Эротические рассказы Stulchik.net - Категория "Клизма" (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Table of Contents

Головная боль

Отравление

Клизма для Артемки

Новый год

Элис

Запор

Дениска и Леночка

Помощь племяннице

Алеша и кузины

Первый визит к гинекологу

Клизмование Наташки

Ящичек с чердака

Тетя Эмма дает клизму

Тезки ТАТУШЕК

Клизма для Вики

В гостях у одноклассницы

Радикалка

Младший брат

Метод доктора Блумберга

Радикальное лечение

Баба Зина

Маша и Даша

Оксана

Весёлая осень

Как раскакивали Сережу

Клизменная

Грязные увлечения

Верка

Случай из жизни

Санаторий

Однажды в июле

Марина

С клизмой по жизни

Вольные упражнения с клизмой

Как дядя мне поставил клизму

Клизма для Мариночки

Проклизмованная Дашуня

В гостях у бабушки

Кристиночка

Однажды в Америке

Готовь попку, милая!

Нинка и Светка. Часть 1

Нинка и Светка. Часть 2

Помощь. Часть 1

Помощь. Часть 2

Работа проктолога. Часть 1

Работа проктолога. Часть 2

Валя в больнице. Часть 1

Валя в больнице. Часть 2

Клизма будущего

Бабушкин метод

Одна дома

Три сестры. Часть 1

Три сестры. Часть 2

Оксанина клизма

Доктор Жозеф. Часть 1

Доктор Жозеф. Часть 2

Соседка. Часть 1

Соседка. Часть 2

Соседка (продолжение)

Старый доктор. Часть 1

Старый доктор. Часть 2

Старый доктор. Часть 3

Оксанина клизма-2

Катя и Настья. Часть 1

Катя и Настья. Часть 2

Процедура РРС

Медкомиссия. Часть 1

Медкомиссия. Часть 2

Оксанина клизма-3

Возмездие Вовочки. Часть 1

Возмездие Вовочки. Часть 2

Клизма после фильма ужасов

Доверили серьезный репортаж! Часть 1

Доверили серьезный репортаж! Часть 2

Доверили серьезный репортаж! Часть 3

Доверили серьезный репортаж! Часть 4

И жену, и тещу

Купание

Прятки

Нестандартное решение

Сестры и клизма

Случай с клизмой

Сандра и клизма. Часть 1

Сандра и клизма. Часть 2

Сандра и клизма. Часть 3

Под тяжестью одиночества

Ода клизме

Воспоминания об английской школе-интернате. Часть 1

Воспоминания об английской школе-интернате. Часть 2

Воспоминания об английской школе-интернате. Часть 3

Головная боль

Категория: Клизма, Гомосексуалы

Автор: Вова

Название: Головная боль

Эта история имела место в октябре 1995 года. У меня был хороший друг - натурал Сережа, сильно увлекавшийся компьютерами и учившийся на программиста, в то время как я учился в мединституте. Тогда Сереже было 18 лет, а мне 22. Он был высоким (185 см), крупным, массивным (80 кг), коренастым, плотным и подкачанным, но при этом стройным (хотя в школе он был слегка толстоват или, вернее, "упитан") хлопцем с круглым добродушным лицом, серо-зелеными глазами, короткой стрижкой "ежиком" и большой мускулистой попкой, хорошо выделявшейся в любой одежде :-) Он не знал ни о том, что я гей, ни о моем увлечении клизмами.

Однажды я пришел по предварительной договоренности к Серому домой утром, примерно в 11 часов, в пятницу, просто посидеть и пообщаться, вместе поиграть на его компьютере в "Дюну". Сережа был один дома - родители на работе, 16-летний младший брат в школе. Мы сели вместе позавтракали, попили чаю, болтая обо всяких пустяках. Сережа пожаловался, что у него уже три дня не переставая болит голова, и никакие анальгетики ему не помогают.

Я предложил ему помассировать голову, виски, переносицу и шею, чтобы помочь ему снять боль. Он охотно согласился, я встал из-за стола, стал перед ним и стал массировать ему пальцами виски, переносицу, потом "разглаживать" ему лоб, потом запустил пятерню в его короткие "ежиком" волосы и тщательно промассировал ему волосистую часть головы. Потом я обошел его сзади и стал энергично массировать ему затылок и шею. Когда я устал, я сказал, что закончил массаж. Сережа поблагодарил и сказал, что ему помогло и голова уже не так сильно болит, но не полностью прошло.

Я сказал ему, что голова у него может болеть от интоксикации какими-нибудь шлаками, от плохой экологии или плохого питания, и что у него может быть запор, и предложил ему поставить клизму, чтобы снять интоксикацию и головную боль. Я это предложил, не особенно надеясь на успех, на положительную реакцию - я просто "закинул пробный шар" :-) Я даже не знал, есть ли у него вообще клизма дома, и ставили ли ему клизму когда-нибудь, и как он к клизме относится - я просто закинул удочку. К моему удивлению, Сережка не стал спорить со мной и оспаривать возможную пользу от клизмы при головной боли, не стал удивляться идее лечить головную боль "через попу" (возможно, он просто доверял мне как студенту-медику). Наоборот, он охотно и сразу согласился с тем, что клизма может быть ему полезна и что причина головной боли может быть в интоксикации - он сказал что у него и правда сейчас запор, и сказал приблизительно "да знаю я, что клизма поможет и что оно полезно, просто не хочу сейчас клизму". Вместо этого он стал выдвигать возражения совсем другого плана - что-де он не хочет клизму, что он лучше пока подождет, пока запор и головная боль пройдут сами, что он стесняется, чтобы ему ставили клизму, что он подождет до завтра и если до завтра голова не пройдет и он не покакает, то он сам себе поставит клизму, или попросит отца, чтобы отец ему поставил.

Я попытался немножко поуговаривать Сережу не стесняться, уговорить его что ему стоит поставить клизму именно сейчас, а не терпеть головную боль и мучаться запором, и т.п. Он отказывался и отнекивался, повторяя, что в случае необходимости поставит себе клизму сам, но завтра, не сегодня. Я его спросил, ставили ли ему в детстве клизму. Он признался, что ставили, и часто, и добавил, что это было неприятно и он не любит клизму.

Я попытался его еще немножко поуговаривать, типа что не надо бояться клизмы, что это не больно и что я ему не сделаю больно, но он отнекивался и повторял "не хочу клизму, не люблю клизму", но не отрицал, что ему надо сделать клизму, и говорил что он сам себе поставит, но не сейчас, а завтра, если до завтра не пройдет. Я потерял надежду его уговорить и оставил его в покое, закрыв тему клизмы с его обещанием, что он поставит себе клизму сам, если голова не перестанет болеть до завтра и он сам не покакает.

После этого я направился в ванную помыть руки, так как у меня руки были слегка жирные после массажа Сережиной головы (у него жирные волосы). Сережа пошел следом за мной в ванную, чтобы показать мне, где висит полотенце для рук. В ванной я увидел обвивающийся вокруг смесителя ванны шланг от клизмы с наконечником и валяющуюся на бортике ванны грелку. Раньше я не видел в доме у Сережи клизму и не знал, есть ли она у них вообще. Естественно, от вида этой штуки я пришел в некоторое возбуждение и спросил Сережу, для чего это тут лежит клизма и кто ею пользуется (думая, что, может, ему уже ставили вчера или сегодня клизму). Сережа индифферентно и неохотно ответил: "А, это мама ею пользуется, я не знаю для чего, по своим там женским делам". Я его спросил, ставили ли ему клизму именно этой грелкой. Сережа ответил утвердительно "Да".

Тогда я снова стал уговаривать Сережу согласиться на клизму, говорил что ему глупо отказываться, вот же клизма лежит перед глазами, твердил ему что это не будет больно или неприятно. При этом я взял эту грелку и шланг в руки, повертел, порассматривал, постепенно приходя во все большее внутреннее возбуждение. Я открыл кран смесителя и стал наполнять грелку водой на глазах у Сережи, думая о том, как Сереже в детстве ставили клизму, и параллельно продолжал уговаривать Сережу согласиться, чтобы ему поставили клизму. Говорил, что ему это действительно необходимо, полезно, так как у него запор, и головная боль вероятно связана с запором, говорил, что ему нет смысла ждать до завтра и т.п. Cережа отнекивался, но, видя, что я уже наполняю клизму и не собираюсь отступать, сдался и сказал: "Хорошо, поставь мне клизму, только не больно, пожалуйста?"

Я в который уже раз пообещал ему, что больно ему не будет. Наполнив клизму, я подвесил ее на гвоздике для полотенец, и попросил Сережу раздеться догола и встать "рачком" на коврике перед ванной. Сережа неохотно и очень смущенно разделся догола, сняв маечку, штаны и трусики (хотя до этого он уже не раз переодевался при мне, и в баню ходили, и там он абсолютно не смущался) и встал в позу на коврике. Я погладил его по попке, попросил не сжиматься, открыл шкафчик в ванной, достал там какой-то детский крем, густо смазал этим кремом наконечник клизмы, потом взял на палец этого крема и, раздвинув Сереже попку, сказал, что буду смазывать ему задний проход. Я попросил его не сжиматься, и, поглаживая по попке, нежно смазал и слегка помассировал ему дырочку, затем неглубоко - на одну фалангу - ввел ему в попку пальчик, помассировал там, помазал, и, раздвинув ему попку пошире, ввел палец глубже - сначала на две фаланги, снова остановился и "помассировал" ему попку внутри, потом ввел палец до конца и, нащупав его простату, слегка помассировал ее. Сережа в первый момент, в начале введения пальчика, сжал попку, но потом расслабился и уже не сжимался и не сопротивлялся, лишь негромко постанывал. Я вытащил палец, весь перепачканный калом (у него ведь был запор), обтер палец салфеткой и сказал, что будем, мол, ставить ему клизму. C этими словами я снова раздвинул его мускулистые "булочки" и аккуратно, медленно ввел ему наконечник, все время поглаживая по попке и обещая, что клизма не сделает ему больно, что будет хорошо и головная боль пройдет вместе с запором. Сережа не сжимался, стоял спокойно в позе "рака" и терпеливо ждал.

Вставив ему наконечник в попку на всю глубину, я осторожно приоткрыл краник клизмы до половины, и теплая вода медленно пошла Сереже в попку. Я сел на край ванны рядом с ним, стоящим раком на коврике, и стал массировать ему низ животика и попку. Он пытался принимать клизму как мог мужественно и делал вид, что все нормально, и стоял в позе очень смирно, не стонал, не вздыхал, не просил прекратить клизму, лишь время от времени поворачивал голову назад и спрашивал, много ли осталось воды в клизме. Лишь в самом конце вливания Сережа, очень смутившись, жалобным голосом попросил: "Может, хватит?"

Я ему ответил, что нет, нужно принять всю клизму до конца и еще немножко ее подержать в попке потом. Он жалобно вздохнул. Я погладил его по попке и ободрил, что все нормально и водички в клизме осталось совсем чуть-чуть. Он снова вздохнул. Тем не менее, он мужественно принял всю клизму до конца - около 2 литров теплой воды.

Я осторожно вытащил наконечник из его попки, похвалил его за терпеливость и сказал, что, мол, такому большому и сильному мальчику положена и большая клизма :-) Сережа снова вздохнул. Я сжал ему половинки попки и заставил 10 минут подержать клизму. Все эти 10 минут Сережа беспокойно вздыхал и немножко ерзал, приподнимая попку и спрашивая, можно ли уже.

Через 10 минут я отпустил Сережу на унитаз. Он был просто счастлив :-) Опорожнялся он тоже при мне - унитаз находится у них в ванной. Сидя на унитазе, массируя себе живот и опорожняясь, он отметил, что голова "почти перестала болеть". Я ему сказал: "Ну вот видишь!" и добавил, что это пока еще не полный эффект от клизмы - его просто клизма отвлекла от головной боли, а для хорошего очищения организма ему клизму надо повторить, чтобы пошла чистая вода, и тогда головная боль пройдет совсем. Сережа вздохнул и спросил: "Может, не надо больше? Может одной клизмы хватит? Я не хочу опять клизму:". Я ему авторитетным и не допускающим возражений тоном сказал, что клизму надо повторить и что ему обязательно станет лучше, и, чтобы показать серьезность намерений, снова стал наполнять клизму под краном. Сережа тяжело вздохнул, но не стал спорить, слез с унитаза и покорно снова опустился на четвереньки на коврике. Я утешил его, погладив по попке и пообещав, что вторая клизма будет не такой трудной, как первая, ибо в кишке уже нет запора. Он только вздохнул. Я снова подвесил наполненную клизму, смазал наконечник, приоткрыл ему попку и смазал дырочку, но на этот раз не стал вставлять ему пальчик, а сразу вставил наконечник клизмы, открыл краник наполовину и пустил воду ему в попку.

Вторую клизму Сережа принял так же спокойно, как и первую, даже не оглядывался назад и не спрашивал, много ли осталось в клизме, как в первый раз. После второй клизмы я снова заставил Сережу подержать клизму в попке 10 минут, затем отпустил на унитаз. Опорожняясь, он отметил, что голова совсем не болит, и поблагодарил меня. Я приласкал его, погладив по голове и взъерошив волосы, и спросил: "Ну правда же, не больно совсем?" Сережа согласился, что не больно. Я спросил, когда ему вообще последний раз клизму делали. Он сказал, что давно, лет в 14, четыре года назад, и это было "не очень приятно". Потом Сережа встал, подтер попку, быстро оделся, и мы вышли. Он снова поблагодарил меня за помощь и за "хорошую клизму", добавив, что я хороший друг и не побрезговал поставить ему клизму, и сказал, что благодарен за то, что я проявил настойчивость и поставил ему клизму - сказал, что очень помогло.

Примерно через 2 недели после этого эпизода случился другой интересный эпизод. Я сидел у Сережи дома в их с братом комнате. Мы были одни дома втроем - я, Сережа и его младший 16-летний брат Валик. Сережа игрался с компьютером, я сидел на стуле и болтал с ними обоими. Валик заболел - у него был острый гайморит, температура под 39 и сильная головная боль. Поэтому Валик лежал в постели, периодически сморкался и жаловался на головную боль и слабость. Он также говорил, что жаропонижающее не помогает нифига. Сережа издевательским, как мне показалось, тоном и с хитрой улыбкой предложил: "Надо поставить Валюшке клизму, сразу поможет". Я решил поддержать эту шутку и обратить ее во что-то более серьезное. И сказал: "А между прочим, совершенно серьезно, зря ты смеешься, клизма хорошо снижает температуру, лучше чем холодный компресс, потому что температура воды в клизме ниже температуры тела и клизма заберет из него лишнее тепло. А еще клизма поможет снять интоксикацию. А потом, после большой очистительной клизмы, можно ему ввести в попку жаропонижающее в маленькой клизмочке-грушке или в свечах, так оно лучше всасывается и сильнее действует".

Реакция Валика на эти слова меня удивила. Я ожидал, что Валик или проигнорирует мои слова как прикол, или рассердится, или начнет спорить и сопротивляться идее клизмы, как сопротивлялся Сережа, когда у него болела голова и я его уговаривал на клизму. Валик же, вместо этого, сразу же с готовностью и, как мне показалось, даже несколько демонстративно повернулся на левый бочок, подогнул ножки и выставил попку в черных спортивных штанишках, сказав при этом: "Ну давайте, сделайте мне клизму, может поможет".

Cережа захихикал и, обращаясь к Валику, спросил издевательским тоном: "Что, Валюша, любишь клизму?". Валик сердито ответил: "Да не люблю я клизму, я просто ее не боюсь, а ты боишься". Сережа в свою очередь возмутился: "Я? Я боюсь клизмы? Ничуть я не боюсь клизмы! Мне вот Вова недавно тоже клизму ставил, он может подтвердить". Валик хихикнул и сказал: "Ага-ага, небось уговаривал тебя полчаса. Я вот помню как тебе клизму ставили в детстве и как ты брыкался, а я никогда не боялся". Сережа: "То было давно и неправда, а сейчас не боюсь". Валик: "Ну раз не боишься, пускай тебе Вова тоже клизму поставит". Сережа: "А это с какой стати? Это ты заболел, это тебе надо клизму, а я здоровый и у меня ничего не болит". Валик: "А просто так, отмазка не катит, докажи что не боишься клизмы". Сережа: "Ну делать мне нефиг, как тебе что-то доказывать, мне не 10 лет, а 18". Валик: "Значит ты трус и боишься клизмы". Сережа вспылил: "Ах так, ну ладно, пусть мне тоже поставят клизму, я те докажу что я ее не боюсь".

Я сидел и наблюдал этот спор и нехило прикололся. Говорю ребятам: "Хва спорить, давай лучше делать клизму Валику, а потом тебе, Сережа - докажешь Валику, что не боишься клизмы". Сережа: "Ну ладно, давай".

Я снял с Валика черные спортивные штанишки и трусики, сходил в ванную и принес оттуда наполненную теплой водой клизму - грелку и вазелин. Дал Сереже в руки грелку и попросил подержать ее. Раздвинул попку Валику, нежно смазал попку вазелином, вставил пальчик и помазал ему задний проходик внутри, поглаживая попку. Валик лежал совершенно спокойно, расслабил задний проход и даже потужился навстречу моему пальчику. Мне это очень понравилось, я понял что ему приятно.

Затем я густо смазал вазелином наконечник клизмы и осторожно ввел его Валику в попку. Потом открыл краник клизмы и стал нежно поглаживать Валику животик одной рукой и попку - другой. Валик лежал спокойно, лишь слегка постанывал и чуть-чуть ерзал попкой. Попросил Сережу опустить чуть ниже грелку - "не так быстро лейте воду в попу, я в туалет хочу". Сережа опустил клизму чуть ниже, вода пошла медленнее и Валик успокоился.

Поставив клизму Валику, я закрыл краник, осторожно вытащил наконечник из его нежной попки и перевернул его на животик, велев подержать клизму в попке. Валик лежал спокойно, лишь немного ерзал и постанывал, но не подавал виду что сильно хочет в туалет. Я гладил его по спинке, по попке и по ножкам, мял и массировал ему попусик.

После примерно 10 минут я отпустил Валика в туалет. Вернулся Валик довольный, сияющий, сообщив: "хорошо, блин, опорожнился". Я предложил ему повторить клизму, он охотно согласился. Повторили. После повторной клизмы я померил ему температуру в попке - действительно немного снизилась, до 38.3. После этого я поискал в их домашней аптечке грушку и анальгин в ампулах, чтобы сделать Валику клизму с жаропонижающим, не нашел, зато нашел свечки с парацетамолом и запихал 2 свечки Валику в попку. После этого Валик поблагодарил, надел трусики, не став надевать штаны, и снова забрался в постель.

Уже забравшись в постель, Валик вдруг вспомнил: "Ах да, Сережа грозился, что даст себе поставить клизму, чтоб показать что он ее не боится". Вылез из постели и говорит: "Серый, давай, ложись, выполняй обещание". Я поддержал его и говорю: "Да-да, Серый, ты сказал - выполняй".

Сережа был очень смущен, однако разделся, сняв джинсы и трусы, и улегся на левый бок, подогнув ноги. Валик сходил и принес клизму, наполненную, и мы вдвоем поставили Сереже клизму - Валик держал грелку, а я ставил клизму и гладил Сережу по животику и попке. Сережа принимал клизму хорошо, мужественно. После клизмы совершенно спокойно вылежал 10 минут, потом пошел в туалет и вернулся. Я предложил ему поставить еще раз клизму, Сережа заспорил: "Мы говорили только об одной клизме, чтоб доказать Валику, что я ее не боюсь, а на вторую клизму я не подписывался". Я ему говорю: "Да-да, но Валику мы поставили 2 клизмы, а тебе только одну - будет несправедливо, Валик моложе тебя, а он не боится клизмы". Сережа сдался и позволил поставить себе еще одну клизму, вторую.

Больше, однако, эпизодов, когда бы можно было поставить клизму Валику или Сереже, мне не представлялось. До сих пор жалею, что не рискнул взять Сережу или Валика во время оклизмления за яйца :-) Тем более что у обоих в процессе оклизмления встал :-)

Отравление

Категория: Клизма, Гомосексуалы

Автор: Вова

Название: Отравление

Этот случай имел место в июне 1998 года. У меня был очень хороший друг-натурал Виталик. Ему в то время было 22 года, но выглядел он на 15-16 лет - миниатюрный, худенький и хрупкий мальчик небольшого росточка, с вьющимися темными волосами и темно-зелеными глазами, тонкой нежной кожей, почти без растительности. В отличие от многих других моих друзей, Виталик знал обо мне практически все, в том числе знал и о моей голубой ориентации (что не портило наших отношений), и даже знал, что он мне нравится и что я считаю его красивым мальчиком (это ему льстило, но поползновений в его сторону я никогда никаких не предпринимал, дорожа его дружбой). Но о том, что я увлекаюсь клизмами, он не подозревал - это был для меня слишком интимный вопрос, чтобы делиться им даже с самыми близкими друзьями.

И вот однажды, когда я утром пришел к Виталику в гости, я застал его валяющимся в кровати в одних спортивных трусах. Он был один дома. Выглядел он больным - каким-то сонливым, вялым, заторможенным. Я спросил его, в чем дело. Виталик рассказал мне историю: оказывается, накануне вечером его сосед попросил его помочь слить бензин из бензобака его машины, то есть немного отсосать из шланга, чтобы бензин пошел. Виталик согласился, взял шланг и отсосал, как делают многие автолюбители для слива бензина из бака. Но во время отсасывания он случайно закашлялся, поперхнулся и заглотил глоточек бензина, не успел сплюнуть. Виталик пожаловался мне, что, вероятно, отравился бензином - он жаловался на боль в животе, тошноту, сильную слабость, сонливость, заторможенность, головокружение и головную боль, на жидкий понос.

Я отругал Виталика за то, что он сразу же не промыл желудок, не вызвал рвоту. Затем я уговорил его, что необходимо промыть ему желудок хотя бы сейчас. Виталик слабо сопротивлялся - ему просто было лень что-либо делать из-за сильной слабости и сонливости. Я заставил его выпить около литра слабо-розового раствора марганцовки из литровой банки, а затем повел его в ванную и велел наклониться над раковиной и вызвать рвоту, сунув два пальца в рот. Виталик подчинился. Пока он тужился, вызывая рвоту, и рвал, я обнял его сзади и крепко прижал к себе? сдавливая ему живот и помогая рвать. Мой член в брюках при этом встал и уперся ему в попку через трусики, но Виталик даже не обратил на это внимания, будучи занят промыванием желудка. После рвоты я напоил его снова чистой водой, прямо в ванной, из той же банки, и заставил снова вызвать рвоту. Так повторилось несколько раз, пока при рвоте не пошла чистая вода без запаха бензина. После промывания желудка Виталик выглядел бледным и несчастным, измученным рвотой, но сказал, что ему стало легче.

Затем мы вернулись в комнату, и Виталик тяжело плюхнулся на кровать. Я дал ему измельченного активированного угля. Затем я сказал Виталику: "А теперь тебе необходимо промыть кишечник, поставить тебе очистительную клизму". Виталик опять засопротивлялся, как сопротивлялся вначале предложению промыть желудок - твердил: "Не надо клизму, не хочу клизму, я устал, я хочу спать, у меня голова кружится? не надо клизму, оставь меня в покое, дай поспать". Я ему в ответ говорил: "Виталик, тебе действительно надо поставить клизму, промыть кишечник, ты же болен, ты отравился, тебе это нужно, тебе потом станет лучше, поверь мне. А спать будешь потом, после клизмы и туалета, тебе же спать хочется именно от отравления бензином, не просто так". Виталик продолжал капризничать и упираться: "Не надо клизму, не хочу клизму". Я ему сказал: "Виталик, ну не бойся ты клизмы, я тебе не сделаю больно, честное слово: тебе действительно надо поставить клизму, ну что ты как маленький, чесслово". Виталик заколебался. Я добавил: "Я с тобой сейчас разговариваю не как гомик, а как врач. Не бойся, я не собираюсь злоупотреблять, я ничего плохого тебе не сделаю, тебе действительно надо сделать клизму, я это не придумал, чтобы тебя раздеть и соблазнить, мне сто лет не надо тебе лазить в попу, поверь". Эта фраза и решила все дело - Виталик успокоился и неохотно сказал: "Ну ладно, уговорил, давай клизму". Тогда я понял, чего в действительности опасался Виталик - не самой клизмы, а того, что делать ему клизму будет "гомик", опасался, видимо, cоблазнения, неадекватного поведения с моей стороны. Я его успокоил этой фразой.

Получив от Виталика согласие на клизму, я отправился в ванную искать сей предмет. В шкафчике ванной я нашел большую клизму-грушку примерно на 200 мл, с пластмассовым наконечником, и баночку крема Nivea. Вообще-то я хотел поставить ему клизму из грелки или кружки Эсмарха, но такой клизмы у него дома не было. У меня на какое-то время возникла мысль сбегать в ближайшую аптеку и купить там клизму-грелку? или сходить к жившему недалеко другому другу, у которого, как я знал, есть клизма-грелка дома, и попросить одолжить ее на время. Но я отверг эту идею, решив, что мне и так с большим трудом удалось уговорить Виталика на клизму, а пока я буду бегать за большой клизмой-грелкой, он еще чего доброго передумает, особенно когда увидит такую большую и страшную клизму :). Поэтому я решил ставить Виталику клизму из того, что есть. Я пошел на кухню, взял там двухлитровую кастрюльку, наполнил ее теплой-теплой кипяченой водой из чайника, и с этой кастрюлькой, клизмой-грушкой и баночкой крема Nivea на подносе вернулся в комнату Виталика.

Я поставил поднос на полу около кровати Виталика, стащил с Виталика спортивные трусики, он не сопротивлялся, лежал безучастно. Он остался совсем голенький, лежа попкой вверх. Я велел ему повернуться на левый бочок и подогнуть ножки к животику. Он повернулся, но не на левый, а на правый бочок, лицом ко мне и к двери в комнату, а попкой к стене, и подогнул ножки к животу, как я просил. Я ему сказал: "Веталька? я же тебя просил лечь на левый? а не на правый бок !". Виталик спросил: "А какая разница, на каком боку лежать ?". Я ему ответил: "Большая разница, в позе на левом боку вода легче и глубже проходит в кишечник, силой тяжести, бо кишечник загибается влево. А в позе на правом боку наоборот, кишечник перегибается вверх, вода против силы тяжести не идет и долго задерживается в прямой кишке. Тебе в такой позе будет трудно принимать клизму, будет больно и неприятно в попке и в животе, ты сильно захочешь какать". Виталик ответил: "Я не хочу на левом боку, я хочу лежать лицом к двери в комнату, а то вдруг сестра с занятий вернется, зайдет в комнату и увидит меня в таком виде, попой к ней, да еще с клизмой в попе, мне будет очень стыдно. А так я хоть увижу сразу и успею одеялом накрыться". Я ему: "Во-первых, Веталька, в клизме нет ничего постыдного? обычная медицинская процедура, и даже если сестра тебя и увидит с клизмой в попе, ничего такого страшного нет. Во-вторых, сестра твоя вернется с занятий еще не скоро, и мы закончим, я думаю? раньше, чем она вернется. В-третьих, ты же услышишь? как она открывает входную дверь, как она идет сюда, и всегда успеешь не то что накрыться, но и трусы надеть успеешь, и клизму спрятать". Виталик упрямо: "Нет, я хочу лицом к двери в комнату, мне все равно стыдно и неудобно". Я ему: "Ну хорошо, хорошо, тогда давай ложись наоборот - там, где сейчас голова, пусть будут ноги и наоборот, тогда ты сможешь лежать лицом к двери и попой к стене? но на левом боку". Виталик: "Не, не хочу, мне лень перекладываться, давай так - на правом боку". Я ему: "Хорошо, Веталь, будем делать клизму на правом боку? но я тебя предупредил - если тебе будет больно или неприятно, ты сам виноват, что лег в неправильную позу". Виталик ответил: "Хорошо".

После этого я взял грушку, набрал в нее доверху теплой воды из кастрюльки, выпустил из нее воздух и донабрал воды, снова проверил, нет ли в ней воздуха, и обильно смазал наконечник клизмы кремом. Виталик внимательно наблюдал за этими манипуляциями, совершенно спокойно, без тревоги на лице. Затем я взял на палец крема, раздвинул Виталику попку и нежно смазал ему дырочку, потом плавно ввел палец ему в задний проход, поглаживая другой рукой по попке, смазал ему кишку внутри и аккуратно вытащил палец. Я не задерживался долго пальчиком в попке, помня, что обещал Виталику не злоупотреблять. Виталик воспринял смазывание попки совершенно безучастно. Вообще, отравление бензином сделало его каким-то индифферентным ко всему на свете, больше всего он хотел спать.

Вытащив пальчик из попки Виталика, я взял клизму и осторожно ввел ему наконечник в попку. Виталик лежал совершенно спокойно. Я спросил его: "Ну как? вот видишь - не больно же совсем ?". Виталик пожаловался, что наконечник царапает ему попку, уперся где-то в кишку. Я его спросил: "Че ж ты не сказал, когда я вводил ?". Он: "А мне все равно:и не очень больно". Я ему: "Ну извини, Веталька, я видимо неправильно ввел, поцарапал тебе попку: Я не нарочно, прости. Сейчас вытащу и вставлю снова правильно". С этими словами я осторожно вытащил наконечник, снова смазал его, смазал Виталику дырочку и аккуратно вставил наконечник снова ему в задний проход. Виталик сказал: "Вот теперь нормально, не царапает попу". Я сказал: "Вот и отлично" и стал медленно сжимать грушку, вливая теплую воду ему в попочку. При этом другой рукой я нежно поглаживал ему половинки попки. Закончив вливание, я аккуратно вытащил наконечник клизмы, наполнил клизму снова, опять вставил ему в попку и повторил вливание грушки. Виталик лежал спокойно. Так я сделал ему три грушки - около 600 мл воды. После третьей грушки Виталик сказал: "Все, хватит, у меня болит живот? я какать хочу". Я ему сказал: "Веталька, трех грушек мало для взрослого парня: Надо сделать хотя бы литр-полтора воды. А болит живот у тебя из-за неправильной позы, я же тебя предупреждал - не ложись на правый бок, ложись на левый. Потерпи, боль в животике сейчас пройдет, перевернись на левый бочок". Виталик: "Не хочу на левый бок, хочу видеть дверь". Я ему: "Ну ладно, тогда я тебе помассирую животик, а потом перевернись на живот, попкой вверх - так хоть лучше вода проходит в кишку, чем на правом боку, и дверь ты сможешь видеть". Виталик: "Ладно, на живот лечь я согласен". Я помассировал Веталю животик, затем повернул его на живот, попкой вверх, и стал нежно гладить и массировать ему попку, время от времени трогая пальчиком дырочку заднего прохода. Боль в животике у него действительно прошла через несколько минут, и он мне сказал об этом.

Когда Веталь сказал, что боль в животе прошла, я снова наполнил клизму-грушку, ввел ему в попку, и так сделал ему еще четыре грушки - всего 7 грушек, в общей сложности около 1400 - 1500 мл воды. После седьмой грушки (четвертой по счету после перерыва) Виталик сказал: "Все, теперь действительно хватит, больше не могу клизму, не помещается, какать хочу и живот болит". Я ему сказал: "Ладно, теперь полежи 15 минут, подержи клизму в попке, потом я тебя отпущу в туалет - пойдешь покакаешь". Виталик просился, чтоб я его отпустил в туалет сразу, но я ему объяснил, что надо подержать клизму, чтобы она глубже проникла в кишечник и лучше промыла попку. Виталик подчинился, и 15 минут лежал, удерживая клизму в попке. Я в это время ласкал, гладил и нежно массировал его маленькие упругие совершенно безволосые ягодицы, с трудом удерживаясь, чтобы не начать целовать его в попочку.

Первые где-то 5 минут Виталик беспокойно ерзал, приподнимал попку и твердил, что хочет в туалет, но по мере того, как шло время, успокоился и даже задремал. Когда прошли положенные 15 минут, мне даже пришлось его будить, ущипнув за попку. Я ему сказал, что время истекло и ему можно в туалет. Виталик заявил, что он уже не хочет в туалет, что он "перехотел" и больше не хочет какать, что ему лениво вставать и он хочет спать, и чтобы я оставил его в покое. Я про себя удивился, как это можно не хотеть какать после такой большой клизмы (около полутора литров), и стал уговаривать Виталика все же сходить в туалет, объясняя ему, что смысл клизмы именно в опорожнении кишечника после нее, в промывании кишечника, что если он не пойдет в туалет, то толку от такой клизмы будет ноль и все такое. Виталик твердил, что ему лень вставать, что он уже не хочет какать и хочет только спать, спать и спать, и чтобы я ему не мешал спать и оставил его в покое. Я сказал: "Ну, тогда я знаю, как все-таки заставить тебя пойти покакать после клизмы", и с этими словами снова наполнил грушку. Виталик заупрямился: "Но я не хочу больше клизму, не хочу, не надо, хватит мне клизмы ставить !". Я ему ответил: "Тогда иди в туалет сам, добровольно, а если нет - я тебе поставлю еще столько грушек, сколько потребуется, чтобы перебороть твою лень и сонливость и заставить тебя покакать". Виталик заныл: "Но я не хочу в туалет, мне лень вставать, я хочу спать: я не хочу клизму, хватит, оставь меня в покое и дай поспать". Я, не обращая внимания на его нытье, раздвинул ему попку и вставил клизму, и влил ему еще грушку. Потом спросил: "Ну, теперь пойдешь в туалет ?". Виталик уже из чистого упрямства заявил: "Нет, не пойду, спать буду". Я наполнил грушку еще раз, и снова ввел ему в попку. Снова спросил: "Пойдешь в туалет ?". Виталик снова: "Нет, не пойду". Я наполнил грушку в третий раз, снова ввел ему в попку и снова спросил: "Ну, пойдешь в туалет ?". Виталик упрямо: "Не хочу, хочу спать". Я устал воевать с ним и уговаривать его пойти покакать, а вода в кастрюльке уже кончилась - в общей сложности я ему ввел 10 грушек, около двух литров.

Тогда я сказал: "Веталька, тогда я знаю, как заставить тебя покакать, но чтоб ты потом не обижался, если будет больно - сам виноват, что не хотел пойти покакать добровольно". С этими словами я ему, ничего не объясняя и не предупреждая, ввел в попку пустую грушку, с воздухом, и стал медленно сжимать баллончик грушки. Было хорошо слышно, как заурчало и забулькало у него в попке и в животике - воздух проходил сквозь воду. Еще в самом начале введения воздуха Виталик застонал и стал подниматься с кровати, с криком: "Хватит, хватит воздуха, мне больно, я хочу в туалет !!!", одновременно пытаясь рукой вытащить клизму. Я решил его примерно наказать за упрямство и непослушание и, придавив его к кровати, резко сжал баллончик клизмы? выдавив весь воздух ему в попу. Виталик завыл и вытолкнул клизму попкой. Я позволил ему встать. Виталик со стоном поплелся в туалет, cогнувшись и держась рукой за животик - естественно, введение воздуха после большого количества воды причинило ему боль. Мне было жалко его, но в то же время я был доволен, что переломил его упрямство и все-таки заставил его покакать, переборов его лень и сонливость.

Виталик какал долго. Когда он вернулся в комнату, он заявил: "Я на тебя обиделся: Ты изверг, садист, почему не предупредил, что будешь закачивать мне воздух в попу ? Зачем ты это сделал ? Ты мне сделал так больно:". Я ему: "Веталька, прости, что я тебе сделал больно, но ты сам виноват - ты же не хотел пойти какать по доброй воле, сколько я тебе ни вливал воды:". Виталик смущенно: "Я очень спать хотел, честно:" и уже без обиды в голосе? полушутливо: "Все равно ты изверг" :). Я ему сказал: "Веталь, клизму надо повторить до чистой воды, надо еще раз хотя бы". Виталик сначала сказал: "Не надо, не хочу, хватит", но потом сказал: "Ну ладно, давай еще раз, только воздуха в попу не вводи, хорошо ?". Я ему: "Если будешь умницей и сам пойдешь в туалет - не буду закачивать воздух в попу". Виталик улыбнулся и сказал: "Договорились" и снова лег на животик попкой вверх.

Я снова наполнил на кухне кастрюльку 2 литрами теплой кипяченой воды, вернулся, смазал Ветальке попку кремом и начал делать ему подряд грушку за грушкой. На этот раз Виталик принимал клизму гораздо легче, не просил перерыва, лежал очень спокойно. Я массировал и гладил его по попке. Но как раз в то время, когда я делал Виталику пятую грушку, хлопнула входная дверь. Затем в комнату заглянула старшая сестра Виталика, Инна, аспирантка. Веталька сделал инстинктивное движение, пытаясь закрыть руками попку, он был очень смущен. Инна же спокойно подошла к брату, потрепала его по кудрявой голове и спросила: "Что с тобой, Веталька?". Виталик ответствовал: "Да вот, я бензином отравился, мне Вовка клизму делает". Инна: "Правильно делает.. Веталька, не стесняйся, лежи спокойно, принимай клизму.. Вова сделает тебе клизму, тебе легче станет..". Усевшись около Виталика, Инна принялась гладить его кудряшки и плечи и ласково разговаривать с ним - чуть ли не сюсюкающим тоном, типа: "расслабь попку, Виталик, не сжимайся, не надо стесняться сестры, не мешай Вове ставить клизму".

В это самое время я закончил вливать Виталику 5-ю грушку, осторожно вынул грушку и снова принялся наполнять ее из кастрюльки. Инна обратилась ко мне: "Зачем ты так мучаешь Виталика, каждый раз вставляешь и вынимаешь ему грушку, ты же ему всю попку расцарапаешь, пока всю клизму поставишь: И долго это, и промывает неэффективно. У нас же есть нормальная большая клизма, которой можно сразу всю воду влить". Я ей: "Я такую клизму не нашел, нашел только эту". Она: "Виталик хитрый, наверно он боялся клизмы и потому не сказал, где лежит большая клизма: Сейчас принесу и покажу:" С этими словами Инна вышла, и вернулась с большой клизмой - синей грелкой со шлангом, краником и наконечником - в точности такой, какая продавалась тогда в аптеках. Она сказала: "Ты уж заканчивай Виталику ставить клизму грушкой, отпусти его в туалет, потом мы ему нормальную клизму поставим". Виталик запротестовал, говоря, что он не хочет больше клизму, что я ему уже второй раз ставлю клизму грушками и ему уже хватит, он устал и больше не хочет никаких клизм. Инна села возле него, погладила по голове и плечам и сказала: "Надо, надо, Веточка, поставить тебе нормальную клизму, тебе сразу станет лучше, ты сам виноват что не сказал Вове где лежит эта клизма, но ты ее все равно получишь".

Видимо, старшая сестра была для Ветальки авторитетом, потому что он стих и перестал возмущаться по поводу ожидающей его третьей клизмы из грелки. Тем временем я закончил вливать Виталику грушки, сделав ему, как и в первый раз, 10 грушек подряд - 2 литра воды в попку.

Затем я велел Виталику полежать, подержать клизму в попке. Виталик спокойно вылежал положенные 15 минут. В это время сестра гладила его по голове и плечам, а я гладил по попке и ножкам. Потом Веталька сам отправился в туалет - на этот раз уговаривать его и побуждать дополнительными клизмами не понадобилось. Я попросил его не закрывать дверь туалета, и мы вместе с Инной вошли в туалет следом за Веталькой, едва поместившись там вдвоем. Встав перед Виталиком, Инна стала гладить его по голове, а я нежно потрепал ему щечку и оставил в покое, не трогал - просто наблюдал, как он опорожняется. Я расспрашивал его об ощущениях от клизмы. Сидя на унитазе, Виталик признался, что чувствует большое облегчение, какая после клизмы, что ему приятно опорожняться, и, смущаясь, сказал, что сама клизма доставила ему своеобразные приятные ощущения, смешанные с неприятными, и что ему было тепло в попе и в животе. Он также признался, что чувствует себя намного лучше, что почти прошла тошнота и боль в животе и даже стала меньше сонливость.

Покакав, он подтерся и продемонстрировал нам? что вышла практически чистая вода, и жалобно попросил не делать ему больше клизму. Мне было искренне жалко Ветальку, несмотря на все мое пристрастие ставить клизмы мальчикам, и я был охотно готов отпустить его с миром. Однако Инна настояла на том, чтобы поставить ему "нормальную", т.е. большую клизму из грелки. Виталик неохотно поплелся в комнату и лег на левый бок, подогнув ножки. Инна принесла наполненную клизму - грелку, я смазал Виталику попу - в который уже раз - и, поглаживая по попке, ввел наконечник клизмы и пустил воду ему в попу. Инна при этом держала в руках клизму, а я гладил Виталика по попке и животику.

Виталик очень громко стонал. То ли от вида стоящей перед ним с клизмой в руках старшей сестры (все-таки женщина), то ли от сильного напора воды в попку, то ли от предшествовавшего многократного лазанья в попку грушкой, но он возбудился, и чем больше вливалось воды из большой клизмы, тем громче становились его стоны и тверже стояк члена. В конце вливания клизмы у него уже начала выделяться прозрачная капелька смазки на конце головки. Сестра заметила это и одобрительно кивнула мне, когда я перевернул Веточку на животик и стал слегка шевелить наконечником в его попке. Веталька застонал громче и начал сильно ерзать на диване, то подгибая одну ножку, то разгибая, сильно потираясь яйцами и членом о диван. Со стороны это выглядело так, как будто бы Виталик пытается трахнуть диван :-) Тем временем мы влили ему всю клизму, и я вытащил наконечник из его попки, и сразу же вставил ему пальчик. Веталька сильно заерзал по дивану, сжал попку и неожиданно кончил под себя. Я погладил его по попке, аккуратно вытащил пальчик и отпустил очень смущенного Виталика в туалет. Сестра увязалась вместе с ним, и я пошел туда тоже. Втроем мы еле поместились в тесном туалете. Виталик сидел на унитазе и какал, сестра гладила его по голове и улыбалась, приговаривая: "расслабься, Виталик, покакай, выпусти клизму". Виталик тоже улыбался, но смущенно и слегка принужденно, видимо все еще стесняясь как своего голого тела и этой ситуации с клизмой, так и случившегося на глазах у сестры оргазма. Я потрепал его по щечке и по плечу, сказав что он хороший парень и хорошо держит клизму, он натянуто и смущенно улыбнулся.

Покакав и подтершись, Виталик вернулся в комнату, надел трусики и плюхнулся на кровать, включил телевизор и стал его смотреть. Я тем временем убрал поднос, клизму - грушку, клизму - грелку, кастрюльку и баночку с кремом Nivea на их прежние места - клизму вымыл с мылом, вытер и поставил в шкафчик в ванной, туда же спрятал крем, а кастрюльку помыл, вытер и спрятал в шкафчик на кухне. Затем я попрощался c Виталиком и хотел уйти, но сестра меня задержала и предложила пройти на кухню, выпить с ней чаю. Я вынужден был согласиться, хотя чувствовал себя очень неловко и неудобно, и не очень понимал, почему Инна приняла и поддержала эту игру и так активно участвовала в постановке Виталику клизмы. Я сидел и пил чай, опустив глаза. Инна тоже молчала. Наконец я набрался смелости и, подняв глаза, прямо спросил у нее, почему она так хотела поставить Виталику третью клизму, не возбуждает ли это ее - ставить парням клизмы. Инна ответила: "Нет, я от этого не возбуждаюсь, просто это прикольно было, поставить Виталику клизму и сделать его маленьким и послушным, и мне кажется что это ему нравится".

На следующий день я пришел, осмотрел Виталика - тщательно прощупал ему живот на предмет возможного поражения печени бензином (хотя доза и была мала, но мало ли что). Печень была в порядке - не увеличена, безболезненна. Виталик выглядел бодрым, выздоровевшим. Он поблагодарил меня за вчерашнее промывание желудка и за клизму, сказав, что это ему действительно очень помогло.

Однако больше у меня с Виталиком эпизодов, связанных с клизмой, не было, так как не было повода.

Клизма для Артемки

Категория: Клизма, Гомосексуалы

Автор: Вова

Название: Клизма для Артемки

Эта история имела место в 1991 году. У меня был хороший друг Артемка. Ему в то время было 16 лет. Я давал ему книжки, помогал с компьютером и т.п. Мечтал соблазнить, но не знал как к этому подступиться.

Однажды летом, придя к Артемке домой, я обнаружил его валяющимся на кровати в одних трусиках, на спине, ноги были подогнуты, животик явно вздут. Артемка пожаловался мне на плохое самочувствие, боль в животе и газы, и сказал, что, видимо, чем-то отравился.

Естественно, упустить такой удобный случай я не мог J И сразу же принялся впаривать Артемке свою любимую клизму, уговаривая и убеждая его, что ему необходимо поставить хорошую очистительную клизму, прокакаться и все пройдет J Артемка категорически отказывался, сопротивлялся и твердил, что клизму не хочет, что не позволит ставить себе клизму, что все и так пройдет, что он уже большой мальчик и не хочет клизму, потому что ее ставят только детям, что он не любит клизму и т.п. Я пытался его убедить, что ему надо поставить клизму, что это необходимо и полезно, и совсем не больно и даже не неприятно, и делают клизму совсем не только детям. Постепенно разговор перешел на повышенные тона.

Тут надо сказать, что у Артемки есть старший брат Андрей, парень весьма жесткий и волевой, и физически сильный (сам Артемка - маленький и хрупкий). В то время Андрюше было 19 лет. Он во время описываемых событий сидел на кухне и что-то электронное увлеченно паял. Кроме него и Артемки, дома больше никого не было.

Так вот, когда наш с Артемом разговор по поводу клизмы перешел почти на крик, Андрей заглянул в комнату и с мрачным видом поинтересовался: "Что тут происходит?". Я ответил: "Да вот, видишь же, Артемка отравился и животом мучается, я ему предлагаю клизму поставить, а он не хочет, сопротивляется". Андрей обратился к Артемке и строгим голосом сказал: "Вова совершенно прав, тебе НАДО поставить клизму". Артемка: "НЕ ХОЧУ Я КЛИЗМУ!!!". Тогда Андрей, ничего не говоря, метнулся к Артемке и молниеносно скрутил его в бараний рог, и силой уложил его в позу для клизмы - на левый бочок калачиком, подхватив его одной рукой под коленки и подогнув ему ножки и пригнув Артемкину голову другой рукой. Артемка пытался освободиться, но безуспешно. Я немного опешил и стоял столбом. Андрей почти прикрикнул на меня: "Ну чего ты стоишь, давай уже делать ему клизму, пока я его тут держу: Снимай с него трусы и иди в ванную за клизмой, она там в шкафчике".

Я немного вышел из оцепенения (не ожидал от Андрейки такой типа помощи мне в вопросе постановки клизмы брату), и стащил с пытавшегося вырваться из цепких рук брата Артемки белые трусики. Артемка захныкал: "отпустите.. изверги: фашисты.. не хочу клизму, не надо клизму". Мне стало его жалко, я нежно потрепал его по попке и сказал: "надо, надо тебе поставить клизму, Артемчик, не бойся, я не сделаю тебе больно..". Затем я встал и пошел в ванную, и вернулся оттуда с большой клизмой - грелкой, уже наполненной 1.5 литрами теплой воды, с прикрученными шлангом и наконечником, и с тюбиком детского крема.

Я подвесил клизму на гвоздике над кроватью, где висела Темкина детская фотография, выдавил из тюбика немного детского крема и обильно смазал кремом наконечник клизмы. Затем я взял немного крема на палец, раздвинул Темке попку и стал смазывать ему дырочку, потом аккуратно вставил ему пальчик в задний проход и помазал ему кишечку внутри, нежно поглаживая по попке и уговаривая расслабиться, не бояться клизмы и не сжимать попусик. Андрей все это время продолжал силой удерживать Темку в позе на левом бочку с подогнутыми ножками. Темка обиженно сопел и время от времени безнадежным тоном просил: "отпустите, не хочу клизму" J но уже не сопротивлялся и не пытался вырваться, видимо смирившись со своей "участью" и поняв, что клизмы не избежать J На введение пальчика в попку Темчик отреагировал нормально, лишь немного сжался вначале и потом при вытаскивании пальчика.

Смазав Темке попку, я аккуратно ввел ему наконечник клизмы, и, поглаживая по попке, открыл краник клизмы. Почти сразу Темка стал сопеть, капризничать и жалобно просить: "отпустите меня в туалет, срать очень хочу". Я нежно поглаживал и массировал ему попочку и твердил: "потерпи, Темчик, вот поставим тебе клизмочку, тогда и покакаешь, а пока потерпи, полежи, дыши глубоко и не сжимай попку". Темка сопел и ерзал, насколько это было возможно ерзать в удерживавших его крепких руках Андрюши.

Чтобы помочь Темке принимать клизму, я просунул руку между телом Темки и удерживавшим его Андрюшей и стал массировать Темке животик, распределяя в нем поступавшую в кишечку теплую воду. При этом я пару раз случайно наткнулся рукой на бедро и пах Андрюши, сидевшего очень близко и державшего Темку за шею и за подколенки, и с удивлением отметил про себя, что у Андрюши в штанах явно "стоит".

Через несколько минут клизма опустела, и я осторожно вытащил наконечник клизмы из Темкиной маленькой попки. Андрей перевернул Темку на животик. Темка очень просился в туалет, но я не разрешил и сказал 10 минут полежать, подержать клизмочку в попке, чтобы теплая вода прошла глубже и хорошо промыла кишку. Темка ерзал, сопел, но не мог встать - Андрейка держал его за ножки, а я гладил его по попке, массировал, сжимал ему половинки вместе и "придавливал" за попку к кровати, заставляя подержать клизму.

Через 10 минут я отпустил Темку в туалет, он побежал, довольный, на полусогнутых, зажимая одной рукой попку, а другой держась за животик.

Пока Темка сидел в туалете, я снял с гвоздика клизму, унес в ванную, но не стал ее прятать, а наполнил ее снова и снова принес в комнату. Андрейка понимающе кивнул, подмигнул мне и сказал: "ага, да, клизму надо повторить, чтоб совсем хорошо было" J

Когда Темка вернулся из туалета, член у него торчал и он старательно прикрывался ладошкой. Он хотел взять свои трусики и одеть, но я отобрал у него трусики и сказал ему, что клизму надо повторить для лучшего промывания кишки. Темка заканючил: "А может, не надо больше клизмы? Может, одной клизмы хватит? Мне уже лучше:". Я ему сказал: "Давай, Темчик, ложись под клизму сам, чтоб мы тебя опять не заставляли: И не бойся, это не больно, вторая клизма вообще легче первой будет, ты только расслабь попку и не бойся клизмы". С этими словами я взял его за попку и стал, сжимая ему попку пятерней, подталкивать за попку в направлении кровати и подвешенной на стене клизмы.

Темка неохотно, с видом "обреченного на смертную казнь" поплелся к кровати - вернее, позволил себя "отконвоировать", и так же неохотно, но более-менее послушно, лег в позу под клизму - на левый бочок, ножки подогнул к животику. Андрей не участвовал, просто сидел и смотрел, но был, видимо, готов в любой момент помочь поставить брату клизму :)

Я снова смазал Темке попку пальчиком, вставил наконечник клизмы и пустил водичку ему в попку. Во второй раз Темка принимал клизму спокойнее, возможно еще и потому, что добровольно, без принуждения - просто лежал и сопел, но не жаловался и не просил прекратить клизму, отпустить в туалет и т.п.

После второй клизмы, как и после первой, я перевернул Темку на животик и, поглаживая и массируя ему попку, заставил немного полежать и подержать клизму, потом отпустил в туалет.

Пока Артем сидел в туалете, я забрал клизму и унес в ванную, разобрал на части и стал промывать наконечник и шланг, собираясь спрятать клизму на место. Вдруг дверь ванной открылась и снова затворилась. Я обернулся и увидел, что в ванной стоит Андрей, с членом совершенно явно торчащим в его спортивных штанах, и что дверь за собой он закрыл.

Я повернулся к нему, продолжая держать наконечник от клизмы в руках, и ожидая что будет. Андрей сделал хитрое выражение лица и спросил меня: "Ты заметил, что у Темки стоял после клизмы?". Я ответил: "Конечно, заметил, это нормально и естественно во время клизмы - от давления воды на простату, да и вообще и анус, и сама кишка тоже очень эрогенная зона". Андрей: "Я знаю". Я ему: "Ну и?: Кстати, а у тебя ведь тоже стоит, а почему?". Он: "А ты как думаешь?". Я подошел к нему, обнял его сначала за плечи, потом погладил по спинке, взял за попку, он не сопротивлялся.. Я влез ему рукой под штанишки сзади, стал гладить и мять попку, ласкать пальчиком дырочку.. Он стоял весь на ватных ногах и дрожал от возбуждения, я тоже.. Я погладил его другой рукой по груди, по животу, он задрожал еще больше.. Я задрал ему футболочку и стащил ее.. потом спустил ему штаны до колен.. стал нежно гладить Андрюшу по попке, ласкать ему яйца.. поцеловал несколько раз.. Вдруг мне захотелось моей любимой игрушки, и я спросил его, ставили ли ему когда-нибудь клизму. Он сказал, что ставили, в детстве.. Потом тихим голосом признался, что иногда ставит сам себе, просто для удовольствия. Я предложил ему: "А давай я тебе поставлю клизму, а?". Он сказал: "Ну давай, только не в комнате, давай здесь, чтобы Темка не видел". Я: "Конечно".

Он разделся - снял уже спущенные до колен штанишки и трусики и влез в ванну. Я наполнил клизму снова теплой водой и подвесил ее на крючке для полотенец. Я предложил Андрюше лечь в ванне на левый бок и подогнуть ножки. Он отказался, сказав, что ванна холодная и лежать в ней неприятно, давай, мол, делай мне клизму стоя. Я сказал ему, что стоя ему будет труднее принимать и удерживать клизму. Он сказал: "Все равно, давай стоя, я всегда себе так делаю". Я сказал: "Ладно", развернул Андрюшу попкой к себе и стал жадно целовать ему половинки, потом дырочку - взасос, лизать ему попку. Он выставил попку, опершись руками о плитку на стене ванной. Всласть полизав ему попку, я смазал ее кремом, не преминув как следует потрахать его пальчиком, и вставил ему наконечник клизмы, затем пустил воду.

Пока вода из клизмы вливалась Андрюше в попку, он стоял, переминаясь с ноги на ногу, полузакрыв глаза, и явно кайфовал. Я гладил его по попке и по животику, по крутым мускулистым бедрам, играл с его яйцами, затем стал интенсивно дрочить его. Он очень быстро кончил, еще до окончания вливания клизмы - в клизме еще оставалось чуть-чуть воды. Кончил он сильно и хорошо, забрызгав стену ванной. Наконечник клизмы во время оргазма вылез из попки, я не стал вставлять его снова, зная, что после оргазма дальнейшее вливание клизмы может быть ему неприятно.

После клизмы Андрюша присел тут же, в ванне, на корточки, и покакал, выпустив всю воду. Пока он сидел на корточках и какал, я нежно гладил его по голове, лицу. Затем он тщательно вымыл ванну, пустив воду из гибкого душа, тщательно подмылся и вылез из ванны. Я обнял его и притиснул к себе, и долго не отпускал, лаская и тиская его, мучая руками нежные половинки его попки. Он млел, и делал то же самое со мной своими руками, начал раздевать меня. В процессе этого петтинга я почти кончил. Раздев меня, Андрюша сделал такое движение, как будто хотел опуститься на колени и взять в рот у меня, но потом вдруг передумал и тихо спросил у меня: "Вов, а можно я тебе тоже сделаю клизму?". Я, естественно, сказал: "Ну конечно, давай", и полез в ванну: Что можно сказать, Андрюша был ОЧЕНЬ ласковый со мной, мне было ОЧЕНЬ приятно и я получил массу удовольствия как от самой клизмы, так и от Андрюшиных рук, ласк и мастурбации.

После того, как мы оба получили оргазм, мы быстренько оделись и вышли из ванной, спрятав клизму на место.

Темка сидел в комнате и смотрел телевизор с обиженным видом (наверное, не мог простить мне и Андрюше злосчастную клизму, хотя признался, что ему стало лучше и живот уже не болит). Либо он не заметил нашего с Андрюшей длительного уединения в ванной, либо делал вид что не заметил. Так или иначе, я почувствовал себя несколько не в своей тарелке, быстро попрощался и ушел.

На следующий день, когда я пришел к Темке, он был один дома. Я попросил у него прощения за то, что мы с Андрюшей грубо заставили его принять клизму вчера. Он сказал, что это ничего, и что он сам был дурак, потому что зря сопротивлялся, и что клизму ему поставили правильно, ему помогло. Помолчав, он сам сказал, что живот все еще болит немного. Я предложил ему поставить опять клизму. Темка немного поупирался, но на этот раз, похоже, больше для виду, единственное что он попросил - "одну, только одну клизму, не две как вчера". Я сказал: "Хорошо". Темка охотно разделся и лег, я принес клизму и делал ему - никаких проблем, все очень гладко и хорошо прошло. У него встал в процессе, и я стал сначала ласкать, а потом дрочить ему. Он кончил далеко не сразу, у меня рука уставала уже, но кончил хорошо. Потом я его отпустил в туалет. Вернулся он очень довольный, с улыбкой, сказал что "клизма бывает приятной, оказывается".

Больше, однако, с Темкой эпизодов с клизмой не было, ибо не представлялось повода, а просто так развести его было исключено.

Зато с Андрюшей все было по-другому. Каждый раз, как я заставал его одного дома, мы с ним безобразничали - ласкались, обнимались, тискались, занимались самым разнообразным сексом - минетом, анальным сексом, и обязательно делали друг другу клизму: Так продолжалось около 2-х лет. Расстались по причине того, что он нашел себе кого-то другого, влюбился и: в общем, ушел.

Новый год

Категория: Клизма

Автор: rex

Название: Новый год

В прошлый Новый год мы с супругой Еленой поехали в гости к ее двоюрдному брату Ивану и его жене Юле в Балашиху.

Праздник был на четверых, но с обильным столом и продолжался далеко за полночь. Спать легли около четырех утра, встали только в обед. Снова собрались за столом, однако Иван отказался есть, сославшись на тяжесть в животе. В глазах Юли пробежал игривый огонек. Она тут же встала из за стола и заявила, что лучшим средством от такой болезни является клизма, которую следует незамедлительно сделать Ивану. А поскольку мы ели вечером одно и то же, то подобная процедура не повредит всем. К моему удивлению Елена с энтузиазмом поддержала это предложение, поскольку, по ее словам, давно хотела "почиститься". Иван тоже не возражал. Надо признаться, что клизма не относилась к любимым мною процедурам, но перспектива получить ее в такой обстановке приятно щекотала нервы, и я согласился.

Юля тут же взяла инициативу в свои руки. Она сказала, что для клизмы будет использовать не кружку Эсмарха, а пол-литровый стеклянный шприц со специальным наконечником. По ее словам такие шприцы используют для клизмы в Японии. Каждому из нас по ее словам следовало ввести три полных шприца.

Кроме того, Юля предложила, чтобы все разулись и оставили на себе минимум одежды, поскольку "клизма - процедура мокрая". Все согласились. Мы с Иваном пошли переодеваться в большую комнату, а Юля с Еленой остались в спальне. Иван предложил идти на процедуру лишь в легких спортивных брюках, которых у него несколько и одни из которых он предложил мне. Я согласился. Минут через пять Елена крикнула, что все готово и позвала нас в спальню. Когда мы вошли, наши жены предстали в весьма фривольном одеянии. На Елене был коротенький сарафан, позаимствованный у Юли, который лишь слегка прикрывал ее роскошные ягодицы. На Юле был легенький халатик аналогичной длины. Около большой двухспальной кровати стояло ведерко с водой. Тут же лежал шприц с наконечником весьма внушительных размеров.

Стоило нам войти, как Юля тут же скомандовала Игорю "Спускай штаны и становись на колени у края кровати! Лена поставит тебе клизму". Игорь на минуту замешкался, но Юля тут же сама спустила его тренировочные до колен. Елена быстро подошла к ошарашенному Ивану, быстро раздвинула его ягодицы и густо намазала анус кремом. После этого Иван покраснев встал на колени, лег грудью на кровать и вытянул руки вперед. Юля быстро обошла вокруг кровати и крепко сжала руками запястья мужа. Посмотрев на Ивана я заметил, что его член стоит как кол. В это время Елена быстро наполнила шприц водой и ввела его наконечник в анус Ивана. После этого она легко начала на поршень шприца и через минуту Иван получил первые пол-литра воды. Елена вновь наполнила шприц и повторила процедуру. Потом последовал третий шприц. Иван держался молодцом, но было заметно, что последние пол-литра воды он принимал с трудом. После окончания последней процедуры Юля заставила Ивана стоять на коленях еще минуты две, после чего он отправился опорожняться. Елена вышла из спальни вслед за ним промыть наконечник. Пока Иван и Елена отсутствовали Юля достала из шкафа и обула изящные открытые туфли без каблука на высокой шпильке. "Хочу выглядеть сексуально, когда буду ставить тебе клизму" - сказала Юля. В это время вернулась Елена, а за ней Иван. "Твоя очередь" - игриво обратилась ко мне Лена. Я быстро спустил штаны и устроился у края кровати в той же позе, что и Иван несколько минут назад.

Через несколько мгновений я услышал цокание Юлиных каблучков у себя за спиной и почувствовал прикосновение ее рук к ягодицам. Мой зад был густо намазан кремом, но Юля этим не ограничилась. Легким движением она ввела смазанный кремом палец мне в зад. Мой член встал как кол.

В это время Елена подошла ко мне, взяла за руки и тихо сказала, что они с Юлей хотят после окончания процедур заняться анальным сексом, поменявшись мужьями. Признаться четно, моим трахнуть Юлю было моим давнишним желанием, кроме того, Иван как-то признался, что хочет отиметь Елену в зад.

Мои сладостные мысли были прерваны Юлей, всадившей в мой зад наконечник клизмы-шприца. В отличие от Елены, сделавшей клизму Ивану достаточно быстро, Юля вводила воду медленно. После введения второго шприца вода тала сильно давить в животе и я попросил, чтобы Юля вливала третий шприц не полностью, однако Елена сказала, что хорошая клизма мне не повредит и я получил клизму в полном объеме. Через минуту я был уже в туалете. Возвратившись в спальню я увидел Елену стоящей посреди комнаты в полусогнутом положении с выставленными ягодицами. Юля придерживала задранный до середины Лениной спины сарафан, а Иван смазывал анус моей супруги кремом. Спустя минуту Елена уже расположилась у края кровати и приготовилась получить клизму. Иван быстро всадил наконечник в зад моей супруги и быстро ввел воду. Затем последовал второй шприц, а за ним третий. Елена легко приняла клизму и через минуту бросилась к туалету.

Настала очередь Юли. Выйдя на середину комнаты она повернулась ко мне спиной и сбросила халат, сказав, что хочет получать клизму обнаженной. Я подошел к ней заставил сильно наклониться. Раздвинув ее ягодицы я смазал ее анус кремом. Юля заметно волновалась, ее упругие груди еще сильнее набухли. Шлепнув ее по заду я сказал ей опуститься на колени. Юля сняла туфли и быстро легла животом на кровать. Иван придерживал супругу за плечи. Я быстро наполнил шприц водой и ввел наконечник в Юлин зад. Она сладострастно застонала и раздвинула ноги, представив на мое обозрение свои набухшие от вожделения прелести. Я быстро влил Юле первый шприц, затем второй и наконец третий. Во время процедуры Юля постанывала и прижимала пятки к ягодицам. Когда Юля побежала опорожняться, я сказал Ивану об идее наших жен. Его реакция была однозначной. Быстро подойдя в вошедшей в спальню Елене, он быстро сорвал с нее сарафан и подтолкнул к кровати. Елена встала на колени и выставила на встречу Ивану свои роскошные ягодицы. Иван сбросил спортивные брюки и тут же всадил свой торчащий конец Елен в зад. Моя супруга протяжно взвыла, но Иван не давая ей опомниться принялся энергично трахать. Решив не терять времени я отправился за Юлей. Я обнаружил ее на кухне. Ни слова не говоря, я подошел к ней сзади, положил лицом на стол, скинул штаны и всадил член в зад.

Юля подалась мне на встречу и застонала. Я принялся быстро орудовать моим концом в ее заднице и тут в мою голову закралась крамольная мысль: я выдернул член и тут же вновь всадил его но не в зад, а между разбухших Юлиных губ. Она вскрикнула и я стал крепко трахать ее. Спустя минуту мы одновременно кончили. После этого, Юля предложила пойти в спальню. Войдя в спальню, мы обнаружили Ивана и Елену самозабвенно трахающимися в миссионерской позиции. У Юли загорелись глаза и она навзничь откинулась на кровать. Я не заставил себя ждать и через несколько мгновений мы вновь занимались любовью. В последовавшие за этим два часа мы с Иваном несколько раз меняли наших дам и имели их во всех возможных позициях. Порядком устав от любовных утех мы устроились вчетвером на кровати и стали болтать на разные фривольные темы. И тут Юля спросила мою супругу о том, как наказывали в прошлом женщин за супружескую измену. Лена смеясь ответила, что их секли по попе розгами. Юля засмеялась и поддразнивающе обратилась к Ивану: "Лет двести назад за сегодняшнее ты бы уже порол меня.". Иван тут же ответил: "Ну это можно сделать и сейчас". Юля быстро встала с кровати и вышла. Через минуту она вернулась с внушительным березовым веником. Положив его на комод она обращаясь к Ивану заигрывающе сказала: "Моя попа в полном твоем распоряжении". При виде этой картины в глазах мой Елены "забегали бесенята" и она сказала: "Думаю, что наши мальчики должны нам как следует всыпать".

Продолжение следует.

Элис

Категория: Клизма

Автор: Jores

Название: Элис

На процедурном этаже клиники недавно быдл сделан евроремонт. В кабинетах и смотровых разместились удобные раздевалки, душевые кабины, никелем и хромом заблестела сантехника. Но самое замечательное - это ковровое покрытие в коридоре. Белое и пушистое. Наступать на него было просто одно удовольствие. Походка у меня, становилась какая то иная - более пластичная, гибкая, в ней появлялось что-то кошачье. Не даром кошки обожают наступать своими лапками на мягкое. Правда, сегодня джинсы давят в области талии чуть сильнее обычного. Еще бы - я здесь не была уже целую неделю! Неделя - это вечность! Но ничего, еще пара мгновений и я снова увижу ее. Ее, ту, которая понимает меня с полуслова, с полвзгляда. Она не только врач, она самый нежный и любящий друг. Она не только замечательный доктор, но и очень красивая и сексуальная женщина. Лежа на медицинской кушетке, я как маленький голодный котенок заворожено слежу за каждым ее движением, жестом, взглядом. Вот она сидит за своим письменным столом и просматривает на экране компьютера мою регистрационную карточку. Уже почти месяц в нашем городе стоит невыносимая жара; и поэтому большие накладные карманы на груди ее белоснежного халата скрывают от взглядов пациентов отсутствие лифчика.

Вот она поднимается и подходит к раковине, моет руки, стоя ко мне спиной. Она знает, что я любуюсь ею: тонкая талия - перетянута поясом, безупречность форм подчеркивают маленькие, беленькие T-back трусики, четко просматривающиеся через накрахмаленную ткань. На ней эти трусики очень сексуальны - треугольник ткани плавно погружается и исчезает между двух половинок ее обворожительной попки. Под халатом больше ничего нет - ведь не смотря на вечернее время очень жарко! На этаже больше никого нет. Я сама не замечаю, как моя походка становятся более нетерпеливой, дыхание учащается. Моя яркая коротенькая майка быстрее мелькает в бесконечных зеркалах клиники. Сегодня я приготовила своему доктору сюрприз - на мне такие же T-back трусики, только черные - я знаю, они ей - понравятся! Вот отражение майки исчезло из последнего зеркала и я, даже несколько резко, распахиваю дверь ее кабинета... В следующие мгновение я лишаюсь дара речи и способности двигаться - первая мысль - лифчика - нет, и майка плотно облегающая мои затвердевшие соски выдает мое чрезмерное возбуждение. Второе мгновение (нет скорее это произошло одновременно) - краска начинает заливать мне не только лицо, но и что самое ужасное, ту часть тела, которая не прикрыта короткой майкой - мой, еще не успевший как следует загореть животик становится от стыда и смущения ярко красного цвета... За столом сидел молодой мужчина не старше тридцати лет!

- Проходите, девушка.

Я стояла как вкопанная.

- Смелее.

Видя мое смущение, он поднялся навстречу. Высокий, несколько худощавый.

Спокойный, уверенный взгляд, очки в золотой оправе.

- Разве вас не предупредили? Две недели в процедурном кабинете буду дежурить я. Да вот сюда - на стул. Та-ак, где тут ваш файл? Иногда, когда тебя сильно смущает незнакомый человек, цепляешься взглядом за какую-нибудь необычную мелочь его одежды или предмет в его руках. Доктор слегка откинулся в кресле, читая с экрана мою историю болезни. А я как завороженная, не спускала глаз с четок, которые лежали рядом с "мышкой" на его рабочем столе. Это был единственный предмет в этом кабинете, которого здесь раньше не было. Хотя, эти четки, больше походили на бусы, состоящие из чередующихся темного и светлого цвета шариков. Еще несколько минут и я даже не успела отследить, как четки с приятным шелестом скользнули по кнопкам клавиатуры и обвили длинные пальцы своего владельца. Вторая мысль, посетившая меня в этом кабинете - ему бы на пианино играть, а не клизмы ставить! Клизмы ставить!! Следующая мысль вывела меня из состояния оцепенения - этот молодой мужчина сейчас мне будет ставить клизму!!! Как хорошо, что я сейчас сижу: в коленях я почувствовала мелкую дрожь (как будто я смотрела фильм ужасов в темной комнате), лоб покрылся испариной, и самое кошмарное было то, что моя маленькая киска начала увлажняться.

Почему? К такому неожиданному событию я была просто не готова. Организм перестал меня слушаться - мои новые трусики постепенно начали увлажняться.

- Девушка, да у вас - жар!

Доктор стоял возле меня, его рука лежала у меня на лбу. Два шарика четок слегка прижались к моему виску. Очередная дурацкая мысль: "Почему один шарик холодный, а второй нет?"

- Тут нам даже градусник не понадобится. - Его голос прервал хоровод моих плохо связанных рассуждений. Доктор просит лечь меня на кушетку, предварительно сняв брюки - он хочет внимательно осмотреть мой живот. Я молча киваю головой. Встаю, поворачиваюсь к нему спиной и начинаю медленно расстегивать молнию. Украдкой смотрю через плечо, вроде он не смотрит на меня - что-то пишет к себе в блокнот. Брюки нехотя сползают по бедрам.

Чувствую - пауза затягивается. Снова смотрю через плечо: доктор не без интереса рассматривает черный треугольник ткани на моей попке. Ну, теперь можно не беспокоиться - краснеть мне уже больше некуда. И еще, трусики-то ему понравились! И от этого наблюдения я почувствовала себя как-то увереннее что ли. Джинсы упали на пол, а в следующее мгновенье я уже лежала на кушетке, слегка выпятив свой животик и раздвинув ноги, демонстрируя свои (немного влажные) трусики.

- Так, расслабься, дыши глубже.

Он слегка надавливает мне на живот ладонью. Затем, слегка массирует пальцами, совершая круговые движения. Его рука опускается ниже, еще ниже. На мгновенье задерживается - или мне это только показалось?

- Та-ак начнем, пожалуй, с масляной клизмы. Это поможет тебе расслабиться и снимет лишнее напряжение.

Доктор садиться напротив кушетки, стелит себе на колени клеенку и белую простыню. Я ложусь сверху.

- Ну, что же ты трусики не сняла? Они нам пока будут только мешать.

Он аккуратно снимает их. Вместе с трусиками по моей попке (на мгновенье задержавшись в области промежности) и дальше вдоль моих ног спускаются и шарики его четок. Да, это было несколько новое ощущение - меня впервые раздевал незнакомый мужчина. Мне становилось даже интересно! Вот он раздвигает половинки моей попки и выдавливает прохладный гель на мой разгоряченный анус. Гель кажется слишком холодным - мое колечко у входа в попку самопроизвольно сжимается.

- Не волнуйся - больно не будет.

Наконечник плавно погружаться в меня. На секунду останавливается и продолжает свой путь. Несколько круговых движений и мышцы моего маленького колечка расслабляются, пропуская внутрь весь наконечник полностью.

Прохладное масло начинает заполнять меня изнутри. Тело попадает в объятья приятной истомы. Но на удивление груша опустошается быстро, и клизма покидает мою попку. Я понимаю это с небольшим опозданием, и тщетно пытаюсь напрячь мышцы, чтобы замедлить ее движение наружу и тем самым продлить наслаждение. Несколько капель масла соскальзывают с наконечника и тонкой прохладной струйкой скатываются к моим слегка раздвинутым половым губкам.

Доктор замечает это и промакивает мою киску мягкой салфеткой. От такой ласки губы раздвигаются еще больше. В процессе второй клизмы я полностью расслабляюсь. Мой жар отступает. Волна прохлады и желания дальнейших ласок полностью овладевает мной. Снова, но только очень медленно наконечник повторно покидает меня. С легкостью, как пушинку доктор перекладывает меня со своих колен на кушетку. Сначала я полулежу, обвивая его шею одной рукой. Он снимает майку, которая начинает стеснять мое дыхание и укладывает меня на спину. Мягкий массаж живота плавно переходит в эротический массаж бедер, моих освобожденных сосков, моей влажной киски. Господи, как хочется продлить эти мгновения! Я начинаю выгибаться в спине. Подставляя всю себя для его нежных прикосновений. Мой первый оргазм совпадает с позывами очистить кишечник.

Как обычно, я с легкостью отодвигаю створку душа и нагишом выпархиваю наружу. Доктор стоит у кушетки - все готово: чистая простыня, салфетки, кружка с теплой водой, подвешена на штативе. На мгновенье я замираю - мне снова кажется, что доктор любуется моим телом, слегка краснею. Он подходит ко мне, гладит по щеке рукой:

- Покажи, как потягивается кошечка - говорит он мне, жестом приглашая лечь.

Я с готовностью забираюсь на топчан и тут же опускаюсь на колени. Доктор подкладывает, под мою склоненную на бок голову, накрахмаленную подушечку, поправляет непослушную прядь волос, снова проводит по щеке рукой, касается моего ушка. Его четки щекочут мне плечо. Мне действительно хочется замурлыкать как котенку и плотнее прижаться щекой к его руке. Легким движением он перемещается вверх по моей спине, от чего я сильнее прогибаюсь, и моя попка оказывается еще чуточку выше всей остальной части тела. Ее податливые половинки раздвигаются сами собой, и все мои прелести, становятся полностью доступными для очередной процедуры и дальнейших ласок. И вот теперь гель уже не кажется таким холодным, а наконечник клизмы, (он несколько толще наконечника от груши) дарит мне несколько незабываемых моментов, немного проворачиваясь вокруг своей оси, плавно погружается в меня полностью.

Доступ воде открыт. Доктор одной рукой постепенно увеличивает ее напор, а второй не спеша, ласкает мои соски. Теплый водный раствор обволакивает меня изнутри, оргазм приближается медленно, но неотвратимо. Моя возбужденная киска просит прикосновений, но доктор не торопится, стараясь оттянуть наступление кульминации. Через некоторое время мои бедра напрягаются, по выгнутой спине пробегает легкая дрожь, а моя попка из последних сил подается вверх, стараясь еще больше быть насажанной на наконечник - оргазм близок. Рука доктора несколько раз легко сжимает мои груди, отпускает их, пальцами щекочет мой живот - напряжение достигает максимальной отметки. Пальцы перемещаются в область промежности, поступательное движение вдоль половых губ вызывает долгожданный оргазм. Мышцы моего влагалища начинают импульсировать, передавая ритмичные колебания всему телу. О, чудо, какое новое наслаждение! Это просто не передать словами - доктор умело регулирует воду и она проступает в меня порциями в такт моему оргазму. С каждой последующей конвульсией я получаю порцию теплой воды в свой кишечник. Этот оргазм - один из самых продолжительных за всю мою жизнь. Толчки в моем теле затихают по мере опустошения кружки. Вода закончилась, мои ягодицы сдавливаются сильной рукой и наконечник извлекается. Я чувствую, что устала, но сильное возбуждение не покидает меня. Легкая дрожь в области шейных позвонков не проходит - говорить трудно, но я голосом капризного ребенка прошу:

- Еще! Еще оргазм.

