КулЛиб электронная библиотека 

Приют мертвых [Дэвид Ливайн] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Дэвид Ливайн Приют мертвых

Глава первая

Утро выдалось серым и промозглым, но прохлада обещала быть недолгой. Фрэнк Бэр мчался в своем «торнадо»[1] по Ист-авеню, упиваясь отсутствием в раннее утро автомашин и пешеходов. Шею еще покалывало после того, как накануне он едва избежал асфиксии после удушающего захвата, голову до сих пор было трудно поворачивать, но в этот час город был в его распоряжении. Он совершил наскок на мир, и это доставило ему удовольствие. Ведя машину, Бэр старался ни о чем не думать — мысли гнать прочь: не хотелось вспоминать о недавно оставленной теплой постели и о том физическом испытании, которое ему предстоит. Через двадцать минут он утонет в поту, сердце будет неистово колотиться, руки и ноги нальются свинцом, а сам он попытается занять выгодную позицию, чтобы взять на излом конечности своего, в сущности, непобедимого противника.

Удары, клинчи, гудящие ноги и бесконечные повторы упражнений: рычаги, захваты, освобождения и отработка приемов. А затем — пробежки по кругу, приседания и прыжки со стофунтовым мешком на плече. Вполне достаточно, чтобы стад проситься на волю вчерашний обед, но это еще цветочки — для новичков, не успевших отведать «связки» — так в бразильской Академии джиу-джитсу, руководимой Аурелио Сантосом, называют спарринг.

Бэр повернул на Шерман-стрит. Машины, появившиеся в городе, предпочитали Семьдесят четвертую, поэтому он съехал с этой улицы. Бэру предстояли индивидуальные тренировки с самим Аурелио, и он делал все, чтобы не опоздать к шести часам, когда должны начаться занятия. Опоздание равносильно проявлению неуважения. Он пробовал ограничиться обычно практикуемыми в академии групповыми тренировками по вечерам, но оставлять напоследок самое трудное испытание дня ему не нравилось — утренние занятия действовали на него особенно. Раньше неотвратимость вечерних физических перегрузок портила настроение весь день, и, не выдержав такого напряжения, он отказался от групповых тренировок. Уступка возрасту, решил Бэр, — ему уже перевалило за сорок, и, начиная день, он хотел расправиться с тем, что требовало физических усилий, и лишь потом заниматься остальными делами.

Аурелио брал с него обычные сто пятьдесят долларов в месяц, хотя так стоил час индивидуальных занятий. Бэр понимал: наставник делает ему одолжение, но догадывался, что у того имелись веские причины. Дело в том, что Бэру была свойственна дурная привычка ненароком калечить людей. Рост шесть футов и солидная масса — хорошие показатели для того, кто занимается боевыми искусствами, и Бэр за полтора десятилетия, пока ходил на тренировки по карате, боксу, кикбоксингу, а затем увлекся джиу-джитсу, неумышленно нанес травмы многим. Его коллеги, кто не мог похвастаться таким телосложением, люди зачастую из белых воротничков, сталкиваясь с кем-то вроде Бэра, обычно теряли веру в освоенную ими систему приемов, внезапно обнаружив, что они не срабатывают. Не застрахованы были даже обладатели поясов более высоких степеней. Были такие, кто после встречи с ним больше на занятиях не появлялся. Просто и ясно: Фрэнк Бэр распугивал клиентов — в общем, в меру сил вредил бизнесу. И Аурелио, видимо, это учитывал.


На Кэмпбелл-стрит Бэр попал в «зеленую волну» и, маневрируя в своем «пожирателе пространства» среди рытвин, уверенно продвигался к расположенной на Кумберленд-плейс академии. Какое-то неприятное чувство возникло у него, когда он включил правый указатель поворота и повернул за угол: на стоянке царило оживление, которое Бэр никак не ждал там увидеть. Взгляд его в недоумении остановился на паре патрульных машин графитно-черного цвета — это была раскраска полицейского управления большого Индианаполиса, объединившегося с управлением шерифа, что еще не успело отложиться в его сознании, за столько лет привыкшем к темно-серому и коричневому. Тут же стояла «скорая помощь». Проблесковые огни были включены, но сирена молчала. Патрульные автомобили расположились клином — один перед входом в академию, другой напротив местного банкомата.

«Какая-то бессмыслица», — подумал Бэр, заглушив мотор и отметив, что железная решетка у входа в банкомат надежно закрыта и свет внутри не горит. И тут его взгляд упал на широко распахнутую дверь их студии.

«Кому понадобилось грабить школу боевых искусств? — удивился он. — Вот уж где нет шансов хоть чем-нибудь поживиться». Всякий, кто заходил внутрь, прекрасно знал, что там нет ничего, кроме кип бумаг, просроченных платежных документов, каких-то бесконечных списков адресов, то есть никакого сейфа, который хотелось бы вскрыть ради того, чтобы стать обладателем в лучшем случае конверта с дневной выручкой: не более пятидесяти долларов наличными. Не стоит труда.

«Наверное, туда забрались, рассчитывая через стену проникнуть в пункт, где установлен банкомат обналички», — заключил Бэр.

Если так и Аурелио застукал замешкавшегося злоумышленника, тому явно не повезло. Это объясняет присутствие «скорой помощи». Бэр вышел из машины. На нем были шорты, камуфляжная куртка и выглядывавшая из-под нее спортивная водолазка. Машинально прихватив сумку с капой, полотенцем и одеждой, в которую можно облачиться после тренировки, он вошел в студию. Тренировка не состоится. Бэр знал, сколько потребуется времени, чтобы полицейские завершили все формальности и начали собираться те, кто занимается в группах. Опыт подсказывал, что ограбления не так уж часто происходят в шесть утра. И он ускорил шаг.


Воздух в академии был спертым — Бэр сразу почувствовал характерный запах. Перед глазами возникла менее всего ожидаемая им сцена. Врач и санитар «скорой помощи» сидели на корточках, бесцельно уставившись в стену. Полицейские стояли тут же, сложив на груди руки и опустив головы. Между ними на полулежал Аурелио — лицо и череп сорваны с шеи, словно серная головка со спички. Голубой мат забрызган почерневшей кровью. Тело, некогда воплощавшее красоту силы, превращенное теперь в груду костей и окоченевших мышц, обтянутых уже помертвевшей кожей, безжизненно застыло в неестественной позе.

Бэр подошел ближе. То, что открылось его взгляду, заставило похолодеть: это была смерть — окончательная и необратимая. Возникло неприятное ощущение в желудке — содержимое его грозило вырваться наружу. Сделав усилие, он подавил тошноту. И это было единственное, на что Бэр оказался способен.

Но хотя он стоял, пораженный, не произнося ни звука, расследование на уровне зрительного восприятия помимо его воли уже началось. Бросались в глаза руки Аурелио, стиснутые в кулаки, и костяшки пальцев — крупные и багровые, что, собственно, и следовало ожидать после четырнадцати лет занятий боевыми искусствами. На мате влажные пятна. Что это: вода или пот? Мебель в комнате — стулья и стол — перевернута. На сухой штукатурке стены вмятина. На противоположной стене — несколько маленьких круглых отверстий, внутри дробинки крупной картечи. Ручеек крови на мате густел и по мере того как приближался к телу и терялся рядом с ним, в нем появлялось все больше твердых частиц.

Все само собой сложилось в представшую его мысленному взору картину: допрос Аурелио завершился расправой, но до этого состоялась схватка. Бэр не сомневался в том, что Аурелио мог бы вполне успешно справиться с двумя нападающими. Дробовик, разумеется, менял соотношение сил, но интуиция подсказывала Бэру, что преступников было трое или больше. Тело протащили на некоторое расстояние, а затем бросили.

— Черт возьми, — выдохнул он. Слова вырвались непроизвольно, и Бэр тут же об этом пожалел: он мог бы еще несколько секунд поизучать детали.

Но дело сделано, и один из полицейских обернулся к нему. На его жетоне значилась фамилия «Рейган».

— Это место преступления. Вам нельзя здесь находиться. Кто вы такой?

— Фрэнк Бэр. Я тут тренируюсь.

— Бэр, — видимо, что-то вспоминая, повторил другой полицейский, черноглазый и темноволосый. На его жетоне красовалось имя «Доминик». — Тот самый, из Нир-Нортсайд? Мой дядя Майк как-то говорил о вас.

— Вполне возможно. Но это было давно. Кто сделал вызов?

Несомненно, в порядке исключения ему соблаговолили ответить.

— Развозчик хлеба проезжал по Кумберленд-плейс и заметил вспышку в окне, — объяснил Рейган. — Сначала он не придал этому значения, но потом у него все-таки хватило ума набрать «девять-один-один».

— Не видел ли он людей или машину перед входом?

— Ничего похожего. Хотя его продолжают допрашивать.

— Можете опознать вот это? — Доминик указал на труп.

Бэр поморщился, но утвердительно кивнул:

— Это Аурелио Сантос.

— Как имя на вывеске?

— Да. Здесь его заведение. — Бэр различил в своем голосе нотки бессилия. Он достаточно повидал мест преступлений, чтобы сразу понять: это не тот случай, когда произошедшее можно распутать по горячим следам. Ловить нечего — грязная работа чисто сделана. Сюда приходили десятки спортсменов, и каждый оставлял отпечатки пальцев. Свидетелей нет. От вида того, что недавно было человеком, засосало под ложечкой и возникло ощущение мрачной безысходности.

И тут он почувствовал, как знакомый бойцовский гнев опалил его жаром, а лицо приняло суровое выражение. Бэр понял: независимо оттого, что предпримет полиция, чего ей удастся добиться и сколько усилий она приложит для расследования дела, он потратит минуты, часы, дни и месяцы на то, что будет гоняться за мразью, подонками и ничтожествами, совершившими это злодеяние. Дыхание стало прерывистым, и Бэр ощутил, как в глубине его существа закипает буря ярости. Он попытался совладать с собой, не дышать, как учил Аурелио, животом, когда противник упирается коленом в грудь, и каждый оставшийся в грудной клетке кубический сантиметр воздуха повышает его шансы на благоприятный исход схватки.

«Случайное убийство? — размышлял Бэр. — Не характерно для Индианаполиса. В последнее время в городе происходило немало убийств, но все они имели криминальную подоплеку и так или иначе были связаны с бандитскими разборками, а Аурелио, как никто другой, был далек от мира криминала». Что-то не складывалось. Бэр это чувствовал: у кого-то в этом деле имеется свой интерес.

Его взгляд остановился на двери, за которой находился кабинет. Информация. Эта мысль не просто пришла ему в голову, а настойчиво, как разбуженная змея, зашевелилась в мозгу. Он представил на столе адресную книгу Аурелио и интуитивно почувствовал, что разгадка таится именно в ней. Ясно, что это лишь дело времени, когда полицейские попросят его очистить помещение, несмотря на то что некогда он сам был одним из них. Как гласит полицейская поговорка: «Пока ты свой, ты гость желанный, но как уйдешь — чужак незваный».

Воспользовавшись моментом, Бэр шагнул в сторону кабинета, выдерживая дистанцию, обошел тело и кровавые следы на краю мата. Его действия, казалось, насторожили полицейских. И когда он миновал доходящий до потолка шкаф с наградами, завоеванными Аурелио на чемпионатах мира и соревнованиях в Абу-Даби и Токио, врачи «скорой помощи» схватились за свои чемоданчики с так и не понадобившимися лекарствами, а копы переглянулись.

— Приятель, ты куда? — спросил черноволосый Доминик.

Бэр почувствовал, что его игра на исходе, и бросил через плечо:

— Вам, ребята, придется известить его ближайшего родственника. Сейчас найду его номер.

Дверь кабинета он открыл ногой и, войдя, разглядел в полумраке на столе адресную книгу с разорванной обложкой. Не зажигая света, поставил на нее спортивную сумку, чтобы скрыть ее от других. Взял скрепку для бумаг и ею, чтобы не смазать возможных отпечатков пальцев, осторожно нажал на выключатель.

— Он из Бразилии. Не женат. Родственников в Штатах нет. Убойный отдел на подходе? И эксперты тоже? Никто ни до чего не дотрагивался? Вы ребята, я вижу, знаете свое дело. Черт возьми, он был человеком что надо! — Бэр трепался, чтобы отвлечь внимание детективов, а сам, пока они не засекли его сумку на столе, осматривал кабинет. Полицейские уже появились в дверях.

— Взгляните-ка на это! — Бэр указал на календарь, выпущенный бразильской пивной компанией «Брама». На нем были изображены играющие в волейбол на пляже Ипонема девушки в бикини не шире ниточки. Этот сюжет надолго приковал к себе внимание молодых колов, а Бэр тем временем заметил прилепленный к стене над телефоном стикер. Он был покрыт цифрами, начинающимися с +55 — телефонного кода Бразилии, и неразборчиво написанными номерами. Аурелио происходил из большой семьи и на листке записал номера, по которым звонил домой.

— Вот. — Бэр отступил в сторону, пропуская полицейских в кабинет. — Я буду очень удивлен, если это не номера его родственников или по крайней мере близких друзей.

— Спасибо, — кивнул Рейган, а Доминик лишь что-то буркнул себе под нос.

Затем оба достали записные книжки и принялись переписывать цифры. И пока они стояли к нему спинами, Бэр, улучив момент, поднял сумку и, сунув за поле адресную книгу, одернул майку. Судя по всему, тот, кто убил Аурелио, не врывался в кабинет, потертая же поверхность адресной книги — не идеальное место для отпечатков пальцев, но риск все-таки существовал. Однако путь к отступлению был отрезан.


Бэр вернулся в зал. Светловолосый полицейский Рейган с деловым видом последовал за ним.

— Так значит, вы Фрэнк Бер, — проговорил он, записывая.

— Бэр, — последовала поправка.

— Номер телефона — домашнего, служебного, мобильного.

Бэр ответил и назвал свой адрес.

— Мы занимаемся четыре дня в неделю по часу-полтора, затем начинают подтягиваться другие тренеры и спортсмены-индивидуалы. В восемь почти все дни недели происходят групповые занятия обладателей синего пояса, — продолжил Бэр. Он ощущал, как его эмоции отчаянно бьются в дверь холодной методологии, и не знал, как долго выдержит преграда.

— Синий пояс — это какой уровень?

— Почти начинающих, но уже разбирающихся, что к чему.

— У вас какой пояс?

— Мы занимались с другой целью.

— Значит, он не был женат? — пожал плечами Рейган. — Разведен?

— Нет. У него была подружка, но они порвали около десяти месяцев назад.

— М-м-м… Мне необходимо знать ее имя.

— Если вспомню… Как будто Мария.

— У убитого имелись недоброжелатели?

— Насколько мне известно, нет. Его все любили.

— А уволенные с работы тренеры? Или, может, какой-нибудь ученик точил на него зуб. Кредитор?

— Да нет же! Говорю вам, он со всеми ладил.

— Как оказалось, не со всеми. Или имело место очень странное проявление любви, — заметил вновь присоединившийся к ним темноволосый Доминик.

— А не заткнуться бы тебе? — прожег его взглядом Бэр. Врач из бригады «скорой помощи», делавший записи в блокноте, удивленно поднял голову.

— Какие эмоции! — подхватил Доминик. — Неровен час — расплачетесь.

— Веди себя профессионально, кретин, — процедил сквозь зубы Бэр.

— Сам такой! — Они стояли, как говорится, нос к носу, и это заметно подчеркивало, что Бэр был на пару дюймов выше. Но он понимал, что полицейский не имел в виду ничего дурного. Просто таков стиль общения колов, которые, коротая дежурство, подтрунивали друг над другом. Однако Бэр не собирался ничего спускать.

— Вы нам помогли, — произнес Рейган. — А теперь уходите. Шеф вот-вот явится и будет недоволен.

Бэр, отыгравшись на Доминике, счел за благо не препираться. Он в последний раз окинул взглядом место преступления, запоминая мельчайшие детали. На Аурелио был зеленый шелковисто-блестящий спортивный костюм, который он мог с одинаковой вероятностью надеть и вечером, и утром. На ногах — кроссовки «Пума», в них он никогда бы при обычных обстоятельствах не ступил на мат. Тело, казалось, еще не потеряло гибкости — окоченение не успело им полностью овладеть. Кровь не запеклась. Смерть наступила сравнительно недавно.

Бэр уже направился к выходу, когда его поразило некое несоответствие. Он оглянулся, стараясь в последний раз оценить ситуацию без того, чтобы очевидное не нарушало объективность суждений. Непроизвольно он посмотрел ниже того места, где зияла рана на шее Аурелио.

— Вы с него ничего не снимали? — спросил Бэр. Врач «скорой помощи» в недоумении взглянул на него.

— Разве что родинку с левой ягодицы, — хмыкнул Доминик.

— Что вы имеете в виду? — устало произнес Рейган, как бы не замечая реплики напарника.

— Хотите преподать нам урок? — усмехнулся Доминик.

— Украшение, — уточнил Бэр.

Врач покачал головой.

— Ничего похожего, — покачал головой Рейган. — Намекаете на ограбление?

Бэр пожал плечами. Он не собирался набиваться со своими доводами и рассказывать копам о том, что Аурелио носил на шее толстую золотую цепь с фигуркой Христа-Спасителя, как на Коркуваду[2] в Рио. Он снимал ее лишь тогда, когда выходил на мат. Но теперь ее не было. Врач закончил со своей писаниной и ушел. С минуты на минуту должны были появиться эксперты, и Бэр понял, что пора сматываться — нечего ему здесь болтаться, особенно с вещдоком за поясом.

Он преклонил колени у ног Аурелио, почти как на мессе, и все притихли. Даже Доминик отнесся к его поступку с уважением. А Бэр, в последний раз молча дав обещание отомстить, встал и направился к двери.

Глава вторая

Запасное колесо было извлечено из багажника и опиралось о боковину кузова, хотя пи одна из шин не спустила. Бобби Бродакс покуривал, прислонившись к «гран-фьюри», припаркованном на обочине автострады Саут-Уайт-ривер. Ничто не указывало на то, что под его спортивной курткой укромно расположился меж скрещенных рук ствол сорок пятого калибра. Однако он тут же дал бы о себе знать, если бы кто-нибудь из проезжающих хотя бы замедлил скорость.

Бродакс скользнул взглядом по склону холма, огибаемого Уайт-ривер, устремив его затем еще дальше. Тино и Пит совершенно умотались со своей ношей. По крайней мере со стороны все выглядело именно так. Бродакс сверился с часами. Прошло уже десять минут, а ребятам груз еще таскать и таскать.

Он вспомнил своих работодателей. Парни из Индианаполиса явно не были профессионалами — столько дров наломали несколько недель назад. И вот теперь им пришлось обращаться к нему. Что же, эти парни напали на золотую жилу и получили возможность подряжать таких профессионалов, как он. Интересно, что лучше, — задавался вопросом Бродакс, — быть самому профи или располагать средствами нанимать других?

Бродакс до сих пор чувствовал вкус выпитого накануне вечером бурбона. Принять пришлось немало, прежде чем он вытянул из этих парней в черных ботинках что-то похожее на правду.


Тино и Пити сгорбившись волочили по берегу свой груз. Их мышцы горели огнем, пот ручьями тек по лицам, покрытым клочьями слипшихся волос.

— Эта чертова грязь так и норовит стянуть с меня обувь, — пожаловался Тино.

— Смотри не потеряй ботинок. А если потеряешь, остановись и обязательно найди, — отозвался Пит.

— Успокойся, — буркнул Тино. — Я пока еще ничего не потерял.

Мешки были тяжелыми. Пластик растягивался и врезался между пальцами, а ладони саднило оттого, что пришлось поработать лопатами. Они меняли руки, но легче не становилось. Шли без передышки, а жара, хотя рассвет только занимался, сгущалась, словно в парилке. В такие моменты хотелось ежеминутно проклинать лето.

— Эти парни вроде говорили, что тростник начинается за топыо? — произнес Тино.

— Они говорили, что болото начинается там, где тростник. — Голос Пита звучал вполне уверенно. Они уже несколько сот метров продирались сквозь высокую траву, становившуюся все гуще. Тино опустил на землю мешки и распрямился, переводя дыхание.

Пит, услышав, как он со свистом втягивает в себя воздух, тоже остановился передохнуть и оглядеться.

— Знаешь, о чем я подумал? — спросил Тино. Пит пожал плечами и повернул в густую поросль в тени вблизи железнодорожной насыпи.

— Мне чертовски нравится с тобой работать, — выдохнул Тино и снова взялся за тяжелую ношу.


«Если двинемся прямо сейчас, повернем на север, то к утреннему часу пик окажемся в Чикаго, — подумал Бродакс. — Но по крайней мере будем уже у себя и к полудню избавимся от машины». Он успел выкурить две сигареты, когда наконец подошли Тино и Пит. Оба выглядели как обитатели скотного двора. Особенно Тино. Обувь и брюки по колени в красновато-желтой глине, будто они месили ногами детскую неожиданность.

— Готово, Боб Би! — прохрипел Тино. Выбравшись на полотно дороги, он перенес ногу через оградительный барьер, опираясь рукой о плечо Пита. Товарищ в знак протеста только поджал губы. Они подошли к машине. Бродакс наблюдал, как Пит похлопывал ладонью о ладонь, будто стряхивая с них крошки.

— Хорошо, — ответил он и извлек из кармана мусорный пакет, раскрыл его, и туда отправились вымазанные в грязи ботинки Пита и Тино.

Глава третья

— Ох-ах, ох-ах! — стенала миниатюрная блондинка, пока Кенни Шлегель подпрыгивал на ней. «Ох» приходилось на движение вниз, доставлявшее ей несказанное удовольствие, а «ах» означало, что ее новые бусы при очередной встряске били ее по подбородку. Кенни, трахая ее, казалось, более всего старался, чтобы бусы как можно сильнее ударялись и отскакивали от ее лица, словно забавлялся на своеобразном ярмарочном аттракционе. За эту его ловкость ему бы, конечно, полагались кое-какие призы, но и без них он радовался тому, что у него все так хорошо получалось. В охватившем его упоении он вроде бы не замечал, сколь упруго у блондиночки тело и то, что это родео продолжалось уже тридцать или сорок минут.

— Ох-ах, ох-ах!

Хотя это были всего лишь легкие шлепки, но их беспрестанное повторение не могло не остаться без последствий для лица. При мысли об этом Кен испытывал определенное удовлетворение. Но белобрысая не жаловалась, похотливая штучка. Вот только что она скажет потом? Да что с нее взять — сучонка-недоросток. Прождала его всю ночь, и на том спасибо. Сама захотела — завелась со вчерашнего дня. Ее дыхание отдавало пивом, из-под мышек тянуло дезодорантом. Но приятно. Он погрузил лицо в одну из них и втянул в себя воздух.

— Что, Келли, окатить тебя? — Кенни заметил в глазах девушки проблеск сознания — реакция на то, что ее, Кэти, назвали другим именем. Но она его не ударила, как он надеялся, а только ускорила темп. Может, и к лучшему — у него расплывался на щеке огромный синяк. Кенни снова глубоко вдохнул, вышел из нее, сорвал презерватив и полил живот блондинки обильной струей спермы. Она охнула, застонала, как в порнофильме, и затихла. У Кенни же все мысли были только о прошедшей ночи и о предстоящем завтраке.

Глава четвертая

Аурелио Сантос прибыл в свою студию в предрассветной темноте. На нем были тренировочный костюм и кроссовки. Он думал о том, как прокатится на мотоцикле вдоль Копакабаны и как хорошо, что закончилась зима в Индианаполисе. Он уже отпер дверь, и тут из-за угла появились трое в масках и толкнули его внутрь. Один из них ударил его сзади, но Аурелио быстро пришел в себя, схватил руку нападавшего и плечом с такой силой отшвырнул в сторону, что на стене осталась вмятина. Затем выпрямился, сделал обманное движение, ударил второго в челюсть, и тот, перевернув стол и стул, рухнул на пол. Аурелио хотел пнуть его в лицо, но в это время третий вытащил обрез. Черт! Аурелио застыл и поднял руки. Затем медленно попятился на мат.


«Наверное, все было именно гак? — размышлял Бэр. — Или не так?»

Он вел машину, слабо представляя, куда держит путь, и не обращал внимания на ерунду, передаваемую в утренних радиосообщениях. Через полчаса автомобилей на улицах прибавилось — начинался утренний час пик. Поток был неплотным: в Индианаполисе три машины подряд — уже затор, но пришлось снизить скорость, и это его раздосадовало.

Первое, что сделал Бэр, покинув академию, — обошел здание, надеясь наткнуться на что-нибудь наводящее на размышления. Дверь черного хода оказалась запертой на замок, что было совершенно естественно, поскольку она предназначалась для использования в случае пожара. Рядом, среди пробивающейся сквозь трещины в мостовой травы, валялись старые окурки и осколки бутылок. Но они были настолько маленькие, что вряд ли на них уместились бы отпечатки пальцев, и, кроме того, судя по всему, они лежали здесь уже давно. Окна не повреждены, и на крышу невозможно подняться, если только не принести с собой лестницу. Как и в академии, здесь он тоже получил одну большую груду ничего не значащих фактиков.

Солнце уже вставало, и в городе растекалась тягучая жара, когда Бэр вернулся в академию и оставил на входе объявление: «Все тренировки отменяются». Когда полицейские закончат дела, они опечатают место преступления и уедут, и те, кто не приходил сюда утром и не знал о случившемся, явятся на занятия. Он прилепил стикер с объявлением к окну и поспешно удалился — не хотелось встречаться с тренерами и теми, кто придет на тренировки. Ему еще предстоит с ними разговаривать, когда он начнет их расспрашивать, но сейчас не было настроения ни пожимать рук, ни обниматься. И поскольку Бэр не имел возможности опросить соседей — полицейским бы не понравилось, если бы он потащился за ними по пятам, — то сел за руль и уехал.


Он остановился у дома Аурелио — одноэтажного бунгало, перед которым стояла «тойота». Требовалось проникнуть внутрь и тщательно все осмотреть, но ситуация была не самая подходящая. Бэр понимал, что с минуты на минуту появится полиция. Секунду он взвешивал риск, а затем достал из багажника латексные перчатки. Попробовал дверцу машины Аурелио — она оказалась закрытой. И обе двери в доме тоже — передняя и задняя. Бэр заглянул в окно, но за жалюзи мало что удалось рассмотреть. На первый взгляд все было в порядке. Бэр снял перчатки и поспешил к машине. Когда полицейские примутся стучаться в соседние двери, совершенно ни к чему, чтобы всплыло его описание.

Дом находился в полутора милях от школы джиу-джитсу, и Аурелио часто по утрам прогуливался туда пешком, чтобы разогреться перед тренировкой. Видимо, так случилось и сегодня, и это объясняло, почему машина осталась перед домом. Или его увели против воли, заключил Бэр, залезая в автомобиль и запуская двигатель. Он успел свернуть на Бейкер, когда к дому Аурелио подкатила первая полицейская машина без опознавательной раскраски.


Бесцельная езда и размышления о том, как псе могло произойти, не могли принести пользы, но Бэр был не в силах себя перебороть. Хотя бы потому, что в эти мгновения в его сознании Аурелио был еще жив. Но если голова не будет чем-то занята, грудь сожмет безысходность случившегося. Старая дверь в подвал просилась, чтобы ее открыли, а потом, когда она пропустит все через себя, накрепко захлопнули. Для дерьма, на которое он насмотрелся, будучи полицейским, а затем частным сыщиком, требовалось хранилище. И Бэр быстро сообразил, что для этого необходимо место. Пустой ящик внутри себя, куда можно скинуть боль, как уже отслужившую свое вещь, и закрыть крышку, прежде чем эта боль станет невыносимой. Правило было таким: прекратить думать о жертвах как о реальных людях. Они превращались в набор фактов, в уравнение, ждущее своего решения, в ключ, в кусок мяса, предназначенный для хладнокровной разделки. Таким образом следователь сохранял объективность и способность рассуждать. Обретал силу и, зная о своем превосходстве, был готов к встрече с преступником. Но у этой методики существовала и обратная сторона: вскоре после того как свыкаешься с такой отстраненностью, многое, что дорого тебе, отправляется в тот же подвал: жены, дети, друзья. Почти все. И если не соблюдать осторожность — и даже если ее соблюдать, — можно превратиться в зомби и идти по жизни и работать, опасаясь только того, как бы не лишиться необходимых для дела навыков.

Настоящий полицейский — тот, кто, отстраняясь, умеет схоронить боль где-то глубоко в себе, но не отсекает вовсе. Несет в себе и сохраняет связь с ней и с тем, чем она вызвана. Жертвы для копа остаются людьми, и, несмотря на боль — или благодаря ей, — это становится для полицейского спасением. Бэр не мог с уверенностью сказать, к какой группе он принадлежал на протяжении большей части своей карьеры. Только на ее исходе начал что-то понимать. Но на этот раз он поклялся, что поступит правильно. И не подавил боль. Дал ей волю.

Позади раздался громкий, злой сигнал. Бэр поднял глаза и понял, что стоит на перекрестке при зеленом свете. Посмотрел в зеркальце заднего обзора и, заметив грузовой пикап, помахал рукой:

— Еду, еду, — и повернул домой.

Глава пятая

Сьюзен Дюран находилась в ванной и была занята тем, что мочилась на тестовую пластинку, когда услышала, что к дому подъехала машина и на лестнице раздались тяжелые шаги Фрэнка. Результатов надо ждать всего минуту, но вот ее-то у нее не было. Кроме того, она не представляла, каков именно будет результат анализа и соответственно как она себя после этого поведет. Поэтому прервала процесс, переложила в пакет содержимое маленького мусорного ведра, бросив в него же коробку с инструкцией и пластмассовый квадратик, и смыла воду в унитазе. И когда он вошел в дом, Сьюзен была уже в гостиной и расправляла на бедрах юбку. После того как дверь за ним закрылась, Сьюзен отвернулась от зеркала и улыбнулась:

— Привет.

Фрэнк не ответил.

— За прошлый месяц я прибавила три фунта. Ты сделал меня толстой и счастливой, Бэр. — Сьюзен надеялась, что ее голос звучит легкомысленно.

Он не отозвался и прошел прямо в кухню. Было слышно, как он бренчит бутылками импровизированного бара на столе. Сьюзен оказалась на пороге вовремя, чтобы увидеть, какую он выбрал — маленькую, в белой бумажной обертке. Коричневая жидкость потекла в стакан. Бэр хотел разбавить ее «Клаб-содой», но бутылка оказалась пуста, тогда он плеснул в стакан тоник и выпил. Сьюзен вошла на кухню все еще с пластиковым пакетом в руке.

— Ты пьешь, в чем дело? — спросила она.

Бэр поморщился, прикончил содержимое стакана и поднял бутылку, чтобы она прочитала название — «Ангостура».

— Всего лишь горькая настойка. — Бэр швырнул бутылку в раковину, где она и разбилась.

— Почему ты так рано?

— Аурелио погиб.

Сьюзен выслушала новость, и у нее возникло не меньше десятка вопросов.

— Как? — наконец выговорила она.

— Убит. Застрелен. В школе. — Бэр видел, что Сьюзен пытается осознать услышанное. Затем присмотрелся к ней внимательнее. — Что с тобой?

— Ничего.

— Так уж и ничего?

— Ничего. Господи, Фрэнк, ужасно. Мне очень жаль. Как это произошло?

Бэр покачал головой.

— Ты в порядке?

Сьюзен подошла к нему, обняла, но он не отреагировал на ее порыв — стоял как изваяние. Она отступила и смерила его взглядом: лицо напряжено, тяжелые темные брови нахмурены. Взгляд черных глаз направлен куда-то далеко, но сосредоточен, словно Фрэнк пытался рассмотреть что-то за горизонтом. Он был не здесь, не с ней, не на кухне. Таким она не видела его с самого начала их отношений, когда он на пятьдесят футов увяз в своем расследовании.

— Это было ограбление?

— Нет.

— Случайное убийство? Несчастный случай?

— Я хочу сказать, может, он… во что-нибудь вляпался? — вслух рассуждала Сьюзен.

— Что, черт возьми, ты несешь?

— Ничего. Просто если это не случайность, тогда…

— Договаривай. Вляпался в какое-то дерьмо и получил за это сполна?

— Нет, Фрэнк… я не так хотела сформулировать.

— Тогда прекрати фантазировать и держи свои теории при себе.

Сьюзен подняла голову. Между ними никогда так не сгущалось напряжение. Весь прошлый год сохранялись хорошие отношения. Наверное, слишком хорошие, как у парочки влюбленных певчих птичек. Но теперь, когда страсти в комнате разогрелись от гремучей смеси темпераментов — ирландского, шотландского, немецкого, среднезападного и тихоокеанского северо-западного, — извинения надолго откладывались. Сьюзен отступила на шаг.

— Я здесь, пока ты того хочешь, но я вижу, что тебе это совершенно не нужно. Я ухожу на работу.

— Отлично, — отрезал Бэр.

Сьюзен еще помешкала, затем подхватила сумочку и, не выпуская из рук пластиковый пакет, направилась к выходу.

— До скорого.

— Пока.

Глава шестая

Викки Шлегель поставила на кухонный стол тарелку с яичными белками, положила туда же тост из хлеба грубого помола и снова повернулась к шипящей за ее спиной на плите сковороде. Из радио на столе доносилась какая-то развлекательная утренняя программа. На улице почувствовавшие запах пищи собаки крутили носами.

— Потерпи, дорогой, твой бекон почти готов. — Викки затянулась сигаретой и оценивающе взглянула на спину своего младшего сына, Кенни.

Он, как и братья, накачавшись в спортивном зале, возмужал и уже перерос отца, но был не крупнее, чем Терри в его возрасте. Викки познакомились с будущим мужем, когда тому было на несколько лет больше, чем теперь Кенни, но видела его фотографии в юношеском возрасте.

— Ты же знаешь, ма, я не могу это есть.

— Помню, помню, но это индюшиный бекон. — Викки сняла лопаткой кусочки мяса со сковороды и выключила плиту.

— Потрясающе.

— Я же знаю, что тебе нравится. — Она положила дымящееся мясо сыну на тарелку. Тот поднял голову, и Викки заметила на его щеке багровый синяк.

— Кенни-медвежонок, что с твоим лицом?

— Ударился на тренировке, ничего особенного. Придает мужественности, правда?

Мать улыбнулась, а затем ее взгляд упал на отвратительную черную татуировку на левой стороне груди Кенни. «ГКС» готическими буквами — рэперский девиз «Готов к смерти». Викки поежилась. Все ее трое сыновей разукрасили себя татуировками. Теперь это стало модно. До чего дошли! «Так делают те, кто краской из спрея портит полотна Рембрандта», — вот что она сказала, когда ее младший на свое семнадцатилетие, почти год назад, явился домой с этими буквами на груди.

— Как вы думаете, миссис Шлегель, может, мне наколоть что-нибудь вроде «передозировка»? — спросила миниатюрная блондинка, расположившаяся тут же за столом.

Викки повернулась к девушке и взяла сигарету. Вроде бы ее звали Карен. Трое ее смазливых сыновей унаследовали от отца мужское обаяние, и через их дом проходила бесконечная череда девушек, с которыми Викки приходилось разбираться. Она едва сдержалась, когда ее старший сын Чарли заявил, что будет очень клево, если по пятницам вечером к нему станет заваливаться его подружка. Надо было, конечно, ответить, что это вовсе не клево, собственно, она так бы и поступила, если бы предвидела, что пятничные вечера будут растягиваться на все выходные. К тому времени, как средний сын Дин начал встречаться с девушками, гостьи забредали уже и по будням. А когда три года назад Кенни стал студентом, сексапильные девчонки зачастили в их дом уже нескончаемой чередой. Викки тогда не запоминала имен, а теперь даже и не пыталась.

Несколько лет назад она пристала к мужу, чтобы он пресек эти безобразия.

— Что ж им, как каким-то чучелам, трахаться в машине? — ответил Терри. — К тому же ты ведь сама говорила, что не готова стать бабушкой.

— Ну пожалуйста, — упрашивала его Викки.

— Резинки и комнату — это мы по крайней мере можем им предоставить, — рассмеялся муж. — Мальчишки есть мальчишки. — Викки заподозрила, что дело тут не в «мальчишках», а совсем даже наоборот. Ему, видимо, нравилось, что в их доме то и дело появляются девицы в соку. Стало не хватать туалетной бумаги и замороженной пиццы. И если бы она не предприняла своих превентивных мер, гостьи начисто бы лишили ее шампуня и косметики.

Очнувшись от воспоминаний, Викки повернулась к дежурной гостье и удостоила обычным ответом:

— Послушайте, милочка. Я буду из последних сил ухаживать за своими сыновьями, но мне нет дела до их мелких причуд. Таково мое правило. Так что решайте сами. — Она стряхнула крошки с поверхности холодильника и закурила. Короткий смешок, донесшийся до нее, дал ей знать, что Кенни уловил ее слова.

Блондинка сморщила носик.

— Класс! Кенни, пойдем фотографироваться?

— Подожди минуту. — Он прожевал мясо и навалил на тост яичные белки и бекон.

Девушка шумно фыркнула и скрестила на груди руки, а миссис Шлегель оперлась о разделочный стол и отхлебнула кофе.

— Вот так. — Кенни свернул тост и превратил его в сандвич. — Пошли, моя крыска.

Они встали и пошли из кухни.

— Пойдем, Кенни-медвежонок. — Она обхватила его за пояс.

— Выматывайся! — Кенни шлепнул блондинку по заднице, и та хихикнула.

Викки Шлегель, задохнувшись от негодования, потянулась за кофейником.

Глава седьмая

Аурелио Сантос сначала двигался быстрым шагом, а на Кумберленд замедлил темп ходьбы. Пересек стоянку и, пританцовывая и напевая «Chuva, Suore Cerveja», подошел к школе. Ключи позванивали, когда он, готовясь войти, вращал на пальце брелок. Когда он вставил ключ в замок, тот не повернулся — дверь уже была отперта. «Странно», — подумал он. Аурелио не сомневался, что закрыл ее на замок накануне вечером. Он вошел внутрь и тут же получил по затылку увесистый удар. Боль обожгла жаром, в глазах потемнело. Аурелио попытался сохранить равновесие, потянулся к стулу, но не удержался на ногах и, падая, опрокинул его и стоящий рядом стол. Колени оказались под мышками. Подчиняясь инстинкту, он перекатился на спину и свернулся в клубок — занимать нужные позиции стало его второй натурой. Он повернулся лицом к нападающему и в тусклом утреннем свете различил за его спиной других. Один из них держал большой черный дробовик. «Этим меня и ударили», — отметил про себя Аурелио и нанес боковой удар в коленную чашечку врагу. Преступник упал, и Аурелио вскочил с пола. Но удар по затылку не прошел даром — он нетвердо держался на ногах. Сделал неверное движение и достал второго нападающего, однако неточным приемом. Просто отпихнул от себя, и тот, ударившись о стену, оставил на ней вмятину. Снова белые всполохи в глазах — это сзади опять нанесли удар прикладом. Аурелио почувствовал, что падает и проваливается в темноту…


Бэр топал по мостовой и вколачивал ярость каблуками в Сэддл-Хилл. На нем была тяжелая куртка, добавлявшая лишние тридцать фунтов. Ее подарила Сьюзен, заметившая как-то на его плечах ссадины от набитого рюкзака, который он надевал всякий раз, когда занимался пробежками. Надо признать, что в ней ему лучше. Но куртка оказалась недостаточно тяжелой, чтобы загнать его в красную зону. Ничто не могло сравниться по жестокости со спарринг-боями в джиу-джитсу. Они продолжались десять, двадцать, тридцать минут без перерыва и требовали силы и способности восстанавливать сердечную активность и молочную кислоту, особенно если он дрался с Аурелио. Хотя тот весил меньше двухсот фунтов, у него были особые отношения с гравитацией. Аурелио знал, как стать тяжелым. Когда он делал боковой захват, Бэру казалось, что он попал под «хаммер».

Он вспомнил первую тренировку почти полтора года назад. Оказавшись на мате против Аурелио, Бэр почувствовал себя слабым и беспомощным, как новорожденный котенок. Неравенство между ними было не меньше, чем десять к одному. Это вызывало беспокойство. К тому же Бэр сознавал, что легко бы превзошел учителя, если бы дело было только в весе. Вопрос заключался в средствах, способных обеспечивать победу. Но по мере того как Бэр овладевал техникой, он чувствовал, что неравенство начинает сглаживаться.

Боец пытается удержаться на ногах, но схватки заканчиваются на земле. Такова истина, и Бэр это знал, но ему потребовалось много времени, чтобы ее принять. Он долго тренировался в полицейской академии, работал патрульным, занимался жестким боксом, тайским кикбоксингом, но отлично понимал: как ни старайся наносить удары и ставить блоки, почти все реальные физические сражения завершаются на полу. Борцы не отличались чистоплотностью и дисциплинированностью, демонстрируемыми киногероями, наоборот, они были жестокими и непредсказуемыми, производящими странные движения, непонятные звуки и запахи. Бэр привык полагаться на свой вес, силу и накачанность еще со времен занятий спортом в школе, и если становилось жарко, решал спор кулаками. Но старался об этом не задумываться, как и о том, насколько труднее становилось с возрастом работать в спортивном зале, поддерживая себя в форме. Не хотел представлять будущее, когда постареет, усохнет и потеряет мощь, а те, с кем придется схлестнуться, будут моложе, крупнее и сильнее. Но однажды вечером в баре он смотрел на матч чемпионата боев без правил, передававшийся по платному каналу. Здоровенный детина сражался против опытного бойца. Громила скакал по рингу и наносил устрашающие удары в воздух, а опытный боец, уклонившись после очередного наскока, нанес всего один — по ноге, опрокинул соперника и прикончил меньше чем за минуту. Его противник оказался совершенно беспомощным. Долгие часы занятий по отработке ударов руками и ногами были нейтрализованы за одну секунду, и Бэр больше не мог этого отрицать. Завсегдатаи бара остались недовольны скоротечностью главного боя, а победитель в интервью после матча поблагодарил спарринг-партнеров и тренеров бразильской школы джиу-джитсу. На следующий день Бэр нашел телефон академии и заехал посмотреть занятия.

Тренировкой руководил мужчина среднего роста, но крепко сбитый, с широкой улыбкой и густыми черными вьющимися волосами. Он был необыкновенно энергичен на мате и обучал небольшую группу, как правильно выполнять броски и падения. Заметив Бэра у двери, он пригласил его на мат.

— Хотите к нам присоединиться?

Бэр пожал плечами:

— Может быть.

— Похоже, вы в форме. Попробуйте сбить меня с ног, — предложил тренер. — Свалите на землю, и мы определим, нужно ли вам вообще обучаться джиу-джитсу. — Он стоял босой, в шортах серфингиста и облегающей нейлоновой майке. И, улыбаясь, сверкал ослепительно белыми зубами. Бэр привык в колледже к стычкам на футбольном поле с игроками намного сильнее себя — сильными, как ломовые лошади — и поэтому недолго колебался, прежде чем утвердительно кивнуть и снять с себя часы, пиджак, ботинки и носки. Но этот обычного роста человек оказался неподатливым — Бэр сразу это понял. Они сошлись в клинче, удерживая друг друга за локти и ворот, и кружили по мату. Выдержка противника производила впечатление — она оказалась лучше, чем у Бэра. Улыбка не сходила с лица тренера, и, продолжая борьбу, он не забывал весело подбадривать новичка.

Бэр наконец решил, что затягивать бой не в его интересах, и, обхватив руками торс бразильца, поднял его в воздух и швырнул на землю. Он предполагал, что тот рухнет к его ногам и будет корчиться, словно сопящий мешок с переломанными ребрами. Но с удивлением обнаружил, что бразилец не только не получил травм, но даже не утратил самообладания. Тренер вообще не ударился о мат, а, взяв в захват его руку, ногами обвил плечи и шею и заставил его упасть на колени. И Бэр, похлопав его по ноге, признал себя побежденным, иначе в следующее мгновение ему бы вывихнули руку в локте.

— Добро пожаловать к нам! — Аурелио ослабил хватку и похлопал Бэра по спине. Пока охваченные благоговением спортсмены возвращались на мат. Бэр поднялся. — Вы сильны, станете хорошим бойцом. — Бразилец не переставал улыбаться. И Бэр сразу же решил, что будет здесь тренироваться.

Он по крайней мере решил, что Аурелио сказал именно это, но первые три месяца тренировок не понимал ни слова бразильца. И не только из-за сильного акцента до него не доходило то, чему его учили. Пользоваться весом и силой противника и оборачивать его движения и намерения против него самого — это было в новинку для Бэра, привыкшего противопоставлять силе силу. Если перед ним возникала кирпичная стена, он бился об нее головой, пока не пробивал ее или не набивал себе шишку.

Он тренировался по утрам четыре раза в неделю, и постепенно до него стало доходить то, чему его учил Аурелио. После каждого занятия в академии он чувствовал себя физически выжатым и измотанным до дрожи, все, что недавно соприкасалось с матом, горело и распухало, мучила боль в суставах и сухожилиях, а иногда и в шее, подвергшейся железным захватам тренера-бразильца. Знания, приобретаемые им, давались явно нелегко. Прежде чем тренировка завершалась, он успевал прочувствовать свою беспомощность и никчемность, видел свои промахи. Но обрывки информации просачивались внутрь и оставались в мышечной памяти, где только и могли принести пользу, если бы в них возникла реальная потребность.

Бэр не выиграл ни одного боя против Аурелио. Для этого надо было упорно тренироваться лет пять или шесть. И не было уверенности, что он способен достигнуть такого совершенства. Ведь Аурелио был спортсменом мирового уровня, а он — всего лишь любителем. Но в последнее время Бэр начал делать определенные успехи: по крайней мере превосходство над ним уже не было подавляющим. И еще он чувствовал, что сбрасывает вес. Из него уходило все, кроме мышц. И он почувствовал себя таким же жилистым, каким был в семнадцать лет. Между ним и Аурелио возникло нечто вроде родства — их отношения можно было сравнить с неприхотливым горным растением, не требующим ухода. Бэр испытал и то и другое, но, вспоминая прошлых тренеров и полицейских начальников, понимал, что последнее намного эффективнее. Они с Аурелио, помимо тренировок, встречались всего несколько раз — вместе ходили выпить пива и посмотреть спортивные репортажи. И четыре раза в неделю на мате. Но и этого оказалось достаточно: чувство родства сформировалось из затраченных усилий, боли и стоического отказа от жалоб, из совместного приобщения к знаниям и, как ни странно звучит, из духовного единства. Так думал Бэр, взбегая на вершину холма в восьмой раз. Примерно через шесть месяцев он понял, что приобрел первого друга, если не считать одного клиента, как-то обратившегося к нему около пятнадцати лет назад.

Поднявшись на холм в десятый раз, он согнулся пополам, стиснув в кулаках ткань шорт. Пот катился с него на дорогу, словно частый дождь. Ломило правую голень — два дня назад Аурелио продемонстрировал ему упор коленом.

Больницы — внезапно пришло ему в голову. Надо проверить больницы. Вполне возможно, обнаружится, что туда обращались люди с травмами, случающимися после схватки с Аурелио. Это могли быть вывих локтевого сустава, повреждение запястья или сломанная челюсть. Бэр распрямился и поспешил вниз, в сторону дома.

Глава восьмая

— Братан, ты способен подняться? — спросил Кенни, входя в комнату Чарли. Не просыпаясь, брат перевернулся. Он был до талии прикрыт простыней.

«Как эти Шлегели заводят, — подумала Кэти, — не своими рябыми лицами, а телами». Тут ей в глаза бросилась правая рука Чарли. Она распухла и побагровела, особенно в запястье. Чарли сбросил с кровати пластиковый мешок с водой и почти растаявшим льдом, и на простыне осталось влажное пятно.

— Чего так рано? — спросил он. Его голос уже огрубел от сигарет.

«Очень сексуален, — решила Кэти, оглядывая его фигуру, пока он вылезал из постели и натягивал на себя шорты из камуфляжной ткани. — Хотя ему не меньше двадцати двух лет».

— Мама ее выставляет. — Кенни кивнул на Кэти, уминая сандвич.

— Что с твоей рукой? — спросила девушка. Братья посмотрели на нее так, словно были поражены тем, что она умеет говорить.

— Придавил чертовым капотом грузовика.

— Ой! — испугалась она.

— Вот именно, — согласился Чарли. — Ну, давай твои права. Я их отсканирую и сделаю все как надо. — Он указал на свой компьютер.

Кэти не двинулась.

— У меня нет прав, — ответила она.

Чарли посмотрел на нее, затем перевел взгляд на Кенни.

— Ей только пятнадцать, — объяснил брат.

— Ладно, — улыбнулся Чарли. — Мне все ясно. — Он пересек комнату и достал из-за комода планшет. — Воспользуемся тем, что имеем. — На планшете была увеличенная копия водительского удостоверения штата Иллинойс. Его владельцем был мистер Пэт Маккоркл, проживающий в городе под названием Орланд-Парк. Справа оставалось свободное место размером примерно с человеческую голову. Кенни открыл нижний ящик комода и извлек оттуда фотоаппарат вроде «Полароида» на штативе.

— Фотография получается такого размера, как надо на права, — объяснил Кенни, выдвигая ножки штатива.

— Здорово! — взвизгнула от восторга девушка.

Чарли нашел в газетных заголовках образец буквы «s» и накрыл им «r» в повешенном на стену водительском удостоверении, и Кэти превратилась в мисс Пэт Маккоркл двадцати одного с половиной года из города Орланд-Парк, штат Иллинойс.

— Встань там, — распорядился Чарли. Кэти подошла к планшету и прижалась затылком к пустому месту в увеличенных водительских правах. Кенни установил фотоаппарат и, наведя объектив на резкость, прильнул к видоискателю.

— Готово.

— А мне не надо подкраситься? — спросила Кэти.

— А как насчет пятидесяти баксов? — поинтересовался Чарли. Шлегели ворочали делами посерьезнее, чем продажа фальшивых водительских прав, но пока Кенни учился в колледже, у них оставался нескончаемый источник пятидесятидолларовых банкнот и свежих цыпочек.

Девушка повернулась к Кенни:

— Но я полагала…

— Будешь платить? — оборвал ее Кенни.

Кэти застыла в недоумении.

— Или деньги, или утренний отсос. — Чарли с недвусмысленной ухмылкой скосил очи долу, и отнюдь не смущение было поводом к тому. Девушка взглянула на Кенни, но тот только бесстрастно пожал плечами.

— Кенни, Чарли… — разнесся по дому голос их матери. — Покормите вы этих собак. И отец говорит, что утренний коктейль уже готов.

— Тем более надо спешить, — резюмировал Кенни.

Кэти стиснула зубы и стала доставать деньги.

Глава девятая

Бэр сидел в машине, припаркованной рядом со стоящим особняком кирпичным офисным зданием. Он ждал, когда явится его клиент, дипломированный бухгалтер Уэллс Шипман. Бэр уже набирал его телефонный номер, звонил в дверь, но не получил ответа. Заходил в здание конторы вместе с другими ее обитателями и стучался в бухгалтерию. Затем вышел на улицу, связался с Шипманом по мобильному телефону, и тот сказал, что придет через десять минут. Бэру не терпелось начать прочесывание местных больниц, но прежде следовало разделаться с этим. Он также подумывал о том, чтобы позвонить Сьюзен, но не был уверен, что теперь это принесет кому-нибудь из них пользу, и решил отложить реализацию благого намерения до лучшего времени.

Пока же он задумчиво водил пальцем по строчкам адресной книги Аурелио. Все здесь поражало своей аккуратностью: фамилии, адреса, телефонные номера и адреса электронной почты были записаны разборчивым почерком. Бэр узнавал многие фамилии — это были люди, проходившие тренировку в академии Аурелио. Было также много бразильских фамилий, и, судя по записям, их владельцы по-прежнему проживали на родине. Привлекло внимание только одно: в полдюжине случаев стояли не имена, а только инициалы: КК, ДФ, ПР и ЛБ. Он проверит их телефонные номера, как только будет время.

Наконец к стоянке подкатила «импала» Шипмана. Бухгалтер сразу же заметил Бэра, помахал ему рукой и только после этого поставил машину на место. Бэр отложил телефонную книжку Аурелио и вышел из автомобиля. И тут зазвонил его мобильный телефон.

— Да? — ответил он.

— Мистер Бэр, — раздался голос немолодой женщины, — меня зовут мисс Свэнтон. Я звоню по поручению мистера Потемпа из «Каро-груп»… — Бэр удивился: «Каро-груп» была мощной организацией, сформированной двадцать пять лет назад бывшими агентами ФБР и Секретной службы. Она занималась расследованиями и консультировала по вопросам безопасности. Быстро добиваясь результатов и грамотно оценивая рынки, учредила отделения в крупнейших городах США и вела дела через свои зарубежные представительства. Клиентам нравилось, как с ними обходились, а сотрудники в черных костюмах и сияющих остроносых черных ботинках стали восприниматься ими как воплощение профессионализма. — Мистер Потемпа желал бы с вами встретиться и поговорить о деле. Вы располагаете временем?

— Не сейчас, — ответил Бэр.

— Может, во второй половине дня или вечером?

— Маловероятно.

— Завтра прямо с утра, — настаивала мисс Свэнтон. — Дело безотлагательное.

— Хорошо, — согласился Бэр, запирая дверцу машины и шагая за Шипманом. — Хорошо.

— Договорились. Скажем, в восемь часов? Вы знаете, где мы находимся?

— Найду.

— Спасибо, мистер… — увидев, что худой как жердь Шипмап берет с заднего сиденья портфель и направляется к нему, Бэр разъединился. Его несколько удивило то, что при ходьбе голова бухгалтера дергалась в такт шагам. Приблизившись, Бэр заметил, что у клиента темные круги под глазами. С прошлой их встречи две недели назад они стали резче и заметнее, а ведь период сбора налогов еще не подошел, следовательно, дело не в этом. Шипман нанял Бэра следить за своей женой — Лори, которая, как подозревал муж, завела любовника.

Это был не тот вид работы, который нравился Бэру, но выбирать не приходилось — дела шли неважно. А то, что он собирался учудить сейчас, было и вовсе невообразимо. Бэр взял пять тысяч долларов предварительного гонорара и сейчас, вместо того чтобы как следует обработать клиента, намеревался вернуть ему две двести. Если кто-нибудь из коллег узнает о его поступке, его засмеют прямо в клубе, где висит девиз старой доброй компании «Эрнст энд Джулио Галло»:[3] «Всякое преступление должно быть раскрыто в свое время». Это следовало понимать так — не раньше, чем клиента разденут до нитки.

— Привет, Фрэнк, — произнес Шипман.

— Привет, Уэллс. — За последние две недели Бэр установил, что жена Шипмана, энергичная брюнетка, проводит время за пределами спортивного зала с тренером Джейком, накачанным двадцатипятилетним молодым человеком с искусственным загаром. По вторникам и четвергам Лори была его последней клиенткой, и после занятий они шли в «Старбакс». Что правда, то правда, их встречи затягивались почти на два часа.

После того как они расставались и уходили из кофейни, Бэр попеременно следовал за каждым из них. В один из вечеров тренер направился в супермаркет. Лори два раза ходила в магазин. Джейк как-то забрел в кино. Бэр последовал за ним и устроился в двух рядах за ним, но к тренеру никто не присоединился. Бэр довел его до дома и, можно сказать, уложил в постель. Но там так никто и не объявился. И уж точно не миссис Шипман.

— Как дела, Фрэнк? Что-нибудь нарыли? Фотографии и тому подобное?

— Нет. Никаких фотографий. Уэллс, мне необходимо закругляться с вашим делом.

— Вот как? И никаких фотографий?

— Нет.

— Но вы принесли отчет или…

— Не было времени. Да и писать нечего. Я не могу подтвердить ваших подозрений.

— Я не удовлетворен.

— Как вам объясняет жена свои задержки после занятий в спортивном зале?

— Говорит, что пьет кофе с тренером, а затем ходит по магазинам.

— Так и есть. — Бэр привел клиенту данные своих наблюдений.

Шипман нахмурился. Складывалось впечатление, что он скорее был разочарован такими результатами, чем обрадован.

— Я хочу, чтобы вы продолжили слежку, — попросил он. — Ее поведение вызывает у меня подозрение вот уже несколько месяцев, вы же наблюдали за ней всего пару недель.

— Обычно я не берусь задела, требующие долгого расследования. А вам и так уделил времени больше, чем планировал.

— Есть еще кто-нибудь, к кому я мог бы с этим обратиться?

— Сколько угодно. Однако, Уэллс, позвольте вам напомнить. У вас нет причин для тревог. Здесь нечего расследовать. У вашей жены с тренером дружеские отношения.

— Так вы ничего не заметили? Они держались за руки?

— Даже этого не делали. Послушайте, приятель, в подобных случаях мы анализируем то, что называется стечением обстоятельств или проявлением чувств. Понимаете, что я хочу сказать? Стечение обстоятельств — вероятный шанс для последующей близости. А чувство… Ну, чувство есть чувство. Фото или видео парочки в постели…

— Видео? — покраснел Шипман.

— Через шторы или замочную скважину. Прощальный поцелуй на пороге номера в мотеле, куда, как было обнаружено, они вошли накануне вечером. Я не заметил никакого чувства. А стечение обстоятельств — это отнюдь не ленч в «Старбаксе».

Шипман молчал.

— Хотите наладить отношения с женой? Прекрасно. Обо всем этом позабыть — вот что вам необходимо. Хотите стать ей другом вместо тренера? Так попытайтесь. Но что бы вы ни предприняли, отвлекитесь от своих подозрений. — Бэр вынул из кармана чек. — Вот остаток моего аванса. Купите ей подарок. Поезжайте куда-нибудь на выходные. А мне пора.

Он захлопнул дверцу «торнадо». И включая скорость, подумал: «Еще один удовлетворенный клиент».


Фрэнк Бэр стоял в приемной отделения «скорой помощи» госпиталя имени Вишарда и ждал, когда освободится дежурный санитар. Наконец плотный молодой человек в рубашке поло с логотипом госпиталя повесил телефонную трубку и повернулся к нему.

— Чем могу помочь? — спросил он, и Бэр заметил, что к его зубам приклеился леденец.

— Меня интересуют поступления либо вчера поздно вечером, либо сегодня рано утром.

— Какого рода поступления?

— С травмами, характерными для пострадавших в драках. Особенно меня интересуют вывихи — запястий, локтевых и плечевых суставов, а также сломанные челюсти. И даже повреждения лодыжек и коленных чашечек. — Бэр сознавал, что столь обширный список звучит несколько дилетантски.

— И все? — с наигранным разочарованием спросил дородный санитар, а его коллега, медсестра, к этому времени кончившая заполнять какой-то формуляр, скептически изогнула брови.

— Хит, пойду прогуляюсь за кофе. Тебе принести? — спросила она.

— Будь добра, Кэрри, возьми мне яванский мокко.

— Со льдом?

— Да.

— Без меня тут справишься? — Она смерила Бэра оценивающим взглядом.

— Легко, — ответил Хит.

Девушка ушла, а он, опершись локтями о стол, устало взглянул на Бэра:

— Я не имею права предоставлять подобную информацию никому, кроме представителей полиции.

Бэр достал портмоне и продемонстрировал санитару копию своего старого жетона.

— Туфта эта ваша бляха, — заметил санитар. — Наверное, дед подарил, чтобы не платить штрафы за превышение скорости?

Бэр невольно улыбнулся:

— Да нет, мой. Я когда-то служил в полиции, а теперь — частный детектив. — Он приоткрыл хранящееся вместе с жетоном, за достоверность которого действительно мало кто мог бы поручиться, свое водительское удостоверение. И одновременно просунул через конторку сложенную купюру в двадцать долларов. Хит тут же смел ее со стола, пососал леденец и принялся стучать по клавиатуре компьютера. Спустя мгновение он поднял глаза.

— Ну вот: вчера вечером мы приняли человека с вывихнутым коленным суставом. Он заявил, что попал в дорожное происшествие.

