КулЛиб электронная библиотека 

Последний из джедаев. 1.Миссия отчаяния [Джуд Уотсон] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Джуд Уотсон
Последний из джедаев 1: Миссия отчаяния
(Звездные войны)


ГЛАВА 1

Закат, как всегда, захватил его врасплох. В этом мире, с его двумя солнцами, он начался рано. Первое солнце нырнуло за горизонт, затем второе поспешило проскользить следом. На смену обжигающему солнцу пришли тени, окрасившие каньон в серые тона. Прошёл ещё один день, за ним придёт ещё один - такой же, как и всегда.

Оби-Ван Кеноби пригнулся, выходя из своего убежица. Время совершить путешествие по пустошам Юндладна, подкрасться к ферме Ларсов и взглянуть на малыша, ползающего за оградой. Время успокоить себя тем, что прошёл ещё один день и Люк Скайуокер в порядке. Он старательно запер дверь. Пустынный Народ остерегался его, но Оби-Ван не любил неприятных сюрпризов - от варварских рейдов тускенов не был застрахован никто.

Убежище его было настолько же скромным, насколько небольшим - просто пещера, выдолбленная в стене Каньона. Он немного обустроил её, но не потому, что так уж заботился о комфорте, а только лишь затем, чтобы занять себя хоть чем-нибудь. В эти первые мучительные месяцы все это его очень успокаивало: и вычистка песка из всех щелей, и настройка системы обогрева, и ремонт истрескавшейся стены, пропускавшей лучики солнечного света по утрам, и песчаные вулканчики во время столь часто буйствовавших здесь бурь. Он обнаружил свой новый дом случайно, благодаря слепой удаче. Просто гонял своего эопи по кругу рядом с фермой Ларсов, пока вдруг не нашёл место, достаточно близкое к ферме, но все же удалённое настолько, что обитатели её не слишком часто его видели. Временный её обитатель, искавший место для фермы, или встречи с Джавами, судя по всему, давно покинул пещеру. Без сомнений, он или она пришли к выводу, что на Татуине выживают только сильнейшие, или самые везучие.

Ларсы знали, что Джедай остался здесь, чтоб присматривать за мальчиком. Понимая какую угрозу он принес с собой на Татуин, их отношение к нему были какими угодно, но только не излишне дружелюбными. Каджый, кто знал Оби-Вана, глубоко в душе хотел бы забыть о нем, отстраниться от него, от той призрачной опасности, и уберечь Люка…

– Разве можно винить их в этом? - думал Оби-Ван, устало хромая по песку. Он понимал причину этого страха, как и смысл того уговора, в силу которого он не сможет видеться с мальчиком, общаться с ним, учить его. Оставалось лишь ждать… Люк был рождён в страшное время жестоких невзгод. Это естественно, что они хотят защитить племянника, не желая отдавать его ни Империи, ни Песчаному Народу. Еще менее этого они хотели Люку судьбы самого Оби-Вана, из воина превратившегося в старика, раздавленного горем. Осталось ли у него в душе ещё что-то? Этот вопрос он вновь и вновь задавал себе бессонными ночами, разглядывая грубый каменный потолок над своим жёстким ложем. Можно ли одновременно быть пустым, и в то же время полным непроходящей боли? Так много было тех, кого он любил. А теперь все, кто был ему дорог - мертвы. Имена и лица бесконечной чередой шли у него перед глазами: Куай-Гон, Сири, Тиро Каладиан, Мэйс Винду, Ученики Дарра Тел-Танис, Тру Вельд, Их наставники Ри-Гаул, Соара Антана, и все джедаи, убитые во время "чистки". Шли, потому что именно убийством эта "чистка" была. Быстрой, безжалостной бойней, но недостаточно быстрой для своих жертв. Его самые дорогие, самые близкие друзья: Бэнт и Гарен, Величественная Йокаста Ню, мягкие Ади Галанн и Баррис Оффи, воители Шаак Ти, Кит Фисто и Луминара Ундули, великие мастера Ки-Ади-Мунди, Ади Галлия, Пло Коон - все они мертвы. "Мертвы" - это слово звенело у него в голове. Их больше нет, их больше не будет - рыцарей, бок о бок с которыми он сражался, учился и радовался жизни, имена которых отражались нестерпимой болью при каждом стуке его сердца. А наутро, когда рассвет пускал солнечные лучи по его потолку, он уже привычно переходил, наконец, к самому страшному: лицо, на которое он не мог не смотреть; Лицо, причинявшее ему самую страшную боль - мальчик, которого он вырастил, стал предателем, убийцей и чудовищем. Обратившийся к Тёмной Стороне, этот Монстр стал для Кенноби вечным напоминанием о его неумении направить и защитить. Энакин Скайуокер был убит Императором, и вместо него пришёл он - Лорд Ситхов Дарт Вейдер.

Сперва Оби-Ван думал, что Энакин погиб в пламени вулкана на Мустафаре. Только месяцы спустя он понял, что Император сохранил жизнь Вейдеру, или, по крайней мере, той его части, которая была полезна ситху: ненависть и Силу. Оби-Ван видел Вейдера лишь однажды - в записи на рекордере, найденном им в Мос-Эйсли, и, просмотрев новости ХолоНета, он с ужасом понял, что этот Дарт Вейдер был когда-то его учеником - Энакином Скайуокером.

Единственный, кто мог бы понять глубину его горя, был также в изгнании, и Кеноби было запрещено связываться с ним - великим магистром Силы светлого ордена, мудрейшим членом верховного совета - Йодой, который скрылся на Дагобаре и жил незримо для всех, отшельником на болоте. И даже дух, который мог помочь ему, обещавший ему помощь, не пришел к Оби-Вану. Вместо этого, Кеноби только лишь слышал голос:

– Ты не готов к обучению.

– Но я готов, Учитель. У меня больше ничего нет.

– Вот потому, мой падаван, ты и не готов.

И сложно было не испытать нетерпения и даже обиды на Куай-Гона. Кеноби сражался с этой обидой изо дня в день. Ведь именно его Учитель захотел, чтобы Оби-Ван взял Анакина в ученики и сейчас именно Куай-Гон не желал делиться знаниями древнего Ордена Уиллов, которые бы смогли дать Оби-Вану хоть каплю покоя, благодаря которым он мог бы слиться с Силой, но сохранить своё сознание. И кто знает, поможет ли это унять его боль, его горе?

Усадьба Ларсов показалась впереди и Оби-Ван остановился, чтобы убедиться что Оуэн не патрулирует периметр. Было уже поздно, тени росли, а оба солнца уже нырнули за холмы. Оуэн и Беру всегда спешили укрыться под землей к вечеру. Он подошёл поближе, чувствуя себя такой же тенью, как те, что тянулись сейчас от холмов. Он лёг плашмя на землю и заглянул в кольцо внутреннего двора под землей. Голова малыша светилась в солнечных лучах даже в этом тусклом закатном свете. Он смеялся и полз за мячом, который Беру отфутболила подальше от него. Казалось ли это Оби-Вану, или малыш и в самом деле замедлял мяч, не касаясь его? Если даже тут была причастна Сила - то не сегодня мальчик поймёт в чём дело, и не завтра. Поймет еще очень нескоро, если вообще сможет без помощи со стороны, без обучения, без Джедаев… Беру мелькала в дверях, постоянно возвращаясь на кухню, а Люк подползал к дверному проходу и смотрел на неё, будто боялся хоть на миг потерять ее из виду. Оби-Ван слушал смех Беру, видел, как Люк кувыркается и смеётся вместе с ней, но сам ни разу не улыбнулся. Прогулки к Люку давали ему удовлетворение, но улыбки и смех он оставил в другой - прежней жизни.

Пристально наблюдая за Люком, с мыслью о том, что его сестра - Лейа, сейчас росла в окружёнии любви Бэйла Органы и его жены, Оби-Ван чувствовал некоторое умиротворение. Он помнил свое обещание Падме, что её дети будут в безопасности, и сделал все для этого.

Как бы он хотел, чтобы Падме знала, что о детях не просто заботились, что их любили, Но и Падме - прекрасная, отважная, печальная девушка - тоже была мертва. Оуэн Ларс выскочил из укрытия, собираясь запустить охранных дроидов по периметру. Пора было возвращаться, но Оби-Ван задержался ещё на несколько секунд, любуясь Беру, игравшей с Люком в "погоню". Свет из двери почти доставал до него, а запах из кухни едва не заставил заурчать непривыкший к разносолам джедайский желудок. Повернувшись спиной к свету и запахам, Оби-Ван, никем не замеченный, двинулся в сгущающуюся темноту.

Следующей ночью Оби-Ван пробирался через шумную толпу в кантине Мос-Эйсли. Каждый месяц он гонял усталого эопи по тайным тропам, чтобы успеть затемно. Каждый месяц он закупал продукты, каждый месяц останавливался в этой кантине. Магнитом тянувшая к себе всевозможную шваль, кантина оставалась источником информации, а Оби-Ван предпочитал держать руку на пульсе событий. Отшельничество отшельничеством, но он должен был знать, что происходит в Империи.

Галактический Сенат всё ещё не был распущен, но теперь он был только источником пустых разговоров, но никак не правительством. Император контролировал нужное ему большинство, которое радостно подпевало любому его слову, не оставляя оппозиции, во главе с Бэйлом Органой, ни единого шанса на борьбу, заставляя их, в итоге, подчиниться "их же демократии".

Оби-Ван наблюдал, как день за днем разлагается то, что строилось и поддерживалось десятилетиями. Его нетерпение воцарить справедливость и порядок в галактике просто кипело в душе, как в юные годы, когда он только познавал учения Джедаев. Но вспоминая к чему может привести это чувство, он приобретал самообладание и заставлял себя держаться в стороне. Оби-Ван прекрасно знал, что однажды встав на путь тьмы, для возврата сил уже не будет.

Вернувшись из внутреннего ареала мыслей и ощущений в реальный мир, Магистр Джедай Оби-Ван Кенноби - ныне Бен Кенноби, был вынужден носить плащ с низко опущенным капюшоном и сторониться общественности, чтоб не привлекать внимания. Раньше он никогда бы не подумал, что будет рад взяточеству, но теперь, когда несколько монет делали бармена слепым и глухим, Оби-Ван привычно занимал своё место в самом тёмном углу и знал, что никто не побеспокоит его - полусумасшедшего отшельника, которому не нужна компания.

Столик свой Оби-Ван выбрал не случайно. В одной из групп, сидевшей рядом, он узнал Виззи - пилота, известного тем, что на борт его корабля груз всегда попадал без лишних вопросов к нанимателю. В придачу к тому, он был источником информации, который никогда не раздувал пустых слухов. Сейчас он вместе с остальными пилотами распивал эль, не особо заботясь о том, кто его может услышать. Оби-Ван обратился к Силе, чтобы отсеять все лишние звуки и вслушался в разговор пилотов. К его удовлетворению, пилоты были ещё достаточно трезвы, чтобы начать сочинять "новости" на ходу. Ограничения, говорили пилоты, становились всё более в тягость. Подкупить чиновника, оказывается, становилось всё тяжелее - те откровенно боялись наказания за коррупцию. Презрительное фырканье другого пилота сопроводило эту новость.

– Взятки всегда были и будут - заявил он - И уж не Империи под силу их прекратить.

– Вместе с тем жаловаться особо не на что. Никаких тебе теперь пиратов в Рутане. - заявлял другой пилот. Империя улучшила его бизнес.

– Но они теперь устраивают грандиозную чистку. Все слышали что происходит в Беллассе?

– Ну да. Все слышали о Беллассе. Посадили своего ставленника на пост губернатора. Ну и что тут такого? Никому не нужны губернаторы, которые действительно правят. Губернатор хорош, когда слушает Большого Папу.

– Ну, в Беллассе дело другое - отвечает ещё один голос - Упрямы, как… Все повыходили на улицы и угодили под массовые аресты.

– А я был в космопорте, когда всё это началось. - это уже Виззли. - у них кто-то сбежал из тюрьмы. Тревога по всему городу - это надо было видеть.

Оби-Ван опустил свой стакан на грязную столешницу. Это уже не новости, подумал он.

– Всего один парень, вы только представьте! И они задержали все рейсы на неделю. Я чуть не расплавился от ярости. Не позволили даже покинуть космопорт.

Оби-Ван встал. Сила рассеялась ручейками, и вокруг опять поплыл гомон посетителей кантины.

– И вот мне интересно - продолжил Виззли - кто же такой этот Ферус Олин?

"Ферус Олин" - эти слова как молнии пронзири разум Оби-Вана и тот медленно сел обратно. Он вновь отогнал весь посторонний шу, и сегодня ночью он никуда не пойдёт, пока не узнает всё что сможет о Ферусе Олине, так как когда-то давно Ферус был учеником в Ордене и сейчас мог быть одним из тех немногих, кто выжил…

ГЛАВА 2

Оби-Ван, изображая скуку, чертил пальцем по столу, и всматривался в толпу с противоположной стороны от стола, где сидел Виззли, впитывая каждое его слово.

– Любой, кто связывается с Империей - безумец. Пусть даже и отважный.

– Любой, кто перейдёт дорогу Империи - труп!

Вся компания нашла эту идею очень смешной. Или, по крайней мере, старательно изобразила веселье. Слишком осторожных людей не бывает, а у Империи всюду агенты. И Татуин вовсе не так уж защищён своей удалённостью от центра, как может показаться. Впрочем, тот же Виззли особенно не старался изображать ни веселье, ни излишнюю лояльность.

– А я слышал, что он не только безумен, но и отважен. И далеко не мёртв, по крайней мере пока. Они вызвали себе подкрепление, им даже послали в помощь один батальон штурмовиков.

Оби-Ван почти перестал дышать под своим капюшоном.

– Ну, он там всласть поиздевался над штурмовиками и сбежал. Беллассцы называют его живой легендой.

– Ну и так что же с ним случилось?

– Никто так и не узнал. Тот просто исчез. И теперь на него устраивают прямо-таки глобальную охоту. Хотят публично казнить - пример для бунтовщиков, и всё такое. Неплохие деньги за его голову, между прочим.

– Неееее - протянул первый пилот. - я с Империей связываться не хочу и не буду. Руки пачкать - не по мне. Дай-ка сюда тот кувшин, а то я какой-то всё ещё неприлично трезвый.

– А его друг всё ещё в тюрьме, - добавил Виззли. - Они видимо ждут, что Ферус вернётся за ним, но тот пока ещё не появлялся. И лучше бы ему и не высовываться. А у меня - он с довольным видом опустил кружку на стол, - рейс этой ночью. У них плохо с припасами, так что не стоит упускать хороших денег.

Оби-Ван отхлебнул из своего стакана, отчаянно пытаясь успокоить ураган мыслей. Ферус был жив, а ведь Оби-Ван столько времени был уверен в обратном.

Когда-то давно Ферус был падаваном в Ордене. И то, что в восемнадцать лет он покинул Орден, и с тех пор жил как простой смертный - не имело никакого значения. Он был своим. И, возможно, был ещё жив - и только это имело сейчас значение. В первые годы Оби-Ван ещё следил за тем, что происходило с экс-падаваном. Тогда он ещё собирался связаться с Ферусом по окончанию Клонской Войны, после победы над сепаратистами. Всё это было ещё до того, как он понял, что Тёмная Сторона не сдаётся так легко.

Он вспомнил, что Ферус начал тогда своё дело в паре с неким Роаном Ландсом. Эта парочка позволяла правительству нанимать себя для защиты тех, кто так или иначе перешёл дорогу преступникам, а тем более - всяким корпорациям. Роан и Ферус стряпали новые документы для таких беглецов, и помогали начать жизнь заново. Кроме этого, Кеноби знал разве только то, что, по слухам Роан и Ферус завербовались в Республиканскую Армию офицерами во время Клонской Войны. Но всё это оставалось только слухами, поскольку встретить их ему ни разу не удалось. После падения Анакина во Тьму Оби-Ван не раз вспоминал Феруса, ведь именно он в своё время предупредил Кеноби, что кроме несомненных талантов в Скайуокере живёт и великий страх. Ферус видел мощь Анакина и устрашился.

– Ну, в следующий раз у тебя проблем не будет. - заявил второй пилот.

Оби-Ван закрыл глаза. Люк. Ферус.

– К твоему прилёту Ферус Олин будет мёртв.

Люк. Ферус. В той, другой жизни, этого вопроса просто не было бы. Он уже был бы в пути на Беллассу. Но теперь всё изменилось. Теперь он поклялся защитить Люка от любой беды. Люк и его сестра были последней надеждой Галактики, и кроме Оби-Вана некому было защитить их. Он поклялся Йоде, поклялся Бэйлу Органе, поклялся Падме у её смертного ложа, что защитит Люка.

Но мысль о призрачном спасении Феруса рождала в нем бремя выбора и сомнения, надежду на что-то еще, возможно, на спасение Джедая. Пытаясь внять голосу разума, Оби-Ван искал выход из ситуации: остаться на Татуине, или использовать редкую возможность незримо для Империи улететь и отправиться на поиски. Вновь погрузившись в воспоминания, он осознал, что Совет бы решил этот вопрос, но теперь его существование кануло в лету. Все что он реально имел на этот момент - это слова Йоды: "Пока не придёт время, исчезнуть должны мы", но они не являлись Оби-Вану поддержкой. Куай-Гон тоже не слишком охотно общался со своим бывшим падаваном, следлвательно, решать нужно было только самому, и решать сейчас.

– Я должен решить. Должен взять на себя ответственность, как с Энакином когда-то давно - крутилось у него в мыслях, он сделал паузу, затем продолжил: - Мда, ну и посмотри, что вышло из этого.

Кеноби встряхнул головой, чтобы прогнать эти голоса. Верить себе становилось слишком сложно. Сконценрировавшись, он еще раз вспомнил, что поклялся оберегать Люка, что безопасность юного Скайуокера - его обязанность, а значит, что Оби-Ван остаётся.

Он остаётся на Татуине, даже если в будущем придётся пожалеть об этом… В сравнении с тем грузом, что уже лежит у него на душе - это будет не так и тяжело, а для Галактики потеря Люка обернется подрывом последней надежды на искоренение тирании темной стороны Силы…

Холодный ночной воздух не принёс облегчения, потому что Оби-Ван понял что эопи опять куда-то сбежал. Конечно, эти твари сами по себе не страдали излишним интеллектом, но данная конкретная зверюга как будто поклялась, что покончит жизнь в зыбучих песках или в зубах хищника, постоянно отвязывалась и убегала, жадно чавкая песчаным лишайником, который выковыривали из грязи. Укутавшись в плащ, Оби-Ван начал поиски эопи, про себя понося его на чём свет стоит. Казалось бы, любая тварь, которую ты будешь кормить и оберегать, будет тебе за это благодарна. Благодарность данного конкретного эопи заключалась разве только в том, что бы сбежать и оставить хозяина замерзать.

– Ты ведь сердишься не на эопи - голос, прозвучаший в сознании Оби-Вана, был на редкость сух, и вряд ли теплее окружающего воздуха.

– Что же ты за Мастер-Джедай, что до сих пор не научился контролировать свои эмоции?

Казалось, голос идёт из окружающих Оби-Вана теней. И одного только звука голоса Куай-Гона хватило, чтобы увидеть суровое лицо Учителя и его ироничную улыбку.

– Вы сказали, что я не готов… - пробормотал он вслух, не особенно заботясь о том, что кто-то его услышит.

– Ты на самом деле не готов. - голос почти что вздохнул - Но тебе не обойтись без помощи.

ГЛАВА 3

– Так вы здесь, - непонятно зачем полуспросил, полусказал Оби-Ван. В горле опять, как и раньше, стоял комок. Стоило ему услышать голос Куай-Гона, и он вновь стал тем мальчишкой, который постоянно слышал от Учителя: "Не запирай дыхание!"

Он нырнул в заброшенное здание неподалёку от кантины. Крыши у этого "убежища" не было уже много лет, так что теплее не стало. Разве только несколько поутих ветер.

– Я всегда был здесь - ответил Куай-Гон. - А твоя готовность или не готовность только твой выбор, мой падаван.

– Я и выбираю! - почти крикнул Оби-Ван. - Я хочу начать обучение, я готов! И не понимаю, что вы имеете в виду…

– Вот когда ты почувствуешь то, насколько ты не готов к этому, тогда только ты и будешь готов.

– А теперь вы ведёте себя как Йода, - опять обиделся Оби-Ван.

– Спасибо за честь - усмехнулись звёзды и тень. - И что же я наблюдаю? Джедая, который охотится за своим эопи, вместо того, чтобы разобраться в своих чувствах… Кстати, эопи этот, просто напросто, забрёл за кантину.

Оби-Ван вздохнул. Он чувствовал себя старым. И даже ещё старше, но несмотря на весь этот мнимый возраст, казалось, что он даже ещё и не начинал ничему учиться.

– Живая Сила, мой падаван - сказал Куай-Гон, - Знание её неизбежно включает знание себя самого.

– Что вы хотите от меня услышать?

– Проще некуда. Скажи мне, что ты сейчас чувствуешь.

– Я… весь в эмоциях, что слышу вас, Учитель - А ещё?

– Злюсь на эопи.

– Промах. Попробуй ещё раз.

– Злюсь на все ваши загадки!

– Хорошо! Наконец-то мы начинаем куда-то двигаться - Злюсь на себя! - выпалил Оби-Ван Куай-Гон не ответил. Но сейчас Оби-Ван был рад передышке - настолько сейчас ему перехватило горло. Столько лет, столько мучительных лет страдал он без своего наставника, столько времени вскакивал по ночам, когда вдруг казалось, что слышит его голос… После гибели Куай-Гона не было и дня без того, чтобы рыцаря Кеноби не мучили воспоминания.

– Я слушаю - тихо прозвучал голос из тени.

– Я зол на свою собственную растерянность. Раньше все было так просто. Я знал, что мне делать, и делал это. Если любой Джедай был в опасности - я был в пути туда. И сейчас, когда разумом я понимаю свою миссию, своё задание - моё сердце отказывается принимать это решение. Я хочу, я рвусь на помощь Ферусу, но я поклялся оставаться здесь. Поклялся защитить Люка!

– Всё это так - ответил ему Куай-Гон. - Но любая правда - еще не истина. Надежда не вырастет из одного семечка.

– То есть?

– У Люка есть своя судьба. У Феруса - своя. И если Империи суждено однажды пасть, если Силе суждено вернуться к Равновесию, не одиночке Люку суждено совершить это. Сопротивление должно укорениться во многих мирах, и только тогда, все вместе будут они что-то значить.

– Так вы думаете, я должен…

– Это только твой выбор, Оби-Ван. Никто не сделает его за тебя. А я могу лишь сказать тебе то, что вижу сейчас. Я вижу то, что мальчику не повредит твой отлёт сейчас. Это всё, что я знаю. Другой же повод знаешь ты сам, ведь Люку нужно будет, чтобы было к кому присоединиться, когда он вырастет.

– И Ферус должен стать частью этого замысла? - Теперь Оби-Ван, как он надеялся, начинал что-то понимать.

– Говори о том, что ты знаешь о Ферусе, а не о том, что ты себе придумываешь.

– Он был одним из самых одарённых учеников, и уступал лишь Анакину.

– С такими талантами он может стать грозным противником Империи.

– Но… оставить Люка… Оставить Люка означало нарушить приказ Йоды. Не так просто было решиться на подобный шаг.

– Ты не оставишь его в одиночестве - казалось, звёзды вздохнули над излишней правильностью Оби-Вана так, как Куай-Гон вздыхал и раньше: чуть слышно, но достаточно громко для того, чтобы Кеноби расслышал.

– Я присмотрю за ним здесь. И… есть опасность для Люка. Опасность, которую сможет устранить Ферус. Я не могу рассказать тебе, что тут причиной. Я только чувствую её, но не вижу её источник Оби-Ван озадаченно подпёр подбородок ладонью.

– Ферус знает о существовании Люка?

– Если бы всё было так просто… Не знаю, Оби-Ван. Я только чувствую эту связь, хоть Ферус и не знает о её существовании Наконец-то Оби-Ван почуствовал какую-то почву под ногами и даже спокойствие, уверенность. Теперь он понял, что все его чувства указывали на это. Он поможет Ферусу, и этим защитит Люка.

– Я отправляюсь.

– Я рад - ответил ему Куай-Гон - что наконец ты искренен с собой.

Так много хотелось сейчас сказать, так много спросить, но… нити Силы растаяли, и с ними исчезло чувство присутствия Куай-Гона. Кеноби чувствовал, что его всё ещё потряхивает эмоциями, но, по крайней мере, он теперь знал что делать. Теперь, когда он снова был на задании, он без проблем устроился на холоде, совершенно не чувствуя, как дыхание инеем оседает на усах.

"Завсегдатаи" кантины не торопились расходиться, а те что выходили - не очень твёрдо держались на ногах. Некоторые шли на всех четырёх, кое-то на шести или восьми, а кое-то из четвероногих пару часов назад был очень даже двуног. К облегчению Кеноби, Виззли вышел на своих двоих. Он был один, и трезв.

Почувствовав присутствие за спиной, пилот быстро обернулся, но убрал ладонь от кобуры, увидев кто идёт за ним.

– Я не помню твоего имени, но часто вижу тебя в кантине.

– Бен - коротко ответил джедай.

– Ну и что я могу сделать для тебя, Бен?

Было совершенно очевидно, что по-своему пилот старался быть вежливым. Но откровенная нелюбовь к длинным разговорам несколько мешала этому благому начинанию.

– Прокатить до Уссы. - Кеноби решил посоперничать с Виззли в немногословности.

– Опасное место. - пилот выжидающе посмотрел на отшельника.

Оби-Ван ответил таким же взглядом.

– Ну, если у тебя есть деньги… - Виззли назвал цену. Оби-Ван мысленно поморщился. Но требуемую сумму отдал, хоть это и было смертным приговором его финансам, остававшимся после бегства с Корусканта. Пилот взял деньги, и двинулся дальше, совершенно не интересуясь, идёт ли пассажир следом или нет. Так же, не оборачиваясь, он объяснил Оби-Вану условия сделки.

– Мне совершенно неинтересно кто ты, а тебе совершенно неинтересно кто я. Летим молча, или ты никуда не летишь.

Вот уж с чем не будет проблем, это с тем, чтобы удержаться от рассказа о том, кто он и куда и зачем летит.

– Без проблем.

– Тогда давай на борт. - Виззли махнул рукой в сторону Кореллианской яхты.

На удивление быстро проведя проверку систем, пилот поднял яхту в воздух, и скоро они были за пределами атмосферы Татуина. Двойные солнца попытались было ослепить глаз, но потерпели сокрушительное поражение, растаяв в узорах гиперпространства.