Мольбы не остались без внимания - я аккуратно уложена на животик, моя попка массируется его длинными пальцами. Но что-то снова есть во всем этом необычное - я легла на его четки! Первая бусинка как раз попала ко мне в пупок, а остальные прижаты лобком. Доктор одной рукой сжимает мне ягодицы, а другой буквально по миллиметру начинает вытаскивать из-под меня четки. Вдоль кушетки, а затем вертикально вверх - шарики захватываются моей киской и начинают двигаться внутри внешних половых губ. Они чередуются: один гладкий и холодный, другой несколько шершавый и теплый. Когда последний шарик выскальзывает из моих губок я не в состоянии себя сдерживать - оргазм, не такой яркий, как предыдущий, но более томный и теплый вновь захватывает всю меня без остатка. Мое томление определяется, скорее всего тем, что мое тело не может вибрировать с полной амплитудой - я частично обездвижена - двумя руками, на протяжении всего оргазма, доктор сжимает мне ягодицы. А через пару минут, находясь в туалете, я не без интереса разглядываю новый (я таких раньше не видела) японский журнал с картинками типа Anime, посвященных нашей любимой теме.

На этот раз вместе общего пользования я задержалась несколько дольше предыдущего. Затем под душ. Но процедура еще не завершена - предстоит последняя клизма - для восстановления функций кишечника. Я уже вполне освоилась и чувствовала себя достаточно раскованно. Выйдя из душа, я сразу улеглась на кушетку спиной вниз, раздвинула согнутые в коленях ноги, как бы красуясь перед доктором. Было видно, что ему это нравится. И вновь, без лишней суеты, моя попка получила наконечник, который обильно покрытый смазкой, вошел в меня на полную глубину. Вода неожиданно прохладная - я вздрагиваю и напрягаюсь всем телом. В первый момент хочется остановить ее. Доктор, понимая это, надавливает на трубку и передает шланг мне - теперь я сама могу регулировать напор. А он тем временем начинает успокаивающий массаж моих бедер, промежности, живота. По мере моего привыкания к холодной воде, я расслабляюсь и постепенно начинаю отпускать трубку. Раствор приятной струей вливается в меня, ласки становятся все более изощренными. Я начинаю возбуждаться и полностью отпускаю шланг. Доктор аккуратно сводит мои ноги вместе и поднимает их вертикально вверх. Затем плавно вводит в меня палец без дополнительной смазки - я внутри и так ухе вся влажная - просто теку. Несколько поступательных движений и к первому добавляется второй палец, чувство наполненности с двух сторон доводит меня просто до исступления. Оставшаяся в кружке вода как волна во время прилива накрывает меня, мое тело начинает вибрировать и оргазм сотрясает всю меня вплоть до кончиков пальцев ног.

Время пролетело незаметно - вот я снова вышла из душа, получила из умелых и ласковых рук успокаивающую свечку, оделась. Мой взгляд задерживается на поверхности стола - там лежит еще один незнакомый мне предмет - снова дерзкая мысль: "Все же он странный, какой то - ситечко для чая расплющил, чудо".

- Я сейчас изучаю, как японские знахари ставили очистительные клизмы, и не только очистительные (лукаво улыбается), хочешь попробовать на следующей неделе, котенок?

Этот вопрос вывел меня из задумчивости, он был не неожиданным и не совсем понятным.

------------------------------------------------------------------

А ты хочешь продолжения, Элис?

Запор

Категория: Клизма

Автор: Jane

Название: Запор

"Никогда. Больше никогда. Никогда больше не буду какать" .

Мысли путались, съеживались, уступая все больше места во всем теле боли. От боли хотелось замереть и не двигаться, она заполняла все тело - и вместе с тем казалось, что все тело уменьшилось, исчезло - остался только маленький участок прямой кишки, разрываемый болью от проходившего через него огромного куска кала.

"Больше никогда на свете я такого не перенесу. Лучше совсем не какать. Чем это терпеть. Я и не смогу терпеть. Я сейчас умру".

Казалось, весь внешний мир перестал существовать, ничего не было слышно, ничего не видно - так вслушивался Саша в происходящее в его организме, всматривался - ему казалось, что он видит себя изнутри - в то, что происходило сейчас там, внизу. Время остановилось, точнее, казалось бесконечным. С того момента, когда он почувствовал, как что-то зашевелилось, закопошилось в нем, призывая его отправиться в туалет, прошло только около получаса, но ему казалось - это вечность. Он ведь еще не сразу понял, о чем пытается сообщить ему этим неясным неудобством его организм- привычный к запорам и слабительным, Саша давно уже не ходил в туалет сам и не очень помнил ощущения позыва. Однако сегодня что-то произошло - и хотя он всего четыре дня назад принимал слабительное и какал - пусть не так много, как хотелось бы, но все же некоторое количество плотных маленьких комочков ему удалось тогда выжать из себя - хотя прошло всего (для Саши - всего!) четыре дня, Саша совсем не ожидал необходимости идти в туалет сегодня.

Пожалуй, завтра или даже послезавтра он бы выпил слабительного и спокойно сходил в туалет. Однако что-то произошло с его организмом, и сегодня вдруг он ощутил позыв. В первый момент он даже попытался сдержаться, однако желание становилось все сильнее, и он отправился в туалет. Там он сел - и понял, что желание еще не есть осуществление, что то, что это желание вызывает, находится еще весьма глубоко в его кишках. Поэтому ему пришлось довольно долго массировать живот, напрягаться и тужиться, постепенно проталкивая кал все ниже и ниже. Однако чем ближе к заднему проходу он продвигался, тем больнее становилось внутри. И вот сейчас, когда кусок кала, по ощущениям имевший сантиметров десять в диаметре, близок уже был к Сашиному анальному отверстию - хотя и не достиг еще его - боль стала уже невыносимой.

Наконец кал подступил к заднему проходу, и Саша стал усиленно тужиться, выдавливая его из себя. Казалось, кусок кала разрывал его. Силы кончились, и Саша расслабился, откинувшись на унитазе. Струйка пота, выступившего от напряжения, стекла по виску. Саша решил, что больше этой пытки ему не вынести, и пора прекратить это бесполезное занятие - однако при попытке встать и сомкнуть анус он почувствовал, что это невозможно - кажется, огромный мяч застрял в самом заднем проходе, не давая ему закрыться. Но и это еще не все - к своему огромному удивлению, Саша почувствовал, как начинает напрягаться его член, как будто потуги проталкивали не только кал по его кишке, но и кровь в его поднявшийся подрагивающий жезл.

Передохнув и поняв, что другого выхода нет, Саша собрался с силами и снова стал тужиться. Каждое длительное усилие, сопровождаемое кряхтением и стоном, продвигало его ношу лишь на миллиметр. Прошло, наверное, еще полчаса, пока ему удалось выдавить из себя хоть что-то - теперь он мог потрогать это что-то пальцами и убедиться, что кусок кала, торчащий из его попы, действительно огромного размера, твердый и сухой. Саша попытался ухватиться за него пальцами и вынуть. Ему это частично удалось, однако оказалось, что если этот способ опорожнения и не требует сильного натуживания, то для заднего прохода он еще больнее. Все же ему удалось вытащить кусок кала еще немного, после чего - с передыхами и из последних сил - предчувствуя, что конец уже близок - он потужился, долго и сильно, еще четыре или пять раз. Во время последнего усилия он почувствовал, как что-то внутри него напряглось уже без его воли, и рефлекторное сокращение вытолкнуло наконец ужасный кусок в унитаз. Взглянув вниз, он увидел черный цилиндр, напомнивший почему-то батон докторской колбасы - только короткий. Окончание долгого и мучительного процесса наполнило все его тело блаженством, эрекция к этому моменту была уже такой сильной, что нескольких движений рукой хватило Саше, чтобы бурно излиться себе на живот.

Заполняя карточку, врач подозрительно посматривал на Сашино лицо, покрывшееся прыщами после вчерашних мучений в туалете.

- Запорами не страдаете?

- Нет.

- А поносами?

- Нет, что вы.

- Ммм: Странно: И стул каждый день?

- Ну не каждый: - Саша пришел к врачу совсем по другому поводу - просто нужна была справка - и этот интерес к его интимным подробностям казался ему странным и излишним. Врать не хотелось, однако и рассказывать правду было как-то неудобно.

- Ну дня через три, четыре:

- Три-четыре!!! - Глаза врача округлились, он даже забыл про то, что надо писать в карточке. - Три-четыре - и вы говорите, что у вас нет запора?! А что, сами в туалет ходите, или как?

- Ну: В общем: Слабительное пью.

- И помогает? Всегда?

- Да нет, не всегда, но чаще всего. А если не получается - на следующий день какое-нибудь другое пью.

- И давно вы так живете?

- Да всегда: - Саша понял, что врач не отстанет, пока не выведает все подробности его жизни, и решил рассказать все сам, чтобы быстрее освободиться. - То есть когда маленький был - не помню, а лет в двенадцать меня мама из туалета не выпускала, пока не: покакаю. Я там сидел, потом сбегал. А по субботам она мне давала таблетку, и в воскресенье я спокойно какал.

- То есть раз в неделю?

- Наверное. Сейчас уже не помню. Но мне кажется, что все остальные дни я там сидел просто так, безрезультатно.

- Понятно. А потом, сейчас?

- А сейчас я один живу, слава богу, никто за мной не следит - когда чувствую, что давно не опорожнялся, пью таблетку на ночь и утром иду в туалет.

- Легко опорожняетесь?

- Ну: - Саше вдруг вспомнился вчерашний кошмар. - По-разному. Иногда почти само выходит, а иногда тужиться приходится. - Подробность описания вдруг заставила Сашиного дружка ожить и зашевелиться в штанах.

- Сегодня сильно тужились?

- Вчера.

- Удачно?

- Да как вам сказать: Нет, конечно, все удалось, но до сих пор немного болит. - "Немного" было сильным преуменьшением. Боль в анусе со вчерашнего дня так и не прошла, и Саша ощущал ее при каждом шаге.

- Давайте посмотрим. Снимите брюки и трусы и встаньте на кушетку на колени. - Врач кивнул на стоящие у стены кушетку и стул, а сам пошел к раковине, мыть руки и одевать резиновые перчатки. Саша не рассчитывал на такой поворот событий. По инерции он медленно пошел к стулу, держась за пряжку на ремне брюк.

- Доктор, а может, не надо? Ничего, само пройдет.

- Вы не бойтесь, я только посмотрю.

Саша понимал, что это только успокаивающая отговорка, но все же разделся ниже пояса и подошел к кушетке. К этому времени врач был уже готов и стоял рядом.

- Встаньте на колени. Так, хорошо. Теперь наклонитесь и обопритесь на локти. Поднимите таз повыше. Так-так.

- Ой. - Руки в перчатках раздвинули ягодицы и замерли, видимо врач действительно осматривал Сашин анус.

- Не зажимайтесь. Я пока ничего еще не делаю, просто смотрю. Правда, ничего хорошего не вижу, знаете ли. Ваше счастье - геморроя у вас еще нет. Зато есть трещины.

- И что это значит? - Сашин голос звучал придушенно из-за неудобного положения.

- Это значит, что вы порвали себе задний проход, как рвется женщина при родах. Так что лечиться вам надо срочно.

- Чем?

- Сейчас: так: - Врач отпустил Сашины ягодицы. - Не шевелитесь.

Саша слышал, как врач отошел на несколько шагов, потом скрипнула дверца стеклянного шкафчика. Потом он снова подошел к Саше и прикоснулся к его анусу - на пальце, обтянутом перчаткой, была какая-то мазь. Он смазал вокруг, втер мазь в сомкнутое колечко заднего прохода. Убрал палец. Саша с облегчением подумал, что все кончилось. Однако через пару секунд опять почувствовал прикосновение мази. Сжался.

- Расслабьтесь. Ну же, не зажимайтесь. Я должен смазать внутри.

Саша перестал сжимать задний проход, но полностью ему расслабиться не удалось, и когда палец попытался проникнуть внутрь, он натолкнулся на полное сопротивление. Врач начинал сердиться.

- Я вам что сказал, молодой человек? А ну расслабляйтесь. Больно же будет.

- Я пытаюсь. Не могу.

- Ладно. - Доктор вздохнул и убрал палец. - Пукните.

- Что?! Я не хочу.

- Ну поднатужьтесь, представьте, что вам надо покакать.

Саша удивился, но стал старательно тужиться. В этот момент палец доктора мгновенно проник в его прямую кишку. Почувствовав это, Саша опять сжался и подался тазом вперед, одновременно и выталкивая настойчивый палец, и пытаясь сползти с него. Однако доктор крепко придерживал его за плечи, продолжая смазывать внутренности.

- Тише, тише, не дергайтесь: Вам же потом будет легче. Небось болит попа-то, а? Ну то-то же. Терпите, юноша, терпите.

Сейчас мы вам там все смажем, оно и заживет.

Доктор приговаривал, успокаивая Сашу, пока не закончил.

- Ну вот и все, юноша. - Доктор вынул палец медленно и плавно, в довершение еще раз помассировал анус снаружи и стал стягивать перчатки. - Одевайтесь.

Саша стал торопливо одеваться. А доктор тем временем вымыл руки, сел за стол и опять начал что-то писать.

- С сегодняшнего дня утром и вечером будете делать клизму, потом вставлять свечу - вот рецепт. И каждые два часа смазывайте, надеюсь, вы поняли, как это делается. Сегодня у нас четверг? Придете в понедельник, покажетесь. Саша забрал рецепт, отправился в аптеку. Купив свечи и мазь, он вышел из аптеки, но тут вспомнил, что доктор произнес еще одно страшное слово - КЛИЗМА. Он остановился в нерешительности, потом побрел обратно в аптеку. КЛИЗМА. Мать пугала его этим всю жизнь, но ни разу не осуществила угрозы. То есть один раз, кажется, она ставила ему клизму, лет в пять, наверное - потому что Саша помнил жуткий страх, но совсем не помнил самой процедуры. А теперь ему предстоит по предписанию доктора делать ЭТО самому. И ведь что самое ужасное - Саша очень туманно представлял, как это делать. И чем. Так что придется все равно вернуться в аптеку и спросить у них этот жуткий прибор.

- Вам себе или ребенку?

- Себе.

Саша побледнел и едва прошелестел это - ему казалось, что молоденькая девочка-продавщица смотрит на него и видит, как он СЕБЕ делает клизму. Однако она опустила глаза, назвала сумму и вручила ему пакет, содержимое которого было стыдливо прикрыто какой-то бумагой. Саша сунул пакет в сумку и отправился домой.

Дениска и Леночка

Категория: Клизма

Автор: я

Название: Дениска и Леночка

"Не знаю, что делать с моей Леночкой!", жаловалось соседка по даче своей собесебнице, "вот уже третий день не ходит по-большому. Пробовала давать травки, таблетки, но никакое слабительное не помогает!" "Как - что?", удивленно ответила соседка, "поставь ей клизму и прокакется как миленькая!" "Легко сказать - поставь! Думаешь, она позволит? Большая уже - 6 лет! Не былбы муж уехавши в командировку, вдвоем мы бы справились, а одной мне ее не одолеть. К тому-же, у меня нет балончика для клизм, остался на квартире, в городе!" "Ну, это не проблема! У меня это штука как-раз есть! А поставить Леночке клизму тебе поможет мой внук Дениска. Он большой мастер этого дела!" "Неуж-то! Ему же всего лишь 10 лет!", воскликнула мать Лены. "Ну и что! В это лето он уже дважды держал кружку, когда у меня тоже был запор и пришлось делать клизму! Так что, я думаю, справится он и с твоей Леночкой!" "Ладно, раз так, пусть приходит ко мне с "аппаратурой"!.

Мама Лены пошла к себе домой, а ее соседка закричала: "Денис, иди сюда, нужна твоя помощь как доктора!". Мальчик мигом вскочил с дивана, где лежал и читал книжку, и прибежал к бабушке: "Баба Маня, у тебя что, снова запор?", он радостно спросил. "На сей раз не у меня! Надо помочь сделать клизму дочере соседки Леночке!" "Ах так!", Денис удивился, "а ее мама, что, сама не может?" "У нее нет балончика для клизм, к тому-же, она боится, что дочь будет сопротивлятся.Поэтому и просит твоей помощи - подержать Лену, если надобудет." "Фигушки!", Денис отрезал, "пусть сама ее держит, а я буду ставить клизму!Иначе я не согласен!" "Ладно, вы с ней сами договоритесь, кто что будет делать!", сказала бабушка. Она открыла шкафчик, выбрала оттуда балончик для клизм и подала его Димке: "На держи и ступай к тете Вале!". Мальчик быстро преодолел 50 метров, отделяющих два рядом стоящих дома и постучал в наружную дверь дачи соседки."Заходи, Денис!", сказала тетя Валя, "ты, наверное, принес клизму для Ленки?" "Да", ответил поцан и вошел в кухню, где соседка на газовой плите уже грела поллитровую кружку с водой. В комнате пахло вазелином и подсолнечным маслом, которое мама Лены Была добавивши к воде для клизмы. "Вот молодец, а то

Леночка-бедняжка мучается, уже третий день не может покакать, а мне нечем ее проклизмовать. Сейчас мы с тобой ей поможем!"

"А она не будет сопротивлятся?", спросил Денис. "Возможно, будет, поэтому я просиля прити тебе ее подержать, когда я буду ставить ей клизму!" "Нет, тетя Валя!", возразил Денис, "лучше вы ее подержите, а я буду ставить клизму!" "А ты знаешь, как это надо делать?" "Чего там не знать! Засунь в попу и сожми!", браво ответил мальчик. "Ну ладно, раз ты такой мастер этого дела!", засмеялась соседка. Она пощупала пальцем воду, признала, что она уже достаточно теплая, выключила газ, затем взяла из рук Дениски клизму, сжала ее и погрузила "носом" в кружку. Балончик медленно наполнился, высосав примерно половину подогретой воды."Отлично!", сказала тетя Валя, "тут хватит воды для еще одной клизмы!" Затем она намазала наконечник "груши" вазелином, слегка стиснула ее и, как только с "носика" балончика появилась вода, тутже отпустила. "Ну, пойдем к Лене!", она сказала и открыла дверь в большую комнату, мальчик устремился за ней. Он увидел дочь соседки, сидящую на горшочке, синее платье девочки было задрано вверх, белые трусики спущены до колен. Лицо Леночки было вспотевши и принявши красный цвет, губки от сильного тужения покусаны и потрескавшись. "Хватит, Леночка, не мучайся больше!", сказала ее мама, "сейчас мы сделаем тебе клизмочку и покакаешь без труда!" "Нет, мам, не надо, я не хочу клизму!", заревела Лена, вскочила с горшка и бросилась убегать, но тетя Валя не дала ей это сделать. Она быстро передала балончик Дениске, а сама схватила дочь за пазухи и поволокла на кровать. Лена жутко визжала и сопротивлялась, однако после непродолжительной борьбы маме удалось уложить ее на левый бок и прижать ножки к животику. "Приступай к делу, Денис!", тетя Валя сказала мальчику. Тот неуверенно подошел к девушке (он первый раз сам делал кому-либо клизму, до сех пор ему довелось только держать кружку Эсмарха, пока его бабушка стояла на корточках и принимала в себя клизму, а также пару раз видеть, как ставится клизма из балончика другим детям), левой рукой раздвинул ее ягодицы, правой вставил в анальное отверствие Лены наконечник, впихнул его до упора, затем посмотрел на соседку: "Сжимать?" "Сжимай быстрее, Денис, а то мне трудно ее удержать!", последовал ответ. Мальчик взял балончик обоими руками и сжал его изо всех сил. Вода булькая вошла в кишечник девочки. "Отлично, теперь, не отпуская балон, извлекай наконечник и наполни "грушу" заново! Я боюсь, что одной клизмы для нее будет мало, чтобы прокакатся!", сказала Валя.

"Хватит одной, мам, мне уже сейчас сильно хочется какать!", закричала Лена, но никто не стал ее слушать. Денис снова верулся на кухню, вытер тряпкой вымазанный калом Лены наконечник, и опять наполнил клизму водой, оставшейся в кружке. Затем он побежал к тете Вале, которая уже звала: "Быстрее, Денис, я держу Лену из последних сил, она вот-вот вырвется!". Мальчик мосленостным движением засадил наконечник в попу девочке и снова сжал балон. В кишечник Лены влилась уже вторая порцыя воды."Ой, мам, не могу, я счас тут же обкакаюсь!", заревела девочка. "Молодец, Денис, отнеси теперь балончик на кухню и положи там его в раковину!", был следующий приказ тети Вали, едва Денис был извлекши наконечник. Когда Денис, выполнивши его, вновь вернулся в комнату, Лена уже опять сидела на горшке и шумно выжимала размягченный кал. Комнату был наполнивши едкий, противный запах. "Спасибо, Денис!", ты здорово нам помог!", сказала ему тетя Валя и подарила на прощание плитку шоколада.

Помощь племяннице

Категория: Клизма

Автор: дядя

Название: Помощь племяннице

"Юлечка, что с тобой случилось?" "Ничего, дядя, всё нормально!" "Ну, как нормально, ты же сегодня весь день почти ничего не ешь! Сегодня вечером еле осилела полтарелки супа. Наверняка, у тебя что-то болит?", я продолжал расспрашивать свою 17-летнюю племянницу. "Ай, дядя, отстань...у меня всё хорошо!", девушка ответила."Нет, Юля, я не отстану, пока не выясню до конца, что у тебя за проблема. Раз ты живешь у меня, пока твои родители работают за границей, я должен полностью за тебя отвечать! Итак, что у тебя болит - голова, живот...?" "Дядя, я...я уже третий день не ходило "по-большому!",наконец призналась Юля. "А, ну теперь всё ясно!", я облегченно вздохнул, "у тебя запор, но эту проблему мы быстро решим. Я сделаю тебе клизму, покакаешь и всё будет нормально!" "Дядя, да вы что?!", Юлечка от удивления почти спрыгнула со стула, на котором сидела, "вы действительно думаете, что я вам позволю...я же умру от стыда!" "Так ты лучше предпочитаешь умереть от запора?", я спросил её."Не знаю...но вам мне делать клизму я не позволю!!!", девушка истерично закричала. "Ну что-ж!", я сказал, "тогда мне придется вызвать скорую помощь, приедет бригада дюжих санитаров из психбольницы и проклизмуют тебя насильно.

Надеюсь, их ты будешь меньше стеснятся, чем родного дядю!", я решительно подошел к телефону и медленно стал набирать 03.

"Дядя!", закрычала Юлечка, "ты и впрямь будешь звонить в психушку?" "А как же, я слова на ветер просто так не бросаю!", я продолжал крутить барабан телефона. "Дядя, не надо!Я...я согласна!" "На что согласна?" "Чтобы вы мне делали клизму!", девушка почему-то снова перешла на "вы" и густо покраснела. "Ну, это другой разговор!", я оставил в покое телефон, "пойдем на кухню, ты мне поможешь приготовить раствор для процедуры!", я приказал и девушка обреченно поплелась за мной. Я взял кастрюлю, налил туда 2 л прохладной воды, добавил в неё стакан растительного масла, чайную ложку соли и пару капель жидкого мыла. Эатем дал Юле большую деревянную ложку и велел ей этот раствор ею хорошо размешать, а сам выбрал из шкафа кружку Эсмарха для клизм и отправился в ванну промывать её изнутри и с наружи.

Когда это было сделано, я вернулся на кухню, раскрыл "рот" кружки и велел Юле налить туда воду из кастрюли, что она и сделала. "Сейчас, Юлечка, открой кран на шланге и, как только из него пойдет вода, сразу закрой!" "Зачем, дядя?" "Чтобы выпустить из шланга воздух...Молодец, Юленька, ты всё сделала правильно. А теперь намаж наконечник клизмы вазелином, чтобы тебе не былобы больно, когда я стану запихивать его тебе в попочку!". Девушка, вновь густо покраснев, взяла коробку с вазелином и старательно намазала им наконечник. "Превосходно!", я сказал, "ну, теперь может приступать к выполнению процедуры. Снимай халатик, трусики и становись на четвереньки, Юлечка!" "Что, прямо здесь? А может лучше в туалете?", девушка спросила. "В туалете мало место, будет неудобно! А если ты боишся не успеть добежать до горшка, то тут у нас стоит пластмассовое ведро!", я ответил. Девушка дрожащими пальцами расстегнуло халатик, сняла его и положила на кухонный стол, затем спустила белые трусики до колен и встала сначало на колени, а потом на четвереньки, как я просил. Моему взору предстало ее белая круглая попа и темный холмик меж ног. Сердце у меня билось бешенным ритмом, я первый раз видел свою племянницу обнаженной. "Отлично, Юля, молодец! Подыми попочку немножко выше!", я сказал. Затем я повесил кружку Эсмарха на крючке, который находился примерно 1 м над полом, на котором стояла девушка, левой рукой раздвинул ягодицы Юлечки, а правой осторожно ввел ей в анальное отверствие наконечник клизмы. После этого я открыл кран и вода стало стремительно поступать в кишечник девушки. "Ой, дядя, мне больно, жмет живот!", племянница эастонало уже где-то через полминуты. "Потерпи, Юлечка, и дыши глубоко через рот!", я ей приказал, затем заметил, что лифчик девушки всё ещё не расстегнут, поэтому открыл его и белые, круглые сиски Юлечки выпрыгнули наружу. "Дядя, зачем ты это сделал?", захныкала Юля, "разве тебе не хватает моей голой попы и промежности, тебе надо ещё и грудь увидеть?" "А тебя разве недостаточно вода распирает, ты хочешь, чтобы ещё лифчик жалбы?", я отвезал в ответ, "и кончай наконец-то стеснятся своего родного дядю!". Племянница на это нмчего не ответила, лишь продолжала тяжело дышать через рот. Я посмотрел в кружку Эсмарха и увидел, что половина воды из неё уже вытекло. "Ладно, Юля!", я сказал и закрыл кран на шланге, "хватит тебе пока, садись на ведро и высерайся, а вторую половину клизмы я тебе потом залью!". Девушка пулей вскочила, выдернула наконечник себе из попы и грохнулась на рядом стоящее ведро.

Раздался громкий хлопок и содержание кишечника Юлечки шумно вырвалось наружу. Я слышал, как друг за другом падают и ударяются о дно ведра размягченные куски твердого кала. Комнату очень скоро наполнил жутко неприятный запах и я вынужден был открыть окно. Девушка снова громко пукнула и опять струя воды, вместе с какой и газами, влилась в ведро. Так продолжалось несколько минут. Когда этот процесс наконец закончился, я снова велел Юле становится на четвереньки, хотя она сама утверждала, что её кишечник уже очистился, и залил ей в дырочку остальную воду из кружки Эсмарха. Потом я велел девушке встать, минут пять походить по комнате и лишь затем разрешил вновь воспользоватся ведром. На сей раз из неё вышла практически чистая вода. Затем я отправил Юлю вылить содержамие ведра в унитаз, а самой идти под душ, чтобы смыть все последствия клизм.

"Спасибо, дядя, мне здорого полегчало!", сказала Юлечка по окончанию всех процедур.

Алеша и кузины

Категория: Клизма

Автор: * Без автора

Название: Алеша и кузины

"Алеша, пошли обедать!", раздался голос двоюродной сестры мальчика Иры."Не хочется!", в ответ проворчал кузен. Вот уже где-то неделю он жил на даче вместе со своими кузинами - 15-летней блондинкой Олей и 16-летней брунеткой Ирой, в то время, как их родители были уехавши в заграничное путешествие, оставив девочек-подростков опекунами над 12-летним Алешей. "Как же так - не хочется?", изумилась Ира, "утром ты ведь тоже почти ничего не ел! Ты что, болен?" "Просто не хочется, вот и всё!", отрезал мальчик и, захлопнув дверь, пошёл в другую комнату. Девушки пообедали одни, затем, уже умывая посуду, Ира сказала Оле:"...А ведь странно ведёт себя Лёша, почти не завтракал и теперь отказался от обеда!" "Хочет сбросить вес!", в ответ захихикала Оля. "А я думаю, что он болен!", возразила Ира, "глаза у него тоже какие-то грустные..." "И чем же он болен, по-твоему?" "Гм...может у него запор?", вдруг выпалила Ира. "Такс...об этом я не подумала!", призналась Оля, "в конце концов мы же взяли ответственность за него как старшие родственницы. Придется проверить!", она решительно заявила. "Как же ты это проверишь?", удивилась Ира. "Засуну ему палец в жопу. И если там будет забито, то поставлю ему клизму!" "И ты думаешь, он тебе это позволит?" "А куда же он денется! Пойдем, ты мне поможешь!".

Девушки вошли в Алешину комнату. Мальчик сидел на кровати и тупыми глазами пятился в потолок. "Алеша, нам не нравится твоё поведение. По-нашему, ты болен!", заявила Ира. "С чего вы взяли?", проворчал мальчик. "С того! Почему не обедал? У тебя что, запор?", строго спросила Оля. Услышав слово "запор", Алёша суторжно задёргался и девушки это заметили. "Пошди вы к черту, какой-такой запор...", начал бормотать мальчик, но Оля ему вдруг приказала: "А ну снимай штаны и дай засунуть мой палец в твою попу!" "Ещё чего захотела! Засовывай себе сама!", в ответ крикнул кузен и, вскочив на ноги, хотел убежать, но Оля его строго схватила за пазухи. "Я буду его держать, а ты снимай ему штаны!", она сказала Ире. Та быстро сняла с мальчика джинсы, затем спустила его синие трусики до колен. Алёша начал ругатся матом и изо всех сил пытался вырватся, но Оля была сильная, физически тренированная девушка и ему это не удалось. "Ира, намаж свой палец кремом и засунь ему в попу!", она сказала сестре. Та выбрала из шкафа крем "Нивея", намазала им указательный палец правой руки, затем левой рукой раздвинула ягодицы Алёши и засунула намазанный палец в задний проход мальчика. "Запор!", она воскликнула, "да ещё какой! Палец заходит едва на половину. Не знаю, удастся ли засунуть туда наконечник клизмы!" "Ну, как-нибудь, с Божьей помощью!", ответила Оля, "помоги мне теперь уложить его на левый бок!". Девушки потащили мальчика, который продолжал жутко сопротивлятся, на кровать.

После весьма тяжкой борьбы им наконец вдвоем удалось скрутить Алёшу, повернуть его на левый бок и прижать ему ноги к животу. "Придется, наверное, его связать, иначе клизму не поставим!", сказала Оля, "Ира, принеси бельевую верёвку!". Та быстро выполнила просьбу и девушки связали мальчика по рукам и ногам. "Ты присматривай тут за ним, а я пойду наполнять клизму!", Ире сказала Оля и ушла на кухню. Алёша начал суторжно бится, пытаясь освободится от верёвок, но, когда понял, что это не удастся, жутко заплакал. Ире стало его жалко. "Не плачь, братишка!", она начала гладить ему голову, "клизма отнюдь не такое страшное дело, только надо вести себя спокойно и не сопротивлятся. Мы с Олей тоже ставим друг другу клизмы, когда не можем покакать!". В ответ Ира услышала сквозь слёзы выдавленный отборный мат. Она больше ничего не стала говорить и начала намазывать внутренние стены заднего прохода кузена кремом. Тут вернулась Оля, держа в руках наполненную водой кружку Эсмарха.

"На!", она подала Ире шланг с наконечником, "засовывай ему в попу, а я буду держать кружку!". Девушка взяла в руки наконечник, намазала его тоже кремом и медленными, вращательными движениями стала вводить его в дырку Алёши, который вдруг заревел как ненормальный. "Что, не приятно, братец?", Ира спросила, "ничего не поделаешь, надо потерпеть! Не напрягайся так, тогда наконечник войдёт легче!" Наконец-то ей удалось засунуть наконечник до упора и Ира открыла кран на шланге. Вода начала поступать из кружки в кишечник бедного Алёши.

"Так, первый этап успешно пройден!", сказала Ира, "кстати, сколько воды ты туда залила?" "Литр!", ответила Оля. "Литр - норма для нас, ему может и многовато...Хотя, если у него сильный запор, то воды надо вводить много", рассуждала Ира. "Конечно, вытерпет, куда он денется!", согласилась Оля, "ты, главное, смотри, чтобы он не выдавилбы наконечник из попы раньше времени!". "Да, а то он нас сразу обдаст!", засмеялась Ира. Вдруг она заметила, что член мальчика начинает медленно подниматся вверх. "Смотри, а ему, похоже, нравится это дело!", она намекнула Оле. Та в ответ ей что-то шепнуло на ухо. "Ты думаешь?". "Да, да, сделай это!", настаивала Оля. Ира взяла в правую руку член кузена и начала его тереть поступательными движениями туда и обратно. Вскоре девушка почувствовала, как член мальчика становится ещё больше и твёрже. "Отлично, продолжай его дрочить!", вновь Ире на ухо шепнула Оля, "видишь, как он успокоился, больше не плачет и не ругается. Кстати, где-то половина воды уже у него в животе!". Вдруг Алёша сильно застонал: "Девушки, мне больно!". Оля быстро опустила кружку вниз и крыкнула кузену: "Дыши медленно и глубоко через рот! Сейчас боль прекратится!". На сей раз Лёша послушался и, действительно, через несколько секунд ему полегчало. Оля это сразу поняла по выражению лица мальчика и снова подняла кружку вверх. "Ира, продолжай!", она сказала сестре и та вновь схватилась за член кузена, который была на минуту оставивши в покое.

"Потерпи ещё немножко, братишка, сейчас клизма закончится!", она шептала при этом в ухо Алёши. "У меня сейчас лопнет живот!", в ответ застонал мальчик. "Ничего у тебя не лопнет, не сцы!", отрезала Оля и подняла кружку ещё выше. Вдруг Ира почувствовала, что член мальчика стал снова мягким и маленьким, а её ладонь наполнилась какой-то белой жидкостью. "Ой, Оля, он, кажется, спустил мне в руку!", она воскликнула. Та ничего не успела ей ответить, как вдруг наконечник клизмы с хлопком вырвался из попы Алёши и Оле прямо в грудь фыркнула струя коричневой воды. "Сволочь!", она заревела, "Ира, а ну быстро сжимай его ягодицы!". Сестра бросилась выполнять приказ, а Оля схватила уже почти пустую кружку для клизмы и побужала умыватся. Ира тем вреиенем изо всех сил сжала вместе ягодицы Лёши и наконец ей удалось остановить поток воды, хотя её руки и были сильно вымазаны в каке кузена. "Лёшенька, миленький, ну нельзя же так! Потерпи немножко, сейчас пойдешь на горшок!", она стала успокаивать мальчика. Тот ей снова в ответ послал отборный мат. Ира с ужасом констатировало, что часть содержания кишечника Лёши вылилось также на покрывало кровати. "Придется её менять и мыть!", она подумала. Тут в комнату снова вошла Оля.

На ней был лишь белый лифчик и такого-же цвета трусики, ибо платье пришлось замочить в тазик, а в руке она держала ремень и начала беспощадно колотить им по попе Алёшу: "Ах ты, поскуда, что ты наделал!". На ягодицах мальчика появился красный след. "Ладно, не надо, Оля, хватит ему!", наконец вмешалась Ира, "он же нечаянно. Принеси лучше ведро, где ему высратся!". "Знаю я это - "нечаянно""!, передразнила её Оля, но всё-таки перестало стегать ремнём кузена и принесла из кухни ведро. Девушки развязали верёвки и помогли Алёше встать с кровати и сесть на ведро. Оставшейся содержание кишечника мальчика шумно вырвалось наружу. "Фу, как воняет!", скорчило лицо Оля. "Чего тут удивлятся, он, наверное, не какал дня ти, а то и дольше!", ответила ей Ира. "Пять!", неожиданно вдруг выпалил Алёша. "Вот видишь, ты же мог сгореть из-за этого. Благодарилбы нас, что мы это ещё вовремя заметили, а не посылалбы матом!", поучительно сказала Ира. Мальчик на это ничего не ответил, лишь громко пёрнул и выдавил из себя очередную порцию каки. "Ладно, пойдем, Ира, незачем нам нюхать этот аромат!", сказала Оля. Девушки вошли в свою комнату. "Как ты думаешь, одной клизмы ему достаточно, или надо будет повторить?", спросила Ира.

"Пока достаточно!", ответила Оля, "вечером перед сном сделаем ему ещё и может мне тоже!".

"Тебе тоже надо клизму?", удивилась Ира. "Ну да, видишь...я не какала со вчерашнего утра - вроде-бы и недавно...но живот что-то дуется...короче говоря, если я до вечера сама не покакаю, то после Алеши проклизмуй меня тоже, ладно?". "Ладно!", согласилась Ира. Затем она снова зашла к Алёше, велела ему вытереть себе попу и отнести ведро в уборную, которая находилось на улице, не далеко от доиа. Пока мальчик выполнял её указания, Ира сняла испачканное покрывало и постелила вместо него новое, чистое.

В течение дня Оля несколько раз ходила в уборную, пытаясь облегчится "по-большому", но ей это так и не удалось. Наконец настал вечер. Девушки приготовили ужин, на сей раз в нём принимал участие и Алёша и, как показалось сестрам, ел больше, чем они оба вместе. Поужинав, Оля стала убирать стол и мыть посуду, а Ира вместе с Алёшей отправились в другую комнату. "Ну, как ты себя чувствуешь, Алёша?", девушка спросила кузена. "Превосходно!", он ответил. "А не кажется ли тебе, что для полной гарантии очищения кишечника, перед сном тебе следовалобы поставить ещё одну клизму?" "Даже не мечтай! Ни за что не позволю!", отрезал мальчик. "Послушай, Лёша!", Ира стала его уговаривать, "Ты же не мог противостоять нам в обеде, не сможешь и сейчас, вечером. Всё равно мы тебя проклизмуем, с твоего согласия или без него. Но, если ты будешь послушным и не станешь сопротивлятся, то после того, как мы поставим клизму тебе, ты сможешь мне помочь делать её Оле!"."Ты что - проносишь меня?", ухмыльнулся Алёша. "Отнюдь нет! Оле тоже надо сделать клизму, она сама меня об этом просила. И если ты будешь послушным мальчиком, то сможешь принять в этом участие!". "Ладно, я обдумаю твоё предложение!", ответил наконец кузен.

"Думай, но не долго. Минут через 10 мы с Олей придем к тебе с клизмой!", сказав это, Ира вышла из Алёшиной комнаты. Оля тем временем уже заканчивала мыть посуду. "Похоже, мне удалось уговорить Лёшу дать ему сделать клизму по-хорошему", сказала ей Ира. "Ого!", сестра воскликнула, "и каким-же образом?". "Я пообещала ему, что потом он сможет принять участие в постановке клизмы тебе." "Надо-же! А моего мнения ты спрашивала? Может я не хочу, чтобы Лёша виделбы, как мне делается клизма?", возразила Оля. "Ладно, Оля, не надо стеснятся, он же твой двоюродный брат! К тому-же, мне одной, без помощника, ставить тебе клизму былобы неудобно", успокаивала её Ира. "Тебе легко говорить, а представь себя на ноём месте!", Оля всё ещё продолжала перечить. "Никаких проблем!", Ира ответила, "по мне, пусть Алёша принимает участие в постановке мне клизмы!". "Но иебе же не надо клизму!" "Нет, я сегодня утром покакала. Это я просто так, к слову!", объяснила Ира. "Ну ладно, сначала мы будем делать клизму Алёше! Держи кружку, а я буду заливать в неё воду!", сказала Оля. Девушки наполнили кружку Эсмарха и затем пошли с ней к Алёше.

К ихнему удивлению, мальчик уже лежал со спущенными штанами и притянутыми к животу ногами. "Молодец, Лёша, сразубы так!", похвалила его Оля. "Мы с Ирой договорились, что потом я буду делать клизму тебе, верно?", мальчик вдруг спросил. "Верно, Лёша, так оно будет!", вздохнув согласилась Оля. Ира тем временем уже успела раздвинуть ягодицы кузена и засунуть ему в задний проход наконечник клизмы. "Поехали!", она сказала и открыла кран. Всё время, пока его кишечник наполняла вода, Алёша лежал спокойно и ни разу даже не пикнул. Его член на сей раз тоже не стал подниматся вверх и девушки, перекинувшись взглядами, решили его не трогать. Когда кружка опустошилась, Ира закрыла кран и извлекла наконечник, а затем стиснула ягодицы брата. Оля, в свою очередь, отправилась мыть кружку, которую всё время держала в руке, и заново её наполнять, на сей раз для себя самой. Алёша, по истечению 5 минут, снова был усажен на ведро и выпустил в него содержание своего кишечника. В основном его состовляла чистая вода, но были и остатки твёрдого кала, не вышедшие в процессе первого клизмования. Покакавши мальчик вытер себе попу и хотел относить ведро в уборную, но Ира его остановила: "...не надо уносить, оно пригодится для Оли. Как раз в этот момент в комнату зашла Оля, держа в руках снова наполненную клизму "Ну что, Алёша, меняемся с тобой местами?", спросила она кузена. "Ну да, мы же так договорились!", спокойно ответил мальчик.

"Тогда держи кружку, только смотри, не урони!", сказала ему Оля и Лёша схватил кружку. Оля сняла с себя платье ("чтобы, не дай Бог, не испачкать ещё одно!", как она сказала при этом), затем она отстегнула себе лифчик ("чтобы не жал во время процедуры") и спустила трусики до колен. Алёша изумленно смотрел на голую, белую, круглую попу и грушевидные сиски кузины - он впервые видел её обнаженной. Затем Оля легла на левый бок и притянула ноги себе к животу. "Начинайте!", она махнула рукой. Ира взяла в руки шланг клизмы, намазала наконечник кремом и хотела уже засовывать его в Олину дырку, нл тут Алёша возразил: "...постой, я хочу это сделать!". "Но ты же держишь кружку!", возразила ему Ира. "Поменяемся местами!", отрезал мальчик. "Ладно, как хочешь!". Ира отдала ему шланг и взяла у него из рук кружку Эсмарха. Алёша положил накрнечник в правую руку, левой рукой медленно, осторожно раздвинул ягодицы кузины, затем правой рукой вставил наконечник девушке в анус и неуверенно посмотрел на Иру. "Всё правильно, засовывай до упора!", она подбодрила кузена и тот одним взмахом ввёл наконечник в попу Оли, из-за чего она неодобрительно заскулила:"...осторожней, а то мне больно!". "Ничего, вытерпешь!", браво ответил мальчик и открыл кран на шланге. "Теперь я буду держать кружку!", он сказал Ире и та отдала её кузену. Лёша поднял кружку выше своей головы и вода начала поступать в кишечник Оли с такой быстратой, что бедная девушка завыла от боли:"Лёша, миленький, опусти кружку ниже! Я её так высоко не поднимала, когда делала клизму тебе!". "А ты дыши глубоко через рот!", в ответ безжалостно отрезал мальчик. Кузина начала так и делать, но спазмы в животе у неё всё равно не прекращались. "Лёша, ну будь человеком, опусти кружку ниже!", она умоляла. "А может я хочу, чтобы ты обосралась в кровати, как я? Потом я тебя отстегаю ремнём!", Алёша ехидно захихикал в ответ. Наверное, вскоре так бы оно и случилось, но тут решительно вмешалась Ира:"Лёша, отдай кружку мне! Мы так не договаривались, что ты будешь издеватся над Олей!", она строго сказала и уже почти вырвала кружку из рук кузена, но тот неожиданно вдруг послушался и опустил кружку до уровня своего подбородка. "Ну, так ещё терпимо, правда, Оля?", Ира спросила. "М-да!", сестра в ответ процедила сквозь зубы. "Сколько воды ещё осталось в кружке?", она через некоторое время спросила. "Не знаю, сейчас загляну!", Ира ответила, но Лёша не дал ей это сделать. "Сколько надо, столько есть!", он отрезал, "всё равно заливать надо всю до конца!". "Конечно, мы и не спорим об этои!", примирительно сказала Ира, "просто интересно былобы узнать, сколько там её ещё осталось?". "А ты лучше потри клитор у Оли, как у меня член!", вдруг выпалил Алёша. "Но...", Ира была так изумлена, что не находила слов возразить, но тут заговорила Оля:"...а может и вправду сделай это, мне будет легче терпеть!". "Ну, раз ты сама этого хочешь!", Ира нагнулась над сестрой, нащупала в светлом холмике Оли большие половые губы, раздвинула их, затем нашла клитор и стала его тереть. "Ой, как хорошо, продолжай сестрица!", стонала Оля, а Лёша тем временем вновь поднял кружку вверх. Спустя несколько секунд Оля разрядилась бурным оргазмом, наконечник стал выползать ей из попы и Алёша уже ждал извержения содержания кишечника сестры в кровать, но тут в последний момент опять вмешалась Ира. Она закрыла кран, извлекла наконечник и стиснула ягодицы сестры. "Уноси, Лёша, кружку на кухню, она уже практически пустая!", она сказала кузену и тот не охотно послушался. Когда мальчик вернулся обратно в свою комнату, его кузина Оля уже сидела на ведре и громко выжимала из себя размягченный кал. "Фу, какая вонь!", он прикрыл ладонью нос, "а что, неужели так быстро уже прошло 5 минут?". "Не твоё дело!", в ответ отрезала Ира, "я не хочу второй раз подряд менять постилку на кровати!". Вскоре Оля высралась, вытерла себе попу, заправила трусы и лифчик, снова одела платье и отнесла ведро в уборную. После этого девушки отправились спать. Так закончился день "большого клизмования".

Первый визит к гинекологу

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: Первый визит к гинекологу

Дверь кабинета врача открылась и в него вошла худощавая девчонка в красном джемпере, синей юбке и бежевого цвета колготках.

Волосы ее были по-детски заплетены в две светлые косички с зелеными бантиками."Здрастье!", еле слышно пробормотало она приветствие."Здравствуй, девочка!", ответил пожилой доктор, сидевший за столом, "проходи смело, не бойся! Как тебя звать, с чем ко мне пожаловала?" "Меня зовут Лена Иванова, я должна в первый раз пройти осмотр у гинеколога", ответила девочка. "Все ясно!", сказал врач, "садись пока на стул, поговорим!".Девочка осторожно села и доктор ее спросил:"Итак, Леночка, сколько тебе лет?" "13 с половиной" "Ага, ясно, стало-быть месячные у тебя уже начались?" "Да", покраснев призналась она, "где-то год назад"."Ну и как проходит этот процесс, небольно?" "Ну так...ничего, нормально!" "Не надо стеснятся, говори все как есть, я же доктор!" "Да нет, правда...все нормально"."Ну и славо Богу тогда", ответил доктор, "а как животик у тебя, не побаливает иногда?" "Вроде нет..." "А как у тебя со стулом - запоры не мучают?" "Ну...бывают иногда", призналась Лена. "И что ты делаешь, когда у тебя запор?" "Пью касторку, иногда мама мне ставит свечки". "А клизму в последнее время не приходилось делать?" "Нет, славо Богу!", девочка воскликнула, "последний раз мне мама делала клизму где-то 5-6 лет назад!"

"Ну ладно!", сказал доктор, "кстати, а сегодня утром ты какала?" "Да", Лена ответила, потом добавила: "...немножко".

"Немножко!", усмехнулся доктор, "это значит, почти не какала, да?" "Да нет...почему...какала, сколько хотелось!", Лена оправдывалась. "Хорошо, потом увидим, не врешь ли ты!", ответил доктор, "давай, раздевайся по-немногу!""Как - раздется? Совсем голой?", девочка испуганно спросила. "Да, совсем, как-будто собираешся идти в ванну!", доктор улыбаясь ответил. "Ой, не хочу...мне стыдно!", заныла Лена. "Не надо стыдится меня, я доктор и голых девочек, подобных тебе, видел сотнями, если не тысячами." Лена тяжело вздохнула, встала с кресла, сняла сначала туфли, потом стянула через голову джемпер, оставшись в белом, малюсеньком лифчике. "Положи одежду на спину кресла!", приказал доктор. Затем девочка расстегнула юбку и медленно спустила ее до пяток. Лена положила снятую одежду на спинку кресла и долго ее разглаживала. "Дома будешь гладить, теперь раздевайся!", прервал ее врач. "Сейчас!", девочка проборматала в ответ и начала стягивать колготки. Она спустила их до колен, затем села на то-же кресло и стала медленно освобождать от колготок сначала левую, затем правую ногу. После их снятия, девочка стала выворачивать колготки с левой стороны обратно на правую, затем повесила их на уже снятую одежду и тоже разгладила руками. Было видно, что она нарочно замедляет процесс раздевания. Но все-таки пришла пора снимать и нижнее белье.

Девочка отстегнула лифчик и открыла взору доктора свою маленькую, едва набухшую грудь. Положив лифчик на колготки, Лена засунула пальцы за резину голубых трусиков, но вдруг сильно покраснела и сказала: "Не могу, мне стыдно! Доктор, вы хотя-бы отвернитесь!..." "Ну раз ты сама не можешь, дай, я тебя раздену!", седой врач потянул руки к телу Лены. "Нет, доктор, не надо!", в ужасе закричала девочка, "не трогайте меня, я сама!". Она молненостно спустила трусики и положила их на то-же кресло. Теперь девочка стояла перед доктором абсолютно голая, левой рукой прыкрыв грудь, а правую положив на светлый холмик неж ее ног. "Руки держи по бокам!", приказал доктор и Лена неохотно послушалась. Старый врач какое-то время любовался юным телом Лены, затем сказал: "Видишь, Лена, эту раковину в углу кабинета? Сядь над ней и пописай!" "Но, доктор, мне не хочется!", возразила девочка. "Ну как - не хочется? Хоть немного пописать человек всегда может!", возразил доктор. Девочка села над раковиной, но, не смотря на все старания, так и не смогла выжать из себя не капельки мочи. "Придется тебе ставить катетр, что-ли?", проворчал доктор. "Я не могу писать, когда на меня смотрят!", начала пояснять Лена. "Ничего, счас сможешь!", ответил доктор. Ему пришла в голову одна мысль. Он взял пластмассовую кружку, подошел к крану, налил в нее примерно пол-литра теплой воды, затем двумя пальцами левой руки раздвинул половые губки Лены, а правой из кружки влил в половую щель девочки струю теплой воды. Через пару секунд из Лениного отверствия появилась желтоватая струйка мочи. "Ну вот, прекрасно!", сказал доктор, "ведь катетр ставить не очень-то приятно!" Затем он дал девочке салфетку и велел вытереть ею промежность.

"Теперь, Лена, ложись на это кресло и раздвинь ножки по-возможности шире!", был следующий приказ доктора. Лена, дрожа коленами, подошла к гинекологическому стулу, легла на него и положила ноги на раздвигаемые укрепления. "Молодец, Леночка, может, еще ножки раздвинешь?", спросил доктор. Девочка отодвинула ноги в разные стороны до упора и доктор пристегнул их резиновыми ремнями к держателям кресла. "Это делается для того, что-бы ты во время осмотра не начала-бы дергатся", пояснил он Лене. Затем врач приступил к осмотру тела девочки. Его он начал с пальпации маленьких сисичек Лены.

"Что ты чувствуешь, когда я трогаю твою грудь?", спросил он. "Меня начинает колотить дрожь...и меж ног становится мокро!", честно призналась девочка. "Отлично, так и должно быть!", ответил доктор. Здорово размассировав грудь Лены, врач измерил окружность и длинну каждой сисечки и записал ети данные в журнал. "Так, Лена, счас посмотрим, что у тебя между ног? Ого, да тут у тебя настоящая роща! Придется ее сбрыть, иначе она будет мешать осмотру!". Доктор достал брытву, кисточку и аэросоль с пеной.

Сначала он кисточкой намочил волосики девочки водой, затем обильно брызгнул в них из аэросоля и наконец взял в руки брытву. Медленными движениями руки он прошелся бритвой несколько раз по холмику Лены. Волосики клочьями падали на пол и взору доктора открылась голая промежность ЛеныЮ по середине которой безстыже торчала половая щель девочки. Закончив бритье, врач взял вату, намочил ее спиртом и вытер ею сбритый лобик Лены. "Ну как, не было больно?", спросил он девочку. "Нет, щекотало только немножко!", она ответила, потом добавила: "Вот удивятся мои подруги в школе, когда в душе после физкультуры увидят, что у меня там все голое!" "А ты им объясни, что побывала у врача-гинеколога!", ответил доктор. Затем он поставил табуретку напротив ног Лены, сел на нее и разкрыл пальцами большие половые губы девочки. "Так!", он приговаривал, "эту дырочку, где вытекает моча, мы трогать не будем, там вроде все нормально, а вот клитороик твой я пощупаю пальцем". "Ой!", застонала Лена. "В чем дело?", спросил доктор. "Меня как-будто током ударило!", ответила девочка. "Ух, какя ты чувствительная! Будешь получать много радости от секса, когда вырастешь!", констатировал доктор. Затем он раздвинул малые половые губы Лены и осторожно засунул конец указательного пальца правой руки во влагалище девочки. "Ого, тут у тубя все мокрое! Видать, крепко тебя возбудил!", довольно проворчал старик.

Вскоре палец доктора уперся в девственную плеву девочки. "Так, не буду тебя портить, не бойся!", он сказал, "только осмотрю твою гимену!" Раздвинув малые губки до упора, доктор включил надвесную лампу и где-то минуту разглядывал плеву девочки, по середине которой торчала дырочка для вытекания менструационной крови. "Ладно, тут мы разобрались!", накрнец он сказал, "теперь тебе предстоит самое главное и неприятное обследование!".Доктор обильно намазал указательный палец правой руки вазелином и приставил его к анальному отверствию Лены. "Потужись!", он приказал девочке. "Что?", она не поняла. "Тужись, как-будто ты в туалете выжимаешь каку!". Девочка стиснула мышцы заднего прохода и доктор, возпользовавшись моментом, засунул в дырку Лены свой указательный палец во всю глубину до упора. "Фу!", огорченно произнес врач, "У тебя ведь прямая кишка забита калом! А говорила мне, что сегодня хорошо покакала! Придется ее промывать с помощью клизмы!" Он выдернул палец и пошел к крану его мыть. "Не надо клизму!", захныкала Лена, "поставте мне свечку и я покакаю!" "Я доктор и лучше знаю, что тебе надо! Твой кишечник надо промыть глубоко и тчательно!", ответил старик. Затем он достал кружку Эсмарха, налил в нее литр прохладной воды, добавил в нее столовую ложку соли, немножко жидкого мыла и 50 г растительного масла.

Все тчательно размешав, доктор укрепил кружку на стативе в высоте примерно метр над гинекологическом стулом, выпустил воздух из шланга, намазал клизменный наконечник вазелином и подошел к Лене. Девочка нервно задергалась, но ее ноги были прочно укреплены и спрыгнуть со стула она немогла. "Не бойся, это быстро закончится!", сказал доктор. Он привычным движением ввел наконечник в задний проход Лены и открыл кран на шланге. Вода начала заполнять кишечник девочки. "Разслабся и дыши глубоко через рот!", приказал ей врач. Девочка послушалась, но где-то через минуту застонала: "Ой, мне больно, жмет живот! Может, уже хватит?" "Не хватит!", ответил доктор, "В кружке еще где-то подовина воды. Но я тебе сейчас сниму боль!" Он начал массировать животик Лены по часовой стрелке, приговаривая при этом: "...надо помочь водичке проникнуть глубже в кишечки...счас тебе станет легче!" Спустя несколько секунд спазмы в животе Лены действительно прекратились, о чем она сообщила врачу, но тот продолжал ее массировать до тех пор, пока кружка до конца не опустошилась. Затем доктор вынул наконечник клизмы и стиснул ягодицы Лены обоими руками. "Потерпи еще 5 минут, я тебе помогу в этом!", он сказал. По истечению указанного времени он поставил тазик под попой Лены и велел ей опорожнится. Из заднего прохода девочки вырвалось мутная вода, неся с собой куски размягченного кала. Лена испражнялась минут 15, при этом негромко попукивая, и все это время доктору пришлось держать под ней тазик. Наконец кишечник девочки окончательно опустошился. Доктор очень тчательно подмыл задний проход и промежность Лены, затем вытер все ето сухой салфеткой и сказал: "Ну вот, Леночка, сейчас я смогу тебя спокойно проверить!" Он снова намазал указательный палец правой руки вазелином и опять ввел его в задний проход девочки.

"Да, теперь совсем другое дело!", довольно констатировал врач. Он стал проверять внутренние половые органы Лены, левой рукой пальпируя их со стороны живота, а пальцем правой руки - через кишечник. Этот неприятный процесс длился минуты три, затем он вынул палец и сказал:"Все в порядке, Лена, ты здорова, я запишу это в твои документы! Только впредь, пожалуйста, тчательней следи за работой своего кишечника и старайся хорошо покакать каждый день!". Он отстегнул резиновые ремни, держащие ноги девочки, она быстро спрыгнула с гинекологического кресла, в спешном порядке оделась и ушла, не попрощавшись с доктором. Все душа девочки горела от стыда из-за тех ужасных процедур, которые с ней проделал старый развратник доктор.

Клизмование Наташки

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: Клизмование Наташки

Я, доктор поликлинники, проводил отпуск на даче. В одно утро ко мне вдруг зашла соседка и высказало беспокойствие насчет здоровья своей 16-летней внучки Наташки. "На завтрак она ничего не ела, сама какая-то вялая, капризная. Боюсь, не заболело-ли. Немоглибы ли вы ее осмотреть?" "Конечно, могу!", я согласился. Захватил свой чемоданчик с предметами оказания первой медпомощи, который всегда возил с собой, и отправился с соседкой на ее дачу. "Может у нее просто начались менструации?", я по дороги спросил. "Нет, они у нее закончились неделю назад. К тому же, она на это явление обычно так не реагирует", ответила мне соседка. Мы зашли в комнату, где на диване в спортивной белой майке и красных кальсонах лежала девушка Наташа и читала книгу. "Добрый день, Наташа, как ты себя чувствуешь?", я спросил ее. "Спасибо, дядя, у меня все хорошо!", девушка ответила. "А почему ты не завтракала?" "Просто так, не хотелось!". Я дотронулся ладонью до лба Наташи, он был холодный, послушал пульс - он бился нормально. "Может у нее повышено давление?", я подумал и взял из чемодана измерительный прибор. Однако давление тоже оказалось в пределах нормы. "Хм, вроде все нормально, но вид у девушки действительно неважный!", я мысленно рассуждал и тут меня осенило. "Наташа, когда ты последний раз какала?", я ее строго спросил.

"Не...давно", девушка испуганно процедила в ответ. "Когда - недавно? Вчера, сегодня?" "Вчера, а может позавчера...не помню", Наташа пробормотала. "Все ясно!", я ответил, "у нее возник запор, но это дело поправимое. Сейчас сделаем клизму и прокакается как миленькая!" "Нет!!!", в ужасе закричала девушка, "не хочу клизму! Дайте мне какое нибудь слабительное!" "Не спорь, внучка, доктор лучше знает, что тебе надо!", возразило бабушка. "Вот именно!", я согласился, "слабительное тебе если и поможет, то через несколько часов, а клизма подействует немедленно!" "Но я не хочу, мне стыдно будет...и больно тоже наверное!", скулила внучка. "Больно не будет, если не станешь сопротивлятся! А что касается стыда, то учти - я доктор и голые попы девушек видел несчитанное число раз. Не думаю, что у тебя обнаружу что-то особенное!" "Все равно, я не соглашусь на клизму!", Наташа продолжало возражать."Ну чтож, тогда придется тебе это делать принудительно, не так ли?", я посмотрел на бабушку. "Конечно, не думай, что вдвоем с доктором мы с тобой не справимся!", ответила она. Наташа вдруг вскочило с кровати и бросилась к двери, но я ее успел схватить за руку. "Куда - бежать вздумала?!", закричала бабушка. "Я не позволю!", заревела внучка. "Все равно мы тебя проклизмуем!", соседка отрезало в ответ, "доктор, держите ее покрепче!".

Я схватил Наташу за пазухи, а ее бабуля спустила сначала кальсоны, затем белого цвета трусики девушки до колен. Моему взору предстало круглая, белая попа Наташки. Затем мы поволокли девицу обратно на кровать. Несмотря на плачь, визг и физическое сопротивление Наташи, после непродолжительной борьбы нам все-таки удалось уложить ее на левый бок, согнуть ее ноги в колени и прижать к животу. Соседка взяла бельевую веревку и связала ею руки и ноги девушки таким образом, что она не могла даже шевельнутся. "Ну вот, Наташа!", задыхаясь сказала она, "теперь будешь знать, как не слушатся свою бабушку и доктора! Мы же тебя предупреждали, что сопротивление будет бесполезным!". Я снова открыл свой чемоданчик и взял оттуда резиновую кружку для клизм. Мы с соседкой отправились на кухню, оставив связанную Наташу лежа на диване. Налили в кружку 1,5 л теплой воды, добавив в нее значительное количество мыло и соли. Я выпустил воздух из клизменного шланга и намазал его пластмассовый наконечник вазелином. Затем мы снова вернулись к Наташе, которая лежала в тойже позе и громко всхлипывала. Соседка держала кружку, а я левой рукой раздвинул ягодицы девушки, а правой осторожно начал засовывать в ее задний проход клизменный наконечник. Однако уже через пару сантиметров он уперся в что-то твердое и не хотел дальше заходить. Пришлось вынуть наконечник и засунуть вместо него указательный палец моей правой руки.

Как я уже предпологал, это оказался так называемый "каловый камень", который как пробка загромоздил анальное отверствие Наташи. Я взял из своего чемоданчика пинцету, обильно смазал ее клыки вазелином и погрузил их в анус девушки. После пару неудачных попыток мне наконец удалось зацепить каловый камень и вытенуть его наружу. "Посмотри, какая гадость в тебе сидела!", я показал "пробку" Наташе и затем бросил ее в пластмассовое ведро, принесенное и поставленное рядом с диваном бабушкой. Затем я снова засунул наконечник в дырку Наташи (на сей раз он вошел без проблем) и открыл зажим. Вода начала поступать в кишки девушки. "Расслабся, Наташа, и дыши глубоко через рот!", я приказал девушке. "Слушайся доктора, иначе больно будет!", пригрозило бабушка. Девушка на сей раз послушалась и действительно начала глубоко дышать через рот. Пару минут прошли в молчание, вдруг Наташа застонало и спросила: "Может хватит уже?". "Не хватит!", я ответил, " в кружке еще где-то половино воды! Но, если тебе больно, пусть бабушка опустит кружку немножко ниже!". Соседка послушалась и опустила кружку на несколько сантиметров вниз. Еще через некоторое время внучка снова заскулило: "Ой, кажется счас обосрусь!" "Потерпи еще немного!", я ответил и вдруг увидел, что наконечник клизмы начинает медленно выползать из попы Наташи.

Я засунул его обратно и стал придерживать двумя пальцами правой руки. "Подыми кружку снова выше!", я приказал бабушке, "иначе она вытолкнет наконечник раньше, чем клизма опустошится!". Соседка сделала, как я велел и девушка взвыла от боли, которую создала быстро в кишечник поступающая вода. "Потерпи, Наташенька, счас все закончится!", я успокаивал девушку, как мог. Наконец где-то еще через полминуты кружка окончательно опустошилась. Я немедленно вынул наконечник и тут же обоими руками сжал ягодицы Наташи. "Лежи так еще 5 минут и глубоко дыши через рот!", я строго прыказал девушке. "У меня сейчас лопнут кишки!", закричала она. "Не лопнут!", я ответил, "девушкам твоего возроста можно вливать в живот 2 л воды, а я тебе впустил всего 1,5 л!" "Но мне больно и жутко хочется срать!", продолжало жаловатся Наташа. "Вот полежишь немного и пойдешь на ведро!", был мой ответ. Девушка больше ничего не говорила, лишь тихо рыдала и время от времени делала глубокий вдох-выдох через рот. Когда прошло пять минут, я позвал бабушку, которая была отправившись на кухню мыть клизменный прибор. "Развяжи ее", я сказал, "хватит мучать бедолагу, пусть садится на ведро и высерается!". Не так уж легко было развязать затянувшейся узлы веревки, но, когда это наконец удалось, Наташа пулей вскочило и грохнулась на ведро. Буд-то сильный удар грома послышался, когда содержимое кишечника девушки бурно вырвалось наружу. Комнату заполнил едкий, противный запах. Соседка открыло дверь и окно, устроив таким образом сквозняк, но жуткий запах старого кала лишь немного уменьшился. Наташа тем временем выдавливало одну порцию испряжнений за другой, каждый раз сопровождая этот процесс громким пуканьем. "Простите, доктор, но я не могу это делать потише...мне очень неудобно перед вами", девушка шептала. "Что ты, Наташа, не нало оправдыватся!", я ответил, "это ведь все естественно, так и должно быть! Тужся сильней и пукай еще громче! Я рад слышать, что мною поставленная клизма тебе помогла!". Так продолжалось минут 15, пока наконец из попы девушки больше ничего не выходило. Бабушка принесла миску теплой воды, внучка присела над ней и начала подмыватся, а я тем временем взглянул в содержание ведра. Оно было почти наполовину заполнена коричневой водой, в которой как острова плавали куски размягченного кала и излагали такую вонь, что меня чуть не вырвало. "Уносите это поскорее!", я сказал соседке и потом обратился к ее внучке: ""Признайся, Наташа, ты не какала как минимум 3 дня, не так ли?" "Да", покраснев призналась девушка, "со вторника, а сегодня уже суббота." "Вот видишь! А что с тобой было-бы, если мы тебе хотя-бы принудительно не сделали-бы клизму?", я спросил ее.

"Не знаю...Вы уж простите, доктор, что я так сопротивлялась. Поимите, мне было стыдно! Мне еще никогда в жизни мужчина не делал клизму!", оправдывалась Наташа. "Пустяки!", я ответил, "я на тебя не злюсь. Любая девушка на твоем месте чувствовало-бы себя неловко. Больше всего вреда ты принесла сама себе, ибо клизму пришлось делать насильно, а значит было намного неприятнее, чем если бы ты меня слушалась". "Я впредь буду вас слушатся!", пообещала Наташа. В этот момент в комнату зашла бабушка и спросило: "Доктор, сколько мы вам должны за помощь?" "Несколько!", я ответил, "ставить клизму такой молодой, очаровательньй девушке было настоящим удовольствием. У нее ведь такая красивая попочка и холмик между ножек, правда, Наташа?", я повернулся к ней. "Наверно, правда!", смущенно ответила она, спешно надев трусики и спрятав под них свои прелести.

Ящичек с чердака

Категория: Клизма, Ваши рассказы

Автор: Lover

Название: Ящичек с чердака

-Дети, никуда не ходите, мы вернемся через три часа!

Мы с Вероникой, Алей и Андреем стояли и махали вслед уезжающей машине.

-Ну, что будем делать, - Ника посмотрела на нас вопросительно и тут же предложила свою версию:

-Можно построить дом из стульев.

- Нет, надоело! - Але было всего 5 лет, и она, как самая младшая всегда была ребенком в нашем "доме", что ей не нравилось.

- Лучше полезли к Максиму на чердак.

-Мы уже сто раз там были. И ничего интересного нет у меня на чердаке, - сказал я. - Андрей, а что у тебя на чердаке?

- Не знаю. Туда можно залезть только по лестнице, а я боюсь.

Глаза Вероники загорелись жаждой приключений:

- Полезли туда! Может там есть что-то интересное.

Не без труда затащив Андрея на чердак, мы принялись обшаривать метр за метром. В основном там были только старые и пыльные доски. Недовольный насилием над собой Андрей тут же заныл:

-Я так и знал, ничего тут нет, и зря вы меня сюда притащили!

-Смотрите! - Ника забралась в самый дальний угол и с интересом разглядывала что-то.

-Ну и что? Это какие-то инструменты.

-Никакие это не инструменты! Это клизма и другие медицинские приспособления.

-А ты что ожидала тут увидеть? Моя мама все-таки доктор.

-Скажи, Дюша, а мы можем это взять? - я понял, наконец, что Ника имеет в виду.

- Конечно. Только зачем вам это?

-Ну, разумеется, играть в доктора!

- А, понятно. Только клизму буду я ставить! Я не хочу, чтобы мне ее поставили!

Перетащив ко мне домой чемоданчик с "драгоценностями" мы стали решать, что с этим делать. Там была резиновая грелка с трубкой, которая заканчивалась белым пластмассовым наконечником, слушалка, огромный шприц с таким же наконечником, стеклышки, пробирки, липкая лента, градусник и штука, похожая на ту, которая используется при осмотре носа для раздвигания ноздрей.

В начале мы поспорили, кто же будет доктором, а кто больным. Спор был нелегкий, ибо к клизме все испытывали смешанные чувства: каждый был в той или иной мере знаком с этим хитрым устройством, и это знакомство было не из приятных, но поставить клизму хотел каждый. Я где-то в глубине души хотел получить клизму, но не хотел в этом признаваться. Думаю, другие тоже чувствовали что-то похожее. Мы решили отдать свою судьбу случаю. На четырех одинаковых картонках мы написали "доктор", "медбрат" (вероятность выпадения этой карточки Нике или Але была оговорена заранее, и они в этом случае считались медсестрами), "больной" и снова "больной". Перемешали. С каким-то странным волнением я достал своего "больного" и подумал: "Интересно, а писю тоже надо будет показывать? Или только попу?"

Оголять попку у нас считалось более-менее приличным: когда Аля "не слушалась", мы ее шлепали понарошку, но трусики она приснимала по правде. И на горшок она ходила понарошку, но сидела голой попой и изображала что писает (в общем-то, это, по-моему, ей и не нравилось в ее роли "дочки", но такая уж ее судьба). Другим "больным" оказалась Ника. В ее глазах явно читался восторг, было видно, что она довольна. "Доктором" оказалась Аля, что меня очень смутило (мне уже 6 лет, а придется перед ней снимать трусы), а "медбратом", разумеется, Андрюха. Они вышли из комнаты, оставив нас лежать под одеялом и "спать" потому что была "ночь".

"Разбудили" нас через несколько минут. Зашел Андрей и объявил: "Подъем! Всем на анализы".

Мы с Никой поплелись в соседнюю комнату, но Андрей сказал: "По одному". Я, уступив очередь даме, остался, и Андрей тоже.

- Ложись, - сказал он.

- Зачем?

-Температуру мерить буду.

Я лег на спину.

- Нет, перевернись!

Я в полном недоумении и ожидании подвоха лег на живот. Андрей подошел и стянул с моей попы трусы. Затем раздвинул "щечки" и всунул в дырочку градусник.

-Лежи и не двигайся.

Я лежал с голой задницей и ждал, что же произойдет дальше. Через несколько минут послышался голос Али: "Следующий!" Я попытался вынуть градусник, но получил шлепок по заду от Андрея: "Не трогай, я сам!" Он вынул градусник и тут я заметил в Дверях Нику и Алю. Они не сводили глаз с моей дырочки. Я поспешил натянуть трусы и вскочил с кровати. Девочки заметили, как оттопыриваются мои трусы спереди и захихикали. Я, красный до кончиков пальцев на ногах, прошел в другую комнату, и Аля двинулась за мной. В другой комнате на столе я увидел катушку клейкой ленты, стеклышки, то самое устройство для раздвигания ноздрей, являющее собой что-то вроде ножниц, оканчивающихся как бы распиленной повдось трубочкой, две пробирки, в одну из которых была вставлена палочка с намотанной на нее ваткой, испачканной чем-то желтовато-коричневым. Другая такая же палочка была в руках у Алки.

-Поворачивайся ко мне спиной, снимай трусы и нагибайся.

Я нехотя повернулся к Але спиной, спустил трусы до середины ягодиц и уперся руками в коленки. Аля подошла ко мне, присела на корточки и стянула мне трусы до самого пола. Затем она раздвинула мне попу и вставила туда наконечник "ножниц". Раскрыла ножницы, растянув мне анальное отверстие до предела, она принялась его изучать. Потом Аля вынула из моей попки железку и всунула туда палочку с ватой. Немного поводила ей туда-сюда, затем вытащила. Я нагнулся, чтобы одеть трусы, но она остановила меня: "Еще не все!" Я почувствовал, как ее пальчики снова раздвигают мою попку, и к самой дырочке приклеился кусок "липучки". Секунды две Аля водила пальцем по моему отверстию, чтобы пленка лучше приклеилась, затем резко дернула. Я ахнул и, почувствовав, что свободен, быстро одел трусы. Наклеив пленку на стеклышко, Аля отвернулась ко мне: "А ты чего оделся? Снимай трусики, еще не все!" Я снова повернулся к ней спиной, приснял трусики, оголив на этот раз всю попу. Она обошла меня спереди и спустила мне трусики до колен, так что стала видна моя торчащая пипка. Взяв меня за писю, Аля начала ее рассматривать, то поднимая вверх, то опуская вниз, то хваталась за мои яички. В конце концов, она меня отпустила и я, одев трусы, быстро побежал в комнату, надеясь увидеть что-нибудь интересное. Я не ошибся: войдя, я увидел Нику, лежащую на кровати без трусиков, на спине и с раздвинутыми ногами. Андрей не спеша осматривал ее пипку. Аля крикнула из-за двери: "Андрей, иди сюда!". Нике была дарована свобода и она, красная от стыда, побежала одевать трусики, сверкнув белой, незагорелой попой. Впрочем, несмотря на смущение, она была очень возбуждена.

Андрей сказал нам лечь в постель и ушел.

Вернулись они вместе с Алей. Мы с Никой были удивлены: в руках у Андрея были два зеленых пластмассовых горшка, а Аля несла клизму, шприц со странным наконечником, бутылку подсолнечного масла и ведерко с водой. Она объявила, что им нужно сделать наши анализы, для чего нам нужно сходить на горшок по большому и по маленькому. Ну, второе у нас получилось довольно быстро, только смущало, что нужно было писать при посторонних, да и писю опустить вниз было очень сложно, однако, смотреть на писающую Нику было очень интересно. Потом Андрей унес горшки "в лабораторию" (на самом деле он их вылил на улице), а, вернувшись с пустыми, сказал нам садиться на них.

Только тогда, сидя без трусов на горшках, мы поняли все коварство их замысла. Все мы были в туалете утром и как мы ни тужились, ничего у нас не получалось. Тогда Аля объявила, что у нас с Никой запор и нас нужно хорошенько смазать изнутри. Андрей поднял Нику с горшка, в котором по-прежнему ничего не было, и поставил ее на кровать на четвереньки. Я, сидя на горшке и пытаясь выдавить из себя что-нибудь (мне не хотелось оказаться в ее положении), видел ее высоко задранную попу с красным ободком, оставшимся от горшка, с раздвинутыми Андреем "щечками" и видел ее розовенькую дырочку, в которую нацелился наконечник Алькиного шприца. Вот шприц вошел вовнутрь, Ника слабо пискнула, и все масло оказалось у нее внутри. Так как я ничего тоже не смог из себя выдавить, то и меня постигла та же участь. Стоя на четвереньках, я ничего не видел, просто чувствовал, как руки Андрея раздвигают мою попу, а холодный наконечник входит в мое отверстие. Алька нажала на поршень шприца, и все масло влилось в меня. Тут же захотелось в туалет. Но маленькие изверги не позволили нам с Никой сразу сесть на горшки, а заставили приседать и наклоняться, чтобы "все там лучше смазалось". Хорошо хоть трусы одеть разрешили! Поприседав и понаклонявшись мы с Никой уже сами спустили трусики и сели на горшки. Но, увы - ничего не вышло. То есть из наших попок пролились две струйки желтого масла, и все. По лицу Али можно было понять, что так и должно быть. Она встала перед нами, сидящими без трусов на горшках, и объявила: "Ну, раз все так плохо, то вам придется ставить клизму. Вам нужно будет просто немного потерпеть". Меня заставили встать с горшка и Андрей снял с меня трусы, повесив их на спинку стула. Затем меня положили на кровать лицом к стене и задрали майку, закрывшую попу. Я слышал, как кто-то наливает воду в грелку, после чего тонкий пластмассовый наконечник вошел в мою масленую дырочку. Обернувшись, я увидел Альку, державшую трубочку в моей попе, Нику, сидящую на горшке и глядящую на меня во все глаза и Андрея, поднимающего клизму над головой.

