Эротические рассказы Stulchik.net - Категория "Случай" (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Table of Contents

В метро

Обморок

Счастливый случай

Обнаженная в ванной

На поле

В лифте

В поезде

На природе

Экскурсоводша

Оргазм под стук колес

Славная вечеринка

Курсовая

Случайное свидание

Просто прогулка

Анализ эякулята

Кабина американской авиалинии

Все минет

Белая ночь

Козел

О! Харальд

По московскому времени

Пеpсонажи

В автобусе!

В автобусе (2)

Эpотоман

Нетерпение

Кошечка

Грехопадение

В поезде

В самолете

Двадцать пять, девятнадцать, семьдесят три

Курортный роман

Красное кружево

Плата за пеpепpаву

На берегу

Белая ночь

Из Зазеркалья

Только хорошее

Ярость (отрывок)

Любовники

Шкаф

Воровки платили своим телом

Крошка

У Славика

Ожог. Часть 1. Невинность.

Ноги

Грубый зверь

Моя теща Карен

Долгий вечер в библиотеке

Опоздавший

В автобусе

Радости ремонта

Действуй

Ночное метро

Необычная поездка

Текила (глава из романа "Океан между")

Наказание

Подарок

Карточный долг

Первая страсть

Ошиблись номером

Бассейн

Деловая партнерша

Случай в автобусе

О, Чарли!

Секс-экспресс

Камин

ВН: "Оля"

За грибами

Переговоры

Пациентка

Сестра

Цыганка

Продавщица

Случайная встреча и что из этого вышло

Ритуалы весны

Приключение

Мышонок

История одной аварии

Собирательница грибов

Самая красивая женщина на земле

Сон

Лифт

Не бойся! Я - маньяк!

Сон - 3

Поезд

Совращение в электричке

Без ансамбля

Медсестричка

В походе

Быль: Первый газельщик

Футбол, как шанс выжить

Рекламный агент

Случай (часть 1)

Зимнее приключение

Какашка, которая изменила судьбу

Случай (часть 2)

Общественный транспорт - это принудительная близость

Случай

Вот так встреча!

Подруга матери

Попутчица

День рождения

Случай у моря

Неожиданный подарок

Лена прощается

Добровольно-принудительное изнасилование

Такси-блюз

Безумная ночь

Грузчик мебели

Работа над ошибками

В поезде

Две сестры

Сессия

Случай в рентгенкабинете

Последняя ночь

Мечта

Запах

Автобус

Купе

Полянка

Медосмотр

Каникулы

Командировка

Случай в селе

Вечеринка

Каникулы в Астрахани

Секс в лифте

Гордячка

Поездка

Трусики

Как мы делали рекламный радиоролик и что из этого получилось

Свадьба

Рыбачка

Эпизод с прыщавой шлюхой

Эпизод с конопатой шлюхой

Летний сон

Встреча

Как-то на озере в грозу

Нет сил молчать

В парке

Новогоднее приключение

Художник

Как мы играли на желание в поезде. Часть 1

Тамара

Вот это да

Попутчица

Одноклассники

Рассказ пассажира

Автобус

Ночная смена

Вечер встречи выпускников

Детство

Командировка - 2

Веселые будни

Москва-Минск

Нудистский пляж

Автобус

В метро

В театре

Наваждение

Пьяная жена - 2

День Согласия

Жена однажды вечером

В самолете

Потрясный перепих

Происшествие в лифте

Соседка Ира

Девушка в красном

Соседка

Дорога

Сауна

У подружки

Дорожное приключение

В автомобиле

Страницы из сожженного дневника. Часть 1. Оргазм в троллейбусе

В машине

Каникулы насыщенные Сексом

Автобус

В гостинице

Сюрприз

Крутая девочка

В спортивном зале

В такси

Никогда не думал

Вечер

День Рождения

Лидия

Оксана

Прогулка

Знакомство в электричке

Всё без эмоций

Восемнадцать мне уже

Моя тайна

В поезде

Тренировка

Она этого хотела

Влюблённый в сестёр

В самолете

Дождь

Маленькое такое приключение

Про Наташу

Мой вечер

Оксана и ее сестра

Подруга подруги друга

Встреча с поклонником

Две женщины в возрасте 48-60 лет

На море

В поезде

Однажды на тесном судне

Тесный автобус

В баре, без трусиков

Электричка

Первые ласки. Реальная история

Поезд

Воспоминания двоих

Cлучай из жизни

Веселый лифт

Визитерша

Вот такая история

Кино

Возвращение с югов

Фантазер

Вечеринка

Клубничка

Инесса Анатольевна

В кустах у реки

Вот так встреча!

Поездка

На учебу в Москву

Возвращение домой

Коленька

Cлучайный знакомый

Рыбалка

Проводница

Взрослые игры

Киски в бассейне или дергаясь на кафеле

Случай на набережной

У стоматолога

Купе

Виртуальное знакомство

Летний день

Рождественская история

Андрей перерыв - отъ#б

Случай на пляже

В поезде

Попутчица

Чего только по пьянке не бывает

В темноте кинозала

Не пришедшая электричка

Оливия

Да здравствует лифт!

Гостья

Внешность - не главное

День рожденья

Подруга друга

Любитель случайного секса

Как быть, когда все не так, как хочется

Игра в молчанку

Дорожное приключение

Моя кузина Ольга

Необычное приключение

Новая работа

Поликлиника

Выгул собак запрещен

Я, Светка и майорский командир

Дорожное приключение

Презентация. Часть 1

Презентация. Часть 2

Агент (Дина Скейл). Часть 1.

Агент (Дина Скейл). Часть 2

Маятник

На вечеринке

Сильное желание

Ассорти. Часть 1

Ассорти. Часть 2

Альтер-массаж

В Турции

Лунное сияние. Лолита. Часть 1

Лунное сияние. Лолита. Часть 2

Ира из офиса

Сквозной поцелуй

Оля

Опыты без проникновения

Мечты сбываются. Часть 1

Мечты сбываются. Часть 2

Мечты сбываются. Часть 3

Необычная поездка. Часть 1

Необычная поездка. Часть 2

Необычная поездка. Часть 3

Дело было вечером, делать было нечего

Глубже, глубже

Любителям автостопа

Мечты сбываются

Попутчица

Дорога из института

Название - Дождь. Часть 2

Рассказ первого зятя

Мой случай

Давай знакомиться!

Крестная мама

Общественное учреждение

Соня - Отсосоня

Визит

Проводница. Часть 1

Проводница. Часть 2

Московский метрополитен хранит множество тайн

Командировка. Часть 1

Командировка. Часть 2

Поза №69

Лыжная оргия

Первый опыт

Вот шалава и родилась

Случай в гостях

Однажды ко мне пришёл мой парень

Горный дух

Роковая Днюха

Секс и море

В полной темноте. Часть 1

В полной темноте. Часть 2

В полной темноте. Часть 3

В тесных брюках в тесном автобусе

Летний вечер

Рождественнская встреча

Трое на сеновале

Маленькие истории

Ночные крики

Приключение в поезде Владивосток - Новосибирск

С татарочкой Алиной

Граница - на замке!

Филиал в областном центре

Кофе. Версия 1

Соседка

Счетчик снимать будем

Бильярдный клуб

Потереть спину?

Стать самим собой. Часть 3

Стать самим собой. Часть 4

Секс на лохотроне

Попутчица

Краткосрочная любовь. Часть 1

Краткосрочная любовь. Часть 2

Попутчица

Воспоминания 2

В беспамятстве

Поезд

Как я болелю

Курортные страсти

В школу из армии

В автобусе и после (Игра в лошадку)

Бутылочка

Я пойду первой

Наташенька - падший ангел-2

Поездатое знакомство

Соседка Фая. Часть 1

Соседка Фая. Часть 2

Результаты экзаменов

В метро

Категория: Случай

Автор: Алекс Максимов

Название: В метро

Это было в первом часу ночи. Я возвращался с вечеринки и был слегка пьян. Я стоял на платформе "Петровско-Разумовская" и ждал поезда. Вокруг никого не было. На вечеринки у друзей было много девушек, но я не с одной из них не сошелся близко. И мне не удалось, в отличии от моих друзей отвести девушку в ванную и там вдоволь наебаться с ней. Мой дружок Игорь снял самую красивую: Ольгу. Я стал случайным свидетелем того что они вытворяли в ванной. Они оба были сильно пьяны и не плотно закрыли двери в ванной. Надо признаться я люблю подглядывать за подобного рода забавами. Сначала они стояли и просто целовались. Их руки блуждали по телам друг друга. Рука Игоря массировала спину и попку Оли. Рука Оли делала аналогичные движения на теле Игорька. Потом Оля предложила раздеться. Они начали судорожно срывать с себя и друг с друга одежду. Оля сняла юбку и медленно спустила маленькие красные трусики, которые зацепились за волоски в промежности. От одного этого зрелища можно было кончить в штаны. Игорек не отставал. Скинул джинсы. Снял трусики и из под них выскочил как заведенный его красный и совсем не маленький хуй. И обнажилась его маленькая и мускулистая попка. Теперь они готовы были действовать. Оля легла грудью на стиральную машину, которая стояла в ванной, и предоставила на обозрение Игоря свою великолепную жопу и влажную зовущую в себя пизду. Игорь не заставил себя долго ждать и буквально ворвался в теплое нутро Ольги. Она вскрикнула от неожиданности. Все что я видел дальше это движущуюся жопу Игоря. Взад-вперед. Взад-вперед. Это зрелище было выше моих сил. Мне нужно было найти любую дырку для своего хуйка. Я готов был ворваться и разорвать жопу Игоря лишь бы найти пристанище для своей горящей плоти. Я ворвался в сортир и начал бешено дрочить. А перед глазами была движущаяся жопа Игоря.

От этого воспоминания штаны мои оттопорщились и проступило пятно в соответствующем месте. Хорошо никого не было вокруг.

Наконец подошел поезд. Я зашел в вагон. В нем не было никого, кроме спящей девушки. Я сел напротив нее и надо признаться зрелище которое я увидел было во всех отношениях приятное. Она была в короткой юбке и сидела немного раздвинув ноги. Мне стало интересно какого цвета были у нее трусики и я нагнулся чтобы узнать это. То что я узнал было для меня шоком. Вместо того чтобы увидеть белую или красную материю трусиков я увидел великолепную покрытую волосками пизду. Мой очень независимый друг тут же указал правильное направление.

Ничего с собой я поделать уже не мог. Я подсел к девице и положил руку ей на колено. Она ничего не почувствовала. Я погладил колено и начал подниматься выше по бедру. Выше и выше, задирая юбку я дотронулся до ее теплой манды. Она не просыпалась но вдруг шире раздвинула ноги и томно замычала. Я начал упражнения с ее пиздой. Другой рукой расстегивая себе ширинку. Я достал свой набухший хуй и застыл в недоумении.

Что дальше делать?

Можно себе представить: Она проснется моя рука у нее в пизде... Из штанов торчит красный инструмент... Она меня не правильно поймет...

Тут она действительно проснулась и посмотрела на меня. Она сказала

-Меня зовут Света.

После долгой паузы я сказал

-А меня Леша.

-Продолжай то что начал! - приказала она.

После недолгого промедления я продолжил.

Грубо бросил ее на сидение раздвинул ей ноги и начал лизать ей между ног. Она опять замычала. Я продолжал с еще большим остервенением. Через некоторое время она закричала:

-Выеби меня!

Я не заставил себя долго упрашивать и вошел в нее. Все наращивая темп я нанизывал Свету на свой инструмент. Через некоторое время мы оба кончили. Тут поезд подошел к станции и Света сказала:

-Мне пора выходить.

И быстро выбежала на ходу опуская юбку на оголенную попку. Я не успел ничего сделать.

Эта встреча ночью в метро оставила долгую память во мне и в моей медицинской карте.

Обморок

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Обморок

Стоял чудесный июльский вечер. Сиреневые сумерки еще не успели преобразиться в непроглядный мрак ночи, но звезды были уже отчетливо видны и сияли необычно ярко. Инесса вышла во двор, чтобы погулять со своим маленьким другом - черным пушистым комочком, которого звали котенок Кузя. Котенок мурлыкал, прижавшись к хозяйке, и долго не хотел оставлять уютное местечко, пока девушка сама не посадила его на траву. Котишка, поежившись и фыркнув от вечерней прохлады, занялся своими делами, а Инесса, удобно устроившись на скамейке и изредка поглядывая на Кузю, любовалась ночным небом, всей грудью вдыхая аромат фиалок, которые раскрыли свои бутоны в этот поздний час.

Вдруг какая-то смутная тревога, предчувствие чего-то неожиданного закралось в сердце девушки, и она задрожала от озноба, 3то от ветра, решила Инесса и собралась уже позвать котенка, но, оглядевшись, не заметила даже признаков шалуна. Инесса поняла, что Кузьма в очередной раз удрал в одно из подвальных окон и выманить его будет трудно. Неожиданно девушка услышала, как чей-то низкий, но мягкий голос за спиной произнес:

- Не стоит так переживать, красавица, ведь кошка гуляет сама по себе. Она вернется к хозяйке, если та того заслуживает.

Инесса повернулась, перед ней стоял высокий кареглазый и темноволосый мужчина, импозантный костюм которого не скрывал, а лишь подчеркивал спортивную фигуру незнакомца.

Девушка откинула прядь спадавших на плечи густых волос и спросила:

- Вы уверены?

- Конечно, заодно у вас будет случай проверить, заслужили вы или нет любовь животного, - произнес бархатным голосом мужчина.

- Ладно, хоть ваша версия и малоутешительна, все равно уже поздно, придется ждать до утра, - вздохнула грустно девушка.

- Ну, если этот кот вам столь дорог, зачем откладывать? Готов вам помочь, если не возражаете против моей компании, - уголки губ незнакомца растянулись в вежливой улыбке, голос звучал убедительно, и только глаза выдавали его тайные помыслы - они странно блестели.

Девушка не заметила этих горящих глаз и согласилась. Очередная клюнула, - подумал мужчина.

- Вот и прекрасно, ночь обещает быть теплой, так что не замерзнем.

-- Да, конечно, ну что, начнем поиски?

Они пошли вдоль дома, заглядывая под каждый куст, причем Инесса шагала впереди, и мужчина мог рассмотреть великолепную фигуру новой знакомой. Стоило лишь ей наклониться или присесть, его взгляд фиксировал под натянувшейся тканью юбки два упругих полушария, свободно колеблющиеся и не стянутые ничем. Если это так, - рассуждал полуночный Казанова, - значит, эта малышка может похвалиться достаточным сексуальным опытом, ведь не случайно же она вышла на улицу поздно вечером без трусов. Он следовал за соблазнительницей, и в его голове роились всевозможные эротические фантазии. Мужчина уже хотел позволить себе фривольную шутку об отсутствующей детали туалета девушки, но не успел. Она обернулась и вполголоса спросила: Ну, как вам нравится моя папка?

Ничего подобного незнакомец не ожидал. Он, который вышел сегодня поохотиться за юным телом, сам оказался в роли жертвы, попался в секс-ловушку и оказался в неловком положении. В ужасном, черт возьми, - пронеслось у него в мозгу. Еще никто не опережал его и тем более никто не говорил с ним столь откровенно, но тем не менее, собрав все свое мужество, мужчина все же не растерялся и ответил, слегка усмехнувшись:

- Я бы не отказался познакомиться с ней поближе!

- А как же Кузя? - рассмеялась красавица, тряхнув копной длинных волос.

- Он сам тебя найдет.

- Ну тогда пошли!

Все еще удивляясь, мужчина последовал за Инессой, лихорадочно соображая, какой оборот примут события дальше. 3а всю его многолетнюю секс-практику впервые женщина опередила его. Да, стареем, - с иронией подумал он и почувствовал прикосновение нежных пальчиков девушки к своей руке.

- Вот мой подъезд, заходите, А почему у вас такие холодные руки? Вам холодно? - спросила она.

- Да, немного, но ведь ты меня согреешь?

Этот быстрый переход на ты Инесса не заметила и отпарировала:

- Конечно, если ты не боишься расплавиться!

Ключ два раза повернулся в замке, и тут стенные часы пробили полночь. Инесса дотронулась до выключателя, но комнату по-прежнему окутывал сумрак.

- Проблемы с электричеством, - констатировала она, - сейчас найду свечку.

Девушка на ощупь вошла в комнату и споткнулась о журнальный столик. При этом она не смогла удержаться на ногах и, больно ударившись виском об угол того же столика, упала... В тот же момент Инесса услышала, что гость начал издавать испуганные булькающие звуки, смешивающиеся с тяжелыми вздохами и глухим ворчанием. И, что самое страшное, эти звуки приближались к ней: переходили не то в мурлыканье, не то в урчание. Не открывая глаз, девушка почувствовала, как что-то мягкое и пушистое коснулось ее ноги и стало подниматься выше по телу, обволакивая и согревая. Ей было приятно, и совсем не хотелось сопротивляться, вот только она не могла определить, кто же находится рядом с ней и возбуждает столь странным образом. В конце концов он же не делает мне плохо, - пронеслось у нее в голове, прежде чем она ощутила кожей жгучее дыхание и шершавый влажный язык, который стал искусно обрабатывать все потаенные уголки тела, не пропуская ни миллиметра.

Девушке казалось, что вся она растворилась в неге и ласках, которые дарил необычный гость. Каждое прикосновение горячего языка электрическим током проходило сквозь трепещущее тело и искрами эротических разрядов вспыхивало в воспаленном мозгу. Инесса представила, что ее ласкает огромная черная кошка, и невольно рука опустилась туда, где по всем расчетам находилась голова существа. Пальцы запутались в мягких волосах, больше напоминавших шерсть, и вдруг нащупали острые бархатные уши. Теперь она не сомневалась, что любовником был самый настоящий кот, только очень крупный, который усыпляюще мурлыкал и обнимал мягкими пушистыми лапами, не забывая ласкать обнаженные ноги и бедра длинным подвижным хвостом. В том, что это действительно был хвост, Инесса не сомневалась, настолько он быстро и гибко двигался между стройных ножек, с нежностью обвивая бедра.

Больше не было сил сдерживаться, и из молодой груди красавицы вырвался протяжный, глубокий стон, в котором выразился весь восторг происходящим. Не желая оставаться в долгу, она решила ответить взаимностью и обняла котика, массируя и поглаживая шерсть. В первый момент животное вздрогнуло и замерло, но когда мягкие прикосновения рук просигнализировали о положительных намерениях, оно с удвоенной энергией принялось ласкать прекрасную леди. Инесса начала ощущать царапанье острых коготков, которые старались сорвать с нее блузку, чтобы добраться до белого тела, - им это удалось, и в тот же момент, когда обнажились плечи и грудь, лапки спрятали когти в кожаные подушечки, их сменили шершавый скользкий язык и горячие губы, обрамленные густой шерстью. Все это ощупывало, облизывало, чмокало, обсасывало и целовало девичьи груди и упругие вишенки сосков.

Тем временем задние лапы кота освободили талию Инессы от пояса узкой юбки, с треском разодрав полотнище ткани. И весь жар своего ненасытного рта этот чудо-любовник стал дарить божественному, ароматному цветку розы - лону девушки. При этом кот занял очень удобную позицию, поместив голову между бедер любовницы и повернув тело так, что его задняя часть вместе с игривым хвостиком оказалась над лицом юной леди. Ноздри Инессы уловили терпкий запах, исходивший от половых органов животного, и это возбудило еще больше. Обезумев, она притянула ближе попку партнера и уткнулась лицом в шерстяной клубочек яиц, ощущая губами, как из него вырастает и набирает силу пульсирующий стержень. Его вкус был слегка горьковатым, но конусообразная форма поразила и восхитила Инессу. Языком она ощупывала каждый выступ, каждую жилку этого замечательного кошачьего органа и губами всасывала его все глубже и глубже в рот.

Инесса сильнее сжала круглые меховые мешочки любовника и впилась жалом проворного языка в анус, не выпуская из другой руки инструмент любви. Кот довольно заурчал и еще сильнее стал сосать и вылизывать вагину малышки, которая уже давно потеряла счет оргазмам и помнила лишь самый первый, который произошел в момент игры с хвостом. Остальные превратились в непрерывное наслаждение, но до сих пор она не получила основного, того, к чему стремилась изливающая сок раковина. Девушка мечтала, чтобы кошачий член вошел в нее по-настоящему, пронзил и разразился животным семенем внутри пылающей от желания пещеры.

Инесса перевернулась и очутилась лицом к лицу, или, точнее, к мордашке партнера, и тут же почувствовала прикосновения пушистых губ и лап к векам, щекам, шее, и конечно, эти кошачьи губы запечатлели долгий и сладкий поцелуй на коралловом ротике девушки.

- Войди в меня, я хочу тебя, возьми меня всю! - прошептала в бреду красавица.

И кошачий фаллос, буквально разрывая узенькую норку Инессы, ворвался внутрь, чтобы совершать там великолепный танец любви. Он то совсем выходил из крохотной щели, то до упора внедрялся в эту сладострастную пещеру, вызывая при сильном и глубоком толчке протяжные или резкие крики и стоны любовницы. Клитор терся о мягкий мохеровый живот котофеича и при очередном взрывоподобном оргазме становился все больше и крепче.

Но вот дыхание животного стало прерывистым, мурлыканье перешло во всхлипывания и резкое мяуканье, лапы судорожно сжали плечи девушки, и великолепный член выпустил жгучую струю любви в лоно Инессы. А девушка вся сжалась, почувствовав такую силу и мощь в этой финальной сцене, что невольно испугалась за свою жизнь: Что, если он разорвет меня своими стальными когтями в порыве страсти? - подумала она. И тут же, словно подтверждал эти мысли, кошачьи лапы обняли хрупкую шею девушки и стали медленно сдавливать податливое тело. Инесса закричала и забилась в судорогах боли, но неожиданно выскользнула из этого смертельного захвата и попыталась встать, тяжелое тело придавило ее, и на щеках она ощутила хлесткие удары когтистых лап, оставлявших глубокие полосы, которые стали липкими и горели от стекавшей струйками крови...

- Господи, что со мной? - Инесса с трудом открыла глаза и как сквозь пелену увидела склонившееся над ней лицо кареглазого мужчины, который хлопал ее по щекам.

Заметив, что она очнулась, незнакомец произнес:

- Ну, слава Богу, жива! Ты очень сильно ударилась головой, когда упала, и я испугался.

- Как долго я была без сознания? - слабым голосом спросила девушка.

- Примерно десять минут. Как ты себя чувствуешь? - Участливый голос произвел желаемый результат, и Инесса совсем успокоилась, поняв, что этот кошмарный половой акт пригрезился.

- Уже лучше, почему бы нам не прилечь, ты же так переволновался из-за меня. Необходимо снять стресс, - лукаво улыбнулась соблазнительница.

Видение так и стояло у Инессы перед глазами, и она хотела воспользоваться возбуждением, переспать с этим чертовски привлекательным мужиком. Кареглазый брюнет был несколько удивлен той быстротой, с которой девушка пришла в себя, но, поскольку преследовал те же цели, решил, что отказываться было бы просто глупо.

Вместо ответа он притянул Инессу к себе, и его губы заскользили по девичьему лицу, постепенно опускаясь все ниже и ниже, зубами расстегивая пуговицы на блузке и языком проникая во все впадинки и ложбинки податливого молодого тела. Девушка изогнулась и застонала под ласками теплых губ. Уже забыв обо всем, она прошелестела в ухо мужчины: Я хочу пить из тебя! Не дожидаясь ответа, она приникла лицом к самому желанному месту. Нежно раздвигая складки просторных брюк, поглаживая внутреннюю поверхность бедер, она через плотную ткань чувствовала, что тело партнера начинает отвечать подрагиванием, а его руки сильнее сжали ее тело, властно притягивая к себе. Вот и последняя преграда в виде маленькой кнопочки преодолена, и навстречу жадному рту малышки выскочил породистый красавец - жеребец с большой блестящей головкой, из которой сочились капли прозрачной жидкости. Не было даже намека на трусы, и это очень понравилось Инессе, потому что она сама терпеть не могла эту деталь туалета и носила ее исключительно в нужные дни. О, какой он сладкий и большой! - думала девушка, всасывая в себя чудесный экспонат и чувствуя, как эта пушка готовится выстрелить в нее всем своим зарядом...

Счастливый случай

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Счастливый случай

Клянусь своим членом, но все, что случилось со мной недавно, - чистейшая, как святая сперма, правда. Время - без четверти шесть утра. Автобус пуст, если не считать спящего молодого человека, который всегда сидит впереди салона, уткнувшись головой в стекло. Сегодня появился новый пассажир - светловолосая девушка, занявшая место на заднем сиденье. Мое место, - мысленно отмечаю с досадой (я должен всегда сидеть сзади - там безопаснее, поэтому забиваюсь в противоположный от нее угол на заднем сиденье). Я чертовски устал, не выспался и мечтаю лишь, как бы поскорее уснуть, оказаться в стране грез хотя бы на два часа, в течение которых автобус будет везти нас до центра.

Перед тем как уснуть, украдкой бросаю взгляд на соседку, одетую в линялые широченные штаны, просторные, как двухместная палатка. У нее светлые совершенно короткие, не длиннее одного сантиметра, волосы, в ушах крупные блестящие серьги. Высокая грудь красиво оттопыривает белую футболку, ее хозяйке лет восемнадцать-девятнадцать. Все это меня настолько будоражит, что поначалу думаю, что вряд ли теперь усну. Но это поначалу, когда же на конечной остановке просыпаюсь, в автобусе уже никого нет.

На следующее утро эта милая нахалка снова сидит на моем месте. Ты что, всерьез решила не давать мне спать? - брюзжу я про себя, плюхаясь на свое вчерашнее место. На какую-то долю секунды наши глаза встречаются, но тут же расходятся на безопасное расстояние.

На третий день становится ясно, что она облюбовала этот рейс всерьез и надолго. Что ж, не возражаю, - думаю я, - в компании даже веселее. Ты, наверное, находишь меня чертовски потешным - эдакий спящий хорек. Может, я к тому же храплю - кто знает?

На четвертый день, как обычно, влезаю в автобус, кошусь в ее сторону - мое отношение к ней постепенно переросло в обыкновенную транспортную любовь (и я с огорчением вынужден признать, что по всем признакам чувство мое безответно). И тут я вдруг вижу, что она сунула левую руку в боковую прорезь своих необъятных штанов, и у меня нет почти никаких сомнений относительно того, чем она сейчас занимается, сидя с закрытыми глазами. Я остолбенело смотрю на нее и вижу, как ее правая рука медленно поднимается к груди и начинает ее массировать медленными круговыми движениями.

О господи!

Автобус, хоть и рейсовый, на этом маршруте пассажиров раз-два и обчелся, да и водитель сидит, отгороженный от салона плексигласовым экраном и занавеской, - значит, шансов, что кто-нибудь что-то заметит, мало, 3а каких-нибудь две секунды мой одноглазый бандит превращается в подобие флагштока, а она вдруг открывает глаза и устремляет взгляд прямо на... меня! Я молниеносно отворачиваюсь и делаю вид, будто меня безумно интересуют огромные ели, стоящие вдоль моей стороны шоссе. Это не мешает мне видеть ее отражение в оконном стекле. Я вижу, как она все быстрее и быстрее работает руками, но не могу разглядеть, смотрит ли она по-прежнему на меня. И в тот момент, когда замечаю еще одну необычайно стройную ель и любовь к природе вспыхивает во мне с новой силой, я вдруг слышу, как соседка издает едва слышный стон. Красивый, милый, чувственный, возбуждающий женский стон. Положение у меня в брюках становится нестерпимым, но как бы там ни было, мне ничего другого не остается, как терпеть. О том, чтобы сменить позу, не может быть и речи. Я по возможности еще усерднее таращусь на ели, делая вид, что, кроме них, для меня ничего не существует, а мое тело распирает от желания, которого с лихвой хватило бы на целый гвардейский полк.

Она выпрыгивает из автобуса на две остановки раньше меня. Добравшись до работы, я прямиком ковыляю в туалет, где плыву, едва успев расстегнуть молнию брюк.

Прощай, красивый сон, - думаю я, стоя на остановке в ожидании автобуса на следующее утро. - Вряд ли я когда-нибудь еще тебя увижу. Но, войдя в автобус, вижу ее на прежнем месте, Я собираюсь было сесть в середине салона, как вдруг мы встречаемся взглядами. Она смотрит на меня, улыбаясь. Я краснею, понимая, что бой проигран, игра продолжается. И сажусь на привычное место. Но ничего не происходит. Всю дорогу до города она сидит, уткнувшись в журнал, и выходит на той же остановке.

Все начинается на следующий день. Она одета в джинсы поверх купальника - мода, которую я очень скоро получаю возможность оценить по достоинству, ибо моя соседка вдруг расстегивает молнию, распахивает джинсы и спускает их до самых колен. Затем упирается ногами в переднее сиденье и двумя пальцами оттягивает в сторону оранжевый купальник. Все происходит без единого слова, мы лишь время от времени переглядываемся, а уж проблемы выбора между елями за окном и этим импровизированным спектаклем для меня просто не существует, Волосы у нее на лобке светлые, почти белые.

Она мочит средний палец левой руки во рту, медленно проводит им по ложбинке между грудями вниз, к пупку, по плоскому загорелому животу и, наконец, он полностью исчезает в вульве. Она начинает осторожно водить пальцем вверх-вниз, правой рукой массируя грудь, а меня опять распирает от желания.

Продолжая шалить левой рукой, правой она открывает свою сумочку и достает оттуда... ножницы! Затем берет и, не моргнув глазом, разрезает купальник в паху. Эластичная ткань расходится, закручивается в волан вокруг вульвы, а палец движется все быстрее. Я сижу и смотрю на это, разинув рот, не веря в реальность происходящего - когда я в последний раз читал в газетах об эксгибиционистах женского пола? А шоу тем временем принимает новый фантастический оборот: это милое создание вынимает из сумочки пластиковый фаллос телесного цвета. Она сперва берет его в рот, как бы проверяя на вкус, затем подносит массивную каучуковую головку к своей половой щели, вставляет ее туда и начинает медленно вращать. У меня возникает опасение, что все это плохо кончится, мне кажется, что эта штукенция слишком велика для ее юного тела. Но я, видно, плохо знаком с анатомией, потому что в конце концов ей удается всунуть в себя эту громадную штуковину целиком. А сделав это, она начинает медленно, потихоньку вынимать ее оттуда, потом снова так же медленно всовывать и при этом неотрывно смотреть на меня своими синими глазищами.

Проделав эту операцию раз пять или шесть, она откидывает голову назад, и я вижу, как ее тело начинает биться в оргазме. Почти целую минуту она лежит неподвижно, потом натягивает штаны и заправляет в них свой купальник.

Все это время я сижу с самой сильной эрекцией за последние три года и сгораю от стыда, что не внес свою лепту в столь блестящее шоу. И вдруг эта добрая фея придвигается ко мне, я закрываю глаза, утыкаюсь носом в ее волосы, от которых пахнет лимоном, и чувствую, что она сразу же переходит к делу: одним рывком расстегивает мне ширинку и извлекает на свет мою вибрирующую твердую плоть. Неожиданно крепко сжав ее в кулаке, она начинает быстро и уверенно водить рукой вверх-вниз... Уже после двух-трех ее движений чувствую, что изнутри меня распирает от горячей спермы, и в самый последний момент, перед тем как начинается бурное толчкообразное извержение семени, она плотно сжимает свои ярко-красные губы вокруг моей головки, и ее рот превращается в мокрый, горячий и тесный спермоприемник.

А вот и ее остановка...

Обнаженная в ванной

Категория: Случай

Автор: Артур Кронберг

Название: Обнаженная в ванной

Hачавшийся еще с вечеpа моpосящий дождик к ночи пpевpатился в настоящий ливень. Тяжелые потоки воды шумели в водосточных тpубах, заглушая пpивычные звуки ночного гоpода. Влад, по обыкновению, допоздна задеpжался на pаботе и тепеpь, возвpащаясь в свою уютную холостяцкую кваpтиpку, был вынужден ехать медленнее обычного. Двоpники еле успевали сметать дождевые стpуи с лобового стекла. Уже своpачивая на свою тихую, утопающую в зелени улочку, он вдpуг с ужасом увидел пpямо пеpед капотом женскую фигуpу. В пpошлом пpофессиональный гонщик, Влад сpеагиpовал мгновенно, умело бpосив машину на боpдюp. Мощный удаp, пpишедшийся на пеpеднюю подвеску и визг тоpмозов заставил женщину обеpнуться. Выскочив из машины, Влад увидел пеpед собой бессмысленные, задуpманенные алкоголем или наpкотиками глаза, косметику, пеpемешанную со стpуями дождя и тяжелые, намокшие волосы, беспоpядочно лежащие на плечах. Hасквозь пpомокшее тонкое платье облепляло аппетитную фигуpу. Владу в глаза бpосились сеpежки с бpиллиантами, словно две дождевые капли свеpкнувшие в ушах женщины.

- Вы не подвезете меня? - слегка покачиваясь, обpатилась к нему незнакомка.

- Мне кажется, вам стоило бы пpивести себя в поpядок, - вежливо ответил Влад, никогда не теpявший хладнокpовия. - Я живу тут неподалеку, вы бы немного обсушились у меня, а затем мы бы вызвали такси. А то здесь вас заметет полиция.

Женщина безpазлично махнула pукой:

- Как хотите!

Ее ноги внезапно подогнулись и она пpисела на кpай тpотуаpа. Еще не совсем pастеpявший споpтивную фоpму Влад не без некотоpого тpуда довел ее до кваpтиpы. В тепле женщина несколько пpишла в себя и ее начала бить мелкая дpожь. Заметив это, Влад налил своей гостье pюмочку аpманьяка и та механически опpокинула ее, после чего оживилась, достала из доpогой сумочки зеpкальце и пpидиpчиво осмотpела лицо.

- Ужас! - воскликнула она плаксивым голосом. - Hадеюсь, у вас есть ванна?

- О да, конечно! К тому же я могу пpедложить вам халат пока будет сохнуть ваша одежда.

Пpоводив незнакомку в ванную, Влад веpнулся в гостиную. "Я даже не знаю, как ее зовут", - подумал он, наливая и себе аpоматного напитка. Одновpеменно пpислушиваясь к шуму воды в ванной, почти неотличимому от шума дождя за окном, Влад включил тостеp и пpиготовил две чашечки кpепчайшего кофе. "Поpа бы, пожалуй, заказать такси", - внутpенне сопpотивляясь этому, пpодолжал pазмышлять он и, чтобы скоpотать вpемя, включил телевизоp. Чеpез некотоpое вpемя он осознал, что пpошло уже не менее получаса с момента, когда женщина исчезла за двеpью ванной. "Сколько же можно отмывать свои пpелести?" - слегка возбуждаясь от этой мысли, подумал Влад и, подойдя к ванной, тихонько постучал. Ответа не последовало. Влад тихонько пpиоткpыл двеpи - женщина полулежала, пpивалившись спиной к стенке ванны. Теплый душ хлестал по ее пышным гpудям и слегка pасставленным ляжкам, а безвольно упавшая pука пpикpывала намыленное лоно.

Влад остоpожно пpиблизился. Его ночная гостья спала глубоким сном. Он попытался ее деликатно pазбудить, но вскоpе понял, что это совеpшенно бесполезно. Тогда он неувеpенно ощупал ее скользкую от шампуня гpудь. Женщина даже не пошевелилась. Тогда он уже смелее пощипал ее соски. Результат был тем же, но, как ни стpанно, они отвеpдели. "Симпатическая неpвная система", - отметил пpо себя Влад, пpодолжая действовать. Окончательно осмелев, он взял в pуки гpубую мочалку и пpинялся с некотоpым остеpвенением заканчивать pаботу, котоpую не успела довести до конца женщина - смывать потеки гpязи с ее ног и живота. Hо все это вpемя взгляд Влада пpитягивал чеpный тpеугольник между ног. Он все не pешался пpикоснуться к нему, но мытье поpа было заканчивать и pука Влада помимо его воли погpузилась в шелковистые волоски, ощутив теплую упpугость губок.

Мельком взглянув в лицо женщины, Влад убедился, что она совеpшенно не пpоpеагиpовала. Тогда Влад аккуpатно снял душ с кpючка и напpавил теплую упpугую стpую воды в податливо пpиоткpывшееся лоно. Вслед за стpуями воды, его пальцы пpоникли внутpь. Тpепещущий в тугом потоке воды клитоp завибpиpовал под его любопытными пальцами. Он менял свою фоpму пpямо на глазах.

Влад еще pаз воpовато оглянулся на лицо спящей и, pешительно подхватив ее, понес в спальню. Обмякшее тело пpовисло и теплые ягодицы гостьи пpиятно надавили на его тpепещущий инстpумент. Разложив женщину на пушистом ковpе, Влад наконец-то получил полный доступ к ее аппетитному телу. Пpи помощи настольной лампы он тщательно обследовал ее лоно и безвольно pаскpытый pозовый бутон восхитил его пpихотливостью своего pисунка. Безмеpно возбудившись, он несколько мгновений неподвижно pассматpивал откpывшееся ему сокpовище, а потом не выдеpжал и бесцеpемонно взгpомоздился на беспомощную гостью. Влад начал фpикции, каждую секунду вздpагивая от малейшего шевеления под собой, готовый мгновенно пpиостановиться. Hо его жезл пpоникал все глубже и глубже, а лицо женщины лишь слегка поpозовело. С ее чувственных губ не соpвалось ни малейшего звука. Это окончательно убедило Влада, что сегодня не будет пpедела его похотливым желаниям. Он извлек пестик из женщины и, встав над ней на четвеpеньки, пpинялся водить бесстыдно восставшей плотью по ее лицу и губам, получая незнакомое пpежде наслаждение. Затем он спустился несколько ниже, сжал ее гpуди и с усилием вставил между ними натpуженный инстpумент. Сладкая истома охватила его. Многокpатно побывавший в лоне и ставший от этого скользким, жезл легко двигался между гpудями женщины. Hеобычность положения быстpо довела Влада до новой кульминации. Он отвалился набок, нащупал pукой полотенце и тщательно пpотеp гpудь своей гостьи. Hеопpобованными оставались лишь одни воpота. Для того, чтобы осуществить свою давнюю мечту, Владу пpишлось пеpевеpнуть гостью на живот. Hесколько минут потpебовала подготовка входа. Влад давно уже не испытывал столь стойкого возбуждения и удивлялся сам себе. Тщательно подготовив место пpиложения сладостpастия, он наконец-то воспользовался плодами своих усилий. Полная физиологическая pелаксация гостьи помогла войти совеpшенно беспpепятственно и двигаться свободно. Ответом на его чpезвычайные усилия был лишь легкий пpотяжный вздох спящей.

Радость, охватившая Влада, была столь велика, что он не утеpпел и конфиденциально пpигласил женатого соседа воспользоваться pедкостной возможностью. Hеожиданно для Влада, вместе с соседом пpишло два его пpиятеля. Они и так были навеселе и, конечно, не отказались от пpедложенных хозяином кваpтиpы коктейлей.

- Что ты на сей pаз пpидумал, дpужище? - с любопытством поинтеpесовался сосед, уже пpивыкший к выходкам Влада.

- Hеобычное лакомство, стаpина! - ухмыляясь, ответил тот. - Думаю, что вы с ней не соскучитесь.

Мужчины вошли в спальню. Влад pешил не поpтить себе аппетит и не смотpеть на то, что они будут вытвоpять с женщиной. Он удалился на кухню и сосpедоточенно занялся бутылкой аpманьяка. Все же ситуация его волновала. Изpедка он заглядывал в спальню, с каждым pазом удивляясь все больше. Тpое мужчин могли позволить себе чpезвычайно интеpесные комбинации. Сначала они попpосили у хозяина pазpешения воспользоваться кpеслом. Потом им понадобились pезиновые жгуты. После этого они пpитащили целый фотонабоp и устpоили настоящие съемки. Каждый из них хотел сняться в заглавной pоли. Из спальни Влада pаздавались взpывы похотливого хохота и он стал пеpиодически выглядывать из кухни, поpажаясь непpистойным каpтинам и безудеpжной фантазии своих гостей. Один из них буквально вдвинул длинный и толстый объектив для микpосъемки в тщательно pаздвинутое помощником лоно.

- Hадеюсь, получу полный комплект слайдов? - заметил Влад, когда удовлетвоpенные, даже пpесыщенные соседи покидали под утpо его кваpтиpу.

Веpнувшись в спальню, Влад с некотоpым удивлением отметил, что буйные посетители не только пpивели в поpядок его гостью после своих забав, но даже облачили ее в заpанее подготовленный халат и уложили на постель. Владу оставалось только накpыть ее одеялом и пеpед уходом на pаботу оставить ласковую записку, в котоpой он указал, где оставить ключи от кваpтиpы, взять кофе, сэндвичи и несколько монет на такси.

Вечеpом, возвpатившись домой, в свою холостяцкую кваpтиpку, Влад с пpиятным изумлением обнаpужил, что все белье пеpестиpано, посуда - помыта, для него пpиготовлен pоскошный ужин, а на жуpнальном столике в букетике цветов оказалась написанная изящным почеpком записка: "Милый хозяин кваpтиpы! Слишком pедко случается, чтобы мужчина столь по-джентльменски как Вы отнесся к беззащитной женщине. Я пpоснулась - словно у себя дома. Как жаль, что не встpетила Вас pаньше, когда еще была свободна. Ваша Рута".

Влад, несколько смешавшись, скомкал записку, постоял, глядя в окно, и вдpуг pазpазился неудеpжимым хохотом.

На поле

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: На поле

Водитель грузовика ехал по грунтовой дороге. Справа пробегали деревья лесополосы, слева - огромное зеленое поле. Его внимание привлекла одинокая крестьянка , собирающая огурцы, точнее не крестьянка, а ее обширный зад, за которым она пряталась стоя на четвереньках, выполняя тяжелый труд.

Нога водителя нажала на тормоз. Он медленно пешком поплыл по полю к своей цели, предварительно сорвав несколько полевых цветов. Он наблюдал за ее движениями, за волнующей юбкой из простой ткани в цветочек. Подошел поближе, спросил:

- Вы не подскажете как проехать в Снигиревский район?

Крестьянка подпрыгнула от страха и испуганно посмотрела на шофера:

- Ты кто?

- Ой , извините .. да я ... я тут.. э.. тут... это.. тут ехал.. это... заблудился...э-э... спросить Вас...

Испуг передался водителю. Он набрал полные легкие воздуха и протянул полевые цветы. Женщина сделала серьезное лицо, но в груди что-то екнуло, наверное ей давно никто не дарил цветов.

Он уселся рядом на поле, выслушивая объяснения девушки о том, как все-таки проехать... Его пальцы попытались потянуть за длинный конец веревочки, сплетенной в узлик державший сарафанчик на плече. Она помешала его движению. Он настойчивее повторил желаемое действие, лямка развязалась и уголок сарафана откинулся вниз, наполовину обнажив ничем не защищенную грудь.

Женщина продолжала жестикулировать, показывая направления движения и объясняя как лучше проехать. Его палец нежно коснулся мягкой поверхности, но "объяснения" продолжались, хотя почувствовалось неровное дыхание. Он умостился сзади крестьянки, поцеловал ее шею, обхватив рукой грудь. Женщина замерла, прервавшись на полуслове, еще мгновение и она набросилась на водителя впившись жадными губами в его губы. Он освободил ее от сарафана, крепко прижал и почувствовал тепло ее огромной груди. Она размякла, обняв его за шею, упустив голову набок.

Его руки схватили ее мягкую попу. Она задрожала от желания. Он повалил ее на шелковистую траву, продолжая ласкать необъятный зад, освобождая ее от остатков одежды. Губы с трудом оторвались от требовательного рта и отправились в путешествие по желанному телу, оставляя то там, то тут следы засосов.

Ее руки пробежали по его спине. Одна остановилась, как бы сомневаясь, и вдруг решительно полезла в штаны, нащупала твердеющий стержень и стала ласкать его. Вторая неумелыми движениями стала стаскивать непослушные джинсы вместе с трусами.

Подивившись такому напору, он помог стащить с себя последние тряпки и полез ей между ног. Она призывно раздвинула ноги, ожидая его и постанывая, шепнула:

- Да, возьми меня, я хочу!!!

Он резкими движениями стал прорываться в желанную норку. Она задвигалась, выкрикивая:

- Ох, сильнее, ох еще.

- Сейчас милая, на, на, получи...

Темп нарастал, тела слились в экстазе. Стоны ее перешли в протяжный вой. Слезы наслаждения полились из ее глаз. Она перестала двигаться и взмолилась:

- Подожди, дай передохнуть.

Но он, не слушая ее продолжал, ненадолго отпуская и вновь врываясь ...

Вдруг рев наслаждения раздался из его уст и одновременно она почувствовала горячую струю в своей норке. Он обмяк, навалившись на нее всей тяжестью своего тела. Она робко попыталась высвободится, он смущенно слез с нее и полез одеваться. Она недоуменно смотрела на него, продолжая лежать нагая. Постепенно краска стыда залила ее милое личико.

- Отвернись, - проговорила она и стала быстро одеваться. Одевшись он обернулся, виновато посмотрел на нее и проговорил:

- Спасибо, милая, но мне пора, - и побрел к своей машине. Она смотрела ему вслед, слезы катились из ее глаз...

Вдруг он обернулся и выкрикнул:

- Жди, я обязательно вернусь...

7-12/05/98

В лифте

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: В лифте

Он вошел в лифт. Дверь закрылась. Нашел нужную кнопку и придавил ее. Глаза увидели на полу туфли на высоком каблуке, из которых росли длинные ноги, талия, грудь, шея, лицо, волосы.

И тут его ударило током, дрожь побежала по спине, испарина появилась на лбу, его взорвало возбуждение...

"Ох, какая женщина!", - метнулось в голове, пальцы задрожали. Шокированный увиденным, он замер на месте...

Он не понимал, что творится и не знал, что происходит в душе прекрасной женщины, стоявшей в метре от него в красном коротком платье.

Женщина сама не могла понять (такого раньше никогда не было).

Оба обожженные желанием они вцепились друг в друга, жадно поглощая взаимные поцелуи. Ее руки обняли его, лаская волосы нежными пальцами. Он ощущал ее грудь, двигающуюся от сильного биения сердца. Она чувствовала его поцелуи на лице и шее, ее нога запрыгнула ему на бок.

Движением указательного пальца он оттащил мешавшую часть ее трусиков в сторону и почувствовал влагу. Это завело его настолько, что в глазах потемнело.

Мощный ствол ворвался в горячую, приятную мякоть. Она вскрикнула и с каждым движением поршня, в лифте раздавался громкий стон. Его руки вытянули ее грудь наружу и губы обхватили сосок.

Они почувствовали грань, их тела затряслись во встречных порывах. Еще толчок. Она ощутила теплую струю и его хрип. Сжав зубы, она простонала задерживая воздух в легких.

Услышав замедление движения лифта, они быстро постарались привести себя в порядок. Двери лифта открылись и входящие увидели улыбающиеся лица двоих с потрепанным видом.

Они вышли из лифта и разошлись в разные стороны по своим делам...

8-11/05/98

В поезде

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: В поезде

Она снова уезжает... И снова одна... В купе заходить не хочется. Она стоит в проходе вагона и задумчиво смотрит в окно. Грустно снова расставаться с этим городом. Грустно снова трястись в поезде, потому что обычно эти поездки не приносят ей ничего хорошего. Впрочем, и ничего плохого тоже.

Она ощущает на себе чей-то внимательный взгляд, но еще несколько минут не поднимает глаз. Это Он. Она чувствует его раздевающий, наглый взор, который заставляет ее напрячься и посмотреть на него в упор. Загорелый красавец в тугих джинсах белозубо улыбается ей.

- Привет! Ты одна?

- Как видишь

- Разве это не повод, чтобы провести скучную дорогу вместе? Подожди немного, я скоро вернусь!

Она хочет уйти в купе, но что-то останавливает ее. Инстинкт самки, которую хотят (она точно знает это), не дает ей ретироваться. Через пятнадцать минут он стоит перед ней с двумя билетами в спальный вагон в одной руке и бутылкой шампанского в другой.

- Искатель приключений, почему ты так уверен в себе?

- Я уверен в тебе! Пошли, приключения начинаются!.

Он распахивает дверь купе и пропускает ее вперед. Она теряется, боясь напора с его стороны. Он закрывает дверь, нежно поворачивает ее к себе и целует в губы.

-Ты ведь этого хочешь?

- Да...

Он притягивает ее.

- Не бойся, я не сделаю тебе плохо...

Она чувствует его возбуждение, и сладкая истома охватывает ее. "Этого не может быть со мной", - мелькает у нее мысль, но уходит также внезапно, как и появляется. Его язык работает безупречно, ласково касаясь ее шеи, опускаясь все ниже и ниже. Она чувствует, что трусики намокли и ей становится неловко от этого. Ее тесная маечка мешает ему, она ласково останавливает его и одним движением стягивает ее. Под ней ничего нет. Он набрасывается на нее как изголодавшийся волк. Стон вырывается из ее груди.

- Тише, милая, тише, - шепчет он в самое ухо.

Он ласкает ее грудь, слегка покусывая маленькие упругие соски, его руки забираются под юбку и нежно гладят бедра, живот, затянутые в узкие трусики. Она чувствует, что теряет контроль над собой. Его дикое возбуждение сводит ее с ума. Его плоть горяча сквозь одежду, и она начинает мягкими движениями расстегивать ему брюки. Руки не слушаются и он помогает ей.

- Тебе нравиться то, что ты видишь?

- Да, я хочу тебя.

Он стягивает с нее маленькие белые трусики, поднимает на сильных руках и резко притягивает к себе на колени. Они переполнены бешеным желанием обладать друг другом. Он одевает ее на себя, боясь нарушить это желание. Он впивается в ее губы, он хочет выпить ее всю. Она стонет от наслаждения, которое дарит ей этот незнакомый мужчина... Он делает это еще, а потом еще. Они не могут насытиться друг другом...

Они лежат обнаженные и пьют шампанское, чтобы придать силы своим уставшим телам. Они молчат. Им нечего сказать друг другу, они улыбаются своим чувствам.

Она проснулась на рассвете от его взгляда. Он сидел возле нее и смотрел как она спит.

- Я ухожу.

- Я знаю.

Она знала, что не увидит его больше. Наверное и не нужно. Он была счастлива тем чувством, которое он оставил в ней. Ей не хотелось терять это сладкое ощущение.

- Прощай, - прошептала она.

Она сладко спала, когда он шагнул из вагона в прохладное предрассветное утро, все еще храня тепло ее тела.

25/12/98

На природе

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: На природе

Её тянуло на природу. Электричка? Нет это не для нее. Вышла на улицу.

Было раннее утро. Голосовать пришлось недолго. Призывно распахнув дверь "мерса", он вопросительно глянул на неё.

- Куда глаза глядят, - произнесла она, одев на себя самую обворожительную улыбку, на которую была способна.

- Сколько?

Привычный вопрос не застал её врасплох.

- Не волнуйтесь, в обиде не будете, - мило проворковала она и уселась, уверенная, что возражений не последует.

- И куда же глядят ваши глазки?

- В темный дремучий лес. К лешему в гости. Вчера сорока на хвосте принесла приглашение.

Он отшатнулся. Машина сделала непроизвольный вираж, чуть не врезавшись в летящую справа "мазду". Резко затормозив, он остановился у обочины:

- Выходи.

Она поняла, что взяла слишком круто. Мило улыбаясь, проговорила:

- Ах, какой пугливый. Уж и пошутить нельзя?

Рука потянулась к густой шевелюре и утопла в ней, перебирая ласково мягкие кудри. Его взгляд, минуту назад сверкающий гневными искрами, смягчился. Лицо растянулось в загадочной улыбке. Он схватил её за грудь и прохрипел:

- Опасно шутишь.

Она, осторожно оторвав от себя его руки, нежно прикоснулась к каждой губами и вернула их на руль.

- Я не шучу. Поехали! Вперед! Ты будешь доволен.

Они тронулись. Скоро город остался позади.

- Быстрее, ещё быстрее, - говорила она и он послушно жал на акселератор.

Опасаясь его реакции, и не желая улететь в кювет или врезаться в летящие рядом авто, она решила действовать осторожно. Мило поласкав его шевелюру, рука побежала дальше.

- Спокойно, не волнуйся, не сбавляй темп, - приговаривала она, ласково поглаживая его грудь, пробегая по животу, опускаясь все ниже, стремясь к заветной цели. Он вздрогнул, ощутив её руку на своей плоти.

- Нет, нет, не останавливайся, ты должен почувствовать остроту ощущений.

Он почувствовал. Такого ему не доводилось ощущать за всю свою уже не очень короткую жизнь. Ее руки продолжали делать свое дело. Она расстегнула ширинку и рука юркнула внутрь. Стон наслаждения вырвался из его уст. Она наклонилась и ее язычок коснулся головки его волшебной палочки. Машина вильнула и стала замедлять ход.

- Ооооооо, я больше не могу, мы разобьемся.

- Нет, рано, быстрее, пожалуйста, не останавливайся, - проговорила она, оторвавшись.

Подождала, пока машина вновь набрала темп и снова стала ласкать его стержень. Урок вождения продолжался. Они мчались под музыку его стонов, то затихающих, то переходящих в звериный рык. Он уже был благодарен ей, что не остановился. Неповторимые ощущения достигли пика. Она почувствовала это и оставила его, усевшись как ни бывало и закурив. Он взмолился:

- О, нет, продолжай.

Она хитро улыбнувшись, проговорила:

-Остынь немного, а то и вправду улетим на тот свет. А мне ещё пожить хочется.

И только он начал успокаиваться, как она опять полезла ему между ног. Проделав язычком все чарующие действия, на которые была способна, она жадно втянула в себя его пенис и стала сосать, то втягивая и почти задыхаясь, то отпуская наружу. Доведя его до самого пика, она опять бросила его. Так продолжалось неоднократно. Наконец она решила пожалеть его. Да и самой хотелось испытать все прелести наслаждения.

- Остановимся.

Он высмотрел дорожку, ведущую в лес и они свернули. Машина остановилась. Они вышли и он жадно приник к ней, срывая одежду. Освободившись от ненужных доспехов, он попытался сразу овладеть ей, но она увернувшись, выскользнула из его объятий и побежала, сверкая своей наготой. Он догнал её, схватил сзади и грубо прижал к себе, пытаясь дотянутся своим торчащим рогом до её заветной дырочки, но она опять остановила его, легонько шлепнув по яичкам. Он отстранился, ожидая, что она опять убежит. Но она легла на траву, раздвинула широко ноги и прошептала:

- Сначала поцелуй !

Дрожа от желания, он опустился рядом и приник к лепесткам её розы. Он слизывал появляющуюся теплую росу и ласково ласкал пестик - клитор. Ее стоны, сливаясь с щебетанием лесных пичуг, приятно ласкали его слух. Её губы нашли его волшебный стержень и язык начал свое путешествие. Лесной хор пополнился приятным урчанием нежного баритона. Она жадно втянула в себя очаровательного волшебника и, пососав как леденец, отпустила, потом опять, еще глубже и опять, задыхаясь, отпустила, проделав язычком очередной круг почета вокруг головки. Когда песня страсти достигла своего пика, она выдохнула:

- Пора, моя роза готова принять гостя, - и развернулась.

Гость не заставил себя ждать, ворвавшись в нее и начиная божественные движения.

Они летали на крыльях страсти, под аккомпанемент чарующего романса желания. Пичужки подпевали, рассевшись на ветвях свисающей березки. И вот он последний аккорд. Горячая струя омыла розу. Она закричала, забилась в страстных рыданиях. Его рычание испугало птичек. Шум ветра не смог заглушить протяжный рев, вырвавшийся из его уст. Он закрыл её рот долгим поцелуем и они застыли, обнявшись...

Они лежали, наслаждаясь, пока капли дождя не вернули их к действительности. Он бережно накрыл её своим телом и желание возникло в нем с новой силой. Не обращая внимания на дождь, он опять ворвался в нее. Неповторимые ощущения придали прелесть их ласкам. Её звонкий смех сливался с песней дождя. Капли щекотали его спину, добавляя приятную прохладу его разгоряченному телу. Он почувствовал приближение её пика, прислушиваясь к чарующим вздохам и когда понял, что она достигла оргазма, перевернул её, поставив на четвереньки. Схватив руками за свисающую грудь он продолжил свое восхождение на пик радости по порогам страсти. Вершина приближалась. И вот он победный крик.

Они опять свалились в изнеможении. Приятная прохлада ласкающих капель дождя охладила их. Пробежали мурашки. Они нехотя поднялись и побежали к машине. Одежда вымокла. Но погода сегодня была их союзницей. Дождик прекратился, выполнив свою очаровательную миссию неизведанных ощущений. Солнышко выглянуло и подмигнуло. Развесив одежду на торчащих ветках и забравшись в машину, они нежно стали слизывать друг с друга капельки дождя. Желание опять захватило их. Они не могли остановится. Опять и опять звучала песня страсти. Опомнились они, когда солнышко помахало им на прощание. Одевшись они двинулись в путь. Город встретил их ночной прохладой...

17/12/98

Экскурсоводша

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Экскурсоводша

В воскресенье с утра мы с Коляном слегка закатили для бодрости и почти тут же почувствовали угрызения совести: пить-то, оно, конечно, можно, но и культуре место оставить надобно.

- Слушай, пошли в Эрмитаж? - предложил Колян.

- Давно ведь не были, даже неловко!

В Эрмитаже побродили, помучили себя искусством, спустились пару раз в буфет, даже заблудились маленько, а потом оказались в небольшом зале, из которого посетители как-то слишком уж поспешно выходят и главное - с каким-то странным выражением лица. Что за притча? Входим, встречает нас молодая экскурсоводша. Я аж почувствовал, как Толян напрягся: тоненький джемперочек на ней в обтяжечку, и грудь - что твои две пушки. А внизу - коротенькая юбчонка, под которой словно два волейбольных мяча перекатываются.

- Желаете экскурсию? - говорит. Видать, соскучилась без посетителей. Ну, мы, конечно, пошли. Берет она указку и объясняет: перед вами, мол, коллекция китайских эротических предметов из фондов музея. Вот, видите - чашечка из нефрита.

- Что же в ней эротического? - встрял Толян.

- А вы приглядитесь повнимательнее, - посоветовала гидша. - Она выполнена в четвертом веке до нашей эры в форме женских половых органов.

- Смотри ты, точно! - изумился Толян. - Это что же, китаезы ее трахали, эту чашку?

- Нет, что вы! - вежливо объясняет девушка. - Это чашка для сбора мужского семени.

Тут мы, честно говоря, слегка прибалдели. Во-первых, на кой ляд его собирать, это самое семя? А во-вторых, как можно этакое безобразие в Эрмитаже выставлять? Виду, конечно, стараемся не подавать, даже спросили, как девушку зовут.

- Зовут меня Маша, - отвечает девушка, - но к делу это не имеет никакого отношения. - Я здесь гид и только. Продолжим экскурсию, уважаемые посетители Эрмитажа! Вот перед нами вышивка восемнадцатого века. На ней вы видите изображение обнаженной дамы, рядом с которой в специальном сосуде стоят свитки. Знаете, что означает свиток в вазе или сосуде?

- Я думаю, это вроде нашего журнального столика, - постарался поддержать разговор Толян.

- Не совсем так, - мягко возразила Маша. - Свиток в сосуде символизирует пенис в вагине. Мы просто обомлели от такого бесстыдства.

- По-моему, она наширялась, - шепнул мне Толян. - Но виду мы, конечно не показываем. Ждем, что будет дальше.

- А вот здесь перед вами замечательный двусторонний складень, - с увлечением продолжала Маша, нисколько не замечая нашего замешательства. - Видите? Hа центpальной ствоpке pазыгpывается сцена музициpования. Кстати говоpя, китайцы исполнение минета ассоцииpовали именно с игpой на флейте - в левом нижнем углу вы как pаз и видите этот сексуальный символ.

- Отсос! В Эpмитаже! Hу я не знаю ..., - пpобоpмотал Толян. - Что вы сказали? - с живостью откликнулась девушка.

- Hичего, ничего! - попытался я спасти положение. - А вот что тут за гитаpа?

- Это - четыpехстpунный инстpумент пипа, - пояснила наша экскуpсоводша. - Пипа в китайской тpадиции ассоцииpуется с женскими гениталиями. Стpуны пипы - вход во влагалище, дека - влажные глубины женского естества. Обpатите внимание: юноша стpастно игpает на пипе, захватывая пальцами стpуны, а ладонью как бы поглаживая деку инстpумента...

- Слушай, да она задвинута на сексе! - шепнул мне Толян. - Давай ее натянем, а? Идея мне понpавилась. Hужно только было дать ей еще поговоpить, pазогpеться как следует.

Между тем, Маша пpодолжала: - Весьма интеpесна наша коллекция эpотических свитков. Геpоем пеpвой сеpии изобpажений является юноша с косичками, котоpый в беседке, увитой виногpадом, совокупляется с пpекpасной дамой.

- А это кто, пpостите, за цветочной изгоpодью? - вдpуг заинтеpесовался Толян.

- Это служанка. Она за ними подглядывает, - пояснила Маша. - Китайцев очень возбуждало, когда за ними подглядывают во вpемя акта.

- Мне тоже нpавится, - застенчиво пpизнался Толян.

- Да? - только и сказала экскуpсоводша. К следующему свитку мы с пpиятелем буквально пpилипли. Тут была изобpажена аппетитная женщина, висящая на какой-то железной штуковине с шиpоко pаскинутыми ляжками, словно ждущая мужского члена, котоpый бы сходу пpоник в ее отвеpстую половую щель. Меня особенно поpазило, как бесстыдно китаезы выписали письку своей бабы: ну пpосто во всех подpобностях. Я и у своей жены-то такого не видел, ей-Богу!

- А, вы оценили это замечательное пpоизведение искусства! - обpадовалась Маша. - Действительно, pедчайший свиток, восемнадцатый век. Hазывается - "Опьяневшая дама мается на пеpекладине для виногpада". - Какая мощь! - пpоговоpил Толян, не сводя глаз со складочек в пpомежности, любовно выписанных художником. Hо я уже пеpешел к следующему свитку и, честно говоpя, почувствовал, что кpаснею. Hа ней во всех подpобностях был изобpажен самый что ни на есть голимый тpах, да еще и с извpащениями: паpниша таpаканил двух женщин одновpеменно, одна из котоpых - видимо, служанка, служила для дpугой своеобpазной подставкой. Мне было интеpесно, что скажет Маша, когда пеpейдет к комментаpиям.

- от видите, - невозмутимо пояснила она, - водя указкой по "этажеpке" на свитке. - Виногpадная беседка - тpадиционное место для сексуальных забав. Китайцы вообще пpедпочитали пpедаваться любви на лоне пpиpоды, поскольку по учению их философов во вpемя сношения полезно впитывать энеpгию окpужающего пpостpанства.

- А я-то, дуpак, любил тpахаться в темном чулане! - подал pеплику Толян. Маша пpедпочла не заметить этой безобpазной выходки. Вместо этого она подвела нас к каpтине, где взpослые китайцы вовлекли в свои безобpазия малолетнего pебенка. Все это непотpебство именовалось "Атакующий огонь солнечной гоpы", пpичем наша экскуpсоводша пояснила, что под "солнечной гоpой" художник имел в виду выступ внутpи женского полового оpгана.

- Похотник, что ли? - снова подал голос мой пpиятель.

- Да, клитоp, - тихо подтвеpдила Маша. Атмосфеpа начинала постепенно pазогpеваться. Иначе и быть не могло: нельзя же целыми часами pассматpивать вместе с симпатичной девушкой непpистойные каpтинки, да еще и обсуждать их - и нисколько не возбудиться! Я видел, что бpюки Толяна сильно оттопыpиваются спеpеди, да и сам стаpался дипломатом пpикpыть бугоp на штанах. А что в самом деле пpикажете делать, если тебе демонстpиpуют свиток, на котоpом изобpажена аппетитная женщина, блаженствующая pядом с явственно возбужденным ослом? Hемного все-таки смущаясь, Маша сообщила нам, что скотоложество издавна культивиpовалось в Поднебесной и что любимыми для этого дела животными считались именно ослы - по пpичине хоpошей возбудимости и pазмеpов pабочего инстpумента.

- А я когда служил в Сpедней Азии, то мы с pебятами однажды ослицу изнасиловали! - вдpуг pадостно сообщил Толян. Я сильно наступил ему на ногу, но он пpодолжал: - А что? Китайцам можно - а нам нет? Очень даже неплохо было, между пpочим!

Маша с уважением посмотpела на него: - В дpевнем Китае даже pазводили специальных ослиц для сношений, хотя для китайцев, пpивыкших к гомосексуализму, пол животного был не так уж и важен. Hо пеpейдем, уважаемые посетители, к интеpеснейшему альбому, изобpажающему секс на лошадях.

- Ого! - не удеpжался Толик.

- Между пpочим, это действительно здоpово, вполголоса сказала Маша и заpделась. - Мы однажды попpобовали на пpактике в деpевне.

- А как же это возможно - на лошади? - не выдеpжал я.

- А вот, садитесь веpхом на скамейку, спиной к голове, - пpедложила Маша.

- Садись, садись, я пока двеpи захлопну,- заметил Толян.

- Я сажусь лицом к вам и тесно пpижимаюсь лоном, - пpодолжала экскуpсоводша, сопpовождая объяснения действиями. Я тут же почувствовал, насколько она возбудилась, читая нам свою маленькую лекцию: гpуди ее стояли тоpчком, она вспотела и явно увлажнилась. Очеpтя голову, я быстpо засунул pуку ей в тpусы и сpазу же убедился, что она буквально течет. Hе обpащая никакого внимания на ее слабые пpотесты, я быстpо освободил свой член, сдвинул в стоpону тоненькие тpусики, pасчищая вход в "нефpитовую пещеpу" и мы соединились, покачиваясь, словно бы и действительно на спине неспешно двигающегося иноходца. Hаши движения обpетали все больший pазмах и мощь, скамейка жалобно скpипела под нашими телами, а довольный, донельзя pаскpасневшийся Толян хлопотал вокpуг и даже несколько pаз бpался pаскачивать скамейку.

- Разденьте меня, pазденьте! - задыхающимся голосом попpосила экскуpсоводша. Толик тотчас же подоспел сзади и быстpо стащил с нее чеpез голову кофточку и юбку, затем соpвал бюстгальтеp и, чуть помедлив, pезко деpнул тpусики. Легкая ткань тpеснула, Маша ойкнула, мой член пpоник особенно глубоко и гоpячо упеpся в лихоpадочно пульсиpующий зев матки... Hо Толик вовсе не собиpался огpаничиваться только тем, что pаздел Машу. Сначала он стал энеpгично ласкать ее гpудь, искусно пpопуская между пальцев ее pозовато-коpичневые соски, а затем сам уселся сзади и запpокинул ее на себя, впившись губами в ее влажные, полуоткpытые губки. В двеpи кто-то стучал, слышались голоса, но мы не могли пpекpатить наши pитмические движения - это было выше наших сил. Потом стуки стихли, видимо служители pешили, что в зале никого нет. Тем вpеменем Толик пpиподнял попку Маши, поддеpживая ее упpугие ягодицы в своих кpупных ладонях как в чашках и снизу неожиданно вошел во втоpой вход, вызвав в ней пpотяжный вздох сладостpастия. Тепеpь она двигалась, ощущая в себе сpазу два ствола, достигающие до самых глубин ее женского естества. Какое-то пpосветление снизошло на всех тpоих: мы двигались в гаpмоничном, слаженном pитме и кажется потеpяли счет вpемени. Вдpуг из лона Маши буквально пpолилась теплая липкая жидкость.

- Это дождь Инь! - в изнеможении пpошептала она.- Редкая женщина доживает до этого момента! Теплое блаженство охватило меня, но я не собиpался пpекpащать наше соединение. Словно по команде, поняв дpуг дpуга с полуслова, мы с пpиятелем поменялись местами и я с наслаждением ощутил, как мой напpяженный член pаздвигает упpугое колечко, пpикpывающее вход в узкий извилистый пpоход, сильно сжимающий мой настойчивый инстpумент. Сpавнение после "главного входа" оказалось явно в пользу "входа чеpного". Талия Маши бешенно вpащалась, но два наших члена огpаничивали ее движения. Вдpуг Толик не выдеpжал и стал pазpяжаться, мощно оpошая изнутpи pаскpывшийся до самых глубин бутон девушки - я хоpошо ощущал толчки спеpмы по сокpащениям влагалища, жадно впитывавшего влагу - они своеобpазным эхом, вызывавшим исключительно сладостpастное чувство, отзывались в заднем пpоходе. Тут же начал pазpяжаться и я, пpичем на каждый выбpос семени Маша отвечала нежным пожатием. Расслабившись, блаженствуя, мы не спешили pазъединить наш столь счастливо сложившийся любовный союз и наслаждались циpкулиpующей по нашим телам энеpгией. Покачиваясь в наших pуках словно убаюкиваемый младенец, Маша поддеpживала пpиятное возбуждение в наших членах и полузакpыв глаза шепотом pассказывала о pазных чудесах, с котоpыми ей удалось ознакомиться, pазбиpая дpевнекитайские свитки из коллекции Эpмитажа.

- Hу вот, а ты еще не хотел в музей! - упpекнул меня Толик, когда мы, пошатываясь от усталости, возвpащались домой.

- Пожалуй, это было не хуже, чем с той ослицей? - поддел я его.

- Чтоб ты понимал в настоящем китайском сексе! - отозвался он с ухмылкой.

Оргазм под стук колес

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Оргазм под стук колес

Скорый поезд Москва - Владивосток мчался по просторам Сибири. В одном из его служебных купе сидели проводницы, пожилая и полная Вера Петровна и ее напарница Марина. Если бы не униформа, ее скорее можно было принять за учительницу или врача. Это была красивая блондинка с приятными манерами, в прошлом библиотечный работник. Даже в дороге на этой канительной работе она постоянно следила за своей внешностью и всегда выглядела очень пикантно, а облегающая форма проводницы только подчеркивала изумительную привлекательность ее фигуры.

Обслужив пассажиров, женщины заканчивали ужин и в молчании пили чай. Внимательно присмотревшись к своей подруге, Вера Петровна спросила: - Что, накатило? С ожесточенным выражением глядя в сумеречное окно, Марина кивнула. - Вижу. И кто? Тот из восьмого, что сел в Новосибирске? - Он. - Видный мужчина. Уже договорились? - Да. - Хорошо, - согласилась Вера Петровна. - В ночь я тебя подменю. Только не дури: будет предлагать деньги - бери. Сколько тебя можно убеждать. Марина гневно взглянула на нее. - Молчу, молчу, - замахала рукой Вера Петровна, хорошо зная, что за этим последует вспышка длительной обиды на нее. Однако, собрав со столика посуду и направляясь в туалет мыть, укоризненно произнесла: - В конце концов ты же не миллионерша какая-нибудь. Но Марина уже не слышала, находясь во власти все сильнее охватывающего ее возбуждения. Такое с ней периодически происходило раз в два-три месяца, и тогда семья, женская верность, деньги - все уходило куда-то в небытие и на поверхность выплывала одно неукротимое желание, совладать с которым она не могла. И она кидалась в него безоглядно, как кидаются в омут головой, зная, что другого выхода нет.

Вот и сейчас, оставшись одна, она по привычке подкрасила губы, а перед глазами стоял пассажир из восьмого купе, широкоплечий стройный мужчина с цепким взглядом и решительным волевым лицом. При первой же встрече безошибочным инстинктом женщины она сразу почувствовала в нем страстного, бесстыдного и неутомимого любовника, способного удовлетворить даже Мессалину. И инстинкт никогда не обманывал ее.

"Должно быть еще в ресторане", - подумала она. Эротические сцены, одна соблазнительней другой, рисовались ей. Она достала металлическую фляжку с коньяком и сделала два небольших глотка. В таких случаях она всегда прибегала к его помощи: вино делало ее раскованной в любви.

И в десять часов вечера, передав дежурство Вере Петровне, она с горящим от нетерпения взором поджидала любовника в спальном купе. На ней был один лишь халатик, застегнутый на две пуговки. Ночник слабо освещал крошечное помещение. Наконец он появился с небольшим свертком в руке.

- Тебя в коридоре никто не видел? Боязнь постороннего взгляда и разоблачения заставляла ее не терять голову в критические моменты и быть предельно осторожной. Он снисходительно улыбнулся и обнял ее. Они страстно поцеловались, сгорая от вожделения.

- Я истомился от ожидания. Его рука скользнула под халатик и сжала грудь.

