Любовная ловушка (fb2)


Настройки текста:



Хизер Гротхаус Любовная ловушка

Пролог

Ноябрь, 1077 год

Горная Шотландия, недалеко от озера Лох-Ломонд


– Я умираю, Ив.

В лесу была непроглядная темень. В спину Ивлин колотила снежная крупа вперемешку с ледяным дождем, ее накидка совсем промокла. Но эти слова были холоднее любого ветра и снега. Она споткнулась о корни деревьев и натянула поводья кобылы, на которой сидела Минерва. Лошадь остановилась, и девушка, моргая, попыталась рассмотреть хоть что-то сквозь водную завесу. И в этот момент ударил гром. Этот низкий, страшный и такой странный для этой ноябрьской поры звук заглушил на мгновение болезненное, прерывистое дыхание старой целительницы.

Ивлин сглотнула. На ледяном ветру ее горло, казалось, одеревенело.

– Тебе совсем плохо? – прохрипела она.

Ивлин едва заметила, как Минерва кивнула под капюшоном из грубой черной шерсти. Ивлин протянула руки к сидящей в седле старухе.

– Держись за меня. Я… – начала говорить девушка, но в этот момент, к ее ужасу, Минерва качнулась и выскользнула из седла, исчезнув в мокрой темноте. Раздался гулкий звук, будто на землю упала связка хвороста. И тут где-то далеко вспыхнула молния. Кобыла от страха встала на дыбы и ускакала прочь, прежде чем Ивлин успела схватить ее за поводья. В одно мгновение лошадь вместе со всей поклажей исчезла.

Ивлин так и осталась стоять как вкопанная в этом мрачном, неподвижном, враждебном, пугающем лесу. Холодные стрелы дождя со снегом с шипением касались ее разгоряченных щек и лба. Пытаясь справиться с участившимся от страха дыханием, Ивлин посмотрела на Минерву, напоминающую неподвижную кучу лохмотьев.

«Значит, вот как это все закончится», – устало подумала она. И, словно опавшие листья на ветру, перед ней закружились фрагменты ее жизни, жаля сердце болезненными воспоминаниями. Ужас ее рождения, подлое убийство отца, отвратительный монастырь, из которого она сбежала… Несколько недель назад ей казалось, что в Англии у нее никого и ничего не осталось, она не раздумывая согласилась сопровождать эту умирающую колдунью на родину. Так она оказалась здесь, в этом диком, неприветливом шотландском высокогорье.

Ивлин хотела начать жизнь заново. Вместо этого ее жизнь, похоже, катилась к завершению. Древняя знахарка умирала, и она оставалась совершенно одна, затерянная в чаще Каледонского леса, слишком измученная и уставшая, не зная дороги. Без лошади, без еды, без ножа и даже без кремня, с помощью которого можно было бы разжечь огонь.

«Наверное, монахи были правы, – всплыло в ее воспаленном мозгу. – Я плохая, бессердечная. И это Божье наказание за мою злобу».

«Ну и пусть, – с упрямством подумала она. – Я устала. Пусть Господь судит меня».

Ивлин опустилась на мокрую и каменистую землю. Она была близка к отчаянию и больше не хотела жить. Пусть Бог заберет ее к себе. Она будет ждать.

Вдруг куча изношенной одежды зашевелилась. Ивлин, моргая, наблюдала, как старая женщина медленно, с усилием ползет по замерзающим листьям, издавая при каждом движении странные, едва слышные стоны. Она с присвистом дышала и упорно, дюйм за дюймом, продвигалась вперед.

Ивлин не могла пошевелиться. От такой грустной картины слезы навернулись на глаза. Но у нее было совсем мало сил, и она не могла заставить себя встать.

Вдруг она услышала, как Минерва хрипло застонала:

– Ронан… Я иду, Ронан, наконец-то…

Ивлин вздрогнула. Минерва звала какого-то мужчину? Может быть они уже недалеко от клана, к которому принадлежит старая колдунья?

Ивлин не ела уже четыре дня. Но она все-таки заставила себя опереться на онемевшие от холода ладони и поползла вслед за старухой.

– Минерва. – Звуки, рожденные надсаженным горлом Ивлин, были мало похожи на человеческий голос. – Подожди.

– Ронан, – единственное, что она получила в ответ.

Старая женщина с усилием взобралась на гряду зазубренных камней, окружающих дерево. Оно было огромное, с таким мощным стволом, что в темноте за стеной дождя Ивлин даже не могла разглядеть, где оно заканчивалось. Похоже, что это старый дуб.

Девушка влезла на камни вслед за Минервой, которая уже лежала, прислонившись к необъятному стволу. Ивлин подползла к ней, подложила руку под ее худые плечи и прижала к себе. Вверху невидимые ветви дерева трещали, царапались и стучали, будто хлопали в ладоши, радуясь появлению старой женщины.

– Ронан, – опять вздохнула она.

– Минерва, – прохрипела Ивлин, – кто такой Ронан? Где он? Мы на земле Бьюкененов?

Голова старой женщины, лежащая на руке Ивлин, откинулась назад. Водянистые черные глаза Минервы смотрели на нее.

– Земля Бьюкененов? Нет, дитя мое, мы покинули ее много дней назад…

– Что? – Сердце Ивлин замерло.

– Мы на земле клана Маккериков. – Знахарка попыталась улыбнуться и стала похожа на улыбающийся скелет. – На земле Ронана, где мое путешествие заканчивается… – она тяжело, с трудом набрала воздух, отчего у Ивлин мурашки пробежали по спине, – а твое только начинается.

В этот момент девушка заметила, что дождь пополам с ледяной крошкой прекратился, ветер успокоился. Невероятно большие снежинки, освещаемые вспышками молний медленно падали на полузамерзшую землю.

– Минерва, – торопливо заговорила Ивлин, в отчаянии пытаясь объяснить знахарке, что с ними произошло, – лошадь сбежала, у меня больше ничего нет. Где мне искать Ронана, чтобы он нам помог? Прошу тебя, не надо никаких загадок, говори прямо.

Старая женщина закрыла глаза. Ее рот приоткрылся, худое тело затряслось. Она смеялась.

Потом Минерва опять открыла черные глаза, и при вспышке очередной молнии Ивлин заметила на ее морщинистом лице более ласковую улыбку.

– Он уже здесь, дитя мое. – Ее узловатая рука упала на камни, и она с нежностью погладила их. Послышалось шуршание, будто один мокрый лист пергамента терся о другой. – Я наконец-то вернулась к нему.

Остатки надежды растаяли, как снежинки на горячих щеках Ивлин. Старая колдунья явно бредила в эти последние мгновения своей жизни. Ивлин не таила на нее злобы, хоть та увела ее прочь от земель Бьюкененов, решив умереть в этом холодном пустом лесу. И теперь она совсем не понимала, где искать людей, которые могли бы ей помочь.

Делать было нечего, и Ивлин, вздохнув, прижалась щекой к шерстяному капюшону Минервы. Девушка думала о том, попадет ли она на небеса, когда здесь все будет кончено, и увидится ли там со своей матерью. Если да, то Ивлин точно знала, о чем спросит ее в первую очередь. «Стоило ли умирать, чтобы дать мне жизнь? Достойна ли моя жизнь твоей смерти?»

Самой Ивлин ее собственная жизнь казалась совершенно никчемной.

– Ты не умрешь, – вдруг прошептала Минерва, и ее слова вернули Ивлин из мира ее болезненных фантазий. Старая колдунья подняла дрожащую руку и, дотронулась до щеки девушки. – Ты будешь жить долго.

На какое-то мгновение Ивлин показалось, будто камни, на которых она сидела, зашевелились. Девушка поняла, что кусала свои губы, потому что, облизнув рот сухим языком, ощутила теплый металлический вкус крови.

Ивлин перевела дух. Она решила не обращать внимания на предсказание старой женщины.

– Мне прочитать молитву?

– Нет, – беззвучно рассмеялась Минерва, – мне не нужны молитвы.

Ивлин внимательно посмотрела на нее. Когда старая колдунья вновь заговорила, в ее голосе появились молящие нотки.

– Но все мы должны покидать этот мир, окруженные любовью, да?

Ивлин сглотнула, почувствовав, будто в ее воспаленное горло вонзились тысячи ножей. Она все еще ощущала во рту солоноватый привкус крови.

– Конечно, это так. – Ивлин нагнулась и коснулась потрескавшимися губами сначала одной холодной щеки старой женщины, потом другой. – Иди с миром, Минерва Бьюкенен, – прошептала она. – Тебя любили многие. И я в том числе.

Ивлин выпрямилась и внимательно посмотрела на ее лицо, которое белело в темном мокром лесу, словно усохшая луна. Черные глаза с радостью смотрели куда-то вдаль, на тонких губах появилась удовлетворенная улыбка.

Старая женщина молчала. Она умерла.


Ивлин проснулась от собственного испуганного крика, ее сердце бешено колотилось. В глаза бил водянистый серый свет, просочившийся сквозь плотный лесной туман.

Горло по-прежнему сильно болело, жар, похоже, спал, потому что сейчас она чувствовала, что продрогла до костей.

Ивлин посмотрела на мертвое тело знахарки, которое все это время оставалось рядом с ней. Лицо Минервы покрывал голубой иней, глаза были открытыми, потускневшими и совсем пустыми. Узловатая рука Минервы держала край накидки, и у Ивлин возникло естественное желание как можно скорее освободиться. Задыхаясь и дрожа от страха, она с трудом разжала пальцы Минервы и выдернула накидку. Когда мертвая ладонь оказалась открытой, Ивлин заметила тонкий шрам на подушечке большого пальца.

Охая, девушка переползла с каменистой гряды и упала на ровную поверхность, покрытую замерзшими листьями. Затем подняла руку к губам и провела по ним пальцами. Крови не было.

Ивлин осторожно еще раз посмотрела на старую колдунью, будто ждала, что она очнется от ледяного сна и спустится к ней по камням. Прошло какое-то время – может быть, всего несколько мгновений, но тело Минервы, конечно, продолжало неподвижно лежать на камнях. Тогда Ивлин встала на колени, сложила перед собой ладони и, закрыв воспаленные глаза, подняла лицо к небу.

Но она не смогла прочитать молитву, ей не удалось произнести даже самые простые, знакомые с детства слова. После многих месяцев, проведенных в постоянных молитвах в монастыре, ее вера как-то истощилась. Ивлин не то чтобы разуверилась, но очень устала, лишилась последних сил.

Когда-то она думала обрести спасение в религии, но была разочарована тем, что и там присутствуют мирские пороки – разврат, жадность и лицемерие. Ее спонтанные мольбы о помощи не были услышаны Богом, а сейчас она просто забыла, как и зачем это нужно делать. С того момента, как Ивлин решила, что больше никогда не вернется в монастырь, она ощущала себя проклятой. Теперь Бог не пощадит ее, странную девушку благородного происхождения, которая отвернулась от него. Ведь она животных любила больше, чем людей, потому что они всегда понимали ее. Наверное, ее умение ладить с животными было подарком от дьявола – во всяком случае, так беспрестанно твердили ей монахи. Они называли это «грехом», «богохульством». Хотя святые братья довольно хорошо знали, что такое на самом деле грех и богохульство. Они постоянно в этом практиковались.

Тут ее мрачные мысли прервало лошадиное ржание. Ивлин сразу открыла глаза. Может быть, в своем отчаянии она принимала желаемое за действительное? Или Господь все-таки не оставит ее? Будто в ответ на ее вопросы опять послышались похожие звуки. Ивлин показалось, что теперь уже гораздо ближе.

Ее сердце забилось быстро и гулко, словно молот о холодные камни.

– Аминь, – выдохнула она, хотя не прочитала никакой молитвы, и встала на ноги.

Спотыкаясь, Ивлин побрела вдоль широкой каменистой насыпи, которая стала погребальным ложем Минервы, дальше в лес, шатаясь, словно пьяная, и напрягая слух, чтобы не пропустить ни звука. Это, без сомнения, была кобыла Минервы. Конечно, это была она.

– Где ты, милая? – шепотом позвала Ивлин. – Мне нужна седельная сумка.

Еды в этом мешке из мягкой выделанной кожи не было, но там лежали два кремня и нож – предметы, без которых Ивлин не выживет. Все остальное казалось в этот момент ненужной роскошью.

Она остановилась, уперлась обветренной ладонью в скрюченный ствол старой березы и прислушалась.

Вот! Справа от нее что-то зашелестело, а потом хрустнуло, будто сломалась упавшая ветка. Ивлин отняла руку от дерева и осторожно направилась в ту сторону, откуда донесся звук. Внутренний голос подсказывал ей, что нужно бежать в ту сторону, и чем быстрее, тем лучше. Но Ивлин понимала, что своими решительными действиями может спугнуть лошадь и тогда она умчится в глубь леса.

Опять пошел снег. Маленькие хрупкие снежинки падали с неба, словно гусиный пух, превращая все вокруг в контрастный черно-белый мир света и тени.

Впереди была густая сосновая поросль. Оттуда вдруг вылетели комья сухого снега, потом еще и еще. Наконец девушка услышала тихое сопение, фырканье и прерывистое дыхание.

Ивлин опять остановилась и пощелкала языком. Сопение прекратилось. Теперь девушка ничего не слышала, кроме глухого стука собственного сердца.

– Ну же, девочка, – позвала она лошадь. Ивлин сделала шаг вперед и еле слышно свистнула. – Все хорошо, я тут. – Она нагнулась и вошла в подлесок. Жесткая сосновая хвоя вцепилась в ее накидку, потом отпустила, осыпав снежной пудрой. Хвойный запах был таким сильным, что в пустом желудке Ивлин начались спазмы.

Между ветвями мелькнуло что-то черное и тут же исчезло. Пройдя некоторое расстояние, девушка оказалась в самой глубине подлеска и вдруг увидела на снегу кровь.

Она тут же остановилась. Красный снег, от которого подымался пар, таял, смешиваясь с грязной землей. Яркие малиновые брызги вспыхивали, словно маленькие звезды, вокруг того места, где, похоже, произошло короткое, смертельное сражение. Это стало очевидным, когда Ивлин набрела на кобылу Минервы. Она лежала мертвая на боку, ее рот был открыт, словно в удивлении, квадратные зубы испачканы в крови. У нее было перегрызено горло.

Но за трупом лошади, возле ее живота Ивлин увидела нечто гораздо более пугающее, чем алые лужи на снегу. Это был огромный черный волк. Раздалось его тихое, булькающее, угрожающее рычание.

Своей запачканной в крови мордой он копался в блестящих внутренностях живота лошади, которые были разбросаны вокруг него, словно длинные атласные ленты. Волк был невероятных размеров. Под свалявшейся косматой шерстью торчали широкие кости.

– О Боже, – прохрипела Ивлин, когда дикие желтые глаза зверя посмотрели прямо на нее. Он тяжело дышал. Его бока шумно поднимались и опускались вниз. Он был изможденным и встревоженным. Даже с этого расстояния Ивлин видела его ребра. Похоже, этот волк был очень голоден.

Он опять зарычал, на этот раз громче. «Уйди. Это мое», – будто хотел сказать ей он.

Ивлин сглотнула и посмотрела на сумку, все еще прикрепленную к седлу мертвой лошади.

– Я не хочу тебе зла, – заговорила она тихим, дрожащим голосом. И в это же мгновение поняла, что сейчас лучше всего уйти и оставить волка наедине с его добычей. Когда он наестся, она вернется и заберет сумку.

Ивлин начала осторожно отступать. Волк тут же вскочил, роняя кишки лошади, и прыгнул вперед, рыча и разбрызгивая вокруг себя кровавую слюну. Он приземлился на снег всего в десяти футах от Ивлин. Если бы в ее мочевом пузыре было хоть какое-то содержимое, она тут же потеряла бы его.

– Все хорошо! Все хорошо! – торопливо крикнула она. – Я не двигаюсь.

Волк медленно попятился назад, не спуская взгляда с Ивлин. Оказавшись рядом со своей добычей, он опять принялся за еду, но при этом продолжал наблюдать за девушкой.

Ивлин смотрела на волчье пиршество, и ей казалось, что это будет продолжаться бесконечно. В какой-то момент замерзшие ноги девушки отказались поддерживать ее, и она медленно села в мягкий снег. Увидев это, волк насторожился.

– Я просто отдыхаю, – прошептала Ивлин.

Зверь вернулся к добыче. Девушка взяла в рот горсть снега.

Когда волк наконец встал, Ивлин была уже вся покрыта ледяной пудрой и промерзла до костей. Зверь уставился на нее и с шумом облизнулся.

– Ну, – сглотнув, сказала Ивлин, – что мы будем делать теперь?

Волк помедлил, а потом сел на землю.

Ивлин перевела дух и сказала:

– Мне нужна сумка, понимаешь?

Зверь внимательно посмотрел на нее, потом опять встал и отошел от останков лошади. Он с фырканьем улегся в стороне и широко зевнул.

– Хорошо, – Ивлин перевела дух, – клянусь, я возьму только сумку.

Волк лежал не двигаясь.

Она очень медленно и осторожно встала на ноги, потом начала продвигаться вперед. Она старалась ступать по снегу как можно тише, почти не замечая, как голая кожа щиколоток над изношенными кожаными башмаками горит от соприкосновения с холодным воздухом. Дюйм за дюймом Ивлин приближалась к лошади. Когда она уже оказалась рядом, ее сердце бешено колотилось, как будто было готово взорваться. Ивлин нагнулась, от запаха крови у нее закружилась голова. Обглоданные останки все еще распространяли тепло.

Волк положил морду на передние лапы.

Ивлин запустила руку в заиндевевшую сумку и принялась слепо шарить в ней, пока не нащупала рукоятку ножа, такую же холодную, как ее кожа, и она медленно вынула оружие.

– Это не для тебя, – вполголоса произнесла Ивлин, когда зверь насторожил уши. Главное, чтобы он не бросился на нее и позволил забрать сумку. Неловким движением она перерезана веревку, которой сумка была привязана к седлу, и прижала обретенную драгоценность к груди.

– Вот и все. – Ивлин встала. Она чуть не плакала от счастья. Ее спасение теперь было в ее руках. – Все остальное – тебе, как я обещала. – И начала отходить назад.

Волк зарычал, поднял голову, и Ивлин застыла на месте. Но зверь смотрел мимо нее, в глубь соснового подлеска.

А потом Ивлин услышала, как за ее спиной тихо хрустнул снег. Она повернулась и увидела еще по крайней мере пять волков. Они были серого окраса и меньших размеров по сравнению с тем огромным черным зверем, который сейчас находился позади нее. Но все равно выглядели свирепо и устрашающе. Звери жадно смотрели на нее, высунув длинные языки, по которым стекала слюна.

«Живое мясо, свежее, теплое. Мы голодные, голодные…»

Ивлин тут же представила себе картину, как волки рвут ее на части, и в горле у нее пересохло. Еще никогда в жизни ей не было так страшно. Страх парализовал ее. И даже если бы ей было куда бежать, она все равно не смогла бы сдвинуться с места.

Ивлин поняла, что попала в ловушку. Самый храбрый из пришельцев направился к ней, продираясь боком между молодыми сосенками, потом остановился, будто хотел подразнить ее. Этот волк отличался от того, который загрыз лошадь Минервы. Он был абсолютно уверен в своих силах. Эта уверенность окутывала его мрачным облаком и распространялась вокруг, клубясь возле щиколоток Ивлин. Это был старый, опытный зверь, покусанный, со шрамами, с кровожадным огнем в бездушных глазах.

«Побежишь? Ты побежишь?» – будто спрашивал он ее.

Волки позади вожака начали выть, и из горла Ивлин вырвался крик ужаса. «О Боже, – взмолилась она, – пожалуйста, пусть все закончится быстро». Теперь при виде клыкастых пастей она наконец смогла обратиться к Всевышнему.

Вожак с рычанием бросился вперед, и Ивлин в ужасе закрыла глаза. Ее сбили с ног, она покатилась в сторону и услышала страшные звуки: рев, крик, вой. Но Ивлин не почувствовала никаких укусов и, открыв глаза, увидела, что черный волк сцепился с серым. Они дрались так яростно, что слились в одно пятно, в котором мелькали пасти, ноги, клыки, шерсть.

Еще один серый волк прыгнул черному на спину и вцепился в него зубами. Большой зверь издал душераздирающий вой.

Ивлин знала, что эти волки сейчас нападут и на нее. Она отползла на коленях назад, все еще сжимая в руках седельную сумку. А потом каким-то образом она вскочила и побежала – нет, полетела – через лес, как можно дальше от этого ужаса. Она издавала приглушенные стоны, всхлипывала, с шумом вдыхая и выдыхая воздух. Ивлин мчалась, пытаясь спасти свою жизнь, которую подарил ей черный волк. Но почему он так сделал? Она вновь и вновь вспоминала его светящиеся желтые глаза.

Ивлин казалось, что она бежит целую вечность, когда вдруг заметила перед собой какое-то возвышение. За круглым, покрытым снегом бугром притаился резкий обрыв. Ивлин не знала, каким глубоким он был. Может, два фута, а может, и два десятка. И что там, на дне? Глубокое болото или замерзшая река с каменистыми берегами?

Ивлин уже не могла остановиться. Она бежала напрямую, собираясь прыгать вниз. До обрыва оставалось еще ярда два, когда девушка вдруг провалилась сквозь землю, и темнота поглотила ее крик.

Глава 1

Декабрь, 1077 год


Снег в лесу доходил до щиколоток. Коналл Маккерик шел медленно, пытаясь найти следы какого-нибудь животного. На сердце было тяжело и неспокойно.

Нет, все это было безнадежно. Коналл мельком взглянул на отпечатки копыт маленького оленя. Они уже были почти засыпаны свежим снегом. Олень проходил тут несколько часов назад, поэтому преследовать его не имело смысла.

Коналл побрел дальше.

Воющий ветер закружился вокруг деревьев и налетел на него. Пробравшись сквозь тонкую рубаху, обжег кожу своим ледяным дыханием. Коналл плотнее запахнул на груди клетчатый плед, получше заправил его конец за ремень и за лямки походной сумы. Потом поправил на плече лук и колчан со стрелами и дернул за веревку, которую держал в руке. Привязанная к ней овца заблеяла.

Коналл совсем окоченел, но не только от холода, воцарившегося на его земле. Он, Маккерик, глава клана, покидал город и людей, которых был обязан защищать. Причем делал это ради их же блага. Коналл радовался лишь тому, что отец не дожил до этого дня и не видел его позора.

Жена Коналла тоже умерла, как и их новорожденная дочка. После того, как случилась эта беда, месяц уже успел превратиться в луну и опять похудеть. Мать и младенец были слишком слабыми, чтобы выжить в этой суровой части Шотландии.

О факте рождения ему мрачно объявил его брат-близнец Дункан. Он вышел из дома с посеревшим лицом и сообщил тихим голосом, запинаясь:

– Это девочка. Маленькая девочка… была. – Потом замигал, будто отгоняя слезы. – Коналл, они… Нонна не…

Но Коналл не слушал дальше. Он бросился к своей низкой, обложенной дерном хижине, распахнул дверь и, повинуясь инстинкту, направился в дальний угол, где в нише стояла кровать. Он решительно не обращал внимания на тяжелый запах крови, от которого в зловещем предчувствии тошнотворно сжимался желудок. Он не слышал детского плача, но надеялся, что, может быть, на этот раз Господь смилостивится над ним.

– Нонна, – ласково позвал он, – Нонна!

Завернутая в клетчатый плед кроха лежала рядом с его женой. Коналл слышал, как Дункан вошел в жилище, слышал жалобные стенания соседей, собравшихся вокруг его дома. Он уже все знал. Протягивая дрожащую руку к неподвижному телу Нонны, он знал, что случилось самое страшное.

Жена и дочка были мертвы.

– Мне очень жаль, Коналл, – прошептал Дункан. Господь не смилостивился над Коналлом Маккериком.

Снова подул ветер, и овца очень жалобно заблеяла. Коналл шумно высморкался и вытер нос. Он ушел сегодня утром, еще до того как первые солнечные лучи рассвета осветили город Маккериков, несмотря на протесты матери и Дункана. Нонна умерла, их ребенок тоже. Эта зима была самой суровой из всех, что он помнил, и Коналл не хотел обременять своими переживаниями людей клана, у которых и без того было много проблем. Он был искусным охотником и потому решил провести зиму на охоте. Если повезет и охота будет удачной, он вернется в город весной.

Он сам выбрал изгнание, чтобы в тишине скорбеть об умерших и решить наконец, как же справиться с бедами, которые уже много лет терзают его народ. Неурожаи, болезни, засуха, проливные дожди… А все из-за проклятия, которое наложила на его клан и земли Маккериков эта женщина! Она давным-давно покинула эти места, но с каждым годом несчастья Маккериков только множились. И вот теперь не стало его жены и ребенка.

Отец ни за что не хотел просить помощи у другого клана, земли которого располагались к югу отсюда. Но Коналл понимал, что в конце концов ему придется это сделать или смириться с тем, что люди его клана будут медленно вымирать.

Он знал наизусть каждое слово проклятия, которое с горечью передал ему отец, Дэр Маккерик: «Голод и болезни – вот что я дарю вам, звери клана Маккерик, что вырвали из моей груди сердце и скормили его воронам. Отныне и до тех пор, пока я не вернусь, эти крылатые вестники смерти будут вашей единственной едой, их карканье будет вашей единственной песней. А я обязательно вернусь. Сердечные муки и тяжелый труд будут вашим единственным урожаем, пока ребенок Бьюкененов не будет править Маккериками. И когда вы окажетесь на коленях, мое отмщение свершится».

При первом дуновении весны, если будет жив, он отправится к Ангусу, главе клана Бьюкененов, чтобы просить прощения за то зло, что было совершено по отношению к его сестре, когда он и Дункан еще лежали в колыбели. Хотя люди его клана были против того, чтобы «склоняться перед колдовством Бьюкененов», сам Коналл считал, что это их единственный шанс на спасение и выживание.

Он обошел небольшое болотце, ведя за собой овцу, и стал искать груду камней, где начиналась тропа, ведущая к старой хижине Ронана, расположенной почти на границе земли Маккериков, в глубокой долине. Коналл очень давно, почти год уже не был в этих краях, но надеялся, что в заброшенной хижине еще можно жить.

Коналл отчаянно нуждался в тишине, полном уединении и был уверен, что найдет все это в дядином охотничьем домике, который уже совсем близко…

Размышляя об этом, он вскоре вышел к хижине и увидел тонкий дымок над крышей, прежде чем уловил запах тлеющего торфа и аромат мяса. В хижине готовили еду. В его желудке заурчало.

Старая, обложенная дерном хижина, вросла в землю, словно гриб. Ее низкая деревянная дверь была приоткрыта. Коналл помрачнел. Он снял лук, колчан, походную сумку, привязал овцу к дереву и взялся за меч.


Ивлин сняла с вертела почерневший кусок мяса, взяла его большим и указательным пальцами и подула на него. Потом она бросила его Элинор, которая ловко на лету поймала угощение. Два быстрых движения челюстями – и от мяса ничего не осталось. Элинор с явным удовольствием облизнула заостренную морду длинным, розовым языком.

– Да, я согласна, – сказала Ивлин, взяв следующий кусок, – это вкусно. – Она вонзила зубы в полуобгорелое мясо, пытаясь откусить поменьше, чтобы можно было его разжевать. – Хотя немного суховато, – призналась девушка. Оставшуюся часть она кинула лежащей рядом волчице.

Элинор быстро расправилась с мясом, а потом уселась и принялась тщательно вылизывать шерсть вокруг самодельной повязки, защищающей ее живот и спину.

– Чешется, да? – спросила Ивлин, облизнув пальцы, и встала. Хромая, она отошла от очага и направилась к длинным поношенным тряпицам, висевшим под потолком. Ивлин пощупала их, потом выбрала две и сняла с балки. Затем взяла миску с водой, в которой плавал мох, подошла к волчице и со стоном опустилась на пол. Ее колено, лодыжка и бедро с каждым днем болели все меньше, опухоль почти спала, но черные, зеленые и лиловые синяки все еще украшали ее правую ногу.

Элинор тяжело вздохнула и легла на бок. Ивлин села у нее в ногах, и волчица закрыла глаза.

– Тебе нравится эта процедура, да? – с улыбкой спросила Ивлин, развязывая узел. Она размотала повязку и отложила в сторону, чтобы потом постирать, а затем сняла набухшие куски мха с живота Элинор. Девушка кинула их в огонь и осмотрела рану, которую они прикрывали.

Рана выглядела гораздо лучше. Она начала рубцеваться, кожа вокруг длинного неровного шрама уже не была красной и не источала плохого запаха. На белой коже рядом с раной Ивлин заметила короткую черную поросль. У Элинор росла новая шерсть.

Ивлин была удовлетворена. Она окунула одну из чистых тряпиц в миску с водой, потом отжала ее и нежно приложила к ране Элинор. Волчица слегка вздрогнула, но потом опять расслабилась.

«Спасибо, Господи», – произнесла Ивлин, ухаживая за животным. За последнее время она, наверное, говорила эту фразу тысячу раз. Как долго они живут здесь? Три недели, четыре? Ивлин не знала точно, сколько времени прошло с тех пор, как на них напали те серые волки, но, честно говоря, теперь это не имело никакого значения. Никакие слова не могли выразить ее благодарность Всевышнему за то, что в ее жизни появилась Элинор.

Ивлин решила, что она оказалась в настоящем аду, когда, спасаясь от волков, провалилась под землю. Она упала на правую ногу и потеряла сознание. А когда Ивлин очнулась, то обнаружила вокруг себя зернистую темноту, пахнущую плесенью, и почувствовала мучительную боль в ноге. Боль была такой сильной, что хотелось кричать. Под щекой она ощутила холодный сухой камень и землю. Ивлин решила, что она уже умерла и лежит в могиле, хотя не представляла, кто мог ее похоронить.

Но сверху на нее ничто не давило. Она набралась храбрости, попробовала пошевелить своим израненным телом, а потом поползла по утоптанной земле вперед, пока не наткнулась на какую-то преграду – холодную, рассыпающуюся под ее руками. Ивлин села. И тут послышался отдаленный вой. Она замерла, вспомнив ужасающие клыкастые волчьи пасти и кровь, брызжущую на снег.

Ивлин инстинктивно подняла глаза вверх и в черноте над своей головой увидела зияющую дыру с рваными краями, через которую внутрь проникал слабый рассеянный свет. Неужели она опять попала в ловушку, но теперь уже не в лесу, а в какой-то пещере?

Опять послышался вой, и Ивлин вздрогнула. Этот звук пронзил ей сердце.

«Мне больно…»

Она слушала вой животного, и по ее щекам катились слезы. Ивлин закрыла рукой рот, чтобы не всхлипывать. Страх и жалость боролись в ее душе. Она как будто наяву видела желтые глаза спасшего ее зверя. Ивлин знала, что это был черный волк.

«Мне больно, мне больно…»

Ивлин опять заставила себя ползти вперед вдоль непонятной преграды.

Вскоре она нащупала занозистое дерево и провела по нему ладонями, пытаясь понять, что это такое.

Это дверь?

Пальцы наткнулись на что-то выступающее, похожее на латинскую букву L. Она схватилась за это подобие ручки и толкнула. Дерево заскрипело.

Ивлин все еще слышала доносящийся снаружи волчий вой. Она подумала, что, может быть, открывает дверь навстречу своей смерти.

«Мне больно…»

Она толкнула посильнее, и слабый серебряный свет угасающего дня коснулся ее лица.

Ивлин со стоном навалилась на дверь, и та наконец распахнулась.

В сгущающихся сумерках девушка увидела гигантского черного волка, который медленно ковылял всего в каких-нибудь трех футах от нее. Голова животного моталась из стороны в сторону на широкой шее, морда почти касалась земли. Одну лапу зверь поджимал, за ним по снегу тянулась широкая полоса алого цвета. Это была кровь.

Зверь поднял свои желтые глаза на Ивлин, будто только сейчас почувствовал, что на него смотрят. Он опять завыл, но на этот раз едва слышно, и попятился назад.

«Мне больно. Я боюсь…»

Волк был изранен и потерял много крови. Силы покидали его, и он с испуганным визгом упал на бок. Он тяжело дышал, вокруг постепенно образовалась красная лужа.

Это животное спасло ей жизнь, тут не было никакого сомнения. Ивлин не могла смотреть на его страдания. Она поможет ему, даже если потом поплатится за свою доброту.

Ивлин с трудом протиснулась в приоткрытую дверь и поползла к волку, упираясь локтями в, заснеженную землю. Она больше не чувствовала холода.

– Пожалуйста, не убивай меня. Пожалуйста, не убивай меня, – шептала она, подбираясь к раненому зверю.

«Боюсь. Боюсь, боюсь, боюсь…»

Ивлин уже готова была разрыдаться.

– Я знаю, мой хороший. Я тоже боюсь, – прошептала она, продвигаясь вперед.

Наконец Ивлин приблизилась к волку настолько, что уже смогла коснуться его. Но стоило ей протянуть руку, как зверь резко дернулся, взвизгнул и попытался вскочить на лапы.

Ивлин вскрикнула и инстинктивно отдернула руку, и волк опять рухнул на землю. Он был совсем без сил и прерывисто, со свистом дышал.

«Мне больно».

Ивлин перевела дыхание и очень осторожно придвинулась к волку. Нога пульсировала от боли, а сердце колотилось с такой силой, что, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди.

На спине и шее волка она увидела глубокие следы от укусов, с черной морды на снег капала кровь. Но самой страшной была рваная рана на боку. Сквозь развороченную кожу виднелись волокна мускулов и часть ребра. Это была большая, кровоточащая и очень опасная рана. И тут Ивлин обнаружила, что перед ней не волк, а волчица.

Как же ей удалось отбиться, ведь врагов было гораздо больше?

– Тебе сильно досталось, да, моя хорошая? – дрожащим голосом спросила Ивлин.

Волчица еле слышно заскулила. И Ивлин оглянулась и посмотрела туда, откуда она приползла. То, что Ивлин увидела, настолько ее поразило, что она на мгновение забыла о боли и страхах. Там был… дом.

Во всяком случае, нечто, очень на него похожее.

Низкие, обложенные дерном стены, покрытая соломой крыша, торчащая из-под толстого слоя снега, позади – невысокий холм, к которому прилепилась хижина. Ивлин поняла, что провалилась внутрь, через дымоход, расположенный прямо над очагом.

Жилище. Заброшенное жилище.

Волчица опять начала скулить, и Ивлин отчетливо услыхала доносящийся из лесу завывающий волчий хор.

Она нашла взглядом кровавый след, ведущий в чащу. Наверное, стая серых волков подъела то, что осталось от лошади Минервы, и теперь они шли по следу раненой черной волчицы. Если они найдут ее – а значит, и Ивлин тоже – израненных, обессилевших, то растерзают на части.

Она посмотрела в сторону жилища, потом на волчицу. Она прикинула, сколько может весить животное, затем смерила расстояние до дверей и подумала о своем изможденном теле.

Волчица продолжала жалобно скулить.

«Я боюсь».

Ивлин закрыла глаза. «Боже, дай мне силы», – попросила она. Потом открыла глаза и, не колеблясь положила руку на бедро волчицы. Она вздрогнула, взвизгнула, но не напала на нее.

А в глубине леса, теперь уже ближе к ним, вновь завыли волки. Ивлин отчетливо представляла себе, что сейчас ей придется взвалить на себя дикое, смертельно опасное и раненое животное, которое весит почти столько же, сколько она сама. Не отрывая от волчицы руки, девушка наклонилась к ней.

– Я не сделаю тебе больно, – произнесла Ивлин, пытаясь унять дрожь в голосе. – Я не позволю им сделать тебе больно, – пообещала она.

Волчица насторожилась, но осталась лежать неподвижно. И тогда Ивлин просунула руку под ее живот и стала выпрямляться.

Волчица попыталась оттолкнуться от нее, но сил у нее было совсем мало, и она перестала рычать и сопротивляться. Ивлин не отпустила животное. Она быстро подсунула ей под живот свою вторую руку и со стонами подняла ее на уровень своей груди. Сидя спиной к хижине, Ивлин нащупала здоровой ногой под слоем снега замерзшую почву и, оттолкнувшись от нее башмаком, продвинулась немного вперед.

Она подняла волчицу еще выше и сцепила руки в крепкий замок. Тело волчицы внезапно обмякло, и Ивлин показалось, что сейчас ее руки от тяжести просто оторвутся.

Ивлин чувствовала, как кровь животного просачивается сквозь ее тонкую накидку и верхнее платье. Девушка медленно, постепенно, дюйм за дюймом продвигалась назад. Она опять и опять поднимала здоровую ногу, отталкивалась от земли, потом распрямляла ее. Мускулы кричали и горели от боли. Слезы душили ее.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем ее спина коснулась дверей. Ивлин посмотрела на рыхлую борозду, которую проделала в снегу, на красную полосу, что тянулась за ней. Но в этот момент из леса выбежали волки.

Из последних сил, Ивлин сделала последний рывок, протиснулась в дверь и оказалась внутри хижины. Она быстро захлопнула дверь и уперлась в нее ногой. Доски затрещали, ударная волна через ногу девушки прошла вверх по позвоночнику. Ивлин вскрикнула от боли и удивления.

Один из волков яростно бросался на дверь.

Черная волчица в ее руках заворочалась, и Ивлин опустила ее на пол.

– Все в порядке, моя хорошая, мы в безопасности, – выдохнула она. – Мы спасены.

В тусклом свете Ивлин заметила несколько досок, стоявших у стены, и грубо выкованные скобы по обеим сторонам двери. Продолжая удерживать дверь, она взяла доску и вставила ее в скобы.

Дверь опять дрогнула, Ивлин отскочила назад и шлепнулась на грязный пол. Вдруг на своей ладони она ощутила что-то теплое и влажное. Вскрикнув, девушка отдернула руку и посмотрела на волчицу.

Она смотрела на нее стеклянными, потускневшими глазами. Это был ее язык, она лизала ей ладонь.

Теперь Ивлин, напевая себе под нос, положила на рану Элинор новую порцию влажного мха и, удерживая его на нужном месте, принялась обматывать поврежденный бок розовой тряпицей – вот все, что осталось от ее платья. Она закрепила ее узлом, а затем, повинуясь озорному импульсу, сделала из концов бантик. Повязка получилась очень даже милой.

– Вот и все, – сказала Ивлин, отодвигаясь назад, чтобы получше рассмотреть свое творение.

Элинор благородно завиляла своим толстым хвостом.

Ив взъерошила ей шерсть, потом поднялась с колен, собрала грязные тряпицы и бросила их в ведро рядом с дверью. Затем подошла к очагу, чтобы подбросить еще немного торфа. Элинор тоже встала и направилась в один из странных загонов, которые были в хижине. Волчица улеглась на свежие сосновые ветки, которые принесла ей Ивлин, и тут же закрыла глаза.

Теперь огонь разгорелся по-настоящему. Ивлин сняла остатки мяса с вертела и положила их на узкую доску, встроенную в заднюю стену дома, – она служила ей столом. Там же лежал нож Ивлин с обломанным и зазубренным концом. Дневной свет тускнел, наступали ранние сумерки, и девушка вспомнила, что надо не забыть набрать в ведро снега, когда они с Элинор выйдут наружу, чтобы в последний раз облегчиться перед сном. После этого она уже запрет дверь на засов.

За то время, что они жили в хижине, у них выработался определенный режим и сложился перечень необходимых дел. Они собирали снег и затем превращали его воду, собирали хворост, чтобы разжигать отсыревший торф, запас которого нашелся в доме. Ивлин лечила рану волчицы, а когда они восстановили свои силы, то постепенно начали обследовать местность вокруг хижины в поисках пищи. Каждый день их прогулки становились все более продолжительными, но чаще всего они возвращались с пустыми руками. Иногда Ивлин находила полусгнившие орехи, а однажды Элинор чуть не поймала кролика.

Но они выходили только днем, когда солнце стояло высоко. От заката и до рассвета лес принадлежал волкам, которые не оставляли в покое хижину и ее обитателей. Каждую ночь Ивлин запирала дверь на засов, а Элинор, дрожа, ложилась рядом с ней на узкую кровать, и, навострив уши, вслушивалась в звуки леса. Когда волки начинали выть и перекликаться друг с другом, словно насмехаясь над ними, шерсть на ее загривке вставала дыбом. Звери чуть не убили ее и хотели покончить с ней раз и навсегда. Ивлин до сих пор прекрасно помнила их седого вожака и то, как он посмотрел ей в глаза, будто знал ее и ждал, когда она появится ночью в их лесу…

Мысли о серых дьяволах подняли волну страха, и поэтому, когда Элинор вдруг тихо зарычала, Ивлин чуть не подпрыгнула на месте. От испуга у нее забегали мурашки по коже. Она повернулась к дверям. Конечно, еще было слишком рано для…

Элинор вскочила на ноги и залаяла в сторону полуоткрытой двери. Шерсть на загривке с обеих сторон повязки угрожающе приподнялась.

Вдруг Ивлин нахмурилась. Чертовы твари! Если это волки, значит, им с Элинор не удастся набрать снегу и справлять нужду до самого утра придется дома, в ведро. Она расстроенно вздохнула и медленно побрела к дверям, чтобы запереться на засов.

Но она не успела дойти до очага в центре хижины, как дверь распахнулась и в проеме показалась широкая высокая фигура.

Это был человек!

Элинор с рычанием бросилась вперед.

Глава 2

Коналлу показалось, что он сошел с ума.

Мгновение назад он вошел в дверь, держа наготове оружие, собираясь прогнать того, кто самовольно занял его хижину, но не успел и глазом моргнуть, как оказался на полу, а над ним – огромный, черный, страшный волк. Таких волков он никогда в своей жизни не видел.

Белые заостренные клыки зверя были обнажены. Короткая колючая шерсть на его морде касалась лица Коналла. Голова у волка тоже была какая-то уж очень большая. Животное, рыча, дышало на него, разбрызгивая горячий фонтан слюны.

«Как волку удалось разжечь огонь?» – была первая мысль Коналла.

А потом он увидел, как из-за волка появилось белое как снег ангельское лицо. Оно смотрело на него с явным подозрением. И Коналл решил, что он точно сошел с ума.

– Кто ты? – спросил его ангел. – И почему ты врываешься в наш дом? Чего ты хочешь?

Коналл ошеломленно молчал. «Наш дом?»

Потом он понял, что ангел говорит на английском языке.

– Вы онемели? – нахмурившись, спросила английская девушка. Она скривила губы и с трудом произнесла по-гэльски: – Как вас зовут?

Коналл скрипнул зубами и ответил ей на ее родном языке:

– Отзови своего адского зверя и тогда, может быть, я тебе скажу.

Одно мгновение девушка размышляла, а потом протянула тонкую, белую ладонь и действительно коснулась этого монстра.

– Отойди, Элинор, пусть этот грубиян встанет.

Элинор? Значит, это волчица?

Животное напоследок еще раз угрожающе зарычало, а потом медленно сползло с него. Девушка продолжала держать волчицу за загривок. Потом эта странная пара отошла к задней стене хижины.

Коналл медленно поднялся на ноги, не спуская глаз с хищника. Затем взялся за меч и обратился к девушке:

– Отойди в сторону. Я не намерен делить свой кров со зверем.

– Прошу прощения, сэр, – сказала она, становясь между ним и волчицей, – или вы немедленно уберете свое оружие, или Элинор вас сейчас покусает. Она бы уже давно так поступила, будь на то ее воля. Если вы сделаете хоть один шаг вперед, она бросится на вас, я в этом не сомневаюсь.

Коналл заморгал и покачал головой, пытаясь прийти в себя. А девушка продолжила:

– Запомните на будущее, что это наш дом, и потому будет лучше, если по отношению к хозяевам вы станете вести себя более уважительно, как подобает хорошему гостю. – Она фыркнула, оглядывая КоналЛа с ног до головы. – А теперь представьтесь, пожалуйста.

Коналл нахмурился и посмотрел на свою правую руку. Он продолжал сжимать в руке меч, смертоносная сталь блестела в полумраке, конец был направлен на странную пару возле стены.

Эта глупая английская девчонка посмела указывать ему, как себя вести! На его собственной земле!

– Лондон далеко отсюда, англичанка, – прорычал Коналл. – Ты вторглась на землю Маккериков, поселилась в моем доме. Я могу лишить тебя жизни одним взмахом руки.

Девушка изогнула тонкую бровь и сказала:

– Но хозяин из вас плохой, сэр. Честное слово, когда я нашла эту хижину, она была совсем заброшенной. Если бы не я, к этому времени она уже скорее всего просто рухнула. – Она гордо вздернула голову, и концы ее длинных рыжих волос коснулись талии. – Вам следует благодарить меня, а не пугать. Но если вы настаиваете на грубости… – тут она вытащила руку из-за спины, и в ее кулаке Коналл увидел маленький сломанный нож, – что ж, пожалуйста. Мы ведь не боимся его, не так ли, Элинор?

Волчица зарычала и вышла из-за девушки, и в это мгновение Коналл заметил на ее животе широкий розовый пояс, украшенный веселым бантиком.

Коналл рассмеялся и выпалил:

– Ты нацепила на эту зверюгу шарфик?

Лицо девушки, усеянное маленькими веснушками, покрылось густым румянцем. Волчица зарычала еще громче.

– Убирайтесь, – сказала англичанка, указывая ножом на дверь позади Коналла. – Убирайтесь, или я…

– Что же ты сделаешь? – подначил ее Коналл, сдерживая смех. – Вплетешь в мои волосы ленты?

Девушка с трудом перевела дух, шумно вздохнула, и Коналл невольно обратил внимание на ее красивую грудь. Но вообще тело незнакомки явно исхудало, и серое платье болталось на ней, как на вешалке.

– Убирайтесь, – повторила девушка. – И прекратите пялиться на мою грудь.

Коналл почувствовал, как вспыхнуло его лицо. Ему было неловко, что эта англичанка поймала его откровенный взгляд. Его терпение лопнуло. Все, время шуток закончилось.

– Если кто и уберется из хижины, то только ты, – сказал он, делая шаг вперед. Шерсть на загривке волчицы вздыбилась еще сильнее. – А теперь забирай своего зверя и…

Но тут из леса донесся волчий вой, и Коналл замолчал. Потом он услышал, как его овца, о которой он совсем забыл, начала жалобно блеять.

Поведение девушки мгновенно изменилось.

– Это ваше животное, господин? – испуганно спросила она. Волчица заскулила и начала беспокойно ходить вокруг своей хозяйки, явно встревоженная воем своих соплеменников.

– Да, там у меня овца, – ответил Коналл. – А кто это воет? Неужто ваши разряженные хвостатые друзья, которым пора ужинать?

– Это серые волки, глупец, – сказала она. – И если вы дорожите своим животным, то лучше бы вам завести его под крышу, прежде чем волки нападут на него и порвут на куски, как они чуть не порвали Элинор.

Черная волчица опять заскулила. За дверью овца продолжала настойчиво блеять, а из лесу доносился злобный, нестройный вой.

– Это волки, – спокойно произнес Коналл. – Они не выходят из леса, если, конечно, не брать в расчет вашу красавицу. – И он посмотрел на дрожащего черного зверя.

Девушка посмотрела ему прямо в глаза и спросила:

– Вы голодны, господин?

Коналл нахмурился. Конечно, он был голоден. Но какое дело этой спесивой англичанке до того, что Маккерикам не хватает еды?

Однако девушка не дала ему возможности ответить:

– Дело в том, что они очень хотят есть. – Она повернулась и погладила волчицу по голове. – Сиди тут, моя хорошая. Я вернусь в два счета. – Девушка мельком взглянула на Коналла. – Можешь перекусить ему шею, если он попробует причинить тебе зло.

Она прошла мимо него, грубо задев его на ходу, и вышла из хижины, сжимая в руке нож. Коналл был настолько ошеломлен и смущен странной реакцией англичанки на вой волков в лесу, что не успел ее остановить.

– Она сумасшедшая? – спросил Коналл черного зверя. Волчица, которую англичанка звала Элинор, отвернулась от него и направилась в загон, где в такие длинные и суровые шотландские зимы, как эта, крестьяне держали мелкий скот. Но конечно, в этом году у клана Маккериков не было скота. Волчица опустилась на пол, но продолжала следить за ним и за дверью, все еще дрожа от беспокойства. Она больше не казалась Коналлу такой страшной и злобной, как в первые мгновения их встречи.

Волчья песня, что доносилась из леса, стала еще громче. Коналл покачал головой, тяжело вздохнул и вышел вслед за девушкой.

Ивлин с гулко бьющимся сердцем выбежала во двор и стала оглядываться вокруг в поисках овцы.


Этот мужчина что, безумный? Или глухой? Разве он не слышит кровожадный вой голодных волков?

«Мы хотим есть, хотим есть…»

Вот она! Лохматое, коричнево-белое животное отчаянно бегало по грязному, утоптанному снегу, короткая веревка запуталась в передних ногах. Ивлин заткнула нож за рваный пояс на талии и медленно пошла к овце.

– Тихо, моя хорошая. Все в порядке, – произнесла Ивлин, пытаясь успокоить животное. Она подошла, аккуратно распутала дрожащие передние ноги овцы, отвязала веревку и повела свою добычу домой. – Пойдем со мной.

На пороге хижины появился рослый незнакомец. Его лицо было хмурым. В другое время и в другой жизни Ивлин бы очень испугалась такого огромного горца. Да, он выглядел исхудавшим, но, судя по его ширококостной фигуре, раньше у него была неплохая мускулистая фигура. У него были длинные, в высоких кожаных сапогах ноги, прикрытые до щиколоток верхней рубахой, на тонкой талии висел ремень, к которому были пристегнуты ножны. Его клетчатый плед, обернутый вокруг широких плеч и груди, совсем выцвел от солнца, как и его шелковистые каштановые, волосы длиной до плеч, украшенные спереди тонкой косицей, перевязанной кожаным шнурком.

Он был красив, этот отчаявшийся голодный мужчина, и Ивлин чувствовала, что в его сердце жила глубокая печаль. Ненависть страшнее, чем Каледонский лес вокруг них. Да, он был очень опасен, этот мужчина.

Незнакомец занимал весь проход, и Ивлин пришлось остановиться недалеко от него. Она оглянулась назад. Волки могли появиться в любой момент.

– А я-то думал, – с ухмылкой заявил мужчина, – что такая глупая и нахальная девчонка, которая самовольно селится в чужом доме и дружит с дикими зверями, не испугается парочки отбившихся от стаи волков. Тебе наверняка удастся заколдовать их, как ты заколдовала свою черную волчицу.

– Правда? – усомнилась Ивлин. Она не могла позволить себе испугаться этого мужчины. Только не сейчас, когда она с таким трудом завоевала право на жизнь в этом суровом крае, причем не только для себя, но и для Элинор. Она зашла слишком далеко, вытерпела слишком много и никому не позволит забрать это у нее. – Если глупость и нахальство – все, что для этого нужно, тогда…

Ивлин подошла к мужчине, взяла его худую руку и вложила конец веревки в его ладонь. Потом посмотрела в его глаза – янтарно-карие, с зелеными и золотистыми крапинками – и коварно улыбнулась.

– У вас все будет хорошо, – произнесла она и метнулась мимо него в хижину.

Ивлин успела захлопнуть дверь и запереть ее на засов, прежде чем кулаки незнакомца обрушились на посеревшее от времени дерево.

– Эй, англичанка! – заорал мужчина.

Послышался стук когтей по каменному полу, и Ивлин почувствовала, что нос волчицы коснулся ее ладони. Она притянула голову Элинор к своей ноге.

– Что ж, быстро мы освободились от него, не правда ли, моя хорошая?

Дверь продолжала сотрясаться от ударов.

– Открой! – кричал незнакомец.

– Нет, не открою, – отозвалась Ивлин. – Теперь этот дом принадлежит мне и Элинор. А вы ведете себя очень грубо.

Она услышала, как мужчина злобно зарычал, изрыгая длинное ругательство на гэльском языке. Те несколько слов, которые поняла Ивлин, были настолько неприличными, что у нее вспыхнули кончики ушей.

– Если потребуется, я разрублю эту хижину на куски и вытащу оттуда тебя и твоего волка, – предупредил он. – Ты не останешься там.

– Посмотрим, – ответила Ивлин.

Вдруг незнакомец издал хриплый удивленный возглас, и Ив поняла, что из леса он увидел выходящих волков. Она наклонилась и посмотрела в маленькое отверстие в дверях, образовавшуюся от выпавшего сучка. Элинор прижала морду к уху Ивлин, тоже пытаясь разглядеть, что там происходит.

Ивлин увидела ноги мужчины. Незнакомец стоял спиной к хижине, а веревку, к которой была привязана овца, он бросил на снег. Несчастное животное в ужасе блеяло.

– Прочь отсюда, адские твари! – закричал горец, делая шаг вперед.

Продолжая смотреть в отверстие, Ивлин медленно, осторожно, не издавая ни единого звука, подняла обе руки и сняла с двери засов.

Мужчина сделал еще один шаг вперед по направлению к краю леса. Ивлин увидела, как стальной меч в его руках описал дугу.

– Убирайтесь прочь!

Ивлин оттолкнула волчицу локтем в сторону и приоткрыла дверь настолько, чтобы можно было просунуть руку. Она принялась шарить пальцами в снегу, пока не нашла грубую веревку. Тогда Ив распахнула дверь чуть шире и дернула за веревку. Овца с блеянием протиснулась через узкую щель. Горец с удивленным криком обернулся. Ивлин быстро захлопнула дверь и опустила засов. Стоявшая позади нее Элинор удовлетворенно зарычала.

Ив развернулась и, встав на ноги, увидела, что челюсти огромной волчицы сомкнулись на хрупкой шее овцы. Несчастное животное в ужасе вытаращило глаза и заблеяло.

– Элинор! Как тебе не стыдно! – отругала волчицу Ивлин.

Элинор с сожалением повернулась к ней и глянула на нее своими желтыми глазами, но продолжала держать овцу.

– Сейчас же отпусти ее.

Волчица медленно и неохотно разжала челюсти выпустив овцу.

– Ты плохо себя ведешь, – сказала Ивлин, пытаясь поймать овцу, которая будто сошла с ума от страха и начала носиться по хижине кругами. Наконец ей это удалось, и она надежно заперла животное в одном из загонов.

В дверь хижины снова начали ломиться.

– Эй, англичанка, тебе лучше… ооой!

Крик мужчины потонул в жестоком волчьем реве, и Ивлин вздрогнула, стараясь отогнать образы того, как клыки волков вонзаются ему в шею. Потом она услышала пронзительный волчий визг, и рев прекратился.

Ивлин опять подбежала к двери и прижалась к ней ухом. Ей было страшно смотреть через отверстие на кровавую сцену, которая разворачивалась за стенами хижины.

– Сэр! – позвала она. – Эй, вы ранены?

Сначала было тихо, а потом послышался стон.

– Господи, прости меня, – выдохнула Ивлин. Она посмотрела на волчицу. – Мы убили его.

Волчица заскулила.

– Я знаю, он сам напрашивался на это, но… – Ей стало совестно. – Сэр, ответьте мне!

– Ох, девушка, – простонал мужчина, – они на меня напали. О, как же больно!

Элинор легла возле ног Ивлин и накрыла морду одной лапой.

С губ Ивлин сорвался приглушенный беспокойный крик. Она вытащила нож из-за пояса и взялась за засов.

– Держитесь! Я открываю дверь!

Она вынула занозистую доску из петель, и дверь тут же распахнулась, сбивая Ивлин с ног. Она упала на спину, нож отлетел в угол. Горец ворвался внутрь, его лицо было темным от ярости. Он захлопнул дверь и запер ее на засов.

Потом мужчина повернулся к Ивлин. В его янтарно-карих глазах пылал смертоносный огонь. На его теле не было ни одной царапины, хотя на лезвии меча была кровь.

Элинор вскочила на ноги и убежала в свой загон.

– Вы… вы солгали мне! – запинаясь, произнесла Ивлин.

– Я еще и не на такое способен, – прорычал мужчина, хватая ее за руку и рывком поднимая на ноги. Он развернул ее к дверям, а когда заговорил, его шотландский акцент стал таким же заметным, как запах горящего торфа в хижине. – В моем доме нет места этой английской грязи, которая подличает, бьет из-за угла и крадет мой скот.

Продолжая крепко держать Ивлин, горец положил меч в ножны, а потом схватился за засов. Девушка поняла, что он решил выкинуть ее волкам на съедение.

– Вы не можете так поступить! – закричала она и замолотила кулаками по его груди, пока он старался поднять засов и в то же время удержать ее на месте. Ивлин не могла победить этого мужчину, как, впрочем, и волков снаружи. Она принялась лихорадочно думать. И только одна спасительная мысль родилась в ее воспаленном от страха мозгу: – Я… не англичанка, я шотландка!

Мужчина остановился и посмотрел на нее сверху вниз, саркастически приподняв одну бровь.

– Ах да, прости меня, я, похоже, совсем отупел, раз не заметил твоего нежного акцента и прекрасного высокогорного наряда. – Он встряхнул ее. – Ты все врешь.

– Нет, послушайте! – воскликнула Ивлин, продумывая детали своей легенды с такой скоростью, что они полились из нее как из рога изобилия. – Послушайте, – она сглотнула, – да, я родилась и выросла в Англии. Но моя мать… моя мать была шотландкой. Она родилась в этих краях.

– Так, что же ты тогда делаешь на земле моего клана? И где твои родичи? Ты ведь не собираешься убеждать меня в том, что в твоих жилах течет кровь Маккериков?

– Конечно, нет. – Ивлин попыталась рассмеяться. – Это было бы глупо. Я… сопровождала свою родственницу сюда, в ее любимые шотландские горы, где она хотела умереть, – Ивлин прочистила горло. – Да, мою двоюродную бабушку. Это было ее последнее желание. Я могу отвести вас к ее телу, если вам нужны доказательства.

Горец ухмыльнулся и ответил:

– Я сильно в этом сомневаюсь. Но прежде чем я вышвырну тебя отсюда, я, пожалуй, разрешу тебе потешить меня еще одной ложью. Скажи мне, кто возглавляет твой клан. Ты ведь можешь это сделать, не так ли?

– Конечно! – отчаянно кивая, ответила Ивлин.

– И кто же?

– Это… Бьюкенены, – пропищала Ивлин. – Мою родственницу звали Минерва Бьюкенен.

Лицо горца стало белым, как снег за порогом хижины. Он мгновенно отпустил руку Ивлин, будто она обожгла его, и попятился назад.

– Минерва Бьюкенен? – хриплым голосом повторил он.

Ивлин не знала, как это имя повлияет на ее ближайшее будущее, принесет ли оно ей добро или зло. Но она понимала, что у нее не было другого выбора, кроме как врать дальше:

– Да. Она сестра Ангуса Бьюкенена. – Ив облизнула губы и нахмурилась. – Вы знали ее?

Горец едва заметно покачал головой, глядя на нее так, будто перед ним стояло не человеческое существо, а один из тех лесных волков.

– Нет. Но ее знал мой дядя, Ронан Маккерик. Его уже нет на этом свете. – Мужчина обвел взглядом хижину. – Этот дом принадлежал ему.

Ивлин тут же вспомнила, как умирала старая целительница, как перед смертью она со стоном звала какого-то Ронана.

– Конечно, – сказала Ивлин, с облегчением переводя дух. – Она говорила о Ронане. Жаль, что он умер.

Прищурившись, горец спросил ее:

– А ты… когда-нибудь видела своего дядю Ангуса? Твой клан знает, что ты сейчас тут, на земле Маккериков?

– М-м-м… нет, – заикаясь, ответила Ивлин. – Боюсь, что перед смертью Минерва сбилась с пути, и я понятия не имею, где здесь земля Бьюкененов. Я ведь никогда тут не была. Она… далеко? – спросила она, молясь, чтобы это было действительно так и чтобы мужчина не смог тут же отвести ее туда и уличить во лжи.

– Это не селение, а целый город, – с отсутствующим видом ответил горец. – И это довольно далеко отсюда. Зимой ты туда не дойдешь. – Теперь мужчина говорил почти ласково, и ее сердце дрогнуло в отчаянной надежде. Похоже, она опять избежала смерти! Горец приложил одну из своих больших ладоней к груди. – Меня зовут Коналл Маккерик. Я племянник Ронана.

– А я Ивлин… Ивлин Бьюкенен Годвин, – сказала девушка, мысленно попросив прощение у Бога за эту наглую ложь.

Впервые искренняя, но немного смущенная улыбка появилась на лице горца. В его глазах вспыхнули янтарные искры. У Ивлин перехватило дух.

– Добро пожаловать домой, Ив, – сказал Коналл.

Глава 3

– Ладно. – Коналл ясно видел, что эта девушка была в крайнем замешательстве. Она открыла рот, будто собиралась еще что-то сказать, но передумала и принялась нервно теребить платье. Коналл не мог не признать, что она была очень привлекательной, особенно когда смущалась и пыталась собраться с мыслями.

– Действительно, ладно, – повторил Коналл. Его голова все еще кружилась оттого, что он узнал. Ему нужно было время, чтобы все обдумать и понять, что делать дальше.

– Ладно, – сказала Ивлин. Она казалась выше в своем поношенном платье, которое когда-то выглядело очень неплохо. – Большое спасибо за приветствие. – Она заглянула в его глаза, но тут же отвернулась. Ее взгляд заплясал по полу, потолку, загонам возле стен. – Что ж, тогда до свидания.

Коналл с улыбкой покачал головой, подошел к низкой двери хижины и прижался к ней одним ухом.

– Я никуда не ухожу, – произнес он.

– О, конечно, не сейчас, – с нервным смешком в голосе сказала Ивлин. – Я не думаю, что вы…

– Ш-ш-ш! – Коналл настороженно поднял ладонь. – Тише!

– …Что вы уйдете, пока там рыщут волки, – продолжила она шепотом. – Вы что-нибудь слышите?

Он отпрянул от дверей и бросил на нее сердитый взгляд. Ивлин поморщилась.

– Все, молчу, – шепнула она.

Коналл покачал головой и опять повернулся к дверям. Он положил руки на засов. Позади него зарычала Элинор.

– Угомони своего зверя, Ив, – кинул он через плечо и начал вытаскивать доску.

– Зачем? Что вы делаете? Вы же сказали, что пока не собираетесь уходить? – Ее взволнованный голос раздавался издалека, и Коналл понял, что она послушалась его и пошла к волчице. – Ко мне, моя хорошая, – позвала ее девушка. – Ко мне, Элинор.

– Я оставил на поляне перед домом свою заплечную сумку, – объяснил Коналл. – Там у меня всякие припасы, если, конечно, волки не растерзали ее на части. – Он вынул засов и, прижимая дверь плечом и бедром, поставил его к стене.

– Понятно. – Теперь голос Ивлин раздавался неподалеку от него. Коналл обернулся. Она стояла, сложив руки на груди, рядом с ней сидела черная волчица и смотрела на дверь, насторожив уши. – А что за припасы?

– Какой смысл говорить о них сейчас? Сначала надо убедиться в том, что они на месте. Без них мне будет очень трудно пережить зиму, – заметил Коналл. И когда она только перестанет задавать ему вопросы? – Я сказал, чтобы ты удерживала свою волчицу, а то вдруг она выпрыгнет наружу.

– Могу заверить вас, сэр, что Элинор не больше вашего хочет оказаться в компании этих убийц. Она не выйдет из дома, пока они будут поблизости.

Коналл пожал плечами и приоткрыл дверь на ширину ладони, придерживая ее своим телом на тот случай, если волки прячутся где-то рядом с домом. Там было пусто, если не считать трупа поверженного зверя.

Коналл отставил одну ногу назад, открыл дверь немного шире и высунул голову. Было необычно тихо. Коналл быстро нырнул обратно и столкнулся с девушкой и ее зверем, которые подошли к нему поближе, пока он изучал окрестности.

Ивлин взвизгнула и обиженно нахмурилась, когда Элинор, скуля, вытащила лапу из-под сапога Коналла.

– Хочу предупредить вас, сэр, – язвительно заметила она, – что Элинор еще не до конца оправилась от ран. Она не такая проворная, как раньше.

– Я не знал, что вы решите забраться на меня, как только я повернусь к вам спиной, – ответил Коналл и вытащил из ножен свой длинный меч. – Я осмотрюсь и принесу сумку, если от нее еще что-то осталось. Оставайтесь здесь.

Девушка согласно закивала, и когда он переступил порог, даже подтолкнула его вперед.

Коналлу это показалось подозрительным. Он резко повернулся к ней. От неожиданности Ивлин вздрогнула и отскочила назад.

– Предупреждаю тебя, Ив, – сурово заявил Коналл. – Если ты вздумаешь опять запереть за мной дверь, я подожгу этот дом, понятно тебе? Клянусь всеми святыми, я спалю эту хижину дотла.

Ивлин прищурилась, будто раздумывала, шутит он или нет.

– Спалю дотла, – повторил Коналл и шагнул за порог.

Когда дверь за ним закрылась, Ивлин без сил опустилась на пол рядом с Элинор. Ее колени тряслись, сердце гулко билось. Она покрылась потом, хотя в хижине было довольно прохладно.