ГЛАВА 4

К началу Войн Клонов Белласса была процветающим миром со всенародно избираемым правительством. Её армия сражалась рядом с джедаями против Сепаратистов. Открытая, мирная, богатая ресурсами планета. Когда к власти пришла Империя, она, конечно же, не могла обойти Беллассу своим вниманием… Был назначен губернатор, начались ограничения свобод; журналистов заставили замолчать, инакомыслящие были брошены в тюрьму.

Многое Оби-Ван уже знал, но этого было всё равно маловато. В прежние дни он связался бы с Храмом, точнее, с Йокастой Ню, и запросил бы более детальную информацию. Поджав губы, она заявила бы, что он и сам мог бы озаботиться своевременно поискать нужное - ничуть не хуже, чем она (что было не совсем правдой, если разобраться); а потом за секунды нашла бы то, на что ему потребовались бы часы… …Воспоминание было словно всплеск боли.

Йокаста Ню, убитая в ее любимой библиотеке. Храм в огне.

Он помотал головой, прогоняя эти образы. Он не сможет действовать, если позволит им оставаться перед его внутренним взором. "Почувствовать боль - и позволить ей уйти"…

– Мы на месте, - Это были первые слова Веиси с тех пор, как они покинули Татуин, - Сейчас начнутся проверки - ещё до приземления. Их Службе безопасности нужно знать всё - что я ел на завтрак… Что ела на завтрак моя мать…

После долгой тщательной проверки кораблю, наконец, разрешили посадку. Веиси снизился к свободному месту на краю аэродрома, опустил рампу и повернулся к Оби-Вану, доставая свою ID-карту и документы на корабль.

– Регистрация пассажиров там. Мне еще заводить корабль в док. Удачи тебе.

Оби-Ван кивнул:

– Спасибо, что подбросил.

– Бен…

Оби-Ван нетерпеливо обернулся - мыслями он был уже в городе.

– С тебя выпивка в Мос Айсли.

Оби-Ван усмехнулся, поняв, что подобным грубоватым способом ему пожелали удачи, кивнул и спустился по рампе.

Было раннее утро, но на космодроме Юссы уже вовсю кипела жизнь. Оби-Ван прошел регистрацию, а потом немного постоял на посадочной платформе, глядя сверху на город и стараясь сориентироваться. Пусть в его датападе была карта, всё равно, непосредственный взгляд - это совсем другое дело.

Закругленных очертаний районы города располагались вокруг семи озер Юссы. Невысокие здания - как жилые, так и офисные; кольца бульваров разбегались от озер, словно круги на воде от упавшего в воду камня. Это было - БЫЛО - весьма приятное место для жизни.

Он увидел Палату общин и большой зеленый парк в самом центре города. Когда-то это было место встреч, свиданий, празднований и просто дружеских сборищ. Теперь же там громоздилось гигантское черное сооружение. Деревья и кусты были снесены, чтобы разместить этого монстра. Это был готовый имперский гарнизон - Империя доставляла подобные на покоренные планеты - огромное уже готовое сооружение, включающее казармы для батальонов штурмовиков и большую тюрьму, рассчитанную на немалое число заключенных.

Он чувствовал это словно некие излучения, идущие от лежащего внизу города: Юсса была теперь городом страха…

На турболифте он спустился с посадочной платформы в город. Стоял прохладный пасмурный день, похоже, собирался дождь. Оби-Ван смешался с толпой и пошел улица за улицей, пропуская спидеры и воздушные такси. Это было так странно - снова быть в уличной толпе большого города; чувствовать прохладу воздуха. Он так долго был один.

Когда он приблизился к Палате общин, его шаги замедлились. Присутствие штурмовиков ощущалось здесь как нигде в городе - их отряды постоянно маршировали то в гарнизон, то из него. Вид солдат и черного мрачного здания наводил жуть. В начале Войн Клонов штурмовики сражались за Республику, теперь же они стали инструментом запугивания.

А ведь это именно он обнаружил их на Камино; именно он был тем, кто обратил на них внимание джедаев. Они рассчитывали, что огромная армия штурмовиков поможет им после сражения на Джеонозисе, но были обмануты. Преданы. Оби-Ван с горечью следил за белыми колонами, марширующими по улицам, видел, как сжимаются, увидев их, люди. Чувство вины и отчаяние всколыхнулись с новой силой. Он приостановился, в ушах стоял полный угрозы грохот их шагов.

Люди старались не смотреть на них, отводили глаза, бросая лишь быстрые осторожные взгляды. Сюда, к Палате общин, выходило так много улиц, что люди вынуждены были проходить здесь; но они умолкали, пережидая, пока белая бронированная колонна промарширует мимо. И лишь когда те прошли, словно исчезла какая-то незримая тяжесть; казалось, даже шаги горожан стали легче, а на улицу вновь вернулась обычная городская суета.

Оби-Ван тоже ускорил шаг. Его первой целью был прежний офис Феруса. Он располагался на одной из улиц в районе Облачного Озера; предстоящая длинная прогулка давала ему возможность лучше сориентироваться в городе, лучше почувствовать город…

Он уже видел подобное прежде. Все признаки были здесь - угроза, словно разлитая в воздухе, странная тишина. Отряды на улицах, проносящиеся черные спидеры имперских офицеров. Оби-Ван хорошо представлял себе методы этой махины, сжимающей в своей хватке когда-то мирное общество. Но здесь было ещё хуже. Это не было просто страхом, разлитым в воздухе - это был террор.

Заморосил дождь, и воздух словно замерцал легкой дымкой. Отсюда, с окружающих его улиц, Облачное Озеро казалось серебристым диском.

Офис Феруса был закрыт, на окнах опущены жалюзи. У маленькой сигнальной панели читалось название "Олен и Лэндс". И всё. Тихая улочка, одна из наиболее удаленных от озера, которое уже казалось отсюда просто светящимся туманом вдалеке. Рядом - магазинчики, кэф. В-основном мелкие лавчонки - контора бухгалтера, лавка портного, магазинчик, торгующий керамикой…

Ровно напротив была дверь ателье. Вывеска гласила: ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ ДИЗАЙН ОТ МАРИАНЫ И ЛЮБЫЕ ПОРТНЯЖНЫЕ РАБОТЫ.

Оби-Ван перешел улицу. Написанная от руки табличка гласила: "ЗАКРЫТО", но дверь была чуть приотворена. Он толкнул дверь и услышал отозвавшийся в глубине дома звонок.

Полная женщина средних лет поспешно вышла из задней комнаты. Ее волосы были заплетены в толстые косы и уложены вокруг головы, но делалось это явно второпях, несколько прядей выбивались из прически.

– Мне жаль, но мы закрыты, - сказала она обходительным тоном, но было видно, что ей сейчас совсем не до посетителей.

– Простите, что помешал вам, - сказал Оби-Ван, - Я ищу "Олен и Лендс".

Ее улыбка померкла:

– Они закрылись.

– А вывеска все ещё висит.

– Они не успели её снять. Мне жаль…

– Вы знаете, что у них случилось? Меня направили к ним…

– Мне жаль. Я не могу помочь вам.

Тон её голоса означал одно - разговор окончен. Оби-Ван поблагодарил, поклонился и вышел.

Короткий узкий проулок вел к черному ходу ателье. Дверь была закрыта, но позади ряда контейнеров Оби-Ван заметил притиснувшиеся у стены грависани. Рядом с ними болтался мальчишка, от нечего делать пиная ногами борта. Лет двенадцати-тринадцати, тощий и жилистый, с узким лицом и копной синих волос.

Оби-Ван подошел поближе - Ты работаешь у портного?

Мальчик остро взглянул на него:

– Мы закрыты.

– Я слышал. Но возможно ты мог бы помочь мне. Офис "Олен и Лендс" закрыт…

– И что я, предполагается, должен сделать?

Хм, если с клиентами здесь разговаривают подобным образом, то это ателье ещё на удивление долго протянуло…

– Я рассчитывал, что возможно, ты знаешь, что у них случилось.

– Нет.

– Не знаешь, возвратятся ли они?

– Нет. Если вы заметили, мне надо развозить заказы.

– Не знаешь, где ещё могут что-то знать о них?

– Нет, но я знаю, где вы можете раздобыть новый плащ, - мальчишка окинул его оценивающим взглядом, - Я бы сказал, что вам нужен новый. У нас есть всё - ромекс, чоэн, литрис, даже эрморвайв. Вам подошел бы плащ из рамодианского шелка. Вы можете купить такой.

Спрятать до конца ухмылку парню так и не удалось. По странной ассоциации он напомнил Оби-Вану Анакина, когда тот был ещё мальчишкой. То же самое поддразнивание с попыткой сохранить самое что ни наесть честное выражение на физиономии… Это и притягивало, и раздражало. И каждое воспоминание об Анакине до сих пор вызывало похожий на электрический разряд новый всплеск боли.

Оби-Ван незаметно усмехнулся. Невероятно тонкий рамордианский шелк использовался разве что на дорогущее постельное белье, но уж никак не на плащи путешественников.

– Да нет, спасибо, - хмыкнул он, развернулся и пошел по переулку, сопровождаемый хохотом наконец-то давшего себе волю паршивца.

Он пересек улицу снова и направился в кэф, расположенный рядом с офисом Олена. "Кэф Дормы", как значилось на вывеске. Сделал заказ и подсел к стойке - единственный посетитель в пустом кэфе. У женщины за стойкой было широкое простое лицо и теплая улыбка.

– Пустовато сегодня, - заметил Оби-Ван. К его удивлению, потребовалось усилие, чтобы сказанное прозвучало естественно. Ему так давно не приходилось вести подобные светские беседы.

– Сейчас всегда так, - откликнулась женщина, - Так уж всё повернулось. Раньше сюда приходили пообедать с соседних улиц - чтобы заодно прогуляться, ноги поразмять… А сейчас все считают за благо лишний раз на улицы не высовываться. Тем более - сюда, на окраину. Соседские лавки тоже закрываются одна за другой.

– Должно быть, тяжело, - сочувственно согласился Оби-Ван.

Женщина кивнула на вывеску напротив:

– Ателье Марианны тоже едва держится. Для бедноты слишком дорого. У кого теперь есть кредитки на новую одежду, кроме имперцев? - она поджала губы и покосилась на дверь. Он знал, было небезопасно говорить такие вещи.

– Я заметил, что офис ваших соседей закрылся.

Она кивнула, и он увидел печаль, мелькнувшую в её глазах.

– Бедные парни…

– А что случилось? - спросил Оби-Ван.

И увидел, как она моментально замкнулась. Он почти чувствовал её мысли. Незнакомец, задающий вопросы. Возможно - имперский шпион… Новая реальность новой Галактики - даже самый обычный разговор усложнялся опасениями и осторожностью.

– Ферус Олен - мой друг, - сказал Оби-Ван, - Я проделал долгий путь, чтобы повидать его.

Она отвернулась и начала вытирать стойку.

– Если вы - друг, то вы должны уже знать, что случилось. И поостереглись бы говорить, что вы - его друг.

Всё, беседа была закончена. Приходилось признать, что от соседей Феруса он ничего не добился. Из лояльности ли, или из страха, но они держали рот на замке.

По крайней мере еда была хороша. Оби-Ван склонился над тарелкой, наслаждаясь вкусом и ароматом. Куай-Гон посоветовал бы ему поесть. Он считал, что это неправильно - упускать возможности, даже если это касалось просто еды. Он вспомнил фразу Куай-Гона - если есть возможность поесть, надо есть. Конечно, это высказывание означало нечто большее. Оно было об использовании каждого момента, об умении радоваться каждому моменту… Но кроме того, Куай-Гон тогда просто понимал, что быстро растущий подросток постоянно голоден… …Он как раз собирался похвалить здешнюю стряпню, когда оба они услышали знакомый топот ботинок снаружи. Женщина бросилась к окну.

– Рейд штурмовиков, - сказала она со страхом в голосе, - Им не нужна причина… Уходите скорей. Если здесь будет пусто, возможно, они не станут заходить.

Оби-Ван осторожно выглянул из дверей на улицу. Штурмовики ломились в арт-галлерею, что была за несколько дверей от него. Меньше всего он хотел сейчас с ними сталкиваться. Фальшивый ID, приобретенный им, был надежен, но его все равно могли задержать - хотя бы как чужака.

Оби-Ван развернулся и пошел прочь.

– Вы там! Стоять!

Он продолжал идти вперед по улице.

Услышал грохот ботинок штурмовиков позади себя и резко нырнул направо в узкий переулок.

Его едва не снесли грависани, летящие оттуда ему навстречу, те самые, что недавно стояли у черного хода ателье. Теперь они были загружены дюрастилловыми контейнерами, забитыми одеждой. Оби-Ван отступил назад как раз вовремя, чтобы увидеть удивленное лицо управляющего ими мальчишки.

И запрыгнул на борт.

ГЛАВА 5

– Эй, слазь! - мальчишка попытался столкнуть его. Он был на удивление силен.

Удерживая его одной рукой, Оби-Ван, присев, свободной рукой ухватился за рычаг управления санями. Он видел - потерявшие его штурмовики остановились и теперь озирались вокруг. Он был пока невидим для них за горой тюков, коробок и контейнеров, высоко нагроможденных у бортов.

Мальчишка сильно пнул его по ноге. Оби-Ван вздрогнул, и нырнувшие грависани привлекли внимание солдат.

– Вы там! - завопил один из них, - Остановиться!

Оби-Ван ударил по тормозам, развернув машину на 180 градусов и бросая её в обратном направлении. Неуклюжий агрегат не рассчитывался на сложные маневры, но… Одна из вещей, которые он почерпнул от Анакина, было то, что большинство механизмов - при правильном подходе к делу, конечно - могли бы сильно удивить своих проектировщиков. В свое время Анакин вытворял нечто невообразимое с грависанями.

Он резко свернул направо и вклинился в проулок.

– Что вы делаете, вы, вонючая обезьянья ящерица! - вопил пацан, - Это мое, я первый взял!

Теперь Оби-Ван заложил левый поворот, снова выводя двигатель на максимум.

– Там же имперские штурмовики! - взвыл мальчишка.

Оби-Ван осторожно толкнул его на опрокинутый контейнер:

– Расслабься.

Спидер с ревом обогнул угол позади него, следом - второй. Два штурмовика. Хорошо. Два лучше, чем один. Они будут мешать друг другу.

Мальчишка вскочил, сжал кулаки и кинулся на него. Призвав Силу, Оби-Ван поднял руку - и тот остановился, изумленно расширив глаза, не в силах сделать ни шагу.

– Ты получишь назад свои грависани. Только не мешайся.

Осторожное движение в Силе - и парень приземлился обратно на контейнер. И на этот раз решил там и остаться.

Рычаги панели управления тряслись и жгли ладони. Подобные гонки были далеко за пределами обычных возможностей машины. …Только продержись ещё немного…

Теперь они были в складском районе. Припаркованая вдоль улиц, стояла стоительная техника - машины с гидроподъемниками, огромные грависани - куда большие, чем их, тяжелые грузовые спидеры. Один из штурмовиков поднялся выше, явно намереваясь атаковать их сверху, второй ушел вбок. Похоже, они собирались взять его в клещи, прижав к большому складу справа от него.

Точный выбор времени был теперь важнее всего, ведь грависани не могли сравниться в маневренности со спидерами. Но одна вещь, которую он знал о штурмовиках, состояла в том, что несмотря на их вооружение, их неослабевающую энергию, их неустанное стремление выполнить приказ, с воображением у них было небогато. Как и со стратегическим мышлением. Они умели только выполнять приказы.

И теперь, летя на большой скорости, Оби-Ван призвал Силу. Всё вокруг стало ясней и четче, время замедлилось. Впереди он видел огромный строительный краулер, установленный на рельсах, проложенных вдоль стены здания. Рабочие, восстанавливающие каменную кладку на фасаде, как раз решили сделать перерыв.

Световой меч висел у него на боку, скрытый плащом, но Оби-Ван не хотел использовать его без крайней необходимости. Если выяснится, что он джедай, то ловить его будут все имперские силы планеты. Он поднял грависани чуть выше, зная, что у него есть только секунды до того, как штурмовики тоже поднимутся следом за ним. И, проскочив вдоль всего краулера до кабины, он нанес один чистый точный удар по его приборной панели.

Огромный краулер с треском рухнул, смяв оба преследовавшие их спидера прежде, чем те успели отвернуть в сторону. А Оби-Ван повел грависани дальше, освободившись от преследования… но отнюдь не от своих тревог.

Он посадил грависани на обочине улицы в районе Озера Синих Камней, недалеко от Палаты общин. Движение здесь было оживленным - машины, пешеходы. Здесь, в общей сутолоке, они будут не так заметны.

Как только он остановил грависани, мальчишка вскочил, пылая негодованием:

– Вы могли убить меня! И вы посадили штурмовиков мне на хвост!

– Ничего подобного. Никто тебя не видел, кроме тех двух, что угодили под краулер, - возразил Оби-Ван, - С тобой всё будет в порядке.

– Ничего со мной не в порядке! - взвился мальчишка, - Я не знаю, что вы замышляете, но без меня, пожалуйста! - и он принялся выкидывать из грависаней контейнеры, - Забирайте и проваливайте!

– Эй! Что это с тобой? - Оби-Ван остановился на полуслове, вспомнив крик мальчишки - "это моё, я первый взял!" Вспомнил, как тот слонялся по проулку. Он тогда предположил, что мальчишка работает у Марианны. Ничего подобного.

– Погоди-ка, - сказал он, забирая у того коробку и бросая её обратно в грависани, - Ты не развозишь заказы. Ты украл все это.

Мальчик с вызовом задрал подбородок:

– Кто бы говорил! Вы сами украли их у меня! Хорошо, берите! И увидите, что получится, когда вы попытаетесь это продать!

Оби-Ван прислонился к контейнерам, составленным один на один у борта грависаней.

– Не слишком хорошо пользоваться чужой бедой, ты и сам знаешь. Ателье и так того и гляди закроется.

Он с досадой услышал себя - тот тон голоса, который всегда вызывал протест у Анакина. Он почти ждал услышать ответную колкость, когда вдруг понял, что этого уже никогда не будет.

Вместо этого мальчишка, стоявший перед ним, с отвращением фыркнул.

– А теперь мне ещё и лекции читают. Шикарно, просто полнолуние какое-то. Куда же вы, босс?

Оби-Ван не ответил. Там, в стороне озера, под ярким зонтиком стоял продавец всякой снеди. Ладно, ещё раз последуем примеру Куай-Гона. Мальчишки всегда голодные.

– Как насчет перекусить?

Мальчик фыркнул снова.

– Спасибо за приглашение, обойдусь.

Оби-Ван спрыгнул с грависаней и направился к продавцу. Купил два сока и упаковку фруктовых рулетов.

Он спиной чувствовал, что мальчишка все ещё колеблется. Ладно, подождём. Он откусил большой кусок от рулета. Неплохо.

Сел на скамью, подтолкнув на середину второй пакет сока и упаковку с оставшимися рулетами. С удовольствием сделал большой глоток сока.

Мальчишка спрыгнул с грависаней и в нерешительности двинулся в его сторону. Взгромоздился на другой конец скамьи. Потом внезапно схватил один из рулетов, развернул и принялся усиленно жевать.

– Так как тебя зовут? - спросил Оби-Ван.

– Какое вам дело?

– Просто для удобства разговора.

– То есть, потому что вы купили мне еду, я должен быть вашим другом?

– По крайней мере, некоторое дружелюбие было бы логично.

Мальчик открыл пакет сока.

– Тревер, - сказал он.

– Я - Бен, - кивнул Оби-Ван.

– Ладно, Бен. Я так понимаю, вы прибыли с другой планеты, - сказал он, махнув зажатым в кулаке рулетом, - Поэтому позвольте дать вам один совет. Если вы хотите занять часть здешнего черного рынка, вы столкнетесь с большими проблемами. Мы - весьма сплоченная группа. И мы не любим чужаков.

– Где твои родители?

– Мертвы.

– Извини.

– За что? Вы их не убивали.

– Что с ними случилось?

Тревер пожал плечами.

– Мать была капитаном в Великой республиканской армии. Она погибла в сражении на Т'ойлане, в системе Вуун…

Оби-Ван кивнул:

– Это было ужасное сражение.

Это было в самом начале Войны Клонов. Треверу тогда должно было быть лет девять.

Тревер умолк, и Оби-Ван, выждав, мягко спросил:

– А твой отец?

– Он работал в мед клинике - он был врачом. Он погиб в самом конце Войны Клонов. Империя сразу же послала сюда штурмовиков - взять под контроль всю планетарную оборонную систему. Чтобы защитить нас - так они сказали, - фыркнул Тревер, - Группа Юссианцев решила в качестве протеста занять завод. Это была мирная акция. Он был там внутри, когда завод взорвали. Бум. Бай, папа.

Оби-Ван знал, что за словами мальчишка прятал глубокую боль - боль, которой была сейчас просто переполнена Галактика.

– И кто сейчас заботится о тебе? - спросил Оби-Ван.

– Никто.

– У тебя есть тетя или дядя?

– Никого нет, ясно? - без особых эмоций сказал мальчишка и отхватил ещё один кусок рулета. Оби-Ван молча ждал, пока тот прожует, - Я сам могу позаботиться о себе!

Оби-Ван покачал головой. Он знал, какую цену заплатила галактика за эту войну. Все страдания, все несправедливости - всё это было ужасно, но одно было едва ли не худшим - война породила сиротство.

– И ты научился воровать.

– Я мотаюсь по всей Юссе. Силы безопасности сейчас заняты совсем другими вещами. И я знаю, куда пойти, людей, которые дадут мне поесть - или место, где можно поспать. Дорма иногда кормит меня. И Ферус…

Тревер осекся.

– То есть ты знаешь Феруса Олена, - заметил Оби-Ван.

Тревер не ответил.

Оби-Ван продолжал:

– Он тоже помогал тебе, так?

Тревер оставался нем как рыба.

– Послушай, Тревер, мне нужна твоя помощь. Я - друг Феруса Олена. Давний друг. Я слышал, что он попал в неприятности. Я только хочу найти его.

Мальчишка прожевал, потом глотнул ещё сока.

– Что я буду с этого иметь?

– Ферус помогал тебе. Разве ты не хочешь помочь ему? Не хочешь помешать Империи разрушать твою планету?

– Я сказал - что я буду с этого иметь?

Оби-Ван вздохнул и вытащил несколько кредиток.

Тревер схватил их, теперь его темные глаза изучающе смотрели на Оби-Вана.

– Как вы заставили тот краулер свалиться? - спросил он вдруг.

– Где Ферус?

– И как вы тогда заставили меня остановиться? Кто вы?

– Не имеет значения. Мы говорим о том, как я могу помочь Ферусу. Ты видел, что его арестовали?

Лицо Тревера окаменело.

– Он мертв.

– Откуда ты знаешь?

– Потому что они хотят, чтобы он был мертв. А они всегда добиваются своего.

– Но наверняка ты не знаешь.

– Я знаю наверняка то, что, если бы он не был мертв, он был бы здесь. Он никогда не смирился бы с тем, что Роан в тюрьме. Он постарался бы спасти его.

Оби-Ван перевел дыхание. Ферус не был мертв. Тревер не знал что-либо наверняка.

– У меня был ещё и брат, - внезапно сказал Тревер, - Его звали Тайк. Он тоже был тогда на том заводе. Он был слишком молод, чтобы присоединиться к Республиканской Армии, но тоже хотел защитить Беллассу. Именно поэтому мой папа пошел туда. Он знал, что Тайк был внутри, он предложил имперцам быть посредником между ними и протестующими. Но как только он вошел внутрь, они взорвали завод.

Знакомое чувство всколыхнулось в душе Оби-Вана - ярость. Он знал, что Империя была вполне способна на подобное. Возглавляемые ситхом, они безжалостно уничтожили джедаев, они были виновны в смерти миллионов существ по всей Галактике. И на их стороне были не только штурмовики. Ему потребовалось усилие, чтобы справиться с этим всплеском ярости - он знал, она лишь будет мешать ему, мешать ясно видеть и думать… Он должен был успокоиться.

Он вздохнул и перевел взгляд на озеро.

– Все, кого я любил, тоже мертвы, Тревер.

Тревер скомкал обертку и пустую коробку от сока и зашвырнул в мусор.

– Да, верно. Они готовы уничтожить всех. Главное - выжить.

Оби-Вану хотелось ответить, что просто выжить - этого недостаточно. Это вобщем-то нетрудно. Трудно было жить, не потеряв смысла. Но мальчишка был слишком мал, чтобы понять это.

– Я думаю, что могу спасти Феруса. И полагаю, что он все еще жив.

– Как вы можете это знать?

– Я знал бы, будь он уже мертв, - говоря это, Оби-Ван задался вопросом, а так ли это на самом деле. При такой мощи Темной стороны - мог ли он все ещё доверять своим ощущениям в Силе?

Тревер фыркнул, всем видом выразив недоверие.

– Не веришь, что один человек может чувствовать то, что происходит с другим?

– Я верю в то, что могу чувствовать, что происходит со мной, - буркнул Тревер. Потом внимательно посмотрел на него, кажется, приняв какое-то решение, - Идёмте сюда!

И потащил его назад к грависаням.

– Вы думаете, что я пользуюсь бедой Марианы? Это смешно. О, да. Ее магазин делает только прекрасные вещи. Она только не хочет, чтобы все знали об этом.

– О чем ты?

Тревер откинул то, что лежало сверху. Внизу оказались Имперские униформы.

– Стирка и починка, - сказал мальчишка, - Для них. Для целого гарнизона.

– И что? - сказал Оби-Ван, - Она должна зарабатывать на жизнь, не так ли? А им нужна чистая одежда.

– Несомненно. Почему бы не выручить шайку убийц, захвативших вашу планету? - лицо Тревера вспыхнуло. Он пнул другой тюк, - Вы знаете, что здесь? Тюремные униформы! Они кинули в тюрьму столько наших, что им не хватает этих униформ - поставки не успевают! А у неё в магазине - рулоны и рулоны такой ткани. Она работает втихаря от всех, шьет тюремные униформы для ее собственных сограждан. Я думаю, это дело воняет как обезьянья ящерица в жару! Она вполне заслуживает того, чтобы её ограбили! Никто еще в Юссе не сотрудничал с ними - только она!

Оби-Ван запрыгнул на грависани. Униформы были ярко-желтыми, чтобы заключенные были хорошо заметны. Контейнеров с униформой было просто немеряно, а в мастерской, по словам Тревера, были ещё рулоны и рулоны этой ткани. Скольких же жителей Юссы они планируют арестовать?

Под его ботинок попало что-то металлическое, и Оби-Ван наклонился посмотреть. Пальцы ухватили маленький цилиндр. Это был Имперский кодовый цилиндр - устройство, которое давало доступ к какой-то информации в их компьютерной системе, или же просто допуск на охраняемую территорию. Должно быть, он выпал из кармана одной из униформ во время их сумасшедшего полета.

