КулЛиб электронная библиотека 

Передаю цель... [Анатолий Викторович Чехов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



АНАТОЛИЙ ЧЕХОВ

В РАЙОНЕ РОДНИКА


След был свежий. Отпечатки самодельной обуви — чарыков — пересекали взрыхленную бороной контрольно-следовую полосу, тут же возвращались обратно. Точно какой-то шалый бродяга, не таясь и не применяя ухищрений, топтался здесь.

Но едва ли это было так: «шалый бродяга» далеко в погранзону не зайдет — его остановят.

Странным было и то, что след не вел ни к границе, ни в сторону аулов, расположенных по краю песков Кара-Кума, а уходил по каменистому ущелью в горы, где не было дорог, каких-либо населенных пунктов.

— Посвети-ка еще, сынок, — сказал лейтенанту майор Кайманов» Ему, опытному следопыту, заместителю коменданта пришлось сегодня самому выехать сюда к границе, чтобы помочь организовать поиск молодому начальнику заставы лейтенанту Воронцову.

Воронцов включил следовой фонарь, опустил его к самой земле. Ослепительно-белый луч выхватил из темноты склонившуюся над следом сухопарую фигуру замполита заставы младшего лейтенанта Пинчука, отпечатки обуви нарушителя на взрыхленной поверхности, попавшие в след с краев комочки грунта. Эти комочки и не стершаяся еще выпуклая полоска от косой трещины на пятке правого чарыка означали, что кто- то побывал на КСП совсем недавно.

— Нарушитель прошел до того, как поднялся ветер, — сказал Кайманов. — Выехали мы из комендатуры около четырех. В двадцать минут пятого подул утренничек, сначала порывами, потом засифонил полным ходом… Сейчас без четверти пять, значит, давность следа не больше часа.

— А я что-то не приметил, когда утренник дул, — признался Воронцов. — В машине ветер все навстречу.

— Из машины тоже можно приметить по листве кустов и деревьев, — сказал Кайманов. — Ну что ж, давайте разбираться, кто здесь побывал…

— Разве и это можно узнать?

— Захочешь, и характер узнаешь… Вот, смотри: на пятке правого чарыка — трещина. Аккуратный человек чарык зашьет, а этому — наплевать. Сразу видно — лодырь, разгильдяй… Правую ногу ставит «полуелкой», левую волочит. Энергичный — ноги ставит параллельно. А этот — наверняка замухрыш, шаромыга, и весу-то в нем килограммов пятьдесят вместе с его торбой.

— Однако пятка следа заглублена больше, чем носок. Видимо, нарушитель — человек в возрасте, — заливая след гипсовой кашицей, сказал младший лейтенант Пинчук.

Всей комендатуре было известно, что недавно прибывший на заставу замполит увлекается криминалистикой, и Кайманов, уважая всякую науку, даже в виде самодеятельной науки Пинчука, терпимо относился к его упражнениям: «Раз исследует, значит, интересуется, — пускай его…» Из-за этой приверженности Пинчука к «научно-исследовательской» деятельности Кайманов даже называл его не иначе, как на «Вы».

— До КСП-то он все-таки дошел? Значит, не так-то уж и прост? — поддержал своего замполита Воронцов.

Лейтенанту, видимо, хотелось, чтобы нарушитель оказался опасным диверсантом: замечание майора насчет «шаромыги» его явно разочаровало.

Кайманов понимал, что и Воронцов, и его замполит, младший лейтенант Пинчук смотрят на него как на человека, уже отработавшего свое, хоть и не лишенного некоторого практического опыта. Что говорить, опыта ему не занимать: тридцать четыре года на границе в этих горах, сначала начальником заставы, а затем и заместителем коменданта, — все это чего-нибудь да стоит… Передать бы свой опыт таким вот, как Воронцов и Пинчук, не унести с собой в могилу…

Майор наклонился, еще раз внимательно осмотрел следы, измерил длину шага, сравнил глубину отпечатков с заглублением следа лейтенанта. Со своими отпечатками не сравнивал: сапоги шил всю жизнь на заказ, обмундирование, как правило, брал самого большого размера.