Она солгала насчет своего происхождения, и это, похоже, спасло жизнь ей и Элинор. Ведь она была такой же Бьюкенен, как этот горец – королем Англии. Слава Богу, ей было кое-что известно о родственниках Минервы – вполне достаточно для того, чтобы ответить на вопросы горца и не дать ему выкинуть их на съедение волкам.

В общем, пока обошлось.

Ивлин понимала, что кому-то из них придется уйти из хижины – или горцу, или ей с Элинор. Он мог в любой момент узнать правду. Коналл Маккерик явно хорошо знал клан Бьюкененов. Имена Минервы и Ангуса были для него не пустым звуком.

И он сам оказался племянником Ронана Маккерика. Родственником того мужчины, которого Минерва звала перед своей смертью. Эта хижина тоже принадлежала Роману.

Ивлин слышала, что Маккерики и Бьюкенены когда-то были союзниками. Так что не исключено, что на поляне перед домом мог в любой момент появиться и сам Ангус Бьюкенен, чтобы пару недель поохотиться со своим соседом в зимнем лесу.

Ивлин поежилась, представив себе, что тогда может произойти. Каждая частица ее души кричала о том, что ей следует встать и закрыть дверь на засов. Но Ивлин не сомневалась, что в этом случае горец исполнит свою угрозу и сожжет хижину вместе с ней и Элинор. В конце концов, он уже был готов вышвырнуть их на съедение волкам, и только ее ложь спасла им жизни.

Вот животное! Если Маккерик узнает правду, то без промедления выгонит ее из их маленького уютного жилища. Он наверняка не разрешит ей даже взять свои вещи, и они с Элинор станут легкой добычей лесных волков. Нет, если они должны покинуть хижину, то сделают это по собственному желанию и тщательно подготовятся к уходу.

Элинор села рядом с ней, бантик на розовой повязке коснулся ее лица. Забытая всеми овца заблеяла в загоне, и волчица направила свой голодный взгляд в сторону задней стены.

Ивлин с отсутствующим видом погладила ее и сказала:

– Думаю, нам не стоит этого делать, моя хорошая.

Коналл Маккерик поступит благородно, если сам покинет жилище. Но Ивлин сомневалась, что такой грубиян понимает значение этого слова. Ее нога уже заживает, это правда, но длинное путешествие ей не перенести. По утрам она еще чувствовала себя бодро, но ее энергии хватило ненадолго. Пока еще у нее было очень мало сил. Наверное, это из-за постоянного недоедания.

Элинор постепенно поправлялась после схватки с волками, но сейчас самый разгар зимы, и у них нет другого убежища, где они могли бы пережить холода. Рослый шотландец, конечно, пришел сюда из какого-то селения и мог в любой момент вернуться в свой дом. Конечно, он был варваром, но даже такой мужчина должен понимать, что ему не пристало жить под одной крышей с незамужней девушкой в доме, где негде укрыться от нескромных взглядов.

Ивлин инстинктивно глянула на узкую кровать. Вдруг этот обычный предмет вызвал в ее воображении довольно неприличные картины. Ее лицо вспыхнуло. Янтарно-карие глаза и белозубая улыбка заставили ее вздрогнуть.

– Грешница! – вслух воскликнула она и перекрестилась, чего не делала уже много месяцев, как будто встретилась лицом к лицу с дьяволом.

Теперь она ясно понимала, что так или иначе ей нужно избавиться от Коналла Маккерика.


Коналл должен был во что бы то ни стало удержать Ив в жилище. Он осторожно обошёл мертвого волка и медленно пересек поляну перед хижиной, держа наготове меч и отслеживая ситуацию на границе с лесом. Пар белым облачком выходил у него изо рта и повисал над головой. Коналл заставлял себя думать только о том, что ему предстояло сделать. Стоит на мгновение отвлечься, как волки тут же выскочат из лесу и загрызут его раньше, чем он успеет опомниться.

«Найти сумку. Забрать припасы…» Но позади осталась девушка из клана Бьюкененов – юная, стройная, дерзкая, хитрая, заносчивая родственница самого Ангуса Бьюкенена, и в его собственном доме! Черт побери, это было просто чудом! Наверное…

Послышался треск, будто кто-то наступил на сухую ветку. От неожиданности Коналл подпрыгнул и вскрикнул. Он взмахнул мечом и припал к земле. Но на поляне по-прежнему было пусто. Но ему стало не по себе, и у него вспотела спина.

«Не отвлекайся, идиот!» Коналл направился к краю поляны, где начинался склон, и посмотрел вниз. Он увидел торчащий из сугроба лук и лежащую рядом сумку. Вещи, похоже, были в порядке, хотя вокруг виднелись многочисленные волчьи следы. Наверное, звери пытались найти что-нибудь съестное. Вроде, они ничего не испортили, и этот факт очень порадовал Коналла.

Он начал медленно пробираться к самому краю холма, стараясь отслеживать все подозрительные звуки. Он, не услышав ничего настораживающего, перевалился через гребень и стал пробираться к своей сумке.

Когда он нагнулся и увидел, что с одного ее края что-то стекало и собиралось в желтую лужу на снегу, то поклялся убить всех волков в Шотландии. Коналл взял сумку за ремень и поднял ее повыше – он едва сдерживал готовые сорваться с его языка громкие ругательства.

– Вот мерзавцы, – сказал он, перекладывая сумку на чистый снег.

Коналл вложил меч в ножны и сел на корточки. Заглянув в сумку, он с удовлетворением обнаружил, что внутри ничего не пострадало. Все вещи были по-прежнему завернуты в промасленные тряпицы. Сейчас он позволил себе на мгновение остановиться и подумать о том, что с ним произошло.

Ивлин Годвин Бьюкенен! Родственница Ангуса Бьюкенена, его племянница, может, даже внучка. Коналл почувствовал, как у него закружилась голова, и покрытый снегом холм заплясал перед глазами. Боже Всемогущий, ведь ходили слухи, что дочь Ангуса Бьюкенена сбежала вместе с Минервой Бьюкенен в Англию и родила девочку. Может, это и есть Ивлин? А теперь она тут, наедине с ним, в опасном занесенном снегом лесу, и Бьюкенены не знают об этом!

Коналлу хотелось кричать, смеяться, ходить на голове. От нервного возбуждения его трясло так, что, казалось, ноги сами были готовы пуститься в пляс.

«Сердечные муки и тяжелый труд будут вашим единственным урожаем, пока ребенок Бьюкененов не будет править Маккериками…»

Коналл думал о своем вымирающем городе, об изможденных людях, над которыми вот уже двадцать лет висит проклятие. Он вспоминал пустые загоны для скота, запах сжигаемых на кострах трупов; урожай, гниющий на залитых водой полях, высохшие реки, в которых больше не метала икру рыба.

Он также вспоминал костлявые тела и осунувшиеся лица своих людей, которые доверяли ему больше, чем того требовала преданность главе клана. А еще он вспомнил Нонну и их мертвую дочку.

Тяжесть нахлынувших воспоминаний чуть не захлестнула его.

А теперь эта старуха, которая прокляла его клан, вернулась обратно и принесла с собой исцеление от чумы, которое буквально вложила в его дрожащие руки.

И его рука потянулась к кожаному узелку, висящему на шее. Коналл ласково дотронулся до него большим и указательным пальцами.

За всю свою жизнь Коналл спал только с одной женщиной. Это была Нонна, его жена. Но после того как она забеременела, он перестал подходить и к ней. Коналл прикрыл глаза, пытаясь заглушить нахлынувшее чувство боли и стыда.

Он потер переносицу, тяжело вздохнул, а потом встал. Сумку, колчан и лук он повесил на плечо и опять вытащил нож. Сделав пять больших шагов, Коналл очутился на вершине холма. Он остановился, посмотрел на хижину и подумал о том, что могла принести его клану девушка, которая сейчас скрывалась за ее стенами.

Ивлин Годвин Бьюкенен. Ив.

Поджав губы, Коналл направился туда, быстро пересек утоптанный двор и… обнаружил, что труп серого волка исчез.

Коналл остановился и увидел неглубокую вмятину на снегу, где всего несколько мгновений назад лежал зверь. Он не заметил ни капли крови, хотя прекрасно помнил, как вонзил в грудь волка меч и как из раны хлынула кровь. Он посмотрел на лезвие. Сталь холодно блестела в сумеречном свете, на ней не было ни одного пятнышка.

Может, труп утащили другие волки? Но никаких следов, ведущих в лес, не было. И никакой волчьей шерсти тут тоже не оказалось.

Вдруг налетел холодный ветер, и создалось впечатление, будто на лес сразу опустилась ночь. Коналл вздрогнул. Он не был трусом, но его охватило пугающее чувство одиночества. Ему показалось, что ледяной ветер обнял его за плечи и грубо лизнул в щеку. Он вдруг отчаянно захотел кинуться в хижину и быстро запереться там.

Но Коналл заставил себя идти медленно. Он повернулся к дому спиной, чтобы не спускать глаз с темной стены леса. Оттуда донесся скорбный вой. Кто-то плакал высоким голосом и звал его сквозь сгущающиеся сумерки. Почувствовав позади себя дверь, он толкнул ее и обрадовался, услышав, как она с легкостью отворилась.

Коналл вошел внутрь и быстро запер жилище.

Сбросив лук с колчаном и большую заплечную сумку на пол, горец навалился на дверь и опустил засов в скобы. Когда Коналл повернулся, Ивлин заметила, что его лицо побледнело, а лоб был нахмурен.

– Волки вернулись? – спросила она, молясь про себя, чтобы это было не так. В этой маленькой хижине даже одной ночи наедине с мужчиной будет слишком много. Ивлин собиралась сказать ему, чтобы он как можно скорее отправлялся в путь. Ради его же собственной безопасности, разумеется.

«Хотя о моей безопасности тоже не стоит забывать», – мысленно добавила девушка, избегая его странного взгляда.

Коналл тряхнул головой, будто приходя в себя после кошмара.

– Нет, волков не видно, – ответил он, подобрал сумку, прошел мимо Ивлин, черной волчицы и сел на низкий табурет.

«Как-то очень быстро он освоился в доме!» – отметила про себя девушка. Коналл положил у себя в ногах сумку и принялся копаться в ее содержимом.

– Исчез даже тот, которого я убил, – произнес он.

– Исчез? – нахмурившись, спросила Ивлин, а Элинор проскользнула мимо нее и затрусила к Коналлу. Она обошла кругом его табурет и стала принюхиваться.

– Да исчез. – Он вынул из сумки небольшую бутыль и вытащил зубами пробку. Положив ее в ладонь, Коналл поднес бутыль ко рту и сделал несколько глубоких глотков. Пока он был занят, Элинор подошла к нему вплотную и принялась обнюхивать дно его сумки.

– Что это значит? – спросила Ивлин. – Элинор, ко мне.

Маккерик поставил бутыль на колено.

– Я хочу повторить, что волк, которого я убил, исчез. – Он посмотрел на нее, потом перевел взгляд на бутыль. – Хочешь меда? – спросил Коналл, протягивая ей питье.

Ивлин сначала решила отказаться. Но ее желание попробовать что-то еще, кроме растаявшего снега, было слишком сильным.

– Спасибо, – сказала она, беря бутыль. От сладкого густого запаха ее рот наполнился слюной. Но она не стала пить сразу, обратив внимание на то, что Элинор принялась скрести когтями сумку Коналла.

– Элинор, ко мне! – приказала она.

Горец взглянул на волчицу и махнул рукой.

– Пей мед, Ив, – беспечно сказал он. – Твой зверь не причинит моей сумке никакого вреда.

Ивлин не очень-то понравилось, что ей советуют, как надо обращаться с Элинор. Но она не стала больше медлить и поднесла бутыль к губам. Нежная сладость меда, попав в рот и горло, сразу же согрела ее. Коналл меж тем обратился к волчице.

– Но если ты и вправду порвешь ее, – сказал он тихим голосом, – то я спущу с тебя шкуру и сделаю из нее новую сумку. Плевать я хотел на всех этих писающих волков.

Восхитительный мед ударил Ивлин в нос, но она чуть не задохнулась.

– Сэр! – воскликнула она, кашляя и вытирая нос. – Пожалуйста, следите за своим языком!

– Что? – Коналл спокойно посмотрел на нее. – Одна из этих чертовых тварей надула мне на сумку. Не получилось сцапать меня, вот и отыгрались на моих вещах.

Ивлин не смогла сдержать смех, но быстро прикрыла рот рукой, удивляясь своей несдержанности. Она с сожалением отдала бутыль Коналлу.

Горец улыбнулся и сказал:

– Я гляжу, тебе понравилось, Ив. Готов поменять глоток меда на мясо, которое, судя по запаху, ты недавно жарила.

Ивлин перевела взгляд на полку и поморщилась. Вряд ли они с Элинор могут позволить себе роскошь делиться мясом с человеком, который все равно скоро уйдет. Им и самим мало. Но сладость меда на языке заставила заговорить ее совесть.

– Я не уверена, что мясо вам понравится, сэр, оно очень… жесткое. – Она замешкалась. – И немного подгорело. – Ивлин попыталась рассмеяться. – Боюсь, что повариха из меня неважная.

Коналл посмотрел на нее так, будто она сошла с ума.

– Я голоден, Ив. Ты что, откажешь мне в куске еды, потому что не хочешь, чтобы я ругал твою стряпню? Какая же ты гордячка! Да мне наплевать, что ты мне дашь, хоть сырую конину.

Неужели ему так нравится оскорблять ее на каждом шагу?

– Очень хорошо. – Ивлин напряженно улыбнулась и пошла к висевшей на стене полке. Сначала она взяла самый жесткий кусок, но потом заменила его на более мягкий, который точно можно было прожевать.

Когда она подошла к Коналлу, он буквально вырвал мясо из ее рук.

– Приятного аппетита, – проговорила она.

Коналл откусил мясо и принялся яростно жевать. Спустя какое-то время он посмотрел на Ивлин. Когда он заговорил, его рот был еще наполовину забит измельченным мясом, и Ивлин едва разобрала слова.

– Это конина, да?

Глава 4

Ивлин не хотела открывать глаза. У нее замерз кончик носа, а это означало, что огонь в очаге погас и в хижине царит жуткий холод. Пока она от него не страдала. В кровати было очень уютно. Сверху ее согревала шерстяная попона, сбоку – похрапывающая Элинор. Но Ивлин по-прежнему чувствовала себя разбитой, будто вообще не ложилась, хотя этой ночью она спала особенно крепко. Ей хотелось опять погрузиться в сон, в тепло и покой, где ее не преследовали волки.

Кроме того, если она откроет глаза, ей придется опять иметь дело с Коналлом Маккериком. Появление этого грубого и заносчивого горца лишило ее последних жизненных сил.

Ивлин позволила ему остаться на ночь только потому, что ей стало жалко выгонять его в лес. Слово «позволила» тешило ее раненую гордость, но в данном случае оно было не совсем точным. Ведь горец не спросил у нее разрешения остаться в хижине. Он с невозмутимым видом накидал сосновых веток в загоне Элинор и сверху постелил свой клетчатый плед. Затем просто лег на эту импровизированную постель, пробормотал: «Спокойной ночи, Ив», – и тут же заснул.

Ив лишь осталось решить, что ей делать дальше – лечь на улице или забраться в свою кровать вместе с Элинор. Несколько мгновений она в замешательстве смотрела на Коналла, потом на загоны и кровать в нише и в итоге выбрала последнее. Ей нечего опасаться за свою добродетель, если рядом будет спать Элинор. К тому же от волчицы исходило такое тепло, что Ивлин, прильнув к ней, мгновенно провалилась в сон.

– Хорошая девочка, – прошептала Ив и вытащила руку из-под попоны, собираясь потрепать ее по шее. Но вместо волчьего загривка нащупала худощавый зад. Устало, улыбаясь, Элинор провела ладонью вверх.

Однако улыбка сразу сошла с ее губ, как только она коснулась грубо выделанной материи, под которой ощущалось твердое, излучающее жар тело. Ивлин тут же открыла глаза.

– Доброе утро, Ив, – сказал горец. Его лицо находилось всего в дюйме от нее.

Пальцы Ивлин лежали на его плече. Она была настолько удивлена, что на мгновение потеряла дар речи и быстро проверила, все ли на месте. Вот живот, вот бедра, вот вытянутые вперед ноги, все теплое, укрытое одеялом. Ивлин лежала на боку, лицом к Коналлу. Она подняла голову. На другом конце кровати лежала волчица. Элинор спала, свернувшись калачиком, лежа поверх шерстяного одеяла и пледа горца.

Предательница.

Ивлин посмотрела на Коналла Маккерика.

– Что вы делаете в моей кровати, сэр? – тихим, спокойным голосом спросила она.

– Греюсь, – так же спокойно ответил мужчина.

Это простое слово имело особый подтекст. От его нахального ответа, от близости тела незнакомого мужчины Ивлин стало не по себе, поэтому она сделала первое, что пришло ей в голову.

Она медленно и нежно положила обе руки на широкую грудь Коналла, улыбнулась ему и изо всех сил толкнула.

Горец перекатился через край кровати и исчез из виду. До Ивлин донесся приглушенный крик и кряхтенье. Волчица подняла голову, глянула на пол, а потом с тяжелым вздохом поудобнее устроилась на ногах хозяйки.

– И тебе доброе утро, Коналл, – услышала она голос невидимого горца. – Ты хорошо спал? О, как это мило! Спасибо тебе за то, что согревал меня в ночи, и прими мои извинения за то, что я храпела тебе в ухо, как лось. Это ужасно невежливо с моей стороны.

Ивлин приподнялась на одном локте и посмотрела на мужчину, лежащего на холодном, твердом полу.

– Собирайте свои вещи и убирайтесь вон. Вы позволили себе слишком много вольностей, и я больше не намерена это терпеть. – Она собралась лечь обратно, но остановилась и добавила: – И я не храплю, это Элинор.

Маккерик фыркнул и с кряхтеньем сел.

– Как скажешь, Ив. Хотя мне с трудом верится, что огромная черная волчица может испускать такие звуки, словно она уточка, которую душат.

Ивлин сердито нахмурилась и легла на другой бок, лицом к стене. Она уже чувствовала, как под тонкое одеяло пробирается холодный воздух. Ей хотелось опять заснуть. Господи, она никогда еще не чувствовала себя такой слабой.

В загоне заблеяла овца, и Ивлин вскрикнула, когда волчица начала недовольно ерзать. Этим утром у нее болели обе ноги, что ее совсем не радовало.

– Эй, лежать! Лежать, Элинор! – прикрикнул на нее Маккерик. Его голос раздался откуда-то из-за ее плеча. Овца опять заблеяла, потом Ивлин услышала скрип двери и тут же уловила поток морозного воздуха. Потом дверь хижины закрылась, и вновь наступила благословенная тишина.

Ивлин закрыла глаза. Она не понимала, почему вдруг она себя так плохо чувствует. Ей необходимо подняться. Просто нельзя лежать и дремать, пока этот незнакомец приходит и уходит тогда, когда ему вздумается. Она должна встать и убедиться в том, что горец ушел навсегда и не забрал с собой остатки мяса, ведь это была единственная пища для нее и Элинор.

Но она не могла заставить себя подняться. У нее не было сил. Бедро и нога болели сильнее, чем всегда. Она замерзла, устала и хотела лишь одного – спать…


Коналл увидел, как черная волчица, сделав несколько прыжков, исчезла в лесу. И он спокойным шагом пошел по ее следам, таща за собой на привязи овцу. На краю леса он справил малую нужду, а маленькая косматая овца тем временем покопалась в сухой лесной подстилке под высокой сосной.

Уже давно рассвело, но солнечные лучи не могли пробиться через плотную завесу облаков. Небо было низким, хмурым и серым. Погода менялась. Легкий ветер раскачивал ветки над его головой, наполняя лес ледяным треском.

Покончив со своим делом, Коналл повернул обратно. Небольшое огороженное место слева от хижины было занесено снегом, и Коналл потратил почти час на то, чтобы расчистить его. После этого он шлепком загнал овцу внутрь, перевернул маленькое полусгнившее корыто и вытряхнул из него снег. Ему нужно было натопить для нее немного воды. А пока овце повезло – она нашла в углу несколько клочков сухой травы.

Коналл закрыл загон и посмотрел в сторону хижины. Он не заметил дыма над крышей, что удивило и встревожило его. Когда он уходил, внутри было уже холодно. Значит, сейчас там уже царила настоящая зима.

Может быть, Ивлин ждала его, чтобы разжечь огонь? Ведь он хотел сделать это еще тогда, когда Ивлин столкнула его с кровати. Но у нее было такое настроение, что Коналл решил пока не беспокоить ее, а оставить одну, чтобы дать ей время привыкнуть к присутствию мужчины в хижине. Наверное, он ошибался, но вдруг понял, что ему будет очень приятно разжечь огонь для Ив Бьюкенен.

И он займется этим прямо сейчас. Из леса вернулась волчица, на ее шкуре серебрился снег. Они встретились у дверей. Элинор выжидающе посмотрела на него.

– Ты ведь зверь, – шепнул Коналл. – Разве тебе не хочется жить в лесу? – И он махнул рукой в сторону поляны. – Там хорошо, правда?

Элинор подняла лапу, царапнула дверь и опять взглянула на Коналла.

Он вздохнул, открыл дверь, с неохотой впуская волчицу в хижину, и следом вошел сам. Коналл не стал закрывать вход, потому что собирался сначала разжечь огонь.

Он нахмурился, когда увидел, что Ив все еще лежит в кровати. Элинор присоединилась к хозяйке, ловко прыгнув ей в ноги. Коналл объяснил себе это тем, что она, наверное, поздно заснула, переживая, что в хижине находится незнакомый мужчина. Он кинул на кострище немного старого торфа, обложил его сухим хворостом для розжига, и скоро к потолку заструился дым.

Когда с этим делом было покончено, Коналл подошел к кровати и посмотрел на хрупкую девушку, которая крепко спала. Он не хотел будить ее, но не мог отыскать большой котел, в котором можно было бы растопить снег, чтобы напоить овцу. Ив лежала спиной к нему, а большая голова волчицы покоилась на ее талии.

– Ив? – тихо позвал ее Коналл и протянул руку, чтобы похлопать ее по плечу. Элинор зарычала и молниеносно щелкнула мощными челюстями на расстоянии волоска от мизинца Коналла.

– Мерзавка, – прошипел он и отдернул руку, с яростью глядя на животное. – Ив! – громче сказал Коналл, не спуская взгляда с волчицы.

Девушка под одеялом зашевелилась.

– Уходите, – сонно проговорила она.

– Мне нужно растопить снег и приготовить еду. Где котел, в котором ты готовишь?

Она ответила не сразу. Коналл уже решил повернуть Ивлин к себе лицом, хотя понимал, что при этом будет покусан волчицей. Ее долгий сон все больше беспокоил его. От их вчерашнего знакомства у Коналла сложилось впечатление, что Ив Бьюкенен не была лентяйкой.

– Я готовлю не в котле, а на вертеле. Мясо вон там. – Она вытащила руку из-под одеяла и показала на полку.

В этот момент рукав ее платья скатился к локтю. Коналл вздрогнул. Вся ее правая рука была в синяках. Ивлин натянула на себя одеяло и сказала:

– А теперь уходите.

– Что с твоей рукой, Ив? – осторожно спросил Коналл, – Ты упала?

Он увидел, как она едва заметно кивнула.

– Я провалилась в печную трубу, – пояснила Ивлин. – Так я попала в эту хижину.

Беспокойство Коналла уменьшилось. Судя по ушибам, ей очень повезло, что она не переломала себе кости. Он направился к полке и осмотрел жалкие запасы высушенной конины.

– Когда это случилось? – спросил он через плечо. – Сколько времени ты уже живешь в хижине Ронана?

Последовало долгое молчание, потом прозвучал ответ:

– Я точно не знаю. Может, месяц? Может, дольше…

Коналл замер на месте. За это время ушибы должны были давным-давно пройти. Он задумался. Ее странная сонливость насторожила его и озадачила.

Не желая лишиться руки, Коналл быстро подошел к двери и широко открыл ее.

– Ну-ка, волчица, то есть Элинор, – поправился он, указывая на выход, – иди погуляй. – Ему надо было отделаться от зверя, чтобы убедиться в своих подозрениях.

Элинор без интереса посмотрела на него. Коналл встал на пороге.

– Ко мне! – Он хлопнул руками о бедра, чувствуя себя полным дураком. – Ко мне, Элинор. Ну же, моя хорошая!

Волчица медленно села, с чувством потянулась и нехотя спрыгнула на пол. Затем неторопливо, с важным видом подошла к Коналлу и встала у порога. Элинор выглядела так, будто точно знала, что он задумал, и потому не имела ни малейшего желания выходить наружу.

Но тут судьба решила смилостивиться над Коналлом и послала ему удачу в виде зайца, мелькнувшего в этот момент на опушке леса. Элинор тут же прыгнула вперед и в мгновение ока пересекла поляну.

Коналл попятился назад и закрыл дверь. Немного подумав, он на всякий случай запер ее на засов, а потом быстро подошел к кровати, взял Ивлин за плечо и осторожно перевернул на спину.

– Что вы делаете, сэр? – слабым голосом спросила она. Под глазами Ивлин были синие круги, и это насторожило Коналла.

– Ш-ш-ш, Ив. Я должен заглянуть тебе в рот. – Он положил ладони по обе стороны ее лица.

– Что? Я запрещаю вам. – Она вяло попыталась отвернуться.

Но Коналл с легкостью обнажил ее десны, раздвинув губы большими пальцами, и то, что он там увидел, подтвердило его опасения.

Ив начала бороться с ним по-настоящему, но Коналл уже отпустил ее, а сам присел на край кровати.

– Ив, послушай меня. Ты очень больна. Ты ведь ничего не ела, кроме конины, с тех пор как здесь оказалась?

Щеки Ивлин вспыхнули, и она сказала:

– Интересно, а что еще я могла найти зимой в лесу? Я не больна, Маккерик, просто устала.

Коналл кивнул, не желая злить ее.

– Где котел?

– Он закопан.

– Закопан? – с удивлением воскликнул Коналл.

– Я сварила все мясо, какое у нас было, сложила в котел и закопала его. Но там осталось совсем мало, – слабым голосом объяснила Ивлин. Она вздохнула, будто признавая поражение. – Он под большим плоским камнем, напротив двери. Может, в двадцати шагах от нее.

Коналл поразился ее находчивости. До этого момента он не представлял себе, насколько плохи были дела у этой девушки, когда она нашла хижину Ронана. Теперь понятно, почему Ивлин так яростно сражалась за эту маленькую развалюху.

– Ты умница. – Коналл улыбнулся. – А теперь отдыхай, я скоро вернусь. – Он продолжал улыбаться, даже когда Ивлин нахмурилась и опять отвернулась к стене.

Ему надо было спешить.

Ивлин показалось, что Маккерик почти сразу же вернулся, шумя и топоча ногами. Видимо, она опять заснула, а теперь очнулась, с тревогой размышляя о ноющих суставах. Элинор попыталась нагло спрятать свой холодный, мокрый нос на ее теплой шее, но Маккерик прогнал ее, выпустив череду гэльских ругательств. Он произнес их так быстро, что Ивлин ничего не поняла. Вскоре она опять провалилась в сон.

Через какое-то время она почувствовала, как шотландец опять положил теплую ладонь ей на плечо и перевернул ее на спину.

– Ив, – позвал он, потом взял ее руку и вложил в нее какой-то круглый гладкий предмет. – Возьми вот это и выпей.

Ивлин подняла тяжелые веки и посмотрела сначала в лицо Коналла Маккерика, а потом на предмет, который он всунул ей в ладонь. Это была глиняная кружка, в которой плескалась красноватая жидкость, а над ней поднимался пар, восхитительно пахнущий чем-то очень знакомым. Только она никак не могла понять, чем именно.

– Что это? – спросила Ивлин, опираясь на локоть. Коналл опытным движением приподнял ее, положив руку ей под спину, и Ивлин почувствовала его рельефные, твердые как камень мускулы. От этого у нее вдруг странно сжалось сердце.

– Чай.

Ивлин подозрительно глянула на Коналла и еще раз понюхала пар, над кружкой.

– Странный запах. Что это за чай?

– Хороший. Тебе он нужен. Выпей.

– Скажите мне, что это такое, – потребовала она. Маккерик откинул голову и спросил:

– Ты что, мне не доверяешь?

– А почему вы не хотите рассказать мне?..

– Это уж точно не конина, – резко оборвал он ее, и Ивлин поняла, что была не права.

Теперь, когда Коналл был так близко, она заметила, что в его светло-карих глазах были зеленые крапинки, а его губы были полными и выглядели необыкновенно мягкими для мужчины такой наружности. Ивлин даже подумала, закрывая глаза, что было бы здорово, если бы такие губы привиделись ей во сне…

– Ив, – позвал ее Маккерик.

Она заморгала, поняв, что чуть опять не заснула в сидячем положении, и заглянула в широкое озабоченное лицо:

– Что со мной не так?

Он взял руки Ивлин в свои и поднес их с чашкой к ее рту.

– Пей, – был его единственный ответ.

Ивлин послушалась его и сделала глоток. Жидкость была теплой, с едва уловимым вкусом, который тем не менее показался ей необыкновенно восхитительным и пьянящим. После первого глотка она уже не могла остановиться и выпила все до дна.

Ивлин опустила пустую кружку, перевела дух и посмотрела на Маккерика. Он улыбался.

– Я говорил, что тебе понравится. Еще?

– А есть еще? – недоверчиво спросила Ивлин. Она и забыла о таком слове с тех пор, как покинула Англию.

Маккерик с ухмылкой взял из ее рук чашку и наполнил ее из высокого глиняного кувшина, стоящего возле очага.

– У нас этого добра целый лес, девушка. – Он опять сел на кровать и подал кружку.

Ивлин поднесла ее к губам, сделала несколько жадных глотков и тут же пожалела об этом, потому что на этот раз напиток был обжигающе горячим.

– Осторожно, – упрекнул ее Коналл. – У него не было времени остыть.

От боли у нее на глазах навернулись слезы. Конечно, надо было сначала подуть на чай.

– Это сосна, – сказал Маккерик.

Ивлин посмотрела на него, заметила, что он наблюдает, как она складывает губы, собираясь подуть на горячий напиток.

– Простите? – переспросила она.

– Это питье из сосновых иголок. С добавлением меда для сладости, – с улыбкой объяснил он. – Ты уже много недель не ела ничего свежего, Ив. – Он показал на ее руку. – Эти ушибы, сонливость… Тебе нужно подкрепиться.

– И этот простой отвар мне поможет? – подняв бровь, спросила Ивлин.

– Да, – кивая, ответил Коналл. – А еще содержимое вон того большого котла.

Ивлин, не забывая дуть на восхитительный напиток, опять посмотрела в сторону очага и увидела там большой котел, в котором она закопала конину. Крышка была плотно закрыта, и лишь тонкие струйки пара вырывались по краям.

Маккерик встал и, вытащив из-за пояса короткий нож, опять направился к очагу. Сев на корточки, он обернул руку подолом своей длинной рубахи и сдвинул крышку. Ивлин увидела густой коричневый соус, в котором, если ее не обмануло зрение, плавало что-то зеленое.

Коналл помешал содержимое ножом и закрыл крышку, а потом посмотрел на Ивлин.

– Похлебка, – объявил он, вытирая нож тряпкой и засовывая его обратно в ножны.

От нахлынувших чувств у Ивлин закружилась голова. Она ощущала облегчение, радость, желание. Отхлебнув еще отвара, Ивлин заметила, что у нее дрожат руки. Похлебка. Боже мой! Но ее вдруг затошнило, и на лбу выступил холодный пот.

– Через день или два ты поправишься, – сказал Маккерик, подходя к ее кровати. Линии его соколиного лица смягчились. Она не узнавала того дикаря, который ввалился вчера к ней в хижину. Маккерик оказался красивым мужчиной.

– Спасибо, – тихим голосом сказала Ивлин. Она была очень благодарна ему за заботу. Этот незнакомец был очень внимателен, но его доброта тяжким бременем ложилась ей на плечи. Как она сможет потребовать, чтобы Маккерик покинул хижину, если он просто спас ей жизнь? Значит, уйти должны они, но куда? Голод погубит их. Ситуация казалась неразрешимой.

Было время, когда Ивлин даже не могла себе представить, что когда-нибудь окажется в подобной ситуации. Она была единственным ребенком в семье лорда, и каждое ее желание неукоснительно исполнялось, часто еще до того, как она сама успевала осознать, чего именно хочет. Она росла в окружении любящих людей и редко с кем-нибудь ссорилась. Обрученная с самым близким другом детства, она готовилась к спокойной, обеспеченной, светской жизни. Но, повзрослев, она отказалась от всего и ушла в монастырь, где ей пришлось очень нелегко. Ее проклинали и жестоко наказывали лишь за то, что она была такой, какой ее создал Господь. Религия казалась ей спасительной гаванью, у нее был страх перед замужеством и рождением детей, но очень скоро она смогла убедиться в том, что заблуждалась.

На самом деле ее страхи только усилились. В монастыре было немало молодых женщин, незамужних и беременных, которые искали там убежище. Ей часто приходилось оказывать помощь при родах, которые в основном проходили очень непросто, с осложнениями.

Жизнь проходила в постоянной борьбе со страхами. Она все чаще думала о том, что хорошо было бы вернуться домой. Но этой заветной мечте не суждено было сбыться: ее отца убили, а самой Ивлин предложили жить в доме человека, которого она всегда презирала.

Но она не воспользовалась эти предложением и ушла со знахаркой.

Ивлин стойко выносила все выпавшие на ее долю несчастья. До сих пор она во всем полагалась только на свои силы. И теперь не боялась сообщить о своем решении горцу, который сейчас из своих рук кормил Элинор кусками конины.

– Сэр… – начала Ивлин.

Горец внимательно посмотрел на нее:

– Ты хочешь еще отвара?

– Нет, спасибо. – Она заметила, что манера общения этого мужчины несколько изменилась по сравнению с тем, что было сначала. – Мы не можем продолжать в том же духе. Конечно, вы понимаете, о чем я говорю.

– Нет, не понимаю, – ответил Маккерик, поднимая брови.

– Мы… я хочу сказать, что… – Ивлин запнулась, – …мы не можем жить в этом доме… вдвоем, – подчеркнула она.

– Это почему? – спросил Маккерик, вытирая руки о рубаху. Он направился к очагу с кипящим котлом, рядом с которым стояла деревянная миска с черпаком.

– Потому что это неприлично. Перед тем как я отправилась в Шотландию с Мин… то есть с моей тетушкой, я жила в монастыре. А до того я жила в доме отца, где меня воспитывали как леди. Я не смогу себя уважать, если соглашусь жить в этой каморке с мужчиной, которого практически совсем не знаю.

– Понятно, – задумчиво сказал горец. Он налил похлебку в миску, не произнося ни слова.

Ивлин глотнула из кружки, прокашлялась и спросила:

– Ну, так что вы предлагаете делать?

Маккерик выпрямился с миской в руках и направился к кровати. Он взял у Ивлин чашку и подал ей дымящуюся ароматную похлебку.

– Я предлагаю ничего не делать, – сказал Маккерик.

– Но… – начала Ив.

Горец поднял ладонь и заявил:

– Я Маккерик, вождь своего клана. Я блюду свою честь, так же как любой английский лорд. Особенно в отношении клана Бьюкененов. Я не могу позволить тебе уйти, потому что… это опасно, смертельно опасно. А сам я пришел сюда, чтобы поохотиться. Я хороший охотник, в этом деле мне нет равных. Люди в моем городе голодают, Ивлин. Я не могу подвести их.

По какой-то причине от слов Маккерика у Ивлин побежали мурашки по спине. Она забыла о похлебке, которую держала в руке.

– Погода меняется, – продолжил гипнотизировать ее своим голосом Маккерик. – Если я не ошибаюсь, надвигается буря. Никто из нас не выдержит даже дневного перехода при ледяном ветре и снегопаде. – Он наклонился, налил еще отвара, задумчиво сделал несколько глотков, а потом посмотрел на Ивлин: – Эта зима может быть очень долгой. Я не могу обещать, что мы с тобой скоро расстанемся. Но я могу дать слово, что со мной ты будешь в полной безопасности.

Ивлин не знала, что сказать. Она опустила взгляд на деревянную миску, которую держала в руках и, поднеся ее ко рту, осторожно попробовала содержимое. В густой подливе плавали яркие кусочки моркови, горох и даже разваренные зерна ячменя. Боже правый, это было чудесно! Ивлин закрыла глаза, подержала похлебку во рту, наслаждаясь ее вкусом, а потом с удовольствием проглотила.

– Похлебка превосходная, – сказала она. – Спасибо вам.

– Не за что, Ив, – серьезно ответил Маккерик, – Ведь мне не пришлось сразу отправляться на охоту, мясо я взял у тебя. Так что я у тебя в долгу.

При этих словах на щеках Ивлин выступил румянец, но она решила, что это не от похвалы, а исключительно от вкусной, горячей еды.

– Так что ты скажешь мне, Ив? – спросил Маккерик, укладывая в очаге торф длинной заостренной палкой. Он уже не смотрел в ее сторону.

Тут в голову Ивлин пришла мысль, которая странным образом ее взволновала и она спросила:

– Вы женаты, сэр?

Палка в руках горца на мгновение остановилась.

– Я был женат, – сказал он ровным голосом и продолжил свое занятие. – Но моя жена умерла.

– Ох, извините. Мне очень жаль.

Ивлин сделала еще один глоток и принялась медленно пережевывать попавшийся ей кусочек моркови. Это помогло справиться с неуместным чувством облегчения, испытанным ею по поводу того, что там, дома, у Маккерика не было жены, с нетерпением ожидающей его возвращения.

Горец коротко кивнул, продолжая смотреть в огонь.

«Он, конечно, переживает из-за этого», – подумала Ивлин, и эта мысль окончательно решила все дело. Мужчина оплакивал жену и ушел на охоту, чтобы накормить своих людей… Он гораздо благороднее, чем показалось с первого взгляда.

– Ладно, но вы ни в коем случае не будете спать со мной в одной постели, – сказала она строго.

Горец кивнул. Его внимание было по-прежнему обращено на огонь.

– Я согласен.

– И никто не должен знать о моем присутствии здесь, – вдруг заявила Ивлин, когда она вспомнила о своих опасениях по поводу ее «родственников» из клана Бьюкененов. – Я… не хочу потерять свое доброе имя.

– Вряд ли к нам кто-нибудь заглянет, Ив, – сказал Маккерик. – И я обещаю, что никому не скажу о тебе.

Ивлин сначала поджала губы, а потом произнесла:

– Хорошо. Я согласна.

После этих слов он посмотрел на нее:

– Но у меня тоже есть одно условие.

Ивлин сглотнула.

– Какое?

– Чтобы ты называла меня Коналлом и на ты. Или по крайней мере Маккериком. – Он ухмыльнулся. – Когда ты называешь меня «сэром», мне тут же хочется обернуться и поискать там английского парня.

Ивлин слегка улыбнулась.

– Очень хорошо. Тогда я буду звать тебя Маккериком.

Маккерик широко улыбнулся, потом озорно подмигнул ей и обратился к содержимому кружки.

Ивлин с сильно бьющимся сердцем принялась за похлебку.

Глава 5

Предсказания Коналла насчет бури оказались верными. Еще до полудня в воздухе закружились первые редкие снежинки, а когда позже стальное небо заволокло темное покрывало ночи, поляна уже была засыпана свежим слоем снега, который плотной, мокрой, густеющей на глазах стеной сыпался сверху. Температура тоже падала довольно резко, так что весь мир за пределами хижины быстро превращался в хрустящий лед. Ветер шептал и свистел снаружи, будто соблазнял их выйти навстречу буре. Даже волки сегодня молчали.

Но внутри хижины было тепло и спокойно. В очаге тлел торф. Маленькая масляная лампа, которую Коналл вытащил из своей сумки, освещала грубые стены и потолок мягким светом. Большая черная волчица, которую, похоже, Коналл уже скоро сам начнет звать человеческим именем, лежала перед овечьим загоном в дальней части хижины, прислонившись спиной к заграждению. Овца лежала по другую сторону загона в такой же позе – спины животных соприкасались. Такую удивительную картину Коналл видел впервые в жизни.

Сам Коналл при этом сидел на низком табурете и ломал тонкие ветки, собираясь соорудить из них капкан. Сваренной им похлебки хватит обитателям хижины на день, от силы на два, но после того как буря утихнет, ему нужно будет сразу идти на охоту.

Справа от него в нише спала Ивлин. Когда он смотрел на нее, мирно посапывающую в постели, ему становилось немного не по себе. Он сразу вспоминал последние месяцы, когда он ухаживал за слабеющей Нонной… Поэтому старался не отвлекаться от дел. Он ломал ветки, сгибал их, перекручивал между собой, опять ломал ветки – и дальше по кругу. Это была кропотливая, монотонная работа.

Вскоре ему понадобился нож поменьше, чтобы сгибать и крепить самые короткие ветки, и он вспомнил о сломанном ноже Ивлин. Поставив практически уже готовый капкан на пол, Коналл тихо встал и подошел к полке. Он обнаружил нож там, где его оставила Ивлин, но его рука замерла в воздухе, когда он заметил грубо выделанную седельную сумку, висящую рядом с полкой. Коналл думал, что она совсем пустая, но ему бросился в глаза выступающий сквозь материю острый край какого-то предмета.

Он обернулся. Ив спала лицом к стене.

Тогда Коналл снял сумку с деревянного гвоздя и вернулся с ней к табурету. Засунув руку внутрь, он нащупал гладкий кожаный предмет – квадратный и очень толстый. Он осторожно вытащил его из сумки.

Эта вещь была сделана из тонкой кожи. Изящный ремень соединял две части. На коричневом переплете был выдолблен изящный узор из виноградной лозы. Коналл расстегнул ремень и раскрыл пергаментные листы. Он в изумлении уставился на дорогой предмет, рассматривая необычные интересные завитушки и красочные узоры на заглавной странице. Потом он перевернул ее. На следующей странице, также украшенной орнаментом, начиналось плотное черное письмо. Эта вещь заворожила Коналла. Он провел пальцем по пергаменту.

– Очень невежливо рыться в вещах другого человека без его ведома.

Голос Ив прозвучал так неожиданно, что Коналл даже подскочил на месте, и тяжелый кожаный предмет выпал у него из рук. Девушка охнула и попыталась поймать его на лету, но не успела, она была слишком далеко.

– Маккерик! – гневно воскликнула Ивлин. – Неужели нельзя бережнее обращаться с манускриптом? Эта вещь очень дорогая, не говоря уж о том, что священная.

Коналл почувствовал, что краснеет. Он нагнулся и бережно поднял… «Как она назвала эту вещь – манускрипт?»

– Я думал, что ты спишь, – ответил Коналл, смущенный тем, что Ив застала его с этим предметом в руках да еще увидела, как он уронил его.

– Конечно, я спала.

– Что это? – спросил Коналл, переворачивая манускрипт вверх ногами.

– Библия. – Ивлин замешкалась. – Ты знаешь, что это такое?

Коналл вытаращил глаза.

– Конечно, знаю! К нам в город каждый год приезжает священник. Мы не какие-то там дикари.

– Ох! – Ив села на кровати. – Тогда прощу прощения. – И ее голос стал более любезным: – Пожалуйста, положи манускрипт обратно в сумку. С ним надо обращаться очень бережно.

Но Коналл ее не послушался. Он еще раз раскрыл книгу и принялся рассматривать ее.

– Откуда она у тебя?

– Из монастыря, в котором я жила, – коротко ответила Ив. – Монахи пишут книги для священников.

– Это Евангелие? – Коналл опять завороженно провел пальцем по странице.

– «Песнь песней» Соломона. А теперь, пожалуйста…

– Монахи ее тебе отдали?

Ив не ответила, и Коналл повернулся к ней. Она плотно сжала губы, ее щеки порозовели.

– Ну, не совсем. Я… м-м-м…

– Ты украла ее! – Коналл ухмыльнулся. – Так-так, правнучка Евы!

– Не называй меня так, – отрезала Ив. – Я… как раз изучала ее, когда пришла весть о том, что мой отец умирает. Я захватила ее с собой. Но после того как отец умер, я уже не вернулась в монастырь, поэтому… – Она пожала плечами и отвела взгляд. – Я не крала ее.

– Да, конечно, не крала. – Коналл продолжал ухмыляться. – Ты можешь прочитать ее?

– Разумеется, – кивая, сказала Ив.

Коналл встал с табурета и направился к ней. Ив нахмурилась, когда он сел на край кровати, но Коналл не обратил на это внимания и подал ей книгу.

– Чего ты хочешь? – Девушка осторожно взяла в руки манускрипт.

– Почитай мне немного.

Ив опять порозовела и пробормотала:

– …Может быть, в другой раз. Честно говоря, я еще слаба. Мои глаза…

– Чуть-чуть, – продолжал настаивать Коналл. Он наклонился и открыл заглавную страницу. – Я очень хочу услышать «Песнь Песней».

– Ладно, – со вздохом согласилась Ив. – «Песнь Песней» Соломона. «Да лобзает он меня лобзанием уст своих! Ибо ласки твои лучше вина. От благовония мастей твоих имя твое – как разлитое миро; поэтому девицы любят тебя».

Она замолчала.

– Дальше, – попросил Коналл. И Ивлин продолжила чтение:

– «Влеки меня, мы побежим за тобою; – царь ввел меня в чертоги свои, – будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино…»

Но потом вдруг закрыла книгу.

– Думаю, этого хватит.

Сердце Коналла отчаянно билось. Руки дрожали. Эффект, произведенный мягким голосом Ив, произносящей такие красивые и чувственные слова, был ошеломляющим.

Он хотел слышать еще.

– Нет, – Коналл потянулся за книгой, – продолжай…

Но Ив отодвинулась от него подальше.

– Я устала, Маккерик.

Коналлу хотелось крикнуть, потребовать, чтобы она читала дальше этот таинственный, странным образом волнующий его текст. Но он подавил в себе этот порыв.

– А завтра? – Он постарался скрыть волнение. – Может, ты будешь читать мне понемногу каждый день? Это поможет нам скоротать время.

– Может быть, – уклончиво ответила Ив, стараясь не встречаться с ним взглядом. – А сейчас я бы хотела встать и выпить отвара, если он, конечно, еще остался.

Коналл немедленно поднялся с кровати.

– Я принесу его тебе.

Ивлин отбросила одеяло, и прохладный воздух хижины коснулся ее голых щиколоток. Она подобралась к краю кровати, чувствуя, как еще горят ее щеки от слов, которые она только что прочитала, и осторожно застегнула манускрипт. В доме воцарилась тишина.

О чем она только думала, когда согласилась читать Маккерику самую неприличную часть Библии? Но горца, судя по его виду, эти слова нисколько не смутили. Он с невозмутимым лицом направился к огню, чтобы налить ей в чашку дымящийся отвар.

Элинор подбежала к кровати и села у ног Ивлин. Повязка вокруг ее живота, которая недавно была розовой, теперь развязалась, загрязнилась и волочилась по полу. Овца, оставленная в одиночестве, жалобно заблеяла. Волчица подняла заднюю ногу и почесала бок.

– Знаю, моя хорошая, – с сожалением произнесла Ивлин, гладя ее по голове, – я сейчас тобой займусь.

Маккерик стоял рядом с ними и протягивал ей чашку с отваром. Ивлин взяла ее, бормоча слова благодарности. Когда их пальцы соприкоснулись, она подавила желание немедленно отдернуть руку.

– Что ей нужно? – спросил Маккерик.

Ивлин осторожно глотнула отвар и кашлянула. Ей казалось удивительным, что она намного лучше стала себя чувствовать.

– Ей нужно промыть рану и поменять повязку. Вчера ее бок выглядел почти зажившим. Может быть, повязка ей уже и не понадобится. – Ивлин была рада, что они пока оставили тему о чтении «Песни Песней». Она сунула ноги в башмаки.

Маккерик недовольно хмыкнул и сказал:

– Я сам займусь этим.

– Нет. – Ивлин встала, держа кружку в одной руке, а книгу – в другой. Она справилась с легким приступом головокружения. – Вряд ли она позволит тебе сделать это. Элинор – моя питомица, и я сама должна о ней позаботиться.

Горец нахмурился. Он оглядел ее с головы до пят, и от его внимательного взгляда Ивлин стало как-то не по себе.

– Не думаю, что у тебя есть силы для… – начал он. Но Ивлин не стала его слушать и направилась к табурету.

– Ты мне не нянька, Маккерик, – заявила она, поставила кружку на низкое сиденье и, взяв брошенную седельную сумку, осторожно выпрямилась. Она боялась, что от слабости может упасть прямо в огонь, и тогда Маккерик решит, что он прав.

Она раскрыла сумку и положила внутрь бесценную книгу. Ей стало стыдно за свой резкий тон, и Ивлин постаралась исправить впечатление.

– Я бесконечно благодарна тебе за твою доброту, – сказала она, – но я не хочу, чтобы мной руководили. Я поняла это в тот момент, когда решила не возвращаться в монастырь. – Она на мгновение посмотрела ему в глаза. – Ты можешь быть вождем своего клана, но ты мне не господин.

Ивлин отвернулась, чтобы повесить сумку на гвоздь под полкой, и ожидала гневного ответа от шотландца.

– Очень хорошо, Ив. Но ты скажи мне, когда притомишься. Я помогу тебе, если ты захочешь сходить по нужде. В этом нет ничего постыдного.

Ивлин остановилась, но не стала поворачиваться к Маккерику. Она была совершенно не готова к такому ответу. Протянув руку к ножу и миске со мхом, что находились на полке, девушка услышала чавкающие звуки. Она обернулась.

Маккерик опять сидел на корточках перед огнем, рядом висел котел с похлебкой. Он кормил волчицу, выставив вперед длинную деревянную ложку. Горец посмотрел на Ивлин и сказал:

– Знаешь, похоже, я ей понравился. – Резковатые линии его лица сложились в мальчишескую улыбку.

Ивлин не смогла сдержаться и тоже улыбнулась. Затем сняла с веревки две чистые тряпицы.

– Ей больше всего понравилась твоя похлебка.

– Может быть, – дружелюбно пожал плечами Маккерик и помешал ложкой в котле. Элинор подошла к нему поближе и уловила аппетитный аромат. – Я хороший повар и потому понимаю твою подружку. Должны же мы с чего-то начать.

Он закрыл котел крышкой и положил сверху ложку.

– Все, больше не получишь, – сказал Маккерик. Волчица отошла и послушно легла на пол. Маккерик глянул на Ивлин, и она заметила в его глазах веселые искорки. – Я думаю, что если буду кормить ее и заботиться о ней, то в конце концов она привяжется ко мне.

Ивлин внимательно посмотрела на него, пытаясь понять, есть ли в последней фразе Маккерика скрытый смысл. Но внутренний голос шепнул Ивлин, что над такими вещами лучше не размышлять, поэтому она отвела взгляд от горца и села на пол рядом с волчицей, собираясь заняться ее раной.

Коналл тут же перетащил низкий табурет поближе к тому месту, где расположились Ив с волчицей. Он взял ее кружку в руки и, уперев локти в колени, принялся хлебать остывающий отвар. С этого места – рядом, но чуть-чуть позади – ему открывался замечательный вид на бледные изящные руки Ив, пляшущие над волчицей, и на длинный изгиб ее шеи, когда она наклоняла голову то в одну, то в другую сторону.

Его последние слова явно насторожили Ивлин, и Коналл мысленно сказал себе, что нужно вести себя более осторожно. Но он никогда раньше не ухаживал за женщинами. Нонна была обещана ему с рождения, так что ему не пришлось никого обольщать и соблазнять, теперь он был вынужден осваивать эту науку прямо по ходу дела.

Размышления о своей неопытности в вопросах любви дали новый поворот его мыслям.

– А ты была замужем, Ив? – спросил он. Ее рука на мгновение замерла.

– Нет, никогда, – ответила девушка и продолжила разматывать повязку.

– Верится с трудом, – заметил Коналл, когда понял, что она не будет вдаваться в детали.

Ивлин промыла рану влажной тряпицей.

– Почему?

– Девушка благородного происхождения, такая красивая и образованная – я думаю, тебя еще в детстве обручили с каким-нибудь лэрдом.

Кончики ее ушей порозовели.

«Помедленнее, Коналл, – напомнил он себе. – Не спеши».

– Я… правда была обручена. – Она посмотрела на него через плечо, и Коналл увидел ее покрасневшее лицо. – Мне кажется, рана почти затянулась. Приложить еще раз мох или не надо?

Коналлу понравилось, что Ив интересует его мнение. Он наклонился и внимательно осмотрел рану.

– Ну, по мне так твоя зверюга совсем здорова. Ты хорошо поработала. – И он широко улыбнулся.

Ив нахмурилась и едва заметно прищурила глаза. Коналл перестал улыбаться и придал лицу, какой надеялся, уместное в этом случае серьезное выражение.

– Думаю, что мох уже не нужен, – сказал Коналл. – Но стоит еще на день-два оставить повязку. Так, на всякий случай.

Ив согласно кивнула, подозрение во взгляде сменилось удовлетворением.

– Хорошо. – Она взяла в руки длинную тряпицу и расправила ее.

– Твой нареченный умер?

– Нет. – Она замолчала, перевязывая бок Элинор. Смастерив тугой узел, Ив закончила фразу: – Я ушла в монастырь до того, как мы поженились.

Коналл удивленно поднял брови. Его сердце сжалось.

– Любому мужчине не понравится, если его нареченная вдруг вильнет хвостом и сбежит, нарушив клятву.

– Да, он… огорчился, – Ив встала с пола с едва заметным вздохом, – но вскоре женился на другой. Насколько я знаю, они счастливы.

– Непостоянный у тебя жених, – с иронией заметил Коналл.

«Вернее, полный идиот», – сказал он себе.

– Он хороший человек, – возразила Ив. – Просто мы не подходили друг другу. И я поняла это раньше его.

– Почему? – спросил Коналл, ожидая услышать что-нибудь о любви, чести и благородных манерах, которых не хватало ее нареченному.

– Потому что я не хочу детей.

У Коналла перехватило дыхание. Он был настолько поражен, что сказал первое, что пришло ему на ум:

– Ты, конечно, шутишь, Ив.

– Нет, не шучу, – раздраженно ответила девушка, беря у него из рук кружку. Она выпила все до дна, а потом подошла к кувшину и налила еще. – Я пошла в монастырь, чтобы не рожать детей.

Наспех придуманный Коналлом план начал трещать по швам и рушиться прямо на глазах. То единственное, что он хотел получить от этой девушки, она как раз не хотела никому давать.

– Но… почему, Ив?

– Почему? Да потому что не все женщины хотят иметь детей, Маккерик, – отрезала она. – Роды – это игра со смертью. Я много раз видела, как они заканчивались. И гораздо чаще это была не радость, а трагедия. Моя собственная мать умерла при родах. Я не хочу, чтобы мой ребенок винил себя за мою смерть.

Коналл не знал, что сказать. Он думал о Нонне и их младенце. Ему было хорошо известно, каким горем могли закончиться роды. Но он никогда не думал об этом с позиции оставшегося в живых ребенка. Конечно, для юного сердца осознание того факта, что мать пожертвовала собой, давая ему жизнь, было тяжким испытанием. И он спрашивал себя, что могла бы чувствовать его дочь, если бы осталась жива.

Перед его взором вдруг предстала картина: маленькая темноволосая девочка – играющая, смеющаяся, живая, – но он тут же отогнал ее.

Теперь Коналл по крайней мере понимал, что Ив не хотела детей не потому, что испытывала отвращение к материнству, а потому что ее пугал сам процесс родов. Он увидел, как Ив налила себе в миску похлебки и нежно улыбнулась лежащей неподалеку волчице. Элинор довольно завиляла хвостом, разметая грязь на полу. Коналл в который раз удивился тому, что этой странной девушке из клана Бьюкенен удалось приручить самого дикого из лесных зверей.

«Она будет хорошей матерью», – подумал Коналл.

Глава 6

На следующее утро буря стихла. Поляна вокруг хижины, лес и вся долина, в которой она стояла, были засыпаны свежей снежной пудрой. Проснувшись, Ивлин почувствовала себя гораздо лучше. Слава Богу, на этот раз она была в кровати одна, но с раздражением отметила, что без теплого тела Маккерика она совсем замерзла. Грешница!

Маккерик уже встал и занимался хозяйством. Он до конца очистил овечий загон во дворе, выпустил Элинор на волю, чтобы та справила свою нужду, и докончил две ловушки, которые начал делать еще вчера вечером. Девушка тоже вышла на свежий воздух, а когда вернулась, горец вежливо спросил ее о самочувствии, и только потом пошел на охоту, попросив ее до его возвращения не уходить далеко от хижины.

Наконец-то Ивлин осталась одна. Она вымыла лицо и руки, прополоскала рот, расставила по местам те немногие вещи, что стояли на узкой полке. После этого девушка выкинула верхние ветки сосны из загона и немного подмела перед очагом.

Она оглядела пустую хижину. Поправила край шерстяного одеяла на кровати. Причесалась и заплела волосы.

Затем приготовила свежий отвар в кувшине и стала ждать возвращения Маккерика.

Ивлин не знала, плакать ей или смеяться. Прошло всего два дня с тех пор, как в хижине появился другой человек, а ей уже не нравилось одиночество. Дело не в том, что она и Маккерик подружились. Просто Ивлин нравилось, что в доме был кто-то еще, с кем можно было не разговаривать, если не хочется.

Девушка услышала, как Элинор залаяла снаружи. Радуясь, что у нее появилось хоть какое-то дело, Ивлин подошла к двери, открыла ее и посмотрела во двор.

Волчица носилась как безумная вокруг маленького загона, в котором теперь находилась овца Маккерика. Снег комьями летел у нее из-под лап, она то ложилась на мгновение, тяжело дыша, то вновь начинала бегать вдоль ограды. Овца вела себя примерно так же. Она трусила по периметру загона, резко разворачивалась и опять следовала за волчицей.

– Развлекаетесь? – крикнула им Ивлин. Заслышав ее голос, Элинор повернулась к ней и громко гавкнула. Овца тоже остановилась и посмотрела на девушку. – Весело у вас тут, – смеясь, заметила Ивлин.

Элинор пару раз обежала вокруг нее и опять залаяла, а потом опустилась на передние лапы и начала энергично вилять хвостом.

«Поиграй».

Овца просительно заблеяла.

Улыбка на лице Ивлин стала шире. Она переступила порог и взяла пригоршню снега. Слепив снежок, кинула его Элинор, который волчица ловко поймала и тут же превратила в пудру. Она облизнулась, показав зубы, и опять призывно залаяла.

«Играй! Играй!»

Ивлин послушалась. Она бросала снежки в волчицу под аккомпанемент веселого блеяния овцы до тех пор, пока у нее не окоченели ладони. Подол платья промок насквозь и холодил ее голые икры.

– Все, Элинор, хватит, – смеясь и еле дыша, сказала Ив. Волчица упала на бок и принялась валяться в снегу. Ей тоже было очень весело.

– Давай-ка мы и тебе дадим какое-нибудь имя, – произнесла Ивлин, убирая с глаз мокрые вьющиеся пряди волос и глядя на маленькую коричневую овечку, стоящую в загоне. – Хм-м… Что ты скажешь насчет Бонни? Хорошее имя для милой шотландской зверюшки, – сказала она, передразнивая акцент Маккерика.

Овца весело заблеяла. Имя ей явно понравилось.

Ивлин улыбнулась животным и уже собралась было пойти обратно в хижину, как Элинор вдруг вскочила на ноги и повернулась к лесу. Шерсть на ее спине встала дыбом. Она тихо зарычала. Ивлин посмотрела в сторону леса, но не увидела ничего подозрительного.

Элинор опять зарычала, на этот раз громче.

«Посторонний. Незнакомец».

По коже Ивлин, и так уже замерзшей, забегали мурашки, в голове воцарился полный сумбур. Сюда шел какой-то незнакомец, а Маккерика все еще не было… Кто это мог быть? Сколько их? Они могут забрать овцу, расправиться с Элинор. Они могут…

Ивлин приподняла мокрый подол платья и, высоко поднимая ноги, неловко побежала через сугробы к загону, где стояла настороже Элинор. Она открыла шаткую калитку и, схватив овцу за длинную спутанную шерсть на загривке, стала вытаскивать ее из загона.

– Элинор, ко мне! – собравшись с духом, крикнула девушка, продолжая с бешено колотящимся сердцем тянуть Бонни к хижине. – Элинор, ко мне!

Волчица наконец повернулась и побежала к хижине. Ивлин открыла дверь, затолкала животных внутрь и задвинула засов.

– Хорошая девочка, – задыхаясь, похвалила она волчицу.

Овца пошла в свой загон, Элинор направилась следом за ней и встала у входа. Ивлин встала на колени и прильнула к отверстию в дверях.

Девушка медленно обвела взглядом поляну – справа налево, слева направо. И увидела, как на поляну из лесу вышел человек, который до этого сливался с шеренгой серых стволов. Это был мужчина. Но не Маккерик.

* * *

Коналл медленно брел через сугробы к хижине. Он поставил ловушки в тех местах, где их должна была найти мелкая дичь, осторожно положив в них по кусочку сушеной моркови. Он надеялся поймать хотя бы какую-нибудь птицу, но было бы очень неплохо, если бы в силки попался голодный заяц.

Было очень холодно, и Коналл ускорил шаг. Он хотел поскорее попасть в теплую хижину, занесенную по самую крышу снегом, где его ждала эта необычная девушка. Да-да, она была для него настоящей загадкой, с ее безупречными английскими манерами, темным прошлым и тайными страхами. И Коналл хотел разгадать ее. Он не понимал ход ее мыслей, не представлял, как ей удалось приручить этого огромного черного зверя. Никогда раньше у него не было столько вопросов ни к одной живой душе, но он знал, что ради спасения своего клана он должен вести себя осторожно, не давить на девушку. Ив была измучена длинным и опасным путешествием, и хотя ее силы восстанавливались, она еще всего боялась и никому не доверяла.

И она была из рода Бьюкененов, а значит, невозможно упрямым и мстительным созданием.

Вообще-то у него будет достаточно времени разгадать все тайны Ив, когда она станет его женой. Ему только нужно придумать, как сделать так, чтобы это случилось на самом деле. Коналл уже подошел к опушке леса, как вдруг замер, а потом упал на снег. Его сердце билось так сильно, что его стук, наверное, был слышен в самой Англии. Коналл зарылся животом в сугроб и неслышно пополз к ближайшему дереву.

Впереди, на краю леса, спиной к нему стоял человек и смотрел в сторону хижины. Снег слепил глаза, но Коналл, прищурившись, оглядел поляну, ища Ив. Слава Богу, ее там не было. Он знал, что должен заманить незнакомца обратно в лес и узнать, кто это такой, прежде чем человек решит зайти в хижину.

Коналл тихо заквохтал, как курица.

Это было первое, что пришло ему в голову, но сама идея ему понравилась. Кто не удивится, услышав в зимнем лесу курицу?

Незнакомец тут же обернулся, но Коналл не смог разглядеть его лица. Мужчина был укутан с головы до ног. На плечах он нес огромную суму, которая искажала пропорции его тела. Незнакомец глянул через деревья в сторону хижины.

Коналл опять заквохтал и таки добился нужного результата. Путешественник опять завернул в лес и пошел, осторожно ступая, вперед, опустив голову вниз, чтобы отыскать следы несуществующей птицы.

«Еще немного, – сказал себе Коналл, – еще чуть-чуть и все…»

Когда незнакомец оказался совсем близко, Коналл с ревом прыгнул на него и схватил мужчину за колени. Тот от неожиданности вскрикнул, и они оба упали в большой сугроб. Коналл тут же сел на него сверху, выхватывая на ходу нож, и приставил его конец к подбородку незнакомца. Но в этот момент узнал в нем своего брата, который все еще продолжал вопить.

– Ох, ради всего святого, Дункан! Дункан! – заорал Коналл, пытаясь перекричать его. Он отвесил ему пару пощечин. – Заткнись! Это я, Коналл.

Дункан со стуком захлопнул рот и посмотрел на него своими круглыми зелеными глазами.

– Коналл? – Он затрясся. – Ты, свиная задница, приблудный сын английской шлюхи…

Коналл встал и вытащил продолжавшего ругаться Дункана из сугроба.

– …Ублюдок! Чуть концы из-за тебя не отдал, паршивый кабан! – Дункан отряхнулся и выплюнул изо рта снег. – Я-то набрался храбрости и по доброте душевной решил принести тебе припасов, да в такую погоду, ах ты, гниющий крыбиный хвост!

Коналл не выдержал и засмеялся.

– Раньше ты не называл меня «гниющим крысиным хвостом», Дунк. Очень интересно.

– Да пошел ты к черту, – заворчал Дункан. Тощий брат Коналла поправил суму на плечах. – С чего ты на меня так набросился? Честное слово, Коналл, кому еще взбредет в голову ходить по лесу в такой холод, кроме меня?