Струя воды начала противно щекотать меня изнутри. Я начал кряхтеть и охать, так как в туалет захотелось невыносимо. "Потерпи еще,"- сказала Аля. Но терпеть уже было невыносимо, я начал вырываться, но меня крепко держали за ноги и за руки. Я оглянулся: за руки меня держала Ника. "Ну, погоди, скоро ты будешь на моем месте!"- подумал я. Мою попу держали сжатой, поэтому ничего из нее вытечь не могло. Вскоре неприятные ощущения исчезли, как будто вода разрушила внутри меня какую-то стену и стала мягко заполнять меня. Когда вода закончилась, Аля предупредила: "Сейчас я выну наконечник". Я напрягся и почувствовал, как мерзкий предмет покидает мое тело. "Ну вот и все, теперь можешь какать". Я плюхнулся на горшок и струя воды ударила в его дно.

Пока я с наслаждением выливал из себя воду, Нику положили на бок и вставили ей наконечник. Я видел ее загорелые ножки и спинку, и совершенно белую попку, которая судорожно сжалась, почувствовав внутри себя инородный предмет. Андрей разжал пальцы, сжимавшие трубки и Ника заахала так же как и я перед ней. Через минуту она задергала попой, пытаясь соскочить с клизмы, но Аля втыкала ей наконечник все глубже и глубже. Тогда Ника дернулась сильнее, соскочила с штырька и тонкая струйка воды брызнула из ее попки. Аля ловко сжала Никины ягодицы, перевернула ее на живот и села нике на ноги. Затем, звоко шлепнув девочку три раза по попке, Аля снова раздвинула ее и всунула в дырочку белый наконечник. Ника притихла и дождаласьдо конца экзекуции, затем, как только клизма была вынута, вскочила, присела над горшком, и я увидел близко-близко, как из ее заднего отверстия хлылула вода.

Через час вернулись Никины и Алины родители. Андрей пошел домой.

- Мне понравилось играть в больницу, я завтра еще приду.

- Только завтра ваша очередь быть больными,- сказал я, и мы с Никой значительно переглянулись. Уж мы-то придумаем что-нибудь новенькое, зададим этим малявкам!

Мы промоем им попки!

Тетя Эмма дает клизму

Категория: Клизма

Автор: * Без автора

Название: Тетя Эмма дает клизму

Первый раз, когда я увидел, что моя тетя Эмма дает клизму ее двум дочерям, им было приблизительно по 16 и 18 лет в то время. Каждый из нас получил по клизме в тот день, который всегда будет оставаться в моей памяти как одно из выдающихся событий в моей жизни.

Мне тогда было 15 лет. Спустя месяц после того, как я приехал к моей тете Эмме тем летом, и к ее двум дочерям, 16-летней Эми, и 18-летней Линде, мы отправились на пикник. Через несколько часов после завтрака все мы ощутили некоторый дискомфорт в животе. Сначала Эми пожаловалась, что она чувствует боль в животе, потом и я почувствовал себя неважно, Линда была следующая.

Тетя Эмма усадила всех нас в автомобиль, и по дороге домой сказала, что мы, вероятно, объелись некачественной едой, которая была на столах пикника. Она сказала нам, что дома она даст каждому из нас хорошую клизму, чтобы вымыть то, что причиняет проблему.

Наша добрая тетушка, как мне было известно, редко упускала возможность взяться за красный мешок клизмы. Но и Эми, и Линда не поддержали идею относительно клизмы в тот раз. Но это только раззадорило тетушку. Могу добавить, что обе девочки были явно обеспокоены тем, что их мамочка упомянула об этом при мне. Но я сыграл в глухого, даже когда тетушка спросила меня, получал ли я когда-либо клизму прежде, отлично зная, что сама ставила мне эту вещь однажды месяц назад. Я помнил, что это предполагалось быть тайной между нами, потому и сказал, что никогда не имел подобного прежде. Эми хихикнула и сказала мне: "Мамочка намерена поставить и тебе это тоже".

Когда мы добралось до дому, у всех животы уже схватило до судорог. Тетя Эмма поначалу решила, что поставит первую клизму мне. Она усадила всех нас на свою большую кровать, и так как я собирался получать клизму первым, помогла снять мне ботинки и носки, и сняла мою футболку, чтобы могла пощупать, где у меня болит. Она сделала так, чтобы я встал, расстегнул пояс, штаны, и снял их. Теперь я остался только в моих белых жокейских шортах рядом с Эми и Линдой, которые нетерпеливо наблюдали. Эмма тогда оставила меня сидящим там в одних трусах, в то время как сама пошла в ванную, чтобы готовить клизму.

Она возвратилась в спальню и начала раздевать Эми, но та начала поднимать шум. Тетя сказала, что передумала и поставит Эми клизму первой, потому что именно она первой жаловалась на боль в животе. Эми была обеспокоена, что я наблюдал за тем, как мать раздевает ее, и начала сопротивляться. Линда подскочила и принялась удерживать Эми, в то время как мать закончила снимать ее одежду. Тетушка велела Эми прекратить суетиться, или я подумаю, что клизма - это просто забава. И тетушка многозначительно подмигнула мне.

Эми наконец раздели до лифчика и трусиков, и ее мамочка начала прощупывать ее живот, определяя, где болит. Затем она повела упирающуюся Эми в ванную, наклонила ей голову и велела Линде, чтобы та помогла сестре устроиться для принятия клизмы. Тетя обратилась ко мне и сказала, чтобы я тоже шел в ванную, понаблюдать, как это происходит, поскольку я якобы еще ни разу не получал подобную процедуру. Линда усомнилась в том, что это хорошая идея, но ее мамочка ответила, что это было бы хорошим опытом для меня. Кроме того, мне, вероятно, придется помочь держать Эми, которая, возможно, в следующий раз подумает дважды, прежде чем поднимать такой шум.

Когда Линда и я вошли в ванную, Эми на самом деле начала кричать, говоря, что она не желает видеть меня там в то время как сама без одежды. Тетушка сказала, что, поскольку я никогда не имел опыта получения клизмы, то она собирается показать мне, как это делается, ставя ее сначала Эми. Эми по-прежнему была в нерешительности, но тут ее мамочка сказала: "А потом ты можешь помочь, когда я буду ставить клизму Бобби".

Тогда Эми немного успокоилась, давая ее мамочке возможность стянуть с нее тонкие трусики. Я по-настоящему возбудился при виде легкого пушка волос на лобке, и не мог отвести взгляд.

Тетушка уложила Эми на пол животом вверх, подняла ее колени и раздвинула их пошире. Она сделала так, чтобы Линда придерживала ее плечи книзу, а поддерживать ноги на нужном уровне осталось мне. Мое внимание переключалось между наконечником клизмы в руках тетушки и ничем не прикрытой "киске" моей молодой двоюродной сестры. Когда наконечник был смазан, тетушка наклонилась вниз и раздвинула ее небольшие ягодицы, смазала вазелином вокруг ее заднего прохода, и медленно вставила довольно больших размеров черный наконечник в розовое отверстие Эми. Я с удовольствием наблюдал за Эми, которая краснела и корчилась на полу с резиновым шлангом, тянущимся из ее попки!

Тетушка начала медленно массировать живот Эми и пространство вокруг ее небольшой лобковой области, по-прежнему убеждая Эми не беспокоиться. Эми тем временем заметно расслабилась, но одновременно принялась сжимать и разжимать ноги. Я еще не знал, что это в этот момент Эми испытывает чувственное удовольствие, которое одновременно с массажем позволяет ей принимать в себя большее количество воды из мешка.

Эми издала негромкий стон и прекратила двигать ногами. Затем она сказала, что не может удерживать это в себе больше, встала и направилась в туалет. И пока она сидела там, тетушка вновь наполнила мешок. Она обратилась к Линде и сказала: "Линда, почему бы тебе не показать Бобби, как получить клизму без всякой суеты?" Линда начала возражать, но тетушка прервала ее, сказав что-то вроде "я настаиваю".

Линда сказала: "Хорошо, хорошо, мамочка. Если уж тебе действительно так этого хочется".

Линда начала раздеваться, в то время как Эми все еще расставалась с клизмой, и тетушка опять смазала наконечник шланга. Линда спросила, так уж надо ли ей ложиться на пол, и нельзя ли сначала просто наклониться над краем ванны? Тетушка ответила: "Хорошо, но если ты не сможешь принять достаточно воды, тебе все же придется лечь на пол".

Линда начала раздеваться, пока не добралась до трусиков. Она немного колебалась, зная, что я наблюдал ее вблизи.

"Я понимаю, что это немного смущает тебя, но я знаю, что и ты понимаешь это. Но не забывай, что следующая клизма будет для Бобби", - сказала тетушка.

С этими словами, она спустила вниз ее трусики, выставив напоказ куда больший урожай лобковых волос чем у Эми. Линда встала на колени и склонилась над краем ванны, показав всю свою прекрасную интимную область. В таком положении лифчик причинял ей неудобства, поэтому она сняла его перед принятием своей окончательной позы.

"Хорошо, Линда, я готова", - объявила тетушка. Услышав это, Линда подалась назад и раздвинула ягодицы, предъявив моему взгляду свое небольшое коричневое отверстие и очертания "киски". Тетушка не стала тратить впустую время в применении холодного крема вокруг и смазала только внутри ее ануса, а затем вставила наконечник внутрь. Линда немного вздрогнула и сжала попку, поскольку ощутила поступление внутрь теплой мыльной воды. Когда почти половина воды перекочевала из мешка по назначению, у нее в животе начались сильные судороги, поэтому тетушка удалила наконечник и дала возможность Линде, подобно Эми, лечь на пол, раздвинув колени. Тетушка снова вставила наконечник, чтобы закончить клизму. Хотя я и не должен был помогать, но оставался рядом, наслаждаясь зрелищем. Тетушка начала делать знакомый массаж лобковой области Линды, но Линда сказала, что это не нужно.

Через минуту клизма была сделана, и Эми вышла из туалета, чтобы позволить ее старшей сестре избавиться от полученной клизмы. Я по-настоящему наслаждался видом обеих моих двоюродных сестер, обнаженных и получающих клизмы, когда внезапно понял, что тетушка снова наполнила мешок. На сей раз была моя очередь. Я сказал тете, что у меня живот больше не болит, и я больше не нуждаюсь в клизме. Она улыбнулась и подмигнула: "Теперь Бобби, твое развлечение. Пришло время поставить клизму тебе, да и девочки подходят, чтобы наблюдать".

Я возразил, что девочки уже знают, как ставится клизма, так почему они должны быть в ванной, чтобы наблюдать за мной?

"Это - часть их образования, настолько же, насколько и твоего, Бобби", - ответила она.

В то время как Линда сидела голая в туалете, Эми стояла рядом с мной, в нетерпении ожидая, когда можно будет увидеть, как я снимаю трусы. Тетушка предупредила меня, что, если бы я не помогал, она бы сделала так, чтобы девочки стали меня держать. Я сглотнул и отвернулся, поскольку уже начал снимать шорты. Тетушка взяла меня за плечи и повернула назад, чтобы я стоял лицом к ней, и сказала: "Разреши-ка мне помочь тебе с трусами". Она встала на одно колено, ее пальцы захватили резинку моих шорт, и стащили их до моих лодыжек. Я стоял совершенно голый рядом с моими двоюродными сестрами, наблюдающими за каждым действием.

Тетушка сказала, что она будет ставить мне клизму, когда я буду лежать поперек ее коленей. Я немного беспокоился из-за возможности нахождения в таком положении, но не имел времени, чтобы долго думать об этом, поскольку тетушка взяла меня за руку и подтянула меня к ее коленам. Она поместила меня таким образом, что мой член оказался прямо между ее бедрами.

Эми была позади меня. Она встала на колени, как раз напротив моих ягодиц, и мои яички тоже были на уровне ее глаз. Она взяла наконечник клизмы и протянула его мамочке, которая тем временем смазала холодным кремом меня вокруг ануса. Эми спросила мамочку, не могла бы она сама "оказать честь", и тетушка сказала: "Хорошо, поскольку тебе рано или поздно придется учиться". Я оглянулся назад в изумлении и увидел ликующую усмешку на лице Эми. Она и тетушка раздвинули мои ягодицы, в то время как Эми опустила палец в холодный крем и начала смазывать меня внутри. Моя голова пошла кругом. Я не мог и предполагать такого; я был гол и готовился принимать клизму от моей двоюродной сестры, девочки примерно моего возраста, но тем не менее...

Эми вставила наконечник шланга в мой анус и спросила: "Все ли я делаю правильно?" - "Да, все", - ответила тетушка, после чего Эми резко втолкнула наконечник дальше, и я почувствовал заполняющую меня воду. Вскоре давление в моих кишках начало причинять судороги, и я сказал, что не могу больше выдерживать это. Тетя велела Линде выходить из туалета, и я быстро сел на ее место. Обе девочки стояли там. Голые, они смотрели на меня, сидящего в туалете, причем мой член стоял очень жестко, и они это видели.

Когда я закончил, тетушка сказала, что она поставит мне остальную часть клизмы на полу. Я не ожидал продолжения, и ощутил небольшую дрожь в ожидании того, что должно было случаться. После строгого взгляда как предупреждения, я неохотно улегся на моей спине и "принял позу". Тетушка встала на колени около меня, немного наклонилась между моими ногами, и раздвинула мои ягодицы еще раз. После причитающейся порции холодного крема, она задвинула наконечник. Затем начала массировать нижнюю часть моего живота, и девочки столпились ближе, может быть, даже ожидая, чтобы их мамочка позволила им помассировать меня подобно тому, как она гладила живот Эми. А тетя, кроме того, раз или два, будто случайно, даже прошлась рукой по моему вертикально стоящему члену, но я только сохранял спокойствие. Я сказал ей, что мешок, наверное, уже пуст, и мне пора вставать. Тетя проверила мешок и убедилась, что он пуст. Она казалась разочарованной, поскольку массаж можно было прекращать. "Похоже, ты прав. Можешь подниматься".

Девочки таращили на меня глаза, поскольку я встал с очень напряженным членом. Они придвинулись немного ближе, чтобы хорошо рассмотреть все мои причиндалы. Девочки при этом немного хихикали и улыбались. Тетушка спросила, не болит ли все еще у кого-нибудь из нас живот? Ни у кого из нас живот не болел, потому тетушка отвела девочек назад в спальню, и возвратила им нижнее белье, и велела им одеваться.

Девочки ушли, и тетушка закрыла дверь ванной и обратилась ко мне: "Спасибо, Бобби, за то, что ты промолчал о том, что я ставила тебе клизму раньше. Это была небольшая игра для всех нас. В следующий раз, когда я буду ставить вам клизмы здесь, ты ведь будешь знать, чего ожидать, не так ли?"

Я сказал, что да, буду, поскольку заметил, что она наполняет красный мешок снова. Я спросил, не собралась ли она ставить мне еще одну клизму, но она сказала, что нет, это для нее. Она попросила, чтобы я оделся и вышел из ванной, поскольку она не хотела, чтобы Эми и Линда знали, что я видел ее голой. Я надел свои шорты, а тетушка быстро сняла свою одежду, и в скором времени обнажилась передо мной полностью. Она легла на спину, еще раз посоветовала мне исчезнуть и, уходя, я видел, что она мягко вставила черный наконечник между ягодицами.

Когда я вернулся в спальню, Эми и Линда были все еще в лифчиках и трусиках. Они спросили, хорошо ли я себя чувствую после всего, и я ответил утвердительно. Потом они поинтересовались, поставила ли их мамочка клизму и себе. Я немного помямлил и сказал, что именно так и думаю, но не знаю наверняка. Тогда они зашептали: "Пошли с нами и давай посмотрим".

Они повели меня через спальню Эми, которая имела отдельную дверь в ванную, и велели не шуметь. Линда медленно приотворила дверь, и все мы заглянули в щель, чтобы увидеть тетушку на полу, которая лежа на спине, ставила себе клизму. Она установила большое зеркало на стене, чтобы наблюдать за процессом, но и мы могли смотреть в него и видеть превосходное зрелище. Девочки шептали, что тетя всегда ставила себе клизму после того, как ставила им. Эми спросила Линду, думает ли она, что и я должен видеть это, и Линда сказала: "Почему бы нет? Он ведь видел, что и ты делала это".

Я не понял, что все это значит, но скоро увидел, как тетя Эмма начала гладить себя в промежности и двигать наконечник клизмы туда и обратно. Она покачивала своими согнутыми в коленях ногами взад и вперед, продолжая ласкать промежность, пока не издала несколько стонов и вздохов, и наконец остановилась, расслабленно вытянув ноги.

Линда спокойно закрыла дверь и спросила, знаю ли я, что делает ее мамочка. Я сказал, что догадываюсь, и Линда уточнила, что она "делает себе приятно" или попросту мастурбирует. "Ты разве никогда не делал этого, Бобби?" Я сказал, что делал.

Линда посмотрела на мои шорты и увидела там большую выпуклость. Она спросила: "А ты любишь получать такое же удовольствие, как мамочка и Эми?" Я просмотрел на кровать Эми и увидел, что она опять сняла трусики и теперь водит пальчиком по своей "киске".

Я не мог поверить этому дню. Сначала увидеть, как мои голые двоюродные сестры получают клизму, как моя тетя делает себе то же самое, и как теперь Эми мастурбирует на кровати. Линда сказала: "Давайте, двигайтесь, будем делать все это вместе!" Она взяла меня за руку и повела к кровати, добавив, что Эми и она тоже часто занимаются этим, и вообще, что это чудесное развлечение.

Эми лежала на спине, в то время как Линда, сняв лифчик и трусики, забралась на кровать. Она сразу же начала мастурбировать и посоветовала мне снимать трусы и присоединяться.

Мой член был столь же тверд, сколь и прям, я нетерпеливо стянул шорты и начал поглаживать его. Линда и Эми, глядя на меня, не прекращали своего занятия, но Линда, подвинулась и еще раз велела мне присоединяться, лежа на кровати рядом с нею и делая это.

Мы все втроем находились там, мастурбируя вместе, и наблюдая друг за другом, от чего занятие сделалось еще более захватывающим. Обе девочки задыхались и постанывали. Эми сказала: "Взгляни, Линда, он сейчас кончит!"

Линда ответила: "Да, я знаю, и я тоже кончу сейчас!.."

После того, как сперма брызнула на кровать, я почувствовал легкий стыд, но Линда сказала: "Не беспокойся, Бобби. Мы-то знаем, что мальчики тоже наслаждаются этим".

И тут все мы поняли, что тетушка тоже достигла очередного оргазма, судя по довольно заметному стону, и подумали, что лучше будет успеть одеться прежде, чем она выйдет из ванной. Эми все еще водила пальцем по своей блестящей и влажной маленькой промежности, словно стараясь удержать уходящий оргазм, когда Линда произнесла: "Вставай, Эми. Я думаю, Бобби довольно нагляделся в течение одного дня и, как ты знаешь, мамочка верит в пользу клизм". Я сказал, что и я могу верить в это теперь.

Тезки ТАТУШЕК

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: Тезки ТАТУШЕК

Лена зашла в туалет общежития профучилища, чтобы справить нужду по-маленькому. В нем находилось 6 бездверных кабинок, 5 из которых на данный момент были свободными, а в шестой на горшке сидела ее подруга Юля, джинсы которой вместе с белыми трусиками были спущены до колен, а лицо было запотевши и покрывшись красными пятнами. "Привет, Юля!", сказала ей Лена.

"Привет...", мрачно проворчала в ответ подруга, "ты тоже сюда по-большому?" "Да нет, по-маленькому", ответила Лена и расстегнула молнию юбки. "По-большому я сегодня утром уже ходила", она добавила и опустила юбку вниз, след за ней сползли трусики девушки. Лена тоже села на горшок и начала спускать мочу в унитаз."Счастливая!", из соседней кабинки доносился голос Юли, "а я вот уже третий день не могу покакать!" "Надо-же!", воскликнула Лена, "стало быть, у тебя запор. Ты пила какое-нибудь слабительное?" "Да, пурген вчера утром, только толку от него мало, живот раздует, попукаешь, вот и все!", ответила Юля."А свечку в жопу не пробовала ставить?", вновь спросила Лена."Вчера вечером поставила, но тоже безтолку - она растаяла и все!", вздохнула Юля. "Да, подружка, вижу - плохи твои дела!", сказала Лена, поднялась с унитаза, спустила воду и надела трусики, "боюсь, придется тебе ставить клизму, иначе ты не прокакаешся", она вновь одела юбку и застегнула молнию на ней.

"Да я не против клизмы, но кто мне ее поставит?", жаловалась Юля, "сама себе я не умею, к тому-же, у меня и нет этого прибора". "Не волнуйся, я тебе помогу!", ответила Лена, "схожу сейчас в аптеку и принесу кружку Эсмарха, а затем тебя проклизмую!" "А ты умеешь это делать?" "Чего тут не уметь! Дома я часто помогала ставить клизму маленькому братику, мама с ним одна не справлялась, а однажды сама себе поставила, когда была объевшись конфет и живот начало раздувать". "Надо-же! А как зто возможно - самой себе?", недоумевала Юля."Элементарно!", ответила Лена, "кружку надо повесить на крючке, а самой присесть рядом на корточках и потерпеть, пока вода не наполнит живот!" "Нет, я так не смогла-бы!", возразила Юля, "мне нужно, что-бы кто-то помогал-бы"."Так я же тебе помогу, не волнуйся!", успокаивала подругу Лена, "одевай штаны и иди в свою комнату, а я пойду в аптеку за клизмой!".Юля еще раз стиснула мышцы, надеясь хоть что-то выдавить, но получилась лишь негромкая пука. "Ладно, иди за клизмой!", она сказала подруге, а сама встала с горшка, надела трусы, заправила джинсы и пошла в свою комнату. Уже спустя несколько минут туда забежала Лена, держа в руке пластмассовый кулек, в котором лежала кружка для клизм и коробка с надписю:"Вазелиновое масло". "Это мне посоветовало купить аптекарша, чтобы добавить в воду - для усиления эффекта от клизмы", она пояснила.

"Бедняжка!", вздохнула Юля, "небось, потратилась из-за меня?" "Пустяки!", ответила Лена, "как знать, может мне самой тоже это надо будет когда-то использовать"."Ладно, а где ты мне будешь делать клизму?", спросила Юля. "Я думаю, тут-же, на кровати!", сказала Лена, "дверь комнаты мы закроем из нутри, а рядом с кроватью поставим ведро для мытья пола, которое стоит у тебя в шкафу." "А как ты наполнишь водой кружку? Не будешь же нести ее от ванной до нашей комнаты по корридору, чтобы все видели?", ужаснулась Юля."Для этого у меня есть пустая 1,5 литровая бутылка от лимонада", пояснила Лена, "я наполню ее прохладной водой, никто и не догодается, для каких целей!" "Ну, тогда хорошо!", облегченно ответила Юля. Ее подруга тем временем отправилась заполнять бутылку и через пару минут вернулась обратно в комнату. "Все идет по плану!", довольна сказала она, "ну, Юля, вынимай из кулька клизму и держи ее, а я буду заливать туда воду!" "А она не потечет по шлангу?", спросила Юля."Так ты закрой кран!", ответила Лена. Подруга сделала, как ей велели, и Лена влила содержание бутылки в резиновую кружку. "Теперь добавим туда масло!", сказала Лена, открыла принесенную коробочку и выбрала оттуда пузырек. Она открыла и его и также залила его содержание в кружку. Тщательно размешав всю жидкость, Лена вставила наконечник клизмы в пустую бутылку, открыла кран и, как только из него потекла вода, снова закрыла. "Я выпустила воздух из шланга", она пояснила Юле, которая изумленно наблюдала за ее действиями. Затем Лена намазала наконечник остатками вазелиногого масла и сказала подруге: "Ну, что-ж Юля, пора тебе спускать штаны и подставлять попу для клизмы!" "Да, я сейчас, только закрою дверь!", ответила Юля. Она закрыла дверь изнутри ключом на два оборота, затем подошла к кровати и спустила джинсы, а потом и трусики ниже колен.

"Я тебе советую отстегнуть лифчик, что-бы не жал во время процедуры!", вновь заговорила Лена и подружка послушно засунула руки под джемпер, открыла лифчик и спросила Лену: "Что мне делать дальше?" "Ложись на левый бок, ноги согни в коленах и притяни как можно туже к животу!", приказала ей подруга. Юля легла в указанной позе, а Лена взяла в левой руке клизменную кружку, а в правой - шланг с наконечником. Попа Юли была широко раскрывшись и Лене не составило особого труда засунуть ей в анальное отверствие намазанный вазелином наконечник. Затем Лена опять открыла кран на шланге, подняла кружку вверх, и вода из нее начала по-немногу заполнять кишечник ее несчастной подруги.

Сначала Юля лежала спокойно, но где-то через минуту вдруг заскулила: "Ой, Лена, мне уже сильно хочется какать, наверное живот уже полный!"."Да ты что!", возразила подруга, "из кружки вытекло не более половины воды! Надо ещё потерпеть, иначе клизма не подействует и её придется повторять!"."Но я не могу терпеть, меня сильно распирает, вот-вот кишки лопнут!", завыла Юля. Лена быстро опустила кружку вниз и сказала подруге: "Сделай глубокий вдох, а затем выдохни через рот!".Юля выполнила приказ и почувствовала небольшое облегчение. "Ну, полегчало?", спросила Лена и Юля кивнула ей головой, "тогда продолжай глубоко дышать через рот!". Лена снова подняла кружку на прежнюю высоту. "Скажи, это всегда так неприятно, когда клизму делают?", поинтересовалась Юля."Да, приятного тут мало!", согласилась Лена, "но особенно худо бывает при тяжелом запоре, когда кишки сильно забиты какой, и приходится вводить воду под большим давлением, чтобы размягчить затвердевший кал. Поэтому желательно сделать клизму своевременно, не ожидая более 2 суток с последнего опорожнения "по-большому"." Юля на это ничего не ответила, а спустя некоторое время вновь спросила: "Ну, скоро конец будет?". "Теперь уже скоро!", ответила Лена, "в кружке осталось совсем немного воды. Потерпи ещё где-то полминуты!".

Когда кружка опустошилась, Лена закрыла кран, извлекла наконечник из попы Юли и сказала подруге: "Сейчас тебе надо спокойно полежать 5 минут, пока вода размягчик кишечник. Я стисну твои ягодицы, чтобы ты случайно не выпустилабы воду в кровать!". "Ой, не знаю, смогу ли я выдержать так долго!", зарыдала Юля. "Сможешь, куда ты денешся!", отрезала Лена и сжала ягодицы подруги обоими руками. По истечению указанного времени, Лена отпустила попу подруги, помогла ей поднятся с кровати и сесть на ведро, выбранное Леной из шкафа и поставленное рядом с кроватью. Юля громко пукнула и содержание её кишечника начало выходить наружу. Сначала вылилось вода, затем с трудом вышло пару твёрдых, старых какашек, а потом уже залпом вывалились все остальные испражнения, здорово размягченные клизменной водой. Юля почувствовала огромное облегчение, её даже показалось, что живот у неё стал по крайней мере в два раза меньше. "Лена, спасибо тебе огромное, спасительница ты моя! Что я без тебя делалабы! Дай, я тебя разцелую!", девушка воскликнула."Ну, что ты, не надо!", смутилась подруга, "как знать, может у меня скоро тоже будет запор, тогда ты сделаешь мне клизму, ладно?". "Неприменно сделаю, как же иначе!", пообещала Юля. Затем она встала с ведра, вытерла себе попу старой газетой, закрыла ведро крыжкой и понесла его в уборную, а Лена, в свою очередь, отправилась мыть клизму. Конец истории.

Клизма для Вики

Категория: Клизма

Автор: * Без автора

Название: Клизма для Вики

"Вика Иванова! Пойдем со мной в процедурную!", громким голосом сказала санитарка, заходя в палату детской больницы. Кругленькая темноволосая девушка, услышав своё имя, дёрнулась. как током ударенная. "Зачем, тётя?", она тихим, дрожащим голосом спросила. "Там увидишь!", санитарка отрезала, схватила девочку за руку и поволокла за собой по корридору. Оставшейся две её соседки по палате начали беседовать между собой: "Как ты думаешь, Таня, куда увели нашу Вику?"."По-моему, на клизму!", ответила собеседница, "у неё же завтра будут делать опперацию по удалению слепой кишки. А перед этим всегда ставят клизму. Я знаю, у меня бабушка до пенсии медсестрой работала"."Бедняжка Вика!", сочувственно вздохнула начавшая разговор Лена, "я бы не хотела оказатся на её месте", "Мы с тобой не окажемся, у нас гастрит, не аппендицит, и нас опперировать никто не собирается", её начала успокаивать соседка Таня.

Вику тем временем санитарка успела затолкнуть в комнату, на дверях которой было написано "Процедурная". Девочка увидела тахту, возле которой находился статив, а на нём в высоте примерно метр над полом была прикреплена стеклянная кружка, наполовину наполненная мутной жидкостью. Из кружки шел резиновый шланг, в конце которго находился пластмассовый наконечник. На данный момент шланг был обмотан вокруг статива. Вика изумленно смотрела на эту конструкцию. "Ну, чего пялишся?", грубо спросила санитарка, "не разу не видела устройство для клизм?". "Такое нет...я думала, что клизмы ставятся резиновыми балончиками", девочка призналась. "Да, ставятся - детям дошкольного возроста!", пояснила санитарка, "а тебе, мадмазель, уже 11 лет, так что буду тебе делать клизму из кружки Эсмарха - так она называется по-научному. Давай, снимай штаны!". "Но. тетя!", возразила Вика, "я сегодня утром покакала!". "Это никого не интересует, какала ты сегодня утром или нет, завтра тебе предстоит опперация, поэтому надо сделать клизму. Так что снимай штаны и что-бы беэ фокусов, поняла!", грозным голосом приказала санитарка. Девочка дрожащими руками засунула пальцы за резину синих кальсонов и медленно спустило их до колен.За этим следовал черёд белых трусиков. "Вот, молодец!", похвалила санитарка, "теперь ложись на тахту и поворачивайся на левый бок!". Вика легла на иахту и повернулась, как велела санитарка, лицом к стене. "Так, теперь согни ножки в коленах и притяни их к животику!", прозвучал следующий приказ санитарки. "Молодец, хорошо...посторайся дотянутся коленами до подбородка! Не можешь?...ну ладно, сойдет и так!", довольно сказала санитарка, размотала шланг, намазала его наконечник вазелином, затем взяла шланг в правую руку, левой рукой раздвинула уже и так приоткрывшейся ягодицы Вики и сказала девочке: "Стисни мышцы, как-будто ты сидишь на горшке и выжимаешь каку!". Девочка напряглась и из её заднего прохода вышло негромкая пука.

"Отлично!", проворчала санитарка и привычным движением вставила наконечник клизмы в задний проход девочки. "Мммм!", Вика застонало. "Что, больно?", спросила санитарка. "Неприятно!", девочка ответила. "Да, приятного тут мало, но ничего не поделаешь, надо потерпеть!", согласилась санитарка. Затем она открыла кран на шланге и вода из стеклянной кружки начало поступать в кишечник девочки. "Теперь, Вика, лежи спокойно, и дыши глубоко и равномерно через рот! Учти, пока кружка до конца не опустошится, ты не имеешь право вставать с тахты!".

Вика послушно задышала, как ей было велено. Вскоре девочка почувствовало распирание в животе, которое со временем всё усиливалось. Она застонало: "Тетя, там в кружке ещё много воды?". "Больше половины!", отрезала санитарка. "Ой, я не выдержу, у меня лопнут кишки!", заскулила Вика."Выдержишь, не ты первая, не последняя!", санитарка ответила, "дыши глубже через рот!". Девочка усиленно задышала и, действительно, спустя некоторое время распирание прекратилось. Кружка тем временем продолжала опустошатся и всё новые порции воды вливались в кишечник несчастной Вики. Санитарка удовлетворённо сиотрела на всё убывающий уровень воды в кружке и приговаривала: "так, так...молодец...впускай в себя водичку...пусть промоет кишечки!". Вдруг Вика вновь почувствовало острое распирание, сопровождаемое сильной болью в животе."Мамочки!", она заскулила, "я не могу больше...тетя, прекратите, ради Бога!". Санитарка придирчиво посмотрело на кружку, в которой ещё находилось примерно 1/4 часть залитой воды. "Потерпи, осталось совсем немного! Делай глубокие вдохи и считай каждый! После 50-го клизма будет сделана!". "Я не выдержу!", заплакало Вика, но всё же послушалось санитарку и начало считать вдохи. Когда она дошла до 38-го, кружка оказалось пустой. Санитарка закрыла кран, выбрало из попы Вики наконечник, но тут же обоими руками стиснула ягодицы девочки и велела ей полежать на тахте ещё 5 минут. Вике казалось, что вот-вот она упадёт в обморок или тут-же на месте обделается, так плохо ей было. Но ни того, ни другого не случилось. По истечению указанного времени санитарка отпустила её ягодицы, девочка вскочила на ноги и грохнулась на неподалёку стоящий унитаз. Содержимое кишечника Вики с рёвом, подобным водопадному, вырвалось наружу и девочка наконец получило долгожданное облегчение. Она просидела на горшке 15 минут, затем встала, обмыла попу, надело штаны и трусики и отправилась назад в палату.

В гостях у одноклассницы

Категория: Клизма

Автор: * Без автора

Название: В гостях у одноклассницы

История эта случилась с одним моим знакомым (мы с ним тогда учились в одной школе) в далеком уже 1973 году, когда на дворе стояла эпоха трехкопеечных трамваев, повального увлечения фигурным катанием и детскими военно-спортивными играми, а также страшного дефицита капроновых колготок. Несмотря на то, что по нынешним меркам ничего особенного тогда не произошло (никто ведь никого даже не трахнул!), я, когда узнал об этом, был просто шокирован. Все-таки героям этой "игры в доктора" в то время едва стукнуло четырнадцать, и были они вполне приличными с виду детьми. И даже несмотря на то, что до траха у них там не дошло (да и не могло дойти!), эротизма во всей этой истории было хоть отбавляй. Я и знать не знал, что в нашей образцово-показательной школе возможны такие вещи! Так что на ту девочку (кстати, действительно вызывающе красивую для своих лет) я потом до самого выпускного вечера волей-неволей смотрел сквозь призму случившегося. Хотя она, я надеюсь, об этом не догадывалась...

Как я вообще обо всем узнал? Ну, что тут сказать... Не умеют, видать, молодые люди хранить секреты! Вот и я, спустя тридцать лет, тоже делюсь ими. Думаю, теперь уже можно. Даже фамилии я оставляю почти без изменений. Какой смысл их менять?

Иных уж нет, а те - далече... Так что все вполне достоверно. Правда, кое-что мне пришлось для красного словца присочинить, но в целом все было именно так, как здесь написано. Итак...

"Абросимова!" - выкрикнула Людмила Васильевна первую фамилию в длинном списке учеников, и над классом повисла настороженная тишина... "Абросимова! Где Оля Абросимова?" "Нет ее!" - нехотя сообщил Игорь, сосед девочки по парте. "Что значит - нет? Опаздывает, что ли?" "Почему - опаздывает? Ее и на русском не было! Заболела, наверное..." "Вот как? Надо же! А вчера еще здоровенькая была, как огурчик... Чуть меня с лестницы не сшибла! - съязвила учительница, - Ладно, поехали дальше! Агапова... Беляев... Богданова..."

К теме отсутствующих вернулись в конце урока. Всем ученикам раздали вопросы для подготовки к четвертной контрольной, но надо было каким-то образом передать их и тем, кто по тем или иным причинам сегодняшний урок пропустил. Учительница принялась отдавать распоряжения. "Ну, к Хотиненко мы Толика Проханова пошлем, он там рядом живет... Света, а ты сходи к Ларисе Савченко. Знаешь, где у нее дом? Правильно, возле аптеки... Так, кто там у нас еще остался? Веткин? Елфимов, можешь сегодня к Веткину зайти? Нет? Кто зайдет к Веткину? Ты, Покатаева? Ну, сходи, сходи... Веткин - мальчик смирный, особенно, когда болеет!" По классу пробежал ехидный смешок, поскольку Коля Веткин с младших классов как раз отличался тем, что не давал прохода девчонкам, да и вообще любил обижать тех, кто послабже. Впрочем, к самой Жанке Покатаевой он с недавних пор относился неплохо. И даже как-то был замечен в том, что подавал девочке пальто в школьном гардеробе. .. "Интересно, а кто к Абросимовой пойдет?" - подал голос Игорь, давая понять, уж он-то никуда идти точно не собирается. Однако этим он лишь привлек внимание учительницы. "Вот ты к ней и сходи! - приказным тоном сказала ему Людмила Васильевна, - Адрес знаешь?" У Абросимовой дома Игорь никогда не был и адреса ее, разумеется, не знал. Тогда учительница любезно продиктовала ему из классного журнала: улица Юбилейная, дом 29, квартира 82. Это был от него не ближний свет, но отказываться было как-то неудобно. Все-таки соседка по парте... Впрочем, хотя планы у Игоря на сегодняшний день были несколько другие, в душе он был даже рад, что проведать Олю поручили именно ему. Эта светловолосая девочка с озорной челкой и большими, немного насмешливыми, голубыми глазами нравилась ему давно, с самого начала, еще когда она только перешла в их школу. А уж тем более теперь, когда она стала такой красавицей, что на нее то и дело заглядывались даже десятиклассники.

Нет, разумеется, для того, чтобы навестить свою одноклассницу, распоряжений учителя ему не требовалось, но как-то неловко было идти к ней в гости просто так, ни с того, ни с сего, по собственной инициативе. Теперь же у него появился формальный повод для такого визита, что хотя бы избавляло его от риска быть осмеянным своими же друзьями. Надо сказать, что несмотря на то, что тайно вздыхать по красивой длинноногой Ольге давно считалось у них в классе чуть ли не хорошим тоном, тем не менее открыто проявлять свои симпатии к кому-нибудь из девочек мальчишки из 8 "А" по привычке все еще остерегались. Некоторых из них уже успели принять в комсомол, а они, словно дети малые, все еще продолжали бесшабашно вырывать у девчонок портфели, дергать их за косы и задирать им юбки, не задумываясь о том, что их более развитым сверстницам давно уже требовалось нечто иное... Мальчик же, осмелившийся на открытое проявление нежных чувств к девочке, да еще и добившийся у нее взаимности, немедленно подвергался остракизму со стороны своих менее удачливых товарищей, сразу находивших в предмете недавнего тайного обожания кучу всяческих недостатков. Кроме того, Игорь почему-то полагал, что уж у него-то шансов рассчитывать на благосклонность такого очаровательного создания, как Ольга Абросимова, мало, как ни у кого.

Навязчивость же никогда не была отличительной чертой его характера. Так что специально в друзья к своей симпатичной соседке он не напрашивался, хотя охотно помогал ей решать контрольные и, при случае, давал списать домашнее задание. Делал он это, впрочем, хотя и добровольно, но не строя особых иллюзий. Ведь то, что она сидела теперь с ним за одной партой, было делом случая, а не ее сознательного выбора. Ну, в самом деле, кто он такой? Невзрачный хлюпик в толстых очках... Учится он, допустим, хорошо, и в шахматы играет неплохо, но этим все его достоинства, похоже, исчерпываются. А она... Она, как-никак, самая красивая девчонка класса, это все пацаны признают, не он один! И учится, кстати, тоже не так уж плохо. Особенно, когда у нее есть на это время. Потому что она с шести лет серьезно занимается фигурным катанием, а прошлой зимой даже заняла призовое место на каких-то ответственных соревнованиях. Ее тогда даже мельком по телевизору показали! Оля каталась по льду в коротеньком облегающем платьице, бесстрашно сверкая голой попкой перед закутанными в пальто и шубы зрителями и была так сильно накрашена, что выглядела совсем взрослой девушкой. Игорь даже не сразу ее узнал, но уж когда узнал, то не мог оторваться от экрана. Ей потом вся школа так завидовала! Куда уж тут ему... И все-таки, несмотря ни на что, сердце Игоря забилось в какой-то отчаянной надежде, когда он нажал на кнопку дверного звонка. Знал бы он, в какое необычайное приключение превратится этот его визит к однокласснице!

Дверь ему открыла сама Оля. "А-а-а, это ты? - с порога протянула она, быстро оглядев гостя с головы до ног, - Тебе чего?" Игорь замялся. "Мне... это... меня Людмила Васильевна попросила зайти... Тебя чего сегодня в школе не было?" "В больницу ходила! - сухо ответила Оля, - И завтра меня тоже не будет, можешь ей так и передать!" "Заболела, что ли?" "Вроде того... Что-нибудь еще?" "Да... У меня тут... В общем, я тебе тут принес..." "Слушай, может быть ты все-таки войдешь? - перебила его Оля, - А то с улицы дует!" Впустив Игоря, она закрыла за ним дверь и встала напротив, прислонившись к стене. Теперь уже Игорь с любопытством уставился на одноклассницу. Он, с детства привыкший видеть Олю исключительно в школьной форме (тот случай с телевизором был не в счет), впервые имел возможность наблюдать ее, так сказать, в домашней обстановке. Оля стояла перед ним в коротеньком домашнем халатике без рукавов, и Игорек тут же отметил про себя, что ножки у нее, как и положено у фигуристки, были просто потрясающие! Правда, он и раньше замечал, что в школе Оля предпочитала носить форму покороче, но все-таки не до такой степени. Если бы она знала о предстоящем визите Игоря, то наверное надела бы что-нибудь поприличнее, потому что тот халатик, который был на ней сейчас, вообще едва прикрывал трусики! Между тем в квартире из-за неработающих батарей было довольно прохладно... "Не мерзнешь, с голыми-то ногами?" - с ехидцей спросил Игорь. "А они, между прочим, не голые! - немного смутившись, ответила девочка и, приподняв на несколько сантиметров подол своего и без того короткого халата, кокетливо продемонстрировала мальчику обрез длинного, просвечивающего насквозь чулка на пристегнутых к поясу кружевных резинках, - Видал? Настоящий капрон!" Игорь скептически хмыкнул. Несмотря на то, что ему неоднократно случалось видеть женщин, бегающих в одном капроне даже по двадцатиградусному морозу, он все равно не верил, что такая несерьезная "одежда" может хоть как-то защитить от холода. Вот штаны - это другое дело!

"Кто там пришел?" - спросил вдруг громкий женский голос из кухни. "Это ко мне, мама! Из школы... - торопливо ответила Оля и тут же предложила Игорю, - Ну, что ж мы все тут в коридоре толкаемся? Давай, проходи ко мне! А то она сейчас на работу будет собираться, ей сегодня в вечернюю..." Не дожидаясь ответа, Оля шмыгнула к себе в комнату, где сразу же с ногами забралась в небольшое мягкое кресло, поджав к груди худые коленки и обхватив их руками. При этом одна из резинок на ее поясе тут же отстегнулась от чулка, но она этого не заметила. Следом в комнату вошел Игорь. Наскоро осмотревшись по сторонам, он положил тетрадки на письменный стол и уже хотел с размаху плюхнулся было в такое же кресло напротив, но вовремя остановился, чуть было не усевшись на лежавший в кресле странный предмет, напоминающий большую резиновую грелку с приделанной к ней длинной трубкой на конце. Что это за штука, и зачем он была нужна Оле в ее комнате, он спросить почему-то постеснялся, сама же Оля, как показалось Игорю, немного смутилась того, что он ее увидел, потому что, ни слова не говоря, поспешила убрать подозрительную "грелку" в тумбочку.

"Вот, держи! Тут вопросы к контрольной по алгебре за четверть!" - Игорь протянул Оле сложенный вдвое листок бумаги. Девочка быстро пробежала его глазами и отложила в сторону. "Ничего страшного! В крайнем случае, ты же мне поможешь, верно?" "Конечно, о чем разговор!" - улыбнулся Игорь. "Ну, что еще интересного было в школе?" Они поболтали о том, о сем еще минут пять. Из коридора раздался звук открываемой входной двери - это Олина мама собралась уходить на работу. "До свиданья, мамуля!" - крикнула ей вдогонку девочка. "До свиданья, доча! - отозвалась из коридора мама, - Будь умницей, на ночь ничего не кушай и не забудь позвать тетю Надю. Она поставит тебе клизму!" Уши Игоря вспыхнули... "Мама! - недовольно фыркнула Оля, - У меня же мальчик в гостях!" За дверью смущенно хмыкнули, но предпочли не рассыпаться в извинениях... "Гости могут куда-нибудь выйти! Слышишь, Ольга? Не забудь! Только не в ванной - я там белье замочила!"

Дверь за Ириной Петровной с шумом захлопнулась. Оля грустно покосилась на тумбочку. "Ох! - обреченно вздохнула она, - Опять меня мучить будут!.." В глазах гостя появилось некоторое удивление. Тем временем Оля, заметив, наконец, болтающуюся на поясе пустую резинку, свесила одну ногу на пол и принялась, не глядя на Игоря, подтягивать сползший с ноги чулок. "Знаешь, у меня обследование завтра, ну, и вот.. это самое..." - словно извиняясь, смущенно пояснила она. "Да ладно, чего там!" - рассеянно отвечал Игорь, "переваривая" только что услышанное, а заодно продолжая с интересом наблюдать, как его одноклассница дрожащими от холода пальцами пытается прицепить чулок к резинке пояса. Потом, пользуясь тем, что девочка была так увлечена этим своим занятием, что на какое-то время совсем перестала обращать на него внимание, он набрался смелости и осторожно перевел взгляд туда, где под халатиком, в темной глубине между ног Оли виднелся узенький треугольник ее трусиков... В душе Игорь понимал, что ему, воспитанному мальчику, негоже заглядывать девочкам под юбки, но зрелище показалось ему настолько завораживающим, что он ничего не мог с собой поделать!

В это время, закончив, наконец, возиться с чулком, Оля подняла глаза и, проследив направление нескромных взглядов Игоря, на всякий случай сдвинула коленки. "Все время отстегиваются и сползают! - пожаловалась она на чулки, одергивая халатик и поглаживая свои туго обтянутые капроном стройные ноги, - Вот бы мне еще новые колготки импортные купить, такие же как у Жанны! Видел? Я в таких на соревнованиях выступала..." "Нет. Я в девчачьей одежде не разбираюсь!" - честно признался Игорек. "Ну-у-у! - закатила глаза Оля, - Колготки гораздо удобнее. Красиво, тепло и никаких резинок не надо!" "А ты лучше в брюках ходи! - серьезно предложил Игорь, - Так еще теплее!" "Конечно, теплее! - согласилась Оля, - Только за брюки у нас из школы могут выгнать!" "Почему это?" -насторожился Игорь. "Да нет! - засмеялась Оля, заметив испуг на лице Игоря, - Это только к девочкам относится. А ты - носи на здоровье!" "Ну, хорошо! А девочкам-то почему нельзя? Они не люди, что ли?" "Откуда я знаю? - пожала плечами Оля, - Не разрешают, и все!" Игорь сочувственно повздыхал, поскольку чья-то идея запретить девчонкам ходить в брюках показалась ему довольно абсурдной. Ведь даже с точки зрения морали (а все взрослые, по его глубокому убеждению, были закоренелые зануды и моралисты) брюки выглядели гораздо целомудреннее юбок и чулок, а что уж говорить об удобстве!

Какое-то время Игорь и Оля, исчерпав темы для разговора, молча смотрели друг на друга. Было уже около семи часов вечера. Наконец, Игорь подумал, что делать ему тут, пожалуй, больше нечего, и уже собрался было встать и распрощаться, как вдруг Оля, бросив быстрый взгляд на часики, поднялась на ноги сама. "Подожди меня здесь минутку!" - предложила она Игорю и выпорхнула из комнаты. Из-за двери послышался приглушенный разговор - было похоже, что девочка беседовала с кем-то на лестничной клетке. Вернулась она и впрямь очень скоро, при этом лицо ее выражало озабоченность. "Так! - сказала она, обращаясь куда-то в пространство, - Тети Нади сегодня, кажется, не будет! И что же мне теперь делать, интересно?" "Какой еще тети Нади?" - не понял Игорь. "Да так, неважно..." Не обращая внимание на Игоря, она снова вытащила из тумбочки "грелку" с трубкой и повертела ее в руках. "Самой, что ли, попробовать? - пробормотала она, - Нет, самой неудобно..." Лешка сидел молча, пытаясь сообразить, о чем тут, собственно, ведется речь. И уже почти начал догадываться, но тут Оля как раз снова заметила его присутствие. На лице ее отразилось секундное замешательство. Затем, оценивающе посмотрев в его преданные глаза, она, заливаясь легким румянцем, тихо произнесла: "Игорь, можно тебя об одной вещи попросить?" "Ну?" - с готовностью кивнул Игорек.

"Игорек, тут такое дело... - замялась Оля, собираясь с духом, - В общем... Ты можешь поставить мне клизму?" Игорь аж подпрыгнул в кресле от неожиданности. "Что?!!" - не веря своим ушам, воскликнул он. "Ну, понимаешь... - запинаясь, начала Ольга, теребя в руке наконечник резиновой трубки (чувствовалось, что ей и самой было очень неловко), - Мне обычно тетя Надя ставит, а ее сегодня нет... А сама я никогда не пробовала... Поможешь мне, ладно?"

В голове Игоря пронесся шквал мыслей. Постепенно до него, наконец, стало доходить, о чем, собственно, просит его эта красивая длинноногая девчонка с доверчивым взглядом огромных синих глаз из-под светлой озорной челки... Черт возьми, это ведь, в конце концов, не домашнее задание дать списать! И не контрольную сделать! "Ну, что ты так на меня смотришь? - зарделась Ольга, - Я же тебе не целоваться предлагаю!" "Целоваться-то как раз было бы еще ничего! - лихорадочно соображал Игорь, - Но ставить клизму? Мне - ей?! Чего это она вдруг?" Один раз он видел, как это делается, но вполне приличным зрелищем увиденное назвать было нельзя... "Ведь ей тогда надо будет снять с себя трусы. Она обязательно должна будет снять трусы! - вертелось у него в голове, - Вот это да! Она что, правда не шутит?!" Тут Игорь заметил, что Оля продолжает выжидательно смотреть на него. "Ну, ладно! - махнул он, наконец, рукой, - Только учти, я в этом деле ничего не понимаю!" Вздохнув, Оля села на кровать и поджала к себе правую ногу. Полы ее короткого халатика при этом опять разъехались в стороны, вновь открывая взгляду Игоря захватывающий вид на кусочек своих ярко-розовых трусиков и туго натянувшиеся резинки от чулок.

Впрочем, сама она, похоже, перестала обращать на это внимание... "Да тут и понимать, в общем-то, нечего! - принялась объяснять она, - Смотри... Сначала надо набрать вот сюда воды... только шланг обязательно зажимом пережми, чтобы вода не вытекала. Потом засунешь вот эту трубку мне в... ну, в общем, куда надо... а дальше снимешь зажим и будешь ждать, покуда вся вода не выльется..." Оля внезапно замолчала, с отчаянным интересом наблюдая за произведенным эффектом. "Вот и все, Игорек!

Да что ты на меня так смотришь?! Что это с тобой?" Лицо Игоря и впрямь стало покрываться пятнами. Казалось, он вот-вот потеряет сознание... "Куда выльется?" - хрипло переспросил он. "Ну, туда! Внутрь меня... Понятно?" - Оля сделала неопределенный жест рукой в направлении своего живота. "Так ты это серьезно?!!" "К сожалению, да! - потупила глаза Оля, - Какие уж тут шутки..." И, немного помолчав, сбивчиво добавила: "Ты, Игоречек, не думай, я сама ужасно стесняюсь, мне это все совсем не нравится, но... Понимаешь, если клизму перед обследованием не сделать, то... Ну, в общем, плохо мне тогда будет... Я сама не могу... Так как?" Игорь судорожно сглотнул...

"Воду горячую или холодную набирать?" - громко спросил он из ванной, стараясь заглушить плеск текущей из крана воды. "Ты что - горячую?! - испуганно отозвалась из комнаты Оля, - Конечно, холодную!" Восприняв это, как руководство к действию, Игорь честно дождался, пока вода из крана пойдет прямо-таки ледяная и только после этого принялся наполнять ею резиновую кружку клизмы. Та раздувалась все больше и казалась бездонной... "А сколько лить?" - громко поинтересовался он. "Я вообще-то не знаю... Наверное, полную!" - после некоторого раздумья ответили из-за двери. "Да? Смотри, лопнешь!" - с сомнением покачал головой Игорь, глядя на льющуюся из крана струю. Игорек имел крайне скудные сведения о человеческой анатомии и сколько вообще воды можно влить в человека, не отправив его при этом на тот свет, не знал. Но для него самого даже просто выпить залпом обыкновенную поллитровую бутылку воды было тогда проблемой, в то время как в этот резиновый мешок вполне могло бы поместиться литра два, а может быть, и все три! Словом, он сильно сомневался, что в стройную и довольно щупленькую Олю может влезть столько воды. Да еще при таком противоестественном способе ее введения... Может быть, конечно, у девчонок внутри все как-то по-другому устроено, но неужели же ей от этого ничего не будет? Едва ли! У Игоря возникло ощущение, что он держит в руках орудие пытки...

Не без труда удерживая раздувшийся от воды резервуар клизмы за узкое ушко, Игорь с бешено колотящимся сердцем вошел в комнату. "Вот! Полная, как просила!" Оля посмотрела на огромную кружку с некоторой тревогой, но особого беспокойства не выказала. "Тебе не страшно?" - удивился Игорь. Девочка пожала плечами и принялась потихоньку слезать с кровати. "А я думал, что клизмы только вот такими штуками ставят!" - продолжал Игорь, изображая двумя пальцами процесс сжимания-разжимания спринцовки. "Это все для маленьких детей! - грустно улыбнулась Оля, - А я уже взрослая девушка! Ну что, начнем?" Игорь молча кивнул. "Ты только не волнуйся! - ободрила его девочка, - Представь себе, что мы в больнице, а ты доктор..."

Произнеся эти слова, Оля встала на ноги и вытащила из тумбочки круглую плоскую коробочку, навроде тех, которые гоняют по асфальту девчонки, играющие в "классики". "Вазелин" - успел прочесть Игорь. Открыв коробочку, девочка взяла в руки шланг клизмы и аккуратно смазала его пластмассовый наконечник. "Чтобы легче входил!" - чуть краснея, пояснила она. После этого девочка повернулась к Игорю спиной и, как была - в халатике и чулках, с тяжелым вздохом опустилась перед ним на четвереньки, и, грациозно выгнув спину, застыла на месте. Затем быстрым движением откинула сзади подол халата и снова замерла перед Игорем в позе напряженного ожидания... Увидев прямо перед собой попку, совершенно голую, если не считать кокетливо-узенькой полоски утонувших меж ягодиц, и потому мало что прикрывающих, розовых трусиков, мальчик потрясенно застыл на месте...

Казалось, он не в силах был сейчас даже сдвинуться с места, а не то, что прикоснуться ко всему этому! Самая красивая девочка школы САМА позволяла ему, невзрачному очкарику, беспрепятственно заглядывать ей ТУДА и делать с ней ТАКОЕ - это просто не укладывалось у него в голове! Неужели она совсем не стесняется?!! Сердце мальчика бешено забилось, перед глазами поплыл туман...

Из состояния ступора его вывел голос одноклассницы."Ну? Чего ждешь?" - довольно грубо напомнили Игорю о его миссии. "Так ведь... Может, ты тогда и трусы снимешь?" - робко спросил он, снова покрываясь пятнами и чувствуя, что сердце его готово вот-вот выскочить из груди. "Трусы? Ах, да! Извини..." Боже, она еще извиняется?!! Приспустив трусики, Оля заняла прежнюю позицию. Щеки ее покрылись румянцем. Чувствовалось, что она тоже здорово волнуется, хотя и не было понятно, отчего больше - то ли оттого, что ей предстояло перенести довольно неприятную процедуру, то ли оттого, что клизму ей собирался ставить не кто-нибудь, а ее одноклассник, к тому же сосед по парте...

"Мамочка, что я делаю? - прошептала Оля, ежась от сквозняка и буквально физически ощущая пристальный мальчишеский взгляд на своих обнаженных ягодицах, - Только бы родители не узнали! Только бы не узнали..." "Что ты там говоришь?" - забеспокоился Игорь. "Не обращай внимания, это я так... Ну, все. Кажется, можно начинать! - не слишком решительно сказала Оля и постаралась расслабиться, - Только смотри, без глупостей!" "Без каких глупостей?" - удивился Игорь. "Без никаких! Ты что, не понимаешь?!" Удивительно, но даже беспомощно стоя перед Игорем на четвереньках со спущенными трусами, она ухитрялась вести себя с ним чуточку надменно! Что имела в виду Оля, Игорь так до конца и не понял, но уточнять что-либо постеснялся... "А тебе больно не будет?" - на всякий случай спросил он, с жалостью и, в то же время, каким-то странным, не знакомым ему до сих пор, вожделением, уставившись на обнаженную попу девочки. "Не знаю, как поставишь... Я вообще-то терпеливая!" "А я думал все девчонки - плаксы!" "Не все, - возразила Оля, - И вот еще что... Засовывай поглубже. А то вдруг выскочит - весь палас водой зальем! Мама меня тогда убьет!"

"Могла бы, в таком случае, хоть клеенку постелить!" - подумал про себя Игорь, но вслух ничего не сказал и, постаравшись взять себя в руки и отбросить в сторону все мысли, так сказать, посторонней направленности, приступил к делу. Держа одной рукой тяжелый резервуар с водой на весу, другой рукой он неловко ткнул наконечником трубки куда-то в щель меж ягодиц девочки. Наконечник сразу же во что-то уткнулся... "Ниже!" - поморщилась Оля. Еще одна попытка. С тем же успехом! "Теперь выше... эй, я же сказала: без глупостей! - девочка с недовольным видом повернулась к нему, - Куда ты его суешь?! Надо - в попу, понял?" "Так а я куда?.." - недоуменно спросил Игорь, от смущения, пожалуй, уже готовый упасть без сознания. "Ну, как тебе сказать..." Последовало секундное замешательство. "Тебе, наверное, не видно? - догадалась Оля, заметив, что Игорь вынужден орудовать одной рукой, - Сейчас, подожди..." Она забросила за спину левую руку и двумя пальцами осторожно развела себе ягодицы в стороны. "Вот... Теперь видно, куда засовывать?" О, да! Теперь узенькое отверстие ее заднего прохода лежало перед Игорем, как на ладони! И даже кое что еще, о чем мальчику и думать-то было неприлично...

Смазанный вазелином пластмассовый наконечник легко протиснулся в попу девочки. Сначала Игорь ввел в кишку только его.

Потом, вспомнив о просьбе Оли, решил, что этого будет недостаточно, надавил посильнее и принялся пропихивать вглубь уже и саму резиновую трубку, и продолжал делать это до тех пор, пока во что-то не уперся. "Дальше не лезет!" - виновато сообщил он девочке. Только теперь Оля, которая какое-то время не реагировала на это явное насилие, почувствовала, что у нее внутри происходит что-то неладное. "Ой, ты же меня так насквозь проткнешь! - вскрикнула вдруг она, внезапно ощутив нарастающую тупую боль в кишках, - Решил весь шланг в меня запихнуть?" "Ну, извини! Я как лучше хотел! - Игорь виновато пожал плечами, - Ладно, успокойся... Что теперь?" Теперь Оле предстояло самое неприятное. Девочка несколько раз глубоко вздохнула животом, готовясь принять в себя воду. "А теперь открой зажим и подними грелку повыше! Чтобы текло быстрее..." - сказала она, внутренне напрягаясь.

Не успел Игорь снять зажим с вставленного в попу девочки шланга, как по телу Оли пробежала легкая судорога, а сама ее попка тут же покрылась гусиной кожей. Лицо девочки исказила недовольная гримаска. "Ой, мамочка! Ой-ей-ей-ей!!!" - застонала она, хватаясь за живот и поворачиваясь к Игорю. "Ты чего?" - испугался тот. "Игоречек, миленький! Зачем же ты ледяную воду туда налил?!" "Ты же сама холодную просила!" - возразил Игорь. "Холодную, в смысле - не кипяток!!! Но ведь не ледяную же!!! - на глазах девочки, казалось, вот-вот выступят слезы, - Знаешь, как больно?!" Игорь не знал. Ему самому клизму не никогда ставили (о чем он, признаться, совершенно не жалел), так что об ощущениях девочки в этот момент мог только догадываться.

Правда, подобного рода процедуру родители как-то раз проделали с его старшей сестрой, засунув ей в попу большую резиновую грушу и выдавив внутрь все ее содержимое, чем сестра была очень недовольна. При этом она была также недовольна и жутко стеснялась того, что маленький Игорек, особенно не таясь, нахально подсматривал за всем происходящим с ней через приоткрытую дверь комнаты. Сестра давно уже выросла, и даже поступила в институт, но Игорю до сих пор бывает смешно, когда она, бывало, принимается учить его уму-разуму. В таких случаях он почему-то всегда не к месту вспоминает ее, лежащую со спущенными трусами лицом к стене на застеленной клеенкой кровати, огромную резиновую грушу с противно пахнущей хозяйственным мылом водой в прокуренных пальцах отца и, наконец ее, сестры, протяжные жалобные стоны и оханье, доносящиеся из-за двери... Должно быть, это было и вправду неприятно! "Может быть, воду сменить?" - нерешительно предложил Игорь. Оля ответила не сразу - хотя она и испытывала сильнейший дискомфорт, но начинать всю процедуру заново ей все же не хотелось... Прогнувшись чуть сильнее и выпятив живот, чтобы дать воде свободнее вливаться внутрь, она принялась одновременно поглаживать его рукой, пытаясь таким образом хоть немного унять резь в кишечнике. Так ее учила мама... Вообще-то, приступы боли случалось с ней во время клизм и раньше, просто сегодня она была особенно сильной... "Ладно, не нужно! - решила она, когда первый спазм, наконец, отступил, - Кажется, полегче стало... Попробую дотерпеть!"

Тяжело вздохнув, Оля слегка разогнулась и уткнувшись лицом в лежащую на кровати подушку, стала ждать окончания мучительной процедуры. Из живота девочки периодически раздавалось приглушенное урчание - заполнявшая его холодная вода то и дело вызывала новые болезненные спазмы. Кроме того, "доктор" Игорь по незнанию не догадался заранее выпустить из трубки воздух, и теперь его вместе с водой загнало в кишечник Оли, что причиняло юной пациентке дополнительные неудобства. Сам же Игорь, чувствуя себя уже не доктором, а скорее, палачом, молча стоял рядом, уставившись туда, где длинный резиновый шланг клизмы скрывался в щели между пухленькими ягодицами очаровательной одноклассницы и не переставал удивляясь ее терпеливости. Ему было очень неловко перед Олей за все свои оплошности.

"Ну, как ты там?" - сочувственно поинтересовался он у девочки. Та молча пожала плечами - и так, мол, ясно, что ничего хорошего она сейчас не испытывает. "Ну, вот, что ты сейчас чувствуешь?" - продолжал допытываться Игорь. Оля удивленно вскинула брови. "Тебе ни разу клизму не ставили, что ли?" - спросила она. "Ни разу! - подтвердил Игорь, - Как-то незачем было!" "Везет же некоторым... Вот сам бы попробовал, тогда и вопросов бы не задавал!" - шутливо посоветовала ему девочка, изо всех сил пытаясь не обращать внимания на все возрастающее давление в кишках. "Нет уж, спасибо! - улыбнулся во весь рот Игорь, - Всю жизнь без этого обходился, и дальше обойдусь! Лучше ты мне расскажи, а я послушаю!" Вздох девочки больше напоминал протяжный стон... "Ну, как это тебе объяснить? Это же почувствовать хоть разок надо! Сначала просто становится холодно в животе. Потом начинает изнутри распирать, все больше и больше... Ну, и больно тоже бывает. Короче, неприятно все это до ужаса. По-моему, даже хуже, чем в противогазе бегать!" "А что, приходилось?!" - удивленно посмотрел на девочку Игорь.

"Еще бы! А ты забыл, что ли? Я тогда чуть не задохнулась!" - в голосе Оли прозвучала искренняя обида. Игорь стал мучительно вспоминать, где это он мог видеть Абросимову в противогазе. Может быть на "Зарнице" в конце прошлого учебного года... Но разве она там была? "Что, правда забыл? - продолжала недоумевать Оля, - Ну-ка, вспоминай! "Зарница", жарко еще очень было... Слушай, а может, ты болел тогда?" Игорь действительно не принимал участия в этой военной игре. После болезни его освободили тогда от физкультуры, а заодно уж и от "Зарницы". Но игру, хотя и не с самого начала, он все-таки видел, из любопытства забежав ненадолго на школьный стадион, чтобы поболеть за своих. Вот только самой Оли он там что-то не заметил... "Нет, почему же? - сказал он, - Как раз "Зарницу" я смотрел, почти всю! Кстати, какое наши там место заняли?" "Второе, кажется... Сама уже не помню!" "Слушай, а что ж ты там такое делала, что я тебя не видел?" "Совсем не видел? Жаль! Это, наверное, интересно смотрелось... А были мы там, Игоречек, с Лариской Савченко и с Жанкой Покатаевой санитарками! Знаешь, что это такое? - усмехнувшись принялась рассказывать Оля, посматривая на постепенно пустеющую кружку в руках Игоря, - Главное, сами напросились дуры... Думали - ну, руку там кому-нибудь надо будет перебинтовать или ссадину йодом намазать... А нас вместо этого заставили туда-сюда носилки с "пострадавшими" таскать! Да еще в противогазах! Представляешь?"

Вот оно что! Игорь на "Зарнице", естественно, больше следил за мальчишками, которые, нарядившись в военную форму, бесстрашно бросали друг в друга взрывпакеты и очертя голову носились по полосе препятствий с настоящими автоматами. Но он сейчас он вспомнил также, что тогда мимо них действительно то и дело пробегали какие-то незнакомые девчонки в противогазах и с красными крестами на нарукавных повязках. Специально он за ними не следил, но и совсем не обращать на них внимания, конечно, не мог. Выглядели они забавно. Формы военного образца ни для кого из девочек у военрука не нашлось, так что бегать им пришлось прямо в школьных платьицах, сверкая голыми коленками, а иногда и кое-чем поинтереснее. Даже несмотря на скрывавшие их лица резиновые маски было видно, что это занятие не доставляло им ни малейшего удовольствия: дыхание девочек-санитарок было натужным и прерывистым, а их худые ноги буквально подгибались под тяжестью нагруженных носилок. "Интересно, как же они дышат в этих штуках?" - помнится, подумал тогда про них Игорь... Со стороны все это, повторяю, выглядело в высшей степени забавно, особенно, когда какой-нибудь девочке приходилось низко нагибаться, чтобы поднять с земли носилки с еще одной такой же бедолагой в противогазе. Узнать кого-либо из них было решительно невозможно, поскольку попки "санитарок" отличались друг от друга разве что расцветкой трусиков, а сами девочки и подавно были "на одно лицо". Кто-то из пацанов даже в шутку предложил устроить на эту тему что-то вроде викторины "Кто есть кто?", вот только объявления ее результатов дождались немногие. Потому что, как объяснил военрук, санитарки, оказывается, бегали здесь не просто так, а "отрабатывали действия на зараженной местности". И по правилам игры вообще не должны были снимать противогазов до самого ее окончания!

Вообще-то это было форменным издевательством над девочками-семиклассницами, но никому и в голову не приходило протестовать. В конечном итоге, за первые полчаса игры ребятам удалось мельком увидеть потное, раскрасневшееся, как после бани, лицо всего лишь одной из несчастных "санитарок", неожиданно оказавшейся... Наташкой Брязгиной, старостой 7 "б" класса! Известная своей аккуратностью и исполнительностью, она, тем не менее, не смогла выдержать этой бесконечной пытки и после одного из забегов в сердцах сорвала с себя ненавистную маску, за что, естественно, тут же была объявлена "пораженной" и под улюлюканье команды соперников отправлена к зрителям. Остальные школьницы, несмотря на жару, духоту и ехидные реплики мальчишек, стоически не снимали противогазов до самого победного конца, хотя мучились при этом, судя по всему, ужасно. Ведь даже отдыхать в промежутках между стартами им приходилось... сидя в противогазах на поставленной в тени тополей длинной скамейке, где они, понуро свесив гофрированные хоботы и что-то мыча друг другу, приводили себя в порядок, вытряхивая из туфелек набившиеся туда камешки или подтягивая сползшие чулки. Игорь тогда, помнится, еще подумал, что их лица под масками, должно быть, тоже были такие же красные и потные, как у Наташки, но, поскольку видно этого не было, то Наташку ему было жалко, а этих безропотных и безликих девчонок - как-то не очень. В общем, зрелище это было одновременно и грустное, и смешное, и чуточку пугающее... И вот теперь выясняется, что одной из этих лысых уродин с хоботом как раз и была Оля Абросимова! Потрясающе... Игорю и в голову не могло прийти, что такая красивая девочка, как она, могла согласиться напялить на себя эту страшную резиновую маску, да еще и целый час бегать в ней, задыхаясь и обливаясь потом, на глазах у всей школы! Кто-кто, а уж Оля всегда ассоциировалась у него с чем угодно, только не с такими вещами, как война и противогаз... Но все-таки молодец она, конечно, раз такое выдержала!

"Ну, теперь вспомнил?" "Кажется, вспомнил! - кивнул Игорь, - Только кто из них была ты?" "Не узнал меня, да? - смущенно хихикнула Оля, на секунду забыв о раздувающемся от воды животе, - Ну, еще бы! Чего улыбаешься? Думаешь, легко нам было по такой жаре носилки в противогазах таскать?!" "Да ничего я такого не думаю! - запротестовал Игорь, - Мне еще тогда вас было жалко... Ты лучше тогда скажи, кто была ваша "пострадавшая"?" "Пострадавшая? Сперва была Жанка Покатаева..." "Да ну!!!" "Что, и ее не узнал? На Жанку ведь тоже противогаз напялили, а потом на носилки уложили. Она, конечно, самая маленькая у нас, но все равно же тяжело! Правда, потом мы друг друга уже по очереди таскать стали... Ты чего опять улыбаешься? Ну, да, конечно смешно - все с такими рожами!"

Усмешка, пробежавшая по лицу Игоря на этот раз никакого отношения к рассказу Оли , однако, не имела. Просто его мало-помалу начала забавлять сама сложившаяся здесь и сейчас ситуация... Согласитесь, не каждый день обыкновенному советскому школьнику случается непринужденно болтать со своей одноклассницей, в то время, как она, поминутно морщась от боли, стоит перед тобой на коленях со спущенными трусами и торчащим из попы резиновым шлангом! "Надо же - клизму самой Абросимовой поставил! Ну и дела! Рассказать кому, так ведь ни за что не поверят..."

"Да это я так, о своем... - вернулся к разговору Игорь, - Ну, и как - дотащили свои носилки?" "Дотащили... - вздохнула Оля,

- Только я упала один раз, под конец..." Вот этот момент "Зарницы" Игорь запомнил как раз очень хорошо, хотя и наблюдал его с приличной дистанции. Одна из девчонок перед самым финишем, очевидно, споткнувшись обо что-то, а может, просто выбившись из сил, вдруг выпустила из рук носилки и, эффектно сверкнув из-под задравшегося платья наполовину сбившимися в попку трусиками, кубарем полетела прямо на засыпанную керамзитом беговую дорожку. Кстати, волосы у той девочки, насколько он смог заметить, и впрямь были длинными и светлыми, точь-в-точь, как у Оли... "Так это была ты?!!" "Наверное... - пожала плечами Оля, - Там же, кроме меня, надеюсь, никто больше не падал?" "Ну, и как оно? Не ушиблась?" "Да нет, не очень... Только чулки порвала, - покачала головой девочка, - А вообще, конечно, ничего там хорошего не было. Бежишь, маска на голову давит, хобот болтается, сердце стучит, дышать нечем, резиной воняет - просто ужас! Да еще носилки тяжелые на себе тащишь... А как прибежишь - все равно же противогаз снять не дают. Только руку протянешь, а военрук уже тут как тут! Стоит, зубы скалит... А ты сидишь, как дура, с этим хоботом, даже отдышаться толком невозможно! Потом встаешь, снова куда-то бежишь... И так целый час. Я, когда все закончилось, противогаз уже сама снять не могла - к лицу прилип, честное слово! Хорошо еще, девчонки помогли... Не знаю, как я все это только выдержала?" "И правда - как?!" - подумал Игорь. "Но вот эта штука, - девочка покосилась на вставленный в попу шланг, - по-моему, еще хуже! Там хоть больно не было..." Игорь посмотрел на нее с откровенной жалостью. Казалось бы - куда уж хуже... "Да, тогда тебе точно не позавидуешь!" - искренне посочувствовал он девочке. Даже ему было утомительно держать на весу тяжелый резервуар с водой, хотя тот и стал уже заметно легче, чем вначале. А каково приходится ей? Оля согласно кивнула головой и даже попыталась изобразить подобие улыбки, но тут из ее живота раздалось глухое урчание и улыбка вновь сменилась гримасой боли... "Сколько там еще осталось?" - нетерпеливо спросила девочка. Игорь на глаз прикинул количество оставшейся в резервуаре воды. "Уже меньше половины!" - радостно доложил он. "Ну, тогда попробую как-нибудь дотерпеть до конца!" Оля стоически стиснула зубы и лишь сильнее выгнула спину, выпятив попку и запрокинув затылок. Игорю сразу бросилось в глаза, что ее живот, перетянутый эластичным пояском с резинками для чулок, уже заметно вздулся от заполнявшей его воды...

Игорь сокрушенно покачал головой. "Не пойму я все-таки, зачем тогда тебе все это надо? На фига так мучиться?!" "Мама велела! Ты же слышал..." - не вдаваясь в подробности, ответила Оля. Однако Игоря такой ответ не устроил. Мало ли чего матери велят! "Знаешь, Игорь... - после секундного колебания тихо сказала девочка, - Ты только никому не говори. У меня в кишечнике что-то не в порядке..." "Да?!" "Может быть, даже опухоль..." - еще более понизив голос, добавила Оля. "И что теперь?" "А теперь завтра будет обследование. Ко-ло-но-ско-пи-я! Знаешь, что это такое? Засунут мне в задницу шланг с лампочкой - вроде этого, только толще - и станут смотреть, что у меня внутри. Да еще будут воздухом меня через шланг надувать - говорят, так надо... Бр-р-р! Будто я им футбольный мяч! Ну вот, а чтобы там внутри все было чисто, мне сегодня целый день ничего нельзя есть, и обязательно - клизма! Вот так! А утром, наверное, еще одну поставят! Если бы ты знал, как мне все это надоело!!!" В последней фразе Оли явственно проступили истеричные нотки и Игорю даже показалось, что в глазах девочки блеснули слезы... Ого! Вон оно что... А он всегда думал, что у спортсменов железное здоровье! От неожиданности Игорь даже не знал, что и сказать на все это, поэтому просто отвел глаза куда-то в сторону. Разговор прервался сам собой, да и Оле, похоже, стало уже совсем не до разговоров...