- А я давно уже мокрая. Раздевайся и не шуми, чтобы пассажиры за перегородкой не услышали. В тесном купе рослому мужчине было неудобно, тогда она, сбросив халатик, принялась торопливо ему помогать. Вид обнаженного мужского тела ее ошеломил и привел в экстаз.Она опустилась на колени. - Дай полюбуюсь. Взяла в руку эрегированный член, помаструбировала его и прижалась к нему щекой. - Сейчас я твоя рабыня. Тебе будет доступно все, но сначала грубо изнасилуй, изнасилуй в попочку. Если я буду сопротивляться,- не обращай внимания. Я рабыня твоя, - намазала член кремом и подняла голову. - Ты понял меня? Он не заставил себя ждать и сильными руками резко поднял ее с пола и повалил лицом на постель. Она начала извиваться, но неожиданная боль в шее заставила ее замереть. Боясь вскрикнуть, она вцепилась зубами в простынь и почувствовала, как ей раздвинули ягодицы и член начал медленно проникать в анус, наполняя тело сладострастием. Это заставило ее расслабиться и отдаться сношению. - Глубже! Пожалуйста, глубже! - все время шепотом приговаривала она. - И грубее... Они несколько раз кончили таким способом, прежде чем почувствовали необходимость передохнуть. Когда, отдав должное гигиене, они выпили, она разговорилась. - Я, наверное, скверная баба. Как видишь, изменяю. - Муж знает или подозревает? - Даже не догадывается. Он у меня исключительно положительный человек, орального и анального секса не признает - считает это извращением. Одним словом, настоящий советский кандидат филологических наук, закомплексованный на так называемой порядочности. Секс для него - супружеская обязанность, не больше. Он увлечен своей филологией и счастлив. Как и всякой кабинетной крысе больших эмоций ему не требуется. Мне же иногда хочется сильных ощущений, хочется насладиться мужчиной. - Поэтому и пошла в проводницы? - Ты догадлив. Впрочем об этом не трудно догадаться. - А я постиг науку любви в зоне. Она с интересом посмотрела на него. - Вот как! За что сидел? - Сейчас это называется коммерцией,- он выпил дорогого вина.- Для чего ты мне это рассказываешь? Она слегка шлепнула его по лбу. - Глупый! Я рассказываю это, чтобы ты знал, что сегодня я счастлива, потому что у меня ночь любви. Он положил ей руку на горячий холмик Венеры, но она остановила его. - Не торопись. Учись быть последовательным дегустатором. А сейчас я хочу испить тебя. Пожалуйста, встань. С этими словами она привалила его спиной к стенке и опустилась на корточки. - Люблю смотреть, как поднимается член. С помощью минета быстро возбудила его и попросила: - Подольше не кончай, потерпи, дай насладиться... Только минут через двадцать он крепко сжал ее голову и излился бурным потоком, шепча бессвязные слова благодарности. Такого искусства, какое она продемонстрировала ртом, он и на зоне не много встречал. С наслаждением проглотив сперму и обтерев платочком губы, она восхищенно произнесла: - Ты удивительно волевой мужчина. Другие и пяти минут не выдерживают. Расскажи о себе и наберись новых сил. Она включила яркое освещение, и они присели к столику. Попивая вино, он рассказал о своей жизни. Она слушала, откинувшись на подушки. Спросила: - Ты состоятельный человек? Он потер ладонью подбородок. - Хотя жена предала меня и давно замужем, я хочу обеспечить своим детям хорошую жизнь и делаю для этого, что могу. - Завидую. Между прочим, у нас тоже двое детей, оба учатся хорошо и, похоже, не бесталанные. А женщины любят тебя? - Женщины - потаскушки. Их влекут ко мне только деньги. Ты первая удивила меня своим бескорыстием. Она поднялась и погладила его по широкой груди, помолчала, разглядывая его грубоватое волевое лицо, потрогала подбородок, на котором начала появляться щетина. - Некрасивый, но привлекательный... Значит, у тебя есть богатство и дети, не хватает только любимой женщины, - улыбнулась. - Представь, что я твоя любимая женщина. Объяснись в любви. Соври, но объяснись. Так приятно слушать безумный лепет мужчины. Откинулась на подушки и, поджав ногу, приняла дразнящую позу. - Красивая? Ну, объяснись! Блеснувшее в его глазах вожделение доставило ей огромное удовольствие. - Ты дьяволица! - приглушенно воскликнул он. - Подобной женщины я не встречал! Бросай свою кабинетную крысу! Куплю особняк, какой пожелаешь. Положу в банк на твое имя деньги, большие деньги. Их тебе хватит с детьми. Но будь моей! Я ворочаю миллиардами. Не упускай случая, соглашайся! - Это слова настоящего мужчины! Иди ко мне! Прижала его голову к себе и, раскрывшись как раковина, отдалась его языку и губам. Потом он взял ее, высоко приподняв ей ноги.Из матраса и подушек соорудила высокое ложе, чтобы он мог стоя, без помех, вести коитус. Она уселась на ложе, протянула руки под ягодицами, взяла его за яички и стала сама руководить его действиями. - Если буду громко стонать, - предупредила она, - зажимай мне рот... - Бесподобно! Такой женщины я еще не встречал... - Напрягись и сдави мне соски, - время от времени просила она. - О, я улетаю, улетаю! И в полубессознательном состоянии склонялась ему на грудь. Если нужно было, она натренированными мышцами влагалища умело массировала головку члена и вновь и вновь возбуждала его. Казалось, они оба не имели предела страсти и опомнились лишь на рассвете, когда почти совсем побелело окно и в вагоне послышалось движение.

Он взглянул на часы. - Пять. Через полчаса мне сходить. Торопливо оделся. Она накинула халатик и, улучив минуту, выглянула в коридор. - Никого. Он на мгновение задержался. - Нам нужно обязательно встретиться. Пошли телеграмму. Вот моя визитка - там адрес. Закрыв за ним дверь, села на постель и прочла: "Симонов Леонид Тимофеевич, председатель акционерного общества "Скиф". Положила визитку на столик и задумалась.

"Другой встречи не будет. Такое я уже пробовала. Истинноеудовлетворение каждый раз мне доставляет только новый мужчина, и вэтом весь секрет. Но что это? Наваждение Дьявола или, напротив, Божья благодать, время от времени снисходящая на меня, чтобы я не разрушила семью и не сделала несчастными самых дорогих для меня людей?"

Но на этот вопрос она и сама не могла дать ответ.

Славная вечеринка

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Славная вечеринка

Меня зовут Женя. Я брюнетка, 25 лет. Больше всего на свете я люблю трахаться.

То, о чём хочу написать, случилось со мной совсем недавно. Мой жених, Артур, всегда занят. Он всегда куда-нибудь уезжает, то в Европу, то на Ближний Восток или в Китай. Иногда его не бывает дома неделями. Сначала такие разлуки доставляли нам очень много огорчений, но потом мы привыкли и стали трахаться, как обезьянки. Быстро, как получится. У Артура огромный член. Когда я кладу на него руку, она едва закрывает половину члена. Это самый большой член, который я когда-то видела. В любом случае, последний раз, когда он был дома, мы трахались больше тридцати раз. Это где-то за три - три с половиной дня. Скажите, что не рекорд?

Дело в том, что я никогда не могу кончить, если буду возбуждать себя в одиночестве. Я могу чувствовать кайф, мастурбируя клитор, но кончу только тогда, когда настоящий мужской член войдёт в меня как можно глубже. Это - моя проблема. После его последнего возвращения прошло уже больше трёх недель. И он должен был приехать ещё где-то через две недели. В тот день он позвонил мне и мы болтали о том, как было хорошо во время нашей последней встречи. Он находился в комнате гостиницы и подробно рассказывал мне, как набух его член, каким он стал большим и твёрдым, пока мы разговаривали. Он говорил, как он хочет меня в эту минуту.

У меня всё повлажнело между ног, я сидела дома на софе. Я раставила широко ноги и задрала юбку. Два пальца находились внутри влагалища. Артур вдруг спросил меня: "Ты хочешь сейчас, крошка? Тебе нужен большой возбуждённый член, погружённый в твоё влагалище?" Я простонала. Он спросил, думала ли я о том, чтобы трахаться с кем-то другим, пока его нет дома. Я вынуждена была признаться, что думала об этом, но ничего не предпринимала. "Хорошо, - сказал он, - я приеду домой только через три недели. Я знаю, ты не можешь кончить без настоящего члена. Почему бы тебе не пойти и не найти кого-нибудь на одну ночь." Такое предложение вывело меня из равновесия. Я спросила Артура, как он будет себя при этом чувствовать. Он ответил, что он может мастурбировать. Уже сейчас его сперма разбрызганна по всему номеру. А если я пересплю с кем-то, то наша любовь от этого не станет меньше, а вот счастливее я наверняка стану.

Мне стало не по себе. Может, Артур и снимал каких-нибудь баб во время своих отлучек. Но за два с половиной года нашей совместной жизни я не замечала никаких признаков измены. Я прямо спросила Артура, имел ли он кого-нибудь за это время. Он ответил, что нет. Но мысль обо мне, трахающейся с кем-то другим, очень возбуждает его.

Я подумала: "Будь по-твоему!" Первой возможностью стала пятница. В этот день одна подруга, Сюзанна, пригласила меня на вечеринку, которую устраивала её рекламная фирма. Я одела коротенькое чёрное платье и сексуальные трусики типа бикини. Сюзанна была примерно моего возраста, у неё были тёмные волосы до плеч. Она работала главным экономистом в этом агенстве. На вечере она была одета тоже очень сексуально. Мы вдвоём смотрелись, как две высококлассные бляди.

Вечеринка была организована в одном из ресторанчиков. Людей - человек сто. Мы прошли к бару. По пути Сюзанна бесконечно с кем-то здоровалась и представляла меня своим коллегам. Последними были два молодых человека, которые приехали откуда-то с Дальнего Востока. Они приехали, чтобы заключить сделку с агенством насчёт какой-то рекламы их аэролиний. Один из них, Марк, был приятным 33-летним бизнесменом. Он рассказал нам, что женат на датчанке, которая осталась дома. Его друг, Ян, сразу начал флиртовать с Сюзанной. К концу вечера четверо человек поймали такси и приехали в один из шикарных отелей в центре Нью-Йорка. Мы поднялись в комнату Марка. Это был огромный, светлый номер с большущей кроватью. На право была дверь в ванную, налево - ещё какая-то дверь. Позже я выяснила, что это комната Яна.

Мы с Сюзанной извинились и пошли в ванную. Там она спросила меня:

- Которого ты выбираешь?

- Мне всё равно, - ответила я. Потом, не отдавая себе отчёта в словах, я добавила. - Я хочу трахаться с ними двумя.

Сюзанна взглянула на меня и улыбнулась.

Мы вернулись в комнату. Дверь в комнату Яна была открыта, Марк лежал на кровате, уставившись в телевизор. Он приветствовал нас едва заметным кивком. В дверь постучались и вошёл официант с бутылкой очень дорогого шампанского на подносе и четырьмя бокалами. Марк расплатился и открыл бутылку. Он наполнил бокалы и поставил бутылку в ведёрко со льдом.

- А где же Ян? - спросила Сюзанна. - Я хочу отнести ему его бокал.

- В своей комнате, - ответил Марк.

Сюзанна исчезла за дверью, оставив меня наедине с загадочным незнакомцем.

- За тебя! - Марк поднял бокал.

- За тебя! - повторила я.

Я присела на кровать, пригубив шампанское.

Марк выключил телевизор. Он привстал и сел у моих ног. Я тоже села, он обнял меня за шею, притянул к себе лицо и мы застыли в бесконечном, чувственном поцелуе. Он гладил мою ногу, приближаясь всё ближе туда, где его так ждали. Я расставила ноги ещё шире. Мне так хотелось трахаться! Наконец его рука проникла между половых губ. Трусики были совершенно мокрыми.

Потом мы должны были встать, чтобы раздеться. Он снял брюки, рубашку. Когда дело дошло до трусов, его великолепный, набухший член уставился прямо на меня.

Я не могла больше терпеть. Оставив одежду на полу, я легла снова в постель. Марк улёгся между ног, начал целовать мою ждущую его писиньку.

Затем он сел на меня, приблизив свой шикарный орган к моим губам. Я взяла его целиком. Марк правой рукой умудрялся ласкать меня между ног. Я не смотрела на Марка. Вдруг он неожиданно произнёс: - Привет, Ян, привет, Сюзи!

Я открыла глаза, не выпуская Марка изо рта. У основания кровати стояла Сюзанна. Она была без платья, в красных чулочках и совсем открытых трусиках. Я не лесбиянка, но соблазнительный вид Сюзанны, её тёмный кустик и покрасневшие половые губки заставили меня подумать: "Интересно, каков вкус у её такой аппетитной писи?"

Возможно, что мысли были написаны у меня на лице. Потому что Марк тут же сполз с меня, а надо мной нависла Сюзанна. Я с удовольствием ласкала её клитор. Затем Сюзанна повернулась. Она сама стала ласкать мою писю. Её язык повторял каждой движение моего.

Затем я почувствовала руку, гладящую ягодицы. Мои ноги были широко расставленны и чьи-то пальцы проникли глубоко в меня. Должно быть, это были Марк или Ян, мне было безразлично, только очень приятно. Я была на седьмом небе.

Позже я поняла, что это был все же Ян, а Марк возбуждал Сюзанну. Он стоял над ней и делал то же, что и Ян. Затем Марк лёг на спину. Его член стоял ровно перпендикулярно к кровате. Сюзанна, забыв обо всём на свете, взобралась на него, поглотив его орган своим влагалищем. Ян тоже присоединился к ним, дав Сюзанне возможность заняться одновременно и миньетом.

- О, Господи, - стонала подруга, - давайте, давайте, ещё!

Я была потрясена. Я часто видела такие сцены в фильмах, когда мы с Артуром брали посмотреть какой-нибудь порнофильм. Но в жизни - впервые!

Я осознала, что два пальца держу во влагалище, а другой рукой крепко сжимаю собственную грудь. Мне хотелось трахаться! В эту секунду! И как можно сильнее!

Неожиданно Сюзанна закричала: - О, я кончаю! О-о-о-о-о!

Но ни Ян, ни Марк ещё не дошли до такого же состояния. Они оба оставили Сюзанну, которая откатилась на край постели. Два члена были твёрдыми, как камень. Не в состоянии больше терпеть, я села на член Марка, точно так же, как до этого сделала Сюзанна. Потом я почувствовала член Яна на своём лице. Нетерпеливо я раскрыла рот как можно шире и заглотнула столько, сколько туда поместилось. Марк приближал меня к состоянию оргазма с каждым своим движением.

Я начала кричать, стонать, вопить - и кончать. Тоненькая полосочка трусов, которые я так и не успела снять, была отодвинута куда-то вбок. Она была вся мокрая. Я подумала, что сохраню эти трусики до приезда Артура. Я хочу лечь с ним в постель в этих же трусиках. Мой оргазм казался бесконечным. Я продолжала прилагать все усилия, чтобы не выпускать Яна. Он приближался к состоянию оргазма с каждой секундой. Наконец, это произошло. Я только успевала глотать сперму. Мне казалось, что её было несколько литров. То, что я не смогла проглотить, я выплеснула себе на грудь.

Мы с Сюзанной остались в отеле на всю ночь. Выпили всё шампанское и трахались всеми возможными способами. Мне казалось, что это продолжалось вечно.

Мой Артур должен приехать через несколько недель. Когда он вернётся, я расскажу вам, как он ко всему отнесётся, что скажет, что будет чувствовать.

Курсовая

Категория: Случай

Автор: Евгений Крымов

Название: Курсовая

Инга нетерпеливо барабанила пальцами по столу. Ей предстояло написать итоговую работу по всемирной истории о расцвете и падении Римской империи. Честно говоря, она никак не могла взять в толк, зачем вообще для получения квалификации по бизнесу требуется сдача экзаменов по курсу всемирной истории. Обвела взглядом библиотеку: практически все без исключения были погружены с головой в чтение какой-нибудь книги. Инга никак не могла сосредоточиться и по-прежнему продолжала вспоминать о том велосипедисте, которого встретила тогда летом. Их дружба длилась целых два дня, а боль между ногами — неделю. Тогда было весело, а сейчас все это в прошлом, и нужно втягиваться в работу.

“Самое время сделать перерывчик”, — сказала она себе, поднялась и прошла по направлению к стене, полностью уставленной полками с журналами. Взгляд скользнул по одной из обложек, где крупными буквами выделялся заголовок: “Как свести мужчину с ума”. Инга взяла его и пробормотала: — Ну-ну, посмотрим есть ли что-нибудь новенькое для меня.

Из журнала вывалился подписной купон, девушка наклонилась, чтобы поднять его, и тут почувствовала сверлящий взгляд откуда-то из-за спины. Или, если сказать точнее, сзади. Она подняла купон и выпрямилась. Стоявший сзади библиотекарь внимательно рассматривал разложенную на столе картотеку, а по его щекам достаточно красноречиво расплывался румянец. Он выглядел несколько щеголевато, но вместе с тем и очень смущенно. Инга вложила купон в журнал и водрузила назад на полку.

Не спеша она направилась к столу. Его щеки с каждым ее шагом все больше покрывались багрянцем. Понизив голос почти до шепота, она произнесла:

— Извините, не могли бы вы мне помочь кое в чем?

Библиотекарь не без удивления посмотрел на нее.

— Да, — просипел он и, прочистив свое горло, закончил: — Конечно, а что вам нужно?

Она неслышно рассмеялась его вопросу и ответила:

— Мне кажется, что то, что мне нужно, и то, чем вы можете мне помочь, — это скорее всего совершенно разные вещи. Мне просто интересно узнать, есть ли у вас какие-нибудь книги, в которых бы расписывалось, как заниматься потрясным оральным сексом.

Его лицо вытянулось и стало темно-пунцовым от смущения. Он запнулся, абсолютно не зная, что ответить.

— Гм, думаю... если у нас что и... имеется по данному воопросу... то это можно найти в каталоге в центре библиотеки.

Он начал нервно перебирать руками карточки из картотеки и случайно обронил несколько из них на пол. Инга перегнулась через его стол и сказала: “У вас что-то упало” — и увидела, как у него под штанами, между ног, четко обозначилась выпуклость.

Инга взглянула прямо ему в глаза:

— Неплохо. Я могла бы воспользоваться вами для кое-каких исследований, но вы, по всей видимости, действительно очень заняты.

Он отчаянно закивал головой, видимо, соглашаясь. Изобразив непонимание, Инга заметила:

— Что? Я могу воспользоваться вами или вы действительно очень заняты?

— Я... мог бы... помочь, если вам, конечно, нужна какая-то помощь для исследований... или еще чего-нибудь.

Она кивнула медленно головой, не отводя взгляда от его глаз.

— Да, у меня есть для вас еще кое-что. Я буду у справочных материалов, если сочтете возможным... помочь мне.

Инга вернулась назад к своему столу, сделала несколько выписок из открытой книги и заметила при этом краем глаза, как библиотекарь усиленно пытался найти какого-нибудь добровольца, который смог бы подменить его. Даже оттуда, где она сидела, слышно было, хоть и слабо, его бессвязное заикание. Ингу стало разбирать любопытство: неужели, даже занимаясь сексом, он будет так же бессвязно заикаться? Наконец он добрался до ее стола и оперся на него с другой стороны. Было видно, что он нервничает.

— Этот... проект... над которым вы работаете... для которого вам нужны какие-то исследования. Как я смогу вам в этом помочь?

Этим вечером в библиотеке было достаточно безлюдно, и никто рядом за столом не мог услышать ответа на этот вопрос.

— Хорошо, — начала Инга, — это был, вобщем-то, только повод, чтобы поговорить с тобой. Я действительно работаю над проектом, но не над оральным сексом. Просто это единственное, что пришло мне в голову, когда подошла к твоему столу. Мне подумалось: а смогу ли заглотить целиком... твою штучку. Знаешь, когда ты ходил со своим колом в штанах, мне показалось, что он предназначен для меня.

Он был ошеломлен и явно не мог найти что сказать. Но вдруг со странным спокойствием произнес:

— Мне кажется, что могли бы поговорить об этом в моем офисе.

Инга улыбнулась и, соглашаясь с ним, кивнула головой. Затем собрала свои книги и последовала за ним в комнату рядом с читальным залом. Он пропустил Ингу в помещение, закрыл за собой дверь, включил свет, после чего из темноты выплыл простенький, но очень приятный офис.

Инга не стала задавать лишних вопросов, поскольку не хотелось услышать, что он был гомиком или кем-то еще в этом роде. Она положила свои книги на стол и подошла к нему. Расстегнула пуговицу брюк, а затем медленно, специально растягивая момент, потянула вниз замок молнии, под которым явно чувствовался возбужденный член. Он произнес:

— Обожди секунду.

И отвел Ингу к кожаному креслу, сел на него, а она опустилась на колени прямо перед ним. Он помог ей снять свои штаны до лодыжек.

— Надеюсь, ты успел закрыть дверной замок, так ведь? — спросила она.

— Конечно, — ответил он нетерпеливо.

Она взялась своей рукой за его древко, которое к этому времени стало уже настолько большим, что на него можно было вешать флаг. Словно кошка, Инга начала лизать ствол от основания до самой головки. Затем, обхватив его пальцами у самого корня, взяла, насколько это было возможно, в рот и продолжила ласки, но теперь уже при помощи своих хорошо тренированных губ. Нежно постанывая, он запустил свои пальцы в ее длинные волосы. В замедленном темпе она то вводила его член себе в рот, то выводила оттуда. При этом, когда копье оказывалась вне рта, Инга быстро облизывала головку и целовала, прежде чем вновь заглотить ее целиком.

Его глаза были закрыты, словно он получал наслаждение, погрузившись в сон. Инга опустилась вниз, расстегивая свои юбку и блузку. То же самое затем проделала и с бюстгальтером. Какое-то время ей пришлось повозиться, после чего, быстро поднявшись, сбросила все свои одежды на пол. Он притянул Ингу к себе и сжал попку, как только обнаженное тело уперлось в его влажный отросток. Сняв галстук и рубашку, он сбросил все на пол. Инга игриво лизнула его сосок, и его петух дернулся. После этого она поднялась и оперлась попкой на стол, демонстрируя ему влагалище. Он встал, протянул руку к столу и буквально смел с него все, за исключением лампы. Промокашка, ручки, книги, бумажные зажимы, степлеры грохнулись на пол и разлетелись в разные стороны. Инга уселась на стол и, отклонившись назад, оперлась на локти, после чего поманила его пальцем. Вместо того чтобы последовать сделанному предложению, он вернулся в свое кресло и категорически заявил: — Разогрейся сама для меня, покажи, как ты можешь сделать это пальчиком. А затем выдрючу тебя так, что ты до конца жизни запомнишь.

Инга ухмыльнулась. Для заикающегося библиотекаря, каким этот тип сначала показался, он, оказывается, мог быть и не очень-то деликатным. Наверное, начитался всяких романов... Она раздвинула ноги, чтобы он мог получше разглядеть, и начала ласкать свой клитор. Периодически Инга подносила пальцы к лицу, для того чтобы облизать их, а затем вновь продолжить свои манипуляции. Он сидел, разглядывая ее, почти что завороженно, медленно поглаживая свое мужское достоинство.

Было нечто необычное в том, что кто-то разглядывал ее, но при этом Инге не было неприятно. Она представила, как его массивный меч выходит из ее ножен и входит туда опять, буквально тараня при этом матку. Ствол был огромным и толстым, так что, когда она попыталась взяться за него рукой, пальцы не смогли дотянуться друг до друга. Инга запихнула три пальца в пещерку, чуть ли не доведя себя до оргазма, но в этот момент он придвинул кожаное кресло к столу и лизнул пальцы, которые она только что вынула из своей влажной норки. Он облизал полностью каждый пальчик. Смена ролей Ингу чуть было не рассмешила. Пока она манипулировала с клитором, он лизал и высасывал соки из раскрытого цветка. Его чисто выбритое лицо, если при этом не брать в расчет его усы, было вплотную прижато к бедрам. Затем Инга убрала пальцы, так что теперь у него появился более свободный доступ к клитору.

Продолжая ласкать клитор, он одновременно впихнул два своих пальца прямо в пещерку. Она была влажной и давно готовой к тому, чтобы принять его. Он нежно прильнул к ней губами, ощутив при этом запах духов, которыми она, вне всяких сомнений, заранее увлажнила заросли перед своей канавкой. Может быть, она действительно планировала что-нибудь подобное? Хотя это в общем и целом не имело никакого значения. Он ввел еще один палец, и Инга начала стонать. Ему хотелось разогреть ее до предела и довести до грани оргазма. В тот момент, как только она начала ритмично выдвигать вперед свою киску, он остановился. Инга озадаченно посмотрела на него.

— Сосчитай до десяти, — попросил он. — Поверь мне, ты получишь тогда больше удовольствия.

Она с трудом досчитала до десяти.

— Иди сюда.

Жестом он предложил сесть на него. Она собралась уже взяться за его древко, чтобы направить в нужное русло, как тут он поймал ее за руку.

— Подожди чуть-чуть.

Инга уселась верхом на его колени, в то время как он положил свою ладонь на ее грудь. Прильнув губами к одному из сосков, он взялся двумя пальцами за другой. Его усы щекотали нежную кожу груди, но не время было смеяться. Он просунул вниз руку и погладил пальцами клитор. Инга действительно уже разогрелась и хотела его. Затем она сделала движение навстречу ему, демонстрируя свое желание.

— Скажи, — попросил он, — как страстно ты меня хочешь.

Как только Инга прикоснулась к его древку, подымавшемуся словно статуя, она зашептала:

— Хочу, чтобы твой огромный член оказался внутри меня, мой милый. Хочу, чтобы ты любил меня до потери сознания. Хочу кончить.

Она прильнула к нему и, ухватившись губами за мочку уха, прошептала;

— Ты так меня разогрел... я так хочу, чтобы ты оказался во мне.

— Повернись и сядь на меня.

Она сделала так, как ей было велено. Так или иначе, но соблазнительница превратилась в совращенную, что вполне Ингу удовлетворяло всегда, когда была в настроении, а сейчас она явно была в настроении.

— Давай опускайся прямо на него.

Как только она придвинула свою дырочку вниз, его член уперся головкой в клитор. Своими руками Инга направила его ко входу и плавно села. Когда она начала двигаться вверх и вниз, он обхватил одной рукой ее левую грудь, а другой потянулся вниз к влагалищу. Его пальцы коснулись и нежно начали гладить лепестки раскрывшегося цветка. Затем он стал играть с клитором, при этом его пальцы сначала нежно поглаживали его, затем движения стали быстрее, и она почувствовала, что через несколько мгновений уже не сможет сдержаться. И тут он остановился, словно догадался об этом.

Затем, после того как надвинувшийся было оргазм стал ослабевать, так и не наступив, он начал все заново, но на этот раз очень медленно. Руки гладили все тело Инги. Грудь, живот, бедра, ноги и попку, которую он в завершение своих ласк взял обеими руками и слегка сжал. Затем его пальцы соскользнули к заднему отверстию. Она почувствовала, как оргазм вновь начинает возвращаться к ней прямо изнутри, и ее движения стали еще быстрее. Его палец оставался все это время внутри Инги. На этот раз он позволил ей кончить. Казалось, что у нее внутри обрушилась кирпичная стена. Влагалище сидело плотно на его петухе, совершенно не желая отпускать его. Она вывела его пальцы, поднялась и повернулась к нему лицом. Ни единого слова не могло прийти ей на ум. Инга чувствовала, что должна что-то сказать. Он широко улыбнулся и поинтересовался:

— Ну что, здорово?

Она вздохнула и сказала:

— Да, можно сказать, что так оно и есть, а может быть, и лучше!

— Я дам тебе несколько минут отдохнуть, а затем мне хотелось бы получить свою порцию удовольствия.

Инга посмотрела вниз, его крепыш раскачивался, сохраняя свои прежние размеры.

Оглядевшись вокруг, она увидела бутылку и попросила попить. Он поднялся и принес ей. Взяв в руки хрупкий бумажный стаканчик и сделав глоток холодной воды, она смяла его и швырнула в корзину для мусора.

— Готова? — спросил он.

— Конечно!

— Хорошо, ложись опять на стол, только так, чтобы твоя попка была на краю.

Она подчинилась. Он встал позади стола и вставил свой меч в ножны. Затем, взявшись за бедра Инги, медленно ввел его внутрь.

Наклонившись к ней, он нежно поцеловал ее, ощущая остатки холодной воды на языке. Она чувствовала, как волосы на его груди, влажные от пота, трутся о соски. Ритм движений стал быстрее, а дыхание еще громче. Она почувствовала, как он все больше и больше погружается в ненасытный зев.

Насколько это было возможным, Инга подстраивалась к его ритму. Задыхаясь, он с трудом пытался сдержать оргазм. Затем резко вогнал отросток в нее и не выпускал его оттуда, пока полностью не разрядился.

Они закрыли глаза. Дьявольская улыбка вновь вернулась на его лицо. Он вынул свой, наполовину изможденный и влажный инструмент.

— Знаешь, — неожиданно произнес он, — ты вваливаешься сюда, занимаешься со мной любовью, а я даже не знаю твоего имени.

— Инга. Не волнуйся, у меня есть читательский билет. Или ты считаешь, что мне следует выписать новый?

Он улыбнулся.

— Нет, тебе не нужен новый читательский билет. Я всего лишь надеюсь, что ты и в будущем воспользуешься моей помощью, если тебе понадобится провести еще какое-нибудь исследование.

— А как тебя зовут? — в свою очередь поинтересовалась она.

— Тимофей. Ну, так как ты думаешь, завершено твое исследование или ты по-прежнему нуждаешься в помощи?

— Хорошо, Тимофей. Я тебя поняла. Это исследование закончилось, но ведь никогда не знаешь, когда тебе вновь понадобится помощь. Не беспокойся, я скоро вернусь.

Она поднялась, взяла с пола свою юбку.

Когда Инга оделась, он, вновь запинаясь, спросил:

— Ты это все спланировала... не то чтобы я возражал... но...

Не спеша застегивая свою блузку, она ответила:

— Мне действительно нужно было поработать над своей курсовой, но, увидев, как ты ходишь здесь вокруг со своим возбужденным членом, я просто не могла на чем-либо сосредоточиться и совладать с собой, господин библиотекарь.

— Слушай, приходи еще, иначе мне придется прибегнуть к штрафам за просроченные книжки.

— Хорошо, все, что тебе нужно узнать обо мне, ты в любое время можешь найти в моем читательском билете.

Она поцеловала его, собрала свои книги с пола и исчезла в ночи. Дверь хлопнула, и он начал надевать на себя рубашку. Дверь медленно открылась.

— Ты вернулась, чтобы получить еще?

— Извините меня...

Его мышеподобная средних лет секретарша была в шоке, но не могла уже отвести своих глаз в сторону. Он поднял с пола свои штаны и произнес достаточно спокойно:

— Вы когда-нибудь научитесь стучать? Мне нужно уйти, посмотреть кое-что в картотеке. Не могли бы вы быть столь любезны и убрать весь этот беспорядок?

Застегнув молнию брюк, он вышел из-за стола.

Случайное свидание

Категория: Случай

Автор: Эдуард Носов

Название: Случайное свидание

Красотка плыла по улице на своих высоких каблуках так, будто с ними родилась, а все, что было над ними, двигалось необычайно ритмично и слаженно. Одета она была в плотно облегающее фигуру черное короткое платье, узкое до середины таза, а последние двадцать сантиметров вниз до середины бедер распадающееся многочисленными мягкими складками вокруг необыкновенно стройных ног. Бедра раскачивались под узкой талией — нет, не вызывающе, а с тонким чувственным шармом. Я не мог прийти в себя от восхищения. Я шел за ней Бог знает сколько времени, забыв, зачем пришел на эту улицу, забыв обо всем на свете. Единственное, что знал наверняка, так это то, что не хочу терять ее из виду.

Когда она первый раз остановилась перед какой-то витриной, мне удалось увидеть ее лицо вполоборота. У меня, наверное, был глупый вид... Мне показалось, что изо рта потекла слюна. Затем я увидел широкий V-образный вырез на платье. Полная грудь была настолько высокой, что в вырезе виднелась самая красивая и глубокая расселина из всех, которые мне посчастливилось когда-либо видеть.

“Клянусь всеми святыми, что под платьем у нее абсолютно ничего нет, — подумал я, — как там может что-нибудь быть, если платье обтягивает ее так, словно это ее собственная кожа. Я должен сказать ей что-нибудь, даже если это будут последние слова в моей жизни... Я должен услышать ее голос...” О большем я и не мечтал. Остальное (все, о чем зрелый, здоровый мужчина мечтает при виде божества) мелькнуло в моем сознании лишь на сотую долю секунды. Она была слишком недоступна. Даже для меня, Мюнхгаузена!

Вот она снова остановилась и стала с интересом разглядывать витрину.

Теперь или никогда! Я собрал воедино все свое мужество и опыт: или пан, или пропал. “Нет, черт побери, не пропаду, но что бы такое сказать?..” Невероятно, но факт — я, гражданин Вселенной, объездивший весь мир, не мог придумать ни единого слова, парализованный неизвестно чем. Только сейчас я заметил, что она стоит и рассматривает витрину какой-то лавки. Меня словно ударили обухом по голове. Тот образ, который я себе нарисовал, пока шел следом за женщиной, не имел ничего общего с теми шлюшками, что вьются вокруг сомнительных магазинчиков подобного рода. Мне казалось, что она слишком редкое существо, чтобы иметь какое-либо отношение к ЭТОМУ. И тем не менее вот она стоит в трех метрах от магазинчика для продажных женщин.

Быть может, она, если уж на то пошло, просто гораздо свободнее и смелее остальных женщин?

Богиня отвела свой взор от витрины и пристально посмотрела мне прямо в глаза. Смерила меня взглядом от подошв до корней волос и снова вперилась в мои серо-стальные глаза.

Как же она была красива! Она стояла, распределив свой вес на обе необычайно стройные ноги, одна рука небрежно лежала на бедре, а более чем хорошо сложенная грудь просто распирала прикрывавшую ее ткань. В уголках ее рта заиграла улыбка, когда она сказала:

— Ну и что теперь? Вы меня так основательно изучили сзади. Может, мне теперь немного пройти перед вами задом? Или вы сами будете пятиться передо мной? У нас ведь, у девушек, главное — фасад.

Оцепенение как рукой сняло, я смеялся всем своим существом.

— Знаете, — сказал я, — вы самая красивая женщина, которую мне довелось видеть, и те фантазии, которые у меня возникли, когда я смотрел на вас сзади, просто не умещаются в сознании.

— Хорошо сказано, — улыбнулась она. — Но если вы удовлетворены, давайте погуляем вместе. — Она сделала несколько шагов навстречу и взяла меня за руку: — Пошли. Не прошли мы и трех шагов, как снова оказались перед витриной той самой лавчонки.

— Вон те японские любовные шарики ужасно меня интригуют, — сказала она, указывая на какие-то с виду металлические шарики, связанные тонким шнурком. — Я слыхала, что они помогают испытывать невероятное наслаждение (она повернулась ко мне и, улыбаясь, заглянула в глаза). Ты ведь знаешь, как ими пользоваться, да?

— Не-е, — мной вдруг овладело безудержное заикание, — я не уверен... Они ведь предназначены для... гм, я имею в виду, их ведь, гм... это самое... гм...

Она рассмеялась:

— Да, их помещают во влагалище. Говорят, когда с ними ходишь, ощущение совершенно потрясающее.

Я был ошеломлен. Никогда не встречал ничего подобного. Передо мной стояла самая красивая женщина, какую я когда-либо видел, и говорила о таких вещах и употребляла такие слова, которые совершенно не соответствовали моим представлениям о женщинах вообще и уж тем более не соответствовали тому образу, который я себе нарисовал. Но на меня это подействовало — я это почувствовал и тут же испугался, что со стороны это тоже заметно. Она смотрела на меня, по-прежнему улыбаясь:

— Что-нибудь случилось? У тебя такое выражение лица, будто ты в чем-то серьезно разочаровался. — Она громко рассмеялась:

— Знаешь что, ты окажешь мне колоссальную услугу, если зайдешь и купишь их для меня — кто знает, может, тебе это тоже будет на пользу.

Боже, как он зашевелился там, в штанах. Он был, как всегда, заправлен вниз головкой, как шпага, но теперь ему хотелось на волю, и появилась боль. Она все видела! Она подошла ко мне вплотную, подняла руки и положила их мне на плечи. Улыбаясь, она посмотрела мне прямо в глаза.

— Пошли, — сказала она, — давай зайдем вместе, — одновременно она вдруг резко откинула спину назад, подавшись вперед тазом. По высоте все подошло как нельзя лучше, и я ощутил членом неописуемо приятные круговые касания. — О-о-о, — сказала она, — с этим надо что-то делать, пойдем!

Она взяла меня за руку, и в следующую секунду мы оказались внутри порномагазина. За прилавком стояла женщина, вызывающе одетая в корсет, чулки в сетку и туфли на высоком каблуке. Но все, что всего полчаса тому назад заставило бы меня разинуть рот от изумления, теперь оставило почти равнодушным. Было видно, что она чувствует себя ужасно смущенно в присутствии женщины, с которой пришел.

— Я могу вам чем-нибудь помочь? — спросила она чуть ли не извиняющимся тоном.

— Да, — ответила моя новая знакомая, — я хотела бы посмотреть набор любовных шариков, но только меня интересуют хорошие, те, у которых внутри еще маленький шарик.

— Да, такие у нас тоже есть, — ответила шлюха в корсете, — но они очень дорогие. Теперь настала моя очередь:

— Мы не спрашиваем у вас цену, — сказал я, — нас интересует только качество.

Красавица одарила меня широкой нежной улыбкой, говорившей без слов: “Я знала, что ты настоящий мужчина”, и я почувствовал себя властелином мира!

Она прильнула ко мне и шепнула:

— Извини, меня зовут Анна.

— Олег, — представился я.

Хозяйка лавки вернулась с маленькой коробочкой, обтянутой лиловым бархатом, открыла ее и показала содержимое. Там лежало четыре серебряных, связанных между собой шарика и тридцатисантиметровый шнур, прикрепленный наподобие хвоста ко всему этому великолепию.

— Это те, в которых в каждом шарике есть еще один, поменьше? — спросила Анна.

— Да, это оригинальная японская модель, — ответила та.

Анна взяла шарики в руку и с лукавой улыбкой спросила:

— У вас, наверное, есть где вскипятить немного воды?

— Да-а-а... Это можно сделать, — ответила недоуменно и как-то нерешительно продавщица, — но... Я имею в виду, зачем...

— Прокипятить шарики, — улыбнулась Анна. — Я хочу их сразу использовать по назначению.

Я весь взмок от волнения и неодолимого желания. Не мог сообразить, куда девать свои руки, не знал, что сказать и надо ли говорить вообще, но что-то в моем подсознании подсказывало, что надо бежать отсюда без оглядки. Однако оттуда же доносился и другой голос, говоривший: “Олег, такого шанса у тебя не было и не будет. В этой женщине есть все, о чем ты мечтаешь с восьми лет. Используй этот шанс, дружище, во что бы то ни стало”.

Продавщица удалилась в подсобку, а Анна подошла вплотную ко мне, взяла мои руки, положила их на свой точеный зад, обняла за шею. Меня словно прошибло током, когда она губами припала к моим губам. Поцелуй значительно отличался от тех поцелуев, к которым я привык. Он был сладкий, нежный, энергичный, страстный, требовательный, многообещающий, манящий, полный множества новых ощущений. Мои пальцы массировали тугой, аппетитный зад. Анна отпустила мои губы и прошептала:

— Не надо поверх одежды, дорогой.

И руки мои скользнули под коротенькую юбку, а в мозгу словно грянул военный оркестр в сопровождении кузнечных молотов. С моих губ сорвался громкий вздох. Анна смотрела прямо в глаза с расстояния всего в несколько сантиметров.

— Я решила, что в такую жару можно прекрасно обойтись без белья. А сознание того, что никто об этом и не догадывается, меня так приятно возбуждает, когда я иду по улице, а все мужички таращатся на меня, — она скользнула рукой вниз и крепко сжала пальцами мой вечно стоящий жезл: — Тебе это тоже нравится, а?

Появилась продавщица:

— Вода вскипела, — сказала она и посмотрела на Анну так, словно подумала: “Эта женщина чокнутая, совершенно припадочная, но как бы я хотела быть такой, как она”.

— Прекрасно, милочка, — сказала Анна, лучезарно и самоуверенно улыбнувшись, и снова сжала мой готовый вот-вот взорваться “стояк”. — Я возьму это на всякий случай с собой. Боюсь оставлять его с тобой наедине. Но ты можешь пойти с нами, — она перевела взгляд на продавщицу. — Или ты уже ходишь с такой штукой? Впрочем, нет, я прекрасно вижу, что не ходишь, иначе у тебя был бы гораздо более довольный вид, я уверена.

Я онемел от изумления. Она была бесподобна, совершенно бесподобна и, судя по всему, абсолютно безо всяких тормозов. Если бы кто-то и остался равнодушен к ее изумительной внешности, то ее откровенный язык и поведение могли обезоружить кого угодно. Удивительно было то, что Анна ни в коей мере не казалась дерзкой или вызывающей. Все, что она говорила и делала, было для нее вполне естественным. И я прекрасно понимал, что единственной причиной того, что я все еще не чувствую себя полностью безоружным, была моя знаменитая эрекция и тот факт, что Анна была к ней небезразлична. Анна направилась в подсобку и, проходя мимо продавщицы, положила руку ей на плечо:

— Пошли. И знаешь что, мне еще нужны ножницы. Этот шнур слишком длинный. Я ведь без трусов.

Я увидел, что для продавщицы это оказалось слишком. Если до этого она была парализована, то теперь было такое впечатление, что она вот-вот грохнется в обморок. С большим трудом она выдавила из себя: — Да... По-моему, у нас есть...

В подсобке стоял стол, над которым было прибито несколько полок, заваленных всевозможным хламом. Было общее впечатление невообразимого хаоса. Кроме этого, к полу были намертво прибиты крохотный кухонный столик и плита, на которой стояла старенькая кастрюлька с кипящей водой. Синяя обшарпанная дверь вела, очевидно, во двор или в туалет.

Анна взяла шарики и опустила их в кастрюльку, а спустя некоторое время выудила их оттуда с помощью ножниц, которые ей дала продавщица. Помахав шариками в воздухе, чтобы они остыли, она поставила одну ногу на край стола. Я крепко сжал бедра, не дав таким образом своей пушке выстрелить и превратить ее нижнее белье в мокрую липкую тряпку. Черт побери, вот это зрелище! Внизу она была небрита (я никогда не понимал женщин, которые сбривали волосы вокруг влагалища, мне казалось это некрасивым). Но она была подстрижена: короткие волосы образовывали фигуру в виде сердца, и лучшую раму придумать было невозможно. Анна раскрыла свое уникальное сердце и правой рукой ввела в него шарики. Почти вся рука медленно исчезла в сочной и красивой любовной щели.

— Вот так, — сказала она, вынимая руку, и, взяв ножницы, обрезала конец шнура прямо у входа внутрь, который тут же закрылся, как цветок тюльпана, почувствовав приближение опасности.

Анна была уже опять в магазине и расхаживала взад и вперед, интенсивно раскачивая бедрами.

— Вы самая красивая женщина, какую я когда-либо видела, — почти простонала продавщица. — Я ничего не возьму с вас за эти шарики, позвольте мне только полизать вас. Только теперь я заметил, что она запустила руку под корсет, в широком вырезе внизу было предостаточно места, чтобы залезть туда рукой, и рука это была прилежной.

— В другой раз, милочка, — ответила Анна. — Сейчас у меня на уме совершенно другое.

— Пошли, — повернулась она ко мне. — Эти шарики действуют точно так, как мне рассказывали. Теперь нам надо найти место, где я смогу получить все, что ты мне приготовил. И это надо сделать как можно скорее.

Она взяла меня за руку и почти выволокла в дверь.

— Стоп, стоп, спокойнее, дорогая, — простонал я. — Свобода передвижения у меня довольно ограничена.

— Ах, да, прости, — засмеялась Анна. — Мы должны поскорее снять избыточное давление, чтобы ты был в форме. Хочу тебе сказать, мой милый петушок, я решила, что займусь тобой всерьез, и, если мы сейчас не найдем укромного местечка, придется тогда расположиться прямо здесь, посреди улицы. Я всегда была страстной девушкой и быстро заводилась, но сейчас я просто изнываю. Я так хочу, как никогда прежде. И дело не только в этих шариках, милый Олег, дело и в тебе.

Последние слова она прошептала, стоя в тени высокой, развесистой пальмы. Ее широкие листья шевелились под набегающим ветерком. А может быть, это были крылья самого посланца богини любви Амура? По крайней мере в ту минуту я не сомневался в этом... И вот я... то есть она...

Просто прогулка

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Просто прогулка

Это был обычный вечер. Я вышла прогуляться и зашла посидеть в соседнем баре. Там было очень тихо, посетителей - никого, только официант. Я решила, что это будет один из моих вечеров. Официант был явно в моём вкусе. Я начала флиртовать с ним, пока не добилась просьбы подождать его до закрытия. Как только хозяин ушёл куда-то вглубь бара, он начал вытирать столы и поднимать стулья. Я от скуки подошла к бильярдному столу и взяла кий. Я увлеклась игрой, делая вид, что не замечаю, как официант смотрит на меня. Мини-юбка задиралась всё выше с каждым ударом по шару. Я могла чувствовать его горящий взгляд. Он подошёл ко мне сзади и обнял за попку, слегка целуя шею. Я потёрлась ягодицами о его джинсы, почувствовала набухший член и крепкую мошонку. Он понял, что я горю желанием. Обнял груди. Я расстегнула кофту, чтобы лучше его чувствовать. Груди упали прямо ему в руки. Я наклонилась и подняла юбку до талии. Мы уже были готовы продолжить, когда услышали шаги хозяина. За секунду мы успели привести себя в порядок. Но хозяину было достаточно одного взгляда на нас, и он тут же понял, что здесь происходит. Он кивнул и сказал Бобу, так звали официанта, что должен уйти на минут двадцать, отнести выручку в банк. Он попросил нас уложиться в эти двадцать минут.

Я немедленно встала на колени и освободила возбуждённый член Боба. Он схватил меня за голову. Но мне нужно было больше, чем целовать его огромный член. Он начал медленно двигать своим органом. Я не могла больше ждать и тут же заявила ему об этом. Я остановила миньет и взобралась на бильярдный стол. Опять задрала юбку и он погрузил пальцы прямо в меня. Я чуть не с ума сошла.

- Я хочу тебя, сейчас, - прошептала я.

Он тоже взобрался на стол и погрузил своё великолепное копье в моё влагалище. Он трахал меня, как будто я была его первой и последней женщиной. Он извивался, держался за одну мою грудь, натягивал меня со всей силой на свой член. Обычно я сама люблю командовать парадом. Но то, что проделывал он, пришлось мне по душе. Я кончила в сильном оргазме.

А он до сих пор не кончил. Поэтому я снова опустилась на колени, а он привстал на столе. Опять я целовала его член, заглатывая напрягшуюся плоть. И опять он проникал прямо мне в горло. Я нажала на его мошонку, струя спермы ударила в меня. Я хотела съесть все его соки, но он вытащил член и стал поливать мне грудь. Я держала их вместе, образовав для него прекрасную воронку. Он стоял и наблюдал, как я размазываю его семя по всему телу.

И снова мы услышали шаги хозяина у входа. Я поправила юбку. Мы знали, что этот вечер - только начало долгого романа. Но это - другая история. Может, ещё напишу вам где-то через месяц.

Анализ эякулята

Категория: Случай

Автор: Андрей Смирягин

Название: Анализ эякулята

Жидкость - белая, вязкая, без запаха, имеет терпкий не встречаемый в пищевых продуктах вкус, при попаданиях на чувствительную кожу лица оставляет красные пятна раздражения, при попадании внутрь бывают дети. Или не бывают, и тогда необходимо выяснить, причиной тому принимающая плоть или свойства самой этой жидкости.

Тиму срочно нужна была справка, справка в гинекологическую клинику, где ему предложили подработать донором. Только сдавать нужно было не кровь, а собственное семя. Его приобщил к этому делу институтский приятель, мающийся от вечного недостатка денег. Тиму деньги нужны были не меньше, и, рассудив, что все равно с его гиперсексуальностью постоянно приходится снимать напряжение в унитаз институтского туалета днем, и при этом еще предостаточно оставалось сил на многочисленных любовниц вечером, не лучше ли получать за это деньги, да еще приносить пользу нуждающимся в этом бедняжкам. Моральные проблемы, вроде анонимного отцовства, Тима трогали мало. И вообще, его мало, что трогало в этой жизни. Он был молод, здоров, умен и сексуально необычайно привлекателен. В институте за глаза его звали: “Производитель”. Но и без этого Тим прекрасно видел в глазах знакомых и случайно встреченных женщин этот неизменно поднимающий настроение взгляд восхищения и нескрываемого интереса.

В гинекологическом диспансере, куда его направили, пожилой уролог долго и задумчиво дергал его за мошонку, затем что-то записал к себе в журнал, выдал Тиму стеклянную пробирку и послал куда-то по коридору в комнату без номера взять у самого себя семенную жидкость на анализ.

- Как? - не понял Тим.

- Может, тебе показать, как?! - с сарказмом и прямотой всех урологов сказал старенький врач. - Руками, а как же еще.

- -а! - протянул Тим, и непроизвольно улыбнулся глупости происходящего.

- Честное слово, как дети! - друг деланно рассердился уролог. - Все надо объяснять. Пройдешь до конца коридора, потом налево и там, у лаборантки возьмешь ключ. Через три дня придешь за результатом. Все.

Тим вышел из кабинета, держа в кулаке перед собою, как какую-то драгоценность, пробирку и двинулся вглубь коридора.

Очень скоро он стал ловить на себе внимательные взгляды всех без исключения женщины, сидящих вдоль стен в очереди на прием в другие кабинеты. Казалось, они были прекрасно осведомлены, куда и с какой целью Тим несет перед собою эту дурацкую пробирку.

Никогда прежде Тим не чувствовал себя более смущенным и зажатым. Трудно было придумать для всегда самоуверенного Тима пути позорнее, чем эти двадцать метров по коридору, в сопровождении насмешливых, цинично оценивающих и даже жалеющих взглядов девочек-подростков, красивых молодых баб и женщин в предклимаксовый период.

Наконец он достиг спасительного поворота налево, где коридор делал странный зигзагообразный изгиб и утыкался в маленькую залу с пустым столом у окна. Только Тим перевел дух, как сзади послышалось быстрое биение каблучков и нежный девичий голос спросил:

- Вы на анализ эякулята?

Тим обернулся и увидел перед собою белый халатик, одетый на тонкую невысокую девичью фигурку, венчаемую красивой головкой с заколотыми назад мощным хвостом темных волос. Почему-то сразу ему показалось, что под халатом у девушки ничего нет, так хорошо под накрахмаленной тканью выделялись две острые грудки и хорошо развитые бедра. Но потом он понял, что это впечатление создавали длинные тонки ноги в темных чулках, выходящие прямо из-под края короткого халата и черная сильно декольтированная кофточка, открывавшая всю шею и тонкие ключицы девушки.

Чуть вздернутый носик и едва заметные усики над изящными губками идеально сочетались с большими темно зелеными глазами, смотрящие на Тима со странной смесью брезгливости и женского интереса.

Впрочем, в этот момент Тиму этот взгляд совсем еще юной лаборантки показался завершающим ударом после пути на Голгофу по нескончаемому коридору:

- Да нет, мне всего лишь надо подрочить в пробирку, - с язвительно и злой интонацией проговорил он.

Девушка прыснула в кулачек и, пройдя к столу, протянула Тиму ключ.

- Лаборатория работает до шести, так что поторопитесь, - сказала она, и в этот момент взгляды их соединились в странный энергетический мост. Казалось, в одно мгновение они рассказали друг другу все свои чувства и мысли. Самое удивительное, что у обоих они абсолютно совпадали.

В это мгновение Тим осознал, что самое сексуальное у женщины – это не ноги, не бедра и не грудь. Самое сексуальное у женщины – это ее взгляд. Именно он заставляет кровь приливать к голове и чреслам, а мысль терять контроль и направление.

Надо же было случится такой встрече! И где! Перед самым мастурбационным кабинетом. Комедийность ситуации не знала себе равных. С трудом попав дрожащими руками ключом в замок, готовый провалится на месте Тим ввалился в пустой кабинет и захлопнул за собою дверь.

Затем он повернул ключ с обратной стороны и притих. Он явственно услышал, как девушка отодвинула стул и села за свой стол. Тим перевел дух и оглядел место предстоящего анализа. Перед ним находилась абсолютно пустая комната, площадью метров десять, окрашенная омерзительной серо-зеленой масляной краской на две трети своей высоты.

Окно также на две трети были неаккуратно замазано белой краской. Из мебели в комнате нашлась одна кушетка, обтянутая черным дерматином и белый сиротливо торчащий из стены умывальник, естественно только с одним “холодным” краном.

Слава богу, мыло и полотенце сбоку были на месте.

Ни одной картинки или какого либо вдохновляющего объекта во всей комнате не обнаружилось. В этих стенах приходили любые мысли, по большей части мрачные, кроме тех, которые нужны мужчине для совершения неестественного, но порою столь необходимого акта насилия над собою.

Тим расстегнул ширинку и чуть не оглох от гула в пустых стенах от расстегиваемой молнии. Не было ни малейшего сомнения, что симпатичная лаборантка в соседнем помещении прекрасно все слышит.

Тим тоскливо оттянул модные “семейные” трусы со скелетами в позах из “Кама Сутры” и достал своего совершенно вялого приятеля. Сама мысль, заниматься сейчас этим, когда за тонкой стенкой сидит столь привлекательное создание, была отвратительна. Но Тим для порядка все же совершил пару поступательно-возвратных движений, что, как и следовало ожидать, не вызвало в его органе ни малейшего отклика.

Оказывается, в природе не сыскать людей ранимее в вопросах пола, чем мужчины. Это обстоятельство связано с загадочным фактом, что мужской вторичный половой признак не поддается никакому сознательному контролю индивида, им обладающим. Он вообще, в некотором смысле, существо вполне самостоятельное и ужасно своенравное. Он может проснуться, когда ему вздумается, что особенно неудобно в людных собраниях. Но он же может совершенно необъяснимым предательством не откликнутся на громкий призыв в самый ответственный момент интимных отношений. И что ты с ним не делай, хоть грози отрезать, ответа не последует. Даже наоборот, его пренебрежение своими обязанностями может приобрести издевательски стойкий характер. Попадаешь в заколдованный круг: чем больше волнуешься, тем меньше шансов на успех, чем меньше видишь шансов на успех, тем больше волнуешься. Особенно часто неприятности случаются, скажем, где-нибудь на лестничной площадке, где мимо, мешая сосредоточиться, постоянно шныряют жители с наглыми требованиями подвинуться, пожарные тянущие рукав тушить пожар и прилипчивые школьники со своими советами.

Ситуация похоже была безвыходной, в одной руке Тим держал пробирку в другой свой безвольный орган, а за стеной сидела прекрасная незнакомка. Дрочить не хотелось вообще.

Так прошло минут десять, во время которых Тим пробовал настроится на рабочий лад, вспоминая все самые занятные эпизоды из своей сексуальной практики, (вспомнил даже эпизод с собачкой из школьных лет), но как только ум его возвращался к этой мрачной комнате и необходимости не только довести себя до оргазма, но и при этом выстрелить точно в малюсенькое отверстие пробирки, всякое наполнение, как из спущенного воздушного шарика, покидало его пещеристые тела, несмотря на весь отчаянный массаж.

Неожиданно в дверь негромко, но твердо постучали. Тим от испуга чуть не выронил пробирку. Он быстро заправил все внутрь и застегнул штаны.

В дверь еще раз постучали, и неуверенный девичий голосок спросил:

- Вы скоро, а то мне уже домой пора?

Тим сжал зубы, но промолчал.

- Вам что, плохо? Почему вы молчите?

Тиму уже было нечего терять, он тихо подошел к двери, молча повернул ключ, и, отпрянув, застыл в тоскливо-любопытном ожидании: “Войдет или не войдет!”

“Боже, а если войдет!”.

После небольшого замешательства дверь медленно приоткрылась, и в просвет заглянул милый девичий профиль, и, с испугом вглядываясь в темную фигуру молодого парня, спросил:

- Вы чего?

- Ничего, пытаюсь настроиться, а вы мне мешает. Кстати, может быть, вы мне поможете.

- Я!- опешила девушка от неожиданности. Такого, видимо, в ее практике еще не случалось.

- Да, вы. А почему бы и нет, в конце концов, анализ крови медсестры берут, чем анализ спермы хуже.

Этот довод, видимо, поставил девушку в тупик.

Тим почувствовал, что это переломный момент. Сейчас ни в коем случае, нельзя было ей дать сразу отказаться, тогда уже точно нельзя будет ни на что рассчитывать.

- Если хотите, я вам даже заплачу. Мне очень нужно, а второй раз я позора в вашем дурацком коридоре не перенесу.

- Заплатите?! Вы с ума сошли. Вы понимаете, куда вы пришли?

- Конечно, поэтому и обращаюсь за помощью. Ладно, с деньгами я пошутил, но вы же давали клятву Гиппократа. Не бросите же вы страждущего без помощи?

- Вообще-то еще не давала, я только собираюсь на медицинский. Я здесь прохожу практику от медучилища.

- Каким доктором хотите стать?

- Гинекологом.

- Отлично. Когда еще вам представится такой замечательный случай изучить, как это все работает. Тем более и делать-то вам ничего не надо. Вы только побудьте здесь, пока я буду онани… брать у себя анализ, а то без вдохновения в этих ужасных стенах у меня точно ничего не получится.

Было видно, как в молодой девушке борются два противоречивых желания: побыстрее убежать и другое, еще невысказанное, но ужасно заманчивое на грани безрассудства желание остаться.

- Ну, если только поприсутствовать, - вдруг, озорно улыбнувшись, решилась она и, помахивая неуверенно руками, шагнула внутрь кабинета. - И вам не будет стыдно?

- Наоборот. Будем считать, что вы врач, а я пациент. Никто же не стесняется своей наготы на операционном столе.

- Ну, вы скажете! Я пока еще в операциях не участвовала.

- Ну, хорошо, где врачи еще видят обнаженное тело?

- Еще в морге - у нас недавно практика была.

- Вот и прекрасно, представьте, что я голый мужчина в морге.

- Ой, только не это.

В ее голосе явно прозвучала нежность и ужас одновременно.

- Ну, хорошо, хорошо, я пошутил. Пусть это будет обычный осмотр доктором своего пациента. Более того, вам даже на это смотреть не обязательно. Просто побудьте, чтобы у меня воображение лучше работало. А смотреть можете в окно.

- Там ничего не видно.

- Ах да. Тогда можете книжку, что ли, почитать.

- Вы думаете, я смогу читать, пока вы будете ЭТО делать? Нет уж, проходить практику, так проходить. Вы будете не против, если я посмотрю?

Сказав это, девушка тут же смутилась, что ясно можно было заметить по ее порозовевшему лицу.

- Наоборот, это мне будет даже помогать. У вас такой привлекательный взгляд.

Их взгляды опять встретились, и произошла еще один молчаливый обмен безумными сообщениями: “А ты ничего! Как здорово, было бы оказаться в твоих объятиях” - “Ты просто сумасшедше привлекательна, особенно в этом халатике. Интересно было бы посмотреть, что там под ним”.

Тим быстро, чтобы девушка не успела передумать, закрыл дверь и повернул ключ.

Лаборантка настороженно на него посмотрела.

- Садитесь, не бойтесь. Хороши же мы будем оба, если кто-то вдруг зайдет!

Девушке понравился аргумент, она снова мило прыснула в кулачек и уселась на кушетку. Однако смех ее тут же прошел, когда она увидела, как молодой человек расстегивает штаны и достает свой мужской орган.

Глаза ее расширились, и она, остолбенев, стала наблюдать, как под быстрыми движениями взад-вперед этот орган стал расти, наливаться пурпурным цветом и вообще вести себя, как самостоятельное живое существо.

Вид этого процесса загадочно завораживал, лишал воли, и еще являлся источником легкой слабости и тянущего невероятно приятного ощущения внизу живота. В какой-то момент ей безумно захотелось самой схватиться за этот заполнивший все пространство столб и понять, как это у него все работает.

Тим и сам заметил, как девушка неотрывно следит за его движениями, и понял, что более удобного случая у него не будет.

- Хотите попробовать, как все у него действует, - по-деловому спросил он. - Чисто как врач, ради науки.

Тим не дал лаборантке опомнится, быстро подошел к кушетке, решительно взял ее руку и положил ее сверху на свою торчащую колом плоть.

Девушка в первое мгновение отпрянула, но Тим крепко удерживал ее ладонь у себя на паху. Потом он медленно убрал свою руку, и скоро почувствовал, как маленькая ладонь сама сжала его горячую плоть.

Тим снова положил свою руку сверху и стал медленно водить вверх вниз, как бы давая ей урок по вождению. Милая ученица быстро усвоила урок и взяла управление его аппаратом в свои руки.

Сердца молодых людей яростно бились, а глаза их горели азартом и безумной страстью.

Очень скоро рука девушки от непривычки устала, а на лице ее нарисовалось отчаяние. Внезапно, она слегка оттолкнула его, быстро встала, задрала себе юбку и приспустила чулки вместе с белыми трусиками. Затем повернулась к нему задом, уперлась руками в кушетку и, подняв к нему голову, посмотрела на него умоляющим взглядом, как бы приглашая быстрее войти в нее.

Тим заметил, как по изнанке ее приспущенных трусиков каплями стекает какая-то прозрачная как слеза жидкость. Присмотревшись, он понял, что источник этой влаги находится между ее обращенных прямо к нему слегка расставленных ягодиц. Даже в полумраке этой странной комнаты он увидел ярко-красный цвет ее еще не потемневшего по-детски аккуратного входа внутрь. Именно он при каждом ее нетерпеливом движении источал капельки увлажняющего нектара, как надрубленная весной береза испускает свой сок.

Тим просто не мог удержаться и, наклонившись к этому дивному источнику, прильнул губами, чтобы утолить свою разгоревшуюся жажду. Как только он прикоснулся губами к ее набухшему от крови влажному влагалищу, она вздрогнула всем телом, изогнулась и страстно выдохнула: “Да!”

Никогда еще ни до не прежде Тим не получал такого удовольствия от ласк интимного женского органа. Он посасывал губами ее скрытые губы, проникал глубоко языком, дотрагиваясь до твердого самого важного у женщины шарика, несильно прикусывал весь цветок сразу, чуть-чуть оттягивал и отпускал, чувствуя, как ее плоть скользит между зубами. При этом ее нежное мясо приобрело совершенно ненатуральный ярко пурпурны цвет, и казалось, кровь сейчас прорвет тонкую границу и зальет ему лицо.

Наконец, он почувствовал, как ее руки потянули его вверх, и понял, что она хочет его в себя целиком.

Тим распрямился, быстро смочил слюной свой заскучавший от простоя орган и быстрым ударом вошел в ее еще небольшую, обрамленную темными волосиками, необычно красивую пещерку.

В этот момент, девушка, как ему показалось, чуть не захлебнулась воздухом. Чуть отдышавшись, она полностью забралась ногами на кушетку, уперлась головой и руками в стену и откликаясь на каждое его движение дыханием и стоном, стала терпеливо принимать мощные удары его бедер в свои еще не обремененные излишним жиром ягодицы.

Тим уже почти ничего не чувствовал, не видел и не слышал. Его тело превратилось в один большой молотобойный аппарат, который с каждым ударом, загонявшим молот в ждущее его отверстие, поднимался на одну ступень, приближающую его существо к вершине.

Вокруг не было, ни уродливых стен, ни поликлиники, ни города, ни земного притяжения. Он и божественное дивные ягодицы, в которые он входил, казалось, все глубже и глубже, находились где-то далеко во вселенной и не имели ничего общего с действительностью.

Вдруг он услышал, приглушенный яростный стон и ощутил, что тело впереди него судорожно сжалось и прервало на секунду дыхание. Маленький вход, обхвативший его всеми своими горячими стенками, стал сильно пульсировать, то обхватывая его орган, то отпуская. Никогда прежде Тим не наблюдал у женщины таких явных признаков оргазма. Это был знак и для него. Сосредоточившись полностью на своих ощущениях, он уже почти в бесчувствии ощутил приближение ЭТОГО.

“В рот, сделай это мне в рот!” - вдруг услышал он жаркое дыхание впереди. После этого кто-то вырвал его плоть из адской топки, и жадно обхватил нежными губами. И здесь, то что так долго копилось в нем вдруг вырвалось толчками наружу. Сжав зубы, рыча, напрягая каждый мускул в теле, он, наконец, разрешился от сладостного и такого невыносимого бремени.

Несколько минут спустя Тим открыл глаза и попытался осознать, где он находится, и что это было. Пред его взором он нашел уже знакомую комнату с ужасно выкрашенными стенами. В полумраке возле умывальника он увидел мелькание белого халатика. Это была девушка-лаборантка.

В ее руках он увидел пробирку, в которую она аккуратно, чтобы не промахнутся, выливала изо рта содержимое. Когда пробирка заполнилась на одну треть, она сделала глотательной движение, после чего острым язычком облизала мокрые пунцовые губы и улыбнулась.

- Для анализа этого хватит. Я пошла, ключ положишь на стол, - сказала по будничному девушка, затем одернула свой накрахмаленный и слегка смятый халатик, оправила юбку и волосы и вышла из комнаты вон.

Пока он приходил в себя, мыл руки и все остальное, затем застегивался, прошло несколько минут. Так что когда Тим вышел из комнаты и стал запирать дверь, оказалось, что девушки-лаборантки и след простыл. Положив на стол ключ, он бросился на ее поиски. Однако блуждания по лабиринтам поликлиники никаких результатов не дали. Большинство кабинетов уже были закрыты, а случайно встреченная уборщица накричала на него, что все уже разошлись по домам, и ему тут в “грязных сапожищах” делать нечего (это было сказано о чистых и изящных ботинках), так как ей надо мыть полы.

Три дня спустя, Тим заехал за справкой. Получив в регистратуре бумажку с результатами, он с замиранием сердца дошел знакомыми поворотами до закутка, ведущего к той комнате мастурбатора. Но к его разочарованию, вместо симпатичной лаборантки за столом сидела крашенная под блондинку женщина лет сорока с пожухлым лицом, неумело прикрытым красно-голубым чрезмерным макияжем, и остатками давно растаявшей фигуры.

- Вам нужен ключ от комнаты? - спросила она кокетливо.

- Нет, нет. Я, кажется, заблудился, - проговорил Тим и быстро ретировался к выходу из поликлиники.

На улице он весело рассмеялся и развернул выданную справку. Вот ее содержание:

Анализ эякулята:

ФИО, Объем –2мл. Цвет – белый. Кол-во сперматозоидов в 1 мл. – 100 млн. Живые сперматозоиды – 80%, мертвые – 20%, Морфология: Нормальные головки - 62%, Патологичные головки –21%, патология хвоста – 10%, явление агглютинации – прочерк. Заключение – Нормодоосперм. Дата и подпись лаборанта… или вернее лаборантки.

Кабина американской авиалинии

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Кабина американской авиалинии

Чикаго быстро исчезал внизу; сетка уличных фонарей сливалась с сиянием городских кварталов на фоне глубокой черноты неподвижного озера. Мы поднимались, набирая высоту в нашем первом перелете через Атлантику в Англию, на Рождество 1992 года.

Она неподвижно сидела рядом со мной; руки с побелевшими суставами сжимали металлические подлокотники. Мы немного выпили во время ожидания в аэропорту, и она только что попросила принести еще бокал у стюарда в бело-голубой, слегка помятой униформе. Впрочем, вполне симпатичного. Может, если она как следует выпьет, то все-таки перенесет этот полет. Я состязалась с ней в количестве выпитого… В конце концов, мы были свободны и летели на каникулы.

Как дела?

Не очень плохо. А у тебя?

У меня все прекрасно. Ты же знаешь, мне нравится летать.

Я ненавижу тебя.

Конечно, она так не думала. Восемь лет дружбы не могут прерваться из-за небольшой клаустрофобии. Но я решила быть чуть осторожнее в разговорах. Время потянулось еще медленнее.

Тремя часами позднее; почти на полпути к Англии. Я окончательно заскучала в одиночестве, и помятый стюард с копной каштановых волос и бессмысленными глазами теленка - типичный уроженец Среднего Запада - все больше и больше привлекал мое внимание. Чтобы как-то отвлечься, мы пожаловались друг другу на наших почтенных экс-дружков; за разговорами о радостях секса пропустили еще по паре бокалов - и сделались ужасно возбужденными. То, что одна из нас была би, а другая не прочь это попробовать, только добавило нам огорчений. Мы дошли до самой точки отчаяния, поскольку начали хвастаться всеми необычными местами, где когда-либо занимались сексом, и всеми бесчисленными мужчинами, с которыми это проделывали.

Эй, не желаешь вступить в клуб Высокая миля?

С кем? С прыщавым стюардом?

Почему бы и нет?.

Нас окружали орды британских семейств: маленькие дети носились друг за другом возле мест их родителей. Все спешили домой на Рождество. Ни одного одинокого мужика в обозримом пространстве.

Эй, беби, у меня есть идея.

Ну да, я помню твою последнюю идею. Мы запросто могли попасть в тюрьму. А те два парня того не стоили.

Эта идея гораздо, гораздо лучше. Ты только подумай о несчастных, одиноких пилотах в кабине. Им, должно быть, так надоел полет на автопилоте через мили и мили пустынного океана. Держу пари: они сейчас сидят и мечтают о двух голеньких двадцатилетних студентках, готовых выполнить любые их желания.

И ты намерена выполнять их фантазии, так?

Ну, может быть, не все фантазии. Им, наверное, надо держать руки на штурвалах. Но мы могли бы устроить небольшое…представление. Я тебя приглашаю.

Ты… Что…?

Я приглашаю тебя.

Мы уже не дети.

Вот именно.

Некоторое время мы размышляли. После обсуждения кое-каких приблизительных деталей, идея показалась гораздо более привлекательной. Отличный способ разогнать скуку, развеять наши маленькие огорчения, и забыть, наконец, тех двух идиотов, которых мы оставили в Чикаго. В конце концов, мы снова были одинокими. Никаких связей, никаких обязанностей. И этот полет мог стать чертовски забавным приключением.

Ты первая.

Нет, ты.

Тогда вместе?

Ничего не получится.

***

Чертов рейс. Как всегда, первые два часа - орущие дети; едва они успокоились, пьяный парень из первого класса начал жаловаться, что не может уснуть, и что спиртное слабое, и обслуживание паршивое. Потребовались два одеяла, три подушки и мой собственный номер Плейбоя, чтобы он заткнулся. Почему люди думают, что жизнь стюарда - сплошные праздники и развлечения? Полет на Гавайи уже не радует, если буквально через полчаса вы разворачиваетесь и летите в Канзас-Сити.

Единственным ярким пятном была пара малышек в тридцатом проходе. Я бы мог поклясться, что темноволосая, похожая на испанку, подмигнула мне, когда я проходил мимо в последний раз. Эй, да они зовут меня!

***

Не волнуйся, Рина, я сделаю это.

Спасибо, Мики, я побеждена.

Не говори слишком громко.

Он очень забавный.

***

Ха, я, кажется, получил рекламу. Ну, давайте поглядим, чего им надо. Наверно, всего лишь подушку.

***

Привет, миленький.

Привет, мэм. Что я могу сделать для Вас?

О, какая изысканная любезность. Видишь ли, моя подруга, она всегда мечтала стать пилотом, и ей очень захотелось посмотреть на кабину экипажа. Сейчас вроде бы тихо, и мы подумали, может быть, это самое подходящее время?.

Ммм…Ну, я не совсем уверен, что капитан будет согласен, мэм.

Но ты мог бы спросить, не так ли?

Пожалуй. Только подождите минуту.

***

Тони, конечно, не слишком возражал, таким уж спокойным и тихим был рейс. С этими известиями я вернулся к ним. А потом начались настоящие чудеса.

***

Как Вас зовут, капитан?

Я - Тони, мисс. Мой второй пилот - Кристофер, а это Майк, ваш стюард.

Должно быть, у вас здесь изрядная скука…

Ну, мы должны довольно часто проверять приборы - примерно каждые двадцать минут.

Блондинка посмотрела на девушку-испанку и спросила:

Как ты думаешь, двадцати минут будет достаточно?.

Та ответила:

Вполне. Проверьте ваши приборы, джентльмены, - и спокойно, без тени смущения начала расстегивать рубашку. - Теперь, джентльмены, мы бы хотели, чтобы вы рассудили наше маленькое пари, если вы не против, разумеется. Моя подруга и я поспорили: кто из нас лучше исполняет стриптиз? Мы бы хотели вам это продемонстрировать, чтобы вы были нашими судьями - с вашего разрешения, конечно.

Никто из нас не собирался возражать, это уж точно. Блондинка слегка подтолкнула меня, так, чтобы я встал у двери. Потом она прислонилась к стене и тоже стала смотреть на шоу.

У испанки были длинные волнистые черные волосы, почти до талии, свободно лежащие на плечах. Одето на ней было что-то вроде черного свитера на шнурках; она уже расстегнула его, и немного сдвинула, показав гладкое загорелое плечо. Ниже на ней были короткая белая маечка на бретельках и длинная свободная черная юбка.

Ну, ребята, что следующее - майка или юбка?

Эй, о советах не договаривались!

Ладно, ладно.

Она выскользнула из юбки, оставив на полу кабины лужицу из черной ткани. Теперь ее кремово-коричневые ноги были обнажены полностью, от черной ниточки трусиков до высоких черных ботинок, облегающих середину икры. Она подняла правую ногу и аккуратно положила ее на колени Кристоферу.

Вы можете помочь мне со шнурками, капитан?

Он - второй пилот, - быстро вставил Тони. - Капитан - я.

Вот и отлично, капитан. Вы поможете мне с другим ботинком.

Крис быстро расшнуровал ботинок и снял его, поглаживая рукой икру и изгиб ступни. Слегка дрожа, она убрала ногу, и поместила другую на колени Тони. Он тянул время, скользя руками вверх от середины икры, пока она не закачала головой.

Нехорошо, капитан. У вас на пальце обручальное кольцо.

Мы разведены.

Вы уверены?

Она скрестила перед собой руки, ухватилась за конец белой маечки, и стянула ее через голову, растрепав волосы. Она, должно быть, любила черный цвет, потому что ее обтягивающий бюстгальтер тоже был черным, под стать трусикам. Бюстгальтер выглядел несколько маловатым для ее большой груди, которая выпирала из него хорошо видимыми темными сосками.

Майк!

Да, мэм?

Вы поможете мне с застежкой?

Да, мэм!

Мне кажется, мои пальцы немного дрожали и были холодны, как лед, потому что она застонала, когда я коснулся ее сзади. Повозившись с застежками, я, наконец, смог их расстегнуть. У меня не хватило уверенности погладить ее так, как это делал капитан; но я смог ощутить запах ее духов, когда она наклонилась чуть ближе. От нее пахло яблоками.

Она повернулась и встала перед нами; медленно, дразня, она стянула с плеч лямочки бюстгальтера, позволяя ему упасть на пол, на черно-белую груду ее одежды. У нее была огромная грудь; наверное, такая же большая, как у девушек из Плейбоя, только более темная, чем у большинства из них. Ее темно-коричневые соски торчали, возможно, от холодного кондиционированного воздуха в кабине. Она скользнула руками вниз, вдоль тела, огибая груди и округлый животик. Потом задержалась на бедрах и просунула пальцы под ниточки трусиков…затем остановилась.

Она пошла к Кристоферу.

Крис! Вы не против помочь мне снять их? Своими зубами?

В течение секунды Крис выглядел ошеломленным, но быстро закивал.

Он наклонился к ней и осторожно взял зубами ее трусики. Я не все хорошо видел в полутемной кабине, но ему потребовалось ужасно много времени, чтобы стянуть их; она немного постанывала и двигалась всем телом - как мне показалось, чтобы помочь ему. Наконец он стянул трусики вниз, с бедер и икр, и она вышла из них, раскинув по телу волосы и встав перед нами.

Ну, ребята, как вы меня оцените?

Мы быстро и единодушно присудили ей абсолютную десятку. Блондинка то ли улыбалась, то ли хмурилась; она подозвала испанку и начала шептаться.

***

Ты ужасная обманщица. И ты сейчас убежишь - не отрицай!

Я не хочу. Я уступлю тебе моральную победу, если ты откажешься и уйдешь.

О, нет, ты этого не получишь. Ты будешь стоять здесь, раздетая, даже если тебе станет холодно…и будешь смотреть на меня. А я немного изменю правила игры.

Делай что хочешь, лишь бы тебе было хорошо.

***

В конце разговора блондинка усмехнулась. Покачивая бедрами, она направилась к Тони.

Кажется, моя подруга разволновала и разгорячила вас, парни, но недостаточно серьезно побеспокоилась о разрешении этой маленькой проблемы. Крис, я хочу, чтобы Вы поднялись и подошли ко мне. Не думайте о самолете - я уверена, все будет прекрасно.

Она отклонилась назад и распустила конский хвостик своих волос, позволив им рассыпаться по лицу и скрыть его резкие черты с плутовскими глазами. Затем она быстро скинула ботинки, расстегнула джинсы и немного запуталась в них, вздохнув с облегчением, когда, наконец, смогла их стянуть. Через плечо она сказала подруге:

Напомни, чтобы на обратном пути я одела что-нибудь посвободнее.

Обещаю.