В общих чертах он уже представлял себе, что за человек здесь побывал, хотя интуиция, конечно, не доказательство.

Лейтенант выключил следовой фонарь, и Кайманов некоторое время ждал, пока глаза привыкнут к темноте. Вид ночных гор, великолепные чинары, поднимающие свои кроны в звездное небо, журчащий в темноте у подножия этих чинар ручей, шорохи щебенки по склонам да посвист охотившихся сычей— все это, с юности знакомое и привычное, составляло ощущение границы, где был его дом, его работа, его жизнь…

Решив дать Пинчуку закончить свои упражнения, майор спросил Воронцова:

— Все ли направления перекрыты, товарищ лейтенант?

— Застава поднята по тревоге согласно боевому расчету, — ответил тот. — На особо важные направления высланы дополнительно наряды дружинников…

— А в район родника Ак-Чишме?

— Так это же у соседей и вроде бы в стороне?

— Ручаться не могу, но нарушитель, скорей всего, выйдет туда: родник — единственный во всей округе. Направь к нему усиленный резерв: нарушитель, может статься, и не один…

Лейтенант включил портативную радиостанцию, передал дежурному по заставе, чтобы тот выслал на машине резерв к родину Ак-Чишме. В это время младший лейтенант Пинчук закончил свои исследования и, подойдя к Кайманову, словно бы оправдываясь, сказал:

— Товарищ майор, у меня все. Надеюсь, не задержал…

— Если вы закончили, поехали, — никак не отреагировав на извинения Пинчука, сказал Кайманов. Сам подумал: «Все-таки на кой черт сюда поперся этот нарушитель? Чтобы запутать следы? Чьи следы?.. Забрел на КСП и тут же вернулся? Зачем? Чтобы отвлечь на себя преследователей? А кто может поручиться, что он пришел один, что нас не ждет еще какой-нибудь сюрприз?»

Когда сели в машину и выехали на шоссе, Воронцов спросил:

— Что можно еще сказать насчет этих следов, товарищ майор?

— Ну что можно сказать? Побывал здесь человек никчемный, какой-нибудь бродяга-зимогор. На КСП попал по дурости или чьей-либо указке. Дальше КСП не пошел, значит, шел без смысла. А может быть, и со смыслом, привлечь к себе внимание… Роста ниже среднего, худой, на правую ногу прихрамывает, обувь тридцать девятого размера. Чарыки носить отвык: жмут они ему, из сыромятины сделаны, ссохлись. От чарыков он и охромел… Ну что еще?.. Ходит расхлябанно, ступни ставит врозь, плетется шаляй-валяй. Одет в ватник, домотканные штаны, курит терьяк…[1]

Заметив сдержанную улыбку на лице Пинчука, Кайманов умолк.

— Вы так расписали нарушителя, товарищ майор, — сказал Пинчук, — как будто знаете его сто лет: и в ватную телогрейку одет и терьяк курит, еще и прихрамывает. Как вам удалось это определить?

— Когда задержим, увидите, — ответил Кайманов. — Кроме того, что в ватник одет, еще и небрит…

Пинчук и Воронцов переглянулись, промолчали. А Кайманов подумал: «Насчет того, что небрит, может, и зря сказал. Но ведь наверняка небрит! Эти паразитские замухрыши раз в году бреются, наверняка и в горах не первый день…»

В предутренней темноте по обеим сторонам шоссе угадывались то виноградники с низкорослыми, скрюченными лозами, то невысокие дувалы, сложенные из камня-плитняка.

«Газик» круто свернул с проселка, подъехал к заставе. На крыльцо выбежал дежурный:

— Товарищ майор, разрешите обратиться к лейтенанту Воронцову… Товарищ лейтенант, вас к телефону…

Офицеры вошли в канцелярию, Воронцов снял трубку.