"Грелка" в руках Игоря делалась все более легкой, но чем больше она пустела и чем больше воды вливалось в кишечник девочки, тем громче и жалобнее становились ее стоны. Нетерпеливо суча ногами, Оля одной рукой все время держалась за живот, а другой отчаянно вцепилась в спинку кровати. Ягодицы девочки судорожно сжимались, словно пытаясь перекусить вставленный в попу шланг, но тот лишь раскачивался в такт ее движениям и неумолимо продолжал вливать в нее все новые и новые порции ледяной воды... Наконец, ей стало совсем невмоготу. "Все, не могу больше! Хватит!" - тяжело дыша, взмолилась девочка, снизу вверх глядя на Игоря. Игорь покачал головой и, опустив кружку, заглянул внутрь нее. "Спокойно, Ольга! Там уже немного осталось! - с ноткой злорадства сообщил он, - Потерпишь еще чуть-чуть?" Сам он, похоже, уже был не прочь продлить страдания девочки как можно дольше, начиная получать от этого что-то вроде удовольствия. Уж очень грациозно она начинала крутить попкой, когда ей становилось особенно больно!

Надо сказать, что все, что здесь сейчас происходило, было испытанием не только для Оли. Игорю тоже нелегко было проявлять выдержку и спокойствие, оставаясь наедине с красивой девочкой и, главное, с ее беззащитной голой попкой! Как не пытался он ощущать себя всего лишь "доктором", природа упрямо начинала брать свое. В штанах у него что-то предательски набухло и затвердело, и теперь он боялся, что Оля это заметит... Правда, душе он был все еще ребенок и о том, чтобы воспользоваться ситуацией чисто по-мужски, даже не помышлял, зато пробуждающийся юношеский эротизм почему-то начал причудливо переплелетаться у него голове с подростковой жестокостью, в результате чего в голову полезла разная ерунда. Так, видимо, под впечатлением рассказов про игру в "Зарницу", Игорь вдруг живо представил себе, как надевает на стоящую перед ним на четвереньках Абросимову противогаз, толстый гофрированный хобот которого он глубоко засовывает ей в попу, а когда девочка начинает задыхаться, принимается наотмашь хлестать ее по голым вздрагивающим ягодицам! Абросимова что-то мычит и судорожно дергается, пытаясь вырваться и снять с себя противогаз, но Игорь выворачивает ей руки за спину, и...

Тьфу ты! Придет же такое в голову... Кажется, все, что он себе только что вообразил, у взрослых называется нехорошим словом "порнография", а то и как-нибудь похуже! Как и все дети, Игорь иногда мог быть жестоким к сверстникам, но ничего подобного с Олей, как впрочем, и с любой другой девочкой, он, конечно, вытворять бы не стал. Хотя... Немного проучить Абросимову за невнимание к себе, наверное, стоило бы! В самом деле, когда еще в следующий раз предоставится такая возможность? Она ведь даже пожаловаться никому не сможет... Игорь снова бросил жадный взгляд на голую попку девочки. Небось, думает, что великое одолжение ему сделала - разрешила на задницу полюбоваться? Так это, наверное, оттого, что за будущего мужчину его совсем не считает... Потому и не стесняется! И вообще, если уж на то пошло, она ведь сама его обо всем попросила? Ну, так вот тебе! И Игорь, даже не понимая, каково сейчас приходится бедной девочке, вместо того, чтобы немедленно прекратить ставшую черезчур болезненной для нее процедуру, лишь с ухмылкой поднял резервуар клизмы над самой головой, чем только увеличил напор воды.

Почувствовав, что боль в животе опять усиливается, Оля опешила. Как, она должна терпеть все это и дальше?! Ее кишечник и так уже буквально разрывало изнутри ледяной водой, с количеством которой она явно переборщила, а тут... Нестерпимо захотелось тут же выпустить из себя всю воду наружу, но Оля понимала, что тогда обязательно зальет водой дорогой импортный палас! Даже просто немедленно выдернуть из попы ненавистный шланг она сейчас не могла - в этом случае остатки воды из резервуара наверняка пролились бы туда же. Оставалось только стиснуть зубы и, осторожно поглаживая натянутую, как барабан, кожу на животе, ждать...

Игорек же, который о степени мучений Оли мог только догадываться, продолжал с интересом наблюдать, как изнемогающая от распирающей боли в кишечнике девочка с тихим подвыванием егозит коленями по полу, крутя от нетерпения покрытой мурашками попкой. Вместе с попкой продолжала колыхалась и вставленная туда резиновая трубка, что со стороны выглядело даже забавно, но только одной Оле в этот момент было известно, сколько страданий может доставлять эта проклятая трубка... "Игорь, хватит! Где зажим? Скорее зажми чем-нибудь шланг!" - снова принялась умолять она своего мучителя. Игорь оглянулся по сторонам. А ведь и правда, куда девался этот чертов зажим? Простая мысль, что можно попробовать пережать трубку пальцами, не пришла ему в голову. Зато пришла другая и, как оказалось не самая удачная... Понимая, что процедуру пора заканчивать, он не придумал ничего лучшего, кроме как... наглухо зажать руками горловину резервуара и плотно сжать его между коленями, словно выдавливая огромный тюбик с зубной пастой! Остатки воды вперемежку с воздухом устремились в шланг. В животе девочки забурлило... "Я сейчас лопну!!!" - взвыла Оля, в отчаянии забарабанив ладошкой по полу. "Да уже и так все! - радостно потряс сплющившейся опустевшей "грелкой" Игорь, - А ты терпеливая! Я думал, не выдержишь!" "Терпеливая" Ольга на комплимент не ответила, но в сторону мальчика посмотрела. Взгляд ее едва ли можно было назвать приветливым... "Ну, что? - спросил Игорь, берясь правой рукой за все еще торчащий из ее попы шланг, - Можно вытаскивать?" Судорожно пытаясь отдышаться, Оля молча кивнула, тряхнув собранными на макушке в хвостик волосами. Не особенно церемонясь, Игорь резким рывком выдернул шланг из прямой кишки девочки, чем снова заставил ее заскрипеть зубами от боли. В этот момент Оля окончательно зареклась привлекать посторонних мальчишек к проведению столь интимной процедуры, как клизма. Мало того, что этот очкарик-недотепа, словно нарочно, все время старался сделать ей больно - так ведь теперь еще, чего доброго, разболтает обо всем мальчишкам в классе! При одной мысли об этом Оля залилась краской... И зачем она только с ним связалась?! Подумаешь, обследование! Да гори оно огнем!

"О-о-о! О-хо-хо! - стонала она, натягивая на себя трусы, - Ну, Игорек... Ну ты и!.." Слов у нее уже не было. После того, как она избавилась, наконец, от мучившего ее шланга, первым ее желанием было стремглав бросится в туалет, но тут она вспомнила, что после клизмы для лучшего очищения кишечника мама всегда заставляла ее удерживать в себе воду еще как минимум пять минут. А главное, она поняла, что не может бежать в туалет... при Игоре! Попросить поставит себе клизму - может, а вот опорожниться после нее - нет! Это ведь какие же звуки он при этом услышит... Вот что показалось Оле по-настоящему неприличным! Значит, надо постараться поскорее выпроводить его отсюда. А пока хорошо бы немного полежать... И Оля с кряхтеньем полезла на кровать, перед этим еще раз поддернув трусы на бедрах так, что сзади они совершенно утонули между ягодиц,. Нет, сверкать голой задницей перед Игорем Оле давно уже надоело, да и постоянно ощущать трусы у себя в попе ей, как и большинству девчонок, было хотя и с детства привычно, но все-таки не слишком приятно. Зато теперь у нее была хоть какая-то надежда, что залезшие в попу трусики сыграют роль затычки в случае, если с ней вдруг случится внезапный конфуз! Забравшись на кровать, Оля легла на спину, согнув в коленях ноги и расставив их в стороны, чтобы уменьшить давление на разбухший из-за воды живот. Взгляд Игоря тут же снова скользнул в привычном направлении между ее ног, но девочка погрозила ему пальцем, и он вынужден был отвести глаза в сторону...

Потекли томительные минуты ожидания. В комнате было довольно прохладно, и легко одетую Олю бил озноб, да и ледяная вода внутри давала о себе знать! Оля украдкой ощупала свой живот. Он был твердый и выпуклый, словно она только что проглотила целиком небольшой арбуз! Долго она так не выдержит, а между тем Игорь, судя по всему, уходить никуда не собирался... С чувством выполненного долга он сидел, развалившись в кресле и, похоже, ждал от измученной девочки проявлений благодарности. Не дождавшись, принялся со смехом рассказывать ей какую-то глупую историю, случившуюся сегодня на уроке географии. Оля слушала его вполуха. "Он что, не понимает, что ли, что мне сейчас не до него?! - почти с ненавистью думала она, глядя на развеселившегося одноклассника, - Или он нарочно?" Пять минут давно истекли. Вода в ее животе все настойчивее просилась наружу, девочку даже начало подташнивать... Наконец, терпение Оли лопнуло. "Слушай, чего ты здесь сидишь? - довольно грубо оборвала она Игоря, медленно поворачиваясь на левый бок, - Все, Игорек! Продолжения не будет!" "Да я ничего такого и не жду... - замялся тот, - Просто поболтать с тобой захотелось!" "Ну, вот в школе и поболтаем! Ладно?" Это было не слишком вежливо, но терпеть дальше становилось невыносимо...

В дверях Игорь на секунду задержался и, набравшись смелости, попытался чмокнуть девочку в щечку. "Ты чего? - отпрянула Оля, скривив недовольную гримаску, - Не наглей!" Ишь, ты,. обиделся Игорь. Только что голую задницу подставляла, а теперь сразу - не наглей! Что за народ эти девчонки? "Ну, что ж, будь здорова!" - разочарованно попрощался Игорь, неумело стараясь казаться невозмутимым. "Пока-пока! - торопливо произнесла Оля, - Ты только никому про это не рассказывай, ладно?" "Смотря, как вести себя будешь!" - отозвался Игорь. Оторопев, Оля разинула рот! "Да успокойся ты! Уже и пошутить нельзя... Ладно, могила!" - довольно засмеялся Игорь и похлопал ее по плечу. Реакции не последовало. Тогда он, в очередной раз набравшись наглости, неожиданно хлопнул ее ладонью прямо по животу. "Ты чего руки распускаешь!" - возмутилась Оля. "Ну, тебя и разнесло! - удивленно сообщил Игорь, - Живот прямо как барабан!" "Знаю! Тебе спасибо..." - съязвила в ответ Оля. "Не за что!" - в тон ей ответил Игорь.

Повернув ключ в замке, Оля нетерпеливо распахнула перед ним дверь и, из последних сил удерживаясь от того, чтобы не начать приплясывать на месте, уже начала подталкивать Игоря на выход, как вдруг сердце ее оборвалось... "Ой, тетя Надя... А мне сказали, что вас не будет!" На пороге, приветливо улыбаясь, стояла подруга ее матери, соседка-медсестра из восемьдесят первой квартиры. "Вот умница Олечка! - затараторила она, убирая руку с кнопки звонка, - Я только подошла, а ты уже дверь открываешь! А я с работы на полчасика специально отпросилась! Меня твоя мама опять попросила обязательно сделать тебе клизму вечером и клизму утром. Ты готова? Ой, да у тебя мальчик! Ну, надо же! А я тут..." "Это Игорь, он из моего класса. Мы с ним занимались... - смущенно пояснила Оля, не уточняя, чем именно они тут только что занимались, - Но он уже уходит!" С этими словами она легонько ткнула мальчика в спину. "Здравствуй, Игорь!" - вежливо поздоровалась с ним тетя Надя. "Здравствуйте!" - буркнул в ответ Игорь и боком скользнул в дверь. "До свиданья!" - прокричал он уже с лестницы...

"Ой, как неудобно получилось! - всплеснула руками тетя Надя, - У тебя в гостях мальчик, а я тут про такое говорю!..."

"Ничего страшного! - с мысленной усмешкой возразила Оля, - Ну и что такого? По-моему, он ничего не понял!" "Нет, ну как-то все-таки... Ты уж меня извини, я не его просто не заметила..." - тетя Надя опустила глаза, демонстрирую высшую степень смущения. Потом, наконец, снова вспомнила о цели своего прихода. "Ну что ж, Олечка, иди раздевайся и быстренько залезай в ванну!" "А мне уже... - раскрыла было рот Оля, но вовремя спохватилась. Потому что вдруг ясно поняла, что скорее согласится дать поставить себе еще одну клизму, чем рассказать соседке, кто и при каких обстоятельствах поставил ей первую. Врать, что она могла сделать ее себе сама, было бессмысленно, потому что, во-первых, без посторонней помощи она этого бы сделать все равно не сумела, а во-вторых, потому что Игорь все это время находился у них в квартире и роль мальчика в этом случае становилась до неприличия очевидной... И что потом? Грандиозный скандал, стыд, срам! Горькие упреки матери, обвинения бог знает в чем, угрожающее сопение отца, издевательства старшего братца... Нет уж!

"Что - уже?" - переспросила тетя Надя. "Ничего... Я просто хотела сказать, в ванную сегодня нельзя, - морщась от боли, сообщила девочка, - Там мама белье замочила!" "Вот как? А где же мы тогда будем..." "Можно в моей комнате. Или на кухне клеенку постелить... Но только, если можно, не сейчас! - быстро добавила Оля видя, что тетя Надя уже намеревается войти, - Я тут немного приберусь... Мне подготовиться надо!" "Знаешь, Оля, вообще-то я тороплюсь..." - начала было тетя Надя, но вдруг осеклась, потому что заметила, что девочка замерла на месте и умоляюще глядит на нее в упор. Момент был для Оли по-настоящему страшным... Ведь если бы тетя Надя, которой надо было спешить на работу, решила бы сейчас проявить настойчивость и приступила к делу немедленно, это наверняка закончилось бы для ее пациентки плачевно! В лучшем случае, Олю мог ждать просто страшный конфуз, но это - только в лучшем... Потому что бежать в туалет выпускать из себя переполнявшую ее воду при тете Наде она бы, скорее всего, постеснялась из опасения оказаться разоблаченной в непристойных "играх" с мальчиками. Даже если бы тетя Надя сразу не обратила бы внимания на ее округлившийся животик, то уж шум бурлящей воды и утробные звуки, которые неминуемо несколько минут раздавались бы из уборной, сразу вызвали бы кучу вопросов, вразумительно ответить на которые Оля все равно бы не смогла. Нет, такого позора она не переживет! Но тогда, чтобы не попасться, она должна будет выдержать вторую клизму, сразу за первой, причем, не проявляя при этом излишнего беспокойства, стараясь не выпячивать свой вздутый живот и изо всех сил удерживая в себе уже влитую туда воду! Самым страшным было то, что даже если бы она, собрав всю волю в кулак, и попыталась вынести эту пытку (а она, хотя и с внутренним содроганием, именно это и собиралась сделать!), то ее и без того донельзя раздутый кишечник такого обращения выдержать бы, конечно, не смог!

К счастью, самому страшному произойти было не суждено. Видимо, в глазах девочки было столько немой мольбы и затаенной боли, что настойчивости тетя Надя проявлять не стала, подумав, что девочка просто хочет немножко оттянуть начало неприятной процедуры. "Да? Ну, хорошо! Ты, главное, не бойся! - сказала она, мельком посмотрев на часы, - Давай так. Я сейчас забегу к себе домой, переоденусь, а минут через десять вернусь. Будешь готова к этому времени?" Оля судорожно кивнула головой, непроизвольно кривясь от выворачивающей ее наизнанку боли. "Ничего, деточка... Я тебя прекрасно понимаю, - тетя Надя потрепала ее по голове, - Неохота тебе, конечно... Но что ж тут поделаешь? В конце концов, от клизмы еще никто не умирал..." Услышав эту "обнадеживающую" фразу, Оля только крепче стиснула зубы. У нее было такое ощущение, что она-то как раз вот-вот может умереть... В этот момент из ее живота некстати раздался характерный плеск и громкое урчание. Оля испуганно замерла... К счастью, к этому времени тетя Надя уже направлялась к себе. "Что-то ты пополнела! - донеслось до Оли с лестничной площадки ее голос, - Пирожки, наверное, любишь?" "Черт, заметила все-таки, дура несчастная!!!" - Оля торопливо захлопнула дверь и, хватаясь на ходу за выпирающий из-под халатика живот, стремглав бросилась в уборную...

Оля корчилась на унитазе довольно долго. Вода с шумом лилась из нее тугой пульсирующей струей и, казалось, поток этот никогда не иссякнет. Она все еще мучительно выталкивала из себя ее остатки, когда в дверь позвонили. "Тетя Надя! Уже?" Торопливо подтерев попку и натянув трусики (с удовлетворением отметив при этом, что ее живот почти принял свою обычную плоскую форму), Оля одернула халатик и пошла открывать дверь. Опорожниться до конца ей так и не удалось, но все-таки чувствовала она себя теперь значительно лучше... Как и ожидалось, на пороге стояла тетя Надя. "Ну, как? Ты готова?" - спросила она. Оле ужасно не хотелось начинать все заново, но деваться было некуда. Вздохнув, она кивнула головой и обреченно поплелась к себе в комнату...

Радикалка

Категория: Клизма

Автор: Глаша Попова

Название: Радикалка

Все пошло насмарку. Кефиры, отвары, массаж. Она с самого начала настаивала на радикльных мерах. Ей надоели все эти рассусоливания бабушки с диетой, упрашивания потужиться и уговоры не зажиматься. Халатик поверх трусиков и лифчика, полтора литра теплой воды в грелку со шлангом и наконечником, и ... приговор окончательный, обжалованию не подлежит. Растерянные бабушка и сын. Итак, предстоит клизма. Теперь-то, когда все будет, как она хочет, можно и пошутить. Вот вам замечательная водная диета, внутренний массаж и возможность позажиматься сколько душе угодно. Где наша прелестная попка? Скоренько снимаем штанишки и трусики. Оп-ля. Ложимся к мамочке на коленки. Ну-ка, а где эта дырочка, которая из себя ничего не выпускает? Вот она, дорогая. А сейчас мы проверим впустит ли она наконечник? Смотри-ка впустила. Тише, тише. Все идет как надо. Сейчас попросим бабушку поднять повыше клизму, и вода тебя хорошенечко промоет. Только не дергаться и глубоко дышать.

Эти слова были сопровождением последовательности действий. Маленький белокурый херувим был быстро раздет, перекинут через колено, распялен так, что вся попа широко раздвинулась, и в задний проход был вставлен наконечник клизмы, которая была воздета расстроенной бабушкой над испуганным и плачущим мальчиком.

Сама процедура постановки клизмы никак не вязалась с ангельским обликом мальчика. Он был такой хорошенький и чистенький, что его никак нельзя было представить в такой грубой ситуации, да еще проводимой без всякого стеснения и целомудренности. Это несоответствие и заставляло бабушку искать более гуманные методы, чем вливание в попу большого количества воды. Мать делала свое дело буднично, не очень сосредотачиваясь на происходящем. Всовывая в дергающегося ребенка наконечник, она говорила ему дежурные ободряющие слова, хотя совсем ему не сочуствовала, и была противницей всяких бабушкиных рассусоливаний.

Вставив наконечник и включив воду, мать почувствовала как членик мальчика уперся ей в голое бедро. Она пошевелила наконечником, и мальчик задергался то ли желая сползти, то ли от возбуждения. Это позабавило мать, и она, не привлекая внимания бабушки, стала шевелить наконечником, слегка выводя его и всовывая вновь. Бабушка, желая побыстрее вырвать внука из рук дочери, подняла кружку повыше и пронзаемый струей херувимчик заколотил ногами и руками и громко заорал. Мать недовольная криками сына, шлепнула его по голой попе и потребовала, чтобы он замолчал и глубоко дышал ртом. Малчик запыхтел и через несколько минут мама, сжав ему ягодицы, вынула наконечник. Она переложила сына со своих коленей на диван, и шутя предложила позажиматься как можно дольше. Взяв опустошенную клизму, она вышла из комнаты, а бабушка осталась караулить своего любимца, которого сама же только что подвергла сильным мучениям. Мальчик, лежа на животе, продолжал всхлипыать, и бабушка, как могла, успокаивала его, говоря, что все уже кончилось и если он еще немножко потерпит, то клизмочка хорошо подействует и ему будет легко и весело.

Ну, вот и все.

Младший брат

Категория: Клизма, Подростки

Автор: Александр Светловский

Название: Младший брат

Глава 1

Серёжа учился в седьмом классе средней московской школы. Это был самый обыкновенный подросток. Учился он хорошо, но в физическом развитии немного отставал от большинства своих сверстников и, нередко, на уроках физкультуры, становился предметом насмешек со стороны однокласников. Худенький, маленького роста, он завидовал тем высоким, крепким парням, которые ходили на дискотеки и встречались с девчёнками. Он хотел быть одним из них, но девушки не обращали на него ни какого внимания. Серёжа переживал, но всёже надеялся - всему своё время. Недавно ему исполнилось четырнадцать. Он не помнил своего отца. Его воспитанием занимались мама и старшая сестра Оля. Оле было девятнадцать. В отличии от брата, она была высокая, стройная, красивая девушка. Училась Оля на третьем курсе университета и уже много лет занималась художественной гимнастикой. Она не заметила как Серёжа повзрослел и продолжала относиться к нему как к ребёнку. Оля любила брата. Когда Серёжа был маленький, она, вместе с мамой, купала его в ванной, готовила ему завтраки и провожала в детский сад. Когда Серёжа пошёл в школу, она помогала делать ему домашние задания, ездила с ним на кружок рисования, где он занимался до четвёртого класса, и во многом заменяла мать, которая много работала и часто уезжала в командировки.

В тот дождливый майский день, Серёжа вернулся из школы раньше обычного. Он плохо себя чувствовал. С самого утра, боли в животе не давали ему покоя. Накануне, вечером, он был в Макдоладсе, где буквально объелся гамбургерами и жареной картошкой, которую любил больше всего на свете.

Мама была дома. Она собирала дорожную сумку - вечером она улетала в Новосибирск по работе.

- Что с тобой, Срёженька? - спросила мама.

- Не знаю. У меня болит живот и кажется температура . Наверное съел что-то.

- С тобой не соскучишься! - мама озабоченно посмотрела на сына - возьми таблетку аспирина и полежи немного.

Серёжа принял лекарство и, не раздеваясь, лёг в постель. Он ворочился с боку на бок. Боли немного утихли но тошнота не давала ему уснуть. Он лежал и слушал как дождь стучит по стеклу, как собирает вещи мама, как вернулась из института Оля.

- Лежать дальше бесполезно, - подумал Серёжа.

Он встал, и пошатываясь от усталости и плохого самочувствия, вышел в гостиную.

- Хорошо что ты встал, Серёженька, - сказала мама. - Я уже собиралась тебя будить.

- А что? - Серёжа вопросительно посмотрел на маму.

- Я хочу сделать тебе промывание желудка перед отъездом. - Оля посмотрит как это делается и, если боли не пройдут, завтра сделает тебе это сама, - ответила мама.

У Серёжи похолодело в груди: - Неужели мама собираетса сделать мне клизму?

В последний раз, Серёже делали клизму много лет назад, но он очень хорошо запомнил какая это неприятная процедура.

- Мам, а может не надо, - робко попросил Серёжа. - Мне кажется, боли стали утихать.

Серёжа знал, спорить с мамой бесполезно и лучьше этого не делать - если уж она что решила - это всё.

И тут, его как молния ударила - до него дошёл смысл мамимых слов: "Оля посмотрит как это делается и завтра сделает это сама!" - у него перехватило дыхание: "- Не может быть! - Клизму! - В присудствии Оли?!..."

Оля сидела в кресле и просматривала какой-то журнал. Она еще не переоделась после института. На ней были тёмно-синие джинсы и лёгкая белая блузка с короткими рукавами. Длинные прямые волосы, были аккуратно расчёсаны и убраны в хвостик.

Серёжа растерянно посмотрел на сестру. В её виде было что-то строгое, официальное, и вместе с тем, необыкновенно манящее и сексуальное.

- Нет! - он не мог себе этого представить "- Оля увидит меня без трусов! - Оля будет смотреть как мама делает мне клизму!" - Серёжа почувствовал как кровь приливает к щекам. Он жалобно посмотрел на маму:

- Мама, не надо, пожалуйста, не надо, мне уже лучше. - Я не хочу:

В комнате повисла напряжённая тишина. Оля делала вид что увлечена журналом, но мысли её были полностью заняты происходящим. "- Только бы мама не передумала. - Только бы она не передумала" - думала Оля. Сама не понимая почему, она ощущала лёгкое возбуждение.

Мама встала с кресла. - Это не подлежит обсуждению! - сказала она. - Пойдем, Оля, я покажу тебе что нужно для процедуры. - А ты, Серёжа, иди к себе и убери с кровати всё, кроме простыни.

Олю охватило приятное волнение. Отложив журнал, она посмотрела на брата. Серёжа выглядел жалко - испуг, растерянность и стыд отражались на его лице. Оля подошла к брату и нежно потрепала его по голове. - Не волнуйся, Серёженька, всё будет хорошо. - Это ведь совсем не больно.

Серёжа почувствовал тонкий запах её духов. "- Что теперь будет? - Неужели это действительно произойдёт?..." - путаясь в собственных мыслях, он побрёл к себе в комнату. Он убрал одеяло и подушку, сел на кровать и стал ждать. Время шло медленно. Он представил как снимит трусики, как Оля посмотрит на его повзрослевший член. "- Как это будет?!" - у него пересохло во рту, руки дрожали. "Какой стыд! - Какой стыд!" - стучало в висках. "- Как я это перенесу?!"

Он старался занять мысли чем угодно: о школе, о кино, о предстоящих каникулах, о новом велосипеде, который ему обещала подарить мама, о том, как летом поедет к бабушке в деревню и целыми днями будет купаться в речке, но не мог - мысли настойчиво возвращались к предстоящему.

Через несколько минут дверь отворилась - вошли мама и Оля. У мамы в руках был рулон полиэтиленовой плёнки, полотенце и баночка с вазелином. Оля, осторожно несла резиновый мешок, наполненный водой и напоминающий грелку, к которому был подсоединён длинный шланг с белым пластмассовым ноконечником.

Мама расстелила плёнку на кровати. - Это чтобы не испачкать простыню, - пояснила она. - Повесь клизму сюда, - мама указала Оле на вешалку-треногу возле Серёжиной кровати.

"- Какой большой наконечник!" - подумал Серёжа. "- Неужели мне вставят его в попу и вольют столько воды?!" - он робко смотрел то на маму то на сестру.

- Ну что ты встал? - мама вопросительно посмотрела на Серёжу. - Ты можешь пока раздеваться.

- А может не надо, - мама, - пожалуйста не надо - залепетал Серёжа.

- Так. - Ты разьве не видишь? - У нас уже всё готово! - оборвала его мама. - Быстро раздевайся и не задерживай меня!

Серёжа снял рубашку и стал возиться с ремнём.

- Ты можешь шевелиться быстрей? - мама стала выходить из себя.

Наконец, Серёжа расстегнул ремень и снял штаны. Он остался только в маленьких беленьких трусиках и в короткой майечке. Серёжа почувствовал холод. Его худые ноги покрылись гусиной кожей, коленки мелко дрожали. Он он заметил, как Олин взгляд скользнул вниз и немного задержался на его трусиках.

"- Интересно, как сейчас выглядит его писька?" - стараясь не выдать волнения, подумала Оля.

С тех пор, как она видела Серёжу голым, прошло несколько лет, но только теперь, она обратила внимание, что он заметно повзрослел.

"- Нет, я не могу. - Какой стыд!" - думал Серёжа.

- А можно что бы Оля не смотрела? - жалобно попросил он.

- Серёженька, не надо меня стесняться, - Оля с улыбкой посмотрела на брата - когда ты был маленький, я много раз видела тебя голеньким.

- Ну и что, - Серёжа потупил глаза. - Это было давно.

- Хватит! - Быстро снимай трусы и ложись на бок, - приказала мама.

Бедному Серёже ничего не оставалось делать. Стараясь прикрываться, он, кое-как, стянул с себя трусики и лёг.

- Оля, ты всё будешь делать сама, - сказала мама. - Лучшее обучение - это практика.

Оля молча кивнула.

- Ну вот и умница, - улыбнулась мама. - Возьми немного вазелина и смажь наконечник.

Серёжа услышал как Оля отктыла баночку с вазелином и почувствовал приятный запах.

- Здесь почти ничего не осталось, - сказала Оля.

- Ничего, на один раз хватит. - Только не забудь купить завтра ещё, - ответила мама.

- Так достаточно? - Оля нанасла тонкий слой вазалина на наконечник.

- Да, хорошо. - Теперь тебе нужно обработать Серёже попку. - Ты должна сначала смазать ему задний проход снаружи, а потом ввести палец внутрь и смазать его изнутри.

Оля присела на край кровати рядом с Серёжей.

- Оленька, ты только не волнуйся, - ласково сказала мама - она заметила как дрожат у дочери руки.

У Серёжи замерло сердце: "Неужели Оля будет это делать!"

- Подтяни колени к животу! - услышал Серёжа мамин голос.

Оля набрала немного вазелина на палец. Осторожно, одной рукой, она раздвинула Серёже ягодицы, а другой, стала нежно смазывать ему задний проход. Ей овладело странное, но приятное чувство - чувство возбуждения и интереса.

Серёжа тяжело дышал - его половой член предательски шевельнулся и стал медленно напрягаться. Олины прохладные пальчики мягко скользили вокруг его дырочки. Вдруг, Серёжа почувствовал легкое нажатие - Оля попыталась ввести палец внутрь. Серёжа непроизвольно напрягся.

- Серёженька, миленький, я же не делаю тебе больно. - Расслабь пожалуйста попку, - попросила Оля и сделала ещё одну попытку ввести палец.

Серёжа дрожал от стыда - он не мог расслабиться.

- Сергей, немедленно прекрати сопротивляться! - строго сказала мама.

Оля опять попробывала ввести палец, и снова, Серёжа, не контролируя себя, сжал ягодицы.

- Так, мне это надоело! - сказала мама.- Ты ведёшь себя безобразно, Сергей! - Нука ляг на спину!

Пытаясь прикрыть руками возбуждённый член, Серёжа повиновался.

- Разведи ноги в стороны, колени к груди! - приказала мама.

Теперь уже ничто не могло скрыть Серёжин позор. "Оля Всё видит! - Оля Всё видит!" - стучало у него в голове.

- Лежи смирно и не вздумай шевелиться! - сказала мама.

Оля, с нескрываемым любопытством, рассматривала Серёжины половые органы - его пульсирующий, возбуждённый член, немного влажную головку, яички, покрытые редкими светлыми волосиками и маленькое, блестащее от вазелина, тёмно-коричневое отверстие.

- Мальчик превращается в мужчину, - улыбнулась мама.

Оля смутилась, - она поняла что мама заметила интерес, с которым она рассматривает Серёжу.

- Да, он очень изменился, - Оля постаралась придать голосу безразличный тон.

- Сейчас расслабся, - сказала мама Серёже, и не обращая внимания на эрекцию, стала медленно вводить указательный палец внутрь.

- Видишь, Оля, в таком положении у него нет возможности сжимать ягодицы - так гораздо легче войти в анус, - прокоментировала свои действия мама.

Делая небольшие вращательные движения, мама все глубже и глубже проникала внутрь. Серёжин орган напрягся до предела, на головке появилась капелька жидкости, яички подрагивали. Серёжа тяжело дышал. Он чувствовал, как мамин палец скользит у него в заднем проходе, видел, как внимательно Оля следит за каждым маминым движением. Вдруг, мышцы внизу живота стали непроизвольно сокращаться - Серёжа почувствовал приближение оргазма. "- Только бы не кончить! - Что они обо мне подумают!?..." К счастью, мама прекратила движения и медленно вынула палец.

Оля почувствовала лёгкое разочарование - ей хотелось понаблюдать за этим ещё.

- Оля, - сказала мама, - посмотри внимательно. - Видишь, анальный проход немного расширился, - мама двумя пальцами раскрыла отверстие. - Помнишь, ты не смогла ввести палец внутрь? - мама посмотрела на Олю - попробуй теперь, чтобы понять разницу.

- Мам, а это нормально? - Оля взглядом указала на красный от напряжения, влажный Серёжин член.

- Да, ничего страшного, не обращай внимания. - Это часто случается с молодыми мальчиками.

Серёжа понял что они обсудили его эрекцию. Никогда ещё он не чувствовал себя таким беспомощным и таким униженным. Он снова почувствовал Олины руки. Чуть покачивая кистью и совершая небольшие вращательные движения, Оля осторожно ввела палец внутрь.

- Тебе не больно, Серёженька? - тихо спросила она.

Серёжа молчал - ему было очень стыдно.

Оля сделала несколько плавных движений внутрь-наружу.

- Вот и замечательно, - сказала мама. - Теперь, помоги Серёже держать ноги, тогда ему будет легче расслабить живот.

Оля взяла Серёжу под коленки и слегка потянула вверх. - Так хорошо? - посмотрела она на маму.

- Да, только держи его крепче, - ответила мама и уверенно ввела наконечник.

- Дыши глубоко! - сказала она и немного открыла крантик.

Серёжа почувствовал как прохладная вода потекла внутрь.

- Не прерывай дыхание - дыши глубже! - мама полностью открыла кран.

Серёжа почувствовал сильное давление. Он часто и глубоко дышал.

Прошла минута.

- Хватит! - прохрипел Серёжа.

- Потерпи. - Ещё немного, - ответила мама.

- Не могу больше! - Серёжа стал сопротивляться.

- Держи его крепче! - прикрикнула мама на Олю. - Сейчас всё выльется наружу!

Оля изо всех сил держала Серёжу.

- Я больше не могу! - Больно. - Больше не могу! - у Серёжи появились слёзы.

- Ещё немного, маленький, потерпи ещё капельку, ещё чуть-чуть, - пыталась успокоить его Оля.

- Всё! - Уже закончили! - с этими словами, мама вынула наконечник и сильно сжала Серёже ягодицы. - Теперь опусти ноги и полежи спокойно, - сказала она.

Серёжа лежал на спине и глубоко дышал а Оля нежно гладила ему живот.

- Вот и всё, Серёженька. Вот и всё, - шептала она ему наушко. Ослабший было половой орган, опять дал о себе знать. Подрагивая, он стал медленно увеличиваться в размерах. Нежно поглаживая Серёже низ живота и с интересом наблюдая за его членом, Оля, как-бы случайно, прикоснулась к головке. От неожиданности, Серёжа вздрогнул, член его снова встал полностью.

Прошло несколько минут - Серёжа почувствовал резкую боль в животе. "- Ещё чуть-чуть, и я не смогу удержаться" - подумал он.

- Я больше не могу! - больше не могу,- тихо постанывал Серёжа.

- Ну хорошо - можешь идти, - сжалилась наконец мама.

Еле сдерживаясь, Серёжа пулей полетел в туалет.

Глава 2

Стемнело. Мама уехала. Оля сидела в гостинной и смотрела телевизор. Серёжа лежал в постели и не мог уснуть - мысли его, снова и снова, возвращались к пережитому. Ему было стыдно и очень обидно: "Какой стыд!" - как он теперь посмотрит Оле в глаза! Он вспоминал как лежал обнажённый, как Оля смотрела на него, как смазывала она вазелином ему задний проход, как нежно гладила ему живот и как прикоснулась к его члену. Серёжа чувствовал возбуждение. Он думал об Оле. Как часто он фантазировал, представляя как она раздевается и заходит в душ. Намыливает себя, ласкает грудь, медленно скользит руками вниз по животу, по бёдрам, как поставив ногу на край ванной, ласкает себя между ног. Как часто он мечтал, хоть на минутку, увидеть её обнажённой.

Как-то раз, когда Оля была в ванной, он на цыпочках, подошёл к двери и затаив дыхание наклонился к замочной скважине. На одно лишь мгновение, когда Оля сняла халатик и зашла в душ, ему удалось увидеть её со спины - её волшебные длинные ноги и нежную упругую попку. Он даже заметил розовый след от резинки её трусиков.

Шли минуты. Поглаживая свой возбуждённый член, Серёжа предавался сладостным мечтам: Тут, он услышал, как Оля выключила телевизор и пошла к себе в комнату. - Скоро она пойдёт в душ, - подумал Серёжа и почувствовал как приятно заныло внизу живота. Он весь напрягся, прислушиваясь к каждому шороху и боясь пропустить заветное мгновение.

Наконец, Оля вошла в ванную.

- Сейчас! - подумал Серёжа.

Он встал, бесшумно подкрался к двери и, с замиранием сердца, прильнул к замочной скважине.

Он увидел Олю сбоку. В одних лишь крошечных трусиках, стояла она слегка наклонившись над раковиной. Она была совсем близко. Казалось, стоит протянуть руку и можно к ней прикоснуться. Серёжа слышал биение своего сердца. "- Сейчас она снимет трусики и я увижу её совершенно голой. - Я увижу её совсем близко. - Я смогу её рассмотреть!"

Он сунул руку в трусы и стал мастурбировать. Но тут произошло неожиданное! - Серёжа случайно тронул плечём дверную ручку. Раздался щелчок. Серёжа в ужасе отпрянул от двери и замер. Прошло несколько секунд.

- Слава богу! - Вроде не заметила - подумал Серёжа и снова приблизился к замочной скважине.

Вдруг, дверь резко отворилась. О ужас! - Ольга стояла в халате и строго смотрела на Серёжу.

- Что ты здесь делаешь? - в Олином тоне слышались металлические нотки. - Ты что, подглядывал за мной?!

Бедный Серёжа, застигнутый врасплох и всё ещё сидя на корточках, растерянно смотрел на сестру.

- Ты что, язык проглотил?! - Нука встань! - приказала Олга. - Паршивец, ты подглядывал за мной!

- Нет, что ты, я тут как раз, я хотел... - залепетал Серёжа.

- Замолчи! - резко прервала его Оля.

- Так ты платишь за всё что я делаю для тебя?! - Я ухаживаю за тобой, нянчусь с тобой, а ты подглядываешь за мной в ванной?! - Ты смотришь на меня и дрочишь! - от обиды и гнева у Оли навернулись слёзы, голос её дрожал.

- Нет, честное слово, я не подглядывал, я и не знал что ты в ванной. - Я хотел помыться, - нелепо оправдывался Серёжа.

- Сейчас же прекрати врать! - Ты что, считаешь меня дурой? - Ты думаешь я ничего не понимаю? - Ты ещё смеешь говорить "честное слово"! - Оля впервые кричала на брата.

- А ну сними трусы! - приказала она.

- Оля, зачем? - я не подглядывал...

- Не смей спорить! - Оля размахнулась и сильно ударила его по щеке.

Серёжа оцепенел - первый раз в жизни Оля ударила его. Бледнея от страха, Серёжа чуть-чуть приспустил трусики.

- Я вижу ты не понимаешь, что значит слово "снять" - с этими словами, Оля сдёрнула с него трусы до колен.

Машинально, Серёжа прикрыл ладошками свой возбуждённый член.

- Убрать руки! - тут же последовал окрик Оли.

Серёжа опустил руки вдоль туловища.

- Если ты не подглядывал за мной, как ты это объяснишь? - Оля кивнула на торчащий как кол Серёжин член.

Серёже нечего было ответить. Он стоял перед сестрой со спущенными трусами, весь красный от стыда и дрожащй от страха.

- Что, нечего сказать? Оля взяла его член в руку. - Так ты это делаешь? - она стала медленно двигать рукой вперёд-назад. - Что молчишь? - так ты дрочишь? - движения становились всё быстрей.

Серёжа тяжело дышал, бёдра его двигались в такт движениям её руки.

- Надо-же, оказывается, ты и это любишь, а я-то думала, тебе нравится только в попку, - съязвила Оля.

Бедный мальчик уже не владел собой. У него перехватило дыхание, тело его содрогалось. Сильно сжав головку, Оля, в бешенном темпе, грубо дрочила его член. У Серёжи потекли слёзы, он задыхался: - Не могу... не надо: больно, - стонал он. Оля почувствовала, как горячие струи ударили ей в руку:

Через несколько секунд всё закончилось.

Серёжа еле держался на ногах. Бёдра и живот его блестели, а с начевшего опадать члена сочилась и капала сперма.

- Надеюсь, теперь ты доволен! - злорадно пошутила Оля. - Ты ведь для этого за мной подглядывал?! - она стала немного успокаиваться. - Всёравно я этого так не оставлю! - мама всё узнает и это не сойдёт тебе с рук!

Серёжа не знал что сказать. Он прятал глаза. "Если мама узнает - это конец" - он прекрасно понимал что его ждёт!

Ладно, вытри пол и отправляйся спать, - сказала Оля и собралась было вернуться в ванную, но Серёжа остановил её. - Оль, не рассказывай маме. - Ну пожалуйста, я всё сделаю что ты захочешь, я буду хорошим:

- Хватит! - Замолчи! - Ольга строго посмотрела на брата.

- Ну пожалуйста: не надо: не рассказывай, - жалобно всхлипывал Серёжа - он выглядел как побитый котёнок.

- Ну хорошо, - сказала Ольга - сейчас марш в постель, а завтра я сама тебя накажу так, как сочту нужным. Только не думай, что тебе удалось меня разжалобить. - Я отучу тебя подглядывать!

Автор: Алех Светловскй

email: joyglad@hotmail.com

Метод доктора Блумберга

Категория: Клизма, По принуждению, Служебный роман

Автор: Килгор Траут

Название: Метод доктора Блумберга

- Дорогой доктор, мне так тяжело... Сделайте же, наконец, что-нибудь!

Закипая от ярости, доктор Блумберг вышел из палаты и решительно направился в процедурную гастроэнтерологического отделения.

- Мисс Эванс, у меня к вам будет серьезный разговор...

Лилит Эванс - худощавая рыжеволосая девушка, проработавшая в клинике доктора Блумберга отсилы полгода и уже заслужившая репутацию старательной, но довольно склочной медсестры, к тому же себе на уме - с плохо скрываемой досадой посмотрела на своего шефа. Старый плешивый зануда Дэвид Блумберг не нравился ей с первого дня работы. "Опять будет придираться!" - с тоской подумала Лилит и не ошиблась.

- Мисс Эванс, на вас опять поступила жалоба... - начал доктор, - Вы не догадываетесь, от кого?

Лицо Лилит вспыхнуло от возмущения.

- Догадываюсь, - с вызовом произнесла она, - Наверняка, миссис Романо опять чем-то недовольна? Боже, если бы вы знали, как эта противная старуха надоела мне...

- Не смейте говорить так о пациентах! - хлопнул ладонью по столу доктор Блумберг, - Да, миссис Романо не слишком приятна в общении, но это не дает вам право так отзываться о ней! Не забывайте, что ее муж - член Попечительского совета клиники! И вообще, после того, что произошло...

- Простите, доктор Блумберг, а что такого особенного произошло?

- Насколько я понимаю, хамство по отношению к больным вы давно уже перестали считать чем-то особенным! - съязвил Блумберг,

- Но речь даже не об этом... Это вы проводили сегодня подготовку миссис Романо к вечернему исследованию?

- Да, я.

- В чем заключалась эта подготовка?

- Согласно вашему распоряжению, доктор Блумберг, в два часа пополудни я сделала миссис Романо подкожную инъекцию бензадиазепина и поставила ей очистительную клизму...

Блумберг откинулся на спинке стула.

- Так вот, мисс Эванс! Теперь миссис Романо клятвенно утверждает, что ваш укол оказался для нее чересчур болезненным, а клизма имела объем не менее галлона и доставила ей невероятные страдания, причем вы продолжали вливать в нее воду даже после ее настоятельных просьб прекратить процедуру! Вы хоть понимаете, что подвергали тем самым жизнь пожилой леди реальной опасности? Теперь миссис Романо угрожает подать на нашу клинику в суд!

Рыжеволосая Лилит снова возмущенно вспыхнула.

- Эта старуха... то есть, извините, миссис Романо... что она такое говорит?! Я готова признать, что, возможно, сделала инъекцию не совсем безболезненно, но в клизме, которую я ей поставила, было не больше кварты, клянусь! Я специально взяла самую маленькую кружку Эсмарха, ее даже двенадцатилетняя Сью выдержала сегодня утром без труда. Что же касается миссис Романо, то она действительно начала жаловаться после первой же пинты, но у меня сложилось впечатление, что она делает это мне назло, и я...

- Меня поражает ваше бесчувствие! - прервал ее доктор Блумберг, - Скажите мне, мисс Эванс, вы сами когда-нибудь подвергались подобной процедуре?

- Несколько раз, - немного смутилась Лилит, - В детстве...

- И что же, в вас тоже галлонами закачивали воду?

- Разумеется, нет! Но почему вы об этом спрашиваете?

- Мисс Эванс, - медленно поднялся со стула Блумберг, - Мое терпение подошло к концу. Вы дерзите старшему персоналу. На вас жалуются больные. Скажите честно, вам нужна эта работа?

На этот раз щеки Лилит, наоборот, побледнели.

- Да, доктор Блумберг. Я очень люблю свою работу...

- Но не своих пациентов, не так ли? - Блумберг в упор посмотрел на испуганно побледневшую медсестру и продолжил, - Мисс Эванс, я предлагаю вам выбор. Или вы сегодня же будете уволены, после чего, вполне возможно, вам предстоит отвечать за свои действия в суде - или добровольно соглашаетесь ненадолго превратиться в пациентку этого процедурного кабинета. Это нужно для того, чтобы вы хоть разок на своей шкуре испытали то, что каждый раз испытывала несчастная миссис Романо, оказываясь наедине с вами... Возможно, после этого вы пересмотрите свое отношение к больным... Итак, каково будет ваше решение? Лилит раздумывала недолго. Хотя ее до глубины души возмутили незаслуженные обвинения Блумберга, но потерять работу для нее сейчас было бы катастрофой...

- Но что именно вы будете делать со мной, если я соглашусь?

- Для начала - то же самое, что вы сделали с миссис Романо. Поставлю вам галлонную клизму.

Девушка едва не потеряла сознание.

- Надеюсь, вы шутите? - тихо спросила она.

- Нет, я вполне серьезен.

- Послушайте, мистер Блумберг! - воскликнула Лилит, - Я не ставила вашей миссис Романо никаких галлонных клизм! Уверяю вас!

- Мисс Эванс, у меня нет оснований не доверять словам миссис Романо, - ледяным тоном произнес Блумберг, - Так что если вы не хотите лишиться работы - извольте снять трусики и лечь на эту кушетку. Не беспокойтесь, я запру кабинет, нас никто не увидит... А до этого настоятельно рекомендовал бы вам сходить в туалет!

- О, господи! Зачем? Я и так была там только что!

- Прекрасно. В таком случае, приступим прямо сейчас.

- То, что вы мне предлагаете - это... это...

- Вас никто не заставляет.

- Старая лгунья! - в отчаянии зарыдала Лилит, непослушными пальцами пытаясь расстегнуть нижние пуговицы халатика, - За что она меня так ненавидит?!! Доктор Блумберг, я умоляю вас... Вы же понимаете, что такой клизмы я не выдержу... Ведь вы же врач! Придумайте что-нибудь другое!

- Успокойтесь, мисс Эванс! - провел ладонью по волосам девушки Блумберг, - Вы - молодая здоровая женщина и галлон воды, закачанный вам в кишечник, серьезной угрозы для вас не представляет. Но, безусловно, послужит вам уроком на всю жизнь! Утерев слезы, Лилит обреченно легла на кушетку и замерла на ней, беззвучно шевеля губами. Казалось, она молится. Доктор Блумберг тем временем выбрал самую вместительную кружку Эсмарха и доверху заправил ее прохладной водой из-под крана.

- Здесь около двух с половиной кварт, - сказал он, - Таким образом, мне придется влить в вас по-меньшей мере две такие кружки...

Лилит похолодела от ужаса.

- Но ведь это даже больше галлона!

- Мисс Эванс, я ни на чем не настаиваю. Вы вполне можете отказаться.

Понимая безвыходность своего положения, девушка со стоном закрыла лицо ладонями.

- Во время клизмы вам разрешается принимать любые позы, стонать, даже кричать, если от этого вам будет легче, - невозмутимо продолжал доктор Блумберг, подвешивая раздувшуюся от воды кружку на высоком металлическом штативе, - но знайте, что если вы не сможете удержрать в себе воду или потребуете досрочного прекращения процедуры, то я немедленно звоню в отдел кадров!

Впрочем, учитывая значительный объем вводимой жидкости, я мог бы (разумеется, с вашего согласия, мисс Эванс!) предложить вам использовать наконечник с раздувающимся баллоном, которые обычно применяют в случае атрофии анального сфинктера. Это будет для вас не слишком комфортно, зато гарантированно избавит от опасности конфуза... Сглотнув, девушка напряженно кивнула. Сама она никогда еще такими наконечниками не пользовалась и, тем более, не испытывала их на себе, но ей страшно не хотелось потерять работу...

- Хорошо, доктор Блумберг.

Отсоединив он трубки обычный наконечник, Блумберг присоединил к ней другой, снабженный дополнительной резиновой грушей, раздувающей довольно большой шар из плотной резины, помещенный ближе к концу трубки. Все это - и сморщенный фестонами резиновый шар, и сам конец трубки - доктор обильно смазал любрикантом.

- А теперь, мисс Эванс, попрошу вас снять трусики, повернуться на левый бок и немного согнуть ноги в коленях! И, пожалуйста, расслабьтесь...

Сгорая от стыда, Лилит безропотно повиновалась. Тотчас она почувствовала, как чужие пальцы грубо раздвинули ей ягодицы, а затем в ее задний проход начал протискиваться какой-то странный инородный предмет. Довольно быстро предмет оказался внутрь нее, и сразу же вслед за этим девушка ощутила, как в ее попе начало что-то надуваться. Это было не больно, но как-то непривычно и довольно противно... Невольно обернувшись и привстав на локоток, не на шутку встревоженная Лилит увидела, как доктор Блумберг усиленно сжимает и разжимает грушу, соединенную тонкой трубкой с наконечником ее клизмы.

- Мне кажется, уже достаточно, доктор... - брезгливо поморщившись, сказала девушка.

Блумберг подергал вставленный в прямую кишку медсестры шланг и удовлетворенно кивнул.

- Я не буду учить вас, как вести себя во время клизмы, - напутствовал ее доктор Блумберг, берясь рукой за краник, -

Посоветую только сохранять спокойствие и глубже дышать животом. С Богом, мисс Эванс! Вам предстоит нелегкое испытание... Доктор щелкнул краником. Лилит чуть слышно ахнула... Впрочем, какое-то время внешне как-будто ничего не происходило... все так же неподвижно лежала на кушетке одетая в белый халат рыжеволосая девушка с поджатыми к животу ногами, все так же торчал вставленный в ее худенькую попку шланг, все так же нависала над ней огромная кружка Эсмарха, и только по слегка опавшим стенках кружки можно было догадаться, что все это время в кишечник Лилит непрерывно поступала вода! Но вскоре девушка начала проявлять признаки беспокойства, стонать и нетерпеливо сучить своими длинными ногами. Недоумение в ее взгляде сменилось страхом и затаенной болью.

Тем временем доктор Блумберг стоял рядом и продолжал бесстрастно наблюдать за процедурой. Казалось, ему было все равно, чем она закончится. Видя, что на сочувствие рассчитывать не приходится, Лилит немного успокоилась и, вспомнив, чему ее учили, принялась глубоко дышать животом, хотя это было далеко не так просто, как в самом начале процедуры. Таким образом ей удалось кое-как дотерпеть до конца первой клизмы...

- Как вы себя чувствуете, мисс Эванс? - поинтересовался самочувствием "пациентки" Блумберг, когда кружка, наконец, полностью опустела, - Надеюсь, первые две с половиной кварты не доставили вам чрезмерных неудобств? Лилит с вызовом посмотрела на своего мучителя и отрицательно покачала головой.

- Вы готовы продолжать?

- Да, - с трудом ворочая пересохшим от волнения языком, произнесла девушка. Ей ужасно хотелось в туалет, но она решила терпеть и дальше, пока у нее остаются хоть какие-то шансы.

- О кей! - доктор Блумберг немедленно наполнил кружку следующей порцией воды, - В таком случае, мисс Эванс, попрошу вас принять коленно-локтевое положение. Это облегчит дальнейшее введение жидкости в ваш кишечник! С трудом ворочаясь из-за непривычно раздутого живота, Лилит осторожно встала на четвереньки, после чего наклонила голову и медленно опустилась на локти. Ее живот тут же отвис упругим полушарием книзу и она почувствовала, что давление в кишечнике несколько уменьшилось.

- Итак, мисс Эванс, - произнес доктор Блумберг, - еще две кварты - и ваши мучения благополучно закончатся! В противном случае... впрочем, об этом лучше не думать, верно?

Щелчок пережимавшего трубку крана выстрелом прозвучал в гробовой тишине, повисшей над процедурной. Вода снова начала вливаться в Лилит, и она отрывисто застонала из-за нарастающего внутри давления. Вторая кружка оказалась для Лилит настоящим кошмаром... Таких адских мук ей не случалось прежде испытывать никогда! Несмотря на новую позу, ее кишки довольно быстро раздуло водой так, что ей вдруг показалось, что она вот-вот лопнет. Позабыв обо всем на свете, она в панике начала тужится, чтобы вытолкнуть из себя распиравшую ее воду, но надутый у нее в прямой кишке баллон плотно закупоривал ее задний проход. Вне себя от ужаса, Лилит начала было умолять доктора прекратить экзекуцию, но тот лишь немного прикрыл кран, уменьшив напор воды. Впрочем, вода и без этого вливалась теперь в Лилит достаточно медленно...

- Старайтесь сдерживать себя, мисс Эванс! - спокойно повторял доктор Блумберг, - Это был всего лишь спазм. Вам осталось еще около кварты...

В ответ Лилит лишь громко стонала. Из-за буквально раздирающей ее кишки мучительной боли она была близка к обмороку... На какое-то время девушка в изнеможении затихла, но Блумберг снова открыл кран до отказа и Лилит, вздрогнув всем телом, тут же вновь начала оглашать процедурную громкими отрывистыми стонами. Мысли ее вертелись вокруг одного. "Боже! - думала она, наклонив голову и глядя на свой раздувшийся живот, - Какой ужас! Я выгляжу, как беременная!" Голова у нее кружилась, к горлу подступала тошнота.

- Как вы себя чувствуете, мисс Эванс? - как сквозь туман, услышала она далекий голос Блумберга. Кажется, тот пытался нащупать ее пульс...

- Что? - бессмысленным взглядом посмотрела на врача Лилит.

- Каково ваше самочувствие? - повторил Блумберг, - Ведь вы, насколько я понимаю, должны испытывать сейчас... хм... некий дискомфорт?

- Я сейчас лопну! - простонала Лилит, - И если вы сейчас же не прекратите, я буду звать на помощь!

- Успокойтесь, Лилит, вас никто не услышит - ответил ей Блумберг, меланхолично протирая очки, - Да и вам обидно будет потерять работу после стольких перенесенных мук!

На глазах Лилит выступили слезы.

- Да, я мучаюсь, доктор Блумберг! - задыхаясь, произнесла она, - И Господь когда-нибудь припомнит вам мои мучения...

- Вряд ли. Ведь я всего лишь хочу научить вас милосердию! Вспомните, как вы обошлись с миссис Романо...

- Я ничего ей не сделала! - взмолилась Лилит, - Вытащите из меня этот чертов шланг!!! Блумберг демонстративно скрестил руки на груди. Тогда Лилит с мучительным стоном развернула свое негнущееся в талии туловище и попыталась выдернуть из себя трубку клизмы сама, но надутый воздухом наконечник прочно засел у нее в заднем проходе. Лилит почувствовала себя в западне...

- Вы уверены, что не сможете принять в себя еще пару пинт? - раздался спокойный голос Блумберга, - Как видите, кружка уже почти пуста...

Лилит в отчаянии уткнулась лицом в кушетку. Черт возьми, наступит ли когда-нибудь конец этой бесконечной пытке?!

- Если я сейчас умру, доктор Блумберг, то это будет на вашей совести!

Доктор ничего не ответил Лилит. Сквозь толстые стекла очков он молча смотрел то на корчащуюся от боли девушку, стоящую перед ним на коленях с поднятой кверху попкой, то на кружку Эсмарха со свисающей вниз длинной резиновой трубкой. Во взгляде доктора читалось плохо скрываемое злорадство. Ведь он прекрасно сознавал, какие нестерпимые муки испытывала Лилит, в чью загорелую попку была вставлена эта невзрачная трубка!

Тяжелое дыхание девушки перемежалось громкими стонами... Галлон влитой в нее воды буквально разрывал ее изнутри!

- Еще много?

- Еще чуть-чуть...

- О-о-о-о, мистер Блумберг... О-о-о!..

Вместо ответа прозвучал долгожданный щелчок краника. Лилит с надеждой подняла глаза. Блумберг пристально смотрел на нее.

- Вы мужественная девушка, Лилит! - произнес он, слегка потрепав измученную девушку по рыжим волосам , - Признаться, не ожидал от вас такой стойкости...

- Я сама не ожидала, доктор Блумберг! - Лилит слабо улыбнулась, - Теперь вы можете вытащить из меня эту штуку. Мне уже давно хочется в туалет...

- Не будем торопиться, - пресек доктор ее попытку сползти с кушетки, - По правилам проведения очистительной клизмы, для более полного очищения кишечника пациенту необходимо удерживать в себе воду в течение по крайней мере десяти минут после окончания процедуры. Не так ли?

- Да, но...

- Мисс Эванс, вы же сама медсестра и вам следует знать, что в нашей клинике правила проведения процедур должны выполняться неукоснительно! Поэтому попрошу вас сесть на место и, по возможности, застегнуть халат. Ваши интимные места меня, как врача, более не интересуют...

- Простите, доктор, я что же - так и буду с этим шлангом в заднице сидеть? - язвительно заметила Лилит, дергая за себя за вставленную в попу трубку, как за хвост. В душе она была готова растерзать Блумберга на месте, но сейчас из-за раздутого живота ей было трудно даже дышать!

- Разумеется, теперь вы можете извлечь трубку из вашей прямой кишки, - усмехнулся доктор Блумберг, - Но должен вам заметить, что без затычки в виде ее надутого внутри вас наконечника ваши шансы на успех будут, скажем прямо, невелики... Во всяком случае, на вашем месте я бы этого не делал... Итак, мисс Эванс, время пошло! Лилит скривилась от боли.

- Доктор! - застонала она, хватаясь за выпирающий из-под белого халата вздутый животик, - То, что вы со мной делаете - это просто бесчеловечно! Я не могу сидеть вот так, целых десять минут, с галлоном воды в животе!!! У меня внутри все распирает! Меня сейчас вырвет... Если бы вы хоть раз попробовали испытать то, что сейчас испытываю я...

- Девочка моя, - не дав ей договорить, назидательно произнес доктор Блумберг, - Я испытал в своей жизни гораздо более страшные вещи. Я пережил нацистскую оккупацию!

"Жалко, что тебя тогда не убили!" - промелькнула в голове Лилит крамольная мысль. К этому времени ее уже действительно начало серьезно подташнивать.

- Что ж, Лилит... Вы знали, на что шли, давая свое согласие подвергнуться этой процедуре! Девушка заскрипела зубами.

- Надеюсь, что эти десять минут вы проведете в раздумьях о своем непозволительном поведении в прошлом... - продолжил было доктор, но внезапно в дверь процедурной постучали. Блумберг осекся, но к двери не подошел. Однако, вскоре стук повторился, причем на этот раз был уже более настойчивым.

- Войдите! - вынужден был подать голос доктор.

- Это вы, доктор Блумберг? Понимаете, у вас здесь заперто!

Сделав Лилит знак рукой, Блумберг нехотя подошел к двери и открыл ее.

- Черт, всем время захлопывается... - натянув на лицо непринужденную улыбку, сказал он стоящему на пороге заведующему гастроэнтерологическим отделением доктору Ковальски, - Хорошо бы замок сменить, а то вот так запрешь сам себя когда-нибудь! Вы что-то хотели, Эндрю?

- Простите, босс... Мне кажется, утром я оставил здесь карту мистера Джонсона из седьмой палаты. Можно, я взгляну?

- Минуточку, Эндрю... Если вы не возражаете, я предпочел бы сначала закончить нашу беседу с мисс Эванс. Это займет не более получаса...

Ковальски довольно бесцеремонно заглянул через плечо шефа в процедурную. Увидев там сидящую на кушетке медсестру из своего отделения, он игриво сделал ей ручкой.

- Привет, мисс Эванс! Как дела?

- Прекрасно, доктор Ковальски! - криво усмехнулась в ответ Лилит, покосившись на широкую спину Блумберга.

- Понятно... - подмигнул Ковальски и выскочил из процедурной. Он так и не обратил внимание ни на смертельную бледнось

Лилит, ни на резиновую трубку, тянущуюся от кружки Эсмарха ей под халат...

"Ничего тебе не понятно, дурачок!" - с тоской подумала Лилит. Появление молодого доктора Ковальски на какое-то время отвлекло девушку от мучительных распирающих болей в животе, но с его уходом они с удвоенной яростью начали терзать ее донельзя раздутые кишки.

Наконец последние, самые тягостные минуты пытки истекли... К счастью, по их окончании ничего нового для Лилит доктор Блумберг придумывать не стал и великодушно разрешил девушке посетить туалет, предварительно показав ей, как выпускать из наконечника клизмы раздувающий его воздух. Едва она, присев над унитазом, извлекла наконечник из себя, как из ее прямой кишки ударила такая мощная струя, что Лилит испугалась, что звук этот будет слышен по всему этажу! Она провела на унитазе несколько минут, мучительно выдавливая из себя остатки воды и не переставая удивляться, как она смогла выдержать, когда все эти несметные потоки закачивались ей в задницу.

- Поздравляю вас, мисс Эванс! - высокопарно произнес доктор Блумберг, когда Лилит, как всегда стройная и подтянутая, снова появилась в процедурной, - На этот раз вам удалось доказать свое право работать в моей клинике. Надеюсь, что это послужит вам хорошим уроком и заставит пересмотреть свое отношение к работе!

- Благодарю вас за ваш урок, доктор Блумберг, - в тон ему ответила Лилит, слегка покачиваясь на каблуках из-за внезапного приступа слабости, - Но мне хотелось бы знать, многие ли из наших сестер прошли через этот ужас до того, как научились работать так, как они работают сейчас? Ведь я определенно не была вашей первой жертвой?

- Позвольте мне по этическим соображениям не отвечать на ваш вопрос, мисс Эванс. Впрочем, и сегодняшний случай я не собираюсь делать достоянием гласности...

- Понимаю, доктор Блумберг... В таком случае последний вопрос. Что может ждать меня в следующий раз, если я опять, не дай Бог, чем-то провинюсь перед обожаемой миссис Романо?

- Увольнение.

- А в качестве альтернативы?

Блумберг, прищурившись, посмотрел Лилит прямо в глаза.

- Лично вам, мисс Эванс, я намерен поставить еще одну такую же клизму - только на этот раз горячую, с крепким мыльным раствором! Впрочем, я искренне надеюсь, что делать этого мне не придется...

- И я на это искренне надеюсь, доктор Блумберг! - с чувством произнесла Лилит, - Однако должна вам заметить, что ваши методы сделали бы честь любому эсэсовскому палачу!

После чего, задыхаясь от гнева и только что перенесенного унижения, пулей выскочила за дверь.

- Мой милый Дэвид, я вижу, ты как следует проучил эту заносчивую рыжую дрянь! Сегодня она была предельно обходительна.

- Не сомневаюсь, дорогая миссис Романо! - усмехнулся доктор Блумберг, - Знаете, у меня свои методы работы с персоналом...

Радикальное лечение

Категория: Клизма, Экзекуция

Автор: * Без автора

Название: Радикальное лечение

Было мне тогда лет 6. Летом мы поехали в пионерский лагерь. Там мы-дети сотрудников общались в своей компании. Однажды Ромка, Ирка и Света затеяли какую-то игру, но меня прогнали и я на них обиделась. Ушла играть одна. Вечером разразился скандал. Иркина мама, медсестра, обнаружила у всех троих сыпь. Выяснилось, что они играли в Бабу-Ягу, варили зелье из поганок и мха, а Ромка уговорил их попробовать зелье по- настоящему. Всю троицу с ревом притащили в палату изолятора, а я из любопытства тихонечко подобралась к окну и отодвинула занавеску. Через двери и в палате, и в ванной были открыты. Девчонки ревели, санитарка тетя Маша готовила две большие клизмы-грелки, а Ромка жался в угол- ему было заготовлено особенное лечение.

Тетя Маша и медсестра прикрикнули на девчонок, перегнули их над ванной, сняли трусы и воткнули в красные от шлепков попки наконечники клизм. Ирка попробовала вырваться, но тетя Маша пару раз шлепнула ее и попытки сопротивления прекратились. Лица девчонок покраснели, им было больно-клизмы были великоваты. Наконец их отпустили на горшки. Потом процедуру повторили еще раз. Пока Ирка со Светкой сидели на горшках, тетя Маша вернулась с улицы с большим пучком крапивы.

Отстегав девчонок, тетя Маша велела им не уходить, а присутствовать при клизмовании Ромки- чтобы тому было стыдно. Она стащила с Ромки штаны и трусы и перегнула над ванной. Когда она засунула ему в попу наконечник клизмы, Ромка стал кричать и вырываться, наконечник вылетел и вода полилась наружу. Тогда тетя Маша взяла прыгалки, вставила Ромке наконечник в попу и стала стегать его, приговаривая, что это поможет ему. Потом Ромку тоже отстегали крапивой и следующий день дети провели под домашним арестом.

Баба Зина

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: Баба Зина

"Баба Зина, ну долго ты там ещё будешь? Мне тоже хочется какать!", нетерпеливым голосом спросил 12-летний мальчик и постучал в дверь уборной. "Сейчас, Женечка, сейчас тебя впущу!", послышался голос бабы Зины. Где-то спустя минуту дверь туалета открылась и из неё вышла бабушка Жени с красным, запотевшим лицом и покусанными губами. Мальчик быстро проскочил мимо бабы Зины, на ходу спустил штаны и, едва успел сесть на "толчок", как содержание его кишечника с громкой пукой вырвалось наружу. Дверь уборной второпях осталось открытой и баба Зина смогла сквозь них наблюдать на опорожняющегося внука.

"Какой же ты счастливый, Женечка - сел и сразу покакал! А я вот уже третий день подряд мучаюсь, сижу в уборной по полчаса и ничего не могу из себя выдавить!", жаловалась баба. "Баб, но ведь это значит, что тебе надо делать клизму!", воскликнул Женя."Да, наверное придется, иначе я не покакаю!", неохотно согласилась его бабушка. Потом она спросила:"А ты, Женечка, поможешь мне в этом деле?"."Конечно, помогу!", ответил внук."Ну, ладно, ты тут заканчивай какать, а я пойду приготавливать себе воду для клизмы!", ответила бабушка. Женя почувствовал, как его сердце забилось в бешенном ритме. Ему ещё не разу не приходилось помогать кому-либо делать клизму. Он вспомнил, что где-то полгода назад у бабы Зины тоже был запор и ей делали клизму, но тогда в этом принимала участие его мама, а он сам был безжалостно выставлен за дверью и впущен в комнату только тогда, когда баба Зина уже была проклизмована и покакавши, и мама вынесла ведро с содержанием кишечника бабы во двор, а сама баба Зина уже мыла устройство для клизмы. На сей раз мама была уехавши в город и обещала вернутся не скоро, а они оба с бабой Зиной уже вторую неделю жили на деревне. Стало-быть, бабе некого было попросить в помощники сделать себе клизму, как только внука Женю. В своё время бабушка со своей дочерью - мамой Жени - несколько раз были клизмовавши мальчика, когда у него был запор и он сам не мог покакать. Постепенно, Жене взрослея, работа его кишечника улучшилась и вот уже несколько лет он в клизме не нуждался. Однако обида на маму и бабушку у поцана сохранилась и где-то в глубине души он надеялся когда-нибудь реваншироватся перед его обидчицами. И вот наконец-то этот момент вроде-бы настал!

Женя встал, быстро вытер себе попу, одел штаны и отправился в комнату. Баба Зина уже грела на газовой плите кастрюлю, в которой была залита вода для клизмы и она время от времени перемешивала её деревьянной ложкой."А, Женечка, ты уже тут!", сказала баба, увидев внука, "будь добр, встань на табуретку, там в шкафу на верхней полке находится клизма, достань мне её!". Мальчик встал на табуретку, открыл шкаф и достал с его верхней полке очень пыльное резиновое устройство для клизм."Фу, как запылилось...придется её мыть!", неохотно констатировала баба Зина."Женя, ты тут помешай пока вместо меня воду, хорошо?"."А зачем её мешать?", спросил внук."Ну, видишь...я там для лучшего эффекта добавила немножно соли и растительного масла...поэтому раствор нужно размешать!". Мальчик кивнул головой и взялся за ложку, а баба начала мыть холодной водой клизму. Закончив это дело, она подошла к газовой плите, пощупала пальцем воду, сказала: "Хватит, вода уже теплая!" и выключила газ. Затем она подала в руки Жени резиновую кружку и сказала ему: "Раскрой рот кружки пошире и держи её крепко, а я буду заливать туда воду...ой, чуть не забыла, кран ведь надо закрыть!".Она закрыла пластмассовый кран в конце шланга клизмы, затем взяла обоими руками кастрюлю и влила её содержание в отверствие кружки. Жене с трудом удалось удержать клизменный прибор, который наполнился едва не до краёв и вдруг стал очень тяжелым. "Баба, сколько воды ты туда залила?", спросил внук."Как и положено, два литра", ответила бабушка."Не за много ли будет?" "Нет, меньше нельзя, надо что-бы клизма промыла все кишки до конца!", пояснила баба Зина. Затем она взяла с полки глицериновый крем и обильно намазала им наконечник клизмы.

"Его ты мне засунешь в дырочку в попе, там, где кака выходит, понятно?", она спросила внука."Да, но у меня ведь будут заняты руки, я же держу клизму!", дрожащим от волнения голосом возразил внук. "А клизму мы повесим вот здесь!", ответила баба, взяла из рук внука резиновую кружку и повесила её на в стенку вбитый крючок.

"Так, хорошо!", проворчала Зина, смотря, как шланг клизмы повис в воздухе, а его наконечник начал болтатся несколько сантиметров над полом, "пожалуй, хватит длинны, чтобы достать мне до попы!". Затем баба расстегнула пояс, задрало платье вверх, а трусики спустила вниз до колен, оголив перед мальчиком свою белую, круглую попу. "Я встану на четвереньки, а ты, Женечка, засунешь мне в сракочку наконечник и затем откроешь кран на шланге, понятно?"."Да, понятно!", полушепотом ответил Женя. Сердце у него билось в таком бешенном ритме, что казалось, вот-вот выскочит из груди. Баба, крехтя и пыхтя, встала на четвереньки, голову опустила вниз, а зад подняла вверх. Внук подошёл к ней, взял в правую руку наконечник клизмы, а левой рукой неуверенно раздвинул ягодицы бабы. Он увидел черную дырочку меж ягодиц, вставил туда наконечник клизмы и одним махом всадил его до упора. "Ой!", воскликнула баба Зина."Что, больно? Я что-то не так сделал?", испуганно спросил Женя."Всё нормально, внучек, открывай кран! У меня наверное от постоянного тужения там оброзовалась трещина, потому немножко больно было, когда ты засовывал мне в дырку наконечник", пояснила бабушка. Женя открыл кран, но вода почему-то не стало поступать в кишечник бабы Зины, как того следовало ожидать."Гм...странно!", проворчала баба, "что мы не так сделали? А, понятно, надо было выпустить воздух из шланга, мы об этом забыли, вернее я забыла!", сокрушалась Зина."Ничего, Женечка, вынимай осторожно наконечник и, как только из него появится вода, засовывай обратно мне в дырочку! Ясно?"."Ясно!", ответил Женя. Он медленно выволок наконечник из попы бабы.Вода фыркнула на пол. "Прикрой шланг пальцем...и засосывай опять мне в сраку!", приказала баба Зина. Мальчик молненостно выполнил команду."Отлично!", сказала баба Зина, почувствовав, что в кишечник начинает втекать вода, "ты молодец, Женя, из тебя могбы получится отличный санитар в больнице!". Внук покраснел и не знал, что на это ответить. Пару минут прошли в молчание, был слышем лишь шум урчащей воды, текущей по шлангу из клизмы в попу бабы и тихонькое сопение бабуси. Вдруг она застонала и, сказав внуку: "Женечка, закрой пока кран!", начала усиленно дышать через рот.

"Бабушка, что с тобой?" "Всё в порядке, Женечка, сейчас пройдет...так, можешь снова открывать кран!". "Баб, а может хватит?" "Не хватит, делай, что тебе говорят!". Внук послушно снова открыл кран. "Понимаешь, Женечка!", начала объяснять баба Зина, "там где-то в кишках был твердый каловый камень и, пока вода его не размыла, у меня были спазмы в животе. Но сейчас уже всё прошло!". Где-то через минуту баба снова попросила внука закрыть кран и опять задышала через рот. "Бабушка, не мучайся!", заговорил Женя, "кружка уже почти пустая, хватит тебе воду заливать, садись на ведро и высерайся!". "Нет, надо впустить всю воду до конца! Открой кран!". Внук выполнил приказ. Ещё где-то через полминуты баба почувствовала, что вода в кишки ей больше не поступает. "Выбери наконечник, только осторожно, не испачкай руки!", она сказала внуку. Тот медленно вытащил наконечник, который действительно был сильно вымазан калом бабы. Бабушка встала на ноги и начала ходить по комнате, попутно массируя рукой себе живот. "Спасибо, Женя, ты можешь быть свободен!", она сказала внуку. "Нет, я хочу посмотреть, как ты будешь какать!", возразил внук. "Ну, ладно, смотри, мне не жалко, только учти - сильно вонять будет!", ответила баба Зина.

Затем она вскрикнула: "Ой, нет сил больше терпеть!" и быстро села на ведро, стоящее в углу комнаты. Твёрдые куски кала, словно камни, ударились о дно ведра, затем шумно вылилась вода и с огромкой пукой вышли накопившейся газы. Комнату действительно наполнила невыносимая вонь. "Женя, открой окно!", распорядилась баба Зина. Она просидела на ведре не менее четверть часа, извергая из себя всё новые порции размягченного клизмой кала. Наконец-таки высравшись, баба Зина встала с ведра, велела Жене отнести его в уборную, а сама снова залила в кастрюлю воду и начала греть её, чтобы смыть со своей попы и промежности последствия клизмы.

Маша и Даша

Категория: Клизма, Подростки

Автор: ivan ivanov

Название: Маша и Даша

"Машенька, пора тебе выполнять данное обещание!", сказала 9-ти классница Даша, заходя в комнату, где её 5-летняя сестрёнка сидела на полу и играла с кубиками. "Какое обещание?"."Не претворяйся, мы же с тобой сегодня утром договорились, что до вечера ты покакаешь. Разве не так?". "Ну так!", неохотно согласилась сестрёнка. "Тогда садись на горшочек и тужись!", приказала ей Даша. Маша лениво встала с пола, подошла к стоящему в углу комнаты горшочку, задрала платице вверх, а колготки вместе с трусиками спустила вниз до колен. Затем девочка осторожно села на горшок. "Так, молодец! Теперь сиди и тужись! Я уйду и не буду тебе мешать!", сказала сестра Даша и ушла на кухню. Уже где-то неделю они с Машей жили в квартире одни. Отец был их бросивши незадолго после рождения Маши, а мать была вынуждена работать в нескольких местах, к тому-же её работа связывалась с длительными командировками, во время которых она была вынуждена остовлять младшую дочь на попечение старшей.

