КулЛиб электронная библиотека 

Звери гора [Джон Фредерик Норман] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Джон Норман Звери гора

Глава 1. СЛИН

— Не за что даже ухватиться, — проворчал Самос.

Я валялся на широкой лежанке и бездумно смотрел в потолок. Мерцали огни факелов. Рядом на мягких шкурах лежало мое оружие. Закованная в кандалы рабыня уснула в ногах.

Ухватиться было не за что.

— Он может оказаться везде, — повторил Самос. — Он на планете, и это все, что мы про него знаем.

О кюрах вообще мало что известно. Говорят, что они очень кровожадны, обожают человечину и жутко честолюбивы.

— Как люди, — заметил в разговоре со мной Царствующий Жрец Миск.

Как все это началось, никто толком уже не помнит. Полагают, что несколько тысяч лет назад в ходе межплеменных войн кюры уничтожили собственную планету. К тому времени они достигли достаточно высокого технологического уровня и сумели вывести на орбиту стальные миры диаметром в несколько пасангов. После того как родная планета благополучно догорела, они устремились на поиски нового пристанища.

Сколько продолжался этот поиск — неизвестно. Как бы то ни было, стальные миры кюров добрались до планетной системы медленно вращающейся желтой звезды средних размеров, находящейся на периферии благодатной спиральной галактики.

Там они попытались основать новую цивилизацию. Одна из планет желтой звезды называлась Земля, другая — Гор.

Земля представляла собой обезумевший мир, движимый жадностью и страстью к самоуничтожению. Гор, напротив, был девственно чист и невинен. Его хозяева, Царствующие Жрецы, всеми силами пытались уберечь Гор от вторжения кюров.

— Безухий рядом, — негромко произнес Самос.

Я бездумно следил, как играют на потолке тени от дрожащего пламени факелов. Борьба Царствующих Жрецов с кюрами шла с переменным успехом. До сих пор зверям не удавалось по-настоящему закрепиться на Горе. Между тем изнурительная Война Гнезд подорвала могущество Царствующих Жрецов. Судя по всему, кюры этого еще не осознали.

Как только они убедятся в слабости Царствующих Жрецов, между стальными шарами начнется усиленный радиообмен, после чего из отворившихся шлюзов к ослабевшему Гору устремятся армады космических кораблей.

Между тем кюры, равно как акулы и слины, очень осторожные существа.

Из спрятанной в ожерелье шифровки мы узнали, что на Гор тайно прибыл один из самых влиятельных кюров по прозвищу Безухий. Сообщение весьма встревожило Самоса.

Для него появление Безухого однозначно свидетельствовало о начале военных действий. Такого же мнения придерживались и Царствующие Жрецы.

Им уже мерещились корабли кюров, несущиеся к Гору, наподобие страшных, безмолвных акул.

Но я так не думаю. Мне кажется, до вторжения еще далеко.

Хотя, конечно, Безухий прибыл для того, чтобы его подготовить. Если он узнает, как ослабли Царствующие Жрецы, и подготовит посадочные площадки, то Гору конец.

Безухий уже здесь.

— Он на Горе, — проворчал Самос.

Ну что ж, по крайней мере кюры сделали первый шаг. Хитрый и опасный, на Гор прибыл Безухий.

Я стиснул кулаки. Мы не знаем, как его найти.

И ухватиться нам не за что.

* * *
Лежащая в моих ногах рабыня пошевелилась, но не проснулась. Я приподнялся на локте и взглянул на утонувшую в мехах девушку. Она была очаровательна. Я протянул руку и сдернул с рабыни шкуру. Нет ничего прелестнее хорошей рабыни. Я с наслаждением любовался игрой теней на нежной смуглой коже. Роскошные темные волосы скрывали грубый ошейник. До чего же красивая девочка. И принадлежит она мне.

Рабыня сонно потянула на себя шкуру. Я схватил ее за руку и с силой рванул на себя.

— Господин! — задыхаясь от восторга завизжала девчонка.

Я перевернул ее на спину и жадно овладел ею.

— Господин! Господин! — повторяла она, вцепившись ногтями в мои плечи. — Я люблю тебя! Я люблю тебя!

Рабыню имеют, когда захотят и как захотят. Для этого они и существуют.

Она. прижалась щекой к моей груди.

Секс — один из приемов воздействия на рабыню. Им можно пользоваться, как кнутом и как пряником. Самое главное — уметь обращаться с женщиной. Секрет прост: нельзя ни на минуту забывать, что она тебе принадлежит. Потребность в подчинении заложена в женском подсознании. И настоящий хозяин всегда об этом помнит.

— Могу ли я произнести твое имя, господин? — взмолилась рабыня.

— Ну произнеси, — усмехнулся я.

— Я люблю тебя, Тэрл! — воскликнула девушка.

— Замолчи.

— Слушаюсь, господин, — прошептала она.

Я следил за игрой теней на потолке. Губы рабыни скользили по моей коже.

Жителей Гора можно судить и презирать. Они отвечают вам тем же.

Их можно ненавидеть за гордость и силу. Они будут жалеть вас за позор и слабость.

Безухий уже на Горе.

И я не знаю где.

Нет смысла быть внимательным и нежным с женщиной, которая тебе принадлежит.

Девушка по имени Велла принадлежала мне.

Я рассмеялся. Интересно, как бы она себя повела, если бы ей удалось вызвать у меня жалость?

Рабыня задрожала. Она по-прежнему целовала меня, но было видно, что она испугалась и пытается меня успокоить.

Какая же она маленькая и слабая. И красивая. Мне нравится, что она принадлежит мне безраздельно.

Нежность по отношению к рабыне? Никогда!

— Поласкай меня! — сказал я.

— Слушаюсь, господин, — прошептала невольница и принялась целовать и облизывать все мое тело.

Когда пришло время, я приказал ей остановиться и опрокинул ее на спину.

— О! — застонала она, впиваясь ногтями в мои плечи. В глазах ее застыли слезы.

— Господин, — захныкала рабыня, — умоляю, позволь мне произнести твое имя!

— Нет! — ответил я.

— Ну, пожалуйста! — просила девушка.

— Кто я для тебя?

— Мой господин и хозяин, — испуганно пролепетала она.

— Этого достаточно.

— Да, господин.

— Хватит болтать, — произнес я и овладел рабыней безжалостно и грубо, как и подобает настоящему мужчине.

Спустя четверть ана красотка совсем обезумела. Плечи мои кровоточили от ее ноготков, глаза невольницы закатились: запрокинув голову, она сотрясалась от пробегающих по телу судорог.

— Можешь говорить, — разрешил я.

— Господин! — завизжала девчонка. — Я твоя рабыня! Твоя навеки!

В такие моменты женщина по-настоящему прекрасна.

— Я люблю тебя, — исступленно шептала невольница, содрогаясь от рыданий. Из глаз ее катились слезы.

Я убрал прядь волос с ее лба. Нет ничего плохого в том, что мужчине нравится определенная рабыня.

Потом я вспомнил, что она предала Царствующих Жрецов и указала на меня врагам. В Тахари эта девчонка служила кюрам. В оазисе Девяти Колодцев она оклеветала меня на суде и посмела мне улыбнуться. А потом швырнула мне из окна башни пропитанный духами шелковый платочек, чтобы я не забыл о ней в безводных соляных шахтах Клима. Я вырвался из ада и сделал ее своей рабыней. Я привез ее из Тахари в Порт-Кар, в дом капитана и торговца Боска.

Здесь я и держал эту тварь. Без работы она не оставалась. Иногда я позволял ей спать в моих ногах.

— Я люблю тебя, господин, — прошептала она.

Я посмотрел на висящий на стене бич.

Девчонка задрожала. Ей уже не раз приходилось испытывать его на своей шкуре.

Неожиданно до моих ноздрей долетел запах слина. Я вскинул голову.

Дверь тихонько отворилась. Никогда не запираю двери в своем доме.

Я одним прыжком поднялся с лежанки, до смерти перепугав закованную в кандалы девушку.

В дверном проеме показалась морда горианского зверя.

Рабыня задохнулась от ужаса.

— Ни звука, — прошептал я и присел на корточки. Очевидно, скотину отвязали. Широкая треугольная голова просунулась в комнату. На мгновение в бешеных глазах отразился блеск факелов.

Здешние слины достигают в длину двадцати футов и весят около тысячи фунтов. Передо мной был одомашненный лесной слин. Шестиногая тварь припала к земле и обнажила два ряда острых клыков. На шее чудовища красовался кожаный ошейник, но повода в положенном месте не было.

Зверь сделал несколько шагов и замер.

Накануне я видел рядом с этим слином дрессировщика Бертрама из Людиуса. Тогда слин никак на меня не отреагировал. Очевидно, он еще не знал моего запаха.

Зверь не сводил с меня глаз. Дыхание его участилось, четыре передние лапы подобрались под шерстистое брюхо.

Его явно смущала моя неподвижность. Слин осторожно продвинулся еще на один фут. Теперь он находился на расстоянии прыжка.

Я старался ничем его не спровоцировать.

Слин настороженно взмахнул хвостом.

Я медленно вытянул руку и ухватил край шкуры.

Слин угрожающе зарычал. Хвост замер в напряженном положении, уши прижались к морде.

В следующую секунду, скрежеща когтями по каменным плитам пола, чудовище бросилось вперед. Девушка завизжала. Я хлестанул его шкурой по морде и перекатился через лежанку. Слин с диким ревом разорвал шкуру пополам и отбросил ее в сторону.

Я рассмеялся победным смехом воина. В руках у меня был боевой топор Торвальдсленда.

— Давай, дружок! — сказал я. — Теперь потягаемся.

Это был отважный и благородный зверь. Думаю, те, кто презирает слинов, просто их не знают. Кюры, кстати, относятся к слинам с большим уважением, что само по себе много значит.

Рабыня зашлась диким визгом.

Я молниеносно раскрутил топор и рубанул слина по голове. Череп зверя треснул. Слин рухнул на передние лапы, и я тут же рассек ему шею мощным широким ударом.

— Красивое животное, — произнес я, вытирая с лица кровь слина.

За дверью послышались крики и топот, спустя мгновение в комнату вбежали Турнок, Клит, Публий, Таб и другие. Все были вооружены.

— Что случилось? — крикнул Турнок.

— Задержите Бертрама из Людиуса, — сказал я.

Несколько человек побежали исполнять приказ.

Вырезав кинжалом сердце слина, я рассек его на несколько частей и раздал своим людям. Каждый сделал по нескольку глотков горячей крови. Охотничий ритуал требует пить кровь из пригоршни.

— Бертрам из Людиуса исчез, — доложил старший повар Публий.

Другого я и не ожидал.

Я посмотрел на колыхающуюся в ладонях кровь. Старинное предание гласит, что если увидишь себя черным — умрешь от болезни, если отражение будет красным и неровным — погибнешь в бою, если разглядишь в крови седого старца — будешь жить долго и оставишь после себя детей.

Слин не захотел со мной говорить. Я вглядывался в горячую густую жидкость, но ничего, кроме крови, не видел. Слин не хотел или не мог со мной говорить.

Я поднялся на ноги.

Больше не буду смотреть на кровь слина. Лучше смотреть в глаза людей.

Я вытер ладони о бедра и взглянул на обезумевшую от страха обнаженную девушку.

— Бертрам из Людиуса подошел к часовому, — продолжал свой рассказ Публий, — оглушил его и с помощью крюка и веревки перелез через стену.

— Там ему и конец, — заметил кто-то. — Тарларионы о нем позаботятся.

— Нет, — покачал головой я. — Его наверняка поджидала лодка.

— Далеко он все равно не уйдет, — сказал Турнок.

— Даю голову на отсечение — он уже улетел из города на тарне, — сказал я. — Гнаться за ним бесполезно. Отдыхайте дальше.

Люди гурьбой двинулись к выходу.

— Что делать со зверем? — спросил Клит.

— Пусть лежит, — проворчал я. — Мне надо побыть одному.

Я закрыл дверь, и мы с рабыней остались наедине.

Прикованная к лежанке девушка выглядела несчастной и испуганной.

— Ну что, крошка, продолжаешь служить кюрам? — спросил я.

— Нет, господин! — воскликнула она. — Как ты мог подумать?

— Кто сегодня наводил здесь порядок?

— Я, господин, — пролепетала она. Как правило, девушка, которую оставили на ночь, с утра прибирается в комнате.

— На колени! — приказал я.

Она соскользнула с лежанки и опустилась на окровавленный пол.

— В позу! — приказал я.

Она немедленно приняла позу наслаждения. Села на пятки, широко развела колени, положила руки на бедра и откинулась на спину. Я видел, что ей стало по-настоящему страшно.

Я присел рядом.

— Господин? — в ужасе произнесла она.

Я навалился на рабыню и овладел ею на залитом кровью полу. Я ласкал ее прекрасное, беззащитное тело, и она постепенно начала отвечать мне.

— Значит, продолжаешь работать на кюров?

— Нет, господин! Нет!

Тело ее содрогалось в любовных судорогах. Бедра дрожали.

— Да, — сказал я.

— Нет!

— Зверь шел по моему запаху.

— Я тут ни при чем! — завизжала рабыня. — Пожалуйста, не заставляй меня отдаваться тебе таким способом, — пролепетала она.

— Говори! — приказал я.

— Пожалей меня!

— Говори!

— Я относила одежду в стирку, — сказала она. — Я должна была положить твою тунику вместе с другими.

Невольница выгнула спину и попыталась вырваться. Для девушки она была очень сильной. Я вдавил ее голову в лужу крови и процедил:

— Никуда ты не денешься. Ты моя.

— Знаю, — торопливо произнесла рабыня, — Знаю.

— Дальше, — потребовал я.

— О! — застонала она. — Господин, умоляю тебя! Отпусти!

— Продолжай.

— Меня обманули, — разрыдалась рабыня. — Бертрам из Людиуса меня выследил. Я решила, что он просто подглядывает за мной. Мужчины часто любуются молоденькими невольницами.

— А тебе, сучка, это понравилось?

— Да, господин, — простонала девушка. — Я ведь рабыня.

— Продолжай.

— Умоляю тебя, господин! — Девчонка вцепилась мне в плечи. — Мне действительно было приятно. Он красивый, сильный, он горианин, а я всего лишь рабыня. Я думала, что он попросит у тебя меня и ты ему не откажешь!

Последнее было правдой. Если бы мой гость проявил интерес к рабыне Велле, бывшей землянке по имени Элизабет, я бы не задумываясь отдал ее ему на всю ночь. И, останься он ею недоволен, я бы велел высечь ее плетьми.

— Он заговорил со мной, — сбивчиво рассказывала девушка, — и я тут же опустилась на колени. Он сказал, что я хорошенькая, и это мне понравилось.

На Горе женщине сложно заслужить одобрение мужчины. Тем более рабыне. Здесь никогда не похвалят девчонку из простой вежливости. Чтобы услышать комплимент, ей надо вывернуться наизнанку. Зато, когда девушку хвалят, она по-настоящему счастлива, ибо в душе каждой настоящей женщины горит одно-единственное желание — угодить мужчине.

— «Знаешь ли ты, кто я такой?» — спросил он. «Конечно, господин, — ответила я. — Ты Бертрам из Людиуса, гость моего хозяина». «Твой хозяин ко мне очень добр, — сказал он. — Я хочу сделать ему подарок». «Чем я могу тебе помочь, господин?» — спросила я. «Я хочу заказать твоему хозяину хорошую куртку или накидку из шкуры снежного слина, — сказал он. — В Людиусе есть мастера, которые могут пошить великолепную вещь. С золотыми нитками и потайными карманами. В такой одежде ему будет удобно сидеть в седле тарна».

— В Порт-Каре мало кто знает, что я тарнсмен, — перебил ее я. — И Бертраму я никогда об этом не говорил.

— Об этом я не подумала, господин.

— Тебе не пришло в голову, что это странный подарок со стороны торговца и моряка?

— Простите меня, господин, — взмолилась девчонка. — Наверняка кто-нибудь рассказал ему, какой вы отважный тарнсмен. К тому же такой подарок обычен для людей, приехавших с севера.

— Бертрам из Людиуса не мог знать, что я тарнсмен, — повторил я. — Мне кажется, что он работает на кюров.

Я сделал резкое и грубое движение, и она сладостно застонала. По телу рабыни струился горячий пот.

— Если не ошибаюсь, — добавил я, — он не единственный, кто на них здесь работает.

— Нет! — завопила она. — Нет!

Я все-таки заставил ее отвечать на мой движения. Девчонка хрипло стонала.

— Он забрал мою тунику, чтобы снять размеры для зимней куртки из меха снежного слина, так?

— Да! — выкрикнула она. — Но только на одну минуту! Только на одну минуту!

— Дура!

— Меня обманули!

— А может, ты все-таки работаешь на кюров?

— Нет! — заплакала она и попыталась подняться, но я снова вдавил ее плечи в лужу крови.

— Даже если ты действительно на них работаешь, красотка, не забывай, что ты моя рабыня.

— Да, господин, — простонала она, мотая головой из стороны в сторону. — Туника была у него всего одну минуту.

— И ты все время ее видела?

— Нет, — ответила девушка. — Он велел подождать в коридоре.

Я рассмеялся.

— Всего одну минуту, — повторила рабыня.

— Этого достаточно, чтобы просунуть тунику между прутьев решетки и прошептать слину, что это его враг.

— Прости меня!

Я пронзал ее снова и снова, пока она окончательно не обезумела. От некогда цивилизованной девушки не осталось и следа. В луже крови содрогалась от страсти закованная в ошейник рабыня.

Я поднялся, а она осталась лежать рядом с разрубленной головой слина.

Мои пальцы снова стиснули рукоятку огромного боевого топора Торвальдсленда.

Девушка смотрела на меня округлившимися от ужаса глазами. Она инстинктивно подняла одно колено и попыталась прикрыть лицо цепью.

— Не убивай меня, господин! — взмолилась она. — Я твоя рабыня.

Я поудобнее перехватил топор.

Девушка покорно вытянулась на окровавленном полу и положила руки вдоль тела ладонями вверх. Женские ладони очень мягкие и нежные.

— Я совсем ничего не знаю про слинов, — сказала она. — Я думала, их используют только при охоте на табуков.

«Все равно она не имела права давать кому попало одежду хозяина, — подумал я. Тем более что в доме находился слин».

— Значит, он взял мою тунику. Почему ты мне об этом не рассказала?

— Он предупредил, что подарок должен быть сюрпризом.

Я посмотрел на слина и рассмеялся.

— Туника была у него всего одну минуту, — жалобно повторила она.

Из холла донесся удар корабельного колокола, затем послышались шаги, и наконец в дверях показался Турнок.

— Тебя приглашают в дом Самоса, — объявил он.

— Пусть приготовят лодку, — распорядился я.

— Слушаюсь, капитан! — откликнулся Турнок и скрылся.

Бросив топор, я умылся водой из бурдюка и надел новую тунику. Затем сам завязал сандалии и перебросил через левое плечо перевязь с адмиральским палашом.

— Ты не захотел, чтобы я завязала тебе сандалии, — печально произнесла рабыня.

— Тебе есть чем заняться, — проворчал я.

Девчонка поползла по полу, пытаясь поцеловать мои ноги.

— Прости меня, господин! Меня обманули!

— В Порт-Каре утро, — напомнил я.

Она прижалась лицом к моим стопам.

— Если я не искуплю своей вины, господин, — пролепетала она сквозь слезы, — вели посадить меня на кол.

— Не сомневайся, — бросил я и вышел из комнаты.

Глава 2. ПОСЛАНИЕ НА ДРЕВКЕ КОПЬЯ. МОЙ РАЗГОВОР С САМОСОМ

— Наглость кюров переходит все границы, — сказал Самос.

Он сидел, — скрестив ноги, перед низким столиком, на котором стояли кубки с дымящимся горячим черным вином, блюда с ломтями жареного боска, запеченные яйца вула, а также вазочки с соусами и приправами.

— Как сказать, — пробубнил я в ответ. Не люблю говорить с полным ртом.

— Для них война — развлечение, — вздохнул Самос. — Равно как и для некоторых людей, — добавил он мрачно.

— Я бы не стал утверждать, что все кюры относятся к войне одинаково, — заметил я. — Для воинов это, конечно, очередная потеха, но для большинства война остается серьезным и ответственным делом.

— Вот бы все люди так думали, — проворчал Самос.

Я улыбнулся и запил яйцо добрым глотком горячего черного вина, приготовленного из растущих на склонах Тентиса бобов. Это вино здесь весьма ценится. На Горе за попытку контрабанды бобов можно поплатиться жизнью.

— Было время, — произнес я, — когда кюры хотели уничтожить Гор, чтобы проложить дорожку к Земле, которая, безусловно, понравилась бы им гораздо меньше. Готовность пойти на такое дело не увязывается с образом гордых, независимых зверей. Здесь все не так просто. Скорее всего, кюры ведут сложную игру. Своим посланием они пытаются придать нашим мыслям нужное направление.

— Ты думаешь? — прищурился Самос и вытащил из кармана длинную шелковую ленту, какими обычно перехватывают волосы невольницы.

— Приведи девчонку! — приказал он стражнику.

Спустя минуту в зал втолкнули молодую светловолосую женщину в короткой тунике.

Мне частенько приходилось трапезничать в этом помещении. Пол комнаты представлял собой огромную мозаичную карту.

Странно, но девушка ничуть не походила на рабыню.

— Она говорит на варварском языке, — заметил Самос.

— Зачем меня так одели? — сердито спросила она по-английски.

— Я знаю этот язык, — сказал я.

— Вы умеете разговаривать по-человечески? — раздраженно поинтересовалась блондинка и вполголоса добавила: — Придурки.

— Если хочешь, я могу с ней побеседовать, — сказал я Самосу.

Он кивнул.

— Я говорю по-английски, — произнес я на этом странном прекрасном языке.

— Почему меня одели в это тряпье? — тут же завизжала она, одергивая тунику, словно пытаясь спрятать под ней свои стройные ножки. — Мне не дали никакой обуви! А как вы объясните вот это? — Женщина ткнула пальцем в железное кольцо не шее. Шея, к слову сказать, у нее была белая и соблазнительная.

Самос швырнул ей ленту.

— Надень, — сказал я.

— Когда меня отпустят? — спросила блондинка, но, увидев глаза Самоса, поспешно перехватила лентой волосы. При этом ей пришлось поднять руки, коротенькая туника задралась еще выше, а груди приятно заколыхались под тканью. Девушка покраснела.

— В таком виде ее привезли, — произнес Самос. — Разве что на ней были какие-то варварские наряды.

Он махнул стражнику, и тот вывалил из мешка синие джинсы и фланелевую футболку. Не зная, что это ее одежда, я бы посчитал, что эти вещи принадлежали мужчине.

Девушка кинулась к своему добру, но стражник упер ей в грудь древко копья.

Здесь же находились и простенькие коричневые туфли, тоже мужского фасона, однако слишком маленькие для мужчины.

Я взглянул на ее крошечные ступни, полные грудки и стройные ноги. В невольничьей тунике скрыть свой пол гораздо труднее.

Рядом с туфлями валялись короткие синие носки.

Кажется, девчонка сообразила, что церемониться с ней никто не собирается.

— Мое платье очень короткое! — возмущенно произнесла она. — Мне стыдно.

— Сейчас на тебе женская одежда, — сказал я. — В отличие от этого. — Я ткнул пальцем в лежащие на полу тряпки. Поверх всей кучи красовались трусики и лифчик.

Блондинка густо покраснела.

— Верните мне мои вещи.

— Вот так она была одета, — повторил Самос, имея в виду ленту. — Давай сюда, — сказал он и протянул руку.

Девушка поняла без перевода и выдернула ленту из волос. Я видел, какими глазами смотрел на нее стражник, и улыбнулся. Парню не терпелось загнать ее в клетку для арестованных и там кое-чему поучить.

— Подай копье, — приказал Самос стражнику.

Он уже объяснил, как следует читать подобные послания. Тем не менее мне было интересно понаблюдать за процессом. Самос намотал ленту на древко копья.

Когда готовят послание, отрезок ткани наматывают диагонально на какой-нибудь цилиндрический предмет, вроде маршальского жезла или древка копья. При этом края ленты накладываются друг на друга. Затем пишется сам текст. После того, как ленту смотают, прочесть ничего невозможно, буквы распадаются на отдельные бессмысленные черточки. Получателю необходимо намотать ленту на равный по толщине цилиндрический предмет, и смысл послания восстанавливается. Мало кому придет в голову, что причудливый узор на ремешке или ленточке для волос может содержать важную информацию.

Похоже, землянка начала кое-что соображать.

— Так это письмо? — спросила она.

— Да, — ответил я.

— И что в нем говорится?

— Тебя это не касается.

— Но я хочу знать.

— А плетей отведать ты не хочешь?

— Не хочу.

— Тогда прикуси язык.

Девчонка замолчала, но кулачки стиснула.

Я прочел послание. «Приветствую тебя, Тэрл Кэбот. Жду на краю света. Зарендаргар. Народный генерал».

— Это Безухий, — нахмурился Самос. — Генерал кюров.

— Что значит Зарендаргар? — спросил я. — Попытка передать на горианском какое-то кюрское понятие?

— Да, — проворчал Самос. — Кюры не люди, а животные. Их звуки не передаются нашим алфавитом. Все равно что записывать звериный рык. У нас и букв-то подходящих нет.

— Верните меня на Землю! — требовательно произнесла девушка.

— Она еще девственница? — спросил я.

— Да, — кивнул Самос. — Ее пока даже не заклеймили.

— Какое будете ставить клеймо? — поинтересовался я.

— Обычное клеймо кейджеры, — пожал плечами Самос. — Какое еще ей ставить?

— Чего вы там бормочете? — раздраженно произнесла девушка. — Верните мне мои вещи.

Она попыталась сделать шаг вперед, но древко копья снова уперлось ей в грудь.

Похоже, на Земле она привыкла к тому, что ее капризы исполняются немедленно. На Горе таким тоном лучше с мужчинами не разговаривать.

— Верните меня на Землю! — повторила она.

— Бросить в клетку и продать при первой возможности, — распорядился Самос.

— Что он сказал? — спросила девушка.

— Заклеймить? — уточнил стражник.

— Да, обычным клеймом.

— Что он сказал? — завизжала землянка.

Стражники подхватили ее под руки. Я вдруг подумал, что стандартное клеймо кейджеры будет очень хорошо смотреться на ее бедре.

— На левой ноге, — предложил я.

— Конечно, на левой, — подтвердил Самос.

Правши предпочитают иметь рабынь с клеймом на левом бедре. Так его удобнее ласкать.

— Отдайте мне мою одежду! — потребовала девушка.

Самос посмотрел на лежащие на полу тряпки и брезгливо поморщился.

— Сжечь.

— Нет! — в ужасе закричала землянка, когда один из стражников швырнул барахло в пылающий камин. Второй стражник крепко схватил ее за руку.

— Что они собираются со мной сделать?

— Тебя отведут в клетку.

— Какую еще клетку?

— Там тебя разденут и заклеймят.

— Заклеймят? — переспросила она. По-моему, девушка еще не поняла, о чем идет речь. Ничего, скоро разберется.

— Мне показалось, ты сказал, что меня заклеймят, — с неуверенной улыбкой произнесла землянка.

— Именно так.

— Нет! — завизжала она. — Это невозможно!

— Еще как возможно, — усмехнулся я. — Вначале тебя изнасилуют и посадят в клетку. Когда научишься быть женщиной, тебя продадут.

— Нет! — забилась в истерике девушка. — Нет!

— Уведите, — поморщился Самос.

Стражники поволокли ее к выходу.

— Подождите! — закричала она, пытаясь вырваться из цепких рук охранников.

Самос поднял руку. Стражники остановились.

— Как называется это место? — спросила девушка, глядя на нас дикими глазами.

— Гор, — ответил я.

— Не может быть! — воскликнула она. — Такой планеты не существует. Гор — это страшная сказка.

Я улыбнулся. Девчонка в ужасе оглянулась на стоящих у дверей воинов. Потом застонала, ощутив на шее железное кольцо.

— Нет! — разрыдалась она. — Что угодно, только не быть женщиной на Горе!

Я пожал плечами.

— Вы же пошутили, правда? — с надеждой в голосе спросила она.

— Нет.

— На каком языке здесь говорят?

— А как ты думаешь?

— Неужели на горианском? — со страхом пролепетала она. — И мне придется его учить?

— Причем очень быстро, — сказал я. — Гориане не отличаются терпением.

— Горианский язык… — начала она.

— Это язык твоих хозяев. Ты еще не поняла, что стала рабыней?

— Нет! — закричала она. — Нет! Нет!

— Уведите, — раздраженно махнул рукой Самос и уставился на ленту, которой были перехвачены светлые волосы землянки.

Вопли блондинки неожиданно стихли. Очевидно, кто-то из стражников хорошенько ее двинул. Рабыням редко разрешается кричать. Как правило, это не возбраняется только во время клеймения.

Я постарался выбросить эту девчонку из головы. В конце концов, она всего лишь рабыня. Ее история свободной женщины закончилась. Началась история красивой невольницы.

Самос задумчиво смотрел на снятую с древка ленту. Теперь она ничем не походила на тайное послание. Обыкновенная лента для волос с причудливым и непонятным узором.

«Приветствую тебя, Тэрл Кэбот, — вспомнил я текст послания. — Жду на краю света. Зарендаргар. Народный генерал».

— Наглые твари, — проворчал Самос.

Я пожал плечами.

— Нам было не за что ухватиться. Теперь у нас есть это, — он кивнул на ленту. — Вот тебе и зацепка.

— Не говори, — сказал я.

Мы весьма примерно представляли, где следует искать конец света. Поговаривали, что он находится за Косом и Тиром, на противоположном берегу Тассы. Еще ни один человек не возвращался оттуда живым. Некоторые утверждали, что у Тассы вообще нет другого берега. Зеленые волны уходят в бесконечность, блестя под солнцем и заманивая моряков и героев все дальше и дальше. Постепенно люди погибают, и лишенные гребцов корабли плавно покачиваются под палящим солнцем. Проходят годы, может быть, столетия, прочное корабельное дерево рассыхается, в корпусе возникают течи, и суда, одно за другим, исчезают в бездонной пучине.

— Корабль готов, — произнес Самос, пристально глядя мне в глаза.

Согласно древним земным преданиям, которые конечно же на чем-то основывались, край света охраняют засевшие в зубчатых скалах чудовища. Торчащие из воды горы способны выдернуть из корабля все гвозди. По другим сведениям, край света — это действительно обрыв, с которого можно сорваться. Свирепые ветры разрывают корабль на части задолго до того, как он достигнет дна пропасти. В гигантских водоворотах к востоку и к западу от Тира нередко попадаются обломки кораблей, пытавшихся пробиться в эти гиблые места.

— Корабль готов, — повторил Самос, не сводя с меня взгляда.

Направляющийся на край света корабль строил безумный и почти совсем слепой Терсит, которого все на Горе презирали, а Самос почитал за гения. Я считал его сумасшедшим. Может, он был еще и гением, не знаю. Во всяком случае, корабль Терсита отличался от остальных горианских судов глубоким килем и квадратным корпусом. Таран размещался необычно высоко и поражал неприятельское судно не под водой, а на уровне ватерлинии. Весла были огромны, на одном весле сидело несколько гребцов, что тоже было весьма непривычно.

В Порт-Каре над этим кораблем потешались в открытую, но Терсит не обращал на злопыхателей ни малейшего внимания. Он трудился самозабвенно, вникал во все детали, ел мало и торопливо и спал прямо на верфи. Специалисты утверждали, что глубокий киль не позволит кораблю развить большую скорость, что две мачты — большая помеха в сражении, а огромные весла нарушают принцип рычага. И вообще, если несколько человек гребут одним веслом, каждый второй обязательно будет волынить. И что за смысл таранить противника над водой?

Я не специалист морского дела, я — капитан этого корабля. С моей точки зрения, корабль был неуправляем, неуклюж и неповоротлив. В лучшем случае его можно использовать как баржу в составе хорошо охраняемого конвоя. На боевой фрегат, которому предстояло схлестнуться со стремительными, подвижными и маневренными пиратскими судами — а ими кишат сверкающие воды Тассы, — он никак не тянул. До края света на такой посудине не добраться вовек.

Так или иначе, корабль Терсита был крепок и надежен. С берега он смотрелся настоящей громадиной. Выбирая место для строительства, Терсит учел все: нос корабля смотрел в сторону Коса и Тира, туда, где находился край света.

— Глаза еще не нарисованы, — заметил я, — Корабль не живой.

— Нарисуй, — пожал плечами Самос.

— Это должен сделать Терсит, — возразил я. — Он строил корабль.

Если у корабля нет глаз, значит, он слеп. Горианские моряки относятся к своим судам, как к живым существам. Некоторые считают это предрассудком. Между тем в море люди часто ощущают присутствие некой скрытой и необъяснимой реальности. Моряки не могут да и не считают нужным рассказывать о своих впечатлениях. Мне тоже приходилось испытывать нечто подобное. Как правило, это ощущение возникает ночью, когда на палубе никого нет, а в небе тускло сияют горианские луны. Кажется, что корабль, море и весь мир — живые существа. На Горе окружающий мир воспринимается живо и чувственно, в отличие от рациональной, всезнающей Земли. Природа говорит только с теми, кто готов ее слушать.

Как бы то ни было, на Горе корабли считаются живыми существами. Иначе моряки не любили бы их столь сильно.

— Корабль готов отправиться на край света, — настойчиво повторил Самос.

— Тебе не кажется странным, — сказал я, — что послание пришло именно сейчас, едва завершилось строительство?

— Кажется, — кивнул Самос. — Это действительно странно.

— Кюры хотят, чтобы мы отправились на край света.

— Наглое зверье! — Самос стукнул кулаком по низкому столику. — Они бросают нам вызов.

— Похоже, — произнес я.

— Мы долго и безуспешно искали с ними встречи. Мы не знали, где они могут быть. И вот, словно в издевку над нашей несостоятельностью, они сообщают свои координаты. Мы здесь! Давайте, недоумки, попробуйте до нас добраться!

— Верно, — кивнул я.

— Ты не веришь в их сообщение? — нахмурился Самос.

— Не знаю, — ответил я.

— Они нас провоцируют. Для них война — это развлечение.

— Возможно.

— Пора действовать, — решительно произнес Самос. — Ты должен немедленно отправиться на край света. Найти там Безухого и уничтожить его.

— До сих пор ни один человек не вернулся с края света, — заметил я.

— Боишься?

— Почему, — спросил я, — они адресовали свое послание именно мне?

— Кюры тебя знают. И уважают.

Я их тоже уважал. Я был воином. Мне нравилось играть в жестокие, безжалостные игры. Кюры хитры, свирепы и ужасны. Я всегда считал их достойными противниками.

— Неужели тебе не лестно сознавать, что от тебя зависит судьба миров? — спросил Самос.

Я улыбнулся.

— Я тебя знаю, — проворчал Самос. — Ты воин, солдат, наемник и авантюрист. Ты дерешься ради азарта. В этом смысле ты такой же проходимец, как любой кюр.

— Может, и так, — пожал я плечами. — Не знаю. Мне приходилось сражаться с кюрами. Приходилось ставить на колени обнаженных женщин своих врагов. Они умоляли, чтобы я сделал их рабынями.

— Ты — наемник.

— Я предпочитаю драться с расчетом.

— Вообще все это странно, — сказал Самос.

— Что странно?

— Мы защищаем цивилизацию от варварства кюров. Между тем в мире, который мы пытаемся спасти, нам не найдется места.

Я пристально посмотрел на него.

— В цивилизованном мире, капитан, — повторил он, — для таких, как ты, места не найдется.

— Согласен, — кивнул я.

— Разве не парадокс? — прищурился Самос. — Мы защищаем общество, в котором нас будут презирать.

Я промолчал.

— Люди всегда забывают тех, кто помог им одержать победу.

— Согласен.

— Цивилизованные люди, — сказал Самос, — низкорослые, бледные, праведные и образованные тихони и чистоплюи стоят на плечах забытых суровых гигантов.

Я пожал плечами.

— Ты один из суровых гигантов, — произнес он.

— Нет, — усмехнулся я. — Я всего лишь тарнсмен, странник в полном опасностей мире.

— Ты знаешь, — произнес Самос, — иногда мне хочется плакать.

Никогда не видел его в таком настроении.

— Неужели все наши усилия приведут лишь к тому, что восторжествует умеренная посредственность?

— Похоже на то, — кивнул я.

— Неужели наша кровь прольется для того, чтобы возрадовались жалкие трусливые овцы в середине стада?

— У них тоже есть заботы, которые кажутся им важными и нужными.

Самос сердито сплюнул.

— Они будут стимулировать свои дохлые эмоции при помощи целой индустрии развлечений, — добавил я. — Должны же они как-то разгонять скуку.

— Неужели не останется ничего настоящего? — с тоской произнес Самос.

— Не знаю, — сказал я. — В любом случае никто не отнимет у нас нашей славы и воли. Пусть даже восторжествуют слабые и осторожные. Смысл истории не в будущем. История — горная гряда с множеством вершин. Когда перед тобой гора, не видно горизонта. Но каждая вершина сияет под солнцем.

— Мы должны встретиться с кюрами! — прорычал Самос. — А ты — молодец. Тебя радует битва. Ты живешь опасностью. Ты ввязываешься в любую драку и берешь себе любую женщину.

— Если она мне нравится.

— Ты поступаешь так, как тебе хочется.

— Естественно, — сказал я, — А как еще я могу поступить?

— Воин! — произнес Самос. — Глаза нарисуют. Корабль спустят на воду на рассвете.

— Давай не будем торопиться, — сказал я, поднимаясь на ноги, Самос встревоженно посмотрел мне в глаза.

— Надо погрузить продовольствие, — пояснил я. — Набрать команду. Кроме того, неплохо сделать пробный рейс, проверить корабль и его ходовые качества.

— Нельзя терять ни минуты! — проворчал Самос. — Команду и продовольствие я беру на себя.

— Я должен знать людей, с которыми отправляюсь в плавание, — сказал я твердо. — И набирать их должен только я.

— Безухий ждет на краю света! — закричал Самос.

— Подождет.

Самос раздраженно покачал головой.

— Если он действительно ждет, — сказал я, — то можно особо не торопиться. В любом случае до края света мы доберемся не раньше, чем через несколько месяцев. Если туда вообще можно добраться.

— Это верно, — проворчал Самос.

— Кроме того, — добавил я, — начинается ярмарка в Эн-Каре.

— Ну и что?

— На турнире каиссы сойдутся сильнейшие бойцы. Сентий из Коса будет защищать свой титул против Скорма из Ара.

— Как ты можешь думать о такой чепухе?

— Это не чепуха. О турнире говорит весь Гор.

— Из-за этого ты хочешь задержать отплытие? Вообще-то тебя следовало высечь плетьми и приковать к веслу, — сердито сказал Самос.

— Меня не раз секли и не раз приковывали к веслам, — усмехнулся я.

— Похоже, впрок тебе это не пошло.

— Я не поддаюсь воспитанию.

— Каисса, — проворчал Самос и сплюнул.

— Вся планета ждет результатов турнира, — сказал я.

— А я вот не жду.

Турнир неоднократно откладывался по причине военных действий между Аром и Косом. Наконец обоих бойцов под охраной доставили в Сардар. На время турнира заключили перемирие, которое подписали Убар Коса Лурий из Джада и правитель Ара Марленус, которого иногда называли Убаром всех Убаров.

Равнодушие Самоса к турниру меня неприятно задело. Не понимаю людей, не следящих за каиссой.

— Каждому свое, — заметил я.

— Это точно, — согласился Самос. — Только твоя каисса — это болезнь.

— Вот как?

Если каисса — болезнь, то ей поражено все мужское население Гора. Я собирался выложить золотой диск тарна за стоячее место в амфитеатре. За такие деньги можно купить тренированного боевого тарна или несколько женщин.

— Интересно, — проворчал Самос, — если бы от твоего поступка зависела судьба двух миров, а в это время шел турнир каиссы, что бы ты сделал?

— Трудно сказать, — улыбнулся я, — Смотря кто выступает.

— Пойдем взглянем на карту, — устало сказал Самос и поднялся.

За Косом и Тиром мозаичная карта обрывалась. Никто не знал, что находится к западу от этих мест.

— По-моему, тебе есть о чем подумать, капитан, кроме турнира каиссы. — Самос похлопал меня по плечу.

Некоторое время мы молча смотрели на карту.

— По-моему, — предположил я, — карте просто не хватает масштаба. Край света должен находиться на противоположной стене.

— Может быть, — рассмеялся Самос. — Это интересная мысль.

Он взглянул на дальний конец карты. Я заметил, как дрогнули его ресницы и напряглись плечи.

— Что? — спросил я.

— Так, пустяки, — отмахнулся Самос.

— Нет, — настойчиво повторил я, — скажи, о чем ты подумал?

— Видишь ли, — задумчиво произнес Самос, — в этот дом стекаются все данные разведки. Как правило, нам сообщают всякую чепуху, но мы стараемся держаться в курсе событий.

— Правильно, — кивнул я. — Никогда не знаешь, что может оказаться важным, а что нет.

— Два сообщения показались нам любопытными. На первый взгляд, они не имеют друг к другу никакого отношения.

— Что за сообщения? — спросил я.

Самос махнул стражнику, и тот поднес нам лампу. Свет факелов не доставал до дальнего угла зала.

— Смотри. — Самос присел на корточки. — Вот Кассау и Скерри.

— Вижу.

— Севернее Торвальдсленд и ледник Акса.

— Да.

— Слышал ли ты о стаде Танкреда?

— Нет.

— Это стадо северного табука, — сказал Самос. — Гигантское стадо, таких всего несколько. Оно зимует у границы северных лесов к югу и востоку от Торвальдсленда. Весной изголодавшиеся табуки выходят из лесов и мигрируют на север. Вот сюда, — он показал на карту. — Они пересекают Торвальдсленд на востоке, затем поворачивают на запад и выходят к берегу Тассы вот здесь, у самого ледника Акса. Отсюда продолжают двигаться на север, пока не сворачивают на восток, в тундру, где и пасутся все лето. К зиме, обросшие шерстью и разжиревшие, они возвращаются тем же путем обратно. Миграция повторяется каждый год.

— Ну и что? — спросил я.

— В этом году ее не было.

Я недоуменно посмотрел на Самоса.

— Краснокожие охотники доложили, что стадо не появилось.

— Непонятно, — пробормотал я.

— Дело обстоит гораздо серьезнее, — сказал он. — Жителям полярных районов грозит голод. Летом они питаются исключительно мясом табука.

— Неужели ничего нельзя сделать? — спросил я.

— А что тут сделаешь? Какое-то время они продержатся на зимних запасах. Потом придется перебираться в другие места. Некоторые, конечно, попробуют рыбачить. Главное — дотянуть до осени, когда возвращаются черные морские слины.

Краснокожие охотники вели кочевой образ жизни и зависели от миграции различных животных. Иногда им удавалось поймать северную акулу, иногда клыкастого кита ханжера. Как и все примитивные малые народы, они жили изолированно от остального человечества и могли так же незаметно вымереть и исчезнуть.

— Направьте на север корабль с провиантом, — предложил я.

— Севернее ледника Акса морские пути очень суровы, — сказал Самос.

— Все равно направьте.

— Хорошо, — сказал он.

— Что еще? — спросил я.

— Так, пустяки.

— Скажи.

— Вот здесь. — Самос показал на глубоко вдающийся в берег залив Тассы. Я знал, что большую часть года залив находится подо льдом. Иногда жестокие ветры взламывают толстую корку, и ледяные горы громоздятся причудливыми замками.

— Здесь, — Самос поставил лампу на пол. — Где-то здесь.

— Что? — спросил я. Судя по карте, в этих местах ничего не было.

— Неподвижная ледяная гора.

— Горы почти все неподвижны, — улыбнулся я.

— Ледяные горы полярного океана дрейфуют на восток.

— Теперь понятно, — сказал я.

Самос, конечно, имел в виду айсберг. Среди них встречаются настоящие гиганты, несколько пасангов в ширину и несколько сотен футов в высоту. В горианском языке для них нет специального слова. Одно и то же слово означает гору и айсберг. Иногда для ясности добавляют прилагательное «ледяная».

— Так вот, — продолжал Самос, — здесь находится ледяная гора, которая не дрейфует вместе с остальными ледяными горами. Между тем в этих местах проходит очень сильное парситовое течение.

Течение получило свое название от парсита — маленькой, узкой рыбки, которая то появляется, то исчезает в холодных северных водах. Любопытно, что морские слины подстраивают свои миграции под миграции парсита — их главной добычи. В полярных морях обитают четыре основных типа морских слинов: черные, бурые, клыкастые и плосконосые. Все они питаются парситом. Зимой морские слины предпочитают сидеть подо льдом, всплывая каждую четверть ана к проруби, чтобы вдохнуть воздух. Проруби слины либо находят, либо специально прогрызают.

— Ты говоришь о ледяной горе, которая не движется вместе с течением, не движется вместе с другими ледяными горами?

— Да, — сказал Самос.

— Ты просто устал. Подобное невозможно.

— Знаю, — проворчал Самос.

— Кто рассказал про эту гору?

— Человек, который приехал в Сардар продавать шкуры.

— Он сам ее видел?

— Нет.

Я улыбнулся:

— Ну и что он про нее рассказывал?

— Ему дали монету, чтобы он поведал о чем-нибудь необычном.

— Он отработал свои деньги.

— Коварный слин, — рассмеялся Самос.

— На севере тоже попадаются смышленые ребята, — заметил я.

— Меня нечасто удается перехитрить, — покачал он головой.

Мы вернулись к низкому столику.

— Значит, ты готов отправиться на край света? — произнес Самос.

— Готов, — ответил я, собираясь уходить.

— Капитан, — остановил он меня. — Как ты думаешь, если нам удастся отворить ворота к звездам, запомнят ли люди имя Тэрла Кэбота?

— Нет, — ответил я.

— Я желаю тебе успеха.

— Я тоже желаю тебе успеха, Самос, первый капитан Порт-Кара.

— Кстати, кто, по-твоему, победит на турнире каиссы?

— Скорм из Ара, — сказал я. — Ему сегодня нет равных. Сентий из Коса великолепный боец, но его слава уже склоняется к закату. Он не устоит перед Скормом.

Я видел Скорма несколько лет назад в доме Серна из Ара. Это был неправдоподобно красивый юноша, молодой, умный, надменный до наглости и хромой. Жил он один. Поговаривали, что Скорм до сих пор не прикоснулся ни к одной женщине. Играл он смело, молниеносно, решительно и беспощадно. Каисса была его оружием. С ее помощью он уничтожал своих врагов.

Сентий из Коса, напротив, был человеком влетах. Никто не знал его точного возраста. Это был худощавый седой мужчина, весьма непохожий характером на Скорма. Сентий был скромен, выдержан и говорил тихо. Он обожал Каиссу и часами мог просиживать за доской в поиске самой лучшей комбинации. «Ускользает», — было его любимым словом. Однажды на турнире Тарны, проиграв некоему Сабо из Турий, Сентий кинулся обнимать соперника и благодарить его за прекрасную партию.

— Поражение и победа не играют никакой роли, — сказал он тогда. — Важна только игра и ее очарование. Пусть меня лучше запомнят как проигравшего в одной прекрасной и бессмертной партии, чем как победителя тысячи незапоминающихся турниров.

Вся его жизнь проходила в поиске совершенной стратегии. До сих пор он ее не нашел. Художник видит прекрасное там, где простой смертный ничего не заметит. Ремесленник находит его в узелке кожаного ремня, музыкант слышит его в переливах мелодии. Игроки в каиссу ищут красоту в комбинациях маленьких деревянных фишек на раскрашенной в красные и желтые квадратики доске. Сентий из Коса всю свою жизнь посвятил поиску совершенной игры. И не нашел ее.

— Когда вернешься? — спросил Самос.

— После турнира, — ответил я. — Там, кстати, будет на что посмотреть. Филимон из Телетуса будет играть против Стенгария из Ти, а Хобарт из Тарны сразится с Борисом из Турий.

— Я за этим не слежу, — устало произнес Самос.

Я пожал плечами. Он безнадежен.

Самос проводил меня до первых ворот своего дома, где я накинул на плечи адмиральский плащ.

Спустя несколько минут я уже стоял на носу длинной лодки, плывущей в сторону моего дома. В нескольких футах от лодки я заметил шелковистую морду урта. Это был крупный урт, не меньше сорока фунтов веса. Эти твари питаются помоями, которые сливают в каналы, а также не угодившими своим хозяевам рабынями.

Я оглянулся и посмотрел на дом Самоса. Стройную белокурую девушку уже, наверное, заклеймили. Мы не слышали ее криков, ибо после клеймения женщин держат в глубоких подвалах, где они могут выть, сколько им заблагорассудится.

Я вспомнил текст послания:

«Приветствую тебя, Тэрл Кэбот

Жду на краю света.

Зарендаргар.

Народный генерал».

Я улыбнулся.

Нос корабля Терсита смотрел строго на край света.

Ни один человек не вернулся оттуда живым.

У излучины канала я еще раз оглянулся на дом Самоса. Высокая, мрачная крепость нависала над блестящими волнами. Глубоко в подвале томилась стройная белокурая землянка. Ее узилище, скорее всего, зарешечено. Я представил, как она прижимается лицом к железным прутьям, вглядывается в темноту и пытается осмыслить, что же с ней произошло. Не следует лезть в дела двух миров, если не хочешь оказаться рабыней.

А может, она лежит голая на каменном полу и жалобно воет, обхватив голову руками. На внешней стороне левого бедра свежее клеймо. На внутренней — запекшаяся кровь. Не следует лезть в дела двух миров. Для нее это закончилось плохо. Скоро ее продадут.

Интересно, быстро она научится угождать своему господину?

Еще один урт вынырнул из воды совсем рядом с лодкой.

Полагаю, что быстро.

Ставить, конечно, надо на Скорма из Ара.

Глава 3. ЯРМАРКА В ЭН-КАРЕ

— С дороги! С дороги! — кричал смуглый молодой парень. Он нес на плече связанную обнаженную девушку. Она досталась ему в качестве приза в соревновании «догони девчонку», традиционно проводившемся между двумя небольшими городишками Вен и Рарн. В состязании участвовали по сто молодых мужчин и женщин от каждого города. Цель игры заключалась в захвате женщин противника. Оружие запрещалось. Игры проводились за городом, на специально отведенной и огороженной низким заборчиком площадке. Зрители располагались на высоких скамьях по периметру. Вытолкнутый за заборчик мужчина выбывал из соревнования. Попытка незаконно проникнуть на игровую площадку каралась смертной казнью. В противоположных концах поля размещались круглые девичьи ямы глубиной в два фута, куда скидывали отловленных и связанных женщин противника. На дно ям насыпали песок. За каждую пойманную женщину команде начислялось очко. Смысл игры заключался в том, чтобы вытолкнуть с поля как можно больше игроков противника и переловить всех его женщин. Девушки, естественно, стремились избежать поимки.

— С дороги! — кричал парень.

Я посторонился вместе со всеми.

Участвующие в игре девушки надевают короткие туники, что позволяет игрокам и зрителям оценить их красоту и грацию. В состязании участвуют только свободные женщины, поэтому некоторые предпочитают надевать маски. Юноши также одеты в туники, на левой руке каждого крепится моток веревки для связывания женщин. По окончании игры попавшие в плен женщины победившей команды с почетом возвращаются домой, девушек из проигравшей тут же раздевают догола и обращают в рабынь.

Подобный спорт может показаться жестоким, а между тем он гораздо менее травматичен, чем война. Поэтому, когда не затронута честь, города предпочитают выяснять отношения на игровом поле. Гориане, кстати, весьма щепетильны в вопросах чести. Землянам этого не понять. На Земле воюют из-за золота и богатств. Как ни странно, девушки охотно принимают участие в состязании, ибо нисколько не сомневаются в победе своей команды.

Парень гордо прошествовал мимо. Волосы его пленницы были до сих пор перехвачены лентой, но на шею уже набили тонкое стальное кольцо. Он прикрутил к нему проволокой жетон со своим именем, чтобы все знали, кому досталась добыча. Судя по виду, девчонка принадлежала к знатному рарнскому роду. Маловероятно, чтобы она осталась рабыней в заштатном речном порту Вене. Парень, судя по всему, себе на уме. За такую красотку можно выручить неплохие деньги.

Я посмотрел ему вслед. Он шагал в сторону высокой ритуальной платформы, с которой открывался хороший вид на белые вершины Сардара. Там он развяжет девушке волосы, поднимет ее высоко над головой и возблагодарит Царствующих Жрецов за щедрый подарок.

— Где делают ставки на каиссу? — спросил я белокурого молодого мужчину в свободной куртке.

— Не знаю, — промычал он, не отрываясь от куска жареного мяса. — Эта игра популярна на севере.

— Спасибо, приятель, — кивнул я.

В определенном смысле он был прав. Каисса, в которую играют на севере, весьма отличается от своего южного варианта. Большинство горианских городов приняли правила, утвержденные верховным советом касты игроков. В ряде случаев отличия не выходили за рамки терминологии. Так, например, фигура, которую в Аре называли «город», получила Официальное наименование «домашний камень». В стандартной каиссе больше нет «рабов-копьеносцев».

По поводу рабов, к слову сказать, периодически вспыхивали большие споры. Существовало мнение, что они также имеют право садиться за доску. Между тем в большинстве горианских городов считалось уголовным преступлением обратить в рабство человека из касты игроков. Подобная привилегия распространялась и на касту музыкантов.

Человек из Торвальдсленда откусил здоровенный кусок мяса и поинтересовался:

— Скажи лучше, где находится невольничий рынок?

— Здесь их много, — откликнулся я.

Купить раба или рабыню на ярмарке действительно не проблема. На ярмарках запрещено драться, воевать и обращать людей в рабство. Ярмарки предназначены для купли и продажи всевозможных товаров, а следовательно, и рабов тоже. Ярмарки выполняют и другие функции. На них встречаются и обмениваются мнениями представители различных цехов и профессий. На них же принимают и утверждают новые торговые положения и законы. Поэты читают свои стихи, музыканты исполняют песни, толкаются фокусники и шарлатаны. На ярмарках можно встретить мелких лавочников и крупных коммерсантов. На ярмарке можно купить любую мелочь, здесь же продаются обширные земельные угодья. Благодаря ярмаркам происходит стандартизация горианского языка. Ярмарки — время мира. Здесь без страха встречаются воины и торговцы из враждующих городов.

— Ближайший, — сказал я парню из Торвальдсленда, — вон там, в четверти пасанга, сразу за лавкой торговца коврами. А самый крупный находится в противоположной стороне. До него пасанга два. Надо пройти через квартал кузнецов и цепочников.

— Для южанина ты говоришь весьма понятно, — ответил он и швырнул мне свой ломоть мяса.

С самого утра я ничего не ел. Оторвав зубами огромный кусок, я пробормотал:

— Спасибо.

— Меня зовут Олег, — представился он.

— На севере меня знают как Ярла Рыжего, — сказал я.

— Ярл! — воскликнул он. — Извини, не признал.

— Отличное мясо, — сказал я.

Я ему не соврал. На севере, с легкой руки Севина Синезубого, я стал Ярлом Рыжим.

— Мы дрались с тобой в лагере зверей, — произнес он. — Потом я видел тебя возле шатров Торгарда из Скагнара.

— Это был хороший бой, — заметил я.

— Хороший, — кивнул парень из Торвальдсленда и облизнул губы.

— Спокойно у вас на севере? — спросил я. — Кюры не беспокоят?

— Как всегда, — пожал он плечами.

— Хорошо, — сказал я.

В Торвальдсленде кюры натолкнулись на сопротивление могучих и суровых жителей и были вынуждены покинуть эту каменистую и неприветливую землю.

— Удачной охоты на невольничьем рынке! — сказал я и вернул кусок.

— Спасибо, Ярл! — Олег забрал мясо и зашагал в указанном мной направлении. Спустя несколько мгновений он отшвырнул обглоданную кость и вытер руки о полы куртки. Через его плечо был переброшен огромный топор.

* * *
Ночью прошел дождь, на ярмарке было грязно.

Все ярмарки Сардара организовываются кастой торговцев.

Рядом с дорогой визжала женщина. Ее приковали к низкому столбику и стегали плетьми. Запрет на насилие на время проведения ярмарок, разумеется, не распространялся на рабынь. Здесь, как и везде, их можно было подвергнуть пытке и даже убить за то, что они не смогли угодить своему хозяину. На то они и рабыни.

Я свернул на грязную улочку, с обеих сторон которой лепились лавчонки горшечников. Скорее всего, заключить пари можно там, где располагаются монетчики.

— Где улица монетчиков? — спросил я у человека, который, судя по одежде, занимался разведением тарнов.

— Какого города? — уточнил он.

— Все равно, — сказал я и пошел дальше.

— Покупайте серебро Тарны! — выкрикивал человек на углу. — Покупайте лучшее серебро Гора!

Он стоял за невысоким прилавком. Позади его палатки валялась в грязи обнаженная рабыня в ошейнике. С пояса торговца серебром свисали два золотых шнурка длиной около восемнадцати дюймов каждый. Так принято в Тарне.

Позади меня зазвенели колокольчики, и я посторонился, пропуская процессию посвященных. Возглавлял шествие бритый наголо человек с хоругвью, на которой был изображен золотой круг, вещь без начала и конца, символ вечности и Царствующих Жрецов.

Одетые в белые одежды посвященные распевали гимны и возжигали благовония. Это одна из самых состоятельных каст на Горе.

Я взглянул на рабыню торговца серебром из Тарны. Она не осмеливалась поднять голову, поскольку на это требовалось разрешение хозяина. В Тарне мало свободных женщин. Говорят, там самые суровые условия для рабынь.

— Где можно сделать ставку на турнир каиссы? — спросил я.

— Не знаю, — проворчал торговец.

— Спасибо, — ответил я и пошел дальше.

— Где можно сделать ставку на турнир каиссы? — повторил я свой вопрос, увидев невысокого человека в одежде кожевника. На его шапке красовался герб Табора.

— Я и сам хотел об этом спросить, — ответил он.

— Хочешь поставить на Скорма из Ара?

— А на кого же еще?

Я кивнул. Расспрашивать всех подряд не имело смысла. Надо найти кого-нибудь из устроителей ярмарки.

В проходе между шатрами ювелиров показались четверо в свободных одеждах Тахар и. Первый вел за собой статного песчаного кайила, на спине которого был установлен обитый шелком курдах. Все четверо держались за рукоятки ятаганов. «Интересно, — подумал я, — кто там у них в курдахе, свободная женщина или украшенная драгоценностями рабыня?»

Мимо спокойно прошли двое в одеждах людей фургонов и молодой парень, явно из Турий. На ярмарках перемирие соблюдается очень строго.

Я обратил внимание на шестерых молодых людей в белых одеждах. Они направлялись к ритуальной платформе, чтобы воздать почести таинственным обитателям Сардара, загадочным и могущественным Царствующим Жрецам. Каждый житель Гора обязан до достижения двадцати пяти лет совершить паломничество в Сардар и поклониться Царствующим Жрецам. Караваны паломников тянутся через всю планету. Большинство добирается до места без проблем, некоторые становятся добычей бандитов и охотников за рабынями. Нередко бывает так, что девушки, с восторгом взирающие с ритуальных платформ на заснеженные вершины Сардара, спустя несколько дней гремят цепями на невольничьих помостах.

Пронзительно кричали какие-то разноцветные птицы. Их привезли темнокожие торговцы из Шенди.

В Шенди, к слову сказать, находится центр чернокожей работорговли. На каждой ярмарке есть несколько платформ, отведенных специально под этот вид товара.

Я задержался на несколько минут и посмотрел кукольное представление. Раскрашенные фигурки ссорились между собой и лупили друг друга дубинками.

Мимо прошли крестьяне в грубых туниках до колен. За ними брели рабы с мешками зерна и два молочных верра.

Я снова посмотрел на кукол. Теперь они изображали убара и крестьянина. Обоим надоела их настоящая жизнь, и они решили поменяться местами. Разумеется, из этой затеи ничего не вышло. Убар обнаружил, что не умеет даже подоить верра, а крестьянин безуспешно пытался вырастить урожай на каменных улицах города. В конце концов убар с радостью вернулся на свой трон, а крестьянин с облегчением поспешил в поле. Пшеница запела торжественную песню, все возликовали. Гориане обожают такие истории. Здесь весьма уважительно относятся к кастовой принадлежности.

Какая-то рабыня взглянула на меня из толпы.

Рядом со мной прошел коренастый, почти квадратный человек, приземистый и, судя по всему, очень сильный. Несмотря на раннюю весну, он был обнажен по пояс. На нем были меховые штаны и сапоги до колен. Темная кожа отливала густым медным загаром, иссиня-черные волосы, казалось, некогда не ведали гребня, веки имели эпикантус. С плеча свисала веревка, сплетенная из кожи слина, к поясу был приторочен колчан со стрелами и часто можно встретить таких людей. Их родина — бескрайние ледяные просторы.

Стадо Танкреда не появилось на севере. Интересно, знает ли он про это?

Я попросил Самоса направить туда корабль с продовольствием.

Вскоре краснокожий растворился в толпе.

Рабыня осторожно прикоснулась к моему рукаву и робко подняла голову. Во взгляде темных глаз сквозила мольба.

Рабыни не могут жить без мужской ласки.

— Я шла за тобой, — произнесла она.

— Знаю, — сказал я.

Я всегда отмечаю такие вещи. Я из касты воинов.

— Ты очень красив, господин, — прошептала она и взяла меня за руку. В разрезе туники колыхались соблазнительные белые груди. — Пожалуйста, господин, — прошептала она.

— Тебя, наверное, послали куда-нибудь с поручением? — спросил я.

— Нет, господин. До ужина меня не хватятся.

Я отвернулся.

— Пожалуйста, господин, — повторила она, стискивая мою руку нежными, но цепкими пальчиками. В глазах девушки стояли слезы. — Пожалей меня, господин.

— Ты принадлежишь другому, — усмехнулся я. — Мордашка у тебя приятная, но я не твой хозяин.

— Ну, пожалуйста!

— Твой хозяин, если ему захочется, удовлетворит твое желание. Если нет, то нет.

Откуда мне знать, вдруг она наказана воздержанием? Я не собирался вмешиваться в воспитательный процесс. Я не знал, кто ее господин, и не хотел подводить незнакомца.

— Твой хозяин знает, что ты пристаешь к мужчинам на улице? — спросил я.

— Нет, — испуганно ответила девушка.

— Может, — сказал я, — связать тебе руки и написать ему на твоем теле записку?

— Только не это! — воскликнула рабыня.

— Она к тебе пристает? — спросил меня какой-то торговец. На голове его красовалась чалма устроителя ярмарки. Сзади стояли два стражника с плетками.

— Нет, — сказал я и спросил: — Где можно сделать ставку на турнир каиссы?

— Вокруг амфитеатра стоят несколько шатров, — ответил торговец. — Больше нигде.

— Спасибо, — кивнул я.

— Там большая очередь, — предупредил он.

— Всего доброго, — произнес я, и они удалились.

— Спасибо тебе, господин, — пролепетала девушка.

Одно мое слово — и с нее спустили бы шкуру.

— Встань на колени и поцелуй мои ноги! — приказал я.

Она немедленно повиновалась.

— Теперь беги к своему господину. Ползи к нему на животе и умоляй о ласке.

— Слушаюсь, господин! — крикнула рабыня и мгновенно исчезла за поворотом.

Я рассмеялся. До чего же глупая, хорошенькая и беспомощная в своем вожделении девочка!

Еще одна рабыня улыбнулась мне из толпы. Я подмигнул ей и отвернулся.

Приятно жить на планете, где есть рабыни. Ни за что не захотел бы оказаться в другом мире.

Если удастся найти хорошую невольницу, перевезти ее в Порт-Кар будет несложно. Перевозка и доставка рабынь почти ничего не стоит.

Переходя улицу, я снова увидел краснокожего полярного охотника в меховых штанах. Он торговался с каким-то толстым и рыхлым мужчиной. Мне показалось, что краснокожий плохо говорит по-гориански. Он вытаскивал из вместительного мехового мешка выточенные из кости фигурки морского слина, кита и различных северных птиц. Я отметил, насколько добросовестно и красиво были сработаны эти вещицы.

Спустя несколько минут я вышел к амфитеатру. Вот и столы для заключения сделок на турнир каиссы. Очереди действительно были большие.

Ночевать сегодня придется в общественном шатре. За пять медных тарсков тебе дадут меховое одеяло и подстилку. Дорого, конечно, но, с другой стороны, в Эн-Каре все дорого, тем более во время ярмарки. В таких шатрах нередко можно увидеть, как крестьяне укладываются бок о бок с капитанами и торговцами. На ярмарке люди забывают о кастовых различиях.

А вот еды в шатре не достанешь. Хотя, если разобраться, за такие деньги человека должны кормить всю ночь. Зато вокруг масса всевозможных закусочных и палаток.

Я встал в конец очереди, показавшейся мне самой короткой.

Отсутствие еды в шатрах компенсируется пагой и вином. Их разносят рабыни, услуги и ласки которых входят в стоимость ночлега.

— Суп! Вкусный суп! — выкрикнул какой-то человек, и я тут же поднял руку.

— Давай сюда!

За один медный тарск он налил мне полную чашку ароматного супа.

— На кого будешь ставить? — спросил я.

— На Скорма из Ара.

Я кивнул. Все ставят на Скорма. И я считаю, что он победит. Обидно поставить золотой тарн и выиграть серебряный тарск.

По обеим сторонам амфитеатра возвышались золотые шатры. Один из них принадлежал Скорму из Ара, второй — Сентию из Коса.

— Уже известно, кто играет желтыми? — спросил я.

— Нет.

Как правило, большая часть пари заключается после того, как игроки вытянут жребий, кто играет желтыми и ходит первым. На этот раз, похоже, дожидаться формальностей не стали. Если желтые достанутся Сентию, ставки на Скорма могут слегка понизиться. Если играть желтыми выпадет Скорму, они вырастут неимоверно.

Впереди меня стоял житель Коса.

— На кого ставишь? — спросил его я.

— На Сентия, — вызывающе произнес он.

Я улыбнулся. Посмотрим, сколько продлится твой патриотизм. Скорее всего, от него не останется и следа, когда подойдет очередь делать ставки. Право первого хода обычно разыгрывается очень просто: один игрок зажимает в руке копьеносца, а второй угадывает, в какой руке фигура. На этот раз, однако, решили сделать по-другому. Желтого и красного копьеносцев бросят в накрытый малиновой салфеткой шлем. Скорм и Сентий одновременно опустят в него руки и вытащат по фигурке.

До стола оставалось шагов двадцать.

— Смотрите! — воскликнул кто-то.

От золотых шатров по направлению к амфитеатру одновременно двинулись две группы. Где-то посередине шествовали Скорм и Сентий. Старейшина касты игроков вместе с помощниками ожидал их на каменных ступенях амфитеатра.

Похоже, они определятся раньше, чем до меня дойдет очередь. Если Скорму выпадет играть желтыми, я не выиграю ничего, сколько бы ни поставил.

— Серебряный тарск на Скорма из Ара, — произнес житель Коса, до которого дошла очередь.

До стола оставалось несколько человек.

— Четырнадцать против одного за чемпиона Ара, — объявил условия пари устроитель сделок.

— Ставлю тысячу четыреста золотых тарное на чемпиона Ара, — произнес я.

— Ты что, спятил? — вырвалось у чиновника. — Откуда ты?

— Меня зовут Боск из Порт-Кара, — ответил я.

— Принято! — выкрикнул он и протянул мне бумагу.

— Смотрите! Смотрите! — закричали вокруг.

Над амфитеатром развернулся штандарт города Ара. Желтыми выпало играть Скорму. Поднялся неимоверный шум. Жители Ара обнимались и поздравляли друг друга. На несколько секунд штандарт передали в руки Скорма. Он потряс им перед толпой, потом вручил распорядителю игры и пропал из виду.

— Следующий! — выкрикнул устроитель сделок и объявил новые условия: — Тридцать шесть против одного за чемпиона Ара!

Кто-то застонал.

Я улыбнулся и отошел в сторону. Конечно, условия могли быть и получше. Хорошо, что я успел поставить до того, как ставки против бедного Сентия удвоились. Как-никак, а сто золотых тарное я сегодня заработаю. Неплохо.

Я решил пройтись вдоль деревянных помостов. Может, куплю себе на ночь девочку, а утром продам.

Над огромным павильоном для торговли рабынями колыхался голубой шелковый купол.

Издалека донесся запах верра. Воздух был чист и прозрачен.

Внутри павильона, как всегда, царила суета. Длинные деревянные подмостки тянулись, насколько хватал глаз. За день их было не обойти. Я медленно побрел вдоль невысокого помоста, читая написанные мелким шрифтом вывески: «Девушки Сорба из Турии» или «Рабыни принадлежат Теналиону из Ара».

Закованная в цепи невольница протянула руки и взмолилась:

— Купи меня, господин!

Я прошел мимо. Две рабыни стояли спиной друг к другу, руки их были скованы. Большинство невольниц стояли на коленях или сидели на помостах. Одна девушка высоко запрокинула голову, врач осматривал ее зубы. На другой платформе осуществлялась кормежка: раб притащил огромный котел с водянистым супом. Девушки поочередно опускали в него пригоршни, после чего долго облизывали пальцы и вытирали руки о тело.

Основные торги начинались вечером в павильоне, после захода солнца, хотя многие предпочитали покупать рабынь прямо с платформ. Всех рабынь продать никогда не удается. По окончании ярмарки всегда остается несколько сотен невостребованных девушек. Их забирают по оптовой цене крупные рабовладельцы и развозят по мелким рынкам, где продают со своей накруткой.

— Как ты считаешь, встану я перед тобой на колени? — спросила меня озорная рабыня, весело подмигнула и впилась зубами в плод лармы. В следующую секунду она увидела мои глаза, побледнела как смерть и бросилась ниц.

— Прости меня, господин!

Невольницу била крупная дрожь. Кажется, до нее дошло, как близко она оказалась к смерти. Ларма откатилась к краю помоста.

Я пошел дальше. Какой-то мужчина ощупывал ноги хорошенькой рабыни, прикидывая, стоит ли она запрошенных денег.

— Где новые рабыни? — спросил кто-то.

— На западных платформах, — ответил голос.

Поскольку делать мне все равно было нечего, я пошел в сторону западных платформ.

Как только девушка окончательно и бесповоротно осознает, что стала рабыней, с ней происходят фантастические перемены. В ней высвобождается дикая сексуальность. Ее перестает волновать мнение свободных женщин, которые в глубине души всегда завидуют раскрепощенным и независимым рабыням. Она понимает, что теперь у нее нет выбора, она стала тем, кем должна была стать, она — рабыня. В глубине души каждая женщина мечтает кому-либо подчиняться, для рабыни подчинение составляет суть и смысл ее существования.

Между тем жизнь рабыни полна своих трудностей, и временами ее никак нельзя назвать легкой и приятной.

Рабство есть рабство. Желания рабыни никого не волнуют.

Ее могут в любую минуту продать и перепродать.

Ее могут высечь плетьми, подвергнуть пытке и даже убить по первой прихоти господина.

Она никогда не знает, кому достанется.

Ей постоянно приходится лезть из кожи вон, чтобы угодить человеку, который ни во что ее не ставит.

Величие рабыни состоит в том, что она рабыня. В этом же заключается ее несчастье и трагедия.

Как бы то ни было, цепи женщине всегда к лицу.

Я посмотрел на невольниц. Сразу видно, на кого ошейник надели совсем недавно. Новенькие ведут себя неуверенно, двигаются неуклюже и неженственно. Рядом стояли неразгруженные фургоны, запряженные тягловыми тарларионами. Как правило, для перевозки рабынь используют обычный транспортный фургон с двумя параллельными шестами, к которым девушек приковывают за лодыжки.

Я уже собирался покинуть западные платформы, когда внимание мое привлекла четверка скованных между собой хорошеньких невольниц. Трое были темноволосы, одна оказалась блондинкой. Рабынь еще не успели переодеть. На беленькой красовались обтрепанные по краям выцветшие джинсовые шорты. Синяя рубашка была завязана узлом на загорелом животе. На второй девушке были обтягивающие брючки и свитер. Свитер порвался, из дыры соблазнительно выглядывали груди. Перехватив мой взгляд, землянка стыдливо попыталась спрятать их за остатками материи. Я рассмеялся. Дурешка еще не поняла, куда она попала. На Горе такие штучки не проходят.

Между тем у всех четверых в ушах висели сережки. Удивительно, что на Земле, где женщины всеми силами пытаются обмануть природу, до сих пор сохранился этот обычай. Меня глубоко тронула эта маленькая деталь: все-таки им не удалось до конца вытравить здоровые инстинкты.

— Я требую, чтобы со мной поговорили, — неожиданно произнесла девушка в разорванном свитере, обращаясь к проходившему мимо человеку. Тот изумленно уставился на обнаглевшую рабыню.

— Немедленно пришлите сюда говорящего по-английски человека! — громко повторила она.

— Прикуси язык! — ответил мужчина и коротко, без замаха треснул ее в зубы.

— Он ударил меня! — запричитала землянка, вытирая кровь с разбитых губ.

Остальные невольницы испуганно притихли.

— Он меня ударил, — растерянно повторила девушка. Очевидно, ей и в голову не приходило, что такое может случиться.

— А вдруг они заставят нас целоваться? — в ужасе спросила красотка в джинсовых шортах.

— Значит, будем целоваться, — проворчала девушка в разорванном свитере.

— Неужели они осмелятся? — сказала третья.

— Никто не знает, на что они способны, — ответила четвертая.

— Они не имеют права! — решительно произнесла блондинка.

— По-моему, здесь это никого не волнует, — вздохнула девушка, которую ударили по лицу. На некоторое время все затихли, потом блондинка в шортах спросила:

— Интересно, к какой категории пленников мы относимся?

— А как ты думаешь? — раздраженно ответила девушка в порванном свитере.