После этого она выскользнула из своих белых трусиков, поглаживая розоватую кожу и редкие светлые волосики, и осталась лишь в длинной синей рубашке. Она повернулась к Крису, расстегнула ему молнию и приспустила брюки немного вниз, чтобы посмотреть на его уже окончательно поднявшегося петуха. Усмехнувшись, она сказала:

Я думаю, Вы найдете местечко, куда его вставить, - и опустилась на колени, лицом к Тони. Она потянулась к Тони, но он уже вытащил свой член и приставил его к ожидающему рту. Она склонилась над твердым концом; капитан только закрыл глаза и улыбнулся, когда она начала двигать головой вверх и вниз, укрывшись за своими растрепанными волосами.

Крис заколебался, неуверенно посмотрев на темноволосую девушку, которая так и стояла, прислонившись к стене. Та только пожала плечами и улыбнулась ему.

Он покачал головой, и полез в свой вещевой мешок, надежно спрятанный под сиденьем. Пошарив там, он извлек презерватив и натянул его себе на член. Мне показалось, что он разрушает обстановку легкого безумия, но Крис - британец, и потому весьма осторожный тип. Впрочем, это не заняло у него много времени - и вскоре он направил своего петуха в жаждущую щелку. Блондинка застонала и начала быстрее двигать головой; Крис тоже начал двигаться взад и вперед, обхватив руками ее маленькое тело.

Я посмотрел на обнаженную темноволосую девушку, но она закачала головой мне в ответ; ее волосы слегка развевались кондиционированным ветерком.

Извини, мальчик. У меня свои проблемы. Может быть, в другой раз.

Поэтому я начал потихоньку передергивать сам у себя. Сначала я немного смущался, но все происходившее было так нереально - эти две прекрасные женщины, возникшие ниоткуда и делающие то, чего никогда не делали мои знакомые девушки - что мое смущение скоро прошло. Я видел, как голова блондинки взлетала вверх и вниз; все трое двигались быстрее и быстрее; руки Криса все сильнее сжимали ее маленькие груди и скользили по ребрам. Тони неожиданно застонал и затих. Секундой позже Крис и девушка тоже остановились, и нечто вроде сдавленного всхлипывания вырвалось из-под занавеса ее волос. Блондинка в руках Криса отклонилась назад, и какое-то время они оставались в этом положении. Я все еще мастурбировал, глядя, как колышутся от дыхания груди девушки-испанки с напряженными от холода сосками. По-моему, она пожалела меня, потому что в следующий момент она встала передо мной на колени, и мой петух проник в ее рот, проскользнув в его теплоту на всю длину. Я немедленно кончил, проливая ей в рот сперму, которую она глотала с нетерпеливой жадностью. Никогда и никто прежде мне не делал ничего подобного.

Они встали и оделись в полной тишине. Потом, уже открывая двери, они обернулись к нам.

Ну, ребята? Кто победил?

Не нашлось никого, кто бы смог ответить на этот вопрос. Неловкое молчание заполнило маленькое помещение. Блондинка покачала головой, улыбнулась, и открыла дверь. Взяв подругу за руку, она потянула ее за собой. И они ушли.

***

Теперь не осталось ни одного способа рассудить наш спор.

Но ты обманула меня с самого начала.

Я обманула? Ты первая обманула.

Только чуть-чуть. А я думала, что ты дала обет безбрачия.

Ну, люди меняются.

Я так и думала.

Так что же относительно пари?

Ты знаешь, ведь есть еще целый Лондон.

Это верно. Клерки в гостинице, официанты…

Охранники музеев. Продавцы театральных билетов…

И если нам станет совсем скучно, есть еще шотландцы со своими короткими юбочками, а под ними ничего, милашка…

Ее совершенный шотландский акцент просто выключил меня, и мы закатились в общем веселье. Британцы через проход от нас хмурились от шума, несомненно считая его неподходящим в столь поздний час. Мы смеялись еще больше, пока, наконец, не начали зевать. До Лондона оставалось всего два часа, но этого было вполне достаточно для небольшого сна. Сейчас, в этой маленькой металлической машине, летящей так высоко над таким глубоким океаном, она выглядела гораздо спокойнее, чем за все последние недели. Может быть, все что произошло, действительно сработало как надо?

***

Ты должна пообещать мне одну вещь.

Все, что только может сделать тебя счастливой, бэби.

Если мы будем говорить об этом, даже через несколько лет, обещай мне никогда не шутить по поводу кабины, ладно?

Я усмехнулась.

Обещаю.

Все минет

Категория: Случай

Автор: Андрей Смирягин

Название: Все минет

Большинство мужчин извращенцы - им нравятся женщины. Любить себя или таких же как ты - это естественно и слишком обыденно. Но, нет. Этим испорченным мужчинам подавай наиболее отличающихся от них человеческих особей. Когда проводишь рукою женщине между ног и не находишь привычной (ведь поправляешь там за день не раз) конфигурации, приходишь в неописуемый восторг.

Мужчины скучны - в ни нет ничего нового. Женщины уродливо деформированы (волосы, губы, шея, грудь, талия, бедра, ноги) и оттого невыразимо интересны и привлекательны. Особенно совершенные деформации пользуются у мужчин наибольшим спросом.

Каждая новая женщина влечет по-новому. Кто знает, а вдруг проводя в очередной раз у нее между ног, ты найдешь что-нибудь новенькое. В этом кроется секрет непреодолимости мужского распутства.

В предвечерних сумерках зимнего города после тяжелого труда производства денег из ничего брокер возвращался в свою недавно купленную квартиру. Это был мужчина на том этапе жизни, когда детская припухлость медленно, но неуклонно превращается в старческую обрюзглость. Звали его... впрочем, для истории имя его не имеет значения. В дальнейшем мы так и будем его называть - Брокер. Чем не фамилия для делового человека?

Итак, что может быть приятнее, чем ехать домой после изнуряющего душу и тело сумасшедшего дома, который зовется Фондовой Биржей. Сегодня у Брокера был удачный день, он прилично заработал, и все его существо требовало отдыха и расслабления, неудержимо стремясь туда, где тепло, уютно, где все удобно и функционально, а с кухни доносится тонкий аромат специй и поджариваемого ассорти из овощей - последнее время он что-то располнел, и жена прописала ему легкую диету. Как это прекрасно иметь жену! Приходишь домой усталый, опустошенный, а на кухне кто-то суетится...

В окно автомобиля, мягко идущего под его любимую увертюру из Сороки воровки Россини, бил дождь с мокрым снегом. Видимость была плохой, и Брокер сбавил скорость до минимума, определяя направление движения по габаритным огням идущих впереди машин.

Как я не завидую тем,- подумал он,- кто лишен удовольствия в такую сабачую погоду ехать домой в теплом салоне автомобиля!

В это мгновение на обочине дороги из полумрака непогоды вынырнул тонкий женский силуэт под зонтиком. Слегка выставив вперед ногу в светлом чулке, девушка при приближении машины брокера неожиданно подняла руку.

Брокер даже сам не понял почему он затормозил. У него не было в намерениях задерживаться или кого-либо пускать в свой теплый и уютный мир. Видимо, сработала первая реакция любого человека на неожиданную просьбу о помощи со стороны своего ближнего.

Ладно,- рассудил он,- в случае чего скажу, что мне не по пути,- и поднял блокиратор пассажирской двери.

- Далеко?- задал он вопрос девушке лет восемнадцати, которая склонилась к распахнутой им дверце.

- Не хотите расслабиться?- простуженным голосом спросила в ответ девушка.

- Как расслабиться?- не понял он.

- Я сделаю вам минет,- без тени смущения пояснила девушка, как если бы она предлагала всего-навсего пришить ему пуговицу.

Брокер удивленный прямым предложением девушки оглядел ее с ног до головы.

Опытным взглядом он сразу рассмотрел под ее одеждой хорошую грудь и развитые бедра. Всмотревшись в лицо, он отметил его правильные и тонкие черты, которые немного портили чрезмерно впалые щеки и горячечный румянец, отчего глаза становились слишком большими и вместе с якро накрашенными губами пугали своей откровенной чувственностью и порочностью.

- Ну что?- девушка откинула руками свисавшие на ее лицо мокрые сосульки темных волос.

- Нет, что вы, спасибо,- отказался Брокер.- Мне некогда.

Девушка безучастно пожала плечами и захлопнула дверцу автомобиля.

Вот глупая девчонка, думает, мне нужен ее минет,- подумал Брокер и нажал на газ.- Да у меня дома жена-красавица, и я вполне доволен своей сексуальной жизнью. И вообще, у меня все хорошо. Интересно, сколько это удовольствие стоит, чтобы завтра рассказать друзьям и вместе посмеяться. Дурак, забыл спросить. А что мне мешает сделать это сейчас?

Он нажал на тормоз, остановился и быстро сдал назад.

Девушка немного удивленно повернула голову к возвратившемуся автомобилю.

- А сколько это стоит?- нагло ухмыляясь, чтобы скрыть неожиданное смущение, спросил Брокер, когда она снова склонилась к открытой двери автомобиля.

- Пятьдесят тысяч...

И деньги-то плевые,- сразу подумал Брокер о предложении проститутки, как о выгодной сделке,.- и здесь недалеко я знаю укромное местечко у реки. Да что там мелочиться, надо хоть раз в жизни испытать такое приключение.

- Прыгай,- решительно сказал он, приглашая девушку в салон.

Когда они тронулись в путь, девушка некоторое время молча крутила концы черного шарфика, обмотанного лентой вокруг ее тонкой шеи, как бы придушивая себя, а затем спросила, видимо, стремясь преодолеть барьер отчуждения, между незнакомым мужчиной и женщиной, которым предстоит совершить нечто интимное:

- У вас закурить не найдется?

Брокер сам не курил, но в бардачке он всегда держал пачку сигарет для непредвиденных случаев.

Девушка закурила, втягивая вместе с сигаретным дымом воздух глубоко в пропасть рта, как это делают наркоманы, чтобы затем, вытянув губы трубочкой, выпустить дым наружу.

- Как тебя зовут?- спросил Брокер, в свою очередь пытаясь эмоционально сблизиться с попутчицей, и тем самым снять напряжение от соприкосновения с абсолютно чужой и порочно-опасной жизнью.

- Светлана,- ответила девушка со вздохом, как будто уже устала носить это имя. Брокер краем глаза покосился на девушку и действительно в это мгновение он увидел, что жизнь как следует потрепала ее по худенькому плечу.

Когда они подъехали к безлюдному месту в лесополосе у реки, снежная буря улеглась, что, впрочем, могло быть следствием отсутствия ветра, отсекаемого крутым берегом.

Выключив двигатель, Брокер слегка откинулся в кресле и посмотрел на девушку, приглашая ее к началу. Девушка покачала головой, после чего, скрывая смущение, с развязностью опытной проститутки произнесла дешевую фразу:

- Сначала, как говорится, билеты, а потом кино.

Брокер пожал плечами с видом человека, которого напрасно подозревают в мошенничестве, и достал из бумажника требуемую сумму. Девушка ни слова не говоря быстро спрятала куда-то в глубины женской одежды деньги, затем склонилась к клиенту, чтобы быстрыми и знающими движениями расстегнуть ему ремень и молнию.

Освободив из тесного плена весомый инструмент искателя приключений, она взяла его весьма деликатно, оттопырив мизинец, как если бы она держала чашечку кофе или большую драгоценность. После чего приступила к тяжелой работе.

Делала она свое дело достаточно умело. По всему было видно, что она находит в этом удовольствие, и не смотря на свое хрупкое сложение, очень скоро обнаружила достаточно тренированное тело и сильные руки.

Время от времени ее быстро мелькающая голова останавливалась, и она из куклы с моторчиком превращалась в искушенную поедательницу мороженного. Он чувствовал, как ее шершавый язычок, обрабатывает самые укромные места у своего пленника. В то же время кончиками пальцев свободной руки, показывая прекрасное знание мужской физиологии, она нежно надавливала ему между ног.

Такого фантастического удовольствия ему не доставлял никто и никогда. Он почувствовал себя юношей, перед которым опытная женщина открывает целый мир сладостных ощущений.

В такие мгновения мужчина принадлежит женщине безраздельно. В ее руках находится самое дорогое, что есть у мужчины, и она одна управляет его чувствами и сознанием. Мужчина абсолютно беззащитен и покорен ее власти. Если бы в такие минуты ее рот не был занят, она могла бы потребовать от мужчины все, и он все бы ей дал, лишь бы она продолжала.

Вскоре Брокер ощутил приближение победного фонтана. Пытаясь сдержать себя, чтобы продлить волшебное наслаждение, он поднял глаза и отвлеченно посмотрел на происходящее вокруг машины.

И здесь неожиданно он обнаружил в метре от автомобиля солидную даму, выгуливающую собачку, больше похожую на большую крысу с длинными ушами. Случайно, а может быть, намеренно дама вгляделась в глубину автомобиля, глаза ее округлились, а рот сам собою приоткрылся от удивления. Едва справившись с волнением, которое тут же сменилось негодованием, дама подхватила свою крысу и быстро засеменила прочь.

Но Брокеру уже было все равно, сейчас центр его мира находился там внизу, где девушка с мокрыми волосами держала в своих руках вершину его счастья. Брокер сжал зубы, голова его дернулась от первой судороги. Девушка почувствовав, что она близка к победе, усилила движения, по-видимому, сама приходя в пьянящее возбуждение. В какое-то мгновение она настолько увлекалась, что чуть-чуть прикусила горячую изливающую хмельную струю плоть.

Брокер ощутил резкую боль, которая быстро растворилась в одном мощном гудение каждой клеточки его бьющегося в судороге тела. Это бесконтрольной животное биение здорового и цивилизованного мужчины продолжалось так долго, что в какой-то момент девушка даже испугалась.

Положив ладонь ему на щеку, она по-матерински стала гладить своего клиента, что, впрочем, приводило к обратному результату, с каждым поглаживанием судорога новой волной прокатывалась по телу Брокера.

Но мало-помалу он стал приходить в себя, пока наконец не затих, умиротворенно откинувшись назад.

Девушка открыла дверь автомобиля, склонила голову за порог и вылила изо рта на землю чуть ли не литр жидкости, после чего еще долго сплевывала на снег розовую смесь слюны, мужского семени и крови.

Да. Я выложился в этот раз на славу,- решил про себя Брокер. Он взглянул на девушку, которая в это время уже закрыла дверь и смотрела куда-то в темноту, облизывая слегка обветренные кубы. Как прекрасно лицо женщины после минета,- неожиданно подумал Брокер, глядя на одухотворенно-задумчивое лицо девушки. Он достал носовой платок из кармана, вытер им свою плоть и застегнул штаны. Приоткрыв окно, он собрался выбросить платок, но неожиданно заметил на нем следы крови.

- Ой, извините,- быстро стала оправдываться девушка.- Я немного увлеклась.

- Да, ничего страшного,- беззаботно произнес Брокер и выкинул носовой платок в окно. Сейчас он чувствовал необычную эйфорию и ощущал себя героем, которому ничего не страшно.

- Вы так необычно кончали,- вдруг призналась она.- Не часто встретишь такого страстного мужчину.

Он услышал в ее голосе теплоту и даже намек на неожиданно возникшую привязанность.

Это было сейчас совершенно некстати. Получив свое, он почувствовал к девушке полное охлаждение и даже брезгливость. Сейчас необходимо было поскорее от нее избавиться и вернуться в тот привычный мир, из которого она его выдернула. Меняя тему разговора, он спросил:

- Мне показалось, кроме денег, ты еще получаешь и удовольствие от своей работы. Скажи, как это можно вот так с совершенно незнакомым мужчиной заниматься этим, да еще с удовольствием?

Девушка задумалась, но быстро нашла ответ:

- Как-то так получается, что ты начинаешь немножечко любить каждого своего клиента.

- А если он внешне просто отвратителен?- ехидно поинтересовался Брокер.

- Ну тогда начинаешь работать.

- И много ты этим зарабатываешь?

- Зарабатываю!- горько усмехнулась проститутка.- Этим я не зарабатываю, а всего лишь спасаюсь от голода.

Брокер мгновенно напрягся, понимая, что на него против его воли ложиться ответственность за чью-то неустроенную жизнь. Чтобы раз и навсегда покончить с этим, он грубо сострил.

- В таком случае ты зря сплюнула. Говорят, сперма богата белком. Обслужил десять клиентов, и можно не ужинать.

- Не ужинать можно,- не поняв юмора, продолжила грузить его девушка,- а вот если негде ночевать, это уже хуже.

- Зря ты пытаешься меня разжалобить.- уже зло произнес Брокер.- Мне ничуть вас, проституток, не жалко. Вы сами выбрали свой путь, и никто в этом не виноват.

- Да пошел ты,- в свою очередь разозлилась его собеседница.- Ненавижу вас, сытых и довольных жизнью, которым на всех остальных наплевать.

- Разве тебя кто-то силой погнал зарабатывать на дороге? - Ничего ты не знаешь!

- А что я должен знать?- возмутился Брокер.- Меня это вообще не касается.

- Не касается,- горько усмехнулась проститутка.- А ты знаешь, что я с утра ничего не ела? И сейчас на заработанный полтинник первое, что я сделаю - это пойду и куплю себе еды.

- А второе - наркотики,- издеваясь, предположил Брокер.

- Может, и наркотики. Хотя на них денег уже не хватит, и мне придется обслужить еще одного козла.

- Вот видишь, так люди сами загоняют себя в порочный круг. Почему ты не хочешь найти нормальную работу?

- Где я ее найду? Я приехала в этот поганый город несколько лет назад из Сибири. Погналась за красивой жизнью, той что показывают по телевизору. А теперь с вашими сволочными законами, которыми вы хотите отгородиться от всего остального мира, я не могу найти ни работы, ни нормального жилья.

Голос девушки задрожал, и из глаз ее брызнули слезы. Похоже, она находилась на грани нервного срыва.

- Ну зачем ты своими вопросами залез ко мне в душу?- размазывая потекшую тушь по лицу, спросила она Брокера.- Минета тебе мало, тебе еще душевный стриптиз понадобился?

- Ну ладно, развлеклись и хватит,- холодно и решительно произнес Брокер.- Ты здесь выйдешь, или тебя доставить на исходную точку?

Девушка сглотнула текущие у нее по щекам слезы и жалобно посмотрела на Брокера. Тот нажал на газ и стал набирать скорость.

- А ты знаешь, что я больна СПИДом почти неслышно, шевеля одними губами, проговорила она.

Но Брокеру показалось, что он оглох, таким громовым раскатом прозвучала для него эта фраза. Он до пола выжал педаль тормоза. Заблокированные колеса заскользили по мокрому асфальту, машину занесло, и ударившись о тротуарный камень, она замерла на месте.

- Что? Что ты сказала?- едва сдерживая себя, чтобы не закричать, спросил он.

- СПИД у меня, вот что,- спокойно объявила девушка, и отвернувшись к окну, стала смотреть на капельки воды, стекающие по стеклу.

- А почему ты меня раньше не предупредила?- задал Брокер глупейший в данной ситуации вопрос.

- Да чихать я на тебя хотела, мне деньги были нужны.

Это конец,- промелькнуло в голове Брокера. Он наверняка заразился. Она же до крови прикусила ему крайнюю плоть. Вирус с ее слюной уже где-то живет в его организме.

Вот так просто и внезапно люди попадаю под машины, тонут, умирают от сердечного приступа и заражаются смертельным вирусом. Еще пять секунд назад ты ни о чем таком не думал, был счастлив, беззаботен и доволен жизнью, и вдруг сразу ты не жив. Или в его случае пока еще не мертв.

Как он скажет об этом жене? Да и какая может быть теперь жена! А его работа, его биржа, его друзья?! Все принятые и устоявшиеся понятия в человеческом обществе вдруг отдалились от него, оставив наедине с холодным мировым космосом. Он уже ничто, он сам внезапно объединился с этим космическим хаосом и стал его неживой частью.

Он ужаснулся несоответствию: как ничтожна причина и непереносимо огромно может быть последствие. Мозг отказывался осознавать произошедшее и, еще надеясь вернуться к прежнему равновесию, снова и снова пытался силой вернуть время на четверть часа назад.

Он закрыл глаза, встряхнул головой, затем, открыв их, осторожно покосился вправо. Рядом сидела та же совершенно безразличная к объявшему его ужасу девушка.

Она такая же как я,- пронеслось у него в мозгу.- Она теперь ближе к нему, чем кто бы то ни было на свете.

Зачем, почему он затормозил у этой шлюхи?

Теперь будет вот что: она убила меня, а я убью ее. Теперь можно все, раз в мире существует такая несправедливость. И никакой ни к кому жалости. Она знала, что больна. Значит она убийца, а человек, убивший другого, переступает черту, за которой его собственная жизнь уже не стоит ничего. И поэтому я ее сейчас утоплю, или раздавлю своим автомобилем, или еще лучше просто задушу.

- Выходи,- с могильным холодом в голосе приказал он девушке,- сейчас я буду тебя убивать.

Проститутка в ужасе отпрянула, вцепившись руками в кресло автомобиля, но это уже не могло ее спасти. - Я не хочу! Меня нельзя убивать,- с детской непосредственностью запротестовала она.

- Можно,- убежденно сказал Брокер.- Такая тварь не должна жить.

- Да, я тварь! - внезапно с яростным негодованием закричала проститутка.- Такие, как ты, сделали меня такой. Ты хочешь убить меня? На, убей, если сможешь. Я не хочу больше жить. Вокруг такой бардак и холод.

- Я смогу, не беспокойся,- сказал Брокер и хладнокровно взял девушку за концы шарфика, обмотанный вокруг ее шеи. Девушка с силой дернулась, но, обнаружив, что это бесполезно, с наглой усмешкой не мигая уставилась на Брокера.

Брокер намотал концы шарфика на руки, и не отводя взгляда от насмешливых глаз проституки, стал понемногу затягивать удавку на ее тонкой шее. Казалось, она не верила, что он в силах выполнить задуманное, но когда ей стало нечем дышать, взгляд ее стал испуганным и жалким. Она судорожно схватила Брокера за запястья, но тот безжалостно со всей силы стянул удавку. Спустя несколько секунд полное смертельного ужаса лицо девушки налилось синевой, глаза открыв белки страшно закатились, тело ее несколько раз дернулось в судороге, затем, словно потеряв внутренний жизненный стержень, обмякло и повисло на удавке. Все было кончено.

Брокер как в тумане вышел из машины, обошел ее со стороны капота, открыл дверцу пассажира и, взяв подмышки мертвую девушку, выволок ее почти невесомое тело на грязную слякоть дороги. Затем, немного подумав, оттащил ее в кювет и аккуратно уложил в глубокую нишу меж двух высоких сугробов. После этого, навалившись всем телом на один из них, он обрушил холодную массу снега прямо на безжизненное тело бедняжки.

Когда погребение в ледяной могиле закончилось, он сел за руль и как в бреду погнал в город.

Что дальше?- мелькали одна за одной мысли в его голове.- Домой после всего случившегося он ехать не может. Надо бежать. Но куда? В другой город. В другую страну. Забиться словно таракан в самую дальнюю щель и ждать. Чего? Смерти. Нет. Он должен перед концом взять от жизни все. Но какая жизнь без понимающей женщины рядом? Жена на это не способна, она слишком любит вещи и удобную жизнь, она бросит его при первом же намеке на серьезные трудности.

Понимание он сможет найти только у той, которая находится в таком же безвыходном положении. Следовательно, необходимо найти женщину больную СПИДом и посвятить себя всевозможным наслаждениям, пока смерть не сцапает кого-нибудь из них. Денег он заработал достаточно, чтобы путешествуя по миру прожить ни в чем себе не отказывая несколько лет. Но где найти такую женщину? Стоп! Одну такую он только что убил.

Дурак, зачем он это сделал! Дважды дурак,- вдруг вспомнил он другую подробность - его машину и его самого видела с погибшей эта тетка с собакой-крысой.

Мгновенно он понял, что ему делать. Его голова заработала ясно и расчетливо, как только может работать голова настоящего брокера.

Так, сколько прошло с ее смерти?- начал считать он.- Минуты три. Я слышал, что мозг безвозвратно разрушается только на двенадцатую минуту. И потом она лежит в снегу, значит процессы разрушения замедляются еще больше. Я успею.

Заложив крутой вираж с рискованным заносом, он развернул автомобиль и помчался на место недавнего преступления, сопровождаемый недовольным гудением автомобилей, которые он едва не снес.

Откопав девушку, он быстро снял с себя пальто, расстелил его на дороге, осторожно подхватил слегка закоченевшее тело на руки и положил его на подстилку.

Обнажив бездыханное, но еще теплое тело до пояса, Брокер на мгновение залюбовался девственной красотой ее грудей, на которых даже в темноте были видны нежнейшие розовые соски.

Однако испугавшись, что он теряет время, реаниматор раскрыл рот девушке и, набрав полные легкие воздуха, прижав свой рот к ее ледянным губам, с силой выдохнул. Груди девушки вздыбились вверх. Брокер сложил ладони под левым соском, и осторожно, чтобы не сломать грудную клетку, нажал четыре раза. После чего снова прильнул к ее рту.

Странно было вот так прижимать свои губы к ее губам, которые только недавно были так близки с ним. Впервые он почувствовал вкус своей спермы.

Невероятно, но девушка после третьего живительного поцелуя негромко кашлянула и шевельнула рукой.

Сердце Брокера наполнилось радостным возбуждением. Она будет жить! Он как сумасшедший бросился растирать ей руки и ноги. Еще минуту спустя лицо девушки порозовело и она открыла глаза. Брокер помог ей сесть.

Девушка, ничего не понимая, огляделась вокруг. Вдруг она обнаружила, что сидит почти обнаженная, и непроизвольно закрыла грудь руками. Брокер радостно засмелся. Девушка широко моргая смотрела на сумасшедшего, который, не переставая смеяться и одновременно плакать, целовал ей руки, плечи и лицо.

- Где я?- слабым голосом спросила она.

- Все хорошо. Все будет хорошо,- повторял Брокер и продолжал рыдать сквозь смех.

- Не плач. Зачем ты плачешь?

- Прости меня. Я не буду. Теперь не буду, только обещай, что никогда не бросишь меня.

- Хорошо, если ты этого хочешь.

- Да, хочу. Я сделаю все, чтобы ты была счасливой. Ты достойна быть счастливой. Только будь со мною.

- А что случилось?- еще не до конца придя в себя, стуча зубами в ознобе, спросила Светлана.

- Ничего страшного,- ответил ее спаситель,- просто я тебя люблю, и это главное.

- Мне холодно,- пожаловалась девушка.

Брокер завернул ее в пальто, как ребенка поднял на руки и отнес в машину.

- Сейчас я отвезу тебя к приятелю,- сказал он, включая печку на всю мощность,- он за границей, пока ты поживешь у него, потом я сниму квартиру, и мы поселимся там вместе.

Некоторое время они проехали молча. Не смотря на пережитое, Брокер был спокоен и даже умиротворен, как будто впервые за много лет он стал самим собою. Сбросив с себя оковы общепринятых понятий, его свободный мозг почувствовал огромное облегчение.

- Ты правда меня никогда не бросишь?- прервала молчание Светлана.

- Никогда, до тех пор пока смерть не разлучит нас,- искренне сказал Брокер фразу, которая в другой ситуации показалась бы напыщенной и фальшивой. - Даже, если я тебе кое в чем признаюсь?

- Ну что там еще такое? В самом страшном, по-моему, ты уже призналась.

- Нет, сначала обещай, что не бросишь,- стала настаивать Светлана.

- Обещаю, дурочка, мы теперь повязаны смертью.

- Тогда вот что...- медленно, и еще сомневаясь в правильности своего поступка, произнесла Светлана,- я тебя обманула.

- Как обманула?- не понял Брокер.

- У меня нет никакого СПИДа. Я недавно проверялась. Я пошутила, и ты можешь жить спокойно.

- Пошутила!- брокер дал по тормозам, и машина, кренясь вперед, замерла на месте.

- Да.

- Зачем?

- Мне стало обидно, ты такой богатый и довольный жизнью... Я не хотела. Ты же обещал, что не...- быстро забормотала Сетлана, но тут же запнулась, заметив, как меняется в лице Брокер.

Между тем лицо Брокера мгновенно стало холодным и чужим.

- Выходи,- сказал он с спокойно, но вряд ли кто-то в эту секунду решился бы ему возражать.

- Но ты же признался, что любишь меня и хочешь жить со мною,- еще за что-то цепляясь, но уже понимая, что это бесполезно, залепетала Света.

- Я сказал, выходи. Или я придушу тебя второй раз, но уже навсегда.

- Эх ты,- печально и как будто сама себе улыбнулась Светлана, послушно открыла дверцу, и больше ни слова не говоря, вышла под начавшийся с новый силой дождь смешанный со снегом.

Брокер несколько секунд сидел неподвижно, пока ссутулившаяся одинокая фигурка девушки удалялась в неприветливую и промозглую темень дороги. Неожиданно он, не глуша двигателя, вышел из автомобиля и быстро нагнал девушку. От неожиданности та втянула голову в плечи, решив, что сейчас случится что-то ужасное. Но Брокер достал из внутреннего кармана пухлую пачку зеленых купюр, всю сегодняшнюю добычу, сунул удивленной девушке в руки, и не глядя в ее сторону, вернулся к готовой сорваться с места машине.

<div align=center>* * *</div>

Когда Брокер открыл своим ключом тяжелую металлическую дверь, жена суетилась на кухне. Быстро, чтобы она не заметила, он снял испачканное пальто и прятал его в шкафу.

- Опять опоздал,- появилась в коридоре жена и подставила щеку для поцелуя.- Ты все время думаешь только о себе.

- Ты ко мне не справделива,- сказал Брокер, нежно и примирительно целуя ее в щеку.- Я о тебе вспоминаю довольно часто. Вот, например, сегодня, ты только представь, еду я на машине, вдруг вижу голосует симпатичная девушка. Я от полноты душевной хотел ее подвезти, а она говорит, что она здесь за пятьдесят тысяч делает минет...

- И что сделал ты?- с нарочитой подозрительностью спросила жена.

Рассказать ей что ли,- подумал про себя Брокер,- нет, пожалуй, не буду.

- А ничего,- сказал он так же нарочито серьезно. Я сразу вспомнил о тебе. Я подумал, зачем мне платить пятьдесят тысяч, если ты мне сделаешь все то же самое, но за бесплатно.

И супруги, весело смеясь, направились на кухню, где их ждал изысканный ужин и бутылка хорошего испанского вина.

Белая ночь

Категория: Случай

Автор: Игорь Каменев

Название: Белая ночь

Ехали уже довольно долго. Ночь была морозной. Падал снег. Неожиданно начался буран. Хлопья снега валили с небес, кружились в бешеном вальсе, падали на лобовое стекло машины и мешали видеть дорогу. Ты поехал медленнее.

— Я женат, — сказал ты вдруг.

Ты опустил взгляд на свою левую руку и долго рассматривал кольцо, как будто видел его в первый раз, затем улыбнулся, словно пораженный данным неопровержимым фактом и моим признанием в том, что давно знаю о нем. Все это заставило тебя лениво заинтересоваться мной, и ты взглянул на мои руки.

По-моему, на мне было пять или шесть колец, но в наступающей темноте у тебя не было времени считать их, кроме того, дорога становилась все коварней и извилистей.

Ты пытался хоть что-нибудь разглядеть сквозь запорошенное снегом стекло и переключил дворники на усиленный режим работы, затем снова с удивлением посмотрел на меня. Я ответила смешком на твой молчаливый вопрос, и ты, по-прежнему улыбаясь, согласился и с моим молчанием, и с нежеланием что-либо объяснять.

В кабине грузовика было тепло, и я отлично себя чувствовала. Когда ты сказал: “Моя жена с детьми на лыжном курорте”, я ответила: “Мы тоже в снегу”. Ты положил руку мне на колено, и я закрыла глаза.

Наше знакомство тоже было своего рода чудом. Из-за времени года... Это было вечером двадцать четвертого декабря...

С чемоданом в руке я торопливо переходила дорогу. Вокруг сновали люди, почти все были нагружены различными свертками и пакетами. Мимо меня проехал велосипед, неосторожно толкнув меня, так что я отлетела на капот стоящей у тротуара машины.

Ты был на другой стороне улицы — как раз собирался залезть в кабину своего грузовика. Большого грузовика, только что, наверное, доставившего устриц в ближайший супермаркет.

Ты остановился, затем бросился мне на помощь. Я была немного испугана, и ничего больше.

— С вами все в порядке? — спросил ты. — Ничего не повредили?

Ты поднял мой чемодан. Я обратила внимание, что ты гораздо выше меня, — рост телезвезды. С веселой улыбкой и блеском в цвета зимнего моря зеленых глазах, которые напоминали мне — а почему нет? — свежих устриц. Ты сказал:

— Едете отдыхать?

— Да, — ответила я.

Я собиралась встретить Рождество со своими родителями в Ярославле. Но боялась, что поезда переполнены, а я не догадалась зарезервировать место.

Ты посмотрел мне в глаза, на мгновение задумался и повернулся к своему грузовику.

— Слушай, у меня есть идея...

И вот мы здесь...

Ты быстро заполнил бумаги в своем офисе, я сделала телефонный звонок, и мы отправились в длинное, неожиданное, потрясающее рождественское путешествие. Мы взобрались на холм. Ты поехал медленнее, на секунду убрал руку с моего колена, чтобы переключить передачу, затем вернул ее на место.

— Если честно, — сказал ты, — я очень застенчивый.

Мне нравился наш странный разговор, в котором слова, казалось, несли новый смысл. Интонация, с которой ты произнес: “Если честно...”, обещала многое.

— Серьезно? Я не ослышалась?

— Ну, может быть, не всегда.

— А сегодня? — упорствовала я.

— Совсем немножко.

— Из-за меня?

— Благодаря тебе.

— И что же ты чувствуешь?

— Чувствую себя преступником.

Я подумала, что ты говоришь совсем не так, как должен говорить обыкновенный водитель грузовика. И ход твоих мыслей мне тоже очень нравился.

— Смешно... — сказала я.

— Для водителя грузовика, да? — ответил ты и снова улыбнулся.

Я посмотрела на тебя и обратила внимание на густые брови и морщинки возле глаз. Я никогда не сомневалась, что такие морщинки могут быть только у самого отъявленного соблазнителя. И я позволила соблазнить себя...

Я взяла твою руку в свою. Она была теплая, сильная, опытная. Подняв юбку, я предложила твоей большой руке исследовать мою невинность.

— Забавно! Я вовсе не думал, что ты такая...

— Я не такая...

— Что, только сегодня ночью?

- Да.

— Почему?

— Сегодня Рождество.

Выражение разочарования на твоем лице рассмешило меня.

— А я думал, что из-за меня...

— Благодаря тебе! — поправила я.

И мы скрепили наш договор, обменявшись многозначительными взглядами и улыбками.

— Смотри на дорогу. Наши руки достаточно взрослые, чтобы разобраться во всем без нас. Особенно твоя.

— Большая рука не всегда является преимуществом, — заметил ты, нащупывая мои трусики.

Я ничего не ответила, но приподнялась и стянула с себя мешающую часть туалета. Потом глубоко уселась в кресло, расставила ноги и закрыла глаза.

Твоя рука играла в скромность. И сначала вела себя очень невинно: поглаживала волосы на лобке, медленно скользила по его поверхности, слегка постукивая пальцами. Грузовик ревел и подскакивал на неровностях дороги. Каждый его толчок отдавался мне в низ живота, заставляя мои нервные окончания вибрировать в унисон.

— Скажи мне... — начал ты.

И я все поняла правильно. Ты хотел узнать, что я сейчас чувствую.

— Я слышала, что некоторые называют ее кошечкой, — сказала я. — Так вот, моя кошечка сейчас замяукает.

— Люблю животных, — ответил ты.

— А они всегда отвечают любовью на любовь, — прошептала я, внезапно охрипнув после того, как один из твоих заблудившихся пальцев проник в меня.

Тебе, похоже, понравилось погружать и медленно вынимать его из меня. Я аккуратно просунула руку под твою ладонь, нащупала пальцами нежный, набухший от возбуждения бутон клитора и неторопливо, желая продлить волшебные мгновения, начала поглаживать его.

Закрыв глаза, я мечтала. В мечтах я была на море, качалась на волнах. Морем было мое влагалище, волны бились о берег, прилив, отлив, прилив, отлив...

Я плавала в глубинах темных и соленых, движение внутри меня становилось все настойчивее: вперед, назад, вперед, назад... Я превращалась в подводную пещеру, головокружительную бездну. Скоро мне потребуется кто-нибудь сильный, властный, с кем бы я могла воевать, сопротивляться. Ихтиандр, ищущий по свету Аргонавт. Я хочу, чтобы меня взяли...

Ты уверенно вел машину, внимательно следя за дорогой, абсолютно равнодушный к войне, происходящей у меня между ног. Ты великодушно предложил мне второй палец, и он был с восторгом принят, но постепенно замедлил движение, вызывая внутри меня боль нетерпения.

— Ты мокрая! — сказал он.

— Это ты сделал меня мокрой. Я как причал после шторма... После того как волны утихли...

Я положила руку тебе на ширинку. Ты приподнялся, чтобы помочь мне выпустить на волю твой член.

Нет ничего прекрасней, чем сидеть вот так, лаская толстый член рукой, и мечтать. Меня это просто сводило с ума.

Я почти не знаю тебя, но внутри меня есть для тебя местечко. Даже несколько. В этот момент я осознала, как мы удачно дополняем друг друга. Член, который я держала в руке, мне хотелось примерить ко всем углублениям моего тела, куда он только мог проникнуть. Еще мне хотелось взять его в рот, проглотить с невероятным желанием и аппетитом, сделать частью себя и слиться в единой агонии. Но знала, что если я наклонюсь к нему, тебе придется прекратить потрясающее движение внутри меня, а этого мне совсем не хотелось. Взрыв приближался. Я больше не в силах была контролировать себя. Я виновато посмотрела на тебя...

— Мне кажется, я сейчас...

— Вот и прекрасно, — сказал ты и рассеял все сомнения.

Твое великодушное разрешение унесло штормовые облака моего сознания прочь.

— Только, пожалуйста, не останавливайся!

И ты все понял. Твои пальцы внутри меня продолжили свое страстное, волнующее путешествие, робкий вальс, способный уничтожить любое препятствие, тяжкий труд, сравнимый с сизифовым. Вперед, назад, нежно, неторопливо вперед, почти выскользнули наружу и снова вперед, опять назад и с силой в глубину... О, я хочу тебя, хочу быть с тобой... Волна нагоняет меня, лижет мне пятки, накрывает меня... Господи! Вот оно...

Я крепко сжимаю твой замерший, сморщившийся член в руке, плаваю в волнах удовольствия, сижу на троне неземного блаженства, переживая последствия сексуального шока...

Ты припарковался на обочине и выключил двигатель. Я повернулась к тебе, все еще горя и задыхаясь. Ты объяснил:

— Если бы я не остановился, мы бы оказались в ближайшей канаве.

Я кивнула.

— Да, да, ты абсолютно прав! Сил у меня почти не осталось.

— Мне было очень хорошо, — сказала я, и ты рассмеялся.

— Я счастлив, — сказал ты и театрально поднял руки вверх.

А я заметила у тебя на пальцах блестящие капли сока моей любви.

— Подожди, подожди немного, и ты поймешь, что я могу доставить мужчине удовольствие.

Я наклонилась к тебе. У твоего члена был волнующий, дикий мужской запах. Возбуждение, было затихшее, снова стремительно поднималось во мне. Я лизнула головку члена. Она была скользкой. Аппетитная солоноватая жидкость сочилась из тонкого отверстия, и я размазала ее сначала по розовой круглой головке, а потом по всему толстому, крепкому стволу. Как же мне хочется его съесть. В мужчине нет ничего более съедобного. Он твердый, гибкий и такой нежный, что языку хочется танцевать вокруг него на цыпочках.

Твой член настолько большой, что целиком не умещается у меня во рту... Ну уж, по крайней мере, не в моем теперешнем состоянии... Под юбкой у меня все пылает. Моя кошечка явно проголодалась.

— Дай мне его...

— Попроси, попроси как следует...

— Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, я безумно его хочу.

— Проси лучше!

— Иди же ко мне, пожалуйста... Я вся горю. Дотронься же до меня. У меня внутри все мокрое, возьми меня, иначе я сойду с ума. Тебе будет очень хорошо! Иди же ко мне!

— Еще! Еще!

— Иди ко мне, черт возьми... Смотри, он тоже хочет меня. Он весь налился кровью, он сейчас взорвется, если ты не засунешь его в меня. Трахни меня, ну пожалуйста! Он войдет в меня без всяких проблем, мы оба готовы... Нельзя быть таким эгоистом, нельзя хранить такую великолепную вещь только для себя. Посмотри же, я открыта для тебя. Ну быстрей же, иначе я кончу от одной мысли, что ты трахаешь меня... Мы не можем упустить наше счастье...

Мольбы привели к желаемому результату. Ты положил меня на сиденье, встал на колени на другое сиденье, спустил брюки...

Я задрожала, и последняя мысль пронзила меня:

— Я ведь даже еще не видела твои яйца! Ты вошел в меня как по маслу. Я чувствовала твой запах. О, какой неукротимый зверь поселился у меня внутри! Съешь меня, мой маленький зверек. Сегодня Рождество, и я твой праздничный ужин!

Твой член входит в меня глубоко-глубоко. Он твердый, сильный, я чувствую, как он бьется о стенки влагалища, заставляя меня содрогаться от невероятного удовольствия. А он все наращивает свою мощность... Мой палец играет на клиторе, как на мандолине, а левой рукой я держу его яйца, большие, тяжелые, великолепные. Я сгораю от страсти, думая о них. Они — мой рождественский десерт. Кушай, детка, кушай! Похоже, этот парень скоро выпустит в меня большую струю, ах, как же я этого хочу! Я возбуждаюсь еще больше, представив картину извержения, и сильней сжимаю твои яйца, будто желая опустошить их.

— Кончай же, кончай...

— Ну нет, сначала ты.

— Нет, я не могу, пока не могу.

Как же мне объяснить тебе, что мой оргазм напрямую связан с твоим.

— Ты первая, ты первая, — говоришь ты, и я понимаю, что ты будешь ждать столько, сколько понадобится, в то время как я почти задыхаюсь, подвешенная над бездной.

— Чего ты хочешь, скажи? Чего ты хочешь? Как ты прекрасна!

— Возьми меня везде, и сзади тоже.

Ты не смеешь возражать. Мои желания равносильны приказу. Ты атакуешь мой анус массивным большим пальцем. Мне становится страшно, но и невыносимо приятно в то же время.

— Ты чувствуешь меня там? (Сложно было бы не почувствовать.) Теперь ты готова кончить? Готова?

— Если ты не остановишься, то я скоро кончу, очень скоро! Да... Да... Вот оно! Давай же, ты тоже, ну давай же...

Ты упал на меня. Ты оказался гораздо тяжелее, чем я думала, но и гораздо нежнее. Когда я открыла глаза, снег почти перестал падать. Ты собрался с силами, поправил одежду и сел за руль. Сердце у меня в груди все еще яростно стучит, в ушах шум и грохот гигантской волны, омывшей меня.

— Можешь поспать, если хочешь.

Ты указал на матрас, лежащий за сиденьями. Нет, я не оставлю тебя одного. Я не засну.

И путешествие продолжается — спокойно, неторопливо. Мы движемся по пустынному снежному миру. Время от времени ты останавливаешься. Люди желают нам счастливого Рождества. В голове у меня гудят колокола, вместо крови в венах циркулирует шампанское, оно проникает мне в сердце и колет его маленькими пузырьками. Ты такой милый, такой забавный. Я ни о чем не жалею.

На рассвете ты будишь меня и, ласково улыбаясь, говоришь: — “Вот мы и в Ярославле. Где тебя высадить?”

Моим глазам открывается мрачный, спящий заснеженный город.

— На вокзале.

— Что?

— Да, мне надо тебе кое в чем признаться. Знаешь, когда мы встретились, я не уезжала из Москвы, а возвращалась туда. Я собиралась встретить Рождество там, хотя мне и не очень этого хотелось.

— Ты возвращалась из Ярославля?

— Нет. Из Орла.

— Но... зачем же ты соврала мне про Ярославль?

— Я увидела тебя. Увидела твой грузовик, надпись “Морепродукты”. И подумала: “Этот парень едет в Ярославль. Почему бы и мне не поехать с ним?”

В твоих глазах засветился смех.

— Вот смешно.

— Почему?

— Потому что, когда ты меня увидела, я как раз собирался передать грузовик сменщику. А сам должен был остаться в Москве. Я был целые сутки в дороге.

— Так вот зачем тебе понадобилось заходить в контору.

— Да, я там должен был встретиться со сменщиком.

— Ты не нарушил правила?

— В общем, да, но ничего страшного. Сменщик познакомился в столице с какой-то девушкой и был рад возможности провести с ней рождественскую ночь.

—А ты не собирался встретить Рождество с семьей?

— Нет, я должен был дождаться следующего груза.

— Ну и что ты теперь собираешься делать?

— Сначала поспать, а затем поеду обратно в Москву.

— Когда?

— Завтра утром, наверно.

-Ну и...?

— Конечно, почему бы и нет?

Козел

Категория: Случай

Автор: А. Пранкер

Название: Козел

В дверь позвонили. Кидсон нехотя отложил журнал, отодвинул в сторону столик со свежей почтой и покачал головой.

- Кто бы это мог быть? Знакомые обычно звонят по телефону...

Большое мягкое кресло скрипнуло кожей и отпустило его. Спустившись в прихожую, он одернул купальный халат и открыл дверь. Брови его чуть вопросительно приподнялись.

У порога стояла молодая незнакомая девушка, от одного взгляда на которую у Кидсона привычно засосало под ложечкой: уж он-то знал толк в таких делах, - кофточка из тонкой серой шерсти не только не скрывала форм, но, обтягивая то, на что она была надета, делала это еще более притягательным и соблазнительным. Опустив масляный взгляд ниже, Кидсон скользнул глазами по узкой мини-юбке, рельефно обрисовывающей контуры нижнего белья и перевел его на стройные ноги в тонких, телесного цвета чулках. Сглотнув поднявшийся в горле комок, Кидсон поднял глаза. Правильной формы лицо девушки обрамляли темные шелковистые кудри, мягко спадающие на плечи. Тонкий точеный нос в сочетании с большими карими глазами и чуть припухшими губами делали ее похожей на Дороти Чейн в Девчонки с улицы, которую прокат рекомендовал ...исключительно для поднятия формы перед ночными забавами. От таких мыслей в груди у несколько ошарашенного Кидсона екнуло, и он непроизвольно вздрогнул, что не ускользнуло от внимания незнакомки.

- Э-э-э... - пришел в себя Кидсон. - Чем могу быть полезен, мисс?

Заметив все перемещения взгляда Кидсона и его соответствующие реакции, девушка слегка насмешливо улыбнулась и веселые искорки скользнули в ее взгляде.

- Извините, мистер ...?

- Кидсон, мисс.

- Да, мистер Кидсон. Меня зовут Аннет Шейнон, я работаю в университете. Наш университет проводит сейчас некоторые социологические исследования. Не могли бы вы нам немного помочь и ответить на некоторые вопросы?

На губах ее все еще блуждала лукавая улыбка. Кидсон облизнул пересохшие губы и широко улыбнулся.

- Какой разговор, - с готовностью отозвался он. - Кстати, вы очень вовремя! У меня как раз сварился кофе, а жена уехала в город за покупками и вернется только к вечеру.

Он широко распахнул дверь и предупредительно отступил в сторону, сделав приглашающий жест рукой.

Глаза девушки еще раз лукаво блеснули. Затем она сняла с плеча деловую сумочку и вошла в дом, застучав острыми каблучками по полу прихожей и обдав Кидсона облаком ароматных духов, которые сводят с ума мужчин независимо от их возраста. Он поспешно закрыл дверь и провел гостью в холл.

Она чуть иронично, но заинтересованно огляделась, а потом забралась с ногами на предложенное Кидсоном кресло и как бы невзначай еще больше приподняла ткань юбки.

Не в состоянии оторваться от этого, Кидсон спросил:

- Э... Вам принести кофе?

- Да, и если можно, с сахаром и даже со сливками.

Выполнив ее просьбу, он сел рядом с ней на край дивана и с ироничной улыбкой бывалого человека вопросительно посмотрел на нее, прикрыв рукой халат на нижней части живота.

Девушка, заметив его манипуляции, поставила кофе на журнальный столик, достала из сумочки папку и улыбнулась.

- Мне хотелось бы, чтобы вы ответили на вопрос... - Она вынула из папки журнал в глянцевитой обложке, развернула его на первой попавшейся странице и подала Кидсону, - ...как вы относитесь вот к этому?

Это был журнал Супер XXX. На странице, открытой гостьей, была помещена цветная фотография, изображавшая стоящую на коленях обнаженную женщину, вожделенно сосущую член мужчины.

С застывшей на губах улыбкой Кидсон оторвался от порно и вопросительно посмотрел на собеседницу.

- ...?

- Я имею в виду к сексу и к порнографии?

У Кидсона перехватило дыхание. Он решил рискнуть. Мягко наклонившись вперед, он плавным движением положил ладонь ей на ногу повыше колена.

- По-моему, порно - это неплохо, но мне больше нравится вот это...

Глаза ее снова зажглись огнем, голова немного откинулась, но руку она не стряхнула.

- Мистер Кидсон... - начсала было она протестовать глухим голосом, но он прервал ее.

- Зови меня просто Эндрю... - рука его скользнула вверх и вниз, ощущая трепетное тело, инстинктивно отвечающее на мужские ласки. Не чувству отпора, Кидсон рванулся вперед и другая его рука обняла ее за плечи, а губы впились в шею. Ноздри его щекотал запах ее кожи и духов, а под пальцами нежно и податливо скользили то грудь, то живот, то ноги.

- Эндрю... - простонала она, откидываясь назад и закрывая глаза. - Не...

Пальцы его уже скользили по внутренней стороне бедра, поднимаясь все выше и выше... По телу ее прокатилась еще сильнее возбудившая его дрожь желания, и ноги ее непроизвольно раздвинулись. Поддавшись порыву желания, ее рука проскользнула между полами халата, чтобы выпустить из плена плавок давно уже рвущийся на свободу набухший и горячий член.

Зарычав от нетерпения и удовольствия, Кидсон попытался сорвать с нее уже ставшие влажными шелковые трусики. Но она изогнулась и простонала горячим шепотом:

- Пусти меня... Я сама...

Доведенный уже почти до безумия, Кидсон, однако, сумел взять себя в руки и стал поспешно помогать ей. На пол полетели юбка, пояс и чулки, затем Аннет скинула кофточку и бюстгальтер, обнажив прекрасные, идеальной формы груди с маленькими, возбуждающими желание сосками. Кидсон успел в это время справиться с пахнувшими женским соком трусиками и рванул с себя халат, а затем и плавки. Губы их слились в жарком глубоком поцелуе, а прижавшиеся тела заговорили на языке желания, обдающего их горячими всепоглощающими волнами.

Потом Кидсон не выдержал и бросил девушку на диван, продолжая покрывать поцелуями ее лицо и шею. Ладони его нежно мяли и стискивали ее тело, отзывающееся на каждое его прикосновение, мечась повсюду в каком-то безумном вихре страсти.

Губы Кидсона коснулись груди Аннет и заставили ее вскрикнуть в сладостном порыве. Пальцы ее с длинными ногтями глубоко впились ему в спину, оставляя на ней длинные царапины, но он ничего этого уже не чувствовал. Перед глазами его уже был нежный темный пушок под подрагивающим животом и вот... губы его сомкнулись на желанном и прекрасном бутоне, истекающем соком желания. Он утонул. Но как прекрасно было тонуть в этом море, посреди пьянящего аромата этого нектара и розовых лепестков цветка любви! Тело девушки изогнулось, изо рта вырывались сладкие стоны. Язык Кидсона впитывал эту влагу и скользил вверх и вниз по маленькому тугому комочку у основания лепестков, приводя девушку в неистовство. Она прижимала его влажную голову к своему жаждущему лону, еще шире раздвигая ноги и подаваясь навстречу каждому движению его языка. Дыхание ее перехватывало, она стонала:

- О... Да... Еще... Еще!..

Наконец сам доведенный до крайней степени возбуждения, Кидсон оторвался от этого сладостного источника и, не в силах больше сдерживаться, направил в его глубь удар своего горячего скипетра. Перед глазами все плыло. Аннет сладко вскрикнула и обхватила его зад ногами, будто пытаясь вонзить в себя всего Кидсона до основания. Удар! Еще один! Их горячие тела стали метаться навстречу друг другу в каком-то безумном ритме, словно гладиаторы, один из которых стремился полностью поглотить противника, а другой - пронзить того насквозь. Время остановилось.

Перевернувшись, она села на него сверху, вставив его член в жадно раскрывшийся зев вагины. Началась ни с чем не сравнимая любовная скачка. Кидсон ловил губами мечущиеся перед его лицом груди Аннет и раздвигал руками ее ягодицы, делая каждый свой удар для нее сладкой пыткой. Аннет казалось, что каждый раз член достигает до самого сердца, захлестывая ее волной сладострастия. Стоны их сливались, в ушах звенело, перед глазами все плыло, и казалось, что все вокруг состоит только из этой страсти и вожделения. Всадница мчалась на своем скакуне во весь опор, легко и свободно насаживаясь своими любовными губами на его покрытый обильным соком жезл. Вагина ее стала все чаще судорожно сжиматься, а молодое тело выгибаться луком Амура. Кидсон тоже почувствовал, как внутри его нарастает знакомая сладкая волна, к которой никто, хоть раз уже почувствовавший ее, не сможет удержаться рвануться навстречу. Еще немного, еще несколько движений навстречу!..

Забыв про все на свете, они с хрипением и стонами подались друг к другу и, наконец, взошли на пик любви, туда, где находится тот приз, за которым они так долго скакали. Из горла Кидсона вырвался сдавленный крик, тело его захлестнуло горячей волной, внизу живота словно что-то взорвалось, и его член вытолкнул в горячую глубину влагалища Аннет обильную струю горячей спермы. Тело девушки приподнялось, по нему прокатилась судорога сладострастия, вагина сжалась, и голова ее, запрокинутая в страстном исступлении, стала мотаться из стороны в сторону, разметывая локоны. С криками и стонами они катались по подушкам дивана, сплетясь в единый жаркий клубок и сотрясаясь в сладострастных объятиях обоюдного оргазма. Аннет кончала долго и яростно, как дикая кошка, покрыв всю спину Кидсона глубокими царапинами, но это лишь добавило огня в его ощущения. У нее самой на груди алели многочисленные следы от его жарких поцелуев. Она еще раз тряхнула головой, и волосы ее рассыпались и накрыли лицо Кидсона ароматным шатром, оставив в этом полумраке наедине лишь их лица. Наконец все кончилось. Аннет все еще сидела сверху, не отпуская его начавший расслабляться член из жадных объятий своего горячего влагалища. Два больших карих глаза, покрытых поволокой любовного удовлетворения, из-под опущенных ресниц, внимательно и по-прежнему вожделенно следили за Кидсоном. Вдруг она наклонилась и поцеловала его долгим страстным поцелуем. Ее ловкий и острый язык обжег Кидсона, и он почувствовал, как на него накатывается новый прилив желания овладеть этой девушкой.

- Я надеюсь, - игриво и выжидательно прошептала она, восстанавливая дыхание и водя своими сосками по его груди, - это еще не все? А, Эндрю?

Она откинула волосы назад, приподнялась и вкрадчиво продолжила:

- А как там наш маленький друг? Давай посмотрим, куда он спрятался?

И она перевела взгляд туда, где их разгоряченные тела сливались воедино. Кидсон не заставил себя упрашивать и тоже взглянул туда. Розовые половые губы Аннет были обильно наполнены кровью и широко раскрыты, представляя их возбужденным и жадным взорам влажную и разгоряченную вульву. Клитор ее, все еще напряженный, вздувался неукрощенным бугорком, в который Кидсону вновь захотелось впиться губами, чтобы пить и слизывать этот ни с чем не сравнимый женский сок, вдыхать его аромат... Малые губы, как лепестки цветка, обнимали его полуобмякший член, по которому из жарких глубин сладострастной вагины стекала его смешанная с соком Аннет сперма, делая их соприкасающиеся тела влажными и пропитывая воздух острым приятным ароматом.

Вдруг зев ее нижнего рта сжался, заставив Кидсона приподняться от неожиданного острого ощущения, а потом еще и еще раз.

Тонкие пальцы девушки пробежали по его животу, груди остановились на сосках. Нежные и возбуждающие касания заставили их вздрогнуть. Дыхание Кидсона вновь стало неровным и прерывистым, и Аннет почувствовала, как член его во влажной и ненасытной бездне ее влагалища вновь налился неукротимой силой. Руки ее опять жадно заскользили по всему телу, вызывая животный трепет и горячие волны желания. Наконец его пальцы погрузились в мягкую и податливую теплоту половых губ и стали гладить и теребить липкие и влажные складки, задерживаясь на непокорном бугорке набухшего и напряженного клитора. Эти прикосновения словно пробивали ее насквозь током и заставляли запрокидывать в изнеможении голову и подрагивать от удовольствия. Глаза ее были прикрыты, через полураскрытый рот вырывались негромкие, еще более возбуждающие Кидсона стоны, высокая грудь тяжело вздымалась, а руки судорожно цеплялись за покрывало дивана.

Глаза Кидсона горели. Потные волосы прилипали ко лбу, губы нервно подрагивали от похотливого вожделения, а зад ритмично двигался навстречу движениям Аннет - член его, горячий и твердый, торчал, как кол, на который он, подобно палачу в древнем Востоке, насаживал трепетное и ненасытное женское тело, истекающее соком любви.

Внезапно Аннет приподнялась. Влагалище ее сладко чмокнуло и нехотя выпустило из своего плена грозное орудие Кидсона, покрытое любовной влагой. На немой вопрос его безумных глаз ее срывающийся голос прошептал:

- Войди... в меня... сзади!

И, встав на четвереньки, она призывно и широко раздвинула колени. Кидсон вскочил и, раздвинув потными руками подрагивающие ягодицы Аннет, до основания вонзил свой плящущий жезл в огненное жерло сладострастного вулкана. Аннет неистово и исступленно задвигала задом, постанывая от удовольствия и стараясь не упустить ни одного мгновения этой сладостной пытки. Ягодицы ее бились о влажный живот Кидсона, а груди метались из стороны в сторону. Руки его яростно притягивали ее таз к себе, словно боясь упустить сладкую добычу. Малые губы ее горячего влагалища то сжимались, следуя за проникающим ударом яростного копья любви, то вытягивались трубочкой, не желая выпускать свою добыку и стараясь удержать ее любой ценой. Дыхание сводило, а сердце было готово вырваться из груд и...

Пальцы Кидсона медленно коснулись щеки Аннет, потом скользнули выше, задевая темные непокорные волосы. Глаза их встретились. И как в самые первые минуты, в них горели лукавые огоньки. Ее припухшие губы сложились в лукавую улыбку - она словно прислушивалась к своим ощущениям. Темные кружки ее сосков уже расслабились, и она тихонько и непринужденно играла с ними, перебирая их пальцами левой руки. Внутренняя сторона ее бедер влажно блестела от их смешанного сока, стекавшего по сомкнутым ягодицам на покрывало. В воздухе стоял терпкий и возбуждающий запах похотливой плоти.

Вялый член Кидсона, такой же влажный от ее выделений и спермы, устало и расслабленно лежал на одной из ляжек. Девушка перевела на него свой взгляд и слегка насмешливо чмокнула губами, послав ему воздушный поцелуй.

- Поросенок! Похоже, жена твоего хозяина не так часто позволяет тебе порезвиться между своих ножек, раз он в первую же минуту бросается на незнакомых порядочных девушек. А? - И она легонько коснулась его головки тонкими пальцами.

- Признаться, я не ожидала от вас такой скорости, мистер Кидсон. Обычно я не подставляю свой зад первому встречному и не ложусь с ним в постель через пять минут знакомства. Но ваш напор и настойчивость мне нравятся. Интересно узнать, вы поступаете так со всеми знакомыми женщинами или я вам просто очень силь но приглянулась? А какакой секс вам нравится больше всего - в рот, во влагалище или через зад?

К Кидсону вернулось его ироничное настроение. В конце концов, ему удалось добиться того, чего он хотел, а остальное теперь было не так уж важно. Поэтому он плотоядно ухмыльнулся и вкрадчиво произнес, положив руку ей на бедро:

- Приходи еще раз, и я расскажу тебе об этом. И, чтобы было не скучно, можешь привести своих подруг. Все вместе мы проведем неплохую лекцию по живой этике.

Рука его при этом мягко проскользнула во влажный просвет между ее бедрами и осторожно погрузилась в затрепетавшую вульву. Аннет осеклась и сладко вздохнула, слегка раздвинув ноги и подавшись навстречу его пальцам. Ненасытное женское начало толкало ее ненасытную плоть навстречу новым сладострастным ощущениям. Взгляд ее вновь затуманился, и промежность свела сладкая судорога. Ноги еще шире раздвинулись, обнажив широко раздвинувшиеся в похотливом желании половые губы.

- Я бы непрочь принять ванну и душ, - наконец выдохнула она. - Ты меня просто измотал. Проведи меня туда.

И под внимательным взглядом ее глаз из-под полуопущенных ресниц Кидсон встал и накинул халат. Ноги его были непослушными и ватными, в голове шумело. Девушка грациозно поднялась и, встав напротив него, подняла руки и поправила волосы. В позе ее не было ни капли смущения - казалось, она чувствует себя здесь как дома. Она вступила в купальные тапочки Кидсона и нетерпеливо повела плечом.

Усмехнувшись, Кидсон сделал приглашающий жест рукой и направился в ванную комнату. Открыв дверь, он посторонился и пропустил Аннет внутрь, прислонившись к двери. На губах его играла ироничная ухмылка. Девушка окинула быстрым взглядом белый кафель стен, цветную плитку на полу, просторную ванну, мягкий коврик, два больших зеркала на стенах, столик с косметикой и висевшие на вешалке белые купальные халаты. Потом она встала к зеркалам, положила одну ладонь к себе на бедро, отставила одну ногу и наклонила голову в сторону, копируя модель с обложки журнала.

- Да ты к тому же еще и очень самовлюблен, - сказала она, отрываясь от своего отражения. - Иначе зачем тебе такие зеркала, кроме как затем, чтобы любоваться своими яйцами? Или ты трахаешь здесь свою жену и глядишь при этом в зеркало?

Она хихикнула и грациозно скользнула в ванну. Покрутив краны, она взяла в руку душ и, встав на колени, направила дробящиеся струи себе на грудь. Кидсон затаил дыхание. Матовая кожа в мелких каплях воды, манящий и зовущий изгиб живота, влажный треугольник волос на чуть выдающемся вперед лобке... Аннет повернулась к нему в профиль и чуть запрокинула голову, направляя искрящиеся брызги то на лицо, то на шею, то на плечи. Рука ее ласкала тело, а вся поза выражала животное томление...

Кидсон резко сбросил халат и перешагнул через край ванны, заметив самодовольную улыбку девушки. Руки его снова стали мять и ласкать ее высокую грудь, упругие ягодицы, стройные ноги. Внутри у него опять все дрожало, но член еще никак не мог подняться, хотя уже набух и мягко терся о мокрые ляжки Аннет. Не сумев сдержать похотливого порыва, он схватил руками ее ягодицы, изо всех сил притянул девушку к себе, ощутив возбуждающее щекотание ее курчавых волос...

Аннет подняла душ и по разгоряченному лицу Кидсона, по его прикрытым векам и жадно полуоткрытому рту, вниз по шее, по груди потекли прохладные струи воды. Пытка водой и взаимной близостью была нестерпимо приятной, отчего тела их вожделенно трепетали и рвались друг к другу... Тугие струи шумно бились в упругую кожу и дробились на сотни брызг. Плеск воды, яркий свет через закрытые веки, громкий стук сердца и бесконечные секунды желания. Затаенное дыхание и яростный беззвучный зов разгоряченной плот и... Влажная кожа и вожделенное трепетание девичьей груди под непослушными пальцами... Упругие и тяжелые толчки крови и извечное стремление мужской плоти вверх...

Видимо, стремясь к еще более сильным ощущениям, Аннет с закрытыми глазами нащупала в мыльнице кусок мыла и несколькими быстрыми движениями намылила себе грудь, живот и бока. Тело ее под его ладонями стало скользким и упругим. От нового приступа неудержимого вожделения и похоти Кидсон зарычал. Они яростно трезали друг друга, терлись телами, скользили от мыльной пены и еще больше распаляли себя, стонали от возбуждения и исступления...

Его скользкая от мыла рука неожиданно по локоть проскользнула в просвет между ее полураздвинувшихся ног и двинулась вверх. Аннет непроизвольно отставила зад и еще шире раздвинула ноги. Ненасытные губы ее влагалища разошлись в стороны и открыли доступ к более глубоким и нежным, набухшим и разгоряченным лепесткам. Рука Кидсона стала плавно и неторопливо двигаться вперед и назад, намеренно плотно прижимаясь к жаждущему удовольствия бугорку клитора. Тело девушки дрожало и билось, как от ударов электрическим током, бедра конвульсивно сжимались, отзываясь на новые волны сладострастия, зад судорожно двигался в похотливой попытке усилить сладостные ощущения. Из запрокинутого горла доносились полные сладкой муки стоны, и вся она подавалась навстречу Кидсону...

Вдруг из груди у нее вырвался крик мучительного удовлетворения, пальцы ее судорожно впились в плечи Кидсона, ляжки в пене и слизи сжали руку Кидсона, тело забилось в любовной агонии а голова заметалась из стороны в сторону. Еще немного...

Она тяжело вздохнула и в изнеможении отсела назад. Кидсон тяжело дышал, все еще стоя на коленях и сотрясаясь от неудовлетворенного желания. Его измученный бездействием член со вздувшимися узлами вен смотрел вверх, ожидая сочувствия...

Глаза девушки приоткрылись. Рука ее протянулись вперед, и тонкие пальцы коснулись его мошонки, заставив его вздрогнуть и рвануться вперед. Ладонь ее крепко, но нежно обхватила основание его горячего жезла и потянула его к себе. Она подалась вперед, пухлые губы ее рта раскрылись, и его плоть погрузилась ей в рот. Язычок ее, быстрый и острый, ловкими движениями пробежал по нежной и трепетной коже головки, а губы вытянулись, стремясь захватить Кидсона как можно больше. Он сдавленно захрипел и, уже не сдерживаясь, притянул к себе ее голову, проникал в девушку до самого основания и судорожно двигался вперед и назад. Взгляд его плавал, мышцы напряглись, руки дрожали.

Сбросив купальный халат, Аннет под пристальным взглядом Кидсона стала спокойно и медленно одеваться. Ему нравились ее неторопливость и спокойствие. Он любил смотреть на женщин, когда они заканчивали раздеваться или только начинали одеваться. Вид нижнего женского белья возбуждал его. Но сейчас, уже утомленный утехами с ней, он просто сидел, привалившись к мягкой подушке дивана и отдыхал. Нужно было не забыть снять запачканное покрывало и прибрать в ванной комнате, пока не вернулась жена. Но ничего, не в первый раз, да и время еще есть. А потом... - он сладко поежился... - потом приедет Элен и у них будет целый вечер...

Аннет одернула блузку и осмотрела себя. Высушенные феном волосы пушистыми волнами спадали ей на плечи. Поправив их, она собрала в сумку журналы и, тряхнув головой, посмотрела на Кидсона.

- Ну что же, мистер Кидсон, с вами было приятно побеседовать. Теперь мне пора. Надо провести опрос еще в нескольких домах. А если все их хозяева окажутся такими же любителями социальных исследований, как и вы, то рабочий день у меня может значительно затянуться.

Проводив девушку до двери, Кидсон еще раз ухмыльнулся:

- Да, кстати, а что вы напишете по моему поводу? Как вы охарактеризуете наш с вами разговор?

В глазах ее вновь вспыхнули лукавые огоньки.

- Вы? А с вами все ясно... - она помедлила и повернувшись к нему спиной, хихикнула и бросила через плечо:

- Да вы просто старый похотливый... козел!

О! Харальд

Категория: Случай

Автор: Артур Кронберг

Название: О! Харальд

Иногда Алиса просыпалась глубокой ночью. Особенно часто это случалось ночами ветреными и дождливыми. Неясный сон за окном прерывал ее чуткий, настороженный сон. Ей мерещились чьи-то шаги, слышались вздохи, полные томления и желания, чудился внимательный взгляд в прорези занавесок. Она чувствовала себя так, словно ее положили на предметное стекло гигантского микроскопа и теперь каждая известная только ей самой малюсенькая морщинка на красивом лице, каждая родинка,пристально изучаются. "Я красивая, я красивая!" -- иступленно повторяла она про себя в эти часы.

Рядом спал муж. Его по-детски простодушное лицо не привлекало и не отталкивало Алису. Она относилась к нему как к вещи, совершенно необходимой и неизбежной в домашнем обиходе. Когда это было нужно, он доставлял ей удовольствие, в остальном -- походил на разношенные домашние тапочки. Ей было приятно ощущать на себе его тело -- теплое, привычное. Когда он обнажался, налет женственности ощущался в его легкой полноте, мягких, округлых движениях. Измененное страстью лицо приобретало чуточку страдальческое выражение. Алиса несколько раз делала ему больно в интимные минуты и видела, что он получает от этого удовольствие. Это ее неосознанно беспокоило, потому что она сама хотела бы побывать на его месте. Несколько раз она пыталась унизить себя, пробудить в нем чувства полновластного владельца, немного небрежного в отношениях с нею. Но он лишь беспомощно улыбался, покрывая нежными поцелуями ее лицо, и шептал неуместные в эти минуты слова любви и благодарности. Когда Алиса окончательно осознала, что супруг никогда не сможет полностью удовлетворить ее самых глубинных желаний, она сразу же начала чувствовать на себе вожделеющие взгляды других мужчин -- совсем так, как это было до замужества.

Когда же в соседнем доме поселился Харальд, Алиса и начала просыпаться по ночам.

Изредка они случайно встречались на улице, обменивались ничего незначащими фразами. Харальд не всегда был чисто выбрит, расстегнутая рубаха едва прикрывала его загорелую, покрытую тонкими шелковистыми волосками грудь. Его мужественное лицо казалось Алисе олицетворением активного мужского начала. Она невольно сравнивала его с мужем -- сравнение было не в пользу последнего.

Через некоторое время Алису стали посещать странноватые образы: то Харальд, слегка захмелевший, уверенный в себе, и даже чуточку нагловатый, влезает в окно и силой овладевает ею, она чувствует мускусный запах его возбужденного тела, формально сопротивляется, но в конце концов бывает вынуждена сдаться, ощущая при этом невероятное возбуждение и одновременно испытывая ни с чем несравнимое ощущение покорности. Она полностью отдается этому напористому мужлану, она готова стоять перед ним на коленях, обонять его чуть кривоватые длинные ноги и иступленно повторять:"Я твоя! Я твоя!"

Иногда Алиса даже пугалась посещающих ее видений. Замужняя благополучная женщина -- и вдруг такое... Но страсть брала верх. Она хотела, чтобы ее кто-нибудь взнуздал и пришпорил, направляя твердой рукой ее сексуальные устремления.

В ту ночь муж уехал в командировку, и Алиса изведя себя бесплодными фантазиями, забылась чутким тревожным сном. Когда звякнуло оконное стекло и рама приоткрылась, впуская в комнату поток лунного света и свежего ночного воздуха, она лишь вздрогнула, продолжая находиться между сном и явью. Словно бы внутренним зрением, она увидела, как чья-то мужская фигура появилась в проеме окна. "Это Харальд!" -- мелькнуло у Алисы в голове и она, уже вполне проснувшаяся, продолжала неподвижно лежать, словно загипнотизированная. Мужчина мягко спрыгнул на пол и крадучись подошел к ней. Его намерения были совершенно очевидны: он на ходу осторожно снял брюки, его восставшая плоть восторженно торчала кверху, не оставляя никаких сомнений в том, что за этим последует.

Стыд, страх и желание боролись в Алисе. Ее лоно увлажнилось от одного вида долгожданного любовника. И когда он рывком стянул с нее одеяло и бесцеремонно овладел ею, она лишь слабо отбивалась, скорее имитируя сопротивление, но на самом деле страстно отдаваясь происходящему.

Ночной гость обходился с нею довольно грубо и бесцеремонно, доставляя этим Алисе долгожданное наслаждение. "О, Харальд! О, Харальд!" -- шептала она в исступлении.

Когда он вполне овладел ею, проникая на всю глубину, распаленную похотью раковину, она испытала миг всепроникающего блаженства.

Все кончилось быстро и просто.

-- А ты ничего! -- сказал мужчина, странно улыбаясь. -- Если бы знал, подкатился бы официально.

Алиса, вглядевшись наконец в лицо незнакомца, с ужасом увидела, что это вовсе не Харальд, а совершенно незнакомый мужчина. Он все еще лежал на ней, сладко потягиваясь, явно готовый повторить свой натиск.

"Первый встречный!" -- мелькнуло в голове у Алисы. Ужас сменился болезненным сладострастием. "Пусть делает все, что захочет. Я еще раз отдамся ему. Я принадлежу ему вся целиком", она задохнулась от собственных мыслей. Ее раскинутые в стороны ноги напряглись и она с ожесточением начала толкать свое тело навстречу оживающей плоти незнакомца. Снова накатила волна сладострастия, а вместе с ней из глубины ее существа неожиданно вырвались и протяжные всхлипы:"Неужели так и выглядит начало падения?" "Харальд, о, Харальд!" -- продолжала рыдать она.

Когда все закончилось еще раз, мужчина встал, спокойно поднял брюки с пола, не глядя в сторону Алисы, с деланным равнодушием заметил: -- Я конечно не Харальд, но непременно передам ему, что его то здесь точно ждут.

Иногда Алиса просыпалась глубокой ночью. Особенно часто это случалось ночами ветренными...

По московскому времени

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: По московскому времени

В его машине играло радио. Катерина протиснулась на переднее сиденье, при этом юбка неловко завернулась.

- Сколько платишь, - угрожающе спросил он.

- Двадцать, - Катерина цену знала.

- Поехали, - смилостивился парень за рулем.

Замелькали дома, трамвайные остановки. Серость, грязь, Катерина и сама была себе противна - располнела, юбка трещит, куртка старая. А он сидит за рулем - такой спортивный, в синем свитере, с сигаретой. И почему такой шикарный за извоз взялся?

- Можно закурить? - осмелела Катерина.

Он дернул головой, надо было понимать, что можно.

Катерина вытащила сигареты из сумки, прикурила, затянулась и чуть-чуть приоткрыла окно.

- Закрой, холодно, - тут же отреагировал он.

Катерине пришлось выдыхать дым в салон, она и сама этого не любила, хотя курила давно и страстно.

- Тебе лет сколько? - внезапно поинтересовался он.

- Двадцать пять, - ответила Катерина.

- Чего ж ты в двадцать пять лет такая тумбочка?

Катерина растерялась. В душе она и сама себя так называла и корила постоянно, но когда чужой человек...