— В дорожное происшествие? — переспросил Бэр. Он заранее предвидел, что аварию скорее всего и приведут в качестве причины травмы. — Полицейский протокол имеется?

Хит снова постучал по клавишам.

— Да. Второй водитель тоже к нам попал — ушиб грудины о рулевое колесо. Так, посмотрим, что есть еще. Простите, приятель, ничего подходящего. Ребенок с высокой температурой, сердечный приступ и так далее.

— Пока, еще увидимся, — кивнул Бэр.

— Не против, — буркнул ему в спину Хит.

Бэр вел примерно такие же разговоры в десятках отделений «скорой помощи» округа — от Андерсоновской общинной клиники до госпиталя методистов и больницы Сент-Винсент. Его бумажник благодаря тому, что один не в меру принципиальный плут уперся и ему пришлось выложить сороковник, стал легче на 160 долларов.


Фрэнк сидел в «Стик энд шейк» на Арлингтон-авеню и жевал мясной бургер. Те, кто напал на Аурелио, либо не пострадал и, либо оказались достаточно сообразительными, чтобы не обращаться в местные медицинские учреждения, либо откуда-то приехали и тут же вернулись обратно. Как бы то ни было, Бэр понимал, что он не в таком положении, чтобы позволить себе долго носиться, добывая информацию, следовало учитывать, что в списке его клиентов больше не значилось тех, кто был бы готов сорить деньгами. Он хотел, чтобы его мозг был чист и свободен, но возвращение аванса Шипману, возможно, являлось поступком благородным, но не очень просчитанным. Бэр отставил поднос, недоев бургер, — вовремя расследований он всегда предпочитал оставаться немного голодным, и в это время подал сигнал телефон. Судя по номеру, звонила Сьюзен из дома. Видимо, вернулась сразу после работы. Бэр сделал глоток содовой и ответил:

— Да?

— Здравствуй, Фрэнк, — раздался в трубке ее голос.

— Привет.

— Ты как?

— Нормально. А ты?

— Странно, по твоему голосу чувствуется, что ты в полном хламе.

— Разве? Видимо, что-то со связью. Извини меня за то, что произошло, — наконец выдавил из себя Бэр.

— И ты меня тоже.

Сказать-то было легко, но слова ровным счетом ничего не изменили.

— Мы говорили как-то о том, чтобы поужинать у меня, — неуверенно продолжила она. — А с утра пораньше отправиться на озеро Монро. Помнишь?

— Да… то есть нет… пожалуй, не получится.

— Ничего из того, о чем я сказала?

— Если только поужинать и переночевать. Вечером у меня дела, и с утра надо вставать и бежать.

— Хорошо, — голос Сьюзен звучал напряженно.

— Я мог бы подойти попозже, если…

— Нет, спасибо. То есть я хочу сказать, поступай как угодно. Я собираюсь лечь рано, — в ее голосе прорывались то жесткие, то добрые нотки.

— А завтра поедем. Раз уж ты обещала своим в конторе.

— Уверен?

— Да.

— Я за тебя беспокоюсь.

— Не надо. Подожди, мне кто-то звонит.

— Тогда позвони мне утром, когда…

— Непременно, — ответил он и разъединился. Положил телефон и остался сидеть в тишине. Больше в этот день ему никто не звонил.


Бэр бесцельно ездил и размышлял. Ему совершенно не хотелось отправляться завтра на пикник с коллегами Сьюзен, но он пообещал и теперь ему не отвертеться. Он набрал номер, значившийся в телефонной книжке Аурелио под буквой «Д». Механический голос ответил, что этот номер не функционирует. По второму тоже ничего не значилось и, поскольку он не имел кода населенного пункта, Бэр решил, что номер не местный. Он попробовал коды Иллинойса и Мичигана, но из этого тоже ничего не получилось. Он набрал номер под буквой «Ф». После четырех звонков включился автоответчик, несколько секунд играла музыка, затем в трубке пикнуло.

— Меня зовут Фрэнк Бэр, — привычно начал он, — я звоню по поводу Аурелио Сантоса. Пожалуйста, перезвоните мне. — Он оставил свой номер и разъединился. Сокращение «КК» оказалось коммерческим кредитным банком. Два других номера принадлежали спортсменам из академии, с которыми он не был знаком. Один из них сообщил, что поминальная служба состоится в воскресенье в полдень в помещении академии.

— Я приду, — пообещал Бэр и продолжил свое кружение по улицам, пока мостовая в сгущающихся сумерках не заблестела от отсветов фонарей.

Примерно около восьми он позвонил своей приятельнице Джин Гэннон из следственного комитета прокуратуры.

— Джин? Это Фрэнк Бэр.

— Час от часу не легче, — выдохнула она.

— Послушай…

— Ну что тебе еще надо? Навязался на мою голову.

— Сантос, Аурелио, бразилец, под сорок. Огнестрельное ранение в…

— То, что раньше было лицом, — перебила его Джин. — Слышала, но не видела.

— Черт! Ну тогда, может, хоть я брошу на беднягу взгляд?

На другом конце провода слышалось только дыхание.

— Помоги, и я стану твоим самым верным другом.

— Эта вакансия уже закрыта.

— Подарю тебе годовую подписку на «Кэт фэнси».[4]

— Пошел бы ты подальше, Бэр. Я разведена, но не лесбиянка.

— А в чем, собственно, разница?

— Можешь не сомневаться, объясню тебе, когда ею стану. — Последовала короткая пауза. — Приходи около девяти, ночная смена пойдет на ужин.

— Принесу все как обычно, — начал Бэр, но Джин уже повесила трубку.

Глава десятая

Терри Шлегель разогревался на скамье со штангой весом 185 фунтов, а из глубины дома доносились аккорды группы «Ти рэкс». Время от времени из мастерской шиномонтажа и кузовного цеха слышалось, как звякал гаечный ключ о цементный пол. Сделав десяток жимов, Терри опустил штангу на подставку и, выпив глоток воды, бросил в рот креатиновую таблетку. Мерзость редкостная — напоминала синтетический апельсин, но ничего другого у него не было, ароматизированные порошки кончились. Он годами пил протеиновые коктейли, чтобы держать мускулатуру в рамках полутяжелого веса, но когда ему перевалило за сорок пять, Терри почувствовал, что для поддержания тонуса необходимо принимать что-то еще. Ему не приходило в голову взбадривать себя выпивкой — он не признавал вещей, от которых могла скукожиться его печень или яйца. Нет уж, увольте. Терри сторонился всего, что грозило его мужскому достоинству. Это стало его непререкаемым правилом. Никакой виагры, никакого циалиса или максидерма. Подальше от этого барахла. До сих пор удавалось обходиться без него, и он и дальше планировал продолжать в том же духе. Возможно, он просто был суеверным.

Он добавил на штангу два блина по двадцать пять фунтов и задумался о делах и… крови. Время торопило, дел было много, а скоро их будет еще больше. Голос Марка Волана стал тише и слышался только благодаря тому, что приумолкли гитары: «Порочная и сладостная, одетая в черное, только не оборачивайся и знай, я тебя люблю. Хрупкая и слабая, на тебе отметина гидры, порочная и сладостная — ты моя».

Мысли Терри естественным образом обратились к Викки. Двадцать три года назад, когда начались их отношения, эта песня казалась им великой. Он был на несколько лет старше девятнадцатилетней Викки, но разница представлялась им довольно значительной. В то время она казалась такой хрупкой и миниатюрной. Особенно его умиляли белые следы, оставленные на ее упругой коже бюстгальтером и трусиками. Все это происходило в его машине, припаркованной в одном уютном местечке, которое звалось у них «Парком познаний». Теперь Викки прибавила в весе, но оставалась смазливой и, несмотря на все, через что пришлось им пройти вместе — брак и воспитание троих сыновей, продолжала его волновать. Вот так-то, думал он, никуда от нее не деться…

Покончив со штангой, он стал размышлять, не стоит ли покачаться на тренажере. Закатал треники и осмотрел ногу. Там, где располагалась четырехглавая мышца, нога распухла, покраснела, а местами почернела. Наверное, стоит поберечься несколько дней, решил Терри.

Сыновья. Одной мысли о них было достаточно, чтобы в нем поубавилось спеси. Вырастить троих мужчин — хитрая штука. Викки наполовину, если не на три четверти успела свихнуться, а процесс еще не закончен. «Ты отдаешь все силы, заботишься о них, защищаешь от окружающего, — говорил он ей, — а им необходимо закаляться, чтобы не превратиться в таких же недотеп, каких можно встретить в наши дни и в наш век». Терри опустил штанину и увеличил нагрузку в тренажере.

Кенни — малыш с черными, торчащими во все стороны волосами и хитрожопой улыбкой. Ему еще год учиться в колледже, если он вообще забредает в класс. Парень не спешит получить аттестат, учитывая то, чем он занимается в своем учебном заведении. Оно для него просто сексодром, где он снимает девиц, меняя их каждую неделю. Викки вся извелась, ругая его за то, что он пропускает занятия. Терри в этом не участвует. «Местные разборки в Азии, — всякий раз повторял он ей, когда она пыталась заручиться его помощью. — Эту войну выиграть невозможно, так что и влезать в нее не следует».

Еще есть Дэни, его средний сын. Ему уже двадцать, и он вечно какой-то нестриженый. А вот старший, Чарли, его любимец, самый светловолосый, в свои двадцать два года заводила и в то же время, как мать, спокойный и серьезный. Время летит быстро. Черт возьми, такое впечатление, что у ребят снова зреют планы сорваться куда-то из дома. А зачем? Несколько лет назад, когда Дэни закончил начальную школу, они уже пытались обособиться. Обзавелись какой-то норой с двумя спальнями, обставили ее подержанной мебелыо и начали закатывать там пивные вечеринки, пока им доходчиво не объяснили, что есть такое слово — «квартплата» и никто не собирается ждать, когда у них пройдет похмелье, а требует наличные в установленный срок. Терри пришлось потолковать с хозяином-украинцем, прежде чем тот пригласил приставов, дабы вернуть свое добро по суду, так что эксперимент для ребят получился недолгим.

А что теперь? Полный пансион, дворецкий и служанка, маслице на хлебе? Сыновья вроде бы вполне перебесились — в этом нет никаких сомнений. Хотя по разгулу Дэни этого не скажешь. Сколько раз Терри ему выговаривал: «Ты рехнешься от этих девок». Но разве он прислушивается? Отнюдь — продолжает свое. Чарли, заводила, силен, как грузовик, хотя почти не тренируется, практически все время лежит в своей комнате, говорит по телефону и строит планы Бог знает чего.

Терри не жаловался. На самом деле ему нравилось, когда сыновья под боком, особенно если удавалось ими управлять. Славные вообще-то ребята. Вот почему он столько усилий прилагает к тому, чтобы у них было свое дело. Сыновья ему верны и будут держаться вместе, в каком бы ни оказались дерьме. Все понимали: Шлегели на улице друг за друга горой — зацепишь одного, будешь иметь дело со всеми. Благодаря своим паршивцам Терри сохранил молодость и задор. Держался в форме и шел на шаг впереди них. Теперь это было главное для него.

Он начал толкать вес и почувствовал, как горят трехглавые мышцы. В это время дверь распахнулась, и его обдало жаром, при этом ворвался и звук пневматических отбойных молотков. Терри покосился и увидел в дверном проеме фигуру Кнута.

— Глядя на тебя, так и хочется курнуть травки, — улыбнулся тот.

— Только попробуй, сукин сын, — прохрипел между жимами Терри. — Увидишь, что получится.

— А ты меня не подзуживай. — Кнут сел на стул и зажег сигарету.

— Открой окно, черт тебя побери! Я забочусь о своем здоровье, а ты тянешь меня к погибели.

— Извини. — Кнут помахал ладонью, слегка приоткрыл окно, создав легкий сквозняк.

— Мог бы заняться делом — потренироваться со штангой, от тебя бы не убыло.

— Как знать, — отозвался Кнут. Он снова затянулся и выбросил сигарету в окно.

— Тоже верно. — Терри со звоном опустил штангу, и они ударили ладонью о ладонь. — Что там с нашими финансовыми делами?

— Ты правильно заметил: я явился сюда не на тренировку. — Кнут поиграл бровями и поцокал вставными зубами, которыми заменил свои передние, давным-давно выбитые в драке.

— Продолжай. — Терри окинул взглядом своего давнишнего партнера. Кнут был на два года старше, на полфута ниже ростом и на сорок фунтов легче, поэтому мог бы вполне выступать за наилегчайший вес. У него были обвисшие усы и багровый шрам на щеке со времен, когда сидел в тюрьме в Мичиган-Сити — месте, куда государство сплавляло людей, дабы они исчезли там навсегда. Стоило выйти из камеры, и человека могли полоснуть ножом, а во дворе — выпустить потроха. Но Кнут выжил. Просидел три года и вот уже три месяца был на свободе. Это были три долгих, одиноких, бесполезных года для них обоих. Дерьмовое время. Но теперь они снова взялись за дело и трудились не покладая рук.

Кнут вынул из кармана клочок бумаги и подал Терри. На нем стояли как разрозненные цифры, так и одно длинное число, дважды подчеркнутое и обведенное фломастером.

— То самое? — поднял глаза Терри. Кнут кивнул. — Каждый месяц?

— Да, но все необходимо держать под контролем. Никаких проволочек и самодеятельности. Не соваться на север — только на восток и как можно дальше по магистрали. Задача нелегкая…

— Как и договаривались, — перебил его Терри. — Но дело на мази. К зиме все соберем, упакуем и приготовим для нашего покупателя. — Он разорвал бумажку, скатал в шарик и бросил в мусорную корзину. — Пара гоняющихся за сокровищем неуловимых пиратов — вот кто мы такие, — улыбнулся он. Но шутка не вывела Кнута из состояния озабоченной задумчивости.

Глава одиннадцатая

Бэр подъехал к зданию на Маккарти-стрит, занимаемому следственным отделом прокуратуры, и поставил машину на стоянку. Прихватил бумажный пакет с шоколадными трюфелями и бутылкой виски «Джонни Уокер» с красной этикеткой и уверенно вошел внутрь. За годы знакомства с Джин Гэннон это стало традицией. На день рождения и Рождество, а также когда ему что-то от нее требовалось, он заглядывал к ней выпить и поболтать. Сначала Бэр приносил только виски, но однажды увидел на ее столе конфеты и стал приносить сладости. Джин заказала ему пропуск, и он прошел в ее кабинет. Воздух пронизывали запахи формальдегида, глутаральдегида и других химикалий, вызывающих не очень-то приятные ассоциации.

— Кто заказывал трюфели? Примите заказ. — Бэр помахал с порога пакетом.

Джин оторвалась от клавиатуры. С тех пор как они виделись в последний раз, она пополнела, и в свете монитора компьютера он заметил на ее лице морщинки. Развод не пошел ей на пользу, но так обычно бывает со всеми.

— Привет, Фрэнки, — улыбнулась она.

— Привет, доктор, — раскрыл объятия Бэр.

Джин отодвинула клавиатуру, обошла стол и, не пожелав обниматься, ловко выхватила пакет. Заглянула в него, закрыла и положила в ящик стола.

— Пойдет про запас. Спасибо.

— В следующий раз принесу тебе кекс со спирулиной — жди.

— С нетерпением. Но еще лучше, если никакого следующего раза не будет. — Ее тон был резким, но они обменялись улыбками, и Джин дала ему знак проследовать за ней из кабинета в смотровую.

— Никогда тебя не спрашивал, почему ты предпочитаешь «Джонни» с красной этикеткой? — поинтересовался по дороге Бэр.

— Потому что с синей мне не по карману.

— Понятно.

— Нет, не только поэтому. Давным-давно, когда мы с Грегом покупали наш первый дом, нашим риелтором был китаец. После того как документы были подписаны, он подарил нам такую бутылку, потому что китайцы считают, что после сделки надо подарить на счастье что-нибудь красное. С тех пор и пыо этот сорт.

Они шли подлинному коридору, и Бэр никак не мог понять, то ли на самом деле похолодало, то ли это разыгралось его воображение.

— Так ты пытаешься сохранить счастье.

— Да, — ответила Джин.

Им повстречался мужчина среднего возраста, кивнувший Джин, не обратив внимания на Бэра, наконец они оказались в одной из патолого-анатомических камер.

Здесь на самом деле было холоднее, чем в коридоре. На столе под безжалостными лучами хирургического светильника лежало тело Аурелио. То, что превращало его в личность, ушло и никогда больше не вернется. Вскрытие еще не производилось, а рана на лице превратилась в красную чернеющую маску. Аурелио даже не удосужились накрыть простыней.

— Родственников не ждут, поэтому его и не накрыли. Я могу…

Бэр остановил ее взмахом руки:

— Предполагается полное вскрытие?

— Нет, если только кто-нибудь не потребует этого. Причина смерти очевидна. Дробины извлечены в качестве вещественного доказательства. — Джин погремела металлическим лотком, в котором катались шарики. — Дробь — 00.

— Двенадцатый калибр? — спросил для проформы Бэр.

— Нет, десятый.

— Вот тебе раз — ружье на гусей. — Это было неожиданно. — Десятый калибр не такой распространенный, как двенадцатый. — Патроны покупные или набивные?

— Точно не могу сказать, пока не нашли гильзы. Скорее всего покупные. Но если ты надеешься найти отпечатки пальцев на картечи, забудь. После такой кавитации на это нет никакой надежды.

Бэр осмотрел труп. Тело Аурелио покрывали старые шрамы. Колени выглядели так, словно их обрабатывали наждачной бумагой, и в других местах кожа была в ссадинах от соприкосновения с матом. Потребовались бы годы, чтобы все это прошло. Правое ухо почти полностью снесло выстрелом, левое слегка деформировалось от ударов во время боев. Аурелио не являлся сторонником безудержных силовых приемов, но более изящные приемы дались ему не сразу, и телу уже был нанесен определенный урон. Бэр искал опухоль или контузию — нечто характерное. И не находил. Ему все труднее удавалось сохранять рассудительность ума, и он не был уверен, что ничего не пропустил. Заключение первичного осмотра лежало рядом на столе. Бэр взял записи, но слова плыли у него перед глазами.

— Потребуется закрытый гроб, — прокомментировала Джин. — Чтобы все это спрятать. Или надеть на него маску Джорджа Буша-младшего.

— На теле не появляются опухоли после смерти? — поинтересовался Бэр.

— Как правило, нет.

— Следовательно, если у него имеется такое повреждение, он получил его, пока был жив?

— Именно так и бывает. — Джин искоса посмотрела на него. — Ты что, первый день замужем?

— Извини, просто пытаюсь собраться с мыслями.

— Слушай, а что тебе вообще надо? Ты не сказал, а я не спросила.

— Он мой друг, Джин. Был моим другом.

— А до меня-то не дошло, дядя Сэл.[5] Круто! — Джип постучала себя по голове. — Я было решила, что это бизнес.

— Забудь. Теперь это бизнес. — Бэр окинул взглядом отделанное белой плиткой и металлом помещение, очищенное от микробов и всякого смысла. — А что у него… со спины? Можно ли сказать, что на него напали сзади? Есть следы ударов?

Джин взяла протокол первичного осмотра из его рук, надела очки, натянула латексные перчатки и осмотрела тело, сверяясь с записями.

— Значит так, — ее тон стал деловым. — Подтверждается, что со стороны затылка нет ни контузии, ни трещин черепа.

— А как насчет кровоподтеков, остающихся после удара продолговатым предметом, напоминающим по форме…

— Продолговатые синяки? Ты считаешь, его ударили ружейным стволом?

Бэр пожал плечами.

— Если бы были подобные следы, назначили бы специальное вскрытие, — мрачно объяснила Джин.

— То есть содрали бы с него скальп?

Она кивнула и продолжала:

— Рентгеновское исследование показало, что на костяшках пальцев, на запястьях и кое-где на пальцах ног имеется обызвествление. Он был профессиональным боксером? — Джин показала на то, что осталось от нижней челюсти Аурелио. — Мой коллега, доктор Родейл, а он человек дотошный, заметил вот это… — Она склонилась над трупом так, как сам Бэр не хотел бы. — Здесь сломаны зубы и имеются кровоточившие раны. До выстрела.

— Его ударили.

— Или ткнули ружьем в рот. Стволом можно нанести подобные травмы.

— А сам выстрел?

— Не в рот.

Бэр согласно кивнул. Он разглядел следы пороха и понял, что дуло поместили под подбородком Аурелио. Еще с минуту каждый молча разглядывал труп, затем Джин сняла перчатки и положила на стол протокол осмотра.

— Пошли. Сюда скоро вернутся с ужина. — Джин провела Бэра по коридору к себе в кабинет, села на стул и налила виски в лабораторные мензурки. Сели за стол, чокнулись. Бэр выпил, а она — нет. И он рассказал, что привело его сюда.

— Позволь мне заметить, Фрэнк, — начала Джин, — ты не самая удачная кандидатура, чтобы заниматься этим делом.

— Вот как? — Он посмотрел на нее поверх края мензурки. — А кто был бы лучше? — Джин задумалась, но не нашла ответа. Стало тихо, словно так было всегда. Затем Бэр допил виски и поднялся. Джин обошла стол и на этот раз его обняла.

— Будь осторожен. Ладно?

Он кивнул.

— Сообщи, если обнаружатся продолговатые синяки.

Джин пообещала.

— Только не увлекайся и оставайся профессионалом.

— Спасибо тебе, — ответил Бэр, размышляя над тем, как это понимать.


Возвращаясь, он заехал к дому Аурелио. День выдался ужасным. Бэр понимал, что после выпивки лучше бы успокоиться до утра, но ему очень хотелось заглянуть внутрь. На это желание не повлияло даже то, что он заметил поблизости полицейскую машину без опознавательных знаков. Полицейский, сидевший в ней, был едва заметен. Бэр продолжил движение, свернул за угол в соседнем квартале и там остановился. Оставаясь в машине, он разглядывал из-за небольшого кирпичного коттеджа, окруженного деревьями, задворки дома Аурелио. «В темноте можно легко перелезть через низкое ограждение из цепей, — прикидывал он, — проникнуть через черный ход и с помощью портативного фонаря обследовать все помещения, кроме передней комнаты, а затем спокойно улизнуть». Бэр размышлял об этом пять или десять минут. Затем проговорил:

— Брось идиотничать, — включил передачу и поехал домой.

Глава двенадцатая

Заголовок в «Стар» гласил: «На юго-востоке города убит мужчина, очевидно, при попытке ограбления». Бэр находился в приемной детективной конторы «Каро». Помещение пахло дорогим деревом, кожаными диванами и только что сваренным из жареных зерен кофе. То есть так пахнут деньги. Бэр читал отчет о смерти Аурелио, а у его колен на столике стояла чашечка с великолепным бодрящим напитком. Детали были немногочисленны, никаких подробностей и вдоволь туманных фраз. Видело, полиция больше ничем не располагала или не хотела, чтобы сведения просочились в печать. Бэр дважды перечитал материал, с отвращением бросил газету на кофейный столик и продолжил ожидание.

— Мистер Бэр, вас приглашают, — объявила мисс Свэнтон. Она явно злоупотребляла косметикой, носила солидный деловой костюм и старомодную шляпку. Выглядела основательной, как танк «Шерман», и обладала не меньшей привлекательностью. Следуя за ней по коридору, Бэр по щиколотки утопал в ворсе ковра и косился на стены, увешанные свидетельствами признания городом заслуг компании. Здесь совершенно не чувствовалось, что день субботний — столько было вокруг занятых людей. Они прошли приоткрытую дверь, за которой мелькнули стеллажи с черными прочными ящиками — в них хранили и перевозили профессиональную сыскную технику. Инфракрасные камеры, подслушивающие устройства для проводных и мобильных телефонов, рации, шифраторы мобильной связи, приборы ночного видения, анализаторы голоса — подсобные орудия ремесла, на которые у таких, как Бэр, не бывает средств. Некоторые из них даже время от времени использовались.

Они приблизились к угловому кабинету, который мог принадлежать только кому-то из старейших зубров конторы. И когда мисс Свэнтон распахнула дверь, Бэр убедился, что его предположение верно. За столом из черного дерева, стоившим больше, чем машина Бэра, сидел седовласый мужчина в дорогом темно-сером костюме. Другой мужчина был высок, худощав, с рыжими вьющимися волосами. Он тоже был в дорогом костюме, только синем в белую полоску, и держал под мышкой папку из крокодиловой кожи.

— Мистер Бэр, познакомьтесь с мистером Потемпой, — объявила мисс Свэнтон. — Вам ничего не нужно, господа?

— Все отлично, — ответил Карл Потемпа ровным баритоном. Мисс Свэнтон удалилась, и показа ней не закрылась дверь, присутствующие сохраняли молчание. За эти мгновения Бэр успел рассмотреть висящие на стенах фотографии: на них Потемпа на банкетах и всевозможных сборищах пожимал руки разным людям, включая губернатора. В демонстрационном ящике на полке хранился когда-то принадлежавший ему значок ФБР, рядом — памятные часы и пепельницы с состязаний по гольфу и конференций правоохранительных органов.

— Я Курт Ландкуист, — представился мужчина в синем костюме, с которым мисс Свэнтон почему-то не познакомила Бэра. — Юрисконсульт «Каро».

Бэр обменялся с ним рукопожатием и понял, что его нанимают. Это являлось распространенной практикой, особенно в такого ранга сыскных компаниях, клиенты которых готовы тратить деньги на адвокатов и детективов. Если детектива нанимает на работу юрист, все, что обнаруживается входе расследования, считается информацией, полученной адвокатом от клиента, а потому тот имеет право ее не разглашать и не представлять в суд.

— Садитесь, — пригласил Бэра своим приятным баритоном Потемпа. Фрэнк опустился на гладкий, цвета буйволовой крови кожаный стул. — Вам что-нибудь известно о нашей фирме?

— Безопасность. Расследования. Знаю, что у вас высокие тарифы. — Собеседники по другую сторону стола слушали его с серьезными лицами.

— Кризисы, неотложная помощь, обеспечение безопасности, содействие в принятии глобальных решений, анализ рисков и все такое, — продолжил Потемпа.

— Впечатляет, — поддакнул Бэр. — Так чем могу служить?

— У нас есть два сотрудника — следователи Кен Бигби и Дерек Шмидт. Оба из отделения в Пенсильвании, а в нашем городе проживали в номерах Валу-Стэй.

— Речь идет о программе, в рамках которой мы перемещаем на полгода сотрудников, чтобы привить им общенациональный образ мышления, — пояснил Потемпа.

— Удается? — поинтересовался Бэр.

— Вполне, — ответил Потемпа, но его слова не были похожи на правду. Бэр ждал продолжения, уже не сомневаясь, что услышит о какой-нибудь афере, в которой оказались замешаны два этих человека. Он решил, что компания хочет, чтобы дело расследовал посторонний. Раздувание сметы расходов, незаконное присвоение средств «Каро» или нечто в этом роде на злобу дня. — Так вот, — продолжал Потемпа, — дело в том, что мы не в состоянии определить местонахождение ни Дерека Шмидта, ни Кена Бигби.

— Они пропали, — добавил Ландкуист.

— Пропали?

Оба сотрудника «Каро» кивнули. Бэр ждал продолжения, но оно не последовало.

— И вы хотите, чтобы я взялся за дело, над которым они работали? — спросил он.

Некоторое время его собеседники не двигались и не отвечали.

— Вы нам нужны не для того, чтобы продолжать их расследование. — Последовало мгновение тишины, и Бэр наконец понял, чего от него хотят.

— Вы желаете, чтобы я разыскал ваших людей?

— Вот именно, — кивнул Потемпа.

— А почему вы сами этим не займетесь? — Бэр ткнул большим пальцем в сторону коридора, куда выходили двери других кабинетов. Он видел там много энергичных людей в рубашках и галстуках, не говоря уже о комнатах с табличками «Ведущий следователь». Это место могло бы вполне сойти за отделение ФБР.

— Не хотим отнимать время у своих людей, — баритон Потемпы лишь слегка дрогнул.

— Дабы те не обнаружили, что их коллеги свинтили в Вегас, Сент-Луис или что-нибудь в этом роде?

Потемпа поерзал на стуле.

— Дело, вероятно, не так просто, но будем надеяться на лучшее…

Бэр ломал голову, почему в городе, где и в Интернете, и в телефонной книге можно найти четыре страницы частных детективов, выбрали именно его. Но теперь все стало складываться воедино — ему предлагали работу дворника. Он не стал выбирать выражения.

— В то время как ваши ребята занимаются настоящими делами и заколачивают триста долларов за час, вы нанимаете меня за семьдесят пять?

— Что-то в этом роде. Надеюсь, вы не в обиде. Это вопрос экономии, — пояснил Потемпа. — У вас репутация хорошего следователя, и вы не очень известны.

— Чье это мнение?

— Человека, который предпочел, чтобы его не называли.

Бэр прикинул, с кем они могли консультироваться и что значит «репутация хорошего следователя», и продолжил:

— Если дело только в экономии, платите мне сто пятнадцать — вы же все равно сэкономите.

— Сто, — отрезал Ландкуист.

— Договорились, — ответил Бэр и тут же пожалел, что прогадал. Но в любом случае сотня за час — хорошая подмога: хотя бы будет повод подойти к банкомату, и для кредитной карточки полезно, но он воспользуется деньгами не так, как полагают боссы. Никаких уик-эндов в плавучем казино и никакого шикарного отеля в золотоносном ущелье со стриптизершами, девочками из бара или проститутками. И на этот раз он не вернет предоплату. В отличие от случая с Шипманом в этом деле нет ничего личного. Хотя расследование не затянется, он выдоит все, что возможно. Пустит средства на финансирование расследования смерти Аурелио, и еще останется. — Мне необходимо ознакомиться с их личными делами и заглянуть в компьютеры.

— Извините, материалы компании посторонним не предоставляются, — возразил Ландкуист.

— Так, — хмыкнул Бэр. — Это повышает уровень сложности.

— И еще необходимо, чтобы вы подписали вот это. — Ландкуист вынул из папки лист бумаги и пододвинул к Бэру. Тот взглянул на текст.

— Соглашение о неразглашении тайны?

— Мы хотели бы, чтобы не получило огласку то, что мы нанимаем людей со стороны, — пояснил Потемпа.

— Хорошо, — кивнул Бэр. — Разумеется. Могу ли я переговорить с их коллегами?

— Мы бы предпочли, чтобы к этому делу не привлекался персонал компании, — мягкость исчезла из баритона Потемпы. — Это одна из причин, почему мы нанимаем именно вас.

— В таком случае, может быть, вы сами просветите меня, чем занимались ваши люди? — Бэр начал уставать от этой игры. В ответ последовала долгая пауза. — Если я ничего не получу, то с чего мне начинать?

Потемпа снова неловко поерзал и постучал пальцами по хрустальному пресс-папье, по своим размерам больше подходившему для того, чтобы отбиваться от преступников, чем для обращения с документами. Затем кивнул Ландкуисту, и тот приступил к некоему подобию объяснений.

— Они занимались проверкой статуса… собственности… для одного клиента.

— Клиента? — безучастно переспросил Бэр. Он уже догадался, что настоящего имени ему не назовут.

— Да. Клиента.

— Полагаю, вы мне не скажете…

— Нет, — ответил Ландкуист.

— Может, черт возьми, вы мне хотя бы сообщите, что это за собственность и где она находится? — Бэр сдерживался, как только мог. Он с унынием утешал себя тем, что счетчик уже включен и этот разговор тоже оплачивается.

Его собеседники вновь переглянулись, но Ландкуист полез в свою папку лишь после того, как ему кивнул Потемпа. Он извлек из нее лист без фирменной шапки и передал Бэру через стол.

— Бесхозные дома, — объяснил Потемпа. Бэр взглянул на список из дюжины адресов. Франклин-стрит, Тридцать третья, Аррингтон, он узнал и другие улицы. Главным образом поблизости от Брайтвуда и других захудалых районов. Уважающие себя риелторы и уж точно бизнесмены, способные обратиться в «Каро-груп», не станут покупать или продавать недвижимость в этих местах города.

— Соглашение о неразглашении тайны, упомянутое нами… — прервал тишину Ландкуист, но Потемпа махнул юристу рукой — мол, успокойся.

— Курт… — начал он.

— Карл, — шепотом поправил его Ландкуист.

Бэр взял листок, пробежал глазами текст, затем взглянул на своих собеседников. У него оставались вопросы, но он понимал, что не их от него ждут, а ответов.

Их встреча логически подходила к тому моменту, когда он должен был сказать: «Хорошо, я этим займусь» — и подписать соглашение о неразглашении сведений. Главное, что после этого на его счет стал бы капать гонорар. Но он почувствовал, что не в состоянии выговорить ничего подобного. Сразу понял, что зашибать хорошую деньгу в известной компании можно с одним условием — полностью выполнять свои обязательства. Но если это не удастся, потому что у него связаны руки, пострадает его репутация, которой он, собственно, обязан вниманием к себе со стороны Потемпы. И еще надо было что-то делать с тем, что его друга пару дней назад размазали по полу в его собственном гимнастическом зале.

«Боже! — подумал Бэр. — Я, наверное, физически не способен зарабатывать деньги. Это заложено в моей ДНК».

— Я пас, господа, — ответил он, решительно отодвинул от себя лист бумаги и повернулся к двери.

Глава тринадцатая

Странно, но ее живот в раздельном купальнике казался более плоским, чем в цельном. Сьюзен оценила себя в зеркале. Она не отличалась упорством, если речь шла об аэробике или гимнастике, но может, настала пора все же заняться собой всерьез. Вечерние платья, как правило, настолько узкие, что без посторонней помощи в них не впихнуться, теперь не для нее. Надо по крайней мере снова начать плавать. Она вспомнила, как нарезала круги в бассейне колледжа — казалось, это было давным-давно, а не десять лет назад. Сьюзен собрала волосы в конский хвостик на затылке. В последнее время ей стало казаться, что уголки губ опустились больше, чем раньше, — неужели ее лицо уже становится старообразным?

Она подумала, не стоит ли подкраситься, но нанесла на кожу лишь тонирующий увлажняющий крем от солнца. Все отправлялись через Блумингтон на озеро Монро, где у ее босса имелся катер. Будет купание, пиво, может быть, катание на водных лыжах. Сьюзен проверила верхнюю часть купальника — она показалась ей достаточно надежной, ее погремушки не выскочат, когда она прыгнет в воду. Зазвонил телефон — ее вызывал Фрэнк. От звука его голоса она, словно зажатая в кулаке, напряглась. Они извинились друг перед другом, но осадок остался, и Сьюзен сознавала, что в этом ее вина. Она натянула полосатую мини-юбку и джинсовую рубашку. Бросила пару полотенец в рюкзак, взяла солнечные очки и блеск для губ и направилась к двери.

— Я приехал, — объявил Бэр в мобильный телефон, останавливаясь у многоквартирного дома Сьюзен. — Тебе чем-нибудь помочь? Не надо? Хорошо, тогда жду.

— Нет… ничего не надо… сейчас спускаюсь.

Они мчались по автостраде сквозь зеленый коридор кукурузных полей. Стекла были опущены, и теплый воздух врывался внутрь, что не способствовало развитию непринужденной беседы.

Бэр пытался представить, какой день его ждет. Но Сьюзен была настолько лаконична, что лучше бы отправила ему телеграмму шрифтом для слепых.

— Привет, ты как? — спросила она, забираясь в машину.

— Более или менее. А ты?

— Отлично.

— Выглядишь превосходно.

— Спасибо, — ответила она и окинула взглядом его одежду. — Что это ты на себя нацепил?

Бэр понял, что пиджак и галстук, приличествующие деловой встрече в «Каро», не очень вяжутся с пикником на озере.

— В багажнике есть шорты.

Сьюзен пожала плечами и стала крутить настройку радио, пока не остановилась на станции, транслирующей классический рок. Углубленное слушание Джексона Брауна продолжалось полчаса.

— Его зовут Эд. Моего босса, — сказала она после затянувшейся паузы.

— Эд Линдсей. Так? — кивнул Бэр.

— А его жена — Клэр. Там будут все мои сослуживцы из отдела, несколько человек из редакции газеты и, наверное, преподаватели из Университета Пердью, где Эд читает лекции на общественных началах.

Бэр молча смотрел на дорогу.

Когда они проехали Блумингтон и замелькали указатели, направляющие к озеру Монро и Френч Лик, Сьюзен кивнула в окно на «Крогер».[6]

— Надо остановиться и что-нибудь купить.

Бэр, не говоря ни слова, повернул руль.


«Какое же количество всякой муры в витринах, — думал он, следуя за Сьюзен по магазину. — Заведение так и просится в жертвы нехорошим людям. Вооруженные грабители проникают внутрь, запирают за собой двери, и никто не заподозрит, что происходит в торговом зале. А если кто-нибудь успеет нажать тревожную кнопку, завертится история наподобие „Грязного Гарри“. Прибывшие полицейские не смогли бы при этом составить представление о том, что происходило внутри. В большинстве городских магазинов учитывают это, вывешивая в витринах рекламу».

— Как тебе это? — Сьюзен взяла лоток с сельдереем, морковью и то ли огурцами, то ли цуккини. — Овощи на закуску?

Бэр пожал плечами, и она поставила лоток на место.

— Ты прав — нечего голову ломать. Пиво. — Он следовал за ней по проходу и чувствовал, что ноги не идут и кружится голова. Направляясь в секцию напитков, они оказались в фармацевтическом отделе. Взгляд Бэра упал на полку, заполненную розовыми коробками с коричнево-малиновыми буквами. Они показались ему знакомыми. Бэр, сам не зная почему, замедлил шаг. Он вспомнил, что видел обрывок такой упаковки в мусорном ведре в их ванной — клапан коробки с несколькими буквами, не составлявшими целого слова. Теперь он мог поклясться, что упаковка была от этого товара. Из названия следовало, что это набор для домашнего теста на беременность — выявление на ранних стадиях. «Ничего не значит», — подумал он и бросил взгляд на Сьюзен, уже поворачивающую в другой отдел. Бэр прибавил шагу, но совершенно не чувствовал ног. Сам не зная как, взял упаковку с двенадцатью банками «Хайнекена», поставил на черный резиновый транспортер у кассы, заплатил, и вскоре они снова были в машине.


Озеро Монро сверкало, словно на его поверхность высыпали пригоршню алмазов. По берегу густо теснились и зеленели деревья. Пение птиц заглушал рев катеров и водных мотоциклов. В воду выступал небольшой причал с пришвартованным двадцатипятифутовым «Бэйлайнером». Неподалеку человек двенадцать сгрудились у садового столика, заваленного холодной нарезкой, бутылками с прохладительными напитками, продуктовыми пакетами и мешками с углем. Сьюзен шла впереди, Бэр нес за ней упаковки с пивом.

— Привет! — обратилась она к присутствующим. Последовали неестественно оживленные похлопывания по плечам. «Угощает Сьюзен!» Бэру стало очевидно, что девушка пользуется популярностью среди коллег. Сьюзен посторонилась, пропуская Бэра, со вздохом облегчения грохнувшего пакет с банками «Хайнекен» на край стола. «Прошу, прошу», — пригласил Эд Линдсей, заведующий отделом распространения газеты «Индианаполис стар». Это был стареющий мужчина с вьющимися волосами и огромным животом, и он сразу понравился Бэру. Чего нельзя было сказать о Чэде Куэлле, двадцатипятилетнем малом с сияющей улыбкой и прической, сотворенной явно в весьма дорогом салоне.

— Так это и есть твоя вторая половина, Сыози Кей? — завопил он так, словно Бэра не было рядом. — Ты разве не предупредила его, что пикник на озере — это не похороны?

— Чэд работает в рекламном отделе. — Сьюзен попыталась заполнить последовавшее неловкое молчание.

— Не надо меня принижать. Я и есть рекламный отдел, — ухмыльнулся тот.

— И отличается невероятной скромностью, — продолжала Сьюзен.

— А чего стесняться? Я же там самый главный человек.

— Странно, что газетный бизнес чахнет, когда в нем работают такие люди. — Бэру плохо удавалась роль доброго малого, но к нему на выручку пришел начальник Сьюзен:

— Ты знай рекламируй, а с остальным мы как-нибудь справимся.

— Как будет угодно старейшине, — ответил молодой человек, разрывая упаковку с пивом. И возвестил: — Время коктейля! — Несколько человек разобрали банки. Одну он предложил Сьюзен.

— Для меня слишком рано, — отказалась она.

Чэд пожал плечами и принялся складывать банки в холодильник, где уже и без того было много пива. Бэр поздоровался с несколькими мужчинами и женщинами из разных отделов газеты и познакомился с невесть откуда взявшейся с миской салата в руках миссис Линдсей, разрешившей называть себя Клэр.

— Пошли со мной, Фрэнк, — позвала его Сьюзен и подвела к курившему в стороне высокому худощавому мужчине с черными с проседью волосами.

— Познакомься, это Нейл Рэти.

Мужчина обернулся:

— Привет, Сьюзен.

— Он репортер. У вас будет о чем поговорить.

Рэти протянул руку, и они обменялись рукопожатием.

— Фрэнк Бэр. Я читал ваши материалы.

Рэти был криминальным репортером и регулярно обрушивал на читателей «Стар» краткие информативные отчеты об ограблениях квартир, домашних избиениях и убийствах на почве употребления наркотиков.

— Рад познакомиться. Мне приходилось слышать вашу фамилию? — Репортер закурил и выпустил облако дыма.

— Не исключено, — ответил Бэр. — Но только не в последнее время.

Рэти пожал плечами.

Линдсей и еще несколько человек — все с банками пива — спустились к причалу.

— Первая флотилия отплывает? Кто на борт?

— Я! — воскликнула Сьюзен и повернулась к Бэру: — Ты со мной?

— Давай сначала ты. Я пойду переоденусь и поплыву со второй сменой.

Она кивнула и присоединилась к группе, в которую входил и Чэд.

Фрэнк не спеша вернулся к машине и переоделся в шорты за поднятой крышкой багажника. Затем подошел к столу, вокруг которого сгрудились оставшиеся на берегу. Рэти тем временем кончил курить, но не спешил присоединиться к остальным. Сел на пень и смотрел, как по озеру снуют суденышки.

— Вы на вид такой крепкий парень, вам и карты в руки. — Клэр Линдсей, которой было почти шестьдесят, указала на большой пакете угольными брикетами. Бэра давно не называли парнем. Удивленный, он высыпал брикеты в мангал и выложил пирамидку, как велела хозяйка. Полил жидкостью для розжига, бросил спичку и взял банку с пивом. Подошел Рэти и предложил сигарету. Бэр отказался, и журналист прикурил от пробивающегося сквозь решетку гриля оранжевого пламени. Бэр потягивал пиво, Рэти пускал клубы дыма, и оба наблюдали, как белеет, разогреваясь, уголь.

Вскоре катер вернулся, и Сьюзен с Чэдом вместе сошли на берег, смеясь какой-то редакционной шутке.

— На страже форта? — спросил Чэд.

— Да. Все под контролем, — ответил Бэр, а Сьюзен послала ему взгляд, как бы говорящий: «Веди себя прилично».

— Ну как, созрела? — открывая очередную банку пива, повернулся к ней Чэд. Сьюзен приняла напиток, но не сделала ни глотка. И, как заметил Бэр, поставила банку.

— Фрэнк, ты должен непременно покататься. Это потрясающе.

— Обязательно. Только чуть позже.

Клэр, наклонившись над холодильником, доставала булочки для гамбургеров. Сьюзен подошла к жене босса:

— Давайте помогу.

Чэд оперся о стол подле Бэра:

— Чем занимаетесь, супермен?

Фрэнк повернулся и уставился в его очки в серебряной оправе со словом «Армани» на левой линзе.

— Работаю библиотекарем, — ответил он и услышал, как за спиной хмыкнул Рэти.

— Да? Интересная работа, — пошел на попятную Чэд. — Система Дьюи[7] и все такое.

— Вот именно, — поддакнул Бэр. Он нашел место, откуда открывался вид на лесистую долину и бухточку с шикарными коттеджами и причалом. Постоял немного, вспоминая Аурелио и размышляя, как лучше взяться за расследование.


— Красиво, правда? — Сьюзен обхватила егоза пояс. Бэр кивнул. Но больше, чем красоту пейзажа, он оценил ее порыв. — Недурно иметь здесь дом.

— Совсем недурно, — согласился он. И понял, что мог бы дать другой ответ, но они говорили, находясь в разных возрастных группах. Когда он был на десять лет моложе, то тоже думал: «Почему бы и нет?» А теперь понимал, почему «нет».

— Давай прокатимся, — предложила она. — А потом съедим бургер.

— Решено, Сыози Кей, — ответил Бэр.

— Перестань, он безобиден. — Сьюзен толкнула его локтем в бок.


Он спустился за ней и другими на причал. Даже не оборачиваясь. Бэр чувствовал, что Чэд идет за ними следом. И когда ступил на борт, убедился, что не ошибся.

— Держитесь, ребята. — Эд встал за штурвал и двинул вперед рычаг газа, отчего массивный катер ожил. Бэр заметил, что к левому борту было принайтовано нечто похожее на большой резиновый банан. Когда они достигли середины озера, капитан немного сбросил газ, подошел к борту и отвязал желтый поплавок, который потянулся за катером на длинном нейлоновом канате. — Кто готов прокатиться?

— Я первая! — Сьюзен сбросила юбку на палубу.

— Почему такой целомудренный купальник? — засмеялся Чэд. — Ай-ай-ай!

Фрэнк взглянул на него, как бы примериваясь, куда ему лучше врезать.

— Заткнись, Чэд. — Сьюзен прыгнула в воду и через секунду вынырнула с криком: — Ой, как холодно!

— Эдди, скольких он выдерживает? — спросил Чэд, стягивая с себя рубашку. Бэр заметил, каким загорелым был его плоский безволосый живот. Похоже, он подобно троеборцам брился или снимал поросль при помощи воска.

— Четверых, — ответил капитан. — Если только не захочет прокатиться Фрэнк. Тогда придется ограничиться тремя пассажирами.

— Мне и здесь хорошо, — ответил Бэр в тот самый момент, когда Чэд, подняв брызги, прыгнул в озеро.

Третьей вызвалась Дженни из отдела планирования. Тридцатилетняя толстушка топлес перевалилась через поручни.

— Подождите меня! — крикнула она Сьюзен и Чэду. Те уже заняли места на понтоне.

— Добро пожаловать, Дженни-душка, — ответил Чэд.

Бэр пытался разглядеть на его лице разочарование оттого, что их уединение нарушилось, но сверкающая поверхность озера слепила.

— Держитесь! — крикнул Эд и дал газ. Катер понесся вперед, а за ним, подскакивая на волнах и проваливаясь, следовала надувная лодка.

— Спасибо, Эд, что вытащил меня сюда! — Бэр старался перекричать рев мотора. — Прекрасное место.

— Это точно. Чем больше здесь бываю, тем больше мне нравится. Рад был с вами познакомиться, Фрэнк. Сьюзен постоянно о вас говорит так… — Капитан посмотрел вперед, повернул штурвал, и его последние слова унес влажный летний ветер. Бэр не стал его переспрашивать, уселся, развернувшись лицом назад, и стал смотреть за корму.

Сорок футов буксирного троса было не расстоянием для улыбки Сьюзен. Солнце золотило ее волосы. Бэр пересел к самому борту и еще некоторое время смотрел на нее, затем перевел взгляд на солнце и не отводил, пока не побелело перед глазами.

Глава четырнадцатая

Пинат Марбри сидел в «Рэппере» в своем «додж-неоне», слушая басы, мощно ухавшие из закрепленного под задним стеклом динамика. Машину сотрясало и колотило в такт музыке Сульи боя.[8]

— Когда они явятся, я поеду вместе с ними! — Пинат старался перекричать рев динамиков. — Ты следом. Место тебе известно. Но мы должны быть там первыми, а уж потом ты. И заезжай задом — носом на улицу.

Никси Бучер, утопая в кожаном пассажирском сиденье, в подтверждение услышанного кивнул всего раз. Пинат знал, что с его головой все в порядке. Долбить до посинения не надо: раз сказал, и у него сразу западало. Вот почему Пинат взял именно его, несмотря на то что парень был тощий, как гончий пес.

— В чем дело: как только возникают Шлегели, обязательно случается какая-нибудь хреновина?

Пинат не ответил.

— Слышал, несколько недель назад они схлестнулись в баре с какими-то хлыщами и с тех пор о тех ни слуху ни духу? — спросил Никси.

— Бывает, что и с хорошими людьми происходит всякая дрянь, — ответил Пинат. — Зато заметь, когда возникают Шлегели, нам всегда перепадает монета.

— Гребаные белые! — Никси сплюнул сквозь зубы. — Надо уложить одного из них. Бам-бам! — Он изобразил удары левой и правой. — Этого ихнего Чарли. Пусть только попробуют раскрыть пасть и что-нибудь провякать. А как только Малыш Чарли окажется на земле, остальные тут же дадут деру.

Никси потянулся жилистой рукой и стукнул по прикрепленному к панели флакону в виде короны, наполнив машину ароматом «Тропической радуги».

Пинат покачал головой:

— Нет, приятель. Сначала займемся делом, а уж затем ими, если не отвяжутся.

— Их же всего трое.

— Не забывай про их папочку. Он в их компании самый крутой. Да и мамаша, наверное, под стать. Настырные — лезут, что муравьи на гору.

Никси продолжал долбить по насосу освежителя воздуха.

— Прекрати, — потребовал Пинат. Никси посмотрел на него — глаза красные, мутные, хотя забалдел он не сказать чтобы сильно. — Девятнадцать долларов за флакон.

Но Никси только отмахнулся — выпустил струйку на пальцы и растер между ладонями. В это время рядом с ними остановился «дюранго».

Стекло скользнуло вниз, и миру явился Малыш Чарли Шлегель. Рядом сидел Психованный Кенни. Нечего было сомневаться, что где-то совсем рядом, скажем, на заднем сиденье, за дымчатым окном устроился и Дэни.

— Как дела, негрилы? — крикнул Кенни через голову брата. Лицо Пината окаменело. Никси сплюнул сквозь зубы в окно.

— Не заводи меня, парень, — предупредил Пинат. Кен ни только рассмеялся.

— Так что, мы едем или будем устраивать дурацкие китайские разборки? — возмутился Чарли.

— Двигаем. — Пинат вылез из машины. Одновременно открылись другие дверцы: Никси сел за руль. Кенни перелез на заднее сиденье «дюранго», а Пинат плюхнулся на переднее. — Ты мне отваливаешь столько, что можешь рассчитывать на полное обслуживание, — начал он, но осекся, когда увидел, что на заднем сиденье находится не Дэни, а мужчина повзрослее — с угольно-черными глазами и омерзительным красным шрамом на щеке. — Где Дин? Ты кто такой? — Мужчина не ответил, не спуская с него глаз.

— Дин паршиво себя чувствует, — объяснил Чарли. — А это Кнут.

— Ньют?

— Да, — ответил Чарли и замолчал.

Пассажир на заднем сиденье выбросил вперед руку — маленькую, крепкую, огрубевшую.

— Кто это к нам пришел, твою мать? — На руке была татуировка: бледно-зеленый трилистник. Пинат знал, что этот человек сидел в тюрьме, и понимал, с кем имеет дело. Тюремный ходок заскрежетал зубами.

«Выставляется», — подумал Пинат, но ничего не сказал.


— Чэд считает, что мы не подходим друг другу, — начала Сьюзен, когда они, распрощавшись с ее коллегами, ехали домой.

— Вот как? — Бэр обогнал чадящий трактор с прицепом.

— Сказал, что ты для меня слишком суров.

— И ты что ответила?

— Поблагодарила его за участие, но сказала, что меня не интересует чужое мнение. Объяснила бы, что ты только что потерял друга, если бы думала, что это его касается…

Бэр вел машину, стараясь не сжимать руль, а держать свободно.

— Он безобиден, Фрэнк, — еще раз пояснила Сьюзен.

— Ты это уже говорила.

— Не повторяла бы, если бы думала, что он прав. По крайней мере не считала бы нужным.

Бэр что-то односложно проворчал.

— Ты все только усложнил — смотрел на всех волком.

— Я старался изо всех сил, Сьюз, — ответил он. — Старался. — Больше до конца поездки они не разговаривали.


Он остановился у ее дома, перевел рычаг автоматической коробки передач в положение «стоянка» и машинально слушал, как в сумерках работает мотор. Обычно в такие дни они ходили куда-нибудь поужинать, или в кино, или успевали и то и другое, а затем проводили ночь или у него, или у нее. Но сегодня получилась особенная суббота. И дело было не только в его настроении.

— Ну вот и прибыли.

— Спасибо, что съездил со мной. Я понимаю, что у тебя не лежала к развлечениям душа…

— Послушай, — перебил се Бэр. — Я видел, что ты целый день ходила с банкой пива, но не отпила ни глотка. Мне в голову приходят всякие мысли. Не знаю, что это за мысли. Подскажи мне, Сьюз.

Они некоторое время молча смотрели друг на друга. Затем Сьюзен просто ответила:

— Я беременна.

У Бэра было такое ощущение, будто на его автомобиль наехал автобус-экспресс.

— Ты собиралась мне об этом рассказать? — вот и все, что он сумел выговорить.

— Конечно. Только не знала, как начать. И хотела, чтобы прошло какое-то время после того, что случилось с Аурелио.

— Ясно. — Бэр понимал, что этих слов недостаточно и, что еще хуже, он сказал их не тем тоном, каким было нужно.

— Как, черт возьми…

— А ты как думаешь, Фрэнк?

Холодная тьма сдавила его грудь, так что стало трудно дышать.

— Вижу, тебя это сильно разволновало.

— Сьюзен…

— Что?

— Не знаю. — Бэр посмотрел на нее. Сьюзен прижалась к двери и сложила на груди руки. Он не мог определить, то ли она сейчас улыбнется, то ли заплачет. Никогда эта женщина не казалась ему такой миниатюрной. — Мы должны все обсудить…

— Я не смогу вырастить ребенка одна. Не сумею. Понимаешь, о чем я говорю?

— Догадываюсь.

— Я внушаю тебе ужас?

— Ничего ты не внушаешь.

— Извини, Бэр, но решать теперь тебе. Извести меня, что надумаешь. Только побыстрее, — сказав это, Сьюзен решительно вышла из машины.

Глава пятнадцатая

— Ну-ка, послушаем. — Кенни протянул руку между передними сиденьями и ткнул пальцем в кнопки управления магнитолой. Из динамиков полетел дергающийся ритм. «Дюранго» заполнил скандально известный голос рэппера Ноториуса Бигги:

— «Глоки и всякие штуковины валятся из меня, стоит только сесть на горшок…»

— А ты, приятель, перетирай мое дерьмо в порошок, — подхватил Кенни. — Приходится спать на животе, чтобы не изгадить постель. Вот такая, мать моя, канитель.

— Придурок, — оборвал его Чарли и убавил звук. — Уж нашей-то мамочке приходится с твоей постелью не сладко. Обгаживаешь только так.

Кнут по обыкновению рассмеялся едва слышно, а Пинат громко фыркнул.

— Тащился бы лучше от кого-нибудь живого. На кой тебе сдался мертвяк? — спросил он. Следуя его указаниям, они поехали в сторону Срингтона, миновали бесконечную вереницу мотелей, где сдавались номера на час, и остановились на Белмонте, откуда можно было видеть дом на Тауб-авеню.

— Бигги не умер, — внезапно запротестовал Кенни, и все повернулись в его сторону.

— Что ты несешь? — удивился Пинат.

— Он жив. Просто вовремя сообразил: если останется в игре, его непременно убьют. Поэтому отошел в сторону.

— Как это так — в сторону? — не поверил Пинат.

— Что за вздор? — подхватил Кнут.

— А вы раскиньте мозгами: он сам дал нам все понять. Вот названия его альбомов: «Выхода нет». Бигги уже тогда понял, что спекся. «Жизнь после смерти» — ему в голову приходит светлая мысль. «Готов умереть» — он начинает приводить в действие свой план. А затем «погибает» на стоянке в Лос-Анджелесе. Но никого не арестовывают по обвинению в убийстве. Он будто мертв, но разве музыка на этом прекращается? Ничего подобного.

— Ты разве не знаешь, что записи хранятся на студии. Сначала выпускают только самое лучшее. Но когда музыкант умирает, раздувают вокруг него шумиху и продают все подряд.

— Все так. Но стиль-то меняется. Он развивается. — Голос Кенни звучал убежденно. — Как вы это объясните?

Чарли только покачал головой:

— Не заводите его. Он может трепаться часами.

— Его оплакивали родные. Оплакивал П. Дидди. Лил Ким. А где он в это время был?

— Наверное, в Африке, — ответил Кенни.

— В Африке? Вот еще!

— Схоронился и живет как король. Вы только представьте себе…

— Смотрите, — перебил его Чарли и указал на дом. Несколько машин стояли напротив фасада, а еще несколько подъезжали по улице и искали место, где остановиться.

— А Дидди навещает его там, — договорил Кенни.

— А как насчет Пака? Он тоже жив? Ведь и его музыка продолжает выходить, — не сумел сдержаться Пинат.

— Нет. По его музыке не заметно роста. Он на самом деле умер. По-настоящему застрелен в Вегасе.

— Заткнитесь, парни, — сурово приказал Кнут, и они замолчали. Стали смотреть, как из машин вылезают люди и заходят в дом. Судя по их расовому, половому и возрастному разнообразию можно было подумать, что они явились на собрание организации «Анонимные алкоголики» или идут на завод к началу вечерней смены.

— Смотрите, смотрите, — проговорил Чарли.

— Если бы латиносы и негры слили бы все эти деньги обратно в свои общины, в городе бы исчезла нищета, — заметил Кенни.

— Слушай, перестань говорить «негры», — предупредил его Пинат.

— Это почему же? Может, ты наслушался социальных работников? — поинтересовался Кнут.

— Прочел в газете, когда сидел в сортире, — рассмеялся Кенни.

— Не нравятся мне подходы, — нахмурился Чарли. — Слишком открыто. Соседи меня не пугают, если иметь в виду дома, стоящие неподалеку оттого, который нам нужен. Разбитые окна, грязные газоны и облупившаяся краска явно свидетельствуют о том, что они заброшены. Но это тупик.

— Да, машину может заблокировать всякий, кто приедет следом, — кивнул Кнут.

— У-гу, — промычал Пинат. — Но эта улица здесь только для виду. А есть еще проулок, идущий через весь Бельмонт.

Чарли почти с уважением посмотрел на него в зеркальце заднего обзора.


Они оказались у въезда в заваленный перевернутыми мусорными баками и рассыпавшимся мусором проулок, ведущий к задворкам дома на Тауб-авеню. К нему был пристроен гараж, но не было видно ни одной машины.

— Не лезь в него передом, — посоветовал Пинат. — Подай задом, чтобы можно было по-быстрому смотаться.

Чарли включил заднюю скорость и плавно повел «дюранго» к дому. Через ветровое стекло они видели, что Никси проделывает то же самое с машиной Пината. Добравшись до нужного места — примерно в десяти ярдах от задней двери, — Чарли перевел рычаг автомата в положение «стоянка».

— Ну…

— Пора! — Кенни выбил ладонью дробь о подушку сиденья. Он распахнул дверцу, и его примеру последовали остальные. Подошел к багажнику и открыл крышку. Подал Кнуту алюминиевую бейсбольную биту, себе взял запаянную с обеих сторон трубу с металлической начинкой, а для Чарли — фонарь на шесть батарей. Это в дополнение к «смит-и-вессону» — «сигма», который Чарли обычно затыкал за пояс, когда они шли на дело.

— Так-таки и не хочешь с нами? А то бы позабавился, — предложил Чарли Пинату.

Кенни крутанул трубой, как заправский громила из какого-нибудь кровопускательного кино, и прикрикнул:

— Ва-а!

— Нет, — ответил Пинат. — Давай бабки и тормозни секунд на тридцать, чтобы мы успели смотаться.

Чарли вынул из кармана деньги — десять хрустящих банкнот по сто долларов.