Питались девочки скудно, в основном картошкой, яйцами и кашей, потому неудивительно, что время от времени то у одной, то у другой из них возникали запоры. Даша боролась с ними с помощью касторки, глицериновых свечей и клизмы (последнюю, к счастью, приходилось применять довольно редко). Вот и сегодня вечером уже наступал 2-дневный срок с последнего опорожнения Маши "по-большому". Сегодню утром сестра заставила её выпить столовую ложку касторки, но должного действия она не оказало. "Придется ей ставить свечку, а если и это не поможет - то клизму", думала Даша, "но как я одна это сделаю? Она же будет сопротивлятся!". До сех пор, когда у Маши возникала потребность в клизме, обычно её ставила Даша вдвоём с мамой - мать держала дочку, а сестра засовывала наконечник девочке в попочку и сжимала клизменный балончик. Правда, пару раз, когда Даша была занята в школе, мама проклизмовывала Машу одна сама, хотя это ей стоила довольно больших усилий. А Даше одной клизмовать сестрёнку еще не разу не приходилось.

"Как же я с ней справлюсь?", думала Даша, "ведь мама приедет только через 3 дня! Ладно, нечего скулить раньше времени! Быть может она ещё сама прокакается", она себя тешила, хотя и слабо верила в это, поскольку знала, что запоры у её сестрёнки бывают довольно тяжелыми. "Не зовёт меня - значит результата всё ещё нет!". Даша подумала и взглянула на часы. Прошло уже 5 минут после того, как Маша былы севши на горшочек. Даша открыла холодильник, выбрала оттуда коробку со свечами, открыла её, отрезала ножом одну свечу, освободила её из упаковки и, держа свечу двумя пальцами, вернулась в комнату, где на горшке сидела Маша. "Ну, как идет процесс выполнения обещания?", она спросила сестрёнку. "Пока никак!", та задыхаясь ответила. Губы от тужения у девочки были покусаны, а личико запотевши красное. "Ну заначит, мне придется тебе помочь! Подыми попочку с горшочка!". "Что ты хочешь мне делать?", испуганно спросила Маша. "Ничего страшного, просто поставлю тебе в попочку свечечку!", ответила Даша. Сестрёнка неохотно поднялась с горшка.

Свечки ей тоже не нравились, но их она так ужасно не боялась, как клизмы. Даша двумя пальцами левой руки раздвинула ягодицы Маши, а указательным пальцем правой руки ввела свечку в анальное отверствие сестры до упора. "Ой!", застонала девочка. "Не ойкай, всё уже позади!", успокаивала её Даша, "теперь ляж на диванчик и полежи спокойно 5 минут, пока свечка не растает! Трусы одевать не надо!". Маша легла на спину, а Даша села рядом с ней и начала поглаживать животик сестрёнки круговыми движениями по часовой стрелке. "Сейчас сделаю тебе массаж, чтобы кака не задерживалосьбы в животике, а выходилобы со свечкой вместе вон!", она объяснила Маше. "Ты думаешь, это поможет?", спросила Маша. "Должно помочь!",ответила Даша, "ну, а если всё-таки нет, то сделаю тебе клизмочку и уж после неё ты обязательно покакаешь!"."Нет, не надо клизму!", закричала сестра, "я её ужасно боюсь!". "Я тоже боялась, когда была маленькой",рассказывала Даша,"а сейчас понимаю, что бывают в жизни случаи, когда без неё никак не обойтись.

Но надеюсь, что тебе на сей раз может клизма и не понадобится",она начала успокаивать Машу.

По истечению указанного времени Даша прекратила массировать живот Маши и спросила сестру: "Ну, Машенька, тебе какать ещё не хочется?". "Хочется!", с готовностью ответила сестрёнка. "Тогда вставай с дивана и садись на горшочек!", приказала ей Даша. Маша снова села на горшочек и начала тужится. Сначала в горшок впал остаток до конца не растаевшей свечки, затем из попы девочки начала вылезать длинная, твёрдая какашка. Маша стиснула зубы и после гигантских усилий ей наконец-таки удалось вытолкнуть её наружу. "Ура!". она закричала, "я покакала, смотри, Даша, я покакала! Мне не надо будет делать клизму!". "Нука покажи!", заинтересованно сказала сестра и подошла к Маше. Та подняла попочка с горшка и Даша увидела в нём толстенькую, тёмно коричневую "сарделечку", длиной где-то в 8-10 сантиметров. "Похвально!", она сказала сестрёнке, "но не думай, что так легко ты от меня отделаешся! Этого мало, ты должна выкакать ещё пару таких "сосисичек!" Садись обратно и тужись!". Маша послушно вернулась на горшок, но её усилия ещё что-то выдавить остались тщетными. "Не могу я...мне больше не выходит!", она сказала Даше. "Ну чтож, значит никуда не денешся, придется тебе делать клизму!", ответида Даша и отправилась на кухню наполнять резиновую грушу. Маша заплакала, вскочило с горшка и побежала вслед за Дашей. Та уже была вливши из крана в кружку тёплую воду и сейчас добовляла в неё пару столовых ложек касторки. "Даша, прошу тебя, не надо мне делать клизму!",слёзно умоляла Маша, "ты же видела, я покакала!"."Этого мало, Машенька!", ответила Даша, размешивая ложкой воду с касторкой, "ты не какала уже 2 дня, а выжала лишь такую маленькую какашечку, длиной в мой палец. Видать, у тебя кперкий запор, поэтому придется промыть кишечки клизмочкой!". Она достала с верхней полки клизменный балончик, сжала его и погрузила носиком в кружку. Балончик стал медленно, понемножку высасывать воду из кружки, сам при том снова обретая круглую форму. "Даш, погоди ещё немножко, я сама покакаю!", продолжала скулить Маша. "У тебя уже был дан весь день, чтоб ы это сделать!", в ответ отрезала сестра, "раз ты не смогла сама до сех пор, то сейчас сделаешь это с помощью клизмочки!".

"Нет, я не хочу клизму!". "Хочешь не хочешь, а всё равно надо!", строго ответила Даша. Резиновая груша тем временем уже была высосавши всю воду из кружки. Даша надовила на балончик, чтобы выпустить из него носика воздух, затем намазала наконечник клизмы касторовым маслом и сказала сестренке: "А ну быстро марш обратно в комнату и ложись на кровать!". Маша не послушалась, тогда Даша схватила её за руку и поволокла за собой, во второй руке держа наполненный балончик клизмы. "Глупенькая ты моя, клизма ведь не такое уж страшное дело, её можно сделать быстро и безболезненно, только надо вести себя послушно и не сопротивлятся!", она пыталась втолковать сестрёнке, но та не слушалась, лишь ревела и кричала: "Не хочу, не надо мне клизму!". Кое как дотащив сестру до кровати, Даша положила клизму на табуретку, схватила обоими руками плачущую Машу за пазухи, подняла её вверх, уложила на левый бок и начала сгибать её ножки в коленах и прижимать их к животику. Это удавалось трудно, поскольку Маша всё время дико сопротивлялась и пыталась вырватся из хватки Даши. Последняя наконец догадалась навалится своим весом на сестру, таким образом заставив её успокоится. "Не сопротивляйся, Маша, зто бесполезно! Я всё равно тебя проклизмую, только тебе будет гораздо неприятней, чем если ты меня слушаласьбы и лежалабы спокойно!", Даша шептала сестрёнке в ухо. Затем она взяла в правую руку клизму, двумя пальцами левой руки раскрыла попу Маши, резким, молненостным движением засадила наконечник клизмы сестре в дырку, заставив из-за этого её взвыть от боли и тут же обоими руками изо всей силы сжала клизменный балончик. Вода под большим давлением булькая влилась в кишечник бедной Машеньки. "Ну вот, Маша, плачь не плачь, а клизма тебе сделана!", довольно сказала Даша и выволокла носик груши из анального отверствия сестрёнки. Затем она стиснула вместе ягодицы Маши и строго приказала: "Лежи и не двигайся до тех пор, пока я не ра зрешу тебе вставать! Иначе клизма не подействует и её придется повторять! Ты ведь этого не хочешь?". Маша не это ничего не ответила, лишь тихо всхлипывала. Слёзы из глаз девочки тонким ручейком текли на подушку, лежащую на кровати. Даше вдруг стало сильно жаль своей сестрёночки. "Машенька, ну пойми же, я ведь не для этого делаю тебе клизму, чтобы причинить тебе боль! Просто как-то же надо освободить тебя от каки в животе! Ты сама виновата в том, что тебе больно, потому что сопротивляешься. Я же говорила - лежи спокойно, тогда не будет больно!", она старательно поясняла, но Маша не стала её слушать. "Отпусти меня на горшок! Мне сильно хочется какать!", она вдруг закричала. "Погоди, Машенька, ещё пару минут! Надо, чтобы водичка полностью размягчила каку в твоих кишечках. Тогда ты прокакаешся быстро и полностью!", уговаривала её Даша.

"Но я не могу...у меня болит живот!", скулила Маша. "Сделай глубокий вдох через рот, а затем медленно выдохни и боль прекоаится!", ответила ей сестра. На снй раз Маша её послушалась и действительно, ей полегчало. Спустя некоторое время Даша отпустила ягодицы сестры и та мигом вскочило с кровати и грохнулась на горшок. Содержимое кишечника Маши бурно вырвалось наружу. Вместе с водой вышли также газы и куски размягченного кала. Комнату заполнил весьма неприятный запах, но Даша его почти не замечала. Она радостно надлюдала, как сестрёнка быстро освобождается от щлаков, травивших её молоденький организм. "Выжимай всё до конца, Маша! Не остовляй ничего в животе!", она подбадривала сестру и та охотно слушалась её совету. Наконец процесс испражнения Машеньки закончился. "Даш, я кажется, всё выкакала!". "Скажи теперь спасибо клизмочке за то, что помогла тебе покакать и поцелуй её!", сказала Даша и поднесла к губам Маши резиновую грушу. "Спасибо!", прошептала Маша и поцеловала балончик. "Так, а сейчас поцелуй также мою правую руку, котрая делала тебе клизму и тоже скажи ей спасибо!", продолжала настаивать Дашаю Маша дотронулась губами до верхней части ладони сестры и ещё раз сказала: "Спасибо! ".

Это был своеобразный ритуал, который выполнялся каждый раз после того, как Маше была успешно поставлена клизма. Затем Даша помогла Маше поднятся с горшка, отвела её в ванную, долго и тщательно обмывала тёплой водой из под крана задний проход и промежность сестры, после чего вытерла всё сухой ватой, заправила колготки и трусики девочки и разрешила ей вернутся играть в комнату. Конец.

Оксана

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: Оксана

Я, студент университета, в свободное от учебы время подрабатывая репетиторов по математике. У меня было много учеников и учениц, но одна из них, по имени Оксана, мне запомнилась особенно. Это была тёмноволосая девушка с чёрными, длинными до плеч волосами, большими сиськами и громадной, круглой попой, которую время от времени так и хотелось ущипнуть или хотя-бы похлопать ладонью. Но я остерегался этого делать, поскольку Оксана была очень скромной, прямо таки пуританической девушкой, которая в отношению себя не допускала никакого кокетства. Так я пожирал её глазами во время обучения и уже свыкся с мыслю, что не суждено мне будет вступить с ней в более тесный физический контакт. Но вдруг однажды...

В тот день мы с Оксаной решали задачи по алгебре, готовясь к выпускному экзамену. Голова на сей раз у девушки почему-то работала из рук вон плохо, она допускала ошибки в самых элементарных математических действиях и решение задач у нас никак не двигалось вперёд. Наконец-то я не выдержал и спросил: "Оксана, что с тобой сегодня? Ты ещё никогда так плохо не решала! У тебя голова болит...или какие-то другого рода проблемы?". "Нет у меня никаких проблем", в ответ неуверенно проворчала девушка. "Нет, Оксана, ты меня не обманешь, я тебя насвозь вижу. Прошу тебя, доверься мне! Расскажи, в чём дело, и я сделаю всё возможное, чтобы тебе помочь! Ведь сейчас с тобой нет рядом родных и близких!". Я знал, что девушка живет в интернате, а её родители - в деревне, находящейся в 50-ти километрах от нашего города. "Саша, у меня...ой, я незнаю, как вам сказать, мне стыдно говорить об этои...", начала бормотать Оксана. "Не стыдись, Оксаночка!", я сказал и осторожно погладил ей голову, "я обещаю, что всё, что ты мне скажешь, останется между нами. Я никому больше не расскажу об этом!". "Я...мне...короче говоря, я уже третий день подряд не могу сходить "по-большому"", девушка сказала, покраснела и зарыдала. "Ах, вот оно что!", я свистнул сквозь зубы, "Ну, теперь всё ясно! Конечно, из-за этого у тебя и голова болит и живот дуется, разве не правда?".

"Правда!", призналась Оксана и опять густо покраснела. "Ну чтож, с кем не бывает", я спокойно продолжал разговор, "конечно, живешь одна, питаешся в основном сухим пойком, не удевительно, что животик запоролся. Но эту проблему легко можно исправить. Тебе следует поставить хорошую клизму и сразу наступит облегчение!". "Наверное вы правы, Саша!", нехотя согласилась Оксана,

"придется мне обратится к интернатовской медсестре.Ой, сегодня она, кажется, уже не работает!", девушка взглянула на часы. "Это верно - уже поздно!", я сказал, "к тому-же, зачем тебе тревожить медсестру по таким пустякам? Ведь клизму тебе и я могу сделать, причем сразу же, сейчас!". "Вы мне - клизму?!", воскликнула Оксана, "ну нет, вы же мужчина, я вас стесняюсь!". "Врачи в основном все мужчины, многие из них работают также гинекологами. Зато медсестры и санитарки почти всегда женщины. Ну и что с того? Когда нужно оказывать помощь больному, то не время обращать внимание на разность полов или излишнюю стеснительность!", я начал уговаривать девушку. Оксана собиралась что-то возразить, но вдруг её живот, видно, скрутила дикая спазма, она застонала и сказала: "Ладно, Саша, мне, конечно, будет очень стыдно...но до утра терпеть мне слишком трудно...я согласна, чтобы вы мне делалибы клизму!" "Ну, вот это уже другой разговор!", я ответил, весь дрожа от волнения - мне и не снилось, что так легко удастся её уговорить, "тогда незамедлительно преступим к делу! Пойдём со мной в ванную комнату!". Я встал со стола, взял Оксану за руку и повёл за собой в ванную. Там на верней полке находился шкафчик, в котором лежала резиновая кружка, пригодная как для грелки, так и для клизмы. Я открыл дверь шкафчика, выбрал оттуда клизменный прибор и сказал Оксане: "Снимай штаны и залезай в ванну! Счас я наполню водой кружку и начнем процесс клизмования!".

Я открыл кран и стал заливать в кружку прохладную воду, а Оксана расстегнула пояс, открыла молнию брюк и медленно освободила от них сначала левую, затем правую ногу. Потом она засунула пальцы за резину бедых трусиков и спустила их до колен. Громадная голая попа девушки, а также тёмный холмик меж её ног предстали перед моими глазами и я смотрел на них не отрываясь, не замечая при том, что кружка уже полная и вода идёт через её края. "Так хорошо...или трусики тоже совсем снять?", полушепотом спросила Оксана, вернув меня назад к реальности. "Хорошо, Оксаночка!", я ответил, подумав, что со спущенными трусиками она выглядит более сексуально, чем вообще без них, "залезай теперь в ванну, становись на колени и поворачивайся ко мне попочкой!". Я закрыл кран, снял со стенки зеркало, висящее на крючке, и вместо него повесил клизму.

Оксана тем временем залезла в ванну, повернулась ко мне своим великолепным задом, встал а на колени, а руками впёрлась в края ванны.

"Молодец, Оксаночка!", я сказал, "только головку, если можешь, опусти ниже, а попочку подыми вверх!". Девушка послушалась.

Я взял с полки коробочку с вазелиновым кремом, открыл её, густо намазал им указательный палец правой руки, двумя пальцами левой руки раздвинул огромные ягодицы Оксаны и ввёл намазанный палец в анальное отверствие девушки. Вымазав внутренние стены заднего прохода Оксаны вазелином, я выволок палец, ещё раз взял им порцию крема и на сей раз намазал его на пластмассовый наконечник клизмы. Затем я быстрым, резким движением ввёл его в сраку девушки. Так как на шланге отсутствовал зажим, то вода из кружки под давлением сразу же начала поступать в кишки Оксаны. "Ну, как клизма - работает?", я спросил девушку. "Да, всё нормально, вода идёт в кишечник", она ответила. "Скажи ка, Оксана", я поинтересовался, "а вообще тебе часто приходится делать клизмы?". "Ну как вам сказать...", девушка смутилась,"не очень часто, но где-то 2-3 раза в год получается". "И кто тебе обычно их делает?". "Мама, а если её нет рядом, то бабушка. Вы первый посторонний человек, к тому-же мужчина, кто делает мне клизму", она призналась. "Ничего, Оксаночка, я обещаю, что проклизмую тебя лучше всех. Будешь срать на три метра против ветра!", я вспомнил где-то слыханную поговорку. "Ой, мне, кажется, уже хочется этого делать!", заскулила Оксана, "а там в кружке ещё много воды?". "Половина, а то и больше", я ответил, "тебя разве мама и бабушка не учили, что делать в случаях, когда становится трудно удержать клизму? Дыши глубоко через рот!". "Верно, я знаю об этом!", девушка согласилась и, действительно, глубоко задышала ртом. Тут я заметил, что наконечник клизмы начинает медленно вылезать из попы девушки. Я засунул его обратно в дырку и стал придерживать двумя пальцами правой руки. "А самую первую тебе поставленную клизму ты помнишь?, я вдруг спросил.

"Ой, в детстве мне их часто ставили!", Оксана вздохнула, "я не могу вспомнить, когда это произошло в первый раз, но отлично помню, как мама меня силой укладывала на левый бок, как я плака ла и вырывалась, как она звала на помощь бабушку, как вдвоём они меня одолевали, затем мама раскрывала мне ягодицы и силой заталкивала в дырку наконечник...мне было больно, я кричала...затем вода наполняла мне кишки и жутко хотелось срать...но меня держали, не пускали на горшок...ой, это было ужасно". "Но теперь то ты признаешь, что твоя мама с бабушкой тогда делали правильно?", я продолжал расспраживать девушку."Да, признаю!", она неохотно согласилась, "что же остается делать, если у ребёнка запор и он сам покакать не может? Видать, мне своим детям тоже придется делать клизмы...без этого ведь никто наверное ещё не вырос". Я подумал, что сам лично не могу вспомнить, когда и вообще ли мне в детстве делали клизму, но решил лучше помалкивать об этом. Вода в кружке тем временем стремительно убывала, она уже была почти пустая и, когда Оксана спросила: "Ну, может хватит?", я согласился, что хватит, снял кружку со стены и выволок наконечник из отверствия девушки. Моя ученица уже намеревалась выпрыгивать из ванны и бежать в туалет, но я сжал вместе обоими руками её большие, круглые ягодицы и сказал девушке: "Куда ты, Оксаночка, разве забыла, что надо 5 минут потерпеть?". "Ах да, конечно!", она была вынуждена согласится.

Всё указанное время я держал сжатыми её ягодицы, а Оксана глубоко дышала через рот. Когда 5 минут прошло, я взял с пола ведро, поставил его в ванну и велел девушке садится на него и тут же опорожнятся. Оксана смутилась и хотела, наверное, отказатся, но тут её так сильно припёрло, что она камнем упала на ведро и шумно извергла в него содержание своего кишечника. Комнату наполнила ужасная вонь, от противного запаха застоявшевося в кишках кала меня едва не вырвало. Я открыл дверь ванной и вышел на кухню подышать у открытого окна свежем воздухом. Когда через несколько минут я вернулся обратно, Оксана уже была вставши с ведра и ладонью подмывала водой из под крана свою промежность и задний проход. Увидев меня, она густо покраснела и сказала: "Спасибо, Саша, огромное, вы меня избавили от мук! Я даже представит ь не могла, сколько дерьма внутри меня сидело!". "Не стоит благодорить, это же естественно, что я тебе помог!", я ответил, затем взял в в руку ведро и отнёс его в туалет. Выливая содержания ведра в унитаз, я увидел плавая в мутной воде много толстых, твёрдых какашек, которых бедной Оксане самой, без клизмы, наверное никогда не удалосьбы выжать". Затем я спустил воду в бочке и вернулся снова в ванную. К моему удивлению, Оксана всё ещё стояла в ванне полураздетой, со спущенными до колен трусиками. "Саша, а можно я приму душ после клизмы?", она спросила. "Конечно, можно!", я ответил, "я даже могу потереть тебе спинку"."Да я и сама могу", проворчала Оксана, затем сняла джемпер, открыла лифчик, показав во всей красе мне свои белые, круглые сиски, и полностью освободилась от трусиков. Ногая ученика взяла мыло, мочалку и начала ими обрабатывать своё тело. Сначало я смотрел, как девушка сама намыливается, затем взял из её рук мочалку и стал натирать ей спинку, потом пошёл вниз, раскрыл её ягодицы, обильно намылил там и даже снова засунул свой палец ей в сраку. Оксана на это ничего не возражала, лишь тихо стонала, как мне показалось, на сей раз от удовольствия. Затем я включил душ, смыл пену с всего тела Оксаны, дал ей полотенцо, велел вытерется им, одется и вновь возвращатся в комнату, чтобы прололжать решать алгебру.

После клизмы мозг девушки работал как компъютер, мы быстро решили все задачи и Оксана отправилась к себе домой, в интернат.

Весёлая осень

Категория: Клизма, Инцест

Автор: Макашима

Название: Весёлая осень

Начало октября, старый заброшенный парк построенный ещё при коммунистах, сейчас мало кто посещал и по этому его облюбовали роллеры, одним из которых являлся Дмитрий. Диме было десять лет, он не отличался большим ростом или широкими плечами, так обычный мальчишка со светлыми волосами и правильными чертами лица. Не смотря на свой возраст он очень ловко скакал по перилам на своих роллах и уже знал пару трюков выполняя один из которых случилось не предвиденное. Подпрыгнув и делая оборот вдруг, не понятно откуда взявшаяся птица пролетела в полуметре от его лица, он потерял координацию и всем своим весом приземлился на левое колено. Ужасная боль пробила всё его тело от макушки до пят, ведь именно на этом колене у него был экзостоз (это такая нарость на кости, с ней можно прожить всю жизнь единственное условие не травмировать) Дима упал и потерял сознание. Очнулся он уже дома, на диване, его принесли друзья, один из которых вместе с матерью и сестрой "горе экстримала" стоял рядом.

- Ну что, пришёл в себя, а мы уж собирались скорую вызывать. - Натянутым голосом произнесла мать, осудительно качая головой.

- Когда же ты прекратишь это дурень, мы ведь всё время за тебя волнуемся, а ты ещё и такое выкидываешь. - Несколько слёз скатились по щеке сестры и она убежала в свою комнату.

Юля очень любила своего брата, даже больше чем мать, если это возможно. Сама мысль о там, что с ним что то случиться заставляла её передёргиваться и она всегда осуждала увлечение брата коньками, но и сделать не чего не могла, даже то что она на восемь лет его старше не давало ей не какой власти над сорванцом. Дима тем временем уже полностью пришёл в себя и решил наконец оторвать свой зад с дивана и пойти на кухню что-нибудь съесть, но только он согнул своё "любимое" колено, как тут же услышал хруст и отголосок той боли вернулся заставив мальчика издать протяжный стон, который услышала мать.

- Врачи же говорили тебе быть аккуратней с этим местом. - Теперь слёзы покатились по лицу матери. Она понимала, что не чем хорошим эта история не закончится. - Завтра первым делом в больницу. Лежи на диване, я принесу тебе поесть. - Мать медленным шагом пошла на кухню, размышляя о ситуации.

До девяти часов вечера Дима лежал на диване, его терзали разные мысли, что скажет врач, какое лечение он назначит, но больше валяться смысла не было, да и очень хотелось в туалет. Поборов чувство боли мальчик хромой походкой поплёлся из зала. Мать уже легла и почти заснула. Сделав свои дела в туалете Дмитрий направился в ванную, почистив зубы он пошёл спать, но заметив слабо горящий свет в комнате систры решил туда заглянуть. Дверь была слегка приоткрыта и почти вся комната просматривалась. На кровати с боку, свесив ноги на пол, абсолютно голая, в свете ночной лампы сидела Юля. Она была красивой девушкой, среднего роста, с хорошей фигурой у неё была прекрасная, уже сформировавшаяся грудь второго размера, слегка полноватые, но не широкие загорелые бёдра и крашенные в светлый цвет волосы блестели, отражая свет ночника. Дима замер, ожидая продолжения. Систра, тем временем взяла баночку с каким то кремом и лёгким движением руки сняла с неё крышку. Обмакнув в креме кончики пальцев правой руки, поставила банку на тумбочку. Вытерла пальцы о левою ладонь, проделов тоже самое с другой рукой, она слегка откинулась назад и поставила ногу на кровать. Диме открылся вид на её прекрасно выбритую промежность, от чего у него перехватило дыхание, он и раньше подглядывал за сестрой, но щёлочку её видел впервые. Юля закрыла глаза и начала втирать крем. Сначала шея, потом плавными движениями перенесла руки на плечи и вот наконец коснулась груди. Она тщательно и очень нежно мяла свои прекрасные холмики, не пропуская не миллиметра, не спеша втирала крем. От таких ласк её соски напряглись и слегка увеличились, она мяла их иногда пощипывая. Руки скатились ниже растирая живот, немного поиграв с кольцом в пупке правая рука скользнула вниз и средний палец оказался во влагалище, левая рука вернулась к груди, поминая её ритмичными движениями. Ещё пол минуты Юля, оперившись на спинку кровати, запрокинув голову и не открывая глаза получала удовольствие, после чего скатилась на подушку и продолжая себя поглаживать, укрылась одеялом. Дима был сильно возбуждён, лишь одна мысль крутилось в голове, надо скорее подрачить, но сделав шаг к своей комнате больная нога дала о себе знать, боль тут же отбила всё желание. Он с трудом добрался до кровати и заснул.

Когда Дима проснулся солнце уже вовсю освещало комнату, наверное уже полдень подумал он и тут же вспомнил увиденное вчера, немного помечтав он также вспомнил о своей ноге, которая вроде и не болела. Только бы всё прошло, повторял он про себя сгибая колено, нет всё так же, боль, хруст. Ладно делать нечего, придётся идти к врачу.

- Вставай лежебока, иди завтракать, я уже записала нас к хирургу. - Донёсся из кухни голос матери. - Мы должны там быть через два часа.

Доктор долго и внимательно осматривал колено, как только этот старик не издевался, было такое чувство будто он здесь на месте достанет эту дрянь из ноги вспотевшего от ужасных мук парнишки.

- Ладно, одевай штаны. - Сказал врач и повернулся к матери. - Ну что мне вам сказать, у него косно-хрящевой экзостоз, сместившийся в результате той травмы, теперь он соприкасается с костью, от сюда хруст и боль. Да не расстраивайтесь так, прооперируим и всё будет хорошо.

- А без этого не как? - Уже сквозь слёзы шептал Дима.

- Нет не как. - Отрезал доктор. - Не бойся, я часто такие операции делаю. Ещё потом спасибо скажешь, что вовремя убрали.

Но Дима его уже не слушал, в голове крутилось это страшное слово операция. Идя по улице мама, держа за руку сына старалась его успокоить, приободрить, но это ей не удавалось, мальчик был полностью погружён в свои мысли. Придя домой они всё рассказали сестре, Юля очень расстроилась, этот вечер в доме все молчали. А через несколько дней.

Дима лежал на больничной койке в трехместной палате, одна кровать была свободна, на другой располагался Артём. Ему было пятнадцать, его уже прооперировали и через неделю выпишут, это был не плохой парень, по натуре весельчак, постоянно рассказывал анекдоты. Ему удалось то, что не удавалось матери и сестре Димы, вернуть ему чувство юмора, которое после визита к врачу улетучилось. Было уже пол шестого вечера, приёмные часы закончились и родственники были вынуждены покинуть больницу. Дима знал, что они придут к нему утром ещё раньше врачей, но всё равно тосковал.

- Тебя зовут Дмитрий? - Голос вошедшей медсестры прервал размышления.

- Да, это я.

- Отлично, после шести нечего не ешь, в десять тебе назначена клизма. Ты понял? - Она слегка улыбнулась и уже собралась уходить.

- Нет, не понял. - Приведённые в порядок мысли мальчика снова перемешались. - Какая клизма? Мне колено будут оперировать.

- Такие правила, всем перед операцией делают очистительную клизму. Есть у тебя ещё вопросы?

- Вы будите делать?

- Я буду помогать. Клизму тебе поставит старшая медсестра.

Дверь в палату закрылась, а Дима замерши продолжал смотреть в одну точку пытаясь придти в себя. Ладно хоть Артёмки в палате не было, вот бы он острот навыдумывал, но всё равно, как так? Мне будут делать клизму, а эта девчонка будет рядом. Это была скорее не медсестра, а практикантка, на вид лет двадцать, может двадцать три, худенькая, не большого расточка, вроде симпатичное лицо, но особую красоту или некую загадочность ей придавала прядь прямых, чёрных волос, немного закрывающих левый глаз. Операция уже не казалась чем то ужасным, по сравнению с таким унижением.

Ровно десять. Дима подошёл к двери с надписью процедурная и легонько постучал. Открыто, донеслось из-за двери и мальчик зашёл в кабинет. Внутри было прохладно, пахло чем то не понятным, у стены разместилась кушетка возле которой стояла вешалка с грелкой и проведённой от неё резиновой трубкой, ещё был шкаф с инструментами, у стены на против кушетки стоял стол, за которым сидела женщина. Она была высокой с рыжими длинными волосами, достаточно подтянута (видно держит себя в форме) красивое и добродушное лицо, вселяющее спокойствие.

- Здравствуй, ты должно быть Дмитрий верно? - Она оторвавшись от своих бумаг посмотрела на растерявшегося мальчика.

-Да.

-Отлично, молодой человек, тебе раньше делали клизму?

-Лет пять назад.

-Ну значит суть процесса тебе ясна. Сейчас придёт Ирочка и мы начнём. А ты пока раздевайся, ложись набок на кушетку и постарайся расслабиться, майку тоже сними, а то дышать нормально не сможешь. Колени согни. - С этими словами она взяла грелку и стала наполнять её какой то жидкостью.

Клизма была готова, Дима лежал на кушетки и в этот момент дверь открылась и вошла та самая девушка, явно в приподнятом настроение.

-Ну что Лидия Яковлевна, начнём. - Сказала девушка, смотря на Диму.

-Начнём. - Ответила та собирая свои шикарные рыжие волосы в хвост, закрепляя их резинкой для волос. После чего натянула перчатки.

Она подошла к шкафу и взяла оттуда банку с вазелином. Намазала им кончик трубки и оставила немного на пальце. После чего обратилась к молодой помощнице.

-Так Ириш, теперь раздвинь ему ягодицы.

Тщательно обработав зад мальчика вазелином, она начала понемногу вводить в него указательный палец. От чего Дима естественно задёргался.

-Лежи смирно и всё будет хорошо. - Заметив это сказала Ира, но Лидия её оборвала.

-У него очень узкий анус, боюсь ему и вправду будет больно. Вот что Дима, давай ложись на живот и согни колени, а голову опусти на кушетку.

Таким образом Дмитрий стоял раком уткнувшись лбом в кушетке, выпячивая зад и показывая медсёстрам вставший во все свои тринадцать сантиметров член, который после происходящего не мог вести себя по другому. Естественно он жутко засмущался и покраснел. Тем временем Лидия ужё без труда вводила палец ему в зад и приготовившись вставлять наконечник клизмы сказала:

-Так, теперь потерпи и не дёргайся, мы начинаем. - С этими словами она ослабила зажим на шланге.

Белая пластмассовая трубочка почти полностью вошла в зад и тёплая вода начала проникать в кишечник. Дмитрий испытывал сильную боль, его пробивали спазмы. Изо всех сил стараясь не дёргаться он громко стонал, а процедура только началась. Медсёстры начали переглядываться, им было очень жать мальчика, но не кто и не думал что будет приятно.

-У него сильные спазмы. Ира, помассируй-ка ему живот, может поможет.

И Ира начала круговыми движениями поглаживать живот Диме, ему было приятно, но боли меньше не стало. Как бы случайно, девушка несколько раз задела член Димы, он и не знал что думать.

-Посмотрите Лидия Яковлевна, а он во всеоружие. - Ира привлекла внимание старшей показывая на оттопыренный член мальчика.

-Не отвлекайся. - Оборвала её та. - Хотя знаешь что, попробуй его подрачить, многих это успокаивает. Давай-давай, тут ещё больше половины осталось.

Не отрывая взгляда от глаз Лидии, Ира правой ладонью взяла член Димы и сделала несколько движений, тот не особо сопротивлялся, больше всего он хотел что бы всё это скорее закончилось.

-Какой то он уж больно сухой, мне кажется я ему только больнее делаю. - Ира прервалась и обратилась к старшей.

-Намажь руку вазелином и будь понежнее, он ведь мальчик ещё.

Сделав как велено, Ира снова взяла в уже смазанную руку член и начала нежно водить взад-вперёд. Через пару секунд её движения стали ритмичными и Дима перестал стонать. Он уже не помнил о боли, на столько хороши были её ласки. Через две минуту расслабляющая волна наслаждения прокатилась по его телу и он кончил, причём очень обильно, оставив в руке и испачкав кушетку.

-Лидия Яковлевна, всё, он кончил, а и в правду помогло. - Гордясь содеянным говорила Ирина.

-А то. Помни его ещё немного, мы тоже почти закончили. - Произнесла Лидия глядя на почти опустевшую клизму.

Ещё полминуты девушка играла с наполовину упавшим членом Димы, похоже ей это начало нравится, а Дима, отбросив все мысли во всю кайфовал.

-Ну вот и всё молодой человек. Ира, я сейчас вытащу трубку, а ты быстро сожми ему ягодицы. А ты полежи ещё пять минут, часы на стене, а туалет за этой дверью. - Снимая перчатки сказала Лидия Яковлевна и вышла из кабинета.

Ира уложила мальчика как было велено, взяла салфетку и аккуратно вытерла его член, затем вытерла кушетку, пожелала ему удачи на операции и тоже ушла. Дима тем временем погрузился в свои мысли, изредка поглядывая на часы.

Уже две недели Дима находился в больнице. Операция прошла успешно, ему не разрешали по долгу лежать, т.к. для скорейшего выздоровления нога должна быть в движении. Артём выписался пять дней назад и в трёхместной палате Дмитрий был в одиночестве. Находясь в замкнутом помещении такое количество времени он начал психовать. Он часто вспоминал и голую систру и тот случай когда ему делали клизму, но заниматься онанизмом в стенах больнице не решался. Напряжение нарастало. В один из таких дней Дима сидел на кровати и отковыривал краску от старых железных костылей, которые ему выдали. Он и не заметил как в палату зашла систра.

-Привет братик, чем занимаешься. - Юля посмотрела на брата и ей стало его жаль. Ведь у него из-за отёка не сгибалось колено, а тут ещё и ходить заставляют.

-А ты не видишь что ли. - Буркнул в ответ Дима и продолжил своё занятие.

-Чего ты такой нервный стал. В жизни всякое бывает, крепись.

-Не дай бог, что бы у тебя такое было.

В воздухе повисла секундная пауза, а следующее мгновение Юля, подходя к кровати, начала доставать из пакета принесённые фрукты. Она собиралась положить их на тумбочку, но нечаянно выронила апельсин, который, немного прокатившись, остановился возле свисающей с кровати ноги Димы. Юля подошла и медленно наклонилась, что его поднять. Дима засмотрелся на её сиськи, которые хорошо просматривалась из просторной майки, лифчика на ней не было. И тут, Юля совершенно случайно, коснулась грудью ноги брата. Он машинально дёрнулся и систра обратила внимание на его шорты, которые не могли скрыть вставший член.

-Ты знаешь, а я догадываюсь почему ты такой злой. - Произнесла Юля подходя к двери.

-Какая ты умная. И почему же я такой злой? - Дима терялся в догадках.

-Тебе нужно снять напряжение, а как ты не знаешь. Но я тебе помогу, я же твоя систра и должна о тебе заботиться. - Нежным голосом сказала Юля, закрыла дверь на защёлку, подошла к своему брату и положила руку ему на бедро.

-Что ты делаешь. - Дима вопросительно захлопал глазами.

-Просто доверься мне ладно. - С этими словами Юля уже начала поглаживать ногу. - А теперь покажи мне его.

Дима спустил шорты вместе с трусами и его член полностью предстал перед сестрой. И она, усевшись поудобней, взяла член в правою руку, а левой ладонью начала массировать яички. После недолгого знакомства с гениталиями брата, Юля начала легонько и аккуратно его дрочить. От удовольствия Дима откинулся на руки и закрыл глаза. Поиграв так минуту, Юля наклонилась и провела языком по всей длине органа. Дима тут же наклонил голову и смотрел на неё ошалевшими глазами. Этого то он не как не ожидал, но ощущения были на столько приятными, что он и не дума говорить. Систра тем временем, открыв ярко красную, набухшую головку, начала её облизывать, время от времени беря в рот и лаская языком. Член Димы напрягся как некогда, он был готов кончить в любую минуту. В этот миг Юля вогнала его себе в рот до упора и тут же почувствовала, как брат начал изливаться спермой, она проглатывала не пропуская не одной капли и стонала от удовольствия. Дима почувствовал такую лёгкость и свободу, которую не чувствовал некогда, весь напряг тут же спал, а на лице засияла улыбка. Юля выпустила изо рта уже обмякший и вылизанный член брата и посмотрела в его счастливые глаза.

-Ну что братишка, стал чувствовать себя лучше? Больше не злишься на весь мир. - Сказала Юля доставая из кармана платок.

-Юличка, ты у меня лучше всех. Самая лучшая систра в мире.

Юля вытирала губы, а Дима опустив голову на подушку, больше не мог не чего сказать. Волна наслаждения всё еще растекалась по его телу. Он смотрел на систру и мысленно благодарил бога за этот момент.

Как раскакивали Сережу

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: Как раскакивали Сережу

- Не хочу, не хочу, - кричал семилетний Сережа, когда четырнадцатилетняя сестра Катя буквально подтаскивала его к дивану, на котором сидела мама.

У мамы на коленях было расстелено полотенце, около ног стоял эмалированный горшок, вынимаемый именно по таким случаям, а рядом на диване лежала пухлая комбинированная кружка-грелка, как раз в той комбинации, которая необходима для проведения клизмы. К грелке был привернут резиновый шланг с краном и стеклянным наконечником. Это устройство в разобранном виде уже с утра висело в ванной, предупреждая Сережу о грядущей клизме. В том виде это не подействовало и теперь должно было подействовать в готовом состоянии.

- Понятно, что не хочешь, - соглашалась мама, - а вот немножко полежишь у меня на коленках и очень даже захочешь.

Мама улыбнулась своей шутке, и сестра тоже прыснула.

- Давай быстренько снимем штанишки и заголим попку, - сказала мама, перехватывая сына у дочери.

Держа его одной рукой за руку, мать другой расстегнула ему пуговицы на брюках, а Катя быстренько спустила ему брюки вместе с трусами вниз, так что Сереже не оставалось ничего другого, как поднять сначала одну ногу, а потом другую, и оказаться без штанов с голой попой, к которой собственно и были направлены все устремления мамы и сестры.

Катя первый раз участвовала в постановке клизмы брату. Обычно мама ставила им клизмы поодиночке особо не таясь, но и не очень это афишируя. Утром мама доставала грелку со шлангом и вешала их в ванной. Кому предназначалась клизма было известно заранее: кто-нибудь из домашних, видя агрегат в ванной, спрашивал для кого он, и имя жертвы становилось известно. Клизму мама ставила после работы, но перед приходом папы, чтобы не создавать лишних неудобств. Она одевала легкий халатик, наливала воду и по дороге в их спальню, выбранную местом вливания, звала ребенка, которому предстояло принять в попу наконечник, а потом и воду.

Если мама ставила клизму Кате, то Сережа должен был сидеть в соседней комнате и не выходить пока не позовут. Он слышал как все делалось, но ничего не видел. Однажды он, правда, прокрался и подсмотрел, как сестра охая, удерживала в попе наконечник, пока мама, подбадривая ее, держала над ней кружку. Когда же клизма ставилась Сереже, Катя проявляла повышенную активность: часто спрашивала маму, когда же, наконец, будут ставить клизму, подшучивала на Сережей, если он много ел, напоминая, что предстоит клизма, которая лучше проходит на голодный желудок. Однажды, когда мама забыла горшок, на который после клизмы сажали Сережу, и вспомнила об этом уже влив в сына половину необходимого, она крикнула Кате, чтобы она принесла его, и Катя воочию увидела, как это делают с братом. В отличие от нее, принимавшей клизму на левом боку с подтянутыми к животу ногами и слегка заголенным задом, брат лежал на животе, перекинутый через мамино колено, совершенно голый. Из попы торчал наконечник, который мама медленно заталкивала, а потом также неторопливо вынимала. От нетерпенян Сережа сучил ногами и кряхтел.

- Ну, вот и горшок приехал, так что в туалет бежать не надо, а все оставишь здесь, - удовлетворенно сказала мама. -

Давай, Катюша, иди , не смущай брата, а то ему и так неуютно.

Тогда-то Кате захотелось самой поставить брату клизму.

- Вот теперь можно укладываться и начинать вызывать желание, - продолжая обыгрывать слова сына, сказала мама. - Залезай ко мне на колени, ложись как обычно на живот и раскрывай попу пошире, а мы с Катей поможем тебе быстрее захотеть, чего пока не хочешь.

Сережа обреченно лег маме на колени и послушно рукой приоткрыл ягодицу. Хотя ему еще только собирались ставить клизму, он уже почти физически ощущал ее воздействие: уже почти хотелось на горшок, уже щекотало внутри.

- Подержи наконечник пока я его смажу, - попросила мама Катю.

Девочка взяла в руки клизму и протянула маме шланг с наконечником. Мама открыла коробочку с душистым вазелином, и запах, ассоциировавшийся с проводимой процедурой, распространился по комнате. Сережа ухитрился повернуться и с интересом и опасением наблюдал за смазыванием. Мама провела пальцем по вазелину, а потом по наконечнику, обмазав его весь. Но палец все равно был еще достаточно жирным, и мама вытерла его о промежность сына и слегка всунула его в задний проход. Она немного повертела пальцем в сыновьем задике, который Сережа инстинктивно сжимал.

- Да, хватит тебе зажиматься, - нравоучительно сказала мама, - вот из-за этого и приходится тебе ставить клизму.

- Ну-ка, Катюша, давай попробуй сама вставь в братика наконечник, - предложила мама.

Катя гордая таким доверием, но немного растерявшаяся, склонилась над сереженой попой, целясь наконечником в плотно сжатый сфинктер.

- Ну, смелее! - поддержала мама, еще шире отведя в сторону ягодицу мальчика.

Катя прикоснулась наконечником к скрываемой дырочке, в которой только что побывал мамин палец.

- Мама, сделай сама! - взвизгнул Сережка, против воли впуская в себя стеклянную трубочку, которую Катя без всякого усилия вводила в попку брата.

- Ну, вы оба молодцы! - похвалила мама детей, - скоро сможете без меня обходиться.

- Cережа, тебе не больно? - сострадательно спросила Катя, заканчивая вталкивать в брата трубку наконечника.

- Пока нет, - промычал брат.

- Мама, надо открывать воду, - подсказала Катя.

- А то я забыла! - смеясь ответила мама, поворачивая кранчик.

По тому как Сережа дернулся без вопросов стало понятно, что клизма пошла.

- Ну, теперь я беру это дело в свои руки, - подмигнув дочери, сказала мама, берясь за торчащий из попы наконечник, - а ты обеспечь хороший напор, чтобы нашего зажимальщика, как следует промыло.

Катя подняла кружку над головой, а мама слегка выдвинула наконечник, и Сережа почувствовал сильный напор струи. Его стало распирать и он заплакал.

- Что жалко расставаться с накопленным? Ничего свое быстро накопишь. Да не кряхти ты как старый дед, а делай глубокие вдохи. Что-то давно мы тебе не ставили клизму, вот ты и отвык, - посетовала мама, всовывая и почти вынимая наконечник.

Катя, проявив рвение, встала на диван ногами, и напор стал максимальным. Сережа, никогда до этого не испытывавший такой силы промывания, заверещал, как резаный.

- Да будет тебе, - с почти скучающим видом обратилась мама к уже извивавшемуся и сучившему ногами сыну.

- Терпи, Серега, - сказала Катя, заглядывая в кружку - у меня осталось совсем немного.

На Сережа уже не мог и не думал терпеть. Струя воды рванула из него, обрызгивая маму и Катю. Катя отпрянула и выдернула наконечник из попы брата, поэтому мама оказалась облитой как водой уже побывавшей в сыне, так и той, которая еще только должна была в него попасть. Мама быстро повернула кран, а потом сжала ягодицы мальчика.

- Ну, такого никогда не было ни с ним, ни с тобой, - как бы извиняясь сказала мама, - это он, наверное, специально для тебя устроил такой салют.

Она посадила Сережу на горшок, и вместе с Катей они побежали мыться. Сережа слышал, как в ванной лилась вода. Потом вернулась мама подняла его, взяла горшок и ушла с ним. Сережа остался стоять без трусов, не зная, что ему делать.

Возвратившиеся мать и сестра одним своим видом все для него прояснили. Мама несла чистый горшок, а Катя - злосчастную клизму, заново наполненную водой. Катя одной рукой держала кружку, а другой - щедро навазелиненный наконечник, который распространял сильный запах.

- Давай все начнем сначала, - сказала мама, садясь на диван.- Пока не вытерпишь сколько надо, будем ставить по-новой.

- Ложись быстрее кверху попой и выполняй все что тебе говорят, - подлила масла в огонь Катя.

- Не надо мне больше, - взмолился Сережа.

- Ты тут терпеть разучился, нас облил, а сам хочешь выйти сухим их воды! Нет уж, получи свою клизму и свободен, - прояснила новую попытку клизменного вмешательства мама.

- Я не могу больше, мне было очень больно, - пытался расжалобить мучительниц Сережа.

- Сейчас будет еще больнее, - предупредила мама, хватая сына за руку, поворачивая к себе спиной и сильно шлепая по голой попе. - Ну-ка живо принимай позу, чтобы открыть задний проход.

С этими словами мама перекинула сына через колено и широко раздвинула ему ягодицы. Катя уже без всякой жалости, и даже рассержено, ловко всунула наконечник в зад брата. Сережа задергался, наивно надеясь сползти с клизмы, но мама быстро открыла воду и, перехватив у дочери наконечник, до конца затолкала его в сына. Катя подняла кружку над головой, и Сережа ощутил сильную струю воды в своем животе.

- Дыши глубоко ртом, а то опять обделаешься, - приказала вошедшая во вкус сестра.

Сережа руками и ногами свешивался с маминых колен и беспомощно взмахивал конечностями, пока мама методично двигала наконечником у него в прямой кишке.

- Терпи, терпи, - подбадривла мама.

- Дыши, дыши, - наставляла сестра.

- Ой, больно! - закричал Сережа.

На этот раз мама быстро выключила воду и, выдернув наконечник, сжала ягодицы сына. Сережа хватал воздух ртом, и по щекам у него текли слезы.

- Надо его положить на бок, - посоветовала Катя.

- Тебе виднее, - улыбнулась мама, намекая на традиционное катино положение под клизмой.

Она поставила сына на ноги и встала сама, уступая место Сереже. Мальчик, не то держась за живот, не то, прикрывая свой торчащий членик, медленно сел на диван и подталкиваемый мамой лег на бок попой к доморощенным лекарицам.

- Ножки подогни, - попросила Катя, нацеливаясь наконечиком между ягодиц брата.

Сережа обозначил подгибание ног, и Катя сделала попытку воткнуть в него наконечник. Судя по крику брата, она промахнулась.

- Ничего не видно, - вроде бы извинилась она.

- Давай я, - сказала мама, берясь за наконечник.

Она сильно приподняла ягодицу сына, отчего задний проход чуть ли не сам всосал подведенный к нему наконечник.

- Ну, ты, мама, просто ловкачка, - с восторгом сказала Катя, провожая взглядом скользящий вглубь наконечник.

- Ну, вот и тебе уже ставим клизму, как большому, - подбодрила сестра брата, имея ввиду его положение на боку, поскольку ей самой уже довольно давно клизму ставили именно в таком положении.

Похоже Сереже было уже все равно большой он или маленький, потому в него опять пустили воду, и он чувствовал, что его опять сильно распирает . Он с трудом сдерживался, чтобы снова не оконфузится. Тут на свое счастье он услышал, как Катя радостно сказала:

- Мама, кружка уже пустая.

Клизменная

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: Клизменная

Медсестра вела, а вернее тащила за руку мальчишку лет девяти. Он плакал, упирался и умолял "тетеньку" его отпустить.

Медсестра же целенаправленно влекла его в ванную, где с детьми проделывали разные манипуляции, связанные с определенными нарушениями стыдливости, а потому, по возможности, производимые без лишних свидетелей. В этих случаях эту комнату называли не ванной, а клизменной, и этого названия дети пугались естественно больше, чем первоначального. Сережа, так звали нашего мальчика, уже два раза был в этой комнате, в той же роли, что и в это раз, и с той же "тетенькой" и не питал никаких иллюзий о дальнейшем развитии событий.

Когда медсестра втолкнула его внутрь помещения и вошла сама, они слегка остолбенели. Место на койке было занято другим мальчиком, около которого хлопотали две медсестры. На мальчике была только рубашка и носки. Он лежал на боку спиной к двери, ноги были сильно подогнуты к животу, а попа чуть свешивалась над полом. Около койки стояла вешалка, на которую одна из медсестер как раз вешала стеклянную кружку с водой. К кружке была приделана резиновая трубка, заканчивающаяся стеклянным наконечником. Наконечник был заправлен в кружку, и другая медсестра достала его и стала чем-то намазывать.

Девушки, увидев вошедших, слегка удивились. Та, которая вешала кружку, спросила вошедшую: "Катя, ты что своего тоже на клизму привела?" "А ты думала, показать, как вы это делаете?" - смеясь отвечает Катя. - Мы подождем за ширмой пока вы справитесь. Ваш то я смотрю покладистый, а этого пока затаришь намучаешься." "Ну, это мы еще посмотрим. Лена, хотя и практикантка, а так настропалилась ставить клизмы, что только держись. Ну, что я тебе говорила, пока мы разговариваем клиент уже созрел," - говорила сестра, вешавшая кружку. Действительно, во время ее монолога, та, что назвали Леной, всунула наконечник между ягодиц мальчика и затолкала его почти на всю глубину.

Мальчик захныкал, но Лена что-то тихо сказала ему на ухо, и он стал глубоко дышать ртом. "Света, открывай!" - попросила Лена, удерживая наконечник. Света повернула кран на шланге, и в кружке что-то булькнуло. "Идет?" - строго спросила Лена мальчика. Тот утвердительно промычал. "Вот видишь, как надо себя вести, а ты вечно истерики из-за этого закатываешь" - говорила Катя, проводя Сережу за ширму, где ему предстояло раздеться и ждать своей очереди на место на койке. Сережа был внутри очень напряжен. Он первый раз со стороны видел как ставят клизму. Ему очень понравилась практикантка Лена, и он стеснялся, что она увидит, как ему будут ставить клизму, а то и сама будет это делать.

Пока он так размышлял, Катя спустила с него штаны и трусы, и ему пришлось снять их совсем. В это время мальчик под клизмой заныл, что он больше не может терпеть. Медсестры перекрыли воду и вынули наконечник, хотя в кружке еще была одна треть.

"Глубоко вдохни животом",- приказала Лена. "Надо, чтобы все вошло, тогда хорошо подействует," - добавила Света. "Терпи, терпи", - посоветовала Лена, быстро снова всовывая наконечник в задний проход расстроенного мальчика, решившего было, что все кончилось. "Отпустило?" - спросила Света, которая по вполне спокойному поведению мальчика и так поняла, что резкая боль, часто возникающая при постановке клизмы, прошла, и вновь открыла воду."Еще чуть-чуть", - ободрила пациента Лена, и, действительно, в кружке почти сразу раздался звук спускаемого унитаза, что означало, что в трубку попал воздух.

"Ну, вот пока хватит",- сказала Света. - Полежи сколько сможешь и дуй на горшок, а там посмотрим. Если хочешь можешь встать и походить, а на твое место мы положим другого". Лена сняла клизму со штатива и зашла за ширму, где была раковина и где маялся Сережа. Она критически оглядела свою будущую жертву и посоветовала Кате вести его на койку и придать ему нужное положение. Катя потащила Сережу на заклание, а Лена, включив воду, стала готовить новую клизму. Катя, подтащив Сережу к койке, где все все еще лежал предшественник Сережи, согнала его, сказав, чтобы он походил по комнате. Мальчик, увы, был уже не в силах этого сделать и тут же плюхнулся на один из горшков, стоявших неподалеку от койки. "Боюсь!" застонал он. Света дала ему руку. Он ухватился за нее, и, напрягшись, выпустил из себя первую порцию содержимого кишечника. Света похвалила его, обратив внимание на те трудности, которые мальчик испытывает даже после клизмы.

Глядя на его мучения она даже высказала предположение, что одной клизмы ему будет мало, на что державший ее за руку мальчик ответил очередной долгой струей. В то время, как из предшественника плюхались причины запора, Катя пыталась приготовить Сережу к предстоящей клизме. Она приказала Сереже лечь на койку, а он вместо этого сжался и продолжал сидеть. Из-за загордки вышла Лена с клизмой, которую повесила на прежнее место на вешалке. "Быстренько ложись", - мимоходом бросила она мальчику.

"Не хочу, - заныл Сережа. "Не упрямся, - посоветовала Лена, - если ляжешь сейчас сам, то будет не больно, и я помогу тебе вытерпеть, а если нам придется раскладывать тебя, то мы будем делать так, как захотим, и может быть больно, так что решай".

"Ну, давай-давай," - говорила Катя и тянула Сережу за рукав рубашки. Сережа стал клониться и, наконец, лег на бок. "Ну, молодец, - похвалила Катя, - а теперь повернись лицом к стеночке". Пока Сережа поворачивался, Лена уже изготовилась сделать втык. Она встала около ног мальчика и держала наконечник, как держат карандаш при письме. Катя уже подогнула ноги своему знакомому, так что попка выпятилась, и когда Сережа повернул голову и тоскливо посмотрел на своих мучительниц, она приподняла ему ягодицу и раскрыла задний проход, куда Лена уверенно и спокойно всунула наконечник. Сережа поймал взгляд Лены, мимоходом гордо оглядевшей очередного зажимальщика, которому ей удалось поставить клизму.

"Ловко! - одобрительно оценила Катя, - я с ним дольше возилась". Катя повернула кран, и Сережа заерзал, стараясь найти удобное положение, в котором струя не так бы сильно щекотала его кишечник. Медсестры привратно истолковали его телодвижения, решив, что он хочет сползти с таким трудом всунутого в него наконечника. Чтобы предотвратить это Лена нагнулась к Сереже и свободной рукой взяла мальчика за членик. Сережа вскрикнул и инстинктивно подался назад и таким образом сильнее насел на наконечник. Катя улыбнулась, глядя на этот трюк, а Лена, продолжая придерживать мальчика за пипку, попросила его окрыть рот и поглубже подышать. Сережа в ужасе открыл рот и судорожно задышал. "Ну, спокойнее, спокойнее, - подкорректировала Лена, - вдох, выдох, вдох, выдох.

Лена пальчиками теребила ставший напрягаться членик и наконечником проделывала движения, напоминающие движения поршня. С Сережей никогда такого не делали, и он, обмирая от страха и некоторого удовольствия, принимал в себя вливаемую с хорошим напором воду. Катя с одобрением смотрела на действия практикантки, поскольку в прошлый раз, когда она одна ставила Сереже клизму, она с трудом смогла это сделать. Сначала Сережа не давал вставить наконечник, но когда ей удалось насадить парня и под вопли и брыкания мальчика открыть воду, Сережа умудрился выпустить в нее такую струю, что она еле отмылась. Теперь же он "затаривался" (как они называли между собой процесс переливания воды из кружки в животы детей) без неожиданностей, как и все дети, которым она ставила клизму.

Клизма вошла быстро и прежде чем Лена выдернула наконечник, она еще раз сжала членик. После этого Сережу оставили на некоторое время в покое и занялись мальчиком, который сидел на горшке.

Света подняла его с горшка, вытерла попу и объявила ему свое решение сделать ему повторную клизму, поскольку одной клизмы оказалось мало. Мальчик завопил, что он этого не хочет. Света, не обращая внимания на его вопли, вылила горшок в унитаз и, сполоснув его, приготовила для Сережи. Потом она налила новую клизму и повесила ее над лежавшим Сережей. "Ну, что сделать тебе еще или уступишь место товарищу?" - спросила она Сережу, который тут же спрыгнул с кушетки. Рыдающий мальчик был уложен на бок лицом к стене. По приказу медсестры он сам приподнял рукой ягодицу, открыв всем на обозрение свой задний проход, куда Света безжалостно вонзила наконеник клизмы. Мальчик еще громче зарыдал, а когда медсестра пустила воду обреченно засучил ногами и задергался. "Вот так с ними только и надо", - одобрительно сказала Катя, следившая за всеми действиями Светы.

Грязные увлечения

Категория: Клизма

Автор: * Без автора

Название: Грязные увлечения

Джулия Дэниэлс закрыла входную дверь дома и направилась к автобусной остановке. Было раннее сонечное утро. Обычно она дожидалась школьного автобуса с Чедом, своим младшим братом, но сегодня он себя неважно чувствовал и остался дома.

"Дом пуст, сейчас мама будет лечить его", подумала про себя Джулия. Улыбка играла на ее губах, когда она легким шагом подошла к автобусу. Она представляла себе сцены, которые возможно происходили сейчас в доме, оставшемся за спиной.

По собственному опыту Джулия знала, что сейчас происходит в спальне Чеда. Во-первых, Чеду измеряют температуру. Мама, сторонник точности во всем, обычно использует ректальный термометр. Во-вторых, если эта стеклянная палочка покажет, что у Чеда жар, ему обязательно поставят клизму. В их доме клизма была обычной процедурой, когда кто-нибудь из них болел.

Джулия улыбнулась и румянец залил ее щеки. Выздоравливающие тоже всегда получали клизму. Хорошее промывание было первым ответом мамы на любую болячку. Тебе незамедлительно ставили клизму при первых признаках простуды, при расстройстве желудка и при любых других болезнях. Мама наверняка делает клизму Чеду. Когда она вернется домой, Джулия обязательно увидит хорошо знакомый красный резервуар клизмы, подвешенный в их спальне.

Она размышляла об этом, и ее возбуждение росло, и румянец с щек потихоньку разливался теплом по ее юному телу. Неожиданно во рту у нее пересохло, все тело покрылось гусиной кожей от внезапно охватившего ее холода. Почти детские чувственные соски затрепетали, когда она представила, как ее брату делают клизму. Голый и беспомощный мальчик неуклюже растянулся поперек материнских коленей. Его беззащитная попка ждет, когда жидкость польется в него. Над ним висит, наполненная до краев теплым соленым раствором, клизма. Из раздувшегося дна выходит длинный ребристый шланг по-змеиному ползущий вниз к наконечнику в руках матери. Ректальная трубка, смазанная вазелином, готова к тому, чтобы войти между трясщихся половинок попки Чеда.

Киска Джулии заныла от возбуждения. Ученица последнего класса школы сжала бедра вместе, и влага пропитала ее трусики. Она поежилась, поняв неловкость положения. Джулия замерла и стала глубоко дышать. К счастью, кажется никто вокруг не заметил ее возбужденного состояния.

Клизмы были невероятно возбуждающими для Джулии, ее тайной страстью. Юная девочка любила каждую деталь, каждую тонкость этой интимной процедуры. Даже сам вид мешка для клизмы волновал ее. Мысль о получении клизмы вызывала в ней головокружительное чувство предвкушения. Она любила острые ощущения, когда наконечник входил в ее анус. Она удовлетворенно вздыхала, когда ее живот наполнялся клизменным раствором. Возбужденная девушка наслаждалась сладким удовольствием от освобождения раздувшихся от воды внутренностей. Но все эти великолепные ощущения тускнели при сравнении с оргазмом, который она получала, мастурбируя во время клизмы. Невероятно насыщенный и сильный оргазм, который Джулия получала мастурбируя с клизмой, давал ей потрясающее удовольствие и удовлетворение. Для Джулии обычная мастурбация пальцем меркла рядом с неистовым наслаждением от спровоцированного клизмой оргазма.

Любопытная девушка обдумывала, что бы она чувствовала, если бы делала клизму кому-нибудь сама. Джулия представила себя, ставящей клизму своему младшему брату, и эта идея возбудила ее. Она рисовала себе картинку, как вставленный ею наконечник торчит из зада Чеда, как она открывает клапан, чтобы полилась жидкость. Она бы заставляла Чеда принять в себя все содержимое мешка клизмы. Бедра Джулии снова сжались. Она развивала свою невероятную фантазию, и ее мокрые трусики врезались в набухшие половые губы, ноющие соски почти болезненно давили на ткань бюстгалтера, шея пылала румянцем, а дыхание учащалось.

...Чед возмущался, что он не может принять в себя всю воду. Но Джулия непреклонна и оставит наконечник в нем, пока мешок клизмы не опустеет. Чед был голый, и, как заметила Джулия, его член был очень тверд. Она еще не решила, что она сама наденет для этой процедуры...

Джулия была на краю оргазма, когда подошел школьный автобус. Сбитая с толку девушка раскрыла рот от удивления: она и не заметила, как автобус оказался рядом с ней. Джулия постаралась побыстрее успокоиться, чтобы не опозориться перед окружающими. Желтая дверь открылась. Девушка быстро вошла и заняла свободное место поближе к концу . Она сложила руки на груди, скрестила ноги и уставилась в грязное окно. От движения ее мокрые трусики прилипли к ее возбужденной щелке. Легкая улыбка играла на ее губах. Она чуть не кончила прямо посреди улицы. Она смотрела в немытое окно автобуса и вспоминала, как ее разожгли мысли об анальных удовольствиях.

...Джулия стояла обнаженной перед огромным, во весь рост зеркалом и наслаждалась видом своего семнадцатилетнего тела. Ее светлые волосы опускались до плеч и красиво обрамляли овал ее лица. Еще развивающиеся, конической формы груди возвышались гордо и заносчиво. Особенно ей нравились соски, стоявшие торчком в центре ореол. Ее упругим грудкам не было причин завидовать кому бы то ни было.

Взглянув на живот и бедра, она вздохнула. "Согласись", Джулия говорила сама с собой. "Ты должна что-нибудь сделать со своим непомерным весом." Её руки поглаживали живот. "М-да, это не юношеская стройность. У меня явно несколько лишних фунтов, они старят и уродуют меня." Джулия обернулась, и глядя через плечо, посмотрела на свою попку. Попка была упругой, кругленькой и выглядела очень сексуально. Её изгибы были соблазнительны и выглядели так аппетитно... узкая пышненькая упругая попочка. "По крайней мере у меня отличная попка!"

Она нагнулась и положила обе руки на сочные ягодицы. Какое-то время она ласкала свою упругую плоть. Потом она медленно раздвинула прекрасные половинки так, чтобы было видно сморщенное колечко ануса и киска. Её соски встали торчком, едва она посмотрела на свои интимные места.

Она выпрямилась и встала лицом к зеркалу. Она наблюдала за отражением, в то время как ее руки путешествовали по промежности. Любопытные руки легко касались мягкой растительности, чтобы открыть узкую розовую щель. Она нежно ласкала тонкие лепески половых губ. Пальцами одной руки она нажимала на набухший бугорок клитора. Другая рука отважилась прикоснуться к мокрой щели. Игривая девочка в отражении облизывала губки и улыбалась.

Джулия медленно водила средним пальцем по киске. Мало-помалу это дразнящее исследование продвигалось все глубже. Палец продолжал свои нежные исследования и ласки, киска становилась все более влажной. Неожиданно палец погрузился в горячую, влажную норку. "О, какие приятные ощущения", прошептала она. Кончиком пальца она размазала скользкую влагу по девственной плеве.

Вскоре и половые губы стали влажными от её соков. Смочив любовной влагой клитор, она массировала свой пока еще невидимый бутон наслаждения. Клитор быстро откликнулся и набухал до тех пор, пока его чувствительная головка не высунулась из укрытия. Она гладила вокруг соблазнительной горошинки. Она задыхалась и постанывала от удовольствия всякий раз, когда её палец скользил по блестящему от влаги, набухшему клитору.

Она почувствовала порыв немедленно кончить и неохотно оторвалась от своего чувствительного клитора. Средним пальцем, скользким от влаги, она проникла в узкую любовную норку. Хорошо смазанный палец вошел так глубоко, как мог. Она ласкала пальцем мокрую засасывающую глубину своей пробуждающейся для плотских наслаждений невинной щелочки. Джулия гладила узкие упругие стеночки своей страждущей киски. Другой рукой она сжимала чувствительные груди. Сжав между указательным и большим пальцами набухший сосок, она ущипнула его. Боль возбудила ее и сделала грудь более чувствительной. Она ущипнула другой сосок... еще сильнее. И стала покручивать и потягивать соски.

"О, да! Давай, сильнее! Вот так!", шептала она, подстегивая свой воображение. "Ты знаешь, чего я хочу." Она кивнула головой. Её отражение, юная разгоряченная девушка, тоже кивнуло. Джулия погрузила указательный палец в истекающее смазкой влагалище. Так, двумя пальцами - средним и указательным, она поглаживала и крутила внутри своей узкой норки. Быстрее и жестче её пальцы двигались вперед и назад, внутрь и наружу. До ушей доносились хлюпающие звуки. Она ласкала себя все настойчивей. Её выделениями с мускусным ароматом были покрыты руки и запястья.

Джулия была готова кончить и уже не могла долго оттягивать оргазм. С приближением финала она все сильнее щипала и потягивала соки. Её набухший чувствительный клитор молил о возбуждающих прикосновениях. Она должна наконец кончить. Её нравилось наблюдать за собой в зеркале, ведь мастурбация так возбуждает. Джулия могла почти наяву представить, что это кто-то доводит её до оргазма.

Дыхание Джулии стало частым и прерывистым. Она наблюдала за своими пальцами, настойчиво снующими в невинной киске. Затуманенными глазами она видела как раскраснелась её грудь в предоргазменном возбуждении. Она дышала все чаще, задыхаясь, хрипло постанывая. Её пальцы работали быстрее и сильнее. По опыту она знала, что так увеличится сила оргазма. Внезапно мышцы влагалища спазматически сжали её пальцы.

"О! О! О!", её пальчики довели её до оргазма. Она следила за своим отражением. "Да! Да! Делай это! Делай это!", подбадривала она свое отражение. Мускусный запах секса достиг её ноздрей и привел её в неистовство. Она яростно буравила, пронзала себя пальцами, щипала и терла клитор, пока фантастической силы оргазм шел к завершению. Джулия отдышалась и улыбнулась. Она чувствовала себя такой сексуальной. Однако её невозмутимое отражение не показывало её чувств. Придирчиво осмотрев себя, она решила, что ей не мешает скинуть десяток фунтов.

Джулия заставила себя вылезти из кровати. "Всего лишь неделя диеты и упражнений", подумала она про себя. "И я похудею." Она встала на весы в ванной и вздохнула. "Замечательно, я не потеряла еще ни одного фунта", проворчала она. Надев халат, Джулия неохотно, понурив голову, пошла есть неаппетитный завтрак.

Миссис Дэниэлс заметила плохое настроение дочери.

"В чем дело, милая?"

"О, всего лишь моя диета, мама", ответила Джулия. Её тон был вялым и подавленным, совсем непохожим на её обычное состояние.

"Плохо себя чувствуешь?", миссис Дэниэлс смотрела на дочь.

"Джулия, у тебя запор?"

Джулия подняла глаза: "Да, видимо. Я плохо чувствую себя последние пару дней."

Мама сочувственно улыбнулась. "Мы можем это быстро исправить. Я поставлю тебе хорошую клизму. Ты наверняка почувствуешь себя лучше."

Клизма! Джулия вздрогнула от звука этого слова. Ей давно уже не делали клизму. Она вспомнила особые чувства и возбуждение до дрожи, которые давала ей клизма. Немного смутившись, она подумала про себя, не связана ли с получением ею клизм раньше, её нынешняя активная мастурбация.

"Пойдем же", сказал её мать. "Мы очистим тебя и все наладится. Я хочу, чтобы твоя диета была успешной."

"Прямо сейчас?", спросила Джулия, приятно удивленная таким сюрпризом.

"Конечно", ответила мать. "Нет смысла держать все это в себе. Чем быстрее ты получишь клизму, тем быстрее почувствуешь себя лучше."

Джулия не спорила. Она пошла за своей матерью в ванную, которую она делила со своим братом, и молча следила за приготовлениями. Мать открыла шкафчик и достала с верхней полки блестящую черную коробку. Она достала красный резиновый мешок клизмы, трубку и наконечники и положила их в раковину.

"Расстели несколько полотенец на своей постели", сказала она дочери. "Ты слишком большая, чтобы класть тебя на колени", объяснила она, улыбаясь. Миссис Дэниэлс открыла кран и принялась мыть и споласкивать принадлежности для клизмы.

Джулия сделала все, как сказала мать. Она залилась краской смущения, её соски затвердели, когда она представила, что скоро ей придется раздеться. Она села на кровать и удивленно подумала, что эта клизма кажется ей понравится. Она торопливо встала, когда услышала, что её мать закрывает кран.

Миссис Дэниэлс появилась в ванной, неся банку с вазелином.

"Сними халат и ночную рубашку и ложись лицом вниз на полотенца."

Джулия густо покраснела, выполняя это. Она надеялась, что мать не заметила, как напряжены её соски.

Миссис Дэниэлс , наблюдавшая за каждым шагом дочери, заметила её возбужденное состояние. Она улыбнулась и кивнула. Её маленькая дочь превращалась в сексуальную женщину. Миссис Дэниэлс любовалась хорошо сложенной фигурой дочери, доставая двумя пальцами правой руки немного вазелина из баночки.

"Просто расслабься, Джулия", сказала она дочери. Она аккуратно раздвинула молочно-белые, совершенной формы холмики её попки. От её прикосновения ноги дочери чуть раздвинулись. Взгляду миссис Дэниэлс открылись самые интимные места Джулии. Она смотрела и рассеяно облизывала свои губы. Мелкие завитки обрамляли прелестную, заметно возбужденную, киску дочери. Анус Джулии выглядел очень маленьким сморщенным колечком. Миссис Дэниэлс с трудом удержалась от того, чтобы наклониться и поцеловать влажную расщелину дочери. Про себя она подумала, что надо бы обсудить тему клизмы с её сестрой.

Миссис Дэниэлс нанесла толстый слой смазки на узенький сморщенный анус дочери. Вязкая мазь была прохладной, и Джулия вздрогнула от первого прикосновения.

Джулия обнаружила, что ей нравятся прикосновения материнских пальцев, массирующих её заднюю дырочку. Она расслабилась, ощущая как теплые пальцы матери нежно гладят её анус, все больше расслабляя ректум. Когда она почувствовала, как указательный палец матери проникает в узкую дырочку, она невольно сжала свои анальные мышцы. Её клитор тут же отклинулся на это.

"Полегче, малышка", успокаивающе прошептала мать. Свой палец она оставила на том же месте. "Оставайся расслабленной, милая".

Миссис Дэниэлс продолжила и умело ввела кончик пальца в сжатое дочкино отверстие. Она медленно вращала пальцем, чтобы расслабить напряженные мускулы. Когда она почувствовала, что сфинктер расслабился, она вытащила палец, нанесла на него еще немного смазки и вновь вставила в сопротивляющуюся дырочку дочери. Это было так приятно вставлять свой палец туда, где так горячо и узко, и откуда так не хотелось уходить.

"Вот и все, малышка. Если ты не будешь напрягаться, ты будешь чувствовать себя лучше." Джулия вздохнула и попыталась выполнить указания маетри. Дрожь пробегала по её обнаженному телу, и гусиная кожа покрыла её ягодицы. Её отчаянно хотелось выгнуться и подвигать бедрами навстречу вторгшемуся в неё пальцу. Миссис Дэниэлс продолжала исследовать великолепную узкую дырочку дочери. Зачерпнув еще вазелина, она настойчиво и умело ввела палец в анус до половины.

"Достаточно", сказала мать, решив, что смазки уже больше не нужно. Она несколько раз повращала пальцем, прежде чем медленно вытащить его наружу. К концу этого действия Джулию уже просто трясло.

"Теперь ты как следует подготовлена для клизмы". Джулия следила глазами за матерью, когда та, снова направилась в ванную комнату. Из ванной доносился шум воды, наполнявшей её клизму. Девочка чувствовала себя беззащитной и уязвимой, но в то же время она втайне была возбуждена предстоящей процедурой. Интимные прикосновения матери разбудили что-то внутри неё. Наверное мать действительно знала, что надо сделать, чтобы улучшить дочкино самочувствие.

Её размышления были прерваны, когда мать вернулась с наполненной клизмой. Миссис Дэниэлс села рядом с дочерью. Джулия отметила про себя, что наконечник у клизмы не тот, что использовали для нее прежде. Мать присоединила к трубке большой толстый наконечник. Вазелин, покрывавший толстым слоем его поверхность, выглядел устрашающе для неопытных глаз девочки.

Мать сказала ей: "Раскрой попку для меня, малышка". Джулия хотела сказать что-то, но голос подвел её. Вместо этого она сделала глубокий вдох, медленно выдохнула и развела ягодицы руками, прошептав: "Я готова". Она ожидала, что огромный наконечник причинит ей боль, и была страшно напугана, когда почувствовала его прикосновение к анусу.

"Я буду делать все так осторожно , насколько это возможно", успокаивала дочь Миссис Дэниэлс. Она поместила закругленный наконечник над сморщенным колечком ануса Джулии и надавила на него. Анус Джулии был так плотно сжат, что миссис Дэниэлс, даже вращая твердый наконечник, не смогла ввести его одной рукой.

"Не напрягайся, Джулия. Наконечник войдет легко, если ты расслабишься", уговаривала мать.

Джулия еще раз глубоко вздохнула и позволила себе расслабиться. Она почувствовала, как толстый наконечник медленно проникает в её дырочку, обостренно воспринимавшую любое прикосновение. Мать продолжала нажимать на наконечник, вращая его, пока трубка не погрузилась в прекрасную попку дочери на всю длину. Джулия была приятно удивлена, осознав, что наконечник не причиняет ей беспокойства. Её попка была заполнена, но это не было неприятно. Она еще больше расслабила анальные мышцы и снова сделала глубокий вдох. Миссис Дэниэлс подождала, пока Джулия расслабится. Увидев, что дочь выдохнула, она сняла зажим с трубки.

Щелкнул металлический зажим и неожиданно хлынувший во внутренности Джулии теплый раствор заставил ее снова напрячься. Её мать была готова к такой реакции. Рукой она слегка придерживала наконечник, чтобы сокращения сфинктера дочери не вытолкнули скользкую трубку наружу.

"Только оставайся расслабленной, милая", успокаивала она дочь. "Вода вольется в тебя за несколько минут". Миссис Дэниэлс подождала, пока дочь расслабится, а затем подняла тяжелый резиновый мешок клизмы вверх.

Пока вода вливалась во внутренности Джулии, миссис Дэниэлс рассматривала раскрытую попку дочери. Великолепные холмики несколько раз вздрогнули, сжав введенную в анус трубку. Она понимающе улыбнулась, когда Джулия развела ноги.