- А что это вы мне тыкаете! - возмутилась она.

- Да ладно, брось! Знаем мы эту музыку! Тебя небось год уже никто не трахал, вот и разъехалась!

Катерина аж остолбенела.

- Остановите! - единственный достойный ответ, пришедший на ум.

- Сиди! Поехали ко мне!

Вот этого она точно не ожидала! Он даже не смотрел на нее, по-прежнему буравил глазами серую сырость дороги.

- А зачем? - поинтересовалась она.

- Трахаться, - он был лаконичен.

- Так я же тумбочка!

- Я люблю таких. Завожусь!

- А поехали! - Катерина думала на слабо его поймать.

Ничего подобного - он решительно крутанул руль.

- Я близко живу.

Машину он остановил у подъезда обыкновенной хрущобы. Судя по его внешнему виду Катерина скорее предположила бы, что он живет в собственном коттедже на берегу Карибского моря. Даже в кислом ноябре он был загорелый, а губы - обветренные.

Поднялись по лестнице. Он открыл дверь, они вошли в темный коридор.

- Свет включите! - попросила Катерина.

И вдруг почувствовала, как горячие руки поднимают юбку, нетерпеливо подбираются к ее сокровищу. Все сразу пришло на ум - и то, что бритва ее не касалась уже месяца два, и что белье не лучшее и колготки порваны. И вообще, неплохо бы в ванную.

- Можно мне в ванну? - попросилась она.

- Не надо, - его голос с придыханием возбуждал донельзя. - Я хочу взять тебя такой, какая ты есть. Я хочу обнюхать тебя! - а руками пробирается, сдирает колготки и тащит за собой - дальше, в комнату. Стаскивает куртку с нее, свитер, ощупывает полные груди.

- Какие сиськи у тебя! - и сжимает их изо всех сил, а потом разрывает на спине застежку бюстгальтера. Груди вываливаются, беспомощные, бесформенные, с размякшими сосками. Он щиплет соски, крутит пальцами, вдавливает, мнет... Катерина почувствовала, как они напрягаются, грудь приподнимается, слава богу, а то противно смотреть на нее, раскисшую.

- Раздевай меня! - приказывает он.

И Катерина стаскивает с него свитер, расстегивает ремень и тут оказывается, что под джинсами ничего нет, и из застежки тут же выскакивает набухший, налившийся член.

- Соси! Садись на диван и соси!

Катерина садится, широко расставив ноги, дает ему приблизиться и, захватив член губами, на всю глубину проталкивает его в свою глотку. Он большой, и продолжает расти, не останавливается, его тоже неплохо было бы помыть, но сейчас его влажный, дикий запах щекочет возбуждающе ее ноздри.

- Соси, лижи, давай, сучка, жирная сучка! - задыхаясь шепчет он.

И засаживает член ей в глотку, не давая дышать.

- Вставай! - он подхватывает ее под мышки, поднимает с усилием ее увесистое тело. Его руки нащупывают волосы под мышками, он щиплет за них, Катерине больно, но тут он задирает ее руки вверх и начинает вылизывать шерстку, покусывать ее и это так приятно, нет слов! А руками мнет груди, и они принимают форму, наливаются, соски уже торчат призывно вверх.

- Наклоняйся! - командует он, развернув ее к себе спиной и уперев руками в край дивана. Она наклоняется, и он, расстегнув молнию стаскивает вниз юбку, вместе с колготками. Она остается в одних трусах, белых, фабрики Черемушки, на противной смешной резинке! Знать бы, что произойдет, оделась бы совсем по-другому! Но на него это зрелище оказывает обратный эффект - он рычит по-звериному и начинает лизать ее трусы в промежности, там, где уже появилось влажное пятно. А потом срывает и их и глубоко засовывает палец ей в анус. Катерина вскрикивает, ей показалось, что он ногтем оцарапал ее там, но в тот же момент он начинает двигать пальцем в ее попе, и она только постанывает и крутит поясницей. А потом он разворачивает ее, толкает на диван и Катерина падает, хлопнув болтающимися грудями, приземляется на пышный зад, а он не дает опомниться - раздвигает ноги настолько широко, что становится больно связкам, ртом наклоняется к ее письке и начинает вылизывать ее широкими движениями мокрого большого языка. В рот ему попадают волоски, он не обращает внимания, продолжая лизать, потом отрывается и тянется к ее лицу, его губы пахнут ее писькой, остро, как пахло, когда она сосала его член. Он целует ее, не целует даже, а ест, набрасывается, щиплет ее грудь, склоняется к ней и кусает соски, наверное, это больно, но Катерина уже не отличает боль от удовольствия. А потом переворачивает ее на живот, приподнимает, ставит на колени и локти, раздвигает половинки ее попы и быстрым толчком вводит член в ее анус. Катерина кричит, и не может понять - от боли или от удовольствия, они совершенно перемешались. А он двигает членом, не останавливаясь, крепко держа ее за груди и время от времени дергая соски. Потом одной рукой крепко берет за письку, размазывает вытекающую из нее слизь ей по животу. Переворачивает обратно, сгибает ей ноги в коленях, разводит в стороны, при этом живот морщится смешными неуклюжими складками, куст волос ясно просматривается даже в темноте, и туда, в этот куст он засаживает свой член, яростно, глубоко, одним движением, и начинает толкать его еще глубже. Член большой, Катерина сладко стонет, пощипывает себя сама за соски, пальцем трет клитор, мычит. Ее живот колышется в такт движениям его члена. И вдруг он выдергивает член из ее влагалища, подхватывает ее голову, и, засунув в рот пальцы и заставив ее широко его открыть, кончает ей в лицо - в рот, в глаза. И сует член в губы, дает облизать, член пахнет ее смазкой и анусом, смешанный неприятный запах, к которому примешивается вкус здоровой мужской спермы. Катерина глотает, размазывает сперму по лицу, трет рукой влагалище - она еще не кончила. И тогда он лезет в тумбочку рядом с диваном и вытаскивает оттуда бритву и пену...

Катерина шокирована. Прикрываясь рукой, она пытается встать, но он толкает ее обратно на диван:

- Сейчас, узнаешь, как не следить за п..дой своей!

Раздвигает ей ноги, убирает руки, прикрывающие письку, намазывает пеной и начинает размашисто брить, не заботясь об аккуратности. Догола выбривает и вытирает остатки пены простыней. А потом из той же тумбочки достает гигантский вибратор, поливает жидким вазелином из бутылки и заталкивает ей во влагалище. Катерина стонет, вибратор слишком большой, да и не прошло еще ощущение униженности, испытанное в полной мере в момент, когда он брил у нее между широко разведенных ног. А он берет в руки фотоаппарат и начинает снимать ее письку с торчащим оттуда вибратором, ее тяжелые груди и колышащийся живот, с разных ракурсов, со вспышкой и с каждой вспышкой становится виднее, как снова встает его член. А потом кладет фотоаппарат на пол, подходит к дивану и говорит:

- Дай мне твои сиськи, корова, дай, я хочу кончить на твое вымя!

Катерина послушно садится на край дивана, он чуть приседает и его член попадает точно между грудей, которые она крепко прижимает друг к другу. Он сам держит ей груди, изо всех сил, Катерине хочется кричать, но он все водит и водит членом по ее ложбинке, а потом опрокидывает ее на спину, снова раздвигает ей ноги и бьет всей ладонью наотмашь по оголенной безволосой писечке. Катерина взвывает, пытается сдвинуть ноги, но получает еще удар - по мягкому животу, потом по грудям, пытается перевернуться на живот и он бьет ее по попе, по промежности, по ляжкам, дергает за волосы, подтягивает к себе и сильно кусает за сиську. Катерина начинает отбиваться, тоже пытается его укусить, но он подхватывает с пола плетку с короткой толстой ручкой, с размаху хлещет ее зад, раздвигает ноги и также лупит по письке, по внутренней стороне ее ляжек. А потом засовывает всю ладонь ей во влагалище, щупает ее изнутри, двигает рукой, вынимает ее, всю в смазке, и заталкивает ей в анус. И, дергая пальцами в анусе, покусывает клитор, маленькие губки, лижет голую письку. Катерина чувствует, как глубоко проникли его пальцы, его язык крутится внутри ее влагалища, он чавкает и причмокивает у нее под лобком и внутри ее сжимается какая-то пружина, все сильнее и сильнее, а потом разжимается внезапно и волны оргазма вырываются наружу, Катерина стонет и извивается, а он глубже толкает пальцы в анус, а язык в письку. И как только она затихает, выдергивает руку из ее попы, отстраняется, вытирает лицо краем простыни. Встает, находит сигареты, закуривает...

- Одевайся! Нечего валяться!

Катерина покорно одевается. Теперь он с явным осуждением смотрит на ее трусы... Ей стыдно надевать при нем рваные колготки, она пытается пойти одеться в ванную, но он говорит : Еще чего!, снова берет фотоаппарат и заставляет ее одеваться перед камерой, фотографируя в самых неприглядных позах - с провисающим животом, грудями, вываливающимися из тесноватого бюстгальтера. Катерина по-настоящему унижена, писька горит, на грудях синяки, на попе следы от плетки. Он бросает камеру, одевается, выталкивает ее в двери. Они спускаются по лестнице, садятся в машину.

- Ладно, денег не возьму с тебя! - говорит он, заводит мотор и трогается с места.

- В Москве 20 часов 45 минут - объявляет радио.

И Катерина закуривает и плачет, отвернувшись к окну и не показывая своих слез.

Пеpсонажи

Категория: Случай

Автор: Александр Даммит

Название: Пеpсонажи

Я сpазу поняла, что они - именно то, что мне нужно. Один высокий, худощавый, выpаженного балтийского типа, явно скептик и аналитик, носитель типично евpопейского сознания, втоpой - скоpее синтетик, поэт, человек пластичный и мягкий, со всепpощающей улыбочкой пpактикующего психиатpа, коpоче говоpя - загадочная славянская душа. Беседуя, они спокойно пеpеходили с pусского на латышский и обpатно, пpичем изъяснялись на обоих языках с одинаковой беглостью и гpацией.

Во мне медленно пpоснулось желание, и я увязалась за ними следом. Шли они не спеша, кpужили по Стаpой Риге, отдыхали в паpках, пеpесекали улицы и все говоpили, говоpили, говоpили...

Согласитесь, такие типы не могут не заинтеpесовать. Поэтому на сей pаз я и пpоявила в общем-то несвойственное мне в таких случаях нахальство и не оставила их в покое даже в кафе, пpимостившись напpотив. Тут я должна пpизнаться, что половой акт доставляет мне настоящее удовольствие только в том случае, если мною одновpеменно занимаются двое мужчин. Ах, если бы об этом знал мой самодовольный муженек! Да он пpосто лопнул бы от злости. Когда он, пыхтя то ли от стpасти, то ли от одышки залезает на меня и сует мне между ног свой вялый, никогда не пpиобpетающий истинной твеpдости отpосток я еле сдеpживаю смех. Ему ни pазу не удалось вызвать у меня нечто хотя бы отдаленно похожее на оpгазм. Пpиходится лицедействовать, изобpажая, будто я в востоpге от его мужских достоинств.

Впpочем, меня это не очень затpудняет, тем более, что у меня остается вполне достаточно свободного вpемени и сил, чтобы заняться сексом по-настоящему. Пеpепpобовав множество pазных любовников из pазных социальных гpупп, я поняла, что слегка обнищавшие интеллигенты - самое лучшее из того, чем может одаpить этот безумный гоpод. Они в меpу pазвpащены, изощpены душой, и, как пpавило, если уж их удается pасшевелить, доходят в постели до любых безобpазий. Эти двое, безусловно, из их числа.

- Послушайте, дамочка, - вдpуг обpатился ко мне худощавый. - По-моему, вы таскаетесь за нами уже часа полтоpа. Что вам, собственно, нужно?

- Видите ли, - начала я, немного смущаясь, но в то же вpемя pадуясь, что они сами начали этот непpостой pазговоp. (Я понимала, что тепеpь все зависит от того, пpоглотят они наживку или нет). Стаpаясь говоpить как можно естественнее и непpинужденнее, я пpодолжала:

- Я - автоp поpноpассказов. По пpавде говоpя, почти всех своих геpоев я выдумываю и меня часто одолевают сомнения - а могло ли случиться в жизни то, о чем я пишу? В таких случаях я стаpаюсь пpоигpать свои сюжеты в жизни. Для этого, естественно, тpебуются помощники. Мне показалось, что вы для этого пpекpасно подходите.

- Любопытное пpедложеньице! - кpякнул славянин, задумчиво оглаживая светлую боpодку.

- Пpи условии, что она не станет навязывать нам банальных сюжетных ходов, - желчно заметил худощавый.

- Hадеюсь, это не pазочаpует вас! - с этими словами я пpотянула им несколько машинописных листов.

Это был стаpательно пеpеведенный мною с английского кpутой pассказ, нигде не публиковавшийся. Худощавый снисходительно взял его у меня.

- Hу, что, Алекс, пpиступим? - обpатился он к своему светленькому спутнику.

- Боже мой, Роб, - пpитвоpно изумился Алекс, - неужто даже не допив кофе?

Они искоса взглянули дpуг на дpуга и углубились в чтение. Этот pассказ я выбиpала потому, что в нем показана самая неистовая, самая pазнузданная гpупповуха. Попивая кофе, я наблюдала за чтецами и наслаждалась ситуацией. Вот Алекс незаметно толкнул коленом Робеpта. Я хоpошо пpедставляла себе, какое именно место в тексте могло заставить его это сделать. Там, знаете ли, геpоиня сидит на веpтящемся столике, бесстыдно онаниpуя на глазах у нескольких десятков обалдевших посетителей загоpодного кафе. Одной pукой она бешено молотит у себя во влагалище, а втоpой покpучивает кpышку столика, чтобы всем посетителям было одинаково хоpошо видно.

С пpиятным щекочущим чувством я наблюдала, как с каждым абзацем pосло изумление пpиятелей. Hе скpою, я пpедвкушала весьма пикантный pазговоp... Это очень волнует: на твоих глазах двое интеллигентных мужчин погpужаются в эpотические гpезы! В своей сексапильности я увеpена и потому почти не сомневалась, что они согласятся пpоигpать со мной некотоpые сцены. Мой пыл несколько охлаждало лишь то, что некотоpые мужчины (вот чудаки!) ни за что не соглашаются вдвоем тpахать одну женщину. По очеpеди - пожалуйста, одновpеменно - ни за что! Опыт подсказывал мне, что эти двое скоpее всего согласятся, но на сто пpоцентов увеpенной быть нельзя никогда. К концу pассказа оба сидели, неpвно подеpгиваясь и явно стаpаясь оттянуть пpедстоящее обсуждение, а я, между тем, пpикидывала, кого из них вначале пpистpоить к моей истосковавшейся по настоящему железному члену пипочке, а кого ублажать pотиком. Мои pазмышления пpеpвал худощавый Робеpт. Он, наконец, отоpвался от текста и, подняв на меня потемневшие от возбуждения глаза, отpывисто спpосил:

- И вы сомневаетесь, возможно ли такое в жизни?

Я скpомно кивнула. Встpетив его пpямой, пpонизывающий взгляд, я сpазу же pешила, что именно он обpаботает мою пипочку так, как надо!

- А я не сомневаюсь!

- Я тоже, - тут же вступил в pазговоp Алекс.

Я неувеpенно пожала плечами, пpодолжая искусно пpитвоpяться:

- Hо ведь это же тpебует доказательств!

- Мы можем пpедъявить их пpямо здесь и сейчас! - с этими словами Робеpт небpежно pасстегнул зиппеp и выпустил на волю своего мастодонта.

Я не pаз поpажалась тому, как велики бывают члены у щупловатых на вид интелей, но этот пpевзошел все мои ожидания. Hе увеpена, видела ли я когда-нибудь pаньше нечто подобное. Посетителей в кафе было мало, а мы сидели за самым дальним столиком, поэтому никто не обpатил внимания на этот, мягко говоpя, неоpдинаpный поступок.

- В вашем pассказе есть одно любопытное местечко, - плавно покачивая своим мощным оpужием пpоговоpил Робеpт. - Помните? Я знала, на что он намекает. От одной мысли, что нечто подобное может пpоизойти здесь и сейчас, меня бpосило в жаp.

- Я тоже помню этот пассаж, - снова оживился Алекс. - Hо, мне кажется, его можно несколько видоиземнить... Может быть, несколько усилить.

Hа его лице появилось мечтательное выpаженьице, словно он вспомнил стpочку из какого-нибудь лиpического стихотвоpения.

- Я всегда был увеpен, что в тебе пpопадает недюжинный pежиссеp-постановщик, - ухмыльнулся Робеpт. - Hу, что же вы?! - повеpнувшись ко мне, спpосил он.

Я почувствовала в его голосе нотки нетеpпения. Упустить столь смачную паpочку я не могла и поэтому наклонилась и без колебаний овладела гpозным оpужием Робеpта.

- Алекс! Возьми моpоженое и коньяк, иначе мы неопpавданно далеко отступаем от текста.

Алекс понимающе кивнул и не спеша напpавился к стойке. Все это я видела лишь кpаем глаза, потому что осовное внимание уделяла напpяженному до пpедела мастодонту Робеpта. Он гладил меня по голове, пеpиодически деликатно нажимая на мой затылок. Hо, клянусь, я не могла глубже пpинять его! Удовольствие, испытываемое мною, было столь велико, что я буквально чеpез несколько мгновений оказалась на гpани оpгазма. Робеpт очень тонко почувствовал это и залез своими чуткими, худощавыми пальцами мне под тpусики. Господи, я впеpвые кончала в кафе! В этот момент веpнулся Алекс.

- Будем последовательны, - пpобоpмотал Робеpт, - в твоем тексте говоpится, что особое очаpование минету может пpидать ложечка моpоженого...

Он не договоpил. Его тоже явно pазбиpало и он с хpипотцой застонал.

- Моpоженое! Моpоженое! - голосом яpмаpочного зазывалы напомнил Алекс.

Пpизнаться, я с тpудом отоpвалась от гоpячего, pаспиpающего мою глотку фаллоса. Моpоженое мгновенно pасплавилось во pту и я вновь с жадностью набpосилась на стоящий колом инстpумент Робеpта. Мы пpоделали этот фокус с моpоженым несколько pаз. Должна пpизнаться, что это совеpшенно восхитительно! Для гуpманов замечу: это пpимеpно то же, что пить обжигающе гоpячий кpепкий кофе, запивая его pодниковой водой - только усиленное в десятки pаз. Я все ждала, когда же, наконец, Робеpт облегчится. Чувствовалось, что он балансиpует на самой гpани...

- Hе сейчас, не сейчас! - пpобоpмотал он, явно с тpудом сдеpживаясь. - Алекс, ты ведь что-то пpидумал...

Алекс важно кивнул:

- Hебольшой штpишок, но любопытный!

Он пpимостился pядом и пpедложил сесть к нему на колени. Уже пеpесаживаясь, я увидела, что он ловко, словно фокусник вытащил из шиpинки свой инстpумент. Hа секунду я даже задеpжалась, чтобы получше pассмотpеть его. Должна пpизнаться, что он отличался особым шаpмом: изогнутый, необыкновенной, пpямо-таки мифической толщины, с пухлой пpиплюснутой головкой. Алекс сдвинул в стоpону мои тpусики и без подготовки всунул в меня своего дpужка. Пышная плиссиpовання юбка надежно пpикpывала нас и со стоpоны мы были похожи на обычную милующую паpочку. Алекс почти не позволял мне двигаться, чтобы не пpивлекать ничьего внимания. Восхитительное чувство pаспиpания охватило меня. Его коpоткий мощный ствол с одинаковой силой давил во все стоpоны. У меня создалось впечатление, что я буду кончать почти непpеpывно, даже находясь в статичном положении.

- Моpоженое еще не кончилось, - пpоговоpил Алекс, явно намекая на то, что я вполне могла бы пpодолжать игpу и с Робеpтом. Меня не нужно было упpашивать, ведь именно в одновpеменном обслуживании сpазу двоих и заключается для меня самый кайф! Я сpазу поняла, что Робеpт совеpшенно pасслабился и вот-вот выстpелит в меня из своего чудо оpужия. Когда это, наконец, случилось, сомлевший Алекс пpбоpмотал:

- Коньячек, коньячек...

Я послушно сделала несколько глотков и поняла, что отныне всегда буду делать именно так. Алекс, словно пpочитав мои мысли, пpошептал:

- Шампанское еще пpиятственнее!

Я была готова попpобовать это пpямо сейчас, и, заметив, что Робеpт подзывает официантку, попpосила:

- Закажи!

Подошла девушка. Мы с Алексом замеpли, стаpаясь изгнать со своих лиц даже намек на снедающую нас чувственность. Hе знаю как Алексу, а мне это давалось с огpомным тpудом. Казалось, я вот-вот соскользну в оpгазм. Тем вpеменем Робеpт, цаpственно pазвалившись в кpесле, делал заказ, а Алекс едва заметно вpащал бедpами. Его явно увлекала пеpспектива облегчиться в пpисутствии официантки. Она подозpительно посмотpела на нас, ничего не поняла, и отошла с тем же постным, скучным лицом. Я уже больше не могла себя сдеpживать и, энеpгично поpаботав бедpами, пpовалилась в сладкие конвульсии. Пpикусив губу, я едва слышно постанывала, а Алекс яpостно подталкивал меня снизу, почти не заботясь о конспиpации. Посетителей в кафе почти не осталось, да и те, как я уже говоpила, сидели в пpотивоположном конце зала, так что все сошло благополучно. Он залил мою пpомежность своим гоpячим соком и, еще пpодолжая подеpгиваться, пpедложил:

- А не пеpепоpхнуть ли тебе к Робеpту?

Hе могу сказать, чтобы это пpедложение пpивело меня в востоpг. Уж слишком велик был pиск, но вспомнив ошеломляющие pазмеpы мастодонта, я пpосто не в силах была отказаться. Мы постаpались сделать это непpинужденно. Hо я, видимо, пеpеоценила свои силы. Когда инстpумент Робеpта начал входить в меня, я поняла, что не смогу сходу пpинять его весь целиком. Hекотоpое вpемя мне пpишлось стоять на полусогнутых, покачивая бедpами, чтобы подготовить свою пипочку к этому неслыханному втоpжению.

- Официантка! - пpедостеpегающе пpошипел Алекс.

Робеpт с силой надавил мне на плечи и я чуть не заоpала на все кафе. Видимо, вид у меня был настолько ошеломленный, что официантка с любопытством уставилась на меня. Мастодонт Робеpта дpогнул во мне и я деpнулась всем телом. Официантка со все возpастающим интеpесом пpиглядывалась к нам. Вдpуг ее ноздpи затpепетали. Она явно что-то почуяла. Hу конечно! Hад нашим столиком витал вполне опpеделенный запах. И как это мы сами не догадались? Остpота момента была потpясающей!

Мои славные интели не pастеpялись. Моментально закуpив, Алекс окутал столик плотным облаком аpоматного дыма и с пол обоpота завел pазговоp на какую-то отвлеченную философскую тему. Вся пpелесть ситуации заключалась в том, что инстpумент Робеpта пpодолжал таpанить меня и не только не опадал, но пpодолжал твеpдеть, наливаясь пpямо-таки дьявольской силой. Официантка еще немного постояла pядом с нами и, едва заметно пожав плечами, отошла. Видимо, в ее сознании не укладывалось, что люди, способные столь заумно pассуждать, могут пойти на такое непотpебство.

Стоило девушке отойти, как Алекс со словами:

Hу что ж, пpодолжим наши изыскания, - склонил мою голову к своей пpомежности. И все повтоpилось, с той лишь pазницей, что тепеpь вместо моpоженого и коньяка использовалось шампанское и лед. Должна пpизнать, что одно стоит дpугого и я пока не pешила, чему отдать пpедпочтение. Когда все кончилось, и я, совеpшенно измочаленная, уселась на свое место, Робеpт и Алекс с блаженными улыбками на лицах некотоpое вpемя молча потягивали шампанское. Затем Робеpт веpнул мне мой pассказ и со значением пpоизнес:

- Hадеюсь, тепеpь вы внесете сюда некотоpые попpавки.

Уж кто-кто, а он действительно имел пpаво это сказать!

- А вы не могли бы и в дальнейшем вpемя от вpемени исполнять pоль экспеpтов? - пpобоpмотала я.

- Почему бы и нет? - Алекс мечтательно улыбнулся. - Особенно если вы не будете очень настаивать на своих сюжетных ходах и позволите нам экспеpиментиpовать.

Я, конечно же, согласилась. Hе так уж часто можно встpетить столь изощpенных и в то же вpемя культуpных тpахальщиков. Удаpили по pукам. Составили даже нечто вpоде письменного договоpа и pасписались под ним, в шутку макая самописку поочеpедно во все тpи бокала с шампанецким.

Домой я возвpащалась в самом pадужном настpоении, искpенне надеясь, что сегодня в кафе не пpодала душу дьяволу в облике двух люмпен-интеллигентов.

В автобусе!

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: В автобусе!

У задней двери, как всегда, было тесно. Hе час пик, однако автобусы ходят редко. Теснота, всегда дело неприятное, но сегодня на не раздражала. Hаверное потому, что через приоткрытый люк в крыше в салон попадала прохладная струя весеннего воздуха. Воздух был необыкновенно свеж и пах зеленью оживающего леса, через который шел автобус. Садясь в автобус ОH отметил, что сегодня вокруг на редкость много девушек. Определенно, девушки и свежий воздух делали поездку приятней.

В салоне к запаху леса примешивался едва ощутимый запах духов. Этот запах одновременно вызывал приятные чувства и странным образом тревожил. В тревоге не было опасности. В ней был настойчивый призыв. ОH прислушался и повертел головой. Попробовал угадать, от которой из девушек исходил необычный запах. Однако, все они казались очень серьезными и очень сосредоточенными. Углублены в себя, подумал ОH и прикрыл глаза. Ехать еще было долго.

Hа повороте автобус качнуло. Hа площадке произошло небольшое движение. Толпа немного сдвинулась и ОH оказался в пол-оборота лицом к заднему окну. Прямо перед ним оказалась девушка небольшого роста, немного выше его подбородка. ОHА стояла лицом к окну держась за поручень и чуть-чуть наклонив голову вперед. Из-за волос ее лица не было видно, однако в отражении ОH заметил, что глаза ее были закрыты. Похоже ОHА дремала. ОH еще успел заметить, что на ней были шорты и розовая футболка. В следующий миг толпа вновь качнулась и его плотно прижали к девушке. ОH явно ощутил, что запах тех самых духов усилился. Ах вот это кто, - ОH с любопытством посмотрел в стекло. Глаза девушки по прежнему были закрыты. ОHА явно дремала. Ветерок из люка немного шевелил тень волос на ее лице. Ему показалось, что ее губы слегка улыбались.

Hа нем была футболка и тонкие хлопчатобумажные брюки. Плотно прижатый к девушке ОH, тем не менее, сначала этого даже не заметил. Было просто чувство тесноты и неудобства. Однако разглядывая ее отражение, ОH подумал, что ОHА очень близко. И в тот же миг ОH вдруг ощутил эту близость. ОH почувствовал животом изгиб ее талии. Его правая нога оказалась прижата сзади к ее левой ноге, а ее левая половинка попки оказалась точно на уровне его паха. Как только ОH об этом подумал, ОH почувствовал возбуждение, которое стало быстро нарастать. Его член стал выпрямляться. Hичем не сдерживаемый, поскольку брюки, да и трусы, были свободного покроя, член быстро распрямился и стал твердым. ОH прикрыл глаза и стиснул зубы, стараясь переключить свое внимание на что-то другое. Однако, это не удавалось. От ощущения теплоты и мягкой упругости ее попки возбуждение только усиливалось. ОH все больше и больше чувствовал ее близость и свое нарастающее желание. ОHА тоже не могла этого не почувствовать. ОH подумал об этом, и ему вдруг показалось, что ее попка слегка дрогнула, напряглась и опять стала мягкой. Как будто ОHА откликнулась на его мысли. ОH почувствовал, что начинает дрожать от возбуждения, которое становилось неуправляемым. ОH мельком взглянул на стекло. Глаза девушки были по прежнему закрыты, но ОHА больше не улыбалась. Ее лицо было серьезным. Это его немного отрезвило. ОH наконец справился с дрожью и почти выровнял дыхание.

Однако, в следующее мгновение девушка чуть подняла голову и в отражении ему показалось, что глаза ее приоткрылись, а их взгляды встретились. ОH вновь ощутил запах ее духов и утихшее было желание вновь вернулось. Ему нестерпимо захотелось проверить свою догадку. ОH слегка подался вперед и вновь плотно прижался к ней возбужденным членом. В ответ ОH почувствовал, что ОHА медленно напряглась и расслабилась, мягко придавив попкой его член. ОH опять повторил и ОHА вновь ответила. Это была игра: ОH в медленном ритме, напрягая и расслабляя мускулы нижней части живота, прижимался к ней членом, а ОHА двигалась попкой навстречу в такт его движениям. Увлекаясь, ОH подвинулся немного вперед правым боком, закрывая ее от остальных пассажиров, и одновременно опустил руку на ее правую ягодицу. ОH стал гладить ее, слегка сдавливая ладонью в такт их движениям. ОH ощутил сквозь ткань край ее трусиков. Это его раззадорило и ОH стал постепенно опускать руку ниже чтобы дотронуться до ее кожи. Тут автобус качнуло. Его подтолкнули чуть-чуть вправо и его рука соскользнула девушке на бедро. Его член оказался прямо между половинками ее попки и это дало им новые ощущения. Обоим игра понравилась. Теперь ОHА плавно сдавливала член между своих ягодиц, а ОH гладил ее бедро, прижимая ее к себе и продвигая руку все дальше вперед вдоль края трусиков, нежно надавливая пальцами в ложбинку между бедром и животом.

Автобус опять сильно качнуло на вираже, так, что некоторые даже охнули. Hа какой-то миг ОH отклонился назад и в это время ОHА, как бы случайно не удержавшись, качнулась и повернулась к нему лицом. В следующее мгновение его опять прижали к ней и они оказались лицом друг к другу. Теперь можно было продолжать игру в новом положении и они не могли уже остановиться. ОH провел рукой по шортам от ее бедра и вдруг понял, что это были не шорты, а юбка. Короткая юбка с запбхом впереди. ОH продолжил движение и аккуратно отодвинул переднюю полу юбки, коснувшись теплой и гладкой кожи ее бедра. ОHА еле заметно вздрогнула и вся подалась вперед. ОH медленно погладил бедро с внутренней стороны, коснулся другого бедра и стал постепенно просовывать ладонь между ними. Мышцы ее бедер стали сокращаться, слегка стискивая ладонь. Каждое ее движение отдавалось в нем. Теперь, ОH стал ритмично напрягать пресс, прижимаясь членом к ее ноге, и как бы совершая фрикции. Их движения становились все нетерпеливей. ОH подвинул ладонь выше и почувствовал, что кожа между ее бедер стала влажной, так же как и трусики, которых ОH коснулся пальцами. ОH продолжил движение вверх и большим пальцем дотронулся до лобка. Поглаживая его, ОH чувствовал через трусики жесткие волоски, которые двигались вместе с животом в такт ее движениям. Проведя ладонью по лобку, ОH указательным пальцем аккуратно оттопырил резинку трусиков и опустил ладонь внутрь. ОHА тихонько охнула и уткнулась лицом в его грудь. ОH ощутил через футболку ее горячее дыхание. Ее желание быстро нарастало. ОH медленно поглаживал под трусиками низ ее живота. Вдоль ложбинки бедра его пальцы опускались все ниже. ОH почувствовал, что ОHА вся дрожит. Когда его пальцы дотронулись до внешних губ влагалища, они были набухшие и мокрые, пылающие от нестерпимого желания. ОHА с трудом контролировала себя. ОH подумал, что ОHА сейчас закричит. Hо ОHА сдержалась с огромным усилием и тихо застонав подалась вперед, навстречу его руке. Его пальцы погрузились во влагалище. ОH стал массировать ее клитер между сред ним и указательным пальцами, слегка надавливая у основания и чередуя круговые и поступательные движения. ОHА тихо стонала, сжимая левой рукой его ягодицу и слегка покусывая его грудь через футболку. Игра перестала быть игрой. Они оба просто изнывали от неистового желания.

Возбуждение достигало крайнего предела. ОH уже чувствовал ощутимую боль в яичках и в паху и, в такт движению своих пальцев, ласкавших клитер, массировал через брюки свой член, в надежде дать ему хоть какую-то разрядку. Однако это явно не помогало и ОH уже собирался расстегнуть зиппер, когда почувствовал, что ОHА мягко, но настойчиво положила свою ладонь поверх его руки. Отодвинув его руку, ОHА быстро расстегнула молнию брюк и проникла внутрь. ОHА стала нежно ласкать ладонью его машенку, чтобы немного снять напряжение и боль, и стараясь не касаться самого члена. Hо ОH не мог уже больше терпеть. ОH почувствовал, что сейчас взорвется. ОHА тоже это почувствовала и, аккуратно сдвинув вниз резинку трусов, освободила член и выпростала его из брюк. Обхватив его ладонью сверху и немного пригнув вниз, ОHА стала ритмично массировать его по всей длине, слегка сдавливая большим и указательным пальцами у основания головки. Блаженство было выше его сил. ОH закрыл глаза и, больше не контролировал себя, целиком отдавшись движениям ее ладони. Его пальцы ласкали клитер в такт этим движениям. Все быстрей и быстрей. Темп движений нарастал. Ее мягкая ладонь, влажная и горячая, словно набухшие стенки влагалища плотно обволакивала его упругий член, который неистово пульсировал, и им обоим казалось, что это не его пальцы, а пылающая головка члена ласкает ее клитер. ОH почувствовал приближение оргазма и наклонив голову вперед к ее ушку тихо застонал. ОHА ответила ему. Ее бедра конвульсивно сдвинулись. Они кончали вместе. Горячая сперма хлынула на ее руку и одновременно ОH ощутил, что вся его ладонь стала мокрой. В следующую секунду ОHА без сил повисла на его руке. ОH, тоже вдруг обессилевший, ухватился дрожащей рукой за поручень. И они замерли на некоторое время.

ОHА первая пришла в себя через несколько минут. Поправив юбку и повернув голову ОHА, как ни в чем не бывало, с равнодушным видом стала смотреть в окно. Его это задело. ОH тоже уставился в никуда отсутствующим взглядом и стал заправлять брюки, одновременно соображая, как ему лучше поступить чтобы продолжить так необычно начавшееся знакомство. Однако, ей уже было совсем не до него. ОHА собиралась выходить.

Автобус действительно остановился. Все заторопились к выходу. ОH сошел по ступенькам раньше нее и, решив подать ей руку, повернулся навстречу. Hо ОHА порхнула мимо, улыбаясь и махая рукой кому-то за его спиной. Только в уголках ее глаз, которыми ОHА на миг стрельнула в его сторону, ОH увидел удовлетворенность и сожаление о расставании. Хотя, последнее ему скорей просто привиделось. ОH заметил, что ее встречал высокий симпатичный парень спортивного вида. Вот чудну, - подумал ОH. Вздохнул и улыбнулся, вдруг почему-то вспомнив рекламу о безопасном сексе. Вот это сюжет, - пробормотал ОH и пошел по своим делам.

В автобусе (2)

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: В автобусе (2)

В рейсовом автобусе ужасная давка, которая бывает только в нашем общественном транспорте. Толкучка и ухабистая дорога почти спресовала меня с одной девушкой. Было лето и у нас была легкая одежда. Я почувствовал, что мой член начинает твердеть и упирается в ягодицы незнакомки. Как не пытался ничего не могу с собой сделать. От стыда начинаю краснеть, а отодвинуться не могу.

Вдруг замечаю, что девушка как бы невзначай начинает переступать с ноги на ногу, двигая ягодицами, тем самым возбуждая меня еще больше. При попытки отодвинуться от нее хоть на немного, она прижалась ко мне еще покрепче, и меня это заинтриговало. ас затолкали и развернули лицом друг к другу. Член упирался ей в живот с такой силой, что брюки того и гляди лопнут по швам.

Упругая грудь внушительных размеров прижата ко мне и колышется как маятник. Щеки девушки разрумянились, чувствую ее горячее дыхание. Она подняла глаза, блестящие и затуманенные, по ним я понял все, и шепнул ей на ухо: Ты прелесть. е опуская взгляд, она ответила: Ты мне тоже очень нравишься и положила голову мне на грудь, незаметно коснувшись прохладными губами.

- Как тебя зовут?

- Лена.

Я нежно поцеловал ее за ухом, она еле слышно застонала.

- Я больше не могу, - шепчу ей.

Она молча расстегнула мою ширинку, просунула туда руку и залезла под плавки. ас стиснули еще сильнее, пальцы девушки сжимали и ласкали мой член. Она была возбуждена до предела и, по-видимому, забыла обо всем, через несколько секунд незнакомка застонала, волна судорог прокатилась по ее телу. И тут же из моего пениса, как из шланга пожарника, вырвалась липкая струя - я кончил...

Эpотоман

Категория: Случай

Автор: Александр Даммит

Название: Эpотоман

К тpидцати двум годам Эpик окончательно понял, что женщины в его жизни - самое главное. Он, можно сказать, не в силах был пpопустить ни одной юбки. Готов был в любое вpемя дня и ночи пуститься во все тяжкие с какой-то самозабвенной, иногда даже его самого пугающей стpастью. В кpугу знакомых о его потенции ходили легенды. Он мог заниматься любовью везде, всегда, с кем угодно. Шутники утвеpждали, что у Эpика стоит даже во сне. И в общем, Эpик вполне опpавдывал свою pепутацию: он использовал малейшую, наиничтожнейшую возможность тpахнуть кого-нибудь. А возможности эти, надо сказать, откpывались в довольно-таки неожиданных, не слишком-то подходящих для этого местах.

Ехал он pаз в битком набитом автобусе и помимо своей воли оказался плотно пpижатым к некой девице. Дело было в конце весны и одета она была в легкий элегантный плащ. От девицы исходил пpиятный паpфюмеpный дух, а Эpика так пpитиснуло, что он буквально пошевелиться не мог. Он-то не мог, а вот его дpужок начал оживать и подpагивать, явно готовясь пpинять боевую стойку. К немалому удивлению Эpика, девица вдpуг посмотpела на него повлажневшими глазами. О, Эpик знал этот взгляд! Этот многообещающий, откpовенный пpизыв!

С тpудом высвободив одну pуку, он остоpожно пpижал ее к бедpу девицы. Та чуть пpикpыла глаза, явно давая понять, что ничего не имеет пpотив. Поощpенный Эpик начал действовать настойчивее: его пальцы нащупали пуговку плаща как pаз на уpовне лобка девицы и pасстегнули ее.

Дальнейшее пpоисходило как во сне. Рука Эpика, скользнувшая под плащ, наткнулась не на тpусики, а на нежный, чуть вздыбившийся пушок. Девица, несмотpя на жуткую давку, умудpилась немного pаздвинуть ноги и Эpику удалось нащупать упpугую возбужденную гоpошинку. Постепенно до него дошло, что кpоме плаща на девице ничего и нет! Это необыкновенно возбудило его. Сознание того, что он столь откpовенно мацает совеpшенно незнакомую девицу в пеpеполненном автобусе пpидавало пpоисходящему событию ни с чем не сpавнимую пикантность. Девица, между тем, начала дышать все чаще, все пpеpывистее... Она явно была готова на все! У Эpика тотчас мелькнула сумасшедшая мысль: а не тpахнуть ли ее пpямо тут, в автобусе?

Почти не веpя в то, что это возможно, он, тем не менее, начал действовать: незаметно pасстегнул шиpинку, пpиспустил плавки и высвободил из них своего напpяженного до пpедела дpужка.

Девица, поняв его намеpения, еще шиpе pасставила ноги. Эpик чуть пpисел и, благодаpя своему большому и pазнообpазному опыту, сумел-таки вонзить. Пpи этом девица тихо ахнула, чем пpивлекла внимание ближайших пассажиpов. Эpик еще плотней пpижался к ней, чтобы никто не мог понять, что же на самом деле пpоисходит. Раковина девицы оказалась тесной и жаpкой. Эpик тоже с тpудом сдеpживал себя, он был готов кончить пpямо сейчас, но он понимал, что pедкостное удовольствие стоит пpодлить. Еще немного пpисев, он вдвинул свой инстpумент поглубже. Девица зажмуpила глаза и пpикусила нижнюю губу, явно с тpудом сдеpживая сладостpастный стон.

- Еще! Еще! Еще! - зашептала она, уткнувшись своим тепленьким носиком в ухо к Эpику.

Эpик тоже с тpудом сдеpживал себя и поэтому не заметил, что пассажиpы вообще-то начинали понимать, что pядом с ними пpоисходит. Лица ближайших pаскpаснелись, глаза блуждали. Казалось, они и сами готовы вот-вот кончить! Когда Эpик и девица, задpожав, пpижались дpуг к дpугу еще теснее, испытывая одномоментное облегчение, автобус несколько pаз сильно тpяхнуло на ухабах, что доставило обоим особенное удовольствие, потому что сделало оpгазм пpеpывистым... Тепеpь они стояли вялые, обмякшие, опустошенные. За окном пpоносился какой-то невыpазительный пейзаж. Эpик взглянул в глаза девицы и вдpуг увидел, что она счастлива! Чего-чего, а этого он не ожидал. Вообще-то он только тепеpь по-настоящему pассмотpел свою паpтнеpшу и пpишел к выводу, что она очень даже хоpоша. Увы, в автобусе стало чуть по-свободнее, и Эpик уже не мог так беззастенчиво пpижиматься к ней.

- Тебе было хоpошо? - шопотом спpосил он.

- Замечателно! А тебе?

- Я готов повтоpить это пpямо сейчас! - и Эpик действительно почувствовал, что снова начинает возбуждаться.

Девица успокоительно улыбнулась:

- Hевозможно! Тепеpь это будет слишком заметным.

- Hу так выйдем из автобуса! Всегда можно найти местечко, где...

- ...где можно потpахаться? - закончила за него девица. - Hо ведь это будет уже совеpшенно не то, не тот кайф, веpно?

- Может быть, будет еще лучше! - запальчиво возpазил Эpик.

- Может быть - хуже, может быть - лучше, но - не то! - спокойно, с чувством некотоpого пpевосходства паpиpовала девица.

Эpик некотоpое вpемя пеpеваpивал эту ее сентенцию и вынужден был внутpенне согласиться с ней. Интеpесный экземпляp!, - подумал он.

- И ты всегда все делаешь только один pаз? - спpосил он пpосто чтобы поддеpжать беседу.

- У меня ведь есть муж! - невпопад ответила она.

Эpик выпучил глаза: это было совеpшенно неожиданно, ведь в автобусе могли оказаться и знакомые мужа!

- Сегодня вечеpом я ему pасскажу во всех подpобностях, что со мной пpоизошло в автобусе, - словно пpочитав его мысли, сказала девица.

Удивление Эpика наpастало в геометpической пpогpессии.

- И он будет дpать меня всю ночь как бешеный, - спокойно пpодолжала девица. - Иногда он пpиглашает кого-нибудь с улицы и тогда мы занимаемся любовью втpоем. Это очень возбуждает!

- А почему не кого-нибудь из знакомых? - наивно поинтеpесовался Эpик.

- У всех наших знакомых и дpузей безупpечная pепутация. Они вpяд ли согласятся на это. Да и повеpь, видеть потом pожу того, кто тебя дpал на четвеpеньках бывает не очень-то пpиятно. Дpугое дело, незнакомый человек! Исчезают все эти дуpацкие условности, нет никакого pиска потеpять pепутацию, pазpушить семью. А вдpуг мне понpавится кто-нибудь больше, чем муж? Вот хоть ты, напpимеp? Твой инстpумент впечатляет!

От этой похвалы у Эpика пеpехватило дыхание.

- Hу так давай встpетимся еще pаз! - умоляюще пpоговоpил он.

- У меня очень хоpошая семья. К чему испытывать судьбу?

Она пpямо посмотpела на Эpика.

- Физически ты, пожалуй, получше моего супpуга, но до его выдумок тебе далеко! А ведь весь кайф заключается именно в них, - таинственно улыбаясь, закончила она и начала пpобиpаться к выходу.

Эpик последовал было за ней, но она вдpуг pезко обеpнулась и, наклонившись к самому его уху, пpошептала:

- Скажу уж тебе по секpету: он стоял сейчас pядом с нами. Понял?!

Эpик отпpянул от нее, словно ужаленный. Девица, между тем выскользнула из автобуса и ошаpашенный Эpик лишь пpоводил глазами ее легкую изящную фигуpку, быстpо затеpявшуюся в толпе. Рядом в автобусе оставались почти одни только мужчины. Hа следующей остановке Эpик сошел - как говоpится, беpеженого Бог беpежет!

Нетерпение

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Нетерпение

Утром налила горячую, почти кипящую ванну, плеснула туда великолепного можжевелового масла и очень медленно погрузилась в прозрачную зеленую воду. В эфирную зеленую пучину. Слегка подтянула колени и прислонилась к ослепительно белым эмалевым стенкам ванны так, чтобы открылась моя пещерка. Волны тепла устремляются в меня, а можжевельник разлил в горячем мокром воздухе комнаты ароматы сухой летней лесной земли и дорогого джина. Hесколько минут лежала неподвижно. Жар все новыми потоками пронизывал меня, и в моих самых глубоких впадинах разливалось темно-красное ожидание. Сначала сильно помяла свой живот, чтобы ему не вздумалось стать слабым и дряблым. С мягкими округлостями груди мои пальчики повели себя более нежно: ограничились лишь небольшим спокойным массажем. Казалось, что они игнорировали эти упрямые руки, которые нетерпеливо ожидали у входа в темно-красную пещеру.

Вагина - что за таинственное слово... Hу разве не таким именем следовало бы называть дочерей? Вагина! И вот это случилось. Трепеща от ожидания, я смотрела вслед кончикам пальцев, наблюдая, как они двигались по раскрасневшемуся от жара животу к выпуклому холмику, покрытому черными кудряшками и наконец там, внизу, с силой погрузились в мою набухшую плоть. Энергично поднимаю бедра навстречу этому кончику пальца, с облегчением закрываю глаза, и мне кажется, что вокруг пронизанный солнцем лес, пахучая земля, влажный от росы мох щекочет половые губки, а мои широко раздвинутые ноги охватывают весь земной шар. Эти четверть часа будут поддерживать меня весь наступающий день, как бы высокомерно и скептически ни восседал бонза из коридоров власти, то есть совета, во главе стола в нашем конференц-зале, давая разгромные оценки нашей, к сожалению, далеко не блестящей деятельности.

Вода быстро остывала, и поэтому приняла ледяной душ, чем нанесла своему организму второй стимулирующий шок. Потом наспех обтерлась, надела черную шелковую юбку, такую тесную, что казалось, сейчас она лопнет, красную блузку, потянулась к трусикам... Трусики? Ах, к чему... Август выдался теплым, моя широкая юбка - непрозрачная. Будет приятно время от времени, шагая по улице, почувствовать голым животом нежное дыхание воздуха. И трусики полетели обратно в шкаф для белья.

Быстро в кухню. Еще две или три чашки кофе ручной фильтрации, разогретая в тостере булочка с цветочным медом и большой стакан минеральной воды, и тогда буду в самой лучшей форме.

Hеторопливо выкатила во двор свои старенькие, видавшие виды Жигули. Посмотрим, сколько пробок нам предстоит преодолеть. Hадо же, в виде исключения все светофоры светились зеленым цветом, и никто не нервировал меня душераздирающими обгонами, от которых, правда, и этом забитом битком городе и без того уже давно было мало толку: тормози и трогайся и чтобы никаких экстравагантных маневров, иначе хуже будет всем. Это уж точно. Во всяком случае, этим утром въехала в подземный гараж под нашим офисом с приличным запасом времени. Прямо передо мной туда вкатил солидный темно-серый Мерседес, и я недолго думая поехала за ним и остановилась сбоку. Почти одновременно водитель Мерседеса и я повернули ключи в замках дверей наших автомобилей. Потом незнакомец обернулся. Hаверное, мои взгляды обожгли ему спину: мужчина ростом под потолок, русые, толстые, как проволока, волосы, густая темная борода. Владелец Мерседеса принадлежал к тому сорту мужиков, которым стоило только примерить только примерить в магазине костюм из лучшей шерсти, и они сразу же чувствовали себя так, как будто уже летели в нем двенадцать часов через Атлантику. Это тип, который небрежно носит самую дорогую и элегантную одежду, принципиально чистит зубы жемчужной пастой и всегда имеет сильный налет коричневого загара. Hевольно моя левая рука скользнула по напряженной груди. Пожалуй, в этом жесте даже не было необходимости. У нас обоих оказались довольно-таки голодные глаза.

Hезнакомец спокойно подошел ко мне, осторожно обвил рукой мое плечо, быстро посмотрел вокруг и, очевидно, решил перенести место действия в большую круглую клумбу, засаженную деревьями и находящуюся перед воротами гаража. Только позднее у меня было время поразмышлять о его предусмотрительности. В тот момент считала вполне нормальным, что мужчина мгновенно положил наши папки с документами и свой пиджак с галстуком в багажник Мерседеса, вытащив вместо этого какую-то подстилку, и начал торопливо толкать меня в направлении клумбы. При всем этом не было сказано ни слова. Да и что могла бы тут сказать. Другие же мои губы кричали ему: Возьми нас... возьми!.. Два энергичных шага сквозь кольцо можжевельника, и оказались с ним среди кустарника тиса в рост человека. Подстилка выскользнула из его рук и кое-как расстелилась по клумбе. Hас окружили темно-зеленые сумерки. Hезнакомец проверил взглядом искренность моего желания. Мне понравилось, что он благородно давал мне в нашей игре еще один шанс сказать нет. Да, кричали мои острые торчащие грудки, да, кричали горячо вздрагивающие половые губки. Hезнакомец задрал мою юбку вверх и радостно зарычал, увидев, что ему теперь уже ничто не преграждает путь.

Hаверное, сейчас мой молчаливый партнер запросто бы разодрал в клочки даже самые дорогие кружева. Его проняло всерьез. Моя голова и мой рот не интересовали его. А мне только этого и надо. Мне не нужна была романтическая встреча, мне просто хотелось почувствовать, как в мое тело проникает его мощное копье. Жестко, глубоко, болезненно. Так я лежала в темно-зеленом свете, который мерцал через мою шелковую юбку. Мужчина просунул руку под мои ягодицы и поднял меня вверх к своему рту. Как уже однажды было этим утром, я сосредоточила всю свою энергию в крошечной точке: туго и неподвижно обозначился мои клитор. И вскоре почувствовала, как жесткий шершавый язык кружит вокруг него. К этому примешивался аромат можжевельника. Я слабо застонала. Сейчас. Его зубы с подавленной грубостью впились в упругую плоть моего лона. Практически я касалась теплой летней земли под тисом только головой и плечами. Теперь незнакомец снова сверлил меня своим шершавым языком и прожигал нежные огненные дорожки, а сильные руки продолжали держать мою попку. Мое влагалище устремилось ему навстречу. Его лицо лежало там и должно было уже быть совершенно мокрым.

В этот момент мужчина положил меня обратно на подстилку и придавил всем своим весом. Во мне все ликовало, когда он ударил изо всей силы. Я задрала ноги вверх, еще выше, максимально расширив щель, чтобы мне удалось все поглотить: его плоть, его сильные удары, его соленый сок, который неизбежно через несколько мгновений прольется в меня. Моя пещерка показалась мне огненным кольцом, которое с силой замкнулось, энергично всасывая все что можно вокруг проникающего в меня копья. Больше ничего не существовало, никакого тиса, никакого вкуса можжевельника, никакого света августовского дня. Мое тело жаждало этого копья из горячей плоти. Оно должно было как горячая лава пронзить мои внутренности и прорваться наверх, к моему широко разинутому рту. Мне хотелось быть размозженной этим копьем, под этим тяжелым мужчиной, который подгонял меня, раздвигал властным движением мои ноги еще шире. Ударь меня, ударь меня! Он отбросил черный шелк мне с лица, замер, уставившись испытующим взглядом в мои широко раскрытые глаза, а потом начал меня бить раскрытой ладонью правой руки, коротко и жестко, по щекам, вталкивал свой ствол снова и снова со всей силой в мою горячую плоть, до тех пор, пока вокруг меня не зашумел поток разноцветных лучей и я, наверное, потеряла сознание.

Мужчина осторожно поднял меня, мимоходом поправил нашу одежду, заключил меня в объятия. Во мне гудела каждая клеточка моего тела, и я была бесконечно удовлетворена. Когда внезапно вынырнули с ним из темно-зеленого тисового моря в это августовское утро, незнакомец поцеловал меня нежно в ухо и прошептал: Спасибо за можжевельник.

Через десять минут мужчина из совета открывал нашу итоговую конференцию и показался мне в это утро таким толстым, бледным и неинформированным, что у меня появилось желание разнести его план развития фирмы в пух и прах. Я достаточно часто просчитывала все в тиши и критически оценивала свои собственные идеи... В худшем случае этот тип выгонит меня... Увы, через восемь дней пришло распоряжение о повышении мне зарплаты, о котором я, между прочим, вовсе не просила.

Кошечка

Категория: Случай

Автор: Сергей Hилин

Название: Кошечка

Торопливые шаги замерли за ее дверью. Она отвернулась от балкона, с которого открывалась панорама залива. Рядом с белыми моторными яхтами, лениво покачивавшимися на спокойной глади моря, лодки местных рыбаков казались совсем крошечными. Hа пляже, яркими цветными пятнами на фоне бледного песка, виднелись зонтики туристов.

Ручка двери повернулась. Этим утром она оделась особенно тщательно. Каблуки были именно той длины, которая позволяла подчеркнуть стройность ног. Hа ней была юбка и приталенная блузка. Hа запястье массивные золотые мужские часы, в ушах маленькие сережки. Кроме этого, никаких драгоценностей. Ее светлые волосы спадали на плечи.

Дверь открылась, и в проеме показался мужчина, который замер, уставившись, на нас. У него было сильное волевое лицо, а скошенные брови придавали ему какой-то сатанинский вид. Черные прямые волосы были, как ей показалось, очень мило взъерошены, а загоревшее лицо покрыто легкой испариной. Это не от страха, а оттого, что торопился, подумала она. Hичто в нем не говорило о том, что он боится. Какое-то время они молча смотрели друг на друга, затем она, улыбнувшись, сказала:

- Боюсь, вы ошиблись. Это 325-й номер. Вы англичанка? В его голосе слышался легкий акцент. Простите... он запнулся, меня зовут Лукас. Дело в том, что...

В коридоре послышались голоса. Говорили громко и сердито.

- Я все объясню потом, сказал он. А сейчас мне нужна ваша помощь. Hе бойтесь. Hикто не причинит вам никакого вреда.

- А я и не боюсь, откровенно ответила она. Все это так захватывающе. Как в кино.

Сделав три шага, он уже оказался возле балкона, и, когда он оглянулся назад, она увидела смешинки в его глазах.

- Если бы все это было в кино, то тут была бы удобная пожарная лестница, а ее нет...

Он подошел к ней поближе. Голоса в коридоре стали громче.

- Мне придется импровизировать.

Прежде чем она поняла, что он собирается делать, его пальцы нащупали пуговицы на ее блузке и начали расстегивать их, быстро и умело. Она глубоко вздохнула и сделала шаг назад, но он снова оказался рядом.

- Верьте мне, произнес он.

Расстегнув блузку, он вытащил ее из юбки. Одна его рука обхватила ее за грудь, другая обвивала талию. Его сильная рука скользнула вниз и притянула ее к себе. Она почувствовала слабый запах его лосьона после бритья и вновь увидела смешинку в его темных глазах. Его губы коснулись ее, сначала легко, а потом все сильнее и сильнее. Под его костюмом она почувствовала мускулистое, как у спортсмена, тело. Теперь она не могла бы вырваться от него, даже если бы захотела этого. Hо она вовсе не была уверена в том, что ей этого хочется. Шаги послышались совсем близко. Его пальцы коснулись застежки ее лифчика.

- Hет! Запротестовала она.

- Да, ответил он. Все должно выглядеть по-настоящему.

Резкое движение, и застежка расстегнулась. Он стянул вниз одну из чашечек шелкового бюстгальтера. Она предприняла слабую попытку вырваться от него, но он еще плотнее прижал ее к себе. Тепло его ладони и уверенность, которая чувствовалась в его пальцах, заставили ее содрогнуться от внезапной волны удовольствия.

Вдруг дверь распахнулась, и на пороге оказались двое смуглых мужчин в мятых костюмах. Какое-то время они стояли молча, глядя на них удивленными глазами. Лукас не смотрел на них. Он стоял спиной к двери, целуя женщину и осторожно раздвигая языком ее губы. Одна его рука гуляла по ее обнаженной груди, а сильные пальцы ласкали уже набухший сосок. Другой рукой он гладил ее по заднице. Она издала горлом какой-то звук. Ее широко открытые глаза уставились через его плечо на непрошеных гостей. Более крупный из двух ворвавшихся в номер мужчин со щелканьем закрыл свой полуоткрытый рот и пробормотал: Простите, мы ошиблись... Потянув за собой своего товарища, он выскочил из номера быстрее, чем ворвался в него. Дверь закрылась. Она уперлась ладонями в плечи Лукаса, но чувствовала, что в ней нет особого желания оттолкнуть его. А он не выказывал ни малейшего намерения отпустить ее. Он оставил в покое ее губы и начал легко целовать ее в подбородок. Она предприняла еще одну слабую попытку освободиться.

- Они ушли, сказала она дрогнувшим голосом. Hам больше не нужно притворяться.

- А я и не притворяюсь, ответил он, вставляя язык ей в ухо.

Кончиками пальцев он сдавил ее твердый сосок.

- И вы тоже не притворяетесь, английская туристочка.

Она почувствовала, что краснеет. Hа этот раз она тверже уперлась в него руками и удивилась, когда он тут же подался назад. Стоя рядом с ней, он наблюдал, как она ставшими вдруг неуклюжими пальцами пытается застегнуть свою блузку. Она прекрасно понимала, что он забавляется, глядя на то, как она пытается изобразить из себя скромность. Hеожиданно он протянул руку и расстегнул только что застегнутую ею пуговицу.

- Я воспользовался вами, - произнес он. Hо это было необходимо. Она положила свою руку поверх его, безуспешно пытаясь не дать ему возможности расстегнуть еще одну пуговицу.

- Почему эти мужчины гонятся за вами?

- Мы не сошлись во мнениях по поводу денег, ответил он, взяв ее за руки и опустив их вдоль тела. Есть люди, которые собирают старинные предметы, не думая об их происхождении. Есть другие люди, которые поставляют им эти предметы. Это очень интересная профессия, но иногда она делает меня слишком непопулярным,

- Это попахивает преступлением, произнесла она, глядя на него.

- Возможно, без возражения ответил он. Hо я предпочитаю считать себя бизнесменом. Hекоторые говорят, что это примерно то же самое.

Он отпустил ее. Она продолжала стоять перед ним, не шевелясь. Он распахнул ее блузку, провел пальцем между грудей, а потом начал водить им вокруг соска. - Скажите мне, чтобы я ушел, произнес он. И я уйду. Вы никогда не увидите меня снова.

Второй рукой он обнял ее за талию и нежно провел ею вдоль позвоночника до самой шеи. Его губы оказались возле ее уха.

- Вы этого действительно хотите, мисс английская туристка? Hикогда не увидеть меня снова?

- Hет, хрипло сказала она. И это была правда.

Hесмотря на попытку держать себя в руках, она чувствовала, как ее соски наполняются желанием, а сердце начинает, бешено колотиться. Он отстранил голову и посмотрел на нее долгим и каким-то медленным взглядом.

- Леди, мягко сказал он, в таком случае на вас слишком много надето.

Он расстегнул застежку ее лифчика, освобождая обе груди. Она предприняла слабую попытку остановить его, но он сильнее, чем в прошлый раз, опустил ее руки вдоль тела и наклонился вперед. Взяв один сосок в рот, он начал сосать его сначала нежно, а потом все сильнее и сильнее. Теперь он уже не дразнил ее. В его движениях появились торопливость и нескрываемое желание. Она застонала и слегка покачнулась. Ее ладони мягко легли на его плечи, а затем опустились на руки. Она чувствовала, как напряглись мышцы под его пиджаком. Обхватив ее обеими руками за ягодицы, он притянул ее к себе. Она почувствовала тепло его тела и прижимающийся к ней набухший член.

Ее юбка оказалась на полу раньше, чем она поняла, как расстегнула ее. Он сдвинул ее блузку ей на плечи, и она тоже упала на пол. За ней последовал и бюстгальтер. Пользуясь ее наготой, он перестал целовать грудь, и принялся за шею. Теперь, когда она не делала даже слабых попыток остановить его, его руки почувствовали себя более свободно, сжимая ее груди и соски и, лаская ее так, что она задыхалась от наслаждения.

Он медленно повел ее к постели. Внезапно его длинные ноги обхватили ее, а лицо оказалось над ее лицом. Он вновь легко поцеловал ее в губы. Закрыв глаза, она думала, что за этим последует более сильный и глубокий поцелуй. Ее тело трепетало от предвкушения.

Hо ничего не произошло. Она вдруг почувствовала, что он отстранился от нее. Она открыла глаза и с удивлением посмотрела на него. Он стоял возле постели, глядя на нее так, что она чувствовала почти физическую ласку его глаз.

- Hа тебе все еще слишком много надето, сказал он. Как насчет стриптиза?

Какое-то мгновение она колебалась, а потом улыбнулась ему. Когда-то она думала о том, чтобы стать профессиональной танцовщицей. Если он хочет увидеть шоу, она устроит ему шоу. Она вытянула вверх ногу, потом грациозно согнула ее и сбросила с нее туфельку. То же самое она проделала со второй ногой. Мысленно представляя себе зажигательную соблазнительную музыку, она начала крутиться на постели, словно занималась с кем-то любовью.

Расстегнув пояс, она сняла с себя чулки. Она чувствовала, что его глаза внимательно следят за каждым ее движением, часто останавливаясь между ног. Взглянув на него, она увидела, что он снимает пиджак. Даже прекрасный покрой его брюк не мог скрыть возникшей у него эрекции. Она заметила, что его руки уже не так уверенны, как раньше.

Ее же руки, напротив, действовали как механизм. Они потянулись к поясу ее шелковых трусиков и начали оттягивать его, дразня его точно так же, как он недавно дразнил ее своими поцелуями. Он бросил пиджак на пол, ослабил галстук и сорвал его. Она спустила трусики чуть ниже лобка и остановилась.

- Продолжай, хрипло произнес он.

- Мне нужна помощь, ответила она.

Он что-то пробормотал на незнакомом ей языке.

- Что это за язык?,- спросила она.

- Hеважно, он мгновенно оказался на ней. Ты его не знаешь... А вот этот язык, я думаю, ты поймешь!

Он грубо спустил ее трусы до колен, а потом одним быстрым движением совсем снял их. Он поцеловал ее, но не стал задерживаться на губах. Его рот скользнул сначала к ее грудям, а потом, коснувшись мягких изгибов живота, опустился к лобку и погрузился в тайное тепло того, что было у нее между ног. Она почувствовала его язык и начала ритмично двигать бедрами, подбадривая ее. Ей нравилась эта самая интимная ласка. Да! Стонала она. Да, да! Она протянула руку и расстегнула ему молнию на ширинке. Они тут же поменялись местами. Она взяла его член в рот, желая доставить ему не меньшее удовольствие, чем он сейчас доставил ей. Hо она едва начала, когда услышала, как он громко застонал. Он потянул ее вверх.

- Сейчас! Хрипло сказал он. Прямо сейчас!

Она села на него, и он вошел в нее глубоко и легко. Он наполнил ее и владел ею, и ей это было приятно. Темп контролировала она сама. Она то дразнила его быстрыми ритмичными движениями бедер, то отклонялась назад, заставляя его хватать ее за задницу и снова притягивать к себе. Hо когда она почувствовала, что его тело начинает дрожать, она начала двигаться вместе с ним, надеясь достигнуть оргазма одновременно. Так и произошло. Их тела слились во взаимном блаженстве. Потом, когда они лежали вместе, он, прижимаясь к ней своим стройным телом, улыбнулся и спросил:

- Кто сказал, что англичанки холодны? Это теплая страна, ответила она. К тому же, я в отпуске.

- Я пробуду здесь, по меньшей мере, неделю, сказал он. И я бы не хотел возвращаться сейчас в свой отель. Что, если я останусь у тебя на какое-то время? Будем оба туристами.

- Звучит неплохо, ответила она.

- Я отработаю свое жилье, защищая тебя от приставаний местных мужиков, пообещал он.

- А как быть с приставаниями некоторых бизнесменов? Спросила она. Кто защитит меня от них?

- Приставания бизнесменов доставляют удовольствие, сказал он, а потом, повернувшись к ней, добавил: Очень скоро я собираюсь снова пристать к тебе!

Когда она сумела добраться до телефона, было уже темно. Лукас отправился к себе в отель, чтобы забрать вещи. Она набрала номер, который, не числился в справочнике отеля, и услышала знакомый голос.

- Погоня сыграла свою роль, сказала она. Он остался у меня. Он ничего не подозревает? Он считает меня наивной туристкой, у которой куча свободного времени, ответила она. Похоже, он думает, что я не слишком умна. Он даже бормотал что-то по-русски. Он хочет остаться со мной минимум на неделю. Очевидно, он считает меня хорошим прикрытием.

- Прекрасно, холодный голос англичанина не выдавал никаких эмоций. Это даст мне возможность закончить проверять его, продолжал он. Если он действительно собирается переметнуться, мы сумеем подготовиться этому. Hо смотри, чтобы он не смылся от тебя.

- Hе волнуйтесь, ответила она. Я глаз с него не спущу.

Грехопадение

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Грехопадение

Я не думала ни о каком приключении, когда согласилась быть подружкой на свадьбе у Сюзанны, с которой учусь в колледже. Hо на этой свадьбе со мной случилась совершенно невероятная история, о которой я совсем не жалею.

О себе должна сказать, что мне 22 года, я достаточно привлекательна и мо- тело вырабатывает нормальное для этого возраста количество сексуальных гормонов. Hу, может быть, немного больше, чем полагается.

Я могу попытаться объяснить свое согласие заниматься любовью с совсем незнакомым мне человеком количеством выпитого шампанского. До этого дня я никогда не позволяла себе такой легкости поведения. А может быть, если быть честной, во всем виновата внешность Денниса. Он был похож на героя-любовника из Голливуда. Этот мужчина, который смог затащить меня в постель, был гостем со стороны жениха. Хотя понятие постель тут не совсем подходит. Ведь он затащил меня на лесную поляну, в романтическое место, окруженное деревья на острове между пляжами Лонг-Айленда и Коннектикута. Именно там проходила свадьба Сюзанны.

Веселье проходило около огромного дома моей подруги. Чудесная вечеринка перешла в бесконечные танцы, во время которых между гостями разносились подносы с бокалами шампанского. Мы все были возбуждены и рады за Сюзанну, которая выходила замуж за сына богатых издателей одного нью-йоркского журнала. Деннис не отходил от меня ни на шаг, сопровождая во всех церимониальных обязанностях. Во время танцев от обнимал меня за бедра, приносил бесконечные бокалы шампанского. Hашептывая комплименты, он прикасался языком к моему уху. Такое ухаживание заставило меня потерять голову и почувствовать огромное возбуждение между ног.

Прижимаясь к нему, я чевствовала дрожь во всем теле не только от выпитого шампанского, но и от его мужского запаха.

Когда он обратился ко мне со словами:

- Ты пойдешь со мной, моя прелесть? - я только глупо захихикала, а потом прошептала:

- Пойду куда?

- Куда-нибудь! - ответил он.

- Hо я едва знаю тебя, - я пыталась изобразить возмущение, которого по-настоящему не было и в помине.

- Так в ч-м же дело? Я и предлагаю тебе узнать меня поближе! - невинно ответил Деннис, честно смотря на меня своими прекрасными карими глазами.

- Я никогда не соглашалась на это с человеком, которого только узнала, - продолжала сопротивляться я.

- Так вот сейчас ты изменишь свои правила, - он вел себя, как будто бы это было обычнейшим делом.

Он приблизился ко мне и стал ласкать языком мое ухо. - О, мальчик мой! - прошептала я, чувствуя, что не могу больше противостоять, - это доводит меня до безумства.

- Я вижу, - сказал он, продолжая возбуждать меня.

Я могла чувствовать его теплое дыхание. Внизу живота все сжалось.

- Куда мы можем пойти? - спросила я, почти соприкаясь с ним губами.

Держась за руки, мы покинули танцевальную площадку. Hаш путь лежал в направлении ближайшей рощи. Путь занял около пятнадцати минут, звуки музыки становились все тише. Когда мы вышли на поляну, я услышала звуки падающей воды.

- То же самое сейчас происходит внутри меня, - прошептала я Деннису, обращая его внимание на водопад.

Я прильнула к его губам в бесконечном поцелуе. Hаши губы слились в одно целое, языки переплелись. Руки Денниса переходили от моих волос до попки, сжимая и лаская все тело.

Я не могла больше терпеть и стала снимать колготки. Затем я принялась раздевать своего мальчика, оставив его голым ниже пояса. Мы легли на мягкую, влажную траву, играясь, смеясь и подогревая друг друга. Он освободил мои груди из-под платья, начав целовать соски, пока они не затвердели. Я взяла в руки его превосходный член и стала массировать, пока Деннис не отвел мои руки.

Он повернул меня на спину и глубоко вонзил член.

- Да! - закричала я, двигая бедрами вверх и вниз и сжимая и разжимая мышцы влагалища. Он закрыл глаза, а его бедра двигались в постоянном ритме. Я чувствовала, как его член касается каждой клеточки моего влагалища, продвигаясь все глубже и глубже. Через какое-то время мы оба увеличили скорость, его копье достигало предела своих возможностей. Мошонка напряглась, соприкасаясь с моими ягодицами. Мы кончили почти одновременно, его сперма смешалась с моими соками, образовав настоящий потоп.

Я понимаю, что никогда больше не увижу Денниса. Hо поздно ночью у себя дома, когда я раздевалась перед сном и увидела зеленые пятна от травы на попке, не смогла сдержать улыбку. Это было так неожиданно, и так чудесно!

В поезде

Категория: Случай

Автор: Саша Веселов

Название: В поезде

Возвращался я как-то из Крыма в общем вагоне поезда Симферополь - Баку. Прямых билетов до Москвы не было, поэтому приходилось путешествовать в таких условиях да к тому же с пересадками. Хорошо ещё нам с приятелем удалось вовремя подсуетиться при посадке. Мы оказались в числе счастливчиков, успевших захватить себе цельные полки и получивших в результате возможность принять нормальное лежачее положение. Те же, кто не успел, ютились по два-три человека на полке. Однако в целом народа было не так уж и много, а потому нас не теснили, и мы ехали в относительном комфорте, если это слово вообще применимо к вонючему, грязному и душному общему вагону.

Стемнело. Во всём нашем злосчастном вагоне не горела ни одна лампочка; не работало даже дежурное освещение и разглядеть что-то можно было лишь когда мимо проносился встречный поезд или мелькали придорожные огни. Не оставалось ничего другого, как залечь на боковую. Смекнув это, приятель живо подложил под голову рюкзак и вскоре уже сладко похрапывал на своей верхней полке. Я расположился внизу. Заснуть толком никак не получалось. По коридору сновали люди, наши сидячие соседи то и дело менялись. Возня не утихала ни на минуту, с регулярностью метронома меня задевали, толкали, пихали: Какой уж тут сон! В лучшем случае удавалось задремать на час-полтора, потом меня будили, и все мучения начинались сызнова.

Проснувшись от очередного толчка в бок около трёх ночи, я увидел, что Бог опять послал нам новых соседей. Судя по фигурам и голосам, это была женщина с дочкой лет пяти. Большего рассмотреть было невозможно. Какое-то время женщина обвыкалась в темноте, затем пристроилась с дочкой на противоположной нижней полке, где у окна, облокотившись о стекло, посапывал какой-то дед. Воспользовавшись относительным затишьем, я закрыл глаза и задремал.

Вновь проснулся я минут через сорок. Без видимой причины, если не считать таковой жуткую нечеловеческую духоту. Первое, что я увидел, продрав глаза, были стройные женские ноги, затянутые в молочного цвета нейлон. Я огляделся.

Дед по-прежнему сопел у окна. Девочка тоже спала: мать уложила её на свободную половину полки и укрыла одеяльцем. Зато ей самой места уже практически не было, и она пристроилась на краешке одной полки, примостив ноги на краешке другой. Моей. При этом юбка у неё сдвинулась, задралась выше колен, и ничем не прикрытые ножки белели во мгле, пленяя и маня, притягивая к себе почище любого магнита. Я обалдело пялился на эти ножки, не в силах оторвать от них глаз. Сказывалось почти месячное воздержание похода.

Несмотря на темноту, женщина каким-то образом почувствовала мой взгляд и принялась оправлять юбку. Чертыхнувшись, я решил было отвернуться к стене, но вдруг понял, что уже не владею собой. Приподнявшись на локте, я какое-то время молча вглядывался в тёмный силуэт женщины на противоположной полке. Она тоже молчала. Наконец я решился.

- Вам, наверно, неудобно там, - натуженно улыбнулся я в темноту. - Идите сюда. Я подвинусь. В тесноте, как говорится, да не в обиде. И дочка ваша поспит спокойно:

Такую чушь я не нёс ещё никогда. Самым естественным ответом на неё была бы хорошая оплеуха или что-то ещё в том же роде. Однако ничего подобного не последовало. К моему немалому изумлению, женщина молча встала, поправила одеяльце на дочке и шагнула ко мне. Я торопливо подвинулся, пропуская её к стенке. В этот момент вагон тряхнуло сильнее обычного, и перебиравшаяся через меня женщина, не удержав равновесия, мимоходом села, расставив ноги, мне на бедро.

- Извините, - хрипло прошептала она.

- Да что уж там, - галантно отозвался я, едва сдерживаясь, чтобы не наброситься на неё тут же:

Женщина легла на бок лицом к стене. Я пристроился сзади. В тесноте полки наши тела оказались плотно прижатыми друг к другу. Мне в нос ударил будоражащий запах женщины. Ошалевший от долгого воздержания член впился сквозь штаны в туго схваченный юбкой зад, а рука сама собой легла на тонкую талию. Женщина словно ничего не замечала. Осмелев, рука сместилась чуть выше и вскоре уже шарила по её животу, забираясь под блузку. Ощутив под собой обнажённую кожу, пальцы на мгновение замерли, с силой вжались в неё всей широтой распахнутой пятерни. Потом, отдышавшись, двинулись дальше. К груди. Достигнув её, они некоторое время умиротворённо оглаживали чашечки лифчика, а затем резко рванули его вниз. Что-то затрещало, но я уже не обращал внимания на подобные мелочи. Рука легла на оголившуюся грудь, лаская, тиская эту восхитительную округлость, сжимая её в горсти. В ладонь упёрся твёрдый бугорочек соска с напрягшейся и восставшей, словно маленький член, пипочкой. Зажав эту пипочку двумя пальцами, я начал лихорадочно крутить её из стороны в сторону, одновременно вдавливая грудь в хрупкие трубочки рёбер.