– Я… – Коналл осекся. Он пообещал Ив никому не рассказывать о том, что она живет в хижине. Ему нужно держать слово. Кроме того, Дункана никак нельзя было назвать образцом сдержанности. Если Коналл поведает ему о том, что делит кров с девушкой из клана Бьюкененов, к закату солнца об этом будет знать все селение Маккериков.

А у Коналла были причины пока держать в тайне существование Ивлин Бьюкенен от своих людей.

– Ну? – поторопил его Дункан. – Чего ты стоишь и смотришь на меня, как на сучок в бревне? Еще немного и я отморожу себе задницу. – Дункан попытался пройти мимо него, но Коналл положил руку ему на плечо и вернул на место, отчего его худой брат опять чуть не упал в снег.

Дункан с ревом скинул его руку и повернулся к нему лицом. Ткнув тонким пальцем ему в нос, он заявил:

– Если ты еще раз схватишь меня, братишка, то…

– Ты не можешь зайти в хижину, Дунк, мне очень жаль.

– И почему же это, жадный недоносок?

Коналл кивнул через плечо в сторону хижины, а потом пояснил:

– Сейчас я не могу тебе этого сказать. Просто поверь мне, и все.

Дункан прищурился.

– Кто там? – спросил он.

– Никого. – Коналл почувствовал, что краснеет.

– Неправда! Я слышал чей-то голос. И… – он вплотную подошел к брату, – похоже, это был голос женщины!

Но Коналл был непоколебим. Он отрицательно покачал головой.

– Кто она, Коналл?

– Я не могу тебе это сказать.

– Ха! – Дункан чуть не запрыгал на месте. – Значит, это все-таки женщина.

В такие моменты Коналлу казалось, что у него в голове совсем пусто. Стараясь скрыть свое замешательство, Коналл ухватился за сумку брата.

– Что ты принес? – спросил он.

Но Дункан проворно отступил в сторону.

– Ну уж нет, – принялся изводить он Коналла, – сначала скажи, что ты затеял. – На его лице появилось встревоженное выражение. – На тебя напал злой дух и удерживает в хижине, да?

– Конечно, нет.

– Тогда расскажи мне все. Или я уйду вместе с припасами.

Коналл на мгновение закрыл глаза и вздохнул.

– Дункан, ты мой брат, мой близнец. Если бы я мог, ты был бы первым, кому я все рассказал.

– Но…

– Выслушай меня, – попросил его Коналл. – В хижине действительно есть человек. И я надеюсь, что очень скоро получу разрешение сказать тебе, кто именно. Но до тех пор ты должен довериться мне. И не входить туда.

– Но…

– Никаких «но». Доверься мне, Дунк. Мне нужно время, чтобы все сделать, как надо.

Дункан нахмурился, но Коналл чувствовал, что он начинает сдаваться.

– А что мне сказать людям? Матери? – спросил он. – Они-то думают, что я задержусь у тебя на пару дней.

– Скажи им… что я в порядке. – Коналл замолчал, потом внимательно посмотрел на Дункана. – Скажи им, чтобы они держались, и что у Маккерика есть план, как вернуть благополучие нашему городу. Прекрасный план. Конечно, пока руководить кланом будешь ты.

Дункан с сомнением посмотрел на него.

– Прекрасный план, Дунк, – повторил Коналл. – Ты не поверишь мне, если я тебе все расскажу. А теперь говори, что принес?


Ивлин не сдержалась и взвизгнула, когда в дверь забарабанили с такой силой, что она чуть не слетела с петель. От грохота она подскочила на месте. Но Элинор не испугалась. На самом деле волчица уже подбежала к дверям, радостно лая, когда снаружи раздался голос Маккерика:

– Открой, Ив, это я.

Ивлин перевела дух и тоже направилась к дверям, чтобы снять засов. Боже правый, ей казалось, что его не было полдня! Ивлин очень боялась, что Маккерик столкнулся в лесу с незнакомцем, и их встреча закончилась кровопролитием.

– Где ты ходил так долго? – воскликнула она. – Там был мужчина…

– Я знаю. – Маккерик вошел внутрь, держа в руке связанный узлом плед. Ивлин сразу же закрыла за ним дверь. – Это был мой брат, Дункан.

– Ох! – Ответ Маккерика несколько успокоил ее, хотя сердце еще продолжало колотиться. Но тут ей в голову пришла еще одна пугающая мысль: – Ведь ты не рассказал ему обо мне?

– Нет, не рассказал. – Горец положил узел рядом с кострищем и опустился на корточки. – Хотя он знает, что в хижине кто-то есть.

– Что? Но как? – Ивлин прошла мимо Маккерика, чтобы положить нож на полку.

Его карие глаза встретили ее взгляд, и она прочитала в них недовольство.

– Он тебя слышал, – объяснил Маккерик.

Ивлин непонимающе нахмурилась, а потом вспомнила:

– Элинор шумела во дворе. Я вышла наружу, чтобы посмотреть, что она делает, и…

– Все в порядке, Ив, – заметил Маккерик и принялся развязывать узел. – Я не хочу, чтобы ты безвылазно сидела в хижине. Я лишь прошу тебя не отходить далеко, пока ты еще не совсем окрепла. Ведь волки где-то рядом. Хотя, как я вижу, тебе уже гораздо лучше.

– Да, ты прав. – Добрые слова Маккерика слегка смутили Ивлин. Он заботился о ее здоровье, и его, похоже, совсем не разозлило то, что она ослушалась его.

– Прости, что я вышла наружу, хотя ты просил меня этого не делать. В следующий раз я буду более осмотрительной.

Маккерик пожал плечами и сказал:

– Даже если бы ты осталась в хижине, Дункан все равно обнаружил бы тебя. Он направлялся прямо сюда, но я отвлек его. Так что это не имеет никакого значения. – Он сунул руку в узел и принялся вынимать вещи и раскладывать их тут же, на полу. Подошла Элинор и принялась все обнюхивать. Стуча копытами, туда же заторопилась овца, и Ивлин вспомнила, что она не заперла загон. – Какого черта? – пробормотал Маккерик, когда животное игриво дернуло его за рукав. Он оттолкнул овцу, но не смог сдержать улыбки. – Пошла отсюда, мешок с блохами.

Элинор обошла горца кругом и оттеснила овцу. Та в знак протеста заблеяла.

– Я надеюсь, что ты не против, – нерешительно произнесла Ивлин, – мы… м-м-м… дали твоей овце имя.

Маккерик поднял голову и удивленно посмотрел на нее. По его лицу было видно, что он ожидал продолжения.

– Она теперь Бонни, – уточнила она. – Правда это имя ей идет?

Маккерик усмехнулся и продолжил вытаскивать припасы.

– Вроде да. Хотя я думаю, что тебе было бы легче съесть безымянную овцу, а не Бонни.

– Съесть? – воскликнула Ивлин.

– Это ведь не кошка и не собака, – пояснил горец, посмотрев на нее.

– Нет, Бонни есть мы точно не будем, – заявила она. – Элинор полюбила ее!

– Элинор еще больше полюбит ее в зажаренном виде с пряностями.

Ивлин с криком бросилась к овце. Опустившись на колени, она обняла ее.

– Ш-ш-ш, не слушай его, детка. Я не дам ему тебя съесть, – сказала Ивлин, наградив Маккерика испепеляющим взглядом.

– Дашь, когда у нас закончится еда.

– Нет, не дам, тебе придется охотиться. Ведь ты искусный охотник, не так ли?

Элинор заскулила.

К удивлению Ивлин, горец вдруг от души расхохотался. От его низкого вибрирующего смеха побежали мурашки по коже.

– Посмотрим, Ив. Посмотрим.

Настроение у горца менялось, как погода в Шотландии. Ивлин не собиралась спорить с этим сумасшедшим по поводу того, что она для себя однозначно решила. Поэтому она с любопытством разглядывала вещи, которые Маккерик достал из узла.

– Зачем к тебе приходил брат? – спросила она, отпуская овцу, которая сразу же побежала к волчице. – В твоей деревне что-то стряслось?

– В городе, – поправил ее Маккерик. – Нет, слава Богу, ничего не случилось, просто, когда уходил, я почти не взял с собой еды, и Дункан решил принести мне немного припасов.

– Он считает, что ты сам не в состоянии себя прокормить?

Маккерик покачал головой и отодвинул узел, в котором, как показалось Ивлин, еще что-то оставалось, за спину.

– Я ушел внезапно и, честно говоря, совсем не подумал о том, чтобы захватить с собой хоть самые необходимые вещи. Дункан решил, что я уже затосковал тут один, поэтому взял у меня дома все, что может пригодиться мне для зимовки в хижине, и пришел сюда.

– А почему ты вдруг решил покинуть дом?

Маккерик недовольно посмотрел на нее:

– Не слишком ли много вопросов, а?

– Я же на твои вопросы ответила вчера вечером, – парировала Ивлин. – Ты сбежал?

– Конечно, нет.

– Тебя прогнали?

– Нельзя выгнать главу клана из его собственного города, Ив, – ответил он и нахмурился, будто эта мысль заставила его глубоко задуматься над происходящим.

– Так что же тогда? – Ивлин стало по-настоящему любопытно. Она не представляла себе, как мужчина, подобный Маккерику, мог внезапно в разгар зимы покинуть свой дом, не взяв с собой даже необходимого количества припасов.

Маккерик довольно долго молчал, потом вздохнул и сказал:

– Ты знаешь, что моя жена… умерла. – Он встал, взял мешок с неизвестным содержимым и направился к полке. – Но это случилось совсем недавно.

– Теперь понятно, – тихо произнесла Ивлин, мысленно ругая себя за то, что была такой настойчивой. Ей почему-то не нравилось вспоминать о том, что Маккерик был когда-то женат. А теперь Ивлин знала, что это событие недавнего прошлого.

– Значит, ты скорбишь по ней. – Это был не вопрос, а скорее констатация факта.

– Да, скорблю, – тихо произнес Маккерик, вертя в руках сверток.

– Мне очень жаль, прости меня, – сказала Ивлин. Она вдруг поняла, что за этот день у нее уже во второй раз возникло желание извиниться перед Маккериком.

– Ты же не знала, – ответил он, продолжая стоять к ней спиной. – Я… ах-х-х!

Услышав изумленный крик горца, Ивлин вскочила на ноги.

– Боже мой, что случилось? – воскликнула она, увидев, как Маккерик отпрыгнул назад.

Он опять рассмеялся и вытащил из-за пояса нож.

– Всего лишь мышь. Наверное, оказалась в зерне, которое принес Дункан. Я сейчас с ней разберусь.

– Нет! – вскрикнула Ивлин и кинулась к нему, чтобы схватить его за руку, когда он решил нанести удар.

– Нет уж! Я не позволю, чтобы она сбежала и съела все наши припасы. – Горец попытался скинуть ее руку, но Ивлин вцепилась в него, как репей.

– Не убивай ее, – взмолилась она, тут же отыскав взглядом маленькую серую мышку с блестящими черными глазками, спрятавшуюся за мешком с зерном, стоявшим у стены. Зверек выглядел совершенно беспомощным и испуганным.

– Я поймаю ее, – пообещала Ивлин, пытаясь оттащить Маккерика подальше от полки. Но это было все равно что пытаться сдвинуть с места гору. – Пожалуйста.

К ее облегчению, горец недовольно вздохнул и отступил. Ивлин отпустила его руку, и он засунул нож за пояс.

– Ладно, – проворчал Маккерик. – Только не упусти ее.

Ивлин медленно пошла к полке, заглядывая в блестящие глазки мыши.

– Привет, моя хорошая, – прошептала она. Позади нее фыркнул горец, но Ивлин никак на это не среагировала. – Не бойся, я не причиню тебе зла.

Мышь продолжала сидеть неподвижно, и только усики на ее мордочке дрожали. Ивлин сделала еще шаг и слегка пощелкала языком. Потом сложила ладони и приблизила их к зверьку.

– Иди ко мне, моя маленькая, – сказала она и опять пощелкала языком. – Все в порядке. – Ее пальцы коснулись мышки, и та вдруг прыгнула ей в ладони и замерла.

Ивлин улыбнулась и спрятала маленькое теплое тельце зверька в своих ладонях.

– Ты очень храбрая, – похвалила она мышку.

– Теперь мне понятно, почему тебе было плохо в монастыре, – послышался сзади голос Маккерика.

Ивлин повернулась к нему, готовая выслушать очередную насмешку по поводу ее дара.

– И почему же?

Маккерик, продолжая разбирать припасы, кивнул в сторону ее ладоней.

– У них, похоже, было мало грызунов.

Ивлин с трудом перевела дух, но горец продолжил:

– Ты точно из клана Бьюкененов. Они все колдуны. Понятное дело, ты заколдовала эту мышь, чтобы потом, когда я буду спать, натравить ее на меня.

Ивлин не выдержала и улыбнулась. Да уж, действительно колдунья.

Она не стала спорить с Маккериком, поскольку мало что знала о Бьюкененах, да и вообще не хотела раздражать его, поэтому решила заняться делом – поискать для нового питомца подходящий домик.

– Хорошая мысль, Маккерик, – весело произнесла Ивлин, – я буду звать мышь Усатиком.

Глава 7

– Усатик, – буркнул себе под нос Коналл, недоверчиво качая головой, когда позже опять вышел из хижины, неся на плече колчан со стрелами и лук. Она дала простой полевой мыши имя и поселила ее внутрь вместительной деревянной бутыли, которой нельзя было пользоваться из-за трещины на дне. Коналл пытался урезонить девушку, объясняя, что очень скоро мелкий вредитель прогрызет кусок кожи, которым она обернула горлышко бутыли, выберется наружу и будет есть их зерно.

Но она не слушала. Усатик, по ее мнению, был маленьким серым ангелом, которого Господь послал ей на радость.

Коналл побрел к тому месту, где оставил первую ловушку, надеясь, что найдет там большого длинноухого зайца.

Ивлин испытывала его терпение, но он был совсем не против. Эта девушка из рода Бьюкененов была нужна ему, чтобы спасти его клан, и он был готов мириться с любой ее глупостью, лишь бы она привязалась к нему.

Ради своего клана он был готов на все. Коналл старался не думать о том, как смягчалось ее лицо, когда она говорила с кем-то из ее питомцев, которых уже стало трое. О том, как ее длинная коса касалась изгиба ее бедра. О том, как нежно звучал ее голос, когда она читала ему «Песнь песней». Сегодня вечером он опять попросит Ив почитать ему, лучше всего после сытного обеда из тушеного зайца. Конечно, такой воспитанной даме, как Ив, это занятие покажется по-настоящему романтичным. Может быть, она даже захочет сесть к нему поближе, во время чтения они будут касаться друг друга плечами…

Коналл встряхнулся. Он слишком долго был без женщины, поэтому и мечтает теперь о девушке из клана Бьюкененов, в которой течет английская кровь и которая водит дружбу с дикими зверями.

Впереди, между двумя соснами, он увидел свою ловушку и ускорил шаг. Пустая. И без приманки. Коналл выругался и сел на корточки. Он достал еще один драгоценный кусочек сушеной моркови и онемевшими от холода пальцами осторожно засунул его внутрь ловушки. Потом встал и, сгибаясь под порывами ветра, пошел к другой ловушке.

Та тоже была пустой. Коналл и туда положил приманку, а затем повернул обратно к хижине. Он был очень зол. Похоже, его мечтам о приятном чтении после сытной еды было не суждено сбыться.

Коналл взобрался по заснеженному склону холма и осмотрелся. Если он не ошибался, впереди, по правую руку от него, должен был находиться огромный дуб, под которым был похоронен Ронан.

Коналл глянул на небо. Пока было еще светло.

Он пересек маленькую поляну, окруженную соснами, И увидел припорошенные снегом останки лошади Ив. Коналл долго стоял и с сочувствием размышлял о том, как тяжело было Ив раздобыть мяса. Она была ранена и одинока, если не считать Элинор. За ней охотились волки. Он с трудом представлял, какие муки испытывала девушка, вынужденная срезать замерзшую плоть с животного, о котором она заботилась всю дорогу от Англии и у которого, несомненно, было какое-нибудь имя.

Коналл пробрался через сосновый подлесок и впереди увидел дерево Ронана – самый высокий и самый старый дуб в этой части леса. Его окружала насыпь из камней. Когда до места оставалось несколько шагов, он остановился и долго смотрел на дерево, под которым был похоронен его дядя головой к далекому, ненавистному городу Бьюкененов. Наказание даже после смерти.

«Он предал нас». Коналл вдруг услышал голос отца, который тысячу раз говорил ему эти слова, когда опьянение и, возможно, раскаяние развязывали ему язык. «Он бы отдал Бьюкененам наши земли, привел их прямо в наш город и с радостью отдал все, чем мы владеем. Ради нее. Он бы скорее присягнул на верность Ангусу Бьюкенену, чем своему народу, своему клану. Мой родной брат. Я должен был защитить нас. Должен был».

Коналлу никогда не удавалось вызвать отца на разговор о Ронане, когда он был трезвым, а задавать ему вопросы в тот момент, когда он перебрал лишнего, было опасно. В подпитии воспоминания о прошлом были для него особенно мучительными, и он начинал ужасно себя вести. Отец мог в любой момент сорваться и излить свой гнев на любого, кто в этот момент оказался рядом с ним. Но Коналл с Дунканом слышали, как люди в городе шептались и сплетничали об этом, и в итоге по крупицам восстановили более менее полную картину того, что произошло много лет назад.

Ронан Маккерик, родной брат Дэра, полюбил девушку из клана Бьюкененов, которые были их заклятыми врагами. Этот клан граничил с ними и владел богатыми землями вокруг озера Лох-Ломонд. Люди этого клана постоянно совершали набеги на территорию клана Маккериков. Бьюкенены стреляли дичь в их лесах и силой теснили их все дальше к северу, забирая себе все больше и больше земли. Из-за всего этого постепенно уходила мощь Маккериков. И хотя клан Коналла всегда давал достойный отпор Маккерикам, объявлять открытую войну Бьюкененам они не решались – это было бы безрассудно.

Но Ронан считал, что если он женится на девушке из враждебного клана, то воцарится мир. Отец Коналла был категорически против этой женитьбы. Он заявил, что как только Ангусу Бьюкенену будет дозволено хоть пальцем коснуться их города, он тут же заберет его себе целиком, и тогда клан Маккериков вообще перестанет существовать.

О том, что было дальше, у Коналла и Дункана имелось весьма смутное представление. Похоже, что Ронан тайно встречался с Бьюкененами, и опасения Дэра Маккерика подтвердились. А потом произошла битва, и Ронан отдал жизнь, защищая свою возлюбленную, Минерву Бьюкенен. В сражении погибла жена Ангуса и некоторые старейшины клана.

Маккерики потеряли только Ронана.

Коналл и Дункан совсем не помнили дядю. Они родились тогда, когда вражда между кланами достигла своего апогея. Но мать говорила им, что Ронан был хорошим человеком, а не тем чудовищным предателем, как его пытался представить всем отец.

«Любовь толкает людей на отчаянные поступки, – защищала она Ронана. – Но люди бывают плохими и хорошими. Ваш отец – хороший. Он любил своего брата и свой клан».

– Добрый день тебе, Ронан, – сказал Коналл онемевшими от холода губами. – Я твой племянник, Коналл. Папа умер, и я теперь вождь клана. Этой весной будет уже пять лет. – Он замолчал, чувствуя себя полным идиотом из-за того, что разговаривает с кучей камней. Но на то у него была серьезная причина. – Со мной в твоей хижине девушка из клана Бьюкененов. Ее привезла из Англии твоя Минерва. И я хочу все исправить. Можешь теперь сказать ей, чтобы она нас отпустила? Она забрала у меня все – мою жену, ребенка, мою гордость. И я решил сделать то, что не удалось моему отцу. Я хочу снять заклятие. Все, довольно с нас вражды.

На него налетел порыв ледяного ветра, принеся с собой еле слышный звук, похожий на женский плач. Коналлу стало не по себе, словно он услышал предупреждение с того света. Через мгновение этот звук опять коснулся его ушей. Казалось, он доносился из-за ствола дерева.

Осторожно ступая сапогами по насту, Коналл принялся медленно обходить этот остров камней в заснеженном океане. А потом он посмотрел в глаза собственной смерти.

На самом верху насыпи лежал один из волков. Он был меньше, чем Элинор, болезненно тощий. Его косматая шерсть свидетельствовала о том, что он прожил очень долгую жизнь. Сморщив нос, он рычал и скалился, и его оскал был похож на отвратительную ухмылку.

Коналл понял, что он встретился с тем же зверем, которого, как ему казалось, он убил возле хижины. Похоже, волк тоже его узнал. Его костлявая утроба напряглась, и из пасти с облаком пара вырвался злобный рык. Он затрясся то ли от боли, то ли готовясь к прыжку.

Коналл сглотнул. Если он побежит, то зверь кинется следом и, несмотря на то что он был явно болен и истощен, вцепится ему в спину уже через десяток шагов. Волк убьет его, и что тогда станет с Ив?

Коналл не стал рисковать и заряжать стрелу. На это уйдет слишком много времени. Он медленно опустил ладонь на рукоять меча и начал спокойно, дюйм за дюймом, вытаскивать его из ножен. Если волк набросится на него, то он зарубит его, как тогда на поляне.

«И он опять вернется», – пронеслось в его голове.

Коналл смотрел на волка, а тот на него, все еще рыча и трясясь. Его глаза были черными как ночь. Коналлу казалось, будто его собственные глаза сейчас превратятся в лед. Он моргнул. И волк исчез.

Коналл хрипло закричал и развернулся назад, в мгновение ока обнажив меч, чтобы прыгнуть на врага. Но там никого не было. Он стоял один посреди молчаливого леса.

Ему вдруг стало так жарко, что он даже вспотел. Коналл повернулся обратно к дереву и увидел на том месте, где лежал волк, что-то черное. Не придумав ничего лучше, Коналл направился туда. Он влез на камни, наклонился и поднял то, что вблизи оказалось длинным куском материи. Это была старая, рваная накидка, от которой пахло дымом и холодом. Накидка для женщины небольшого роста. Коналла затрясло, совсем как того волка.

Смеркалось, уже начало темнеть, и лесную тишину опять огласил хор воющих волков, притаившихся где-то за деревьями. Коналл повернулся, и пошел, держа в одной руке накидку, в другой – меч, спотыкаясь на каменистой насыпи. Казалось, голоса доносились со всех сторон сразу, выкрикивали его имя, пожирая последние лучи дневного света. Коналл чувствовал, что его сердце сейчас просто разорвется на части.

Он кое-как спустился вниз и бросился бежать прочь от этого безумия. Домой, к Ив.

– Волки вернулись, – вместо приветствия заявил Маккерик, появляясь на пороге.

Ивлин посмотрела на него с того места, где она сидела на табурете, держа Усатика на коленях. Элинор и Бонни подбежали к дверям, приветствуя Маккерика.

Горец захлопнул дверь и запер ее на засов. Ивлин решила, что волки, наверное, оказались совсем рядом с ним, если он решил приговорить обитателей хижины к долгому вечеру, заполненному удушливым дымом торфяного костра. Маккерик прислонил лук и стрелы к стене.

– Ты видел их? – спросила Ивлин, отправляя мышь обратно в бутыль, что находилась подле ее ног, и встала с табурета.

– Только одного, – беспокойно ответил Маккерик. Когда он повернулся, она увидела, что его лицо было пепельно-серым. В руках он держал какую-то тряпку. Ивлин собралась расспросить его о встрече с волком, но тут вдруг поняла, что именно было в руках Маккерика.

– Откуда у тебя это? – изумленно воскликнула она. Она подбежала к шотландцу и взяла материю в руки, чувствуя, как ее сердце сжалось от печали.

– Значит, это твое. Хорошо. – Коналл кивнул и направился мимо нее к полке, чтобы взять бутыль с медом. Он уселся на табурет Ивлин и вытащил пробку. – Наверное, ты потеряла ее, когда на тебя напали волки.

– Нет. Моя накидка давно превратилась в лохмотья. Это не мое, – сказала Ивлин, глядя на поношенную шерстяную накидку и вспоминая женщину, которая носила эту вещь. – Эта вещь принадлежала Минерве. Она… – Ивлин сглотнула, – она была на ней, когда умерла. Наверное, сейчас от нее остались одни кости.

Маккерик подавился медом, и Ивлин посмотрела на него.

– Она была на ней? – выдохнул горец.

– Да, она… Разве накидка была не на ней? – Ивлин нахмурилась. – Но где… как?..

– Под деревом Ронана. Где он похоронен, – откашлявшись, выдавил Маккерик сиплым голосом. – Вокруг него…

– …камни, – тихо закончила за него Ивлин. – Там, где Минерва… Ее там не было?

Маккерик покачал головой. Он пристально, как-то дико смотрел на накидку в руках Ивлин, будто не мог отвести от нее взгляда.

– Ее там не было, только волк… – Он замолчал, будто забыл, что хотел сказать.

– Волк? – спросила Ивлин. Маккерик наконец посмотрел на нее.

– Да, волк, – продолжил он. – Лежал на накидке – наверху, на насыпи.

Теперь пришел черед растеряться Ивлин.

– Не понимаю, – призналась она.

Маккерик опять глянул на накидку. Его брови угрожающе сдвинулись. Он отставил бутыль и медленно поднялся с табурета. Потом протянул руку к Ивлин.

– Дай ее мне, Ив, – попросил горец.

Словно подчиняясь неслышному приказу, Элинор и Бонни бросились в дальний край хижины и скрылись в загоне.

– Зачем? – настороженно спросила Ивлин, инстинктивно прижимая накидку к груди.

Маккерик сделал два больших шага и оказался рядом с ней.

– Эта вещь проклята. Я должен был догадаться раньше и не тащить ее сюда. Я должен уничтожить ее. – Он взялся за край накидки и потянул ее к себе.

Ивлин еще крепче вцепилась в тонкую шерсть.

– Не говори глупостей, Маккерик. Это просто накидка. Ты прямо как Минерва, которая все время твердила о проклятиях и колдовстве.

– Она правда проклята. Чем еще можно объяснить тот факт, что я нашел накидку, но не нашел тела? Ни единой косточки? И волк лежал прямо на ней, будто защищая ее! – Он опять потянул накидку к себе.

Ивлин поступила точно так же, хотя боялась, что изношенный материал может разорваться.

– Я не знаю, – сказала она, – но если на ней лежал волк, то как она оказалась у тебя? Ты что, убил его?

Маккерик заглянул ей в глаза. Его взгляд был таким странным, таким пронзительным, что Ивлин вздрогнула. Ей показалось, что он хотел сказать ей что-то, но был слишком напуган, чтобы произнести это вслух. Она чувствовала, что от этого сильного мужчины исходят волны тревоги.

– Это небезопасно, – наконец произнес Маккерик. – Отдай ее мне.

– Нет! Я любила ее, и это все, что у меня есть…

– Ив, дай мне…

– Нет!

Маккерик изо всех сил рванул накидку на себя, и Ивлин упала ему на грудь. Он обнял ее одной рукой и притянул к себе. Не успела Ив опомниться, как Маккерик уже накрыл ее рот жадным поцелуем.

Ивлин была так потрясена, что застыла на месте. От прикосновения сухих теплых губ Маккерика ее будто пронзила молния. Щетина на его верхней губе слегка царапала ее кожу, создавая восхитительно-приятное ощущение. Маккерик чуть откинул голову назад и смягчил поцелуй, лаская сначала ее верхнюю губу, потом нижнюю, потом проникая языком внутрь ее рта. Поцелуй стал нежным, влажным, интимным, и Ивлин почувствовала, как у нее задрожали колени. Она закрыла глаза и разжала пальцы.

Другая рука Маккерика легла ей на плечи. Он еще ближе прижал Ивлин к себе. От него пахло свежим зимним воздухом и каким-то еле приятным уловимым мужским ароматом. Ивлин подняла руку вверх и положила ее ему на грудь, она запрокинула голову и расслабилась. Это было прекрасно: его поцелуй, сильные руки, обнимающие ее и защищающие со всех сторон от холода, зимы, волков, от ужасного прошлого…

Но тут Ивлин вдруг поняла, что у нее в руках больше нет накидки Минервы.

Она с криком оттолкнула Маккерика и, нагнувшись, принялась искать ее на полу. Ивлин быстро нашла ее, но в другом месте. Накидка уже лежала в костре и вокруг нее вились тонкие струйки дыма. Ив кинулась туда, но Маккерик попытался помешать ей. Когда она протянула руку к огню, горец крепко схватил ее. Тогда Ивлин стала отпихивать его другой рукой.

– Отпусти меня! – воскликнула она, когда Маккерик схватил ее за талию.

– Ты подожжешь дом, Ив! – Он попробовал оттащить ее подальше от огня.

Ивлин ударила его ногой по голени, одновременно всаживая Маккерику в бок локоть и, развернувшись к очагу, вытащила из огня дымящуюся накидку.

Маккерик быстро опомнился. Он схватил ведро с водой и кинулся к Ивлин. Девушка подняла руку вверх, пряча накидку за спиной.

– Маккерик, нет! Это не…

Но было поздно. Шотландец уже поднял ведро и не успел остановиться. Холодная вода ударила Ивлин в лицо. Она бы завизжала, но вода попала ей в открытый рот, затекла в нос. Ее одежда тут же намокла, Ивлин начала кашлять и отплевываться, пытаясь восстановить дыхание.

– Она не горела, – просипела она и поднесла совершенно сухую и нетронутую накидку к лицу, чтобы вытереть капающую с волос ледяную воду.

– Вот видишь? – воскликнул Маккерик. – Какая ткань не загорится от огня? Только проклятая.

– Ты… сошел… с ума! – крикнула Ивлин, уперев руки в бока. – Посмотри, что ты наделал! У меня нет другой одежды! Вот услужил! Теперь я могу простудиться и умереть.

К ее удивлению, Маккерик искренне испугался. Из его рук со звоном выпало ведро. Он пытался приблизиться к ней.

Ивлин отступила назад.

– Нет! Держись от меня подальше! Ты поцеловал меня, чтобы обмануть!

– Ив…

– Убирайся! – Ивлин было так стыдно, что она чуть не плакала, но изо всех сил сдерживалась перед Маккериком. Как она могла быть такой глупой, такой доверчивой, чтобы так быстро и безоглядно попасться в столь унизительную ловушку? Она позволила ему поцеловать себя! Она сама целовала его!

Ивлин не знала, что она окажется такой распущенной.

– Убирайся! – повторила она, топнув ногой и указывая пальцем на дверь. С нее капала вода, лицо горело. – Я должна обсохнуть, и мне совсем не хочется, чтобы ты сидел тут и пожирал меня взглядами.

Маккерик возмущенно посмотрел на нее:

– Ив…

– Вон отсюда! – крикнула Ивлин. – Вон! Вон! Вон!

– Ладно! – проревел Маккерик. Он подошел к двери и остановился, чтобы взять лук со стрелами. – Но если волки…

– Я надеюсь, что они съедят тебя! – крикнула Ивлин, не помня себя от ярости.

Горец снял засов и открыл дверь. Оглянувшись, он проговорил:

– Получше высуши платье, а то…

Ивлин схватила с пола бутыль из-под меда и с визгом запустила ею в Маккерика. Тот не стал терять времени и выскочил за дверь, до того как бутыль ударилась о деревянные доски. Во все стороны полетели брызги меда и осколки стекла.

– И оставайся там! – крикнула Ивлин. Маккерик не ответил, и она побрела к кровати. Она бросилась на нее и разрыдалась.

Глава 8

Он опять все испортил.

Коналл кинул лук со стрелами на землю и опустился прямо в мокрый холодный снег, прислонясь спиной к стене хижины. Сжав кулак, он ударил воздух перед собой. Изо рта вырвался короткий разочарованный крик и малым облачком повис над головой.

Отец всегда ругал его за то, что он был слишком импульсивным, уж очень похожим на дядю Ронана. И сейчас Коналл был вынужден признать, что Дэр Маккерик оказался прав. Когда он встречался с каким-то препятствием, то вместо того чтобы отойти и подумать, как с ним справиться, он начинал действовать немедленно. Коналлу казалось, что раздумья – это лишняя трата времени, и лучше сразу поступить так, как подсказывают инстинкт и интуиция.

Ведь он, в конце концов, не был идиотом. Его интуиция раньше никогда его не подводила. Если на тебя прыгает зверь, ты тут же убиваешь его. Если ты находишь проклятую вещь, принадлежащую умершей старухе, которая своим колдовством привела твой клан на грань вымирания, то ты должен уничтожить ее. Если что-то горит, то нужно срочно залить это водой. И если упертая девчонка не желает слушать тебя, хотя ты заботишься только о ее безопасности, то…

«Ну, ты точно не должен был целовать ее…» Коналл застонал и схватился руками за голову. С чего вдруг он повел себя так по-дурацки? Может быть, на него так повлиял страстный взгляд Ив, обращенный к нему, когда она защищала накидку? Может быть, ее раскрасневшееся лицо, которое обычно было бледным? Или это запоздалая нервная реакция на встречу с волком у дерева Ронана? Да, он, безусловно, должен был забрать у Ив чертову накидку, но ведь он мог сделать это более разумным способом, не разжигая в себе желание, которое он и так уже с трудом контролировал. У него было такое чувство, что он просто плохо себя контролировал и уже не мог остановиться.

Он наверняка напугал Ив. Ведь девушка жила в монастыре и, конечно, не имела никакого сексуального опыта. Да, Ив была очень зла на него – достаточно вспомнить, как она кинула в него бутыль с медом. Теперь, чтобы завоевать ее доверие, ему придется начинать все сначала. Если только Ив пустит его обратно.

Но разве она сама не целовала его? Разве не тянула руки к его шее, словно собираясь обнять?

Коналл покачал головой. Скорее всего она намеревалась задушить его.

Вдруг раздался треск, как будто кто-то наступил на сухую ветку, а потом послышалось глухое фырканье какого-то большого животного. Скорее всего это был олень.

Коналл посмотрел на небо. Скоро совсем стемнеет, и волки наверняка выследят и загрызут оленя раньше, чем он подкрадется к нему. Для охоты было слишком поздно. Коналл знал, что, преследуя крупную добычу, можно потерять ощущение пространства и времени и самому стать добычей для волков. Если он не вернется в хижину, Ив просто пропадет.

Может быть, олень выйдет на поляну, и тогда он сможет выстрелить в него из лука? Коналл вздохнул. Может быть, Элинор еще встанет на задние лапы и станцует джигу?

Похоже, его преследовали одни неудачи. Наверное, ему остается только дождаться оттепели и отвести Ив к ее родне. Может быть, Ангус Бьюкенен так обрадуется ее возвращению, что забудет об обиде, которую, как он считал, ему нанесли Маккерики, и тогда проклятие будет снято. Тогда бы Коналл вернулся в свой город и никому не рассказывал о днях, проведенных с Ив Бьюкенен. Его люди перестанут умирать с голода, и два клана – да и двое людей в Богом забытой хижине – перестанут ссориться и обвинять друг друга во всех смертных грехах.

Коналл полагал, что сможет забыть Ив, ее волчицу, ее глупую привязанность к животным. Эта девушка много пережила, совершив такое долгое путешествие к земле ее предков. Скоро ей не нужна будет его помощь, и она сможет сама о себе позаботиться.

Периферийным зрением он засек, что на краю леса что-то мелькнуло. Его сердце подпрыгнуло. Коналл решил, что вернулись волки. Но это был олень! Он застыл на месте, гордо подняв голову и нюхал воздух. Потом зверь неуверенно вышел из леса на поляну. Не отводя взгляда от стройного длинноногого животного, Коналл опустил руку на лежавший рядом колчан. Его пальцы нащупали оперение стрелы, и он начал медленно доставать ее, одновременно другой рукой кладя себе на колени лук.

Олень вздрогнул, повернул голову и, насторожив уши, поднял вверх хвост. Коналл замер, не смея даже дышать.

«Пожалуйста, Господи… задержи его чуть-чуть…»

Ему показалось, что прошла целая вечность, прежде чем олень опустил голову вниз и принялся искать траву в снегу.

От волнения и возбуждения у Коналла все сжалось внутри. Сердце бешено колотилось. Он заправил стрелу в лук.

У него была только одна попытка, один-единственный шанс. От его меткости зависело будущее его отношений с Ив. Если он подстрелит оленя, то они смогут остаться в хижине. Если промахнется, то отведет ее к Бьюкененам.

Коналл медленно перевел дух, потом быстрым движением поднял лук и выпустил стрелу.


Ивлин рыдала бурно, но недолго. Когда она подняла голову, то увидела рядом с кроватью две мордочки, смотрящие на нее. Одна была черная и заостренная, другая – бело-коричневая и кучерявая. Бонни лизала своим маленьким шершавым языком край одеяла, а Элинор радостно виляла хвостом. Ивлин в последний раз всхлипнула и села, не в силах сдержать улыбку, приподнявшую уголки ее губ.

– Привет, мои хорошие. Все в порядке. Бонни, не жуй одеяло, пожалуйста. – Ивлин вытерла щеки ладонью и погладила своих питомцев. – Ладно, отойдите, мне нужно встать. – Она села на край кровати, свесила ноги и вздохнула.

Итак, она опять все испортила. И дело не только в том, что она потеряла самоуважение, позволив Маккерику поцеловать себя. Она повела себя как безумная гарпия и выкинула шотландца из его же собственного дома. Да, Маккерик был далеко не ангелом. Он унизил ее, попытался обмануть. Но после того как Маккерик покинул хижину, Ивлин поняла одну важную вещь, которую должна была понять еще несколько дней назад.

Ее жизнь зависела от его милосердия. Не только ее здоровье, которое вернулось к ней благодаря заботе Маккерика, но и само выживание в этой суровой стране. При первой встрече с горцем она солгала ему, заявив, что происходит из клана Бьюкененов, и тем самым приобрела право остаться в хижине. Но Ивлин только сейчас поняла, что ее положение может в любой момент измениться. Пока ее обращение с Маккериком было отвратительным. Хижина принадлежит ему, и он не обязан помогать ей.

Если шотландец устанет от ее капризов и истерик, то просто плюнет на нее и вернется в свой город, причем заберет драгоценные припасы и Бонни. Ивлин вместе с Элинор и Усатиком останутся умирать с голоду. Конина и похлебка закончились, больше еды у них нет. Она не умеет охотиться, а река покрыта льдом.

Или, что еще хуже, Маккерик мог отвести ее к Бьюкененам и оставить там, посреди незнакомых людей, которым придется как-то объяснять свою ложь.

– Приветствую вас, – инсценируя свою речь перед Бьюкененами, сказала девушка волчице. – Я леди Ивлин Годвин из Англии. Я сопровождала вашу родственницу, Минерву Бьюкенен, на родину, но она умерла в лесу, и я оставила ее тело на камнях под дубом. Я сказала Маккерику, что происхожу из вашего клана, поэтому, пожалуйста, не выдавайте меня и сделайте вид, что так и есть.

Элинор недовольно завыла.

– Именно так. – Ивлин вздохнула. Она встала с кровати. В этой стране о ее титуле можно было забыть.

Она нуждалась в Маккерике, без него ей не выжить. Она только сейчас поняла это, и правда о ее положении ошеломила Ивлин. Но как она могла задержать шотландца в хижине? Что она могла пообещать ему, какие слова найти?

Ивлин подобрала накидку Минервы и посмотрела на поношенную вещь, желая, чтобы у нее была хоть крупица мудрости этой старой женщины. Она напрягла слух, направила всю силу воли на то, чтобы услышать ее шепот из того края, куда ушла Минерва. Но Ивлин ничего не услышала.

Ивлин вздохнула и направилась к противоположной стене хижины. Обойдя животных, она повесила накидку на гвоздь под полкой. Со стороны эта вещь казалась просто поношенной и грязной тряпкой, но от одного взгляда на нее Ивлин становилось не по себе.

Ах, если бы она была родственницей Бьюкененов, если бы в ее жилах текла хоть капля крови этой шотландской колдуньи! Как все было бы просто, если бы она могла произнести таинственное заклинание, сварить магическое зелье и решить все свои проблемы.

Но Ивлин не знала таинственных заклинаний. И пока ей в голову пришла одна-единственная мысль о том, как разрешить эту ситуацию. Но чем больше она думала об этом, тем страшнее ей становилось. Навязчивые образы роились в мозгу, мешая сосредоточиться. Девушка попыталась изгнать эту чудовищную мысль. Маккерик просто рассмеется ей в лицо или оскорбится, услышав от нее такое. Это было неприлично даже для шотландца.

С другой стороны, у нее, похоже, нет другого выхода. Надо попробовать. Она не может привлечь его богатством, в ней не течет королевская кровь. У нее даже не осталось конины. У нее есть только одно, что она может предложить Маккерику.

«Ты не сделаешь этого!» – по-детски кричала в ней прежняя Ивлин.

«Ты должна попробовать», – говорила новая Ивлин, уже повзрослевшая.

Элинор внезапно кинулась к дверям и прыгнула, прервав ход ее мыслей. Волчица встала на задние лапы, вертя хвостом с необыкновенной скоростью. Бонни была рядом с ней.

Потом Ивлин услышала протяжный, хриплый вопль Маккерика. И мурашки пробежали по ее спине.

Ивлин подбежала к тому месту, где находились ее питомцы. Она оттащила их в сторону, а потом, не колеблясь, сняла засов. Элинор опять оказалась возле двери и принялась нетерпеливо скрести ее передними лапами.

Там, за этой дверью, Ивлин ждало ее будущее. Может статься, что судьба уготовила ей скорую смерть. Настало время решительных действий.


Коналл едва поверил своим глазам, когда олень рухнул на землю. Какое-то время он продолжал сидеть как оглушенный и смотреть на пятно на снегу.

Ему вдруг стало страшно идти туда. Он боялся, а вдруг этот олень, как тот волк, был тоже заколдованный. И если он встанет с места, его добыча сразу исчезнет. Но позади, из-за дверей хижины, донесся лай Элинор, и Коналл сбросил с себя суеверный страх.

Он вскочил на ноги и с бьющимся от волнения сердцем помчался на опушку леса. Когда Коналл увидел лежащего оленя, он торжествующе закричал. Его стрела попала точно в цель, будто он просто подошел к зверю и всадил ее своим кулаком.

Олень обеспечит их едой на неделю. И ему теперь не нужно отводить Ив к Бьюкененам. Честно говоря, он не знал, что его радовало больше.

Тут Коналл услышал, как скрипнула дверь. Оттуда с лаем выскочила волчица и побежала через поляну к нему. Коналл встал перед своей добычей и развел руки в стороны.

– Эй, назад! – крикнул он. – Нельзя, Элинор!

Волчица остановилась, а потом начала в волнении метаться перед ним из стороны в сторону.

– Ты свое получишь, – сказал ей Коналл. – Только позже, понятно?

Потом он посмотрел в сторону хижины. На пороге стояла Ивлин, рядом с ней – Бонни. С косой, свисающей до талии, в компании овцы, она казалась самой обычной шотландской женой, ожидающей возвращения мужа. Коналл вдруг попытался представить, как она будет выглядеть, если ей на плечи набросить плед с расцветкой его клана, который должна носить жена горца. Правда, Нонна никогда не надевала его.

– Ив! – позвал он ее и поднял руку. Элинор побежала обратно к хижине.

– Что случилось? – крикнула она и встала на цыпочки, пытаясь получше разглядеть, что творится на поляне. К ней подбежала Элинор, Ив хлопнула ее по спине, и волчица метнулась обратно к Коналлу. – Это волки?

– Нет, иди сюда!

Ивлин затолкала овцу обратно в дом, закрыла дверь и осторожно направилась к Коналлу.

Он внимательно посмотрел на небо. Приближался вечер. Значит, скоро наступит время волков. Они сбегутся сюда на запах свежей крови, как пчелы – на аромат поросшего клевером поля.

– Еда, – с гордостью объявил Коналл, когда взгляд Ив упал на убитого оленя.

Она ахнула, ее лицо стало белее снега.

– О нет, – шепнула Ивлин и упала на колени рядом с головой животного.

От изумления Коналл открыл рот.

– Нет? – повторил он. – Честно говоря, я ожидал что-то вроде «Молодец, Коналл, меткий выстрел».

– Да, я… – Ив подняла к нему лицо. Ее глаза покраснели, в них уже блестели слезы. – Конечно, это… да, это настоящее чудо. Но… – Она посмотрела на мертвого оленя, – он такой красивый и молодой, – прошептала Ив и погладила своей тонкой белой рукой неподвижную шею животного.

Коналл мысленно выругался. Конечно, он должен был догадаться, что вид мертвого оленя так на нее подействует.

Он опять повел себя как идиот. Коналл сел на корточки рядом с Ив и сказал:

– Прости меня. Может, тебе станет легче, если ты будешь знать, что стрела мгновенно убила его. Олень не почувствовал боли, клянусь.

Ив кивнула, но продолжала смотреть на оленя.

– Если бы я не подстрелил его, он все равно умер бы от голода, а это очень мучительная смерть. Поверь мне, это было для него благом. И теперь… – Он замешкался, но в итоге протянул к ней руку и повернул ее лицо к себе. Ему не нравилось, что она, как завороженная, смотрела в неподвижные карие глаза оленя. – У нас есть еда. У тебя, меня и Элинор. – И он улыбнулся.

К его удивлению, Ивлин тоже улыбнулась ему в ответ и добавила:

– И у Бонни.

– Конечно, и у Бонни тоже.

– А еще у Усатика.

Коналл в изумлении вытаращил глаза.

– Да, и у Усатика. Но послушай, Ивлин, – он встревоженно посмотрел в сторону леса, который, казалось, все ближе подступал к ним, чтобы схватить их длинными сучковатыми ветвями и бросить в стремительно темнеющую чащу, – мы должны поторопиться. Нам надо затащить оленя в хижину. Я разделаю его там, где светлее и безопаснее. Понимаешь?

Ив кивнула и поднялась. Ее поведение мгновенно изменилось. Из слабой английской дамы она превратилась в храбрую шотландскую девушку.

– Тебе помочь отнести его? – спросила она.

Коналл тоже встал и отрицательно покачал головой, а потом подошел к убитому оленю сзади. Элинор опять принялась носиться по поляне, на этот раз всем своим видом показывая, что им нужно как можно быстрее возвращаться в дом. Коналл решил, что волчица учуяла серых волков – значит, они скоро будут здесь.

– Нет, я справлюсь. – Коналл взял оленя за задние ноги и развернул его головой к лесу. – Только подзови Элинор и иди вперед, откроешь мне дверь. – Он наклонился и потянул за собой оленью тушу, проваливаясь в снег чуть ли не по колено.

Ивлин бросилась к хижине, волчица побежала следом, нервно подвывая. И будто ей в ответ в лесу включился волчий хор. Коналл прибавил ходу. Он почти бежал со своей добычей по снегу. Волчица оказалась у двери первая и принялась скрести ее. Ивлин сняла засов, дождалась Коналла, и как только голова оленя оказалась внутри, захлопнула и заперла дверь на засов, который держала наготове.

Коналл направился в дальний конец хижины. Он увидел, что Ив поместила обеих животных в один загон. Хищник и его жертва лежали рядом, свернувшись на сосновых ветках. Коналл затащил тушу в другой загон и с кряхтеньем бросил ее там. Внутри дома олень казался гораздо больше.

К загону подошла Ив. В руках у нее была пеньковая веревка и старая распорка для туш, которая еще принадлежала Ронану. Она отдала их Коналлу, стараясь не смотреть на оленя.

– Спасибо, – сказал Коналл, удивляясь ее сообразительности.

Он нагнулся и вставил заостренные концы распорки в задние ноги животного, между костью и сухожилием. Ивлин обошла тушу и встала к нему спиной, облокотившись на полуразвалившийся каменный бортик, отделявший один загон для скотины от другого. Коналл остановился и поглядел на девушку через плечо. Изношенное платье не скрывало изгибов ее тела. Когда она нагнулась, чтобы сказать что-то ласковое своим питомцам, на ее обнаженной шее проявились позвонки. Ив надо поесть, и у нее будет много еды. Но сначала следует освежевать оленя. Деликатное сердце Ив может не выдержать этого кровавого зрелища.

– Ив, – нежно позвал ее Коналл, – выйди, пожалуйста, отсюда. Мне нужно…

– Я знаю, что тебе нужно сделать, Маккерик, – резко сказала она, отходя от ограждения. Ив повернулась к нему и подняла голову к балке над их головами. – Я помогу тебе поднять его, а разделывать будешь ты. У тебя острый нож или мне принести точильный камень?

Коналл не знал, радоваться ему или обижаться на последнее замечание, поэтому он молча кивнул, а потом взял конец веревки и перекинул ее через балку. Ив встала рядом с ним, и они вместе медленно подняли оленя вверх.

Коналл закрепил другой конец веревки на крюке, вбитом в толстой стене, а потом отступил вместе с Ив в сторону. Туго натянутая скрипящая веревка оказалась между ним и девушкой. Они посмотрели друг на друга.

– Молодец, Маккерик, – серьезно сказала Ив. – Отличный выстрел и прекрасная добыча.

Коналл широко улыбнулся.

– Прости меня за… то, что поцеловал тебя и за все остальное, – проговорил он. Ему не верилось, что мужчина в его возрасте мог так отчаянно, по-мальчишески краснеть. – Я не…

– Не надо, – вдруг сказала Ив. У нее забегали глаза, она смутилась и сцепила в замок пальцы рук.

– Не надо? – переспросил Коналл, удивленно поднимая брови.

Ив поджала губы и какое-то время молчала. Она посмотрела в глаза Коналлу, но тут же отвела взгляд.

– Маккерик, я… – Ив перевела дыхание. – Мне нужно задать тебе один вопрос, но я прошу, не говори сразу «нет», обдумай свой ответ.

У Коналла сжалось сердце. Ив попросит его покинуть хижину. Или отвести ее в город Бьюкененов. Конечно, и то и другое вполне оправданно, с точки зрения Ив. Но его ответ на любое из этих предложении будет – должен быть только один – «нет». Он не может позволить ей уйти. Не может и не хочет.

– Продолжай, – осторожно сказал Коналл, кивая. Ивлин набрала побольше воздуха и посмотрела ему прямо в глаза.

– Маккерик, ты возьмешь меня в жены?

– Что я должен сделать? – Маккерик наклонился к ней, будто желая расслышать то, что она сказала. – Повтори еще раз, пожалуйста.

Ивлин показалось, что от вспыхнувшего румянца кожа на ее лице сейчас сгорит. Сердце предательски сжалось. Ну конечно, такое надо повторить еще раз.

– Мы не можем дальше так жить. Это крайне неприлично, – деревянным голосом сказала Ивлин, надеясь, что это объяснение, которое она придумала мгновение назад, покажется шотландцу вполне серьезным. – Ты сказал, что путешествие в селение Бьюкененов…

– Город, – рассеянно поправил ее Маккерик.

– Да, город. В общем, что мы не сможем туда добраться из-за погоды. Я права?

– Это путешествие – смертный приговор для нас обоих, – подтвердил ее слова Маккерик. – И волки…

– Точно, – затараторила Ивлин, радуясь тому, что горец вспомнил про волков. – Значит, в ближайшее время дорога в селение Бьюкененов для нас закрыта.

– В город, – опять поправил ее Маккерик. – Да, закрыта.

Ивлин сглотнула, пытаясь собраться с мыслями. У нее не было времени отрепетировать свою речь, и она совсем не ожидала, что так растеряется под пристальным взглядом янтарно-карих глаз Маккерика. Он смотрел на нее так, будто чувствовал ее отчаяние и смаковал его.

– Мы уже и так долго живем под одной крышей. Твой брат знает, что в хижине кто-то есть. Что он подумает, когда обнаружит тут меня, незамужнюю девушку? Да ты и сам тоже не женат.

– Ну, гм… – Маккерик запнулся, а потом пояснил: – Он-то, конечно, подумает самое худшее. Может, если бы ты выглядела по-другому… хотя, конечно, это от тебя не зависит, тут уж ничего поправить нельзя.

Ивлин нахмурилась. Что имел в виду Маккерик, когда говорил это? Он считал ее красавицей или простушкой? Горец продолжил с недовольной миной:

– Мне придется немало потрудиться, чтобы убедить его в том, что между нами ничего не случилось. А Дункан обожает болтать языком.

– Да? – Ивлин округлила глаза.

– Водится за ним такой грех. – Маккерик наморщил лоб и с сожалением покачал головой. – А Бьюкенены…

Ивлин видела, что все шло гораздо лучше, чем она предполагала. У нее было такое чувство, будто Маккерик помогал ей.

– Они не простят мне такого позора, – сказала она.

– Мое имя тоже пострадает, – заявил шотландец. Ивлин замешкалась, пытаясь успокоить свое гулко бьющееся сердце. Она не знала, удастся ли ей преодолеть следующее препятствие.

– Но ты недавно овдовел. Разве твой клан примет…

– Они понимают, что со временем у меня будет другая жена. Наоборот, они очень обрадуются, когда я приведу в дом хорошую шотландскую девушку.

Ивлин внутренне поморщилась.

– А что, если твоя невеста окажется наполовину англичанкой?

Маккерик задумался. Ивлин затаила дыхание.

– Я глава клана. Они примут любой мой выбор.

Ее захлестнула теплая волна облегчения.

– Но Бьюкенены могут не согласиться, – предупредил Маккерик. – Они могут оскорбиться, что ты решила выйти замуж без одобрения главы вашего клана.

– О, я не думаю, что с этим будут проблемы, – быстро проговорила Ивлин, но когда увидела удивленное выражение лица Маккерика, мысленно обозвала себя «идиоткой». – Ведь ты спас мне жизнь, – пояснила она, желая хоть как-то оправдать свое поспешное заявление. – И спасешь мою честь, если женишься на мне. Я думаю, такой союз все сочтут удачным. Ведь я выйду за Маккерика, и наши селения объединятся.

– Города.

– Да, города, – послушно повторила Ивлин.

– Действительно, удачный союз, – тихим голосом заметил Маккерик, продолжая жечь ее своим взглядом. – Но ты станешь членом нашего клана. Ты не будешь жить с Бьюкененами.

– Я согласна на это, – сказала Ивлин, пытаясь придать своему голосу страдальческий тон.

– И есть еще один момент. – Маккерик замешкался. – Поскольку я глава клана, моя жена…

– Да, Маккерик?

– У меня должна быть настоящая семья, – объяснил он с озорным блеском в глазах.

Итак, это случилось. Они добрались до самого щекотливого пункта.

– Я… готова обсудить это… в будущем, – запинаясь сказала Ив и выпрямилась, чувствуя, как у нее горят уши.

– Обсудить это? Дети рождаются не от разговоров. – Маккерик ухмыльнулся. – Или ты не знаешь, что…

– Конечно, знаю! – отрезала Ивлин.

– Значит, ты будешь отказывать своему мужу?

– Мы должны решить это прямо сейчас? – дрожащим голосом воскликнула Ивлин. И ее охватила паника.

– Я ничем не отличаюсь от других мужчин, – спокойно произнес Маккерик. – Я хочу знать, будет ли у меня настоящая семья или я получу жену, которая не будет мне подчиняться.

– Но я совсем тебя не знаю!

– Ты попросила взять тебя в жены.

– Да, но…

– И ты целовала меня, – продолжал дразнить ее Маккерик.

– Нет, это ты целовал меня!

– Но ты же ответила на мой поцелуй, – подмигивая ей, сказал шотландец.

– Это не важно. – Грудь Ивлин высоко вздымалась. – Забудь о моем предложении, это была плохая идея. – Она развернулась, вышла из загона и направилась в противоположный угол хижины – это все, что осталось от ее старой юбки и накидки. – Когда погода наладится, я попытаюсь дойти до селения Бьюкененов.

– Города.

– Ох, да замолчи ты! – Ивлин сняла с веревки одну из тряпиц. – Или они примут меня, или нет.

– Ладно тебе, Ив, – сказал Маккерик, начиная разделывать тушу, – нет ничего постыдного в том, что ты боишься первой близости с мужчиной.

– Я не хочу обсуждать это с тобой.

Нет уж, лучше умереть с голоду. Или встретиться лицом к лицу со стаей волков. Она, наверное, сошла с ума, раз решила предложить Маккерику взять ее замуж. Это была глупая, детская, непродуманная идея. Маккерик отнесся к ее словам несерьезно. Он сразу заговорил о самой отвратительной стороне брака. А как насчет доверия? Понимания? Безопасности?

Ивлин уселась на табурет спиной к загону и расплела мокрую косу. Ей хотелось плакать, но девушка сдерживала слезы, не желая унижаться дальше. Она принялась вытирать волосы куском материи, и тут ей на глаза попалась накидка Минервы.

Ивлин не удержалась и показала ей язык.

Когда ее волосы более-менее высохли, девушка встала с табурета и еще раз посмотрела в сторону накидки. Черная шерсть наверняка будет царапаться, если надеть эту вещь на голое тело. Но у нее не было другого выхода. Иначе ей придется остаться в своей мокрой одежде и она может заболеть.

Она, конечно, переоденется, даже если это разозлит Маккерика.

Ивлин подобрала накидку и направилась обратно к загону, где Маккерик уже разрезал живот оленю и теперь вытаскивал из него внутренности. За то время, пока она сушила волосы, шотландец не проронил ни слова и сейчас не смотрел на нее, поглощенный своим неприятным делом.

– Я переоденусь, – объявила Ивлин. – И пойду спать.

Нож в руке Маккерика на мгновение замер, но он так к ней и не повернулся.

– Только не смей за мной подглядывать, – предупредила она…

К досаде Ивлин, Маккерик ничего на это не ответил. Тогда она забралась в кровать и изо всех сил дернула старую, поеденную молью занавеску, прячась от взглядов шотландца.

Нищенские шотландские развалюхи! В любом другом доме она могла бы по крайней мере красноречиво хлопнуть дверью.

Глава 9

Ивлин проснулась от необычно яркого света. Теплые мягкие лучи проникали в темную нишу сквозь рваную занавеску, сопровождаемые восхитительным ароматом еды, от которой у нее сводило желудок. Какое-то время она тихо лежала в кровати и пыталась понять, снится ей все это или нет. В хижине еще никогда не было так тепло, хотя на ней и была только одна накидка Минервы, которая, к ее удивлению, оказалась очень приятной для тела.

А потом она услышала голос Маккерика. Он что-то напевал себе под нос. Ивлин попыталась уловить смысл песни, он пел очень тихо по-гэльски. От его приятного мужественного голоса забегали мурашки по коже. Она спросит его, о чем эта песня, когда перестанет на него злиться.

Ивлин села и стала искать свою одежду, которую она расстелила на кровати, чтобы поскорей высохла. Но ни платья, ни нижней сорочки она не нашла.

Ивлин нахмурилась. Значит, пока она спала, Маккерик пробрался в нишу и унес ее одежду. Она посмотрела на себя. Накидка Минервы полностью скрывала ее наготу, и это успокоило девушку. Ивлин спрыгнула с кровати, придерживая одной рукой накидку, чтобы та не распахнулась, пока она будет искать свои вещи. Второй рукой она чуть сдвинула занавеску и выглянула, чтобы узнать, чем сейчас занимается Маккерик.

Увидев, что творится в хижине, она ахнула и теперь уже совсем отдернула занавеску. Она едва узнала помещение. Похоже, Маккерик принес с собой не только еду, потому что вся хижина теперь освещалась не одной, а двумя масляными лампами, щедро дарящими свет каждому углу хижины. А еще был свет от очага, и какой! Помимо дымящегося торфа, с треском горели и настоящие дрова. Языки пламени весело плясали и согревали хижину. Внутри очага, на плоском камне, стояли котелок с горшком. Сквозь щели самодельных крышек со свистом вырывался ароматный пар. Рядом с очагом Ивлин заметила еще одну широкую деревянную посудину, заполненную водой, в которой плавал кусок ткани. Осколки бутыли были убраны, мощеный пол под посудиной и табуретом был начисто вымыт.

Ивлин глянула в сторону полки. Там она обнаружила свою одежду, а также длинную рубаху Маккерика и его плед, с которых капала вода. Одежда свисала с полки, придавленная разными вещами, стоявшими на ней.

– Проснулась, – донесся до нее из противоположного угла голос шотландца.

Она вздрогнула. Маккерик вышел из тени, держа в руках ведро. Ивлин понимала, что слишком откровенно разглядывает его, но ничего не могла с собой поделать.

Маккерик выглядел… потрясающе. Таким Ивлин его еще не видела. На нем была длинная бежевая рубаха до лодыжек, но без рукавов и с глубоким V-образным вырезом, которая открывала не только его мускулистые руки, но и шею с кожаным украшением и верх груди с завитками золотистых волос. Низко на талии рубаха была перехвачена ремнем, к которому на этот раз не были прикреплены ножны. Верх сапог почти касался рубахи, но Ивлин обратила внимание на рельефные икры, покрытые таким же золотистым пушком, какой она заметила и на его груди.

Ивлин скользнула взглядом по лицу Маккерика. Вокруг его улыбающегося рта больше не было щетины. Вьющиеся волосы были перекинуты на одну сторону через плечо. Они были еще слегка влажными, от них оставалась мокрая дорожка на рубахе. Две тонкие косички – знак воина в Шотландии – украшали его голову с обеих сторон. Маккерик казался… таким чистым. А еще сильным, мускулистым и очень соблазнительным. Ивлин очень удивила ее реакция на этого нового Маккерика.

– Ты хорошо спала? – спросил он. Звук его голоса, а также шаги Элинор вывели ее из состояния задумчивости.

Волчица подошла к кровати, следом за ней туда же притрусила и Бонни. Ивлин протянула руку, чтобы погладить их, и заметила, что шерсть животных стала необыкновенно гладкой. Потом она увидела, что на их шеях повязаны бантики. Ивлин не могла сдержать улыбки.

Она посмотрела на Маккерика. Тот подошел к огню, и Ивлин поняла, что она не в состоянии молчать.

– Маккерик, что все это значит? – Она окинула взглядом хижину.

– Я бы приодел и маленького Усатика, но он не хотел сидеть смирно, и я не смог завязать бантик.

Ивлин рассмеялась и продолжила:

– А огонь, одежда… новая рубаха. Что все это значит? – повторила Ивлин, чувствуя, что очень глупо задавать подобные вопросы.

– У нас праздник, – сказал Маккерик, нагибаясь и ставя пустое ведро у табурета. Потом он посмотрел на нее и широко улыбнулся. От его белозубой улыбки на свежевыбритом лице сердце Ивлин ухнуло куда-то вниз. Он был слишком красив.

Маккерик подошел к полке, снял кружку и повернулся к ней.

– Иди сюда, будем пировать. – Шотландец жестом указал на табурет. Ивлин не смогла противиться. Казалось, перед ней был сам змей-искуситель.

Она встала, но застыла возле ниши.

– А что мы празднуем? – спросила девушка.

– Во-первых, удачную охоту. – Маккерик подошел к огню и вытащил пробку из бутыли, снял крышку с котла и плеснул туда чуть-чуть ее содержимого, а потом сам приложился к ней. – Иди ко мне, – удовлетворенно переведя дух, сказал Маккерик. – Я тебя не трону.

Ивлин не очень-то ему поверила. Более того, она и себе-то не очень доверяла. В глубине души ей хотелось, чтобы шотландец попробовал это сделать.

Но она все-таки подошла к огню. Ей очень хотелось узнать, что затеял Маккерик.

– Ты сказал «во-первых». Что же еще мы будем праздновать? – спросила Ивлин.

Маккерик направился к ней, но не стал подходить вплотную, а остановился на расстоянии вытянутой руки. Вид его полуобнаженного тела пробуждал в ней странные чувства. Ей нужно потребовать, чтобы впредь он надевал больше одежды.

– Меду? – спросил Маккерик, протягивая бутыль.

– Спасибо. – Ивлин неловко, одной рукой взяла ее и поднесла ко рту.

– Может, ты хочешь искупаться? – Шотландец указал на лохань рядом с ней. – Я уже смыл с себя грязь.

– Я вижу. – Святые небеса, конечно, она это видела. Ивлин даже не хотела думать о том, что пока она спала, всего в нескольких шагах от нее Маккерик, сняв с себя всю одежду, купался в теплой воде. Она не хотела думать о том, что, наверное, на шотландце и сейчас из одежды была одна рубаха. Но бесстыдные мысли сами лезли ей в голову.

Она ни за что не станет мыться, пока Маккерик в хижине. Это совершенно исключено.

Ивлин посмотрела на лохань, стараясь придать своему лицу равнодушный вид.

– Нет, мне не хочется, – сказала она, – Я уже искупалась в холодной воде и боюсь заболеть.

– Вода теплая, и я добавил туда каплю лавандового масла, – соблазнительно улыбаясь, сказал Маккерик. Ивлин мысленно застонала. Шотландец окинул ее взглядом и заявил: – Если ты меня стыдишься, то оставь на плечах эту чертову накидку и повернись ко мне спиной.

Ивлин задумалась. Маккерик был прав. Если она встанет в лохани лицом к стене и оставит на себе накидку, то… Боже правый! Как ей хочется помыться! Она никогда не чувствовала себя такой грязной, как сейчас.

Шотландец, похоже, заметил ее колебания.