"Я думаю, что должна извиниться перед тобой. Мне следовало заметить твоё состояние раньше. Не стоило откладывать эту процедуру, как это сделала я", сказала миссис Дэниэлс.

Джулия дышала глубоко и пыталась оставаться спокойной. Она сосредоточилась на приятных ощущениях в животе, которые вызывала текущая жидкость. Ей нравилось как тепло волнами растекалось по её внутренностям. Мать сидела так, что Джулия могла видеть сколько воды еще осталось в резервуаре.

Слыша учащенное дыхание Джулии, миссис Дэниэлс встала и подвесила медленно пустеющий мешок клизмы пониже. Её другая рука оставалась на наконечнике, следя, чтобы трубка оставалась полностью введенной.

Постепенно нервозность Джулии пропадала. Особенно ей нравилось ощущать твердую пластмассовую трубку, торчавшую из её зада. Попкой она сжимала жесткий наконечник. Это было так приятно. От этого сжатия наконечник, неожиданно для Джулии, начал выскальзывать из ануса. Но бдительная рука матери не позволила ему выскочить далеко наружу. Джулия имела удовольствие еще раз испытать, как толстая трубка входит глубоко в её анус. И это вталкивание-выталкивание продолжалось на протяжении всей клизмы. Джулия ушла в себя, наслаждаясь ощущением журчящей в животе воды. К действительности её вернуло чувство распирающего тепла и все увеличивающейся наполненности.

Вся процедура постановки клизмы сексуально возбудила её как никогда прежде. От вида наполненного горячей водой блестящего красного мешка клизмы у неё пробегал холодок по спине. Ощущение твердого пластмассоваго наконечника в анусе было очень волнующим. Объем воды, который она должна была получить, бросал её в дрожь. Её киска намокла, а затвердевшие соски ныли от возбуждения. Наверное ей следовало бы испытывать смущение будучи такой беззащитной, раздетой, с трубкой в попке. Но этого не было. Все было наоборот. Она терлась чувствительными сосками о жесткую ткань полотенца и выгибала попку навстречу погружавшемуся в нее наконечнику, пытаясь облегчить еле сдерживаемые сексуальные ощущения.

Эти движения имели прямо противоположный эффект. Она распалилась еще сильнее и была близка к оргазму. Ей хотелось поласкать себя, но она не смела. Она почти не слышно стонала сквозь стиснутые губы. Миссис Дэниэлс заметила изменение в состоянии дочери и кивнула. Она подвесила повыше опустошавшийся резервуар, и с неподдельным интересом продолжала наблюдать за явными признаками сексуального возбуждения дочери. Удовлетворенная улыбка играла на её губах. "Дочь такая же как мать", подумала она, когда последние капли воды вытекли из резервуара.

"Было не так уж плохо?", спросила мать. "Нет, не так уж", призналась Джулия шепотом.

Она услышала металлический звук зажима и почувствовала как наконечник выскользнул из её ануса. Её попка вздрогнула от неожиданной потери. Она уже привыкла к твердой пластмассовой трубке, расширявшей её анальное отверстие. Её узкая дырочка осталась без так сладко наполнявшего её наконечника. Кусочком ткани мать вытерла влагу возле её ануса. Она вдавила влажный кусок ткани в сморщенный анус дочери и сжала её ягодицы.

"Милая, сведи ноги и постарайся удержать клизму так долго, как сможешь", давала указания мать. "Мы потратили десять минут, чтобы поставить клизму, попробуй удержать её пять минут".

Миссис Дэниэлс взяла резервуар клизмы, отнесла его в ванну и вымыла. Джулия наблюдала как мать уходит с клизмой в руках, прислушивалась к звукам, доносившимся из ванной. Наполненность и тепло в её животе были очень приятны, не смотря на позывы в туалет. Она сильно сжала ягодицы, и влажный комок ткани в анусе, напомнивший о твердом наконечнике, заставил задрожать всем телом. Она знала, что хочет испытать это восхитительное ощущение снова !

Мать покинула ванну как раз, когда спазмы в животе стали почти невыносимыми. Джулия скатилась с кровати и стремительно понеслась в туалет. Резкая судорога скрутила ее, едва она присела на стульчак. "О!", выдохнула она, облегчившись от большой порции жидкости. Джулия вдохнула и напрягла живот, чтобы освободиться от клизмы. Облегчение было прекрасным. Она задерживала дыхание и выталкивала из себя то, что так мешало ей. По опыту она знала, что будут еще позывы. Ей действительно не пришлось долго ждать следующей волны кишечных сокращений. Эти спазмы были уже слабее, и Джулия отметила прогресс. Следующие порции выходили гораздо легче. Джулия больше не чувствовала вялости и вздутия. Она улыбалась, глядя на резервуар клизмы, и освобождаясь от её остатков.

"Я чувствую себя лучше", призналась она матери чуть позже. Миссис Дэниэлс обняла дочь и сказала: "Я знала, что так и будет. Теперь у тебя не будет проблем с потерей веса".

"Что это значит, мама?", спросила Джулия, подумав про себя, что она уже знает ответ.

Миссис Дэниэлс обратилась к смущенной дочери: "Чтобы у тебя не было проблем с диетой, тебе следует делать клизму каждое утро. Ежедневная клизма - это то, что тебе нужно, чтобы помочь организму освободиться от токсинов".

"Ты хочешь сказать, что будешь ставить мне клизму каждый день?", вырвалось у Джулии.

Миссис Дэниэлс усмехнулась: "Я думаю, ты уже достаточно взрослая и предпочтешь делать это сама".

Джулия густо покраснела, все происшедшее очень взволновало её. Она горела желанием снова окунуться в исследование этих удивительных ощущений, которые пробудила в ней клизма.

"Гм... наверное. Конечно, я смогу сделать это сама. ", пробормотала она.

"Прекрасно", сказала, улыбаясь, Миссис Дэниэлс. "Если ты будешь делать это сама, ты не будешь так смущаться", Джулия залилась краской еще сильнее и кивнула в знак согласия.

Немного погодя миссис Дэниэлс вошла в комнату дочери, держа в руках небольшой пакет.

"Это для твоей клизмы", сказала она.

Джулия открыла бумажный сверток. В нем был большой тюбик K-Y геля. Она не знала, что сказать. "Он не такой жирный как вазелин", услышала она объяснение матери. На белой упаковке было также написано, что гель используется при сексуальных контактах.

"Перед тем, как использовать, вымой резервуар клизмы в горячей мыльной воде", инструктировала миссис Дэниэлс. "Ополосни его хорошенько и наполни теплой соленой водой. Не используй мыльную воду, это не нужно. Всегда наполняй резервуар до конца."

"Зачем?", спросила Джулия, с трудом преодолевая смущение.

"Потому что, когда ты будешь использовать клизму", обьясняла миссис Дэниэлс, не обращая внимания на густой румянец дочери, "у тебя будет возможность принять всю воду из резервуара без дискомфорта. Чтобы извлечь максимальную пользу из клизмы, всегда старайся принять в себя как можно больше воды, но чтобы ты могла удерживать её без неприятных ощущений".

Миссис Дэниэлс отодвинула шторку на стене позади постели Джулии. "Подвешивай резервуар на этот крючок", сказала она дочери. Джулия бросила взгляд на старую занавеску и кивнула. "Это нужная высота, и помни, нужно оставаться расслабленной. Это так просто".

Следующие несколько дней по утрам Джулия экспериментировала. Она выясняла насколько теплой должна быть вода и училась контролировать силу струи. Она держала тюбик K-Y геля в кармане платья. Она не хотела, чтобы её глупый братец увидел это. Она не говорила с ним о своих утренних экспериментах, несмотря на то, что он был в курсе происходящего.

После того как Джулия выяснила все технические особенности процедуры, она стала концентрировать внимание на восхитительных ощущениях, которые порождал поток текущей в неё воды.

Её попка дрожала от наслаждения, когда она вводила твердый наконечник. Её киска увлажнялась, когда её внутренности наполнялись изумительно приятной теплой водой.

Каждый раз во время клизмы её свободная рука ложилась на набухший клитор. Вливающаяся вода и наконечник в анусе необычайно возбуждали её. Все это делало её влагалище чрезвычайно чувствительным. И всего лишь несколько прикосновений к клитору приносили ей фантастический оргазм.

Каждую ночь она думала о следующей клизме. Её пальчики ласкали киску, пока она прокручивала в голове все детали процедуры. Её нравился запах резинового резервуара и его форма, когда горячая вода переполняла его.

Больше всего Джулии нравилось вводить твердый, смазанный любрикантом, наконечник в свой узенький анус. Её киска всегда становилась мокрой, когда она представляла, как наконечник скользит в её жаждущую попку. Она погружала пальцы во влажную глубину набухшего влагалища и размазывала свои соки по напряженному клитору. Она ласкала его, пока не получала желанного оргазма.

Прошла неделя с тех пор, как Джулия открыла для себя наслаждение, которое можно получать от клизмы. Жажадущая попка Джулии легко принимала в себя содержимое полного резурвуара. Каждая процедура сопровождалась оргазмом необычайной силы. Джулия стала задумываться о другом применении K-Y геля.

Несколько недель спустя Джулия оказалась дома одна. Несколько раз она мастурбировала, но все еще чувствовала сексуальное возбуждение. Она решила иссследовать родительскую ванную комнату. Она сама не знала, что ищет там. Но то, что она обнаружила, чрезвычайно потрясло её.

Внутри бельевого шкафа позади двери в ванную комнату, она наткнулась на потрясающий набор всяких штучек, связанных с клизмой. У её родителей были разные по размеру резервуары для клизмы, много разных шлангов и наконечников. Эти устройства варьировались от тонких пластиковых наконечников, подобных тому, какой использовала Джулия, до длинных толстых и выпуклых, один из них напомнил Джулии член. Но её внимание привлекло устройство конической формы около четырех дюймов в длину из пористого пластика.

Джулия взяла этот внушительный предмет и внимательно рассмотрела его. Небычный предмет конусообразно сужался от основания к кончику. Он сильно расширялся, затем сужался и заканчивался широким тонким основанием. Джулия попыталась обхватить его широкую часть большим и указательным пальцами, но не смогла.

Его предназначение было очевидно. Однако Джулия никак не могла представить, как такой огромный предмет может поместиться в её анусе. Джулия снова посмотрела на наконечник в форме пениса и сравнила его размеры с пробкой (butt plug). Даже на глаз было видно, что пробка (butt plug) намного шире и длиннее. Джулия задумалась. Несомненно, что один или оба родителя могли ввести в себя и наконечник и пробку. Это секретное знание необычайно взволновало Джулию. Она знала об анальном сексе и часто фантазировала об этом, но мысль о том, чтобы на самом деле ввести пенис в анал, очень пугала её. Даже мысль об обычном сексе нервировала её. Она не раз видела и прикасалась к крепко стоящему пенису брата. Он поражал её свой твердостью и размером. Она не понимала, как такой большой и твердый член может войти в её влагалище, не поранив её. Она взяла в руки пробку. Её размеры были пугающими. Джулия погладила большой резиновый конус и подумала: "Это подобно клизме. Мама говорила мне, что со временем мне будет легко принять и удержать полный резурвуар. Просто нужно практиковаться."

Верка

Категория: Клизма, Подростки

Автор: ivan ivanov

Название: Верка

Это случилось, когда мне было 15 лет, а моему другу Андрею, живущему неподалеку от меня, 13. Однажды он пришел ко мне домой и начал рассказывать, что пару дней назад в их семью была привезена его двоюродная сестра Верочка, у которой уже 16 лет и, которая после того, как полгода назад попала в аварию, тронулась умом, долго лежала в психушке, немного подлечилась, но всё равно по своему умственному развитию сейчас соответствует где-то 3-4 летнему ребёнку. "Она всему верит, ей можно что угодно вразумить!", говорил Андрей, "но внешне она девушка просто класс - грудь вон такая, а попа вообще громадная!". "Ух ты!", я воскликнул, "неплохо былобы её голой увидеть!". "Вот-вот!", согласился Андрей, "почему я к тебе и пришел. Сейчас за нею надлюдает мои родители, но где-то через час они уедут на некоторое время и мы с ней в доме останемся одни. Вот тогда мы с тобой сделаем фокус. Ты, Ваня, прикинешся доктором и прикажешь ей догола раздется. И тогда мы сможем от души позабавится с ней, проверим все дырки, согласен?". "И ты думаешь, она поверит, что я доктор?". "А как же, ведь до сех пор возле неё все время разного рода врачи возились. Но для 100% гарантии ты наденешь белый халат, в котором мой отец идет осматривать пчёл. Тогда уж точно всё пойдет как по маслу!". "А если она потом будеь рассказывать твоим родителям, что так мол и так, приходил ко мне доктор, делал то и то?". "Ну и пусть рассказывает, кто ей поверит? Все же знают, что она чокнутая!". "Ну ладно, тогда ты берешь на себя всю ответственность за эту опперацию!", я наконец согласился. "Не волнуйся, всё будет окей! Подойди ко мне через час и преступим к делу!".

Ровно через час я пришел в дом Андрея. Он уже ждал меня на пороге, перекинув через плечо белый халат. "Такс!", он сказал, "родичы уехали в город и вернутся не скоро, а эта дура сидит на диване и листает книжку. Я уже предупредил её, что сейчас к ней придет доктор. Так что, быстро одевай халат и пошли!". Я накинул на себя халат и дрожащими руками начал застёгивать пуговицы, которые почему-то не слушались моих пальцев. "Не волнуйся, я же говорил, она чокнутая и всему поверит! Идём быстрей!". Андрей устремился вперёд, я несмелой походкой поплелся за ним. Мы вошли в комнату, в которой на диване, одетая в красное платье с белыми горошками, сидела девушка и вроде бы и вправду читала книгу.

"Ну вот, Вера, к тебе пришёл доктор, поздоровайся с ним!", сказал Андрей и тайком мигнул мне глазом. Девушка подняла глаза с книги и посмотрела на меня. По моему телу закалились муражки, я, в отличие от неё, был невысокого роста и, как мне казалось, она сразу должна была понять, что я ещё поцан и никакой не доктор. Она произошло противное. "Здравствуйте, доктор!", Вера сказала. "Здравствуй, Верочка!", я ответил, "как ты себя чувствуешь?". "Вполне нормально, я себя чувствую хорошо, все раны, полученные в аварии, довно уже зажили, вот только папа с мамой думают, что я ещё больна", начала тороторить девушка. "Сейчас посмотрим, как твоё здоровье!", я сказал, "встань с дивана и разденься, пожалуйста!". "А зачем надо? У меня ведь ничего не болит!", Верочка стала возражать. Я растерянно посмотрел на Андрея. "Вера, ты должна слушатся доктора!", олн строго сказал, "иначе папа с мамой отправят тебя назад в психбольницу! Понятно?". "Понятно!", девушка вздохнула, опустила голову, встала с дивана, развязала пояс, отстегнула пуговицы и начала стягивать через голову платье. Андрей принялся помогать ей в этом, и вскоре я увидел сначало синие трусики, а потом белый лифчик девушки. Сняв платье, Вера взяла его в руки и с недоумением посмотрела на меня: "Доктор, а что мне с ним делать - вам отдавать?". Я, едва сдерживая смех (а ведь она и вправду чокнутая!), ответил: "Брось на пол!", что она незамедлительно сделала. "Да, тяжелый случай!", я подумал, но сказал что-то другое: "Теперь снимай лифчик и трусики!", "А, доктор, вы мне будете сиски и попу смотреть? Но у меня там не болит!".

"Делай, что тебе говорит доктор и не умничай!", вновь вмешался Андрей. Верочка открыла лифчик и её белые, большие сиски выпригнули наружу. "Да, Анлрей прав, грудь у неё эф-эф!", я подумал. Вера тем временем, не выпуская из рук снятый лифчик, начала снимать трусики. Я увидел темный, пушистый холмик меж ног девушки, затем моему взору предстало её поистине громадная попа. "Действительно, девушка класс", я рассуждал при себе, чувствуя, как мой член начинает медленно подниматся вверх. Сняв трусики, Вера их понюхала, потом сказала: "Можете проверить, доктор, они ещё совсем чистые. Я их каждый день меняю, как меня в больнице учили", и протянула свои штанишки к моему лицу. Я с отвращением отвернулся, Андрей, повернувшись к Верочке задом, чуть не помирал от смеха. "Бросай это тоже на пол!", я сказал, потом приказал девушке: "Ложись снова на диван, поворачивайся на спину и раздвинь ноги по сторонам!". Верочка послушалась, легла на диван с притянутыми к животу и согнутыми в коленах ногами. "Так, отлично!", я проворчал при себе, взял стул, сел рядом с ней и начал щупать обоими руками её большие, белые сиски. "Ой, доктор, не сжимайте так сильно, мне больно!", девушка заскулила. "Ничего, потерпишь! Доктор знает, что он делает!", зазвучал голос Андрея. Он стоял рядом со мной и внимательно надлюдал за моими действиями. Я никак не мог расстатся с грудью Верочки, которая мои руки магнитом притягивала. "Доктор!", опять заговорила девушка, "а у меня там, меж ног, вдруг стало мокро. Я что, описалась?".

"Сейчас проверю, что там у тебя!", я сказал, отпустил грудь девушки, нашел в её заросшем холмике большие половые губы и раскрыл их. Внутри у девушки действительно было мокро, но жидкость вытекала не из мочегого пузыря, а из отверствия влагалища. "Возбудил я её, щупая сиски", подумал я и сунул свой палец во влагалище. Но уже через пару сантиметров он уперся во что-то и не хотел дальше заходить. "Осторожно, она видать еще целка!", сказал мне в ухо Андрей, "не испорть её, а то там обоим пиздец будет!". "Да, ты прав, туда лучше не заходить!", я вполголоса ответил и выволок палец обратно. "Что мне дальше делать?", я подумал, но тут я заметил сраку Верочки и стал засосывать свой палец в эту дырку. Но туда тоже он не стал заходить, причём Верочка заскулила: "Не надо, доктор, мне больно!". "Я принесу вазелин, намаж палец им!", сказал Андрей и устремился на кухню. "Вот!", он сказал, вернувшись через несколько секунд, "этим родичы намазывали наконечник, когда пару дней назад ей ставили клизму!", и дал мне в руки пластмассовую коробочку. Я взял оттуда немного вазелина, намазал им указательный палец правой руки и ввёл его в анальное отверствие девушки. Немного поковырявшись там, я выволок палец и увидел, что он весь вымазан в каке. "Верочка, а ты сегодня какала?", я её спросил. "Сегодня ещё нет!", она ответила, "вчера какала, а позавчера мне делали клизму!". "Видать, сегодня тоже тебе надо будет сделать клизму, правда, доктор?", вдруг спросил Андрей. "Да, правда!", я ответил, "потому ты и болеешь, что не какаешб каждый день. Но ничего, сделаем тебе клизмочку и сразу прокакаешся!". "Ой, не надо мне клизму, доктор!", закричала Вера, "я до вечера сама покакаю!". "Доктор лучше знает, что тебе надо, и, еще одно слово, поедешь обратно в больницу!", крикнул в ответ Андрей. Девушка испугалась и замолкла. "Ну вот, порядок!", Андрей сказал и шепнул мне в ухо: "Ты повозись тут еще с ней, а я пойду на кухню наполнять водой клизму". Я кивнул головой и Андрнй ущел. Чтобы чем-то занять себя во время его отсутствия, я пощупал пульс у девушки, он бился очень быстро. "Не надо волноватся, Верочка!", я стал девушка успокаивать, "от клизмы ещё никто не умер, вот без неё - да! Тебе ведь ставили клизму другие доктора тоже, да?". "Ой, после аварии я вообще не могла покакать без клизмы, мне их делали через день", жаловалось девушка, "было очень неприятно, но я держалась, не плакала, поскольку, если я начала плакать, мне после клизмы делали еще укол в попу и попа потом долго болела. А вы, доктор, не будете меня колоть?". "Если будешь меня слушатся, тогда не буду, а вот, если будешь сопротивлятся, тогда сделаю такой укол, что попа неделю болеть будет!", я решил попугать Верочку. "Не надо, доктор, я буду вас слушатся!", заверяла меня девушка. "Ну, тогда всё в порядке!", я ответил. "Доктор, а почему меня принимают за больную, говорят, что голова у меня больная, но она у меня ведь не болит, значит я здоровая, не так ли?", девушка вдруг спросила. "Ты уже почти здорова", я ответил после некоторой паузы. "но тебе ещё немножко надо подлечится! И поэтому я тебе сейчас сделаю клизмочку, чтобы ты быстрее выздоровела!".

Тут из кухни вернулся Андрей, держа в руках наполненную водой клизменную кружку. Я велел Верочке повернутся на левый бок, что она послушно сделала, затем намазал вазелином наконечник клизмы, двумя пальцами левой руки раздвинул ягодицы дурочки, а правой рукой ввёл наконечник ей в сраку и открыл кран на шланге. Андрей тем временем держал в руках клизму. "Подыми кружку выше!", я сказал Андрею, он выполнил, и вода начала поступать в кишечник девушки. Я почувствовал, что мой член стоит и вот-вот вырвется из брюк. "Интересно, что сейчас чувствует Андрей, быть может у него тоже стоит?", я подумал, но постеснялся спрашивать его об этом. В кишки Верочки тем временем вливались всё новые порции воды и вскоре она заскулила: "Доктор, я не могу больше удержать воду! Отпустите меня на горшок!". "Должна удержать!", я отрезал, "дыши глубоко через рот! Тебя в больнице разве не учили этому?". "Учили!", согласилась девушка и действительно задышала ртом. "Ты сколько воды туда залил?", я шепотом спросил Андрея. "Понятия не имею!", он также ответил, "лил, пока кружка не было полной. А что, надо было меньше?".

"По-моему, хватило бы и половины. Но теперь уж ничего не поделаешь, будет вливать всю. Дай, я подержу кружку, а ты сбегай, принеси ведро, где ей потом высратся!", я ему приказал. Андрей побежал в ванную и вскоре вернулся оттуда, держа в руках миску. "Ведро второпях не нашел", он объяснил, "быть может, оно куда-то унесено. Позавчера, когда ей тоже делали клизму, оно ещё было". "Ничего, сойдёт и миска, это даже лучше", я его успокоил. "Доктор!", опять заскулила Верочка, "там в кружке ещё много воды?". "Где-то половина", я ответил, посмотрев во внутрь кружки. "Ой, доктор, хватит, я больше не выдержу! В больнице мне такую большую клизму не делали!". "Ах так!", вмешался Андрей, "значит ты хочешь обратно в больницу?". "Ой, нет-нет!", девушка в ответ закричала. "Ну тогда лежи и молчи!", поучительно сказал Андрей. Вера замолкла и снова усиленно задышала через рот. "Слушай, а может и вправду стоило прекратить клизму? Вдруг у неё лопнут кишки?", зашептал мне в ухо Андрей. "Ничего, выдержит!", я также ответил, "ведь полная кружка - норма для взрослыхЮ а она по своей фигуре уже взрослая". "Ну, как знаешь, ты ведь у нас доктор!", усмехнулся Андрей. Вдруг я заметил, что наконечник, вставленный в попу Верочки, начинает нервно дёргатся и вот-вот вода его вытолкнет наружу. "Опусти кружку вниз!", я приказал Андрею, а сам стал придерживать наконечник двумя пальцами правой руки. "Верочка, потерпи ещё немножко, сейчас клизма закончится!", я уговаривал девушку. "Не могу, доктор!", рыдала она, "мне кажется, вода сейчас польется мне из рта!". "Ну что за глупости, так не бывает!", я засмеялся, "раскрой рот и делай глубокий, глубокий вдох! Так, отлично...а теперь выдохни! Ну, полегчало?". В животе у девушки что-то заурчало и со свистом вышли газы из кишечника. "Ну, вот, теперь тебе станет лучше!", я сказал и велел Андрею вновь поднять кружку на прежнюю высоту.

"Ты и вправду могбы быть хорошим доктором!", опять зашептал мне в ухо Андрей, на что я ничего не ответил. Пару минут прошли в молчаниеЮ затем я заметил, что кружка пустая, закрыл кран, извлёк наконечник и тутже обоими руками изо всех сил сжал ягодицы девушки. "Иди на кухню, вымой клизму!", я сказал и Андрей неохотно послушался. Как мне показалось, ему самому хотелосьбы подержатся за попу кузины, но ничего не поделаешь, ведь роль доктора была отведена мне, а он - лишь мой помощник.

Как только Андрей ушел, Вера опять захныкала: "Доктор, не мучайте меня! Я хочу какать, отпустите на горшок!". "Тебя в больнице разве не учили, что после клизмы нужно некоторое время полежать, пока кишечник не размягчится?", я строго спросил.

"Да, учили!", согласилась Вера, "но, поверьте, тогда мне вливали меньше воды и легче было терпеть!". "Ладно, ладно!", я начал её успокаивать, "вот сейчас вернется из кухни Андрей и сможешь садится над миской и какать!". "Не надо сюда Андрея!".

"Почему не надо?".

"Я его стесняюсь! Я не хочу при нём какать! Когда мне позавчера делали клизму, его рядом небыло!". "Ах, вот почему он хотел сегодня повторить процедуру!", я подумал, но вслух сказал: "Андрей - мой помощник и должен присутсвовать, когда ты будешь какать! Это приказ доктора. Понятно?". "Понятно", девушка вздохнула в ответ. Тут из кухни вернулся Андрей. Он помог кузине встать и присесть над миской в то времяЮ как я всё ещё держал сжатыми её ягодицы. Наконец-то я их отпустил. Из заднего прохода Верочки тут-же вырвалось громадная струя воды и шумно влилось в миску. Вслед за водой пошли куски размягченного кала, которые падали в воду, подымая вверх брызги, часть из которых попало в лицо Андрею, который стоял нагнувшись и наблюдал за опорожнением Верочки. "Фу, черт!", он выругался и вытер лицо рукавом, затем отошел на пару шагов в сторону. Девушка тем временем продолжала шумно опустошать свой кишечник, извергая всё новые порции воды и кала. "Что не говори, а клизма ей действительно была необходима", я подумал, "видать, в прощлый раз родичы Андрея не проклизмовали её, как следует". Комнату наполнила дикая, противная вонь и я приказал Андрею открыть окно и дверь, чтобы сквозняк её проветрил. Наконец, ещё через 2-3 минуты процесс испряжнения Верочки закончился длинной и громкой пукой. Я велел Андрею отнести миску в туалет и вылить там, а сам взял за руку Веру и повёл в ванную мытся. "Доктор, я сама умею подмыватся, меня в больнице учили этому", заверяла девушка. "Ладно, мойся, я посмотрю!". Верочка залезла в ванну и долго подмывала ладонью правой руки свою половую щель и промежность, причём делала это правильно - в сторону заднего прохода, а не наоборот. Затем она вытерлась полотенцем и вернулась в комнату, где на лолу лежало её одежда. "Доктор, мне одется или так походить?", она спросила. "Делай, как сама хочешь!", я ответил и вдруг заметил, что у самого штаны мокрые. Видать, наблюдая за опорожнением Верочки, я невольно спустил. "Ух и будет смеятся Андрей. если заметит это!", я подумал и решил побыстрее уходить. "Ну пока, Верочка, скоро ты будешь совсем здоровой!", я распрощался с дурочкой, снял халат и пошел домой. В дверях столкнулся с Андреем. "Ну, как она?", он спросил. "Лежит голая на диване", я ответил. "Ладно, сегодня с неё хватит!", сказал Андрей, "иди домой, а я попробую уговорить её одется!".

Как мне потом рассказывал Андрей, когда через час вернулись его родители, Верочка встретила их, голая лёжа на диване и рассказывая, что недавно приходил доктор и делал ей клизму. Родичы решили, что их племяннице стало хуже, раз она голая и бредит, и в тот же день отправили её назад в психушку. Конец истории.

Случай из жизни

Категория: Клизма

Автор: Стас

Название: Случай из жизни

После окончания медучилища я устроился на работу медбратом в недавно открывшийся областной медико-диагностический центр. Мне всегда хотелось быть поближе к возможности ставить клизмы девушкам, поэтому я мечтал устроиться в подобное место в, скажем, кабинет УЗИ, где подготовка к УЗИ-исследованию органов брюшной полости всегда включала в себя обязательную клизму. Но мне повезло еще больше, чем я рассчитывал - меня направили медбратом в кабинет колоноскопии. Я обрадовался и уже мысленно предвкушал, фантазируя, как ставлю какой-нибудь пациентке клизму, как потом гибкий пластиковый шланг колоноскопа медленно и плавно входит в нежную попку лежащей на боку симпатичной девицы, как она охает и стонет при этом, как она вскрикивает, когда колоноскоп проходит через внутренний сфинктер из прямой кишки в толстую, как она стонет, когда ей накачивают в попку воздуха, чтобы облегчить продвижение колоноскопа по кишке...

Но меня ждало разочарование: день шел за днем, а никто не приходил в кабинет колоноскопии. Колоноскопия, как оказалось, была достаточно редко выписываемым обследованием, и аппаратура в основном простаивала. Мы оба - я и молодой врач-эндоскопист, работавший в том кабинете, изнывали от скуки. Я протирал тряпицей экран монитора колоноскопа, заботился о чистоте и стерильности инструмента, вел бумажки.

Но вот однажды утром, выглянув за дверь кабинета - нет ли посетителей - я увидел мнущуюся и явно слегка испуганную девушку лет 17-18. Оказалось, она была направлена на колоноскопию с подозрением на множественные полипы толстой кишки. Звали ее Люда, и она была очень хороша собой.

Я пригласил девушку в кабинет, забрал у нее направление, заполнил бумажки. Затем я сказал Люде, что ей необходимо поставить сифонную клизму перед началом обследования, и спросил ее, ставили ли ей когда-нибудь клизму. Она смущенно сказала, что нет, никогда. Я предложил ей снять юбочку, трусики и чулки, и лечь на кушетку на левый бок, подогнув ножки к животу.

Люда очень стеснялась, но покорно выполнила распоряжение, сняла всю одежду с нижней половины тела и улеглась на кушетку на левый бок, подогнув ножки к животу и выставив попочку. Я залюбовался ее длинными стройными ножками, нежной округлой бархатистой попкой, едва виднеющейся в глубине попки розовой дырочкой.

Но любовался я очень недолго, помня, что надо делать работу.

Я достал из шкафа большую клизму - кружку со шлангом и длинным пластмассовым наконечником, наполнил ее из-под крана двумя литрами теплой-теплой воды, густо смазал наконечник клизмы вазелином. Затем я спустил воздух из системы, поставил кружку на тумбочке около кушетки, надел резиновые перчатки, взял на палец вазелина и, осторожно раздвинув девочке попку, стал смазывать ей вокруг дырочки. Потом мягко ввел палец ей в задний проход, смазал ее внутри, слегка покрутил пальчиком там. Люда лежала спокойно, только вначале чуть-чуть как бы обхватила мой пальчик своей нежной дырочкой.

Потом я осторожно вытащил палец из нежной попки девушки, взял кружку, укрепил ее на штативе, взял наконечник клизмы и плавно ввел его в задний проход девочки, нежно поглаживая ее аппетитные половинки. Она слегка шевельнулась и негромко застонала, но быстро успокоилась. Я дал ей чуть-чуть полежать, привыкнуть к ощущению наконечника в попке, затем открыл краник клизмы. Она чуть-чуть дернулась опять и негромко застонала, но опять же быстро успокоилась.

Во время вливания клизмы я массировал и поглаживал ее нежные ягодицы, другой рукой массировал ей животик, помогая ей расслабиться и принимать клизму. Люда вначале лежала спокойно, но ближе к середине клизмы стала ерзать, стонать и жалобно просить отпустить ее в туалет, прекратить клизму. Я не стал этого делать, но дал ей короткую паузу для передышки, прикрыв краник клизмы и помассировав ей животик, а затем открыл краник снова. Я заставил девочку принять всю клизму до конца, несмотря на ее стоны и мольбы. Затем я аккуратно вытащил наконечник клизмы из ее нежной попки, перевернул девочку на животик и велел ей полежать несколько минут, удерживая клизму в попке.

Люда чуть не плакала, громко сопела и хлюпала носиком и жалобно просилась в туалет, но покорно лежала и удерживала клизму, ерзая и приподнимая попку. Я похлопывал ее по попке, поглаживал и уверял, что ничего страшного нет, что она не первая и не последняя, кто получает и удерживает клизму. Врач одобрительно наблюдал за мной.

Через несколько минут я разрешил красавице встать и дал ей судно, предложив покакать в него. Наша красавица очень смутилась и хотела отказаться, но тут физическое желание пересилило, и она присела в кабинете на судно и с шумом опорожнилась.

После того, как Люда закончила опорожнять кишечник, я предложил ей снова лечь на кушетку в ту же позу. Люда жалобно и просяще посмотрела на меня и промямлила: "Может, не надо больше клизму? Я уже чистая, наверное". Я ей объяснил, что перед колоноскопией необходимо сделать сифонную клизму, то есть полное промывание кишечника, до чистой воды, чтобы колоноскоп при продвижении вверх не наткнулся на какашку, и что это еще не была сифонная клизма, а только очистительная клизма, которую ставят перед сифонной, чтобы какашками не забило трубку сифонной клизмы при промывании. Люда покорно, даже как-то обреченно забралась на кушетку снова, легла на левый бочок и подогнула ножки к животику.

Я подбодрил девочку, похлопав по попке и сообщив, что для сифонной клизмы ей не придется вставать и какать в судно, не придется долго удерживать клизму - вода будет вытекать из нее сама, когда я опущу клизму ниже уровня ее попки.

Затем я приготовил два ведра - одно с теплой водой, а другое пустое, и поставил их возле кушетки, и взял черпак. Наполнив заново клизму, я выпустил из нее воздух, подвесил на штативе. Затем я повторил процесс смазывания попки девочки пальцем, смазал наконечник и ввел ей в попку. Вторую клизму я ей вливал значительно быстрее, чем первую, открыв краник полностью и подвесив клизму повыше. Она почти непрерывно охала и стонала. Я массировал ей животик и попку во время клизмы.

Когда кружка клизмы опустела, я снял ее со штатива и резко опустил ее в пустое ведро. Через несколько секунд из нее полилась грязная вода. Девушка облегченно завздыхала. Я стал массировать ей животик, помогая выдавить воду в трубку.

Когда вода перестала литься, я осторожно поднял кружку, снова наполнил ее при помощи черпака и снова повесил на штатив, все это - не вынимая наконечника из попки девушки. И снова повторил вливание и выливание воды. Так я сделал трижды, пока из кружки не полилась совершенно чистая и прозрачная вода. Девочка, похоже, постепенно привыкла к ощущениям наполнения и выливания, и мне почудилось, что в ее стонах стали слышны нотки удовольствия.

После этого я аккуратно вынул наконечник из ее попки и велел ей забираться на стол для колоноскопии, и лечь в ту же позу, в которой она лежала под клизмой. Она послушно выполнила это распоряжение, забравшись на высокий стол и улегшись на левый бок с поджатыми ножками. Я взял на палец еще вазелина и обильно смазал ей задний проход. Врач тоже надел перчатки, вынул из стерильного раствора гибкий черный шланг колоноскопа, подключил один конец оптического прибора к соответствующему гнезду в аппаратуре, а другой конец, кроме "головки" прибора, обильно смазал вазелином на довольно большую длину. Затем он раздвинул девушке ягодицы и осторожно ввел ей гибкий толстый черный шланг неглубоко в попку. Я наблюдал за этим и нашел эту картину необыкновенно эротичной и дразнящей, даже гораздо более эротичной, чем клизма: девочка, лежащая с толстым черным шлангом, торчащим из ее нежной попки, смотрелась необыкновенно возбуждающе. Врач, однако, больше смотрел не на девочку, а на экран монитора, разглядывая там картину слизистой прямой кишки девушки и время от времени что-то бормоча себе под нос. Затем врач начал осторожно продвигать шланг глубже, рассматривая на мониторе меняющуюся картину. Я в это время следил за тем, чтобы девочка лежала спокойно и не дергалась, поглаживая ее и раздвигая ей попку, чтобы она не сжималась при продвижении шланга колоноскопа.

Вскоре шланг оказался напротив внутреннего сфинктера прямой кишки девушки, возле места перехода ее в толстую кишку. Врач попытался осторожно провести головку прибора через внутренний сфинктер, но не получилось - девушка вскрикнула от боли. На экране было видно, как внутренний сфинктер кишки сжался. Я постарался успокоить девочку, погладив ее по попке и по животику и уговаривая расслабиться. Врач повторил попытку пройти через внутренний сфинктер в толстую кишку, и опять повторилось то же самое - девочка вскрикнула и сильно сжалась. Врач хмыкнул и сказал: "Будем раздувать кишку". С этими словами он стал ритмично сжимать грушку прибора, подавая через отверстие в колоноскопе воздух в попку девочки. Девушка постанывала и слегка дрожала (видимо от пережитой при попытках введения колоноскопа глубже боли). На экране стало видно, как раздувается кишка и увеличивается ее диаметр - как бы отдаляются стенки кишки. Вскоре внутренний сфинктер растянулся, и врач прекратил накачивать воздух в попочку девушки, и осторожно провел через открытый теперь сфинктер колоноскоп в толстую кишку.

Дальнейший осмотр толстой кишки проходил уже без неожиданностей до самого верха. Закончив осмотр, врач стал осторожно вытягивать шланг колоноскопа, попутно еще раз осматривая слизистую на обратном пути. Вытащив колоноскоп, врач протер его и отложил в бак, куда клались использованные многоразовые инструменты.

Девушка порывалась встать и одеться, но я сказал ей еще немного полежать, отдохнуть, посоветовал расслабиться и пропукаться, выпустить весь тот воздух, который мы в нее накачали во время процедуры, чтобы от растяжения газом не болел животик. Она послушно улеглась обратно в позу, и постаралась выпукать весь воздух. Я помогал ей, массируя ей животик и задний проход снаружи пальцами. Затем я спросил ее, нет ли у нее аллергии на новокаин. Она ответила, что нет. Тогда я взял в шкафу упаковку свечей с новокаином, выдавил две свечки и ввел ей в попку, объяснив, что это для профилактики раздражения заднего прохода после процедуры.

Врач в это время сидел и писал заключение колоноскопии. Закончив писать, он отдал его девушке. Люда к этому времени уже оделась. Она взяла заключение, мило улыбнулась врачу и мне, попрощалась и упорхнула. Больше я ее не видел.

Этот случай мне запомнился потому, что это была моя первая колоноскопия, и надо же, чтобы так повезло - первый раз в жизни мне пришлось ассистировать при колоноскопии именно молоденькой девушки, а не какого-нибудь старика :-)

Санаторий

Категория: Клизма

Автор: * Без автора

Название: Санаторий

Нина, высокая миловидная девушка лет пятнадцати, съежившись сидела на стуле в приемной и ожидала своей участи. А то, что участь будет нелегкой она знала еще со вчерашнего вечера, когда заглянувшая в палату медсестра объявила, что разбудит ее пораньше и отведет на процедуры к Татьяне Сергеевне. Нина не придала словам медсестры особенного значения - за неделю пребывания в санатории ей еще не приходилось столкнуться ни с чем страшнее нарзанной ванны,- но девчонки в палате развеяли ее безоблачное настроение.

- Ну вот, и до тебя дошла очередь, - сказала Оля, ровесница Нины, уже почти полтора месяца лечившаяся здесь.

- В смысле?- озадаченно спросила Нина.

- Она же не знает кто такая Татьяна Сергеевна - буркнула Женя, вторая соседка по палате, близорукая бледная девочка.

- Татьяна Сергеевна - это старшая медсестра в клизменной. Так что сама понимаешь, какие у нее там процедуры...

- Как это в клизменной?- в голосе Нины зазвучал испуг,- А вы откуда знаете?

- Да не дергайся ты так, - ответила Ольга, - здесь почти всех туда направляют. Не слишком приятно, конечно, но перетерпеть можно.

Женя, не отрывавшая глаз от журнала, пожала плечами...

- Ну да, неприятно. Как вольют в тебя больше литра воды, так особенно не потерпишь. Настоящая экзекуция! Я туда по три раза в неделю ходила.

- Ну что ты ее пугаешь?- Оля чуть повысила голос на подругу и, обратившись к Нине, успокаивающе сказала, - Не волнуйся, новенькую мучить не будут. Заодно увидишь, что к чему. Наверняка ведь в первый раз, хотя, думаю, не в последний.

- Мне делали это в детстве, - пробормотала Нина, - но я уже плохо помню...

- Вот и вспомнишь, - ухмыльнулась Женя. В ее голосе проскользнуло ехидство.

Ольга многозначительно взглянула на Женю, та снова уткнулась в журнал, и разговор был переведен на другие темы. Расстроенная Нина участвовала в беседе вяло, потом погас свет и девушки стали засыпать.

Спала Нина плохо, постоянно просыпалась и судорожно вглядывалась в свои маленькие часики, лежавшие рядом на прикроватной тумбочке. Девочке казалось, что за ней вот-вот придут, однако время двигалось медленно и Нина успела прокрутить в голове множество неприятных мыслей. Она была по-детски стеснительна, поэтому от даже весьма приблизительных предположений о том, что ее ждет утром, Нину бросало в дрожь.

Дежурная медсестра разбудила Нину без четверти семь и велела одеваться. Им предстояло пройти несколько десятков метров по санаторному парку к второму корпусу, где находилась клизменная.

В Соленоводске стояла прекрасная ранняя осень, чуть прохладная, но солнечная и наполненная свежими ароматами гор и огромных парков. Нина семенила за медсестрой и отчаянно трусила. Ее так и подмывало немного отстать и где-нибудь спрятаться, но в тот момент, когда она уже почти решилась это сделать, медсестра сбавила шаг и обернулась.

- Боишься? - спросила она с улыбкой.

- Боюсь, - ответила Нина, чуть не плача.

- Успокойся, девочка, - сестра ободряюще приобняла Нину за плечи, - это очень простая и безболезненная процедура. Просто делай так, как тебе скажут, и ничего особенного не почувствуешь. А если будешь нервничать и напряжешься, будет только сложнее и дольше по времени. Ну, пойдем, пойдем...

В коридоре на первом этаже на нескольких дверях висели таблички с надписью "клизменная" и номером. Они остановились возле третьего по счету кабинета. Дверь была приоткрыта и они вошли в небольшую приемную, в которой стояло несколько стульев, письменный стол и несколько небольших шкафчиков, в одном из которых что-то искала женщина в белом халате. Услышав, что кто-то вошел, она обернулась.

- Здравствуйте, Татьяна Сергеевна! - поздоровалась с женщиной медсестра.

- Привет, Катя! - приветливо кивнула ей хозяйка кабинета. Татьяна Сергеевна понравилась Нине, которая еще вчера представляла ее пожилой суровой тетушкой в толстых очках. Очки действительно были, но в легкой красивой оправе, а из-под стекол смотрели совсем не строгие синие глаза. Русые волосы женщины были аккуратно убраны под накрахмаленную сестринскую шапочку. И даже в обычном белом халате она выглядела очень эффектно.

- Здравствуй, детка! Присядь пока на стул. Мне кое-что нужно записать,- обратилась Татьяна Сергеевна к Нине.

Нина послушно села, успев подумать, что для "детки" она не намного моложе этой симпатичной дамочки. Тем временем медсестра, приведшая Нину, отдала пухлую тетрадь с фамилией Нины на обложке, ответила на несколько вопросов и удалилась. Татьяна Сергеевна присела к столу, изучила несколько последних страниц в тетради и стала что-то писать в журнале приемов. Нину снова стала одолевать паника. Она то и дело поглядывала на дверь с матовым стеклом, которая вела из приемной в другую часть кабинета. Там слышались какие-то звуки и там, по всей видимости, ей и должны были ЭТО сделать. Татьяна Сергеевна наконец отложила ручку и спросила Нину...

- Первый раз?

Нина молча кивнула. Медсестра подошла, присела рядом на стул и взяла ее за руку.

- Тогда послушай меня и все у нас будет хорошо... Я сделаю все очень аккуратно. Если ты отбросишь свои страхи и стеснительность и будешь мне помогать, то сама не заметишь, как все закончится. И еще. Ты должна понять, что для тебя клизма просто необходима. Если сейчас не очистить кишечник от разной дряни и ядовитых веществ, то они будут отравлять весь организм. А в твоем возрасте это очень и очень опасно. Мы договорились?

Нина вздохнула...

- Да.

- Вот и замечательно. Процедурная готова. Раздевайся, а моя помощница тебе все покажет.

- Сонечка! - громко сказала Татьяна Сергеевна, и через несколько секунд в приемную вышла совсем юная медсестра в таких же, как и у нее, халате и шапочке.

- Помоги, пожалуйста, нашей новой пациентке подготовиться, и вместе проходите в процедурную, - сказала Татьяна Сергеевна и скрылась за матовой дверью.

Девушка, которую назвали Соней, подошла к Нине и быстро проговорила...

- Давай-ка быстренько снимай с себя все. Обувь поставь вот в этот ящичек, одежду складывай на полку.

Нина сняла кроссовки и медленно перешла к спортивному костюму. Но сестра взяла инициативу в свои руки. Она одним движением расстегнула на девушке молнию куртки, а через мгновение уже и брюки, аккуратно сложенные, лежали рядом в шкафу.

- Теперь колготки, - сказала Соня, и под ее строгим взглядом тонкий черный нейлон как будто сам сполз с ног пациентки.

Когда колготки оказались там же, где и вся остальная одежда, медсестра дала Нине пару коротких белых носочков и велела одеть их, объяснив, что в процедурной кафельный пол и босиком может быть прохладно.

Вот и все, - удовлетворенно сказала Соня, когда Нина осталась только в носках, трусиках и короткой маечке, - проходи...

За матовой дверью оказалась большая комната, все стены и пол которой были отделаны светло-серой кафельной плиткой. У стены стояла клеенчатая медицинская кушетка, покрытая простыней. Рядом находился никелированный столик, на котором были разложены клизменные наконечники разной длины и толщины, несколько термометров необычной формы и разноцветные резиновые груши, которые Нина много раз видела в витринах аптек. На краю стола лежал тюбик с надписью "вазелин". Неподалеку в нише, не до конца прикрытый раздвижной ширмой, был виден обычный унитаз, а в другом конце комнаты Нина заметила что-то вроде большой мойки, над которой нависали емкости с кранами.

Татьяна Сергеевна стояла возле кушетки и возилась с высоким штативом, на котором была укреплена наполненная водой прозрачная емкость с делениями. От днища отходил розового цвета шланг, заканчивавшийся длинным белым наконечником. Нина остановилась в нерешительности на середине комнаты, но Татьяна Сергеевна указала ей рукой на кушетку...

- Снимай трусики и ложись на левый бок, - сказала она.

На этот раз Нина не стала оттягивать неприятный момент и решительно шагнула к кушетке. Повернувшись к медсестрам спиной, она спустила трусики, перешагнула через них и легла.

- Теперь согни ножки в коленях и подтяни их к животу, - сказала Татьяна Сергеевна, и рукою пододвинула ноги девушки, придав им нужное положение.

- Сейчас сделай глубокий вдох и выдох и постарайся расслабиться. Дыши ровно. Скажешь мне, когда станет трудно терпеть. Но учти - чем больше воды ты будешь каждый раз принимать, тем раньше я тебя отпущу.

Нина что-то одобрительно промямлила и тут же почувствовала как пальцы медсестры раздвигают ей ягодицы. Наконечник был введен ловко и быстро, а затем Нина почувствовала внутри давление теплой воды. Татьяна Сергеевна не переставала руководить ее дыханием и слегка похлопывала по попке рукой, пытаясь отвлечь от новых ощущений.

Было совсем не больно. Вода поступала в кишечник Нины не слишком быстро, но через несколько минут желание выпустить из себя жидкость все же стало сильным, и в животе начались спазмы. Нина послушно терпела, но начала постанывать и ерзать, приминая под собой простыню.

Татьяна Сергеевна действительно оказалась опытной медсестрой. Поняв, что терпение девушки на пределе, она перекрыла воду и, вытащив наконечник, крепко сжала ягодицы пациентки.

- Почти литр. Для первого раза замечательно, - одобрительно сказала она, взглянув на уровень воды в кружке, - а теперь еще немного потерпи - сделаем с тобой небольшую гимнастику.

- Но мне... Мне нужно в туалет, - на лице Нины была написана растерянность.

- Конечно, милая. Мне это прекрасно известно. Но потерпеть минут десять все же придется. И не будет ничего страшного, если из тебя выльется несколько капель воды - клизменная специально для этого приспособлена.

Гимнастика оказалась странной. Татьяна Сергеевна заставила Нину несколько раз изменить положение на кушетке... сначала ей было приказано стать на коленки, опустив голову и плечи на жесткую подушку, затем пациентку перевернули на правый бок и, наконец, на спину, причем ноги девушки, поддерживаемые обеими медсестрами, при этом были согнуты в коленях и плотно прижаты к животу.

Опасения Нины совершенно не оправдались - она выдержала эти непонятные упражнения. Когда Татьяна Сергеевна и Соня отпустили ее ноги и оставили спокойно лежать на спине, Нина с удивлением почувствовала, что спазмы в кишечнике прошли. Татьяна Сергеевна приблизилась к кушетке и легкими, даже ласковыми движениями стала снизу вверх массировать девушке живот. Нина закрыла глаза и поняла, что краснеет. Она уже имела опыт мастурбации и чувствовала, как по телу разливается приятная истома. Теперь и обстановка в процедурной, и даже тяжесть в животе действовали на девушку возбуждающе, но она очень боялась, что Татьяна Сергеевна поймет ее состояние.

Медсестра однако ничего не заметила или не подала виду, и через минуту Нина была отправлена за ширму, где стоял унитаз. Выйдя оттуда, девушка увидела, что кружка на штативе вновь полна, а наконечник в руках Татьяны Сергеевны густо смазан вазелином. Без лишних напоминаний Нина устроилась на кушетке. Вторая клизма далась ей легче, и медсестра похвалила ее, показав почти опустевшую емкость...

- Умница, Ниночка, еще два-три раза, и твой кишечник придет в более или менее удовлетворительное состояние.

Процедура была повторена еще два раза, после чего юной пациентке измерили температуру в прямой кишке и велели одеваться. Нина собралась. Выйдя в приемную, она смущенно спросила у Татьяны Сергеевны, которая уже что-то писала в своих бумагах...

- А мне еще нужно будет приходить к вам?

- Конечно, милая. Я сейчас как раз записываю тебя на послезавтра, - ответила сестра и сразу же обеспокоенно сказала... - Что-то не так? Тебе было больно?

- Нет, что Вы... Я просто узнать. Все было нормально. Я ... я совершенно зря боялась и обязательно приду.

- Вот и хорошо, - улыбнулась Татьяна Сергеевна, - тогда до свидания.

Нина тоже попрощалась и вышла. Cегодня ей предстояло отвечать на расспросы девчонок и с нетерпением дожидаться послезавтрашнего дня...

Однажды в июле

Категория: Клизма

Автор: Александр

Название: Однажды в июле

Яркий солнечный луч упал на лицо девушки, лежащей на постели. Она приоткрыла глаза, зевнула и потянулась. На её лице играла улыбка. Конечно- ведь только что ей снился такой замечательный сон, в котором её любили сразу несколько красивых и нежных мужчин. Какой же женщине не хочется быть желанной ? Она решила было продолжить прерванное удовольствие и снова погрузиться в чарующий мир Морфея, как вдруг почувствовала неприятную тяжесть внизу живота. Это давал о себе знать наполненный мочевой пузырь. "Ну вот, так всегда"- подумала девушка и нехотя поднялась с кровати. Выйдя из туалета, она направилась в ванную, чтобы принять душ. Тёплые струи приятно ласкали нежные девичьи плечи, стекая по груди и животу к волнующему курчавому кустику между ног. Выключив душ, Наташа (а именно так звали нашу героиню) взяла полотенце и принялась тщательно вытираться. В голове автоматически прокрутились события вчерашнего вечера: родители уезжали на дачу, а она, сославшись на неважное самочувствие, оставалась дома. "Ничего страшного"-говорил отец-"ты уже большая девочка, сама и приберёшь в квартире и обед приготовишь, не пропадёшь". Мать переживала больше. Она понимала, что её дочь уже взрослая девушка 25 лет, но с другой стороны, в ней говорил материнский инстинкт. К тому же она никогда не оставляла дочь одну больше чем на два дня, а тут приходилось уезжать на целых две недели. Так решил муж и она не смела с ним спорить. "Я буду звонить тебе через день"-заявила она Наташе. "Хорошо, мамочка !"-воскликнула она и поцеловала мать в щёку.

"Как же здорово я вчера провела своих предков"-мысленно рассудила Наташа-"отдохну от них немного". Ей очень нравилось положение, при котором её действия никто не контролировал. Взять хотя бы это невероятно жаркое лето. В комнате стояла температура под тридцать градусов, а Наташе, опять же из-за боязни "родиков", которые вполне могли заявиться к ней в комнату под каким-нибудь благовидным предлогом, приходилось спать под одеялом, да ещё и в ненавистной "ночнушке". Теперь же всё было по другому. Она проспала всю ночь на одной простыне абсолютно обнажённой. Посмотрев в зеркало, Наташа невольно залюбовалась собой. И было от чего. На неё смотрела девушка с правильными, мягкими чертами лица, чуть вздёрнутым носиком и пухлыми, чувственными губами. Помимо этого, Наташа была счастливой обладательницей длинных каштановых волос, довольно большой, но упругой груди 3 размера и круглой, аппетитной попки.

Всеобщее восхищение фигурой немного портил, как ей казалось, чуть-чуть полный живот. Вот именно- чуть-чуть ! Однако это не давало Наташе покоя, ей хотелось стать совсем стройной и сбросить эти ненужные несколько килограммов.

Запахнув на груди махровый халат, она вышла из ванной и пошла на кухню готовить завтрак. Не испытывая особого аппетита, Наташа решила ограничиться несколькими бутербродами и чашкой кофе. Поев, она неожиданно вспомнила, что Даша- её лучшая подруга- как-то обмолвилась о том, что похудению весьма способствует очищение кишечника. Подруга рассказывала и о том, что делается это всё совершенно безопасно и безболезненно специальным аппаратом, а называется умным словом гидроколонотерапия.

"А что, почему бы и не попробовать?"- промелькнуло в Наташином мозгу. Достав рекламную газету, она принялась изучать услуги медицинских центров. Довольно скоро отыскалась нужная информация- предлагалось пройти лечебно-оздоровительную программу, которая состояла из общеукрепляющего массажа и очищения кишечника-гидроколонотерапии. Вот только слово "гидроколонотерапия" было написано не в скобках, а через запятую. Обратить внимание на такую мелочь Наташе, конечно, не пришло в голову. Она тут же набрала телефонный номер центра и удостоверившись, что он работает, решила не откладывать дело на потом. Записавшись на 14-00, Наташа принялась лихорадочно готовится к "мероприятию". В первую очередь надо было иметь безупречный внешний вид. "Боже, ведь мне придётся снимать часть одежды, да где там часть-наверно всю!"- носились мысли в голове Наташи. Решив начать с нижнего белья, она в нерешительности остановилась перед шкафом. Открыв один из ящичков и немного покопавшись, Наташа обратила внимание на яркую фирменную упаковку. "Ну да, конечно"-вспомнила она-"это же подарок тёти, комплект фирменного белья, который та недавно привезла из Франции". Примерив белоснежную кружевную пару и удовлетворённо отметив про себя, что она отлично сидит, Наташа решила надеть такие же в тон чулки. Оставалось подобрать что-то из верхней одежды. Выбор пал на лёгкую белую блузку и чёрную узкую юбочку. Последним, что одела Наташа, были туфли на высоком каблуке. Обладая далеко не высоким ростом, ей всегда хотелось выглядеть выше в глазах окружающих. Причесавшись и наложив макияж, Наташа последний раз оглядела себя в зеркале. Сквозь полупрозрачную блузку волнующе просвечивал бюстгальтер, а юбка туго обтягивала попку. Довольная своей внешностью, она повесила на плечо дамскую сумочку и вышла из дома.

Всю дорогу Наташины мысли были заняты предстоящими процедурами, а воображение рисовало картины одна причудливее другой. Где то без пяти минут два она открыла дверь организации с красивым названием "Молодость и грация". Узнав о цели визита, девушка в регистратуре протянула бланк учётной карточки и попросила заполнить его личными данными. Когда с формальностями было закончено, Наташу попросили пройти к кабинету № 15 и ждать вызова. Усевшись в удобное кожаное кресло и глядя на разноцветных рыбок, плавающих в большом аквариуме, она безуспешно пыталась бороться с внезапно нахлынувшим страхом. Потянулись томительные минуты ожидания. Вскоре дверь кабинета открылась и на пороге появился невысокий, средних лет мужчина с густой шевелюрой и аккуратными чёрными усиками.

"Вы на процедуры ?"-оценивающее посмотрев на девушку, спросил он. Наташа утвердительно кивнула головой. "Ну что ж, проходите в кабинет".

Такого поворота событий Наташа никак не ожидала. Она полагала, что такие довольно интимные процедуры как массаж и тем более очищение кишечника, должна проводить женщина-врач. Понимая, что отступать поздно, вся внутренне сжавшись, Наташа медленно поднялась и на ватных ногах проследовала за врачом.

"Зовут меня Александр Алексеевич"-представился мужчина-"я собственно и буду проводить те процедуры, ради которых вы обратились в наш медицинский центр". "Кстати, а вас как прикажите звать-величать ?"-чуть улыбнувшись, спросил он. "Наталья"-ответила Наташа, начиная проникаться уважением к этому подтянутому человеку в белом халате. "Вообще говоря, это весьма похвально, что вы, Наташа, в таком молодом возрасте следите за своим здоровьем"-продолжал врач. "А сейчас пройдите, пожалуйста, вон за ту ширму в углу кабинета, разденьтесь до пояса и лягте на кушеточку".

После всего сказанного, сердце Наташи бешено застучало. Ещё бы- ведь ей предстояло предстать наполовину раздетой перед совершенно не знакомым мужчиной ! Сразу возник вопрос-снимать ли лифчик ? Прикинув, что она всегда успеет это сделать, Наташа освободилась от блузки и покорно легла на кушетку лицом вниз. Услышав приближающиеся шаги, она призвала на помощь всё самообладание и приготовилась к неизвестности. Через мгновение Наташа ощутила прикосновение сильных мужских рук и в тот же миг раздался голос: "Расслабьтесь, не стоит так волноваться, вы очень напряжены". Приложив огромные усилия, ей удалось кое- как подавить тот мышечный спазм, который практически сдавил всё её тело. "Вот так намного лучше"-сказал врач и приступил к массажу. Наташа ощущала, как по её спине, словно волны тёплого южного моря, ходили руки этого симпатичного и как оказалось, весьма нежного мужчины. Вверх-вниз, вверх-вниз. Опытные пальцы массировали каждый квадратный сантиметр её спинки, двигаясь от шеи к пояснице и обратно. Через несколько минут Наташа полностью расслабилась, а затем, неожиданно даже для неё самой, почувствовала приятную теплоту между ног. Это был явный признак начинавшегося полового возбуждения. "Вот здорово-то, и даже раздеваться почти не пришлось"-думала она, сосредоточившись на сексуальных импульсах, распространявшихся по всему телу.

"Ну вот, массаж закончен"-вдруг заговорил врач. "Можете пока встать и одеться, а сейчас, прежде чем перейти к следующей процедуре, я бы хотел задать вам несколько вопросов".

"Что это у него на уме ?"-забеспокоилась Наташа. "Ой, да ведь мне сейчас будут делать гидро:, тьфу ты-вот слов напридумывали, не выговоришь"-не без волнения отметила она про себя.

"Видите ли"-начал издалека врач-"в нашем центре практикуется метод индивидуального подхода к каждому пациенту". "Это означает, что мы проводим те или иные процедуры с учётом возраста человека, состояния его здоровья и других факторов". "В данном конкретном случае, у меня к вам всего два вопроса". "Сколько вам лет ?"

"Двадцать пять"-недоумевая ответила Наташа.

"Хорошо и наконец последний вопрос, заранее извиняюсь, если он покажется вам нескромным- не страдаете ли вы запорами ?"

"Да нет"-вконец растерявшись и густо покраснев, еле слышно промямлила Наташа.

"Теперь в отношении вас для меня всё понятно"-деловито произнёс врач. "Вы наверно рассчитывали пройти сеанс гидроколонотерапии, ведь так ?"

"Да конечно, я:"-начала Наташа.

"Гидроколонотерапия- перебил врач- безусловно весьма полезная процедура, однако я её провожу, если на то есть веские причины". "Обычно к таковым относятся сильная зашлакованность кишечника вследствии запоров, ну и возраст конечно роль играет- по просьбе пациента я могу пойти ему на встречу и выполнить эту процедуру, но и то только в том случае, если ему больше тридцати лет".

"Всё дело в том- развивал свою тему врач- что гидротерапия, помимо очевидных плюсов, имеет и минусы, в частности-это нарушение кишечной микрофлоры".

Широко открыв глаза, Наташа стояла как вкопанная и не моргая смотрела на врача. Он, наконец, похоже заметил эту реакцию и смягчившись, успокоил её: "Да не пугайтесь вы так, я просто хочу сказать, что вам подходит другой, более щадящий способ-очистительная клизма". "Для молодого организма оптимальным является нечастое, но регулярное искусственное удаление образующихся шлаков, которые далеко не всегда выходят естественным путём". "Мы, в принципе, и в рекламных объявлениях указываем два вида услуг- очищение кишечника, которое подразумевает клизму и недавно появившуюся гидротерапию- промывание на специальном аппарате". "Некоторую путаницу внёс наш рекламный отдел, какой-то умник, вместо привычного и знакомого всем слова "клизма", решил написать "очищение кишечника", вот люди и думают, что гидротерапия и очищение- это одно и тоже"-проворчал врач.

"Ложитесь опять на кушетку, а я пока приготовлю всё необходимое"-закончил он свой длинный монолог.

"Это конец"-мгновенно отчеканилось в голове Наташи. Клизмы она боялась ещё больше, чем этой новомодной процедуры с труднопроизносимым названием. Но что было делать ? Спорить с врачом она не решилась и поняла, что придётся покориться судьбе.

Подойдя к кушетке, Наташа вспомнила статью из журнала "Здоровье", в которой говорилось, что клизма выполняется в положении на левом боку. Она приняла соответствующую позу и только после этого расстегнула молнию на юбке, стянув её затем поближе к коленям. Настал черёд трусиков. Чуть приподняв бёдра, Наташа взялась за тонкую полоску ткани и не торопясь, переместила её к только что спущенной юбке. Предчувствие чего-то нехорошего усиливалось с каждой секундой и когда она услышала, что врач подходит к ней, то не удержалась и посмотрела на него из-за плеча. Врач держал в руках синий резиновый мешок, заметно раздувшийся от налитой в него воды. От мешка отходила длинная трубка, заканчивающаяся белым пластиковым наконечником.

Увидев всё это, Наташа совсем приуныла.

"Сколько же воды вмещает эта ёмкость- литр, два ?"-раздумывала она. "То, что он увидит все мои женские "прелести"- это ещё полбеды, но ведь я могу не выдержать и обкакаться прямо у него на глазах !"- с ужасом констатировала Наташа.

Буквально через несколько секунд она почувствовала, как ей аккуратно развели ягодицы и что-то узкое плавно проникло в её задний проход.

"Надо же и совсем не больно, по крайней мере, пока"-пыталась успокоить себя Наташа.

"Пожалуйста, расслабьте живот, глубоко дышите ртом и всё будет хорошо"-посоветовал врач.

Наташа подчинилась указаниям и в ту же минуту слегка вздрогнула от слабого толчка в районе анального отверстия.

"Это потекла вода"-сообразила она и стала прислушиваться к собственным ощущениям. Поначалу никаких особых проявлений не было, Наташа лишь заметила, как внутри живота разливается довольно приятная прохлада. Довольно скоро, однако, к этому чувству добавилось ещё одно-постепенно нарастающее давление на внутренние органы. Это не было хоть сколько-нибудь неприятно, наоборот-напоминало массаж, только внутренний. Самым интересным оказалось то, что на это давление отзывалось влагалище. Чем больше вливалось воды, тем сильнее напрягались его мышцы. К Наташе вернулось знакомое чувство полового возбуждения, дыхание стало прерывистым, а половые губы увлажнились.

"Если это будет продолжаться, я просто кончу !"- подумала она в смятении, сдерживаясь из последних сил.

Как будто прочитав её мысли, врач осторожно извлёк наконечник и проговорил: "Вот и всё, я надеюсь, что вам не было слишком неприятно ?"

"Конечно нет"-задыхаясь от возбуждения, пробормотала Наташа.

Кое-как надев трусы с юбкой, она медленно поднялась с кушетки и только тогда ощутила сильный позыв к опорожнению. Как можно быстрее дойдя до двери, Наташа выскочила в коридор. К счастью, туалет оказался поблизости. Закрыв за собой дверь, она в изнеможении плюхнулась на сиденье унитаза. Не прошло и пяти секунд, как из Наташиной попки вырвалась мощная струя воды. Это стало последней каплей. Её влагалище стало непроизвольно сокращаться, что привело к быстрому финалу. Оргазм был такой невероятной силы, что Наташа невольно вскрикнула. Отдышавшись и придя в себя, она подождала, пока освободится кишечник. Оторвав туалетной бумаги, Наташа нежно подтёрла анальную дырочку, не забыв промокнуть блестевшие от выделений половые губы. Встав с унитаза и помыв руки, она опять пошла в процедурный кабинет, поскольку там осталась её сумочка. У Наташи немного кружилась голова, в анусе приятно зудело, а во всём теле чувствовалась необыкновенная лёгкость. Такое состояние она испытывала впервые в жизни. Войдя в кабинет, Наташа увидела, что врач сидит за столом и что-то пишет. Оторвавшись от бумаг, он посмотрел на неё, поднялся и спросил: "Как вы себя чувствуете, Наташа ?"

"Просто замечательно !"- ответила Наташа-"Большое вам спасибо, Александр Алексеевич"-чуть помедлив, добавила она.

"Я рад за вас"-удовлетворённо произнёс врач-"Месяца через три можете повторить процедуры".

"Обязательно !"- выдохнула она, с трудом удерживая себя от того, чтобы не броситься на шею этого мужчины и не расцеловать его.

Выйдя на улицу, Наташа вспомнила о своей подруге- Даше.

"Обязательно позвоню ей и расскажу о своих приключениях"-решила она-"Может и Даша захочет пройти через это".

Марина

Категория: Клизма

Автор: * Без автора

Название: Марина

Лента в видеомагнитофоне остановилась. Этот полнометражный фильм понятного содержания мог оказаться вполне достаточной причиной к тому, чтобы немного поприставать. Судя по виду Марины, я думал, что она собиралась пойти мне навстречу в моих желаниях, но не тут-то было... Она просто встала и, выйдя из комнаты, направилась в кухню.

В наших довольно бурно развивающихся отношениях с недавнего времени наступил холодок. Если раньше мы с Мариной могли провести выходные, не вылезая из постели, то сейчас и встречались-то далеко не каждый уик-энд. Иногда я подумывал, что она нашла себе кого-то еще, и с удивлением замечал, что это меня уже не так тревожит, как раньше.

Я тоже прошел в кухню. На столе почему-то лежал резиновый мешок с трубкой - клизма довольно больших размеров, видимо, недавно купленная. Марина тем временем сделала кофе и уже достала мороженое. Ладно, фильм еще не кончился, и можно добавить себе энергии. Трахнуться-то сегодня мы все равно трахнемся...

- Это что - твоя новая клизма? - спросил я, не скрывая любопытства. - Ты сама себе ее ставишь?

- Нет, - сказала Марина. - Это я завтра унесу на работу. Ты хоть знаешь, для чего это делается?

Марина работает в больнице, и дома у нее частенько можно было увидеть всякую медицинскую мелочь.

- Конечно. Эта штука впрыскивает воду в твою задницу, - сказал я тоже прямолинейно.

- Да, и подобная вещь сильно расслабляет, - сказала она не вполне однозначно, вручая мне кофе и шарик мороженого. - Уверена, что тебе-то никто не ставил ее. Кстати, это штука полезная и, говорят, приятная... Только ее мало кто может выдержать, тем более, три раза подряд, для хорошей чистки... Думаю, ты и с первого раза бы взвыл.

С удивлением я услышал пренебрежительные нотки в ее голосе. Хотелось думать, что ее тон нарочитый.

- Я действительно не знаю, как это делается, - ответил я, направляясь вместе с Мариной к комнате, - только слышал шутки от людей по этому поводу. Почему бы я взвыл?

- Потому что. Вы, мужики, нетерпеливые, и ничего не понимаете.

Фильм начался снова, но я уже плохо следил за тем, что происходит на экране. Марина, похоже, сосредоточилась на мороженом. Похоже, и трахаться-то она сегодня не хочет. Обидно.

- А ты-то все понимаешь? Ты-то сама только своим пациентам ставишь, а на себе сроду бы не стала проверять, нравится это или нет.

Марина - девчонка азартная, и мои слова ее тоже задели.

- Хочешь поспорить?

- Отчего бы нет. Ты сама взвоешь от подобной процедуры.

- Не взвою. А вот ты - точно.

Короче, пока мы препирались, в руках Марины оказался медицинский справочник. Она обратила мое внимание на рисунки, показывающие позиции для получения клизмы. Здесь была фигура человека, стоящего на локтях и коленях, с головой, направленной к на полу и с задницей в воздухе. Я тут же представил себе Марину в этой позе. А она, похоже, больше заинтересовалась фигурой, получающей клизму, лежа на спине. Были и другие позы.

- Ты понимаешь, что это означает? - спросила она, поддерживая коробку. - Ты должен сделать это три раза, по разу в каждом из положений, пока вода не вернется из тебя чистой. Ясно? - Она указала на последнюю строчку на коробке: - "Для полной чистки повторить, пока не выйдет чистая вода". Это - по крайней мере три полных мешка. Но я думаю, что два - вполне достаточно. Для меня. Тебе и одного хватит. - Тон Марины был весьма деловит, но мне показалось, что ее возбудила мысль о предстоящем опыте.

- На что спорим?

- На желание. Идет?

На желание спорить не хотелось. Но похоже, только так удастся "раскрутить" Марину на забаву.

- Идет. Только придется повысить ставки. Тебе - три.

- А тебе - два? - И опять презрительное выражение.

- Тоже три, - прорычал я.

- Да. И ты будешь первым, потому что это была твоя идея.

- Первым ставить? - спросил я с надеждой.

- Нет, получать.

- Согласен, - сказал я, закрывая себе путь к отступлению.

Марина ушла. Итак, пришлось расстегивать штаны. Скоро она вошла в ванную, неся коробку, в то время как я снимал остатки одежды. Марина была босиком в трусиках и лифчике. Мой член напрягся, поскольку я не мог не смотреть на нее. Она тоже возбудилась. Маленькие холмики на лифчике дали понять, что ее соски стали жесткими.

Мой энтузиазм несколько уменьшился, когда я увидел, до каких размеров раздулся мешок. Он превратился из плоского, как блин, в подрагивающую, тяжелую на вид округлость.

- Сколько там умещается? - спросил я деланно небрежным тоном.

- Два литра, - сказала Марина, - столько, сколько написано на коробке. Я проверяла, наливая воду из кружки.

- Хорошо... - я заикнулся, мысленно приравнивая мешок к моему животу.

- Душа ушла в пятки? - стала поддразнивать она.

- Нет, просто хотел уточнить, - ответил я, чувствуя себя неуверенно.

- Хорошо! Ложись на левый бок, и я буду ставить, - сказала Марина, указывая на полотенце, которое она расстелила на полу.

Я улегся, согнул колени нужным образом и поглядел на мешок. Он выглядел огромным и угрожающим. Мое сердце заколотилось, когда Марина вставила пластмассовый наконечник в мою задницу. Через мгновение мое любопытство по поводу клизмы было удовлетворено.

Я почувствовал ток воды, и теплота стала заполнять меня. От неожиданности я даже издал какой-то звук. Движение внутри меня остановилось.

- Не беспокоит? - с интересом спросила Марина.

- Нет, просто давит немного.

- Хорошо, - послышался ответ. Я снова ощутил теплоту, медленно вползающую в меня. Давление росло, но затем спало, поскольку я теплота двигалась все глубже. Это не было неприятно. Вода, мчащаяся через трубку в мою задницу, давала хорошее ощущение и поднимала теплое давление внутри меня. Щелкающий звук сообщил о новой остановке потока.

- Повернись на спину для продолжения, - сказала она спокойно. Я перекатился на спине и смог увидеть уровень воды через желтоватые резиновые стенки мешка, висящего надо мной. Марина опять открыла краник. Ощущения были другие. Тяжелое тепло распространилось до середины живота.

- Повернись на правую сторону, будем заканчивать, - сказала она, но не остановила воду. - Как себя чувствуешь?

- Неплохо...

Новые ощущения. Правая сторона живота была напряжена из-за давления изнутри, и мне было видно, что она раздулась. Это было неудобно, но не болезненно. "Осталось совсем немного", - прошептала Марина. Вода продолжала поступать, и я начал чувствовать беспокойство - внутри было очень тепло, напряжено, на грани боли. Послышался хлюпающий звук, и поток остановился. Марина перекатила меня на спину и затем снова на левый бок. Вода булькала внутри меня, и выражение на лице Марина говорило мне, что она тоже слышит это. Она вытянула трубку из меня.

Я чувствовал, что вода ищет выход, и перебрался в туалет.

- Тебе хорошо? Это, что ты ожидал? - спросила Марина, когда я вернулся.

- Лучше чем я думал. Мне было немного не по себе, когда я увидел мешок, заполненный до отказа, но все прошло хорошо.

- Тебя здорово пробило. Ты уверен, что все нормально?

- Меня, конечно, сильно раздуло, но ничего не повредило... Готова повторить?

Марина снова быстро наполнила мешок и поправила полотенце. Я опустился на четыре кости для положения "задница в воздухе". Она вставила трубку до упора, не делая никаких комментариев. Вода некоторое время шла легко, но скоро скопилась где-то прямо под ребрами и немного перехватила дыхание. Давления в заду не ощущалось, зато распирало глубоко внутри. Это было менее удобно, чем первый раз. Я хотел остановиться, но Марина уверила меня, что все почти сделано. Вскоре после того, как она вытащила наконечник, я снова пошел в туалет.

Затем дело дошло до третьей процедуры. Я лежал и наблюдал, как содержимое наполненного мешка перетекает в мои кишки, чувствовал нарастающее давление и напряженность внутри. Это было волнующе и даже страшновато, так как мой живот уже заметно раздулся, в то время как еще порядочное количество воды оставалось в мешке.

И при этом мой член крепко напрягся. Марина была явно заинтригована видом, как он покачивался между моих ног в такт ударам сердца. В какой-то момент я чуть было не кончил. Она заметила, как член задергался, и широко улыбнулась. Эта девчонка, казалось, получала неподдельное удовольствие, наблюдая за выпуклостями моих кишок, слушая доносящиеся из живота звуки, и глядя на торчащий член, выставленный на полное обозрение.

Выпуск воды был безостановочным. Когда я вернулся из туалета в очередной раз, Марина глядела на меня одобряюще.

- Ну и что ты теперь думаешь о великом приключении в стране клизмы? - спросила она.

Я на мгновение задумался и затем сказал:

- Чудесно. Я доволен и думаю, что ты тоже будешь наслаждаться. Сейчас твоя очередь. Ты готова?

Она молча смотрела на меня, и я с разочарованием подумал, что она может отступить. Но после длинной паузы, в течение которой она играла с наконечником, держа его в руке, она наконец посмотрела на пустой мешок, на меня, и затем кивнула без слов. Еще одна тихая пауза, а затем она вымыла наконечник, заполнила мешок, и выскользнула из трусиков. Потом медленно разлеглась передо мной. Восхитительно! Мне очень хотелось видеть ее реакцию на заполнение.