— Ты хочешь сказать, что мы рабыни? — в ужасе воскликнула блондинка. — Только не это!

«Любопытно, — подумал я. — А ведь вначале мне показалось, что именно она меньше других стесняется своей сексуальности. Выходит, коротенькие шорты и голый животик были самообманом. Очевидно, ее нередко посещали смутные желания. Выставляя напоказ свое тело, она бросала вызов мужчинам, которых боялась и ненавидела».

Разумеется, все четверо были босы. На Горе рабыням редко разрешают носить сандалии. Это большая привилегия.

Благодаря рабовладельческим рейсам кюров на Горе много землянок. Они высоко ценятся горианскими мужчинами. Земные имена, кстати, на Горе считаются рабскими. Не случайно ими называют даже рабынь горианского происхождения. Последнее символично. Выходит, что гориане рассматривают землянок как прирожденных рабынь.

* * *
Почувствовав голод, я пошел дальше. Есть, скорее всего, придется в какой-нибудь харчевне.

Вначале я подумал, что было бы неплохо купить блондинку и вторую, в порванном свитере, но потом решил, что они еще слишком сырые. Ребята могут не сдержаться, и девчонки с хорошими потенциальными данными пойдут на корм уртам.

Я в последний раз оглянулся на стоящих на коленях четверых красавиц. Тяжелые цепи красиво смотрелись на тонких запястьях и изящных лодыжках. Женщинам вообще идут цепи. Надо отдать должное, вкус у кюров хороший.

К платформе подошли двое мужчин. Один нес рабские туники, второй держал в руке нож.

Я с наслаждением допил последний глоток кал-ды, вытер губы рукавом и поднялся из-за стола. Харчевня была переполнена. Многие распевали песни Ара.

— Я готов к игре, — произнес Сентий из Коса, обращаясь к Скорму из Ара.

— Я тебя уничтожу, — ответил тот.

Интересно, о чем думают гении каиссы накануне великого турнира? Поговаривали, что Скорм, как свирепое злое животное, в одиночку бродит по скамьям амфитеатра. Сентий из Коса сидит в своем шатре и, как ни в чем не бывало, изучает позицию, которая сложилась поколение назад в партии второстепенного игрока Оссиуса из Табора и Филимона из Асперихта, ткача, даже не принадлежавшего к касте, игроков. Партия, естественно, была не турнирная и от ее результата ничего не зависело. Сентий тем не менее считал ее интригующей и часто разыгрывал наедине сам с собой.

— Здесь, — любил говорить Сентий, — Филимон, сам того не подозревая, прикоснулся к рукаву каиссы.

За несколько столиков от меня какой-то человек встал со стула и вышел из харчевни. Я ощутил смутное беспокойство. Причину его объяснить я не мог. Я даже не разглядел его лица, да и он, скорее всего, меня не увидел.

Я нырнул под полог и вышел на улицу. В таких заведениях платишь перед едой, после чего тебе выдают жетон, который надо положить перед собой на стол. Еду разносят рабыни в коротеньких кожаных фартучках. За них надо доплачивать.

Я снова слился с толпой. До завтрашнего вечера ничего особого не предвиделось. За моей спиной продолжали распевать песни болельщики из Ара.

Рабовладелец ударил в гонг и возвестил, что торги в павильоне начнутся через один ан.

— Девушка на прокат! Девушка на прокат! — громко выкрикивал какой-то человек. Впереди него бежала обнаженная рабыня со скованными за спиной руками. Увидев меня, он дернул за накинутую на ошейник цепочку, и девчонка повалилась на колени, хватая меня зубами за край туники.

— Всего четверть тарска! — выкрикнул рабовладелец.

Я отпихнул невольницу и пошел дальше.

— Бестолковая шлюха! — проворчал мужчина и снова дернул за цепочку. — Девушка на прокат!

Здесь же демонстрировали свою ловкость жонглеры и фокусники. Какие-то крестьянки ругались из-за отреза материи, над выложенными на продажу мясными тушами роились полчища мух.

Я решил побродить по ярмарке и подождать, когда на продажу выставят самых лучших рабынь. Надо все-таки купить своим морякам пару девочек.

Я вспомнил вышедшего из харчевни человека, и мне снова стало тревожно. Потом я отогнал от себя дурные мысли.

Вот и голый по пояс краснокожий полярный охотник. Интересно, распродал он своих зверушек или нет?

Мне опять захотелось взглянуть на девушек с Земли. Интересно, как они выглядят в одежде, которая не скрывает, а подчеркивает женскую привлекательность.

— Где находятся подмостки Таналиона из Ара? — спросил я, вспомнив имя торговца, которому принадлежали землянки. Узнав дорогу, я пошел в нужном направлении.

Как правило, рабынь продают обнаженными, хотя иногда, чтобы заинтриговать покупателя, на них надевают коротенькие открытые туники. Работорговец, естественно, присутствует при осмотре и всячески расхваливает свой товар. Тунику, само собой, все равно либо снимают, либо задирают выше головы. Никому не придет в голову купить одетую девушку.

А вот и землянки. Вид невольниц доставил мне большую радость. Они действительно оказались красавицами.

Особенно красиво смотрелись ошейники. Безобразное и бессмысленное земное одеяние сменили коротенькие обзорные туники без рукавов и с огромным вырезом. Стоящие на коленях девушки по-прежнему были скованы между собой.

— Я боюсь даже пошевелиться, — произнесла блондинка, сжимая круглые коленки.

Руки рабынь сковали за спиной. Теперь они при всем желании не могли спрятать тело под одеждой.

Какой-то прохожий задержался возле их подмостков и оценивающе оглядел товар. Землянки сбились в дрожащую кучку. Лодыжки девушек расковали. Теперь, если того пожелает покупатель, они могли широко раздвинуть ноги.

— У них нет права!.. — произнесла блондинка.

— Ты уверена? — спросила ее темноволосая девушка, на которой раньше был свитер и брючки.

— Уверена!

— Посмотри им в глаза.

Блондинка испуганно сжалась в комочек.

— Ну что? До сих пор думаешь, что они не имеют права?

Рабыня промолчала.

— Что все-таки с нами будет? — спросила третья девушка.

— Еще не догадалась? — ответила темноволосая.

У нее было узкое, красивое и благородное лицо, изящная фигурка и короткая стрижка. Мне она показалась самой привлекательной. Да и в сообразительности она заметно превосходила своих подружек. Вторым лакомым кусочком в этой компании была, пожалуй, блондинка.

— Возмутительно! — сказала третья. — Посмотрите, во что нас одели!

— Скажи спасибо, что вообще что-то дали, — откликнулась понравившаяся мне землянка. — Рядом, на таких же подмостках, продавали совершенно обнаженных рабынь. — Обратили внимание, как эти накидки легко снимаются?

Широкие полы туники стягивал тоненький шнурок, завязанный на правом бедре в крупный бантик. Если потянуть за кончик, туника тут же соскользнет на пол.

— Ну и что? — не поняла землянка. — Не посмеют же они в самом деле нас раздеть!

Темноволосая девушка не удостоила ее ответом.

— Конечно, не посмеют! — уверенно сказала блондинка и злобно покосилась на подругу. — А ты не считай себя сильно умной. Ум и богатство — это не одно и то же.

— Успокойся, — брезгливо поморщилась та. — Неужели не ясно, что мы все потеряли? Нам не принадлежат даже эти цепи.

— Что вы там болтаете? — вступила в разговор четвертая пленница. — Я вообще ничего не понимаю. Где мы? Что это за место? — Она изо всех сил дернула за цепи и крикнула: — Я вас всех ненавижу!

Темноволосая только пожала плечами, после чего девушки замолчали.

Мужчины останавливались перед землянками, оценивающе осматривали товар и шли дальше. Вокруг, насколько хватал глаз, тянулись подмостки с выставленными на продажу рабынями.

— Я не могу больше выносить их взглядов, — простонала одна из девушек.

— Господин! — крикнула на горианском языке рабыня с другой платформы. Присев на одну ногу, она соблазнительно вытянула другую и постучала пальчиками по полу. Затем выгнула спинку и выставила на обозрение груди. — Забери меня, господин!

— Тебя, что ли? — поморщился стоящий перед платформой человек.

— Ты не пожалеешь, господин!

— Что скажешь? — обратился мужчина к своему товарищу.

— Поднимись! — приказал тот.

Рабыня с готовностью вскочила на ноги.

Увидев интерес покупателей, оживился и работорговец.

— Хотите приобрести очаровательную шлюшку?

Четверо землянок, оцепенев от ужаса, следили за типичным горианским представлением: рабыня пытается понравиться своему будущему господину. Покупатель залез на подмостки и дернул за шнурок туники. Начался придирчивый осмотр товара.

Землянки, за исключением темноволосой девушки, зажмурились и отвернулись. Невольница послушно вертелась на подмостках, подставляя тело под руки мужчин.

— Смотрите! — прошептала темноволосая девушка.

Ошибиться в происходящем было невозможно. Совершился акт купли-продажи. Работорговец получил деньги и расковал рабыню. Новый хозяин тут же надел на нее ошейник со своим именем и за поводок стащил с платформы. На деревянных помостах остались только цепи и скомканная, больше ненужная туника. Рабыню увели.

— Ну что? — спросила темноволосая землянка. — Сами догадались или надо объяснять, куда мы попали?

— Не может быть… — растерянно произнесла блондинка и горько заплакала.

— Надеюсь, ты больше не будешь твердить о своих правах? — не отставала от нее темноволосая красавица. — Посмотри! Это тебе не наши мужчины. Они делают с женщинами то, что им захочется.

— Значит, мы… — неуверенно проговорила другая землянка.

— Да, — кивнула темноволосая. — Надеюсь, никто больше не думает, что мы заложники?

Блондинка застонала и до крови закусила губу.

— Надо смириться с нашим положением, — продолжала темноволосая девушка. — Мы — рабыни в рабовладельческом мире. И нас выставили на продажу.

— Какой ужас, — прошептала блондинка. — Неужели меня продадут?

— Так же, как и всех нас.

Наступило молчание, после чего темноволосая сказала:

— А мне интересно. Представляете, побывать рабыней!

— Даже думать об этом не хочу, — откликнулась блондинка.

— Мы станем собственностью мужчины, — мечтательно произнесла брюнетка.

— А вдруг нас купит женщина? — предположила третья землянка.

— Ну уж нет! — воскликнула брюнетка. — Если попадать в рабство, то к мужчине. Хочет кто-нибудь попасть к женщине?

Все отрицательно замотали головами.

— Я и не предполагала, что на свете бывают такие люди, — сказала темноволосая девушка. — При их виде мне становится тревожно и сладостно.

— Ты просто испорченная дрянь! — взвизгнула все время молчавшая пленница.

— Я никогда не испытывала таких чувств, — не обращая на нее внимания, произнесла брюнетка. — Представляю, что будет, когда кто-нибудь ко мне прикоснется!

— Я начну визжать! — объявила блондинка.

— Смотрите, — произнес кто-то сзади меня. — Это же Таброн из Ара.

Я обернулся и увидел высокого тарнсмена в малиновой кожаной куртке. Он уверенно прокладывал путь через толпу. Вскоре воин замедлил шаг перед помостами, на которых стояли на коленях землянки. Увидев его глаза, блондинка сжалась в комок. Он перевел взгляд на темноволосую девушку. К моему удивлению, она тут же выпрямилась и продемонстрировала ему свое стройное тело. Таброн рассеянно взглянул на оставшихся рабынь и пошел дальше.

— Я все видела! — возмущенно произнесла землянка, на которой раньше была фланелевая рубашка.

— Он такой красивый, — откликнулась брюнетка, — А я всего лишь рабыня.

— Он тебя не купил, зря старалась, — злобно произнесла землянка. — И денежки твои здесь не помогут.

— Тебя, кстати, тоже не выбрали, — огрызнулась брюнетка.

Приятно все-таки видеть, как в женщинах пробуждается сексуальность. На Горе этот процесс не занимает много времени.

— Если уж на то пошло, — заявила четвертая в связке девушка, — самая красивая среди вас — я.

— Нет, я! — решительно возразила брюнетка.

— Перестаньте, — вмешалась в спор блондинка. — До меня вам обеим далеко.

Брюнетка задумчиво посмотрела в толпу:

— Решать будут они.

— Кто? — вскинула голову белокурая землянка.

— Наши господа.

— Господа?

— Да. Тот, кто нас купит, сам определит, кто красивее.

Перед помостом с землянками остановился статный парень в одежде дрессировщика тарнов. От него за версту несло запахом тарнского навоза.

— Это твои новые рабыни? — зычным голосом спросил он хозяина помоста.

— Только что переодел, — гордо объявил помощник работорговца.

— Мне нужна недорогая и работящая девка, — сказал парень. — Днем она будет чистить навоз и присматривать за тарнами, а ночью спать в моей хижине.

— Вот достойные кандидатуры, — слуга услужливо показал на четырех землянок, — Обрати внимание на эту, — он ткнул пальцем в блондинку и потянулся к краю ее туники.

— Не смей ко мне прикасаться, свинья! — завизжала девушка.

— Варварка? — произнес дрессировщик тарнов.

— Да, — кивнул торговец.

— А остальные?

— Тоже.

Взгляд покупателя уперся в брюнетку. Та непроизвольно поежилась.

Парень сплюнул и пошел дальше. Девушки облегченно вздохнули. Радость, однако, оказалась преждевременной. На подмостки поднялся второй помощник работорговца.

— Этак мы их никогда не продадим, — задумчиво произнес он. — Девчонки совсем сырые. Неуклюжие, бестолковые дуры. Они даже не говорят по-гориански.

— Теналион вообще не хотел их продавать, — откликнулся первый, вытаскивая из-за пояса тяжелую пятихвостную плеть.

— Пустая трата времени и торговой площади, — сказал второй. — Никто не позарится на этих идиоток. Придется везти их обратно в Ар.

— А там они кому нужны? — усмехнулся первый. — Лучше обменять их на корм для слинов.

— Верно.

— Сходи, поговори с людьми на сороковой платформе, — распорядился первый помощник, который, очевидно, имел больше полномочий. — Я побуду здесь.

Похлопывая плетью по ноге, он пристально оглядел цепенеющих под его взглядом землянок. Девушки, похоже, начинали понемногу ориентироваться в происходящем. Между тем я был готов побиться об заклад, что ни одну из них раньше не секли плетью.

— А ну вперед! — скомандовал он. — На самый край.

Слов девушки, конечно, не поняли, но жест был достаточно ясен. Землянки торопливо поползли к краю помостов. Теперь они находились на расстоянии одного ярда от покупателей. Вообще-то девушку лучше видно на середине платформы, но, с другой стороны, близость женского тела всегда однозначно действует на мужчин.

Работорговец, похоже, знал свое дело.

Невольницы испуганно жались друг к другу.

— Пожалуйста, не надо, — взмолилась блондинка, когда какой-то человек ухватил ее за бедро, и попыталась отодвинуться подальше от края.

Помощник работорговца сердито ткнул плеткой в то место, где должны были стоять ее колени, и блондинка послушно замерла.

— Покажи вот эту, — попросил человек в одежде кожевника и показал на блондинку.

— Согласись, это редкая красавица, — сказал помощник работорговца. — Подними тунику, посмотри, что она припасла тебе в подарок!

Кожевник протянул руку, но землянка резко отпрянула назад.

— Если ко мне прикоснутся, я буду визжать! — предупредила она.

— Не, такой мне не надо, — проворчал кожевник. — Она — варварка. Ее еще никто не обломал.

— Вот и обломай ее по-своему, — сказал помощник работорговца.

— Делать мне больше нечего.

— А ты не торопись, представь, какие тебя ждут радости.

Покупатель призадумался.

— Продикус! — крикнул работорговец. Второй помощник уже вернулся и быстро взобрался на подмостки. — Покажи эту! — кивнул на блондинку его напарник.

Продикус мгновенно развязал узел туники и сорвал одеяние с землянки.

— Нет! — завопила девушка.

Помощник работорговца пинком раздвинул ее колени и приподнял руки. Землянка отчаянно завизжала. Кожевник покачал головой и пошел дальше. Стоящие вокруг мужчины рассмеялись, а помощник работорговца огрел строптивую невольницу плеткой. Еще один человек попытался ухватить за ногу брюнетку, но она, звеня цепью, бросилась на середину платформы.

— Да они все варварки! — воскликнул кто-то. — Все до единой!

Удивленные необычным поведением девушек, люди принялись лапать их за разные места. Поднялся невообразимый визг и хохот. Наконец разъяренные работорговцы посрывали с невольниц туники и принялись стегать их, плетью.

Спустя несколько мгновений девушки взмолились о пощаде.

Появился хозяин помостов Теналион из Ара. Он с недовольным выражением лица наблюдал за происходящим.

— Бестолковые дуры, — тяжело, вздохнул его помощник и вытер пот со лба.

— Продавайте, за сколько дадут, — сплюнул Теналион и зашагал прочь.

Землянки рыдали от обиды и боли. Тела их были исполосованы плетью.

— Две, — сказал вдруг чей-то голос- Сколько за две?

Я узнал обнаженного по пояс краснокожего полярного охотника с луком за спиной. В левой руке он держал заметно похудевший мешок со шкурками. Я подошел поближе, ибо мне показалось, что ему может понадобиться помощь в переводе.

— Вот эти, — произнес охотник, показывая на всхлипывающую блондинку и брюнетку.

— Что? — вопросительно посмотрел на него работорговец.

— Мне нужны дешевые, — сказал краснокожий.

— Возьмешь двоих?

Охотник кивнул.

Помощник работорговца швырнул на колени обеих невольниц.

Землянки со страхом смотрели на людей, от которых полностью зависела их судьба.

— Дешевле ты нигде не найдешь, — сказал работорговец. — Деньги-то у тебя есть?

Охотник вытащил из мешка шкурку двубрюшного снежного ларта. Густой белый мех засверкал под лучами заходящего солнца. Работорговец жадно уставился на шкурку. За снежного ларта в Аре можно получить половину серебряного тарска. Снежный ларт охотится только при свете. Во втором его желудке еда может храниться практически бесконечно. Как правило, ларт набивает второе брюхо осенью. На этих запасах он должен продержаться всю полярную ночь. Средний ларт достигает в высоту десяти дюймов и весит около двенадцати фунтов. Он относится к классу млекопитающих, имеет четыре ноги, питается яйцами птиц и мелкими арктическими грызунами — лимами.

— Маловато будет, — произнес помощник работорговца.

Охотник тяжело вздохнул. Он ожидал такого ответа. Работорговец, судя по всему, не собирался обманывать своего клиента. Охотник, безусловно, уже сориентировался в ценах. При всем своем миролюбии краснокожие убивают легко.

Охотник вытащил из мешка две шкурки лима.

— Раскрой глаза, — укоризненно произнес работорговец, показывая на девушек. — Посмотри, какие красотки!

Охотник вытащил еще две шкурки.

— Мало, — упрямо повторил торговец.

Охотник вздохнул, завязал мешок, перекинул его через плечо и повернулся уходить.

— Подожди! — рассмеялся торговец. — Забирай своих красавиц.

— Нас продали, — побледнев, произнесла брюнетка.

Я вспомнил ее стильные мягкие темные брюки и красивый дорогой свитер. Некогда состоятельная девушка стала рабыней краснокожего охотника.

Работорговец запихал шкурки в висящий на поясе мешок и резко пригнул голову блондинки к дощатому помосту.

Потом проделал то же самое со второй девушкой. Рабыни замерли в новой позе. Они уже отведали плетей.

Затем работорговец сбил ошейники и оковы с рук. Туники невольниц остались на деревянном настиле. Охотник отрезал ножом кусок веревки из перекрученной кожи слина, связал невольниц за шеи и стащил их с платформы.

Оставшиеся девушки в ужасе следили за происходящим. Они поняли, что и с ними в любую минуту может случиться подобное.

Краснокожий сноровисто связал невольницам руки за спиной. Блондинка ойкнула. Судя по всему, здоровяку не раз приходилось связывать женщин.

Северные люди относятся хорошо ко всем, кроме животных. За полярным кругом пока одомашнили только два вида: снежного слина и белокожую женщину.

— Хо! — крикнул охотник и зашагал своей дорогой.

Приобретенные им животные затрусили следом.

— Этим рабыням придется нелегко, — заметил я, обращаясь к помощнику работорговца.

— Научатся таскать санки по снегу, — засмеялся он. — Самое тяжелое начнется, когда до них доберутся краснокожие женщины.

— Говорят, они могут их даже убить, — сказал я.

— У них только один шанс выжить, — ответил торговец. — Повиноваться с радостной готовностью.

— Разве не так должны вести себя все рабыни? — заметил я.

— Верно, — кивнул он.

Неожиданно одна из оставшихся девушек, та, на которой была фланелевая рубашка, закричала, обращаясь к красивому, статному прохожему:

— Господин! Купи меня! Я самая прекрасная девушка на свете!

Кричала она, естественно, по-английски, но смысл ее слов был ясен всем.

— Лучше купите меня! — закричала другая. — Купите меня, добрые, благородные господа!

Вокруг платформы снова стали собираться люди.

— Сколько хотите за этих двух? — поинтересовался кто-то.

— Девочки дорогие, — покачал головой торговец.

Я улыбнулся и пошел прочь. Скоро их продадут.

В большом павильоне уже начались торги. Со всех сторон раздавались крики рабынь, умоляющих, чтобы их купили.

— За вход надо заплатить, господин, — услужливо проговорил дежурящий на воротах раб. — Одну долю тарска.

Я порылся в кошельке и сунул ему деньги.

Ноздри мои задрожали, а кровь быстрее заструилась по жилам. Есть что-то волнующее в продаже рабынь.

— Четыре медных тарска! — выкрикнул устроитель аукциона.

На помосте, выгнув спину и вытянув одну ногу в сторону, стояла стройная невольница.

— Шесть! — произнес кто-то.

Девушка повернулась к толпе, закинула руки за голову и взъерошила пышную гриву волос. Взгляд ее был тяжел и неприветлив. Между тем в нем сквозила хорошо знакомая жителям Гора страсть. Из таких, как эта девчонка, получаются отличные, темпераментные рабыни, готовые в любую секунду удовлетворить прихоть хозяина.

Я пробирался через толпу, желая получше разглядеть происходящее. Рабыню продали за пятнадцать медных тарсков кузнецу из Тора.

Я оглядел толпу.

Следующей разыгрывалась стройная блондинка с Земли. Ее выставили на обозрение в причудливом нижнем белье. Узкие полоски материи на груди и в низу живота считаются там обязательным атрибутом женского гардероба. Руки рабыни были скованы за спиной.

Вначале с нее сорвали верхнюю полоску, потом нижнюю. Девчонка забилась в истерике. Нижняя тряпица всегда вызывает у гориан неподдельный интерес. Рабыни часто носят на животе и ягодицах куски ткани, но на Земле их принято сшивать вместе. Короткое шелковое одеяние, безусловно, предназначено для рабынь, но, если хозяин решит изнасиловать свою невольницу, такая штука потребует от него лишних движений.

Землянку продали за четыре медных тарска. Я толком не разглядел, кому она досталась. Кажется, кузнецу из Ти.

Я купил завернутый в вощеную бумагу и обильно политый соусом кусок мяса.

И в этот момент я увидел его. Наши взгляды встретились. Он побледнел. Отбросив в сторону кулек с едой, я бросился вперед. Он метнулся в толпу, пытаясь пробиться к краю шатра.

Это был тот самый тип, чью спину я увидел в харчевне. Тогда я его не узнал. Он уже успел поменять темно-коричневую куртку профессионального дрессировщика слинов на одеяние торговца.

Я ни разу не окликнул и не позвал его. Он тоже не произнес ни слова, один раз оглянулся, после чего побежал еще быстрее, расшвыривая в разные стороны случайных зевак. Он хотел добраться до края шатра.

Я гнался за человеком, который под именем Бертрама из Людиуса пробрался в мой дом и спустил на меня слина.

Я хотел растереть в ладонях его горло.

Добежав до края шатра, он располосовал материю и выскочил наружу. Когда я выглянул из павильона, на улице уже никого не было.

Упустил. Я выругался и ударил себя кулаком по ноге.

Из павильона за моей спиной доносились крики торговцев. Снаружи сновали сотни незнакомых людей.

В Сардаре ярмарка.

Шансы найти в многотысячной толпе человека, который знает, что его ищут, равны нулю. Я раздраженно крутился на месте. Какие-то люди уже лезли в дыру, чтобы не платить долю тарска при входе.

Интерес к торгам пропал. Потоптавшись еще немного, я слился с толпой и незаметно для себя дошел до ритуальных платформ. С них открывался волнующий вид на заснеженные вершины Сардара. Я забрался на платформу и долго смотрел, как сияют ледники в холодном свете трех белых лун. Отсюда же была хорошо видна вся ярмарка: огни, палатки, шатры, подмостки и там, вдали, амфитеатр, где сойдутся завтра за маленькой доской с красными и желтыми квадратиками Скорм из Ара и мягкий, деликатный Сентий из Коса. Ярмарка занимала территорию в несколько квадратных пасангов. Ночью она была по-настоящему прекрасна.

Спустившись по ступенькам, я направился в сторону ночлежных шатров, где еще утром оплатил свое место.

* * *
Я лежал, закинув руки за голову и задумчиво смотрел в потолок огромной палатки. По причине позднего времени лампы погасили. Уснуть я все равно не мог.

В шатре отдыхало не меньше тысячи человек. Потолок едва заметно выгибался под порывами восточного ветра.

В разных частях шатра были подвешены на тонких цепочках светильники. Сейчас они не горели.

Повернувшись на бок, я следил, как девушка осторожно переступает через шкуры. Наконец она добралась до меня и присела рядом.

На горле невольницы поблескивал золотой ошейник с широкими кольцами. Через эти кольца были пропущены цепочки, прикованные к металлическим пластинам на руках. Чего только не придумали за последнее время!

— Господин, — прошептала она.

— А, узнаю, — произнес я.

Это была та самая рабыня, которая приставала ко мне утром возле кукольного театра. Она умоляла о том, чтобы я удовлетворил ее страсть, но я не стал этого делать, ибо не хотел обижать ее хозяина, которого к тому же ни разу не видел. Откуда мне знать, вдруг он наказывает ее воздержанием. Когда вмешались стражники, я спас ее от плетей, заставил встать на колени, поцеловать мои ноги и ползти на животе к своему хозяину.

— Я не знал, что ты рабыня при ночлежке, — сказал я.

— Да, господин, — отвечала она, прижимаясь ко мне щекой.

— Почему ты мне не сказала?

— Ты бы поступил по-другому?

— Нет.

— Я так и думала.

— Как поступил твой господин, когда ты приползла к нему на животе?

— Он меня пнул и отдал слугам.

— Правильно сделал.

Рабыня опустила глаза.

— Не сомневаюсь, что ты неплохо порезвилась на всех шкурах в этом шатре, — заметил я.

— Все так думают, — вздохнула девушка. — На самом деле здесь много других рабынь. Есть и красивее меня. Да и мужчины приходят сюда усталые и измотанные. Нам тяжело состязаться с девушками в паговых тавернах.

— Естественно, — сказал я.

В глазах моей ночной гостьи стояли слезы. Она осторожно протянула руку и погладила меня по бедру.

— Сжалься надо мной, господин.

Видя, что я ее не гоню, она прижалась к моему животу мягкими и влажными губами.

— Пожалуйста, господин, сжалься надо мной.

Я откинул шкуру и улыбнулся/Содрогаясь от вожделения, она бросилась мне в объятия.

— Ты так великодушен, господин!

— А ты не ошиблась?

Девушка со страхом взглянула на меня. Я подтянул ее руки к голове и сделал из цепочек небольшие петли, которыми прочно зафиксировал руки рабыни. Потом я сорвал с нее коротенькую тунику и запихал ей в рот, чтобы она не разбудила криками отдыхающих в шатре людей. И только после этого я принялся гладить ее тело.

Глава 4. Я ВОЗНАГРАЖДАЮ ДВУХ ПОСЛАНЦЕВ, КОТОРЫЕ ОКАЗАЛИ МНЕ ДОБРУЮ УСЛУГУ

— Как ты думаешь, рискнет он сыграть начало двух тарнсменов? — спросил кто-то.

— Скорее всего, — ответил другой, — он разыграет гамбит врача.

— Противник может выбрать турианскую защиту.

Настроение у меня было великолепное. После удачной ночи я замечательно позавтракал.

Рабыня была беззащитна и судорожно хороша. Я так и не позволил ей пользоваться руками. Кляп изо рта я тоже не вынул, так что ей пришлось молча переносить обрушившееся на нее наслаждение. Мне было приятно. Не думаю, чтобы она хоть на секунду сомкнула глаза. Когда рассвело, она прижалась к моей ноге и, глядя на меня полными слез покрасневшими глазами, взмолилась, чтобы я ее выкупил.

Утренний воздух был прозрачен и чист. Великолепный день для турнира. Я распорядился, чтобы рабыню хорошенько выпороли и отправили в Порт-Кар. Девчонка обошлась мне в четверть серебряного тарска. По-моему, я совершил удачную покупку.

— На кого ты поставил? — спросил меня кто-то.

— На Скорма из Ара, — ответил я.

— Я тоже.

Я уже не так переживал по поводу того, что не успел догнать того мужчину в павильоне. В конце концов, я ведь не за ним сюда приехал. Если попадется еще раз, выведу за периметр ярмарки и убью.

Я с нетерпением ждал, когда откроются ворота амфитеатра. Место я зарезервировал еще в Порт-Каре. За него пришлось выложить два золотых тарна.

Оказалось, что я сижу рядом с ритуальной платформой. Мимо меня то и дело сновали посвященные. Они исполняли различные церемонии и приносили положенные жертвы. Неподалеку свежевали телку боска. Жгли благовония и звенели в колокольчики. Со всех сторон доносилось пение.

В нескольких шагах от платформы стояли на коленях две уже знакомые мне обнаженные рабыни. Хозяин привязал их за шеи к торчащему из земли шесту. Похоже, девушки провели свою первую ночь с мужчиной. На бедрах запеклась кровь, лицо брюнетки было все в синяках. Краснокожие охотники не церемонятся со своими животными.

По деревянной лестнице я взобрался на платформу. Ранним утром, особенно весной, когда лучи солнца сверкают на покрытых вечным льдом вершинах, горы Сардара особенно прекрасны.

Рядом со мной застыл краснокожий охотник. Мне показалось, что безмолвие и красота далеких вершин подействовали и на него тоже.

Затем он поднял обнаженные руки и произнес на горианском языке:

— Пусть придет стадо!

После этих слов охотник вытащил из мешка вырезанную из голубого камня статуэтку северного табука. Трудно представить, сколько ночей ушло на такой кропотливый труд. Охотник поставил крошечного табука на деревянные доски и снова поднял руки:

— Пусть придет стадо. Я отдаю вам этого табука. Он был мой. Теперь он ваш. А вы верните нам наше стадо.

Завязав мешок, охотник спустился с платформы.

Вокруг толпились и другие люди. Очевидно, каждому было о чем попросить Царствующих Жрецов. Маленькая фигурка табука смотрела в сторону заснеженных гор Сардара.

Охотник развязал своих рабынь, девушки с трудом распрямили затекшие ноги. Из разговора землянок я понял, что брюнетка была весьма богата. Блондинка, судя по всему, относилась к среднему классу, может быть, к верхней его прослойке. Так или иначе, это не играло больше никакой роли. Все социальные различия отпали вместе с выброшенной за ненужностью одеждой. Обнаженные рабыни послушно засеменили за своим новым хозяином.

С ритуальной платформы был хорошо виден амфитеатр. На балконе уже подняли копье с флагом каиссы. Штандарт был раскрашен в желтые и красные квадраты. Сбоку от него развевались знамена Коса и Ара. Флаг Коса находился справа, поскольку Скорму выпало играть желтыми. Его рука нащупала под алым покрывалом фигуру желтого копьеносца, что дало ему возможность сделать первый ход и соответственно выбрать начало.

Мой выигрыш составит сотню золотых тарнов.

Амфитеатр заполнялся. Я поспешно сошел с платформу.

* * *
Внутри амфитеатра стоял невероятный шум. Со всех сторон раздавались крики, люди размахивали шапками и орали:

— Скорм! Скорм!

Болельщики затянули гимн Ара.

— Вот он! — воскликнул кто-то.

Я вскочил на скамью и вытянул шею. Скорм из Ара, ослепительный молодой чемпион, гордо шествовал к доске в окружении своей команды.

Скорм вскинул руки и поприветствовал ликующих болельщиков. Затем снял с себя головной убор и швырнул его в толпу. Тут же образовалась свалка.

В этот момент с другой стороны появился Сентий из Коса. Его поклонники издали радостный вопль. Раздался гимн Коса.

Сентий подошел к самому краю каменной сцены, поднял вверх руки и улыбнулся.

Амфитеатр, разумеется, использовался не только для матчей каиссы Здесь же читали свои опусы поэты, выступал хор, разыгрывались различные представления. Как правило, матчи каиссы проходили не в амфитеатре, а на открытых площадках. Рядом с каждой доской ставили огромный демонстрационный щит, на котором ученики играющих вывешивали фигуры, чтобы всем было видно, как проходит партия. Ходы записывались мелом на правой стороне доски. Судейство осуществляла бригада из трех человек, один из которых обязательно должен принадлежать к касте игроков. В случае если никому не удалось захватить город противника, исход партии определит другая судейская бригада. В нее входят пять человек, все из касты игроков, причем трое должны играть на уровне мастера.

— Скорм из Ара разделает его под орех, — сказал кто-то.

— Естественно, — откликнулся другой голод.

Позади и чуть справа от стола, за которым должна разыгрываться партия, стоял столик судейской коллегии. Она состояла из представителя Ара, Коса и игрока из Турий по имени Тимор. Тучный, одутловатый Тимор являлся главным арбитром матча. В его обязанности входило следить за соблюдением всех правил и не допускать никаких нарушений. Выбор судьи отчасти объяснялся тем, что Турия расположена достаточна далеко как от Ара, так и от Коса и никоим образом не зависит от происходящих в этих городах событий.

Помимо арбитра, за Ходом матча следили несколько сотен болельщиков, так что какие-либо ошибки в записи ходов практически исключались. Человека, сознательно решившегося на обман, могли запросто разорвать на части. На Горе к игре в каиссу относятся очень серьезно.

На сцену вышел Региналд из Ти, официальный председатель касты игроков. Его помощник вынес сдвоенные песочные часы. Часы устроены таким образом, что песок может падать только в одной колбе. Сделав ход, игрок должен повернуть рычажок, который перекроет падение песка в его колбе и откроет колбу противника.

Запустить часы должен был верховный судья матча, в данном случае Региналд из Ти. Песка в каждой колбе ровно на два ана. За это время каждый игрок обязан сделать сорок ходов. Если время истекало раньше, ему засчитывалось поражение. С введением часов турниры стали гораздо интереснее и зрелищнее. Без них состязания неимоверно затягивались, и выигрывал нередко не сильнейший, а более усидчивый и терпеливый. Среди молодых игроков бытовало мнение, что правила пора бы изменить. Молодежь соглашалась с тем, что партия должна длиться два ана, но требовала, чтобы первый ан отводился на первые двадцать ходов, а второй — на оставшиеся двадцать. Сторонники этой теории утверждали, что таким образом можно улучшить игру во второй половине партии. В самом деле, нередко случалось так, что на последние десять ходов у игроков оставалось несколько ен.

Мне представлялось маловероятным, чтобы подобное новшество когда-либо было принято. На Горе, к слову сказать, давно появились механические способы отсчета времени. Песочные часы являлись скорее данью традиции и моде.

Сентий из Коса тоже бросил в толпу головной убор, вызвав оживление среди своих поклонников.

Он поднял руки и поприветствовал собравшихся. Затем пересек всю сцену и протянул руку Скорму из Ара. Последний, однако, раздраженно отвернулся.

Выходка противника ничуть не смутила Сентия. Он снова поприветствовал болельщиков и вернулся на место.

Скорм из Ара нервно вытер ладони о тунику.

Он не собирается прикасаться к Сентию из Коса. Любой, даже самый незначительный дружелюбный жест может разрушить его решимость, сбить накал ненависти и готовности к бою. Спортивная злость должна находиться в апогее. Скорм из Ара чем-то напоминал мне людей из касты убийц. Те тоже всячески распаляют себя перед началом охоты и пуще всего боятся притупить в себе жажду крови.

Игроки подошли к столу.

Позади них возвышался огромный демонстрационный щит высотой в сорок и шириной в пятьдесят футов. Щит представлял собой гигантскую игровую доску. Демонстрационные фигуры уже висели на небольших колышках в начальной позиции. Для тех, кто не смог попасть в амфитеатр, были установлены дополнительные доски в различных частях ярмарки. Ходы передавали специальные гонцы.

Огромное людское море замерло.

Верховный судья матча Региналд из Ти обратился с короткой речью к Скорму и Сентию. Позади стояли члены судейской коллегии.

Во всем амфитеатре не раздавалось ни звука.

Наконец Скорм и Сентий заняли места за столом.

При таком скоплении народа тишина воспринимается как угроза.

Я видел, как Скорм из Ара едва заметно кивнул. Региналд из Ти повернул рычажок на часах, и песок заструился в колбу Скорма.

Молодой игрок протянул руку и сделал первый ход, после чего тут же запустил часы противника. Пошло время Сентия.

Разумеется, Скорм пошел копьеносцем убары.

Толпа взорвалась восторженными криками.

— Гамбит убары! — воскликнул сидящий рядом со мной человек.

Двое юношей, подмастерья касты игроков, перевесили фигуру копьеносца на клетку убара-пять. Еще один молодой человек записал ход красным мелом. Болельщики тут же переписали его в собственные блокноты. Многие захватили с собой миниатюрные доски, чтобы разыгрывать на них возможные комбинации.

Это было, вне всякого сомнения, самое агрессивное начало. Красные могли либо принять гамбит, либо разыграть закрытое начало. В любом случае, если к двадцатому ходу им удавалось сохранить равновесие, красные могли считать партию удачной.

Скорм из Ара славился умением разыгрывать этот гамбит. Он выиграл с его помощью первенство Турий, посвященное девятой годовщине Убарата Фания Турмаса, открытые турниры Анандо, Гельмутспорта, Тироса, Тарны и K°-ро-ба. Последнюю победу Скорм одержал на чемпионате Ара. После того как он взял город, сам убар Ара Марленус высыпал на доску мешок золотых монет. Многие считали, что чемпионат Ара выиграть сложнее, чем турнир Эн-Кары.

Разумеется, Сентий из Коса тоже являлся знатоком гамбита убары. Он мастерски разыгрывал его и за желтых и за красных. Теперь Сентию придется отчаянно бороться за ничью. Вряд ли у него это получится.

Большинство мастеров каиссы знают это начало на несколько ходов вперед в сотнях вариаций. Между тем Сентий неподвижно сидел за игровой доской.

— Почему он не ходит? — взволнованно спросил кто-то.

— Не знаю, — сказал я.

— Наверное, собирается сдаться, — предположил сидящий впереди человек.

— Ожидалось, что Скорм разыграет начало двух тарнсменов.

— Так бы онг и сделал, — ответил другой человек, — с более слабым противником.

— Скорм не хочет рисковать, — подытожил кто-то из зрителей.

С последним утверждением было трудно поспорить. Скорм из Ара слыл ко всему прочему весьма расчетливым человеком. Он понимал, что его противник входит в пятерку сильнейших игроков планеты. Несомненно, лучшие дни Сентия из Коса прошли. Последние годы его партии уже не выглядели такими боевыми и напористыми, как прежде. Он упорно искал за доской каиссы неведомые ранее комбинации, порой вызывая недоумение у опытнейших членов касты игроков. Пожалуй, на Горе были мастера, имеющие более высокий рейтинг, между тем именно Сентий считался основным противником Скорма на пути к званию чемпиона. Люди видели в нем мыслителя и философа каиссы.

Слава Сентия принижала авторитет Скорма. Скорм утверждал, что разотрет, противника в порошок, и вместе с тем собирался играть крайне осторожно. Выбор гамбита убары лишний раз подчеркивал серьезность его намерений. Скорм собирался играть, как убийца. Он будет беспощаден и не допустит ни малейшего риска.

Сентий из Коса задумчиво смотрел на доску. Казалось, предмет его размышлений не имеет никакого отношения к партии. Он протянул руку, словно собираясь пойти копьеносцем убары, потом медленно опустил ее.

— Почему он не ходит? — пронеслось по толпе.

Сентий из Коса смотрел на доску.

В любом случае, примет он гамбит убары или нет, надо ходить копьеносцем на убара-пять. Только так можно воспрепятствовать дальнейшему продвижению копьеносца противника и обеспечить хотя бы относительный контроль за центром. Следующим ходом желтых будет продвижение копьеносца тарнсмена на поле тарнсмен-пять с атакой на копьеносца желтых. Тогда у красных будет выбор: принять гамбит и взять копьеносца желтых или отклонить гамбит и защитить своего копьеносца. В любом случае не следует удерживать выигранного в начале игры копьеносца.

Все с нетерпением ждали, когда Сентий сделает ход копьеносцем убары на поле убара-пять, чтобы Скорм продвинул копьеносца тарнсмена на поле тарнсмен-пять, после чего Сентий сможет либо принять, либо отклонить гамбит.

— Он что, не понял, что время пошло? — не выдержал кто-то.

Вообще-то было странно, что Сентий задумался на первом ходу. Время пригодится ему в середине или конце партии.

Песок вытекал из часов Сентия.

Если бы Сентий прикоснулся к своему копьеносцу убары, он был бы обязан сделать им ход. Следует добавить, что, если игрок оторвал руку от своей фигуры, она остается на той клетке, где это произошло, если, конечно, данный ход не является нарушением правил.

Но Сентий из Коса не прикоснулся к своей фигуре. Это не зафиксировали ни судья, ни главный арбитр матча.

Спустя некоторое время, не глядя на Скорма из Ара, Сентий сделал свой ход.

Я видел, как перекосилось лицо одного из арбитров. Скорм из Ара уставился на Сентия из Коса.

Сентий из Коса повернул рычажок на часах, и потекло время Скорма из Ара.

Мы видели, как ошеломленные подмастерья перевесили на огромной доске копьеносца убара на поле убар-пять. Сентий сделал ход не от убары, а от убара.

Другими словами, он поставил его под бой.

Растерянные зрители молчали.

— Неужели он собирается играть против Скорма центральную защиту? — наконец произнес кто-то.

Это было невероятно. Развалить центральную защиту мог любой ребенок. От нее отказались столетия назад. Слабость ее заключалась в том, что красные слишком рано выводят в центр своего убара весьма ценную фигуру, стоящую девять очков. Желтым остается лишь нападать на него средними фигурами. В результате желтые развиваются и захватывают стратегические позиции, а красные прячут своего убара и безнадежно теряют темп.

Центральную защиту не играют ни в одном сколько-нибудь серьезное турнире.

И тем не менее именно это начало избрал Сентий из Коса.

Мне это показалось интригующим. Бывает, что большие мастера находят неожиданные решения в старых, отвергнутых началах. Иногда в заброшенных шахтах остается немало золота. Играющие на уровне мастера обычно делают первые двадцать ходов, почти не думая. Причиной тому является доскональная проработка дебютных вариантов. По сути дела, игра как таковая часто начинается лишь после двадцатого хода.

Я посмотрел на огромную доску.

Скорм, как я и ожидал, взял красного копьеносца.

Многие вошедшие в историю партии начинались с забытых или редко играемых дебютов.

Как бы то ни было, Сентий из Коса решил играть против Скорма из Ара центральную защиту.

Напряжение нарастало.

Сентий из Коса не стал брать фигуру противника своим убаром.

Ошеломленные зрители оцепенели, когда он продвинул копьеносца тарнсмена убара на поле тарнсмен-четыре.

Ничем не защищенное поле.

Это была не центральная защита. Люди растерянно переглядывались. Сентий из Коса уже проиграл одного копьеносца.

Большинство мастеров не стали бы продолжать партию, проигрывая копьеносца Скорму из Ара.

Между тем под боем оказался еще один копьеносец красных.

— Копьеносец берет копьеносца, — прошептал сидящий рядом человек.

Теперь красные проигрывали двух копьеносцев. Им не оставалось ничего другого, как выдвигать всадника убара, чтобы развить посвященного и напасть им на копьеносца желтых.

— Нет! Нет! — закричал купец из Коса.

Сентий из Коса продвинул копьеносца писаря со стороны убара на поле писарь-три.

Еще один копьеносец оказался под боем.

Несмотря на выигрыш ста золотых тарнов, меня охватила ярость.

Скорм из Ара с презрением посмотрел на Сентия из Коса.

Затем он перевел взгляд на судей и арбитров. Они отвернулись.

Команда Коса покинула сцену.

«Интересно, — подумал я, — сколько золота получил Сентий за то, что предал каиссу и родной остров? В принципе он мог сделать то же самое гораздо тоньше и деликатнее, «ошибиться» где-нибудь на четырнадцатом или пятнадцатом ходу так, чтобы со стороны все выглядело как досадный промах и даже люди из касты игроков не смогли бы с уверенностью сказать, был ли в этом умысел или нет».

Сентий решил совершить предательство игры и Коса открыто.

Скорм из Ара поднялся из-за стола и направился к судейской бригаде. Они о чем-то сердито заговорили. Потом Скорм раздраженно обратился к членам своей команды. Старший побежал к судье. Я видел, как верховный судья Региналд из Ти отрицательно покачал головой.

— Они хотят получить призовой фонд, — сказал сидящий рядом человек.

— Понятно, — кивнул я. Я не винил Скорма из Ара за нежелание участвовать в глупом фарсе.

Сентий из Коса невозмутимо сидел за столом и смотрел на доску. Часы он положил набок, чтобы песок не высыпался из колбы Скорма.

Судя по всему, судьи не согласились с требованиями представителей Ара.

Скорм вернулся на место.

Верховный судья Региналд из Ти поставил часы вертикально.

— Копьеносец берет копьеносца, — прокомментировал ситуацию сидящий рядом болельщик. Сентий из Коса проигрывал уже три копьеносца.

Теперь ему придется забирать далеко продвинувшегося на его территорию желтого копьеносца своим всадником. Иначе желтый копьеносец следующим же ходом забирал всадника.

Неожиданно Сентий из Коса выдвинул свою убару в центр доски. Неужели он не видел, что всадник находится под боем? Сентий играл, как ребенок, толком не запомнивший, как ходят и бьют различные фигуры.

Объяснялось все просто. Сентий решил сделать свое предательство очевидным. Вероятно, у него помутился рассудок. На Горе подобное может плохо закончиться.

— Смерть Сентию из Коса! — закричал какой-то человек.

— Смерть Сентию! — заревели сотни глоток.

Какой-то человек выхватил нож и бросился к игрокам. Стоящие у края сцены стражники сдвинули щиты и спихнули не в меру распалившегося болельщика вниз.

Люди повскакивали с мест.

— Я требую отмены всех ставок! — закричал торговец из Коса. Судя по всему, он опрометчиво поставил на своего земляка. Действительно ужасный способ проиграть деньги. Несколько человек поставили на кон целые состояния.

Самое интересное, что больше всех бесновались горячие парни из Ара. Они решили, что у них отняли честную победу.

Интересно, кому же продал свою честь Сентий из Коса?

— Смерть Сентию! — неслось со всех сторон.

Я не сомневался в получении своей сотни. Со стороны устроителей матча было бы безумием пересмотреть условия сделок. Другое дело, что никакой радости мне эти деньги не доставят.

Охрана, надо отдать ей должное, действовала весьма решительно. Еще двое разошедшихся болельщиков полетели со сцены.

Скорм из Ара сделал очередной ход.

— Копьеносец берет всадника, — скорбно произнес сидящий рядом со мной болельщик.

Я видел это на большой доске. Желтые фигуры размещались внизу, красные — с верху.

Сентий из Коса отдал четыре фигуры, не получив взамен ничего. Он потерял трех копьеносцев и всадника. Почти все копьеносцы со стороны убара были сбиты. Между тем тяжелые фигуры остались целы. Единственным ответом на взятие всадника могло быть взятие копьеносца желтых посвященным убара.

По толпе пронесся вздох облегчения. Кажется, Сентий еще не окончательно спятил. Послышались издевательские комментарии по поводу его прозорливости.

Этот ход выводил на середину поля посвященного убара. Я также обратил внимание, что красный писарь убара занял весьма выгодную позицию. Это произошло благодаря своевременному выдвижению копьеносца тарнсмена со стороны убара. Самые тяжелые фигуры — убара и убар — тоже оказались на оперативном просторе. Неожиданно до меня дошло, что красные развили четыре тяжелые фигуры.

Теперь Скорм должен защитить своего центрального копьеносца, консолидировать центр и начать победную атаку на ослабленный фланг убара красных.

Шестым ходом Сентий поставил своего убара на поле убар-четыре. Таким образом, его убар и убара могли защищать и прикрывать друг друга. Это был осторожный, я бы сказал, робкий ход.

Седьмым ходом Скорм продвинул копьеносца тарнсмена со стороны убара на поле тарнсмен-пять. Он планомерно готовился к сокрушительной атаке.

До меня вдруг дошло, что желтые еще не сделали рокировки.

Сложившаяся на доске позиция выглядела по меньшей мере странно. Все фигуры Скорма: посвященный, башня, писарь, тарнсмен, убар и убара стояли на месте. О рокировке не могло быть и речи.

Меня прошиб холодный пот.

Случилось то, чего я боялся. На седьмом ходу Сентий из Коса выдвинул всадника на поле башни. Это давало возможность уже следующим ходом сделать рокировку.

Толпа неожиданно притихла.

Все завороженно смотрели на огромную доску.

Чтобы сделать рокировку, Скорм должен был переставить, как минимум, три фигуры, в то время как играющий красными Сентий мог рокироваться уже сейчас.

Скорм уверенно двинул вперед всадника. Очевидно, он решил завершить партию ураганной атакой. Между тем атака явно не получалась. К десятому ходу играющий желтыми Скорм поставил наконец свой город на поле башня-один. На мгновение мне показалось, что теперь он может завершить свой замысел.

— Нет! — вырвалось вдруг у меня, — Нет! Нет!

Я вскочил на скамью. Слезы мешали мне разглядеть демонстрационную доску.

— Смотрите! — крикнул я.

До зрителей постепенно доходил смысл случившегося.

Жители Коса кинулись обниматься. Даже болельщики из Ара не могли скрыть своего восхищения.

Красные фигуры простреливали всю доску, угрожая бестолково расставленным фигурам желтых. Над городом желтых нависла серьезная угроза. Никогда раньше мне не приходилось видеть так тонко наращиваемого давления. Атака красных обрушилась не на защищенный фланг убара, а на фланг убары, где желтые опрометчиво разместили свой город. Тихие, неприметные ходы красных оказались частью изящного и умелого замысла.

К десятому ходу Сентий из Коса контролировал уже всю доску. Легкие и тяжелые фигуры красных поддерживали и защищали друг друга. Началась атака.

Не стану подробно описывать последующие ходы. Их было одиннадцать. После двадцать первого хода Скорм из Ара молча поднялся из-за стола. Некоторое время он мрачно смотрел на доску, потом осторожно, одним пальцем, свалил своего убара. Затем положил часы набок, повернулся и покинул сцену.

На несколько мгновений толпа оцепенела. Потом началось неописуемое. Люди прыгали друг на друга и швыряли в воздух подушки и шапки. Чаша амфитеатра гудела. Я не слышал собственного крика.

Какой-то человек из команды Коса забрался на стол, за которым проходила партия, и поднял над головой город желтых. Зрители кинулись на сцену. Стражники более никого не сдерживали. Сентия из Коса принялись качать. Откуда ни возьмись со всех сторон появились знамена и штандарты Коса. Люди размахивали ими из стороны в сторону.

Волнение перекинулось на городские улицы. Позже говорили, что от рева толпы содрогнулись горы Сардара.

Болельщики расхватывали на сувениры демонстрационные фигуры. Кто-то оторвал рукав мантии Сентия.

— Сентий! Сентий! — скандировали солдаты Коса, потрясая копьями.

Его бросились качать. Седая голова мастера то и дело взлетала над толпой.

Региналд из Ти попытался успокоить людей, но скоро понял, что это бесполезно. Ликование вышло из-под контроля.

Я потерял тысячу четыреста золотых тарнов, но это ничуть меня не огорчало. Я был готов проиграть в десять раз больше, лишь бы еще раз пережить подобное.

Мне довелось при жизни посмотреть на игру Сентия из Коса и Скорма из Ара.

Седовласого Сентия на руках вынесли из амфитеатра.

Люди не хотели расходиться. Я медленно побрел к выходу. Несколько сотен голосов затянули гимн Коса.

* * *
Я был безмерно рад, что приехал в Сардар. Наступил поздний вечер. Все только и говорили про матч между Сентием из Коса и Скормом из Ара.

— Это была грубая и жестокая партия, — якобы сказал впоследствии Сентий. Как он мог отозваться подобным образом о вечнозеленом шедевре, ярчайшей странице в истории Игры?

— Я очень надеялся, — заявил Сентий из Коса, — что вместе со Скормом нам удастся создать нечто, достойное величия каиссы. Но я поддался соблазну победы.

Не зря говорят, что Сентий — странный парень.

Зато поклонники и земляки великого мастера не испытывали ни тени раскаяния. Наступившая ночь стала ночью триумфа и торжества Коса и его союзников.

Разыгранное начало получило название «защита Телнуса», в честь столицы острова Кос, родного города Сентия из Коса. Любители каиссы долго не могли успокоиться. Дебют разыгрывался в тысячах вариантов. К утру появились сотни теоретических разработок и рекомендаций.

На холме возле амфитеатра, где стоял шатер Сентия, шел легкий и благородный пир. Столы унесли, накрывали на постеленных на землю скатертях. Всем желающим бесплатно подавали жареное мясо тарска, хлеб из са-тарна и вино та из знаменитого косианского винограда. Не принимал участия в празднике лишь сам Сентий. Он сидел в своем шатре и при свете небольшой лампады в одиночестве изучал позицию, сложившуюся несколько поколений назад в партии изгнанного из Телетуса Оссиуса из Табора и Филимона из Асперихта, ткача.

В стане его соперника веселья не замечалось. Скорм, по слухам, вообще исчез. После игры он покинул амфитеатр и направился в свой шатер. Позже оказалось, что шатер пуст. На видном месте остались доска, коробка с фигурами и мантия игрока.

Я постарался отвлечься от мыслей о Сентии из Коса и Скорме из Ара. Пора думать о возвращении в Порт-Кар.

Теперь меня здесь ничего не держало. Над головой то и дело проносились тарны с подвешенными снизу корзинами. Люди возвращались с ярмарки. Готовились к отправке караваны. Мой тары находился в стойле, где я выкупил для него место. Уезжать надо было сегодня. Больше на ярмарке делать нечего.

Я вспомнил корабль Терсита и его высокий нос, направленный на край света. Скоро этот необычный, громоздкий корабль будет загружен и оснащен. Видеть он пока не мог. Ему еще не нарисовали глаза. Когда это сделают, он сможет разглядеть море, а за ним и край света.

При мысли об огромном корабле меня охватило беспокойство. Думать о крае света было тоже невесело. Меня смущала конструкция странного судна. Пожалуй, лучше было бы отправиться в такую даль на «Дорне» или маленькой и быстрой «Тесефоне».

Терсит, и в этом никто, кроме Самоса, не сомневался, был сумасшедшим. Самос считал его гением.

Без всякой на то причины я вдруг подумал о стаде Танкреда и о том, почему оно не появилось в полярном районе. Хотелось верить, что отправленное на север продовольствие предотвратит катастрофу и не даст погибнуть краснокожим охотникам, кочевникам ледяных просторов. Вспомнился мне и миф о неподвижной ледяной горе, гигантском айсберге, неведомым образом противостоящим течениям полярного океана. У первобытных народов много всяческих легенд и мифов. Я улыбнулся. Пройдоха охотник выдумал хорошую историю, чтобы заполучить долю тарска. Вряд ли кому доводилось выручать столько денег за свои небылицы. Представляю, как он посмеялся над людьми Самоса, выложившими долю тарска за незамысловатую выдумку.

Я направился за тарном, на котором прибыл на ярмарку. Это был бурый тарн с гор Тентиса, известных своими тарновыми стаями. Все пожитки я уже давно уложил в седельные мешки.

Мне не терпелось оказаться в Порт-Каре. Хорошо лететь одному звездной ночью над залитыми серебряным светом трех лун бескрайними полями. Наступает причудливое ощущение единства с собственными мыслями, лунами, ветром. Еще лучше, корда рядом с тобой летит притороченная к седлу девушка. Открывать рот ей запрещено, но молодое упругое тело соблазнительно извивается в волшебном бледном свете.

Я повернул на улицу торговцев коврами.

Ярмарка мне понравилась. Я улыбнулся. В кошельке лежали дорожные накладные на пятерых рабынь. Одну я выкупил из ночлежки, остальных присмотрел на платформах рядом с павильоном. Все достались по хорошей цене. И вообще мне повезло с покупкой. Торговля рабынями шла вяло, люди были увлечены поединком Скорма из Ара и Сентия из Коса. Этим я и воспользовался. Рабынь я купил с платформы Линдера из Турии. Его караван задержался из-за наводнения в Картиусе. Я купил целую связку — четверых, скованных между собой горианок — и получил хорошую оптовую скидку. Все девчонки обошлись мне в серебряный тарск. Любимицей, скорее всего, станет рабыня, которую я выкупил из ночлежки. Стоит к ней прикоснуться, а она уже изнемогает от вожделения. Вообще я заметил, что с сильными мужчинами рабыни чудесным образом преображаются.

Я свернул на улицу торговцев тканью и снова подумал о стаде Танкреда, которое не пришло на север, и об огромной ледяной горе, которой неведомым образом удалось остаться на месте посреди беспокойных течений полярного океана. Последнее, однако, вне всякого сомнения, выдумка. А вот стадо, похоже, действительно не объявилось. Подобных аномалий, насколько мне известно, в истории Гора еще не наблюдалось.

Не иначе, табуков скосила эпидемия в северных лесах.

Я очень надеялся, что продовольствие, которое отправил по моей просьбе Самос, не даст пропасть краснокожим охотникам.

На улице торговцев тканью народу почти не было.

Мысли мои то и дело возвращались к кораблю Терсита. Придумать его мог только сумасшедший.

«Приветствую тебя. Тэрл Кэбот, — гласило написанное на ленте послание. — Жду на краю света. Зарендаргар. Народный генерал».

— Это Безухий, — сказал тогда Самоса Главарь кюров.

— Безухий, — задумчиво повторил я. — Значит, Безухий.

Скоро на корабле Терсита нарисуют глаза, и я отплыву.

Неожиданно я услышал человеческий крик. Мне хорошо знакомы подобные звуки, ибо я принадлежу к касте воинов. Такой крик означает, что сталь вошла в тело неожиданно и глубоко. Я побежал на шум. Раздался еще один вопль. Убийца нанес повторный удар. Я разорвал полотняную стенку длинного шатра, расшвырял оказавшиеся на пути ящики, проделал дыру в противоположной стене и оказался да параллельной улице.

— Помогите! — отчаянно взывал кто-то.

Я находился в квартале торговцев различными диковинками. Еще несколько человек устремились на вопли, доносившиеся из небольшой палатки. Я ворвался первым. На полу распластался купец, в углу дрожал от ужаса окровавленный слуга, убийца склонился над купцом, собираясь нанести последний удар. Сцена освещалась тусклым светом крошечной лампы на жире тарлариона. Услышав шум открываемого полога, преступник резко обернулся. В левой руке он сжимал завернутый в мех предмет. В правой был кинжал. Увидев меня, он тут же поменял хватку — бесполезно бить человека в живот, если тот перехвачен широким поясом.

С этим типом надо поосторожнее.

— Я и не знал, что ты из касты убийц, Бертрам из Людиуса, — насмешливо произнес я.

Истекающий кровью купец судорожно пытался отползти подальше.

Глаза убийцы сузились. Позади меня уже толпились люди. На Горе с такими не церемонятся. Как правило, грабителей уничтожают на месте, иногда терпения хватает на то, чтобы вывезти их за пределы города и посадить на кол.

Преступник выбросил вперед левую руку, я уклонился, мимо лица с шипением пролетела струя раскаленного масла. В следующую секунду он сорвал с цепочки вторую лампу и тоже швырнул мне в голову. Я сделал кувырок и тут же вскочил на ноги. Палатка погрузилась в кромешную тьму.

Убийца решил больше не испытывать судьбу. Я слышал, как он разрубил кинжалом ткань в дальнем углу палатки. Решил убежать? Я упал в низкую стойку и двинулся вперед, рассекая воздух ударами в разных уровнях, Либо я его подсеку, а потом задавлю на полу, либо сразу переломаю шейные позвонки подъемом стопы.

Но они не собирался никуда убегать. И по ткани он полоснул только ради того, чтобы выманить меня на погоню. Мой противник демонстрировал неплохое самообладание.

Я услышал, как он сделал встречное движение, и нырнул вбок. Лезвие поцарапало мне щеку. В следующую секунду мы сцепились в жестокой схватке.

Теперь я не сомневался, что он принадлежит к касте убийц. Это их коронный прием: убегая, спрятаться за полуприкрытой дверью. Увлеченный погоней человек нарывается на лезвие.

С полок со звоном сыпались кувшины, вазы и прочая дрянь. Я старался не выпустить из захвата руку, в которой он сжимал нож. Наконец мой противник не выдержал боли и выронил оружие. Мы выкатились наружу. Как я и предполагал, за палаткой его дожидались сообщники. Кто-то умело набросил мне на шею удавку. Я резко развернулся, шея едва не лопнула, однако мой удар достиг цели. На помощь уже бежали люди.

— Не надо! — крикнул я, но было поздно. Какой-то крестьянин выдернул нож из спины пытавшегося задушить меня человека.

— Почему не надо? — хмуро спросил он.

На Горе убийц не любят.

Человек, с которым я дрался, и второй его сообщник скрылись в темноте.

— Позовите кого-нибудь из касты врачей, — услышал я.

— Уже послали.

Я вернулся в палатку. Купцу оказывали первую помощь.

— Почему не защитил своего хозяина? — спросил я слугу. При моем появлении он забился в угол.

— Я хотел, — забормотал писарь, демонстрируя порезы на руке и физиономии. — Но у того человека был нож. Я очень испугался.

Я отметил, что взгляд у слуги спокоен и ясен. У пережившего потрясение человека глаза другие.

Ладно, решил я, посмотрим на раны. Их расположение меня удивило.

— Неужели я умру? — стонал купец.

— Тебя пытался зарезать очень неуклюжий человек. Ты будешь жить, — сказал я и добавил: — Если, конечно, сумеют остановить кровотечение.

— Ради всего святого, — запричитал купец, — ради Царствующих Жрецов, остановите кровь!

— Ну теперь поговори со мной, — сказал я, пристально глядя на слугу.

— Мы вошли в палатку и увидели незнакомого человека. Наверное, он хотел что-то украсть, но мы его спугнули. Он набросился на нас с ножом и тяжело ранил хозяина.

— Что ему было надо? — строго спросил я. В таких лавках преступнику делать нечего. Никто не станет рисковать жизнью из-за дурацких статуэток и резных деревяшек.

— Вот это, — прохрипел купец, показывая на завернутую в мех штуковину, — Больше ничего.

Кто-то поднял с пола меховой сверток и протянул его мне.

В шатер вошел врач с висящим за спиной рюкзаком с инструментами и немедленно приступил к осмотру раненого.

— Будешь жить, — успокоил он купца.

Я думал об убийце. Вспомнил, как он ловко перебросил нож и как безошибочно выстроил ловушку, разрезав стенку палатки. Любой другой на моем месте неизбежно нарвался бы на смертоносное лезвие.

Я подкинул на ладони завернутый в мех предмет. Мне даже не надо было его разворачивать. Я и так знал, что там.

Обработав и перевязав раны, врач ушел. Писарь заплатил ему долю тарска из небольшого железного сейфа. Постепенно разошлись и все посторонние.

Писарь зажег маленькую лампу и поставил ее на полку. Кроме нас троих, в лавке никого не Осталось.

Завернутая в тряпку вещь была все еще у меня.

— Ловушка не удалась, — сказал я.

— Ловушка? — опешил слуга.

— Ты не писарь, — сказал я, — Посмотри на свои руки.

Было слышно, как потрескивает пламя маленькой лампы.

Крупные кисти рук были иссечены шрамами. На коротких пальцах не было ни одного чернильного пятнышка.

— Вы, как я понимаю, изволите шутить, — хрипло произнес он.

— Теперь что касается его ран, — сказал я, поворачиваясь к купцу, — Человек, с которым я дрался, — профессиональный боец, принадлежащий либо к воинам, либо к убийцам. Он искусно изобразил смертельную атаку.

— Мне показалось, ты назвал его неуклюжим, — злобно проворчал слуга.

— Не обращай внимания, — поморщился купец. — Этот парень глуп как пробка. Ирония ему недоступна.

— Ты работаешь на кюров, — сказал я.

— Только на одного, — ответил купец.

Я медленно развернул находящийся в моих руках предмет.

Под мехом оказалась вырезанная из голубого камня круглая голова кюра. Статуэтка была сработана в стиле краснокожих охотников. Реалистичность деталей вселяла невольный ужас. Всклокоченная шерсть, оттопыренные губы, торчащие клыки, глаза. Недоставало половины левого уха. Краснокожий мастер остался верен натуре.

— Привет от Зарендаргара, сказал купец.

— Он ждет тебя, — добавил человек в синей накидке писаря, — на краю света.

«Конечно, — подумал я. — Кюры не с Гора, поэтому конец света, с их точки зрения, может находиться на одном из полюсов».

— Он предупредил, что ловушка не сработает, — сказал купец. — И не ошибся.

— Равно как и предыдущая, — заметил я. — Со слином.

— Зарендаргар не имеет к этому никакого отношения, — сказал купец.

— Он изначально был против, — кивнул писарь. — Когда он узнает, что ловушка не удалась, он обрадуется.

— Значит, среди руководства кюров начались разногласия?

— Да, — сказал купец.

— Ты, как я понял, работаешь на Зарендаргара? — спросил я.

— Да. Другие варианты его не устраивают. Зарендаргар считает, что везде должны быть его люди.

— Что за люди убийца и его помощники?

— Они представляют другое звено. Так называемых корабельных кюров. Зарендаргар им подчиняется.

— Понятно, — сказал я и поднял фигурку. — Ее принес краснокожий охотник с голой грудью, луком и мотком веревки через плечо.

— Верно, — ответил купец. — А он получил ее от другого человека. Ему велели отдать статуэтку нам в руки. Он знал, что мы за нее заплатим.

— Понятно, — повторил я. — Расчет строился на том, что ловушка не сработает, но я этого не пойму. В благодарность за спасение вы вручите мне эту фигурку. Я осознаю ее значимость и поспешу на север к Безухому, который якобы ни о чем не подозревает.

— Да, — сказал купец.

— А он будет меня ждать, — сказал я.

— Правильно.

— Вы не учли одной мелочи, — произнес я.

— Какой? — спросил купец и тут же заскрежетал зубами от боли.

— Безухий хотел, чтобы я понял, причем однозначно, что меня будут ждать.

Купец растерянно посмотрел на писаря.

— Кроме того, — продолжал я, — он должен был обеспечить вашу ликвидацию.

Теперь растерялся и писарь. Они испуганно глядели друг на друга. Парень, с которым я сцепился, называл себя Бертрамом из Людиуса. Для него не составляло ни малейшего труда прикончить их обоих.

— Это придало бы оттенок правдоподобности предположительно случайному обнаружению статуэтки.

Торговец и его слуга молчали.

— То, что вы остались живы после нападения профессионала, должно было натолкнуть меня, человека из касты воинов, на мысль, что вы действуете заодно с людьми, планировавшими мое убийство. Другими словами, план сложнее и изощреннее, чем вам показалось. Предполагалось, что я приму приглашение и завершу замысел кюров. Приглашение я принимаю.

— Значит, нас убьешь ты? — с трудом выговорил купец.

— Можно забрать? — спросил я, подкидывая на руке статуэтку.

— Конечно, это же для тебя! — воскликнул он.

— Ты убьешь нас? — спросил человек в синей накидке писаря.

— Нет, — ответил я. — Вы всего лишь посланцы. И вы неплохо справились со своей ролью. — Я швырнул им два золотых диска тарна и улыбнулся. — К тому же насилие на ярмарках запрещено.

Глава 5. Я ПОКИДАЮ ДОМ CAM О CA

— Игра, — сказал я, — была великолепна.

— Пока ты прохлаждался на ярмарке, — сердито произнес Самос, — в Порт-Каре произошла катастрофа.

Снижаясь на тарне, я видел пылающие обломки корабля.

— Я всегда говорил, что этот человек — сумасшедший, — пожал я плечами.

— Кроме него, ни один человек не имел доступа на судно!.- выкрикнул Самос. — Только он мог это сделать!

— Может, он разочаровался в проекте? — предположил я. — Когда пришла пора рисовать глаза, он испугался, что его бред станет реальностью. Он побоялся гнева Тассы.

Самос сел за низкий столик и скрестил ноги. По щекам его текли слезы. Потом он яростно ударил кулаком по столу.

— Ты уверен, что это Tepcит?

— Да, — с горечью ответил Самос.

— Почему?

— Потому что сразу же после этого он исчез. Не иначе как бросился, в канал.

— Корабль для него слишком много значил, — сказал я. — Здесь кроется какая-то загадка.

— Его подкупили агенты кюров.

— Нет, — покачал головой я. — Мечту Терсита нельзя купить за золото.

— Корабль полностью уничтожен, — простонал Самос.

— Что-нибудь сохранилось? — спросил я.

— Пепел. Обугленные бревна.

— А чертежи?

— Чертежи тоже.

— Значит, — предположил я, — корабль можно восстановить.

— Возьмешь «Дорну», — ответил Самос, — или «Тесефону».

— Не понимаю, — сказал я, — как мог Терсит сжечь свой корабль.

— Теперь нам не суждено встретиться с Безухим на краю света.

— Мы уже говорили на эту тему, — ответил я.

— Я видел твою статуэтку. Кюры пытаются заманить тебя на север. У кюров, — решительно добавил Самос, — чести нет.

— Существует профессиональное братство солдат, — сказал я, — оно сильнее межвидовых различий.

— У нас остается только один выбор. — Самос пристально посмотрел мне в глаза. — Ты должен взять другой корабль: «Дорну» или «Тесефону». А хочешь, бери мой флагман — «Убару Тассы».

— Вряд ли они доплывут до края света, — покачал головой я.

— Пока что туда вообще никто не доплыл, — сказал Самос. — А если доплыл, то не вернулся. Разумеется, — добавил он, помолчав, — я не заставляю тебя отправляться в это путешествие.

Я кивнул.

Ни один здравомыслящий начальник не пошлет своего подчиненного в такую экспедицию. Это удел добровольцев.

— Корабль, конечно, жалко, — сказал я. — Придет время, и мы узнаем, что же произошло на верфи.

— Поскольку ты служишь Царствующим Жрецам, я могу приказать тебе остаться в Порт-Каре, — неожиданно сказал Самос.

— Я в некотором роде наемник, — усмехнулся я. — Я сам выбираю войны и тех, кому храню верность.

— Ты сможешь предать Царствующих Жрецов? — спросил он.

— У меня свои понятия о чести, — ответил я.

— Приказываю тебе остаться в Порт-Каре, — холодным тоном отчеканил Самос.

— Ты не в праве отдать такой приказ, — улыбнулся я. — Я свободный воин.

— Ты наемник и проходимец! — крикнул он.

— Всегда мечтал посмотреть север, — сказал я.

— Не исключено, что кто-то из кюров подкупил Терсита только для того, чтобы ты не добрался до края света!

— Может быть, — согласился я.

— А значит, Зарендаргар будет ждать напрасно.

— По нашим представлениям, — сказал я, — край света находится где-то между Тиросом и Косом, там, где заканчивается сотый горизонт. Но мы не знаем, что думают по этому поводу кюры. — Я встал и прошелся по огромной мозаичной карте. — Вот здесь, — сказал я, показывая на покрытое льдами полярное море, — скорее всего, находится край света, с точки зрения кюров.

— Только краснокожие охотники могут жить в таких местах, — произнес Самос.

— А кюры? — спросил я.

— И кюры тоже.

— Уверен, — сказал я, — что Зарендаргар ждет на севере.

— Нет, — покачал головой Самос. — Статуэтка — это ловушка. Они хотят заманить тебя подальше от настоящего края света, где развернутся решающие события. Они стремятся не допустить тебя вот сюда. — Самос ткнул в западную оконечность карты, в terra incognita за островами Кос и Тирос.

— Надо принять решение, — сказал я.

— Я его уже принял, — ответил Самос. — Приказываю тебе остаться в Порт-Каре.

— Не забывай, что я Сводный кодекс Совета капитанов.

С этими словами я развернулся и зашагал к дверям.

— Остановите его, — сказал Самос.

Стоящие у входа стражники скрестили передо мной копья.

Я обернулся.

— Я слишком тобой дорожу, чтобы подвергать риску на севере, — проворчал Самос.

— Если не ошибаюсь, — отчетливо произнес я, — меня пытаются силой удержать в твоем доме?

— Я с радостью поверю тебе на слово, что ты останешься в Порт-Каре.

— Не могу тебе этого пообещать, — улыбнулся я.

— Тогда извини, — сказал он. — Ты! вынуждаешь меня применить силу. С тобой будут обращаться достойно. Как с капитаном.

— Надеюсь, — насмешливо сказал я. — тебе удастся объяснить это моим людям?

— Если они попытаются взять дом штурмом, — нахмурился Самос, — то натолкнутся на надежную охрану. Хочется верить, что в сложившихся обстоятельствах ты не станешь провоцировать бессмысленное кровопролитие. Нам обоим дороги наши подчиненные.

— Я всегда считал, что резня в стенах твоего дома — не лучшее времяпрепровождение для наших солдат.