Он опустил цилиндр в карман.

– Так что вы скажете теперь, босс? Почему я не должен был украсть эту одежду? - не отцеплялся Тревер.

Оби-Ван задумался. Кодовый цилиндр можно было использовать только в самое ближайшее время, до того, как солдат хватился бы его. Другое дело, что потеря цилиндра влекла за собой серьезные санкции, и прежде чем доложить о пропаже, он сначала перероет и перевернет вверх дном все вокруг…

– Марианна уже знает, что вещи украдены?

– Ну нет. У неё свое расписание. Я дождался, чтобы она уехала и только потом забрался в магазин. Она ездит в тюремную прачечную - каждый день в девять.

Оби-Ван глянул на хроно.

– Мы должны вернуть одежду к ателье, - сказал он Треверу, - Гарнизон не должен знать, что она была украдена.

– Мы? - Тревер двинулся в обратном направлении, - Хотите секрет моего успеха? Я ничего не делаю за так. Ничего и никогда.

– Ты собирался продать эту одежду, ведь так? Я заплачу тебе - если ты вернешь их. Сколько?

Тревер назвал сумму.

Оби-Ван поморщился:

– Я дам тебе половину этого. И добавлю ещё, если сможешь что-нибудь выяснить о Роане Лендсе.

И тут что-то промелькнуло во взгляде Тревера.

– Ты что-то знаешь, - сказал Оби-Ван. Тревер пожал плечами.

Оби-Ван передал ему кредитки.

– Я дам тебе половину сейчас, половину позже.

С этим деятелем моргнуть не успеешь, как разоришься… И все же у него было чувство, что Тревер может рассказать ему весьма многое из того, что ему нужно было узнать.

– Тут есть одна прежняя коллега моего отца - она управляет мед клиникой. Они привезли Роана Лендса туда. Они почти убили его, а он нужен им живым. Поэтому они тайно доставили его в клинику.

Медленно пролетел имперский спидер; Оби-Ван и Тревер без суеты посторонились, и спидер продолжил свой путь.

Тревер переминался с ноги на ногу - Не самая хорошая идея - слишком долго оставаться на одном месте, вы же понимаете. Нужно перемещаться. Мы можем полететь обратно.

– Сначала мне нужно, чтобы ты высадил меня и медклиники и подождал, пока я вернусь оттуда.

– Разве вы не слышали меня? Я не отношусь к добровольцам.

Оби-Ван запрыгнул на грависани:

– Не знаю, заметил ли ты, но я только что заплатил тебе аванс.

– А с чего вы взяли, что я не возьму деньги, высажу вас, а сам улечу - вместе со всеми этими шмотками?

– Я рискну, - сказал Оби-Ван.

– Храбрый парень.

– И, кроме того, - мягко добавил Оби-Ван, - Если ты улетишь, я тебя найду.

ГЛАВА 6

Итак, снова миссия. Вот уж не ожидал, что подобное когда-либо будет снова.

Оби-Ван скатал свой плащ, спрятал его за контейнеры и натянул рабочий комбинезон.

Тревер умело вел разбитые грависани, легко разворачиваясь на узких улочках и вписываясь в общее движение. Оби-Вану опять вспомнились слова Куай-Гона - во время миссии может пригодиться помощь каждого - от старика до мальчишки вроде этого.

Это было знакомо - возможная опасность впереди. Знакомо - отслеживать каждое движение вокруг - на улицах; в воздухе… всегда заранее замечать возможные пути отступления. Немного ускорившийся пульс… Он готов ко всему, что может случиться.

Вроде бы все было как прежде - и всё же всё изменилось. Сейчас он был один. Раньше он был частью огромной структуры, сети, всегда готовой помочь и поддержать. За ним незримо стояли тысячи джедаев по всей Галактике. Если ему была нужна информация или помощь - достаточно было просто связаться с Храмом. Теперь же не было ничего. Не было никого. И никакая планета больше не обращалась к джедаям за помощью.

Он был последним. И эта миссия, возможно, тоже будет его последней миссией.

Они медленно пролетели мимо клиники. Оби-Ван укрылся за нагромождением контейнеров. Он не мог сейчас использовать кодовый цилиндр - он уже решил приберечь его для службы безопасности гарнизона.

– Вы не пройдете, - сказал Тревер.

– Пройду.

– Ладно, если вам удастся - а вам не удастся - то найдите доктора Арни Энтин. Именно к ней они доставили Роана. Туда, - Тревер указал на небольшое серое здание слева. Снаружи стояла охрана - два штурмовика, - И не рассчитывайте, что их всего двое - здесь повсюду охрана. Даже на крыше. Никто не может войти или выйти без проверки. Даже если вы доставляете белье из прачечной, вы должны предъявить декларацию.

– Я понимаю. Просто притормози на пару секунд. Мне хватит, чтобы спрыгнуть. И подожди меня в том переулке. Я недолго.

– Без проблем.

Грависани замедлили движение. Оби-Ван взвалил на плечо тюк белья, спрыгнул и, не оглядываясь, направился к дверям.

Один из штурмовиков шагнул навстречу с бластером наизготовку:

– Сообщите цель вашего прихода.

– Доставка белья из прачечной, - ответил Оби-Ван.

– Предъявите декларацию.

Оби-Ван повел рукой:

– Вы не должны проверять её. Я могу пройти.

– Я не должен проверять её. Вы можете пройти, - штурмовик приглашающим жестом махнул рукой, и Оби-Ван с тюком на плече прошел мимо них. Бросил быстрый взгляд назад, на улицу. Тревер остановился было в переулке, но когда увидел, что Оби-Ван прошел через контрольно-пропускной пункт, махнул рукой и повел грависани прочь.

Так, верить мальчишке нельзя. Не то чтобы это было большим откровением. Ничего, он найдет его.

Оказавшись внутри, он поспешил мимо приемного покоя, где пациенты ожидали регистрации у меддроида, вводящего информацию в базу данных. Он предполагал, что Лендса Роана скорее всего держат в одной из дальних палат.

Он миновал задерганного вида санитара.

– Белье туда, - раздраженным тоном сказал тот, указывая на двойные двери.

За дверями оказалась большая больничная кладовка. Оби-Ван положил тюк белья, быстро выбрался из рабочего комбинезона и отправил его в мусорный контейнер. Затем ухватил с полки и натянул медицинскую тунику и снова вышел в коридор.

На этот раз никто не остановил его; он спокойно проходил мимо медицинских работников, сверяющихся с данными в компьютерах, проверяющих на тележках лекарства; мимо санитаров, разносящих по палатам обед. Он прошел незамеченным в этой обычной суете клиники. Ему не потребовалось много времени, чтобы найти палату Роана Лэндса. У дверей стояла охрана - два штурмовика. Оби-Ван шагнул к ним.

– Я здесь для консультации по поводу состояния доставленного сюда заключенного, - сказал он, - Меня пригласила доктор Антин.

– Она не упоминала об этом.

– Она и не должна согласовывать с вами медицинские вопросы, - решительно сказал Оби-Ван. Он попытался обойти штурмовика, но тот поднял бластер:

– Предъявите ваш ID.

И тут дверь палаты открылась. На пороге стояла женщина в медицинской тунике - средних лет, красивое волевое лицо, яркие темные глаза, короткие светлые волосы.

– Кто это?

– Он говорит, что вы просили его консультации, доктор Антин, - ответил штурмовик.

Оби-Ван незаметно передвинул руку ближе к спрятанному под плащом световому мечу, готовый в любой момент выхватить его. Он смотрел на доктора Антин, она - на него. Ей не потребовалось много времени, чтобы все понять.

– Да. Заходите, доктор, - и она открыла дверь, пропуская его.

Оби-Ван зашел в палату. Он сразу заметил, что палата была реанимационного типа, предназначенная для наиболее тяжелых пациентов. Медкапсула у одной из стен, самая разнообразная медицинская техника. На кровати без движения лежал молодой человек. Крепкое телосложение, длинные темные волосы. Его зеленые глаза были открыты, но безучастно смотрели в потолок. Он все еще был в ярко-желтой тюремной одежде.

– Что скажете, доктор? - ее голос был деловой и твердый.

– Не беспокоитесь, я знаю, что вы не доктор, и у нас совсем мало времени, - добавила она тихо, когда дверь окончательно закрылась, - Вы от "Одиннадцати"?

Иногда просто не ответив на прямой вопрос, можно было получить нужную информацию. Оби-Ван молча ждал продолжения.

– Я сочувствую тому, что вы делаете, но я не могу присоединиться к вам. Слишком много пациентов здесь зависят от меня. Я дам вам информацию, это всё, что я могу для вас сделать, - доктор Антин вздохнула и перевела взгляд на Роана, - Вы можете сообщить Вилу, что я не знаю пока конкретную причину тяжелого состояния Лэндса, и не знаю, выживет ли он. Он нужен им живым, но они не сообщили мне, что за препараты были ими использованы. Это не Локвазин или Мангорайза - не то, что они обычно применяют. Я дала ему Спектациллин - от незначительной инфекции, которая тоже присутствует. Но это не то, что его убивает. И сделала всё возможное, чтобы вывести из крови оставшиеся токсины. Но если я не буду точно знать, что ими использовалось, я не смогу помочь ему. Он слишком нестабилен, неверное действие может убить его. Я видела подобные случаи прежде. В имперской тюрьме, видимо, испытывают новый препарат, о котором я ещё не знаю. И для меня очевидно, что и у них самих нет от него противоядия. Они надеются, что его найду я. Я долгое время занималась изучением нейротоксинов - и подозреваю, что использовался какой-то из них.

Она положила руку на плечо Роана.

– Он только должен продержаться ещё немного.

Давайте надеяться на лучшее.

Она посмотрела на Оби-Вана.

– Я могу вывести вас из клиники, но не смогу провести вас сюда. Это все, что я могу сделать.

Снаружи послышался шум. Доктор Антин нахмурилась. Она поспешила к обзорному экрану. Включился монитор. На экране появилась пугающая картина - штурмовики, волной вливающиеся в двери клиники. Среди них шагал высокий человек в одежде мрачного темно-красного цвета марон, необычно темного, почти черного оттенка. Как если бы человек хотел казаться столь похожим на Императора, как будто пытался играть его роль, - подумалось Оби-Вану. Его лицо было полностью скрыто капюшоном.

– Малорум, - выдохнула доктор Антин, - Это плохо.

– Кто он? - спросил Оби-Ван.

– Один из Следователей - это подразделение, созданное непосредственно Императором. Он здесь в качестве главы планетарной Службы Безопасности. Он прибыл с целой командой, чтобы обучить сотрудников недавно сформированных Служб Надзора и Безопасности. Они будут частью Имперского Бюро Безопасности. ИББ нуждается в присутствии на местах своих представителей для преследования инакомыслящих вроде "Одиннадцати", - она вдруг развернулась к нему, - Разве вы не знаете этого?

– Я недавно с ними, - покачал головой Оби-Ван.

– Уходить слишком поздно. Вам нужно спрятаться.

Оби-Ван почувствовал какое-то странное движение в матрице мира. Сила? Не поток, скорее похоже на вспышку; но это было так давно, когда он последний раз чувствовал подобное, исходящее от кого-то кроме него самого.

Он оглянулся на монитор. Малорум. Именно он был источником этого возмущения в Силе.

Кто же вы, Малорум?

– Сюда! - доктор Антин поспешно подошла к стене, нажала кнопку, открывая мед капсулу. В прихожей уже слышался шум и грохот ботинок.

– Только не забудьте потом выпустить меня, - хмыкнул он, когда она закрывала и запирала капсулу.

Оби-Вану пришлось осторожно задействовать Силу, чтобы слышать, что происходит вне капсулы. Слова были приглушены, но он мог разобрать их.

– Мой пациент в крайне тяжелом состоянии. Никаких посетителей!

– Едва ли меня можно назвать посетителем, - проговорил в ответ мягкий опасный голос, - Один совет, доктор. Не забывайте, что вы уже привлекли наше внимание.

– О да, вы умеете подмечать тонкости. Но в мои обязанности входит забота о пациентах, а не о ваших интересах.

– И много у вас будет пациентов, если мы закроем клинику?

– Вы не можете этого сделать. Даже Империя не захочет закрыть больницы и получить трупы на улицах из-за отсутствия медицинской помощи.

– Я ручаюсь вам, Империя исходит из соображений блага для всей Галактики. Это нелогично - ставить права единиц выше блага всех. Мы несем свободу многим, и это требует жертв, мне жаль, что вы не хотите видеть этого.

– Хорошая риторика. Вы говорите о свободе, и бросаете людей в тюрьму без суда и следствия.

– Всего лишь необходимая поправка к закону. Сейчас неспокойное время.

– Поправка? Например, то, что вы пользуетесь запрещенными препаратами при дознании?

Оби-Ван не верил своим ушам. Он знал, что доктор Энтин боялась; он мог чувствовать её страх. И всё же она не отступала перед Малорумом.

Он почувствовал вспышку гнева Следователя.

– Достаточно. Вы злоупотребляете моей добротой, доктор Энтин, - Оби-Ван ну просто увидел саркастически приподнявшуюся бровь доктора, когда та услышала слово "доброта", - Вы ходите по лезвию ножа. Мы знаем, что Вы связаны с "Одиннадцатью".

– Это не так.

– Вы общались с одним из них.

– Я должна заниматься больным.

– У вас есть сын, не так ли? Адэм, верно?, - доктор Энтин ничего не ответила, но Оби-Ван не мог не чувствовать, как нарастает её страх… и её гнев,- Ему десять, насколько я знаю. Ходить одному в школу - вы только вообразите…

Больше всего Оби-Вану хотелось открыть дверцу медкапсулы и лично заняться этим самым Малорумом. Но он уже чувствовал, что доктор Энтин вполне могла сама постоять за себя. Его же появление сейчас лишь значительно все усложнило бы.

– Верно, - сказала доктор Антин. Ее голос сейчас был таким же тихим и опасно мягким, как и голос Малорума, - Он ещё школьник; и только отъявленные трусы угрожают детям. Или это тоже часть вашего великого плана переустройства Галактики?

– Вы прячете Феруса Олена. Вы видели его. Мы имеем сообщение о подозрительном человеке, вошедшем в клинику.

– Это был врач, которого я пригласила для консультации. Доктор Меркон, - сказала доктор Энтин, - Он уже ушел.

– То, что он вышел из клиники, нигде не зафиксировано.

– Значит, перепроверьте данные! - раздраженно ответила она.

– Мы ещё свяжемся с вами, доктор Энтин, - Оби-Ван услышал удаляющиеся шаги; тьма и зло, только что словно наполнявшие комнату, исчезали, как будто уползая следом за ними.

Моментом позже распахнулась дверца медкапсулы.

– Нельзя терять ни минуты, - проговорила доктор Энтин, - Я должна вывести вас отсюда.

– Я и сам могу выбраться.

– Нет, клиника под наблюдением. Есть другой путь.

– Он угрожал вашему сыну.

Краска отлила от её лица, губы стали почти белые.

– Да. И это была его ошибка. До сих пор я пыталась сохранять нейтралитет. Теперь этого не будет.

Она перевела взгляд на кушетку.

– И мы должны забрать Роана.

– Забрать его - куда?

– К вашему убежищу, конечно. К "Одиннадцати". …Оби-Вану оставалось только надеятся, что доктор Энтин знает туда дорогу.

ГЛАВА 7

С помощью Оби-Вана доктор Антин переложила Роана в медкапсулу. Из палаты был выход непосредственно на небольшую платформу, где ждал медицинский спидер.

Доктор Антин ловко сдвинула панель сбоку спидера. Места в открывшемся отсеке как раз хватало, чтобы спрятаться Оби-Вану.

– Всё это было сделано во времена Войны Клонов, - сказала она, - Время от времени очень удобная вещь.

Оби-Ван протиснулся в отсек, едва сумев уместить ноги.

– Держитесь, - предупредила она, - Я предпочитаю летать быстро, - и задвинула панель на место. Он почувствовал, как внизу под ним взревели двигатели, и спидер рванул с места.

Потом, видимо, был контрольно-пропускной пункт, потому что спидер остановился.

– Пациент, транспортируемый в инфекционную клинику, - услышал он её слова.

– Разрешение?

– Здесь.

Он ждал.

– Все ясно.

Спидер снова разогнался. Поворот, ещё поворот. Потом ровный гул двигателей превратился в мурлыкание и вовсе затих - они остановились. Панель снова отодвинулась.

– Добро пожаловать домой, - сказала доктор Энтин.

Оби-Ван увидел, что они оказались в небольшом ангаре. Тут же стояло ещё несколько спидеров, в-основном старые модели, явно многое повидавшие на своем веку.

– Я думаю, самое время вам сказать, - начал он, - Я - не…

Но тут распахнулась дверь. На пороге стоял невысокий коренастый беллассианец с бластерной винтовкой в руках. Оби-Ван напрягся, но тот пока просто хмурясь смотрел на доктора.

– Арни. Я не ожидал вас.

– Мы не могли предупредить вас. Я должна была как можно скорее вывезти его оттуда - клиника сейчас практически в осаде.

Человек перевел свой пристальный взгляд на Оби-Вана.

– Кто он?

– Разве он не… не один из вас? - впервые за все это время доктор Энтин растерялась.

Бластер теперь был направлен прямо на Оби-Вана.

– Боюсь, что нет.

Доктор Энтин шагнула в сторону.

– Мне жаль, Вил. Я решила…

– Позже, - Вил сделал шаг в сторону Оби-Вана, держа его на прицеле. Судя по тому, как он обращался с оружием, стрелком он должен быть превосходным, - подумалось тому, - Зачем вы пробрались к нам?

– Меня зовут Бен, - проговорил Оби-Ван, - Я давний друг Феруса Олена. Я узнал, что он в опасности и прилетел сюда, надеясь помочь.

– Кто вас послал? На кого вы работаете?

– На самого себя, - ответил Оби-Ван, - Я услышал, что Лендс Роан в клинике и пробрался туда, чтобы увидеть его. Я надеялся, что он сможет сообщить мне что-либо о Ферусе.

– А как вы узнали, что Лендс Роан в клинике? - спросила доктор Энтин резко.

– Мне сказал мальчишка, которого я встретил на улице. Его зовут Тревер.

– Тревер Флум? - доктор Энтин выглядела пораженной, - Вы видели его? Как он?

– Похоже, он вполне в состоянии постоять за себя.

– Я знаю его, - объяснила она Вилу, - Вся его семья была уничтожена. Его отец был моим коллегой.

Вил и не думал опускать винтовку.

– Вил, я должна позаботиться о Роане, - сказала доктор Энтин, - Он в медкапсуле.

– Вы привезли его сюда?

– Я смогу лечить его и здесь, - сказала она, - Мне кажется, имперцы планировали забрать его из клиники обратно в тюрьму.

– Хорошо, - Вил внимательно смотрел на Арни Энтин, - А вы? Вы вернетесь в клинику?

– Нет. Теперь я одна из вас. Малорум угрожал расправиться с Адемом. Это стало последней каплей.

– Мы защитим вашего сына. Я сейчас пошлю за ним кого-нибудь.

– Спасибо.

Вил опять переключился на Оби-Вана.

– Я позову остальных. Можете считать себя подследственным.

Подследственным? - подумалось Оби-Вану, - Звучит плохо…

И вот он сидел в небольшой комнате под прицелом бластерной винтовки и десятка пристальных враждебных взглядов. Пятеро мужчин и пятеро женщин, и доктор Энтин среди них.

– Почему вы сказали, что вы из "Одиннадцати"? - спросил один из присутствующих.

– Я не говорил, - покачал головой Оби-Ван, - Я только сегодня прилетел на Беллассу. И даже понятия не имею, что это за "Одиннадцать".

– Мы - группа, созданная для борьбы с Империей, - сказал Вил, - Изначально нас было одиннадцать человек, но сейчас нас значительно больше. А мы являемся ядром этой группы.

– Что ж, - спокойно сказала Арни Энтин, - А я присоединилась к "Одиннадцати" сегодня, хотя должна была сделать это куда раньше.

– Мы понимаем, почему вы сохраняли нейтралитет, Арни, - сказал Вил, - Эти причины были благими, - он опять обратился к Оби-Вану, - Мы начали с разработки теневой информационной сети, по которой новости расходились по всей Беллассе. Новости о том, что происходит - на самом деле происходит! - а не те, которыми кормит всех подконтрольный Империи ГолоНет. Ещё мы организуем кое-какие рейды… Это ни для кого не тайна. Именно за это нас и разыскивает Империя. Они и раньше пытались засылать к нам своих шпионов.

– Я же сказал вам, я - не шпион. Я просто друг Феруса. Он тоже из "Одиннадцати"?

– Ферус и Роан организовали группу, - ответил Вил, - Это известно всем, в том числе Империи. Именно поэтому их и преследуют. Мы не знаем, как Империя выяснила, что они были в группе, но мы знаем, что среди нас не было шпионов. До сего дня.

– Я не собираюсь шпионить за вами, - ответил Оби-Ван, - Я хочу помочь Вам.

– Мы не можем позволить вам уйти отсюда.

– Боюсь, что вы не сможете меня остановить.

Вил чуть качнул винтовкой:

– Глупое занятие - бравада под дулом бластера.

– Вы сделаете большую ошибку, - спокойно заметил Оби-Ван.

Вил на мгновение задумался.

– Если вы действительно старый друг Феруса, то вы должны знать его тайну. Он рассказал нам. Вы должны знать, как он провел детство и юность.

Оби-Ван мгновение колебался.

– Ферус обладал особым даром… - он увидел, как сидящие в комнате обменялись быстрыми взглядами. Они знали. Ферус доверял этим людям. Что ж, похоже, он не скажет им ничего из того, что им и так ни было бы известно, - Он жил в Храме Джедаев на Корусканте. Он был учеником в Храме.

– И вы знаете это потому что… - начал Вил и остановился на полуслове, - Есть только одно объяснение тому, что вы это знаете. Вы - джедай.

– Если бы он в самом деле был джедаем, он в две секунды разоружил бы тебя, Вил, - презрительно сказала темноволосая женщина, - Я не верю.

Оби-Ван чуть двинул рукой. Бластер Вила вылетел у того из рук и оказался в руках у Оби-Вана. Он встал, спокойно повесил его себе на пояс и снова сел.

– О, - расширив глаза, только и сказала женщина.

Выражение лица Вила медленно менялось от ошеломленного удивления к усмешке.

– Добро пожаловать к "Одиннадцати", - сказал он.

– Вы доверили мне вашу тайну, - сказал Оби-Ван, - А я вам свою.

– Мы сохраним её, - сказал Вил, - Но мы действительно не знаем, где Ферус. Впрочем, я подозреваю, что это может знать Роан.

– Они с Ферусом очень близкие друзья, - кивнула женщина с двумя бластерными перевязями, перекрещивающимися у неё на груди, - Роан однажды сказал мне, что есть план на случай, если придется уходить в подполье.

– Похоже, Империя сделала его поимку главной целью, - покачал головой Оби-Ван, - Уже сегодня я видел два их рейда.

– Они уже закрыли город, - сказала доктор Энтин, - Они не отступятся.

– Мы должны найти его раньше, чем это сделает Империя, - сказал кто-то. Это был высокий мужчина с серьезным лицом, до сих пор не проронивший ни слова, - Они все шире раскидывают сеть. Начали с Юссы, продолжат в пригородах и сельской местности. Они охватят и всю Беллассу, если им понадобится. Поимка Феруса - это как сообщение, что восстание не будет допущено, что сопротивление будет сломлено… Речь идет о большем, чем одна планета, это - то, как Империя рассчитывает управлять Галактикой, и Белласса только первый шаг.

Оби-Ван мысленно согласился - сказанное имело смысл. И теперь он знал, почему он должен был быть здесь. Он не только помогал своему давнему другу. Он помогал сберечь дух сопротивления. Если они схватят Феруса - это будет как сообщение всей Галактике - вот так же будет с каждым мятежником. Но если Ферус останется на свободе… это стало бы надеждой для многих.

– Мы не слышали этого, Лорен, - подавленно пробормотал кто-то. Все обменялись взволнованными взглядами.

– Ферус - больше чем просто человек для Беллассианцев, - Он - символ.

– И он - наш друг, - мягко сказала женщина с темными волосами, - У нас нет формального лидера, мы все равны здесь, но…

– Да, Рилла, Именно Ферус был нашим истинным лидером, - кивнул в ответ Вил, - Именно он собрал нас вместе.

– Не говоря уже о его юморе, - сказала женщина с бластерами на перевязи.

– Он вернул нам отвагу, - кивнул мужчина, - Я присоединился из-за него.

Оби-Ван слушал - и поверить не мог тому, что он слышал. Ферус, которого он помнил мальчишкой, был осторожным последователем правил. Его навыки были превосходны, но стилю недоставало того блеска, что был присущ Анакину. Никто не мог сказать о нем плохого, но никто и не был ему другом. То, что говорилось сейчас, говорилось словно о другом человеке. Ферус - с магнетическим даром лидерства? Ферус - с чувством юмора?

И все же - именно он видел в сердце Анакина. Именно Ферус не побоялся сказать ему, учителю Анакина: "С Анакиным что-то не так". Это был отважный шаг для падавана - бросить вызов Мастеру, прямо сказав ему так о его ученике. Что ж, возможно его и не должно было удивлять то, каким стал Ферус теперь. Семена лидерства были. Он просто не смог их увидеть.

Потому что его мысли были заняты Анакином. Избранным. И это делало его слепым.

– Ферус вернется - ради Роана. Он думает, что тот все еще в тюрьме. Найдите его и скажите, чтобы он ни в коем случае не возвращался.

– Роан знает, где он, - сказала Рила, - Я точно знаю.

Все посмотрели на доктора Энтин. Она развела руками.

– Мне жаль. Самое лучшее, что я могу пока сделать - это поддерживать его в стабильном состоянии и надеяться, что его организм справится сам. Нейротоксины имеют непростое действие, а противоядия от них - очень сильнодействующие средства. Они могут оказаться смертельными для него.

– То есть, если бы вы знали, что именно они ему ввели, вы могли бы спасти его? - спросил Оби-Ван.

– Я считаю, что да, - ответила она.

– Арни Энтин - один из ведущих специалистов в Галактике по нейротоксинам, - сказал Вил. Оби-Ван услышал гордость, прозвучавшую в его голосе, видел, как смягчался его взгляд, когда он смотрел на неё, - Если она не сможет спасти его, то и никто не сможет.

– И тогда появилась бы возможность спасти и других, - добавила та, - Эти изверги будут использовать что угодно, лишь бы получить то, что они хотят. Наши тюрьмы переполнены политическими заключенными.

Оби-Ван достал из кармана имперский кодовый цилиндр.

– Я найду вам эту информацию, - он посмотрел на десять обеспокоенных лиц вокруг него, - Все, что мне нужно для этого сделать - это пробраться в имперский гарнизон.