Я раздвинул ей "булки", вынудив слегка приоткрыться, достаточно, чтобы обеспечить отправную точку для вставления наконечника в нее. Вот он скрылся внутри, и Марина рефлексивно захватила трубку, несколько раз сжав и расслабив ягодицы.

- Чувствуешь хорошо? - спросил я.

- Ммммм, - пробормотала она.

- Все, сейчас пойдет, - сказал я, медленно открывая зажим.

- Оооо, оооо! - застонала она через несколько секунд. Я положил руку ей на живот. Он был напряженным и плотным.

- Расслабься, расслабься, - говорил я поощрительно, - не сопротивляются этому, пусть вода течет в тебя, - продолжал я, слегка лаская Марину.

Я почувствовал, что ее живот расслабился и начал заполняться быстрее. Марина снова начала сжимать ягодицы, постанывая при каждом сжатии. Я наблюдал за мешком и решил остановить поток.

- Там еще столько осталось, - простонала она, широко раскрыв от удивления глаза, смотря на вздутый мешок.

- Первая часть была самая трудная. Остальное войдет гораздо легче, - бормотал я. - Вдохни пару раз глубоко, и я продолжу.

Марина несколько раз глубоко вдохнула. Я открыл поток, она следила за снижением уровня воды. Ее ноги раздвинулись шире, реагируя на заполнение, открыв мне изумительный вид. Она повернулась на правый бок, чтобы получить последнюю часть воды. Длинный булькающий звук пробежал по ее кишкам. Она спокойно простонала и затем сказала: "О-о, как хорошо..." Моментом позже...

- Ой! Ой! Уй! Останови это, я заполнилась! - запищала она.

- Еще немного, - ответил я.

- Нет, нет! Я не могу удержать! Не надо больше, не надо больше!

Я взглянул на мешок и, в то время как я смотрел, вокруг наконечника появился небольшой всплеск воды. Затем - еще один. Немного воды выплеснулось, пока я выдергивал наконечник и закрывал зажим. Пропуская воду и капая на пол, она с моей помощью добралась до туалета и немедленно вытолкнула из себя волну с громким стоном. Держась за живот, она с каждым потоком сутулилась все сильнее, и стонала при каждом усилии. Наконец все стало тихо. Я думал, что Марина начнет требовать прекратить подобные игры и откажется от продолжения. Тем более, что она проспорила.

- Это фантастика! - сказала она. - Все было замечательно. Я никогда не чувствовала ничего подобного!.. И я хочу почувствовать это снова.

Марина нетерпеливо подала мне наконечник для второй клизмы. Она принимала ее сначала тихо, но потом снова начала стонать, когда в положении "задница в воздухе" вода скопилась в середине живота и начала распирать его. Марина поблагодарила меня, когда я снял с нее лифчик, позволяя легче дышать. Торчащие напряженные соски выдавали ее состояние возбуждения, давая дополнительное значение ее стонам - она наслаждалась заполнением.

В следующий раз она смогла принять весь мешок. Дело шло быстро и спокойно. Она вздыхала и стонала, гладя свой живот с раздувающимися от воды кишками в ее руках. Когда воды осталось совсем немного, я протянул руку и дотронулся до ее блестящей "киски".

- Да! - воскликнула она, задыхаясь, - продолжай, не останавливайся!

Я продолжил, и не прошло много времени, когда пришел бурный оргазм. Она толкнула бедра навстречу моей руке, хлюпая раздутым животом. И кончив, все же выпустила чуть-чуть воды.

С клизмой по жизни

Категория: Клизма

Автор: * Без автора

Название: С клизмой по жизни

Татьяна закрыла глаза, погружаясь в воспоминания и мысленно возвращаясь в детство. Она представила, как буд-то ей снова 5 лет, она сидит на горшочке со спущенными до колен трусиками вместе с колготками и тщетно пытается выдавить из себя каку. Рядом стоит её мама и недовольным голосом спрашивает: "Ну,долго мне ещё ждать придется?". "Не могу, мам, не получается!", слёзным голосом отвечает дочь. Тогда мама, ничего не говоря, отправляется в кухню, откуда возвращается через пару минут с наполненным балончиком клизмы в руке. Таня отчетливо запомнила запах вазелина, которым намазывался наконечник клизмы, она снова чувствует его в воздухе. "Подымайся с горшочка, ложись на диван!", говорит ей мать. "Мам, а может не надо?". "Надо, доченька, обязательно надо!", отвечает ей мама. Таня нехотя подымается, ложится на диван, поварачивается на левый бок и притягивает ноги к животику. Она уже знает, какую позу надо принимать во время исполнения клизмы, а также то, что сопротивление в таких случаях бесполезно.

Мать нагибается над ней, левой рукой раздвигает ягодицы дочери, а правой вставляет ей в задний проход наконечник клизмы. Таня чувствует, как большой посторонний предмет заходит ей в прямую кишку, ей неприятно, она старается его вытолкнуть, но вместо этого предмет заходит ещё глубже. Затем мать обоими руками сжимает клизму и вода вливается в кишечник девочки. Таня чувствует, как её живот в течение несколько секунд наполняется жидкостью и ощущает при этом наслаждение, она рефлексивно сжимает мышцы заднего прохода и не дает матери извлечь обратно наконечник клизмы. "Не балуйся!", говорит ей мама и шлёпает её по попе, "поздно зажиматся, когда клизма уже сделана". Таня расслабляется, мама извлекает наконечник и тут-же обоими руками сжимает ягодицы дочери. Таня чувствует распирание в животе и сильные позывы освободить кишечник, но она молчит, не просится на горшок, ибо знает, что мать всё равно её не пустит туда раньше, чем через 5 минут после извлечения наконечника клизмы. Она лежит, терпит и глубоко дышет через рот.

Наконец-то указанное время проходит, мать отпускает её ягодицы, девочка вскакивает с дивана и грохается на рядом стоящий горшочек.

Содержимое её кишечника залпом выходит наружу и через всё тело девочки проходит приятная, тёплая дрожь. Теперь, будучи взрослой, Таня понимает - это было не только чувство облегчения после клизмы, нет, сидя на горшке она тогда испытывала первые в своей жизни оргазмы. Мама тем временем внимательно наблюдает за опорожняющейся дочкой и, почувствовав в воздухе характерный запах кала, облегченно вздыхает и говорит: "Славо богу, наконец-то прокакалась!". Таня тем временем продолжает извергать содержание своего кишечника, но остальные порции выходящего кала уже не сопровождаются такими приятными ощущениями, как первая. Наконец уже становится нечему выходить, но позывы на низ всё ещё продолжаются и девочка не спешит подыматся с горшка. Мать на сей раз её тоже не торопит, наоборот, она говорит: "Не спеши, доченька, выжми всё до конца!". У Тани уже начинают мертветь ноги, долго держа их в одном положение. Хотя всё ещё чувствуется небольшая тяга к опорожнению кишечника, девочка начинает медленно подымать свою попочку с горшочка. Тот не хочет отлипать от ягодиц и тоже подымается вверх. "Ой, осторожно, опрокинешь!", восклицает мама и хватает горшок за ручку. Попа девочки наконец-то отделяется от горшка. Мама с дочкой оба внимательно всматриваются в содержание горшочка. Тот почти до краев наполнен коричневой водой, в которой как острова плавают тёмные куски Таниного кала. Вонь в комнате становится невыносимой. Мама берёт в руки горшочек и уносит его в уборную, дочь следует за ней. Мама подходит к унитазу и выливает в него содержание горшочка. На дне горшка оказывается длинная, твердая какашка, которую маме приходится отрывать рукой от дна, иначе она в унитаз не падает. "Твёрдая как камень", говорит мать, "не удивительно, что ты не могла выжать её без клизмы". Затем мама полоскает горшочек водой, моет себе руки и приступает к обмыванию заднего прохода и промежности Тани.

Вытер наконец всё сухой ватой, мама заправляет трусики и колготки дочери и говорит: "Ну, вот, доченька, теперь я могу спокойно идти на работу, зная, что ты покакавши". Таня чувствует необычную легкость в животе, к которой ещё не привыкла. Она не была какавши уже 3-ий день и, признатся, даже ждала, когда мама наконец-то сделает ей клизму и освободит живот от каки. Тут в дверях заскрепел замок - с работы возвратился папа Тани (они с её мамой работали посменно). "Привет!", он сказал, войдя в комнату, "ну, как наша Таня, покакала?". "Да, только-что, после клизмы!", ответила мама. "Бедняжка!", покачал головой папа, "почти каждую неделю приходится ей клизму делать. Хорошо, что она хотябы теперь поумнела и больше не сопротивляется, а то ведь раньше каждый раз приходилось её силой держать, чтобы поставить клизму". "Да, в этом плане она молодец", согласилась мама, "лежала спокойно и даже не пикнула. Вот только от чего у неё так часто возникают запоры, я не понимаю". "Видать, это такая детская особенность организма. Когда повзраслеет, пройдут!", успокаивал папа. "Да, будем надеется, что так", ответила мать.

Оказывается, её родители в вышесказанном были правы. Тане взрослея, работа её кишечника постепенно улучшалось и к клизме прибегать приходилось всё реже и реже. Последнюю клизму ей мама поставила в 8-летнем возрасте, и то не из-за запора, а из-за того, что девочка на свой день рождения объехаль конфет и у неё начал болеть животик. Теперь Тане было целых 15 лет, и вот уже 7-й год она не получала клизмы. С одной стороны, ей это нравилось, но с другой - хотелось ещё раз испытать то чувство удовлетворения, которое сопровождало наполнения её кишечника водой и затем извержения её под большим давлением вон. И она решила - сегодня сама сделает себе клизму.

Таня встала с дивана, на котором сидела, погружаясь в воспоминания, открыла свой шкафчик и выбрала оттуда баллончик для клизмы, купленный ею недавно в аптеке. Она просила дать ей самый большой размер из имеющихся в аптеке и аптекарша продала ей грушу объёмом 400 мл. "Вообще для таких барышнь как ты лучше подошлабы кружка Эрмарха!", на прощание она сказала Тане, указав рукой на резиновую грелку с длинным шлангом в конце. Таня густо покраснела и ушла, ничего не ответив. Она знала, что есть такое устройство для постановки клизмы взрослым, но не знала, как ею пользоватся, ибо не разу не видела её применения на практике. "Подойдёт мне и это!", она подумала, "если одного балончика окажется мало, я же могу впустить его ещё раз!".

Она пошла на кухню, взяла поллитровую кружку, налила туда тёплой воды, добавила в неё столовую ложку растительного масла и чайную ложку соли. Эдорово размешав жидкость, девушка сжала клизменную грушу и погрузила её "носиком" в кружку. Баллончик стал медленно наполнятся жидкостью, высасывая её из кружки. Где-то через минуту он обрёл былую круглую форму, оставив на дне кружки немного воды. "Отлично!", подумала Таня и слегка надовила на грушу. Из наконечника клизмы появилась струя воды. Девушка взяла в руки грушу и пошла обратно в свою комнату. Она выбрала из шкафа крем "Нивея", обильно намазала им наконечник клизмы, затем подняла вврех платье и спустила свои синие трусики до колен. Присев на корточки, Таня опять взяла в руки клизму и начала пытатся воткнуть её наконечник себе в задний проход. От волнения её руки дрожали и она никак не могла попасть себе в нужное место. "Надо взять зеркало и включить свет!", она подумала. Девушка включила люстру, положила на пол зеркало и присела над ним так, чтобы в нём отражалась её промежность и дырка меж ягодиц. Теперь ей не составила особого труда вставить в сраку наконечник клизмы и воткнуть его туда до упора. Через всё тело девушки пробежало знакомая дрожь, которая возникла от ощущения иногорного предмета себе в попе. Таня сделала глубокий вдох, схватила грушу обоими руками и сжала её изо всех сил. Вода под большим давлением вошла ей в кишечник.Девушка вновь почувствовала знакомое распирание в кишечнике и позывы на низ. Она шумно выпустило воздух из легких и хотела вырвать себе из попы наконечник клизмы, но сфинктер заднего прохода сжался и не дал ей этого сделать. "Всё как в детстве!", она подумала и сердито шлёпнула сама себя по попе. Мышцы анального отверствия ослабли и наконечник вышел вон. Таня увидела, что он принял буро-коричневую окраску.

"Видать, у меня кишка не пустая, иначе он бы не вымазался", решила девушка. Она медленно поднялось на ноги. В животе булькало впущенная вода и хотелось быстрее идти в туалет, чтобы выпустить её вон. Но Таня решила всё делать строго по правилам проведения клизмы, а именно, удержать воду не менее 5 минут. Она осторожно легла на диван, повернулась на спину и начала правой рукой массировать себе живот, надеясь таким образом уменьшить спазмы в кишечнике. Но позывы к его опустошению всё усиливались и скоро стали невыносимыми. Девушка вскочило на ноги и пулей помчалось в туалет. Едва Танины ягодицы коснулись краев горшка, как содержание её кишечника с грошкой пукой вырвалось наружу. К удивлению девушки, вместе с водой вышло также довольно много кала с весьма сильным, неприятным запахом. "А я ведь сегодня утром покакала!", она подумала, "но видать, живот тогда не полностью опустошился. Выходит, что я не зря делала себе клизму - для пользы, а не только для удовольствия! Да, кстати, а где же оргазм?". Его не последовало. Тогда Таня раскрыла свои половые губы и начала указательным пальцем правой руки тереть себе клитор. Через пару минут девушка разразилась бурным оргазмом. Удовлетворив себя, она встала с горшка, спустила воду, долго и тщательно обмывала свою промежность и задний проход, затем заправила трусы и вышла из туалета. "Клизма подействовала отлично!", рассуждала она, "но вот огразм удалось получить не от неё, а от движения пальца по клитору. Почему так?!".

Её раздумия вдруг прервал дверной звонок. Девушка подошла к двери, открыла её на пороге стояла её подруга Илона. "Привет, Таня!", она сказала, "я тут шла мимо, решила тебя проведать, если ты не против!". "Да нет, что ты, заходи!", ответила Татьяна. Подруга вошла в квартиру, девушки направились в Танину комнату.

"Ой, а что это у тебя?", вдруг удивлённо спросила Илона. На столе стоял баллончик клизмы с ещё не вымытым наконечником.

"Это...", Таня густо покраснела, "ну сама понимаешь...я не могла покакать...и поставила себе клизму"."Ой, бедняжка!", сочувственно вздохнула Илона, "прими мои соболезнования. Тебе наверное было очень неприятно, да?". "Нет, с чего ты взяла?", Таня ей возразила, "скорее как раз наоборот. Я даже оргазм почувствовала после клизмы". "Да? Ты это серьёзно - не шутишь?!", Илона изумленно посмотрела на подругу. "Какие тут шутки, я говорю всё, как есть", слегка обидевшись ответила ей Таня. "Ты знаешь, Тань...я уже не помню, когда мне последний раз делали клизму...это было очень давно...я наверное тогда ещё ходила в детский сад...но воспоминания об этом мне остались самые жуткие...мне было ужасно неприятно, даже больно...и стыдно, конечно, тоже", начала вспоминать Илона. "Так ты, наверное, сопротивлялась?", спросила её Таня. "Ну, естественно! По-моему, все дети сопротивляются, когда им делают клизму. А ты разве нет?". "Сначала я тоже сопротивлялась, но потом поняла, что это тщетно и перестала. И как раз с тех пор стала получать удовольствие и наслаждения от клизмы", рассказывала Татьяна. "Знаешь, ты меня заинтриговала, подруга. А как ты думаешь, если мне сейчас кто-то поставилбы клизму, я от этого тоже получилобы наслаждение?". "Не знаю, Илона!", подруга ей честно ответила, "надо попробовать, тогда и будешь знать - так или не так".

"Ладно, я согласна, попробуем", сказала Илона, "ты мне сейчас сжелаешь клизму и я попытаюсь получить от этого удовольствие".

"Ну, раз ты так этого хочешь!",Таня взяла в руки балончик и пошла на кухню его мыть и заного наполнять водой. Сердце у девушки билось как ненормальное от волнения. "Надо-же, мне придется делать клизму Илоне. Я ведь только сегодня её первый раз себе поставила, а другому человеку ещё не разу не делала.Интересно, что я буду чувствовать, когда вода войдёт ей в кищечник? Быть может, у меня ещё раз наступит оргазм?", девушка мысленно рассуждала.

Повторив выше описанный процесс заполнения балончика, Таня вернулась к Илоне с наполненной клизмой в руке. "Ну, подружка, снимай штаны, ложись на диван!", она скомандовала. Та неохотно спустила сначало кальсоны, затем трусики до колен и легла на диван животом вниз. "Нет, не так!", возразила Татьяна, "поварачивайся на левый бок, а ноги согни в коленах!". "Ах да!", согласилась Илона, "вспомнила, когда мне мама в детсве делала клизму, она тоже всегда приговаривала: "...на бочок, воротись на бочок, Илоночка!". Я, конечно, её не слушала и тогда пришлось меня в эту позу укладывать насильно". "Вот, теперь правильно!", Таня похвалила подругу, затем намазала наконечник клизмы кремом "Нивея", левой рукой раздвинула ягодицы Илоны, а правой вставила ей в задний проход наконечник и засунула его до упора в анус девушки. "Осторожней, мне больно!", Илона застонала. "Ничего, сейчас ты получишь удовольствие!", успокаивала её Татьяна и дрожащими пальцами сжала балончик. Содержание клизмы влилось в кишечник Илоны. Таня согнула балончик пополам и стиснула его ещё раз. "Ну, вот и всё! Что ты чувствуешь, Илона?", она спросила подругу. "Распирание в животе и позывы на низ!", та ей ответила. "А оргазм не наступил?". "Пока ещё нет!". "Ну ничего, потом наступит. Полежи на диване ещё 5 минут, а потом иди на горшок!". "Так долго я не выдержу! Мне уже сейчас какать хочется", возразила Илона. "Я стисну твои ягодицы и помогу тебе удержать воду", ответила Таня. Она выбрала наконечник из попы подруги и тутже обоими руками сжала вместе оба полушария задницы Илоны. "Слушай, Тань, а почему я не могу сразу выпустить воду?", недоумевала подруга. "Можешь, конечно, но боюсь, что тогда ты не почувствуешь оргазм", ответила ей Таня. "Ну ладно, раз так, я потерплю!", согласилась Илона. "Помню, в детстве тоже мне самое трудное было вытерпеть, пока меня отпустят на горшок после клизмы", она добавила.

По истечению указанного времени Татьяна отпустила ягодицы подруги, помогла ей встать на ноги и та голопом побежала в туалет. Таня слышала, как попа подруги грохнулась на унитаз, как её из сраки шумно вылилось содержание кишечника, сопровождаемое громкой пукой и довольным сопением Илоны. Спустя пару минут дверь уборной приоткрылась и девушка, всё ещё сидя на унитазе, сообщила подруге: "Ты права, Тань, я действительно получила удовольствие. К тому-же, с водой вышло также довольно много дерьма". В подтверждению слов Илоны в воздухе сильно послышался запах старого кала. "Так что, спасибо тебе за клизму! Я, кстати, не было какавши со вчерашнего утра". "Ну что ты, незачто!", смущенно ей ответила Татьяна. Она вздохнула с облегчением и вдруг через её тело тоже прокатилось знакомоя дрожь оргазма. Девушка упала на диван и несколько минут лежала, подружаясь в наслаждение, в то время, как её подруга в туалете продолжала опустошение кишечника, вызванное постоновкой очистительной клизмы, извергая из себя всё новые порции застоявшевсего кала. Закончивши наконец это дело, Илона вытерла себе попу, одела трусы и кальсоны, спустила воду в бочке и вернулась в комнату к Тане. "Оказывается, ты права, подруга! Действительно, в клизме больше удовольствия, чем неприятного. Да и живот прочистить мне тоже было неодходимо", она сказала. "Ну вот, видишь!", довольно ответила Татьяна.

С тех пор девушки стали регулярно встречатся и получать удовольствия от клизм. Они делали их друг другу, а также сами себе и получали от этого много приятных ощущений. Со временим они перешли от детских балончиков на взрослую кружку Эсмарха, во время применения которой умудрялись даже получать несколько оргазмов подряд. Но это уже другая история, о которой расскажем потом.

Вольные упражнения с клизмой

Категория: Клизма

Автор: Виктор Андреевич Филин

Название: Вольные упражнения с клизмой

Этим летом у меня жила моя племянница Таня. В отсутствии ее родителей я должен был присматривать за ней. Таня занималась художественной гимнастикой в спортивной секции, и готовилась к какому-то выступлению. Мне всегда нравилось смотреть, как она выполняет дома разные упражнения; ее стройное и гибкое тело вызывало во мне сильное возбуждение. Я часто думал, как бы под благовидным предлогом пощупать ее интимные места, и вскоре такой предлог мне представился. Таня как-то спросила меня, как бы ей улучшить свои спортивные результаты. Я не нашел ничего более умного, чем посоветовать ей провести "очищение организма", не вдаваясь в подробности. Позже мне пришла в голову идея поставить Тане несколько клизм, и я стал готовить ей сюрприз: тайком приобрел кружку Эсмарха, вазелин и несколько специальных наконечников, которыми можно было не только ставить клизму, но и доставлять массу эротических ощущений.

В то утро моя племянница куда-то собралась. Я неожиданно спросил ее:

- Ты по-прежнему хочешь улучшить свою физическую форму ?

- Да, - ответила девочка, замерев у двери,- но сейчас я иду с подругами на пляж.

- Это не займет много времени, я могу почистить тебя прямо сейчас, а потом ты пойдешь купаться. Я тут прочитал в книжке, что это - последний писк в гимнастике. Поставлю тебе несколько клизм, и ты почувствуешь себя лучше. Похудеешь без всяких диет и будешь летать над помостом.

- Не надо клизму ! - испугалась Таня,- поставьте мне свечку и я покакаю!

- Я врач и лучше знаю, что тебе надо! По-настоящему очистить твой кишечник может только клизма! Кажется, ты сама меня просила. Тогда твои подруги умрут от зависти, глядя на тебя. Пойдем в ванную.

Последние слова по-видимому оказали действие. Девочка обреченно поплелась за мной. В ванной все было приготовлено: наполненная раствором кружка висела на крючке. Я расстелил на полу пляжное полотенце. Таня медленно стянула футболку, сняла шорты и оставшись в одном купальнике стояла посреди ванной. Я смазал наконечник вазелином.

- Снимай купальник и ложись на бок. - сказал я племяннице.

Таня дрожащими пальцами стянула купальник, повесила его на край ванны и легла, как я просил. Мое сердце бешено забилось, ведь я впервые видел свою племянницу голой.

- Согни ножки в коленях .- попросил я.

Девочка немного подогнула ноги, я раздвинул ее ягодицы и увидел крошечное колечко ануса, которое обильно смазал вазелином. Высоко подняв своей пациентке ягодицу, я приставил наконечник к анальному отверстию. Таня чуть сместила вперед правую ногу и длинный наконечник исчез в ее попке. Я немного подвигал им из стороны в сторону, чтобы пощекотать внутренние половые органы через кишечник, а потом взял ее за колени и попку и осторожно повернул на спину. Девочка лежала, подняв согнутые ноги, а ее детские сосочки стали твердеть, выдавая сильное возбуждение. Я провел ладонью по животу, коснувшись волос на лобке и открыл краник.

- Ой, холодно! - вскрикнула девочка, когда раствор потек ей в кишечник.

- Не волнуйся, расслабься!, - сказал я, и стал массировать животик Тани, двигаясь между пупком и заветной щелкой. Специальным отростком наконечника я как бы невзначай касался половых губок племянницы и немного их натирал, а наконечник двигал взад и вперед. Вскоре Таня заметно расслабилась, и принялась сжимать и разжимать ноги, а ее пальцы сжали полотенце. По мере того, как раствор поступал в юную гимнастку, ее живот заметно округлялся, а я смотрел не отрываясь, как моя племянница извивается на полу с красным резиновым шлангом, исчезающим в попке. Вскоре Таня издала слабый стон:

- Дядя, я сейчас не выдержу !

Я закрыл краник и посмотрел на мешок. Там оставалась примерно треть приготовленного раствора.

- Сначала будет трудно. Остальное войдет легче, - сказал я. - Дыши глубоко через рот и я продолжу.

Таня шумно вдохнула ртом, и я снова открыл краник. Когда кружка почти опустела, я остановил поток, повернул девочку на правый бок и осторожно извлек наконечник из ее попки. При этом из ануса брызнула струйка раствора. Любуясь на юную спортсменку, лежащую с раздувшимся животиком, я сжал одной рукой ее ягодицы, а другой стал массировать живот. Так продолжалось минут пять. Потом я разрешил ей избавиться от полученной клизмы. Таня, пропуская раствор, вскочила на унитаз и с громкими пуками вытолкнула содержимое кишечника наружу. Ванную наполнил тяжелый запах, и мне пришлось открыть окно. Таня тем временем, выбрасывала одну порцию испражнений за другой, каждый раз все сильнее сутулясь.

- Фантастика! - сказала она, встав с унитаза.- Невероятное облегчение. Я готова летать! Вы еще будете ставить мне клизму ?

- Конечно! - ответил я .- Ставить клизму такой привлекательной девочке было настоящим удовольствием! Надеюсь, что твои спортивные успехи превзойдут все ожидания.

Таня, не дожидаясь меня, легла на полотенце для новой клизмы. Этого я никак не ожидал. Мне не хотелось, чтобы моя племянница заметила, насколько я возбужден. В ее глазах я должен оставаться умудренным опытом дядей, который с неохотой отрывается от своих дел, чтобы заняться с ней скучной и однообразной процедурой. Я налил в кружку воды из-под крана, стараясь сделать ее прохладной, растворил в ней пригоршню соли и повесил кружку на прежнее место. Для второй клизмы я решил взять наконечник подлиннее. Смазав его обильным количеством вазелина я присел рядом с Таней и тщательно смазал ее анус, углубляя палец внутрь. С трудом удерживаясь от того, чтобы наклониться и поцеловать влажную расщелину племянницы, я аккуратно ввел смазанный наконечник, стараясь чтобы он прижался к влагалищу и матке через стенку кишки. Вторую клизму Таня принимала сначала тихо, но потом снова начала громко стонать, прижимая бедра к животу - она явно наслаждалась заполнением. Ей удалось принять почти полтора литра. Для третьей клизмы я поставил ее на четвереньки, и с наслаждением смотрел, как ее живот раздувается. После трех клизм девочка выпускала в унитаз почти чистую воду, и я решил прекратить "очищение".

Таня вымылась, оделась и вприпрыжку побежала на пляж, по пути что-то оживленно тараторя невесть откуда взявшимся подругам.

Как дядя мне поставил клизму

Категория: Клизма

Автор: * Без автора

Название: Как дядя мне поставил клизму

Самое большое в моей жизни но приятное потрясение, шок, я испытал, когда учился в 9-м классе. Мне тогда было 15 лет. И как вы думаете, что же было для меня таким шокирующим событием? Первая любовь? Неожиданная победа в спортивном состязании? Ни за что не угадаете. Это был случай, когда мой родной дядя предложил поставить мне клизму. Случилось это, когда я гостил у него во время весенних каникул. До тех пор мне никто никогда не ставил клизму, и я даже не знал, что это такое. Это было так необычно приятно, стыдно, немного страшно, но возбуждающе.

До сих пор я очень четко помню ту, самую первую клизму в моей жизни, и очень благодарен дяде за нее, за то, что он не только помог мне, когда я был болен, но и показал новый мир, мир клизмы, научил новому способу получения удовольствия.

Cейчас я хочу попробовать рассказать всю историю по порядку, насколько позволит мне моя память через столько лет.

Все началось после того, как я побывал на вечеринке по случаю дня рождения одноклассника, тремя днями раньше. Там я ел обычную для подобных подростковых вечеринок пищу вроде пиццы и кока-колы. Это закончилось газами и серьезным запором - у меня и раньше бывали подобные проблемы, когда я ел вместо здоровой пищи, принятой в нашем доме (салатов и фруктов) пищу из фаст-фуда.

Я был тогда очень застенчивым подростком. Работа моего кишечника и вообще мои физиологические отправления были для меня одной из самых запретных тем, почти табу. Мне было очень стыдно признаться в этом дяде. Я не хотел, чтобы он узнал, что у меня запор и газы. Поэтому я решил попробовать обойтись своими силами, не обращаясь к нему и не посвящая его в свои проблемы.

И, когда дядя был на работе, я решил покопаться в его домашней аптечке. Я хотел найти там какое-нибудь слабительное. Дело в том, что дома я привык решать подобные проблемы с кишечником с помощью слабительного. Но, к моему великому разочарованию и огорчению, я не нашел в дядиной аптечке никакого слабительного. Зато нашел коробку, в которой было две свечки Ducolax (Bisacodyl). Однако дома я никогда не пользовался свечами сам. Хуже того - родители тоже никогда мне не ставили свечей в детстве. Поэтому я просто не знал, как ими пользоваться. К счастью, в коробочке оказалась инструкция по их применению.

Внимательно прочитав инструкцию о том, как пользоваться свечками, я спустил джинсы и трусы до колен. Потом вставил подряд две свечки себе в попу, постаравшись запихнуть их поглубже пальцем. Завалился на кровать попой вверх и стал ждать, когда свечки подействуют. Чтобы было не так скучно лежать и ждать, я включил себе ТВ и стал смотреть какую-то передачу.

Когда прошло примерно 45 минут, я почувствовал сильное желание сходить в туалет. Я пошел в туалет, совмещенный с ванной. Там я уселся на унитазе, который в дядином доме шутливо называли "троном", но только выпукал очень много газов. Несмотря на это, я все еще чувствовал сильное вздутие, урчание и боль в животе, а опорожнить кишечник так и не смог. Мало того, после свечек мне стало еще хуже. К боли в животе добавилось жжение в заднем проходе и безрезультатные cпазматические позывы в туалет.

В очередной раз выйдя из туалета, я чувствовал себя разочарованным, по-настоящему несчастным и очень больным. Я пошел в спальню и лег на живот на кровати, надеясь, что скоро стану чувствовать себя лучше. Через некоторое время вернулся с работы мой дядя. Я даже не встал с кровати, чтобы его поприветствовать, и он сам зашел в мою комнату. Разговаривая со мной, он заметил, что я сам на себя не похож, и спросил, не заболел ли я.

К тому времени я чувствовал себя очень плохо. Я решил преодолеть свой стыд и подумал, что лучше расскажу дяде всю правду. И я со смущением сказал дяде, что я не мог сходить в туалет уже три дня после той вечеринки, и что я чувствую себя больным, и что живот мой сильно вздут и болит.

Дядя сразу же потрогал мой лоб и сказал, что у меня температура. Он вышел из комнаты и вернулся с градусником и баночкой вазелина. Дядя попросил меня спустить джинсы и трусы и повернуться на бок. Я отреагировал с возмущением, сказав, что я не маленький, чтобы мне мерить температуру в заднем проходе (последний раз мне дома мерили температуру таким способом лет в 7) и что мне всегда измеряли температуру только во рту. Дядя примирительно сказал: "Тони, я понимаю твое смущение, но сейчас именно тот случай, когда тебе нужно померить температуру именно в заднем проходе. Потому что, если у тебя болит живот, у тебя может быть нормальная температура тела, но повышенная температура там. К тому же так точнее и быстрее измеряется".

Я был слишком слаб, чтобы спорить, и решил подчиниться дяде. Покорно расстегнув джинсы, я спустил их до колен вместе с трусами, повернулся на левый бок и поджал ноги к животу. Дядя уселся около меня на кровати. Слегка погладив и потрепав меня по попке, он попросил меня расслабиться и не сжимать задний проход. Мне почему-то была приятна такая забота, хотя я считал себя слишком взрослым для этого. Через минуту после этих дядиных слов я почувствовал, как сильные грубоватые дядины руки раздвигают мне ягодицы. Затем я ощутил прохладное прикосновение вазелина к моей дырочке и дядин палец, нежно массирующий мне анус снаружи. Это было очень приятно, но вместе с тем я чувствовал сильное смущение и стыд. Следом за этим ощущением пришло другое ощущение - нечто холодное, скользкое, стеклянное скользнуло в мой задний проход, скользнуло как-то легко и без сопротивления. Я догадался, что это дядя ввел термометр, и, повернув голову и скосив глаза назад, попытался убедиться в правильности догадки.

Увидев свой зад с торчащим из него на треть стеклянным градусником, я неожиданно испытал возбуждение. Мой член наполовину встал, и я был очень смущен этим обстоятельством. В тоже время я обрадовался, что лежу на боку, задом к дяде, и он не видит моей эрекции. Иначе я был бы смущен еще больше.

Мысли мои бежали со скоростью поезда, и я испытывал какое-то непонятное волнение, томление внутри. Давно забытые ощущения того времени, когда мне мерили температуру в попке последний раз, снова всплыли во мне. Я снова почувствовал себя маленьким ребенком, о котором заботятся, которого любят, которому хотят помочь сильные взрослые люди. То же давнее ощущение полного доверия, открытости и покорности дяде, как в детстве - маме и папе. И холодный стеклянный предмет в попке, который так легко выскальзывает, если сжаться. Я стал пробовать новые ощущения, то сжимая, то расслабляя задний проход, отчего градусник наполовину вылезал.

Пока я лежал с градусником, дядя осторожно поглаживал меня по заду и придерживал то и дело наполовину выскальзывавший градусник, как делала мать в моем далеком детстве. Через несколько минут дядя снова раздвинул мне попку, и я почувствовал, как он осторожно вытаскивает из меня градусник, который к тому времени уже не казался мне холодным. Мне было немного жаль, что измерение температуры закончилось так быстро, так как я уже начал наслаждаться ощущениями от градусника в заднем проходе. Тем не менее, мне ничего не оставалось, как натянуть джинсы и трусы.

Посмотрев на шкалу, дядя объявил, что у меня действительно повышенная температура - 38 градусов. Потом он вышел, видимо, для того, чтобы спрятать градусник обратно, и вернулся.

Вернувшись, дядя спросил меня, или я уже принимал какое-нибудь слабительное, жаропонижающее или что-то еще. Я со смущением признался, что я попробовал сделать себе 2 слабительных свечки, но это не помогло и стало еще хуже. Тогда дядя предложил поставить клизму, или показать, как мне сделать клизму себе самому.

Насколько я помнил, дома мне никогда раньше не ставили клизму. Так что я совершенно не знал, что и как делать, и что такое клизма вообще. Поэтому я попросил, чтобы мой дядя подробно объяснил мне процедуру, из чего она состоит, как она действует, и для чего она вообще.

Дядя повел меня в ванную. Там он достал с верхней полки шкафчика плоскую коробку, и вынул из нее большую красную резиновую грелку с красным же шлангом и белым наконечником, присоединенным к концу шланга. Показав мне эту штуку, он сказал, что это и есть клизма, и начал подробно объяснять, как пользоваться клизмой.

Услышав от дяди, что эту большую, довольно-таки страшновато выглядевшую штуковину я должен буду наполнить доверху теплой водой, да еще и с мылом (а, по словам дяди, в эту грелку помещалось 2 литра воды), а потом засунуть этот длинный толстый наконечник себе в попку и принять всю эту клизму до конца, да еще и удерживать ее потом несколько минут, я не на шутку испугался. Мне казалось, что это должно быть очень больно и неприятно. И я не мог представить себе, каким образом в мою попку, и без того доверху забитую газами и твердым дерьмом, может войти такая большая клизма - целых два литра воды! Кроме того, мне представлялся постыдным и унизительным сам процесс постановки клизмы.

Дядя, видя мой испуг и смущение, улыбнулся и сказал: "Не бойся клизмы, Тони. Это совсем не больно и не страшно, и даже не неприятно. Все будет нормально. Хорошая теплая клизма поможет тебе, ты опорожнишься и боль в животе пройдет. Тебе не будет больно, тебе будет только хорошо и приятно, тепло в попке и в животе".

Эти слова дяди повергли меня в еще большее смущение. Я почувствовал себя совсем маленьким и беззащитным мальчиком, с которым разговаривают как с ребенком - утешают, уговаривают и успокаивают. Вместе с тем во мне родилось какое-то теплое чувство к дяде, который так хорошо понимает меня и происходящее со мной. Я почувствовал себя в безопасности, почувствовал, что могу довериться дяде и он действительно не сделает мне плохо, больно или неприятно, и что он действительно хочет мне помочь.

Подумав обо всем этом, я решил, что лучше не буду экспериментировать и пробовать поставить себе клизму сам, а доверюсь дяде. Тем более что это был первый раз в моей жизни, когда мне вообще ставили клизму, и я решил, что я лучше позволю дяде поставить мне клизму, так как он явно был очень опытен в этом и знал, что и как делать.

Когда я сказал дяде, что хочу, чтобы он сам поставил мне клизму, он велел мне раздеться догола в спальне, оставить там одежду и голым прийти в ванную. Я сначала немного сопротивлялся от смущения и осознания необходимости быть совершенно голым перед моим дядей, но усиливающиеся давление и дискомфорт в моем животе от запора и газов быстро заставили меня забыть о смущении и об унизительности клизмы.

Внутренне смирившись с необходимостью клизмы, я быстро вышел в спальню, спустил и снял свои джинсы и трусы, снял футболку и обернул банное полотенце вокруг талии. И с полотенцем вокруг бедер я вошел в ванную, где мой дядя уже наполнял клизму до краев теплой мыльной водой. Я увидел, как дядя привинчивает к грелке пробку, шланг, краник и наконечник. Потом дядя открыл краник и спустил немного воды, пояснив мне, что спускает из шланга остатки воздуха, и снова закрыл краник.

Дядя дал мне потрогать клизму, сказав: "Тони, попробуй воду - достаточно ли она теплая для тебя, не горячая ли она. Ведь это твоя клизма, это твоя попка, это вода, которая пойдет ТЕБЕ в попку, и ты должен быть сам заинтересован в том, чтобы водичка была теплой и приятной".

Я был очень смущен дядиными словами про воду, которая пойдет мне в попку и должна быть мне приятной, но послушно потрогал клизму и неуверенно сказал дяде, что она теплая и меня такая температура, наверное, устраивает. На самом деле я был в этом совсем не уверен, потому что не знал, не покажется ли мне теплая на ощупь вода горячей в попке.

После этого дядя попросил меня снять полотенце и постелил его на полу ванной. Затем он велел лечь на полу на спину и широко раздвинуть ноги, поставив одну ногу на край ванны, а другую на сиденье унитаза, чтобы ему было удобно делать мне клизму и хорошо было видно мою дырочку.

Я был очень смущен предложением лечь в такую бесстыдную позу. Кроме того, я очень волновался из-за того, что у меня вдруг случилась сильная эрекция, и я не мог понять, отчего это мой член встал. И, конечно, я все еще немного боялся клизмы, несмотря на дядины уговоры и уверения в том, что это не страшно и не больно. Мне было и страшно, и стыдно, но в то же время интересно. Обычно у меня была эрекция только тогда, когда я общался со своей подругой или с другими девочками, а не в присутствии другого мужчины, тем более родного дяди. Поэтому неожиданно возникшая перед клизмой эрекция меня очень смутила. Я стал думать, что со мной что-то не в порядке.

Дядя заметил, что я очень стесняюсь, и сказал мне, чтобы я не беспокоился о моем теперь стоявшем уже полностью вертикально члене. Он добавил, что он тоже испытывает сильную эрекцию всякий раз, как делает себе клизму, и что это вообще нормально для мужчины испытывать эрекцию перед и во время клизмы. Кроме того, дядя снова попросил меня расслабиться и не бояться клизмы, повторив в который уже раз, что это не больно и не неприятно. Мне стало немного легче, и я стал меньше смущаться. Я позволил себе немного расслабиться, почувствовав, что все нормально и что со мной не происходит ничего неправильного или необычного.

Тут бег моих многочисленных и хаотических мыслей был прерван, и дядя спросил готов ли я к тому, чтобы он начал ставить мне клизму.

Я неуверенно сказал "да...", и дядя опустился на колени на пол. Затем он пощупал мой живот и сказал: "Тони, мы не можем прямо сейчас начать делать тебе клизму, потому что у тебя живот весь переполнен газами и в нем нет места для клизмы. Тебе надо сначала пропукаться, отвести хотя бы немного газов и освободить место для клизмы".

Эти слова снова повергли меня в смущение, как смущало меня всегда любое упоминание о газах и вообще моих естественных отправлениях. Я густо покраснел, а дядя сказал: "Не надо стесняться газов, Тони, ты просто болен, это нормально и все скоро пройдет. Газы - это такая же болезнь, как и любая другая, и не надо этого стесняться. Ты пропукаешься и тебе станет легче, а потом мы поставим тебе хорошую теплую клизмочку, и тебе станет совсем хорошо".

С этими словами дядя встал с колен, достал из шкафчика длинную тонкую красную трубочку, банку вазелина. Затем он снова опустился передо мной на колени и стал раздвигать мне ягодицы.

Вскоре я почувствовал, как дядин палец смазывает мне анус. Потом он попросил меня расслабиться и не сжимать попку, и начал поглаживать и массировать мне ягодицы. Я ощутил, как дядин палец мягко и плавно скользнул внутрь меня и начал смазывать мне кишку. Ощущение было необычным и очень приятным. Сначала я все-таки сжимался, и дядя мягко попросил меня расслабиться и не напрягаться. Потом я расслабился и пукнул, и сразу же устыдился этого, снова густо покраснев. Дядя, однако, одобрительно сказал: "Молодец, Тони, пропукайся, выпусти газы". И начал стимулировать меня к этому, двигая пальцем у меня в заднем проходе и одновременно массируя и надавливая мне на живот. Подобного кайфа я никогда не испытывал - у меня было ощущение, что где-то в голове взорвался фонтан удовольствия. Полузакрыв глаза, я принялся мечтать о том, как бы это мне делала Эми, девочка, в которую я тогда был влюблен. Одновременно я пытался управлять мышцами своего ануса - то расслаблялся, то натуживался и пукал, то плотно сжимал задний проход колечком, обхватывая дядин палец. Дядя же поощрял меня выпускать газы и тужиться.

Затем я почувствовал, как дядя плавно вытащил палец и начал вводить мне длинную тонкую трубку глубоко-глубоко в попу. Я был удивлен тому, насколько глубоко может войти трубка, не причинив мне никакой боли. Одновременно я был слегка разочарован тем, что дядя так скоро прекратил массировать мне кишку пальцем - мне это очень понравилось.

Введя мне трубку в задний проход, дядя остался сидеть на коленях возле меня и массировать мне живот. Через трубку вскоре начали обильно выходить газы, и я был очень смущен запахом, установившимся в ванной. Однако дядя делал вид, что ничего не происходит и все нормально, и подбадривал меня, поощряя потужиться, пукать и через трубку, и помимо трубки. Мне действительно стало легче, и я почувствовал, что давление и распирание в животе ослабло.

Осмелев, я сказал дяде, что мне стало лучше, и робко спросил: "Дядя, а может быть, не надо клизмы?". Дядя улыбнулся и сказал: "Нет, нет, Тони, тебе обязательно надо поставить хорошую теплую клизму, и тебе станет еще лучше, ты опорожнишься и будет совсем хорошо. Не бойся клизмы, Тони, она необходима. Тебе не будет ни капельки не больно, не будет неприятно, тебе будет только хорошо и тепло в попке и в животе".

С этими словами дядя осторожно вытянул из меня эту трубку, снова попросил меня расслабиться и не сжиматься, затем аккуратно вставил смазанный наконечник клизмы в мой зад. Потом он спросил, удобно ли мне, не мешает ли мне наконечник, не царапает ли, не больно ли мне. Я ответил, что нет. Про себя же я подумал, что наконечник в попе, пожалуй, даже приятен. Тогда дядя спросил, готов ли я к началу вливания клизмы. Я неуверенно ответил: "Да".

Получив этот ответ, дядя попросил меня глубоко и ровно дышать, расслабиться и не сжимать попку, и открыл краник на шланге. Сначала я вообще ничего не чувствовал, но через полминуты ощутил, как моя задница начала медленно наполняться теплой мыльной водой.

Дядя начал массировать мне живот, распределяя в нем поступающую теплую воду и помогая мне принимать клизму. Другой рукой он массировал мне попку, помогая мне расслабиться. Мне было необычно хорошо, тепло и приятно в попке и в животе, и одновременно очень хотелось в туалет. Меня слегка спазмило и распирало. Я никогда не испытывал подобных ощущений и даже не знал, что они существуют.

Но поскольку это был первый раз в жизни, когда мне ставили мыльную клизму, да еще у меня был сильный запор, я был неспособен долго удерживать клизму, и начал выпускать грязную воду на банное полотенце, которое было расстелено под моей попкой, хотя и знал, что должен принимать и удерживать клизму. Я наделал много грязи в ванной, и думал, что дядя на меня рассердится, и был очень смущен. Непроизвольно я сжался, и наконечник выскользнул из меня.

Однако дядя велел мне не волноваться об этом, и сказал, что если мне трудно, я могу расслабиться и выпускать воду на полотенце. Он добавил, что уберет все это позже. Затем он повторно вставил мне наконечник и продолжил вливать мне клизму, пока грелка не опустела.

Должен признаться, что когда он закончил вливать мне клизму, я напустил грязную воду чуть ли не на всю ванную и на полотенце под моей задницей, но зато я чувствовал себя на 1000 процентов лучше и был очень благодарен дяде за клизму.

Я встал с пола, чтобы подмыться, в то время как мой дядя убирал за мной грязь, которую я напустил. Затем дядя сказал мне, что клизму надо повторить, чтобы убрать из меня мыло и предотвратить раздражение кишки. Я согласился и лег в позу снова, и дядя cнова наполнил клизму, на этот раз чистой водой, и снова поставил мне клизму.

Во второй раз дядя подвесил клизму значительно выше, cказав, что меня надо промыть поглубже, чтобы размыть и убрать какашки мощным потоком воды. И действительно, я почувствовал, как сильная струя воды буквально врывается в мои внутренности. Никогда раньше я не испытывал столь сильного позыва немедленно покакать. Я стал ерзать и корчиться на полу, дергая ногами, и хотел взмолиться, чтобы он немедленно остановил клизму и отпустил меня. Но было уже поздно жаловаться и просить: клизма вливалась настолько быстро, что, прежде чем я решил запротестовать, преодолев свой стыд и страх показаться недостаточно мужественным, все 2 литра воды были уже в моей попке - не прошло и трех минут с начала вливания клизмы. Мне казалось, что меня вот-вот разорвет на части. И, как только дядя вытащил наконечник из моей попки, я потерял над собой контроль и громко обкакался. Это было, наверное, похоже на Ниагарский водопад или извержение вулкана :-) А дядя массировал мне живот, и делал вид, что все совершенно нормально и какать под себя после клизмы - обычное дело для большого пятнадцатилетнего мальчика.

Потом дядя снова убрал тряпкой грязь на полу, сам подмыл меня и предложил мне снова повторить клизму, сказав, что меня нужно промывать до чистой воды. Я не очень хотел, боясь, что снова повторится та высокая клизма, от которой мне было почти больно в животе. Но я был слишком слаб, чтобы протестовать, к тому же мне, несмотря ни на что, и даже несмотря на болезненность, начала все больше и больше нравиться клизма.

Поэтому я согласился на третью клизму, и дядя снова наполнил грелку, но на этот раз холодной водой, сказав, что заодно и собьет мне температуру. Подвесил он клизму на этот раз невысоко, так что вода вливалась медленно, как и в первый раз во время клизмы с мылом. Ощущения от холодной клизмы меня снова удивили и шокировали: мне было холодно в попке и в животе, как-то приятно спазмило, но не было больно. Это было совсем не похоже ни на теплую клизму, ни на клизму с мылом, и я про себя удивился, какую большую разницу в ощущениях дает такая мелочь, как температура воды.

В этот раз мне было легче, привычнее, и я смог удержать клизму и не выпустить ни капли. Чему я был очень горд, тем более что дядя отметил это и похвалил меня.

Но самым удивительным и шокирующим для меня было то, что в конце вливания третьей клизмы мой эрегированный член вдруг задрожал, и сначала на нем выступила капелька смазки, а потом без всякой посторонней стимуляции он вдруг выстрелил, забрызгав мне живот и грудь. Я был пристыжен внезапным оргазмом, возникшим ни с того ни с сего во время клизмы, но дядя сказал: "Ничего страшного и необычного в этом нет, Тони, это бывает у многих мужчин во время клизмы". От этого мне стало немного легче, но все равно было очень стыдно перед дядей.

После третьей клизмы я опорожнился, как полагается, сидя на унитазе. Никогда до этого я не испытывал такого необыкновенного облегчения, такой легкости и удовольствия.

Этот инцидент случился 12 лет назад, и я получал клизму от постороннего человека только однажды с тех пор. Было это три года спустя, в 18 лет, когда я лежал в больнице по поводу футбольной травмы колена, и у меня был запор от лежачего положения и бездеятельности, поскольку я был на постельном режиме и больничной пище. Ставил мне клизму мужчина-санитар, так как я наотрез отказался со смущением, когда мне предложила поставить клизму сиделка - я не хотел, чтобы посторонняя женщина видела мою эрекцию.

Та клизма была тоже приятной, но не столь остро, как в первый раз, в 15 лет. В тот раз в больнице мне клизму делали на левом боку, потом быстро повернули на спину и подставили судно, и повторные две клизмы мне поставили уже на спине с подставленным судном, так как я был лежачим и не мог вставать в туалет. Эрекция у меня была сильной, но оргазма не случилось.

После той клизмы в больнице, уже будучи совершеннолетним, я купил свою собственную клизму. Так что теперь, когда у меня возникает потребность в клизме (а возникает она у меня часто), я готов позаботиться о себе сам, благодаря моему дяде, показавшему мне клизму и открывшему мне удовольствие, с ней связанное, когда я был еще подростком.

Клизма для Мариночки

Категория: Клизма

Автор: * Без автора

Название: Клизма для Мариночки

"Ну что, Мариночка, опять ничего не получается?" "Нет, дядя, не выходит...пока", задыхаясь ответила 5-летняя моя племянница, оставленная в мое попечение на неделю ее родителями, уехавшими в командировку. На прощание моя сестра, мама Марины, мне напомнила: "...ты только следи за ее стулом! Если не будет какать больше 2 дней, ставь клизму!" "Хорошо, так и буду делать!", я тогда ответил.

Это было позавчера и сегодня вечером уже исполняется ровно двое суток с последнего опорожнения Мариночки "по большому". В течение дня я несколько раз сажал ее на горшок и велел тужится, но желаемого результата так и не добился. Теперь ей уже надо-бы ложится спать, а стула все нет и нет. "Вот видишь, Марина, я же говорил тебе - не ешь так много конфет, запорится животик, а ты меня не слушала! Что теперь будем делать?", я спросил ее. "Я покакаю завтра утром!", сказала девочка. "Нет, Марина, я не собираюсь ждать до утра! Ты не какаешь уже двое суток, поэтому придется тебе ставить клизму!" "Ой, дядя, не надо!", захныкала Марина, "я сама покакаю, я не хочу клизмы!" "Хочешь, не хочешь, а надо!", я ответил, "если тут было-бы твоя мама, она тоже делала-бы тебе сегодня вечером клизму." Девочка на это ничего не ответила, лишь тяжело вздохнула и продолжало тужится, сидя на горшке. Я пошел на кухню, выбрал из шкафчика предусмотрительно там оставленный сестрой клизменный балончик, помыл его с наружи водой из под крана, затем взял металлическую кружку (как сказала сестра, ее объем как-раз соответствует одному балончику клизмы), налил туда прохладную воду, затем добавил в нее чайную ложку соли и столовую ложку растительного масла. Все тчательно размешал, затем стиснул "грушу" и погрузил ее "носиком" в кружку. Балончик медленно наполнился водой и, действительно, высосал кружку до последней капли. Что-бы выпустить из клизмы воздух, я слегка надовил на "грушу" и, как только из ее "носика" появилась струйка воды, снова отпустил. После этого я тчательно смазал наконечник клизмы маслом и наконец отправился к моей бедной племяннице. Девочка предстовляла собой довольно жалкий вид - платице ее было задрано вверх, колготки и трусики спущены до колен, попочка казалось прилипши к зеленому горшочку, а по красным щечкам одна за другой капали слезы. "Успокойся, Мариночка, не плачь!", я ей сказал, "все будет в порядке, сейчас сделаю тебе клизмочку и покакаешь! Ты ведь уже большая девочка, к тому-же мамочка тебя ло сих пор клизмовала уже неоднократно, не так ли?"

"Мамочка - да!", сквозь слезы выдавила Марина, "а вы нет! Я вас стесняюсь..." "Ну что ты, не надо стеснятся, я же твой родной дядя!". Я положил клизму на тумбочку рядом с кроватью, затем взял девочку на руки, осторожно оторвал ее попочку от горшочка, уложил Мариночку на кровать, повернул ее на левый бок, а ножки согнул в коленах и прижал к животику. К моему удивлению, девочка особо не сопротивлялась, лишь шептало при себя:"дядя, не надо...не хочу клизму...".Я взял в правую руку балончик, а двумя пальцами левой руки раздвинул кругленькие ягодицы племянницы. "Ну, вот, Мариночка, это и есть та поршивая дырочка, которая не хочет выпускать из себя каку! Счас мы ей покажем!". Сказав это, я одним резким движением правой руки ввел наконечник клизмы в анальное отверствие девочки. "Ой, больно, дядя!", взвыла Марина. "Ничего, потерпи, дорогая, это быстро закончится!". Я взял "грушу" обоими руками и сильно сжал ее. Вода булькая вошла в кишечник девочки. Я сложил "грушу" пополам и еще раз стиснул ее, что-бы убедится в ее полном опустошение. Затем я вынул наконечник из попочки племянницы и тут-же обоими руками сжал вместе ягодицы девочки. "Ну, вот и все, а ты, дурочка. боялась!", я произнес сакраментальную фразу, "теперь пару минут спокойно полежишь и потом сможешь садится на горшок!" "Дядя, мне уже сейчас хочется какать!", сказала Марина. "Прекрасно, Мариночка, так и должно быть после клизмы!", я ответил, "однако пару минут все-же надо подождать!". Спустя некоторое время я поднял девочку с кровати и посодил ее на горшочек.Вода фонтаном вырвалось из ануса Мариночки, неся с собой газы и куски размягченного кала. Девочка шумно оророжнялась "по полной программе" и по ее глазам я понял, что с каждой порцией выдавленной каки у нее наступает заметное чувство облегчения. Наконец-то процесс испражнения закончился. Я принес теплой воды, очень тчательно подмыл задний проход Мариночки, затем еще вытер его ватой, и, после этого с чувством выполненного долга уложил девочку спать.

Проклизмованная Дашуня

Категория: Клизма

Автор: Бабушка

Название: Проклизмованная Дашуня

Даша, давай ты будешь смотреть мультики по джетикс, а я сделаю тебе клизмочку в три этапа: первый расслабляющий, второй отчищающий, а третий успокаивающий. Да? Нет, не нужно - заплакала девочка. Дашуня, ну ты не бойся. Если тебе будет неприятно сильно, скажи и я перестану. Ты ляжешь мне на колени на животик, и будешь смотреть любимый канал. Попробуем?

Ла-а-дно.Вот молодец! Сейчас принесу все. Когда первая клизма была набрана и поставлена на стол, а девочка лежала на моих коленях, казалось, расслабившись, она вдруг сжала попу и задергалась. Я налегла на ее спину и сказала спокойным голосом: Дашенька, расслабь попку, так ведь ничего не выйдет!

-Я передумала - плаксиво сказала она.

-Поздно, - и намазав наконечник грушки вазелином, с трудом вводила в попку сестренки. Она закричала, задергалась, но я уже изо всех сил вводила водичку в кишечник девочки, представляя с каким трудом, я сделаю ей еще 2 клизмы.

Вытащив носик клизмы из попочки, я сжала ее и сказала: Если бы ты не сжималась, тебе бы понравилось, поэтому во время второй клизмочки, ты расслабишься и получишь приятные ощущения.

Я не дамся - она засучила ногами, - но я уже прижала ее живот к подушке и тихо прошептала: Душенька, я все равно проклизмую тебя, или ты хочешь, чтобы я вызвала скорую и они бы держали тебя.

-НЕТ! -заорала даша а я впихнула ей в попку наконечник клизмы. Так же я повториа еще раз . Потом все закончилась и все стало на круги своя.

В гостях у бабушки

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: В гостях у бабушки

"Вова, подожди меня тут пару минут, я сбегаю в туалет!", сказала 15-летняя Галя своему братику. Они только что были вышевши из автобуса, на котором приехали в гости к бабушке. Из деревенского автовокзала им предстояло ещё пару километров идти пешком, поэтому девочка хотела перед этим оправится по-маленькому, а, если удастся, то и по-большому. "Я пойду с тобой!", возразил мальчик."Ну как ты такой большой 6-летний поцан пойдешь в женский туалет? Подожди тут, за дверью!", уговаривала его сестра. "Нет, мне страшно. Тут такая большая собака бегает, а там за углом пьяные дяди ругаются", Вова настоял на своём. На самом деле он не так уж и боялся чужих дядей и собак, ему просто хотелось посмотреть на голую задницу своей сестры. "Ну ладно, иди со мной", неохотно согласилась Галя, "но учти, если там будут другие женщины, они тебя всё равно выгонят". Она открыла дверь уборной и вошла во внутрь, мальчик следовал за ней. В туалете находилось 5 дырок на полу, просверленных друг рядом с другом величиной примерно в голову Вовы. Никаких перегородок между ними, естественно,не было, как, кстати, чужих тётей тоже.

Галя дошла до самой дальней дырке от дверей, подняла вверх красное платье, спустила розовые трусики до колен и присела над отверствием в полу. Из письки девочки вырвалось желтая струя мочи и устремилось прямо в дырку."Молодец, точно попадаешь!", похвалил её Вова. "Ты бы лучше не на меня смотрелбы, а сам пописалбы!", упрекнула его сестра. "Мне не хочется!", ответил брат. Видя голую жопу и покрытую тёмными волосиками промежность сестры, член у мальчика стал твёрдым как камень, и в таком положение он просто не был способен писать. "Ладно, но учти - ещё примерно час ходьбы до дома бабушки. И по дороге у чужих заборов я писать тебе не позволю!", предупредила Галя. "Не волнуйся - вытерплю!", в ответ отрезал Вова. Девочка тем временем закончила писанье, но вставать и одевать трусики не спешила. Она уже третий день подряд не была какавши, живот у неё вздулся и начал побаливать. "До вечера мне неприменно надо покакать, иначе придется делать клизму. Это слишком обрадует Вову. Уже сейчас он стоит рядом со мной и от удовольствия слюны распускает", думала Галя. Она стиснула мышцы и начала тужится. Вышло негромкая пука, но за ней ничего не последовало. "Что, не получается?", усмехнулся брат, "ничего, дома бабушка сделает тебе клизму и прокакаешся как корова!". "Закрой пасть, урод!", сердито крикнула сестра, "как же я могу какать, если ты тут стоишь рядом и смотришь. Мне стыдно, не уж то не понимаешь?". "Не надо меня стыдится, я ведь твой брат. А что у тебя запор, так я это по глазам вижу. Но ничего, клизма решит эту проблему"."Попробуй только пикнуть бабушке об этом, убью!", пригрозила девочка. Она поднялась на ноги, быстро надела трусики, поправила платье и почти выбежала из туалета. Всю дорогу до дома бабушки Галя шла очень быстрым шагом, Вова едва успевал угнатся за ней. Судя по тому, что она не слова больше не перемолвила с братом, она была на него не на шутку рассердившись.

Последний раз мама ей ставила клизму ещё до рождения Вовы, поэтому естественно, что он не мог принимать в этом процессе участие. Зато она многократно помогало маме в клизмование Вовы, когда у того возникали запоры. Естественно, что он желал реванша. "Не дождется, ублюдок несчастный!", мысленно успокаивала себя Галя, "поставлю в попу свечку и покакаю. А Вове при первой возможности впихнем действительно громадную клизму"."Как только подвернется возможность, обязательно сообщу про Галин запор бабушке", в свою очередь думал Вова, "и тогда ей клизмы не избежать. Надеюсь, мне дадут присутствовать при этом. В конце концов должен же я отблагодарить родную сестрицу за помощь в моём клизмование".

Идя быстрым шагом, дети уже за 40 минут настигли дом бабушки. Та встретила их на пороге. "Здрастье, детки мои! Как вы быстро дошли! И сами такие красные вспотевши! За вами может собаки или хулиганы гнались?"."Никто не гнался!", ответила Галя, "просто хотели тебя, бабушка, быстрей увидеть". Она обняла и поцеловала бабулю, затем то же сделал и Вова. "Ну ладно, детки, давай за стол! Проголодались, небось, пока с города ехали". Они начали обедать. Вова ел много и с аппетитом, а Галя больше имитировала, что ест. Уже с самого утра её тошнило и аппетита совсем не было. Естественно, бабушка это заметила. "Галочка, а ты чего не ешь? Неужто не вкусно?". "Да нет, бабушка, очень вкусно. Просто мне не хочется!". "Ты наверное начала соблюдать диету, хочешь вес сбросить? Упаси Бог, дитя моё, у тебя отличная фигурка. Хочешь, чтобы остались лишь кожа до кости?". "Нет, я не соблюдаю диету. Мне просто не хочется есть". "Ты может больна?", бабушка дотронулась до лба внучки. Он был холодным.

"Что у тебя болит - голова, живот?". продолжала допрашивать бабуля. "Баб, отстань, у меня всё хорошо!", капризным голосом заревела девочка. "Какой нервной ты стала, Галочка! Вова, может ты знаешь, что с сестрой случилось?". "Знаю", усмехнулся в ответ брат, невзирая на грозный взгляд сестры, "покакать не может!". "Ах, вот оно что!", воскликнула бабушка, "ну да, я ведь сама могла догадатся об этом. Ничего, Галочка, счас сделаю тебе клизмочку, покакаешь и всё будет нормально!". "Нет, бабушка, не надо клизму!", возразила внучка, "дай мне свечку, поставлю в попу и покакаю". "Боюсь, что свечек у меня нет!", бабушка открыла шкафчик, где хранились её лекарства, "могу поставить тебе в попу кусочек мыла, если ты думаешь, что это поможет".

"Давай мыло!", Галя протянула руку. "Погоди, я сама тебе его поставлю. Нагнись вперёд и спусти трусики до колен!". Бабушка ножом отрезала кусок мыла, по форме напоминающий свечку, и положило в кружку с водой. "Надо немножко подождать, пока обмягнет", она пояснила, "а ты, Галочка, снимай штанишки, я хочу твою попочку посмотреть!". "Да, но пусть Вова уйдёт в другую комнату!", сказала девочка. "Пусть остаётся, возможно ему придется помогать мне делать тебе клизму. К тому же, он твой брат и ты не должна его стеснятся, равно как и он тебя!", возразила бабушка. "Но я уже большая девушка, мне стыдно!", продолжала хныкать Галя. Бабушка подошла к внучке, сердито задрало её платье вверх и одним махом спустило трусики девочки ниже колен. "Положи руки на колени!", она приказала Гале, и та неохотно послушалась, для етого ей, естественно, пришлось нагнутся вперёд. Бабушка намазала указательный палец правой руки жиром, двумя пальцами левой руки раздвинула ягодицы внучки и ввела его в задний проход девочки. Палец зашел едва на половину, затем упёрся в что-то твёрдое и дальше запихнуть его было невозможно. "Да, Галочка!", сказала бабушка, "запор, как видно, у тебя очень серьёзный и без клизмы тут никак не обойтись. Но, пока мы с Вовой будем её приготавливать, я положу тебе кусок мыла в попу. Вова, давай сюда кружку!".

Мальчик быстро выполнил приказ, бабушка выбрала из кружки размягченное мыло и ввела его внучке в задний проход. "Теперь, Галя, ложись на диван и жди наших дальнейших указаний!". Девочка выпрямила спину и машинально начала надевать трусики. "Ты что, сдурела?", бабушка слегка ударила её по пальцам, "я же сказала, что сейчас буду тебе делать клизму! Непоняла, что ли?". "А зачем тогда ты мне засунула мыло?", недоумевала внучка. "Чтобы оно очистилабы твой затвердевший зад!", пояснила бабуля, "иначе наконечник клизмы туда не войдёт!". Галя молча легла на диван и повернулась на левый бок. "Умница!", сказала бабушка, "вот так и будешь лежать во время клизмы, только ножки придется подтянуть к животику". Затем она выбрала из шкафа большую резиновую грелку с длинным шлангом в конце. "Бабушка, что это?", удивлённо спросил Вова. "Клизма!", она ответила, "ты что, не видел не разу?". "Так клизму ведь делают такой резиновой грушей!", возразил внук. "Детям твоего возраста - да! А такой большой девушке как Галя нужен другой прибор!", бабушка пояснила. "А как с ним обращатся?", недоумевал Вова. "Вот сюда", бабушка указала на рот грелки, "вольём воду, а конец шланга засунем в попу Гали. Затем откроем кран, подымем грелку вверх и вода войдёт ей в кишечник. И тогда она сможет прокакатся".

Бабуля взяла литровую кружку, начерпала её полную воды и включила газовую плиту, чтобы подогреть содержание клизмы. Она добавила в воду чайную ложку соли, две столовые ложки растительного масла и несколько капель шампуня. Всё время, пока жидкость грелась, бабушка размешивала её столовой ложкой. Наконец, пощупав пальцем воду и убедившись, что она достаточно тёплая, бабуся выключила газ и сказала внуку: "Держи грелку и раскрой её рот пошире! Я буду туда воду заливать!". Вова схватил грелку обоими руками и бабушка влила в неё содержание кружки. Грелка сразу стало заметно тяжелее и поцану пришлось приложить немало усилий, чтобы её удержать. Бабушка это заметила. "Счас, Вовочка, возьму от тебя клизму, погоди ещё немного!". Она окрыла кран на шланге и, как оттуда появилась вода, сразу опять закрыла. Затем бабуля намазала наконечник клизмы жиром. "Ну всё, можем преступать к делу!", она сказала и взяла в правую руку грелку, а в левую - шланг клизмы. Они оба с Вовой подошли к дивану, на котором лежала Галя. Введенный кусок мыла здорово щекотал анус девочки, она испытывала очень неприятные ощущения и хотела побыстрее избавится от противного иногорного предмета в попе. "Так, Галочка!", сказала бабушка, "согни ножки в коленах и приняти их по возможности туже к животику...Так, так, ещё!...Посторайся дотянутся коленами до подбородка!...Не можешь больше? Ну ладно, и так сойдёт!". Вова изумлённо надлюдал, как ягодицы сестры сами собой раздвинулись и черная дырочка меж них широко раскрылась. Бабушка вертикально поставила на край дивана грелку и сказала внуку: "Держи её обоими руками и смотри, чтобы не опрокинулась!". Вова дрожащими руками схватил прибор и намертво вцепился в него. Сердце в груди мальчика билось как бешенное, а его член стал таким большим и твёрдым, что, казалось, вот-вот вырвется из брюк. Бабуся тем временем засунула указательный палец правой руки в сраку внучки и выбрала оттуда до конца не растаявший кусок мыла. Затем она запихнула в анальное отверствие девочки наконечник клизмы и открыла кран на шланге. "Ну, кто будет держать грелку - ты или я?", она спросила внука.

"Лучше ты, бабушка!", мальчик ответил, "она очень тяжелая". "Ладно, давай я", бабушка согласилась и выбрала из его рук клизму, "а ты, Вовочка, придерживая пальцами наконечник, чтобы он случайно не выскочилбы из Галиной попы!". "А кто будет сжимать грелку?", Вова спросил. "А её не надо сжимать, вода и так идёт по шлангу", ответила бабушка и подняла кружку вверх примерно метр над лежащей внучкой. "Не уж-то сама?", удивлялся мальчик. "Да, есть такое сило притяжения Земли. Когда пойдёшь в школу, будешь про неё учится!". Вова сел на диван рядом с сестрой, схватил двумя пальцами правой руки наконечник клизмы, торчащий из ануса Гали и стал его придерживать. "Правильно, молодец!", похвалила его бабушка, "главное, смотри, чтобы она его не вытолкнулабы наружу". Вова чувствовал, как по шлангу, который находился меж его пальцев, быстро течёт вода и устремляется в попу сестры. "Интересно, что сейчас чувствует Галя?", он мысленно рассуждал, "полагаю, что ей не очень приятен этот процесс". Как-бы в ответ на его мысли раздался стон Гали: "Бабушка, мне больно! Не впускай воду так быстро, опусти грелку ниже!". "Девочка моя дорогая, потерпи, пожалуйста! У тебя очень крепкий запор и, чтобы размыть затвердевшую каку, воду надо вводить под большим давлением! Когда она войдёт глубже в кишечник, тебе станет легче!", ответила бабушка. Галя немного успокоилась, но через пару десяток секунд завопила: "Ой, мне сейчас лопнут кишки! Не могу больше!". Бабушка опустила грелку немножко ниже и сказала внучке: "Галочка, дыши глубоко и медленно через рот! Вот так: вдох-выдох, вдох-выдох! Не волнуйся, всё будет хорошо!". Девочка послушно задышала ртом и боли в животе у неё постепенно исчезли. Зато появилось очень сильное желание опустошить кишечник. "Баб, хватит клизму! Мне уже какать хочется!". "Ну, нет, внучка, воды ещё много, где-то половина грелки!", бабушка раскрыла рот клизмы и заглянула во внутрь её, "надо потерпеть какую минуту или две". "Я не выдержу, я обосрусь на диване!", хныкала Галя. "Не обосрешься!, отрезала бабушка, "ведь Вова не даст тебе этого сделать. Вова, ты крепко держишь наконечник?". "Да, баба, не волнуйся!", ответил мальчик. В течение последней полминуты шланг в попе девочки был начавшись нервно дёргатся и, если Вова его не держалбы, вполне могбы выскочить из Галиной сраки.

Где-то минута прошла в молчание, если не считать стоны и глубокие вздохи-выдохи Гали, а также урчение воды, текущей по шлангу. Грелка становилась всё легче, бабушка уже держала её только двумя пальцами правой руки. Зато Вове удержать наконечник становилось всё труднее - он сжал его в кулак, но тот всё равно продолжал милиметр за милиметром выползать из дырки сестры. "Бабушка, ну скоро конец будет?", девушка опять спросила. "Теперь уже скоро, Галочка! Считай медленно до двадцати и, когда закончишь, клизма будет сделана!", успокаивала её бабушка. Галя начала влух считать. Когда она дошла до слово "девятнадцать", бабушка закрыла кран на шланге и сказала Вове: "Вынимай наконечник из попы Гали, только медленно и осторожно!". Стоило мальчику слегка потянуть за шланг клизмы, как наконечник тут же вывалился вон. Бабушка молненостно нагнулась над Галей и обоими руками стиснула вместе её ягодицы. "Вова, возьми клизму и брось её в миску с водой! Только не бери за наконечник, а то испачкаешь руки", она сказала внуку. Предупреждение было очень кстати, ибо конец шланга клизмы был сильно вымазан в тёмно-коричневой каке девочки. Едва мальчик успел вполнить этот приказ, как прозвучал новый: "...принеси помойное ведро и поставь её рядом с диваном!". Вова сделал, как было велено. "Так, Галочка!", сказала бабушка, "теперь осторожно подымайся с дивана и садись на ведро!". "Ой, баб, мне стыдно срать тут! Я лучше сбегаю в туалет!", возразила внучка. "Не говори глупостей! До туалета ты не добежишь, к тому же, я должна видеть результат клизмы!", отрезала в ответ бабуля. Девочка медленно выпрямила ноги, с помощью бабушки поднялась с дивана и грохнулась на рядом стоящее ведро. Однако чувства долгожданного облегчения не наступило. Несмотря на сильнейшее желание опустошить кишечник, Галя не могда этого сделать, ибо твёрдый кусок кала как пробка загромоздил её задний проход. "Бабушка, помоги! Я не могу покакать даже после клизмы!", заревела внучка.

"Счас посмотрю, дорогая, в чём тут проблема!", ответила бабуся.Она в очередной раз ввела указательный палец правой руки в сраку внучке. "А, это так называемый каловый камень! Счас я вытащу его вон!".Спустя пару секунд из попы Гали вывалился и упал в ведро большой, твёрдый кусок дерьма. Вслед за ним громадной струей вылилась клизменная вода, неся с собой газы и куски размягченного кала. Несчастная Галя наконец-то почувствовала облегчение. Она продолжала извергать всё новые и новые порции каки. Комнату быстро наполнил противный запах и бабушке пришлось открыть окно. Вова тем временем стоял рядом с сестрой и смотрел, как гавно вываливается из отверствмя девочки и падает в ведро. "Ну и засранка! Где у неё могло накопится столько дерьма в животе?", он думал. Где-то минут через пять процесс испряжнения Гали наконец закончился. бабушка принесла миску тёплой воды, велела внучке присесть над ней и аккуратно подмытся. После этого Гале был дан большой кусок туалетной бумаги для поттерения попы. Привёвши себя в порядок, девочка наконец снова смогла надеть трусики. Она выглядела такой несчастной и измотанной, что бабушка сказала: "Галочка, ложись на диван, отдохни, ты, бедняжка, здорово отмучилась. А ты, Вова, отнеси ведро с калом сестры в уборную и вылей там. Надеюсь, не будет тяжело?". "Да нет, что ты, бабушка!", внук ответил. Левой рукой зажмуривши нос, он взял в правую руку ведро и понес его в туалет. Выливая содержимое ведра в унитаз, Вова вспомнил, что так и не пописал после приезда к бабушке. Он раскрыл ширинку, вытянул член и тоже почувстволал громадное облегчение.

Конец рассказа.

Кристиночка

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: Кристиночка

"Мам, ну не надо!", хныкала 4-летняя Кристина, сидя на горшочке. Трусики девочки были спущены до колен, а белая маечка задрано вверх. "Надо, доченька! Ты не бойся, это быстро закончится! Опомнится даже не успеешь, как всё будет сделано!", ответила её мама. В руках она держала клизменную грушу, которая постепенно наполнялась водой, высасывая её из кружки. "Я сама покакаю!", продолжала возражать дочка. "Нет, доченька, сама ты не покакаешь! Ты тужишся уже полчаса и ничего у тебя не получается!". "Завтра получится!". "То же самое ты мне говорила вчера вечером. Тогда я ещё согласилась подождать. Сегодня уже истекает двое суток, как ты последний раз какала. Больше ждать нельзя! Если не можешь сама, то покакаешь с клизмой!".