– Я не буду подглядывать, – Его голос звучал серьезно, но глаза озорно улыбались.

Внутренний голос твердил Ивлин, что ей не следует поддаваться. Она должна вымыть руки, лицо и остановиться на этом. Еда чудесно пахла, и она, как всегда, умирала от голода.

– Хорошо, отвернись, – вдруг произнесла Ивлин помимо собственной воли.

Итак, тело приняло решение в обход разума. Она аккуратно, так, чтобы не пролить ни капли, придвинула посудину к себе, поставила ее между ног и сняла башмаки. Потом достала тряпицу, отжала ее и принялась смывать с себя грязь.

Коналл заметил, что опять смотрит на спину Ив. Он заставил себя отвернуться и хотел найти себе пока какое-нибудь дело – лишь бы перестать рисовать в воображении картины ее обнаженного тела. Но стоило ему услышать всплеск воды или приглушенный вздох удовольствия, который срывался с губ девушки, как глаза против его воли устремлялись в сторону Ив. Один раз он увидел, как накидка сползла набок, открыв его взгляду жемчужно-белое, блестящее в свете костра плечо. Коналл превратил вырвавшийся у него стон в кашель и быстро посмотрел в другую сторону, чтобы Ив не застала его глазеющим на ее кожу, на спутанные, струящиеся по спине волосы…

Коналл совсем отвернулся от Ив и глянул вниз. Оттопыренная рубаха красноречиво свидетельствовала о его возбуждении. Он опустился на корточки возле огня, пытаясь думать о всяких неприятных вещах – о лысеющих беззубых стариках, о выгребных ямах, о гниющей рыбе.

Но это не помогало. Его голова опять повернулась к лохани. Теперь Ивлин наклонилась вперед и низко нагнула голову. Коналл представил себе, как она моет самые потаенные части тела, как рука с мокрой тряпицей скользит то вверх, то вниз…

Коналл резко встал, сжав ладони в кулаки. Он больше не мог сдерживаться. Он шагнул к ней, потом остановился.

Ив тут же подняла голову и посмотрела на него вполоборота.

– Что случилось? – спросила она.

– Ты разрешишь мне… – Коналл прокашлялся, надеясь, что Ив не обернется совсем и не увидит, насколько он возбужден. – Ты разрешишь мне помыть тебе волосы?

Ив замерла, как тот олень на поляне. Действительно, они были в чем-то похожи: длинноногие, стройные, красивые и вечно ускользающие существа…

– Мои волосы? – спросила она. В ее голосе послышалось смятение и тревога.

– Да, после того как ты закончишь купаться, – предложил Коналл, пожирая взглядом кожу ее лица вдоль линии волос, на которой блестели капельки пота. – Я мог бы помыть тебе волосы водой, оставшейся после купания. Я делал так Нонне, когда для купания на улице было слишком холодно.

Ив напряглась.

– Нонна – твоя покойная жена? – спросила она.

– Да. – Коналл подумал, что, наверное, ему не стоило упоминать Нонну. Но он хотел, чтобы Ив поняла, о чем он ее просил, хотел, чтобы девушка разрешила ему это сделать.

– Не думаю, что это хорошая идея, – сказала Ив. Ее голос прозвучал совсем тихо, и Коналл истолковал это в свою пользу.

Ив опустила взгляд.

– Но почему? – спросил он и осторожно шагнул к ней. Ему нужно было лишь поднять руку, чтобы коснуться кончиками пальцев спины Ив, так близко она сейчас была от него, – Я не сделаю тебе ничего плохого. – Он так легко провел ладонью по ее волосам, что Ив лишь чуть-чуть почувствовала его прикосновение. Плечи девушки слегка приподнялись, когда она глубоко вздохнула. – Если тебе не понравится, я остановлюсь.

– Маккерик, я…

– Не надо, Ив, – прервал ее Коналл, опускаясь позади нее на одно колено. Их лица оказались на одном уровне. Ив на мгновение повернулась к нему, избегая его взгляда. Коналл уже крепко взял в руку шелковистую массу ее волос. – Позволь мне, – шепнул Коналл, касаясь своим дыханием завитков у ее уха.

Он поднял руку и ласково провел по спутанным прядям, расчесывая их своими пальцами от корней до самых кончиков.

– Я буду нежным, – сказал Коналл, и его дыхание участилось, когда он понял, насколько двусмысленно прозвучало его обещание.

И он опять принялся аккуратно массировать кожу головы Ивлин, скрытую мягкими, шелковистыми волосами. Ее веки дрогнули, и она закрыла глаза.

– Подвинь мне лохань, – тихо попросил девушку Коналл и был немало удивлен, когда услышал, как деревянная посудина поехала вперед, царапая камни пола.

Коналл нагнулся, придвинул лохань к себе поближе и взял мокрую тряпицу. Второй рукой он опять взял волосы Ив и потянул к себе. Девушка запрокинула голову назад так, что стала видна ее шея. Коналл поднял тряпицу и выжал из нее воду на волосы Ив. Он делал так до тех пор, пока каждая ее прядь не стала тяжелой и темной от влаги.

Ив вздохнула. Коналл посмотрел вниз и увидел в разрезе накидки белое колено девушки. Он начал опять массировать теплую кожу головы, гладить затылок и основание шеи, перебирать ее влажные волосы, выжимать их своими пальцами.

Когда Ив тихонько застонала от удовольствия, Коналл едва сдержался, чтобы не толкнуть ее назад, в свои объятия. Его трясло от страсти, запах лавандового масла пьянил лучше самого крепкого меда. Он должен был соблазнить ее, но все получалось наоборот. Ив околдовала его, с легкостью победила в игре, которую он сам начал.

Коналл приблизил рот к ее уху.

– Ив – шепнул он, чувствуя, как дрожит ее тело.

– Да?

Ее глаза были закрыты. Коналл увидел, что она вцепилась пальцами в черную шерсть накидки.

– Тебе хорошо?

Он на мгновение отпустил ее, чтобы нащупать лохань. Ив подняла голову и открыла глаза.

– Да, спасибо тебе, Мак…

Коналл схватил мокрую массу ее волос и потянул на себя. Ивлин со вздохом изумления откинула голову назад.

– Я еще не закончил, – тихо проговорил он.

Горло Ивлин сжалось, она судорожно сглотнула и глянула на Маккерика из-под ресниц. Коналлу показалось, что в ее глазах был страх. Она сразу отвела взгляд.

Коналл еще раз намочил ее волосы. Вода с приятным звуком закапала на пол, заструилась по вискам, шее, маленький ручеек просочился внутрь накидки. Коналл отжал лишнюю влагу с волос и отставил лохань. А потом медленно снизу вверх принялся наматывать пряди себе на ладонь, до тех пор, пока пальцы не легли Ивлин на затылок. Ей пришлось полностью откинуть голову назад.

Она дрожала, ее грудь бурно вздымалась. Коналл опять приблизил губы к уху Ивлин.

– Ив, – шепнул он, – я хочу жениться на тебе.

Ее ресницы дрогнули, она открыла глаза и несмело посмотрела на него.

– Я хочу… – Коналл притянул голову Ив еще ближе к себе, так что теперь его губы почти касались раковины ее уха, – хочу, чтобы ты стала моей женой, ты понимаешь?

Она опять прикрыла глаза. Коналл не смог противиться искушению и поцеловал ее в шею как раз под мочкой уха. Ее кожа была такой мягкой и теплой! Он нежно, но настойчиво еще теснее прижался к Ив. Ее плечи коснулись его груди, и тогда он проложил губами дорожку по ее влажной шее, собирая языком крохотные капли, пахнущие лавандой.

– Маккерик, – тихо выдохнула Ив.

– Что? – Коналл опять стал целовать ее шею, теснее прижимаясь к ней лицом, сдвигая вниз накидку. Он отпустил волосы Ив и принялся гладить ее руку сквозь тонкую шерстяную ткань. Он почувствовал её дрожь и понял, что ей передалась бушевавшая в нем страсть. – Тебе нужно только сказать «да» или «нет», – шепнул он ей в ухо. – Если ты скажешь «нет», то я остановлюсь, хотя мне будет очень непросто это сделать. Я хочу целовать тебя, целовать везде, хочу сделать тебя своей женой. Ты согласна, Ив?

– Это… законно? – неуверенно спросила Ивлин.

– Да. – Он теснее прижал ее к себе.

Ив еле слышно вскрикнула, подол ее накидки разошелся, обнажая ногу. Коналл скрипнул зубами и продолжил:

– Если ты хочешь, летом нас обвенчает священник. Хотя обычно все обходятся взаимными клятвами. Мы произносим их и становимся мужем и женой. Так у нас принято. Поэтому, Ив, послушай меня, – и Коналл развернул ее к себе, чтобы заглянуть ей в глаза, из последних сил сдерживая желание, – если ты скажешь «да», то станешь моей. Навсегда.

– А ты станешь моим, – проговорила Ив тихим, но храбрым голосом. – И разлучить нас сможет только смерть, да?

От этих слов огонь его желания стал таким сильным, что у него едва хватило сил ответить. Коналл с трудом перевел дух и кивнул.

– А теперь я дам тебе свою клятву верности. Я, Коналл, беру тебя в жены, Ив.

Где-то в глубине леса едва слышно завыл волк. Сердце Коналла бешено колотилось, кровь бурлила в венах, и все эти звуки создавали странную, сверхъестественную музыку этого момента, когда решалась судьба двух людей и двух кланов. Ив смотрела ему в глаза, пытаясь найти в их глубине что-то очень важное. Ее губы были слегка приоткрыты, она порывисто дышала. Коналлу стало страшно. А вдруг Ив сейчас передумает?

– Если ты хочешь меня, то скажи это, Ив, – потребовал Коналл, сжимая ее плечи.

По щеке Ивлин скатилась слеза. Коналл так крепко держал ее, что она смогла лишь едва заметно кивнуть ему в ответ.

– Я, Ивлин, беру тебя в мужья, Коналл, – проговорила она.

У нее вдруг закружилась голова. На мгновение весь мир вокруг задрожал и куда-то поплыл.

– Дело сделано, – прошептал он и поцеловал ее в щеку.

– Теперь мы женаты?

– Да. – Коналл резко поднялся и потянул за собой Ив. Табурет с грохотом перевернулся, и он отшвырнул его ногой, а потом развернул Ивлин лицом к себе. Обняв ее одной рукой, другую Коналл положил ей на затылок и произнес: – Мы теперь действительно женаты. И сейчас ты станешь моей женой по-настоящему.

Ивлин хотелось плакать, кричать и петь одновременно. Она никогда не чувствовала себя так, как в тот момент, когда Маккерик подхватил ее на руки и понес к нише. Ее кожа под старой накидкой, чистая и прохладная, вдруг стала чувствительной к каждому прикосновению шерстяной ткани, не говоря уж о горячих объятиях Маккерика. Ее сердце трепетало, как развернутый флаг на ветру, храбро объявляя о своем выступлении на новом поле битвы.

Маккерик опустил ее на ноги возле кровати. Ивлин бы упала, но шотландец крепко держал ее за плечи. Почему он не целует ее? Почему просто смотрит?

– Сними накидку, – хриплым голосом проговорил Маккерик. Он отпустил ее, но продолжал держать руки близко от нее и был готов подхватить ее в любую минуту.

Ивлин растерялась. Она почувствовала настоящий страх при мысли о том, что сейчас должно произойти.

Но видимо, она слишком долго думала. Старая застежка на накидке Минервы не стала долго сопротивляться, когда Маккерик схватил накидку и одним быстрым, сильным движением дернул полы в стороны. Шерстяная поношенная материя треснула, черные нити повисли, как рваная паутина, и накидка упала на пол. Ивлин вскрикнула и попыталась прикрыть грудь и низ живота руками. До сих пор никто, кроме служанки, не видел ее обнаженной, и теперь она стыдилась своего тела. Она была такой худой, даже костлявой, ее кожа – такой мертвенно-бледной от голода и болезни. Конечно, своей наготой Ив могла только оттолкнуть этого мужчину, тем более такого сильного, закаленного, физически совершенного. Но Маккерик вдруг тяжело выдохнул и положил ладони ей на руки пониже плеч. Его прикосновение показалось Ивлин обжигающим, как огонь в очаге. Она вздрогнула. Назад пути не было. Она вышла замуж за горца-дикаря, выдав себя за другую, и знала, что сейчас ей нужно отдаться ему. Она стала его женой, поэтому должна покориться. Обязана. Это горько-сладкое наказание за ее обман, плата за безопасность.

Ивлин старалась не думать о том, что может забеременеть. Старалась изо всех сил.

– Ох, Ив, – выдохнул Маккерик и приблизил ее к себе, касаясь лицом волос на макушке и еще крепче сжимая пальцами ее предплечья. Ивлин стояла неподвижно, стараясь скрыть от него свою наготу. – Ты боишься?

Она кивнула. В ее голове кружились ужасные картины: набухающий живот, который потом взрывается фонтаном крови, ее предсмертный крик…

– Не надо, – шепнул Маккерик. Его ладони скользнули назад, легли на ее прохладную спину. Он обнял Ивлин и добавил: – Я буду нежным, очень нежным… – Маккерик поцеловал раковину ее уха, согретую его дыханием. – Не бойся меня.

– Я не могу… – Ивлин хотела сказать ему, что она не боится самого акта любви. Ей было известно, что боль, которую она испытает, скоро пройдет. Ее пугали последствия. Но вместо этого она почему-то решила в очередной раз солгать. – Мне холодно, – едва слышно прошептала девушка.

– Ну конечно, – с сочувствием сказал Маккерик. Он сделал шаг вперед, увлекая Ивлин за собой, потом наклонился к кровати, откинул одеяло и молниеносным движением подхватил девушку на руки. От неожиданности она вскрикнула и схватилась за его рубаху, выставляя напоказ свое тело.

Маккерик осторожно опустил Ивлин на кровать, пожирая ее взглядом. Она перевернулась со спины на бок и вцепилась в одеяло, пытаясь натянуть его на себя. Но Маккерик остановил ее:

– Нет, Ив, позволь мне немного полюбоваться тобой. Пожалуйста.

Продолжая сжимать конец одеяла в кулаке, она опустила его на бедра и глянула на Маккерика. Рубаха на нем белела под яркими лучами огня, подсвечивающего его сзади, темные очертания бедер вырисовывались сквозь тонкую ткань.

Никто не двигался. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем руки Маккерика наконец легли на пояс из коричневой кожи. Ивлин с замирающим сердцем увидела, как он расстегнул его и бросил на пол. У нее ком встал в горле, и она сглотнула. Ивлин хотела сделать этот последний шаг к их окончательному соединению, но ее парализовал страх. Неужели всего мгновение назад она так желала его, что едва дышала, когда представляла, как Маккерик будет целовать и ласкать ее? А теперь страх держал ее сильнее, чем объятия неожиданно обретенного мужа. Она опять не могла дышать, но на этот раз ее душили слезы, а не страсть. Рубаха Маккерика поползла вверх по волосатым бедрам и упала рядом с ремнем на пол. Ее взгляд упал на его мужское достоинство, возбужденное и направленное на нее, словно копье. Длинное, темное, устрашающее. Настоящее оружие.

Ивлин подавила короткое всхлипывание.

Она почувствовала, что Маккерик встревожился. Он сел на кровать и попытался заключить ее в объятия.

– Ив, Ив, – нежно позвал он, – не бойся меня. – Маккерик гладил ее волосы, все еще влажные и пахнущие лавандой.

Ивлин опять почувствовала, как ее горло сдавил страх. Она проглотила комок и вновь прижала руки к груди, не давая их телам соприкоснуться. Ив чувствовала тепло Маккерика и хотела обнять его и выплакать свой страх, хотела, чтобы он тоже обнял ее и успокоил. Но она знала, что Маккерик желал совсем другого, и ей следовало дать ему это.

– Ты готов взять меня? – спросила Ивлин дрожащим от напряжения голосом.

Маккерик на мгновение замер.

– Да, – тихо сказал он.

Ивлин отодвинулась от него и легла на спину, закрыв глаза.

– Хорошо. – Она перевела дух. – Я готова.

У него хватило смелости рассмеяться. Ивлин тут же открыла глаза и посмотрела на Маккерика.

Продолжая улыбаться, он приблизился к ней и положил ладонь на щеку. Ивлин скривилась.

– Не надо считать это каким-то наказанием, – сказал он. В уголках его глаз появились озорные морщинки. – Я хочу, чтобы ты тоже получила удовольствие.

– Ну, такого не будет, поэтому просто делай, что должен сделать. – Ивлин отвернулась и уставилась на деревянный потолок ниши. Она сглотнула, собирая в кулак всю свою храбрость. – Мне… нужно раздвинуть ноги?

Маккерик опять рассмеялся, и лицо Ивлин вспыхнуло.

– Ох, Ив, какая ты забавная, – едва слышно выдохнул он.

– Я еще больше позабавлю тебя, когда скажу, что уйду, если ты не закончишь с этим, – отрезала Ивлин. – Я не буду лежать здесь вечность, Маккерик. Я замерзла, хочу есть и…

Его рот прервал эту отповедь. Сначала поцелуй шотландца был властным, даже немного болезненным, но потом смягчился. Его губы приоткрылись и принялись ласкать губы Ивлин. Потом Маккерик остановился и посмотрел ей в лицо. В его светло-карих глазах еще вспыхивали искорки смеха, но желание разгоралось в них с новой, устрашающей силой.

– Хорошо, Ив. Я не хочу, чтобы эти длинные ноги унесли тебя от меня, – сказал он. А потом улыбка совсем исчезла с его лица, уступив место первобытной страсти, которая вновь пробудила страх в Ивлин. – Раздвинь их для меня.

Ив выполнила просьбу.

– Так хватит?

Ладонь Маккерика скользнула по ее щеке вниз, потом коснулась ключицы, затанцевала по краю плеча… Когда он положил ладонь ей на грудь, Ивлин, затаила дыхание.

– Ш-ш-ш, не бойся, – шепнул Маккерик, наклоняя голову. Он коснулся губами набухшего соска, и Ивлин вздрогнула от необычного сладко-болезненного ощущения. Когда Маккерик накрыл его горячим ртом и принялся ласкать языком, она не смогла больше сдерживаться и едва слышно застонала.

Маккерик нежно сжал пальцами вторую грудь, и Ивлин почувствована спазмы внизу живота, пугающие и в то же время странно приятные. Она продолжала смотреть вверх, краем глаза замечая, как голова Маккерика двигалась в такт волнам наслаждения, которые создавали его пальцы и губы. К своему удивлению, из ее напряженного горла опять вырвался стон. Было стыдно, но Ивлин не могла себя контролировать.

– Все хорошо. – Шепот Маккерика коснулся ее влажной кожи, отчего по ней забегали мурашки. – Наслаждайся и ничего не бойся, Ив. Моя Ив… – Его губы опять нашли грудь, а одна рука скользнула вниз и заплясала вокруг пупка.

Ивлин сглотнула, пытаясь справиться с предательским зовом тела. Ее сердце все еще боялось, но вот плоть… Ох, как она была слаба! Она не хотела, чтобы ласки Маккерика возбуждали ее, доставляли ей удовольствие. Ведь это может означать ее смерть.

Но рука Маккерика спустилась еще ниже и стала гладить ямочку внизу ее живота, успокаивая и в то же время усиливая болезненно-приятное возбуждение, которое рождалось там.

– Я не хочу этого делать, Маккерик, – хрипло выдохнула Ивлин.

Он не сразу оторвался от нее, продолжая какое-то время неторопливо посасывать ее сосок, словно из него тек самый восхитительный мед.

– Почему? – наконец спросил Маккерик, а потом запустил пальцы в курчавые волосы между ее ног, очерчивая языком округлость груди.

– Я… не хочу ребенка.

Теперь Маккерик принялся массировать самую нежную ее плоть. Ивлин безумно захотелось выгнуться навстречу его руке.

– М-м-м, – пробормотал Маккерик, – может, у тебя его не будет.

Ивлин еле сдержалась, чтобы не вскрикнуть от удовольствия. Если бы он перестал трогать ее… там. Может быть, тогда она сможет рассуждать здраво.

– Но мы же сейчас…

– Это ведь первый раз, да? – спросил он. Теперь его ладонь перестала мять ее скрытый волосами холм и начала ритмично скользить вверх-вниз по курчавым завиткам. Ивлин казалось, что еще чуть-чуть – и она не выдержит сладкой пытки.

– Да, – еле проговорила она.

– Значит, ты вряд ли забеременеешь, – сказал Маккерик. Он слегка приподнялся и скользнул языком по второму соску. – Не каждая близость заканчивается беременностью, Ив. – Он накрыл губами возбужденную вершину ее груди.

Ивлин задрожала. В голове разум боролся с желанием. То, что сказал ей Маккерик, было правдой, но как много юных девушек, искавших укрытия в монастыре, клялись, что уступили мужчине всего один раз!

– Я боюсь, Маккерик, очень боюсь.

Он покачал головой, продолжая ласкать ее грудь. Внизу его пальцы мяли, растягивали и закрывали лепестки ее тайного места. Ивлин судорожно вздохнула. Маккерик отпустил ее сосок.

– Не бойся. – Он пристально посмотрел ей в глаза. – Ив, ты хочешь меня? Если скажешь «нет», я остановлюсь. Я не хочу брать тебя против воли.

Пальцы Маккерика внизу живота остановились, словно подтверждая его слова о том, что стоит ей сказать хоть слово, и он оставит ее нетронутой. Тело Ивлин содрогалось в такт блаженному ритму, который Маккерик задал своими ласками. И когда это прекратилось, ей вдруг захотелось плакать.

– Ив, ты хочешь, чтобы я остановился? – повторил Маккерик.

– Нет, – тихо ответила она. Боже правый, это было так!

А потом Ивлин почувствовала, как один его палец скользнул за лепестки ее бутона, где все было таким горячим, влажным и – ох! – таким чувствительным.

– Тогда доверься мне.

– Да. – Ивлин наконец выгнулась навстречу его ласковой руке и услышала, будто издалека, свой собственный кошачий крик. Когда вторая рука Маккерика присоединилась к танцу внизу живота и легла там на маленькую твердую горошинку, страх покинул Ивлин. Вдруг два пальца скользнули внутрь ее лона. Ивлин опять вскрикнула, и ее ноги инстинктивно раздвинулись в стороны. Одно ее колено оказалось между бедрами Маккерика. Она почувствовала кожей его возбужденное орудие, твердое и горячее.

Маккерик начал медленно двигать пальцами внутри ее, постепенно ускоряя четкий, единообразный ритм. Вскоре бедра Ивлин стали повторять его движения, поднимаясь и опускаясь вместе с его рукой. Он опять припал к ее груди, и у Ивлин закружилась голова. Ей казалось, что она сейчас сойдет с ума от предвкушения какого-то неведанного ей наслаждения, к которому ее медленно вели ласки Маккерика.

– Ты долго не продержишься, Ив, – хрипло пробормотал он. В его глазах плясало темное, первобытное пламя желания. – И я тоже. Я сейчас войду в тебя, и тебе станет легче. – Маккерик коснулся блестящей верхушкой своего орудия ее бедра.

– Сделай это, – задыхаясь, проговорила Ивлин. Она жаждала получить то, что мог дать ей Маккерик, хотя еще точно не знала, что это будет.

Шотландец поднялся над ней, и, убрав руку широко раздвинул Ивлин ноги, поднимая ее колени вверх.

Лежа на спине, она с замиранием сердца увидела, как Маккерик сел между ее бедер. Со своим возбужденным мужским достоинством, нацеленным на ее бесстыдно раскрытое лоно, он был похож на какого-то языческого бога.

Ивлин выгнула бедра, поднимая колени выше.

– Коналл, – впервые назвала она его по имени, – пожалуйста… – Странно, но ей самой понравился умоляющий тон ее голоса.

Маккерик нагнулся к ней, касаясь концом возбужденного пениса входа в лоно, продолжая ласкать ее пальцем.

– Ты готова, Ив? – спросил он низким, будто не своим голосом и слегка толкнул вперед бедра, ускоряя круговые движения пальца.

Ивлин подалась вперед, чувствуя, как ее лоно растягивается, по мере того как твердое орудие Маккерика проникает в нее.

– О, помоги мне! – воскликнула она. – Коналл, помоги мне!

Маккерик вошел еще глубже. Ивлин ощутила, как ее плоть взорвалась от сладкой агонии, а потом ее сердце, дыхание, ее мысли – все остановилось, когда волна небывалого блаженства накрыла ее с головой.

И только тогда Маккерик рывком до конца вонзил в нее свое длинное орудие.

Тело Ивлин сначала напряглось, но потом приняло его, пульсируя от боли. Она вскрикнула и затрепетала, бедра Маккерика неистово заходили взад-вперед, и через несколько мгновений он замер.

Ивлин ощутила в глубине лона, как его пенис конвульсивно дернулся, Она опять закричала от переполнявших ее эмоций, слезы брызнули у нее из глаз. Это было прекрасно. И божественно.

Ивлин Годвин теперь стала Ивлин Маккерик.

Глава 10

Коналл рухнул рядом с Ив. Ему казалось, будто его протащили по дну бурной реки. Его мускулы дрожали, кожа была влажной, а дыхание – тяжелым и учащенным. Он слышал громкое биение своего сердца. Коналл повернул голову и посмотрел на Ив, которая теперь стала его женой.

Она смотрела вверх, ее губы были слегка прикрыты, щеки залиты румянцем, обнаженная грудь высоко вздымалась. Ив тоже повернула к нему голову. Может быть, так на него повлияло занятие любовью, но в это мгновение Коналл был готов поклясться своей жизнью: он даже не мог себе представить, что на свете есть такие красивые женщины, как его Ив.

Коналл улыбнулся. Он был так взволнован, что ему пришлось прочистить горло, прежде чем начать говорить:

– Как ты себя чувствуешь? Я не сделал тебе больно? – спросил он.

Ив покачала головой, не отводя от него своего взгляда, изумленного и застенчивого. Коналл не знал, получила ли она полное удовольствие от их любви. Он старался как можно дольше ласкать ее, но у него уже так давно не было женщины! Ему было стыдно что он так мало продержался, когда оказался внутри ее.

Ив продолжала смотреть на него, но теперь ее брови были слегка нахмурены. Коналл вспомнил их первую встречу, когда она выглянула из-за Элинор. На ее лице было почти такое же выражение тогда ему показалось, что он увидел ангела. И сейчас Коналл думал точно так же.

Ангел, который спасет его народ.

Эта неожиданная мысль свинцовым грузом легла на сердце Коналла, разрушила приятную истому, в которой он сейчас пребывал. Коналл попытался избавиться от нее, сказав себе, что у него будет еще много времени для размышления об истинной причине его действий и их возможных последствиях. Теперь он просто хотел наслаждаться женщиной в своей постели.

«В постели Ронана», – шепнул злобный голос.

– Ты хочешь есть? – спросил Коналл, ища себе хоть какое-нибудь занятие, которое отвлекло бы его от мыслей о прошлом, о его эгоистичных мотивах. И о чертовом проклятии.

Ив открыла рот, чтобы ответить, но сморщилась и промолчала.

Он провел пальцем по ее щеке и спросил:

– Что такое? Что тебя тревожит, милая?

Ив покраснела еще больше.

– Ты точно?.. – Она не закончила и смутилась.

Ее прелестное смущение вызвало улыбку на губах Коналла. Конечно, Ив хотела спросить, получил ли он удовольствие. Ведь у нее не было опыта в этих делах, и она не могла понять, что Коналл насладился ею полностью, так, как мужчина сможет насладиться телом женщины.

Ив заговорила опять:

– Ты точно знаешь, что мы не сделали ребенка?

Коналлу показалось, будто Ив его ударила. Вот вам и нежные признания любовников!

– Нет, не точно, – спокойно ответил он, пытаясь успокоить свою гордость. – Ты же знаешь, все в руках Бога.

Ив в одно мгновение соскочила с кровати и нагнулась за накидкой, что лежала на полу, показывая Коналлу маленькие ямочки на спине, и тут же скрыла под ней свою наготу. Она поднялась и направилась к полке, где была развешана ее одежда.

Коналл приподнялся на одном локте. Внезапная перемена в настроении Ив его немало озадачила.

– Ив, что случилось?

– Я не хочу с тобой разговаривать, – прервала она его, проверяя, высохли ли ее вещи.

– Ты злишься на меня?

Ее платье было еще влажным. Ив повернулась к очагу, плотнее запахивая полы накидки. Она посмотрела на него. В ее глазах плясали искры ярости.

– Ты использовал меня. Сказал то, что я хотела услышать, чтобы получить то, что тебе было от меня нужно.

– Черт побери, что ты несешь? – Коналл тоже спрыгнул с кровати и поднял с пола рубаху и ремень. – Я ничего такого не делал. – Он натянул рубаху через голову. – Ты выставляешь все так, будто я тебе врал.

Ив фыркнула и, взяв кружку, потянулась к кувшину.

– Ив, я тебе не врал.

Она вскочила на ноги и швырнула кружку о мощеный пол.

– Я же говорила тебе, что не хочу иметь детей! Говорила, да?

– А я сказал правду, – крикнул Коналл в ответ. – Вряд ли ты забеременеешь сейчас. – Он застегнул ремень. – Это был твой первый раз! К тому же посмотри на себя, Ив! Тонкая, как тростинка, да еще недавно болела. – Ив вздрогнула, но Коналл продолжил дальше: – Когда у тебя в последний раз были месячные?

Лицо Ив стало пунцовым.

– Я не помню! – Она немного подумала и ответила: – Наверное, незадолго до того, как я очутилась в Шотландии.

Этот ответ обеспокоил Коналла, но он постарался скрыть тревогу. Пожав плечами, шотландец ответил:

– Ну вот видишь. У тебя нет месячных – значит, не будет и ребенка. Теперь ты довольна?

Ивлин еще плотнее запахнула накидку и, сев на корточки, стала собирать остатки разбитой кружки. Из дальнего конца хижины к ней подошла Элинор, но она отпихнула волчицу в сторону.

– Элинор, назад, а то заработаешь занозу. – Ивлин поджала губы, но потом все-таки обратилась к Коналлу. – Тебе было нужно только мое тело, – медленно, низким голосом проговорила она, будто обвинила его в преступлении.

– Да, я хотел твое тело. А ты – мое, в чем сама и призналась. Я не брал тебя силой, Ив, поэтому не разыгрывай из себя жертву.

После такого заявления Ив просто остолбенела. Не найдя, что ему ответить, она молча выкинула осколки кружки в стоявшее рядом ведро.

– Отвратительно, – пробормотала Ив, вставая на ноги. – Настоящее дикарство.

Но Коналл не мог позволить ей обесценить то, что произошло между ними. Он обошел очаг и взял Ив за локоть.

– Это было совсем не отвратительно, так что, пожалуйста, перестань выказывать свое английское высокомерие, – процедил Коналл сквозь сжатые зубы. – Ты теперь моя жена, а я – твой муж. То, что мы делали, было свято. И нет ничего плохого в том, что тебе это тоже понравилось.

– Я забылась, – холодно сказала Ив. – Это больше не повторится. – Она попыталась высвободиться.

Но Коналл еще ближе притянул Ив к себе, не обращая внимания на ее сопротивление.

– Повторится, и очень скоро, – заявил он.

– Отпусти меня.

– Не отпущу, пока ты мне все не объяснишь, – сказал Коналл, не желая даже себе признаваться в том, как сильно его уязвило ее поведение. Он старался сделать этот день приятным для нее, хоть частично им двигало желание заглушить голос совести. – Почему ты так против ребенка, Ив? Из-за твоей матери? Из-за девушек в монастыре? Конечно, ты знаешь, что далеко не каждые роды заканчиваются смертью. – Он склонил голову набок, чтобы заглянуть ей в глаза. – Милая, когда я смотрю на тебя с Элинор, с Бонни… Боже мой, да даже с этой мышью…

Коналл почувствовал, как она расслабилась в его объятиях, словно эти простые слова погасили ее гнев.

– Я росла с мыслью о том, что убила свою мать, – произнесла Ив. – Своим появлением на свет я отняла у нее жизнь. Ее смерть была ужасным ударом для папы, который так любил ее.

– И твой отец обвинял тебя?

– Конечно, нет, – качая головой, ответила Ив. – Он сам воспитывал меня, и мы очень любили друг друга. На самом деле я никого не любила сильнее. Мне больно, что он так и не женился. Папа просто не хотел никакой другой женщины, кроме мамы. Хотя я знаю, что с годами, пока я росла, он все сильнее мучился от одиночества.

История Ив очень тронула Коналла. Ив выглядела очень расстроенной, и ему хотелось как-то утешить ее, подготовить к будущему, которое он уже выбрал для нее и для клана Маккериков.

– Твой папа любил вас обеих, Ив. Он не обменял бы твою жизнь на жизнь твоей матери, – Коналл поймал себя на том, что взялся за кожаный амулет на шее, будто ища у него подтверждения своим словам.

Ивлин пожала плечами и заметила:

– Вот почему я ушла в монастырь. Перед смертью моя мама взяла с папы слово, что он отдаст меня монахам. Он сказал, что мама хотела защитить меня.

После этих слов Коналл еще больше зауважал отца Ив.

– Наверное, ему было очень нелегко расстаться с тобой.

Ивлин стояла не двигаясь, прижавшись головой к его груди.

– И ради чего? – продолжила она. – Монастырь не дал мне защищенности. Монахи оказались жестокими и алчными. А девушки, которые искали у нас приют! Большинство из них были еще совсем девочками, бедными и невежественными. Тех, которые выживали после родов, потом выпроваживали из монастыря с ребенком на руках, хотя им некуда было идти. Я часто думала о том, что смерть для этих девушек была бы благом. В монастыре я не обрела покоя и не смогла бы помочь тем, кто в этом нуждался. Так что папа зря страдал. Я никогда не прощу себе того, что я оставила его.

– Но ведь на твой дом напали и твоего отца убили, когда ты жила в монастыре? Ив, твоя мать действительно спасла тебя, и твой отец тоже.

Коналлу не понравилось, как Ив обреченно пожала плечами, как нахмурила лоб. Он поднял ее голову вверх, чтобы посмотреть ей в глаза.

– Они послали тебя ко мне, Ив, – сказал Коналл. – Разве ты этого не видишь? – Он окинул взглядом хижину. – Ты оказалась тут, чтобы найти меня, найти Элинор. Чтобы стать моей женой. А теперь моя задача – защищать тебя.

Подбородок Ив дрогнул, и по ее щекам потекли слезы. Коналл прижал ее к своей груди и обнял еще крепче, дав ей выплакаться.

Его взгляд остановился на волчице, сидевшей недалеко от дверей. Ее блестящие глаза были прикованы к нему, в них легко читалось осуждение. Бонни лежала возле ее ног. Коналл сразу вспомнил о библейском предании насчет волка и агнца, лежащих рядом.

Коналл старался не думать о том, что он пообещал Ив. Да, он готов защищать ее ценой своей жизни. Но он должен втайне от Ив заставить ее сделать то, что она страшилась больше всего на свете.

Коналл молился о том, чтобы его семя принесло плод.

Скоро Ивлин успокоилась и неохотно отодвинулась от Маккерика. Плакать на груди у сильного человека, в его объятиях было так приятно! Такой роскоши она не позволяла себе очень-очень давно.

– Спасибо, – сказала Ивлин, вытирая лицо накидкой Минервы и следя за тем, чтобы та прикрывала ее наготу. Она огляделась вокруг в поисках своих башмаков, которые были нужны ей, чтобы закончить то, что она начала делать перед тем, как Коналл обратился к ней с трогательными словами.

– Да не за что, Ив, – ответил шотландец. – Ну, давай поедим?

– Сейчас, – ответила Ивлин. Она подошла к кровати и откинула одеяло. Куда они пропали? Ей совсем не хотелось поранить ноги.

– Коналл, ты не видел мои башмаки? – спросила она, «ставая на колени перед кроватью.

– Это у которых подметка еле держится? Да, видел.

Ивлин кинула через плечо хмурый взгляд. В ответ Коналл ухмыльнулся и принялся наливать густую похлебку и деревянную миску.

– Ты сняла их у табурета, – сказал он. – Тебе нужно выйти?

– Нет, но… – Ивлин заглянула под стул и обнаружила там свою обувь. Она надела свои тонкие и действительно донельзя изношенные башмаки и встала.

– Я пойду с тобой. – Маккерик отставил миску, но когда к ней ринулась Элинор, тотчас схватил ее обратно. – Нет, это не для тебя. Назад! – Волчица коротко тявкнула и тут же отступила, легла, прижала уши и спрятала голову между лапами.

Ивлин улыбнулась, гордясь отличным воспитанием своей питомицы, и направилась к загону. Она наклонилась в темноту и набрала в ладонь твердой, холодной земли с пола, а потом вернулась к очагу. Не обращая внимания на удивленный взгляд Маккерика, Ивлин бросила землю в ведро, где лежали осколки разбитой чашки.

Она надеялась, что вспомнит слова.

Подхватив полы накидки Минервы и горячо надеясь, что одежда колдуньи усилит действие стиха, Ивлин осторожно встала обеими ногами в ведро, качаясь из стороны в сторону, чтобы сохранить равновесие.

Маккерик рассмеялся и сказал:

– Ив, я же сказал, что отведу тебя на улицу. Тебе не нужно ведро.

– Тише, – ответила она и негромким голосом начала говорить: – Вон и вниз, трубу прочисть, меня освободи, до следующего раза подожди.

– Ив, что ты делаешь? – тревожно спросил Маккерик.

– …до следующего раза подожди. – Ивлин остановилась и глянула на него через плечо. – Однажды я услышала это от работниц на кухне. Никогда не думала, что мне придется это делать. Честно говоря, я не уверена, работает ли это, но… – Она пожала плечами, потом посмотрела на свои ноги в ведре. – Вон и вниз, трубу прочисть, меня освободи, до следующего раза подожди. Вон и вниз…

Маккерик подошел ближе и, наклонив голову, стал вслушиваться. Потом он опять прервал ее и спросил спокойным ровным голосом:

– Объясни-ка мне подробнее, что все это значит, милая.

Ивлин вздохнула. Она бы уже закончила, если бы Маккерик не мешал ей.

– У одной из служанок в доме моего отца была репутация… легкомысленной девушки, дарящей свою любовь направо и налево. Когда другая служанка спросила ее, как она… «не попадается» – насколько я помню, она это так назвала, – служанка-распутница сказала, что надо взять пустое ведро, кинуть туда глиняные черепки и землю, потом встать в него и сказать «Вон и вниз, трубу прочисть, меня освободи, до следующего раза подожди» тринадцать раз. – От изумления Маккерик открыл рот. Ивлин почувствовала, как ее щеки покрылись румянцем. – Я знаю, это глупо, но…

Ивлин опять глянула на свои ноги и вздохнула:

– Я сбилась со счета, и теперь мне придется начать заново. Надеюсь, что оно сработает, если я произнесу эти слова больше тринадцати раз. Вниз и вон…

В следующее мгновение Коналл схватил ее и вытащил из ведра. Посудина перевернулась, и ее странное содержимое рассыпалось по полу.

– Маккерик, хватит! Я еще не закончила!

– Нет, закончила, – прорычал Маккерик и поставил се на пол позади себя. Он затолкал ногой осколки и комья земли обратно в ведро, а потом взял его в руку. – И ты больше не будешь портить мою посуду ради этой суеверной чепухи. – Он подошел к дверям, снял засов и выкинул ведро в ночную темноту, а потом еще трижды плюнул в темноту.

Затем Маккерик повернулся к ней и преувеличенно вежливым жестом указал на дверь:

– Вам нужно облегчиться?

Ивлин покраснела и выпрямилась. Она не представляла, что ее муж с таким предубеждением будет относиться к колдовству. Да уж, с Минервой он бы точно никогда не поладил.

Она получше закуталась в накидку умершей женщины и, проходя мимо него, заявила:

– Я хочу, чтобы ты вернул мне это ведро.

– Когда рак на горе свистнет, – ответил Маккерик, выходя из хижины следом за ней.

После того как Ивлин, Элинор, Бонни и сам Маккерик быстро сделали свои дела на свежем воздухе, они вернулись в хижину и, усевшись вокруг очага, принялись поедать нежную, прекрасную похлебку из оленины, запивая ее медом из бутыли. Элинор достался кусок оленины, а Бонни – ячмень, Усатику насыпали в бутыль зерна. Свою порцию еды животные поглотили в мгновение ока.

В хижине опять стало тепло и уютно. Ивлин перестала думать о хороших манерах и с удовольствием ела жирную пищу, наслаждаясь ощущением переполненного желудка и видом красивого мужчины, сидящего напротив нее.

Теперь она была «замужней женщиной». У нее появился муж, дом, в котором она будет жить до тех пор, пока Коналл не отведет ее к себе в селение. «Вернее, в город», – с улыбкой поправила себя Ивлин.

– Еще? – Шотландец показал на ее пустую миску. Она с готовностью протянула ему посудину.

– Расскажи мне о своем доме, – попросила Ивлин, поставив до краев наполненную миску на колени, и принялась с жадностью поедать ее содержимое.

Коналл улыбнулся и отправил в рот последнюю ложку похлебки. Потом налил себе добавки, закрыл крышку котла и, усевшись на корточки, ответил:

– Это маленький город. Может, раза в четыре меньше, чем город твоей родни.

Ивлин понимала, что Коналл имел в виду Бьюкененов. Но так как она почти ничего не знала о клане, к которому принадлежала Минерва, сравнение Коналла ей ни о чем не говорило. Она неопределенно хмыкнула, на ее лице появилось выражение спокойной заинтересованности.

– Маккерики жили в этой части Шотландии с незапамятных времен, – продолжил Коналл. – Наш город расположен к северу от этого места, южнее Бен-Невиса.

– Бен-Невис?

– Да, шотландка из тебя никудышная, – неодобрительно поцокал он языком. – Это гора. Ты увидишь ее вдалеке, если переберешься на другую сторону ущелья и посмотришь на восток.

– Понятно. – Ивлин подула на похлебку и лениво помешала ее. Процесс беседы за едой был удивительным занятием, очень расслабляющим. Она с удовольствием слушала голос Коналла с его музыкальным акцентом. – А твои родители? Они живут с тобой?

– Да, мать живет со мной. И мой брат, Дункан. Тебе понравится моя мама. Она такая кроткая, как твой Усатик, но любит поспорить. – Коналл улыбнулся, словно вызывая ее образ в своем воображении. – И она печет прекрасные лепешки – лучшие во всей Шотландии.

– Я очень хочу с ней познакомиться. – Возле бедра Ивлин села Элинор и положила свою большую голову ей на колени. Она обняла ее. – А отец? Где он?

Коналл посмотрел на них и коротко ответил:

– Мой отец умер пять лет назад.

– Он болел?

– Нет, – жуя кусок оленины, ответил Коналл.

– С ним случилось несчастье?

– Нет. – Горец покачал головой, пожимая плечами. – Он просто… умер.

Ивлин нахмурилась. Какое-то странное объяснение, то есть вообще никакого объяснения.

– Просто умер? – переспросила она.

– Да. – Лицо Маккерика стало суровым. – У нас было два неурожайных года подряд. Засуха. Из-за этого несколько детей из нашего города умерли. Мой отец принял это слишком близко к сердцу.

– Хм. – Ивлин была уверена, что Коналл чего-то недоговаривает, но решила оставить эту тему, наверное, воспоминания были слишком мучительными. – Ты скучаешь по нему?

Какое-то время Коналл напряженно глядя в миску молчал. Потом заговорил:

– Последние годы отец стал выпивать. – Коналл улыбнулся, но только губами. – Он пристрастился к доброму меду, что варили в нашем городе.

Эти скупые сведения помогли Ивлин в общих чертах понять, что происходило в семье Коналла и почему ему было больно говорить об этом.

– А Дункан? Он ведь твой младший брат, не так ли?

– По словам мамы, он младше меня всего на несколько мгновений.

– Вы близнецы? – Ивлин удивленно подняла брови. Выходит, в клане Маккериков появились сразу два образца мужской красоты. Надо же какое везение! – Хорошо, что мы с тобой какое-то время будем жить только вдвоем. Так я лучше узнаю тебя и потом смогу отличить от Дункана.

Коналл рассмеялся.

– Надеюсь, что сможешь. – На этот раз его улыбка была искренней. – Странно, но мы с ним совсем не похожи. Дункан тощий парень, похожий на узловатую ветку. И у него больше волос на… – Коналл вовремя остановился и заменил готовое было вырваться неприличное слово на более подходящее: – руках, чем на голове. А какой у него нрав! – Он присвистнул. – Когда Дунк сердится, то похож на бешеного быка, выпущенного из загона.

Ивлин рассмеялась и добавила:

– Значит, вы похожи друг на друга не столько внешне, сколько характерами.

Коналл шутливо нахмурился.

– Я что-то не пойму, о чем ты говоришь. Я же кроткий, как Бонни.

Они закончили еду в приятном, дружеском молчании. Ивлин раздумывала, стоит ли ей продолжать расспросы и к чему это может привести. Ей хотелось узнать о Нонне, о женщине, которая была в жизни Коналла до нее. Но она не думала, что имеет, смысл вызывать и «приглашать в хижину» призрак недавно умершей жены Коналла. Что, если он начнет их сравнивать? И в чью пользу будет сравнение?

Но Ивлин должна была знать, она этого хотела. Она поставила пустую миску на камни рядом с головой Элинор. Волчица поднялась тут же и принялась ее вылизывать.

– А Дункан и Нонна ладили между собой? – как можно более непринужденно спросила Ивлин.

Коналл напрягся.

– Нонна… – Он осекся и опустил взгляд вниз, будто пытаясь подобрать правильные слова. – Нонна мало с кем ладила. Она была… сама по себе. Девочкой она была веселой и озорной, но, повзрослев стала совсем другой. У нее был очень непростой характер. Я помню, как Нонна говорила, что жизнь к ней несправедлива. – Коналл пожал плечами. – А Дункан… Ну, он у нас немного мечтатель. Мой брат обожает слушать всякие романтические истории, хорошую музыку. Кстати, он тоже суеверный, хотя отрицает это. В общем, Дункан с Нонной плохо ладили и нашли общий язык только в самом конце.

Эти слова пробудили в Ивлин жгучее любопытство.

– То есть перед ее смертью? – спросила она. Коналл кивнул в ответ. – Ты расскажешь мне об этом?

– Нонна… болела. Несколько месяцев. А потом умерла. – Голос Коналла стал совсем тихим. – Дункан ухаживал за ней, когда я занимался делами нашего города. Он… был рядом с ней в последний момент.

Ивлин была настолько поражена, что следующий вопрос слетел с ее губ раньше, чем она успела его обдумать:

– Значит, тебя рядом не было, когда она умирала? Но ведь ты же так умело ухаживал за мной…

– Нонна не хотела, чтобы я был рядом, – пояснил Маккерик. Он поднял голову и посмотрел на Ивлин. В его взгляде она увидела тоску и еще свежую острую боль. – Даже когда приближался ее конец. На самом деле она вообще меня не хотела. Нас сосватали еще в младенчестве, но Нонна не хотела быть моей женой.

– Но… почему? – Ивлин пока еще ничего не понимала.

– Думаю, у нее были на то свои причины, – вот все, что мог сказать ей Коналл. – Может быть, она сказала правду Дункану в самом конце. Я не знаю. Я не спрашивал. – Потом он резко поднялся, явно давая понять, что не хочет больше говорить о Нонне. И Ивлин была этому рада. – Я устал.

Он протянул ей руку, и Ивлин ухватилась за нее, чтобы подняться. Как только она встала и оказалась рядом, Коналл привлек ее к себе. Всего минуту назад он был отстраненным, погруженным в прошлое, но сейчас в его взгляде вспыхнула страсть. Коналл прижался к ней всем телом, чтобы она почувствовала возбуждение.

– Не надо, – промолвила Ивлин. К ней вернулись ее прежние страхи. Она не хотела испытывать судьбу и опять ложиться в постель с Коналлом.

Но он нежно поцеловал ее в шею и шепнул на ухо:

– Не отказывай мне, Ив, пожалуйста.

И Ивлин поняла, что он просил любить его, чего не делала его первая жена. Этот сильный и смелый мужчина выглядел сейчас таким уязвимым, что у Ивлин сжалось сердце. Ее решимость стала таять.

Кроме того, Коналл был прав. У нее уже несколько месяцев не было месячных. Ничего страшного, если она еще раз уступит голосу страсти.

– Хорошо. Коналл, – сказала Ивлин, обняв его за шею, – отнеси меня на кровать.

Глава 11

Прошло три недели, но для Коналла они показались одним днем. Такого мира и покоя он не испытывал с тех пор, как был мальчиком. В этой хижине вместе с Ив, отрезанный от мира горами и покрытыми снегом реками, Коналл чувствовал себя так, будто попал в сказку, так непохожую на его прежнюю жизнь, где были только голод, тяжкий труд, смерть и проклятие. Он поправил лямки заплечной сумы, наслаждаясь свежим бодрящим воздухом и призрачной, холодной и такой чистой красотой вокруг.

За эти три недели они с Ив ни разу не повздорили. Наоборот, их привязанность друг к другу все росла. Дни были заполнены долгими разговорами, доеданием оленины и заботой о животных. Теперь Коналл знал, что любимым цветом Ив был желтый, любимым блюдом – пудинг. Ее отца звали Хандаар, и когда ей исполнилось четыре года, он подарил ей пони – первую лошадь, которую она тут же окрестила Одуванчиком.

Да, дни были веселыми и легкими, но ночи! Боже правый, ночи! Одинокие часы на холодном полу остались в прошлом, и теперь Коналл засыпал и просыпался, держа в своих объятиях обнаженное тело Ивлин, наслаждаясь ее теплом и гладкой, как шелк, кожей. Сытная пища меняла ее облик. Линии бедер, ключиц постепенно смягчались, на бледном, осунувшемся от голода и болезни лице появился румянец, щеки округлились.

С тех пор как они назвали друг друга мужем и женой, они семь раз занимались любовью. Семь восхитительных, головокружительных раз, и Коналл отчетливо помнил каждый из них. Семь раз. Это просто чудо.

И это больше, чем у него было с Ионной за все семь лет их супружеской жизни.

Коналл старался не думать о Нонне. Он быстро шел навстречу утреннему солнцу, туда, где находился его город. Но это было нелегко. Три недели назад он с тоской и чувством вины покинул своих людей. Он хотел только одного – бежать. Бежать от лишений, нищеты, от невозможности справиться с проклятием, которое постепенно уничтожало клан Маккериков. В конечном счете бежать от себя. У него было много тяжелых проблем, и никакой веры, что все каким-то образом может наладиться.

И вот теперь он возвращался назад новым человеком. У него была жена, о которой он должен был заботиться и которая заботилась о нем. Благодаря Ивлин Бьюкенен Маккерик – Боже, даже само имя звучало невероятно! – у него снова появилась надежда. Эта девушка отогрела его сердце, и он понял, что впереди его ждет спокойная и счастливая жизнь.

И не только его самого, но и весь город. Коналл коснулся пальцами драгоценного кожаного мешочка, висевшего у него на шее.

Он вынужден был признаться себе, что даже если бы Ив оказалась толстой беззубой каргой, он все равно завоевал бы ее. Ведь она была из клана Бьюкененов – это его единственной шанс на избавление от проклятия. Но Ив никак нельзя было назвать «страшным» или «злобным» созданием. Она оказалась доброй, милой девушкой, с красивыми серыми глазами. Она была образованной, вежливой и пылкой, щедрой на чувства и… очень любопытной, пытливой, любознательной. Она всегда хотела докопаться до сути вещей. Узнать больше… Да, его Ив.

Коналл остановился посреди заснеженного леса, тишина которого изредка прерывалась лишь свистом птиц.

«Моя Ив?» Значит, вот как он думает о ней? Коналл покачал головой. Теперь она была его женой, и это естественно, что он считает ее своей. Ведь она теперь принадлежит ему.

Коналл старался не думать о том, что ему даже в голову никогда не приходило называть свою первую жену «моя Нонна».

Он заторопился, прибавил ходу. Ему нужно было вернуться в хижину засветло, поэтому он должен поторапливаться. В его сумке было шесть маленьких, больше похожих на котят зайцев и несколько драгоценных кусков оленины. Коналл доставит еду в город и быстро вернется обратно в хижину. Ив хотела пойти с ним, но он отказал ей, объяснив это тем, что жителям может не понравиться ее появление. Они ведь бедствуют, а тут вдруг появляется лишний рот, который тоже нужно кормить.

Он понимал, что при виде женщины из рода Бьюкененов его люди придут в ярость. И через несколько мгновений Ив узнает истинную причину, по которой он женился на ней. Коналл опять остановился. Истинная причина?

«К черту все! – выругался он. – Теперь видишь, какая ты на самом деле скотина? Ты чуть ли не уверился, будто влюблен в Ивлин Бьюкенен».

Коналл пошел дальше. Он еще прибавил ходу, оставляя глубокие следы на белом полотне, покрывавшем тропу.

Коналл надеялся, что скоро у Ивлин возобновится женский цикл, и к весне, до которой еще оставалось немало времени, она забеременеет. И тогда они смогут вместе вернуться в город и увидеть засеянные поля, на которых появятся первые ростки нового урожая.

«Но когда ты скажешь ей правду?» – спросил он себя.

«Когда она уже не сможет отказаться от меня», – со стыдом ответил себе Коналл.

Он надеялся, что к тому времени, как Ив узнает о проклятии, это уже не будет иметь никакого значения. К тому времени она уже привяжется к нему так же, как он привязался к ней.

Коналл вышел из лесу, и перед ним из утреннего тумана возник величественный Бен-Невис. Позади пика вставало солнце, и лучи зажигали красные, янтарные и угольно-черные искры на его заснеженных склонах. Скоро покажется его город. Коналл приготовился увидеть заброшенные грязные улицы, вьющиеся вокруг сложенных из дерна хижин с полусгнившими крышами, над которыми поднимались единичные столбики дыма. Коналл знал, что в городе сейчас затишье и все жители сидят по домам, экономя тепло и силы.

Но когда из-за перевала показалась первая соломенная крыша, Коналл услышал звуки музыки.


Как только за Коналлом захлопнулась дверь, Ивлин залезла обратно в кровать. Она уже скучала по нему, но вместе с тем была рада возможности целый день посвятить только себе.

Сегодня утром, когда она вышла на воздух, чтобы справить нужду, снег под ней окрасился в светло-розовый цвет, и Ивлин чуть не закричала от радости. Теперь она поняла, почему ее грудь так округлилась, почему разболелась голова и все время хотелось спать. Никогда раньше она так не радовалась физической слабости. У нее уже очень давно не было месячных, поэтому она и не заметила признаков скорого наступления этого женского недомогания. Видимо, она пострадала от голода гораздо сильнее, чем думала раньше, поэтому симптомы были такими слабыми. Живот вообще не болел, и только один раз она почувствовала легкий приступ тошноты. Ивлин приписала скудость выделений истощению и решила посвятить весь день отдыху и размышлениям о своем будущем в роли жены Маккерика.

Ивлин хотела познакомиться с матерью Коналла, Ланой Маккерик, его братом Дунканом, но в то же время немного побаивалась. Семья… Как чудесно и в то же время странно звучало для нее это слово. Ивлин надеялась, что они к ней отнесутся хорошо. Даже после того, как узнают, что она англичанка. Ивлин вздрогнула, ей стало стыдно, она испытывала чувство вины.

К нише подошла Элинор и положила длинный черный нос на край кровати.

– Привет, моя хорошая. Давай залезай. – Она похлопала по матрасу, и волчица грациозно запрыгнула к ней. Сделав два оборота вокруг себя, она наконец улеглась, пристроив голову на животе своей хозяйки. Элинор удовлетворенно вздохнула и закрыла глаза.

Она должна рассказать Коналлу правду. Они стали супругами, а Коналл много раз уверял ее, что люди его клана примут любую жену, которую выберет он. Поэтому ей нечего скрывать. Будет лучше, если она сама расскажет ему о своем происхождении, причем еще до того, как они отправятся жить к нему домой. Не дай Бог Коналл узнает это от чужих людей. Чем нежнее обращался с ней Коналл, тем сильнее ее мучила совесть. Они все больше привязывались друг к другу, но ложь разъедала ей душу. Ивлин часто думала об этом. И еще о неожиданных изменениях в ее теле.

Тут ей в голову пришла тревожная мысль: она должна сообщить Коналлу о том, что у нее возобновился цикл. Ведь это означало, что им больше нельзя так бездумно предаваться плотским утехам. Последние три недели они вели себя абсолютно свободно, ни в чем себе не отказывая. Ивлин не сомневалась, что Коналлу не понравится предложение вести себя более сдержанно. Честно говоря, Ивлин тоже не хотела отказываться от близости. Ласки Коналла доставляли ей невероятное наслаждение. Ивлин подумала, что у Коналла наверняка было множество женщин, раз он так искусно доводил ее до высшего пика наслаждения.

Но теперь он был ее мужем. И самой трудной задачей было убедить его в том, что они больше не смогут свободно заниматься любовью.

Ивлин почувствовала, что ей опять нужно сходить в туалет. Она бы воспользовалась ведром, стоящем в дальнем загоне, но Элинор уже соскочила с кровати и скребла лапой дверь, просясь наружу.

– Ладно, Элинор, – простонала Ивлин, зевая и неохотно вылезая из-под одеяла. Возле очага она увидела котел, и в желудке сразу заурчало. Наверное, после возвращения нужно немного подкрепиться.

– Бонни, ко мне, – позвала Ивлин, снимая засов. Овечка подбежала к ней, но волчица с тихим рычанием попыталась отогнать меньшее по размеру животное. – Не злись, Элинор, – одернула ее хозяйка.

Когда она открыла дверь, волчица вылетела наружу. Она пересекла поляну, остановилась у лесной полосы и побежала вдоль линии деревьев, подняв нос кверху, что-то вынюхивая в воздухе.

– Он скоро вернется, – крикнула ей Ивлин, направляясь к тому месту, где еще виднелось розоватое пятно.

Но волчица резко пролаяла и исчезла в лесу, прежде чем Ивлин смогла остановить ее. Молодая женщина нахмурилась. Элинор никогда не убегала далеко. Она по-прежнему опасалась своих серых собратьев.

– Элинор! – позвала ее Ивлин, развернувшись лицом к лесу, к стройным рядам серых деревьев, опушенных белым снегом. – Элинор, ко мне! – Она смотрела по сторонам, надеясь разглядеть волчицу, и наконец ее взгляд уловил нечто черное, бегущее в ее сторону. – Давай, девочка! Ты что такое выдумала? Для игр слишком холодно.

Когда Элинор приблизилась к ней, Ивлин затаила дыхание. В зубах было нечто черное и странным образом изогнутое.

– О Боже, – вскрикнула она и бросилась к волчице. – Что ты наделала? Элинор, брось это! Непослушная девочка! – Широко шагая и утопая в снегу, Ивлин встретила волчицу на полпути.

Элинор остановилась и выплюнула черный предмет ей под ноги. «Предмет» начал неуклюже вычерчивать круги на снегу. Волчица залаяла и радостно завиляла хвостом.

«Это тебе».

Это оказался ворон. На его иссиня-черных перьях была кровь, желтый клюв то судорожно раскрывался, то закрывался, одно крыло было искалечено.

Ивлин ахнула и опустилась на колени перед раненой птицей. Бедное создание было едва живым. Ее сердце сжалось.

– Молодец, Элинор, – поблагодарила волчицу Ивлин и, дрожа от холода, стащила с себя верхнюю накидку. Элинор нетерпеливо плясала вокруг нее.

– Тише, маленький, – сказала она ворону, расправляя снятую накидку. Птица погибнет, если не перестанет трепыхаться. В ее маленькой голове все помутилось от боли и страха, и Ивлин сомневалась, что она вообще ее слышала.

Она накинула свою накидку на птицу, и та сразу затихла. Ивлин осторожно приблизилась к ней, укутала и подхватила на руки. Она понятия не имела, как будет спасать ворона, но точно знала, что не может бросить раненую, покалеченную птицу.

Ивлин поднялась, но вдруг на нее накатилась волна тошноты. Она выставила вперед руку, чтобы не упасть. В голову ударила кровь, щеки вспыхнули, и Ивлин стало невыносимо жарко. Но через мгновение тошнота, жар прошли. Она перевела дух, аккуратно взяла укутанного ворона под мышку и направилась к хижине.

Однако Ивлин еще не совершила то, ради чего вышла. Она подошла к тому месту, где справила нужду в прошлый раз, и наклонилась, чтобы положить завернутую в свитер птицу на снег.

Ворон высунул голову и посмотрел на нее искоса одним ярким, блестящим глазом. Потом хрипло каркнул.

– Подожди немного, – сказала Ивлин, садясь на корточки. Она вытащила кусок ткани, которая должна была впитывать ее выделения, и очень удивилась, обнаружив, что та была чистой. Но Ивлин не стала тревожиться по этому поводу. Она лишь обрадовалась тому, что ей не нужно ее стирать.

Элинор села позади ворона, ее странная подруга Бонни встала сбоку. Все животные смотрели на нее с таким неподдельным интересом, что Ивлин рассмеялась.

– Очень невежливо с вашей стороны, – пристыдила она их.

Элинор вытянула нос в ее сторону и понюхала воздух, а Бонни заблеяла.

Ворон повертел головой, а потом опять каркнул:

– Дет-кааа!

Ивлин чуть не упала. Потом покачала головой и рассмеялась. Да, с нервами у нее точно не все в порядке.

– Это твое имя? – спросила она, вставая. – Ты хочешь, чтобы тебя звали…

– Дет-кааа! – опять каркнул ворон.

Деревья слева от Ивлин качнулись и, кажется, наклонились к ней. Она постаралась справиться с приступом тошноты, но тут ее опять бросило в жар. Ивлин едва успела наклониться вперед, и ее вырвало. Она упала на колени.

Когда тошнота прошла, Ивлин подняла голову. Она дрожала и была мокрой от пота. Ее питомцы продолжали смотреть на нее. На морде Элинор застыло комичное сочувственное выражение, длинные уши Бонни были радостно подняты вверх.

– Нет, – простонала Ивлин.

– Дет-кааа! – злорадно каркнула птица.


Коналл шел по главной улице города, прислушиваясь к веселой музыке. От изумления у него буквально зашевелились волосы на голове. Было еще раннее утро – в такое время тут обычно еще тихо и спокойно. Да и вообще, с какой стати кто-то вдруг начнет играть такую веселую мелодию? Поводов для радости в городе Маккериков уже не было давно… многие-многие годы.

Да и холодный воздух, в котором звучала разудалая музыка, как-то странным образом изменился. Хотя Коналл и не замечал ничего зловещего, он все-таки был настороже. Он чуть не подпрыгнул, когда дверь его собственного дома раскрылась, и оттуда вырвалась громкая музыка, послышались взрывы смеха, а потом на пороге, спотыкаясь, появился его брат-близнец Дункан, красный, гогочущий, изрыгающий проклятия.

Завидев Коналла, он разыграл сцену бурного приветствия. На его и без того сияющей физиономии появилась широченная улыбка. Дункан развел руки в стороны и присел.

– Коналл! – закричал он. – Это ты? Ура! – Брат вдруг резко развернулся к двери, собираясь нырнуть обратно в дом, но хлопнулся о нее лбом, словно мотылек. Наконец ему с трудом удалось открыть дверь. Он просунул голову внутрь и заорал: «Маккерик вернулся! Маккерик!..»

Дункан не договорил, опять развернулся и пошел к нему, выплясывая джигу. И тут Коналл по-настоящему испугался.

Его брат был явно болен. Наверное, голод настолько истерзал людей, что они решили есть зараженную пищу и теперь сошли с ума. Он опоздал. С Ив или без нее он уже не мог спасти свой город.

Но когда Дункан, танцуя, приблизился к нему, Коналл заглянул в его зеленые глаза и увидел в них не безумие, а радость… Коналл ахнул и воскликнул:

– Дункан, ты что, пьян?

– Как свинья! – Дункан рассмеялся, обдавая его винными парами. Он схватил его за плечи и расцеловал в обе щеки. Но вдруг его глаза округлились.

– А где же девушка? – Дункан заглянул ему за спину. – Ты ведь не оставил ее…

Коналл тут же одной рукой схватил Дункана за шею, а второй зажал ему рот.

– Тише! – прошипел Коналл. – Я же говорил тебе, что никто не должен… Боже мой! Ты никому ничего не рассказал?

Дункан скинул его руки и с обиженным видом ткнул кулаком в плечо.

– Ах ты, большая задница! Конечно, нет! Но твой план! – На его лице опять появилась счастливая ухмылка. – Я не знаю, что ты там делал, но он сработал! – Казалось, Дункан едва сдерживался, чтобы не запрыгать на месте. – Ты должен видеть это. Пойдем в дом!

Дункан развернулся, танцующим шагом направился обратно в дом и исчез. Коналлу ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Он перевел дух и вошел внутрь.

Дом чуть не лопался. Казалось, тут собралась добрая половина города. Люди сидели везде – на кроватях, табуретах, на полу. Когда Коналл показался на пороге, они все повернулись к нему и хором поприветствовали, да так громко, что у него чуть не лопнули барабанные перепонки.