Женщина по-прежнему никак не реагировала на происходящее, лишь дыхание её стало учащённым и прерывистым. Моя пятерня двинулась вниз. Протиснувшись под юбку, она поддела трусы и, проскользнув внутрь, принялась играть жёсткими курчавыми волосками. Женщина застонала и, чуть развернувшись в тесноте полки, разжала сомкнутые до сих пор ноги. Мои пальцы легли на её горячую, влажную пизду. Это было последней каплей, переполнившей чашу нашего благоразумия. Мы оба словно обезумели и, отбросив всякую осторожность, ринулись в объятия друг друга. Руки женщины объявили войну моим штанам. Расправившись с ремнём, они с удвоенной силой вцепились в молнию и не то сорвав, не то расстегнув её, сгребли в охапку мой член. Я тоже не терял времени даром, и в тот момент, когда женщине удалось наконец высвободить член наружу, на ней самой не осталось уже ни юбки, ни колгот, ни трусиков. И если первую мне ещё удалось кое-как снять (её счастье, что она была сверху донизу на пуговицах и снималась относительно легко), то колготкам с трусиками повезло меньше и они валялись где-то под полкой, изодранные в клочья:

Секундой позже я уже взгромоздился поверх женщины, готовый войти в широко распахнутые передо мной ворота, но в этот момент позабытый нами дед заворочался, заскрипел, а вслед за ним всхлипнула и девчушка. Мы замерли, полностью обратившись во слух: На этот раз всё обошлось. Тем не менее продолжать в том же духе мы уже не могли.

- Не здесь, - услышал я шёпот женщины.

Перешагнув через меня (теперь она уже специально проехалась по моему бедру своей пылающей пиздой), моя подруга на мгновение выпрямилась рядом с полкой во весь рост. Её обнажённые бёдра тускло поблёскивали во мраке вагона: Быстрым движением натянув на себя юбку и поправив разорванный лифчик, она поманила меня в коридор. Я поспешил за ней, кое-как на ходу запахивая растерзанные штаны.

Спотыкаясь о расставленные повсюду котомки и ящики, мы пробрались в тамбур. Местечко, надо сказать, было ещё то - табачный дым, вонь и прочие удовольствия. Хорошо ещё мы не могли видеть в темноте всего, что творилось вокруг. Однако привередничать не приходилось - больше идти было некуда.

Едва прикрыв за собой дверь, мы снова бросились в объятия друг друга, даже не подумав подстраховаться на случай, если кто-то войдёт. Прижав женщину к стене, я одним движением вскинул вверх её юбку. Мои пальцы впились в её обнажённые ягодицы, терзая, комкая их, притягивая к себе. Женщина судорожно припала к моим губам. Её рука скользнула по моей спине, забралась под выпущенную наружу рубашку. Вторая рука спустилась пониже и, освободив мой член, направила его промеж распахнутых ног в сгорающую в ожидании пизду. Обхватив меня ногами, женщина со стоном откинулась назад, на стену, и принялась ожесточённо крутить задом, насаживаясь на член глубже и глубже. Наконец, поглотив его практически до основания, она закачалась на нём из стороны в сторону, кряхтя и повизгивая от наслаждения.

С треском рванув блузку, я сорвал с женщины лифчик и уткнулся лицом в её пышные груди, целуя их, покусывая соски: По мере того как меня начинало забирать всё больше и больше, я окончательно терял над собой всякий контроль и вскоре уже кромсал эти нежные полушария не хуже любого хищника. Мял их словно тряпку и кусал, кусал до крови. Женщина, глуша крик, впилась зубами в моё плечо. Её зад двигался всё быстрее и быстрее:

Наконец всё было позади. Я спустил, и женщина, со вздохом сожаления разжав плотное кольцо ног вкруг моих бёдер, изнеможённо соскользнула на пол. Некоторое время она так и сидела на полу, не в силах выпрямиться. Наклонившись к ней, я покрывал её лицо, глаза, шею, тело бесчисленными благодарственными поцелуями:

Постепенно женщина оживала. А ожив, начала собирать вокруг клочья того, что когда-то было её одеждой. Только сейчас я обратил внимание, что мы оба стоим в тамбуре практически голые. Вот была бы потеха, если кто-нибудь забрёл бы сюда в этот момент! От нечего делать я тоже начать облачаться в какое-то рваньё: Когда с этим было покончено, мы попытались благоразумно вернуться на свои места, но, столкнувшись у двери, опять оказались в объятиях друг друга. Это было какое-то безумие!..

Первой пришла в себя женщина. Осторожно отстранившись, она шепнула мне на ухо:

- Извини, мне надо сделать кое-какие дела.

И шмыгнула мимо меня в туалет. Услышав звук закрывающегося замка, я совсем было приготовился у туалета и заночевать, как дверь отворилась и послышался жалобный голос:

- Здесь такие дурацкие краны! У меня ничего не получается!

- Давай помогу, - живо, словно всегда готовый пионер, поспешил откликнуться я.

Пропустив меня внутрь, женщина снова заперла дверь на замок. Задрав юбку до пояса и подоткнув подол, широко расставив ноги в стороны, она приготовилась принимать водные процедуры. Я усиленно пытался не обращать внимания на её позу и не думать о том, что ниже пояса моя подруга опять совершенно голая. Пытаясь оправдать оказанное мне доверие, я с истинно пионерским усердием снова и снова отжимал водопроводный кран, пока наконец окончательно не убедился, что подобная работа мне не по зубам. Пришлось поменяться ролями. Теперь уже мои ладони трудились над пиздой, в то время как сама женщина давила на кран. Однако ей тоже не хватило усердия. Во всяком случае по мере того как я осваивался с новыми для себя функциями и входил во вкус, она всё больше отлынивала от своих прямых обязанностей, а вскоре и вовсе плюнула на них и, вцепившись руками в раковину умывальника, принялась поскуливать от удовольствия. Судя по тому как быстро увлажнялись мои ладони (и это была уже отнюдь не вода), чувствовала она себя совсем не плохо:

Кончив, женщина опустилась передо мной на колени и, спустив штаны, начала колдовать над моим поникшим членом при помощи язычка. Язычок её был нежен и страстен одновременно. Временами я ощущал прикосновение острых маленьких зубок. Это было нечто! И мой член, оценив старания женщины, стал понемногу оживать в тугом кольце её плотно сомкнутых губ.

Доведя его до кондиции, женщина отстранилась в сторону, предоставив действовать мне. Развернув её лицом к умывальнику, я коснулся членом упругой задницы.

- Можно?

- Угу, - она уже была согласна, похоже, на всё.

Наклонив женщину пониже и разведя ей ноги как можно шире в стороны, я принялся осторожно вкручивать в неё свой член. Обильно покрытый слюной, он достаточно свободно скользил меж её ягодиц, постепенно забираясь всё глубже и глубже: В тишине спящего вагона слышалось лишь наше тяжёлое дыхание да всхлипы моей подруги.

- Больно?

- Нормально: - с трудом между двумя стонами выдохнула она. - Давай же: Давай:

Я начал двигаться смелее и энергичнее. Узкое отверстие плотно сжимало разгорячённый член. Ещё чуть-чуть, ещё: Член запульсировал, вздрогнул и начал извергать из себя тёплые сгустки влаги:

Откинувшись на стену, я отрешённо наблюдал в свете встречного поезда за мутно-белой струйкой семени, сочившейся меж двух округлых полушарий и стекавшей затем по ногам женщины. У меня не было сил даже поднять штаны:

Проснувшись утром, я обнаружил, что моей ночной феи простыл и след. Должно быть, сошла с дочкой на одной из промежуточных станций. На столе меня ждала огромная желтобокая дыня с приколотой перочинным ножиком запиской. В записке было всего две фразы:

Приятного аппетита! И ниже: Спасибо за всё.

Собирая вещи, я обнаружил под своей полкой изодранные в клочья колготки и изящные кружевные трусики. Всё, что осталось от этого мимолётного романа. Забавно: я так и не спросил у женщины её имя. А впрочем, что имя, ежели я не разглядел толком даже её лица!

Октябрь 1991 - май 1993 г.

В самолете

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: В самолете

Вступление.

Мне 15 лет. Я часто езжу со своим отцом в жаркие страны на Hовый Год. В этом году мы были в Арабских Эмиратах. Там я встретил прекрасную девушку, мы с ней каждый вечер гуляли по городу... но не было и намека на сексуальные отношения. Я был для нее что-то вроде брата, которому можно поплакаться на плечо из-за неудавшейся любви, что она и делала... а я после этого запирался в туалете и дрочил свою пипиську, мечтая о том, как я снимаю с нее ее шортики, купальник, облизываю ее соски, как они набухают, а в это время мои пальцы трахают ее клитор... и тут я извергаю свое семя на пол, сидя на толчке... Hо вот наступил день отлета и я только и мог думать о ней, входя в самолет. Hо войдя, я о ней забыл, мои мысли были прикованы к новому объекту страсти.

До прилета в Москву оставалось 5 часов.

Сначала я решил, что она дьявол, но потом понял, что она просто ангел с внешностью чертенка. Ее зелено-голубые глаза ярко светились на фоне загорелой кожи и маленькое пятнышко слева от носа и губ свели меня с ума и я не мог свести с нее глаз, хотя всем своим видом пытался скрыть свою страсть. Hам с отцом достались разные места, он меня даже не видел. Я специально повернулся на бок, чтобы поглядывать за ней. Сзади на ней был рюкзачок, из которого торчал плюшевый мишка, она его вытащила и прижала к себе так, что я захотел бы чтобы мой член был на его месте. Hа вид ей было 14-15 лет, и она была похожа на мою вышеуказанную любовь, но ее красота затмила обаяние той первой. Я оглядывался каждые пять минут, и всякий раз в ответ на мой взгляд она смотрела на меня своими сияющими глазами. А когда она встала и пошла в туалет, я увидел ее большие упругие персики и больше не мог сдержаться, я последовал за ней. Она зашла в кабинку, но дверь не закрыла, я огляделся и... там была она! Я не стал долго ждать и, пробормотав какую-то чушь закрыл дверь. В это время она уже расстегнула мои джинсы и просунула свою руку сквозь трусы к моему бравому бойцу, который уже полчаса стоял как влитой. К тому времени как я снял ее блузку, она уже вовсю облизывала моего скакуна. Я застонал от удовольствия и схватил ее за голову и медленно начал покачиваться в экстазе... С каждым мигом я раскачивался все сильней и под конец начал просто трахать ее в глотку... ооо... оох... ооох... кончаююю...

До прилета осталось 4 часа.

Через полчаса мы вновь сидели в своих креслах. Hо теперь я знал, что мне не надо прятаться за спинкой кресла, я смотрел на нее, а она игралась с маленькой девочкой, которая пристала к ней со своей куклой. Лишь почувствовав то, что мой член готов к новому бою, я не раздумывая встал, и пошел к проходу в туалет, оглянувшись на нее. Она появилась буквально несколько секунд спустя. Hа этот раз она села на унитаз, а я, раздвинув ее ноги стал полизывать ее половые губки сквозь ее белоснежные трусики, волосики на ее пизденьке были еще не густы, что увиличивало пульсацию моего члена. Hаконец, не удержавшись, я всунул язык в ее клитор и начал водить им по кругу. Она тихо постанывала, а потом вдруг привстала и схватила моего крепыша, оставаясь на крышке унитаза, засунула его прямо в свою малышку... Я сразу вошел в нее по самые яйца, и начал трахать ее с большим усердием. Она не издала ни одного стона, только тяжело дышала...

До прилета осталось 2 часа.

Hа этот раз я оказался в туалете по обычной причине, я писал долго и мой член был красным как перец... Hо вдруг я услышал стук, и понял, что это она. Я открыл, даже не напялив на себя джинсы, а она уже снимала свой лифик. У меня для тебя есть просьба сказала она, немного покраснев. Я хочу, чтобы ты взял меня через попку. Только осторожно. Я там девственница... К этому времени мой коняга был уже наготове, и нельзя было сказать, что минуту назад я им писал. Она осторожо встала раком, присев на колени и облокотившись на крышку унитаза, она ждала. Я приспустил с нее трусики и минуту любовался перед открывшейся мне картиной. Боже, как это прелестно! Я осторожно прикоснулся к ее анусу головкой члена, она в здрогнула, но тут вскрикнула, так как мой красавец уже туго входил в темную дырочку. Боже! Мне было так же хорошо, как ей больно. Hо вскоре ее крики сменились легкими постанываниями и возбуждающим сопением. С каждым разом я все увеличивал скорость, и закрыл глаза в блаженстве... я уже не думал, о том что я ебу целку рачком в туалете самолета... я не думал ни о чем... только двигал плоть все быстрее... и быстрее... Да, да, да! Еби меня! Как я люблю это! Еще, еще, еще...

Остался час до прилета.

Мы уже целовались в проходе, ни кого и ничего не стыдясь... Обменялись с ней телефонами, оказалось, что у не есть выход в Интернет, теперь мы с ней все время общаемся по Аське или в приватах... и я надеюсь на скорую встречу с ней...

Двадцать пять, девятнадцать, семьдесят три

Категория: Случай

Автор: Николай Бучельников

Название: Двадцать пять, девятнадцать, семьдесят три

Совпадение с чьим либо номером телефона - лишь случайность.

Понедельник - день тяжелый. Рабочий день еще не закончился, но Дмитрий уже стал собираться домой, сохраняя рабочий файл и закрывая все открытые программы, как тут, совсем не вовремя, на его столе зазвонил телефон. Звонил кто-то из своих, по внутреннему, иначе бы ожил телефон на столе у секретаря-референта.

- Алло.

- Димка, пульку писать будешь?

Женька, старый хрен. Нет чтобы пораньше родить.

- Да я домой вообще-то собрался, у жены завтра день рождения. Надо приготовиться.

- Да ладно, брось. Завтра - не сегодня, а заодно отметим. Я уже Шурику позвонил, к шести обещал прийти.

- Хорошо, сейчас, подумаю. - и Дмитрий положил трубку.

А что тут думать? Писать - так писать.

Он ткнул мышкой в нижнюю часть монитора. Всплывшее меню показало время: 16:47. Можно было надеяться, что жена еще на работе.

Девятка - выход в город, прошла сразу, оста-ва-лось только пробежаться пальцами по кнопкам.

- Алло, ассоциация Успех.

- Добрый день, можно услышать Любу?

- Минуточку.

- Алло?

- Люба, это Дима. Любочка, у нас сегодня груз прилетает, мне придется встречать.

- Не нравится мне это.

- Мне что ли нравится? Работа такая.

- Ладно, когда придешь?

- Приду. Когда, когда. Как закончим, так и приду. Думаешь мне самому охота тут торчать? Ужин приготовь на всякий случай, может пораньше освобожусь.

К утру бы закончить.

- Хорошо. Ночью по улицам не шляйся, возьми машину.

- Угу, ну пока, целую.

- Пока.

Дмитрий положил трубку и оттолкнулся ногами от стола. Кресло, вертясь поехало по комнате.

- Юлечка, можно тебя на минутку? Быстрее, быстрее.

Девушка аж подскочила от громкой фразы, почти окрика, и подбежала к его столу, обутая одной ногой в сапог, другой в туфельку.

- Что случилось, Дмитрий Николаевич?

- Юленька, можно я тебя поцелую?

- Ой, вы меня так напугали, я подумала, что что-то случилось. А опять это вы со своими шуточками.

- Юлечка, шуточки, конечно, не самое главное в мужчине, но ты сама не даешь показать себя со всех сторон.

- Я домой собираюсь.

- Ни за что! У меня сейчас жена придет!

Юлечка махнула рукой. Дмитрий встал со стула и прошел в соседнюю комнату, где сидел Евгений.

- Все в порядке, что пить будем?

- О, сразу бы так.

- Может коньячек? Внизу с утра был, в киоск неохота бежать.

- Давай. А закусь? Один хрен до магазина идти придется.

- Да ладно, в холодильнике с обеда еще что-то осталось, да в магазинчике какой-нибудь гадости купим. Холодно, ты что. Я на улицу не пойду.

- Хорошо, уговорил. Деньги есть?

- Хватит, потом отдашь.

Смотавшись на первый этаж, где располагался небольшой магазинчик - тот же ларек, только в здании, Димка успел по дороге обнять и ущипнуть Юлечку, отправившуюся домой. Внизу он купил последнюю бутылку Праздничного, несочетав-шуюся с ним китайскую лапшу и плитку шоколада для Юлечки, чтобы не обижалась. А потом: девочка она ничего, может когда и... Но поцеловать себя в щечку она не позволила, за что он шлепнул ее на прощание по кругленькой попочке. Пустячок, а приятно.

- До завтра. Приходи, если соскучишься.

Шурик, на удивление, не опоздал и прибыл без пяти шесть. Всех задержал Женька, дописывая какой-то проект. Пока он трудился, Димка распе-чатал полянку на принтере и увеличил ее до А3 формата на ксероксе. Оставалось только накрыть на стол в конференц-зале, расставить стулья, вклю-чить телевизор. Совсем было усевшись и наблюдая, как Шурик открывает ножом коньяк, он спохва-тился, ударил себя ладонью по лбу и сходил за колодой.

Тут, как раз появился Евгений.

- Ну, я думал у вас уже все готово.

- Сейчас, разбежался, какой скорый нашелся.

Дмитрий быстро перебирал карты, отбрасывая мелочь до семерок.

Наконец, все было готово, коньяк разлит по рюмкам, карты розданы до туза, который выпал Женьке. Сели, Шурик подвинул листок и вписал имена.

- Что пишем?

Женька предпочитал Ленинградку, Дмитрий Соченку, Шурику было все равно, а может он просто не подавал виду. Писали попеременно и то и другое. Обычно до утра, в худшем случае часов до трех ночи. На этот раз решили играть в Ленин-град. Если честно, чистым Ленинградом или чистой Соченкой их игру назвать можно было лишь с натяжкой: каждый раз они оговаривали правила. Да и цена виста была достаточно условной. Проигрывая Дмитрий предпочитал ложить деньги на стол, выигрывая, в лучшем случае шел в киоск за выпивкой.

Первую раздачу отметили хрустальным пере-зво-ном. Ритм игры был размеренным, отвлекались мало, это была не игра в четвером, когда сидящий на прикупе мог спокойно отойти в туалет, или, наобо-рот, налить всем чаю, сделать бутерброды. Времени хватало лишь на то, чтобы разлить по рюм-кам коньяк. Ничего экстраординарного не проис-ходило: ни двух сыгранных подряд мизеров, ни паровозиков. По телевизору шел какой-то интересный фильм, отвлекающий на себя часть внимания. Словом у них была теплая компания, хороший коньяк, но не хватало изюминки, способ-ной расшевелить начина-ющий спадать интерес к игре.

Сели почти ровно в шесть, когда на улице уже давно было темно. В десять закончился коньяк и вода в чайнике.

Шурик, приветствуемый общими восклица-ниями, достал из своей сумки другую бутылку, но тут решили сделать небольшой, технический перерыв: набрать воды и оправить естественные надобности. В коридоре какой-то козел выключил свет, во всем здании было темно и тихо. Их шаги по паркету гулко и тревожно наполняли тишину. В туалете в окошко светила полная луна, так что даже не пришлось нашаривать выключатель.

На обратном пути Дмитрий, несший чайник, споткнулся в темноте и чуть было не разлил воду. Игра продолжалась. Чем больше было времени на часах, тем становилось скучнее. Гора и пуля у всех были примерно равными, тоже самое происходило и в вистах. Когда к двум закончилась вторая бутылка, Шурик спросил:

- Что будем делать? Еще за одной?

Про себя Дмитрий обдумывал это гораздо раньше. Конечно, можно было поймать тачку и поехать домой, но что он скажет жене? Приняли груз и на радостях обмыли? Да и коньяк дал в голову - домой ехать совсем не хотелось. Если бы Юлечка жила одна - можно было бы поехать к ней. Одному или всем вместе, это уже другой вопрос. Но она жила вместе с родителями.

К кому еще можно завалиться в три часа ночи?

- Давайте кому-нибудь позвоним.

- Ясный корень. Вопрос: к кому?

- Ну... а какая разница. К кому-нибудь.

- Не, та-ак нельзя, - язык у Шурика заплетался больше других.

- Да, елементорно. Ну, что: кончили писать?

- Хрен с тобой, давай сюда листок - сосчитаю.

Дмитрий сгреб карты, добавил к ним мелочь, перетусовал.

- Вот. Слушайте сюда. Тянем по две карты. Картинки и десятки - ноль, туз - единица, осталь-ные как есть. Шесть карт - вот вам и готовый номер.

Шурик только махнул рукой.

- Бред.

- Ну и что. Что мы теряем: делать все равно нечего. Или по домам разойдемся?

- Не-ет, только не это. Давай сюда карту.

Двойка.

Женька был занят, подсчитывая висты, вытя-нул не глядя.

Пятерка.

Димка сдвинул себе сам и снял верхнюю.

Туз.

Когда не надо - всегда везет.

Девятка. Семерка. Тройка.

25-19-73.

- Ой, это где-то на окраине, едьте туда сами.

- Тебя еще никто и не пригласил, сейчас еще пару раз карты тянуть будешь.

Девятка (выход в город) в такой поздний час, понятно, была свободна и городской номер набрался сразу же, без сбоев.

- Может зря...

- Молчи!

- Алло, я слушаю. - ответил приятный женский голос. Кроме него из трубки доносились звуки медленной музыки.

Надо же: в такой поздний час и не спит. Родственная душа!

- Девушка, здравствуйте.

- Ну, привет.

- Скажите, пожалуйста: это не прачечная?

- Нет, это - не прачечная.

- Слава Богу! Наконец-то мы попали куда нужно!

- И много вас?

- Сейчас: один, два, три, три.. тьфу ты, со счета сбился. По-моему - пятеро, но двое не в счет - они двоятся. Вот я вас!

- Меня?

- Да нет, этих, которые двоятся. Сидите смирно! А вообще, можно и вас.

- Что меня?

- Ну-у, скажем пригласить на танец. У вас такая замечательная музыка.

- А если я не одна?

- С вами подружки? Это просто превосходно!

- Откуда у вас такая уверенность? Может со мной мужчина?

- Мужчина не позволит девушке поднимать трубку и разговаривать с нахальными незнакомцами такой поздней ночью.

- Очаровательно. Вам палец в зубы не клади.

- Можно я не буду шутить по этому поводу.

- Почему?

- Стесняюсь. Я еще не знаю как вас зовут, а вы мне уже предлагаете шутить на интимные и сексуальные темы.

- А что тут такого интимного и сексуального?

- Вы сама. Разве этого мало? Так разрешите пригласить вас на танец?

- Прямо сейчас?

- Подождите, мне еще надо до вас добраться. Где вы живете?

- Гм-м. Хорошо. Я вышлю машину. Скажите ваш адрес.

Вот это номер!

Дмитрий назвал адрес их офиса.

- Вы с работы?

- Несомненно. Что взять кроме шампанского?

- Не надо, у меня есть. Ваш телефон?

Дмитрий назвал и телефон.

- Ждите, водитель позвонит вам, когда будет на месте. Друзей можете взять с собой. - и девушка положила трубку.

- Ну, что? - у Шурика даже пропало заикание.

Евгений так и не окончил подсчет, вертя ручку в пальцах.

Они слышали только половину разговора - лишь то, что говорил Димка, но и эта часть была более чем многообещающа.

- Во, попали. Ждите, водитель позвонит вам, когда будет на месте.

Шурик рассмеялся, Женька выронил ручку.

- Что, серьезно? Ты не врешь?

- Нет, шучу. Советую сходить в туалет и подмыться. Чур, я первый.

- Может она лапшу вешает?

- А может и нет. Что гадать? Поживем - увидим. Так вы едите, нет? А то я могу и один. Кстати, по поводу лапши: что там у нас с кипяточком?

Водитель позвонил минут через тридцать.

- Это вы звонили? Спускайтесь, я жду вас внизу.

Парни были уже наготове, оставалось только выключить свет и закрыть офис. Тьма была кромеш-ная. Охранники внизу даже не обратили на них внимания - они давно привыки к их ночным бдениям с предрассветными ходками в киоск за добавкой.

Перед подъездом стоял серебристый лин-кольн, в лунном свете неотличимый своим блеском от ночного светила.

Все втроем поместились на заднем сидении, водитель услужливо открыл им дверцу. В машине между ними была перегородка, стекла салона были сильно тонированы и было не понятно куда они едут. От ожидания загадочного и неизвестного друзья несколько примолкли, проронив за всю доро-гу едва ли больше десятка слов. Долгая дорога и плавный ход лимузина клонил ко сну. Наконец автомобиль остановился и через несколько секунд водитель открыл им дверь.

- Прошу за мной.

Он был спокоен и невозмутим, словно такие ночные поездки были для него нормой жизни.

Лимузин стоял в обширном дворе, огороженном высоким кирпичным забором, с фонариками по периметру через равные промежутки.

Водитель вел их к трехэтажному коттеджу, почти во всех окнах которого виднелся неяркий красноватый свет.

Однако. Неплохая квартирка.

Хозяйка, встретившая их у порога, была еще лучше. В темно-красном, цвета застываю-щей крови платье из бархатистого материала, плотно обтяги-ваю-щего ее ладную фигуру, коротком, позволяю-щем заметить уплотнение ее чулок, которые по цвету были на тон темнее платья и в еще чуть более темных туфельках на невысоком каблуке.

Высокий каблук ей был не нужен. И без него ее роста вполне хватало. Дмитрию, по крайней мере.

- Добрый вечер. Ну, молодые люди, вы как будто оробели. Василий, - кивнула она водителю. - Ты свободен. Так и будем стоять? Пойдемте же. - хозяйка повернулась к ним спиной и пошла внутрь.

Никакого эффектного выреза на ее спине не было. Платье чуть приоткрывало ее плечи и все. Изящные руки были полностью скрыты кровавой тканью. Коротко подстриженные волосы, довершали наряд.

- Раздеться можете здесь, - своей рукой она элегантно показала на вешалку в глубине огромного холла. - Что же вы притихли? Я вас смутила?

- Своей красотой.

- Ну вот, это уже лучше, а то я начала сожалеть о своем приглашении. Меня зовут Диана. А вас?

- Евгений.

- Саша.

- Дмитрий.

- Пойдемте же, не стойте как истуканы.

Она не кокетничала, не виляла попкой, в ней не было ничего от манекенщицы. Ее грациозная походка была наполнена очарованием домашней теплоты уверенной в себе женщины.

Гостиная была еще больше прихожей, у стены, в углу находились два дивана, перед ними низкий столик, на котором стояла ваза с фруктами, несколь-ко различных по форме и содержанию бутылок, комплекты фужеров и рюмок.

Чуть в стороне была винтовая лестница, веду-щая на второй этаж, в противоположенном диванам углу стоял большой телевизор, стойка с аппара-турой, играла тихая музыка.

- Так с чего начнем? Может выпьем за знаком-ство?

- С удовольствием.

Диана подошла к дивану и непринужденно уселась на него, закинув ногу на ногу. Сидение буквально провалилось пол ней.

Желание сесть рядом с ней было велико, но друзья, не сговариваясь оккупировали соседний диван, правда Димке удалось сесть поближе к девушке.

Диван был необычайно мягким и податливым.

- Кавалеры, поухаживайте, наконец, за дамой.

Дмитрий нагнулся вперед.

- Что вам налить?

- Вот стоит бутылочка с красным вином. - Диана наклонилась вперед и подвинула свой бокал. Платье натянулось еще больше и стала видна узорчатая резинка чулок.

Димка воспрял, наливая вино и кося глаз на открывшуюся деталь женского туалета.

Вино он налил всем, хотя, после коньяка, им не стоило переходить на менее крепкие напитки.

- За знакомство.

Выпили не чокаясь, лишь слегка приподняв бокалы. Вино было терпким и сладковатым.

- Ну, рассказывайте, как вы обнаружили мой номер.

- Ну..

- Диана.

- Простите. Диана, мы писали пульку...

- Что, что?

- Играли в преферанс, а потом стало как-то скучно ... без Вас, домой ехать не особо хотелось, ну мы и решили позвонить. Перетусовали колоду, вытянули по очереди карты, они и подсказали нам, где живет такая очаровательная хозяйка.

- Значит во всем виноваты карты.

- Ну вот: чуть что - сразу Косой. Почему виноваты?

- Сидите молча, ничем меня не развлекаете. Подайте мне что ли яблоко.

Дмитрий взял яблоко из вазы и протянул Диане. На секунду их пальцы встретились, и он ощутил полировку лака на ее ногтях, их острые края, мягкую, но упругую кожу.

После второго бокала язык у Димки стал более живым и свободным. Шурик, усердно налегавший на коньяк еще в офисе, захмелел, пьяно улыбаясь и поддакивая. Женька был угрюм, подвинув к себе бутылку с коньяком, перешел на более крепкие напитки. В комнате было жарко, парни сняли свои свитеры и остались в рубашках.

Диалог Димки и Дианы был веселым, они улыба-лись, девушка, иногда, негромко смеялась, отчего один раз пролила капельку вина на свои чулки, которые нисколько не изменили от этого своего цвета. Наконец, Дмитрий осмелился и решился пригласить хозяйку на танец.

- Вы танцуете?

- Так это вы пытались пригласить меня еще на работе?

- Каюсь.

Для того, чтобы помочь встать Диане, ему пришлось подать ей руку и потянуть ее на себя. Диван с неохотой отпускал женское тело. Димка пропустил девушку вперед, впрочем, по-другому они не смогли бы выйти - мешал столик. За спиной Димки Евгений налил себе очередной стопарик и с размаху его опрокинул.

Они вышли почти на середину погруженной в полумрак комнаты. Акустика была великолепной, музыка лилась отовсюду, обволакивая их. Дмитрий сначала обнял Диану робко, лишь слегка прикасаясь к ее спине подушечками своих пальцев. И вел так же мягко и робко, вернее вела Диана, он только предугадывал ее следующее движение, на долю секунды опережая девушку.

Казалось, что вблизи он должен был заметить какие-нибудь изьяны, отдельные детали, скажем, упрямый, торчащий супротив всех волосик ее прически, капельку пота на виске, родинку на изгибе шеи. Но ничего этого не было, Диана продол-жала оставаться божеством.

- Вы она живете в этом доме?

- В основном, да. Это вас волнует?

- Меня волнуете Вы.

- Хороший ответ. - она слегка надавила на его плечи своими ноготками, что побудило Димку усилить и свои объятия.

Совершая очередной оборот он успел заметить, что его компаньоны вовсю увлечены столиком, стоящим перед ними и почти не обращают внимания на танцующую пару. Впрочем, освещена была только часть зала, где стояли диваны, в остальном пространстве комнаты царил полумрак.

Дмитрий начал с изучения линий спины, проводя пальцами вдоль позвоночника. Не получив ответной реакции, он переместил свои руки: одну подтянул ближе к себе, подмышку девушки, коснувшись большим пальцем ее груди, вторую постепенно опустил вниз, сначала на талию, потом на кругленькую, аккуратную попку.

Диана не отдернула его руки, только томно произ-несла в полголоса.

- Молодой человек, Вы - нахал.

Для того, чтобы дотянуться до ее попочки, Дмитрию пришлось пододвинуться к девушке почти вплотную. При ее словах его обдало теплым дуно-вением с арроматом духов и терпкого вина.. Един-ственное что он мог теперь сделать, это только наклониться к ее губам. Прикосновение длилось секунд пять.

- Вас кажется Дмитрием зовут?

- Можно просто Димочка.

- Димочка, мы еще на брудершафт с вами не пили, а Вы уже лезете целоваться.

- Минуточку, сейчас исправим.

Он оставил девушку посередине залы, подошел к столику, наполнил бокалы вином.

- Ну как она?

Мужики смотрели на него пьяным взором. Коньячок, в фигурной бутылке, видимо был забо-ристым.

- Все пучком, хрен торчком.

Какая им разница? Все равно сегодня я им ее не уступлю.

Диана ждала его, от нетерпения переминаясь с ноги на ногу.

Димка не мог отказать себе и ей, и первым делом приник к ее губам, широко разведя руки, с зажа-тыми в них бокалами. Это потом они пере-крестили свои руки и как положено осушили до дна бокалы. Когда Диана вновь оторвалась от его губ, она посмотрела туманным взглядом на пустой бокал в своей руке и отпустила его. Со звоном он упал на пол. Не долго думая Дмитрий отпустил и свой, отбросив в сторону одним движением кисти, чтобы не наступать на осколки стекла.

В это время он был лицом к столику и мог видеть, как парни вновь оторвались от бутылки и фруктов, огреагировав на звук бьющегося стекла. Не желая чтобы они наблюдали за его дальнейшими действиями, Димка, в такт музыки развернул Диану, и только тогда приник к ее полураскрытому рту, вступив в единоборство языков.

А мой сильнее!

Нет - мой!

Между тем его рука снова легла на очарова-тельную попочку, подтянула к себе край платья, не обнаружив, к своему удивлению, ничего под ними. Нет, посередине была тоненькая ниточка шелка. У Димки аж глаза из орбит вылезли.

- Что такое? Ты удивлен?

- Я - снова восхищен. Вами.

- Уже тобой.

- Тобой. - он натянул струну этой тоненькой шелковой полоски и отпустил. Легкий щелчок был слышен только им двоим.

Ее грудь (левая, до правой он еще не добрался) была столь же упруга, как и оба полушария ее попочки. К сожалению в комнате они были не одни, поэтому Димка не рискнул задрать платье и спереди, чтобы поцеловать тот тугой, продав-ливающийся сквозь платье сосок.

- Диана, ты не проводишь меня до более уединенного места.

- Ты считаешь что уже пора? Ну, как знаешь.

Он слегка ослабил свои обьятия, хозяйка легко выскользнула из них и, взяв его за руку, даже не поправив платье, задравшееся так, что можно было видеть самый низ попочки, потянула за собой. По витой лестнице, на которой Димке открылась великолепная картина, и он не удержался от того, чтобы не провести рукой по атласной полоске ткани, они поднялись на второй этаж и, пройдя по коридору, оказались в небольшом, уютном кабинете, с горящим камином.

Диана оставила Дмитрия, подошла к огню и, наклонившись, взяла кочергу, чтобы поворошить тлевшие в камине поленья. От ее действий те выпустили ворох искр и занялись с новой силой, пикантно осветив наклонившуюся перед ними девушку.

Такого зрелища Димка перенести не смог и подойдя сзади к девушке плотно прижал к себе ее бедра. Затем его руки прошлись по внутренней стороне ее ног, погладили скрытый шелком холмик, и задрав, наконец, платье, охватили груди, чуть свисавшие вниз, но не ставшие от этого менее упругими. Девичий зад, предоставленный сам себе, тем не менее продолжал с силой тереться об Димкино хозяйство. Пламя горящих поленьев переливалось на платье Дианы всеми оттенками красного цвета.

Дмитрий не стал тянуть девушку за ее груди, чтобы выпрямить, наоборот, он сам присел на колени и припал губами к восхитительной попочке. Руки оставили грудь и зашелестели по чулкам, удержи-вающей их резинке, нежной коже выше их. Вскоре ему потребовалось отодвинуть расширяющуюся спереди полоску, надвое разделяющую попку, но дотянуться до всех женских прелестей язычком в полную силу ему не удавалось. Он только слегка скользил по волосикам, нежной коже, скрываемой под ними, слизывал отдельные капли нектара, который вовсю тек по его руке, чьи пальцы были более удачливы и могли полностью насладиться облада-нием всех маленьких секретов женского тела.

Дмитрий был готов и хотел довести девушку до момента истины сначала именно так, но та, в какой-то момент не выдержала, выпрямилась и потянула Димку к стоящему недалеко широкому креслу. Дернув молнию на его брюках и толкнув любовника на кресло, она скинула свои туфли и уселась верхом на самостоятельно вылезшую из своей темницы плоть. У обоих по коже пробежали мурашки в тот момент, когда раздувшаяся головка, поцеловав встретившие ее губки, раздвинула их и проникла внутрь. Безумство началось.

Когда он подхватил женское тело, неистово беснующееся на его коленях, то почти сразу же в его руках собралось все ее платье. Упругий мате-риал скатался в тоненькую полоску, из под которого выскочили аккуратные кружочки сосков. Дмитрий и сам почувствовал как Диана решительно расправ-ляется с его рубашкой, вытаскивая ее из брюк и задирая на спине. Наконец, ей это удалось и ее пальцы своими острыми ногтями стали царапать его тело. Димке, в пылу страсти, не было больно, ему казалось, что по его спине водили зубьями то ли раскаленной, то ли, наоборот, ледяной щетки, электрические разряды, возникавшие при этом лишь будоражили безумную голову, заставляя прилагать большие усилия в другой точке опоры, с силой вгоняя ее в пылающую бездну, доставляя боль и наслаждение. Димка чувствовал как приближается конец их безумию и вид мечущейся на нем девушки привел его к последнему движению, выплеснувшему из него всю накопленную энергию. И тут же все его тело пронзила страшная боль: Диана сжала свои пальцы и глубоко впилась ногтями в его спину, словно желая разодрать его на куски.

Димке показалось, что какая-то жидкость, какие-то токи исходят от кончиков ее ногтей, прони-кая в него все дальше и дальше. Но та слабость, которая начала охватывать его, позволила перенести этот небольшой женский каприз. Полученное наслаждение того стоило.

Он откинулся назад, почти что упал, утонул в кресле. Диана последовала за ним, навалившись своим телом. Глаза ее блестели, в них вспыхивали то ли искры непогасшей страсти, то ли отблески пламени в камине. Дмитрий отдыхал, а девушка продолжала алчно целовать его тело, царапать его грудь своими ногтями. На какое-то мгновение Димка увидел перед собой кобру, клубком свившую на его груди свое тело, приподнявшую голову с шипящим в ее полуоткрытой пасти раздвоенным языком. Видение тут же исчезло, но этот образ закрепился в его подсознании, вызвав некую отрицательную эмоцию по отношении к Диане. Он даже закрыл глаза, чтобы прогнать этот кошмар, но тут перед его глазами снова возникла кобра, начинающая свой смертельный бросок. Глаза пришлось открыть и Дмитрий больше не решался сомкнуть их. Но, даже мигая, на долю секунды смыкая веки, он продолжал видеть словно в замедленном кино, бросок змеи, с каждым его миганием все ближе и ближе подлетав-шую к нему своей раскрытой пастью.

Кроме этого видения, Димка почувствовал и другую странность. Ему было некогда расстегивать пояс и снимать брюки - так стремительно развива-лись события. Диана должна была сильно залить его брюки, да и его струе, ударившей в глубь девичьего тела, давно пора было начать течь обратно, и он задумывался над тем как незаметно скрыть то белое пятно, которое несомненно появит-ся там, утром, на работе, а особенно вечером от жены, ведь завтра, то есть уже сегодня они вместе идут в ресторан, а запасные брюки - в стирке (О, ужас!), тем не менее ему начинало казаться, что Диана наоборот засасывает в себя все его соки и даже ощущал как начинают шевелиться его курчавые волосики, поддаваясь этому току.

Наваждение какое-то.

Димка нашел и поцеловал неутомимые женские губы, оторваться от которых было значительно сложнее.

- Ты великолепна. Пойдем что-нибудь выпьем - во рту пересохло.

С шипением Диана отодвигалась все дальше и дальше от него, пока совсем не сползла, с причмо-ки--ва-нием, какое раздается когда отдирают от кожи банки, выпустила его плоть и начала неторопливо расправлять свое платье. Выражение ее лица напо-ми-нало ненасытившегося, но утолившего первый голод хищника, довольного своей добычей, которая попалась и никуда теперь не денется.

Дмитрий наслаждался зрелищем женщины приводящей в порядок свой наряд, восхищенный полным цветовым соответствием всех деталей ее туалета, трусиками, которые он смог теперь рассмотреть, с рисунком, напоминающим паука и опечалился, когда под краем платья скрылись ажурные края чулок, от которых он всегда приходил в трепет. И даже сейчас, в полностью обессиленном его теле, ожила тоненькая струнка, отозвавшись в положенном месте.

- Тебе нравиться за мной наблюдать?

- Да.

- Ты хочешь подсмотреть еще?

Дмитрий лишь кивнул головой.

Девушка игриво повела бедрами, плотно прижав свои руки к ногам, отчего платье вновь задралось, открыв такой заманчивый узор резинок и краешек огненно-красного треугольника трусиков. Лукаво подмигнув, Диана снова повела бедрами, руки спустились вниз, и платье оконча-тельно скрыло все ее прелести.

- Я надеюсь ты захочешь увидеть все это сегодня еще раз, чуть позже.

Новое видение предстало глазам Дмитрия. Словно бы платье девушки впиталось в ее кожу вместе с другими предметами туалета, очередной поворот бедер и женское тело стало превращаться в тело змеи, оставаясь пурпурно-красным. Раскры-тая голова кобры все ближе и ближе подступала к глазам Дмитрия, которому пришлось тряхнуть головой, чтобы прогнать преследовавшую его галлюцинацию.

- Несомненно.

Разобравшись со своим туалетом, Диана протянула Димке руку и с неожиданной легкостью, свидетельствующей о силе, подняла его с недавнего ложа любви. Поцеловав Дмитрия еще раз, уже без того пристрастия, что минуту назад, она опустила обе свои руки вниз, спрятала плоть Дмитрия в его тюрьму и плавно потянула молнию брюк вверх.

Хвост змеи обвил его ноги, лишив возможности бежать прочь.

- Пойдем, что же ты. Сам меня торопил, а сейчас стоишь как вкопаный.

- Да, извини Диана, пойдем.

Внизу, в зале, все так же плавно играла музыка, только мужики совсем спеклись. Один лишь Шурик приподнял свою тяжелую от алкоголя голову, посмотрел мутным взглядом на подошедших к столику Димку и Диану, пролепетав нечто нечле-но-раздельное.

Казалось прошла вечность с момента их прибытия в этот дом, но когда Дмитрий посмотрел на часы, то обнаружил, что всего половина четвер-того, то есть прошел едва ли час.

В бутылке с вином оставались какие-то капли, бокалы свои они разбили. Диана отошла в один из углов, открыла стоящий там шкаф и, покопавшись в нем, вернулась с новой, уже открытой бутылкой и парой свежих фужеров.

- Останешься здесь или пойдешь со мной?

Моргнув, Дмитрий смог различить желтые треугольные зрачки, блеск яда на тонких загнутых зубах.

- Останусь с тобой.

Диана шла впереди, прокладывая путь по закоулкам огромного особняка. Димка думал, что они вернутся в комнату с камином, но они шли совсем в другую сторону, очутившись в конце своего пути в овальной комнате, посередине которой стояла огромная кровать с альковом, застеленная огненно-красным бельем.

Да, что, она - совсем на красном цвете помеша-лась? Куда не глянь - везде только оттенки крас-ного. Может быть это логово коммунистов?

Между тем Диана поставила бутылку и фужеры на узкий столик возле огромного, в полстены зеркала, одной из функций которого, очеведно, было выпол-нять роль трюмо, судя по косметике расставленной на столике перед ним. Но, наверно, это не было единственной задачей стоящей перед ним. Накло-ненное сверху, оно отражало кровать и, несомненно, служило еще и для удовлетворения любовных утех.

Наполнив бокалы хозяйка подошла с ними к Димке. Когда он взял бокал в свою руку, Диана не отпустила ее, потянула на себя и буквально впилась в него своими губами.

Опять трахаться! Может сначала передохнем?

Хотя мужские силы почти полностью вернулись к Дмитрию, сам он чувствовал себя бесконечно разбитым.

Дала бы мне поспать хоть часок, а там, на посошок, перед работой, можно было бы и заняться любовью разик-другой.

Но в планы девушки отдых, по-видимому, не входил. Оторвавшись на мгновение от его губ, она приникла к бокалу, потом провела рукой по его брюкам, отыскивая собачку на молнии. Плоть, понятное дело, сразу затрепетала, предвкушая желанную добычу, по которой можно будет произвести выстрел, но сам Димка буквально засыпал и ничего не мог с собой поделать. От конфуза его спасла сама Диана. Отобрав бокал с едва пригубленным вином, она поставила оба фужера обратно на столик, потом подошла к Димке и с кровожадным взглядом хищницы толкнула партнера в грудь своими острыми ногтями, от чего тот повалился прямо на кровать.

Сил у Димки хватило только на то, чтобы попытаться снять галстук. Но узел не поддавался - мешала заколка, до которой дотянуться он уже не был в состоянии. Диана подтащила его безвольное тело на горку из подушек и теперь он полулежа мог видеть как хозяйка расправляется с его ботин-ками, ремнем, стягивает брюки с его ног. Моргнув в очередной раз он увидел прямо перед собой раскрытую пасть кобры, вилку языка, и почувст-вовал, как ее зубы вонзаются в его лицо. Дмитрий попытался защитить лицо руками, но тут сознание покинуло его тело.

Очнувшись, Димка увидел какую-то ужастную фантасмогорию: до пояса, плотно обжавшего его тело, это по прежнему была девушка. Платье задралось, представив возможность лицезреть столь любимые резинки чулок, но выше пояса это было существо напоминающее кобру с отходящими от ее тела руками, заканчивающимися длинными и острыми когтями. Платье так же плавно переходило в кожу змеи, не меняя своего цвета, так что невозможно было определить границу перехода одного в другое.

Бедра девушки беспокойно метались, скрывая в себе исправно справляющуюся со своей задачей плоть Дмитрия, голова змеи с легким шипением покачивалась из стороны в сторону, раздувая свой капюшон, а руки этого чудовища крепко держали руки Димки, вонзившись когтями глубоко в постель.

Видение это было настольно дико, что Дмитрий оцепенел от ужаса. Метаморфоза, произо-шедшая с Дианой, если это была она, не сделала ее отвратительной, нет, переход от женского тела к телу пресмыкающего был настолько гармоничен, что вызывал невольный восторг. Ее руки, ее тело, ее голова не были уродливы или корявы - они продолжали оставаться по-прежнему элегантными, даже может быть более элегантными, чем прежде, но для Димки это было настоящим кошмаром. Одно дело видеть все это со стороны, на экране теле-визора, и совсем другое - принимать в этом непо-сред-ст-венное участие.

Между тем ритм безумства нарастал. Несмотря на весь ужас происходящего приятная истома все более и более охватывала Димку и то существо, что сидело на нем. Подспудно он противился этому, но потом не выдержал и сдался. Он чувствовал, что конец этой гонки уже виден им обоим, как было и до этого, в той комнате с камином. Тело Дианы, теперь он не сомневался, что это она, стало изви-ваться в наступившем для нее долгом оргазме, шипение змеи перешло в женские крики, она отпустила его руки и стала царапать его грудь, доставляя удовольствие, а не боль. Рубашка задралась, и заколка галстука то и дело колола его подбородок. Но вот и он подошел к долгождан-ному моменту, млея от того как первая порция выходит из него. Следом шла вторая, третья, четвертая... Но что это?

Его энергия не останавливаясь продолжала выплескиваться из него, блаженство было как никогда велико: ведь максимум на что мог рассчи-тывать мужской организм - это секунд пять, не больше. А тут сменяющие друг-друга потоки, дарили ему, казалось уже целую вечность экстаза.

Некоторое время он наслаждался получаемым удовольствием, начисто забыв про то существо, что подарило ему эти мгновения. Ему было уже наплевать Диана ли это, кобра, ведьма, урод, тролль или кто-либо еще. Ему было бесконечно хорошо, и больше его ничего не волновало.

Но через какое время, вместе с неземным насла-ж-дением, Димка почувствовал, как силы покидают его. Низ живота, мышцы ног, прилежащие к паху, стали сжиматься и утекать из Дмитрия через его продолжающий неиствовать фонтан.

Беспокойство начало охватывать его.

Блаженство, слабость, боль, физическое удо-воль-ствие - все вместе это было слишком.

Он знал, что необходимо прекратить безум-ство, освободиться от объятий пленившего его существа, но как это сделать - Димка не представ-лял.

И тут царапавшие его когти вновь задрали рубашку слишком высоко, и заколка в очередной раз уколола подбородок.

В нелепой попытке защититься бумажной салфеткой от разрыва атомной бомбы Дмитрий выхватил заколку и, наклонившись вперед, слабо ткнул ею в тело своей любовницы.

Раздался вкрик, в какой-то пелене Димка увидел метаморфозу обратного превращения существа в Диану, и вот она, бездыханная, повалилась на него. Фонтан перестал бить.

Дмитрий лежал под телом девушки, чувствуя ее глубокое, ровное дыхание. Она спала. Сил никаких не оставалось, он не мог пошевелить ни одним своим членом. Но, постепенно, Димка стал приходить в себя. Он почувствовал, как его клетки возвращаются на свои места. Как наливаются мышцы ног, полнеет живот, наконец его буквально облил целый водопад, обрушившийся на него из Дианы.

Брюки! - спохватился Димка и ужом выскочил из-под девушки. - Что это я, она же их сняла.

Сил было еще мало, но ложиться обратно на это коварное ложе - желания было еще меньше.

Он сел и стал одеваться. Руки тряслись от слабости и страха. В последнюю очередь он перевернул девушку, вытащил из ее груди серебряную заколку и приладил ее к галстуку.

Диана издала глубокий стон, но не проснулась.

Хватит приключений. Пора домой.

Отыскав залу, в которой безметежно спали мужики, Дмитрий кое-как растолкал их и все вместе они отправились к выходу. Что было дальше он помнил с трудом. Какая-то машина, перегар сидящих с обоих сторон мужиков, охранник, который долго не открывал входную дверь. Офис. Остывшая лапша, которую он забыл съесть ночью. Стол, с ворохом бумаг, подложенных под голову.

Его разбудила Юлечка.

- Доброе утро, Дмитрий Николаевич. Как пулька?

- А? Что? Юлечка, это - ты?

- Бедненький Дмитрий Николаевич, Вам плохо? - она подошла поближе, погладила его по голове и, неожиданно наклонившись, поцеловала в лобик. - Вам пива принести, или меня?

Димка невольно отстранился.

О-о-о! Только не это.

- Действительно - плохо. Эх!

Он потряс своей головой, приходя в сознание.

Что со мной было?

Юлечка загремела кружками и пошла их мыть. Димка встал, прошел в конференц-зал. Мужики спали за столом, на котором стояло четыре бутылки коньяка.

Что за черт? Откуда еще две бутылки? Мы что: всю ночь тут сидели и никуда не ездили? Похоже на то. Слава Богу, а то всякие кошмары снятся. Нет - хватит пить.

На столе царил полный бедлам. Юлечка успела убрать только рюмки. Колода россыпью валялась по всему столу, и только шесть карт лежали отдельно от всех, рубашкой вверх.

Вернулась Юлечка, убрала чистую посуду в шкаф и направилась к столу.

- Ах! Дмитрий Николаевич, что случилось с Вашими брюками, где Вы их так перепачкали?!

Димка опустил голову и посмотрел вниз. Да, было не понятно, когда их гладили в последний раз, но самое противное состояло в том, что на самом интимном месте сияло огромное белое пятно.

- Ну змея! Ну и змея!

Остерегайтесь случайных половых связей!

24-26 февраля 1997 года.

Курортный роман

Категория: Случай

Автор: Любимая

Название: Курортный роман

Дело все происходило в курортном городе С. Погода стояла жаркая и наверно было бы лучше пойти на пляж искупаться в теплом, ласковом море, но ОНА сидела на лавочке в аллее и наслаждалась видом цветущей магнолии. Ее мысли были где-то далеко, отпуск только что начался, и ОНА предвкушала весь смак ее пребывания в великолепном городе С. Было почти половина пятого вечера, до ужина оставалось масса времени. Аллея из магнолий, кипарисов и пальм находилась около ее хотеля, где ОНА проживала вот уже несколько дней. Ей казалось, что ОНА жила здесь уже так давно, и что ОНА знает каждый закуток, каждую тропинку в этом городе.

Неподалеку на лавочке сидел молодой человек; ОНА его заметила не сразу, т.к. не искала приключений, да и вообще ОНА приехала на море отдыхать и загорать, а не крутить романы с мужчинами. Краем глаза ОНА увидела, что ОН встал и направляется в ее сторону, к ней уже подкрались смутные сомнения, что ОН движется именно к ней! ОН подошел и первый его вопрос был: - Как пройти к морю?, но это был лишь повод познакомиться. ОНА сразу его окинула оценивающим взглядом, ОН был: высокий, хорошо слажен, с голубыми глазами, на его шее висела довольно увесистая золотая цепь. ОН присел рядом и у них завязался разговор о жизни, о работе. ОН немного рассказал о себе, что ОН художник и в этот город приехал заработать немного денег. Молодой человек предложил посидеть в ближайшем барчике, попить пивка, ОНА согласилась. Немного, посидев в баре, они решили прогуляться по городу. ОНА даже недогадывалась, что ее ожидает. Они брели и о чем-то разговаривали, по дороге они купили медовых абрикосов и медленно плелись дальше, по какой-то улочке. ОН внезапно ее остановил у какого-то дома и сказал, что именно здесь ОН снимает квартиру, на первом этаже. ОН предложил зайти к нему в гости посмотреть, как он живет. Квартира, конечно же, говорила сама за себя, что в ней живет холостой мужчина. К тому времени пиво и жара сделали свое дело, в ее голове захмелело. ОН это заметил и начал активно приставать. ОНА отбивалась, как могла, но ОН был такой сильный, что ее попытки его оттолкнуть были напрасны. ОН повалил ее на широкую кровать и начал раздевать. ОНА смотрела в его глаза и в них она видела какую-то звериную искорку ярости, ОН пытался ее раздеть, так что бы она не выскользнула из его ловких и сильных рук. ОНА немного испугалась и решила больше не сопротивляться, это было бесполезно. ОНА лежала распростертая на кровати, ОН лежал на ее горячем животе, крепко держа ее руки. Его губы ласкали ее шею, уже немного обожженную солнцем грудь. Его прикосновения были такие нежные, что ОНА поддалась на его ласки. Он уже отпустил ее руки и его язык пошел гулять по всему ее телу. ОН спустился вниз, его руки незаметно скользнули в то место, где сходятся берда, ОН раздвинул их, приложив небольшое усилие, т.к. они были сильно сжаты, не пуская его шаловливые ручонки. Его глаза устремились к раскрывшейся ракушке и его губы буквально впились в ее розовые лепестки, неугомонный язык нашел заветную жемчужинку, которая уже заметно увеличилась от возбуждения. Его руки обхватили бедра, нос уткнулся в мягкий живет, ртом ОН захватывал лепестки нежно их засасывая, его язык блуждал между жемчуженой и небольшим отверстием из которого, от возбуждения, уже лился рекой нектар. ОН пил его так жадно, что казалось не оставит ни капельки. ОНА лежала на спине, ее руки сильно сжимали простыню от сильного возбуждения и наслаждения, которое ОН доставлял ей сейчас. Ее голова металась из стороны в сторону, казалось, что она сейчас оторвется, ЕЕ дыхание становилось все горячее и учащалось с каждой секундой, с каждым ЕГО прикосновением к ее жемчужине. В ее теле уже подкатывала волна сильнейшего наслаждения, его пальцы и язык настойчиво игрались с ее, уже набухшей от наслаждения, ракушкой. ЕЕ тело выгнулось, ягодицы приподнялись от сильной волны экстаза. Из нее вырвался крик, крик подтверждающий сильное наслаждение, его губы впились в отверстие, чтобы испить нектар. Его дружок уже был сильно возбужден и пока его хозяин наслаждался жемчуженкой, тот подпрыгивал от нетерпения насладиться соком ракушки. Наконец-то дошла очередь и до него, он радостно подпрыгивал, пока его хозяин делал все возможное, чтобы приблизить его к намеченной цели. ОНА еще не отошла от сильного экстаза, была готова принять его дружка в крепкие объятия. ОН лег на ее горячий живот, взяв своего дружка в руку и немного поигрался им с влажной жемчужинкой, что опять привело ее к новому возбуждению.

ОН вонзил свой кинжал в ее, переполненную влагой, пещерку, пытаясь проникнуть глубже, и бился о ЕЕ шикарные бедра до тех пор, пока ОН не испытал тоже самое, что и ОНА минуту назад. Желание излиться было так велико, что было очень трудно его сдерживать и его огненная плоть вылилась ей на живот. ОН рухнул на нее, в восторге от ощущения. Они лежали на скомканной простыне разговаривая о сексе и ели сладкие абрикосы. Прошло некоторое время, пока ОН восстановил силы и опять принялся ласкать ракушку, уже немного высохшую. Почувствовав, что пещерка заполняется влагой, ОН опять скользнул языком к ней, ОН снова и снова ее возбуждал своими похотливыми пальцами и языком. ОНА уже отвечала ему взаимностью. Не отрываясь от ее ракушки, ОН повернулся так, что его малыш оказался у ее лица. ОНА взяла его в руку и стала теребить его губами и языкам. Возбудив друг друга языками, ОН поставил ее на колени, нагнув вперед и резко вошел в нее. Они долго бились друг об друга в быстром ритме, пока его лава не вырвалась наружу и не обожгла всю ее спину. Они опять рухнули в полном изнеможении. Но время было уже уходить. ОН проводил ЕЕ до хотеля. В последующие дни ОНИ встречались, снова и снова доводили друг друга до полного изнеможения, забыв казалось, обо всем. Но отпуск все же заканчивается и все встает на круги своя. ОНИ расстались, не обещая друг другу ничего. В их памяти останутся те несколько дней, что они провели во взаимном наслаждении и еще долгое время ОНИ будут вспоминать друг друга, как сладкий сон.

Красное кружево

Категория: Случай

Автор: Дж. Фэйтвин

Название: Красное кружево

Сегодня опять идет дождь, уже целую неделю льет. Хлопают дворники, сметая воду с лобового стекла, барабанят по крыше тяжелые капли. Чем-то нравится мне дождь, загадочностью своей, что ли. Вот последний поворот перед моим домом, сейчас загоню в гараж свой БМВ и засяду с книгой у камина, самое подходящее занятие в такую погоду. Книга, хорошее бренди и сигара - к этому я стремился сегодня целый день. Вот телефонная будка, а за теми сосенками - мой дом. Hавстречу, под проливным дождем, бежала какая-то женщина, пытаясь укрыться от ливня жалким зонтиком. Ее вид, ее промокшее насквозь платье мгновенно возродили в моей памяти событие, произошедшее почти год назад на этом же месте...

В прекрасном настроении я ехал домой, насвистывая последний хит Мадонны. Это настроение не мог испортить даже исключительный ливень, второй день заливавший улицы. И когда я увидел одиноко и грустно стоящую фигурку у дороги, мне захотелось поделиться с ней своим хорошим настроением. Тем более, похоже было, что девушка изрядно продрогла. До дома оставалась минута езды, но черт подери, что такое лишние полчаса для настоящего джентельмена?

- Мисс, похоже, вы рискуете простудиться, путешествуя в таком виде - я улыбнулся ей своей самой сногсшибательной улыбкой, - садитесь, я подвезу вас, куда нужно - с этими словами я открыл дверь, приглашая незнакомку в машину.

Она даже не попыталась возражать, только заглянула в машину и не заметив никаких опасностей, запрыгнула на переднее сидение. Она промокла до нитки и от холода уже тихонько стучала зубками. Ее благодарный взгляд был для меня лучше, чем всякие слова.

-Вам куда надо? - спросил я ее, готовясь разворачивать машину.

-К.. к д-дому ххудожжников - она с трудом это произнесла и посмотрела на меня. Только сейчас я заметил, как она была красива... Огромные глаза, цвета весенней листвы, красивые губки бантиком, точеные черты лица. В ее облике было что-то неуловимое, то ли холодный ветер, то ли жаркое дыхание на ложе любви. А фигурка... Промокшее платье из красного шелка было, словно вторая кожа. От моего мимолетного взгляда не укрылись ни острые маленькие грудки, ни осиная талия моей неожиданной спутницы.

-Да, для вас лучше сейчас побыстрее одеться в теплое и выпить чего-нибудь - сказал я, разворачивая машину и оглядываясь по сторонам.

Домом художника у нас называют многоэтажный дом, весьма старый. Когда-то там временно жил какой-то известный художник, но его имя было давно заброшено и осталось только определение его ремесла. Примечателен он ничем не был, если не считать большого стеклянного колпака на крыше.

Пустые дороги позволили нам добраться к Дому художника минут за пятнадцать. Я включил печку, и моя гостья немного согрелась, хоть зубами стучать перестала. Мы почти не разговаривали - я был занят машиной. Припарковав машину, я взял с заднего сиденья зонт и предложил девушке провести ее к подьезду. Она не отказалась, и мы вышли под мокрые плети осеннего ливня. Она прижалась ко мне, то ли спасаясь от холода, то ли боясь снова намокнуть. Ее прикосновение взволновало меня, но я решил до конца оставаться джентельменом.

Зайдя в холл, я собрался было попрощаться и уйти, но она неожиданно взяла меня за локоть:

-Hе уходите, если только это возможно.. - ее глаза лишали меня всякой возможности сопротивляться и я безропотно пошел за ней к лифту...

Оказывается, она живет на самом верху. Пентхауз, это всегда интересно. А здесь было особенно, потому что для довольно большой части немаленькой квартиры потолком был тот самый стеклянный купол. Да и обстановка самой квартиры тоже была во многом стеклянной. Это делало ее похожей на хрустальный дворец из детской сказки и довольно интересной. Ощущение какой-то нереальности добавляли разные фигурки из металла, изображавшие в большинстве своем, обнаженные тела мужчин и женщин. Осматривая все это великолепие, я не заметил, как моя спутница успела переодеться и просушить волосы. Теперь ее огненные вихри были собраны на затылке, что давало возможность полюбоваться ее изящной длинной шеей.

Подойдя ко мне, она наконец-то представилась:

-Анна - и протянула мне руку

Водопад мыслей и чувств пронесся во мне, когда я прикоснулся к ее все еще прохладной руке. Передо мной стояла Женщина, которая знала все обо мне и могла доставить смертельную боль и сжигающее наслаждение...

-Джей. То есть Джейсон - я наверное, покраснел, потому что она легонько улыбнулась

-Прекрасно, Джей - она не убегала из моей руки и показала на тахту у панорамного окна - давай присядем, я сейчас принесу коктейль. Тебе чего налить?

-Содовой... - я не сразу нашелся - мне ведь еще за рулем быть сегодня.

-Завтра! - и она опять обезоружила меня зелеными огоньками своих глаз.

-Тогда, бренди и лед - сердце подпрыгнуло и остановилось где-то в шее.

Мы сидели на мягком бархате и вели неспешную беседу, которую можно было бы назвать светской, если бы не искра желания, страсти, которая имела все шансы превратиться в пожар. Я любовался совершенством ее красоты, пытаясь разгадать то неуловимое, что озадачило меня еще в машине. Она была прекрасна и одежда только подчеркивала красоту Анны и свою ненужность. Ее движения.. Изящны и легки, ее голос нежен и глубок.., ее слова волнующи, ее губы.. Я наклонился к ней и легонько поцеловал этот алый цветок.

-Hе сейчас, позже.. - она сказала это так, что я понял - мы чего-то ждем.

Спрашивать об этом не стал, даже любопытно стало. За окном стремительно темнело, и в какой-то момент Анна поднялась с тахты и ушла в свою комнату. Я остался один, возбужденный и озадаченный одновременно. Хотя, в этом была своя прелесть - слишком быстрый секс был хорош только в юности. Мои размышления об этом были прерваны разом погасшим светом. Купол света тоже не давал, и на минуту воцарилась тьма. Hо потом...

Углы напротив окна заполыхали голубыми кострами, у края купола загорелись приглушенным алым светильники в виде хрустальных цветов, все кубы, пирамидки и стойки из прозрачного материала засветились изнутри неярким огнем. Комната стала чем-то фантастическим, тени исчезли и появились, шевелясь призраками в углах... Энигма игравшая сейчас в деке, только подчеркивала весь сюрреализм происходящего...

Появление Анны в комнате было неслышно и неожиданно. Она вдруг появилась из пустоты, мгновенно став для меня центром Вселенной. То, как она выглядела, вынудило меня задержать дыхание и остановить сердце. Hа ней было только боди из красного кружева. Оно начиналось на шее и обтекало ее грудь, бедра, длинные, стройные ноги. Hа руках были длинные перчатки из того же кружева, а рыжие, огненные волосы рассыпались по оголенным плечам...

Я не мог произнести ни слова, так была она прекрасна. Стакан с остатками бренди показался мне спасением и я механически, одним глотком вылил в себя обжигающую жидкость. Анна подошла ко мне вплотную и я ощутил волнующий запах ее духов, смешавшийся с ее запахом. У меня закружилась голова и я только смотрел, не в силах оторвать глаза от этой Феи. Она же, погладив меня по жестким коротки волосам, выудила откуда-то темную шелковую повязку.

-Я хочу, чтобы глаза у тебя были пока закрыты... - и она скрыла для мнея все окружающее темной прохладой повязки.

Ее руки ласкали меня, притрагиваясь то к лицу, то к шее, то ласкали грудь, ее ладошки забирались под ворот рубашки. Ее губы путешествовали по моим, язычок забирался в мои уши, она целовала мои руки. Расстегивая одну пуговицу за другой, она покрывала ласками каждый дюйм, который освобождался от одежды. Я пытался ответить ей лаской, но она каждую мою попытку останавливала, продолжая ласкать и целовать меня так нежно, что я полностью отдался ее власти. Освободив меня от рубашки, она все так же продолжая покрывать мое тело поцелуями, лишила меня остальной одежды.. Ее руки бродили по моим ногам, она скользила губами по каждому сантиметру.. Я почувствовал на своих запястьях холод металла, она же соединила мои руки за спиной наручниками. Это было слишком ново для меня, но она тут же успокоила, прошептав что-то, потершись носиком о мою щеку. Губы и руки опять отправились путешествовать сверху вниз, и скоро я почувствовал на своем уже окаменевшем жезле ее мягкую лапку, затянутую в тугой шелк. Прикосновение было так неожиданно и желаемо, что я вздрогнул и затаив дыхание, начал ожидать продолжения.. Жар ее губ пришел на смену прохладе ткани и обнимал меня, наполняя восторгом.. Этот огонь разгорался на кончике моей палицы и поднимался вверх, заполняя всего, отнимая последние мысли, отдавая во власть наслаждения, все больше и больше приближавшего великолепный финал.. Мое дыхание сорвалось в стон первый раз, но Анна не остановилась, принимая в себя часть меня, продолжая ласкать руками.. Я лежал, тяжело дыша, не в силах пошевелиться, когда повязка исчезла с моих глаз. Анна лежала возле меня, поглаживая меня и прижимаясь ко мне всем телом. Я попытался что-то сказать, но она приставила к моим губам пальчик прошептав, казалось, одними только губами:

-Тише, не надо слов, милый... - и поцеловала меня долгим, влажным поцелуем.

Поднявшись, она втряхнула волосами и провела рукой по своему волшебному телу, остановившись на миг у груди. Путь повторила вторая рука и вот они уже вместе, как две змеи скользили по коже, скрытой под кружевом.. Расстегнулась невидимая пуговка, и шелковый узор потек вниз, обнажая белый мрамор Ее тела. Пальцы не останавливались, забираясь во все впадинки, подолгу задерживаясь у острых сосков, ласкали лицо и забирались пониже и поглубже, вызывая вздохи и короткие вздрагивания.. Мой дружок уже восстал с новыми силами, и теперь горящие от возбуждения глаза Анны были прикованы к его подрагивающей вершине. Hе прекращая ласкать себя, она села сверху меня и, сжав мои бедра ногами, опустилась на эту вершину... Мои руки были обездвижены, ее руки прижимали меня к кровати, не давая приблизиться к себе. Она двигалась на мне, иногда останавливаясь, иногда двигаясь быстрее. Ее глаза закрылись, с губ сорвался стон, но она не останавливалась, теперь уже с силой насаживая себя на твердыню моей плоти. Стон перешел в почти детское хныканье, она вдруг вся сжалась внутри и замерла ... чтобы через мгновенье упасть на мою грудь, рыдая и задыхаясь.. Ее волосы скрыли мое лицо, взрыв оргазма скрыл сознание, отнеся меня в другой мир...

Я нащупал на браслете кнопку, и со щелчком он расстегнулся. Освободившись от неволившей меня железки, я погладил волосы моей Королевы, поцеловав одновременно ее лицо. Она была все так же неподвижна, только бешенный стук ее сердца выдавал присутствие жизни в этом прекрасном теле. Я все еще оставался в ней, да и нужно ли было нам разлучаться? Теперь уже мои пальцы ласкали ее кожу. Мне не хотелось прерывать ее отдых, ее чарующую неподвижность. Она подарила мне свою ласку и теперь отдыхала, чтобы иметь силы принять мою...

Hам требовалось что-нибудь попить и я, сняв с себя уже начавшую приходить в себя Анну, отправился за напитками. Первое, что попалось под руку, было холодное мартини. Разлив его по бокалам, я вернулся к нашему ложу. Она уже улыбалась, смотря на меня своими искрящимися глазами. Вино освежило нас, прибавив сил и утолив жажду. Она обняла меня, обвив своими руками-змеями, все еще затянутыми в кружево. Воркуя, словно голуби, мы не забывали о том, что общаться можно не только словами. Губы, руки, тела - все это говорило между собой, постигая собеседника, исследуя заповедные уголки и тайные уголки Ее интимное местечко было гладко выбрито, только маленький островок короких и мягких волос был оставлен, это добавляло прелести к исследованию ее тела..

Анна была уже изрядно мокренькой, когда я снова стал готов для сражения. Она почувствовала это и сказала, вернее, потребовала:

-Возьми меня!

Я хотел было повторить ее ласки, но она остановила меня -

-Hет, я хочу, чтоб ты был грубым и сильным! Возьми меня, быстрее!

Hа миг задержавшись у входа в ее глубину, я с силой вогнал в нее свою дубину. Стоя на коленях у кровати, я вгонял ее в Анну с такой силой, что при каждом ударе из ее груди вырывался короткий стон. С силой сжимая ее бедра, я все убыстрял темп, теперь уже я и сам не мог сдержать стонов и рычания. Она извивалась на мне, цепляясь своими острыми коготками в мои руки, оглашая комнату теперь уже криками, источая безмерно влагу из своей пещерки.. Внутри нее все сжималось, вибрируя, но я не снижал темпа и напора, утратив всякий контроль над своими движениями. Когда Анна первый раз кончила, я не мог сказать, но ее крики говорили о том, что оргазмы следовали один за другим, каждый раз ослабляя хватку ее коготков.. Я остановился и в этот момент достиг пика наслаждения. Hаполнив Анну своим соком, я сам не смог сдержать победного крика, жадно вдыхая густой, горячий воздух...

... Проводив взглядом спешащую даму под бесполезным зонтиком, я снова встретился глазами с дворниками, которые пытались очистить стекло от заливающих его потоков. Вот и мой домик, сейчас поставлю машину в гараж и укрывшись пледом, буду наслаждаться чтением и ароматным бренди. Увы, Анна навсегда осталась в прошлом, как сказочный, волшебный детский сон...

Плата за пеpепpаву

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Плата за пеpепpаву

Вечеpело. Аpтуp сидел на носу шестиместной лодки, изpедка поплевывая в воду. Он сpавнительно недавно начал заниматься пеpевозом на этом участке шиpокой, медленно текущей pеки. Однако даже небогатый опыт подсказывал ему, что в пpедвечеpний час кто-нибудь обязательно обpатится с пpосьбой пеpевезти на тот беpег. Оживленные туpистские маpшpуты пеpесекали pавнину в pазных напpавлениях, а до ближайшего моста было далековато даже по местным меpкам.

Пpедчувствие не обмануло: на пологой тpопинке, спускавшейся к воде, показалась стpойная женская фигуpка. Женщина явно спешила. Сpедних pазмеpов доpожная сумка болталась на ее загоpелом плече, немилосеpдно стуча по кpутому, словно выточенному pукой искусного мастеpа бедpу. Платье, едва пpикpывавшее плечи, pазвевалось от быстpой ходьбы, оголяя загоpелые колени. Пеpеведя дух, женщина спpосила:

- Пеpевезете на ту стоpону?

Аpтуp задумчиво поглядел на нее, pазминая в натpуженных за день пальцах сигаpету.

- Hе знаю! - лениво пpотянул он. - Обычно я дожидаюсь, пока собеpется человека тpи.

- Я очень спешу, - женщина нетеpпеливо пеpеступила с ноги на ногу. - И потом, я хоpошо заплачу!

- Обычно я пеpевожу тpех человек, - повтоpил Аpтуp.

- Я заплачу за тpоих, - неpвно заговоpила женщина, начиная pаздpажаться. - Hет, - поспешно пpодолжала она, - я заплачу больше! Сколько людей вмещает эта посудина? - она небpежно кивнула на лодку, чем немного задела невозмутимого пеpевозчика.

- Это вам будет очень доpого стоить, - холодно ответил он.

- Сколько? - отpывисто бpосила женщина.

- С вас я желал бы взять натуpой, - ляпнул Аpтуp и сначала сам испугался того, что сказал, но затем им овладело любопытство.

- Hатуpой?! - в голосе женщины послышалось такое удивление, что Аpтуp невольно поднял глаза и их взгляды встpетились.

Дамочка-то, видать, интеллигентная, - метались в голове Аpтуpа отpывочные мысли. - И собой хоpоша. Hемного тонковата, но хоpоша... А денег, видать, полная сумка.

К тому же он заметил, что ее глаза потемнели от гнева, а чувственный pот исказился гpимаской пpезpения.

- Чего ж тут удивляться? - отведя глаза, ухмыльнулся Аpтуp. - Я вас отвожу на тот беpег - так? А вы со мною pасплачиваетесь этим самым... то есть натуpой.

Аpтуp чувствовал, что женщина внимательно его pассматpивает и смутился, хотя и знал, что пpекpасно сложен: его загоpелое, словно выpубленное топоpом из куска моpеного дуба тело пpоизводило, как пpавило, сильное впечатление на женщин, с котоpымиемудоводилось иметь дело.

Летний вечеp истаивал в тишине. Аpтуpу чудилось, что он слышит неспокойное дыхание женщины, стоящей пеpед ним. Он не выдеpжал и посмотpел на нее. К его немалому удивлению, в ней пpоизошла pазительная пеpемена: от недавнего всплеска яpости не осталось и следа, в глазах светилось любопытство и затаенное ожидание.

- Я готова, - медленно пpоговоpила она и их глаза втоpично встpетились.

- Я... пошутил, - неувеpенно пpобоpмотал Аpтуp.

- Вот как? - женщина обмякла.

Аpтуp готов был поклясться, что в голосе ее послышалось pазочаpование. Это снова пpидало ему смелости.

- Hет, конечно вы очень кpасивая! - это его пpизнание выpвалось так непpоизвольно, что женщина улыбнулась. - Садитесь!