Немая сцена.

– Ох, - покачала головой Рилла, - Кажется, теперь я точно знаю, что вы друг Феруса.

ГЛАВА 8

Ферус Олен всегда мечтал устроить себе каникулы в горах. Теперь так оно и получилось. Домик среди гор, полное звезд небо; было время подышать горным воздухом, отдохнуть, набраться сил. Он должен был быть благодарен.

Да, он был бы благодарен, ещё как. Не творись вокруг всё это безумие…

Ферус вытянул одну ногу, потом другую. Рана почти затянулась, прошло и головокружение, раньше накатывающее каждый раз, как он поднимался с кровати; с каждым днем он чувствовал себя все более сильным. Дона, хозяйка этого дома, приносила ему лекарства - бакту и полибиотик для его раны, а так же целебные травы здешних гор. Приносила и еду - слишком много, на его взгляд. Она готовила супы, жаркое, пекла хлеб, и всегда старалась накормить его до отвала. Вот и сейчас ей удалось - он съел так много супа, что от сытости закрывались глаза. Она заботилась о нем со всем своим терпением и добротой, но он-то понимал, что действительно отблагодарить её может только одним способом - как можно скорее покинув этот дом, отведя тем самым от неё постоянную угрозу…

И все же Ферус чуть не застонал, поднявшись с кровати - нога все ещё затекала, когда он долго оставался в одном и том же положении.

Его комнатушка была маленькой, из всей обстановки - комод и кровать. В ней было всегда темновато, даже в полдень: Дона сделала занавески из сверхпрочной ткани амэрвив, и всегда держала их плотно закрытыми.

Дона проводила дни в горах, собирая целебные травы и охотясь, или отправлялась далеко вниз, в деревню, чтобы пополнить припасы. Ферус не мог идти с ней, не мог даже помочь ей набрать дров для печи, потому что выйти наружу могло означать смерть. Он был здесь уже неделю, и уже начинал чувствовать себя в этом крошечном каменном домике как в ловушке. Как если бы он снова оказался в тюрьме, хоть теперь и без пыток… если не считать постоянной болтовни и ворчания Доны, конечно…

Они почти не получали новостей из Юссы. Они были слишком изолированы от окружающего мира. Сюда не доходили новости "Тайной сети", только информация подконтрольного Империи Голо-Нета, так что он мог только догадываться, что из сказанного правда, а что - нет. Насколько он знал, Роан все ещё был в тюрьме. Он гнал от себя мысли, что с ним там, но все равно думал. Все время.

Ферус махнул рукой перед сенсором чтобы отодвинуть тяжелый занавес. Он стоял перед окном, выходящим на долину далеко внизу; слегка приоткрыл раму, чтобы вздохнуть морозного воздуха. Снег был уже по-предвесеннему рыхлым и дырчатым, синим под синим горным небом. Их дом был выше границы леса, окруженный только валунами и скалами. Деревья росли далеко внизу - великолепные пинири с прямыми стволами, возвышающимися на сотни метров вверх, уходящие в самое небо своими остроконечными вершинами.

Внизу, у подножия горы приютилась деревня в несколько домов. В прежние времена это был шахтерский городок. Когда руда истощилась, большинство его жителей разъехалось, но некоторые остались, по причинам, которых Ферус не мог понять. Зимы здесь были лютыми, лето - коротким, ближайшая деревня - в часе от них…

Слишком уединенно, на его вкус. Он предпочел бы город.

Забавно, - глядя на зимний пейзаж, размышлял Ферус, - Будучи джедаем, он в самом деле даже не задумывался, что он предпочел бы. Джедаю не приходилось заботиться о такого рода предпочтениях. Их отправляли на самые разные миссии, в самые разнообразные миры. Космический лайнер или переполненный фрахтовик, превосходная еда или что придётся - всё это было неважно. Единственная вещь, которая имела значение, была миссия…

Ему потребовались месяцы и месяцы жизни в качестве обычного человека, чтобы привыкнуть к тому, что он мог - и должен был - постоянно делать выбор за выбором. То, что он мог предпочесть одну вещь другой; город - сельской местности; синий цвет красному. Каждый день ему приходилось принимать тысячу решений, он должен был думать о каждой мелочи… Вначале это утомляло и бесило его. Он ненавидел себя за свои постоянные колебания; он всё время не мог выбрать. С Роаном он так и познакомился однажды утром в кэфе: Роан расхохотался, глядя как Ферус долго и тщательно размышляет на тему: взять ему сдобу или рулет… он просто кинул на поднос Феруса и то и другое; у Роана был дар дружелюбия - в результате они позавтракали вместе и проговорили потом до самого ленча.

От воспоминания о так легко вспыхивающем смехе Роана у Феруса сжалось сердце. После того, как он оставил Орден, ему казалось, будто земля ушла у него из-под ног; он бесцельно блуждал от планеты к планете. Да, ему дали достаточно кредиток, контакты и помощь для того чтобы начать новую жизнь. Но эти практические вещи не могли помочь преодолеть то замешательство, которое он испытывал.

Именно Роан спас его. Роан, показавший ему, что это значит - иметь дом. А когда Ферус придумал идею для бизнеса, Роан продал все, что у него было ценного, чтобы финансировать это. Так они стали не только друзьями, но и партнерами по бизнесу.

Они с Роаном договорились ещё в самом начале, как только поняли, что не останутся в стороне от борьбы против Империи: если они попадутся и одному удастся бежать, он не будет возвращаться за другим. Они поклялись обычным для Беллассы ритуалом клятвы - положив руки на плечи друг другу и глядя в глаза.

Ферус тогда тоже поклялся; теперь же он знал, что нарушит этот договор, как только сможет держаться на ногах после ранения. С каждым днем его силы возвращались к нему, каждый день приближал его возвращение в Юссу.

Он услышал скрип двери позади себя, и рука инстинктивно дернулась к поясу. Годы прошли после того, как он оставил Орден, и на поясе не было уже светового меча, а он все не мог отделаться от этой привычки.

– Что вы делаете? Вы не должны стоять перед окном! - Дона быстро бросилась вперед. Махнула своей полной рукой перед сенсором и армированные занавески плотно закрылись, - Я же сказала вам, что имперцы разослали повсюду поисковых дроидов. Рано или поздно пошлют и сюда. Возможно, скорее, чем мы думаем, - Дона забросила за спину длинную косу - она всегда заплетала так свои длинные уже седые волосы, и рейдом прошлась по комнате, расправляя невидимые складки на термоодеяле, переставляя кувшин с водой, поправляя экран портативного компьютера. Она никогда не сидела на месте, постоянно двигалась, что-то делала, обычно не замолкая при этом ни на секунду. Порой это просто сводило его с ума.

Впрочем, он очень привязался к ней за эти дни. Не говоря уже, что именно ей он был обязан своим спасением. Он добрался сюда раненый, едва помня себя от боли и усталости, и она без вопросов помогла ему. Спрятала в своем доме, заботилась, и не задумываясь, отдала бы за него жизнь, дойди дело до этого…

Она была их первым клиентом. Они с Роаном только открыли свой новый офис, когда она появилась на пороге. Она три месяца собирала свидетельства против своего нанимателя, когда обнаружила, что он как может экономит на вакцине для детей, вплоть до того, что эта вакцина сама могла в результате быть опасной. Она была готова передать эту информацию властям, но полагала, что в этом случае ей грозит не просто увольнение, но, вполне возможно, и смерть. Ферус и Роан тогда думали, что она преувеличивает опасность, но все же взялись за это дело. Но она оказалась права. Правительство ее планеты было тоже замешано в этой афере, прикрывая преступную корпорацию. Сначала Дону попытались дискредитировать, потом арестовать, и, наконец, убить. Роан с Ферусом активно взялись за дело, состряпав ей новые документы, историю жизни для безопасности в дальнейшем, и в результате она смогла свидетельствовать в Галактическом суде. И корпорация, и правительство получили по заслугам, так что враги у Доны были.

Дона была настолько находчива, что Ферус даже не стал тогда брать кредитки за её спасение. Она купила домик высоко в горах и превратила его в настоящую крепость. Устроила множество хитроумных ловушек и изобрела свои собственные способы наблюдения. Он сказал ей, что она победила бы своих врагов и без помощи компании "Олен - Лэндс", но так и не смог поколебать её веру в то, что именно они с Роаном спасли её.

Сначала он вполуха слушал её воркотню, потом прислушался: -… теперь, когда в Галактике такие неприятности, никому нельзя доверять. Раньше можно было знать - кому можно доверять, а кому нет, по крайней мере, в большинстве случаев. Я понимаю, что не мне это говорить, я никогда никому не доверяла, но теперь это действительно так… Так что не стойте перед окном, это всё, о чем я прошу. И ещё, желаете ли вы чего-нибудь? Я только что сварила…

"Только не суп"- подумал Ферус.

– Нет, спасибо, Дона, - быстро заговорил он, - Я… - тут он дотянулся до того, что было, по его мнению, кнопкой лампы, и часть пола неожиданно ушла из-под ног. Он кувыркнулся вниз по скату и вывалился на каменный пол подвала, по дороге приложившись обо что-то головой.

Потирая ушибленную голову, он посмотрел вверх, в полумрак комнаты; Дона, скосив глаза, заглядывала сверху в проход, в который он скатился.

– Супа? - спросила она.

Роан, я не дождусь, когда смогу рассказать тебе об этом. Держись. Выживи, чтобы мы могли посмеяться вместе… - мысленно попросил Ферус.

ГЛАВА 9

Оби-Ван шел узкими улицами района, расположившегося вокруг Озера Лунных Камней - озера, наиболее удаленного от центральных районов Юссы, расположенного уже в предместьях города. По сравнению с остальными, район был мрачноватым. Улицы здесь были узкими, они вились и переходили одна в другую самым неудобным образом. Дома теснились один к другому, пешеходы шли торопливо, не поднимая глаз. Оби-Ван краем глаза следил за движением в темных переулках района. Вил и Рила уже в деталях объяснили ему, как работает местный Черный рынок.

В левой руке он держал пластоидный стаканчик с чаем. Не пил, просто держал. В Юссе было множество уличных аппаратов, разливавших чай - самый доступный напиток. Всё, что он должен был делать, - объясняли ему Вил и Рилла, - это прогуливаться улицами района Озера Лунных Камней с пластоидным стаканом чая в левой руке. Рано или поздно к нему подойдут. Это была система, которую знал каждый в Юссе, но которую так и не удавалось пока раскрыть Империи. В результате черный рынок Юссы процветал, и Оби-Ван мог представить, как это бесило имперцев.

– Видите, - говорил ему Вил, - они могут контролировать наше правительство и нашу прессу, могут захватить наши заводы. Но они не могут получить нашу лояльность. Их шпионы здесь не у дел.

Рилла кивнула.

– Именно поэтому они так ненавидят Феруса. Никто выдаст им его, даже за все кредитки на Беллассе. И это дает надежду другим мирам…

Ждать Оби-Вану пришлось недолго. Молодая женщина с подобранными под темную кепку волосами как будто невзначай пошла рядом с ним.

– Что вас интересует?

– Одежда, - ответил он.

Она разочарованно вздохнула:

– У меня есть всякая техника… работающие датапады. Запчасти к спидерам.

– Мне жаль, не сегодня.

– Тогда сверните налево в следующий переулок и свистните.

Оби-Ван последовал её совету. В переулке было темно, несмотря на то, что ночь ещё не наступила. Он тихо свистнул.

Несколько секунд - и раздался тихий шорох. Из глубины переулка выплыли грависани, заваленные одеждой самых разнообразных расцветок, из всех мыслимых тканей. Далеко не все выглядело новым. За рычагами управления восседал Тревер. Заметив Оби-Вана, мальчишка потряс головой:

– О, нет. Только не вы.

– Я тоже рад снова видеть тебя, - проговорил Оби-Ван, - Я полагал, мы договорились, что ты будешь ждать меня.

– У меня чесотка от одного вида штурмовиков. У меня на них аллергия.

– Тогда ты должен мне кредитки. И мой плащ - надеюсь, его ты ещё не продал? Я платил за то, что ты будешь меня там ждать.

Тревер переступил с ноги на ногу:

– Послушайте, у меня нет кредиток, ясно? Я их уже истратил. Вы можете взять что-нибудь из одежды. Я все еще считаю, что вы шикарно бы выглядели в рамордианском шелке… И думаю, что ваш плащ ещё здесь, - Тревер принялся копаться в развалах барахла. Нашел плащ Оби-Вана и кинул ему:

– Вот. Теперь мы квиты, идёт?

– Ещё нет. Мне нужна имперская форма.

– Вы велели мне отвезти их обратно к Мариане, помните?

– Чего ты и не подумал сделать. Это могло оказаться весьма ценным приобретением, и ты приберег их у себя.

Тревер застонал.

– Я знал, что сегодня не мой день… Идемте.

Оби-Ван пошел следом за грависанями по булыжникам переулка.

Тревер протиснулся через разбитую металлическую дверь и двинулся дальше. Он оставил грависани в небольшой прихожей, служащей здесь своего рода парковкой, забитой другими видавшими виды репульсорными машинами. Большинство из них было заполнено барахлом самой разной степени потрепанности.

Отсюда вглубь помещения вела только одна такая же искореженная дверь. Оби-Ван хотел толкнуть её и пройти.

– Подождите, - покачал головой Тревер. Он шагнул вперед и махнул рукой перед разбитым грязным сенсором, который Оби-Ван счёл за неработающий.

В прежние дни он бы почувствовал, что сенсор работает. Утратил ли он часть своих навыков джедая? Оби-Ван мысленно выругал себя. Что бы ни случалось, его концентрация должна оставаться такой же, какой она была раньше. Он не мог позволить дням изоляции, неделям и месяцам горя украсть его дар.

Дверь щелкнула, и Тревер открыл её. Внутри было одно большое складское помещение, занимавшее весь первый этаж. И оно было переполнено. Оби-Ван потрясенно остановился. Домашние приборы, дроиды, детали компьютеров, запчасти для спидеров, одежда, офисное оборудование, и даже один совсем целый патрульный спидер. Все это располагалось отдельными кипами в общем складе. Мужчины и женщины приходили, брали свой товар каждый из своей кучи, клали на специальные тележки или просто прятали под плащами, если вещь была небольшого размера, и снова уходили. Появлялись и покупатели, сопровождаемые продавцами.

– Как они охраняют от остальных свои товары? - удивился Оби-Ван.

– Воровская честь. Идемте.

Он привел Оби-Вана в дальний угол склада, где аккуратными рядами были сложены дюрастилловые контейнеры. Добрался до самого дальнего ряда и вытащил имперскую форму офицера невысокого ранга. Задержался на секунду, прежде чем протянуть её Оби-Вану:

– Не говорите мне, что вы собираетесь предпринять. И это последнее, что я для вас делаю.

– Последнее, обещаю, - Оби-Ван взял форму.

– Только не вздумайте переодеться в это здесь, - заявил Тревер, - Вы устроите настоящую панику. Все решат, что вы собираетесь их арестовывать… - он колебался какой-то момент, а потом все же спросил, - Это ради Феруса?

– Я думал, тебе это неинтересно.

– Хорошо, если вы найдете его, скажите ему…

Оби-Ван ждал. Он видел борьбу на лице мальчика. Парню все же было совсем не безразлично, что будет с Ферусом.

– Скажите ему, что он воняет как банта! - с напором брякнул Тревер.

– Обязательно, - хмыкнул Оби-Ван и направился к двери.

ГЛАВА 10

Однажды, давным-давно, они с Куай-Гоном шли под кромешным ливнем. Оби-Вану уже казалось, что вокруг него нет ничего, кроме рушащейся на него воды. Каждый шаг давался с невероятным трудом, и он мог только удивляться, глядя на то, как легко и устойчиво движется впереди него его учитель. Оби-Ван вздрагивал от бешеных порывов ветра, бросающих потоки воды ему в лицо, протирал глаза, чтобы хоть что-то видеть; ноги скользили по мокрым камням. А для Куай-Гона словно не существовало дождя.

Он сражался за каждый метр, надеясь только, что учитель не заметит того, насколько ему трудно. Когда же они, наконец, остановились отдохнуть, Оби-Ван мог только без сил прислониться к стене пещеры, в которой они укрылись от дождя. Все было мокрое насквозь - плащ, полевая сумка, ботинки - мокрое и тяжелое от воды, настолько, что ему казалось, что он нес камни в карманах…

Он все еще помнил Куай-Гона, смотрящего на ливень, рушащийся с небес серо-стального цвета.

– Ты просто должен принять дождь, Оби-Ван. Он должен быть частью тебя, продолжением тебя вовне. Если ты будешь бороться с ним, он победит. Принятие - ключ ко всем трудностям.

Ему тогда было четырнадцать. Этот урок, подобно всему, что говорил Куай-Гон, конечно же, касался не только дождя… Жара, ветер, холод… - он учился принимать, а не бороться с этим. …Это вдруг вспомнилось ему теперь, когда на нем была форма имперского офицера. Свежевыбритое лицо, высокомерно-безразличное выражение… Он шел улицами Юссы, не обращая внимания на то, как сжимаются при виде его беллассианцы, как шарахаются, словно от несущего смерть отравленного ветра… Все время, пока он вынужден будет носить эту черную форму, ни взгляд, ни жест его не покажет, насколько он ненавидит каждое волокно этого мундира, воплощающего в себе всё, против чего он был готов бороться не на жизнь, а на смерть…

Имперский кодовый цилиндр позволил ему без проблем войти в гарнизон. Это значило, что его владелец все ещё не сообщил о пропаже. Однако действовать все равно надо было быстро. Оби-Ван шагал по коридору. Он знал, что клоны были безжалостны и лишены воображения. Имперские офицеры - жестоки или трусливы, зачастую и то, и другое сразу. И все они держались с тем высокомерием и уверенностью, какую дает осознание своей неограниченной власти над людьми. Они все были частью того предательского удара в спину, нанесенного Императором Палпатином джедаям… но сейчас Оби-Ван запретил себе думать об этом - иначе его миссия обречена на провал. Он не мог позволить гневу или горю захватить его. Не сейчас. И никогда.

Никто не остановил его, никто даже не взглянул в его сторону. Всем здесь было не до него, по коридорам проходили отряд за отрядом - солдаты и весьма оживленные офицеры. Империя расширила свою армию: он отметил, что многие из них были не клонами, а завербованными со всех концов Галактики людьми. Штурмовики были одеты в облегченную броню, в руках пики-станеры и щиты. Что-то намечалось? Оби-Ван предпочел бы раздобыть нужную информацию и уйти прежде, чем что-то произойдет.

Он прошел в отдел, где на двери значилось: РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ СЛУЖБА / СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ и отыскал пустой кабинет.

Быстро закрыл дверь и, использовав кодовый цилиндр, открыл компьютерную базу данных. Щелкнул по имени РОАН ЛЭНДС.

Открылись отчеты о слежке. Оби-Вану повезло: цилиндр, похоже, принадлежал кому-то из старших офицеров, имевшему широкий доступ к информации.

"Оплачиваемый оперативный источник указывает, что Лэндс является одним из основателей "Одиннадцати" наряду с Ферусом Оленом…имеют все основания считаться представляющими опасность интересам Империи… "

Оплачиваемый оперативный источник? Осведомитель? Оби-Ван просмотрел все, но не смог найти никаких других упоминаний об этом самом "оперативном источнике". Только ссылка на файлы Имперских Следователей. Он попробовал открыть их, но это не удалось. Его офицер не имел доступа такого уровня.

"Объект покинул офис, направился в район Озера Синих Камней. Объект был потерян после того, как зашел на территорию рынка…"

"Объект вышел из дома и направился к Зеленому Парку. Объект был потерян в толпе пешеходов… " - Неплохо, Роан, - пробормотал Оби-Ван. Лэндс Роан умел отделываться от "хвоста", который, как он наверняка знал, был за ним.

Файл был длинный. Оби-Ван быстро просматривал отчеты, закончившиеся арестом Роана и Феруса. Они были окружены целым взводом в центре города и предпочли сдаться, чтобы не подвергать опасности население густонаселенного района - штурмовики не церемонились с окружающими, преследуя кого-то. Оби-Ван не нашел никаких упоминаний о предъявленных обвинениях; впрочем, имперцев никогда не интересовала такая мелочь, как законность.

Так, медицинские отчеты. Оби-Ван быстро прокрутил файл до заголовка "Методы дознания". Его сердце упало.

На Роане испробовали едва ли не все существующие нейротоксины. Парень, похоже, оказался куда сильнее, чем они рассчитывали. Оби-Ван запомнил названия препаратов, особенно уделяя внимание тем, что применялись в последние дни пребывания Роана в тюрьме.

Он слышал шум шагов множества ног в коридорах, ощущал нехорошее волнение в Силе. Он понимал, что времени в его распоряжении осталось совсем немного, но он должен был воспользоваться возможностью выяснить столько, сколько он только мог. Ради "Одиннадцати". Пока у него был доступ к имперским базам данных, он должен был максимально им воспользоваться.

Он вышел из файлов, посвященных Роану, и взялся за директивы офицерскому составу. Большинство из них проходило под грифом "Совершенно секретно".

ЗАЧИСТКИ. Рейды по районам, которые будут определены. Арест всех подозрительных личностей. Особо: журналисты, писатели, художники, специалисты в области вооружения, бывшие армейские офицеры и солдаты…

Другая директива вдруг привлекла его взгляд:

О ЛИКВИДАЦИИ ТЕЛ ПОСЛЕ ИСПОЛНЕНИЯ ПРИКАЗА ТРИДЦАТЬ СЕМЬ.

Оби-Ван похолодел. Быстро открыл файл.

"…Является обязательным то, чтобы тела не были выданы родственникам. Вся ГолоНет-связь должна быть закрыта. Информационная блокада должна продолжаться в течение всего следующего месяца, чтобы вся исходящая информация контролировалась исключительно Империей. Никакая иная информация не должна получить распространения, поскольку она может оказаться вредной для контроля Империи над окружающими системами… Отчет о ликвидации тел предоставить Главному Следователю Малоруму для передачи LDV…

LDV… Лорд Вейдер?

Сотни тел. Они планировали ликвидацию сотен тел. Оби-Ван отчаянно рылся в файлах, ища отгадку.

Кто должен был быть схвачен? Когда? Он не мог найти никакой информации. Как если бы приказ уже был отдан.

Эти отряды в коридорах. Насколько он понимал, что-то намечалось.

Внезапно Оби-Ван почувствовал темную волну в Силе.

Что означало, что буквально через секунды на его голову свалится вся здешняя Служба Безопасности…

Он закрыл файлы, зажал в кулаке цилиндр, выскочил за дверь и присоединился к идущим мимо офицерам, легко затерявшись в этом море имперских униформ. Проходя мимо мусорного контейнера, незаметно бросил туда цилиндр. Никто не должен знать, что он был здесь. Никто не должен знать, что он видел эти файлы.

Он чувствовал, что Малорум был близко.

Сигнал общей тревоги перекрыл шум голосов в коридоре. "Приказ тридцать семь вступил в силу, - объявил лязгающий голос, - Всем вернуться к своим подразделениям. Повторяю: приказ тридцать семь вступил в силу".

Коридоры внезапно заполнились штурмовиками, Оби-Вана подхватило общим потоком.

Они вышли из гарнизона. Оби-Ван оставался пока среди офицеров и марширующих штурмовиков. Они прошли мимо Палаты общин и несколькими потоками хлынули по прилегающим улицам, стараясь охватить как можно большую территорию. Несколько человек ещё просто глазели на штурмовиков, другие заспешили, пытаясь уйти подальше от этой грохочущей ботинками колонны.

На лице старого беллассианина, наблюдавшего за имперцами, появилось беспокойство. К ужасу Оби-Вана, штурмовик нанес старику удар станером, и тот, корчась, упал на землю. Насколько Оби-Ван мог видеть, станер был установлен на большую мощность.

Оби-Ван двинулся было вперед, но он знал, что не сможет помочь. Женщина остановилась, попытавшись помочь лежащему старику, но другой штурмовик ударил станером и её тоже. Она упала поверх неподвижного тела.

Из ворот гарнизона потянулась целая вереница управляемых штурмовиками грависаней с установленными на них огромными запирающимися контейнерами. Одни за другими они грохотали, двигаясь по улицам. Штурмовики, поражая станнерами всех подряд, попавшихся им на пути людей, бросали их в эти контейнеры. Казалось, весь город заполнился криками и воплями.

Гнев и ощущение собственной беспомощности переполняли Оби-Вана. И не было ничего, что он мог бы сделать. Никогда еще он не чувствовал так ясно, что он остался один. Раньше он смог бы предпринять что-то, вмешаться, воспользовавшись тем, что он был джедаем, наконец, просто вызвать подкрепление.

Теперь же он мог только наблюдать.

Крики раздавались и с улиц, и из домов, где штурмовики хватали целые семьи. Каждый, кто пытался сопротивляться, был сражен. Дети, старики, женщины, мужчины.

Это ли были те "тела", о которых говорилось в директиве? Была ли Империя способна и на такое? Могли ли они убить стольких безо всякой на то причины? Или причина всё же имелась - уничтожить Феруса, и каждого, кому он дорог?

Оби-Ван быстро шел улицами города. Тайным безопасным путем пробрался к убежищу "Одиннадцати". Имперская форма хорошо защищала от лишнего внимания как солдат, так и встречных пешеходов. Все старались поскорее убраться с его дороги.

Он не мог дождаться, когда снимет этот проклятый мундир. Казалось, он жжет кожу.

Найдя свою одежду там, где он её спрятал, он обогнул дом и подошел к черному ходу. Дом-убежище был выбран со знанием дела: окна и двери соседних домов выходили на другую сторону, к черному входу их дома они были обращены глухими стенами. Это делало невозможным наблюдение за входом в их дом. Оби-Ван набрал код и скользнул в ворота. Через мгновение Вил открыл ему дверь.

– Мы слышали новости. Массовые аресты.

Оби-Ван несколько раз вздохнул, стараясь взять себя в руки:

– Они хватали всех подряд. Всех, кто им попадался на пути.

Вил затащил его внутрь и закрыл дверь.

– Я рад, что вы смогли вернуться.

Оби-Ван все еще слышал грохот ботинок штурмовиков, чувствовал, как содрогается от их шагов мостовая, видел искаженные болью лица, конвульсивно дергающиеся тела, забрасываемые в контейнеры…

– Вы должны теперь волноваться за своих куда больше, чем за меня, - сказал он.

На лице Вила лежала тень глубокого беспокойства, и Оби-Ван чувствовал, что это связано не только с этими его словами.

– Что ещё? - спросил он его.

– Мы кое-что узнали. Ферус находится в большей опасности, чем мы считали.

– Почему?