— Я удовлетворюсь одним твоим словом, капитан, — сказал Самос.

— Похоже, у меня нет выбора.

— Прости.

Я повернулся и резким, неожиданным рывком выдернул копья из рук растерявшихся стражников.

— Стой! — заорал Самос.

Я выскочил из зала, захлопнул за собой тяжелые двери и просунул древко копья между огромными ручками с другой стороны. Опомнившиеся стражники застучали в дверь руками и ногами. Я подскочил к стене и несколько раз ударил в тревожный колокол. Послышался топот и лязг оружия. Добежав до конца коридора, я ударил в другой колокол.

Ко мне подскочил здоровенный охранник.

— Там! — крикнул я. — В главном зале!

Подбежали еще четверо солдат.

— За мной! — заорал первый охранник и помчался в главный зал.

— В главный зал! — кричали пробегающие мимо меня люди.

Спустя минуту я был уже возле двойных ворот замка.

— Что там происходит, капитан? — нахмурившись, спросил меня стражник.

— Чепуха, — отмахнулся я. — Взяли новенького, а он с перепугу поднял тревогу. Испугался собственной тени.

— Ложная тревога?

— Ну да.

— А может, слин выскочил из клетки?

— Это уже серьезно, — произнес я.

— Пойдем поможем? — предложил другой стражник.

— Думаю, вам лучше оставаться на месте, — строго сказал я.

— Конечно, — кивнул первый охранник.

— Готова ли моя лодка? — спросил я.

— Давно, — ответил стражник и открыл вначале внутренние створки, а потом и массивные внешние ворота.

— Задержите его! — донеслись до нас истошные крики.

— Похоже, в дом пробрался посторонний! — заметил я.

— Мимо нас не пройдет! — уверенно произнес стражник.

— Молодцы, ребята! — похвалил я солдат.

— Всего доброго, капитан!

— Удачи! — сказал я и спрыгнул в лодку.

— Домой, капитан? — спросил Турнок.

— Домой, — ответил я.

Глава 6. ДВЕ ДЕВУШКИ ПОПАДАЮТ В РАБСТВО. Я ПРОДВИГАЮСЬ НА СЕВЕР И ПОПАДАЮ В ЛЮДИУС

Я лежал на животе и черпал ладонью чистую и прохладную воду.

Услышав поступь тарлариона, я поднялся на ноги.

— Не видел ли ты гончего раба? — спросила девушка.

— Нет, — усмехнулся я.

Охотничий костюм незнакомки состоял из коротенькой коричневой туники, алой накидки и шапочки с пером. Выглядела она в нем весьма аппетитно. Через плечо юной охотницы был переброшен короткий лук из древесины ка-ла-на. На черных сапожках позвякивали шпоры. С левой стороны седла был приторочен желтый колчан со стрелами.

— Спасибо, воин, — произнесла она и круто повернула своего тарлариона. Мелкие камушки полетели из-под когтей в прозрачную воду.

Наездницу сопровождали четверо мужчин, тоже верхом на тарларионах. Вскоре вся кавалькада скрылась из виду.

У девушки были черные волосы и темные глаза.

Не хотел бы я оказаться на месте раба.

Я остановился в плодородной, зеленой равнине к югу от реки Лауриус, примерно в сорока пасангах от берега Тассы и в ста двадцати пасангах от крупного речного порта Людиуса. Я специально выбрал это место, чтобы тарн хоть немного отожрался после трудного перелета.

В то время я еще не думал заезжать в Людиус. Мой путь пролегал дальше на север.

Я не знал, сколько времени потребуется тарну, чтобы кого-нибудь изловить и вернуться. Как правило, на это уходило не больше ана. Вообще-то дичи на Горе немного. «Все равно, — решил я, — пусть сам добывает себе пищу». Кстати, во время кормления с тарна можно и не слезать. Спешить мне, однако, был некуда, и я решил размять ноги. К тому же смотреть на жрущего тарна не очень приятно.

Вдали показалась группа человек из четырнадцати.

Четверо рабов тащили носилки, на которых восседала свободная женщина в белых одеждах. По обеим сторонам носилок шли босые девушки в вуалях, но с обнаженными руками. Последнее означало, что они — рабыни.

Дорога из Порт-Кара была долгой.

Настроение у меня поднялось.

Позади носилок шли семеро воинов, шесть копьеносцев и их капитан. Судя по всему, компания направлялась к моему пруду, чтобы напиться.

Я поднялся на ноги, чтобы встретить гостей.

Облокотившись на копье и забросив шлем за спину, я ждал, пока они подойдут.

Процессия остановилась футах в пятнадцати от меня.

— Тал! — произнес я, подняв правую руку.

Никто не ответил.

Вперед вышел капитан копьносцев. Вот уж кто не производил впечатление вежливого человека.

— Кто такой? — грубо спросил он.

— Тот, кто тебя приветствует, — ответил я.

— Тал, — проворчал он, подняв руку.

— Тал, — повторил я.

— Не стой на дороге, — сказал капитан.

— Я хотел с вами поздороваться.

— Откуда ты?

— Я из касты воинов. Сейчас путешествую. В этих краях я впервые.

— Куда направляешься?

— На север.

— Это разбойник из лесов к северу от Лауры, — сказала женщина.

— Вы ошибаетесь, госпожа, — ровным голосом ответил я и слегка склонил голову, поскольку она была свободной и, судя по всему, высокого происхождения.

— Ладно, мы тебя поприветствовали. Теперь отойди в сторону.

Тон ее показался мне неприветливым.

Я не пошевелился.

— Это эскорт госпожи Констанс из Кассау, возвращаемся в Людиус из Ара, — сквозь зубы произнес капитан.

— Наверное, она очень богата, — заметил я.

— Отвали, — сказал капитан.

— Один момент, — произнес я и посмотрел на свободную женщину. — Я мужчина, уважаемая госпожа. И принадлежу к касте воинов. Я проделал очень долгий путь.

— Не понимаю, — поморщилась она.

— Полагаю, что вы здесь задержитесь. Наберете воды во фляги, а может быть, и заночуете.

— Чего он хочет? — раздраженно спросила дама.

— Он из касты воинов, — негромко пояснил капитан.

— Простите меня, уважаемая госпожа, но мое желание очевидно.

Рабыни переглянулись.

— Ничего не понимаю, — пожала плечами красавица на носилках.

Она была свободной.

Я улыбнулся:

— У меня есть еда. Здесь много воды. Но у меня четыре дня не было женщины.

Дама окаменела. Перед отъездом из Порт-Кара я распорядился, чтобы ко мне в комнату прислали обнаженную Веллу. Я овладел ею несколько раз, прежде чем заснуть, а потом еще раз рано утром.

— Возьми меня с собой, — запричитала она, когда я собрался уходить.

— Чтобы ты снова вступила в заговор с Бертрамом из Людиуса? — насмешливо спросил я.

— Он обманул меня.

— С тебя следовало содрать кожу, — проворчал я и вышел из комнаты, оставив ее лежать на шкурах возле моего ложа.

Но все это было четыре дня назад.

Я щелкнул пальцами, и одна из рабынь слегка приподняла вуаль.

— Я воспользуюсь одной из них и хорошо за это заплачу.

— Это мои личные рабыни, — надменно произнесла свободная женщина.

— Я дам серебряный тарск за то, что недолго побуду с одной из них. С любой, по вашему выбору.

Солдаты переглянулись. Я предлагал поистине щедрую плату. Больше, чем они бы стоили при продаже.

— Нет, — холодно ответила женщина.

— В таком случае позвольте купить одну. За золотой тарн.

На этот раз встрепенулись даже тягловые рабы. За золотой тарн покупались красавицы в сады наслаждений самого Убара.

— Отойди в сторону, — бросила женщина.

— Слушаюсь, госпожа, — поклонился я.

— Ты посмел меня оскорбить, — не унималась она.

— Простите меня, благородная госпожа, но это не входило в мои планы. И если вы почувствовали себя обиженной, покорнейше прошу принять мои самые искренние извинения.

Я поклонился еще раз и отошел на несколько шагов, давая возможность кавалькаде проехать.

— Тебя следовало бы наказать плетьми, — сказала она.

— Я всего лишь хотел поприветствовать вас и пожелать мира и дружбы, — спокойно ответил я.

— Отколотите его, — распорядилась женщина.

Капитан нерешительно потоптался на месте, потом отступил на несколько шагов и продел руку в петли щита.

— Что происходит? — завопила женщина. — Я, кажется, велела его поколотить!

— Помолчи, дура, — проворчал себе под нос капитан, вытащил меч и бросился в атаку.

В следующее мгновение меч отлетел далеко в сторону, а капитан лежал на земле. Я не собирался его убивать.

— Айи! — восхищенно завопил тягловый раб.

— Убейте его! — завизжала женщина, — Убейте его!

Мужчины угрожающе загудели.

— Ну кто следующий? — спросил я.

Они растерянно переглянулись.

— Помогите мне, — прохрипел капитан. Двое солдат подняли его на ноги. Он посмотрел на меня, щурясь от заливающей глаза крови.

Потом капитан улыбнулся:

— Ты меня не убил.

Я пожал плечами.

— Я тебе благодарен.

Я едва заметно поклонился.

— Должен тебе сказать, что мои люди — опытные солдаты.

— Я в этом не сомневался, — ответил я.

— Я не хочу их терять, — сказал капитан. — Ты, как я понял, тарнсмен.

— Да.

— Я так и думал. Позволь поприветствовать тебя, воин.

— Тал, — сказал я.

— Тал! — вскинул руку капитан.

— Убейте его! — завизжала женщина. — Немедленно его убейте!

— Вы обошлись с этим человеком несправедливо, — сказал капитан. — А он, между прочим, действовал по кодексу чести.

— Я приказываю тебе его убить! — не унималась дама.

— Ты разрешаешь нам пройти, воин? — спросил капитан.

— Боюсь, что в данной ситуации это уже невозможно, — покачал я головой.

— Я и сам так думаю, — проворчал капитан.

— Убить его! — женщина явно теряла терпение.

— Шестеро из нас готовы принять бой, — сказал капитан. — Не знаю, сможем ли мы с ним справиться. Во всяком случае, мне еще не приходилось скрещивать клинки с таким человеком. Его сталь обладает скоростью и силой, которые приходят после сотен смертельных поединков. При этом он даровал мне жизнь. Кажется, вы не желаете вникнуть в суть моих слов.

— Вас много, а он один, — упрямо повторила дама.

— Знаете, скольких он может положить? — спросил капитан.

— Разумеется, ни одного!

— Я уже испытал его удар, госпожа, — проворчал капитан. — Я немного разбираюсь в технике боя и знаю, чего стоит численное преимущество. — Он повернулся к своим солдатам. — Готовы сразиться, ребята? — спросил капитан, пряча усмешку.

— Как прикажете, — проворчал кто-то.

«Хорошая дисциплина», — подумал я.

— Я уже оценил его уровень, — сказал капитан. — Мы отступаем, парни.

— Нет! — завизжала свободная женщина. — Трусы!

— Я не трус, госпожа! — резко обернулся к ней капитан. — Но и не дурак тоже!

— Подлые трусы! — выкрикнула она.

Солдаты подхватили капитана под руки и отвели его в сторону. Несколько человек хмуро косились в мою сторону. Между тем никто из них не выражал желания сразиться.

— Разворачивайтесь! — заорала дама на тягловых рабов, собираясь последовать за отступающими солдатами.

— Стоять на месте! — приказал я.

Рабы замерли.

— Почему ты их не убил? — спросил один из них.

— Ты был воином? — поинтересовался я.

— Да.

— Несладко, наверное, таскать носилки?

Раб пожал плечами и сплюнул.

— Ты хочешь меня задержать, воин? — спросила женщина.

— По-моему, это неплохие парни, — сказал я. — Наверняка у тебя есть ключи от кандалов.

— Есть, — испуганно произнесла она.

— Отдай ей! — приказал я, показав на одну из рабынь. Дама повиновалась, и рабыня освободила прикованных к носилкам мужчин.

Они с наслаждением потирали натертые сталью запястья и шеи.

Носилки по-прежнему стояли у них на плечах. Рабы довольно перемигивались.

— Я разрешаю тебе взять мою рабыню за один серебряный тарск, — заявила свободная женщина.

— Боюсь, что это следовало сделать раньше, дорогая госпожа Констанс, — усмехнулся я.

— Можешь даже купить за золотой тары любую из них.

— Вам не кажется, что это слишком дорого? — прищурился я.

Женщина гордо вскинула голову:

— Хорошо, можешь бесплатно попользоваться обеими!

— Госпожа Констанс очень щедра.

— Я дарю их тебе, — пренебрежительно бросила дама.

— Опустите носилки, — распорядился я. Рабы повиновались.

— Освободи их, — сказал я.

Рабы сгрудились вокруг носилок. Женщина нервно оглянулась.

— Вы свободны, — сказала она. — Слышите? Можете идти!

Мужчины разулыбались, но с места не сходили.

— Можете идти! — дрожащим голосом повторила дама.

Я кивнул, после чего они поспешно разошлись. Один на мгновение задержался и произнес:

— Спасибо, тебе, воин.

— Все в порядке… воин, — ответил я. Он весело засмеялся и побежал догонять своих товарищей.

Рабыни переглянулись.

— Снимите накидки, — приказала им свободная женщина.

Девушки повиновались. Обе оказались редкими красавицами.

Я улыбнулся, и они покраснели.

— Если хочешь, они твои, — произнесла дама.

Одна из девушек посмотрела на меня, и я кивнул. Она тут же сорвала вуаль с лица своей хозяйки.

— Не смей! — завопила свободная женщина, но было уже поздно. Золотые волосы рассыпались по ее плечам.

— Встань, — приказал я.

Женщина медленно поднялась.

— Я хорошо заплачу, если ты доставишь меня в безопасное место, — дрожащим голосом произнесла она.

— Если твое тело столь же прекрасно, как лицо, придется тебе надеть ошейник, — сказал я.

— Он давно по ней плачет! — воскликнула одна из рабынь.

— Фина! — возмутилась свободная женщина.

— Простите, госпожа, — потупила взор девушка.

— А ну-ка разденьте ее! — велел я.

Девушки с готовностью исполнили приказ.

Я пристально осмотрел обнаженную красавицу.

— Да, придется вам походить в ошейнике, госпожа Констанс, — произнес я.

— Дафна! Фина! — запричитала свободная женщина. — Чего вы стоите? Защитите меня!

— На колени перед господином! — крикнула одна из рабынь и презрительно добавила: — Напыщенная дура!

Онемев от ужаса, госпожа Констанс опустилась на колени.

— Вон там лежат мои вещи, — сказал я, показав на разбитую неподалеку палатку. — Сбегай, притащи ошейник.

— Слушаюсь, господин! — радостно воскликнула девушка по имени Дафна и кинулась исполнять поручение. Я посмотрел в небо. Тарна нигде не было.

— На четвереньки, руки шире, голову вниз! — приказал я.

Золотые волосы Констанс касались земли. Я затянул на ее белоснежной шейке грубый ошейник, и она с рыданиями повалилась в траву.

Затем я осмотрел носилки. В выдвижных ящичках по бокам нашлось немало золотых монет. Оказывается, дамочка была действительно богата. Я бросил деньги под ноги рабыням. Мне они были не нужны. Я уже получил то, что хотел.

Вдали еще виднелись освобожденные мною рабы.

— Видите их? — спросил я, показывая вдаль.

— Да, господин.

— Одни вы пропадете, — сказал я, — Догоните их и попросите, чтобы они приняли вас и помогли сохранить эти деньги. Думаю, они вам не откажут.

— Хорошо, господин, — закивали рабыни.

— И побыстрее, пока я не передумал!

— Слушаемся, господин! — завизжали девушки и со всех ног бросились догонять мужчин.

Я еще немного посмеялся, глядя, как они перепрыгивают через камни, прижимая к груди неожиданно обретенное богатство, потом развернулся и подошел к распластавшейся на траве блондинке.

— Я рабыня? — прошептала она, почувствовав мое присутствие.

— Да.

— И ты будешь делать со мной все, что захочешь?

— Естественно.

По щекам девушки текли слезы.

— Что ты со мной сделаешь, господин? — пролепетала она.

— Все, что захочу, — усмехнулся я.

— Я приказала своим людям убить тебя, — сказала она. — Ты хочешь мне за это отомстить?

— Конечно нет, — рассмеялся я. — Тот приказ отдала госпожа Констанс. Ее больше не существует.

— Вместо нее на свет появилась еще одна невольница, — пролепетала она сквозь слезы.

— Правильно, — кивнул я.

— Значит, я легко отделалась? — произнесла девушка.

— Как сказать, — усмехнулся я. — Теперь ты рабыня со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Женщина вцепилась в траву. Она прекрасно понимала, что я имею в виду.

— Теперь тебя могут прикончить за неосторожно сказанное слово или за то, что ты окажешься недостаточно услужливой. Тебя могут убить и просто так, ни за что, если этого захочется твоему хозяину.

Она зарыдала.

— Тебе понятно?

— Да, господин. — Затем она подняла голову и посмотрела мне в глаза. — А ты добрый хозяин, господин?

— Нет, — сказал я.

— Я не умею быть рабыней.

— Научишься.

— Я буду учиться быстро, — пообещала она.

— Мудрое решение.

— От этого зависит моя жизнь?

— Как ты догадалась? — насмешливо спросил я.

На Горе не принято церемониться с рабынями.

— Еще утром я была свободной, — вздохнула девушка.

— Теперь ты — рабыня.

— Да, господин.

Я посмотрел в темнеющее небо. Тарн явно где-то запропастился. Меня это устраивало.

— Пойди в палатку, — приказал я, — и расстели шкуры.

— Я еще девственница, — пролепетала она.

— Шелковый платочек, — усмехнулся я.

— Пожалуйста, не надо так грубо, — взмолилась девушка.

— Не бойся, скоро про тебя этого никто не скажет, — захохотал я.

— Пожалей меня, господин!

— Иди, стели шкуры!

— Умоляю тебя!

— Вообще-то тебя следует отходить плетью, но думаю, подойдет и простой ремень!

— Уже бегу, господин.

— Расстелешь шкуры и ляжешь на живот, понятно?.

— Да, господин.

Дождавшись, когда она исполнила приказ, я сказал:

— Теперь перебрось волосы через голову.

Девушка повиновалась. Я присел рядом с ней на корточки и посмотрел на грубый металлический ошейник.

— Почему ты сделал меня рабыней? — спросила она.

— Потому, что мне так захотелось. — Я намотал на кулак ее золотистые волосы и рывком перевернул девушку на спину. Блондинки хорошо смотрятся на бурых шкурах.

— В Торвальдсленде считают, что женщины из Кассау — прирождённые рабыни. Это правда?

— Не знаю, господин, — испуганно пролепетала она.

— А ты — настоящая красотка.

— Пожалуйста, будь со мной поласковее, господин.

— У меня четыре дня не было женщин, — объявил я.

Она закричала.

* * *
Луны стояли высоко. Все три.

Ночь выдалась прохладная. Я чувствовал, как она нежно целует мое бедро.

— В Торвальдсленде считают, что женщины из Кассау — прирожденные рабыни, — произнесла она. — Это правда?

— Да, — сказал я.

— Никогда бы не подумала, что способна на такое, — задумчиво проговорила девушка. — Все так необычно и ново…

— Нравится?

Я лежал на спине и рассеянно жевал травинку.

— Пожалуйста, господин, изнасилуй свою рабыню еще раз.

— Ты должна это заслужить.

— Да, господин! — с готовностью воскликнула она и прильнула ко мне губами.

— Подожди, — сказал я.

— Господин?

— Помолчи! — одернул я болтливую девку и прислушался. Затем я перекатился через нее и замер в низкой стойке. Потом бесшумным движением набросил тунику и перекинул через плечо перевязь с мечом. Девушка испуганно закуталась в меха.

Я обнажил клинок.

Теперь я видел его хорошо.

Судя по тому, что он то и дело спотыкался, силы огромного человека были на исходе. Бедра его были прикрыты тряпкой. На шее болтался ошейник с обрывком цепи.

Увидев нас, он оцепенел.

— Вы с ними? — с трудом произнес он наконец.

— С кем? — спросил я.

— С охотниками?

— Нет.

— Кто вы?

— Путешественник и рабыня, — сказал я. Девушка натянула шкуру до самого подбородка.

— Ты из касты воинов? — спросил он.

— Да.

— Ты меня не убьешь и не выдашь?

— Нет.

— Ты видел их?

— Девушку и четырех стражников?

— Да.

— Видел, утром. А ты и есть тот самый раб, за которым идет охота?

— Да, — прохрипел он. — Меня купили в Людиусе специально для женской охоты.

Я вспомнил темноволосую черноглазую девушку, живую и стройную, в аккуратно подрубленной охотничьей тунике, сапожках и шапочке с пером. До чего же соблазнительный костюмчик.

— А ты молодец, — заметил я. — Долго держишься. Может, хочешь перекусить?

— Хорошо бы. — Раб облизнул потрескавшиеся губы.

Я швырнул ему кусок мяса, и он с рычанием опустился на корточки. Никогда не видел, чтобы человек ел так жадно.

— Паги выпьешь?

— Нет.

— Значит, решил убежать?

— Попробую, будь оно проклято.

— Шансов у тебя немного, — заметил я.

— Зато поел.

— А ты смелый парень, — сказал я.

— У них есть слин? — спросил он.

— Нет. Похоже, они играют честно.

— Верхом, да еще с оружием, можно поиграть в благородство.

— Не нравится?

— Если они не найдут меня сегодня, — с набитым ртом произнес раб, — завтра они притащат слина.

— Тогда тебе точно конец, — кивнул я. — Слин берет след лучше ларла или кюра. Слин неутомим и беспощаден.

— Один шанс у меня есть, — сказал он.

— Какой же?

— Они идут цепью. Девчонка в середине. На ее пути я оставил клочок своей накидки. Теперь она идет точно по следу. Заглотила наживку.

— Она созовет стражников, и твоя песенка спета.

— Я рассчитываю на ее тщеславие. Это ее охота, а не их. Она не захочет делить славу.

— Ты в самом деле надеешься уйти от лучника верхом на тарларионе? Пусть даже и женщины?

— Почему нет? — пожал плечами великан.

— Где же ты собираешься прятаться? — спросил я, оглядывая равнину.

— Найду где, — усмехнулся он, поднялся на ноги и вытер ладони о бедра. Затем он опустился на живот и долго пил прохладную чистую воду из пруда. Напившись, раб отломил тростинку и зашел в пруд по пояс.

— Правильно, — кивнул я. — Вот и убежище.

Все следы теряются у воды.

Девушка снова прижалась к моим ногам.

— Можно я заработаю свое изнасилование, господин? — попросила она.

Я улыбнулся. Тлеющий в каждой женщине рабский огонь разгорелся в ней с неожиданной силой. Не зря в Торвальдсленде говорят, что женщины из Кассау — прирожденные рабыни.

— Отвратительно! — воскликнула сидящая на тарларионе женщина в охотничьем костюме.

Рабыня так хорошо поработала, что я не заметил, как она к нам приблизилась.

— Приветствую тебя, — поднял я руку.

— Не хотела прерывать твое удовольствие, — холодно заметила охотница.

Рабыня смущенно нырнула под шкуры. Очевидно, в присутствии свободной женщины она чувствовала себя неловко.

— Ну что, нашли свою добычу? — поинтересовался я.

— Пока нет, — ответила охотница. — Но он где-то рядом.

— Я никого не видел, — сказал я, — Правда, и не приглядывался.

— Тебе было чем заняться, — презрительно заметила она.

Меня всегда поражала ненависть, которую испытывают свободные женщины к рабыням. Неужели завидуют их ошейникам?

— Что правда, то правда, — признал я.

— Тебе повезло, что я здесь, — сказала охотница. — Раб где-то рядом.

— Думаешь, он опасен?

— Не сомневаюсь, — ответила она.

— Надо быть начеку, — сказал я.

— Скоро он будет моим, — пообещала свободная женщина. — Он совсем близко. — Она повернула тарлариона. — Развлекайся со своей шлюхой.

— А как же раб? — опешил я. — Тебе не нужна помощь?

— Ты здесь ни при чем, — надменно произнесла всадница. — Он мой.

Рабыня жалобно всхлипнула под шкурой.

— Стыдно, что-ли? — спросил я.

— Нет.

— Это хорошо. Смотри! — прошептал я.

Свободная женщина подъехала к самой кромке воды. Лук она держала наготове. Приподнявшись в седле, она внимательно изучала следы. Затем охотница направила тарлариона в воду. Она догадалась, что раб попытался скрыть свои следы в пруду. Очевидно, женщина решила, что они снова появятся на другом берегу. Опытный охотник, разумеется, объехал бы вокруг водоема.

Блондинка вылезла из-под шкур и снова впилась в меня губами.

— Разве она понимает, что такое быть женщиной?

— Пока нет, — усмехнулся я, — Но скоро все может измениться.

— Объясни, господин, — попросила девушка.

— Смотри, — сказал я.

Тарларион с прелестной всадницей все глубже заходил в пруд.

Неожиданно из воды с фырканьем и плеском вынырнул огромный, разъяренный человек. Схватив женщину за руку, он одним рывком сдернул ее с седла и утащил под воду.

— Она слишком плохо знала мужчин, — заметил я.

Спустя мгновение раб снова вынырнул на поверхность и откинул со лба мокрые волосы. В правой руке он держал нож охотницы. На левую были намотаны волосы женщины. Оглядевшись по сторонам, он вытащил девушку из воды. Она отплевывалась и жадно хватала воздух. Не давая ей завизжать, раб снова погрузил ее под воду. Тарларион носился кругами, поднимая вокруг столбы водяной пыли. Это был мелкий охотничий тарларион. Такими управляют при помощи шпор и уздечки. Крупных боевых тарларионов погоняют голосом, а в редких случаях лупят по шее древком копья.

Раб стиснул нож зубами, подпрыгнул как можно выше и освободившейся рукой треснул тарлариона по морде. Перепуганный зверь метнулся в сторону и побежал к берегу, по-птичьи переваливаясь сбоку на бок. Мужчина снова вытащил охотницу из воды. Она надрывно закашлялась, потом женщину вырвало. Он сорвал с охотницы пояс и связал ей руки за спиной. Затем срезал ножом крупную камышинку. Обессиленная женщина смотрела на него, оцепенев от ужаса.

Вдали показались четверо телохранителей. Они всматривались в даль, пытаясь разглядеть в свете трех лун оторвавшуюся от группы девушку. Очевидно, повинуясь тщеславному желанию первой захватить добычу, она никого не предупредила. А может, ее тарларион бегал быстрее прочих. Во всяком случае, ему выпала самая легкая ноша. Я видел, как раб воткнул камышинку в рот девушке, приставил лезвие ножа к ее горлу, после чего они вместе исчезли под водой. В лунном свете на мгновение сверкнули ее обезумевшие глаза.

Вскоре четверо всадников остановились возле моих шкур.

Я взглянул на них из-под закованной в ошейник рабыни.

— Тал! — произнес старший группы.

— Тал, — откликнулся я.

— Не видел ли ты госпожу Тину из Людиуса? — спросил один из всадников.

— Охотницу?

— Да.

— Она проезжала мимо. Кажется, гналась за рабом.

— Куда она поехала?

— А что, раба до сих пор не поймали? — спросил я. — Вроде бы пора.

— Подожди, — поморщился старший. — Ты сказал, что видел госпожу Тину?

— Ну да, — ответил я. — Раньше.

— Куда она поехала?

— Вот ее следы, — сказал я.

— Точно! — воскликнул один из всадников. — Следы!

Стражники устремились к тому месту, где следы уходили в воду. Если бы они пошли вброд, то наверняка зацепили бы сидящую под водой парочку. Вместо этого, как опытные охотники, они решили обогнуть пруд посуху, чтобы разыскать следы на противоположном берегу.

Искать долго не пришлось. Выскочивший из воды тарларион охотницы оставил после себя широкую и мокрую дорожку. Обеспокоенные судьбой своей госпожи, телохранители погнались за перепуганным зверем.

Прикинув, что после ночного купания люди будут страдать от холода, я развел хороший костер. Дрова насобирала моя новая рабыня, которую я решил назвать Констанс.

Скоро из воды показалась голова раба. Он осторожно огляделся, после чего вытащил женщину и медленно двинулся на огонь.

— Советую снять мокрую одежду, — сказал я, когда они выбрались на берег.

Охотница смерила меня негодующим взглядом. В следующую секунду раб рывком сорвал с нее промокшую тунику, облегающие штаны и сапожки.

— Я Тина из Людиуса! — завопила обнаженная женщина. — Немедленно верни мою одежду!

Мы удивленно переглянулись.

— Я Тина из Людиуса! — надменно повторила она. — Я требую, чтобы меня немедленно развязали!

У меня уже была одна рабыня по имени Тина. Кстати, из Людиуса. Это весьма распространенное имя. Сейчас она свободная женщина, принадлежит к касте воров, весьма почитаемой в городе. Неплохо зарабатывает.

Я посмотрел на охотницу. Для свободной женщины она была слишком красива. Такие девочки должны услаждать мужчин.

— Ты победил, — сказала она, обращаясь к рабу. — Я, свободная женщина, отдаю должное твоему проворству и хитрости. Развяжи меня, и я распоряжусь, чтобы тебе даровали жизнь.

— Утром, — сказал раб, — они приведут слинов.

— Да, — кивнула она.

— Ты сумеешь с ними договориться?

— Думаю, они будут на цепи.

— Только не делай из меня дурака, — рассмеялся мужчина. — Их спустят с цепи еще в городе. Твои люди не заинтересованы в том, чтобы я остался в живых.

— Ты — моя собственность, — нагло заявила девица. — Не забывай об этом. Как я решу, так и будет. Развяжи мне руки! Быстро!

Я вспомнил, что она специально купила этого раба в Людиусе для того, чтобы поохотиться. Судя по ее поведению, госпожа Тина заплатила за него, не торгуясь.

— Вы производите впечатление состоятельной и образованной женщины, — почтительно заметил я.

— Ты не ошибся, — надменно бросила красавица. — Я происхожу из очень богатой купеческой семьи.

— Я тоже принадлежала к купеческому сословию, — вставила Констанс.

— Тебе никто не давал слова, рабыни! — резко сказала госпожа Тина.

— Да, госпожа, — пролепетала Констанс и подложила в огонь новую ветку.

Свободная женщина гневно посмотрела на захватившего ее в плен человека.

— Мне это надоело! Развяжи меня.

Раб задумчиво посмотрел на охотницу и потрогал пальцем острие ножа.

Женщина испуганно съежилась.

— Чего ты уставился? — крикнула она мне. — Ты же свободный! Защити меня!

В ответ я только усмехнулся.

Раб поднес нож к горлу госпожи Тины и резко рванул ее за волосы.

— Ты свободен! — истерично завизжала она. — Я дарую тебе свободу!

— Хочешь мяса? — спросил я.

Теперь этот человек был свободным и мог есть рядом со мной. Он присел у костра и с наслаждением принялся за здоровенный кусок жареного боска. Свободная женщина отползла в тень. Констанс стояла на коленях позади меня и время от времени подкидывала в костер ветки.

Свободный человек и я ели.

— Как тебя зовут? — спросил я и швырнул кусок Констанс.

— Рэм, — ответил он. — Раньше я был Рэмом из Телетуса, но сейчас у меня там никого не осталось. Меня изгнали с острова.

— За что?

— Убил двух человек в таверне. По пьянке.

— В Телетусе с этим строго, — заметил я.

— Да нет, просто один оказался крупной шишкой.

— Понятно.

— Я бывал во многих городах, — сказал он.

— Чем зарабатываешь? — спросил я. — Бандит?

— Нет, — засмеялся он. — Какой из меня бандит! Торгую помаленьку. В основном шкурами. Иногда обмениваю шкуры слина на мех лима или ларта.

— Один работаешь?

— Один. Дома у меня нет.

Мне стало жаль этого типа.

— Как ты попал в рабство?

— Нарвался на разбойников. Они перекрыли пути на север.

— Как это?

— А вот так. Выставили на дорогах своих людей на тарнах. Всех, кто попался, продавали в рабство.

— Зачем им понадобилось перекрывать дороги на север? — удивился я.

— Не знаю.

— Тарны не выживут в таких широтах.

— Почему? Летом выживут. Многие виды птиц мигрируют на север и откладывают яйца в полярных скалах.

— Только не тарны, — сказал я.

— Нет, конечно.

Тарны вообще не мигрируют.

— Да, тебе не повезло.

— Я сразу не разобрал, что они разбойники. Поздоровался. А потом оказался в наручниках. — Некоторое время мой собеседник молча пережевывал мясо. — Кончилось тем, что я угодил в Людиус, где меня купила эта дама. — Он кивнул в сторону Тины.

— Что ты собираешься со мной сделать? — спросила она.

— Много чего, — проворчал бывший раб.

— Не забывай, что я свободная женщина!

— Вот как? — недобро усмехнулся он.

Я задрал голову и посмотрел в небо. Тарна не было. Очевидно, здесь действительно туго с пропитанием.

Констанс подбросила: веток в костер и посмотрела на госпожу Тину.

— Не смей на меня таращиться, рабыня! — прошипела свободная женщина.

— Прости меня, госпожа! — поспешно отвернулась Констанс.

— Послушай, — обратилась к Рэму Тина. — Мне унизительно сидеть голой перед рабыней.

— Утром, — откликнулся он, — я разрешу тебе что-нибудь надеть. Можно дать распоряжение твоей рабыне? — спросил он, — обращаясь ко мне.

— Можно.

— Констанс?

— Да, господин?

— Не своди глаз с нашей пленницы.

— Хорошо, господин, — расплылась в улыбке Констанс и тут же скроила госпоже Тине рожицу.

— По-моему, — сказал Рэм, — из нее получится неплохая рабыня.

— Подлец! — выкрикнула госпожа Тина. — Я тебя ненавижу! Я всех вас ненавижу! Я свободная женщина! Запомните это! Никто и никогда не сделает меня рабыней! Слышите? Никто и никогда!

— Да я и не собираюсь, — пожал плечами Рэм.

Женщина недоуменно уставилась на бывшего раба.

— Разве что ты меня очень попросишь, — добавил он, подмигнув.

— Скорее я умру! — гордо провозгласила госпожа Тина и отвернулась.

— Время позднее, — сказал я. — Пора спать.

— Как тебя зовут? — спросил он.

— Тэрл, — ответил я. — Этого достаточно.

— Понял, — усмехнулся Рэм, давая понять, что не собирается лезть в мои дела. Наверняка он решил, что я бандит, беглец или убийца.

Я схватил Констанс за руку и швырнул ее к его ногам. На Горе это считается элементарной вежливостью.

Рабыня растерянно и жалко заморгала.

— Доставь ему удовольствие, — приказал я.

— Слушаюсь, господин, — прошептала она.

— Давай, шлюха! — выкрикнула свободная женщина. — Ты уж постарайся! Вывернись наизнанку, вонючая подстилка!

— Спасибо, друг, — произнес человек с Телетуса и навалился на Констанс.

Через несколько часов она заползла под мою шкуру, дрожа от ночной прохлады. Рэм крепко спал.

Я взглянул на свободную женщину. Мне показалось, что она с затаенной завистью следила за тем, как терзает Констанс изголодавшийся по женщине мужчина.

Интересно, что он имел в виду, когда сказал, что утром разрешит ей что-нибудь надеть?

Я погрузился в сон.

* * *
— Слышишь? — встрепенулся я.

Было совсем рано. Рэм резко поднял голову. Я вскочил. Рядом топтался мой тарн, вернувшийся только под утро. Клюв и перья были перепачканы кровью желтого табука, иногда забредающего в леса. Я торопливо вытер клюв и когти тарна пучком сухой травы. Констанс спала, завернувшись в шкуру. Госпожа Тина из Людиуса тоже спала, очевидно устав бороться с холодом и обидой. Небо серело.

— Да, — прошептал Рэм. — Слины.

Издалека доносился протяжный вой. Их было не меньше пяти.

— Господин? — пискнула Констанс, протирая глаза.

— Слины! — сказал я. — Одеваться, быстро!

Девчонка вытаращила глаза.

— Время еще есть, — сказал я.

— Какой вес может взять твой тарн? — спросил Рэм.

— Он сильный, — ответил я. — При необходимости потянет седока и полную корзину.

— Возьмешь? — улыбнулся он.

— Куда ж тебя деть? — Я торопливо забрасывал в седельные сумки шкуры и прочие пожитки, подтягивал упряжь и проверял крепления.

— Вот твое кольцо, — сказал я Рэму!

— Отлично, — откликнулся бывший раб.

— Констанс!

— Бегу, господин!

— Госпожа Тина, вставайте! — принялся тормошить спящую Рэм.

— Руки перед собой! — скомандовал я Констанс и захлестнул веревку на запястьях девушки. Конец веревки я перебросил через луку седла. Затем я обернул мехом железное кольцо, в которое она вставила левую ногу.

Поднявшись на стременах, я осмотрелся. Слинов было пять. До них оставалось меньше половины пасанга. Возбужденные чудовища пищали и принюхивались, вытягивая рыла.

— У меня есть лишняя туника, — сказал я Рэму.

Он быстро скинул с себя старые тряпки и натянул предложенную мной одежду.

— Что ты делаешь? — испуганно произнесла госпожа Тина, когда Рэм прорезал ножом несколько дыр в своих лохмотьях и пропустил через них ее пояс.

— Вам уже не так неловко? — поинтересовался он, мертвым узлом затягивая пояс на ее талии.

— Что это за звуки? — тревожно спросила она.

— Слины, — пояснил он и перерезал стягивающие ее ноги ремни. — Скорее всего, вам придется от них убегать. Желаю удачи.

— Что все это значит? — возмущенно воскликнула женщина.

— Скоро поймешь, — усмехнулся Рэм, поставил ногу в свое кольцо и ухватился рукой за луку седла.

— Куда вы летите? — крикнула госпожа Тина, вскакивая на ноги.

— В Людиус, — ответил я.

Вообще-то я туда не собирался, но надо было заклеймить новую рабыню.

До слинов оставалось не более пятисот ярдов. Я взял в руки поводья.

Визг чудовищ больно резал уши. Звери неслись в нашу сторону.

Неожиданно Тина побледнела.

— О нет! Нет! — закричала она и попыталась сбросить с себя тряпье бывшего раба. — Нет!

До нее наконец дошло, что слины идут по запаху человека, чья одежда была теперь на ней.

— Нет! — истерично кричала она, — Они разорвут меня на куски!

До слинов оставалось ярдов двести. Они уже увидели свою жертву.

— Они же разорвут меня на куски! — рыдала женщина.

— А вы от них убегите, — предложил Рэм. — Я бы на вашем месте не стал терять времени.

Перед тем как наброситься на добычу, слины остановились, припали к земле и выгнули спины. Ноздри зверей раздувались, уши прижались к широким, треугольным головам.

Чудовища медленно двинулись вперед.

Девушка бросилась бежать. Через несколько шагов она споткнулась, рухнула на колени и поползла, отчаянно и жалобно повизгивая от ужаса.

— Возьмите меня с собой! — взмолилась она.

— Для свободной женщины здесь нет места! — откликнулся Рэм.

— Я рабыня! — крикнула она.

— Вот как? — удивился он. — Прирожденная?

— Да! Я давно это поняла. Мне не хватает только клейма и ошейника.

— Любопытно, — сказал он.

— Сделай меня своей рабыней! — зарыдала она.

— С чего ты взяла, что мне нужна рабыня?

— Ну, пожалуйста! Умоляю тебя!

— Ты просишь меня?

— Да! Я тебя умоляю!

Слины кинулись на свою жертву. В последний момент Рэм успел схватить стоящую на коленях девушку за руку.

Испуганный тарн взмахнул мощными крыльями и поднялся в воздух. Разъяренный слин подпрыгнул футов на двадцать, промахнулся и с визгом рухнул на землю. Женщина, которую раньше называли госпожа Тина, мертвой хваткой вцепилась в руку своего спасителя. Подтянув ее повыше, Рэм перерезал ремень, и его лохмотья полетели вниз, в кучу визжащих чудовищ. Спустя мгновение от них не осталось и нитки.

— Кажется, у нас появилась новая рабыня, — заметила Констанс.

Я повернул тарна в сторону Людиуса.

— Придется ненадолго остановиться в городе, — объявил я. — Мне надо заклеймить свою рабыню.

Констанс побледнела.

— Ты что-то хочешь сказать? — спросил я.

— Нет, господин. — Горианка прекрасно понимала, что без клейма не обойтись.

— У меня точно такая же проблема, — откликнулся Рэм. — Рабыня без клейма!

Я взглянул на дрожащую от страха девушку.

— У тебя такая красавица, что по ней и без клейма видно, кто она такая!

— Порядок есть порядок, — проворчал Рэм.

— Клеймо, кстати, ее только украсит, — заметил я.

— Это верно. Оно еще никого не портило.

— Ты назначаешься старшей, — сказал я Констанс.

— Да, господин.

— Ты слышала? — обратился я к той, кого еще недавно называли госпожа Тина.

— Да, господин.

— Называй ее госпожой, — приказал я.

— Госпожа, — произнесла она, обращаясь к Констанс.

— Рабыня, — презрительно фыркнула Констанс в ответ.

Глава 7. В ЛЮДИУСЕ Я ДОПУСКАЮ НЕОСТОРОЖНОСТЬ И ПОПАДАЮ В ПЛЕН

Дверь вылетела после первого удара. Я заскочил в комнату, сжимая в руке обнаженный меч.

Сидящий за столом человек опешил.

— Где Бертрам из Людиуса? — грозно спросил я.

— Это я, — ответил он, вставая и одергивая меховую куртку. — На убийцу ты не похож. У тебя нет кинжала. Я, кстати, никому ничего не сделал.

— Я ищу другого, — произнес я. — Мне нужен тип, который прикинулся дрессировщиком слинов и взял твое имя.

— Я тебя раньше не видел, — сказал он.

— Я тебя тоже.

Пришлось описывать, как выглядит человек, называвший себя Бертрамом из Людиуса, после чего оказалось, что его никто не знает.

— Ты знаменит своим искусством дрессировать слинов, — сказал я. — Слава о тебе дошла до самого юга. Иначе я бы ни за что не пустил того человека в мой дом.

— Я рад, что ты ищешь не меня, — рассмеялся он. — Не хотел бы я оказаться на его месте.

— Человек, который мне нужен, неплохо владеет ножом. Подозреваю, что он из касты убийц. Дверь, кстати, придется менять. — Я швырнул тарск на стол Бертрама из Людиуса и вышел из дома.

В принципе я и не думал, что человек, который натравил на меня слина, а потом попытался зарезать в палатке торговца диковинками, в самом деле Бертрам из Людиуса. Но я должен был в этом убедиться. Могло оказаться и так, что настоящий Бертрам его знает. Всегда легче выдавать себя за знакомого человека.

Между кастами воинов и убийц существует давняя ненависть. Мечи воинов обнажаются для защиты родного города, кинжалы убийц — для добычи золота.

По кривым и извилистым улочкам Людиуса я добрел до небольшой кузницы, где ранее оставил Констанс.

— Все еще плачешь? — спросил я девушку.

Она сидела на соломе, прикованная к наковальне тяжелой, грубой цепью.

— Клеймо очень болит, господин, — пожаловалась она.

— Это хорошо, — сказал я. — Можешь немного постонать.

Здесь же находился и Рэм. Кузнец с трудом перепилил его толстый железный ошейник. Тина лежала на полу. Рэм решил оставить ей прежнее имя.

— Ну что, нашел Бертрама из Людиуса? — спросил Рэм.

— Нашел.

— Убил?

— Нет. Это оказался совершенно посторонний человек.

— О! — сказал Рэм.

— В общем, я и не ожидал, что это будет он. — Я посмотрел на Тину. — Ну-ка покажи бедро, красавица. Как она перенесла железо?

— Визжала, как самка слина, — сказал Рэм, — но быстро успокоилась.

— Клейма хорошие, — похвалил я.

— Приятно слышать, господин, — зарделась Констанс.

Тина тоже слегка подобралась.

Я бросил кузнецу серебряный тарск.

— Спасибо, воин! — обрадовался трудяга.

Оба клейма действительно удались на славу.

Из ошейника Рэма кузнец выпилил солидный кусок железа. Рэм схватил Тину за волосы и подтащил к наковальне.

— Теперь надень на нее, — приказал он кузнецу.

Кузнец точными, уверенными движениями заклепал укороченный ошейник на шее девушки.

— Подними голову, рабыня! — потребовал Рэм.

В глазах молодой женщины стояли слезы. Тяжелая цепь висела между грудей.

Я попросил кузнеца сбить цепь с ошейника Констанс, после чего швырнул обеим девушкам светлые туники из легкой, простой ткани.

Они с благодарностью натянули на себя одежду. Я улыбнулся. Дурехи еще не поняли, что такая одежда скорее подчеркивает, нежели скрывает женские прелести.

— Хочу заставить ее пройти босой и голой через весь Людиус, — сказал Рэм.

— Хорошая мысль, — согласился я. — Пусть вспомнит, как ездила по этим же самым улицам в паланкине под покрывалами. Никто и не узнает в соблазнительной голой рабыне бывшую госпожу Тину.

— Потом заставлю ее при всех подать мне паги, — мечтательно произнес Рэм.

— Поедем в таверну Сарпедона, — предложил я. — Неплохое местечко. Был там несколько лет назад.

Помню, что там выступала танцовщица по имени Тана. Тогда я был настолько загружен делами, что даже не смог посмотреть ее выступление.

Спустя четверть часа мы уже сидели в таверне Сарпедона.

Настроение у меня, однако, испортилось. По дороге нам попалось несколько развалов, на которых по дешевке оптом продавали шкуры северного табука.

— Сегодня хочу уехать, — мрачно произнес я. — Многое для меня непонятно. Надо разбираться.

— Я поеду с тобой, — сказал Рэм.

— Не забывай, что я — тарнсмен. Может, тебе лучше остаться?

— Мне приходилось заниматься многими вещами, — сказал Рэм. — В Ханжере я работал с тарнами.

— Умеешь ли ты обращаться с копьем, луком, мечом? — спросил я.

— Я не воин, — пожал плечами Рэм.

— Лучше оставайся, — покачал головой я.

— Господа желают еще чего-нибудь? — поинтересовался толстый слуга в кожаном фартуке…

Рэм и я сидели за низким столиком. Рядом стояли на коленях рабыни.

— Где Сарпедон? — спросил я.

— Поехал в Ар, — ответил слуга. — В его отсутствие старший в таверне я. Меня зовут Сарпелий. — Он посмотрел на рабынь. — Хорошие девочки. Может, продадите? В моих альковах для них найдется много работы.

— Нет, — сказал я, — На улице все продают шкуры табука.

— Из Кассау и с севера, — кивнул он.

— Стадо Танкреда вышло из леса?

— Да, — сказал Сарпелий. — Все только об этом и говорят.

— Оно еще не перешло ледник Акса?

— Не знаю.

— Шкуры продаются на тысячи. Для весны это необычно. Осенью шкуры ценятся гораздо выше.

— Не знаю, — улыбнулся трактирщик. — Я в Людиусе недавно. Что принести господам?

— Нас обслужат наши рабыни, — сказал Рэм. — Мы пришлем их на кухню.

— Как вам угодно, — поклонился Сарпелий и исчез.

— Ни весной, ни осенью столько шкур я не видел, — заметил Рэм.

— Может, это стадо Танкреда?

— Может быть, хотя в этих краях есть и другие стада.

— Верно, — сказал я, но беспокойство мое усилилось. Если стадо Танкреда вышло из лесов, почему оно не перешло ледник Акса? Охотники, сколько бы их ни было, не в состоянии противостоять напору стада, состоящего из двухсот — трехсот тысяч голов. Это одно из самых крупных мигрирующих стад на планете. Причем единственное, которое пересекает ледник Акса и уходит на лето в полярные районы. Изменить направление миграции такого стада сложнее, чем повернуть вспять полноводную реку. Между тем, судя по слухам, копыта табуков еще не взрыхлили ледник Акса.

Я лишний раз порадовался тому, что заставил Самоса направить на север корабль с продовольствием.

Неожиданно до меня дошло, что корабль мог застрять где-нибудь по дороге. Рэм говорил, что пути на север перекрыты.

— Давай отложим все проблемы на завтра, — предложил Рэм. — Сегодня будем радоваться паге и нашим рабыням.

— Извини, — сказал я и положил на стол золотой тарн. — Ты оставайся, а мне надо идти. Творится что-то непонятное. Боюсь, что может случиться самое худшее.

— Не понимаю, — пожал он плечами.

— Прощай, дружище, — сказал я. — Сегодня я вылетаю на север.

— Я полечу с тобой, — сказал он.

— Я не хочу никого втягивать в свои дела, — возразил я. — Слишком они опасны и запутанны.

Я подумал о крае света, где ждет меня Зарендаргар Безухий. С каждым днем я все больше и больше убеждался в том, что кюры ведут большую игру в покрытых снегом бескрайних северных просторах. Вырисовывалась определенная схема. Они перекрыли север и обрекли краснокожих охотников на голодную смерть. Они хотят, чтобы их деяния навсегда остались тайной.

— Извини, друг, — повторил я. — Ты не можешь лететь со мной. — С этими словами я встал из-за стола и направился к выходу.

В дверях я столкнулся с Сарпелием.

— Господин задал мне много вопросов, — заметил он.

— Отойди с дороги, — сказал я. За мной выскочила Констанс в коротенькой белой тунике. На улице я оглянулся и посмотрел на девушку. У нее были стройные, длинные ноги и полная грудь. Я хорошо помнил, где находятся павильоны для торговли живым товаром. Несколько лет назад я купил здесь темноволосую и гибкую, как пантера, девчонку по имени Шиера. Я был ее первый хозяин. Я приучил ее к ошейнику и сделал из нее великолепную любовницу. Потом я имел глупость ее освободить. Это была большая ошибка. Женщины созданы для рабства.

— Господин? — встревожилась Констанс.

— С тобой проблем не будет, — успокоил ее я. — Купят сразу.

— Нет! — взмолилась она. — Только не это! Не продавай меня, господин!

Я рассчитывал получить за нее серебряный тарск. Опыта у нее маловато, но любой работорговец почувствует огромный потенциал.

Я шагал в сторону рынка, а девчонка бежала сзади и канючила:

— Умоляю тебя, господин, не продавай меня!

Меньше чем за тарск я ее не отдам.

Неожиданно Констанс испуганно вскрикнула. Я резко обернулся.

— Лучше не дергайся, приятель, — произнес незнакомец.

За моей спиной стояли четверо лучников. Тетивы были натянуты до предела, пальцы дрожали от напряжения.

Я медленно поднял руки.

На шею девушки набросили широкую полотняную ленту. Она захрипела и опустилась на колени. Пальчики беспомощно пытались ослабить петлю. Стоящий за ее спиной человек затянул ленту еще туже, глаза Констанс вывалились из орбит, и девушка поняла, что сопротивляться бесполезно.

— Между домами проход. В него, быстро! — скомандовал старший группы.

Вне себя от злости я шагнул в узкий и темный проход. Хрипящую рабыню затащили следом.

— Стрелы, — сказал главарь, — пропитаны кандой. Подохнешь от малейшей царапины.

— А ты, я вижу, не из убийц, — усмехнулся я. Профессиональная гордость не позволяет принадлежащим к этой касте пользоваться отравленной сталью. Это специально оговорено в их кодексе чести.

— Ты не из Людиуса, — произнес он в ответ.

— А тебе какое дело? — огрызнулся я. — На представителя мэрии ты не похож.

Меня коробило от злости. Задумавшись о творящихся на севере делах, я настолько расслабился, что не заметил простой ловушки. Для воина это непростительно.

— Его и искать-то никто не будет, — заметил один из лучников.

— Добро пожаловать в Людиус, — поприветствовал меня главарь и протянул металлический кубок.

— Вообще-то сегодня нежарко, — произнес я.

— Пей, — сказал он.

— Пага, — усмехнулся я, понюхав напиток.

— Пей, — повторил главарь.

Я пожал плечами и залпом осушил кубок. В следующее мгновение он выпал у меня из рук.

Лучники опустили свое оружие. Я видел, как на голову Констанс натянули капюшон. Я прислонился к стене. Руки рабыни завернули за спину, щелкнули наручники.

Я опустился на колено, потом ткнулся плечом в неровную, каменную мостовую. Попытался встать, но снова упал.

Голоса и шаги людей слились в неразличимый гул.

Окружающий мир начал стремительно погружаться во тьму. Словно сквозь сон я чувствовал, как с меня сняли пояс с мечом, забрали кошелек и куртку. Потом я потерял сознание.

Глава 8. Я СТАНОВЛЮСЬ ПЛЕННИКОМ СЕВЕРА

— Да им, похоже, конца нет, — произнес чей-то голос. — Валим по нескольку сотен в день, а они все идут и идут.

— Значит, убивайте больше, — раздраженно ответила женщина.

— Люди устали, — сказал тот же голос.

— Удвойте вознаграждение.

— Сделаем. В пасанге к востоку от платформы стена совсем просела, — добавил мужчина, помолчав.

— Укрепите.

— Бревна заканчиваются.

— Используйте камень.

— Сделаем.

Я лежал на грубом деревянном полу. Осторожно открыв глаза, я увидел, что меня раздели по пояс. Оставили свободные меховые штаны и сапоги, руки сковали за спиной.

— Этот, что ли, новенький? — спросила женщина.

— Да.

— Поднимите.

Меня рывком поставили на колени и на всякий случай огрели по спине древком копья.

— Ты — Тэрл Кэбот, — сказала женщина.

— Может быть, — проворчал я.

— Я сделала то, чего не смогли сделать мужчины, — усмехнулась она. — Я захватила тебя в плен.

— По-моему, это сделали мужчины, — возразил я.

— Это мои люди, — отрезала она. — Так что тебя взяла в плен я.

— Хорошо, — вздохнул я. — Что дальше?

— Мы давно за тобой наблюдаем. Нас предупредили, что у тебя может хватить глупости двинуть на север.

Я промолчал.

— Говорят, ты силен и опасен, как зверь, — сказала она. — Шутят, наверное?

Я не видел причин ей отвечать.

— За твое пленение меня должны хорошо наградить, — сказала она.

— Кто же за меня раскошелится? — поинтересовался я.

— Во всяком случае, не Царствующие Жрецы, — улыбнулась она и подошла к столу, на котором были разложены мои вещи.

— Я сразу поняла, что ты не простой путешественник, — произнесла женщина, перебирая золотые монеты. Затем она вытащила из ножен мой меч. — Мне сказали, что это сталь особой закалки. Клинок заточен и сбалансирован редким способом.

— Может быть, — пожал я плечами.

— Это что? — спросила женщина, развернув сверток с голубым камнем в форме головы зверя.

— Сама не видишь?

— Голова зверя, — сказала она.

— Правильно.

Она положила сверток на место. Похоже, до нее не дошло, насколько он важен. Кюры, как, кстати, и Царствующие Жрецы, часто скрывают свое обличье от тех, кто им служит. Самос, например, понятия не имеет, как выглядят Царствующие Жрецы.

— Глупая баба, — проворчал я себе под нос, а вслух сказал: — Ты — женщина. На ней были штаны и куртка из меха морского слина. Капюшон был оторочен мехом ларта. В талии куртку перехватывал тонкий, блестящий черный ремешок, на котором висел кинжал в ножнах. Рукоятку украшали желтые и красные завитушки. Еще один ремень был переброшен через плечо. На нем висел кошелек и скрученный в кольцо хлыст.

— А ты наблюдателен, — усмехнулась она.

— И наверное, красивая, — добавил я. Последнее было правдой. Тонкие и мягкие черты ее лица чем-то напоминали Констанс, из-под капюшона выбивались густые каштановые волосы, а глаза отливали приятным голубым светом.

— Что значит «наверное»?

— Одежда мешает тебя рассмотреть, — сказал я, — Ну-ка скинь это барахло!

Женщина подскочила и ударила меня кулаком в губы.

Удар получился слабенький, силенок в ней было маловато. Не думаю, чтобы она тянула больше чем на сто двадцать земных фунтов.

Я рассмеялся:

— В хороший базарный день тебя бы продали за серебряный тарск.

Она ударила меня еще несколько раз.

— Ты пожалеешь о своей наглости! — выкрикнула она под конец.

— Умеешь танцевать танец горианской рабыни? — спросил я.

— Скотина! — завизжала она.

— Ты ведь с Земли, так? — прищурился я. — Произношение у тебя явно не горианское. Американка?

— Догадался, — прошипела она по-английски.

— Теперь понятно, почему ты не знаешь танца рабыни, — сказал я.

Женщина побледнела от бешенства.

— Не отчаивайся, я тебя научу.

Она схватила хлыст и принялась истерично меня хлестать. Приятного мало, но на меня такие побои не действуют. Мне доводилось переносить настоящую порку. Наконец она окончательно обессилела.

— Ты слишком слаба, чтобы причинить мне боль, — усмехнулся я.

— Я позову своих людей, и ты пожалеешь о своих словах, — огрызнулась женщина.

Я пожал плечами.

— Как тебя зовут?

— Сидни.

— А фамилия?

— Сидни Андерсон, — неохотно произнесла женщина.

— Всегда думал, что Сидни — это мужское имя.

— Ничего подобного, — возразила она. — Меня же так назвали.

— Наверное, твои родители хотели мальчика, — сказал я, — А вообще это глупо.

— Почему? — спросила она.

— Потому, что каждый пол прекрасен по-своему. Женщины роскошны, утонченны и темпераментны.

— Мне казалось, что ты не уважаешь женщин, — сказала она.

— Конечно нет! — воскликнул я.

— Объясни.

— Мужчины, которые уважают женщин, не знают, что с ними делать.

— Такие, как ты, способны надеть на женщину ошейник! — гневно произнесла она.

— И на тебя надену, дай только срок, — проворчал я.

— Тебя будут бить долго и сильно! — выкрикнула женщина и нервно забегала по комнате.

Я огляделся. В дальнем углу стояло полукруглое кресло, в которое наконец уселась разгневанная землянка. Перед ним лежала шкура слина, еще одна валялась возле камина, в котором пылали дрова.

— Хорошо платят? — спросил ее я.

— Хватает, — огрызнулась она.

— Ты хоть знаешь, ради чего работаешь? — спросил я.

— Конечно, — сказала женщина. — Ради Сидни Андерсон.

— Да ты настоящая наемница, — усмехнулся я.

— Да, — гордо ответила она. — Наемница. По-твоему, это тоже не женское дело?

— Ну почему, — пожал я плечами. — Я этого не говорил.

Сидни подошла и уперла хлыст мне под подбородок.

— Я отправлю тебя ремонтировать стену.

— Какую стену?

— Увидишь.

— Ты еще девственница?

Она хлестнула меня по лицу.

— Да.

— Я буду у тебя первым.

— Замолчи! — завизжала Сидни и ударила меня еще раз.

— Представляю, как тебе не терпится проверить свою сексуальность, — сказал я.

— Не смей употреблять это слово!

— Посмотри на свой поясок! — произнес я. — Ты его затянула, чтобы подчеркнуть достоинства фигуры.

— Нет! — выкрикнула она.

— Вспомни рабынь, — сказал я. — Голых, бесстыжих, готовых отдаться по первому требованию господина. Не сомневаюсь, тебе любопытно испытать это на себе.

— Нет! Нет!

Для женщины, действительно безразличной к вопросам секса, Сидни отнекивалась слишком энергично.

— В тебе сидит рабыня, — сказал я. — Скоро я надену на нее ошейник.

Я зажмурился, чтобы она ненароком не выбила мне глаз ударом хлыста.

Наконец она успокоилась, заткнула хлыст за пояс и гордо провозгласила:

— Сидни Андерсон никогда, не станет рабыней мужчины!

— Когда ты станешь моей собственностью, — произнес я, — получишь девичье имя. Земное.

— И как меня будут звать? — не выдержала она.

— Арлин.

— Это обыкновенное девичье имя, — сказала она.

— А ты и есть обыкновенная девушка.

— Понятно, — задумчиво произнесла она. — А ты неглуп. Пытаешься меня разозлить.

— Нет, — усмехнулся я. — Просто сообщил тебе твое будущее имя. Кстати, по твоей же просьбе.

— Ты — мой пленник.

— Временно.

— Я научу тебя бояться меня.

— Это ты будешь меня бояться, когда я стану твоим хозяином, — сказал я.

Она откинула голову и захохотала.

Как и госпожа Тина из Людиуса, она слишком плохо знала мужчин. Скорее всего, ей приходилось сталкиваться с одними землянами, а здесь, на Горе, с теми, кто подчинялся ей по приказу кюров.

Теперь я понял, зачем кюры привлекают на службу таких дур. У них нет горианских принципов. Нет родного дома. Они чужие в этом мире.

Сидни смерила меня ненавидящим взором. Вместе с тем в ее взгляде проскальзывало и любопытство. Ей хотелось узнать, что значит быть чьей-то собственностью. Скоро она это хорошо прочувствует.

— Могучий Тэрл Кэбот, — насмешливо произнесла она, — стоит передо мной на коленях со скованными за спиной руками. Мужчины его задержать не смогли. Тогда это сделала я.

Из таких истеричек, как ни странно, получаются неплохие агенты. К тому же они умеют сохранять дистанцию с подчиненными.

Она сняла с пояса веревку из сыромятной кожи и намотала конец на мою шею.

— Ну вот, — довольно произнесла она. — Грозный Тэрл Кэбот сидит на привязи, как дворовая собака.

Непонятно другое — почему кюры отбирают для своих целей откровенно женственных и даже очаровательных исполнительниц. На Земле можно найти немало грубых, мужеподобных баб.

Сидни уверенно дернула за веревку.

— Идет крупная межпланетная игра, — торжественно объявила девушка. — Женщины Земли даже не ведают, какие силы схлестнулись между собой. А я участвую в этой схватке на стороне победителей.

— Не забывай, что ты выступаешь против Царствующих Жрецрв, — напомнил я.

— Это слабые и ничтожные создания, способные только к защите.

— Иногда приходится защищаться, — миролюбиво кивнул я.

Между тем Царствующие Жрецы действительно не были агрессивны. В глубине души я и сам опасался, что рано или поздно более напористые и свирепые виды вытеснят их из Солнечной системы.

— Я воюю на стороне победителей! — гордо повторила она.

— Ты говоришь, как типичный наемник, — заметил я.

— Да.

Я посмотрел на стоящую передо мной девушку. У нее были каштановые волосы, голубые глаза и гибкая, стройная фигурка.

— Ты в самом деле уверена, что кюры победят и твоя роль будет высоко оценена?

— Конечно! — уверенно произнесла она.

Я улыбнулся. Теперь понятно, зачем на Гор привозят именно таких женщин. После того как они исполнят свое предназначение, из них делают рабынь.

Сидни резко дернула за веревку:

— Поднимайся, скотина!

Я медленно выпрямился и посмотрел на голубоглазую красавицу. Ее привезли на Гор, чтобы она отведала рабского ошейника.

Причем с моими инициалами.

— Пошел, зверюга! — прикрикнула она на меня и дернула за веревку. — Я покажу тебе, что мы сделали на севере. Тебе тоже найдется работа. Ты слишком долго боролся против нас. Пришло время потаскать бревна и камни.

Глава 9. Я ВИЖУ СТЕНУ, ПОСЛЕ ЧЕГО МЕНЯ БЬЮТ ХЛЫСТОМ

— Ну что, впечатляет? — спросила она.

Мы стояли на высокой платформе, с которой открывался хороший вид на уходящую за горизонт гигантскую стену.

— Длина превышает семьдесят пасангов, — гордо объявила она, — Над этим сооружением в течение двух лет трудились около трехсот тысяч человек.

К югу от стены на несколько пасангов растянулось огромное стадо табуков. Гигантская преграда отсекала им путь на север. С противоположной стороны размещался военный лагерь, бункер командующего, казармы охранников и охотников, а также деревянные загоны для рабов. Здесь же находилась кухня, кузница, прачечная и прочие вспомогательные службы.

— Что находится на складах? — спросил я.

— Шкуры. Скопилось уже несколько тысяч. Не успеваем отправлять на юг. Охотники бьют их у крайних точек стены. Заодно отучаем табуков обходить преграду.

— Много прорывается? — спросил я.

— Нет. Стена изогнута таким образом, что на концах возникает давка, там день и ночь идет настоящая бойня.

— Неужели вы можете обработать такое количество?

— Нет, конечно. Снимаем только первосортные шкуры. Остальные оставляем лартам, слинам и джардам.

Я уже слышал, что стая маленьких и хищных джардов может мгновенно оставить от табука один скелет.

— Джарды обжираются мясом и дохнут, — проворчал кто-то из охраны.

— Хочу тебя кое с кем познакомить, — сказала Сидни и кивнула на высокого хмурого человека.

— Снова встретились, — проворчал он.

— Может быть, теперь, когда я связан, тебе удастся поразить меня кинжалом? — насмешливо спросил я.

— Развяжи его! — заорал он, обращаясь к Сидни. — Я хочу сразиться с ним на равных!

— Глупая гордость мужчин всегда меня удивляла, — произнесла девушка.

— Развяжи! — повторил он.

— Нет, — сказала Сидни. — Он мой пленник. Убивать его я не хочу.

— Похоже, — проворчал он, буравя меня злобным взглядом, — что ты проживешь на один ан дольше.

— А мне кажется, что повезло тебе.

Он отвернулся и облокотился на перила. Внизу колыхалось бескрайнее живое море.

— Ты в самом деле способен на убийство или всегда ждешь, когда на помощь придет женщина? — спросил я, вспомнив Веллу. Бестолковая рабыня отдала ему мою одежду, а он подсунул ее слину. Подлая предательница! Я знал, что в былые времена она служила кюрам. Тогда я еще не понимал, что маленькая дрянь до сих пор лижет их когти. Больше такой возможности ей не представится. Вернусь в Порт-Кар и покажу ей такое рабство, что у нее глаза на лоб вылезут!

Он раздраженно смотрел на животных и не отвечал.

— Твое имя не Бертран из Людиуса, — сказал я. — Кто ты?

— С рабами не разговариваю, — презрительно бросил он.

Кулаки мои сжались.

— Ты в самом деле прибег к помощи рабыни? — спросила его Сидни.

— Я не собираюсь перед ним отчитываться.

— Отвечай! — резко сказала она.

Я перехватил взгляд, который он бросил на землянку. Готов поклясться, что по завершении работы он собирается надеть на нее свой ошейник.

— Я жду, — произнесла она.

— Хорошо, — нахмурился он. — Я действительно прибег к помощи проживающей в его доме рабыни, чтобы добыть одежду, которую дал понюхать слину.

— Она шпионка? — спросила Сидни.

— Нет, я выманил одежду хитростью. Она ничего не поняла. Сделать это было несложно, ибо она всего лишь женщина.

Глаза Сидни сверкнули.

— Всего лишь рабыня, — поправился он.

— Так-то лучше, — произнесла она. — Рабыни ужасно глупы.

— Вот уж точно, — проворчал он.

«Интересно, — подумал я, — переменит ли она свое мнение об умственных способностях рабынь, когда сама попадет в ошейник». К слову сказать, горианские работорговцы придают большое значение интеллекту невольниц. Этим, кстати, и объясняется их интерес к землянкам. Дурная рабыня никому не нужна. Помимо всего прочего, умная и образованная женщина острее сознает свое рабство, что делает власть над ней еще слаще. Интеллект позволяет женщинам осознать собственную биологическую предрасположенность к рабству, хотя с умными тоже проблем хватает.

— Назови ему свое имя, — сказала Сидни.

— Я не говорю с рабами, — угрюмо повторил он.

— Я приказываю!

Он отвернулся и медленно спустился с платформы.

— Его зовут Друсус, — сказала она. — Он жестянщик.

— Он не жестянщик, — ответил я. — Он из касты убийц.

— Нет.

— Я видел, как он работает ножом, — сказал я. — Он тебе не подчинился.

Она смерила меня гневным взглядом.

— Тебе недолго осталось здесь командовать, — заметил я.

— Я здесь самая главная! — гордо заявила она.

— Ну-ну! — усмехнулся я и посмотрел на кишащих под платформой животных. Это были северные табуки — крупные, бурые звери, достигающие десяти ладоней в холке. Они совсем не похожи на мелких, антилопообразных, желтых табуков юга. Общим остался только прямой, спиралевидный рог, достигающий у основания двух дюймов в диаметре. Как правило, его длина не превышает одного ярда. Табук — быстрое и стремительное животное, способное насмерть поразить противника ударом прямого острого рога. Убивают их с расстояния, часто из-за щитов. Охотники предпочитают использовать лук или арбалет.

Мои мысли вернулись к Велле, бывшей Элизабет Кардуэл. Судя по всему, она действительно не знала, что Друсус использует ее в своей игре. Может, и не стоит наказывать ее слишком строго. Прикажу хорошенько выпороть, да и все.

Я выбросил ее из головы, ибо она была всего-навсего рабыней.

— Со сваями будут проблемы, — сказал я. — Здесь вечная мерзлота.

— Ты испытаешь эти трудности на своей шкуре, — огрызнулась Сидни. Она все еще злилась из-за того, что ее авторитет оказался подорван в моем присутствии.

В этих широтах земля прогревается в лучшем случае на два фута. Ниже она остается твердой как камень. Когда в нее бьют киркой или ломом, стоит звон.

Строительство стены являло собой своеобразный инженерный подвиг. Одно то, что ее построили люди, причем с помощью самых примитивных инструментов, говорило о решимости кюров и жестокости надсмотрщиков.

— Пойдем, — сказала она и резко дернула за веревку, — я покажу тебе, кто здесь главный.

По крутым деревянным ступенькам мы спустились с платформы.

— Стража! — крикнула она, и к нам тут же подбежали четверо вооруженных охранников.

— Друсуса ко мне! Хоть в кандалах!

Спустя несколько минут Друсус стоял перед нами.

— На колени, — произнесла Сидни и властно вытянула палец.

С перекошенным от ненависти лицом Друсус опустился на колени.

— Теперь представься этому человеку, — сказала она, показывая на меня.

— Мое имя Друсус, — сквозь зубы выдавил он.

— Можешь вернуться к своим обязанностям, — милостиво разрешила Сидни.

Он медленно выпрямился и ушел. Теперь я понял, что ей действительно предоставили брльшие полномочия. Сидни надменно вскинула голову.

— Это Друсус тебя выдал, — сказала она.

— Понятно, — кивнул я.

— Задержаны трое пленников, — доложил подошедший охранник.

— Приведите, — распорядилась она.

Стражники притащили троих со связанными за спиной руками. Среди них был один мужчина и две девушки рабыни. Мужчину я сразу узнал. Это был краснокожий охотник с ярмарки. Теперь при нем не было ни лука, ни стрел. Девушек он приобрел на подмостках Эн-Кара. На охотнике были меховые штаны и обшитые мехом сапоги. Рабынь он успел переодеть. Теперь на них были коротенькие меховые туники и тапочки из меха. Волосы девушек были перехвачены красными лентами. На горле у каждой красовался сложный узел из четырех цветных полосок кожи. Подобным образом краснокожие охотники метят своих животных. По узлу, кстати, можно определить и владельца.

— На колени! — рявкнул стражник.

Девушки тут же повиновались — очевидно, они уже усвоили, что приказание мужчины лучше исполнять немедленно.

Сидни смерила их презрительным взглядом.

Краснокожий охотник продолжал стоять. Может быть, он недостаточно хорошо говорил по-гориански, чтобы понять смысл команды. На Горе существует несколько примитивных языков, на которых общаются между собой жители отдаленных районов. Встречаются также весьма запутанные и сложные диалекты. При этом горианский считается официальным языком, на котором говорят практически все жители планеты. Особую роль в сохранении языковых норм играют крупные ярмарки, на которых писцы — арбитры в лингвистических спорах определяют, какие грамматические формы являются правильными, а какие нет. Благодаря их усилиям язык не распадается на отдельные диалекты.

— Не встану! — неожиданно ответил краснокожий охотник. Оказывается, он все понял. Стражники немедленно повалили его на землю древками копий.

— Отдайте наших табуков! — крикнул охотник.

— Уведите и поставьте на самый трудный участок, — распорядилась Сидни.

Несчастного охотника утащили.

— Ну а это у нас кто? — произнесла Сидни, разглядывая пленных девушек.

— Полярные рабыни, Животные краснокожего охотника, — проворчал стражник.

— Посмотрите на меня, — потребовала Сидни.

Девушки послушно подняли головы.

— Вы похожи на землянок, — сказала она по-английски.

Рабыни действительно отличались от горианок. Что-то неуловимое выдавало их земное происхождение. После того как их обломают в неволе, эти различия пропадут; во всяком случае, никто не сможет отличить их от родившихся на Горе женщин. У некоторых, правда, на всю жизнь сохраняется акцент. Иногда землянку можно определить по запломбированным зубам. На Горе больные зубы — редкость, поскольку люди здесь едят простую и здоровую пищу.

— Землянки или нет? — нетерпеливо спросила голубоглазая Сидни Андерсон.

— Да! Да! — воскликнула вдруг блондинка. — Конечно, землянки!

Похоже, что до Сидни никто на Горе с ними по-английски не говорил.

— Кто вы?

— Мы — рабыни, госпожа, — ответила блондинка.

— Как зовут?

— Барбара Бенсон, — представилась блондинка.

— Одри Брюстер, — пролепетала темноволосая девушка.

— Не думаю, что эти имена вы получили от индейца, — презрительно заметила Сидни.

Меня удивило, что она назвала краснокожего охотника индейцем, хотя, скорее всего, доля истины в этом была. Живущих в полярных районах людей на Горе принято называть краснокожими охотниками. По культуре и образу жизни они значительно отличаются от краснокожих дикарей, наездников на тарнах, обитающих к востоку и северу от гор Тентис. Я бы скорее назвал индейцами последних. Любопытно, что дети краснокожих охотников рождаются с голубым пятнышком в низу спины. Вообще расовые различия не играют на Горе особрй роли, вся планета представляет собой пеструю смесь культур и народов. Гораздо важнее кастовые и цеховые признаки.