— Семин?.. У родника Ак-Чишме?.. Никого нет?.. И следов никаких?.. Армейские сапога?.. Что ж вы собственные следы не узнаете?

Кайманов молча наблюдал, как на лице Воронцова все заметнее проступало выражение досады. Положив трубку, лейтенант оглянулся на майора, словно ожидая от него объяснений. Тот снял трубку, доложил коменданту:

— Товарищ подполковник, всей группой выезжаем к роднику Ак-Чишме. Прошу дать указание начальнику соседней заставы блокировать ущелье в районе урочища Кара-Тыкен. В случае появления неизвестных, будем действовать совместно с соседями.

«Ах, Семин, Семин, — мысленно посетовал Кайманов, — что-то ты там, друг сердечный, опять недосмотрел! А ведь сколько на тебя одного и времени, и сил потрачено…»

Знакомство майора Кайманова с бывшим новобранцем — ныне ефрейтором Семиным состоялось еще в прошлом году, когда Семин только прибыл на заставу с учебного пункта. Кайманов проводил занятия с молодыми солдатами по следопытству, показывая им все на местности, практически. После занятий отпустил группу с сержантом, а сам решил пройтись лощинкой посмотреть, нет ли выводков горных курочек. Шел, шел да и заметил, что солдаты на вышке неподалеку от заставы Воронцова очень уж бдительно несут службу. Только смотрят в бинокль не вокруг, а все в сторону границы, как будто именно оттуда ждут нарушителя.

Кайманов скрытно, со стороны кустов, зашел к вышке, постучал камнем по опоре:

— Есть кто живой?..

Семин, худощавый, жилистый, вытянул шею, посмотрел вниз и отвечает:

— Есть…

А сам не знает, что ему делать: то ли документы спрашивать, то ли тревогу поднимать.

Кайманов видит такое дело pi спрашивает:

— Подскажи, браток, как тут ближе за кордон пройти?

Ну Семин понял, что его разыгрывают, и говорит:

— Я вас, товарищ майор, сразу узнал. Видел еще там, где вы у белых камней стояли.

— Молодец, что кого-то у белых камней видел, бдительный часовой. Только я с другой стороны, от кустов ежевики, подходил. А почему ты решил, что именно меня видел?

— А вы с группой вон в том распадке занятия проводили…

— Так то не я проводил. То мой брат-близнец. Он тут у вас живет. А я за кордоном живу. Оттуда пришел, туда и возвращаюсь…

Семин молчит, соображает, что ему делать, а Кайманов и говорит:

— Пока мы тут, милый, с тобой рассусоливаем, тебя вместе с вышкой и твоим напарником очень даже просто можно и за кордон унести…

После этого Кайманов несколько раз приезжал к Воронцову на заставу, брал Семина вместе с другими молодыми солдатами на службу, учил уму-разуму… И вот опять что-то там у Семина не получилось…

…Машина мчалась все вперед и вперед. Под колесами шуршала щебенка, в днище кузова стреляли мелкие камешки. У самой дороги стали попадаться обломки скал.

Сразу, как это бывает в Средней Азии, наступил рассвет: стали различимы пыльные кусты у обочин, по склонам — заросли горного клена, миндаля.

В машине все молчали. Наблюдая за откосами сопок, Кайманов перебирал в памяти случаи, какие происходили с ним когда-либо в этих местах…

— А вон и родник, — сказал Воронцов.

Действительно, родник нетрудно было определить

по свежей зелени, похожей на брошенный у подножия горы коврик.

Машина остановилась. У родника дожидался прибытия офицеров старший наряда ефрейтор Семин.

Увидев с лейтенантом Воронцовым заместителя коменданта майора Кайманова, Семин одернул стеганый защитного цвета бушлат, отрапортовал:

— Товарищ майор, в шесть часов сорок минут в районе родника Ак-Чишме найден неизвестный без документов и оружия. При обыске в котомке у него обнаружен складной нож, чурек, немного коурмы, фляга с водой. В тряпке с полкилограмма терьяка — опия- сырца.