— Скоро поговорим о следующем заходе и кое о чем другом.

— Заметано, — кивнул Пинат, поспешил к своей машине и забрался на пассажирское сиденье.

— Давай, гони! — Он оглянулся назад и увидел, как Чарли запирает запасным ключом «дюранго», у которого продолжает работать мотор. — Эти Шлегели просто больные. Точно больные.


Бэр вел машину так, словно хотел прошибить темноту. Высадив Сьюзен, он даже не заехал домой. То, что она сказала, отложилось у него внутри тяжелым холодным грузом, и он ничего не мог с этим поделать. Бэр понимал, что такое известие порадовало бы большинство людей, но он не принадлежал к большинству. И каждый день жил с этой мыслью. У него был ребенок. Была жена. И он испытал распирающую грудь радость оттого, что они рядом. Но все это умерло — в буквальном и переносном смысле, и с тех пор он вел совершенно иную жизнь. Ведь для того, чтобы иметь ребенка, мужчина, как говорят экономисты, должен играть на повышение, а его дни неуемного оптимизма давно канули в Лету. И его время со Сьюзен тоже подходило к концу, в этом Бэр не сомневался. Они хорошо ладили, но она еще только дитя, и если честно взглянуть на вещи, так все и должно завершиться.

В машине хранились пара джинсов и ноутбук. Бэр переоделся и, подъехав к кофейне, где имелся беспроводной доступ в Интернет, остановился на стоянке. Используя специальный код, вошел в платную базу данных, затем набрал телефонный номер, значившийся в записной книжке Аурелио под буквой «Ф», и получил адрес: Уэстэльм-авеню.

Подъехал к дому и остановился рядом. Это было широко раскинувшееся двухэтажное, недавно оштукатуренное строение. Его скорее всего построили тридцать или сорок лет назад в качестве мотеля, а затем переоборудовали под жилье. Бэр вычислил квартиру 11–6 в углу на втором этаже. Шторы были задернуты, и внутри не горел свет. Он перевел взгляд на одну из дверей прямо перед ним на первом этаже. Потянулся к перчаточнику, извлек из него «рыбий глаз», вылез из машины и стал подниматься по лестнице.

Несколько раз постучал в дверь и, не получив ответа, ударил в нее со всей силы. В квартире никого не было, или люди не желали открывать. Бэр попытался заглянуть между штор, но мало что увидел. Оглянулся и, убедившись, что поблизости никого нет, воспользовался тем, что взял в перчаточнике, — прибором, позволяющим смотреть сквозь замочную скважину. Приложил к отверстию коническое пластмассовое устройство и прильнул к окуляру. Выпуклая линза давала суперпанорамную картину внутренности квартиры. Широкоугольный объектив и темнота искажали изображение, но Бэр понял, что квартира пуста.

Внезапно за его спиной раздалось хриплое покашливание. Бэр закрыл ладонью «рыбий глаз», разогнулся и увидел пожилого костлявого чернокожего. Его глаза опухли, а лопнувшие сосудики превратили белое пространство вокруг радужки в красное.

— Кого вам надо, офицер? — Он горбился и, явно страдая хромотой, опирался на палку.

— А ты кто такой? — категорично, на манер полицейского, переспросил Бэр.

— Эзра Бланчард, — ответил чернокожий. — Я здешний помощник управляющего. А сам управляющий работает в конторе.

— В таком случае ты знаешь, кого мне надо.

— Флавия больше с нами не живет, — в голосе старика появилась дрожь. «Вот это и есть мое „Ф“», — подумал Бэр. — Отправилась в такое место, где ей лучше, — покашливая, продолжал Эзра. Бэр пытался понять, выражается ли он буквально или это его поэтическая метафора, и женщина действительно умерла.

— Когда?

— Недавно. — Старик ненадолго задумался. — Две недели назад.

— В середине месяца?

— Ее квартира была еще оплачена, но она очень спешила.

— У тебя есть ее адрес?

— Обещала мне прислать, чтобы я направлял туда ее корреспонденцию и пенсию. Но просила, чтобы я никому не давал.

— Понятно, — буркнул Бэр.

— Но так и не прислала. Наверное, забыла. Или передумала.

По мере того как старик говорил, его поза становилась все более напряженной.

— Что с тобой произошло, приятель? Упал с лестницы? — Бэр пытался понять, что творится в голове за опухшими, покрасневшими глазами старика.

— Не совсем, — после долгого молчания ответил Эзра.

— Кого она опасалась? — Бэр знал, что иногда такой резкий поворот в беседе — лучший способ разговорить тех, кто не умеет лгать.

Эзра только пожал плечами.

— Все это прекрасно, — жестко продолжал Бэр. — Но в данном случае «не могу сказать» не пройдет.

Эзра поежился.

— Ну, раз это полицейские дела… Насколько могу судить, она хотела скрыться от того подонка, с которым встречалась.

— Это он тебя избил?

Старик немного поколебался и кивнул.

— И кто же он такой?

— Не знаю его имени. Он дожидался Флавию в машине и куда-то увозил. Иногда они возвращались очень поздно, и он заходил к ней. Но всякий раз исчезал до наступления утра.

— Каков он на вид?

— Белый хлыщ. Молодой. Шести футов ростом. Долговязый, сухопарый. Лохматый, волосы каштановые. Громко топал по лестнице и любое время суток. Если Флавии не было дома, орал и весь вечер ломился в дверь. Настоящий подонок этот парень.

— Ты видел, чтобы он грубо с ней обходился или к чему-то принуждал?

— Нет.

— Тогда почему считаешь, что она хотела от него скрыться?

— Так оно и было. С тех пор как она уехала, он появлялся здесь несколько раз. В последний — двадцать минут колотил в дверь, пока я не вышел и не поговорил с ним. Попросил его вести себя тише. Сообщил, что Флавия уехала. Сказал, что у меня нет ее адреса, и попросил уйти. Он ответил, чтобы я валил подобру-поздорову, если не хочу оказаться в реке и оттуда слушать, как гудят поезда.

— Что бы это значило?

— Так сказал этот подонок: «Или ты мне скажешь, где она, или поплывешь по течению вдоль долбаной железки». Только он произнес не «долбаной», а гораздо хуже. Я сразу понял, что он нехороший человек.

— Ты вызвал полицию? — поинтересовался Бэр.

— Не пришлось. Сами явились. Наверное, вызвал кто-нибудь еще, — предположил Эзра. — Хотя парень к тому времени давным-давно смылся. Затем прибыл лейтенант, славный малый, и снял с меня показания. Пообещал, что они постараются его найти, но если он явится снова, я не должен выходить.

— Лейтенант? — повторил Бэр.

Эзра кивнул.

— Ты видел ее когда-нибудь с парнем по имени Аурелио Сантос?

— А как он выглядит? — спросил Эзра.

— Ростом примерно пять футов десять дюймов. Крепкий. Волосы черные курчавые. Около тридцати пяти лет. Ведет себя приветливо.

— Нет, не было такого…

— Если у тебя есть Интернет, могу показать его фотографию, — предложил Бэр.

— Я не умею обращаться с компьютером.

Бэр уже хотел записать ему свой номер телефона и уйти, но решил попробовать еще раз. Иногда это помогает.

— Эзра, дай мне ее адрес, — попросил он.

— Но вы ведь не коп? — ответил старик.

— Больше не коп, — признался Бэр. Эзра пожал плечами.

— Он у меня в квартире. — Старик двинулся в конец коридора. Бэр остановился на пороге и окинул взглядом скудную меблировку. Эзра скрылся в дальней комнате, а затем появился с несколькими конвертами и желтым стакером, на котором был написан номер дома на Шульц-парке.

— Если вы собираетесь туда, может, передадите и это? — Старик протянул перевязанную резинкой тонкую пачку конвертов. Бэр еще прикидывал, стоит ли осторожничать — аккуратно распечатывать письма, а затем заклеивать или просто разорвать, но Эзра передумал и отдернул руку.

— Нет, надо переслать через почтальона. Иначе это преступление по федеральному уголовному праву.

— Так и поступи, — кивнул Бэр и взял листок с новым адресом Флавии Инез, а старику дал свою визитную карточку.

— Позвони мне, если се приятель снова объявится.

— Хорошо, — ответил тот, но в его голосе слышалось сомнение.

Глава шестнадцатая

В своей каморке за закрытой дверью Гектор Ногеро складывал шарики и, расставляя по полкам лотерейные барабаны, радовался тому, как подфартило его семье. Последние три месяца дела шли блестяще. Он заколотил столько денег, что сумел привезти из Чамелекона отца. Воспользовавшись рекомендательным письмом дяди, сидевшего в тюрьме за бандитизм в Гондурасе, Гектор сумел почти за бесценок приобрести дом на Тауб-авеню. Начался процесс лишения права, поэтому хозяин запросил за него сущий пустяк. А Гектор заработал достаточно денег, чтобы заплатить по закладной, и за несколько недель до того, как должны были явиться судебные приставы, ликвидировал задолженность по налогам. Четыре или пять розыгрышей в день — при том что дом был полон игроков и каждый ставил по крайней мере на одно число, а то и на дюжину — это серьезный бизнес. А затраты Гектора сводились всего лишь к оплате услуг вышибалы и девушки, вращающей барабан, да к отчислениям в МС-13[9] за разрешение устраивать лотерею. Он будто сам выиграл по лотерейному билету. Вот и сейчас в его гостиной было полно людей — игроки пили прохладительные напитки, кофе и пиво, смотрели скачки или бейсбол и расставались с чеками, надеясь угадать комбинацию из трех или четырех цифр, что принесло бы им несколько тысяч долларов. Вскоре Гектор обзаведется электронным лотерейным автоматом и камерами видеонаблюдения. Его сын был тоже с ним — Чако прилетел на самолете с отцом. Гектор покосился на мальчика — тот сидел на полу и играл с так называемыми горошинами, то есть с пластмассовыми шариками. Гектор слышал, что давным-давно, когда игру только изобрели, в самом деле пользовались сушеным горохом с написанными на нем цифрами. Отсюда и произошло название — «гороховая» лотерея. Но теперь шел век пластмассы.

Когда лето кончится, он устроит Чако в американскую дошкольную группу. К тому времени ему исполнится четыре года и он будет прекрасно говорить по-английски.

— Estas bien?[10] — спросил сына Гектор, открывая дверь и выходя из коморки. Чако кивнул. — Estas cansado?[11] — поинтересовался отец. Мальчик покачал головой. По дороге в большую гостиную, откуда раздавался шум голосов, из чего Гектор заключил, что у него нет недостатка в клиентах, он покосился в конец коридора. Отец направлялся к задней двери.

— Que haces. Viejo?[12] — окликнул его Гектор и вслед за этим услышал топот на заднем крыльце.

— Quien es?[13] — спросил старик, протягивая руку к дверному замку.

— No, papa![14] — закричал Гектор, но отец уже успел повернуть ручку. Гектор увидел на пороге троих мужчин. Отец попытался закрыть дверь, но она распахнулась, и первый из троих, оказавшись в коридоре, с треском ударил старика по голове черной трубой. Отец рухнул на пол.

— Остин! — закричал Гектор, и в другом конце коридора появился вышибала. Это был здоровенный парень — он почти полностью закрыл собой дверной проем в гостиную. Но тот, кто ударил отца, не уступал ему ростом и, судя по всему, был сильнее. И те двое, что стояли за ним, — молодой, диковатой внешности, второй постарше и опаснее — тоже представляли нешуточную угрозу. Они уже успели войти в коридор. Гектор увидел, что тот, кто напал на отца, забрызган кровью, а в руках у него не труба, а длинный фонарь. Нападающий размахнулся. Гектор бросил последний взгляд назад: Остин, этот американский ублюдок, — а ведь все вокруг твердили, что его нужно нанять, чтобы правильно прописаться здесь — улепетывал назад в гостиную. «Помощи ждать неоткуда», — с отчаянием подумал Гектор и замахнулся, чтобы ударить кулаком в челюсть обидчика отца. Голова нападавшего дернулась, глаза налились яростью. Рост Гектора был всего метр шестьдесят два сантиметра, а все не превышал семидесяти килограммов. Разве он мог надеяться на успех?

Гектор отлетел к стене и почувствовал боль за ухом. До него дошло, что его сначала ударили фонарем, а уж потом отбросили в сторону. Но он не успел упасть на пол: нападавший пригнул его голову и обхватил сбоку за шею. Это был не удушающий захват, а такой, каким ломают позвонки. Макушка Гектора уперлась в плечо неизвестного, спина выгнулась. Он отчаянно тянулся на цыпочках, пытаясь сохранить равновесие. А затем почувствовал, как в его челюсть, кроша зубы, врезался кулак. Его поволокли в переднюю.


— Игра закопчена, сукины дети! — объявил Кенни Шлегель и огрел трубой по спине того, кто оказался к нему ближе всех — курившую ментоловую сигарету темнокожую женщину средних лет.

— О Боже! — только и воскликнула она, но, поскольку удар пришелся по касательной, сумела отползти на четвереньках в сторону.

Кнут вошел в комнату вслед за Кенни и загасил алюминиевой битой жидкокристаллический экран телевизора, по которому показывали скачки. Затем прошелся битой по голеням и локтям любителей «гороховой» лотереи, и те с криками отпрянули в стороны.

— Что тут происходит? — поинтересовалась появившаяся в дверях с чашкой кофе густо накрашенная худощавая блондинка. Это была модераторша «гороховой лотереи».

— Заткнись, кошелка! — пригрозил ей Чарли. — Быстро туда! — И указал на стену, где сгрудилось большинство ее клиентов.

— С какой стати? — возмутилась блондинка. — Кто вы такие?

К ней приблизился Кенни и приставил трубу к лицу.

— Мотай отсюда, пока я не ткнул тебе под брюхо!

— Отвяжись, подонок!

Кенни сделал выпад и жестоко ударил блондинку туда, откуда у нее ноги росли.

— Ой! — Блондинка осела на пол и, облившись кофе, принялась корчиться и извиваться.

— Я тебя предупреждал! — склонился над ней Кенни.

Она, свернувшись в клубок, завопила.

Кнут и Чарли, оценивая ситуацию, переглянулись: уж не собирается ли выведенный из себя парень проломить дерзкой мочалке череп?

— Заберите… деньги… — промычал Гектор, которому едва удавалось шевелить языком. Он вынул из кармана толстую грязную пачку банкнот.

— Закрой пасть! — потребовал Чарли, пряча деньги себе в карман и прикладывая его по голове битой. Затем повернулся к трем десяткам застывших в явном недоумении перед ним людей. — Кто сказал, что вы имеете право здесь играть? — Значимость своих слов он наглядно подчеркивал монотонными ударами по голове и лицу коротышки, которого продолжал крепко держать. — Играть вот с этим мешком дерьма? — Он прошелся туда-сюда, ощущая себя атлетом на мировом первенстве, но не мог решить, расквасить ли обо что-нибудь голову Гектора или от этого будет слишком много грязи? — Ну так как? — Среди игроков оказался сильный на вид латиноамериканец, у которого из-под ворота рубашки виднелась наколка. Он стоял рядом с дверью, и, судя по всему, его еще не пробрал страх. Кнут перехватил взгляд Чарли.

— Дверь, — проговорил он.

— Усек. — Чарли сделал шаг к мускулистому латиносу. — Что у тебя на уме, братан? — Он снова приложил бедолагу Гектора и, приподняв край рубашки, продемонстрировал рукоятку пистолета. — Видишь эту дверь, ублюдок? Все вон! И больше сюда ни ногой! Здесь играть запрещено!

Возникла короткая пауза: люди, видимо, опасались, что их грядущее освобождение может оказаться всего лишь злой шуткой.

Кенни щелкнул крышкой зажигалки «Зиппо» и помахал пламенем.

— Живо, пока мы не спалили дотла эту дыру!

Первым выскочил в темноту верзила-латиноамериканец. Остальные, оглядываясь на громил, последовали за ним. Их провожали пинками под задницы и ударами по плечам и спинам. Даже ведущая лотереи поползла к выходу, как раздавленная автомобилем собака. Вскоре помещение опустело, и стало слышно, как запускают моторы и машины с визгом срываются с места.

Чарли вздернул за шиворот Гектора, желая, очевидно, сказать ему прямо в лицо все, что о нем думает.

— Чтобы я тебя больше здесь не видел! Ясно? — Так и не дождавшись ответа, он кивнул Кенни. Брат извернулся и ударил трубой Гектора по животу. Чарли разжал руку, и несчастный рухнул на пол.

Затем Чарли, Кенни и Кнут неторопливо направились по коридору тем же путем, которым явились. Переступили через тело жилистого еще старика, но тот даже не пошевелился. Приблизились к машине. Чарли нажал кнопку автоматического замка на запасном ключе, и они забрались внутрь.

— Заедем-ка в бар, — предложил он.


Гектор слышал, как отъехала машина. Немного подождал и, перекатившись на спину, ощупал ребра, пропальпировал внутренние органы. Похоже, все цело. Он встал на четвереньки, сплюнул кровь и похожую на песок крошку, которая некогда была его зубами, и поднялся. Гектор вырос на улице и с детства привык к побоям. Он выглянул в коридор и в отчаянии замотал головой при виде лежащего в луже крови отца. Нечего было и думать о том, чтобы набирать «девять-один-один». Их бы всех заметили и выслали на историческую родину.

— Выходи, Чако, — позвал Гектор, открывая дверь в свою каморку. — Быстрее! — Мальчик вылез из-под длинного шкафа, где до этого прятался. Его глаза были расширены от ужаса, но он не проронил ни слова и последовал за Гектором, который поднял отца на руки и понес к машине.

«Проклятие! — думал он. — Пора обзаводиться оружием».

Глава семнадцатая

Дин Шлегель плакал в темноте своей комнаты, когда ему позвонили. В такое действительно плачевное состояние его привела водка в сочетании с перкосетом[15] — ведь насколько он мог помнить, он не плакал с самого раннего детства. И еще: в последнее время все шло совсем не так, как надо.

— Эй, Ди, чем занимаешься? Мы в баре, — сказал Кенни. Дин расслышал звон стаканов и музыку.

— Сижу дома, — ответил он.

— А мы выпиваем. Я, Чарли, Кнут и еще папа. Вали к нам.

Но Дин был не в настроении веселиться.

— Не знаю, Кен.

— Не ломайся, братан. Марк крутит музыку, а как он зажигает, ты сам знаешь.

В последнее время стоило Дину ступить за порог, как происходило нечто такое, что ему совершенно не нравилось, особенно с некоторых пор. Он чувствовал себя виноватым, главным образом из-за того старика, с которым обошелся так жестоко. Но запираться в комнате не выход — этим ничему не поможешь.

— Выберешь новую телку, а ту стерву выкинешь из головы.

— Давай не будем об этом.

— Как знаешь, мое дело предложить. Тогда нажрись — почувствуешь себя лучше. — Кенни повесил трубку.

Дин еще немного раздумывал, а затем потянулся за брюками.


Бэр приехал по новому адресу Флавии Инез и убедился, что управляющий ее прежним домом был прав: она подыскала себе жилье намного приятнее того, где обитала раньше. Десятиэтажное кирпичное здание имело очевидные признаки недавно проведенного ремонта. Согласно записи на листочке, Флавия проживала в квартире 9-Ф. Оказавшись у подъезда. Бэр уяснил, что буквы «Ф» и «3» обозначали соответственно фасадные и задние квартиры, коих было по две на этаже. Это было, конечно, более комфортабельное жилище, чем прежнее. Но в списке жильцов Бэр не обнаружил фамилии Флавии. Против номера 9-Ф значилась некая Бланка Уайт.

«Черт возьми, — подумал он. — Уайт? Что еще за Уайт?» Бэр посмотрел на часы. Было почти десять вечера. Поздновато для первого визита. Прежде чем нажать на кнопку звонка, он несколько мгновений колебался. Подождал, но ответа не последовало. Сделал еще несколько попыток, затем вытащил мобильный телефон и набрал номер. Снова зазвучала незамысловатая мелодия и никаких слов. Но по крайней мере абонент не был отключен.

— Здравствуйте. Говорит Фрэнк Бэр. Я снова звоню по поводу Аурелио Сантоса. — Он оставил свой номер и попросил перезвонить. Затем подергал дверь подъезда, но она оказалась закрытой на медный и на вид надежный засов.

«Значит, сегодня не сложилось», — подумал Бэр.


«У этой забегаловки, несомненно, проблемы с определением своего имиджа», — думал Марк Додр, больше известный как диджей М. Д., или просто Док. В сущности, это был типичный второразрядный паб с окраины Индианаполиса, где, казалось, должны были собираться пятидесятилетние выпивохи и туповатые фабричные работяги. Но благодаря Шлегелям и, в частности, что Кенни любил музыку хип-хоп и все они обожали юных белых цыпочек, Марк получил работу и крутил здесь диски. Пожилые сюда не забредали — наоборот, это место притягивало больше молодых обормотов, чем «Никки Блейн».[16] На крохотном танцполе постоянно топтались девчонки. Сверкая своими животиками, они самозабвенно бесились под миксы из Т. И.[17] и «Линерд Скинерд».[18] «Типично черная музыка, — думал Марк, — но уходящая корнями в традиции простых южан — белые устоять не способны». Он оборвал дорожку, нашел на экране «Макинтоша» расширенный список фонограмм и отправился в бар передохнуть.

Шлегели были великодушными хозяевами и не придирались к нему. Вообще это было самое надежное место из всех, где ему приходилось работать диджеем. Он посмотрел на них, расположившихся по изгибу стойки: Кенни, Чарли, папа Терри и его партнер. Если кому-нибудь пришло бы в голову нанести урон заведению, он мог бы с тем же успехом выйти на дорогу перед несущимся на полной скорости автобусом — результат был бы столь же однозначным, но еще более впечатляющим. М. Д. проскользнул мимо стойки и подошел к Шелли, разливавшей по стопкам виски «Джеймсон». Уже с полдюжины пинт «Гиннесса» пролилось в желудки Шлегелей, когда в дверях появился Дин. Теперь все были в сборе.

— Дэни! — позвали его из угла, где расположилась шайка.

Дин подошел. Под его глазами темнели круги, челюсть распухла. М. Д., пристроившись за спиной Шелли, не спеша потягивал «Макелоб-ультра»,[19] задумчиво созерцая ее привлекательную попку, пока сама барменша смешивала виски сликером «Белизайриш крим». Эта идиллия нарушалась тем, что до него временами долетало то, что он предпочел бы не слышать. Так, Марк из трепа Шлегелей понял, что те ограбили или каким-то другим способом облегчили на деньги некое заведение, а Кенни даже устроил взбучку попавшей под раздачу девице.

— Хочешь? — предложила ему Шелли, смешивая для Шлегелей виски с ликером.

— Нет, мне и так хорошо.

— Давай, братан! — завопил Кенни. — Выпей с нами «Ирландскую автомобильную бомбу»! — И вылил содержимое стопки в «Гиннесс».

— Почему ирландскую? — улыбнулся папа Терри, тоже вылив виски в пиво и подняв бокал. Затем пальцем поманил юную блондинку: — Вали сюда, Кэти.

Та отделилась от компании таких же школьного возраста девчонок.

— В чем дело, мистер Шлегель?

Терри нарочито огляделся и заглянул под табурет.

— К кому это ты обращаешься «мистер Шлегель»? Моего папочки здесь вроде нет. А меня зови Терри. Сколько тебе лет? Паспорт уже получила?

Девушка полезла в карман, но Терри остановил ее жестом.

— Вот, попробуй это.

— Хорошо, Терри, — кивнула она. Остальные пили так быстро, что их кадыки дергались, как у жадно глотающих добычу волков. А Кэти никак не могла справиться со своим бокалом.

— Похоже на десерт, — проговорила она, не осилив и половины.

Папа Терри дотянулся до нее рукой, смахнул пивные усики с ее губы и вложил ей палец в рот. Кэти слизнула с него пену, затем он сам обсосал его.

— Ты права. — Кенни, его братья и партнер старшего из Шлегелей покатились со смеху. Терри дал знак девушке отправляться к своим подружкам, а сам повернулся к стойке. — Я тоже не пью эту дрянь. Разве что за компанию с тобой, Шелли?

— Нет, нет, Терри, — возразила та. — Помните, что было со мной в прошлый раз? Потом замучаешься убираться — типичный «Шестой ряд!» — Все снова засмеялись.

— Тогда дай мне «Микелобу», то, что пьет мой приятель Док, — попросил Терри. — Он человек со вкусом.

М. Д. поднял в ответ бутылку. Но он не обманывался на свой счет — они не были приятелями. Марк к этому не стремился и не чувствовал себя свободно в этом месте. Он вспомнил двух высоких, крепких белых, которые в последние две недели часто посещали бар. Парни одевались броско — белоснежные рубашки, начищенные узконосые черные ботинки. Марк решил, что они заваривают какую-то кашу с папой Терри и его партнером. Однажды между песнями он услышал, как Шлегели договаривались о встрече после закрытия бара. Она должна была пройти вовсе не так, как рассчитывали те двое модных белых. Марк не разобрал деталей, но уловил суть, повергшую его в грусть. В тот вечер он смылся пораньше — до появления шикарной парочки. Больше он их не видел.

А Кэти тем временем снова подошла к Шлегелям, и те сразу умолкли. Девушка красноречиво покачивала пустым бокалом.

— Славная крошка, — похвалил ее папа Терри. — Хочешь еще?

— Конечно.

— Любишь машины?

— Очень.

— Мой магазин по соседству. Загляни, посмотри, что там есть.

— Хорошо, — кивнула Кэти.

Папа Терри слез с табурета и направился к двери. Девушка последовала за ним. Остальная компания повела себя так, словно никто ничего не видел и не слышал. Именно так держал себя и М. Д. — вернулся к своему пульту и занялся микшерами. В этот вечер он собирался снова слинять пораньше — до закрытия бара.


Бэр вернулся домой, вошел в прихожую, но свет зажигать не стал. Он боялся ночей, черных и бесконечных, когда работа сделана и остается только размышлять, то есть чувствовал себя комфортно только на работе. Это было его время. Но оно никогда не длилось достаточно долго — или он сам его прерывал. Требовалось отдохнуть, чтобы нормально функционировать на следующий день, но в этот момент в его голову начинала лезть всякая ерунда. У него был шанс забыть, насколько все плохо, когда он целый год проводил вечера со Сьюзен. Наверное, убедил себя, что жизнь меняется к лучшему. И теперь он сидел с телефоном в руке, решая, звонить ей или нет. Окинул взглядом квартиру, подмечая свидетельства ее присутствия: сухой завтрак с витаминно-питательными добавками на кухонном столе, забытая на диване расческа, стопка компакт-дисков на кофейном столике поверх ее любимых бульварных журналов. Ей, судя по всему, несладко здесь, и она переживает это одна.

Бэр начал набирать номер, но даже это простое действие показалось ему предательством — чем-то совершенно невозможным. Предательством не по отношению к себе, а к своему прошлому, связанному с сыном Тимом и бывшей женой Линдой, хотя их теперь не связывало ничего, кроме воспоминаний. Бэр встал и бросил телефон на подушку, с которой только что поднялся сам, прошел по коридору и включил светильник. Задержался у бельевого шкафа, превращенного в склад, поскольку белья, собственно, у него было немного. Открыл дверцу. Внутри хранился единственный комплект постельных принадлежностей: простыни, одеяло, подушка. Еще несколько старых телефонных книжек, охотничьи ботинки, утепленный комбинезон, походные принадлежности, соль, банки из-под кофе с мелочью, запасные лампочки к фонарю и прочий домашний хлам. Раскидав остальное, Бэр выбрал картонную коробку и извлек ее из шкафа. Установил на полке и освободил язычок крышки. Давно он этим не занимался — казалось, целую вечность. Заглянув внутрь, он стал разглядывать старые вещи Тима: фигурку полицейского, паровозик «Томас», модели автомобильчиков, мягкий футбольный мяч, динозавров. Бэр усмехнулся. Здесь были собраны любимые игрушки Тима. Он подержал их в руках. Ничто не заменит ему мальчика и то время. Ничто. Меж пальцев ощущалось немое далекое прошлое. Затем он закрыл коробку. Вернулся в коридор и, не выпуская из рук игрушки, вышел во двор. Дойдя до мусорной зоны здания, поднял крышку небольшого бака. Услышал, как брякнули, упав на дно, игрушки. С гулким металлическим стуком захлопнул крышку и, чувствуя в сердце пустоту, побрел назад. Когда он вернулся в квартиру, вовсю звонил телефон. Но Бэр не поднял трубку, несмотря на то что тот продолжал надрываться.

Глава восемнадцатая

Бэр сразу же их увидел, как только вышел из дома. Двое мужчин сидели в серебристом «краун-вике», заблокировавшем выезд его машине. Он остановился как вкопанный, когда до него дошло, кто находится за рулем. Это был капитан Помрой, его бывший босс. В последний раз, когда они встречались, разговор получился не из приятных. Сидевшие в машине заметили его и выбрались из нее. Помроя сопровождал мужчина несколькими годами старше и фунтов на тридцать пять тяжелее. Его лицо раскраснелось, хотя до дневного зноя было еще далеко.

— Шикарно выглядишь, — заметил Помрой. — Я и не знал, что ты любитель ходить в церковь.

Бэр был снова в синем блейзере и галстуке.

— Поминальная служба, капитан, — ответил он бывшему начальнику.

Время, казалось, нисколько не изменило этого человека: острый нос по-прежнему напоминал ястребиный клюв, черные глаза смотрели так же безжалостно.

— Управление не отказалось бы от твоих услуг, — решил перейти к делу Помрой.

— Вот как? — Бэр задал вопрос главным образом для того, чтобы унять неприятное волнение, охватившее его при этих словах. Он слышал, что бывшие копы иногда выполняют поручения управления, если считается, что дело настолько банально, что нет смысла отвлекать штатных сотрудников или, наоборот, ситуация до такой степени щепетильная, что полицейские светиться не могут. Бэра не привлекали ни в том, ни в другом случае.

— Что-то по части северного района? — Бэр вспомнил, сколько там было наркотиков и связанного с ними насилия.

— Не совсем… — вступил в разговор приехавший с капитаном мужчина.

— Джерри! — оборвал его капитан.

— Кто это? — спросил Бэр.

— Городской прокурор.

— Следовательно, мы говорим официально?

— Официально неофициально.

— Это как?

— Он поведет разговор от имени управления.

«Для пущей секретности», — понял Бэр. И подумал: получается, что теперь законники — непременные спутники во всех городских делах.

— О чем пойдет речь?

— Я хочу, чтобы ты взялся за дело «Каро».

— Чтобы я вам помог? — уточнил Бэр.

Помрой и Джерри кивнули.

Следовательно, Потемпа уже с ними связался.

— Но ты же сам меня турнул! — Он вспомнил, как несколько лет назад закончилась его карьера полицейского. Помрой давно давил на него, пока не дожал, и Бэр остался с зарплатой за квартал и старыми накоплениями. Это было личное дело. Он ощутил, как из глубины его существа поднимается тошнотворное чувство поражения и обиды за то, что он был выброшен на улицу.

— Так и было, — кивнул капитан. — Но теперь мне нужен человек, соображающий в том, чем занимается. И способный сунуть нос туда, куда закрыта дорога добропорядочному оперативнику. И еще — чтобы ему это не претило.

— У нас сегодня утро откровений? — ухмыльнулся Бэр. Городской прокурор хрюкнул, что должно было означать удивление и недовольство.

— Ты был на своем месте. Просто я тебя невзлюбил, — признался Помрой и помолчал, словно вслушиваясь в тишину утра. — Ноя прекрасно понимал, на что ты был способен, — наконец закончил он.

Бэр не ответил.

— Надеюсь, что и сегодня не подведешь. Оплата почасовая. Вне бухгалтерского учета. И не от нас. Но все остальное будет считаться помощью управлению. Серьезной помощью. И ее, если все будет выполнено как надо, оценят и не забудут. Это дело сможет изменить будущее того, кто за него возьмется. Хочешь слушать дальше?

Бэр взглянул на Помроя, затем на Джерри. Те смотрели на него серьезно, даже сердито. Он выслушал их, понял, что ему предлагают, и решил, что это реальный шанс.

— Сначала я хотел бы кое-что попросить взамен.

— Вот как? — Помрой изогнул брови. — И что же?

— Я имею в виду информацию о ходе вашего расследования убийства Сантоса.

— Дзюдоиста? — переспросил капитан.

— Тренера бразильской школы джиу-джитсу. — Бэр сам удивился, для чего ему потребовалось это уточнять.

Помрой пожал плечами.

— Это выполнимо.

Бэр кивнул.

— В «Каро» хотели, чтобы я обнаружил их ребят, но отказались даже намекнуть, в чем дело. Бессмысленно приступать к такому делу, не имея достоверных данных. Я бессилен, если не получу информацию.

— Разумеется. — Помрой протянул ему папку. — Здесь не только о тех парнях.

Джерри буквально вклинился в их разговор:

— Есть некие люди — группа или банда, отбивающие 15 полном смысле слова работу у отдела, занимающегося притонами, где крутят «гороховую» лотерею.

— Спасибо, Джерри, — перебил его Помрой и, повернувшись к Бэру, заговорил спокойнее: — Что ты знаешь о «гороховых» заведениях?

— То же, что и все, — пожал плечами Фрэнк. — Там принимают ставки и несколько раз в день проводят розыгрыши с использованием лотерейных шариков, помеченных цифрами. Раз в полгода появляется газетная статья, где «цыганские казино» подобного рода называют бичом города или предлагают их легализировать и обложить налогами.

Однако это было не все, что он знал. Бэр прекрасно понимал, что облава на «гороховый Вегас» — превосходная возможность для полиции покрасоваться перед прессой. Произошел скандал в управлении? Даже если и так, заголовок «Полицейский рейд по местам проведения нелегальной лотереи» все равно гарантированно займет место на первой полосе и перетянет на себя все внимание. Подростковое насилие? Ну и что! Зато «закрыт очередной игорный дом». Подобные темы станут ведущими в вечерних новостях. Таковы законы жанра.

— Вы представляете, какие деньги крутятся в нелегальном игорном бизнесе? — снова заговорил Джерри.

— Кто это может знать? — пожал плечами Бэр.

— Мы знаем, — объявил прокурор.

— Дело не в этом, — снова оборвал его капитан. Джерри осекся и стал оттягивать воротник, который настолько натер его шею, что кожа ее покраснела и припухла. — Видишь ли, — продолжал Помрой, — если к завтрашнему утру мы не найдем способ перекрыть соответствующие каналы, то к вечеру в прессе появятся сообщения о полицейском инспекторе, пришедшем закрывать заведение и обнаружившем в доме на Эверли, где проводили «гороховую» лотерею, пару безжизненных тел.

— Кто такие будут? — спросил Бэр.

— Перуанцы, устраивавшие лотерею. Должен сказать, что они были не первой свежести. — Помрой вздохнул и помолчал. — И это не первый случай.

— Сколько раз такое происходило? — поинтересовался Фрэнк.

— Месяц назад обнаружили еще одно тело. И было семь или восемь эпизодов, когда игроков запугивали, а устроителей лотереи избивали. Скверно. Это то, о чем мы знаем. Но надо думать, было много других случаев, неизвестных нам.

— Боже! — вырвалось у Бэра. — Вы не пробовали устраивать в домах засады на банду?

— Организаторы лотереи меняют места, и банда тоже, — заметил Джерри. — Мы не представляем, кто будет следующим, и поэтому проигрываем. — Помрой с мрачным видом кивнул, соглашаясь с коллегой.

— Как насчет тайных осведомителей?

— Ничего не выходит. Нет надежных свидетельств. Люди отказываются говорить.

— Всегда найдется человек, готовый говорить. — Бэру не приходилось сталкиваться со случаем, чтобы не удавалось за деньги или под нажимом получить у тайных осведомителей информацию.

— Все запуганы. Вот в чем дело. Сам увидишь. — Помрой сплюнул. — Мне необходимо добраться до этой банды, пока не разразилась настоящая война или на меня не спустили федералов. Именно этим занимались в «Каро», только тебе не сказали.

Бэр, кажется, начинал понимать ситуацию.

— А если мне повезет и я обнаружу кого-нибудь, что-нибудь, где-нибудь?

— Дашь нам знать, — ответил Помрой.

— И все? Эти ребята оставляют за собой трупы. Если я обо что-нибудь споткнусь и мне потребуется поддержка, я могу на вас рассчитывать?

— Нет, не можешь.

— Чего не могу, — не понял Бэр, — спотыкаться или обращаться за помощью?

Но ему было ясно одно: в этом деле следовало держать ухо востро.

— Ты по-прежнему носишь револьвер? — спросил Помрой.

— Иногда, — пожал плечами Фрэнк.

— Теперь возьми за правило.

Бэр не нашел, что ответить. Капитан полиции рекомендовал ему не расставаться с оружием во время выполнения неофициального задания — неординарный совет. Хотя и в этом случае будет действовать модель: юрист — клиент, и Помрою не придется отвечать за свои слова. После долгой паузы Бэр кивнул.

— И еще, — продолжил полицейский, — сократим все контакты до минимума и не будем пользоваться официальными средствами связи. Это значит, что ты не должен звонить ко мне в кабинет.

— Ясно, — ответил Бэр, наблюдая затем, как Помрой и Джерри садились в машину. — А как насчет тех парней, о которых мне говорили в «Каро»?

— Дай мне знать, если их найдешь, — бросил капитан, и машина умчалась.

А Бэр остался с врученной ему папкой. Он снова оказался на ринге. И пусть ему отвели место в боях вне зачета, у него появился шанс заняться делом, интересовавшим его больше всего.

Глава девятнадцатая

Обычно Академия джиу-джитсу была местом, где царила радость и воодушевленное напряжение сил. Но сегодня она стояла мрачная и притихшая. Бэр приехал сразу после короткого разговора с Помроем и задолго до того, как началась панихида. Заглянув в окно, увидел, что мат отмыт от крови, а поблизости от него несколько черноволосых смуглых людей расположились кружком с чашками кофе и с пирожными. Родственники, заключил он. Но Бэр был пока еще не готов встречаться с ними лицом к лицу и поэтому отошел от окна, решив заглянуть в заведения напротив. Пункт обналички был закрыт и, согласно расписанию на дверях, начинал работать в понедельник в девять утра. Он зашел в прачечную, закусочную и обувной магазин, открытые, несмотря на воскресенье. Положение дел было таково, что их хозяева не могли себе позволить роскошь отдыхать по выходным. Бэр задавал вопросы им и рядовым работникам. Был ли кто-нибудь из них на месте в то утро? Не заметил ли чего-нибудь подозрительного накануне того дня, когда произошло убийство? Ведется ли у них наружное наблюдение? Не зафиксировали ли камеры внутреннего наблюдения что-нибудь через окна? И получал ответы: «нет, нети нет». И еще: «Мы уже все рассказали полицейским, а вы, собственно, кто такой?»

Через некоторое время стали подъезжать машины и потянулся поток людей. В некоторых из них Бэр узнал спортсменов и тренеров школы. Пора было возвращаться в академию.

Внутри народу было раза в четыре больше, чем обычно. Кроме тех, кто занимался джиу-джитсу, пришли многие другие. Аурелио стал легендой среди почитателей самых разных боевых искусств, и проститься с ним явились болельщики, тренеры и бойцы, среди которых были и известные. Интересно, подумал Бэр, можно ли было рассчитывать на столько человек, если бы дело происходило в Лас-Вегасе или Лос-Анджелесе? Людям приходилось тесниться, вплотную соприкасаясь друг с другом, потому что мат, на котором нашли Аурелио, огородили, и прощание происходило в зоне, где спортсмены обычно разминались и ждали своей очереди к вступлению в бой.

Официальная церемония еще не началась, люди общались и просто разговаривали, то тут, то там уже слышалось всхлипывание, кое-кто утирал слезы. Взятая в раму большая фотография Аурелио демонстрировала его после очередного боя — улыбающийся спортсмен с победно поднятыми руками покидал ринг. Фотография многих действительно растрогала. Вокруг нее горели свечи, из динамика неслись негромкие звуки бразильской гитары. Бэр прошел мимо впечатляющей выставки трофеев Аурелио — поясов и спортивных наград. Ему было неловко в пиджаке с галстуком, так как в своем большинстве другие — особенно бразильцы — были одеты гораздо свободнее. Он поздоровался с несколькими знакомыми спортсменами и тренерами.

Тут же присутствовали следователи полицейского управления Индианаполиса, ведущие это дело, — видимо, верили в старую байку о том, что убийца, не в состоянии себя превозмочь, приходит на похороны жертвы. Бэр не знал человека, стоявшего у кофеварки и старавшегося не бросаться в глаза, но, может, потому, что тот также был в пиджаке и галстуке. Бэр кивнул ему, не дождавшись ответа.

Благодаря этому скоплению людей Бэр яснее понял, в насколько стесненных условиях приходится существовать школе джиу-джитсу. Число участников начало расти с момента ее основания три года назад, и теперь определенно требовалось большее помещение. Аурелио уехал из Бразилии десять лет назад, но задержался в Нью-Йорке, где три года работал тренером у двоюродного брата. Когда его карьера бойца в основном завершилась, он решил переехать в другой город и основать собственную школу. И выбрал Индианаполис. Так бразильцы распространяли по стране джиу-джитсу — обосновывались при поддержке родных и друзей везде, где только можно, и, пользуясь своей известностью, привлекали новую аудиторию. Первые ученики, успевшие завоевать коричневые и черные пояса, сами стали тренировать в академии и на равных с другими выступали в местных и региональных соревнованиях. Так школа пускала корни и разрасталась, и Аурелио оказался на пике успеха. И вот теперь возник вопрос: выживет ли без него академия?

Протискиваясь сквозь толпу, Бэр осторожно брал под локоть местных жителей и вручал свои визитные карточки, дабы они слали ему сообщения по электронной почте и вообще были с ним на связи. Те, кто знал Бэра и чем он зарабатывает на жизнь, спрашивали, не слышал ли он чего-нибудь об убийстве. Это был малообнадеживающий признак. Люди чаще всего не подозревают, как много им самим известно. Бэру хотелось верить в то, что должно же что-нибудь найтись, но, как голодный шакал, проносившись все утро в поисках информации, нисколько не продвинулся. Другим дурным знаком было то, что полиция всего через несколько дней сняла запрет на посещение места преступления. Это означало одно: после первого осмотра у следователей не осталось надежд на то, что здесь можно обнаружить какие-либо улики.

Бэр стал пробираться сквозь бурелом складных стульев, еле различая в гуле голосов английский, ломаный английский и португальский языки, стараясь приблизиться к тому месту, где расположились родственники погибшего.

— Господин и госпожа Сантос? Я Фрэнк Бэр. Ученик Аурелио. Примите мои соболезнования.

Даже после того как они кивнули и поблагодарили, он не был уверен, что родители погибшего понимают по-английски. Фрэнк подошел к двум мужчинам лет тридцати. Судя по вьющимся темным волосам, чертам лица и фигуре оба были братьями Аурелио. Они сидели рядом с подавленной горем женщиной. Ее глаза покраснели от слез, и Бэр решил, что это сестра покойного.

— Сочувствую вашей потере. — Он пожал им руки.

— Вы тренировались с моим братом? — спросил тот, что был старше. — Я Альберто.

— Да. Я Фрэнк Бэр. Частный…

— Конечно, конечно. Элио нам о вас рассказывал. Говорил, настанет день, и с вами будут проблемы. Вы забываете, что проводите не бой, а всего лишь тренировку.

— Да, вот такой я упертый. — Бэр покосился на мужчину, прислушивавшегося к их разговору.

— Рори не говорит по-английски, — заметил Альберто и, повернувшись к брату, перешел на португальский. Бэр услышал свое имя. Младший брат ответил и среди других слов произнес «детектив».

— Так вы детектив? — переспросил Альберто.

Фрэнк кивнул.

— Полиция утверждает, что пока не напала на след. Может, вам удастся выяснить, что произошло? — Отчаяние в глазах такого сильного человека показалось Бэру невыносимым.

— Предприму все, что в моих силах. Уже занимаюсь этим.

Молча следивший за этим обменом репликами, Рори поднялся, подошел к столу, на котором лежала, наверное, дюжина свернутых бразильских флагов, взял один и, протянув Бэру, заговорил по-португальски.

— С этими флагами Элио выходил на ринг, — перевел Альберто. Фрэнк знал эту его привычку: Аурелио появлялся на ринге, накинув на плечи флаг, а после победы размахивал им перед толпой зрителей. — Мы хотим подарить их особенно близким его ученикам. На память.

Бэр ощутил под пальцами гладкую поверхность блестящего зеленого флага и несколько мгновений стоял, не в состоянии вымолвить ни слова. Наконец благодарно кивнул и выдавил:

— Obrigado… obrigado. — Он заметил, что глаза Альберто наполнились слезами, но бразилец улыбался. Эта улыбка была настолько похожа на улыбку Аурелио, что Фрэнку показалось: она у братьев одна на двоих.

— У вас хорошее произношение, — проговорил Альберто. — Но я не вижу девушку. Вы ее знаете?

— Девушку? — удивился Бэр.

— Ту, с которой он познакомился несколько недель назад. В последнее время я с ним мало разговаривал. Он был занят. Занят ею. Он не назвал мне ее имени. Просто сказал, что у него новая девушка.

Фрэнк пять часов в неделю проводил один на один с убитым и не знал такую важную новость, что у того завелась новая подружка. Радовался своей противоестественной способности избегать «излишнего» общения. Отец Аурелио поднялся и откашлялся.

— Я буду переводить то, что он скажет, — извинился Альберто. — Поговорим потом.

Бэр кивнул и направился к двери, рядом с которой еще оставалось несколько свободных стульев.

Старик, то и дело прерываясь, произнес несколько взволнованных фраз на португальском и замолчал, давая возможность сыну перевести собравшимся.

— Мой сын Аурелио любит джиу-джитсу. Меня научил отец. Я научил его. И хотя у него не было сына, он любил учить. Делал это с пяти лет и затем всю жизнь.

Отец говорил, а Бэр вспоминал, чему его учил Аурелио — и научил, жестоко вколачивая в него каждый прием, а их было немало: гильотина, обратная гильотина, передний удушающий захват, гогоплата, захват колена, захват локтя, вестерн, ярмо, кимура, захват руки, тройное удушение, треугольник, болторез и, конечно, самый агрессивный из них — крест. Движения отличались многочисленностью и разнообразием, а Аурелио был великим импровизатором. Но его импровизации закончились очень внезапно — так оборвать их могла только смерть.

У Бэра были причины выбрать место рядом с выходом: нехорошо уходить с панихиды друга, но он понимал — это его последний шанс проникнуть в дом Аурелио. Родные — если они остановились в доме Сантоса, а Бэр в этом не сомневался — еще некоторое время пробудут в помещении академии. После церемонии они вернутся домой и примутся упаковывать личные вещи убитого, и тогда исчезнет последняя надежда обнаружить что-либо, способное оказаться полезным. Бэр рассчитывал, что полиция не дежурит в доме, иначе не решился бы там показаться.

Отец Аурелио сделал паузу, и снова поднялся Альберто.

— Мой сын, — начал переводить он, — по-особому относился к людям. Всегда — с огромным уважением. Никогда не пытался принизить человека, наоборот, старался его возвысить и чему-нибудь научить. — Бэр обвел глазами зал. Несколько бойцов кивнули. — Даже многие из тех, кого он победил, впоследствии стали его друзьями. Некоторые из них присутствуют сегодня здесь…

«А кого-то нет, — подумал Бэр, ощущая, как его обжигают слова. — И эти люди отсутствуют не только потому, что далеко живут». — Он покосился на дверь в шести шагах от его стула. Оставалось надеяться, что уход по-английски не будет выглядеть слишком подозрительным. Фрэнк поднялся.


Удача пролилась на него дождем. В доме Аурелио не оказалось полицейской засады. Бэр оставил машину за углом и на случай, если бы на улице кому-нибудь вздумалось полюбопытствовать, подошел к дому сзади. На этот раз окно оказалось незапертым — он заметил это, еще пересекая двор. Бэр бы справился и с замком — он помнил по прошлому визиту, что запор был из отдела уцененных товаров. И, приближаясь к стене, он уже держал в руке универсальный многофункциональный нож. Просунул лезвие под раму, и засов с щелчком открылся. Со второй створкой Бэр справился еще быстрее и, открыв окно, скользнул внутрь.

В доме стоял восхитительный аромат. Бэр вошел в кухню и, увидев на плите большую кастрюлю с мясом и рисом, решил, что блюдо приготовила мать Аурелио для гостей. От запаха у него потекли слюнки, но он отвернулся и направился в гостиную. На полулежали открытые чемоданы и две частично наполненные спортивные сумки. Судя по тому, что на диване лежали простыня, одеяло и подушка, на нем спал один из братьев убитого. Компоненты стереосистемы разъединили и подготовили к упаковке. То же самое произошло с сорокадвухдюймовым плазменным телевизором. Пульт дистанционного управления обмотали сетевым шнуром и оставили на кофейном столике. Бэр поискал на книжных полках фотографии или бумаги, но ничего не обнаружил. Пролистал несколько томиков в твердых переплетах, и опять напрасно. Подумал было перебрать сотню с чем-то книг в мягких обложках, но решил, что это займет слишком много времени, а результат сомнителен.

Направляясь в ванную, он старался не слишком наследить. А в спальне понял, что столкнулся с проблемой. Перед ним стояли четыре картонные коробки — три уже были закрыты и перевязаны скотчем. «Проклятие!» — выругался про себя Бэр и вошел в гардеробную. Потянув за шнурок, зажег лампу без плафона, но увидел только голые проволочные плечики и комья пыли. Родственники паковали быстро и сноровисто. Он открыл единственную еще незапечатанную коробку. Она оказалась доверху заполненной обувью — модными ботинками, кроссовками, тапочками, была даже пара низких зимних сапог, которые Аурелио, судя по их виду, не жаловал. Бэр закрыл коробку и обвел глазами комнату. Мебели в спальне оказалось немного, да и подбирали ее, видимо, не особенно руководствуясь эстетическими соображениями. Такие вопросы не слишком интересовали Аурелио. Бэр опустился на колени и заглянул под кровать. Но не обнаружил ничего, кроме коврика для занятий йогой и массажной палочки для фиброзных тканей.

Поднявшись, он бегло осмотрел ванную. Пригляделся к туалетным принадлежностям и обнаружил, что некоторые из них явно женские. Попытался определить, на чье пребывание здесь они указывают — матери, сестры Аурелио или его «новой подружки». Одни были сделаны в Бразилии, другие — в Штатах. Но по бритве «Шик» и шампуню «Суав» мало что скажешь. В аптечке стояла полупустая зеленая коробка презервативов «Траджет».

Бэр уже смирился с тем, что его удача ограничилась лишь беспрепятственным проникновением в дом, но в это время обнаружил еще одну дверь — в гостевую комнату. В ней стояли две двуспальные кровати, явно использовавшиеся по назначению, и пара чемоданов на колесиках с бразильскими багажными бирками. В угол был задвинут письменный стол. Бэр тут же бросился к нему. Осмотр он начал прежде всего с ноутбука. Он мог принадлежать одному из братьев или сестре убитого, но, судя по тому, что на столе ему было отведено центральное место, он скорее всего был собственностью Аурелио. Бэр попытался вспомнить, видел ли он компьютер в студии, и решил, что там его не было. Нажал на кнопку включения питания, и аппарат, издав механический звон, заработал. Через мгновение он загрузился, и Бэр с досадой увидел, что и клавиатура, и процессор настроены на работу на португальском языке. Бэр попытался извлечь несколько документов, но каждый раз следовал запрос, как он понял, пароля. Бэр было подумал украсть ноутбук и попросить знакомого компьютерщика вскрыть программу, но оставил эту идею и выключил аппарат.

С каждой стороны стола было по два ящика, и все оказались набиты бумагами: оплаченными счетами, страницами черновика учебника джиу-джитсу на английском языке со схематичными рисунками приемов. Тут же лежали фотографии, сделанные в школе и на родине Аурелио, и меню из местных ресторанов. Но на золотую жилу Бэр напал в предпоследнем ящике, где он обнаружил чековую книжку Аурелио.

Достаточно было беглого взгляда, чтобы понять: самые старые корешки относились к полуторагодичной давности. Бэр начал долгую процедуру пролистывания от самых первых к последним, и они создавали финансовую картину повседневной жизни убитого. Чеки не имели отношения к деятельности академии, но раз в месяц Аурелио платил за аренду дома, кабельное телевидение, газ и электричество. У него были две кредитные карточки, на которые он ежемесячно клал от двухсот до шестисот долларов. Автостраховка оплачивалась ежеквартально. Из отчетных документов следовало, что за год его балансовый счет увеличился с шести до шестнадцати тысяч долларов. А два месяца назад был обналичен чек на четыре тысячи.

«Вот он, сигнал опасности, — подумал Бэр. Через три с половиной недели был обналичен еще один чек — на семь пятьсот. — Это уже мигающий красный светофор!» Появление дурных денег зачастую сопровождается дурным поведением. Но Аурелио был серьезным человеком. Во всяком случае, казался таким. Первое, что приходит в голову, — наркотики. Но даже Бэр с его неумением активно общаться сумел бы заметить изменения. Вторая мысль — азартные игры. Они не оставляют на человеке заметных физических следов. Бэр не слышал, чтобы Аурелио упоминал интернет-покер, и, насколько знал, он не интересовался ни американским футболом, ни баскетболом. Он был поклонником европейского футбола. Мог просадить какие-то деньги, но местные букмекеры не очень-то жаловали эту игру. Существовала возможность, что он ставил на победителей в соревнованиях по боевым искусствам. Этот человек не был трусом, и если кто-нибудь попытался бы принудить его отдать деньги, тут же пожалел бы об этом. Вот тогда дело могло бы дойти до огнестрельного оружия…

Бэр перетряхнул последний ящик в поисках банковских уведомлений и аннулированных чеков с индоссаментом,[20] что завершило бы финансовую картину, но ничего подобного не обнаружил. Тщательно, но с нулевым результатом, обыскал комнату, а затем записал номер банковского счета Аурелио и номера чеков с самыми крупными тратами. Было бы хорошо найти эти аннулированные чеки, но он не знал, где искать, а время поджимало. Окинув в последний раз взглядом комнату. Бэр направился к задней двери, задержался на мгновение, чтобы закрыть окно, и, пригибаясь, поспешил по лужайке к машине.

— Томми? Это Фрэнк. — Он воспользовался короткой поездкой по городу, чтобы поговорить по телефону.

— Привет, Фрэнк. — Томми Коннотон был тем самым компьютерщиком, о котором он недавно вспоминал. На работе Томми ремонтировал компьютеры и восстанавливал базы данных. Однако к тому, что они познакомились, этот род деятельности отношения не имел, равно как и к тому, каким образом Томми зарабатывал большую часть своих денег.

Вскоре после того как Бэр ушел из полиции и стал частным детективом, ему позвонил студент Университета Батлера. Похоже, у него возникли проблемы с футбольным товариществом «Таус» — то ли из-за того, что имел дерзость появиться на их вечеринке, то ли потому, что заговорил не с той девушкой, то ли еще из-за какой-то ерунды. Парень сказал, что он из Кармэла, что у него богатые родители и он хочет нанять на время телохранителя. Вот что происходит, когда твоя фамилия начинается на «Б» и на нее сразу натыкаются, листая справочники. У Фрэнка не было ни малейшего намерения выступать в роли телохранителя, но в тот период работы было даже меньше, чем обычно. Бэр сидел напротив тощего, бледного Коннотона в студенческом центре. Они разговаривали за чашкой кофе, как вдруг парень напрягся. Бэр оглянулся и увидел, что в зал входят с полдюжины спортивного вида ребят. Среди них были плотные крепыши и долговязые верзилы — вес и рост определяли позиции игроков. Особенно выделялся лайнмен с бычьей шеей.

— Это Молк. Блокирующий полузащитник. Тупой, как чугунная чушка.

У полузащитника были длинные пшеничные сальные волосы. Он с угрозой смотрел на Коннотона, и, надо думать, лишь присутствие Бэра удерживало его на месте.

— Вот что я тебе скажу, — начал Бэр. — Я тебе помогу. Работать телохранителем не стану — просто разрулю твои неприятности. — Они договорились на пятистах долларах.

Он подошел к притихшим спортсменам и, опершись кулаками о стол, подался в их сторону. Занятия футболом помогли нарастить парням на костяк мышцы, зато сам он был один сплошной хрящ.

— Видите Тома Коннотона? Не смейте приближаться к нему ближе, чем на двадцать пять футов. Не смейте ничего ему говорить и не смейте ничего говорить о нем. И упаси вас Бог тронуть его. Иначе будете иметь дело со мной. Ясно?

Футболисты кивнули. Бэр заглянул в глаза Молку и увидел в них страх. И еще заметил полное отсутствие интеллекта, а это не могло не настораживать. Он ушел вместе с Коннотоном, пообещавшим расплатиться чеком.

Через два дня студент позвонил и пригласил к себе забрать чек. Так Бэр оказался у него дома. Войдя в квартиру, Фрэнк понял, что она представляет собой настоящую дыру, а никак не жилье благополучного мальчика из Кармэла, даже если родители держат сына в черном теле. Еще Бэр заметил, что с Коннотоном круто обошлись. На переносице багровел отвратительный огромный кровоподтек с желтыми краями.

— Молк? — спросил он.

Коннотон кивнул и протянул чек. Бэра тронуло, что парень собирается с ним расплатиться. Даже если в этом был определенный расчет с его стороны, надо было признать, что он себя полностью оправдал.

— Дерьмо! Прошу прошения, Том. — Бэр понял, что по той мути, которую он разглядел у Молка в глазах, ему следовало догадаться, что футболист поступит именно так, невзирая на грозящие последствия. И пообещал себе, что больше никогда не станет недооценивать сочетание глупости и злобы. — Держи пока у себя. — Он отодвинул чек в сторону. — Я за ним вернусь.

Он направился в кампус и отыскал резиденцию товарищества «Tay». Оставил машину напротив входа и натянул на руки перчатки драчуна — плотно облегающие кисть с восемью унциями напыленного на костяшки свинца, отчего удары становились тяжелыми, как падающие цементные блоки. Дверь, как водится в товариществах, была нараспашку.

С полдюжины братьев-спортсменов сидели у телевизора и смотрели шоу Джерри Спрингера.

— Где Молк? — спросил Бэр, когда все головы повернулись к нему.

— Кто, черт возьми, ты такой? — Навстречу поднялся высокий черный парень, по виду свободный защитник.

В это время из кухни показался Молк с бутылкой пива. В его глазах мелькнул страх, но он постарался его скрыть.

— Чего надо? — Он всеми силами пытался сохранить небрежный тон. Сделал глоток пива.

Бэр, реагируя на ситуацию почти рефлекторно, вбил ладонью бутылку обратно ему в рот. Молк рухнул — его лицо превратилось в месиво выбитых зубов, стекла и крови.

Свободный защитник, обойдя диван, приготовился встретить Бэра на выходе, но тот нанес ему удар по корпусу. Перчатки сделали свое дело, и парень осел, сложившись пополам.

Фрэнк навис над Молком, корчившимся в ожидании нового удара и, видимо, инстинктивно пытавшимся отползти в сторону.

— Не заставляй меня приходить снова. — Футболист кивнул. Бэр, усмотрев в его глазах новую глубину понимания, решил, что теперь все в порядке.

Когда он возвратился в дом Коннотона, парень недолго упирался и быстро признался, что он вовсе не из богатой семьи, а если что-то и приобрел, то только благодаря своим компьютерным познаниям — имелся в виду, в частности, телевизор с большим экраном, который тем не менее ему пришлось продать, чтобы получить крайне необходимые в какой-то момент пятьсот долларов. Они немного поспорили по поводу того, у кого должен остаться чек, затем Бэр просто засунул его Коннотону в карман. Через полтора года, когда Бэр не смог обнаружить необходимые ему для расследования сведения о налогообложении в обычной базе данных, Коннотон с готовностью ему помог. Так все и началось.