— Меня зовут Тимбл, — пролепетала блондинка.

— Я — Тиртл, — сказала темноволосая девушка.

— Не стыдно вам быть рабынями? — спросила их Сидни Андерсон.

— Еще как стыдно! — воскликнула блондинка, и я почему-то вспомнил ее джинсовые шорты и завязанную под грудью рубашку.

— Хорошо, — кивнула Сидни. — Посмотрите на себя. Во что вас нарядили? Да я бы сквозь землю провалилась в таких нарядах!

— Вы хотите освободить нас? — выдохнула блондинка и осторожно добавила: — Госпожа?

Сидни Андерсон смерила, их презрительным взглядом.

— Некоторые женщины, — сказала она, — должны быть рабынями.

— Госпожа! — взмолилась блондинка.

— Смотрю я на вас, — процедила Сидни, — и вижу перед собой жалких и ничтожных рабынь, ничего лучшего не заслуживающих.

— Госпожа! — заплакала девушка.

— Увести, — бросила Сидни.

— Убить? — уточнил стражник.

— Умыть, причесать и посадить на цепь в казарме охраны.

— Сделаем, — осклабился солдат.

Девушек увели.

— Не сомневаюсь, — сказал я, — что здесь тоже есть рабыни для услаждения мужчин.

— Эти первые, — поморщилась Сидни. — Я не позволю, чтобы стройку превратили в притон.

— Когда меня захватили в плен, — сказал я, — со мной была светловолосая девушка по имени Констанс. Где она?

— Не знаю, — ответила Сидни.

— Мне нравится, как играют лучи солнца на твоих каштановых волосах, — произнес я.

— Вот как? — опешила девушка.

— Да. Известно ли тебе, что рабыни с такими волосами высоко ценятся на невольничьих аукционах?

— Нет, — сказала она, — неизвестно. — Повернувшись к стражнику, Сидни распорядилась: — Этого отвести на порку. Хорошенько привяжите и спустите семь шкур. Можете взять змею. Потом посадить на цепь. Утром на работу.

— Краснокожие охотники зависят от миграции табука, — сказал я, — Без него они не выживут.

— Меня это не касается, — отрезала она. — Кстати, может, ты слышал что-нибудь о корабле с продовольствием для краснокожих?

— Слышал. — Меня охватило недоброе предчувствие.

— Так вот, он затонул. Завтра тебя поприветствует его команда. Они тоже работают на стене.

— Как вы сумели перехватить корабль? — спросил я.

— Пять тарнсменов несут постоянное дежурство в воздухе. Они подожгли корабль стрелами. Когда начался пожар, команда покинула судно. Их переловили позже. А корабль догорел до ватерлинии, напоролся на камни и затонул. Теперь там без конца крутятся акулы.

— Краснокожие охотники умрут с голода, — сказал я.

— Меня это не касается.

— Зачем вы удерживаете табуков? Какая вам с этого выгода?

— Не знаю, — сказала она. — Я выполняю приказ.

— Краснокожие охотники… — начал я.

— Заткнись! — взорвалась Сидни. — Увести!

Двое стражников ухватили меня под руки и поволокли в неизвестном направлении. Кажется, я понял, зачем они задержали табука. Это было частью чудовищного плана кюров. Странно, что Сидни до сих пор не сообразила.

А может, она просто не хотела забивать себе голову.

Глава 10. О ТОМ, ЧТО ПРОИЗОШЛО ВБЛИЗИ СТЕНЫ

— Он еще жив? — спросил чей-то голос.

Я лежал скованный по рукам и ногам в рабском загоне.

— Жив, — ответил краснокожий охотник.

— Крепкий парень, — отозвался голос.

«Ну ничего, стерва, — подумал я о женщине, которая приказала меня выпороть, — ты мне еще попадешься».

Я попытался сесть.

— Отдохни, — посоветовал Рэм. — Скоро рассвет.

— Тебя, значит, тоже взяли, — произнес я. Рэма я оставил в таверне в Людиусе.

— Той же ночью, — печально усмехнулся он. — Взяли тепленького, прямо из постели. С Тиной. Приставили меч к горлу и заковали в кандалы.

— Как тебе девчонка?

— Спустя четверть ана она визжала, что будет принадлежать мне вечно. — Он облизнул губы. — Хорошая рабыня!

— Я так и думал, — кивнул я. — Кстати, где она?

— Разве она не здесь? — встревожился Рэм.

— Нет.

— Куда они ее дели?

— Не знаю.

— Я хочу ее вернуть.

— Она всего лишь рабыня, — напомнил я.

— Хочу, чтобы она снова принадлежала мне, — упрямо повторил он.

— Пришлась по душе? — усмехнулся я.

— Вроде того, — смущенно пробормотал Рэм. — Как хочешь, но я не успокоюсь, пока не заполучу ее обратно.

— А ведь ты заставлял ее при всех подавать тебе пагу, — напомнил я. — Причем в ее родном городе.

— Естественно. А потом схватил ее за волосы и поволок в спальню.

— Вот, значит, как ты обращаешься с теми, кто пришелся тебе по душе?

— Именно так, — кивнул Рэм.

— Правильно, — похвалил я товарища по несчастью.

Судя по всему, Рэм был настоящим господином. Рабыни, кстати, чувствуют зто безошибочно.

— Как тебя зовут? — спросил я, обращаясь к краснокожему охотнику.

К слову сказать, краснокожие весьма неохотно называют свое имя. Боятся, что оно соскользнет с их губ и больше никогда не вернется.

— Возможно, ты скован одной цепью с человеком, которого на севере называют Имнак, — задумчиво произнес он и довольно улыбнулся. Имя его не покинуло.

— Значит, ты Имнак? — уточнил я.

— Да.

— А меня зовут Тэрл.

— Приветствую тебя, Тэрл.

— Приветствую тебя, Имнак.

— Я видел тебя раньше, — произнес еще один человек.

— И я тебя узнаю, — улыбнулся я. — Ты — Сарпедон, хозяин таверны в Людиусе.

— Я продал маленькую рабыню, которую ты хорошо знаешь.

— Она носила ошейник с моим именем, — кивнул я.

— Великолепная девочка, — улыбнулся он, — Я часто прибегал к ее услугам.

— Похоже, твоя таверна перешла к человеку по имени Сарпелиус, — заметил я.

— Знаю, — проворчал он. — Я еще доберусь до этой сволочи.

— Как ты сюда попал? — спросил я.

— Однажды решил подняться вверх по течению Лауры, — сказал Сарпедон, — посмотреть, не наловили ли пантеры новых рабынь. Мне позарез нужны девчонки, чтобы разносить пагу в таверне. Я часто вымениваю их у пантер на наконечники для стрел и печенье. Только на этот раз в цепи угодил я сам. Естественно, все было подстроено. Мой помощник Сарпелиус вступил с ними в сговор.

— В твоей таверне вылавливают людей и привозят их на стену, — сказал Рэм.

Несколько человек сердито загудели.

— Погодите, — проворчал Сарпедон, — дайте мне добраться до Сарпелиуса, и вы почувствуете себя отомщенными.

— Адмирал, — обратился ко мне заросший бородой мужчина.

— А! — откликнулся я. — Узнаю Тасдрона, капитана Самоса.

— Он доверил мне корабль с продовольствием, — отвернулся к стене Тасдрон. — Его сожгли и утопили.

— Знаю, — сказал я.

— Моей морской карьере конец.

— Против тарнсменов защититься трудно, — сказал я.

— Они налетали снова и снова.

— У тебя было грузовое судно, — сказал я. — Оно не приспособлено для боевых действий.

— К тому же никто не ждет тарнсменов к северу от Торвальдсленда, — добавил Рэм.

— Весной и летом на них можно напороться и там, — заметил Сарпедон.

— Главное, что ты спас команду, — произнес я. — Не переживай.

— Что это был за корабль? — спросил Имнак.

— Когда я услышал, что стадо Танкреда не дошло до ледника Акса, я распорядился отправить на север корабль с продовольствием, — сказал я.

— Сколько шкур ты бы хотел получить за такое деяние? — прищурился охотник.

— Ни одной. Я не преследовал выгоды, — сказал я.

Лицо охотника потемнело.

Северные люди горды. Я не хотел его обижать и тут же добавил:

— Это был подарок.

Подарки они понимали. Между друзьями принято обмениваться подарками. Всевозможные приношения и сюрпризы играют большую роль в культуре северных народов. Для того чтобы преподнести другому человеку какой-либо дар, не требуется особого повода. Бывает, что в дом голодающего охотника приходят гости со своим угощением, чтобы накормить его семью. Разумеется, подобные визиты возвращаются при первой возможности. Даже торговля принимает вид скрытого обмена подарками. Откровенная купля-продажа считается делом оскорбительным и недостойным. Люди, которые могут голыми руками взять могучего и опасного морского слина, предпочитают не связываться с торгашами и коммерсантами.

— Не обращай внимания, я глупый человек, — сказал Имнак. — Наверное, я тебя не понял. Ты хотел накормить весь народ одним кораблем?

— Это все, что у меня было, — проворчал я. — К тому же я не сознавал, насколько трудной окажется доставка продовольствия.

— Мои уши меня не обманывают? — удивленно произнес Имнак. — Не могу поверить. Белый человек признается в своей ошибке.

— Я действительно просчитался, — сказал я. — Те, кто умен на юге, на севере выглядят дураками.

Подобное признание застало Имнака врасплох.

— Ты умнее меня, — сказал он наконец.

— Нет, — покачал я головой. — Это ты умнее меня. Во всяком случае, на севере, — добавил я, чтобы окончательно его не смутить.

— Может быть, — произнес после долгого молчания краснокожий.

— К тому же ты — отличный охотник.

— Немного охотился, да. — На лице Имнака расплылась улыбка.

— Подъем! — заорал вдруг стражник. Еще двое яростно заколотили копьями по деревянным опорам загона. — Быстро жрать и на работу!

Двое стражников вошли внутрь и принялись тыкать пленников древками копий.

— Снимите с него цепи, — сказал Рэм, показав на меня. — Вчера этого человека исполосовали змеей.

Нередко после побоев змеей, тяжелым бичом из колючей проволоки, люди отправляются на тот свет.

— Приказано доставить его на работу, — проворчал один из стражников.

Рэм испуганно взглянул на меня. Я с трудом поднялся на ноги. Похоже, моя очаровательная тюремщица распорядилась, чтобы за мной присмотрели особо. Она ясно давала мне понять, от кого зависит мое будущее.

— Я голоден, — с трудом выговорил я, глядя на стражника.

Он отвернулся и пошел проверять цепи на других рабах.

Я встал в общий строй и вместе со всеми зашаркал в сторону кухни. Пришлось пройти мимо широкой деревянной платформы, где установили козлы для порки. Они представляли собой две тяжелые деревянные рамы высотой восемь футов каждая с широкой перекладиной посередине. Сверху свисали кольца, в которые заковывали руки истязаемых.

Возле раздаточной нас поставили на колени, после чего каждому вручили деревянную миску. Две рабыни, блондинка Тимбл, которую раньше звали Барбара Бенсон, и темноволосая Тистл, некогда состоятельная американка по имени Одри Брюстер, разливали по мискам густое от мяса табука варево. Цветные шнурки, свидетельствующие об их принадлежности краснокожему охотнику, с девушек сняли, равно как и меховые обмотки с ног. Теперь они топали по холодному полу босиком.

Неожиданно Тимбл взвизгнула и треснула поварешкой ухватившего ее за грудь раба. В следующее мгновение он сорвал с нее тунику, швырнул на пол и навалился сверху. Стражники принялись яростно колотить его древками копий.

— Рабыни предназначены для охраны! — громко объявил начальник караула.

Дрожащая от ужаса Тимбл попыталась скрыться на кухне.

— Куда? — рявкнул охранник. — Наполняй миски, ребятам предстоит трудный день!

В моей цепи было около сорока человек. Вообще же таких цепей было несколько. Каждая имела собственные загоны, кухню и прочие принадлежности. Всего на восстановлении стены работали около четырехсот человек, не считая охраны. Я угодил в самую середину. Думаю, это произошло не случайно. Наверняка не обошлось без особого распоряжения очаровательной Сидни. Она никак не могла нарадоваться тому, что я оказался в кандалах. Заслугу женщина приписывала исключительно себе и хотела держать меня поближе к штабу, чтобы иметь возможность лишний раз полюбоваться моим несчастным видом.

Вот и сейчас она вышла на платформу в сопровождении двух телохранителей.

— Появилась, — проворчал кто-то из пленников, — и не спится же…

Рядом с платформой возвышалась груда камней и бревен, доставленных, очевидно, предыдущей сменой. Здесь же валялись и инструменты.

— Принимайтесь за работу, — буркнул стражник. — Бревна растащить. Камни — на стройку.

Я, Рэм, Имнак и Тасдрон, которому Самос доверил корабль с продовольствием, взвалили на плечи тяжеленное бревно.

Очаровательная Сидни взирала на нас с нескрываемым удовольствием.

— На ней мужская одежда, — заметил Имнак.

Последнее было правдой, во всяком случае с точки зрения краснокожего охотника. Женщины и мужчины его племени носили разные меха. Женские сапоги достигали паха и шились из шкуры слина, зато штаны были короткими и больше напоминали длинные меховые трусы. Груди иногда прикрывались рубашками из шкуры ларта. В лютые морозы женщины, как и мужчины, надевают на себя так называемые парки из шкуры табука, которая, кстати, считается на севере самой теплой. Каждая шерстинка северного табука внутри полая. Таким образом находящийся в шкуре воздух прекрасно сохраняет тепло. В парке не страшны ни холод, ни ветер. Замерзнуть в ней невозможно, гораздо опаснее, как это ни парадоксально, перегреться и вспотеть. Специальный покрой позволяет избежать и этой неприятности. Когда охотник чувствует, что начинает перегреваться, он оттягивает воротник, и теплый воздух выходит наружу.

— Трудись хорошо, Тэрл Кэбот! — крикнула с платформы очаровательная Сидни.

— Пошел! — подскочивший охранник ткнул меня в ребра древком копья.

Мы напряглись и дружно шагнули вперед левыми ногами. Затем подтянули закованные в кандалы правые.

Бревно оказалось тяжелым.

* * *
— Как камень, — проворчал Рэм.

Лом, который он сжимал завернутыми в куски шкуры руками, со звоном отскочил от земли. Я рубанул киркой в образовавшуюся ямку, и еще один мерзлый кусочек отлетел в сторону.

Мы рубили яму в диагональном направлении, поскольку бревна полагалось забивать под углом. Работа шла примерно в половине пасанга от платформы. В этом месте конструкция ослабла и просела. Вчера здесь целый день шли восстановительные работы, многое еще предстояло сделать. Обезумевшие табуки сотнями бросались на стену, сзади напирали другие. Отчаявшиеся животные не могли понять, что происходит.

Два или три раза им почти удалось развалить ненавистное сооружение, но люди успевали вовремя его укрепить.

— Камень сюда! — скомандовал охранник, и рабы потащили здоровенный валун к стене. Обвязка из бревен, конечно, была гораздо более эффективной.

С противоположной стороны стены бесновались тысячи табуков. С каждым днем их количество увеличивалось за счет приходящих с пастбищ Торвальдсленда животных.

— В такую землю бревна глубоко не забьешь, — сказал я Рэму.

— Глубоко и не надо, — проворчал он. — Не рви сердце. Лучше подумай, как отсюда выбраться.

Работающие на стене были скованы попарно, если сковать троих или больше, они будут мешать друг другу.

— Имнак! — позвал я. — Хочешь домой?

— Прошло четыре луны, как я не видел танца под барабаны, — задумчиво произнес краснокожий.

— Тасдрон! — крикнул я. — Как насчет нового корабля?

— Я бы оснастил его всем необходимым для боя с тарнсменами. Пусть бы только сунулись.

— Не дурите, ребята, — мрачно произнес кто-то. — Отсюда не выбраться. Мы скованы, охрана многочисленна.

— К тому же у нас нет союзников, — поддержал его другой голос.

— А вот тут вы не правы, — сказал я. — Союзников у нас тысячи.

— Правильно! — радостно воскликнул Рэм.

Ключи от ножных кандалов хранились у начальника караула, старшего по цепи.

— Хватит болтать! — прикрикнул на нас стражник. — Вас не для того сюда привезли, чтобы вы прохлаждались и чесали языки!

— Вот в этом месте стена может запросто провалиться, — сказал я.

— Где? — спросил стражник и принялся ощупывать камни.

Умный человек не стал бы поворачиваться ко мне спиной. Я изо всех сил ударил его в затылок, и он ткнулся лицом, в стену. Вокруг нас сгрудились остальные пленные. Упавшего не было видно. Между тем я уже отстегнул меч с его пояса.

— Что там у вас происходит? — недовольно спросил начальник караула.

Боюсь, вам это не понравится, — откликнулся кто-то.

Старший цепи ринулся к месту происшествия, расшвыривая в разные стороны пленных. Увидев лежащего на земле стражника, он побледнел и схватился за рукоятку меча. В тот же момент я приставил клинок к его груди.

Рэм быстро забрал ключи, отстегнул меня, потом себя и бросил ключи Тасдрону.

— У вас ничего не выйдет, — пробормотал начальник караула. — С одной стороны — стена, с другой — охрана.

— Позови-ка их сюда, — распорядился я.

— Ты делаешь себе хуже…

Я вдавил острие в его горло, и он прохрипел:

— Подожди!

Прочистив горло, начальник караула крикнул:

— Джасон! Хо-Сим! К стене!

Двое стражников бегом кинулись к начальнику. Теперь у нас было четыре меча и два копья. Щиты охране не полагались, поскольку в их функции входило лишь наблюдение за рабочими сменами.

— Капитан! — крикнул стражник, находящийся ярдах в сорока. — У вас все в порядке?

— В порядке! — мрачно отозвался начальник караула.

Между тем стражник, очевидно, заметил у пленных оружие и стремительно побежал к платформе.

— Копье! — скомандовал я, но было уже поздно.

— Он поднимет тревогу, — сказал начальник караула. — Вам конец. Верните оружие и сами заковывайтесь в цепи. В этом случае я попрошу, чтобы вам сохранили жизнь.

— Ладно, ребята, — сказал я. — Пришло время поработать от души. Надеяться нам не на кого.

Мы дружно принялись разваливать стену.

— Вы спятили! — заорал начальник караула. — Нас всех затопчут!

Как только в стене образовалась щель, Имнак протиснулся между бревнами и кинулся к табукам.

— Хоть один ушел, — мрачно заметил кто-то.

— За своей смертью, — уточнил другой.

Бегство краснокожего меня опечалило. Я думал, что он парень покрепче.

— Давай, ребята! — крикнул я. — Навались!

Еще одно бревно вылетело из пазов. До нас донеслись крики и звон тревожного гонга.

— Вы тоже! — крикнул я, обращаясь к оцепеневшим стражникам, — Если хорошо постараетесь, я сохраню вам жизнь!

Охранники принялись за работу.

Неожиданно в пролом влетел здоровенный табук, не меньше одиннадцати ладоней в холке.

— Не отвлекаться! — скомандовал я. — Работаем дальше!

— Нас всех поубивают! — крикнул начальник караула. — Вы не знаете этих зверей!

— Стражники идут! — воскликнул кто-то.

В нашу сторону бежали около пятидесяти охранников с оружием в руках.

— Лучше сдавайтесь! — покачал головой начальник караула.

— Лучше не отвлекайся! — предупредил я.

Похоже, он поняла что я прикончу его в назидание остальным, и поспешно принялся за работу.

— Я сдаюсь! — крикнул вдруг кто-то из пленных и бросился навстречу стражникам. Мы видели, как его зарубили.

Я снова взял в руки копье, размахнулся и с силой послал его в набегающую толпу. Один из охранников повалился на землю. Стражники остановились. Щитов у них не было.

— Работать! — приказал я и схватил второе копье.

— Навались! — зарычал Рэм.

Еще два табука прорвались в пролом. Мало. Звери еще не поняли, что стена сломана.

Я угрожающе потряс копьем. Стражники растянулись в цепь и приближались теперь медленно и осторожно.

Еще одно бревно откатилось в сторону, и еще два табука оказались на нашей стороне.

— Убить его! — скомандовал старший отряда. Стражники уверенно брали меня в кольцо.

— Айа! Айа! — раздалось вдруг сзади. — Вперед, братья! Айа!

Работающие в проломе издали радостный клич. Более сорока табуков почти одновременно проскочили через пролом. Впереди скакал вожак стада Танкреда. Это замечательное животное достигало четырнадцати ладоней в холке. Сияющий витой рог был длиннее ярда.

— Айа! — кричал кто-то с другой стороны стены.

Неожиданно дамба прорвалась. Я прижался к бревнам. Мимо бурым потоком неслись табуки. Стражники бросились бежать. Вокруг стоял гул и топот тысяч копыт. Вожак на мгновение замер, потом поскакал вперед, увлекая за собой стадо. Я слышал, как трещат выбиваемые ударами рогов и тел бревна. Иногда бревна даже не успевали упасть на землю и неслись на поверхности мощного живого потока, сметающего на своем пути все живое. Рядом со мной стоял со счастливой улыбкой на лице Имнак.

Глава 11. СОБЫТИЯ У СТЕНЫ ПРОДОЛЖАЮТ РАЗВОРАЧИВАТЬСЯ. Я ПО-ПРЕЖНЕМУ ОБРАЩАЮ СВОЙ ВЗОР НА СЕВЕР И ОСТАНАВЛИВАЮСЬ ЛИШЬ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ОБРАТИТЬ ЖЕНЩИНУ В РАБСТВО

Под свист и улюлюканье моих людей я потуже затянул узел на ее руках.

Как я и ожидал, настоящего сражения не получилось.

Увидев, что стена рухнула, Друсус из касты убийц обратился в бегство. Несколько человек последовали за ним, остальные, прихватив что было можно из припасов, двинулись к югу. Стражники справедливо рассудили, что умирать за разрушенную стену по меньшей мере глупо.

С охраной у восточной оконечности стены проблем тоже не возникло. Пришлось, правда, надеть на себя форму стражников и изобразить марширующую на работу цепь пленников. Разумеется, никто в этой цепи не был по-настоящему скован, за исключением бывших охранников, которых я распорядился поставить в самый конец. Когда одетые в лохмотья рабы вдруг сбросили с себя цепи, обнажили мечи и окружили солдат, те предпочли не сопротивляться. Новую группу пленников также заковали в кандалы и переодели в лохмотья каторжников. При помощи подобной же уловки нам удалось захватить лагерь загонщиков. Несколько человек, правда, убежали, зато нам достались луки и добрая сотня стрел. В моем отряде оказалось несколько крестьян, которым я и раздал это оружие.

Поднявшись на восточную оконечность стены, Имнак разрыдался. Взору открывалась страшная картина бойни. Табуки обеспечивают краснокожих не только мясом и мехом, из их шкур шьют одеяла, спальные мешки, а также упряжь для снежных слинов и белокожих рабынь. Из шкуры изготавливают ведра, чумы и кайаки — легкие узкие лодки, на которых краснокожие преследуют морских млекопитающих. Жилы идут на изготовление струн, гарпунных тросов, тетивы и ниток. Из костей и рогов делают наконечники для стрел, иголки, резцы и ножи. Жир и костный мозг используется в качестве топлива. К слову сказать, почти все животное съедобно. В пищу идут даже глаза и полупереваренный мох из желудков.

Над трупами табуков кружили тучи джардов. Имнак растерянно смотрел на усеянное телами животных поле. Шкуры были содраны лишь с каждого десятого табука. Ни жил, ни мяса, ни костей никто не тронул. У некоторых табуков были отпилены рога. Загонщики не ставили своей целью обогатиться/Они хотели уничтожить огромное стадо.

Закричав от горя, Имнак набросился на одного из загонщиков. Я не дал ему совершить убийство.

— Нам пора, — сказал я, после чего меня вырвало.

Переносить вонь я больше не мог.

* * *
Запястья девушки я затянул специальным узлом. Мой отряд ликовал.

— Я ваша пленница, капитан, — произнесла Сидни. Вместо ответа я отдал ее одному из своих бойцов.

Когда около сорока охранников укрылись в одной из казарм, я предложил им сдаться. Этому предшествовал недолгий бой, в ходе которого больше половины солдат были убиты. Они хотели задавить нас числом, но не учли, что девять моих бойцов, бывшие крестьяне, вооружены луками из желтого дерева ка-ла-на. За каждым лучником стояли несколько человек со стрелами наготове. В результате из девяноста пяти охранников пятьдесят нашли свою смерть под проливным дождем из тяжелых стрел со стальными наконечниками. Только пятерым удалось прорваться к лучникам, где я их и поубивал. Оставшиеся забаррикадировались в казарме.

— Они надеются дождаться возвращения тарнсменов, — сказал Рэм.

Перед атакой с воздуха мы были беззащитны. Посланная с тарна стрела набирает такую энергию, что может на целый фут уйти в твердую древесину. Ответный огонь, как правило, оказывается неэффективным. В случае нападения с воздуха мне неизбежно пришлось бы рассредоточить людей, что позволило бы солдатам беспрепятственно вырваться из казармы.

— Эй, Соргус! — крикнул я, узнав, как звали начальника.

— Слышу! — отозвался он.

— Сдавайся.

— Ни за что.

Несколько стрел со стуком впились в дверь, из-за которой раздавался его голос.

— Я не хочу убивать твоих людей. Если ты сдашься, я позволю вам сохранить оружие.

— Не считай меня за дурака! — ответил Соргус.

Пришлось вывести лучников на новую позицию.

— Что ты собираешься делать? — встревоженно крикнул Соргус.

— Сжечь твое укрытие, — усмехнулся я.

В мой отряд между тем вливались новые группы каторжников. Многие приходили со своим оружием: дубинками, ломами, кирками. Я дал команду, и лучники подожгли намотанную на наконечники паклю.

— Какие гарантии, что вы нас не поубиваете? — выкрикнул Соргус. — Мы готовы выйти наружу.

— Я из касты воинов.

— Откуда я знаю, из какой ты касты?

— Можешь прислать своих лучших бойцов, — сказал я, — Пусть не забудут мечи. Сам увидишь, откуда я.

Из казармы никто не вышел.

— Жду одну ену, — объявил я. — Потом казарма будет сожжена.

Спустя несколько мгновений изнутри донесся женский визг.

— Нет! — кричала она. — Вы не имеете права! Я приказываю драться до конца!

Я понял, что победил.

В дверях появился Соргус. Руки его были подняты в воздух, но меч по-прежнему висел на бедре.

* * *
Я молча наблюдал, как Соргус уводит своих людей.

— Я военнопленная, — надменно произнесла Сидни. — И требую выполнения соответствующих условий. По закону…

— Заткнись! — оборвал ее я, — Твое время кончилось. Теперь ты обыкновенная горианская девушка.

В глазах Сидни промелькнул ужас.

— Когда прилетят тарнсмены? — спросил я.

— Скоро.

Один из моих людей резко рванул ее за волосы, а я приставил лезвие к горлу.

— Через четыре дня, — прошептала она.

— В упряжь с удавкой, — приказал я.

— Слушаюсь, капитан, — расплылся в улыбке человек.

Меховые сапожки с нее уже стянули. Мои подчиненные споро набросили на красотку упряжь с доставкой. Щиколотки связали между собой кожаными ремнями длиной в двенадцать дюймов (щиколотки, кстати, у нее были отменные), затем стягивающую руки веревку пропустили между ног, после чего длинный конец накрутили на горло, а короткий остался висеть вдоль спины. Дергая за него, можно было управлять как шириной шага, так и давлением петли на горло. Конструкция позволяла даже ставить девушку на носочки. Разумеется, подобным образом связывают только обнаженных рабынь.

— О! — простонала она.

— Если они вернутся раньше, — произнес я, обращаясь к человеку, которому ее отдал, — ты перережешь ей горло.

— Сделаем, капитан, — бодро отозвался тот.

— О! — жалобно застонала Сидни, когда ее поволокли прочь. До нее еще не дошло, что она стала рабыней на Горе.

— Нам предстоит много работы, — сказал я, обращаясь к своему отряду. — Стену надо разрушить до конца. Потом можете разделить между собой все, что здесь есть, и расходиться. Те из вас, кто попытается уйти раньше, будут связаны и оставлены среди мертвых табуков.

Люди встревоженно переглянулись. Никому не хотелось оказаться разорванным на кусочки стаями джардов.

— Жрать охота, — угрюмо бросил кто-то из строя.

— Имнак, — распорядился я, — отправляйся на платформу. Твоя задача — наблюдение. Смена через два ана.

Охотник заворчал и полез на платформу.

— Мы хотим есть, — повторил тот же голос.

— Я тоже, — ответил я. — Мяса у нас вдоволь, а вот с пагой придется потерпеть. Время позднее, ребята, работать начнем утром. Сейчас можно попировать!

Последние слова были встречены одобрительными криками.

Утром они выйдут на работу с добрым сердцем. Стена, по моим подсчетам, должна развалиться быстро.

Раздался жалобный женский визг. Со стороны кухни шагал человек, волокущий за волосы двух рабынь — Тимбл и Тистл.

— Посмотрите, что у нас есть! — торжественно крикнул он.

— Рабыни! — с восторгом проревели остальные.

— Подождите, — сказал я. — Мы, кажется, честные люди, а не разбойники. Эти рабыни принадлежали Имнаку. Отпусти их.

Мужчина разжал кулаки, и девушки повалились на колени.

— Имнак — краснокожий, — заметил кто-то.

— Он — один из нас, — возразил я.

Послышался недовольный ропот.

Я вытащил меч.

— Никто не может воспользоваться этими рабынями без разрешения Имнака, — громко произнес я. — Надеюсь, мне не придется укреплять дисциплину мечом.

Я взглянул на дрожащих от страха девушек.

— Мужчины проголодались. Быстро на кухню и сообразите на сегодня что-нибудь повкуснее!

— Слушаемся, господин! — завизжали они и кинулись исполнять приказание. При этом обе девчонки отчаянно пытались прикрыть ладошками хорошо видимые в разрезе туник ягодицы. Покрой одежды сводил их усилия на нет.

Раздался дружный, громкий хохот.

* * *
— Ну вот мы и одни, — сказал я.

Стоял ранний вечер первого дня после бунта.

— Совсем? — спросила она.

— Да.

— Абсолютно?

— Абсолютно.

— А где остальные?

— Работа закончена, — сказал я. — Стену развалили до основания, бревна сожгли. Все постройки, кроме этой, кстати, тоже. Люди разобрали все, что сумели унести, и вернулись на юг.

— Они взяли мое золото? — гневно спросила Сидни.

Она лежала связанная на кровати. Ноги были задраны вверх и прикручены к свисающему с потолка кольцу.

— Нашли десять сундуков, — сказал я. — Содержимое поделили на всех. Многие никогда не держали в руках таких денег.

— У меня больше ничего не осталось, — растерянно произнесла она.

— Ну почему? — возразил я. — У тебя осталась твоя красота. Ради нее стоит еще пожить.

— Скотина! — выдохнула Сидни.

— Взятые в плен стражники и загонщики тоже получили свою долю.

— Играешь в справедливость? — усмехнулась она.

— Иногда, — ответил я. — И только с мужчинами. К тому же они честно поработали над разрушением стены.

— Что с двумя рабынями?

— Бегут в упряжке, краснокожего охотника, — улыбнулся я.

Имнак соорудил сани, которые пригодятся ему при пересечении ледника Акса. Сейчас Тимбл и Тистл тащили их по тундре. Перед отправлением он заставил рабынь пошить себе северные одежды. Он научил их, как делаются чулки из шкуры ларта, рубашки, а также легкие и теплые парки с капюшонами. В довершение ко всему женщины сшили высокие меховые сапоги и украсили парки вышитым рисунком, свидетельствующим об их принадлежности к животным. На шеях рабынь снова появились по четыре причудливо завязанных цветных шнурка, по которым любой другой краснокожий охотник мог бы определить, кто они и кому принадлежат.

Имнак уехал рано утром. Поскольку на улице, с его точки зрения, было тепло, он не позволил рабыням надеть даже рубашки. Краснокожий оглушительно щелкнул бичом, и девушки навалились на упряжь. Сани были загружены до предела. Золота между тем охотник взял совсем немного. Гораздо более ценными вещами для него оказался сахар, базийский чай и инструменты. Любопытно, что он прихватил также много древесины — как досок, так и бревен. На севере с деревом плохо, между тем без него не сделаешь ни саней, ни чума, ни кайака или тем более умиака — тяжелой, широкой лодки для нескольких человек. Деревья в тех широтах не растут. Потребность в древесине удовлетворяется за счет выброшенных на берег обломков кораблей, затонувших в сотнях пасангов к югу и занесенных течением в суровое полярное море. Имнак еще раз щелкнул бичом, и бывшая представительница среднего класса Барбара Бенсон вместе с бывшей аристократкой Одри Брюстер с криком потащили тяжелые сани.

— Тебе тоже лучше бежать, — произнесла связанная Сидни Андерсон.

— Никто никуда не бежал, — поправил ее я. — Рабочие взяли то, что им положено, и вернулись домой.

— А ты, значит, остался?

— Как видишь.

— Не вздумай ко мне прикоснуться, — ни с того ни с сего вдруг сказала она.

Я развязал веревки на ногах Сидни, рывком поднял ее за волосы и швырнул к двери.

— Куда мы идем? — испуганно спросила она.

Я дернул за ремень на ее горле и потуже затянул петлю.

— О! — сдавленно простонала она и затихла.

Выйдя из помещения, я посмотрел в небо. Все было чисто.

Сидни Андерсон огляделась. Вокруг горели строения. Людей не было видно. Стена лежала в развалинах. Платформу тоже сожгли. Вокруг простиралось огромное пепелище.

Осталась только платформа с козлами для порки. По моей просьбе их оставили целыми. Я толкнул ее на ступеньки.

— Что ты собираешься делать? — выдохнула Сидни.

— Скоро прилетят тарнсмены, не так ли? — спросил я.

— Да, — сердито ответила девушка. — Только я не понимаю…

Я тычками заставил ее подняться по лестнице.

— Послужишь немного Царствующим Жрецам, крошка, — сказал я и пропустил конец стягивающей горло веревки через висящее над козлами кольцо.

— О! — застонала Сидни, когда я вздернул ее за связанные запястья. Затем я привязал ее ноги к нижнему кольцу. После этого сорвал с нее всю одежду и удовлетворенно оглядел свое произведение.

— Как я буду служить Царствующим Жрецам?

— В качестве живой приманки, — ответил я.

— Нет! — завизжала Сидни.

— А почему нет? — удивился я. — Ты же у нас красавица. Потянешь даже на рабыню.

— Нет! — задергалась в веревках Сидни.

— Те, кто прислал тебя на Гор, безусловно, предусматривали такой поворот в твоей судьбе, — сказал я. — Иначе вместо тебя взяли бы какую-нибудь дурнушку. Даже удивительно, что ты столько времени проходила свободной.

— Нет! — кричала она.

— Полагаю, что тебя планировали отдать Друсусу.

— Отдать? — опешила она.

— Ну да. В качестве вознаграждения.

— Не может быть! — заплакала девушка.

— Ты действительно дура, — пожал я плечами. — Неужели ты допускала, что такая красотка не попадет на Горе в ошейник?

От ужаса глаза девушки едва не вылезли из орбит.

Я засунул ей в рот кляп, чтобы зря не орала.

* * *
Тарнсмены вели себя осторожно. Они кружили над пепелищем, высматривая возможную опасность. Подвешенную на кольцах красотку они разглядели уже давно. Найти в таких широтах белую женщину — большая редкость. Тем более огненно-рыжую.

Я знал, что рано или поздно они спустятся. Хотя бы один. Тогда у меня будет тарн. Я стиснул в руках лук с тяжелой стрелой из тутового дерева. Тарнсмен стремительно опускался к платформе.

— Осторожно! — вдруг завопила Сидни. Очевидно, ей удалось выплюнуть кляп. — Это ловушка!

Судя по всему, он не разобрал слов, ибо едва тарн коснулся земли, всадник выпрыгнул из седла и побежал к лестнице.

Это был мой шанс. Отбросив лук в сторону, я в несколько прыжков добрался до тарна и оседлал крылатое чудовище. Зверь издал оглушительный рык и, затрещав огромными крыльями, взмыл в воздух. Сверху прямо мне на голову стремительно падал другой тарн. Я рванул за уздечку и едва не перевернул своего тарна спиной вниз. Сам я при этом чуть не вывалился из седла, зато смертоносные когти прошли рядом с головой. Вереща и хлопая крыльями, гигантские птицы сцепились между собой. Мимо моего лица просвистело тяжелое копье. Еще один тарн завис слева. Я выдернул из креплений щит и прикрылся от возможной атаки. Четвертый тарн зашел снизу. Резким ударом копья всадник поранил мне ногу. Я изо всех сил потянул за уздечку, и тарны расцепились. Развернув своего тарна, я повел его по дуге вниз. Это позволило набрать скорость, после чего я вывел его против солнца и начал резко набирать высоту. Четверка противников отстала.

Теперь они кружили позади меня. Ни у кого не возникло охоты гнаться за мной против солнца. Наконец-то у меня появилась возможность осмотреться. Щит был основательно подран когтями, но в остальном цел, справа к седлу было приторочено копье. На всякий случай я слегка распустил стягивающие его ремни. Сзади висел лук со стрелами, а внизу оставалась рыжеволосая девушка. Неплохо. Я подожду их в облаках.

* * *
Горианские луны стояли высоко, когда я опустился на платформу.

Охота была долгой. Они совершили ошибку и попытались достать меня на высоте. Двое, правда, ушли. Я догнал их только к вечеру. Они дрались отчаянно и хорошо.

— Как тебе удалось скрыться? — изумленно спросила Сидни. — Их же было четверо!

Мой тарн истекал кровью и задыхался. Наверное, сдохнет. Под конец они перенесли атаки на птицу. Тогда я решил, что охота затянулась.

— Лучше уходи, пока они не вернулись, — сказала Сидни.

— Думаешь, за тобой прилетят? — спросил я.

— Конечно.

Я устало похлопал ее по плечу. Раньше я никогда не прикасался к ее телу.

— Не смей меня трогать! — взвизгнула Сидни.

— Ты в самом деле ждешь, что они тебя вызволят? — спросил я.

— Я в этом не сомневаюсь! — крикнула она.

Я настолько устал, что не стал ничего говорить, молча вывалил из корзины четыре головы и пошел спать.

— Варвар! Варвар! — визжала девушка.

Я знал, что буду спать хорошо.

* * *
Утром я проснулся свежим и отдохнувшим.

Солнце стояло уже высоко. Я хорошо поел, уложил рюкзак и поднялся на платформу.

Сидни была без сознания. Несколькими пощечинами я привел ее в чувство.

— Очнись, я уезжаю.

Она тупо уставилась на меня. Я отвернулся. Вокруг простиралась безжизненная тундра, догорали обломки стены и построек. Платформу я решил сжечь перед самым отъездом. За ночь пепелище успел припорошить снежок. Несколько табуков пересекли линию, где раньше была стена, и устремились вдогонку за стадом. Они даже не поняли, что когда-то здесь стояла непреодолимая преграда. Один табук на секунду задержался, ткнулся мордой в снег, фыркнул и поскакал дальше, пережевывая клок моха.

— Ты хочешь меня оставить? — Сидни с трудом шевелила окоченевшими губами.

Я перерезал ремни, и тело девушки упало на сверкающие кристалликами льда доски. Она инстинктивно потянулась за лежащей на полу меховой накидкой. Вчера я с нее сорвал буквально все.

Я легко сбежал по ступенькам лестницы и поджег последнее оставшееся строение. Затем обернулся и посмотрел на платформу. Она стояла на коленях, маленькая и несчастная, прижимая к телу изодранную одежду.

Она была моим врагом.

Я посмотрел на север. Мне предстояло идти за стадом Танкреда.

Больше я не оборачивался.

* * *
Ближе к полудню я сделал привал и поел сушеного мяса. Сзади брела жалкая, испуганная фигурка. Приблизившись на расстояние трех ярдов, Сидни опустилась на колени.

— Пожалуйста, — жалобно простонала она.

Я швырнул на снег несколько кусков, и она с жадностью накинулась на еду. Люблю, смотреть, как женщина ест.

— Можно еще?

— Ползи на животе по снегу, — сказал я.

— Никогда, — ответила Сидни.

Я пожал плечами и продолжал есть.

Потом я покрутил перед ней куском мяса. Сидни подползла ко мне на животе и жадно вытянула шею.

— Пожалуйста, — взмолилась она.

Я швырнул ей еще один кусок.

— Ты заставил меня ползти на животе, — произнесла она наконец.

Я поднялся на ноги и забросил рюкзак за спину.

— Никогда не встречала таких сильных мужчин, — сказала она.

Ее пробирала крупная дрожь. Мне показалось, что это от холода.

— А где тарн?

— Я его отпустил, — ответил я. — Он слишком ослаб.

— Ты идешь на север?

— У меня там дела.

— Пешком?

— Да.

— У тебя мало шансов уцелеть, — заметила Сидни.

— Проживу за счет стада. Главное — не замерзнуть.

Нередко случалось, что от холода погибали целые селения краснокожих охотников.

— Дальше за мной не иди, — сказал я.

— Одна я пропаду. — Сидни посмотрела мне прямо в глаза. — Мне не добраться до юга.

Похоже, она верно оценила ситуацию. Я взглянул на застывшую на коленях стройную, подтянутую девушку с хорошей фигурой, изящным овалом лица, умоляющими голубыми глазами и рассыпанной по голым плечам огненно-рыжей гривой.

— Что верно, то верно, — задумчиво произнес я, продолжая рассматривать ее беззащитное женственное тело. Оно предназначено для властных рук хозяина. По выразительному личику будет легко читать все ее чувства. Из таких глазок слезы могут побежать от одного слова. Я прикидывал, не лучше ли будет все-таки хорошенько поучить ее в ошейнике.

— Я землянка, — сказала Сидни.

Я кивнул. Последнее означало, что у нее нет шансов остаться в живых. Она была одинока в этом суровом мире.

— Ты — мой враг, — сказал я.

— Не оставляй меня. — Сидни с трудом сглотнула. — Одна я умру.

Я вспомнил, что она ответила, когда я предупредил, что, если табуки не пройдут на север, краснокожие охотники вымрут. «Меня это не касается», — сказала она.

— Умоляю тебя, — всхлипнула Сидни и преданно посмотрела мне в глаза.

— Меня это не касается, — произнес я.

— Пожалуйста! Я тебя умоляю! — зарыдала девушка.

— Не вздумай за мной идти, — сказал я. — Иначе я свяжу тебя по рукам и ногам и брошу в снег.

— Я же красивая, — взмолилась она. — Я знаю, что я красивая. Неужели мужчина позволит мне пропасть?

— Ты даже не соображаешь, что мелешь, — презрительно бросил я. — Ты всего-навсего глупая, невежественная землянка.

— Вот и научи меня. — Она попыталась улыбнуться и выгнула грудь.

— Мерзкая шлюха, — произнес я.

Из глаз несчастной ручьем потекли слезы.

Я пытался представить, как она будет выглядеть в стальном ошейнике и шелковой тунике рабыни. Должно получиться неплохо.

— Ну-ка покрутись, — приказал я. — Постарайся меня заинтересовать.

Со стоном отчаяния Сидни стала принимать различные позы, пытаясь вызвать мой интерес. Получалось весьма неуклюже, но то, что я хотел увидеть, я увидел. Передо мной была прирожденная рабыня. В принципе я почувствовал это при первой встрече. Надо отдать должное прозорливости, вкусу и профессионализму работающих на кюров агентов по вербовке.

— Хватит, — сказал я.

Она в страхе припала к моим ногам.

— Что ты чувствуешь? — спросил я лежащую в снегу девушку.

— Очень странное чувство, — ответила она, — Никогда раньше я его не испытывала.

— Так чувствует себя настоящая женщина, — сказал я.

Она прижалась к моим ногам.

— Возьми меня с собой! Пожалуйста!

Я наклонился и связал ее ноги.

— Нет! — завопила Сидни.

— Мне не нужны лишние проблемы на севере, — проворчал я и скрутил ей руки за спиной. — Не хватало мне здесь свободной женщины.

— Я не хочу быть свободной! — крикнула она.

— Вот как?

— Да!

— Ты сознаешь последствия своих слов?

— Сознаю, — всхлипнула она.

— Значит, ты решила стать рабыней?

— Да, — прошептала она.

«Ну и дела, — подумал я. — Неужели она еще не поняла, что такое быть рабыней на Горе? Ладно, научим». Я выпрямился.

— Я прошу тебя взять меня в рабство, — пролепетала Сидни. — С таким, как ты, я могу быть только рабыней.

— С любым горианским мужчиной, — поправил я и поставил ее на колени.

Затем я разрезал ремни на ногах, связал ей руки перед грудью, заставил опуститься на пятки, широко развести ноги и выгнуть грудь.

— Знакома ли ты с ритуалом принятия в рабство? — спросил я.

— Я, Сидни Андерсон, землянка, передаю себя в собственность Тэрла Кэбота, жителя Гора, и отдаюсь ему на милость.

По крайней мере теоретически она подготовилась. Уже хорошо.

У моих ног лежало испуганное, изящное животное — рабыня.

Я намотал ей на шею кусок ремня с жесткими узлами. Это будет ее временный ошейник. К слову сказать, по узлам опытные люди всегда определят, что она принадлежит воину.

— Целуй ноги, — сказал я.

Она прильнула к моим меховым сапогам, после чего робко подняла голову.

Я положил руки на ее волосы.

— Тебя зовут Арлин, — объявил я. — Подними руки!

Я развязал веревки и бросил их в рюкзак.

— У меня никогда не было женского имени, — сказала она.

— Теперь ты женщина.

— Да, — прошептала она.

— Что «да»?

— Да… господин.

Я повалил ее на снег и начал давать первые уроки.

Глава 12. Я ОСТАНАВЛИВАЮСЬ В ЧУМЕ ИМНАКА И ПРОДОЛЖАЮ УЧИТЬ АРЛИН

— Можешь надеть, рабыня, — грубо сказала Тимбл и швырнула Арлин короткие штаны, которые носят женщины севера.

— Слушаюсь, госпожа, — покорно ответила Арлин. На левой штанине вымоченным в красной краске сухожилием был вышит рисунок — витая петля, означающая, что их владелица относится к категории домашних животных. Штаны Арлин сшила сама под руководством Тимбл и Тистл.

Имнак и я сидели напротив друг друга, скрестив ноги. Он протянул руку и уронил на лежащую между нами циновку маленькую кость, выточенную в форме табука. Наступила моя очередь. Все кости имели форму какого-либо северного животного: арктического ганта, северного боска, ларта, табука или слина. Победившей считается кость, которая воткнулась в циновку. Если обе кости падают, значит, никто не победил, и игра продолжается дальше. Если обе втыкаются, значит, тоже ничья. Когда одна кость втыкается, а другая нет, выигравший забирает кость противника. Игра идет до выигрыша всех зверушек.

— Надевай чулки, — велела Тимбл.

Чулки делались из меха ларта, на каждом повторялся тот же рисунок, что и на штанах.

— Теперь — сапоги, — сказала Тимбл.

В холодную погоду в сапоги кладут слой травы, которую ежедневно меняют. Сейчас, конечно, об этом не могло быть и речи. Лучшей, кстати, считается трава, растущая у скал с птичьими базарами.

Арлин натянула высокие сапоги. Они доставали ей до самого паха. Горячая все-таки попалась девочка. Все рабыни были по пояс обнажены. Свободные женщины краснокожих охотников тоже ходят обнаженными, когда нет мороза. Они, разумеется, не носят шнурков на горле. В принципе я не видел в них никакой необходимости. Достаточно было посмотреть на белую кожу девушек, чтобы понять, что они здесь рабыни.

Выпущенный Имнаком крошечный табук воткнулся в циновку.

Я с трудом оторвал взгляд от Арлин. Хорошая рабыня!

Я не торопился пройти с ней весь курс подчинения. Спешить было некуда. Пусть пока сохранит остатки гордости и достоинства. Всегда успею их у нее отнять. А то и сама попросит избавить ее от лишних комплексов.

— Примерь рубашку, рабыня, — сказала Тимбл.

Арлин натянула на себя рубашку из шкуры табука. На левом плече была вышита витая петля. Перехватив мой взгляд, рабыня инстинктивно выпрямилась, но потом отвернулась, словно давая понять, что мое мнение ей безразлично. Рубашка красиво ниспадала с упругих, торчащих грудей. На редкость хорошая фигура. На Земле бы она так не выгибалась. Я улыбнулся. В девочке на глазах просыпалась сексуальность.

Она искоса взглянула на меня и снова отвернулась. Временами в ее глазах проскальзывала непокорность, временами — страх и смирение. Как-то раз она не выдержала и сердито спросила:

— Я для тебя как игрушка, да, господин?

— Возможно, — усмехнулся я. — Возможно, рабыня.

Мой табук тоже воткнулся в циновку.

Арлин недовольно засопела. Судя по всему, ей не понравилось, что я вернулся к игре.

Она еще не поняла, что рабыня должна заслужить взгляд свободного человека.

— Надень первую парку, — сказала Тимбл.

Арлин натянула через голову легкую парку.

— Капюшон, — напомнила Тимбл.

Арлин набросила на голову капюшон.

— Я тебе нравлюсь, господин? — спросила она. Ей хотелось, чтобы я обратил на нее внимание.

— Неплохо, — сказал я, не отрываясь от игры.

— Спасибо, господин, — холодно произнесла она.

— Вторую парку и капюшон, — приказала Тимбл. Арлин повиновалась. На обеих парках была вышита витая петля рабыни.

— Теперь сними все, кроме шнурков на шее, — сказала Тимбл.

— Слушаюсь, госпожа.

Арлин снова разделась. Все три девушки в чуме Имнака ходили голыми. Они считались домашними животными своих хозяев.

Настал мой ход. Я бросил крошечного табука, и кость плашмя упала на циновку.

— Я выиграл! — воскликнул Имнак.

— На что вы играете? — поинтересовалась Арлин, складывая одежду.

— Отложи все, встань на четвереньки и ползи сюда, — сказал я. Когда девушка приблизилась, я ухватил ее за волосы и швырнул на ноги Имнака.

— Господин! — закричала она.

— Я тебя проиграл, — сказал я. — Будешь услаждать Имнака, пока ему не надоест. Слушайся его, как своего хозяина!

— Да, господин! — сквозь слезы произнесла девушка.

Охотник потащил ее на свою половину чума.

* * *
Больше всего меня огорчало отсутствие деревьев.

Спустя пять дней после того, как я обратил в рабство Арлин, я добрался до ледника Акса. Там я и обнаружил становище Имнака.

— А я тебя ждал, — сказал краснокожий охотник. — Знал, что придешь.

— Откуда? — улыбнулся я.

— Видел, как ты отложил меха и продовольствие. У тебя дела на севере.

— Верно, — сказал я.

Он не стал уточнять, какие у меня здесь дела. Охотники никогда не задают лишних вопросов. Он знал, что если я захочу, то скажу ему сам. Я решил поговорить с ним позже. В моей сумке лежала выточенная из синего камня голова кюра с оторванным ухом.

— А я надеялся, что ты меня подождешь, — сказал я. — Без тебя мне было бы трудно перейти ледник Акса.

Имнак улыбнулся.

— Ты освободил табуков. — Затем он повернулся к рабыням и скомандовал: — Собирать лагерь! Пора домой!

С помощью Имнака я планировал перейти ледник Акса и найти иннуитов. В переводе с северного наречия это слово означает «люди». Среди них нет «военных генералов». Война в истинном значении этого слова им незнакома и непонятна. Иннуиты живут разбросанными, редкими поселениями. Трудно придумать причину, по которой бы эти люди стали воевать друг с другом. На севере человеку нужны друзья, а не враги. В хорошие годы здесь всем хватает табуков и слинов. Поселения находятся в одинаковых условиях. Грабить друг у друга тоже нечего. Все, что необходимо человеку, он может добыть самостоятельно. Среди малочисленных групп людей воровство тоже не приживается. Украденное некуда спрятать и некому продать. Тайное тут же становится явным. Кроме того, если человек в чем-то сильно нуждается, те, у кого это есть, скорее всего, просто с ним поделятся, ожидая, естественно, ответной благодарности. Среди краснокожих охотников принято занимать и одалживать друг у друга. Меха, инструменты и женщины являются общими.

Я посмотрел на раскинувшуюся передо мной ледяную равнину.

Север — суровый край. Здесь борются за выживание и не думают о славе.

Тимбл и Тистл разобрали чум и уложили шесты и шкуры в сани.

Между тем насилие и жестокость в этих краях тоже встречаются.

Бич Имнака с треском опустился на голую спину Тимбл, блондинки, которую раньше называли Барбара Бенсон.

— Я и так тороплюсь, господин! — обиженно воскликнула она. Темноволосая Тистл, некогда состоятельная девушка по имени Одри Брюстер, зашевелилась быстрее.

Добрые к людям краснокожие охотники весьма строго обращаются со зверями.

— Я смотрю, у тебя тоже появилось животное, — заметил Имнак, взглянув на Арлин.

Она испуганно попятилась. На ней была меховая безрукавка до колен, меховые штаны, а на ногах — обмотки из шкур. Наряд я придумал сам. Глупая девка даже не догадалась опуститься на колени.

— На севере эта одежда не подойдет, — прищурился Имнак.

— Посоветуй что-нибудь, — попросил я.

— Мои девочки ее научат, — сказал Имнак.

Учить женщину шить одежду считается постыдным для мужчины занятием. Имнак уже прошел через это с Тимбл и Тистл и не хотел повторять унизительную процедуру. Теперь пусть сами обучают друг друга. Вскоре все было готово. У Имнака нашлась еще одна упряжь. Бич охотника оглушительно щелкнул над головами девушек, они поднатужились, и тяжелые сани сдвинулись с места. Покрывающий ледник Акса снег был истоптан тысячами копыт. За стадом тянулся след шириной не менее ста пятидесяти ярдов. По этому следу мы и пойдем на север.

* * *
— Хар-та! — прикрикнул Имнак на девушек. На горианском это означает «быстрее». Свободно владеющий двумя языками охотник общался с рабынями как на родном наречии, так и на официальном языке планеты. К слову сказать, многие краснокожие охотники горианского не знают совсем.

Временами нам с Имнаком тоже приходилось налегать на сани, выталкивая их из ям и низин. Охотник был заинтересован в том, чтобы девушки быстрее освоили язык. Умеющую объясниться рабыню всегда легче сбыть с рук.

Невольницы вытащили сани на вершину небольшого холма. Внизу ослепительно блестел ледник Акса, напоминающий отсюда широкое изогнутое лезвие боевого топора Торвальдсленда.

— Хар-та! — крикнул Имнак и щелкнул бичом.

Спустя четыре дня после того, как мы пересекли ледник Акса, следы табуков уперлись в хребет Хримгара. За ним на тысячи пасангов простиралась безбрежная тундра. Дальний ее край терялся за горизонтом. Где-то там находился южный берег северного, или, как его еще называют, полярного океана.

Мне показалось, что для Имнака наступил особый момент. Он долго стоял на скале, вглядываясь в застывшие просторы.

— Вот я и дома, — произнес он наконец, и сани покатились вниз.

* * *
Наверное, я еще не научился ориентироваться в этих краях. В спину мне ударился кожаный мячик. В следующую секунду на меня обрушился целый град ударов маленьких, но крепких кулачков юной краснокожей охотницы. Избиение сопровождалось яростной бранью. Я порадовался, что слова не так опасны, как стрелы и кинжалы, иначе от меня вообще бы ничего не осталось.

Наконец девчушка устала и злобно засопела. Судя по насмешливым репликам случайных свидетелей, она постаралась на славу.

На девушке были меховые штаны и сапожки. Поскольку, с точки зрения краснокожих, день выдался теплый, она была обнажена по пояс. Я отметил, что мех на штанах и сапожках давно вылез и залоснился. На шее красавицы болталось несколько ожерелий. Внешне девчонка была очень даже привлекательна, хотя по характеру напоминала самку слина. Резкость выражений, равно как и все поведение, указывали на то, что красотка знает себе цену. Позже мне рассказали, что незамужних дочерей богатых и знатных охотников специально одевают похуже, дабы они не теряли времени и присматривали себе женихов, которые, если им того захочется, и приоденут своих избранниц. Судя по всему, в отношении моей новой знакомой план не срабатывал. Честно говоря, я с трудом мог представить человека, который решился бы связать свою жизнь с такой фурией.

Девушка надменно вскинула подбородок и отошла. Волосы ее были закручены в тугой узел, как принято у женщин краснокожих охотников. Любопытно, что они распускают волосы лишь на период менструального цикла. Поскольку местные культурные обычаи предполагают частый обмен супругами, подобная мера является не более чем обычной вежливостью. Посмотрев на прическу соседской женщины, мужчина решает, стоит ли ему заходить в гости, или есть смысл немного подождать. Подобные культурологические сигналы не распространяются на рабынь, ибо им, как и животным, не положено следить за прической. Иногда Имнак требовал, чтобы Тимбл и Тистл перехватывали волосы красным шнурком. Как правило, это случалось, когда они выходили на люди. В отношении прически я предоставлял Арлин полную свободу.

— Ты помешал ей забить мяч, — объяснил мне причину гнева один из охотников.

Оказывается, девушка играла с подругами в своеобразный футбол на снегу. Я слишком поздно сообразил, что шагаю по игровой площадке.

— Я не хотел, — миролюбиво произнес я.

— У нее острый язычок, — заметил охотник.

— Что да, то да, — кивнул я. — Кто она?

— Поалу, — сказал, он. — Дочь Кадлука.

Краснокожие охотники не любят называть собственные имена. На имена других людей эта привычка не распространяется. В этом есть своеобразная логика. Чужое имя не может ускользнуть при его произнесении. Зато в отношении собственного они предельно осторожны. Бывает, что, не желая назвать себя, краснокожий говорит, как зовут его друга, у кого, в свою очередь, можно выяснить, как зовут его самого. Имена краснокожих обязательно что-то означают, хотя мне проще воспринимать их просто как имена. Имнак, к примеру, переводится на горианский как «Крутая Гора», Поалу означает «Рукавица», а Кадлук — это «Гром». Я поинтересовался, что означают имена Тимбл и Тистл, но оказалось, что это сокращенные формы от «Пуджорток» и «Какидларнек». По правде говоря, мне было проще пользоваться сокращенной формой, и я не стал вдаваться в детали.

— Хороша, а? — заулыбался охотник.

— Хороша, — кивнул я. — Хочешь подарить ей новую одежду?

— Я еще не спятил, — покачал головой мой собеседник. — Кадлук ее не отдаст.

Мне показалось, что он достаточно верно оценивает ситуацию.

— Есть ли у тебя друг, который может назвать твое имя? — спросил я.

Охотник тут же позвал стоящего неподалеку человека.

— Эй, тут кое-кто хочет узнать, как кого зовут!

— Это Акко, — откликнулся второй охотник и побрел прочь.

— Я пришел с юга, — сказал я. — Поэтому я могу назвать тебе свое имя. Наши имена не пропадают, если произнести их вслух.

— Откуда ты знаешь? — спросил Акко.

— Вот смотри, — сказал я. — Меня зовут Тэрл. Теперь слушай. — Я выдержал паузу и повторил: — Тэрл. Видишь?

— Интересно, — хмыкнул Акко.

— Мое имя никуда не ушло.

— А может, ушло и быстро вернулось? — предположил он.

— Может быть.

— На севере, — сказал он, — лучше зря не рисковать.

— Это верно, — кивнул я.

— Удачной охоты, — произнес он.

— Удачной охоты, — ответил я.

Краснокожий ушел. Акко, или Короткий Хвост, оказался приятным человеком.

Пахло жареным табуком.

Большая охота шла хорошо. Я не знал, стояло ли утро, день или вечер. Низкое солнце не сходило с горизонта.

Шесть дней назад Имнак, я и наши девушки спустились с плоскогорья. Большая охота уже началась. Сотни детей и женщин краснокожих охотников растянулись на несколько пасангов и что есть сил колотили палками по сковородкам, загоняя табуков в узкое каменистое ущелье. Там их подстерегали охотники. Большая охота удалась на славу.

До сих пор мне не удалось переговорить с Имнаком по поводу вырезанной из синего камня головы кюра с оторванным ухом.

Хребет Хримгар терялся в голубой дымке на юге. Севернее раскинулась бескрайняя тундра.

Многие не понимают природы полярного севера. Характерной его особенностью является сухость. Здесь выпадает гораздо меньше осадков, чем в южных широтах. Другое дело, что выпавший здесь снег не тает. Тундра представляет собой плоскую равнину с редкими холмами. Из растительности преобладает мох, карликовый кустарник и лишайники. Зимой, весной и осенью тундра выглядит безрадостно и хмуро. Краснокожие охотники перебираются поближе к морю.

Я отступил в сторону и дал пройти молодой девушке с двумя корзинами яиц арктического ганта. Эта мигрирующая птица гнездится на отвесных скалах Хримгара. Гнездовья иногда называют птичьими базарами. В замерзшем виде яйца ганта едят, как яблоки.

Из чума вышла женщина и дала вылизать сковородку домашнему снежному слину.

Поздней весной тундра бросает вызов собственной серости и бесцветности. Местами вспыхивают россыпи ярких цветов, на карликовых деревьях распускаются почки. В радиусе пятисот пасангов от северного полюса произрастает около двухсот сорока различных растений. Любопытно, что среди них нет ни одного ядовитого или колючего. Летом цветы распускаются всюду, за исключением ледников.

Бывает, что появляются даже насекомые. Как правило, это черные длиннокрылые мухи, тучами облепляющие чумы и лица людей.

Мимо пронеслась стайка визжащих ребятишек.

Я посмотрел на север. Там ждал меня Зарендаргар.

— Приветствую тебя, господин, — произнесла Тимбл.

— А, привет, — отозвался я. Девушка была одета, как и положено в северном селении, в высокие сапоги и меховые штаны. Тистл между тем была обнажена полностью. Она тащила на плечах огромное коромысло с тяжелыми мешками на концах.

— Мы идем собирать мох и траву, — сказала она. — Мох используют в качестве фитилей для лампад. Траву сушат и укладывают в обувь как утепляющую прокладку.

— Это хорошо, — похвалил я. — Почему коромысло у Тистл?

— Потому, что мне так захотелось, — ехидно ответила Тимбл. Очевидно, рабыни люто ненавидели друг друга.

— Она что, провинилась? — поинтересовался я.

— Она мне нагрубила, — сказала Тимбл.

— И ты ее выпорола?

— Естественно.

— Это правильно, — похвалил я. — В чуме должна быть дисциплина.

Я взглянул на Тистл. Девушка перехватила мой взгляд и тут же потупилась. Она была очень привлекательна. Я до сих пор так и не попробовал ни одну из них.

— Ну что, понравилась Имнаку новая девушка? — спросил я, имея в виду Арлин.

— Трудно сказать, — улыбнулась Тимбл. — Во всяком случае, он привязал ее к шесту за чумом.

— Это еще зачем? — удивился я.

— Наверное, не угодила, — пожала плечами Тимбл.

— Ладно, не буду вас отрывать от работы, — сказал я.

Неожиданно Тистл опустилась передо мной на колени и прижалась губами к моему сапогу. В глазах ее застыли слезы.

— Господин! — пролепетала она.

— А ну пошли, рабыня! — прикрикнула на нее Тимбл и рванула за привязанный к ошейнику Тистл ремень. Девушка повалилась на землю, потом поспешно вскочила, подняла коромысло и засеменила за своей мучительницей. На мгновение она задержалась и бросила на меня полный отчаяния взгляд. Я улыбнулся. Как я и ожидал, Тистл довелось первой познать все унижения рабства.

— Эй, Тэрл, давай к нам! — крикнул Акко.

— Здоровый парень, — одобрительно крякнул кто-то.

Я последовал за Акко и его друзьями. Они разделились на две команды и готовились перетягивать скрученный из шкуры слина канат.

Меня поставили в самый конец. Вскоре прозвучала команда, и под возбужденные крики болельщиков мы приступили к соревнованию. Все четыре раза победа оказалась на нашей стороне. Меня поздравляли и хлопали по плечу. Таким образом, к чуму Имнака я вернулся в весьма приподнятом настроении.

— Привет, дружище! — крикнул я.

Связанная Арлин свисала с горизонтального шеста для просушки мяса.

— Хорошо провел день? — вежливо поинтересовался Имнак.

— Да.

— Я за тебя рад, — сказал он.

— А ты? — спросил я после небольшой паузы.

— Не все люди провели этот день так, как бы им хотелось, — ответил охотник.

— Мне очень жаль это слышать, — сказал я.

— Бывает, что тот, кто выигрывает в кости, не получает должного вознаграждения.

— Вот как? — удивился я.

— Иногда лучше было бы проиграть, — мрачно добавил он…

— Я сейчас, — сказал я и направился к Арлин.

— Нам надо поговорить, — тут же заявила она. — Я не собираюсь терпеть подобное обращение. Ты не имеешь права отдавать меня первому попавшемуся!

— Я не слышал слова «господин», — сказал я.

— Господин, — произнесла Арлин и тут же добавила: — Так вот, ты не смеешь отдавать меня другим! — Глаза девушки гневно сверкали.

— Мне показалось, что Имнак остался тобой недоволен, — прищурился я.

— Имнак! — презрительно бросила рабыня.

— Да, Имнак, — сказал я, перерезал веревки и крепко ухватил ее за волосы.

— Прекрати! — завизжала девчонка.

Я развернул ее лицом к себе и сильно дернул за ошейник.

— Что это такое, по-твоему?

— Ошейник, — прохрипела она.

— Ты, кажется, у нас рабыня? — спросил я грозно.

— Да, господин, — цепенея от ужаса, прошептала девушка.

Я швырнул ее на землю и сказал:

— Сейчас ты поползешь к Имнаку и попросишь у него прощение. Если он снова останется недоволен, я скормлю тебя слинам.

— Умоляю, только не это! — зарыдала она.

— Все зависит от тебя, рабыня, — пожал я плечами.

— Я не смогу, — прошептала она.

— Надо было оставить тебя на стене, — сплюнул я. — Одних продуктов сколько на тебя ушло!

— Иногда я действительно чувствую себя рабыней, — сказала Арлин совсем другим тоном. — И мне так хочется к тебе прикоснуться… — она протянула руку и погладила меня по бедру. — Но мне хочется, чтобы это был именно ты, господин!

— Твои желания никого не интересуют! — отрезал я. — Если Имнак останется недоволен, пойдешь на корм слинам!

— Неужели ты это сделаешь? — побледнела от страха Арлин.

— Не задумываясь, — сказал я.

— Я даже не знаю, как доставлять мужчинам удовольствие! — в отчаянии воскликнула девушка.

— Ты же у нас умница, — насмешливо произнес я. — Вот и пошевели мозгами. Ну что, будем слушаться или пойдем к слинам?

— Я готова, господин, — прошептала она.

— На живот, — приказал я.

Рабыня поползла к Имнаку. Она уже не была особым агентом кюров…Она была обыкновенной голой рабыней, послушно исполняющей волю хозяина.

* * *
— Как провел день? — спросил я Имнака.

— Хорошо, — довольно прокряхтел охотник. — Очень хорошо.

— Как рыжая рабыня?

— Отлично! Тимбл и Тистл, однако, лучше.

В последнем я ничуть не сомневался. Они дольше пробыли в рабстве.

— Приготовь нам чай, Арлин, — распорядился я.

— Слушаюсь, господин! — радостно откликнулась девушка. «Интересно, — подумал я, — как она будет смотреться в шелковой тунике и настоящем ошейнике?»

Имнак, Тимбл и Тистл уснули. Снаружи было светло, солнце, как и положено летом, лишь чуть-чуть поднялось над горизонтом.

— Господин, — прошептала Арлин.

— Да?

— Можно я залезу к тебе в спальник?

— Ты очень хочешь?

— Очень, господин!

Я согласился, и она тут же скользнула в мой спальный мешок. Она положила голову мне на грудь.

— Сегодня ты сделал меня настоящей рабыней?

— Может быть, — усмехнулся я.

— Ты заставил меня ползти на животе к мужчине и услаждать его всеми способами. Ты очень сильный! — восхищенно произнесла она. — Я и не знала, насколько приятно быть рабыней!

— Ты и сейчас этого не знаешь, — заметил я.

— Но ты же меня научишь?

— Может быть.

— Это так необычно — быть рабыней, — задумчиво произнесла девушка.

— Тебя это пугает?

— Да, очень. — Она положила руку мне на грудь. — Я ощущаю себя такой беззащитной…

— Ты еще не настоящая рабыня, — сказал я.

— Иногда мне кажется, — мечтательно сказала она, — что я знаю, что это такое.

— Вот как? — усмехнулся я.

— Да. Только… — девушка замолчала.

— Продолжай.

— Я могу говорить все?

— Да.

— Иногда мне хочется, чтобы это наступило быстрее. Наверное, я очень испорчена!

— Глупости, — проворчал я. — Просто тебя неправильно воспитывали. Тебе прививали ценности, характерные для целеустремленных, отважных мужчин. На Земле испокон веков пренебрегали психобиологическими потребностями женщин. Общество соблюдало свои корыстные интересы, калеча души людей. Придет время, и твоя истинная сущность возобладает над ложными и фальшивыми привычками, и ты поймешь, что всегда была в душе рабыней.

— Когда я была совсем маленькой, — прижалась ко мне Арлин, — я часто представляла себя надушенной, слабой и беззащитной в объятиях сильного мужчины, который бы творил со мной все, что хотел.

— Ты тосковала по бескомпромиссной мужественности, — сказал я. — В твоем мире это качество — большая редкость. В тебе бушевали древние инстинкты, зародившиеся в те времена, когда люди обитали в пещерах и женщины были женщинами, а мужчины — мужчинами. В мире, в котором ты жила, им не было выхода. Ты была в нем посторонней, призраком, гостем в чужом и враждебном доме.

— Мне страшно, — прошептала она. — Почему на Земле не осталось настоящих мужчин?

— Уверен, что их там много, — возразил я. — Только им приходится еще труднее, чем настоящим женщинам.

— Ты в самом деле так считаешь?

— Да. Возможно, когда-нибудь они перестанут бояться своей мужественности.

— Ты в это веришь?

— Честно говоря, не очень, — сказал я. — Потребуется переломать инерцию сотен лет неправильного воспитания.

— Даже странно, — задумчиво произнесла Арлин. — Ты говоришь со мной совсем не как с рабыней.

— Какая разница, — пожал я плечами. — Когда-то мы все жили на Земле.

— О! — воскликнула девушка.

— Одно из преимуществ иметь рабыню, — сказал я, — заключается в возможности с ней разговаривать. От рабынь, кстати, можно многому научиться. Среди них попадается немало умных женщин.

— Понимаю, — сказала она.

— Другое преимущество, — продолжал я, — состоит в том, что их можно в любое время поставить на колени.

— Это жестоко, — простонала она.

— Поцелуй меня, рабыня, — приказал я.

Арлин нежно повиновалась.

Некоторое время мы молчали.

— Господин, — прошептала она.

— Да?

— Кажется, я начинаю понимать, что такое быть настоящей рабыней.

— Пора бы.

— Я многое узнала, — сказала она.

— Не обольщайся.

— Я научилась слушаться и называть свободных мужчин господами.

— Еще чему научилась? — спросил я.

— У меня появилась потребность прикасаться к мужчинам.

— Ладно, — зевнул я, — пора спать.

— Пожалуйста, прикоснись ко мне, — простонала она.

— Умоляешь?

— Да, господин! — воскликнула девушка.

— Ладно, — усмехнулся я.

— Ты сделаешь меня настоящей рабыней? — восторженно спросила она.

— Нет, — ответил я. — Просто удовлетворю твои желания на данном уровне.

Спустя несколько минут она извивалась в моих объятиях, потрясенная открывавшимися ощущениями. Потом она долго лежала без движения и только шептала:

— Неужели может быть что-то более сильное?

— Я еще не начал тебя учить по-настоящему, — усмехнулся я и едва не вскрикнул от боли, ибо обезумевшая от вожделения девчонка впилась зубами мне в плечо. Глаза ее закатились, дыхание стало прерывистым.

— Умоляю, господин! — стонала и рычала она.

— Успокойся, рабыня! — строго сказал я и запрокинул ей голову резким рывком за волосы. — Нам действительно пора спать.

— Слушаюсь, господин, — прошептала она.

Глава 13. ИМНАК РАСТОЛКОВЫВАЕТ МНЕ ВЕСЬМА ВАЖНЫЕ ВЕЩИ. МЫ ВСТРЕЧАЕМ ПОАЛУ

Самой серьезной проблемой в охоте на табука в тундре является отсутствие какого-либо укрытия.

Следуя примеру Имнака, я полз на животе, держа наготове роговой лук. Было ужасно холодно, и я промок до нитки. Тундра представляет собой одно сплошное промерзшее болото.

Одиннадцать табуков мирно поедали мох в сотне ярдов от нас. Роговой лук, изготовленный из склеенных между собой пластинок из рога табука, эффективен на расстоянии до тридцати ярдов. Другими словами, надо подобраться к животному почти вплотную. Настоящих деревьев в этих местах никто отродясь не видывал, поэтому здесь не пользуются длинным, или, как его еще называют, крестьянским, луком. К слову сказать, он не прижился еще по одной причине. В сильные морозы его нельзя согнуть до предела, ибо промерзшее дерево просто ломается. Я, конечно, захватил с собой длинный лук, но вовремя сообразил, что большую часть года он на севере непригоден. Южанам вообще трудно представить жизнь в этих широтах. После неосторожного удара молотка ноготь может расколоться на кусочки. Моча замерзает, не долетев до земли. Визг слина слышен на расстоянии десяти — двенадцати миль. Негромкий разговор — до половины пасанга. Отчетливо видимая в чистом, морозном воздухе гора оказывается в сорока пасангах. Холодный воздух, соприкасаясь с телом слина, образует пар, в котором животное невозможно разглядеть. За бегущим табуком тянется клубящийся след. Выдох может остаться на бороде в виде причудливой ледяной маски.

