столь нетерпимых к моему существованию,


Что разъярённые они врываются в мой дом,


Сметая на своём пути  и слуг, и стражу,


И порываются побить меня камнями,


Кои летят и стёкла разбивают


В моём дворце? Ну?.. Что молчите?..


Скажите мне, что вас заставило прийти сюда?



ПРЕДСТАВИТЕЛИ (подталкивают друг друга локтями).


– Говори ты, Джон!..


– Нет, Питер, говори ты! Ты меня сам сюда привёл...



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Милорд, мы потому сюда явились,


Что вы нам здесь назначили собрание


И обещали объяснения дать...



КОРОЛЬ РИЧАРД (с интересом).


Какого рода объяснения? О чём?



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Милорд, ответьте нам, как на духу, –


Правдиво, откровенно, честно...



КОРОЛЬ РИЧАРД (хмурясь).


Так вы допрашивать намерены меня?!


А если вас мои ответы не устроят,


Вы, что же, низложить меня дерзнёте?!



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (сдержанно).


Об этом мы поговорим позднее.


Сперва ответьте на вопросы наши.



КОРОЛЬ РИЧАРД (спокойно).


Что ж, спрашивайте... Что вы знать хотите?..



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (глядя в упор на короля).


В народе говорят, что вы свою супругу,


Королеву Анну, отравили,


Чтоб без помехи и без проволочек


Жениться на племяннице родной,


Елизавете Йорк, с которой сами же


И состоите подло в кровосмесительных,


Позорных отношениях.



КОРОЛЬ РИЧАРД (помолчав).


Скажите, сударь, есть у вас семья?


Жена, дочь, сыновья,  племянники...


Имеются?..



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Да, разумеется, милорд, есть у меня


Жена, две дочери и двое сыновей...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы любите свою жену?..



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Как Бог велит...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А если б вы вдруг овдовели,


И после похорон сосед ваш


Или друг прилюдно обвинил вас


В подлом убийстве вашей жены


И уличил в постыдной связи


С одной из дочерей,


Что б вы ему ответили?


И как бы поступили?



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Я негодяя бы убил на месте


Одним ударом кулака в лицо.



КОРОЛЬ РИЧАРД (к остальным).


Я хочу знать, есть ли здесь кто-нибудь,


Кто поступил бы  по-другому?..


Пускай тот, кто готов оставить


Такое обвинение без внимания,


Поднимет руку! Так... похоже,


Нет желающих прощать обиду!


Тогда пускай поднимет руку тот,


Кто бы ударил своего обидчика легонько,


А после бы пошёл с ним пиво пить


Или общаться дальше, считая своим другом.


Нет и таких? Ну, что ж, выходит, все вы


Только такой ответ считаете достойным


Для злобного клеветника,


Вас оскорбляющего гнусным подозрением.


И если вы, простые лондонские горожане,


Считаете возможным ценой жизни


Стоять за репутацию свою, за честь семьи


И близких родственников ваших,


То как же вы предположить решились,


Что я,  ваш государь, оставлю без внимания


Поистине чудовищное обвинение,


Которое вы все, единогласно,


Здесь только что мне бросили в лицо?!!..



                                     Горожане молчат.



КОРОЛЬ РИЧАРД (к Брекенбери).


Сэр Брекенбери, вы переписали


Фамилии всех, здесь присутствующих?



БРЕКЕНБЕРИ.


Да, государь.


Прикажете выписывать им ордер на арест?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, Брекенбери, делайте, что нужно.


А мы пока поговорим... (Обводит взглядом представителей.)


Итак, я полагаю, господа, что все вы


Поверили той клевете, что на меня возводят,


И потому пришли сюда, рискуя свой жизнью,


Чтобы призвать меня к ответу строго


За все, приписанные мне молвой, злодейства?



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (наставительно).


Не вымышленные, а уже совершённые...



КОРОЛЬ РИЧАРД (с иронией).


Ах, даже так?


Тогда вернёмся к прежней теме.


Скажите мне, когда вы убивали


Вашу жену, сосед ваш, или кто-нибудь


Другой, присутствовал при этом?



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (оторопев).


Милорд, но я не убивал своей жены!


Я вообще ещё не овдовел...



КОРОЛЬ РИЧАРД (оглядывая присутствующих).


Есть кто-нибудь из здесь присутствующих,


Кто хоть один раз уже был вдовцом?



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (выходит вперёд).


Я, государь! Я уже дважды был вдовцом...



КОРОЛЬ РИЧАРД (с ироничным интересом).


И как  вы убивали своих жён?


Тайком, или при посторонних?



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (возмущённо).


Милорд, но я не убивал двух своих жён!



КОРОЛЬ РИЧАРД (с ироничным удивлением).


А почему я должен верить вам?



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (наставительно).


Да потому что у меня, милорд,


Свидетели имеются, которые покажут,


Что первая моя жена умерла родами,


Вторая – от чахотки.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И у меня свидетели найдутся,


Которые под клятвой подтвердят,


Что и моя  жена скончалась от чахотки...



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (с многозначительной улыбкой).


Но показаниям ваших свидетелей,


Милорд, мы, к сожалению,


Доверять не можем!



КОРОЛЬ РИЧАРД (недоумевая).


А это почему же?


И чем мои свидетели


Могли быть хуже ваших?



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (самоуверенно, с наглым высокомерием).


Да потому, что вы их можете принудить


К бесстыдной даче ложных показаний!


У вас, милорд, для этого найдётся


Достаточно возможностей и средств!


Вы можете их подкупить и запугать, запутать...


На то вы и король! Всё в вашей власти!..



                  Представители общественности одобрительно кивают, переглядываются, посмеиваются.



КОРОЛЬ РИЧАРД (с искренним интересом).


Так вы считаете, что если я король


И наделён богатством, силой,  властью,


Я совершить могу любое преступление


И скрыть его?



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (нахально осклабившись).


А кто вам помешает? (Оглядывается на присутствующих, выражающих одобрение.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно).


Честь рыцаря и короля, душа христианина,


Совесть и верность нравственному долгу...



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (глядя в упор, насмешливо качает головой).


Всё это вам не помеха...



КОРОЛЬ РИЧАРД (всё более распаляясь гневом).


...Любовь к жене и сострадание к близким,


Великодушие, и милосердие, и благородство,


Ограничения нравственные и запреты...



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (качает головой с презрительной усмешкой).


Но ничего этого нет в вашей душе,


Милорд, иначе люди бы не говорили


О ваших злодеяниях повсюду. (С пафосом, повышая голос.)


И не пытайтесь оправдаться перед нами –


Это бессмысленно: мы вам не верим!



КОРОЛЬ РИЧАРД (изумлённо).


Но почему?!



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (с пафосом обвинителя).


Вы лжец! Вы обманули свой народ!



КОРОЛЬ РИЧАРД (возмущённо).


Где? В чём я обманул вас, господа?!



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (Насмешливо, с наглым высокомерием).


Не вы ли призывали нас к борьбе


С пороком? И вот каков итог вашей борьбы: (С пафосом обвинителя.)


Сожительство с племянницей, кровосмешение,


Убийство верной, добродетельной жены!


И не пытайтесь увильнуть от обвинения!


Известно же, (С наглым высокомерием.)


Что люди лишнего болтать не будут!


И если говорят про вас, милорд,  дурное,


Значит на то все основания есть!


Как мудрая пословица гласит:


«Нет дыма без огня». Так что,


Покайтесь перед нами поскорее


И добровольно уступите трон


Тому, кто вас достойней.



КОРОЛЬ РИЧАРД (с иронией).


Это кому же?



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (с пафосом лидера).


Это народ уже без вас решит!


Мы представляем здесь народ, (Оглядывается на общественников, выражающих одобрение.)


Общественное мнение,  мы  и решаем!



КОРОЛЬ РИЧАРД (с иронией).


Так вы, сударь, к восстанию примкнули,


Чтоб приобщиться  к «суду  истории»


И быть причастным к его решению,


К распределению прав, полномочий,


Привилегий, льгот и прочих благ?



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (с пафосом лидера).


Да. Именно так!



КОРОЛЬ РИЧАРД (с нарастающим раздражением).


Так вы уже воображаете себя


Избранником толпы,


Главою высшей власти?


И приготовились творить  верховный суд,


И должности распределять,


И изменять в стране законы?!..



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (нагло, с пафосом лидера).


Да, это будет справедливо.


Это решение восставших успокоит


И сократит количество погибших,


Что будет много лучше для всех нас.


Так что,  советую вам отказаться от короны, сударь.



КОРОЛЬ РИЧАРД (с иронией).


Так я уже и «сударь», а не государь!


Ах, вот оно как дело повернулось!..


Теперь вы мне советы подаёте...



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (кивает).


Да, сударь, откажитесь сами,


Так будет много лучше и для вас...



КОРОЛЬ РИЧАРД (удивлённо).


А как же быть с Помазанием Божьим?



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (категоричным тоном).


Его придётся аннулировать!



КОРОЛЬ РИЧАРД (с ироничным интересом).


То есть, и Воля Господа для вас уж не закон?..



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (самоуверенно, категоричным тоном).


Ваше миропомазанье было ошибочным,


И мы его отменим.



КОРОЛЬ РИЧАРД (с иронией).


И что теперь? Мне в Тауэр идти?..


Вы что же, меня под арест берёте?



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (категоричным тоном).


Да, но сначала вы уступите корону...



КОРОЛЬ РИЧАРД (с иронией).


Тому, кто более меня достоин управлять страной?..



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (строго, категоричным тоном).


Да, сударь, в этот раз вы поняли нас верно.



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно).


Я вас уже давно правильно понял!


А задавал вопросы лишь для того,


Чтоб в полной мере выявить вашу вину


И соответственно назначить наказание! (К Брекенбери.)


Сэр Брекенбери, этот человек записан вами?


Его придётся нам казнить тройною казнью:


За оскорбление, что он королю нанёс,


И за попытку захватить власть в нашем


Королевстве, чтоб в Англии установить


Республиканское правление и сокрушить


Монархию, данную нам Богом!


А за кощунство, за презрение к Воле Божьей


Его придётся в довершение всего сжечь


На костре, как закоснелого еретика!



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (выступая вперёд).


Вы не посмеете казнить его, милорд! (С пафосом лидера.)


Мы – представители общественности!


И мы пришли сюда по вашему же приглашению


Как послы. И потому мы все являемся здесь


Неприкосновенными!



КОРОЛЬ РИЧАРД (стараясь сдерживать нарастающий гнев).


По существующему в Англии закону


Единственным и изначально


Неприкосновенным является король!


Стало быть, я!


Но как раз мне-то вы и угрожаете!


Когда б вы представляли здесь


Лояльные мне группы населения,


Я б гарантировал вам неприкосновенность.


Но вы здесь представляете бунтовщиков,


Мятежников опасных, беснующихся там,


На улицах, и подрывающих


Доверие ко мне в народе, –


Тех самых подлых и бессовестных злодеев,


Что обо мне распространяют клевету! (С нарастающим гневом.)


Вы представляете моих обидчиков


И супостатов! Вы лично угрожали мне


Свержением с престола и захватом власти! (Гневно.)


И у меня нет и не будет к вам ни милости,


Ни снисхождения за оскорбление,


Что вы мне нанесли!


Вы представляете собой угрозу государству


И полностью должны быть обезврежены!


Готовьтесь к смерти!



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (наставительно).


Милорд, даже посольство от врагов


Может рассчитывать


На неприкосновенность!



КОРОЛЬ РИЧАРД (с ироничным удивлением.)


Так вы посольство от моих врагов?.. (Кивает.)


Ах вот, кем вы себя здесь заявили!


Так почему вы не пришли сюда


Под белым флагом


И не в количестве двух человек,


Как того требует устав переговоров?!



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (преодолевая смущение).


Но, государь, вы сами обещали


Ответить всем желающим


На их вопросы. (Оглядываясь на представителей.)


Вот мы и собрались тут сообща,


Чтобы услышать ваши объяснения.


Вы пригласили нас, и мы явились. (Угрожающим тоном.)


А если вы отправите нас в Тауэр,


То ждите продолжения беспорядков!



КОРОЛЬ РИЧАРД (откидываясь на спинку трона).


Зачем же в Тауэр?


Вас на кол посадить я могу здесь,


В центре Лондона! (Подаваясь вперёд)


Да, сударь, лично вас!


Мало того, что вы поддержку оказали (Распаляясь гневом.)


Предателям, агентам вражеским


И подлым подстрекателям,


Что обо мне повсюду ложь разносят


С целью ослабить мою власть


И спровоцировать в стране террор ответный,


Чтоб вызвать ещё большие волнения,


Так вы ещё и смеете мне нагло угрожать?! (Ко второму представителю.)


А вы, сэр,  да, да вы!


Вы оскорбили меня больше остальных, (Гневно.)


Ничуть не усомнившись в тех наветах грязных


И обвинениях немыслимых и нестерпимых,


Которые с такой надменностью непостижимой


И дерзостью намеренной, преступной


Вы только что мне бросили в лицо! (Возмущённо.)


Я поражаюсь, как же можно было


Возвыситься так в собственных глазах,


Чтобы с уверенностью подлой и бесстыдной


Здесь принародно государя обвинять


В смертных грехах убийства и кровосмешения


И предложить ему от власти отказаться! (Гневно.)


Нет, сэр, вы ошибаетесь в заносчивости вашей!


Не вы меня помазали на царство,


Не вам и отнимать у меня эту Господню Милость!


Не вы мне вкладывали в руки меч –


Символ защиты королевства от врагов,


Не вам и вырывать его из моих рук!


Не вы  корону возложили на меня,


Так и не вам её с меня снимать!


Вы самый дерзостный мятежник в королевстве!


И потому достойны самой суровой казни,


Как и все вы, его сообщники, (Окидывает взглядом всех.)


Что вместе с ним сюда явиться поспешили,


Чтобы призвать к ответу  короля!


Так вы ещё не поняли, что приглашение


Сюда прийти было всего лишь испытанием


Вашей лояльности?! Или вы думали,


Что буду я оправдываться перед вами


И вам позволю осудить себя,


Когда подсуден я лишь одному Всевышнему! (Гневно.)


Иль вы не знали этого?!..


Иль возомнили себя равными Богу?!..


(Обводит их указательным пальцем.)


Вы все – преступники!


И не достойны по земле ступать


И дышать воздухом возвышенного свода,


Дарованного нам всемилостивым Богом,


Потому что (Резко чеканит слова.)


Вы оспариваете Его Волю! (Резкий жест рукой.)


На этом всё! Наш разговор окончен!


Я не желаю продолжать эту беседу


И ничего не буду объяснять! (Подаётся вперёд, собираясь встать.)


Вы не достойны милости и моего внимания!


Я не намерен на вас тратить своё  время! (Встаёт, собираясь уходить.)


Меня ждут неотложные дела


И с бандой заговорщиков, смутьянов


Я объясняться больше не желаю! (К Брекенбери.)


Сэр Брекенбери, вы приставьте конвоиров


Ко всем, присутствующим здесь, и под арест!


(С укором оборачивается к представителям.)


Я думал, с ними можно разговаривать,


Как с умными людьми, но, видимо,


Я заблуждался, их принимая за людей!


Это не люди, коль уважения нет у них


Ни к Господу, ни к государю своему!


У них нет ни желания понять меня


Как человека и мужа, потерявшего жену,


Ни усомниться в той ужасной клевете,


Что они слышат обо мне и распускают!


Они настолько предубеждены против меня,


Что мне нет смысла с ними дальше объясняться!


Я не могу рассчитывать, что они мне поверят!


(Обращается к приближённым.)


Идёмте, господа! Пора к делам вернуться. (К Брекенбери.)


Сэр Брекенбери, вы заканчивайте здесь без меня.


Вы знаете, что ещё нужно сделать!



БРЕКЕНБЕРИ.


Так на кол посадить их, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД (кивает).


Да, сделаете так.


Пусть срубят нужное количество деревьев.


Хоть мне и жаль для них рубить


Стволы от корабельных сосен,


Но правосудие и справедливость мне дороже!


Вина этих смутьянов очевидна.


Так что вы приступайте, Брекенбери,


А мы пойдём... (Направляется к двери.)



              Представители общественности, устремляясь за ним, протягивают к нему руки и  пытаются его задержать, цепляясь за полы его одежды.



ПРЕДСТАВИТЕЛИ.


Ваше Величество, простите нас и смилуйтесь!..


– Нас пощадите!..


– Сжальтесь!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (оборачиваясь к ним).


Вы только что надменно богохульствовали здесь!


Вы в магистрате, оскорбляли короля!


Грозили мне восстаниями по всей стране!


Вы угрожали моей чести, репутации и жизни!


Вы оскверняли моё имя клеветой!


Вы подрывали доверие ко мне в моей державе!


Вы сомневались в моей нравственности


И великодушии! Вы объявили меня


Извергом, способным отравить свою жену,


Развратником, что мог свою племянницу


Склонить к пороку!


Так назовите мне хотя б одну причину,


По которой я должен вам простить


Все эти преступления и вас помиловать!



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Помилуйте нас как милосердный государь!



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно).


С каких же пор считаете вы меня милосердным,


Когда вы только что меня в злодействе обвиняли?


Я вам не верю! Слишком закоснели вы


В вашем чудовищном огульном заблуждении


И будете повсюду обо мне


Распространять и ложь, и клевету,


Чуть только я вас выпущу отсюда!



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Помилуйте нас как христианин!



КОРОЛЬ РИЧАРД (возмущённо, с нарастающим гневом).


Давно ли вы считаете меня христианином,


Когда вы только что меня же обвиняли


В богопротивных и безбожных преступлениях?


Вы сами же меня винили в том,


Что душу  христианскую свою


Я загубил женоубийством подлым


И пакостным, кровосмесительным


Сношением с родной племянницей!


Вы обвиняли меня в подкупе свидетелей,


В бесстыдной даче ложных показаний!


Теперь терпение моё иссякло,


И вот, что я скажу вам, господа:


Кто в мерзостях готов подозревать других,


Тот судит по себе и склонен к злодеянию! (Гневно.)


Прочь руки от меня! Я вам не верю! Прочь!!!



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Но мы откажемся от наших обвинений,


Когда вы нас помилуете, государь!


Помилуйте нас... Пощадите...



КОРОЛЬ РИЧАРД (пристально  глядя на них).


А если я вас не помилую и арестую,


Вы не откажетесь от мерзостных наветов?


И перед казнью вы, на эшафоте стоя,


Злословить будете и заявлять,


Что я – убийца, отравитель и развратник?!..



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (вызывающе).


А что ещё нам останется делать?


Ведь, если вы нас не помилуете, государь,


Нам уже будет нечего терять! Поймите это!



КОРОЛЬ РИЧАРД (подаваясь вперёд).


Нет, это вы поймите,


Что после всего,


Что происходит здесь, сейчас,


Мне уже больше нечего терять!


Что стоит моя власть и трон, и королевство,


Если всё это рассыпается, как домик карточный,


Чуть только на него дыхнут смердящие уста,


Отравленные клеветой?


Что стоит репутация моя как  короля и человека,


Если так просто и легко


Можно настроить подданных моих против меня


Наветами бесстыдными и ложью?!


Зачем и как мне проводить реформы в королевстве,


Если народ мой мне не доверяет?!


Зачем заботиться о благе государства,


Если народ мой разрушает в нём покой и мир,


В грязь втаптывая те блага, что получает?! (Взрываясь негодованием.)


Да как же вам  не стыдно, англичане?!..


Или у вас понятия добра и зла


Совсем уже местами поменялись?!..


Какой пример вы подаёте своим детям,


Когда у вас самих нет уважения к порядку?


Вы, что стремитесь вопреки законам Божьим


Здесь пирамиду старшинства перевернуть


И показать пример ниспровержения власти, (С презрением и ненавистью.)


Вы прежде всего сами  же себя срамите,


Не понимая, как вы низко пали,


Бесчинствуя и совершая произвол! (Подаваясь вперёд, с негодованием.)


В своём ли вы рассудке, англичане?!.. (С раздражением и досадой.)


Я так желал вас вывести на уровень


Передовой державы! (Просветлённо.)


Я хотел видеть вас народом прогрессивным


В великой, процветающей стране!.. (Возмущённо.)


А вы хотите жить, как дикари


И выбирать вождей из тех, кто по горластей?! (Кивает в сторону.)


Глядите, вон они, ваши вожди,


Вопят на улице! Пойдите, поклонитесь им!


Увидите, как они вас сожрут,


Когда вы перестанете быть им полезны! (С презрением.)


Вы сами только что вели себя, как дикари!


Вы угрожали  беспорядками в стране,


Надеялись забить меня камнями, (С негодованием.)


Грозились отобрать мою корону,


Отдать меня на растерзание толпе,


Коль не пойду у вас на поводу,


Не откажусь от королевской власти,


Признав себя отъявленным злодеем,


Достойным низложения и смерти


И неспособным управлять страной!


Вы полагаете, что этим меня запугали?!


Считаете, что я за свою жизнь держусь?!


А может кто-нибудь из вас ещё дерзнёт


Против меня своё оружие направить?!


Ведь вы сюда не безоружными пришли,


Я это знаю, хоть и приказа не давал


Обыскивать вас всех при входе!


И знаю, что недёшево вы отдадите свою жизнь!


Так вот, я заявляю вам... (Глядя на них в упор.)


Что своей жизнью я уже не дорожу!


Я слишком много потерял за этот месяц. (Мрачно.)


А главное, я потерял жену. (Смягчаясь.)


Я для неё и принял королевство, (Просветлённо.)


Желая увенчать её короной,


Возвысить над собой и над страной.


Она была достойнейшею из достойных...


Взгляните на её портрет! (Все смотрят на портрет.)


Ум, честь, красота и ангельская добродетель


Светились на её челе, как жемчуга в короне. (Сдвинув брови, скорбно.)


Но её уж нет... (Взрываясь отчаянием.)


А я без неё жить не могу!!!.. (С ненавистью.)


Вы меня смертью запугать решили?!..


Так ошибаетесь! Я смерти жду,


Как избавления  и награды


За все мои труды на благо королевства,  (С досадой.)


Хоть вы готовы их сейчас же уничтожить!.. (Задумчиво, просветлённо.)


Я смерти буду рад и свою душу


Без страха я Всевышнему отдам!.. (Нахмурившись и покачивая головой.)


И если в чём и стоит мне покаяться смиренно, (С нарастающим раздражением.)


Так это в том, что я устал мириться


С неблагодарностью вашей бесконечной! (Взрываясь отчаянием.)


У меня руки опускаются бессильно,


Когда подумаю, что всё хорошее,


Что мною сделано для Англии и для народа моего,


Стараниями моих врагов здесь оборачивается для меня


Злом и бесчестьем!!!.. (С нарастающим возмущением.)


Сегодня вы  пришли ко мне


Огромною толпой, вполне уверенные


В безнаказанности вашей, поскольку знаете


Мою безмерную к вам доброту и милость.


И несмотря на это, вы меня же нагло


И без зазрения совести, представили здесь извергом,


Женоубийцей! (Взрываясь возмущением.)


Так, где же логика в поступках ваших?!


Вы все настолько закоснели здесь


В своём упрямом нежелании меня понять,


Что у меня уже нет сил разубеждать вас!


Мне проще вас отправить всех на эшафот!  (Строго.)


Примите смерть достойно, и на этом мы с вами...


Расстанемся! Насчёт ваших семей не беспокойтесь. (Примирительно.)


Хоть вы считаете меня безжалостным злодеем,


Я соблюдаю тот закон, который сам издал,


А он гласит: «Семья преступника не отвечает


За его вину». (С упрёком.)


Попробуйте найти в другой стране


Закон столь милосердный!.. (С досадой, махнув рукой.)


Да что там  говорить! (Отворачивается, сдерживая обиду.)


Я не хочу вас больше знать и слушать! (Гневно оборачиваясь.)


Я не хочу вас видеть! И умрите с миром.


Хотя помучиться, конечно, вам придётся. (Поворачивается, чтобы уйти.)



ПРЕДСТАВИТЕЛИ (тянутся к нему).


Великий государь наш, будьте милосердны!


Мы все не оценили вашей доброты...


Простите нас... Простите...



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно оборачиваясь).


Я не могу простить вас! Вы, как и мои враги,


Служили интересам вражеского государства,


Вы оскорбляли Бога, вы подрывали


Власть короля, хулой и унижением повсеместным!


Вы репутацию порочили его,


Распространяли про него ужасные наветы!


Вы причинили Англии слишком большой урон,


Чтобы я мог простить вас!


Вы все умрёте, как подлые изменники, –


Преступники, опасные для королевства!


Вас либо четвертуют здесь, в центре Лондона,


Либо посадят на кол, как я уже сказал.



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (удерживая его за край одежды).


Всемилостивый государь, поверьте,


Для нас нет большей казни и терзаний,


Чем муки совести за то,


Что мы бесчестили жестоко и несправедливо


Достойнейшего из достойных королей.


Позвольте перед казнью, всенародно


На Библии раскаяться нам в совершённом!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Позволяю. (Поворачивается, чтобы уйти.)



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (падает перед ним на колени).


Великий государь, простите нас


За наше преступление.


Позвольте нам теперь хотя б отчасти


Исправить зло, что мы вам причинили!


Мы на Распятии готовы вам поклясться,


Что сразу же, как выйдем мы отсюда,


Мы повсеместно будем пресекать молву,


Что вас порочит, и всем клеветникам


Рты будем затыкать! Мы обещаем вам,


Бесчинств больше не будет!


Мы сожалеем о содеянном,


Поверьте нам и пощадите нас! (Хватает Ричарда за руку, пытаясь поцеловать .)



КОРОЛЬ РИЧАРД (смягчаясь).


Хотел бы я увидеть в вас друзей...



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (с готовностью кивает).


Мы будем вам друзьями, государь!


Мы вам уже друзья!


Вам одному мы верим безраздельно!


И будем следовать во всём велениям вашим!


Не сомневайтесь и располагайте нами!


Мы ваше воинство в борьбе с наветами и клеветой!


Только скажите, чем нам опровергнуть эти слухи?


О смерти королевы Анны, что нам говорить?



КОРОЛЬ РИЧАРД (оборачиваясь к присутствующим).


Только правду. Тринадцать лет назад


Моя супруга, а тогда ещё невеста,


Анна Невилл, была похищена из дома


Брата моего, Георга Кларенса.


И больше месяца насильно содержалась в доме


Его слуги, который её голодом и холодом


Морил. С тех пор она чахоткой заболела.


Когда мы с Анной жили в Миддлхэме,


Где климат для неё был благодатный,


Нам удавалось ей создать условия,


Что замедляли развитие её болезни


И позволяли нам рассчитывать


И на дальнейшее её выздоровление.


Но с той поры, как Анна стала королевой


И вынуждена была жить в столице,


Которую мы не могли перенести на север,


Болезнь к ней возвратилась м новой силой


И, несмотря на все наши старания,


Мои молитвы и лечение врачей,


Оборвала жизнь королевы в расцвете лет.


Вам интересно знать, скорблю ли я о её смерти?


Вы бы не спрашивали, если б увидали


Меня три месяца назад,


На нашем с Анной празднике последнем


В честь Рождества Христова.


Я бал решил устроить для неё особо пышный,


Чтобы порадовать её, повеселить.