— Хотел поручить тебе серьезное дело, — сказал Бэр в телефонную трубку. — Ноутбук из Бразилии.

— Грандиозно!

— Но в итоге решил предложить нечто менее экзотическое. У меня есть номер банковского счета и несколько чеков. Они выписаны с целью обналичивания. Мне надо знать, кто их обналичил.

— Да, — вздохнул Коннотон. — С ноутбуком было бы проще.

— Вот как… — расстроился Бэр.

— Не забывай: я не бухгалтер и не работаю в банке. Потребуется хакерская атака, а это займет некоторое время.

— Сколько?

— Три или четыре дня. И я с тебя прилично возьму. Хотя и по дружеской станке. Но все равно это выльется в кругленькую сумму…

— Приступай.

— Приступать? Так просто? Ты даже не хочешь спросить, сколько это будет стоить.

— Полагаю, ты будешь честен со мной. И я заплачу, сколько ты скажешь. А если не заплачу, ты совершишь атаку на мой банковский счет. Но если я пойму, что ты со мной нечестен, я совершу атаку на твою входную дверь.

— Договорились, — по голосу Коннотона можно было понять, что он слегка не в своей тарелке.

Бэр прочитал ему номер счета и номера чеков.

— Позвони мне, когда появятся какие-то сведения. И, пожалуйста, поспеши, — сказав это, он отсоединился.


Бэр остановился напротив дома человека, который должен был бы прийти на церемонию прощания с Аурелио, но не пришел. Вылез из машины и направился к зданию, окна которого еще закрывали жалюзи, хотя был уже полдень. И хотя, судя по всему, в доме никого не было, постучал в дверь. Точнее сказать — грохнул. Прошло несколько секунд, и дверь отворилась. За ней стоял Стивен Дэннелс, мужчина примерно одного возраста с Бэром, с длинными каштановыми волосами, на полфута ниже его, но широкий в плечах и с мощными руками.

— Привет, Стивен, — поздоровался Бэр.

— Фрэнк… — даже по единственному сказанному слову угадывался его австралийский акцент. Рукопожатие Стивена было легким, как у всякого бойца, чьи костяшки пальцев были постоянно в ссадинах. — Заваливайся.

Бэр проследовал за Дэннелсом в мрачную, словно пещера, гостиную. Хозяин двигался вихляющейся походкой, припадая на одну ногу, почти хромая, что объяснялось старыми травмами. А их последствия ощущались от лодыжки до бедра и выше — до самых плеч. И ничего удивительного: этот человек только что не жил на мате. Бэр слышал, что он перед тренировками втирал в больные места мазь «Препарейшн-эйч», веря в теорию, что она способствует заживлению тканей. «Ну и как, помогает?» — спрашивал его Бэр. «Что б я знал, приятель, — отвечал Стивен. — Но в суставах геморроя точно не наблюдается».

— Садись, не маячь, — предложил хозяин.

Фрэнк с трудом нашел место на диване. Вся комната была завалена книгами, и в ней стоял запах от потной после тренировок одежды и тайских растираний. Дэннелс был старшим тренером в школе Аурелио и, хотя не прославился на ринге, в теории и практике джиу-джитсу достиг почти таких же высот, как его бывший ментор. Днем он работал в компании «Нэви-джен», выпускающей тяжелые и средние грузовики и автобусы следующего поколения. Между этими делами он успел, кроме того, защитить докторскую диссертацию в области физики. Может быть, поэтому или из-за его техничности в боях многие называли его «профессором». Но Бэр к ним не относился.

— Не видел тебя на панихиде, — начал Фрэнк, как только хозяин опустился напротив него в кресло. Дэннелс начал сотрудничать с Аурелио вскоре после того, как открылась школа. Он приехал из Калифорнии, где работал в компании «Локхид», и к тому времени уже имел два черных пояса: один в тэквондо, другой — в японском джиу-джитсу.

— Я разговаривал с его родными, а идти туда для меня было слишком тяжело. Понимаешь?

— Да, — ответил Бэр и не солгал. Он чувствовал, насколько подавлен его собеседник. Прошло совсем немного времени, как Дэннелс начал тренироваться с Аурелио, и он стал обладателем черного пояса по бразильскому джиу-джитсу. Это произошло лет пять назад. Оставалось только гадать, каких же высот он достиг к настоящему времени. Мягкая речь, скромные манеры, открытая улыбка. Бэр характеризовал его как кошмар всех баров. Если на него проливали вино, извинялся скорее он сам. Но стоило обидчику его еще и зацепить, тут уж спуску не было — не обходилось без перелома или глубокого нокаута, а часто и того и другого.

— Ключи от школы у тебя, аренда, как я полагаю, еще продлится какое-то время. Не тяни с выходом на мат, — посоветовал ему Бэр.

— И ты тоже, — ответил Дэннелс. — У тебя неплохо получается.

Бэр кивнул. У него была возможность несколько раз сразиться со Стивеном. Впечатление осталось такое, что бой происходил не с человеком, а с удавом. Никакие атаки не удавались, и все неизбежно заканчивалось поражением, как правило, вследствие удушающего захвата. Обсуждая тонкости спортивной техники, Дэннелс обычно начинал: «Из той сотни, которую я вырубил…», и это не было бахвальством, а объективной констатацией проделанной работы.

— Может, если сумеешь, возьмешь на себя какие-то его группы? — предложил Бэр.

— Вот до чего дошло, — посетовал Стивен. Он говорил будто со стеной, как вообще в последние дни.

— Да уж… — кивнул Бэр. Он надеялся, что Дэннелс со своим тонким умом подметил детали, которые могли бы помочь в расследовании. — Ты знал Аурелио на ринге и за его пределами. Слышал что-нибудь о девушке, с которой он встречался?

— Ни о ком после Марии. Были еще две чувихи, но он к ним относился несерьезно и быстро сплавил. Разве что нашел кого-нибудь в последнее время. Но мы были слишком заняты — говорили только в раздевалке и на мате и в основном на профессиональные темы. Так что извини, дружище, мало чем могу тебе помочь.

— Ничего. Я знаю еще меньше твоего. — Бэр не хотел раскрываться до конца. — Случайно не представляешь, с кем он был на ножах? У кого могло появиться желание с ним расправиться. И кто был на это способен?

Дэннелс помолчал, но не для того, чтобы обдумать вопросы — он сам успел над этим поразмыслить. Бэр попал в точку. Дэннелс поднялся и подошел к столу, на котором стоял ноутбук. Фрэнк последовал за ним и увидел, что на экране крутится видеоклип из Интернета.

Мелькали кадры подборок схваток, снятые во время соревнований по смешанным боевым искусствам в Чикаго.

После того как был объявлен победитель в легком весе, вперед выбежал крупный мужчина с ежиком на голове и вырвал у рефери микрофон.

— Это кто, Франкович? — спросил Бэр.

— Точно, — кивнул Дэннелс.

Деннис Франкович был хорошо известным бойцом и сохранял чемпионский титул в полутяжелом весе, пока два года назад его не победил Аурелио. Бэр знал, что тот, обладая хорошим ударом и напористостью, одержал немало побед и благодаря своем естественной природной силе мог рассчитывать на хорошую спортивную карьеру.

— Здесь находится человек, присвоивший себе то, что принадлежит мне! — проревел Франкович в микрофон. Он обвел глазами зрителей. — Выходи, Сантос, начнем все сначала. Мы уже раз повоевали, но не закончили. Покажи, на что ты способен. Давай повторим все еще раз.

Публика разинула рты. Камера метнулась туда, куда смотрел Франкович. Его требование было вне всяких правил — он хотел спровоцировать драку.

— Когда это произошло? — спросил Бэр.

— Около года назад.

— Аурелиотам присутствовал?

— Нет, его не было даже в здании, — ответил Дэннелс.

Камера скользнула по рингу и остановилась на плотном мужчине в плохом костюме с «ирокезом» на голове. Он в глубине кадра улыбался и хлопал в ладоши, подбадривая Франковича.

— Кто такой? — поинтересовался Бэр.

— Просто какой-то подстрекатель.

Франкович продолжал вызывать отсутствующего Аурелио.

— Достойный противник? — спросил Бэр.

Дэннелс уважительно кивнул:

— Если бы джиу-джитсу и боевые искусства были популярны в его стране, когда он был подростком, он стал бы легендой. Но время не обманешь: на сцене появился Аурелио, и Франкович из первого превратился во второго.

— Понятно.

— Обидно. Но второй — это все-таки второй.

Бэр понимающе кивнул: такого рода вещи не дают покоя бойцу и мужчине.

— Чем закончилось дело?

Дэннелс стукнул по клавише компьютера и остановил зернистое изображение.

— Аурелио разозлился на это? — Бэр указал на экран. — Ведь он к тому времени уже отошел от сражений на ринге. А в этом случае согласился? Он мне ничего не рассказывал.

Дэннелс пожал плечами.

— Невменяемый Франкович заявился в школу с командой телевизионщиков. Это случилось еще до того, как ты начал у нас тренироваться. Шумиха получилась та еще. Самого Аурелио в тот день не было, но его ученики из продвинутых встали на дыбы. Аурелио отнесся к этому спокойно. Такие ситуации в Бразилии в порядке вещей. Знаешь, что он сказал?

— Что?

— А вот что. — Дэннелс принялся изображать бразильский акцент погибшего: — Я надрал бы ему задницу за просто так, но я уже уложил его на ринге и получил за это деньги. — Вспомнив своего друга, оба мужчины рассмеялись.

— Сомневаюсь, чтобы он стал драться с Франковичем, — продолжил Дэннелс. — Аурелио ушел победителем, и это было ему как нельзя на руку. А та последняя схватка стала настоящим шедевром.

Бэр вспомнил, что это был классический бой длиной в пять раундов, и его следует пересмотреть.

— Франкович приехал из Манси?

— У него там фабрика бойцов. Некоторые получаются очень даже хваткие.

Бэр кивнул, осмысливая информацию:

— Пожалуй, мне стоит нанести ему визит.

— Я показывал эту запись полицейским, — Дэннелс пристально взглянул на товарища, — но не сказал им вот что: если ты установишь, что убийца стопроцентно он, оставь мне его на полторы минуты перед тем, как отдашь копам.

Типично бойцовская психология: пусть человек показал, на что он способен, в легендарной схватке со спортсменом лучше и опытнее тебя, ты все равно хочешь встретиться с ним лицом к лицу.


— Подожди. — Бэр на мгновение задумался, сходил к машине 11, вернувшись к Дэннелсу, протянул ему свернутый флаг. Тот прекрасно знал, что это такое.

— Его родные хотели, чтобы я тебе передал это.

— Вот как? — Дэннелс не сводил глаз с зеленого полотнища.

— Я упомянул, что собираюсь к тебе заскочить, и они попросили.

— Спасибо, Фрэнк. — Дэннелс протянул ему руку. — Спасибо.

Бэр вышел из дома и направился к машине. У него появилось новое направление, куда следовало двигаться.

Глава двадцатая

Он прикрыл глаза руками и заглянул в окно погруженного в полумрак тренировочного центра Франковича. Там, в недрах кирпичного строения, дремал и тайские груши для отработки силы и скорости ударов; перед зеркалом был возведен невысокий деревянный помост для прыжков через веревку и боксирования с воображаемым противником; в углу лежали гири, гантели, стояли тренажеры, шведская стенка и другие спортивные снаряды. Отгороженное восьмиугольное пространство включало в себя несколько сотен квадратных футов мата. Ничего не скажешь — фабрика, да и только. Но в воскресенье во второй половине дня здесь никого не было. Бэр, прежде чем уехать, окликнул Франковича, но не получил ответа — не оправдалась слабая надежда на то, что тот тренируется или занимается чем-то в своем центре.

Теперь надо рулить домой и начинать углубляться в дело «Каро», но Бэр никак не мог заставить себя покинуть эти места. Он прокатился по узким безлюдным улочкам, миновал несколько розничных магазинов на Макгаллард и остановился у закусочной Боба Эванса, где за чашкой кофе скоротал еще полчаса, после чего возвратился к центру Франковича и увидел, что на этот раз ему повезло. В помещении горел свет, и на мате было заметно движение. Бэр открыл дверь, и ему в нос ударил тяжелый, нездоровый дух человеческого пота, как в любом зале или додзе,[21] где идут постоянные тренировки и не хватает времени как следует проветрить помещение перед каждой из них. В таких местах влага накапливается и превращается в облако — и это еще одно испытание для тех, кто сюда приходит. Разминалась небольшая группа бойцов в пляжных шортах и легких защитных куртках. Они шли вокруг матов, словно цепочка цирковых слонов, и возглавлял их человеческий эквивалент Джамбо.[22] В любой спортивной школе и секции всегда отыщется тяжеловес — свой, местный монстр. Здешний молодой образец от пяток до белобрысой макушки был ростом шесть футов восемь дюймов и в весе тоже наверняка тянул немало. Одним словом, нехилый малый.

— Присели и сделали так, как нравится вашим девушкам! — пророкотал он командирским голосом.

Бэр был в уличных ботинках и держался в стороне от мата. Когда группа повернула, великан заметил его.

— Сегодня нет занятий. Это тренировка. Расписание на дверях.

— Я не на занятия. Мне надо поговорить с Деннисом Франковичем. — Бэр подошел ближе.

— Не наступать в ботинках на мат! — закричал великан.

— Как видите, я держусь в стороне! — крикнул в ответ Бэр.

— Продолжай, Тинк. — Великан повернулся к следующему в цепочке спортсмену среднего веса и покинул группу. Бэр заметил, что у великана длинные жесткие волосы, постриженные так, что не оставалось бачков, отчего он казался явившимся из средних веков истуканом. Его кожа уже покрылась капельками пота, и Бэр невольно задался вопросом, сколько времени эта туша мяса может продержаться в бою.

— Деннис по воскресеньям не приходит. Что вам нужно? — Парню, кажется, доставляло удовольствие возвышаться над собеседником.

Бэр не часто испытывал подобное чувство — пожалуй, со дней своих футбольных баталий, и надо сказать, все это его мало волновало. Он бросил взгляд поверх плеча великана и снова удивился, как много здесь собралось крепких балбесов — любителей боевой забавы. Вечером в воскресенье восемь грубых самцов решили поразвлечься со штангой. У всех волосы торчком либо обритые черепа. У всех татуировки. У кого — отличительные племенные наколки, у кого — рисунок колючей проволоки вокруг бицепсов, у некоторых — красочные картины или выполненные на манер тюремных надписи готическими буквами — как, например, у юнцов, у которых из-под ворота рубашки видно заверение: «Готов выпить!» Можно не сомневаться еще в том, что все эти игры, если должным образом раскрутить их, способны стать источником больших денег. В основном участники их были не просто скандалистами — хотя и не без этого. Кроме ударов руками и ногами, они усвоили, как осуществлять захваты и защищаться от них и как добиваться поражения противника. В общем, предприятие рискованное и с непредсказуемыми последствиями, если всему этому обучать современных подростков.

— Когда бывает Франкович? — спросил Бэр.

— Я у него не секретарь, — последовал ответ. — В чем дело?

— Мне необходимо поговорить с ним лично. — Бэр начал уже уставать от пререканий.

— Скажи мне, кто ты такой, ну а я ему скажу, кто к нему приходил. — Великан поводил плечами и разминал шею.

— Я сам это сделаю, когда с ним увижусь. — Бэр не собирался заранее давать Франковичу понять, о чем пойдет речь — хотел посмотреть на его спонтанную реакцию.

— Заявляешься сюда, задаешь вопросы, но не желаешь назваться? — В глазах великана появилась злость.

— Именно так.

От этих слов великан рассердился не на шутку.

— В таком случае выкатывайся! — Он ухватил Бэра за галстук, и тот почувствовал, как в нем тоже закипает злость. Несколько мгновений она свободно бурлила внутри, но ему удалось ее обуздать, и, разомкнув стиснутые челюсти, Бэр пообещал:

— Я еще вернусь.

— Валяй! — Они отвернулись друг от друга и увидели, что вся группа следит за их перепалкой. — Тинк, я тебе что сказал? Продолжать тренировку! — закричал великан, возвращаясь к спортсменам. — Ну-ка, бездельники, приседания с прыжками.

Группа принялась выполнять упражнение.

Направляясь к двери, Бэр услышал негромкий комментарий, несомненно, в свой адрес, за которым последовал смех. На улице, прежде чем сесть в машину и уехать, он полной грудью вдохнул освежающий воздух.

Глава двадцать первая

Прежде чем Бэр успел добраться до «Донахью», на город опустился тягучий сумрак. День выдался долгим, как и все выходные, как и вся неделя, но прежде чем она завершится, надо было хотя бы немного заняться расследованием по делу «Каро». Ему хотелось пива, и требовалась информация, а Бэр знал, что нет лучшего места, чем «Донахью», где можно получить то и другое. Он приоткрыл дверь, и на него пролился янтарный свет. Посетителей было мало: с полдюжины человек вполглаза смотрели по установленному высоко в углу телевизору игру, в которой участвовала городская футбольная команда «Индианз». Бэр заметил Пэла Мерфи — тот сидел в своем хозяйском закутке, ярко выделяющийся в белой рубашке и очках в золотой оправе, и просматривал бумаги. Было бы неправильно сразу соваться к нему, и Бэр, присев на углу стойки, показал Арчу Карри палец; бармен кивнул и повернулся к кранам. Осенью и зимой палец означал «Беке» темное, а летом «Оберон».

— Спасибо, — кивнул Бэр и ощутил холодное пощипывание пива. — Мне бы перемолвиться с боссом, когда он освободится.

— Конечно. Одну минуту. — Арч направился к шефу. Бэр и Пэл обменялись немыми знаками, и Мерфи кивнул еще до того, как бармен успел возвратиться на место.

— Он ответил: «Разумеется», — передал Арч. — Подождите немного.

— Жду. Как у вас дела?

— Сегодня спокойно. — Арч принялся протирать бутылки.

Бэр кивком поздоровался с Кейтлин, которая у стойки листала бульварную газетенку. За одним ее ухом торчала ручка, из-под другого выбивалась прядь обесцвеченных волос.

Получив второй бокал «Оберона», Бэр поднял глаза на Пэла. Тот отодвинул в сторону бумаги и кивнул.


Фрэнк проскользнул в закуток Пэла Мерфи, и они обменялись рукопожатием. Бэр бы не взялся определить точный возраст Пэла Мерфи — между шестьюдесятью пятью и восемью десятью. Кожа Пэла приобрела пергаментную сухость, виски у глаз глубоко избороздили морщины, но они тут появились не Бог весть когда: двенадцать лет назад, когда Бэр появился в «Донахыо» впервые, их еще не было, и он не помнил, чтобы Пэл когда-нибудь смеялся.

— Слушаю, Фрэнк, — начал Мерфи.

— Выпьешь со мной? — Бэр помнил, что Пэл предпочитал потреблять виски небольшими порциями. Он не предлагал угощать его — заведение принадлежало Мерфи, — просто спрашивал, не нужно ли принести напиток.

Пэл поднял полупустую кружку кофе:

— Я занимаюсь одной проблемой и ограничен во времени.

— А кто не ограничен?

— Некие люди наезжают на дома, где играют в «гороховую» лотерею.

— Грабят?

— Не только. Грабят, берут за горло и все такое. Мне необходимо знать, кто они. Неплохо бы оказаться и водном из подобных мест до того, как те туда придут, а не после налета.

— Почему тебя это волнует?

— Так уж получилось.

— Ну конечно. Глупый вопрос. Забудь.

— Ты ничего не спрашивал.

— Если ты что-нибудь услышишь и это можно будет рассказать, я все с благодарностью выслушаю. По некоторым причинам эта информация ранее была недоступной.

Пэл был непростой штучкой. Самой темной лошадкой в городе. Ходило множество слухов, во что он вовлечен теперь, по еще больше — чем он занимался в молодости. Теперь, когда что ни неделя в городе объявляются новые банды иммигрантов и через границу штата беспрестанно громыхают грузовики с «химией» и травкой, полицейским не до старой гвардии вроде Пэла, тем более с его покровителями и связями. А он, как гроссмейстер, просчитывал каждый свой день. Бэру оставалось надеяться, что его просьба окажется в русле какого-нибудь более грандиозного замысла Мерфи.

Глаза старика посерьезнели, отчего морщины стали глубже, и Бэр понял, что они появились не от веселья, а от напряженных размышлений. А размышлять ему приходилось в прошлом немало.

— Хорошо, — это все, что он ответил.

— Терпеть не могу просить, — продолжал Бэр. — Буду вашим должником.

— Ты уже оказал мне услугу. Так что, если смогу — ну, ты понимаешь… — мы продолжим этот разговор.

Бэр благодарно кивнул и поднялся.


Терри Шлегель сидел за рулем своего «доджа-чарджера» и наблюдал за домом. Удивительно, но за последние пятнадцать минут к нему подъехало с полдюжины машин. Он повернулся к Кнуту:

— Ты доверяешь этому козлу?

Кнут только тряхнул головой. Это казалось невероятным, но опыт, приобретенный во время отбывания срока, не давал ему повода удивляться чему-либо в поведении людей.

— Человек действует в собственных интересах, — ответил он. — Но иногда человек понимает их правильно, иногда — нет.

— А эта мексиканская морда всю дорогу понимает их неправильно. А ответственность нам приходится брать на себя, и мы ее берем. Вот так-то. — Терри играл словами, стараясь рассуждать по-деловому и сохранять ясность мышления, что давалось совсем непросто, учитывая, что с сукиным сыном, о котором они говорили, им уже приходилось иметь дело, а он, можно сказать, нагло наплевал им в лицо.

Терри постарался унять ярость и стал думать о том, чего они достигли и что им еще предстоит. Вспомнил, как вскоре после освобождения Кнута они сидели с Гари-финансистом, которого еще когда-то прозвали Цифрой. Тогда Терри и предложил свою идею.

— Хочу заняться домами, где разыгрывают «гороховую» лотерею, — объявил он.

— Фуфло, — отозвался Цифра и был прав: один такой дом сам по себе ничего не значил.

— Ты меня не понял, — уточнил Терри. — Я говорю не о том, чтобы прибрать к рукам два или три. Мне нужны все.

Цифра замолчал и с выражением немого удивления что-то подсчитывал в уме.

— Прибрать к рукам и управлять? Это серьезный бизнес.

— Вот именно, — кивнул Терри.

— Насколько серьезный? — поинтересовался Кнут.

— Миллионы. Десятки миллионов. Если не сотни, — ответил Гари. Терри кивнул. Он не был корифеем в подсчетах, но общая идея родилась именно в его голове. — Хочешь стать Старбаксом? — с восхищением продолжал Цифра.

— В точку. Но за исключением одного: я не намерен управлять домами.

— Это почему же? — Гари разинул рот.

— Потому что в таком случае подставимся мы сами. На нас наедут и вывернут наизнанку. Это не годится. Я хочу закрыть дома и расправиться с этим бизнесом в масштабе всего города.

Цифра приходил во все большее возбуждение.

— Намерен создать вакуум?

— Да. Создать вакуум, а затем мы сами его же и заполним.

Кнут покачал головой — он мыслил, как всегда, практично:

— Предстоит большая работа. Очень большая.

— А ты как думал? — усмехнулся Терри. — Рассчитывал, что если откинулся, можно и расслабиться? Отдыхать надо было за решеткой.

Вот так они и начали. Дома, где играли в «гороховую» лотерею, управляемые белыми болванами, валились, как костяшки домино, один за другим. Шлегели знали половину заправлявших этим делом ребят, и те если не с радостью, то с готовностью мирились с перспективой, что дело окажется в руках Шлегелей, только не было бы хуже. Однажды им попытался помешать какой-то смельчак, но, оставшись без зубов, отвалил в сторону.

Когда Шлегели вторглись на рынок латиносов, об этом пошла молва. Пару раз возникали затруднения, и с ними приходилось разбираться — в наши дни у долбаных иммигрантов мошна тяжелее, чем у коренных американцев. Но все обходилось. Банды владели какими-то долями в лотерейных домах, но наездов не последовало. А если бы таковые случились, Кнут бы воспользовался своими связями в Мичиган-Сити и все бы уладил. Закрытия и переходы в другие руки случались нее чаше, а оборот домов, продолжавших работать, был настолько мизерным, что их не удавалось засечь на экране радара. В одном из домов, когда появились Шлегели, проявили такую услужливость, что было решено его не закрывать. Оставить на пробу, чтобы реальнее осознать, какие барыши плывут к ним в руки. Цифра его так и назвал — «Пробный». Но эксперимент показал себя не с лучшей стороны — во всяком случае, для Дина. Видимо, проявление терпимости и снисходительности было ошибкой, и они получили проблему — упрямого, безмозглого козла. Но сегодня с ней будет покончено. Расправившись с латиносами, они займутся домами черных. Здесь Шлегели предполагали встретить некоторое сопротивление, поэтому отложил и разборки с этим контингентом напоследок. Пусть, как рассчитывал Терри, упрямцы поймут, что все против них, словно они в таком же положении, как и осажденные в Аламо,[23] и конец их близок.

Затем, когда чернота уйдет, они возобновят бизнес и заполнят пустоту. Как только игроки прознают, что опасность больше не грозит, они повалят стадами. Терри, Кнут и другие ребята не сомневались, что сумеют найти квалифицированный персонал, чтобы управлять не такими многочисленными, зато более прибыльными заведениями по всему городу.

— Но это не может длиться вечно, — заметил Кнут.

— И не надо. Необходимо продержаться месяц или около того, показать, что какие-то поступления начались, а после этого продавать, — пояснил Терри.

Кнут кивал. Он легко следовал за его рассуждениями. Когда они снова откроют в городе лотерею, покупатели из Чикаго, а может быть, и из Кэмпбел Дорей отвалят им наличными за инфраструктуру, а сами Шлегели останутся у руля, разумеется, за долю и под защитой крыши. Как выразился Цифра, это не что иное, как аналог классического метода слияний и приобретений.

Тишину салона нарушил электронный сигнал. Прибыл Кенни с ребятами, и его голос сухо зазвучал из трубки:

— Ты веришь этому долбаному мексикосу?

— Выключи телефон, — произнес Терри и, переглянувшись с Кнутом, выключил свой. Через секунду дверца «дюранго» открылась, и Кенни появился у водительского окна. Терри опустил стекло. — Хочешь, чтобы по нашим переговорам копы засекли, где мы побывали?

— Извини.

— Ты уж в следующий раз прямо шли им эсэмэску.

— Интересная мысль. У меня еще есть интернет-вэб-камера…

— Ладно, довольно, — оборвал его Терри. — Где ты пропадал?

— Тренировался, — ответил Кенни. — Каков план? Идем в составе ударных частей?

— На этот раз нет. Вы уже пытались урезонить этого козла, но он ничего не понял. Возвращайся в машину и жди, пока не уйдут все игроки. Скажи Дину, чтобы подошел сюда.

Кенни кивнул и направился к «дюранго».


Бэр покинул «Донахью» и ехал домой, когда ему показалось, что машина вышла из-под контроля и по собственной воле остановилась напротив дома на Шульц-парк. Он подошел к двери, позвонил, но не получил ответа. И уже собирался возвращаться к машине, когда рядом подкатила и встала серебристая «хонда-аккорд» начала девяностых годов. Из нее вылезла и направилась к дому высокая черноволосая женщина. Бэр словно споткнулся, и одна мысль мелькнула в его голове. Дойдя до машины, он замедлил шаг и снова пошел к дому. Когда она вставляла ключ в замочную скважину, он заговорил:

— Я пытался с вами связаться… — Бэр заметил, как вздрогнули ее плечи. — Думал… — начал он, но запнулся и, прежде чем продолжать, позволил себя разглядеть. А тем временем сам был поражен ее красотой. Ее бархатистая кожа отливала цветом кофе мокко, губы были полными, глаза темными. — Вы ведь Флавия Инез, так? Меня зовут Фрэнк Бэр.

— Фрэнк Бэр? — переспросила она.

— Я частный детектив. Оставлял вам сообщения по поводу Аурелио Сантоса. — Он произнес это спокойно и уверенно, не оставляя ей путей для отступления. Женщина все поняла и поспешно кивнула:

— Да, да, конечно. — В ее речи чувствовался легкий латиноамериканский акцент. — Зайдете ко мне?

«Я нашел подружку Аурелио», — подумал Бэр.

Квартира оказалась темной, и даже когда женщина включила свет, сумрак не рассеялся, потому что регулятор был установлен так, чтобы лампочки горели вполнакала. В воздухе носился легкий аромат сандалового дерева. На ветру хлопало полотно батика, заменявшего, видимо, штору. Диван был покрыт чехлом, и стулья, судя по всему, составляли с ним гарнитур. На темном кофейном столике стояли хрустальные статуэтки дельфинов. Кухня сверкала новизной — нержавеющая сталь холодильника и плиты своеобразно сочеталась с отделкой отполированным гранитом рабочих поверхностей и вишневым деревом шкафов. Даже если квартиру просто снимали, это стоило немалых денег.

— Так вы слышали, что случилось с Аурелио? — спросил Бэр после того, как Флавия бросила ключи на стол.

— Да. Хотите воды?

— Нет, спасибо. Как получилось, что вы не пришли на прощание?

— Не смогла. Хотела, но у меня на это время была назначена встреча.

— Понятно. — Бэр удивился холодности ее тона.

— Хороший был парень. — Флавия сказала это так, словно вспоминала о школьном приятеле, с которым не виделась много лет.

— Вы были его подружкой?

— Я? Нет.

— Разве?

Последовала пауза. Флавия покачала головой, и ее мягкие волосы рассыпались по плечам. Бэр заставил себя отвернуться и посмотрел на стоящие на полке фотографии в рамках. Аурелио он там не увидел. На полке были расставлены снимки самой Флавии с подругами и какой-то парой постарше, наверное, с ее родителями, а на одном из фото фигурировали, видимо, ее дедушка и бабушка.

— Он был симпатичным малым, но у меня как раз оборвалась прежняя связь, и я хотела сделать перерыв.

Бэр вспомнил, какой вид был у Эзры.

— Это ваш бывший напал на управляющего домом, в котором вы проживали прежде?

— На Эзру? — Ее рука невольно потянулась к губам. — Он в порядке?

— Малость помят, а так ничего.

Флавия недовольно поморщилась:

— Это он вам сказал, где меня найти?

— Остановимся на том, что я вас нашел, и покончим с этим. Как вы познакомились с Аурелио?

— Он был моим наставником.

— Он обучал вас джиу-джитсу? — удивился Бэр.

Женщина по типу нисколько не напоминала бойца. Но специфика боевых искусств, особенно борцовского стиля, в том и заключается, что ими может заниматься каждый.

— Я ни разу вас не видел. В какой группе вы тренировались?

— Я брала частные уроки. Не люблю обучаться в коллективе. Индивидуальные занятия мне дают гораздо больше.

Бэр согласно кивнул:

— Симпатичная у вас квартирка.

— В последнее время я стала неплохо зарабатывать.

— А чем занимаетесь, если не секрет?

— Я парикмахер-стилист.

— Должно быть, у вас хорошая клиентура. — Бэр прилагал все силы, чтобы говорить непринужденно.

— Да, многие платят наличными. Только не сообщайте властям. — На лице Флавии появилась озорная улыбка.

— Не буду. — Бэр совершенно не представлял, как можно действовать против ее желаний. Но ведь нашелся подонок, заставивший ее бежать и заметать за собой следы. — Кстати, как вы познакомились с Аурелио?

Флавия изобразила пальцами движение ножниц.

— Ну конечно, — кивнул он. — И когда же?

— Два или три месяца назад. — Она расстегнула молнию и сняла курточку, оказавшись в облегающей майке, подчеркивающей ее манящие формы. Конечно, на ее бедрах скопилось фунтов пять лишнего веса, но это ей только шло на пользу. Из-под низко сидящих вельветовых брюк виднелись трусики. Их цвет заставил Бэра вспомнить о манго, и только тут он понял, что его мысли ушли далеко в сторону.

— Он случайно пришел в ваше заведение? — Бэр попытался подхлестнуть ассоциативную цепочку и вспомнить, когда оп видел Аурелио с новой стрижкой, и подумал: «Как же надо хорошо выполнять свою работу, чтобы обзавестись постоянной клиентурой?»

— Некоторое время я была не у дел, и меня порекомендовали. Как будто так.

— Кто? — Бэру не нравилось, что их разговор напоминает допрос.

Флавия пожала плечами и зевнула, отчего Бэр почувствовал себя каким-то старым и убогим — нельзя же всерьез интересоваться пустяками, о которых он ее спрашивает.

— Мистер…

— Бэр, — подсказал он. — Зовите меня Фрэнком.

— Фрэнк, я устала. Не могли бы мы…

— Разумеется. Испаряюсь. — Он направился к двери, но задержался на полпути. — Так между Аурелио и вами ничего не было?

— Мы шутили, что, повалявшись на мате, надо будет куда-нибудь сходить поужинать. Но так никуда и не выбрались. Я уже сказала.

— Да. У вас ведь был ваш бывший.

— Был. Но теперь все кончено. — В глазах Флавии мелькнула грусть, и Бэр переступил порог. — Прошу вас, — продолжала Флавия, — если будете писать рапорт или перед кем-нибудь отчитываться, не упоминайте моего имени и адреса. У меня такой период в жизни, что мое единственное желание не быть под чьим-нибудь колпаком. Понимаете?

«А этот ее бывший, видимо, тот еще фрукт», — подумал Бэр и кивнул.

— Не проблема.

— Позвоните, если захотите постричься. — Флавия прикрыла веки и одарила его прощальной улыбкой.

— Непременно, — ответил Бэр, и дверь закрылась.


Они, вооруженные, вошли через парадную дверь. Первым выступал Терри, за ним Кнут, Чарли и Кенни. Дин был уже внутри. Заправлявший этим домом идиот не знал его в лицо, и он сошел за игрока. В его задачу входило: поставить пятьдесят долларов, а после того как розыгрыш состоится, проскользнуть в ванную и в нужный момент открыть дверь. Они увидели, что люди выходят из дома и машины начинают разъезжаться. Когда никого не осталось, они подъехали поближе, поставили автомобили радиаторами на восток, куда предстояло смываться, когда все будет кончено; при этом двигатели не выключали. Затем открыли багажник «дюранго» и вооружились: Кенни — трубой, Кнут — битой. У Чарли был пистолет, а Терри он предложил фонарь. Но тот отказался, отдав предпочтение наточенному на шлифовальном круге мачете. Его ручку, чтобы было удобнее браться, обмотали, как у ракетки, лентой. После этого они фалангой направились к дому.

Подойдя к двери, услышали приглушенный хлопок выстрела из пистолета небольшого калибра.

— Твой брат носит ствол? — спросил, прибавляя шаг, Терри.

— У-гу, — кивнул Чарли.

Терри попробовал ручку. Она поддалась, и дверь открылась. Дэни свое дело сделал. Они вошли и увидели, что он борется с коротышкой-лотерейщиком, а вокруг них по всему полу катаются пластмассовые шарики.

Терри в два прыжка пересек гостиную, схватил драчуна-латиноамериканца за волосы и запрокинул голову назад.

— У него пистолет! — закричал Дин.

— Это ты стрелял? — спросил Терри.

— Нет, — прохрипел Дин, и Терри заметил, что он обеими руками держит латиноса за запястье, не давая поднять оружие — серебристый пистолет тридцать второго калибра. Терри, ударив подпольного воротилу игорного бизнеса рукояткой мачете в висок, вырвал у него оружие.

— Ах ты, кретин! — и навалился ему на спину всем своим весом, давая возможность Дину подняться. — Отличная работа, Дэни!

— Молоток, братан! — похвалил его Чарли. Дин поднялся на ноги и стряхнул с внутренней стороны запястья пороховую гарь.

— Дерьмо!

Они подхватили лотерейщика за руки, за ноги и за шею и сволокли в заднюю спальню.


Как могло случиться, что все так внезапно рухнуло для семьи Ногерос? — недоумевал Гектор, и страх пронзал его, словно электрический ток. Он весь день провел вместе с Чако в больнице у постели отца, по-прежнему остававшемуся в коме, затем купил на задворках за креольским рестораном пистолет. Вечером, когда настало время розыгрыша, он обнаружил, что Остин не явился, а времени, чтобы взять на его место нового вышибалу, не оставалось. И вот когда в дверях показался незнакомый косматый парень, он мог его выгнать только одним способом — вытащить оружие из кармана. Но Гектор этого делать не стал и позволил сыграть на пятьдесят долларов. Все приходилось делать самому, поскольку девушка после нападения тоже не вышла на работу. Когда розыгрыш закончился, выплаты были сделаны и игроки стали расходиться, он потерял незнакомца из вида. Но как только в доме наступила тишина, тот показался из ванной и направился к передней двери и открыл замок.

— Какого черта? — начал Гектор и, не мешкая, вытащил из кармана пистолет.

— Осади! — Незнакомец поднял руки. — Я только зашел отлить.

Но когда Гектор приблизился, чтобы выдворить наглеца за дверь и закрыть ее на засов, он бросился на него и свалил на пол. Гектор все-таки сумел выстрелить, но, видимо, попал в иол, потому что хватка незнакомца не ослабла. Лотерейщик с ужасом понял, что парень силен как бык. Затем он услышал в доме голоса и шаги и почувствовал удар по голове. На него обрушился потолок, его потащили по коридору, в глазах поплыло и потемнело, как он понял, от льющейся из раны крови.

Гектор почувствовал, что его бросили на кровать без матраса. Сумел освободить руку, протер глаза и увидел своих обидчиков. Трое были знакомы по прошлому налету, но теперь с ними оказался и четвертый — старше остальных, но похожий на них чертами лица. Папаша. Тот склонился над ним. Гектор подумал о Чако — он знал, что мальчик прячется в шкафу в его закутке. Эта мысль придала ему силы и побудила к сопротивлению. Гектор высвободил ногу и ударил ступней в лицо самого младшего. Тот едва вздрогнул.

— Ну и сволочь, — сплюнул он на Гектора.

— Давайте-ка, ребятки, попридержите его, — приказал отец, и на его шее выступили жилы, словно провода высокого напряжения. Крепкие руки стиснули Гектора, и воздух, прежде чем все произошло, сгустился от необратимости того, что, видимо, должно было случиться.

— Нет! — взмолился Гектор. Затем почувствовал, как его голову рывком отвели назад, подставляя удару горло. Старший из извергов навис над ним и поднял мачете — в его глазах не было ни искорки света. «Чако, — мелькнуло у Гектора в мозгу. — Папа». Лезвие метнулось вниз.

Глава двадцать вторая

Для диджея М. Д. это был вечер безумной мешанины. «99 проблем» и «Бешеный поезд» соединились в одну невероятную композицию, и эта музыка выгнала всех на танцпол. Затем появились Шлегели, и им без слова освободили их место в углу бара. Они расселись, и Пэм налила им виски до краев в коктейльные фужеры, в которых не было ни льда, ни пива. Док заметил, что Дин ей что-то сказал, и она поспешно намочила под краном полотенце, выжала и подала ему. Шлегели не разговаривали друг с другом — только пили, уставившись прямо перед собой в зеркало. У Дока кончилась дорожка, и он замиксировал «Черную собаку» «Лед Зеппелин» с песней из дебютного альбома Наза[24] «Иллмэтик» и врубил звук на полную.

Шлегелей не проняло — они так и сидели, словно оглушенные. Док невольно присмотрелся к их лицам. Кнут сделался мрачен, будто его мучила боль, Чарли казался раздраженным, Терри старался сохранить деловой вид, у Кенни подергивались уголки губ. А Дэни вытирал полотенцем запястье и строил такие гримасы, словно готов был расплакаться. Было в них нечто такое, что заставило Дока держаться как можно незаметнее и не привлекать к себе внимания. Когда запись кончилась, он поставил смешанный диск, собрал вещи и, как только представилась возможность, сделал ноги.

Глава двадцать третья

Когда в понедельник утром Бэр открыл дверь, то рядом с ежедневной газетой обнаружил зеленую папку. Статья на первой странице газеты была озаглавлена: «Инспектор полиции обнаружил два тела на Эверли». Все было, как и предвидели Помрой и его законник. В статье сообщалось, как в заброшенный дом неподалеку от торговой площади вошел инспектор и обнаружил два тела сорокалетних мужчин латиноамериканской наружности. Они были мертвы, уже разложились и, судя по всему, являлись родными или двоюродными братьями Рестапо. Никто не понимал, каким образом и зачем они попали туда. Трупы пролежали в доме, полном паразитов, в том числе крыс, несколько недель. Одного из мужчин забили до смерти, другого закололи ножом. Но это были только предположения, поскольку над обоими изрядно потрудились крысы.

Статья была краткой и хорошо написанной, и Бэр обратил внимание, что ее автор — Нейл Рэти, с которым он познакомился на озере Монро. Бэр представил, как тот стоит на месте преступления, заносит в блокнот детали, а затем выходит, чтобы покурить. И Помрой или кто-то другой из полицейских просит его кое-что не упоминать.

Одно ясно, подумал Бэр, это произошло не в тот день, когда они отдыхали на озере. Затем он представил Сьюзен, но почему-то не на озере, а в душе: она смывает шампунь с волос, а он бреется у раковины — их обычное утреннее занятие. С тех пор как он ее видел в последний раз, прошло не больше шестидесяти часов, и звонил он ей чуть не дюжину раз, но казалось, что они очень далеки друг от друга. Перед его глазами возникло ее лицо сквозь дымку пара: подбородок задран, глаза невинно закрыты под струйками воды. Эта картина не давала ему покоя.

А потому он постарался избавиться от нее, пролистывая зеленую папку. В ней оказалась ксерокопия дела об убийстве Аурелио. Ничего утешительного там не было. Отпечатков пальцев в здании академии так и не нашли. Полицейский опрос возможных свидетелей из числа соседей ничего не дал. Имелся невнятный малоинформативный протокол допроса водителя хлебного фургона. Звонка от Джип Гэннон ждать не приходилось: на теле Аурелио не обнаружили повреждений в виде борозд, следовательно, ружейным стволом его не били. Содержание алкоголя в крови убитого равнялось сотой процента, в желудке были остатки съеденного накануне ужина. Из этого Бэр сделал вывод, что Аурелио пришел в академию не с утра, после сна и обычного легкого завтрака фруктами, а находился там с какого-то момента ночи. Полиция изъяла у родных Аурелио его мобильный телефон и изучила историю звонков. После девяти вечера накануне убийства он ни с кем не общался. Толстая пачка листов содержала распечатку его последних разговоров, и с ними Бэру еще предстояло тщательно ознакомиться.

Он положил папку на переднее сиденье и на время отогнал мысли об Аурелио. Это было необходимо. До этого утром он просматривал дела Кена Бигби и Дерека Шмидта. Обоим было по сорок с небольшим, ни тот ни другой в настоящее время не были женаты, хотя Шмидт когда-то имел семью. Это, по-видимому, устраивало руководителей «Каро», поручивших им расследование. Шмидт пошел служить в полицейское управление Филадельфии сразу после школы. Его выслуга составляла двадцать лет и, заработав значок детектива и полную пенсию, он перешел на службу в «Каро». Шмидт был из Виргинии, из Фоллз-Черч. В колледже Университета штата Мэриленд он специализировался в области криминологии и права и через шесть лет оказался в бюро. Двенадцать лет служил на Восточном побережье, в том числе в Нью-Йорке и Бостоне. Его областью приложения сил стала судебно-бухгалтерская экспертиза и выявление незаконных доходов наркоторговцев, контрабандистов и фальшивомонетчиков. В этой роли он завершил службу в Филадельфии и перешел в «Каро». Оба были членами Всемирной ассоциации детективов и вот теперь пропали. Это подтвердил по телефону управляющий гостиницей «Вэлью-стэй», сказавший, что уже несколько дней не видел ни того, ни другого. Бэру требовалось самому осмотреть их жилье, и он хотел это сделать немедленно. Изучив дела агентов, он также ознакомился со списком недвижимости, переданным ему Помроем. Список тоже ничего существенного не дал, кроме фамилий хозяев — Уайт, Флетчер, Менефи, Бастеймант, Скиллмэн, Минчен — и того факта, что у каждого были нелады с налогами. Теперь, чтобы продолжать расследование по делу «Каро», надо было самому осмотреть дома. Но Бэр вместо этого повернул в Манси.


Он съехал с дороги и поставил машину напротив большого, хорошо ухоженного, обшитого досками дома. Судя по адресу, в нем жил Франкович. Ясно одно — боевые искусства пошли на пользу этому человеку. Дом был не меньше шести тысяч квадратных футов, с модерновым цоколем, в котором наверняка располагались кинозал, комната для видеоигр и стол для игры в покер. Рядом стоял гараж на три машины, а бывший амбар был переделан то ли в гостевой дом, то ли в помещение для сторожа. Согласно базе данных округа, Франкович владел пятьюдесятью акрами земли и его поля простирались до дальней линии деревьев. За углом дома виднелся край бассейна. Бэр поерзал на сиденье и почувствовал, как в бок ткнулась рукоятка «бульдога» сорок четвертого калибра, который он по совету Помроя носил теперь в поясничной кобуре от «Дон Хьюм».[25] Он открыл окно и прислушался, не лают ли собаки — Бэр знал, что в таких владениях нередко бегают псы. Но если они и были, то в эту минуту где-то далеко.

Он постучал, позвонил в колокольчик и стал ждать, но ответа не последовало. Бэр заглянул в окно и увидел опрятное неброское убранство хорошо обставленного жилища. Основное место в гостиной занимали секционный диван и плазменный телевизор. По одну сторону телевизора стоял шкаф с несколькими поясами, присужденными на чемпионатах, по другую — ружейный шкаф, за стеклом которого просматривались длинноствольные ружья. Бэр напрягал зрение, стараясь разглядеть, не было ли среди них десятого калибра. Но если даже Франкович таким и владел и им воспользовались против Аурелио, каковы шансы, что оружие вернули на место? Нулевые, решил Бэр, но ему очень хотелось взглянуть на шкаф поближе. Постучав еще раз, он подергал ручку, но она не поддалась. Дверь оказалась заперта. Возвращаясь к машине, Бэр ощутил облегчение: понимал — окажись замок открытым, он бы не сумел удержаться.

Зато дверь в тренировочный центр Франковича стояла с клином в притолоке нараспашку — он заметил это еще издали. То, когда он столкнется с Франковичем лицом к лицу, было теперь лишь вопросом времени, а потому Бэр гадал, правильно ли выбрана минута. Переступив порог, он ощутил знакомый острый запах. Флуоресцентный блеск на этот раз был приглушен льющимся в окна дневным светом. Бэр услышал выкрики и приглушенные возгласы команд и догадался, что шла тренировка продвинутой группы. С полдюжины людей в белых свободных куртках, включая старого знакомца Великана, отрабатывали броски.

Миновав весовую зону, Бэр сообразил, что по дороге к раздевалке и кабинету ему придется пройти по краю мата, и группа не оставит это без внимания.

— Эй, какого черта тебе здесь надо? — услышал он.

Бэр остановился и обернулся. Великан оторвался от занятий и направлялся в его сторону.

— Я тебе еще в прошлый раз сказал, что пришел повидаться с Франковичем. — У Бэра внезапно возникло ощущение, что он на школьном дворе или в университетском баре.

— А я у тебя еще в прошлый раз спросил: «А на хрена?» И еще — он для тебя мистер Франкович, пока у тебя нет вот этого! — Великан подергал себя за черный пояс.

— Слушай, Гарфилд,[26] шел бы ты тренироваться и не совал нос не в свое дело, — ответил Бэр. Подобный ответ сочли бы оскорбительным повсюду, но для того, кто с лишними несколькими фунтами веса жил в том же городе, что и создатель персонажа Джим Дэвис, это был удар ниже пояса.

— А вот почему бы тебе, приятель, не отсосать у меня? — парировал Великан и грубо толкнул обидчика.

Бэр закипел от злости. Сила удара отбросила его назад, по он удержался на ногах и ринулся вперед. Одной здоровенной лапой Великан схватил его за запястье, а другой стиснул руку и резко рванул вперед. Но Бэр умудрился освободиться от захвата, выпростал руку противнику под мышку и потянул вверх. Развернулся вокруг своей оси, словно намеревался совершить бросок, по вместо этого всем своим весом потянул Великана вниз, и они оба рухнули на край мага.

Бэру требовалось удерживать руку, чтобы оставаться с противником лицом к лицу, но парень оказался удивительно быстрым — вырвал пропитанный потом рукав и напал со спины. Бэр попытался сесть и отразить напор, но Великан, обездвиживая, распластался на нем. Он был чертовски тяжелым и придавил Бэра правым боком к мату.

Решив воспользоваться преимуществом, он применил захват головы, прижимая ее к туловищу согнутой в локте рукой. Но Бэр выставил руки, как вилы автопогрузчика, оттолкнул противника и освободил шею. Однако выбираясь из-под него, почувствовал нажим его бедра на переносицу и, услышав хруст, понял, что в который раз с его футбольных деньков на первом курсе Вашингтонского университета, когда какой-то старшекурсник угодил ему шлемом в лицо, ломает нос.

Бэр высвободился всего на одну секунду. Он встал на четвереньки, намереваясь подняться, но Великан навалился на него, и пришлось подставить ему спину, приняв безжалостный удар по затылку. Прежде чем он успел встать на ноги. Великан обхватил его одной рукой за пояс, а другой накрыл ключицу, пытаясь соединиться ею с первой у него на груди.

«Проклятие!» — подумал Бэр. Еще четыре движения, и наступит то, что называется чистым удушением — вещь, вполне соответствующая названию. Он потеряет сознание и мало что может предпринять, чтобы предотвратить такой конец.

— Сделай его. Броди! Он уже твой! — подбадривали Великана товарищи, видя его успехи.

Бэр смутно сознавал их присутствие на краю мата и понял, что Броди и есть его противник, и он все-таки сумел сцепить руки на его груди, а затем экономичным спиральным движением перевернулся и лег спиной на мат. Сел и оказался у него между ног, в то время как Броди, блокировав его бедра с внутренней стороны, лишил соперника возможности двигаться. Замок на груди длился всего мгновение, затем Броди согнул руку в локте и надавил на сонную артерию. Бэр потянулся рукой назад, целясь противнику в глаза. Прием не удался, но он куда-то все-таки попал, и Броди слегка откинул голову назад. Бэр не сразу понял, какая ему выпала удача, и, пытаясь разорвать захват на своем горле, упустил момент.

А Броди тем временем уже давил ему на шею. Прием имел целью перекрыть не воздух, а ток крови по сонным артериям. Лишенный доступа в легкие воздуха, человек способен действовать от тридцати секунд до минуты, но если прекращается ток крови по сонным артериям, он теряет сознание внезапно. Пока кровь еще поступала в мозг, но дело было лишь во времени, и рука великана неизбежно найдет правильное положение на его шее. Бэр никак не мог коснуться плечами мата, что бы послужило первым шагом к освобождению, и у него оставалось не больше трех секунд до того, как наступит полная тьма. Яркий свет с потолка спортивного зала бил ему в глаза. Он чувствовал неприятный запах Броди. Слышал, как громко колотилось в ушах его собственное сердце.

События развивались с бешеной скоростью. Бэр снова попытался дотянуться до глаз противника, и Броди снова слегка откинул голову. Бэр закинул руку себе за затылок и обнаружил свободное пространство. Дело в том, что Броди должен был бы прижимать крепче свою голову к его, но он этого не сделал. Если бокс называют «точной наукой», то джиу-джитсу можно считать «тонкой наукой» — пренебрежение мельчайшей деталью может все изменить. Бэр нащупал ту руку Броди, которая его не душила.

В бою на ножах, если невозможно добиться решающего удара, противника изматывают повторяющимися порезами, пока он не потеряет достаточно крови и не пропустит смертельный выпад. Объясняя теорию джиу-джитсу, Аурелио часто приводил этот пример — надо постепенно идти от малого к большому, пока противник не оказывается обездвиженным. Он не вникал в детали, поскольку в спортивном бою прием не доводят до конца, но эта мысль запала в сознание Бэра. На Броди не было тренировочных перчаток, и его руки не были обмотаны, иначе надежды бы не оставалось. В голове Бэра не было ни слов, ни четких мыслей, ни высоких теорий. Его подогревало лишь отчаяние. Зрение меркло, словно он входил в узкий, неосвещенный тоннель. Перед глазами прыгали черные точки, и тут он переломил мизинец Броди, как хлебную палочку.

Противник вздрогнул, запаниковав от боли, освободил его ноги, подушить не прекратил. Бэр перешел к безымянному пальцу и так же ловко и четко сломал и его. Броди взвыл, и Бэр почувствовал, как из его искалеченной руки противника уходит сила. Затем ослабла и удушающая рука, и насыщенная кислородом кровь хлынула Бэру в мозг. Он повернулся к противнику лицом, чтобы встретить следующую атаку, но ее не последовало. Невероятно, но Великан принялся хлопать его здоровой рукой по плечу.

— Не сдавайся! — кричали со всех сторон.

Но он не слушал. Оказался слишком хорошо вышколен. В состоянии стресса большинство людей действуют так, как их постоянно учат на тренировках, и если в цивилизованных условиях спортивного зала боец побежден, схватка прекращается. Такова оказалась и ответная реакция Броди, но это был не лучший момент в его жизни, поскольку Бэр не собирался вести себя цивилизованно и действовать по-спортивному. Удушающей хваткой взял его за ворот куртки и швырнул на мат. Затем в бешенстве поршневым движением колена несколько раз ударил в голову так, что Великан потерял сознание. Это был незаконный на соревнованиях прием, но они дрались без правил. Бэр глотнул воздуха и вскочил. С отвращением плюнул на мат и в упор посмотрел на владельцев других черных поясов. Видя, что самый сильный из них повержен, они на мгновение застыли, но тут же двинулись в его сторону. Бэр прикинул последствия извлечения оружия из поясничной кобуры, выхватил «бульдог», но держал его стволом в пол. Увидев пистолет, спортсмены остановились. Последовала долгая пауза, пока каждый решал, как поступить дальше, и в этот момент из кабинета вышел Франкович.

На его могучей шее бугрились вены. Он прошел по краю мата и, встав между «бульдогом» и своими учениками, невольно вызвал у Бэра восхищение.

— Мы здесь не потерпим всякой дури, — мрачно проговорил он. И, готовый к драке, поводя бычьей шеей, сделал несколько шагов к Бэру. Тот поднял пистолет, и Франкович остановился.

— Не стоит за мой счет пытаться спасти репутацию, — предупредил Бэр. — Я частный детектив и пришел поговорить, а этот идиот затеял драку.

Броди, приходя в себя, пошевелился на мате.

— Поговорить, так поговорить, — ответил Франкович, проявляя истинный дух бойца джиу-джитсу. Оказавшись в невыгодной ситуации, он поворачивает все в ином направлении. И указал в сторону своего кабинета. Бэр секунду постоял и кивнул, а затем, опустив пистолет, последовал за Франковичем.


Они сели друг против друга. Бэр развернулся так, чтобы не сидеть спиной к двери. Хотя владельцы черных поясов, судя по всему, о нем пока забыли. Один принес Броди льда, другой, с прической ежиком, которого Бэр видел раньше, увел Броди из зала. К врачу, решил Бэр. Остальные вновь приступили к тренировке.

— Прошу прощения за Броди, — начал Франкович. — Он славный малый. Хотел показать, какой он верный.

— Ну и дурак, — произнес Бэр, и Франкович едва заметно кивнул.

— Грязный прием с его пальцами — теперь прощай его карьера пианиста. Ему надо поработать над техникой. Следовало плотнее прижимать свою голову к твоей.

— Да, — буркнул Бэр, недовольный собой за то, что вытащил пистолет, зато, что позволил втянуть себя в драку, и совершенно не склонный к разбору полетов.

Возникла напряженная пауза, затем Франкович вновь заговорил:

— Ну и в чем дело?

— В Аурелио Сантосе.

— Что…

— Только не спрашивай, что с ним такое?!

— Остынь, — посоветовал Франкович.

— Сам остынь! — огрызнулся Бэр. В крови после драки все еще бродили остатки адреналина.

— Пистолет не у меня, а у тебя, — пожал плечами Франкович.

— Я пытаюсь разобраться, что произошло с Аурелио, — помолчав, объяснил Бэр.

— Он тебя тренировал, — догадался его собеседник. — Тогда понятно, почему ты таким образом держался с Броди.

— Расскажи, что тебе известно.

— Ничего не известно — что он, с кем он. Мое единственное занятие — учить, тренировать и драться.

— Но все-таки находишь время и для разговоров, не так ли? Со своей операторской командой.

Франкович сложил на груди руки:

— Это была не команда — единственный парень с видеокамерой. Предложение моего агента. Он решил, что это будет прекрасная реклама для возможного матча-реванша. А ты никогда не совершал глупостей?

— Навалом.

Портрет Франковича быстро вырисовывался, и он сильно отличался оттого, каким представлял его Бэр. Он смотрел видеозапись сцены, когда на ринг ворвался громила, вырвавший микрофон у судьи, намеревавшегося после очередной победы вызвать очередную пару бойцов. Громила бесновался, как дикий зверь после драки, а во рту для пущей острастки чернел загубник. Сейчас же перед ним сидел спокойный, почти рассудительный человек. Утром Бэр открыл Интернет и пересмотрел запись боя Франковича с Аурелио двухгодичной давности, в котором Франкович на тридцатой секунде пятого раунда был побежден удушающим приемом. Бой состоялся незадолго до того, как Фрэнк начал заниматься джиу-джитсу и стал последним выступлением на ринге Аурелио. А Франкович, бывший примерно такого же возраста, не успокоился и продолжал драться. С тех пор он участвовал в трех или четырех боях и во всех победил соперников мощными нокаутами.

— Считаешь, что вы с ним не разобрались?

— Никоим образом. Он подловил меня на удушающем приеме. Сам знаешь, это может случиться с каждым.

— Что верно, то верно.

— В схватке с ним я не показал все, на что был способен. И собирался это сделать, если бы он согласился. — Франкович задумался. — Такое поражение — это не конец. Я изучил его в первом бою, а война должна была разразиться во втором. — Бэр попытался представить, что это была бы за схватка — ведь и в первой война шла между противниками не на шутку.

— Но он прекратил выступать. А что, если ты был настолько разочарован, что пришел вызвать его и прихватил с собой несколько ребят и ружье? Но все пошло не так, как ты предполагал. Совершенно не так. И мы получили то, что получили, — это было страшное предположение, и Бэр стиснул рукоятку пистолета, которого так и не выпустил из руки. Он прекрасно понимал: с Франковичем, сломав ему пару пальцев, не совладать.

— Ты решил, что это была битва сенсеев? Вроде того, как показано в фильме «Парень-каратист»?

— Не знаю, — пожал плечами Бэр. — Скажи сам.

Франкович покачал головой. Это убедило Бэра в том, что его собеседник невиновен. Чтобы выглядеть настолько убедительно, надо овладеть искусством лжи. А Франкович, как сказал он сам, был только бойцом и наставником.

— Единственно, в чем ты прав, — продолжил он, — с этим невозможно жить. Но Аурелио согласился бы со мной на бой, я в этом не сомневаюсь.

Бэр посмотрел на него с сомнением. Насколько он знал, его тренер навсегда, а не на время, как большинство спортсменов, распрощался с рингом. Франкович перехватил его взгляд.

— Уверяю, согласился бы. Когда-нибудь да согласился. Чувствую нутром. С таким человеком, как он, проводишь двадцать пять минут, а кажется, что знаешь его всю жизнь. Понимаешь до конца. Я целиком отдался тем двадцати пяти минутам, и он был рядом со мной. Боец. Он все понимал. — Глаза Франковича увлажнились. — Не утверждаю, что выиграл бы, если бы мы снова сошлись. Хотя думаю, что выиграл бы. Утверждаю, что получил бы шанс узнать ответы на вопросы. Для себя. А теперь я лишился и этого шанса.

Бэр постарался разобраться в том, что сказал Франкович, и только потом заговорил:

— Раз уж я здесь, скажи, где ты был накануне вечером и в ночь, когда все это произошло.