В доме пахло как в пивной бочке, и каждый человек держал в руке кружку, кувшин или бутыль, или…

Мясо??

И только сейчас в дальнем конце дома Коналл заметил не одну, не две, а целых пять оленьих туш. Более того, над коптильней, рядом с ними, висело множество кроличьих шкурок.

Коналл онемел. Сотня вопросов вертелась у него в голове, но он не знал, как описать свое состояние словами. Коналл пролепетал что-то нечленораздельное и посмотрел на Дункана, который метался вокруг, как пьяный осел.

– Я понимаю! – прокричал тот. Потом опять заглянул ему за спину и заявил: – Кое-кто хочет поздороваться с тобой, братец, а потом мы с тобой, – и он комично повел бровями, – поговорим с глазу на глаз, да?

Коналл развернулся и увидел свою мать, Лану Маккерик, в старом, поношенном пледе ее мужа Дэра. Она широко распахнула руки, ее глаза радостно блестели.

– Коналл, – заговорила женщина, слабо улыбаясь. Он обнял ее, все еще не понимая, что происходит, и мать шепнула ему на ухо: – Коналл, дорогой, случилось чудо. На такое уж я и не надеялась.

Коналл отстранился и наконец смог задать закономерный вопрос:

– Что тут происходит?

Его вопрос был встречен взрывом смеха. А потом все вокруг, включая брата и мать, начали забрасывать его встречными вопросами:

– Как ты это сделал?

– С чего это все, Маккерик?

– …Чертова куча зайцев!

– Бьюкенены все умерли?

– Да пошли они на хрен!

– …В лесу полно оленей и…

Коналл поднял руку и крикнул:

– Хватит! – Толпа постепенно успокоилась. – Откуда все это мясо?

И Дункан ему ответил:

– Это случилось три дня назад, – сказал он, весело глядя на него. – Будто Господь сжалился над нами! – Дункан повернулся к толпе, и все люди едва заметно наклонились в его сторону, боясь пропустить хоть слово. Но судя по тому, как они потом начали перебивать и дополнять Дункана, было ясно, что эту историю они уже знают чуть ли не наизусть.

– Я вышел из дому на рассвете, – начал Дункан.

– Чтобы как следует облегчиться, – пискнул маленький мальчик, получив от матери затрещину и улыбку.

– Да, – кивнул Дункан. – И пошел к амбару…

– Где хранился наш последний ячмень, – уточнила Лана, печально качая головой.

Дункан выдержал эффектную паузу. Толпа затаила дыхание.

– А там я увидел их, – прошептал он и пригнулся, будто возвращаясь к тому моменту и боясь спугнуть животных. – Семь оленей, стоящих посреди двора, ожидают меня! – Дункан развернулся, согнув локти, как для прыжка. – Я прицелился, очень осторожно приблизился, и – оп! – первый упал замертво.

Коналл понимал, что слушал брата, открыв рот, но ничего не мог с собой поделать.

– Семь оленей? – повторил он, глядя на пять свисавших туш.

– Да, Коналл! – Дункан вытаращил глаза. – Да, я два раза промахнулся. А ты вечно всем недоволен, да?

Толпа взорвалась от смеха, и Коналл покраснел.

– А зайцы? – спросил он.

Дункан сморщил нос и принялся качаться с носков на пятки, выпятив вперед грудь.

– Ба! – насмешливо воскликнул он. – Они мне уже надоели. Сейчас нельзя сходить в лес, чтобы не наткнуться на их выводок.

В углу чудаковатый старикашка вновь принялся наигрывать мелодию на дудке, и несколько жителей начали петь и хлопать в ладоши:

Коса до пояса, глаза голубые,
Любил я шотландку в годы былые…

Мать Коналла положила ему на плечо свою нежную руку.

– Ты вернулся насовсем? – спросила она.

– Нет, мама, я… – он помолчал, – есть еще кое-что, с чем я должен разобраться.

– Да, конечно. Делай, что должен, – поспешила успокоить его женщина, усугубляя его смущение. Она повела его к огню. – Вот, иди поешь. Поешь! – Мать Коналла засмеялась, и этот звук показался ему слаще музыки, заполнившей его дом. – Дункан сделал отличный хаггис![1]

* * *

– Та женщина была из рода Бьюкененов, да? – шепнул Дункан, когда они уселись с едой у дальней стены дома.

Коналл чуть не уронил свою миску с прокрученным мясом и зерном.

– Заткни свой хренов рот! Боже мой, Дунк, ты что, издеваешься надо мной?

Дункан рассмеялся и принялся за еду.

– Да живи ты хоть с самим чертом! Наши люди тебе слова не скажут, если в результате у них будет еда. – Он посмотрел на Коналла и отправил в рот большой кусок хаггиса. Потом, указав ложкой на брата, объявил: – Но я прав, я знаю это.

Коналл заколебался. Он пообещал Ив, что никому не расскажет о ней, и собирался сдержать свое слово. Но сейчас ситуация изменилась, они стали мужем и женой. И это был его брат. И Коналл на самом деле ничего не рассказывал Дункану. Он сам догадался.

– Почему ты так решил? – осторожно спросил его Коналл и попробовал свою порцию хаггиса. Мама была права, Дункану блюдо действительно удалось.

– В ту ночь, когда к нам пришли олени, мне приснился сон. – Он замолчал.

– И? – спросил Коналл с набитым ртом.

– Мне приснилась женщина из рода Бьюкененов в длинной черной накидке. Она стояла рядом с хижиной в долине. – В блестящих темно-зеленых глазах Дункана теперь не было и следа опьянения. – У ее ног стояла волчица, а живот ее был круглым от ребенка.

Кусок мяса комом встал у Коналла в горле. Он поперхнулся и, забыв о хороших манерах, выплюнул его на пол.

– Что? – хрипло прошептал Коналл, оглядываясь вокруг, чтобы удостовериться, что их никто не слышит. – Ты уверен?

– Как в том, что я твой брат, – ответил Дункан. – Длинные волосы, вот досюда. – Он приложил ладонь к середине бедра. – С волчицей, а сама плачет, бедняжка.

Коналл отставил миску. У него исчез аппетит. Может, его брату приснился вещий сон. Волчица у ее ног, черная накидка – все совпадало!

Слова проклятия опять всплыли в его голове: «Сердечные муки и тяжелый труд будут вашим единственным урожаем, пока ребенок Бьюкененов не будет править Маккериками».

Могла ли Ив понести ребенка уже сейчас?

Коналл почувствовал, как кровь отхлынула от его лица. От тяжелой пищи ему стало дурно.

– А откуда ты знаешь, что девушка из твоего сна была из клана Бьюкененов? – спросил он Дункана. – Она говорила с тобой? Называла себя?

– Нет, – признался Дункан, – она не сказала ни слова, только смотрела на наш город и плакала.

У Коналла было такое чувство, будто его ударила молния. Он едва дышал, нервы были напряжены до предела.

Понятно, почему женщина во сне Дункана плакала. Ив придет в ужас, если узнает, что забеременела. Ведь она начинала паниковать при одном упоминании об этом. Да, все сходится…

Но это был только сон. Дункан верил в вещие сны, но сам Коналл относился к такой чепухе с пренебрежением. И он не допустит, чтобы какой-то сон, который его брат явно увидел после пьянки, затуманил его разум.

Коналл медленно окинул взглядом дом, разглядывая собравшихся людей. Они ели, пили, пели, улыбались и строили планы на будущее.

Разве такой резкой перемене к лучшему можно было найти разумное объяснение? Разве сама мысль о проклятии имела какое-то отношение к разуму?

Ему пора возвращаться обратно.

Коналл встал и указал на суму, лежащую у дверей.

– Я принес тебе оленину и зайцев, – сообщил он.

– Забери их с собой, брат, – махнув рукой, сказал Дункан. – Тебе они больше нужны. – На его лице появилась улыбка. – Я скоро навещу тебя, ладно?

– Пока рано, Дункан, – ответил Коналл. – Дай мне время, чтобы… – Он не знал, как объяснить. – Может, месяца через два?

– Два месяца? – заверещал Дункан, но когда Коналл поморщился, перешел на шепот: – Разрази меня гром, два месяца!

– Я прошу тебя, Дунк. Ты нужен здесь, чтобы вести дела и присматривать за мамой.

– Ах ты, прохиндей, ведь знаешь, что я тебя послушаюсь. Ладно, иди. – Он встал и наклонился к Коналлу: – Но через два месяца я приду, братишка. Я хочу увидеть девушку из сна до того, как начнется посев.

Коналл взял суму и быстро закинул ее на спину. Он тут заметил, что на него смотрит мать. Пожилая женщина печально улыбнулась и послала ему воздушный поцелуй. Лана знала, что ему нужно уходить, и поняла, что он торопится.

Коналл открыл дверь и вышел на морозный воздух. Дункан последовал за ним. Старший брат обернулся и насмешливо заметил:

– Тебе лучше протрезветь, если ты собираешься заправлять тут делами вместо меня.

– Пошел к черту, – фыркнул Дункан, – по сравнению со вчерашним вечером я трезв как стеклышко.

Коналл рассмеялся и взял Дункана за руку:

– Ты хорошо тут потрудился, Дунк. Я не боюсь оставлять на тебя город.

Дункан поджал свои тонкие губы. Коналл понял, что его брата распирает гордость.

– Ладно уж, иди, – сказал он.

– Когда надумаешь пойти в долину, будь осторожен, – предупредил его Коналл. – С заката и до рассвета там рыскает стая волков. Они очень злые и странно себя ведут. Приходи только засветло.

Дункан кивнул. Улыбка не сходила с его лица.

– Я не боюсь волков, – ответил он. А потом, когда его брат повернулся и зашагал прочь, добавил себе под нос: – Я их совсем не боюсь.

Глава 12

В небольшой хижине, освещаемой лишь одной масляной лампой, было темно и уныло, и это вполне соответствовало невеселому настроению Ивлин. Она лежала на кровати и смотрела в потолок. Элинор свернулась калачиком рядом с ней, а Бонни устроилась возле них на полу. Ворон с перевязанным крылом сидел на перекладине под потолком ниши. Птица была, похоже, вполне довольна своим новым домом и оживленно бегала по перекладине, неловко хлопая здоровым крылом, чтобы сохранить равновесие.

После своего утреннего выхода из хижины Ивлин практически не покидала уютной постели. У нее почти пропал аппетит, один раз ее вырвало. В общем, весь день она провела в ожидании Коналла.

Только она не знала, что сделает, когда увидит его: кинется ему на шею и заплачет или попытается пристукнуть его на месте.

Ивлин почти не сомневалась, что была беременна. Самый страшный кошмар стал реальностью, когда она того совсем не ожидала. Ивлин не знала, что делать.

Убьет ее этот ребенок или нет? Закончится ли ее беременность мучительными и смертельными родами, что она наблюдала в монастыре? Обрадуется ли Коналл ребенку? Возьмет ли он ее поскорее в город, будет ли заботиться о ней?

Ивлин не знала ответа на эти вопросы. Она подумала, не помолиться ли ей, но рассталась с этой мыслью, горько смеясь. Господь опять покинул ее, дав ей тот самый крест, который она не хотела и не была готова нести. Наказание за ее эгоизм.

Может быть, наказание закончится ее смертью? Или наоборот, после смерти она попадет в преисподнюю. Эти невеселые мысли доставляли ей какое-то извращенное наслаждение.

Элинор зарычала, потом спрыгнула с кровати. Ворон наверху встрепенулся, потеряв несколько перьев, и испуганно каркнул. Ивлин неохотно поднялась и спустила ноги на пол. Кровь стучала у нее в висках, но она медленно побрела к двери, откуда доносился голос Коналла, просившего впустить его внутрь.

– Ив! Ив! – Его голос звучал встревоженно, и он дышал так, будто бежал со всех ног. – Это я, Коналл Маккерик, твой муж.

– Будто я знаю с десяток разных Коналлов Маккериков, – раздраженно проворчала Ивлин. Она сняла засов и, открыв дверь, отступила в сторону.

Коналл вошел, впустив в хижину поток морозного воздуха, и начал снимать суму с плеч, которая была такой же полной, как и утром. Он схватил Ивлин за плечи и, не обращая внимания на ее негодующий возглас, заглянул ей в глаза.

Так продолжалось несколько мгновений. Казалось, Коналл ждал, что она сейчас заговорит. На его лице лежали тени от неверного освещения лампы.

– Что такое? – наконец не выдержала Ивлин и сбросила его руки. – Закрой дверь, Коналл, а то выстудишь хижину.

Он повернулся и выполнил требование Ивлин, не отчитав ее за резкий тон. А потом опять направил на нее взгляд, в котором читалось напряженное ожидание.

– Ив. – Он окинул ее взглядом с головы до пят. – М-м-м… как ты себя чувствуешь? Как прошел день?

Ивлин нахмурилась. Что он имел в виду? Коналл вел себя так, будто уже все знал. Она развернулась и спряталась в нише с кроватью.

– О, день прошел чудесно, – ответила Ивлин, поворачиваясь лицом к стене. – Просто замечательно.

– Ээ-э… Ну ладно, хорошо. – Ивлин услышала, как он направился к ней. – Привет, Элинор. – Он прокашлялся. – Значит, ты хорошо себя чувствуешь?

– Как ты думаешь, как может себя чувствовать беременная женщина?

После такого необдуманного заявления наступила зловещая тишина. Ивлин лежала неподвижно, как каменная, и смотрела на грубые доски, которыми изнутри была обита ниша. Она услышала какой-то шорох, а потом кровать немного прогнулась, будто на нее что-то положили. Но Коналл по-прежнему ничего не говорил, и напряженное молчание продолжалось.

На глаза навернулись слезы. С того момента, как она убедилась в своей беременности, Ивлин еще не плакала. Наверное, потому, что была слишком потрясена случившимся. Но после того, как она объявила ужасную новость вслух и увидела, что Коналл никак не среагировал на нее, ее отчаяние и страх возросли настолько, что были готовы излиться наружу потоком слез. Ивлин ощутила комок в горле.

Итак, ему было нечего сказать. Неужели Коналлу было все равно?

«Конечно, ему все равно, – шепнул ей злобный голос. – Ему не придется носить ребенка девять месяцев. Ему не придется проходить сквозь родовые муки. Он может просто отойти в сторону и наблюдать, сохраняя в неприкосновенности свое тело, свою жизнь, свой разум. Он вообще может уйти, если захочет».

Только сейчас Ивлин до конца поняла ужас положения тех несчастных девушек в монастыре. Они были так одиноки…

Язвительный внутренний голос продолжал дразнить ее, и слезы Ивлин превратились в слезы негодования. Она лежала и чувствовала, как с каждым мгновением ее все больше душила ярость.

«Он, наверное, сейчас ухмыляется, – думала молодая женщина. – Гордится собой».

Ивлин больше не могла выносить этого. Она приподнялась на одном локте, отчего слезы просто полились по ее щекам, и открыла рот, готовясь ругаться и проклинать Коналла за его бесчувственное поведение.

Но злобные слова застряли у нее в горле, когда она увидела своего мужа, стоявшего на коленях рядом с кроватью. Одной рукой Коналл опирался о край матраса, другой обнимал Элинор за шею, а лицо прятал в складках одеяла. Его плечи дрожали, а волчица неуклюже пыталась дотянуться языком до его уха.

– Коналл? – прошептала Ивлин, все еще продолжая хмуриться.

Он посмотрел на нее, и когда Ивлин увидела мокрые дорожки на его щеках, у нее замерло сердце. Но глаза Коналла сияли, как никогда раньше, и в их уголках притаились морщинки.

– Ах, Ив, – сказал он и отпустил волчицу. Потом лег рядом с ней на кровать. – Ив, моя дорогая Ив. – Он обнял ее и крепко прижал к груди, целуя в макушку.

Коналл был таким нежным, таким заботливым, таким… замечательным, что Ивлин уткнулась ему в рубаху и начала плакать по-настоящему.

– Все хорошо, Ив, – говорил он, дыша ей в волосы, – не бойся, я с тобой.

– Нет, все о-очень плохо! – рыдая, говорила Ивлин. – Это к-к-кошмарный сон!

– Нет, нет; – тихо, но очень взволнованно возразил Коналл и прижал ее еще ближе к себе, – это чудесная новость, настоящее чудо. Ох, Ив, ты не представляешь, что ты мне дала!

Ивлин оттолкнула его и, икая, с осуждением посмотрела на красивое, светящееся надеждой лицо Коналла. Потом она размахнулась и ударила кулаком его в грудь. Но Коналл едва заметил удар.

– Я тебе ничего не давала, ты сам все взял! – воскликнула Ивлин.

Коналл схватил ее за запястье. Ивлин решила, что сейчас он встряхнет ее, но вместо этого Коналл поднес ладонь, которой она его стукнула, к губам и поцеловал каждый палец.

– Нет, ты сама дала мне это, – возразил Коналл и прижал ее руку к своему сердцу. Вторую свою руку он положил ей на затылок и нежно, но настойчиво привлек ее ближе к себе и поцеловал в губы. Поцелуй был коротким, но сладким и теплым. После этого он посмотрел ей в глаза и сказал: – Ведь ты хотела заниматься со мной любовью.

– Это не важно, – заметила Ивлин. Ей было плевать на то, что ее ответ прозвучал дерзко и по-детски. – Я не думала, что…

– Никто из нас об этом не думал, – спокойно прервал ее Коналл, – именно поэтому это и есть чудо. Мы сделали невозможное возможным. – Он прижался лбом к ее лбу и улыбнулся. – Наш ребенок не убьет тебя, Ив. Я не допущу этого.

– Ты не можешь…

– Я не допущу этого, – торжественно повторил Коналл. – Наступит оттепель, и я отведу тебя в мой город, где за тобой будут ухаживать мои люди. Они будут обращаться с тобой как с королевой, и скоро ты станешь здоровой и счастливой.

Ивлин бросила на него убийственный, как ей казалось, взгляд. Но Коналл в ответ только добродушно рассмеялся и продолжил:

– Когда придет время родов, у тебя будут самые лучшие повитухи. – Он смахнул непрошеную слезу. – И я буду любить этого ребенка всем сердцем. По правде говоря, я уже сейчас его люблю. – Коналл наклонился и опять поцеловал ее, положив руку ей на живот.

– Я так боюсь, – прошептала Ивлин.

Коналл крепко обнял свою юную жену и сказал:

– Я знаю это, моя милая. Но ты теперь моя. Я буду с тобой, буду оберегать тебя, нашу семью.

Когда Коналл еще раз нежно поцеловал ее, Ивлин закрыла глаза. Он провел ладонью по ее бедру, и внизу живота она ощутила знакомое тепло. Коналл развернул ее на спину и принялся гладить ее плоский живот.

Он накрыл ладонью грудь Ивлин, но та ойкнула от боли, и Коналл убрал руку, шепча извинения и целуя нежное место.

Он сказал «наша семья».

От этих слов сердце Ивлин забилось чаще, как, впрочем, и от губ Коналла, которые начали спускаться все ниже.

Боже, помоги ей.

* * *

Коналл желал Ив больше, чем в ту ночь, когда они стали мужем и женой. Он вообще никогда не испытывал такой страсти. Он едва сдерживался, чтобы не взять Ивлин, носившую теперь под сердцем его ребенка, прямо сейчас. Желание пылало в нем, как разлитое масло в огне, пожирая остатки его самоконтроля.

Он развернулся так, чтобы его голова оказалась у ног Ивлин, и один за другим снял с нее изношенные башмаки, целуя маленькие, холодные пальцы. Потом Коналл поднялся к ее изящным лодыжкам, а от них проложил губами дорожки к икрам. Он почувствовал, как от его прикосновений по коже Ивлин забегали мурашки. Коналл посмотрел на свою жену. Полумрак окутал ее тело соблазнительными тенями, полными затаенных вздохов и жара страсти.

Она была беременна его ребенком. Отпрыск Бьюкенена, который будет править кланом Маккериков. Его город, его люди теперь будут спасены. Проклятие будет снято.

От запаха ее кожи, согретой тонким льняным платьем, у Коналла кружилась голова. Он поднял ее юбку, и его губы заскользили к ее лону, скрытому между ног. Когда он коснулся его языком, Ивлин застонала.

Ох, Ив…

Младенец. Хрупкая жизнь, которая излечит его сердце, разбитое навсегда, как ему казалось. Ребенок из его плоти и крови, который будет любить его так, как он любил своего отца. Семя, которое переживет его самого. Прекрасное дитя, рожденное этой прекрасной женщиной.

Наконец Коналл поднялся над Ивлин, спуская штаны вместе с нижним бельем. Он на мгновение замер и посмотрел в ее глаза, потемневшие от желания.

Он скоро расскажет ей о проклятии. Когда Ивлин свыкнется с мыслью о беременности, тогда она, наверное, поймет, какое это чудо – их будущий ребенок.

«Или поймет, как грубо ты обманул ее».

Коналл подавил этот голос, прежде чем тот успел воззвать к его разуму и задушить его чувства. Ведь все в итоге сработало. Ив уже много значила для него. И его привязанность к ней с каждым днем становилась все сильнее. К тому времени, как он расскажет ей о проклятии, правда о начале их отношений уже не будет иметь никакого значения. Он был уверен в этом.

И с такими мыслями Коналл вошел в лоно жены. Но едва он начал ритмично двигаться внутри ее, слегка раскачивая кровать, как вдруг какое-то адское крылатое создание упало ему на голову.

Коналл взревел, прикрыл лицо рукой и упал на Ивлин, загораживая ее своим телом. Его возбуждение испарилось, как сосулька в огне. Злобный маленький демон свалился вниз и опять набросился на Коналла. Он едва разглядел черно-серую птицу, от хриплого карканья которой у него забегали мурашки по коже.

– Прикрой лицо, Ив! – крикнул он, пытаясь схватить птицу. Элинор начала безумно носиться вокруг, Бонни жалобно блеяла, увеличивая общее смятение. – Все, поймал!

– Коналл, нет! – Ивлин задергалась под ним и в итоге поймала его рукой за запястье. – Остановись! – Она освободила вторую руку и постаралась утихомирить бьющийся комок перьев. – Ты напугал его!

Ивлин лягнула его, и Коналл скатился на бок. Она села и положила кричащую птицу к себе на колени.

– Тише, тише, – проворковала Ивлин, гладя испуганное создание. Она глянула на Коналла и сказала: – Он только хотел защитить меня.

– Что… черт побери, – зашипел он сквозь сжатые зубы, – этот ворон… делает… в твоей постели?

Во взгляде Ивлин появилось раздражение.

– Элинор нашла его сегодня утром в лесу. Он ранен.

Услышав свое имя, волчица игриво вскочила к ним на кровать, прямо на незащищенный пах Коналла.

Он закричал от боли и еле успел прикрыть себя рукой. Еще парочка таких прыжков, и ребенок, которого сейчас носит Ивлин, может остаться без братьев и сестер.

– Я тоже ранен, – прохрипел Коналл. Он мог поклясться, что ощущал привкус крови во рту.

Ивлин перестала хмуриться. На ее лице появилось озабоченное выражение.

– Правда с тобой все в порядке?

Коналл сердито взглянул на нее и оттолкнул от себя Элинор свободной рукой.

– Брысь отсюда! – крикнул он и, кряхтя от боли, постарался сесть. – Ив, ты не можешь держать – черт! – ворона… в доме.

– Почему? – спросила она. – Я перевязала ему крыло, поэтому он не будет тут летать. Скоро крыло заживет, но если я сейчас выброшу его, он наверняка умрет. Что случится, если его найдет один из волков?

– Он будет сыт и не станет нападать на нас, – проворчал Коналл и сел на край кровати. Затем медленно, осторожно опустил свое мужское достоинство, чтобы натянуть штаны.

– Плаа-ти! – каркнул ему ворон. – Мне!

Коналл замер. Призрачный голос шепнул ему в ухо слова проклятия: «Пусть их карканье будет вашей единственной песней…»

– Мне! – прохрипела птица. – Плаа-ти!

– Тише, – сказала Ивлин дикому созданию, вертевшему головой рядом с ее грудью. Его желтый глаз настороженно смотрел на Коналла. – Он точно так же каркая, когда я нашла его утром. Когда я начала подозревать, что… – Ивлин замолчала, будто у нее не хватало духу сказать это вслух. Потом она просто шепнула: – Дет-каа.

«Детка?»

Коналл искоса посмотрел на ужасного ворона.

– Плаа-ти, – прокаркал тот.

Коналл перевел взгляд на Ивлин. Ему стало страшно. Это была непростая птица. Она будто знала о проклятии. Да еще так яростно напала на него.

– Плаа-тии, – опять каркнул ворон, но на этот раз тише, почти нехотя.

Коналл тут же поднялся с постели и застегнул штаны.

– Нет, он не может остаться тут, Ив. Унеси его.

– Нет, не унесу.

– Не спорь со мной. Он грязный, шумный и… – Коналл постарался найти подходящий аргумент, – он не нравится Элинор.

– Элинор спасла его, Маккерик.

Итак, он опять стал для нее Маккериком?

– Я не буду ругаться с тобой.

– Хорошо, – с легкостью произнесла Ивлин. – Потому что ворон останется с нами.

– Ив! – недовольно воскликнул Коналл. – У тебя есть, – и он принялся загибать пальцы, – волк, овца, мышь, муж и ребенок. Тебе что, мало?

Она пожала плечами и встала с кровати, поправляя юбку. Злополучную птицу Ивлин посадила себе на руку.

– Я дам тебе попить, мой хороший, – сказала она ворону, не обращая на Коналла никакого внимания.

– Он же загадит весь дом! – пригрозил он ей. – Ив, я запрещаю тебе.

Его жена налила воду в мелкую миску, и птица сразу сунула туда свой длинный, желтый, уродливый клюв. Потом Ивлин посмотрела на Коналла:

– Разреши мне. Ведь я жду ребенка.

Коналл громко выругался. Его победили.

Глава 13

Снег постепенно таял.

Ивлин сидела на табурете между очагом и открытой дверью, наклонившись над своим растущим животом. Перед ней стояло ведро, в котором она стирала одежду. Ворон, названный Себастьяном, сидел на перекладине одного из загонов и смотрел в проем, будто тоже наслаждался видом пробуждающейся природы.

Судя по тому, что он уже пробовал летать по хижине, дела у него шли неплохо. Это означало, что скоро его можно будет выпустить на волю. А пока Себастьян останется в доме и будет изводить Коналла.

Ивлин усмехнулась, выжимая онемевшими от холодной воды руками последние капли из рубахи мужа. Надо будет закрыть дверь, когда они вместе с Элинор и Бонни вернутся в хижину. Коналлу совсем не понравится, что она выстуживает дом. Но она так хотела насладиться первым, пусть обманчивым, весенним теплом! Ведь за те четыре месяца, что прошли с тех пор, как она узнала о беременности, погода существенно улучшилась. Хотя было еще довольно прохладно, воздух снаружи уже не был таким морозным, обжигающим горло, и снег стал мягким, рыхлым и сочился водой. В лесу тоже было влажно, снег с веток падал вниз тяжелыми, мокрыми кучами, взрываясь фонтаном брызг в золотых солнечных лучах.

Да, все обитатели хижины с нетерпением ждали прихода настоящей весны, когда они могли бы размять ноги – две или четыре – и пробудиться от зимней спячки. Но когда Коналл решил осмотреть ловушки, то взял с собой только двух своих «девочек», а Ивлин оставил дома, опасаясь появления серых волков.

Ивлин нежно улыбнулась. Он так переживал за нее и ребенка!

Молодая женщина встала, держа в руках тяжелые мокрые вещи, и стала встряхивать их и развешивать на веревке под крышей. Она надеялась, что после прогулки Элинор будет вести себя лучше. Уже много дней подряд волчица испытывала терпение всех жильцов хижины. Она гонялась за Бонни и покусывала ее за бока, пугала Себастьяна, сидевшего на своей перекладине, перекидывала бутыль с Усатиком, упорно рыла землю в загонах. Она просилась наружу, но тут же требовала, чтобы ее впустили в дом, она набрасывалась на Коналла и понарошку боролась с ним, гонялась за юбкой Ивлин и вообще постоянно лезла под ноги.

Порой, когда Элинор выбегала погулять, она как сумасшедшая принималась кругами носиться по поляне, скуля и нюхая воздух, пока ее насильно не загоняли обратно в хижину. Ивлин надеялась, что Коналл сдержит обещание и даст ей как следует побегать по лесу, чтобы она наконец успокоилась.

Закончив с делами, Ивлин сняла Себастьяна с перекладины загона и встала в дверном проеме, поглаживая птицу, которая сидела у нее на руке над растущим, похожим на перевернутую чашу животом. Они скоро вернутся. Сумерки наступят через несколько часов.

– Почему они так долго, а? – спросила Ивлин ворона.

– Каа! – ответил тот, поворачивая свою маленькую голову к хозяйке и искоса глядя на нее.

– Да, я знаю. Дет-каа. – Ивлин покачала головой и вздохнула. Себастьяну явно нужно было расширять свой словарный запас. Вдруг ей в голову пришла идея: – Слушай, Себастьян. – Она слегка толкнула птицу и сказала нараспев, по слогам: – Ма-ма.

Ворон дико озирался вокруг, сверкая своими блестящими желтыми глазами.

– Мама, – повторила Ивлин. – Скажи «ма-ма».

– Каа!

– Нет. Мама.

– Дет!

– Ма…

– Дет-каа!

– Ну ладно. – Попытка была глупой, но растущий в ее чреве ребенок заставлял Ивлин постоянно думать о себе как о будущей матери и готовиться к этой роли. Молодая женщина с любопытством спрашивала себя, как все будет, когда их станет трое и они переберутся жить в город Маккерика. Ее настроение менялось чуть ли не каждый час. Ивлин то представляла себе кровавый кошмар, полный боли, страха и смерти, то рисовала большой уютный дом, где они будут счастливо жить в окружении добрых людей.

Ивлин вздохнула. Могла ли она подумать, что влюбится в этого горца? Коналл оказался заботливым, умелым и веселым мужчиной. Они могли часами болтать друг с другом, Коналл очень нежно к ней относился, и они часто и с удовольствием занимались любовью.

Если она переживет роды, то у нее будет все, что нужно для счастья. В этот момент Ивлин заметила какое-то движение на краю леса. Из-за деревьев появился Коналл. Рядом с ним шла Бонни, веревка волочилась следом за ней. Парочка направилась к хижине, и Ивлин высунулась наружу, пытаясь отыскать черную волчицу. Но Коналл с Бонни уже были рядом, а Элинор все не появлялась.

Коналл выглядел усталым, его штаны и рубаха были до пояса мокрыми. Бонни заблеяла и бросилась к своей хозяйке.

Ивлин стало не по себе.

– Где Элинор? – крикнула она. В ее голосе была тревога. – Она убежала? Что это значит? – спросила Ив с нахмуренным лицом, заходя вслед за Коналлом в хижину с этой чертовой птицей на руках. Он устал, промок и промерз до костей. Когда под потолком он увидел свою единственную сменную рубаху, с которой капала холодная вода, ему стало совсем паршиво.

Он сел на табурет, чтобы снять сапоги. По крайней мере ему нужно было избавиться от мокрых штанов. Коналл посмотрел на Ив.

– Мы зашли в лес шагов на двадцать, когда она рванула вперед, – мрачным голосом начал объяснять Коналл, стягивая одежду, которая прилипла к нему, как вторая кожа. – Я подумал, что она учуяла добычу, поэтому не стал тревожиться и пошел проверять ловушки. Я решил, что захвачу ее на обратном пути, когда она устанет от погони.

– И ты ее больше не видел? – чуть ли не крикнула Ивлин, опуская Себастьяна на перекладину загона. – А ее следы? Ты шел по ее следам?

Коналл встал и снял с ног штаны, которые были похожи на замороженные оленьи окорока.

– Снег сейчас тает, оседает, поэтому следов мы не нашли. Конечно, мы с Бонни искали ее. Поэтому так припозднились.

Но Ив не стала слушать дальше. Она выскочила за дверь, и Коналл услышал ее крики:

– Элинор! Элинор! – Голос Ивлин становился все тише, по мере того как она удалялась от хижины.

– Черт! – Коналл попытался натянуть сапоги, но они настолько промокли, что ему не удалось это сделать. Тогда он подбежал к двери и позвал ее: – Ив!

Она уже почти добежала до леса и металась из стороны в сторону, будто пытаясь за деревьями разглядеть волчицу. Сердце Коналла тревожно сжалось.

– Элинор, ко мне! Э-ли-нор!

Коналлу нужно было вернуть Ив домой, даже если он будет босиком, а то она совсем потеряет разум и бросится в лес за волчицей. Волки вышли на охоту, так что в лесу опять стало очень опасно.

Но сейчас Коналл не мог рассказать это Ив. Она сойдет с ума от тревоги.

– Ив! – Коналл выскочил из хижины и прямо босиком побежал к жене. Когда он схватил ее за руку, его ступни горели от холода. – Ив, солнце садится.

Она оттолкнула его. В ее испуганном взгляде блестели слезы.

– Элинор нельзя оставить в лесу на ночь! – Она развернулась к Коналлу и принялась колотить его грудь. – Найди ее! Ты взял ее – значит, иди и ищи!

– Ив, послушай меня…

– Найди ее, Коналл, это нужно сделать сейчас. – Она резко развернулась и сделала шаг в сторону леса. – Элинор! – От крика у нее сел голос, и она уже просто сипела.

У Коналла не осталось другого выхода, кроме как схватить Ив за плечи и силком тащить к хижине. Всю дорогу она вырывалась, лягалась, колотила его руками.

– Отпусти меня! – сквозь слезы кричала Ив. – Элинор, ко мне! – Наконец Коналлу удалось затащить ее в дом, она вся тряслась от рыданий. Он поставил Ив на пол, но она опять бросилась к выходу. Тогда Коналл быстро запер дверь на засов.

– Уйди с дороги!

– Ив, хватит, выслушай меня!

Она опустила голову и замерла в его руках. Силы оставили ее.

– Как ты мог ее отпустить?

Сердце Коналла сжалось при виде ее страданий. Он понимал, как много значила для нее Элинор, ведь она спасла Ивлин в те первые дни, и знал, что она любит этого зверя больше всего на свете.

Вот почему он так долго искал Элинор, не обращал внимания на рыскавших неподалеку серых волков. Ему совсем не хотелось возвращаться в хижину без любимой питомицы Ив.

Да он и сам привязался к волчице. И тоже очень волновался за нее. Элинор предстояло провести ночь в зимнем лесу.

Коналл привлек к себе Ив и опустился на табурет, посадив ее себе на колени. Она едва дышала, икая от слез. Бонни бегала вокруг, жалобно блея и тыкаясь носом в руку Коналла.

– Послушай меня, милая, – сказал он, дыша в ее волосы. – Я знаю, ты боишься за Элинор, но она не домашний щенок. Когда ты нашла ее, она была диким зверем, и она гораздо лучше нас с тобой приспособлена к жизни в лесу. Ведь он был ее домом. Элинор хорошо его знает.

– Но теперь он перестал быть ее домом, – шмыгая носом, сказала Ивлин. – Она стала моей! А серые! Она боится их.

– Я знаю, – ласково прервал ее Коналл. – Но может быть, этот страх сделает ее более проворной и хитрой. Готов поклясться, что Элинор сейчас сильнее этих дьяволов, ведь она хорошо питалась. И один раз она уже победила их, – напомнил он ей. – Элинор слишком долго была заперта в четырех стенах, а она большой дикий зверь. Ей просто необходимо быть на воле, поохотиться.

Ив застонала, прижимаясь к нему щекой, и судорожно схватилась за его рубаху.

– А что, если она не вернется? Я… умру без нее, я так ее люблю!

Коналл был готов солгать ей, сказать что угодно, лишь бы успокоить, но не мог придумать ни одного убедительного довода.

– Ты не умрешь, – шепнул он ей. – Элинор – дикий зверь, Ив. И она должна жить в лесу. Если она решит не возвращаться к нам, нужно смириться с этим и отпустить ее с любовью.

Ив ничего не ответила. Она еще долго, время от времени всхлипывая, неподвижно сидела у него на коленях.

– Я не сдамся, – наконец тихо проговорила Ив. – Она не бросит меня. Она вернется, я знаю.

Коналл улыбнулся, прижимаясь губами к ее макушке.

– Наверное, так и будет.

Ив шмыгнула носом и сказала:

– Я постирала твои вещи, но они еще не высохли.

– Я заметил, – Коналл прижал ее к себе, – спасибо.

В ту ночь Ивлин так и не заснула, хотя Коналл весь вечер твердил, что ей нужно отдохнуть. Завывающий ветер не давал ей покоя. В каждом порыве ветра ей чудился вой серых волков, любое поскрипывание напоминало скуление Элинор, а треск веток создавал, впечатление, будто она скребется в дверь.

Всю ночь Ивлин бродила по хижине, боясь зажечь лампу и разбудить Коналла, который, как она видела, только дремал. Дважды она пыталась тихо снять засов с двери, но Коналл тут же просыпался. В конце концов он заставил ее поклясться, что она не выйдет из хижины. В итоге Ивлин дала ему слово, потому что хотела бодрствовать в одиночестве, а Коналл не оставил бы ее в покое до тех пор, пока она не пообещала ему вести себя благоразумно.

Но она была не совсем одна. Бонни тоже бодрствовала и ходила за ней по пятам, а Себастьян повторял их движения, бегая по перекладине. Ивлин чувствовала, что они тоже волнуются, особенно Бонни, которая так подружилась с волчицей. После нескольких часов метания по хижине у Ивлин так разболелась поясница, что она сдалась и присела на табурет, который поставила недалеко от входа, чтобы можно было услышать, если вдруг Элинор поскребется в дверь.

«Элинор, пожалуйста, возвращайся домой…» Прошло еще какое-то время, и Ивлин задремала. Но когда до нее донесся едва слышный лай, она мгновенно очнулась. С гулко бьющимся сердцем она вскочила на ноги и, спотыкаясь, бросилась к дверям.

– Коналл! Коналл, просыпайся! – дрожащим голосом позвала она мужа. – Я ее слышу! – Ивлин сняла засов и открыла дверь. В то же мгновение шотландец соскочил с кровати. На нем ничего не было.

– Подожди, Ив! – крикнул он, но Ивлин уже успела выбежать из хижины.

Утро было ясное и подмерзший за ночь снег ослепительно сиял на солнце. Ивлин со всех ног неслась в сторону леса, откуда доносился беспрерывный лай. Морозный утренний воздух обжигал лицо, глаза слезились, а пар белыми клубами вырывался изо рта.

– Элинор! – Ивлин бросилась в лес. – Элинор, где ты?

Она остановилась и прислушалась. Вдруг совсем недалеко от себя Ивлин увидела среди деревьев какое-то черное пятно. Потом услышала лай и рычание.

– Элинор, – прошептала Ивлин. Она помчалась туда, где увидела пятно, споткнулась, но быстро выпрямилась и побежала дальше.

Вдруг среди лая и воя Ивлин услышала человеческий голос:

– На помощь! На помощь! О Боже, он сейчас прикончит меня!

Впереди была высокая сосна, а на ней – в заснеженных ветвях сидел мужчина. И она, не останавливаясь, помчалась еще быстрее к волчице, которая неслась к этому человеку.

Мужчина на сосне закричал:

– Бегите отсюда! Бегите! Он сожрет вас!

Ивлин упала, но на сей раз на колени, и волчица бросилась к ней. Ивлин крепко обняла ее за черную шею, и они вдвоем упали в снег.

– Боже мой, Элинор! – Она смеялась и плакала горячими счастливыми слезами, а шершавый розовый язык волчицы слизывал их с ее щек. – Ты плохая, плохая, плохая девочка! Я так волновалась! Где ты была?

Она села и посмотрела на Элинор. Волчица разинула пасть в радостной улыбке, и Ивлин поцеловала ее в мокрый нос.

– Посмотри на себя! Ты вся грязная… О нет!

Ивлин только сейчас заметила, что одно ее ухо было изодрано в кровь, и почувствовала что-то липкое вокруг ее шеи.

– Они тебя нашли? И ты их победила? Конечно, да, моя большая, храбрая, непослушная девочка! Не бойся, мы тебя сейчас почистим. И пусть это будет тебе уроком…

– Ивлин! Ивлин! – Казалось, что от такого рева сейчас попадают сосны. Коналл выкрикивал ее полное имя, а это означало, что он очень рассержен. Но Ивлин не испугалась.

– Я тут! Мы тут! – смеясь, отозвалась она, пока Элинор продолжала безудержно лизать ее щеки.

Через мгновение из-за деревьев показался Коналл. На нем была только рубаха и сапоги.

– Ив? Где?..

Он увидел их, бросился вперед и, упав рядом с ними на колени, заключил жену и волчицу в объятия. Коналл смеялся.

– Элинор, глупая! – радостно прорычал он, целуя широкий лоб животного. – А ты… – Коналл поцеловал жену в губы, и она с готовностью отозвалась на его ласку. – Ты же обещала, Ив.

– Но я будила тебя! – смеясь, возразила она, а потом замолчала, услышав испуганное блеяние Бонни. – Бонни, сюда! Мы тут!

Вскоре они увидели и овцу, неуклюже пробирающуюся сквозь подлесок. Ивлин чуть не упала со смеху, когда увидела на ее спине отчаянно балансирующего Себастьяна. Элинор вырвалась из объятий Коналла и Ивлин и кинулась к своей подружке, приветствуя ее игривым укусом в бок. Себастьян испуганно пискнул и захлопал крыльями, стараясь удержать равновесие.

Коналл повернулся к Ивлин и постарался придать лицу сердитое выражение.

– Ивлин Бьюкенен Годвин Маккерик! О чем ты только думаешь! Ты ведь ждешь ребенка, потому не должна так носиться по лесу.

– Коналл, я…

И в этот момент мужчина, о котором Ивлин совсем забыла, с воплем упал с дерева и провалился в сугроб.

– Господи! – крикнул Коналл и вскочил на ноги.

– Это еще не Господь, к сожалению. – Из-под снега вынырнул худой, как палка, лысеющий мужчина. В руках он держал сплетенную из прутьев ловушку с маленьким коричневым зайцем. Щеки незнакомца раскраснелись, его одежда была мятой и белой от снега.

– Дункан?

– Привет, Коналл, – еле дыша, поздоровался Дункан. – Я и не знал, что ты, оказывается, водишь дружбу с волками. А мне говорил, что их надо опасаться. – Он повернулся к Ивлин и широко, озорно улыбнулся: – Привет и вам, хозяйка. – Дункан протянул ей ловушку с добычей. – Я принес вам живого зайца.

Ивлин, открыв рот, переводила взгляд с Дункана на Коналла, пока Элинор не подошла к ней и не дернула за рукав. Ивлин взяла ее за шею и притянула к себе. Дункан сел на корточки и выставил вперед руки, словно защищаясь от волчицы.

– Здравствуйте, Дункан. – Ивлин улыбалась. Она была так счастлива, что у нее закружилась голова. – Элинор не причинит вам зла, хотя она очень непослушная девочка! – И Ивлин с искренним дружелюбием улыбнулась брату Коналла. – Большое спасибо за зайца. Я назову его Робертом.

Глава 14

Ивлин направилась в хижину, неся в одной руке Себастьяна, а в другой – Роберта, по бокам шли Бонни и Элинор, а мужчины следовали сзади. Они о чем-то шептались, по-дружески толкая и щипая друг друга. От одного такого толчка худой Дункан чуть не упал в снег.

«Какие они все-таки разные», – Думала Ивлин, заходя внутрь дома. Хотя Коналл предупреждал ее, что они с братом непохожи, она была все равно удивлена тому, насколько они отличались друг от друга. Кроме того, Коналл рассказывал, что Лана Маккерик больше заботилась о хрупком Дункане, но, похоже, Коналла это совсем не волновало. Он любил своего брата и не злился на него за то, что внимание матери в основном было сосредоточено на нем. Коналл пошел в отца, и потому они с Дэром были очень дружны. Ивлин нравилось, что у каждого из родителей был свой любимец, поэтому дети не страдали от недостатка любви.

Ивлин подошла к полке и остановилась, чтобы вытряхнуть грязь из бутыли Усатика и насыпать туда свежую порцию зерна. Может, у нее тоже будут близнецы? При этой мысли ее охватил ураган эмоций. Она не могла понять, чего там было больше – страха или восторга, и заставила себя пока не думать об этом.

В хижине появился Коналл. Мальчишески улыбаясь, он взял бутыль с медом и вышел наружу, где его ожидал Дункан.

Покормив Усатика, а затем Себастьяна, Ивлин дала еды и воды испуганному зайцу, а потом внимательно осмотрела раны Элинор.

Когда она смыла липкую кровь, оказалось, что у нее действительно разорвано ухо, хотя не так сильно, как она думала. На боку под густой шерстью Ивлин обнаружила с полдюжины следов от укусов, которые ярко выделялись фиолетовым цветом на бледной коже волчицы. На ее поджаром животе Ивлин также обнаружила порезы и множество мелких царапин, будто она, распластавшись, ползла по колючкам. Еще у волчицы не хватало нескольких черных когтей. А как ужасно от нее пахло!

Элинор тихо лежала у ее ног. Ей, похоже, доставлял удовольствие нежный уход хозяйки. Она прикрыла глаза и через мгновение начала посапывать.

– Да, похоже, ночь у тебя была бурная, – сочувственно пробормотала Ивлин, в последний раз промывая тряпицу в воде. Она надеялась, что Коналл не будет ругаться, когда увидит, что она взяла немного драгоценного лавандового масла. Ведь Элинор, конечно, заслуживает ласки.

Когда Ивлин закончила, к волчице тревожно подбежала Бонни и легла рядом с подружкой, положив голову ей на бок. Элинор приподняла голову, увидела овечку и тут же опять погрузилась в сон.

Ивлин улыбнулась. На мгновение она остановилась, просто наслаждаясь счастьем, которое сейчас испытывала. Стараясь удержать это редкое чувство, она пошла к дверям, чтобы посмотреть, чем заняты мужчины.

Они сидели недалеко от дома. Коналл устроился на полусгнившем пне, а Дункан использовал в качестве стула перевернутое ведро. Они оживленно беседовали, передавая друг другу бутыль с медом. И хотя Ивлин почти ничего не слышала, она по жестам и выражению их лиц могла догадаться, что разговор у них был очень веселым.

Теперь Ивлин видела, что братья действительно очень похожи. Они сидели в похожих позах, они одинаково протягивали вперед ладонь, чтобы придать словам большую убедительность, одинаково сгибали руки, поднося ко рту бутыль.

Ее муж и его брат. Ее деверь. Дядя ее будущего ребенка.

Ивлин положила руку на живот и позвала мужчин.

– Дункан, вы останетесь? – спросила она, радостно заметив, как мужчины из клана Маккериков одинаково повернули к ней головы. – Еды хватит на всех. И мне будет приятно, если вы у нас погостите.

На худом лице Дункана появилась широкая улыбка. Он встал, прижал руку, в которой держал бутыль, к груди и низко поклонился.

– Для меня честь разделить с вами кров, – ответил Дункан.

Коналл вытянул ногу и слегка пнул брата в мягкое место. Дункан проворно повернулся и в ответ стукнул бутылью его по спине. После этого они рассмеялись.

– Тогда я займусь обедом, – крикнула им Ивлин. – Коналл, мне скоро понадобится вода. Но можешь не торопиться, – добавила она, когда увидела, что муж сразу вскочил на ноги. – И не переусердствуй с медом, впереди еще целый день.

Коналл кивнул в ответ, и Дункан дернул его за ухо. Ивлин улыбнулась и пошла в дом.

– Черт побери, Дункан! – крикнул Коналл, со стоном ощупывая пострадавшее ухо. Он посмотрел на пальцы. – У меня что, кровь?

– Нет у тебя крови, нежная девица, – сказал Дункан и уселся обратно на ведро. Он сделал глоток меда и передал бутыль брату. – Что ж, – со вздохом проговорил Дункан, пока Коналл пил, – в хреновую переделку ты попал, братишка. Конечно, тебе чертовски повезло, – быстро добавил он, – но положение у тебя все равно хреновое.

Коналл кивнул и поставил бутыль рядом с собой.

– Так что еще творится в городе? – спросил он.

– Да больше-то и говорить не о чем. Народ счастлив. Амбары забиты олениной и зайчатиной, зерно готово к посеву, а еще у нас за месяц опоросились сразу три свиньи. Все потомство веселое и здоровое.

Коналл покачал головой. В последние годы они были рады, если из помета выживала хоть парочка поросят на развод. Это было чудо. Чудо, которое совершила его жена из рода Бьюкененов.

Как он сможет отблагодарить Ив за то, что она дала ему?

– А что говорит народ о соседнем клане? – наконец решился спросить Коналл.

На лице Дункана появилось выражение сожаления. Он посмотрел в сторону хижины и сказал:

– Да, конечно, я им ничего не говорил о твоей новой хозяйке, и потому люди решили, что они справились с заклятием лишь силой своего духа. Вот они и поворачивают носы к югу. Некоторые уже в открытую говорят о том, что нужно устроить набег, когда ты вернешься.

Коналл вздохнул. Не самая подходящая атмосфера для представления его новой жены. Его жены из рода Бьюкененов.

Будто прочитав его мысли, Дункан спросил:

– Может, ты заранее расскажешь Ив обо всех обстоятельствах? Подготовишь ее?

Коналл покачал головой:

– Я не знаю, Дунк. Я уже давно собираюсь ей все рассказать, но… боюсь, что Ив придет в ярость. Она и так очень разозлилась, когда поняла, что забеременела. – Увидев удивленно поднятые брови Дункана, Коналл объяснил: – Мать Ивлин умерла при родах, поэтому она очень боится, что ее ждет та же участь.

Дункан присвистнул и сказал:

– Представляю, как она испугалась, когда узнала о том, что случилось с Нонной. – Коналл поморщился. – Ты что, еще ничего не говорил Ив о своей жене? – Дункан провел рукой по волосам. – Ах ты, мешок с…

– Она знает, что я был женат и что Нонна умерла, – прервал его Коналл. – Честное слово, Дунк!

Но эти слова не успокоили Дункана.

– Ну конечно. Только ты не рассказал ей, как она умерла, да? И о малышке тоже не рассказал. – Это звучало как обвинение, а не как вопрос. – Так что никаких «честное слово, Дунк»!

– Да, я не рассказал ей подробности, – спокойно признался Коналл.

– Тебе что, совсем наплевать на твою Ив? – спросил Дункан. – Скажи мне правду, Коналл. Между нами не должно быть секретов. Она для тебя просто средство для достижения цели?

– Конечно, нет!

– Как ты думаешь, что она почувствует, когда узнает правду? И поймет, как много ты от нее скрывал и сколько времени водил за нос?

– Я хорошо знаю Ив. И если я расскажу ей все о смерти Нонны, то она еще больше испугается.

– Да, но только сначала! – Дункан яростно закрутил головой. – Готов поспорить, что когда она узнает правду, причем не важно от кого – от тебя или от кого-нибудь из городских сплетников, – ей станет гораздо страшнее. Она решит, что Нонна и ребенок ничего для тебя не значили. – Коналл потупил взгляд. Дункан вздохнул и продолжил: – И Ив решит, что она сама и ее ребенок тоже для тебя ничего не значили. Особенно, когда узнает о проклятии.

Коналл разделял точку зрения брата, и в общем был с ним согласен.

– Но что я могу сказать ей, Дунк? Что я не любил свою первую жену? И что она скончалась, произведя на свет мертворожденного ребенка, которого никогда не хотела? Скажи мне, неужели это может утешить ее?

– Всегда лучше знать правду, – продолжал настаивать Дункан. – Рано или поздно правда все равно всплывет. Так что лучше, если Ив узнает все это от тебя.

Коналл какое-то время размыьшлял над словами брата, и они по очереди продолжали прикладываться к бутыли. Конечно, Дункан был прав. Он глава клана, и его обязанность – заботиться о процветании народа. Но ведь Ив теперь тоже стала членом его клана. Так что о ней он тоже должен позаботиться и рассказать ей правду. Всю правду.

– Хорошо, я расскажу ей, – наконец произнес Коналл. Он посмотрел в глаза брату. – Когда ты уйдешь и мы останемся вдвоем, я расскажу ей о Нонне и малышке. – Коналл поморщился. – У Ив… тот еще характер. Не хочу, чтобы ты оказался в центре скандала и стал свидетелем нашей ссоры.

– А как насчет проклятия? – спросил Дункан.

– И об этом расскажу, но позже. – Коналл поднял ладонь, не давая брату возразить. – Мне не нравится, что наши люди собираются совершить набег на Бьюкененов. Это лишний раз доказывает, что нам давно пора покончить с прошлым. Поэтому, прежде чем привести к нам Ив, я должен сначала пойти помириться с Бьюкененами. Пусть глава клана благословит нас, тогда мы с миром вернемся домой.

Дункан вытаращил глаза и воскликнул:

– Благословение? Да о чем ты говоришь? Тебя там просто пырнут ножом!

– Я так не думаю, – сказал Коналл. – Ив и ребенок, которого она носит, – прямые потомки Ангуса Бьюкенена. Они не причинят вреда своей родне. Да я теперь тоже как-никак родственник. Вот там я и расскажу Ив о проклятии. Или пусть сам Ангус расскажет ей об этом.

– Ты рехнулся, – пробурчал Дункан.

– Я уверен, что Ивлин захочет немного погостить в их городе, повидаться с родственниками, а после того мы уже отправимся домой, – продолжил Коналл, будто не заметив его замечания. – Когда мы вернемся, я сообщу всем, что с проклятием покончено и на нашей земле теперь воцарится мир.

Дункан уставился на брата. Какое-то время он молчал, а потом язвительным тоном спросил:

– Что, хочешь прослыть героем?

Этот вопрос задел Коналла за живое. Неужели так можно было трактовать план? Вернуться в город Маккериков, единолично покончив с древним злом? Доказать, что он смог сделать то, чего не удалось добиться его отцу? Коналл совсем не хотел, чтобы это было понято так. У него другие мотивы, гораздо более благородные.

– Все скоро закончится, – коротко ответил брату Коналл.

Дункан вздохнул, встал, забрал бутыль из его рук. Затем сделал несколько глотков и кинул брату ведро.

– Иди-ка лучше принеси жене воды, великая героическая задница.

Коналл пошел по делу. Он не услышал, что Дункан говорил ему вслед:

– Я надеюсь, что ты прав, брат мой. Дай Бог, чтобы ты был прав. – Он посмотрел на лес, окружавший поляну. Казалось, что деревья дрожали, скрывая какую-то страшную тайну, о которой он ничего не знал, но очень хотел разгадать. – Волк из моего сна не был твоим черным волком, брат. И женщина была не похожа на твою Ив.

Коналл смотрел на Ив, а та, в свою очередь, смотрела на Дункана. Наконец они собрались вокруг огня в хижине и приступили к еде. Дункан рассказывал истории их детства, и, судя по выражению лица Ив, она была в восторге от него. Ее глаза сверкали, когда Ив слушала занимательный – наполовину придуманный – рассказ о том, как однажды Коналл попал рукой в змеиную нору.

– Он орал, лягался, – говорил Дункан, показывая, как все это происходило, – и кричал: «Мама! Мама! Она сейчас отгрызет мне руку!»

Ив прикрыла рот рукой, едва сдерживая готовый вырваться крик. Она глянула на Коналла.

– Змея укусила тебя?

Коналл собрался ответить, но его опередил Дункан:

– В норе было пусто, как в огромной голове Маккерика! Его рука просто застряла между корнем и камнями – вот и все.

Веселый смех жены смягчил разгневанное выражение лица Коналла.

– Нам было всего по шесть лет, Дункан, – решил защитить себя он. – И вообще не попал бы в эту нору, если бы ты не сбил меня с ног.

Дункан накинулся на него:

– Ты не оставил мне выхода. Ты же был такой огромный, а в тот день отнял у меня любимую игрушку!

– Но ты же собирался кинуть ее в меня! – негодующе воскликнул Коналл.

На лице Дункана появилась широкая довольная улыбка. Он озорно подмигнул Ив.

Она взорвалась от смеха, падая на Элинор. Никогда еще Коналл не видел ее такой счастливой. Сейчас в хижине Ронана рядом со смеющейся женой, братом, многочисленными домашними питомцами, в тепле и сытости он сам испытывал такое счастье, какого не знал с тех пор, как они с Дунканом были детьми.

Коналл хотел бы навсегда остаться в долине. Это было бы лучше всего. Он не хотел возвращаться в город, опять брать на себя ответственность за весь клан. Коналл хорошо помнил, как ему было тяжело сразу после смерти отца. Он был растерян, и его мучило чувство вины.

«Но теперь все будет по-другому, – напомнил себе Коналл. – Больше нет голода, болезней, нужды. Теперь у тебя есть Ив и будет ребенок, они принесут твоему народу спокойствие».

Голос Ив вырвал его из задумчивости:

– Сколько ты у нас пробудешь, Дункан?

– Ну… – Дункан опустил глаза, притворяясь, будто занят подбиранием остатков еды в миске, а сам исподлобья глянул на Коналла. – Если вы не против, я уйду утром. Кто-то ведь должен вести дела, пока мой братец забавляется с красивыми девушками.

Коналл замер, услышав язвительное замечание Дункана. Но, к его огромному облегчению, Ив вдруг захихикала в ответ. Она посмотрела на Коналла и сказала:

– Может, пришло время и нам вернуться домой, то есть к тебе домой? Мы могли бы пойти в город вместе с Дунканом.

Коналл замер. Он не ожидал, что Ив захочет покинуть хижину, и теперь пребывал в растерянности, не зная, какой придумать предлог, чтобы уговорить ее остаться. К счастью, ему на помощь пришел Дункан:

– О, лучше вам немного повременить с этим, – качая головой, сказал он.

– Почему? – спросила Ив.

– Сейчас весь город в грязи, – пояснил Дункан, отправляя в рот последнюю ложку похлебки. Он дожевал, держа поднятой одну руку, а потом продолжил: – После зимы кругом валяются кости животных и кучи мусора, а по улицам ходят всякие оборванцы и валяются пьяные. – Дункан картинно содрогнулся. – Я и сам не хочу туда возвращаться.

– Дункан хочет сказать, – объяснил Коналл, – что наши люди гордые. Они не простят мне, если я без предупреждения приведу в город новую жену, не дав им возможности подготовиться к встрече. – Это была почти правда.

– Вот именно. – Дункан подмигнул Ив.

– Понятно, – сказала она и расслабилась. Коналл подумал, что знакомство с его кланом, наверное, очень волнует Ив, хотя она виду не показывает. И это было ему на руку. – Конечно, я не хочу обидеть их при первой же встрече.

– Послушайте, у меня идея! – театрально воскликнул Дункан.

Коналл про себя отметил, что надо поговорить с братом насчет его нелепой манеры поведения.

– Почему бы вам не вернуться в город в праздник солнцестояния? К тому времени мы приведем город в порядок.

– Но это же… – Ив замолчала. И Коналл понял, что она пытается что-то посчитать в голове. – Простите, я все никак не могу понять… но ведь до солнцестояния еще два месяца?

– Нет, меньше, – уверил ее Коналл.

– Всего несколько недель, – кивнув, подтвердил его слова Дункан. – Они пролетят так, что не заметишь.

– Ясно. – Ив посмотрела на свой живот, а потом с тревогой взглянула в сторону Коналла. – А я еще буду способна… проделать этот путь?

Коналл улыбнулся. Она была такой простодушной!

– Не волнуйся, все будет в порядке. Свежий воздух и ходьба будут тебе только на пользу.

Ив надменно подняла брови, и Коналл вспомнил, что его жена все-таки титулованная дама.

– Ты хочешь сказать, что к тому времени я растолстею?

– Ах ты, подлец! – воскликнул Дункан и сочувственно посмотрел на Ив. – Ты будешь тонкая, как прутик. Но если ты устанешь в дороге, пошли за мной, и я отнесу тебя в город на спине. Не позволю, чтобы моя сестренка страдала.

Ив подарила ему такую светлую улыбку, что в сердце Коналла проснулось желание. Ему пришлось подавить укол ревности, который он испытал, когда увидел, с какой благодарностью жена смотрит на его брата.

– Спасибо, Дункан, я именно так и поступлю, – пообещала Ив и показала Коналлу язык.

Дункан встал и, потянувшись, зевнул во весь рот.

– Все, я пошел спать в загон. Мне надо выходить на рассвете, – сказал он и отвесил Ив изысканный поклон. – Спокойной ночи, хозяйка. Спасибо за гостеприимство.

Ив собралась встать, но Дункан уже был рядом с ней, Коналл даже не успел глазом моргнуть. Он, нахмурившись, наблюдал, как Дункан нежно поддержал ее за локоток. Вот паршивец, он всегда был таким изворотливым!

– Не за что, Дункан, – ответила Ив, потом положила руку ему на плечо и поцеловала в щеку. – Я буду скучать без тебя.

Коналл вскипел. Дункан покраснел и отошел от Ив. Он посмотрел на животных, мирно отдыхающих в разных уголках жилища.

– Мисс Элинор, мисс Бонни, спокойной ночи, – сказал он. – Роберт, ты бы мне больше понравился в рагу, но так и быть, спокойной ночи и тебе, везунчик. – Дункан помахал в сторону полки. – Усатик, спокойной ночи. – Потом он обернулся к ворону и погрозил ему пальцем. – Себастьян, если ты ночью нагадишь мне на голову, то я сломаю тебе второе крыло, понял?

Ворон обиженно каркнул в ответ и улетел в дальний угол хижины.

– Спокойной ночи, Дунк, – со смехом сказал Коналл, и вся его ревность испарилась. Как же он любит своего брата!

– Да-да, спокойной ночи. – Дункан махнул и ему, а потом отправился в темноту.

Наконец Коналл подошел к Ив и обнял ее. Она улыбнулась, и Коналл с радостью заметил, что эта улыбка совсем не та, что она подарила Дункану. Она тоже была нежная, но в ней читались потаенная страсть, скрытые мысли.

– Ты, должно быть, устала, – тихо сказал Коналл и поцеловал ее в макушку. Ему было странно, что после бессонной ночи, полной переживаний за Элинор, и целого дня забот о госте у его жены еще хватило сил сидеть с ними допоздна.

– Я устала, – призналась Ив. – Но спать пока не хочу. – И она положила ладони ему на ягодицы. Коналл был приятно изумлен. Такой жест его тут же возбудил. – Жаль, что мы не одни, – прошептала Ив, поднимаясь к нему на цыпочках.

Коналл нагнулся к ней и ответил:

– Я могу выкинуть его на снег.

И он действительно мог так поступить, особенно когда из темноты раздался голос Дункана:

– Если вы пока не хотите спать, может, ты, Коналл, расскажешь жене об узелке, который носишь на шее?

Ив с любопытством посмотрела на шею мужа, а потом заглянула в глаза.

– С ним связана какая-то история? Я думала, что это… ну, не знаю… просто украшение. – Она протянула руку, будто собралась потрогать кожаный узелок.

Но Коналл взял его в кулак прежде, чём она успела дотронуться до украшения, стараясь не обращать внимания на обиженное выражение ее лица.

– Это долгая история, Ив, сейчас уже поздно. Тебе нужно отдохнуть.

Ив, нахмурившись, смотрела на кулак Коналла. Но он не мог найти в себе силы разжать пальцы даже ради Ив. Это было очень личное, слишком болезненное воспоминание. И он хотел сохранить его только для себя еще на одну ночь.

– Я расскажу тебе об этом утром, – пообещал Коналл. Он действительно намеревался так поступить.

Глава 15

Когда Ивлин на следующее утро проснулась и обнаружила, что Дункан действительно ушел еще на рассвете, ей стало немного грустно. Он вызывал симпатию, и ей понравилось его общество! От одного присутствия младшего брата Коналла на душе становилось легко и весело, и она очень захотела увидеть его вновь. В ее новом доме, в городе клана Маккериков, где она вместе с Коналлом будет растить своего ребенка. Если она, конечно, выживет при родах.

Услышав, что Коналл вошел в хижину, Ивлин с трудом оторвала взгляд от котла с едой. Снаружи шел дождь, и он вернулся весь мокрый. Прежде чем он успел закрыть за собой дверь, она заметила густой влажный туман, клубящийся над их долиной, словно дым над миской с горячим супом.

Коналл принес два ведра воды, которую набрал в реке – весь снег смыло дождем – и поставил их перед огнем рядом с Ивлин.

– Воды теперь будет много, – пояснил он, – уровень воды в реке поднимается очень быстро. Дождь идет стеной, небо затянуто тучами и с севера, и с запада.

Ивлин вздохнула. Ее и без того печальное настроение ухудшилось. Коналл, похоже, этим утром был тоже задумчивым и раздражительным. Если снег больше не заставлял их сидеть целыми днями в хижине, то теперь зарядили дожди, которые, похоже, собирались превратить их долину в болото. Ивлин с ужасом представляла, сколько грязи натаскают в дом ноги, копыта и лапы его многочисленных обитателей.