– Они держат в секрете информацию о том, что Роана удалось вытащить из тюрьмы. Хотят, чтобы Ферус считал, что тот все еще там. С нами связались несколько бывших клиентов их фирмы - ко всем ним заявлялись штурмовики, обыскивая, а иногда и разрушая их дома. Мы можем только предположить, что имперцы каким-то образом получили список клиентов "Олена / Лэндса". Мы не знаем, как. Но если то, что мы предполагаем - истинно, если Ферус действительно скрывается у кого-то из них… -… То им не потребуется много времени, чтобы его найти, - закончил Оби-Ван.

ГЛАВА 11

Оби-Ван поспешно прошел в дальнюю комнату, где Арни Энтин дежурила возле Роана.

– Они использовали комбинацию Локвазина и Титроксината, - сказал Оби-Ван и пересказал все, что обнаружил в файле, - А в последний день они применили Скиртопанол.

– Это не новый препарат, - выдохнула доктор Энтин, - Это новое сочетание препаратов. Это объясняет его состояние. Но это сочетание… нужно быть безумным, чтобы применить такое.

– Они ни перед чем не останавливаются, - ответил Оби-Ван.

– Это все, что мне нужно, - сказала она, беря медкомплект, - Вы оба идите отдохните, или что там ещё. Я позову вас, когда он придет в сознание. А сейчас не мешайте мне.

Оби-Ван вслед за Вилом вышел из комнаты, и они пошли по коридору. Хоть дом и был звуконепроницаемым, они знали, что происходит снаружи.

Вил на мгновение сжал руками голову.

– Идти туда было бы безумием. Но оставаться здесь, когда… это сведет меня с ума.

– Сейчас мы ничего не можем сделать, - сказал Оби-Ван, - Можем только ждать более подходящего момента.

Вил поднял голову, его серые глаза были мрачны.

– Почему сейчас? - сказал он тихо, - Не было ни волнений, ни провокаций. Я не понимаю, почему именно сейчас массовые аресты?

– Ваши люди не пострадали? - спросил Оби-Ван.

– Костяк группы в это время как раз собрался здесь. А наши семьи мы давно увезли из города. Мне удалось увезти и сына Арни тоже. Он в безопасности. Но многие другие, те, что в городе… Об их судьбе мы сможем узнать только тогда, когда это закончится, - он сидел за столом, сжимая в руках бластер, - И я не знаю, где этому конец…

Оби-Ван не знал, что сказать. У него не было ответов. Галактика оказалась под властью тьмы - властью полной и, казалось, всеохватной. Ситх одержал победу.

– Я не думаю, что их власть - это навсегда, - сказал он наконец.

Они дошли до кухни. Вил кивнул ему на какую-то еду, стоящую на столе, но Оби-Ван покачал головой. У него кусок не лез в горло после всех ужасов, которые он видел на улицах Юссы.

– Нет, - после паузы ответил Вил, - Возможно, чтобы нанести им поражение, потребуется куда большее, чем мы даже можем представить… Куда больше, чем, как мы думаем, мы готовы сделать… И все же я надеюсь, что увижу это…

Оби-Ван молча согласился. Он думал о детях, о Люке и Лейе, растущих на разных планетах. Он надеялся увидеть их взрослыми, вступившими в эту борьбу… Мысль об этом прогоняла то чувство беспомощности, которое он испытывал раньше - и напоминала о необходимости скорее вернуться к Люку.

В дверях появилась Арни Энтин.

– Он пришел в себя.

Оби-Ван поспешно поднялся.

– Так быстро?

– Он очень силен. Его разум ясен, но вот на то, чтобы он сумел подняться с кровати, я думаю, потребуется не меньше недели. Слишком мощные препараты были использованы. Идемте. Я даю вам обоим минуту на разговор с ним.

Оби-Ван и Вил вышли следом за ней. Когда они зашли в комнату, Роан попытался подняться на кровати.

– Ферус… - сказал он.

– Его здесь нет, - ответил Вил, - Но мы знаем, что он в безопасности.

Арни осторожно положила руки на плечи Роана, вынуждая снова лечь.

– Вы будете слабы ещё в течение некоторого времени. Лучше, если вы будете лежать.

Роан подчинился. Видимо он действительно был очень слаб - даже легкое прикосновение Арни отправило его обратно на подушки. Но во взгляде, направленном на Оби-Вана сквозила та сила, которой практически не оставалось в его теле.

– Кто это?

– Я - давний друг Феруса, - сказал Оби-Ван.

– Вы - джедай, - предположил Роан.

– Я прибыл, чтобы помочь ему, если смогу.

– Мне нечего вам сообщить.

Оби-Ван пододвинул стул и сел рядом с кроватью.

– Я думаю, что есть, - сказал он, - Я полагаю, вы знаете, где он.

Роан беспокойно заёрзал.

– Я скоро буду на ногах. Если он нуждается в помощи, я смогу ему помочь.

– Доктор Энтин думает, что на это вам потребуется не меньше недели.

– Доктор Энтин ошибается.

– Она - эксперт по нейротоксинам.

– Но не эксперт по мне, - губы Роана вздрогнули в слабом подобии усмешки.

– К вашему сведению, - вмешалась Арни, - Я никогда не ошибаюсь.

– Что, собираетесь делать ставки, когда речь идет о жизни Феруса? - поинтересовался Оби-Ван.

– Роан, мы должны знать, где он, - подал голос Вил, - У нас есть основания полагать, что имперцы ищут его в домах ваших прежних клиентов. У них есть список.

– Список им не поможет, - ответил Роан, - Там, где он сейчас, он в безопасности. Прости, Вил, но я обещал Ферусу. Никто не должен знать. Даже "Одиннадцать", - его взгляд ещё оставался ясным и твердым, но лицо уже заливала бледность. Роан откинулся на подушку и закрыл глаза.

– Ему нужен покой, - сказала Арни.

Вил неохотно пошел к выходу. Оби-Ван двинулся было следом, но остановился в дверях.

– Мне нужна ещё всего одна минута, - тихо сказал он Вилу и Арни.

– Не больше, - кивнула Арни.

– Я знаю его, - покачал головой Вил, - Он ничего вам не расскажет. Можете ли вы винить его в этом? Каким-то образом имперцы получили файлы - дела их клиентов. Возможно, в нашей организации все-таки есть осведомитель. Мы должны выяснить это.

И Вил вместе с Арни вышел из комнаты.

– Думаю, я знаю, кто вы, - не открывая глаз, сказал Роан, - У Феруса не было тайн от меня. Вы - мастер-джедай Оби-Ван Кеноби, член Совета Джедаев - бывший, конечно… Он очень точно описал Вас.

– Как?

– Высокий и упрямый. И жесткий.

– Жесткий?

– Жесткий,- Роан повернулся в кровати и открыл глаза; его взгляд стал пронизывающим, - Джедаи были уничтожены, и все же вы живы. Почему?

– Я смог… избежать того, что случилось.

Роан не сводил с него своего пристального взгляда:

– Как удачно.

– Что вы имеете ввиду?

– Я слышал, что некоторые джедаи… перешли на темную сторону. Как я могу быть уверен, что вы - не один из них?

– Никак, - пожал плечами Оби-Ван, - Но у Феруса была хорошая интуиция. Однажды я не прислушался к его словам, и теперь сожалею об этом больше, чем вы можете себе представить. Он лучше меня умел прислушиваться к своему внутреннему голосу… Если вы хорошо его знаете, то вы знаете и это.

Он заметил, что Роан колеблется. Оби-Ван видел - несмотря на пикировки с Арни, Роан конечно же понимал, что пройдет какое-то время, прежде чем он сможет даже просто подняться с кровати.

– Я не скажу "Одиннадцати". Я не скажу никому. Вы должны поверить мне, - сказал Оби-Ван, - Ферус когда-то доверял мне. Борьба за эту планету отразиться на тысячах других планет. И сейчас мы должны сделать решающий ход, показать, что Империя не может сломить волю народов.

– Ферус и я - мы договорились…

– И вы думаете, он будет придерживаться вашего договора? Он думает, что вы все еще в тюрьме. Вы считаете, что он решит оставаться в стороне?

Роан снова закрыл глаза.

– Нет, - сказал он тихо, - Он не будет оставаться в стороне.

– Я не могу предоставить вам доказательства. Вы должны принять решение, основываясь исключительно на интуиции.

– Теперь вы говорите прямо как Ферус, - Роан вздохнул и принялся изучать потолок. Оби-Ван ясно видел внутреннюю борьбу на его лице, - Он находится в горном массиве Арно, - сказал он наконец, - Я дам вам координаты. Найдите его. Он будет не соглашаться с этим, но я уверен, что ему потребуется помощь.

Он ждал сумерек. Днем на улицах было опасно появляться. Рилла принесла ему новые документы и, не иначе, задействовав все свои связи, раздобыла старый истребитель времен Войн Клонов. По легенде, Оби-Ван был бизнесменом с Риед-7. "Одиннадцать" не знали, куда именно он направляется, но сделали все, чтобы помочь ему. Все были согласны - пока они не узнают, есть ли действительно в их организации осведомитель, лучше соблюдать полную информационную безопасность.

– Мы все еще ведем активную торговлю с Риед-7, - объясняла Рила, - И они сооружают здесь сеть трубопроводов. Имперцы будут вас проверять, но ваши документы в полном порядке. Это хорошее прикрытие. В противном случае, если бы они думали, что у вас нет веской причины находиться здесь, они могли бы задержать вас на космодроме.

– Это лучший способ выбраться из Юссы, - согласился Вил, - Я уверен, после сегодняшних арестов все приезжие захотят убраться из города. Это будет хорошее прикрытие.

Оби-Ван спрятал документы.

– Безопасной поездки, - пожелала Рилла.

– Передайте Ферусу, чтобы не возвращался в Юссу, - сказал Вил, - Если он там в безопасности, то пусть и остается в безопасности. Скажите ему, что мы переправим к нему Роана. Он не должен возвращаться. Главное, он должен знать, что Роан на свободе.

– Я найду его, - пообещал Оби-Ван.

Он отправился в космопорт. Улицы были темны - луна скрыта облаками. Даже в окнах домов свет был приглушенным, едва пробивающимся наружу, как будто беллассианцы боялись показать свое присутствие. Время от времени он слышал шаги патрулей - и тогда просто отступал в нишу у двери или в темный проулок, сливаясь с темнотой.

Добравшись до космодрома, Оби-Ван с удивлением обнаружил, что там было весьма многолюдно и шумно. Целая толпа, увешанная разнообразным багажом, осаждала контрольно пропускной пункт.

Имперский офицер со злобным выражением на лице подошел к толпе.

– Все беллассианцы должны вернуться по домам. Никому из беллассианцев не будет позволено покинуть планету. Юсса закрыта. Жители других планет могут пройти на контрольный пункт.

– Но моя жена находится в системе Энтурус!

– У меня есть разрешение на вылет от Имперского правительства на Корусканте! - раздались выкрики из толпы.

Офицер, а за ним и его солдаты подняли бластерные винтовки и направили их на толпу.

– Расходитесь по домам!

Оби-Ван видел, что женщина рядом с ним дрожит; мужчина положил руку на плечо сына. Похватав детей и багаж, толпа начала медленно пятиться.

Он не мог представить себе, почему они думали, что смогут улететь. Но они были в отчаянии - и их отчаяние требовало попытаться хоть что-то сделать.

Оби-Ван заметил и группу людей, в обычной для путешественников темной одежде, отделившуюся от немногих существ, оставшихся у контрольно-пропускного пункта. В тот же момент он понял, что это имперские шпионы, одетые так, чтобы не привлекать внимание. Подавшиеся обратно к выходу беллассианцы не заметили, как те смешались с их толпой. Они проследят их путь до дома. Узнают их адреса и имена. И эти люди, пытавшиеся покинуть планету, продолжат список - список опасных для Империи людей…

– Вы там! - офицер указывал на него.

Оби-Ван шагнул вперед, протягивая документы. Офицер мотнул головой, указывая на контрольно-пропускной пункт. Оби-Ван предъявил свой ID.

Он был сама невозмутимость, пока чиновник тщательно изучал его документы. Он вынужден был довериться Рилле и Вилу. Хоть и не доверял сейчас никому, кроме себя самого…

– У вас DP-x, - возвращая документы, заметил чиновник, - Корабль-разведчик. Неплохо для бизнесмена.

– Приобрел на Риед-7, на космодроме. Там была большая распродажа после окончания Войны Клонов, - ответил Оби-Ван дружественным тоном, - Просто конфетка, а не сделка. Чего только там не было - загляденье. Пилоты мертвы - плохо для них, хорошо для меня!

– Верно, - равнодушно ответил чиновник, - Можете проходить.

Оби-Ван прошел через контрольный пункт, убирая ID в один из карманов на поясе, и успел сделать только несколько шагов, как его окликнули.

– Ронар Хенере!

Он остановил и обернулся. Это могла быть уловка; он не был уверен. Иногда кто-то мог суметь пройти через КП по поддельным документам - и тут же забыть свое выдуманное имя на радостях, что удалось проскочить. Чиновник мог окликать прошедших по имени, чтобы увидеть, как быстро они среагируют… или не среагируют…

– Вы должны представить план полета прежде, чем улетите, - сказал офицер. Его взгляд был пристальным и настороженным. Подозревал ли он что-либо?

– Да, - кивнул Оби-Ван.

Он медленно перевел дыхание, пока шел к своему кораблю, прекрасному кораблю, рассчитанному на полеты в том числе и в глубоком космосе. Неприметно осмотрелся, в обычной технике джедаев "смотреть вез взгляда". Ничто не возбуждало подозрений. Никаких предупреждающих импульсов в Силе. Еще один человек - крупного телосложения и преуспевающего вида мужчина - совещался со своим пилотом. Без сомнения, это был другой бизнесмен, спешащий поскорее покинуть неспокойную планету. Другой, невысокий, в темном лётном костюме, стоя спиной к Оби-Вану, проверял двигатели серого крейсера. Патрульно-исследовательский, - определил Оби-Ван, - редкая и, кажется, переделанная на заказ модель.

Оби-Ван поднялся на свой корабль. Он быстро набрал на клавиатуре план полета и отослал его в систему контроля. Как только высветилось разрешение на вылет, он, не тратя попусту времени, взмыл в атмосферу планеты.

Вроде бы следуя этому, заявленному плану полета, он выйдет за пределы атмосферы Беллассы, сделает виток по орбите и вернется обратно в атмосферу, чтобы добраться до горного массива Арно.

Он посмотрел на экран слежения. Другой корабль стартовал сразу вслед за ним. Казалось, он просто следовал своим путем, но все время оставался позади его корабля, словно таясь. Странно. Идентификационные коды оказались скрытыми. Тогда Оби-Ван развернулся, стараясь безо всяких приборов просто разглядеть преследователя через заднюю обзорную панель кабины.

Это был тот самый серый боевой корабль. Кто-то следовал за ним. Кто-то, связанный с его прошлым, внезапно понял он.

ГЛАВА 12

Согласно своему плану полета, Оби-Ван скоро должен был совершить прыжок в гиперпространство. Он решил слегка отклониться от плана и посмотреть, что произойдет.

Он остался в реальном пространстве, проложив курс на высокую орбиту вокруг Беллассы, и, когда пришло время для прыжка в гиперпространство, оставил скорость прежней.

Корабль, что был позади, прибавил ходу. Оби-Ван последовал его примеру. Но двигатели второго корабля, видимо, тоже были модифицированы по особому заказу пилота, как и прочее оснащение судна.

Оби-Ван вывел двигатели на максимум. Корабль мчался вокруг планеты, но тот, второй, явно нагонял. И вскоре оказался на расстоянии выстрела. Но, конечно же, он не будет стрелять в…

Корабль встряхнуло взрывом. Рычаги вывернуло из рук Оби-Вана, и сам он едва удержался в кресле пилота. Систему оружия, похоже, преследователь тоже имел непростую. Смертельную. Потому как у самого борта судна только что взорвалась мощная протонная торпеда.

Оби-Ван маневрировал, бросая корабль из стороны в сторону, уклоняясь от смертельных огненных полос, летящих от лазерных орудий его преследователя. Он так давно не вел корабль; не уходил из-под обстрела; не участвовал в боях. И всё же он ничего не забыл. Чувство штурвала, точное знание пределов возможностей корабля, и даже специфическое ощущение в животе, если нырок оказывался слишком резким…

А тот корабль продолжал обстреливать его, и это вовсе не были предупредительные выстрелы. Кто бы ни был в том корабле, он стрелял на поражение.

Оби-Ван один за другим предпринимал маневры уклонения - штопор, резкие повороты и нырки, но он понимал, что решающий удар преследователя был всего лишь вопросом времени. …Если бы здесь был Анакин, корабль сейчас вел бы он. Для него это был бы своего рода вызов, и он наслаждался бы этой смертельной игрой…

Мысль пришла непрошеной. Он все ещё никак не мог научиться не допускать подобных мыслей. Отделаться от привычки думать о своем ученике. Своем друге. Об Анакине. А не о том, кем он стал…

Он не хотел помнить. Это несло слишком много боли.

Бросив быстрый взгляд на навигатор, он увидел, что находится как раз вблизи отдаленного горного массива Арно. Он не хотел вести туда преследователя, но, если у него получится задуманное, то тот и не узнает, что он приземлился там. Из двигателей корабля можно было выжать чуть больше, чем то, на что они была рассчитаны, он знал это. Что он и сделал, на несколько мгновений уйдя из поля зрения второго корабля. И нырнул к поверхности. Его преследователь просто подумает, что Оби-Ван решил оторваться от него, затерявшись среди гор, мешающих работе датчиков.

В его распоряжении было всего несколько секунд до того, как пилот преследующего корабля сможет просто увидеть его. Оби-Ван обогнул склон и ринулся вниз в долину, так близко к склону, что, казалось, мог различить ледяные кристаллы на его поверхности. Крутые склоны и глубокие долины создавали воздушные потоки, которые приходилось преодолевать судну.

В глубоких расщелинах скал залегал лед, вспыхивая под солнцем синим огнем. Чуть дальше появились гигантские ледяные мосты, и он пролетел под ними, сохраняя прежнюю скорость, невзирая на то, что управлять кораблем здесь, в горах, на такой скорости была задача не из легких. И постоянно поглядывал на поверхность снега внизу под ним.

Наконец он нашел то, что искал: летом, скорее всего, это был горный луг, сейчас же - обширная снежная равнина. Сколь глубок был здесь снег, он не знал точно - приборы показывали разные результаты, но в некоторых местах глубина снега достигала пятидесяти метров. Он тщательно осмотрел поверхность. Но нет, никакой корки льда, никакого наста, снег рыхлый и рассыпчатый, что значило, что его приземление не оставит следов. И снег там должен был быть все же достаточно плотным, корабль не должен провалиться слишком глубоко… По крайней мере, он надеялся на это…

Задержав дыхание, Оби-Ван направил корабль вниз, а затем резко сбросил мощность. Корабль вошел в снежную массу, казавшуюся сверху пышной периной.

Последовал удар, Оби-Вана швырнуло на пульт. Но звук падения, казалось, весь ушел в снег, заглохнув в его толще. Он слышал, как рыхлый снег рушится на корабль. Теперь его окружала сплошная белизна.

Корабль проваливался вниз, сверху рушился снег, сплошной водопад снега. Как будто хоронят заживо, - подумалось ему. Судно осело ещё на несколько метров и остановилось.

Здесь было темно, но эта темнота не была полной. Снег словно слабо светился изнутри - любопытный эффект… Он мог видеть даже пар от своего дыхания. Он ждал. Сейчас он мог использовать только свои ощущения - приборы корабля здесь были бесполезны.

Он обратился к Силе. Его сознание проникало сквозь снег, между снежинками - наружу, в пространство высоко над ним. Он слышал - или чувствовал, он не смог бы сказать точно - серый корабль всё ещё был там, над ним, искал его, летая вперед-назад над горами, опускаясь к заснеженным долинам, и снова поднимался вверх, гудя как раздосадованное насекомое… А через некоторое время он почувствовал и его отлет - словно возникшую вдруг пустоту. В Силе тишина. Он был один.

Оби-Ван посмотрел вверх, сквозь колпак кабины. Взлететь снова он не сможет. Даже этот корабль, при всей его мощи, был не способен вырваться из той толщи снега, что была сейчас над ним. Придется выбираться своим ходом. Он активизировал устройство, открывающее колпак кабины. Механизм загудел, но кокпит не сдвинулся с места. Так, вдох-выдох. Он не позволит себе даже рассматривать возможность, что он оказался в ловушке…

Он достал и надел тепловой плащ, прикрепил к поясу НЗ-пакет. Потом взял световой меч и прорезал в потолке кабины отверстие. Внутрь сразу же посыпался снег, и все же через дыру можно было выбраться. Его корабль, погрузившись в толщу снега, создал в ней воздушную полость, достаточную, чтобы дышать. Оби-Ван сунул руку в снег над головой, попытавшись ухватиться за него. Не вышло - снег просто осыпался, не удерживая его вес.

Он попытался вспомнить какой-нибудь подходящий случаю трюк. Вот, пожалуй… Достал из сервисного пояса трос с якорем на конце. Если якорь ни за что не зацепится, пусковое устройство втянет трос обратно. Он расчистил небольшое пространство над собой с помощью светового меча, затем выстрелил трос под углом, пытаясь попасть туда, где, как ему помнилось, он видел небольшой скальный выступ.

Якорь не нашел опоры и трос втянулся обратно в пусковик. Еще раз.

Оби-Ван снова и снова выстреливал трос вверх, сквозь снежную толщу. Снег уже начинал таять от тепла его тела - и от тепла все ещё неостывшего корпуса корабля. Снежная кровля распадалась, куски падали вниз. Если так будет продолжаться, это вызовет лавинообразное осыпание снега - не такое серьезное, как настоящая лавина, но достаточное, чтобы навсегда похоронить его здесь.

И ещё раз. Наконец-то трос за что-то зацепился. Оби-Ван проверил, прочно ли. Должно сработать. Тогда он активировал механизм, и трос потащил его сквозь снег. Волосы, глаза, даже рот - все тут же оказалось залеплено снегом.

Он вырвался на поверхность, поприветствовал серое небо и растянулся на снегу, отдыхая после сумасшедшего подъема. Потом нажал кнопку пусковика, освобождая якорь, и снова прицепил трос обратно к поясу. Медленно поднялся, оглядывая обширный горный массив под ним и над ним. Покрытые снегом громады гор вызывали благоговейный страх.

Он отряхнулся от снега и двинулся в путь.

Ночь перетекала в рассвет второго дня, когда он преодолевал последнюю горную гряду, отделяющую его от того места, координаты которого дал ему Роан. Он выбрал самый прямой маршрут, что означало, что большая часть его пути была вертикальной, вверх и вниз по склонам утесов. Он устал и замерз, его плащ обледенел, брови, ресницы и отрастающие усы и борода заиндевели. Но он был твердо настроен закончить это путешествие уже сегодня вечером.

Наконец он увидел то, что искал - маленький домик из белого камня, почти сливающийся со снегом. С облегчением вздохнув, он двинулся к нему.

– Вы на прицеле, - раздался сзади жесткий женский голос, - Не двигайтесь.

– Я - друг.

– У меня нет друзей.

– Я от Роана.

– Никогда о таком не слышала.

Он услышал узнаваемый звук вскидываемой к плечу винтовки. Его рука двинулась к световому мечу. Дверь в доме открылась.

– Дона, не стреляйте, - после долгой паузы сказал Ферус, - Боюсь, если вы выстрелите, мой друг может принять это на свой счет…

ГЛАВА 13

Оби-Ван двинулся к дому. Видеть перед собой Феруса - в этом было что-то нереальное.

– Я думал, вы мертвы, - сказал тот.

– Возможно, был, - ответил Оби-Ван.

К удивлению Оби-Вана, Ферус шагнул вперед и обнял его. Ферус, всегда прежде сдержанный до чопорности… Это было так давно - дружественность, радость через край. Оби-Вану казалось, что эти внезапно возродившиеся чувства просто разорвут его на части… Он справился с комом в горле и тоже обнял Феруса. Нахлынувшая радость была словно ключевая вода для измученного жаждой путника. Ферус был жив, и это значило, что прошлое не умерло…По крайней мере, не полностью…

Ферус отступил на шаг и усмехнулся:

– А я-то думал, что меня уже ничем не удивить! - потом развернулся к Доне, - Итак, что вы скажете? Полагаете, мы должны пригласить его? Вы - босс.

Женщина даже не улыбнулась, но Оби-Ван мог видеть, что она наслаждается этими поддразниваниями.

– Похоже, его придется размораживать, - проворчала она, - Только не разведите мне луж на полу!

– Я сообщу Вам одну вещь, - заговорческим голосом сказал Ферус Оби-Вану, - Я точно знаю, там есть суп.

И потащил его в тепло дома. Теперь, когда они были на свету, Оби-Ван мог видеть, насколько Ферус изменился. Он выглядел теперь более худощавым и сильным, лицо стало взрослым, черты - более резкими. Ему было ещё только чуть за двадцать, но широкая золотая полоса в темных волосах превратилась в серебряную. Он производил впечатление человека, прошедшего через такое, о чем не хочется вспоминать и говорить.

Но сейчас в нем была какая-то внутренняя свобода, что само по себе было нечто новое. Даже движения у него стали другими. Раньше движениям Феруса была присуща какая-то жесткая точность, отражавшая его строго дисциплинированное мышление… Сейчас же он подцепил ногой стул, одним слитным движением подвинул его к огню камина и махнул рукой Оби-Вану, приглашая присесть. Прежний Ферус никогда не сделал бы что-то столь непринужденно - и так… изящно. И Оби-Ван никогда прежде не слышал, чтобы Ферус шутил. Он изменился - и Оби-Ван чувствовал, что должен понять - как, почему?

– Что? - спросил Ферус, почувствовав его взгляд.

– Ты сильно изменился.

– Вы тоже. Вы стали хмурым. Кажетесь старше. В-общем-то… вы не слишком хорошо выглядите.

– Спасибо…

И только когда Дона ушла, унося сушить мокрую одежду Оби-Вана, и тот, уже переодевшийся в сухое, устроился в тепле перед огнем, Ферус позволил проявиться своему беспокойству.

– Вы сказали, что вас прислал Роан, - напомнил он.

– Он в порядке, - ответил Оби-Ван, - Его удалось вывезти из мед-клиники и перевезти в убежище "Одиннадцати". Он подвергался… действию нейротоксинов, когда был в тюрьме…

Ферус мрачно кивнул. -…Но мы смогли выяснить, что за препараты использовались, и сейчас он идет на поправку. Он попросил меня передать тебе, чтобы ты не возвращался в Юссу. Там прошли массовые аресты - в день, когда я оттуда улетал. Сейчас там небезопасно.

Ферус вздохнул и опустился на стул напротив Оби-Вана.

– Я ненавижу Империю. И я ненавижу это изгнание.