— Отвечу так, как отвечал полицейским: ходил в поход с группой младших скаутов. Они это проверяли.

— Ходил в поход с младшими скаутами? — удивился Бэр, одновременно довольный тем, что полиция не поленилась проверить слова Франковича. Боец только приподнял и опустил плечи. Бэр, прищурившись, посмотрел на него. — Есть идеи, кто бы это мог сделать?

Франкович ушел в свои мысли, представляя матч-реванш, который никогда теперь не состоится. И только покачал головой:

— Понятия не имею.

— Позвони, если что-то придет в голову. — Бэр положил на стол визитную карточку. Встал, спрятал пистолет в кобуру и натянул на нее рубашку.

Когда он шел через спортзал к выходу, никто не сказал ему ни слова.

Глава двадцать четвертая

Викки Шлегель стояла перед оконным кондиционером, доблестно пытающимся преградить путь жаре. Она переставляла на полках безделушки и фотографии, но теперь решила прерваться — перекурить и выпить кофе. Ей было нелегко сосредоточиться на своем занятии, учитывая проблемы и навязчивый шум. Под шумом она понимала доносившуюся из комнаты Чарли убогую и зловещую музыку. Певец что-то завывал насчет мяча и крекера, а затем по мозгам ударил громкий гитарный аккорд.

Проблемы были у Дэни. Викки держала в руках фотографию сына: он был снят всего несколько лет назад на площадке для игры в софтбол — милый, ничем не удрученный. А теперь ее мальчик страдал, и Викки понимала почему: он не мог выбросить из головы смуглую стерву. Викки видела ее всего несколько раз — у нее было свое жилье, и она не жаловала их дом. Но Викки поняла, на что та способна — на ее глазах кружила голову не только Дэни, но и Чарли, и даже Терри, и те моментально глупели. Только Кенни-Медвежонок сумел устоять против ее убогого латиноамериканского шарма. Не было ничего хорошего в том, что эта особа жила с Дэни, но потом она его бросила — ушла к кому-то другому, и у парня вовсе поехала крыша. Викки не знала ничего конкретного, но в этом не сомневалась. Если девица вот так исчезает, она понимала, что это значит. Ей подсказывала материнская интуиция. И от этого ей хотелось вырвать у шлюхи ее карие глаза с поволокой.

И еще: Терри уж очень загонял ребят. Викки взглянула на другую фотографию в раме: трое мальчиков и Терри сняты лет семь назад. Кенни совсем ребенок — еще не вытянулся. Чарли и Дин — нескладные, долговязые, несформировавшиеся подростки. Кто бы мог представить, что они станут такими, как сейчас: сильными, смешливыми, мускулистыми. Им все удалось. Это был невероятный план Терри. Пришлось попотеть, чтобы добиться своего. Но нет тверже характера, чем у ее мужчин. Это уж точно. Однако в последнее время мальчики слишком много трудились, и Викки видела последствия: Терри от усталости посерел, под глазами появились мешки. Все стали мрачными. Только Кенни сохранил цвет лица и упругость. Зато из комнаты Дэни слышались сопение и плач, а когда сын раз в неделю пускал Викки к себе, чтобы поменять белье, она видела, сколько у него скапливалось пустых бутылок. Из-за того, что ей приходилось слышать из-за двери Дэни, она была почти признательна музыке Чарли. Почти, но не совсем. И что он там делает с телефоном? Под этакий-то грохот? Наговаривает тысячи минут в месяц! Викки видела счет за его мобильник. Сквозь стены неслось душераздирающее гитарное соло. Мать постучала сыну в дверь.

— Чарли! У меня лопнут барабанные перепонки! — И каков результат? Музыка стала только громче.

Надо было чем-то помочь Дэни, и Викки задумалась над тем, что бы такое она могла для него сделать. Она взяла мобильный, вышла на улицу, где было жарко, но по крайней мере тихо, и набрала номер телефона своего брата.

— Позовите Ларри Бастейманта, — обратилась она к ответившему ей человеку. Ждать пришлось около минуты.

— Бастеймант, — послышался голос в трубке.

— Привет, Ларри, это Викки. Можешь мне кое-кого найти?


Дин был напуган, чувствовал себя паршиво — выбитым из колеи. Голова не варила. Он целый день сидел в своей комнате с выключенным светом и отлучался только затем, чтобы слить да выпить. Никак не мог выкинуть из сознания ту ночь. Видение ее возвращалось к нему, словно бесконечно повторяемый фильм ужасов. Он с самого начала чувствовал, что нарвется на неприятности. Как же иначе — они ради этого туда и явились. Он так и знал, что у него перед носом будут размахивать пистолетом. Чувствовал, словно от страха обрел дар ясновидения. Но это отнюдь не придало ему сил, и вместо того чтобы броситься на коротышку и нейтрализовать его, прежде чем возникли осложнения, он ощутил, что его руки и ноги ослабели и стали мягкими, словно вареная лапша. Ухватился за край раковины и судорожно дышал, боясь, что его вот-вот стошнит. Вспомнил, что несколько лет назад сказал ему отец, когда он бросил борьбу — он «рад, что приобрел в Дине такую славную дочурку». Лишь память об этом оскорблении заставила его шагнуть к двери из ванной.

Но даже в гостиной он медлил — ноги от страха налились свинцом, и он чуть было не провалил все дело. Дина спасло в последнюю минуту лишь чувство самосохранения и то, что коротышка не умел обращаться с оружием. Однако даже в эту секунду он свалял дурака: вместо того чтобы ухватить придурка за запястье одной рукой, что позволило бы драться другой, он вцепился двумя и ждал, когда ворвутся остальные и спасут его задницу.

«Что-то со мной не так — дело не клеится, — думал Дин. — Если это только можно назвать „делом“. А с тех пор как ушла она, все вообще валится из рук».

От музыки у Чарли разболелась голова. Захотелось на воздух. Внезапно он понял, куда пойдет. Надел ботинки и взял ключи. Но, прежде чем переступить порог, постоял у двери, стараясь, несмотря на грохот музыки, определить, где находится мать. Покидая дом, он очень хотел избежать взгляда ее глаз-лазеров.


Чарли заметил, как Дин, сгорбившись и еле волоча ноги, забрался в свой «магнум» и отчалил. «Куда бы ни собрался этот недоносок, — подумал Чарли, — это все-таки лучше, чем безвылазно сидеть в комнате». Он высунул голову из двери спальни и увидел, что мать, отвернувшись, разговаривает по телефону и курит. Чарли решил воспользоваться представившейся ему возможностью — прошел по коридору и направился к лестнице на чердак. Все семейное барахло хранилось в подвале и в одном из боксов гаража, так что этой частью здания никто не пользовался. Кроме него. Дверь была снабжена замком, а ключ хранился в подсобном ящике на кухне. Но если бы кому-нибудь пришло в голову воспользоваться им, то сразу бы выяснилось, что он непригоден. Чарли сменил личинку и обзавелся собственным ключом.

«Так-так, — подумал он, когда, проникнув на чердак, оказался окутан густым запахом, — процесс идет к завершению». Плохо проветриваемое помещение благоухало сохнущей марихуаной, выращиваемой им под шестью рядами галлогеновых ламп. Хорошо еще, что признали незаконным инфракрасный контроль с самолетов Управления по борьбе с наркотиками, иначе они бы зарегистрировали на чердаке их дома настоящее извержение вулкана. Лампы освещали каждый квадратный дюйм светом в три тысячи люменов и при этом выделяли изрядное количество тепла. Если бы обнаружили травку, то нашли бы опиум и окси, и тогда бы его увели в наручниках, а дом, наверное, конфисковали.

Поднять наверх почву и оборудование оказалось не так-то просто — кто-то постоянно торчал дома, затем следовало соорудить подключение ламп в соответствии со схемами, найденными в Интернете, и ухаживать за растениями, хотя он понятия не имел, как это делается. Но все-таки справился.

Спас его, как он понимал, исконный американский предпринимательский дух. Мама, поскольку она выписывала чеки за коммунальные услуги, постоянно выражала свое недовольство тем, что в доме днем и ночью работают кондиционеры — именно этим она объясняла безумные счета за электричество. А вот отец просто спустил бы с Чарли шкуру, если бы обнаружил его плантацию и всю его инфраструктуру. По крайней мере попытался бы. Но это еще вопрос, сумел бы Терри с ним справиться. Нет, Чарли не стал бы утверждать, что старик размяк — это было бы не точно. Но в последнее время он во многом утратил свою пробивную силу, наверное, просто постарел. Но именно фактор возраста определил характер этого последнего дела. Старик вообразил себя Крестным отцом II и решил потешить свое «я», убеждая себя в том, что все, что он делает — это для Чарли и его братьев. Чем еще можно объяснить его тщеславное намерение придавить по всему городу лотерейные дома? Ведь ребенку ясно, что с точки зрения доходности ничто не сравнится с наркотиками. Если бы он действительно хотел обеспечить будущее сыновей, то поддержал бы самоотверженные усилия Чарли и Кенни.

— Хочешь потерять все? Свяжись с наркотиками, и конец тебе обеспечен, — упрямо повторял Терри.

Риск, разумеется, был, Чарли этого не отрицал. Зато и отдача была что надо.

— Такое занятие для молодых, — вслух ворчал он, правда, закрыв за собой дверь. Можно подумать, что отцовские задумки ничем не грозят. Чарли морщился, когда вспоминал вечер в доме на Тауб-авеню. Коротышка кричал и кричал, пока его не прикончили вторым или третьим ударом мачете. А потом оказалось, что он еще и навалил в штаны. Гадость!

На чердаке было темно — наступил период сушки, и лампы дремали. Срезанные растения вялились головками вниз. Чарли нашел весы и принялся упаковывать товар в закрывающиеся на молнии мешки. Скоро он все отсюда уберет, какое-то время, чтобы не рисковать, переждет, а затем решит, как поступить с наличностью.


Если Памела Флек, женщина средних лет, управляющая в гостинице «Вэлыо Стэй», где жили Дерек Шмидт и Кен Бигби, пока оставались в Индианаполисе, заметила ссадину на переносице Бэра или догадалась, что он работает на «Каро», то ничем этого не выдала.

— Мне необходимо попасть в номера двух наших сотрудников, останавливавшихся у вас. — Бэр обратил внимание, что она больше заинтересовалась его одеждой.

— А вы, ребята, всегда ходите в костюмах?

— Всегда. У нас сегодня выходной, меня попросили просто сюда заглянуть.

— Идите за мной. — Женщина удивила его своей покладистостью. — Вы аккуратно платите по счетам, и я с радостью вам открою. — Она достала хозяйский электронный ключ, толкнула дверь и спросила: — Ваши коллеги что-нибудь забыли?

Бэр моментально понял, что она подразумевала людей из «Каро», уже побывавших здесь. Вещи Шмидта собрали и оставили на столе в нише в незапечатанных картонных коробках.

— Да, кое-что, что нам необходимо на работе, — ответил он и, запинаясь, зачем-то добавил: — Шмидта и Бигби перевели в другой город.

— Другие тоже так сказали, — заметила Пам, отступая в маленькую кухоньку дожидаться, пока Бэр закончит осмотр.

В коробках не оказалось ничего, кроме сложенной одежды, обуви, туалетных принадлежностей, газет и журналов. Не оставалось сомнений, что комнату хорошенько зачистили. Если в ней и было что-то интересное — папки, записи, ноутбук, — все это унесли люди из «Каро», так любящие все усложнять.

Бэр прервал свое занятие и сделал шаг назад.

— Не можете найти чего-то нужного?

— Да-да, — и действительно, ничего полезного не попадалось, и он порылся в большой пластмассовой кружке из «Бургер кинг». В ней оказалось с фунт мелочи и спичечные книжки из таких мест, как «Танцор инди», «Папашины лучи», «Перевернутые танцульки» и «Красная подвязка», из чего Бэр заключил, что Шмидт весьма охотно проводил время в барах.

— Может, ваши коллеги уже забрали?

Бэр кивнул.

— Хотите проверить вторую комнату? — поинтересовалась управляющая.

Не было смысла копаться в стерилизованном помещении: все равно ничего там не обнаружить — ни о разыскиваемых им людях, ни о том, где их искать. Но, убежденный педант в своей работе. Бэр согласился:

— Конечно. — И поплелся за женщиной.


Кенни Шлегель въехал на стоянку кафе-чили «У Ника» и сразу же заметил отцовскую машину. Терри и Кнут сидели за столом и пировали. От вида их тарелок у Кенни скрутило желудок. На вывеске у двери было объявлено блюдо дня: четыре чили-дога или полфунта рыбы всего за пять долларов девяносто четыре цента. Вот это удача. Именно это блюдо и заказали Терри и Кнут, дополнив его мисочкой чили.

— Неудивительно, что ты руками и ногами против установления срока годности на запаски, — заявил Кенни, опускаясь на стул.

— Это для тебя, остряк. — Терри пододвинул сыну картонную корзиночку с рыбой и чипсами. Кенни посмотрел на золотистую поджаренную мешанину и, ковыряясь в ней, начал:

— Так вот, я ездил в Манси…

— Сынок катается за сорок миль, чтобы поваляться с парнями на мате. Сжигает в неделю по два бака бензина, — прокомментировал Терри.

— Ищешь себе приятеля? — хмыкнул Кнут.

— И чтобы был самый лучший. — Кенни проглотил кусочек рыбы.

— Ты только посмотри, как моя дочурка уплетает рыбное филе, — замечание Терри заставило Кнута расхохотаться.

— Сегодня в зале произошла заваруха. — Кенни выплюнул мягкую прозрачную косточку. — Броди по-серьезному задрался, и дело кончилось нокаутом.

— Да ну? — В Терри проснулось лишь легкое любопытство. Он повернулся к Кнуту: — Этот Броди — настоящий монстр.

— Приголубил очередного новичка? — спросил Кнут.

— Да нет. Его самого вырубили.

— Что ты хочешь сказать? — заинтересовался Терри, что было для него совсем необычно. — Кто с ним дрался? Франкович?

— Нет.

— Тогда кто?

— Незнакомый тип действовал грубо, но своего добился.

— Как это вышло? — спросил Кнут.

— Затеяли возню, Броди его свалил, взял на удушающий прием, но тот вывернулся и припечатал по голове — коленом.

— Вырубил Лена Броди?

— А о чем я тебе толкую?

— Кто этот тип, Рэнди Кутюр?

— Он приходил о чем-то спросить, а уж потом все завертелось.

— Полицейский? — Терри постарался, чтобы по его голосу никто не заметил, что ему стало интересно.

— Нет. Копы тут же суют под нос свой жетон. А этот приходил дважды и ничего подобного не делал. Потом я выяснил, что он частный сыщик и задавал вопросы о Сантосе.

— Ну а ты что сделал? — Терри больше не скрывал своей озабоченности.

— Держался в сторонке, — ответил Кенни. — Мне сказали, что он какое-то время разговаривал с Франковичем. Потом ушел. Но я к тому времени уже слинял — повел Броди к врачу. Решил, как бы там ни повернулось, для меня так лучше.

— Согласен. — Терри надолго задумался, а потом продолжал: — А теперь тебе следует заглянуть к Франковичу и узнать, кто это был.

— Вот как?

— Именно так. Придешь — уши на макушке и спросишь: мистер Франкович или мастер Франкович, как ты его там называешь, кто был тот парень, который так обидел Броди?

— Ладно, — согласился Кенни без особого энтузиазма.

— Не делай из этого события. То есть не надо внеочередного визита. Зайдешь как обычно.

— Хорошо.

— И возвращайся с именем. — Терри разорвал зубами чили-дог напополам и продолжал с набитым мясом и тестом ртом: — Скажешь братьям.

Кенни молча кивнул.

Глава двадцать пятая

«Тупик — вот где он оказался. Причем уже во второй раз, — подумал Бэр, забираясь в машину на Пенсильвания-авеню напротив красного кирпичного здания, где размещалась редакция газеты „Стар“. — Вот и все достижения, если не считать головной боли. Плохо было то, что ухудшились отношения со Сьюзен». Бэра мучила совесть из-за того, что за эти последние дни он не разу ей не позвонил и не послал эсэмэску или электронную весточку. Хотя он и собирался, но не знал, что сказать. Он оставался безучастным к тому, как между ними воцарилось ледяное молчание. Бэр уже собирался предпринять что-то в этом направлении, но низко нависшие на небе, затмившие летнее солнце черные тучи усугубили в нем настроение, не способствующее такому шагу. Копание в коробках с вещами Бигби и Шмидта привело его к осознанию того, что он действовал словно на автопилоте — делал вроде бы что-то нужное для расследования, но не задумывался о следующем шаге, а это уже никуда не годится. Ему расквасили физиономию, а Броди вполне мог бы сломать руку или придушить. Или ребята в черных поясах всей гурьбой втоптали бы его в пол. Или он сам кого-нибудь застрелил бы в спортзале и получил срок. Предположения Дэннелса совпали с его собственными непродуманными теориями и вызвали жажду легкой мести. Вместо того чтобы проникать в суть вещей, он поспешил с выводами и в своем поведении руководствовался лишь догадками. В голове Бэра вновь зазвучали слова Джин Гэннон о том, что надо быть профессионалом. И он внезапно понял, что она хотела сказать.

Повернувшись к зеркальцу заднего обзора, Бэр увидел припухлость на переносице, покраснение да еще темные круги под глазами. На ощупь все было еще хуже. Последующие переломы не так страшны, как первый, а с того футбольного матча на первом курсе их было столько, что и не припомнить.

С расследованием дела Аурелио он так и не продвинулся, а теперь ему подкинули еще и новую проблему. Бэру крайне требовались информация и факты. Так бывало всегда: трудно определить, какой аспект дела самый важный. Ведь каждый требует к себе внимания и каждый по-своему значим. Дело даже не в том, чтобы охватить их все. Самая трудная часть работы — сложить фактики таким образом, чтобы получилась целостная картина. Чтобы этот процесс начался, необходимо внешнее воздействие — в форме настойчиво задаваемых вопросов и пожеланий. Причем оно должно проявиться в нужное время в нужном месте. Только тогда можно будет чего-то добиться от тех, кто знает о случившемся больше, чем говорит. Для этого Бэру требовалась ясность ума, но чтобы ее обрести, он должен был поговорить со Сьюзен, поскольку от нее в большой степени зависело его состояние. Бэр просмотрел достаточно кинофильмов, прочитал достаточно книг и прослушал достаточно песен в стиле кантри, чтобы осознать, что он повел себя с ней совсем не так, как надо, когда она сообщила ему то, о чем он и сам уже догадывался. В их отношениях что-то сломалось, и у Бэра возникло ощущение, будто ему в самую грудь проникли зубья ножовки. А может, причина тому Броди, который во время захвата так сильно надавил ему на грудину.

Стук в окно вывел его из задумчивости. Бэр повернулся и увидел мерцающий кончик сигареты и темные глаза криминального репортера Нейла Рэти.

— Привет, Нейл!

— Здравствуй, Фрэнк.

— Читал твою статью.

— Спасибо, — кивнул журналист.

— Что теперь раскапываешь? — вопрос был чистой проформой. Бэр не раз его задавал знакомым газетчикам, если встречал в баре. Рэти усмехнулся — он тоже часто слышал подобный вопрос. Журналист в последний раз затянулся и швырнул окурок через капот машины Бэра на проезжую часть.

— Дом с трупами. Причем не из бесхозных. Там проводили «гороховую» лотерею.

— В самом деле? — Бэр постарался, чтобы в его голосе прозвучало удивление. — Почему ты так думаешь?

— Во-первых, его не ободрали, — репортеру не потребовалось объяснять бывшему полицейскому, что в некоторых районах Индианаполиса стоит только оставить дом и он тут же превращается в подобие трупа посреди Сахары. Налетают городские стервятники, снимают раковины, ванны, радиаторы, краны, электровыключатели, лепнину, паркет. Сдирают даже проводку и утаскивают медные трубы, чтобы продать или использовать в другом месте. — И еще нашли другие улики.

— Причиндалы для игры?

Рэти кивнул.

— И в чем там дело? Криминальные разборки?

— Не знаю, — пожал плечами Нейл, у Бэра же создалось впечатление, что журналист точно знает ответ. — Подождем, увидим…

— Ну еще бы. — Бэр понимал, что между Помроем и репортером заключено некое соглашение: Рэти должен помалкивать, о чем ему известно. Оставалось только гадать, какая ему от этого выгода в будущем. Ему всучили нечто вроде долговой расписки. Когда-то Бэр и сам оказывался в подобных положениях.

— Подъехал за мисс Сьюзен? — спросил журналист тоном, заставившим Бэра задуматься над тем, насколько ему известна их ситуация: во всех деталях или в общих чертах? Но в любом случае он почувствовал себя словно на предметном стекле под микроскопом.

— Да.

— Уступаю дорогу. Только постарайся ее не напрягать.

— Сделаю все, что в моих силах.

Рэти постучал по крыше машины и неспешными размашистыми шагами направился к зданию «Стар».

Через двадцать минут оттуда появилась Сьюзен. Ее волосы поблескивали, но казалось, что она несла на своих плечах тяжелый груз. Девушка повернула налево и пошла в противоположную сторону от того места, где остановился Бэр. Он завел мотор и медленно покатил рядом.

— Пойдем поедим мороженого в «Риттерс».

Сьюзен подняла глаза, увидела его и остановилась.

— Поезжай, я пойду за тобой.


Они расположились за столиком на улице и занялись мороженым заварным кремом, а вокруг них сгущались вечерние сумерки. Мимо с успокаивающим гудением ехали машины.

— Я еще не обедала, — призналась Сьюзен.

— Это лучше, чем обед. — Бэр поддел ложечкой вафельный конус.

— Да. — Они впервые за последнее время улыбнулись друг другу.

— Хорошо выглядишь, — говоря это. Бэр нисколько не лукавил. Несмотря на легкую тень под глазами, казалось, что Сьюзен выкупалась в молоке — так светилась ее кожа.

— Спасибо, — ответила она, хотя обычно комплименты на нее не действовали. И продолжала есть мороженое — ложка скребла о край картонной вазочки. — Работаешь над делом Аурелио? — Сьюзен провела пальцем по его вздувшейся, побагровевшей переносице. Он только пожал плечами. — Ох, Фрэнк!

У Бэра создалось впечатление, что какая-то ее часть тянулась к нему, какая-то хотела, чтобы он был ближе к ней, а какая-то стремилась улетучиться подальше, где ей будет легко и свободно. Но она осталась. Сидела на скамье подле него и ела мороженое.

— Это пустяк, — наконец проговорил Бэр. — Расскажи, как дела у тебя. Как ты себя чувствуешь. На работе справляешься… в твоем состоянии?

— Да. Только немного устаю.

— Хочешь еще мороженого?

— Нет, меня и от этого мутит.

— Может быть, что-нибудь еще? Настоящую еду?

Сьюзен стала невыносима источаемая им забота. Она почувствовала себя довольно неловко.

— Это оттого, что оно такое сладкое. Забудь.

Ей хотелось, чтобы между ними все было как обычно и они могли бы просто сидеть и разговаривать. И она, помолчав, продолжила:

— Фрэнк, не пойми меня неправильно… но насколько хорошим он был тебе другом?

Бэр долго не отвечал, но, заглянув Сьюзен в глаза, понял, что она не хотела ни обидеть его, ни оскорбить Аурелио. Напротив, стремилась, чтобы перед ним открылся взгляд в будущее, что было для него очень важно. Бэр задумался над ее вопросом. Как на него ответить? Аурелио не был из числа его давнишних и самых близких друзей. Иначе все было бы намного проще. Они не учились в одном классе, не служили вместе в полиции. Ничего такого, что принято упоминать, когда говоришь о своих друзьях, — одни ощущения. За первым вопросом Сьюзен скрывались другие. Почему бы ему не бросить это дело? Свалить на кого-нибудь другого? Или вообще о нем забыть? Но что-то в смерти Аурелио его глубоко ранило. Погибший не являлся святым — он не спасал сирот. Обычный малый, он зарабатывал себе на жизнь так, как ему нравилось. Но в каком-то отношении был паломником в край силы и добра и миссионером своего искусства. А кто-то взял и отнял у него жизнь.

— Видишь ли, я считаю, что есть некая путеводная линия, которой надо следовать по жизни, — ответил Бэр.

Сьюзен кивнула, и оба некоторое время молчали.

— Мы можем немного поговорить о нас? — наконец спросила она.

— Конечно. — Бэр заметил, как страдальчески сморщилось ее лицо, словно просилось наружу только что съеденное мороженое.

— Ну тогда слушай, хотя я понимаю, что могу раздражать, как те дамы из передач Опры.

— Нисколько.

— Дела плохи, — продолжала она мрачным, бесцветным голосом.

— Не спорю, — кивнул Бэр.

— Надо принимать какое-то решение. Я не должна была в тот раз убегать из машины, но мы не можем больше игнорировать ситуацию.

Фрэнк снова согласно наклонил голову.

— Когда я только что окончила колледж и бегала на свидания с ничего незначащими для меня парнями, мать мне говорила: «Ты никогда не будешь моложе, привлекательнее и желаннее, чем теперь».

— Больше похоже на речь содержательницы борделя, а не матери.

— Не смей так отзываться о моей маме, Фрэнк! — разозлилась Сьюзен.

— Ну уж извини.

— Она пыталась сделать так, чтобы я остановила свой выбор на «достойных» ухажерах. Ноты прав, ее слова ничего для меня не значили. Я всегда искала то, что требовалось мне. А потом захотела тебя, но мне необходимо знать, что будет дальше.

— Ты знаешь, Сьюз, я зарабатываю совсем не много, — заметил Бэр.

Она досадливо мотнула головой:

— Дело не в этом. С деньгами и у меня, и у тебя все в порядке. А вместе и того лучше. Признаю, вначале я находила романтичным и волнующим, когда ты по горло уходил в свою работу. Ну а теперь ты так же относишься к расследованиям?

Бэр тяжело вздохнул.

— Нет, если речь идет о наведении справок, проверки фактов из прошлого, имущественных споров и прочей ерунды. Но если подворачивается что-то реальное… да, отношусь так же.

Сьюзен кивнула и встала.

— Тогда тебе следует спросить себя, хочешь ли ты жить один или намерен разделить жизнь с другими? По-настоящему разделить. Потому что так я больше не могу. — Она швырнула вазочку из-под мороженого в раскрытый зев урны.

Глава двадцать шестая

Горгулья — вот как обозвала его Сьюзен, когда они возвращались с озера, и была не так уж не права. Он определенно стал похож на изваяние жуткой химеры и потерял способность говорить — или, точнее, говорить о вещах хоть сколько-нибудь важных. И их разговор в «Риттерс» явно не удался — Сьюзен высказалась, он опустил глаза, уставился на носки своих ботинок, силился найти ответ, но у него не получалось. И когда они расставались, до решения проблемы было еще очень далеко. Прощаясь, каждый пообещал скорую встречу, но в словах ни того, ни другой не было ни настойчивости, ни уверенности. Оставшись один, Бэр повернул в сторону Лафайетт-стрит.

Машину он остановил под сияющей вывеской «Оружейный магазин Дона Дэвиса — Я не придумываю законы, я их исполняю». Он подошел к двери как раз в тот момент, когда продавец, мужчина лет сорока с черными с проседыо усами и такими же коротко остриженными волосами собирался ее запереть. На бедре у него красовался никелированный пистолет калибра 357.

— Мне только патронов. — Бэр показал свой липовый жетон, и на этот раз он произвел впечатление. Продавец махнул рукой, чтобы он заходил в магазин и, вращая на пальце ключи, проследовал в отдел с патронами мимо изрядно потертого плаката с еще одним изречением Дона: «Я не хочу зарабатывать деньги, я хочу продавать оружие».

— Какие вам нужны? — спросил продавец.

— Калибра сорок четыре, специальные, — ответил Бэр.

Продавец кивнул, и было заметно, что в нем пробудился интерес к клиенту. Он кивнул на небольшую секцию, где находились патроны не совсем обычных калибров. Бэр взял десять коробок патронов ближнего боя для тира, куда стал после большого перерыва время от времени заглядывать, и коробку с патронами «винчестер спешиэл» с тринадцатиграммовыми разрывными пулями с экспансивной выемкой. Со своими покупками он подошел к продавцу у кассы:

— Чем вам заплатить: наличными или кредиткой?

— Я уже закрыл кассу, так что, пожалуйста, кредиткой. — Он принял у Бэра карточку.

Выйдя из магазина, Фрэнк положил тяжелый пакет в багажник и сел в машину. Он не знал, для чего или для кого ему нужны патроны, но не сомневался, что нужны. У него возникло ощущение, что он попал в темный тоннель — несется в потоке воды, как на Кингз-Айленд, — кругом ничего не видно, а в конце его неминуемо ждет падение и всплеск. В это мгновение зазвонил его телефон.


Посещение «Риттерс» только все усугубило. Хоть она и проглотила вазочку мороженого, это не помогло ей забыть невзгоды. Сьюзен направилась прямо домой, взяла купальник, очки и, набрав номер Линн Бадунски — подруги, с которой плавала в колледже наперегонки, — договорилась встретиться в бассейне Университета Индианаполиса, куда им был разрешен вход и где были свободные водные дорожки. И вот она, залитая люминесцентным светом, с забранными под шапочку волосами, стоит на краю бассейна, вдыхает знакомый запах хлорки и любуется уходящими вдаль строгими геометрическими линиями. Линн прыгнула в воду и, толкая тело вперед рублеными гребками, принялась поглощать метры воды. В колледже ей дали прозвище Мул, поскольку она обладала способностью сколько угодно долго тянуть на длинных дистанциях, и годы ничего не изменили. В ее плечах и мышцах рук до сих пор заключалась большая сила. В последнее время она занималась плаванием гораздо больше, чем Сьюзен, и это явно чувствовалось. Сьюзен прыгнула в воду — ловкая, как дельфин, это качество не исчезало даже, если она подолгу отлынивала от тренировок. Она начала с тысячи метров свободным стилем и чувствовала, как уходит скованность из плеч и руки свободнее двигаются в суставах.

Сегодня с Фрэнком у нее получилось все не так, как надо: вместо того чтобы по-хорошему поговорить, она предъявила что-то вроде ультиматума. А он никак не помог ей своим поведением. Обычно ей нравилось, что он в отличие от большинства мужчин в наши дни не хапуга и не бесится от нервов. Такое впечатление, что мужчинам больше не нужны женщины, а требуются психиатры. Но это когда все идет нормально. Когда что-нибудь не так, неразговорчивость Бэра начинает бесить. Сьюзен переключила мысли на движения в бассейне — достигла стенки, поправила очки и поплыла в обратном направлении на спине. И в школе, и в университете Депол она славилась тем, что умела плавать разными стилями. Но больше всего ей нравилось изобретать свой собственный. Подростком она перепробовала все. Но в колледже в основном плавала четыреста метров свободным стилем или в зависимости от соревнований выступала на дистанциях пятьдесят или двести метров. Специализация всегда ведет к потерям.

Сьюзен была готова себя убить за то, что так долго не тренировалась. Восстанавливать форму всегда труднее, чем ее поддерживать. Проплыв тысячу метров, она, чтобы привести в норму дыхание и сердцебиение, снизила темп. А бывало, каждое утро преодолевала пять с половиной километров, и это было только частью тренировки, продолжавшейся на берегу и завершавшейся общей пробежкой. Сьюзен резала воду, стараясь обращать внимание на технику и, плавно выполняя движения, затрачивать меньше усилий. Еще десять кругов свободным стилем — на этот раз быстрее — раз за разом она отталкивается от стенок и каждые четыре гребка выдыхает в другую сторону, словно таким образом пытается по-разному решать свою ситуацию. В какой-то момент она подумала, что надо оставить все как есть — сохранить ребенка, и Фрэнк с этим согласится. Она поможет ему согласиться — вытащит его из черной дыры. Но если Бэр откажется, она справится сама — наймет кого-нибудь, чтобы ухаживали за ребенком днем, переедет в Чикаго поближе к родителям. Затем, повернув в другую сторону, она представляла все иначе: ребенок, семья — это большая ответственность, нельзя нести ее в одиночку и уж тем более с нацеленным на большие дела занудным типом.

Сьюзен прислушалась к учащенному биению своего сердца и, решив, что способна еще проплыть не больше километра, перешла на баттерфляй. Это был ее излюбленный стиль, и она почувствовала себя в своей стихии. Руки взлетали над водой и уходили в глубину, ноги действовали как одно целое. Она плыла, как русалка или некая млекопитающая амфибия. Преодолела последние метры быстро, как только могла, и коснулась стенки. Сняла очки и шапочку и оглянулась в поисках Линн.

— Неплохо, неплохо, — похвалила ее подруга.

— Я чувствую себя безобразно. Не пытайся меня утешать, — отмахнулась Сьюзен, вылезая на настил на краю бассейна.

— Резвости тебе еще не занимать, — настаивала Линн.

Растираясь полотенцем, Сьюзен поняла, что так ничего и не решила.


Бэр вошел в закусочную «У толстяка», где подавали сандвичи, и не увидел, кого искал. Ему позвонил Пэл Мерфи и сказал, что его племянник знаком с неким типом, знающим нечто такое, что может иметь отношение к миру «гороховой» лотереи, и Бэру необходимо с ним встретиться и самому во всем разобраться. Но единственным посетителем оказался неопрятного вида черноволосый малый со слегка заостренным носом, доедавший аппетитный на вид сандвич. Бэр не мог себе представить, что он и есть родственник аккуратиста и чистюли Пэла. Но в родственных отношениях разве разберешься? Он подошел к парню:

— Это ты племянник Пэла?

— А ты частный сыщик? — Парень посмотрел на Бэра слегка пучеглазыми черными глазами.

— Да.

— Ну и видок! Ты что, подрался? — Бэр не обратил внимания ни на замечание, ни на вопрос. — Я Мэтт Макмерфи, — продолжал парень. — Но все называют меня Малышом.

Бэр сел и протянул руку.

— Так ты Мерфи или Макмерфи?

— Макмерфи — мой сценический псевдоним. Пэл — брат моего отца.

— Ты музыкант? — Бэр вспомнил, что слышал, будто парень играет рок на местном радио и еще ему вроде бы попадалась рекламная листовка, извещающая о том, что Мэтт в День святого Патрика выступает в цветочном магазине.

— Да, — буркнул парень и уткнулся носом в кулек с сандвичем, с которым справлялся с видимым трудом. Но Мэтт не сдавался, и Бэр не сомневался, что он своего добьется. Однако парень прервал занятие и спросил:

— Будете что-нибудь есть?

— Нет. — Бэр отказался не потому, что не любил здешней еды, но, устроившись на стуле, почувствовал запах мокрой швабры, и это не прибавило ему аппетита. Но запах шел не от пола.

— Доедай, я подожду.

Но Макмерфи все-таки прервал процесс — завернул остатки сандвича в бумагу, сделал глоток содовой и рыгнул.

— Потом. — По его виду было заметно, что он нервничал.

— Так ты знаешь нечто такое, что может представлять для меня определенный интерес?

— Я много чего знаю, — в голосе Мэтта зазвенела неподдельная гордость. — И об экстази, и о кокаине, и о травке.

— Это не для меня. А о «гороховой» лотерее, может, что-нибудь знаешь?

— По правде сказать, ничего. Но мне знаком парень, работающий водном из таких домов. И он утверждает, что был свидетелем какой-то разборки. Если только это не пьяный треп.

— Что за разборка? — поинтересовался Бэр.

— Не знаю.

— Кто этот парень?

— Сомневаюсь, стоит ли мне говорить, — поморщился Макмерфи. — Этот парень может в два счета меня раздавить. — Мэтт явно нервничал. Глаза, словно несколько дней назад подведенные черным карандашом, бегали из стороны в сторону. На нем был пыльный костюм поверх красного жилета, из-под которого виднелась черная рубашка с расстегнутым воротом. На шее — кельтский крест на сыромятном ремешке. Наряд щеголя, для него это было, видимо, естественно. Однако в данный момент Мэтт имел весьма помятый вид. Его костюм выглядел так, будто он спад в нем во время долгой поездки в двуколке.

— Как же нам поступить? — спросил Бэр. — Ты как бы случайно о нем обмолвился, я как бы случайно его встретил, и ты тут вовсе ни при чем?

— Нет. — Мэтт пососал соломинку, но содовая кончилась, и он покосился в сторону раздаточного автомата. — Так не пойдет. Но дядя попросил вам помочь. Пожалуй, я повидаюсь с тем парнем, спрошу у него, захочет он что-нибудь рассказывать или нет, а затем вам позвоню.

— Хорошо, — согласился Бэр. — На этом и остановимся. Предложи ему денег.

— У меня нет денег, — насупился Макмерфи.

— Я не сказал — дай. Предложи, если он согласится со мной поговорить. Я ему немного заплачу, если от его сведений будет какой-нибудь толк.

— Тогда ладно, — успокоился Мэтт. — Тогда все в порядке.

Бэр, опасаясь, что их беседа кончилась как-то неопределенно, протянул визитную карточку:

— Позвони, как только твой парень дозреет до разговора со мной.

Глава двадцать седьмая

Некоторые вечера неслись, словно локомотив, другие — летели вперед со свистом. Этот никуда не спешил. Диджей М. Д. работал в баре, но день был явно не его. Ему позвонили и попросили подойти в последнюю минуту, и народу осталось немного. И хотя в зале толкались несколько смазливых девчонок, Чарли Шлегель пришел сюда не ради развлечений. Он сверился с часами. Здесь была назначена встреча с Пинатом, и Чарли не сомневался, что тот притащит с собой своего неразговорчивого узкоглазого дружка Никси.

Чарли занял место в углу напротив крутившего свою музыку М. Д. Он поднял глаза на Пэм, наливавшую ему «Строх».[27] Она застенчиво улыбалась, как женщина, которую однажды трахнули и забыли. Но Чарли ее не забыл. Они как-то провели пару веселых ночей после закрытия бара. Но по тому, как пошли в семье дела, следовало поужаться и свести свои связи до минимума, или, иными словами, прежде братья, а «сестрички» потом.

— Спасибо, Пэмми, — поблагодарил ее Чарли. Она была страшновата на лицо, и мать убила бы его, если бы он заявился с ней как со своей законной девушкой.

— Не за что. — Пэм снова улыбнулась и повернулась спиной, давая возможность полюбоваться своим крепким задиком.

— Спасибо, Пэмми, — за плечом Чарли послышался распевный насмешливый голос. Это была Ракел, старшая сестра той блондиночки Кенни, которой они недавно соорудили фальшивый документ.

— Привет, Рокки.

— Чики, у тебя есть нюхнуть?

Прежде чем Чарли успел ответить, он почувствовал на шее сильную волосатую руку, и вместо него суровым голосом заговорил отец:

— У Чики нет ничего нюхнуть, и Чики знает: стоит ему связаться с этой дряныо, и отец оторвет ему голову.

У девушки от страха расширились глаза, и она поспешно отвалила. Чарли, словно закрывая тему, пожал плечами. Но он знал, что от Терри так легко не отвяжешься.

— А почему она вообще об этом спросила? — рявкнул отец.

— Без понятия. — Чарли взял родителя за запястье и вывернул руку. — Я едва ее знаю, — в его словах была доля правды: он в самом деле не знал, почему девушка задала ему вопрос про наркоту. Разумеется, он никак не пропагандировал свое Начинание и уж точно ничего не продавал школьницам из округи. — Она чья-то сестра и все перепутала, — добавил он, видя, что отец не сводит с него черных сверкающих глаз.

— Дай-то Бог, чтобы так, — ответил Терри.

— Так и есть, — отозвался Чарли, не слишком стараясь его убедить и в то же время удивляясь, как это отцу удалось так незаметно к нему подкрасться, когда в барс почти пусто и кругом зеркала. Может, он не отбрасывает тени? Черт бы его побрал!

— Дай Бог, — повторил Терри и направился к выходу. Несмотря на возраст, он, если требовалось, по-прежнему умел двигаться словно привидение. Это нервировало. Затем из двери в глубине бара появился Кенни и кивнул брату. Чарли окинул взглядом зал, желая убедиться, что отец ушел и все чисто, и только после этого шагнул к заднему входу.

Пинат Марбри и Никси Бучер ждали за домом. Ночь светилась золотым отблеском от гудевших неподалеку люминесцентных уличных фонарей. Идиотская машина Пината, которой он так гордился, маячила в десяти футах и слегка сотрясалась от бухающих в салоне басов.

Словам предшествовали рукопожатия и не вполне искренние тычки в грудь.

— Ну, ну, — начал Пинат. — Пора уж нам замутить что-нибудь в самом деле прибыльное. Как твой урожай?

— Под пять фунтов. Скажем так: четыре с половиной фунта травки, пара сотен колес и еще кокаин. — Чарли криво усмехнулся. — Все, что требуется для вечеринки. — Он протянул Пинату толстую, туго свернутую самокрутку. — Вот.

— Сколько за все? — спросил Пинат, понюхал косяк и закурил.

— Пять тысяч, — ответил Чарли. — Деньги с собой?

Наступило молчание. Пинат с дружком переглянулись.

— Достанем через пару деньков. — Было видно, что Пинат импровизирует. — Давай поступим так: ссуди мне фунт на реализацию. Через пару дней я приду за остальным и принесу деньги.

— Ну уж хрен! — возмутился Кенни.

Было слышно, как Никси цокает языком.

— Не пойдет, — подтвердил Чарли. — Никак не пойдет.

— Тогда встретимся через пару или сколько-то там дней.

Необходимость ждать, казалось, разочаровала всех. Затем Чарли вспомнил о другом деле.

— Пора нам двигать в гетто.

Никси при этом слове присвистнул и сплюнул.

Кенни поднял на него глаза:

— А не будет ли в этом деле политики, братан? Как ты думаешь?

Никси что-то хотел ответить, но Пинат его опередил.

— Остынь, — его глаза сверкнули, и он повернулся к Чарли: — Давайте все остынем. Что, если мы сделаем так: ты дашь мне дурь и не будешь платить, когда я сдам вам очередной дом?

Чарли и Кенни переглянулись. В том, что сказал Пинат, был смысл. Очень даже много смысла. Слияние прежнего бизнеса с новым, более выгодным. Чарли будет расплачиваться за информацию травкой, а деньги, которые папаша дает за наводку, оставлять себе. Но тут он вспомнил черные глаза и ощущение железной руки родителя на своей шее. За один такой разговор отец его уроет.

— Не выйдет, — со вздохом ответил он. — Нельзя путать одно дело с другим. И, как я сказал, следующий дом должен быть в черном районе. Тебе за это заплатят. А соберешь деньги, решим и другой вопрос.

Пинат секунду помедлил, а затем кивнул. Затянулся и в сопровождении Никем пошел к машине. Чарли повернулся к брату. Кенни был достаточно сообразителен, чтобы представляться тем, кем хотел, поэтому Чарли включил его в свои незаконные операции, но сегодня парень понес что-то слишком уж заумное.

— Чего ты там понес о политике? — покачал головой старший брат. — Тебе следует прекратить читать в сортире газету.

Кенни только рассмеялся, и они вошли в бар.

А Пинат в машине проворчал:

— Клинический идиот, — и швырнул окурок в темноту.

Глава двадцать восьмая

Заголовок в «Стар» гласил: «На бездомных сквотеров напали в захваченном ими доме». Статью написал Нейл Рэти. В ней говорилось, что несколько неизвестных вломились в дом на Мидоуз, что неподалеку от того места, где в 1948 году Мозель Сандерс отстроил социальный район. В доме обосновались несколько бродяг. Двоих из них пришлось госпитализировать с тупыми травмами. Остальные разбежались. Никто не был убит. Поскольку следствие продолжалось, личности пострадавших не раскрывались по настоянию полиции. Деталей приводилось не много. Электричество в доме отсутствовало, а все фонари на батарейках нападавшие сразу уничтожили, чтобы жертвы не сумели определить ни их расы, ни даже сколько их было. Бэр перечитал материал заново, но вследствие того, что статья подверглась полицейской цензуре, так и не сумел понять, шла ли в ней речь об очередном доме, где устраивали «гороховую» лотерею, или обычном жилище бездомных. Первым порывом было связаться с Рэти и спросить, что же на самом деле произошло, но Бэр опасался, что информации он не получит, зато его вопросы привлекут еще большее внимание к делу пропавших детективов. И он отказался от этого намерения. Приходилось разбираться самому.

Иного пути не было — уже четыре дня царило полное затишье, а тем временем в шлейфе удушающей жары подкрался август. Злость, не давая покоя, кипела в груди у Бэра. На него накатила апатия — ничего путного не приходило в голову, и все валилось из рук. Не было желания работать, и он занимался расследованием сразу двух дел, чтобы просто себя занять. Опыт подсказывал: если упорно продолжать, обнаружится какой-нибудь прокол или связь, и он в конце концов наткнется на ответ. Никто не способен совершить преступление, не оставив следов. И Бэр опрашивал людей: по телефону, электронной почте, а учеников Аурелио — лично. Заглянул в «Элай Лили»,[28] побеседовал с сотрудниками и встретился с парнем, работавшим на одном из складов. Зашел в фитнес-клуб, где поговорил с ребятами из академии, служившими там тренерами. Побывал в автосалоне, супермаркете и банке. Джиу-джитсу занимались люди всех профессий. Ничего интересного не выяснилось. Он даже посидел у школы Бена Дэвиса и, дождавшись окончания тренировки футболистов, побеседовал с Максом Санчесом и Хуаном Айбаром. Этих подростков Бэр едва знал, но был в курсе, что мальчишки работали уборщиками в академии и выполняли поручения Аурелио, а тот позволял им принимать участие в групповых занятиях.

Первым он заметил Санчеса. Парень показался выше и крепче, чем когда он видел его в последний раз.

— Макс! — окликнул его Бэр. Подросток, вставлявший в это время ключ в замок дверцы старого «фольксвагена-пассата», обернулся.

— Занимаетесь в летней школе, приятель? — спросил он.

— Вот именно, — кивнул Бэр. — Хочу кое-что узнать. Поэтому пришел поговорить с тобой и Хуаном. Не видел вас на поминках.

— У нас по две тренировки в день. Тренер разрешает пропускать только по семейным обстоятельствам. Злющий как черт…

— Все они такие.

— Хуан присоединится у боковой двери. Мы ездим вместе. Забирайтесь, — предложил Санчес и сам сел за руль. Бэр захлопнул дверцу, и машина резко тронулась с места. Они завернули за угол, где из раздевалки выходили футболисты. Хуан уже дожидался на улице, привалившись спиной к стене, и пил «Гаторейд». При виде машины он поднялся, и Бэр уступил ему место.

— Привет, Бэр, — произнес Айбар. За последние месяцы он подрос дюйма на четыре, но его вес остался прежним.

— Слушайте, ребята, — начал Бэр, — хотел у вас спросить: вы не видели или не слышали чего-нибудь, что могло иметь отношение к тому, что случилось? — Оба подростка пожали плечами и помотали головами. — Когда вы общались с ним в последний раз?

— Если не считать тренировок и уборки помещений? — переспросил Макс.

Бэр кивнул.

— Да в общем-то особенно и не общались, — сказал Айбар. — Вместе покупали в «Уолмарте» несколько ящиков воды. И еще были на соревнованиях Североамериканской борцовской ассоциации в Чикаго.

— И как успехи? — поинтересовался Бэр.

— С первым противником я разделался, а второй взял меня на удушающий прием.

Бэр перевел взгляд на Айбара.

— Первого победил, а второму проиграл по очкам, — ответил тот. — Судья подыграл. Вроде как не заметил два моих захвата и рычаг. А если бы судил по-честному, то должен был признать, что я его точно сделал.

— Был там кто-нибудь из школы Франковича? — спросил Бэр, чувствуя бессмысленность вопроса.

— Как будто нет, — ответил Санчес. — Никого моложе восемнадцати лет. Может быть, взрослые, но я их не знаю.

— А сам Франкович? Аурелио с ним говорил?

Оба подростка покачали головами.

— Мы в основном таскали коробки, передвигали мебель и все в таком роде, — добавил Санчес.

— Гнусное дело, — покачал головой Айбар. Бэр согласился, и парень продолжал: — Теперь нам негде заниматься.

— Мы можем приходить в зал, но нам нужен другой тренер, — добавил Санчес. Бэр посмотрел на ребят: юные, сильные, полные жизни и, может быть, поэтому такие свободные. Все их неприятности сводились к тому, что не с кем тренироваться. Это чувство было настолько неподдельным и беззлобным, что Бэр чуть не рассмеялся.

— Может, академия найдет замену, — предположил он.


Так прошли четыре дня, и Бэр, пытаясь собраться с мыслями, обратился к «резине». Это была особая форма тренировки. Когда-то он раздобыл тракторную покрышку и припрятал на стадионе закрытой на лето соседней школы. Покрышку он привязывал к нагрузочному поясу и трусил по беговой дорожке или вверх и вниз по холму неподалеку от школы, и черный круг, подпрыгивая, волочился за ним. Когда ноги и легкие начинали сдавать, Бэр расстегивал пряжку на ремне и бежал за покрышкой, держа в руках шестнадцатифунтовую кувалду. Бил по колесу, контролируя отдачу тяжелого молотка, пока из головы не выветривалась последняя мысль и там не оставалось ничего, к его радости, даже Сьюзен. Цель тренировки заключалась в том, чтобы превратить покрышку в лохмотья, а в следующий раз найти новую. Разделавшись с покрышкой, он возвращался с кувалдой домой, объятый ощущением пустоты. И сейчас бил изо всех сил в буквальном и переносном смысле, но больше не ощущал мотивации. Раньше он занимался с покрышкой, чтобы помочь своим занятиям джиу-джитсу. А теперь молотил резину, чтобы избавиться от мрачного ожидания надвигающейся расплаты.

А еще был список «Каро». Он просеивал его по вечерам, объезжая каждое владение на своей быстро разваливающейся машине. И, поглядывая на пассажирское сиденье — вполне приличное, несмотря на древность, — понимал, как мало было тех, кто ездил на нем. Под его же задницей и затылком кожзаменитель растрескался и буквально разъезжался. Бэр и весил немало, и потел, а по временам просто жил за рулем. Но ответов он не находил — они скрывались где-то в трясине информации, пустых лиц и разрозненных фактов. Их необходимо было найти, вот он и гонялся за ними.

Со стен и оконных рам зданий кварталов, которые он проезжал, давно сошла краска. Облицовка повсеместно догнивала. Фундаменты и свесы крыш покосились. Экспедиции Бэра затягивались до глубокой ночи, и его дорожки пересекались с маршрутами патрулей подразделений уличных команд — напористыми ребятами, которых направляли в особо криминогенные зоны города, чтобы хоть как-то контролировать там обстановку. Они молча смотрели на Бэра, давая понять, что было бы лучше, если бы он убрался подобру-поздорову.

Бэр мог войти в любой из домов, значившихся в списке адресов. Брошенные здания были легкой добычей — окна разбиты, косяки и оконные переплеты разваливались, замки ерундовые. А кое-где входные проемы остались не только без замков и ручек, но даже без дверей. Ничто не препятствовало вторжению. Однако, оказавшись внутри, Бэр понимал, что в доме нет ничего для него полезного. Его встречали только дикие кошки, битые склянки, банки из-под пива и даже человеческие экскременты. Сверкающие магазины и муниципальные строения вроде того, где располагалось «Каро», опрятные парки в центре и места прогулок горожан, где можно было бы перекусить, пройтись или совершить пробежку, казалось, были отсюда в сотнях миль и насмехались над Бэром и теми районами, которые ему приходилось исследовать.

Самым ужасным оказался дом, упомянутый в статье Рэти. Бэр переступил упавшие ленты, некогда обозначавшие место преступления, отодвинул лист фанеры и оказался внутри развалины. По пути в гостиную зажег свой ручной фонарик и обошел пустые бутылки из-под коньяков «Ализе» и «Мартель». На пороге спальни он застыл, погасив свет, — до него донеслись голоса. Бэр неслышно направился в сторону звука. Вошел в дверь, левой рукой поднял фонарь, а правой сжал рукоятку пистолета, готовый, если потребуется, быстро выхватить оружие. Луч фонаря отразился красным отсветом в человеческих глазах. Перед ним стояли трое — двое мужчин и женщина — все афроамериканцы. На первый взгляд они показались старыми и изможденными, но присмотревшись, Бэр понял, что им еще далеко до тридцати.

— Полиция? — спросил один из них. — Мы никуда не убегаем.

— Я не из полиции, — ответил Бэр. — Но вы все равно оставайтесь на месте.

Человек кивнул и подал женщине стеклянную трубку.

— Был тут кто-нибудь из вас, когда все произошло?

Все трое отрицательно мотнули головами.

— Мы пришли, когда полиция уже закончила свои дела. В доме никого не оказалось, вот мы и заняли место, — пояснила женщина.

— Ясно. Лотерейный дом? Вы что-нибудь об этом знаете?

— Ничего, — ответила женщина, все пожали плечами и снова покачали головами. У них был вид напуганных грызунов, застигнутых врасплох.

Бэр смотрел на них несколько секунд, затем выключил фонарь и вышел из дома тем же путем, которым явился.

Возвратившись к себе, он порылся в справочниках недвижимости, отыскивая случаи лишения прав выкупа закладной, наложений ареста, принудительного отчуждения или прямого отказа от прав. Несколько домов поменяли владельцев путем продажи, но фамилии ему ничего не говорили и, сведенные воедино, не представляли никакой схемы: «Пилгрен, Крейг Ставросу, мистеру А». Что это — приобретение дома мечты? Не похоже, если учесть, в каком он расположен районе. Или никудышная игра перед тем, как взорвется мыльный пузырь недвижимости? Родригес, Рауль Басгеймант, Виктория. Сделка между латиноамериканцами или между латиноамериканцем и итальянкой. Ее имя встречалось несколько раз. Вероятно, спекулянтка мелкого пошиба. То же самое в случае продажи дома неким Снопсом, С.-Кале, Морису. Господин Морис владел пятью домами, но в течение последних полутора лет лишился трех по причине отчуждения права выкупа закладной. Бэр сделал пометку, намереваясь позже проверить этих людей.

Делать было больше нечего. Обычно Бэр разыгрывал из себя полицейского, а затем следователя, чтобы сразиться с неизвестным. Воображал себя единственным, кто способен заглянуть в мрачные, промозглые закоулки преступлений, где отсутствуют координаты точной информации и обычный человек способен удариться в панику. Но это было почти двадцать лет назад, а теперешнее состояние дел не воодушевляло, не увлекало, не волновало — скорее, граничило с безумием. Мысль о предстоящих впереди новых двадцати годах приводила в уныние. Особенно если предположить, что он достиг вершины своих способностей или, того хуже, уровень наивысшего прилива уже позади. Его не покидало ощущение, что он по плечи в холодной жидкой грязи и продолжает в нее погружаться. Какая польза оттого, чем он занимается? Что бы он ни обнаружил, Аурелио не воскреснет, а то, что произошло со следователями «Каро», совершенно не его дело. Получит ли он удовлетворение, если что-нибудь раскопает? Какое все это имеет значение?

Захотелось все бросить — и не только текущее расследование, но вообще профессию. Но кроме сыскного дела, он больше ничем не мог бы заниматься, а холить с фонарем в форме ночного сторожа под дверями «Костко» не представлялось достойной альтернативой.

Когда стал и сгущаться сумерки, Бэр въехал в ворота муниципальной свалки южного округа. Его охватило отчаяние, а последний дом, куда его занесло, находился в черном районе, который никто так хорошо не знал, как его приятель Терри Коттрелл.

Бэр остановился и, выбравшись из машины, увидел Коттрелла, стоявшего на возвышении из хлама и заряжавшего пневматический пистолет. Довольный выстрелом, он обернулся и заметил Бэра.

— Привет, Верзила.

— Охотишься на крупного зверя?

— От крыс спасу нет. — Терри выплюнул на землю несколько пулек — боеприпасы, которые хранил за щекой. Они пожали друг другу руки и похлопали по плечам. Идиотский жест — ни с кем другим Бэр не позволял себе ничего подобного. Сюда свозили мусор со всего южного округа. Жара способствовала разложению, и пока они шли, их окутывало плотное облако миазмов. У Бэра возникла мысль: благодаря своей работе Коттрелл перестал воровать, но не угробит ли она его в конечном счете — ведь под ногами у него сплошной канцероген.

Приятель, словно прочитав его мысли, предложил:

— Зайдем. У меня там кондиционер вовсю дует. — Бэр последовал за ним в двойной трейлер.

Внутри было темно и прохладно. Свет исходил только от экрана большого плоского телевизора, на котором застыло черно-белое изображение закуривающего мужчины в длиннополом пальто.

— Чем увлекаешься? — Когда глаза Бэра привыкли к полумраку, он заметил несколько стопок книг — они были сняты с полок, чтобы освободить место для коллекции дисков.

— Вот, смотрю, — ответил Коттрелл и пояснил: — Новую волну и черное кино: «400 ударов», «Раффифи», «Самурай», «Красный круг». — Он закурил «Ньюпорт» с хмурым видом, как герои французских фильмов, на которые Бэр еще в колледже водил девчонок. — Помнишь «Лифт на эшафот»?

— Кино, откуда эта музыка? — в трейлере раздавались негромкие звуки трубы.

— Да, ее исполняет Майлз Дэвис. Его брат записывал фонограмму живьем. У Майлза лопнула на губе лихорадка, но он продолжал играть. Вот почему музыка звучит так приглушенно.

— Я потрясен, старик. — Бэр не отказал бы себе в удовольствии немного посмеяться над Коттреллом, если бы не дела. Сам он несколько раз предпринимал попытки послушать джаз, но всегда возникало ощущение, что он ужинает в ресторане аэропорта. Однако сегодня у него не было времени. — Я занимаюсь расследованием, имеющим отношение к «гороховой» лотерее. Случайно не знаешь что-нибудь об этом?

Глаза Коттрелла на мгновение сузились, затем весело заблестели.

— Нет, но я слышал, что какая-то лажа приключилась с лотереей Бинго в Флэквиле. — Коттрелл поперхнулся хриплым раскатистым смехом.

— Колись, приятель, — настаивал Бэр.

— Хочешь выведать, как снимают по-крупному пенки? Так это не ко мне.

— Разве я похож на человека играющего?

— Вот уж чего бы не сказал.

— Тогда признавайся.

— Люди в округе по-прежнему с благоговением относятся к цифрам — вот и все, что мне известно, — ответил Коттрелл.

— Если у бабушки есть мечта, как не выложить за нее свой доллар.

— Все зубоскалишь, шут гороховый, — покачал головой Коттрелл. — Но что ни говори, здесь еще найдется немало играющих в «гороховую» лотерею. Это вам подавай «Чери мастер», а им такое не по зубам. — Он говорил о легальных игральных видеоавтоматах, устанавливаемых в обладающих лицензиями барах. Неравенство и потенциальный расизм были часто обсуждаемыми темами и в газетах, и в Интернете. Бэр это понял, проведя несколько дней в редакции «Стар», приютившись за боковым столом.

— Не слышал, что там за шум с латиноамериканцами?

— Могу себе представить — протестуют против дискриминации.

Бэр покачал головой.

— Нет? — Коттрелл выпустил струю дыма.

— На этот раз не то. Похоже, что это наезд на дома, где устраивали «гороховую» лотерею, — пояснил Бэр и взглянул на собеседника. Коттреллу было почти тридцать, но он остался таким же худощавым и жилистым, как в юности. И даже отойдя от преступного мира и уже несколько лет официально работая, по всей видимости, знал, что происходит и в нем, и в окружающем пространстве.

— Кто-то затеял игру на манер Трафиканте?[29] — спросил Коттрелл. Бэр помнил о его поразительной осведомленности во всем, что касалось преступлений — как вымышленных, так и реальных. Узнал имя гангстера, но не уловил связи. — Старина Санто организовал болиту[30] в Тампа — в Ибор-Сити, кубинском и сицилийском районах города. И таким образом разбогател.

— Думаешь, то же самое происходит и здесь?