Я тихо выругался, когда табук отошел еще на несколько ярдов.

Я сам напросился на эту охоту. Хотел переговорить с Имнаком наедине, без рабынь. Охота показалась мне прекрасной возможностью. Конечно, было бы проще лишний раз послать девчонок за мхом.

Больше всего мне хотелось напиться горячего базийского чаю. Это один из любимых напитков северян. Они добавляют в него много сахара. Теперь я понял почему. Раньше я думал, что им не хватает сладкого, но все дело в калориях. Краснокожим охотникам ничего не стоит съесть полфунта сахара за один присест.

Мы пытались подобраться к огромному самцу, а он отходил все дальше и дальше.

Я с трудом сдерживал желание вскочить и удавить эту скотину голыми руками.

Имнак полностью слился с тундрой. Когда табук поднимал голову и шевелил ушами, охотник прижимался к промерзлой земле.

Нам удалось приблизиться еще на несколько дюймов. Мы уже больше ана ползали на животах за этими тварями.

Имнак жестом показал, чтобы я подполз поближе.

— Не замерз? — прошептал он.

— Нет, — ответил я.

— Странно, — удивился охотник. — Мне очень холодно.

— Приятно слышать, — обрадовался я. — Я тоже ужасно замерз.

— В ледяной воде всегда холодно, — поделился своим наблюдением Имнак.

— Не говори, — простучал я зубами.

— Мне показалось, у тебя плохое настроение, — сказал он. — Может быть, Арлин плохо поработала в спальном мешке?

— Нет, она была очень мила, — ответил я. — А как Тимбл?

— Громко визжит, — пожаловался охотник.

— Попадаются очень шумные девочки, — сказал я.

— Это правда, — согласился он. — А может, у тебя плохое настроение потому, что ты замерз?

— Как ты догадался? — проворчал я. — Почему у тебя хорошее настроение, когда тебе холодно?

— Когда холодно — уже плохо. Зачем еще нужно плохое настроение?

— Понятно, — произнес я. Как ни странно, нелепое объяснение охотника меня развеселило.

— Я пошел с тобой на охоту, — сказал он, — чтобы обсудить кое-какие важные вещи.

— Ну и дела, — усмехнулся я. — Я тоже хотел с тобой поговорить.

— У меня к тебе серьезный разговор, — сказал он.

— У меня к тебе тоже.

— С людьми с юга надо говорить осторожно, — прищурился охотник, — Иногда вы обижаетесь по пустякам. Иначе я бы тебе давно сказал.

— О! — воскликнул я. По той же самой причине я откладывал свой разговор.

— Я хотел поговорить о Поалу, дочери Кадлука.

— Твое дело гораздо важнее, — сказал я. — Мое касается всего лишь спасения мира. Я хорошо помнил бешеное создание, случайно угодившее в меня кожаным мячом.

— Не понимаю, — сказал Имнак.

— Не важно, — отмахнулся я. — Что с Поалу?

— Я люблю ее, — сказал Имнак.

— Тебе не повезло, — сказал я.

— Ты тоже ее любишь? — встревожился охотник.

— Нет. Но тебе все равно не повезло.

— О, — произнес он. — В таких делах трудно помочь.

— Это верно, — согласился я.

— Поалу меня тоже любит, — добавил он.

— Ты уверен?

— Конечно. — Охотник подполз еще ближе. — Однажды, когда я принес ей новую праздничную одежду, она вылила на меня горшок с мочой.

— Это добрый знак, — согласился я.

— В другой раз, — возбужденно зашептал краснокожий, — она треснула меня палкой и обозвала бездельником.

— Теперь понятно, что ты ей небезразличен.

— Странно, что у такой красавицы мало поклонников, — задумчиво произнес Имнак.

— Вот уж действительно, — сказал я.

— Акко, мой друг, говорит, что связаться с такой женщиной — все равно что прыгнуть голому в яму с голодным слином. Ты тоже так думаешь?

— Примерно так, — ответил я. На самом деле прогноз Акко казался мне весьма оптимистичным. В нем теплилась присущая северным людям надежда на лучшее.

— Только я очень застенчив, — сказал Имнак.

— В это трудно поверить. Мне ты кажешься весьма отважным парнем.

— Только не с женщинами, — пробурчал он.

— Ты весьма суров с Тимбл и Тистл, — напомнил я. — Они очень боятся тебе не угодить.

— Они не женщины, — возразил охотник. — То есть, конечно, они женщины в определенном смысле, — поправился краснокожий, — но они не принадлежат к народу. Это всего лишь красивые белокожие зверьки. Они не в счет.

— Пожалуй, ты прав, — согласился я. — Они действительно не в счет.

— Поалу совсем другая, — мечтательно произнес Имнак.

— Вот уж точно, — поздравил его я.

— Но я ее возьму! — неожиданно громко крикнул Имнак и поднялся на ноги. — Да! Поалу будет моей!

Табуки ускакали.

— Ты распугал табуков, — заметил я.

— Я слишком застенчив, — сказал Имнак. — Ты должен мне помочь.

— Табуки ускакали, — повторил я.

— Ты должен мне помочь.

— Хорошо, хорошо, — сказал я. — Табуки ушли.

— Я знал, что могу на тебя положиться, — радостно произнес Имнак.

— Табуки ушли, — громко сказал я.

— Да, я видел, — ответил охотник.

— Что я должен сделать? — спросил я.

— Я слишком застенчив, — произнес он.

— Застенчив для чего? — уточнил я.

— Для того чтобы ее похитить.

— Ты хочешь, чтобы я ее похитил? — опешил я.

— Ну да, — ответил он. — Не волнуйся. Никто возражать не будет.

— А Поалу?

— Насчет Поалу я не уверен, — нахмурился Имнак. — Иногда у нее бывает плохое настроение.

— Может, ты все-таки сам ее похитишь? — с надеждой спросил я.

— Я слишком робок, — с несчастным видом проговорил охотник.

— Полагаю, — сказал я, — что подобные дела должны свершаться под покровом темноты.

— Так-то оно так, — произнес краснокожий, — но темноты не будет еще несколько недель.

— Я знаю, — сказал я. — Мы можем подождать.

— Нет, нет, нет, — замотал головой Имнак.

— Ты хочешь похитить ее при свете дня?

— Конечно, — сказал он. — Когда же еще?

— Ну не знаю, — покачал головой я. — Я здесь человек новый. Кстати, не возникнут ли дополнительные проблемы?

— Например?

— Например, копье в спину от ее братьев?

— У Поалу нет братьев, — сказал Имнак.

— Это хорошо, — сказал я. — А отец? Надеюсь, это подслеповатый дряхлый старик?

— Кадлук — великий охотник! — с гордостью произнес Имнак. — Он может всадить гарпун в глаз морского слина с кайака во время шторма!

— Что, если он не одобрит эту затею? — спросил я.

— Почему он должен ее не одобрить?

— Ну мало ли почему, — пожал я плечами.

— Не волнуйся, — бодро сказал Имнак. — Все уже подготовлено.

— Подготовлено? — удивился я.

— Конечно.

— И Кадлук знает, что я собираюсь похитить его дочь?

— Разумеется. Ни один человек не станет похищать дочь Кадлука без его разрешения.

— Конечно нет, — пробормотал я. — После того, что я слышал о Кадлуке…

— Это было бы невежливо, — сказал Имнак.

— Еще как, — согласился я. Из головы у меня не выходил морской слин с торчащим из черепа гарпуном.

— А Поалу знает, что ее будут похищать? — спросил я.

— Конечно, — кивнул Имнак. — Иначе как бы она успела подготовиться?

— Я просто рассуждаю вслух, — смущенно произнес я.

— Ничего, бывает, — великодушно кивнул Имнак.

— Может, вернемся в чум? — предложил я. — Табуки ушли, а я промерз до костей. С удовольствием выпью чашечку горячего базийского чая.

— Прости, друг, — печально произнес охотник, — но базийского чая у нас нет.

— Да как же так? — изумился я. — Совсем недавно была целая пачка?

— Была, — вздохнул Имнак, — а теперь нет.

— Ты купил за него Поалу?

— Ты что? — в ужасе воскликнул охотник. — Я просто сделал подарок Кадлуку.

— О! — сказал я.

— Кроме того, — добавил краснокожий, — у нас не осталось ни сахара, ни шкур. Где золотые монеты, которые ты выручил на ярмарке?

— Отдал Кадлуку. — Имнак отвернулся и задумчиво посмотрел в тундру. — Дерево тоже.

— Хорошо, что у нас осталось сушеное мясо, — мрачно сказал я.

— Кадлук очень любит мясо, — отозвался Имнак.

— О! — вырвалось у меня.

Мокрые, промерзшие и несчастные, мы побрели в становище.

Судьба, однако, уготовила нам еще один сюрприз. Навстречу нам попалась Поалу.

— С охоты возвращаетесь? — ядовито поинтересовалась она.

— С охоты, — ответил Имнак.

— То-то я вижу, еле добычу тащите.

— Не тащим, — мрачно произнес Имнак.

— Понятно, — усмехнулась девчонка. — Оставили ее в поле. Потом пошлете рабынь и угостите нас отличными вырезками.

Имнак покачал головой.

— Только не вздумайте мне сказать, что вы возвращаетесь в становище без единого кусочка мяса, — недоверчиво произнесла Поалу.

— Да, — сказал Имнак.

— Не может быть! — воскликнула девушка. — Великий охотник Имнак идет домой без добычи!

Имнак ковырял ногой ком снега.

— Может, мой отец ошибся?

Имнак встревоженно поднял голову.

— Он уверял меня, что Имнак — хороший охотник. Может быть, Имнак охотится для своего удовольствия и оставляет добычу джардам?

Краснокожий снова опустил голову.

— Хорошо, что ты всего лишь одинокий неудачник, — сказала Поалу. — Представь, как было бы стыдно твоей жене перед гостями. Каждый раз пришлось бы объяснять: «Извините, но Имнак забыл принести с охоты добычу». «Да мы уже привыкли, — говорят гости. — Все знают, что он — великий охотник. Просто у него не хватает ума донести мясо до дома».

— Ты уверен, что она хочет, чтобы ее похитили? — спросил я.

— Конечно! — заверил меня охотник. — Разве ты не видишь, как она меня любит?

— Это трудно не заметить, — сказал я.

Затем Поалу посмотрела на меня и вытащила из лохмотьев острый нож.

— Даже не думай участвовать в похищении, — произнесла она зловещим тоном. — Порежу ломтями!

Не сводя глаз с лезвия, я отступил на несколько шагов. Имнак тоже попятился.

Поалу презрительно сплюнула и пошла дальше.

— Иногда у нее бывает плохое настроение, — сказал Имнак.

— Я заметил, — кивнул я.

— Но меня она любит, — произнес он со счастливой улыбкой.

— Ты уверен? — спросил я.

— Конечно, — весело ответил он. — Она не в силах скрыть свои чувства. Ты обратил внимание, что она ни разу не полоснула меня ножом? — хитро подмигнул мне охотник.

— Обратил, — проворчал я.

— Зато Наартоку досталось хорошо, — уже серьезнее сказал Имнак. — Он шесть недель провалялся в чуме.

— Кто такой Наарток? — спросил я.

— Мой соперник. Он до сих пор ее любит. Возможно, он попытается тебя убить.

— Надеюсь, он не бьет слита гарпуном в глаз? — поинтересовался я.

— Нет, — засмеялся Имнак. — До Кадлука ему далеко.

— Это хорошо, — сказал я.

Глава 14. УХАЖИВАНИЕ ЗА ПОАЛУ И ЧТО ЗА НИМ ПОСЛЕДОВАЛО

Постучаться в чум довольно сложно.

— Приветствую тебя, Кадлук! — крикнул я.

Из-за полога выглянуло круглое, как сковорода, скуластое лицо с яркими глазами. Черные волосы Кадлука были перехвачены широкой лентой на лбу.

— А! — обрадовался краснокожий. — Ты, значит, и есть тот самый молодой человек, который должен похитить мою дочь?

— Да, — отважился произнести я.

Похоже, охотник пребывал в отличном расположении духа. Очевидно, он несколько лет ждал этого момента.

— Дочка еще не готова, — извиняющимся тоном сказал Кадлук. — Сам знаешь, как это бывает у женщин.

— Конечно, — кивнул я и оглянулся на топчущегося в отдалении Имнака, пришедшего оказать мне моральную поддержку.

Спустя несколько минут из чума показалась Тактук, или Обрезающая Фитиль, жена Кадлука и мать Поалу. Она вежливо улыбнулась и с легким поклоном вручила мне чашечку чаю.

— Спасибо, — поклонился в ответ я.

Женщина удалилась и вскоре вернулась за чашкой. Я в очередной раз поклонился и поблагодарил за угощение.

Имнак осторожно приблизился и встревоженно зашептал:

— Похищение так долго не делается!

Я кивнул и, повысив голос, крикнул:

— Эй, люди! Похищение так долго не делается!

Имнак поспешно отошел.

Из чума доносились возбужденные голоса. Спор шел на местном наречии, так что сути его я не уловил. Несколько раз, правда, упоминался базийский чай. Судя по всему, Кадлук не хотел возвращать Имнаку его подарки.

Наконец из чума высунулась голова Кадлука, и он проворчал:

— Поалу не хочет, чтобы ее похищали.

— Ну что ж, — облегченно вздохнул я, — не хочет так не хочет. — Подойдя к Имнаку, я сообщил ему новость:

— Поалу не хочет, чтобы ее похищали. Пошли домой.

— Да ты что! — воскликнул Имнак. — Теперь ты должен ворваться в чум и утащить ее силой.

— Кадлук держит в чуме оружие? — спросил я.

— Какая разница? — отмахнулся Имнак.

— Я думаю, разница все-таки есть, — заметил я. Про гарпун и слина я не забыл.

— Никакой разницы нет! — упрямо повторил охотник и крикнул: — Кадлук!

Кадлук вышел из чума.

— Говорят, твоя дочь хочет, чтобы ее увезли силой.

— Да, — кивнул Кадлук. Его спокойствие меня приободрило.

— Ну давай! — Имнак нетерпеливо ткнул меня локтем в бок. — Иди и забери ее.

— У нее нож, — равнодушно заметил Кадлук.

— Иди! — не унимался Имнак.

— Давай не будем спешить, — убедительно произнес я. — Ты в самом деле уверен, что хочешь видеть Поалу в своем чуме? Может быть, стоит еще раз все обдумать?

— Мы же любим друг друга! — воскликнул краснокожий.

— Тогда почему бы тебе самому за ней не сходить? — предложил я.

— Я слишком застенчив. — Имнак низко опустил голову.

— Может, она тебя послушается, — предположил я.

Имнак закрутился на месте, потом рухнул на снег и завизжал. Краснокожие охотники любят демонстрировать свои эмоции.

Я осторожно оттянул полог чума. Внутри, наряженная в праздничные одежды, сидела Поалу. Тут же находилась и ее мать Тактук.

Я нырнул в сторону, и мимо моего лица со свистом пролетел нож.

— Тебе никогда не удастся забрать меня силой! — крикнула Поалу.

— Сейчас ты убедишься в обратном, — сказал я.

Она схватила тяжелую сковородку, на каких обычно готовят на улице.

— Послушай, — примирительно произнес я, — я должен тебя похитить.

— Не вздумай ко мне прикоснуться, — злобно прошипела она.

— Обо всем уже договорено, — заметил я.

— Только не со мной, — процедила девчонка.

Последний довод показался мне убедительным.

— Она говорит, что с ней никто не договаривался! — крикнул я Имнаку.

— Какая разница? — раздраженно ответил он.

— Никакой разницы нет, — сказал я девушке.

— Нет есть! — возразила она.

— Она говорит, что разница есть! — крикнул я.

— Никакой! — прокричал в ответ охотник.

— Никакой разницы нет, — сказал я Поалу.

— Она всего лишь женщина! — донесся с улицы голос Имнака.

— Ты всего лишь женщина, — повторил я и подумал: «А ведь и в самом деле!»

В следующее мгновение она вскочила и попыталась размозжить мне голову тяжеленной сковородой. Дабы действительно не лишиться мозгов, я выбил сковороду у нее из рук.

Тогда девушка метнулась в глубь чума. Она лихорадочно переворачивала все вещи, но ничего подходящего под руку не попадалось. Очевидно, Кадлук заблаговременно вытащил из чума свое снаряжение.

— Скажи, — спросил я Поалу, — если ты не хочешь, чтобы тебя похитили, зачем ты нарядилась в праздничные одежды?

— Правда же она в них хорошенькая? — оживилась Тактук.

— Очень, — признал я.

— Я не из тех, кого можно просто так взять и утащить, — отчеканила Поалу, буравя меня взглядом.

— Я и не сомневался, — ответил я.

— Где Имнак? — гневно спросила девушка.

— Разумеется, она знала, что он топчется возле чума.

— Топчется возле твоего чума, — сказал я.

— Почему он сам меня не похищает?

— Я говорил, что это его личное дело, — сказал я. — Но он слишком застенчив.

— В таком случае, — заявила девушка, — я никуда не иду.

— Она никуда не идет! — крикнул я Имнаку.

— Ну и ладно! — откликнулся он спустя несколько мгновений.

Поалу встревожилась. С чувством огромного облегчения я развернулся и направился к выходу.

— Подожди, — сказала она. — Ты что, не собираешься меня похищать?

— По мне, так тебе вообще не следует выходить из чума, — бросил я.

— Пошли! — крикнул с улицы Имнак. — Не хочет и не надо!

— Подарки я тебе верну, — громче, чем было необходимо, произнес Кадлук.

— Можешь оставить их себе, — великодушно отозвался Имнак.

— Нет, я не могу этого позволить, — возразил Кадлук.

Его позиция мне нравилась. Если он в самом деле вернет все подарки, мы вдоволь напьемся базийского чая, укутаемся в шкуры и поедим сушеного мяса табука.

— Интересно послушать, какие песни сложат про Поалу, — произнес Имнак, — девушку, которую никто не захотел похищать.

— А как, собственно говоря, ты собирался меня увозить? — спросила Поалу. — Ты ведь не взял саней.

— На улице мало снега, — возразил я.

— Эй, подожди! — крикнул Имнак. — Сани как раз у нас есть!

Поалу недоверчиво выглянула из чума.

Неподалеку действительно стояли сани, те самые, которые Имнак построил еще на стене и на которых мы пересекли ледник Акса.

В них были запряжены нарядные по случаю радостного события Тимбл, Тистл и Арлин.

— Ну и ну! — презрительно воскликнула Поалу. — Ты в самом деле хотел увезти меня на санях, запряженных белокожими животными? Какой же ты все-таки подлец! Ты даже не понимаешь, что для девушки это настоящее оскорбление!

— Я могу взять напрокат снежного слина, — сказал Имнак, — Тебя устроит?

Я представил, как разъярится снежный слин — огромное, свирепое существо, когда поймет, что его запрягли в сани без снега.

— Может быть, — откликнулась Поалу.

Имнак поспешно отстегнул от саней Тимбл, Тистл и Арлин и тут же удалился. Рабыни растерянно переглянулись.

— Хотите еще чая? — поинтересовалась Тактук.

— Спасибо, с удовольствием, — ответил я. Похоже, это был единственный способ вернуть хоть что-то из растранжиренного Имнаком добра.

Через несколько минут появился Имнак со здоровенным снежным слином на поводке из плетеного каната. Зверь принадлежал Акко, который, по обычаю краснокожих охотников, с радостью поделился своим богатством.

— Кто-то привел снежного слина и запряг его в сани рядом с чьим-то чумом, — сказал Имнак.

— Где только ты нашел этого заморыша? — откликнулась Поалу. — Не мог найти чего получше?

— Кто-то даже не посмотрел на снежного слина, — обиженно произнес Имнак.

Поалу выглянула из чума.

— Ну и что на него смотреть? Заморыш и есть. Неужели во всей тундре не нашлось слина поздоровее?

Следуя непонятным для меня мотивам, Имнак куда-то побежал и через несколько минут вернулся с новым слином.

— Первый был намного лучше, — тут же прокомментировала его действия Поалу.

Имнак выпряг из саней второго слина и набросил сбрую на первого.

— Надеюсь, все это шутка? — ехидно поинтересовалась Поалу. — Ты не можешь всерьез полагать, что я поеду на этом уродце?

— Конечно нет, — сквозь зубы процедил Имнак и уселся в сани.

— Ты куда? — встревожилась Поалу.

— Уезжаю, — сердито бросил он. — В свой чум.

— Я знала, что все этим и закончится, — пожала плечами Поалу.

— Ты мог бы треснуть ее чем-нибудь тяжелым по башке? — прошептал мне Кадлук. — В свое время я поступил так с Тактук.

Женщина радостно закивала.

— А это мысль! — воскликнул я.

— Неужели никто не заступится за девушку, которую хотят похитить? — запричитала ни с того ни с сего Поалу.

В руках у нее снова была сковородка. При определенном умении такой штукой можно запросто расколоть череп.

Кадлук нервно огляделся. Не хватало еще, чтобы кто-то действительно полез заступаться. Вокруг чума уже собралась приличная толпа зевак.

— Наарток! — крикнула Поалу. — Неужели ты не вмешаешься?

— Ни за что! — яростно замотал головой здоровенный парень с рукой на перевязи.

Я вспомнил, что именно его Поалу достала ножом последний раз. Имнак предупреждал, что Наарток, будучи его соперником, попытается меня прикончить. Мне, однако, показалось, что здоровяк искренне мне сочувствует.

— Давай пошевеливайся, — сказал я Поалу. — А то скоро стемнеет. Через несколько недель действительно наступала полярная ночь.

Сковорода полетела мне в голову. В последний момент я успел пригнуться, и тяжеленная штуковина с глухим звоном ударилась о лоб Наартока.

Поалу метнулась в чум. Не говоря ни слова, я бросился следом. Поймав девчонку, я сгреб ее в охапку и перебросил через плечо. Она яростно замолотила по моей спине маленькими кулачками.

— Я никуда не пойду! — визжала она во все горло.

Я поставил ее на ноги и вышел наружу.

— Она никуда не хочет, — сообщил я Имнаку.

— Иди назад, — зашипел он.

— Послушай, дружище, — сказал я. — Я очень дорожу нашими отношениями, но с меня хватит. К тому же Поалу действительно не хочет, чтобы я ее похищал.

На Имнака было жалко смотреть.

— Придется тебе самому ее вытаскивать, — сказал я.

— Я стесняюсь, — потупился краснокожий.

— Тогда пошли домой, — сказал я. — Чая я уже напился.

— Пошли, — мрачно произнес Имнак. — Я действительно тебя замучил.

— Вовсе нет, — возразил я. — Просто это разные вещи: похитить девушку и похитить Поалу.

— Поалу — девушка, — угрюмо пробормотал он.

— Не уверен, — сказал я.

— По-твоему, она самка слина? — испуганно произнес охотник. Его метафизика вполне допускала подобные превращения. Иногда люди принимали образ животных, иногда происходило наоборот.

— Очень даже может быть, — мрачно сказал я.

— Тогда многое становится понятным, — угрюмо пробормотал охотник, но тут же замотал головой и воскликнул: — Да нет же! Это невозможно! Я знаю Поалу уже много лет! Когда типы были детьми, мы собирали птичьи яйца на скалах, держались за руки и вместе боялись слинов. К тому же, — он пристально посмотрел мне в глаза, — она дочь Кадлука.

— Пожалуй, ты прав, — вздохнул я, — Она не самка слина.

— Но слиньи повадки она усвоила хорошо, — проворчал краснокожий.

— Это точно.

— Многие женщины похожи на самок слина, — сказал Имнак.

— Неужели ты знал женщин, похожих на Поалу? — изумился я.

— Честно говоря, нет, — признался охотник.

— Куда вы собрались, жалкие лентяи? — крикнула Поалу.

— Домой, — отозвался Имнак.

Мы не торопясь побрели в сторону чума Имнака. До него было около двухсот ярдов. Имнак вел под уздцы снежного слина, я шел сзади, рядом брели Тимбл, Тистл и Арлин.

— Имнак — жалкий лентяй! — закричала нам вслед Поалу. — Он никогда не споет свадебную песню! Он не умеет грести на кайаке! Он плохой охотник!

— Я начинаю злиться, — сказал Имнак.

— Краснокожие охотники не злятся, — напомнил я ему.

— Иногда краснокожие охотники очень злятся, — упрямо произнес Имнак.

— Я этого не знал.

— Поверь мне.

— Имнак — жалкий лентяй! Неудачник! Плохой охотник! Бедная та женщина, которую он заманит в свой чум! Я очень рада, что я не его жена! Мне повезло! Ни за какие сокровища я бы не пошла в его чум!

— С меня хватит! — внезапно произнес Имнак.

— У мужчины должна быть гордость, — заметил я.

— Как жаль, что я такой застенчивый, — процедил он сквозь зубы.

— Действительно, жаль, — сказал я.

Неожиданно Имнак запрокинул голову в небо и издал душераздирающий животный вопль. Затем он развернулся и побежал к чуму Кадлука.

— Идем, идем, — сказал я растерявшимся рабыням. Мы продолжали шагать к чуму Имнака. Снежный слин, фыркая, тащил сани по грязи.

Сзади раздались торжествующие крики. До самого чума Имнака мы ни разу не оглянулись. За нами следовала огромная толпа. В середине, наклонившись вперед, шествовал Имнак. За ним семенила визжащая девушка в свадебном наряде. Она сгибалась пополам, упиралась в землю ногами и отчаянно пыталась вырваться. Охотник крепко держал ее за волосы.

У самого чума он перебросил ее через плечо. Когда ноги девушки оторвались от земли, она поняла, что сопротивляться бесполезно, и беспомощно затихла. Теперь он мог нести ее куда угодно. Имнак выбрал собственный чум. Войдя в жилище, он швырнул невесту на кучу шкур у своих ног.

Оказавшись на земле, Поалу снова озверела. Она попыталась было выскочить на улицу, но Имнак снова швырнул ее на шкуры.

— На тебе свадебный наряд, — сказал он, — Может быть, ты собралась на свадьбу? Ошибаешься. Свадьбы тебе не видать. И вырядилась ты напрасно.

— Имнак, ты чего? — испуганно пролепетала Поалу.

— Снимай все! — приказал охотник.

— Имнак! — заплакала девушка.

— Снимай, говорю!

Дрожащими от страха руками, Поалу стащила с себя одежду. Краснокожие охотники привыкли ходить обнаженными. Но даже для них было большим удовольствием посмотреть на такую красавицу, как Поалу.

Имнак связал руки девушки и выволок ее из чума. Под одобрительный гул толпы он привязал ее к шесту для просушки мяса, к которому несколько дней назад привязывал Арлин.

— Имнак! — перепуганная девушка заходилась от крика. — Что ты собираешься делать?

Не говоря ни слова, охотник вернулся в чум и вскоре вышел, подбрасывая на ладони тяжелый хлыст для слинов.

— Имнак! — завизжала она.

— Только один человек может быть главным в чуме, — философски заметил краснокожий и с треском огрел девушку плетеным кожаным ремнем.

Собравшиеся вокруг охотники и их жены одобрительно загудели.

— Имнак — самый главный человек в чуме! — выкрикнула Поалу, — прежде чем Имнак стеганул ее еще раз.

— Имнак — первый! — закричала она. — Имнак — самый главный!

Он засунул хлыст за пояс.

— Ты самый главный, Имнак, — всхлипывала Поалу. — Я твоя женщина. Обещаю всегда тебя слушаться. Твоя женщина будет делать только то, что ты ей прикажешь. Нет, Имнак! — завизжала Поалу, увидев в руках у Имнака разноцветные кожаные шнурки.

— Аййи! — выкрикнул кто-то из зрителей.

Охотник повязал шнурки на горло обнаженной девушки.

В толпе началось ликование. Люди топали по грязи, кое-кто затянул песню.

Уверен, что никто из них не ожидал увидеть столь редкое и восхитительное зрелище, как цветные шнурки на шее надменной и неуживчивой Поалу.

Теперь любой свободный человек мог безнаказанно ее ударить и приказать что угодно.

— Да, — покачал головой Кадлук. — Больше ты не придешь в мой чум.

Он ткнулся носом в щеку дочери, отвернулся и зашагал прочь.

— Отец! — закричала она.

— Неужели это ветер так завывает? — не оборачиваясь, произнес Кадлук.

— Отец! — кричала девушка.

— Точно, ветер, — сказал Кадлук и зашагал прочь.

Теперь она и в самом деле не имела права вернуться в отцовский дом. Имнак мог запросто убить ее за такой проступок. На шее девушки болтались цветные кожаные шнурки.

Толпа начала помаленьку расходиться.

— Почему ты так со мной поступил, Имнак? — всхлипывала Поалу.

— Потому, что хотел тобой владеть.

— Я не подозревала, что ты так силен, — сказала Поалу.

— Достаточно силен, — кивнул Имнак.

— Теперь я это вижу, — произнесла она. — По твоим глазам.

Имнак промолчал.

— Значит, теперь я буду принадлежать тебе?

— Да, — сказал он.

— Как это странно — кому-то принадлежать, — мечтательно прикрыла глаза Поалу.

Имнак пожал плечами.

— Я любила тебя с самого детства, Имнак, — всхлипывая, произнесла Поалу. — Я столько лет мечтала стать твоей женой. Но я никогда не думала, что стану твоим животным. — Она подняла глаза на охотника. — Ты в самом деле заставишь меня слушаться?

— Конечно, — сказал он.

— Твое животное очень довольно, — лукаво улыбнулась Поалу.

Имнак ткнулся носом ей в щеку и в горло. Так принято у краснокожих охотников. Весьма деликатная процедура, напоминающая одновременно обнюхивание и ласку.

Затем он крепко обхватил ее за талию.

— Надо зажечь лампу и вскипятить воду, — произнесла девушка. — Тогда я смогу приготовить тебе ужин.

— Ужин подождет, — сказал Имнак и принялся ласкать и гладить свою добычу. Это была сильная, уверенная и требовательная ласка. Так прикасаются только к своей любимой собственности.

Поалу задышала быстрее.

— Имнак, — прошептала она, — ты можешь делать со своим животным все, что захочешь. Оно будет послушно исполнять все твои капризы.

— Для меня это не новость, — заметил охотник.

— О, Имнак! — застонала она. — Пожалуйста, умоляю тебя!

Как только он отвязал ее от шеста, Поалу рухнула на колени и прижалась губами к сапогу краснокожего. В этой позе она застыла, ожидая дальнейших команд.

Он жестом показал, что ей следует ползти в чум. Девушка повиновалась. Имнак шел следом, поигрывая тяжелым хлыстом. Войдя в чум, он сунул хлыст ей в зубы. Девушка преданно смотрела на своего хозяина, крепко закусив рукоятку. Подобные приспособления используются для того, чтобы рабыня не очень шумела при экстазе. Теперь Поалу могла лишь стонать и повизгивать.

Судя по всему, потом он сжалился и вытащил хлыст, ибо до моих ушей долетел сладостный крик отдающейся своему господину девушки.

Тимбл и Тистл переглянулись. По глазам было видно, что каждая с удовольствием поменялась бы сейчас местами с новенькой.

Арлин робко прикоснулась к моей руке.

— Господин? — прошептала она.

— Ты меня просишь?

— Умоляю, господин.

— Ну ладно, — усмехнулся я и привлек к себе рабыню.

До чего же сладостное ощущение!

Тимбл отвернулась. Я заметил, как Тистл, в прошлом состоятельная девушка по имени Одри Брюстер, облизнула губы. Я едва заметно улыбнулся. По-моему, именно Тистл, или Одри, как я иногда по привычке ее называл, первой придет к полному рабству. На это указывало множество мелких деталей, которые, однако, не ускользали от моего внимания. Она раньше всех остальных станет настоящей рабыней, или, как говорят на Горе, первой оближет свои цепи.

— Господин, — прошептала Арлин.

Я начал целовать ее в лицо, плечи и горло.

Она впилась в меня маленькими крепкими пальчиками.

Умная, красивая, страстная девочка.

Моя собственность.

Боюсь, что те, кому никогда не приходилось владеть женщиной, меня не поймут.

— О! Господин! Господин! — застонала она.

— Потише, — приказал я.

— Слушаюсь, господин, — прошептала девушка.

Глава 15. ОДРИ

Приятно все-таки стискивать в объятиях обнаженную девушку с цветными шнурками на горле.

— Я так давно ждала, когда ты ко мне прикоснешься, господин, — прошептала Тистл, некогда состоятельная девушка по имени Одри Брюстер.

Я погладил ее по щеке. Она преданно смотрела мне в глаза. Хорошая рабыня.

Я выиграл ее в кости. Теперь я мог пользоваться ей в свое удовольствие до тех пор, пока не выйду из чума.

Охота удалась на славу. Мы с Имнаком притащили домой четырех табуков. Поалу, которую Имнак с моего согласия назначил старшей рабыней, руководила остальными девушками, показывая им, как надо разделывать тушу и просушивать мясо на камнях.

Кроме нас с Тистл все уснули.

— Тебя раньше звали Одри Брюстер, — сказал я.

— Да, господин.

— Поскольку я тебя выиграл и имею право делать с тобой все, что хочу, я буду называть тебя Одри.

— Спасибо, господин, — пролепетала девушка.

— Только теперь это уже не имя свободной женщины, а имя рабыни, которое я тебе даю на срок моей власти.

— О! — воскликнула она.

— Тебя что-то не устраивает? — спросил я.

— Нет, господин, — испуганно замотала она головой. — Я Одри, твоя послушная рабыня. Почему ты заставил меня так долго ждать?

— Мне так хотелось, — пожал я плечами.

Я действительно хотел, чтобы она немного дозрела.

Две ночевки назад мне пришлось при помощи хлыста разнимать Арлин и Одри.

— Не смей к нему приставать! — кричала Арлин.

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — пожимала плечами Одри.

— Думаешь, я не вижу, как ты все время стараешься попасться ему на глаза? Заигрываешь, пытаешься погладить по руке?

— Дура! — крикнула в ответ Одри, после чего рабыни вцепились друг другу в волосы.

Я с удовольствием наблюдал за схваткой. Девушки катались по земле, пытаясь нанести решающий удар кулаком сверху. При этом они отчаянно визжали и обзывали друг друга рабынями. Наконец я взял хлыст и хорошенько огрел обеих. Затем я приказал им раздеться и поднять руки над головой. Я привязал не в меру разбушевавшихся красоток к шесту для просушки мяса.

— Добилась своего? — едко поинтересовалась Одри. — Теперь нас обеих выпорют.

— Помолчи, рабыня, — огрызнулась Арлин.

Я подозвал Тимбл и вручил ей хлыст.

— Поучи их немного, — сказал я. — Двадцать ударов каждой.

— Слушаюсь, господин, — поклонилась Тимбл.

Обнаженная Одри лежала в моих объятиях.

— Я так долго ждала возможности послужить тебе, господин, — прошептала она.

— Хорошо, — улыбнулся я.

Она нежно прижалась губами к моей руке. Арлин уже не могла помешать ей. Одри готовилась послужить мне страстно и самозабвенно.

— Ты ведь уже выигрывал в кости. Почему ты сразу меня не выбрал, господин? Разве я тебе не нравлюсь?

— Нравишься, — успокоил ее я.

— Я буду очень стараться, — искренне пообещала девушка.

Мне действительно приходилось выигрывать у Имнака в кости. Прошлый раз я заказал себе Тимбл, которую, повинуясь минутной прихоти, окрестил на время своего владения Барбарой.

— Я хотел, чтобы угощение по имени Одри получше настоялось, — объяснил я.

— Как ты жесток, господин! — простонала красавица.

С тех пор как в чуме Имнака поселилась Поалу, он почти не обращал внимания на своих белокожих животных. У него просто не оставалось на них времени. Мнение рабынь его, естественно, не волновало, поскольку они были всего лишь красивыми зверьками.

Во время игры девушки замирали на коленях рядом с циновкой и с волнением ожидали результата. Если выигрывал Имнак, он мог взять себе Арлин или мою порцию мяса. Частенько, к моему великому удивлению и обиде Арлин, краснокожий предпочитал лишний раз перекусить. Я, как мог, объяснял девушке, что дело не в ней, а в том, что Имнак не хочет отрываться от Поалу. Охотник действительно только о том и думал, как бы лишний раз уложить свое сокровище на шкуры. Поалу приходилось из кожи вон лезть, чтобы загладить причиненные ею за столько лет свободы обиды. Любопытно, что краснокожая красавица нисколько против этого не возражала.

Барбара и Одри замерли на коленях, ожидая окончания игры.

С появлением Поалу для них наступили тяжелые времена. Мало того, что она оказалась весьма требовательной и беспощадной начальницей, Имнак совсем их забросил.

Как на грех перед самым ее приходом девушки прошли вторую стадию рабства. Первая заключалась в беспрекословном послушании, начиная со второй у рабынь вырабатывается потребность в мужской ласке.

Имнак же совершенно их забросил.

Свободная женщина может вполне обходиться и без мужчины. Рабыня не может жить без его прикосновений. Сексуальность свободной женщины пребывает в дремлющем состоянии, сексуальность рабыни разжигается специальными приемами и способами. Интересы девушек при этом, естественно, не учитываются. Мужчины не задумываются над последствием своего воспитания. Между тем разбуженная чувственность уже никогда не может притупиться, каким бы унижениям и обидам ни подвергалась невольница. Из нее делают страстную и ненасытную самку. При этом она окончательно утрачивает свою свободу. Сексуальность — гордость и слава рабыни, отличающая ее от свободной женщины. Вместе с тем это страшное и безвыходное состояние, ставящее ее в абсолютную зависимость от мужчины. Разбуженная сексуальность рабыни является, вне всякого сомнения, самой прочной цепью, не позволяющей ей вырваться из вечной несвободы. Нередко случается, что рабыня бросается под ноги свободному мужчине, умоляя удостоить ее хоть одного прикосновения.

Свободные женщины не способны осознать всю глубину этого состояния, точно так же, как слепой человек не может понять всей прелести цветовой гаммы, а глухой — оценить мелодию.

Я посмотрел на стоящих на коленях девушек. Их сексуальность уже начала пробуждаться. Искорки упали на сухую солому. Они уже нуждались в мужской ласке, хотя, конечно, еще не успели постичь грозящую им опасность.

Они еще не понимали, как может женщина бросаться на прутья клетки и в кровь разбивать лицо и тело, лишь бы дотянуться до стражника.

— Ты выиграл, — добродушно прогудел Имнак.

— Да, — улыбнулся я и взглянул на рабынь. Они тут же подобрались и замерли в ожидании. Теперь они мало чем напоминали прибывших с Земли простушек. Я с удовольствием переводил взгляд с одной на другую.

— Пожалуйста, выбери меня, господин, — произнесла Одри.

— Я гораздо красивее, господин, — сверкнула глазами Барбара.

— Пожалуйста, господин, — умоляла Одри.

Раньше я всегда выбирал Барбару. Вот и сейчас она готовилась радостно вскочить на ноги. Когда-то эта блондиночка любила дразнить чахлых землян откровенными одеждами, хотя сама при этом дрожала от страха перед собственными чувствами.

Я долго смотрел на Барбару, после чего ткнул пальцем в Одри:

— Вот эту!

— Господин! — завизжала от радости Одри.

Барбара отвернулась в угол.

Имнак не стал терять времени, ухватил Поалу за руку и повалил ее на шкуры.

Я разделся и улегся на свое место. Одри по-прежнему стояла на коленях, ожидая дальнейших команд. Я жестом приказал ей лечь рядом. Она тут же повиновалась.

— На спину! — приказал я.

Рабыня послушно вытянулась рядом со мной.

— А ты хорошенькая, — произнес я.

— Спасибо, господин, — пролепетала она.

* * *
Есть все-таки что-то прекрасное в том, чтобы стискивать в объятиях обнаженную девушку с цветными шнурками на горле.

— Я так давно ждала, когда ты ко мне прикоснешься, господин, — прошептала Тистл, некогда состоятельная девушка по имени Одри Брюстер. Я погладил ее по щеке. Она преданно смотрела мне в глаза. Хорошая рабыня.

— Я так рада, что ты меня выиграл, — прошептала она.

— Ты уже чему-то научилась?

— Я буду очень стараться для своего господина! — страстно пообещала девушка и тут же спросила: — А ты меня взял надолго?

— На несколько часов, — ответил я. — За это время мы успеем и поспать и побыть вместе.

— А вдруг мы не проснемся одновременно? — наивно спросила она. До чего же глупая рабыня.

— Ты проснешься оттого, что я тобой овладею, ущипну или хорошенько шлепну, — сказал я.

— О! — произнесла Одри.

— Хватит болтать, — сказал я. — Можешь начинать. Постарайся мне понравиться и не заставляй меня браться за хлыст.

— Обещаю, — воскликнула девушка и принялась неловко и неуклюже меня ласкать. Я невольно рассмеялся.

— Почему ты смеешься? — спросила она со слезами на глазах.

— Если бы я купил тебя за деньги и отдал своим людям в Сардаре, тебя бы уже убили.

— Научи меня быть рабыней, — взмолилась она.

— Кое-что я тебе покажу, — сказал я. — Хотя обычно девушки учатся у других девушек или у специальных инструкторов. Иногда инструкторов приглашают на дом, но это обходится дороже. Так что, если хочешь остаться в живых, схватывай быстро.

— Хорошо, — пролепетала она.

— Давай, — сказал я, — прижмись губами к моему бедру. Вот так. Выше.

— Слушаюсь, господин, — прошептала рабыня. — Как странно, — сказала она, подняв голову. — Я так ждала твоего прикосновения, а теперь мне приходится самой тебя трогать.

— Не бойся, крошка, — усмехнулся я. — Дойдет дело и до тебя.

Глаза рабыни снова наполнились слезами. Она нежно поцеловала меня в живот.

— Спасибо тебе, господин, — прошептала она.

* * *
— Каково быть рабыней на юге? — спросила меня Одри.

— Так же, как и здесь, — пожал я плечами. — Будешь находиться в абсолютной власти мужчины.

— Я не об этом, господин, — сказала она. — Что я буду носить? Что делать?

— Носить и делать ты будешь то, что тебе прикажут, — ответил я.

— Понимаю, — вздохнула девушка. — Меня заклеймят?

— Обязательно, — кивнул я. — Так за вами легче присматривать.

— А это больно? — спросила она.

— Вначале. Потом быстро проходит.

— А где ставят клеймо?

— На бедре, — сказал я. — Иногда в низу живота слева.

— Я так боюсь клеймения, — поежилась Одри.

— Больно только в самом начале, — повторил я. — А так это всего лишь отметина, по которой за тобой легче следить. По правде говоря, клеймо рабыню украшает. Иногда оно оказывает и психологический эффект.

— Могу себе представить, — пробормотала Одри.

Я погладил ее по бедру.

— Здесь? — спросила она.

— Очень может быть, — кивнул я.

Неожиданно она вцепилась мне в плечи.

— О! — застонала девушка. — Я только подумала о клейме! — страстно зашептала она. — На меня это так подействовало… Пожалуйста, прикоснись ко мне, господин! — Бедра ее были плотно сжаты, между тем девушка извивалась и корчилась от вожделения. — Как мне хорошо, господин! — простонала она, хотя я ничего с ней не делал. — Прости меня, это от одной только мысли о клейме.

— Значит, рабыня, ты жаждешь отведать железа? — спросил я.

— Да, господин, — зарыдала она. — Да! Да!

— На юге я бы тебя быстро заклеймил, — сказал я.

— Ой, господин! — закатила глаза девчонка.

— Теперь поработай! — приказал я.

— Да, господин! Да!

* * *
— Послужи мне еще, — приказал я.

— Слушаюсь, господин, — откликнулась Одри. — Я всегда готова тебе служить.

— И тебе это нравится?

— Очень.

— А почему?

— Потому, что я — рабыня.

— Верно, — усмехнулся я.

Девушка захныкала от наслаждения.

— На юге, — сказал я, — много разных городов. Некоторые состоят из огромных каменных блоков, соединенных между собой мостиками и переходами.

— Наверное, это очень красиво, — мечтательно произнесла рабыня.

— Очень, — кивнул я.

— Там много рабынь? — спросила она.

— Ты даже не представляешь сколько.

— Расскажи мне о них.

— Обычно рабыни ходят босиком. Одежда представляет собой коротенькую тунику. Волосы распущены, а на шею набит ошейник с именем хозяина.

— С ними хорошо обращаются?

— Смотря к кому попадешь.

— Понятно.

— Большинство девушек на свою судьбу не жалуются. Разумеется, для этого надо хорошо угождать хозяину.

Одри промолчала.

— Ты считаешь, что это неправильно? — прищурился я.

— Нет, что ты, господин, — поспешно произнесла она. — Просто на Горе с женщинами обходятся так бесцеремонно и безжалостно…

— Именно так, — кивнул я. — Бесцеремонно и безжалостно. Мужчины Гора не походи на землян. Они всегда добиваются от женщины того, чего хотят.

— В глубине души я всегда мечтала о таком мужчине. Но я не думала, что они действительно существуют. И, только оказавшись на платформе работорговца в Сардаре, я поняла, что мои мечты становятся страшной реальностью.

— И вот ты, землянка, стала рабыней и лежишь обнаженная на планете Гор.

— Да, — прошептала Одри.

— Тебе страшно?

— Очень. — Рабыня крепко вцепилась мне в руку. — Почему на Земле никто не знает о Горе?

— Потому, что вам действительно лучше об этом не знать.

— Сколько девушек с Земли доставят сегодня ночью на эту планету? — спросила она.

— Понятия не имею, — ответил я. — Может, и ни одной. Я не знаю расписания невольничьих рейсов.

— Это так ужасно и сладостно…

— Сладостно?

— Еще как! — зажмурилась рабыня. — Мне так часто снился один и тот же сон. Про моего мужчину, как он стоит надо мной, как я прижимаюсь губами к его ногам, а он делает со мной все, что захочет. Иногда он разрешает мне немного покапризничать и посопротивляться, но от этого мое подчинение становится еще пленительнее…

Я вдруг подумал, как нелегко живется рабыням в обществе, где нет настоящих хозяев. Наверное, на Земле таким, как она, непросто найти себе подходящего человека.

— И что говорил господин, который тебе снился? — спросил я.

— Ничего. Он брал меня за руку, после чего я уже не могла пошевелиться, а потом… — Одри засмеялась, — он использовал меня для наслаждений.

— И был при этом безжалостен?

— Я бы сказала, любовно безжалостен, — улыбнулась девушка.

— Он обращался с тобой как с рабыней?

— Да.

— Правильно делал, — кивнул я.

— Конечно! — воскликнула она. — Я ведь и была его рабыней. Как-то раз мне приснилось, что я спросила его, хорошо ли ему со мной. Вместо ответа он пролил немного жидкости из бутылки на платок, а потом прижал платок к моему рту и носу.

— Ты хорошая рабыня, — сказал он. — За тебя можно выручить неплохие деньги.

Я поняла, что он собирается меня где-то продать. Я попыталась вырваться, но потеряла сознание.

— Любопытный сон, — заметил я.

— А потом, в один прекрасный день, я очнулась на Горе.

Одри прижалась ко мне губами.

— Скажи, господин, девушки на юге счастливы?

— Большинство — да, — ответил я. — Хотя иногда мне самому это кажется странным. Они ходят в ошейнике, их наказывают плетьми, но они просто изнывают от счастья.

— А мне это понятно, — задумчиво произнесла девушка. — Можно я что-то скажу?

— Говори.

— Я хочу рассказать, каким я вижу настоящего господина.

— Любой, кто тебя купит, и будет твоим настоящим господином, — заметил я.

— Да, я знаю, — засмеялась она. — Только я хочу рассказать про человека моей мечты. Настоящего господина, для которого я бы стала настоящей рабыней. Другие девушки тоже мечтают об этом.

— Ну-ну! — усмехнулся я.

— А разве мужчины не мечтают о совершенной рабыне?

— Некоторые девушки красивее других, — сказал я, — но это не значит, что они всегда оказываются самыми желанными. Порой, как ни странно, какая-нибудь простушка вызывает мучительное вожделение.

— Наверное, этому нет простого ответа, — произнесла она.

— Наверное, нет, — согласился я.

— А правда, что все мужчины мечтают о женщине, которая приносила бы им в зубах тапочки?

— Только не тапочки, — поправил я ее, — сандалии.

— Ну да, — рассмеялась Одри, — сандалии.

— Правда, — кивнул я. — О такой женщине мечтает каждый мужчина.

— И все мужчины хотят, чтобы девушка задыхалась в их объятиях?

— Любая женщина будет задыхаться в объятиях мужчины, — заметил я. — Так что ты хотела мне рассказать про совершенного господина?

— Я хотела сказать, что узнала бы своего настоящего господина с первого взгляда.

— Сомневаюсь, — проворчал я.

— Во всяком случае, с большой вероятностью, — поправилась рабыня.

— Может быть, — великодушно кивнул я.

— Ты ведь тоже можешь безошибочно выбрать самую хорошую рабыню из связки?

— Конечно, — улыбнулся я.

— Так вот я хотела сказать, если мне будет позволено продолжить, что хозяин и рабыня должны почувствовать взаимную совместимость.

— Любопытно, — усмехнулся я.

— Вот, например, в моем случае… мне же придется поменять много хозяев, так?

— Скорее всего, — кивнул я, — Красивая девушка успеет побывать в нескольких руках.

— Но ведь и хозяева вынуждены время от времени менять своих рабынь?

— Конечно, — сказал я.

Как правило, мужчины на Горе не могут позволить себе более одной рабыни. Разумеется, ее всегда можно продать и вернуть потраченные деньги. В этом смысле достаточно сделать первое большое вложение, а потом тратить значительно меньше.

— Мужчины имеют право выбора, — продолжала рабыня, — но и девушки иногда могут повлиять на исход торга. Невольница постарается предстать желанной и соблазнительной перед человеком, который ей понравился, и попытается скрыть свои достоинства перед тем, кто ей неприятен.

— Если работорговец заметит подобные уловки, он тут же отходит ее плетью, — заметил я. — На крупных аукционах эти штучки не проходят.

Женское рабство является естественным институтом в обществе, где люди не утратили прирожденных инстинктов. Горианский закон в этом отношении достаточно запутан и противоречив. С одной стороны, многие женщины сохраняют свободу, и рабство не является пожизненным. Бывает, что девушки заслуживают освобождения благодаря любви и привязанности, иногда их освобождают для родов и воспитания детей от господина.

С другой стороны, свобода бывшей рабыни — понятие весьма относительное. На ее бедре по-прежнему красуется клеймо. Рано или поздно она снова попадает в рабство. Мужчинам слишком трудно оставить на свободе женщину, из которой может получиться хорошая рабыня. Бывшие рабыни живут в постоянном страхе, что в любую ночь их могут связать и отвезти на отдаленный невольничий рынок. Институт рабовладения предполагает также наличие рабов мужчин. Здесь все держится на экономической целесообразности. Рабский труд дешев и выгоден. Рабы практически незаменимы на строительстве дорог, городских укреплений, на гребных галерах и сельскохозяйственных фермах. В рабство попадают, как правило, должники или преступники, реже военнопленные и те, кому не повезло прогневать влиятельных людей. Бывает; что работорговцы вступают в сговор с главарями преступных группировок, которые похищают мужчин под определенные заказы.

Благодаря частой смене хозяев у девушек действительно появляется шанс найти человека, который бы полностью отвечал их представлениям о настоящем господине. Наступает восхитительный момент, когда женщина безумно влюбляется в своего хозяина, который, в свою очередь, тоже понимает что нашел то, что искал.

Самое главное, чтобы мужчина не проявил слабости. Настоящая любовь предполагает силу. Любящая своего господина рабыня служит ему с небывалым усердием, чем вызывает удивление со стороны других невольниц. При этом за самый незначительный промах, простительный любой другой девушке, любимую рабыню подвергают безжалостной порке. Последнее, кстати, вполне оправданно, ибо влюбленная женщина должна черпать силу и мужество из своего чувства.

При первых же признаках ослабления страсти невольницу заковывают в кандалы и продают на ближайшем аукционе.

— Ладно, хватит болтать, — произнес я. — Давай-ка лучше займемся твоим телом.

— Займись моим телом, господин, — замирая от счастья, прошептала девушка.

* * *
— А ты очень смышленая рабыня, Одри, — сказал я.

— Спасибо, господин, — расплылась в улыбке невольница.

— Ты даже меня кое-чему научила, — улыбнулся я. — Это приятно.

— На Земле, — сказала она, — мужчины не любят слушать женщин.

— Естественно, — усмехнулся я. — Они считают их подобными себе. Женщины Земли стараются всеми силами походить на мужчин. В этом их огромное несчастье.

— На Земле женщины без устали твердят о своей свободе, — сказала Одри. — А вот я не хочу, чтобы меня освободили.

— Не волнуйся, — успокоил ее я. — Тебе это не грозит.

Рабыня нежно прижалась ко мне губами.

— Ты слишком красива, чтобы быть свободной.

— Значит, меня никогда не отпустят?

— Никогда. Мужчинам ты нужна в ошейнике.

— А если мне вдруг захочется на свободу?

— Твои желания никого не интересуют.

Одри посмотрела мне в глаза:

— Мне это нравится, господин.

— Ты — рабыня.

— Я — женщина.

— И рабыня, — добавил я.

— Знаешь, почему мне это нравится? — Глаза Одри наполнились слезами.

— Почему?

— Потому, что я — рабыня.

— Никогда об этом не забывай, — назидательно произнес я.

— Что ты, господин!

— Пожалуй, не помешало бы тебя лишний раз выпороть.

— Лучше позволь мне тебя еще раз ублажить, — испуганно пролепетала девушка.

— Давай, — согласился я.

Нельзя позволять невольницам слишком умиляться своему рабству. Они всего лишь рабыни и не должны об этом забывать.

— Как я счастлива, господин, — прошептала Одри, лежа в моих объятиях.

— Пора спать, — проворчал я.

— Хорошо, господин, — прошептала она. — Я так счастлива, что ты меня выиграл! Так счастлива!

— Спи, — сказал я.

— Хорошо, господин.

* * *
— Господин, — прошептала рабыня так тихо, что если бы я спал, то ни за что бы не проснулся.

— Чего тебе? — проворчал я.

— Как ты думаешь, Имнак всегда будет мной владеть?

— Думаю, нет.

— Меня убьют?

— С чего ты взяла? Старайся угождать, и никто тебя не убьет.

— Я буду очень стараться, — искренне пообещала рабыня. — Как ты думаешь, что со мной будет?

— У Имнака появилась Поалу, — сказал я. — Ни ты, ни Тимбл ему больше не нужны, хотя с вашим появлением в чуме стало почище.

— Что он с нами сделает? — взволнованно спросила рабыня.

— Скорее всего, тебя и Тимбл обменяют следующей весной на чай и сахар.

— Обменяют на сахар? — опешила девушка.

— Ну да, — кивнул я.

— Одри Брюстер обменяют на сахар… — потрясен но повторила она.

— Рабыню Тистл, — поправил ее я.

— Но ведь это же я… — Глаза невольницы наполнились слезами.

— Скажи спасибо, что пантеры не обменяли тебя на наконечники для стрел и горсть печенья.

— Какие пантеры?

— Охотницы. Могучие и сильные женщины, промышляющие в северных лесах. Они обожают вылавливать таких неженок, как ты. Хотела бы попасть в рабство к женщине?

— Ни за что, — содрогнулась от отвращения Одри. — Я — рабыня мужчины.

— Правильно, — похвалил я.

— Пантеры действительно такие сильные? — спросила она.

— Нет, — усмехнулся я. — Их ловят, обламывают, клеймят и швыряют к ногам мужчины, всех прочих женщин. Из пантер, кстати, получаются отменные рабыни. За них можно выручить неплохие деньги на рынке. Покоренная пантера считается особым деликатесом.

— А как я попаду на юг? — спросила Одри.

— Побежишь за санями с веревкой на шее, — сказал я.

— Мне бы не хотелось всю жизнь оставаться рабыней краснокожего, — призналась она. — Скорей бы уже на юг.

— Твои желания никого не интересуют, — напомнил я.

— Я знаю, — вздохнула девушка. — А если я попаду на юг, меня продадут?

— Разумеется.

— Открыто?

— Скорее всего, да.

— Обнаженную?

— Не волнуйся. Цепи на тебе оставят.

— Только дурак покупает одетую женщину, — произнесла она.

— Ты уже знаешь горианские пословицы? — удивился я.

— Имнак научил, — рассмеялась рабыня.

— Ты согласна?

— Конечно, — кивнула Одри. — Если бы я была мужчиной, я бы ни за что не купила одетую женщину. Надо видеть, что берешь.

— Правильно, — усмехнулся я.

— Не мешало бы перед покупкой испытать рабыню в деле, — нахально произнесла невольница.

— На некоторых аукционах это практикуют, — сказал я. — Как правило, такие торги проходят во дворах рабовладельцев. Их называют «пурпурные распродажи», поскольку испытания проходят в специальных помещениях на красных простынях.

— Если бы мне попался симпатичный покупатель, я бы из кожи вылезла, чтобы ему понравиться.

— Ты должна лезть из кожи, чтобы понравиться любому, — поправил ее я. — Иначе твой хозяин будет тобой недоволен.

— Понятна, — произнесла она.

Недовольство хозяина чаще всего проявляется в порке нерадивых девок плетью.

— И часто проводятся такие торги? — спросила она.

— Нет, — ответил я. — Даже на приватных распродажах покупателю редко позволяют до конца испытать девушку. Ему разрешают ее потрогать. Для понимающего клиента этого вполне достаточно. Какая у женщины рука выше локтя? Как она реагирует, когда ее берут за плечи и разворачивают спиной? Гладкие ли у нее бедра? Нежна ли кожа под коленями? Хороша ли форма икры? Надо, чтобы рабыня обязательно подняла ногу. Умный человек непременно посмотрит на подъем стопы. Девушки с высоким подъемом часто оказываются неплохими танцовщицами. Очень важны глаза. По ним можно судить об интеллекте рабыни. Надо легонько покусать ее за соски, поводить губами по губам и посмотреть, как она реагирует.

— Значит, покупатели не могут делать с рабынями все, что им захочется?

— Бесплатно — нет. Покупатель может взять рабыню напрокат. Если она ему понравится и он ее купит, внесенные деньги вычитаются из общей суммы.

— Разумно, — сказала Одри.

— Конечно, — кивнул я. — Чего ради работорговцы должны отдавать свой товар бесплатно?

— А «пурпурные распродажи»? — напомнила рабыня.

— Они устраиваются только для постоянных и надежных клиентов, — сказал я. — При этом продавец знает, что, если покупателю не подойдет одна девушка, он купит другую.

— А продажи в павильонах? — не отставала рабыня.

— Они тоже очень популярны, — сказал я.

— Популярны? — вытаращила глаза девушка.

— Еще как. Помнишь огромный желто-голубой павильон на ярмарке?

— Да.

— Там продавали рабынь.

— О, — произнесла она, — Хорошо, что я на него не попала.

— Тогда тебя бы и близко не подпустили к этому павильону. Для таких хороши и открытые платформы.

— Но я же красивая!

— На Горе красивых женщин много. И стоят они дешево.

— Я стала более привлекательной, господин? — кокетливо поинтересовалась невольница.

— Да, — кивнул я. — Теперь тебя бы допустили в павильон…

— Спасибо, господин! — воскликнула она.

— …в каком-нибудь захолустном, маленьком городишке.

Тебе еще расти и расти до больших аукционов.

— А как люди узнают, что все девушки в павильоне действительно достойны покупки?

— Это гарантирует работорговец. Кроме того, вывешиваются специальные бюллетени, на которых указывается вес, рост, уровень темперамента и прочие параметры рабыни.

— Попадают ли на такие аукционы фригидные женщины?

— Конечно нет. Начать с того, что в руках настоящего горианина даже самая фригидная женщина завоет от вожделения. Среди рабынь фригидных не бывает вообще. Хозяин шкуру спустит. Холодность — привилегия свободных женщин, — сказал я. — Они ею гордятся. На самом деле это не более чем невротическая роскошь. Как только девушка попадает в рабство, от ее фригидности не остается и следа. Свободные женщины фригидны только потому, что никому до них нет дела.

— Не все свободные женщины фригидны, — заметила рабыня.

— Конечно, — согласился я. — Рабыни тоже отличаются друг от друга по степени страстности. Но если в отношении рабыни мы можем говорить о большем или меньшем сладострастии, то для свободных характерны различные оттенки холодности и равнодушия. Рабыня живет страстью, свободная женщина прозябает во фригидности, радуясь отмиранию живых эмоций.

— Сознают ли свободные женщины, что они теряют?

— В некоторой степени да. Иначе, как объяснить их ненависть и презрение к рабыням?

— Понятно — произнесла девушка.

— Бойся свободных женщин, — предупредил я.

— Хорошо, господин, — пролепетала она.

— В павильоне на помосте, — сказал я, — девушка находится под контролем аукционера, который во время торгов обращается с ней как хозяин. Хороший аукционер — находка для работорговца. Он управляет рабыней при помощи голоса, прикосновений, хлыста. Если девушка танцует, ее заставляют танцевать. Иногда рабыню на помосте ласкают.

— Перед покупателями?

— Естественно, — сказал я. — Это же рабыня. Нередко женщин специально распаляют, чтобы в каждом движении сквозило сладострастие.

— А если ее кто-нибудь погладит? — спросила Одри.

— На помосте рабыни часто испытывают оргазм, — сказал я. — Бывает, они так возбуждаются, что их приходится стегать плетью, чтобы оторвать от аукционера. Некоторых приходится каждый ан допускать к господину, охранникам или к покупателям, чтобы они хоть немного разрядились.

— Присутствуют ли на таких распродажах свободные женщины? — спросила Одри.

— Конечно, почему бы и нет? — удивился я. — Они же свободны.

Рабыня взглянула на меня полными слез глазами и закусила губку.

— Понятно, — усмехнулся я. — Хочешь сказать, что быть проданной на глазах свободной женщины для тебя унизительно?

— Еще как, — с несчастным видом пролепетала девушка. Помолчав, она спросила: — А много ли на Горе свободных женщин?

— Большинство, — сказал я, — По статистике, в рабство попадает только каждая пятидесятая. Разумеется, это соотношение меняется от города к городу. Самым большим исключением является Тарна, где почти все женщины — рабыни. Подобный феномен имеет историческое происхождение.

— Рабынями, очевидно, становятся самые красивые? — спросила Одри.

— Естественно, — сказал я, — Красивая девочка из бедной семьи, без покровителей и влиятельных друзей рано или поздно окажется в ошейнике. Богачки, кстати, тоже от него не застрахованы. Раз уж зашла речь о красоте, — добавил я, — хочу поделиться с тобой любопытным наблюдением. В рабство попадают самые красивые, это понятно. Но, с другой стороны, рабство делает красивых женщин еще привлекательнее. Оно снимает напряжение. Снимает запреты. Счастливая женщина всегда хорошо смотрится. Гориане нередко задаются вопросом: эта женщина рабыня, потому что красива, или красива, потому что рабыня?

Одри нежно прижалась ко мне губами.

— А много среди рабынь бывших землянок?

— В определенном смысле все гориане — выходцы с Земли, — ответил я.

— Нет, я имею в виду таких, как я, — уточнила Одри. — Девушек, которые родились и выросли на Земле, а потом попали на Гор.

— По статистике, их очень мало, — сказал я. — Точного числа я не знаю.

— Ну хотя бы примерно, — не унималась рабыня. — Десять, двадцать?

— Думаю, от четырех до пяти тысяч, — сказал я.

В любом случае для Земли это число было ничтожно.

— Их ведь еще привозят? — спросила она.

— Конечно. Гор — огромный рынок для красивых женщин.

— Это так приятно слышать, — улыбнулась рабыня.

— Ну-ка доставь мне удовольствие, — приказал я.

— Да, господин, — с готовностью произнесла девушка и тут же принялась за дело. Она на глазах набиралась опыта.

— Пожалуйста, расскажи мне о юге, — попросила Одри.

— Давай-ка лучше поработай, — сказал я.

— Да, господин, — откликнулась она.

С каждым разом у нее получалось все лучше и лучше.

— Пожалуйста, расскажи мне о юге, — попросила она.

— Любопытство кейджере не к лицу, — ответил я.

— Ну, господин! — взмолилась она.

— Это горианская поговорка, — напомнил я.

— Я знаю, — сказала Одри. — Имнак мне говорил.

— Ты знаешь две горианские пословицы, — сказал я.

— Да. «Только дурак покупает одетую женщину» и «Любопытство кейджере не к лицу».

— Правильно, — кивнул я.

— Пожалуйста, господин!

— Ну ладно. Что ты хочешь узнать?

— Скажи, — спросила рабыня, — положив голову на руку. — Наденут ли на меня на юге ошейник?

— Скорее всего, да.

— Хороший ошейник мне может понравиться, — Глаза девушки заблестели от возбуждения.

— Только не думай, что это что-то вроде ожерелья, — усмехнулся я. — Как правило, по ошейнику узнают, кому принадлежит рабыня.

— А если я его сниму?

— Не снимешь, — проворчал я. — Ошейник не снимается.

— О, — произнесла она. — А дадут ли мне какие-нибудь украшения? Косметику? Духи?

— Наверное, — пожал я плечами. — Хозяева любят, чтобы их девушки хорошо выглядели.

— Я надеюсь, что мне удастся ублажить моего господина на покрытом мехами ложе, — мечтательно произнесла девушка.

— Ты уж постарайся, — усмехнулся я. — А не то с тебя живо шкуру спустят. А то и прикончат.

— Я буду очень стараться, — содрогнувшись, сказала Одри.

— Большинство хозяев, — сказал я, — имеют только одну рабыню. Так что не надейся, что тебе придется все время выворачиваться в постели.

— Не понимаю, — растерянно пробормотала девушка.

— Рабыне всегда найдется занятие, — пояснил я. — Она убирает в доме. Протирает пыль и моет полы. Готовит пищу. Если господин не пользуется общественной прачечной, рабыня ему стирает. Она же бегает по магазинам и торгуется на рынках. Так что скучать тебе не придется.

— Вот уж не думала, что буду наводить порядок в чьем-нибудь доме, — проворчала Одри.

— Уборка много времени не займет, — успокоил ее я. — Гориане живут очень скромно и не обременяют себя лишней мебелью.

— Скажи, господин, — попросила рабыня, — приходится ли горианским женщинам работать по дому столько же, сколько землянкам?

— Конечно нет, — ответил я. — Это было бы глупо. С нашей точки зрения, женщины Земли перегружены домашними обязанностями. Когда муж возвращается домой, женщина занята хозяйством. Она не в состоянии его должным образом встретить. К ночи она окончательно устает и уже ни на что не способна. Горианин покупает женщину не для того, чтобы в доме была служанка. Ему нужна рабыня, которая будет творить для него чудеса. Он с легкостью мирится с отдельными хозяйственными упущениями ради того, что для него действительно важно. Возвращаясь домой, он хочет видеть не измотанную трудом женщину, а красивую, свежую, энергичную и полную желаний рабыню, которая бросится к его ногам, готовая выполнить любой его каприз или прихоть.

— А чем занимаются рабыни в свободное время? — спросила Одри.

— Чем хотят, — пожал я плечами. — Болтают с другими рабынями, гуляют, ходят в гости. Могут заниматься спортом или читать. В определенном смысле они действительно могут делать то, что им нравится.

— Могут ли они работать вне дома господина? — спросила девушка.

— Только с его разрешения, — сказал я.

— А часто ли хозяева это разрешают?

— Вообще-то подобное не принято. Работа вне дома компрометирует рабыню.

— Я бы хотела, чтобы мой господин это понимал, — сказала Одри.

— Большинство людей придерживаются такого мнения.

— Если уж я рабыня, — произнесла она, — то рабыня до конца.

— По-моему, тебе нечего бояться, крошка, — улыбнулся я. — Никому не придет в голову нагружать тебя дополнительными обязанностями. Хотя иногда в воспитательных целях хозяева сдают своих девушек в аренду на тяжелые и однообразные работы.

— Какой ужас! — воскликнула она.

— Так что смотри, не рассерди своего господина.

— Я буду очень стараться, — пообещала Одри.

— На юге много видов рабства, — заметил я, — Я тебе рассказал о самых основных.

— Расскажи о других тоже, — попросила рабыня, — Вдруг мне придется с ними столкнуться!

— Есть паговые рабыни, — сказал я. — Они обязаны ублажать клиентов хозяина в таверне. Некоторые девушки попадают в общественные столовые или прачечные. Есть так называемые арендные рабыни. Их выдают напрокат любому, кто пожелает, лишь бы этот человек был в состоянии возместить хозяину ущерб в случае увечья или смерти невольницы. Есть государственные рабыни. Они работают в общественных местах кладовщицами или уборщицами. Сельскохозяйственные рабыни вкалывают на фермах. Особых красавиц отбирают для садов удовольствий. А можно угодить и на мельницу. Там тебя прикуют к жернову, который ты и будешь вращать до конца жизни. Все зависит от того, к кому попадешь.

— Я чувствую себя такой беззащитной! — в ужасе пролепетала девушка.

— Ты действительно беззащитна, — подтвердил я.

— Но я же могу как-то повлиять на вид своего рабства? — с надеждой прошептала красавица.

— Конечно, — кивнул я. — Но окончательное решение от тебя не зависит.

— Господин! — задрожала девушка.

— На мельницах, общественных кухнях и прочих им подобных местах жизнь не сахар, — напомнил я.

— Я так боюсь туда попасть, — пролепетала она. — Хоть бы меня взяли для удовольствий…

— Мечтать не вредно, — заметил я.

— А часто ли господа беседуют со своими рабынями? — спросила Одри.

— Конечно, — сказал я. — Почему бы и не поболтать со своей собственностью? Кстати, хозяева частенько берут девушек на различные концерты, соревнования, в театр и так далее. Хвастаются своим добром и просто хорошо проводят время.

— Для такого господина я бы из кожи лезла, — пообещала Одри.

— Куда бы ты делась, — усмехнулся я. — Как только хозяин заметит твою нерадивость, тебя тут же отхлещут.

— Отхлещут? — ужаснулась Одри. — Неужели такие люди способны избить девушку?

— Не задумываясь. Удовольствие, которое ты доставишь господину, не помешает ему тут же поставить тебя на место, если ты вдруг начнешь забываться.

— Как бы я хотела попасть к такому человеку! — мечтательно произнесла Одри.

Я улыбнулся. Девушки нередко дерутся между собой за право первой раздеться перед господином.

Я лег на спину.

— Господин, — позвала Одри.

— Да?

— Скоро все проснутся.

— Ну и что?

— Пожалуйста, господин, еще один разок доставь радость своей рабыне!

— Тебе, что ли?

— Да, мне! — прошептала девушка.

— Одри об этом просит?

— Она умоляет, господин!

— И как же ты хочешь, чтобы я тебя взял? Мягко, нежно, вежливо, осторожно, обходительно, с уважением, уговорами, как сделал бы мужчина Земли?

— Нет, только не это! Сделай все, как положено. Я ведь рабыня!

Я робко погладил невольницу по руке.

— О! — поморщилась от отвращения девушка. — Так делают только на Земле! Как ты жесток! Не унижай женственность настоящей рабыни. Не играй с моими инстинктами, как землянин, удовлетвори их, как мужчина Гора! Умоляю тебя, господин!

Я рассмеялся.

— Ты дразнишь свою рабыню, — с укором произнесла она. — Как же все-таки я беззащитна!

— Ну-ка раздвинь ноги! — приказал я.

— Да, господин! — с готовностью откликнулась девушка. — Со мной заговорил горианин!

— Шире, — сказал я.

— Да, господин, — прошептала она, не сводя широко открытых глаз с моей руки.

— Айи! — завизжала девушка, но я тут же зажал ей рот другой рукой. Рабыня выгнулась дугой и застонала. Она попыталась стиснуть ноги, но я резко раздвинул их коленями.

Ее тело забилось в судорогах. Спустя несколько минут она открыла глаза.

— Спасибо, что зажал мне рот, — прошептала рабыня.

— В принципе им уже пора вставать, — заметил я.

— Господин? — испуганно прошептала девушка. — Господин, что ты делаешь?

— Сейчас ты испытаешь свой первый настоящий оргазм, — сказал я.

— Нет! — замотали головой девушка. — Пожалуйста, не надо! Здесь много людей! Мне стыдно! Я не хочу, чтобы другие девушки знали, какая я рабыня! Пожалуйста, не надо, господин!

Все ее просьбы я оставил без внимания.

— Закрой мне рот! — взмолилась она. — О! О!

Я прижал ее руки к полу. Какое-то время рабыня стонала и извивалась подо мной, потом запрокинула голову и завизжала. Имнак приподнял голову, сообразил, что происходит, и тут же набросился на Поалу.

— Я твоя, господин! — заходилась в страстном крике Одри.

Арлин и Тимбл угрюмо следили за происходящим.

— Рабыня, — презрительно бросила Арлин.

— Да! Да! Рабыня! — выкрикивала Одри, покрывая мое лицо слезами и поцелуями.

Вскоре она затихла и принялась нежно вылизывать мою бороду.

Глава 16. ИМНАК ВЫРЕЗАЕТ ФИГУРКУ ИЗ КОСТИ

Имнак сидел в углу чума, задумчиво глядя на рог табука. Время от времени он брал его в руки, переворачивал и снова смотрел. При этом он шепотом вопрошал:

— Кто там спрятался? Эй, кто там? — Потом неожиданно для всех краснокожий воскликнул: — Ага, слин!

Охотник принялся убирать лишнее. Я наблюдал за тем, как постепенно проявлялись очертания слина, словно он действительно пытался спрятаться в куске кости. Вначале проступили морда и лапы, потом обозначилась вся фигура. Уши злобного зверя были плотно прижаты к голове.

Резьба по кости для краснокожих в чем-то сродни охоте. Они не фантазируют, а терпеливо ждут, кто покажется из кости. Бывает, там прячется какой-нибудь зверь, бывает, что нет. Главное убрать все лишнее.