Но её радость светлая была омрачена


Нахальным поведением племянницы моей,


Елизаветы Йорк, которая тайком от всех


Решила нанести урон престижу королевы


И самовольно сшила себе платье,


Неотличимое от её бального наряда,


В коем, запретам вопреки, она на бал явилась,


Чтоб своим видом отравить веселье.


Елизавета Йорк повсюду распускала клевету,


Меня порочащие, ею же придуманные слухи,


Чтоб королеве досадить и смерть её приблизить.


Сейчас Елизавета Йорк отправлена в наш замок


Шериф Хаттон, где вместе с матерью живёт


И с сёстрами своими. Одновременно с этим


Ведём переговоры мы о будущем замужестве её


С наследником короны португальской,


Светлейшим принцем, Мануэлем Бехия.


Будем надеяться, что наше предложение примут.


Ещё вопросы есть?



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (с готовностью).


Нет, государь. Теперь мы всё узнали.


И так всем и расскажем, чтоб навеки


Ту омерзительную клевету пресечь.


Мы ваши преданные слуги, государь!


И мы вам глубочайше благодарны


За то, что вы, милорд,


Так были откровенны с нами


И милостивы, чтобы нас простить.


Ведь вы прощаете нас, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД (с упрёком взглянув на них).


Прощаю. И надеюсь,


Что клевета вас больше не смутит.


Я не задерживаю вас. Идите с миром.


Вы можете вернуться к своим семьям.


Приказы об аресте вашем


Я отменяю. Прощайте, господа!  (Берёт стопку приказов и бросает в камин.)



ВСЕ ПРИСУТСТВУЮЩИЕ. Да здравствует король наш, Ричард Третий! Да славится он во веки веков!



           Все преклоняют колено перед Ричардом. Постояв немного, он уходит. За ним следуют его приближённые. Стражники в нишах остаются стоять. Представители поспешно покидают зал собрания. Некоторые тут же делятся впечатлениями.



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (2-му представителю) .


Мы все повинны в клятвопреступлении,


Допросу подвергая короля.


Вы, сударь, провинились больше всех,


Так дерзко разговаривая с государем.


Ещё б немного и сорвали с головы его корону...



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ (злорадно ухмыляясь).


Как никогда я был к победе близок!..



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Вы собирались государя победить?


Стыдитесь, сударь!



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Да вы  же сами задавали тон!


Сами стыдитесь!



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Я и стыжусь! И пойду каяться.


И чем быстрей, тем лучше.



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


А я покину Лондон поскорей.


Не потому, что слову короля не верю.


А потому, что... мне не по себе...


Чего-то я боюсь...



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Его возмездия? Да полно, сударь!


Король уже простил нас


И наказывать не станет,


Как и не будет мстить за оскорбление.


Он смыл его сегодня перед нами,


Нас этим пристыдив...



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Теперь позор на нас!


На нас и гнев Господень!


Его больше всего я и боюсь.



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Ну от него-то вы не спрячетесь нигде...



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Поэтому-то  мне и страшно. Пойду я,


Что-то мне нехорошо. Пойду прилягу...


Нет, лучше я пойду и помолюсь,


Покаюсь перед Богом вместе с вами.



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Мы оба виноваты, и не знаю,


Сумеем ли теперь мы замолить грехи...



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Попробуем. Бог милостив.


И может нас простить...



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Бог милостив,


Как и его помазанник законный,


Великий государь наш, Ричард Третий.


Я сожалею о случившемся...



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Я тоже... Я и не помню, что наговорил...


Как будто ум заклинило и тьмой заволокло...



1-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Это от дьявола.


Идёмте в церковь, сударь,


И поскорее снимем грех с души...



2-й ПРЕДСТАВИТЕЛЬ.


Будем молиться, пока Бог нас не простит.


А надо будет, так и  в монастырь пойдём...



                                           Уходят.



                       ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина третья.



               Покои принцессы Анны де Божё в замке Амбуаз. Входят Анна де Божё и епископ Мортон.



АННА де БОЖЁ.


Позвольте вас поздравить с неудачей,


Епископ Мортон. Все ваши происки,


Интриги и нападки на короля Ричарда


Третьего закончились провалом! Он,


Потеряв жену, стал бдительней и строже,


Но милосердия не оставил своего. Террора


Он в стране не развязал. Восстание, что


Вы подняли при помощи агентов ваших,


Он подавил мирным путём, собрание


Устроив в Магистрате с зачинщиками всех


Этих волнений и объяснив им их неправоту.


Он к этой встрече подготовился неплохо,


Отправив в Португалию посольство, чтобы


Сосватать там племяннице распущенной


Своей, Елизавете Йорк, герцога Мануэля


Бехиа, наследника престола Португалии.


И тем у Генриха Тюдора, нашего с вами


Претендента на английский трон, отобрать


Невесту и повод для вторжения в страну.


При этом Ричард тоже не останется в накладе,


Взяв за себя принцессу Иоанну, к которой


Некогда и Карл Восьмой, мой младший брат,


Пытался свататься, когда он ещё был дофином,


Но получил отказ. Он был намного младше


Своей предполагаемой невесты. А Ричарду


Она ровесница. Так что он вряд ли от неё


Отказ получит. Обидно будет, дорогой


Епископ, если король английский преуспеет


Там, где неудачу потерпел король французский!..



МОРТОН.


Мы не допустим этого, мадам! Отправьте


В Португалию послов надёжных, чтобы они


Расстроили там планы сватовства короля


Ричарда, настроили против него принцессу


Иоанну и отвратили принца Мануэля от


Елизаветы Йорк. Тем более, что поводов для


Этого и находить не нужно. Она так гадко и


Так безобразно вела себя на праздновании


Рождества Христова, что ни один из нынешних


Правителей Европы к ней уже не пришлёт


Сватов. На этот счёт не беспокойтесь даже.


Она достанется Тюдору, не иначе! А он её и


Одержимую  возьмёт. Всё же она наследница


Династии Плантагенетов.



АННА де БОЖЁ.


И этот факт меня больше всего тревожит,


Епископ Мортон! Ведь мы уже так много


Усилий приложили, чтобы пресечь династию


Плантагенетов. И ради этого затеяли и план


По низложению короля Ричарда Третьего


И его замене Генрихом Тюдором, бастардом


И худородным отпрыском французских и


Английских королей с тем, чтоб он снял все


Притязания англичан на те владения династии


Плантагенетов, что до сих пор ещё являются


Причиной спора между английскою державой


И французской. Я говорю о плодородных двух


Провинциях, Нормандии и Гьени,  что мы


Хотим за Францией оставить...



МОРТОН.


Вы их оставите за Францией, мадам,


Не беспокойтесь. Я вам обещаю...



АННА де БОЖЁ.


Что обещаете?.. Брак Генриха Тюдора


С Елизаветой Йорк приведёт к новым


Притязаниям англичан на эти земли...



МОРТОН.


Не приведёт! Я вам ручаюсь за Тюдора!


Отец покойный ваш, король Людовик, сам


Подготовил план убийства Ричарда Третьего


В решающем сражении с Тюдором, он сам


Придумал план вторжения Тюдора в Англию.


Он доверял мне и Тюдору. А он не зря ведь


Прозван был Благоразумным. Он знал, что


Делал, знал, на кого и полагаться. Когда


Генрих Тюдор корону Англии с победою


В сражении получит...



АННА де БОЖЁ.


...И вас произведёт в архиепископы...



МОРТОН.


Пусть так, хоть это к делу не относится, мадам.


После женитьбы Генриха Тюдора на Елизавете


Йорк, внебрачной дочери английского короля


Эдуарда, все притязания  Плантагенетов на их


Французские владения станут необоснованными


И не подкреплёнными законом. А если после этого


Он уничтожит всех наследников  этой династии,


То в Англии никто и заикнуться не посмеет о том,


Чтобы у вас эти провинции отнять. Владейте ими


До скончания веков! Никто не воспрепятствует


Вам в этом! Но если выдадут Елизавету Йорк


За принца Мануэля, наследие Плантагенетов


Возродит свой статус в Португалии. И тогда мало


Будет уничтожить их потомков в Англии, придётся


С корнем вырывать ещё их португальский род!


О,  Ричард Третий знал, что делал, когда сватов


Отправил к принцу Мануэлю и сам посватался


К принцессе Иоанне!



АННА де БОЖЁ.


Что нам  известно о принцессе Португальской?


Она ведь тоже из династии Плантагенетов, но


Только из Ланкастерского рода. И если Ричард


Женится на ней, он сможет две враждующие


Ветви объединить и навсегда покончить с этой


Кровавой и братоубийственной войной Ланкастеров


И Йорков, что много лет жестоко Англию терзает.


А тут такая благодатная возможность внезапно


Открывается для короля Ричарда: он может мир


Надёжный в Англии установить и основать свою


Династию, продолжив с нею род Плантагенетов.


Как вы считаете,  епископ Мортон, принцесса


Иоанна примет его предложение?



МОРТОН.


Известно мне,  что в юности она была красивой.


Отчаянно хотела выйти замуж. Так сильно, что


Сама себе была не рада. Боролась с пылкостью


Своей натуры. Но безуспешно: чувства, словно


Реки, бурлящие, вскрывающие лёд, в ней с новой


Силой прорывались, опаляя  страстью. Тогда она


Решила чувственность свою молитвой истовой


Сдержать в узде суровой. И стала изводить себя


Постами и покаянием, и самобичеванием. Потом


Надумала податься  в монастырь, чтоб умерщвлять


Там плоть свою бунтующую, жаждущую ласки


И неги, и любви, и материнства. Она мечтала


О замужестве счастливом и втайне отрекалась


От него, отказывая родовитым женихам.



АННА де БОЖЁ.


К ней сватался эрцгерцог Максимилиан


Австрийский и брат мой младший, Карл


Восьмой, король французский. И каждый


Был отвергнут по причине её желания


Вернуться в монастырь. Хотя надолго там


Она не оставалась, не принимала пострига,


Обета не давала и возвращалась в мир


Из политических соображений, чтобы


Престол свой опустевший  поддержать.


Когда отец её и брат от власти отреклись


И трон освободили, она была назначена


Наследницей престола и регентом страны.


Ей дважды приходилось восстанавливать


Порядок в королевстве и подавлять мятеж,


После чего она передавала власть отцу и


Брату и снова отправлялась в монастырь,


Чтобы найти там для души отдохновение.


Она смогла бы стать хорошей королевой


И соправительницей брату моему...



МОРТОН.


Надо признать, ваш брат по возрасту не


Подходил ей, а Ричард с нею одного года


Рождения.



АННА де БОЖЁ.


Ей предложение Ричарда покажется удобным


И оптимальным по самым важным для неё


Возможностям удачно выйти замуж за равного


По возрасту и рангу государя, одной из самых


Перспективных стран Европы. И обрести семью,


Детей и счастье в этом браке. По правде говоря,


Меня это пугает, поскольку разрушает наши


Планы по возвращению земель Плантагенетов,


Которым отдано уже так много сил и средств.


Как думаете, дорогой епископ, мы сможем это


Положение исправить?



МОРТОН.


Мадам, оружие у нас всё то же: наветы, клевета


И оговор. Отправим в Португалию посольство,


Чтоб клеветой на Ричарда оно разрушило все


Планы Англии на этот её с Португалией двойной


Союз и брак. Пойдёмте и обсудим  всё подробно...



                               Уходят.



               ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина первая.



          Сцена разделена двумя отсеками открытой и выходящей в сад галереи королевского дворца в Лиссабоне. В левой части галереи, облокотившись на перила, стоит мэтр Матье, в правой  – в задумчивости прохаживается принцесса Иоанна.



МЭТР МАТЬЕ.


Жаль будет, если под каким-нибудь предлогом


Принцесса Иоанна и сегодня откажется меня


Принять, не позволяя мне разрушить её планы


На помолвку с английским королём, Ричардом


Третьим. А допустить её я тоже не могу. Мои


Правители и государи, король французский,


Карл Восьмой, и регент Франции, его сестра,


Принцесса Анна де Божё, столь заинтересованы


В успешной узурпации Тюдором английского


Престола и пресечении династии Плантагенетов


Со смертью её нынешнего короля, Ричарда Третьего,


Что заключение его брачного и политического


Договора с Португалией для них не просто


Нежелательно, а разрушительно для всех их


Близких и далёких планов! Не приведи Господь!


Даже представить страшно, что произойдёт,


Если такой союз возникнет именно сейчас, когда


Тюдор готовится к вторжению! Ведь Иоанна,


Чтобы Ричарду помочь, успеет выслать флот


И дополнительный морской кордон поставить,


Чтоб всесторонне помешать проникновению


Тюдора в Англию. Или, ещё не легче, в кольцо


Захватит флот Тюдора и с моря нападёт, ударом


С тыла. Уж, что-что, а сражаться португальцы-то


Умеют! Свою принцессу они уважают. И будут


Драться за неё и её счастье насмерть. А Ричарду


Это пойдёт на пользу! Мало того, что он получит


В жёны достойную и опытную королеву, он ещё


Подберётся и к новым морским путям и связям


Португалии, укрепится на её базах и вместе с ней


Будет прокладывать торговые пути и в Африку,


И в Азию Юго-Восточную! Теперь, когда он


Почти что уступил владения Плантагенетов


Франции, хотя бы тем, что с самого начала


Своего правления  ни разу на них притязаний


Не возобновлял, он, разумеется, возьмёт реванш


Торговлей и колонизацией новых земель! Кроме


Того, из-за участия португальцев в его кампании,


Вторжение Тюдора в Англию может сорваться


Напрочь! И что тогда? Генрих Тюдор и все


Его головорезы будут и дальше висеть на шее


У правителей французских и промышлять разбоем


И пиратством, всё большую угрозу представляя?


А хуже всего то, что планы короля Людовика


Одиннадцатого по узурпации английского престола


Генрихом Тюдором с последующим уничтожением


Династии Плантагенетов так и не будут выполнены!


Если Тюдор не вторгнется этим же летом в Англию,


Король английский, Ричард, собрав войска и силу


Накопив, в ближайшие несколько лет может войти


Во Францию с тем, чтоб отвоевать наследные владения


Плантагенетов. И кем же тогда станет Франция? –


Дырявым решетом: куда ни кинь, всюду чужие


Земли! И все успехи, достигнутые в почти вековой


Войне, тогда же пойдут прахом! И всё из-за того,


Что Ричарду жениться вздумалось! И не на ком-нибудь,


А на принцессе португальской! Нет, этому необходимо


Помешать! И я принцессе Иоанне расскажу такое


Про короля Ричарда, что она даже слышать о нём


Больше не захочет. Я повторю всю ту чудовищную


Клевету, что в своей речи  произнёс его противник


И злейший враг, епископ Мортон, на заседании


Генеральных Штатов. Уж он такие страсти про него


Наговорил, что невозможно даже и представить,


Чтобы нормальный человек, христианин, правитель


Государства христианского и рыцарь такое был


Способен совершить... Ой... дай Бог памяти!.. Про


Что там Мортон говорил? Не позабыть бы...  Такое


Лишний раз и вспоминать не хочется, а надо, чтобы


Принцессу Иоанну отвратить! Ишь, разохотилась!


Вздумала замуж выскочить в тридцать три года... (Обхватывает голову.)


Так, вспоминаю по возможной хронологии событий...


Да! Вот с чего он мне советовал начать разоблачение


Короля Ричарда: с того, что в первый раз он  руки


Обагрил невинной,  незаконной  кровью в битве


При Тьюксбери, когда убил Эдуарда, принца


Уэльского, в сражении. Нет сведений о том, что


Он не совершал убийства после битвы! И, значит,


Можно приписать ему участие в этом  подлом


Преступлении. Про что он  дальше говорил?


Да, про триумф йоркистов  в Лондоне в честь


Их победы в этой битве. И в день триумфа


По приказу короля Эдуарда, или  его жены,


Елизаветы Вудвилл, был в Тауэре умерщвлён


Болезненный и слабоумный король Генрих Шестой.


И это преступление Мортон советует списать на


Брата короля Эдуарда, Ричарда, герцога Глостера,


Что стал впоследствии королём, Ричардом Третьим.


Так,  это я вспомнил!.. А дальше была смерть


Его родного брата, Джорджа Кларенса, в измене


Обвинённого королём Эдуардом и его женой,


Елизаветой  Вудвилл. И в этой смерти  мы тоже


Обвиним короля Ричарда. И это дело мы представим


Так, будто бы он оклеветал брата перед королём


Эдуардом, и тот казнил его по навету Ричарда.


И это уже будет третье преступление! Хорошо!


Что бы ещё ему такое  приписать? Да! Арест


Мятежных родственников королевы, Энтони


Вудвилла, сэра Томаса Вогэна И  Ричарда Грея.


Он их арестовал, отправил в замок Понтефракт,


А там их всех казнил Нортумберленд, узнавший


О провозглашении Ричарда Глостера королём.


И, значит, получается, в угоду Ричарду. Будем


Считать, что по его приказу и по его вине. Так,


Что ещё?.. Да, вспомнил! Ещё до этого был


Обезглавлен в Тауэре с его согласия  Уильям


Гастингс, одержимый каким-то наваждением


Дьявольским. Его должны были там осудить


За богохульство судом церковным и приговорить


К сожжению на костре, или к четвертованию. Но


Ричард этого не допустил и его участь облегчил,


Решив вопрос мирским судом, который  Гастингса


Приговорил как дворянина  к обезглавливанию.


Поэтому я смело могу заявить, что Ричард был


Причастен к этой казни. Это которая по счёту жертва? (Загибает пальцы.)


Тех трое, этих тоже трое, Гастингс седьмой. И


Ещё двое принцев, его племянников, внебрачных


Сыновей короля Эдуарда, задушенных по его


Приказу в Тауэре. Я слышал, Мортон сам же и


Придумал эту сказку с задушенными принцами,


Чтоб спровоцировать восстание Бекингема и


Предыдущее вторжение Тюдора в Англию.


Тогда Всё это кончилось провалом, из-за того,


Что разразилась буря, флот Бекингема попал


В шторм и затонул. Сам Бекингем был пойман


И казнён, а перед казнью он признался, что


Клевету возвёл на короля Ричарда... Но кто


Теперь об этом вспоминает? Будем считать,


Что двое этих принцев были убиты Ричардом,


Хотя на самом деле, они быть может  живы


И не известно, где находятся сейчас. Итого,


Девять жертв. Прибавим к ним и повод


Для последнего восстания, – сожительство


Короля Ричарда с Елизаветой Йорк, его


Племянницей, и отравление его жены,


Королевы Анны. Всё это, как я слышал,


Клевета и ложь, придуманная Мортоном


Для нового вторжения Тюдора, но я надеюсь


Всё же, что это отвратит  принцессу Иоанну


От брака с Ричардом, а принца Мануэля –


От брака с Елизаветой Йорк. Тем более,


Что она богохульствовала на празднике


Рождества Христова, а этого уже достаточно,


Чтобы принцесса Иоанна не захотела с нею


Породниться. Довольно компроматов для начала,


А там придумаю и что-нибудь другое... (Уходит.)



ИОАННА (опершись на перила).


Вот уж не думала, что мои чувства ещё


Способны возродиться для любви! Что я


Ещё смогу мечтать о ласке, о супружеских


Утехах, о счастье материнства, когда я так


Настойчиво и долго гнала от себя эти мысли,


Считая их греховными и не достойными


Особы благонравной, которая своей рукою


Не должна распоряжаться, чтоб высшему


Служению не мешать и быть готовой


Исполнять свой долг пред Господом и


Королевством. Теперь же всё не то. И я уж


Ничего так не желаю, как предложение


Ричарда принять! Когда б он здесь сейчас


Стоял, я б кинулась к нему в объятия и


Утолила б свою жажду страсти, любовной


Неги, ласки, наслаждения. Мне говорили,


Он был нежным, любящим супругом. Что,


Если в своём сердце он ещё верен умершей


Жене? Я слышала, он так оплакивал её


Кончину, что на него нельзя было без


Жалости смотреть. Будет ли он способен


Забыть её ради меня? Или же мне придётся


Мириться с его холодностью, презрением


И равнодушием? О Боже, нет! Только не это!


Тогда и слуги вслед за королём меня начнут


И презирать, и унижать! Известно мне, что


В Англии с предубеждением относятся и


К местным королевам, а чужестранок они


Могут вообще возненавидеть! Тем более,


Что Португалия – периферийная страна.


И настолько бедная, что даже Папа Римский


Официально разрешил нам заниматься


Работорговлей! И  кем же буду я для англичан,


Когда предстану перед ними? Что, если за глаза


Они меня начнут звать «королевою пиратов»?


Нет, я не вынесу такого унижения! Я слышала,


Что англичане злословят против своего же


Короля, Ричарда Третьего, а он всё терпит.


И ещё вопрос, сумеет ли  он оградить меня


От их нападок? Хотя, конечно, как супруг


И рыцарь он должен будет защитить свою


Жену! Я не из тех, кто терпит оскорбления!


Если понадобится, я и сама за нашу честь


Сумею постоять! Здесь в Португалии уже


Я усмиряла мятежи не раз! Когда отец и брат


Были не в силах подавить восстание, они мне


Уступали трон, передавали права регентства


И доверяли управление страной. И в Англии


Я бы с восстанием справилась легко и быстро!


Я и не сомневаюсь в этом... Но как же всё-таки


Ответить королю Ричарду? А главное, когда?


Хотелось бы, конечно, поскорее... Пока ещё


Вся эта подготовка к ближайшему вторжению


Тюдора не отвлекла бы его от семейных дел.


А иначе венчание ему придётся отложить


До окончания военных действий. То и другое


Равно неудобно. Откладывать переговоры


До окончания кампании слишком рискованно.


Ведь этак я могу и опоздать, остаться вдовою


Невестой, так и не выйдя замуж! В то время


Как моё согласие до начала его кампании мне


Позволяет оказать ему как  жениху и будущему


Моему супругу военное содействие, что в его


Положении ему бы пригодилось. Хотя, если


Взглянуть иначе, слишком поспешное согласие


На его предложение в мои года нелепо и смешно.


Ещё подумают, что я хватаюсь за последнюю


Возможность! Хотя по сути, так оно и есть... И


Неизвестно ещё, как решить вопрос с женитьбой


Принца Мануэля. Если бы речь шла только о моём


Согласии, всё было бы намного проще...



             На галерею выходит слуга и докладывает.



СЛУГА. Тайный советник посольства Франции, мэтр Матье!



ИОАННА. Проси!



                        Входит Мэтр Матье и кланяется.



МЭТР МАТЬЕ.


Приветствую  прелестную принцессу!


Да будет мне позволено узнать, чему


Обязан счастьем быть вам полезным, моя госпожа?..



ИОАННА.


Я вот о чём хотела вас спросить, любезный


Мэтр Матье: что вам известно о вторжении


Тюдора в Англию?



МЭТР МАТЬЕ.


Что именно интересует Вашу Светлость?



ИОАННА.


Сроки его вторжения... Они известны вам?..



МЭТР МАТЬЕ.


Нет, разумеется, они мне неизвестны,


Поскольку держатся в секрете, но...


Предположить их приблизительно


Возможно... Хоть и не знаю, чем этот


Пустяк, не стоящий внимания, мог


Вызвать интерес у Ваше Высочества...



ИОАННА.


Так приблизительные сроки вам известны?



МЭТР МАТЬЕ.


Они известны всем, Ваше Высочество,


Тюдор вторгнется в Англию не позже


Середины августа этого года, чтобы уже


Не повторять ошибок предыдущего


Вторжения, предпринятого им два года


Назад, когда он прибыл в Англию, чуть


Позже этих сроков, чтоб поддержать


Восстание Бекингема, и почти сразу


В жесточайший шторм попал и корабли


Свои едва не погубил, и еле смог


На континент вернуться.



ИОАННА.


Когда там начинается сезон обильных,


Штормовых дождей?



МЭТР МАТЬЕ.


В начале сентября. Но иногда бывает, что


Уже в августе довольно трудно к Англии


Подплыть.



ИОАННА (в сторону).


Так значит, сроку у меня лишь  до конца июля...



МЭТР МАТЬЕ (вкрадчиво).


Уж, не намерены ль вы в Англию отплыть,


Ваше Высочество?..



ИОАННА (гневно).


Что за бестактность, сударь! Кто вам


Позволил спрашивать меня об этом?!


Я вам не собираюсь свои планы открывать!..



МЭТР  МАТЬЕ (со злорадным смущением).


Вы их уже открыли мне, Ваше Высочество,


Этим вопросом и интересом, что к вторжению


Тюдора проявили! Теперь мой долг предостеречь


Вас от опаснейшей ошибки!.. Вы собираетесь


Связать свою судьбу с английским королём,


Не так ли? Уже готовы и согласием ответить,


И к берегам его страны приплыть, чтоб с ним


Навек соединиться браком, покуда армия


Тюдора не ступила на английский берег!


Вы насмешить хотите всю Европу!



ИОАННА (гневно).


Да как вы смеете!.. Кто дал вам право,


Сударь, так дерзко говорить со мной?!..



МЭТР МАТЬЕ (вкрадчиво, с наигранным смущением).


Увы, мадам, я должен вас предостеречь, вы


Будете смешны этим поспешным браком! (С пафосом.)


Когда вся прогрессивная общественность


Европы возмущена внутренней политикой


Короля Англии, Ричарда Третьего, когда


Епископ Мортон в январе прошлого года


На заседании Генеральных Штатов, сам   (Поднимает палец.)


Лично разоблачил и принародно выставил


На суд людской и Божий всю его сущность


Подлую и богопротивную его натуру,


Открыв собранию благороднейших людей


Все тёмные его дела и рассказав о гнусных


Злодеяниях, им в Англии так безнаказанно


Творимых...



ИОАННА.


Вы сами слышали его рассказ?..



МЭТР МАТЬЕ (настороженно и лукаво поглядывая на неё).


Да, слышал! (Жеманно.) И передать готов


Его вам слово в слово! (Обиженно вскинув голову.)


И даже предоставить протокол собрания


С его правдивой и ошеломляющею речью, (Искоса поглядывая на Иоанну.)


Которую потомки ещё долго будут помнить,


Чтоб навсегда позором заклеймить английского


Короля, Ричарда Третьего, за все его чудовищные


Преступления! Когда вы всё узнаете о них, (Распаляясь гневом.)


Ваше Высочество, вам дурно станет, вы


Придёте в ужас от одной только мысли,


Что такое может совершаться в Европе,


В наш прогрессивный, просвещённый век!



ИОАННА.


Я уверяю вас, я в обморок не упаду...



МЭТР МАТЬЕ.


Тогда пройдёмте в сад, я всё вам расскажу


Подробно. Я не хочу, чтоб нас услышал  (Оглядывается.)


Этот коварный интриган, этот посол


Английский, Эдуард Брамптон, специально


Ричардом направленный сюда, чтобы


Склонить вас к дьявольскому искушению...



ИОАННА.


Не приведи Господь!..



МЭТР МАТЬЕ (берёт её за локоть).


Идёмте, госпожа... Сейчас я всё вам


Обрисую в ярких красках...



                                   Уходят.



               ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина вторая.



                        Кабинет короля Ричарда Третьего в Вестминстер Холле. Ричард подписывает документы, сэр Рэтклифф стоит рядом с ним;  секретарь, Джон Кендалл, работает за своим столом.