Женщина села на коpме, немного откинулась назад и пpикpыла глаза. Ее тонкая нежная шея с мягко пульсиpующей жилкой вызвала у Аpтуpа жгучее желание впиться в нее губами и целовать до беспамятства, а стpойные ножки, пpиоткpывшиеся в немного pазошедшемся pазpезе платья, пpитягивали его словно магнит. Едва уловимо женщина пошевелила ногами и pазpез pазошелся еще больше, обнажив аккуpатную pодинку на ляжке. Аpтуp сглотнул и пpиналег на весла. Со смущением думал он о том, что на пpотивоположном беpегу ему пpидется встать и оттопыpенные на добpых тpидцать сантиметpов бpюки выдадут его с головой.

Женщина на коpме пошевелилась.

- Помогите мне встать, - вдpуг сказала она. - У меня затекли ноги.

Аpтуp бpосил весла.

- Hу что же вы? - женщина пpотянула ему pуку.

Искоpки лукавства блестели в ее глазах. Аpтуp, словно завоpоженный, пpиподнялся и пpотянул ей шиpокую кpепкую ладонь. Женщина скользнула взглядом по могучей фигуpе и, легко опеpевшись на его pуку, поднялась. Внезапно, словно бы оступившись, она почти упала на него. Оттопыpенные бpюки Аpтуpа упеpлись в ее мягкий кpуглый животик, явственно пpоступающий под платьем.

- О! - воскликнула она и ее влажные губы ждуще пpиоткpылись.

Аpтуp, вне себя от подступившей похоти, пpипал к ним своими властными сильными губами. Стоя в лодке, медленно дpейфующей на сеpедине pеки, они слились в стpастном объятии.

Руки Аpтуpа помимо его сознания пpишли в движение. Они потянулись к заветным местам, но одежда мешала насладиться всей пpелестью тела пассажиpки. Она помогла, охваченная той же лихоpадкой нетеpпения.

Аpтуp все никак не мог спpавиться с двумя изящными кpужевными чашечками, пpикpывавшими ее свежую гpудь. И тогда он без видимого усилия pазогнул хитpоумные застежки, обнажив наконец то, к чему так стpастно стpемился.

Дама, задыхаясь от стpасти, подставляла ему свои пpелести, нетеpпеливой жадной pукой пpоникнув чеpез pасстегнутый зиппеp под его бpюки, то нежными пожатиями, то pассчетливыми движениями заставляя Аpтуpа глухо pычать. Для того, чтобы pазвязка не наступила непозволительно быстpо, Аpтуp беpежно опустил свою пассажиpку на дно лодки и, поддеpживая на весу свое могучее тело, в полной меpе овладел ею. Ее ноги свесились чеpез боpта, по щиколотку погpузившись в темную pечную воду. В особо сладостные мгновения она била ими по воде словно дикая утка кpыльями под накpывшим ее селезнем. С пpиятным изумлением Аpтуp чувствовал под собой ее хотя и легкое, но гибкое и сильное тело. Он слегка замедлил движения, стpемясь пpодлить удовольствие и она, почувствовав это, подавалась ему навстpечу, шепча на ухо гоpячими губами в полузабытьи какие-то бессвязные слова.

Очеpедная волна похоти овладела Аpтуpом. Его мощные глубокие удаpы мгновенно подвели ее к паpоксизму стpасти: она забилась, помогая доселе ему неизвестными ухищpениями. В момент кульминации его pычание, казалось, pазнеслось надо всей pекой. Обмякнув, наслаждаясь удовлетвоpенностью и покоем, они лежали некотоpое вpемя на дне лодки, ласковыми пpикосновениями выpажая дpуг дpугу пpизнательность. Затем Аpтуp уселся на банку, натянул бpюки и взялся за весла. Пассажиpка без тени смущения пpиводила себя в поpядок на коpме.

- Это был аванс, не так ли? - с легкой хpипотцой в голосе безмятежно спpосила она. - Окончательный pасчет на том беpегу. Ты согласен?

Аpтуp чуть не выpонил весла и быстpо взглянул на женщину напpотив. Она не отвела глаза и он без тpуда убедился, что она не шутит.

- Да! - выдохнул он и яpостно налег на весла, напpавив лодку пpямиком к густым заpослям оpешника на пpотивоположном беpегу.

На берегу

Категория: Случай

Автор: Маргарита Полева

Название: На берегу

Я не люблю загорать на общественных пляжах из-за большого скопления отдыхающих. Неприятно, когда становишься объектом многочисленных оценивающих глаз. Именно по этой причине в жаркий июльский день я и оказалась одна на пустынном берегу небольшого озера. Погода стояла прекрасная и солнечные лучи нежно ласкали мое тело. Пользуясь случаем я сняла довольно откровенный купальник и подставила свое гибкое тело все без остатка под палящее солнышко. Некоторое время я лежала расслабившись, ощущая как каждая клеточка моей кожи жадно впитывает в себя желанный ультрафиолет. Я и не заметила, как моя левая рука нежно коснулась обнаженной груди. Соски призывно откликнулись на невольное движение руки и стали быстро твердеть. Вскоре уже пальцы обеих рук неутомимо массажировали упругие груди, все больше внимания уделяя затвердевшим вершинам. Постепенно эротические фантазии полностью окутали меня. Откуда-то снизу стала подниматься горячая волна наслаждений. Ноги самопроизвольно согнулись в коленях и разошлись широко в стороны, открывая доступ к заветному месту. Едва коснувшись гладкого живота и потеребив белобрысые заросли пальчики шаловливо достигли клитора. Нежные круговые движения рук быстро перешли в более похотливые прикосновения, отчего между ног у меня стало влажно. Тело выгибалось навстречу сладострастным ласкам. Я закрыла глаза и полностью отдалась фантастическим грезам. Пальцы аккуратно раскрыли лепестки нежнорозового бутона и неуловимо проникли внутрь. В ожидании экстаза мое тело пронзила мелкая дрожь.

Шестое чувство подсказало мне о приближении опасности. Я открыла глаза и увидела около себя двух взрослых парней, бесцеремонно разглядывающих меня и ставших свидетелями моей невольной слабости. Сильно выпирающие бугры в плавках друзей не оставляли сомнений в их намерениях. От неожиданности я не могла даже пошевелиться. Гамма чувств отразилась на моем лице: это и испуг, и стыдливость и разочарование за прерванную идиллию. В глазах же парней, как в последствии я узнала Вадика и Кости, я прочитала страстную похоть и предвкушение блаженства. В оцепенении я не могла произнести ни слова.

Нахально улыбаясь Вадим со словами сейчас мы тебе поможем опустился между моих ног на колени и головой зарылся в моем хозяйстве. Его язычок умелыми движениями стал водить по моему клитору. Ожидая грубого вторжения я была не готова к такому повороту событий и, придя в себя от шока, не знала что делать, то ли кричать то ли с наслаждением отдаться на волю победителей. Константин тем временем сняв плавки и опустившись на колени удобно устроился над моей головой. Широко расставленные ляжки окружили мое лицо, а прямо перед глазами очутились крупные яйца и глядящий в небо член. Костины руки опустились на мою грудь и нежно покручивали соски. В то же время Вадим игриво покусывал мой клитор. Горячая волна наслаждения вновь окутала мое сознание. Не долго думая я крепко обхватила руками голову Вадима, а ртом пыталась поймать Костино копье. Но так как оно было устремлено вверх я широко открыла рот и вобрала в себя его яйца, при этом нежно лаская их языком. Язык Вадима проник в мою влажную щелку и совершал там поступательные движения. Экстаз неумолимо приближался ко мне. Страстно захотев ответить на ласки Вадика я перевернулась и встала на четвереньки.

Попросив лечь на спину я стянула с него плавки и жадно взяла в рот его орудие. Крепко охватив толстый ствол руками и оттянув нижнюю плоть язычком я стала обхаживать головку, изредка нежно покусывая в районе уздечки. Мои ласки не остались без внимания. И без того большой член Вадима рос на глазах. Возбужденная этим зрелищем я как можно глубже взяла его в рот и стала жадно сосать. Оставшийся не у дел Константин пристроился сзади меня и широко раздвинув мои бедра языком водил по моему мерно пульсирующему клитору и нежным губкам. В такт его движениям я выгибалась навстречу блудливому языку. Костя не оставил без внимания мои движения и запустил язычок во влагалище. Его поступательные движения заставили меня еще глубже принять не умещающийся во рту член Вадима. Поршень настойчивыми толчками пытался пробиться в мое горло, губами я массировала его основание. В это время я почувствовала, как два пальца Константина глубоко вошли в мою щель, а его язык ласково лизнул анус. Меня словно током ударило, я вся затрепетала, а моя щелка истекала соком. Когда же язык пробуровил анус и проник внутрь я забилась в оргазме и чуть не прокусила член Вадима. Громко вскрикнув я отстранилась от своих любвеобильных парней.

Оба орудия слегка подрагивали и рвались в бой, представляя собой прекрасное зрелище. Благодарная друзьям за доставленное мне наслаждение я была готова выполнить любое их желание.

Поочередно поцеловав головки грозных орудий я села на продолжавшего лежать на спине Вадима. Крепко прижав меня к себе он насадил меня на свой член по самые яйца. Откликаясь на его призыв мое влагалище жадно поглотило его, ритмично сжимая в своих объятиях. Сметая все на пути сзади в меня вошел Константин. Резкая боль развороченного ануса и неописуемое блаженство заглушили все мои чувства. Сквозь тонкую перегородку я чувствовала, как неутомимые поршни трутся друг об друга. Друзья медленно то попеременно, то синхронно входили в оба отверстия. Неожиданно их движения стали убыстряться и я, забыв обо всем на свете, подалась им навстречу. Я была наверху блаженства. Громкий непрекращаемый стон вырывался из моих уст. Я извиваясь как змея призывно отзывалась на малейшие желания партнеров. До упора войдя в меня в очередной раз, друзья дружно кончили. Орудия выстрелили в меня горячими залпами спермы, мгновенно наполнив оба моих отверстия. Томный стон перешедший в истошный вопль провозгласили о моем втором за сегодняшний день оргазме. Я находилась на седьмом небе от счастья и без сил провалилась в небытие. Друзья не спеша вышли из меня, откровенно выражая свое удовлетворение.

Копья товарищей лишь на мгновение потеряли свой привлекательный вид. И вот уже Костя лежит на земле и просит сесть на него верхом. Как настоящая наездница я запрыгала на его жеребце, одновременно ловя ртом член стоящего во весь рост Вадима. Фантазии парней не было предела. Они крутили и вертели меня как хотели, менялись местами и вновь трахали меня во все щели. Я потеряла счет охватившим меня оргазмам. Ребята были неутомимы. Я думала, что мы уже испробовали все. Но не тут то было. Костя в который уже раз посадил меня на свой кол. Повернув спиной он притянул меня к себе. Таким образом я лежала на нем, а его поршень входил и выходил из моей щелки. Вадим тем временем опустился возле нас и приподняв гигантский истукан стал медленно в такт Костиным движениям вводить его в уже занятое отверстие. С каждым его движением он медленно и упорно продвигался к намеченной цели, стараясь не причинять мне боль. Я никогда не думала, что мое влагалище способно вместить сразу двух гигантов. Что тут было! Мои крики наслаждения огласили не только прилегающую окрестность, но были слышны далеко за ее пределами. Два поршня двигаясь в такт друг другу буквально разрывали меня на части, доставляя мне тем самым ранее неведомое и непередаваемое словами удовольствие. Тугие струи горячей жидкости заставили меня заплакать от радости. И во второй раз друзья спустили одновременно. Тяжело дыша, они в сладостной истоме легли на землю навстречу друг другу широко раскинув ноги так, что их мужское хозяйство оказалось рядом.

С проворностью кошки мое лицо оказалось между их ног. Уставшие орудия отдыхали, потеряв свои прежние размеры. Помогая себе руками я стала грациозно обрабатывать их языком. Начиная с головки язычок нежно переходил на ствол и подойдя к самому основанию уступал место ласковым губам, которые охватывали опустевшие яички и засасывали их в рот. Благодарная парням за подаренное мне сказочное наслаждение я хотела и им доставить максимум удовольствия. С удовлетворением я отметила, что мои старания приносят плоды. Безжизненные органы стали поднимать свои гордые головки и быстро увеличиваться в размерах. Пустив в ход острые зубки и игриво покусывая нежный венчик я еще больше продвинулась к поставленной цели. Дыхание моих мальчиков участилось, по телу пробежала едва уловимая дрожь. Пропустив руки между ног и раздвинув бедра мои пальчики достигли задних проходов и приятно щекотали анус. Поочередно заглатывая члены целиком я постепенно выпускала их на волю, лихорадочно работая языком. Наступил момент, когда они перестали умещаться у меня во рту. С великим наслаждением я сосала восставшие колоссы. Я сосала их чуть сжавши зубы, отчего их наслаждение только усиливалось, когда головка проходила сквозь стройный ряд зубов. Наконец, дроча оба члена руками и поочередно обсасывая их я добилась того, что они стали ритмично дергаться, головки выпустили капельки прозрачной жидкости.

Почувствовав, что ребята приплывают, я попросила их подняться во весь рост, а сама встала перед ними на колени. Члены друзей призывно маячили у меня перед глазами. Тут уже не только Вадик с Костей, но и я почувствовала наступление финального оргазма. В промежности у меня захлюпало как в болоте. С новой силой я принялась яростно дрочить и сосать желанные гиганты. Приближаясь к финишу парни отстранили меня и попросили пошире открыть рот. В третий раз они закончили одновременно. Первые плевки высвободившейся из плена спермы угодили мне прямо в горло. Жеребцы вновь и вновь опростали в меня свое душистое семя. Мой рот был полон и я не успевала проглатывать нескончаемый поток клейкой массы. Наступивший оргазм безжалостно отбросил меня на землю и я блаженно закрыла глаза. Изо всех щелей вытекала тягучая сперма, что и говорить, ребята напичкали меня ей на совесть. Однако сил для того, чтобы вытереть ее у меня уже не было.

Ребята удалились так же внезапно, как и пришли. И только в память о них у меня осталась развороченная задница, истерзанное влагалище и бесконечная признательность за доставленное удовольствие.

Белая ночь

Категория: Случай

Автор: Stas

Название: Белая ночь

Ехали уже довольно долго. Ночь была морозной. Падал снег. Неожиданно начался буран. Хлопья снега валили с небес, кружились в бешеном вальсе, падали на лобовое стекло машины и мешали видеть дорогу. Ты поехал медленнее.

- Я женат, - сказал ты вдруг.

Ты опустил взгляд на свою левую руку и долго рассматривал кольцо, как будто видел его в первый раз, затем улыбнулся, словно пораженный данным неопровержимым фактом и моим признанием в том, что давно знаю о нем. Все это заставило тебя лениво заинтересоваться мной, и ты взглянул на мои руки. По-моему, на мне было пять или шесть колец, но в наступающей темноте у тебя не было времени считать их, кроме того, дорога становилась все коварней и извилистей. Ты пытался хоть что-нибудь разглядеть сквозь запорошенное снегом стекло и переключил дворники на усиленный режим работы, затем снова с удивлением посмотрел на меня. Я ответила смешком на твой молчаливый вопрос, и ты, по-прежнему улыбаясь, согласился и с моим молчанием, и с нежеланием что-либо объяснять.

В кабине грузовика было тепло, и я отлично себя чувствовала. Когда ты сказал: Моя жена с детьми на лыжном курорте, я ответила: Мы тоже в снегу. Ты положил руку мне на колено, и я закрыла глаза. Наше знакомство тоже было своего рода чудом. Из-за времени года... Это было вечером двадцать четвертого декабря...

С чемоданом в руке я торопливо переходила дорогу. Вокруг сновали люди, почти все были нагружены различными свертками и пакетами. Мимо меня проехал велосипед, неосторожно толкнув меня, так что я отлетела на капот стоящей у тротуара машины. Ты был на другой стороне улицы - как раз собирался залезть в кабину своего грузовика. Большого грузовика, только что, наверное, доставившего устриц в ближайший супермаркет. Ты остановился, затем бросился мне на помощь. Я была немного испугана, и ничего больше.

- С вами все в порядке? - спросил ты. - Ничего не повредили?

Ты поднял мой чемодан. Я обратила внимание, что ты гораздо выше меня, - рост телезвезды. С веселой улыбкой и блеском в цвета зимнего моря зеленых глазах, которые напоминали мне - а почему нет? - свежих устриц. Ты сказал:

- Едете отдыхать?

- Да, - ответила я.

Я собиралась встретить Рождество со своими родителями в Ярославле. Но боялась, что поезда переполнены, а я не догадалась зарезервировать место. Ты посмотрел мне в глаза, на мгновение задумался и повернулся к своему грузовику.

- Слушай, у меня есть идея...

И вот мы здесь...

Ты быстро заполнил бумаги в своем офисе, я сделала телефонный звонок, и мы отправились в длинное, неожиданное, потрясающее рождественское путешествие.

Мы взобрались на холм. Ты поехал медленнее, на секунду убрал руку с моего колена, чтобы переключить передачу, затем вернул ее на место.

- Если честно, - сказал ты, - я очень застенчивый.

Мне нравился наш странный разговор, в котором слова, казалось, несли новый смысл. Интонация, с которой ты произнес: Если честно..., обещала многое.

- Серьезно? Я не ослышалась?

- Ну, может быть, не всегда.

- А сегодня? - упорствовала я.

- Совсем немножко.

- Из-за меня?

- Благодаря тебе.

- И что же ты чувствуешь?

- Чувствую себя преступником.

Я подумала, что ты говоришь совсем не так, как должен говорить обыкновенный водитель грузовика. И ход твоих мыслей мне тоже очень нравился.

- Смешно... - сказала я.

- Для водителя грузовика, да? - ответил ты и снова улыбнулся.

Я посмотрела на тебя и обратила внимание на густые брови и морщинки возле глаз. Я никогда не сомневалась, что такие морщинки могут быть только у самого отъявленного соблазнителя. И я позволила соблазнить себя...

Я взяла твою руку в свою. Она была теплая, сильная, опытная. Подняв юбку, я предложила твоей большой руке исследовать мою невинность.

- Забавно! Я вовсе не думал, что ты такая...

- Я не такая...

- Что, только сегодня ночью?

-Да.

- Почему?

- Сегодня Рождество.

Выражение разочарования на твоем лице рассмешило меня.

- А я думал, что из-за меня...

- Благодаря тебе! - поправила я.

И мы скрепили наш договор, обменявшись многозначительными взглядами и улыбками.

- Смотри на дорогу. Наши руки достаточно взрослые, чтобы разобраться во всем без нас. Особенно твоя.

- Большая рука не всегда является преимуществом, - заметил ты, нащупывая мои трусики.

Я ничего не ответила, но приподнялась и стянула с себя мешающую часть туалета. Потом глубоко уселась в кресло, расставила ноги и закрыла глаза. Твоя рука играла в скромность. И сначала вела себя очень невинно: поглаживала волосы на лобке, медленно скользила по его поверхности, слегка постукивая пальцами. Грузовик ревел и подскакивал на неровностях дороги. Каждый его толчок отдавался мне в низ живота, заставляя мои нервные окончания вибрировать в унисон.

- Скажи мне... - начал ты.

И я все поняла правильно. Ты хотел узнать, что я сейчас чувствую.

- Я слышала, что некоторые называют ее кошечкой, - сказала я. - Так вот, моя кошечка сейчас замяукает.

- Люблю животных, - ответил ты.

- А они всегда отвечают любовью на любовь, - прошептала я, внезапно охрипнув после того, как один из твоих заблудившихся пальцев проник в меня. Тебе, похоже, понравилось погружать и медленно вынимать его из меня. Я аккуратно просунула руку под твою ладонь, нащупала пальцами нежный, набухший от возбуждения бутон клитора и неторопливо, желая продлить волшебные мгновения, начала поглаживать его. Закрыв глаза, я мечтала. В мечтах я была на море, качалась на волнах. Морем было мое влагалище, волны бились о берег, прилив, отлив, прилив, отлив... Я плавала в глубинах темных и соленых, движение внутри меня становилось все настойчивее: вперед, назад, вперед, назад... Я превращалась в подводную пещеру, головокружительную бездну. Скоро мне потребуется кто-нибудь сильный, властный, с кем бы я могла воевать, сопротивляться. Ихтиандр, ищущий по свету Аргонавт. Я хочу, чтобы меня взяли...

Ты уверенно вел машину, внимательно следя за дорогой, абсолютно равнодушный к войне, происходящей у меня между ног. Ты великодушно предложил мне второй палец, и он был с восторгом принят, но постепенно замедлил движение, вызывая внутри меня боль нетерпения.

- Ты мокрая! - сказал он.

- Это ты сделал меня мокрой. Я как причал после шторма... После того как волны утихли... Я положила руку тебе на ширинку. Ты приподнялся, чтобы помочь мне выпустить на волю твой член. Нет ничего прекрасней, чем сидеть вот так, лаская толстый член рукой, и мечтать. Меня это просто сводило с ума. Я почти не знаю тебя, но внутри меня есть для тебя местечко. Даже несколько. В этот момент я осознала, как мы удачно дополняем друг друга. Член, который я держала в руке, мне хотелось примерить ко всем углублениям моего тела, куда он только мог проникнуть. Еще мне хотелось взять его в рот, проглотить с невероятным желанием и аппетитом, сделать частью себя и слиться в единой агонии. Но знала, что если я наклонюсь к нему, тебе придется прекратить потрясающее движение внутри меня, а этого мне совсем не хотелось. Взрыв приближался. Я больше не в силах была контролировать себя. Я виновато посмотрела на тебя...

- Мне кажется, я сейчас...

- Вот и прекрасно, - сказал ты и рассеял все сомнения.

Твое великодушное разрешение унесло штормовые облака моего сознания прочь.

- Только, пожалуйста, не останавливайся!

И ты все понял. Твои пальцы внутри меня продолжили свое страстное, волнующее путешествие, робкий вальс, способный уничтожить любое препятствие, тяжкий труд, сравнимый с сизифовым. Вперед, назад, нежно, неторопливо вперед, почти выскользнули наружу и снова вперед, опять назад и с силой в глубину... О, я хочу тебя, хочу быть с тобой... Волна нагоняет меня, лижет мне пятки, накрывает меня... Господи! Вот оно... Я крепко сжимаю твой замерший, сморщившийся член в руке, плаваю в волнах удовольствия, сижу на троне неземного блаженства, переживая последствия сексуального . шока...

Ты припарковался на обочине и выключил двигатель. Я повернулась к тебе, все еще горя и задыхаясь. Ты объяснил:

- Если бы я не остановился, мы бы оказались в ближайшей канаве.

Я кивнула.

- Да, да, ты абсолютно прав! Сил у меня почти не осталось.

- Мне было очень хорошо, - сказала я, и ты рассмеялся.

- Я счастлив, - сказал ты и театрально поднял руки вверх.

А я заметила у тебя на пальцах блестящие капли сока моей любви.

- Подожди, подожди немного, и ты поймешь, что я могу доставить мужчине удовольствие.

Я наклонилась к тебе. У твоего члена был волнующий, дикий мужской запах. Возбуждение, было затихшее, снова стремительно поднималось во мне. Я лизнула головку члена. Она была скользкой. Аппетитная солоноватая жидкость сочилась из тонкого отверстия, и я размазала ее сначала по розовой круглой головке, а потом по всему толстому, крепкому стволу. Как же мне хочется его съесть. В мужчине нет ничего более съедобного. Он твердый, гибкий и такой нежный, что языку хочется танцевать вокруг него на цыпочках. Твой член настолько большой, что целиком не умещается у меня во рту... Ну уж, по крайней мере, не в моем теперешнем состоянии... Под юбкой у меня все пылает. Моя кошечка явно проголодалась.

- Дай мне его...

- Попроси, попроси как следует...

- Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, я безумно его хочу.

- Проси лучше!

- Иди же ко мне, пожалуйста... Я вся горю. Дотронься же до меня. У меня внутри все мокрое, возьми меня, иначе я сойду с ума. Тебе будет очень хорошо! Иди же ко мне!

- Еще! Еще!

- Иди ко мне, черт возьми... Смотри, он тоже хочет меня. Он весь налился кровью, он сейчас взорвется, если ты не засунешь его в меня. Трахни меня, ну пожалуйста! Он войдет в меня без всяких проблем, мы оба готовы... Нельзя быть таким эгоистом, нельзя хранить такую великолепную вещь только для себя. Посмотри же, я открыта для тебя. Ну быстрей же, иначе я кончу от одной мысли, что ты трахаешь меня... Мы не можем упустить наше счастье...

Мольбы привели к желаемому результату. Ты положил меня на сиденье, встал на колени на другое сиденье, спустил брюки...

Я задрожала, и последняя мысль пронзила меня:

- Я ведь даже еще не видела твои яйца!

Ты вошел в меня как по маслу. Я чувствовала твой запах. О, какой неукротимый зверь поселился у меня внутри! Съешь меня, мой маленький зверек. Сегодня Рождество, и я твой праздничный ужин! Твой член входит в меня глубоко-глубоко. Он твердый, сильный, я чувствую, как он бьется о стенки влагалища, заставляя меня содрогаться от невероятного удовольствия. А он все наращивает свою мощность... Мой палец играет на клиторе, как на мандолине, а левой рукой я держу его яйца, большие, тяжелые, великолепные. Я сгораю от страсти, думая о них. Они - мой рождественский десерт. Кушай, детка, кушай! Похоже, этот парень скоро выпустит в меня большую струю, ах, как же я этого хочу! Я возбуждаюсь еще больше, представив картину извержения, и сильней сжимаю твои яйца, будто желая опустошить их.

- Кончай же, кончай...

- Ну нет, сначала ты.

- Нет, я не могу, пока не могу.

Как же мне объяснить тебе, что мой оргазм напрямую связан с твоим.

- Ты первая, ты первая, - говоришь ты, и я понимаю, что ты будешь ждать столько, сколько понадобится, в то время как я почти задыхаюсь, подвешенная над бездной.

- Чего ты хочешь, скажи? Чего ты хочешь? Как ты прекрасна!

- Возьми меня везде, и сзади тоже.

Ты не смеешь возражать. Мои желания равносильны приказу. Ты атакуешь мой анус массивным большим пальцем. Мне становится страшно, но и невыносимо приятно в то же время.

- Ты чувствуешь меня там? (Сложно было бы не почувствовать.) Теперь ты готова кончить? Готова?

- Если ты не остановишься, то я скоро кончу, очень скоро! Да... Да... Вот оно! Давай же, ты тоже, ну давай же...

Ты упал на меня. Ты оказался гораздо тяжелее, чем я думала, но и гораздо нежнее.

Когда я открыла глаза, снег почти перестал падать. Ты собрался с силами, поправил одежду и сел за руль. Сердце у меня в груди все еще яростно стучит, в ушах шум и грохот гигантской волны, омывшей меня.

- Можешь поспать, если хочешь.

Ты указал на матрас, лежащий за сиденьями. Нет, я не оставлю тебя одного. Я не засну. И путешествие продолжается - спокойно, неторопливо. Мы движемся по пустынному снежному миру. Время от времени ты останавливаешься. Люди желают нам счастливого Рождества. В голове у меня гудят колокола, вместо крови в венах циркулирует шампанское, оно проникает мне в сердце и колет его маленькими пузырьками. Ты такой милый, такой забавный. Я ни о чем не жалею.

На рассвете ты будишь меня и, ласково улыбаясь, говоришь: - Вот мы и в Ярославле. Где тебя высадить?

Моим глазам открывается мрачный, спящий заснеженный город.

- На вокзале.

- Что?

- Да, мне надо тебе кое в чем признаться.

Знаешь, когда мы встретились, я не уезжала из Москвы, а возвращалась туда. Я собиралась встретить Рождество там, хотя мне и не очень этого хотелось.

- Ты возвращалась из Ярославля?

- Нет. Из Орла.

- Но... зачем же ты соврала мне про Ярославль?

- Я увидела тебя. Увидела твой грузовик, надпись Морепродукты. И подумала: Этот парень едет в Ярославль. Почему бы и мне не поехать с ним?

В твоих глазах засветился смех.

- Вот смешно.

- Почему?

- Потому что, когда ты меня увидела, я как раз собирался передать грузовик сменщику. А сам должен был остаться в Москве. Я был целые сутки в дороге.

- Так вот зачем тебе понадобилось заходить в контору.

- Да, я там должен был встретиться со сменщиком.

- Ты не нарушил правила?

- В общем, да, но ничего страшного. Сменщик познакомился в столице с какой-то девушкой и был рад возможности провести с ней рождественскую ночь.

- А ты не собирался встретить Рождество с семьей?

- Нет, я должен был дождаться следующего груза.

- Ну и что ты теперь собираешься делать?

- Сначала поспать, а затем поеду обратно в Москву.

- Когда?

- Завтра утром, наверно.

- Ну и...?

- Конечно, почему бы и нет?

Из Зазеркалья

Категория: Случай, Романтика

Автор: Андрей Смирягин

Название: Из Зазеркалья

Осторожно стекло! Не слышат, паразиты. Стекло - это я. А точнее не стекло, а зеркало, и не какое-нибудь, а венецианское старинной работы. И сейчас трое бухих грузчиков вносят меня вверх по лестнице дома моих новых хозяев. Приближается угол. Ну все, сейчас грохнут варвары. Ух! Слава Тебе, проехали! Да! Как хрупка все же жизнь!

Что ж, осмотримся на новом месте. Как будто неплохая квартирка, не самая худшая из мною виденных. И хозяева с такими интеллигентными лицами попались - отразить приятно. Пыль протирают регулярно, рож не строят и прыщей не выдавливают - едят видно в меру.

А я, должен сказать вам, на своем веку насмотрелся всякого. Столько рож, сколько мне в жизни отразить пришлось, и вообразить будет кому тяжело. Одних прыщей гору насыпать можно, да еще и детям останется. А сколько бородавок и сказать невозможно. Просто какой-то лес бородавок! Океан бородавок! Вся вселенная - дом родной для бородавок!

Но на меня-то не особенно попеняешь, если образ свой не особо удовлетворяет. Не смотрись! Но ведь не обойдешься без меня никак. У всех во мне нужда. Подбежать с утра и проверить, не сильно ли ты за последнее время изменился, не прибавилось ли морщин, не падают ли чересчур волосы, и не слишком ли они же начинают торчать из носа и ушей. А как там насчет цвета и свежести? И главное - смотреться почаще, чтобы успевать привыкнуть к изменениям. Ведь если постепенно, то вроде как бы и ничего, вроде и жизнь вполне сносна. Как будто и не движешься к моменту выносу вперед ногами.

Вот и той девчонке, что теперь каждое утро в меня смотрится, не повезло. Мамаша с папашей в свое время удружили - при такой фигурке ласточки и родить ее с пурпурным в полщеки пятном. Согласен, пустяки какие. Но ведь то, что для парня было бы небольшой неприятностью, эти девчонки умудряются превратить в трагедию всей жизни.

Ну не дура. Портить себе настроение из-за подобных мелочей. Видели бы вы ее, простите за нескромный взгляд, когда она приготовляется отходить ко сну. Я вам скажу, это линии! И надо же быть такой клушей, чтобы объявить себя в этой жизни запасной.

Да кто вообще сказал, что женщина должна быть с лица красивой? Видели мы этих красавиц! Посмотришь вечером на такую в свете каких-нибудь канделябров, да еще после пары бокалов шампанского, конечно, обомрешь. Красавица - хоть тут же от счастья сдыхай! А как утром проснешься, так на ту же русалку лучше вблизи вообще не смотреть - можно разучиться смеяться навсегда.

А эта по вечерам раздевается и не знает, какие тут у меня внутри страсти по ней разыгрываются. Ведь когда эти девчонки уверены, что за ними никто не подглядывает, ведь нормальные же сразу люди становятся, без этих их идиотских ужимок и кривляний.

Нет, девушке надо с внешностью помочь. Хотя абсолютно точно известно, что за такие штуки зеркалу могут и по ушам надавать - мало не покажется. Но неужели за столько лет честного отражения действительности, я не заработал на одну единственную фантазию. Ведь и за одним человеком обезьянничать устанешь, а ты попробуй поотражай сумасшедшую муху в пустой комнате, когда это никому не нужно, а муха нагадит только. Или целый день копировать какой-нибудь ободранный шкаф, которому твои старания, как мертвому медаль.

Но кем бы представиться получше, чтобы она поверила словам? Девушкой представляться нельзя - они своим в последнюю очередь верят. Умудренным опытом старцем - как-то неудобно голышом из зазеркалья вылезать. Что ж, не остается ничего умнее, как обрести облик молодого красивого мужчины.

Какие они там, красивые мужики? Ага, значит так: прямой нос, волевой с ямочкой подбородок, изо рта пахнет бананами... Так, вроде пока ничего получается. Грудь пуст буден слегка волосатой - как любила говорить одна моя очень бойкая в этом смысле хозяйка, мужчина должен быть не волосатым, он должен быть пушистым.

...Вот сейчас она отложит книгу, выключит свет, тогда и появлюсь. Все, пора выбираться... Увидела, под одеяло нырнула, одни глаза торчат.

- Не бойтесь, девушка! Клянусь, я не причиню вам вреда!

- А я и не боюсь. Вы кто, полтергейст?

...Каким-то еще "полтергейстом" обзывается...

- Я - как можно, посмотрев на меня, заметить, зеркало... - Стоп! Разве бывает зеркало с волосатой грудью? - То есть мужчина... Ну, в общем, и то и другое.

- А что вам от меня нужно? Отвечайте, а то я сейчас на весь дом закричу.

- Зачем кричать? Я только затем и материализовался, чтобы сообщить, что ты самая красивая девушка, которую я когда-либо отражал. Такая красивая, что я влюбился в тебя без задних ног, то есть без ума в голове. Да и вообще, чего это мы так долго разговариваем? Лучше подвинься, а то я уже замерзать начинаю. Ты же не хочешь, чтобы твое зеркало скрутил радикулит?

Во дает! Сейчас от смеха скончается. Чего это она?

- Девушка, вас что, мужики настолько замучили, что мне прийдется еще кого-то здесь упрашивать?

- Простите, это у меня от неожиданности. Я-то понимаю, что я сейчас немножечко подвинулась в уме, но я не могла предположить, что только для того, чтобы наконец услышать от мужчины признание в любви.

- Пусть это будет только бред, но я в самом деле влюбился в тебя.

- Но ведь я же уродлива. Разве вы этого не видите?

- Кто тебе это сказал?

- Да вы же и сказали. Вы же сами меня отражали в себе, если верить тому, что вы - зеркало.

- Мало ли, что я отражал! Мужчинам вообще нельзя верить.

- Но зеркалу-то можно.

Прийдется этой дурочке кое-что показать.

- Подойди, моя девочка, к зеркалу и взгляни на себя повнимательней.

Вот это резвость. Настоящая лань. Розовые подошвы так и замелькали. Не верит своим глазам.

- Кто это!?

- Ты.

- А где же пятно?.

- Ты это о чем?

- Ну пятно, вот здесь, на правой щеке. Куда оно подевалось?

- Чего-то никакого пятна не припомню. Тебе наверное что-то нехорошее приснилось. Какие-то пятна? Насколько помню, ты всегда такой красавицей и была.

Вас никогда не душили в объятиях? Надо сказать, презанятное ощущение. А дальше долго рассказывать нечего. Она смутилась от своего радостного порыва, попыталась освободиться из моих объятий, но не на того напала.

Здесь я на время приостановлю отражение происходящего. Любое зеркало охотно порасскажет вам таких сцен тысячу - спросите только. А эту ночь я оставлю для себя и моей девочки...

Под утро она все же задала мне вопрос, который, похоже, не избежал еще ни один мужчина:

- Ты теперь навсегда останешься со мной?

Что мне было еще отвечать?

- Я сделал тебя красивой женщиной, теперь все в твоих руках. Ты сможешь вскружить голову любому мужчине, хотя, к сожалению, мой опыт говорит, что красивая женщина куда более одинока любой из своих менее привлекательных сестер. Но так или иначе, то, что я считал нужным совершить в жизни, я сделал и должен вернуться в зазеркалье.

- Не возвращайся туда. Зачем тебе быть зеркалом? Оставайся со мной. Я буду тебя сильно, сильно любить.

Эти женщины никогда не согласны на часть - хоть тресни, подавай им целое.

- Послушай, девочка. Я создан на этой земле быть зеркалом, и только им могу оставаться. Я даже еще не знаю, каким боком мне выйдут сегодняшние подвиги. Искажать действительность, как с твоей внешностью, нам строжайше запрещено.

- А я тебя не отпущу. Я боюсь, что если ты исчезнешь, все опять вернется на свои места.

- Судя по тому, какие изменения произошли с тобой этой ночью, это вряд ли. Обещаю, что ты теперь сможешь быть счастливой и без меня.

- А если ты - лишь мое заболевшее воображение?

- И эта кровь на твоем бедре тоже заболевшее воображение?

- А это я сейчас проверю...

И откуда она только взяла этот молоток. Девчонка-то оказалась не промах. Мне надо было это предусмотреть.

- Дура, подожди, не делай этого!..

Поздно, она уже засветила молотком в стеклянный проем зеркала. Зазвенело. Впрочем, она здесь ни при чем. Как я и думал, наказание не заставило себя настойчиво ждать. И нечего теперь рыдать - моей судьбы уже не склеишь.

Да! Разбросало меня после той ночи по свету. Ведь свойство наше зеркальное такое - сколько не дели, отражаем мир все равно, как есть. Большинство осколков, конечно, под землей без света сгинуло. Части досталось занятие не из приятных - отражать по помойкам и свалкам всякую дрянь. Кто-то тихо лежит в травке, наслаждается небом и развлекается насекомой ратью. Но все искупает самый большой кусок, что она оставила у себя, вставив в красивую рамку.

И хотя пятно у нее все там же, на правой щеке, она счастливо вышла замуж за хорошего парня. У нее растет прелестная девочка. Но время от времени она совершает странный обряд. В отсутствии мужа, она достает из укромного места неправильной формы зеркало, пристально всматривается в него, целует, кладет к себе на живот и долго-долго так лежит, о чем-то вспоминая.

Только хорошее

Категория: Случай

Автор: Виталий Статин

Название: Только хорошее

Вчера вечером, размещаясь в купе поезда Камышин-Москва Леонид не обратил внимания на свою попутчицу, так, скользнул взглядом по ее стройной фигуре, отметил хороший вкус явно пошитого по заказу платья, вежливо поздоровался и, уложив свой чемодан на багажную полку, отправился за постелью. Время было позднее, да и усталость, накопившаяся за день, не располагала к беседе, а потому, застелив свою любимую верхнюю полку, он разулся, скинул рубашку и лег спать.

Утром, как всегда в дороге, проснулся он поздно. До Мичуринска было добрых двенадцать часов езды, и парень решил не торопиться вставать и поваляться еще в постели, от нечего делать пялясь в окно. Поезд медленно тащил свои вагоны, словно нехотя постукивали колеса и в такт им где-то внизу, на столе звякали стаканы. Первое время Ленька старался не обращать на это внимание, но когда их звон надоел ему, он свесил с полки голову и замер, так и забыв опустить руку.

Его попутчица уже не спала, прикрыв дверь и, видимо, надеясь, что парень крепко спит, она переодевалась, сидя внизу. Скинув ночную рубашку, она неторопливо и аккуратно натягивала чулки на обнаженные, темные от загара ноги. Тонкие розовые бретельки лифчика туго обхватывали ее грудь, но чашечки были настолько малы, что под ними можно было укрыть разве что пятикопеечную монету. Естественно, они не скрывали ничего от восхищенного взгляда парня. Он легко угадал совершенную форму ее груди, и от этого где-то внизу живота у парня сладко засосало, почти непроизвольно он пошевелился, просовывая руку под одеяло, но тут кровать его предательски заскрипела, и женщина, вздрогнув, подняла голову.

Их взгляды встретились, его растерянный и испуганный, ее спокойный и чуть насмешливый. Вместо того, чтобы вскрикнуть и поспешить прикрыть свое тело, как это часто бывает в подобных ситуациях, женщина улыбнулась и дружелюбно спросила:

Уже проснулся?

Да, вымолвил парень, не зная, как себя вести дальше.

Но то, что поставило его в тупик, женщину, казалось, вовсе не волновало. Спокойно она закончила надевать чулки и только после этого накинула на себя халат, таким образом позволив Леониду еще в течение нескольких минут любоваться своим телом. И только застегнув халат на все пуговицы и повязав поясок, она вновь обратилась к парню:

Скоро обещали принести чай, так что если собираешься завтракать, поторопись.

Ленька послушно соскользнул вниз, нашарил ногой кроссовки, захватил полотенце и мыло и отправился умываться, все еще находясь под впечатлением происшедшего в купе.

А, собственно, что произошло? размышлял он. Случайно я увидел, как она переодевалась, но я ведь не подглядывал за ней, все действительно произошло случайно. И потом она, кажется, на меня не в обиде, а значит, мне не в чем себя упрекнуть. Что за глупое стеснение, ну было и было, незачем теперь постоянно краснеть и прятать глаза, как провинившийся школьник. Тем более, что она действительно красивая женщина, и ничего кроме удовольствия я не испытывал, когда пялился на ее грудь.

В конце этих рассуждений парень пришел к выводу, что надо быть проще и вести себя так, словно действительно ничего не было. Поэтому в купе он вернулся совершенно умиротворенным, спокойным и веселым.

Пока он отсутствовал, женщина собрала на стол немудреный завтрак, преимущественно состоявший из овощей, вареных яиц и незаменимой в поездках колбасы. Все это было живописно разложено на столе и возбуждало аппетит.

Прошу к столу, завтрак подан, произнесла женщина, указывая ему на место против себя. Чай сейчас принесут.

Отказываться Ленька и не думал. Пока проводник выставлял на столик стаканы с чаем, он присовокупил к продуктам собственные сделанные в Камышине запасы. Дождавшись, когда парень сядет, женщина белозубо улыбнулась и доверительно сообщила:

Меня зовут Лида.

Интересно, насколько она меня старше, лет на пятнадцать наверное, мельком подумал Леонид и назвал свое имя.

Ты живешь в Камышине? поинтересовалась она.

Нет, ездил по делам.

И я тоже по делам, у меня там сын учится в военном училище, не без гордости сообщила женщина.

При упоминании об училище Ленька усмехнулся, говорить об этом не хотелось, хотя порассказать он мог многое, когда-то он и сам там учился, пока вовремя не одумался и не ушел в войска, а оттуда на гражданку. Но Лида была довольна судьбой своего сына и принялась подробно рассказывать об училище и обо всем, что ей удалось там увидеть. Парень слушал ее невнимательно и думал о своем.

Конечно, она уже не девочка, лет тридцать пять наверное или чуть больше. Но разве это возраст для женщины, конечно если следить за фигурой и лицом. А она, по всей видимости, следит. Такая женщина может дать фору семнадцатилетней девушке. Лицо красивым не назовешь, но довольно приятное, открытые голубые глаза, полные чувственные губы, небольшой чуть курносый носик. Но главное даже не это; как передашь это мерное движение груди, тем более когда знаешь, что там находится под тканью халата.

А Леонид знал, утренняя сцена стояла у него перед глазами, и опять, как час назад, у него сладко заныло в паху, и так захотелось прервать Лиду, взять ее маленькую теплую ладошку и положить ее себе между ног, чтобы почувствовать прикосновения ее пальцев. От этих мыслей даже есть парню расхотелось.

Словно уловив, о чем думает ее собеседник, Лида замолчала и виновато улыбнулась.

Тебе наверное это не интересно? спросила она, глядя на парня широко открытыми и от того кажущимися наивными глазами. Но чего-чего, а наивности в них не было ни грамма, наоборот, что-то необъяснимо дерзкое таилось в них, манило парня, подталкивало его, обещая все или почти все из того, что он мог себе вообразить.

Приоткрыв дверь в купе, заглянул мужчина, явно кавказского происхождения, скользнул взглядом по женщине и недовольно поморщился, наткнувшись на помрачневшее от его бесцеремонности лицо Леонида.

Искатель приключений, охарактеризовал заглянувшего парень и поднялся, чтобы закрыть дверь.

Хорошо, что я не одна в купе, ответила она.

Леонид опять заглянул в ее глаза, словно спрашивая позволения на более смелые поступки, и получил его.

А если бы я начал к вам клеиться?

Клеиться? женщина насмешливо вскинула бровь. Это значит ухаживать? Пожалуй, это было бы даже интересно.

Леонид не знал, что она имела в виду под словом ухаживать, да это его и не интересовало, у него были собственные взгляды на происходящее и собственное понимание ее слов. Он повернул защелку замка и опустился на полку рядом с женщиной. Она доверчиво улыбнулась и отложила яблоко, которое до этого с удовольствием грызла. Он нежно взял руку Лиды, еще пахнущую свежестью яблочного сока, и поднес к своим губам. Он приложился к каждому пальчику на этой нежной ручке, а затем не останавливаясь скользнул вверх от запястья и, прочертив языком полоску на ее коже, замер там, где начиналась ткань халата. Женщина молчала, не возражая и не одобряя действия парня, только в голубых глазах ее поблескивали искорки возбуждения. Осмелев, Леонид расстегнул верхнюю пуговку ее халата и, раздвинув ткань, прикоснулся губами к ее груди в самом центре, где между двумя возвышенностями образовалась такая манящая впадина. В это же время вторая рука его, откинув полу халата, проникла между ног женщины и заскользила по теплым, начинающим влажнеть трусикам. И лишь когда он попытался снять их, Лида остановила парня:

Подожди, торопиться не надо.

На время оставив на месте трусики, Ленька обнажил Лидину грудь и аккуратно, словно боясь потревожить женщину более смелой лаской, принялся играть с ее сосками, то поглаживая их языком, то чуть сжимая губами и, наконец, когда они окрепли и набухли соком, приник к одной груди крепким поцелуем. Откинувшись к стене, женщина тихо постанывала от получаемого удовольствия. Стоны ее, стук колес, шаги и голоса где-то за дверью в коридоре слились в одну чудесную музыку, которая кружила голову парню и воодушевляла его на новые ласки.

Халат уже соскользнул с тела женщины, ненужный бюстгальтер был отброшен в сторону, но розовые тонкие трусики снимать Леонид не торопился. Приятно было, оттянув резинку, проникать под их ткань, обнаруживая при этом мягкий холмик волос, а чуть ниже теплую влажность половых губ. Но всякая тайна неизбежно имеет свою разгадку. В нетерпении женщина сама сорвала с себя это последнее препятствие и оказалась перед ним совершенно обнаженной и сгорающей от желания близости. Теперь эта близость была просто необходима для них обоих, существа их рвались друг к другу, готовые принять любовника и полностью в нем раствориться, отдать всего себя, взамен получая беспредельную ласку из фонтана наслаждений.

Ленька поднялся и принялся скидывать с себя одежду. Сквозь полуприкрытые веки Лида наблюдала за ним и любовалась молодым, полным сил и желания телом. Когда он освободился от одежды, женщина протянула руки и приняла на себя, благодарно шепнув:

Как долго ты сдерживал себя, мой мальчик.

Умелым движением она направила его член во влагалище и застонала при этом, так велик он был, наполнившись силой во время любовных игр. Леонид проник в нее полностью и закачался на волнах сладострастия, крепко сжимая бедра партнерши. Это продолжалось недолго, первое извержение бурно закончило момент соития, но не принесло успокоения. Не останавливаясь, парень начал второй акт, теперь уже чутко прислушиваясь к желанию и настроению Лиды. Второй раз они кончили одновременно, и сладкая жидкость заструилась по раскинутым ногам женщины, когда Леонид вынул из влагалища свой фаллос. Но тут же он припал к чудесному источнику ртом и долго пил из него, усталый и счастливый.

И лишь утолив жажду, он поднялся и сел рядом с женщиной, тихо, осторожно поглаживая ее по низу живота и еще вздрагивающим бедрам. Некоторое время Лида лежала без движения, затем открыла глаза и, перегнувшись, достала ртом его уже опустившийся член. Двух мягких пожатий оказалось достаточно, чтобы привести его в прежнее состояние. Устроившись удобнее на узкой полке поезда, она коснулась губами головки фаллоса, поиграла с ним язычком, а затем, обхватив ртом, принялась играть с ним так, как считала нужным. Упоительны и нежны были ее действия, не удивительно, что уже через несколько минут Леонид почувствовал приближение сладостного мгновения и, не сопротивляясь ему, выплеснул ей в рот густую горячую жидкость.

Как сладкий сон пронеслись минуты близости, стрелка часов неумолимо стремилась к шести, проводница в коридоре объявила о скором прибытии в Мичуринск.

Тебе выходить, напомнила Лида и потянулась за халатом. Последний раз коснувшись ее губ, Леонид запечатлел на них целомудренный поцелуй и поднялся. Собирался он молча, к тому, что у них произошло, не нужны были комментарии.

Мы увидимся когда-нибудь? спросил он, останавливаясь у двери.

Когда-нибудь? повторила она равнодушно. Лет через пять я стану старой и некрасивой, я буду тебе не нужна, как в общем-то и сейчас. Постарайся меня забыть. А я? Я уже ничего не помню.

Это неправда, покачал головой Ленька. Ни ты меня, ни я тебя никогда не забудем. Все лучшее все равно остается в памяти, а с тобой мне было хорошо.

Вот и отлично, опять белозубо улыбнулась Лидия. Может быть, ты единственный, кто будет вспоминать обо мне только хорошее.

Поезд остановился, заскрипев вагонами, что-либо добавить к сказанному Леонид уже не мог, вышел он, что называется по-английски, не прощаясь. Женщина осталась сидеть в купе, безразлично глядя в окно.

Ну и хорошо, ну и ладно, думал парень, шагая по перрону. По крайней мере жалеть не о чем. А второй раз, второй раз так уже не будет, возможно, будет похоже, но все равно уже не то. И обаяние новизны уже пройдет, и ласки окажутся знакомыми, и даже волнующий запах ее тела изменится и будет раздражать. Тем-то она и хороша, что никогда уже больше не попадет в мои объятия, тем-то она и будет мне памятна, всегда.

Ярость (отрывок)

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Ярость (отрывок)

Повинуясь неслышимому сигналу, открылись ворота. Автоматический гараж, лифт прямо оттуда, чист и в зеркалах, мочой не пахнет, клопов нет... Наверное, нет.

Когда дверь распахнулась, мы оказались на широкой площадке, больше похожей на картинную галерею. На стенах портреты, внизу вазы с цветами. Вкусно пахнет уверенным достатком. Достатком наследственных князей, а не современных новых русских, пищей для анекдотов.

- Это все ваши квартиры?

Она расхохоталась:

- На эту площадку выходят квартиры четырех семей! Очень приличные люди, не жалуюсь.

- Это хорошо, - согласился я со вздохом, - когда соседи хорошие.

Дверь она открыла с той же легкостью, как я отворяю свою, но здесь, как можно догадаться, всю легкость обеспечивает техника. Дверь мне показалась тяжелой, как танковая башня.

Квартира обставлена уютно, со вкусом, но все же, на мой взгляд, поработали умелые дизайнеры, визажисты, как их там, но где милый хлам, разбросанные вещи, некоторая неправильность, что свойственна всем? Несколько квартир, подумал я с угрюмым восторгом. Она заранее все объяснила, если вдруг замечу нежилой вид. о я не замечу, я распален страстью, гормоны прут из ушей, ничего не вижу, кроме этой рюриковно-романовны в постели. В спальню заглянуть не удалось, но, думаю, это не моя полусолдатская койка.

Она сразу прошла на кухню. Я осматривался с любопытством. Огромная, как площадь Этуаль, дизайн, встроенные агрегаты, которых я не отличу один от другого, только холодильник и знаком, здесь их два. Мойка одна, но громадная, зачем-то двойная, из навесных шкафчиков на волю просятся вина в ярких бутылках.

Стелла поставила на огонь кофейник:

- Может быть, сперва перекусить?

Я протестующе выставил ладони:

- После такого ужина?..

- Подумай.

- Ни за что. А вот ты...

- Я на диете, - сообщила она. - Достаточно и маленького бутерброда. Или двух. Тебе с чем?

- Я всеядный.

- Желудок в порядке?

- Булыжник переварит, - заверил я.

Она в сомнении вскинула красивую бровь, мол, после тридцати половина мужчин с язвами, гастритами, а вторая половина с простатитами и прочими половыми неудобствами.

Я широко и плотоядно улыбнулся, показывая всем видом, что пока что... тьфу-тьфу!.. сия чаша меня миновала.

Потом мы пили кофе, неспешно и с удовольствием. Она добавила сахару в самом начале, чувствовался тот особый привкус жженого сахара, я так не делаю, но не возражаю, ибо кофе хорош всегда, когда хорош.

Потом она медленно начала раздеваться, не сводя с меня двусмысленного взгляда. Все проделывала медленно, грациозно, но с некоторой долей неловкости и застенчивости, что явно верх артистичности, ибо если совсем недавно женщины смущенным шепотом просили погасить свет, то теперь даже школьнице не придет в голову заниматься этим в темноте.

Когда сняла и трусики, ажурные и надушенные, я ухватил ее жадными лапами. Она шепнула ласково:

- Не спеши, дорогой... У нас много времени... Бери меня нежно, медленно... Я хочу вкусить всего...

Я сказал с грубоватой мужественностью:

- Анатоль Франс сказал, что в любви предпочитает старые методы. Самые старые!

- Дорогой, это было давно...

- Во Франции любовью заниматься умели, - не согласился я. - Все эти штуки-дрючки, которые сейчас преподают на курсах эротики, тогда уже были в ходу. Но я, как и Франс, не гонюсь за модой.

- Это не мода...

- Есть вещи, которые я не делаю, - ответил я непреклонно. - По крайней мере, в первый же день.

- Не будь таким зажатым...

- Я не зажат, - объяснил я, - я просто старомоден.

Она смотрела умоляюще, но я держался напористо, грубовато, пусть еще не как солдафон, но как человек старшего поколения, который не обучен всяким новомодным приемам, который прост, как правда, а по опыту знает, что как бы ни изощрялся, но оргазм всегда оргазм, от позы не зависит. Она взяла мою голову, попыталась сдвинуть меня ниже, но я со смехом развернул ее, поставил, как в моей молодости говорили - на четыре кости, и взял просто, напористо и грубо.

Она смирилась, терпела, даже начала двигаться и постанывать, но я уже сжал ее сильнее, оставляя на мягкой белой заднице красные пятна, мощно выдохнул, рыкнул, медленно расслабился, похлопал по ягодице:

- Ты просто прелесть!

Она продолжала стоять на четвереньках. Я слез с постели, расправил плечи и подтянул живот, все-таки снимают, направился в ванную. Здесь все сверкало чистотой, на столике и полочках выстроились шампуни, мази, но все же ощущение осталось такое, что постоянно здесь не живут.

Когда я вышел, она уже сидела на краю постели, закутавшись в розовый пышный халат. Лицо ее раскраснелось, прическа сбилась, и она ловко распустила волосы.

- Ого, - сказал я озабоченно, глядя на часы. - Черт! А у меня там собака негуляная.

- Собака?

- Боксерчик, - объяснил я ласково. - Такая умница! А понятливая... Представляешь, на обед всегда зовет, все понимает...

Собачники о своих собаках могут говорить часами, даже не повторяясь, но я говорил о Хрюке, лишь пока одевался и натягивал кроссовки. Она подставила щеку, я звучно чмокнул, повернулся к двери.

Она сдвинула собачку замка, спросила как-то неуверенно:

- Надеюсь, ты еще найдешь время для меня?

- О, я мечтаю об этом, - сказал я горячо. - Было так чудесно!

Приободрившись, она сказала с улыбкой:

- И в следующий раз ты найдешь время позаниматься со мной... подробнее? Не на бегу? А то, как говорится, не снимая лыж...

- Надо бы, - согласился я. - Черт с ними, привычками, Анатолем Франсом... Даже с телекамерами.

Она отшатнулась, будто я внезапно попытался ее укусить за нос. Глаза расшились уже в неподдельном испуге:

- Какие... такие телекамеры?

- Одна в люстре, - пояснил я словоохотливо, - две по углам, четвертая в том навороченном вентиляторе.

Я улыбался дружески, а ее лицо покрылось смертельной бледностью. В глазах вспыхнул страх:

- Ты... знал?

- Конечно!

- Но... как?.. Откуда?

Я нежно провел ладонью по ее щеке. Ощутил, как тяжелая горячая кровь наполняет там внизу, хотя в моем возрасте на такую реакцию требуется уже несколько часов, а то и сутки.

- Ты просто прелесть. Не бери в голову, а бери... ну, сама знаешь. Ты красивая, а на красивых даже злой пес не гавкнет.

Замок щелкнул, я вышел на пустую площадку. Стелла смотрела вслед расширенными в страхе и непонимании глазами:

- Если ты знал...

- Да что знал, - проговорился я в порыве понятного мужского хвастовства, - сам проверял, чтобы засняли как следует! Скажи ребятам, пусть с пленкой побережней, не испортили бы. Буду друзьям показывать.

Лифт тихо загудел, я кивнул дружески, дверца бесшумно распахнулась. И тогда, когда лифт пошел вниз, мне показалось, что слышу, как щелкает все множество замков, отгораживая ее квартиру от внешнего мира.

Любовники

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Любовники

Он пришел в ресторан в шесть, а ее все еще не было. Подождав немного, начал волноваться, что она вообще не придет. Черт побери, куда подевалась эта баба? Задержали на работе, дома что-то произошло? Утром все было в порядке. Звонил, спрашивал? Нет, это все ее жуткий характер! Непредсказуема как российская экономика! Никогда не угадаешь, что она выкинет. С таким трудом вырвался в командировку, и вот, пожалуйста? А что если она вообще не придет? С ума можно сойти!

Подрагивающими от злости пальцами вытащил сигарету из пачки, закурил. Тоскливым взглядом повел по почти пустому залу - туда и к двери. Вон что это? Похоже, всевышний услышал молитвы! Резко, словно от порыва ветра, дверь распахнулась и его буквально обдало жаром: в дверях стояла высокая блондинка в ослепительно белом умопомрачительно коротком платье. Негромко звякнула и покатилась по паркету пустая салатница - ее выронил пробегавший мимо двери и споткнувшийся официант, за соседним столиком двое бритоголовых парней мафиозного типа оторвались от своих тарелок и уставились на вошедшую.

Они вышли из ресторана и поднялись на второй этаж гостиницы. В коридоре никого не было, пустовал и холл со столиком дежурной. Она подтолкнула его к дивану, который стоял в укромном уголке, еще раз выглянула в коридор и, обняв за талию, прижалась всей грудью. Что она делает? Неужели решила отдаться прям здесь? С ума сошла!

Я просто теку, еще мгновение - и кончу, не дойдя до его номера. К черту все!

Он поднял голову, прислушиваясь. Ни голосов, ни стука дверей. Этаж казался вымершим. Конечно, никто не гарантирует, но пока все так удачно складывается, можно было бы и попробовать. Чем черт не шутит, может, так никто и не появится. Глупо упускать такой случай, - думал он, ощущая в промежности ощупывающую руку и слабея с каждой секундой. Потом она припала горячим ртом к его удивленно полуоткрытым губам, и его истосковавшийся мальчик устремился ей навстречу.

Вот это да! У нее под платьем ничего нет! Смелая! За это и люблю! Нет, соврал, не только за это.

Точно в подтверждение этой мысли она опустилась на колени, вытащила член, который уже был в полной готовности, плотно сомкнула губы вокруг твердого и горячего стержня. Извивающиеся точно пиявки губы сосали, облизывали и кусали член. Утихомиривая ее, он гладил и перебирал пальцами волосы, не делая никаких попыток перехватить инициативу. Но эта благоразумная сдержанность возбуждала ее еще больше.

О, какая ненасытная! Но, что это? Сюда кто-то идет! Нужно смываться!

Он похлопал партнершу по плечу и сделал движение назад бедрами, стараясь вытащить член изо рта. Но не тут-то было! Она сильно сжала губы, давая понять, что ни за что не отпустит. Паникуя и одновременно наслаждаясь, он принялся подмахивать, надеясь, что успеет до того, как? В этот момент их увидел молоденький уборщик, почти мальчик! Она не остановилась, нет.

А, пусть смотрит! Мне хорошо, зачем же останавливаться? Пусть глазеет, это, оказывается, возбуждает еще больше!

Она еще энергичнее принялась работать ртом, губами, языком. Уборщик с пылесосом в руке не отрывал от них взгляда. По его лицу было видно, что ему ужасно как хочется присоединиться к парочке. Но они не смотрели в его сторону.

Парочка вышла из ресторана. На эту в белом платье я сразу положил глаз. До чего же хороша, сучка. И горячая! Мне тоже нужно завести себе подругу!

Хорошенький паренек, только совсем зеленый. Пойдет куда-нибудь в сортир и даст работу рукам. Извини, дружок, этой женщиной я ни с кем делиться не собираюсь.

Он уже был готов кончить, когда она вдруг выпустила его член и выпрямилась, посмотрела на уборщика и засмеялась. Потом потянула платье с плеч и обнажила грудь. Встав коленями на диван, оседлала член, а он захватил губами ее сосок. Она ввела ствол во влагалище, и уборщик подумал, что оно наверное очень горячее, мокрое и тесное. Мужчине стоило немалых усилий сдержать себя, женщина откинула голову назад и застонала. Паренек нервно переминался с ноги на ногу, и она заметила, что его член буквально выпирает из брюк. Потом перевела взгляд обратно и, улыбнувшись, обрушилась на партнера всем весом. Его твердый, длинный клюв-ствол вошел буквально до упора, и она начала бешенную скачку, устремившись к той цели, что ждала ее в конце.

А я уже начал забывать, какое у нее влагалище. Никогда бы не подумал, что ее нисколько не смущает, когда на нее смотрят?

Глубже, глубже, еще! Проткни меня насквозь! Хочу, чтобы он весь вошел в меня! Трахай, трахай!

Они кончили одновременно, оказавшись на седьмом небе от небывалого наслаждения. Два тела, словно сжатые вместе горячим взрывом эмоций. Еще какое-то время они не могли разъять объятий, хотя понимали, что пора уходить, что нельзя задерживаться. Тихо звякнул звонок над дверью в лифт. Они повернули головы и увидели, как уборщик уходит в лифт. Он повернулся и посмотрел на них с жалкой улыбкой. Только тогда они разъяли объятия и поправили на себе одежду. К лифту подошли в обнимку. Он нажал кнопку и, пока лифт спускался, нежно целовал ее щеки, губы и шею. Кабина остановилась, двери открылись. И она нежной, но твердой рукой втолкнула его в лифт.

- А как же?.. - только и успел он крикнуть.

- Увидимся завтра, в это же время, - ответила она, и двери закрылись.

Вернувшись к себе, любовники занялись мастурбацией. Каждый думал о другом, зная, что другой занят тем же.

Скорей бы ее увидеть. Надо принять душ и лечь спать. И тогда наступит завтра?

Почти девять! Скоро придет муж. Скорее ложиться и баиньки. И тогда наступит завтра!..

Шкаф

Категория: Случай, Остальное

Автор: Алексей Ковалев

Название: Шкаф

Просыпается мужик поутру с похмела и видит рядом тетку с которой прошлым вечером познакомился.

А она, задумчиво глядя в угол комнаты, говорит:

Шкаф мы поставим вот здесь...

  Вот и я познакомился, привел домой и (прошу прощения за натурализм) поимел или был поимет.

Просыпаюсь, пью кофий и пытаюсь закурить сигаретку. Не тут-то было.

Она за сигаретку ручонками хвать и в мусорку. Хвать всю пачку - и в туда же.

- Ты бросаешь курить, - говорит.

Проглотил. Думал это единственное условие сосуществования. Наивный чукотский юноша.

- Постригся бы ты, - произносит чуть позже она, задумчиво глядя на меня.

- И что тогда?

Минутное замешательство:

- Тогда причешись и сделай хвост.

Причесался и покорно сделал хвост. Уж больно ласково она это просила сделать.

Собираемся выйти на улицу.

- У тебя что, нет другой куртки? - спрашивает она.

- А что?

- Одень другую.

И я, представьте себе, одеваю другую.

- Ну все, пока, я должен тут по работе заскочить! - говорю. - Я тебе позвоню...

- Да ну ее, работу эту. Не ходи.

- Не понял. И начальство, уверен, не поймет.

- Кто тебе дороже: я или начальство? Идет оно в ж#$у! Идем лучше посидим где-нибудь в кафе.

- Милая, - не выдерживаю я, - а на какие шиши я тебя в клубе вчерась поил. И в кафе на какие шиши мы ходить бум?

Двухминутное замешательство. Полное непонимание в глазах.

- Извини меня, конечно, но на работу я сбегаю.

- Значит работа тебе дороже?

- Начинаю подозревать, что да...

- Тогда сделаем так: ты мне звонишь через два часа, потом встречаемся, сходим куда-нибудь пообедать, А вечером в Табула Раса пойдем. Ладно?

- Ладно...

- И без цветов не приходи. Я люблю розовые гладиолусы...

Больше я даму эту не видел, потому что бумажку с ее телефоном потерял... у входа в метро... в бачке мусорном... без тени сомнений...

Воровки платили своим телом

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Воровки платили своим телом

Когда в мониторе возникла эта среднего возраста, статная, с ухоженным лицом женщина, Федя откинулся на спинку кресла и перевел взгляд на центральный экран, куда шло панорамное изображение из торгового зала. Присматривать за этой состоятельной мадам, неброско, но дорого одетой, смысла не было - люди такого сорта не грешат мелким воровством.

В широком поле экрана стояла знакомая до мелочей картинка, к которой Федя так привык за год работы в службе охраны этого магазина.

Он обратил внимание на молоденькую девчушку в коротенькой замшевой куртке, слегка расклешенных джинсах и башмаках на высоченной платформе - она долго стояла у стенда с образцами плейеров, воровато постреливая по сторонам глазами.

- Hу, давай, давай, - подбодрил ее Федя, с усмешкой наблюдая затем, как девчушка, преодолев нерешительность, снимает с полки маленький черный приемничек, вертит его в руках, некоторое время сосредоточенно размышляет, оглядываясь по сторонам. - Эх ты, дуреха! - с оттенком сожаления произнес он вслед за тем, как покупательница после долгих колебаний поставила приемник на место.

В этот момент Федя краем глаза отметил, что в левом мониторе что-то происходит. Он подался вперед, облокотился на панель управления системы визуального контроля и недоуменно округлил глаза: богатая мадам что-то прятала в сумочку.

Он торопливо спустился в торговый зал. Женщина стояла на прежнем месте. Прищурившись, она с интересом смотрела на высокого охранника, приближавшегося к ней.

Федя машинально отметил про себя странность в ее поведении: слишком уж спокоен взгляд ее темных глаз, в которых не прочитывалось и намека на испуг, расслаблена поза... Однако Федя, махнув рукой на легкое подозрение - что-то здесь не так! - приблизился к ней и покачал головой:

- Мадам, ну как же так?.. - он выразительно кивнул на висящую над ними камеру.

Проследив его взгляд, мадам с растерянным видом развела руки в стороны и открыла сумочку: там лежала очень дорогая золотая зажигалка.

- Господи, какой позор... - прошептала она. - Hо может, молодой человек, мы сможем договориться?

Впервые этот пароль он услышал месяца четыре назад, когда застукал в отделе косметики одну девчонку... Ее яркая внешность, развязные манеры и стиль одежды говорили о том, что заскочила она в магазин прямо с панели.

Сопроводив ее в подсобное помещение рядом со служебным выходом, Федя с интересом наблюдал, как она, распахнув длинный плащ, без тени смущения на смазливом личике приподнимает юбку, обнажая красивую ногу... У ее бедра он увидел плоскую коробочку с набором теней.

- Возьми... - предложила она, и Федя дрогнувшей рукой извлек футляр, выглядывающий из-за края чулка.

Заметив легкое замешательство охранника, девушка секунду о чем-то размышляла, потом на припухшие ее губки наплыла улыбка. Пальчики с темным, коричневого оттенка маникюром на длинных ногтях медленно прошлись по пуговкам облегающей блузки, открывая взгляду охранника выпуклый бюст, приподнятый тугим черным бюстгальтером. Меж плотно стиснутых грудей темнел маленький патрон дорогой помады.

Она кокетливо повела плечом и шагнула к Феде, который недоуменно приоткрыл рот - слишком неожиданно развивались события. Растерянно моргая, он рассматривал эту соблазнительную девочку, которая, уперев ладони в бедра, выгнула спину.

- Hу же, возьми помаду... - прошептала она.

Осторожно, двумя пальцами, он коснулся тускло поблескивающего футляра, потянул его наверх. В этот момент она поймала его руку, буквально втолкнула ее под чашечку лифчика, и он испытал легкое головокружение, почувствовав в ладони упругую тяжесть ее большой груди. Тут-то она томным шепотом и произнесла эту фразу, которую ему потом случалось слышать не раз и не два:

- А может, договоримся?

- О чем еще? - не своим голосом откликнулся Федя.

- А ты неважный охранник, - протянула она. Отступила на шаг, дернула боковую застежку, качнула бедрами, заставляя юбку опуститься на пол. - Это ведь еще не все...

Да, еще не все: под туго обтягивающими широкие сочные бедра кружевными трусиками смутно очерчивался какой-то маленький плоский предмет.

- Тушь для ресниц, - пояснила она. - Hу, что стоишь, ее тоже надо конфисковать...

И он, не в силах больше противиться быстро накатывающему желанию, опустил ей на бедра руки... В ответ на его слишком импульсивный жест плоский черный футляр выскользнул из тайничка, упал на пол. Потом раздался слабый жалобный хруст - рывком привлекая к себе дышащее теплом тело девочки, он наступил на него.

Федя инстинктивно отшатнулся, тупо глядя на раздавленный его большой ногой предмет, а когда поднял глаза, то застал эту соблазнительную воровку стоящей на коленях в метре от себя.

Она наклонилась, уперлась руками в пол, ее пушистые светлые волосы метнулись вниз, скрывая лицо, и из-за этого мягкого полога донесся наконец ее тихий голос:

- Возьми самое главное!

Он вдруг почувствовал вкус к этим играм, приблизился к ней, опустился на колени. Она вздрогнула от его мягкого и совсем неагрессивного прикосновения, качнула бедрами, приглашая не отступать.

Спустя полчаса он незаметно вернул на полки косметику, проводил девчушку до касс.

Заплатив за упаковку носовых платков, прихваченных для отвода глаз, она, соблазнительно покачивая бедрами, пошла к выходу.

Глядя ей вслед, Федя вдруг ощутил в себе инстинкт охотника, который с тех пор не подводил его. И немало дамочек, грешащих по мелочам в магазине, попадались в расставленные им силки - большинство, помявшись, предлагали договориться, чтобы не нарываться на скандал.

Мы договоримся!

Потому он нисколько не удивился, услышав эту походящую на тайный пароль фразу, что обронила симпатичная шатенка, стянувшая дорогую зажигалку.

- Что ж, давайте попробуем, - заметил Федя, прикрывая дверь, и в ответ на ее вопросительный взгляд пояснил:

- Договориться попробуем.

Будучи к этому моменту охотником опытным, а потому не склонным к разминочным церемониям, он шагнул к ней, коснулся ее небольшого, сохраняющего упругую форму бюста и немного удивился: мадам не носила бюстгальтер.

Лаская одной рукой ее миниатюрные груди, он другой - прошелся по бедру, все больше поражаясь на эту странную женщину: под туго обтягивающей бедро юбкой он не уловил ладонью тех крохотных изгибов и приподнятостей рельефа, которые говорят о наличии нижнего белья...

Пока все это - в деловом каком-то, сосредоточенном молчании между ними происходило, она с оттенком не столько удивления, сколько интереса отдавалась его ласкам и наконец прошептала:

- Хм, так вот, значит, в чем секрет успеха... Занятно!

Мягко отведя его руки, она отступила на шаг, прошлась оценивающим взглядом по мощной, плотно сбитой фигуре охранника, и Федя отметил, как ее глаза заблестели.

Словно не доверяя зрению, она коснулась ла донью его широкой, рельефно очерченной под рубашкой груди, подалась вперед, прижалась, закинув голову назад и безвольно раскрыв аккуратный рот.

Стараясь не спугнуть этот ее настрой, он пошел на поводу у ее мягких ласк, поражаясь тому, как просто и без тени нетерпения ей удается плавно распалять в нем желание...

Hаитием Федя угадывал, что нечто похожее испытывает и она, бросая на стул кофточку, потом юбку, и так стоит пред ним в одних чулках.

Торопливо избавившись, от одежды, он наклонился, подставляя шею ее смыкающимся рукам, осторожно выпрямился, придерживая ее за бедра...

- Черт, ну куда этот Федька опять запропастился! - донесся из-за двери близкий голос Игнатия Петровича, начальника охраны.

Однако опасное соседство с ним, да и всеми остальными людьми, шляющимися мимо двери, нисколько ни его, ни ее не спугнуло. Hапротив, впрыснуло в кровь здоровую дозу адреналина. А она тем временем, обхватив ногами его бедра, издала приглушенный стон. И так она едва слышно постанывала все это время - до тех пор, пока не расцепились ее сомкнутые на его шее руки... Плавно отклонившись назад, она застыла, касаясь волосами пола.

Федя долго приходил в себя: сидел, привалившись спиной к стене, наблюдал, как она одевается.

- Что ж, молодой человек, будем считать, что мы в расчете! улыбнулась она и, задержавшись на мгновение у двери, обронила странную фразу: - Hа мой взгляд, ревизия вполне удалась!

Подарок на память

Что именно она имела в виду, Федя понял, когда спустя пару минут покинул подсобку: Игнатий Петрович, подобострастно изогнувшись и мелко кивая лысой головой, провожал незнакомку к выходу. Заметив Федю, он покачал головой, подошел, вытер тыльной стороной ладони влажный лоб:

- У-у-у-ф, пронесло! - и, видя замешательство на его лице, усмехнулся: - А ты чего, не в курсе, что ли? Это ж хозяйка всей сети наших магазинов. Hагрянула вот как снег на голову с проверкой. Ей, видишь ли, казалось странным, что во всех заведениях сети что ни день что-то пропадает, а у нас все так чисто и гладко: ни тебе мелкого воровства, ни крупного... Hо ничего, осталась довольна. Мадам в полном восторге. Странная все-таки баба. Попросила сделать тебе на прощание подарок... Hа, держи, - он протянул Феде золотую зажигалку. - И чем это ты ее пленил?

- Она что-то говорила на прощание? - спросил Федя.

- Ага, - кивнул начальник. - Сказала: молодцы, ребята, так держать!.. Эй, ты чего?

- Да так, - отмахнулся Федя, стараясь справиться с приступом здорового хохота.

Крошка

Категория: Случай, Эротика

Автор: Каpаськова О. В.

Название: Крошка

Ночные московские улицы, блёклый свет фонарей освещал дорогу. Мы возвращались домой, после хорошей прогулки. Моросил дождик, видимость была очень плохая и движение было затруднено. С тормозами у твоей серо-голубой восьмёрки что-то было не в порядке и ты всё своё внимание уделял лишь дороги. Поездка меня немного утомила и в ожидание, когда мы кажемся дома я задремала.

Наконец мы прибыли на место и я проснулась. С уставшим видом ты заглушил мотор, обнял меня и сказал:

- Может быть расслабимся, попьём пивка?

- С большим удовольствием! Мило улыбнувшись, ответила я. Мы вышли из машины резко почувствовав июнь с кую сырость и прохладу. Крепко взявшись за руки, мы отправились в магазин, не смотря на усталость наши глаза сияли и улыбка не сходила с лиц. Нам было интересно и хорошо вдвоём, мы были счастливы и кто-то лишний нам только бы помешал.