Мама выбрала наполненный балончик из кружки и намазала его наконечник вазелином. Затем она засунула клизму в карман своего халата, подошла к дочке, взяла её на руки и уложила на диван. "Поворачивайся на бочок, Кристиночка!", она приказала, но девочка не стала её слушатся. "Не хочу клизму! Не надо!", она заревела и пыталась вырватся из рук матери. "Если будешь сопротивлятся, будет больно! Слушайся по-хорошему, Кристиночка!", мама продолжала её уговаривать, но тщетно. Тогда она левой рукой схватила дочь за щиколотки, согнула её ноги в коленах и прижала их к животику. Правой рукой она сначала сняла с дочери трусики, болтающееся у пяток девочки, затем выбрала из кармана клизму и начала засовывать её наконечник в анальное отверствие Кристины. Это было очень трудно сделать, ибо девочка всё время крутила попочку на право, на лево, таким образом меняя расположение заднего прохода. "Я всё равно тебя проклизмую, Кристина! Твоё сопротивление бесполезно!", сердито крикнула мать и слегка надавило коленом своей левой ноги на грудь дочери. Девочка на мгновение успокоилась и этих нескольних секунд для матери было достаточно, чтобы наконечник клизмы оказалсябы внутри ануса Кристины. Девочке было очень неприятно ощущать инородный предмет в прямой кишке, она закричала: "Мам, прекрати, мне больно!". "Я же говорила тебе - не сопротивляйся, а ты не слушалась. Вот потому и больно!", ответила мать и сжала балончик. Вода булькая вошла в кишечник бедной Кристины. Девочка вдруг почувствовала острое распирание в животе и сильные позывы на низ, ибо грушу была довольно внушительных размеров - вмещала в себе 250 мл жидкости, что для 4-летнего ребёнка было даже более чем достаточно. "Ой, мам, мне какать хочется!", она жалобно завыла. "Похвально!", сказала мать и выбрала наконечник из отверствия девочки, не отпуская сжатый клизменный балон. Затем она средним и указательным пальцами зажала анус дочери. "Полежи, Кристиночка, спокойно, ещё пару минуток, а затем пойдешь на горшочек и прокакаешся!", мама сказала девочке. "Я уже сейчас хочу какать!", возразила Кристина. "Нет, сейчас ты какать не пойдешь!". "Почему?" "Потому, что надо подождать, пока водичка размоет твои кишечки. Иначе ты всё не выкакаешь и клизму придется делать повторно. Ты же не хочешь этого?". "Нет, не хочу!!!". "Ну тогда посторайся немного потерпеть!".

Две минуты для Кристины длились как два часа. Живот у неё был вздутым и казался таким переполненным, что вот-вот лопнет. Ей стало трудно дышать через нос и она начала это делать ртом. "Умница!", похвалила мать, "вот так, дыши ротиком, это поможет водичке проникнуть глубже в кишечки!". "Мама, долго ещё ждать?"."Не долго! Вот, смотри на зту стрелку часов! Сейчас она находится наверху, потом пойдёт вниз! Когда она снова подымется вверх, пойдешь на горшок!". Кристина начала смотреть на стрелку. Девочке казалось, что она ползёт ужасно медленно. Ползывы на низ всё усиливались и маме пришлось зажимать дочкину дырочку изо всех сил, чтобы девочка не обкакаласьбы тут-же, лёжа на своём диванчике. Наконец-то стрелка часов снова дошла до цифры 12. Мама опять взяла дочь на руки, подняла с дивана и усадила на горшок. Кристина тут-же с громким хлопком извергла содержание своего кишечника. Твёрдые куски кала, размытые клизменной водой, словно камни ударились о дно горшочка. Резкий, противный запах наполнил комнату.

Девочка тем временем продолжала выкакмвать всё новые и новые порции испряжнений. Животик у неё быстро уменьшался и чувство распирания постепенно изчезала. Минут через пять она сказала матери: "Ну, мама, я кажется, покакала!". "Не торопись, дочка! Выжми всё до конца!" Кристина пару раз стиснула мышцы, но больше у неё ничего не выходило.

"Всё, мам, я выжала всё до конца, больше у меня каки нет!". "Ну, ладно, я посмотрю!". Мама намазала указательный палец правой руки кремом и до упора ввела его в сраку дочке. "Да, Кристиночка, вроде всё в порядке!", она согласилась. Затем она отвела дочку в ванную, обмыла её промежность и задний проход тёплой водой, вытерла всё сухой ватой и уложила измученную девочку спать, а сама отправилась мыть клизму и выливать в унитаз содержание горшочка Кристины.

Однажды в Америке

Категория: Клизма, Инцест

Автор: Макашима

Название: Однажды в Америке

Конец июня. Почти месяц прошёл с окончания занятий, и как мы летам ждём прекращения дождей, так простые американцы ждут прекращения жары, которая палящим зноем выжигает всё, что не в силах укрыться в тени. Особенно тяжело дышать из-за раскалённого асфальта и люди просто молят о дожде, как о единственном чуде, способном его остудить.

В таких условиях уже две недели живут обитатели одного, нечем не приметного дома, в тихом городке, расположенном в одном из штатов большой страны именуемой Америкой. Всего этих жителей четверо, 17-ти летняя Анна, её младший брат Бобби и их родители. В доме было всего два места спасавшие его жителей - всегда прохладный подвал и небольшой бассейн, но т.к. в подвале некому торчать не хотелось, любимым местом был бассейн.

9:00 утро. Бобби катается по своей кровати в надежде ещё заснуть, хотя и понимает, раз жара его разбудила, то и поспать больше не даст. В таком отчаянье он вдруг, неожиданно для себя начинает возбуждаться и уже залез правой рукой себе в трусы. Прошло пару минут, 13-ти летний мальчишка продолжает надрачивать свой 15-ти сантиметровый орган, который уже начинает краснеть. Жара некуда не делась и парнишка успел покрыться потом, но кончить по прежнему не мог. Толи мешало чувство страха, а вдруг кто зайдёт, толи духота. Прошло ещё немного времени и он понял, продолжать бестолку, надо выбраться из кровати и смыть пот. Бобби встал и поплёлся к двери за которой была ванная комната, в голове мелькнула мысль - "Хорошо, что дверь в ванную пряма в моей комнате, не надо одеваться и прятать наполовину вставший член" в таких раздумьях он открыл дверь и обнаружил, что опоздал. В ванне стояла его сестра, а сверху, из душа лилась вода, омывая её

волосы, лицо, она не могла видеть ошалевшего брата. Он же, в свою очередь решил воспользоваться моментом и полностью её рассмотреть. Посмотреть было на что. Прекрасная грудь среднего размера, идеальной круглой формы с чудесными бусинками сосков, узкие бёдра отлично смотрелись учитывая её рост в 170см, упругая попка и мастерски выбритая промежность, но это бы меркло, если бы она не ухаживала за своим телом, мази, крема, а самое главное регулярные занятия аэробикой и йогой дали хорошие результаты, она была настолько подтянутой, что создавалось впечатление будто в этом теле нет ни грамма жира. Только сейчас Бобби узнал, что его сестра загорает голой, бронзовый загар покрывал всё тело Анны, она от природы была смуглой, причём с чёрными волосами и всё в сумме делало её по-настоящему роскошной девушкой. Мыльная пена покрывала большую часть её тела и вид того, как Анна натирает мочалкой не намыленные места, заставляет член её брата принимать вертикальное положение, но в этот момент парень ощущает на себе чей то взгляд, он поворачивает голову и заглядывает прямо в глаза матери, которая по всей видимости, наблюдала за ним, пока он рассматривал сестру.

- Я тебя не отчего не отрываю. - Произнесла 37-ми летняя, женщина с хорошей фигурой, красивой большой грудью, рыжими волосами и голливудской улыбкой.

- Мам, я просто, мне в душ надо. - Мальчик растерялся от такого поворота событий, начал краснеть и еле связывал слова. - Жарко, я вспотел аж голова разболелась.

- Так разболелась, что не заметил сестру. Подожди ещё минут пять хорошо? - Мать уже начала думать, что общая с сестрой ванная не так уж и удобно, но большая часть её внимания всё же была прикована к гениталиям сына, которых она не видела уже очень давно.

- Да, я подожду. - Вымолвил мальчик и захлопнул дверь.

На автопилоте доплёл до кровати, плюхнулся на неё и закрыв голову подушкой попытался стереть инцидент из памяти, тщетно. Он пролежал так более пяти минут и лежал бы дольше, если бы не стук в дверь. Идя по коридору отец, громким басом оповестил сына об остывающем завтраке, и пошёл дальше по своим делам. Ладно хоть дверь не открыл, подумал Бобби и стал одеваться, как вдруг его живот пронзила резкая боль, но в следующий момент отпустило. На кухне мать мыла посуду, а на столе лежала тарелка с порцией омлета. Как только мать услышала шаги, она выключила воду и обернулась.

- Садись есть Роберт, а то совсем остынет. Тебе молока налить или сока.

- Молока. Мам, я там в ванной. - Бобби сам не понимал зачем заводит этот разговор.

- Нечего, можешь не оправдываться, твоя сестра очень симпатична. - Продолжила тему мать, но замечая как её сынок потихоньку краснеет, решила его больше не мучить. Ладно, закроем тему.

Она налила стакан молока, а сама продолжила мыть посуду. Закончив она заметила, что сынок только выпил пол стакана и почти не притронулся к завтраку.

- Ты почему не ешь? Хорошо себя чувствуешь? - Мать насторожилась, раньше проблем с аппетитом у него не было.

- Нормально я себя чувствую, живот правда немного побаливает, а так в норме. - Парень немного лукавил, живот болел не слабо.

- Что-то я сомневаюсь, надо тебя врачу показать. - Материнские инстинкты не обманешь, и мать точно знала, что что-то не так, но что? - Задери майку, я хочу взглянуть. - Мальчик послушно задрал майку и мать начала ощупывать его живот. Вдруг в голове возникла картина в ванной и она немного задумалась, но эти мысли тут же испарились, как только она почувствовала на сколько жёсткий живот сына. Она сразу поняла что это запор, но что делать, вести в больницу, а это значит пыльная дорога, очередь, душная клиника, нет лучше сделать всё на месте. - Поздравляю сынок, у тебя запор. Как только отец с Анной уедут в город, я поставлю тебе клизму, и всё будет OK.

- Подожди-подожди, мам, какая ещё клизма. - Бобби обалдевшими глазами смотрел как мать качает головой глядя на его живот. Он считает себя почти взрослым, и вот. - Ты уверена? Может таблетку?

- Я вполне уверена Роберт. И химией травить тебя не желаю. - Мать слегка рассердилась, но тут же остыла. Она понимала пикантность ситуации, а в глубине души даже хотела увидеть сына голым ещё раз, но боялась в этом сознаться. - Мальчик мой, я хочу тебе только добра. Иди в свою комнату, постели на кровать несколько полотенец и раздевайся, а я сейчас всё приготовлю. Да и, поставь вешалку для одежды рядом с кроватью.

Бобби взял из прихожей вешалку и поплёлся наверх, в свою комнату. Как будто в тумане он постелил на кровать полотенце и стал потихоньку раздеваться. В голове у его матери тоже было не пойми что, её одолевало дикое желание, влечение к сыну, но она не хотела секса с ним, она хотела посмотреть на него, потрогать, поговорить на интимные темы. Будучи в этих мыслях, она наполнила клизму салённой водой, надела наконечник на шланг, достала банку с вазелином и направилась к сыну. Чего то не хватала, так не честно, ведь он будет голый и она переоделась в коротенький, шёлковый халатик, а из нижнего белья оставила лишь трусики. Бобби сидел на кровати, голый, положив ногу на ногу размышляя о предстоящим, в таком положении и застала его мать. Когда он увидел её, то обомлел. Картина была завораживающая. Прекрасная женщина в соку, шикарные волосы были распущенны, короткий халатик не мог скрыть длинных, стройных ног, а лишь подчёркивал хорошую фигуру.

- Ну что, готов?

- Ага.

- Вот и хорошо. - С этими словами мать повесила клизму на вешалку, а сама села на диван рядом с сыном. - Ладно, встань на против меня, я хочу ещё раз проверить живот.

Мальчик поднялся и встал на против матери, инстинктивно прикрыв хозяйство руками. Мать лишь бросила ему в глаза короткий взгляд на такое действие и ухмыльнувшись начала мять живот, иногда поглаживая лобковые волосы сынка. Тот в свою очередь смог краем глаза увидеть её грудь, от этого всё внутри начало закипать.

- Да, это запор, можно не сомневаться. Я смотрю ты взрослеть начинаешь, вон сколько уже волос там.

- Мама???

- А что? Так и есть. И мне надо проверить тебя на рак, так что убирай руки. Я же твоя мать, не забывай.

С этими словами, она сама развила руки сына в строну и начала изучать его левое яичко, а постепенно начала мять в руке всю мошонку, круговыми движениями лаская ещё не кем не тронутые яйца девственника. После того как убедилась, что всё нормально она даже решилась (так же под предлогом проверки) открыть головку, но трогать её не стала, т.к. видя огромное смущение мальчика из-за увеличивающегося пениса, боялась срыва.

- Ладно, здесь всё в порядке. Ты уже слишком большой, что бы уложить тебя на колени, по этому ложись на кровать, на бок головой к стене, ноги прижми к груди. - Бобби, находясь в своих мыслях, послушно всё сделал. - Вот и умница, а теперь подумай о чём-нибудь приятном, процедура не займёт много времени, главное расслабься.

Линда села рядом, на самый краешек кровати, легонько задев коленом попку сына, от чего тот слегка дёрнулся. Но она не обратила на это не какого внимания, а со спокойствием профессиональной медсестры открыла банку с вазелином. Намазав палец она поднесла его к анальному отверстию сына, капельку замешкав разглядывая его волосатый зад, она отметила для себя то, что у парня слишком много волос на заднице и на гениталиях, но решила не отвлекаться и начала обрабатывать вазелином дырочку мальчика. Тот моментально отреагировав, оповестил мать о том, что ему холодно, на что та сказала, мол так и должно быть, лежи не дёргайся, а сама продолжила. Она опять опустила палец в тюбик с вазелином и на этот раз ввела палец на всю глубину, мальчик недовольно зашевелился, но когда мать начала шевелить пальцем внутри сразу затих, а вот его член начал подниматься. Наконец вазелином был обработан наконечник и Линда, введя его на всю длину открыла зажим сдерживавший воду. Сильная струя ударила по кишкам Бобби, вызывая сильные спазмы. Линда держала его одной рукой за ноги другой за бок, но не это не массаж живота не помогали, а вошло то всего нечего. Тогда мать, не в состоянии смотреть на мучения сына, резким движением развязала свой поясок и сбросила халатик. Она прислонилась своей шикарной грудью к мальчику и результат не заставил себя ждать, левая грудь легла на бедро, правая на боку. Соприкосновение женской груди, такой нежной и прекрасной к юному телу тут же переключило на себя всё внимание, но это вызвало не только прекращение спазмов, эрекция была просто фантастическая. Бобби чувствовал, что в любой момент начнёт кончать, чувствовала это и Линда, она заранее приготовила небольшой стаканчик и начала с чувством гладить сына по груди. Уже в следующую секунду мальчик начал извергать потоки густого семени с терпким запахом, который даже перебил запах вазелина. Не одна капля не упала мимо, всё принял в себя стаканчик. Мальчик ещё пару минут подёргался, но уже не из-за боли или неприятных ощущений, а от отголосков того сильного оргазма, который прошиб его с головы до пят, заставляя понять, ради каких минут (секунд) стоит жить человеку. Клизма к тому моменту кончилась и мать спрятав стаканчик, быстро удалив пластмассовый наконечник, сжала ягодицы своего ненаглядного ребёнка. Пригрозив тем что всё нужно будет повторить, она велела Бобби пролежать так хотя бы пять минут, а сама удалилась.

Примерно семь минут спустя, в родительской спальне, перед зеркалом сидела женщина и втирала сперму себе в лицо и грудь, т.к. где то вычитала, что лучшей питательной маски и быть не может. Она была довольна, она была в восторге, в неё проснулось что то новое, а вот что творилась в голове 13-ти летнего подростка, который с чувством лёгкости в животе стоял под душем, один бог знает. Узнаете и вы, если прочтёте продолжение.

Готовь попку, милая!

Категория: Клизма, Экзекуция

Автор: * Без автора

Название: Готовь попку, милая!

A вот о клизме у меня сохранилось очень яркое воспоминание. Тогда мне было 13, а моей сестре Оксане - 17 лет. Однажды она здорово нагрубила маме. Та как-то странно промолчала в ответ, но вечером вдруг достала с антресолей огромную резиновую грушу оранжевого цвета с длинным чёрным наконечником. С этим монстром мне, слава богу, ещё не довелось познакомиться поближе. Мама пошла в ванную и принялась шумно промывать клизменное устройство. Я заметил, как Оксана тревожно поглядывала на неё. Смешно было наблюдать, как моя сестра, высокая статная блондинка с развитыми формами, предмет воздыханий множества её друзей, как-то растерянно бродит по комнате.

Наконец мама выплыла из ванной, держа в руках блестящий от воды резиновый сосуд. " Готовься, Оксана ", тон её не предполагал возражений, а потом вдруг подошла ко мне и вручила холодный клистир. " Помогать будешь, а то мне одной не управиться..."

-Мама, пожалуйста ! Не надо !- испуганно вскрикнула сестрица, забывая про всякую гордость. - А ты иди отсюда !

Мама молча пошла на кухню застилать клеёнкой маленький диванчик, на котором обычно спали гости. Потом поставила рядом табуретку и небольшое пластиковое ведро с холодной мыльной водой...

-Мама...только без него ! Я умру !- взмолилась сестрица уже каким-то задушенным голосом.

-Будешь знать как язык распускать ! А ну, раздевайся и ложись. Быстро !

Сердце у меня застучало, как пулемёт... Сейчас я близко увижу всё во всех подробностях!

Оксана стояла красная, как помидор. Руки у неё дрожали, и она никак не могла справиться с тесёмками халата... Мама тем временем принесла баночку с вазелином и начала смазывать наконечник. Оксана сняла халат и стояла спиной, обхватив сиськи руками. На ней оставались лишь добротные советские трусы, заботливо скрывающие тело.

-Мамочка...я не могу. Пусть он выйдет !

-"Мамочка" ! Чего краснеешь-то ? Грубить- не краснела ! Быстро, а то ещё и выпорю !

Мы знали крутой мамин нрав. Года три назад она действительно крепко выпорола дочь.

-Ну, не упрямься,- как-то неожиданно ласково сказала мама. Клизма- это очень полезно и очень...стыдно...при всех. Но тут уж ничего не поделаешь. Спускай трусы на пол и иди ложись на левый бок.

И вот сопротивление сломлено. Оксана обречённо стянула трусы до колен и нерешительно остановилась, она стояла передо мной, сияя пышной белой попой. От стыда даже спина у неё стала пунцовой. Затем она быстро засеменила к дивану. Огромные шары ягодиц плавно перекатывались под нежной кожей. Крупные стоячие сиськи мелко вздрагивали. Оксана легла на левый бок, слегка подогнув ноги, но мама нетерпеливо шлёпнула её по попе ладонью.

-Сильнее подтягивай ! Колени - к сисям...

Девушка подчинилась. Я подошёл вплотную и стал рассматривать её срам, вывернутый, как на витрине, для всеобщего обозрения. Честно говоря, мне не очень понравились большие влажные красные половые губы, а вот маленький тёмный анус смотрелся очень аппетитно. Мама взяла вазелина на указательный палец и смазала тёмную норку в окружении мелких пупырышек. "Очко" вздрогнуло и слегка втянулось от холодного прикосновения. Казалось, что широкая, белая и упругая попа моей сестры - это какое-то отдельное живое существо, которое сейчас будут насильно кормить...

И вот мама пальцами левой руки сильней растянула ягодицы, а правой быстро вставила грушу Оксане в зад до самого упора. От неожиданности сестрица охнула.

Затем начала сжимать грушу. Оксана громко крякнула и дёрнула коленями. Влив всю порцию, мама вынула наконечник. Мама подмигнула мне. "Сейчас будут трели соловья... Алябьев"- загадочно произнесла она, и вдруг вставила пустую грушу в попу дочери, сдавила... Раздался жуткий утробный звук- это воздух пошёл внутрь. "А-а-а !!- уже вовсю заорала Оксана,- Больно !" Но в ответ снова зарычала груша. Потом ещё и ещё...

Оксана уже вовсю рыдала, закрыв лицо руками, а потом вдруг попыталась вскочить. Мама с силой прижала её к дивану. "Ну-ка держи, бесстыдницу !" Я с силой ухватил сестру за лодыжки. На сей раз мама зарядила мыльную воду и пытка продолжилась...

Наказуемая уже вовсю голосила и просила прощения, пытаясь повернуть к нам заплаканное пылающее лицо. Она вырывала ноги, но я крепко держал их. За три приёма мама влила литра полтора воды, да ещё воздухом накачала. Даже со стороны было видно, как сильно раздулся ксанин живот.

-Ладно, беги в туалет !- разрешила мама.

Оксана попыталась пошевельнуться, но тут произошла вполне понятная реакция... белокурая красавица вдруг оглушительно пукнула, и из попы ударила сильная струя воды. Я едва успел отскочить... В общем, Оксане пришлось до конца испить горькую чашу. Она была уже не в силах дойти до туалета и ей пришлось у всех на глазах долго и громко пукать, извергая воду в ведро.

О поэты, воспевшие женские прелести! Совсем не то вы воспевали... При чём тут томный взгляд и нежный голос ! Самый сладостный звук у юных дев выходит из расщелины меж двух нежных, как персик, ягодиц после отменной клизмы!

Нинка и Светка. Часть 1

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: Нинка и Светка. Часть 1

Я уже собирался ложится спать, как вдруг зазвонил ной мобильный телефон. Я посмотрел на монитор - высвечивался номер моей подруги Светки. "Слушая!", я ответил. "Сашенька, дорогой мой, подойди ко мне!" Тут такое срочное дело, не могу обойтись без твоей помощи!". "Что, прямо сейчас?" "Да, миленький, подойди, пожалуйста! Я тебе на месте объясню, что к чему". "Ладно, жди меня!". Я спешно однлся и направился в квартиру подруги, благо, жила она в метрах 200 от моего дома. "Что же там могло случится?", я мысленно рассуждал. Знал, что Светка живет отдельно от своих родителей, но сейчас у неё гостит 8-летняя племянница, дочь её старшеё сестры Ниночка, оставленная у неё на время, пока родители девочки уехали отдыхать за границу.

"Быть может, малая что-то натворила? Один раз её видел, казалось такой спокойной, умной девчонкой...", я недоумевал. Иддя быстрым шагом, я уже минут через пять звонил у дверей квартиры Светки. Подруга почти сразу же её открыла. "Заходи, Сашенька, раздевайся! Мне очень неудобно, что тебя потревожила, но у меня не было другого выхода. Видишь ли, нинка мне сегодня вечером случайно презналась, что за 4 дня, которые живёт у меня, не разу не какала. Я, конечно, тут же хотела сделать ей очистительную клизму, но она не за что не поддается. Пробовала её всячески уговорить по-хорошему - не соглашается и всё! Ничего другого не оставалось, как звать тебя на помощь, чтобы ты её подержалбы, в то время, как я ей буду ставить клизму". "Молодец, что мне позвонила!", я ответил, "Только давай договоримся так - ты её держишь, а я делая клизму. Понимаешь, у меня мужская сила, не дай Бог, придавлю сильнее, чем надо, сломаю ещё у ребёнка кое что!". Я слегка приврал. На самом деле, яне настоль боялся травмировать ребёнка, просто мне самому хотелось получить наслаждение от клизмования девчонки. "Ну, ладно, пусть будет так, мне это всё равно!", Светка согласилась. Затем она зашла на кухню и вернулась оттуда с наполненным баллончиком клизмы в руке. "Не маловат ли будет?", я спросил, "по-моему, его объем всего лишь гдето 200 мл". "Так кто говорит, что мы не можем впустить ей 2-3 клизмы подряд?", возразила Светка, "я возьму с собой также поллитровую кружку с водой". "Ну, это уже другое дело!", я согласился, "и горшочек тоже надо взять!". "Горшочка у нас нет", ответила Света, "Нина уже большая девочка и ходит на унитаз. Но я возьму тазик для мытья пола". "Ты неси кружку и клизму, а я - тазик!", я предложил и Светка согласилась с этим. Вооруженными предметами для клизмования, мы отправились в комнату Ниночки.

Девочка сидела на диванчике и смотрела телевизор. "Привет. Ниночка!", я сказал, "к тебе в гости пришла тётя Клизма! Вырубай телек, подымай платице вверх, а колготки и трусики спускай вниз!". "Нет, я не согласна на клизму!", заревела Ниночка, вскочила с диванаи собиралась выбегать из комнаты, ноя её крепко схватил за руку. Светка тем временем выключила ТВ, подняла платье девочки и одним махом стянула племяннице колготки вместе с трусиками до колен. Затем мы общими усилиями уложили плачущую, рыдающую девчонку на диван, повернули её на левый бок, согнули её ножки в коленах и прижали к животику. Света одной рукой держала Нину за колена, другой - за туловище. Я взял коробку крема "Нивея", обильно намазал им наконечник клизмы и указательный палец моей правой руки. Затем я левой рукой развёл уже и так приоткрытые ягодицы девочки и ввёл намазанный палец ей в сракочку. Ниночка нервно задёргалось. "Не волнуйся, Ниночка", я сказал, "я просто проверяю, почему эта дырочка не выпускает из себя каку. Ну да, как она может выпускать, если там всё твёрдое как камень. Но ничего, сейчас впустим туда водичку, промоем и как пойдёт вон посвистывая". Я выволок палец и вставил вместо него наконечник клизмы, а потом обоими руками сильно сжал "грушу". Содержимое клизмы булькая влилось в кишечник Ниночки. Не отпуская баллон, я выволок наконечник и погрузил клизму в кружку с водой, чтобы "груша" снова наполниласьбы. Сам в это время стиснул вместе Нинкины ягодицы. "Ну, вот, одна клизма успешно сделана!", я резумировал. "А сколько будем делать вообще?", Светка спросила. "Как минимум две, а то и три", я ответил, "у твоей племянницы запор не на шутку тяжелый, её надо было проклизмовать уже пару дней назад, тогда может ей хватилобы одной клизмы". "Так еслибы я знала", сокрушалась Светка, "я только сегодня вечером заподозрила неладное, поскольку ребёнок почти ничего не ел на ужин. Стала допрашивать её как "кегебешник" и еле-еле получила признание". "Ну, ладно, лучше поздно, чем никогда!", я вспомнил пословицу. Клизма за это время снова была наполнившись водой. Я опять всадил её в сраку Нинке и впустил жидкость в кишки девочке. Затем снова положил "грушу" в кружку с водой. "Дядя, хватит мне делать клизму! Я уже какать хочу!" заныла Ниночка. "Потерпи, деточка!", я ответил, держа сжатыми её ягодицы, "вот ещё одну клизмочку сделаем, тогда будешь идти какать. Всё будет хорошо, только надо вести себя спокойно и не сопротивлятся!".

"Слушай, а если ей вдруг кишки лопнут?", зашептала мне в ухо Света. "Не волнуйся!", я ответил, "поллитровая клизма - как раз норма для детей её возраста". "Ну ладно, как знаешь!", подруга неохотно согласилась. Через минуту я впустил Ниночке третьюю, последнюю клизму. Потом я положил "грушу" на пол и опять сжал вместе ягодицы девочки. Теперь, Ниночка, лежи спокойно 5 минут и не думай вставать раньше! Иначе я буду впускать тебе ещё три клизмы!", я пригрозил. "Я не выдержу! Я обосрусь тут, на диване!", жалобно заскулила девочка. "Выдержишь, не обосрешся!",я ответил, "ведь я же держу сжатыми твои ягодицы. А чтобы тебе былобы легче терпеть, дыши медленно и глубоко через рот!". Нинка начала дышать, при этом всё время всхлипывая. "Неплачь, дурочка!", я начал успокаивать ребёнка, "ты ведь уже взрослая девочка и не должна подымать такой шум из-за того, что тебе делают клизму! К тому-же, всё уже позади, теперь потерпишь немного, потом сядишь над тазиком и покакаешь. Не надо плакать, большие дети так не делают!".

По истечению 5-ти минут Светка отпустила ноги племянницы, помогла ей поднятся с дивана и присесть над тазиком. Только в этот момент я наконец перестал сжимать ягодицы ребёнка. Из сраки девочки сначала вылилось немного воды, затем стала вылезать длинная, твёрдая, черная какашка. Я видел, какие трудности испытывает Ниночка при её выжимание даже после клизм и хотел уже начать помогать ей пальцами, но какашка вдруг сама вывалилась и звонко ударилось о дно тазика. За ней опять последовало струя воды, неся с собой более мягкий. размытый клизмой кал. Девочка выдовила несколько таких порций воды с испражнениями, каждый раз сопровождая этот процесс громкой пукой. Запах в комнате стал невыносимым и я приказал Светке открыть окно. Наспоследок из сраки Ниночки начала выходить уже почти чмстая вода. "Ну чтож, по-моему мы её здорово проклизмовали?", я спросил Светку. "Да, куда уж лучше!", она согласилась, потом сказала: "Нина, иди в ванную, обмой попочку, я тебе помогу в этом. А ты, Саша, вылей содержание тазика в унитаз и вымой его, хорошо?" "Ладно!", я махнул головой. Вылилая жидкость из тазика в туалетный горшок, я ужаснулся, сколько много твёрдых какашек сидело в животе бедного ребёнка. "И она ещё не хотела, чтобы мы ей помогли избавится от этого дерьма. Ну и дура!", я подумал. Тут я заметил, что мой член стоит как башня и уже почти вырывается из брюк. Видно, процесс клизмования девочки меня сильно возбудил. Я открыл ширинку, вытенул член и, подрочивши несколько раз, кончил. Затем я спустил воду в бочке, вымыл тазик и вернулся в комнату. Светка уже укладывала спать измученную Ниночку. "Иди на кухню, Саша, я тебе кофе сварила!", она сказала. Я налил себе кофе, начал пить, вскоре ко мне присоеденилась и Света. "Ой, Сашенька, я не знаю, как тебя одблагодарить. Ты так здорово мне помог", она заговорила.

"Пустяки!", я ответил, "мне этот процесс доставил наслаждение!". "Надо же - наслаждение!", усмехнулась Света, "стало быть, ты - педофил, не так ли?" "Ничего подобного!", я возразил, "мне просто нравится ставить клизмы, как детям, так и взрослым. Вот тебе тоже с удовольствием поставилбы". "А мне не надо! Я сегодня утром сама высралась", ответила подруга.

Нинка и Светка. Часть 2

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: Нинка и Светка. Часть 2

"Послушай, Светка!", я начал её уговаривать, "ты ведь давнь обещала дать попробовать себя в попу. Давай сегодня сделаем это. А перед тем промоем твою задницу клизмой!". "Ой, Саша, может лучше в другой раз?" "Так ты каждый раз отговариваешся. Мне уже надоело ждать. Выбирай - или ты мне сегодня даешь попку или мы с тобой больше не любовники!". "Ну, зачем так сразу? Ладно, бери меня в попку, если так хочешь! Только зачем клизму делать? Поверь, Саша, у меня нет запора!".

"Я верю, но всё равно не хочу двигать свой член по калу. Поэтому тебе нужно сделать клизму, чтобы былабы гарантия в чистоте твоей прямой кишки!". "Ну ладно, делай мне клизму, раз так надо!", подруга неохотно согласилась и подала мне тот же балончик, который только что использовали для Ниночки. "Ты что, смеешся?", я рассердился, "ты ведь уже взрослая женщина, а не ребёнок. Давай сюда кружку Эсмарха!". "Что, какую кружку? Нет у меня такой!", Светка удивлялась. "У тебя нет грелки со шлангом, из которой делают клизму взрослым?". "Нет, Сашенька! Я не страдаю запорами и не помню уже, когда мама мне последний раз делала клизму, но знаю, что это было с таким же баллончиком". "Ну, тогда идём ко мне! У меня это штука как раз есть!", я приказал. "Хорошо, только перед этим предупрежу Нину, что уйду ненадолго". Света ушла в спальню и вепнулась оттуда через несколько секунд. "она уже спит. Сейчас оденусь и пойду к тебе".

Через 15 минут я открыл дверь своей квартиры и мы со Светой зашли во внутрь. Едва она успела снять верхнюю одежду, как я открыл дверь шкафа и выбрал оттуда кружку Эсмарха. "Ой, что за страшилище!", подруга ужаснулась, "ты её всю заполнишь водой?

И потом будешь заливать мне в живот?". "Всю нет!", я начал успокаивать девушку, "но где-то половину надо будет. Ты не бойся, это не будет больно! Тебе действительно ни разу не делали клизму из такой кружки?". "Ей Богу, не разу!". "Ну, ничего, всё когда-то надо начинать с первого раза. Снимай юбку, спускай трусики до колен и ложись на диван в той же позе, как лежала Ниночка! А я пойду в ванную заполнять водой клизму". "Саш, а может не надо, а?" "Не строй из себя маленького ребёнка, мы ведь обо всём договорились", я отрезал и отправился в ванную, где залил в кружку примерно 1,5 л прохладной воды.

Когда я вернулся в комнату, Света уже была снявши юбку и повесивши её на спину кресла. В данный момент она как раз засовывала пальцы за резину голубых трусиков. Увидев меня, она почему-то покраснела, затем резким движением одним махом спустила их до колен. Моему взору предстало её белая, круглая попка, которая резко выделялась на фоне коричневых ног и бёдер. "Молодец, Светочка!", я сказал, "теперь ложись на диванчик и притяни ножки к животику!". Полруга выполнила приказ: легла на диван, повернулась на левый бок и притянула колена почти до подбородка. Ягодицы девушки широко раскрылись, и мне стало отлично видна дырочка, по которой у неё выходит кака. Я зажал кружку себе между ног, опять намазал кремом указательный палец правой руки и наконечник клизмы. Затем я ввел палец Свете в сраку и вытер его о внутренние стенки ануса подруги. Ещё через несколько секунд я вместо пальца засунул в анальное отверствие девушки наконечник клизмы, открыл кран на шланге и поднял кружку в высоте примерно метр над диваном, на котором лежала Света. Вода заурчала по шлангу и устремилась в кишечник "пациентки". "Ой!", Света застонала. "Что, больно?", я спросил. "Вода холодная!", она ответила. "так надо, холодная вода лучше промоет кишки!", я объяснил, "ты расслабся и дыши глубоко, равномерно через рот!".Подруга послушно задышала ртом, а я поднял кружку ещё на сантиметров 20 выше. У девушки начали дрожать колена, по всему было видно, что ей трудно принять в себя по шлангу быстро текущую в кишечник прохладную воду. "Думай о чем то приятном, Светочка! Посторайся на пару минут забыть, где ты находишся и, что с тобой сейчас происходит!", я ей посоветовал. "Не могу, Саша! Меня так сильно распирает!", полруга почти заплакала, "ты, наверно, нарочно делаешь мне больно!". "Ну, что за глупости!", я возразил, "я делаю тебе клизму по всем правилам проведения этой процедуры. Конечно, ощущения у тебя сейчас не из приятных, но надо немножко потерпеть и всё скоро закончится. Тогда ты сможешь идти на горшок и прокакатся!". "Да, точно так ты говорил и Нинке! Ах, сейчас я понимаю, почему она, бедняжка, так плакала и сопротивлялась. Ну ладно, у неё то был запор, а меня зачем так мучать?". "Не преувеличивай, Светка, не так тебе мучительно, как ты мне это представляешь! Вот гдето половина воды у тебя уже в животе. Еще столько впустим - и клизма будет сделана!" "О Боже, всего лишь половина! Я не выдержу, я обделаюсь, лёжа на диване!", подруга заскулила. "Делай глубокие вдохи через рот! Тогда вода войдёт глубже в кишечник и спазмы прекратятся!", я настаивал на своём. Светка сделала очень глубокий вдох, на миг задержало дыхание и затем шумно выдохнуло. В животе у неё что-то заурчало, она ромко икнула и сказала: "Фу, кажется полегчало!". "Ну да, я же тебе говорил, что так будет!", я ответил. Ещё где-то минута пршла в молчание, затем я раскрыл рот грелки и убедился, что она пустая. Я закрыл кран, выволок наконечник из попы подруги и сказал ей: "Теперь, Светка, лежи спокойно 5 минут и не подымайся без моего разрешения!".

"Ладно, не буду", она обреченно пробормотало в ответ. Я отнёс клизму в ванную, вымыл и вытер её, потом положил предмет обратно в шкаф. Затем я взял пластмассовое ведро и отнёс его к дивану, на котором всё ещё лежала Света. "Подымайся, подружка, с дивана и садись на ведро!", я приказал. "Ой, Саша, зачем, я ведь моглабы добежать до туалета!", девушка возразила. "А я хочу видеть результат клизмы!", я отрезал в ответ. "Ну, раз так...", подруга медленно выпрямила ноги, встала с дивана и села на ведро. Содержание её кишечника шумно вырвалось наружу. Судя по звуку и неприятному запаху, наполнившего комнату, вместе с водой вышло также немало газов и какашек. Я отошел в сторону и дал Светке спокойно высратся. Когда наконец из попы девушки больше ничего не выходило, она встала с ведра м сказала, что пойдёт в вавнную обмыватся. Я, в свою очередь, отнёс ведро в туалет и вылил его соедержание в унитаз. Как и предпологал, в воде плавало не мало темно коричневых какашек, размытых клизменной водой. "Да, клизма ей была не намного меньше необходима, чем Нинке", я подумал. Заием я положил ведро на маесто и вернулся в комнату. Спустя несколько секунд туда вернулась и Света. "Ну, что, подружка, начнём анальный секс?", я её спросил. "Прямо сейчас?" "А как же, что нам больше ждать!". Я приказал девушке полностью раздется - кроме трусиков снять также блузку и лифчик - и лечь на диван в тойже позе, в которой она только-что принимала клизму. Потом я открыл ширинку, вытянул свой член, который опять стоял как мачта, обильно намазал его кремом и медленно, осторожно подрузил в анальное отверствие девушки. "Ну, милочка, что ты сейчас чувствуешь?", я спросил. "Кажется, что мне делают клизму с очень большим наконечником", она ответила. "Расслабся как при клизме, и всё будет окей!". Я начал двигать член в попе Светке туда-обратно, всё наращиваю темп движения. Где-то через минуту у меня наступил оргазм и я с криком кончил, извергая свою сперму в кишечник девушки.

После этого мы какое-то время смирно полежали на кровати, затем Светка встала, оделась и ушла к себе домой. Я на прощание порекомендовал ей самой дома сделать себе маленькую клизмочку с балончиком, чтобы вымыть сперму себе из прямой кишки. А сам вскоре заснул как убитый.

Помощь. Часть 1

Категория: Клизма

Автор: I_internet

Название: Помощь. Часть 1

Паша шёл в госте к своей любимой девушке Кате. Они встречались уже больше года, и не раз занимались сексом. Вот и сегодня намечалась их ещё одна романтическая встреча. Утром, Катя позвонила Паше, и легко намекнула, что родители уехали на все выходные на дачу. Как раз были продолжительные праздники, первое, второе, и третье мая. Уик Энд предвещался быть великолепным. Целых три дня в их полном, любовном распоряжении. Правда дома на Катино попечение были оставлены её младший брат Саша, и младшая сестра Юля, но это была не проблема в трёх комнатной квартире. Тем более Саше уже было 12 лет, а Юле 11. Они уже были довольно взрослые, и поесть могли сами. Так что отвлекаться даже не приходилось. Паша быстренько принял душ, гладко выбрился, погладил свой самый лучший костюм, вылил на себя половину бутылька одеколона, и направился в гости, предвкушая безумных три дня в её обществе. По дороге он купил вина, коробку конфет, орбит для белоснежной улыбки, и три алые розы. Стоя перед дверью подруги, его пробила мелкая дрожь, и он нажал на звонок. Дверь открыла Катя. Она была в коротком вечернем облегающем платье, на шее висело мамино дорогое бриллиантовое ожерелье, а свежезавитые белокурые кудряши свисали до плеч.

- Это тебе.

Паша протянул букетик роз Кате и широко улыбнулся. Катя, осторожно взяла цветы из рук Паши, и пододвинула свои губки поближе для поцелуя. Паша поставил пакет в угол, нежно обнял за плечи свою любимую, и поцеловал долгим страстным поцелуем.

Прошёл час, присутствия Паши в гостях. Он знал, торопиться некуда, впереди ещё целых три дня. Дети играли в детской тихо, и не беспокоили по пустякам, как это было в прошлый раз. Катя и Паша допивали первую бутылку вина, болтали обо всем на свете, слушали медленную романтическую музыку. Они выпили третий раз на брудершафт, и Паша решил приступить к действиям. Во время долгого поцелуя Паша одной рукой прижимал к себе Катю за плечи, а другой нежно гладил её спинку, постепенно опускаясь к попке. Он слегка наклонился в перёд, и они оба упали на мягкий деван. Катя не сопротивлялась, она раздвинула ножки пошире, чтоб Паше было удобно на ней лежать. Вдруг неожиданно послышался шум открывающейся двери в комнату, и жалобный Юлин голос простонал: "- Катя, мне больно".

Катя легонько похлопала по плечу Паши, чтобы тот остановился. Надо было разобраться, в чём дело.

- Чего тебе - Катя строго спросила сестру, которая помешала им в самый не подходящий момент.

- Мне больно.

- Где тебе больно?

- Вот здесь. - Юля погладила себя рукой по животику.

Катя жестом попросила Пашу встать с неё. Она подошла к сестре и начала легонько надавливать на животик, и спрашивать:

- Где больно, здесь, или здесь?

- Мне внутри больно. - Простонала Юля.

- Так, а что вы ели?

- Мы в Кафе играем.

- В кафе???!!! - не поняла Катя, - а ну-ка пошли посмотрим!!!

Они вошли в детскую, на полу сидел Саша, перед которым были разложены тарелки, стаканы, и другая посуда с непонятными блюдами. Юля взяла один из стаканов.

- Я только вот этот коктейль пила, и всё.

- Откуда этот коктейль? Из чего он сделан?!!! - Катя резко расспрашивала брата.

Саша молчал.

- Я спрашиваю, откуда взялся этот коктейль?!!!

- Я его сам сделал! - заявил гордо Саша.

- Из чего ты его сделал? - Строгий Катин взгляд испытующе смотрел на брата.

Саша сдержанно молчал, но он знал, что рано или поздно придётся все равно рассказать.

- Я тебя спрашиваю, из чего сделан этот коктейль???

- Ничего плохого. Вода, и шампунь. И всё. Я его сам пробовал, и у меня не болит живот, это она притворяется. - попытался оправдаться Саша.

- Что???!!! - Катя влепила брату звонкий подзатыльник. - А ну немедленно пошли на кухню.

Катя схватила брата и сестру за руки потащила их на кухню. Там она навела литровую кружку воды с марганцовкой, и заставила их всё выпить до дна. Дети почему то не сопротивлялись, но пили нехотя. На кухню зашел Паша, и спросил:

- Катёнок, в чём дело?

- Представляешь, эти идиоты напились шампуня, и ещё неизвестно чего. Теперь они отравятся, а мне потом отвечать за них перед родителями. Вас рыгать не тянет? - спросила она брата с сестрой. Те только помотали головой из стороны в сторону.

- Тогда вот вам ещё. - Катя протянула им ещё одну кружку с тёплой кипячёной водой.

Через пятнадцать минут дети снова стояли на кухне перед сестрой.

- Ну как, полегчало?

Дети снова помотали головой из стороны в сторону, тем самым дав отрицательный ответ.

- Ну что теперь с вами делать, придётся ставить клизму. Паша, поможешь мне с ними справиться?

- Без проблем, а чем могу я помочь? - переспросил Паша.

Саша мигом умчался в детскую, и заперся там. Юля по прежнему стояла по среди кухни, и начала тихонько всхлипывать, готовая вот вот разрыдаться.

- Ладно, с братом мы потом разберёмся. А пока отнеси её в нашу комнату, мы её там клизмовать будем.

Паша осторожно взял Юлю на руки и понёс в комнату, как просила любимая. Положив девочку на диван он сел рядом. Юля уткнулась лицом в подушку. Через минуту появилась Катя, в руках у неё была наполовину наполненная водой грелка, несколько наконечников и баночка с подсолнечным маслом. Со стены она сняла маленькую картину, и повесила на освободившийся гвоздик грелку. Потом она выбрала самый маленький наконечник, смазала его основательно маслом, и вставила его в шланг.

- Подними её- казала она Паше,, - мне надо клеенку подстелить.

Паша поднял девочку над диваном, пока Катя стелила клеенку. Потом он также осторожно положил её обратно.

- Юля, снимай трусики, и ложись на бок, как учила тебя мама в прошлый раз.

Юля лежала не шелохнувшись.

- Ты слышала что я тебе сказала?

Юля по прежнему игнорировала сестру. Тогда Катя обратилась к Паше.

- Поверни её на бок, и держи её, чтобы она не сопротивлялась.

Паша сделал, как его просили. Катя задрала коротенькое платьице, и стянула трусики с сестры. Та даже не сопротивлялась. Потом она попросила, чтобы Паша подогнул Юле ноги поближе к животу. Катя опустила палец в банку с маслом, свободной рукой раздвинула щёчки попки сестры, и смазала ей анус. Потом она осторожно ввела наконечник в попку и открыла зажим. Юля начала немного ерзать. Ощущения повидимумо были не из приятных.

- Держи её крепче, - попросила Катя.

Паша легонечко прижал девочку к дивану. Когда все сопротивления прекратились, Паша положил руку ей на животик и начал поглаживать по часовой стрелке.

- Мне мама так в детстве делала. - пояснил он.

Катя улыбнулась в ответ:

- Мне тоже мама так всегда делала. А ты дыши ещё глубоко, тогда вообще больно не будет. - обратилась Катя к сестре.

Катя держала рукой наконечник, что бы тот не выпал, и вдруг заметила, как у сестрёнки начали появляться маленькие капельки в области половых губок.

- ОГО - воскликнула Катя - да она возбуждается!

Паша перестал гладить животик и посмотрел на красные ушки и щёки девочки, которые говорили о её явном возбуждении, либо стыда. Потом перевёл взгляд на Катю.

- Продолжай продолжай. - Сказала она ему. - Ей нравиться, а в грелке ещё немного осталось. Паша продолжил гладить животик. Капелек на половых губках стало больше, а попка ещё больше насела на наконечник, чуть ли не полностью захватив его. Катя и Паша улыбнулись друг дружке и продолжали наблюдать что произойдёт дальше. Вскоре вода в грелке закончилась, и Катя освободила сестру от наконечника.

- Сама до туалета дойдешь?

Юля кивнула.

- Тогда вставай и иди. Прокакайся хорошенько.

Юля пулей вылетела из комнаты.

- Теперь осталось самой сложное, надо промыть желудок Сашке. - обратилась Катя к Паше.

- А что тут сложного? По такому же плану, я держу, ты ставишь.

- Ха, его сначала из комнаты чем-то выманить надо... - сказала Катя.

- А зачем его выманивать. Скажи ему, что его клизмовать не будут, а тебе надо убрать всё, что они там наготовили, чтоб родители не узнали. а когда он откроет, я зайду туда, и схвачу его, вот и всё.

Помощь. Часть 2

Категория: Клизма

Автор: I_internet

Название: Помощь. Часть 2

Катя хитро посмотрела на Пашку, поцеловала его в щёчку, и пошла по направлению к детской. Вскоре был схвачен и Санька. В отличие от сестры он брыкался, кусался и сопротивлялся, но Паша справился с ним без особых усилий. Уложив его на деван, Паша крепко прижал его, пока Катя вставляла ему наконечник. Когда Санька был насажен, он начал плакать, и говорить что ему больно, надеясь надавить на жалость сестры. Но Катя не поддавалась его уловкам. Она попросила Пашу, чтоб тот подержал наконечник, а сама начала поглаживать животик, в надежде успокоить брата. Но Санька ни как не утихомиривался, и продолжал плакать. Оставалась меньше половины, когда Катя прошептала наухо Павлу. "- А его ты возбудить можешь?".

-Могу, - спокойно ответил Паша. Катя перехватила наконечник, и сказала "-Ну."

Паша осторожно, двумя пальчиками взялся за пипку, и начал осторожно водить ими вверх, вниз, массируя головку. Не прошло и трёх секунд, как Сашин член возбудился полностью, и встал в длину примерно сантиметров тринадцать. Катя неожиданно прошептала: "Ого какой!".

Паша не растерявшись шепнул ей на ухо. "-У меня-то все равно больше", и улыбнулся. Катя тоже ответила тихо:"

я знаю, и тоже улыбнулась". Когда вода кончилась, и не успели вытащит наконечник, Саша пулей выбежал из комнаты без всякого предупреждения и всхлипов.

- Ну что? Второй раз им промывание делать будем? - Спросила Катя?

- Это ты не меня спрашивай. - ответил Паша. - Но похоже им понравилось.

Катя улыбнулась.

- Ну хорошо. Повторим.

Через пять минут Катя вернулась с новой порцией воды для Маши.

Сестрёнка уже стояла на пороге комнаты, и ждала новой экзекуции.

- Ты уже здесь - улыбнулась ей Катя. - Ну тогда проходи, ложись.

Юля легла на диван, подогнув ноги.

- Умница. - Обрадовалась за неё сестра. - скажи, тебе понравилось?

Юля легонька кивнула.

- Если хочешь, мы можем сделать тебе ещё приятней, если ты родителям не расскажешь. Хочешь?

Юля опять кивнула в ответ.

- Хорошо, тогда лежи смирно, и не брыкайся.

Паша стоял по середине комнаты, и смотрел на подругу, не понимая что она затеяла. Катя повесила грелку на гвоздик, и ввела наконечник сестре в попку. Кивком головы она указала Паше, что бы тот начал поглаживать ей животик, как в прошлый раз. Паша неуверенно подошел, сел рядом и выполнил о чём его просили. Катя в это время свободной рукой начала поглаживать маленькую попку сестры. На этот раз Юля возбудилась намного быстрее, капелек было больше чем в прошлый раз. Когда это началось, Катя нагнулась к уху Паши, и прошептала:

- Погладь её "там" , как это ты мне делаешь?

Паша посмотрел на неё, но выполнил о чём его просили. Он переложил руку на половые губки девочки и начал оторожно поглаживать. Юля лежала не шелохнувшись. Левой рукой раздвинул губки в сторону, внутри было ещё мокрее чем с наружи. Он посмотрел на Катю, та в ответ лишь улыбнулась. Паша положил два пальчика между губок, и начал массировать круговыми движениями. Почувствовав под пальцами какой-то маленький бугорок, по идее напоминавший клитор Паша сосредоточил внимание на нём, и во время "массажа" начал осторожно на него подавливать. Через минуту щёки и ушки девочки были пунцово красные, а сама она дышала ртом, крепко прижав, и скрестив руки у груди. Слышались слабые хлюпающие звуки.

- Не торопись, - шепнула Катя, - я в этот раз воды побольше налила.

Тогда Паша замедлил движения, и свободной рукой начал гладить внутреннюю сторону бёдер девочки, тем самым увеличивая ей удовольствие. А катя начала делать круговые движения наконечником в попке. Через три минуты попка девочки непроизвольно сжалась, сильно зажав наконечник. Юля также резко и непроизвольно сдвинула и выпрямила ноги, тем самым зажав и Пашины пальцы. Но Паша понял в чём дело, и начал массировать быстрее, увеличивая темп и нажим. Спустя несколько секунд тело девочки расслабилось, и вернулось в исходное положение. Вода в грелке уже кончилась, и Катя вытащила наконечник из сестрёнки. Юля продолжала лежать неподвижно, а глаза смотрели на спинку дивана.

- Можешь идти, - сказала Катя.

Юля встала с дивана, поправила платьице, и в второпях вышла из комнаты.

- Сашку тоже второй раз промывать будем? - хитро спросила Катя.

- Не знаю, решай сама.

- Хорошо, я пойду наполню кружку.

Когда Катя вернулась с новой порцией, она спросила:

- А где Сашка?

- Я здесь.

Катя повернулась. За её спиной стоял её братик, без штанов в одной рубашке. Не говоря больше ни слова, он лёг на бок, лицом к стенке, и подогнул ноги к животу. Катя только удивлённо улыбнулась. Когда начался процесс клизмования, Сашка лежал спокойно, и не брыкался как в прошлый раз. Паша в это время сидел в кресле и наблюдал за процессом. Как только наконечник был вставлен, Катя посмотрела в сторону Паши, и их взгляды встретились. Паша встал со своего кресла и прошептал на ухо.

- Нет уж, теперь ты сама. Я мальчиками не интересуюсь.

- Я не умею. - ответила Катя шёпотом.

- Я знаю как ты "не умеешь". Это ты маме своей расскажешь. - Паша широко улыбнулся.

- Хорошо. Только ты мне поможешь. Ты будешь держать наконечник, а то мне будет так неудобно.

- Ладно.

Паша перехватил наконечник. Катя освободившейся рукой взяла за пипку брата. Член среагировал моментально. Она обхватила его ладошкой, и начала медленно водить ей вверх вниз, слегка учащая темп. Саша заёрзал, тем самым насадившись ещё больше на наконечник клизмы.

Катя слегка ускорила движение. Вдруг неожиданно член Саши напрягся, и из него выстрелила небольшая тоненькая струйка прямо на спинку дивана.

- Ну блин... - проговорила Катя.

- Ладно, хватит с него. - Паша закрыл краник и вытащил наконечник

Сашка встал со своего места по деловому, и хотел выйти. Катя его тут же остановила.

- Стой. Ты ничего родителям не расскажешь?

- Нет. - Как бы понял её слава ответил братишка.

- ну смотри, если расскажешь, я тоже всё про тебя родакам скажу, как ты сестрёнку шампунем напоил. Понял?

- Понял. - Ответил Сашка и вышел из комнаты.

P.S. А с Катькой мне пришлось растаться через пол года. Видно кто-то из детей проговорился родителям, и поднялся большой скандал. Больше всего досталось конечно же Катьке, ведь она была в ответе за своих брата и сестру. Конечно же досталось немного и мне, слышать по телефону вопли её матери, и угрозы отца, тоже в общем-то не из приятных. С одной стороны их понять можно, но с другой, мы ведь ничего плохого не сделали, просто научили детей одной интересной штучке, под названием онанизм. Ведь всё что естественно, то не безобразно. Ведь правда?

Так же хочу заметить, я не педофил, не маньяк, и не извращенец. Я просто люблю секс, и всё что с ним связанно. Все кто хотят пообщаться со мной на эту тему могут написать мне на ящик I_Internet@pisem.net. Жду писем, дорогие читатели.

Работа проктолога. Часть 1

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: Работа проктолога. Часть 1

...Я вижу, как Вы входите в мой кабинет проктолога, смущаясь и краснея, потому что другой доктор уже назначил Вам мое обследование, и Вы долго шли по коридору из одного кабинета в другой, терзаясь сомнениями. А вдруг там - неприятный и грубый старик, или толстая тетка? Но, открыв дверь, вы увидели доброжелательного мужчину средних лет, приветливо улыбнувшегося навстречу и поднявшегося из-за стола, за которым он что-то писал.

На нем был белый халат, сверкавший чистотой; на шее, как это принято у медиков, - стетоскоп. Высокого роста, с серыми и живыми глазами, он внушал доверие и спокойствие.

Заперев дверь, я прошу Вас раздеться. Окидывая взглядом кабинет, вы замечаете на столике и в стеклянных шкафах разные инструменты и приспособления - резиновые трубки и баллоны, пластмассовые сосуды и наконечники, металлические блестящие инструменты, похожие на щипцы, и много других, непонятных предметов, которые все предназначены для того, чтобы исследовать вашу интимную попку. Знакомый холодок пробегает по вашей спине, сладко перехватывает дыхание, ноги сами по себе становятся мягкими. Конечно, Вы знаете, что в вашу попочку сейчас обязятельно что-нибудь вставит этот мужчина, и жаркий стыд, смешаный с желанием, снова охватывает Вас. Но обратного пути нет, да и особого желания отказаться от предстоящей процедуры тоже нет. Вы становитесь подвластны своему тайному влечению, которое сейчас воплотится в реальность, гипноз предвкушения и ожидание начала уже овладели Вами...

А я не обращаю внимания на то, как Вы снимаете сапожки, расстегиваете юбку, повернув ее крючками наперед, и спускаете вниз, вильнув бедрами. Повернувшись к Вам, вижу стройную фигурку, округлые очаровательные формы женских бедер и попы. "Раздевайтесь, раздевайтесь", говорю я, и Вы начинаете неспеша снимать колготки, доставляя мне удовольствие наблюдать за грациозными движениями рук, сдвигающих тонкий черный нейлон и обнажающих белое тело...

Я командую Вам лечь, и Вы укладываетесь животом вниз на жесткую кушетку, покрытую чистой белой простынью. Остается снять маленькие кружевные трусики, которые практически ничего не прикрывают, и даже, кажется, не помешали бы процедурам. Я это проделываю сам, с некоторым трудом преодолевая широкие бедра и вызывая покачивание прекрасной женской попы, которая предстает во всей своей красе.

Едва уловимый аромат каких-то терпких французских духов проносится в воздухе, напоминая мне о том, что кроме пациенток есть еще и прекрасные женщины...

Измерение температуры - следующий шаг в обследовании. Конечно, сначала необходимо смазать маленькую дырочку, плотно закрытую от посторонних посягательств. Чтобы получить первую реакцию пациентки на предстоящие манипуляции, я использую не тонкий термометр, а обычный, 8 мм. Беру на палец, покрытый тонкой резиновой перчаткой, немножко смазки и начинаю неспеша растирать ее поверх входа, делая круговые движения, захватывая немножко ягодицы, которые держу другой рукой, широко раздвинув в стороны. Попочка сжимается, когда палец проходит по ней, и расслабляется, когда я убираю руку. Но я продолжаю движение, уже подольше останавливаясь на розовой дырочке, прижимая к ней палец и как бы пытаясь проникнуть внутрь. Сначала мускулы сжимаются, но палец остается прижатым, и они расслабляются. Я прошу Вас подышать глубже, и на очередном выдохе палец оказывается уже в попке, легко проскользнув внутрь. Теперь лучше подержать его неподвижно, чтобы Вы привыкли и мускулы не схватывали его при каждом движении.

"Не беспокоит?" - спрашиваю я, и слышу утвердительный ответ. "У Вас пока нет никаких отклонений от нормы" - сообщаю я Вам, и под эти успокаивающие слова ввожу палец почти до конца, медленно поворачивая в попочке и проверяя внутреннюю поверхность. Все нормально, я вхожу легко и свободно, так же легко выхожу назад, Вы уже успокаиваетесь и не чувствуете напряжения процедуры. Я беру смазанный термометр и легко вставляю в попку, поворачивая на полпути в сторону пупка. Отпускаю левую руку, - термометра почти не видно. Иду к столу, открываю журнал и записываю первые впечатления от осмотра.

Вы ощущаете в себе некоторую приятно-необычную новизну, не определив еще для себя, как к этому относиться. Хотя однажды был такой случай, когда пациентка, пока я делал запись в журнале, несколько раз вынимала и вводила сама себе термометр, не интересуясь его показаниями, а испытывая удовольствие от самого процесса скольжения его в попке. Конечно, тайком от меня, думая, что я этого не вижу.

Но вот прошли три минуты и я, снова раздвинув ягодицы левой рукой, вынимаю термометр. Конечно, температура в норме, и мы будем переходить к основному обследованию. Для этого придется почистить нижний участок кишечника, и я собираюсь сделать простую очистительную клизму с bardex наконечником, чтобы не было неожиданнстей и неловкости. Наконечник - одноразовый, с одним шариком. "Повернитесь на левый бок" , командую я Вам, и беру в руки накончник.

Он сделан из упругого резиноподобного пластика, с овальным торцом и боковыми отверстиями, толщина - примерно с палец, не больше. Перед отверстиями, примерно на расстоянии 3..5 см, на наконечнике закреплена надувная емкость из тонкой прозрачной резины, примерно такой, из которой делают ректальные презервативы, и которая в обычном состоянии практически незаметна на поверхности наконечника. Эта часть вводится внутрь и с помощью небольшого баллона надувается, расширяясь в попке и препятствуя выпадению наконечника, и, что самое важное, не давая воде вылиться самопроизвольно наружу. Этот наконечник, смазанный и блестящий, я держу в правой руке, левой поднимаю верхнюю половинку Вашей попы, ...

...Но тут вспоминаю, что надо бы сначала сделать небольшую очистительную клизму, просто удалить то, что может находиться совсем рядом. Поэтому откладываю bardex наконечник и прошу Вас снова перевернуться на животик. Так же, как я измерял температуру, снова с удовольствием раздвигаю Вашу попку, добавляю смазки на розовую нежную дырочку и вставляю в нее резиновую трубочку, неглубоко, примерно на 10 см. В большой прозрачный пластмассовый шприц набираю воду, присоединяю к нему трубку с наконечником, и вставляю его в вашу трубочку. Постепенно нажимаю на поршень и Вы чувствуете, как вода идет внутрь, прохладная и хорошо ощутимая. А я немного вынимаю трубочку, чтобы водичка струилась с самого краю, сразу за попочкой, где ощущения наиболее отчетливы и приятны. Потом снова прогвигаю в глубину. Отсоединяю опустевший шприц и набираю вторую порцию воды. Все повторяю еще раз, так же двигая тубочку в попке, чтобы вода равномернее заполняла нижнюю часть кишечника.

Теперь - скорее в туалет, и снова прошу ко мне. Высушиваю Вашу попку, смазываю успокаивающим кремом, и снова поворачиваю Вас на левый бок. Теперь можно начинать. Я приподнимаю верхнюю ягодицу и медленно ввожу bardex на всю его длину в блестящую розовую дырочку Вашей попки. Потом беру в руку черный резиновый баллон помпы, которая с помощью тонкой трубочки соединена с шариком наконечника, и сжимаю его. Вы чувствеуте, как в попке расширяется что-то мягкое и приятное. Я отпускаю баллон, он распрямляется и засасывает воздух, издавая знакомый звук резиновой клизмы-груши. Я второй раз сжимаю его, накачивая воздух в Вашу попку и в шарик наконечника. Он продолжает расширяться и все сильнее раздвигает какие-то приятные уголки, доселе недоступные. Третий раз засасываю воздух и третий раз закачиваю внутрь. Теперь Вам можно делать разные движения, не опасаясь, что наконечник выскочит. Это особенно привлекательно, когда используешь bardex при сексуальном контакте - можно непрерывно получать разнообразные ощущения от смены позиций, от движения тела, от расслабления анальных мышц; а трубка, которой наконечник соединен с емкостью, постоянно "водит" наконечник в попке, поворачиая его в разные стороны...

Работа проктолога. Часть 2

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: Работа проктолога. Часть 2

Пора давать воду - я открываю кран, и жду, пока опустеет емкость с водой, примерно один литр оказывается внутри Вашего животика. Я закрываю краник, и мы должны подождать минут пять. "Как Вы себя чувствуете?" - спрашиваю. Вы раздумываете, как ответить, но пока что ничего особенного и не происходит. Однако через пару минут вода дает о себе знать, и я прошу Вас повернуться на спинку, согнув ноги. Поглаживаю живот по кругу, как обычно делают маленьким детям . Это приносит облегчение, но ненадолго. Шустрая водичка очень быстро оказывается у самого выхода, однако наружу ей дороги нет. Я вижу, как Вы инстинктивно поджимаете ноги, и советую встать на коленки и локти. Такой маневр помогает, неприятные позывы исчезают, я снова поглаживаю и массажирую Ваш животик. Еще раз сжимаю баллон, подкачивая воздух в наконечник, поправляю его в Вашей попке, и это приятное движение сглаживает недостатки процедуры...

С теплым и необъяснимым чувством вижу слегка раскрывшиеся губки, влажные и нежные, доверчивые и поэтому, кажется, очень близкие и родные...

Я провожаю Вас в туалет, придерживая инструменты, открываю пробочку и впускаю воздух из наконечника. Вы освобождаетесь от всего, что было в попке и кишечнике, а я вижу, что придется повторить клизму, так как до чистой воды мы не добрались. "Нагнитесь, пожалуйста" - я вытираю Вас салфеткой и приглашаю снова на кушетку. Наполняю водой новую емкость, присоединяю к трубке чистый Bardex, подключаю баллон. Укладываю Вас на спинку, прошу согнуть ноги и развести их в стороны. Осторожно раздвигаю ягодицы и смазываю попочку...

...Теперь Вы уже не напрягаетесь, и шарик проскакивает в попку очень легко, лишь в самом начале раздвигая ее упругое колечко. Я совершенно отчетливо чувствую, что Вы начинаете испытывать удовольствие от процедуры, напряжение и неловкость первых минут покидают Вас. Это чувство не может оставить меня равнодушным. И когда шарик скрывается в попке, вид маленькой дырочки, охватывающей красную трубку наконечника, заставляет пробудиться мой собственный инструмент. Я медленно продвигаю трубку вглубь, она скользит внутрь, а Вы поднимаете ножки еще выше, прижимая их к груди. Я раздвигаю ягодицы пошире, касаясь ладонью нежных губок, и еще дальше ввожу наконечник.

Тут раздается вздох, который невозможно истолковать никаким другим образом, как желание женщины получить то, что бывает между ней и мужчиной в момент близости. Наши мысли и чувства естественным образом совпадают, и я чуть посильнее прижимаю ладонь к губкам, а пальцами еще шире развожу в стороны ягодицы, совершенно раскрывая попочку с красным наконечником в ней. Подаю трубку назад, пока шарик не упирается в кольцо ануса изнутри, а потом вновь начинаю вводить наконечник. Снова раздается сладостный вздох, я не тороплюсь, только чуть изгибаю трубку, чтобы она входила под углом, вызывая больше ощущений. И она скользит, блестящая и красная, медленно входя в блестящую попочку...

Тут я чувствую, как ваша рука стискивает мой локоть, притягивая его к себе, чтобы ладонь сильнее прижалась к губкам. Я не возражаю, и уже ощущаю жар и влагу под рукой. Приходится отпустить ягодицы, так как Вы заставляете мои пальцы расположиться меж губок, и вот я уже перебираю нежные лепестки, находя маленький упругий клитор. Ладонь чувствует шелковистые упругие волоски на лобке, возвышающимся над животиком, пальцы нежно сжимают и разглаживают губки, пробегая по маленькому, совсем незаметному бугорочку...

Но вода открыта, ее проникновение вглубь кишечника иногда вызывает непроизвольные сокращения сфинктера, и я вижу, как попка сжимает красную трубку наконечника, он приподнимается и вздрагивает. Я отпускаю наши забавы и ласки, немного глубже ввожу трубочку в попку, а потом снова возвращаю ее назад, к выходу, чтобы шарик уперся и закрыл его. При этом, конечно, приходится раздвигать упругие ягодички, скрывающие розовое отверстие, в котором скользит этот красный блестящий наконечник, и снова любоваться милой картиной.

Вы же совсем не собираетесь отпускать мой локоть, и я замечаю, что пальцы стискивают меня уже изо всей силы. Моя милая пациентка совсем освоилась с процедурой, проводимой под моим умелым руководством, и, похоже, сейчас близок финал совсем другого, параллельного сценария. Я продолжаю медленно водить трубку и не убираю ладонь с лобка, пальцы все так же перебирают женские прелести, когда еле заметная волна пробегает по всему телу моей пациентки...

Перекрываю воду. Вы еще немного лежите неподвижно, но естественное завершение медицинского процесса заставляет Вас подняться и идти в туалет.

После довольно продолжительного отсутствия Вы возвращаетесь, стараясь не глядеть в мою сторону, а я прошу Вас встать на кушетке на коленки и локти. Теперь, пожалуй, можно подробнее рассмотреть, что же представляет из себя ваша попка. Я смазываю анус и металлическое зеркало кремом, затем медленно ввожу его внутрь. Попка пропускает металлический инструмент в себя, я прошу Вас подышать глубже, и раскрываю зеркало, расширяя отверстие попки. При очередном выдохе попка расширяется все больше и больше.

"Не больно?" - спрашиваю Вас, - "Нет, совсем не больно", слышу ответ. Записываю результат осмотра в карту, вынув зеркало и смазав еще раз вашу попку.

Однако Вы не торопитесь покидать кушетку. "Доктор, а Вы не поставите мне клизму еще раз?" - слышу я и слегка удивляюсь происшедешй в моей пациентке перемене. "Конечно," - отвечаю я и наполняю теплой водой резиновую двухлитровую кружку. Надеваю на конец шланга толстый, но не длинный наконечник, с тонким перешейком и упором возле шланга. Как впоследствии выяснилось, я оказался предусмотрительным.

Смазываю попку и наконечник, потом, как обычно, не торопясь, развожу в стороны ягодицы и вставляю наконечник. Сначала он расширяет отверстие, довольно сильно, но потом внешняя часть наконечника сужается, и он как бы фиксируется в попке, не проскакивая внутрь и не выпадая наружу.

Это не вызывает никакого неудовольствия пациентки, напротив, кажется, что Вам так нравится. Я приоткрываю воду и слышу довольный вздох.

Вид, конечно, весьма эротический, и после следующего откровенного вздоха пациентки мой инструмент неумолимо поднимается. Откуда Вы про это узнаёте, одному богу ведомо, только вдруг Вы поднимаетесь и рукой безошибочно находите его в моих брюках. Вызволить его наружу не так уж сложно, и когда он располагается прямо напротив предназначенного места, Вы снова опускаетесь на кушетку, не давая теперь мне никакого шанса к отступлению. Я прикасаюсь к горячим и влажным губкам, развожу их в стороны, открывая дорогу...

Мой дружок, медленно пролагая себе дорогу в жаркие апартаменты, чувствует наконечник, который, кажется, стоит прямо на его пути, и, оттесняя его, продолжает движение. В этот момент я слышу такой стон наслаждения, что возвращаюсь назад, опять потеснив наконечник, а потом снова иду вепред, уже помедленнее, чтобы растянуть удовольствие. Снова раздается стон, который невозможно ни с чем спутать, от которого пьянеет голова и уплывает потихоньку трезвое сознание...

Последним усилием воли открываю кран на трубке клизмы и притягиваю женщину к себе, что есть силы стискивая узкую талию и прижимая широкую попу к своему лобку...

Всё, глубже уже некуда, хоть мы и стремимся с диким упорством преодолеть этот барьер... Всё...

Валя в больнице. Часть 1

Категория: Клизма

Автор: ivan ivanov

Название: Валя в больнице. Часть 1

Валя проснулась от нетерпимого чувства давления в районе мочевого пузыря. Она уже по привычке собиралась вскакивать с кровати и бежать в туалет, уже спустила правую ногу на пол, как вдруг острая боль в левой ноге пронзило её тело и вернуло девушку в реальность. Она вспомнила, что находится не дома, а в больнице и убежать никуда не может, ибо её левая нога сломана и находится в подвешенном состояние. "Черт!", уже который раз мысленно себя ругала девушка, "из-за накого хрена меня угораздило так неудачно упасть. Теперь бог знает сколько пролежу в больнице и, что самое ужасное, даже по нужде не смогу сходить без посторонней помощи". Она дотронулась до кнопки вызова медсестры и нажала на неё. Где-то в конце корридора затрещал звонок и, спустя полминуты, в палату к девушке зашел молодой мужчина в белом халате. "Что мадмазель желает?", он спросил. "Я...мне надо медсестру, то бишь...санитарку", Валя начала смущенно объяснять. "Сегодня функции санитара выполняю я", молодой человек улыбаясь ответил. "Как, в женских палатах тоже?", удивленно спросила девушка. "Да, что поделаешь, у нас нехватка персонала.

Но не надо смущатся, я буду относится к вам как к пациентке, а не как к особе противоположного пола", ответил парень, затем снова спросил: "Итак, что вы хотели?". "Я...мне надо...", девушка покраснела и не могла больше выговорить не слова. Но парень уже сам всё понял. "Всё ясно, сейчас посожу вас на судно!", он сказал. Нагнувшись, мужчина выбрал из под кровати нужный прибор, левой рукой задрал вверх ночную рубашку пациентки (трусиков на ней, естественно, не было), затем засунул руку под ягодицы девушки и поднял их вверх, а правой рукой положил под её попу судно. "Ну, вот, порядок, можете смело опорожнятся", он сказал. Валя ожидала, что мужчина повернется и на некоторое время уйдёт, но нет, он продолжал стоять рядом и улыбаясь на неё смотреть. Девушке казалось, что своим взглядом он прямо упирается в её покрытый тёмными, тонкими волосиками лобок. Её было очень неловко, она, с одной стороны, жутко хотело писать, однако, с др угой стороны, никак не могла перебороть в себя чувство стыда. Наконец-таки естественное желание взяло вверх над стеснительностью и девушка стала шумно извергать в судно свою мочу. Процесс писанья длился почти минуту, а когда он наконец закончился, санитар выбрал из халатного кармана рулон туалетной бумаги, оторвал от неё кусок, вытер им промежность Вали, затем вытащил судно из под попы девушки и отнёс её выливать в унитаз. Спустя пару минут он вернулся в палату. Девушка думала, что мужчина оставит судно и уйдёт, но не тут-то было. "Мадмазель, а по-большому вы не хотите сходить?", он спросил.

"Нет, не хочу!", довольно грубо отрезала ему в ответ Валя. "Ну, как же так, я смотрел в журнале постовой медсестры, вчера вы тоже не ходили", парень осуждаючи покачал головой, "видно, придется помочь вам в этом деле". Он опять засунул руку в карман халата и выбрал оттуда коробку со свечами. Вытащив из неё одну свечку, он освободил её от упаковки и опять нагнулся над попой Вали. "Ну, где же эта дырочка, которая не хочет из себя выпускать каку?", он ехидно спросил, "ах, вон где она! Посмотрим, впустит ли она в себя малюсенькую свечечку?...Ура, впустила, ну, конечно, куда-же ей было дется!". Валя чувствовала, как палец парня вместе со свечкой зашел ей глубоко в задний проход. "Теперь, мадмазель, полежите спокойно несколько минут, а потом я поставлю опять вам судно и вы покакаете. Всё будет хорошо!", он снова улыбнулся и вышел из палаты. "Какой позор!", думала девушка, "нехвотало того, что я было вынуждена писать перед ним, теперь ещё и какать придется в его присутствие. Но надо всё-таки попробовать высратся, а то он от меня не отстанет, вздумает мне ещё делать клизму, а уж такого унижения я вообще не вынесу".

Введенная свеча щекотало прямую кишку девушки, создавая неприятные ощущения и постепенно всё нарастаюшие позывы на низ. "Я должна покакать, я неприменно должна сейчас высратся", мысленно подбадривала себя Валя. Спустя пять минут молодой человек сново защел в палату. Он опять положил под попу пациентки судно и сказал ей: "Н у, давай, мадмазель, тужитесь, сколько у вас есть сил!". Валя стиснула губы и начала тужится. Сначало в судно впал малюсенький кусок свечи, нерастаевший в кишке, затем начала вылезать длинная, толстая, бурая какашка. Вале пришлось приложить немало усилий, чтобы наконец её выдовить.

"Молодец!", мужчина по достоинству оценил старания девушки, "вот ещё 3-4 таких порций выдовите и можно будет считать, что живот у вас очистился". Валя опять начала тужится, но на сей раз у неё выходили лишь газы, не неся с собой даже малюсенького кусочка кала. "Ничего, мадмазель, отдохните немножко, потом ещё попробуете!", успокаивал её санитар. Выдавленная какашка излагала весьма сильную вонь, видно, из-за того, что долго находилось в кишечнике девушки. "Вы может отойдите на время, а потом ещё придете, когда я закончу", предложила Валя, "а то зачем вам нюхать этот аромат?". "Ничего, я давно привык к таким запахам", ответил медик, "это же всё естественно, вы не стесняйтесь, продолжайте делать своё дело". Девушке ничего не оставалось, как снова стиснуть мышцы заднего прохода. Однако опять ей не удалось ничего выдовить. "Ну, что, не получается?", парень спросил. "Понимаете, мне неудобно какать в таком положение - лёжа. Я раньше никогда так не делала", Валя начала оправдыватся.

"Сочувствую вам, мадмазель", в ответ вздохнул санитар, "но боюсь, что главная причина тут не в позе, а в том, что у вас запор. Это не удивительно, такое часто случается у лежащих больных. Поэтому и существует такой прибор как клизма, который..." "Нет, только не клизму!", девушка его яростно перебила, "я её с детства ужасно боюсь!". "Ну, что вы", усмехнулся мужчина, "сколько у вас лет?". "16 с половиной", ответила Валя. "Ну вот, а ведёте себя хуже маленького ребёнка. Я недавно делал клизму одной 8-летней девочке, так она нисколько не сопротивлялась, сама трусики спустила и притянула ножки к животику, мне осталось