Хорошо что хоть Элинор больше не рвалась в лес. Она перестала всех донимать, перестала бегать как сумасшедшая по поляне. И она была единственная, кто не пытался вырваться на волю. Ивлин скучала по солнцу и зеленой траве. Она хотела просто неторопливо прогуливаться, вдыхать чистый, без торфяного привкуса воздух.

Мысль о такой невероятной свободе напомнила ей о деле, которое она намеревалась сегодня совершить. Ивлин в последний раз помешала похлебку, постучала длинной ложкой по краю котелка и накрыла его крышкой. Она со стоном поднялась – ей казалось, что она с каждым часом становится все тяжелее, – и пошла в загон, чтобы снять ворона с насеста.

– Сегодня я хочу проверить, как Себастьян летает, – объявила Ивлин Коналлу, осторожно расправляя черное как смоль крыло птицы. – Мне кажется, он уже достаточно окреп.

Коналл в этот момент, взяв с полки точильный камень, приводил в порядок лезвие своего ножа. Услышав заявление Ивлин, он удивленно уставился на нее.

– Слава Богу, – наконец сказал Коналл. – Значит, этот чертов ворон больше не будет сидеть над нашей кроватью и глазеть на меня, когда я сплю. – Он строго посмотрел на Себастьяна: – Рад буду избавиться от тебя, шумная тварюга.

– Коналл Маккерик! – Ивлин прижала птицу к своей груди, не обращая внимания на протестующее карканье. – Как тебе не стыдно? Себастьян вел себя прекрасно. Он очень умный, а ты его обидел.

– Да ладно, – махнул рукой Коналл и с кислым видом продолжал точить нож. – Просто открой дверь и выпусти его. А заодно и этого проклятого грызуна.

– Да, кто-то сегодня явно не в духе.

Себастьян затрепыхался в ее руках, будто знал, что скоро окажется на свободе. Ивлин почувствовала укол совести. Наверное, ей правда стоит отпустить Усатика. Была весна, и она уже не боялась, что мышь замерзнет раньше, чем найдет себе сухую теплую норку.

Кроме того, она, Коналл, а также Элинор, Бонни и Роберт скоро покинут хижину. Усатика и Себастьяна лучше поскорее отпустить в лес, чтобы они привыкли к самостоятельной жизни. Ив даже не думала о том, чтобы отпустить Роберта. Ведь это был подарок Дункана.

– Ладно, Коналл, – со вздохом проговорила Ивлин. Она взяла Себастьяна под мышку и подошла к полке, где стояла деревянная бутыль.

Когда Ивлин повернулась к мужу, держа в каждой руке по животному, то прочитала на его лице неподдельное изумление.

– Что такое? – сердито спросила Ивлин.

– Ничего, Ив. Делай, что задумала.

Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы открыть дверь занятыми руками. Коналл даже не предложил ей помощь, и от этого ее настроение стало еще мрачнее. Ивлин вышла под туманный дождь и направилась к пню. Поставив на него бутыль, Ивлин взяла Себастьяна в обе руки и подняла его вверх, заглядывая в его желтые глаза.

– Ты готов, мой мальчик? – тихим голосом спросила она и заморгала, сгоняя с ресниц тяжелые капли дождя.

– Дет-каа! – каркнул Себастьян.

Ивлин кивнула. Она поставила ворона на широкий пень и медленно, неохотно разжала ладони.

Себастьян распушил перья и чуть не потерял равновесие. Потом осторожно прыгнул на край пня и завертел черной головой, осматривая землю, лес, поляну и огромное низкое небо. Потом опять каркнул. Ивлин затаила дыхание.

Ворон расправил крылья, взмахнул ими и прыгнул с пня. Он пролетел совсем немного – может, футов десять и неуклюже приземлился, негодующе каркая. Потом немного побегал по земле и опять захлопал крыльями.

– Давай! – крикнула ему Ивлин, глотая комок в горле. – Ты сможешь. Попробуй еще раз.

Ворон последний раз взглянул на свою хозяйку, потом развернулся, изо всех сил взмахнул крыльями, оторвался от земли и… полетел – все выше и выше, прямо к туманным облакам.

Ивлин встала на цыпочки и в восхищении захлопала в ладоши, не обращая внимания на слезы. Она с гордостью наблюдала, как Себастьян три раза облетел поляну, а потом исчез в тумане над кронами деревьев. До нее только донеслось его счастливое карканье, а потом все стихло.

Ивлин перевела дыхание и вернулась к пню. Развязав бечевку, удерживающую кожаную крышку бутыли с мышкой, она сняла ее. Усатик смотрел на нее своими крохотными черными глазками.

– Вот и ты, мой дружок, – прошептала она. – Беги, теперь лес твой.

Мышь продолжала сидеть на месте, поэтому Ивлин пришлось наклонить бутыль и вытряхнуть Усатика на пень. Он сел на задние лапки и стал нюхать воздух.

– Давай, – ободрила она его, чуть толкнув вперед.

Мышь встала на все четыре ножки и побежала вперед, потом спустилась по пню, оказалась на грязной земле и через минуту Ивлин уже потеряла ее из виду. Усатик скрылся во влажной, подгнившей лиственной подстилке.

Ей было хорошо. И немного грустно.

Она взяла бутыль, вытряхнула из нее мусор и пошла в хижину. В дверном проеме Ивлин увидела Коналл а и остановилась. Резкие черты его лица смягчала гордая улыбка.

– Я смогла, – сказала она и только улыбнулась.

– Ты молодец, Ив, – тихо произнес он и протянул к ней руки. Ивлин упала в его объятия и начала плакать, как… девочка, потерявшая своих котят.

– Тише, – успокаивал ее Коналл, гладя ее по голове и спине. – Ты сделала абсолютно правильное и очень важное дело.

Ивлин кивнула, но не решилась что-либо ответить, боясь совсем потерять контроль над эмоциями. И не стала сопротивляться, когда Коналл поцеловал в губы. Она ответила на его поцелуй. И не стала сопротивляться, когда Коналл повел ее в хижину и закрыл за ними дверь.

Коналл занимался любовью с Ив медленно, нежно, помня о ее состоянии, желая как можно больше насладиться близостью. Эти интимные моменты были для них самым лучшим временем. Они не ругались, не спорили, когда Коналл глубоко проникал в нее, когда целовал ее.

Они не говорили о своих кланах, родне, предстоящем путешествии, не думали о сомнительном будущем, которое ждало их впереди. Забывали о тайнах, страхах и волнениях. За них на языке любви говорили их тела. Они были любовниками, которые просто дарили друг другу наслаждение. Только так Коналл мог передать Ив то, что боялся сказать вслух.

Он с волнением встречал каждое утро, просыпаясь рядом со своей Ив. Он с радостью наблюдал, как округляется ее тело. Он был не только удовлетворен их простой жизнью, состоявшей в однообразных бытовых хлопотах и заботах о животных. Он черпал во всем этом особую энергию. Коналл чувствовал, что в нем нуждаются – как в мужчине, муже, в лидере. Ив с радостью позволяла ему играть роль защитника и помощника, чего никогда не делала Нонна. И благодаря этому дух, сердце и тело Коналла наполнились особой силой, он, можно сказать, просто расцвел.

То, что именно благодаря Ив его люди избавились от проклятия, теперь было для него не так важно. Ив принесла ему гораздо больше. Ее дары поглотили все плохое, что происходило с ним до сих пор, пробудили надежду, свет и… любовь.

Вот почему теперь, после того как они оба достигли пика наслаждения и лежали обнявшись, Коналл понял, что готов отправить прошлое в могилу. Он убрал прядь волос с ее лба и спросил:

– Ты не против, если мы совершим завтра маленькое путешествие?

Она с удивлением посмотрела на него из-под своих длинных ресниц.

– В твой город? Но я думала…

Коналл покачал головой и провел пальцем по ее нежным губам. Она была такой красивой!

– Есть одно дело, о котором я уже давно думаю. Перед тем как мы появимся в моем городе, нам следует кое-что уладить.

Коналл скорей почувствовал, чем увидел, как Ив успокоилась. Она нежно поглаживала своей маленькой ласковой ладонью его поросшую волосами грудь.

– Да? И куда же мы пойдем?

– Мы должны встретиться с Бьюкененами.

Ив замерла. Ее взгляд остановился где-то на уровне его ключиц.

– Зачем?

– Обычно, когда женятся люди разных кланов, то их родня узнает об этом заранее, до свадьбы, – сказал Коналл. – Мы с тобой пока никого не известили, но должны проявить уважение и сообщить Ангусу о твоем браке и о его будущем… – Коналл остановился и с любопытством посмотрел на Ив, – …внуке? Или внучатом племяннике? – Он ждал, что жена поправит его.

Но она этого не сделала.

– Я не думаю, что это хорошая идея, – заметила Ив. Она убрала руку с его груди, перевернулась на спину и натянула на себя одеяло.

– Но почему? Я думал, что тебя обрадует возможность встретиться со своей родней. Ведь в любом случае нужно рассказать Ангусу о смерти его сестры, этой старой ведьмы.

– Не называй ее так, – отрезала Ив.

– Прости, – извинился Коналл. Он обнял ее за талию и попытался привлечь к себе, но Ив продолжала лежать неподвижно. – Ив? Что случилось?

– Я просто не хочу идти туда.

– Но почему?

– Потому что не хочу.

Коналл нахмурился. В последнее время Ив довольно часто бывала раздражительной и не в духе, но он никак не мог понять, почему она не хочет встречаться со своей родней.

– Дело в ребенке, Ив? Или во мне? – мягко спросил он, пытаясь понять ее. – Ты боишься, что Бьюкенены от тебя откажутся?

– Да, именно этого я боюсь. – Она произнесла это так тихо, что Коналлу пришлось нагнуться, чтобы услышать ее слова. Ив повернулась к нему, и в серо-голубой глубине ее глаз он прочитал тревогу. – Я для них никто. Ты не понимаешь?

Коналл улыбнулся.

– Да, сначала они удивятся… – предположил он, гладя ее по щеке.

Но Ив прервала его:

– Ты не понимаешь…

– Но быстро придут в себя, – продолжил Коналл, стараясь переубедить Ив. Она должна согласиться с ним. Ему это нужно. – В конце концов, мы ведь женаты. У Ангуса нет другого выхода. Наш брак нельзя разорвать. Само путешествие туда не будет для тебя сложным. Нам нужно пройти по долине на запад, в сторону Лох-Ломонда. Если мы выйдем завтра, то уже через два дня дойдем до места.

Ив опять пожала плечами и отрицательно покачала головой.

– Мы должны пойти туда, – продолжал настаивать Коналл. – Это мой долг как вождя клана. Если я не сообщу Бьюкененам, что взял в жены их родственницу, то они воспримут это как тяжелое оскорбление. Последствия для моего города будут ужасными. – Он поморщился, но продолжил: – Между нашими кланами и так непростые отношения.

– Почему? – Ив посмотрела ему в глаза.

Сказать ей всю правду или подождать? Коналл не думал, что эта тема так скоро всплывет в их разговоре. Он не знал, как Ив отнесется к трагической истории отношений Минервы и Ронана. Она и так уже боится, что Бьюкенены проклянут ее за то, что она тайно вышла за него замуж.

– Это давнишняя ссора, – подытожил Коналл. – Сейчас все это в прошлом, но я не хотел бы опять оскорблять их.

Ив поджала губы и задумалась.

– Я понимаю, – наконец произнесла она, – что ты должен идти, но ты пойдешь туда один.

– Ив…

– Я не хочу больше обсуждать это, – резким тоном прервала его она.

Коналл не хотел больше злить Ив, поэтому не сказал ей, что у нее нет выбора, но мысленно решил именно так. Он не мог появиться в городе Бьюкененов с такими новостями в одиночестве. Если его не убьют на месте, как только он назовет себя, то убьют после его рассказа о том, как ему удалось снять заклятие. Старейшины клана ни за что не поверят ему, если рядом с ним не будет живой Ив.

Коналл постарался выбросить из головы мысль о том, что он хотел воспользоваться своей женой как каким-то трофеем – или, того хуже, как живым щитом. Ведь сейчас Ив значила для него гораздо больше. Но ее присутствие действительно сможет удержать кровожадных, скорых на расправу Бьюкененов от жестоких неконтролируемых действий.

Коналл решил, что у него еще есть время убедить Ив. Он даст ей еще несколько дней на раздумья и поможет прийти к правильному решению. И потом они отправятся в путешествие.

Другого выхода у них не было.

– Ну хорошо, – подытожил Коналл, привлекая жену к себе, хотя она пыталась держаться на расстоянии. – Мы пока больше не будем говорить об этом. Но, Ив, как твой муж, я прошу тебя хорошенько подумать над этим. Я хочу, чтобы ты, как жена, поддержала меня.

Она вяло кивнула, щекоча грудь Коналла своими длинными волосами.

– Ладно, подумаю.

Коналл удовлетворился ее ответом и теперь просто держал жену в своих объятиях. Прошла добрая четверть часа, и он уже почти погрузился в приятную дремоту, когда услышал тихий голос Ив:

– Расскажи мне о мешочке, который ты носишь на шее.

Глава 16

Ивлин почувствовала, как напрягся Коналл. На какое-то время она замолчала, давая ему возможность собраться с духом. Эта вещь явно имела для него особую ценность и очень большое значение, и Ивлин не терпелось разгадать этот секрет. Она полагала, что Коналл был просто обязан удовлетворить ее любопытство после того, как до смерти напугал ее предложением посетить город Бьюкененов. Ей удалось отвертеться и на сей раз обойтись без лжи. Наоборот, она была совершенно честной. Но в глубине души Ив понимала, что ей не удастся избежать серьезного разговора. Ей придется сказать правду, и произойдет это очень скоро.

– Ты обещал, – напомнила она.

– Да, обещал. – Теперь уже Коналл отодвинулся от нее и лег на спину. Ивлин подложила руку под голову и посмотрела на мужа.

– Тебе моя история не понравится, – предупредил он, глядя в потолок. – Ни сама история, ни ее конец.

– Это не важно, – сказала Ивлин, – я хочу знать.

– Ладно, – кивнув, произнес он. Ивлин почувствовала, что ему очень трудно начинать. – Мой отец, Дэр Маккерик, решил поженить меня и Нонну, когда той было всего несколько дней от роду. Вся родня была рада за этот союз. Мы все время играли втроем – Нонна, Дунк и я, потому что росли вместе и жили в одном городе.

На его губах появилась слабая улыбка, и Ивлин поняла, что он погрузился в воспоминания.

– Она была милой, озорной девочкой. С длинными, непослушными темными волосами. Юбку она все время затыкала за пояс, чтобы та не мешала ей участвовать во всех наших детских проказах. Очень часто именно она придумывала всякие шалости, а не я или Дунк.

Улыбка медленно сошла с его лица.

– Но когда мы повзрослели и начал приближаться день нашей свадьбы, Нонна стала меняться. Те времена были тяжелыми. Пошли неурожаи, нам нужно было защищать поля от воров, и нас с отцом часто не было в городе. Мы воевали или охотились. И постепенно Нонна все больше отдалялась от меня, отношения становились все прохладнее. Она ясно давала понять, что не хочет быть со мной. И вот однажды она подошла ко мне и заявила, что не будет моей женой. Для меня ее слова были как гром среди ясного неба, хотя мне давно следовало догадаться об этом.

Вопрос «почему?» уже был готов сорваться с губ Ивлин. Но, слава Богу, Коналл, похоже, сам намеревался рассказать историю до конца.

– Она сказала, что город был… проклят, нечист. «Чертова западня» – так она его назвала. Заявила, что мой отец ничего не делает, чтобы… чтобы поправить дела, и у нее нет никакой надежды, что это сделаю я.

Ивлин была так поглощена рассказом Коналла, что не заметила, как поднесла руку ко рту, чтобы удержать возглас изумления. Она не знала, что дальше все пойдет еще хуже.

– Она не хотела быть женой вождя клана, – сказал Коналл. – Сказала, что примет любого другого шотландца, но только не меня. Она не любит меня.

На мгновение он остановился, а потом продолжил:

– Вечером, накануне свадьбы она сбежала, но наши отцы – ее и мой – поймали невесту и вернули назад на рассвете.

Ивлин попробовала представить, какое унижение испытал Коналл, когда его невеста сбежала, и почувствовала, что у нее вспыхнули щеки. Разве она не так поступила с мужчиной в Англии, которому была обещана в жены? Только она сбежала в монастырь, и ее никто не пытался вернуть. Ей стало ужасно стыдно за ту боль, которую она причинила ни в чем не повинному человеку, и была искренне рада тому, что в конце концов Николас Фицтодд обрел свое настоящее счастье.

«Прости, Ник, я не знала», – мысленно обратилась Ивлин к небесам, а потом опять переключила свое внимание на мужчину, лежащего рядом с ней.

– Нонна плакала всю ночь. Она была моей первой женщиной, но я с горечью обнаружил, что я у Нонны был не первый мужчина. Она отдалась другому, надеясь, что тогда я откажусь от нее. – Коналл сглотнул. – И все это время до самой своей смерти Нонна отвергала меня, не желая быть мне женой по-настоящему. Мне приходилось принуждать ее, стыдя и позоря, и только тогда Нонна сдавалась. И делала это холодно, без малейшей доброты ко мне. Я был… очень одиноким. Особенно после того, как умер отец. Дункану было немного легче, его больше любила мама. Мой город терял силы, погибал. Я сам был убит, подавлен. Моя собственная жена ненавидела меня.

Ивлин хотелось плакать. Она и не думала, что Коналл Маккерик был таким уязвимым и так нуждался в поддержке.

Она изо всех сил старалась вести себя спокойно, чтобы не отвлекать Коналла, с головой погруженного в воспоминания. Ивлин хотела, чтобы он до конца излил душу и жадно ловила каждое его слово.

– В последний раз, когда мы с Нонной были мужем и женой, я… – Он замолчал, набираясь храбрости. – Я был пьян. Я шумел, вел себя грубо. Я потребовал от нее исполнения супружеского долга. Нонна подчинилась мне, но после этого поклялась, что лучше убьет себя, чем еще раз позволит мне прикоснуться к ней. И я больше не подходил к ней.

Ивлин почувствовала, как слезы полились по ее щекам, капая на кровать. Ей было очень жалко их обоих.

– А теперь, Ив, – неожиданно обратился к ней Коналл, – я расскажу тебе о моем… кожаном мешочке на шнурке. Только, пожалуйста… – Он осекся, будто не знал точно, что хотел попросить у нее. Это начало фразы так и повисло в воздухе. – Я говорил тебе, что Нонна умерла от болезни, и это правда. Она действительно болела. Но я не сказал тебе, что причиной этой болезни, – он сглотнул, – был мой ребенок.

Ивлин ахнула. Ее сердце болезненно забилось в груди. Страх сковал ее своим ледяным дыханием, и Ивлин инстинктивно сжалась в комочек.

– В ту пьяную ночь Нонна понесла ребенка. Я был так… – Коналл не сразу подобрал правильное слово, – счастлив. Мой ребенок, которым я мог бы гордиться. Мне было все равно, кто это будет – мальчик или девочка. Но вот Нонна… О Боже, она была безутешна. Она все время твердила, что не хочет этого ребенка. Мне пришлось попросить Дункана присматривать за ней, пока я занимался делами города, чтобы Нонна не навредила себе и ребенку. Она временами не ела подолгу, и к середине беременности у нее было так мало сил, что она практически слегла и уже больше не поднялась.

Ивлин закрыла лицо ладонями, чтобы Коналл не видел ее страха и боли. Его слова безжалостно ранили ее.

– Когда начались схватки, я тут же вернулся домой. Но она не хотела видеть меня. Кричала, что ненавидит меня, ненавидит ребенка, ненавидит саму землю, на которой я живу. Вместо меня за ней ухаживал Дункан, да благословит его Господь.

Ивлин замерла. Она чувствовала, что Коналл уже подобрался к трагической развязке своей истории.

– Она родила маленькую, очень маленькую девочку, – шепотом продолжил Коналл. – Она была крошечная, как мышь, но с густыми темными волосами, как у матери. Она была очень слабенькой. У нее так и не хватило сил сделать первый вздох. – Эмоции душили Коналла. Он прервался и поднял ладонь, судорожно сжатую в кулак. – В результате Нонна покинула этот мир. Когда я увидел ее… уже после… она выглядела такой умиротворенной. Но моя маленькая девочка! Она тоже ушла!

Его последние слова потонули в хриплом всхлипывании. Коналл судорожно перевел дыхание, пытаясь справиться с эмоциями.

– Хотя мать никогда не хотела ее, но я не мог… вынести мысли о том, что это маленькое существо будет лежать в земле в одиночестве. Поэтому я вымыл ее, завернул в холстину и положил рядом с Нонной. – Он издал хриплый стон, полный злости, печали и очень глубокой боли. – Но прежде чем я опустил ее в землю, я срезал с ее головки прядь густых черных волос. И обмотал их кусочком кожи. И только потом… я опустил свою дочку.

Коналл тяжело вздохнул, и Ивлин отняла ладони от лица, чтобы посмотреть на мужа. Теперь уже он прикрывал глаза рукой, его губы были искривлены страданием.

Ивлин прильнула к Коналлу и обняла его так крепко, как не обнимала до сих пор никого. Они оба плакали.

Боже, как же ей было страшно. История о смерти Нонны мучила ее, заставляла вспоминать о ее собственной уязвимости, о появлении на свет ценой смерти собственной матери.

Но сейчас она боялась за Коналла. Теперь она поняла, как много значил для него ребенок, находящийся в ее чреве, и это волновало и пугало ее. Если она умрет при родах, если младенец окажется нежизнеспособным и последует за ней в могилу, то это убьет ее мужа.

Наконец Коналл обнял ее. Его дыхание стало ровнее, судороги прекратились.

– Теперь твой страх стал еще больше? – спросил он ее с тревогой в голосе.

– Нет, – качая головой, ответила Ивлин и посмотрела ему в глаза. Она постаралась улыбнуться, но у нее это плохо получилось. – Все осталось так, как раньше. Изменилась лишь одна вещь.

Коналл замер.

– Я хочу родить тебе этого ребенка, Коналл. Я хочу, чтобы у тебя была хорошенькая дочка или озорной мальчишка, который со временем станет главой клана. – Она нагнулась к нему и заключила в ладони его светящееся удивлением лицо, чувствуя, как ее выросший живот упирается в него. – И я хочу, чтобы у ребенка был отец, человек, который любит его всем сердцем и ради него готов на все.

– Это так, – сказал он. – Я буду любить его, Ив. И буду заботиться о вас, о семье…

«Скажи это, – мысленно молила его Ивлин, – скажи, что любишь меня, Коналл».

Он быстро и крепко поцеловал ее в губы.

– Спасибо тебе, Ив, – сказал Коналл. И Ивлин улыбнулась ему в ответ.

Глава 17

Прошло еще шесть недель. Все это время их непрестанно поливали дожди, оставляя влагу и зеленое кружево молодой листвы на деревьях и кустарниках.

Коналл, убиравший грязь в загонах для зверей, остановился и вытер пот со лба. Воздух был влажный, но теплый. Похоже, этот день должен был стать самым жарким за все то время, что они жили в этом месте. Он оперся плечом о заграждение и посмотрел через открытую дверь на Ив. Его жена сидела на краю поляны, рядом с ней стояла широкая плоская корзина. Ив выкапывала и складывала в нее свежую нежную зелень для их вечерней трапезы. Элинор бегала за Бонни кругами, и Коналл улыбнулся, наблюдая эту картину. Теперь это уже была не та истощавшая, со впалыми боками волчица, которую он встретил зимой, когда еще в лесу лежали сугробы. Теперь ее шерсть лоснилась, бока обросли жирком. «Да, Элинор стала настоящей толстушкой, – подумал Коналл и засмеялся. – Вот обжора!»

Элинор была не единственной дамой на поляне, чьи формы за последнее время заметно округлились. Ив была на седьмом месяце, и ее живот выпирал вперед, словно котел, отчего подол ее платья и нижней юбки спереди был на несколько дюймов выше, чем со спины.

Он больше не мог ждать. Ради безопасности Ив он должен был отправиться в город Бьюкененов уже завтра утром. И пробыть они там могли всего несколько дней. Коналл не хотел слишком утомлять жену и намеревался поместить ее в безопасные условия задолго до того, как придет срок родов.

Коналл понимал, что его ожидал неприятный разговор с Ив, но у него не было выхода. Он должен был рассказать обо всем Ангусу Бьюкенену и получить его благословение. И чем скорее, тем лучше. Давно пора ему и Ив избавиться от старого проклятия. Коналл очень хотел вернуться к своему клану, к матери и Дункану, спокойно жить и просто наслаждаться свободой…

Ив направилась к хижине. Элинор и Бонни шли рядом с ней, копируя ее размеренную ленивую походку. Коналл поставил старые грабли в угол и вышел наружу, чтобы умыться. Иначе Ив неодобрительно наморщит свой носик, если он захочет поцеловать ее. А ему точно придется много раз целовать ее, чтобы уговорить пойти к Бьюкененам.

Но эта часть предстоящего разговора вызывала у него приятные чувства.

– Природа оживает, – с сияющей улыбкой заявила Ив, когда подошла ближе. Ее щеки разрумянились, и сбивалось дыхание. Даже обычная ходьба уже требовала от нее дополнительных усилий.

Ив остановилась рядом с ним, наблюдая за тем, как он вытирает мокрые волосы.

– В лесу суетится всякая мелочь – бельчата, оленята, птенцы, и он стал похож на огромный детский сад, – заключила Ив и направилась в дом.

Коналл подбросил тряпицу, которой вытирал волосы, вверх. Она зацепилась за низкую крышу и повисла. А он порывисто схватил Ив за талию и притянул к себе.

Ив весело рассмеялась и положила ему руку на грудь, стараясь не выронить корзину, которую прижимала к бедру.

Коналл поцеловал ее в нос, и Ив наморщила его.

– Ты мокрый, – заявила она.

– Да, но чистый. – Коналл обнял Ив так крепко, как только позволял ее живот. – Хочешь меня немного причесать?

Ив улыбнулась и поцеловала его в щеку. Ее полные губы были мягкими, как самая тонкая замша.

– Не сейчас, Коналл. Мне нужно кинуть зелень в похлебку, пока она не завяла. – Ив высвободилась из его объятий и направилась в хижину. – Ко мне, ко мне, милые! Не наступай мне на ноги, Элинор!

Коналл вошел в хижину следом за ней. Он очень обрадовался, что Ивлин заметила результаты его трудов.

– Загоны такие чистые, – восхищенным тоном сказала она. Подвинув табурет ближе к очагу, она осмотрела хижину и добавила: – Да тут везде чисто. – Ее улыбка стала озорной. – Вот уж никогда не думала, что из тебя может получиться такая хорошая служанка.

Коналл рассмеялся и шлепнул ее по округлившейся попке тыльной стороной ладони, а потом направился к полке, чтобы снять с гвоздя свою рубаху. В этот момент он решил, что надо поговорить с Ив, пока у нее веселое настроение.

– Ну, не можем же мы покинуть хижину Ронана, оставив тут грязь, – многозначительно заявил он.

Натянув рубаху, Коналл повернулся к Ив. Она смотрела на него с радостным волнением.

.– Значит, пора? Мы отправляемся в город Маккериков?

Коналл собрался с духом и ответил:

– Только сначала мы пойдем к Бьюкененам.

На ее открытое, веселое выражение лица будто упала непроницаемая завеса. Ив поджала губы и потупила взгляд. Она принялась деловито крошить зелень и кидать ее в котелок.

– Маккерик, я уже говорила тебе, что не пойду туда. Я не передумала.

– Ив. – Коналл вздохнул и подошел к ней вплотную. Он ненавидел, когда она называла его Маккериком. – Мы должны. Это мой долг как главы клана. Ты же не хочешь, чтобы я оскорбил твою родню, да?

– Я просто не понимаю, почему это так важно, – коротко ответила Ив, нервно орудуя коротким ножом со сломанным концом. – Я никого из них не знаю и не хочу знать, Разве я теперь не твоя жена? И члены твоего клана не единственные мои родичи? Откуда Бьюкененам знать о моем существовании, если мы сами им ничего не расскажем?

Коналл промолчал. Ему-то как раз было нужно, чтобы соседний клан узнал о ней, о ее существовании и о том, что она ждет ребенка.

– Рано или поздно слухи все равно дойдут до них, – мягко возразил Коналл. – Через какое-то время бродячие торговцы, странники или кто-нибудь еще непременно сообщат им об этом. Представь себе, как оскорбится Ангус, когда узнает, что девушка из его клана настолько его не уважает, что отказалась проявить по отношению к нему элементарную учтивость. Неужели ты с самого начала хочешь испортить отношения со своими шотландскими родственниками?

– Мне все равно, – сухо ответила она и высыпала остатки зелени в котел. Ив быстро встала и направилась к полке, чтобы поставить на нее опустевшую корзину. – Я их совсем не знаю. Маккерики – единственная моя родня в Шотландии. – Она повернулась к нему. – Почему для тебя так важно пойти туда именно сейчас? Почему не позже, когда родится ребенок, а? – Она пристально посмотрела на Коналла. – Ты меня стесняешься, Маккерик? Хочешь получить от Бьюкененов что-то вроде приданого перед тем, как приведешь меня в свой клан? Неужели я такая страшная и никчемная, что твои гордые шотландцы… – Ив продолжала свою гневную тираду, но Коналл не слушал ее. Он с расстроенным видом потер глаза. Больше откладывать нельзя. Пора сказать ей правду.

– …Я учила латинский, и еще никто…

– Ив, хватит, – прервал ее Коналл.

– Если я позорю тебя, то так и скажи, Маккерик. Ты…

– Хватит! – крикнул Коналл. Он встал и, взяв ее за локоть, повел в сторону кровати. Потом помог ей сесть и сказал: – Подожди. – Затем взял табурет и уселся рядом, немного ниже ее.

Коналл взял нож из рук Ив и положил его на кровать. Он разжал ее кулаки и поцеловал каждый пальчик.

– Я совсем тебя не стыжусь, – серьезно заявил Коналл. – Сейчас во всей Шотландии нет такого мужчины, который гордился бы своей женой больше, чем я. И я буду лопаться от гордости, когда приведу тебя в город Маккериков.

Он остановился, но Ив по-прежнему как-то недобро смотрела на него. Ему стало не по себе.

– Но мне правда стыдно, – продолжил он. – За себя. Есть еще одна причина, по которой я должен пойти к Бьюкененам именно с тобой. Я не должен был скрывать это от тебя так долго.

Ив взглянула на него с удивлением:

– И что же это за причина?

Коналл перевел дух и спросил:

– Ты помнишь ту ночь, когда я появился в хижине?

– Как я могу забыть такое? Ты же хотел выкинуть меня и Элинор на съедение волкам.

– Да, хотел, – мрачно подтвердил Коналл. – Прости меня за это. Но как только ты сказала, что приходишься родней Минерве Бьюкенен…

– Ты тут же передумал, – закончила за него Ив, и на ее лице отразилась тревога. – Что это значит, Маккерик? Говори быстрее.

Коналл кивнул и продолжил:

– Последние тридцать лет клан Маккериков переживает очень трудные времена, Ив. И все это из-за вражды с Бьюкененами.

– Ну и что? – спросила Ив. – Какое это имеет отношение ко мне?

– Самое прямое, – тихим голосом ответил Коналл и еще крепче сжал ее маленькие ладони. – К тебе это имеет непосредственное отношение. Больше тридцати лет назад мой дядя, Ронан Маккерик, и твоя тетя, Минерва Бьюкенен, влюбились друг в друга. Они хотели пожениться, но наш клан был против этого брака. Тогда Ронан пошел против моего отца и договорился о тайной встрече с Ангусом Бьюкененом, чтобы заручиться его поддержкой и получить согласие на свадьбу.

Коналл начал гладить ладони Ив большими пальцами рук.

– Мой отец узнал о встрече, – продолжил он. – И воспринял это как предательство Ронана по отношению к клану Маккериков. Поэтому отец собрал своих сторонников, и они атаковали Ронана и людей из клана Бьюкененов вот тут, в этой хижине.

Ив смотрела на него, широко открыв глаза.

– И что случилось потом? – шепотом спросила она. Коналл проглотил комок в горле.

– Сражение, – ответил он. – Многие из Бьюкененов погибли, включая жену самого Ангуса. – Коналл помолчал и добавил: – Ронан тоже погиб, защищая Минерву.

– Я все еще не понимаю, – проговорила Ив. – Почему…

– Когда Ронана убили, битва закончилась, – продолжил Коналл. – Мой отец не желал смерти своему единственному брату. Я думаю, он и выпивать начал потому, что хотел заглушить боль утраты. В конце концов пьянство свело его в могилу. Но его смерть стала не самым страшным наказанием клану за то, что случилось в ту ночь. Минерва Бьюкенен над телом Ронана прокляла клан Маккериков. Она хотела уничтожить нас всех, Ив, и это у нее почти получилось. Но тут появилась ты. – Коналл опять перевел дух и сказал: – Но теперь все кончено. Ты положила конец проклятию и, слава тебе, Господи, нашей давней вражде. Я получу благословение Ангуса Бьюкенена на наш брак, и ужасное прошлое наконец перестанет нас мучить.

– Проклятие разрушилось, потому что мы стали мужем и женой? Но как? – Ив стала бледная как снег. Когда она заговорила, ее губы едва двигались, а голос был едва слышен: – Что это было за проклятие, Коналл? Повтори его слово в слово.

– Ив… – с недовольной гримасой начал он.

– Повтори мне. – Ее тон, которым она произнесла это, испугал его больше, чем стая серых волков.

– Хорошо. – Коналл прокашлялся и медленно, ясно, четко произнес каждое слово проклятия Минервы. Он только замешкался, когда добрался до последних строк – тех, что касались судьбы самой Ив. – «Сердечные муки и тяжелый труд будут вашим единственным урожаем, пока ребенок Бьюкененов не станет править Маккериками. И когда вы окажетесь на коленях, мое отмщение свершится».

В хижине воцарилась мучительная тишина. Ее прервала Элинор, которая принялась настойчиво скрестись в дверь. В глазах Ив была пустота, лицо окаменело и ничего не выражало. Элинор продолжала скрестись и в довершение к этому нетерпеливо гавкнула. В загоне заблеяла Бонни.

– Не сейчас, Элинор, – сказал ей через плечо Коналл.

– Выпусти их, – тихим голосом сказала Ив. – И закрой за ними дверь.

Коналл нахмурился, но встал и исполнил ее приказ. Он решил, что Ив просто не хотела, чтобы звери мешали им разговаривать.

Он выпустил их, а когда повернулся к Ив, в его голову полетел табурет.

Коналл от неожиданности вскрикнул и инстинктивно пригнулся. Но табурет все-таки попал ему в лоб. Он еще не успел опомниться от удара, как Ивлин набросилась на него. Она хотела убить его. Ее ярость и боль были настолько сильны, что они душили ее, Не давая легким дышать, сердцу – биться. Ее тело пылало, и она хотела, чтобы Коналл Маккерик жестоко поплатился зато, что… никогда не любил ее.

Коналл начал выпрямляться, но тут Ив выставила вперед правую руку и растопырила пальцы, собираясь расцарапать его в кровь.

– Ты негодяй! – завизжала она. Коналл увернулся от ее ногтей, но Ивлин тут же пустила в ход левую руку. – Ты врал мне! Ты использовал меня!

Коналл схватил ее за запястье, пытаясь удержать ее на расстоянии.

– Не надо, Ив. Дай все объяснить.

– Вот что ты хотел от меня! Жениться на мне, соблазнить меня! Сделать мне ребенка! – кричала она так громко, что едва могла дышать. Ивлин казалось, что ей не хватает воздуха, чтобы излить на Коналла все свое бешенство. У нее болели легкие. – Хотя знал о том, как я боюсь этого! – Она опять набросилась на него.

– Я не думал… – Коналл опять поймал ее и постарался удержать на расстоянии. Это ему удалось, хотя Ивлин выкручивалась и царапала ему руки. – Ив, я не думал, что ты забеременеешь. Я не лгал тебе.

– Но ты хотел этого! – тяжело дыша, произнесла Ивлин. Она вырвалась из его рук и поняла, что ничего не видит из-за слез. Она смахнула их ладонью. – Разве не так, Коналл? Я не права? Ты с самого начала задумал это – использовать меня, чтобы заполучить ребенка, который потом спасет твой клан Маккериков! Ты был готов убить меня своей ложью, лишь бы уберечь клан от заслуженной кары!

– Ив, – лицо Коналла покрылось румянцем, – не говори так. И успокойся, а то ребенок…

– О, конечно! Ребенок! – язвительным тоном воскликнула Ивлин. – Наплевать нам на сердце Ивлин, на ее гордость, на ее душу – она ведь только сосуд для младенца.

– Я так не думаю, – сказал Коналл.

– Ты лжец! – Она схватила пустой горшок, валявшийся у ее ног, и кинула его в Коналла. Он отбил его рукой, и горшок вдребезги разбился о камни. – Я была тебе нужна только для одного, разве не так, Маккерик? Я для тебя лишь породистая кобыла. Ну же, сознавайся!

Губы Коналла побелели.

– Правда; сначала я только хотел положить конец злу, которое убивало моих людей – мою первую жену, моего ребенка…

– Твоя первая жена умерла по своей воле и забрала с собой жизнь вашего ребенка. Это так же верно, как если бы она проткнула себя ножом! – воскликнула Ивлин. – Дело не в проклятии. В отличие от меня она сразу поняла, какой ты бессердечный человек.

– Клянусь тебе, Ив, что все изменилось! – Коналл очень волновался, его ноздри раздувались.

Ивлин чувствовала, будто ее сердце истекает кровью. Будто жизненные силы медленно покидают ее, и она безвольно смотрит в лицо грязной, страшной правде. Мужчина, которого она любила, ради которого была готова отдать свою жизнь, предал ее. Все, что он теперь говорил, не имело никакого значения. Правда наконец выползла из своей темной, зловонной норы.

Но это была еще не вся правда. О нет. Пока еще не вся.

Ивлин начала безумно хохотать. Слезы хлынули из ее глаз, заливая все лицо соленой влагой.

– Ив? – Коналл шагнул к ней с выражением искренней тревоги.

Ив рыдала и смеялась одновременно, поэтому, когда она начала говорить, ее речь больше напоминала хриплое карканье.

– Ты… остался в дураках, Маккерик! – выдохнула она. Дышать становилось все труднее. – Ты… остался в дураках! – У Ивлин вдруг закружилась голова. Она чуть не упала на пол и была вынуждена схватиться за занавеску.

– Ив, присядь, – сказал Коналл. Он обошел очаг и медленно направился к ней, выставив вперед руки, будто приближался к дикому зверю. – Сядь, давай поговорим.

– Ты… держись от меня… п-подальше. – Ивлин схватила с кровати забытый всеми нож и направила его на Коналла. Ткань занавески начала рваться, и Ивлин, отпустив ее, неуклюже выпрямилась.

Эта ситуация напоминала их первую встречу. Она тряхнула головой, откидывая назад волосы. Коналл остановился на полпути.

– В-вон, – заикаясь, проговорила Ивлин, указывая на дверь острием ножа. – Иди в свой клан, Маккерик, и скажи всем, что ты потерпел неудачу. Если бы не я, ты выставил бы себя полным дураком перед Бьюкененами! Ха!

– Ив, я за тебя волнуюсь.

Она опять легкомысленно рассмеялась.

– Не волнуйся! Не надо! Я освобожу тебя от такой необходимости. «Пока ребенок Бьюкененов не станет править Маккериками», да?

На мгновение Ивлин показалось, что Коналл по-настоящему за нее волнуется. Секунду она наслаждалась этим чувством, зная, что сейчас своими словами навсегда сотрет выражение тревоги с его лица.

Навсегда сотрет Коналла из своей жизни.

– Я не Бьюкенен, – с горьким триумфом произнесла Ивлин.

Маккерик наклонил голову, будто пытался расслышать то, что она сказала. Сейчас он напоминал ей Элинор, когда та вслушивалась в звуки леса.

– Итак, ты видишь, – продолжила она, – твоя ложь ни к чему не привела! Твой город все так же проклят, как и раньше, потому что ребенок, которого я ношу, наполовину шотландец, а наполовину англичанин. Я чистокровная англичанка!

– Этого не может быть, – заикаясь, пробормотал Коналл. – Минерва…

– Я узнала Минерву Бьюкенен всего за неделю до того, как покинула Англию. Я согласилась проводить ее в эту чертову страну, потому что не хотела возвращаться в монастырь. – Ивлин выдавила из себя смех. – Я достаточно узнала о ее родне, чтобы спасти себе жизнь, когда ты решил выкинуть меня из хижины.

– Ты не… – Коналл покачал головой, будто никак не мог понять, что ему говорила Ивлин. – Значит, ты не из рода Бьюкененов?

– Я не из рода Бьюкененов, – с удовлетворением прошипела Ивлин.

До него наконец стала доходить правда о ее происхождении. На ее глазах лицо Коналла начало постепенно меняться, когда истинная картина складывалась у него в голове. Кости двигались, плоть таяла и складывалась в маску такой злобной ненависти, что разбитое, кровоточащее сердце Ивлин сжалось от ужаса.

– Ты лгала мне, – прошептал он.

– Именно так! – со смехом заявила Ивлин. – Теперь мы квиты, да?

Даже на расстоянии она увидела, как Коналл задрожал. Через мгновение он ринулся к ней. Нож выпал из ее пальцев на каменный пол. Ивлин даже не подняла руку, чтобы защитить себя.

Она надеялась, что Коналл убьет ее быстро. Ивлин закрыла глаза, чтобы не видеть его злобного, перекошенного лица.

За мгновение до того, как он схватил ее, Ивлин услышала, что дверь с шумом распахнулась. Она открыла глаза и увидела, как Элинор, обнажив белые клыки, черным смерчем накинулась на горца. Она схватила его за горло и повалила на пол.

Ивлин сотрясала крупная дрожь. Она смотрела на Коналла Маккерика, который лежал абсолютно неподвижно, и только его грудь едва заметно поднималась и опускалась. Он пристально смотрел на нее поверх морды Элинор, и в его янтарных глазах бушевала ярость. Волчица держала его по-настоящему. Ее длинные, заостренные клыки врезались в кожу по обе стороны его горла. Элинор издавала низкое рычание, не оставляя никаких сомнений по поводу ее намерений.

«Только дернись, и я порву тебе горло». Больше не было дружелюбного товарища на четырех ногах, теперь это дикий, злобный, смертоносный зверь. Стоя рядом, Ивлин чувствовала, что сейчас она очень похожа на свою волчицу.

Больше не было счастливой жены, будущей матери, которую впереди ожидало лишь светлое, безоблачное будущее. Теперь она стала женщиной, которую предали, и Ивлин поняла, что сейчас ее намерения были такими же смертоносными, как у волчицы.

– Элинор, – дрожащим голосом сказала Ивлин, – ко мне.

Волчица не двинулась, а зарычала еще громче.

– Ко мне, Элинор! – крикнула Ивлин.

Элинор неохотно выпустила Коналла, но продолжала пристально смотреть на него желтыми глазами, неуклюже пятясь к своей хозяйке. Ивлин порадовалась, когда увидела четыре красные полукруглые отметины, по две с каждой стороны горла Коналла, которые уже начали опухать и багроветь.

Сколько раз она страстно целовала его там? Ей стало дурно.

«Идиотка».

– Вставай, – скомандовала Ивлин.

Коналл поднялся и отступил назад, с ненавистью глядя то на нее, то на Элинор, будто боялся, что волчица решит опять напасть на него.

Его страх подпитывал ее ярость.

– А теперь уходи, – произнесла Ивлин жутким, спокойным голосом, указывая взглядом на дверь. – Если вдруг решишь сюда вернуться, я позволю Элинор убить тебя.

– Ив, ты сама не знаешь, что натворила, – хриплым голосом сказал Коналл. – Ты не…

– Уходи, – повторила Ивлин.

Но Коналл задержался еще на одно мгновение.

– Я отказываюсь от тебя, – сказал он, глядя прямо ей в глаза. – Ты больше мне не жена. – Он указал – вот так взял и указал пальцем – на ее живот, и покачал головой: – Это не мой ребенок. Я отказываюсь от вас обоих.

– Я никогда не была твоей женой, – тихо сказала Ивлин, удивляясь тому, что вообще могла говорить. – Ты женился на женщине, которой никогда не существовало.

Коналл шагнул к полке, где висел его плед и заплечный мешок. Элинор зарычала, ее шерсть встала дыбом.

– Нет! – резко выкрикнула Ивлин, а когда Коналл остановился, добавила более спокойным тоном: – Ты ничего не возьмешь отсюда, ты уже и так слишком много взял.

Казалось, Коналл смотрел на нее целую вечность.

Элинор угрожающе шагнула вперед, наклонила голову и опять обнажила клыки.

Коналл Маккерик повернулся, вышел через открытую дверь навстречу туману и исчез.

Глава 18

Коналл продирался сквозь подлесок в сторону города Маккериков. Он сбился с пути, но ему было все равно. Колючие ежевичные плети раздирали тонкую рубаху, царапали руки, грудь, ноги, но он не чувствовал боли от порезов, потому что боль в сердце была гораздо мучительней. Она жгла его огнем, и Коналл знал, что боль парализует его, если он остановится, чтобы отдышаться. Поэтому Коналл продолжал идти, хватая и откидывая колючие ветки со своего пути.

Проклятые. Они все… были проклятые.

Злобные слова Минервы погубят его клан, и виноват в этом будет он сам. Но сейчас положение было гораздо опаснее, чем раньше.

Может, если он пойдет быстрее…

Он едва дышал, когда заметил впереди прогалину среди зарослей, а дальше – едва различимую тропу. Коналл с ревом продрался сквозь густой подлесок и оказался на раскисшей после зимы тропе. Он побежал вперед по влажной жиже. Приближалась ночь и уже накрывала все вокруг своими темными вороньими крыльями.

Ему был нужен Дункан, а еще – да, ему сейчас очень была нужна его собственная мать! Он все расскажет ей. Она поймет, простит его и… что дальше?

Коналл не знал. Но внутренний голос звал его домой. Может быть, в последний раз. Он не обращал внимания на слезы, катившиеся по его щекам, а только бежал еще быстрее.


Ивлин не стала запирать дверь на засов. Маккерик не вернется, но даже если он все-таки появится на пороге, она сдержит слово и спустит на него Элинор.

Ивлин вернулась к кровати и села на край. Элинор, опять ставшая мирным товарищем, вертелась под рукой. Из дальнего угла хижины доносилось жалобное блеяние Бонни. Ее веревка застряла между досками заграждения.

«Он оставил овцу, – подумала Ивлин. Странно, но ей было жалко ее. – Бедная Бонни. Ей так грустно».

– Подожди, Бонни, – слабым голосом проговорила Ивлин. – Мне только нужно…

Что? Поплакать? Отдохнуть? Покричать? Ивлин не знала. Она только чувствовала, что не может заставить себя встать с кровати. С той самой кровати, которую последние месяцы она делила с Коналлом. Где она забеременела и отдала свое сердце. Боже, как она любила его.

Но Коналл сделал именно то, что могло погубить ее. Ивлин смотрела в свое будущее и видела там только черное одиночество, смерть и кровь…

Неизвестно, как долго Ивлин сидела в звенящей тишине. Наконец она вздрогнула и вернулась в реальность.

Что-то не так. Наверное, она заболела. Видимо, мучительная сцена расставания оказалась для нее слишком тяжелой, и потому в ее теле что-то сломалось. Ивлин почувствовала странное дерганье внизу живота, которого не ощущала до этого времени.

Элинор, которая все еще сидела у ее ног, повернула морду к хозяйке и насторожила уши. Ивлин положила на живот вторую руку и, затаив дыхание, стала ждать.

Вот опять! Какое-то шевеление внутри ее тела, потом кувырок и серия пинков. Это было небольно, но она очень хорошо чувствовала эти движения, и вдруг ей стало очень страшно.

Потом Элинор тихо заскулила.

– Он двигается, – прошептала Ивлин, когда поняла, что происходит. Она посмотрела на свои руки. Ей уже несколько недель казалось, будто ребенок понемногу начал шевелиться. Но еще ни разу он не заявлял о своем существовании так сильно и настойчиво.

– Он правда… живой. – Ивлин сглотнула. – Привет, детка.

А потом она заплакала, выплескивая в рыданиях радость, боль и страх. Ребенок внутри ее уже жил своей жизнью. Он был зачат среди глубоких снегов шотландской зимы мужчиной и женщиной, соединенных ложью. А теперь он невинно толкался в ее животе, пребывая в счастливом неведении. Он не знал, что его покинул отец и что его мать осталась совершенно одна и боится.

Да, Ивлин боялась рожать. Но ужас, который терзал ее сейчас, был гораздо сильнее прежних страхов. Она допускала мысль, что может умереть при родах, но если это случится в ее нынешнем положении, когда она осталась в этой заброшенной хижине одна, то кто же позаботится о ее ребенке? Кто будет заботиться о нем, кормить его и любить так, как ее когда-то любил отец? Теперь у нее не было никого. Если умрет она, значит, умрет и ребенок.

Ивлин изо всех сил пыталась гнать от себя мысли об умершем ребенке Коналла. Сейчас она не могла позволить себе думать об этом, как, впрочем, и о самом Коналле тоже. Только не сейчас, когда жизнь ее ребенка зависит от того, удастся ли ей найти правильное решение.

В этот момент Ивлин обратила внимание на то, что на ней все еще надета старая накидка Минервы Бьюкенен. И тут же пришло решение – она поняла, как ей надо поступать. Казалось, будто умершая колдунья сама шепнула ей на ухо, куда лежит ее путь.

Ивлин осторожно встала с кровати, придерживая живот рукой, будто желая успокоить себя тем, что ребенок на месте и никуда не денется. Затем она подошла к масляной лампе и зажгла ее. Это ей удалось не сразу, а только с третьей попытки – так сильно у нее дрожали пальцы. Когда тонкий язычок пламени наконец залил золотистым сиянием стены хижины, Ивлин направилась к полке. Она хотела высыпать из мешка остатки овса для Бонни. Завтра им нужно будет покинуть жилище, и чем меньше вещей она возьмет с собой, тем легче им будет передвигаться.

Что-то маленькое серое вдруг упало с мешка, напугав Ивлин.

– Усатик? – шепнула она и тихо засмеялась. Ивлин положила руку на полку ладонью вверх, и маленькая мышка без колебаний на нее прыгнула. – Как же ты…

Но не успела она закончить, как что-то стукнуло в дверь, и Элинор в бешенстве кинулась вперед.

Ивлин с мышкой в руке тоже подбежала к двери. Она оттолкнула волчицу бедром и на ширину ладони приоткрыла дверь. И тут же сквозь образовавшуюся узкую щель с карканьем протиснулся Себастьян. Он сразу расправил крылья и спланировал на ограждение загона, подальше от смертоносных зубов Элинор, которая попыталась игриво прихватить его. Ивлин закрыла дверь, не зная, как реагировать на его появление. Странные и ужасные события этого вечера совершенно выбили ее из колеи. И она уже совсем отстраненно наблюдала за тем, что происходило внутри ее жилища.

Элинор прыгала и скулила, пытаясь добраться до Себастьяна, который был явно рад возвращению домой. Бонни безнадежно запуталась в веревке, намотала ее на грабли и в результате была вынуждена лечь прямо на них. Роберт сидел в своей клетке, переделанной из бывшей ловушки, и с удовольствием поедал траву, которую принесла ему Ивлин. Усатик уютно устроился в руке и легко покусывал своими маленькими зубками кожу ее ладони.

В животе опять толкнулся ребенок.

– Я не одинока, – вслух сказала Ивлин. И как только она это поняла, ей сразу стало легче, у нее появилась надежда. Она внимательно посмотрела на каждого обитателя хижины. – Вы все моя семья. Да, когда-то я спасла вас. А теперь вы спасете меня и моего ребенка.

– Дет-каа! – каркнул Себастьян.

Ивлин еще раз окинула взглядом хижину, увидела черепки от разбитого горшка, перевернутый табурет. Затем обратила внимание на драгоценный запас еды, который принадлежал Маккерику. И попробовала прикинуть, сколько еды им понадобится и сколько они смогут унести.

«Два дня пути, – говорил Маккерик. – Идти по долине на запад до самого Лох-Ломонда».

Ивлин вспомнила, что во время рокового путешествия с Минервой Бьюкенен она видела озеро. Собирая черепки и укладывая еду в заплечный мешок Маккерика, Ивлин размышляла о том, что, наверное, все-таки надо найти его. Ведь цена вопроса – жизнь ее ребенка.


Было совсем темно, когда Коналл, еле дыша, добежал до города Маккериков. Он позволил себе остановиться, только когда оказался на краю леса, на расстоянии не более ста ярдов от главной улицы. Коналл согнулся, уперевшись руками в колени, и попытался перевести дух. Воздух жег ему горло, легкие мучительно болели.

Он весь дрожал, выступивший пот промочил насквозь всю одежду. Глаза резало, в ушах звенело, а сердце кричало, как раненый зверь. Немного отдышавшись, он выпрямился, хотя дрожь все никак не проходила.

Было уже довольно поздно, но сквозь туман до него доносилась едва слышная музыка. В одном из домов кто-то играл на флейте медленную, мелодию, похожую на колыбельную. Даже в ночи было видно, как изменился город. Широкие улицы недавно подметали; корзины, ловушки для зверей и всякие тюки были аккуратно сложены посреди дворов, где цвели примулы и простые полевые цветы. Дружные струйки дыма от горящего торфа поднимались из печных труб и соединялись в плотном воздухе, образуя теплое облако над городом Маккериков. Сам воздух был напоен сладким, терпким ароматом. Открывшаяся картина свидетельствовала о мире и спокойствии.

Коналл думал, что этот «благополучный фасад» пробудит в нем ярость, напомнит об обмане. Но сейчас его совсем не волновала жизнь города, да простит его Господь. Он с этим покончил.

Только Ив сейчас имела для него значение. Она и ребенок.

С огромным трудом переставляя ноги, он побрел по тихой, темной дороге к своему дому. Полоса желтого света выбивалась из-под двери, заливая радостным сиянием темный порог. В этот момент Коналл впервые засомневался в правильности своего решения. Когда он расскажет им всю правду, назад уже пути не будет. Он перечеркнет желание отца, сотрет в пыль собственную гордость. Все годы борьбы и терпения обратятся в ничто.

Коналл с трудом перевел дух и толкнул дверь. Мать сидела рядом с Дунканом возле очага с горящим торфом, компанию им составляла пухлая, рыжеволосая девушка по имени Бетси. Если бы Коналл не был в таком смятенном состоянии духа, то он бы обязательно обратил внимание на руку Бетси, лежащую на колене его брата, на улыбающееся лицо Дункана или на то, как тесно соприкасались их плечи. Но он смотрел на милую сцену без малейшего удовольствия, а когда дверь заскрипела и Дункан повернулся к Коналлу, улыбка на его лице тоже погасла.

– О Боже, – со вздохом изрек он.

Лана тоже повернулась в сторону гостя. Но ее приветствие в отличие от Дункана было не таким меланхоличным. Мать Коналла тут же поднялась, и на ее губах появилась удивленная и в то же время испуганная улыбка.

– Коналл! – ахнув, воскликнула Лана и направилась вперед, чтобы обнять сына. Потом она слегка отстранилась и осмотрела Коналла с ног до головы. – Господи, ты же весь вымок! Иди погрейся у огня, а то еще простудишься. – Она оттолкнула его от двери, но прежде чем закрыть ее, выглянула на улицу и долго там что-то высматривала. – А где же этот чудесный сюрприз, о котором говорил нам Дункан? Клянусь, я…

Коналл позволил матери отвести его к огню и усадить на пустующий табурет. Она болтала не переставая, но Коналл почти не слушал ее, сейчас ему было необходимо поговорить с Дунканом. И через мгновение тот понял, что от него требуется.

Дункан встал и помог подняться красивой пышной девушке, сидевшей рядом с ними.

– Извини, Бетси, но мне надо поговорить с братом. Мы очень давно не виделись.

– Конечно, Дунк. – Девушка тепло улыбнулась, а потом, покраснев, глянула на Коналла: – Добрый вечер, Маккерик. Мы рады, что вы наконец вернулись домой.

Но Коналл не среагировал на ее приветствие, сидел неподвижно уставившись на огонь в очаге. Он считал, что не заслуживает этих слов.

Лана вскочила с кружкой в руке.

– Но тебе совсем не обязательно уходить, Бетси. Мы же можем…

– Мама, – многозначительным тоном обратился к ней Дункан. – Нам с Коналлом нужно поговорить о делах клана. Ведь так, брат?

Коналл только слегка кивнул в ответ.

– Прямо сейчас? – Лана нахмурились. – Но он только что вошел в дом и…

– Спокойной ночи, Бетси, – ласково сказал Дункан и проводил девушку до двери. А на пороге заботливо добавил: – Торопись, милая, на улице очень сыро.

Коналл услышал тихий звук поцелуя в щеку, после чего дверь закрылась.

Лана вновь мягко улыбнулась и подошла к Коналлу, протягивая ему кружку, доверху наполненную медом.

– А теперь, – начала она, садясь на стул, – расскажи мне, что ты делал всю эту длинную зиму, Коналл Маккерик, потому что Дункан молчит как в рот воды набрал.

– Иди ложись спать, мама, – ласково предложил ей Дункан, помогая встать на ноги. – Я думаю, Коналл утром все тебе расскажет.

– Нет, не пойду, – сказала Лана и, нахмурившись, высвободила локоть. – Неужто у меня нет права поговорить с собственным сыном?

Дункан ничего не ответил, а только вместе с Ланой вопросительно взглянул на Коналла.

– Можешь остаться с нами, мама, – сказал Коналл. – Какая разница, когда ты узнаешь правду, сейчас или утром. Мне все равно надо будет обо всем вам рассказать.

– Ты уверен, Коналл? – с тревогой спросил Дункан, когда Лана уселась обратно с удовлетворенным выражением лица. Коналл утвердительно кивнул, и тогда Дункан, глубоко вздохнув, тоже сел на стул. – Все плохо, да?

– Да просто ужасно, – ответил Коналл. Испуганный взгляд Ланы заметался между сыновьями.

– Что случилось? Уже хватит секретов. Говорите все как есть.

– Лучше расскажи с самого начала, а то ведь мама ничего не знает, – посоветовал Дункан.

– Да. – Коналл сглотнул, стараясь совладать с паническим страхом, который мешал ему собраться с мыслями. – Я отправился в лес, в хижину Ронана, чтобы поохотиться и побыть одному. – Его пальцы инстинктивно отыскали кожаный мешочек на шее. – Думаю, это ты знала.

– Конечно, знала, – ласково проговорила Лана. – И ты имел на это право. После Нонны… – Она запнулась и замолчала.

– Придя в хижину, я обнаружил, что в ней уже кто-то живет, – продолжил Коналл. Он уже не видел ни брата с матерью, ни собственный уютный дом. Мысли переносили Коналла в запорошенное снегом прошлое, хранившееся в уголках его памяти… – Там была женщина. Звали ее Ивлин Годвин Бьюкенен.

– Бьюкенен? – удивленно вскрикнула Лана и вскочила. – Бьюкенен? – Она повернулась к Дункану: – И ты это знал?

– Мама, пожалуйста, – попросил Дункан, – не волнуйся, сядь на место и слушай дальше.

Лана посмотрела на Коналла. Ее взгляд был встревоженным и яростным одновременно.

– Но что одинокая женщина из клана Бьюкененов…

– Она пришла туда с Минервой Бьюкенен, – пояснил Коналл.

Лицо Ланы стало таким же белым, как омытые лунным светом дикие цветы возле входа в дом. Она упала обратно на стул. – Мин… Минерва Бьюкенен вернулась в Шотландию? – хрипло проговорила пожилая женщина, глядя на дверь, будто та в любой момент могла появиться у них на пороге.

– Она правда вернулась, – сказал Коналл.. – Чтобы умереть. Она умерла на могиле Ронана, и Ив осталась одна.

– Боже милосердный, – еле дыша, пробормотала Лана и закрыла глаза. Когда через какое-то время она открыла их, ее взгляд был застывшим. – Продолжай, Коналл.

– Когда она назвала свое имя, я подумал… – Коналл покачал головой. – Я решил, что смогу…

– Ты решил, что сможешь избавиться от проклятия, – закончила за него Лана.

Коналл кивнул. Ему было стыдно за то, что он должен был сказать дальше.

– Я соблазнил Ив. Убедил ее выйти за меня замуж.

Лана опять вскочила:

– Ты женился на ней?

Дункан схватил мать за руку, собираясь без разговоров усадить ее обратно на стул, но Лана развернулась и стукнула его по голове.

– Черт побери, мама!

– Как ты посмел скрыть от меня такое, Дункан Маккерик! Тебе должно быть очень стыдно! – И она повернулась к Коналлу, ожидая услышать продолжение.

– Я в самом деле женился на ней, – чтобы отвратить от нашего клана то зло, которое принесло нам проклятие этой старой… ведьмы, – злобно проговорил Коналл.

Он не ожидал, что тоже схлопочет от матери – она стукнула его по лбу, причем как раз по тому месту, куда угодил запущенный Ив табурет.

– Мама! Черт побери!

– Не смей говорить так о… – Лана запнулась, – …мертвых людях.

Коналл недовольно посмотрел на мать, почесывая лоб. Но раздражение быстро угасло, вновь уступив место отчаянию.

– После того как Дункан пришел к нам в хижину, я решил… что «это» уже работает. В городе дела шли отлично, и у меня появилась надежда.

– Да, таких хороших дней мы не видали уже много-много лет, – согласилась Лана, смягчая голос. – Но где теперь эта женщина, Коналл? Почему ты не привел ее с собой? Ведь она твоя жена.

– Я оставил ее… в хижине. – Сердце Коналла сжалось, когда он представил свою милую Ив одну среди темного леса. И с грустью подумал, что ей, наверное, сейчас гораздо приятнее быть с Элинор, а не с ним. Коналл постарался справиться с эмоциями, которые мешали ему говорить. – Я считаю, что она мне больше не жена. Я отказался от нее.

Лана ахнула. В следующее мгновение Дункан налетел на брата, столкнул его со стула и занес над ним кулак.

– Ах ты, сукин сын!

– Хватит! Хватит! – закричала Лана. Она схватила Дункана за шею и стала стаскивать его с Коналла, совсем так, как она делала это, когда ее сыновья были еще мальчишками. – Прекратите! – Лана оттолкнула Дункана в сторону, потом встала над Коналлом и посмотрела на него. В ее карих глазах бушевало пламя. – Коналл Маккерик, потрудись объяснить мне, почему ты совершил такой ужасный поступок.

Коналл медленно поднялся с пола. Все его мышцы опять заныли от боли. Он поставил стул, с кряхтеньем уселся на него, пригладил волосы руками, а затем глянул на своего бешеного братца. Он уже простил его.

– Я люблю ее, мама, правда люблю.

– Ты полный придурок, вот ты кто, – плюнул Дункан. – С какой стати ты вдруг бросил Ив одну, в ее поло…

– Она врала мне, – прервал его Коналл.

Дункан замер. Он застыл на месте, пытаясь понять, что могло значить это резкое заявление брата. А потом вдруг вся кровь отлила от его лица. Ему стало не по себе. И он протянул руку к стене, чтобы упереться в нее.

– О Боже, нет, этого не может быть.

Лана была совсем сбита с толку, и очень сильно разозлилась.

– Немедленно объясни мне, что все это значит, – потребовала она у Коналла. – Я никак не могу понять, с чего ты вдруг отказался от жены и бросил ее одну, если, как ты говоришь, любишь ее. Почему ты не привел ее к себе домой? Ты ведь видел, что происходит в городе? Что бы там между вами ни случилось, но проклятие правда исчезло.

Дункан отставил свою кружку и взял кувшин со спиртным. Он приставил его ко рту и начал жадно его поглощать.

– Оно не исчезло, мама, – сказал Коналл.

– Исчезло, – продолжала настаивать Лана. – Посмотри…

– Она не Бьюкенен. Она англичанка.

Но это заявление, похоже, не произвело никакого впечатления на Лану.

Дункан наконец опустил кувшин.

– И она носит ребенка Коналла, – с горечью добавил брат.

Вот эта новость действительно ошеломила Лану.

– Моего… внука или внучку? – заикаясь проговорила она, опускаясь на стул.

– Я оставил ее… и отказался от них обоих… надеясь, что… – Коналл не мог продолжать. Дункан подошел к нему и положил свою ладонь ему на плечо. Наконец Коналл смог говорить дальше: – Я не хочу, чтобы проклятие коснулось их жизней, мама. Она носит… – он с трудом перевел дыхание, – …моего ребенка. Если с ними что-то случится по моей вине…

Дункан сжал его плечо. Через некоторое время Коналл продолжил:

– Завтра на рассвете я отправлюсь к Ангусу Бьюкенену просить пощады. – Он повернулся к брату: – Ты пойдешь со мной, Дунк?

– Черт побери, конечно, пойду.

Лана затрепетала.