Имнак работал ножом с рукояткой длиной в четырнадцать дюймов. Лезвие, напротив, было коротким. Охотник держал инструмент возле самого острия, что позволяло ему делать точные и аккуратные движения. Изделие он держал на колене, время от времени он подпирал его снизу, усиливая давление металла на кость.

Имнак вытаскивал спрятавшегося в кости слина.

В языке иннуитов нет слова «художник».

— Красивый получился зверь, — сказал я.

Им и не нужно такое слово. Как называть людей, которые открывают прекрасное? Разве это не долг всех живущих на белом свете?

— Это твой слин, — сказал Имнак, протягивая мне костяную фигурку.

— Спасибо, — произнес я. В руках у меня был снежный слин, легко узнаваемый по толстой шерсти, узким ушам и широким лапам.

— Я тебе очень благодарен, — сказал я.

— Пустяки, — улыбнулся охотник.

Глава 17. Я УЗНАЮ О КАРДЖУКЕ

— Никогда раньше его не видел, — сказал Имнак, вертя в руках голову кюра.

Голова была вырезана из голубого камня, левое ухо было наполовину оторвано. Статуэтка досталась мне на ярмарке в Эн-Каре.

— Я думал, это ты продал ее владельцу лавки, — сказал я.

— Я действительно кое-что ему продал, — пожал плечами охотник, но этой вещи я в глаза не видел.

— Значит, я ошибся?

— Выходит, что так.

— Получается, что голова попала в лавку не через тебя?

— Похоже на то, — кивнул краснокожий.

— А были ли на ярмарке другие иннуиты? — спросил я.

— Кроме меня — никого.

— Ты уверен?

— Абсолютно, — кивнул охотник. — До ярмарки далеко. Если бы кто-нибудь туда поехал, я бы обязательно знал. В чумах только и говорят, кто куда ездил.

— Откуда тогда, — спросил я, — могла взяться эта голова?

— Не знаю. Извини, Тэрл, который со мной охотится, — развел руками краснокожий.

— И ты на меня не сердись, Имнак, который со мной охотится, — сказал я. — Я не собирался проверять твою честность.

Я и в самом деле перенапряг его с этой головой. Имнак уже сказал, что никогда раньше ее не видел. Для краснокожего охотника этого вполне достаточно.

— Можешь ли ты определить по стилю работы, кому она принадлежит? — спросил я.

Вообще-то изделия иннуитов похожи одно на другое, хотя для опытного глаза существуют едва заметные различия.

Имнак внимательно осмотрел изделие, медленно поворачивая его на ладони.

Мне стало не по себе. Из-за дурацкой резной фигурки я потащился на крайний север. Теперь оказалось, что я попал в тупик. Я с ужасом пытался представить раскинувшуюся вокруг полярную равнину. Между тем лето уже почти наступило.

— Имнак, — произнес я, — ты когда-нибудь слышал о неподвижной горе?

Охотник уставился на меня.

— Ледяной горе в полярном море, — уточнил я.

— Никогда, — ответил краснокожий.

— Ты не слышал ни одной истории про такие горы?

— Ни одной, — сказал Имнак.

Я посмотрел на лежащую на полу циновку.

— Имнак, приходилось ли тебе видеть этого зверя?

— Да, — сказал он.

Я вскинул голову.

— К северу от Торвальдсленда, несколько лет назад. Я погрозил ему гарпуном, и он ушел.

— У него было оторвано ухо?

— Стояла ночь, и я не мог его разглядеть. Не думаю.

— Это был крупный зверь?

— Не очень.

— Как вы их называете? — спросил я.

— Никак, — пожал плечами охотник. — Зверями.

Я вздохнул. Несколько лет назад к северу от Торвальдсленда Имнак видел кюра. Скорее всего, это был молодой кюр, потомок потерпевших кораблекрушение. Время от времени такие животные попадаются в отдаленных уголках планеты.

— Это был не ледяной зверь, — сказал охотник.

Я вопросительно на него посмотрел.

— Шкура была не белой, — пояснил Имнак.

Потомки потерпевших катастрофу кюров между собой различались, хотя, с моей точки зрения, они все друг друга стоили. Среди различных видов кюров существовала отчаянная вражда, приведшая в результате к уничтожению их мира.

Имнак вернул мне статуэтку.

Я машинально взял ее в руки. Все потеряно. Путешествие на север закончилось полным провалом. Идти дальше было некуда и незачем.

Вокруг простирались безжизненные, ледяные просторы. Я вдруг почувствовал себя одиноким и бестолковым дураком.

— Я немного посплю, — сказал я Имнаку, — злотом пойду на юг.

— Хорошо, — отозвался он.

Я завернул статуэтку в кусок меха, в котором она хранилась все это время, и сунул ее в карман.

— Это работа Карджука, — сказал краснокожий.

Я ошарашенно уставился на охотника.

— Ты, кажется, спрашивал, кто ее вырезал? — произнес он.

— Да-да!

— Карджук, — сказал он.

— Ты настоящий человек, Имнак! — закричал я, обнимая охотника.

— Однажды я действительно убил шесть слинов, — скромно признался он. — Но вообще-то я средний охотник.

— Где найти Карджука? — спросил я. — Мне надо с ним поговорить.

— Его здесь нет, — ответил Имнак.

— А где он?

— На севере.

— А мы где? — растерянно спросил я.

— Карджук живет на самом севере, — пояснил охотник. — Никто не живет севернее его.

— Кто он?

— Страж.

— Страж? — изумился я.

— Ну да, — сказал Имнак. — Он охраняет людей от ледяных чудовищ.

— Мы должны его найти, — заявил я.

— Карджук — странный человек, — заметил Имнак. — Его не могут найти ледяные звери. Нам там нечего делать.

— Я отправляюсь сразу же после того, как посплю, — сказал я.

— На юг? — уточнил краснокожий.

— Нет, — рассмеялся я. — Теперь я пойду на север.

— У тебя дела на севере? — вежливо поинтересовался охотник.

— Да, — сказал я.

— Табуки еще не нагуляли жир, — произнес Имнак. — Их шкуры еще не потолстели.

— Не понимаю, — сказал я.

— На север идти еще рано, — объяснил охотник. — Все можно делать вовремя и не вовремя. Сейчас время охотиться на табуков.

— Я не могу больше ждать, — сказал я. — Я иду на север.

— Но на север сейчас нельзя, — повторил краснокожий. — Табуки еще не нагуляли жир.

— Я все равно иду, — упрямо повторил я.

— Похоже, у тебя там срочное дело, — проворчал Имнак.

— Очень, — кивнул я.

Он внимательно на меня посмотрел.

— Я ищу врага, — сказал я.

— На севере человеку нужны друзья, а не враги, — заметил краснокожий.

Я улыбнулся.

— Это зверь? — спросил он. — Твой враг — зверь с оторванным ухом?

— Да, — сказал я.

— Будем надеяться, что табук наберет жир еще не скоро, — произнес охотник.

— Я немного посплю, — сказал я, — я пойду на север.

— Я пойду с тобой, — сказал он.

— Но табуки еще не нагуляли жира.

— Я не виноват, что они так поздно пришли в тундру, — произнес он и выглянул из чума.

— Поалу! — крикнул он. — Когда проснемся, уходим на север!

— На север сейчас нельзя!.- испуганно откликнулась девушка.

— Я и сам знаю, что это безумие, — проворчал Имнак. — Ты поняла? — добавил он громче. — Мы идем на север!

— Да, Имнак! — прокричала в ответ Поалу. — Мой господин.

Имнак снова сел рядом со мной.

— Где мы найдем Карджука? — спросил я.

Охотник пожал плечами:

— Если Карджук не хочет, чтобы его нашли, его никто не найдет. Ни один человек не знает льды так, как Карджук. Мы дойдем до постоянного стойбища и будем его ждать. Иногда он приходит в постоянное стойбище.

— Где оно находится? — спросил я.

— На берегу океана, — ответил охотник.

— А если он туда не придет?

— Значит, мы его не найдем, — пожал плечами краснокожий. — Его не могут найти даже ледяные звери. Нам там нечего делать.

Глава 18. МЫ ОХОТИМСЯ ВБЛИЗИ ПОСТОЯННОГО СТОЙБИЩА

Я внимательно следил за водой.

— Сейчас появится, — прошептал Имнак.

Во время охоты он никогда не задумывался, но мог благодаря огромному опыту безошибочно чувствовать скрытые ритмы погони.

Ледяная вода не колыхалась. Местами в ней плавали потемневшие обломки льдин. В половине пасанга за нами начинался каменистый берег.

Над постоянным стойбищем курился легкий дымок.

Кроме меня в просторной, сшитой из шкур лодке умиаке сидело еще пять человек. В длину судно достигало двадцати футов, в ширину — футов пять. Самое интересное, что натянутые на раму шкуры были шкурами табуков, а не слинов.

Ледяная вода не колыхалась.

Обычно на весла сажают женщин. В этот раз в лодке сидели одни мужчины. Брать на такие дела женщин считается опасным. Даже рабынь.

— Совсем скоро, — прошептал Имнак.

Часто бывало так, что умиаки или маленькие одноместные кайаки с охоты не возвращались.

— Приготовьтесь, — приказал Имнак.

Ледяная вода не колыхалась.

Я крепко стиснул в руках длинный гарпун. Древко почти все состояло из дерева, лишь перед самым наконечником оно переходило в кость. Наконечник на таких гарпунах ставят подвижный. После того как он погружается в тело животного, его можно развернуть, дернув за гарпунный трос. В результате образуется тяжелая, незаживающая рана.

Неожиданно вода в десяти футах от лодки забурлила, и вертикально вверх взмыло блестящее тело гигантского, многотонного черного кита ханжера.

— Давай! — крикнул Имнак.

Я изо всех сил метнул гарпун.

Древко на четыре фута ушло в блестящий черный бок. Уложенный кольцами гарпунный трос с шелестом разворачивался, вытягиваясь вверх. Наконец чудовище застыло на плавниках, возвышаясь над нами огромной сорокафутовой башней. Трос, словно тоненькая ниточка, связывал его и нашу лодку.

— Осторожнее! — крикнул Имнак.

Монстр с хрипом выдохнул воздух и с оглушительным плеском рухнул в воду. Лодка едва не перевернулась. Все тут же промокли. Парка начала замерзать прямо на теле. Четверо мужчин принялись кожаными ведрами вычерпывать ледяную воду. Все потонуло в непроглядном тумане. Тяжелое дыхание чудовища сгущалось в густой пар. На мгновение я увидел изучающий нас маленький черный глаз.

— Сейчас нырнет, — сказал Имнак. Когда он вытянул руку, лед с хрустом посыпался с его парки. Он и еще один охотник принялись тянуть за трос, пытаясь максимально приблизиться к киту.

Остальные похватали копья с фиксированными наконечниками, предназначенные не для метания, а для нанесения ударов.

Я вытянул руку и прикоснулся к холодному, скользкому боку. Кит Ханжера относится к виду зубастых китов.

Имнак и другие краснокожие принялись тыкать, словно иголками, в тело кита. Блестящая черная плоть содрогнулась. На мгновение мне показалось, что лодка уже не выровняется. Кит захрипел.

— Держи! — приказал Имнак.

Я схватил трос, стараясь, чтобы лодка не отошла от чудовища и охотники могли продолжать свое дело.

Затем голова монстра ушла под воду, плавники напряглись и вытянулись вверх.

— Бросай! — скомандовал Имнак.

Я тут же швырнул трос в воду.

Кит исчез.

— Будем ждать, — спокойно произнес Имнак. — А потом начнем сначала.

Я посмотрел на утихшую воду. Мы будем ждать, а потом начнем сначала.

Черная ледяная вода казалась застывшей. Даже не верилось, что где-то там, внизу, плавает раненое чудовище, связанное с нами тоненькой ниткой троса. Ветер уже разогнал клубы пара, порожденного дыханием кита.

На расстоянии половины пасанга от нас простирался каменистый берег. Отсюда был виден дымок, курившийся над постоянным стойбищем.

Я промерз до костей. Хорошо бы вернуться и попить горячего базийского чая.

Глава 19. Я НАКАЗЫВАЮ АРЛИН

Я взглянул на Арлин. Обнаженная девушка лежала на полу чума и слизывала лед с моих сапог. Сжимая сапог двумя руками, она осторожно выкусывала куски льда, а потом вылизывала застрявшие в шерсти льдинки.

Рабыня подняла голову. Изо рта у нее торчали клочья шерсти с сапога.

— Продолжай, — приказал я.

Девушка вернулась к своему занятию, а я подумал: «До чего же удивительная вещь — женский ротик. С маленькими зубками, нежными губами и мягким, теплым языком». Вначале Арлин прогрызала ледяную корку, потом разогревала лед своим дыханием и только после этого вылизывала льдинки. Закончив со вторым сапогом, она положила их на сушильную полку и подползла на коленях ко мне.

— Можно задать вопрос, господин?

— Да.

— Зачем мы пришли на север?

— Мне так захотелось.

— И все?

— Тебе мало? А ну-ка расстели шкуру! За такую наглость тебя не мешает хорошенько проучить.

— Слушаюсь, господин, — пролепетала девушка.

Глава 20. СВАДЕБНЫЙ ЧУМ. МЫ ВОЗВРАЩАЕМСЯ В СВАДЕБНЫЙ ЧУМ

— Айа! Айа! — пела женщина.

Я откусил здоровенный кусок мяса. Напротив меня сидел, скрестив ноги, Имнак. Лицо его было вымазано жиром, он пытался прожевать рыбий пузырь и время от времени утирался рукавом.

Свадебный чум был полон народу. Собралось не менее сорока человек.

Имнак, я и наши рабыни пришли на север слишком рано. Несколько недель мы прождали в пустом стойбище. Наконец, в самом начале осени, в стойбище приехали несколько семей. Люди заселили свои брошенные на сезон чумы. Как оказалось, мы могли добраться сюда вместе с ними. Поторопившись, я ничего не выиграл. Все это время мы охотились, ловили рыбу, развлекались с рабынями и ждали.

— Я думал, Карджук придет в постоянное стойбище, — сказал Имнак. — Поэтому я и пошел с тобой на север. Но Карджук не появился.

— Теперь стойбище полно людей, — заметил я.

— Это верно, — кивнул краснокожий.

— Где Карджук? — спросил я.

— Может быть, теперь он придет, — сказал Имнак.

— А если не придет?

— Значит, Карджук не придет.

С каждой неделей я становился все более нетерпеливым.

— Давай на него охотиться, — предложил я Имнаку.

— Его не могут найти ледяные звери, — сказал краснокожий. — Нам тут делать нечего.

— Что же мы будем делать? — спросил я.

— Ждать, — пожал плечами охотник.

Мы ждали.

Барабаны краснокожих охотников похожи на огромные блюда. Они очень тяжелы И имеют рукоятки. Управляться с таким инструментом может не каждый. Барабан держат в одной руке, палку — в другой. Рама изготавливается из дерева. На нее натягивают шкуру табука. Крепится шкура при помощи сухожилий. Любопытно, что бить надо не по шкуре, а по раме. Возникает очень необычный звук. Барабан, который держал в руке поющий человек, достигал двух с половиной футов в диаметре. Охотник бил в барабан и пел песню. Всех слов я не понял, но песня была о природе. Что-то о дующих летом теплых ветрах. К песням краснокожие относятся так же, как к инструментам и резным фигуркам. Они считаются собственностью поющего. На севере не принято исполнять чьи-либо песни. Каждый должен придумать свои. Считается, что любой человек способен придумать и спеть песню точно так же, как любой человек должен уметь охотиться и вырезать по кости. Песни краснокожих просты и незамысловаты, но иногда бывают по-настоящему прекрасны и берут за душу. Поют, разумеется, и мужчины и женщины. А вот вырезают, как правило, только мужчины. Женский нож уло имеет полукруглое лезвие и предназначен для нарезания мяса, выделывания шкур и чистки сухожилий. Для резьбы по кости он не пригоден. Кроме того, резьба требует значительной физической силы. А вот поют женщины наравне с мужчинами. Они поют про свадебные наряды, про любимых мужчин, про свое искусство разделывать табуков.

Потом барабан перешел к другому охотнику. Он исполнил песню про изготовление кайака. Смысл ее сводился к заклинаниям, обращенным к шкуре, сухожилиям и дереву, из которых краснокожий строил свою лодку. Он умолял их не подвести в решающую минуту. Следующий исполнитель спел песню, посвященную слину. В ней он желал животному всегда подплывать поближе, чтобы его можно было достать гарпуном. Затем я услышал песню про негодяя, который отправился на охоту и улегся спать, а потом разодрал сапоги о камни и всем их показывал, уверяя, что излазил всю округу, но добычи не нашел. По поведению собравшихся я понял, что герой этой песни находится в чуме. Во всяком случае, один парень явно растерялся. Затем он вскочил и исполнил песню про предыдущего исполнителя, который не умел делать стрелы. Потом опять пели женщины, одна про собирание птичьих яиц, другая — про то, как хорошо увидеть родственника, который давно считался потерянным.

Вообще песнопение занимает исключительно важную роль в жизни краснокожих. Даже самые простые песни исполнены для них загадки и прелести. Согласно их по говорке, никто не знает, откуда берется песня.

— Спой, Имнак! — попросил Акко.

— Спой, Имнак! — подхватил Кадлук.

— Нет, не хочу, — замотал головой охотник.

— Имнак никогда не поет, — вступила в разговор Поалу, очевидно забыв о болтающихся на шее шнурках.

— Давай, Имнак, — настаивал Акко. — Спой нам!

— Я не умею петь, — повторил охотник.

— А ты попробуй! — загудели остальные.

К моему огромному удивлению, Имнак поднялся и выскочил из свадебного чума.

Я последовал за ним. Так же поступила и встревоженная Поалу.

— Я не могу петь, — сказал краснокожий, глядя в свинцовую даль моря. Во мне нет песен. Я как лед на камне, на котором не растут цветы. Ни одна песня не прилетела ко мне, и ни одна песня не зародилась в моем сердце.

— Ты можешь петь, Имнак, — произнесла Поалу.

— Нет, — упрямо повторил Имнак, — петь я не могу.

— Однажды, — сказала Поалу, — ты обязательно споешь в свадебном чуме.

— Нет, — отвернулся к морю охотник. — Петь я не умею.

— Имнак! — укоризненно произнесла девушка.

— Иди в чум, — проворчал краснокожий.

Поалу развернулась и пошла в чум. Свадебный чум отличался от остальных большими размерами. Всего же стойбище состояло из дюжины подобных чумов. Несмотря на то, что общее число краснокожих охотников превышало полторы тысячи, жили они маленькими, разбросанными группами. Летом они собирались вместе по случаю перехода стада Танкреда через ледник Акса, но почти сразу же от главного стойбища отделялись небольшие группы людей, предпочитающих охотиться на отдаленных пастбищах. В конце лета краснокожие возвращались на свои обычные места. Всего насчитывалось около сорока стойбищ, расстояние между которыми составляло несколько дней пути. Стойбище Имнака находилось примерно в середине.

Охотник задумчиво глядел на волны.

— Однажды мне показалось, что я могу придумать песню, — сказал он. — Мне хотелось петь. Мне очень хотелось петь. Я думал, что у меня получится. Я хотел спеть про то, как прекрасен наш мир, про огромный океан, про горы, звезды и бескрайнее небо.

— Почему ты не спел? — спросил я.

— Мне показалось, что неведомый голос произнес: «Как ты смеешь слагать песню? Как ты смеешь петь? Я — великий океан. Я — горы и море. Я звезды и бескрайнее небо! Ты думаешь, что все это можно вместить в маленькую песню?» Я очень испугался. С тех пор я никогда не пытался петь, — закончил Имнак.

— Нет ничего плохого в том, чтобы петь, — сказал я.

— Кто я такой, чтобы слагать песни? — вопросительно посмотрел на меня охотник. — Я маленький человек. Никто.

Я решил не отвечать.

— Лучше даже не пытаться.

— Думаю, ты не прав, — возразил я. — Надо попробовать. Пусть даже ничего не получится.

— Я очень маленький, — сказал Имнак. — Я не умею петь. Ни одна песня не сидит на моем плече. Ни одна песня не просит, чтобы я ее пропел.

Из свадебного чума донесся взрыв смеха. Над северным морем загорались звезды. Наступала полярная ночь.

Останки огромного кита ханжера валялись на берегу. Большая часть туши была уже отрезана. Кости тоже почти все растащили.

— Сушилки забиты мясом, — заметил я.

— Да, — кивнул охотник.

Две недели назад благодаря невероятной удаче мы загарпунили синего кита. Два кита за один сезон — неправдоподобное охотничье счастье. Обычно кита удается поднять раз в два, а то и в три года.

— Это хорошо, — произнес Имнак. — Значит, зимой людям не придется выходить на лед.

Солнце почти скрылось за горизонтом. Из свадебного чума доносился хохот.

Полярная ночь не означает непроглядную тьму. На небе висят горианские луны, ярко горят звезды. Конечно, если небо затянет тучами, из чума лучше не выходить. Тогда не остается ничего другого, как слушать завывания ветра и хруст снега под лапами случайного зверя.

— Не помню, чтобы в сушилках было так много мяса, — сказал Имнак.

— Неудивительно, что люди так радуются, — ответил я.

Помимо китов, удалось завалить нескольких слинов и наловить рыбы. Кроме того, охотники заготовили большие запасы сушеного мяса табука.

Когда солнце окончательно скроется за горизонтом, наступит полярная ночь. Она продлится почти полгода. Мне будет очень не хватать солнца.

— Думаю, еды на зиму хватит, — сказал Имнак. — Мы можем спокойно встречать тьму.

Я посмотрел на ломящиеся от мяса сушильные полки. Некоторые из них были подняты на высоту двадцать и более футов, чтобы до лакомства не добрались слины.

— Если Карджук не придет, я отправлюсь его искать, — сказал я. — Пусть даже мне придется входить ночью на лед.

— Оставайся в стойбище, — посоветовал Имнак.

— Ты можешь со мной не ходить, — сказал я.

— Не делай глупостей, Тэрл, который со мной охотится, — покачал головой краснокожий.

— Оставайся с друзьями, которые веселятся в свадебном чуме, — сказал я.

— Не думай плохо о моем народе, — сказал Имнак. — Сейчас они поют и смеются, но жизнь. часто обходится с ними очень сурово.

— Прости меня, — произнес я.

— В свадебном чуме нет ни одного человека, кроме самых маленьких детей, который бы не пережил сезона плохой охоты. Дети об этом ничего не знают, и мы им не рассказываем.

Краснокожие охотники даже по горианским меркам дают детям большую волю. Они крайне редко на них ворчат и почти никогда не поднимают руку. Детей в стойбищах краснокожих всегда защищают и берегут. Жизнь сама их научит. А пока пусть будут детьми.

— В свадебном чуме нет ни одного человека, кроме детей, кто бы не видел, как люди умирают с голода. Как правило, в этом нет ничьей вины. Бывают болезни, бывает непогода. Случается, что снег заметает дыхательные лунки спинов. — Имнак говорил очень спокойно. — Бывают несчастные случаи. Кайаки переворачиваются, проваливается лед. — Он посмотрел мне в глаза. — Ты не думай, что мой народ легкомысленный. Пусть немного посмеются. Не презирай их за то, что они радуются полным мяса сушильным полкам.

— Прости меня, друг, — произнес я.

— Я не сержусь, — сказал он.

— Ты — великий охотник.

— Я ужасный охотник, — покачал головой Имнак. — Хотя однажды я убил шесть слинов за один день.

Краснокожий улыбнулся.

— Давай вернемся в свадебный чум, — предложил я.

Глава 21. АРЛИН

— Давайте выключим свет! — радостно предложил Акко.

Предложение было встречено с большим энтузиазмом.

— Что они делают? — растерянно спросила подающая вареное мясо Тимбл-Барбара.

— Сейчас узнаешь, — ответил я.

Глядя на остальных, я сбросил с себя всю одежду. Говорящие животные: Поалу, Арлин, Тимбл-Барбара и Тистл-Одри — разделись уже давно.

Свадебный чум разогрелся от ламп и множества тел. В жилищах краснокожих тепло даже в самые лютые морозы. Разве что под утро, когда гаснут светильники и расходятся гости, температура падает до нулевой отметки. Бывает, что для того чтобы хлебнуть водички из ведра, приходится проламывать корочку льда. Но закутавшимся в шкуры людям все равно тепло, ибо мало кто спит в одиночку в чумах краснокожих. На ночь охотники укладываются на специальные платформы. Спать на них гораздо теплее, чем на полу, где оседает холодный воздух.

Одна за другой начали гаснуть лампы.

Имнак пристально смотрел на Поалу. Арлин, Барбара и Одри растерянно переглядывались.

— Что происходит? — не выдержала Барбара. — Если погасить все лампы, мы ничего не увидим.

Погасла последняя лампа. Кто-то затянул дыру в потолке.

— Пошли по кругу! — радостно скомандовал Акко. — Никто ни к кому не прикасается! Пошли!

Я неуверенно побрел по чуму. В конце концов, это часть культуры краснокожих.

Снаружи уже стемнело. В чумах, к слову сказать, нет окон. С ними гораздо труднее сохранить тепло.

После команды Акко никто не проронил ни слова.

Я слышал, как испуганно всхлипнула Барбара. Бояться, собственно говоря, было совершенно нечего. Разве что кто-то, кого она не знает, нащупает ее в темноте.

— Готовы? — крикнул Акко. — Ловим!

Женщины весело завизжали, мужчины принялись шарить в темноте руками.

Я изо всех сил пытался хоть что-нибудь разглядеть.

Сладострастно охнула пойманная женщина.

— Тихо! — прикрикнул Акко.

Рядом со мной шла ожесточенная борьба. Затем женщину повалили на пол. Она отчаянно сопротивлялась, пока удивленный таким поведением мужчина не треснул ее пару раз по голове. Спустя несколько минут она начала стонать от наслаждения. Я вытянул руку и попытался нащупать извивающуюся в грязи девушку. На ее горле оказались шнурки рабыни. Это была либо Тимбл, либо Тистл. Во всяком случае, не Поалу, ибо волосы девушки были распущены, а Поалу завязывала их в узел.

Судя по звукам, попались еще несколько женщин. Неожиданно на меня налетела обнаженная девушка. Не удержавшись, она упала на пол. В следующую секунду я был уже на ней.

Девушка очень быстро поняла, что сопротивляться бесполезно, и задрожала от вожделения.

Когда снова зажгли лампы, я увидел под собой мокрое от пота лицо Барбары. Я уже знал, что это она, по шнуркам на горле и по реакции ее тела.

— Ты овладел своей рабыней, господин! — сказала она. — Ты овладел ею, лишив ее достоинства.

— Ты знала, что это я?

Девушка нежно поцеловала меня в губы.

— С самой первой секунды. Я ведь уже не раз бывала в твоих объятиях. Нет двух мужчин, которые сделали бы это одинаково.

— Наверное, — кивнул я и осмотрелся.

Женщины посмеивались, мужчины тоже. Поалу выбиралась из-под Имнака. Подозреваю, что они схитрили. Тистл-Одри и Арлин смущенно посмотрели на меня, все еще лежа под поймавшими их охотниками.

— Объявляю пир! — провозгласил Акко.

Пойманные женщины должны были обслуживать своих победителей.

Спустя некоторое время игра повторилась. Всего, с перерывами на еду, в нее сыграли пять раз.

Во второй и третий раз мне достались женщины краснокожих охотников. На четвертый я ухватил за шею Одри и швырнул ее на пол. Она была очень хороша. С ней я не торопился. Когда лампы зажгли в пятый раз, подо мной оказалась Арлин.

— Приветствую тебя, бывший агент моих врагов, — произнес я.

— Приветствую тебя, господин, — откликнулась девушка.

— Ты знала, что это я?

— Может ли девушка сказать правду?

— Да.

— Конечно. С самой первой секунды.

— И как же ты меня распознала? — поинтересовался я.

— Неужели ты думаешь, что девушка не узнает прикосновения своего господина? А вот ты меня узнал? — нахально спросила она.

— Конечно, — ответил я.

— По шнуркам на горле?

— Я бы узнал тебя и без них.

— Но как? — настаивала рабыня.

— По тому, как я тебя ощущаю.

— Господин узнает свою рабыню на ощупь, — произнесла Арлин.

— Естественно, — кивнул я.

— Мне казалось, что все невольницы одинаковы, — сказала Арлин.

— Нет, — покачал головой я. — Каждая рабыня неповторима.

— Неужели это возможно? — недоверчиво произнесла девушка.

— Ошейник, — сказал я, — освобождает женщину от всех запретов и снимает с нее все комплексы и ограничения. Попав в рабство, она становится самой собой и получает наконец возможность полностью раскрыть свои способности.

— Ты считаешь, что женщины от природы рабыни?

— Абсолютно и безоговорочно убежден, — твердо заявил я, — Хотя это противоречит тем принципам, в которых тебя воспитывали. Иначе как объяснить то, что многие женщины, на весь мир прославившиеся умом и образованностью, дома становились тайными рабынями своих мужей?

— Не знаю.

— Ты, конечно, не тайная рабыня.

— Нет, — рассмеялась она, — Я безраздельно и открыто принадлежу тебе и буду принадлежать любому, кому ты пожелаешь меня продать или подарить.

Вокруг нас начали собираться люди…

— Ты меня поймал, теперь пришло мое время тебя кормить, — заметила Арлин.

— По-твоему, меня интересует только еда? — насмешливо спросил я, поднимаясь с пола.

— Никогда так о тебе не думала, — улыбнулась рабыня.

Я отвел ее в самый угол чума, где нам никто не мешал, и снова уложил ее в грязь.

— До меня, — прошептала девушка, — ты поймал Тимбл.

— Ну и что? — спросил я.

— Ее ты тоже сразу узнал?

— Конечно.

— А Тистл? Это сучку ты тоже узнал с первого прикосновения?

— С первой же секунды.

— Пусть лучше она не попадается мне на глаза! — воскликнула Арлин.

— Вы друг друга стоите, — усмехнулся я.

— Я ее побью, — сказала рабыня.

— Не уверен, — заметил я. — Тистл — сильная девочка.

— Будет ужасно, если она со мной справится, — нервно заломила руки Арлин. — Я не переживу, если мне придется называть ее госпожой.

Среди рабынь весьма распространены драки, после которых побежденная девушка обязана называть победительницу «госпожой» и выполнять все ее требования. Обычай, конечно, жесток, но с его помощью поддерживается дисциплина и порядок.

— Ты и Тистл — два сапога пара, — сказал я. — Наверное, поэтому ты ее так ненавидишь.

— Она так и старается попасться тебе на глаза, — проворчала рабыня.

— Ревнуешь? — усмехнулся я.

— Ты — мой господин, а не ее, — сказала Арлин.

— Вы смотрите, поосторожнее, — предупредил я. — А не то Тимбл с вас обеих шкуру спустит.

— Хорошо, господин, — поспешно произнесла Арлин. Тимбл она боялась как огня.

Я огляделся. Тимбл-Барбара и Тистл-Одри кормили мясом охотников. Поалу ухаживала за Имнаком.

— Поалу опять выпало обслуживать Имнака, — заметил я.

— Пятый раз подряд, — улыбнулась Арлин. — Уверена, что они схитрили.

— Конечно, — кивнул я.

— Имнак мошенник, как и все мужчины, — заявила рабыня.

— Поосторожнее с такими высказываниями, — нахмурился я. — Не забывай, что ты находишься на Горе.

— Разве рабыням запрещено говорить правду?

— Наоборот, — раздраженно бросил я.

— Значит, ты не должен возражать, если я признаю объективную истину, что все мужчины — мошенники.

— Выходит, не должен, — невольно усмехнулся я.

— Какой ужас, что такие прелестные создания, как я, попадают в лапы мошенникам, — нахально заявила девушка.

— Не вижу в этом ничего ужасного.

— Потому, что ты сам — мошенник.

— У всех бывают слабости, — миролюбиво сказал я.

— Я же у тебя не первая рабыня? — спросила Арлин.

— Конечно нет, — ответил я.

— Наверное, много девушек стали жертвой твоей похоти?

— Да уж не ты одна, — проворчал я.

— Ты. — негодяй, но я восхищаюсь твоими деяниями.

— Смелое признание для землянки, — заметил я.

— Я уже не землянка, — возразила Арлин. — Я — горианская рабыня.

— Верно, — произнес я, схватил ее за волосы и резко повернул голову девушки. Видеть ее классический профиль доставляло мне огромное удовольствие.

— В мужчинах меня возбуждает не слабость, а сила, — сказала она.

— Уверен, что на свете найдется немало мужчин сильнее меня, — пожал я плечами.

— Физическая сила — лишь малая часть того, что я имела в виду, хотя и она играет большую роль. — Арлин помолчала, потом лукаво улыбнулась и спросила: — А вот скажи, господин, тебе со мной интересно?

— Да, — ответил я.

— Разве может быть интересно с рабыней? — удивилась она.

— Дурацкий вопрос, — поморщился я. — Все мужчины мечтают иметь рабынь. Это заложено в их природе. Поэтому рабыни интересны им сами по себе. Кроме того, рабство делает их еще привлекательнее.

— Разве свободные женщины не так интересны?

— Все интересны, — сказал я. — Но, раз уж мы заговорили об интересе, давай подойдем к этому вопросу объективно. Все хорошее, что было в тебе раньше, когда ты являлась свободной женщиной, осталось при тебе. Но сейчас ты стала еще интереснее, потому что на шее у тебя висит ошейник. Рабство генетически показано женщине, ибо только оно несет ей подлинное освобождение. Нельзя быть свободным, идя наперекор собственной природе. Отсюда и проистекает глубокая и непреходящая ненависть свободных женщин к рабыням. Они понимают, что вы уже обрели свою женственность и счастье, между тем как для них все так и осталось на уровне бесплодных разглагольствований. Свободные женщины вас ненавидят, а в глубине души, хотя это и трудно объяснить, отчаянно вам завидуют. Бойся свободной женщины, — заключил я.

— Хорошо, — пролепетала рабыня. — Я буду очень их бояться.

— Свободные женщины проявляют по отношению к рабыням невиданную жестокость.

— Мне действительно страшно, господин, — содрогнулась Арлин.

— Кстати, — сказал я, — возвращаясь к нашей теме, тебе самой стало интереснее жить после того, как ты стала рабыней?

— В тысячу раз, господин! — радостно воскликнула девушка. — Теперь, когда я смотрю на мужчин, я представляю, как они могут ко мне прикоснуться. Мне никогда не пришло бы в голову даже подумать об этом. Я очень остро ощущаю свою беспомощность и беззащитность перед мужчинами.

— А в сексуальном отношении? — спросил я. — Стали ли мужчины тебе интереснее?

— Конечно! В тысячу раз! — Глаза Арлин возбужденно заблестели. — Теперь я знаю, что могу доставить им наслаждение. И очень этого хочу. Будучи свободной, я не могла позволить себе упасть перед мужчиной на колени и попросить его о ласке. Теперь я делаю это с радостью. Рабство высвободило мою сексуальность. — Она посмотрела на меня с неожиданным укором. — Это твоих рук дело! Что мне теперь остается? Я тебя ненавижу! — Арлин вцепилась мне в руку. — Поласкай меня! Я тебя умоляю!

Я с любопытством взглянул на распростертую подо мной женщину.

— Ты сделал из меня рабыню! — выкрикнула она. — Ты сделал из меня рабыню!

— Конечно, — спокойно сказал я.

— Поласкай меня, — прошептала Арлин.

— Ты об этом просишь?

— Да, господин. Арлин, твоя рабыня, умоляет о ласке. Ну, пожалуйста, господин! — захныкала девушка.

— По-моему, тебе пора кормить меня мясом, — сказал я.

— Нет, только не это! — застонала Арлин.

— Ладно, мясо подождет, — сжалился я.

— Спасибо тебе, господин! — радостно воскликнула девушка.

Глава 22. МЫ С ИМНАКОМ ОХОТИМСЯ НА СЛИНА. МЫ ЗАДУМЫВАЕМСЯ НАД ПРИРОДОЙ МИРА

— Вон там, — сказал Имнак, показывая на воду.

— Да, — кивнул я и осторожно положил весло на борт кайака. Затем я поспешно стянул рукавицу и пропустил кожаный трос через ушко наконечника гарпуна. Справа от меня на деревянном корпусе лодки лежало тяжелое копье.

— Вон там, — прошептал Имнак со своего кайака. Тот, в котором сидел я, принадлежал Акко.

Из воды показалась блестящая гладкая морда слина. Это был средних размеров взрослый морской слин, футов восемь в длину и фунтов триста-четыреста весом. К тому времени я уже упустил подряд четырех слинов и был крайне недоволен своими успехами.

Я немного размотал гарпунный трос и уложил его на ладонь левой руки. При этом я всеми силами старался удерживать нос лодки направленным прямо на зверя. Когда нет возможности пользоваться веслом, охотники двигают ногами и всем телом и таким образом выравнивают кайак.

Голова слина скрылась под водой. Я положил гарпун и тросик на дно лодки и снова натянул правую рукавицу, которую держал в зубах. Это специальные рукавицы для весел, у них всего два пальца. Когда рукавицы изнашиваются с одной стороны, их меняют местами.

— Ты очень долго возишься, Тэрл, который охотится со мной, — сказал Имнак.

— Прошлый раз, — возразил я, — я излишне спешил.

— Правильно, — кивнул Имнак. — Прошлый раз ты излишне спешил.

— Кайак крутился, — проворчал я.

— Ты должен был удерживать его на месте, — заметил охотник.

— Спасибо тебе, Имнак, — сказал я. — Сам бы я ни за что не догадался.

— Для этого и нужны друзья, — рассудительно произнес краснокожий.

— Имнак! — крикнул я.

Неожиданно его кайак перевернулся днищем вверх, но спустя мгновение снова выровнялся. Вода стекала с бортов лодки и плотной куртки охотника.

— Под водой совсем плохо видно, — рассмеялся он.

— Ты сделал это специально! — воскликнул я.

— Бывает, что кому-то хочется похвастаться, — весело произнес Имнак.

Настроение у краснокожего было хорошее. Он добыл двух слинов, которые плавали теперь в воде у самого берега. При помощи специальных трубочек охотник задул им под шкуру воздух, после чего заткнул раны деревянными колышками. Благодаря подобной хитрости звери плавали на поверхности. Потом, когда придет время возвращаться в стойбище, он потащит их на буксире за своей лодкой.

— Из положения сидя метать гарпун очень неудобно, — проворчал я. — И к тросикам этим я никак не привыкну…

— Слинам сегодня повезло, — откликнулся краснокожий. — Будь на твоем месте кто-нибудь другой, им бы пришлось хуже.

— При такой поддержке я скоро стану великим охотником, — огрызнулся я.

— Может, ты не любишь морских слинов и они это чувствуют? — предположил Имнак.

— Скорее всего, дело именно в этом, — согласился я.

— А ты с ними поговори, — посоветовал Имнак. — Помани их. Они любят, когда их заманивают.

— И с радостью лезут под гарпун любящего их человека, — насмешливо закончил я.

— Разве ты хочешь, чтобы тебя загарпунил тот, кто тебя ненавидит?

— Не хочу, — сказал я, — равно как и чтобы меня загарпунил любящий человек.

— Потому, что ты — не слин.

— Что верно, то верно, — согласился я.

— Теперь подумай, что все-таки лучше, чтобы тебя загарпунил друг или враг?

— Ну если выбора действительно нет, то пусть лучше это сделает друг.

— Вот видишь! — торжествующе воскликнул Имнак.

— Но я вообще не хочу, чтобы меня кто-нибудь загарпунил! — раздраженно произнес я.

— Потому, что ты — не слин, — невозмутимо напомнил охотник. — Ты же не слин?

— Не слин, — проворчал я.

Временами спорить с краснокожим становилось невыносимо.

— Будь с ними повнимательнее, — сказал Имнак. — Не хмурься. Не замыкайся в себе. Прояви дружелюбие!

— Эй, слин! — крикнул я. — Привет!

— Вот уже лучше! — обрадовался охотник.

— Ладно, покажи, как ты это делаешь, — вздохнул я.

— Слушай, — произнес Имнак и заговорил, наклоняясь к ледяной воде. — Тал, мои любимые братья, опасные, сильные и красивые! Как вы быстро плаваете! А как вкусен суп с вашим мясом! Я — Имнак, бедный охотник. Мне так хочется кого-нибудь загарпунить. Кстати, гарпун я захватил с собой. Гарпун тоже хочет на вас посмотреть. Я посчитаю за честь, если вы позволите себя загарпунить. И буду вам очень благодарен.

— Большей глупости я никогда не слышал, — проворчал я себе под нос.

— Сколько слинов ты сегодня загарпунил? — спросил Имнак.

— Сегодня — ни одного, — ответил я.

— А я — двух, — напомнил он.

— Очень хорошо, — сказал я. Мне вдруг показалось, что я уже целую вечность сижу в кайаке. Такое нередко случается, когда на море качка и блестящие под солнцем волны раскачивают лодку. Человек теряет ощущение времени и пространства, ему кажется, что он безвозвратно потерялся в зыбкой бесконечности. Надо закричать, ударить по воде веслом, иначе можно сойти с ума, разбить кайак вдребезги и погибнуть.

— Привет вам, добрые слины! — крикнул я, глядя в темную глубину. — Я уже давно вас поджидаю. Так хочется засадить гарпун в красивого, толстого слина! Давайте выходите!

— Неплохо, — прокомментировал Имнак.

— Арлин хочет приготовить вкусный суп, — продолжал я. — Может, поможете?

— Совсем хорошо, — разулыбался охотник.

— Вы очень мне нравитесь, длинные блестящие морские звери. Вы сильны и красивы и плаваете, как молнии, — Я посмотрел на Имнака. — Ну как?

— Отлично! — похвалил краснокожий. — Осторожно!

Слин всплыл прямо под лодкой. Кайак поднялся на добрый ярд, после чего соскользнул с тела огромного морского зверя и шлепнулся в воду. Я упал на бортик и с трудом выровнял утлое суденышко. Слин скрылся под водой, но спустя секунду снова вынырнул в нескольких ярдах от кайака. Лицо мое мгновенно покрылось коркой льда. Я сорвал рукавицу и принялся вытирать глаза и рот.

— Вот видишь, — сказал Имнак, — уже получается.

Я выплюнул воду.

— Вон он, твой слин, — показал Имнак.

Из воды действительно торчала мокрая блестящая морда. Голова зверя показалась мне неестественно огромной. В ширину она достигала не менее восемнадцати дюймов. Я натянул рукавицу, ибо рука уже онемела от холода.

— Ты ему понравился, — сказал Имнак.

Весло осталось в лодке, копье и гарпун утонули. Я осторожно потянул за тросик, намереваясь вытащить из воды гарпун.

— Только не делай резких движений, — предупредил Имнак. — Разорвет.

— Хорошо, что я ему понравился, — проворчал я. — Иначе бы мне несдобровать.

— Ой-ой-ой! — покачал вдруг головой охотник.

— Что?

— Лучше бы ты не говорил с этим слином.

— Почему?

— По-моему, это бешеный широкоголовый слин, — сказал Имнак. — В это время года они здесь обычно не появляются. Видишь шрамы на морде. И на голове, там, где нет шерсти?

— Вижу, — сказал я.

— По-моему, на него уже охотились.

— Может быть, — проворчал я.

Обычно слины равнодушно наблюдают за лодкой, а при ее приближении скрываются под водой. Слины стремительно атакуют любое оказавшееся в воде существо, но на кайаки они почему-то не бросаются. Очевидно, форма суденышка не пробуждает в них охотничьих инстинктов. Как бы то ни было, этот слин смотрел на меня далеко не равнодушно. В его поведении явно ощущалась угроза.

— Привет, слин, — сказал я.

— Не будь дураком, — проворчал Имнак. — Перед тобой чрезвычайно опасный зверь.

— Поэтому с ним нельзя говорить? — спросил я, решив отплатить Имнаку его же монетой.

— С некоторыми слинами можно говорить, — невозмутимо ответил охотник, а с некоторыми лучше помолчать.

— Понятно, — улыбнулся я.

— Можешь, конечно, попробовать, — пожал плечами краснокожий, — но я бы на твоем месте не стал этого делать.

— Почему?

— Потому что он может тебя услышать.

— Ну и пусть слышит, — насмешливо произнес я.

— Именно с этим слином я бы не стал разговаривать, — ответил Имнак. — Это бешеный широкоголовый слин, и, мне кажется, на него уже охотились.

— Выходит, беседовать можно не со всяким слином?

— Совершенно верно, — кивнул охотник.

Я осторожно вытащил из воды гарпун, после чего поднял на борт плавающее рядом с лодкой копье.

— Арлин решила приготовить мне вкусный суп, — громко сказал я, обращаясь к слину. — Может, поможешь?

— Замолчи, — встревоженно прошептал Имнак.

— Ты же говорил, что я ему понравился? — напомнил я.

— Он притворялся.

— А по-моему, это хороший, добрый слин.

— Давай не будем рисковать, — нахмурился краснокожий. — Не поворачивайся к нему спиной. Подождем, пока он нырнет, а потом спокойно вернемся в стойбище.

— Нет, — сказал я.

— У нас уже есть два слина, — настаивал охотник.

— Это у тебя есть два слина, — возразил я.

— Не упрямься, Тэрл, который со мной охотится, — сказал Имнак.

— Я уверен, что это хороший, добрый слин, — сказал я.

— Осторожней! — крикнул Имнак. — Он приближается!

Я отложил гарпун, ибо бить слина в голову не имело смысла. Костяной наконечник не пробьет лобную кость, а до скрытого под водой тела гарпун не достанет. Слин стремительно набирал скорость. Я схватил копье и изо всех сил метнул его в широкую, клыкастую морду. Копье разорвало пасть чудовища. Слин поднялся над водой и рухнул рядом с лодкой, зацепив меня по лицу жестким холодным плавником. Я полетел на дно суденышка, кайак едва не перевернулся. Изо рта слина струей хлестала кровь, оставляя на воде клубящиеся темные разводы. Гарпун снова вывалился из кайака, и я опять потянулся к тросу. Слин сделал еще один круг и пошел в решающую атаку. На этот раз я успел выбрать нужный момент и воткнул гарпун в блестящую мокрую шею. Вода запузырилась от крови, трос дернулся, подвижный наконечник гарпуна еще больше разворотил рану. Зверь действительно оказался невероятных размеров. В длину он достигал футов двадцать, весил не менее тысячи фунтов. Трос стремительно разматывался. Я понял, что слин без труда утащит под воду и меня и кайак.

— Бросай трос! — крикнул Имнак.

Нос суденышка резко накренился, кайак понесся вперед, поднимая вокруг фонтаны брызг.

— Он уходит в море! — кричал Имнак. — Бросай трос!

Я намотал трос на левую руку и решил держаться до конца. Неожиданно трос ослаб, полная ледяной воды лодка закачалась на волнах.

— Он возвращается! — предупредил Имнак. — Берегись!

Через несколько секунд тело слина всплыло на поверхность.

— Он еще жив, — сказал Имнак.

— Вижу, — откликнулся я.

Из широких ноздрей вырывалось прерывистое дыхание, над окровавленной водой стелился густой пар.

— Будь очень осторожен, — повторил охотник. — Он еще жив.

Мы медленно подводили лодки к покачивающемуся на воде чудовищу.

— Он уже не дышит, — заметил я.

— На него уже охотились, — ответил Имнак. — И он остался жив.

— Он не дышит, — повторил я. — Значит, он мертв.

— Давай подождем, — сказал краснокожий. — На него уже охотились. И он остался жив.

Спустя несколько минут я сказал:

— Давай прицепим его к лодке и оттащим в стойбище.

— Я бы не стал поворачиваться к нему спиной, — прошептал охотник.

— Почему? — спросил я.

— Потому что он жив.

— С чего ты взял?

— Кровь еще не остановилась.

От этих слов мне стало не по себе. Где-то внутри качающегося на волнах гигантского тела еще билось сердце.

— Это широкоголовый слин, — сказал Имнак. — Он притворяется.

— Он теряет кровь, — заметил я. — Скоро ему потребуется воздух.

— Правильно, — сказал краснокожий. — Сейчас он что-то предпримет. Будь готов.

— Давай добьем его копьями, — предложил я.

— Он только и ждет, когда мы приблизимся, — ответил Имнак. — Не думай, что его ощущения притупились.

— Будем ждать? — спросил я.

— Конечно, — ответил охотник. — Время на нашей стороне. Он теряет кровь.

Вокруг нас вздымались серые волны полярного океана.

Неожиданно Имнак произнес:

— Теперь готовься. Я считал. Он должен задышать.

Мы подняли копья. В следующую секунду слин с шумом выдохнул остатки воздуха и рванулся в нашу сторону. Мы встретили его дружными ударами копий. Зверь резко ушел под воду. Гарпунный трос снова натянулся и тут же ослаб.

— Осторожнее! — крикнул Имнак.

Я вглядывался в темную ледяную воду. Неожиданно дно лодки выгнулось так, что я едва не вылетел из кайака. Имнак ударил сбоку, я перегнулся через борт и всадил копье в блестящую мокрую шкуру зверя, прямо под правый плавник. Навалившись на древко, я пытался нащупать огромное черное сердце слина. Затем я выдернул копье, чтобы ударить еще раз. Слин с шумом выдохнул воздух и затих.

— Он мертв, — сказал Имнак.

— Откуда ты знаешь? — спросил я.

— Я видел твой удар, — ответил он.

— Сердце у слина очень глубоко, — заметил я.

— Посмотри на копье.

Древко было на двадцать восемь дюймов вымазано в густой, темной крови.

— У тебя страшный удар, — похвалил Имнак и принялся затыкать раны зверя деревянными колышками. Он хотел сохранить остатки крови. Замороженная кровь слина считается деликатесом.

— Будешь задувать воздух под шкуру? — спросил я.

— Пока рано, — ответил охотник. — Он еще не отяжелел…

— Смотри, утонет, — предупредил я.

— Кайаки его поддержат, — сказал краснокожий. Мы привязали добычу к лодкам и принялись грести к берегу. На каждом весле был закреплен костяной круг, чтобы стекающая по веслу вода не попадала в рукав.

— Я тебе говорил, что это хороший, добрый слин? — напомнил я.

— Почему-то мне так не показалось, — улыбнулся охотник.

— Ты в нем усомнился, — сказал я.

— Я ошибся, — признался краснокожий. — Но он умеет здорово притворяться. Ему удалось обмануть меня.

— Слины, они такие, — сказал я.

— С ними интересно, — согласился охотник.

— Ты первый заметил, что я ему нравлюсь, — сказал я.

— Видишь, — расплылся в улыбке краснокожий, — я оказался прав.

— А я этого сразу не заметил, — признался я.

— Поживешь немного на севере, — сказал Имнак, — начнешь разбираться в таких вещах. Кстати, ты должен поблагодарить слина за то, что он дал себя загарпунить. Не каждый слин на такое согласится.

— Спасибо тебе, слин, — сказал я.

— Правильно, — похвалил Имнак, — Это элементарная вежливость. Ни один слин не сунется под гарпун, если почувствует дурное обращение.

— Наверное, ты прав, — сказал я.

— Конечно, прав! — воскликнул Имнак. — У слинов есть своя гордость.

Мы добрались до двух убитых Имнаком слинов и тоже привязали их к нашим кайакам. Охотник поблагодарил каждого из них в отдельности, и мы поплыли к стойбищу.

— Откуда мертвые слины знают, что ты их поблагодарил? — спросил я.

— Это интересный и сложный вопрос, — ответил Имнак. — По правде говоря, я не знаю, как это им удается.

— Наверное, это трудно, — предположил я.

— Люди считают, — сказал Имнак, — что слины на самом деле не умирают навсегда. Спустя некоторое время они возрождаются.

— Значит, слины бессмертны? — уточнил я.

— Да. И если с ними хорошо обращаться, то в следующий раз они охотнее дадут себя загарпунить.

— А люди? — спросил я.

— Люди тоже бессмертны, — кивнул охотник.

— Я знаю одно место, — сказал я, — где люди полагают, что они бессмертны, а животные — нет.

— Они не любят животных? — спросил краснокожий.

— Не знаю, — ответил я, — Наверное, просто считают себя умнее.

— Встречаются очень умные слины, — сказал Имнак. Подумав, он добавил: — Если бы слины заговорили на эту тему, они бы решили, что бессмертны не люди, а слины, потому что слины лучше плавают.

— Наверное, — кивнул я.

— Скажи, кто-нибудь знает, в чем смысл жизни?

— Не знаю, — сказал я. — Может, его и нет вовсе.

— Это интересно, — произнес Имнак. — Но тогда мир был бы пуст.

— По-моему, он и так пуст, — сказал я.

— Нет, — возразил Имнак.

— Ты думаешь?

— Я знаю, — сказал Имнак, вытаскивая кайак на берег. — Мир не может быть пуст, если в нем есть двое друзей.

— Ты прав, Имнак, — сказал я, глядя на звезды. — Если есть красота и дружба, чего еще просить у мира? Он велик и прекрасен. О чем еще можно мечтать?

— Помоги мне вытащить мясо на берег, — сказал Имнак.

Я принялся ему помогать. Появились другие люди и тоже включились в работу.

Я не знал, есть ли смысл в жизни, но она вдруг показалась мне красивой и значительной.

Глава 23. КТО-ТО ПРИШЕЛ В СВАДЕБНЫЙ ЧУМ

— Наступила ночь, — сказал я Имнаку. — Похоже, Карджук не придет.

— Похоже на то, — согласился краснокожий.

Несколько раз выпадал легкий снег. Похолодало. Недели три назад мы с Имнаком добыли трех слинов, охотясь на них с кайаков. Теперь на кайаках до конца года уже не выйдешь. В ту самую ночь, когда мы убили трех слинов, вода начала замерзать. Началось с того, что на поверхности появилась грязная кашица. Потом в ней начали просматриваться кристаллы льда. Постепенно из этих кристаллов образовались небольшие льдинки. За несколько часов вода стала тяжелой и вязкой, и наконец лед схватился окончательно.

— Есть, наверное, другие стойбища, — сказал я. — Давай сходим, посмотрим, не было ли там Карджука.

— Стойбищ много, — кивнул охотник, — До самого далекого несколько ночевок.

— Я хочу посетить их все, — сказал я. — Если мы ничего не узнаем о Карджуке, придется искать его среди льдов.

— С тем же успехом можно искать слйна в океане, — ответил Имнак.

— Больше я не могу ждать.

— Хорошо, — вздохнул охотник. — Я прикажу отладить сани. У Акко есть снежный слин, еще одного попросим у Наартока.

— Отлично, — обрадовался я, — Снежный слин тащит сани быстрее человека. Вообще это очень полезные, хотя и опасные животные.

— Тише! — поднял вдруг руку Имнак.

Издалека донесся визг слина.

— Может, это Карджук! — воскликнул я.

— Нет, это не он, — покачал головой краснокожий. — Звук донесся с юга.

— Имнак! — закричала Поалу с улицы. — Кто-то едет!

— Кто? — крикнул охотник.

— Не знаю.

— Ну так заберись на шест для просушки мяса и посмотри, ленивая девка!

— Хорошо, Имнак, — откликнулась Поалу.

Имнак и я натянули рукавицы, набросили парки и вышли из нагретого светильниками чума. Снаружи царила морозная тишина. В чистом, холодном воздухе отчетливо слышались самые тихие и далекие звуки. Под ногами оглушительно хрустел снег. Лунный свет заливал стойбище, покрытую снегом тундру и замерзшее море. Высыпавшие из чумов люди возбужденно переговаривались. Несколько человек вскарабкались на шесты для просушки мяса и вглядывались в снежную даль. Для арктической ночи было не холодно, хотя такие вещи всегда относительны. Думаю, температура опустилась градусов до сорока. Ветра не было.

— Что там? — спросил Имнак.

— Сани и один человек! — крикнула Поалу.

Издалека снова донесся визг слина. В такую погоду слышно очень хорошо. Бывает, что долетают звуки с расстояния в десять — пятнадцать пасангов.

— Разжигайте огонь, варите мясо! — распорядился Кадлук, главный охотник в стойбище. — Надо встречать гостя!

Женщины тут же засуетились.

— Один человек и сани! — повторила Поалу.

— Пойдем, встретим, — предложил Кадлук.

— Кто может прийти с юга посреди зимы? — спросил я Имнака.

— Не знаю, — пожал плечами краснокожий. — Странно все это.

— Мне кажется, я догадываюсь! — воскликнул я. — Это гонец с новостями. Пойдем ему навстречу!

— Конечно! — откликнулся краснокожий.

— Идемте встречать гостя! — скомандовал Кадлук.

Мужчины побежали за оружием. В тундре можно нарваться на обезумевшего от голода снежного слина.

С копьями и гарпунами наперевес охотники во главе с Кадлуком выдвинулись навстречу пришельцу.

— Прочь! Прочь! — донеслось издалека.

— Скорее! — крикнул Кадлук, и краснокожие со всех ног помчались вперед.

На расстоянии одного пасанга на залитой лунным светом заснеженной равнине стояли сани с запряженным в них слином. Рядом чернели две фигуры. Одна из них принадлежала человеку.

— Ледяной зверь! — выдохнул Акко.

Рядом с человеком топтался огромный белый кюр. Я невольно поразился неестественной длине его лап.

Человек пытался отогнать зверя копьем. Ему удалось ранить его в лапу. Кюр отступил, прижимая к телу поврежденную конечность, но было видно, что он только еще больше разъярился.

Я вырвался вперед. Позади меня, потрясая копьями, бежали краснокожие охотники.

Кюр обернулся. Мне показалось, что он оценивает расстояние и время, за которое мы успеем до него добежать. Мне стало не по себе. Это не был одичавший и одуревший от одиночества потомок погибших в катастрофе кюров. Большинство из них давно превратились в обычных животных. Они были чрезвычайно опасны. Между тем кюр, который не до конца одичал, был опасен вдвойне.

Незнакомец воспользовался моментом и, пока кюр разглядывал бегущих по склону людей, отстегнул от саней слина. Тот тут же с диким визгом бросился на кюра.

Мне оставалось до них несколько сотен ярдов.

Я видел, как кюр отшвырнул в сторону разорванного чуть ли не пополам мертвого слина.

Пока шла короткая схватка, человек успел нанести еще один удар, но и он оказался не смертельным. Из раны на горле у кюра потекла кровь. В следующую секунду кюр вырвал копье из рук человека и переложил его пополам. Тот побежал нам навстречу.

Кюр отбросил обломки копья. Рядом с ним на снегу лежал окровавленный труп слина. В брошенных санях наверняка осталось мясо, сахар и прочие съестные припасы. Все это теперь доставалось кюру.

Между тем трофеи его ничуть не интересовали. Зверь пристально смотрел в спину бегущего по снегу человека.

Я окончательно убедился, что передо мной не обычный кюр. Любой другой давно бы схватил слина и все» что осталось в санях, и попытался бы убежать от краснокожих охотников.

Этот же упал на все четыре лапы и кинулся вдогонку за человеком. Между тем я был уже рядом. Человек промчался мимо меня, а я вскинул копье и крикнул:

— Эй, ты, чудовище! Я готов!

Кюр прижался к земле ярдах в двадцати от меня и злобно оскалился.

— Подходи, отведаешь моего копья!

Обыкновенный кюр после таких слов бросился бы в атаку. Этот осторожно выжидал.

Сзади нарастал топот несущихся на помощь краснокожих охотников.

Я сделал еще один шаг и отвел руку для броска.

Спустя мгновение кюр окажется в окружении целой толпы вооруженных копьями людей.

Не поднимаясь с четырех лап, зверь страшно зарычал и кинулся прочь. По пути он успел ухватить за лапу дохлого слина и поволок его за собой по снегу.

Прежде чем он успел отвернуться, я заметил в его ушах два золотых кольца. Вскоре кюр скрылся за снежной пеленой.

— Вы спасли мне жизнь, — с трудом выдохнул Рэм.

— Ты ранен? — спросил я.

— Нет.

Мы обменялись рукопожатиями.

— Я знал, что найду тебя в стойбище Кадлука и Имнака, — сказал он.

— У тебя есть базийский чай? — спросил Акко.

— И сахар, — добавил Наарток. Слово «Наарток» на языке иннуитов означает «толстый живот». Как правило, имя редко соответствует внешнему облику человека, но в данном случае оно очень точно передавало картину. Наарток был толстым веселым парнем, безумно обожающим все сладкое.

— Да, — сказал Рэм. — У меня есть чай и сахар. И еще зеркала, бусы, ножи и много чего другого.

Новость была встречена с большим воодушевлением. Из-за стены на север вот уже несколько месяцев не приходил ни один торговец.

— Устроим пир в честь нашего друга! — провозгласил Кадлук.

— Как жаль, что у нас осталось мало мяса, — с сожалением произнес Акко. — Без него пир получится весьма скромным.

— Да и женщины не успели вскипятить воду, — добавил другой охотник.

На масляных лампах вода действительно закипает долго, хотя пламя можно регулировать, увеличивая длину мохового фитиля.

— Это ничего, — сказав Рэм. — С друзьями даже маленький кусочек — пир.

Краснокожие лукаво переглянулись.

Разумеется, Рэм, бывалый торговец, давно изучил шутки и хитрости охотников. Не ускользнуло от его внимания и то, что его встретили чуть ли не все мужчины в двух пасангах от стойбища. Это означало, во-первых, что его ждали, а во-вторых, что еды у краснокожих было вдоволь. Иначе большинство мужчин пропадали бы на льдинах.

— Зверь на тебя обозлился, — сказал я.

— Он сильно проголодался, — ответил Рэм.

— Да, но он не хотел ни слина, ни припасов в санях, — заметил я. — Ему был нужен ты.

— В это трудно поверить, — произнес Рэм. — Ты говоришь так, будто кюр может думать.

— Я в этом не сомневаюсь, — сказал я, — Обратил внимание на кольца в его ушах?

— Конечно, — кивнул Рэм.

— Это украшения, — заметил я.

— Наверное, кюр сбежал от хозяина, который их ему повесил.

— Ты ошибаешься, — сказал я, — Кольца он выбрал себе сам.

— Не может быть, — покачал головой Рэм. — Он выглядит как обыкновенный зверь.

— По-твоему, — усмехнулся я, — чтобы обладать интеллектом, надо походить на человека?

— Не может интеллект сочетаться с такой свирепостью, — упрямо произнес Рэм.

— Может, — сказал я. — И это называется кюр.

Рэм побледнел.

* * *
Свадебный чум сиял огнями.

Арлин опустилась на колени перед Рэмом и преподнесла ему тарелку вареного мяса. Bce ее одеяние состояло из нескольких цветных шнурков на горле.

— Где-то я видел эту красотку, — произнес Рэм и резко поднял ее за подбородок.

Арлин оцепенела от ужаса.

— Ну, конечно, — усмехнулся он. — Эта девушка командовала нами на стене.

— Правильно, — кивнул я.

— Ты сделал ее рабыней?

— Да.

— Ну и как? Есть от нее какой-нибудь прок?

— Скоро увидишь.

Рэм расхохотался.

— Никуда не уходи и не вставай с колен, — приказал я рабыне.

— Слушаюсь, господин, — ответила девушка.

Мы с Рэмом взяли по куску мяса с блюда, а она продолжала сидеть на пятках.

— Я уверен, что зверь охотился именно за тобой, — сказал я.

— Может быть, — пробурчал Рэм.

— Как тебе наш скромный пир? — поинтересовался подошедший Кадлук.

— Лучшего пира я никогда не видел, — ответил Рэм.

— По-моему, тоже ничего, — довольно посмеиваясь, Кадлук вернулся на свое место.

— Давно он за тобой шел? — спросил я.

— Не знаю, — произнес Рэм.

— Полагаю, он тебя где-то перехватил, — сказал я.

— Откуда он знал, где меня ждать? — спросил Рэм.

— Боюсь, — сказал я, — что он прослышал о моем пребывании в стойбище. Если я не вернулся на юг, значит, я пошел на север. На стене был только один краснокожий охотник — Имнак. Естественно, он предположил, что я окажусь в его стойбище. Может быть, он даже следил за мной. Не знаю.

— Ничего не понимаю, — медленно произнес Рэм.

— Про меня было известно, что я нахожусь в стойбище Кадлука. В Людиусе нас с тобой видели вместе. Поэтому, когда ты пришел на север, стало ясно, что ты ищешь меня.

— Я и не делал из этого секрета, — сказал Рэм.

— Таким образом, враги, если мы условимся так их называть, знали о моем местонахождении и твоих намерениях. Естественно, что они попытались перехватить тебя на подходе к стойбищу. Они не учли одной мелочи. В морозном воздухе визг слина слышен очень далеко, и краснокожие выбежали тебе навстречу.

— Есть еще одно соображение, — мрачно произнес Рэм.

— Говори.

— Они могли следить только за мной, а я невольно вывел их на тебя.

— Этого нельзя исключать, — кивнул я. — Хотя обо мне им, наверное, давно все известно.

— Откуда? — спросил Рэм.

— В некотором смысле я пришел на север по приглашению. Думаю, врагам давно было известно, где меня искать.

— Чтобы убить, — угрюмо добавил Рэм.

— Правильно, — кивнул я.

— Почему кюр хотел моей смерти? — спросил он.

— Возможно, ты нес информацию, которую он хотел от меня скрыть, — предположил я.

— В Людиусе, — сообщил Рэм, — я, Сарпедон и другие парни со стены напали на Сарпелиуса и его шайку.

Я вспомнил, что Сарпелиус был тот самый здоровенный бугай, который отобрал таверну у Сарпедона и устроил там ловушку для неосторожных посетителей.

— Надеюсь, таверна вернулась к Сарпедону? — спросил я.

— Конечно, вернулась, — сказал Рэм. — А Сарпелиусу и его мошенникам пришлось кое-что рассказать, прежде чем их продали голыми с платформы.

— Наверное, их хорошо об этом попросили, — предположил я.

— Не знаю, хррошо или нет, но заговорили они все.

Сарпелиуса, например, хотели постепенно, фут за футом, засовывать ногами вперед в клетку с голодным слином.

— Не очень радостная перспектива, — заметил я.

— К сожалению, многого от них не добились.

— Что вы узнали? — спросил я.

— Тип по имени Друсус — ты его видел на стене — платил им деньги и снабжал инструкциями. Тарнсмены перевозили на стену попавших в плен рабочих.

— Куда делись девушки? — спросил я, вспомнив про Констанс и Тину.

— Сарпелиус рассказал, что якобы слышал от Друсуса о какой-то штаб-квартире далеко на севере, куда можно добраться только поздней весной или летом.

— Скорее всего, туда надо плыть, — предположил я Зимой море непроходимо из-за льдов.

— Может быть, — кивнул Рэм.

— С другой стороны, — добавил я, — тарны, как и прочие птицы, летают в полярных краях только летом.

— И это верно, — согласился Рэм.

— Все же я полагаю, что штаб-квартира находится за океаном.

— Почему? — спросил Рэм.

— Потому, что, если бы до нее можно было добраться по суше, краснокожие охотники о ней бы знали. Что еще удалось выяснить?

— Почти ничего, — проворчал Рэм. — Узнали только, что Друсус подчиняется этому штабу. И еще что туда время от времени свозят элитных рабынь.

— Таких, как Тина и Констанс? — улыбнулся я.

— Да. Я, кстати, думал, что ты отправился на север за Констанс, — произнес Рэм.

— А ты, значит, пришел сюда за своей Тиной?

— Да, — сказал он.

— Но ведь они всего лишь рабыня, — с улыбкой напомнил я.

— Моя рабыня, — уточнил Рэм. — И ее у меня незаконно отобрали. Со мной такие штуки не проходят! — Рэм ударил себя в грудь. — Я верну ее, а потом продам, или отпущу. Как мне будет угодно.

— Правильно, — одобрил его я.

— Ты не подумай, — раздраженно добавил он. — Девчонка тут совсем ни при чем. Она всего лишь рабыня. Дело в принципе.

— Ясное дело, — успокоил его я. — Хотя для паршивки ценой в один серебряный тарск ты тратишь слишком много времени и подвергаешь себя огромному риску.

— Говорю тебе, дело в принципе!

— Я понял, — кивнул я.

— По-моему, Тина неплохая рабыня, — сказал он. — Честно говоря, я бы хотел ее вернуть. — Рэм посмотрел мне в глаза и серьезным тоном добавил: — Я очень надеялся найти тебя на севере. Вместе мы бы смогли разыскать Тину и Констанс.

— Кто такая Констанс, господин? — не выдержала Арлин.

— Она, как и ты, была раньше свободной, — сказал я. — Сейчас она — очаровательная рабыня. Может, кстати, многому тебя научить.

— Да, господин, — печально произнесла девушка и склонила голову.

— Давай мяса! — приказал я.

Девушка Подняла блюдо, и мы с Рэмом взяли еще по куску.

— Расскажи, что тебе известно о базе на севере, рабыня! — потребовал я.

— Ничего, — испуганно прошептала она. — Господин.

Я взял еще один кусок и принялся медленно его жевать.

— Я не разрешал опускать блюдо, рабыня!

— Прости меня, господин, — пролепетала девушка.

Я продолжал на нее смотреть.

— Я правда ничего не знаю, господин. Друсус приносил деньги. Кроме него, я ни с кем не общалась.

Я взял еще один кусок.

— Мне поручили наблюдать за строительством стены, — продолжала девушка. — В то время я считала себя главнее его. Я даже не знала, откуда он берет деньги. Конечно, я понимала, что, помимо нашей, в мире идут и другие операции, но, где и кто за них отвечает, я не знала. — По лицу рабыни потекли слезы. — Умоляю тебя, поверь мне, господин!

— Может быть, я тебе и поверю, — задумчиво произнес я.

Похоже, девчонка действительно говорила правду. Кюры никогда не посвящают мелких сошек в свои тайны. Люди работают на них, не всегда сознавая свою истинную роль.

Любопытно, что раздетая догола женщина испытывает потребность говорить правду. В одежде врать значительно легче. Рабыни вообще стараются лгать как можно меньше, ибо за ложь их наказывают безжалостно и сурово. Бывает, что покривившую душой невольницу без всяких разговоров швыряют в клетку со слином. Думаю, рабыни — самые правдивые из мыслящих существ, особенно если их раздеть и поставить перед строгим господином. Речь, разумеется, идет о серьезной лжи. Вранье по мелочам, не затрагивающее интересов хозяина, иногда даже поощряется. В конце концов, чего еще ожидать от рабынь? На мелкое воровство среди рабынь хозяева тоже часто закрывают глаза.

Я посмотрел на Арлин, и она содрогнулась от ужаса.

Похоже, она действительно сказала правду.

— Одри! — позвал я бывшую богачку с Земли. Почему-то мне нравилось называть эту красотку ее прежним именем.

— Да, господин? — услужливо склонилась рабыня.

— Забери у Арлин мясо и разнеси гостям, — приказал я.

— Слушаюсь, господин! — радостно откликнулась девушка и наклонилась за блюдом. При этом она постаралась сделать так, чтобы от Рэма не ускользнул ни один изгиб ее соблазнительного тела. Покачивая бедрами, невольница принялась разносить угощение.

— Хорошее туловище, — похвалил Рэм.

— Очень, — кивнул я.

— Удачная покупка.

— Она принадлежит Имнаку, — сказал я. — Он приобрел ее на ярмарке.

— Очень удачная покупка, — сказал Рэм, обращаясь к охотнику.

— Я взял сразу двух, — откликнулся краснокожий. — Вон ту тоже, — он показал на обслуживающую гостей Барбару.

— И это великолепное приобретение, — похвалил Рэм.

Барбара бросила на него долгий взгляд. Разговаривали мы громко, и она сразу почувствовала, что речь зашла о ней. Невольница выпрямилась и приосанились. Ей явно льстило, что такие сильные мужчины обратили на нее внимание.

— Обе достались мне за шкуру снежного ларта и четыре шкурки лимов, — довольный собой сообщил Имнак.

Барбара недовольно поморщилась.

— Да ты просто даром их отхватил, — сказал Рэм.

— В тот день торговля шла вяло, — вспомнил Имнак.

— Не сомневаюсь, что ты опытный покупатель, — настаивал Рэм.

— Наверное, да, — скромно пожал плечами краснокожий. — За обеих я отдал пять шкурок.

— Пять шкурок — не цена для таких красавиц, — не унимался Рэм.

— Пожалуй, ты прав, — согласился охотник. — Зато теперь они носят на горле мои шнурки.

Барбара подошла к нам, опустилась на колени и посмотрела на Рэма. В руках она держала блюдо с сушеными ягодами. Рэм запустил в него руку, и в этот момент их взгляды встретились. Невольница поднялась, повернулась спиной, прогнулась и медленно отошла, грациозно покачивая бедрами. Рэм не сводил с нее глаз. Отойдя на положенное расстояние, рабыня снова взглянула на него и позволила себе улыбнуться.

— Они отлично тащат сани, — сказал Имнак.

— И еще много чего умеют, — добавил я.

— Пожалуйста, можешь пользоваться любой, — сказал Имнак.

— Спасибо, — ответил Рэм. — Только ни одна из них не командовала мной на стене.

Он перевел взгляд на Арлин, которая тут же съежилась.

— Мясо, — произнес он.

— Сейчас принесу! — поспешно откликнулась рабыня, вскакивая на ноги.

— Не строй из себя дуру, — проворчал я. — Ему нужна ты.

— О! — испуганно выдохнула девушка.

— Хороша ли ты? — спросил Рэм.

— Не знаю, — пролепетала Арлин. — Господину легче судить.

Рэм медленно поднялся, отошел в самый край чума и сбросил с себя накидку из шкуры ларта.

— С твоего разрешения, Имнак, — сказал он, — я попробую остальных позже.

— Когда захочешь, — откликнулся охотник. — Они никуда не денутся.

Рэм продолжал стоять у стены чума.

Арлин испуганно взглянула на меня.

— Ублажи его, — приказал я.