– Ты не можешь оставаться здесь, - проговорил Оби-Ван, - Имперцы проверяют списки ваших клиентов. Роан думает, что ты в безопасности, но я не уверен.

– Доны не было в наших списках.

– Меня преследовали от самой Юссы. Я не знаю, кто и почему. И не знаю, имеет ли это какое-то отношение к тебе, но мы не можем исключать такую возможность.

Ферус кивнул, нахмурясь.

– Где ваш транспорт?

– Захоронен глубоко под снегом.

– У Доны есть инструменты, мы сможем достать его. Вы правы - я должен уехать. Ситуация изменилась. Я должен вернуться к "Одиннадцати". Пусть нам придется дольше ждать благоприятного момента, но мы должны иметь план действий.

Оби-Ван принял из рук Доны принесенную ему чашку, обхватил ладонями, согревая замерзшие пальцы. Он уже забыл, как это - быть в тепле и безопасности после невозможного путешествия.

– И что вы собираетесь сделать?

– Я собираюсь свергнуть власть Империи на этой планете, - отозвался Ферус, - И не меньше…

Когда Ферус откинулся обратно на спинку стула, Оби-Ван заметил, что он чуть заметно поморщился от боли.

– Это ерунда, - сказал Ферус, перехватив взгляд Оби-Вана на его ногу, - Меня ранили, когда я сбежал. Слегка зацепили из бластера. Спасибо Доне, рана практически зажила.

– Я чувствую нечто, удивляющее меня, - медленно проговорил Оби-Ван, - Я не мог и предположить, что жизнь вне Ордена тебя устроит.

– Я сказал бы то же самое, - со смехом ответил Ферус, - Но у меня хорошая приспособляемость. Сири всегда говорила мне, что я должен принимать происходящие изменения. Приветствуй это, - говорила она, - Перемены - это то, что движет Галлактику, то, что делает её прекрасной… - Ферус смотрел в огонь, - Я слышал о ее смерти, ещё до гибели Ордена. Мне жаль, Оби-Ван.

– Было так много смертей, - проговорил Оби-Ван. Ферус не знал, но Оби-Ван тосковал по Сири - постоянно и сильно, хоть и прошло столько времени.

– Извините, но я должен спросить, Оби-Ван - Анакин. Он тоже не выжил?

Оби-Ван не мог сказать ему. Что ж, он скажет один из вариантов правды.

– Он не выжил… -…тот Анакин, которого они оба знали, действительно был мертв… -…Империя добралась до него…

Ферус кивнул, в его глазах мелькнула боль, несмотря на то, что они с Анакином в детстве были скорее соперники, чем друзья.

– Я думал, что уход из Ордена будет самым страшным событием в моей жизни, - сказал он, - Оказывается, это спасло мне жизнь. Я не был среди тех, что были убиты в Храме, или на других планетах. Меня не выслеживали… Но слышать обо всем этом… это был трудно перенести. Предательство. Видеть Галактику в кулаке Императора - это просто невыносимо. Что мы могли сделать, что мы должны были увидеть?

– Мы не оглядываемся назад. Мы живем в настоящем.

Ферус вытянул ноги.

– Ну да, так говорят джедаи… Где же вы были всё это время?

– И здесь, и там, - уклончиво ответил Оби-Ван. Он доверял Ферусу, но он не мог рассказать ему о Люке и Лейе. Чем больше людей знают тайну, тем в меньшей степени эта тайна остается тайной…

– Я не буду спрашивать, - кивнул Ферус, - Я просто рад видеть вас. Знаете ли вы, выжил ли ещё кто-либо из джедаев?

Оби-Ван колебался. То, что в живых остался Йода, было ещё одной тайной…

– Наверняка я знаю только об одном, но я не могу говорить, кто это, - сказал он, - Могли быть и другие, которые успели скрыться. Нет никакой возможности знать точно. В Храме работал сигнальный маяк, вызывающий джедаев в Храм - на смерть. Мы сменили сигнал на другой, приказывающий не возвращаться, затаиться - но в тот момент могло быть уже поздно. Возможно, тогда уже не осталось никого, кто мог бы ему последовать.

Ферус подался вперед, сцепив пальцы и опершись на колени локтями.

– Мне кажется, в это трудно поверить. Есть же какой-то путь, чтобы найти уцелевших. Джедаи были слишком сильны, чтобы их можно было полностью уничтожить. Кто-то должен был выжить - как и вы. Мне часто думается об этом.

Оби-Ван покачал головой.

– Мне жаль, Ферус. В это невозможно поверить, но это так. Ордена больше нет. Джедаи ушли.

Темные глаза Феруса вспыхнули отблесками рыжего огня в камине.

– Я никогда не поверю этому, - сказал он, - И теперь, когда вы здесь, мы можем что-то предпринять…

Но Оби-Ван покачал головой:

– Нет. У меня есть своя задача. Я помогу вам сейчас, но потом я должен уехать - и никогда не возвращаться.

– Вы не можете так считать…

– И тем не менее.

– Но как можно не бороться со всем тем, что творится?

– Мои дни борьбы пока закончены.

– Что может быть более важным?

Оби-Ван не ответил.

– Мне действительно неприятно сомневаться в мастере-джедае, - сказал Ферус, - Старые привычки живучи. И все же - вы не разыгрываете меня? Вы действительно предпочтете прятки борьбе?

Слова, и то, как они были произнесены, потрясли Оби-Вана. Он неодобрительно промолчал. -…Вы не ждали от меня таких слов, - продолжал Ферус, - Я вижу это по вашему лицу. Но я не ваш ученик, Оби-Ван. Вы заслужили мое уважение, несомненно, но я научился говорить искренне. Вокруг нас новая действительность, новая Галактика.

– Мы боролись и погибли в новой галактике, - чувствуя всплеск раздражения, ответил Оби-Ван.

– Я знаю это, - ответил Ферус, - Я имею ввиду - Галактика изменилась. Предпочтение изгнания бою обрекает нас всех на бессилие и отчаяние.

– Ферус, я - не из "Одиннадцати", - покачал головой Оби-Ван, - Я прибыл сюда помочь, а не быть завербованным в вашу организацию.

– И каков ваш ответ Империи?

Оби-Ван смотрел на огонь. Слово готово было сорваться с языка, но он не хотел говорить. Он знал, что это приведет в бешенство Феруса. И все же.

– Ждать.

– Ждать?!

Ферус выглядел так, как будто готов был броситься и придушить Оби-Вана. Оби-Ван твердо встретил его вспыхнувший взгляд. Может быть, Галактика и стала другой, но он все еще был в состоянии управиться с разбушевавшимся учеником.

Ферус внезапно улыбнулся и откинулся на подушку, которую Дона успела подсунуть позади него.

– Я помню, когда-то подобный взгляд пугал меня. Он и сейчас почти пугает меня. Почти, Оби-Ван.

Ферус говорил настолько дружелюбно, что Оби-Ван почувствовал, как растворяется его недавнее раздражение. Да и как, собственно, Ферус мог понять его решение, не зная того, что знает он сам?

– И кое-что еще, что я должен тебе сказать, - меняя тему, проговорил Оби-Ван, - Есть один имперский офицер службы безопасности, следователь по имени Малорум…

– Да, я встречал его, - кивнул Ферус, - Он был там во время допросов, но он ничего не говорил, только присутствовал.

– У него есть связь с Силой.

Ферус медленно кивнул:

– Я подозревал, что… но я не был уверен. Это было так давно, когда я использовал Силу. Это всё ещё часть меня, но у меня почти нет доступа к ней…

– Ты знаешь что-нибудь о нем?

– Я знаю, что он отмечен на самом высоком уровне, - ответил Ферус, - Он, как считают, правая рука Лорда Вейдера. И сам может выбирать себе направления расследований.

– И он очень заинтересован тем, чтобы схватить тебя, - сказал Оби-Ван.

– Что ж. Но ему придется пережить разочарование, - пожал плечами Ферус, - Повторное посещение имперской тюрьмы в мои планы не входит… А теперь, - он поднял свою ложку, - Я предлагаю поступить по-джедайски.

Оби-Ван рассмеялся:

– Когда есть еда, надо есть? …Оби-Ван думал, что ему будет трудно заснуть, но усталость оказалась сильнее. И, завернувшись в шитые Доной одеяла, он уснул в тепле возле огня.

А утром увидел в окно невозможно широкое синее небо и невероятные, сияющие белые горы вдали.

– Дона не любит, когда я открываю жалюзи, но вообще-то здесь мы не видны со склона горы, - раздался голос Феруса, - Вам хорошо спалось?

Он подумал, как это странно - вести такую обыденную беседу, быть в гостях - при подобных обстоятельствах. Это было как-то слишком нормально для той ненормальной ситуации, в которой они были. Оби-Ван все еще не мог привыкнуть и к совсем не похожему на себя самого прежнего Ферусу. Все изменилось. И Ферус больше не был падаваном, и все прежние правила, которых они придерживались между собой, тоже ушли.

Дона почти вбежала в кухню, комкая у горла ворот наброшенного поверх ночной рубахи халата.

– Есть новости, - сказала она, - Я слышала передачу по ГолоНету.

Ферус фыркнул:

– Мы не можем верить ничему, что они там говорят. Они полностью подконтрольны Империи.

– Я боюсь, что все это весь слишком правда, - покачала головой Дона, - Массовые аресты в Юссе… Империя выдвинула ультиматум. Если город в течение двадцати четырех часов не выдаст Феруса Олена, все жители, захваченные во время массовых арестов, будут казнены. Ультиматум был выдвинут шесть часов назад.

Ферус побледнел, и несколько мгновений стоял неподвижно. Оби-Ван чувствовал его напряжение.

– Так вот это было зачем, - проговорил Оби-Ван, - Они схватили многих, чтобы поймать одного…

– Я должен вернуться, - отозвался Ферус, - Я сдамся им.

ГЛАВА 14

Выбора ему не оставили. Пожертвовать половиной жителей Юссы ради своей безопасности было просто выше его сил. Ферус уже отчаянно просчитывал, сколько времени ему понадобится, чтобы добраться до города. У Донны нет никакого транспорта, на котором можно быстро преодолеть такое расстояние, - думалось ему, - Но у её друзей в деревне…

– Подожди, - сказал Оби-Ван, касаясь его руки.

Вся ярость Феруса, вся его ненависть к Империи готова была выплеснуться на человека, стоявшего перед ним, не давая пройти.

– Это все, что вы можете делать - ждать?! Я должен добраться до Юссы! - Ферус уже не мог поверить, что Оби-Ван был тот самый джедай, которого он когда-то знал. Он помнил, Оби-Ван был достаточно осторожен; но это же просто нелепо…

– Я всего лишь имею в виду, что ты должен обдумать - КАК ты вернешься, - сказал Оби-Ван, - Возможно есть…

В кухне Доны негромко зазвенел сигнал тревоги.

– Вторжение, - сказала она, - Кто-то в воздухе над домом. Я посмотрю…

Взрыв дождем обрушил им на головы обломки потолка; взрывной волной всех троих сбило с ног. Феруса проволокло по воздуху назад - воздух показался странно плотным - а затем последовало жесткое приземление на полу кухни. Тут же он увидел летящий в него стол, и в ту же секунду понял - с отстраненной холодной уверенностью - что стол рухнет как раз ему на ноги. Он потянулся к Силе, но это был слепой инстинктивный жест, не имеющий никакой власти… Он чувствовал Силу, но не мог прикоснуться к ней, не мог воспользоваться ею. К его удивлению, стол вдруг изменил направление полета и рухнул в дальнем углу комнаты в воронку, бывшую теперь на месте плетеного коврика: Оби-Ван, падая на пол, успел перенаправить летящий стол в сторону от Феруса.

А над головой было синее-синее небо… Взрыв попросту снес часть укрепленной крыши.

Оби-Ван шагнул к окну, выглянул наружу; Дона же в смятении бросилась к сенсору, закрывающему жалюзи.

– Это тот корабль, что преследовал меня от Юссы, - сказал Оби-Ван.

Ферус мягко перехватил руку Доны:

– Это уже бессмысленно, - сказал он, - Я не думаю, что жалюзи их остановят.

Она взглянула вверх, на небо там, где только что была бронированная крыша.

– Верно…

– У вас есть какой-нибудь транспорт? - спросил Оби-Ван.

– Ничего, на чем было бы реально уйти от них, - ответила Дона.

– И если мы выйдем из дома, мы будем для них как на ладони, - дополнил Оби-Ван.

Нам и не нужно выходить наружу, - сказала Дона, - Дом может противостоять нападению какое-то время, но оставаться здесь, конечно, нельзя. Идите за мной.

В этот момент дверь снесло взрывом, заставив их всех нырнуть за оставшуюся целой мебель.

Ферус выглянул из-за перевернутого стола: в дверях, закрыв собой свет, появилось невероятного вида существо. Киборг, весь в броне. А там, где должна была бы быть голова, красовалась лазерная пушка… Нацеленная прямо на него… И индикатор мигал красным…

Так что нападавших было двое - один в воздухе, второй на земле. Хорошей новостью это точно не было.

Движения Оби-Вана были стремительны и неуловимы, когда он бросился навстречу киборгу. Сияющая дуга, которой казался его световой меч, заставила существо сделать шаг назад, невольно сместив прицел. Лазерная пушка выстрелила, но заряд миновал Феруса и угодил в умывальник. Вода, пар, огонь - все смешалось в одном взрыве.

– Уходите! - крикнул Оби-Ван.

Ферус помог Доне подняться и они вместе выбежали из кухни. Ферус бежал, таща за собой Дону, чтобы как можно быстрее оказаться у потайного хода, где она будет в безопасности. Скорее - крутилось у него в голове. Он должен скорее вернуться помочь Оби-Вану.

Ферус бросился к скрытому отсеку в стене прихожей. Он знал, где в этом доме было спрятано оружие. Схватил бластерную винтовку, распихал по карманам гранаты. Несколько гранат передал Доне. Он знал, что она никогда не расстается с незаметно спрятанным под одеждой бластером. Достал из отсека электро-пику и осторожно держал её, отведя руку в сторону, пока бежали коридором. Взрывы и выстрелы рвали крышу, дырявили половицы.

Наконец Дона добежала до скрытого в полу люка и нажала на неприметную кнопку. Ферус помог ей спуститься в открывшийся ход.

– Идите, - сказал он, - Доберитесь до деревни.

Им не нужны вы. Им нужен только я.

– Я не могу бросить Вас.

Положив электро-пику, он взял Дону за руки. Дом очередной раз вздрогнул от прямого попадания.

– Вы сделали все что могли, и даже больше. Я никогда этого не забуду. Но от этого дома сейчас ничего не останется. Идите же.

Она отпустила его руку и скатилась вниз по рампе.

Ферус помчался обратно в кухню. С первого же взгляда он увидел, что Оби-Ван сумел остановить киборга в дверях, не позволяя ему пробиться внутрь дома. А незваный гость тем временем преуспел в разрушении кухни. Одна из стен горела, другая была уже полуразрушена. Оби-Ван был весьма занят - отбиваться и уворачиваться ему приходилось как от огня сверху, из орудий корабля, так и от зарядов лазерной пушки киборга.

Ферус использовал электро-пику как копьё, метнув её в Д'хархана. Пика вонзилась в броню на груди существа и осталась торчать там. Броня броней, но сила удара отбросила киборга назад, на мгновение парализовав его. Д'хархан рухнул на колени.

– Сюда! - крикнул Оби-Вану Ферус.

Потайной люк в полу оставался открытым. Оби-Ван скатился вниз, Ферус - следом, ударив по контрольной панели сразу, как только оказался на рампе. Ход беззвучно закрылся за ними.

Звуки стрельбы сразу стали приглушенными. Оби-Ван и Ферус один за другим скатились на пол подвала и вскочили на ноги.

– Отсюда можно попасть в тоннели - в старые горные выработки.

– А где Дона? - спросил Оби-Ван.

– Я сказал ей идти в деревню. А вот нам туда лучше не ходить. На случай, если они смогут обнаружить тоннели, мы должны увести этих двух от неё.

Оби-Ван кивнул.

– Тогда идем.

Ферус коснулся рукой казалось бы ничем не примечательного выступа скалы. Датчик оказался именно там, где ему говорила Дона. Скрытая дверь беззвучно открылась, и они ступили внутрь.

– Раньше здесь добывали мутониум, пока месторождение не было полностью выработано. Здесь, под горами, целый лабиринт тоннелей. Дона исследовала их сразу как перебралась сюда - и знает их как свои пять пальцев. Она пару дней водила меня тут, на случай, если мне пришлось бы выбираться в-одиночку. Так что я в-общем и целом представляю, как попасть на другую сторону гор. А возможно, они даже не поймут, как вообще попасть в тоннели.

– Сомневаюсь, - покачал головой Оби-Ван, - Веди.

Ферус двинулся вперед. Укрепленные дюрастилловыми распорками шахтерские выработки тянулись далеко вглубь гор; освещения там давно уже не было, но глаза Феруса быстро привыкли к темноте, так что идти получалось достаточно быстро.

– Вы думаете, они смогли выследить вас? - спросил он.

– Нет, - ответил Оби-Ван, - За мной точно никто не следовал. Они нашли вас как-то ещё. Этот киборг с лазерной пушкой вместо головы…

– Внушительное существо. И очаровательный способ преподносить себя. Зачем стучать, если можно просто разнести дверь вдребезги?

– Есть предположения, кто их нанял?

– В тюрьме ходили слухи, что на Малорума работает некая команда охотников за головами. Одного звали Д'хархан, он киборг - скорее ходячее оружие, чем живое существо. Должно быть, это как раз он. Но я никогда не слышал о корабле.

Но Оби-Ван думал как раз о втором…

– Хотел бы я знать, что там происходит, - взглянув на потолок тоннеля, проговорил Оби-Ван.

– Как только вы закрыли за собой дверь, ведущую к выработкам, активизировалась ловушка. Если кто-то ещё теперь попытается открыть дверь, сработает взрывное устройство, - ответил Ферус, поспешно идя по тоннелю, - Мы должны услышать это отсюда. Тогда мы будем знать, что они нашли тоннель.

Сердце Феруса колотилось, и не столько нападение было тому виной. Все, о чем он мог сейчас думать, был срок истечения ультиматума.

– Я болтаюсь здесь, вместо того, чтобы добираться в Юссу, - в-сердцах сказал он, - А до срока, выдвинутого в ультиматуме, остались всего часы…

– Ты должен сосредоточиться на настоящем моменте, - изрек Оби-Ван, - А не на том, что может случиться.

– Оби-Ван, я предупреждаю вас, - помотал головой Ферус, - Если вы всю дорогу будете озвучивать Кодекс Джедаев, мы с вами далеко не продвинемся.

– Итак, что мы ищем? - проигнорировав его слова, продолжил Оби-Ван.

– Воду, - вздохнув, ответил Ферус, - Я знаю, что отсюда есть выход через подземное озеро.

Они все ещё спешно шли по тоннелю, когда вдалеке раздался приглушенный взрыв.

– Надо думать, они нашли дверь, - пробормотал Ферус.

Они пошли ещё быстрей, почти побежали. Ферус очень сомневался, что взрыв остановил тех двух; хотя это было бы знатным подарком - если бы того, с пушкой вместо головы, разнесло бы в хлам.

– Даже если они пережили тот взрыв, у них нет никакой возможности найти нас, - наконец проговорил Ферус, - Туннели - настоящий лабиринт, они заблудятся в них, и уж точно потеряют нас. Это невозможно, чтобы они…

Свист летящей ракеты заставил их броситься на землю. Ракета пролетела у них над головами и врезалась в скалу впереди. Потолок тоннеля вздрогнул, дождем сыпанули камни, но тоннель все же устоял.

– Так ты говоришь…? - хмыкнул Оби-Ван.

– Кто эти парни?!! - вопросил Ферус, откашливаясь от каменной пыли, висящей в воздухе после взрыва.

И они бросились бежать.

ГЛАВА 15

На меньшем была броня, шлем, ракетные установки-браслеты на запястьях и даже, кажется, у колен. Оби-Ван мог отклонять огонь бластера Фетта световым мечом, но это означало, что он должен был постоянно оборачиваться назад, тогда как единственная вещь, которая действительно могла защитить их от лазерной пушки Д'хархана, было бегство. К счастью, их преследователям приходилось быть осторожными - слишком мощный пушечный залп мог похоронить в тоннеле всех четверых…

Он не использовал световой меч столько долгих месяцев, и все же меч привычно лежал в ладони, абсолютно сбаллансированный, а его движения были быстры и изящны. Он как и прежде был способен разворачиваться на бегу, отражая выстрелы, вихрем поворачиваться в прыжке; его световой меч описывал правильные сияющие дуги - а ему самому как и прежде не требовалось думать о том, как выполнить все это. Он снова сражался как джедай…

Ферус пока не отставал от него, но Оби-Ван видел, что он прихрамывает - его нога зажила ещё не до конца, и все-таки мешала ему. Из чего следовало, что их задачей становилось не убежать от преследователей, а обхитрить их, направив по ложному следу.

– Вы чувствуете? - прокричал ему Ферус, сквозь грохот взрывов и жужжание выстрелов, - Вода.

– Мы не можем идти прямо туда, - отбивая огонь мечом, сказал Оби-Ван, - Мы должны получить преимущество, обхитрив их.

– Один или два из этих боковых тоннелей должны вести туда же, - кивнул Ферус, - Остается правильно выбрать.

Оби-Ван обратился к Силе. Запах воды, точнее, сырости, был совсем слабым. Он удивился, как его мог почувствовать Ферус; но, с другой стороны, он ведь ощущал оживающую в нем активность Силы… Не останавливаясь, все так же отбивая летящие в них заряды, Оби-Ван сконцентрировался на запахе, пока это не заполнило часть его сознания настолько, что он точно смог определить нужное направление.

– Третий туннель слева там, впереди, - сказал он, - За поворотом. Устроим-ка небольшую диверсию для отвлечения внимания.

Ферус бросил гранату назад, рассчитанная точность броска впечатлила Оби-Вана. Расчет был не столько повредить противнику, сколько сбить со следа - но те двое этого ведь не знали… Взрыв гранаты выбил яму в полу и отправил в полет назад к стене тоннеля младшего из охотников за головами. Киборг был сильнее и тяжелее, но перестарался, сопротивляясь ударной волне и, покачнувшись, рухнул вперед в яму.

Дым, каменная пыль и крошево заполнили тоннель. Ферус и Оби-Ван использовали эту "дымовую завесу", под её прикрытием проскочив к обходному тоннелю за поворотом коридора. Тихо скользнули в узкий штрек и только по звуку смогли понять, что их трюк сработал - их преследователи помчались вперед по основному тоннелю. Их потеряли - пока.

Темный и узкий вспомогательный тоннель сохранился хуже главного. Они пробирались через лужи воды, перешагивали через упавшие опоры крепежа. Темнота была полной, ощущение - как будто они погребены в сердце гор. Но, по крайней мере, в них сейчас не стреляли.

Запах воды стал более сильным, и наконец Оби-Ван увидел перед собой вместо черноты слабое мерцание. Озеро.

Они оказались в огромной, с высоким куполообразным сводом пещере; стены её были из темно-красного камня. Возвышающиеся каменные иглы кристаллов окружали их словно лес. Озеро с черной неподвижной водой покоилось в огромной каменной чаше; на противоположной стороне было видно продолжение туннеля, его наполовину перекрытый упавшими опорами вход.

– Хорошая новость - то, что мы нашли это, - сказал Ферус, - Плохая - что нам теперь через него плыть…

Оби-Ван протянул Ферусу дыхательную маску.

– Придется пользоваться ею по очереди. Плыть надо будет под водой, иначе они нас увидят. Судя по виду воды, мы ничего не сможем разглядеть, когда будем плыть. Как ты думаешь, ты сможешь ориентироваться с помощью Силы?

Ферус покачал головой:

– Я пробовал, но…

Оби-Ван вытащил из кармана на поясе трос и зацепил якорь за пояс Феруса:

– Тогда сделаем так.

Вода была просто ледяной. Оби-Ван скользнул в глубину. Он чувствовал, что поневоле сжимается от этого ужасного холода, и только надеялся, что Ферусу окажется по силам этот заплыв… Ледяная вода запросто могла вызвать судороги, если не шок от переохлаждения. Без помощи Силы это могло плохо кончиться.

Он поплыл через озеро, чувствуя время от времени рывки троса, означавшие, что Ферус плыл позади него. Время от времени Ферус подтягивался на тросе ближе и передавал Оби-Вану дыхательную маску. Они держались так глубоко, как только могли, чтобы даже рябь на поверхности озера не выдавала их присутствия.

На полпути он почувствовал, что трос натянулся. Он обернулся; Ферус был виден ему как неясное пятно в глубине черной воды.

Его опасения сбывались. Холод и недолеченная рана измотали Феруса; он изо всех сил старался плыть, но Оби-Ван видел, каких усилий ему это стоило.

Он дотянулся, ухватил Феруса и плыл теперь, таща его за собой; грести приходилось одной рукой. Сразу стало очень тяжело. Он обратился к Силе; вода, камни, воздух над ним - все стало единым целым, одним потоком, и этот поток, словно волна, понес их к противоположному берегу. И все же воздуха ему начинало не хватать. Он не хотел сейчас брать дыхательную маску у Феруса - он чувствовал, что тот и с маской борется за каждый вдох. Но долго он сам так не выдержит.

Но тут Оби-Ван почувствовал удивительную вещь. Сила встречала Силу; это была слабая попытка, что и говорить, но Ферус все же дотянулся до Силы, лелея малейшее её проявление для их совместного действия… Возможно, помогло то, что сейчас их руки были сцеплены - так или иначе, Оби-Ван чувствовал, как возрастает Сила, как она начинает пульсировать между ними и вокруг них, связывая их вместе, делая единым целым с каждой молекулой воды в озере… Теперь они легко скользили в толще воды.

Оби-Ван взглянул на Феруса. Тот кивнул ему в ответ, страшно довольный, несмотря на ледяную воду и сплошную опасность вокруг. Он снова нашел Силу.

Он протянул Оби-Вану дыхательную маску - теперь они снова могли дышать с её помощью попеременно.

Ещё немного - и Оби-Ван скорее почувствовал, чем увидел, что они приближаются к противоположному берегу. Наступал самый рискованный момент - они должны были выбраться из воды. Было достаточно светло, их преследователям не составило бы труда увидеть их, посмотри они в их сторону. Так что двигаться предстояло совершенно бесшумно.

Оби-Ван вынырнул, осторожно осматриваясь - и тут же увидел обоих охотников за головами. Они стояли спиной к ним и озирались, пытаясь обнаружить, куда подевалась их добыча.