КОРОЛЬ РИЧАРД (в сторону).


Не будем медлить и теперь вплотную


Займёмся подготовкой к вторжению Тюдора.


Я ожидаю его этим летом. И должен буду либо


Уничтожить его одним ударом, разбить его и


Всех своих врагов, либо я потеряю абсолютно


Всё: жизнь, власть, королевство и друзей, что


Будут за меня и Англию сражаться. А также


Тех, чья жизнь будет зависеть от моей победы


И кто после меня продолжить сможет прямую


Ветвь династии Плантагенетов. Я знаю, в том


Решающем сражении уже не будет пленных


Командиров. Мы оба будем драться беспощадно!


И шайке подлых перебежчиков и отщепенцев,


Что перешли к нему, я жизнь не сохраню.


Я призывал их в Англию вернуться и обещал


Прощение и восстановление в правах. Они свой


Выбор сделали, перебежав к Тюдору, и стали


Мне врагами. Теперь судьба их будет решена


На поле боя. Насчёт Тюдора я не обольщаюсь:


Если он выиграет решающую битву и трон


Захватит, то в Англии наступят такие мрачные


И ужасающие времена, каких ещё не знали


В нашем королевстве! По всей стране польются


Реки крови! Расправам и ужасным казням конца


Не будет! И без разбора, без правдивых доказательств


Он неповинных и детей, и старцев здесь будет


Возводить на эшафот. Он ограничит подданных


В правах и разорит поборами державу. Он всё


Разрушит, что я создавал, а может быть и


Очернит меня, представив в памяти потомков


Тираном, узурпатором престола, детоубийцею,


Кровосмесителем – да мало, кем ещё! Ведь его друг,


Мой злейший враг, епископ Мортон, при нём меня


Так клеветою очернит, что обо мне здесь будут


Говорить, как о злодее, что опозорил трон и


Королевство! А если вспомнить, что он обо мне


Наговорил во Франции, на заседании Генеральных


Штатов, то можно и не сомневаться, что всё


Именно так и будет обстоять, если на этот раз


Вторжение удачей обернётся для Тюдора.


Поэтому необходимо подготовить непрошенным


Гостям такую встречу, чтоб навсегда сюда дорогу


Позабыли... (Оборачивается к Рэтклиффу.)


Рэтклифф!



РЭТКЛИФФ.


Да, государь!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Немедленно приказ отдайте флоту, чтоб


Начинали патрулировать проливы. Чтоб


Ни одно судёнышко не проскочило!



РЭТКЛИФФ.


Будет исполнено!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


По окончании пахотных и посевных работ,


Пусть разошлют по всем провинциям


И графствам королевства уполномоченных


По набору войск! Пусть собирают воинов


И ополченцев! Кроме того, отправьте


Сообщение Нортумберленду, чтобы он


Собирал войска  в Восточном Райдинге


И в Йорке. Я ограничивать его числом


Не собираюсь, чем больше он мне приведёт


Солдат, тем лучше! Сэр Брекенбери


Остаётся в Лондоне с необходимым для


Его защиты гарнизоном. Он также будет


Охранять заложников, Томаса Борчера


И лорда Ньюбери. Если понадобится, он


Мне доставит их на поле битвы. Кроме


Того, если возникнет в том необходимость,


Он приведёт из Лондона и дополнительное


Войско в несколько тысяч человек. Теперь


Распоряжение о Плантагенетах младших...



РЭТКЛИФФ.


Я слушаю, милорд...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Эдуард, граф Уорвик, и Маргарита, графиня


Солсбери, его сестра, а также Джон, лорд Глостер,


Будут отправлены в Северный Йоркшир, в замок


Шериф Хаттон. На этом всё!.. Ко мне вопросы есть?..



РЭТКЛИФФ.


Нет, государь! Я всё исполню!  (Уходит.)



КЕНДАЛЛ  (разбирает бумаги).


Милорд, получено письмо от вашей


Матушки, от герцогини Йоркской.  (Подаёт письмо.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (прочитав письмо).


Она просит меня перед походом прибыть


К ней в Уилтшир, получить её благословение.



КЕНДАЛЛ .


Когда мы покидаем Лондон, государь?..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


В двадцатых числах мая...



КЕНДАЛЛ .


Боюсь, вы не успеете её проведать...


Не лучше ли вам сразу отказаться?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Нет, почему? Я непременно к ней поеду!


Я не хочу её отказом обижать!



КЕНДАЛЛ (в сторону).


Так и запомню, и передам тем, кто желает


Вернуть расположение государя через его


Добрейшую, уступчивую матушку. И мне


Зачтётся её добрая услуга... (К королю.)


Милорд, какие будут приказания к отъезду?



КОРОЛЬ РИЧАРД (подаёт документ).


Вот список дел. Перепишите и распорядитесь


Разослать по службам и по назначениям. (Даёт ещё несколько свитков.)


А эти документы зарегистрируйте и принесите


Мне на подпись. Я буду в фехтовальном зале...



                            Уходит.



                  ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина третья.



   Тронный зал  в  усадьбе герцогини Йоркской  в Уилтшире. Герцогиня сидит на троне в окружении дам. Перед ней, угодливо склонившись, стоит леди Тилни, графиня Суррей.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Чем вызван ваш визит, графиня Суррей?


Ко мне так редко приезжают гости...



ЛЕДИ ТИЛНИ (заискивающе).


А я едва протиснулась через толпу гостей,


Слуг и придворных, что здесь окружили


Ваш гостеприимный дом, миледи.


Я понимаю, это ненадолго


И вызвано приездом короля, вашего сына,


Что доблестью прославился в сражениях


И управляет нами милосердно, мудро и...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Я попрошу вас краткой быть, графиня Суррей!


Вместо того, чтоб уделить внимание


Дорогому гостю, прославленному государю


И сыну моему, я трачу время на беседу с вами!


Я знаю, что за ваши козни и интриги


Вас уже выслали в поместье ваше


И запретили появляться при дворе.


Зачем вы здесь? Хотите, чтобы вас арестовали


За нарушение приказа короля?


Я вас не собираюсь покрывать!..



ЛЕДИ ТИЛНИ (с притворным раскаянием).


Прошу вас, сжальтесь надо мной, миледи,


И упросите короля вернуть меня на службу. (Вкрадчиво.)


Я слышала, что он  сватов послал к принцессе


Иоанне Португальской, а ей понадобятся


Фрейлины из местных благородных дам.


Я бы могла служить при новой королеве.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Вы мните себя благородной дамой, графиня Суррей?



ЛЕДИ ТИЛНИ (с обидой, вызывающе).


У вас сомнения возникают, ваша светлость?


Иль вы считаете меня виновницей напастей,


Что подорвали силы нашей королевы


И преждевременно свели её в могилу?



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Когда она так тяжело переживала смерть


Единственного сына своего, что от отчаяния


Чуть не рассталась с жизнью, кто упрекал её


В том, что она бесплодна и уж родить не сможет


Никогда? Кто насмехался и злословил так,


Что у неё рассудок чуть не помутился?..



ЛЕДИ ТИЛНИ (испуганно, с притворным удивлением).


Да разве я могла...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Вы! Именно вы! Об этом сообщила


Мне баронесса Фитцхью, моя  племянница!


Она была старшею фрейлиной у королевы Анны


И всё мне рассказала о проделках ваших...



ЛЕДИ ТИЛНИ (раздражаясь).


Вздор, клевета, наветы!


Я вас прошу, миледи, этому не верить!..



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


А когда прошлым летом в Скарборо


Господь благословил утробу королевы,


И государя осчастливила она


Этим известием радостным,


Вы тут же принялись злокозненно вредить


И подмешали ей в питьё отраву.


Разве не так?..  Вас за руку поймали!



ЛЕДИ ТИЛНИ (невозмутимо и нагло).


Я для себя готовила напиток,


Чтоб скрыть последствия случайной связи,


И просто перепутала бокалы.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


А ведь мой сын так о наследнике мечтал!


Когда узнал, что скоро сможет стать отцом,


На радостях городу Скарборо пожаловал он


Королевский статус. И как же был потом


Разочарован Ричард! Как горевал!


Но в свите королевы  вас оставил


По просьбе друга и сподвижника его,


Герцога Норфолка, вашего свёкра,


Из-за которого вас и терпели при дворе!


Да вы легко отделались, графиня Суррей!



ЛЕДИ ТИЛНИ (хищно осклабившись).


Прошу вас, герцогиня, помогите!..


Уговорите короля меня простить!..



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Чтоб вы и впредь могли ему вредить, миледи?


Разве не вы своею глупой болтовнёю прервали


Официальную речь короля перед послами?


Разве не вы возобновили дружбу с ныне


Низложенною бывшей королевой, Елизаветой


Вудвилл, и её дочерью, Елизаветой Йорк?



ЛЕДИ ТИЛНИ (невозмутимо и дерзко).


И что с того? В том преступления нет!..



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Разве не вы способствовали подлым интригам


Этих двух особ? Разве не вы повсюду


Клевету распространяли о вымышленной связи


Сына моего, нашего доброго короля Ричарда,


С его родной племянницей, Елизаветой Йорк?


Когда разгневанный её наветами король


Взял её под арест и запретил ей  выходить из комнат,


А также отказал ей в приглашении на праздник


В честь Рождества Христова, вы, стражу обманув,


И привели её на бал, позволив ей бесчинства


Там устроить и оскорбить всех грязными словами,


И напугать пророчеством ужасным!



ЛЕДИ ТИЛНИ (мстительно и дерзко).


А я за поведение её не отвечаю!


К ней королева воспитательниц прислала,


Двух гувернанток и ещё двух монахинь,


Чтобы за ней следили и ей душу врачевали.


Вот с них и спрос, а я здесь не при чём!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


И вы не знали, про ужасный нрав Елизаветы?


Про необузданность и вспыльчивость её?!



ЛЕДИ ТИЛНИ (невозмутимо и нагло).


Допустим, знала! Ну и  что с того?


Надеюсь, у принцессы португальской


Получше будет нрав. Она ведь и степеннее,


И старше... (Хищно осклабившись.)


Прошу, уговорите государя меня простить


И ко двору  вернуть, а я в долгу пред вами


Не останусь. Я пригожусь вам, я вам отслужу...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (решительно и твёрдо).


Нет! Не могу я сделать этого, миледи!


Я обещала королю не заступаться


Ни за кого из подданных его.


И слова своего я  не  нарушу!


Я и для вас не стану делать исключения!


Мне нечем обнадёжить вас, поверьте. (Отмахивается рукой.)


Не стойте здесь,  идите себе с миром.


И чем скорее вы покинете мой дом,


Тем лучше. Король пробудет здесь


Очень недолго, чтоб отдохнуть


И получить моё благословение.


Я не хочу, чтоб он вас здесь увидел


И на меня обиделся, и огорчился,


И омрачил минуты нашего прощания.


Теперь, простите, я должна уйти, (Поднимается с трона.)


Спешу закончить срочные дела...



              Слегка поклонившись, герцогиня уходит. Леди Тилни смотрит ей вслед.



ЛЕДИ ТИЛНИ (мстительно).


Желаю, чтоб благословение твоё


Не возымело ожидаемой тобою силы


И пользы королю не принесло!


Чтобы поход его был  неудачен!


А сам король бы смерть нашёл в сражении!


И вот тогда ты изойдёшь слезами,


Упрямая, жестокая Старуха!


А я сегодня же отправлюсь в Шериф Хаттон,


Куда сослали глупую Елизавету Йорк,


И свою дружбу с ней возобновлю.


Если она здесь королевой станет,


Я буду первой фрейлиной её,


А если в Португалию уедет, я к её свите


Уже там примкну. Во всяком случае,


Я без её поддержки не останусь!


Но в этот дом я больше не вернусь!


Ах, чтоб ему пропасть, вместе с его хозяйкой!


Она посмела оскорбить меня отказом!


Я буду мстить жестоко ей и королю!


Они ещё поплатятся за это оба!..


Но прежде надо свёкра устранить,


Чтоб королю не помогал в сражении.


Как это сделать, я придумаю попозже... (Уходит.)



                           Входят дворецкий и барон Страндж.



ДВОРЕЦКИЙ.


Прошу вас, подождите здесь, милорд,


О вас сейчас доложат герцогине. (Кланяется и уходит.)



СТРАНДЖ (с опаской оглядываясь).


Не знаю, как мне завести с ней разговор...


Хоть она много раз нас прежде выручала,


На короля  она влияния не имеет


И вряд ли будет нам теперь полезна...


Всё-таки зря отец меня сюда направил.


Скорей всего, я не смогу ему помочь


И погублю себя этим опасным поручением...



        В зал входит герцогиня Йоркская. Лорд Страндж приветствует её поклоном и целует её руку.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (садится на трон).


Я рада видеть вас, мой дорогой кузен,


Но уделить вам время не смогу.


Король почтил меня своим визитом,


А это для меня такая честь и радость,


Которой дорожу я несказанно!


Придите в другой день меня проведать,


Если у вас причины важной нет...



СТРАНДЖ (вкрадчиво).


Есть важная причина, герцогиня! Прошу вас,


Заступитесь за меня пред государем...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


За вас?!



СТРАНДЖ (заискивающе).


За моего отца и его братьев.


При всём желании они сейчас не могут


Собрать для короля свои войска.


Отец внезапно тяжко занемог,


Поэтому и попросил меня явиться


К государю, смиренно извиниться,


И объяснить причину, по которой


Он сейчас помощь оказать ему не может.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (вызывающе).


А почему вы просите меня


Всё это государю передать,


Когда вы можете спокойно,


Без помех, с ним встретиться


Сегодня в моём доме,


И сами рассказать ему об этом?



СТРАНДЖ (опасливо оглядываясь).


Боюсь, он на меня рассердится, миледи.


Заметит в моих действиях подвох,


Или, ещё того страшней, – измену,


Врасплох меня захватит, под арест возьмёт,


А там, быть может, и казнить прикажет,


Если отец мой не поправится и вскоре


Не явится к нему, чтоб за него сражаться. (Вкрадчиво.)


Прошу вас, сжальтесь надо мной, миледи,


И обо всём скажите королю, а я пойду себе... (Откланивается и отходит, собираясь уйти.)



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (резко и властно).


Нет, никуда вы не пойдёте! Вы здесь


Останетесь! Я вас беру под стражу


И государю передам с рук на руки!


Вы будете заложником его, покуда


Ваш отец, что некогда имел несчастье


Жениться на племяннице моей,


И род наш опозорить этим браком,


Сам лично не придёт за вас просить


И исполнять свой долг пред королём.


И не рассчитывайте на мою поддержку!


Я заступилась за него однажды,


Об  этом теперь горько сожалею.



СТРАНДЖ (с обидой и удивлением).


Вы заступались за него, миледи?


Я что-то не припомню...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (вспылив).


По-вашему я вру?! И двух лет не прошло,


Как ваш отец, этот предатель малодушный,


Томас Стэнли, которому давно пора было


Пройти на Тауэрский Холм через «Врата


Изменников», – этот предатель из предателей,


Что пять раз изменял всем тем, кому он


Присягал на верность,  и каждый раз легко


Выпутывался из беды, был сопричастным


Признан к заговору Вудвиллов и арестован,


И посажен в Тауэр по приказанью сына моего,


Тогда лишь будущего короля, Ричарда Третьего.


И кто, скажите, как не вы, лорд Страндж,


Тогда пришли ко мне, чтоб за него просить?


Вы это сделали по просьбе вашей мачехи,


Проклятой, подлой Маргарет Бофорт, – матери


Генриха Тюдора, что ныне в наше государство


Намерен вторгнутся вместе со всем своим


Паскудным войском, чтоб сына моего убить!


И отобрать престол, и захватить его корону!..



СТРАНДЖ (укоризненно качая головой).


Миледи...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Да! И вы пришли ко мне по наущению


Маргарет Бофорт, – супруги нынешней


Отца вашего, Томаса Стэнли, и упросили


Меня заступиться за него пред государем.


Я обещание вам дала и выполнила вашу


Просьбу, добилась, чтоб мой сын его простил


И отменил приказ о смертной казни,


И даже на свободу выпустил, и ко двору призвал,


И, более того, ему позволил на коронации


Присутствовать, и скипетр короля держать!


А Маргарет Бофорт несла шлейф королевы.


Но, на беду мою, за все те послабления


И почести, что получила тогда вся ваша


Преступная и подлая семейка, я, в наказание


За моё заступничество, именным приказом


Была отдалена потом от сына и сослана сюда,


Чтоб злоупотребить никто уже не мог моею


Добротой и неразборчивым мягкосердечием.


И как же я себя потом винила за эту свою


Непростительную глупость, когда узнала,


Что злодейка Маргарет Бофорт – мачеха ваша –


Была причастна и к восстанию Бекингема,


Которое тогда же привело к вторжению


В наши земли Генриха Тюдора, –


Вашего брата сводного, заметьте! Так что


Довольно с вас и моей прежней помощи,


И многих милостей моего сына, короля Ричарда,


Которого вы со всей вашею семьёй


Сейчас опять же собираетесь предать!


Теперь и не надейтесь, что я буду заступаться


За вас или за вашего отца!.. (Звонит в колокольчик.)



СТРАНДЖ (обиженно вскинув голову).


Позвольте мне уйти, миледи! Я после этих слов... (Поворачивается, чтобы уйти.)



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (резко).


Уйдёте под конвоем!..



               Входят  два стражника  и офицер.



ОФИЦЕР.


К услугам Вашей Светлости!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Возьмите под арест барона Странджа


И передайте его командиру личной стражи


Государя!



ОФИЦЕР.


Будет исполнено миледи! (К Странджу.)


Милорд, прошу вас следовать за нами! (Уводит Странджа.)



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (возмущённо).


Вот ещё вздумал приходить ко мне


С такою просьбой! Чтоб я его проступок


На себя взяла и приняла опалу государя


За то, что заговор всей их семейки подлой


Поддержала! Уверена, они  хотят перебежать


К Тюдору! Я не желаю помогать им в этом!..



                           Входит дворецкий и докладывает.



ДВОРЕЦКИЙ. Его Величество король!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Проси скорей. (Встаёт.)



                      Входит король Ричард и с поклоном целует руку герцогине. Она гладит его по волосам и целует в лоб.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Сегодня приходил ко мне лорд Страндж,


Просил, чтоб за него я заступилась.


Его отец, лорд Томас Стэнли, с братьями


Ко мне  его прислали за тем, чтобы я


Сообщила вам, что будто бы они больны...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Как так больны?! Все трое сразу?!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Или хотя бы только Томас Стэнли.


Поэтому они войска не собирают,


Но может быть потом...



КОРОЛЬ РИЧАРД (с иронией).


...Когда поправятся?..



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Или когда благоприятней будет обстановка,


они решат, к кому удобнее примкнуть...


Тут явный заговор!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Не сомневаюсь в этом! Где он сейчас?! Оглядывается.)


И почему его не привели ко мне?!



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Я не хотела омрачать нам встречу.


Но я его арестовать велела


И отдала начальнику твоей охраны.


Надеюсь, его крепко стерегут.



КОРОЛЬ РИЧАРД (к слуге).


Пусть позовут ко мне начальника охраны!



СЛУГА.


Да, государь! (Уходит.)



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Ты выглядишь усталым, Ричард!


Останься у меня на пару дней...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Благодарю вас, матушка, но это невозможно!..


Тюдор в любой момент может начать вторжение...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Двуручный меч отцовский при тебе?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, он всегда со мной!..



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Ты им сражаешься?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Предпочитаю боевой топор!..



                  Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Начальник королевской стражи к Его Величеству!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси!



                                       Входит сэр Роберт Перси.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Скажите, сэр, вам сдали под арест


Барона Странджа?



ПЕРСИ.


Да, он содержится у нас, миледи!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Благодарю вас, матушка, за хлопоты


Теперь позвольте мне задать вопрос.


Вы уже допросили Странджа, Перси?



ПЕРСИ.


Да, государь, но к арестованному


Мы пока не применяли пыток,


А только с ним беседовали мирно,


Но он нам на Распятии поклялся,


Что ни он сам, ни его родственники,


Ни отец, ни дяди не связаны


Общими целями с Тюдором


И не вступают в переписку с ним.


Но, если вам угодно, государь,


Мы можем к нему пытку применить,


Возможно, он поразговорчивее станет.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Нет, пытку применять к нему не будем,


Достаточно, что он поклялся на Распятии.


Барона Странджа мы в заложники возьмём.


Пускай теперь с него глаз не спускают!..


Идите и распорядитесь, Перси,


Чтобы в отрядах построение начинали.


Мы выступаем через четверть часа.



ПЕРСИ.


Исполню, государь! Куда прикажете


Передовой отряд направить!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


В Ноттингем.


Мы там продолжим подготовку к встрече


Наших гостей незваных, чтоб навсегда


Отбить у них охоту в Англию вторгаться!.



ПЕРСИ.


Да, государь! (Уходит.)



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Я приготовила для вас несколько телег


С оружием и провиантом, а с ними лошадей


Табун и небольшой отряд  из личной стражи.


Возьмите, всё это в походе пригодится.



КОРОЛЬ РИЧАРД (преклоняя колени, целует её руку).


Благодарю вас, матушка, за доброту.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (кладёт ему руки на голову).


Благослови тебя Господь, мой дорогой сыночек,


Отрада глаз моих, любовь моей души, надежда


Сердца! Да ниспошлёт Он тебе быструю победу,


Умножит твои силы, увеличит войско. И да


Сразит Он всех твоих врагов, и да накажет их


В их жизни будущей и в этой. И да продлит Он


Годы твоей жизни и твоего успешного правления


На благо Англии, на счастье и на радость всем нам.


Амен!



КОРОЛЬ РИЧАРД (встаёт).


Амен! Благодарю вас, матушка, за пожелание...


Теперь пора мне возвращаться к войску.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Нет, погоди! Я что-то важное тебе сказать хотела...


Да! Вспомнила! Ты обещал подумать о том,


Как был убит Карл Смелый, герцог бургундский


В битве при Нанси!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Это пустое, матушка! Сейчас не время об этом


Размышлять, разгадывать загадку его смерти!


И что мне до него? Я в бой иду, чтоб побеждать,


А не за тем, чтобы погибнуть! Какая связь между


Моим сражением будущим с Тюдором и смертью


Герцога Карла в битве при Нанси? Что общего?



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Общее то, что к вам обоим трудно подступиться


В битве. И то, что он был страшен и свиреп в бою


Так же, как ты. Ведь самый выход твой на поле


Битвы пронзает ужасом сердца твоих врагов,


Их заставляя в панике бежать!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пусть убегают! Что в этом плохого?



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


А плохо то, что слишком уж уверенно


Они  сейчас объединяются с Тюдором!


Слишком уверены в его победе над тобой


В вашем конечном и решающем сражении!


С чего эта внезапная уверенность, скажи мне?!


Куда девался весь их страх перед тобой,


Самым прославленным воителем Европы?


Нет, мальчик мой, здесь без подвоха подлого


Или какой-нибудь ловушки каверзной,


Чудовищно жестокой не обошлось!


Ты обещал мне, что подумаешь об этом


И догадаешься об их коварных планах.


И что? Подумал ты? Ты догадался?..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Об этом Анна догадалась перед смертью.


В последнюю минуту своей жизни


Она меня предупредить хотела и говорила


Что-то о ловушке, что подготовят для меня


Враги в нашем решающем сражении...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Что говорила тебе Анна? Вспомни!


И мне перескажи! Прошу, не медли!


У нас ещё есть время догадаться


И от тебя несчастье отвести!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Она советовала мне не покидать рядов


Моего войска и не пытаться лично,


В одиночку атаковать Тюдора.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


И это всё?!.. Такой совет только


Для общей безопасности годится...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Она мне говорила что-то и  про гвозди...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


При чём ещё здесь гвозди? Объясни мне!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Она мне не успела объяснить...


Только беззвучно что-то прошептала


И пала замертво к моим ногам... Ох, матушка!


Когда б не смерть моей любимой Анны!.. (Склоняется к ней на плечо.)



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ (обнимает его  и гладит по волосам).


Ну полно, мальчик мой!


Всё это ещё можно пережить...


Твоя задача сейчас справиться с Тюдором


И победителем домой вернуться, в Лондон.


А там настанут времена получше,


И ты уже спокойно и успешно


Своей державой сможешь управлять.


И новую возьмёшь себе супругу,


Чтобы продолжить славный род


Плантагенетов.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но так, как Анну, я любить уж не смогу...


Я с нею был счастливейшим из смертных,


И мне не пережить такой потери...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Ну, это пустяки! Для королей любовь к жене –


Это избыточная роскошь. Не каждому ниспослано


Такое счастье! А ты с твоей прелестною супругой


Анной почти тринадцать лет в счастливом браке


Прожил. Грех тебе жаловаться на такую милость!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы правы, матушка. Господню Волю


Надлежит принять смиренно. Теперь,


Простите, мне пора к войскам вернуться.


Настало время выходить в  поход.


Я к вам заеду ещё по дороге в Лондон,


Когда буду с победой возвращаться...



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


А я развешу всюду твои флаги,


Выйду на башню, чтоб ещё издали


Тебя увидеть, и буду радостно


Тебе махать шарфом! Я раньше


Так встречала твоего отца,


Когда с победою домой он возвращался.


Тебе я тоже помашу сегодня,


Когда ты с войском будешь покидать


Мои владения. Надеюсь я, что это ненадолго,


И скоро мы увидимся с тобой...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, разумеется! Иначе быть не может!


Теперь же мне пора идти! Прощайте!


Благодарю за всё! (Целует её руку и уходит.)



                         Из окна доносится бой барабанов и музыка военного марша.



ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.


Прощай, мой ангел!..


Как часто я вот также провожала,


Под звуки марша твоего отца и сыновей моих,


И братьев! Сегодня наступает твой черёд


В пугающую неизвестность отправляться.


Пошли Господь тебе удачу, Ричард, –


Неколебимый, безупречно честный рыцарь,


Гроза врагов прославленного дома Йорка,


Отважный воин, пред которым отступают


Все те, кто только слышит твоё имя!


Но отчего меня предчувствие пугает?


Почти как в тот ужасный зимний вечер


В замке Сэндэл, когда я провожала мужа –


Плантагенета благородного, герцога Йорка,


И сына старшего, Эдмонда Рэтленда,


И близких наших родственников, и друзей


Всего лишь в небольшой разъезд дежурный,


Чтоб встретить продовольственный обоз.


Но им враги устроили в ту ночь засаду,


Врасплох застигли, взяли в окружение,


Превосходя намного и числом, и силой...


Хоть наши воины отважно отбивались,


Но многие погибли в этой битве.


А муж мой, герцог Йорк, и его дяди,


Хью и Джон Мортимеры, и сын наш,


Эдмонд, и ещё брат мой, граф Солсбери,


И сын его, Томас, были взяты в плен


И смертью там мучительной Погибли.


Их головы потом на пики насадили


И выставили на воротах Йорка.


А ведь они были великолепными бойцами!


А Ричарду, – младшему сыну моему,


В ту пору было только восемь лет.


Но он тогда же честью родовой поклялся,


Что в плен к врагам не попадёт живым!


Я знаю, клятве не изменит Ричард


И в будущем сражении в плен не сдастся.