— Почему «найден», а не «задержан»? — спросил Кайманов. — Где младший наряда?

— Так нарушитель мертвый, товарищ майор. А- младший наряда рядовой Гуляев там за камнем охраняет его…

— Как мертвый? Вы что, стреляли? При попытке к бегству?..

— Никак нет, товарищ майор, нашли мертвого…

— Идемте…

У обломка скалы маячил младший наряда Гуляев, веснушчатый и белобрысый, не успевший загореть на среднеазиатском солнце.

Судя по его напряженному и в то же время растерянному лицу, можно было понять, Гуляев чуть ли не впервые в жизни видит так близко мертвеца.

Нарушитель — по виду бродяга из бродяг — лежал навзничь, раскинув руки, устремив остекляневший взгляд в утреннее небо. Серое морщинистое лицо его было спокойно: не было на нем и признаков насилия или смертельных мук. Казалось, он спал с открытыми глазами, настолько внезапно для него наступила смерть.

Кайманов с удовлетворением отметил про себя: все, что он говорил о «шаромыге», совпало: и рост, и вес, и комплекция, и старый ватник, и ссохшиеся чарыки. К тому же нарушитель был, действительно, небрит…

То, что именно этот бродяга-зимогор затесался сегодня утром на КСП Воронцова, не вызывало сомнений: трещина на пятке его правого чарыка была настолько заметна, что и менее опытные специалисты узнали бы его след.

Но, едва увидев мертвого, Кайманов понял, что этот замызганный, доведенный наркотиком до последней степени отчаяния терьякеш — наверняка фигура второстепенная: слишком часто Кайманов встречал таких вот бедолаг-контрабандистов, особенно в первые годы своей пограничной службы. Всегда у них были главари, был хозяин. Не исключено, что и сейчас он где-то есть, может быть, даже по эту сторону границы.

Младший лейтенант Пинчук с раздувающимися от нетерпения ноздрями наклонился к сложенному в сторонке немудреному имуществу нарушителя.

— Осторожно, — предупредил Кайманов. — Терьяк, наверняка, отравлен.

— А может, просто смертельную дозу хватил? — предположил Пинчук, смотревший теперь на Кайманова с плохо скрываемым удивлением.

— Возможно, — согласился майор. — Причину смерти установит экспертиза, а нам необходимо срочно искать тех, кто отправил его к аллаху.

— Вы считаете, товарищ майор, смерть насильственная?

— Нисколько не сомневаюсь. Его отравили. Убрали свидетеля.

— На заставу сообщил? — спросил Воронцов у Семина.

— Так точно, товарищ лейтенант…

— Покажите, где видели следы армейских сапог, — спросил у Семина Кайманов… — Ваши это следы или, может, еще чьи?

Семин смешался. Вопрос застал его врасплох.

— Вроде наши, товарищ майор. Других тут не может быть. Нарушитель в чарыках…

Вся группа вернулась к роднику. Но у самого родника все было настолько затоптано, что разобраться в следах не представлялось никакой возможности.

— Ах Семин, Семин, — искренне посетовал Кайманов. — И чему только я тебя учил? Если уж чужие следы не уберегли, покажите хоть, как выглядят ваши собственные.

Оба — старший и младший наряда наступили на влажный участок земли у самого родника. Кайманов наклонился, внимательно осмотрел отпечатки.

— А на обратную проработку следа ушли у тебя люди? — спросил он у Воронцова.

— Так точно, товарищ майор.

— В каком направлении?

— Последний раз докладывали с направления на урочище Кара-Тыкен.

— «Черная колючка», — перевел Кайманов название урочища. — Туда двинемся и мы, да побыстрей…

— А как же со следами сапог?

— Если все так, как я думаю, в районе этой самой «Черной колючки» должны быть и сапоги и их хозяева.