— Понятия не имею, чем занимаются здесь. Не имел ни малейшего представления до тех пор, пока ты мне не сказал. — Коттрелл затушил сигарету в забитой окурками пепельнице. — Утверждаю только одно — это традиционный для коза ностры способ создать основу собственной власти.

— Рад, что ты провел такое интересное социальное исследование. И настолько захватывающее, — прокомментировал Бэр. Как ему было известно, в Индианаполисе не существовало никакой мафии, поэтому все, что сказал Коттрелл, никак не могло ему помочь. — Вот если бы ты еще продолжил его для меня.

— Нет, нет и нет, я не занимаюсь подобными вещами.

— Тогда будь добр, оповести меня, если до тебя что-нибудь дойдет. Я веду поиск двух пропавших следователей из организации под названием «Каро». Для меня было бы очень важно, если бы я сумел определить их местонахождение.

— Ну да, сейчас подхвачусь и пойду задавать вопросы, а когда ребята поинтересуются, зачем мне это надо, отвечу: бывший коп попросил. Кому это понравится?

Бэр решил, что пора отваливать, вышел на улицу, и за ним в дверь понеслась новая порция смеха Коттрелла.

Когда он оглянулся из машины, Коттрелл стоял в дверном проеме трейлера и закуривал новую сигарету. Бэру показалось, что его приятель озабоченно хмурится. Или только задумался — с такого расстояния трудно было определить.


Наступил вечер. По дороге к дому Бэр размышлял, не следует ли что-нибудь купить поесть, и в это время подал сигнал его мобильный телефон. Он не узнал высветившийся на экране номер.

— Бэр, это вы? — послышался голос в трубке.

— Кто это?

— Малый! Макмерфи.

— Где ты пропадал?

— Парень, ну, тот, о котором я вам говорил, он уезжал, но теперь вернулся.

— Готов мне что-то сказать?

— Сказать? — переспросил Макмерфи, а затем словно заснул посреди разговора.

— Где он? Нам надо выяснить, что ему известно.

— Сделайте это без меня…

— Нет. Где ты находишься? Я еду за тобой. — Бэр нажал на газ.

Глава двадцать девятая

Макмерфи сидел в закусочной на неосвещенном углу Вик-энд-Витос. Перед ним лежал огромный, порезанный диагональными дольками недоеденный кусок посыпанной крошками пиццы. Бэр вошел и заметил, что парень в том же пыльном черном костюме, но теперь он надел под него белую рубашку со следами двух разных губных помад на воротнике. Тонкими пальцами музыканта он взял из большой миски щепотку пряной приправы и нанес ее на пиццу. Затем, кивнув, взял дольку и начал откусывать от нее мелкими кусочками. Макмерфи постоянно ел, но при этом оставался тощим как жердь. От соуса из маринованных овощей — Бэру приходилось пробовать то, что готовили на Вик-энд-Витос — могла запросто образоваться дырка в желудке.

— Так значит, этого парня зовут Остин. Он работал, реально работал в одном из мест, где катали «горох». Ты веришь этому человеку? Такое впечатление, что у него сильное желание разжиться на информации. — Платный осведомитель — это было вовсе не то, что Бэр мог осилить. — Доедай, поговорим, когда будешь готов. — Он оперся локтями о стол.

Макмерфи, словно принуждая себя сделать что-то неприятное, опять кивнул. Вероятно, ему стало жаль говорить «прощай» недоеденной пицце. Кивки продолжались и делались все более энергичными, пока парень не стал похож на куклу-болванчика.

— С тобой все в порядке? — спросил Бэр.

— Да, просто немного прибалдел.

— От чего? — поинтересовался он, но парень в ответ только усмехнулся. Теперь Малыш не только кивал, но подергивал из стороны в сторону головой. Бэр заглянул ему в глаза — в них было много огня, но мало мысли.

— Что с тобой?

— Ничего.

— Так уж и ничего?

— Нет. — Малыш обиженно поморщился. — Немного принял, чтобы подкрепиться…

— Я не буду иметь с тобой дел, если ты под кайфом, — спокойно заметил Бэр, стараясь определить, чем подкрепился Макмерфи: кокаином, метамфетамином или колесами. Или просто сбрендил.

— Выпил немного «Бима», нюхнул коки и залакировал вот этим. — Макмерфи указал на наполовину пустую кружку черного пива, пена с которого уже успела осесть.

— Немного — это сколько?

— Немного, и все. Не беспокойтесь — после моих последних гастролей я могу выпить галлон «Бима» и не почувствовать.

— Поздравляю. — Бэр поднялся, взял ромбовидный кусок пиццы и одним укусом отхватил добрую половину. — Так куда мы направляемся?


Ответ был следующим: «В ирландский паб „Фионн Маккулз“ на Фишерз». Кирпичное здание было стилизовано под атмосферу старого Дублина и вмещало в себя барную стойку, столики и танцпол со сценой, на которой играли живую музыку и исполняли танцы на носках. Место пользовалось популярностью среди продвинутой молодежи. На День святого Патрика здесь наверняка не было прохода от маек с надписью «Я пьяный ирландец», а по мостовой разливалась зеленая пивная блевотина. Бэр не был завсегдатаем этого заведения. Сегодня здесь группа не играла, но они вошли под громкую музыку из стереосистемы, и Бэр сразу понял, что он оказался в компании с местной знаменитостью: две трети посетителей бара поздоровались с Макмерфи — ребята пожимали ему руку и обнимали, а девчонки на европейский манер дважды целовали. Его просили, чтобы он сфотографировался с ними, спел со сцены или присоединился курнуть. А вот парня, ради которого они сюда пришли, нигде не было. Малыш пошарил по залу глазами, а затем помахал проходившей официантке:

— Слушай, ты не видела Остина?

— Остина Така?

— Да.

— На веранде с Дэйви Велном, — ответила официантка.

Макмерфи показал на дверь, ведущую на улицу:

— Наверное, играет в кукурузные лунки. Он подвинулся на этой забаве.

На веранде оказалось больше пароду, чем в зале. Здесь тоже била по ушам музыка. Вокруг столов сгрудились ценители напитков — в основном блондинки послеуниверситетского возраста. А игроки собрались неподалеку от двух плошадок для бросков. Площадки представляли собой отстоящие друг от друга примерно на десять ярдов наклонно поставленные в верх дном картонные коробки. Команды бросали мешочки с кукурузными зернами в небольшие отверстия, прорезанные в донышках коробок. Это была игра, которая могла приобрести популярность только в аграрной стране, а интерес к ней подогревался обильными возлияниями. Три очка присваивали за попадание мешочка в отверстие и одно, если он падал рядом, но не проваливался внутрь. Бэр помнил правила, но сам играл всего пару раз. Развлечение было не в его духе.

— Вот он. — Макмерфи указал на пару парней, стоявших на удалении, у перил. Один, высокий и крепкий, с бритой головой и крутыми плечами, был явно перекачан в спортзале колледжа. Другой среднего роста, но и у него под майкой бугрились, хотя и не такие выпуклые, мышцы. Татуировки на руках поднимались на шею, в мочках ушей болтались увесистые серьги.

— Который? — спросил Бэр.

— Тот, что с бритым куполом.

— Пошли.

— Хорошо, хорошо, — закивал Малыш и направился к крепышам, сжимавшим в руках кружки с пивом. Игроки, подкидывая мешочки с зерном, дожидались, когда настанет их очередь бросать. — Привет, Остин, — поздоровался он. Верзила повернулся, но ему не сразу удалось сосредоточить на музыканте взгляд.

— Здорово, Малыш. — Дэйви Велн тоже кивнул. Бэра они словно не замечали.

— Этот человек хочет с тобой поговорить, — сказал Макмерфи. Только теперь парочка удостоила Бэра вниманием. — Помнишь, я говорил тебе про деньги?

— О чем поговорить? — спросил Остин, поворачиваясь к Бэру. Хоть он был и нехилый малый, и накачанный, воли в нем не чувствовалось. Бэр также заметил, что он выпил. Глаза остекленели и блуждали по сторонам.

— О твоей прежней работе, — объяснил он.

— Нет уж, увольте… — Остин хотел, чтобы его голос отдавал ледяной дерзостью, но тот предательски дрогнул.

— Слушай, братан, — подал голос Велн, — наша очередь подходит. Так что тебе придется либо подождать, либо лучше вали-ка ты отсюда. — И Фрэнк понял, что хотя верзилой был Остин, заводила из них двоих — Дэйви.

— Я не с тобой разговариваю, — огрызнулся он и снова обратился к Остину: — Потом сыграешь. Пошли.

— Ты не догоняешь, придурок. Сейчас идет отбор на большую игру. Так что он не может бросать потом, — в голосе Велна зазвучала угроза. — И вообще ему до тебя нет дела.

Бэр выбросил вперед руку — палец точно попал в кольцо серьги в ухе Велна. Бэр потянул вниз, отчего парень согнулся пополам.

— Черт! — завопил он от неожиданности и боли.

— Я же предупредил, что не с тобой разговариваю, — другой рукой Бэр схватил его за волосы и отогнул голову назад. — А теперь, если хочешь сохранить ухо, и я говорю не о мочке, а именно об ухе, потому что буду тянуть не вниз, а вверх и оторву все разом, отправляйся в бар за выпивкой и не показывайся мне на глаза.

— Мать твою… Хорошо… Согласен… — Велн чуть не плакал. Бэр окинул его взглядом. От потрясения глаза парня сделались большими как блюдца. — Мать твою… — повторил он и поспешил к двери. Следившие за их стычкой любопытные расступились.

Бэр взял из рук Остина стакан и игровой мешочек и передал Макмерфи. Затем загнал Остина в угол, образованный коваными перилами веранды.

— Что тебе от меня надо? Кого ты на меня натравил, Малыш? — возмущался насилием Остин.

— Говори не с ним. Говори со мной. — Бэр настолько придвинулся к его лицу, что ему стали видны крупные грязные поры.

— Ладно. Что ты хочешь знать? Ты же и так все знаешь. Какое-то время я работал охранником…

— В лотерейном доме?

— Да.

— И?

— Все так хреново повернулось, что я ушел оттуда и больше там не появлялся.

— Этого недостаточно.

— Больше я ничего не скажу.

— Где это произошло?

— Умолчу.

— Черт бы тебя побрал!

— Я и так слишком много выболтал.

Бэр покачал головой и посмотрел на Остина. Парень был явно напуган. Существует много способов добиться информации оттого, кто ею владеет. В учебнике оперативной службы в разделе «Действия допрашивающего по получению сведений» говорится, что у людей, если они находятся в состоянии стресса, доброе расположение может развязать язык. Это больше подходит полиции, располагающей набором средств для того, чтобы нагнать на человека ужас. Кроме того, Бэр не собирался демонстрировать доброту. Описанный метод годится, когда работают вместе Матт и Дефф, больше известные как добрый коп и злой коп. Он же действовал в одиночку. Еще был прием «Нам все известно», но и им воспользоваться соло трудновато. «Пулеметный допрос» предполагает, что допрашиваемый запутается в ответах и допрашивающий его на этом поймает. Но в данных обстоятельствах он мало что дал бы. Не подходил и способ давления на самолюбие — лесть с целью установления контакта. И метод так называемого ложного флага, когда допрашивающий притворяется, что у них с допрашиваемым одинаковые интересы. Здесь все было сложнее. Бэр должен был создать такую стрессовую ситуацию, в которой Остин побоялся бы промолчать. И создать ее требовалось моментально. «Делай то, чего не могут полицейские», — приказал он себе.

— Ты мне скажешь все, что тебе известно!

— А не то схватишь и меня за ухо? Не смей прикасаться ко мне! Ни здесь, ни где бы то ни было! Тебе прекрасно известно, что у тебя нет способов заставить меня говорить. — Остин держал удар и своим поведением загнал Бэра в красную зону. Когда Фрэнк служил в полиции, приходилось обращаться с парнями с большой осторожностью и по всем правилам. Потому что, если он вел себя по-другому, а клиент потом получал срок, каждый жим штанги за решеткой был посвящен ему и парень только и ждал, чтобы выйти и встретиться с ним лицом к лицу. Но Бэр давно расстался с полицейским жетоном.

«Делай то, чего не могут полицейские».

— Больше грех грамм, — сказал он.

— Что? — Пьяные глаза Остина сосредоточенно сузились.

— Больше трех грамм, — повторил Бэр.

Ничего не выражающий взгляд был ему ответом. Неплохо: молчание — первый шаг к цели.

— Однажды — ты не узнаешь когда — ты выйдешь к машине и на тебя навалятся копы, скрутят и уведут. Знаешь почему? Потому что они найдут в панели, запаске или еще где-нибудь больше трех грамм героина или крэка. Не важно чего, потому что, если найдено больше трех грамм, тебе припаяют как за преступление класса С…[31]

— Ты что, собираешься подбросить мне наркоту? — По глазам Остина было видно, что до него дошло все, что он услышат.

— Вот именно. И знаешь что? Меня не устроит какой-то вшивый класс С, за который тебе навесят годика четыре. Все это случится в пределах тысячи футов от школы, парка или жилого комплекса…

— Мать твою!

— Что автоматически предусматривает класс В. Но что мешает прокурору потребовать класса А? Ведь при тебе найдут пятидолларовые купюры, пузырьки, шарики и прочее дерьмо, из чего станет ясно, что ты занимался торговлей. А это уже от двадцати до пятидесяти лет, так что приговор скорее всего будет лет тридцать. Тридцатник в федеральной тюрьме — мало не покажется. Лет через десять тебя, наверное, выпустят, но к тому времени ты будешь очень, очень старым. — Бэр взял Остина за грудки. — Думаешь, я этого не сделаю? Полагаешь, я на такое не способен?

С лица Остина исчезла краска. Ему было явно нехорошо.

— Ладно, я все скажу. Только дайте мне выпить.

— Малыш, принеси! — распорядился Бэр. Макмерфи бросился в бар. Остин проследил за ним взглядом.

— Будь он проклят, этот Малыш. Сказал, что ты заплатишь мне за информацию. Я решил, что он просто болтает, и передумал говорить.

— Проехали. Ну, так что там произошло?

— Я работал на одного малого. Поддерживал порядок. Собирал деньги. Охранял выигрыши. Работа не бей лежачего. Никто не собирался задираться. Все хотели только играть. Деньги крутились там тысячами.

— И что потом?

— В один прекрасный день на дом наехали. В заднюю дверь ворвались несколько крутых ублюдков и, не говоря ни слова, огрели по голове отца устроителя лотереи.

— Огрели — в смысле убили?

— Ударили трубой, фонарем или чем-то похожим. Может, и убили.

— Сколько их было?

— Трое. Двое молодых. Один постарше.

— Белые? Черные? Латиноамериканцы?

— Белые. — Остин, когда произносил это слово, словно освобождал мозг от неприятных воспоминаний, — Как только я их увидел, то сразу сделал ноги. Вспомнил, что мне говорили. А потом две недели отсиживался у родственника в Луисвилле.

— Вот как? — удивился Бэр. — И что же тебе говорили?

Прежде чем Остин успел ответить, появился Малыш Макмерфи, но с пустыми руками.

— Официантка принесет, — объяснил он.

— Мне говорили, — продолжил Остин, — что стихийной лотерее в городе приходит конец. Группа парней — семья — задумала оприходовать бизнес. Я слышал, они убивали всякого, кто становился у них на пути.

— Убивали людей? — переспросил Бэр. Он и до этого понял, что втянут в серьезное дело, но не был склонен верить любым городским байкам.

— Так мне говорили. Эти подонки действуют как машина смерти. Никто не смеет ни пикнуть, ни встать им поперек дороги. — Остин замолчал, а к ним походкой заштатной стриптизерши подошла девица на высоких каблуках. Она принесла на подносе три стакана с коктейлем.

— Спасибо, Роза, — поблагодарил ее Макмерфи, взял стакан и подал товарищу. Официантка робко покосилась на мужчин, словно понимала, что между ними происходит что-то нехорошее. — Я не знал, что вы пьете, поэтому попросил смешать двойной «Бим» с кока-колой, как нам. — Макмерфи повернулся к Бэру. Тот жестом предложил ему взять и третий стакан, что Малыш не преминул сделать.

— Кто эти парни? Эта семья? — продолжил допрос Бэр, когда официантка отошла.

— Не знаю. Братья с отцом или дядей.

— Фамилия?

— Люди, которые мне про них нашептали, про это ничего не сказали. — Остин поднял голову. — Можете хоть всю мою машину завалить наркотой, говорю вам, я не знаю. — Он залпом выпил полстакана.

— Как звали твоего босса?

— Гектор.

— Что за Гектор? Латиноамериканец?

— Да. Из Гондураса. Ни разу не слышал его фамилии. Работал у него всего два месяца, и мы так и не обменялись с ним визитными карточками.

— Отлично, — кивнул Бэр. — Мне необходимо с ним поговорить. Его можно найти?

— Нет, если он не дурак. А дураком я бы его не назвал. Парень тоже себе на уме. До меня дошли слухи, что он и после этого наскока держал лотерею. Даже сумел заполучить игроков. А затем бросил. На этом я перестал задавать вопросы и слушать. Этот Гектор, видимо, закрыл лавочку и смылся.

— Я сам его об этом спрошу, — сказал Бэр. Остин допил коктейль, взял у Макмерфи стакан и сделал глоток.

— Все бы тогда сложилось по-другому, если бы я был вооружен. — Остин сказал это больше себе, чем остальным. — Надо иметь в виду, когда в следующий раз пойду работать охранником.

— Лучше смени направление деятельности, — посоветовал ему Бэр.

— Подумаю, — тихо ответил Остин и сгорбился. В нем больше не осталось ни капли задиристости.

— Мне нужен адрес притона.

Получив от Остина адрес, Фрэнк собрался уходить.

— Послушайте, — окликнул его Макмерфи, — вы меня не подбросите?

Тот остановился:

— Ты ведь просто хотел помочь? Так?

Он кивнул.

— Тогда вали домой. В этом и будет твоя помощь. — Он направился к двери.

Глава тридцатая

Когда Бэр шел по не заасфальтированному участку к дому на Тауб, у него возникло ощущение, что он продвигается сквозь грязные облака. Это место не упоминалось в статьях Рэти, и его не было в списке «Каро». Влажный воздух светился ореолами вокруг немногих работающих и освещающих округу фонарей. Но кроме них и дом, и все, что находилось рядом, оставалось в темноте. Подойдя ближе. Бэр обнаружил, что окна целы. Дом не был брошен, как полагал Остин, или но какой-то причине бродяги обходили его стороной, как гиены, которые не трогают трупы павших от болезней животных. Фрэнк вытащил ручной фонарик и, приблизившись к зданию, включил его. На входной двери было приклеено извещение судебного пристава, уведомляющее о том, что процедура наложения ареста состоится в течение ближайших тридцати дней. Бэр посветил фонариком в окно — в комнате стояли только диван, пара стульев и стол. Он постучал в дверь и подождал — в доме было тихо. Сошел с крыльца, обогнул здание кругом, заглядывая в окна, где они располагались достаточно низко и не мешали, как в задней спальне, задернутые шторы.

Затем снова постучал — на этот раз в заднюю дверь — и опять не получил ответа. Оказавшись у парадного входа, поднялся на крыльцо. Постучал в последний раз и подергал ручку — дверь оказалась надежно запертой. Бэр вернулся к машине за набором отмычек. Он предпочел заднюю дверь — так было легче уберечься от нескромных взглядов, хотя на улице и во всей округе не было ни души. Присмотревшись, Бэр понял, что имеет дело с замком марки «Примус» повышенной секретности, с двойным цилиндром и запорным штифтом.

Ему уже приходилось сталкиваться с подобными устройствами, и борьба с ними протекала с переменным успехом. Замок был снабжен усиленными стопорными кольцами, а цилиндр защищался вращающимся кожухом. Ключи было трудно подобрать, поскольку они имели трехстороннюю насечку, и эта модель предусматривала встроенную защиту от вскрытия отмычками. Но Бэр тем не менее приступил к делу и, зажав фонарик в зубах, трудился минут десять, пока не заболели челюсти. Затем прервался и смахнул пот с лица. Один замок уступил — тот, что находился в дверной ручке. Однако со вторым — тем, что был со штифтом и располагался выше, предстояло повозиться дольше. Судя по всему, его врезали совсем недавно. Дверь держалась удивительно крепко. Бэр подумал: уж не использовали ли какое-нибудь приспособление вроде клина? Или дверь каким-то образом закрыли изнутри? Он прикинул шансы, поглядывая на соседнее окно. Ничто так не побуждает вызвать полицию, как звон разбиваемого стекла, даже если соседям нет никакого дела до окружающего. Поэтому он отказался от окна, спрятал отмычки в чехол и пошел к машине. Вернулся он с гораздо менее хитроумным воровским инструментом — коротким ломиком — и сразу приступил к делу. Ввел заостренный конец между дверью и притолокой выше ручки и начал раскачивать взад и вперед, пока дерево, поддавшись усилиям, не затрещало. На ноги посыпались краска и щепки. Вскоре дверь поддалась, и крепления ослабли. Бэр подергал за ручку и вновь принялся крошить дерево. Постепенно щель расширялась, и он увидел гладкий металл запора, который так ему досаждал. Мощная пила могла бы быстро справиться с задачей, но по сравнению с ней звук разбиваемого окна показался бы совсем негромким. Поэтому он начал расковыривать косяк, державший приемную металлическую часть засова. Работа оказалась непростой — ломик срывался в руках, и на ладонях появились волдыри. Но дерево под натиском лома уступало, и дверь уже перемещалась в раме — штырь вихлял в косяке на дюйм или два. Бэр отложил ломик, отошел на шаг и ударил в створку ногой. На двери появился мерный отпечаток его подошвы, он не сомневался, что разбудил всех соседей в округе, но путь был свободен.

Стало тихо. Бэр немного постоял, обливаясь потом. Оглянулся, по не заметил, чтобы поблизости зажглись огни. Надел перчатки из латекса, подобрал ломик и шагнул в темноту дома. Он побывал в таком количестве подобных одноэтажных жилищ в городе и окрестностях, что, пожалуй, сумел бы нарисовать их планы с закрытыми глазами. И теперь уверенно шел по коридору мимо двух закрытых дверей. Воздух в доме был жарким и спертым, пахло гнилью, и Бэр понял, что где-то под настилом лежит дохлая крыса. Он держал путь в скудно обставленную переднюю комнату. Знал, что с какой-то стороны должна быть маленькая кухня, а напротив — ванная. Попробовал зажечь свет, но обнаружил, что электричество отключено. Повел лучом фонарика по углам и заметил перевернутый стул. Кто-то выдернул из розетки штепсель плоского телевизора, разбил экран и отшвырнул аппарат к стене. Бэр увидел у плинтуса пластмассовые шарики с номерами и понял: Остин его не обманул — здесь в самом деле организовывали «гороховую» лотерею. Пришлось встать на колени — он заметил в полу отверстие, как бывает от пули небольшого калибра. Достал из кармана перочинный нож и открыл маленькое лезвие, собираясь извлечь пулю или хотя бы ее осколок. Но рядом с отверстием имелись следы ножа — его успели опередить. Бэр присмотрелся, однако не заметил следов крови. Поднялся и с этого момента стал двигаться осторожнее, ни к чему не прикасаясь. Понял, что оказался на месте преступления.

Он бегло осмотрел пустую кухню и ванную и с бьющимся сердцем повернул к спальне. Соблюдая предосторожности, взялся за ручку и толкнул створку. И сразу в нос ударил сильный запах. Под полом не было никакой крысы. В спальне лежал труп. Мужчину небольшого роста бросили раздетым, кровь пропитала матрас. Несчастного полоснули по горлу, да так, что чуть не отсекли голову. Кровь на матрасе высохла, и по тому, как далеко зашло разложение, Бэр мог судить, что убийство произошло много дней назад и запах, каким бы он ни был противным, уже не такой интенсивный, как бывает в начале процесса.

Он приблизился к трупу и, тщательно обыскав карманы брюк, убедился, что там нет ни бумажника, ни документов. Под кроватью тоже ничего не оказалось, кроме нескольких пятен крови, где она просочилась сквозь матрас, прежде чем запеклась. Ничего не дал и осмотр маленького шкафа — в нем лежали лишь майки и отороченная овечьей шерстью джинсовая куртка.

Бэр взял себя в руки и вернулся к телу. Голова трупа была откинута назад, зубы оскалены, глаза зажмурены, что свидетельствовало о том, какие тяжелые страдания испытал несчастный перед смертью. Горло перерезали ножом мясника, мачете или чем-то подобным с широким лезвием. Хватило или нет одного удара, чтобы наступила смерть, но убийца на этом не остановился. Бэр решил, что он с полдюжины раз полоснул по шее. На руках трупа не было серьезных ран. Это свидетельствовало о том, что человека держали, пока убийца делал свое дело. Тело миновало стадию вздутия и дегидрации, и теперь происходила усушка оставшихся тканей.

Бэр отошел от трупа и, оказавшись в соседней спальне, вспомнил инструкции Помроя. Он понимал одно: никак нельзя, чтобы его имя связали с тем, что он обнаружил. Возникнет слишком много вопросов: почему он замялся этим делом и как сюда попал? С лихвой хватит даже одного вопроса. Он подумал, не позвонить ли в полицию анонимно, по не мог этого сделать со своего мобильного телефона, так как его тут же вычислили бы. Таксофонам он также не доверял, даже если бы удалось найти хотя бы один работающий. Бэр уже открывал дверь во вторую спальню, когда ему в голову пришла мысль. Но прежде он решил осмотреть комнату. Однако створка полностью не открылась и во что-то уперлась. За дверью что-то лежало. Бэр надавил плечом, предмет поддался и скользнул по гладкому деревянному полу. Он вошел в комнату. Помещение было обставлено как временный кабинет. Здесь были стол, стул и допотопный встроенный шкаф с распахнутой дверцей. Бэр навел луч фонарика на лежащий на полу предмет и воскликнул:

— О нет!


Он стоял на почтительном расстоянии на другой стороне улицы вместе с группой здешних жителей и не таких уж близких соседей, которые в свете наступающего утра пришли поглазеть на то, что происходи т неподалеку от их домов. Вторыми сюда подоспели полицейские на паре патрульных машин с включенными сиренами. Затем ребята из отдела тяжких преступлений — убойного отдела. Потом начальство и бригада коронера. Окна осветились изнутри — это подключили линию электропитания. Но к обычному освещению прибавилась приправа вспышек фоторепортеров. А затем Бэр увидел такое, что за всю его карьеру случалось два или три раза: когда бригада следователей выходила из дома, почти все как один плакали. Он находился слишком далеко, чтобы рассмотреть слезы, но был уверен, что не ошибся. Полицейские терли глаза и, поддерживая товарищей в трудную минуту, хлопали друг друга по плечам и пожимали руки.

Вскоре показалась первая каталка, на которой лежал застегнутый на молнию черный мешок для тел. Прошло немного времени, и вынесли вторые носилки. Тоже с черным мешком, но с очень маленьким телом внутри. Люди ахнули, а Бэру при виде этой картины стало страшно и горестно, как совсем недавно, когда он стоял в доме. Зрелище навсегда запечатлелось в его глазах, и он понимал, что никогда его не забудет. Под дверью свернулся мертвый мальчик лет двух или трех. Он погиб от обезвоживания, но перед смертью, пытаясь выбраться из комнаты, в кровь изодрал себе пальцы. Он был настолько мал, что не мог дотянуться до ручки двери.

Убитый был скорее всего отцом или дядей ребенка, хотя не исключено, что между ними не существовало родственной связи. Бэр решил, что, совершив преступление, убийцы просто не заметили малыша. Или заметили, но оставили умирать. Гнев подкатил к горлу, когда он увидел лежащий детский трупик и нагнулся проверить пульс, который уже давно не бился. Бэр не мог сказать, когда остановилось сердце мальчика, но понимал, что не сумев вовремя найти дорогу к этому дому, он не успел предотвратить то, что случилось, а потому будет вечно жалеть о своем провале.

Мешки с каталок перегрузили в фургон службы следственного отдела прокуратуры. В доме еще продолжались вспышки фотоаппаратов, но толпа на улице начала рассеиваться. Бэр отвел взгляд от фасада и, заметив Нейла Рэти, разглядел в предрассветных сумерках тлеющий кончик его сигареты и темные круги под глазами репортера. Бэр позвонил ему первому, и тот первым приехал на место преступления.

— В чем дело? — спросил Рэти, разыскав тихую, темную улочку.

— Ты же интересуешься сюжетами, связанными с «гороховой» лотереей? Мне надо, чтобы ты сделал кое-что для меня, а за это получишь кое-что и для себя, — ответил Бэр. Затем он попросил поставить в известность полицию о трупах, но только те подразделения и отделы, которым можно доверять. И сделать это по мобильному телефону, чтобы молчали полицейские рации. Иначе новость перехватят те, кто следит за полицейскими переговорами, и на месте преступления соберутся все журналисты города. Нейл должен был объяснить, что его оповестил источник, который он не может раскрывать, а дверь он нашел не запертой. Затем Бэр впустил репортера в дом, чтобы тог увидел все своими глазами.

— Не знаю, что и сказать, чтобы тебя подготовить, — начал Фрэнк.

— Ничего не говори, — отозвался журналист и шагнул в теперь уже не закрытую дверь с фонарем в руке. Но через мгновение выскочил — бледный и шатаясь. Вскоре подъехали первые полицейские. Дрожащими руками Нейл зажег сигарету и с тех пор курил не переставая. Пока работала бригада следователей, они не обменялись ни словом. Во-первых, потому, что стояли далеко друг от друга — Бэр не хотел, чтобы их видели вместе. Но еще и потому, что сказать было нечего.

Теперь, перед тем как уехать, Фрэнк подошел к репортеру.

— Полагаю, говорить спасибо за такое неуместно, однако… — начал Рэти.

— И тебе спасибо, — ответил Бэр.

В этот момент у дома появился серебристый «краунвик», и из него показалась знакомая фигура капитана Помроя. Он подошел к полицейскому, которого Бэр не знал, и они обменялись несколькими словами. Помрой тут же взялся за мобильный телефон. Бэр подумал, уж не заметил ли он его. И тут подала сигнал его трубка.

— Да, — ответил он.

— Я же тебя просил, чтобы ты не ворошил дерьмо. А теперь что имею? Пресса в курсе, — послышался голос капитана.

Бэр отошел от Рэти:

— Я не мог подставляться. Ты сам сказал: «Никаких контактов». Вывернулся, как сумел.

— При помощи чертова репортера? — возмутился Помрой.

— Да, но находящегося в контакте с управлением и заслуживающего доверия. Утечка информации в обмен на то, что новость не появится на экранах телевизоров.

— Ты понимаешь, чего мне будет стоить этот выигрыш во времени?

Но Бэру после того, что он увидел в доме, было на это наплевать.

— Что еще у тебя для меня есть? — горячился капитан. — Что-то должно непременно быть.

— Пока ничего. — Бэр понимал, что полицейскому необходимо кинуть нечто весомое, а не одни теории и предположения по поводу некой семьи, терроризирующей лотерейные дома.

— Хочешь зашибить на этом деньгу?

— Разве похоже? — рявкнул в ответ Бэр. Они уже находились на таком расстоянии, когда телефон был практически не нужен.

— Тогда найди мне этих подонков, пока они не натворили чего-нибудь еще! — прошипел Помрой, снижая тон.

Между ними было только несколько ярдов мостовой, но они продолжали прижимать трубки к ушам. Затем, прежде чем Бэр что-то успел добавить, капитан разъединился, спрятал телефон в карман и сердитой походкой направился к дому.

— Что там еще? — спросил Рэти, когда Фрэнк снова присоединился к нему.

— Так, ничего, — ответил тот и сменил тему. — Тот, с кем ты контачишь, просил придержать информацию?

— Да. И я придержу. Хотя не так долго, как от меня хотят. На пару-тройку минут точно. Мне, разумеется, отплатят.

— Конечно.

— И тебе тоже достанется за то, что посвятил меня в эту историю.

— Насчет этого не парься, — ответил Бэр. — Забудь.

— Ты мне расскажешь, чем здесь занимался? — спросил репортер.

— Рассказал бы, Нейл, но не могу, — мотнул головой Фрэнк.

— Понятно. — Журналист посмотрел на него так, словно пронзил взглядом, и у Бэра создалось впечатление, что он все прекрасно знает. Хотя в каком-то смысле так оно и было. Рэти мог не располагать деталями, но прекрасно представлял: все, что он увидел, — следствие жестоких забав морально падших и озверевших обывателей, стремящихся лишь к наживе и тем самым заполняющих пустые колодцы своих душ.

Они немного постояли, затем Нейл снова заговорил:

— Слушай, Фрэнк, это уже не имеет отношения к данному делу. — Бэр сразу понял, что последует дальше. — У вас все в порядке со Сьюзен? У нее такой вид, словно она постоянно ходит под дождем.

— Честно говоря, не знаю, — ответил Бэр, не в силах в этот момент скрывать правду. — Мы как-то разошлись. В последнее время это стало очевидным.

Рэти понимающе кивнул:

— Она потрясающая женщина.

— Не сомневаюсь. Но я не уверен, надо ли нам быть вместе.

Нейл вздохнул, выпустил клуб сигаретного дыма, выбросил окурок и растер его на земле подошвой.

— Не спеши открещиваться, если в тебе осталась хоть капля жизни.

Бэр мрачно посмотрел на него.

— Ее во мне с каждым днем все меньше и меньше, — надо ли было продолжать и признаваться Рэти, что он на самом деле думал? Человек живет в мерзком, убогом мире, полном смерти, не понимая, что творится вокруг. Люди в панике и отчаянии, и чем больше они пытаются узнать, тем дальше истина ускользает от них, поэтому многие обращаются к Богу, хотя он им ничем не отвечает. Ничего из этого для журналиста не является новостью, и он вряд ли пожелал бы такой жизни для Сьюзен, особенно если представляет, в каком она теперь положении.

Рэти с ним не спорил — казалось, он вел спор с самим собой: стоит ли закуривать очередную сигарету из пачки «Кэмела». Но в этот момент из дома вышел человек в костюме с золотым жетоном на шее. И журналист оставил сигареты в покое.

— Мой клиент. Время заключать сделку.

Он пошел через дорогу, а Бэр направился к своей машине.

Глава тридцать первая

Смерть была кругом. Он видел ее ночью в темноте того дома и днем, пока с утра до вечера спал — она являлась в жутких, не поддающихся описанию образах. И проснувшись, ослабевший и измотанный, он почувствовал ее хватку на себе. Это ощущение погнало его туда, где оттачивалось мастерство убийства. Бэр принял душ, оделся и, пристегнув пистолет, ощутил желание пострелять. Он взял сумку, с которой обычно ходил в тир, и положил в нее недавно купленные патроны. Пересек весь город и оказался рядом с парком Игл Крик, где располагался полицейский тир Индианаполиса.

На этой неделе он был закрыт для обычных людей, и автостоянка оказалась почти пустой. Еще не дойдя до позиции — несколько столов, установленных под наклонной крышей, служили здесь станами для бенчреста,[32] — Бэр понял, что в тире почти никого нет. Дневная смена находилась еще на дежурстве. Формально он не имел права пользоваться тиром. Однако бывшие полицейские потихоньку приходили сюда и их пускали. И хотя за городом существовало много мест, где можно было пострелять, Бэр предпочитал этот тир. Может быть, благодаря привычке, может быть, потому, что на несколько минут мог снова почувствовать себя копом.

В воздухе ощущался запах кордита[33] и растворителя. Они давно въелись и в почву, и в шлакоблочные стены, образующие коридор, уходящий на пятьдесят ярдов вперед, где была насыпана земляная преграда. Чуть в стороне от линии огня за столом сидел дежурный офицер — его знакомый Ларри Гастас. Перед ним на газете стояла чашка кофе, а он возился с разобранным «Глоком» сорокового калибра.

— Привет, кетчер,[34] — подошел к нему Бэр. — Как дела?

— Как будто ничего… — Гастас встал, и они пожали друг другу руки. Полицейские могут проявлять большую изобретательность, когда расследуют какое-нибудь дело, но если речь заходит, чтобы дать товарищу прозвище, воображение их покидает. Если от парня попахивает, его назовут Скунсом или Свинарником, и уж если найдется кто-то совсем остроумный — Розанчиком. Двенадцать лет назад Гастас прибыл первым по вызову на пожар. Из окна на четвертом этаже шел дым и выбивались языки пламени. Мужчина держал на весу малолетнего сына, и дым уже душил их обоих. Гастас подбежал под окно. Отец, пытаясь спасти мальчика, решился на отчаянный шаги выпустил ребенка из рук. Гастас каким-то чудом умудрился его поймать и заработал прозвище Кетчер. После этого он сделал свой карьерный выбор и стал оружейником.

— Можно я разлохмачу у тебя несколько бумажек? — спросил Бэр.

— Конечно, конечно, — разрешил Гастас. Фрэнк заметил, какое у того выражение лица, и ему стало интересно: то ли дверка, приоткрытая для него Помроем, включает и тир и Гастасу потихоньку было сказано, что Бэр — свой парень, то ли это сам Гастас сделал для него поблажку.

— Пойдешь со мной? — Это было корыстное предложение. Каждый раз, когда Бэр стрелял рядом с Кетчером, он узнавал что-то полезное: как держаться, как наблюдать за целью, как дышать. Начальник тира был на короткой ноге с патроном двадцать второго калибра и ежегодно выпускал по мишеням не меньше пятидесяти тысяч пуль. Он был мастером своего дела и двигался с расчетливой экономичностью и молниеносной быстротой. Наносил удары по мишеням, словно бил кулаком. В этом смысле Кетчер был одним из самых опасных людей в городе.

— Я временно пас, — ответил оружейник. — Уровень свинца подвел.

— Сколько?

— Сорок.

— Черт! — выругался Бэр. Сорок микрограмм на децилитр — тревожно высокий уровень, особенно для человека, проводящего большую часть времени с пистолетом в руке. Такова была обратная сторона его профессии — уж слишком много он вдыхал свинца. Уровень свинца у Бэра составлял что-то около пяти. Он бил кучно с двадцати пяти ярдов, быстро менял обоймы, если имел дело с автоматическими пистолетами, и с такой же скоростью вставлял запасные барабаны в свой револьвер. С пятидесяти ярдов клал все пули в мишень, но о превосходной кучности говорить не приходилось. Хотя и бой на улице решается, как правило, не на пятидесяти футах. Гастас кивнул в сторону огневого рубежа.

Бэр, позаботившись о защите для глаз и ушей, шагнул на позицию, выбрал первую линию и, воспользовавшись стэплером, повесил мишень-силуэт на деревянный столб в двадцати пяти футах от огневого рубежа. Распаковал коробку с патронами и, оглянувшись, усмехнулся, заметив на стене ламинированные листы с текстом. Такие же он видел, когда служил полицейским, во многих тирах, раздевалках и комнатах для совещаний. Это были выпущенные Корпусом морской пехоты США «Правила огневого боя»:


1. Всегда, если предстоит бой, имей при себе оружие.

2. Лучше не одно.

3. Приводи с собой всех своих друзей, у которых тоже есть оружие.

4. Если есть во что стрелять, лучше выстрелить в это дважды. Патроны стоят дешево, зато дорога жизнь.

5. Запасись боеприпасами. Теми, которые подходят к твоему оружию. И возьми их побольше.

6. Считаются только попадания. Лучше промахнуться, чем вообще не успеть выстрелить.

7. Через десять лет никто не вспомнит деталей: позиций, калибров, тактики. Будут помнить только тех, кто остался в живых.


Дальше все так и шло — в слегка комическом тоне, но в этих поучениях содержалась истина. Не было большей ошибки, чем несоблюдение их. Бэр зарядил револьвер патронами для тира и принял стрелковую стойку — в эту минуту им руководили инстинкт и мышечная память. Перенес вес тела на подушечки пальцев правой ноги, большой палец левой руки для устойчивости уперт в корпус оружия. Бэр начал не спеша, делая выстрелы между вдохами и выдохами. Оружие подпрыгивало в его руке, и он ощутил знакомый едкий запах сгоревшего пороха. Открыл барабан, высыпал теплые гильзы на ладонь и свалил в банку из-под кофе.

Он так и продолжал — расчетливо, но бездумно выпуская пулю за пулей и разрывая середину мишени. Несмотря на грохот выстрелов, действовал, подчиняясь молчаливой сосредоточенности. До этого он считал, что никакими способами нельзя отвлечь его внимание от убийства Аурелио, но теперь понял, что бойня в лотерейном доме — самое мерзкое из всего, что ему приходилось видеть. Бэр менял мишени и израсходовал пять коробок патронов. Корпус револьвера нагрелся и покрылся пороховой гарью. Он обдумывал то, что узнал сам, и то, что услышал от Остина. Семья. Неужели возможно, чтобы какая-то семья действовала настолько единодушно? Теперь следовало заняться подноготной владельцев переходившего из рук в руки жилья. Не исключено, что существовала некая связь и ниточка его куда-нибудь приведет.

Сквозь успокоение, обретенное им в ходе стрельбы, вновь прорвался гнев. Вспомнились другие пункты из списка правил огневого боя: «Никогда не вступай в сражение с оружием, калибр которого не начинается с четверки».

И прямо противоположное: «Ничто из того, что ты держишь в руках, не обладает достаточным останавливающим действием».

В отличие от распространенного мнения и того, что показывают в кино и по телевизору, огнестрельное ранение редко приводит к немедленному наступлению смерти. И противник сохраняет способность нажать на курок и ответить выстрелом на выстрел. Многие полицейские погибли, потому что решили дождаться, когда плохой парень просто истечет кровыо, и поплатились за свое долготерпение.

Бэр начал так называемое мозамбикское упражнение — вколачивал две пули подряд в мишень, что должно было нанести значительное нейроциркуляторное поражение и в конце концов вызвать летальный исход. А затем следовал выстрел в голову, причем целиться надо в переносицу. Этот последний удар разрушал нервную систему нападающего и лишал его способности сделать ответный выстрел. Метод по понятным причинам был также известен под названием «борьба с бронежилетом».

Бэр выполнил упражнение, выбросил гильзы и, перезарядив револьвер, повторил все сначала. Он почувствовал, что в тире стали появляться полицейские. Обернулся и увидел их: с полдюжины, с сумками за плечами, они входили прыгающей походкой, по-юношески задорные и уверенные, как люди, служащие одному делу. Между тем к тиру подъезжали новые машины. Бэр вытер револьвер силиконовой замшей и отложил охлаждаться.

Появился Гастас и приказал:

— Прекратить огонь, положить оружие! — хотя Бэр это сделал и без него, а никто другой стрелять еще не начал. Но хороший начальник тира всегда придерживается правил. Он установил на тридцати пяти футах — середине дистанции — металлические конструкции мишеней. И вернувшись к Бэру на огневой рубеж, предложил: — Соревнование лицом к лицу на скорость.

Каждая конструкция имела по пять дисков. Два с каждой стороны были окрашены в белый цвет, а тот, что в середине, — в красный. С их помощью выполнялось упражнение на точность и скорость. Противники находились рядом друг с другом, и соревнование продолжалось до тех пор, пока не выявлялся победитель.

— Здесь я пас, — заметил Бэр.

— Можешь остаться и позабавиться, — ответил Гастас. — Большинство ребят пользуются автоматическими пистолетами, но упражнение рассчитано на пять выстрелов, поэтому подойдет и револьвер. Разрешается, если промахнешься, перезаряжать, но в таком случае победы, как правило, не видать.

Бэр покосился на полицейских — те надевали очки и наушники. Некоторые разделись до маек и поменяли форменные портупеи на удобные мягкие кобуры и чехлы для обойм. Он не знал пи одного из них, но тут его внимание привлек новый, только что появившийся в тире полицейский. Когда тот сиял узкие солнечные очки, Бэр в нем узнал Доминика — того самого типа, с которым он столкнулся в академии Аурелио. Доминик его тоже заметил, и они пристально посмотрели друг на друга. Бэр повернулся к Гастасу:

— Я попробую.


— Внимание! — начал начальник тира, когда стрелки разбились на группы. — Стреляйте сколько угодно и как угодно быстро. Но последним вы должны поразить красный диск в середине и опередить соседа, иначе будете считаться убитыми и выбывшими. Победителю приз — пятьдесят баксов.

В предвкушении награды послышались радостные возгласы.

Рядом с Бэром на огневой рубеж встал здоровенный малый с бледным лицом. На его нагрудной табличке значилась фамилия Велц.

— Зарядить магазины, оружие к бою! — приказал Гастас, и Бэр ощутил внезапный выброс адреналина.

Велц передернул затвор служебного пистолета-автомата и направил дуло в сторону мишени. Бэр тоже подготовил револьвер к стрельбе и в наступившей паузе почувствовал, как гулко бьется сердце и потеют ладони. Именно гак и происходит, когда тактическая ситуация требует применения оружия. Меняются психика и физическое состояние. Притупляется слух, время замедляет бег. Остается одно желание — стрелять и молиться. Исчезает плавность движений — их подавляет древний инстинкт боя. Может внезапно деградировать ближнее и периферическое зрение, и, что еще хуже, псе внимание сосредотачивается на цели. Это составляет проблему, поскольку человеческий глаз способен одновременно фокусироваться только на одном плане, и если цель имеет резкий контур, стрелок перестает видеть мушку, и у него мало шансов поразить противника. Единственное утешение в том, что и противник испытывает такие же ощущения, а его выучка хуже вашей.

— Давай, Велц, сделай его, — раздался за плечом голос. — Нечего ему тут выставляться. — Это был Доминик. И от его слов Бэру стало легко и свободно.

— Огонь! — выкрикнул Гастас.

Бэр поднял «бульдог» и нажал на курок. Первая тарелочка опрокинулась. В оперативной стрельбе на скорость самое главное — ритм. Бэр ставил ритм выше скорости. В результате и вторая тарелочка упала. Рядом раздавалось стаккато выстрелов — Велц мазал. Если бы все пули попали в цель, он бы уже выиграл, поэтому Бэр заключил, что противник допускал промахи. Ритм был слегка нарушен, когда Бэр перенес линию прицела мимо красной на левые тарелочки и, восстановив ритм, сбил и их. Затем нарочито петлеобразным движением, которое на самом деле было едва заметным, направил револьвер в центр и последним патроном поразил красную тарелочку и опустил оружие. Оба противника закончили упражнение. Наступила тишина. Бэр покосился в сторону мишени Велца и увидел, что тот тоже разделался со всеми тарелочками.

— Бэр! — провозгласил из-за спины Гастас, и полицейские недовольно заворчали. Бэр выкинул гильзы и отступил на шаг с линии огня.

— Ах ты, чертов пистолет, плохо стреляешь! — выругался Велц на свое оружие.

Гастас потянул за привязанные к мишени веревочки, и тарелочки встали на место. На огневой рубеж вышла вторая пара стрелков.

Так продолжалось с полчаса. Выходили и выбывали новые претенденты. С Бэром никто не разговаривал, а он неизменно побеждал. Второго противника он обыграл по времени. У третьего произошла осечка, ему пришлось досылать новый патрон в патронник, и это решило дело. Доминик тоже выигрывал — он неплохо владел пистолетом. Дробь его выстрелов была похожа на японский барабан. Он немного горбился, чтобы собственным весом стабилизировать ствол, и точно попадал в цель. Бэр чувствовал, к чему все идет, и оказался прав — они встретились с Домиником в финале.

— Может, хочешь одолжить настоящий пистолет? — спросил Доминик, заряжая обойму своего «уилсона» сорок пятого калибра. Такое оружие стоило тысячи три зеленых — раз в десять дороже револьвера Бэра.

— Дело не в оружии, а в стрелке, — заметил Бэр, вызвав насмешки копов, а сам невольно подумал, как было бы славно победить.

Гастас подал команду, и соперники изготовилась. К этому времени адреналин Бэра пришел в норму, и он действовал обдуманно и расчетливо. Это было его лучшее выступление за весь день. Он не сомневался, что вышел вперед, когда осталась всего одна красная тарелочка. Наверное, он слишком хотел выиграть и вложил в это стремление чрезмерно много сил, в результате нажал на курок, когда створ только совмещался с линией прицела. Пуля ударила в основание тарелочки — дюйма на два ниже, чем следовало, и не смогла ее перевернуть. Бэр выбрасывал гильзы, когда Доминик закончил упражнение и победно вскинул кулак.

— Недурно, недурно, Бэр, — ухмыльнулся он. — Где тут стреляют старики? Ему бы там было проще. Составил бы парус Помроем.

Копы расхохотались. Бэр проглотил обиду, собрал вещи и обменялся с Гастасом рукопожатием.

— До скорого, — ответил тог. — Не забудь почистить оружие.

В раздевалке Бэр смыл с рук пороховую гарь и посмотрел в зеркало. Неужели у него глаза неудачника оттого, что он проиграл соревнование? Или дело в другом? Затем ему стало интересно, почему Доминик упомянул Помроя.

Глава тридцать вторая

— Пора приступать к делу. Хватит подготовки, — вот что сказал отец. Их последние усилия принесли именно такие результаты, на которые они рассчитывали. Лотерейные дома по всему городу либо уже были ликвидированы, либо закрывались, и настало время начать зарабатывать тем способом, который, как показал их пробный опыт, подтвердил свою состоятельность. Дин должен был встретиться с Кнутом у одного из бывших латиноамериканских лотерейных домов. Этот дом они отняли одним из первых, и теперь в нем устраивал лотерею испанец. Но Дин опаздывал. Если честно, он вел себя глупо и жалко. Глупо, потому что сидел в машине и пил. Жаль, если учесть, что он этим занимался рядом с ее домом. По крайней мере домом, где она раньше жила и где он видел ее в последний раз. Затем она исчезла, словно ветром унесло. Дин понятия не имел, зачем сюда приехал: то ли посмотреть на дверь ее прежнего жилища, то ли в надежде, что она что-то забыла и вернется за своей вещью. Черт, он сам не знал, что творит! Не сомневался лишь в одном: он по ней скучает и хочет с ней поговорить. Нестерпимо. Чтобы она все поняла. Дин снова приложился к виски. Давал себе слово, что не прикончит к вечеру пинту, которую откупорил за обедом — вторую за день, — но теперь сознавал, что осушит бутылку до дна. Оставалось минут пятнадцать — двадцать до того, как Кнут рассвирепеет и все начнут названивать ему по мобильнику. Дин сделал глоток виски. Может, все-таки повезет?


Явился, проходимец! Устроился в машине и даже не встал на парковку, а расположился посреди улицы, откуда ему все хорошо видно. Ведет себя словно настырный охотник. Эзра Бланчард задернул шторы и принялся расхаживать по гостиной. Ноги сводило судорогой, но невелико путешествие: от дивана к автомобильным журналам и колесным колпакам, которые он недавно начал собирать. Эзра еще не решил, то ли их продать, то ли оставить у себя. Если их отполировать или, может быть, заново покрыть хромом, они будут недурно смотреться на стене по шесть штук в три ряда. Всякое фуфло он не брал. В его коллекции были диски от старого «стингрей-корвета», «дастера» и четыреста сорок второго «олдса». Но он сидит, будто заключенный, в собственном доме, потому что не имеет ни малейшего желания разговаривать с тем парнем на противоположной стороне улицы. «Копов, что ли, вызвать?» — подумал Эзра. Нет, только не копов. Позвонить бы племяннику Андре — он бы начистил этому белому задницу. Но Андре в Ираке. У него появилась другая мысль: «Куда я подевал ту визитную карточку?»


Бэр сидел за кухонным столом и чистил ружейным маслом револьверный ствол и каждое в отдельности барабанное гнездо. Запах растворителя — одновременно едкий и сладковатый — не давал забывать об ответственности. Всякий раз после того как Бэр стрелял, он немедленно чистил оружие. Это вошло в привычку, словно дыхание. На грязный револьвер нельзя полагаться, грязный револьвер способен подвести. Сняв нагар, он продолжал работать шомполом, пока на ветоши перестали оставаться следы. Затем протер корпус и рукоять и, спрятав боеприпасы для тира, зарядил оружие боевыми патронами. В этот момент зазвонил телефон.


Бэр ехал через город. После сбивчивого вступления — «Прошу извинить, что побеспокоил» и всякой прочей ерунды — помощник управляющего домом Бланчард сказал ему, что парень вернулся.

— Тот самый мерзавец, что приходил к Флавии.

— Тот, что вас поколотил? — переспросил Бэр.

— Именно.

— Вы позвонили полицейским, приезжавшим в прошлый раз? Лейтенанту?

— Нет. Мне почему-то показалось, что лучше позвонить вам. Я так и сделал.

— Отлично. Оставайтесь дома. Я скоро буду.

Бэр не понимал, почему у него возникло желание помочь старику. Может, оттого, что того побил приятель Флавии. Бэру это совсем не понравилось. Вскоре он подъехал к нужному дому и поставил машину на стоянку. Открылась дверь Эзры, старик вышел. Бэр вылез из машины и оглянулся.

— Здравствуйте, мистер Бэр.

— Привет, Эзра. Ну и где он?

— Да вот. — Оба повернулись как раз в тот момент, когда с противоположной стороны улицы, выбросив из-под колес щебенку, сорвался с места «додж-магнум». Если кто-то улепетывал, Бэру всегда становилось интересно. Поэтому он прыгнул за руль и бросился в погоню.


— За мной хвост, — сказал Дин в мобильный телефон, чувствуя, как сердце под рубашкой стучит, словно молот.

— Что значит — хвост? — переспросил Чарли.

— Меня преследуют! — Дин перешел на крик. В трубке слышались звуки бара — музыка, голоса. Там все шло своим чередом. — Отец там?

— Ты с Кнутом?

— Нет еще.

— Какого черта?

— Я как раз к нему ехал, — смутился Дин, — но задержался… водном месте…

— Господи, Дини! — проревел Чарли. Затем наполовину прикрыл ладонью трубку и объяснил кому-то рядом: — Это Дин. Вместо того чтобы стрелой лететь к тому чертову дому, он завернул туда, где жила его шалава. И теперь за ним хвост.

— Мне темного! — послышался голос Кенни. — Что за хвост — коп?

— Коп? — переспросил в телефон Чарли.

— Понятия не имею. Но такой здоровенный тип, что голова чуть не пробивает крышу машины. Что твой Флинтстоун.[35] Обложил меня, как три патрульных автомобиля, и висит на хвосте. Отец там? Я не знаю, что делать!

— Приведи его сюда! — приказал Чарли. — Приведи к нам!


Бэр вошел в бар, и его глаза постепенно привыкли к темноте. Он настиг бегущего парня в полутора кварталах от лома Эзры, а затем погоня не представляла труда: ехали почти с разрешенной скоростью, машин вокруг не было, и они оказались сначала на автостраде, а затем у этого бара, о котором он слышал раньше. Когда Бэр останавливал машину, то отметил название: «Перевернутые танцульки». Вроде бы видел то ли на спичечном коробке, то ли на салфетке, но не было времени обдумать. Парень с космами на голове уже входил в бар, и Бэр надеялся, что допрос окажется таким же простым, как и погоня.

Но в зале его охватило беспокойство: помещение оказалось пустым, никакой музыки и вообще ни звука. Он уловил движение в глубине. Затем последовала вспышка — открылась дверь на улицу, и темноту бара прорезал солнечный свет. Бэр заметил силуэт парня с лохматой головой, которого преследовал, и вновь наступила темнота. Бэр понял, что его провели, и в этот момент его периферическое зрение настолько обострилось, что он стал видеть почти за спиной. Резко повернулся навстречу свистящему удару. Моментально обожгла боль — его огрели по предплечью и затылку наклоненной вперед головы.

«Десятым калибром? — промелькнула во время падения отрывочная мысль. — Неужели я закончу, как Аурелио?» — Пол стремительно приближался. Удар! Он перевернулся и понял, что не потерял сознания. А затем увидел, что получил по голове не ружьем, а битой. И молодой блондин ростом выше шести футов, поигрывая мускулами, замахивался снова. Блондин подошел ближе, наклонился и готовился к удару, словно голова Бэра была софтбольным мячом. Жертвуя руками, Бэр закрылся, и новый удар пришелся в плечо. Но он умудрился ухватить биту и потянуть противника на себя. И когда тот падал, поднял ногу и со всей силой нанес встречный удар. Нога угодила блондину в челюсть. Дело завершилось бы чистым нокаутом, если бы парень не сообразил рвануть биту назад и отпрянуть. Но и такой удар не прошел даром: Бэр заметил, как голова блондина дернулась и его колени подкосились.

Используя инерцию удара, Бэр вскочил на ноги. Бита вновь взлетела вверх, но на этот раз не так уверенно. Фрэнк бросился вперед, ускользая из радиуса действия оружия, блокировал правую руку противника и левым предплечьем треснул его по зубам. Блондин качнулся назад, наткнулся на стул и упал бы на пол, если бы Бэр по-прежнему не держал его руку. Замах левой ногой получился небрежным и совсем не техничным, но дал свой эффект. Бэр сбил противника с ног, и тот плашмя рухнул на стул, ударившись грудной клеткой — было слышно, как из его легких вылетел воздух. Бита грохнула о пол и откатилась в сторону.

Бэр наклонился, чтобы добить блондина, но в это время сам скрючился от боли, когда его шею сдавили удушающей хваткой.

«Еще один», — мелькнуло у Бэра в голове, но не было времени оценивать ситуацию, потому что на тело и лицо обрушилась серия ударов коленом. Были разбиты губы, но зубы остались целы, и у него еще хватило сил повернуться и ухватить нападающего за торс. Он втянул голову в плечи, притупляя удары коленом, затем умудрился сцепить руки замком вокруг пояса противника. Выбросил вперед правую ногу, завел ее за ступню нападающего и повалился на землю, давая возможность силе гравитации сделать всю остальную работу. Второй противник с силой ударился о пол, и Бэр немедленно его оседлал. Он имел дело с еще одним мускулистым юнцом, на несколько лет моложе того, что орудовал битой. У парня были темные волосы ежиком, и Бэр вспомнил, что видел его на тренировке у Франковича. Он постарался не отвлекаться на подобные мысли и уперся коленом ему в грудь, но юнец, повернувшись на бок, оттолкнул его колено обеими руками и откатился в сторону, продемонстрировав хорошую технику высвобождения. Прыжком встал на ноги, и во время мгновенной паузы Бэр увидел нечто такое, от чего у него по коже поползли мурашки — на шее парня на шнурке висело распятие.

«То, которое принадлежало Аурелио», — мелькнуло в голове у Бэра.

Юноша бросился к задней двери. Бэр хотел было погнаться за ним и выбить из него ответы, но не успел ступить и шага, как на него навалился прежний бэттер,[36] пытаясь обхватить руками.

Бэр повернулся к нему лицом, прижал к себе, и они принялись кружиться и стонать от напряжения — каждый пытался взять над противником верх. Бэр услышал, как открылась задняя дверь и один из парней убежал. Но в тот же момент хлопнула передняя дверь, и до него донеслись отрывистые голоса. Бэр повалил противника на пол — и вовремя, — чтобы увидеть свирепого вида мужчину примерно его возраста с полицейской дубинкой. Послышались новые крики и стук по полутяжелых подошв.

— Немедленно прекратить! — это была первая связная фраза, которую Бэр разобрал. В дверь вошли трое мужчин в форме, и от их присутствия в баре сразу стало тесно. Сильные руки скрутили Бэра, а двое других патрульных не давали свирепому мужчине приблизиться к нему. Тот забился в их руках и завопил.

— Отпустите! Этот подонок ворвался сюда и начал избивать моих сыновей! Я все равно его достану!

Бэр заметил, что его угольно-черные глаза сверкнули яростью, и понял, что имеет дело с семьей. Те, с кем он дрался, приходились этому типу сыновьями, а может быть, и тот, которого он догонял на машине. Блондин поднялся с пола и ожег Бэра взглядом.

— Довольно! Разнимите их к чертовой матери! — приказал полицейский с усами дугой и лейтенантскими нашивками. Копы толкнули блондина и его отца в глубину бара, а лейтенант потянул к выходу Бэра. — Руки настойку! — Бэр понимал, что лучше не спорить, и положил ладони падубовую поверхность.