— Слушаюсь, господин, — ответила девушка и хотела уже было идти к Рэму, но я ее остановил.

— Нет! Ползи к нему на коленях.

— Да, господин, — прошептала она.

— И ублажи его хорошо.

— Да, господин.

Собравшиеся в чуме веселились вовсю. Начиналось представление мимов. Люди громко хлопали в ладоши, подбадривая артистов. Наарток изображал кита. Его выступление вызвало море восторгов.

— Тэрл, который со мной охотится, — произнес вдруг Имнак. — Мне страшно.

— Чего ты боишься? — спросил я.

— Животное, которое мы видели, был ледяной зверь.

— Ну и что?

— Боюсь, что Карджук мертв.

— С чего ты взял?

— Карджук — стражник. Он стоит между людьми и ледяными зверями.

— Понятно, — произнес я.

Краснокожие охотники называют ледяными зверями полярных кюров. В отличие от остальных кюров, полярные не боятся воды и даже предпочитают в ней охотиться. Зимой, когда океан замерзает, они совершают вылазки на сушу. Существует много разновидностей кюров. Мало что известно и о загадочном Карджуке, даже краснокожие охотники знают только, что он живет один, без женщины и друзей. Обитает Карджук во льдах, безмолвный страж, стоящий между людьми и ледяными зверями. Убежавший от нас кюр имел белую шкуру. Между тем я был уверен, что это не ледяной зверь, а один из корабельных кюров. С другой стороны, я понимал, что он пришел сюда через охраняемую Карджуком территорию. Последнее могло означать следующее: либо ему удалось проскользнуть мимо бдительного ока Карджука, либо он убил его в ожесточенной схватке среди безмолвных ледяных гор.

— Может, Карджук его просто не заметил? — предположил я.

— Не думаю, чтобы Карджук мог пропустить ледяного зверя, — сказал Имнак. — Скорее всего, Карджук мертв.

Один из охотников изображал плывущего морского слина. Получалось похоже.

— Мне очень жаль, — сказал я.

Долгое время мы с Имнаком молча сидели рядом.

Выступали Акко и Кадлук. Акко изображал айсберг, а Кадлук — западный ветер. Под яростным напором ветра айсберг медленно разворачивался в нужную ветру сторону.

Люди хохотали и радовались талантливому представлению.

Неожиданно в чуме повеяло холодом. Все повернулись к двери. Повисла мертвая тишина. У входа в чум стоял краснокожий охотник. Это был истощенный и почерневший от холода человек. За спиной неизвестного висел роговой лук и колчан со стрелами, в одной руке было копье, в другой — тяжелый мешок. Парка была покрыта снегом — очевидно, пока шел пир, погода испортилась. Закрыв за собой полог, незнакомец обернулся к собравшимся.

Рука Имнака стиснула мой локоть.

Человек сложил оружие возле дальней стены и выволок мешок на середину чума. Затем, не говоря ни слова, он перевернул мешок, и из него выкатилась огромная голова полярного кюра. Ледяного зверя с золотыми кольцами в ушах.

Я посмотрел на Имнака.

— Это Карджук, — прошептал он.

Глава 24. МЫ БЕСЕДУЕМ В ЧУМЕ ИМНАКА. РЕШЕНИЕ НАЙДЕНО. Я РАЗРЕШАЮ АРЛИН ЛЕЧЬ РЯДОМ

— Мне повезло, что ты выследил ледяного зверя и убил его, — произнес Рэм, глядя на огромную голову полярного кюра. — Я бы не хотел с ним еще раз повстречаться.

Карджук кивнул, но не произнес ни слова.

Золотые кольца он уже срезал и с разрешения Имнака подарил их Поалу, которая нацепила их на левую руку, как браслеты.

Перед тем как девушка примерила новое украшение, я долго разглядывал кольца и взвешивал их на ладони.

— Ты уверен, — спросил я Рэма, — что это тот самый кюр, который на тебя напал?

— Неужели может быть еще один с такими же кольцами? — изумился Рэм.

— Маловероятно, — согласился я и еще раз осмотрел голову, в особенности пасть и уши.

— Я несколько дней за ним гнался, — сказал Карджук. — Вначале я нашел санный след, а потом кровь и истоптанную площадку.

— В том месте он напал на меня и моего слина, — сказал Рэм. — Потом прибежали люди из стойбища и выручили меня.

— Я гнался за ним. несколько пасангов. Он был ранен. Когда я его нашел, он доедал труп снежного слина со следами упряжи на шкуре.

— Значит, это тот самый зверь, — уверенно сказал Рэм.

— Я его убил, — произнес Карджук.

Я сделал глоток базийского чая и внимательно посмотрел на Карджука. Он тоже смотрел на меня, потягивая чай.

Рабыни ждали поодаль. Белокожие девушки опасались приблизиться к отрубленной голове. Для Поалу же кости, шкуры и черепа с детства являлись предметами домашнего обихода.

— Скажи, Карджук, — сказал я, — приходилось ли тебе слышать о неподвижной ледяной горе?

— Зимой океан замерзает, и все горы становятся неподвижными.

— Слышал ли ты о горе, которая не движется даже летом?

— Нет. О такой горе я никогда не слышал.

— Вот видишь! — воскликнул Имнак. — Я тебе говорил, что такого не бывает!

— Но я ее видел, — сказал Карджук. Ему была присуща обстоятельность краснокожих охотников.

Мы погрузились в молчание.

— Значит, гора существует? — спросил Имнак.

— Да, — ответил Карджук. — Она находится далеко в океане. Однажды, охотясь на слина, я на нее напоролся.

— Она большая? — спросил я.

— Очень.

— Как может ледяная гора не двигаться? — пробормотал Имнак.

— Не знаю, — произнес Карджук. — Но она существует, потому что я ее видел.

— А другие? — спросил я. — Кто-нибудь еще видел эту гору?

— Возможно, — сказал Карджук. — Утверждать не могу.

— Ты меня к ней отведешь? — спросил я.

— Она далеко во льдах.

— Ты меня туда отведешь?

— Если хочешь.

Я отставил в сторону кружку с чаем.

— Принеси мешок, — скомандовал я Арлин.

Рабыня быстро исполнила приказание.

Я вытащил из мешка вырезанную из голубого камня голову кюра с оторванным ухом.

— Это твоя работа?

— Да, — сказал Карджук. — Это сделал я.

— Ты видел этого зверя?

— Да.

— Где?

— Возле неподвижной ледяной горы.

— Это голова ледяного зверя? — спросил я.

— Нет, для ледяного зверя у него слишком темная шкура.

— Ты можешь отвести меня к этой горе быстро?

— Сейчас ночь, — сказал Карджук. — Темно. Во льдах сейчас очень опасно. В такую пору ледяные звери часто выходят на охоту.

— Ты мне скажи, можешь ты меня отвести или нет? — улыбнулся я.

— Могу, — сказал Карджук, — если ты хочешь.

— Я хочу, — сказал я.

— Хорошо, — ответил Карджук.

— Я пойду с вами, — произнес Имнак.

— Ты не должен этого делать, — сказал я.

Имнак посмотрел на отрубленную голову полярного кюра.

— Нет, я все-таки пойду.

Карджук отхлебнул чая.

— Разумеется, я тоже иду с вами, — сказал Рэм.

— Решил торговать базийским чаем с ледяными зверями? — спросил я.

— Я иду с вами, — решительно повторил Рэм.

— Хорошо, — кивнул я и посмотрел на Карджука. — Когда отправляемся?

— Я должен допить чай, — сказал он, — а потом поспать. После этого можем выходить.

— Хочешь ли ты воспользоваться моими женщинами? — спросил Имнак, показывая на Поалу, Тимбл и Тистл.

— Или моей хорошенькой рабыней? — добавил я, показав на Арлин.

Арлин непроизвольно съежилась. Худой, черный Карджук внушал ей страх. Между тем стоило мне ей приказать, и она ублажила бы его по полной программе, ибо она была рабыней.

Карджук взглянул на Поалу. Золотые браслеты, ранее служившие кольцами кюру, красиво смотрелись на ее изящной красной ручке.

Девушка вздрогнула.

— Нет, — сказал Карджук.

Он допил чай и забрался на дощатую платформу, на которой спали в чуме. Остальные тоже приготовились к отдыху.

— Давай не будем брать с собой женщин, — предложил я Имнаку.

— Нет, — замотал головой краснокожий, — Женщин надо взять. Кто еще будет сжевывать лед с наших сапог? Кто будет нам шить, варить мясо, поддерживать огонь в лампах и согревать нас в шкурах? — Охотник повернулся на другой бок и пробормотал, засыпая: — Женщин и снежного слина надо взять обязательно.

— Господин? — прошептала Арлин.

— Да?

— Можно я лягу рядом с тобой?

— Ты что, замерзла?

У Арлин были свои спальные меха. Когда я выбирал Одри или Барбару, ей приходилось спать одной.

— Нет, господин, — прошептала она.

— Или тебе не терпится ублажить своего хозяина?

— Я боюсь, — призналась девушка.

Я приподнял шкуру, и рабыня скользнула на мое ложе.

— Я очень боюсь, господин. — Она прижалась лицом к моей груди.

— Чего ты боишься? — спросил я.

— Карджука и этой экспедиции во льды. Скажи, что ты хочешь там найти?

— Не знаю.

— Ты ищешь главную базу тех, на кого я раньше работала?

— Да, — сказал я. — Рабыня.

— Они очень опасны, — прошептала она.

— Ну и что?

— Не надо с ними встречаться. Беги на юг.

— Ты просишь?

— Я тебя умоляю, господин.

— Твои желания никого не волнуют.

Девушка зарыдала.

— Ты сама-то знаешь, на кого работала?

— Нет.

— Смотри! — Я схватил ее за волосы и повернул так, чтобы она могла видеть отрубленную голову кюра. — Примерно так они и выглядят.

— Не может быть! — От ужаса она едва не поперхнулась.

— Вот кому ты служила, моя хорошенькая рабыня, — усмехнулся я.

— Что они с тобой сделают, если ты попадешь к ним в руки? — спросила она.

— Не знаю, — пожал я плечами. — Думаю, приятного будет мало.

— А со мной что они сделают? — не унималась рабыня.

— Может быть, тебе вернут власть и привилегии. И снова заставят на них работать.

— Я их подвела, — прошептала невольница.

— Это верно, — кивнул я. — Тебе, скорее всего, подыщут другое занятие.

— Какое? — спросила она.

— Ты будешь неплохо смотреться в ошейнике и невольничьей тунике.

— Они оставят меня рабыней?

— Я уверен, что тебя изначально хотели сделать рабыней. Ради этого тебя и привезли на Гор. Для свободной женщины ты слишком хороша собой.

Арлин прижалась к моему телу.

— Видишь ли, твоя красота имеет цену. И эта цена равняется твоей свободе.

— Я хотела тебе кое-что сказать, — прошептала девушка. — Ни одному другому мужчине я бы не посмела в этом признаться.

— Говори.

— Я бы очень хотела всю жизнь носить твои цепи. — Из глаз невольницы потекли слезы. — Пожалуйста, оставь меня при себе, господин!

— Не горюй! — приободрил я девчонку. — И не реви понапрасну. На свете существуют сотни и тысячи мужчин, способных сделать из тебя настоящую рабыню. Тебя будут продавать и перепродавать, ты поднаберешься опыта и техники и рано или поздно хорошо устроишься.

— Женщине так нужна любовь, — прошептала она.

— Любовь гораздо чаще приходит к рабыне, чем к свободной. Так что, если хочешь познать любовь, учись быть рабыней.

— Хорошо, господин. — Она прижалась ко мне губами.

— Доставь мне удовольствие, — велел я.

— Хорошо, господин! — обрадовалась девушка.

Лампа замерцала и погасла. Это ее испугало.

— Ты в самом деле должен идти на север? — прошептала она.

— Да.

— Ты хочешь взять меня с собой?

— Да.

— Я очень боюсь.

— Не бойся. Лучше доставь мне удовольствие в темноте. Под шкурами.

— Да, господин.

Спустя несколько минут я вытащил ее из-под шкур и повалил на спину.

— Я думала, что делаю тебе хорошо, — произнесла она.

— Мне понравилось, — усмехнулся я и навалился на девушку.

Невольница выгнулась дугой и забилась в судорогах сильнейшего оргазма. Она скрипела зубами, стараясь не закричать и не разбудить остальных. Не обязательно всем знать, что произошло в темноте.

Потом она долго лежала в моих объятиях.

— Я хочу еще, — прошептала Арлин.

— Просишь?

— Очень, господин.

— Твои желания никого не интересуют.

— Я помню, господин.

— Но я пойду тебе навстречу.

— Спасибо, господин! — воскликнула она и вскоре снова застонала и задергалась под шкурами. — Спасибо тебе, господин! — благодарно шептала она, покрывая мое лицо поцелуями. — Ты доставил мне такое наслаждение!

— Теперь спи! — приказал я.

— Слушаюсь, господин!

Не знаю, сколько прошло времени, может быть, два или три ана. Проснулся я оттого, что Арлин меня трогала.

Голова ее лежала на моем животе.

— Господин, — прошептала она.

— Чего тебе?

— Пожалуйста, господин! — Девушка как змея обвилась вокруг моего тела.

— Ты опять хочешь? — спросил я.

— Очень, господин!

— Рабыня.

— Да, твоя рабыня, господин.

— Ладно, разрешаю тебе меня поласкать, — сказал я.

Искусство невольницы привело меня в изумление. Я едва сдерживался, чтобы не закричать от сладостного наслаждения. Меня переполняла гордость за доставшуюся мне рабыню. Во многих отношениях она была еще совсем сырой, но, когда дело касалось любовных ласк, ей могли позавидовать даже бывалые невольницы из паговых таверн.

— Что с тобой происходит? — спросил я.

— Не знаю, — призналась девушка.

— Я лег спать с неуклюжей служанкой, а проснулся с изощренной рабыней.

Арлин засмеялась.

— Мне очень нравится быть рабыней, господин!

— Ну-ка поработай еще! — приказал я.

На этот раз я решил к ней не прикасаться, чтобы она ни на что не отвлекалась. Время от времени при помощи такого приема девушкам дают понять, что как бы они ни изощрялись, они все равно остаются не более чем рабынями.

Наконец она упала рядом со мной.

— Тебе по-прежнему хочется быть рабыней?.- спросил я.

— Еще как, господин! — откликнулась она.

— Я ведь к тебе даже не прикоснулся, — заметил я.

— О, секс чрезвычайно важен, и ты умело им пользуешься, но есть и другие вещи, которые тебе трудно понять, потому что ты — не женщина.

— Что же еще такого может быть кроме цепей, бича и ошейника? — насмешливо спросил я.

— Вы, мужчины, так наивны и простодушны! — воскликнула рабыня, — Вы даже не сознаете, какой властью над нами обладаете! Рабство — это ведь не условие, это образ жизни. Женщина становится рабыней не в тот момент, когда вы бросаете ее к своим ногам. Она была ей раньше, и останется рабыней навсегда. Есть невыразимая красота и прелесть в том, чтобы быть рабыней. Вы об этом даже не подозреваете.

— Возможно, — задумчиво произнес я.

— Очень трудно объяснить мужчине восторг и экстаз, который испытывает женщина от своего рабства.

— Ну-ка давай еще! — сказал я и снова повалил ее на спину. На этот раз рабыня, однако, решила посопротивляться.

— Отпусти меня! — яростно шептала она, пытаясь вывернуться и ускользнуть.

Я заломил ей руку за голову, она завизжала, и мне пришлось зажать ей рот ладонью. Я чувствовал под рукой ее мокрый рот и твердые зубки. Она еще пару раз дернулась и уступила.

Мне очень понравился такой способ.

— Почему ты сопротивлялась? — спросил я.

— Чтобы посмотреть, как ты к этому отнесешься.

— Ну и как?

— Ты овладел мной силой.

— Естественно.

— Ты накажешь меня плетью?

— За что?

— За причиненное неудобство.

— Никакого неудобства я не испытал.

— О, — произнесла она. Некоторое время мы молчали. — Ты овладел мной против моей воли, — сказала она наконец.

— Ну и что?

— Мне было интересно, сделаешь ты это или нет.

— Ты будешь моей, когда мне этого захочется.

— Правильно, — прошептала она, сладко прижимаясь ко мне губами, — Я всего лишь рабыня, а ты — такой сильный. Я и не подозревала, что мужчина может быть так силен.

— В этом есть и твоя заслуга, — усмехнулся я и ухватил ее за ремешок на горле:- Ночью, в темноте, под шкурами, обнаженная рабыня всегда возбуждает мужчину.

— Ты не посчитался с моей гордостью, — прошептала она.

— Еще чего не хватало, — ответил я. — Ты же рабыня.

Дыхание девушки стало чаще.

— Смотри не разбуди остальных, — предупредил я ее.

— Да, господин, — простонала она и отдалась мне еще раз.

Спустя некоторое время Арлин прошептала:

— Знаешь, что бы я сделала, если бы ты швырнул мне мои цепи?

— Нет, — ответил я, целуя ее губы.

— Я бы их подняла и…

— И?

— Я бы их целовала и облизывала.

— Правильно, — сказал я. — Потому, что ты — рабыня.

— Да, — прошептала девушка. — Я — рабыня.

— Теперь спи, — приказал я.

— Господин? — позвала она.

— Что?

— Я уже не боюсь идти на север.

— Между прочим, это очень опасно, — сказал я.

— Не боюсь. Ты же будешь со мной. Спасибо, что пустил под свои шкуры испуганную девушку.

— Спи, крошка, — усмехнулся я.

— Да, господин.

Некоторое время я лежал, глядя в темноту и размышляя о природе мужчин и женщин. Хорошо, что мне довелось жить на Горе, а не на Земле. Я поцеловал лежащую рядом очаровательную девушку, но она этого не почувствовала. Утомленная рабыня спала беспробудным сном. Я думал о Карджуке и льдах. К слову сказать, Карджук на иннуитском означает «стрела». Снаружи поднимался ветер. Ветер меня не тревожил. Лишь бы не было шторма.

Затем я уснул.

Глава 25. МЫ ИДЕМ ПО ЛЬДУ. МЫ ИДЕМ ЗА КАРДЖУКОМ

Было невыносимо холодно. Я не знал, как далеко на север мы забрались.

— Толкать! — заорал Имнак.

Рабыни и я соскочили с саней и принялись толкать заваливающиеся набок сани.

— Подожди! — крикнул кИмнак Карджуку.

Карджук спрыгнул с полозьев и прикрикнул на тащившего его сани снежного слина.

Экспедиция состояла из трех экипажей. Карджук и Имнак ехали на своих санях. В сани Карджука был запряжен его собственный снежный слин, Имнак одолжил слина у Акко, а Рэму пришлось купить себе другого слина. Прежний погиб в когтях кюра. Слина он купил за несколько пачек базийского чая у Наартока. Карджук и Рэм ехали по одному, на санях Имнака разместились, помимо нас с ним, еще четыре рабыни. Большую часть пути им приходилось бежать рядом с санями, время от времени мы позволяли самой измученной девушке немного прокатиться.

Карджук поднял руку, чтобы дать команду двигаться дальше.

— Нет, подожди! — крикнул вдруг Имнак.

Он вглядывался в темное небо. Мы уже пять дней шли по льду. Шторм то собирался, то снова отступал. По крайней мере в этом нам пока везло. Как я уже говорил, полярная ночь редко бывает непроглядной. Ярко сияют луны, да и свет звезд хорошо отражается от льда и снега. Я посмотрел на громоздящиеся вокруг причудливые, дикие формы. Мы застыли посреди немыслимой, первобытной геометрии. Свирепые ветры и вздымающееся море создали эти величественные и грозные громады. Иногда мы чувствовали движение льда. Временами приходилось перепрыгивать через трещины, замерзающие буквально под нашими ногами.

Имнак показывал на юг. Там не было видно ни одной звезды. Огромная туча затягивала небо.

— Давай разобьем лагерь! — крикнул Имнак Карджуку.

Тот не ответил, посмотрел вперед и снова поднял руку.

К нам подошел Рэм.

— Скоро начнется шторм, — сказал Имнак. — Надо разбить лагерь.

Карджук поднял руку еще выше.

— Подожди, мне надо проверить полозья! — крикнул Имнак.

Карджук опустил руку и стал ждать.

Имнак плеснул на полозья немного воды. Это делается для того, чтобы на них схватился тонкий слой льда, который удерживается при помощи специальной смазки, приготавливаемой из земли, мха и травы.

— Пошли дальше! — крикнул Карджук.

— Шторм начинается, — ответил Имнак. — Может, лучше сделаем привал?

— Позже! — сказал Карджук.

— Ну ладно, — пожал плечами краснокожий.

— Разумно ли идти дальше? — спросил Рэм у охотника.

— Нет, — проворчал тот.

Мы выровняли сани.

— Привяжи рабынь к саням, — сказал Имнак.

Ветер усиливался.

Я отмотал футов пятнадцать сплетенной из кожи табука веревки и набросил его на шею Арлин.

— Господин! — запротестовала она, но тут же полетела на снег от мощной пощечины.

Одри тут же подбежала ко мне и подставила шею, чтобы я привязал и ее тоже. Закончив, я швырнул ее на колени, чтобы не чувствовала своего превосходства перед Арлин. Обе всего лишь рабыни. Концы веревки я прочно привязал к задней правой перекладине саней. Имнак между тем проделал точно такую же процедуру с Барбарой и Поалу.

— Может, вам и руки скрутить за спиной? — спросил я Одри и Арлин.

— Не надо, господин! — взмолились рабыни.

— Встать, чего развалились! — скомандовал я, и девушки поспешно вскочили на ноги.

Карджук запрыгнул на полозья и огрел своего слина бичом по голове.

Сани Рэма заскользили следом.

— Пошел! — крикнул Имнак и хлестанул своего слина.

Зверь выгнул спину и, царапая огромными когтями по льду, навалился на упряжь. Я уперся в сани сбоку, помогая ему набрать инерцию. Имнак спрыгнул с полозьев и бежал рядом с санями. Позади семенили привязанные рабыни. Иногда кто-нибудь бежит впереди повозки, чтобы раздразнить слина, который обычно перенимает, предложенную скорость. Сейчас в этом не было необходимости, так как впереди шли сани Карджука и Рэма.

Время от времени Имнак забирался на полозья, оборачивался и изучал остающуюся за спиной местность. Так всегда поступают краснокожие охотники. Подобным способом они страхуются от всяких неожиданностей и запоминают дорогу назад. Во льдах это особенно трудно, ибо причудливые, дикие формы напоминают друг друга. Остаются ветер и звезды. Ветры, как правило, дуют в определенном направлении. Если же небо затянуто тучами, а ветер стихает, охотники могут определить по кристалликам льда, в какую сторону он дул последний раз. Все сказанное, конечно, не означает, что краснокожие охотники никогда не теряются. Теряются. Просто они лучше чем кто-либо научились ориентироваться в этих безжизненных просторах при помощи звезд, ветра, льда и невероятно развитого чувства пространства. Любопытно, что, рисуя на снегу примитивные карты местности, краснокожие уделяют мало внимания географическим очертаниям материков и островов. Куда больше их интересуют конкретные приметы и Ориентиры. Так, например, краснокожие могут не знать точной формы полуострова, на котором находится их стойбище, зато обязательно укажут расстояние до ближайшего лагеря. В этом заключен большой смысл. Гораздо важнее знать, сколько осталось идти до следующего становища, нежели иметь безупречную в географическом отношении карту. Бывает, что потерявшиеся охотники месяцами выбираются из ледяного плена. На вопрос: «Где ты был?» — принято отвечать: «Охотился». Разумеется, в пищу можно употребить собственного снежного слина. Правда, тут важно успеть. Бывает, что изголодавшийся слин первым набрасывается на своего хозяина. На севере человека подстерегает множество опасностей. Здесь надо очень много знать. Я был безмерно рад, что рядом со мной находился Имнак. Временами он казался мне странным, но я все равно восхищался этим человеком. Я многим был ему обязан и не питал по этому поводу никаких иллюзий. Хорошо, что мы были друзьями, ибо между друзьями не может быть никаких счетов.

Я тоже время от времени оглядывался назад. И у воинов есть такая привычка. Я хотел убедиться, что сзади нам ничего не грозит.

Глава 26. ИМНАК РАЗБИВАЕТ ЛАГЕРЬ. ПОАЛУ ВАРИТ МЯСО

Ветер завывал и валил с ног.

— Надо остановиться! — крикнул я Имнаку.

Не думаю, чтобы он меня услышал, хотя расстояние между нами не превышало ярда. Наступила кромешная тьма. Исчезли и луны, и звезды. Ветер в буквальном смысле срывал с тела одежду. Левой рукой я прижимал лежащие на санях припасы. Пошел снег, колючие, злые снежинки жалили лицо и оседали на бровях и на бороде. Я попытался натянуть капюшон. Шкура ларта, которой он был оторочен, с одной стороны оторвалась и хлестала меня по глазам. Я понял, что могу отморозить лицо. Видетья уже давно ничего не видел. Спотыкаясь, я брел за санями. Рабынь слышно не было, но я знал, что они привязаны к саням.

— Мы не видим дороги! — крикнул я Имнаку. — Надо остановиться!

Впереди раздался визг слина. Имнак запрыгнул на полозья и стремительно обернулся, стараясь разглядеть хоть что-нибудь в возникшем на мгновение просвете. Я успел увидеть наших рабынь. Застывшие, покрытые снегом и жалкие, они вцепились в свои веревки и покорно брели за санями. Затем все снова погрузилось во тьму. Впереди мелькнули сани Рэма. Карджука не было.

— Идти дальше нельзя! — крикнул я Имнаку.

Сани остановились, застряв между двумя глыбами льда. Имнак и я приподняли одну сторону, и протащили их на одном полозе, пока сани не выровнялись.

— Давай остановимся! — крикнул я.

Откуда-то донесся жуткий визг, а может, это был ветер, не знаю.

Имнак ухватился за поручень и потянул сани назад. Я тут же присоединился. Сани остановились. Я нащупал веревки Одри и Арлин и подтянул девушек поближе. Затем я побежал в голову саней. Слин был на месте. Зверь уже успел свернуться в клубок и собирался заснуть. Я потрепал его за холку и побежал назад. Снега было по колено. Имнак что-то кричал, но слов я не разобрал. Вытянув руки, я определил, что Одри и Арлин присели за санями. Ветер крепчал. Сделав несколько шагов, я нащупал Поалу. Из непроглядной темноты появился Имнак. Он сунул мне в руку веревку. Я потянул ее к себе. Конец был обрезан. Барбара пропала. Я бросился было на поиски, но Имнак отшвырнул меня к саням. Охотник был прав. Идти в завывающую пургу было безумием. Два-три шага — и дороги назад уже не найдешь.

Думаю, в тот момент девушки еще не осознали, что Барбара пропала. Воспользовавшись передышкой, они попадали на снег и почти мгновенно уснули.

— Что будем делать? — прокричал я, прижимаясь ртом к уху Имнака.

— Один будет спать, другой — дежурить! — крикнул в ответ охотник.

Я с трудом мог поверить, что он в самом деле это сказал.

— Хочешь спать? — спросил Имнак.

— Нет! — крикнул я.

— Тогда ты дежуришь первый. Я буду спать. — С этими словами краснокожий забрался на сани. Невероятно, но через несколько мгновений он действительно заснул.

Присев возле саней, я изо всех сил старался хоть что-нибудь разглядеть.

Вокруг завывал ветер. Интересно, далеко ли ушел Рэм. Когда в облаках возник просвет, Карджука уже не было. Непонятно, что стряслось с Барбарой. Конец веревки был явно обрезан. Очаровательную блондинку похитили. Кто и зачем, я не знал.

Спустя некоторое время Имнак проснулся и объявил:

— Теперь твоя очередь спать. Я подежурю.

Я забрался на сани.

* * *
Проснулся я оттого, что Имнак тряс меня за плечо.

— Посмотри на слина!

Огромный зверь беспокойно вертелся на месте. Уши торчали торчком, ноздри раздувались. Он то выпускал, то втягивал огромные, кривые когти. Испуганным или агрессивным слин не выглядел.

— Что-то почуял, — сказал я.

— Забеспокоился, но не испугался, — подтвердил охотник.

— Что бы это значило? — спросил я.

— То, что мы в большой опасности, — ответил краснокожий. — Где-то поблизости другие слины.

— Но мы же ушли далеко во льды.

— Тем хуже для нас.

Теперь и до меня дошел смысл его слов. Не иначе мы напоролись на стаю одуревших от голода диких слинов. Худшего варианта было трудно придумать.

— Может, Карджук или Рэм где-то рядом? — предположил я.

— Наш слин знает зверей Карджука и Рэма, — ответил охотник. — Он бы не стал так на них реагировать.

— Что будем делать? — спросил я.

— Надо строить укрытие. Причем быстро! — сказал Имнак.

Девушки еще спали. Метель прекратилась, на небе снова сияли три луны.

— Времени очень мало, — добавил охотник.

— Говори, что делать, — сказал я.

Имнак пяткой очертил круг диаметром футов в десять. В середине круга стояли наши сани.

— Притопчи снег, — велел он. — Потом разгружай сани. Вещи укладывай по кругу.

Я принялся за дело, а Имнак взял огромный нож и начал вырубать кусок льда.

Слин забеспокоился и стал тихонько повизгивать.

— Слышишь? — спросил Имнак.

В морозном воздухе звуки разносятся далеко. Я не мог определить расстояние.

— Они чуют запах? — спросил я.

— Да, — сказал Имнак.

— Наш?

— Похоже.

Охотник принялся укладывать вырезанные из льда куски по утоптанному мной периметру.

Неожиданно раздался пронзительный визг. Я вздрогнул. Имнак бросился к Одри.

— Где Барбара? — кричала девушка. — Она пропала! — На лице рабыни застыл ужас. В руках она сжимала конец обрезанной веревки.

Имнак треснул рабыню по голове, и она полетела в снег. Охотник прислушался. Вопли слинов стали отчетливей. Похоже, стая двигалась в нашу сторону.

Имнак наклонился и сорвал с Одри капюшон, рывком поднял ее за волосы и поднес зазубренный нож к обнаженному горлу. Потом он снова швырнул девушку лицом в снег.

Стая слинов шла в нашу сторону. Сомнений не оставалось. Крик Одри помог им сориентироваться. До этого они тщетно пытались определить наше местонахождение по запаху, доносимому редкими дуновениями ветерка.

Уткнувшись лицом в снег, Одри тихо плакала.

Я прислушивался к визгу приближающейся стаи.

Имнак закончил выкладывать первый ряд самодельных ледяных кирпичей и приступил ко второму. Кирпичи первого ряда были два фута в длину и около фута в высоту и ширину. Во втором ряду располагались ледяные блоки поменьше, ставились они на первый ряд, образуя неровную ступеньку.

— Барбара пропала, — сказала подошедшая ко мне Арлин.

— Да, — ответил я.

— Где она?

— Не знаю.

— Давай вернемся, — предложила она.

Я посмотрел ей в глаза. Рабыня была неописуемо прекрасна.

На мгновение меня охватила нежность.

— Пожалуйста, давай вернемся, — просила Арлин.

Неожиданно я вспомнил, что она всего лишь рабыня.

— Прости меня, господин! — воскликнула девушка, падая на колени.

Судя по звукам, слины приближались.

— Возвращаться уже поздно, — сказал я.

— Это слины? — спросила она.

— Да.

— Только не это! — в ужасе воскликнула невольница.

Я посмотрел на стоящую на коленях девушку. Жалко, что такое прекрасное тело сейчас разорвут на куски.

Она содрогнулась.

Я прислушался.

— Сколько у нас времени? — спросил я Имнака.

Охотник не ответил. Быстрыми, точными движениями он продолжал рубить лед.

— Имнак, — сказала Поалу, — тебе понадобится нож и лед.

Смысла этой фразы я не понял.

— Развяжи Поалу и всех остальных, — не отрываясь от работы, бросил охотник.

Я развязал всех девушек и сказал Арлин:

— Помогай разгружать вещи.

Поалу присела на корточки и принялась разжигать лампу. Она несколько раз ударила друг о друга двумя железками. Искры упали на сухую траву. Лампа загорелась.

Имнак закончил второй ряд кирпичей.

— Тистл, — сказала Поалу Одри, — принеси чайник и кухонную доску.

Очевидно, она хотела растопить снег для варки мяса и кипячения чая.

Наш слин ни с того ни с сего запрокинул голову и издал пронзительный резкий вопль.

— Сейчас начнется, — проворчал Имнак.

— Может, прирезать его, пока есть время? — спросил я.

— Свяжи ему челюсти и завяжи глаза, — сказал охотник. Я схватил веревки, которыми были связаны рабыни.

— Я их вижу! — крикнула Арлин, — Вон они!

Слин заметался, но я повалил его на снег и стянул челюсти веревкой. Затем я попарно связал все шесть лап.

— Тащи его в укрытие! — распорядился Имнак.

Отстегнув упряжь, я поволок слина в круг.

— Он так дергается, что либо развалит твою стену, либо потушит огонь, — проворчал я.

— Постарайся, чтобы этого не произошло, — откликнулся охотник.

Поднатужившись, я связал между собой передние и задние лапы.

— Они уже близко! — крикнула Арлин.

— Быстро в укрытие! — приказал я. Имнак успел построить только два ряда и едва приступил к третьему. Как бы то ни было, он ни на секунду не прекращал своего занятия.

Слины визжали злобно и угрожающе. Мне показалось, что до них не более половины пасанга.

— Ты не успеешь, Имнак! — крикнул я. — Иди в укрытие!

Охотник продолжал вырубать ледяные кирпичи. Теперь, правда, он уже не тратил времени на возведение стен. После первого ряда кирпичи укладывают изнутри. Последний блок ставится снаружи, охотник забирается в построенный купол и при помощи ножа и веревки затягивает кирпич на место.

— Приготовься! — сказал Имнак. — Будешь бить слинов со стены.

— Ты тоже иди сюда! — крикнул я.

— Приду, когда будет нужно, — проворчал краснокожий и обратился к Поалу: — Вода закипела?

— Нет, но уже теплая.

— Быстрее, Имнак! — не выдержал я.

Непонятно, зачем он продолжает вырубать кирпичи, если укладывать их все равно некогда. Не мог я также понять, чего ради Поалу занялась разведением огня и кипячением воды. Не самое подходящее время для чаепития.

Слины неслись в нашу сторону, как черная туча.

— Это конец, господин? — спросила Арлин.

— Похоже на то, — проворчал я. — Я напоследок развлекусь хорошей дракой. Жаль, конечно, что ты оказалась здесь.

— Ты меня не освободишь? — спросила она.

— Нет.

Если нам суждено погибнуть от когтей и клыков слинов, то я хотел умереть как мужчина. А она пусть умирает рабыней. Умрем теми, кем мы были.

— Да, господин, — сказала Арлин.

Вопли изголодавшихся слинов резали уши. Теперь было слышно и их тяжелое, хриплое дыхание, и скрежет когтей по льду.

Имнак продолжал рубить лед в двадцати футах от недостроенного убежища.

До слинов оставалось не более двухсот ярдов. Они стремительно неслись в нашу сторону.

Наконец Имнак побежал к убежищу, но, вместо того чтобы присоединиться к нам, взял у Поалу кусок мяса и чайник. Потом охотник снова побежал к вырубленной во льду дыре. Он насадил мясо на лезвие ножа, а нож вставил рукояткой в дыру. Затем полил рукоятку водой. Ждать пришлось недолго, вода замерзла почти мгновенно. Нож прочно застрял во льду.

— Быстрее! — крикнул я.

Оторвавшийся от стаи слин налетел на Имнака. Они покатились по снегу. Я перепрыгнул через стенку и всадил копье в бок зверя. Слин вцепился клыками в древко, а Имнак вскочил на ноги и пнул в рыло другого слина. Я и не заметил, как он оказался сзади меня. Я выдернул копье из раны и побежал назад, успев по пути огреть древком по голове еще одного зверя. Едва мы с Имнаком добежали до нашей недостроенной крепости, как налетела вся стая. От пронзительного визга и шипения закладывало уши. Мы заняли оборону в узком проходе и яростно тыкали копьями в рыла и туловища напирающих тварей.

Наш собственный слин бился в путах, отчаянно пытаясь подняться. Одри верещала от страха, Поалу плеснула в морду забравшегося на стену слина струю кипящего масла из лампы. Арлин зашлась в истошном крике, пытаясь отбиться от перевалившегося через стену зверя. Один рукав у нее был полностью оторван. Я схватил слина за передние лапы и столкнул его со стены. Схватив копье, я отогнал еще одного. Имнак успешно оборонялся в проходе.

Вокруг нашего убежища кружило около двадцати слинов. Несмотря на то, что это были снежные слины, на льду они выглядели как черные пятна.

Один из зверей разогнался и прыгнул через стенку. Я выставил копье, и слин напоролся на него мордой. Острие порвало ему пасть. С диким визгом чудовище покатилось по снегу. Имнак отбился от двух слинов.

На время наступило затишье.

— Как их много! — воскликнула Арлин.

— Большая стая, — кивнул я.

Пересчитать всех зверей я не мог, они кружились и перемещались в мерцающем, неровном свете. Между тем было ясно, что слинов не меньше пятидесяти. Встречаются стаи и больше. Иногда в них сбивается до ста и даже до ста двадцати оголодавших животных.

— Прощай, Имнак, — сказал я.

— Ты куда-то уходишь? — спросил охотник. — Не самое удачное время.

— Слишком много слинов, — сказал я.

— Что верно, то верно, — откликнулся краснокожий.

— Ты готов к смерти? — спросил я.

— Нет, — ответил Имнак. — Краснокожие охотники никогда не готовятся к смерти. Если она случается, это для них сюрприз.

Я рассмеялся. От нервного перенапряжения мой смех больше походил на хохот сумасшедшего.

— Чему ты смеешься, Тэрл, который со мной охотился? — спросил Имнак.

— Странно, что в данной ситуации тебе не приходит мысль о смерти, — сказал я.

— Ты прав, — откликнулся краснокожий. — Умирать я не собираюсь. Это не входит в мои планы.

— Имнак не боится слинов, — вставила Поалу.

— Я с гордостью умру рядом с тобой, Имнак, — торжественно провозгласил я.

— Лучше живи рядом со мной, — заметил охотник. — Я так думаю.

— Мне нравится твоя позиция, — проворчал я и взглянул на Арлин.

— Все потеряно? — обреченно спросила девушка.

— Похоже на то, — сказал я. — Лучше бы мы тебя не брали.

Рабыня прижалась к моей руке.

— Мое место здесь, — торжественно объявила она.

— А вот я предпочел бы сейчас оказаться в свадебном чуме, — откликнулся охотник.

— Еще не все потеряно! — крикнула Поалу.

— Смотри! — сказал Имнак.

Я посмотрел на лед в нескольких футах от стены и содрогнулся от отвращения.

— Хочешь жить? — спросил краснокожий.

— Да.

— Тогда делай то, что следует делать.

Только теперь я осознал эффективность построенной Имнаком ловушки.

Первый слин, покружив вокруг нанизанного на нож мяса, ухватил его зубами и попытался сорвать с острого лезвия. При этом он порезал язык и пасть. Горячая свежая кровь хлынула на нож. Другой слин, с выпирающими от голода ребрами, кинулся на запах и принялся слизывать кровь с ножа. При этом он тоже порезался. Третий слин отшвырнул второго и жадно набросился на застывающую на лезвии кровь. Несколько зверей атаковали первого слина, изо рта которого ручьем текла кровь. Бедолаге быстро перегрызли горло. На труп налетела вся стая. Визжа от голода, слины разорвали брюхо погибшего животного и принялись пожирать самые лакомые куски. Задние карабкались по спинам передних, пытаясь втиснуть рыло между телами и дотянуться до добычи. Несколько слинов сцепились за право слизать горячую кровь с ножа. Она не успевала остыть, ибо на лезвие тут же набрасывались новые животные. Оказывается, голодный слин может нанести себе такие раны, что погибает от потери крови.

Арлин и Одри отвернулись.

Как бы то ни было, от потери крови в ту ночь не погиб ни один слин. Ослабевшие животные становились жертвой своих оголодавших собратьев.

Через ан, к моему великому изумлению, Имнак покинул недостроенное укрытие и спокойно прошел мимо жрущих, умирающих и уже дохлых слинов к своим кирпичам и принялся таскать их к стене.

Спустя мгновение я присоединился к охотнику. Несколько раз я прошел буквально в одном футе от свирепых снежных слинов, и ни один из них не обратил на меня внимания.

Около двадцати животных погибло. Оставшиеся отъедались их мясом. Несколько раздувшихся от еды слинов свернулись на снегу и уснули.

С моей помощью Имнак достроил невысокое, куполообразное убежище. Если снега много, дело идет быстро. Мне показалось, что на все про все у него ушло не более пятидесяти минут. Охотник соскоблил ножом наросты снега, после чего залепил снегом щели. Внутри убежища Поалу уже заваривала чай и кипятила воду для варки мяса.

Глава 27. ЛИЦО В НЕБЕ. ШИФРЫ. ПЕРВЫМ ДЕЖУРИТ ИМНАК

Мы стремительно продвигались на север.

Мы на четыре ночевки ушли от первого снежного убежища, в котором пережили нападение стаи слинов.

Наш слин мало-помалу успокоился, но лапы мы его на всякий случай не развязывали. Морду, однако, распутали, чтобы он мог есть. В первом убежище мы заночевали. Когда проснулись, почти вся стая разбрелась. Имнак спрятал нож. Пять слинов топтались неподалеку, обнюхивая разбросанные по снегу кости и злобно поглядывая в нашу сторону.

Мы запрягли нашего слина в сани и двинулись на север. Дикие слины затрусили следом, не приближаясь, однако, ближе чем на половину пасанга. Время от времени мы их видели. Наш слин на них больше не реагировал, приступ атавизма миновал.

— До чего же ленивые твари, — ворчал Имнак. — Нажрались, но про нас на всякий случай не забывают. А ведь могли бы поднять снежного боска, загнать морского слина или поискать по пещерам впавших в спячку лимов.

— Ты прав, — откликнулся я.

— Нет, ты посмотри на них, — не унимался краснокожий. — Полюбуйся, не отстают ни на шаг. Стыдно, должно быть.

— Конечно, стыдно, — подтвердил я.

— Ни один уважающий себя слин не станет бежать за человеком.

— Это точно, — согласился я.

— Надо преподать этим ленивым и грязным тварям хороший урок, — сказал Имнак.

— Сомневаюсь, что они позволят нам приблизиться, — произнес я. — Разве что когда проголодаются, но тогда они сами подойдут к нам.

— Тогда будет поздно, — заметил охотник. — Голодные слины опасны. А их все-таки пятеро.

— Согласен, — кивнул я.

Без убежища отбиться от пятерых слинов было чрезвычайно трудно. Нападая стаей, слины инстинктивно берут добычу в круг. Убежище сбивает их с толку. Его форма не пробуждает природные охотничьи инстинкты. Лучшее, что мы могли сделать, оказавшись застигнутыми врасплох, — было встать спиной друг к другу и принять последний смертный бой с безжалостным и свирепым противником.

Перед тем как улечься спать в очередном наспех сложенном убежище, Имнак вытащил из мешка несколько пластинок китового уса, доставшихся нам после того, как удалось загарпунить черного кита ханжера. Он захватил их с собой из постоянного стойбища. Для чего — я еще не знал.

— Что ты делаешь? — спросил я.

Имнак трудился при свете факела.

— Смотри, — сказал он.

Взяв кусок китового уса длиной дюймов пятнадцать, он заточил ножом оба конца. Затем он с огромными усилиями, но очень осторожно согнул ус, сведя заточенные под иглу концы вместе. Потом краснокожий туго стянул получившийся круг жилами табука. Я представил, что произойдет, если жилы вдруг лопнут, и на всякий случай отодвинулся.

— Отложи подальше, — сказал я Имнаку.

Охотник смастерил несколько кругов, после чего нарезал мясо крупными кусками и в, каждый кусок засунул по кругу. Выйдя из убежища, Имнак разбросал мясо и вернулся.

— Теперь можно спать, — объявил он.

— Ведаешь ли ты, что творишь? — спросил я краснокожего.

— Хочешь жить? — вопросом на вопрос ответил он.

— Хочу, — сказал я.

— Тогда не спорь. Либо мы, либо слины.

В ту ночь я долго не мог заснуть. Неожиданно снаружи раздался дикий, пронзительный визг раненого зверя. Очевидно, желудочный сок растворил жилы табука.

— Что это? — испуганно воскликнула Арлин.

— Ничего, спи, — сказал я.

* * *
Мы продвигались на север.

Слинов больше не было. Первый из пятерых погиб две ночевки назад. Оставшиеся четверо сожрали его вместе со шкурой. Еще двое, очевидно, пресытившиеся мясом, отвалили куда-то в сторону. Два слина по-прежнему шли за нами. Вчера, или одну ночевку назад, Имнак бросил на санный след еще один кусок мяса с китовым усом внутри. Более агрессивный из увязавшихся за нами слинов первым набросился на приманку. Он подох через один ан, до последней секунды продолжая бежать по нашему следу. Второй, более осторожный слин, присел возле собрата и терпеливо ждал, когда тот перестанет дергаться. Затем он приступил к пиршеству. Сегодня Имнак бросил на след еще один, последний кусок мяса. Спустя несколько часов раздался протяжный, жалобный визг смертельно раненного зверя.

Имнак торопливо развернул сани.

— Поспешим! — весело воскликнул охотник. — Это наше мясо!

Когда мы подъехали, животное неподвижно лежало на снегу. Из широко раскрытых глаз текли и тут же замерзали слезы. Очевидно, боль была невыносимой. Слин никак не отреагировал на наши копья.

* * *
— Пора строить убежище, — объявил Имнак.

Мы нашли подходящую глыбу льда и принялись вырубать из нее блоки нужных размеров. На иннуитском подобные строения называются «иглу», хотя иногда этим же словом называют обычный чум.

Вскоре постройка была закончена, и Имнак забрался внутрь.

Девушки уже готовили ужин.

— Кажется, от слинов мы избавились, — сказал я.

— Да, так далеко на север они не забредают, — согласился охотник.

— Тогда чего нам бояться?

— Не забывай, что это край ледяных зверей, — произнес он.

Я выбрался из иглу. Снаружи небо переливалось полосами неровного света. Казалось, гигантский желто-зеленый занавес колышется на высоте нескольких сотен миль. Подобное атмосферное явление объясняется тем, что электрически заряженные частицы бомбардируют верхние слои атмосферы. Между тем для этого времени года подобное явление было весьма необычно.

Я позвал Арлин. Вместе с ней вышла и Одри. Некоторое время мы молча любовались причудливыми переливами света, потом я напомнил рабыням, что пора заниматься делами.

Спустя час, лежа в моих объятиях, Арлин прошептала:

— Как это было красиво! Как, оказывается, прекрасен север!

— Да, — сказал я. Вокруг царило спокойствие и безмолвие полярной ночи.

— Что это? — вдруг резко спросила рабыня.

— Имнак? — позвал я.

— Я слышал, — проворчал охотник.

Мы замерли. Некоторое время не доносилось ни звука. Потом снег снова заскрипел. Кто-то приближался к нашему иглу.

— Слин? — прошептал я.

— Слушай, — отозвался краснокожий.

— Это слин? — спросила спустя несколько минут Арлин.

— Нет, — ответил я, — Он ходит на двух ногах.

Вскоре шум затих. Я слышал, как Имнак засунул нож в ножны. Я тоже спрятал оружие.

— Посмотрю, что это, — сказал я, натянул верхнюю парку и полез по ледяному тоннелю на выход.

Тоннели в иглу заменяют двери. Они позволяют сохранить тепло. Делают их достаточно широкими, чтобы не порвать о ледяные зазубрины рукавицы или одежду. На севере это немаловажно. Иголки и нитки важны здесь не менее ножей и гарпунов. Широкие тоннели позволяют также выходить из жилища с оружием наготове. В краю диких и опасных зверей это обязательное условие для любого жилья.

Позади меня полз Имнак. Добравшись до конца тоннеля, я тихонько сдвинул в сторону прикрывавший вход ледяной валун. Иглу никогда не закрывают наглухо, свежий воздух должен поступать постоянно, тем более когда внутри горит огонь.

Сжимая в руке нож, я осторожно выбрался наружу. Следом за мной, также с ножом в руке, появился Имнак.

Кругом царила тишина.

Рабыни, вначале Поалу, потом Арлин и Одри тоже выбрались из убежища.

Было тихо, пустынно и очень холодно.

Северное сияние по-прежнему переливалось на небе.

Мы с Имнаком обследовали ближайшую территорию.

— Ничего нет…

— Я тоже ничего не вижу, — отозвался краснокожий.

— Но что-то же было! — воскликнул я. — Не могло же нам показаться.

— Нашли следы? — спросила Арлин.

— Нет.

— Лед слишком твердый, — произнес Имнак.

— Но что-то же было! — сказал я.

— Конечно, — отозвался охотник.

— Может, это был ветер? — предположила Арлин.

— Нет, — сказал я. — Я явно слышал шаги.

— Аййи! — завопил вдруг Имнак, показывая вверх. Арлин завизжала.

Из дрожащих на небе желто-зеленых полосок вдруг проступила гигантская морда кюра.

Имнак застыл на месте, Одри закрыла лицо руками, а Арлин вцепилась мне в руку.

Ошибки быть не могло. Над нами повисла невероятных размеров морда кюра. Глаза зверя горели, казалось, что внутри черепа пылает пламя. Ноздри раздувались, из пасти торчали клыки. Затем губы кюра растянулись. Казалось, зверь собирается довольно облизнуться. Уши прижались к черепу, и в этот момент морда потускнела и исчезла. Последними пропали глаза. Прежде чем уши успели прижаться к голове, я заметил, что одно из них, левое, было наполовину оторвано. Наконец погасли и глаза. На небе мерцали далекие, холодные звезды и переливалось желтоватым пламенем северное сияние.

— Что это было? — прошептала Арлин.

— Это был тот, кому ты служила, — ответил я.

— Не может быть! — в ужасе воскликнула девушка.

— Надеюсь, теперь мы точно повернем обратно, — пробурчала себе под нос Поалу.

— Не повернем, — сказал Имнак.

— Хочешь сказать, что для тебя это не знак?

— Знак.

— Значит, надо поворачивать!

— Нет.

— Разве это не знак, что надо поворачивать?

— Нет.

— Тогда что это за знак? — не унималась девушка.

— Это знак того, что поворачивать назад поздно.

— По-моему, ты прав, Имнак, — сказал я и посмотрел на небо.

Поворачивать назад было действительно поздно.

Я улыбнулся. Вот я и дошел до страны Зарендаргара, до логова моего злейшего врага. Безухого.

— По-моему, Имнак, скоро я найду того, кто мне нужен.

— Кажется, он тебя уже нашел, — отозвался охотник.

— Может быть, — согласился я.

— Давай вернемся, господин! — жалобно произнесла Арлин.

— Я из касты воинов, — напомнил я.

— Но подобные вещи сильнее самой природы.

— Может, сильнее, а может, и нет, — пожал я плечами, — Посмотрим.

— Пожалуйста, — канючила рабыня. — Давай вернемся, господин!

— Я из касты воинов, — повторил я.

— Ты можешь погибнуть.

— Это предусмотрено Кодексом, — сказал я.

— Что такое Кодекс?

— Это ничто и это все. Пустой звук и стальное сердце. Чепуха и огромный смысл. Разница. Без Кодекса люди превратились бы в кюров.

— Кюров? — удивленно повторила она.

— Зверей. Таких, как ледяные звери, и даже хуже. Как эта морда в небе.

— Но ты же не обязан жить по Кодексу?

— Однажды я его нарушил, — сказал я. — И больше этого делать не намерен. — Я посмотрел на девушку, — Пока человек стоит, он не знает, что такое падение. И, только упав, начинаешь понимать, что значит держаться на ногах.

— Никто и не узнает, что ты нарушил Кодекс, — прошептала рабыня.

— Я узнаю, — произнес я. — Я — мужчина из касты воинов.

— Что значит быть из касты воинов? — спросила она.

— Это значит жить по Кодексу. Тебе, наверное, кажется, что воин должен быть сильным, ловким, носить оружие и уметь с ним управляться? Все это — не главное.

Девушка завороженно смотрела на меня.

— Главное — жить по Кодексу.

— Забудь о нем, — сказала она.

— С рабынями говорить о Кодексе бесполезно, — сказал я. — На колени!

В глазах Арлин промелькнул страх, она поспешно опустилась на колени.

— Пожалуйста, прости меня, господин! — запричитала она. — Умоляю тебя, не убивай меня!

— Ползи в убежище, — презрительно бросил я, и она поползла по снегу, темное пятно в серебряном свете трех лун.

— Прошу тебя, не убивай ее, — произнесла Одри, опускаясь передо мной на колени.

Имнак залепил ей в ухо, и рабыня повалилась в снег.

— Он сделает с ней то, что найдет нужным, — пояснил охотник.

— Конечно, господин, — пролепетала девушка и поспешила за своей подругой. Следом за ними в иглу забрались Поалу и Имнак.

Я бросил последний взгляд на небо, на неверные, дрожащие огни, и тоже полез в убежище.

Арлин уже сбросила меха и стояла обнаженная на коленях возле моего ложа.

— Девушка просит прощения, — При моем появлении она прижалась лицом к полу.

Гнев мой мгновенно испарился. До чего же хитрая и услужливая девка! Плутовка быстро смекнула, что, демонстрируя полную покорность и раскаяние, можно быстро добиться прощения.

Очень скоро она уже постанывала в моих объятиях.

— Тебе понравилось, господин? — заботливо поинтересовалась она.

— Понравилось, — сказал я.

— Мне тоже.

Рядом повизгивала от удовольствия Поалу. Затем я услышал, как Имнак поднялся с ложа.

— Что случилось? — спросил я.

— Нас может подстерегать опасность, — ответил он. — Надо выставить часового.

— Хорошая мысль, — согласился я.

— Я пойду первый, — сказал краснокожий.

Поалу недовольно заворчала, они еще немного повозились, после чего охотник выбрался из иглу.

Поалу и Арлин уснули.

До меня донеслись всхлипывания Одри.

— Ко мне никто не прикасается, — плакала девушка.

— Спи! — приказал я.

— Да, господин, — вздохнула она.

Почему-то я почувствовал себя ужасно усталым. Хорошо, что Имнак заступил на пост первым. Я мог спать и ничего не бояться.

Глава 28. МНЕ НАДО БЕРЕЧЬ СИЛЫ

Я чувствовал на своем теле ее маленькие ладошки.

— Господин! Господин! — звала девушка.

— Он просыпается, — сказала другая.

Я никак не мог прийти в себя. Я пытался согнать сонливость, тряс головой и снова погружался в дрему.

Мне снился замечательный сон. Будто я пирую в собственном доме, а меня услаждают разодетые в шелка горячие, сладострастные невольницы. Они трогают меня пальцами, ртом, губами, языками, и каждое их прикосновение сладостно и приятно. Они искусно танцуют и ласкают меня так, как может ласкать только прошедшая хорошую подготовку женщина.

Осушив кубок с вином, я привязал его к волосам невольницы и отправил ее за добавкой.

— Я не умею танцевать, — призналась другая, но я сорвал с нее тунику, и она начала танцевать, причем очень хорошо.

Как все-таки прекрасны женщины. Неудивительно, что сильные мужчины тут же обращают их в рабынь.

Я попытался проснуться.

— Он просыпается, — сказала первая девушка.

Я смутно сознавал, что лежу под теплым меховым покрывалом. Внизу было что-то твердое. Я никак не мог сообразить что.

Я открыл глаза. Потолок моментально куда-то поплыл, и все стало красным.

Рядом со мной сидела Арлин.

— Господин, — позвала она.

Я взглянул на девушку. Никогда раньше я не видел Арлин в косметике и украшениях горианской рабыни. Моего ремня на шее не было. Вместо него поблескивал изящный металлический ошейник. На рабыне была коротенькая, прозрачная туника из алого шелка.

— Как ты красива! — произнес я.

— Господин, — сказала девушка.

Похоже, она мне тоже снится. Значит, я взял ее с собой в Порт-Кар и одел для своего удовольствия. Мужчина всегда одевает женщин для своего удовольствия.

Я попытался разглядеть вторую рабыню. У нее были белокурые волосы. Одежда состояла из курлы и чатки. Курла — это желтый шнурок на животе. Чатка — узкая полоска материи, которая крепится на курле спереди, пропускается между ног и завязывается бантиком с другой стороны. Еще на рабыне был такой же, как у Арлин, ошейник, бусы и несколько ожерелий. От обеих девушек хорошо пахло. Блондинка опустилась на колени и поцеловала меня в живот.

— Констанс! — удивился я.

Я не видел ее с тех пор, как попал в плен в Людиусе и был отправлен на каторжные работы на стену. Когда-то она была свободной. Я сделал ее своей рабыней в полях к югу от Лауры.

— А ты что здесь делаешь? — спросил я.

— Господин, — заплакала девушка и прижалась ко мне губами.

Я посмотрел на потолок. Он был действительно красным. Теперь я хорошо это видел. Темно-красный, обитый мехом. И пол в этой комнате тоже был обит мехом.

С яростным криком я попытался вскочить и ударился о толстые прутья решетки.

Согнуть их я не мог. Я сорвал меховое покрытие с пола и обнаружил под ним прикрученные громадными болтами стальные плиты. Подняв над головой руки, я ощупал потолок. Он тоже оказался стальным. Придя в неистовство, я посдирал со стен меховую обивку. Камера оказалась прямоугольной. Двенадцать на двенадцать футов плюс восемь футов в высоту. С пяти сторон она была закрыта глухими стенами, с одной стороны — толстой решеткой.

Я снова попытался согнуть прутья. Два с половиной дюйма толщины. Такие прутья выдержат кюра. А может, на него и были рассчитаны.

Я посмотрел на девушек. Испугавшись моей ярости, они присели на пол в середине камеры.

— Кто-то принес нас в это место, — сказала Арлин. — Я очнулась в клетке. На мне уже была эта туника и ошейник. Потом меня привели сюда. Помню, что это было утром.

— Где Имнак, Поалу, Одри? — спросил я.

— Не знаю, — заплакала девушка.

— Констанс! — позвал я. — Где мы?

— Не знаю, — произнесла рабыня. — Меня схватили еще в Людиусе, вместе с тобой. Потом отвезли на север — вначале на тарне, потом на санях. Вот уже несколько месяцев, как я здесь. На улицу меня не выпускают.

— Кто наши тюремщики? — спросил я Арлин.

— Я видела только людей, — прошептала она.

— Есть и другие, — содрогнулась Констанс. — Я их видела. Огромные, но очень подвижные звери.

— Так что, никто не знает, где мы? — раздраженно спросил я.

— Никто, — замотали головами невольницы.

Я посмотрел за решетку. Там была еще одна комната, тоже бронированная. В ней была дверь с маленьким, зарешеченным окошком.

— Что ты успела увидеть, Констанс? — спросил я.

— Немного. Знаю только, что это очень большой дом. Как дворец. В этом крыле я никогда не была.

— Дальше, — потребовал я.

— Рассказывать особо нечего, — сказала рабыня. — Меня привезли из Людиуса. Здесь есть еще девушки.

— Рабыни? — уточнил я.

— Да. Все, кого я видела, были в ошейниках.

— Тебя привезли услаждать местный гарнизон? — спросил я.

— Да.

— Всех? — изумилась Арлин.

— Конечно, — сказала Констанс. — Я ведь рабыня. И ты, кстати, тоже.

Арлин задрожала и попыталась натянуть на колени коротенькую тунику.

— Большой ли здесь гарнизон? — спросил я.

— Не знаю, — ответила Констанс. — Я и еще пять девушек обслуживаем двадцать человек. Мы не можем свободно передвигаться. К ошейнику крепят трос, на другом конце которого закреплена стальная болванка на шарнирах. Под самым потолком проведены рельсы. Болванка катится по рельсам, и таким образом мы можем ходить только по утвержденному маршруту. Я, например, знаю только зал наслаждений и рабочую комнату.

— Надеюсь, на время наслаждений тебя отстегивают? — усмехнулся я.

— Конечно, — улыбнулась рабыня. — Только вначале запирают двери.

— Много ли здесь залов наслаждений и рабочих комнат? — спросил я.

— Понятия не имею. Во всяком случае, есть такие, где я ни разу не была.

— Можешь ли ты хотя бы примерно оценить численность гарнизона?

— Нет. Может быть, сто, может быть — тысяча.

— Легко ли их ублажить? — спросила Арлин.

— О нет! — воскликнула Констанс.

— Надеюсь, меня не заставят работать в твоем отсеке, — пробормотала Арлин.

Констанс пожала Плечами:

— Думаешь, другие будут лучше? Они тут все такие.

Арлин содрогнулась.

— Не бойся, дорогуша, — успокоила ее Констанс. — Здесь из тебя быстро выбьют всю дурь.

Арлин в ужасе уставилась на меня.

Я старался не обращать на нее внимания. В конце концов, она просто рабыня.

— А звери? — спросил я Констанс.

— Сколько их, я не знаю. Но зверей, конечно, меньше, чем людей.

— Сегодня ты без цепи, — заметил я.

— С самого утра. Меня привели сюда прямо из моей клетки. Ты был еще без сознания. Эта рабыня, — Констанс сделала ударение на последнем слове и неприязненно посмотрела на Арлин, — была уже здесь.

— Не понимаю, зачем сюда прислали эту рабыню? — глядя на Констанс, произнесла Арлин.

— Затем, что вы обе принадлежите мне, — поморщился я.

— Вот как? — подняла бровки Арлин, — Что ж, она, кажется, хорошенькая. Она тебе нравится?

— Заткнись, — проворчал я.

— Слушаюсь, господин. — Арлин обиженно отвернулась к стене.

— Мне так не хватало объятий моего господина, — вкрадчиво проворковала Констанс.

Арлин смерила ее негодующим взглядом.

— Ты сказала, что тебя привели сюда утром, — произнес я. — Сейчас что, утро?

— Этот комплекс живет своей жизнью, — объяснила рабыня. — День делится на двенадцать частей. Сколько длится одна часть, я не знаю. Думаю, чуть больше ана.

Я вспомнил хронометр в разбитом корабле, который я нашел в пустыне Тахари. Он тоже был откалиброван на двенадцать частей. Скорее всего, это связано с периодом обращения вокруг своей оси родной планеты кюров. А может, это имело отношение к двенадцатиричной системе счисления, которой они пользовались. Последнее, в свою очередь, легко объяснялось количеством пальцев на лапе. У кюров их шесть.

— Мы отличаем день от ночи по освещению, — продолжала Констанс. — Яркость света тоже регулируется. Каким образом — я не знаю. Наверное, у них есть специальный прибор.

Последнее как раз делалось очень просто. Достаточно поставить обыкновенный реостат — и можно менять яркость света, имитируя естественный природный цикл.

— Звери ходят в основном по ночам. Я часто слышу, как они стучат когтями по плитам пола. Наверное, они хорошо ориентируются в темноте. Я, во всяком случае, ничего не вижу.

Я кивнул. Кюры активны в любое время суток, но изначально это ночные животные.

Я потряс прутья решетки. Они не поддавались.

Неожиданно до моего слуха донесся звук поворачиваемого в замке ключа. Судя по всему, открывали дверь в соседнюю камеру.

Я поспешно отступил от решетки. Может быть, кто-нибудь подойдет поближе. Тут уж я буду знать, что делать. Арлин и Констанс опустились на колени. Правильно. Они рабыни.

— Друсус! — вырвалось у меня.

В дверях действительно стоял Друсус в темном одеянии своей касты.

— Вижу, ты оделся как воин, — заметил он.

Последнее было правдой. Я проснулся в алой накидке воинов. Шкуры куда-то пропали.

— Ты тоже, дружище, решил уважить свои цвета, — сказал я. Друсус не постеснялся напялить на себя черный плащ убийцы. На левом плече висела перевязь с коротким мечом.

— Позволь пригласить тебя в наши скромные чертоги, — произнес он.

Я вежливо поклонился.

— Рады тебя видеть своим пленником, — добавил он. — Идти на север было большой глупостью.

— Я шел в гости, — пожал я плечами.

— Добро пожаловать, — улыбнулся он и щелкнул пальцами.

В комнату вошла изумительно сложенная брюнетка с подносом в руках. Все одеяние рабыни состояло из кожаного, с металлическими застежками ошейника. Рот ее был плотно закрыт, из него торчали стальные кольца. Система была мне знакома. При помощи храпового механизма ее подгоняют под индивидуальные размеры. Защелки крепят на затылке. Отстегнуть такой кляп невозможно, даже если свободны обе руки.

Девушка опустилась на колени и прижалась лицом к стальному полу. Затем просунула сквозь прутья две фляги, после чего протолкнула поднос под решеткой. Снизу между полом и прутьями оставалось около четырех дюймов. Потом она снова прижалась лицом к стальным плитам, поднялась, вопросительно посмотрела на Друсуса и по его знаку вышла из комнаты.

— Хорошая рабыня, — отметил я, провожая взглядом ее стройные босые ножки. — Зачем этот намордник?

— Так мне захотелось.

— Понятно, — кивнул я.

Он повернулся к двери.

— Друсус! — крикнула вдруг Арлин. — Ты должен нам помочь! — Очевидно, она вспомнила, что когда-то он ей подчинялся.

Он пристально на нее посмотрел, и Арлин в ужасе забилась в угол камеры.

— Вот еще одна хорошенькая рабыня, — произнес Друсус.

Арлин безуспешно пыталась натянуть на колени коротенькую прозрачную тунику.

— Между прочим, моя, — заметил я.

— Обязательно ее попробую, — сказал он.

— Вот как?

— Обязательно, — повторил он. — Ее привезли на Гор специально для меня. Я сам осматривал кандидатуры.

— Понятно, — произнес я.

— Думаю, тебе стоит перейти на нашу сторону, — сказал он, — Кюры подарят тебе любую женщину.

— Я — воин, — напомнил я. — Если женщина мне нравится, я завоевываю ее мечом.

— Ну-ну, — усмехнулся он, не сводя глаз с Арлин.

— Кроме того, — добавил я, — этим же мечом я защищаю свою собственность. Эта женщина, — я показал на Арлин, — принадлежит мне.

— Посмотрим, — произнес Друсус. — Переходи к нам.

— Нет.

— Между прочим, твой дружок Имнак уже с нами, — сказал он.

— Не верю.

Друсус пожал плечами.

— Кюры подарят тебе любую женщину, — повторил он, поворачиваясь к двери. — Золота они тоже не пожалеют.

— Я хочу видеть Зарендаргара, — сказал я. — Безухого.

— Никто не может его видеть, — изрек Друсус, и тяжелая дверь захлопнулась.

Я резко обернулся к девушкам.

— Ты посмела назвать свободного мужчину по имени! — обрушился я на Арлин. — Ты заговорила с посторонним, Не получив на то моего разрешения!

— Прости меня, господин! — упала на колени невольница.

Я дал ей пощечину, после чего она свалилась на стальной пол.

— Господин, — сказал Констанс. — Тебе принесли еду. Поешь.

Она поднесла мне поднос с жареным мясом боска, теплым свежим хлебом и ароматным вином.

Дождавшись, когда я закончу трапезу, Арлин подползла ко мне и прижалась щекой к моему колену.

— Ты меня ударил, — произнесла она. В глазах рабыни застыли слезы, из рассеченной губы сочилась кровь. — Прости, что я огорчила тебя, господин, — мягко сказала она и вытерла мне рот своими волосами. Губы ее оказались совсем рядом. Я прикоснулся к ним языком. Иногда попадается очень вкусная косметика.

— Господину понравилось? — спросила она. — Губная помада с привкусом.

— Я уже почувствовал. Напоминает вишни с Тироса.

— Попробуй еще, — попросила рабыня. — Съешь ее всю, возьми меня!

Я впился в ее губы, но в следующую минуту резко отстранил девушку.

— Господин?

— Я должен беречь силы, — сказал я. — Не мешай мне думать.

Девушка отползла в угол камеры. Я скрестил ноги и застыл в позе воина.

Глава 29. ТЕЛЕЖКА-КЛЕТКА

По обеим сторонам зарешеченной тележки шагали солдаты с оружием. Насколько я мог понять, стреляло оно длинными, конусообразными снарядами. По принципу действия эти штуки мало чем отличались от обычных ружей, даже приклады были украшены изящной гравировкой — ни дать ни взять старинные пищали. Выстрел производился нажатием на кнопку, расположенную в передней части приклада. Как и при стрельбе из ружей, нажимать ее надо было плавно и без рывка. На поясе у солдат были закреплены колчаны с короткими стрелами.

Я стоял, вцепившись в прутья. Тележку везли двое служивых. Сзади шел Друсус, также вооруженный странного вида арбалетом.

В одном из коридоров нам попалась стройная обнаженная рабыня. Увидев тележку, девушка присела. От ошейника к протянутым под потолком рельсам тянулась стальная цепочка. Один из стражников приподнял цепочку, и тележка проехала мимо невольницы. Она побежала дальше, ни разу не оглянувшись. Так и следует себя вести в доме хозяина. Между тем рельсовая система меня удивила. Помоему, они явно перегнули с безопасностью. Трудно представить, какой вред могла бы причинить эта девушка, случись ей свернуть в другой коридор.

— Стоять! — скомандовал Карджук.

Тележка застыла на месте.

Карджук появился откуда-то сбоку. Одежда состояла из меховых штанов, сапог и нескольких ожерелий. Голову Карджука украшала повязка.

— Ну вот ты и в клетке, — произнес он. — Как и положено животному.

Я вцепился в прутья. Тележка катилась на восьми прорезиненных колесиках. Размеры ее составляли четыре на четыре и семь футов в высоту. С четырех сторон были железные прутья, сверху и снизу — стальные плиты.

— Заманить тебя оказалось несложно, — заметил Карджук.

— Но и не просто тоже, — огрызнулся я.

В дверях, из которых вышел Карджук, стоял огромный полярный кюр. В ушах зверя качались золотые сережки. Чудовище растянуло губы и обнажило кривые мощные клыки. У кюров это означает радостную улыбку.

— Познакомься с моим другом, — сказал Карджук, кивая на кюра. — Это он напал на твоего приятеля Рэма, когда вмешались люди из стойбища. Ты думал, что я его убил.

— Нет, — усмехнулся я. — Я так не думал.

— Нет? — удивился Карджук.

— Конечно нет. Я осмотрел голову, которую ты при тащил в стойбище. Золотые кольца показались мне тоньше и меньшего размера, чем те, что я видел раньше. К тому же, судя по ушам, их вставили совсем недавно. Да и голова не походила на только что отрубленную. Дня два-три она точно где-то провалялась. Кроме того, зверь, напавший на Рэма, сожрал слина. Я не нашел следов крови на языке и шерсти. Короче, ты принес голову другого существа.

Карджук внимательно смотрел на меня.

— Ты что, решил, что я не отличу одного кюра от другого? — насмешливо спросил я. — Воины отличаются наблюдательностью и хорошей памятью. Внимание к деталям, даже самым незначительным, порой помогает избегнуть смерти.

— Ты прав, — сказал Карджук. — Это была голова ледяного зверя, убитого несколькими днями раньше.

— Я уже не говорю о том, что мимо тебя не должен был проскользнуть ни один зверь, — насмешливо сказал я, — Для человека с твоим опытом и известностью, ты слишком долго за ним гнался.

— Ты мне льстишь, — улыбнулся Карджук.

— Все вместе однозначно свидетельствовало о том, что ты работаешь на кюров.

— Ты умный, — сказал Карджук.

— Да и с напарником тебе не повезло, — заметил я, кивая в сторону белошкурого зверя. — Он шел параллельным курсом и постоянно попадался нам с Имнаком на глаза. — Я хотел выяснить, насколько хорошо кюр понимает по-гориански.

Глаза зверя недобро сверкнули, а уши прижались к голове. Значит, это корабельный кюр, натренированный на распознание человеческой речи. Я не увидел никаких приспособлений для перевода. Похоже, технология кюров вышла на новый уровень.

— Он на севере недавно, — заступился за кюра Карджук. — Это не заурядный ледяной зверь, а совсем другая порода, родом издалека.

— Это корабельный кюр, — сказал я.

Карджук нахмурился. Похоже, он и сам не знал про вращающиеся на орбите стальные миры.

— Он прилетел с миров на орбите, — пояснил я.

— Там что, есть миры? — спросил он.

— Да.

— Далеко?

— Гораздо ближе, чем о них думают.

— Если ты такой умный, то зачем шел на север? — спросил Карджук.

— У меня на севере встреча, — сказал я. — С Зарендаргаром. Безухим.

— Никто не может его видеть.

— Ты его охранял, — произнес я.

— Я и сейчас его охраняю, — заметил он.

— Ты бросил пост.

— Я охраняю его своими методами.

— Где Имнак? — спросил я.

— Он с нами, — ответил Карджук.

— Лжешь.

— А как, по-твоему, мы тебя захватили?

— Лжец! — крикнул я и попытался схватить его за горло, но Карджук отошел от клетки.

— Подлец! — закричал я, сотрясая прутья. — Подлец и предатель!

Карджук и кюр скрылись за дверью, из которой появились.

Тележка покатилась дальше.

— Если не ошибаюсь, — произнес шагающий позади клетки Друсус, — к нам идет твой дружок Имнак.

Я прижался к прутьям. Навстречу действительно шел Имнак. До него было ярдов пятьдесят. Увидев нас, он приветственно помахал рукой.

— Имнак! — заорал я.

Как и Карджук, он был одет в меховые сапоги и штаны. Краснокожий был обнажен по пояс. Иссиня-черные волосы были схвачены Лентой. На шее висели тяжелые золотые ожерелья. Имнак грыз ножку жареного вула. Сзади шли разодетые в шелка рабыни. На Поалу была коротенькая желтая туника, на Одри и Барбаре — красные. Девушки были босы, на шеях поблескивали ошейники, на руках и ногах позвякивали браслеты.

— Привет тебе, Тэрл, который со мной охотился, — широко улыбнулся Имнак.