– Нет, нет! – воскликнула она. – Коналл, твой отец перевернется в гробу, если ты предашь свой клан и поступишь так, как…

– Мне нет никакого дела до клана! – крикнул Коналл. – Это все случилось из-за моего отца! Если бы он укротил свою гордыню и не поступал так жестоко по отношению к своему родному брату, то всего этого не было бы!

– Ты, Коналл, и ты, Дункан, ничего не знаете. – Лана переводила взгляд с одного сына на другого. – Ваш отец должен был по-другому вести себя с Ронаном и мог бы уже давно восстановить мир с Бьюкененами. Но у него были серьезные причины не делать этого. Поверьте мне ради вашего же блага!

– Ради нашего же блага? – воскликнул Коналл, своим ушам не веря. – Меня ничто не волнует, кроме Ив и моего ребенка. Этот город был отравлен моим отцом и его глупой, отвратительной злобой. И я хочу наконец с этим покончить! – Теперь Коналл был в ярости, и это состояние спасало его от всепоглощающего страха. – Если Ангус Бьюкенен подарит мне прощение, я брошусь к Ив, потому что буду знать: проклятие не коснется ее. Если же этого не случится, если он откажет мне… – Коналл на мгновение замешкался, – …то я не остановлюсь, пока не сровняю с землей все дома в этом городе. И я найду того, кто увезет Ив далеко отсюда, где ее не достанут проклятия Маккериков, и этот человек сможет позаботиться о ней и нашем ребенке.

– Коналл, – чуть не плача, обратилась к нему Лана, – в ту ночь не только Ронан расстался с жизнью. Жена самого Ангуса Бьюкенена!.. – Она заломила руки. – Что, если он убьет тебя, прежде чем ты успеешь что-либо сказать? Как тогда ты сможешь помочь своей Ив?

– В этом случае я помогу ей. – Голос Дункана был ровным и уверенным, и Коналл повернулся к нему. – Ты прав, брат. Уже давно пора покончить с этим безумием. Мы сделаем это вместе, ты и я.

Коналл взял его за руку и сказал:

– Спасибо, Дункан.

Лана печально вздохнула и села. Из уголков ее глаз на щеки покатились слезы.

– Хорошо, – прошептала она. – Я знала, мои любимые мальчики, что когда-нибудь этот день наступит. – Пожилая женщина какое-то время молчала, потом подняла голову и внимательно посмотрела на мужчин, стоявших перед ней. – Но я пойду с вами.

Коналл нахмурился.

– Не надо, мама, – проговорил он.

– Нет, я пойду, – сказала Лана не терпящим возражения голосом. – Вы еще слишком молоды и не понимаете, что и на мне тоже лежит бремя ответственности за те несчастья, которые свалились на нас. И я не позволю Ангусу Бьюкенену расправиться с вами лишь потому, что он не может добраться до меня. Так что я иду, – твердым голосом подвела она черту.

Коналл почувствовал, что у него нет иного выбора, кроме как согласиться с ней.

– Ладно, мама, ты пойдешь с нами.

– Но ты должен знать, Коналл, – осторожно начала Лана, – что после того как ты вернешься из города Бьюкененов, клану может не понравиться твой выбор.

– Я уже думал об этом, – ответил Коналл, – и я готов к такому повороту событий.

Лана прищурила глаза.

– Ты готов отказаться от родных?

Призрачная улыбка тронула губы Коналла.

– Не обязательно быть Маккериком, чтобы любить Ив.

Глава 19

Погода была милостива к Ивлин и ее компании. Дожди, которые замучили их за последние несколько недель, вдруг прекратились, будто сама природа готова была им помочь в этом трудном путешествии.

Они шли в лесной тишине, нарушаемой только хрустом веток и чавканьем воды под ногами. Ивлин постоянно преследовал страх, будто крался за ней по пятам. Она боялась, что потеряется. Боялась, что вдруг появятся волки. Она боялась, что упадет и покалечит себя или ребенка. Она очень боялась, что Бьюкенены выгонят ее. Боялась, что Коналл Маккерик придет за ней. Но больше всего боялась, что… никогда его не увидит.

К тому же ее сильно волновало поведение Элинор. Волчица все время отставала, что было так не похоже на нее. Их путешествие ее совсем не интересовало, она трусила сзади и лениво обнюхивала упавшие полые стволы деревьев и покинутые барсучьи норы. Иногда Элинор просто останавливалась и ложилась на влажную молодую траву, причем на второй день пути она стала делать это все чаще и чаще. Ее поджарый живот округлился и стал упругим. Она выглядела очень уставшей, острый взгляд ее желтых глаз затуманился.

«Я устала. Устала. Хочу отдохнуть».

Чаще всего Ивлин лаской заставляла волчицу идти вперед, но иногда бывало и так, что ей приходилось останавливаться и ждать, когда Элинор соблаговолит встать и пойти. И с каждым разом беспокойство Ивлин за свою подопечную становилось все сильнее.

Они шли налегке. Поверх накидки Минервы Ивлин несла суму Маккерика, в которой лежали скудные дорожные припасы – ровно столько, чтобы компания во время путешествия не умерла с голоду. Бонни подъедала свежую траву и весело бежала вперед. К ее спине была привязана клетка с Робертом, но, похоже, эта ноша ее совсем не обременяла. Себастьян перелетал с ветки на ветку в молодой листве деревьев, иногда подбадривая всех своим карканьем, а Усатик хорошо угнездился в кармане платья Ивлин.

Злобные серые волки ничем не выдавали своего присутствия. Ивлин не слышала и не видела их, но понимала, что нельзя расслабляться и терять бдительность. Прошлой ночью она со своими спутниками устроилась на сон под огромной кроной старой сосны. Они лежали на подстилке из мягких иголок, но Ивлин почти не сомкнула глаз. Стоило ей услышать треск ветки или шелест листьев, как ее сердце начинало учащенно биться, и ей казалось, что серые в любой момент могут напасть на них.

И вот уже второй день их путешествия клонился к закату. Ивлин и ее спутники двигались вдоль веселого ручья, с мелодичным звоном несущего свои чистые волны по долине. Впереди долину теснили каменистые горные склоны, и вскоре им преградила путь высокая каменистая гряда, под которой ручей исчезал. Ивлин подняла голову. Им придется лезть вверх.

Ивлин начала медленно карабкаться. Она подбадривала Элинор, понуждая ее идти за ней следом, но иногда ей приходилось возвращаться к волчице и заставлять ее идти вперед, подталкивая рукой под зад. Бонни, легко цокая копытами, ловко допрыгала до самого верха и уже ждала их там, оглашая окрестности радостным блеянием. Когда Ивлин наконец добралась до вершины, она была вся в поту и с трудом дышала. С горы открывался такой прекрасный вид, что у нее перехватило дыхание и на глазах выступили слезы.

Она увидела широкое и длинное озеро Лох-Ломонд, воды которого отливали зеленью. Все озеро было окутано туманной дымкой. На его берегах темными пятнами выделялись участки хвойного леса. Казалось, огромное озеро, словно ребенок, лежало в люльке, образуемой склонами холмов, окружающих его со всех сторон. На дальнем конце Лох-Ломонда лес расступался, и там со своей высотной точки Ивлин обнаружила нечто, похожее на плантацию поганок, из которых шел дым. Это было селение Бьюкененов.

– Город, – вслух поправила себя Ивлин с печалью в голосе.

Она не думала, что к ночи им удастся дойти до людей. Этот склон был не таким обрывистым, как тот, который они только что одолели. Но когда они спустятся вниз, им еще долго нужно будет идти вдоль озера. Расстояние казалось Ивлин довольно большим. Если учесть, что она сама еле идет да еще приходится постоянно подгонять Элинор, то впереди у них еще много-много часов ходьбы. При этой мысли ее спина и ноги сильно заболели. Ивлин вздохнула.

Наконец-то она увидела то самое место, куда сначала так не хотела идти, а теперь так стремилась. Ивлин чувствовала себя совсем одинокой, отчаявшейся, сломленной и была готова расплакаться. Но вдруг ослепительный луч солнца пронзил плотный серый слой облаков и залил теплом и светом каменистый уступ, на котором она стояла. Ивлин закрыла глаза и подняла вверх лицо, жадно наслаждаясь драгоценным даром небес.

Когда солнце опять спряталось, Ивлин открыла глаза. Вокруг был лишь серый прохладный туман, по ее лицу текли слезы. Но теперь она поняла, что такое чувствовать тепло, и будет жить надеждой. Она шмыгнула носом и вытерла слезы рукой.

Из-за спины донеслось тихое рычание Элинор. Она обернулась к ней и спросила:

– Что случилось, моя хорошая?

Волчица лежала на боку, но ее большая черная голова была приподнята, а морда зловеще оскалена. Она лежала на твердой каменистой почве, и низ ее живота явственно выпирал.

Это напугало Ивлин. Может, она поранилась или ее лихорадит? Но у нее не было времени на осмотр волчицы. Элинор неуклюже встала на ноги, стуча когтями по каменистой осыпи. Ее рычание стало более громким.

«Чужой…»

А потом Ивлин услышала то, что давно стало доступно острому слуху волчицы: под выступом скалы, на котором они устроились, кто-то насвистывал веселый мотив.

Бонни заблеяла и принялась бегать кругами вокруг Ивлин, немилосердно колотя Роберта о плетеные прутья его клетки. Элинор зарычала по-настоящему.

Свист прекратился.

– Привет! – крикнул по-гэльски удивленный голос. – Кто там?

Наверняка это мужчина из клана Бьюкененов. Кто еще мог тут быть? В этот момент решалась судьба Ивлин. Ее сердце тревожно забилось.

Элинор подняла вверх голову и заскулила. Только сейчас Ивлин поняла, в каком состоянии пребывала ее подруга. Тусклая свалявшаяся шерсть, сухой нос, печальный взгляд. Ивлин с ужасом посмотрела на распухший живот Элинор, висевший между ее ног.

«Я устала…»

Волчица медленно подошла к тому месту, где стояла Ивлин, и просунула широкую голову между ее бедром и рукой. Она прислонилась к своей хозяйке, объясняя, что не сможет пойти вместе с ней в город Бьюкененов.

Ивлин неловко упала на колени и обняла волчицу за шею.

– Ох, Элинор, – выдохнула она в ее колючую шерсть, – я знаю, что ты устала. Может, тебе удастся пройти еще чуть-чуть? Пожалуйста.

Но волчица попятилась назад, неуклюже тряся головой, и посмотрела вниз, откуда опять донесся голос:

– Я предупреждаю! У меня при себе оружие! Покажитесь!

Элинор опять повернулась к хозяйке и лизнула ее в лицо своим длинным сухим розовым языком, а потом медленно полезла обратно на вершину горы. Она остановилась и глянула сверху на Ивлин и Бонни, сидящих рядышком посреди груды битых камней.

«Идите…»

Ивлин шатаясь встала на ноги и протянула руку к волчице.

– Элинор, – запричитала она.

Огромный черный зверь исчез за дальним склоном вершины.

– Матерь Божья, да что это… – раздался голос прямо у нее за спиной, и Ивлин резко развернулась.

Немного ниже каменистого выступа скалы стоял коренастый симпатичный мужчина с длинными волнистыми рыжими волосами, которые придерживала широкая кожаная повязка на голове. Его широкую грудь прикрывала мягкая замша и красно-желтый плед. В руке наизготове он держал невероятно длинный меч.

Когда незнакомец увидел Ивлин, его голубые глаза округлились от удивления и на лице появилась широкая улыбка. Ивлин не знала, что и подумать.

– Ну чтоб мне!.. – Шотландец рассмеялся: – Здравствуйте, госпожа. Мы думали, что вы никогда не придете. – Его взгляд упал на круглый живот Ивлин. – Вы не одна, как я вижу.

Ивлин нахмурилась и произнесла запинаясь:

– У-ходите, г-господин… Я вас не знаю.

Мужчина опять рассмеялся:

– Конечно, нет. Но мы все равно вас ждали. – Он убрал оружие и одним огромным шагом покрыл расстояние, отделявшее его от Ивлин. Она отшатнулась.

Оказавшись рядом, шотландец на мгновение замолчал, глядя в сторону тропы, ведущей на вершину, где исчезла Элинор.

– Вы хотите, чтобы я сходил за вашей собакой, госпожа? – спросил он.

Ивлин замерла. Боль пронзила ее сердце, когда она вспомнила слова Маккерика: «Элинор – дикий зверь, Ив… мы должны с любовью отпустить ее».

– Ну ладно, – сказал мужчина и неожиданно шагнул вперед. Он взял сумку Маккерика, и Ивлин поняла, что протестовать уже нет смысла. Шотландец перекинул ее поклажу через плечо и заявил: – Вам повезло, что была моя очередь стоять на страже. Этой зимой тут часто видели стаю злющих серых волков. Странные звери. – Он понюхал сумку и нахмурился. – Простите, госпожа, но, похоже, они пометили вашу поклажу.

Ивлин слабо, через силу рассмеялась. Боже, ведь ее сердце было разбито на мелкие кусочки, и она думала, что их уже никогда не удастся собрать воедино.

– Ну что ж, – сказал шотландец, погладив Бонни по голове, – пошли? – Он указал рукой в сторону озера.

– Кто вы? – сердито спросила Ивлин.

– Ох, простите, госпожа. – Мужчина сделал низкий поклон. – Эндрю Бьюкенен, родственник Ангуса, вождя клана Бьюкененов, к вашим услугам.

– Я… – у Ивлин так закружилась голова, что ее стало мутить, – я не понимаю.

– Конечно, нет! – Эндрю Бьюкенен опять рассмеялся. – Ну, так пойдемте, госпожа, нашему вождю не терпится увидеть вас. – Он остановился. – Вы ведь шли в город, разве не так? По просьбе Минервы Бьюкенен?

– Ну… да, – запинаясь, проговорила Ивлин. – Думаю, что да, но…

– Тогда я уверен, что вы устали от долгого путешествия. – Он опять глянул на ее живот. – По правде говоря, – шотландец кинулся к ней, и не успела Ивлин опомниться, как он уже поднял ее на своих мускулистых руках, будто она весила не больше Роберта, – я хотел бы немного облегчить ваш путь. До города совсем недалеко.

Ивлин опять не смогла удержаться и рассмеялась. Этот мужчина был… просто невероятен. Его сияющие глаза, веселый нрав и желание помочь не могли не восхищать.

В этот момент Себастьян вдруг решил низко пролететь над ними, пронзительно каркая. От неожиданности Эндрю Бьюкенен споткнулся, и Ивлин с визгом крепче вцепилась в него.

– Проклятый падальщик! – выругался шотландец.

– Это мой друг, – нахмурившись, заявила Ивлин.

– Ох! – невозмутимо сказал Эндрю. – Ну тогда ладно. Примите мои извинения, госпожа. А теперь держитесь.

Затем Эндрю Бьюкенен с Ивлин на руках просто взял и спрыгнул с уступа и оказался на каменистой тропе. Бонни в ужасе заблеяла, но потом все-таки заставила себя прыгнуть вслед за шотландцем. И они все направились вниз, к озеру, под аккомпанемент беззаботного посвистывания Эндрю Бьюкенена.


С тех пор как Коналл, Дункан и Лана покинули город, дождь лил не переставая, будто черные тучи решили преследовать их маленькую компанию. Но погода вполне соответствовала настроению старшего Маккерика.

В хижине Ронана никого не было. Дверь – нараспашку, очаг – совсем холодный, а внутри хижины темно, пусто и влажно. Ничто не напоминало об Ив, кроме груды черепков, оставшихся после их скандала. Обнаружив, что Ивлин нет, Коналл чуть не сошел с ума.

От безумия его спас Дункан. Брат выразил предположение, что единственным местом, куда могла уйти Ив, был город Бьюкененов. Коналл почувствовал некоторое облегчение. Он вспомнил, что когда-то рассказывал Ив, где находится город Бьюкененов. Коналл согласился с Дунканом в том, что она скорее всего направилась именно туда. Бонни и Элинор также нигде не было, исчезла даже клетка с Робертом. Коналл не сомневался, что из-за такого количества подопечных она будет идти очень медленно, и если они поторопятся, то, возможно, им удастся ее найти и прийти на помощь, если, не дай Бог, с Ив что-нибудь случится. Он не мог вынести мысли о том, что его Ив бредет где-то по лесу одна, да еще в ночной темноте… Какие опасности ее подстерегают.

Поэтому они шли, несмотря на дождь, пока не стало совсем темно. Ради безопасности Ланы было решено остановиться. У.входа в долину, идущую на запад, они соорудили самый примитивный лагерь, натянув полог между двумя деревьями. Дункан быстро порыскал вокруг и со свойственной ему сноровкой натащил все для костра – упавшие сучья и ветки. Лана поставила рядом с костром горшок с кашей, выложила мясо и лепешки. Коналл сел и уставился на костер. «Ив, дорогая, только бы с тобой все было в порядке…»

– Ешь. – Дункан вложил в руку брата завернутую в лепешку оленину и уселся рядом с ним. Он откусил огромный кусок мяса и прямо с набитым ртом заговорил: – Если мы поспешим, то к вечеру завтрашнего дня уже будем в городе Бьюкененов. – И, пережевав, продолжил: – Если только мама сможет идти быстро.

Лана строго посмотрела на сына:

– Я гораздо выносливее, чем ты думаешь, Дункан Маккерик.

Коналл чувствовал, что еда в его руке остывает, но он не хотел есть и положил ее на землю в тень.

Лана тоже подошла к огню и села рядом с Коналлом на толстую подстилку из сухих сосновых иголок. Она взяла оставленную им оленину с хлебом и принялась есть. Ночь окружила их плотным, вязким туманом, над костром клубился дымок. Стоящая в лесу тишина прерывалась лишь чавканьем и стуком капель дождя о полог над их головами.

Прошло немало времени, прежде чем Лана заговорила:

– Есть одна вещь, которую вы двое должны узнать до того, как начнете переговоры с Ангусом Бьюкененом, – сказала она. – В этой истории замешаны, ваш отец, дядя Ронан, Минерва Бьюкенен и я сама.

Дункан выставил вперед ноги и потянулся, заложив руки за голову.

– Конечно, расскажи. Я люблю слушать всякие истории перед сном.

– Вы знаете, что Ронан хотел жениться на сестре Ангуса, так? И что из-за этого произошла битва, в которой он погиб? Я никогда вам об этом не рассказывала, как, впрочем, и Дэр. Но я не сомневаюсь в том, что вы когда-нибудь слышали об этом в городе.

Коналл кивнул, хотя на самом деле ему было неинтересно слушать о трагедии, которая произошла много-много лет назад. Его волновала только Ив. Она в безопасности, окруженная любовью, и находится там, где яд его крови не может причинить вреда ей или их невинному ребенку. Пусть прошлое катится к черту, пусть весь клан катится к черту.

Он думал только об Ив.

– Да, мы об этом слышали, – подтвердил Дункан. – И что?

Лана тяжело вздохнула и продолжила:

– Вражда между Маккериками и Бьюкененами началась задолго до этого, хотя причиной тому была Минерва. – Она подтянула к себе колени и обняла их руками. – Она была красавицей, очень сильной женщиной. И уже в молодости стала искусной целительницей. Говорили, что она могла околдовать мужчину одним своим взглядом, и мне кажется, что это так и было. – Она перешла на шепот: – И Дэр был от нее без ума.

Последние слова заставили Коналла очнуться. Дункан даже вскочил.

– Мама! – яростно крикнул он.

– Ох, только не надо сцен, – насмешливо произнесла Лана. – Он ведь женился на мне, не так ли? Говорили, что я не была его настоящей любовью, но мне об этом лучше знать. – Лана посмотрела на Коналла. – Твой отец любил меня, – она перевела взгляд на Дункана, – и очень любил вас. Никогда не сомневайтесь в этом. Его сердце принадлежало нам по-настоящему, и со временем он понял, что Минерва Бьюкенен была его ошибкой. Он бы никогда не был с ней счастлив, не смог бы создать настоящую семью. Она была страстной, горячей женщиной и… немного колдуньей. Такие способности у нее, конечно, были. Она гораздо больше подходила такому, как Ронан, ведь он был сорвиголова.

– Зачем ты рассказываешь нам об этом? – тихо спросил Коналл. Сила матери удивила его настолько, что он на мгновение перестал ощущать боль в сердце.

– Потому что мы все попали в эту круговерть из-за гордыни твоего отца. Из-за его упрямства и проклятой гордыни. Когда Дэр стал молодым вождем клана, он пошел к Ангусу Бьюкенену, чтобы просить руку Минервы. Он хотел объединить наши кланы и получить в жены женщину, поразившую его воображение. Ангус не стал отвечать ему отказом. Земля Маккериков была богатой, мужчины нашего клана – храбрыми и честными. Минерва росла дикой, свободной, и потому Ангус надеялся на то, что союз с таким мужчиной, как Дэр – внимательным, думающим, спокойным, – тут Лана улыбнулась, с любовью вспоминая умершего мужа, – укротит его сестру и она перестанет быть такой дикаркой.

– Но они не поженились, – сказал Коналл.

– Да, не поженились. – Лана вздохнула. – Ангус предоставил возможность сестре самой решать, хочет ли она стать женой Дэра. Он всегда потакал ей, хотя Минерва была практически неуправляемой. Но как любящий брат, Ангус хотел, чтобы она была счастлива. Мой бедный Дэр! Минерва посмеялась над ним. И сделала это в присутствии старейшин обоих кланов. Назвала его «юным стариком» из глухой деревни. Сказала, что он грубый и не умеет смеяться. А еще сообщила, что видела своего суженого во сне и выйдет замуж только за него.

– Да уж, бедный папа, – проговорил Дункан. Коналл прекрасно представлял себе, какое унижение испытал при этом гордый Дэр Маккерик. Даже если Минерва Бьюкенен и не хотела его, незачем было так позорить его перед всеми. Отец был не из тех людей, которые могут легко подчиниться или признать свою неправоту. Он скорей упрямо пошел бы своим путем. Он в любом случае сделал бы свой выбор и создал свои законы.

И вдруг Коналл вспомнил вечер накануне его свадьбы, когда сбежала Нонна. Его затрясло. Он вспомнил, с каким упорством его отец искал Нонну, как вернул ее обратно. И Коналл женился на ней против ее воли. Может, отец таким образом заново проигрывал свое прошлое, пытаясь для сына сделать то, что не удалось ему? И таким образом избежать оскорбления, какое в свое время пережил сам.

Но из его затеи ничего не вышло. Нонна с каждым днем все больше ненавидела Коналла, и так было до самого ее конца. Когда она умерла, у него исчезло последнее светлое пятно в жизни. Наверное, отец перед смертью спрашивал себя, могло ли случиться то же самое с ним и Минервой, если бы ее силой заставили выйти за него замуж.

Коналл задумался об отцовском характере. Отец всегда казался ему неуступчивым и очень властным. Но разве он сам не вел себя точно так же с Ив? Если бы он рассказал ей правду при первой встрече и услышал в ответ ее историю, то все могло сложиться совсем иначе, и не было бы нужды искать её сейчас.

Но тогда они не стали бы мужем и женой. И не создали то маленькое чудо, которое теперь Ив носила в себе.

Его проклятая гордость… Нужно было выслушать всю историю, прежде чем выносить суждение.

– Продолжай, мама, пожалуйста.

Лана задумчиво поцокала языком и продолжила рассказ:

– Ладно, слушайте. Трудно встретить таких разных братьев, как Ронан и Дэр. Ночь и день. Огонь и вода. – Она улыбнулась Коналлу и Дункану. – Хотя, может, на вашем пути такие встречались. Но они были очень преданы друг другу. Когда Ронан узнал, что женщина из клана Бьюкененов унизила его брата, он отправился к ним, чтобы потребовать извинений за нанесенную обиду. Ронан действительно был безрассудным парнем.

Коналл слушал мать затаив дыхание. Он вздохнул и произнес:

– Значит, так он ее увидел впервые.

– Да, именно так, – кивнула Лана. – Минерва сама говорила мне, что при первом взгляде на Ронана в ее сердце вспыхнул огонь, который невозможно было потушить. Это было подобно удару молнии в самый центр высохшего леса.

Костер угасал. Не желая, чтобы рассказ прерывался, Коналл нагнулся и кинул на угли толстую сухую ветку. В темноту взметнулся красный сноп искр. Лана благодарно улыбнулась и продолжила:

– Ронан выждал несколько месяцев и только потом рассказал все брату. Мы с Дэром к тому времени уже стали мужем и женой. Он сообщил, что влюблен и хочет жениться на Минерве. Дэр расценил это как предательство и издевательство над его чувствами, хотя на самом деле страсть, которую он сам когда-то испытывал к Минерве Бьюкенен, уже давно утихла.

Дункан фыркнул и заявил:

– Наверное, испытанное им унижение погасило страсть.

– Может быть, – согласилась Лана. – Если это действительно так, то я до последнего вздоха должна благодарить Минерву за то, что она так жестоко посмеялась над Дэром. Но он не смог унять свою гордыню даже ради любимого брата. Он изгнал Ронана в старую хижину в долине. Но оскорбленное самолюбие Ронана толкнуло его в клан Бьюкененов. А в результате случилась та отвратительная резня, о которой вы уже немного знаете.

Коналл остро почувствовал тяжесть на своих и без того поникших плечах. У него было так много вопросов…

Но прежде чем Коналл успел задать первый вопрос, недалеко от в них, в подлеске, затрещали ветки. Они все трое замерли. Коналл медленно положил руку на меч и уголком глаза заметил, что Дункан сделал то же самое.

Треск приблизился. Потом послышалось болезненное свистящее рычание.

Дункан взглянул на Коналла.

– Может, это твоя черная волчица? – едва слышно проговорил он, и по тому, как дрожал его голос, Коналл понял, как сильно Дункану хотелось, чтобы в лесу притаилась знакомая им Элинор.

Но Коналл знал, что это не так. Он едва заметно покачал головой в ответ.

Опять послышалось рычание, и вдруг туман в одном месте словно уплотнился и обрел форму. В широком кольце света от костра появилась заостренная, седая морда старого серого волка. Вслед за головой вперед выдвинулось костлявое, пригнувшееся к земле, дрожащее тело. Резкий холодный ветер, пахнущий серебристым снегом, пронесся под пологом.

– Боже правый, – выдохнул Дункан. – Это он, волк из моих снов.

Серый остановился, повернулся и начал ходить туда-сюда вдоль границы между светом и тьмой. Были видны его острые клыки, язык безумно облизывал оскалившуюся, как бы ухмыляющуюся морду. Серая шерсть клоками висела на его вздымающихся боках с выпирающими ребрами.

Коналлу стало по-настоящему страшно.

– Да, – печально вздохнула Лана, – мне все ясно.

Прежде чем Коналл успел ее остановить, мать поднялась. Подойдя к огню, она храбро встала напротив грозного зверя, который теперь беспрерывно лаял и рычал как сумасшедший.

– Мама, – как можно спокойно обратился к Лане Коналл, – не двигайся.

– Это вы не двигайтесь, – приказала Лана, – если не хотите увидеть, как этот волк прикончит вашу мать.

Дункан тоже попросил ее:

– Пожалуйста, мама…

– Нет! – кинула Лана через плечо, не сводя взгляда с волка.

Дункан замер. Оба брата продолжали наблюдать за матерью.

Волк перестал метаться и теперь просто качался из стороны в сторону на тонких, покрытых язвами ногах.

– Ты пришел за тем, что тебе причитается, не так ли? – спросила Лана. – Но клянусь тебе, пока ты этого не получишь. Ты помнишь меня? Да, помнишь. Как ты мог забыть меня?

Волк еще больше пригнулся к земле, его редкая свалявшаяся шерсть встала дыбом. Его рычание стало походить на визг.

– Мама, – умоляющим голосом позвал ее Коналл, чувствуя, как страх сдавил горло.

– Пожалуйста, мама, – добавил Дункан.

– Молчите, – выдохнула Лана. Коналл увидел, как она нервно дышит и как при этом поднимается и опускается ее грудь. Она очень боялась, но старалась этого не показывать. – Ты должен ждать, – сказала она волку. – Скоро это случится, но не здесь и не сейчас.

Волк, шатаясь, подобрался еще ближе, и Коналл понял, что он в любую минуту может броситься вперед. Лана перевела дух и указала пальцем на зверя:

– Стой, где стоишь. Скажи своей госпоже, что я выполнила свое обещание. Ее сын в безопасности.

Глава 20

Эндрю Бьюкенен, молодой и сильный шотландец, спустил Ивлин с горы, словно какой-то архангел, и всю дорогу до деревни нес ее на руках. Он ничуть не запыхался, а, наоборот, еще умудрялся посвистывать, пока нес ее в свой город. Эндрю еще продолжал держать ее на руках, даже когда они уже оказались на улицах, вдоль которых под соломенными крышами стояли большие добротные дома, амбары, конюшни и располагались торговые места. Вокруг росли самые разные полевые цветы. Бонни тряслась за ними с обиженным Робертом, которого она сильно поколотила о клетку, когда спускалась с горы, а над их головами парил Себастьян. Маленький Усатик высунул свой любопытный носик из кармана платья Ивлин, чтобы получше разглядеть прекрасный город.

Но они тоже привлекли к себе внимание. Любопытные местные жители перестали заниматься делами и вышли из своих жилищ, будто их всех пригласили принять участие в параде. Дети бежали рядом с Эндрю и что-то возбужденно говорили ему на гэльском языке. Они обращались и к самой Ивлин, дергая ее за подол и показывая на животных.

Когда они оказались в городе, всего в нескольких десятках шагов от озера, Ивлин увидела небольшой остров, а на нем – строящуюся каменную крепость. Место для ее возведения показалось ей довольно странным. Со всех сторон она была окружена строительными лесами, на них толпились рабочие. Озеро кишело плоскими широкими лодками и плотами, на которых из города на остров доставляли припасы. Закатное вечернее солнце заливало панораму мягким светом.

– Наша новая крепость, – объяснил Эндрю, кивая в сторону озера. На его лице появилась широкая гордая улыбка, голубые глаза заблестели. – Вам нравится, госпожа? Ангус не соглашался на меньшее с тех пор, как побывал в Англии – там, где живет его внучка.

– Крепость великолепна, – тихим голосом заверила его Ивлин, беспокойно разглядывая улыбающиеся лица людей, которые окружили их. У нее было такое чувство, будто она видит какой-то странный сон, в котором ее несут, как настоящую королеву.

Эндрю рассмеялся. Похоже, этот позитивный мужчина добавлял порцию веселья ко всему, что он говорил.

– Конечно, вы наверняка видели крепости и получше, но со своей главной задачей она должна справиться. Предсказано, что в будущем тут найдет убежище защитник Шотландии.

Ивлин лишь улыбнулась в ответ. Она думала о том, что если Эндрю не перестанет крутиться, то ее сейчас стошнит.

Шотландец крикнул что-то на гэльском, и люди расступились перед ними, образуя проход. Еще дюжина шагов, и Эндрю поставил ее на ноги перед открытой дверью самого большого дома в городе. Ивлин слегка закачалась на затекших ногах, но Эндрю ее удержал.

– С вами все в порядке? – спросил он. Ивлин кивнула.

– Тогда прошу вас. – Он сделал жест рукой в сторону темного входа.

– Ты хочешь, чтобы я зашла внутрь? – тихим голосом спросила Ивлин. – Одна?

Эндрю вытаращил глаза.

– Ну, надеюсь, вы не потребуете, чтобы я вошел туда вместе с вами! Наш глава… ох, он такой злой!

Ивлин показалось, что она сейчас упадет в обморок. Но Эндрю, заметив ее смятение, тут же кинулся со смехом оправдываться:

– Я пошутил, госпожа! Ох, простите меня, дурака! – Он успокаивающим жестом положил руку ей на плечи и развернул ее в сторону входа. – Идите, – сказал Эндрю на сей раз более ласковым тоном. – Он очень хочет видеть вас. Не бойтесь.

Ивлин нерешительно шагнула в сторону входа, но вдруг остановилась и развернулась к Эндрю.

– Бонни! Мне нужна… Вы не знаете, где моя овечка, сэр?

Эндрю покрутился, глядя по сторонам и выкрикивая что-то на родном языке. Из толпы вышли двое детей, мальчик и девочка. Мальчик держал за привязь Бонни, а девочка сжимала в руках только что высвобожденного из клетки Роберта. Они, улыбаясь, протянули свои находки Ивлин.

– Миледи, – пропела девочка.

Ивлин смущенно улыбнулась, взяла веревку, к которой была привязана Бонни, и сунула себе под руку Роберта.

– Спасибо, – сказала она.

– Спасибо, – повторили за ней дети и захихикали.

Себастьян с карканьем уселся на крышу дома. Завидев его, люди в толпе изумленно и восторженно заохали. Ивлин еще раз окинула взглядом собравшихся горожан, а потом повернулась и зашла в дом.

Ее глаза не сразу привыкли к полумраку, царящему внутри, и потому она была вынуждена остановиться, моргая глазами и прислушиваясь к гулкому биению своего сердца. Позади нее заскрипела и захлопнулась дверь. Ивлин вздрогнула и принялась озираться по сторонам.

– Ты боишься меня, девушка? – услышала она хрипловатый голос, доносившийся из глубины помещения. Ивлин опять повернулась, пытаясь увидеть обращающегося к ней человека.

Он сидел на деревянном кресле с высокой спинкой и подлокотниками сразу за огромным очагом, полным тлеющего торфа. Ивлин поразилась, до чего старым оказался Ангус Бьюкенен. Внутри было довольно тепло, но глава клана был одет так, будто ему предстоял зимний поход. На нем была шерстяная туника с длинными рукавами, длиной до икр, у горла из-под нее выглядывала нижняя рубаха, а сверху еще была надета безрукавка из теплой овечьей шерсти. С одного плеча на колени спускался длинный плед, на ногах были сапоги из толстой кожи. Его белые как снег волосы лежали на плечах и казались мягкими, словно пух одуванчика. Но в центральной части головы, прямо над седыми бровями, нависавшими над утопленными голубыми глазами, сияла лысина, усеянная старческими пятнами. Ангус носил длинную густую бороду, которая по сравнению с остальной растительностью на его голове казалась более жесткой, но была того же алебастрового цвета.

У Ивлин возникло странное чувство, будто она смотрит на древнего кельтского бога природы или на фантастического горного стража, охраняющего Лох-Ломонд. Он был старый, сильный, мудрый и… вечный.

Он улыбался ей, и Ивлин осознала, что не ответила на его вопрос.

– Я не боюсь вас, – ответила она и с гордостью про себя отметила, что ее голос совсем не дрожал. – Но я боюсь, что вы откажете мне во временном приюте.

Плечи Ангуса дернулись, будто он усмехнулся.

– Как тебя зовут, дитя?

Она сглотнула.

– Ивлин.

Брови шотландца слегка приподнялись, будто ему было тяжело даже двинуть вверх паутину морщин на лбу.

– Ивлин?.. – Его вопрос повис в воздухе.

Она знала, о чем ее спрашивал Ангус, но не знала, что ответить ему. Стоит ли ей назвать свою девичью фамилию, Годвин? Или может, ее фамилия все еще Маккерик, хотя своими последними словами Коналл лишил ее права называть себя так? На самом деле Ивлин хотела назвать старику все три фамилии – Годвин Бьюкенен Маккерик, потому что именно так она привыкла себя называть с тех пор, как оказалась в Шотландии.

Но если быть честной, ни одно из этих имен ей не принадлежало.

Ивлин вздернула подбородок.

– Я не знаю, сэр. Простите меня.

– Хм. – Ангус задумчиво кивнул. – Значит, это ты. Предсказание сбылось.

– Я… не понимаю.

– Появится женщина без имени и дома, одна, но двойная, в одеянии прежних времен, – произнес Ангус. – На нее укажут звери, которые будут подчиняться ей, и она принесет с собой великий мир.

Вождь смерил ее взглядом.

– Твоя накидка… Я узнал бы эти лохмотья среди сотен других. Ведь она принадлежит моей сестре? Минерве Бьюкенен? Наверное, она уже мертва.

Ивлин кивнула.

– Мне очень жаль, – сказала она.

Глаза Ангуса наполнились печалью, он прослезился, но продолжил:

– Одна, но двойная – это означает, что ты носишь ребенка.

Ивлин не могла не улыбнуться.

– А эти? – Ангус медленно поднялся со своего кресла, будто движение причиняло ему сильную боль, и двинулся вперед неловкой, но царственной походкой. Он остановился рядом с ней, ласковой рукой взял Бонни за морду и поднял ее голову вверх. – На них нет заклятия? Они следуют за тобой по собственной воле?

– Да. – Ивлин поморщилась. – Все, кроме Роберта. – Она показала на кролика. – Он был всю дорогу в клетке. Я не подумала о том, что нужно его отпустить на свободу.

– Роберт. – Ангус улыбнулся и посмотрел на овцу. – А это кто?

– Бонни, – ответила Ивлин. Она сунула руку в карман и вытащила извивающегося мышонка. – Это Усатик. А Себастьян сидит на крыше перед входом в дом.

– Здравствуйте, Усатик, – официально поприветствовал мышонка Ангус. Потом его мудрый взгляд остановился на Ивлин. – А где же черный зверь?

Перед мысленным взором Ивлин тут же возник образ Элинор. Ее сердце сжалось.

– Мы прошли почти весь путь вместе, но она… – Ивлин пришлось остановиться, чтобы перевести дух, – …заболела. Она не могла идти дальше. Может быть, она еще вернется…

Бьюкенен печально улыбнулся, будто знал, что волчица уже не вернется, но был слишком добр, чтобы сообщить ей об этом вслух.

– Моя сестра предсказала, что ты придешь, Ив. – Он замолчал, а потом опять продолжил: – Я знал, что твое появление будет означать смерть Минервы, но я и так предчувствовал это. Мы очень нуждаемся в мире, который ты несешь с собой.

Ивлин хотелось верить словам старика о чудесном предсказании Минервы, благодаря чему ее появление в городе стало таким праздником. Но она устала от лжи и полуправды. Может быть, ее появление действительно было предсказано. Ивлин уже не отличала фантазию от реальности и решила, что не станет врать насчет истинной причины своего появления.

– Я не принесла вам мира, – сказала Ивлин. – На самом деле вы, наверное, откажетесь от меня, когда я поведаю вам о причине, которая заставила меня прийти в ваш город. Но я клянусь вам, и это правда, что у меня… правда нет дома.

Ангус Бьюкенен взял ее лицо в холодные, морщинистые руки.

– Дитя мое, я ни за что не откажусь от тебя. Никогда. Добро пожаловать. – Он поцеловал ее в обе щеки, потом подвел к своему сиденью. – Отдохни. И скажи мне, где твой мужчина, отец твоего ребенка? Я надеюсь, он не умер.

– Нет. – Ивлин неловко устроилась в похожем на трон кресле. – Он вернулся к себе домой. Ему не нужна ни я, ни наш ребенок.

– Надо же! Что же это за человек такой, позволь тебя спросить! – яростно воскликнул старик, ставя рядом с ней другой стул. – Это просто дурак, а не мужчина!

– Этого мужчину зовут Маккерик, – заставила себя сказать правду Ивлин. – Коналл Маккерик.

Ангус охнул, его дыхание стало тяжелым и прерывистым. Его рука поползла к груди и судорожно схватилась за рубаху в области сердца.

– Маккерик? – прохрипел он. Его глаза закатились, и он без чувств упал на кресло.

* * *

Серый волк следовал за ними через всю долину, он бежал рядом с тропой, повторяя их путь, словно призрак, в густом подлеске. Они его не видели, но постоянно чувствовали его присутствие. Дождь не прекращался, и ледяные капли били по спинам. Не утихала и боль в зубах, тупая, пульсирующая, сводящая с ума.

Коналл не переставал думать о сером звере. Голова уже просто трещала от навязчивых и пугающих мыслей. Ив находилась сейчас в зоне злобного проклятия, а демон, который был каким-то образом связан со всем этим, теперь шел с ними, то есть вслед за ней. Как бы быстро ни несся вперед Коналл, с такой же скоростью бежал за ним и серый монстр. В этой гонке не было победителей. Она несла с собой смерть и разрушение, страх, боль и сожаление. Коналл чувствовал все это в воздухе долины.

«Я выполнила твою просьбу. Твой сын в безопасности».

Эти слова Ланы остановили зверя, но теперь они душили трех путешественников, словно накинутый на шею аркан. Лана Маккерик отказалась объяснять их значение Дункану и Коналлу, хотя Дункан преследовал мать, настаивал и требовал ответа, ругаясь и топая ногами, в то время как Коналл угрюмо молчал.

Он уже сам разрешил эту загадку. В конце концов, он был совсем не идиотом.

Коналл и Дункан разительно отличались друг от друга. С самого раннего детства Коналл помнил, что мать постоянно баловала и опекала его брата. Действительно, разве он не видел, как рада была Лана, когда он ушел из города, чтобы пожить в доме Ронана? И сейчас Коналл знал, чему она радовалась – тому, что ее собственный сын мог править кланом в его отсутствие.

Коналл был уверен, что его «отец» – может быть, он должен называть его просто Дэр? – так никогда и не узнал правды, иначе Коналла ни за что бы не воспитали как будущего вождя и главу клана Маккериков. Дэр выбрал более сильного, более ловкого и высокого в качестве своего наследника. Но его выбор пал не на родного сына.

Конечно, волк будет преследовать его. Любимого сына женщины, которую он проклял. Отпрыска Минервы Бьюкенен.

Теперь есть тому объяснение, почему дела в городе Маккериков стали идти лучше. Ив на самом деле не была Бьюкенен, зато им был Коналл. И как только его семя пошло в рост в ее чреве…

«Пока ребенок Бьюкененов не будет править Маккериками…»

Однако Коналл не понимал, почему тогда умерли Нонна и их маленькая девочка. Еще есть много вопросов, на которые пока нет ответа! Он должен радоваться, что Ив оказалась не из клана Бьюкененов, иначе их союз был бы кровосмешением.

Коналл мрачно усмехнулся. Лана устремила на него тревожный, виноватый взгляд. Но Коналл отвел глаза. Он не мог смотреть на нее. Все эти годы он жил во лжи. Лана обещала, что все объяснит, когда они дойдут до Бьюкененов. Оставалось немного подождать.

Он не знал, где теперь его дом. Он не принадлежал роду Маккериков, но и жить с Бьюкененами тоже не мог. Его лишили самого главного – принадлежности к роду.

Теперь он просто человек, который отчаянно хочет разыскать двух людей, которые, без сомнения, принадлежат ему! Это Ив и их ребенок.

Постепенно путники подошли к высокому перевалу и, как по команде, остановились и уставились на ведущую вверх каменистую тропу. Все они знали, что за перевалом их ждет новая судьба. Ясно, что с прошлым навсегда покончено, но будущее было весьма туманным.

Коналл через голову матери взглянул на Дункана. В его глазах он прочитал растерянность и злость. Коналл знал, что после того как спустятся, они перестанут быть братьями.

Но не станут ли они тогда врагами?

Неожиданно Дункан прищурился, и его лицо стало жестким, будто ветер шепнул ему то, о чем сейчас думал Коналл.

– Ну, давайте покончим со всем этим, – резко кивнув головой, заговорил Дункан. – Я этого хочу. А ты, Коналл?

Он тоже кивнул в ответ.

Лана отправилась вверх, не проронив ни слова.

Вслед затем они услышали печальный, нетерпеливый вой серого волка. Звук эхом прокатился по долине и, казалось, коснулся самого неба.


На мгновение Ивлин показалось, что она убила Ангуса Бьюкенена. Старик замертво упал на кресло и лежал без движения. Ивлин вскочила со своего кресла, а Бонни принялась бегать кругами и отчаянно блеять от страха.

– Сэр, – прошептала Ивлин, наклонившись к шотландцу. – М-м-м… Ангус? – Она не знала, как к нему обращаться. – Сэр, ответьте мне, пожалуйста.

Он застонал, и сердце Ивлин вновь начало биться.

– Ох, слава Богу, – шептала она, а потом вдруг неожиданно громко обратилась к вождю клана: – Я сбегаю за помощью, Эндрю Бьюкенен стоит прямо за дверью.

– Нет, – прошептал Ангус и не дал Ивлин уйти, положив свои тонкие пальцы ей на предплечье. – Прошу тебя, не надо поднимать тревогу. Просто помоги мне… выпрямиться… пожалуйста.

Ивлин продолжала считать, что Ангусу необходима помощь, но она все же послушалась его и помогла ему подняться. Несмотря на кажущуюся плотность, Ивлин для себя отметила, что на самом деле Ангус весил чуть больше Бонни.

Не сразу, но в конце концов он смог усесться как следует. Он вспотел, был бледным, особенно губы; его голова все еще беспомощно падала ему на грудь. Дыхание было прерывистым.

– Они уложат меня в постель быстрее, чем успеет мигнуть лягушка, – прошептал старый шотландец, глядя потускневшими глазами на пол перед собой. – Думают, что мне пойдет на пользу, если они будут обращаться со мной как с инвалидом, но мне-то лучше знать, что это не так, – еле дыша, закончил он и поднял взгляд на Ив, стоявшую перед ним во весь рост. – Сядь рядом, дитя. – Он махнул в сторону своего кресла. – Мне больно высоко поднимать голову.

Ивлин неохотно села, на всякий случай наметив самый короткий путь к двери. Она заметила, что овечка продолжает метаться, и крикнула ей:

– Бонни, ко мне!

Она подбежала и положила свою маленькую головку ей на колени. Усатик испуганно выскочил из кармана, упал на пол и кинулся в зазор между стеной и мощеным полом. Роберт устроился на шерстяной подстилке возле очага и выглядел очень довольным, хотя Ивлин не помнила, в какой момент она выпустила его из рук.

– Прости, что напугал тебя, Ив, – произнес Ангус. Теперь его голос звучал увереннее, но говорил он по-прежнему с придыханием. – Мое сердце… оно довольно слабое. Похоже, уже хочет остановиться. А услышав… это имя…

– Простите меня. – Ивлин наклонилась к нему. – Я немного знаю о вражде, которая существует между вашими кланами. Конечно, для вас это был удар.

Ангус усмехнулся.

– Да, ты права, хотя мне следовало быть готовым ко всему. – Ангус потер тыльной стороной ладони левую сторону груди. – Коналл Маккерик, – задумчиво произнес он, а потом посмотрел на Ив: – Он сын Дэра, не так ли?

Ивлин кивнула.

– Но ты не шотландка. Полагаю, ты пришла из Англии вместе с Минервой. – Старик пристально посмотрел на Ивлин. – Может быть, ты расскажешь мне обо всем, что с тобой случилось, дитя мое?

И Ивлин послушалась. Она начала свой рассказ с холодной как лед, кошмарной ночи, когда умерла Минерва. Поведала о том, как встретилась с Элинор и нашла хижину Ронана. Рассказала о появлении Коналл и о лжи, к которой ей пришлось прибегнуть. А потом о замужестве, ссоре, о том, как Коналл сообщил ей о проклятии и как она, в свою очередь, выложила ему всю правду о своем происхождении. Ангус слушал ее историю в полной тишине, только кивая в некоторых местах или удивленно поднимая брови. Ивлин, пока говорила, почти все время плакала. Стыд и сожаление слышались в ее голосе. Она полностью раскрылась перед этим невероятно старым шотландцем, незнакомцем, который был ее единственной надеждой.

– В результате он отказался от нас – от меня и ребенка, – закончила она, чувствуя себя совершенно измученной. – Своей ложью я разрушила веру Коналла в то, что он покончил с проклятием и принес мир своему клану. – Ивлин посмотрела на Ангуса, стараясь сохранять остатки гордости. – Теперь у меня правда нет дома. Я не знаю, позволите ли вы мне остаться в вашем городе, пока не родится ребенок. Как только определюсь, я покину вас. Может быть, это случится уже следующей весной. Я умоляю вас, сэр. Пожалуйста, ради моего ребенка.

Ангус нахмурился и ответил:

– Я не хочу, чтобы ты у меня что-то просила, Ив. В этом нет нужды. Я и так перед тобой в долгу за то, что ты заботилась о Минерве. Благодаря тебе в конце своего пути она не была одинокой, а я знаю, что она этого очень боялась. Я не расплачусь с тобой, даже если ты останешься у нас навсегда и тут вырастут твои дети и дети твоих детей.

Он наклонился и протянул ей руку. Ивлин вложила в нее свою ладонь.

– Твое появление было предсказано самой Минервой, в тот самый день, когда она ушла из города много-много лет назад и отправилась вместе с моей единственной дочерью в Англию. – Голос старика дрогнул от нахлынувших эмоций. – Твое появление для меня загадка. Я не понимаю, почему ребенок единственного сына Дэра Маккерика должен родиться на нашей земле и каким образом это принесет нам мир. Но я должен верить. Я возненавидел Маккериков с тех пор, как они отняли у меня самое дорогое. Нуда ладно, пусть Господь смилостивится надо мной, я должен верить.

Ангус сжал пальцы Ивлин.

– Ты останешься тут. И будешь жить, пока тебе здесь будет хорошо.

– Спасибо, – прошептала Ивлин. Она моргнула, и слезы, удерживаемые ресницами, покатились по ее лицу. – Я тоже не знаю, какой мир я принесу вам, но я благодарю вас.

Ангус кивнул, еще раз сжал ее пальцы и отпустил ладонь.

Но кое-что из сказанного старым шотландцем не давало ей покоя. Ивлин была уверена, что это не имело никакого значения. Но она извлекла урок из столкновения правды и лжи и чувствовала, что должна поправить Ангуса, уточнить.

– Но у Дэра Маккерика два сына, – заметила она. Ангус покачал головой:

– Я бы знал, если бы его жена родила во второй раз.

– Нет, тут вы правы, – поторопилась объяснить Ивлин. – Она рожала один раз, но сразу двух. Мальчиков-двойняшек.

– Это невозможно, – ласково, но настойчиво заявил Ангус. – У нее один сын, ты ошибаешься.

– Нет. Я встречалась с братом Коналла. Его зовут Дункан.

– Это невозможно. – Ангус покачал головой. – Лана Маккерик родила одного сына. Я точно знаю это, дитя мое.

– Я бы не стала лгать вам, сэр. Но откуда вы это знаете?

– Потому что Минерва помогала ей при родах, Ив, – пояснил Ангус. – Когда Дэр Маккерик напал на нас из засады, он не знал, что моя сестра спряталась в его собственном доме и помогла его единственному сыну сделать первый вздох.

Ивлин была потрясена. Она не могла скрыть своего удивления. На лице Ангуса Бьюкенена тоже застыло выражение полнейшей растерянности.

– Но, – заикаясь, проговорила Ивлин, – почему они…

И не успела задать свой вопрос. За дверью послышался шум, и через мгновение внутри появилась группа мужчин из клана Бьюкененов, сопровождавшая трех пленников – двух мужчин и одну женщину.

Эндрю Бьюкенен толкнул вперед одного мужчину. Тот упал на грязный пол, и шотландец плюнул на него.

– Они рыскали к северу от города. – Эндрю посмотрел на Ивлин. – Искали нашу спасительницу. – В его голосе слышались собственнические нотки.

Лежащий на полу мужчина поднял голову. Это был Коналл.

Глава 21

Еще никогда она не казалась ему такой красавицей. Грязная, явно безумно уставшая, но здоровая, довольная и в полной безопасности. Ив… Боже, как он скучал по ней. Как он ее любил. Слава Богу, что она добралась до города. Он так гордился ею.

Но Ив смотрела на него так, будто видела его в первый раз. Страх ледяным дыханием коснулся его, и Коналл задрожал.

– Зачем ты пошел за мной сюда? – тихо спросила она. Коренастый плотный Бьюкенен, который притащил Коналла сюда, пнул его сапогом в плечо. Коналл опять упал в грязь. Позади него раздался крик Ланы, протестующей против такого обращения.

– Говори, незнакомец. Кто ты и с какой целью пересек границу земель, принадлежащих клану Бьюкененов? – потребовал от него ответа этот гоблин.

Дункан разразился злобными ругательствами. Коналл медленно поднялся на руках, затем осторожно выпрямился и встал на ноги, не желая, чтобы на него опять набросились. Ив не спускала с него настороженного и сочувственного взгляда.

– Меня знают, – начал он, – как главу клана Маккериков. Я пришел за своей женой.

После этого заявления люди, стоящие позади Коналла, злобно заревели. Но он не отвел взгляда от Ив даже тогда, когда наглый Бьюкенен вытащил меч и опять схватил его за плечо.

Ив опустила взгляд. И только тогда слева от нее Коналл заметил старика, медленно встающего со стула.

– Прекратите, – скомандовал он голосом, который выдавал его преклонный возраст. Толпа смолкла. – Эндрю, отпусти их и выйди.

– Но, господин, – запротестовал задиристый шотландец, – они же Маккерики!

– Выйди, – сказал он, а потом посмотрел на остальных. – И вы все тоже. Я не боюсь этого щенка и его родни. – Когда руки, держащие Коналла, так и не отпустили его, старик пророкотал: – Слушайте меня!

Шотландец рывком выпустил его. Затем поклонился Ивлин, и Коналл ощутил тошнотворный приступ ярости, когда услышал его почтительное «госпожа».

Позади него завозился Дункан.

– Лучше бы тебе скорей отпустить меня, если хочешь себе добра, вонючая поросячья задница! – крикнул он.

Через мгновение в зале воцарилась гнетущая тишина. Старик заглянул через плечо Коналла.

– Лана Маккерик, – произнес он.

– Ангус, – ответила женщина. – Вот уж не думала, что увижу тебя опять. Прости за вторжение. – Она встала рядом с Коналлом и внимательно посмотрела на сидящую женщину. – Это она? Это… Ив?

Ивлин подняла голову и посмотрела на Лану.

– Да, я Ивлин.

– Что привело вас сюда, Маккерики? – спросил Ангус. – Я думаю, вам не надо объяснять, что вы тут нежеланные гости. Отвечайте и убирайтесь, а то я прикажу связать вас и кинуть на дно озера.

И тут вперед вышел Коналл.

– Как я уже сказал, я пришел за женой, – объяснил он. – А еще чтобы попросить у тебя прощения, Ангус Бьюкенен. Я прошу тебя снять с нас проклятие, которое наложила на наш клан твоя сестра.

Ангус фыркнул и произнес:

– Если верить Ив, она больше тебе не жена. Ведь ты отказался от нее. Теперь она стала частью клана Бьюкененов и находится под нашей защитой. – Старик смотрел на Коналла с явным презрением. – В конце концов, разве не этого ты хотел, Маккерик? Чтобы Ив была Бьюкенен? Теперь твое желание исполнилось. Я не прощаю тебя. Уходи.

Коналл стиснул зубы. Он увидел, что Ив покраснела и отвернулась.

– Да, в самом начале я действительно хотел этого, но теперь это не имеет для меня никакого значения.

Ив вскочила, отчего Бонни испуганно спряталась за ее кресло.

– Тогда почему ты оставил меня? – крикнула она. – Ты отрекся от нас, – она положила руки на выпирающий живот, – отрекся от невинного младенца, который не заслуживает такой участи! Ты оставил нас умирать в лесу, потому что мы больше тебе не нужны.

– Нет-нет, Ив, – возразил Коналл и шагнул к ней. – Я знаю, ты так подумала, но клянусь тебе, я оставил тебя совсем по другой причине.

– Ты лжешь! – топнув ногой, воскликнула Ив. – Ты обманом овладел мной, сделал мне ребенка, а когда обнаружил, что это не спасет тебя от проклятия, ты бросил нас, как мусор.

– О каком проклятии идет речь? – спросил Ангус. – Ты просишь у меня пощады, Маккерик, но я ничего не знаю ни о каком проклятии, хотя твой отец и заслужил его.

Лана умоляющим жестом протянула вперед руку:

– Ангус, Ив, на самом деле проклятие существует. Пожалуйста, выслушайте меня.

Ив холодно посмотрела на нее.

– Вы ничего не знаете об этом, и что бы вы ни говорили, лично для меня не будет иметь никакого значения. – Она глянула на Коналла, потом на Дункана, а затем опять пронзила Лану холодным взглядом. – Ангус Бьюкенен сказал мне, что вы родили только одного сына и что Минерва присутствовала при этом. Так кто же из них ваш сын? Вы можете сказать нам правду? Или жить во лжи – семейная черта всех Маккериков?

Лана побелела. Если бы любой другой человек обратился так к женщине, которую он считал своей матерью, Коналл бы впал в ярость.

Но это была Ив. И вопрос, который она задала, тоже мучил его. Он тоже хотел получить на него ответ, поэтому позволил презрительным словам Ив повиснуть в зале, подобно грязному белью.

Дункан выступил вперед.

– Да, мама, – произнес он. – Ты поклялась, что расскажешь нам правду, но, похоже, Бьюкенен знает о нашей жизни больше, чем следует. – Дункан посмотрел на старика. – Ты хочешь услышать объяснение, Ангус Бьюкенен?

Старый шотландец опять сел.

– На самом деле я требую его. Ив, садись, пожалуйста. – Он указал на кресло позади нее. – Ведь ты совсем не отдохнула.

Коналл хотел броситься к ней. Встать на колени и целовать ее руки. Или просто сидеть рядом и упиваться близостью. Но она взглядом запретила ему это сделать, поэтому Коналлу ничего не оставалось, кроме как встать рядом с Дунканом, оставив Лану стоять в одиночестве посередине зала.

– Проклятие действительно было – и оно существует до сих пор, – начала она свой рассказ. – Его наложила Минерва Бьюкенен. Но случилось это не в тот день, когда умер Ронан и твоя жена. – Лана сочувственно посмотрела в сторону Ангуса. – И она прокляла наш клан не из-за Дэра, – она сглотнула, – а из-за меня. Проклятие предназначалось мне.

– Мама! – воскликнул Дункан! – Какого черта?..

Лана жестом заставила его замолчать и продолжила:

– Минерва и Ронан жили в хижине почти целый год – с той самой поры, как Ронан поссорился с Дэром. – Она опять глянула на Ангуса. – Я думаю, что ты с сестрой тоже поссорился?

Ангус с сожалением кивнул.

– Я потребовал, чтобы она прекратила себя так вести. Она уже была взрослой женщиной, но так и не вышла замуж, отвергая каждого, кто хотел назвать ее своей женой. Старая дева, целительница, наделенная мудростью, к услугам которой прибегал весь наш клан. И вела себя как сумасшедшая, причем с братом мужчины, которого она с таким презрением отвергла.

Лана на мгновение поджала губы, а потом заметила:

– Да, Минерве уже было за тридцать, когда я познакомилась с ней. И правда слишком поздно, чтобы предаваться девичьим мечтам о свадьбе.

Она перевела дух и продолжила:

– В ту ночь, когда Ронан должен был встретиться с тобой, Ангус, он привел Минерву ко мне, причем против ее воли. Он знал, что Дэра не было и что его брат в последнюю очередь будет искать Минерву в своем собственном доме. Ронан понимал, что Дэр каким-то образом попытается его остановить. Поэтому Ронан привел Минерву ко мне, чтобы я защитила его женщину и его новорожденного сына.

– Боже правый! – прошептал Ангус и прижал руку к груди.

Дункан сел на пол у ног Коналла, который так и остался стоять, несмотря на волнение, сжимавшее его сердце. Он услышит горькую правду о себе в присутствии любимой женщины и поведет себя как мужчина, собрав в кулак свою гордость. Это все, на что он сейчас способен.

Лана заломила руки и посмотрела на двух мужчин, которых она называла своими сыновьями.

– Ему было всего две недели от роду. Он был очень маленький и слабенький. Минерве и Ронану тяжело жилось в хижине. Младенец не брал грудь, и потому молока у Минервы с каждым днем становилось все меньше и меньше. Но она старалась изо всех сил. И хотя ребенок был очень болезненным, она о нем заботилась и очень любила. В ту ночь у меня начались схватки. Это случилось сразу после того, как стало известно о предстоящем сражении. Минерва очень боялась за Ронана, но она не ушла и осталась со мной, пока я не родила сына. – Слезы катились по ее немолодому, морщинистому лицу, которое Коналл любил всю свою жизнь.

– Когда мой сын наконец родился, Минерва тут же помчалась к Ронану – к «половинке своей души», как она называла его. Но она понимала, что там очень опасно, поэтому никак не могла взять с собой ребенка. Она заставила меня поклясться, что я позабочусь о нем, а я не смогла ей отказать. Ведь она позаботилась обо мне и моем ребенке.

У Коналла сжалось сердце.

– И она так и не пришла… за ним? – спросил он.

– Ох, – выдохнула Лана, заламывая руки. – Она вернулась, но только очень нескоро. Прошло много времени, и я подумала, что она умерла, как Ронан. А может, сама лишила себя жизни.

Старик застонал, и Коналл увидел, как он закрыл лицо руками.

– Ох, прости меня, Минерва. Я думал… что она поступит именно так и принесет бессмысленную жертву, кинув свою жизнь в могилу. Я… не дал ей уйти. Я сам обезумел от горя и запер ее. Обвинил ее во всем.

Лана немного помолчала, а потом продолжила:

– Дэр вернулся после битвы сломленным человеком. У него в голове что-то повредилось, он не мог смириться с потерей брата. Он проклинал Бьюкененов, Минерву. Я не знала, как он себя поведет, когда выяснится, что я приютила ее сына, и очень переживала.

– Что ты сказала ему, мама? – тихо спросил Коналл. – О двух детях?

– Я сказала ему… да ничего не сказала. Он решил, что вы наши близнецы. – Лана слегка улыбнулась. – Минерва ушла, ее ребенок проголодался, а я была слишком слаба, чтобы принести ему козьего молока. Поэтому я дала ему грудь, и он взял ее. В таком положении Дэр и застал нас… троих. – Она с любовью посмотрела на Дункана и Коналла.

– Но она ведь вернулась, мама, – напомнил ей Дункан. – Значит, ты ей отказала?

– Да, – едва слышно созналась Лана. – Не напрямую, потому что я боялась встретиться с ней с глазу на глаз. Когда она пришла, я спряталась в доме и не отдала ребенка. Я повела себя как последний трус. Дэр узнал, что она как безумная бродит по лесу со своим диким волком, и пошел к ней. Я испугалась, что один из них может убить другого. Я могла бы остановить это, сказать правду Дэру и отдать Минерве ее сына. Но если бы он узнал, что из-за его гордыни ребенок потерял отца, то не выдержал бы этого и окончательно сломился. А Дэр и так очень страдал!

Лана на мгновение закрыла глаза, а потом продолжила:

– А малыш рос не по дням, а по часам. Он становился все сильнее, все крепче. Молока у меня хватало для вас обоих, и я полюбила сына Минервы так же неистово, как и своего собственного. Я боялась, что он пропадет с ней. Минерва была сама не своя от горя, она скиталась вдали от своего клана. К тому времени молоко, которое у нее еще оставалось, уже должно было пропасть. – Она отвернулась. – Но теперь я признаюсь в своей жадности. Вы оба были нужны мне. Я слышала, как Минерва кричала и звала меня, когда бродила в ближнем лесу, но я продолжала молчать. Вот тогда она и прокляла наш клан. Не после сражения, не над телом Ронана. Она прокляла Маккериков из-за меня. И никогда никому об этом не говорила.

Коналл услышал, как кто-то всхлипывает. Он поднял голову и увидел, что по лицу Ив катятся слезы. В ее глазах были ужас и сочувствие. Она глубоко вздохнула и задала Лане главный вопрос:

– Кто же из них сын Минервы? Коналл вышел вперед.

– Это я, Ив. Ты еще не поняла? Ты не Бьюкенен… но проклятие все равно исчезло… – Он посмотрел на Лану. – Мама, скажи ей, что это я.

– О, Коналл, – прошептала она. – Дорогой, чудесный, храбрый Коналл. Любимый мой мальчик, прости меня. – Ее улыбка стала еще печальнее. – Это Дункан.

Ивлин не знала, кто испытал большее потрясение – Коналл, Дункан или Ангус Бьюкенен. В зале наступила тишина, наполненная невысказанными эмоциями пятерых людей, оказавшихся здесь, внутри здания. Ивлин тоже поразила печальная история Ланы Маккерик. Реальность оказалась совсем не такой, какой она представлялась ей раньше. От нахлынувших чувств ее живот внизу вдруг болезненно сжался. Она ахнула, но никто этого не заметил. В этот судьбоносный момент она и сама тут же забыла о боли.

– Нет, – простонал Дункан, падая вперед и закрывая лицо руками. – Мама, дорогая, скажи, что это не так!

Коналл отступил на два шага назад и прислонился к стене. В его лице не было ни кровинки. Он был бледен как полотно и с ужасом смотрел на мужчину, который корчился на полу. Теперь он больше не был его родным братом.

– Дункан, – с трудом выговорил Коналл. – Дунк, это ничего не значит. Это ничего не меняет.

Ангус Бьюкенен тоже не сводил глаз с Дункана. Ивлин поняла, что теперь он смотрел на него, как на частицу той старой, седовласой целительницы, которая умерла у нее на руках.

– Это меняет все, – сказал Ангус. Он очень медленно встал под пристальным взглядом Ивлин, которая боялась того, что старому вождю клана опять может стать плохо.

Лана с рыданиями бросилась к Дункану и, упав перед ним на колени, обняла его. Он попытался высвободиться, но пожилая женщина еще крепче вцепилась в него.