Что позволяло сделать ему такой вывод? Ничего определенного. Только то, что в направлении от этого урочища шел терьякеш к границе. Скорей всего, именно там он получил отравленный терьяк — плату за выход на КСП. А это значит, что там должны быть и отравители… Само место много подсказывало Кайманову. Неподалеку от этой «Черной колючки» — ущелье, заваленное обломками скал, естественная крепость, занять которую в старые времена стремились все главари контрабандистов. В этом ущелье несколько хороших стрелков могут выдержать осаду целого взвода, а то и роты солдат.

Кайманов из машины передал по радио коменданту, что вся группа едет к урочищу Кара-Тыкен и что Семин с Гуляевым доставят труп нарушителя в комендатуру для медицинской экспертизы.

«Газик» резво набрал скорость, лавируя между камнями и переваливаясь с боку на бок, выехал на дорогу.

Сколько раз Кайманов проезжал по этой, в недавнем прошлом мощенной булыжником и только после войны заасфальтированной дороге!

В юности он сам строил и ремонтировал ее, зарабатывая на хлеб нелегким трудом каменотеса. Надев форму пограничника, вдоль и поперек исходил не только шоссе, ко и все эти хребты, кажущиеся отсюда неприступными, но на самом деле, весьма успешно освоенные еще в недавнем прошлом контрабандистами…

Бежит и бежит навстречу серое от пыли извилистое шоссе, петляет между сопками, поднимается серпантином на склоны, выходит на край огромной, наполненной светом и воздухом, утренней свежестью горной котловины. А по другую сторону котловины поднимается сплошной стеной, изрубцованной вертикальными складками, неприступный и величественный горный кряж.

Словно огромные древние мамонты, ставшие в ряд, горы протянули в долину каменные лапы, уложили между ними бугристые хоботы, выставили навстречу солнцу каменные лбы.

— До наших дней на этой скале, — сказал Кайманов, — сохранились развалины старинной крепости «Сарма Узур» предводителя древнего племени Асульмы. Гряда эта и сейчас называется его именем. Мальчишками мы лазили в эту крепость, находили серебряные монеты, наконечники стрел…

Отсюда с дороги невозможно было рассмотреть горный карниз, запомнившийся Кайманову на всю жизнь.

По этому карнизу лет тридцать назад гнался двадцатипятилетний Яков Кайманов за матерым главарем бандитов Шарапханом, расстрелявшим в восемнадцатом году его отца. Тяжело дыша, изнемогая от усталости, молодой Кайманов все выше и выше поднимался по отвесному склону, маскируясь за выступами скал. Пот заливал лицо, щипал глаза. Рубаха прилипала к спине. Сердце било в грудь гулкими ударами, кровь стучала в висках. Не думая об опасности, слепо веря в удачу, Яков взобрался на карниз и побежал вдоль склона горы над глубокой пропастью. Стемнело. Он почти ничего уже не видел, лишь угадывал направление, но точно знал: Шарапхан здесь, он близко: на карнизе ясно отпечатались следы его ног. И вдруг впереди, на фоне звездного неба, вырисовался выступ, от которого перед самым носом Якова отделилась тень. Изо всех сил ударил он прикладом в эту тень и тут же почувствовал, как, попав в пустоту, увлекаемый тяжелой винтовкой, летит под откос.

На голове его запутался то ли халат, то ли плащ Шарапхана. Словно молотом ударило его в темя, перед глазами вспыхнуло пламя, и он провалился в кромешную тьму…

Прошло немало лет, прежде чем удалось схватить заклятого врага, но до Кайманова дошел слух, что задержанному Шарапхану во время пересылки из одного пункта в другой удалось под бомбежкой бежать… Не он ли объявился опять в этом районе? Сколько раз было у Кайманова: стоит подумать о каком-нибудь человеке, и обязательно или встретишься с ним, или он окажется где-нибудь поблизости… Шарапхан свидетелей не оставляет… Впрочем, так же, как и другие, такие же опытные бандиты. А историю со следами армейских сапог он уже проделал однажды вместе со своим хозяином Таги Мусабек баем — ни много ни мало — тридцать лет тому назад…

Вьется и вьется дорога вдоль склона, вихрится пыль, ровно гудит мотор, постреливают мелкие камешки в днище кузова.