Бесстрашно атакует он Тюдора,


Забыв о предостережении Анны. (Смотрит в окно.)


О, как  величественно возглавляет он войска!


Как горделиво развиваются его знамёна! (Вскидывает шарф.)


И солнечные блики, словно звёзды,


Сияют на его сверкающих доспехах.


Да ниспошлёт Господь ему удачу!..



         Барабанный бой и звуки походного марша становятся громче, и к ним присоединяется пение солдат.



СОЛДАТЫ (поют).


Поднимается стяг Белой Розы!


Не грусти, молодая жена, –


Ни к чему горевать и лить слёзы,


Когда воля к победе сильна!



Наши пашни, дома и равнины


От вторжения врагов защитим!


Превратить не позволим в руины,


Уничтожить страну не дадим!



Раздвинь горизонт,


Широкий наш фронт.


Сияй, небосвод!


Нас Солнце Йорка в бой ведёт!



Пусть трепещут враги перед нами,


Не унять нашу ярость и боль.


С нами Англии гордое знамя,


С нами доблестный Ричард, король!



Раздвинь горизонт,


Широкий наш фронт.


Сияй, небосвод!


Нас Солнце Йорка в бой ведёт!



Нас атаками встретят рассветы,


Содрогнётся от грома земля!


Постоим за Святые Заветы,


За отчизну и за короля!



Раздвинь горизонт,


Широкий наш фронт.


Сияй, небосвод!


Нас Солнце Йорка в бой ведёт!




                         ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина четвёртая



                    11 августа, 1485. Замок Ноттингем. Кабинет короля Ричарда. За столом, заваленным грудой свитков, работает его секретарь и историограф,  Джон Кендалл. Сделав запись, он откладывает перо.



КЕНДАЛЛ.


Так много навалилось дел, что некогда


И отдохнуть, не то что о себе подумать!


В последних числах мая наш король,


Великий Ричард Третий, с передовым


Отрядом прибыл сюда, в Ноттингем,


Поскольку город этот равно удалён


От большинства важнейших регионов


И многих крупных городов его державы.


Здесь он продолжил подготовку армии


Своей к вторжению будущему Генриха


Тюдора. Отсюда рассылает он гонцов


И с ними шлёт приказы и распоряжения


К своим военачальникам и командирам,


Координируя их действия по сбору войск


И подготовке армии к сражению. Виконта


Ловелла, во главе трёх тысячного войска


Король уже отправил в Саутгемптон, чтоб


Охранял он южные границы по всему


Побережью. А друга своего и верного


Сподвижника, герцога Норфолка, король


Направил в Эссекс собирать войска.


Единственным, кого при всех заслугах


Король от этой подготовки отстранил,


Оказался Джеймс Тирелл, направленный


В Кале весной этого года. Мой государь


Его назначил комендантом крепости


В Гине по той причине, что он сейчас


Единственный, кому известно о месте


Нахождения двух сыновей внебрачных


Короля Эдуарда – тех самых принцев,


Которых до сих пор народная молва


Ошибочно считает задушенными в Тауэре


По приказанию государя нашего, Ричарда,


Хотя на самом деле они живы, и прошлою


Весной их привезли из Тауэра в графство


Саффолк, в имение Тирелла, известное


Как Джиппинг Холл, где содержались они


Вместе с матерью их и сестрой на средства


Государя нашего. А прошлой осенью


Король наш ко двору призвал и мать их,


И сестру, чтобы за это время подготовить


Принцев к переезду в Бургундию, которым


Тайно занимался Джеймс Тирелл. Он сам же


Туда принцев и доставил в середине марта.


И он теперь единственный, через кого мой


Государь поддерживает с ними связь, чтобы


Потом их в Англию вернуть, когда опасность


Для их жизней минет. Поэтому он Тирелла


Освободил и от участия в походе на Тюдора,


И службу ему подходящую нашёл в Гине,


Чтобы он там, на континенте, был поближе


К принцам и их оберегал, и переписку их


Поддерживал, и связи с королём, и средства,


На их содержание привозил. Но это уже


Государственная тайна... К тому же наш


Король ещё и перепиской занят с послом,


Эдуардом Брамптоном, что в Португалии


Сейчас ведёт переговоры с принцессой


Иоанной,  на которой король предполагает


Сам жениться, и с принцем Мануэлем, её


Младшим братом, которому король наш


Сватает племянницу свою, Елизавету Йорк,


Что для неё особенно почётно, поскольку


Через этот брак она стать может королевой


Португальской. При том, что на неё ещё


Генрих Тюдор имеет виды. Он объявил её


Уже своей невестой и теперь в Англию


Спешит её «освобождать», чтоб, захватив


Английскую корону, на ней жениться,


Признав законной дочерью короля Эдуарда.


А там и завладеть наследными правами


Династии Плантагенетов на их земли


Во Франции. Смешно, что тот, кто ему


Там экспедицию готовит и направляет к нам,


Не придаёт значения столь важному вопросу


И о последствиях не думает совсем. Потом,


Конечно, он наплачется с Тюдором, если


Король воинственный наш, Ричард Третий,


Не победит его в решающем сражении.



           Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Его Величество король!



                  Кендалл встаёт, готовясь приветствовать короля. Входит король Ричард в сопровождении Рэтклиффа.



КЕНДАЛЛ (кланяясь).


Милорд...



                  Король Ричард, ответив кивком на приветствие, подходит к своему столу.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы приготовили мне документы, Кендалл?



КЕНДАЛЛ.


Да, государь... (Кланяясь, подаёт ему несколько листов.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (бегло просматривает листы и откладывает их в сторону).


Так, с этим ясно! (Подаёт ему другие листы.)


Теперь перепишите мне вот эти... (К Рэтклиффу.)


Я слушаю вас, Рэтклифф, говорите...



РЭТКЛИФФ.


Я к вам с ужасной новостью, милорд!


Четыре дня назад, седьмого августа,


В гавани Милфорд, на юго-западном


Побережье Уэльса, Генрих Тюдор на


Берег высадился с войском, числом


Не превышающим двух тысяч человек.


Часть воинов его то ли замешкалась


При высадке на берег, то ли пыталась


Убежать, корабль захватив, чтобы


Отплыть от наших берегов подальше...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И что Тюдор?



РЭТКЛИФФ.


Он тут же приказал корабль обстрелять


И потопить, чтоб остальным солдатам


Показать, как беспощадно он  карает


Дезертиров.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Где именно он высадился?.. В Энгле?..



РЭТКЛИФФ.


Да, государь, из этой крепости видна и гавань


Милфорд. Там годом раньше были расположены


Наши войска. Теперь их почему-то вывели оттуда...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Мы разберёмся, кто их вывел и зачем.


Что было дальше?



РЭТКЛИФФ.


Тюдор повёл войска к ближайшему посёлку,


Расположенному в долине Дэйл, и там ночлег


Устроил, а на рассвете начал  продвигаться


К графству Хеверфордуэст, которое находится


На расстоянии двенадцати миль к северо-востоку,


Там расположена и крепость мощная, и многие


Другие оборонительные сооружения...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И всё же он пошёл туда?



РЭТКЛИФФ.


Да. И успел добраться задолго до того,


Как там известно стало о его вторжении.


Поэтому его войска не задержали.


Возможно, думали, что это наша армия


Проходит. В его войсках немало англичан...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


...Изменников и дезертиров... Что было дальше?



РЭТКЛИФФ.


Из Хеверфордуэста Тюдор проследовал с войсками


В Кардиган и там соединился с местными лидерами,


Ричардом Гриффитом и Джоном Морганом из Гуэнта.


Они к нему свои отряды привели. Пополнив ими


Армию свою, Тюдор, пройдя через возвышенности


Уэльса, вышел к Шропширу. Здесь у него возникли


Осложнения с констеблями, Уолтером Гербертом и


Рисом ап Томасом...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, Рис ап Томас, мне на верность присягая,


Поклялся, что враги по Шропширу пройдут,


Перешагнув через его поверженное тело.



РЭТКЛИФФ.


Всё так и было, государь. Когда вам присягавший


Рис па Томас решил освободиться от обета, он


Просто кверху пузом лёг под мост, граничащий


С его участком, и армия Тюдора прошла над ним


По этому мосту, после чего он к Генриху примкнул.


А вслед за тем последовал его примеру и Уолтер Герберт.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, интересная картина получилась:


Генрих Тюдор высадился в графстве


Пембрук. Брат графа Пембрука вступил


В его войска, а моя дочь единственная


Замужем за графом Пембруком... А сам


Граф Пембрук не примкнул к Тюдору?



РЭТКЛИФФ.


Таких известий у нас нет, милорд.



КОРОЛЬ РИЧАРД (в сторону).


Ну, с ними я расправлюсь после битвы,


А заодно и свою дочь избавлю от этих


Подлых и позорных брачных уз... Но если


Генрих победит... Не приведи Господь!..


Граф Пембрук тут же от неё избавится,


Чтоб взять жену, лояльную Тюдору. Он


Каждый раз меняет жён при смене власти.


О Боже! И зачем я только дал согласие


На эту свадьбу! Зачем я её просьбам


Уступил и обольстителя не выгнал прочь


С позором?!.. О Боже Милосердный!


Если придётся мне в сражении погибнуть,


Прости мне этот грех и защити её своею


Всемогущею десницей! Хоть и не верю я,


Что победит Тюдор, а всё же исключать


Случайность я не вправе. Но ни к чему


Сейчас мне дочь оплакивать, когда она


Ещё жива, в то время как вся Англия


В опасности, и много жизней ещё могут


Оборваться, если теперь, забыв об обороне,


Предамся я нелепому отчаянию, когда есть


Время ещё многое исправить и подлого


Врага остановить!.. Тем более, что и его


Вторжение для нас здесь неожиданностью


Не явилось. Мы его ждали со дня на день,


Мы подготовились к нему, собрали силы.


Теперь непрошенным гостям дадим отпор


Достойный, а заодно и призовём к ответу


За все их козни прошлые, предательства


И преступления... Давно пора взыскать


С них полной мерой! (К секретарю.)


Пишите, Джон, моё воззвание к народу! (Диктует.)


«...Изменники отчизны нашей объединились


Со старым врагом Англии – французским


Королевством. Есть среди них и прочие,


Неведомо откуда взявшиеся, иноземцы.


Весь этот сброд уже ступил  на наши


Земли в Энгле, что возле гавани Милфорд


В Уэльсе, о чем нам сразу же и сообщили.


Весь наш народ готов отпор дать наглецам!


Мы лично поведем наши войска за Господом


И навсегда с этим врагом покончим!..»


Поставьте, Джон, число: одиннадцатое


Августа... Подайте мне на подпись...



                       Ричард подписывает воззвание и передаёт листок Рэтклиффу.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Отдайте в типографию скорее. Пусть


Распечатают во множестве и разошлют.


Мы выступаем сразу же, как только


Определится направление войск Тюдора.


Мне надо точно знать, пойдёт ли он


На Лондон, или свернёт на Лестер,


Чтоб на пути ему сражение навязать


И продвижение его остановить.


Известно нам, где он сейчас проходит?



РЭТКЛИФФ.


Он уже прибыл в Шрусбери, милорд.


Гонцы нам сообщили и другую новость:


От Шрусбери Тюдор уже прошёл на


Стаффорд. А после этого на юг свернул


И через Личфилд  двинулся на Лондон.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Он в Лондон не пойдёт, но может ещё


Повернуть на Лестер. Готовьте войско


К выступлению, Рэтклифф. Уже сегодня


Начинайте сборы. Распорядитесь, чтоб


Войска подтягивали к Шервудскому лесу.


Там станем лагерем и выступим, когда


Тюдор определится с направлением. Тут


Разные возможны варианты. Если задумал


Он идти на Ноттингем, чтоб замок осадить,


Мы сможем окружить его и в тыл ударить.


А если он проследует на Лестер, опередим


Его на Рэдморской равнине и там уже


С ним встретимся в сражении.



РЭТКЛИФФ.


Где подготовить в Шервуде стоянку?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Удобнее всего в охотничьих угодьях.


Там сможем запастись и провиантом.


Пускай туда нам доставляют донесения.


Оттуда выступим в удобное нам время.


Не будем рыскать по следам Тюдора,


Он сам на поле встретится нам скоро.




                ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина пятая.



                    Галерея в королевском дворце в Лиссабоне. Принцесса Иоанна беседует с Эдуардом Брамптоном.



ИОАННА.


Я вот о чём хотела вас спросить, дон Дуарте,


Если Тюдор в сражении победит и трон


У Ричарда отнимет, вы  в Англию вернётесь?



БРАМПТОН.


Я сомневаюсь, что он победит, но даже


Если это и случится, его я государем


Не признаю, ему на верность я не присягну


И в Англию уже не возвращусь.



ИОАННА.


Тогда останьтесь здесь, в Португалии, ведь


Это ваша родина, не так ли? Вы опытный


Военный, прославленный в боях, известный


Мореплаватель, искусный дипломат,


Вы при дворе у нас всегда найдёте службу.


Я это обещаю вам, дон Дуарте. Супруга


Ваша, донна Маргарита, здесь может


Фрейлиной моею стать.



БРАМПТОН.


Благодарю вас, госпожа, за предложение,


Я так и поступлю, если придётся Англию


Оставить. Но я вполне уверен в неоспоримой


И блистательной победе государя нашего,


Прославленного короля, Ричарда Третьего.


Я не смогу найти слов подходящих, чтоб


Описать вам, какой это великолепный воин!


В быту он очень добрый человек и часто


Уступает мольбам и просьбам тех, кого бы


Следовало наказать построже. Но стоит


Ему только выйти в битву, иль просто взять


Оружие и сразиться, как он в единый миг


Преображается и превращается в Ахилла,


Распалённого сражением, иль в Гектора,


Храбрейшего и яростного в битвах. Вот,


Кстати, с Гектором его и сравнивают всего


Чаще. Но я б его сравнил с богом войны,


Блистательным и грозным Марсом, каким


Он представляется в античных мифах. Когда


Мой государь, бесстрашный Ричард Третий,


Сверкающим и смертоносным вихрем летит


На боевом коне впереди войска, без промаха


Разит его секира, в страх, в ужас повергая


Всех его врагов, что разбегаются отчаянно


Вопя и проклиная день и час, когда решились


В битве с ним сразиться! Когда б вы видели


Его на поединке, моя прекраснейшая госпожа,


Вы б от волнения потом всю ночь не спали,


Стараясь успокоить своё воспламенённое


Воспоминанием этой битвы сердце. И ещё


Долго вы бы видели во сне его прекрасное


Лицо, его глаза, глубокие и синие, как звёзды,


Когда после успешного сражения с улыбкой


Радостной он с себя шлем снимает, встряхнув


Каштановыми, шелковистыми кудрями, на


Ярком солнце отливающими золотою искрой.


А видели бы вы его в минуты заслуженного,


Славного триумфа, когда в великолепной


Праздничной процессии он возвращается


С победой из похода, впереди армии своей


Въезжая в город  в сверкающих доспехах


На белом, боевом коне, под звуки труб, под


Колыхание стягов, под градом падающих


Из всех окон душистых белых роз, сияя


Ослепительной улыбкой и, в то же время,


Робко и смущённо принимая на свой счёт


Безудержные женские восторги и отвечая


На них сдержанно и скромно... Когда б его


Вы видели таким, милейшая принцесса...



ИОАННА (с улыбкой).


То что б я сделала?.. Без памяти влюбилась?..



БРАМПТОН (улыбаясь).


Вы тут же приняли бы предложение стать его


Женой, о чём мечтали многие прекраснейшие


Дамы и благородные принцессы. А теперь это


Предложение от его имени имею честь вам,    (Кланяясь.)


Ваше Высочество, сделать я. И с нетерпением


Жду вашего мудрого решения и согласия.



ИОАННА.


Признаться, вы своим рассказом, дон Дуарте,


В моей душе волнение пробудили. И чувство,


От которого уже я полностью решилась


Отказаться, меня пронзило острою стрелой...



БРАМПТОН.


Я уверяю вас, это стрела Амура, бога любви,


Прекрасная принцесса, и вам её выдёргивать


Не надо! Пусть прорастает там цветущим древом,


Дающим благодатные плоды на радость вашей


Благородной ветви и нашему блистательному


Дому Йорка, в честь нового и крепкого союза,


Объединяющего Англию и Португалию этим


Благословенным браком! Так я могу поздравить


Государя моего, Ричарда Третьего, с вашим


Согласием, любезнейшая госпожа?..



ИОАННА.


Есть осложнения с формальностями брака,


Который должен заключён быть, как двойной


Брачный союз. Поскольку ваш король хочет


Отдать свою племянницу, Елизавету Йорк,


За моего брата, принца Мануэля, мы обе


Свадьбы должны устроить в один день.


А если говорить точнее, в один день и час,


Единым ритуалом. Иначе нам придётся


Получать двойное разрешение из Ватикана


На оба брака. А я за брата своего пока что


Не могу ответить. Опять же, отношения


Странные, судя по слухам, сложились между


Вашим государем и его родной племянницей,


Елизаветой Йорк. Они смущают и меня, и


Брата. И заставляют усомниться и в чести


Рыцарской, и в истинной религиозности


Короля Ричарда Третьего. Что скажете на это,


Дон Дуарте?



БРАМПТОН.


Всё это клевета и происки врагов, чтоб нашему


Союзу помешать. Для беспокойства оснований


Нет. Король наш честен перед Богом и людьми.


И не способен на такое преступление



ИОАННА.


А как же тот конфуз с Елизаветой Йорк, что


Всех так возмутил в тот злополучный вечер,


На балу в честь Рождества Христова? Мой брат


Не будет связываться с непотребной девкой!



БРАМПТОН.


Я уверяю вас, она остепенилась


И не доставит неприятностей ему!



ИОАННА.


Мы разрешим этот вопрос позднее.


Благодарю за разъяснение, дон Дуарте,


Мне ещё нужно многое обдумать...



БРАМПТОН (кланяясь).


Всегда к услугам Вашего Высочества... (Уходит.)



ИОАННА.


Всё то, что говорил мне дон Дуарте


О государе своём, Ричарде Третьем,


Так совпадает с моею вожделенною


Мечтой об идеальном рыцаре и короле,


Что у меня уже нет сил с ответом медлить!


Я не могу противиться своим желаниям


И с нетерпением жду возможности


Счастливой увидеться с английским


Королём. Я уже представляю себе эту


Встречу, как я склонюсь пред ним


В почтительном поклоне, как обращусь


К нему с приветственною речью... (Взволнованно ходит по галерее.)


А хорошо бы в дополнение к поклонам


И речам доставить к нему пару десятков


Оснащённых кораблей, хотя бы с пятью


Тысячами воинов с оружием, военным


Снаряжением и артиллерией. Но чтобы


Сделать Ричарду такой подарок, вполне


Достойный его доблести и славы, нужно


Немедленно начать набор в мои войска.


Хотя для этого уже совсем не остаётся


Времени. Но я же не могу лишить его


Поддержки и армию ему не привезти!


А привезу немногочисленный отряд,


Меня там засмеют, ещё подумают,


Что пожалела я для Ричарда солдат и


Отказала ему в помощи необходимой...


Иное дело, если я приеду в Англию


С огромным войском... Но где мне его


Взять сейчас? Откуда?! И собирать уж


Некогда... А что, если ещё не поздно


Это сделать?..  Надо скорее посоветоваться


С маршалом и адмиралом. А там и собирать


Войска, и снаряжение грузить на корабли,


И отправлять их в путь с попутным ветром!..


Я представляю, как обрадуется Ричард,


Когда мы высадимся в Англии на берег,


Чтоб с его войском там соединиться!


И сразу свадьбу можно было бы сыграть,


А там уж и отпраздновать победу! Тогда


И при его дворе ко мне бы относились


Лучше... Да, надо действовать не медля!


Время не терпит! Надобно спешить!


Теперь уже опасно промедление... Где дон


Дуарте?!.. Пусть позовут его сюда скорее!..


Нет, я сама к нему пойду и сообщу...



              Резко повернувшись к выходу, Иоанна сталкивается с мэтром Матье, который, растопырив ручонки и испуганно моргая глазками, перегораживает ей дорогу.



МЭТР МАТЬЕ.


Оставьте ваши благородные порывы


Для лучшего момента, любезная принцесса


Иоанна! Генрих Тюдор уж высадился


На английский берег и к Ричарду идёт,


Чтоб с ним сразиться. Вы опоздали


С вашею подмогой! Так что спешить вам


Некуда! И ни к чему держать под парусами


Корабли. Да и когда ещё ваш флот туда


Прибудет! До той поры противники сумеют


Разобраться вполне определённо и без вас.


Да и зачем вам ввязываться в эту драку?


Борьба Ричарда Третьего с Тюдором – это


Сугубо внутреннее дело англичан, распри


Ланкастера и Йорка. Но Португалия-то


Здесь при чём? Ну сами посудите, за кого


Ваши войска сражаться будут в Англии?


И для чего? Вы сами из какого рода?


Вы из Ланкастеров! А ну как  в Англии


Ваши солдаты перебегут на сторону


Ланкастера, Тюдора? Вот уж тогда король


Йоркистов, Ричард Третий,  вам не ответит


Благодарностью за дружбу. Дождитесь


Окончания войны, а там уж и решение


Принимайте. Я вам это советую, как друг.



ИОАННА (обречённо).


Вы правы, мэтр Матье! Теперь не время мне


О свадьбе думать. Я так слаба и так зависима


От обстоятельств! Как я могу сейчас решать


Свою судьбу, надеяться на что-то, планы строить?


Придётся ждать и уповать на милость Провидения.


Спешить опасно там, где выручает промедление...



                             Оба уходят.



                       ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина первая.



         16 августа, 1485 года.  Привал войск Ричарда в Шервудском лесу, возле королевской охотничьей усадьбы. Вдалеке слышится звук охотничьего рожка, ржание коней, лай собак. Король Ричард выходит из усадьбы с небольшим свитком  в руках. За ним следует сэр Рэтклифф.



РЭТКЛИФФ.


Вы будете охотиться, милорд?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Нет, не буду. Мне хочется побыть здесь, в тишине.


Солдаты пусть охотятся и отдыхают. В лесу пусть


Настреляют дичи и приготовят ужин для всех нас.


Да, и пошлите поскорей связных к Нортумберленду.


Уж слишком медленно идут его войска и неудобным,


Окружным путём. Меня это тревожит.



РЭТКЛИФФ.


Сейчас же и пошлю, милорд, не беспокойтесь...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Надеюсь, что мы их не потеряем... Теперь


Пришлите ко мне Кэтсби, Рэтклифф!



РЭТКЛИФФ.


Да, государь! (Кланяясь, уходит.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (подходит к огромному, старому дубу).


О Господи, какая тишина кругом!


Какое мощное великолепье и величие!


А этот дуб ещё должно быть помнит


Разбойничьи налёты Робин  Гуда.


Когда-то этот малый промышлял здесь


И нападал на королевские обозы.


Как жаль, что для обогащения бедняков


Он не придумал способа получше,


Чем грабежи, насилие и убийства!


Но память добрая о нём


Живёт в нашем народе и поныне.



              Из усадьбы выходит Кэтсби и направляется к королю.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А вот и вы, мой друг! Есть поручение


Для вас, секретное и крайне деликатное...



КЭТСБИ (с поклоном).


Я буду счастлив его выполнить, милорд.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Не знаю даже, как вам рассказать о нём...


Ну, так и быть! Начну с самого главного.


У меня есть сын. Ещё один бастард. Он


Первенец мой и мой тёзка. Когда-то его


Мать была моей подругой и  утешением


В дни юности моей, когда уже я потерял


Надежду жениться на моей невесте, Анне.


Сейчас я вспоминаю с болью и стыдом


О той случайно связи. Но перед юношей


Я виноват. По требованию матери его, он


Был со мною разлучён после рождения


И взят на воспитание в семью чужую. Из


Близких мне людей о нём никто не знает.


Есть один джентльмен, который наблюдает


За воспитанием мальчика и за его опекой.


Ему поручено следить, чтоб юноша ни


В чём не знал нужды и получал хорошее


Образование, что он и выполнял весьма


Успешно без малого уже пятнадцать лет.


Здесь на листке записан его адрес. (Подаёт свиток.)


Его возьмите и распорядитесь поскорее


Ко мне доставить юношу. Хочу исполнить


Пред ним я свой отцовский долг, вину


Исправить и справедливость для него


Восстановить. Я по достоинству его


Хочу вознаградить за годы скромной и


Неприхотливой жизни и к своему двору


Приблизить, и милостями щедро одарить,


Чтоб он почувствовал отцовскую заботу.


Я сделаю его сановником высоким, чего он


И достоин в полной мере по воспитанию


И рождению своему. Прошу вас выполнить


Всё это деликатно, в глубокой тайне, крайне


Осторожно, чтобы ему не причинить вреда,


Или иных каких-то неудобств. Не говорите


Никому, кто он такой и для чего мне нужен.


Теперь, когда мой  первенец  подрос,


Распоряжение матери над ним не властно,


И я могу взять сына под свою опеку,


Не нарушая прежних обещаний.



КЭТСБИ.


Исполню, как вы просите, милорд.


Так Ричардом его зовут?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, Ричардом. В ту пору, когда он родился,


Я слишком молод был, неопытен, доверчив,


Пошёл на поводу у первой же любовницы


Случайной, о чём теперь я очень  сожалею.


Прошу вас, Кэтсби, взять это поручение


Под свой контроль и быть во всём предельно


Осторожным. Не терпится мне сына увидать,


Но я боюсь, как бы беды с ним не случилось!


Вы сами знаете, какое сейчас время! Возьмите


Для него эскорт надёжный и проследите, чтоб


Его доставили ко мне задолго до начала битвы.


Потом ему небезопасно будет оставаться с нами.


И никому не говорите, кто он, – это важно!



КЭТСБИ.


Всё в тайне сохраню, как вы сказали.


Всё сделаю, милорд, не беспокойтесь! (Поклонившись, уходит.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (смотрит на деревья).


Желтеют листья, наступает осень, а вместе


С ней потянутся  дожди. Я знаю, эта осень


Принесёт нам богатый урожай! Мы доверху


Зерном наполним закрома, останется и на


Посев, и на продажу, да и народ не будет


Голодать. Идя в поход, я строго запретил


Своим войскам вытаптывать посевы. Велел


Им продвигаться только по дорогам. Мой


Новый флот, что я построил прошлым летом,


Нам от торговли принесёт большой доход


И золотом нашу казну наполнит. Так что


Теперь нам денег вдоволь хватит и на оплату


Служб, на выплату пособий всем ветеранам


И вдовам, потерявшим на войне мужей,


И многим семьям, что помощи надёжной


Лишены. Ещё останется на учреждение новых


Институтов, на щедрую благотворительность,


На армию и многое другое, чем следует


Безотлагательно заняться. И, если будет


На то Милость Божья, ждёт Англию


И благоденствие, и процветание, а меня –


Мирное, спокойное правление.



                      К Ричарду подходит Рэтклифф со свитком в руках.



РЭТКЛИФФ.


Мой государь, получены известия из Уэльса


О продвижении войска Генриха Тюдора.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я слушаю вас, Рэтклифф, говорите!..



РЭТКЛИФФ.