Какое-то воспоминание… Меньшего из них он точно знал. Что-то в движениях, в повадках… И пусть его лицо закрывал шлем, но Оби-Ван чувствовал, что уже видел его раньше. Он внимательно рассмотрел его броню. Зеленый мандалорский доспех. Наручь с ракетной установкой на запястье…

Он напоминал уменьшенную копию Джанго Фетта. Но Джанго Фетт был мертв… …Но у Джанго Фета был сын… клон… Боба.

Парень не должен увидеть его. Он узнает его немедленно. Оби-Ван видел его лишь однажды, на Камино, когда тот был ещё совсем мальчишкой, но все ещё помнил тот внимательный взгляд, казалось, вбирающий все до малейших деталей… А после сражения на арене Геонозиса, когда мальчишка видел, как Винду Мэйс убил его отца, джедаи, без сомнения, не вызывали у него ни малейших симпатий…

Сколько ему сейчас лет? Четырнадцать? Пятнадцать? Всего лишь мальчишка - и больше, чем просто мальчишка. Ещё один сирота, дитя войны, слишком рано окунувшийся во взрослую жизнь…

Он вспомнил корабль Джанго Фетта - и теперь понял, что именно этот корабль его и преследовал. Модифицированный, усиленный дополнительным мощным оружием, с усовершенствованными двигателями, позволяющими развивать большую, чем раньше скорость. И перекрашенный.

Все эти мысли вихрем пронеслись в голове Оби-Вана, пока они с Ферусом беззвучно шли в черной воде.

Они были почти у входа в туннель, когда были обнаружены.

Лазерная пушка загудела. Выстрел поднял тучу брызг и пара, заставив Оби-Вана с Ферусом нырнуть в воду.

Оби-Ван услышал и следующий залп - уже по тоннелю на берегу. Заряд с треском снес дюрастиловые опоры на входе. Вода отхлынула назад, волна потащила их обратно на глубину. Что ж, их ход - теперь или никогда. Иначе они окажутся в ловушке, - между озером и своими преследователями. Пришло время для решающего броска.

Ферус был рядом с ним. Им не нужно было смотреть друг на друга или договариваться о действиях. Сейчас оба они были словно единым целым.

Ферус вынырнул из воды в ту же секунду, что и Оби-Ван, и оба они бросились по воде к берегу. Боба Фетт активировал ракетный ранец и взмыл в воздух.

Воспользовавшись Силой, Оби-Ван словно сплотил воедино все до одной молекулы воды, связывая их в гигантскую вздымающуюся черную волну. Он чувствовал, что Ферус тоже присоединился к его усилию, и мощная волна, возникнув словно ниоткуда, подхватила их и швырнула на берег, к туннелю.

Туннель был полуосыпавшийся, две дюрастиловые опоры рухнули крест-накрест, перекрывая вход. С потолка продолжали падать камни, создавая дополнительное препятствие…

Боба Фетт выпустил сейсмическую ракету, нацелив её на вход в тоннель. Воздействие было огромно. Накренилась еще одна подпорка, тоннель начал проседать.

Оби-Ван и Ферус, удерживаясь на гребне волны пролетели сквозь на глазах исчезающий вход и оказались внутри тоннеля за мгновение до того, как свод рухнул позади них, отрезая их от пещеры.

Оби-Ван загремел лицом в грязь, заодно продегустировав всё имеющееся в наличии - озерную воду, грязь, песок, каменное крошево… Традиционное везение, не привыкать… На спину сыпались обломки - от песка до достаточно крупных кусков камня - и оставалось лишь надеяться, что они с Ферусом не будут погребены здесь рухнувшим сводом.

Все стихло. Он медленно перевернулся, целый пласт пустой породы с шуршанием съехал с него на землю.

– Ферус?

Глаза Феруса были закрыты, лицо в грязи; судя по тому, как он лежал, похоже, ударился о стену. Оби-Ван коснулся его руки:

– Ферус!

Его глаза открылись.

– Вот это… вот это поездка, - сумел-таки он выдавить из себя.

– Надо идти. Тех двух не остановит даже обрушившийся тоннель. Я узнал второго. Боба Фетт, охотник за головами. В-общем-то он, можно так сказать, ребенок, ему четырнадцать или пятнадцать лет.

– Ничего себе ребенок, - пробормотал Ферус и вздрогнул, когда, поднимаясь, оперся на больную ногу.

– Куда теперь?

– Я не уверен… налево, я думаю.

Не исключено, что они сбились с пути. Они ушли меньше чем на сотню метров, когда услышали гул следующего взрыва.

– Они не собираются преследовать нас, - сказал Ферус, - Они пытаются обрушить тоннель.

И в-общем-то у них это вполне могло получиться… Оби-Ван видел, как вздрагивали дюрастилловые опоры, укрепляющие стены тоннеля. С потолка падали камни; под ногами колебалась земля.

Тоннель позади них обрушился. Над головами заскрежетали, перекашиваясь, дюрастиловые стяжки.

– Бежим! - крикнул Ферус.

Они со всех ног мчались по тоннелю, а позади них с треском ломались стойки дюрастилового крепежа, тоннель оседал.

Впереди что-то мелькнуло. Дона, все ещё в своем фиолетовом утреннем халате, седые волосы рассыпались по плечам.

– Быстрее! - крикнула она, - Сюда!

– Зачем вы здесь? - на бегу говорил Ферус, - Я же сказал вам, что мы и сами сможем выбраться.

– У вас просто великолепно получается, - съязвила Дона.

Ещё один взрыв заставил содрогнуться стены тоннеля. Прямо за их спиной рухнули дюрастиловые опоры. Оби-Ван подхватил Дону и прыгнул, использовав Силу, чувствуя, что Ферус последовал его примеру. Они приземлились в следующем туннеле, а позади них дождем рушились камни свода.

– Этот тоннель тоже долго не продержится, - сказала Дона, - Идемте же!

Теперь, когда их вела Дона, их гонка по тоннелям существенно упорядочилась. А, следовательно, и ускорилась… Земля вздрагивала от всё новых и новых взрывов, но Дона уверенно и быстро вела их по тоннелю в сторону шахтерского подъемника с открытой клетью.

– Оно работает? - удивленно спросил Ферус.

– Весьма надеюсь. Заходите, - Дона вошла следом за ними и щелкнула рычагом. Когда клеть плавно пошла вверх, она усмехнулась:

– Так, баловство. Я держу его в рабочем состоянии - на всякий случай.

Ровное гудение механизма успокаивало. Оби-Ван смотрел вниз, довольный, что путешествие по тоннелям наконец-то закончилось. Лифт нес их к поверхности, каменная толща все ещё вздрагивала от все новых и новых взрывов.

Дона вывела их из трубы в маленькое помещение, скрытое в горе. Они вышли наружу, в глаза ударил яркий свет. Они оказались на склоне, высоко над деревней.

– Мы спустимся к деревне. У одного моего друга есть хороший спидер. Вы сможете добраться в Юссу.

– У нас меньше чем шестнадцать часов, - сказал Ферус.

ГЛАВА 16

Им потребовалось больше времени, чем Ферус, казалось, мог вынести, но вот наконец они сидели в двухместном спидере, и этот спидер мчался в Юссу. Не было никаких признаков преследования - Боба Фетт и его смертоносный напарник, похоже, потеряли их.

– Я должен тебя предупредить, - проговорил Оби-Ван, - Ты можешь сдаться им, но нет никакой гарантии, что Малорум освободит заключенных. Боюсь, что все будет ровно наоборот.

– Что вы имеете ввиду? Не могут же они отказаться от своих слов?

– Они смогут сделать все, что им захочется, - спокойно возразил Оби-Ван, - Ты не можешь не знать этого. Они без сомнения способны уничтожить всех заключенных, включая тебя. Они знают, что они должны поселить страх в сердце каждого жителя Юссы. Да, они хотят уничтожить тебя, но они хотят и сломить дух беллассианцев. И то, что ты сдашься, не спасет заключенных. Я видел директивы в гарнизонном компьютере. Речь шла о том, как скрыть большое количество смертей. О том, что делать с телами.

Ферус выглядел потрясенным.

– Они не могут убить всех их.

– Ферус, масштаб их зла больше, чем ты думаешь, - сказал Оби-Ван, - Оно берет начало на самом верху и сочится вниз. Император Палпатин - Лорд Ситх.

– Ситх? - Ферус потрясенно смотрел на него. В глазах вдруг вспыхнуло понимание, - Ситх, которого мы выслеживали… моя последняя миссия на Коррибане…

– Да, но держи это при себе.

Некоторое время Ферус молчал, обдумывая его слова.

– Значит, он планировал это задолго до… И Дарт Вейдер… -…Его ученик, - Оби-Ван почувствовал новый всплеск боли. Он не знал, скажет ли он когда-либо Ферусу, кто именно стал Дартом Вейдером. Сейчас Ферусу незачем было это знать.

– Галактикой правит Ситх… - проговорил Ферус, - Это намного, значительно хуже, чем я думал. Я считал, что мы боремся с… обычным злом. Так именно поэтому был уничтожен Орден. Вы были единственной силой, представлявшей для него угрозу…

– Да. Так что, как видишь, я не сомневаюсь в их способности творить что угодно. Малорум не ситх, но темная сторона - неотъемлемая его часть. Они придумают веские причины для этого решения. Кроме того, они планируют организовать информационную блокаду, на месяц закрыв все каналы связи. Закрыть космопорт, полностью изолировать планету. Устранить все свидетельства. Тогда, когда информация о бойне всё же просочиться, они смогут все отрицать. Юсса должна будет послужить уроком для остальной Галактики. Это лишь часть куда более грандиозного плана.

Ферус долго молчал. Они уже миновали горы, и теперь спидер несся над обширной пустой равниной. Ферус казался настолько поглощенным ведением спидера, как будто они были в космосе, а не над пустынной равниной Беллассы.

– Сначала я должен увидеться с Роаном. А потом… Я верю всему, что вы мне рассказали, Оби-Ван, но я все равно должен идти. Они не оставили мне другого выбора.

– Всегда есть больше, чем один выбор. Рискну снова вызвать твое раздражение, но все же вспомни кое-что из мудрости Джедаев.

– Я давно не джедай.

– Действительно? - задрал бровь Оби-Ван, - Тогда мне, должно быть, примерещились то, что ты снова использовал Силу там, в тоннелях.

– Едва ли это можно было назвать словом "использование", - покачал головой Ферус, - Я был похож на телёнка банты.

– Ты можешь восстановить свои навыки, - ответил Оби-Ван, - Ты уже начал. То, что ты умел - не было потеряно.

– Возможно, я хотел бы, чтобы это было потеряно, - проговорил Ферус, - Сила как часть меня… это было слишком тяжело после того, как я оставил Орден.

– Но теперь ты можешь использовать её. Ты нуждаешься в этом. И Сила с тобой.

– Ладно, тогда давайте вашу мудрость, Оби-Ван, - ослабив хватку рук на рычагах управления, сказал Ферус.

– "Делайте то, что должны, но неожиданным способом".

– А, первый урок обучения технике боя на световых мечах!

– Нет, первый урок был "не падать"…

Ферус тихо засмеялся:

– Я помню.

– Тогда ты должен помнить и это - "все, чему вы научитесь здесь… " -…"применимо и к жизни", - закончил Ферус.

Несколько мгновений оба молчали - Но что может быть неожиданным способом сдаться? - наконец спросил Ферус.

– Наконец-то, - сказал Оби-Ван, - Наконец-то ты задал правильный вопрос. …Ферус подошел к кровати Роана.

– Привет, напарник.

– Привет, напарник.

– Никаких оправданий тому, что ты тут валяешься в постели!

Роан рассмеялся:

– Да уж, работая с тобой, выходных не дождешься!

– Ему лучше с каждым часом, - усмехнувшись, сказала Арни Энтин.

Роан с усилием встретился с Ферусом взглядом:

– Ты решил сдаться?

– Да, но не так, как ты думаешь. - Ферус развернулся к Оби-Вану, - У моего друга есть план.

Вил, Рилла и Арни как один развернулись и теперь в ожидании смотрели на него.

– Мы не должны действовать по ИХ плану, - сказал Оби-Ван, - Если мы сделаем так, погибнут все. Нет, мы сможем сделать так, что все останутся в живых.

– Как? - спросил Вил.

– Используя то, что вы уже имеете, вместо того, в чем вы, как вам кажется, нуждаетесь, - ответил Оби-Ван.

– Но что мы имеем? - спросил Вил, - У нас нет ни достаточного количества оружия, ни кораблей…

– Только мы сами, - сказала Рилла.

– Точно, - кивнул Оби-Ван, - И это всё, что нужно.

ГЛАВА 17

Оби-Ван привел Феруса в район Озера Лунных Камней - на его узкие извилистые улицы. В своем коричневом плаще, скрыв лицо под капюшоном, Ферус без труда прошел по городу неузнанным.

– Что мы тут делаем? - спросил Ферус; в голосе прозвучало нетерпение, - Время идет.

– У тебя ещё семь часов.

– Поэтому самое время отправиться за покупками?

– Самое время кое с кем встретиться, - невозмутимо отозвался Оби-Ван, - С одним твоим приятелем, который, между прочим, просил тебе передать…

– Что?

– "Передайте ему, что он воняет как банта", - сказал он мне.

Ферус расхохотался:

– Тревер? Тот парень, что все время ошивался вокруг офиса?

Они свернули за угол в узкий проулок, и увидели мальчишку, как раз пытавшегося вывести грависани с их обычного места позади мусорных контейнеров.

Тревер поднял глаза - и увидел Оби-Вана.

– Нет, - сказал он, - Нет, нет и нет.

Ферус отбросил капюшон своего плаща.

Тревер побледнел, и невольно сделал шаг назад.

– Вы живы.

На его лице отразилось такое чувство облегчения, что одно это сказало Оби-Вану все, что ему нужно было знать.

– Нужно поговорить, - сказал Оби-Ван Треверу.

Тревер повел их туда, где обычно ночевал - на взгляд Оби-Вана, слово "домой" сюда совсем не подходило. Следующим переулком, к серой двери с кодовой панелью.

– Техник разрешает мне здесь спать, - объяснил он, - Я делюсь с ним товаром, - Он толкнул дверь в комнатушку, явно задуманную как чулан или подсобку. Там было на удивление тепло.

– Там рядом нагреватели, - кивнул Тревер, - Зимой - милое дело. Располагайтесь.

Обстановка комнаты состояла из скатанной циновки в углу и единственного стула. Кроме него, сесть в комнате можно было разве что на пол, что Ферус и Оби-Ван и сделали. Тревер опустился рядом с ними.

– Чего желаете? Глазированный пирог? Цветочный нектар? - Тревер усмехнулся, - Шутка. У меня ничего нет.

Шутка прозвучала натянуто, и Оби-Ван подумал, что, пожалуй, знает - почему.

– Что ты украл из офиса Олен / Лэндс? - спросил он Тревера.

Лицо Тревера вмиг стало отстраненным:

– Ничего.

Ферус пристально посмотрел на него, но Тревер старательно отводил взгляд.

– Непосредственно перед тем, как Ферус и Роан были арестованы.

– Я же сказал вам, ничего, - уперся Тревер, - Вы поэтому пришли? Потому что…?

– Да, Тревер, верно, - кивнул Оби-Ван, - Я думаю, ты все же должен сказать Ферусу. Что-то небольшое, что-то, чего, как ты думал, они не хватятся?

– Я не думал, что это что-то серьезное, - с напором заговорил Тревер, - Я думал… я думал, они всё равно его собирались выбросить… Старый примитивный дроид с неработающим мотиватором. Он же валялся в куче всякого хлама…

Ферус обхватил руками голову. -…Вы же собирались его выбросить! Все остальное я не трогал, чтобы если они вернулись бы, то нашли бы все, как было. Имперцы забрали их датапады, все файлы. Так что я подумал - сломанный дроид… а я мог продать его на черном рынке.

– Дроид, - сказал Ферус, - Мы ввели наши закодированные файлы в мотиватор. Через него можно получить доступ к базе данных. Поэтому он и казался сломанным… Это была наша секретная система.

– Кому ты это продал?

– Одному пацану. Он спросил, нет ли у меня какого оборудования для продажи. Я же не думал…

Оби-Ван посмотрел на Феруса.

– Я думаю, это был Боба Фетт. Скорее всего, он выяснил, что Тревер бывал в вашем офисе; он обнаружил файлы, передал их Малоруму, и имперцы смогли взломать код. Поэтому-то Малорум и знает, что вы с Роаном основали "Одиннадцать". И список ваших клиентов тоже оказался у него. Не тот, что был в вашем датападе, а настоящий, включающий и Дону, - Оби-Ван развернулся обратно к Треверу, - И ты это знал. Ты подозревал, что продал дроида не тому человеку.

– Я не знал наверняка, - пробормотал Тревер, - Но да, я предположил. В смысле, когда Ферус и Роан были арестованы сразу после этого… Вы всегда хорошо ко мне относились, Ферус. Я не сделал бы такого нарочно даже за все кредитки на Беллассе. То есть, я крал бы что-нибудь из офиса время от времени, но никогда не использовал бы во вред вам.

– Что ж, у тебя есть возможность возместить это, - сказал Оби-Ван, - Ты можешь помочь Ферусу.

– Как?

Оби-Ван изложил свой план. Тревер затряс головой уже с середины.

– Это - самая сумасшедшая идея, какую я когда-либо слышал, - проговорил он, - Но я-то вам зачем?

– Потому что ты знаешь, когда Марианны не бывает в ателье, - сказал Оби-Ван, - И можешь помочь украсть то, что нам нужно.

– Послушайте, - покачал головой Тревер, - Я очень сожалею том, что я сделал, но я не буду высовываться. Это мой способ выжить.

Ферус поймал его взгляд:

– Да, мы просим тебя сделать нечто действительно трудное, - сказал он, - Ты думаешь, что сопротивление бесполезно; именно этого они и хотят - чтобы ты так думал. Ты считаешь, что этого вполне достаточно - заботиться только о себе; именно этого они и хотят - чтобы ты так считал. И поэтому ты бережешь свою жизнь - и ради этого следуешь их правилам. Именно этого они и хотят - чтобы ты так делал. А они тем временем украдут твой мир - прямо у тебя из-под носа. Они скажут тебе, что лучше знают, что для тебя хорошо, а что плохо; скажут, что они несут тебе мир и свободу, и, конечно же, ждут, что ты будешь послушен. Что ты будешь тише воды, будешь слушать их ГолоНет и верить их лжи. Ты собираешься оправдать их ожидания?

Оби-Ван смотрел на Феруса. Сейчас перед ним был именно тот харизматический лидер, про которого ему говорили; человек, чьи простые вроде бы слова могли воодушевлять… Он видел, как менялось выражение лица Тревера.

Мальчишка поднял голову:

– Я сделаю, - сказал он, сияющими глазами глядя на Феруса, - Но… не думайте, что это потому, что вы убедили меня. Просто… просто потомучто я люблю хорошее шоу! …На поверхностный взгляд, город не изменился. Жители Юссы вернулись домой после работы, ужинали, возились с детьми… Но за этими обыденными вещами скрывалось совсем другое. После месяцев и месяцев беспомощности, людям Юссы предложили отважиться на рискованное действие. И они согласились.

Ферус послал сообщение в гарнизон. Он сдастся на рассвете, но на одном условии - что сначала должны быть выпущены все заключенные. Он должен был убедиться в этом, стоя вне гарнизона, перед Палатой общин. Когда все заключенные будут выпущены, он сдастся.

Как раз перед рассветом Оби-Ван сидел в маленьком аэроспидере в проулке возле Палаты Общин. Улицы уже были плотно заполнены жителями Юссы, а обширный травянистый сквер перед гарнизоном оцеплен штурмовиками.

Молчаливая неподвижная толпа… Плотно кутаясь от холода в плащи, люди стояли, пристально глядя на ворота гарнизона. Мрачное черное здание выглядело особенно зловеще в серой предрассветной мгле. За теми воротами была тюрьма, где томились их родные.

Вил боялся, что будет дан приказ рассеять толпу, но Оби-Ван предположил, что имперцы захотят, чтобы каждый юссианин воочию увидел степень их безжалостности… Насколько он понимал, они собирались сделать вид, что выпускают заключенных, и, как только Ферус окажется в их руках, захватят их снова - с помощью плотного кольца штурмовиков, окруживших всю территорию вокруг Палаты общин. Он был уверен, что все произойдет именно так. Его делом было вовремя вытащить оттуда Феруса. Если юссианцы сделают все, как было уговорено, это будет не слишком сложно.

От травы поднимался туман. Темно-серое небо только-только начало светлеть на восходе, когда чуть слышно гудящая толпа внезапно смолкла. Ферус неспешно шел по улице, и толпа расступалась перед ним.

Он прошел зеленым сквером - высокая фигура в коричневом плаще космического путешественника - и остановился напротив ворот гарнизона.

Тишина стала полной - не кашля, ни шороха, ни вздоха.

Ворота медленно открылись. Появился мужчина в ярко-желтой тюремной робе. Следом второй. Потом женщина… Один за другим из ворот выходили люди. По бокам от них, не давая возможности разбежаться, шел отряд штурмовиков.

Заключенные неуверенными шагами, словно стадо, двигались по кругу по траве сквера - в замешательстве, с испуганными лицами, ища глазами в толпе знакомые лица родных и друзей.

В воротах появился Малорум.

Он заговорил, и его голос усиливался так, чтобы каждый на площади мог его услышать.

– Мы благодарны гражданам Юссы за их сотрудничество в выдаче преступника Феруса Олена…

Толпа загудела. Выдача! Они не выдавали его. Это было ЕГО решением…

Команда штурмовиков окружила Феруса, наставив на него бластеры. -..К сожалению, из-за неуправляемой толпы, мы отпустим заключенных одного за другим к их семьям, но только после того, как они подвергнуться дополнительной проверке Службой Безопасности.

По толпе прокатился стон, перешедший в грозный рокот. " Нет! - крикнул кто-то. Оказавшиеся так близко к свободе заключенные двинулись к толпе. Казалось, ничто не отделяло их от улиц, заполненных их родными и друзьями.

– Нет, - прошептал Оби-Ван, - Не двигайтесь. Не сейчас…

– Бунт среди заключенных! Схватить их! - скомандовал Малорум.

"Вот оно, - подумалось Оби-Вану, - Взаимное надувательство". Он поднял аэроспидер, но пока просто парил над улицей. Если он двинется слишком резко, штурмовики бросятся загонять заключенных обратно. Это было мучительно, но он должен был выждать еще нескольких секунд.

Раздались протестующие крики, и толпа двинулась к заключенным. Штурмовики вскинули пики-станнеры.

Его руки сжимали рычаги управления аэроспидера. Он должен ждать, пока внимание штурмовиков не будет отвлечено. Если они заметят его движение и решат, что он атакует их, они могут открыть огонь и по заключенным тоже.

Юссианцы сбросили плащи.

И сплошной волной бросились вперед. Штурмовики были отброшены - и сбиты с толку: внезапно заключенные - и имперские офицеры - оказались повсюду. Море желтых тюремных и черных офицерских униформ затопило всю площадь, насколько хватало глаз. Штурмовики не могли открыть стрельбу или воспользоваться станнерами - в толпе оказалось слишком много людей в черной офицерской форме…

Оби-Ван рванулся вперед, как только жители бросились к гарнизону. А они в одно мгновение смешались с заключенными, и сразу стало невозможно разобраться, где кто. И были сотни и сотни позади них - все в униформах; словно волны желто-черного моря выплескивались с каждой улицы, из каждой двери…

Тревер украл и имперские униформы, привезенные Марианной для стирки, и сшитые тюремные униформы, и весь запас ткани.

Работая всю ночь, горожане сшили недостающие униформы, и к утру весь город был готов к противостоянию.

Само понятие "заключенный" потеряло смысл - в желтой форме заключенных была вся Юсса. И получилось именно так, как рассчитывал Оби-Ван - Малорум не смог отдать приказ стрелять; потому что он не мог - пока не мог! - отдать приказ истребить жителей целого города.

Оби-Вану подумалось, что он никогда ещё не видел такой храбрости. Каждый был готов отдать свою жизнь. Каждый был готов идти до конца… Он видел, насколько был разъярен Малорум. Видел, как он развернулся, рявкнув какой-то приказ, и штурмовики бросились на Феруса, защелкнули на его руках шоковые наручники-импульсары и поволокли ко входу в гарнизон.

Нет! - мысленно воскликнул Оби-Ван. Если они успеют затащить Феруса внутрь гарнизона, он никогда уже больше оттуда не выйдет. Он слишком опасен для них, чтобы они рискнули оставить его в живых.

План был более чем рискованный, конечно. Да, они просчитали каждый шаг, чтобы быть уверенными, что Оби-Ван сможет вовремя оказаться рядом с Ферусом. Но слова Малорума настолько воспламенили толпу, что люди рванулись вперед на несколько секунд раньше рассчитанного срока. На несколько секунд, что могут оказаться роковыми. А Оби-Ван был все еще слишком далеко.

Гарнизонные двери закрывались. Он не позволит этому закончиться так. Он не потеряет Феруса. Не так…

ГЛАВА 18

Оби-Ван развернул аэроспидер боком и нырнул вниз, нацеливаясь в просвет уже закрывающихся гарнизонных ворот. Получилось впритирку. Мерзкий скрежет металла об металл, треск - что-то всё же снесло. Оставалось только надеяться, что это "что-то" - не какая-нибудь жизненно-важная деталь спидера - впрочем, возможности посмотреть все равно не было.

Штурмовики протащили Феруса уже довольно далеко по коридору. К счастью, потолок здесь оказался очень высоким - коридор был рассчитан на транспорт. Шоковые наручники заставляли быть осторожным - любое неверное движение вызывало электроимпульс, способный сбить с ног. Ферус чувствовал присутствие Оби-Вана; штурмовики же не видели его. Пока не видели. Оби-Ван почувствовал волну в Силе, посланную ему Ферусом.

Малорум случайно обернулся. Он был одет как всегда - в свой жуткий кроваво-красный балахон; и Оби-Ван видел лишь глаза в специальных прорезях - смертельную черноту ненависти. Оби-Ван выхватил световой меч. Что ж, теперь Малорум будет точно знать - даже если Фетт ему вдруг не сказал - что один из джедаев жив. Это было плохо, но выбора все равно не было.

Бросив аэроспидер резко вниз, он нанес точный удар по шоковым наручникам Феруса. Импульс пронзил всю руку до плеча, но наручники упали на пол. Оби-Ван не позволил себе ни вздрогнуть, ни сбиться с направления. Он чувствовал движение Силы, её пульсацию; и использовал это, чтобы отбросить штурмовиков далеко в стороны, когда протянул Ферусу руку.

Ферус ухватился. Поток Силы, прошедший через их руки, сделал хватку неразрушимой, словно стальная цепь.