И не впервые уже кажется Кайманову, что древние мамонты Асульмы, выстроившись в ряд на противоположной стороне котловины, медленно разворачиваются, теснят друг друга, шевелят каменными лапами, бугристыми хоботами и тяжкой поступью, неотвратимо, как прожитые годы, отступают назад. Ни человека, ни силуэта козла или архара на пустынных карнизах, седловинах и склонах. Лишь кое-где, словно нашлепки, темнеет на перевалах и в распадках вечнозеленый древовидный можжевельник — могучие арчи да кланяются на ветру, словно это нарушители идут по косогору, пушистые метелки «телячьего цветка» гули- кона…

Из-за поворота дороги выплыло ущелье, по-местному «щель», заваленное огромными обломками скал.

— Ну вот и Кара-Тыкен, — останавливая всю группу, сказал Кайманов. — Дальше надо пешком, да еще с маскировкой: в этих гиблых местах недолго «за здорово живешь» и пулю в лоб схлопотать.

ТРОЙНАЯ СТРАХОВКА

У высокой, почти отвесной скалы, от которой и начиналось предгорье, оставили машину под охраной водителя, двинулись пешком. Не прошли и полсотни шагов, как на рыхлом участке, поросшем верблюжьей колючкой, увидели отпечатки армейских сапог.

— Вот и они, — сказал Кайманов. — Следы свежие. «Друзья» нашего терьякеша сделали дневку, сидят где- то в этих камнях…

Младший лейтенант Пинчук, молчавший всю дорогу, не выдержал:

— Товарищ майор, — сказал он, — вы прямо-таки, как следопыт «Кожаный чулок» сквозь скалы видите! Как можно доказать, что здесь были именно те, кто дал терьякешу отравленный опий?

Реплика Пинчука задела Кайманова.

— А вы сличите ваши гипсовые отпечатки со следами, что видите здесь, вот вам и будет все ясно.

— Было бы с чем сличать. У КСП — чарыки, здесь — сапоги. Мало ли пограничных нарядов могло здесь пройти?

— Тогда подождем, что скажут солдаты.

Все обернулись в ту сторону, куда показывал Кайманов, и увидели двух бегущих пограничников с собакой на длинном поводке.

Заметив офицеров, разгоряченные бегом солдаты в потемневших на спинах гимнастерках, с ручейками пота, стекающего по вискам из-под широкополых защитного цвета панам, заметно прибавили шагу. Старший наряда сержант доложил майору, что обратная проработка следа привела их сюда, в урочище Кара-Тыкен, и что нарушители пока не обнаружены. Он хотел было продолжать поиск, но Кайманов остановил его.

— Пока не торопитесь…

На вопросительные взгляды присутствующих ответил:

— Здесь они. Никуда не денутся. За поворотом — горный отщелок, а в отщелке небольшие пещеры-гавахи. В одном из таких гавахов и сидят. Надо хорошенько подумать, прежде чем их брать.

— Можно ли быть уверенными, товарищ майор, — спросил Пинчук, что здесь именно те, кто отравил терьякеша, и что они обязательно будут нас ждать?

— Полной уверенности не может быть. Но и деваться им некуда. В пути они уже часа три, притомились, да и опасности для них вроде поменьше стало. А лучшего места для отдыха и обороны, я уже говорил, во всей округе не найти.

— Какие будут указания, товарищ майор?

— Задержать нарушителей…

— Это понятно. Каким образом?