Когда Тюдор, покинув Шрусбери, пошёл


На Шропшир, к нему примкнули  воины


Из Глостершира, Тэлгарта и Коса. Общим


Числом почти две тысячи солдат.



          Из усадьбы выходит Терлуолл и подходит к Ричарду.



ТЕРЛУОЛЛ (поклонившись).


Мой  государь, солдаты настреляли дичи.


Её уже зажарили на углях и приготовили


Для всех роскошный ужин. Угодно ли вам


Разделить их трапезу, милорд?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пришлите мне секретаря, сэр Персиваль.


А к ужину я подойду позднее.



ТЕРЛУОЛЛ.


Да, государь. (Уходит.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Идёмте, Рэтклифф! Надо разослать гонцов,


Чтобы скорей собрать все наши силы. Меня


Тревожит положение в Глостершире и тот


Восторг нелепый и радушный, с каким мои


Недавние друзья встречают войско Генриха


Тюдора... Причину этой массовой измены


Необходимо выяснить! Займитесь этим.



РЭТКЛИФФ.


Послать лазутчиков в войска Тюдора, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, обязательно.


Пойдёмте и обсудим всё подробно.



                                 (Уходят.)



           Входят солдаты и расстилают на поляне перед усадьбой огромную белую скатерть. Расставляют на ней посуду, хлеб и вино. Приносят на вертелах поджаренные туши животных и птиц  и раскладывают мясо по тарелкам. По сигналу трубы солдаты и командиры собираются к трапезе. Из усадьбы в сопровождении  Рэтклиффа, Кэтсби и Терлуолла выходит король Ричард. Приветствовав короля поклоном, солдаты и командиры рассаживаются возле него по старшинству.



КОРОЛЬ РИЧАРД (молитвенно сложив руки).


Благодарим Тебя, Всемилостивый Боже,


За хлеб насущный и за трапезу, что Ты нам


Посылаешь по милости Твоей и из Твоих


Щедрот. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.


Амен! (Крестится.)



ВСЕ. Амен! (Крестятся.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Приятно, как в былые времена наших походов


Славных, хлеб преломить с друзьями боевыми


И чашу доброго вина пустить  по кругу!



               Сказав это, Ричард берёт блюдо с хлебом и, отломив кусок, передаёт блюдо дальше. Потом отпивает вино из большой чаши и передаёт её по кругу остальным.



КОРОЛЬ РИЧАРД (отрезает мясо и накалывает его на остриё ножа).


В кругу моих солдат отважных простая пища


Кажется вкусней, чем самые изысканные блюда


Королевской кухни.  (Передаёт блюдо другим.)


Что загрустили, воины? Измучились дорогой?


Но мы ведь только отошли от замка! Всё


Впереди! Ещё развеем скуку! Сэр Персиваль,


Прошу, возьмите лютню и спойте нам о добрых,


Временах и наших славных, боевых походах!



ТЕРЛУОЛЛ (с поклоном).


С большою радостью спою, милорд.



              Все рассаживаются поудобней. Паж с поклоном подаёт Терлуоллу лютню.



ТЕРЛУОЛЛ (поёт).


Седлать коней! Трубить поход! Войной сменилось время,


Когда король шотландский, Джеймс, рассорился со всеми.


Он брата, принца Олбани,  решил  сгноить в темнице,


А тот бежал, чтоб с королём английским подружиться.


Король Эдуард свои войска в Шотландию направил,


И Ричард Глостер, его брат, ту армию возглавил.



ВСЕ.


...И Ричард Глостер, его брат, ту армию возглавил.



ТЕРЛУОЛЛ (поёт).


В напутствие король Эдуард ему дал поручение:


«Верни нам Бервик-апон-Твид, имеющий значение


Для безопасности границ и всей нашей державы.»


И королевский тот приказ был выполнен на славу.


Осадой Ричард Бервик взял, заставив покориться,


И двинулся на Эдинбург, расширив тем границы.



ВСЕ.


...И двинулся на Эдинбург, расширив тем границы.



ТЕРЛУОЛЛ (поёт).


Был неприступен Эдинбург, вознёсшись над горою.


С отвесных стен высоких скал легко попасть стрелою


В любого, кто бы ни дерзнул его покой  нарушить.


Бойцы роптали, но не стал их Ричард Глостер слушать


И в Эдинбург привёл войска без жертв и без потерь,


Как если бы своим ключом открыл в воротах дверь.



ВСЕ.


...Как если бы своим ключом открыл в воротах дверь.



ТЕРЛУОЛЛ (поёт).


Король Джеймс с принцем Олбани восстановили мир,


И в тот же вечер в Эдинбурге был устроен пир.


И был тогда же заключён с Шотландией союз.


И король Джеймс был убеждён в надёжности тех уз.


«Когда б я всем так верить мог, – он Ричарду сказал,


– Я б мирно управлял страной и горестей не знал.


За Ричарда! – воскликнул он, не сдерживая слёз,


– За уважение и любовь, что он с собой принёс!


Тот, кто без боя взять сумел суровый Эдинбург


И с миром нам его вернул, тот дорог мне, как друг.


Одним походом захватить мой трон и всё вокруг


Он смог бы, если б не вернул мне замок Эдинбург.


Он мог бы низложить меня, в позорный плен забрать,


А он оставил мне престол и вывел свою рать.


И ждал на расстоянии четырнадцати миль,


Пока мы с принцем Олбани  не заключили мир.


Как друг сюда вернулся он и принят был, как брат,


И с Англией наш возродил союз, чему я очень рад.


А город Бервик-апон-Твид, я Англии верну,


Он продан нам Ланкастерами, чтоб продолжать войну.


Будем считать, что Йорк его у них отвоевал,


И город не шотландский, а ланкастерский забрал.


Но если в Англии престол Ланкастер вновь займёт,


Тогда пусть Бервик-апон-Твид Шотландии вернёт.»


И громким эхом разнеслось, заполнив всё вокруг:


«За Ричарда! За Англию! За славный Эдинбург,


Что нам как дружеский залог достойно возвращён,


Скреплённый честью рыцарскою до конца времён!»


И долго в замке длился пир, застолья сблизив круг.


Каскадом праздничных огней искрился Эдинбург,


Пока их блеском не затмил сияющий рассвет...


За Ричарда! За Англию! За честь наших побед!



ВСЕ (поднимают кубки).


За Ричарда! За Англию! За честь наших побед!



КОРОЛЬ РИЧАРД (поднимает кубок).


За вас, мои отважные друзья и братья!


За вашу доблесть, преданность и славу!


За вечный, нерушимый наш союз!



ВСЕ (поднимают кубки).


Да здравствует король наш, Ричард Третий!



                    На поляну выбегает сэр Перси.



ПЕРСИ.


Мой государь, в лесу был только что задержан


Пытавшийся бежать заложник ваш и пленник,


Барон Страндж. Он с вами объясниться хочет.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И я хочу его порасспросить.


Сюда его ведите, Перси!



СОЛДАТЫ  (возмущённо).


... Позор предателю!..  Смерть негодяю!..


... Пытать его!.. Пускай его допросят!..


... Рубить его!.. Казнить!.. Четвертовать!..


... На этом дубе вздёрнуть, где Робин Гуд купцов проезжих вешал!..



                          Перси выводит Странджа на поляну.



СТРАНДЖ (падая к ногам Ричарда).


Всемилостивый государь! Я сейчас


Всё вам объясню, милорд, поверьте!


Я не виновен перед вами!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


В побеге из-под стражи не виновны?


Я, право, удивлён!



СТРАНДЖ.


Я не сбежал, а просто вышел...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, вышли погулять, я понимаю. Вам


Захотелось на луну полюбоваться,


Послушать вой волков и поплутать


По лесу поздней ночью. А может вы


Хотели нас покинуть и в лагерь к вашему


Отцу перебежать?



СТРАНДЖ.


Отец мой не виновен, государь. Он верен


Вам и не причастен к заговору Генриха Тюдора.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Откуда знаете про заговор, лорд Страндж?


И кто к нему причастен, расскажите...



СТРАНДЖ.


Мне мало что известно, государь. Я знаю


Только то, что к заговору отношение имеют


Мой дядя, Уильям Стэнли, и его кузен, Джон


Сэвидж. Но мой отец, лорд Томас Стэнли,


Не виновен!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы так уверены в этом, лорд Страндж?


И можете поклясться на Распятии


Спасением вашей души бессмертной?



СТРАНДЖ.


Да, государь, я готов сделать это хоть сейчас!



     Солдаты убирают остатки ужина и расходятся. С Ричардом остаются только слуги и командиры.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пусть принесут сюда Распятие из молельни!


А вам, лорд Страндж ещё не поздно отказаться


От опрометчивого, страшного поступка. Ведь


Если выяснится, что отец ваш, Томас Стэнли,


Причастен к заговору, я буду вынужден отдать


Вас как еретика церковному суду. Подумайте


Об этом, пред тем как смертный грех на свою


Душу взять!



СТРАНДЖ.


Мой государь, он верен вам, он не виновен!


Клянусь Пречистой Девой и Святым Крестом!



                  Полковой священник приносит Распятие.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вот и Распятие.


Повторите клятву и поцелуйте Крест!



СТРАНДЖ.


Клянусь Пречистой Девой и Святым Крестом,


Что мой отец, лорд Томас Стэнли, не виновен


И к заговору против государя нашего, Ричарда


Третьего, он  не причастен. (Целует крест.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Лорд Страндж, я мог бы вас казнить уже


Сегодня! Я знаю, что вы лжец, трус  и


Предатель подлый, а иначе откуда бы


Вы знали, кто к заговору был причастен,


А кто нет? Но я пока вам сохраняю жизнь,


Поскольку вы нужны мне как заложник.


Но если ваш отец ко мне не приведёт свои


Войска, вы станете клятвопреступником и


За его предательство сполна расплатитесь


Жестокой, страшной казнью и гибелью


Вашей души бессмертной. И не пытайтесь


Больше от меня бежать! Поскольку новый


Ваш побег будет рассматриваться мною,


Как доказательство вашей измены и вины.


Вы поняли меня?



СТРАНДЖ.


Мой государь, я перед вами не виновен...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Отправьте его в камеру, сэр Перси. И впредь


Пускай за ним присматривают лучше!



ПЕРСИ.


Да, государь.



                 Перси уводит Странжа, командиры и солдаты расходятся. Остаются только Рэтклифф и король Ричард.



РЭТКЛИФФ.


Вы не позволите нам допросить его


С пристрастием, милорд? Возможно


Ему многое известно. Если он знает


Имена всех заговорщиков, он может


Посвящён быть и в их планы, и знать


И прочие их тайны и секреты. Жаль


Упускать удобную возможность! Нам


Следует сейчас воспользоваться ею


И Странджу пыткой развязать язык,


Пока не поздно. А вдруг изменники


Готовят нам ловушку?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


После того, как он поклялся на Распятии,


Нет смысла отправлять его на дыбу. Иначе


Нам придётся его в лжесвидетельстве


До срока обвинить без веских доказательств.


А этот грех уже на нашу совесть ляжет.



РЭТКЛИФФ.


А если мы напишем лорду Стэнли, что


Его сын от нас бежать пытался, был


Схвачен и допрошен, и открыл нам все


Тайны заговорщиков, и поимённо всех


Участников назвал? Как думаете, может


Быть они откажутся от своих козней?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Тогда они придумают другие, а может быть


Нам не поверят вовсе. Оставим эти игры и


Интриги. Сражение будущее нам откроет


Тайну их заговора, если такой действительно


Имеет место. А до тех пор мы будем доверять


И его клятвам, и присяге их, и слову, чтоб


Своей честью рыцарской не поступиться.



РЭТКЛИФФ (с поклоном).


Как будет вам угодно, государь мой, я


Соглашусь с любым вашим решением.



                      Уходят.



                ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ.  Картина вторая.



         21 августа, 1485. Ранний вечер в лагере Стэнли возле Дадлингтона.


Лорд Стэнли сидит в палатке за столом и запечатывает письма. Рядом стоит его ординарец.



СТЭНЛИ (подаёт ему письмо).


Это письмо отправите моей жене, а это (Подаёт другое.)


Отошлите леди Вудвилл в Шериф Хаттон.


Пусть дочь свою готовит к свадебному пиру.


Скоро жених её, мой пасынок, Тюдор, войдёт


С триумфом, с почестями в Лондон и призовёт


Её, чтобы своей супругой сделать и будущею


Соправительницей - королевой. И наконец-то


Я спокойно заживу в чести и праздности, верну


Себе и титулы, и звания, что были утрачены


Нашей семьёй в опале, в правление дома Йорка. (К ординарцу.)


Что вы стоите, Джейсон? Чего ждёте? Идите,


Выполняйте приказание! И проследите, чтобы


Мне не помешали. Я так устал!.. Я отдохнуть


Хочу!.. Идите же, идите!..



      Ординарец с поклоном уходит. Оставшись один, Стэнли откидывается на спинку стула, безвольно свесив руки и вздыхает.



СТЭНЛИ.


Ох! Ну и трудная же выдалась неделька!..


Я словно Одиссей лавировал меж двух


Опасностей, боясь быть схваченным


Одним из двух противников и мнимых


Моих союзников. Петлял, как заяц, их


Обоих оставляя в дураках, бежал, как


Крыса, сразу с двух кораблей, которые


Я мог бы потопить, если бы сделал


Ставку хотя б на одного из капитанов.


И тем же занимался брат мой, Уильям,


Ловко увёртываясь от двойной беды.


Пятнадцатого августа, почти шесть дней


Назад, покинул я свой дом во Флинтшире


С большим отрядом воинов из Чешира и


Северного Уэльса и в Нэнтвич поспешил,


Чтоб лично встретиться там с Генрихом


Тюдором. В тот день я добрых тридцать


Миль преодолел. Шестнадцатого августа,


Во вторник, я с армией прошёл ещё миль


Двадцать до Стоуна, что в Стаффордшире.


И только в пятницу... да,  девятнадцатого


Августа, позавчера, я наконец-то встретился


С Тюдором в Стаффорде. И там мы с моим


Братом Уильямом с ним побеседовали и


Обсудили наши планы. Тюдор всё волновался,


Что мы его без помощи оставим и к Ричарду


Уйдём. Но Уильям его успокоил, как сумел,


Заверил в нашей верности и дружбе, а после


Этого Тюдор вернулся к себе в Стоун. А мы,


Тем временем, решили с братом наши следы


Запутать похитрее, чтобы ищейки Ричарда


Нас не сыскали. И я, пока мой братец Уильям


Дожидался Тюдора в Стаффорде, отправился


К нему на встречу в Личфилд. Но до подхода


Армии Тюдора я поспешил оттуда увести


Войска, чтоб подозрение Ричарда не навлекать.


Мы с братом Уильямом ещё до этого решили


На сторону Тюдора не переходить  вплоть


До начала битвы, чтоб в заблуждение Ричарда


Ввести. Пусть пока думает, что мы ему верны.


Поэтому мы с братом ещё сохраняли видимость


Лояльности как Ричарду, так и Тюдору, и наши


Связи с ними мы поддерживали на отдалённом


Расстоянии от их войск. При этом в письмах


К королю мы выражали полную готовность


Примкнуть к его войскам в нужный момент


И оказать поддержку. Одновременно с этим,


Той же ночью, в гостинице малоизвестной,


В Атерстоуне, мы с братом тайно встретились


С Тюдором и клятвенно заверили его в нашей


Лояльности, пообещав, что оба перейдём на его


Сторону во время битвы, когда момент наступит


Подходящий. Тюдора, судя по всему, этот ответ


Устроил, поскольку он нас с братом отпустил,


Позволив нам к нашим войскам вернуться,


Чтоб отвести их на удобные позиции, откуда нам


Было бы проще наблюдать за ходом битвы.


Тогда же мы условились с Тюдором, что наши


Армии его резервными войсками будут, чтобы


В решающий момент прийти к нему на помощь,


Оставив без поддержки короля. По возвращении


Из Атерстоуна брат Уильям снова продолжил


Создавать иллюзию лояльности Тюдору. Для


Этого он вчера вечером вернулся в Личфилд,


Чтоб снова встретиться там с командирами его.


Посовещавшись с ними, он себе ночлег устроил


У городских ворот. Наутро, озабоченный делами,


Уильям опять увёл из Личфилда войска и тут же


Их расположил, за городской стеной, неподалёку,


Где снова дожидаться стал  подхода армии моей,


Чтобы ещё раз посоветоваться о дальнейшем.


А я тем временем к нему гонца направил


С важным известием о том, что королевские


Войска стоят неподалёку и столкновения


С ними можно ожидать через какие-нибудь


Два часа. Тут все конечно переполошились,


И брат мой с небольшим отрядом двинулся


На Атерстоун, где снова встретился со мною


И посовещался о том, к кому же всё-таки нам


Присоединиться и стоит ли открыто это делать.


Подумав, мы решили подождать ещё немного


И не давать определённого ответа ни королю,


Ни Генриху Тюдору, а вместо этого придумать


Отговорки, которыми мы объяснить могли бы


Наше промедление. А чтоб они не заподозрили


Измены, мы постоянно переходили с нашими


Войсками с места на место, то приближаясь


К ним, то отдаляясь, чем и пытались их обоих


Заморочить и с толку сбить. Да, уж побегать


Нам пришлось немало! Я измотал свои войска


Так, что солдаты еле на ногах стояли! И брат


Мой Уильям от меня не отставал! Мы с ним


Устроили всю эту беготню за тем, чтобы потом


Собой не рисковать, в бою активного участия


Не принимать, а оставаться поодаль, в резерве.


Иль в стороне стоять и наблюдать сражение,


Но так, чтоб под конец поближе к победителю


Пройти, помочь ему добить врага и разделить


С ним  почести и славу. Для этого решили мы


Объединить между собой три наши армии,


Предполагая, что я приму командование всем


Авангардом, а братец Уильям и мой младший


Сын, Эдуард, за мною поведут и оба фланга...


В то время, как мы мирно совещались, Тюдор,


Пополнив армию новым отрядом дезертиров,


Повёл войска на встречу с нами к Атерстоуну.


Он переправился успешно через реку Анкер


И оказался в нашем лагере так неожиданно,


Что всех нас напугал и переполошил! Когда


Мы с братом услыхали шум подходящей


Армии, что продвигалась напрямую через лес,


Мы до смерти перепугались, полагая, что это


Сам король ведёт свои войска, и нам придётся


Перед ним держать ответ за все наши


Уловки, ухищрения и прочие необъяснимые


Поступки. Мы с братом тут же кинулись его


Встречать, придумывая наспех объяснения,


Чтобы хоть как-нибудь спастись от его гнева,


Но тут, на наше счастье и к великому восторгу,


Из тёмных зарослей лесных вышел мой пасынок, (Улыбается.)


Генрих Тюдор. И там же, на опушке леса, мы


С ним ещё раз обсудили распределение сил


И управление его войсками. Я предоставил


Генриху своих четырёх рыцарей и лучших


Командиров, чтоб самому остаться в стороне.


На этом мы закончили все наши обсуждения


И возвратились  к нашим армиям, чтобы отдать


Последние распоряжения перед битвой ... (Вздыхает и лениво потягивается.)


О-о-ох! Как время медленно сегодня тянется


Перед закатом!.. Пойду поужинаю и пораньше


Лягу спать, чтоб отдохнуть и выспаться перед


Сражением, хоть роль моя в нём незаметной


Будет, но я пока об этом умолчу...



ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина третья.



                21 августа, 1485.  Ранний вечер в лагере Нортумберленда на Рэдморской равнине. Граф Нортумберленд стоит в своей палатке возле стола, на котором разложено несколько свитков, дочитывает письмо, а потом сжигает его над свечой.



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Вот и настал момент, удобный для сведения


Счётов! И если верить предостережению


Лорда Стэнли, что загодя меня оповестил


Любезно, король в этом сражении погибнет,


И я о нём не стану горевать! Хоть и вернул


Он земли родовые мне специальным актом


И парламентским указом, я за него не выйду


Воевать! Достаточно я послужил ему и дому


Йорка, чтоб расплатиться с ним за милости


Его! Я содрогаюсь при одном упоминании


О Йорке! Мой прадед знаменитый, Генри


Перси Готспур, что против короля восстал


И погиб в битве при Шрусбери, был первой


Жертвой наших семейных злоключений: его


Седая голова была на обозрение выставлена


На воротах Йорка. И дед мой, Генри Перси,


Второй граф Нортумберленд, погибший


В битве при Сент-Олбансе, где снова победил


Дом Йорка, собой продолжил  этот страшный


Список. А следующим был мой дядя Томас,


Барон Эгремон, погибший от руки йоркиста


В битве при Нортхэмптоне. Потом отец мой,


Генри Перси, Третий  граф Нортумберленд,


И его брат, сэр Ричард Перси, погибли в один


День, сражаясь против Йорка под ураганом


Стрел, смешавшихся с дождём и снегом, в битве


При Таутоне. Последним в этом списке стал


Мой дядя, сэр Ральф Перси. Он погиб в битве


При Хэджли Мур, где снова победили Йорки.


Пора прервать мне этот страшный список и


Справедливость, наконец, восстановить! Пора


Припомнить Йоркам мою юность, три года из


Которой я провёл в тюрьме, пока не присягнул


На верность их семейству! Но злобу на их дом


Я затаил надолго, поклявшись отомстить за все


Наши обиды, как только мне представиться


Удобная возможность. И завтра день возмездия


Настанет! Я откажу в поддержке дому Йорка!


Не сдвинусь с места и в бой за короля своих


Резервных войск не поведу. Будут стоять, как


Вкопанные, здесь! Я не позволю им прийти


На помощь к Ричарду, хотя бы он сто раз


В отчаянии гонцов мне присылал! Я буду


Глух ко всем его приказам и беспощадно


Стану усмирять солдат и тех, кто за него


Захочет насмерть биться! Я не пущу их в бой,


Хотя б они от злости и досады меня бы


Здесь, на месте, в клочья разорвали!..


Меня сейчас предупредил письмом лорд


Стэнли, что Генрих выиграет это сражение,


А Ричард в нём на гибель обречён. Не знаю


Я, на чём основывает он свои прогнозы, но


Сожалею, что не состою в войсках Тюдора.


Хотя я мог и два года назад, ещё примкнуть


К нему на континенте, когда, вместо того, чтоб


Ричарду служить и вести следствие по делу


Заключённых им в замке Понтефракт трёх


Заговорщиков – Энтони Вудвилла, Томаса


Вогэна и Ричарда Грея, я мог бы их из-под


Ареста выпустить и переправиться к Тюдору


Вместе с ними. Но Ричарду желая угодить,


Я вместо этого отдал приказ их обезглавить.


А если пощадил бы их тогда, был бы сейчас


Уже в войсках Тюдора и завтра праздновал


Счастливую победу. А вместо этого я завтра


Буду пресмыкаться пред Тюдором и у него


Выпрашивать себе прощение! Как всё-таки


Судьба ко мне несправедлива! А если Ричард


Завтра всё же победит?! Об этом даже мне


Подумать страшно! Чем оправдаю перед ним


Своё предательство? Скажу, что я, неподалёку


Стоя, не услышал шума битвы? Гонцов его


Не видел и не получал я от него приказов


Выйти в бой, чтоб за него сражаться? А если


Завтра этот маленький отряд солдат из Йорка


Ударит в спину мне, в измене уличив? Да,


Надо было мне из Йорка привести отряд


Поменьше, чтоб от него избавиться ещё


В дороге. Но чем тогда я объяснил бы Ричарду


Такое малочисленное войско, если йоркширцы


За него всегда с готовностью сражались и


От желающих встать под его знамёна отбоя


Не было! Нет, решено! Я сам к нему с докладом


Не поеду. Скажусь больным и утомлённым


Долгим переходом. Отправлю донесение с гонцом


И с ним же передам сопроводительные письма...



      Нортумберленд берёт со стола несколько свитков и звонит в колокольчик. В палатку входит его ординарец. Нортумберленд подаёт ему свитки.



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Вот эти письма надо срочно переправить


К королю. Займитесь этим лично, Стивен.


А на словах прибавьте, что я утомлён


Тяжёлым, долгим переходом и лично


Не могу к нему прибыть. Об этом я


И написал ему в письме. Отдайте письма


Его ординарцу и сразу возвращайтесь


В лагерь, чтобы он поручений  с вами


Для меня не передал. Вы поняли меня?



ОРДИНАРЕЦ.


Я понял вас, милорд! Всё сделаю, как вы сказали!..



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Когда вернётесь, сразу же сюда!


Доложите мне обо всём подробно!



ОРДИНАРЕЦ.


Всё сделаю, милорд, не беспокойтесь! (Кланяется и уходит.)



НОРТУМБЕРЛЕНД.


Теперь пойду, отдам приказ по командирам,


Чтобы со мной на поле вышли оглядеться,


Расположение войск противников отметить,


Чтоб завтра уже было мне удобней во время


Битвы верное принять решение...   (Уходит.)




                              ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина четвёртая.



         Вечер 21 августа, 1485 года. Лагерь короля Ричарда Третьего на Босвортском поле. Часть сцены отгорожена палаткой, возле которой стоит штандарт короля Ричарда с белым вепрем и Белой Розой Йорка. В палатке расставлена  походная мебель: кровать, стол с расстеленной на нём картой и стулья. В правом углу, возле светильника, на постаменте стоит Распятие. Слева от него сложены доспехи и оружие.  В палатке присутствуют  король Ричард и несколько рыцарей, среди которых, Рэтклифф, Кэтсби, Ловелл и Брекенбери. Двое стражников стоят снаружи, у входа в палатку.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Итак, теперь к нам присоединился Брекенбери


С войсками лондонского гарнизона и Ловелл,


Вернувшийся с южного побережья с войском...


Скажите, Ловелл, из трёх тысяч воинов, что вы


С собою взяли, потери были? И по какой причине?



ЛОВЕЛЛ.


Часть войска, что рассредоточилась по


Юго-западному побережью в Уэльсе,


Вместо того, чтоб дать отпор достойный


Генриху Тюдору, соединилась с армией


Его. Простите, государь, не уследил...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А вы, что скажете мне Брекенбери? Вы


Без потерь доставили из Лондона войска?



БРЕКЕНБЕРИ.


По вашему приказу, государь, я должен


Был заложников доставить, сэра Томаса


Борчера и лорда Ньюбери. Но к своему


Стыду должен признать, что они сбежали


Вместе со стражей, что их охраняла, и


Небольшим отрядом в двадцать человек.


Ещё за ними увязался Уолтер Хингерфорт


С отрядом пехотинцев, что были призваны


Весною к нам на службу. Все остальные


К вам доставлены, милорд.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Причину бегства их потом обсудим. Теперь


Не время сетовать! Что нам известно


О расположении войск братьев Стэнли?



РЭТКЛИФФ.


Армия Уильяма Стэнли сейчас находится


В Стоук Голдинге, милорд, а его старший


Брат, лорд Томас Стэнли, расположил свои


Войска у  Дадлингтона. Всего в их армии


Шесть тысяч человек.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Жаль будет, если перейдут они к Тюдору...



РЭТКЛИФФ.


Но к нам свои войска привёл Нортумберленд.


Правда они...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


В чём дело, Рэтклифф? Говорите!


И почему Нортумберленд сам не явился


Доложить мне о прибытии его войска?