— Револьвер справа подмышкой. — Он не сомневался, что полицейский все равно найдет оружие. Тот выдернул револьвер из кобуры.

— Проверьте, нет ли оружия утех! — крикнул лейтенант своим подчиненным и снова повернулся к Фрэнку: — Чем ты тут занимаешься, приятель?

— Я был…

— Ничего не хочу слышать. Дай мне взглянуть на твои документы. Только медленно. — Бэр без оружия чувствовал себя голым. Он покосился и увидел в глубине бара отца и сына, сидевших на полу и громко протестовавших — полицейские обходились с этой парочкой точно также, как лейтенант с ним. Бэр выплюнул кровь на пол и достал водительское удостоверение, но так, чтобы лейтенант заметил его жетон.

— Вот права, разрешение на оружие и лицензия детектива.

— Так, так, хорошо. — Лейтенант сравнил Бэра с фотографией на правах, затем изучил остальные документы. — Ну, так что здесь произошло?

— Что произошло? Вошел в бар и получил удар битой. Вон тот парень и еще другой набросились на меня.

— Какой битой? — спросил лейтенант, и Бэр показал в темноту. — Что за другой парень?

— Убежал в заднюю дверь, — объяснил Бэр. В баре стало тихо. Сидящие на полу мужчины перестали кричать и только недовольно бормотали.

— Ты утверждаешь, что на тебя напали? Оставайся на месте. — Лейтенант пересек зал и что-то сказал своим подчиненным, но Бэр не разобрал слов. Вскоре лейтенант вернулся. — А они заявляют, что зачинщик ты. Будешь настаивать на своих обвинениях? Так что здесь произошло? Драка в баре?

— Это они вам так сказали? Нет, это была не обычная драка в баре. — Бэр повернулся от стойки и прочитал фамилию на табличке на груди лейтенанта — Бастеймант.

— А что же, если не драка? Ну-ка, расскажи мне, что ты здесь делал! — потребовал лейтенант Бастеймант. — Я знаю этих людей. Они, конечно, не подарок, но не дикие — нормальные владельцы бара. — Бэр не ответил. — Объясни, чем ты тут занимался, иначе мне придется отвести вас всех в участок, — тон лейтенанта стал спокойнее. — Ты проводил частное расследование?

Бэра так и подмывало отвести лейтенанта в сторону и объяснить обстоятельства своего появления в баре. Он даже подумывал, не признаться ли, что Помрой нанял его для расследования другого дела. Но что-то его удерживало. Внезапно он понял, что именно — жетон с фамилией Бастеймант. Знакомой ему фамилией. Занимаясь лотерейными домами, он обнаружил, что недавно женщина с такой же фамилией приобрела несколько объектов недвижимости. Совпадение? Или она — его жена. Фамилия не слишком распространенная. Возникло неприятное ощущение внутри — захотелось вернуть револьвер и как можно скорее убраться отсюда. Прежде чем заговорить, он постарался справиться с дыханием.

— Ладно, давайте мы все забудем.

— Вот как? — Бастеймант пристально на него посмотрел.

— Вот именно. Ну погорячились, не поняли друг друга. — Бэр говорил ровным голосом. — Больше такое не повторится. Когда-нибудь я сюда еще зайду, и, если хозяева поведут себя дружелюбно, мы выпьем мировую.

— Хорошо. Я смотрю, ты одумался. Это избавит меня от лишней писанины. — Бэр протянул руку, и лейтенант осторожно положил ему на ладонь револьвер.

Пока Фрэнк шел к выходу, он чувствовал из темноты ненавидящие взгляды. Адреналин упал — закружилась голова и зашумело в ушах. Неверной походкой он добрел до машины и в последний раз обернулся на дом. По фасаду бежал белый свет — но это была не луна, а освещенная вывеска над дверью, изображающая накренившийся бокал для мартини, чокающийся с пивной кружкой. «Перевернутые танцульки». Тут до Бэра дошло: Бигби, следователь «Каро», — это в его комнате на Валу-Стэй он нашел спички с таким же логотипом. Откуда они у него? Где-нибудь подобрал? Кто-нибудь ему дал? Или он побывал в этом баре. Сам по себе этот факт ничего не значил — книжечка спичек, не более того. Но чем яснее Бэр сознавал, что к чему, тем сильнее кружилась его голова.

Получалось, что он расследовал не два, а одно дело.

Глава тридцать третья

Терри Шлегель сидел на тренажере в задней комнате дома. Все были в сборе: Кнут, Чарли, Дин, Кении Ларри Бастеймант. От жара и адреналина после недавнего происшествия в комнате пахло, как в стойле.

— Этого типа зовут Фрэнк Бэр, — сообщил Бастеймант. — Он бывший коп. Его сын умер — застрелился из отцовского пистолета, и Бэра понесло — запил, наскакивал на людей, пока его не убрали. Это случилось восемь или девять лет назад. Теперь он неудачник и у него мозги набекрень. Его не любят. Настоящие копы не только с ним не сядут пить — на порог не пустят.

Ребята при этих словах встрепенулись, впитывали каждую фразу. Терри видел, как крепла их уверенность в себе, и это ему не понравилось. Нечего им успокаиваться. Во всяком случае, не теперь.

— Ты сказал, у него мозги набекрень. Но он же не вовсе придурок. Не вконец свихнувшийся?

— Можно сказать и так.

— А может, его просто боятся, потому что ему нечего терять?

— Не исключено, — пожал плечами Бастеймант.

В комнате повисла напряженная тишина. Вид у всех стал тревожным. Именно этого и добивался Терри, потому что тревога делает людей осторожными.

Никто бы не подумал, что Ларри и Викки — родственники, брат и сестра. Никакого сходства — в Ларри никогда не было ни капли осторожности. Смуглый, темноволосый, а Викки — блондинка, до сих пор изящная, а в молодости была миниатюрной. Терри не приходилось видеть, чтобы брат и сестра настолько отличались. Викки утверждала, что у них одинаковые ступни и расстояние между носом и верхней губой, но черт его подери, если Терри это замечал.

— Задаю вопрос, — начал он, — как случилось, что он оказался здесь?

— Мы тебе говорили, — ответил за всех Чарли. — Дин ошивался у дома своей бывшей подружки. Этот тип тоже объявился там и стал его преследовать вплоть досюда…

Благодаря буквальному мышлению сыновьям не дано подняться выше примитивных заключений. Им необходимо развивать философский склад ума.

— Я в курсе. Я спрашиваю, как он здесь очутился в широком смысле. Как ему удалось выйти на нас?

Теперь уже Чарли пожал плечами.

— Может, Ларри сумеет выяснить? — предложил Кнут.

— Полагаете, что это хорошая мысль? — Голос Бастейманта звучал неуверенно, как у политика.

— Просто отличная! — рявкнул Терри.

— Остынь хоть на минуту. Только представь, если бы Дин мне не позвонил! Каша бы заварилась не дай Боже! Грязи бы не обобрались.

— Вот-вот! Сейчас бы убирались в баре, а не торчали здесь.

— Я хотел сказать, парень был вооружен.

— Попытайся что-то выяснить, Ларри, — попросил Терри и повернулся к Дину: — А ты держись подальше от своей шалавы.

— Я даже не знаю, где она…

— И перестань ее искать! — взорвался отец. — Если бы ты занимался делом, у нас не было бы сейчас проблем! Надо начинать лотерею, чтобы пошли деньги. — Он обратился к Кнуту: — Твои люди на месте?

— По большей части, — кивнул тот. — Оставшимися я занимаюсь.

— Отлично. Мы зашли слишком далеко и сделали слишком много, чтобы позволить чему-то нам помешать.

— Но что нам делать с этим уродом Бэром? — спросил его Кенни.

— Держаться от него подальше. А если снова сунется, поступим с ним, как с Лайманом Востоком. — Все молчаливо согласились. Даже Кенни, самый младший из всех, слышал эту историю, хотя она произошла больше чем за десять лет до того, как он родился. Некий псих выстрелил в голову из дробовика четыреста десятого калибра профессиональному игроку из города Гэри.

Терри встал:

— Позовите Пэм. Надо сохранять лицо и открываться. Кроме того, мне хочется выпить.

Все встали — совещание было окончено. Первым вышел Бастеймант, за ним ребята. Кнут задержался и посмотрел на Терри. Тот выдержал его взгляд.

— Сведешь меня с парнями из Чикаго.

Кнут только кивнул.

Глава тридцать четвертая

Он видел зверя в черных, как чугун, глазах мелькнувшего над ним человека. Видел и не мог выбросить из головы эту картину. Понимал, что этот человек встал на его пути и ему придется с ним разбираться. Бэр постучал в дверь Эзры и, когда створка распахнулась, чуть не упал внутрь. У косо поставленной на стоянке перед домом машины продолжал работать мотор.

— С вами все в порядке, мистер Бэр? — спросил Эзра, бросив на него взгляд.

— Мне не удалось поймать того парня. — Фрэнк поискал глазами, куда бы сесть. Эзра помог ему добраться до клетчатого дивана и усадил, отпихнув в сторону стопку газет. Бэр объяснил ему, что произошло.

— Хотите анасин?[37] — спросил старик.

Бэр кивнул, тот сходил на кухню и вернулся с таблетками, водой и банкой замороженного апельсинового концентрата, которую Бэр прижал к основанию черепа. Проглотил таблетки, смочил пальцы водой и вытер кровь с губ. Затем повернулся к Эзре:

— Я не стал бы возвращаться. Не стоило бы тебя вмешивать во все это. Но мне необходимо знать, как выглядел тот лейтенант полиции, что приходил после нападения.

— Ну… — Эзра почесал затылок. — Это был белый. Среднего роста, лет сорока, с усами.

— Твое описание подходит к трем четвертям полицейских Америки.

— Его усы не такие, как у вас. Длинные, черные, вроде тех, что носят ковбои.

— В виде дуги?

— Именно.

— Коренастый?

— Пожалуй.

— Его фамилия Бастеймант?

— Не исключено.

— Как называл его другой полицейский?

— Просто лейтенант.

Мысли путались у Бэра в голове, и он изо всех сил старался разобраться в том, что произошло. Когда ему позвонил Эзра, он погнался за человеком, явно имевшим отношение к миру Аурелио. Он его догнал и обнаружил связь, хотя и едва уловимую, с лотерейными домами, а ему самому за усердие чуть не оторвали голову.

— Флавия Инез как-нибудь связывалась с гобой в последнее время?

Эзра только покачал головой.

— Хочу спросить вот еще о чем, — продолжал Бэр. — Когда она переезжала, как она забирала вещи? Ей кто-нибудь помогал?

— Пара парией.

— Перевозчики мебели?

— Не наемные. Молодые ребята.

— Рослые? Школьного возраста? — У Бэра мелькнула догадка.

— Вроде того. С тех пор как я постарел, мне трудно разбираться в возрасте. Но они не профессионалы — это точно.

— Почему ты так считаешь?

— На них не было фирменных маек, и с ними не было фирменного фургона. Приехали на маленьком прокатном пикапе. Так что им пришлось делать два рейса.

Бэр откинулся на диване, думал и прикладывал банку с замороженным соком то к голове, то к плечу. У него возникло ощущение, что он снова в школе, решает алгебраическую формулу, и ему только что сообщили величину «X».

Он вскочил на ноги и повернулся к Эзре:

— Если тот парень еще появится, звони мне, а не копам. Если не найдешь меня, вызывай федералов. Ясно?

— Куда уж яснее, — глаза старика посерьезнели, и он испуганно кивнул. — Не хочется кончить жизнь, плавая по течению рядом с железнодорожными путями. — Бэр вспомнил, что и в прошлый раз, когда старик произнес эту фразу, он не очень-то понял ее смысл.


Вечер пришел на смену долгому дню. Терри Коттрелл привел себя в порядок и приготовился повидаться с парнями на Брэнди-шоу. Настроился посмотреть на красивых бабенок и узнать, что творится в большом мире. Он проехал ворота, остановился, замотал цепь и запер ее на замок. И в этот момент ему в глаза ударили фары. Терри постарался разглядеть, что за машина пробирается по грязному проулку к муниципальной свалке южного округа.

«Что за черт, — подумал он. — Неужели не ясно: с наступлением темноты сваливать мусор запрещено».


В этот ночной час других машин на улицах не было, но, подъехав к забору городской свалки, Бэр увидел древний «каморо» — фары включены, автомобиль выведен за ворота. Когда Бэр поставил машину радиатором к радиатору, Терри Коттрелл запирал ворота на цепь. По своему опыту Бэр знал: если нужно получить информацию, лучше обращаться дружелюбно с тем, кто ею владеет, расспрашивать, насколько возможно, любезно. Но если вопросами ничего не удается добиться, можно начинать требовать. В прошлый раз, когда он приехал к приятелю, ничего подобного не требовалось, но сегодня все сложилось иначе. Когда Коттрелл, кончив возиться с замком, подошел к нему в свете фар, Бэр понял, что он незваный гость.

— Я буду говорить, а ты слушай и кивай, — предложил он.

— Ты мне не даешь выехать. — Коттрелл оглянулся на ворота, затем перевел взгляд на машину перед собой.

— Это ненадолго. Кто-то по всему городу наезжает на дома, где играют в «гороховую» лотерею. Ты это знаешь и в прошлый раз пытался об этом сообщить, разводя дурацкие разговоры про Траффиканте.

Кивок. Коттрелл знал парня по имени Маркус, крутившего музыку в каком-то баре, который как раз и был центром всей заварухи. Коттрелл встречался с Маркусом несколько раз и понял, что у того талант сходиться с людьми, но даже диджею стало неуютно в том баре, и он прикидывал, куда бы смыться. Прошел слушок, что Маркус только и ждет подходящего момента, чтобы сделать ноги.

— Это семья?

Новый кивок. Коттрелл не понимал, зачем он отвечает Бэру, но ничего не мог с собой поделать — ему очень хотелось, чтобы Бэр поскорее убрался.

— Несколько братьев с автострады, отец и, может быть, еще то ли дядя, то ли просто сообщник?

Третий кивок.

— Шлегели?

Коттрелл не пошевелился. Они дошли до точки, где для него становилось опасно, и он не собирался делиться подобного рода информацией. Но, должно быть, его глаза ответили на вопрос Бэра, потому что гот продолжал:

— Они убивают всякого, кто становится у них на пути. К полицейским не обращаются, потому что полицейские у Шлегелей в кармане.

На этот раз Коттрелл постарался, чтобы его глаза оставались холодными и пустыми. Больше он ничего не обязан говорить Бэру, а тот не имеет права ни о чем таком спрашивать. Но Бэр как будто не мог остановиться.

— Это они укокошили частных детективов?

— Господи, если об этом и говорилось, то какого хрена будут посвящать в такие дела меня? — Коттрелл решил: если не удалось отвязаться от Бэра молчанием, может, подействует грубость. За годы, что он знал Фрэнка, тот никогда не закручивал гаек, изображая из себя крутого копа. За исключением того первого случая много лет назад, когда он его прижал. Но сегодня повторялась прежняя история. Коттрелл чувствовал, что Бэр пришел за правдой и будет стоять скалой на его пути.

— Черт тебя побери, дай мне хоть что-нибудь! — Бэр был противен себе самому. Он понимал, что благодаря его действиям Коттрелл недосчитается человека в списке близких ему людей, и сожалел об этом. Но последняя фраза Коттрелла его возмутила — надо же, молоть такую чушь!

— Или ты меня поколотишь? — огрызнулся Коттрелл. Он хотел сесть в машину, но Бэр преградил ему дорогу.

— У них только копы или еще что-нибудь?

— Да пошел ты… Приперся, задаешь вопросы. Сваливай, дай мне проехать.

— Нет.

Несколько мгновений слышалось лишь урчание двигателей. Причем машина Коттрелла каждые несколько секунд давала сбои. Мужчины же сверл ил и друг друга глазами. Наконец Коттрелл сдался:

— Ладно. Я скажу, но только ты никому, иначе поджарят задницу хорошему парню. — Коттрелл представил себе при этом Маркуса, всего в дырках, валяющегося в какой-то яме.

Бэр кивнул.

— Слышал, им вроде помогают с севера.

— Чикаго или Детройт?

— Не знаю. Но поговаривают, что они привлекают ребят со стороны.

Вот оно! Бэр получил то, что хотел, и, стало быть, настаивал не зря, но тем не менее чувствовал угрызения совести. Он попытался положить руку приятелю на плечо, но тот немедленно ее сбросил.

— В следующий раз, когда увидимся, поговорим о «кольтах», кино или чем-нибудь таком.

— Надеюсь, это случится нескоро, — огрызнулся Коттрелл. То, что произошло, испугало его, хотя он был не из пугливых, и это ему не понравилось. Тишину ночи нарушало только жужжание жуков, летевших на свет фар. Бэр повернулся и направился к машине.

— Побереги свою башку, — негромко предупредил Коттрелл. Но Бэр уже сидел за рулем и ехал задним ходом по грязному проулку.

Глава тридцать пятая

Наступило утро, воспринимавшееся как приглашение на казнь. Дин так и не сумел уснуть и большую часть ночи, обливаясь потом, метался по скрипучей кровати. Всей компанией они пили до рассвета — словно это могло рассеять все плохое, что в последнее время навалилось на них. И может, на мгновение это удалось. Но теперь в его животе плескалось целое море виски, а в голове гудело, как во время грозы. Дин опустил йогу на пол, но это не помогло, несмотря на то что он до того, как лечь спать, сжевал пирожок. Все равно казалось, что его вот-вот вырвет. Он вспомнил последний час их гулянки. Они заливали тревогу виски и давали друг другу обещания быть сильными. На это их всегда настраивал отец — и теперь тоже наклонился и прошептал, что ничего не изменилось, их дело продолжается, а дядя Ларри в конце концов все, что надо, утрясет. В час закрытия они вышибли всех из бара, засели за покер и выпивку. А когда вчетвером возвратились домой, наделали столько шума, что мать вышла из спальни. Сначала сердилась, что ее разбудили, но отец запел «Южанку-милашку» и закружил ее по кухне, пока она не оттаяла и не рассмеялась. В итоге мать достала сковороду и принялась готовить, а они рассказывали друг другу всякую чепуху, пока один за другим не вырубились. Все было как в старые добрые времена их детства — только теперь с виски, и на какое-то время тревоги отошли прочь.


Дин проковылял по дому на кухню, выпил из крана, рыгнул и выпил еще. Вода тут же разбавила отраву внутри, и он вытер с лица липкий пот посудным полотенцем. Оглянулся и увидел жирную сковороду и стоящие на столе тарелки с кусками мяса, непропеченным хлебом и кляксами кетчупа. Вышел на улицу подышать свежим воздухом и купить свежую газету.

«Установлено, что погибшие в доме в Нортсайде являлись отцом и сыном!» — сообщал заголовок в «Стар». Адрес совпадал с домом «гороховой» лотереи, прикрытой ими с таким треском. Читая об умершем мальчике, Дин испытал ужас. Ребенок! В голове загудело. Руки задрожали, похолодела кровь. И когда до него дошло, что они совершили, из глубины груди вырвался стон. Он убил ребенка! Где-то еще глубже возник спазм, прокатился волной тошноты, и он запачкал ту самую ступеньку, с которой подобрал газету.

Глава тридцать шестая

Бэр стоял на берегу и прислушивался, как внизу, у его ног, катятся черные воды. Внутри у него плескалась вполне весомая часть содержимого бутылки «Мейкерз марк». Жизнь была кончена — по крайней мере та жизнь, которую он знал. Она была убита болью, даже не поддающейся осмыслению. Бэр потянулся к поясу и нащупал пистолет — твердый, неподатливый. Его присутствие служило упреком. Он стиснул холодную рукоять и легонько дотронулся до курка. Бэр выхватил пистолет и с яростью швырнул в темноту, и этот жест отозвался болью в плече. Всплеска он не слышал — его заглушил поднявшийся изнутри стон.


Когда Бэр вернулся в настоящее, темнота поднималась от воды, словно дым. Он прошел вдоль берега Уайт-ривер несколько утомительных миль, освещая мелководье фонарем, выключив его с наступлением рассвета. Бэр не приближался к реке с тех пор, как умер его сын, а его девятимиллиметровый пистолет канул в этих водах. Он ни за что бы не хотел снова увидеть то оружие, как не хотел смотреть налицо, отражавшееся в зеркале. Делал все возможное, чтобы прогнать память и продолжать жить.

Там, где деньги, там насилие. Это непреложная истина. В бизнесе насилие творится в зале заседаний совета директоров, в незаконном бизнесе — на улице. Несмотря на то что он устал, а в левую половину головы будто загнали железнодорожный костыль, Бэр понимал, что предстоит долгая ночь. Покинув Коттрелла, он вернулся домой и с головой ушел в работу. Ему требовалась кое-какая информация и кое-что из вещей. С информацией Бэр разобрался быстро, поскольку знал, что искать.

Нашел сведения в официальной базе данных штата, регистрирующей браки, налоговые и школьные записи. Бастеймант Виктория и Бастеймант Лоуренс, лейтенант полиции, были не мужем и женой, а братом и сестрой. Двадцать три года назад Виктория вышла замуж за Терренса Шлегеля, церемония состоялась в церкви Гефсимайского сада на автостраде. У них родились трое сыновей — Чарльз, Дин и Кеннет, которым теперь двадцать два, двадцать и восемнадцать лет, и все они посещали местные школы. Терри Шлегель, отец семейства, получил разрешение Комиссии по алкогольным напиткам на открытие бара «Перевернутые танцульки». Бэр подвел курсор к команде «Печать» и, пока принтер оживал, быстро просмотрел остальную информацию. А затем начал собирать все, что могло ему потребоваться: карту, фонарь, сапоги и термос с кофе. Бэр больше не сомневался, что тот, кто грозил Эзре — теперь он понимал, что это был Дин Шлегель, — изрек не абстрактные слова. Он пометил маркером на карте самую южную точку, где железнодорожные пути вплотную подходили к Уайт-ривер или пересекали реку, переборол себя и выехал на первый объект — промышленный район вблизи Уэст-Трой-авеню, где приступил к поискам.

Ночной воздух у воды был промозглым, и вскоре его сапоги и брюки промокли до колен, но Бэр нисколько не замерз — быстро шел то по шпалам, то по берегу. Он прекрасно понимал, что ему ничего не стоит пропустить то, что он искал. Мог пройти мимо и не заметить. Мог не там смотреть. Мог подвести инстинкт и источник информации. Но он продолжал поиски, пока не убедился, что здесь ничего нет. Бэр вернулся к машине и направился к следующему пункту, где пути приближались к Уотервею. Исследовал оба берега и тоже ничего не нашел, кроме мусора, бутылок из-под пива и содовой и негодных автомобильных деталей. Затем оставил машину на Саут-Уэст-стрит между Рэймонд и Моррис и соскользнул по крутому склону, покрытому щебнем и грязью рядом с мостом через реку.

Топкая почва на берегу засасывала сапоги, а с ними и надежду, но Бэр не сдавался, хотя находки представляли собой такой же мусор и хлам, как и обнаруженный в других местах. Но, обойдя почти всю местность, вдруг наткнулся на труп большой собаки. Останки животного лежали в воде. Темная шерсть намокла и от слабого течения поблекла. Глаз, что был на виду, после смерти позеленел, стал непрозрачным и студенистым. Бэр оглянулся в поисках следов — он хотел определить, откуда прибежала собака. Но ничего не обнаружил, тем не менее эта находка придала ему сил.

Он решил, хотя близость к центру не оставляет особых надежд на результативное обследование местности неподалеку от Уайт-ривер-паркуэй-драйв, рядом с заводом «Шевроле», стоит продолжить продвижение с юга на север. Однако, остановив машину, Бэр обнаружил, что здесь всего в нескольких минутах езды до центра ощущалась в эту пору полная заброшенность. Бэр прошел с четверть мили от дороги и приблизился к сырому болотистому берегу реки. Остановившись, он заметил впереди мусорные пластиковые мешки. Не особенно задумываясь, что в них такое, он не мог понять, как они сюда попали — если бы их выбросили из проходящего поезда, то они бы до этого места не долетели. Район идеально подходил для того, чтобы что-нибудь здесь спрятать. Мешки были аккуратно перекручены широкими пластиковыми лентами. Бэр медленно двинулся по берегу, и в нем нарастало ощущение ужаса. От затхлой воды пробирал озноб. Бэр слышал, как хлюпает под ногами грязь.

Он старательно обошел мешки, чтобы не наступать на следы на мягкой и влажной почве, постоял и оглянулся. Открыл лезвие перочинного ножа, потянулся к ближайшему мешку и сделал разрез в верхней части. Из отверстия в лицо вылетела туча черных мух и в нос ударил смрад. Бэр отмахнулся от насекомых и увидел обрубок кости с остатками бледной разлагающейся мышечной ткани. В пакете лежала пара нижних конечностей — ступни все еще в носках и остроносых ботинках. Бэр не сомневался, что обнаружил Бигби и Шмидта.


— Соедините меня с Помроем. — Он привалился к внутренней панели машины и говорил по мобильному телефону с Карлом Потемпой из «Каро-груп». Номер он набрал, как только перестали дрожать руки.

— Кто это? — спросил Потемпа вкрадчивым голосом, слушать который у Бэра совершенно не было настроения.

— Перестаньте валять со мной дурака, позовите Помроя.

Наступила короткая пауза, в течение которой Бэр всматривался в болезненные аспидно-зеленые, пузырящиеся воды Уайт-ривер.

— Да? — В голосе Помроя под маской раздражения скрывалась озабоченность.

— Мы вас слушаем, — добавил Потемпа. — Линия надежна.

— Между Уэст-Вашингтон и Уайт-ривер, на юго-западном берегу реки.

— Тот клин земли, что рядом с «Шеви»? — Бэр слышал, как по бумаге скрипит перо.

— Точно. Где болотистая почва. Напротив холма под железнодорожной насыпью. Там вы найдете свою команду А.[38] Неподалеку от реки лежат четыре мусорных мешка…

— Черт! — крякнул Потемпа.

— Господи! — эхом отозвался Помрой.

— В них все.

— В каком они состоянии? — Потемпа взял себя в руки.

— Неважном. Разрублены и распиханы по разным местам. Головы, руки, ноги. Я особенно здесь не копался — не хотел тревожить место преступления. Но, похоже, их расчленили в другом месте, поскольку крови не видно.

— У тебя есть информация, кто бы это мог сделать? — начал Помрой.

— Эй, осади! — возмутился Бэр. — Меня просили их найти. Они найдены. Бывший специалист по судебно-бухгалтерской экспертизе и коп из полицейского управления Филадельфии. Такое впечатление, что они напоролись на Билла Мясника. Вы хотите знать, кто он, этот мясник? Это совершенно иное задание. Я от него отказываюсь.

Последовала долгая пауза, а затем ясно различимый вздох.

— Хорошо. Значит, Уэст-Уош и Уайт-Ривер?

— Да, — ответил Бэр. — Не забудьте галоши. — И повесил трубку.


Бэр выбрал наблюдательный пункт на развилке дорог неподалеку от территории завода «Шевроле», откуда видел, как подъезжали автомобили с включенными сиренами: прибыли полицейские в форме, люди в штатском, эксперты и представитель прокуратуры — все налетели разом. Появился Помрой, другое начальство и кто-то в синих костюмах, должно быть, ребята из «Каро».

Затем подкатил темно-синий «кадиллак», из него выбрался Потемпа и по грязи пошел туда, где уже кипела бурная деятельность. Он обменялся рукопожатием с Помроем и только после этого повернулся к мешкам. Но, заглянув внутрь, отшатнулся, и Помрою пришлось поддержать его за плечо, чтобы он устоял на ногах.

Когда уже выезд на местность близился к своему завершению, части тел упаковали, и полицейский в форме проводил Потемпу к «кадиллаку», Помрой отделился от остальных и пошел вдоль железнодорожных путей к тому месту, где его ждал Бэр. По состоянию его обуви Фрэнк понял, что он не принял серьезно его совет насчет галош.

— Там вполне пригодные для снятия отпечатки подошв. Полагаю, твои ребята их заметили?

Помрой вздохнул и кивнул.

— Слушай, — он снова вздохнул, кашлянул и заявил: — Ты не можешь все так бросить.

Увиденное Бэром навело его на мысль, что пора отойти в сторону.

— Справитесь сами. Либо ты, либо ребята из «Каро».

— Скажи хотя бы, что ты успел накопать?

Бэр выложил все — факты, еще недавно казавшиеся разрозненными, но теперь сложившиеся в целостную картину. Когда он дошел до Шлегелей и их сговора с лейтенантом Бастеймантом, то ожидал взрыва возмущения или по крайней мере удивления, но получил только равнодушный кивок.

— Надо, чтобы им занялся Отдел собственной безопасности.

— Уже занимается, — ответил капитан.

— Так ты знал?

Помрой промолчал и сам задал вопрос:

— Какой твой следующий шаг?

— Это не местная афера. В дело вовлечены профи либо из Детройта, либо из Чикаго, либо из Кливленда. Никакой информации. У меня нет шансов их найти. А если я даже нападу на их след, что тогда? Хочешь, чтобы я выстроил против них обвинение или как-то помешал их деятельности? И в том и в другом случае это не то, в чем я специализируюсь. — Бэр замолчал и удивился, как все легко слетело с его губ.

— Возможно, это профи. Возможно. Если так, ты прав — тебе не удастся их найти. Но они явились сюда не сами по себе, ты это прекрасно понимаешь. Мне нужны те, кто их нанял.

Бэр не шелохнулся.

— Связь. Дай мне их местную связь, — настаивал Помрой.

— Тебе нужна связь, — повторил за ним Бэр. Он стоял достаточно близко и мог видеть, что под глазами полицейского, на щеках, появились розовые пятна.

— Дай мне связь.

Глава тридцать седьмая

Бэр остановился у магазина «Серкл-Ки» и, свесив ноги из машины, зашнуровывал сухие ботинки, хранившиеся в багажнике, при этом потягивал «Катораде». Его не покидало чувство, что им манипулируют. Зазвонил его мобильный телефон. Бэр слышал, что старые детективы и кадровые полицейские придерживаются теории, согласно которой никаких совпадений не бывает. Что все в расследовании связано, что нет такой реалии, как отдельное дело, и все, чем занимается детектив — не что иное, как звенья одной не поддающейся расшифровке цепи событий, становящейся понятной только к концу карьеры. Бэр был не склонен вдаваться в мистику, но в данный момент ему стало ясно, что имели в виду коллеги. Был убит Аурелио, и он занялся этим делом. Его заметил на месте преступления Доминик, вспомнил фамилию и решил доложить Помрою, а тот не преминул этим воспользоваться. Может быть, Помрой почувствовал связь и решил действовать помимо управления — ведь дело касалось продажного копа, покрывающего в меру сил преступные действия Шлегелей. А может, он и не подозревал ни Шлегелей, ни Бастейманта. Бэру еще многое было неясно. Он не знал, хотелось ли ему продолжать расследование или отойти в сторону и зажить своей жизнью, каким бы трудным это ни казалось в данный момент.

Он нехотя потянулся к телефону и, даже не взглянув на номер абонента, тихо ответил:

— Да?

— Извини, что так долго не звонил, — раздался голос в трубке.

— Томми? — это был Томми Коннотон. — Удалось что-нибудь узнать?

— Я в конце концов докопался до счета Сантоса.

— Прекрасно.

— Но чеки небыли предъявлены в банк. Их обналичили в «Чек экспресс». Это что-то вроде «Вестерн-юнион».

— Черт!

— Но я все равно их расколол. — В его тоне появились горделивые нотки.

— Молодец! И что оказалось?

— Флавия Инез. Или — Инез Флавия. Не знаю, как правильно — во время каждой операции написано по-разному. У кого-то с испанским еще хуже, чем у меня.

— Его подружка, — вырвалось у Бэра. Он подозревал и раньше, хотя говорить об этом не собирался — просто вырвалось.

— Что?

— Ничего. Продолжай.

— В любом случае те два чека — один на четыре тысячи, другой на семь пятьсот — обналичила именно она.

— Спасибо, Томми, пришли мне счет. — Бэр разъединился, сел в машину, включил зажигание и тронулся с места.

К дому Дэннелса он подъехал, когда было пятнадцать минут восьмого. И это была не конечная точка его маршрута. Ему требовалась кое-какая информация, и он надеялся, что не опоздал. Он вовремя выскочил из машины — Дэннелс как раз пятился на своей ухоженной «браваде» с подъездной дорожки. Бэр подбежал к водительскому окну.

— Слушай, у тебя вид, как у просидевшего всю ночь за рулем дальнобойщика, — удивился Дэннелс. Его волосы были влажными после душа. На свою толстую шею он повязал скромный галстук в полоску.

— Вижу, ты спешишь на работу. Ответь только на один вопрос: не унаследовал ли Аурелио в последнее время какие-нибудь деньги? — Если бы Бэр мыслил логично, он должен был бы задать этот вопрос во время первой встречи с Дэннелсом. Но тогда он логично не мыслил.

Глаза Дэннелса оживились.

— Он не унаследовал, он выиграл.

— Каким образом? Участвуя в боях? — Но Бэр уже знал правильный ответ.

— Нет, все свои боевые средства он вложил в школу. Она была его бизнесом и удовольствием. Но он любил играть. В лото, в «гороховую» лотерею. Видимо, это у него в крови. Я много разделал для него выкладки и доказывал, что шансы выиграть в лотерею по большому счету ничтожно малы. Но несколько месяцев назад он все-таки сорвал куш — заработал на «гороховой» лотерее то ли пять, толи десять тысяч — сколько точно, не помню. Он так радовался! С таким восторгом хвастался передо мной своими игорными достижениями. — Дэннелс невольно улыбнулся. Бэру стало ясно: выигрыши совпадали с поступлениями денег на счет Аурелио. Но было в этой истории и кое-что еще: Фрэнк догадывался, что Аурелио познакомился с Флавией Инез не случайно.

Глава тридцать восьмая

В гостиной стоял легкий аромат сандаловых курений. Бэр уже давно не поднимался с дивана. Прошло не меньше трех часов. Он десятки раз пересмотрел свои записи и клевал носом. Везде и все, что можно, он обыскал — сверху донизу и вдоль и поперек. И не нашел никаких финансовых записей, журналов, еженедельников, органайзеров или дневников. И еще — не обнаружил ничего такого, чем можно было бы постричь волосы. Кроме ее личного гребня в доме не было ни ножниц, ни машинки, ни расчески, ни накидки для клиента. Зато в ванной под раковиной в пустой банке из-под кольдкрема лежали три тысячи восемьсот долларов наличными, и поэтому Бэр решил, что она вернется. Рано или поздно вернется. Когда он подъехал, какая-то женщина вывозила из дома ребенка в легкой коляске и вела за собой другого, чуть постарше. Он придержал ей дверь и по благодарному выражению лица понял: она не станет интересоваться, живет ли он здесь. На площадке Флавии он постучал в дверь, приложил ухо к створке, а затем легко справился с нехитрым замком компании «Квиксет». Флавия не стала утруждать себя установкой сложных запоров. Закончив обыск, он присел отдохнуть. Один раз звонил его телефон. Бэр посмотрел на экранчик и понял, что его вызывает Сьюзен. Аппарат еще раз подал сигнал, когда поступила голосовая почта. Бэр не стал слушать, только покосился на разбросанные на кофейном столе рядом с пачкой презервативов купюры. Живот подводило от голода. И он подумывал, не похозяйничать ли в холодильнике Флавии, где он заметил пирожки из слоеного теста, или поступить уж и вовсе абсурдно и заказать по телефону пиццу. Но в это время за дверью послышалось звяканье ключей.


Сьюзен Дюран въехала на стоянку клиники женского здоровья на Брод-Риппл и выключила зажигание. Они долго сидели с Линн, глядя перед собой. Линн она взяла, чтобы та проводила ее домой после операции в клинике. Сьюзен долго плакала, и теперь ее подташнивало. Она понимала, что дело скорее всего в гормонах, но это не утешало. В последние несколько недель она чувствовала себя сносно только по утрам, когда пила кофе — где-то вычитала, что одна чашка при беременности допускается — и ела пиццу. Забывала о тошноте в тот момент, когда проглатывала куски и пережевывала сдобренную соусом хрустящую корочку, на какое-то время избавляясь от панического ощущения в желудке. Не как только опускала вилку на стол и вытирала губы, снова накатывала тошнота, и она подолгу оставалась в постели, не включая свет. Ей становилось день ото дня хуже. Накануне на работе ее чуть не вырвало, когда пришлось, чтобы никто не заметил, проглотить всю обеденную дрянь.

— Сьюз, — позвала ее Линн.

— Так неправильно, — отозвалась она. — Понимаешь, я о чем?

— Да, — кивнула Линн. — Именно это говорили и мои родители, когда я им призналась. Но так случается, и с этим ничего не поделаешь.

Сьюзен утвердительно кивнула, но подумала о Фрэнке, гонявшемся за убийцей своего друга или занимавшемся еще бог знает чем. Бегает где-то по тому же самому городу, но в этот момент ей показалось, что он на другом конце света.

— Ну? — терпеливо проговорила Линн, мягко поторапливая подругу. Сьюзен потянулась к ключам в замке зажигания.


Белый в желтую полоску тент не спасал от лучей солнца, когда снимали с грузовиков и выпускали из клеток питбулей всех мастей и размеров. Кончался летний сезон собачьих шоу с барбекю. Терри Шлегель потер щеку, выпил третью за утро бутылочку диетической пепси и вспомнил статью на первой странице газеты. Она произвела на него нехорошее впечатление. Да, покончить умышленно с пацаненком того латиноамериканца — это было бы слишком. Но как он попал в закрытую комнату? Ничего подобного Терри не планировал. Шесть или семь щенков рычали, подлаивали и повизгивали, играя и налетая друг на друга в загоне кого-то из владельцев. Терри был не в настроении на них смотреть. Его жестоко мучила головная боль — не помогли ни пара корн-догов, ни содовая. В мозгу отдавались звуки разбрызгиваемой воды. Дин с утра решил вымыть цементные ступени. Шум воды из шланга разбудил Терри, и с тех пор он не мог уснуть. А от воспоминаний о запахе медленно поджаривающейся в стальной бочке свинины скрутило желудок. Подъехал «дюранго» Чарли, и Терри наблюдал, как из внедорожника вышли двое его сыновей. Обошли сзади и выгрузили из багажника двух тигрово-полосатых булей. При виде сыновей Терри почувствовал гордость — высокие, сильные, они легко подчиняли себе этих зверей, только делавших вид, что они собаки. Терри наблюдал, как с ними здоровались прохожие — черные, латиноамериканцы, белые девчонки. Его парни были лицом района, у них было имя, их уважали. И от этого отцу сделалось приятно. Он ждал, когда к братьям присоединится Дэни.

Чарли, самый сильный и разумный, был больше всего похож на отца. Иногда Терри задавал себе вопрос, что скрывается за его глазами, такими загадочными, несмотря на молодость — всего двадцать два года. Затем следовал Кенни. Братья считали его бешеным и были правы. Он не задумывался — во всяком случае, куда меньше других — о последствиях того, что вытворял. Откуда в нем это взялось? Может, было отголоском юной Викки? Парень вырос непредсказуемым. Терри хотел посмотреть на троих сыновей вместе на ярком солнце. Он ждал, когда Чарли и Кенни закроют машину и приступят к исполнению своих рутинных обязанностей.

«Досыпает», — подумал он о Дине. Ох уж этот Дин. Совсем запутался. Слишком уж много мыслей у него в голове, собственно, от этого он и перестал понимать, что к чему. Потому-то и вляпался в неприятности со своей латиноамериканской шлюшонкой. Но все равно трудно было выделить кого-нибудь из троих — каждый чем-то отличался. Хотя бы один имеет право проявлять немного тупости — пусть он и считается лучше других. Терри не знал, заметили ли его Чарли и Кенни или все их внимание поглощено регистрацией участников очередного соревнования собак. Но так или иначе они к нему не подошли.

«Тем лучше», — подумал отец. Он здесь не затем, чтобы любоваться сыновьями или наслаждаться собачьим шоу, а чтобы переговорить с людьми. У него была назначена встреча с Кэмпбеллом Дореем. И ее час близился. Терри надеялся приобрести с дюжину или больше помещений, управлять ими и получать доход. А они проделали это только с частью. Но он не сомневался в одном: они крепко надрали задницу всем, кто устраивал в городе «гороховую» лотерею, и теперь можно смело заполнять вакуум. Пока они не добились всего, на что он надеялся, следовало заработать на том, что сделано, а затем двигаться дальше. Терри полагал, что Дорей с радостью заключит сделку.

«Что-то он запаздывает, — забеспокоился Терри. — Уже на полчаса». И в это время увидел Ларри Бастейманта. Тот, одетый в штатское, быстро пересекая автостоянку, направлялся к нему.

«Будь я проклят, — подумал Терри. — Недобрый знак». — Он заметил, что рубашка плотно облегает торс родственника, но не топорщится красноречиво на боку, следовательно, он не имеет при себе оружия. Кобуры на лодыжке тоже не оказалось — не отличающийся стройностью фигуры Ларри надел шорты цвета хаки и резиновые шлепанцы. Еще секунда, и он заметил Терри.

— Это Викки тебе сказала, что я здесь? — спросил его Терри.

— Да. С кем у тебя встреча?

Терри не видел причин для того, чтобы скрытничать.

— С Кэмпом Дореем.

— Вот как? — голос Бастейманта прозвучал скептически, будто он знал нечто такое, о чем не догадывался Терри. — Он согласен иметь с тобой дело даже после того, как всплыло все дерьмо и пресса только об этом и вопит?

От слов родственника руки Терри, несмотря на удушающую жару, покрылись гусиной кожей. Ларри подтверждал его опасение — Дорей не придет. Лицо помимо его воли приняло угрюмое выражение.

— Не явится он сюда.

От жары, запаха свинины, автомобильного выхлопа, дыма и разогретых на солнце собачьих тел, среди которых он назначил тайную встречу, Терри замутило. Он проглотил застрявший в горле ком и заставил себя встретиться глазами с Бастеймантом.

— А ты зачем явился?

Ларри переминался с ноги на ногу, озирался, но не отвечал.

— Выкладывай, что произошло? Я же по тебе вижу, что-то случилось.

— Нашли… мешки у реки.

«Проклятие!» Терри не сомневался, что сердце на целых три секунды перестало биться, и кровь не циркулировала в сосудах. «Уже? Как им удалось? Кто обнаружил?» Ему хотелось выкрикнуть эти вопросы прямо в глупое лицо Бастейманта. Но вместо этого втянул в себя воздух и заговорил как можно спокойнее:

— Мы предполагали, что мешки когда-нибудь обнаружат. Однако как могло случиться, что я не слышал об этом в новостях?

— Вот так. Держат рот на замке. Когда я услышал, то сразу решил, что тебе полезно узнать, — сказав это, Бастеймант громко запыхтел.

— Что-нибудь еще, Лар?

— Думаю, мне потребуется адвокат.

Глава тридцать девятая

— Это из коробки в доме Аурелио Сантоса? — таким был первый вопрос Бэра, когда Флавия вошла в свою квартиру, закрыла за собой дверь и, обернувшись, увидела, что он сидит в ее гостиной. Первым ее побуждением было бежать, но она взяла себя в руки, подошла и села напротив него на стул. Когда она заправляла за ухо прядь волос, ее рука слегка дрожала. Но, учитывая обстоятельства — в ее дом совершено вторжение, — она на удивление хорошо себя контролировала. Посмотрела на презервативы на кофейном столике с таким видом, словно никогда их раньше не видела и понятия не имеет, что это за предметы.

— Нет…

— Только не говори «нет», — оборвал ее Бэр. — Не желаю этого слышать.

Флавия замолчала, и у него появилась возможность окинуть ее взглядом: блестящие под слоем увлажнителя загорелые ноги — или этот блеск придавало ее естественное сияние, поднимавшееся спиралями из-под короткой юбки? На ней была облегающая майка, оттеняющая смуглые плечи и грудь. С тех пор как Бэр видел ее в последний раз, она слегка похудела, и это ей шло, хотя ему запомнилось, что и прежняя полнота тоже была ей клину. Похоже, она недосыпала, потому что вокруг глаз появились темные круги, и от этого она стала казаться беззащитной и до странности юной. Флавия покосилась на три тысячи восемьсот долларов, лежащие согнутой вдвое пачкой рядом с презервативами.

— Чьи это деньги? — начала она.

— Перестань, — прервал ее Бэр. — Это он, Аурелио, поселил тебя в этой квартире? — Она не ответила, и он продолжал: — Когда ты переезжала из старого дома, пещи перевозили Хуан Айбар и Макс Санчес.

На нее подействовало, что он оперирует такими деталями. Она подняла на него глаза, он встретил ее взгляд, и она кивнула. Мимолетно улыбнулась:

— Да, Макси. Они были очень милы.

— Продолжай, — потребовал Бэр.

— Я часто видела Айри в «Эль Коки».

— Ресторане? — Бэр слышал об этом заведении, где подавали латиноамериканские блюда из морепродуктов.

— И знала его по дому, где проводили «гороховую» лотерею.

— Ты там работала. — Бэр оценил, сколько денег она приносила устроителям, выполняя роль хозяйки в гостиной, где делались ставки.

— Да, подавала напитки, вела беседу и вытаскивала номера…

— При этом заставляла игроков тратить как можно больше.

— Конечно, — Флавия вздохнула. — Работала и зарабатывала неплохие деньги. А потом все изменилось. За этот бизнес разразилось что-то вроде войны, и он перешел в другие руки. Нас на несколько дней закрыли, затем снова открыли и меня оставили. Все шло нормально, но потом я совершила ошибку.

— Ты воровала?

Флавия пожала плечами:

— Я постоянно немного приворовывала, но так, что хозяева не замечали. Дело в другом. Я стала встречаться с одним из владельцев.

Бэр посмотрел на нее, но вопросов задавать не стал. Флавию понесло саму:

— Сначала он казался мне очень милым. Спокойный, ласковый и симпатичный. Но затем, когда запахло жареным, захотелось сбежать, но я не смогла.

— Неужели нельзя было бросить или этого парня, или работу?

— Ни то ни другое.

— Это был тот самый парень, который избил Эзру, — сказал Бэр. Флавия не ответила. — Кто из Шлегелей?

На ее лице отразился неподдельный ужас.

— Дин, — голос прозвучал тихо, как будто издалека. — Его назначили ответственным задом, и других из семьи я не видела довольно долго, что было не так уж плохо. Пришлось продолжать с ним встречаться ради спокойствия. Через несколько месяцев я бы накопила достаточно, чтобы исчезнуть. Но тут появился какой-то козел с портфелем — постоянно приходил и проверял ведомости. Был кем-то вроде бухгалтера и хотел выяснить, какую прибыль приносит это место. Когда он начал на меня поглядывать, я догадалась, что он понял.

— Начал на тебя поглядывать?

— Выходил из задней комнаты и смотрел на меня. Но не с таким видом, будто хотел трахнуть, а будто ему известно о моих проделках. Я холодела от мысли, что он способен подсчитать, сколько я присвоила.

— А затем появился Аурелио?

— Да, стал приходить. Начал меня куда-нибудь приглашать. Он мне по-настоящему понравился, — Флавия посмотрела Бэру в глаза. — Правда.

— М-м-м… продолжай.

— Потом я выяснила, что он — борец. Кенни, младший из братьев, не решался подходить к нему ближе чем на десять футов, считал его богом, но боялся. Даже Чарли сохранял дистанцию. Я поняла, что братья не станут задираться к нему, и мы начали встречаться.

Бэр кивнул: ему стал ясен разработанный Флавией план побега.

— Он не знал, иначе никогда бы этого не сделал, — тихо продолжала она.

— Чего бы не сделал?

— Я подстроила ему выигрыш. Крупный. Он очень обрадовался. Мы пошли отпраздновать его победу, и тогда я рассказала ему о Шлегелях и своей проблеме.

— Как он отреагировал?

— Пришел в ярость. Неистовствовал. Хотел пойти и разорвать их всех на куски. Особенно Дина. Но я его успокоила, и… он дал мне денег. Получилось, что мне не требовалось больше обманывать: заплатив Аурелио за выигрыш, я заплатила самой себе. И никто об этом не догадывался, даже он.

— Тогда ты повторила опыт, — теперь Бэр задавал вопросы, как следователь на допросе — заранее зная ответ.

— Да.

— Он в тебя влюбился.

— Думаю, что так. Он сам об этом говорил.

— А ты?

— Рано было судить.

— То есть ты с ним играла.

— Нет, он был не как все, нам было хорошо вместе.

Бэр пристально посмотрел на Флавию, пытаясь понять, что творится у нее в голове. Но с тем же успехом мог рассматривать Свитки Мертвого моря.

— Что дальше? Он перевез тебя сюда, чтобы сбить Шлегелей со следа?

— Да.

— А они его вычислили и убили?

— Не знаю.

— Что значит «не знаю»? — повысил голос Бэр и вскочил с дивана, отчего Флавия отпрянула к спинке стула.

— Клянусь, не знаю. Меня там не было.

— Что ты подумала, когда узнала, что с ним случилось?

— Испугалась. Мне показалось, что я знала все заранее. — Она спрятала лицо в ладонях. Ее плечи дрожали, Флавия плакала, но Бэр не слышал.

— Тебе придется выступить в качестве свидетеля, — сказал он.

— Не могу, — сказала она сквозь пальцы.

— Сможешь. Вот увидишь.

— Нет. — Флавия подняла голову и непокорно выставила вперед подбородок. Ее глаза оказались сухими.

— Никуда не уходи. Мне надо кое о чем позаботиться. Переговорить с полицией. Но я вернусь и не хочу, чтобы мне пришлось тебя разыскивать. Но имей в виду, если что — я тебя найду.

Флавия кивнула:

— Ты бы не разрешил мне… остаться в стороне. Я пошла бы на все ради этого.

Бэр смерил ее взглядом:

— Точно?

— Да. Я знаю, как поступить. Только дай мне шанс.

Бэр ее понимал и переживал за нее. Флавия сама заварила эту кашу и винить должна была только себя. Но она понятия не имела, с какими зверями имеет дело.

— Я сказал, никуда не выходи, — на этот раз он проговорил это не с такой напористостью.

Флавия грустно кивнула и вдруг расплакалась. Старалась сдержаться, но слезы катились из ее черных глаз по щекам.

— Если бы не я, с Аури ничего бы не случилось.

Бэр почувствовал, что у него сдавило горло. Они оба переживали потерю Аурелио, Фрэнк понимал состояние девушки, и это их сближало. Ему захотелось ее приласкать, утешить, сказать, что все будет в порядке.

Он чуть было не поддался своему порыву, но вдруг словно увидел всю сиену со стороны и понял, как все обстоит на самом деле. Флавия испытывала его: сделала сексуальное предложение и, когда оно не подействовало, решила пронять слезами. А он, болван, чуть не клюнул.

— Никуда не выходи, — тон Бэра стал ледяным. — Тебе меня не одурачить.

Она подняла голову, откинула прядь волос и вытерла щеку. Слез больше не было.

— Вижу, — ее голос был низким и спокойным, но тон еще холоднее, чем его.

Глава сороковая

Чарли Шлегелю было наплевать на собачье представление и на то, завоюют ли псы награды или нет. Он приехал сюда ради дела, а не развлекаться. Теперь они с Кенни стояли у стола, на котором было разложено с полдюжины только что купленных корн-догов, жевали сами и бросали куски мистеру Блонду и Кларенсу. Как обычно, Кенни делал это со своими штучками — вставал на колени и кормил Кларенса изо рта.

— Ну, мальчик, попробуй, отбери, р-р-р… — Пес облизывал ему все лицо, но Кенни крепко держал мясо в зубах, и Кларенс заходил с другой стороны. Затем они начинали упорную игру — кто кого перетянет. — Давай, давай, Кларенс, — понукал сквозь стиснутые зубы Кенни. Пес напрягал плечи и тянул — мышцы бугрились под его блестящей шкурой.

— Вставай, придурок, — сказал брату Чарли. Тот не услышал, и он легонько пнул его под ребра. — Завязывай.

Кенни переложил мясо изо рта в руку и долго отталкивал собачий нос, пока все-таки не отдал кусок.

— В чем дело?

— Дело в том, что он повредит себе губы, — предупредил Чарли.

— Никогда. У него губы как кожаные.

— Мягкие, а не кожаные.

— Хоть бы и так. — Кенни отряхнул пыль с колен.

— Вот они, — указал Чарли. Пинат и Никси вели на толстом поводке бледно-голубого питбуля.

Чарли отдал поводки Кенни и пошел навстречу, брат последовал за ним. Когда две группы сошлись, собаки дружелюбно поздоровались — обнюхались и принялись выписывать круги. Люди повели себя не так любезно.

— Что это у вас за белка на поводке? — спросил Кенни, умудряясь до поры до времени сдерживать ухмылку.

— Хватит гнать, — возмутился Пинат, заглатывая наживку. — Это собака с родословной. — Зато глаза Никси еще более остекленели.

Кенни покачал головой.

— Если вы это купили, то вас сильно накололи. Надеюсь, хоть дали в придачу талоны на бесплатную жратву?

— Ты лучше посмотри на своих шелудивых шавок.

— Врешь, это чистопородные псы, — на этот раз Кенни ухмыльнулся. Вперед выступил Никси и смерил его взглядом. Кенни ткнул его в грудь и выпустил поводки. Кларенс и мистер Блонд воспользовались случаем и принялись бегать, а люди остались стоять, испытывая, кто первый опустит глаза. Чарли дернул брата за плечо, прерывая их гляделки:

— Поймай псов.

Кенни покачал головой и пошел за собаками.

— Ну что, ребята, готовы заключить сделку?

Пинат кивнул и потянул из кармана брюк пачку денег так, чтобы был виден край.

Со стороны загонов послышались сердитый лай и крики:

— Утихомирь своих собак! — Чарли понял: еще несколько минут, и ему придется отвечать за покусанных Кларенсом и мистером Блондом животных или побитого не в меру ретивого хозяина, вздумавшего подискутировать с Кенни.

— Хорошо, — сказал он, — сейчас разберемся с псами и назначим место встречи.


Кнут Боген терпеть не мог, если оказывался прав, но беда в том, что прав он был всегда. Поначалу он решил, что затея Терри с лотерейными домами — полная чушь, но потом подумал, что, пока сидел за решеткой, на воле все переменилось, и позволил втянуть себя в аферу. Теперь они оказались в дерьме по самые уши. Кнут жил в задних комнатах в доме на две семьи, но пришел на чужую кухню приготовить себе сандвич с ореховым маслом. Пара, живущая в этой квартире, после того как закончились четырехсотмильные автогонки в Индианаполисе, уехала на остаток лета, и Кнут распоряжался здесь как у себя. Он предпочитал эту квартиру своей — настоящей дыре без мебели — и уже горевал, что будет делать, когда супруги вернутся. Кнут подошел к креслу с регулируемой спинкой перед тридцатишестидюймовым телевизором. Купить бы и себе нечто подобное, но у него, особенно после вчерашнего вечера, стало туго с деньгами. Гаденыш Кенни хорошо его пощипал за покерным столом. Кнут было решил, что подловил парня, и когда тот сделал малую слепую ставку ответил большой до открытия карт на столе с парой четверок. Но у Кенни оказались король и восьмерка. Ни у кого не было чем крыть, и все загоготали, когда Кнут продул три сотни. Он заплатил бы вдвое больше, только бы избежать насмешек. А ведь играл не пьяным и не в растрепанных чувствах, как сегодня, когда ему предстоит та кое задание — забрать гостей из Чикаго, как только Терри притащит сюда свою задницу.

Минутой позже Кнут перестал жевать — он услышал шорох автомобильных покрышек по гравиевой дорожке. Раздался автомобильный сигнал. Терри, подъехавший к боковой двери, сидел за рулем с напряженным лицом.

— Дай и мне, — попросил он, когда Терри устроился на пассажирском сиденье. Кнут разорвал пополам оставшуюся часть сандвича и подал ему. — Мне казалось, ты жил в задней квартире.

— Так и есть.

— Безвкусный, как мел, — проворчал он, покосившись на сандвич.

— Другого нет, — огрызнулся Кнут. Терри бросил на него насмешливый взгляд, но ничего не сказал. — Встречался с Кэмпом? — Кнут задал этот вопрос, но по выражению лица партнера уже догадался, какой получит ответ.

— Там все согласовано.

— И ты готов начинать?

Терри кивнул. Кнут вынул мобильный телефон и по памяти набрал номер. Раздалось несколько гудков. Кнут чувствовал на себе взгляд Терри, но смотрел только вперед. Наконец на вызов ответили.

— Кто это? — произнес мрачный сухой голос.

— Кнут с юга. — В трубке раздавались звон стаканов, бряканье тарелок и голос комментатора бейсбольного матча. — Это Бобби Бродакс?

— Да. Я говорю с Инди Ньютом?

— Точно. Чем занимаешься?

— Смотрю, как играют «Кабс». А ты?

— Подожди, — он передал трубку Терри.

— Привет, — начал тот. — У нас проблемы с оставшейся частью работы.

— Это Т? — спросил Бобби.

— Он самый. — В наступившей тишине чувствовалось обоюдное раздражение.

— Что за проблемы? — голос человека из Чикаго звучал напряженно и озабоченно.

— Требуется зачистка.

В трубке снова замолчали. Только слышался шум стадиона. «Кабс» были впереди и старались добиться успеха после окончания официального сезона. Похоже, дела в Чикаго наконец пошли на поправку.

— Один козел сует свой нос куда не надо, — продолжал Шлегель.

— Полицейский? — Бродакс почесал подбородок.

— Похоже на то, — Шлегель вздохнул. Ему явно не нравилось, что он собирался сказать. — Обнаружил… или кто-то там обнаружил… ту свалку на берегу реки.

— И ты хочешь, чтобы я устроил еще одну свалку? — догадался Бродакс.

— Что-то вроде этого.


В конце концов она справилась с чертовым водопроводом. Сьюзен так и не сумела заставить себя тогда войти в клинику и сделать то, что собиралась. Взяла себя в руки, отвезла Лини домой, и когда подруга вылезала из машины, улыбка Линн сказала ей, что она поступила правильно. По крайней мере на данный момент. Но Сьюзен требовалось повидаться с Фрэнком. Не только для того, чтобы поговорить — она хотела посмотреть ему в глаза. В последнее время они отдалились друг от друга — Бэр занимался расследованиями, она была погружена в размышления о своем положении — и теперь нужно было разобраться, пошел ли разрыв им на пользу или во вред. Внезапно Сьюзен ясно поняла, что стояло между ними. Ощутила нечто там, у клиники, и содрогнулась. Как можно было не понять, если знаешь, что он имел и потерял в жизни? В глубине души Сьюзен сознавала это с того момента, когда открылась ему, но потом трения между ними продолжали усиливаться, и она принимала все на личный счет. Считала, что у нее собственная ноша. И это было справедливо. Но теперь телефонный разговор ее не устраивал, и Сьюзен поехала к Бэру домой. Если она собирается сохранить и вырастить его ребенка — с ним или без него, следовало многое обсудить.

Она позвонила по дороге — просто чтобы убедиться, что он дома — и наткнулась на автоответчик. Но это ее не смутило. Сьюзен решила, что застанет Бэра у себя — просто он не хочет отвечать на звонки. Или, если его нет, дождется, пока он не объявится.

У дома Сьюзен бросила взгляд на стоянку и не заметила его машины. Она припарковалась на улице, взяла сумочку и пошла к двери. Ключ уже был в замочной скважине, когда она ощутила тревогу и замерла. Шею словно свело, и Сьюзен не могла повернуть голову и убедиться, что чувство ее не обманывает — за ней следили. «Эти люди пришли по душу Фрэнка», — промелькнуло у нее в голове. Внезапно показалось, что машина не рядом, на улице, а в нескольких милях — такое расстояние слишком велико, чтобы его преодолеть. Сьюзен стиснула ручку, гадая, что ждет ее по другую сторону двери. Но выбора не оставалось. Она заставила себя отмереть замок. Распахнула дверь, вошла, захлопнула за собой и заперла.