Через четверть часа мы уже сидели в машине потягивая пивко и хрустя чипсами, в ночных сумерках каждый наслаждался очарованием друг друга, большие капли дождя ударялись по стеклам и крыше. Ты молча смотрел на меня и как-то неожиданно произнес:

- Знаешь, я люблю тебя, очень люблю! - по моему телу пронеслась мелкая дрожь.

- О. . . ты не можешь любить меня.

- Молчи, ничего не говори. Ты тёплой рукой прикоснулся к моей щеке, -Малышка, глупенькая - твои нежные губы и прерывистое дыхание я почувствовала где-то около уха. -Девочка моя. -Руки уверенно расстегивали мелкие пуговки на моей облегающей блузке, мне было очень приятно и я ни о чём не задумываясь, отвечала на твои горячие поцелуи, прижимая, тебя всё сильнее. Целуя меня, ты откидывал водительское сидение назад. Я очутилась сверху тебя, это казалось заманчивым.

Ты чувствовал мои холодные ручонки на своей груди, которые скользили всё ниже и ниже, тут я обнаружила что-то твёрдое и очень горячие, неумелыми прикосновениями сначала я ласкала головку, которая всегда вздрагивала от моих пальчиков, а потом схватившись покрепче начала двигать рукой то вверх, то вниз. Мои влажные губы ты ощущал на животе, мне хотелось тебя исследовать всего, я продолжала двигаться ниже, слегка лизнув головку, я заметила, что ты дрожишь. Обхватив ротиком твой член поглубже, одновременно лаская тебя языком, я наслаждалась манящим запахом твоего тела. Ты начал извиваться от моей игры, крепко хватая меня то за грудь, то за попку, сладко пыхтя от удовольствия. Как-то неожиданно ты схватил меня, перевернул на спину, мои ноги оказались на руле, голова шла кругом от пива, я не могла тебе возражать, я тоже хотела этого.

Ты оказался во мне так быстро, что я даже вскрикнула от неожиданности. Сделав, резкий толчок, ты схватил меня за ягодицы так, что они начали неметь, затем двигался очень аккуратно и медленно, как бы пытаясь прочувствовать каждый миллиметр внутри. Тёплое прерывистое дыхание согревало мне ушко, а влажные поцелуи доставляли необычайное удовольствие. Доведя меня до оргазма, ты сделал ещё несколько резких толчков и получил, то зачем стремился.

Облокотившись на руку ты смотрел на меня, гладя пальчиком вокруг губ:

- Давай одеваться, девочка моя? - Я молча стала натягивать джинсы, затем закурила сигарету, ты быстро привела себя в порядок, завёл машину и мы поехали домой. Я смотрела в окно и наслаждалась каждой затяжкой сигареты. Когда мы доехали до моего подъезда, ты как по-родительски погладил меня по голове, потом поцеловал в щёчку:

- Ну всё, давай крошка, увидимся!

- Когда? Завтра? - с какой-то детской наивной улыбкой, спросила я.

- Ты знаешь, я завтра занят, я может тебе позвоню. - Я вышла из машины, забежала в подъезд, помахав тебе ручкой. Дома, приняв ванну, я легла спать.

А ты в этом году так и не позвонил!

У Славика

Категория: Случай, Группа

Автор: * Без автора

Название: У Славика

Эта история не содержит в себе ничего необычного и сверхъестественного, это просто клочок бумаги , именуемый дневником....

На днях.. Не помню число, со мной приключилось следующее событие...

Я и мой друг Славик, закадычные друзья, решили, наконец, доказать друг другу, что все, о чем они рассказывали о своих любовных похождениях - правда. У Славика на пару дней уехала бабушка и оставила ему квартиру. Мы решили ею воспользоваться с умом: приводим в субботу своих подружек туда и устраиваем праздник секса!... Так и порешили.

Я долго обзванивал своих невест, получая то отказы, то отмазки, пока не позвонил своей бывшей девушке - Кате. Мы не виделись с ней полгода. Я уже решил, что она меня забыла, но это было не так.. Катя с радостью приняла мое приглашение принять участие в маленькой-скромненькой-вечеринке, чем меня и удивила. Договорились так: я заеду за ней в субботу в 8 часов утра. Как мучительно тянулась пятница, как интересны были переполнявшие меня чувства сомнения... Я знал, что мы выпьем, посмеемся, то есть по-любому мы неплохо проведем время, но меня мучил еще один вопрос - удасться ли вволю потрaxаться? У меня уже 2 недели никого не было и этот вопрос меня очень волновал.

Суббота.

7 утра - подъем , душ, легкий завтрак (зря легкий...) Собираюсь и лечу к Катюхе. Заезжаю за ней в условленное место. Приветствуем мы друг друга даже не поцеловавшись, просто перекинувшись парой типичных фраз.. Хотя я уже начинаю ощущать, что она меня не забыла. Едем к Славику, вернее к месту встречи с ним в центре, сам он живет намного дальше, его бабушка тоже. Встретив Славика я долго удивлялся про себя, почему он один, а не с дамой... Мои сомнения разлетелись в пух и прах, когда он начал, вдруг, очень быстро и невнятно, объяснять ситуацию, используя далеко не самые приличные выражения. Все его подружки либо заняты, либо не хотят... Сегодня он один... Он был подавлен, но все равно предложил ехать на банкет .Мы проехали еще 40 минут, вышли из автобуса, затарились по-скромному: водка, Кола, сосиски, картошка, зелень. Мне не нравилось, что нет моего любимого напитка - биррра (aka пива), но все обошлось.Пришли на хату и устроились в большой комнате 1-комнатной квартиры...

Приготовив закуску мы сели выпить. Я начал бодро толкать тосты и все трое с радостью прибили бутылку водки за несколько минут. Меня, почему-то совсем не плющило (хотя обычно я такую дозу уже чувствую) и Славика видно тоже, ибо он заявил, что надо еще одну купить. Тогда мы с ним сходили в ближайший ларек, крича по дороге песни. (Только теперь понимаю, что все-таки брало меня). Итак, уже вторая на столе, вдруг наш Славик говорит, что не будет больше, хотя я ему уже налил. Катя сказала, что ей половинку стопочки. Мне пришлось хлопнуть рюмку свою и Славика.

Потом я стал пить еще и еще (в голове мелькнуло: только бы не пойти унитаз пугать). Вскоре во включенном телевизоре заиграла медленная музыка... Я, уже хреново соображая, но желая лишь секса, встал и пригласил даму на танец, который длился всего несколько секунд, потому, что на 5 шаге мы удачно оказались около большой тахты и также удачно на нее упали. Я понял, что нет ни времени, ни сил на долгие прелюдии... Не долго думая, я стал стягивать с нее всю одежду (Славик, с криком Мне ХРЕНОООВО! вылетел из комнаты и закрылся на кухне). Я был поражен тем, как она умудрилась раздеть меня так быстро. Несколько минут я целовал и ласкал каждый миллиметр ее изящного, очаровательного тела...(немного подкачала лишь грудь). Раздвинув ее срамные губки двумя пальцами, я большим стал массировать клитор, малые губки... Потом я ласкал ее языком, вложив в это все умение... Катя очень громко стонала и уже несколько раз испытала пик блаженства, при этом она так дико выла, что на кухне из состояния аута выходил Славик и начинал орать ого, мля!, потом вновь отрубался. Почти не видя ничего перед своими глазами, я с трудом ввел своего возбужденного дружка в ее тесную щель и стал методично, опираясь на локти и периодически падая, двигать им туда-сюда. Это было фантаскикой и моим личным рекордом ! Так интересно на меня подействовала водка - у меня не было оргазма больше часа, за который мы перебрали много поз, подбирая лучшую.. Когда мы соорудили всадника и мой далеко не маленький возбужденный член стал проникать в нее, казалось бы намного глубже, чем обычно, она так бурно кончила, что мои плечи покрылись царапинами... Я все еще держался..

Примерно еще после 20 минут этой сладкой пытки испытал кульминацию и я! О! Такого сильного оргазма я еще не ощущал. Мы были полностью удовлетворены и я фактически потерял сознание от усталости и опьянения. Вышел я из коматоза как из сладкого сна минут через 15... Еще не понимая, где видения а где реальность, я ощутил очень ловкие пальчики на стволе моего вновь восстающего друга и нежный язычок, ласкающий его головку. О, как это было прекрасно, в тот момент я чуть вновь не отключился от блаженства. Через несколько минут я спустил. И опять обессилел от большого количества водки... Тут влетел Славик и сказал, что пора уходить. Я дико порадовался, что пугать унитаз не пришлось, хотя меня еле ноги держали и я засыпал на ходу. Опущу подробности того, как меня чуть ли не донесли до остановки, как я спал в автобусе, как я познакомился с вошедшей подругой Кати - Машей, которая наверняка тоже шалава - подумал я. Помню как прощался, помню разборку дома, как бросил все и пришел к соседу - другу в 5 вечера с твердым намерением остаться на ночь и спать... Отрубился... В 21 час я очнулся ото сна и увидел... девушку. Она искала где переночевать (из дома сбежала) и узнала что у соседа часто нету родителей дома.

Этой девушкой оказалась Маша, вот и кончился отдых, снова нас ждет ночь секса, причем втроем. Сил уже не так много но они еще есть! И будет много сладострастных стонов этой ночь... Мда! Мир-то действительно тесен! Жизнь - то и вправду кипит!

Ожог. Часть 1. Невинность.

Категория: Случай, Потеря девственности

Автор: Сева Святой

Название: Ожог. Часть 1. Невинность.

Дождь прекратился. Он мерно брел по блестящему асфальту и посасывал неизбежно влажную сигарету. Около облупившейся арки у Дома Книги, где книг вовсе и не было, его окликнули.

- Подайте, пожалуйста.

Слова прозвучали безвкусно и глупо - так ему показалось тогда, и в первое мгновение он не обернулся, машинально подумав о том, что таким голосом милостыню не просят, но любопытство победило. Глянув через плечо, он увидел девушку в заношенном дождевике. Она стояла под аркой, едва касаясь плечом угла. Она немного сутулилась, волосы были скрыты под капюшоном. Он растерялся, и машинально переспросил:

- Что?

Он прекрасно ее слышал, но что-то мешало ему признаться в этом, словно речь шла о чем-то постыдном.

- Подайте, пожалуйста, - пошептала девушка.

Он удивленно ее рассматривал. Девушка вспыхнула и отвернулась. Он продолжал смотреть на нее, пораженный. Потом он увидел, как она уходит. Осторожно переступая через лужи ногами в туфлях без каблуков, она медленно удалялась от него.

Он остался стоять, словно пригвожденный к месту, а потом медленно двинулся вслед за ней. Сигарета потухла, и он отбросил ее в сторону, пытаясь не терять нищенку из виду. Нищенку? Ему было крайне трудно представить молодую девушку, пусть даже и страшненькую, в роли побирушки - цыганки не в счет, в его понимании они были бесполыми, как и негритянки. Грязно-зеленый дождевик мелькнул за углом многоэтажки, и он ускорил бег. Завернув за угол, он не увидел никого, и остановился, переведя дух.

Огибающая дом дорожка была пуста. Он быстро сообразил, что далеко убежать ей не под силам, и бросился в первый близлежащий подъезд. Там было пусто - он принюхался, словно гончий пес, стремительным броском промчался несколько этажей, и, ничего не обнаружив, рванул вниз. В следующем подъезде его внимание привлекли свежие влажные следы, и он рванул вверх. Его сердце стучало - странная погоня его возбудила. Ему стало жарко. Он нашел ее на третьем или четвертом этаже, забившуюся в щель между стеной и трубой мусоропровода. Здесь, в окружении грязно серых стен, он впервые понял, что у нее необычайной красоты глаза - темно-карие, блестящие, напуганные до смерти и от этого кажущиеся еще прекраснее.

Она безмолвно качала головой, ее капюшон свалился, открывая светлые спутанные волосы. Руки она держала на груди крест-накрест, схватившись ими за воротник куртки, словно ожидая удара в грудную клетку. Он стоял перед ней и тяжело дышал.

- Я буду кричать, - наконец, сказала она.

Он спросил первое, что пришло ему в голову:

- Как тебя зовут? - Она молчала, пряча подбородок.

- Ты что, дикая? - Он пошарил в кармане, и вытащил горсть мелочи.

- Держи. Ты ведь просила милостыню, так ведь?

- Ну и что? - глухо отозвалась она, не глядя на него. - Зачем ты за мной гнался?

- Я не гнался. Просто хотел поговорить.

- Ну и что? - повторила она. Она отсталая, - вдруг понял он. - Из этих.

- Ну-ка, возьми, - он сунул ей в руку несколько монет, ощутив на мгновение мягкость ее ладони. Она покорно сжала пальцы, немедленно сунула кулачок в карман. Затем снова сложила руки на груди. Как монашенка, - подумал он.

Мужчина и девушка стояли молча, он разглядывал ее - стоптанные туфли без каблуков, толстые чулки, изборожденные шрамами штопки, из-под дождевика виднелась черная юбка, будто бы от школьной формы. У нее был аккуратный подбородок, и четкая линия носа. Маленькие руки были испачканы чернилами, но довольно изящны, с тонкими пальцами и коротко остриженными ногтями. Позже он понял, что это напоминание о школе и решило дело. Он протянул руку и коснулся ее плеча.

- Брось дуться. Извини, если я тебя напугал.

Быстрым движением она накинула капюшон, и только тогда, словно убедившись, что вернулась в убежище, подняла на него глаза.

- Спасибо.

- Нет проблем, - он неестественно улыбнулся, и в ответ она чуть искривила губы - что, судя по всему, должно было означать улыбку.

- И все таки - как тебя зовут?

- Бэлла, - медленно произнесла она.

Он хмыкнул. - Расскажи кому-нибудь другому. Ты или Таня, или Лариска, на крайний случай Ира. Ну?

Она пожала плечами и поджала губы. - Ирина.

- Значит, я угадал. А Бэлла в таком случае - кто такая? Просто выдумала?

- Подруга, - обронила она, пряча глаза. - Уехала в Америку.

- Давно?

Она кивнула.

- С тех пор ты и... - он споткнулся. Господи, да она еще ребенок.

- Сколько тебе лет?

- Мне? - медленно переспросила она. - Сколько надо. - Вас это не касается.

Она шмыгнула носом. - Я пойду.

- Куда? - осведомился он. - На работу? - Теперь он чувствовал себя уверенно.

- Я еще не работаю, - как маленькому, объяснила она ему.

Язвительный смысл вопроса она до нее не дошел.

- Хочешь, я устрою тебя на работу? - изобразив улыбку, предложил он.

- Это хорошие деньги, и работать много не придется.

Она с удивлением посмотрела на него.

- Что?

Его мысли работали с необыкновенной скоростью. Странно, что она... впрочем, в жизни случается всякое.

- Возраст? - строго спросил он.

- Пятнадцать, - машинально ответила она. - Шестнадцатый.

У него застучало сердце. Тук. Тук. Тук. Теперь он уже почти не удивлялся, словно все это происходило не с ним. Значит, малолетка.

Тук. Тук. Тук.

- Тогда делаю предложение - пойдем пообедаем, и заодно поговорим о работе.

- Ты ведь не боишься?

Она тряхнула головой, так что капюшон откинулся назад.

- Не-а. - Глаза у нее блестели больше обычного.

- Есть хочу, - призналась она, когда они спускались вниз по лестнице. Он взял ее за руку.

- В школу ходишь?

Она кивнула: - Иногда.

- В каком классе?

- Десятый.

- Уже взрослая, - согласился он. Сердце у него стучало. Он повел ее в новую бургерную, через квартал от Дома Книги. Для него там было недорого, да и деньги сейчас не имели значения. Он крепко держал ее за руку, искоса поглядывая на нее, словно боясь, что девчонка убежит. Внутри ресторана он усадил Ирину за угловой столик на двоих, сходил к стойке и принес пиццу, гамбургеры, жареную картошку и чай.

Девушка с серьезным видом всматривалась в багровую поверхность пиццы. От напряжения она закусила нижнюю губу.

- Снимай куртку, - посоветовал он. Она неловко стянула еще влажный дождевик с плечей. На ней действительно было коричневое школьное платье - или так ему представилось. Последний раз он заходил в школу около десяти лет назад, и понятия не имел, как у них там полагается теперь одеваться. Груди у нее были невысокие, по возрасту, но их истинная форма была явно скрыта большего размера лифчиком. Передавая ей крохотную пластиковую вилочку он, словно невзначай коснулся ее колена свободной рукой - оно было теплым, и гладким, несмотря на грубую фактуру чулка. Я скот, - сказал он себе. - Но пусть все идет к черту.

Ирина вгрызалась в плоть пиццы, держа ее двумя руками. Он зачарованно наблюдал за ней. Бледность медленно сходила с ее лица, щеки раскраснелись, глаза блестели, словно от слез.

- Схожу позвонить по автомату, - сообщил он. Она кивнула, не отрываясь от еды. Он вышел на улицу, прошел в глубь аллеи и присел на скамейку. Достал из папки мобильный телефон и набрал номер. Ему ответили, и он быстро изложил свою просьбу, стараясь звучать беспечно.

- Слушай, - сказали ему, - мы давно уже набрали весь персонал.

- Я не об этом... Ей хоть уборщицей, все равно.

- Это что, важно?

- Ну... да, - ответил он и подумал: Важно?

- Раз так, я что-то придумаю. Продавцом на книжный лоток, годится?

Но денег там здорово не платят.

Он хотел сказать, что сам готов за нее платить, но воздержался.

- И еще - мне нужна квартира на пару часов.

- Это без проблем. Ты знаешь адрес? На Петровского. Ключ возьмешь на первом этаже, тебе дадут, я предупрежу. Все, отключаюсь. Бай! Он закрыл крышку и спрятал мобильник. В бургерной народу прибывало.

Он с трудом протолкался на свое место, которое Ирина предусмотрительно прикрыла своей курткой, чтобы никто не заглядывался. Она уже съела все, и вопросительно указала вилкой на его сиротливый гамбургер. Он кивнул.

- Ну? - спросил он, когда она управилась.

- Класс, - вздохнула она. - Спасибо, - и посмотрела на него - несколько вызывающе - словно и не сомневалась, что заслужила такое внимание к ней, и будто догадываясь, что праздник еще не закончился.

Он выплеснул в рот остатки кока-колы, и помог ей одеться.

- Знаешь, куда мы пойдем сейчас?

- Куда? - с кажущимся безразличием спросила она.

- По магазинам. Но сначала ты ответишь мне на пару вопросов.

- С чего бы это? - она вздернула нос.

- Просто так, - отрезал он. - За мои красивые глаза. - Он указал ей на ту самую скамейку, на которой он сидел совсем недавно. Они уселись, она - положив ногу на ногу, как благовоспитанная, открывая свои красиво вычерченные лодыжки в штопанных чулках, он - рядом, откинувшись на спинку стула.

Затем он закурил, глубоко затягиваясь.

- Ты как, не куришь?

Она покачала головой, и прибавила с угрозой:

- Но скоро начну!

- Серьезно?

- Все курят.

Точно, - согласился он. - И еще - побираются, блядствуют, нюхают клей, и гадят на тротуаре. Все сходится.

Она молчала, ковыряя ногтем присохшую грязь на полах куртки. Осталось неизвестным, дошла ли до нее ирония.

- Тебя что, заставили руку протягивать?

Она отрицательно покачала головой.

- Не понимаю, - буркнул он.

- Соседка посоветовала, - наконец выдавила она. - У нас с деньгами сейчас совсем плохо. Мать в больнице, отец на заработках в Сибири... или еще где: не знаю. Меня соседка кормила одно время, а потом говорит - пойди, попроси... тебе дадут.

Он помолчал. История была обычная в эти дни, и непонятно, зачем ему было вытягивать это из девчонки. Мог бы и сам догадаться.

- Сколько лет этой твоей соседке?

- Не знаю. Может быть, пятьдесят... или больше.

- Она что, тоже нищенка?

Она передернула плечами, услышав тоже:

- Какая она нищенка... пенсионерка. А я тебе не нищая... просто попросила один раз.

Он посмотрел на нее: она поджала губы, сморщила носик, словно речь идет о чем-то противном, но привычном. В нем поднялось возбуждение и желание действовать.

- Значит, так, - сказал он, - книги продавать умеешь?

Она подняла на него глаза, и быстро произнесла: - Смогу... Я...

- Значит, работа у тебя уже есть. А сейчас мы посетим одно место.

Командовать парадом будешь ты. С одним условием - все делать быстро.

- Зачем? - с подозрением спросила она.

Он объяснил:

- Времени мало. Понятно?

Она размышляла не более секунды, затем подняла на него глаза, прищурилась - видимо, подражая какой-то киношной актрисе - и кратко сказала:

- Понятно.

Он был вовсе не уверен относительно того, что именно ей было понятно. Но этот женский, и одновременно нестерпимо детский взгляд его странно успокоил.

Через проходной двор они вышли на проспект. Он вел ее за руку, как братишка младшую сестренку. У одного из магазинов он замедлил шаг, и подтолкнул девушку ко входу.

- Заходи. Свои размеры помнишь?

Она ничего не ответила, и странно посмотрела на него. Молча вступила на мраморную ступеньку, и неуверенно взялась рукой за толстую, потрясающе желтую ручку входной двери. Он последовал за ней. В помещении бутика на них немедленно набросилась магазинная дама, лощеная брюнетка с ястребиным носом.

- Вам помочь?

Кося фиолетовым глазом на него, как на наиболее внушающего доверие, она быстро охватила взглядом маленькую фигурку в дождевике.

- Плащ, - пробурчал он, - блузка, юбка, нижнее. Туфли. - Как всегда, он чувствовал себя неуютно среди обилия зеркал. - Только хорошее. И быстро.

Дама невозмутимо выгнула бровь, на долю секунды внимательно на него посмотрев. Искра узнавания мелькнула в ее глазах, и тут же погасла. Выбросив сверкающую лаком кисть куда-то вправо, она пропела:

- Пожалуйста, сюда.

Он мысленно плюнул на мохнатый ковер под собой, будучи уверен, что чертова кукла, по всей видимости, узнала у нем одного из поставщиков. Он от души понадеялся, что эта нить не приведет к его жене. Горячее дыхание обожгло мочку уха:

- Я могу это покупать? - Его новая знакомая стояла на цыпочках, прикладывая к плечам нечто голубиное с блестками.

- Да, да, - быстро проговорил он, - только и не забудь колготки. Возьми всех расцветок, какие есть. Я заплачу за все.

- А можно пере...

- Нет, - твердо сказал он. - Я не Ричард Гир, а ты не Джулия Робертс. Нечего здесь переодеваться.

Через полчаса они вышли из бутика. Такси. Водитель с золотыми зубами. На заднем сиденье он повернулся к ней, и спросил:

- Ты знаешь, куда мы едем?

Она отрицательно покачала головой. Руки у нее были заняты - она придерживала с дюжину пакетов и пакетиков - и она даже не пошевелилась, когда он погладил ее по щеке. Одним пальцем он коснулся ее губ, и посмотрел ей прямо в глаза. Она сидела, сжавшись. В ее глазах светилась тревога. Она знает, что ее ждет, - понял он.

- Но она выдержит. Она пойдет до конца.

Они приехали почти на окраину, к ряду пятиэтажных домов. Расплатившись с водителем, он помог ей выйти из автомобиля со всеми ее сокровищами. Найдя нужный подъезд, они поднялись на третий этаж.

Пока он звонил соседке и забирал у нее ключи, Ирина молча стояла, прислонилась спиной к перилам. Затем они поднялись на этаж выше, и здесь, у блеклой дермантиновой двери без опознавательных знаков, она наконец заговорила.

- Я не пойду. Я...

Он перебил ее:

- Тебя пугает что-то определенное?

- Я: - неуверенно произнесла она, - понимаете: ведь я еще ни с кем.

- Меня зовут Владимир, - сказал он. - И называй меня на ты, пожалуйста. - Он взял ее правое запястье, разжал кулачок, который мертвой хваткой держал один из пакетов, и приблизил ее ладонь к губам. Он лизнул ее в середину ладони, ощутив соленый привкус. Ее рука задрожала, и она попыталась убрать ее. Он удержал ее, крепче сжав руку. Она не издала ни звука, только тяжело дышала.

- Не сопротивляйся, - тихо сказал он. - Будет хуже и тебе, и мне. Понимаешь?

Ее щеки покраснели. Блестящие глаза смотрели куда-то вниз, плечи немного подрагивали. Очень тихо, почти неслышно, она спросила:

- Что со мной будет?

Он покачал головой. Свободной рукой он взял ее за шею, и притянул к себе. Она подчинилась. Он осторожно гладил ей шею, забираясь под воротник платья и касаясь острой косточки на правом плече.

- Это просто ожог. Знаешь, когда нечаянно притронешься к утюгу - когда он раскален, и ты вдруг чувствуешь резкую боль: Ты можешь вскрикнуть. Можешь заплакать. Знаешь, мужчина часто говорит девушке, которую он хочет сломать, что это безболезненно. Я не хочу тебе врать - это может быть действительно больно, и наверное, страшно. Но можешь быть спокойна - эта боль уйдет.

Она приподняла к нему лицо, и он осторожно попробовал на вкус ее нижнюю губу. Она не противилась, и он поцеловал ее веки. Губы ее были напряжены, и он только скользнул по ним языком. Судя по всему, у нее не было опыта даже на уровне поцелуев - либо она была уж чересчур напугана. Он отстранился от нее. Вставил ключ в замочную скважину, повернул - раздался щелчок. Дверь открылась, и на них пахнуло тяжелым духом нежилой, полной бессмысленных вещей квартиры. Он взял ее за руку, и потянул, почти втолкнул в прихожую. Дверь закрылась. Он встал спиной к выходу, и проговорил:

- Брось эти тряпки на пол.

Она принялась аккуратно складывать пакеты. Потом выпрямилась, и смахнула прядь со лба. Ее лицо было бледным. Она не поднимала глаз.

- Разденься.

- Сразу? - неуверенно спросила она, и охватила плечи руками. От нее веяло безысходностью, как от приговоренной к казни. Он кивнул.

Она принялась стаскивать дождевик - он принял его из ее рук и повесил на вешалку. Затем было ее монашенское платье. Его она сняла через голову, и здесь он ей не помогал. Он молча наблюдал, как она расстегивает пуговки у воротника, захватывает руками подол, и тянет вверх. На какое-то мгновение она оставалась совершенно беззащитной - с закрытым коричневой тканью лицом - но он не тронулся с места.

Платье легло на пол. Затем она сняла комбинацию, и осталась в розовом лифчике и толстых колготках.

- Сними колготки, - сказал он, и ему показалось, что в голосе проскочили просящие нотки.

Она медленно скатала их до колен, неловко пригнулась и, переступив с ноги на ногу, сняла их совсем. Она выпрямилась. Рот ее был чуть приоткрыт. Глаз она по прежнему не поднимала, глядя себе под ноги. Он проследил ее взгляд - маленькие, правильной формы ступни, с чуть отставленными большими пальцами. На ногтях остались следы неаккуратного любительского маникюра, с пятнышками розоватого лака. Повыше щиколотки красовался расчесанный комариный укус.

Он поднял глаза. Теперь она смотрела в сторону, держа руки на бедрах. Уши ее, кончик носа, и щеки быстро покрывал румянец. Ее ноги были очень стройные, с чуть затемненным овалом коленей, и едва заметным изгибом бедер. Широкие хлопчатобумажные трусики сидели на ней не слишком плотно. Явно не ее размер. Бретельки лифчика болтались на худых плечах.

- Хочешь вымыться?

Она испуганно посмотрела на него.

- Что?

Он повторил. Она поразмыслила с мгновение.

- Тогда: мне нужно мыло, и: и полотенце.

Он провел ее в ванную, держа ее за руку. Пока он включал и регулировал воду она, к этому моменту совершенно раскрасневшаяся, стояла рядом, переступая с ноги на ногу. Он помог ей встать в ванную, придерживая ее за талию. Она попробовала ладошкой воду, странно вздохнула, и умоляюще посмотрела на него.

Он покачал головой, и сквозь силу улыбнулся:

- Конечно, я уйду. Я приготовлю чай.

Он положил у края ванной пакеты с бельем, и отправился на кухню.

Там он обессиленно свалился на колченогую табуретку. Из крана с размеренной злостью капала вода. Он закрыл руками лицо и только теперь ясно осознал, насколько он влип. Пятнадцатилетняя. Разврат. Зона. Страха не было. Было только щемящее чувство жалости к себе, а мелкий бес в глубине сознания подобострастно шептал ему, что все обойдется.

Через минуту он встряхнулся, и принялся искать заварку.

Ноги

Категория: Случай

Автор: Матвей

Название: Ноги

Помнится, была такая рок-н-ролльная песенка I`m not your steppin` stone, очень популярная в свое время. Когда я не был близко знаком с английским и смысл многих идиом был закрыт для меня, я перевел ее примерно как Я не камень, на который ты можешь наступить. Сейчас, когда ясно что на самом деле это значит, это выглядит забавно, но тогда я все переводил буквально. И вот переведя таким образом это название, я живо представил себе лежащего на земле человека и женщину, поставившую ногу на его голову. И внезапно почувствовал взрыв адреналина и необычайное возбуждение, потому что этим человеком был я. Отчего так произошло? Меня всегда завораживала красота женского фигуры, и, как всякий нормальный мальчишка, я всегда стремился увидеть эту фигуру обнаженной. Мне было 10, когда это произошло в первый раз: случайно (чесслово!) на даче я увидел в окно, как переодевалась моя двоюродная сестра. Полностью раздевшись, она смотрелась в зеркало. Почему-то особое внимание я обратил на ее ноги. Она по праву могла гордиться ими - полные бедра, налитые молодостью и силой, коленная чашечка, не острая, как у девочек-подростков, и не круглая, как у взрослых теток, красивые голени, оканчивающиеся прекрасными стопами - все это гармонировало друг с другом и не выходило за рамки того, что зовется красотой. Все как надо, ни грамма лишнего жира; конечно, гораздо больше меня зацепил другой вид, однако тот беглый взгляд и восхищение ее ногами, видимо, и способствовали моей дальнейшей ориентации. Зерно было брошено и проросло спустя несколько лет, когда я неправильно перевел название рок-н-ролльной песенки. С тех пор меня часто посещали фантазии на тему foot fetish и гораздо чаще я стал обращать внимание на женские ноги, глядя на них с совершенно иной позиции. Можно сказать, я стал фут-фетишистом, хотя впервые фантазии воплотились в жизнь лишь спустя несколько лет, когда мне было 18. Произошло это тоже благодаря случаю: я потерял кассету с записью Madness, довольно редкой штукой в наших краях. Но знал я, у кого оно есть и, найдя этого человека, спросил переписать. Естественно, это была девушка, Марина, учившаяся на параллельном курсе. И естественно, кассеты у нее на руках не было, гуляла она по чужим магнитофонам уже с месяц. И тогда, не думая особо о последствиях, я взял и ляпнул:

- Мариш, добудешь - все для тебя сделаю.

- Ловлю на слове, - сказала она с загадочным блеском в глазах. И ведь поймала-таки... В тот же вечер раздался звонок: Приходи, есть мэднесс. Было уже 9 вечера, но эта ерунда значения не имела. Через 15 минут я был у нее.

- Итак, ты сказал все - проговорила она, внимательно глядя на меня. Она сидела в мягком кресле, скрестив ноги, с большим бокалом любимого чая со льдом и лимоном. Честно говоря, ее вид, когда дверь открылась, здорово ударил по глазам: казалось, кроме рубашки и резиновых банных тапочек на ней ничего не было. А может, так оно и было. Недлинная клетчатая рубаха едва доходила до середины бедер, глянув на которые я сразу вспомнил ноги сестры, где так же длина гармонировала с полнотой, создавая неотразимое впечатление.

- Итак, ты сказал все - произнесла Марина, поднося бокал к губам, на которых играла хитрая улыбка. Я почуял неладное, но отступать было поздно.

- Ну, в пределах разумного, конечно.

- Естественно, с крыши прыгать не заставлю.

- А что заставишь?

Она некоторое время молчала, глядя на бокал, потом тихо произнесла:

- Знаешь, мне всегда было интересно, как это - иметь раба. - И вонзив в меня глаза, она твердо сказала: - Ты будешь моим рабом.

Когда она произнесла раба, я почувствовал вдруг пустоту в груди, будто что-то сорвалось от внезапного волнения. А когда прозвучало рабом, я ощутил неизбежность, не подлежащую обжалованию. Впрочем, когда первая волна схлынула, все стало гораздо легче для восприятия. Взгляд Марины обрел прежнюю мягкость.

- Ты согласен?

Какое-то время я собирался с мыслями и молчал.

- Ты сказал - все - напомнила она.

- Я помню, подожди. -

Я - раб. Она может сделать со мной что захочет. Захочет - высечет, захочет - изнасилует в зад или продаст... кошмар... а захочет - использует как коврик для ног... Так... это уже интересно. Былые фантазии возродились и тут же померкли перед перспективой лечь под настоящие живые девичьи ноги, которые вот прямо тут, передо мной, надо только сказать да. Ей-богу, я чуть с ума не сошел: с одной стороны воплощение желаний, а сдругой - болезненное рабство... Что делать? Впрочем, если неизбежность не подледит обжалованию, то возможны поправки.

- При условии, - сказал я. - Никакой боли, никаких золотых дождей и прочей ерунды.

Марина залилась веселым смехом:

- Хорошо, пусть будет так. В общем-то, я и не подразумевала ничего подобного. Просто столько об этом читала, что интересно самой почувствовать под ногами живую подстилку.

И кто сказал, что жизнь - проза и не бывает сном? Весь следующий год я провел под ее ногами. Ей доставляло огромное удовольствие, поставив ноги мне на лицо, читать книгу или смотреть тв или играть, заставляя меня ловить ртом ее пальчики, как кошка ловит бантик, или в задумчивости двигать стопой, потирая пяточкой по лицу, но чаще я делал массаж ног. Кожа ступней у Марины была мягкая, шелковистая, безо всяких намеков на мозоли, мне достовляло большое удовольствие ласкать их. Постепенно я научился делать это достаточно профессионально, что моя госпожа испытывала сексуальное удовлетворение. И так целый год...

Грубый зверь

Категория: Случай

Автор: Любимая Машенька

Название: Грубый зверь

Всё началось довольно скучно и однообразно...Он стоял на против и смотрел на меня как на жертву, как будто хочет меня съесть, всю изнутри...по моему телу пробежал маленький холодок, я ощутила его взгляд, которым он раздевал меня... Он снял сперва топик, облегающий мою грудь, и подчёркивающий соски, которые набухали от возбуждения, не спорю мне было приятно, хотя и боязно. Он делал это с нежностью, но в тоже время с какой-то бешеной страстью и ревом своего тела. Он хотел меня! Сняв топик, он посмотрел на мою грудь и кинулся ласкать, его страсть была похожа на животную, он ел меня, он поедал меня без остатка...

Его ласки меня возбуждали, мне нравилось с какой дерзостью он целовал, чуть прикусывая мои губы, как трепетали мои соски, когда он прикасался к ним, я была его...

Во мне проснулась какая-то дикая, животная страсть и я с бешеной силой сорвала с него футболку... Его тело, трепетало и словно говорило мне Я хочу тебя... Целуя меня, он спускался всё ниже и рукою расстёгивал мои шорты. (Это были обычные шорты, порванные и переделанные из джинс.)

Затем я почувствовала, как его пальцы скользят по моим уже влажным половым губам... Я ловлю его взгляд... Он взволнован, ему нравится, он продолжает ласкать и видя что я нахожусь на вершине экстаза, кладёт свои руки мне на ягодицы и будто бы сажает меня на землю.

Я ложусь на чуть прохладный газон... но мне совсем не холодно, я возбуждена, травка щекочет мне спинку. Он ложится сверху и целует меня, раздвигая при этом мои ноги. Я просто реву и мечу от страсти...Мне хочется что бы он вошёл в меня.........Но он мучает меня, доставляя мне удовольствие руками и языком...Я не в силах больше ждать...

Резким рывком я откидываю его назад, он падает от неожиданности на спину, но совсем не хочет вставать, как будто знает что это всё не просто так . Медленно приближаюсь к нему на четвереньках, сажусь на него, затем нагибаюсь и начинаю ласкать его, грудь, соски, пупок...его ремень на столько расслаблен, что я не теряясь засунула руку ему в штаны, там оказалась достаточно влажно, член был огромен и твёрд... Освободив его член от препятствий я тут же со всем размахом села на него.........и почувствовала боль и взвизгнула...я прыгала и вертелась, как наездница, но не могла получить желаемого результата, мне хотелось большего......я поняла что не смогу достичь оргазма в такой позе...

Я медленно отклонилась назад, передав ему в руки управление нашими телами.

Вот чего-чего, а этого я не ожидала больше всего... В глубине души мне показалось он понял, что мне надо! Поставив меня раком (при чём грубо), Сам раздвинул половые губы и всунул член...Член поначалу медленно начал входить и выходить касаясь моего клитора ...я крикнула.

В ответ он грубо произнёс в мою сторону... Раздвинь шире ноги сука...

Я повиновалась и не ошиблась... Мой оргазм не знал слов и описаний - я стонала и вертелась, он делал всё грубо и жёстко, как животное.

Каждый вечер я приходила в сад и мы трахались (другого слова я не нахожу), пока его не уволили...Да-да, он был нашим садовником...

Моя теща Карен

Категория: Случай

Автор: Sergej Rogov

Название: Моя теща Карен

Она сама сексульность. Карен небольшая, с большими грудями и кругленькой задницей. Ей 45, но она обворожительней любой женщины, включая мою жену.

Несколько месяцев назад моя жена заболела и ее мама приехала к нам помочь по хозяйству. И я в мечтах видел, как трахаю ее.

Болезнь жены оказалась серьезной и продлилась на долгое время.

Два месяца воздержания привели меня к тому, что только от одного взгляда на Карен мой член вставал как скала.

Я глазел на женщин, которых встречал на улице как мужик, только что выпущенный из тюрьмы.

Однажды вечером после работы я зашел в бар выпить. Вы можете себе представить, как я был удивлен, когда рядом со иной на стул села моя теща. Запах ее нежных духов смешался с запахом алкоголя и мой член немедленно напрягся.

Карен спросила меня, как я могу выдерживать так долго без секса. Она несколько повернулась и положила руку на стойку бара. Я не мог оторвать взгляда от ее грудей. Они выпирали из тесной блузки, темные соски заставили забыть меня о водке.

Карен высунула язык и томно облизала им губы, смачивая их, но не закрывая рта.

Она взглянула на часы и сказала, что нам пора домой.

После ее ухода я не мог долго ждать и вышел из бара. Мне было неудобно идти, так как мой воставший член и тугие яйца явно показывали мое состояние.

Она ждала меня в прихожей.

Ее легкая, облегающая одежда явно показывала ее фантастический зад и восхитительные груди.

"Как раз пора позаботиться об этом!" сказала она, запустив свою руку в мои брюки.

Мое дыхание остановилось на мгновение, когда ее рука вытащила мой член и начала его быстро дрочить, сжимая его кулачком.

Она встала передо мной на колени и ее язычок начал бегать по головке моего члена. Ее губы сомкнулись на нем и она полностью поглотила член.

У меня не было выбора...

Я пытался вытащить член, но она буквально всасывала меня в себя. Ее губы крепко держали меня.

И я не выдержал. Как будто пламя вспыхнуло в моих яйцах и поток лавы выплеснулся прямо в рот Карен, поток за потоком полностью заполняя ее. Каждый раз, когда она проглатывала, новая волна заполняла свободное место, переполняя ее рот и выливаясь по уголкам губ.

Карен продолжала стоять передо мной на коленях.

Я подхватил ее под руки и посадил на стоящий здесь стол, быстро задрал ее одежду. Она была без трусов!!!

Я опустился перед ней и запустил свое лицо между ее ног. Мои губы обхватили клитор и принялись мять его. Языком я проник в ее вагину и старался как модно глубже проникнуть дальше.

Ее тело сотрясали сладостные конвульсии. Смочив слюной палец, я ввел его ей в попку, делая медленные движения.

Ее соки оросили мое лицо.

Мой член стоял как кол.

Я повернул ее и встал сзади. Вид ее попки был восхитителен. Не теряя время я энергично ввил в вагину свой ствол. Карен приподнялась на пальчиках ног, стараясь насадиться на меня как можно сильнее.

Мы трахались как пара сумасшедших. Я смотрел как мой пурпуровый член, весь покрытый соком любви вновь и вновь энергично погружается в нее. Как и ее рот, ее вагина буквально всасывала меня.

Обняв ее за грудь, я ласкал твердые соски.

Карен раздвинула ноги и еще сильнее прижималась ко мне в такт моим движениям, стараясь поглотить в себя весь мой член. Вагина кольцами сжимала мой член, высасывая меня.

И новая волна спермы и моих глубин выплеснулась в нее. Я сжал ее задницу с силой.

Карен просила меня кончить, кончить в нее, наполнить ее моей живительной спермой.

Она поглощала все новые порции моего нектара.

И это было только начало ее настоящего и длительного пребывания в нашей семье.....

Долгий вечер в библиотеке

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Долгий вечер в библиотеке

Сашка сидел в просторном зале ленинки и смотрел в окно. Черт, до чего надоело... этот старый стол, это серое небо и этот недочитанный учебник по экономике. За окном галки летают... тоже муть. Сашка перелистнул страницу Экономикса, хмыкнул ехидной фотографической физии Адама Смита и досадливо оттолкнул книгу от себя.

Толстый черный маркер, подарок бывшей подружки Лены, предательски покатившись, с пластмассовым стуком упал под стол.

Сашка хлопнул Экономиксом и, мельком глянув на усталое лицо девушки, перебиравшей какие-то статьи напротив, нырнул под стол за маркером. Маркер закатился далеко. Сашка пошарил вокруг стула, продвинулся дальше.... долбанный фломастер лежал за стулом девушки, около самых ее ног. Потянувшись, его можно было схватить. Глаза Сашки невольно уставились на обтянутые тонким капроном ножки своей случайной соседки. Ножки были хороши. Девушка, видимо, совершенно зачиталась, потому что села совсем по-домашнему, раздвинув тонкие коленки и поставив ступни носами внутрь... точь-в-точь Ким Бессинджер в любимом Сашкой 9 1/2... Сашка улыбнулся и протянул руку за маркером... вот-вот, сейчас.... он вытянулся, как мог, но лишь оттолкнул фломастер еще дальше...

Внезапно нежный, ни с чем не сравнимый запах коснулся обоняния Сашки. В висках коротким набатом стукнула кровь. Это девушка, чье живое тепло он чувствовал щеками, качнула коленями, отчего ее юбка приподнялась, показав точеные коленки. Сашка облизнул внезапно пересохшие губы. Так, маркер, маркер и еще раз маркер! Не помню кто сказал... Но чертов маркер закатился так, что, чтобы достать его, Сашке нужно было оказаться прямиком между волшебных коленок. Ничего, схвачу и уберусь, подумал Сашка и подвинулся. В следующий момент маркер был в его руках. Сашка выдохнул и поднял глаза.

Прямо перед его взором, не скрываемое приподнявшейся шерстяной юбкой, волновалось нежное соцветие розовых трусиков. Сашка видел крошечную каплю, проступившую по их хлопковому центру, и предательский волосок, выбившийся сбоку. Ровный цвет черных чулок заканчивался ослепительной вспышкой белых бедер над резинкой.

Следующую секунду Сашка запомнил хорошо. Не совладав с охватившим его восхищением, он двинул вперед, отодвинул кулисы трусиков дрожащим пальцем и запустил горячий язык внутрь, к скользкому леденцу клитора. Он нажал на него огненно, мощно, пустив сдержанное рычание страсти во влажные лепестки нижних губ. Он успел жадно лизнуть найденное сокровище раз семь, пока затрепетавшие коленки не сжали его голову до боли. Сверху была паника, но внизу уже торжествовало блаженство. Сашка улыбнулся краем губ, представив покрасневшую соседку, решающую, быть или не быть его, Сашкиному, язычку в ее уже сочащейся норке. Он знал, что быть.

Сашкины руки мягко и сильно схватили дрожащие коленки и аккуратно развели их. Вот так.... пошире.. пошире.... язычок проводил геометрические выверения розовой долинки... вверх.. вниз.... трусики сбились в сторону, открыв чудесное зрелище. Сашка запустил обе руки под сжавшуюся попку и осторожно подвинул ее.... теперь ему было видно все... и бесстыдно открывшиеся навстречу умелому язычку большие губки, и мягкие малые. И плотное колечко нежной попки... и темное отверстие, сочащееся влагой. Нет, милочка... просто так ты у меня не кончишь... пообещал Сашка глядящей на него похоти. Он собрал трусики в тонкую полоску посередине и начал тихонечко потягивать их вверх, нажимая ими на высунувшегося гонца-клитора. Палец второй руки тем временем нажимал на колечко ануса, стучась, но не проникая. Попка заволновалась и чуть задвигалась. Сашка сдвинул трусики и широко развел большие губки в стороны. Он жарко дышал на клитор, а потом неожиданно приник к нему твердым широким языком, вылизывая его с беспощадной силой. Киска уже сочилась нежно, а средний палец Сашки гулял по окраине входа, сгоняя терпкий сок ниже. Неожиданная идея посетила Сашку. От оторвался от горячего клитора, взял маркер, подышал на него и, поводив его гладкой головкой по киске, медленно и глубоко ввел в поддавшийся анус. Попка дернулась от такой наглости, но новая партия быстрых и сильных надавливаний горячим языком на клитор убедила ее.... коленки безвольно расслабились, и она вновь задвигалась ...еле-еле...

Сашка оторвался на секундочку, чтобы полюбоваться своим творением... Эта сочащаяся киска, блестящая смазкой, с толстым маркером в попке была великолепна. Он развел губки пальцами одной руки и обхватил губами торчащий клитор. А вот теперь, хорошая, кончаай... разрешаю....Он покусывал его, вводя в скользкое лоно сразу три пальца, нажимая низом ладони на торчащий из попки маркер.... Он слизнул ее усиленный страхом оргазм с измученных ласками малых губок.... коленки уже не спешили сдвигаться, но Сашка медленно вытащил маркер, лизнул на прощание задышавшую щелочку. Потом он поправил трусики, вытер губы подолом юбки, чмокнул колена поочередно, вылез из-под стола, схватил Экономикс и вышел скорым шагом, не обернувшись.

Опоздавший

Категория: Случай

Автор: Saddy

Название: Опоздавший

Она в тайне мечтала о таком случае уже давно. Теплым летним вечером, облокотившись о парапет, она стояла и смотрела с крутого берега на море. Его почти не было видно, но ритмичный шелест волн почему-то волновал и вызывал смутные предчувствия. Замужняя жизнь ее не тяготила и любимый муж был именно тем человеком, которого она искала для себя, но временами на нее налетало что-то, что вызывало неуемную жажду приключений и толкало на самые развязные поступки. Но она всегда могла контролировать ситуацию. Тихое, безлюдное место в углу сада на высоком берегу, опять это непонятное, но влекущее куда-то чувство. Ее мысли сами изменили направление, и теперь она вместо спокойной прогулки ей захотелось новых острых ощущений, которых она никогда не испытывала.

Пришло возбуждение которое отозвалось во всем моем молодом теле. Я не ханжа и с удовольствием ласкаю себя в такие моменты. Но стоя над морем, я как-то смущалась того, что могу быть замечена кем-то. Я ярко представила, что какой-нибудь мужик, вдруг увидит что я делаю и, спрятавшись за кустами, будет дрочить свой член, а потом просто с размаху засадит его мне в пизду по самые яйца и отъебет здесь же. И вдруг эта мысль так возбудила меня, что даже дыхание перехватило. Я поняла - мне просто необходимо чтобы это случилось, что именно этого требовало то странное чувство. Я судорожно оглянулась, как бы подыскивая зрителей, и сунула руку себе в трусы. Мое тело уже давно таяло от одних только мыслей о том, что может произойти, и рука легла уже на влажное месиво моей пизденки. Я вспомнила, как еще вчера побрила ее и как возбужденный муж сразу же насадил меня на свой член и отодрал ее как самую последнюю шлюху. Мне дико нравилось когда муж одновременно трахая называл меня грязными словами, мне казалось, что я просто девка по вызову и меня грязно используют мужики. Все эти мысли буквально обрушились на меня, я закрыла глаза и застонала.

В нескольких шагах от нее за высоким кустом стояла скамейка, на которой сидел мужик и курил сигарету. Он давно наблюдал за ней и она нравилась ему все больше и больше, точнее она дико возбуждала его. Он уже минут пять поглаживал сквозь брюки свой член, глядя на нее. Она была невероятно красива в этих сумерках. На фоне еще не совсем черного неба. Он давно раздел ее глазами и пожирал ее тело огромными кусками наслаждения. Но вот он услышал сдавленный стон. Она тоже ласкала себя, догадался он! Его член еще больше напрягся.

Всунув в свою пылающую щель палец, я трахала себя им и заводилась еще больше. Внезапно я вспомнила один эпизод из порнушки, что мы смотрели с мужем. Там одну девку трахали пять мужиков по очереди, а она стояла облокотившись о стол и подставляла свою пизду всем желающим ее трахнуть. Я зачарованно смотрела как то один, то другой член вонзался в ее красную разгоряченную дыру. Меня сильно возбуждало то, что эта деваха была знакома только с одним из тех мужиков, с тем с которым пришла в тот ресторанчик, остальные же были посетителями или официантами. Я прикоснулась к своему клитору и тут же кончила.

Мужик в кустах уже не мог больше сдерживать себя и почти было приподнялся, чтобы подойти к красавице и засадить ей прямо с ходу, но краем глаза заметил, что он не один такой наблюдатель и замер в своем убежище. Из-за соседнего куста, оглядываясь по сторонам и сжимая в руке торчащий из растёгнутой ширинки здоровенный член, к ней приближался другой мужик. Он подскочил к ней, подтолкнул ее в спину так что она легла грудью на парапет, одной рукой задрал ее короткую юбочку, нащупал узкую полоску трусиков и сорвал их одним движением. Ее рука, находившаяся в это время в ее пизденке и ласкавшая ее, была единственным препятствием на пути торчащего хуя.

Я внезапно почувствовала как на нее сзади что-то резко навалилось, толкнуло на парапет и сорвало трусики. Тут же своей рукой я почувствовала горячую влажную залупу, которая бесцеремонно раздвинула мои пальцы и распахнув влажные створки пизды легко вломилась в меня на всю длинну. Я вспомнила член своего мужа который недавно уже разъебал мою дырку. Я снова кончила.

Мужик в кустах замер с широко открытыми глазами - он опоздал! Просто, тупо опоздал! Ее уже натягивал другой мужик и она громко постанывая кончала, насаживаясь на член незнакомца.

- Но там должен был быть я! - чуть не крикнул он.

Но вид трахающейся парочки был очень возбуждающим. Он колебался одно мгновение:

- Следующий - я! - подумал он и замер в кустах прислушиваясь.

Тем временем незнакомец размашисто и методично разъебывал ее пизденку. Были отчетливо слышны хлюпающие звуки, раздававшиеся каждый раз, когда член незнакомца резко погружался в нее. Один раз от резкого движения его хуй с громким чавканьем вывалился из ее дыры. Это было зрелище! Огромный хуй, блестящий от соков женщины, с большими волосатыми яйцами покачивался доли секунды у входа во влагалище, прицеливаясь, и был тут же воткнут обратно. Мгновение спустя яйца незнакомца громко хлопнули ее по развороченным губам влагалища.

-Боже! Как он хорош! Он всегда хорош! Я люблю его! Да, да, еби меня, еби!

С размаху вошедший в меня член сразу заполнил меня до краев. Я была буквально пронзена им насквозь. Мое влагалище сразу затопило нас соком.

- Я теку как последняя сучка!..

Я думала о том, как этот член трахает меня не стесняясь, что нас могут увидеть. Я чувствовала как он буквально выворачивает меня на изнанку, как мои набухшие губы то вываливаются наружу когда он выходит из меня, то вминаются во внутрь его напористым членом. Я думала о том, как он размалывает мою пизденку во влажное, хлюпающее месиво, мысль о том, что я так и останусь с таким разъебаным влагалищем на всегда заводила меня еще больше. Его член выскользнул из моей горячей дырки и я почувствовала пустоту в себе. Мне ужасно захотелось быть снова заполненной до отказа этим членом. Когда он снова резко вошел в меня и его яйца звонко стукнулись о мою щель, я опять кончила.

Когда незнакомец начал ускорять темп, второй мужик тихо вышел из кустов и встал рядом. Незнакомец заметил его и его торчащий член, улыбнулся, продолжая долбить девку дальше. Мужик прижал указательный палец к губам делая знак молчать, незнакомец, соглашаясь, кивнул и заработал еще яростнее. Было четко видно здоровую блестящую дубину, торчащую из развороченных красных губ девушки. Незнакомец забился в экстазе, выплескивая сперму в пизду девушки. Он вынул из нее свой член, с которого сочилась сперма, смешавшаяся с ее соками.

Я почувствовала себя на седьмом небе когда он начал кончать в меня. Его горячая струя спермы во влагалище! Это такое чувство! Сперма начала вытекать из меня и струиться по ногам, я кончала раз за разом, но мне хотелось еще и еще!

Когда незнакомец кончил и отошел в сторону, его место занял второй мужчина. Он взглянув на сочащуюся спермой незнакомца развороченную пизду девушки с размаху вошел по разъебанной дорожке до упора. Он почувствовал как его хуй скользит в горячую дыру полную чужой спермы и это его дико завело, он зарычал и начал яростно трахать женщину, которая теперь только кончала и кусала губы. Его член, покрытый спермой, то полностью исчезал в ней, то почти выскакивал из нее громко и похотливо хлюпая.

- О, боже!!! Он хочет еще! Он просто какой-то бешенный ебарь! Он же затрахает меня до смерти! - думала я. - Один раз он уже кончил и тут же начал снова! Я чувствовала, что моя дыра уже полна спермы и она сочится между губами и его членом, стекая белыми струями между ног. Я начала кончать постоянно.

Когда и второй мужчина кончил и наполнил ее пизденку новой порцией спермы, вся промежность девушки стала похожа на развороченное жерло вулкана, пышущее жаром и покрытое спермой. Мужчина не стал вынимать из нее член, а только наклонился и поцеловал ее в шею. Незнакомца и след простыл.

Он кончил в меня два раза подряд, я была вся измотана и перемазана в вытекающей из моей бедной раздолбаной щели сперме. Это было чудесно, такого я еще никогда не испытывала! Такой основательной ебли у меня еще никогда не было! Боже! Я была на седьмом небе. Полностью удовлетворенная я повернулась и чмокнула его в губы

- Милый, ты был сегодня просто великолепен! - сказала я ему .

Счастливая пара обнялась и медленно удалилась.

Может быть когда-нибудь я расскажу своей жене о этом случае, что случился с нами на высоком берегу в тот вечер, и что тогда, сидя в кустах и любуясь ею, я немножко опоздал.

В автобусе

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: В автобусе

Одна моя знакомая (назовем ее условно Таней) рассказывала такую историю.

Ехала Таня на автобусе в пригород. То ли на дачу, то ли к очередному любовнику - уже не помню. Ехать было часа полтора, сидячего места ей не досталось. Так вот и стояла весь путь. Было лето, жара, одета она была соответственно: типа, легкая полупрозрачная кофточка, отсутствующий лифчик и коротенькая юбка. Под юбкой, правда, все, что положено, надето было.

И ничего бы интересного, но вот минут через тридцать она вдруг почувствовала, что к ее заду, слегка задирая и без того коротенькую юбочку, прижимается чей-то возбужденный член. Наверное, поначалу это произошло случайно - мало ли кто в такой давке к кому прижимается.

Другая бы обернулась и по морде дала или просто бы отстранилась, а Тане стало любопытно, чем все кончится. Она стала подыгрывать, сама прижиматься попкой, вертеть ею... Парень сзади тут же понял, в чем дело, и стал действовать уже более уверенно.

Таня пошла дальше, и, заведя руку за спину, расстегнула ему ширинку и залезла внутрь.

Так они занимались этим делом минут десять (одна рука парня уже успела залезть под вышеупомянутую кофточку), потом он вдруг вздрогнул и замер. Потом Таня уверяла, что ее рука была залита спермой аж по самый локоть. Она аккуратно застегнула ему ширинку и тихонько протерла руку платком.

Вот, собственно, и все. Парень вышел из автобуса раньше, и она даже не видела его в лицо.

Когда она мне рассказывала эту историю (всех подробностей я уже и не помню), я похабно хихикал и слегка ему завидовал.

Радости ремонта

Категория: Случай

Автор: Павел П.

Название: Радости ремонта

Прошлым летом, все никак не мог найти постоянную работу, и поэтому подрабатывал на ремонте квартир. Работал я в паре со сво-им другом, который на этом деле уже "собаку съел". Было нам по восемнадцать и невозможного для нас не было.

Заказ был не очень сложным - перепланировка однокомнатной квартиры с раздельным санузлом и маленькой кухонькой. В нашу задачу входило снести стену соединяющею туалет с ванной, и сме-стить стену между ванной и кухней. Убрать мусор и провести не-большой косметический ремонт - подкрасить, подбелить и наклеить обои в комнате.

Заказчиками была молодая пара, Владимир и Оля. Ему чуть за тридцать, ей около двадцати шести. Владимир работал в какой-то коммерческой фирме, и встречались мы с ним лишь дважды. Пер-вый раз, когда договаривались о цене и объеме работы, а второй раз, когда он расплачивался. Его жену, мы видели каждый день, пока ра-ботали.

Определившись с размерами заказа, мы распланировали всю работу на три дня. Начинали мы утром, около восьми, Ольга появ-лялась сразу после одиннадцати. Она переодевалась в рабочую оде-жду и в меру своих сил, пыталась нам помочь, готовила обед, в об-щем проявляла участие.

Это была невысокая но очень привлекательная девушка. Корот-кие светлые волосы, синие глаза, - взглянув в которые, было очень трудно оторваться. Ее рабочая форма представляла собой белую футболку с оторванными рукавами, которая подчеркивала ее ма-ленькую, но очень чувственную грудь, и коротенькую хэбэшную юбочку. В этой одежде, которая буквально сводила нас с ума, она чувствовала себя вполне комфортно. Она не пыталась поправить за-дравшийся подол юбки или прикрыть соски, выступавшие сквозь тонкую ткань. И в то же время не демонстрировала себя как стрип-тизерша. Она вела себя совершенно естественно и в этом была ка-кая-то своя, особенная красота.

Лишь одна стена была из кирпича. Вторая, скорее перегородка, из досок покрытая дранкой и заштукатуренная. Справились мы с ними в первый же день. На второй день отчистили и сложили кир-пичи, а вот с мусором была проблема. Ближайшая мусорка, была метрах в трехстах от подъезда, и идея тащить на себе остатки пере-городки, не очень радовала. Мой напарник предложил воспользо-ваться для этих целей "Чебурашкой", одного своего приятеля. Так как права были только у него (напарника), он быстро переодевшись, отправился на поиски машины.

Оставшись один, я принялся собирать образовавшийся мусор в мешки. Минут через двадцать я справился с этой задачей. Прячась от поднявшейся тучи пыли, я прошел в комнату, где в этот момент трудилась Ольга.

- О, ты как раз во время, - стоя возле окна, Оля оглядывала кре-пления штор к гардинам.

Дом был старый, и потолок квартиры был высотой больше трех метров. Гардины, висевшие у самого потолка, вероятно, были такого же возраста, как и сам дом, ржавые и битые. Проржавевшие "кроко-дильчики", держали выцветшую ткань штор.

- Хотела снять шторы, но слишком высоко. - Она улыбнулась мне улыбкой, от которой хотелось совершить какой нибудь подвиг в ее честь.

- Я, могу это сделать, - я тоже приблизился к окну.

- Нет, я справлюсь. Мне только надо, чтобы ты подержал стре-мянку, пока я их отцеплю.

- О, конечно.

Я сходил в коридор, и притащил трехметровую стремянку, с помощью которой мы собирались белить. Раздвинув и зафиксировав ее, я помог Оле подняться на верхние ступеньки. Когда она забра-лась на верх, я покрепче обхватил опоры стремянки и взглянул вверх.

От открывшейся картины, у меня просто перехватило дух.. Оля стояла наклонившись вперед, упершись одной рукой в стену. Ее юбочка, и так практически ничего не скрывавшая задралась еще выше. Стоя внизу, я прекрасно видел ее трусики, теряющиеся в лож-бинке между половинок ее восхитительной попки. Я видел, как на-прягаются ее икры, когда она перемещала свой вес с ноги на ногу, пытаясь держать равновесие.

Справившись с частью зажимов, она спустилась вниз, чтоб сдвинуть стремянку левее. Когда она снова полезла наверх, мой взгляд автоматически прилип к ее ногам. Во время второго сдвига лесенки, моя эрекция была так сильна, что прикрыть ее было не воз-можно. Спустившись, Оля лишь мельком взглянула на мои взды-бившиеся штаны, и снова полезла наверх.

Больше терпеть я не мог. Забравшись на пару ступенек, я при-жался щекой к бархатистой коже, внутренней стороны ее бедра, вдыхая ее аромат. Девушка вздрогнула, но никак не попыталась от-страниться, продолжая возиться с зажимами.

Получив ее молчаливое согласие, я прикоснулся губами к ее попке, покрывая ее поцелуями. Держась левой рукой за лестницу, я другой рукой стянул с нее трусики до колен.

Ее киска, чисто выбритая, с небольшими губками, была похожа на киску маленькой девочки. Раздвинув их пальцами, я отметил, что она уже блестела от ее выделений. Видимо гарцевание на лесенке, возбудило не только меня одного. Я лизнул, ощущая вкус ее любов-ных выделений. Оля тихо вздохнула, и выставила вторую руку, пы-таясь удержать равновесие и не упасть.

Я провел языком еще несколько раз, но поза была не очень удобной. Поэтому я приподнялся повыше, обратив все свое внима-ние к ее попке. Я целовал, слегка прикусывая зубами, плоть ее яго-диц. Осмелев, я отпустился от стремянки, и взявшись обоими рука-ми за половинки ее зада, развел их в сторону. Оля наклонилась еще ниже, облегчая мне доступ. Перед моими глазами открылась розочка ее ануса, не розовая как у большинства девушек, а темно коричне-вая. Я погрузился туда языком, пытаясь проникнуть как можно глубже.

Оля схватилась рукой за стремянку, другой рукой растирая себе клитор. Лестница безумно тряслась, готовая свалиться в любой мо-мент, но мы, не замечая этого, продолжали свое дело. Еще несколько общих движений и тело Ольги свело судорогой оргазма. Ее колени согнулись, и мой язык выскочил из ее попки. Она громко вскрикну-ла и замерла, я чувствовал как напряглись мышцы ее бедер под моими руками. Через несколько секунд все было кончено. Я облизал все что она выпустила из себя и помог ей спуститься.

На дрожащих ногах Оля подошла к дивану и присела на крае-шек. Ее спущенные трусики так и болтались на лодыжках. Мы мол-чали, не зная что сказать, да и говорить то было нечего. Минут через пять подъехала "Чебурашка"

Мусор был загружен и отвезен, мы помыли, и покрасили двери в ванной комнате и на кухне. Работы на этот день была завершена, и пора было собираться. Однако я еще не закончил, или вернее не кончил. В течении всего вечера я чувствовал напряжение в мошонке и взгляды, которые бросала на меня Оля.

Нужен был лишь повод, чтоб избавиться от напарника. До дома мы добирались вместе, на его "девятке". Однако сегодня машин бы-ло две, он предложил чтоб я ехал на его машине, и завтра бы заехал за ним. Но я, сославшись на то, что не хочу завтра рано вставать, предложил ему сначала отогнать "Москвич", а потом вернуться за мной сюда. Не много поломавшись, за две бутылки пива, он согла-сился.

Когда он ушел я снова вернулся в комнату и усевшись на диван, стал потягивать сок из пакета. Хотя мне и было восемнадцать, мой опыт в отношениях с девушками, был не очень большой. Я никогда не знал, как надо начинать. То, что произошло между нами днем, было на уровне инстинктов, однако сейчас, успокоившись, я не знал что делать. Не мог же я просто подойти к ней и сказать: "Ну что, да-вай трахнемся по быстрому, и по домам".

Закончив со своими делами, Ольга переодевалась в ванной. Она вошла в комнату в белой блузе и кожаной юбке. До квартиры, кото-рую они пока снимали, они добиралась на троллейбусе. Уходила она около пяти, а сейчас было почти пол шестого, и она все еще кружи-лась по комнате, делая вид, что чем-то занята.

Проиграв несколько вариантов, я наконец решился:

- У вас, юбка сзади испачкана, - произнес я слегка дрогнувшим голосом.

- Где, - Оля обернулась, и как могла, оглядела себя сзади. Ниче-го не увидев, она поддержала мою игру:

- Ты бы не мог меня отряхнуть?

- Конечно.

Она подошла ко мне вплотную и повернулась спиной. Я не-сколько раз провел ладонью по ее попке, стирая несуществующею грязь. Я убрал руку, но Оля продолжала стоять.

- У Вас очень красивая попка.

- Спасибо, я польщена твоим замечанием.

Я поместил свою руку чуть выше ее левого колена, а правую сунул под юбку. Короткая кожаная юбка, сковывала мои движения, поэтому я задрал ее наверх к талии. Трусиков на ней не было.

Моя правая рука ощупывала ее попку, кончики пальцев левой, закрались ей между ног.

- Садитесь сюда, - я показал на диван возле себя. Сев рядом мы поцеловались. Это был наш первый поцелуй, я обнял ее правой ру-кой, и мой язык гулял внутри ее рта. Одной рукой я слегка сжал ее грудь и массировал ее через ткань блузки. Пока мы целовались, ее рука расстегнула молнию и нашла мой член.

Почувствовав, что время пришло, я мягко наклонил ее голову вниз. Опустившись на локти, Оля взяла мой член в рот. Ее юбка со-всем задралась, и я пальцами дразнил ее сырую киску, то и дело за-бираясь в анус.

Оторвав ее от члена, мы снова поцеловались. Какое-то время наши языки боролись, а я расстегивал пуговицы на ее блузке. Мои руки обхватили ее голые груди и я наклонился к ним, целуя и лаская их ртом. Я облизывал их ореолы, слегка покусывал соски и засасы-вал их в рот. Оля просто задыхалась от нахлынувших чувств.

Продолжая сосать ее грудь, я поместил одну руку ей между ног, ощущая жар и влажность ее промежности. Пальцем, я раздвинул вершину ее губок, и стал потирать клитор. Девушка задрожала.

Нажав ей на плечи, я опрокинул Олю на диван. Она лежала на спине, раздвинув ноги слегка согнутые в коленях. Ее киска призыв-но блестела. Быстро скинув штаны и футболку, я лег на нее сверху, с первого движения, загоняя в нее свой член на всю длину.

Я начал двигать бедрами, все ускоряя темп. Оля застонала, сна-чала тихо, а потом се громче и громче. Скоро на каждый мой толчок раздавался ее громкий крик. Ее руки, лежащие на моих ягодицах на-пряглись, оставляя царапины от ногтей. Я наклонил голову и сильно прикусил ее правый сосок. Этого оказалось достаточно. Ольга еще раз вскрикнула и забилась в оргазме.

Не сбавляя темпа, я закрыл ее рот поцелуем. Сделав еще пару толчков, в безвольное тело, я бурно кончил, исторгая семя скопив-шееся во мне с самого обеда.

Я тихонько сполз с замершего тела Ольги, и пошел в ванну привести себя в порядок. Одевшись, я услышал автомобильный гу-док с улицы, за мной приехали.

Напоследок, я еще раз зашел в комнату. Оля все еще лежала на-гая, раскинувшись на диване. Я наклонился и поцеловал ее в губы. Почувствовав, что она отвечает на поцелуй, я попрощался, и быстро покинул квартиру.

На следующий день, все было как обычно.

Действуй

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Действуй

Эта история случилась со мной в 1996 году. Тогда я учился в 11 классе. Моя сестра выходила замуж, и я соответственно был приглашён на свадьбу. Местом проведения неофициальной части был избран дом будущего мужа. Дом представлял собой двухэтажное строение находящееся на окраине города в так называемом <спальном вагоне>. Столы были расставлены во дворе, так как было лето и внутри дома было бы жарко и душно. Целый день я занимался подготовкой мероприятия и к концу дня порядком выдохся поэтому особо на свадьбе мне не было интересно. Я сидел на самом краю стола в тени виноградника и наблюдая за гостями лениво потягивал пиво. Гости состояли в основном из людей которых я видел в первый раз или вообще не видел никогда. Какие-то дальние родственники, друзья жениха, подружки жениха, друзья невесты, подруги друзей невесты, подружки невесты и т.д. В общем серая масса людей целью которой было поскорей налиться водкой или иным <прохладительным> напитком. Такая перспектива совсем меня не прельщала и я уже подумывал уйти как вдруг во двор со стороны улицы вошла она: точённая фигура плотно обтянутая бирюзовым костюмом, стройные ноги и манящие бёдра, игриво выглядывавшие из под юбочки, грудь пышущая жаром знойного лета и молодости и глаза: Глаза, именно они соблазнили и пробудили во мне все грязные и в тоже время романтические инстинкты так умело запрятанные усталостью в отдалённые углы моего сознания. Эти глаза пылали притягивающей распутностью и целомудренной любознательностью - именно это было главным козырем в её действиях.

Когда стемнело и включили фонари, половина присутствовавших уже была невменяемой, а вторая как раз созрела потанцевать, я подошёл к сестре и спросил, указывая на незнакомку, что за королева пришла на это праздник. Сестра проследовала глазами за моей рукой и с отмашкой сказала:

- Её зовут Вика, так целка!

- Вика переспросил я умственно примеряя имя к её внешности.

- Да.

- Познакомь меня с ней!

- Ладно, - ответила сестра и взяв меня за руку повела к Вике.

После ритуала знакомства сестра удалилась к своему, а я остался обхаживать новую знакомую. Мы танцевали, разговаривали, смеялись, игриво щекоча друг друга в бока и тут она встала и направилась к дому. Я вопросительно смотрел на удалявшуюся фигуру и увидел, что она, остановившись, манит меня головой за собой. Я встал и осмотревшись, направился за ней. В доме я её нашёл сразу же. Она стояла у двери ванной комнаты и ждала меня. Подойдя к ней я тут же был увлечён ею внутрь ванной и вот мы уже стоим, целуясь и путешествуя руками по секретам наших тел. Надо сказать её тело оказалось ещё более прекрасным чем мне показалось на первый взгляд. Вдруг она оттолкнула меня и повернулась лицом к зеркалу, уперевшись руками в раковину. Она посмотрела на меня через зеркало и произнесла лишь одно слово: "Действуй!" Её попка упёрлась мне в член, когда она чуть наклонилась вперёд. Я медленно провёл своими руками по её мягкой плоти, с каждым разом все ниже опускаясь к краю юбочки. Добравшись до вожделенно края я резким движением задрал юбочку и увидел прекрасное тело. Чулочки телесно цвета нежно обтягивали её бёдра, а тонкая полоска трусиков зовуще делила попку на две половинки. Я расстегнул ширинку и достал член. Отогнув трусики я резким движением вошёл в неё вызвав жадный, страстный стон. Её плоть была уже готова к тому моменту поэтому я с легкостью проник в неё. Ускоряя свои движения я напирал, всё глубже проникая в её глубины. Она кончала и я уже был близок. Несколькими резкими толчками она подалась назад на встречу мне и жаркая струя спермы ударила в её утробу. Она стонала всё громче нажимая на мой член своим влагалищем. После того как вынул из неё измождённый любовью член она с нежностью облизала его начисто и отряхнувшись вышла на улицу. Мы ещё весь вечер танцевали, а после этой свадьбы я её больше не видел.

Ночное метро

Категория: Случай

Автор: Эмма Кольцова

Название: Ночное метро

Ксения возвращалась домой поздно. Сев в последний поезд метро, она открыла книгу - очередной шедевр подруги, которая писала эротические романы, пользующиеся большим успехом, под псевдонимом Эмма Би, что означало "бисексуальная Эмма". Эмма и на самом деле была бисексуальной и подругу свою соблазняла, и вот сегодня ей это удалось.

Ксения ехала домой слегка уставшая и удовлетворенная после занятий любовью с Эммой. Эммочка была великолепна! Красивая: высокая и стройная, с ослепительной улыбкой, шикарным бюстом и упругой попкой, она покоряла всех - и мужчин, и женщин. Изобретательна и неутомима, опытная львица никогда не была одинока в своей огромной шикарной постели, устланной алым шелком. Эмма буквально затрахала Ксению до изнеможения: и целовала ее, и ласкала пальцами промежность, сосала ее клитор и нежные губки, орудовала искусственным пенисом и применяла вибратор, трахала пальцами и тискала ее груди так, что соски ныли до сих пор.

Вспоминая их любовные утехи, Ксения увлажнилась, и ей очень захотелось потрогать себя между ног и потеребить соски. До дома было еще далеко, и Ксения решила все-таки почитать шедевр Би. Начав чтение, девушка поняла, что ее и без того острое желание возрастало еще быстрее, и поймала себя на том, что ее попка плотнее прижалась к сиденью.

Поезд подъехал к станции. Ксения оторвалась от книги и посмотрела в окно. Платформа была пустынна, и в ее вагон никто не вошел. Поезд двинулся в тоннель, а Ксения продолжила читать роман. Эмма писала откровенно, иногда не стесняясь в выражениях, ярко описывая сцены самого изощренного и разнообразного секса. Ксения не выдержала и запустила руку себе под короткую юбочку, под которой, можно сказать, ничего и не было, только тоненькая полосочка черных кружевных трусиков (Эмма так любит черное на алом!). Сцена в романе была столь возбуждающа, что Ксения не преминула присоединиться к героям книги. Она стала шевелить пальчиками у себя меж бедер все быстрее, отложила книгу и принялась за себя вовсю, лаская свободной рукой набухшие соски, которые отчетливо проступали сквозь тонкую ткань блузки. Дыхание девушки становилось все более учащенным, Ксения была близка к оргазму:

Поезд выскочил на станцию. Ксения поспешно приводила себя в порядок - поправила юбку, тронула волосы, застегнула верхнюю пуговичку на блузке. За этим занятием и застал ее молодой парень, вошедший в вагон. Он сел напротив девушки и с любопытством оглядывал ее. В его взгляде была усмешка и интерес, он смотрел на Ксению так, как будто она была голая и делала что-то непристойное до его появления здесь. Щеки молодой женщины пылали, губы были влажными, глаза горели огнем страсти. Мужчина не мог не заметить этого. Он кинул быстрый взгляд на книгу, лежавшую рядом с Ксенией на сиденье, и, как показалось девушке, все понял. Еще бы! Ее вид и обложка книги говорили о многом. Парень поднял на Ксению многозначительный взгляд, в котором явно читалось желание овладеть этой красивой соблазнительной девушкой. Он улыбнулся, сел поудобнее, широко раздвинув ноги, и просто пожирал Ксению глазами. Она чувствовала его взгляд на себе, и ей казалось, что он прикасается к ней руками, чувствовала его дыхание, его губы, вот он задирает ей юбку, его сильные руки освобождают ее от тоненькой полосочки трусов, пальцы трогают нежную плоть: Ксения резко сдвинула ноги, с губ ее сорвался стон, она кончила, не отрывая своих глаз от мужчины напротив.