РЭТКЛИФФ.


Мой государь, он к нам гонца прислал


С письмом, в котором сообщает, что его


Воины крайне измучены долгим походом,


И завтра в битве лобовой удар первой атаки


Они не смогут на себя принять. Поэтому


Он просит вашего согласия, милорд, его


Войска расположить в резерве и в стороне


От основного места битвы. (Подаёт королю Ричарду свиток.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (прочитывает письмо).


Войска из Йорка он привёл с собой?



РЭТКЛИФФ.


Отряд в количестве восьмидесяти человек.



КОРОЛЬ РИЧАРД (изумлённо).


Не может быть, чтобы пришло так мало!


Обычно от желающих сражаться за меня


В Йорке отбоя не было! Не понимаю, что


Могло случиться...



РЭТКЛИФФ.


Милорд, Нортумберленд прислал письмо


Сопроводительное для отряда Йорка. (Подаёт свиток.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (распечатывая свиток).


Они здесь пишут, что отряд в количестве


Восьмидесяти воинов они собрали по


Запросу короля и в соответствии с его


Заявкой. Но я ведь не указывал число


Солдат в заявке, кто ж ограничил их


Количеством столь малым?! И почему


Нортумберленд сам не явился к нам, а


Переслал все эти донесения с гонцом?


Так утомился переходом, что четверть


Мили проскакать не мог? Не нравится


Мне это, господа. Всё это слишком уж


Похоже на измену...



БРЕКЕНБЕРИ.


Если у Вашего Величества к нему вопросы есть,


Мы можем его к вам доставить под конвоем.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вопросы есть и есть предположение, что


Все эти сомнительные донесения и письма –


Не что иное, как  провокация со стороны


Нортумберленда.



КЭТСБИ.


Мой государь, а прояснить эти вопросы


Сегодня же, сейчас, вы не хотите?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Очень хочу! Но мы не можем допустить


Раскола в войске и столкновения с резервом


Нашим накануне битвы. И не исключено, что


На резерв Нортумберленда и на помощь его


Армии надеяться нам не придётся. Взгляните, (Смотрит на карту.)


Господа. Мы здесь находимся, на Рэдморской


Равнине, вблизи селения небольшого, Босворт


Маркет. Войска Тюдора к западу от нас.


Известна ли нам численность их, Рэтклифф?



РЭТКЛИФФ.


Там, кроме сотни  англичан  опальных,


На континент сбежавших к Генриху Тюдору,


Основу  армии  их составляют  две тысячи


Наёмников французских, наспех обученных


Бывших преступников, несколько месяцев


Назад из тюрем выпущенных и избежавших


Заслуженного наказания в обмен на согласие


Сражаться за Тюдора против вас, милорд.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вот так противник!


И кто же возглавляет это войско?



РЭТКЛИФФ.


Их полководец – Фильберт де Шандье...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


О нём я слышал. Он им вполне сгодится


Каторжников усмирять и сдерживать их


Перед боем, чтоб они панике не поддались


И в страхе не сбежали с поля битвы.


А кто ещё примкнул к войскам Тюдора?



РЭТКЛИФФ.


Полтысячи наёмников шотландских,


Которых также набирали для него


Во Франции. И ещё несколько полков,


Общим числом в три тысячи солдат,


Перебежавших в его войско в Уэльсе.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И это всё?..



РЭТКЛИФФ.


С отрядами примкнувших дезертиров


В войсках Тюдора свыше пяти тысяч человек.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И многие к нему бегут от нас?



РЭТКЛИФФ.


Десятками чуть ли не каждый день...



КОРОЛЬ РИЧАРД (растерянно).


Вот это странно... Я ещё мог понять, когда


Тюдор шёл через Уэльс и представлялся


Местному дворянству будущим королём


Артуром, защитником валлийских прав


И интересов. Но он уже давно ступил


На наши земли, где подданные были нам


Верны и не отказывали никогда в своей


Поддержке... Вы что-то мне сказать хотите,


Рэтклифф?



РЭТКЛИФФ.


Мой государь, недавно мы внедрили людей


Надёжных в группу дезертиров, что ночью


Перешла к войскам Тюдора. Сегодня утром


Они к нам вернулись и были так взволнованы


Услышанным, что даже не решались нам


Сказать о том, что выяснили в логове врага!


Прежде всего, когда они проникли в лагерь,


Их удивило то, с какой уверенностью все там


Говорили о будущем исходе вашего сражения


С Тюдором и о несомненной его будущей победе,


Как если бы речь шла о вполне решённом


И осуществимом деле!



ЛОВЕЛЛ.


Вот чудеса! Откуда знать Тюдору о будущей


Его победе в этой битве? Он что же, с дьяволом


Уже договорился и грех на душу взял за всех


Своих солдат?



РЭТКЛИФФ.


Так вы уже всё знаете про них? Они об этом


Так и рассказали! Когда Тюдор во Франции


Своих солдат к вторжению в Англию готовил,


Ему позволили из тюрем взять преступников,


Приговоренных к смертной казни или к работе


На галерах, которым уже было нечего терять.


И поначалу многие на это согласились. Но когда


Тем преступникам сказали, что их противником


Будет не кто иной, как сам король английский,


Ричард Третий, тут сразу все отказываться стали


И даже приготовились идти на казнь или работать


На галерах. Всё лучше, чем сражаться с королём,


Который знаменит как грозный и непобедимый


Воин. И тут вдруг стал в тюрьме распространяться


Слух, что будто бы Генрих Тюдор заключил сделку


С дьяволом, и тот ему пообещал победу и корону


Англии в награду за его навеки проданную душу.


И будто бы Тюдор своё согласие дал, но только


С тем условием, чтобы его солдаты, что за него


Пойдут сражаться в этой битве, причастны не были


К его, подписанному с чёртом, договору и свои


Души не губили за него, но только разделили


С ним его победу.



ЛОВЕЛЛ.


Не сомневаюсь, что те слухи распустил


Епископ Мортон. Наверняка он сам же


И придумал эту историю про договор


И прочие дела, чтобы привлечь солдат


В войска Тюдора и возбудить в них


Алчное, лукавое  желание быстрей и легче


Приобщиться к чужой, заранее условленной


Победе с последующей щедрою наградой.



КЭТСБИ.


Ну если дьявола они себе в союзники


Призвали, пусть даже договора с ним


Тюдор не заключал, он всё равно его


Персону будет представлять в этом бою,


А вместе с ним и все его солдаты. И


Даже, если бы они себя не посчитали


Причастными к его нечистому союзу,


Когда победу они вместе с ним разделят,


Найдётся способ с них взыскать должок.



КОРОЛЬ РИЧАРД (нахмурившись).


Важно не это. Страшно тут другое. Этот союз


Нечистый и пусть даже мнимый здесь послужил


Вдруг соблазнительной приманкой для многих


Честных, благонравных англичан! Тех самых


Подданных добропорядочных моих, которых


Сам я призывал к борьбе с пороком, желая видеть


Нравственным, передовым  народом, примером


Для людей других стран мира. И вот, за кем они


Бегут от нас под чуждые, враждебные знамёна!


Вот, для кого предать готовы короля! И вот, кого


Себе в союзники призвали! Какая мерзость


И какой позор!



КЭТСБИ.


Они готовы вас продать Тюдору! Они


Наметили вас в жертву Молоху, милорд!


И разожгли уже под идолом огонь, чтобы


Его прожорливое чрево насытить чистой


Христианской кровью. Тюдор уж, верно,


Празднует победу и титулы заранее раздаёт,


И капище вонючее готовит к кровавому


Языческому пиру!



КОРОЛЬ РИЧАРД (яростно).


Но в случае со мной он  просчитался!


И зря готовится отпраздновать победу!


Я  не из тех, кто добровольно, мирно


Позволит себя бросить в огненную пасть!


Он мной подавится!!! Я до последнего


Мгновения своей жизни буду неистово


Сражаться с этим чудищем, явившемся


Сюда из бездны ада, и со всем подлым,


Тёмным воинством его, как побуждает


Меня к этому долг рыцаря, бессмертная


Душа христианина, что ненавидит зло


Во всех его богопротивных воплощениях,


Как требует того честь короля, защитника


Своей отчизны от тёмных полчищ нам


Враждебных сил!.. Теперь, когда уже


Я точно знаю, с кем в этой битве мне


Придётся воевать, я горд сознанием


Своего служения рыцарскому долгу!


Я счастлив новой миссией моей и тем


Путём, что открывается передо мной так


Ясно! Эта дорога приведёт меня к победе


Духа, Света, Совести, Добра! Она откроет


Для меня и для сподвижников моих ворота


Рая! Но даже там не буду я желать покоя.


Я буду утешения искать в сражениях со злом!


И не сложу оружия своего до окончательной


И несомненной победы Светлых, Добрых,


Чистых, Благодатных, Благословенных


Господом, Небесных Сил!



ВСЕ (преклонив колено).


Да здравствует король наш, Ричард Третий!


Да ниспошлёт Господь ему победу!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Теперь пойдёмте, господа, на поле


И выберем позиции, удобные для


Размещения наших сил. А заодно


Резервные войска проверим. И если


Поведение командиров покажется


Мне подозрительным и странным,


Мы их заменим, отстраним от войск


Нортумберленда и всё командование


Армией его передадим вам, Брекенбери...



БРЕКЕНБЕРИ.


Да, государь.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но это только, если я в Нортумберленде


Буду сомневаться, а если нет, оставим всё,


Как есть, без изменений. (К Кэтсби.)


Вы, Кэтсби, подождите меня здесь,


Ко мне должны прийти... А остальных


Я попрошу последовать за мной!



                 Уходят все, кроме Кэтсби, который рассматривает карту. Входит дежурный офицер и докладывает.



ОФИЦЕР.


Сэр, Кэтсби, прибыл человек,


Доставленный по вашему приказу!



КЭТСБИ.


Пускай войдёт!



                 Офицер пропускает в палатку Ричарда Плантагенета – рослого, просто одетого, темноволосого юношу.



КЭТСБИ (вглядываясь в его лицо).


Вы знаете, зачем вас пригласили?



РИЧАРД  ПЛАНТАГЕНЕТ.


Догадываюсь, но ещё не смею


Поверить счастью своему...



КЭТСБИ.


Давно вы в ставке короля?



РИЧАРД  ПЛАНТАГЕНЕТ.


Уже два дня я следую за государем.


Я видел его в Лестере, когда он


Покидал гостиницу «Белый кабан»,


И видел, как он проезжал по Луковому


Мосту во главе армии и командиров.


Я знаю, там  произошёл досадный


Случай с полубезумным нищим, что


К королю за милостыней подошёл,


А получив её, предрёк ему несчастье


И смерть после  поражения в битве.


Он так сказал ему: «Там, где сейчас


Остался на мосту след от твоей ноги


И стремени, завтра твоя же голова


Отметину оставит!». Его прогнали,


Но король был опечален. Я его видел


Сегодня в церкви, в Сеттон Чейни, где


Государь наш слушал мессу и молился.


Я бесконечно долго на него смотрел,


Просил Всевышнего послать ему


Победу в сражении завтрашнем  и


Даровать жизнь долгую, счастливую


И мирное, благополучное правление!


Надеюсь, что Господь исполнит мою


Просьбу...



КЭТСБИ.


Вы любите его?



РИЧАРД  ПЛАНТАГЕНЕТ.


Всегда любил...



КЭТСБИ.


Вы знали, кем он вам приходится?



РИЧАРД  ПЛАНТАГЕНЕТ.


Нет... Я любил его как человека, которым


Восхищалась вся страна. Я уже тем был


Счастлив, что живу в его правление...


Я в нём ценил добрейшего из государей


И никогда не верил тем наветам, что


Говорили про него враги. Я восхищался


Доблестью его, я радовался всем его победам.


Я перед мудростью его благоговел и пред


Умом его великим преклонялся! Я так


Мечтал полезным быть ему! Жалел, что


Я не дворянин и не могу быть офицером


В его войске. Но я силён, работы не боюсь


И поступить могу к нему в солдаты. Хотя,


Хотелось бы к нему поближе быть. Я


Получил образование в колледже. Надеюсь,


Что смогу, продолжить его в университете.


Хочу полезным государю быть в издании


Законов и в проведении реформ. Я знаю


Языки, я говорю, читаю по латыни. Я


Многое умею, я рисовать люблю, чертить,


Изобретать различные приспособления.


Могу на камне вырезать узоры. Могу даже


Простым каменотёсом быть!



КЭТСБИ.


Не приведи Господь!



РИЧАРД  ПЛАНТАГЕНЕТ.


Я жизнь люблю во всём её многообразии!


Мне интересно изучать законы мироздания!


Я люблю классиков читать античных. Из


Всех предпочитаю Аристотеля, Плутарха...



КЭТСБИ.


Не сомневаюсь,


Что у короля для вас найдётся служба...



                      Входит дежурный офицер и докладывает.



ОФИЦЕР.


Его Величество, король!



           В палатку входит король Ричард. Кэтсби и Ричард Плантагенет приветствуют его поклоном.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы занимали гостя моего беседой, Кэтсби?


Благодарю вас, можете идти...



                   Кэтсби откланивается и уходит. Король Ричард протягивает Ричарду Плантагенету руку для поцелуя, тот её целует, преклонив колено. Потом встаёт и выжидательно смотрит на короля, который внимательно вглядывается в его лицо.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы знаете, кто я?



РИЧАРД  ПЛАНТАГЕНЕТ.


Да, государь, мне это сообщили...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Мне нужно многое вам рассказать


И объяснить, и наверстать упущенное,


И извиниться за то, что я не взял вас


Ко двору и не воспитывал возле себя,


Как сына, и лично вас не опекал, и


В рыцари ещё не посвятил, и не успел


Возвысить до положения, вам подобающего


По благородству вашего происхождения.


Надеюсь, что всё это впереди, и я ещё


Успею это сделать после того, как одержу


Победу над врагами завтра в битве. Хотя


Сегодня обстоятельства возникли, что


Заставляют меня усомниться в моей


Победе завтрашней и вынуждают меня


Вас предупредить об этом. Быть может


Завтра я в сражении буду убит. И вам


Тогда придётся всю жизнь скрывать


Высокое происхождение ваше и наше


Родство. И я прошу вас, если я погибну,


Покиньте навсегда ваших родителей


Приёмных и с человеком, что вас опекал,


Порвите связь и больше не встречайтесь.


Освойте полезные ремёсла и избегайте


Общества аристократов и дворян, чтоб


Вас не выдало ваше лицо, что на моё


Похоже так, словно я снова себя вижу


В зеркале  подростком. Образование


Придётся вам оставить. Вас в колледже


Теперь могут узнать и в университете.


Возьмите деньги и вот эту вещь на память. (Подаёт ему шкатулку.)


Здесь крест фамильный, золотой, он мне


Ещё от матери достался. Его храните,


Вспоминая обо мне. Эти места покиньте,


Но из Англии не уезжайте. Живите долго,


Но семью не заводите, я не хочу, чтоб вы


Женились на простолюдинке, но целомудрия


Обета не давайте. С друзьями осторожны


Будьте и осмотрительны в словах. И только


Перед самой смертью откройте свою тайну


Другу, надёжному, доброжелательному


Человеку дворянского сословия, чтобы


Достойно вас похоронил. Что вам ещё


Сказать... Я очень хочу вас обрести, как


Сына, сделать сподвижником, помощником


Своим. Ах, если бы Господь мне даровал


Победу!



РИЧАРД  ПЛАНТАГЕНЕТ.


Что вас смущает, государь? Ведь вы –


Великолепный воин! За вами Англия,


Ваши друзья, родные, и дело правое,


И королевство! На вас Благословение


Божье и миропомазание. Никто не смеет


Посягнуть на ваш престол и на корону


Вашу. Вы победите завтра! Я не сомневаюсь!



КОРОЛЬ РИЧАРД (гладит его по волосам).


Как жаль, мой мальчик, что мы слишком


Поздно встретились сегодня. Ещё мне


Хочется побыть с тобой подольше, но


Перед битвой...



РИЧАРД  ПЛАНТАГЕНЕТ (кивает).


Вам надо отдохнуть. Я понимаю...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ты понимаешь меня с полуслова. Ты


На меня похож, ты говоришь и думаешь,


Точно, как я. Я чувствую в тебе и кровь


Свою, и родственные узы. Я вижу в тебе


Продолжателя всех моих начинаний. Мне


Жаль, что я тебя узнал так поздно! Я бы


Тебя возвысил, сделал лордом, сановником,


Женил бы на принцессе. Ах, дорогой мой! (Обнимает его.)


Я бы возродил в тебе мои надежды, поверил


Свои планы! Ты мог бы стать преемником


Моим в делах! Правителем способным и


Успешным! Как жаль, что всё это сейчас


Так зыбко и маловероятно!..



РИЧАРД  ПЛАНТАГЕНЕТ.


Но почему? Мне всё ещё не ясно...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Тебе лучше не знать, с кем мы сразимся завтра...



РИЧАРД  ПЛАНТАГЕНЕТ.


С Тюдором. Он злодей. Это все знают...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Он больше, чем злодей. А остального


Тебе знать не нужно. Если погибну,


Ты на глаза ему не попадайся и никому


Из его свиты, или близких. Ты обещаешь


Мне?



РИЧАРД  ПЛАНТАГЕНЕТ.


Да, государь,  отец мой,  обещаю! Я


На всю жизнь запомню эту встречу


И все ваши слова, советы ваши


И предупреждения. Позвольте мне...


Ещё раз вас обнять!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, дорогой, прими мои объятия


И получи моё благословение!



                 Ричард Плантагенет встаёт на колени, король Ричард обнимает его, потом кладёт руки ему на  голову.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Дай Бог тебе спокойной, долгой


Жизни в честных делах, в труде,


В простых заботах мирных. Будь


Счастлив этим. Светел будь душой,


Чти Господа и память обо мне...


Теперь прощай! Увидимся после


Сражения, если Господь дарует


Мне победу! (Протягивает руку для поцелуя.)



                  Ричард Плантагенет целует руку, встаёт и кланяется.



РИЧАРД  ПЛАНТАГЕНЕТ (с поклоном).


Прощайте, государь! Да ниспошлёт


Всевышний вам победу! (Уходит.)



                     К палатке короля Ричарда подходят виконт Ловелл и сэр Кэтсби.



ЛОВЕЛЛ.


А что это за долговязый паренёк топтался


Только что возле палатки государя?


Вы знаете его?



КЭТСБИ.


Наверное, из местных кто-нибудь...



ЛОВЕЛЛ.


Надо пройти в палатку к королю,


Возможно, мы ему окажемся полезны.



КЭТСБИ.


Король своей ежевечернею молитвой занят.


Он молится за упокой бессмертных душ


Товарищей своих. Не следует ему мешать,


Виконт, пойдёмте!..



                 Кэтсби и Ловелл отходят в сторону. В палатке король Ричард, стоя на коленях, молится перед Распятием.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


«Господь наш Всемогущий, Иисус Христос,


Молю тебя за души боевых товарищей моих


Томаса Пара, Джона Майлуотера,  а также


Кристофера Уорсли,  Томаса Хаддлстоуна,


Джона Харпера, и всех остальных моих


Бойцов и ополченцев, соратников, друзей,


Сражавшихся за меня и убитых в битвах


При Барнете, Тьюксбери и прочих других


Моих сражениях, походах и скитаниях.»


Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.



              Король Ричард крестится и встаёт с колен, подходит к столу и склоняется над картой. В палатку входит Рэтклифф.



РЭТКЛИФФ.


Мой государь!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (оборачивается к нему).


Вот вас-то мне и нужно...  Что братья


Стэнли? Всё ещё держатся особняком?



РЭТКЛИФФ.


Мой государь, они ещё не подошли к нам.


Стоят на прежнем месте и, похоже, там


Собираются остаться до утра. Милорд,


Признаюсь, всё это меня тревожит...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы завтра утром, ещё до рассвета, гонцов


От нас пошлите к лорду Стэнли. Пусть


Пригрозят ему, что сын его, лорд Страндж,


Будет казнён если он к нам не приведёт войска...



РЭТКЛИФФ.


Исполню, государь! Хотя надежды нет,


Что к нам он присоединится. Он, судя


По всему, уже нас предал и перешёл


На сторону Тюдора.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Не сомневаюсь в этом! Но всё-таки


Хотелось бы узнать, во сколько он


Оценивает жизнь своего сына, который


Перед Богом за него ручался и дважды


Выгораживал его. Хочу услышать,


Что ответит он на наше предложение.



РЭТКЛИФФ.


Вы завтра от него получите ответ, мой


Государь! А как со Странджем поступить,


Если отец его откажется к нам перейти?


Прикажете казнить?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ни в коем случае! После сражения мы


Отдадим его церковному суду. Он ложно


Клялся перед нами на Распятии. И, значит,


Не боится душу загубить и в Высший Суд


Не верит, а этого вполне достаточно для


Обвинения!..



                       В палатку входят дежурный офицер, Ловелл и Кэтсби.



ОФИЦЕР.


Мой государь, произошло


Довольно странное событие...



КОРОЛЬ РИЧАРД (тревожно).


Что там ещё случилось, говорите!



ОФИЦЕР.


Сбежал священник полковой из нашей ставки...



КОРОЛЬ РИЧАРД (изумлённо).


Как?.. И священника сманил союз с Нечистым?!..



ЛОВЕЛЛ.


Он, видимо поддался общей панике, милорд,


Примеру дезертиров, что всё ещё бегут от нас


К Тюдору, уверенные в будущей его победе.



КЭТСБИ.


Священника  могли похитить, государь, чтобы


Лишить нас мессы перед битвой. Пособники


Тюдора истово верят в его союз с Нечистым,


Вот и придумали такую хитрость, чтобы лишить


Нас Божьего Благословения и тем надёжнее себе


Победу обеспечить. Но нам теперь надо решить


Другой вопрос: кто завтра утром будет мессу


Проводить перед сражением?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Здесь в лагере присутствует епископ  Данкелд.


Он завтра утром нам священника заменит. Вы


Сообщите ему это, Кэтсби. Теперь, если других


Вопросов нет, прошу вас удалиться, господа.


Мне нужно помолиться перед сном...



                  Рэтклифф, Ловелл, Кэтсби и офицер откланиваются и уходят. Король Ричард становится на колени перед Распятием.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


«Господь наш Всемогущий, Иисус Христос,


Прошу, освободи меня, раба Твоего, короля


Ричарда, от всякой скорби и печали, и бед,


В которые я ввергнут, и услышь меня, во


Имя доброты Твоей, которую я благодарно


Принимаю, как и другие, предоставленные


Мне Тобой дары и милости, поскольку Ты


Меня создал из ничего и освободил Твоею


Щедрою любовью и жалостью от вечного


Проклятия, мне обещая вечную жизнь.»


Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь.



                Перекрестившись, Ричард встаёт с колен, ложится на кровать и дует на свечу. Палатка наполняется лунным светом. Раздаётся детский смех и в лунном свете появляются двое детей, – шестилетняя девочка и девятилетний мальчик.



ДЕВОЧКА.


Так вы и есть тот мальчик,


С которым я теперь буду дружить?



МАЛЬЧИК (с поклоном).


Я  буду рад стать вашим другом, госпожа.



ДЕВОЧКА.


А рыцарем?



МАЛЬЧИК (с поклоном).


Почту за честь! (Опускается перед ней на колено и целует её руку.)



ДЕВОЧКА.


И мужем?!



МАЛЬЧИК (взволнованно).


Я... буду несказанно счастлив


Стать вашим супругом!..



                Девочка целует его в щёку и со смехом убегает. Мальчик бежит за ней.



КОРОЛЬ РИЧАРД (улыбаясь сквозь сон).


Анна!.. Моя Анна...



            Издалека доносится детский смех. Лунный свет гаснет.



                       ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина первая.



                      Утро 22 августа, 1485 года. Палатка короля Ричарда на Босвортском поле. Ричард стоит посреди палатки, слуга застёгивает ремни на его доспехах. В стороне стоят Брекенбери и Кэтсби.



КОРОЛЬ РИЧАРД (улыбаясь).


Сегодня мне приснилась Анна в тот


День, когда я предложил ей стать моей


Супругой. Счастливые воспоминания!.. (К Брекенбери.)


Откиньте занавес палатки, Брекенбери...


Прохлада утренняя так бодрит приятно!..



БРЕКЕНБЕРИ.


К полудню будет жарко, государь.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


К полудню бой закончится... Где Рэтклифф?


Он уже к братьям Стэнли посылал гонцов?



БРЕКЕНБЕРИ.


Да, государь, ответ от них получен. (Подаёт свиток.)


Они к нам отказались перейти...



КОРОЛЬ РИЧАРД (принимает письмо).


Даже при том, что сын Томаса Стэнли,


В заложниках находится у нас?


Чем объясняет он своё решение?



                    Ричард открывает письмо, читает его и в гневе отбрасывает прочь.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Какая наглость! Томас Стэнли пишет,


Что сыновей ему хватает и без Странджа!



КЭТСБИ.


Он губит своего родного сына,


Чтоб выслужиться перед пасынком, Тюдором!



БРЕКЕНБЕРИ.


А что со Странджем делать, государь?


Казнить его?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Пусть остаётся с нами до конца сражения.


Потом  передадим его церковному суду


Вместе с другими пленными...



                                        Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Джон Говард, герцог Норфолк и его сын Томас, граф Суррей, к Его Величеству.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси!



                   Входят герцог Норфолк и граф Суррей, одетые в доспехи, и приветствуют  короля поклоном. Ричард обнимает Норфолка.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Дружище Норфолк! Я рад видеть вас!


И вас, граф Суррей!.. Что за утро нынче!


Не правда ли, как по заказу! А воздух-то


Как чист и свеж! И лёгкостью пьянит,


И наливает бодростью, приумножая силы,


И словно поднимает ввысь в неудержимом


И стремительном полёте! Мне так и хочется


Ворваться вихрем на коне в толпу врагов


И ярость распалённую на них обрушить


В жаркой схватке!..



НОРФОЛК.


Надеюсь, так и будет, государь!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но почему-то вы бледны сегодня...


Как ваше самочувствие, милорд?



НОРФОЛК.


Мой государь, благодарю вас, я здоров.


Но вот, что я нашёл в палатке нынче утром... (Подаёт Ричарду листок бумаги.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (читает).


«Джек Норфолк, отважен ты, но всё равно


Хозяин твой, Ричард, уж продан давно»... (Отбрасывает листок.)


Какая ерунда! Не стоит предавать значения


Этому, милорд! Тем более, перед сражением...



НОРФОЛК.


Прошу заметить, государь, здесь имя


Перепутано моё с определённым,


Оскорбительным намёком. Меня


Ведь Джоном от рождения нарекли,


А здесь мне приписали имя Джек,


Что в просторечии означает «шут»,


«Простак», «дурак», «растяпа»...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну так не относите это на свой счёт,


И только!



НОРФОЛК.


Но здесь написано, что преданы и вы, милорд!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Мой добрый друг, это уже не новость!


Сегодня  Томас Стэнли объявил мне,


Что перейдёт на сторону Тюдора.


И Уильям Стэнли тоже ненадёжен.


Мы разберёмся с ними после битвы!


Ведь перевес на нашей стороне


И численностью армии моей,


И преданностью наших командиров!..