– Послушай Коналла, Дункан, – умоляла она его. – Он говорит правду! Да, я поступила ужасно, но это только потому, что так сильно любила тебя! Ты все равно мой, ты наш! Все равно Маккерик! Твой отец был…

Тут Дункан вскочил, и Лана упала. Его тонкое лицо покраснело и исказилось от боли, из глаз текли злобные слезы.

– Я не знаю своего отца! – крикнул он. – Все эти годы, когда отец, то есть Дэр, отдавал предпочтение Коналлу, – и он указал рукой на мужчину, стоящего у стены, – я думал, что дело во мне, потому что был слабым, никчемным…

– Дункан, ты никогда не был никчемным, – возразил Коналл.

– Ты ничего не знаешь! – выдохнул Дункан и вытер глаза рукой. – Дэр думал только о тебе. Он растил тебя как будущего вождя клана, он подыскал тебе невесту, обеспечил тебе будущее, а я должен был вечно держаться за материнскую юбку. Но ты плевал на все, что давал тебе отец! Ты не любил Нонну, но все равно взял ее. Так же и с кланом! Ты не мог любить наших людей, – он горько рассмеялся, – настолько, чтобы забыть о гордыне и спасти их! Такая цена была слишком высока для Коналла Маккерика!

Дункан тяжело перевел дух и продолжил:

– А я хотел помочь им. Я был готов отдать Ангусу Бьюкенену собственную задницу, если бы знал, что это облегчит жизнь людей нашего клана. И я действительно помог им! Когда ты ушел в хижину Ронана, я без устали работал, добывал еду, возвращал людям надежду и улыбки! И я преуспел в том, в чем ты потерпел неудачу! Во всем!

Коналл стиснул зубы. Его сердце замерло.

– Я знаю, Дункан, ты лучше меня.

– Черт подери, ты прав! – Дункан сжал ладони в кулаки и с яростным воплем потряс ими в воздухе. – Но что мне с того, а, Коналл? Скажи мне! Для меня нет места в моем собственном доме!

Ангус Бьюкенен шагнул к Дункану, протянув к нему тонкую дрожащую ладонь.

– Для тебя есть место здесь, – прерывающимся голосом произнес он. – Ты сын моей сестры… – Ангуса опять стала одолевать одышка, – …мой племянник.

Дункан развернулся к нему:

– Мне не нужна твоя помощь, старик! Ты тоже виноват во всем этом!

Лана Маккерик, все еще стоявшая на коленях, протянула руку к Дункану.

– Пойдем домой, Дункан. Все будет хорошо, вот увидишь, – взмолилась она.

– Я никуда с тобой не пойду, лживая женщина, – заявил Дункан, а потом посмотрел на Ивлин. Она прикрыла глаза, будто ей было очень стыдно. – Мне очень жаль тебя и жаль ребенка, которого ты носишь. Это правда.

Потом он опять повернулся к Ангусу Бьюкенену.

– Если у тебя осталась хоть капля уважения к сестре – женщине, которая дала мне жизнь, то проводишь меня до дверей и прикажешь, чтобы меня не трогали, пока я не покину твою землю.

– Дунк, не уходи один, – попросил его Коналл.

– Ты… – с презрением воскликнул Дункан, – больше мне не брат, не друг, не господин. Ты мне никто. Все вы! – Он опять глянул на Ангуса. – Так что скажешь, старик? Ты поможешь мне выйти отсюда или я умру за твоей дверью?

Ангус кивнул. На его лице появилось тяжелое выражение покорности судьбе.

– Пойдем, – сказал он и направился к выходу. Дункан пошел следом.

Лана кое-как поднялась на ноги, собираясь кинуться за ним, но Коналл остановил ее, положив руку ей на плечо.

– Оставь их, мама, – посоветовал он ласковым тоном, какого, по мнению Ивлин, эта женщина совсем не заслуживала. – Дункану нужно время. Это самая малость, которую мы можем ему дать.

Лана повернулась и с рыданиями упала на грудь Коналла. Ангус вернулся в зал один и рухнул в кресло.

Ивлин почувствовала, как судорога опять сжала низ живота. На этот раз она была более болезненной и ударила ее, словно гигантский утыканный шипами кулак. Ивлин застонала сквозь сжатые зубы.

Нет, такого не может быть. Ребенку еще рано появляться на свет.

Потом Коналл отстранил Лану и встал перед ней, опустив руки. На его лице было написано глубочайшее сожаление.

– Теперь ты все знаешь, Ив, – сказал он, его янтарно-карие глаза с нежностью смотрели на нее.

– Что я теперь знаю? – прошептала она. Еще одна резкая волна судорог охватила низ живота.

Коналл нахмурился.

– Знаешь, почему я покинул тебя, – объяснил он. – Я испугался, что раз ты не Бьюкенен и наш ребенок не будет Бьюкененом, то проклятие Минервы перейдет на тебя и может причинить тебе вред. Поэтому я решил уйти от вас, чтобы обеспечить вам безопасность, до тех пор пока сам не поговорю с Ангусом.

Ивлин почувствовала боль в сердце, более сильную, чем спазмы в животе.

– Ты ушел от нас, чтобы мы были в безопасности? – переспросила она и недоверчиво рассмеялась.

– Да. – Коналл бросился перед ней на колени, – я пошел за Дунканом и мамой. Я хотел объяснить им, какие ужасные вещи я совершил и что попытаюсь сделать все для того, чтобы исправить положение. А потом я собирался прийти за тобой!

Ивлин покачала головой, глядя в эти глубокие янтарные глаза. Низ живота горел от боли. И только когда спазм прекратился, она смогла заговорить:

– Я не верю тебе. – Ивлин почувствовала, как слезы покатились по ее щекам. – Ты с самого начала меня обманывал. Я тебе была не нужна. Ты только… хотел получить от меня то, что, как тебе казалось, я могла тебе дать.

– Я люблю тебя, Ив, – прохрипел Коналл сквозь сжатые зубы. – Я готов умереть за тебя. Я сделаю все, что ты попросишь. Я хочу прожить с тобой всю жизнь.

Ивлин не могла позволить словам Коналла тронуть ее сердце. Она не хотела, чтобы он опять разбил его. Вдруг Ивлин почувствовала влагу внизу живота. Боль стала тупой и пульсирующей.

– Я не верю тебе, – повторила она. – Я не хочу больше жить с тобой. Я не люблю тебя. Оставь меня.

– Ив, пожалуйста, – хрипло проговорил Коналл. Его лицо исказилось, он наклонил голову так, что его щека чуть не коснулась колена Ивлин. – Дай мне возможность доказать тебе…

– Оставь меня, – повторила Ивлин, смотря в сторону дверей. Ей было все равно куда смотреть, но только не в эти золотистые, полные страдания глаза. – У тебя это хорошо получается. Уходи.

– Нет! Я не оставлю тебя! Я буду бороться! Я…

Ивлин не заметила, как Ангус пошел к дверям. Она увидела, как полудюжина мужчин клана Бьюкененов вдруг заполнили зал. Ангус прервал излияния Коналла.

– Уходи, Маккерик, – произнес он холодным тоном, – сделай то, о чем просит эта женщина. Я не хочу, чтобы тебя пинками выставили отсюда. Ив и так слишком много из-за тебя пережила.

Коналл быстро взглянул через плечо назад, но тут же опять повернулся к Ивлин. Его рука легла на кожаный мешочек, висевший на шнурке. Сердце Ивлин дрогнуло, и она чуть не сдалась.

– Ив, пожалуйста, – прошептал Коналл и посмотрел на ее живот. – Я люблю вас обоих!

Дыхание Ивлин прервалось. Ей было так больно, что она не могла больше говорить.

– Уходи, – выдавила она с трудом. Ангус махнул в сторону Коналла и Ланы.

– Возьмите их и выкиньте отсюда. И смотрите, чтобы они не вернулись назад.

Две пары рук схватили Коналла и потащили. Он взревел:

– Нет! Ив, нет! – Его тащили, но Коналл продолжал кричать: – Я вернусь за тобой, клянусь! Ив, я люблю тебя!

Ангус захлопнул дверь, приглушив тем самым отчаянные вопли Коналла, и повернулся к Ив. Сейчас глава Бьюкененов выглядел еще дряхлее, чем тогда, когда она увидела его впервые.

– Они… – Ивлин едва дышала, – …ведь не причинят ему вреда?

– Нет, если он не ударит первым. – Старик вздохнул и сел, опять потирая левую сторону груди. Его взгляд был полон печали. – Ты правда этого хочешь? Ты уверена, дитя мое?

– Я не могу… – Ивлин закрыла глаза и попыталась обуздать пронзительную боль. От напряжения у нее даже заныли зубы. Сердце и живот боролись зато, кто первым убьет ее. – Я не могу думать о нем сейчас…

Она посмотрела на старика, чувствуя, как неизбежный страх охватывает все ее существо.

– У меня начались схватки.

Глава 22

Ивлин горела, мерзла в бесконечном ледяном аду. Вот уже два дня она боролась с болью, лихорадкой и сокрушительными приступами страха. Ее спасали лишь короткие периоды забытья между приступами, когда ее измученное тело и разум в отчаянии проваливались в пустоту.

Женщины клана ухаживали за ней и делали все аккуратно, нежно и умело. Они тихо переговаривались между собой на гэльском. Но время шло, и вскоре уже стало не важно, что Ивлин не понимает их слов. Сухой тон их речи, короткие, торопливые приказания говорили сами за себя.

Дела шли плохо.

Женщины делали отвары, измельчали травы, готовили мази, они держали Ив за руки, гладили и промокали лоб. Но ничто не снимало боли. Она страдала от мучительного давления ребенка, жаждущего выйти из ее тела.

Ее ребенок. Ее и Коналла Маккерика. Роды наступили на два месяца раньше срока. Поэтому шансы, что ребенок выживет, были очень малы.

Ивлин пыталась сконцентрироваться и повторить то, чему учили ее женщины клана. Они показывали, как надо глубоко и медленно дышать, прижимая голову к животу. И все это время она продолжала ненавидеть Коналла Маккерика. Не за ту физическую боль, которую она сейчас испытывала, а за то, что он так мало любил ее и будущего ребенка, что не удостоил их правды. Огромный дом Ангуса Бьюкенена был полон крови, пота и агонии, и Ивлин чувствовала, что вряд ли она и ребенок выживут. Но если ее дитя умрет и она останется жить в этом мире совсем одна, без Коналла, Элинор и младенца, то она знала, как поступит. Ивлин просто уйдет однажды в лес и больше никогда не вернется.

Но похоже, ей не придется совершать такой греховный поступок. Голоса женщин постепенно смолкали, словно покрываясь серым туманом, и Ивлин была очень рада этому моменту спокойствия. Острая боль ушла, и гудящее оцепенение покрыло ее бесчувственное тело. Ивлин слышала испуганные голоса женщин, зовущих ее откуда-то издалека, но она позволила своим глазам закрыться, позволила медленному биению сердца убаюкать ее, перенести в мир серого сияния и мягкого белого света. Тихий, прохладный, спокойный мир… и падающий на рассвете снег.

Ивлин опять была в Каледонском лесу. Она отчетливо видела шершавую кору на деревьях, вдыхала аромат лесной подстилки. Наконец она могла вдохнуть полной грудью, заполнить легкие свежим запахом листвы и почувствовать прохладный ветер. Но Ивлин не видела себя. Казалось, будто ее душа покинула тело и теперь летала, бесформенная и невесомая, в сумеречном свете леса.

А снег действительно шел. Миллионы блестящих, как звезды, снежинок нежно падали вниз, но сразу таяли, попав на качающиеся бутоны диких цветов, в обилии покрывавших бесконечным зеленым ковром каменистую насыпь под старым дубом.

На камнях сидела Минерва Бьюкенен. Ее мудрое лицо светилось спокойствием.

– Здравствуй, Ив, – с мягкой улыбкой позвала ее старая женщина. Ее блестящие черные глаза уставились в снежный воздух над ее головой, будто она чувствовала ее присутствие. – Почти конец, не так ли? Я рада, что ты пришла.

Ивлин хотела ответить Минерве. Хотела задать ей так много вопросов в этом тихом, умиротворенном месте, где не было ни боли, ни страха. Но почему-то она не могла издать ни звука. Ветер немного усилился, заставляя снежную завесу под крутым углом бросаться на колышущиеся ветви деревьев.

– Я хочу поблагодарить тебя, Ив, – говорила Минерва. – С тех пор как у меня забрали моего мужчину и ребенка, я отдала себя людям. Всю свою жизнь я отдавала, чтобы не сломаться от горя и не чувствовать пустоту в сердце. Я пообещала Ронану, что сохраню нашу любовь, и рада, что мне удалось это сделать. Я дома, – таинственно продолжила Минерва. – Мой сын знает меня. И он любим. Скоро я стану свободной. – Она опять посмотрела в ее сторону, где кружились снежинки. – Люби его, Ив. Люби их всех. Мы с тобой пришли сюда вдвоем, и каждая из нас, казалось бы, была в полном одиночестве. Но на самом деле это не так. – Она приложила руку к груди. – За каждое твое страдание я втройне воздам любовью. За каждую потерю одарю новым сокровищем. За каждую слезу пошлю две улыбки. – Она остановилась. – Люби их всех. Вместо меня. Я отдала их тебе в ту ночь, когда покинула эту землю. Ты помнишь? Кровь на твоей губе? – Минерва кивнула. – Тебе еще долго будет больно, но… люби их. Каждый из них – это дар.

Вдруг Минерва повернула голову и уставилась куда-то мимо того места, где, как казалось Ивлин, она сейчас находилась. Глаза старой целительницы наполнились любовью – спокойной любовью мудрой женщины.

– А вот и мой друг. Прощай, Ив. Все будет хорошо.

Ивлин вернулась в сознание и закричала так, что кровь чуть не вскипела у нее в жилах. Ее пожирала дикая боль, она горела, а перед глазами было лицо Коналла. Она услышала, как выкрикнула его имя.

Он был нужен ей. Боже, как же он сейчас был нужен ей! Она чувствовала, что сходит с ума от страха и боли…

Боль немного утихла, но вдруг опять накатилась с такой силой, что Ивлин исторгла еще один раздирающий горло крик.

А потом ей на лоб легла прохладная узкая ладонь. На одно мгновение Ивлин показалось, что она сейчас увидит над собой острое лицо Минервы. Но это был ее сын, Дункан.

– Привет, – ласково произнес он. – Я помогу тебе, Ив, ты слышишь меня?

Ивлин удалось кивнуть, а потом она выгнулась для еще одного пронзительного крика. Она хотела умереть.

– Эй, женщина, – отвернувшись от нее, позвал Дункан, – встань позади Ив и возьмись за поясницу. Нам нужно ее приподнять.

Ужас раскаленным жалом пронзил ее разум.

– Нет! – завизжала Ивлин. – Не трогайте меня!

Но она уже чувствовала, что плечи пошли вверх. Ее будто перебросили через порог невообразимой боли, и Дункан опять появился перед ней.

– Мы должны поторопиться. – Он встал на колени между ног Ивлин и положил руку ей на живот. – Ив, давай вдвоем поможем твоему ребенку появиться на свет. Ну же!

– Нет! – Она пронзительно завизжала, когда самая сильная схватка пронзила ее тело, не давая дышать. Ивлин хотела выгнуть спину и вытянуть ноги, но женщина позади нее и Дункан согнули ее, словно тонкий весенний прутик.

– Ради Христа, Ив, тужься! Сейчас!

Ивлин напрягла низ живота. И вдруг ее тело подчинилось ей, и на одно ослепляющее мгновение мир остановился. Она почувствовала ужасное, давление, а потом пустоту. Кровь потоком хлынула из нее, и напряженную тишину разорвали громкие крики.

Женщина сзади отпустила плечи Ивлин, и она упала на спину. Дункан поднял вверх руки. Он держал за ножки мокрого, маленького, безволосого младенца. Положив бесформенную массу красной плоти на ее опавший живот, Дункан приказал женщинам скорее остановить кровотечение, а сам придвинулся к Ивлин. Он взял ее слабые руки и положил в них теплое тельце лежащего на боку ребенка.

– Держи его. Держи своего сына.

Ох, это был мальчик. И он не двигался. Его глаза были закрыты, и дыхание не поднимало хрупкие ребрышки, обтянутые тонкой кожей. Между ее ног устроились две женщины с огромной стопкой тряпиц, водой и травами, но Ивлин не чувствовала, что они там делали.

– Дункан? – воскликнула Ивлин. – Дункан!

– Держи его, – повторил шотландец. Затем он засунул палец в крохотный рот младенца и, наклонившись к нему, изо всей силы подул ему в лицо. Дункан сделал так один раз, потом другой, третий, а затем встряхнул его и похлопал ладонью. – Давай, парень! – крикнул он.

Ивлин закричала от страха, когда увидела, что красная кожа младенца стала приобретать синюшный оттенок.

Вдруг маленькая грудка дернулась, невероятно хрупкая ручонка затряслась, и еле слышное мяуканье сорвалось с голубоватых, опухших губ младенца.

У Ивлин не было никаких разумных объяснений тому, что она сделала после этого. Услышав слабый писк, она выхватила ребенка из рук Дункана и прижала его к груди.

– Детка! – всхлипывая, воскликнула Ивлин. – Услышь маму! Вздохни ради мамы!

Опять раздалось мяуканье, потом послышался кашель и наконец слабый, писклявый плач.

Дункан не выдержал и торжествующе рассмеялся. Он подвинулся повыше и поцеловал в лоб Ивлин и ее плачущего сына.

– Ты сделала это! – радостно воскликнул Дункан и обнял их обоих. – У тебя получилось!

Одна из женщин подошла к ней, держа мягкую шерстяную ткань, и энергично обтерла ею младенца, лежащего на груди Ивлин. Ее тело пульсировало от изнеможения, голова кружилась, но она чувствовала блаженное облегчение и покой. Ивлин погружалась в сон. Взгляд затуманился, очертания предметов стали двоиться.

– Дункан, – прошептала она поверх гладкой головы ребенка, – спасибо тебе.

– Тише, – торопливо прервал ее Дункан. – Побереги силы.

Но Ивлин должна была сказать это на случай, если больше не вернется из того тихого мира, который опять манил ее к себе.

– Я люблю его, Дункан. – Она сделала усилие и посмотрела на своего сына, запоминая каждую крохотную, прелестную черточку его лица, чтобы унести их с собой. – Скажи ему, скажи им обоим.

А потом Ивлин уснула. И на этот раз она больше не боялась.


Коналл сидел перед остывшим очагом в хижине Ронана и смотрел на потухшие, подернутые пеплом угли. Ему казалось, что он видит свое сердце – пустое, забытое, брошенное.

Он уже два дня один жил в хижине. Пробыв с Ланой неделю, он послал ее в город. Она была его матерью, и Коналл, конечно, очень любил ее. Но сейчас, зная о прошлом, о ее ошибках, он едва выносил общество этой несчастной женщины. Он не знал, что ответить, когда та спросила, что же ей рассказать людям в городе. На самом деле ему было все равно, что она им скажет. Они ничего не знали о Дункане с тех пор, как тот вышел из дома Ангуса Бьюкенена. Или он вернется домой со своим двоюродным братом и женой, или не вернется вовсе.

Ему нужно было время подумать.

Он должен найти способ добраться до Ив. Должен доказать ей, что любит ее. Что ему нужна именно она. Коналл хотел, чтобы она навсегда стала его женой, его другом. Хотел, чтобы они вдвоем растили их ребенка, стали настоящей семьей. Но он причинил ей так много зла, обманом заставил ее сделать то, чего она боялась больше всего на свете, а потом, испугавшись, покинул ее.

Он готов на все, лишь бы увидеть ее, поговорить с ней, узнать, все ли с ней в порядке. Как он скучал по ней, в этом доме, где он влюбился в нее. Каждый уголок хижины, каждый час, проведенный в тишине и одиночестве, напоминали ему об Ив. Коналл не мог есть, едва спал. Он только и занимался тем, что смотрел в очаг и размышлял…

«Что я могу сделать? Как я могу исправить это?»

Словно откуда-то издалека до него донесся скрип открывающейся двери. Но Коналл не повернулся, решив, что это ветер, отвлекающий его от горьких мыслей. Но ему было все равно, даже если бы на пороге появился мстительный серый волк.

– У тебя родился сын.

Слова, произнесенные знакомым голосом Дункана, произвели оглушительный эффект. У него чуть не остановилось сердце. Коналл медленно повернул голову. Если это был сон, то он боялся спугнуть его.

Дункан вошел в хижину и поставил огромную суму рядом с очагом.

– Я так и думал, что найду тебя здесь, трус ты распоследний, – сказал он и принялся раздувать пламя в очаге. Его лицо было жестким.

У Коналла зазвенело в ушах. Он покачал головой, но шум не прекратился.

– Что ты сказал? – спросил он хриплым голосом. Он почти разучился разговаривать.

Зеленые глаза Дункана на мгновение уставились на него.

– Я назвал тебя трусом, Маккерик. Ты хочешь это оспорить?

– Хочешь ты этого или нет, но ты тоже Маккерик, – сухо заметил Коналл. – Но до этого? Что ты говорил о сыне?

Дункан молча занимался очагом. Когда над торфом заплясали язычки пламени, он развязал сумку и вытащил оттуда бутыль. Сделав глубокий глоток, он закрыл ее и бросил Коналлу через дымовую завесу.

– Выпей. Ты теперь отец.

Коналл чувствовал тяжесть фляги в своих руках, чувствовал запах горящего торфа, поднимавшийся к потолку. Но ему казалось, будто мир остановился.

– Ив… родила? – не веря своим ушам, прошептал он.

– Да, – кивнув коротко, ответил Дункан.

– Но ведь еще слишком рано, – возразил Коналл, будто всерьез считал, что если убедит в этом Дункана, то преждевременные роды исчезнут сами собой. – Сентябрь. Август – самое…

– Роды были преждевременные, – перебил его Дункан. – И тяжелые. Ты должен об этом знать..

Кровь застыла в его жилах, горло сжалось.

– Ив? – выдохнул он.

Дункан смотрел на огонь. Его лицо посерело, он выглядел очень изможденным.

– Она потеряла много крови. Роды шли два дня. Ребенок не перевернулся, шел ножками и крепко застрял.

– Она… умерла, да? – прошептал Коналл, но сердце его кричало. Ему казалось, что оно никогда не перестанет кричать.

Дункан нахмурился, а потом презрительно сжал губы.

– Ты просто задница, а не человек. Неужели ты так плохо думаешь обо мне? Разве я не послал бы за тобой, если бы Ив умерла? Не сказал об этом сразу, как только появился тут?

У Коналла появилась надежда. Хрупкий, нежный, зеленый росток, пробившийся наружу из черной трясины его сердца.

– Она жива?

Дункан вскочил на ноги и взмахнул костлявыми руками.

– Конечно, жива, дерьмо ты собачье! Боже мой, Коналл! – Он схватил суму. – Знаешь что? Пошел ты ко всем чертям! Я пришел сюда, хотя поклялся, что ноги моей тут больше не будет. Я пришел сюда ради тебя! Ради Ив! А ты ведешь себя со мной… – Он не договорил и направился к двери.

Но Коналл упал с табурета и схватил Дункана за колени. Брат с криком рухнул на пол, но Коналл тут же схватил его за рубаху и приподнял вверх.

– Ты никуда не пойдешь, пока все мне не расскажешь, – прорычал он. – Что с моей женой и ребенком? Они здоровы? Отвечай! – Он встряхнул Дункана, словно кучу сухих листьев.

– Твой сын, – сплюнув, начал брат, – родился маленьким, слабым. Первые три дня мы не знали, выживет он или нет. То же самое и с Ив. У нее была лихорадка, и она до сих пор не встает с постели из-за слабости. Ей едва хватает сил на то, чтобы кормить ребенка.

– Когда? – воскликнул Коналл, чувствуя, что его начинает мутить. – Когда он родился?

– Ему было пять дней, когда я ушел из города. А теперь отцепись от меня.

Коналл прищурил глаза и спросил:

– Ты останешься? Расскажешь мне подробнее об Ив и сыне?

– Как ты думаешь, зачем я сюда пришел?

Коналл отпустил рубаху Дункана и помог ему подняться. Он начал было стряхивать с него грязь, но Дункан ударил его по рукам.

Коналлу было трудно смотреть в глаза своему двоюродному брату. Ему было стыдно.

– Я рад тебя снова видеть, Дунк, – сказал он.

Но Дункан проигнорировал его попытку восстановить мир. Он взял бутыль и вернулся к своему месту у очага. Коналл перевернул табурет и тоже сел.

– Я думал, что ты ушел из города Бьюкененов, – опять начал он, отчаянно стараясь вовлечь Дункана в разговор.

– Да. – Дункан хлебнул из фляги. – Я ушел в лес на пару дней. Но потом вернулся.

– Почему?

– Внутренний голос мне приказал вернуться. Я почувствовал, что нужен там. Ив нуждалась во мне. – Дункан помолчал, а потом закончил: – Ведь я пообещал тебе, что позабочусь о ней, если ты не сможешь этого сделать.

Коналл ощутил, как горячие слезы увлажнили глаза, как эмоции сдавили ему грудь. Мужчина, который сидел напротив него… Коналл был обязан ему всем. Он постарался хоть немного успокоиться, чувствуя, что иначе не сможет говорить.

– Она послала за мной? – с надеждой спросил Коналл, молясь, чтобы появление Дункана оказалось знаком того, что она простила его.

– Нет. – Короткое слово словно ударило Коналла. На мгновение он заметил сожаление в глазах Дункана. – Ив сказала мне, что любит тебя, но видеть тебя не хочет.

– Из-за того, как я с ней обошелся. Из-за единственного раза, когда я сказал ей неправду.

– Да. Из-за этой лжи.

Коналл разозлился.

– Но она ведь тоже солгала мне! – воскликнул он.

– Да, – кивнул Дункан. – Но она сделала это, чтобы спасти свою жизнь. А ты лгал, потому что на это тебя толкал эгоизм, твоя гордыня.

Слова Дункана ранили Коналла в самое сердце. Но он сдался без боя и опустил вниз голову, будто она была слишком тяжелая, чтобы удерживать ее поднятой.

– Тогда зачем ты пришел сюда? – устало спросил Коналл. – Чтобы наказать меня?

– Нет, глупец, – фыркнул Дункан. – Я пришел, чтобы помочь тебе вернуть Ив.

Коналл медленно поднял глаза и уставился на кузена.

– Думаешь, это возможно?

– Нет, если ты будешь торчать тут, как бородавка на спине жабы, это уж точно.

Коналл не выдержал и улыбнулся, хотя на душе было по-прежнему тяжело.

– Но как? Клянусь, я готов на все.

– Ты должен пойти к ней. Ухаживать за ней. Постараться сломить ее сопротивление. Ангус Бьюкенен объявил Ив и ее сына…

– Нашего сына, – уточнил Коналл.

Дункан лишь приподнял тонкую бровь и продолжил:

– Он объявил их обоих членами его клана, и теперь они под его защитой. Так же как я. Так что тебе придется завоевать и его расположение. Доказать, что достоин ее.

– Хорошо. – Коналл выпрямился. – Когда мы идем?

– Успокойся. Не так скоро, – осадил его Дункан. – Тебе запрещено появляться в городе Бьюкененов. Ангус приказал избить тебя до полусмерти, если ты появишься на его земле.

– Ладно, сдаюсь. – Коналл со вздохом поднял руки вверх. – Что мне делать?

– Тебе нужно появиться в городе с соблюдением всех правил, отдавая уважение тем, кто там живет, – твердо заявил Дункан. – Так, как тебе следовало сделать это уже много лет назад. Сначала ты должен встретиться с Ангусом. Попросить у него разрешения поговорить с ним. Убедить его в том, что ты действительно любишь Ив, что твои намерения честны.

– Конечно, – торопливо согласился Коналл.

– Но, – Дункан поднял палец, – Ив поклялась, что больше не хочет быть женой вождя Маккериков. Она не вещь, не какой-то там трофей, и больше никогда не позволит тебе так относиться к ней и вашему ребенку.

Коналл нахмурился, а потом до него вдруг дошло, что Дункан так ничего и не понял.

– Я ни за что бы так не поступил, Дунк, – тихо сказал он, – даже если бы очень захотел.

– Ты про что говоришь?

– Дункан. – Коналл перевел дух. – Ты теперь вождь Маккериков.

Дункан сжал губы. Его подбородок дрогнул, но только один раз.

– Я… надеялся, что ты так скажешь.

Глава 23

Ивлин впервые за восемь недель собиралась выйти на свежий воздух. Она медленно, осторожно оделась, а потом пересекла свою маленькую спальню, отделенную от остального дома ширмами, и наклонилась над низкой колыбелью.

Грегори не спал, но лежал тихо. Его голубые глаза изучали потолок, тонкие ручки свободно двигались в воздухе и забавно хватали одна за другую. Маленький розовый ротик открывался и закрывался с невинной сладостью, издавая первые тихие, лепечущие звуки. Даже в свои два месяца младенец был слишком маленьким и хрупким. Но он прошел длинный путь от своего первого вдоха. С каждым днем его миниатюрные кулачки все крепче хватали Ивлин за пальцы. После каждого кормления его аппетит возрастал, и он с жадностью и храбростью боролся за место под солнцем, желая уже не просто выжить, а стать крепким. Ивлин хотелось плакать от радости, даже когда она просто смотрела на него.

– Грегори, – тихо позвала его Ивлин. Ребенок не вздрогнул, но повернул крохотное умное личико туда, откуда слышался голос мамы. На мгновение выражение его личика напомнило Ивлин Коналла, и ее сердце сжалось. – Привет, мой любимый, – заворковала она, игнорируя душевную боль, которую все еще причинял ей образ Коналла, – не хочешь ли ты сегодня немного погреться на солнышке? Может быть, мы даже увидим Себастьяна.

Он продолжал бессмысленно размахивать ручками и дергать крохотными коленками, спрятанными под одеждой. Ивлин аккуратно взяла его на руки, поправила на плечах мягкий плед расцветки клана Бьюкененов и прижала к груди, касаясь щекой его бархатистой кожи.

Послышалось знакомое шарканье ног, и Ивлин обернулась, увидев Ангуса Бьюкенена, вежливо выглядывающего из-за ширмы.

– Готов ли мальчик к большому путешествию?

– Доброе утро, Ангус. – Ивлин улыбнулась и посмотрела на Грегори. – Думаю, что да. Я знаю, что его мама по крайней мере уже давно готова. – Она опять взглянула на доброго старца. – Вы пришли, чтобы сопроводить нас?

– Да, если ты не против. Но я еще хотел предупредить тебя о том, что Маккерик вернулся. Опять, – подчеркнул он.

Ивлин поджала губы.

– Он где-то рядом? – Она не понимала, почему Бьюкенены позволили Коналлу входить в город. Вот уже шесть недель он каждый день появлялся тут и умолял позволить ему встретиться с ней. Но Ивлин каждый раз отказывала. Она не хотела видеть его. Ее боль пока еще была слишком острой. Она не могла позволить увидеть Грегори, хотя ее совесть и восставала против такого решения.

Ангус покачал головой и со вздохом проговорил:

– Он нам так надоел, что в итоге Эндрю Бьюкенен решил приставить его к делу – к строительству крепости на озере.

– Ангус! – в изумлении воскликнула Ивлин. У нее было такое чувство, будто ее предали. – Вы и так достаточно мучаете меня, позволяя этому человеку свободно приходить и уходить, когда он этого захочет. Так вы еще решили дать ему работу! Теперь он никогда отсюда не уйдет.

Старик ответил, пожимая плечами:

– Зима уже не за горами, Ив. У нас каждая пара рук на счету. – Он подошел к ней и, ласково потянув двумя тонкими пальцами платье Грегори, тихо проворковал ему что-то на ушко. – Я думаю, тебе лучше поговорить с Маккериком, – продолжил Ангус, – сказать ему прямо в лицо, что ты не хочешь с ним жить и что надежды на примирение нет. Тогда он оставит тебя в покое, если ты уверена, что именно это тебе нужно.

Ивлин почувствовала скрытый упрек. Ей стало больно.

– Пусть возвращается в свой клан. Я не хочу слышать его лживый голос. И боюсь давать ему в руки Грегори. Я ему не доверяю.

Ангус удивленно уставился на нее:

– Ты думаешь, что мужчины нашего клана позволят Коналлу Маккерику сбежать с младенцем, носящим фамилию Бьюкенен? Как тебе не стыдно, дитя мое? Да, Маккерик спрашивал о здоровье Грегори, но его просьбы касались только тебя – увидеть, поговорить…

Ивлин пожала плечами, чувствуя, что ведет себя слишком грубо. Но так она хотела скрыть от Ангуса, насколько тяжело ей было слышать его слова. Коналл, видимо, совсем забросил обязанности главы клана, чтобы выслеживать ее тут, в городе Бьюкененов.

– Если он где-то рядом, то мы с Грегори пойдем гулять в другой день, – твердо сказала Ивлин, садясь вместе с ребенком на кровать. Она ужасно злилась на Коналла Маккерика за то, что он до сих пор имел влияние на ее жизнь.

– Я же сказал, что Эндрю забрал его с собой на озеро, – сказал Ангус. – И никуда не отпустит. Прогуляйся, Ив. Подыши свежим воздухом и разберись в себе. Мне кажется, что Коналл Маккерик будет преследовать вас до тех пор, пока ты не поговоришь с ним напрямую. Подумай об этом.

Ивлин нахмурилась. Ей так давно хотелось выйти из темного, пыльного здания!

– Жаль, что Дункан ушел, – наконец заявила она.

– Мне тоже жаль, – вздохнул Ангус. – Но если ты не хочешь гулять одна, я пойду с тобой.

– Не надо, Ангус. Я возьму Бонни. А вы пока отдохните, – сказала Ивлин, глядя на его осунувшееся лицо. – Грегори плакал всю ночь, и вы почти не спали. – Она встала. – Я дойду до ручья и быстро вернусь. – Ивлин поцеловала морщинистую щеку Ангуса и направилась к выходу. – Бонни, ко мне!

Ивлин распахнула дверь, и когда солнечный свет ударил ей в лицо, она глубоко вдохнула свежий воздух. Это было восхитительно. Она пошла в противоположную от озера сторону, решив выкинуть из головы мужчину по имени Коналл Маккерик. Для Ивлин человек с этим именем должен был перестать существовать.

Она прошла по главной улице и уже приближалась к краю города, когда воздух пронзил отчаянный детский вопль. Ребенок кричал по-гэльски, и всего одно слово, но Ивлин сразу поняла его.

Faol, то есть «Волк!».


– Эй, Маккерик! Берегись!

Но было уже поздно. Мокрое, тяжелое подобие кирпича, состоящее из соломы и известкового раствора, ударило Коналла в лоб.

– Лови же, ну!

Коналл пошатнулся, но устоял на ногах. Лежащие на его плечах длинные деревянные доски начали рассыпаться и сползать вниз. Он попытался удержать тяжелый груз, но самая верхняя доска все-таки упала, а следом за ней, под хриплый крик Коналла, на землю с грохотом свалились остальные опоры для строящихся лесов.

Происшествие немало повеселило рабочих. Они принялись дразнить его. Лицо Коналла вспыхнуло. Он жаждал перебить их, всех до единого. Но ему нужно было сдерживаться. Бьюкенены постоянно издевались над ним, будто только и ждали момента, когда он сорвется. Но Коналл не поддавался на провокации. Собрав свою волю в кулак, он терпел их насмешки, подначки, прямые оскорбления. Он практически превратился в раба, но смиренно принимал свое униженное положение.

Ив была так близко, что Коналл буквально чувствовал ее запах, когда просыпался утром под самодельным навесом, который он соорудил на окраине города. Здесь жили его жена и сын Грегори. Так что пока Коналл будет терпеть, даже если это убьет его. Он готов до самой смерти сносить насмешки Бьюкененов, если в его последний день Ив все-таки соизволит прийти к нему. Он будет ждать. И будет рядом с любимой в любой час дня и ночи. Вдруг она все-таки захочет его увидеть?

Коналл стер липкую грязь с лица, а потом нагнулся и стал собирать доски. Но тут перед ним возникли ненавистные сапоги Эндрю Бьюкенена.

– Оставь их, – повелительно сказал шотландец. – Я сам займусь этим. У нас закончился известковый раствор.

Коналл остановился, чтобы перевести дух. Он что, не может просто попросить? Ему отчаянно хотелось дать по физиономии Эндрю Бьюкенену и затолкать его болтливый язык ему в горло.

– Я вернусь на берег и приготовлю еще, – процедил сквозь зубы Коналл и выпрямился.

– Молодец! – пророкотал Эндрю, хлопнув его по плечу, и отвернулся.

Он не сделал никакого усилия, чтобы собрать доски. Коналл понял, что эта куча так и будет лежать до тех пор, пока он не вернется, проделав утомительное путешествие на берег и обратно.

Во всяком случае, к вечеру он устанет как черт. Может быть, тогда ему удастся спокойно уснуть.

Коналл направился к каменистому берегу острова, где лежали плоты. Взяв длинное весло, он столкнул один из них в спокойную воду озера и направил его на глубину.

Прошло почти полчаса, прежде чем Коналл наконец добрался до противоположного берега. Уже на середине пути он услышал тревожные крики и увидел толпу людей на берегу города. Плот уткнулся в берег, и Коналл ринулся вверх, туда, где стояли женщины и дети.

– Что случилось? – спросил он у первой попавшейся женщины. Она прижимала к себе свою дочь.

– Госпожа… сошла с ума, – неохотно заговорила та, стараясь не смотреть на Коналла.

Его сердце бешено забилось. «Госпожой» тут называли только Ив.

– Что это значит? – рявкнул он.

Женщина поджала губы, будто поняла, что и так сказала слишком много. Но ее дочь охотно все объяснила Коналлу:

– Малышка Барни нашла волчонка в траве и принялась играть с ним. Как вдруг из лесу вышла его мама, волчица, – торопливо говорила она. – Госпожа гуляла с ребенком и бросилась спасать Барни, но вдруг побежала в лес, за волчицей. В лес! Кинулась за ней, крича и плача, с ребенком на руках, – закончила она, смотря на него круглыми глазами.

Коналл сглотнул.

– Госпожа побежала в лес за волчицей?

– Да, – кивнула маленькая девочка. – Я еще никогда не видела такого большого черного волка! Боюсь, что нашу госпожу съедят!

Коналл со всех ног бросился в лес.

Ивлин больше не могла бежать. Она уже чувствовала, как кровь опять начала капать между ногами, как низ живота охватила тянущая боль. Ее мышцы дрожали от напряжения, Грегори плакал, протестуя против немилосердной тряски. Ивлин остановилась. Она едва дышала, слезы катились по ее лицу. Она, наверное, уже потерялась, но сейчас ей было все равно.

– Элинор! – крикнула Ивлин в густые, темные тени деревьев. – Элинор!

Это была она, иначе и быть не могло. Ивлин узнала бы это ширококостное тело среди тысячи других, и теперь ее сердце замирало и пело от радости.

Но почему она убежала?

– Элинор, где ты? – крикнула Ивлин, поворачиваясь то в одну, то в другую сторону. – Ко мне, Элинор!

Ивлин услышала взволнованное блеяние и только сейчас поняла, что Бонни побежала в лес следом за ней.

Она увидела, что овечка бешено носится вокруг двух больших камней на склоне холма, прильнувших друг к другу как нежные любовники. На этих камнях сидела Элинор и с интересом смотрела на обезумевшую Бонни.

– Элинор, – всхлипывая, шепнула Ивлин. Грегори замолчал. Она шагнула вперед. – Ко мне, моя милая девочка! Ко мне!

Черная волчица встала, лениво и осторожно спустилась вниз и, обойдя прыгающую от радости Бонни, направилась к ней. Ивлин упала на колени и протянула вперед руку, готовясь обнять Элинор.

Но волчица вела себя крайне сдержанно. Она остановилась в двух шагах от нее и уселась на землю. Бонни счастливо упала ей на спину, махая своим коротким обрубленным хвостом. Элинор вытянула вперед длинную морду и с любопытством понюхала завернутого в плед ребенка Ивлин.

Она едва могла говорить. Боль, счастье и смятение душили ее.

– Все хорошо, милая. Это только я и Грегори. – Она слегка приподняла ребенка. – Разве ты не поздороваешься со мной, Элинор? Я так скучала по тебе! Я думала, что ты заболела и умерла!

Но младенец уже перестал интересовать Элинор. Она приняла царственную позу и посмотрела куда-то вдаль. Вдруг ее уши насторожились, тело напряглось.

Волчица тревожно забила толстым хвостом по земле. Ивлин услышала хруст листьев позади. Она почувствовала Коналла еще до того, как тот заговорил.

– А вот и три мои самые дорогие девочки, – хрипло произнес Коналл. – И мой маленький мальчик.

Глава 24

– Никогда я еще не видел такой красоты, – удалось выдавить ему.

Ивлин стояла не двигаясь. Ее спина была напряжена. Коналл видел на ее плечах плед с расцветкой клана Бьюкененов. Элинор виляла хвостом, но она не встала и не подошла к нему, будто помнила, при каких обстоятельствах они расстались в хижине Ронана. Только Бонни заблеяла и, неловко вскочив на ноги, подбежала к нему и несколько раз ткнулась ему в ногу. Коналл рассеянно погладил ее по голове. Он хотел, чтобы Ив заговорила, повернулась и сделала хоть что-нибудь.

Казалось, что они простояли так целый час.

– Ив, я могу… – ему пришлось замолчать, чтобы прочистить горло, – подойти к тебе?

– Лучше не надо, Маккерик, – наконец заговорила она. Сердце Коналла радостно забилось от одного звука ее голоса.

– Но почему? – умоляющим тоном спросил Коналл. Он сделал один короткий осторожный шаг в ее сторону. – Боже мой, Ив, я так скучаю по тебе!

– Я не хочу видеть тебя, Маккерик, – отрезала она и слегка повернула, к нему голову. Коналл почти увидел ее профиль. – Возвращайся домой.

– Нет, – сказал Коналл, – я не вернусь. – Коналл протянул ей руки, хотя знал, что она их не видит. – Пожалуйста, Ив, поговори со мной. Или хотя бы послушай, что я хочу тебе сказать.

– Ну да! – воскликнула она. – Еще одна порция лжи?

– Нет, лжи больше не будет, – тихим голосом пообещал он. – Никогда.

Она ничего не сказала, и Коналл сделал еще один осторожный шаг. Ему требовалась колоссальная выдержка, чтобы не кинуться к Ив и не заключить ее в объятия.

– Ты, конечно, не понимаешь, почему я тут, в городе Бьюкененов, – сказал он, надеясь, что это заявление заставит ее заговорить. Но Ивлин продолжала молчать, и Коналл упрямо продолжил: – Я рассказал Ангусу Бьюкенену обо всем, что с нами случилось, о том, как сильно я тебя люблю. И он дал согласие на нашу свадьбу, если только ты этого захочешь.

– Я уже была замужем, – сухо сказала Ив. – И больше не хочу. Так что можешь с чистой совестью возвращаться к себе домой. Мой ответ – нет.

– Я не вернусь, – твердо повторил Коналл. – Я буду ждать тебя тут до конца жизни. Если ради этого я должен до конца дней работать на этого негодяя Эндрю Бьюкенена, то я буду это делать. Я люблю тебя. Люблю всем своим сердцем. И буду рядом до того дня, когда смогу наконец убедить тебя дать мне шанс искупить свою вину.

Она ничего не сказала. Коналл перевел взгляд на волчицу, боясь, что в итоге потеряет над собой контроль и бросится к Ив, а та испугается и убежит.

– Привет, Элинор, – поздоровался он с ней. – Где ты была?

Элинор опять забила хвостом по земле, смотря то на него, то на Ивлин.

– Тебе просто нужен мой ребенок, – вдруг обвинила его Ивлин. – Тебе всегда был нужен только он.

– Это неправда, – сказал Коналл и шагнул вперед. – Ив, пойми ты наконец! Если бы мне был нужен от тебя только наследник, то почему я просто не нашел другую женщину, которая забеременела от меня, после того, как ты созналась, что не имеешь никакого отношения к Бьюкененам? Так было бы гораздо легче. Я ведь не урод, в конце концов, и был вождем клана.

Она пожала плечами.

– Если бы я не любил тебя, то не привел бы к врагам Дункана и мать, хотя ужасно этого боялся. Я бы не стал бередить старые раны. Не стал бы ломать жизнь Дункану. И не отказался бы от своего положения в клане, не поселился бы среди людей, которые меня ненавидят, и все это только ради того, чтобы увидеться с тобой. – Он с трудом перевел дух. – Я отказался от всего, чего когда-то желал, Ив, потому что знаю, что сейчас мне нужна только ты и наш сын.

– Ты отказался от своего положения в клане? – едва слышно шепнула Ивлин. – Что это значит?

– Теперь вождем стал Дункан. Это место предназначалось для него, он подходит для этого гораздо больше, чем я. Мне нравится думать, что если бы отец знал, что Дункан – сын Ронана, то решил бы так же, как я.

Ивлин еще немного повернула голову.

– Я не понимаю, почему ты так поступил?

– Я попросил Ангуса Бьюкенена благословить нас. Если ты примешь меня, то мы будем жить среди Бьюкененов, раз ты этого хочешь. Я построю нам тут дом, недалеко от озера, если ты попросишь меня. Ради тебя я готов на все.

– Я хотела бы вернуться на шесть месяцев назад, – со страстью в голосе заговорила Ив. – Когда мы жили в нашей хижине и были счастливы.

Коналл подошел к ней еще ближе и заявил:

– А я не хочу этого.

– Не хочешь? – Ив опять замерла.

– Нет. – Коналл практически мог заглянуть через ее плечо, так близко он подобрался к тому месту, где Ив стояла на коленях. – Тогда нас еще разделяла ложь. Секреты. Я не стремлюсь попасть в прошлое, Ив. Я хочу вместе с тобой идти в будущее. – Он встал на колени позади нее. – Я дам тебе все, что ты хочешь. Клянусь тебе своей жизнью. – Он чувствовал, что еще немного – и он сломается. Коналл знал, что если Ив и на этот раз откажет ему, то это будет конец.

– Если бы ты просто посмотрела на меня, Ив! – проглотив комок в горле, воскликнул Коналл. – Пожалуйста! Неужели ты меня совсем не любишь?

Вдруг он услышал тихое, беспокойное хныканье. Его сын плакал, и этот звук заворожил Коналла. Ив принялась успокаивать его.

– Грегори хочет есть, – тихо сказала она.

А потом Ив повернулась к нему, и сердце Коналла чуть не остановилось. Впервые за эти месяцы он увидел ее глаза.

– Ты подержишь его, пока я расстегну платье? – спросила Ив.

«Он выглядит… настоящим красавцем», – подумала Ивлин, разглядывая мускулистого шотландца, стоявшего на коленях позади нее. Он прибавил в весе, и поношенная рубаха прекрасно облегала его грудь. Волосы у него отросли и выгорели на жарком солнце, кожа загорела, и светло-карие глаза ярко выделялись на ее золотистом фоне. В его глазах блестели слезы.

В сердце Ивлин жили надежда и мучительный страх.

В ответ на ее вопрос Коналл кивнул, и слабая улыбка появилась на его полных губах.

– Может быть, ты сначала познакомишь нас? – хрипло спросил он и посмотрел на Грегори, который прижимался к ее груди.

Ивлин, не вставая с колен, неуклюже пересекла короткое расстояние, разделявшее их, и остановилась. На одно короткое сладкое мгновение она еще раз крепко прижала сына к себе, а потом осторожно протянула его Коналлу.

– Грегори Годвин Маккерик, – мягко произнесла Ивлин, – это твой отец, Коналл.

Коналл вытянул широкие, дрожащие руки и взял пищащего младенца с таким видом, будто Ивлин вручала ему самый ценный, самый священный предмет на земле. Он посмотрел на хмурящееся личико Грегори, и свет разрывающего душу счастья наполнил его. Он прижал к себе сына, закрыл глаза и глубоко вздохнул. Потом поцеловал его в лоб и прошептал:

– Привет, Грегори. Хорошее у тебя имя. Сильное.

Отдав единственное существо, которое целиком принадлежало только ей, Ивлин почувствовала себя одинокой и уязвимой. Она не знала, что сказать Коналлу, и потому начала расстегивать платье, готовясь кормить ребенка.

Она не успела дойти и до половины, как вдруг Коналл обнял ее одной рукой и крепко прижал к груди. Грегори оказался между ними. Он отчаянно впился в ее губы, и Ивлин почувствовала слезы на его лице.

И она наконец сдалась. Ее любовь к Коналлу, к ребенку, ее сожаление о прошлом, страх, печаль, злость – все это поднялось в сердце Ивлин и вылилось наружу тяжелыми рыданиями. Она прижалась к нему, цепляясь пальцами в его спину, уткнувшись в плечо.

– Б-больше н-ник-когда не с-смей меня бросать! – горько плача, говорила она.

Коналл еще крепче обнял ее.

– Никогда, – страстно воскликнул он. – Я клянусь, что никогда не покину тебя, Ив. Я так тебя люблю!

Она подняла голову и посмотрела ему в глаза.

– Я тоже люблю тебя, – шмыгая носом, сказала Ивлин.

– Значит, больше никаких страданий и печалей. Все осталось в прошлом, понятно? – Коналл глянул на Грегори. – Теперь только счастье и наше будущее.

– Наше будущее, – кивая, повторила Ивлин. Потом она посмотрела на Бонни и Элинор. Животные встали на ноги и, похоже, хотели к ним подойти.

– Идите сюда, – позвала их Ивлин. – Вы тоже часть нашей семьи. – И Бонни засеменила к ним. Ивлин перевела взгляд на Коналла и сказала: – Но я не хочу жить в этом городе. Во всяком случае, сейчас.

– Ты хочешь пойти к Дункану и моей матери? – удивленно подняв брови, спросил Коналл.

Ивлин покачала головой.

– Я хочу, чтобы у нас был наш собственный дом. Дом, в котором жили Минерва и Ронан. Я хочу поселиться там, хотя бы на первых порах.

– Ты уверена?

– Да. – Ивлин улыбнулась ему сквозь слезы. – Я люблю Бьюкененов и люблю Дункана. Но думаю, сейчас нам лучше не селиться в городе. Раны еще слишком свежие. Я хочу, чтобы мы впятером – ты, я, Грегори и Бонни с Элинор – жили там, где мы нашли друг друга. И у нас опять будет семья.

Коналл нежно улыбнулся и поцеловал ее в губы.

– Как скажешь, Ив. Но не думаю, что Элинор захочет жить вместе с нами. – Он посмотрел куда-то через ее плечо. Ивлин обернулась.

Волчица не подошла к ним, а вернулась к двум камням. Теперь вокруг нее прыгала не Бонни, а пять пухлых волчат. Одни были черного цвета, другие – темно-серого. Зверята с упоением возились возле ее ног. Мгновение спустя большой и крепкий серый волк вышел из логова, которое располагалось между валунами, и встал между Элинор и людьми. Его шерсть вздыбилась, он зарычал.

– Ох, Элинор, – прошептала Ивлин. Она наконец поняла, что произошло в ту ночь, когда ее волчица пропала. Она поняла, почему Элинор так страдала, почему надолго покинула ее…

Элинор создала семью.

Теперь Ивлин знала, что ее любимая волчица никогда не вернется к ним в хижину. От боли она едва дышала. Невозможно было описать, как сильно она привязалась к этому огромному черному зверю. Ведь они спасли друг другу жизнь. Они выжили, хотя шансы были очень малы.

А теперь они расстаются… навсегда.

Серый волк был настроен крайне недружелюбно по отношению к трем людям и овце. Но Элинор отрывисто залаяла и слегка куснула его. Тот все понял и отошел в сторону. Элинор шагнула вперед и в ожидании уставилась на свою бывшую хозяйку.

– Иди к ней, – шепнул Коналл на ухо Ивлин.

Она кивнула и сделала так, как посоветовал муж. Она остановилась на нейтральной территории между двумя семействами – волчьим и человеческим – и стала ждать. Ивлин чувствовала, что в ее горячо любимой Элинор вновь пробудился дикий зверь, и потому дала ей время убедиться в том, что ей ничто не угрожает.

Волчица подошла, но принялась метаться из стороны в сторону, искоса поглядывая на нее.

– Все хорошо, милая, – шепнула ей Ивлин. – Я не стану заставлять тебя идти со мной. Тебе не придется делать выбор.

Волчица жалобно взвыла. Ивлин почувствовала ее смятение.

Элинор перестала метаться и кинулась к ней. Ивлин заключила в объятия ее большое черное тело, и волчица принялась как безумная лизать ее лицо. В этот драгоценный момент Ивлин опять почувствовала в Элинор свою питомицу.

Волчица скулила, лизала ее, покусывала и прыгала от радости.

«Счастлива». «Печальна…»

– Я знаю, моя дорогая, – сказала Ивлин и еще крепче обняла ее за шею. – Я чувствую то же самое. – Позади Элинор серый волк собирал своих отпрысков. За спиной Ивлин Коналл держал на руках своего сына. – Все в порядке. Все просто замечательно. Честное слово, это так.

Элинор вдруг выскользнула из ее объятий и бросилась к входу в свое логово. Ивлин увидела, как новоиспеченная мать обнюхала своих детей, а потом взяла одного из них, самого маленького и черного, за загривок и понесла в сторону Коналла. Ивлин повернулась и стала наблюдать.

Волчонок пищал и пытался вырваться из маминой пасти. Подойдя к Коналлу, волчица тронула его лапой за руку. Он ослабил усилия, с которым держал Грегори, и Элинор осторожно положила своего волчонка на согнутый локоть Коналла и подтолкнула его носом вперед. Она не обратила особого внимания на Коналла и Грегори, и сразу вернулась к Ивлин.

Своей мордой волчица коснулась ее носа. Большие, ясные глаза Элинор печально посмотрели в глаза Ивлин.

Она едва смогла выдохнуть в ответ «спасибо».

Волчица еще раз лизнула ее своим длинным шершавым языком. Ивлин в последний раз крепко обняла ее, и Элинор тихо заскулила.

– Я тоже люблю тебя, моя девочка, – шепнула Ивлин ей на ухо. – И всегда буду любить.

Элинор резко высвободилась из ее объятий. Ивлин вновь увидела перед собой дикое, смертоносное животное. Она зарычала и обнажила длинные, жемчужно-белые клыки.

«Уходи».

Ивлин кое-как встала. У нее тряслись ноги. Элинор, ее друг, любимая девочка, теперь стала лишь драгоценным воспоминанием. Она ушла, а вместо нее остался внушающий страх лесной зверь.

– Иди ко мне, Ив! – позвал ее Коналл. Его голос звучал тревожно. – Только медленно.

Ивлин начала пятиться, пока не почувствовала на спине сильные руки Коналла.

К черной волчице подошел ее серый спутник. Он угрожающе зарычал.

– Пойдем, Коналл, – шепнула Ивлин. Она схватила Бонни за длинную шерсть, чтобы та не вздумала вдруг кинуться к своей бывшей подруге. Черная волчица больше не водила дружбу с овцами, и сейчас она бы, конечно, растерзала Бонни. – Просто повернемся и уйдем. Я держу Бонни.

Коналл отдал пищащего волчонка Ивлин, потом привлек жену ближе к себе и быстро повел их через лес. Он понимал, что им угрожает реальная опасность.

Позади них раздался хор волчьих голосов – вой взрослых и тявканье щенков. Звуки были громкими, дикими и прекрасными. Но отчетливее всего Ивлин слышала высокий вой Элинор, которая прощалась с ней навсегда.

Эпилог

Вот уже семь дней они жили в хижине. Семь первых дней их семейной жизни, полных нежности, чуда, слез и неловкости. Ивлин и Коналл заново знакомились друг с другом, заново открывали свою любовь, ее глубину и искренность. Они жили в долине семь дней, но этой ночью впервые остались наедине.

Ивлин лежала в нише и смотрела на мужа. Коналл стоял недалеко от кровати, согнувшись над колыбелью Грегори. Огонь от очага играл на его широких плечах, пока он пеленал спящего сына, шепча ему слова любви и желая доброй ночи. Мерцающий свет в точности соответствовал ощущениям, живущим в ее теле, и Ивлин с тайным, страстным нетерпением ждала, когда же Коналл ляжет рядом с ней.

Она так давно хотела этого…

Коналл повернулся и, шлепнув Бонни по шерстяному заду, послал ее в загон. За ней следом туда же неуклюже побежал маленький волчонок, названный Александрой. Коналл проверил засов на двери, сгреб в кучу затухающие угли в очаге. После этого наконец повернулся к Ивлин и улыбнулся так, что сердце ее запело.

– Ты еще не спишь?

Ивлин покачала головой и улыбнулась ему в ответ, хотя сомневалась, что он что-нибудь видит в темноте.

– Нет, я жду тебя. – Она подвинулась ближе к стене и откинула одеяло, приглашая мужа лечь рядом.

Ему потребовалось всего несколько мгновений, чтобы раздеться и нырнуть в постель, и Ивлин почувствовала тепло его тела. Она услышала, как Коналл изумленно охнул, когда понял, что на ней ничего нет.

– Как же я рад, что наша родня покинула нас, – пробормотал Коналл, прижимаясь к ней и целуя ее шею.

– И я тоже, – ответила Ивлин, перебирая пальцами его длинные волнистые волосы. – Но все-таки было здорово, что они все пришли к нам на свадьбу и подарили столько подарков.

Коналл беззвучно согласился, пробегая губами по ее подбородку.

– Моя мама ни за что бы такое не пропустила. Спасибо за то, что ты ее пригласила. Нам нужно будет как-нибудь навестить ее, а то она заболеет от тоски по Грегори. Я думаю, не пройдет и месяца, как Дункан и Бетси тоже поженятся.

– Я так благодарна Ангусу, – задумчиво произнесла Ивлин. – Да и всем Бьюкененам и Маккерикам. Надо же – они все собрались тут, в этом месте…

– Да, это самое настоящее чудо. – Рука Коналла медленно скользнула вдоль тела Ивлин и легла ей на ягодицы. – Ронан и Минерва гордились бы нами.

Ивлин прижалась к нему и тут же ощутила крайнюю степень вожделения Коналла.

– Я горжусь нами, – шепнула она.

Коналл поцеловал ее губы, медленно, глубоко, пробуя жену на вкус. Потом он отстранился, и Ивлин недовольно застонала.

– Ты уверена, Ив? – с неожиданной робостью спросил Коналл. – Может, еще рано? Я не хочу, чтобы тебе было больно.

– Нет, не рано, – улыбаясь, ответила она. – Я хочу тебя, Коналл.

Этих слов оказалось достаточно. Перевернув Ивлин на спину, он встал на колени между ее ног и принялся ласкать языком ее полные груди, посасывая их так, как это делал Грегори.

– Возьми меня, – шепнула ему на ухо Ивлин, сгорая от желания вновь почувствовать его внутри своего тела.

Коналл вошел в нее медленно, нежно, чтобы дать ее лону время привыкнуть к нему. Через мгновение Ивлин погрузилась в море удовольствия, в мир чудесных ощущений, которые дарил ей муж. До этого он говорил о своей любви, и Ивлин чувствовала ее в сердце Коналла, и вот теперь его тело тоже твердило ей о любви на своем языке. Она поняла, что наконец вернулась домой.

Ивлин первой достигла пика наслаждения. Ее лоно конвульсивно содрогнулось, распространяя сильные эротические волны по всему телу. А скоро и Коналл выстрелил семя внутрь ее. Потом они долго лежали в объятиях друг друга и смотрели на затухающее пламя. Волчий вой за стенами больше не казался им угрожающим, а скорее походил на приятную колыбельную песню, а дождь весело постукивал по крыше дома в горной долине.


Луна ярко светила в полночном лесу, превращая ночь в день, а каменистую насыпь над могилой – в блистающее пристанище для уставших путников. Худая фигура стояла, прислонившись к могучему дубу, а лунный свет украшал ее серебром и таинственными темными тенями.

К этому месту приближалась женщина, медленно, осторожно, но с надеждой. Вдруг она остановилась и с ужасом посмотрела на иссохшие, морщинистые, покрытые старческими пятнами руки. Прошло так много времени, и она стала такой страшной… Нет, она не может подойти к нему, хотя все эти долгие годы жила мечтой об этой встрече.

– Минни, – ласково позвал ее мужчина, стоявший у дуба. Его голос сладостной музыкой отозвался в ее сердце. Она не выдержала и всхлипнула.

– Ронан? – шепнула старая женщина в темноту.

Фигура отошла от дерева. Когда он спустился с насыпи, луна полностью осветила его. Женщина увидела его соколиные черты лица, высокий лоб под рыжими волосами, блестящие зеленые глаза, худощавое тело. Его сын был точной копией отца.

Минерва с криком упала на колени и закрыла лицо руками.

– О Ронан! Не смотри на меня, прошу! Я стала старухой и не хочу, чтобы ты видел меня такой.

Он подошел к ней и встал рядом. Минерва почувствовала, как исходящий от него свет коснулся ее головы, и заплакала, зная, что теперь он ясно видел ее тонкие седые волосы, морщинистую шею и худую спину под изношенной накидкой.

– Минни, – опять ласково обратился к ней Ронан. – Ты красавица. Самая красивая девушка в Шотландии. Я всегда говорил тебе об этом.

– Я стала настоящей развалиной, – с рыданиями проговорила Минерва. – Слишком старой для тебя. Костлявой и седой.

– Нет, ты совсем не такая, – твердо сказал Ронан. Вдруг, к ее ужасу, он тоже встал на колени и заключил ее худые, морщинистые руки в свои ладони. – Посмотри на меня, Минерва. Посмотри на меня.

Она неохотно подняла лицо, со страхом ожидая, что скажет ее любимый, когда убедится в правоте ее слов. Когда увидит ее бледное, изможденное лицо, пустые черные глаза, изъеденные скорбными годами, прожитыми в одиночестве, ее плоскую костлявую грудь и широкие выпирающие бока, как у старой кобылы.

Но его лицо… его глаза! Они глядели на нее с восхищением и были полны слез!

– Ты и сейчас, – хрипло произнес Ронан, – самая красивая женщина во всей Шотландии. – Он поднял ее руки вверх, будто собираясь пуститься с ней в пляс. – Посмотри, Минни! Посмотри!

А потом она правда глянула на себя и увидела, что вместо старого серого шерстяного платья на ней одеяние из ярко-зеленого бархата с красивым золотым ремешком. Ее руки стали розовыми и гладкими, бедра под юбкой округлились. Ее полная грудь гордо возвышалась над тонкой талией, а густые рыжие кудри струились по плечам до самого пояса.

Она изумленно вскрикнула и посмотрела в прекрасные глаза Ронана. В них она увидела свое лицо – острый подбородок, гладкую кожу, прямой нос. Ее губы опять стали полными, глаза – чистыми, яркими, опушенными густыми ресницами.

– Ронан, – прошептала она, – поцелуй меня!

Он нагнулся к ней. И когда их губы встретились, яркий свет луны затмили тысячи ослепительных вспышек молний, сияние миллионов звезд и взрыв небесного солнечного света, предвещавший бесконечный рассвет.

Когда влюбленные наконец оторвались друг от друга, Ронан заговорил опять:

– Ты хорошо прожила свою жизнь, Минни. Я все время наблюдал за тобой. Ты не дала угаснуть нашей любви.

– Но наш Дункан… – начала она.

– С Дунканом все будет хорошо, – с улыбкой прервал ее Ронан. – Он стал хорошим мужчиной. Он будет с честью править кланом Маккериков. Ты поступала так, как считала нужным, и время подтвердило правильность твоего пути. Ты все делала прекрасно, – повторил он. – Юные Коринна, Хейз, Симона, Ивлин – всех ты направляла к любви и делала это с любовью. А теперь пришел твой черед, моя прекрасная Минерва. Как сильно я по тебе тосковал!

Из темноты леса вышел больной жалкий волк, серый, как пепел, и костлявый, как скелет. Свалявшаяся шерсть почти вся вылезла, зубы выпали, а слепые глаза заволокла белая пленка. Он рычал и скулил, а изо рта безжизненно свисал язык.

– Кейн! – ласково позвала его Минерва, протягивая вперед руки.

– Кейн, любимый ты наш! – повторил вслед за ней Ронан.

Волк подошел к ним и рухнул на землю. Наконец его невероятно долгое путешествие подошло к концу. В мгновение ока его тело превратилось в пыль, которую подхватил порыв теплого ночного ветра.

А потом на том же месте вдруг появился сильный, огромный зверь и начал прыгать и скулить от радости. Его густая серая шерсть пахла молодостью и свободой.

Минерва и Ронан рассмеялись, когда волк ринулся в сторону и принялся с воем и лаем бегать вокруг. Счастье этих трех существ излилось дождем на старый Каледонский лес, окружавший их со всех сторон.

Ронан и Минерва опять поцеловались. Они знали, что больше уже никогда не разлучатся.

Примечания

1

Телячий или олений рубец с потрохами и приправами, национальное шотландское блюдо.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Эпилог