Квартира оказалась пуста. Но сердце забилось сильнее — теперь она не знала, верить себе или нет.

— Фрэнк? — позвала она. Ответа не последовало. В доме царила тишина, нарушаемая только гудением холодильника на кухне. «Может, следует вызвать полицию?» Сьюзен попыталась представить, что она заявит: ей показалось, что в доме ее, с позволения сказать, приятеля за ней следят, поэтому, пожалуйста, пришлите отряд специального назначения. А если она просто паникует? Если это гормональное? Сьюзен опустилась на колени и выглянула снизу в переднее окно в щелку жалюзи. Но увидела только крылья нескольких автомобилей. Она привалилась к стене и покосилась на запертый оружейный шкаф. Можно разбить стекло и попытаться зарядить дробовик. Но прошло лет пятнадцать с тех пор, как она стреляла в последний раз — с отцом по горшкам — и не представляла, получится у нее или нет. Тем более что сначала надо было определить, какие к этому ружью подходят патроны, и правильно его зарядить. Фрэнк много раз предлагал научить ее стрелять, но она всегда отвечала «нет». Сама мысль, чтобы держать в руках оружие, казалась некрасивой и отталкивающей, но сегодня она пожалела, что не послушала Бэра. Сьюзен решила: прежде чем что-либо предпринимать, надо сделать вот что — осмотреть квартиру и убедиться, что она в ней одна.


Дежурные магазины нравились Кнуту. Ему нравилось все, что было с ними связано. Освещение лампами дневного света, плохая музыка, линолеум на полах и выбор товаров, символизировавший теперь для него свободу. Пепси, Маунтин Дью, слашиз,[39] сладкое суфле, фруктовые леденцы, отдающие ароматом барбекю хрустящие палочки из кукурузной муки, вяленая говядина, пятнадцать сортов пива и порнографические журналы — ничего этого он не имел за решеткой, по крайней мере если не прилагать больших усилий и сильно не тратиться, и уж точно не в то время, когда хотелось ему. Кнут наслаждался щедрыми объемами «Биг галпа». А «Доктор Пеппер» — ох уж этот добрый доктор! Взять к нему пакет кукурузных колечек с луковым ароматом — и не придумать лучше еды для гурмана. Когда отсидевшие за решеткой парни представляют, что придется мотать очередной срок, больше всего их тревожит перспектива остаться без женщин. Плохо, что и говорить! Но еще хуже лишиться возможности пойти, когда заблагорассудится, в «Квик-март» или «Севн-илевн».

Вопрос не в том, чтобы «не попасть опять за решетку», — так говорят зеки в кинофильмах. Кнут формулировал его иначе: «Не могу опять за решетку». Он умирал в тюрьме Мичиган-Сити, но тело не поддалось. Но если он снова окажется там, то это непременно случится. И точно случится, если он пойдет на поводу у Терри с его идиотскими мечтами о большом богатстве. В тюрьме, как в гробу, один проклятый цемент. Узкие непрозрачные окна, благодаря которым можно только догадываться, что существует солнечный свет. И со всех сторон окружают хладнокровные убийцы. То, что Дорей не появился, сильно обеспокоило Терри. Этот Терри тот еще жук, один из самых плохих людей, которых Кнуту приходилось встречать на свободе. Он пытается притворяться, что не такой, но Кнут его прекрасно раскусил. И теперь Кнут готов признать: нора выходить из игры. Он порадовался, на самом деле порадовался, когда Терри дал ему поручение снова привлечь ребят из Чикаго. Они брали много, но стоили того, а если дело касалось этого ублюдка Бэра, без их помощи просто не обойтись. Уж больно изворотлив: влез в их дела, проследил до самого порога, один разобрался с Чарли и Кенни и все еще разгуливал по земле. Это говорило о многом — он серьезный противник. Для таких и требуются ребята из Чикаго. Кнут немало знал о том, как калечить, убивать, а затем прятать концы в воду. Но и он, наблюдая за их работой, узнал для себя массу нового.

Пока Терри платит по счетам, пусть займутся их проблемами и избавят их от неприятностей. Кнут почти желал, чтобы они не остановились на Фрэнке Бэре, но покончили также с этим жирняком Ларри. А не заняться ли этим самому? Пока же Кнут довольствовался тем, что следил за Бэром, отмечал его приходы и уходы, чтобы передать его ребятам из Чикаго, когда те явятся в Индианаполис. Подкатила машина, и его внимание привлекла выпрыгнувшая из нее высокая блондинка со стянутыми в конский хвостик волосами. Кнут остановил в автомобильном проигрывателе диск с музыкой «Скорпионе», и пока девушка поднималась по лестнице в квартиру Бэра, допил свой «Биг галп». Еще раньше осмотревшись, он понял, что Бэра нет дома, и набрался терпения его дождаться, но на такой подарок не рассчитывал. Раз пришла девица, недолго ждать и хозяина — явится скорее всего, чтобы по-быстрому развлечься — долгим утехам сейчас не время.

Кнут видел, как высокая девица вставила ключ в дверь и на какое-то время замерла. И тут ему здорово приспичило. Он было подумал отлить в стакан из-под «Биг галпа», но побоялся обрызгаться и облегчился рядом с машиной. Отстегнул ремень и, убедившись на слух, что дверь в квартиру открылась и закрылась, приступил к делу. Он еще не кончил, когда ему показалось, что за забором мелькнул и исчез светлый хвостик волос. Застегнув ширинку. Кнут потянулся к дверце машины, но у него возникло ощущение, что он опоздал. Так оно и оказалось. Когда он завернул за угол, блондинки нигде не было.


Она скрючилась у окна, прижавшись спиной к стене, и решила, что вызовет полицию, и черт с ним, со смущением, разберется с этим потом. В этот момент зазвонил ее мобильный телефон. Сьюзен достала его и выдохнула в трубку.

— Алло? — послышался голос Фрэнка.

— Я в десяти минутах езды, — бросил он, когда она объяснила, где находится сама. — Тебе надо выбираться оттуда. Выходи с черного хода и жди меня у «Нэшнл сити банка». Там есть охрана. — Никогда еще Сьюзен не слышала, чтобы его голос звучал так требовательно.

— Полицию вызвать? — спросила она. Последовала короткая пауза. Немного подумав. Бэр ответил:

— Вызови, но не дожидайся! Объясню все потом. Справишься?

— Постараюсь. — Сьюзен вспомнила о ребенке, которого вынашивала, и внезапно почувствовала себя сильной. Она подняла трубку проводного телефона, набрала «девять-один-один» и объяснила оператору, что за ней следят.

— Не разъединяйся, пока не окажешься у банка! — приказал Фрэнк.

Сьюзен снова посмотрела в щелку внизу окна. Ей показалось, что она заметила какое-то движение снаружи или у машины, но, чтобы не обнаружить себя, не захотела подниматься с пола и приглядываться. Только различила синюю ткань — мужские ноги в джинсах. Сердце гулко забилось — Сьюзен решила, что неизвестный направляется к дому. Но его поза не менялась, и она догадалась, что он облегчается за машиной.

— Бегу, — бросила она в трубку и выскочила из задней двери.

Ей все удалось. Она перелезла через низкий забор за домом и всю дорогу, шесть длинных кварталов, бежала. И ни разу не оглянулась посмотреть, не заметили ли ее, не гонятся ли за ней. Чтобы ни оказалось за ее спиной, быстрее бежать она не могла. Все как на серьезном соревновании в бассейне: оглянуться значило сбиться с темпа.


Она услышала его прежде, чем увидела — во всяком случае, его машину. В тишине коридора различила скрип тормозов и выглянула в тот момент, когда автомобиль резко затормозил и остановился в дыму сгоревшей резины у бордюра. На асфальте остались жирные черные полосы. Фрэнк выскочил из машины, грязный, с бешеными глазами, и, низко пригибаясь, насколько позволял его рост, и держа руку у пояса, быстро огляделся по сторонам. Сьюзен стало гораздо спокойнее, и в этот момент она многое поняла про свою жизнь. Фрэнк добежал до двери и внимательно обшарил глазами все вокруг банка. Она бросилась к нему, покинув свое место рядом с охранником, где лихорадочно прождала его то ли пять, то ли шесть минут. Они обнялись, Бэр отстранился, погладил ее по лицу, и Сьюзен почувствовала, что у нее по щекам потекли слезы.


Увидев тревогу на лице Сьюзен, Бэр сначала почувствовал болезненный укол, а затем накатил приступ жаркого гнева. Теперь он твердо знал, что не отступит.

— Сьюз, ты в порядке? — спросил он.

Она молча кивнула, а по ее щекам катились слезы. Бэр прижал ее к себе и встретился глазами с охранником, мужчиной среднего возраста, который через несколько секунд отвернулся.

— А с этим… тоже все в порядке? — Бэр положил руку Сьюзен на живот. Она снова кивнула и накрыла его руку своей ладонью.

— Что происходит, Фрэнк? В чем дело?

— Тот человек — он примерно моего возраста, крупный?

— Нет.

— Молодой, лет двадцати, накачанный?

— Нет. Мелковатый, годам к сорока. Я как следует не разглядела, но мне показалось, что у него шрам на щеке.

Бэр стиснул зубы. Он представлял, о ком она говорила.

— Почему ты не захотел, чтобы я дождалась полицию? — спросила Сьюзен.

— Слишком долго объяснять. — В это время к ним подъехал Нейл Рэти. Бэр позвонил ему, как только разъединился со Сьюзен, и по всему было видно, что журналист до машины бежал, а затем всю дорогу давил на газ.

— Фрэнк, я ничего не понимаю, — заволновалась Сьюзен, когда Бэр повел ее к машине Рэти.

— Мне необходимо поместить тебя в безопасное место, потому что в данный моменту меня нет возможности тебя охранять. — Он обшаривал глазами стоянку. Репортер вышел из машины и ждал, когда они подойдут.

— Привет, Нейл.

— Привет, Фрэнк, — ответил Рэти. В его глазах читались немые вопросы, но он не стал их задавать.

— Спасибо, что приехал, — поблагодарил его Бэр.

Сьюзен немного успокоилась и начала:

— Ты уж извини за беспокойство… — Но журналист только махнул рукой с сигаретой, которую только что закурил.

— Поработаю дома, не велика важность.

Бэр кивнул.

— Все не так опасно. Простая предосторожность, поскольку она втянута в это дело. Но даже если известно, кто она такая, сюда за ней не проследили. Надо, чтобы она некоторое время не показывалась на улице. — Он замолчал и посмотрел на Сьюзен. Бэр не мог выразить то, что хотел. Не мог, пока в его голове носились мысли об убийствах, расследовании, взаимосвязи фактов и мести.

— Как долго? — поинтересовался Нейл.

— Недолго. — Бэр обнял Сьюзен за талию и подтолкнул к машине журналиста.

— А как же будет с тобой? — спросила она, и ее голос не дрогнул.

— Со мной все будет в порядке, — ответил Бэр.

— Фрэнк… — начала Сьюзен.

— Нейл, ты не будешь так любезен выбросить вот это? — Бэр показал на сигарету, а затем кивнул в сторону Сьюзен.

— Конечно, — ответил журналист. — Ах, вот оно в чем дело… — и на его губах заиграла понимающая улыбка.

Глава сорок первая

Наконец настал День благодарения. Долгожданный момент после всех трудов: засыпки почвы, установки ламп, ухода за растениями и поисков покупателей. Да, близился долгожданный момент. Чарли и Кенни Шлегель стояли в боковом переулке близ Ламберт-стрит и ждали Пината и Никси. Товар лежал в багажнике «дюранго», к которому они привалились спинами, когда из-за угла вывернул «неон» Пината. Подъехал ближе, и Пинат с Никси вышли из машины.

Они поздоровались, и Пинат отдал толстый конверт с деньгами, а Чарли — старую нейлоновую спортивную сумку с травкой и кокаином.

— Пересчитай, брат, — посоветовал Кенни, не обращая внимания на недовольное ворчание покупателей.

— Там все в порядке, — заверил Пинат.

— Не сомневаюсь, — кивнул Чарли. — А иначе пройдусь наждачной машинкой потому, чем ты больше всего гордишься. — Он показал пальцем поверх плеча Пината на стоящий за его спиной «неон». Кенни улыбнулся, покупатели хмурились. — Дайте знать, когда потребуется еще, — бросил Чарли.

— Ладно, — буркнул Пинат и повернулся к машине.

— Только не выкурите все зараз, — посоветовал Кенни. — Знаем мы таких, как вы.

Пинат замер.

— Что значит «таких как вы»?

— Грязных негрил. — Кенни улыбнулся и вызывающе посмотрел на Пината. Чарли сунул конверт с деньгами в карман и тоже ухмыльнулся.

Пинат опустил глаза, покачал головой, а затем выбросил вперед правую руку и открытой ладонью наотмашь ударил Кенни по лицу. На мгновение все замерли, словно никто не мог поверить, что произошло. Затем Кенни с выпученными от ярости глазами бросился вперед, пригнулся, обхватил обидчика рукой и опрокинул на асфальт. Пинат со стуком приземлился на плечо и щеку, и от удара у него из легких вылетел воздух. Тем временем Кенни поставил ногу ему на грудь и принялся колотить.

Чарли, оправившись от неожиданности, тоже ринулся в драку и нарвался на острие автоматического ножа-пираньи Никси Банчера. Он отшатнулся, тщетно попытался отбить новый удар, но лезвие еще дважды вонзилось в его тело. Раненный в печень Чарли сделал шаг назад и тяжело опустился на тротуар. Кенни поднял голову и встретился взглядом с Никси. Скользкий от крови нож со звоном упал на мостовую. Кенни бросился к брату, тот со стоном медленно заваливался на землю.

Кенни увидел, что из-под ладоней раненого обильно струится кровь.

— Ах ты гад! — вырвалось у него, и он выхватил из-за пояса Чарли «смит-и-вессон». Никси уже бежал вовсю и, пока Кенни справился с предохранителем, был уже в полуквартале от него. Пинат с трудом поднялся и тоже попытался скрыться, но Кенни, выпустив в него с полдюжины пуль, изрешетил всю спину и ноги.

Пинат рухнул лицом вперед и застыл, прижавшись щекой к трещине в асфальте. Кенни, добивая его, выстрелил еще дважды.

— Подыхай! — Он повернулся к брату и приподнял его голову. У Чарли булькало в горле, но говорить он не мог. — Что ты наделал? — упрекнул его Кенни. — Какой толк в оружии, если ты его даже не вытащил? — Брат дышал с трудом. Звук в груди был такой, словно закипал чайник. Кенни нащупал в его кармане мобильный телефон и набрал 911. — Пришлите «скорую помощь»! — Он назвал адрес отходящего от Ламберт-стрит переулка. — Здесь раненный ножом белый. На черномазого не обращайте внимания — он готов. — Кенни захлопнул телефон и стер липкий поте лица Чарли.

— Только не умирай, брат, — тихо попросил он. — Держись! — Кенни подождал еще минуту, пока не услышал вдали сирену. Вытер рубашкой револьвер и вложил его в руку Чарли. Где-то в затылке ухал медленный барабанный ритм, и на него эхом отозвались слова из песни:

«Ты никто, пока тебя кто-нибудь не убьет… Я не хочу умирать».

Он попытался выбросить эту чушь из головы, взял конверт с деньгами из кармана Чарли, сумку с травой оставил, влез в «дюранго» и отъехал так медленно, как только позволяли обстоятельства.


Жара наконец спала. Выдался самый прохладный за месяц день — с утра так и не разогрело. Викки Шлегель ходила полому и выключала кондиционеры. Зачем поддерживать в комнатах холод, если никого нет. Все теперь стоит безумных денег: электричество, продукты, газ, выпивка. Ну, со спиртным ладно — его у них хватает. Терри приносит из бара целыми ящиками. К тому же ион, и ребята возвращаются домой уже под градусом. Викки догадывалась, что в последнее время у них много нервотрепки и требуется выпустить пар. Сыновья держатся неплохо, кроме Дэни. Вот о нем она не на шутку тревожилась. Утром его рвало, и он поднял страшный шум из-за чего-то, о чем прочитал в газете. Остальные пытались его успокоить, но когда Викки вышла из спальни, ей не объяснили, в чем дело. Потом она заставит Терри все рассказать, но пока оставалась в неведении. Затем все исчезли. Викки отправилась принимать душ, а когда вышла из ванной, машин рядом с домом не было.

Она услышала это, когда выключила последний оконный кондиционер — низкое гудение работающего мотора из гаража. Странно: они не пользовались гаражом — он настолько был захламлен, что было трудно поставить машину, а если требовался ремонт, отправлялись в шиномонтажную мастерскую, где многочисленные механики-латиноамериканцы могли выполнить всю грязную работу, например, поменять масло. По мере того как Викки приближалась к гаражу, гул мотора становился громче. А когда она нажала на кнопку подъемника ворот, ей навстречу вылетело облако выхлопных газов и нахлынула волна страха. Весь хлам был сдвинут в сторону, чтобы дать место «магнуму» Дэни. В бокс ворвался свежий воздух, и она увидела уткнувшуюся в стекло фигуру. Лицо страшное, как у монстра из фильма ужасов, потому что на голову был натянут пакет. Ярко-красное и безжизненное. Но Викки узнала своего сына.


— Так вот, — проговорил Бэр в телефон по дороге на автостраду, — я достал то, что тебе требовалось.

— Связующее звено? — переспросил Помрой.

— Да. Свидетельствует ведущая «гороховой» лотереи.

— Шлегель.

— Точно.

— Где эта девушка?

Бэр дал адрес и добавил:

— Они не знают, где она находится.

— Тем не менее я немедленно заберу ее оттуда.

— Отличная мысль.

— А ты?

— Тоже еду по одному адресу…

— Бэр…

— Надо кое-что утрясти. — Он свернул на Кроуфордсвил-роуд и начал поглядывать на номера домов.

— Дело касается твоего друга? Не глупи!

— Теперь это больше, чем личное.

— Бэр!

Фрэнк разъединился и бросил телефон на пассажирское сиденье. Дом, который он искал, находился на краю квартала. Он был относительно ухожен, с начинающим желтеть двором и собакой на цепи. Гаражные ворота были открыты, в боксе худощавая блондинка кричала и колотила в дверцу «доджа-магнума». Бэр оставил позади короткую подъездную аллею, поставил переключатель автомата в положение «стоянка» и стал ждать. Женщина его как будто не замечала — дергала за ручку, но дверца была явно заперта. Она дико оглянулась и бросилась к рабочему столу, провела рукой по полке с крючками, снимая и отбрасывая ключи. Бэр вышел из машины и наблюдал, как она рылась в наваленных на верстаке инструментах, а затем вернулась к «доджу» с деревянной колотушкой. Мотор машины продолжал работать. Женщина стала бить в водительское окно. Бэр заметил, что к глушителю липкой лентой был прикручен шланг от гаражного пылесоса, другой конец которого уходил в разбитое стекло задней дверцы. В воздухе висел тяжелый запах выхлопных газов. Стекло лопнуло в тот момент, когда Бэр пересек подъездную аллею, и триплекс разлетелся на тысячу кусочков. Взбесившийся рояль, вычурные гитары, пулеметная дробь барабана и голос певца — все эти звуки понеслись из радио в образовавшуюся дыру. Бэр узнал мелодию — «Летучая мышь из ада» Митлоафа. Раздался отчаянный вопль женщины, когда она просунула руку внутрь, открыла дверцу и на нее повалилось безжизненное тело.

Парень умер — это было видно с первого взгляда. Это был тот самый малый, за которым Бэр следовал от дома Флавии Инез. Он узнал его не сразу, поскольку у него на голове был пакет и лицо открылось лишь после того, как женщина стащила с него полиэтилен — пунцовое от отравления окисью углерода. Женщина опустилась на колени, и когда Бэр подошел, посмотрела на него полубессознательным, отсутствующим взглядом. Затем попятилась по цементному полу гаража. Бэр протянул руку, надеясь, что это ее успокоит.

— Мэм… — Но присутствие Фрэнка ее словно воспламенило. Женщина вскочила на ноги и бросилась в дом. Бэр обернулся через плечо. Помощь пока не спешила. А если сирены и завывали где-то вдалеке, их заглушала бьющая из динамиков автомобильной стереосистемы романтическая музыка.

— Черт! — вздохнул Бэр и последовал за женщиной в дом. Выбора не оставалось, и он прибавил шаг: не зная, что его ждет внутри, он не хотел, чтобы она успела подготовиться к встрече. Прошел по коридору — в доме было тихо. И обнаружил ее на кухне. Глаза женщины горели ненавистью. Взвизгнули по линолеуму подметки ее тапочек, и она ринулась на него, размахивая разделочным ножом.

«Вперед. Сократи расстояние. Выйди на дистанцию удара».

Мысли лихорадочно неслись в мозгу, когда он вспоминал, что следует делать при встрече с противником, вооруженным ножом. Но сделал все наоборот — отскочил, инстинктивно пытаясь отбить оружие в сторону. И напрасно. Женщина полоснула его по левой руке, и он тут же почувствовал обжигающий холод стали. Скоро пол станет скользким от крови — трудно будет сохранять равновесие. И не исключено, что рука откажется слушаться, если она задела сухожилие. Боль дала понять, что все происходит на самом деле. И когда женщина сделала новый выпад, Бэр встал в стойку и ударил ее в лицо прямой правой. Удар пришелся в челюсть. Раздался громкий хруст, ноги женщины подкосились, она опрокинулась навзничь и ударилась затылком о пол. В Бэре шевельнулось сочувствие — только что она потеряла в гараже сына. Но он подавил его в себе и отбросил в сторону нож. Затем осмотрел свою руку. Кровь сочилась из пореза в три дюйма — рана оказалась неглубокой. Но прежде чем продолжать осматривать дом, Бэр обмотал руку кухонным полотенцем. В комнатах никого не было. На неприбранной кровати он нашел женскую сумочку, вытащил из нее мобильный телефон и на всякий случай извлек из него аккумулятор. Затем возвратился на кухню — женщина стонала и едва шевелилась на полу. Первым желанием Бэра было подождать, пока она придет в себя, и допросить, но он не захотел тратить время и рисковать встречей с полицейскими. По дороге на улицу оборвал телефонный провод. Линия входила в дом рядом с гаражом, в котором стоял автомобиль и лежал мертвый юноша. В машине Бэр набрал номер мобильного телефона Помроя, но включился автоответчик. Фрэнк оставил сообщение, в котором указал, с чем столкнется полиция в доме Шлегелей, и хотя понимал, что надо остановиться, поставить машину к обочине и выключить мотор, приписал: «Направляюсь по рабочему адресу мужа».


«Куда, черт побери, все подевались?» — удивлялся Терри Шлегель, закрывая мобильный телефон. Он набирал по очереди номера Чарли, Кенни, Дина и Викки. Наверное, сбой мобильной связи, подумал он, вращая циферблат вмонтированного в пол в его кабинете сейфа «Амсек». Терри сумел установить местонахождение одного только Кнута. Тот встретился с чикагцами и через несколько часов обещал вернуться. В сейфе лежало пятьдесят семь тысяч наличными. Семь он сунул себе в карман. Пошли такие дела, что лучше иметь при себе побольше бумажек — ведь ему на некоторое время придется слинять. Остальные перевязанные пачки купюр сложил в небольшой инструментальный ящик. Под деньгами лежал «смит-и-вессон» из нержавеющей стали сорокового калибра, который недавно подарил ему Чарли. Кто-нибудь мог бы подумать, что это странный подарок, но их семья была не похожа на другие — их связывали особенно близкие узы. И если люди не способны это понять, то пусть катятся подальше со своими мнениями. Терри проверил обойму, передернул затвор и засунул оружие за пояс. Он уже закрывал сейф, когда в дверь постучали.

— Кто там? — спросил он.

— Босс, можно? — это оказался Рауль, бригадир из мастерской.

— Заходи. — Терри поднялся с пола.

Дверь открылась. На пороге стоял Рауль, а за ним мелькнули светлые волосы и худощавые ноги в облегающих поношенных джинсах.

— К вам гостья, — сообщил Рауль ничего не выражающим голосом и с таким же бесстрастным лицом.

«Соображает, — подумал Терри. — Не станет скалиться в моем кабинете».

Бригадир отошел в сторону, пропуская вперед Кэти, девчушку, с которой Терри познакомился в баре и которая ходила вместе с Кенни в школу. Со сколькими из его сыновей она переспала? Терри это не колыхало, и мальчишек, кстати, тоже. Сам он не так давно привел ее ночью в гараж. Обычно он держал себя в руках, но ее светлые волосы, худощавое тело и вздернутый, свидетельствующий о непокорности подбородок напомнили ему Викки в юности. Эта Кэти, пусть даже с сотней шрамов на руках, словно она пыталась постепенно стереть саму себя, стала для него чем-то вроде машины времени. Они распили бутылочку из его стола, он показал ей «понтиак», которому придали совершенно новый облик. В ту же ночь она продемонстрировала свои навыки в оральном сексе, причем старалась как подорванная. Терри с неделю болел этой встречей, а потом забыл и не надеялся, что девушка снова у него появится. Но Кэти пришла.

— Спасибо, Рауль, — поблагодарил он. — Сегодня закругляйтесь с ребятами пораньше. Мне надо кое-что сделать, а для этого потребуется место.

— Хорошо, босс, — ответил бригадир. В мастерской знали, что Терри платил за укороченный день как за полный. Рауль поспешил сообщить остальным приятную новость, и Терри остался один с девушкой.

— Привет, Кэти, — улыбнулся он. — Чем обязан?

— Привет, мистер… то есть я хотела сказать Терри, — улыбнулась она в ответ.


Бэр вел машину и чувствовал себя, словно локомотив в тоннеле. Не мог остановиться. Это не вызывало сомнений. Ни остановиться, ни съехать в сторону, ни выключить мотор, ни дождаться полицию… Казалось, он сделал достаточно, чтобы прищемить хвост этим Шлегелям, но все равно ничего не мог с собой поделать.

Что-то толкало его вперед, и он понял, что всю жизнь готовился для некоего боя и надеялся, что, когда настанет время, окажется сильным. Бой был не тем, что состоялся в баре или в школе Франковича, и уж тем более не обычной потасовкой, в которой ему приходилось участвовать — Бэр это ясно сознавал. Он подумал о Сьюзен и о не родившемся ребенке. А ведь эти Шлегели и их дружки-головорезы знают, кто она и в каком положении. И внезапно понял, за что бьется.

Он заехал на стоянку у кузовной и шиномонтажной мастерской, которыми владел Шлегель-старший, и обрадовался, что успел раньше полиции. Судя по виду, мастерские были закрыты, только рядом стоял «додж-чарджер». Бэр, подводя машину вплотную радиатором к двери, встревожился: уж не упустил ли он Терри — тогда его не найти. Оглядываясь и прислушиваясь, подошел ко входу и не обнаружил никаких признаков присутствия людей. Замок оказался незапертым. Бэр сглотнул слюну и отворил дверь.

В помещении для клиентов было темно. Бэр почувствовал, как, приспосабливаясь к сумраку, расширяются его зрачки. Он обошел конторку и оказался в первой рабочей зоне — в тускло освещенных ремонтных боксах царила тишина. Ему казалось, что его подошвы производят невероятный шум, когда он тяжело ступает по цементному полу. Фрэнк остановился, перевел дыхание и услышал доносившиеся сзади голоса. Пошел на звук, надеясь не спугнуть говоривших и разобрать их слова. Но речь внезапно заглушил скрежещущий шум поднимающихся где-то в глубине здания гаражных ворот. Бэр направился в ту сторону, спеша воспользоваться случаем, пока грохот маскировал его шаги. Завернул за угол и вышел к заднему въезду. В гараж сквозь щель в воротах проникал дневной свет и окрашивал стены в желтое. Когда ворота полностью поднялись, последовала недолгая пауза, а затем открылась дверь кабинета и оттуда вышел мужчина. За ним шаг в шаг следовала девочка-подросток. Она первой заметила Бэра и замерла.

— Тер, — позвала девочка. Мужчина тоже остановился. Бэру был виден только его силуэт, но он тут же узнал человека из «Перевернутых танцулек». Мужчина повернулся и сделал шаг вперед так, что стали видны его темные, недобрые, жесткие, как кремень, глаза. Точно он!

— Шлегель, — позвал Бэр. Он то ли констатировал факт, толи предупреждал, то ли это был его боевой клич.

Терри выхватил из-за пояса черный с никелем автоматический пистолет и стиснул пальцами рукоять. Бэр почувствовал, как вылетел из его легких воздух, когда он в кувырке вперед и вправо потянулся рукой к пояснице. Когда револьвер оказался в ладони, определил линию прицела. На этот раз он поднимал оружие совсем не так, как в гимнастическом зале Франковича — не медленно и не демонстративно. На этот раз им руководил инстинкт выживания. В горле возник привкус металла, грудь сковала знакомая чернота, и он лишился возможности вздохнуть.

Шлегель нажал на курок, и пистолет подпрыгнул в его руке, а Бэр все еще поднимал оружие. Он превозмог импульс ответить выстрелом на выстрел и стрелять до тех пор, пока не опустеет барабан. Но поддаться порыву значило умереть. Пистолет Шлегеля дернулся снова. Еще одна пуля полетела в его сторону, но, что хуже. Бэр понял, что пытается сфокусировать взгляд на противнике. Усилием воли он сдерживал себя и не открывал огонь, старался смотреть только на мушку и наводить револьвер. Когда фигура Шлегеля в десяти ярдах превратилась в размытый абрис, он выстрелил первый раз. Затем второй. Повысил линию прицела, собираясь произвести третий выстрел и довершить дело по-мозамбикски — пулей в голову. Но Шлегель упал и исчез из виду.

Холодная волна адреналина пронеслась, как всесокрушающий шквал. Бэр задрожал, окружающему миру вернулись краски и звуки. Грудь Фрэнка вздымалась, и он услышал пронзительный визг. Девушка свернулась калачиком неподалеку от Шлегеля и кричала. Бэр сделал шаг и вытянул в ее сторону левую руку.

— Оставайся… на месте, — сказал он, толком не расслышав собственных слов. В ушах от выстрелов в закрытом помещении без наушников звенело. Девушка замолчала и подняла на него глаза. Затем вскочила и кинулась к ворогам. — Эй! — слабо позвал ее Бэр, но догонять не стал. Прыгнув из ворот на три фута, Кэти споткнулась и растянулась на асфальте, но тут же поднялась и скрылась, если не с изяществом, то, во всяком случае, с проворством кошки.

Бэр осторожно, держа перед собой револьвер, подошел к лежащему человеку и понял, что оба раза попал в Шлегеля. Отверстия располагались примерно в двух дюймах друг от друга елевой стороны груди. Мощные патроны и невысокая скорость полета пули сделали свое дело. Дыхание Шлегеля сопровождалось резкими хрипами в бронхах и характерным для открытых ран в грудь бульканьем. На иолу расплывалась лужа крови и мочи. Серебристый пистолет валялся в пяти футах от его руки, и было ясно, что Шлегель больше никогда не коснется оружия.

Бэр опустился на колени.

— Аурелио Сантос. Ты его убил?

Прошло несколько секунд, и Шлегель слабо кивнул:

— Все вместе.

— Ты, твои сыновья и сообщник?

Снова слабый кивок:

— И еще те, из Чикаго.

— Кто такие? — Бэр почувствовал озноб.

— Бобби Б. Тино… и еще Тихий.

— Профессионалы?

Третий, едва различимый кивок.

— Если бы. Никак не могли совладать.

— Хотели узнать, куда он спрятал девушку? — спросил Бэр, но глаза Шлегеля уже остекленели. Фрэнк, пытаясь привести его в сознание, тихо шлепнул по щеке.

— Кто нажал на курок? Ты? — Ослабевшая рука махнула в сторону. Бэр не мог сказать, то ли это означало «нет», толи Шлегель тщетно пытался его прогнать. Больше никаких деталей узнать не удалось. Он так и не выведал, как все именно произошло в ту ночь. Теперь придется ехать в Чикаго.

А затем Бэр задал бессмысленный вопрос, на который детективы и следователи редко получают ответ. Но он на этот вопрос уже знал ответ. И в то же время это был вопрос, на который он ответа никогда не получит. Во всяком случае, удовлетворительного.

— Зачем?

— Мы вообще оказались там случайно, — прохрипел раненый. — Все из-за этого бабника… моего сына… — Послышался свист, в горле забулькало, и все было кончено.

Терри Шлегель завершил свой жизненный путь. Бэр опустился на цементный пол рядом с трупом и стал ждать.

Глава сорок вторая

Бэр ехал на юг по автостраде по направлению к Сеймору и постепенно избавлялся от тумана, несколько часов стоявшего у него в голове. Полицейские прибыли через несколько минут — сначала пара копов в форме подразделения, контролирующего район автострады, затем еще двое из отделения северо-запада и только потом нагрянуло начальство. Бэр спрятал оружие в кобуру и сидел рядом со Шлегелем. А портмоне раскрыл таким образом, чтобы все входящие могли сразу заметить его жетон. Это было его последнее сознательное действие, а затем наступил шок. Только что маленькие кусочки металла оборвали жизнь другого человека, но его оставили в живых, пролетев мимо. Разговоров было немного до того, как прибыл Помрой. Бэр смутно помнил, что здание оцепили, а затем и весь район. Врачи, судебные эксперты и фотографы занимались трупом Шлегеля. Рядом с отстрелянными им гильзами расставлялись карточки улик. Следователи искали застрявшие в стене за спиной Бэра пули, но нашли только три из четырех. Противник сделал четыре выстрела. Шлегель открыл огонь первым, но, стреляя вдвое быстрее Фрэнка, по каким-то причинам не попал в цель. Бэр знал его оружие — пистолет этой модели был печально известен тем, что имел слишком длинный ход курка. Возможно, поэтому он и промазал. Трудно точно стрелять не тренируясь. Да и тренируясь — тоже. Бэру дали бутылку воды и помогли подняться.

За допросом наблюдал Помрой. Бэр сухо объяснил, какие причины привели его в гараж, не упомянув о своих связях с полицией и группой «Каро». А затем рассказал, что произошло, когда он оказался внутри. Его предупредили, что вскоре могут вызвать для повторного допроса, и разрешили привести с собой адвоката. Когда снимавшие с него показания полицейские удалились, Помрой сообщил, что они забрали Флавию Инез и она уже сделала заявление. Викторию Шлегель в истерическом состоянии поместили в Картеровский госпиталь, где она находится под присмотром суицидолога. Прибывшая по вызову «скорая помощь» обнаружила мертвого Чарльза Шлегеля. Он погиб от удара ножом, и, судя по всему, это был не имеющий к остальному делу эпизод, хотя Бэр до конца в это не поверил. Местонахождение Кеннета Шлегеля и Кнута Богена в настоящий момент считалось неизвестным, и их разыскивали для допроса. Против них накапливались обвинения — от преступного сговора, организации азартных игр до вымогательства и убийства, и через какое-то время они непременно будут предъявлены.

— Легли на дно, — прокомментировал Помрой. — На их счет у меня голова пока не болит.

Бэр рассеянно кивнул.

— Верну, как только сумею, — полицейский приподнял пластиковый пакете револьвером и кобурой.

Он снова кивнул.

— Ну и на семейку ты напоролся.

Вокруг них продолжалась работа, но не с такой интенсивностью — наступила завершающая стадия: люди сворачивались и укладывали оборудование. Между Бэром и Помроем повисло молчание.

— Я могу идти? — спросил Бэр.

Прежде чем согласиться, Помрой долго пристально на него смотрел.


«Что я знаю о семье как таковой? — думал Бэр. — Кроме той, которая только что была благодаря мне уничтожена». Он направлялся на юг к руинам своей семьи. Он проехал Сеймур и оказался в маленьком городке Валлония, где последние лет шесть жила с приемной матерью его бывшая, снова вышедшая замуж жена. Дорогу ему показывать не требовалось — он ее знал. Удивительно, как часто он ездил на юг, останавливался на улице в стороне от ее дома и смотрел, как она приходит и уходит. Бэру хватало сил, чтобы с ней не заговорить, но он хотел ее видеть. Поездки оборвались с год назад — тогда все его время отнимало расследование и еще он познакомился со Сьюзен. Она заполнила в его жизни место, которое, как он считал, ничем невозможно заполнить, и потребность в поездках отпала. И сейчас Бэру тем более казалось странным, что он проехал по гравиевой дорожке и остановил машину прямо перед дверью с почтовым ящиком, на котором было выведено слово «Вогель» — фамилия Линды. Удержаться оказалось невозможно — он поднялся по ступеням и постучал.

Через мгновение в дверном окне появилось все еще красивое лицо Линды. Она выглядела молодо — даже моложе, чем несколько лет назад, когда они разговаривали в последний раз. Лишь в черных волосах серебрилось немного седых прядей.

При виде Бэра глаза Линды засветились улыбкой, но она быстро взяла себя в руки и настороженно посмотрела на него.

— Фрэнки, что ты здесь делаешь?

— Сам не знаю, Линн, — ответил он.

Несколько мгновений они смущенно молчали, затем Линда открыла дверь и пропустила его в дом.

У нее было уютное жилище — не роскошное, но удобное. По фотографиям и спортивному инвентарю было ясно, что здесь живут дети. В доме присутствовал дух семьи.

— Тушеная говядина, — Бэр сказал это больше себе, чем ей.

— Тодд ее любит, — ответила Линда. — И Джин с Джередом тоже.

— Неудивительно. Отличная еда. — Его слова не заставили ее улыбнуться.

— Я только что заварила кофе. Хочешь? — Бэр кивнул. Оказывается, кое-что осталось как прежде: Линда все так же с обеда до вечера баловалась кофе. Эта привычка не отбивала у нее сон. До тех пор пока не настали плохие времена. Когда умер Тим, она вовсе перестала спать. Бессонница не прошла даже после того, как она завязала с кофе, зато стала страдать мучительными головными болями. Они вдвоем лежали без сна и не могли побороть горе. Теперь привычка вернулась, и это, вероятно, свидетельствовало о том, что Линда пришла в норму. Она налила кофе и подала Бэру чашку.

— У тебя неприятности, Фрэнки? — Линда посмотрела на его забинтованную в гараже врачом «скорой помощи» руку.

Бэр промолчал.

— Ты бледен как бумага. Если ты приехал, на это есть какая-то причина.

— Были неприятности, — кивнул он. — Но теперь все позади.

— Я рада. — Линда смущенно переминалась с ноги на ногу.

— Тебе здесь нравится? — спросил Бэр.

Она кивнула:

— Да. Приятно, спокойно. Люди не знают, что произошло. А если знают, не показывают виду. Я могу вести себя, как мне нравится.

— С Тоддом нормальные отношения?

— Хорошие. Он скоро вернется с детьми. Можешь познакомиться. — Линда засмущалась. — Они называют меня мамой.

Бэр ожидал, что ее слова подействуют, как удар ножа, но этого не произошло. Наоборот, потеплело на душе.

— Ты счастлива?

— Да.

— Отлично, — он сказал то, что на самом деле думал.

— А ты?

Бэр сидел неподвижно и ничего не мог ответить. В грудь пробралось то же предательское чувство, уже испытанное им после поездки на озеро, но он его прогнал.

— Ты должен это сделать, — начала Линда. «Что еще я должен сделать?» — удивился про себя Бэр, но она продолжала: — Должен, чего бы это ни стоило. Тебе пора выбраться из тоннеля. Вернуться к жизни. Не знаю, как точнее это выразить. Ты меня понимаешь?

Бэр кивнул, и вдруг до него дошло, что приехал сюда за чем-то вроде отпущения грехов, и ее бесхитростные слова облегчили ему душу. Он еще посидел с минуту, понимая, что, вероятно, видит Линду в последний раз. Затем поднялся и тут увидел на подоконнике над кухонной мойкой мягкую обезьянку, деревянную пожарную машину и несколько фигурок динозавров. Он их сразу узнал — любимые игрушки Тима. Линда хранила их на окне и видела каждый раз, когда мыла посуду. Бэр понял, что воспоминания были в ней живы даже после того, как она переехала в Валлонию, и это нормально. Он подошел к окну, взял пожарную машину, повертел в руках, заметил на водительском сиденье храброго спасателя и посмотрел на Линду.

— Конечно, — понимающе кивнула она. — Бери.

Потом он медленно ехал в Индианаполис, то и дело поглядывая на маленькую пожарную машину, катавшуюся по соседнему сиденью рядом с его коленом.

Глава сорок третья

В самом деле, запахло жареным. Шлегели окончательно спеклись. Терри отбросил копыта, Дин тоже, Викки засадили в больницу, а Кенни слинял. Кнут Боген в одно мгновение потерял всех друзей и то, что могло сойти за подобие семьи. Иссяк источник дохода, и си понятия не имел, как обзавестись новым.

Он сидел в машине неподалеку от мастерской Шлегелей и звонил знакомым механикам. Слухи были один другого нелепее и страшнее. Отряд особого назначения захватил территорию, Терри уложил кучу бойцов, пока не ухлопали его самого. Его убил бывший полицейский. Полиция окружила мастерскую и пустила туда газ. Только после этого Терри выстрелил себе в рот.

Кнут не знал правды, и она его не сильно волновала. В голове засела одна-единственная мысль: как бы за них за всех отплатить.

Бар «Перевернутые танцульки» был закрыт. Кроме Терри ключи от бара имел только Кнут. Он решил, что это идеальное место, чтобы встретиться с чикагцами. Кнут позвонил им и попросил задержаться, пока не разъедутся копы. Затем, пропустив стаканчик, заглянул в сейф, чтобы знать, чем расплачиваться с киллерами. Позвонил им снова и, когда они явились, дал задание прокомпостировать билет Фрэнка Бэра на тот свет. Кнут не сомневался: даже если бы в сейфе денег не оказалось, он уговорил бы чикагцев поработать в долг. В конце концов, и их задницы зависели от исхода дела.

Как и следовало ожидать, свет в помещении не горел. Поэтому Кнут очень удивился, когда вошел в кабинет и увидел, что они уже там.

— Что за черт, парни, — начал он, вынимая из кармана бумажку с адресом Бэра. — Вы раньше назначенного времени.

Тино кивнул и пинком закрыл дверь кабинета за спиной Кнута. Тот почувствовал, что атмосфера резко изменилась, как бывало на тюремном дворе, когда собирались кого-нибудь завалить. Изменилась, и точка. Толи похолодало, то ли потемнело, то ли еще что. Повеяло чем-то совершенно незнакомым. Но у Кнута не было времени разбираться. Самый тихий из всех, Нити, сгреб его в медвежьи объятия и оторвал от пола. Эти ребята не могли пожаловаться на недостаток силы, а Кнут внезапно себя почувствовал слабым, как поданный к обеду кофе.


У Пити не отложилось в голове, чтобы человек с багровым шрамом на лице сильно отбивался, да и не было у него такой возможности. Вскоре все было кончено, и его завернули в синюю пластиковую пленку. Стали размышлять, куда его деть. В прежнем месте не захотели — хлопотно. И Бобби Б. придумал вариант получше — кстати, и возни меньше. Поэтому Кнут Боген не уехал дальше стоянки и остался в багажнике своей машины. Пити не забыл подобрать клочок бумаги, оброненный Богеном. Хочешь оставаться на свободе — не пренебрегай мелочами, когда выполняешь работу. Нельзя оставлять никаких ниточек, которые могли бы к ним привести. И прежде чем выйти на улицу и отбыть в Чикаго, Пити сжег бумажку с адресом.

Глава сорок четвертая

— Хочешь еще? — спросил Рэти, предлагая налить четвертую чашку крепкого черного кофе. Но с Бэра было довольно, и он покачал головой. Кончился самый длинный в его жизни день — он отправился прямиком домой, рухнул в постель и провалился в сон без сновидений. А через семь часов очнулся весь в поту и решил, что теперь так и будет — несколько недель, несколько месяцев, а может быть, и дольше. Сквозь жалюзи в спальню просочилось утро, и он, поняв, что нет смысла пытаться заснуть, встал и отправился за Сьюзен. И пока все рассказывал Рэти — за исключением того, что был связан с Помроем и известной детективной фирмой, — она сидела, крепко стиснув зубы. Так он расплачивался по счетам.

— И я могу обо всем этом написать? — спросил журналист, когда Бэр завершил свою историю.

— Дай мне день, чтобы все обдумать, — ответил Бэр. — Хотя да, можешь.


Потом он отвез Сьюзен домой. По дороге они почти не разговаривали. Что-то мешало ему говорить. Бэр только косился на нее каждые полквартала и прокручивал в голове события прошедшей недели. Многое ему казалось непонятным и особенно, почему он испытал одно и то же чувство, узнав, что Сьюзен беременна, и когда увидел пистолет Терри Шлегеля, ощутил давящую черноту в груди. Он мог приукрасить правду и заявить, что почувствовал себя предателем, опасаясь, что новая жизнь сотрет воспоминания о Тиме — а ведь Линда и эти воспоминания было все, что у него осталось. Но теперь понимал, что это не так. Он просто-напросто испугался. Потому что слова Сьюзен, сказанные ею в тот вечер в машине, подарили ему надежду — надежду и шанс на радость и будущее. Однако страшно любить то, к чему может прикоснуться смерть. Бэр отказывался принимать, что может снова все потерять.

Они слишком быстро доехали до дома Сьюзен, и его так и не отпустило — он по-прежнему не мог говорить. Сьюзен долго недоверчиво смотрела на него, затем повернулась и пошла к себе.

Глава сорок пятая

Когда утреннее меню заменили обеденным, рослый молодой человек проглотил первый за день «Уоппер», заел куриным сандвичем и, несмотря на свои утверждения, что он в рот не берет всякое дерьмо, запил отвратительнейшим пепси. После чего проследовал по Скэттерфилд-роуд и оказался на призывном пункте корпуса морской пехоты США.

Когда он вошел, сержант Фред Килген вытаращил глаза. День тянулся вяло, никаких событий, да что там день — время стояло такое, насколько можно было судить по тому, что говорили в прессе о войне. Но теперь он почувствовал себя покупателем, оценивающим на аукционе теленка ангусской породы.

— Я хочу вступить в армию, — заявил парень. Задиристый — от прически ежиком до выпендрежной надписи на майке: «Иисус не выколачивал денег» — он не мог не понравиться.

— Нет проблем, — ответил сержант, стараясь не показать волнения. И достал лист бумаги.

— Адрес.

— Вчера вечером я остановился в мотеле. Там и останусь, пока все не решится. — Он не упомянул ни номера мобильного телефона, ни номера машины, оставленной им после получасовой поездки в Андерсон.

— Как быстро ты хочешь оказаться в части?

— Даже не стану заезжать домой.

— Отлично, — кивнул Килген. Такая находка поможет ему «выполнить свою задачу», как говорится во время инструктажей. — Контракт подпишем на месте. Затем отправишься в пункт приема на военную службу в Индианаполисе для оформления документов. Не беспокойся, это не займет больше двух дней, и мы оплатим твое проживание и питание. Пройдешь медкомиссию — это твой профессиональный экзамен. Тест на выносливость, но, судя по твоему виду, ты вовсе не хиляк. А затем — вперед.

— В учебный лагерь?

— Точно. Следующая остановка — Пэррис-Айленд, центр новобранцев морской пехоты.

Слушая сержанта Килгена, парень кивал. Он не задал ни одного из обычных вопросов. Каков срок? Сколько будут платить? Придется ли сражаться? Пошлют ли меня на войну?

— У тебя есть аттестат или диплом об образовании? — Килген продолжал заполнять формуляр.

— Могу взять копию. — Новобранец не сообщил сержанту, что собирается изготовить ее на компьютере в программе Кинко или воспользоваться документом брата.

— Еще пара формальных вопросов. Наркотики когда-нибудь употреблял?

— Нет.

— Часто болеешь?

— Нет.

— Собираешься изменять ответы, когда с тобой будет беседовать врач?

— Нет.

— Прекрасно. Добро пожаловать на борт. — Сержант Килген хохотнул. Хотя на выдержку он пожаловаться не мог, последние вопросы его немало позабавили. — Так ты не возьмешь свои законные тридцать дней? Не поедешь попрощаться с родителями?

— Пришлю им открытку из Афганистана или из другой дыры, куда вы меня собираетесь заслать.

— Дельная мысль, — согласился вербовщик. — Только мой тебе совет — поаккуратней с языком, сынок.

— Усек, — ответил парень.

— И последнее: как тебя зовут? — Сержант приготовился писать.

— Кеннет Шлегель, — последовал ответ.

Глава сорок шестая

Бэр вышел из полицейского участка на Кинг-стрит, где подтвердил свои показания, и по свежести налетевшего вечернего ветерка почувствовал, что лето кончается. Двухдневное ожидание стоило того. Он получил то, что хотел. Бэр направился к машине, на ходу прилаживая возвращенный револьвер. И тут увидел, что на стоянке его кто-то ждет. Это оказался Помрой — на этот раз один и в форме. Но там, где раньше были капитанские шпалы, теперь красовались нашивки майора.

— Фермерский комбайн вырыл останки Бигби и Шмидта на кукурузном поле, — сказал он.

Бэр склонил голову перед неизбежностью.

— Ты знал, что между ними, Сантосом и семьей Шлегель, существует связь.

Помрой пожал плечами:

— Откуда?

— Предметом нашего внимания была Флавия Инез. Мы внедрили ее в один из их домов. Затем потеряли, пока ты ее не обнаружил. Сантоса использовали в качестве игрока.

— Этого не было в деле, которое я получил.

— Я сказал, что дам тебе дело, но не обещал, что буду обо всем докладывать.

— Доминик сообщил тебе, что утром после убийства я был в академии и таким образом лично связан с этим делом, — этого Бэр мог и не говорить.

Помрой едва различимо кивнул:

— Мы понимали, что ты попрешь и будешь переть без остановки. Именно это и требовалось отделу.

Фрэнк молча принял его слова.

— Это тебе. — Помрой протянул ему незапечатанный конверт. Бэр заглянул внутрь — там оказался чек на девять тысяч девятьсот девяносто долларов — от группы «Каро». Большая сумма потребовала бы, чтобы банк сообщил о выплате Внутренней налоговой службе США, и это привлекло бы внимание, решил Бэр. И, подумав, про себя добавил: или меня во столько оценили.

— Карл Потемпа хочет предложить тебе работу, — продолжал Помрой.

Бэр знал, крупные фирмы не прочь иметь у себя «радиоактивного» парня, который не побоится оказаться в серой зоне и зайти еще дальше. Совещания оперативников проводят без него, и никто не желает, чтобы выбросы его деятельности попадали на страницы отчетов. У водоохладителя ему фальшиво улыбаются, благодарят за проделанную работу, но никто не пригласит вечером в бар, и если дела обернутся плохо, его не станут вытаскивать. Большие фирмы могут вполне обойтись без «радиоактивного» парня, но им нравится иметь человека, готового лезть в пекло во время аварии на атомной станции, куда никто другой близко не подойдет.

— Мне не нравится носить пиджаки, — ответил Бэр, размышляя над тем, чего он на самом деле хочет.

Помрой пожал плечами и достал из кармана маленькую бархатную коробочку.

— Это тоже для тебя.

Фрэнк сразу заметил, что коробочка слишком мала, чтобы вместить полицейский жетон. Он открыл крышку, и внутри сверкнуло. Там оказалось золотое кольцо с выполненной бриллиантами надписью — ПУИ, полицейское управление Индианаполиса.

— Что это значит?

— Это значит, что очень много сделал.

Бэр кивнул и вновь посмотрел на кольцо.

— Давай, примерь.

Фрэнк вынул кольцо из коробки и надел на палец.

— Такие большие до сих пор не делали. Пришлось просить изготовить на заказ. Твой размер все еще имеется в деле.

Бэр пошевелил непривычными к весу кольца пальцами.

— Это значит, что ты друг управления. — Помрой встретился с ним взглядом. — Понимаешь, что это значит?

Бэр кивнул. Доступ. Права. Все, чего ему не хватало последние годы. И еще он понимал, чего лишался — ему придется поступиться тем, к чему он привык.

— Мы еще успеем поговорить о месте для меня, — слова давались ему с трудом. Бэр понимал, что обратной дороги нет.

— Сам знаешь, как мы это делаем, — продолжал Помрой. — Сначала похлопывание по плечу, рассуждение о том, как все пойдет, — мы обрабатываем как профессионалы. Проверка, кольцо — и по рукам.

Бэр влез в опасное дело, выколачивал сведения, подкупал, дрался и даже убил. И все ради чего? Проверка, кольцо — и по рукам. Он до сих пор не представлял, чего еще не знает и скорее всего никогда не узнает. Бэр взглянул на протянутую руку Помроя. И пожал ее. У него не было иного выхода.


Он ехал домой и в уме составлял список, что ему еще требовалось. Револьвер ему вернули. Это хорошо. Патронов к нему много. В кармане лежал банковский чек. Деньги есть. Он захватит компьютер. Нужен перископ для подглядывания в замочную скважину. Бинокль. Набор отмычек. Ломик. Дробовик и патроны к нему. Бэр не представлял, сколько времени пробудет в Чикаго. Столько, сколько потребуется, чтобы найти тех троих: Бобби Б., Тино и Тихого.

Он подъехал к дому, вылез из машины, направился к лестнице, но, заметив движение в доме, остановился. Но тут же понял, кто это был — Сьюзен чем-то занималась в его гостиной. Она заметила его, вышла на улицу и шагнула навстречу.

— Я собираю свои вещи, — заявила она, поднимая рюкзачок, и Бэра кольнуло сознание необратимости того, что делала Сьюзен и что совершил он.

— Сьюзен! — Теперь их разделяла только узкая полоска травы.

— Что?

Бэр силился подобрать слова. На этот раз он не имел права потерпеть неудачу. Наконец он заговорил, и его голос зазвучал непривычно хрипло:

— Я привык думать, что если человек совершил ошибки, как бы он потом ни жил, их уже не исправить.

Лицо Сьюзен изменилось, и она шагнула к нему.

— Нам будет очень трудно, если мы позволим прошлому довлеть над нами. — Бэр болезненно поморщился, и она, заметив в его глазах сомнение, продолжала: — Иначе быть не может, Фрэнк. Только так. Ты сам это поймешь.

— Да, — пробормотал он.

— Ты кончил свои дела?

Бэр не был уверен, что еще он должен Аурелио, но ясно представлял, в чем состоит долг перед Сьюзен и, может быть, перед самим собой. Нет, он не поедет. Никуда.

— Закончил, — ответил он. И, облегченно закрыв глаза, поманил ее к себе. — Пойдешь?

— Да.

Через секунду они, дрожа, крепко обнимались.


Прошло несколько мгновений, Сьюзен вернулась в дом, а Бэр остался на улице, упиваясь вечерним воздухом. Вот такие дела. На матах в пустых спортивных залах, в мусорных мешках на поле, где в лужах стоит затхлая вода, на невспаханном кукурузном жнивье, в пустых гаражах, на грубых матрасах в разграбленных домах, в холодных моргах, на улицах и за городом лежат мертвецы, ждут, чтобы их нашли живые, отдали им должное, позаботились бы о них и они бы наконец обрели покой. Он достиг предела в себе и начал все сначала. Теперь настала пора похоронить своих мертвецов. Бэр поднялся по ступеням к двери. Сьюзен задержалась на пороге, широко распахнула перед ним дверь, улыбнулась и обняла. Они вместе вошли в дом.

Примечания

1

Марка двухдверного автомобиля высокого класса. Выпускалась в 60-е — 70-е годы XX века. — Здесь и далее примеч. пер.

(обратно)

2

Гора известна под названием Сахарная Голова.

(обратно)

3

Калифорнийская компания по производству вин.

(обратно)

4

Популярный североамериканский ежемесячный журнал, посвященный кошкам и их хозяевам.

(обратно)

5

Мужчина средних лет, охотящийся за девочками в Интернете.

(обратно)

6

Компания, владеющая сетями продовольственных магазинов.

(обратно)

7

Библиотечная классификационная система, предусматривающая выделение во всех областях человеческих знаний десяти разделов, каждый из которых содержит десятичные подразделы.

(обратно)

8

Сценический псевдоним американского рэппера, танцора и продюсера Денндре Рамона Уэйа.

(обратно)

9

Одна из самых опасных банд в криминальном мире США; предполагается, что поддерживает связь с «Аль-Каидой».

(обратно)

10

Все в порядке? (исп.)

(обратно)

11

Ты не устал? (исп.)

(обратно)

12

Что ты делаешь, старик? (исп.)

(обратно)

13

Кто это? (исп.)

(обратно)

14

Не надо, папа! (исп.)

(обратно)

15

Таблетки анальгетика, содержащего оксикодон и аксетаминофен.

(обратно)

16

Коктейль-бар в Индианаполисе.

(обратно)

17

Настоящее имя — Клиффорд Джозеф Харрис (р. в 1980 г.) — американский рэппер и продюсер хип-хоп музыки.

(обратно)

18

Американская рок-группа из Джёксонуилла.

(обратно)

19

Сорт пива.

(обратно)

20

Надпись на финансовом документе, подтверждающая переход прав по этому документу другому лицу.

(обратно)

21

Помещение для занятий боевыми искусствами.

(обратно)

22

Гигантский слон, купленный в лондонском зоопарке цирковым владельцем Ф. Т. Барнумом.

(обратно)

23

Миссия в Сан-Антонио, где в 1836 г. были взяты в осаду мексиканскими войсками и уничтожены американцы, восставшие и боровшиеся за независимость Техаса от Мексики.

(обратно)

24

Американский рэппер Назирбин Олу Дара Джоунс (р. 1973).

(обратно)

25

Фирма, производящая высококачественные кожаные изделия, главным образом для правоохранительных органов.

(обратно)

26

Герои одноименного мультфильма и комиксов.

(обратно)

27

Крепкий, пряный австрийский ром.

(обратно)

28

Фармацевтическая компания, выпускающая лекарства и медицинское оборудование.

(обратно)

29

Один из боссов американской мафии. Подозревался в организации покушения на Дж. Ф. Кеннеди.

(обратно)

30

Вид лотереи, популярной в конце XIX — начале XX в.

(обратно)

31

Штраф до 100 тысяч долларов либо заключение до 40 лет.

(обратно)

32

Вид стрельбы, при котором нее упражнения выполняются с упора на столе.

(обратно)

33

Бездымный порох.

(обратно)

34

Принимающий в бейсболе.

(обратно)

35

«Семейство Флинтстоунов» — мультипликационный сериал (1960–1966 гг.), рассказывающий о людях каменного века, живущих, как современные американцы.

(обратно)

36

Игрок в крикет.

(обратно)

37

Таблетки от головной боли, аналог анальгина.

(обратно)

38

«Команда А» — приключенческий телесериал о команде из четырех ветеранов вьетнамской войны.

(обратно)

39

Напиток со льдом и сахарным сиропом.

(обратно)

Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • Глава четырнадцатая
  • Глава пятнадцатая
  • Глава шестнадцатая
  • Глава семнадцатая
  • Глава восемнадцатая
  • Глава девятнадцатая
  • Глава двадцатая
  • Глава двадцать первая
  • Глава двадцать вторая
  • Глава двадцать третья
  • Глава двадцать четвертая
  • Глава двадцать пятая
  • Глава двадцать шестая
  • Глава двадцать седьмая
  • Глава двадцать восьмая
  • Глава двадцать девятая
  • Глава тридцатая
  • Глава тридцать первая
  • Глава тридцать вторая
  • Глава тридцать третья
  • Глава тридцать четвертая
  • Глава тридцать пятая
  • Глава тридцать шестая
  • Глава тридцать седьмая
  • Глава тридцать восьмая
  • Глава тридцать девятая
  • Глава сороковая
  • Глава сорок первая
  • Глава сорок вторая
  • Глава сорок третья
  • Глава сорок четвертая
  • Глава сорок пятая
  • Глава сорок шестая
  • *** Примечания ***