Вы сами, Норфолк, в авангарде поведёте


Войско. Ваш сын, граф Томас Суррей,


Вас со спины прикроет. Вы этим щит


Надёжный обеспечите нашим войскам


И нанесёте лобовой удар врагу. А мы


С отборной конницей в бой ринемся


За вами, когда враги прорвут ваши ряды.



СУРРЕЙ.


Мы не допустим этого, милорд!


Заслоном прочным встанем перед вами!


Но вот за армию Нортумберленда не ручаюсь.


Уж, больно он темнит! Свои войска он вёл


Окольными путями и измотал тяжёлым


Переходом. Не думает ли он в резерве


Отсидеться, так и не выйдя в бой? Или,


Ещё того ужасней, вам ударить в спину?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Он не решится сделать это, Томас!


В его войсках есть армия из Йорка.


Отряд хоть небольшой, но верный.


Солдаты сами повернут против него


Оружие, если Нортумберленд рискнёт


Атаковать нас с тыла. Я видел их вчера,


Они верны мне. И сам Нортумберленд


Меня так пылко встретил, что даже


Стремя у меня поцеловал в порыве


Чувства. Он преданно и с искренней


Любовью мне посмотрел в глаза. Ему


Нельзя не верить! Но хватит разговоров,


Господа! Уже сигнал дан собираться


К мессе. Помолимся и душу облегчим,


И страхи ложные нас навсегда покинут!


Идёмте же!..



            Выходят все, кроме Норфолка и графа Суррей, который останавливает отца у выхода из палатки.



СУРРЕЙ.


На пару слов, отец, прошу, останьтесь!


Это важно!



НОРФОЛК.


Что там ещё за срочность у тебя? Сейчас


Нет ничего важнее мессы перед битвой!..



СУРРЕЙ.


Отец, я вас прошу не выходить на поле


Битвы и не участвовать в этом сражении!


Я на себя возьму всё наше войско. В бой


Поведу и конницу,  и пехотинцев, а вы,


Отец, прошу, больным скажитесь и в шатре


Останьтесь. Ведь это так естественно для


Ваших лет преклонных вдруг занемочь


Перед опасной битвой! Сошлитесь хоть


На боли в пояснице. Король простит вас,


Он вам доверяет...



НОРФОЛК (грозно надвигается на него).


Перед опасной битвой мне занемочь?!


Да ты в своём уме?! Или совсем уже


От страха стыд и совесть потерял! Я


С Йорком рука об руку шёл много лет!


Я выходил сражаться за него в таких


Кровопролитных битвах, о которых


Наши потомки будут вспоминать


До самого скончания веков! Я славу


Рядом с ним стяжал такую, о которой


Любой достойный рыцарь может лишь


Мечтать! А ты советуешь мне отказаться


От сражения?! Друзей предать, которые


Там будут биться не на жизнь, а на смерть?!


В шатре отлёживаться и ссылаться на свои


Недуги? Изображать больного, немощного


Старца?! Да будь прикован я к постели


Кандалами, иль беспощадною десницей


Смерти, я всё бы превозмог и встал, чтобы


За Англию и Ричарда сражаться!.. А ты!..  (Трясёт его.)


Да как же ты, собачий сын, посмел такое


Предложить мне, своему отцу, имевшему


Несчастье тебя в недобрый час зачать и


Вырастить тебя таким болваном и ещё


Дать тебе жену дурную! Злодейку подлую,


Изменницу и стерву, которую два года


При дворе терпели лишь потому, что я


Сам за неё просил прощения и милости


У короля, чтобы тебя избавить от позора


За гнусности её и преступления! Скорее


Признавайся, это она заставила тебя эту


Записку в мой шатёр подкинуть?! Я


Знаю, что она! Не отпирайся! Вчера она


К тебе гонца с письмом прислала. Скажи,


О чём ты с ней условился, мерзавец?! О


Чём она просила? Говори! Иначе сам я


Зарублю тебя своей рукою! Я не позволю


Тебе короля предать! Ну? Говори! Я жду! (Кладёт ему руку на горло.)



СУРРЕЙ.


Я из любви к вам говорю, отец, и умоляю,


Не выходите воевать за Ричарда сегодня.


Он обречён на поражение в этой битве...



НОРФОЛК.


Что?!!.. Ричард обречён?!.. Не может быть!..


Я в жизни не поверю, чтоб кто-нибудь против


Него замыслить мог такое гнусное и подлое


Злодейство, которое  могло бы подкосить его


Во время битвы, удар его ослабить и сделать


Беззащитным или доступным для его врагов!


Нет! Не поверю!.. Это невозможно!..



СУРРЕЙ.


Я правду говорю... Он обречён...



НОРФОЛК.


Как обречён?! Чем?! Почему?! Откуда знаешь?!


Ну?! Говори же! Ещё не поздно отвести беду! (Трясёт его.)



СУРРЕЙ (с ненавистью, громким шёпотом).


Я больше ничего вам не скажу!.. (Повышая голос.)


И попрошу вас в таком тоне...



НОРФОЛК (в ярости).


Ах, ты, гадёныш! Отвечай мне быстро!


Не то на дыбу я тебя велю отправить,


Или же сам разделаюсь с тобой!.. (Трясёт его.)


Откуда сведения? И почему твоя жена


Об этом сообщает? Ты тоже в заговоре с ней


И с Генрихом Тюдором?.. Ну?!.. Отвечай!


Скорее говори!.. Уже заканчивают мессу!



        Издалека доносятся звуки органа и пение молитв. Норфолк достаёт меч и приставляет его к горлу графа Суррей.



СУРРЕЙ (обречённо закрывает глаза).


Вы можете убить меня, отец,


Но, уверяю вас, я ничего не знаю...



НОРФОЛК (с ненавистью).


Да будь ты проклят! Трус! Ничтожество!


Подонок! И вот, что знай: я поведу сегодня


Наше войско в битву! И горе тебе, если ты


Посмеешь нас предать! Я заколю тебя


Своею же рукой!..



                Норфолк вкладывает меч в ножны, поворачивается и уходит.



СУРРЕЙ (тихо).


Смотри, как бы тебя не закололи!  (Пошатываясь, выходит из палатки.)



                     ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ.  Картина вторая.



                Походная часовня на открытом возвышении в лагере короля Ричарда Третьего. По обеим сторонам от неё стоят знаменосцы со стягами короля Ричарда, его герольды, трубачи и барабанщики. У подножья холма располагается войско. Под навесом часовни, под звуки органа и пение молитв, епископ надевает на шлем коленопреклоненного короля корону Эдуарда Исповедника, – тонкий золотой обруч с шестью зубчиками. После этого епископ осеняет его Святым Крестом и подносит к его губам Распятие. Поцеловав его, король Ричард встаёт с колен и обращается к своему войску.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Прежде, чем в битву ринетесь, вы знать


Должны: нет страха, нет отчаяния, нет


Смерти! А есть Благословение на Подвиг,


Нам свыше данное! И есть борьба сил


Света с силой Тьмы, что привела  на нашу


Землю это войско, собрав его из подлых


Отщепенцев, врагов, которых наши деды


Не добили, предателей, ими подкупленных,


И негодяев, приговорённых к смерти


И недавно  выпущенных из французских


Тюрем, наспех обученных и составляющих


Ядро их армии, чтоб этим мерзким сбродом


Нас запугать! Заставить  уступить им наши


Титулы и земли! Отдать на поругание нашу


Честь! Позволить осквернить наши святыни!


На разграбление отдать наши дома, усадьбы


Родовые и поместья! На надругательство


Глумливое обречь наших любимых жён и


Дочерей невинных, чтобы в их обесчещенную


И растерзанную плоть они свои собачьи морды


По самые макушки опустили, когтями острыми


Безжалостно впиваясь в их беззащитные


И дорогие нам тела! Они уже, как саранча


Голодная, попортили наши посевы! Они уже


Тупым и оголтелым стадом вломились


В нашу жизнь, нарушив её мирное течение!


Они уже творят бесчинства, произвол,


Свои звериные желания утоляя, повсюду сея


Разрушение и смерть! И мы позволим им


И дальше сокрушать всё то, что было нам


И дорого, и свято?! И мы не остановим эту свору


Беснующихся, ненасытных стервецов, почуявших


Богатую добычу, что пасти кровожадные разинув,


Уже слюной обильной истекают в предвкушении


Безудержно чудовищного пира? И не раздавим


Их, как аспидов поганых, что наползли сюда


Из мрака преисподней?.. Все эти псы бездомные


Себя уж возомнили хозяевами нашей святой


Земли и собираются потомство здесь оставить,


Чтобы из их помёта дикого, гнильём


Загаженного и заражённого пороком,


Произошли потомки будущей аристократии


Английской и правили нашей страной так же


Бесчестно, подло и жестоко, как собираются


Сегодня с нами обойтись их деды и отцы!


Но зря они рассчитывают на победу!


Мы их заставим захлебнуться их же кровью,


Но не позволим обескровить нашу землю


И разорить наше святое королевство! Мы


Не дадим им истязать и мучить наш народ,


Творить бесчинства с ним, уничтожать судом


Несправедливым и казнями свирепыми


Губить, чтобы заставить его усомниться


В высоких истинах, дарованных Всевышним! (Вынимает меч из ножен.)


Итак, за честь нашей страны благословенной!


За процветание и благоденствие её! За свет


И счастье, что нас ждут после победы над


Подлой сворою изголодавшихся по власти


Псов! Вонзим наши мечи в это смердящее


И изрыгающее злобу тело многоголовой


Гидры, что заползла на нашу землю, чтобы


Её изгадить и путь открыть Антихристу,


Чтобы он пиршество кровавое здесь правил


И погрузил нашу страну в пучину мрака!


Мы не допустим этого! Мы  будем биться


До последнего мгновения нашей жизни,


Покуда свет сегодняшнего солнца для нас


Не сменится Сияньем Вечным нашей новой и


Бесконечной Светлой жизни, где мы, не зная


Слабости и страха, неутомимо будем воевать


С тёмными силами  в рядах Святого Войска,


Приумножая Власть Всевышнего над Тьмой!


Сегодня лишь начало этой битвы, и мы в ней


Победим в любом значении – и в этой жизни,


Если разгромим врага, и в жизни будущей,


Соединившись с Воинством Святым для


Дела правого, во Славу Сил Небесных! Итак,


На поле, братья! За Святую Землю! За Господа


Христа! За нашу будущую, славную победу!


За честь и счастье Англии, благословенной


Во веки веков! Над нами реет стяг Георгия


Святого! Нам благодатно светит Солнце Йорка!


За нас! За Англию! За будущие все её успехи


И победы! За торжество Добра и Справедливости!


За жизнь! За Божью Благодать! За Свет!



ВСЕ. Да здравствует король наш, Ричард Третий! За Англию! За Свет! За Господа Христа!..



              Трубы и барабаны подают сигнал к атаке.



                    ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина третья.



           22 августа, 1485 года. Вечер после сражения. Арестантская палатка в лагере короля Ричарда. Барон Страндж, привязанный к неподъёмной колоде, с воплем ужаса просыпается, лёжа на охапке разбросанной по земле соломы.



СТРАНДЖ (приподнимаясь и садясь на колоду).


Ужасный сон приснился мне сейчас!


Будто, сижу я на пиру у Генриха Тюдора,


Он подаёт мне кубок, полный до краёв,


И предлагает выпить за его здоровье.


Испив вина, я ощущаю боль, что молнией


Пронзает моё тело, свет меркнет у меня


В глазах. Потом я вижу суд. Передо мной


Сидит Генрих Тюдор, он злобно смотрит


На меня и говорит с ехидною усмешкой:


«Тот, кто однажды предал короля, способен


Много раз присяге изменить, а я предателям


Не доверяю, поэтому я и решил послать тебя


На смерть без покаяния и отпущения грехов!».


И после этих страшных его слов я провалился


В огненную бездну, и пламя адское безжалостно


Терзало мою, измученную нестерпимой болью, душу...



                       В палатку заглядывает ординарец лорда Стэнли.



ОРДИНАРЕЦ (кричит, оборачиваясь).


Он здесь, милорд!.. Живой!..



                     Ординарец  заходит в палатку, вслед за ним входит Томас Стэнли.



СТЭНЛИ (с радостным изумлением).


Георг!.. Ты жив!.. (Молитвенно закатывает глаза.)


Хвала Создателю! (Ординарцу.)


Скорее развяжите его, Джейсон!



         Ординарец отвязывает Странджа и помогает ему подняться.  Страндж разминает затёкшие руки.



ОРДИНАРЕЦ.


Милорд, чем я ещё могу быть вам полезен?



СТЭНЛИ.


Постойте там у входа, Джейсон,


И проследите, чтоб нам не мешали!..



ОРДИНАРЕЦ.


Будет исполнено, милорд! (Уходит.)



СТЭНЛИ (обнимает Странджа).


Я счастлив, что тебя оставили в живых!..



СТРАНДЖ (отстраняясь от него).


А правда, что вы  отказались вызволить


Меня и предпочли сражаться за Тюдора?



СТЭНЛИ (снисходительно улыбаясь).


Теперь это значения не имеет...



СТРАНДЖ.


Чем кончилось сражение? Ричард умер?



СТЭНЛИ.


Присядем, я тебе всё расскажу подробно...  (Присаживается на колоду.)


Нам с самого начала повезло. Наш грозный


Враг, Джон Говард, герцог Норфолк, убит


Был ещё в первой же атаке. Его телохранитель,


Тот, что был должен охранять его лицо и голову,


Заранее подкуплен был гонцом графини Суррей,


Невестки Нофолка, что накануне к его сыну,


Графу Суррей, приезжал с её письмом. Так вот,


Телохранитель этот, как бы в пылу атаки, сам


С Норфолка предательски сбил шлем и под


Стрелу враждебную подставил, а может сам


Ему вонзил нож в горло, а на стрелу свалил,


Чтобы случайности свою измену приписать.


А после этого, сын Джона Норфолка, граф


Суррей, по предварительной договорённости


Изобразив смятение, своим войскам позволил


Смять ряды, нарушить строй  и в беспорядке


Отступать. А тут как раз граф Оксфорд клином


Перестроил свою колонну и обрушил всю её


Мощь на в беспорядке отступавший


Авангард. По сути же, он вклинился, ступив


На уже подготовленное ему графом Суррей


Место, из-за чего атака авангарда королевских


Войск была подавлена довольно быстро, но вот


На флангах сражение ещё велось активно,


Хотя сам доступ к Ричарду уже практически


Свободен был. Я видел, как он выехал на поле


На своём лучшем скакуне, на Белом Сэрри,


И я был рад, что не ошибся в выборе его коня...



СТРАНДЖ.


При чём здесь его конь?..



СТЭНЛИ.


Сейчас узнаешь...



СТРАНДЖ.


А где стоял Тюдор?..



СТЭНЛИ.


На небольшом холме, с другой стороны поля.


Его группа копейщиков валлийских окружала.


Он, стоя между ними, выглядел вполне доступным


И был для Ричарда довольно соблазнительной


Приманкой. Но Ричард всё ещё не покидал рядов


Своего войска и не спешил атаковать Тюдора. Он


То и дело посылал гонцов к Нортумберленду, что


Поодаль стоял с резервными полками, и призывал


Его вступить в сражение. Нортумберленд, по нашему


С ним предварительному соглашению, не двигался,


В бой не вступал и на призыв не отвечал, как будто бы


Он не присутствовал на поле. А войско Ричарда


Тем временем редело и командиры его погибали...



СТРАНДЖ.


А вы где были?



СТЭНЛИ.


Я в стороне стоял со своим войском, но так,


Чтоб можно было видеть поле битвы и вовремя


Примкнуть к тому, кто победит в сражении.



СТРАНДЖ.


Я знаю вашу тактику, отец. А дядя Уильям?..



СТЭНЛИ.


Он стоял ближе к полю и намеревался добить


Короля Ричарда, когда тот всё-таки рискнёт


Атаковать Тюдора.



СТРАНДЖ.


Но Ричард не спешил этого делать...



СТЭНЛИ.


Нам это даже показалось странным... Тогда


Решился я на небольшой спектакль и в центр


Поля выслал несколько гонцов, как если бы


Хотел объединиться с армией Тюдора.  Как я


И думал, Ричард сразу их заметил и понял, что


Сражение проиграет и в плен захвачен будет,


Если сейчас же сам не атакует Генриха Тюдора.


Ты понимаешь, мы его поставили в безвыходное


Положение... А главное, под ним был тот же


Боевой скакун, закованный в доспехи Белый


Сэрри!..



СТРАНДЖ.


Да, но при чём здесь его конь, отец?..



СТЭНЛИ.


При том, что конь его и был нашей ловушкой,


Поставленной на короля Ричарда Третьего, что


До сих пор слыл воином непобедимым. Из-за


Его неистовой отваги к нему в сражении было


Невозможно подступиться! И значит, как могли


Мы победить его в бою? Только устроив для него


Надёжную ловушку!..



СТРАНДЖ.


И где устроить?



СТЭНЛИ.


Разумеется в коне! Об этом мог бы догадаться


И ребёнок: если в сражении к всаднику не


Подступиться, ловушкой для него может


Быть либо он сам, что нам здесь не подходит,


Поскольку Ричард лично выбирал и проверял


Своё вооружение и был доспехами надёжно


Защищён, либо...



СТРАНДЖ.


...Его любимый и испытанный боевой  конь!..



СТЭНЛИ.


Своих привычек Ричард не меняет, поэтому


Нам загодя известно было, что он на поле битвы


Выйдет на своём лучшем скакуне, на Белом Серри,


Который был подкован накануне подкупленным


Заранее кузнецом.



СТРАНДЖ.


И чем таким особенным он был подкован?..



СТЭНЛИ.


Две его правые подковы были заранее подбиты


Слегка подточенными и немного укороченными


Гвоздями с таким расчётом, чтобы подковы эти


Отвалились из-за  ударов частых по камням, когда


Конь Ричарда, закованный в тяжёлую броню, начнёт


Взбегать на холм, где будет дожидаться короля мой


Пасынок, Генрих Тюдор, вместе с его валлийскою


Охраной. Нам оставалось только заманить в ловушку


Ричарда, что мы и сделали своею круговой изменой...



СТРАНДЖ.


Но почему же Ричард сам не догадался


О таком подвохе?



СТЭНЛИ.


Он из-за рыцарского представления о чести


Не смог бы даже и вообразить такое, не


Говоря о том, чтоб догадаться! Ведь всё же


Этот хитроумный план придуман был самим


Людовиком Одиннадцатым, специально для


Уничтожения его врагов! Таким же способом


Убит был и неистовый Карл Смелый, герцог


Бургундский, в битве при Нанси. Он также


Предан был на поле боя командирами своими


И с небольшим отрядом воинов надёжных он


Ринулся в самую гущу вражеских солдат,


Которые вначале разбежались, спасаясь от его


Ударов смертоносных. И лишь когда под ним


Пал его конь, его своею придавив бронёю, они


Вернулись и добили Карла. И  Ричарда  такая


Участь ожидала...



СТРАНДЖ.


Но если только в этом заключалась гарантия


Победы Генриха в решающем сражении,


Зачем же вы солдатам говорили про тот


Его чудовищный союз с нечистой силой,


Что будто бы ему поможет победить?



СТЭНЛИ.


А как иначе мы могли привлечь солдат


В войска Тюдора, когда их Ричард своей


Милостью одаривал так щедро, что все


Готовы были за него сражаться с кем


Угодно, но только не с нечистой силой,


Против которой, как известно, человек


Бессилен! Вот мы и предложили им союз


На выгодных условиях: они не губят своих


Душ бессмертных, но разделяют с Генрихом


Победу и получают шанс в живых остаться.


Кто б отказался от такого предложения?


Не говорить же им про сбитые подковы,


Не рассекречивать же нашу тайну! Тогда б


И Ричард был во всеоружии! И потом, кто


Сейчас в механику поверит? Поди, знай,


Как оно ещё там обернётся! А в помощь


Дьявола безоговорочно поверили все сразу


И тут же начали перебегать к Тюдору.


Как видишь, этот план помог нам победить...



СТРАНДЖ.


Помог вам ваши души загубить! Пусть


Даже мнимым был этот союз с Лукавым,


Но ссылка на него чудовищно греховна


И всех участников этой ужасной сделки


Обрекает на вечные мучения в аду!



СТЭНЛИ.


Успеем  замолить грехи, не бойся.


Мы с тобой живы! Время ещё есть...



СТРАНДЖ.


Но как вы сможете теперь всем объяснить


Причины массового дезертирства из войска


Ричарда?! Тюдора будут презирать отныне


И за подвох с предательством и сбитыми


Гвоздями, и за сделку с дьяволом! А вместе


С ним и вас!



СТЭНЛИ.


У нас уж всё продумано, не беспокойся!


Теперь роль  дьявола придётся Ричарду


Сыграть посмертно! Его представим


Воплощённым злом, – тираном, деспотом,


Физическим уродом и моральным, которого


Все ненавидели, боялись, а потому сбегали


От него к Тюдору, поскольку только в нём


И видели освободителя страны от тёмных


И богопротивных сил, заброшенных сюда


Из преисподней. Их Ричард Третий будет


Олицетворять отныне для всего нынешнего


Поколения англичан, а там и до скончания


Веков для их потомков. И хватит говорить


Об этом! Послушай лучше, что произошло


На поле битвы...



СТРАНДЖ.


Отчаявшись сражение выиграть войском,


Ричард решился сам атаковать Тюдора?..



СТЭНЛИ.


Да, разумеется! И вот, как это было: как


Вихрь огненный, в сверкающих доспехах,


Что пурпуром и златом отливали в сиянии


Благодатном утреннего солнца, понёсся он


На белом скакуне в самую гущу вражеского


Войска! Как молния сверкал в руке его топор,


Что наносил удары беспощадно по врагам,


От страха обезумевшим и проклинавшим тот


День и час, когда они согласие дали против


Него сражаться! И возгласы их разнеслись


Над полем, в которых и отчаяние, и страх


Для них соединились в одном, ужасном и


Пугающем их слове: «Ричард!». Они кричали:


«Ричард вышел  в поле! Вступил в сражение


Ричард! Спасайтесь, кто живым остаться хочет!».


А им, громоподобным эхом отзываясь, кричали


Королевских войск солдаты: «Да здравствует


Король наш, Ричард Третий! За Ричарда!


За Англию! За Йорк!» И бушевала ярость


Этой битвы, и грохотали пушечные жерла,


И изрыгали смерть и ураган, и пламень!


Я с ужасом и с замиранием сердца следил


За нарастающей атакой, которую отчаянно,


Бесстрашно и виртуозно, мастерской рукою


Направлял король наш бывший, Ричард Третий,


Сравнимый в тот момент не то что с Гектором, –


Храбрейшим воинства троянского героем, или


С Ахиллом – и бесстрашным, и непобедимым!


В неистовом вулкане смертоносной схватки


Король наш затмевал блистательно и грозно


Бога войны – свирепого и ужасающего Марса!


И всё пред ним бурлило, трепетало в стихии


Бешенной этой  великой и непревзойдённой,


По мощи яростной атаки, битвы. Я восхищался им!


Я за него молился, забыв, что сам же его предал,


И мысленно я уже подбирал слова, которыми я


Перед ним оправдываться буду и объяснять


Предательство своё как некую тактическую


Хитрость. Потом я про ловушку нашу вспомнил


И в ужасе я стал молить, теперь уже не помню,


Каких богов, чтобы они наш план благословили


И помогли ему осуществиться. А Ричард всё


Быстрее приближался к тому холму, с которого


Мой пасынок, Тюдор, сражение наблюдал, от


Ужаса бледнея с каждым мигом, глаза свои


Остекленевшие расширив, на перекошенном


Отчаянием лице. А Ричард, по пути сразив его


Телохранителя, гиганта, сэра Джона Чейни, уже


Настиг и его знаменосца, Уильяма Брэндона, и


С ним расправился одним ударом мощным своей


Сверкающей секиры смертоносной! И вот уже


Казалось неизбежным и поражение Генриха


Тюдора, и его смерть ужасная в этой жесткой


Битве, как вдруг, уж и не знаю, кто услышал


Мои пылкие молитвы, но долгожданный миг


Настал в то самое мгновение, когда Ричард занёс


Свою секиру, стремительно к Тюдору приближаясь.


Его скакун, закованный в доспехи, взбегая вверх


По склону каменистого холма, с которого Тюдор


И наблюдал сражение, вдруг накренился и всё


Сильнее стал заваливаться на правый бок... Всё


Остальное мне рассказывал стоявший на холме


Телохранитель Генриха Тюдора, Рис ап Томас,


Который сам же потом хвастал всем  своей


Великой ролью в этой битве...



СТРАНДЖ.


И что? Увидел он, как погибал король?..



СТЭНЛИ.


Когда конь Ричарда внезапно накренился на бок,


Подковы потеряв, те самые, что мы подбили ему


Укороченными, ненадёжными гвоздями, которые


И не могли их удержать, когда подковы то и дело


Ударялись о всякие препятствия на каменистом


Склоне...



СТРАНДЖ.


И что?.. Что Ричард?.. Про подковы уже всё понятно...



СТЭНЛИ.


А Ричард, осознав подвох, заметил, что конь


Его подковы потерял и сейчас оземь грохнется,


Его собой придавит и тем на растерзание отдаст


Солдатам Генриха. Он сразу попытался на землю


Спрыгнуть, чтобы продолжить эту битву пешим,


Даже при том, что он был окружён со всех сторон


Телохранителями Генриха Тюдора, что копьями


И алебардами, согласно плану нашему, были уже


Заранее вооружены...



СТРАНДЖ.


И что же Ричард? Стал сражаться пешим?..



СТЭНЛИ.


Вот в этом-то и заключалась вся ловушка... Ведь


Всем известно, что и пешим он опасен, поэтому


Нельзя было ему позволить спрыгнуть с коня и


Битву продолжать. На это и рассчитан был наш


План...



СТРАНДЖ.


На что, на это?!  Объясните толком!..



СТЭНЛИ.


На то, что на пологом склоне, да ещё на всём


Скаку, он, накренившись на бок, не успеет


Спрыгнуть с лошади так, чтобы своею шпорой


Не зацепиться за то её стремя, которое ближе


К земле располагаться будет. А зацепившись,


Он постарается другой ногой, ещё свободной,


Высвободить эту шпору. И в результате, он


Обеими ногами окажется под собственным


Конём, свалившемся на него и придавившем


Ему обе ступни бронёй железной. А тут уж,


Не зевай и налетай! Бей, добивай монарха,


Пока, придавленный конём, беспомощный, он


Корчится от нестерпимой боли раздробленных


По голени костей! Вот в этом-то и заключалась


Вся ловушка и тот секрет, при помощи которого,


Мы Ричарда в сражении победить хотели, из-за


Которого и были мы уверены в нашей победе


И потому отважились на этакое дело, почти что


Безнадёжное совсем.



СТРАНДЖ.


Это Людовик такой план придумал?



СТЭНЛИ.


Да, чтоб пресечь династию Плантагенетов...



СТРАНДЖ.


И всё свершилось, как предполагали?..



СТЭНЛИ.