Оби-Ван дернул вверх, Ферус одновременно прыгнул, вложив в прыжок и Великую Силу, и свою собственную, и оказался на спидере; Оби-Ван тут же вывел двигатель на максимум. Спидер резко взмыл вверх, вильнув от добавившегося веса Феруса и сразу став хуже слушаться руля. Штурмовики открыли ураганный огонь. Оби-Ван вынужден был сосредоточиться на пилотировании их неустойчивого транспорта, поэтому он перебросил свой меч Ферусу.

Краем глаза он видел как быстро и точно Ферус отражал выстрелы. Болтающийся из стороны в сторону спидер не был для него помехой. Держал темп, разворачивался, с удивительной способностью сохранять равновесие. Оби-Ван сосредоточился на пилотировании. Для аэроспидера, особенно для этого, с которым приходилось бороться за каждый поворот, здесь было тесновато. А кроме того, он боялся стряхнуть Феруса.

Раздался узнаваемый свист - кто-то выпустил по ним ракету.

– Влево! - крикнул Ферус, оглядываясь, и Оби-Ван бросил спидер в левую сторону.

Наводящий компьютер отправил вслед им ракету. Аэроспидер исполнял совершенно дикий танец, сумасшедшими зигзагами несясь вдоль коридора. Офицеры и солдаты сыпанули от них кто куда. Ракета, разминувшись со спидером на какие-то миллиметры, врезалась в стену и взорвалась, отправив в полет через коридор нескольких штурмовиков. Как-то близковато для душевного спокойствия…

Двигатель задымился. Оби-Ван в последний раз прибавил скорость и резко развернул спидер вправо, в пустой коридор, ответвляющийся от главного. Спидер ускорился и развернулся, но тут же управление окончательно вышло из строя. Оби-Ван и Ферус спрыгнули, аэроспидер врезался в стену и взорвался.

Спидер превратился в клуб огня, коридор заполнило дымом, взвыла сигнализация, система пожаротушения начала распылять воду.

У них было несколько секунд. При самом благоприятном раскладе…

Над их головами Оби-Ван углядел отверстие воздуховода и, не теряя ни секунды, вывернул решетку.

Феруса подгонять не требовалось. Он подтянулся и забрался в широкую пластоидную трубу вентиляционной системы; Оби-Ван последовал за ним, не забыв установить решетку на прежнее место. Конечно, имперцам не потребуется много времени, чтобы вычислить, куда они делись, но несколько минут для них этот трюк все же выиграет.

Ферус по-джедайски бесшумно пополз внутрь, Оби-Ван - следом.

Они проползли всего несколько метров, когда услышали выстрелы из бластеров и лязг упавшей на пол решетки.

Итак, они не выиграли ни минуты. Так, несколько секунд. С учетом того, что они находились посреди имперского гарнизона - явно маловато…

Они рванулись вперед, за изгиб трубы. Ферус указал на решетку воздушного фильтра. Оби-Ван кивнул.

Ферус осторожно поднял её и исчез в дыре. Оби-Ван последовал за ним. Ферус балансировал на трубе, придерживая решетку, и, как только Оби-Ван пробрался, опустил фильтр на место. Теперь они находились уже не в системе вентиляции, а в шахте, в которой была проложена целая сеть водопроводных труб. Некоторые из труб были горячими, воздух - спертым и текучим.

Здесь им придется передвигаться перехватом, повиснув на трубе на руках. Занятие не их легких, зато штурмовикам и в голову не пришло бы искать их там.

Ферус и Оби-Ван быстро перемещались, перехватываясь по трубе руками, пока не затих вдали шум, поднятый их ломящимися по вентиляции преследователями.

Здесь уже водопровод был проложен ниже. Ферус подтянулся и оседлал трубу, Оби-Ван последовал его примеру. Лоб Феруса был мокрым от пота.

– Какие идеи насчет того, куда теперь?

– Мы никогда отсюда не выберемся, если не поймем, где мы в данный момент находимся, - сказал Оби-Ван, - Вопрос - как.

– Если найдем пустой офис с датападом, то сможем посмотреть схему здания, - предложил Ферус, - Нам не помешает пара вариантов выхода.

– Давай попробуем, - согласился Оби-Ван.

Они продолжили двигаться, пока не обнаружили сервисную панель. Оби-Ван повис на коленках, закрыл глаза, прислушиваясь к Силе. Никого. Когда он убедился в этом, он выдернул панель и заглянул в пустой офис. Отверстия на месте вынутой панели только-только хватало, чтобы пролезть.

Оби-Ван осторожно протиснулся в него и бесшумно спрыгнул вниз. Ферус следом. Вся обстановка комнаты состояла из стола, сделанного из единого куска полированного камня, и стула. А на стул был брошен плащ с глубоким капюшоном. Самого темного оттенка цвета марон, темно-красный, почти в черноту - цвета запекшейся крови.

– У меня плохое предчувствие, - пробормотал Оби-Ван.

– Я думаю, мы приземлились в личном офисе Малорума, - глаза Феруса заблестели, - Кажется, наконец-то нам начинает везти.

– На мой взгляд, надо поторопиться.

Ферус, не теряя времени, занялся датападом на столе. Оби-Ван стоял у двери, наблюдая за коридором.

– И начни с плана здания, - сказал он, - Если мы отсюда не выберемся, остальное нам вообще не понадобится.

– Это верно. Я скачаю схему, - Ферус быстро загрузил схему гарнизона с датапада на столе на свой карманный датапад, кинул его Оби-Вану и вновь вернулся к файлам.

– Тут тонны файлов расследований, но главным образом не по Беллассе… хей, вы когда-либо слышали о месте, именуемом Полис Масса?

Оби-Ван почувствовал, что холодеет.

– Да.

Ферус начал просматривать файл.

– Да на этом файле где-то десять уровней защиты! Это должно быть нечто.

– Попробуй взломать.

– Сейчас… - пальцы Феруса летали над клавишами, - Так, первый есть. Он откомандировал туда следователя - изучить отчеты медклиники. Но нет никакой информации о том, что именно он искал. И нашел ли что-либо.

Оби-Ван на мгновение закрыл глаза. Полис Масса. Туда он привез Падме. Там родились её дети. Там было принято решение о том, как обеспечить их безопасность… Там она умерла…

Вот оно. Это была та связь, которую он искал. Ключом к разгадке был Ферус, потому что человек, искавший Феруса, искал также и информацию о смерти Падме. Ходили слухи, что она была убита джедаями во время "мятежа".

– Он собирает данные для Лорда Вадера, но ничего пока ему не передал, - продолжил Ферус, - Увы, на этом все. Здесь слишком серьезная защита.

– Кто-то идет.

– Ай, а я только собрался покрутиться на его стуле!

– Ферус, ты идешь? - осведомился из-за занавески Оби-Ван. Так себе место, чтобы прятаться, но лучшего не было. Забираться обратно в шахту времени уже не было.

Они слышали, как распахнулась дверь. Загремели тяжелые ботинки.

Оби-Ван смотрел сквозь щель между занавесками. Вот уж действительно везенье, ничего не скажешь… Это были Малорум - и Боба Фетт.

ГЛАВА 19

Ферус и Оби-Ван услышали голос Малорума. Они могли видеть происходящее сквозь щель между тяжелыми занавесями.

– Я дал вам шанс, - в голосе Малорума прозвучало почти змеиное шипение, - Несмотря даже на то, что вы не смогли найти того, что мне надо ни в Полис Масса, ни на Набу. Ваша репутация, несмотря на ваш юный возраст, была весьма внушительна.

Боба Фетт сейчас был без шлема - он держал его подмышкой. Его темные глаза оставались невозмутимо-равнодушными, несмотря на сказанное в его адрес. Ферус не раз видел такой взгляд и раньше - у слишком рано повзрослевших детей войны, слишком много видевших и перестрадавших для своего возраста. Мальчишки вроде Тревера. И все же Тревер, несмотря на свои "способы выживания", был совсем неплохим парнем. Этого же, - подумалось Ферусу, - этого жизнь исковеркала необратимо.

– Вы позволили им уйти! - повысил голос Малорум, словно впечатывая каждое слово.

Боба не спешил отвечать. Ферус был уже заинтригован, хоть ему и было не по себе от молчания Бобы. Молодой человек, кажется, отличался слишком большой уверенностью в себе. Что несколько нервировало.

Даже Малорум на мгновение растерял свою решительность.

– Вы не хотите ничего сказать? Ферус Олен сбежал от вас и смог вернуться в Юссу. А теперь он где-то в этом здании!

– Разве это не то, что вам требовалось? - поинтересовался Боба, - Вы хотели показать жителям Юссы, что вы можете схватить его. Он у вас. Если он находится в этом здании, вы найдете его. Он не сможет отсюда выйти.

Малорум подался к нему:

– Вы были наняты, чтобы найти его. Я сообщаю вам, что он - здесь. Доставьте его мне.

– Когда я взялся за эту работу, я сказал вам, что должен знать все, - ответил Боба, - Вы же не сообщили мне, что в этом деле замешан джедай.

– Я не знал.

– Это было ваше дело - знать.

– Вы узнали его?

– Нет. Но он очень квалифицирован.

– Интересно, - проговорил Малорум, - Вы полагаете, джедай может служить оправданием вашей неудачи?

– Нет, - ответил Боба, - Это только делает работу более интересной. И более дорогой.

– Ваша работа уже оплачена по высшему разряду, - заявил Малорум, - Я не имею санкции платить больше.

– Так получите, - отозвался Боба.

– Вы мне нужны, чтобы выследить их прямо сейчас! Они могут быть где угодно!

Боба не отвечал.

– Это будет ваша последняя работа на меня, - прошипел Малорум, - Вы получите деньги. А теперь вызывайте вашего убойного компаньона и найдите этих двоих. И не дайте осечки на сей раз.

Дверь открылась, Боба Фетт вышел в коридор, Малорум последовал за ним, плащ метнулся вокруг его сапог, словно хвост.

– Этот Боба кажется устрашающе компетентным, - пробормотал Ферус, - Можете вообразить, на что походил его отец?

– Очень даже, - буркнул Оби-Ван, вспоминая одну давнюю драку на Камино…

Оби-Ван быстро изучил схему здания.

– Со стороны тюрьмы есть посадочная платформа. Это служебный вход; там же регистрируются перемещение заключенных. Думаю, это то, что нам нужно; мы можем добраться туда через ту же шахту.

– Не в качестве спора, Оби-Ван, но не думаете ли вы, что самое безопасное место - тюрьма?

– Тревер сказал мне, что имперцы не смогли заставить горожан работать на их обслуживание. В смысле уборки, стирки, и тому подобного. Здесь трудно найти людей, готовых наживаться на захвате своей планеты.

– Да. Это сводит имперцев с ума. Им приходится ввозить извне практически все, что им требуется. Их это просто бесит.

– И поэтому в сфере обслуживания они используют дроидов. Вывоз мусора, белье для прачечной… Тревер сказал, что Мариана забирает белье в стирку у дроида, ежедневно в девять часов утра. А это значит, что дроид имеет доступ к служебному входу… -… к тому, что ведет к платформе, где может быть подходящий транспорт… И это примерно в шести минутах отсюда… - Ферус в раздумье запустил руки в волосы, - Вы хотите сказать, что для того, чтобы выбраться отсюда, я должен отправиться в тюрьму?

Оби-Ван кивнул.

– Мне определенно нравится ваша логика, мастер Кеноби.

Снова сняв панель, они протиснулись в отверстие, которое вело к трубам. В нужную им сторону шла большая труба - коллектор, по которой они могли просто ползти. Хорошо запомнивший маршрут Оби-Ван уверенно двигался вперед.

Внезапно он остановился.

– Мы у самого входа в тюрьму, - сказал шепотом, - И там, впереди, установлены сенсоры системы безопасности.

– Можете сказать, какого типа?

– Инфракрасные. Они реагируют на все известные температуры тел живых существ, но не воспринимают нагрев механических систем. Думаю, на случай, если кто из заключенных решит сбежать через вентиляцию. Сразу включится сигнал тревоги.

– Давайте я отключу.

– Нет, это тоже будет сигналом для них. Боюсь, что мы оказались перед необходимостью использовать Силу, чтобы понизить нашу температуру. На совсем небольшом участке пути. Как ты думаешь, ты сможешь?

Ферус колебался.

– Возможно. Но если я не смогу, вас схватят вместе со мной. От моих навыков мало что осталось, и если у меня ничего не получиться, попадемся мы оба. Идите, Оби-Ван. Я найду другой путь.

Оби-Ван взглянул ему в глаза:

– Ты сможешь это сделать. Я чувствую это. Я знаю, что ты сможешь. Я знаю, что ты можешь снова быть джедаем.

Ферус сглотнул. Что, если из-за него схватят и Оби-Вана? Меньше всего на свете он хотел потянуть его за собой.

Ну же, Ферус, я просто вижу ваши мысли, - всплыла в памяти усмешка Сири, - От таких тяжких раздумий и заболеть недолго… Давайте просто идти вперед и делать то, что нужно. Позволь своим мыслям стать действиями, освободи от них голову. Вперёд.

– Давайте начинать, - сказал он.

Они вместе потянулись к Силе, и он почувствовал, как она возрастает.

Я знаю, что ты можешь снова быть джедаем.

Он закрыл глаза, призвав Силу и заставляя температуру тела понизиться. Он чувствовал свою кожу - она стала холодной.

Оби-Ван осторожно двинулся вперед, Ферус - за ним. Они передвигались быстро, температура не повышалась, несмотря на жар от труб по соседству. Ферус не старался чувствовать это. Он ощущал только Силу и их взаимосвязь в Силе с Оби-Ваном.

Припомнив схему, Оби-Ван выбрался через очередное отверстие, сняв решетку, и они приземлились в небольшом хозяйственном отсеке. Осторожно выглянули из двери. Они увидели дроида с похожей на грависани телегой на репульсорах, отчасти заполненной бельем для прачечной. Он остановился возле двери, потом заехал в соседний отсек, оставив телегу снаружи.

Ферус и Оби-Ван выскочили из двери и прыгнули в неё, укрывшись под ворохом простыней и одеял. В следующее мгновение им на головы рухнула ещё и груда полотенец. Тележка двинулась вперед, медленно перемещаясь по коридору; дроид останавливался, складывая в неё все новое и новое белье для стирки. Наконец они оказались перед дверью, ведущей к платформе. Дроид уже двинулся к пульту, когда в коридоре раздался знакомый грохот ботинок.

– Остановиться! - прозвучал приказ.

Это был имперский офицер невысокого ранга в сопровождении одного штурмовика. Дроид развернулся к ним:

– Доступ к посадочной платформе. Ежедневно в это время.

– В гарнизоне объявлена тревога высокого уровня. Гарнизон полностью закрыт. Это касается и всех сервисных служб.

Вспыхнул огонек датчика.

– Доставка из прачечной, - сообщил дроид.

– Скажи им, пусть уходят, - махнул рукой офицер. Дроид подъехал и нажал кнопку на контрольной панели двери:

– Сегодня никакой доставки. Доступ к платформе закрыт.

– Эй, стоп, шеф!

Ферус и Оби-Ван переглянулись. Это был Тревер.

– Не шеф, а дроид сервисной службы. Доступ закрыт, - повторил дроид.

– Я не уеду.

Имперский офицер шагнул вперед:

– Тогда вы будете уничтожены. Проваливайте, - он нажал кнопку, и на обзорном экране вспыхнуло изображение Тревера.

– Посмотрите, у меня здесь вещи генерала Малорума, - сказал Тревер.

– Он не генерал, он следователь.

– Без разницы. У меня его вещи, он категорически требовал доставить их уже утром.

– В гарнизоне объявлена тревога…

– Да, да, я слышал это. Так сообщите ему, что он не получит свой заказ. Вы же скажете ему, почему его приказ не был выполнен? - пожал плечами Тревер, - Лучше вы, чем я.

– Погоди.

Офицер аж вспотел. Он мог отказаться принять доставленное - и вызвать этим гнев Малорума. Или же он мог открыть доступ - чтобы Малорум мог получить свои одежды в то время, в какое он требовал.

– Только это, - сказал он дроиду, нажимая открывающую двери кнопку на панели.

Дроид включил репульсоры и телега поплыла к дверям.

Они были почти там. Почти на свободе, когда внезапно взвыл сигнал тревоги, и открывавшаяся дверь застряла на полдороги.

– Что-то блокировало дверь, - нервно проговорил офицер.

Ферус и Оби-Ван в ту же секунду выпрыгнули из тележки. Это был единственный шанс, и они обязаны были им воспользоваться.

Офицер обернулся, открыв рот от удивления, от неожиданности не сразу находя бластер. Оби-Ван прыгнул и с помощью Силы отшвырнул имперца к стене.

Штурмовик вскинул бластер. Ферус поднял руку, чтобы Силой отбросить того от двери, но ничего не случилось. … Ладно, не мог же он ожидать, что подобное будет получаться каждый раз…

И он рванул к двери плечом вперед, увернувшись от выстрела и попросту снеся штурмовика с ног. Оби-Ван уже выпрыгнул наружу, Ферус кинулся следом.

Грависани были пусты. Тревер, должно быть, дал дёру своим ходом, когда зазвучал сигнал тревоги. На дальнем конце платформы Ферус увидел серый корабль Фетта. Другой, серебристый крейсер стоял рядом с контрольно-пропускным пунктом. Но, как ни зудело Ферусу угнать корабль Бобы, тот, второй, все же был гораздо ближе. К нему они и бросились.

По обшивке корабля ударил огонь бластеров, на платформу лавиной хлынули штурмовики. Световой меч Оби-Вана снова превратился в танцующую дугу света.

Ферус влетел в кабину, развернул орудия в сторону строя штурмовиков и дал залп. Штурмовиков снесло с платформы. Оби-Ван запрыгнул в корабль следом. А через ангар вдруг словно темная молния метнулась - Боба Фетт мчался к своему серому кораблю. Ферус стартовал.

Они взмыли в небо. Там, внизу, город Юсса стал маленькой синей точкой. Уже через секунды они вырвались из атмосферы и оказались в космосе.

– Мы должны прыгнуть в гиперпространство. Это - единственный способ оторавться от Фетта, - сказал Оби-Ван.

– Я знаю.

– Пока ты остаешься на планете, Империя будет использовать тебя для шантажа. После того, как мы улетим, ты долго не сможешь сюда вернуться. Возможно никогда.

Ферус оглянулся на далекую уже Беллассу. Он думал обо всем, что оставлял. И о Роане.

– Я знаю, - сказал он снова.

ГЛАВА 20

Корабль ушел в гиперпространство. Какое-то время они оба молчали. Ферус чувствовал страшную тяжесть на сердце: пусть он и не был уроженцем Беллассы, этот мир стал его миром; его домом. Местом, где он стал совсем другим человеком… Этот отлет был словно ножом по сердцу. Как будто часть его осталась там, на Беллассе…

Оби-Ван ввел координаты космопорта, вращавшегося по орбите вокруг пары гаснущих звезд, называемых Ред Твинс - "Красные близнецы". Империя ещё не дотянулась сюда, по крайней мере, никакого постоянного контроля здесь не было. Затем занялся проверкой систем корабля, давая Ферусу время справиться с собой. Ферусу подумалось, что за эти несколько дней он узнал Оби-Вана лучше, чем за все годы в Храме. Не только отвага, но и уважение к чужим чувствам…

– А что такое с Полис Масса? - нарушил наконец тишину Ферус, - Вы стали синим, как тви'лек, когда я произнес это название.

Оби-Ван не отрывал взгляд от навигатора. В синем свете экрана его лицо показалось вдруг измученным и осунувшимся.

– Я не могу сказать, - проговорил он, - Это касается того… о чем я никому не могу рассказать. Это лишь подвергнет тебя лишней опасности… и не только тебя, а и то, во что мы верим… - Оби-Ван развернулся к нему, - Речь не о доверии. Я доверяю тебе, Ферус. Но я опять возвращаюсь в свое изгнание. Если нужно, мы можем договориться о том, как ты сможешь связаться со мной при необходимости. Я не могу объяснить, но вполне возможно, что будущее Галактики зависит от моей способности ждать…

– Хорошо, - ответил Ферус, - Это - ваша задача. А я должен найти оставшихся в живых джедаев - всех, кого смогу. Выжившие должны быть. Те, кто смог скрыться. Я знаю, они есть. Я найду их. Если я смогу найти и обустроить безопасное место, мы сможем быть готовы к тому, что грядёт.

– Новая война?

– Это неизбежно. Тем более, если, как вы мне сказали, Император - ситх.

– Тем более причина ждать, - вздохнул Оби-Ван, - Но прежде, чем мы расстанемся, мне нужно кое-что спросить у тебя. Я всегда подозревал, что Анакин сыграл какую-то роль в твоем уходе из Ордена.

– Каждый сыграл свою роль, - уклоняясь от ответа, проговорил Ферус, - Какая сейчас разница? Все они мертвы.

Он видел, как трудно это было для Оби-Вана - произнести имя Анакина. Ему наверняка очень не хватало его сейчас. Ферус задавался вопросом, как погиб Анакин, но не хотел спрашивать, не желая заставлять его лишний раз возвращаться к полным боли воспоминаниям.

Как не хотел и рассказывать истинную историю своего ухода из Ордена: как подозревал, что Анакин специально промолчал о неполадках со световым мечом Тру Велда, хоть и знал, что меч может отказать во время сражения. Из-за этого погибла Дарра Фел-Танис. Ферус чувствовал виноватым в этом и себя - он помогал Тру отлаживать меч; он сохранил это в тайне от Сири, своего учителя, что было нарушением главного принципа, на котором основывались отношения Мастера и падавана. Анакин тоже знал - и тоже молчал.

Всё это было так давно. Ошибки, сделанные мальчишками, падаванами, мечтавшими стать великими рыцарями-джедаями…

Мечты умерли. И Ферусу было страшно трудно принять то, что Ордена тоже больше нет. Он не поверит в это. Он не позволит себе верить этому. Он обыщет всю галактику, пока не найдет каждого из тех последних, что остались… И если раньше причиной тому для него была Белласса, то теперь - он понял - выживание самой Галактики…

– Я должен был понять это, - проговорил Оби-Ван, и Ферус понял, что тот все ещё размышляет о том его уходе из Ордена, - Я должен был разобраться тогда, в чем дело. Я же чувствовал, что что-то не так.

– Не имеет значения, - Ферус сказал, - Я ушел. Это была самая трудная вещь, которую мне когда-либо пришлось сделать. Но сейчас я рад, что это случилось.

– Ты все еще джедай, Ферус.

– Нет, - сказал Ферус медленно, - Я - нет. Я действительно никогда не смогу снова быть джедаем. И не только потому, что однажды ушел из Ордена, - он оглянулся назад, где осталась невидимая уже Белласса, - У меня слишком много привязанностей для этого.

– Однажды было нечто, о чем я мечтал… чего очень желал - противоречащее Кодексу Джедаев, - проговорил Оби-Ван, - Куай-Гон сказал мне тогда… Он сказал, - возможно, Галактика изменится. Изменятся джедаи. Орден. Вот оно - это изменение, Ферус. И я думаю… в новом Ордене привязанности будут источником силы и поддержкой. Возможно, именно так будет спасена Галактика. Так что да, ты - все еще джедай.

Внезапно из багажного бокса высунулась взлохмаченная голова с синими торчащими во все стороны волосами.

– Вы - джедай, Ферус?! Вы, обезьянья ящерица! Это же просто галактически!

Ферус подпрыгнул:

– Тревер! Что ты здесь делаешь?

Тревер довыкарабкался из крошечного бокса и кувыркнулся на пол кабины. Поднялся, отряхивая пыль со своего рабочего комбинезона:

– А что же я, по-вашему, должен был делать, когда началась тревога? Я спрятался.

– Ты знал, что мы побежим именно к этому кораблю, - серьезно сказал Оби-Ван, - И ты мог бы объявиться прежде, чем мы прыгнули в гиперпространство. Почему ты прятался?

– Возможно, потому что я нуждаюсь в каникулах? - предположил Тревер.

– Грандиозно. Наслаждайся поездкой, - поговорил Ферус, - Как только мы приземлимся, я…

– Не получится, - покачал головой Тревер, - Я засветился на контрольно-пропускном пункте, мое изображение теперь в их базе данных. Они бросят меня в тюрьму. И, скорее всего, казнят за участие в вашем спасении, - он хихикнул, глядя на выражение лица Феруса, - Похоже, мы с вами теперь одной веревочкой связаны.

– У тебя просто дар убеждения, - мрачно сообщил ему Ферус. …Итак, несмотря на свои героические усилия стать отшельником, ему снова пришлось стать джедаем. Оби-Ван молча разглядывал световой меч. Что-то всколыхнулось в глубине его души, и, впервые за долгое-долгое время, это не были боль, сожаление или раскаяние. Это была цель. Он понял теперь, яснее чем когда-либо, что справедливость ещё восторжествует. Он не мог предсказать, когда или как, но он знал, что люди, подобные Ферусу будут частью этой победы. Когда он говорил Ферусу, что привязанности могут быть источником силы, он говорил это и себе тоже: то, что сподвигло его лететь на помощь Ферусу, было большим, чем просто беспокойство о будущем Люка. Это воссоединяло его с тем, что он потерял. Он провел так много времени, думая о погибших; тоскуя о них. Теперь же пришло время возвращаться к жизни.

Именно поэтому так важно было беречь Люка; именно поэтому он не должен был терять надежду, не должен был колебаться. Все, что он знал, ушло, и если Галактика и изменится, она не будет изменяться именно так, как хотелось бы ему; и он не сможет вернуть то, что потерял. Он понял теперь, как много горечи приносило именно это его простое ребяческое желание - вернуть то, что он любил.

То, что он любил, ушло навсегда.

А будущее было закрыто от него…

Он сделает все, что сможет. Не из чувства долга - по велению сердца. …Они вышли из гиперпространства близко к месту назначения. Красные Близнецы были скрыты в плотной туманности, и сначала пришлось использовать навигационный компьютер для того, чтобы проложить курс. И только потом они увидели их воочию - красноватое туманное пятнышко, похожее на одинарную слабую звезду.

Оби-Ван передал их данные и получил разрешение на посадку. Ферус аккуратно провел корабль в док и затем вручную - к указанному месту посадки. Потянулся:

– Я бы не отказался поесть и отдохнуть.

– Боюсь, с этим придется подождать, - откликнулся Оби-Ван.

Феруса кольнуло нехорошее предчувствие; он проследил за направлением взгляда Оби-Вана. Космодром был переполнен. И буквально в метрах от них стоял знакомый серый корабль.

Боба Фетт.


Оглавление

  • Джуд Уотсон Последний из джедаев 1: Миссия отчаяния (Звездные войны)
  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • О ЛИКВИДАЦИИ ТЕЛ ПОСЛЕ ИСПОЛНЕНИЯ ПРИКАЗА ТРИДЦАТЬ СЕМЬ.
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20