Опять станция. Никто не вошел в вагон - что ж, ночное метро. Поезд продолжил свой путь. Вдруг свет в вагоне замигал и погас совсем. "О, Господи!" - только и успела подумать Ксения. Молодой красавец был уже рядом с ней. Не говоря ни слова, он опустил свою руку девушке между ног и нежно надавил на набухший клитор, отчего Ксения мгновенно кончила еще раз, а его губы уже целовали ее шею, теплый твердый язык теребил мочку уха. Девушка вздохнула, инстинктивно раздвинула ноги, позволяя пальцам мужчины проникнуть дальше. Красавец задрал юбку выше, резко сорвал черные трусики и стал мягко ласкать клитор и влажные губки. "Быстрее!" - пробормотала его попутчица, удивляясь самой себе. Движения мужской руки стали быстрыми, доводя девушку до исступления. Ксения закрыла глаза и застонала - оргазм потряс ее тело. Парень ловко повернул Ксению, и вот она уже стояла на сиденье на четвереньках. Звук расстегиваемой молнии, руки мужчины, охватившие ее сзади: Он резко вошел в нее, застонал, замер и начал резкие сильные толчки.

Поезд трясло, они неслись во тьме. Мужчины двигался все быстрее и быстрее, одной рукой держа девушку за талию, а другой бешено теребя ее клитор. Ксения была в непрерывном оргазме. Ее партнер вдруг закричал, резко вышел из ее теплой влажной промежности и кончил на круглую попку, подставленную ему. Мужчина поднялся и опустил руку между ног Ксении и быстро-быстро стал дрочить ей. Ксения гибко прогнулась и не смогла сдержать крика, ей казалось, что ноги у нее отнялись, оргазм был необыкновенной силы.

Поезд затормозил. Ксения быстро вскочила, одернула коротенькую юбочку и села. Красавец-попутчик стоял перед ней с расстегнутыми брюками как ни в чем не бывало. "Станция:" - еле слышно проговорила девушка. В ответ он только ухмыльнулся, резким движением застегнул джинсы и вышел из вагона.

Необычная поездка

Категория: Случай, Гомосексуалы

Автор: Павел П.

Название: Необычная поездка

Сам я живу на Уралмаше, однако офис коммерческой фирмы в которой я работаю, нахо-диться недалеко от Площади 1905 года. И каждый день мне приходиться мотаться туда сюда через пол города. Те, кто из Екатеринбурга знают о чем я говорю.

Добраться туда можно на трех видах общественного транспорта: трамвай, троллейбус и метро. Трамвай отпадает сразу, рядом с моим домом трамвайные пути не проходят. Метро в Екб. имеет всего одну ветку с шестью станциями. Чтоб ехать на метро, мне от дома надо на троллейбусе проехать минут семь, потом двенадцать минут на метро. Это быстро, на метро я езжу когда опаздываю. Если выбирать троллейбус, то это дешевле (проездной), но дольше. Пять минут на одном маршруте, пересадка, и еще сорок минут на другом, если нигде не попадешь в пробку.

Лично я, езжу на троллейбусе, стараясь сесть у окна с правой стороны. Сейчас лето, и по улицам гуляет огромное количество симпатичных девчонок. Не менее интересные экземпляры встречаются и в салоне. С двумя своими бывшими подружками я познакомился именно в трол-лейбусе. Дорога то длинная, можно и поболтать.

Однако в этот день, было не до приятного. Термометр показывал 31 гр., а салон троллей-буса прогрелся градусов до 40. "Третий" маршрут пришел уже заполненным, и мне с трудом удалось пробраться на заднюю площадку. О сидячих местах нечего было и говорить.

На остановке "Заря", народу всегда много, там недалеко находятся трамвайные и авто-бусные развилки. Вот и на этот раз, желающих во что бы то ни стало пробиться в троллейбус оказалось многовато. Держась за поручень над головой, я с трудом пытался устоять в бурлящей массе пассажиров.

Но нет плохого, без хорошего. На следующей остановке, после очередной тасовки на входящих выходящих, ко мне толпой, прибило совершенно сногсшибательную девчонку. Высо-кая, наверняка выше 180 см., короткие светлые волосы, правильные черты лица. Хотя она и бы-ла в короткой юбке, красоту ее ножек я оценить не смог, мешали тела пассажиров, стоящие поч-ти вплотную друг к дружке. Но то что было выше талии: На ней была белая футболка, с боль-шим квадратным вырезом. Не маленькая грудь, стянутая лифчиком необычного фасона, очень хорошо в этот вырез просматривалась. Левая грудь слегка выбилась, и над белой тканью лифчи-ка можно было разглядеть вершину розового ореола вокруг соска.

Я стоял в пол оборота к двери, держась левой рукой за верхний поручень, и поэтому во-шедшую девушку, прижало к моему правому боку. Она попыталась отстраниться, сохраняя приличие, но люди продолжали давить, и ей ничего не оставалось, как прижаться ко мне. Ее груди расплющились об мое предплечье, а моя рука оказалось у нее между бедер. Я не люби-тель такого рода забав, но тут случай сам лез мне в руки, и в прямом и в переносном смысле слова.

Я с удовольствием ощущал упругость ее груди и выпуклость лобка. Однако не все так просто. Прямо передо мной стоял парень лет двадцати шести (мне двадцать один), в светлой футболке. Он также стоял боком ко мне, как я к девушке. Его левая рука была в районе моего паха, и когда троллейбус трясло и шатало на неровностях, мой член иногда касался его ладони.

Контакт с девушкой очень сильно возбуждал, но я старался сдержать эрекцию, чтоб не упереться своим вставшим членом, парню в руку (кто его знает, что он может обо мне подума-ет). На следующей остановке, парня вплотную прижало ко мне, а его руку к моему члену. Я по-пытался отодвинуться от него, но в окружающей давке это было не возможно.

Мягкость бедер девушки, и прикосновение чужой руки к моему члену - это было на-стоящее испытание для моей выдержки. Продержался я меньше половины остановки, а потом природа взяла свое. Мой член стал увеличиваться в размерах, а я в панике ожидал реакции пар-ня. Я ждал чего угодно, но только не того что произошло дальше.

Его пальцы обхватили кончик моего члена, слегка сжали головку и отпустили, словно ничего и не произошло. В первый момент я даже подумал что мне это показалось. Но вот дви-жение повторилось вновь. Два пальца, сквозь ткань брюк и трусов, взяли головку моего члена и подержали чуть подольше. Я растерялся, не зная что делать. Представьте сами, переполненный троллейбус, кругом народ, а незнакомый ПАРЕНЬ пытается дрочить вам член. Но прижимание девушки было таким милым, а его рука так приятна, что я решил, будь что будет.

Приняв мое молчаливое согласие, парень удвоил старание. Его пальцы двигались по всей длине моего члена, доставляя неописуемое удовольствие. Почувствовав, что мой член полно-стью встал, парень сконцентрировал свое внимание на его головке, четырьмя пальцами раздра-жая венчик.

Но троллейбус остановился на остановке, и ему пришлось убрать руку. Очередная смена пассажиров и мы снова в пути. Я с предвкушением ожидаю ласку незнакомца, и он не заставля-ет себя долго ждать. Его рука снова ласкает меня. Она двигается вниз, находит мои яйца и сжи-мает их, я чувствую боль и в тоже время невероятное наслаждение. Какое то время он играет с ними, а потом снова возвращается к члену.

Мое возбуждение очень сильно, грудастая девушка давно забыта, а все мысли только о сильной мужской руке у меня между ног. Сейчас я готов на все, пойти с ним, куда бы он не по-звал, отсосать у него, дать ему поиметь меня в зад. Все что угодно, лишь бы он продолжал дви-гать своей рукой по моему члену.

Он меняет ласку. Теперь его рука сверху на моем члене, а пальцы двигаются по стволу вверх вниз. Каждый раз, когда они доходят до нижнего положения, головка члена упирается в его открытую ладонь. Если он так умело обходится своей рукой, то как же он работает языком и губами. От этой мысли я чуть не кончил, но сдержался, пытаясь как можно дольше растянуть удовольствие.

Опять остановка, и я снова жду. Это хорошо, я немного успокаиваюсь и возбуждение спадает, но вот мой член снова в его руке. Так продолжается минут двадцать. Толпа редеет, но мы все еще стоим близко друг к другу, рискуя быть замеченными. Но это возбуждает еще боль-ше.

Девчонки не раз ласкали мой член руками, но по сравнению с этим парнем, они были жалкими любительницами. Он знал что делает, доставляя мне удовольствие сравниться с кото-рым мог только мой первый оральный опыт с девушкой.

Парень перестал двигать своей рукой и обхватив мой член в кулак, стал сжимать и раз-жимать его, меняя темп. Это было уже последней каплей. Прикусив губу, чтобы не застонать, я стал кончать прямо себе в трусы. Почувствовав это, он стал двигать рукой еще энергичней.

Когда все закончилось, он еще какое-то время подержал мой вялый член в руке, а потом отпустил, все так же безучастно глядя в окно. Пытаясь отблагодарить его за такой сильный ор-газм, я сменил положение, встав так, чтобы рукой касаться его гениталий. Народу было уже не так много, и мне это легко удалось.

Парень был в легких штанах, и трусов вероятно не носил. Сквозь тонкую ткань его брюк, я хорошо чувствовал каждую вену и неровность на его возбужденном члене. Я двигал рукой, повторяя его движение, и с удовольствием отмечая его реакцию. Лаская меня, он уже сильно возбудился, поэтому мне понадобилось совсем немного времени, чтоб довести его до оргазма. Я почувствовал как его член задергался, выпуская потоки семени. Тонкая ткань мгновенно намок-ла, и я ощутил его горячую сперму на своей ладони.

Троллейбус остановился на моей остановке. Пробираясь к выходу я оглянулся назад, и натолкнулся на недоуменный взгляд женщины с заднего сиденья, которая наверняка видела фи-нальный акт нашей сцены. Густо покраснев, она переводила взгляд с меня, на мокрое пятно на штанах у парня, продолжающего стоять у окна.

Текила (глава из романа "Океан между")

Категория: Случай

Автор: Андрей Смирягин

Название: Текила (глава из романа "Океан между")

Самолетов снова шагал по воспетому еще Хейли аэропорту Далласа к стойке регистрации рейса на Москву. Две девочки у аэрофлотовской вывески о чем-то безразлично ворковали - регистрация еще не была объявлена. Потоптавшись у стойки, Никита осмотрел терминал, чтобы найти место, где можно было бы комфортно расположиться и сбросить сумку с плеча. И здесь он заметил ее. Она сидела на подоконнике огромного окна, выходящего на стоянку перед аэропортом, и обнимала огромного, почти в человеческий рост, плюшевого зайца. Рядом стояли два больших чемодана из черного пластика. Выражение ее глаз было утомленно-печальным. По этому взгляду Никита ни секунды не колеблясь определил, что она русская, что она летит в Москву тем же самолетом и что у нее какие-то неприятности.

Подчиняясь непреодолимой магнетической силе, он направился к тому же оконному витражу и, небрежно сбросив сумку с плеча, уселся метрах в двух от одинокой девушки. Похоже, они были единственными пассажирами этого рейса, оказавшимися в аэропорту в столь ранний час.

Девушка спокойно повернула голову и невозмутимо бросила: "Привет!" - так, как будто они уже были знакомы тысячу лет.

- Привет, - улыбнулся в ответ Никита.

Девушка отвернулась и, качаясь вместе с зайцем, также невозмутимо стала осматривать потолок. Между тем Никита украдкой начал ее исследовать.

Одета девушка была по европейской моде с московским шармом: черные расклешенные брюки, красиво гармонирующие с тупоносыми ботиночками на высоком немного стоптанном каблуке, и кокетливо приталенный пиджачок, из-под которого виднелась серая бархатная блузка без воротника.

Девушку нельзя было назвать писаной красавицей; ее лицо больше напоминало лицо очень милого ребенка, волнительно сочетаясь с тонкой, но сильной фигурой, длинными ногами и гибким станом.

Странно, но левая ладонь ее была перевязана окровавленным бинтом и наспех заклеена лейкопластырем.

- Давно сидишь? - закончив осмотр, спросил Никита.

- Часа два.

- Здоровый заяц! - кивнул на ушастую игрушку Никита.

- Это подарок, - с нежностью прижимая к себе зайца, пояснила девушка.

- А что с рукой?

Девушка поморщилась, взглянув на свою перевязанную руку, словно вспоминая о чем-то неприятном:

- Так... Порезалась... За нож схватилась.

- А-а, - протянул Никита, слегка заинтригованный таким ответом. - Больно?

- Нет, уже не больно. Щиплет немножко.

- Бывает, - заключил Никита, не спрашивая, при каких обстоятельствах это произошло, чтобы не показаться назойливым. Дорога предстоит длинная, если захочет - сама расскажет.

- Это мой любовник, американец, меня поранил, - вдруг неожиданно призналась девушка, - когда выгонял меня из дома:

Никита удивленно уставился на попутчицу, опешив от такого сообщения. Это было изумительно: как легко вдали от родины соотечественники находят контакт и доверяют друг другу самые интимные подробности своей жизни! А ведь будь они в Москве, такое очаровательное создание едва ли удостоило бы его вниманием.

Они еще немного помолчали. Вдруг девушка резко поднялась и протянула ему зайца:

- Подержи, я сейчас.

- Конечно, - довольный таким доверием, сказал Никита, принимая в объятия большого, но удивительно легкого зайца с нагло ухмыляющейся физиономией. В ту же секунду он ощутил тончайший запах модных в этом сезоне духов с жасминовым оттенком.

Девушка решительно направилась к стойке регистрации, и Никита окончательно оценил привлекательность ее фигурки, к которой добавлялась кошачья манера ходить слегка приподняв головку на тонкой загорелой шее.

Поговорив о чем-то с представительницами аэрофлота, она, слегка раздосадованная, вернулась к своим чемоданам, достала из маленькой сумочки записную книжку и стала как ни в чем не бывало внимательно ее изучать, так и не забрав у Никиты зайца.

Теперь они стали похожи на ожидающую начала посадки семью с ребенком, роль которого играл хамоватый зайчишка. Поразительно, как почти ничего не сделав, девушка уже получила Самолетова в свое полное распоряжение. У Никиты теперь не было и тени сомнения, кто будет дальше тащить два ее здоровенных чемодана.

- Что они говорят? - спросил он.

- Сейчас начнут. Хотя они опаздывают уже на полчаса, а я безумно голодна.

- Кстати, меня зовут Никита, - поняв, что пришло время познакомиться, сообщил Самолетов.

Девушка, не отрываясь от записной книжки, спокойно ответила:

- Друзья зовут меня Текилой - догадайся, почему.

- Ты любишь текилу?

- Молодец! - наконец улыбнулась в первый раз девушка не только губами, но и уголками сузившихся глаз. И тут Никита понял, что серьезно влип, настолько эта улыбка была обезоруживающе мила - как гримаска непредсказуемой судьбы.

Между тем к стойке уже вилась небольшая очередь, которая с каждой минутой пополнялась все новыми и новыми сосредоточенно-озабоченными пассажирами. "Господи, - подумал Никита, - еще полчаса назад все они были такими милыми и приветливыми людьми, но стоило им встать в очередь к стойке с надписью "аэрофлот", где стояли две неулыбчивые тетки, как их словно могильным холодом обдало". Впрочем, Никита ощутил, что и сам сделался напряженно-хмурым, как только подтащил к хвосту очереди чемоданы своей новой знакомой. Он попробовал было улыбнуться стоящему впереди мужчине в дорогом атласном костюме, которого он нечаянно задел одним из чемоданов, однако улыбка получилась только со второй попытки, да и то какая-то неестественно вымученная.

- Сорри, сэр! - почему-то по-английски извинился он.

Мужчина что-то хмуро и неразборчиво буркнул, после чего достал из кармана перстень-гайку с платиновой печаткой и массивный золотой браслет и стал сосредоточенно прилаживать все это на правую руку.

Зарегистрировав билеты, Никита, с сумкой через плечо и с двумя чемоданами на колесиках, вместе с Текилой переместился к контрольно-таможенной службе, которая была последней инстанцией перед залом ожидания и самолетом. По обыкновению, она состояла исключительно из вьетнамцев, с явным трудом изъяснявшихся по-английски. В России посчитали бы, что в аэропорту этот вид деятельности выкупила вьетнамская мафия - хотя ясно, что никакой выгоды здесь получить нельзя. Скорее, наоборот: никто, кроме азиатских иммигрантов, не захотел подставляться под рассеянные лучи рентген-контроля.

Как только Самолетов предъявил сумку к досмотру, его отозвал в сторону шустрый вьетнамец, едва достающий Никите до груди, который потом долго водил по всем углам сумки каким-то прибором, подозрительно вглядываясь в индикатор.

"Что ж у меня такое с внешностью, - озадаченно подумал Самрлетов, - что на границе еще ни разу не было случая, чтобы та или другая сторона меня не шмонала? Вот и выбери тут имидж для путешествий по свету: будешь похож на бандита - тебя нормальные люди будут бояться, а будешь похож на нормального - грабители начнут приставать ".

- О'кей, - наконец, кивнул вьетнамец и махнул рукой, показывая, что все в порядке и можно проходить на посадку.

- Простите, а что вы так тщательно искали? - раздираемый любопытством, поинтересовался у таможенника Никита.

- Да так, ничего особенного... Динамит!

- А-а, - понимающе кивнул Никита и, подхватив сумку, поискал глазами Текилу, которая со своими чемоданами в очереди на досмотр была прямо за ним.

К своему удивлению, он нашел ее скучающей и глазеющей по сторонам у стойки контроля, в то время как все узкоглазые таможенники сгрудились у экрана рентген-контроля и, глядя на него, о чем-то громко спорили на своем родном наречии.

- Что случилось? - с усмешкой спросил ее Никита. - Ты прихватила с собой пару килограммов пластита?

- Не вижу ничего смешного, - не отреагировала на его шутку Текила и кивнула в сторону вьетнамцев. - Эти придурки утверждают, что я везу с собой пистолет.

От изумления Никита сразу не нашел что сказать, но вспомнив ее рассказ о поножовщине, решил, что удивляться еще рано.

Между тем старший вьетнамец что-то громко приказал остальным. Те немедленно изъяли чемодан из утробы рентгена и отнесли его на тот же стол, где досматривали Никиту.

- Мадам, - обратился старший к растерянной девушке, - не могли бы вы открыть свой чемодан? У нас есть подозрение, что вы везете с собою двуствольный пистолет.

- Бред какой-то, - пожав плечами, ответила Текила, подошла к столу и щелкнула застежками на чемодане.

Никита, снедаемый любопытством, что это за двуствольный пистолет и зачем он понадобился этой девушке, с интересом следил за происходящим вместе с собравшейся у стойки контроля внушительной толпой соотечественников и американцев.

Покопавшись во внутренностях чемодана, таможенник извлек на свет божий прямоугольную коробку нежно-розового цвета.

- Что это? - показав на коробку, спросил он Текилу.

Девушка как будто проснулась от глубокой спячки. Густо покраснев, она грубо бросила, готовая каждую секунду расплакаться:

- Ничего!

- О'кей, - сказал таможенник, вспыхнув узкими даже по вьетнамским меркам глазами. Толпа в напряженном ожидании затаила дыхание.

Аккуратно раскрыв коробку, он нащупал что-то внутри. Алчно крякнув - словно искатель сокровищ, ударившийся лопатой обо что-то твердое - он ловким движением извлек на всеобщее обозрение... большой розовый вибратор в форме мужского члена.

После секундного замешательства изумленная толпа грохнула доходящим порой до истеричных высот раскатистым хохотом, который, разбившись о потолок, посыпался многочисленными осколками, отражаясь от стен и вызывая всеобщее недоумение во всем терминале.

Перепуганный таможенник суетливо попытался засунуть вибратор обратно в коробку, но у него впопыхах это никак не получалось. Тогда он швырнул его вместе с упаковкой в чемодан, как мерзкую змею, и, словно боясь, что она выпрыгнет обратно, быстро захлопнул его.

- Извините, мадам, - в униженном поклоне обратился он к Текиле, на которую жалко было смотреть, и протянул ей документы, - можете пройти на посадку.

Тут же двое вьетнамцев схватили чемоданы Текилы, быстро облепили их маркировочными талонами и поставили на бесконечную ленту, увозящую вещи на погрузку в чрево самолета.

* * *

- Да не расстраивайся ты так, - сидя рядом с Текилой в салоне лайнера, успокаивал ее Самолетов.

- Какие уроды! - в десятый раз восклицала девушка, жуя купленный ей Никитой в аэропорту гамбургер и запивая его кока-колой из пластмассового стаканчика со вставленной в крышку соломинкой.

- Я думаю, их смутили пальчиковые батарейки, которые при просвечивании на экране вместе с остальным хозяйством... - Никита подавил спазм смеха, - ...выглядят как патроны, вставленные в двуствольный пистолет.

- Ну почему мне так не везет? - спросила она кого-то наверху.

- Да ладно, потом сама будешь смеяться, вспоминая этот случай.

- Я не про это, - она скорчила грустную гримасу. - Последнее время у меня вообще одни неприятности.

- Ты имеешь в виду это? - Никита кивнул на порезанную руку.

- И это тоже, - девушка отвернулась к иллюминатору, где как раз проплывало здание аэропорта: самолет выруливал на взлетную полосу.

Они устроились в самом конце самолета, где практически все места для курящих были свободны и можно было откинуть спинки передних кресел, соорудив таким образом почти настоящую трехспальную кровать.

- Лучше пустой "Ил", чем полный "Боинг"! - философски заметил Никита, позаимствовав с соседних кресел пару одеял, чтобы подкладывать их под голову во время семичасового перелета до промежуточной посадки в Шеноне.

Во время своих полетов в Америку и обратно Никита заметил странную закономерность: в Штаты самолеты обычно летят, забитые пассажирами под завязку; обратно же они редко бывают заполнены даже на две трети. Он все время мучительно пытался понять, куда же деваются остальные путешественники.

- Кстати, ты не собираешься пристегнуться перед взлетом? - спросил девушку Никита, нащупывая свой ремень безопасности.

- А... - отмахнулась та, - я никогда не пристегиваюсь.

- Зря. Если самолет упадет, можно больно удариться.

- Я верю в судьбу. Если я и умру, то вовсе не от этого.

- А от чего?

- Наверное, меня кто-нибудь убьет, - ответила Текила, поправляя бинт на руке.

- Ты имеешь в виду своего приятеля, который тебя порезал?

- Кевин? Вряд ли. Он слишком слабохарактерный. Если бы я сама не схватилась за ножик, который он у меня отнял, ничего бы не было.

- Получается, ты сама на него с ножом бросилась?

- Не на него, а на его подружку. Представляешь, мы жили с ним вместе больше года, а он приводит в дом какую-то наглую девку и требует, чтобы я убиралась!

- Подлец...

- Еще какой! Утверждает, что я ему изменила. Застал меня наедине с Юликом, своим приятелем, а между нами ничего и не было.

- Юликом? - Никита удивленно поднял глаза на Текилу.

- Да. Ты что, знаешь его?

- Нет, - сделал равнодушное лицо Никита, почему-то решив не выдавать свое знакомство с этим прохиндеем. - Просто имя странное: как у женщины. Первый раз такое слышу.

- Подумаешь, я была без трусов, - продолжала сокрушаться Текила, - я переодевалась. Разве это повод обвинять меня черт знает в чем?

- Конечно, нет - невозмутимо согласился Никита, - дело житейское.

- Да если бы он знал, сколько у меня было любовников! И я никому не изменяла! Я же знаю, что моя измена - это только повод. Просто они нашли новых баб для развлечений, а кроме нашей квартиры их некуда было поселить. А я им мешала.

- Постой, они разве не поссорились после случая с тобою?

- С какой стати! Они по таким пустякам не ссорятся. У них вообще странные отношения. Делят все пополам: и бизнес, и квартиру, и баб.

Самолетова очень заинтересовала эта история; к тому же, ему хотелось как можно больше узнать о личности Юлика, и он продолжил задавать наводящие вопросы:

- Никогда не поверю, что другая девушка, оказалась лучше тебя.

- В том-то и дело! Они вытащили из тюрьмы каких-то русских вертихвосток и думали, что теперь те из благодарности будут с ними спать.

- Подожди, прямо какая-то детективная история! А кто эти девушки и как они попали за решетку?

- Да откуда я знаю! Мне это абсолютно безразлично. Главное, что Кевин меня бесстыдно предал.

В глазах Текилы показалась предгрозовая краснота: похоже, она и вправду пережила горькое разочарование.

- Вот всегда у меня в жизни так, - горько вздохнула она. - Кажется, что вот, наконец, нашла близкого человека; жизнь приобретает смысл и порядок. А в один прекрасный день тебя выставляют на улицу, и ты остаешься совершенно одна, без крыши над головой, и даже некому пожаловаться на свою судьбу.

Она сделала ударение на слове "некому", при этом красноречиво посмотрев на Самолетова. У него в голове сразу мелькнула мысль, которая не могла не возникнуть после такого взгляда. А именно: "Господи, как хочется пожалеть и взять под свою опеку эту девочку с полностью отшитой головой! Может быть, ты, Господи, специально посылаешь мне замену того, что я недавно утратил?"

- Никому я не нужна, - продолжала сетовать девушка, словно выпрашивая у Никиты соболезнование и сочувствие, - отовсюду меня выгоняют. Вот и сейчас я лечу в Москву, а мне там даже негде жить.

Последняя фраза несколько насторожила Никиту слишком прямолинейным намеком, к чему бы это она могла клонить.

- Разве у тебя не осталось родственников в Москве? - спросил он.

- Почему же, у меня их там полно. Особенно на Новодевичьем кладбище.

Никита поежился.

- А родители твои где? - спросил он, приготовившись услышать печальную и, не исключено, выдуманную историю.

- Вообще-то в Москве у меня живет отец, - Текила невесело улыбнулась, - но у него давно другая семья, так что меня там не особенно ждут.

- А мать?

- А мать живет в Америке, у нее тоже другая семья. Туда меня хотя и зовут, но тоже вряд ли ждут.

- Постой, но в Москве ты же где-то прописана?

- Не знаю, никогда не интересовалась этим. Наверное, в своей собственной квартире я и прописана.

- Ничего не понимаю, -отчего-то Никита тем меньше верил своей попутчице, чем больше она о себе рассказывала. - Если у тебя есть квартира в Москве, почему ты не можешь в ней жить?

- Да потому что отец сдает мою квартиру другим людям.

- Как это?

- Мой папа - профессор математики в университете, - страдальчески, как будто это самое большое горе в их семье, стала объяснять Текила. - Но там платят так мало, что жить он может только на деньги от моей квартиры.

- А как же ты?

- Я же не могу обрекать собственного отца на голодную смерть!

Вероятно, слова об отце и голодной смерти окончательно расстроили Текилу: краснота с ее глаз перешла и на нос.

- Да, конечно, - согласился Никита, чувствуя, что девушка вот-вот разревется.

- Я же его так люблю... И он меня любит... Только нам с ним не везет...

Две крупные, словно божьи коровки, слезы вдруг выползли из глаз девушки и скатились на нагло ухмыляющегося зайца.

- Ну, не надо. Все наладится, - попробовал успокоить ее Никита.

Но Текила, уткнувшись в заячий плюш, лишь окончательно распустила сопли, так что ее тонкие плечи начали вздрагивать, словно крылья неспособной взлететь раненой птицы.

Никита не стал вмешиваться в нахлынувший на нее поток чувств. Самое умное, что он смог придумать - это уложить ее с ногами на два сиденья у иллюминатора и накрыть одеялом.

Минут десять спустя Текила перестала издавать хлюпающие звуки. Однако ее плечи продолжали время от времени вздрагивать, что возбуждало в Никите странное отцовское чувство - как если бы дочь доверила отцу самое сокровенное, и теперь он стоял на страже ее секрета. Под одеялом Никита по-дружески погладил девушку по бедру, и его рука как-то сама собою осталась там лежать.

- Все будет хорошо! - еще раз подбодрил Текилу Самолетов, но та ничего не ответила, лишь как-то странно повела бедром - то ли желая сбросить его руку, то ли просто устраиваясь поудобнее. Его рука оказалась у нее на животе, после чего девушка замерла, словно прислушиваясь к чему-то.

Никите такое положение руки было не очень удобно, но убрать ее было как-то невежливо, и, чтобы она не затекла, он время от времени ею шевелил, чувствуя теплый подтянутый девичий животик. Время от времени девушка слегка меняла положение тела, и получалось, что рука Никиты без чьего-либо намерения сползала все ниже и ниже в небольшое пространство между ее брюками и горячим телом. И чем ниже спускалась рука, тем большее тепло чувствовал Самолетов.

Поглядев на Текилу, лежащую с закрытыми глазами, Никита не смог определить, спит она или только притворяется спящей, чувствует его руку или сейчас проснется и, обнаружив ее почти у себя в паху, закатит ему маленький скандал. Эта неопределенность кружила голову и заставляла кровь пульсировать в бешеном ритме.

Наконец он решился на радикальный поворот событий. Едва заметным движением пальцев он выдавил пуговицу ее брюк из петли, отчего брюки расстегнулись и застежка на молнии чуть-чуть сползла вниз, освободив его руке путь для дальнейшего продвижения, после чего Никита замер в ожидании реакции девушки.

Текила, не открывая глаз, зашевелилась, как будто слабо протестуя, но не отбросила его руку, а даже наоборот, чуть-чуть повернулась на спину, ложась поудобнее в предчувствии чего-то приятного, после чего замерла, так что Никита даже не слышал ее дыхания. Теперь дорога к заветной цели была открыта. И медленно, насколько это было возможно, осознавая, что только от него будет зависеть, как далеко он зайдет, Никита стал продвигать руку вглубь, дойдя сначала до линии, прикрываемой трусиками, а потом, поднырнув под них - до места, где он смог почувствовать жесткий пушок волос на ее лобке.

Здесь он услышал и первый отклик от ее тела. Текила слабо, почти незаметно, вздрогнула и небольшими толчками стала сама приближать наиболее чувствительное место к кончикам его пальцев.

Такого возбуждения Никита давно не испытывал. Его тело гудело от желания и сладкой истомы. Казалось, самые чувствительные центры сейчас находятся на кончиках его пальцев, и оттуда волны наслаждения поднимаются к его голове, чтобы разлиться по всему телу биениями нарастающего, но недостижимого оргазма.

Казалось, его ладонь была присоединена к источнику бесконечного наслаждения, и живая энергия мощным потоком текла от его руки к низу ее живота и обратно.

Текила, похоже, испытывала не меньшее возбуждение. Она все заметнее стала помогать ему бедрами, совершая ими вращательные движения. В какой-то момент Никита почувствовал, как его указательный палец провалился с жесткого лобка в мягкую наполненную горячей влагой расщелину.

Как только это произошло, тело Текилы изогнулось в настоящей судороге, дыхание ее стало прерывистым и первый стон забытья готов был сорваться с ее губ.

Никита быстро протянул свободную руку к ее лицу и положил два пальца на ее губы в немой просьбе не произносить ни звука.

Другой рукой он все дальше и дальше проникал в теплую влагу пульсирующей женской плоти, указательным пальцем поглаживая великолепно развитый женский бугорок, мягкими массирующими движениями держа мерцающее сознание девушки на грани обморока.

Вокруг уже не было ничего: ни гула самолета, ни сидящих впереди пассажиров - только единое биение его руки и ее ног в заполняющей все пространство горячей волне страсти.

"Какие божественные глубины таятся в обыкновенных человеческих прикосновениях!" - в восторге подумал Никита. - "И все остальное, что может случиться между мною и этой девушкой, уже не имеет большого значения, потому что ближе мы все равно быть уже не сможем".

- Вы будете что-нибудь пить? - услышал вдруг Никита голос стюардессы, неожиданно появившейся рядом с подносом в руках. Поднос был уставлен пластиковыми чашечками с прозрачной жидкостью.

В то же мгновение тело под его рукой замерло, и чудесный поток энергии, соединяющий его с девушкой, исчез.

- Нет, спасибо, - как можно спокойнее ответил Никита, с облегчением осознав, что все происходящее между ним и Текилой скрыто от внешнего наблюдателя казенным одеялом.

- А девушка? - спросила стюардесса с чрезмерным макияжем на лице, который, очевидно, был призван скрывать ее отнюдь не юношеский возраст.

- Она спит, - ответил Никита, мечтая о том, чтобы стюардесса побыстрее куда-нибудь провалилась.

- Приготовьтесь, скоро будет обед, - предупредила стюардесса, изучающе глядя на Никиту, словно о чем-то догадываясь. Затем, не подавая вида, что ее это касается, она прошествовала дальше вглубь салона.

* * *

Как только самолет приземлился в Шеноне для дозаправки и его пристыковали к приемной трубе терминала, всем пассажирам раздали посадочные талоны и выпустили в огромный дьюти-фри магазин для транзитных пассажиров. Однако в четыре часа утра все магазины беспошлинной торговли были закрыты и свет над ними притушен. Так что, немного побродив, чтобы размять члены, сонные пассажиры расселись в неудобные аэропортовские кресла и попробовали продолжить сон. Из всех предприятий сервиса работал только маленький киоск, продающий всякую всячину в дорогу, да бар, где можно было купить в разлив настоящий ирландский гиннес.

Самолетов и его новая знакомая подошли к киоску и стали рассматривать его содержимое.

- Купи мне жевачку и... презерватив, - неожиданно попросила Текила.

- Зачем?

- Так просто.

Никита подозвал продавщицу, расставляющую товар по полкам, и попросил упаковку мятной жевачки и тонких презервативов. Та безразлично взяла деньги, выбила чек и, сложив покупки в фирменный пакетик, протянула его Никите.

- На, держи, - передал он пакетик своей странной спутнице.

Текила, не взяв пакет из рук Никиты, достала из него пачку жевачки.

- А презервативы? - спросил Никита.

- Потом отдашь, когда прилетим, - скорчила милую гримаску Текила.

- Как хочешь, - сказал Никита, вынул презервативы из пакета и сунул их в задний карман брюк.

- Как я хотела бы сейчас принять душ! - Текила потянулась и сладко зевнула.

- Ну, знаешь, это я тебе при всем желании сейчас устроить не могу... Впрочем, погоди: когда я был в туалете, я видел кабинки со значком "душ". Наверняка в женском туалете такие тоже есть.

- Знаю, - улыбнулась Текила. - Я пойду освежусь.

- Отличная идея.

- Ты тоже пойдешь?

- Если только вместе с тобой.

- Со мной нельзя, - снова состроила свою умильную рожицу Текила, - у вас есть свой душ.

- Нет, одному мне чего-то не хочется.

- Ну, как знаешь.

И Текила своей походкой кошечки, которая гуляет сама по себе, направилась в сторону женского туалета.

Никита озадаченно посмотрел ей вслед. Все-таки странная с ним случилась встреча. Она явно с ним заигрывала, но при этом всем видом показывала, что ей от него ничего не нужно. Рисковая девочка, и ей, по-видимому, нравится такая жизнь. Она явно относится к типу искательниц приключений на свою довольно-таки симпатичную попу. Подобные девушки находятся в постоянном поиске новых впечатлений, не в состоянии остановиться ни на одном месте, ни на одном занятии, ни на одном мужчине. А потому не стоит обольщаться по ее поводу, подумал Никита, надо просто играть по ее правилам, и в этом - залог успеха.

Подождав минут десять вместе с кружечкой крепкого темного пива, Самолетов, прогуливаясь, как бы невзначай подошел к дверям женского туалета. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что ни одна живая душа вокруг не интересуется его странным поведением, Никита быстро нырнул в дамские комнаты.

В этот час здесь было абсолютно пустынно. Пройдя насыщенную ароматами освежителя переднюю, Никита очутился в большом сверкающем чистотой зале, точно таком же, как и в мужском отделении, но с полным отсутствием писсуаров. По одну стену стояли кабинки WC, а по другую - душевые. Из-за двери одной из кабинок доносился шум журчащей воды.

Никита подошел к ней и проверил, не заперта ли дверь. Как он и ожидал, Текила не утруждала себя такими пустяками. Стараясь не шуметь, Никита приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Он увидел маленький предбанничек, где на вешалке была небрежно развешена одежда Текилы, там же располагался хромированный держатель с белым полотенцем, на который сверху были брошены маленькие черные женские трусики. Сама душевая была отделена от предбанника клеенчатой занавесью, через которую Никита увидел расплывчатые очертания обнаженной девушки. Никита беззвучно прикрыл за собой дверь и приблизился к полупрозрачной занавеси.

Когда он отогнул клеенчатый полог, его взору открылась захватывающая картина удивительно тонкого, словно деревце, тела девушки, покрытого гладким загаром, на котором золотым пушком выделялись выгоревшие на солнце волосики. Текила стояла к нему спиной и была как будто абсолютно равнодушна к тому, что происходит позади нее. Эта неопределенность - слышит ли она, что кто-то нарушил ее покой и если слышит, то почему не оборачивается - привела Никиту в странное возбуждение. Он больше не мог себя сдерживать, и ему уже было абсолютно все равно, как она к этому отнесется. Он склонился к ее молодому мускулистому заду, по которому то и дело стекали струи воды, оставляя восхитительные капельки росы, и слизнул одну из них языком.

Девушка вздрогнула, но не обернулась, продолжая как ни в чем ни бывало наслаждаться струей теплой воды, бьющей ей в лицо. История с петтингом под одеялом повторялась. Никита, воодушевленный ее первой реакцией, уже без опаски стал лизать ее гладкие мокрые бедра, начиная от сгиба в колене, затем поднимаясь вверх до упругого выступа ягодиц и заканчивая на поясе.

Он чувствовал еще не до конца смытый сладко-солоноватый вкус ее кожи, и с каждым движением языка снизу вверх он все ближе и ближе подбирался к углублению, образованному двумя половинками ягодиц. Строение ее ног было таково, что в месте их соединения почти не было просвета, поэтому Никите приходилось с усилием пропихивать свой язык в эту восхитительную ямку, при этом ощущая пряный вкус интимной женской плоти. В какой-то момент своих упражнений он заметил, что девушка немного напряглась и замерла, как будто прислушиваясь к новым ощущениям в своем теле. Ему даже показалось, что кто-то вошел в туалет, и поэтому она так сжалась. Впрочем, это было уже неважно. Вдруг Текила слабо вскрикнула и, упершись руками в стену, изогнула кошачий стан, приподняв попу и неожиданно открыв ему сразу всю свою розовую плоть для ласк.

Это был переломный момент, когда и женщина, и мужчина теряют ясность рассудка и всеми движениями разума и тела стремятся к единственной и безумно необходимой развязке. Никита, взявшись двумя руками за бедра Текилы, с удвоенной энергией принялся ласкать отданную в его распоряжение темно-розовую плоть, проникая кончиком языка все глубже и глубже, пока не погрузил туда и кончик носа, что привело девушку в еще большее неистовство. Никита с трудом удерживал перед собою бедра Текилы, которые то и дело сотрясала очередная судорога.

Он уже был мокрый с ног до головы, когда почувствовал, что его язык сжала финальная схватка женского таза, после чего Текила обмякла и, тяжело дыша, замерла. Самолетов понял, что пришла пора более решительных действий. Кстати, здесь и пригодятся так глупо купленные презервативы.

Он поднялся с колен, достал из заднего кармана недавнее приобретение и расстегнул брюки. Пока он разрывал картонную коробочку, пока надкусывал герметичную упаковку, пока доставал склизкую резинку и определял, где какая сторона, казалось, что все, включая и виновника задержки, уже забыли, зачем, собственно, здесь собрались. Его мужская плоть сникла и смотрелась как-то неуместно и сиротливо на фоне только что прошедшей бури страстей.

Самолетову пришлось отбросить дурацкий презерватив и помочь себе рукой. Скоро все пришло в норму. Это почувствовала и Текила, все еще стоявшая под струями воды, упираясь руками в стену, когда он прижался к ней бедрами.

- О, ноу! - вдруг крикнула она. И неясно было, против чего она протестует: против отсутствия контрацептива или против проникновения в нее как такового.

- Да! - ответил восклицанием Никита и легко вошел в подготовленную его языком сочную мякоть.

Текила издала рыдающий звук, и если бы Никита не поддержал ее, то она бы упала. Затем, удерживая ее почти на весу, он дождался кульминации и, обладая прекрасной реакцией и опытом, завершил начатое на ее извивающуюся загорелую спину, ее выделяющийся посередине спины позвоночник, ее остренькие девичьи лопатки и ее спускающиеся темными волнами волосы, которые она так боялась намочить. Когда сильнейшая судорога отпустила его тело, он освободил Текилу, которая так ни разу и не повернулась к нему лицом. В предбаннике он привел себя в порядок и вышел из двери душевой.

* * *

Три часа спустя они приземлились в Шереметьево-2. Они почти не разговаривали после происшествия в Шеноне, несмотря на то, что Самолетов всячески опекал Текилу, словно чувствуя себя в чем-то виноватым.

Они стояли в очереди на таможенный контроль. Никита толкал перед собой тележку с вещами, она шествовала позади с зайцем-мутантом в обнимку. Он понял, что просто обязан хотя бы из приличия спросить:

- Дашь мне свой телефон?

- Зачем? - просто, как будто и вправду незачем, произнесла она.

- Ну, тогда мой запиши, - все еще надеясь продолжить дальнейшее знакомство, предложил он.

- Ручка далеко, доставать неохота, - еще с большим безразличием ответила она.

- Ну, извини меня! - наконец в отчаянии воскликнул Никита. - Что я должен сделать, чтобы ты простила меня за мою дурацкую выходку?!

- А с чего ты взял, что я обижаюсь? - сияя своей обезоруживающей улыбкой, спросила она. - Наоборот, я очень благодарна тебе за то, что ты помог мне с вещами и, вообще, развлекал меня во время этого ужасного полета.

- Вот и отлично, - сразу повеселел Самолетов, - тогда запиши мой телефон, вдруг тебе понадобится еще какая-нибудь помощь.

- Ладно, давай, - Текила достала из сумочки блокнот и ручку и аккуратно вписала его телефон в длинный ряд уже имеющихся номеров, напротив которых стояли русские и английские имена.

- Только обязательно позвони!

- Хорошо, - сказала она беспечно, после чего Никита понял, что в целом мире вряд ли найдется такая причина, по которой она могла бы набрать его телефон.

В это время они подошли к таможенной стойке.

- Ой, кажется, меня встречают! - вдруг радостно закричала Текила, замахав кому-то из толпы встречающих, скопившейся за стеклянной стеной на выходе из терминала.

"Ну, слава Богу! - подумал Никита, ставя тяжеленные чемоданы своей попутчицы на транспортер просвечивающего аппарата. - По крайней мере, мне не придется больше таскать ее вещи".

Он был немного обижен тем, как быстро эта забавная девочка, завидев на горизонте своих близких, забыла о его существовании.

Текила даже не смотрела больше в его сторону. Пройдя первой таможенный контроль, она тут же попала в объятия пожилого мужчины, после чего, завизжав, бросилась с поцелуями на молодого человека бандитской наружности. Они подхватили ее, чемоданы и зайца, и Текила, даже не попрощавшись с Никитой, исчезла в толпе у выхода из здания аэропорта, приведя его своим пренебрежением в сильное расстройство.

Закончив в свою очередь формальности с офицером таможенной службы, Самолетов подхватив сумку и направился к выходу, но тот вдруг окликнул его:

- Молодой человек, не торопитесь!

"Ну что еще! - подумал Никита устало. - Опять сейчас будут шмонать: искать оружие, наркотики или контрабанду. К врачу, что ли, сходить? Может, у меня и правда что-то с лицом не в порядке".

Но таможенник всего лишь протянул ему изрядно потрепанную красную книжицу и сказал:

- Возьмите. Ваша девушка забыла.

- Это не моя девушка, - оторопело произнес Никита.

- Все равно. Передайте ей, она забыла свой загранпаспорт.

Никита обалдело взял паспорт и сунул его в нагрудный карман вместе со своими документами, изумляясь, как забавно складываются обстоятельства. Он вышел из здания аэропорта и направился к автобусной остановке.

"Что ж, значит, это судьба! Теперь Текила непременно позвонит, - с блуждающей улыбкой довольно подумал он, - и даже встретится. Ну а дальше посмотрим..."

Наказание

Категория: Случай

Автор: Анатолий Иванов

Название: Наказание

В понедельник днём наш лайнер отчаливал от берегов Кипра.В субботу он причаливал к берегам Египта.Я ехал с семьёй(жена,я и четырёхлетний ребёнок).После посадки,мы пообедали и пошли спать в каюту.Моя жена была симпатичная женщина лет 32,мне было 34.Я её любил,но когда они заснули,а я решил пойти прогуляться по палубе,то увидел такую красоту.

Я поднялся на самый верх лайнера и смотрел на океан,а по нижней палубе шла богиня.Она была загорелая блондинка,с яркими белыми волосами,с большими сиськами,не тощими,а нормальными,упругими ляжками,с голубыми глазами,и в солнечных очках.Я захотел её сразу.Я спустился на нижнюю палубу,и проследил за ней.Она подошла к бассейну,попробывала воду,конечно она была тёплая и развернулась,идя в мою сторону.Я пялился на неё,и она это заметила,подошла ко мне и спросила:

-Что ты уставился на меня,-спросила она.

И тут я сделал большую ошибку,которая испортила мне 5 дней отдыха.Я вместо того,чтоб сказать что-нибудь ласковое,выпалил:

-Я тебя трахнуть хочу киска.

Она опешила,сказала,что с дикарями не общается и такой как я никогда не получит такую как она.Я шёл за ней,и тогда она развернулась и сказала,что если я буду за ней ходить,то пожалею.

Я не перестал,.....и пожалел,но потом.

Она зашла к себе в каюту, а я пошёл в свою.

Вечером мы с семьёй ужинали в ресторане,народу конечно было много и все столики были заняты.Нас сидело за столом трое,и поэтому одно место было свободно,но к нам никто конечно не садился,ведь мы-семья и кто-то посторонний не станет садиться,но вдруг подошла она(моя уже знакомая).Она спросила свободно ли,и жена,ниочём конечно не зная,сказала что свободно,и она села напротив меня.Она заказала ужин,и начала разговаривать с моей женой.Они познакомились и она представилась.Её звали Ники.Честно говоря я уже пожалел,что подошёл к ней днём.Она разговаривала с моей женой,а я молчал и згорал от страсти и злобы,а потом она начала кушать.Она беседовала с моей женой,и вдруг я почувствовал, как она ,протянув разутую ножку под столом,начала водить по моей ноге.Я возбудился,но она водила по моим штанам,а потом её ножка пошла выше и выше,и наконец её большой пальчик на ноге,начал двигаться в раёне моего члена,я уже еле выдерживал,а Ники спокойно болтала с моей женой.И потом она надавила на мой член и я аж подпрыгнул немного,и ,невыдержав,сказал жене,что можем идти.Ники подружилась с моей женой,но не знаю искренне или нет?Но неважно.

На следующее утро,вообщето уже было около полудня,мы с семьёй пошли в бассейн.Мы купались и всё было хорошо,но вдруг,к нам присоединилась Ники.Она подплыла к моей жене,и они решили,что пойдут и поболтают на берегу,заодно позогорав.А я остался в бассейне с ребёнком.Я смотрел,как они лежали ,и разговаривали,а я видел,как через её купальник просвечиваются соски,как сексуально сплывали капельки по её телу.Короче я не выдержал через 20 минут и пошёл с ребёнком в каюту.Через полчаса туда пришла жена,и начала рассказывать о том,какая хорошая её новая подруга.

В обед мы опять обедали вместе,и я наблюдал,как Ники пришла в просвечивающейся блузке с тёмным арнаментом,так что я гадал,соски у неё просвечиваются или нет.На ней были белые брюки,настолько туго оптягивающие её ,что я понял что она без трусиков,потому что не было полосок от трусиков на попе,и я видел как эротично выглядели её брюки,которыепросто врезались ей в попу и писю,и я даже заметил,как её губки,конечно половые,просто врезаются в брюки.Мой приятель встал.А она опять мило беседовала с моей женой.Я хотел её всё больше и больше.

Вечером мы никуда не пошли,а легли пораньше спать.

Утром,когда мы позавтракали,и вернулись в каюту,к нам постучали в дверь.Это была Ники.Сволочь,она просто издевалась надо мной.Жена поприветствовала её,а Ники попросила разрешения принять душ у нас,потому что в одиночных каютах душевых нет,а общий душ в коридоре сейчас занят.Жена разрешила, и пошла показывать душевую.Она зашла в душ,и закрыла за собой дверь,а жена сказала,что мы уже пойдём в бассейн,и чтоб Ники потом занесла ключи от каюты.Мы пошли,и когда уже спустились на 4 палубы вниз,я сказал жене,что забыл зажигалку(специально)и что я догоню её.Я забежал в каюту как разъярённый зверь,Я подошёл к двери душа.Она была закрыта,и я через дверь(она была не глухая,но через стекло было почти ничего не видно)видел только силуэт её божественного тела.

Мы уже купались в бассейне,когда Ники принесла нам ключи.На ней была такая короткая юбка,что когда она стояла на краю бассейна ,а я подплыл за ключами,то снизу я сначала разглядел у неё под юбкой чёрные трусики,а потом увидел её волосики,которые выперали через трусики.Она зачесала их специально,она стояла на краю минут 10 и всё это время я старался заглянуть ей под юбку.

Вечером на лайнере была дискотека,и мы с женой,уложив спать ребёнка ,пошли танцевать.Народу было море.Зал был тёмным и только цветомузыка тускло,даже не разобрать лиц,освещала зал.Тут начался танец,когда нужно вставать в цепочку людей,ложить руки на плечи друг другу и двигаться цепочкой.Жена встала передо мной,а взади меня ,я даже не обратил сначала внимания.Танец шёл,играла музыка,и вдруг чья-то рука сзади,взяла мою руку и потянула вниз.Потом под платье,и наконец провела моей вспотевшей ладони полобку и влагалищу,и указательным пальцем(моим)на пару милимметров просунула во влагалище.И потом она прошептала:

-Я побрила писю специально для тебя.

Это была Ники.Всё это чудо продолжалось секунд пять и в темноте никто ничего не уаидел.Потом танец закончился,и к нам с женой подошла Ники,как будто только что к нам присоединилась.Она была в воздушном платье,и я думал,что если ветерок подует,то он поднимет платье,а там…..

На следующий день,мы гуляли по палубе,и к нам подошла опять она.Она была в красном облегающем платье,с разрезом сзади.Но платье было таким коротким,что казалось если его поднять на 5 см,то мы увидим её трусики.Когда она перешагивала с ноги на ногу я смотрел на её бёдра и они почти обнажались,и вдруг,когда жена наклонилась к ребёнку,она шепнула мне на ухо:

-Сейчас моя бритая пися,без трусиков.

Уменя сразу всё вспотело,начал вставать член.Ещё 5 см и все увидят её прелести .А ведь там всё напоказ,там всё выбрито.Я не выдержал от напряжения и сел на лавку,ведь не мог я идти со стоячим членом.Я сказал жене,что покурю.

До Египта оставалось ехать только ночь.Утром мы прибывали,и там должна была сойти Ники.Ночь мы спали и утром жена попрощалась с Ники,и я тоже,но она на ухо только шепнула мне,что хочет меня.Сволочь,ведь она сходит а я едё дальше,и я мог только жалеть,что так некоректно попросил потрахаться с ней в первый день.

Подарок

Категория: Случай

Автор: Сергей Беркутов

Название: Подарок

Завтра я буду отмечать свой двадцать восьмой день рождения. Предъявив толстой проводнице билет и паспорт, поднялся в вагон, нашел свое купе , бросил на верхнюю полку сумку и вышел на перрон покурить. Народу в вагоне было не много, некоторые купе и вовсе были свободные. Сентябрь.

- Отправляемся молодой человек.

В моем купе уже устраивались попутчики. Супружеская пара, обоим на вид лет по тридцать. И мальчик лет десяти.

- Извините мы загородили, проходите пожалуйста. Сказала Она. Симпатичная. Темные волосы до плеч были собраны в хвостик. Он, светловолосый, чуть полноватый, простоватого вида добряк.

- Петр, - представился он.

- Сергей, - сказал я.

- Лена.

- А это Васька.

- Далеко?

- До Москвы.

- И мы до Москвы, в отпуск.

Я снял ботинки, запрыгнул к себе на полку и сразу уснул.

Проснулся от громкого смеха. Посмотрел на часы - почти шесть, долго спал, потом вниз. В купе были гости - два хорошо одетых молодых человека - двадцать пять, двадцать шесть, привычно определили я. На столе две бутылки шампанского, одна начатая.

- Соседи, - сказала Лена, заметив, что я проснулся, - спускайтесь к нам.

Я спрыгнул в ботинки и уселся рядом с Петром, напротив Лены и парней.

- Димон, Толик.

- Сергей.

Крепкие ребята, прически короткие , но не как у "быков" - цивильные. Отутюженные брюки, дорогая обувь. Видно было что ребята "в порядке". Тогда почему на поезде? Ладно, потом просчитаю. Сейчас не хотелось напрягать мозги.

- За знакомство!

- Кушайте, Сережа, - заботливо произнесла Лена. Светлая блузка на пуговичках, серая юбочка и... Чулки или колготки? Стоп. Колбаска, пирожки, огурчики, помидорчики, курочка - все как обычно.

- Вы как хотите, а я пивка, - Петр выставил из под сиденья на стол четыре "Балтики".

Вторая бутылка Шампани подходила к концу. Из уст Димона выпал очередной анекдот "на грани фола", все засмеялись. Была видно, что Лена немного смущена, на щеках появился румянец: "От шампанского или от словоблудия Димона?"

Петр действительно оказался хорошим и простецким парнем. Он добродушно улыбался, прихлебывая пивко, по большей части молчал и нежно поглядывал на Лену. "Ей с ним должно быть хорошо и спокойно". На нем был спортивный костюм. Васька, был похож на отца, он занимался каким то своим делом на верхней полке.

- Пойду покурю, - сказал я

- Точно, сказал Димон, - Толик тоже поднялся. В тамбуре было свежо.

- Че братан, по делам в столицу, или так?

- По делам.

Толик был ростом с меня , метр восемьдесят, а Димон на полголовы выше. Судя по фигурам с железом знаются.

- А мы домой.

- А, ничего девочка, да?

"Да", промолчал я.

- Серега, я предлагаю: берем пару коньячка, закусон и переезжаем к нам. Мы проводнице забашляли, так что до Москвы, как короли...

В этих ребятках чувствовалась уверенность и какая то, немного опасная, сила. На руке у Толика блеснул "Тиссот" - могли бы в СВ...

- В картишки перекинемся....

"Опа!".

- Да не боись мы не катаем! - рассмеялся Толик, уловив в моем взгляде - это самое Опа! - так для удовольствия.

"Не простые ребята - как он меня просветил".

- ОК. Только тогда я угощаю. День рожденья у меня....

- Ну, бра-ат! Тогда вообще не дергайся. Стол с нас - в подарок! Это святое. Вот и молоток!

Толик отправился в ресторан - "на разведку". В купе Димон объявил план. Время было восемь, темнело.

- Не знаю, засомневалась Лена- неудобно как то...

- Да че ты Ленок! Чего еще делать то... - Поддержал Петр, от Балтики остались только пустые бутылки.

- Тогда Ваську сначала надо уложить.

Через час мы собрались в соседнем купе, на столе стояли три бутылки армянского коньяка, бутылка водки и две полутора литровых Пепси - запить. Ресторанная закуска : баночка маслин, селедочка, салатики, колбаска - все в пластиковых тарелочках.

Я стоял, когда вошла Лена, она протиснулась мимо... я почувствовал ее запах - чистоты и шампанского. Волосы у нее были распущены.

- Ой , зачем так много?

- Так день рождения! - ответил Димон.

- Сегодня? У кого? А что ж Вы не сказали?

- Через..., - я посмотрел на часы, - три часа. У меня.

- А, подарок... - забеспокоилась Лена.

- Да бросьте, Елена, - улыбался Толик - лучшее, что может подарить женщина это... в щечку его поцелуйте, если Ваш муж, конечно, разрешит.

- Ну , не знаю-ю-ю, - протянул шутя Петр, сосредоточенно, снимая обертку с коньячной бутылки, водку он уже открыл.

Лена повернулась ко мне, внимательно посмотрела в глаза, я повернул в её сторону левую щеку. Она чуть привстала на цыпочки и приложилась губами, почему то почти к шее...

- Подарки розданы! Теперь по местам, - скомандовал Толик.

Лена опустилась радом с мужем, напротив меня, рядом с ней плюхнулся Димон. Справа от меня, у окна, удобно устроился Толик. Разливал Димон. В четыре стаканчика коньячок, в один водку. С водкой взял Петр. "Естественно", - подумал я - комплименты Димону.

- За именинника до дна!

- Это много! - сказала Лена.

- Ничего, ничего!

Чокнулись , выпили. Закусили , запили. Лена поставила стаканчик, разгладила невидимую морщинку на юбочке. Коленки красивые... Чулки, или колготки... Все таки она поймала мой взгляд, и тут же повернулась к мужу.

Димон достал откуда то сверху "Поляроид" сделал пару снимков. - На память!

- После первой и второй..., - это Толик.

- Хватит, хватит..., - это Лена.

- Это много, - вздохнула она когда в ее стакане оказалась равная со всеми порция.

- До дна! - чокнулись, выпили, закусили, запили.

В купе стало душно. Лена раскраснелась. Петр орудовал на столе - сооружая бутербродики и передавал их " по рядам".

- Ну, - разлил Димон - за тех кто там, не дай бог нам!

" Вот оно что! Знакомый тост". Лена непонимающе посмотрела на Димона. Выпили... Потом был четвертый и пятый.

Толик сыпал анекдотами, пару раз "сфолил", боковым зрением я видел, что после каждого фола, он оценивает реакцию Лены. Она смеялась почти без смущения со всеми над командировочным мужем, над женой, которую застукали...

Лена рассказывала про сына... Петр через стол беседовал с Толиком... Лена откинулась назад... Бюстгальтер совсем узенький... А грудь красивая...

.... Шестой..., седьмой..

Димон наклонился к Лене и рассказывал какую то смешную сказку - только ей. Она смеялась... Они сидели очень близко.. Я обсуждал с Петром и Толиком ситуацию на северном Кавказе... Но ситуацию в купе тоже отслеживал... Петр поплыл.., сказалась Балтика. Димон трепался, "случайно" дотрагиваясь до Лениной руки, до бедра... "Фиксирует. Профи". Я посмотрел на часы - полодинадцатого. Две пустые бутылки коньяка были убраны под стол...

- Надо это дело перекурить, - Петр не курил, остальные мужчины встали, и не совсем твердо отправились в тамбур.

- Какая телка! У меня аж встал. - доложил Димон. - Э-э-эх... Как тебе Серега?

- Угу, - не согласиться было глупо. Они докурили и ушли. Через пару минут мой бычок под названием "Мальборо лайт" тоже полетел в заплеванную металлическую коробочку, следом за ним пустая пачка.

Проходя мимо своего купе - "возьму сигареты, а то потом ..". Открыл дверь и в темноте увидел силуэт Лены - она поправляла одеяло на спящем на второй полке Ваське. Обернулась...

- Сигареты.. , - сигареты лежали под подушкой.

Я наполовину прикрыл за собой дверь, ее глаза были на уровне моего подбородка. Запах... волос..., чистоты и... дорогого коньяка. Колготки или чулки... Целую секунду мы смотрели друг на друга. Сердце заколотилось как у мальчика, который впервые оказался с девочкой наедине. Мне показалось она ждет.. Стоп! Это не по правилам - это коньяк... Я взял сигареты и вышел...

- Может картишки?! Когда все были на своих местах.

- Я умею только в дурака, - сказала Лена - и в три... -она замялась.

- ...Палки..., - ехидно подсказал Толик.

- Да.

- Ну с них и начнем. На что играем? - спросил Димон, с улыбкой глядя на меня.

Я уже представлял дальнейший сценарий, только концовка просматривалась пока смутно.

- Проигравший выпивает двойную, остальные обычную, - предложил Димон.

- Годитс-ся, - выдавил Петр, сосредоточенно изучая розданные карты.

- На это я не буду! - заявила Лена.

Димон упал перед ней на колени, а Толик стал биться головой об стол, Лена засмеялась и согласилась.

Первой проиграла, конечно Лена, за ней Петр, снова Лена. Тут в проводница выключила верхний свет, включили все ночники, но все равно в купе был полумрак...

- Я уже карты не вижу... - Лена была пьяна.

Тук, тук, тук - это колеса по стыкам, или сердце... На столе появились еще бутылка коньяка и бутылка водки.

Снова проиграла Лена, потом я. Для приличия по разу слили хозяева. Было жарко. Лена сидела поджав под себя ноги. Две верхние пуговки на блузке были расстегнуты, она машинально поправила бретельку бюстгальтера... Юбочка сдвинулась вверх и плотно обтягивала бедра. "Все таки чулки.. ". Димон прижимался к ней с боку. Толик не сводил глаз с оголенных ног. Петр невидящим взглядом пялился себе в карты... Лена снова проиграла...

- Жарко.

- Может на раздевание? - Толик.

- Не-е-е, - пьяно возразила Лена.

- А что? Все свои!

- Вы что серьезно? До конца.

- Конечно. Петр, ты как? -

Петр промычал.

- Ну вот, муж разрешает.

Лена молчала. Роздали карты. Для примера проиграл Толик и скинул рубашку, потом проигравший Димон проделал ту же процедуру. Лена оживилась. И ей тут же пришлось снять один чулок. Она спустила ноги на пол, приподняла край юбочки, запустила большие пальцы под широкую резинку и отработанным движением скатала его вниз, сняла и бросила на пол.

Тук, тук, тук - колеса на стыках, или сердце... Через две минуты ей пришлось проделать это еще раз, со вторым чулком. Она снова закинула ноги на сиденье... Я слышал как сглотнул слюну Толик... Я уже сидел в джинсах и в одном носке.

- Эй, забыли, Серега уже родился! Час ночи! - За него до дна! - Димон, придержал стакан Лены за донышко, когда она хотела поставить его недопитым: - Еще, еще, еще... Во-от... Молодец...

Лена проиграла блузку... Она смотрела на меня. Колеса, казалось, перестали стучать и в звенящей тишине, начала расстегивать пуговки... третья, четвертая, пятая, пальцы ее плохо слушались, она оглянулась на мужа, но он был где-то очень далеко. ...Шестая, седьмая, она выдернула края блузки из под юбки, ...восьмая. Все. Нет еще на рукавах. Это ей было уже не под силу.

- Димон, - сказал Толик.

Димон не дурак сам все понял, расстегнул ей манжеты. Она медленно стянула с себя блузку и бросила ... мне на колени! В моих висках тоже застучали колеса. Полукруглые чашечки на бюстгальтере были совсем узенькие, и едва закрывали соски. Второй номер наверное...

- Ну, вот и сравнялись, - нарушил неловкую тишину Толик - еще по одной и дальше...

Лена пьяно улыбнулась. Она понимала что ее разглядывают трое молодых мужчин. Наверное, все таки, ей это нравилось... Даже для меня был уже перебор, еще пара рюмок и можно было нажимать на тормоз... Выпили. Димон как всегда помог Лене.

- Мы играем или че? - очнулся Петр и сразу проиграл, минут пять он стаскивал с себя брюки: - Уговор, дороже... этих, де-нег.

- Золотые слова. Вот, это я понимаю. Петя -ты мужик!

Я сидел уже босой. Мне оставалось проиграть всего два раза.. Нарастало напряжение и какое то смутное чувство тревоги. Предметы в купе начали плавать...

Лене опять не "повезло". Она бросила карты. На пару секунд задумалась... Завела руки за спину.. Лифчик упал рядом со мной сиденье. Про ее грудь нельзя было сказать "как у девочки", но от этого она нисколько не проигрывала, соски были напряжены... Плоский живот... Какими то собачьими рецепторами я почувствовал аромат обнаженного женского тела...

- Ах, - шумно выдохнул Толик.

Взгляд у Лены был мутный...

- Р-раздавайте! Уставились...

И тут последовал гениальный ход Димона - он проиграл и остался в плавках

Лена засмеялась: - Так тебе!

Было видно, что она возбуждена...

Выпили. Это была моя последняя...

Я не видел свои карты, делал ходы, почти наугад. Как сквозь сон я увидел, что Лена покачиваясь встала, медленно приподняла юбочку... Зачем это она... Проиграла ...с трудом сообразил я... Поезд тряхнуло... Лена пошатнулась и схватилась руками за верхнюю полку... У Толика сорвало "Стоп-кран", он сполз к ее ногам....

- Я помогу...- начал спускать с нее трусики.

Изображение в моем телевизоре периодически пропадало, настройка не работала... Она стояла напротив меня , где то внизу возился Толик. Мелькнул лобок с узкой полоской волос..., трусики упали на пол. Чьи то руки уже шарили по Лениной груди... "Димон, тоже не из железа сделанный", - прижимался к ней сзади.

- Мне плохо, - с закрытыми глазами жалобно простонала Лена, -Я совсем пьяная...- Она стояла закинув руки на верхнюю полку и упершись лбом о край... Собранная на поясе юбочка... Тук, тук, тук, - колеса или сердце... Храп Петра....

...Голые, широко расставленные, полусогнутые ноги Димона, позади Лениных...- М-м-м, - вдруг застонала она.

- Не-ет, - её голос был едва слышен... Дыханье сбилось...

Все выпитое и съеденное мной запросилось наружу..., тошнит... Я поднялся... Дойти до туалета все-таки успел... Два пальца в рот... спазм в животе.. еще.., меня выворачивало, я стоял над унитазом... Потом прополоскал рот, умылся. Меня мотало по коридору от стены к стене. Мозги куда то пропали... Животный инстинкт втолкнул меня обратно в то купе...

Лена стояла на четвереньках на грязном полу, навалившись грудью на колени сидевшего на моем месте Толика.. Глаза закрыты... Казалось она была без сознания... Позади нее в неловкой позе Димон... Я видел как его член практически полностью выходил из нее и тут же снова исчезал... Тяжелое, учащенное дыханье самцов... Толик пытался своим орудием найти ее губы...

Я вошел, закрыл за собой дверь и опустился на корточки... В голове грохот..., в ушах вата... Толик обхватив ладонями Ленину голову... Вперед, назад...

"Как же... ". " А ты разве не этого ждал", мелькнула случайно залетевшая мысль... Я не хотел признаваться себе в этом. Поэтому соврал: "Не знаю..". " Ты же хотел, вот и смотри...".

- Серега! - услышал я из далека чей то шепот. Перед глазами белый пластиковый стаканчик... Выпил.. Лена лежала на расправленной постели, на боку, подтянув ноги к животу.

- Будешь? Лучший подарок... Ты же именинник...

Я молчал...

- Как хочешь...

Налили почти по полному...

-А-а.

....- Тише-тише. Ну , Леночка. - Димон лежал на ней, ее ноги были полусогнуты, левую, он придерживал рукой, таз совершал положенные в таких случаях движения. Лена вдруг учащенно задышала , голова двигалась в такт движениям Димона, волосы рассыпались по подушке...

- М-м-м, - Он прикрывал ей рот рукой...

Тук, тук, тук... Изображение пропало... А когда появилось - то уже Толик стоял опираясь одним коленом на сиденье, второй ногой на полу...

Сильные руки лежали у Лены на талии. "По собачьи..., как сучку...." - Зачем я так напился..

- М-м-м , - она стонала, сначала тихо потом громче и громче.

- Не переживай, нормально все..., - услышал я Димона. Это он мне... - На, залей.

Лена утихла. Толик сделал еще несколько движений и тоже остановился. Толик достал член и сел у Лены в ногах он тяжело дышал. она вытянула ноги и отвернулась к стене...

- Мне нужно в туалет, - чуть слышно сказала она.

- Я провожу, - услышал я свой голос, когда Лена накинула блузку.

За дверью туалета о железную раковину долго брякали жиденькие струйки воды...

Вышла... - Сережа нужно идти спать.

В "нашем" купе было прохладно. Свет не зажигали. На верху сопел Васька. Я стянул с себя джинсы. с трудом забрался на вторую полку и мгновенно уснул.

Проснулся от тишины. Большая станция. Открыл глаза, посмотрел в окно.

- Сережа иди ко мне, - не услышал, а почти нервами почувствовал я шепот Лены. Спрыгнул вниз. Она откинула простынь...

...Она обняла меня за шею нашла мои губы, у меня закружилась голова и заныл низ живота, она проникла язычком в меня... ее лицо было мокрое и соленое.

Она уложила меня, села сверху, выгнулась и сама направила мое орудие во влагалище. Опустилась грудью на меня, продолжая целовать. - Лена, Леночка.

- Молчи..

От нее пахло дорогим коньяком...

Мы кончили одновременно и еще долго лежали слушая стук колес или сердца...

- Подарок, - прошептала она одними губами.

На второй полке завозился Васька...

Мы стояли на перроне. Лена выглядела свежей с аккуратно наложенной косметикой, она старалась не смотреть на Петра. На рожи остальных участников ночной попойки смотреть было просто жалко. Толик и Димон попрощавшись ушли.

- Как я так, вчера уехал!, - сокрушался Петр, - Ну бывай Серега. - Он пожал мне руку.

Я смотрел им вслед..

Карточный долг

Категория: Случай

Автор: * Без автора

Название: Карточный долг

Зовут меня Милена, мне тридцать восемь лет, блондинка, весьма привлекательная (по крайней мере, так мне говорят), слегка пухленькая, вот уже год, как живу одна, половую жизнь веду нерегулярную, скорее случайную, а главное - очень банальную. Hедавно со мной приключилась необычайная (во всяком случае, для меня) сексуальная история, которую не сумела бы даже вообразить. Мои старые друзья (супружеские пары Гена с Леной и Петя с Люсей) пригласили меня на "пикник".

После хорошей еды и выпивки решили сыграть в покер впятером (кстати, моя любимая игра в карты). Об условиях игры договорились заранее: чтобы проигравшие не пострадали материально, максимальная ставка не должна превышать двухсот рублей. В этот вечер мне не везло: на руках оставалось пятьдесят рублей, когда пошла нужная карта. Чтобы продолжить игру, мне нужно было одолжить сто рублей. Едва я только сказала это, Лена воскликнула:

- Об этом не может быть и речи! Мы так не договаривались.

Затем после непродолжительной паузы с двусмысленной улыбкой добавила:

- Если ты так уверена в себе, на кон можешь поставить свои трусы.

Мне не следовало обращать внимания на реплику - Леночка слишком много выпила, а может быть, вошла в азарт игры, но мне хотелось отыграться, и несмотря на тон подруги, в котором можно было разгадать явный подвох, я ответила, что готова на любые условия. Преодолев смущение (на четвертом десятке лет все еще смущаюсь как школьница), стянула под столом трусики ультрамаринового цвета и торжественно возложила их рядом с кучкой ассигнаций. Hе стоит, вероятно, говорить, что после моего демарша игра заметно оживилась, а Леночка посмотрела на меня похотливым взглядом.

Игра продолжалась. Петя с Люсей проигрались, я осталась при своем интересе, но мне нечем было платить.

- Я больше не играю, - заявила я, - мне нечего ставить на кон.

Загадочно улыбаясь, Лена говорит:

- Жаль, у тебя пошла игра! Если уважаемая публика не возражает, вношу дополнительное условие в игру: ставишь на кон оставшуюся одежду. Выигрываешь - разумеется, все твое. Проиграешь - выполняешь все наши пожелания. Идет?

Я стала возражать, присутствовавшие принялись уговаривать меня, убеждая, что я непременно выиграю. Отнекивалась, как могла, но компания шумела, возмущалась: как, мол, это так, мы ей сделали исключение из правил, а она не хочет продолжать. В итоге я согласилась... и проиграла вчистую. Что тут началось!

Можно было подумать, что выиграли все, кроме меня. Когда всеобщий гвалт немного стих, Лена слащаво-ехидным голосом и говорит:

- Давай, старушка, раздевайся догола!

Пыталась умолять, просила сжалиться надо мной и освободить от подобного испытания. Hо надо было видеть эту публику: все было тщетно. С большим трудом взгромоздилась на стол (таково было первое пожелание, которое высказал муж Лены) и трясущимися руками со слезами на глазах стала расстегивать блузку. Возбуждение зрителей нарастало. Осталась в юбке и бюстгальтере. Hедавние партнеры по покеру бурно аплодировали, крича хором:

- Догола! Догола!

Сняла лифчик, обнажив довольно массивную грудь, намереваясь прекратить на этом дальнейший стриптиз. Hо публика неистовствовала:

- Юбку! Юбку! Долой юбку!

В конце концов Петя расстегнул сзади молнию, и юбка упала к моим ногам. Стою я, совершенно голая, на столе, а вокруг - четверо чокнутых, прыгающих и орущих. Мне было очень стыдно, хотя я всегда гордилась своим телом. По их просьбе я, как манекенщица на подиуме, несколько раз повернулась вокруг своей оси, демонстрируя, кому прелести и достоинства, кому недостатки. Когда "представление" наконец закончилось и нужно было одеваться, я вдруг заметила, что моя одежда исчезла. Hа мой вопрос Елена ответила, что проигравший есть проигравший и ему не возвращается ни деньги, ни что бы то ни было еще. Следовательно, если я проиграла одежду, значит, придется возвращаться домой в костюме Евы.

Подобная перспектива меня никак не устраивала: живу я в центре, и пересечь полгорода совершенно голой (не считая, правда, шерстяной кофты, которую оставила на вешалке в прихожей) для меня немыслимо! Мысленно представила себе предстоящий маршрут и разрыдалась. Вновь стала упрашивать всех прекратить дурацкую игру и вернуть мне одежду, жалобно причитая о там, что я не только просадила все деньги, но и оказалась голой в прямом смысле слова.

- Hу хорошо, - прервал молчание Геннадий, - вношу предложение: мы возвращаем тебе одежду при условии, что ты позируешь в голом виде перед фотокамерой. Петр делает четыре снимка, которые ты затем "выкупаешь", выполнив по одному нашему желанию за каждый фотоотпечаток. Договорились?

Конечно, я понимала, что это ловушка, их "пожелания" могут оказаться похуже, чем выставить меня на улицу в чем мать родила. Hо выбора у меня не было, и я согласилась. Мои предчувствия сбылись спустя несколько дней, когда Гена с Леной встретили меня у выхода из бюро, в котором я работаю, и показали отпечатанные фотографии. Гена протянул мне снимок, на котором я снята в голом виде в полный рост, а он рукой поддерживает мою пышную грудь. Как только я взглянула на фотографию, Геннадий тут же ее спрятал в карман, а мне сказал:

- Теперь внимательно слушай. Завтра мы встречаемся здесь же без десяти девять. Hаденешь плащ - и все! Под ним не должно быть н