Да, точка в точку всё сошлось, как и задумано


Было по плану! Пытаясь спрыгнуть, Ричард


Зацепился шпорою о стремя. На землю падая,


Он попытался высвободить шпору другой ногой,


Но не успел, поскольку уже в следующий миг


На него свалился и придавил всей своей тяжестью


Его закованный в доспехи конь. Ждать больше


Было нечего, и, чтобы отличиться, два храбреца


Из свиты Генриха Тюдора набросились на


Ричарда, чтобы его добить и перерезать горло.


Уже сверкнули их ножи в руках, как Ричард сгрёб


Их в свои мощные объятья и стиснул так, что


Только кости затрещали, и оба парня тут же


Испустили дух. А он, придавленный  к земле,


Всё ещё продолжал сражаться, и к нему было


Страшно подступиться. Солдаты от него в ужасе


Попятились, а  Ричард, воспользовавшись этим


Их смятением, облокотившись на руку и спину


Приподняв, до топора упавшего пытался


Дотянуться, чтобы успеть метнуть его в Тюдора,


Пока его рука была на то способна, чтобы одним


Броском, хотя б в последний миг, это сражение


Выиграть!..



СТРАНДЖ.


А все вокруг стояли и смотрели?



СТЭНЛИ.


Как громом поражённые! Ошеломлённые его


Безудержной отвагой и беспредельной волею


К победе!



СТРАНДЖ.


Но он не дотянулся до секиры?..



СТЭНЛИ.


Он не успел! Герой наш, Рис ап Томас, одним


Движением своей острой алебарды сбил шлем


С головы его, вместе с короной, и тут же остриё


Вонзил ему в затылок, да так, что пика острия


Насквозь пробила череп. Для верности он ещё


Повернул своё оружие и выдернул его с такою


Мощной силой, что хлынула на землю кровь


Короля, обильно смешанная с его мозгом...



СТРАНДЖ.


А что-нибудь он перед смертью говорил?



СТЭНЛИ.


Когда упал с коня, в отчаянии он повторял


Только два слова: «Предательство! Измена!»


Потом затих, после того, как ему череп


Раскололи!.. А наш герой, свирепый Рис ап


Томас, когда уже он  Ричарда убил, к Тюдору


Обернулся и сказал: «Ну вот я и обрил этого


Вепря! Запомните, милорд! Я это сделал!»



СТРАНДЖ.


Это к тому он говорил, что на гербе короля


Ричарда был белый вепрь изображён – знак,


Что носил он с малых лет как герцог Глостер...



СТЭНЛИ.


Да, именно! Тут началось глумление над


Трупом короля! В него вонзали копья


И мечи, без устали кромсали его тело,


С остервенением жестоко добивали,


Словно боялись, что он снова оживёт


И даст своим врагам отпор суровый.


А Генрих зачарованно смотрел на эту


Бойню, пока не догадался остановить её,


Чтобы потом на обозрение перед всеми


Выставить тело короля, поверженного в битве,


Как доказательство его неоспоримой смерти


В знак окончания его недолго правления.


А после этого он объявил короля Ричарда


Низложенным и лишённым всех прав –


И герцогских, и королевских. Он также


Отменил его права на трон и на престол


Английский. И тут же Генрих Ричарда


Назвал преступником и  узурпатором


Английского престола, тираном подлым


И детоубийцей, который приказал своих


Племянников невинных задушить. Он


Тот час все наветы Бекингема вспомнил,


Поскольку речь свою заранее подготовил.


И там же, на холме, где Ричард был убит,


Он объявил себя новым английским королём.


И датою начала своего правления Генрих


Тюдор назвал вчерашний вечер! Вот как


Он ловко дело повернул! Так что и Ричард,


И все воины, что за него сражались, были


Объявлены изменниками и приговорены


К жестокой смертной казни в том случае,


Если откажутся Тюдору присягнуть. А


Сам он, тут же, с места не сходя, посвятил


В рыцари убийцу короля, Риса ап Томаса.


И в дополнение ко всему, назначил его, как


И обещал, фактическим правителем Уэльса.


А в благодарность за победу над врагом,


Тюдор поклялся повесить в Глостерском


Соборе щит с изображением символов его


Победы. Там будет нарисован меч со шлемом


На острие, отрубленная голова белого вепря


Между двух роз, противоборствовавших в этой


Битве – Белой и Алой, и две подковы с шестью


Выпадающими из них гвоздями, как память


О великом чуде, что совершилось для Тюдора


Руками кузнеца, подкупленного мною, о чём,


Конечно, я уж  умолчу теперь, чтоб самому


Не быть навек обритым... Ну, а тем временем


Мой братец, Уильям Стэнли, уже придвинулся


К Тюдору со своим отрядом, чтобы ему в бою


Поддержку оказать, протиснулся к нему через


Толпу телохранителей и повертелся перед ним


Хвастливо. Потом залез под куст боярышника,


Что на склоне рос, извлёк из-под него корону,


Которая свалилась со шлема короля Ричарда,


Когда его своей рукою сбил сэр Рис ап Томас.


Мой брат корону о кленку отряхнул и возложил


На голову Тюдора, сказав ему: «Ну вот, милорд,


Я вас короновал!». Тем временем труп Ричарда


Раздели донага, одежду всю в крови промокшую


И в лоскутки разорванную, сняли. А королевские


Регалии и перстни Тюдору отнесли. Всё остальное


Тот час расхватали мародёры. Обезображенный


Труп Ричарда связали, соединив колени с локтями


Рук...



СТРАНДЖ.


А ступни ног? Их извлекли ли из-под коня?



СТЭНЛИ.


Не стали извлекать, их обрубили, а когда сняли


С ног одежду, увидали, что они превратились


В сплошное месиво кровавое, где вперемешку


С расщеплёнными костями оставались ещё


Мелкие обрывки  тканей, кожных покровов,


Мяса и хрящей...



СТРАНДЖ.


Итак, вы тело Ричарда связали... Что же дальше?



СТЭНЛИ.


Генрих Тюдор распорядился останки Ричарда


Доставить в Лестер и там повесить на воротах


Церкви на обозрение всему народу...



СТРАНДЖ.


Точнее, – на глумление...



СТЭНЛИ.


Не важно! Труп короля тогда же привязали


К седлу коня. Приставили надёжную охрану


И в Лестер повезли. Я тоже их сопровождал


Недолго. Мне захотелось посмотреть, как


Отнесутся люди к поверженному королю...


Но, к удивлению моему, они держались


Поодаль, словно боялись близко подойти


К нашей процессии и сожаление выразить


По поводу его кончины,  иль сострадание


И жалость проявить, или хотя бы просто


Помолиться... Они нас обходили стороною,


Как будто бы не замечали вовсе. И лишь


Какой-то долговязый паренёк за нами по


Дороге увязался. Он шёл за телом короля


И плакал...



СТРАНДЖ.


Возможно, дурачок какой-нибудь, из местных...



СТЭНЛИ.


Я тоже так подумал и стражников остановил,


Когда они его со злобной руганью пытались


Отогнать... Уж солнце припекало, зной палил,


А парень всё не отставал, всё шёл  за королём


И плакал. Мне это показалось странным, и я


Ему арестом пригрозил... И даже повторил свою


Угрозу!.. И только после этого он нас оставил.


Сел на обочину дороги и оттуда наблюдал за


Нами, пока не скрылся из виду за поворотом.


Когда я возвращался в лагерь, чтоб разыскать


Тебя и с новостью счастливою поздравить, его


Уж не было на прежнем месте. И кто поймёт их,


Деревенских дурачков...



СТРАНДЖ.


Так вы меня за тем и разыскали, чтобы


Поздравить со счастливым избавлением?


Но вы же сами отказались от меня!..



СТЭНЛИ.


Да полно тебе предъявлять счета!


Не ты король, а пасынок мой, Генрих!


Теперь мы заживём с тобой на славу!


Ты слышишь лязг оружия и крики?



СТРАНДЖ.


Да, но не понимаю их значения!..



СТЭНЛИ.


Тюдор справляет свой кровавый пир! Всем


Тем йоркистам, что за Ричарда сражались


И отказались присягнуть ему на верность,


И перейти в его ряды, признав свою вину


И вымолив прощение, он приказал рубить


Нещадно головы! Там казни совершаются


На поле битвы!...



СТРАНДЖ.


Так что, это йоркисты так вопят?



СТЭНЛИ.


Нет, это палачи кричат, разгорячённые


Кровавой бойней. Йоркисты же спокойно


И неустрашимо идут на смерть... Пойдём! (Встаёт с колоды.)


Повеселимся и посмотрим, как головы


Этих глупцов слетают на траву, моргая


Удивлёнными глазами... А заодно и свою


Преданность продемонстрируем Тюдору.


Сейчас самое время это сделать!.. Ну?..


Что стоишь?.. Идёшь со мною на кровавый пир?



СТРАНДЖ.


Нет, я покину лагерь незаметно, чтобы


Пройти в ближайшую часовню и помолиться...



СТЭНЛИ.


Смотри, Тюдор тебе это потом припомнит!



СТРАНДЖ.


Я это знаю... Но так будет лучше.



                                   Уходят.



                         ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина четвёртая.



        Вечер 22 августа, 1485 года. Молельня в покоях принцессы Иоанны в королевском дворце, в Лиссабоне.. Перед иконами горят свечи на стене висит Распятие. Входит принцесса Иоанна в скромных белых одеждах и в белой кружевной  мантильи, накинутой  поверх распущенных волос.



ИОАННА.


Больше откладывать решение нельзя!


Пора дать Ричарду ответ определённый,


Но как ответить мне, чтобы не сделать


Новой непоправимой, роковой ошибки?


Как поступить, чтобы не вызвать осуждения


И не раскаиваться в принятом решении?


Как мне распорядиться своей жизнью, чтоб


Не навлечь греха на свою душу, связав


Судьбу с ужасным  человеком, которого


Сурово осуждает вся... Нет, я не буду


Повторять того, что говорят о нём другие...


Но как узнать мне его истинную сущность?



        Иоанна падает на колени перед Распятием и молитвенно складывает руки.



Господь наш Всемогущий, Иисус Христос,


Прошу Тебя, Всемилостивый Боже, помоги


Мне принять единственное верное решение,


Которое мои сомнения развеет и в будущем


Мою судьбу определит. И в Милосердии


Твоём Безмерном Твоей Небесной Дланью


Освети мой путь и выведи меня из мрака


Заблуждения! Во имя Милостей Твоих и


Моего безгрешного Тебе служения в этой


Короткой, бренной, быстротечной  жизни


И в жизни будущей, бессмертной, вечной,


Прошу, подай мне знак, Всемилостивый


Боже, и разреши им все мои сомнения! Во


Имя Отца и Сына, и Святого Духа. Амен!



       Перекрестившись, Иоанна падает ничком перед Распятием. Сквозь стену молельни проникает луч света, который постепенно расширяется, струясь мощным потоком. В луче света появляется  Душа короля Ричарда Третьего.



ИОАННА.


Что вижу я?!.. Всемилостивый Боже!..


Кто этот ангел в сверкающих доспехах,


В короне золотой и в ореоле дивного


Сияния?.. Лицом на короля английского


Похож! Что означает это чудное видение?!



ДУША РИЧАРДА.


Мне велено вам сообщить печальное


Известие: сегодня утром в яростном


Сражении на Рэдморской равнине,


Возле селения небольшого, Босворт


Маркет, убит был по вине предателя


Король английский, Ричард Третий...



ИОАННА.


Как так убит?!.. А как же я?..


И что мне теперь делать?!..



ДУША РИЧАРДА.


Ваш путь известен вам, принцесса


Иоанна. Благословенны будете вы


В вашем устремлении и Божьей


Милостью прославлены в веках.



       Душа Ричарда подносит руку к её голове, распространяя на неё своё сияние, потом исчезает. Принцесса Иоанна остаётся одна.



ИОАННА.


Невероятно! Нет! Не может быть!.. И это


Всё?!.. На этом всё закончено и больше


Ничего не будет?.. А как же мои планы


И мечты о детях, о семье и об английском


Троне? О счастье будущем с английским


Королём, Ричардом Третьим?.. Но ангел


Мне сказал, что он уже убит... по вине


Предателя. Но это значит, что и по моей вине!


Ведь это я к нему на помощь не пришла


И армией своей не поддержала! Мой флот


Не оцепил кордоном прочным скалистых


Берегов его земли и путь не преградил


Его врагам, что беспрепятственно прошли


В его державу, чтобы творить бесчинства,


Разрушать страну, власть захватить, сорвать


С него корону!.. Да! Я и есть тот самый подлый,


Ненавистный мне, предатель, который стал


Причиной его смерти! Да! Это я изменница,


Виновница его безвременной кончины!


О Господи! Как страшно это сознавать!


Как страшно каяться в своём поступке столь


Непоправимом! Как стыдно признавать


Себя виновной! Как больно беспощадной


Быть к себе! И как ничтожна эта боль пред


Преступлением подлым и изменой, что


Совершила я, его в беде оставив! Ведь я


Могла женою стать достойнейшего короля,


Героя, праведника, доблестного воина и


Рыцаря, исполненного чести.  Теперь уже


Я понимаю это, если явился мне о его


Смерти сообщить не нарочный и не гонец


Случайный, а сам, спустившийся с небес,


Посланник Божий, лучезарный ангел!


Возможно, это был король английский,


Ричард Третий, что ангелом стал после


Своей смерти, на небеса вознёсся и мне


Лично, собственной персоной, это известие


Печальное принёс. О Господи! Ведь это


Означает также, что меня подло и коварно


Обманули французские послы, когда о нём


Злокозненные слухи распускали! Они его


Оклеветали мерзко, изображая деспотом,


Убийцей брата и жены, и двух племянников,


Которых, будто бы, он оттеснил от трона...


Выходит всё это – чудовищная ложь и клевета,


Наветы злобные, которые распространяли,


Чтоб опорочить лучшего из европейских


Королей, слишком хорошего для остальных


Правителей Европы, что рядом с ним


Смотрелись бы жестокосердными тиранами,


Клеветниками, интриганами, надменными


Политиканами, трусливыми лентяями,


Развратниками ненасытными, ничтожными


И пошлыми глупцами! Да, Ричард Третий


Не в пример им, был, несомненно, праведным


И безупречным королём! Лучшим из лучших!


Я это поняла, когда ко мне он прикоснулся!


Меня словно пронзило светом! Я ощутила


Благодать небесную, безмерное блаженство,


Которое отныне навсегда останется со мной.


И тем сильнее я испытываю перед ним вину


За подлое предательство и трусость! И также


Я осознаю свою вину перед Всевышним


За то, что я отвергла Его дар бесценный,


Презрела честь великую, которую Он своей


Милостью мне оказал и предоставил такую


Редкую, великолепную возможность стать


Королевой и супругой лучшего из всех


Монархов, что до сих пор рождались на Земле,


Сопутствовать во всём его делам великим,


И рядом с ним успешно управлять его


Прославленной, благословенною державой!


Вот счастье, что мне было предоставлено


И о котором прежде я и мечтать не смела!


А я, вместо того, чтоб с благодарностью


Его принять, презрением высокомерным


Отплатила Всевышнему за милости Его!


О Боже Всемогущий, помоги мне скорее


Замолить этот ужасный грех и искупить


Вину молитвою и строгим покаянием!


Иначе я не вынесу упрёка и приговора


Совести моей, что нестерпимой мукой


Неотступно меня терзает и казнит жестоко!


О Боже Милосердный, помоги мне


Смиренно пережить это глубокое отчаяние


И от страданий вечных, беспощадных Ты


Огради мою безвременно загубленную душу!


Прости меня, о Господи, прости! (Крестится.)


Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Амен!



                Перекрестившись, Иоанна, раскинув руки, падает на пол перед Распятием. В комнату бесшумно входит её камеристка.



КАМЕРИСТКА.


Ваше Высочество, простите...



ИОАННА (приподнимается).


О Господи!.. (Замечает камеристку.)


Как вы посмели помешать моей молитве?!



КАМЕРИСТКА.


Простите, госпожа, что я осмелилась


Прервать уединение ваше,  но к Вашему


Высочеству пришёл посол английский,


Дон Дуарте Брамптон. Он утверждает,


Что к нему сейчас какой-то человек


От вас явился и сообщил, что вам его


О чём-то нужно срочно расспросить.



ИОАННА.


Я никого к нему не посылала... Да...


Это странно. А, впрочем, пусть войдёт!..



        Камеристка выходит. Иоанна встаёт и  накидывает на себя мантию с капюшоном.  Входит Эдуард Брамптон и приветствует принцессу поклоном. Иоанна подаёт ему руку для поцелуя.



ИОАННА.


Мне надо вам задать вопрос, дон Дуарте...



БРАМПТОН (кланяясь).


Я весь к услугам Вашего Высочества...



ИОАННА.


Скажите, есть ли в Англии такое


Место... Ох, как же это называется...


Да, вспомнила! Равнина  Рэдморская


Возле селения небольшого, Босворт


Маркет... Есть  такое?



БРАМПТОН.


Да, это в Лестершире, госпожа. Но чем,


Да будет мне позволено узнать, у Вашего


Высочества, был вызван интерес к этому


Месту?



ИОАННА.


Сегодня вечером молилась я смиренно


Всевышнему, как вдруг, среди молитвы,


Здесь появился рыцарь в сверкающих


Доспехах, в короне золотой и в ореоле


Дивного сияния!.. Лицом, насколько мне


Известно по портрету, на короля вашего,


Ричарда, похож! Он сообщил мне грустное


Известие: сегодня утром, в битве яростной


На Рэдморской равнине, возле селения


Небольшого, Босворт Маркет, предательски


Убит был ваш король английский, Ричард


Третий.



БРАМПТОН.


Печальное известие, госпожа...



ИОАННА.


Оно меня так сильно потрясло, что я,


Не медля, приняла решение послать


Гонцов к вам, в Англию, чтобы узнать


Исход сражения. И если государь ваш,


Ричард, в нём победил, я предложение


Его приму и в Англию незамедлительно


Прибуду, чтоб стать его женой и королевой.


Но если я известие получу, что он  погиб


В этой ужасной битве, я в монастырь уйду,


Чтобы пожизненно замаливать свою вину


Пред Господом за то, что я отвергла Его


Милость, придав значение подлой клевете,


И отказалась сочетаться браком с вашим


Достойным королём, Ричардом Третьим, –


С тем, у которого теперь до самой смерти


Буду раскаянием вымаливать себе прощение


За подлое предательство моё, – за то, что


В трудный час его не поддержала и помощи


Ему не оказала оружием, флотом и военной


Силой. Вот этого я не могу себе простить!


И впредь, пока жива, я буду изнурять себя


Молитвой истовой и тяжкими постами,


Не знать покоя, отдыха и сна, пока не изведу


В себе эту ужасную, пронзительную боль,


Что муки совести во мне рождают поминутно,


Пока не искуплю пред вашим королём свою


Вину тяжёлым, изнурительным трудом


И искренним, смиренным покаянием.


Теперь, когда вы это знаете, дон Дуарте,


Сопроводите меня к подданным моим.


Я сообщу им о своём решении.



                       Уходят.




                    ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина пятая.



         Стены сумрачной молельни принцессы Иоанны медленно раздвигаются заполняя сцену светом. На фоне ярко освещённого голубого неба , в сверкающих доспехах, в белой с золотом мантии и в золотой короне, погружённый в свои думы, стоит  король Ричард Третий. К нему торжественно и плавно приближается Анна.



РИЧАРД (заметив её).


Анна?.. (Падает к её ногам и обнимает её колени.)


Ты здесь! Со мной! И навсегда!


Или мне снится это?



АННА (поднимает его).


Нет, мы теперь вместе, навсегда.


Ведь таково было моё желание.



РИЧАРД (пылко обнимает её).


Хвала Создателю, оно исполнилось!



АННА.


Твоё желание тоже исполнится.


Ты назови его.



РИЧАРД.


Хочу, чтоб с нами был всегда наш сын.



АННА (улыбаясь).


Это желание нашего сына, оно уже


Исполнено. Он скоро будет с нами.


Назови другое.



РИЧАРД.


Увидеться с друзьями, погибшими


За Англию и Йорк!



АННА.


А это их желание! Оно исполнено.


Взгляни: все воины отважные твои,


Что погибали в битвах за отчизну,


Сражаясь под знамёнами твоими,


Пришли  тебя приветствовать как


Командира и как короля. Вот твои,


Воины, погибшие в сражениях при


Барнете и Тьюксбери, за  которых


Ты пламенно молился каждый день.


Вот воины, погибшие в последней


Твоей битве, при Босворте. И те,


Что были казнены после сражения


За то, что тебе верность сохранили


И отказались присягнуть Тюдору.



           Появляются солдаты и рыцари в серебристых доспехах и белых плащах. Все они преклоняют колено перед Ричардом. Некоторые из них встают и радостно обнимаются с Ричардом.



РИЧАРД.


Но почему я вижу Кэтсби среди них?


Он разве умер?



               Ричард подходит к Кэтсби и берёт его за руки, глядя  ему в глаза.



АННА.


Он отказался служить Генриху Тюдору


И был казнён через три дня после битвы.


Теперь он снова будет тебе другом. Он


Ради этого пошёл на смерть...



                       Ричард обнимает Кэтсби.



АННА.


Вот герцог Норфолк, твой надёжный друг,


Что был предательски убит рукою своего


Телохранителя в начале битвы, в первой же


Атаке. Он снова будет тебе верною опорой!..


Ты рад его обнять?..



РИЧАРД (обнимает Норфолка).


Конечно! А его сын, граф Томас Суррей, жив?



АННА.


Он отсидит в тюрьме после сражения,


Ну а потом будет служить Тюдору.


Его жена и фрейлина коварная моя,


Графиня Суррей, при дворе Генриха


Всемерно преуспеет. Её предательство


Проклятьем долгим ляжет на их род:


Две её внучки, став королевами,


В бесчестии взойдут на эшафот.



РИЧАРД.


А что другие?



АННА.


Предатель Рис ап Томас, что алебардою


Тебя пронзил на поле битвы, тоже будет


Проклят. Он сделает блестящую карьеру


При Тюдоре и  станет полноправным


Властелином Уэльса. Свои права он


Внуку передаст, а тот будет казнён


При новом короле за то, что возомнит


Себя наследным принцем Уэльским.


И это будет признано «Божественным


Возмездием за подлое предательство


И злодеяние его деда, Риса ап Томаса,


И, насаждаемые им и его потомками,


Кровавые бесчинства и поборы.»



РИЧАРД (сурово).


Выходит, что валлийцы просчитались,


В своей поддержке полагаясь на Тюдора...



АННА (с сожалением).


Они ещё об этом пожалеют...



РИЧАРД.


А барон Страндж, что обманул меня,


Поклявшись на Распятии?..



АННА.


Отравлен будет Генрихом Тюдором,


Ради которого он душу загубил


Своею ложной клятвой и изменой.



РИЧАРД.


А братья Стэнли?



АННА.


Будут наказаны за свою подлую измену


Вечными муками в аду, хотя при жизни


Их судьба различной будет: лорд Томас


Стэнли получит титул  короля острова


Мэн, что будет возвращён ему Тюдором.



РИЧАРД.


Не слишком щедрая награда за все


Его предательства и преступления...



АННА.


А его брат, сэр Уильям Стэнли, будет казнён


Тюдором при первом же намёке на измену.



РИЧАРД.


Он это заслужил.



АННА.


Про тёщу, Анну де Бошан, скажу...


За то, что внука своего убила, она


Величия достигнет при Тюдоре.


Вернёт себе и титулы, и земли,


И оба графства, их у внуков отобрав.


И согласится с тем, чтоб её старший


Внук был снова заключён в тюрьму.


Сама же будет наслаждаться жизнью,


Благополучием и роскошью, и властью.


И ещё больших денег и богатства


Она потребует от скаредного Генриха


Тюдора, пока однажды её жизнь


Не оборвётся... Затем её на Божий Суд


Отправят и там приговорят к такому


Наказанию, равно которому нет


И не будет казни на Земле.



РИЧАРД.


Решение Высшего Суда неоспоримо!


А что епископ Мортон?..



АННА.


Вернётся в Англию и при Тюдоре станет,


Архиепископом Кентерберийским. Но он


Оставит по себе дурную память после того,


Как посоветует Тюдору ввести в стране


Грабительский налог, что по коварству


Своему и подлости все его преступления


Превзойдёт. Эти ужасные,  неправомерные


Поборы потом в народе назовут «Вилами


Мортона». Но в жизни будущей ему острее


Вилы вставят!..



РИЧАРД.


А что Нортумберленд? Он так и не вступил


В сражение. Он остался жив?



АННА.


Он вымолил себе прощение у Тюдора


И будет верным подданным его.


Служа ему, Нортумберленд погибнет


Самой чудовищной и страшной смертью:


Он в Алнвике будет разорван  в клочья


Своими подданными и горожанами,


Когда по приказанию Тюдора объявит им


О новом  повышении налогов. Забудь его,


Он был тебе врагом и твоего внимания


Не стоит. Смотри, к тебе идут твои друзья...



РИЧАРД (улыбаясь).


Я снова вижу рыцарей моих:


Роберта Перси, Роберта Брекенбери, (Обнимает каждого из них.)


Ричарда Рэтклиффа и знаменосца,


Персиваля Терлуолла. В бою я видел,


Как они сражались за меня и погибали.



АННА.


Их жёны дали целомудрия обет, чтобы


Соединиться с ними в вечной жизни.



РИЧАРД.


Но где же Фрэнсис Ловелл? Он в плену?



АННА.


Нет, он покинул поле битвы невредимым


И бежал в Бургундию. Через два года


Он попытается поднять восстание, чтобы


Вернуть корону нашему племяннику.



РИЧАРД.


Тогда  мне больше  нечего желать!



АННА.


Ещё одно желание! Подумай, Ричард!


И, кстати, знай: твоё правление признано


Успешным по тем условиям, что создали


Тебе. За те два года, что ты был у власти,


Ты сделал больше, чем другие короли


За тридцать лет спокойного правления.


А проведённые тобой в парламенте указы


Настолько прогрессивны, что опережают


Своё столетие на несколько веков и новый


Открывают путь многим другим законам,


Ведущим к благоденствию нашей страны


И процветанию других стран мира. Теперь,


Когда ты это знаешь, Ричард, назови своё


Желание... Подумай и скажи, чего ты хочешь?



РИЧАРД.


Мне остаётся пожелать только одно...



АННА.


И что же?..



РИЧАРД.


Чтоб никогда впредь вражеское войско


На землю Англии бы не ступало!..


Как думаете, сбудется?



АННА.


Бог даст, увидим.



         Над сценой звучит ангельски чистый голос, возносящий молитву. К нему присоединяются детские голоса, потом, женские и мужские. К хоровому  пению в кульминационный момент присоединяются звуки органа и звон колоколов. Когда пение заканчивается,  всё растворяется в светлой, серебристой дымке.



                                КОНЕЦ.




© Copyright: Вера Эльберт, 2017


Свидетельство о публикации №217051502014

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Вера Эльберт



Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Вера Эльберт


Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   Вход для авторов   Регистрация   О портале       Стихи.ру   Проза.ру


Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.



Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.



© Все права принадлежат авторам, 2000-2017     Разработка и поддержка: Литературный клуб   Под эгидой Российского союза писателей   18+

<div style="position: absolute;"><img src="http://mc.yandex.ru/watch/548884" alt="" /></div>