— Значит, и ты попался, — сказал я.

— Нет, — покачал головой краснокожий. — Попался только ты.

— Не понимаю, — произнес я.

— Здесь очень жарко, — заметил охотник.

— Почему ты на свободе? — спросил я.

— Ну и жара, — повторил краснокожий. — Как ты думаешь, зачем они здесь так топят?

— Ты же стоял на посту, — напомнил я.

— Я следил за Карджуком, — кивнул Имнак.

— Почему я в клетке, а ты нет? — спросил я.

— Может быть, я немного сообразительнее, — ответил охотник.

Я пристально на него посмотрел.

— Почему я должен быть в клетке? — спросил Имнак. — Не понимаю.

— Тебя поймали, — сказал я.

— Нет, — покачал головой он. — Это тебя поймали. Посмотри, как идут Поалу эти украшения.

— Очень идут.

— В чуме в этой тунике замерзнешь, — заметила девушка.

— Может, поэтому они так топят? — предположил краснокожий.

— Имнак, они убеждали меня, что ты меня предал, — сказал я.

— И ты им не поверил?

— Конечно нет!

— На твоем месте я бы основательно обдумал этот вопрос, — сказал он.

— Нет! — решительно произнес я.

— Надеюсь, это никак не отразится на нашей дружбе? — озабоченно спросил Имнак.

— Никак, — твердо сказал я.

— Это хорошо, — кивнул охотник.

— Странное дело, Имнак. Любого другого я бы уже возненавидел, а на тебя не могу даже рассердиться.

— Это потому, что я — простой, дружелюбный парень, — объяснил он. — Можешь спросить любого человека в стойбище. Только вот петь я не умею.

— Ты не умеешь быть преданным, — сказал я.

— Это еще почему? — возмутился Имнак. — Смотря кому преданным.

— Никогда не пытался взглянуть на это дело с такой точки зрения, — признался я. — Полагаю, ты предан Имнаку.

— Ему можно быть преданным, — кивнул он. — Имнак простой, дружелюбный парень, все в стойбище это подтвердят. Только вот петь он не умеет.

— Надеюсь, ты собой гордишься, — сказал я.

Имнак пожал плечами:

— Кое-что у меня действительно хорошо получатся.

— Например, предательство, — заметил я.

— Не надо говорить обидных слов, Тэрл, который со мной охотился, — сказал Имнак. — Я говорил с Карджуком. Так лучше.

— Я тебе верил.

— Если бы ты мне не верил, мне было бы труднее, — признался он.

Я посмотрел на одетую в красную шелковую тунику Барбару.

— Мы о тебе волновались, — сказал я.

— Только не я, — проворчал Имнак.

— Меня схватил ледяной зверь, — произнесла девушка, — или кто-то очень на него похожий. В ушах у него были кольца. Он притащил меня сюда. А потом меня вернули Имнаку.

— Ты очень красивая.

— Спасибо, господин.

— Ты тоже, Одри, — сказал я, посмотрев на другую девушку.

— Мне очень приятно, что я тебе нравлюсь, — ответила невольница. В глазах ее застыли слезы.

— Нам пора, — проворчал Друсус.

— Желаю удачи, Тэрл, который со мной охотился, — Имнак приветственно помахал мне жареной ножкой вула.

Я промолчал. Тележка покатилась дальше. Четверо человек остались позади.

— За золото можно купить любого, — произнес Друсус, шагая позади повозки. На бедре у него висел меч, правую руку убийца держал на прикладе легкого арбалета с прикладом. — Любого, — повторил он.

Я молча стоял в углу своей клетки, стискивая побелевшими пальцами железные прутья. Клетка продолжала медленно катиться по длинному стальному коридору.

Глава 30. МАЛЕНЬКАЯ АРЕНА

Я увидел две круглые платформы. На них стояли одетые в классические белоснежные платья девушки. Ошейников на них не было. Вместо них сверкали дорогие украшения и браслеты. На головах девушек красовались небольшие короны. Я отметил простоту и изящество царственных головных уборов. Девушки походили на убар. Между тем, судя по тому, как ниспадали платья, нижнего белья на них не было. Руки девушек были схвачены тонкими цепочками и прикованы к торчащим из платформ железным столбикам. В ногах у каждой лежал открытый ошейник и полоска шелка.

Одна из них раньше звалась госпожой Тиной из Людиуса. В свое время Рэм сделал ее рабыней. Второй была Арлин.

Между платформами был насыпан мелкий золотистый песок.

Напротив моей клетки стояла клетка с Рэмом. Я не видел его с тех самых пор, когда метель разлучила нас во льдах.

Я очень обрадовался, что Рэм жив. Возможно, его сохранили для этого развлечения.

Клетку с Рэмом открыли, он вышел на песок, и ему тут же вложили в руку короткий меч.

Он несколько раз рассек им воздух и отошел на край арены. На середину засыпанной песком площадки вышел человек в черно-коричневом одеянии.

Рэм посмотрел на меня.

— Желаю удачи, — сказал я.

Он улыбнулся.

Я оглядел небольшой амфитеатр. Зрителей было человек сто. Некоторые заключали между собой пари.

Я знал, что Рэм умеет драться. Правда, я не знал, насколько хорошо.

Позади моей клетки, на высоте двадцати футов, в стену было встроено зеркало. Зачем оно могло понадобиться в таком месте, я не представлял.

Скорее всего, за ним сидели кюры.

Человек в центре арены обратился к двум бойцам. Говорил он недолго.

Правила были предельно просты. Как на войне.

Когда на кону стоит женщина или слиток золота, состязание становится интереснее. Дело, конечно, не в женщинах и не в золоте. Просто мужчинам это нравится.

Бойцы разошлись.

— Каждый ставит правую ногу на деревянную планку, за которой насыпан песок, — скомандовал стоящий в центре арены человек.

Рэм и его противник исполнили приказ. Они стояли и смотрели друг на друга с противоположных краев посыпанной песком арены.

— Бой! — крикнул судья и вышел из круга.

Рэм был действительно великолепен. Другой парень тоже неплохо дрался, но состязания, как такового, не получилось. Через несколько минут Рэм уже вытирал лезвие о тунику лежащего у его ног противника.

Я работал быстрее Рэма, но его скорость удивляла. Такую редко можно встретить даже у воинов. Что бы он про себя ни говорил, уверен, что до ссылки на Телетус он носил алую тунику.

— Отличная работа, воин! — крикнул я.

Рэм приветственно помахал мечом.

Тину отстегнули от железного столба, и она бросилась к нему, но едва не напоролась на выставленный клинок. Рэм не хотел, чтобы она прикасалась к нему в одежде свободной женщины. Он показал мечом на платье, корону и украшения. Тина моментально разделась и опустилась перед ним на колени. Он швырнул ей кусок шелка, лежащий рядом с открытым ошейником. Девушка набросила его на себя, после чего Рэм грубо затянул ошейник на ее шее. Потом он притянул ее к себе, но вокруг уже сгрудились арбалетчики с оружием наготове. Рэм рассмеялся, оттолкнул рабыню и вернулся в клетку. Тину водворили обратно на платформу. Теперь она стояла на коленях, вместо тоненькой цепочки руки заковали в грубые невольничьи кандалы.

Стражник отворил дверь моей клетки и протянул мне короткий меч.

Оружие было хорошо сбалансировано. Такое и стоит немало.

К огромной своей радости, я увидел, что с другой стороны на песок выходит сам Друсус.

— Давно я хотел с тобой повстречаться, — сказал он.

Я пытался оценить его силу, манеру передвигаться, движение глаз. С виду он казался медлительным, но я хорошо знал, что нерешительный или заторможенный человек не сделает карьеру в его касте. Убийц готовят тщательно и жестоко. Черную мантию надо еще заслужить. Отбор кандидатов суров. По слухам, только один человек из десяти выдерживает предъявляемые мэтрами касты требования. Предполагается, что неудачливых курсантов убивают, дабы полученные в ходе обучения знания не становились достоянием кого попало. Выйти из касты невозможно. Обучение проходит в парах, которые постоянно состязаются между собой. Дружба поощряется. На заключительном этапе подготовки напарники сражаются между собой. До победы. Считается, что убивший друга человек начинает лучше разбираться в оттенках черного цвета. Убивший друга не станет жалеть врага. У человека не остается ничего, кроме золота и стали.

Я посмотрел на Друсуса.

В убийцы принимают ловких, сильных и хитрых парней. Думаю, предпочтение отдается эгоистичным и жадным. Затем из этого сырья делают гордых, целеустремленных, безжалостных мужчин, практиков черного дела, верных принципам, о которых большинство людей и не догадывается.

Друсус смотрел на меня.

Я помнил, что он учился на убийцу и остался жив.

Мы стояли в середине арены, слушая, что говорил нам судья.

Неожиданно клинок Друсуса полетел прямо мне в сердце. Я отбил удар. Я был к нему готов.

Судья растерялся. Рэм издал возмущенный вопль. Девушки завизжали. Зрители оцепенели. Два или три человека с галерки одобрительно загудели.

— У тебя хорошо получается, — сказал я Друсусу.

— У тебя тоже, — ответил он.

Судья пожал плечами, вышел из круга и произнес:

— Пусть каждый поставит правую ногу на деревянную планку, за которой насыпан песок.

Мы исполнили его требование.

— Ты уже договорился с сообщником, чтобы он ударил меня в спину? — спросил я.

Лицо Друсуса не отразило никаких эмоций.

— А лезвие ты не догадался натереть ядом?

— Моя каста не пользуется ядами, — проворчал он.

Похоже, вывести его из равновесия не удастся. А жаль. Мне очень хотелось его разозлить и спровоцировать на неподготовленную атаку.

— Бой! — срывающимся голосом крикнул судья.

Мы сошлись в центре арены. Клинки соприкоснулись.

— Я учился фехтованию в Ко-ро-ба, — сказал я.

Мечи лязгнули еще раз.

— Ты сам-то откуда?

— Неужели ты думаешь, что я стану с тобой говорить? — прошипел он. — Нашел дурака.

— У убийц, насколько я помню, родины не бывает. Это большая потеря.

Я отразил его выпад.

— А ты быстрее, чем я думал, — сказал я.

Наши клинки снова скрестились, после чего мы оба вернулись в обороняющуюся позицию.

— Некоторые полагают, что каста убийц выполняет определенную общественную функцию, — произнес я. — Люди думают, что вы стоите на службе правосудия. По-моему, это нелепость. Вы готовы служить кому угодно. — Я смотрел в лицо Друсуса. — У вас вообще есть хоть какие-нибудь принципы?

Он бросился вперед, но в последний момент замешкался. Я не воспользовался его ошибкой.

— Похоже, ты действительно устал от жизни, — заметил я.

Он испуганно отступил назад.

— Открываешься, приятель, — усмехнулся я.

Он в самом деле открылся и понял, что я это увидел. Сомневаюсь, чтобы зрители уловили такие нюансы. Их можно заметить только под определенным углом.

Теперь пришла моя очередь атаковать. Друсус ушел в глухую защиту. Трудно достать человека, который умеет обороняться. Я заметил, что на лбу у него выступили капельки пота.

— А правда, — спросил я, — что ради черной мантии вы должны убить лучшего друга?

Я сделал несколько откровенных выпадов, и Друсус легко отбил мою атаку.

— Как его звали? — спросил я.

— Курнок! — заревел Друсус и бросился на меня.

Я швырнул Друсуса на песок и упер клинок в его затылок.

— Вставай! — сказал я. — Теперь мы будем драться всерьез.

Он прыжком поднялся в стойку. Тогда я продемонстрировал ему и всем собравшимся технику фехтования на горианских мечах.

Публика замерла.

Окровавленный Друсус шатался. Перебитая рука безвольно болталась, хотя пальцы еще сжимали рукоятку оружия.

Я посмотрел в зеркало на стене. Теперь я не сомневался, что это прозрачное в одном направлении стекло, за которым сидят кюры. Я поднял меч и поприветствовал невидимых зрителей. Затем повернулся к Друсусу.

— Убей меня, — произнес он. — Я дважды опозорил свою касту.

— Все будет быстро, — пообещал я и поднял меч — Считай, что ты заплатил долг старому другу Курноку!

— Это был первый раз, когда я предал свою касту, — произнес Друсус.

Я посмотрел ему в глаза.

— Бей! — сказал он.

— Я тебя не понял, — нахмурился я.

— Я не убивал Курнока, — тихо сказал Друсус. — Он плохо дрался, и я не смог себя заставить.

Я отдал меч судье.

— Убей меня! — заорал Друсус.

— По-твоему, воин неспособен на милосердие? Не думай, что это привилегия убийц.

— Убей меня! — хрипло произнес он и рухнул на песок. Он и так долго простоял с такими ранами.

— Для убийцы этот тип слишком слаб, — проворчал я. — Уберите его.

Друсуса утащили. Арлин отстегнули от железного столба.

Она гордо спустилась с платформы и подошла ко мне. Потом, не говоря ни слова, девушка сбросила с себя платье, драгоценности и корону, сбегала к платформе за ошейником и шелковой повязкой, после чего вернулась и опустилась передо мной на колени.

Я потуже затянул ошейник и привязал к нему шелковую полоску.

— Это мой господин! — гордо произнесла Арлин, поворачиваясь к аудитории.

К нам уже спешили арбалетчики.

— Ступай в клетку, — проворчал судья.

— Смотрите! — крикнул, кто-то из зрителей.

Под зеркалом загорелась и погасла красная лампа.

— Отлично! — воскликнул судья.

Стражники снова открыли клетку Рэма. Ему вручили меч. Мне тоже вернули мое оружие.

Рэм бросил меч в песок.

— Это мой друг, — сказал он. — Я не буду с ним биться.

— Подними меч, — произнес я, глядя на зрителей.

— Я не собираюсь с тобой сражаться! — повторил он. — Пусть лучше меня убьют!

— Не сомневаюсь, что так они и поступят, — сказал я, — Подними меч!

Рэм перехватил мой взгляд.

— Им хочется увидеть море крови, — проворчал он.

— Не будем их разочаровывать, — сказал я.

Рэм посмотрел на меня, после чего, к вящему восторгу публики, поднял оружие.

— Ты не должен с ним сражаться, господин! — крикнула вдруг Арлин.

— Не смей с ним драться! — завопила Тина.

Стражники схватили Арлин и оттащили ее к железному столбу. Там ее заковали в невольничьи кандалы. Она, как и Тина, опустилась на колени.

Рабыни горько заплакали.

— Успокойся, — сказал Рэм Тине.

— Успокойся! — крикнул я Арлин.

— Пусть каждый поставит правую ногу на деревянную планку! — загнусавил судья.

Я посмотрел на скамьи. У шестерых стражников были арбалеты, остальные были вооружены такими же, как у нас, короткими мечами.

Мы с Рэмом подняли мечи и поприветствовали друг друга.

— Бой! — скомандовал судья.

Я ринулся на скамьи, круша мечом направо и налево. Главное — достать стражников с арбалетами. На противоположном конце амфитеатра рубился Рэм.

Поднялся невообразимый шум. Я всадил клинок в чью-то грудь. Второй арбалет с треском упал на каменные ступени. Какой-то стражник вскинул оружие, и я изо всех сил рубанул его по шее. Два человека повисли у меня на руках. Кто-то толкнул меня в спину, и я полетел на скамьи. Со всех сторон слышался лязг оружия. Отчаянно визжали девушки.

Мимо моей головы с отвратительным шипением пролетело что-то дымящееся. Снаряд ушел в песок, спустя мгновение раздался взрыв. Песок и щепки полетели во все стороны. Я высвободил одну руку и тут же проткнул мечом пытавшегося скрутить меня человека. Кажется, Рэму приходилось туго. Я бросился назад, на арену. Двое стражников с мечами попытались меня остановить. Одного я достал, второй отскочил в сторону. На Рэма наседали сразу четверо. Я подоспел вовремя. Четыре удара, и Рэм смог перевести дух.

Мимо пролетел еще один снаряд. Я видел, как он ударился в стену и взорвался. В месте попадания осталась приличная дыра. Еще одна стрела вонзилась в скамью. Спустя мгновение прогремел взрыв, и от скамьи остались одни щепки. Передо мной мелькнуло лицо растерявшегося судьи. Я полоснул по нему мечом. Из потолка повалил белесый газ. Я рубанул стоящего у дверей стражника и попытался вырваться из зала. Стальная дверь была прочно заперта. Я кашлял и задыхался. Арлин и Тина хрипели от удушья. Рэм бешено крутился на месте, разя всех, кто оказывался поблизости. Дым заволакивал все помещение.

— Выпустите нас! — кричали зрители, барабаня кулаками и рукоятками мечей в запертую дверь.

Тина и Арлин потеряли сознание и повисли на прикованных к столбикам цепях. Какой-то человек зашатался и рухнул в проход между рядами. Я увидел, что стражник целится в меня из арбалета, бросился на песок, откатился в сторону и огляделся. Рядом лежал арбалет. Я схватил оружие и попытался направить его на тускло поблескивающее в белесом дыму зеркало. Странно: дым был белый, а перед глазами плавали черные круги.

Арбалет вываливался из ослабевших рук.

Потом я потерял сознание и упал в песок.

Глава 31. БЕЗУХИЙ

— Сюда, — проворчал человек в черно-коричневом одеянии прислужников кюров и указал на железную дверь.

Меня ввели в выложенный стальными плитами зал. Я отметил, что стражники были без оружия.

Убить-то я их смогу, прикинул я. А что дальше?

Один из стражников отворил железную дверь и жестом показал, что я должен в нее войти.

Я переступил порог, и дверь захлопнулась. Лязгнули тяжелые запоры.

Я оглядел куполообразную комнату. У стен с полками стояли несколько столов и шкаф. Стульев не было. Под ногами лежал толстый, плотный ковер. Достаточно плотный, чтобы выдержать лапу с когтями. В комнате царил полумрак. Тем не менее я разглядел мелкий бассейн в дальнем углу комнаты. Окна комнаты больше напоминали бойницы. Сомневаюсь, чтобы они выходили на улицу. Как я ни старался, я не мог разглядеть за ними ни тускло блестящего под лунами льда, ни звездного неба. Подняв голову, я увидел причудливое переплетение деревянных и стальных конструкций. Несколько бойниц размещались на высоте двадцати футов. Выглянуть из них, стоя на полу, было невозможно. Зато одна из стен была обита тяжелым, плотным материалом. Имея когти, по ней можно было легко вскарабкаться до самого потолка.

На одном из столов лежал темный, похожий на ящик предмет высотой в шесть дюймов. В середине комнаты возвышалась широкая, полукруглая платформа.

Скрестив ноги, я сел рядом с платформой и принялся Ждать.

На платформе лежало что-то огромное, мешкообразное и живое.

Я не сразу сообразил, насколько огромен этот зверь.

Я сидел и смотрел, как он дышит.

Наконец чудовище зашевелилось и с неожиданной для такой туши легкостью село на платформу. Зрачки животного напоминали черные луны. Монстр заморгал, потом потянулся и зевнул. Я увидел двойной ряд загнутых внутрь клыков. В такой пасти сколько ни дергайся, будешь продвигаться в сторону глотки. Зверь еще раз моргнул и принялся вылизывать лапы. Потом прошелся длинным, черным языком по меху вокруг пасти. Проделав эти процедуры, он побрел в угол и облегчился. Когтистая лапа нажала на рычаг, и струя воды смыла нечистоты. Животное дважды царапнуло лапой по стальным плитам. Очевидно, инстинкт требовал за собой замести. Потом зверь подбежал к бассейну, плеснул себе в морду пригоршню воды и потряс головой. Потом напился, черпая воду сложенными в ковш ладонями. Повернувшись ко мне, он махнул лапой, показывая, что я тоже могу попить. Присев на корточки, я сделал пару глотков. Мы смотрели друг на друга с разных краев мелкого бассейна.

Потом странное существо отбежало к стене, выпустило когти и принялось, словно кошка, царапать обитую толстым ковром стену. Наконец зверь последний раз вытянулся, поднялся на задние лапы и посмотрел на меня. Ростом он был не менее восьми футов, а весил, судя по всему, фунтов девятьсот. Опустившись на четыре лапы, чудовище побежало к столу, на котором лежала темная коробка.

Затем оно щелкнуло переключателем и издало несколько непередаваемых звуков. Описать их не представляется возможным. Они отдаленно напоминали рык льва или бенгальского тигра с той лишь разницей, что в них звучала осмысленная, цивилизованная интонация. При мысли о том, что это — речь, меня охватил ужас. Очевидно, эволюция человека не предусматривала контакты с разумными существами подобного вида.

Зверь замолчал.

— Ты голоден? — услышал вдруг я.

Отчетливо выговоренная фраза донеслась из лежащей на столе темной плоской коробки. Значит, они пользуются механическими переводчиками.

— Не очень, — ответил я.

Спустя мгновение из коробки раздался короткий рык.

Я улыбнулся.

Зверь пожал плечами, пошел в угол комнаты и там нажал какой-то переключатель.

Металлическая стенка клетки скользнула вверх. Раздался визг, и маленький пушистый ларт прыгнул на пол. Огромная шестипалая лапа молниеносно накрыла грызуна. Зверь поднес его к пасти, прокусил шею и выплюнул позвонок. Затем он разорвал когтем брюхо и аккуратно выковырял все внутренние органы. Разложив на полу потроха ларта, животное принялось пожирать самые лакомые куски, время от времени деликатно посматривая в мою сторону.

— Вы не готовите пищу? — спросил я.

Переводчик включился, переработал человеческие фонемы и спустя мгновение передал мой вопрос на языке кюров.

— Иногда готовим, — сказал он. — Сырое мясо полезно для челюстей. От вареного они становятся слабее.

— Вареное мясо позволяет иметь меньшие по размеру челюсти, зубы и челюстные мышцы. Это, в свою очередь, способствует увеличению черепной коробки.

— У нас итак черепные коробки больше, чем у людей, — отозвался зверь.

— Кюры общественные животные?

— Общественные, — ответил кюр. — Но не в той степени, что люди. В этом наше преимущество. Кюр может жить один. Ему не нужно стадо себе подобных.

— Уверен, что раньше вы жили стадом.

— Очень давно, — сказал зверь. — Наш цивилизация насчитывает сто тысяч лет. На заре истории мы действительно жили большими группами.

— Как вы пришли к цивилизации?

— Через дисциплину.

— Наверное, тяжело такой тоненькой ниточкой связывать титанические, свирепые инстинкты?

Кюр протянул мне ножку ларта.

— Правильно. Вижу, ты хорошо понимаешь наши проблемы.

Я оторвал зубами кусок теплого, пропитанного свежей кровью мяса.

— Нравится? — спросил кюр.

— Да.

— Вот видишь, — оживился он. — Между нами не такая большая разница.

— Я и не говорил, что она большая, — улыбнулся я.

— Я плохо знаю людей, — признался кюр, — но у меня сложилось впечатление, что в большинстве своем это лжецы и лицемеры. К тебе это не относится.

Я кивнул.

— Они думают о себе как о цивилизованных животных, в то время как они — животные с цивилизацией. Согласись, что это большая разница.

— Согласен.

— Самые ничтожные из людей — земляне. Они возвели в культ собственные слабости и пороки. Они поставили во главу угла экономику. Они построили мир, основанный на еде.

— А что главное для вас? — спросил я.

— Слава, — сказал зверь и посмотрел на меня. — Ты можешь это понять?

— Могу.

— Мы с тобой солдаты, — произнес кюр. — И ты, и я.

— Объясни, как может ощущать славу животное, лишенное сильных социальных инстинктов? — спросил я.

— Благодаря убийствам.

— Убийствам? — опешил я.

— Задолго до начала стадной жизни мы собирались, чтобы убивать. Зрители заполняли целые долины.

— Вы дрались из-за пар?

— Мы дрались, чтобы вкусить радость убийства, — Ответил он. — Победитель, разумеется, имел право выбора. — Кюр отломил косточку и принялся выковыривать застрявшие между клыками кусочки мяса. — У людей, насколько я знаю, всего два пола. Этого достаточно для продолжения рода.

— Да, — сказал я. — Именно так все и обстоит.

— У нас три, а точнее, четыре пола, — сказал кюр. — Есть доминантный пол. Он соответствует вашему понятию о мужчинах. Инстинкты заставляют его оплодотворять самку и убивать. Существует также форма кюров, весьма близкая к доминантной, но неубивающая и неразмножающаяся. Иногда ее выделяют в отдельный пол, иногда нет. Еще есть носители яиц. Их оплодотворяют. Эти кюры меньше доминантных.

— Те, кого оплодотворяют, самки? — уточнил я.

— Если тебе так удобнее, да. Но через месяц после оплодотворения самки откладывают яйца в третью форму кюров. Эти кюры неподвижны. Они присасываются к твердой поверхности наподобие огромных черных пиявок. Яйцо развивается внутри их тела. А когда приходит время, разрывает его и выходит наружу.

— Значит, у вас нет матерей?

— В земном смысле этого слова — нет. Между тем выбравшись из кормильца, маленький кюр тут же привязывается к первому попавшемуся взрослому кюру, лишь бы это не был доминант.

— А если доминант?

— Тогда он попытается обойти его стороной, что вполне оправданно, ибо доминант может и убить.

— А если новорожденный тоже доминант?

— Доминант, конечно, никого стороной обходить не станет. Он выпустит когти и обнажит клыки.

— И?

— Взрослый кюр не станет его убивать. Малышам дают подрасти.

— Ты тоже доминант? — спросил я.

— Конечно, — рявкнул зверь и добавил: — Я не стану убивать тебя за этот вопрос.

— Я не хотел тебя обидеть.

Губы кюра растянулись.

— Большинство кюров доминанты?

— Большинство ими рождается. Многих потом убивают.

— Странно, что вас так много.

— Ничего странного. За то время, которое требуется женщине, чтобы выносить одного ребенка, самка кюра успевает отложить семь или восемь яиц.

— Малыши рождаются с клыками?

— А как же! Покинув носителя, они уже могут убивать мелких животных.

— Обладают ли носители интеллектом?

— Мы так не думаем.

— Но они могут чувствовать?

— Конечно. Носители реагируют на раздражение. Если их поджечь или ударить, они могут съежиться.

— Но на Горе есть и коренные кюры, — сказал я. — Те, которые родились на этой планете.

— Некоторые корабли были специально экипированы для колонизации других миров, — ответил кюр. — На борт брали все разновидности, кроме недоминантных. Туда, где, по нашим сведениям, сохранились поселения кюров, доставлялись яйценосы и носители.

— Вы пытались использовать местных зверей?

— Конечно, хотя проку от них зачастую было мало. Они слишком быстро дичали. — Кюр сгреб в кучку остатки ларта и швырнул ее в угол комнаты. Затем он вытащил из ящика стола кусок мягкой белой ткани и протер когти.

— Цивилизованность — понятие очень хрупкое.

— Существует ли иерархия полов?

— Естественно, — сказал кюр. — Она продиктована самой природой.

Первыми идут доминанты, потом яйценосы, потом недоминанты и, если считать этих существ тоже кнэрами, носители.

— Выходит, что яйценосы, то есть самки, главнее недоминантов?

— Конечно, — согласился кюр.

— Расскажи подробнее, — попросил я.

— Убив соперника, доминант отбирает понравившихся ему самок, связывает их и уводит в свою пещеру. Там он их оплодотворяет.

— Пытаются ли они убежать?

— Никогда. За это доминант может их убить.

— Что в это время делают недоминанты?

— Недоминант околачивается возле пещеры, стараясь не попадаться доминанту на глаза. Когда доминант уходит, недоминант начинает ухаживать за самкой, делать ей подарки и помогать по хозяйству. Со временем доминант позволяет недоминанту жить в его пещере на правах домочадца. Самки командуют недоминантами. На недоминантах лежит большая часть домашних обязанностей, в том числе и уход за малышами.

— Не хотел бы я родиться недоминантом, — пробормотал я.

— О, это повсеместно презираемая форма, — согласился со мной кюр. — Между тем бывают случаи, когда недоминант становится доминантом. Такое происходит, когда доминант слишком долго отсутствовал, когда недоминанта перегрузили работой и подвергли чрезмерным унижениям, а иногда и без всякой видимой причины. Благодаря последнему обстоятельству наши биологи расходятся во мнении, сколько же на самом деле полов у кюров: три или четыре.

— Похоже, недоминант — это дремлющий доминант, — предположил я.

— Может быть, — сказал кюр. — Никто не знает.

— Подобная система должна была неизбежно привести к появлению чрезвычайно агрессивных и свирепых животных, — сказал я.

— Или очень умных, — заметил кюр и выдвинул ящик стола.

Я кивнул.

— Мы — цивилизованная раса, — сказал он, — Не надо судить о нас по нашему кровавому прошлому.

— Когда вы переселились на стальные корабли и вывели свои миры на орбиту, убийства, конечно, прекратились?

— Я этого не говорил, — сказал зверь и задвинул ящик.

— Вы продолжали убивать друг друга и в космосе? — изумился я.

— А как же? — удивился в ответ кюр.

— Значит, прошлое осталось с вами?

— От него не уйти. Разве вы расстались со своим прошлым?

— Наверное, нет, — сказал я.

— Вот и мы — нет, — вздохнул кюр и поставил на стол бутылку и два бокала.

— Пага из Ара? — воскликнул я.

— Я знал, что ты это оценишь, — растянул губы кюр. — Видишь, даже печать на пробке: «Разливал Темус».

— Вот уж не ожидал, — улыбнулся я. — Ты обо всем подумал.

— Берег для тебя, — сказал он.

— Для меня?

— Конечно. Я знал, что ты до меня доберешься.

— Приятно слышать, — пробормотал я.

— Я ведь уже давно хотел с тобой поговорить. — Кюр разлил вино и заткнул бутылку. Мы подняли бокалы.

— За нашу войну, — сказал он.

— За нашу войну.

Мы выпили.

— Я даже не могу произнести твое имя, — сказал я.

— Можешь называть меня Зарендаргар, — ответил кюр. — Люди умеют выговаривать это слово. Если хочешь, зови еще проще — Безухий.

Глава 32. Я БЕСЕДУЮ С ЗАРЕНДАРГАРОМ

— Видишь? — спросил зверь, показывая в небо.

— Да, — ответил я.

Я и не заметил, когда он успел раздвинуть потолок. Над нами чернело звездное небо.

— Вон та, желтая, средних размеров, и есть наша звезда. Она вращается достаточно медленно, что позволяет ей иметь собственную планетную систему.

— Похожа на Тор-ту-Гор, или Солнце, — сказал я. — Общую звезду Земли и Гора.

— Очень похожа, — согласился зверь.

— Расскажи мне о своем мире, — попросил я.

— Мой мир сделан из стали, — с горечью произнес зверь.

— Расскажи о другом, о старом мире.

— Я его никогда не видел. Это была обычная планета с приемлемыми для жизни условиями. Через два миллиона лет после зарождения первых форм жизни появилась наша раса — венец цивилизации, достойное завершение кровавого и жестокого эволюционного пути.

— А заодно и конец всей планеты, — произнес я.

— Мы никогда не говорим о том, что произошло, — сказал кюр и снова щелкнул переключателем. Створки потолка сдвинулись. — Наш мир был очень красив, — сказал он, глядя мне в глаза. — Скоро у нас будет другой.

— А может, и не будет, — сказал я.

— Зато люди не могут убивать зубами, — огрызнулся зверь.

Я пожал плечами.

— Ладно, не будем ссориться, — примирительно сказал кюр. — Я очень рад, что ты здесь.

— Во льдах нам показалось, что в небе появилось твое лицо.

Губы кюра растянулись.

— Вам не показалось.

— В период равноденствия северное сияние наблюдается осенью или весной, — сказал я.

— Неплохо, — похвалил Кюр.

— То, что мы видели, было вызвано искусственно.

— Правильно, — сказал он. И при этом мало чем отличалось от обычного природного явления. Всего-то и нужно, что насытить атмосферу заряженными частицами. Если же заряжать их по определенной схеме, можно передавать различные сигналы.

— Очень изобретательно, — сказал я.

— Я позволил, чтобы сияние оформили под мое лицо. Я хотел обрадовать тебя и поздравить с прибытием на север.

Я кивнул.

— Хочешь еще выпить? — спросил он.

— Да. Твоя станция произвела на меня впечатление. Ты мне ее покажешь?

— Для этого не надо никуда выходить, — произнес кюр и принялся щелкать выключателями. Узкие окна, или бойницы, оказались телеэкранами. Здание было напичкано мобильными видеокамерами, передающими изображение на центральный пульт, где мы и находились.

— Все автоматизировано, — похвалился кюр. — Станцию обслуживают двести человек и двадцать наших.

— Вы хотели остановить миграцию табуков, чтобы вынудить краснокожих охотников уйти на юг?

— Хотя бы на зиму. Зимой они любят забираться далеко на север.

— Здесь, наверное, фантастические запасы, — сказал я.

— Ты даже не представляешь, — кивнул кюр. — Электроника, взрывчатка, продовольствие, транспорт и много-много другого.

— На возведение такого хранилища уходят годы.

— И немалые, — вздохнул кюр. — Но я принял командование совсем недавно.

— Выходит, что вторжение кюров произойдет в ближайшее время?

— Мы не хотели рисковать большим флотом, — сказал он. — Имея такую станцию, мы можем нанести решающий удар несколькими маршами.

Марш — это военная единица кюров. Он состоит из двенадцати взводов с офицерами и насчитывает от одиннадцати до двенадцати сотен животных.

— Все города Гора будут разрушены в течение двенадцати кюрских часов.

— А как же Царствующие Жрецы? — спросил я.

— Не думаю, чтобы они смогли противостоять такой атаке.

— Ты уверен?

— Абсолютно. — Губы кюра растянулись, обнажив крепкие желтые клыки. — Хотя мою уверенность разделяют далеко не все.

— Поэтому вы и не хотите рисковать большим флотом? — спросил я.

— Да, Я бы мог их убедить, но я простой солдат. Есть звери и повыше, меня.

— Я думаю, достаточно будет прислать несколько транспортных кораблей с войсками, — сказал я. — Если, разумеется, здесь приготовлены необходимые запасы.

— Правильно, — кивнул он, — И если Царствующие Жрецы действительно окажутся так слабы, как мы о них думаем.

— Кстати, — сказал я, — с чего вы взяли, что Царствующие Жрецы ослабли?

— Из-за Войны Гнезд. Слышал о такой?

— Разное болтают, — пожал я плечами.

— А по-моему, это правда, — сказал кюр. — Самое время нанести по ним решающий удар. — Зверь пристально посмотрел на меня. — Я ведь могу тебя и убить. Раздавить голову, вытащить мозг и посмотреть, что ты на самом деле знаешь. С другой стороны, это все равно будет твое субъективное мнение. — Он опустился на пол, и я присел рядом с ним. — Царствующие Жрецы очень умны, — произнес кюр.

— Я об этом слышал.

— Тебя трудно сломать, — сказал он, — Тебя можно только убить.

Я пожал плечами.

— Ты — как кюр, — сказал он. — Поэтому я тебя люблю. — На мое плечо опустилась тяжелая лапа. — Жалко, если ты умрешь в машине правды.

— На станции много ценного оборудования, — заметил я. — Не боишься, что оно достанется Царствующим Жрецам?

— Есть способ этого не допустить, — усмехнулся кюр.

— Я так и думал.

Не может быть, чтобы камеры просматривали всю базу.

— Расскажи мне про Царствующих Жрецов, — попросил кюр. — Они такие, как мы?

— Нет, — сказал я. — Они совсем другие.

— Страшные, должно быть, существа, — произнес зверь.

Я вспомнил Царствующих Жрецов — возвышенных, утонченных, золотых созданий.

— Возможно.

— Ты видел хотя бы одного? — спросил кюр.

— Да.

— Не хочешь говорить?

— Не хочу.

— Хорошо! — Он положил обе лапы мне на плечи. — Ты хранишь им верность. Я не стану тебя заставлять.

— Спасибо, — сказал я.

— Придет день, и мы узнаем о них сами.

— Возможно, — пожал я плечами.

— Давай поболтаем на более отстраненные темы.

— Вот это правильно! — воскликнул я, и мы вернулись к столу.

— Как вы меня захватили? — спросил я.

— Это было просто, — сказал зверь и налил еще по бокалу. — Снаружи в ваше убежище закачали газ. Когда тебя вытащили, ты был без сознания.

— На посту стоял Имнак, — произнес я.

— Краснокожий охотник, как Карджук?

— Да.

— Карджук переговорил с ним. Имнак оказался разумным парнем. Он быстро оценил экономические перспективы сотрудничества с нами и тут же перешел на нашу сторону.

— Я всегда считал его решительным человеком, — процедил я.

— Не язви, — проворчал кюр.

— Что бы ты подумал про кюра, предавшего свою расу?

Зверь вздрогнул.

— Это невозможно.

— Бывали же случаи, что во время войны кюры переходили на сторону противника?

— Только не к людям и не к представителям другой расы, — ответил зверь.

— Выходит, в этом отношении кюры благороднее людей, — сказал я.

— Я глубоко убежден, — торжественно произнес зверь, — что кюры во всех отношениях благороднее людей. — Он посмотрел на меня, — Но тебя я ждал, В тебе есть что-то от кюра.

— В зале для состязаний было установлено зеркало, — сказал я.

— Это наша смотровая ложа.

— Я так и думал.

— Ты хорошо дрался. Мне понравилось, как ты орудуешь своим крошечным мечом.

— Спасибо, — сказал я.

— Я тоже хорошо владею оружием, — произнес кюр. — Традиционным и современным.

— При всей вашей технологии вы сохранили традицию поединков? — спросил я.

— А как же! — воскликнул кюр. — Мы бережно храним искусство боя одними клыками и когтями!

— Еще бы.

— Я не люблю современное оружие, — признался зверь. — Им может пользоваться яйценос и даже недоминант. Оно позволяет убивать издалека, ради чего и было изобретено. Тем самым оно лишает тебя непосредственного контакта, горячей радости естественного умерщвления противника. — Кюр посмотрел на меня, — Вот ты скажи, разве может что-нибудь сравниться с восторгом жестокого боя, когда ты рискуешь жизнью, выкладываешься, а потом швыряешь смертельно раненного врага себе под ноги? Что может сравниться с удовольствием покопаться в его трупе, выискивая самые вкусные кусочки?

Глаза зверя засверкали, но так же скоро погасли. Он налил еще по бокалу.

— Мало что с этим может сравниться, — согласился я.

— Тебе со мной не страшно? — спросил он.

— Нет.

— Я так и думал.

— Почему?

— Видел, как ты дрался.

Я пожал плечами.

— Я видел твое лицо. И понял, что тебе это тоже нравится. Не отрицай.

— Я и не отрицаю.

— Когда кончится война, — грустно произнес кюр, — такие, как мы, станут больше не нужны. Если мы, конечно, доживем до конца войны.

— По крайней мере, — сказал я, — мы узнали друг друга.

— Верно, — прорычал кюр. — Хочешь посмотреть мои трофеи?

— Да.

Глава 33. Я ПОКИДАЮ БАЗУ

В низкой, обшитой стальными плитами комнате было ужасно холодно. Смотровое окно выходило прямо на лед.

Возле полукруглой тяжелой двери стоял снежный кюр с золотыми кольцами в ушах. Это он сопровождал Карджука, предателя своего народа. В лапе он держал кожаную сбрую.

Я медленно натягивал на себя меховую одежду.

Сейчас меня выведут на лед, отведут подальше от базы и прикончат. Со стороны все должно выглядеть так, будто запряженный в сани слин набросился на своего хозяина. Если меня найдут со следами насильственной смерти, а еще вернее — разорванного на куски, все посчитают подобную кончину вполне естественной для крайнего севера. Этим и должно было закончиться мое отчаянное, безумное и бессмысленное путешествие, обреченное на провал с самого начала. Если кому-то и придет в голову меня искать, расследование закончится, как только найдутся мои сани и мой истерзанный, закоченевший труп.

Разумеется, никакого слина запрягать в сани не собирались. Зверь накинул на меня сбрую и запряг в сани.

Ему предстоит разорвать меня на куски, имитируя нападение озверевшего от голода слина. Разумеется, кое-что придется оставить. Кости, меховую одежду, поломанные сани, изжеванные куски тела.

Я был рад, что удалось повидать Зарендаргара, Безухого. Мы долго с ним говорили.

Странно, что мне это понравилось, ведь он был всего лишь зверем.

По-моему, ему тоже стало меня жалко. Сам Зарендаргар, Безухий, показался мне одиноким солдатом, настоящим воином, которому не с кем было поговорить и поделиться наболевшим. Даже среди своих он вряд ли нашел бы достойного собеседника, с которым смог бы общаться тепло и доверительно, как со мной. В таких разговорах слово заменяет целый абзац, а один взгляд или движение лапы передают больше, чем многочасовые объяснения. Оказывается, он верил, что мы в некотором смысле родственники, дальние потомки древнего, давно забытого предка. Насколько ошибочно подобное представление! На берегах других миров нельзя найти своего брата.

— Одни и те же темные законы природы сформировали клыки и когти кюров и мозг и руку человека, — сказал он.

С этим я не мог согласиться. Благородные, высокие цели, породившие мозг и искусную руку человека, не могли иметь ничего общего с клыками и когтями хищников. Мы были людьми, а они — зверями. Неужели не ясно?

Кюр намертво затянул на моем теле кожаную сбрую.

Я думал о расплавленной меди, о пламени серы, о кристаллах соли, каменистом Эросе, вращающемся по своей орбите, и о скалах Титана, о взаимодействии молекул и траекториях электронов. Как гармонично и продуманно устроен мир! Возможно, все, что кажется нам чужим, — суть тоже мы, только в другом облике. И, отправляясь на поиски неведомого, мы снова ищем самих себя?

Потом я отбросил эти дурацкие мысли.

Конечно, все, что он городил о далеком братстве, — полная чепуха. Достаточно посмотреть на людей и кюров, чтобы понять, что между ними не может быть ничего общего. Мы — люди, они — звери, вот и все. Между тем Безухий мне понравился. Мне показалось, что я знаю его всю жизнь. По-моему, у него возникло такое же ощущение. Странно. Мне то и дело приходилось напоминать себе, что он всего-навсего зверь. И никакого родства между нами нет и быть не может.

Придумал тоже! Прилететь на чужую планету и встретить там родного братца!

Белый кюр возился возле саней, пристегивая к ним упряжь.

Последнюю ночь я провел запертый в своей камере. Не скажу, что мне было там плохо. Безухий обо всем позаботился. Изысканная еда и вино не переводились всю ночь. Вечером в камеру привели двух благоухающих духами рабынь. На ошейнике у каждой красовалась надпись: «Я принадлежу Тэрлу Кэботу». В ту ночь я преподал обеим хороший урок. Утром, когда за мной пришел белый кюр, рабынь пришлось отрывать от меня плетьми. Их заперли в той же камере. Девушки бросались на решетку, протягивали сквозь нее руки и рыдали.

Белый кюр повернул тяжелый ворот, открывающий ведущий наружу тяжелый стальной люк.

— Привет тебе, Тэрл, который со мной охотился. — В комнату вошел улыбающийся Имнак.

— Привет, предатель, — ответил я.

— Не надо обижаться, Тэрл, который со мной охотился, — произнес охотник, — Каждый исходит из своих интересов.

Я промолчал.

— Я хочу, чтобы ты знал, что весь мой народ будет вечно тебе благодарен за то, что ты освободил табуков.

— Это утешает, — сказал я.

— В твоем положении хорошо чем-нибудь утешиться, — заметил Имнак.

— И то правда, — кивнул я.

Почему-то мне всегда было трудно на него злиться.

— Я не питаю к тебе злых чувств, — сказал краснокожий.

— Я рад.

— Я принес тебе поесть, — произнес он и поднял мешок.

— Нет, спасибо, — покачал головой я.

— Ты можешь проголодаться, прежде чем доберешься до места.

— Не думаю.

— Не забывай о своем компаньоне, — настаивал Имнак. — Вдруг ему захочется перекусить? Нельзя думать только о себе. Возьми еду.

— Не хочу, — поморщился я.

Имнак растерялся.

Неожиданно до меня начал Доходить смысл происходящего. Я пристально посмотрел на охотника.

— Возьми, — умоляющим голосом произнес он. — Слины очень любят такое мясо.

— Покажи, — сказал я и заглянул в мешок. — Ладно, давай.

Кюр бросил ворот, подошел к мешку и тщательно его осмотрел. Затем понюхал лежащие в нем огромные ломти мяса. Убедившись, что в мешке нет оружия, он уставился на меня.

— Это мне! — сказал я, показывая на мешок.

Губы кюра растянулись. Он швырнул мешок на сани и вернулся к вороту. Наконец дверь медленно отворилась. Тусклый лунный свет заливал безжизненную ледяную равнину. Температура мгновенно упала градусов на тридцать. Ветер ворвался в комнату, взъерошил белую шкуру кюра и длинные черные волосы охотника.

— Тал, — сказал Имнак, как будто мы не прощались, а только встретились.

— Тал! — откликнулся я.

Кюр встал позади саней. Я навалился на упряжь, сани сдвинулись с места, и мы вышли на лед.

Глава 34. О ТОМ, ЧТО ПРОИЗОШЛО НА ЛЬДУ

Как я и предполагал, Безухий хотел, чтобы мой истерзанный труп нашли как можно дальше от базы.

Мы побрели на север. Порывами налетал сильный, резкий ветер. Было очень холодно.

Мы шли уже целый ан.

— Я хочу есть! — крикнул я кюру, показывая пальцем на рот.

Губы его растянулись, он поднял бич, и я зашагал дальше.

Перед тем как тронуться в путь, я оглянулся и посмотрел на базу. На какое-то время я остолбенел. Надо мной возвышалась огромная ледяная гора. Размеры комплекса впечатляли: я знал, что он уходил на глубину около семи тысяч футов, в ширину он достигал четырех пасангов, в длину — пасангов десять.

Я взглянул на звезды. Где-то там, в бескрайних просторах космоса, уже неслись, изрытая пламя из сопел, боевые корабли кюров со спящими маршами на борту.

— Я голоден, — повторил я.

Губы кюра растянулись, на этот раз он издал угрожающий рык и обнажил клыки. Я видел, что ему давно не терпится меня прикончить. Вместе с тем он намеревался, насколько позволит ситуация, следовать приказам. Это был корабельный кюр, воспитанный на жестокой дисциплине стальных миров. Если я его не спровоцирую, он меня не убьет до тех пор, пока не наступит указанное в инструкции время.

Тем не менее я его раздражал.

Я видел, что он поднял бич. Ему ничего не стоило стегануть меня по спине и рассечь одежду. Но в этом случае я бы очень быстро замерз, а разрубленная бичом парка опрокинула бы версию о нападении слина. Он вообще мог бы меня давно прикончить, однако тогда бы ему пришлось самому впрягаться в сани и тащить мой труп до назначенного места.

Кюр протянул лапу и подцепил лежащий на санях мешок с мясом.

Я попытался его вырвать, но он страшно зарычал и взмахнул бичом. Потом, возмущенный моей жадностью, кюр взгромоздился на сани.

— Я не потяну такой вес, — сказал я. — Пожалуйста!

Кюр залез в мешок, вытащил здоровенный кусок мяса и протянул его мне. Я вытянул руку, но он помахал куском перед моими глазами и закинул его в пасть. Затем поднял бич.

— Пожалуйста! — взмолился я.

Кюр отправил в рот еще один кусок.

Я отвернулся и всем весом навалился на ремни. Зверь действительно оказался невероятно тяжелым. Тащить сани с такой тушей по неровному ледяному полю было сущей мукой.

Спустя ан ноги мои гудели, а спина была мокрой от пота. Я повернулся к зверю: Пустой мешок валялся на дне саней. Зверь благодушествовал. Глаза его были полузакрыты, казалось, его разморил сон.

Я снова налег на ремни. Теперь это был вопрос времени.

Больше всего я боялся, чтобы зверь не заглотил мясо в запасной желудок, в котором оно будет лежать непереваренным до тех пор, пока он не отрыгнет его в основной пищеварительный желудок. Последнее, к слову сказать, было маловероятно. На базе еды хватало, а кюры предпочитали зря себя не перегружать. К тому же скотину здорово разморило. Похоже, кюр нажрался в свое удовольствие.

Неожиданно сани резко полегчали. Кюр спрыгнул на лед, и я замер от недоброго предчувствия.

Зверь мрачно оглядывал местность. Мы находились посередине огромной выемки, диаметром в несколько сотен ярдов. Это было относительно ровное и открытое место. Я отметил, что его было легко распознать с воздуха. Даже с большой высоты.

Кюр, похоже, остался доволен, Я начал потеть. Потеть на севере нельзя ни в коем случае. Я инстинктивно распахнул ворот парки. Увидев мое движение, кюр растянул губы в улыбке. Наверное, я показался ему дураком. Как бы то ни было, на севере такие вещи проделывают не задумываясь.

Я оглядел залитую лунным светом пустынную долину. Объективно, лучшего места для исполнения своей грязной задачи кюру было не найти.

Зверь жестом показал, что мне следует сбросить с себя упряжь. Я принялся, не снимая перчаток, развязывать кожаные ремни.

Мы стояли напротив друг друга. Ветер стих. Тубы кюра растянулись. Я заметил, что у него началось повышенное слюноотделение. Слюна мгновенно замерзала, и кюр соскребал ледяные бусинки с белой шерсти вокруг пасти, Вокруг его огромного уродливого теплого тела клубился пар. Он жестом приказал мне подойти ближе.

Я не пошевелился.

Мощным ударом лапы он перевернул стоящие между нами сани набок и снова показал, чтобы я подошел.

Я попятился. Никаких иллюзий насчет того, что я смогу убежать от кюра, я не питал.

Зверь опустился на четыре лапы. Его уже пробирала дрожь нетерпения. Закинув назад огромную косматую голову и обнажив белые клыки, кюр посмотрел на висящие высоко в небе луны Гора. Затем, обращаясь к лунам, льдам, небу и звездам, он издал протяжный, душераздирающий вой. В нем звучал вызов кровожадного хищника всему окружающему миру. Казалось, кюр заявлял: «Это я. Это мое место. И этот потный кусок мяса тоже мой. Пусть тот, кто с этим не согласен, выйдет вперед». Люди уже забыли такие звуки, Кюры — нет.

Зверь прижался ко ладу, выпустил когти и с наслаждением заскрежетал ими по льду. Дыхание его участилось.

Я продолжал отступать.

Затем уши кюра прижались к черепу. Я споткнулся и полетел на снег. Зверь стремительно бросился вперед.

Я забился в могучих лапах. Надо мной горели кровожадные глаза кюра. Он поднял меня со снега и поднес к пасти. Какое-то время он изучающе смотрел на меня, потом склонил голову набок. Я почти ничего не видел, все тонуло в теплом, зловонном пару, который валил из открытой пасти чудовища. Страшные клыки нацелились мне в горло…

И в этот миг зверь вдруг резко и жалобно завизжал. Лапы разжались, я шлепнулся на лед, откатился в сторону, вскочил и отбежал на несколько ярдов.

Зверь согнулся пополам и недоумевающе смотрел в мою сторону. Затем попытался сделать несколько шагов, но тут же содрогнулся от невидимого внутреннего удара. На этот раз кюр не устоял. Он рухнул на лед и протяжно завыл от невыносимой боли. Потом дернулся еще несколько раз и затих. Неподвижный, но живой, он лежал на снегу и смотрел на яркие северные луны.

Внутри его желудка протекали естественные химические процессы. Желудочный сок молекулу за молекулой растворял жилы, стягивающие заточенные под иглу пластины китового уса. Потом под действием силы упругости жилы лопались, и тело кюра содрогалось от очередного удара.

Всего зверь сожрал не меньше пятнадцати кусков мяса.

Мне показалось, что бояться уже нечего.

Я повернулся к зверю спиной и направился к саням.

Кюр издал леденящий душу вопль и поднялся на лапы. До чего же злобное животное! Его сотрясали приступы кашля, из пасти на лед летели сгустки крови.

С трудом переставляя лапы, кюр двинулся в мою сторону.

Взревев от боли, он переломился пополам. Очевидно, распрямилось еще одно кольцо из китового уса. Кюр изо всех сил пытался не упасть. На мгновение я почувствовал к нему симпатию.

Затем, загребая снег всеми лапами, кюр пошел в атаку. Я перепрыгнул через сани. В следующую секунду он отшвырнул их в сторону и тут же зашелся от приступа страшного кашля. Еще две пружины развернулись внутри обезумевшего от боли животного. Кюр упал на снег, кусая губы и раздирая когтями собственное тело.

Я по-прежнему старался держаться от него подальше, но время работало на меня.

Кюр истекал кровью. Изо рта и заднего отверстия она лилась ручьем. Лед был залит кровью и перепачкан испражнениями. Я осторожно приблизился к саням, поставил их на полозья и потянул в сторону базы.

Истекающий кровью кюр тащился следом. Судя по крикам, внутри его тела сработали девятнадцать капканов. Я не понимал, где он находит силы, чтобы идти. Каждый шаг был для него непереносимой пыткой. Но кюр упрямо следовал за мной. Сдох он спустя четыре ана возле самой базы.

Убить кюра очень тяжело.

Я оглянулся на огромный труп. Ножа у меня не было. Придется действовать руками и зубами.

Глава 35. Я ВОЗВРАЩАЮСЬ НА БАЗУ. О ТОМ, ЧТО ПРОИЗОШЛО НА БАЗЕ

— Это не кюр! — крикнул охранник. — Стреляй!

Я схватил его за горло и поставил между собой и его напарником. Стрела с хрустом вошла в его спину, и я тут же отшвырнул охранника как можно дальше. В следующую секунду прогремел глухой взрыв, и туловище несчастного лопнуло. Во все стороны полетели брызги и куски мяса. Напарник погибшего лихорадочно перезаряжал арбалет.

Путаясь в белой шкуре кюра, я бросился на него. Арбалет отлетел в сторону. Прогремел выстрел. Левой рукой я стиснул горло охранника, а правой ударил его в висок. Шейные позвонки хрустнули, и он рухнул на пол.

За первый снаряд я не волновался. Он взорвался в теле стражника. Взрыва, скорее всего, никто не услышал. Со вторым могли возникнуть проблемы. Подняв в воздух фонтан снега и ледяной крошки, стрела с грохотом разорвалась в тысяче футов от базы.

Я прислушался. Все было тихо. Я стоял на вершине огромной ледяной горы, внутри которой размещалась база кюров. Белая шкура убитого зверя позволяла передвигаться относительно незаметно. Издалека меня можно было принять за обыкновенного снежного кюра. Увидев его на подступах к базе, охрана не стала бы поднимать тревогу.

Я помнил, что в комплексе Зарендаргара всегда был свежий воздух. Значит, у них есть вентиляционные шахты. Нужно только их обнаружить. Налетел порыв ледяного ветра, и я снова закутался в шкуру.

Выстрел прозвучал так тихо, что я опомнился, только когда стрела мелькнула возле самого лица. Я извернулся, и острие прошло мимо. Прогремел взрыв. Я полетел на лед, прокатился несколько футов, ткнулся в снежную глыбу и замер.

— Он мертв, — сказал кто-то.

— Я бы на всякий случай всадил в него еще одну стрелу, — отозвался другой голос.

— Не сходи с ума, — проворчал первый.

— Откуда ты знаешь, что он мертв? — не унимался второй.

— Посмотри, — сказал первый. — Видишь, он не дышит? Если бы он был жив, изо рта шел бы пар.

— Ты прав, — согласился второй.

Очевидно, ни один из них никогда не охотился на морских слинов с кайака.

— Айи! — завопил первый, когда я сбил его с ног мощной пощечиной. Реальную опасность представлял второй. У него был заряженный арбалет, и вообще это был слишком осторожный и подозрительный тип. Покончив с ним, я кинулся на первого. Он так и не успел перезарядить оружие.

Сбросив его вниз, я вернулся ко второму. Делать все приходилось быстро. Арктической зимой недолго и замерзнуть. За несколько секунд я успел натянуть на себя снятый с убитого легкий пластиковый костюм с электроподогревом.

Затем перебросил через плечо колчан со стрелами и подобрал два арбалета.

Вот и вентиляционная шахта. Как и следовало ожидать, она была закрыта тяжелой решеткой. Я выстрелил из арбалета в самую середину. Прогремел взрыв, прутья полопались и прогнулись внутрь. Я с трудом протиснулся в узкую щель. Внутри не оказалось ни ступенек, ни поручней. Шахта уходила вертикально вниз. Уперевшись ногами в одну стенку, а спиной в другую, я начал дюйм за дюймом погружаться вглубь. Мучительный и болезненный спуск занял более четверти ана. На последних двадцати футах я не выдержал и заскользил вдоль стены, в кровь сдирая кожу. Наконец я с грохотом шлепнулся на дно шахты.

Нижняя решетка, к моему великому изумлению, поддалась без труда.

— Где тебя носило? — недовольно спросил Имнак.

Охотник сидел на ящике и вытачивал из кости слина причудливой формы рыбку.

— Меня пытались задержать, — объяснил я.

— Ты поднял много шума, — заметил краснокожий.

— Извини, — сказал я.

Болты, которыми крепилась решетка, лежали на полу.

— Ты выкрутил болты ножом, — сказал я.

— А тебе, конечно, хотелось выбить ее ногами? — усмехнулся охотник.

— Нет. Как ты узнал, что я появлюсь именно здесь?

— Подумал, что ты вряд ли договоришься с охраной на воротах.

— Неужели это была единственная вентиляционная шахта? — изумился я.

— Шахт здесь много, — рассудительно произнес краснокожий, — но с человеком, спускающимся вниз, — только одна.

— Держи, — сказал я и протянул Имнаку арбалет и несколько стрел из колчана.

— Какой от него прок? — поморщился охотник, разглядывая оружие. — Добыча разлетается на куски, и некуда закрепить тросик.

— Из него хорошо стрелять в людей, Имнак, — сказал я.

— Да, верно, — согласился он.

— Послушай, Имнак, — сказал я, — я хочу обнаружить и сдетонировать спрятанный на базе прибор, который предназначен для того, чтобы не допустить захвата базы противником.

— Ты можешь говорить яснее? — попросил краснокожий.

— Надо найти рычаг или кнопку, с помощью которых можно размолотить вдребезги всю базу.

— Что значит «вдребезги»? — спросил охотник. — Я не знаю такого слова.

— Я хочу, чтобы все здесь поднялось на воздух. Взорвалось, понимаешь?

— Взрыв — это хорошо, — кивнул Имнак.

— Откуда ты знаешь про взрыв? — спросил я.

— Карджук говорил.

— Где Карджук? — крикнул я.

— Бродит где-то снаружи.

— Он говорил тебе про прибор, который может уничтожить весь комплекс?

— Говорил.

— Он говорил, где находится прибор?

— Нет, — покачал головой Имнак. — Думаю, он и сам этого не знает.

— Имнак, — сказал я, — Бери арбалет, забирай девчонок, всех, кого сможешь, и уходи с базы.

Охотник растерялся.

— Не тяни.

— А ты? — спросил он.

— Обо мне не волнуйся.

— Ладно, — кивнул Имнак и направился к дверям.

— Если встретишь Карджука, — сказал я, — убей его.

— Карджуку твои слова не понравятся, — заметил он.

— Убей его, — повторил я.

— Где мы возьмем другого стражника? — спросил краснокожий.

— Карджук охраняет не людей, — сказал я. — Он охраняет кюров.

— Откуда ты знаешь, кого он охраняет?

— Ладно, забудь про Карджука, — уступил я.

— Хорошо.

— Торопись! — крикнул я.

— Можно я о тебе потревожусь немного, Тэрл, который со мной охотился?

— Да-да, — нетерпеливо сказал я, — Можешь потревожиться, если тебе будет легче.

— Хорошо, — кивнул охотник и вышел из комнаты.

Я посмотрел вверх. Под потолком тянулись рельсы, вдоль которых разрешалось перемещаться рабыням.

Неожиданно в комнату вошли двое в черно-коричневых мантиях.

— Почему ты в костюме? — спросил один.

— Только что был наверху, — ответил я. — Там серьезные проблемы.

— Что за проблемы?

— Еще неясно.

— Ты из внешней охраны?

— Да, — сказал я.

— Вас редко когда можно увидеть, — заметил один из вошедших.

— Вы, ребята, лучше смотрите за своими секциями, — сказал я.

— Действительно, чем меньше знаешь, тем спокойнее жить, — сказал другой охранник.

— Если заметите что-нибудь подозрительное, немедленно докладывайте, — распорядился я.

— Естественно, — кивнул первый.

— А пока займитесь вот этой решеткой, — сказал я. — Вот болты.

— Сделаем! — откликнулся первый.

— Почему она откручена? — поинтересовался второй.

— Я проверял шахту, — сказал я.

— Ты забыл выключить подогрев, — заметил первый. — Посадишь аккумуляторы.

Я нажал кнопку на притороченном к бедру блоке питания.

— Не могли поставить сигнальную лампочку, — проворчал я.

— Ее было бы видно в темноте, — возразил охранник.

— Верно, — покачал головой я и вышел.

Охранники принялись прикручивать решетку на место.

В коридоре я натолкнулся на нескольких человек. Один раз мимо меня пробежал целый отряд под командованием лейтенанта. Все были вооружены.

Судя по всему, наверх вызвали подкрепление. Рано или поздно они найдут развороченную взрывом решетку вентиляционной шахты.

Идущая навстречу девушка оказалась настоящей красавицей. Это, разумеется, была рабыня. Одеяние ее состояло из коротенькой шелковой туники и стального ошейника. На плече она несла бронзовый кувшин. Цепь, которой она была прикована к катящейся по рельсам болванке, достигала в длину нескольких футов и позволяла девушке не только становиться на колени, но и ложиться на спину.

Я остановился. Рабыня приблизилась ко мне, поставила кувшин на пол и опустилась на колени. Бедра она развела широко в стороны, спинку выпрямила, а голову склонила. Это прекрасная и многозначительная поза. Поза девушки, отдающей себя в руки свободного мужчины.

Некоторое время я молча любовался невольницей.

— Господин? — робко произнесла она.

— Хочешь отведать плетки? испросил я.

— Прости меня, господин, — пролепетала девушка.

— Я на базе недавно, — сказал я, — Покажи, что где находится.

— Хорошо, господин!

— Встань, подойди и повернись спиной.

Девушка послушно исполнила приказание. Я отбросил в сторону ее волосы. К ошейнику крепился тяжелый стальной замок. Дужка замка упиралась в нежную шею невольницы. Замок весил не меньше четверти фунта.

— Неудобно, наверное? — заметил я.

— Господину это небезразлично? — спросила она.

— Просто отметил.

Тоненькие светлые волоски действовали на меня возбуждающе.

— На твоем ошейнике две желтые полоски.

— Потому, что я — «желтая девушка», — объяснила она. — Такие же полоски наносят на замок и на цепи.

— Значит, ты — «желтая»?

— Да, господин.

— Как зовут? — спросил я.

— Белинда, если так будет угодно господину.

— Красивое имя.

— Спасибо, господин!

Я не стану ее бить за такое имя.

— Какие еще здесь есть девушки?

— Существует пять цветных кодировок, — сказала она. — Красная, оранжевая, желтая, зеленая и синяя. Каждый цвет означает различную свободу передвижения по рельсам.

— Вы что, передвигаетесь только по рельсам?

— Нет, господин. Нас приковывают только тогда, когда отправляют с каким-либо поручением.

— А когда не отправляют?

— Тогда нас держат в запертой комнате.

— Все рабыни на базе имеют кодировку?

— Нет, господин. Настоящие красавицы содержатся отдельно. Они живут в залах наслаждений. Никаких других обязанностей, кроме как радовать мужчин, у них нет.

— Объясни мне систему кодировки, — потребовал я.

— Больше всего ограничений имеет синий цвет, — сказала девушка. Потом идет зеленый, потом желтый. Я — «желтая», значит, я могу ходить там, где разрешено «синим» и «зеленым». Но я не могу заходить на территорию «оранжевых». Наибольшей свободой передвижения пользуются девушки с двумя красными полосками на ошейнике.

Невольница обернулась, посмотрела на меня через плечо и добавила:

— Разумеется, господин об этом знает.

Я развернул ее лицом к себе и швырнул на стену.

— Прости меня, господин! — испуганно воскликнула девушка.

— Прижми ладони к стене! — приказал я.

Невольница повиновалась. Неожиданно она прошептала:

— Ты не с базы. Ты пробрался сюда незаконно!

Я выставил взведенный арбалет и кончиком стрелы развязал узел коротенькой туники. Шелковое одеяние скользнуло к босым ногам рабыни. Девушка прижалась к стене.

— Пожалуйста, не убивай меня, господин, — захныкала она. — Я всего лишь рабыня.

— Бывает, что рабыни много болтают, — заметил я.

— Я никому ничего не скажу, — пообещала она.

— На колени.

Рабыня хлопнулась на пол.

— Ты красивая девочка, Белинда, — сказал я и поднес арбалет к ее лицу.

— Я никому ничего не скажу, — повторила она. — Я не выдам тебя.

— Возьми в рот наконечник, — сказал я.

Невольница широко открыла рот и осторожно сомкнула губки на стреле.

— Ты никому ничего не скажешь, так?

Широко раскрыв глаза, рабыня осторожно качнула головой из стороны в сторону.

— Красивая девочка, — сказал я и медленно положил арбалет на пол. Ей пришлось тоже лечь и прижаться головой к стальной плите. Я начал ее ласкать. К моему огромному удивлению, она тут же застонала и сладострастно задергалась.

— Хорошая рабыня, — похвалил я.

Девушка стонала, всхлипывала и нежно мычала. Кричать она не могла. Когда все закончилось, я встал и вытащил стрелу у нее изо рта. Белинда тут же распростерлась на полу, соблазнительно выставив вверх стройную ногу.

— Твоя рабыня, господин! — сказала она.

Я развернулся и пошел по коридору. Теперь она меня не выдаст. Повернув в другой коридор, я снова натолкнулся на бегущих куда-то стражников. Потом попались две рабыни. Я обратил внимание на маркировку ошейников. Синий и желтый. Я почти бежал по длинным коридорам. Этот отсек базы больше всего походил на лабиринт. Ни один человек, скорее всего, не знает, где находится нужное мне устройство. И ни один кюр об этом не скажет.

Я бегом пересек стальной холл.

Неожиданно завыла сирена. Я замедлил шаги и обратился к сотруднику базы в черно-коричневой мантии:

— Ты знаешь, что наверху нарушитель?

— Нет, — откликнулся он, — Нашли взорванную вентиляционную решетку. Считают, что он спустился в комплекс.

— Ну да, — сказал я. — Не зря же включили сирену.

— Ты смотри, поосторожней, — посоветовал он.

— Ты тоже, — сказал я.

Мы побежали в разные стороны. До сих пор я ни у кого не вызвал подозрения. Главное, делать вид, будто знаешь, куда бежать.

Между тем времени было мало. Я тихо выругался. По этим коридорам можно мотаться целую вечность. Взрывное устройство, скорее всего, находилось в местах, закрытых для доступа людей. Значит, надо дойти до запретной зоны. Я вспомнил, что наибольшую свободу передвижения имеют «красные» рабыни, и посмотрел на рельсы над головой.

Сирена затихла. Вместо нее из громкоговорителей загремел голос:

— Закрыть всех рабынь. Персоналу явиться на свои рабочие места.

Что ж, разумно. Одним приказом они убирали из коридоров рабынь и всех незанятых сотрудников. Теперь они меня вычислят в два счета.

Я ворвался в одну из боковых комнат. Около десяти обнаженных девушек стояли, прижавшись к стене. Охранник торопливо заковывал их в наручники.

— Я спешу! — крикнул он, взглянув на меня через плечо. Очевидно, он решил, что я пришел проверять исполнение приказа. У выхода из комнаты под самым потолком начинались рельсы. Я обратил внимание, что на красной болванке болталась самая длинная цепь.

Заковав последнюю девушку, охранник выскочил из комнаты и побежал по коридору. Исполнительный малый.

У двух рабынь ошейники были помечены красными полосками.

— Где ключи? — спросил я.

— У охранника, — испуганно произнесла невольница.

Так я и думал. Я не мог его убить. Если он не явится на пост и не доложит о выполнении приказа, кюры сразу поймут, где меня надо искать. Расковать рабынь с красными полосками на ошейнике я не мог. Времени на возню с замками не было. Перебить цепи стрелой я не решился, опасаясь за жизнь девушек.

Схватив свисающую с красной болванки цепочку, я выбежал из комнаты. Болванка покатилась за мной по рельсам. Хорошо, если взрыв уничтожит только ту часть комплекса, где хранится оборудование и вооружение. Хорошо, если Имнаку удастся вывести девушек наружу. Хотя в шелковых туниках они все равно не выживут. Я подумал о томящихся в казематах базы невольницах, обнаженных, беззащитных, невинных жертвах войны зверей и людей, Потом выбросил их из головы. Передо мной стояла серьезная задача, а они были, всего лишь рабынями.

Я бежал вдоль помеченных красными полосками рельсов. О скрытности можно было забыть. Катящаяся по рельсам болванка и бегущий впереди мужчина обязательно вызовут подозрение.

В коридоре было множество дверей. За ними находились различные помещения: спортивные залы, гостиные, жилые комнаты. Пожелай я спрятаться, им бы пришлось потратить немало времени на поиски. Но это не приблизило бы меня к цели. За поворотом коридора раздались шаги. Я бросил цепь и нырнул в ближайшую комнату, оказавшуюся столовой. Взяв из корзины булочку, я уселся за стол и принялся есть. Стражники не обратили на цепь ни малейшего внимания. Очевидно, здесь было принято отстегивать девушек в любом месте.

Выйдя из столовой, я натолкнулся на солдат, сопровождающих куда-то двух свободных женщин в длинных непрозрачных платьях. Очевидно, их готовили для выполнения различных разведывательных и политических миссий.

— Его там нет, — сказал я, показывая на комнату, из которой только что вышел.

Под плотным подолом платья свободной женщины мелькнула очаровательная лодыжка. Я невольно улыбнулся. Красотки еще не подозревают, что по выполнении задания их ждет рабский ошейник.

Еще один солдат пробежал мимо, волоча за собой рабыню на цепи.

— Ее надо немедленно приковать! — строго произнес я.

— Знаю! — откликнулся он.

Сзади раздались торопливые шаги, я развернулся и направил арбалет в грудь незнакомого человека.

— Не стреляй! — крикнул он. — Я Грон с участка Аль-Ка.

— Что ты делаешь в этом крыле? — спросил я.

— Меня послали за госпожой Розой, — произнес он.

— В какой она комнате?

— В сорок второй. Центральный уровень, коридор Мю.

— Правильно, — сказал я и опустил оружие. — Возвращайся на участок Аль-Ка, — приказал я. — Госпожу Розу я приведу сам.

Он растерялся.

— Быстрее! — прикрикнул на него я, — Дела принимают опасный оборот!

Солдат развернулся и побежал в обратную сторону.

Как оказалось, я находился в Мю-коридоре. Это я выяснил, изучив пометки на стене возле очередного разветвления. Похоже, я уже был и на нужном уровне.

Вскоре я увидел стальную дверь с цифрой сорок два. От рельсов в прорезь на двери уходила цепочка. Очевидно, обслуживающая госпожу Розу рабыня была здесь.

Я распахнул дверь. Комната поразила меня роскошью и богатым убранством. Женщина в глухом платье испуганно вскочила с кровати и поспешно закрыла лицо шелковым веером.

— Стучаться надо, идиот, — недовольно произнесла она. — Я едва успела закрыться.

Она смерила меня сердитым взглядом. У нее было тонкое, красивое лицо с высокими скулами, очень темные глаза и иссиня-черные волосы. Облик красавицы хранил отпечаток царственной холодности.

— Вы госпожа Роза? — спросил я.

— Я Грасиэла Консуэло Роза Ривьера Санчес, — торжественно объявила она. — Что происходит?

— На базу проник нарушитель, — сказал я.

— Его до сих пор не задержали? — спросила она.

— Нет. Знакомы ли вы с рельсовой системой контроля за передвижением рабынь? — спросил я.

— Конечно, — ответила дама.

— Знаете, где находятся самые отдаленные терминалы?

— Знаю, но людям туда нельзя.

Я улыбнулся.

— Как смог проникнуть на базу нарушитель? — спросила она.

— Через вентиляционную шахту, — сказал я и добавил: — А вы неплохо говорите по-гориански. Хотя легкий акцент еще чувствуется.

— У меня хорошие способности к языкам, — холодно ответила госпожа Роза.

Я знал, что большинство хозяев не станут возражать против ее аристократического кастильского выговора.

— Что надо на базе этому нарушителю? — спросила она.

— В данный момент ему нужна женщина, — сказал я.

— Не понимаю, — пожала она плечами.

— Раздевайся, — приказал я.

Глаза госпожи Розы едва не вылезли из орбит.

— Быстро! — крикнул я. — Или тебе помочь?

— Никогда, — прошептала она побелевшими губами и попятилась в глубь комнаты.

— На кровать, лицом вниз, руки и ноги в стороны! — рявкнул я и вытащил нож.

Опасно срывать одежду со свободной женщины голыми руками. В складках могут быть спрятаны отравленные иглы.

— Ты шутишь, — медленно произнесла она.

Я показал ножом на кровать.

— Ты не посмеешь! — зашипела госпожа Роза.

— На кровать! — повторил я.

— Мое имя Грасиэла Консуэло Роза Ривьера Санчес! — напомнила она.

— Если ты мне понравишься, — сказал я, — я буду звать тебя Пепита.

Дрожащими пальчиками она потянулась к крючкам и застежкам.

— Вначале вуаль и капюшон, — приказал я.

Она полностью открыла лицо.

— За тебя можно выручить немалые деньги, — заметил я.

Она смерила меня негодующим взглядом.

— Теперь туфли, — сказал я.

Госпожа Роза сброрила туфли и осталась стоять босая на толстом теплом ковре.

— Продолжай! — приказал я.

Она нарочито медленно расстегнула крючки, на воротнике и слегка обнажила шею.