— Во-первых, тут должны быть наряды соседней заставы, через участок которой прошли эти двое. Но задерживать следует не сразу: я просил коменданта дать распоряжение нарядам блокировать нарушителей и дожидаться нас — именно в этом месте надо мне кое-что посмотреть… Ага… Вот следы наряда. До камней дошли, дальше нет… Значит, наряд здесь и нарушители недалеко. Выходит, нам тоже нечего тут маячить. Давайте-ка за эту скалку да побыстрей…

— А вы уверены, товарищ майор, что именно те, кто отравил терьякеша, надели армейские сапоги и пришли сюда?

— Пока лишь на девяносто девять процентов…

Кайманов внимательно осматривался, как будто нарочно оттягивая время. Насколько он торопился догнать нарушителей, когда обнаружил следы на КСП, настолько сейчас не спешил.

Что говорить, Кара-тыкен — знакомое место! Скверное место! Как есть «Черная колючка» — загонишь — не вытащишь. Лучшее место для засады… Так кому и для какой цели понадобился этот трюк с армейскими сапогами?

Он заметил, как на гребне скалы качнулась ветка арчи. У ближайшего камня появилась фигура солдата- пограничника. Кайманов узнал его: ефрейтор с соседней заставы.

Сделав знак, чтобы все вышли из сектора обстрела со стороны устья ущелья, Кайманов прислонился плечом к шероховатому, нагретому солнцем камню, подозвал остальных.

— Товарищ майор, докладывает ефрейтор Демченко. Нарушители дошли до отщелка. Младший наряда рядовой Баяджиев наблюдает за ними со скалы. Товарищ майор! Баяджиев сигналит! У нарушителей замечено какое-то движение. Разрешите идти на задержание, товарищ майор.

— Не торопитесь, успеем… Деваться им некуда. Выход из ущелья с той стороны блокирован. Полезут наверх — Баяджиев увидит. Скажи лучше, откуда ты взял, что здесь в отщелке нарушители? Следы-то от армейских сапог?

Вопрос этот он задал лишь для того, чтобы ответ услышал младший лейтенант Пинчук,

— А других нарядов, кроме нашего, здесь не может быть, товарищ майор. — Два наряда в одно место не пошлют, — ответил удивленный ефрейтор. — Значит, нарушители…

— Молодец, правильно, — одобрил Кайманов. — Продолжай наблюдение… Разделимся на две группы, товарищ лейтенант, — сказал он Воронцову. — Мы с младшим лейтенантом Пинчуком пойдем на сближение прежним курсом, а вы с солдатами — в обход и наверх. Как подниметесь, просигнальте, чтобы мы видели. Огонь открывать только в воздух — по моему знаку: брошу вверх камень или комок земли. Брать будем живыми…

— Слушаюсь, товарищ майор, — подчеркнуто четко сказал Воронцов.

Видно было, что это первое в его жизни (так же, как и у Пинчука) задержание.

Они разделились на две группы. Кайманов и Пинчук некоторое время наблюдали, как Воронцов с солдатами карабкаются наверх по едва заметной тропинке — в обход на скалу. Только когда те скрылись из виду — двинулись вперед.

Едва майор оглянулся, чтобы посмотреть, на каком расстоянии идет за ним младший лейтенант, со стороны ущелья ударили выстрелы. Оба мгновенно упали за камни. Кайманов дал знак, чтобы Пинчук не подавал и признаков жизни. Сам. осторожно попытался осмотреться. Ничего не увидев, тоже замер в неудобной позе за камнем.

Томительно потянулись минуты, десятки минут. Если бы не часы, которые Кайманов видел, не поворачивая головы, на руке младшего лейтенанта Пинчука, можно было бы подумать, что прошел час и два. На самом деле не прошло и получаса, как на противоположном склоне качнулись кусты и среди камней показались осторожно спускающиеся по косогору люди… Всего двое… Есть ли еще?.. Что, если этих двоих откуда-нибудь прикрывает третий?..

Кайманов, не меняя положения, подбросил вверх комок земли так, чтобы сигнал увидел лейтенант Воронцов. Тут же над головами нарушителей ударила автоматная очередь.

— Бросай оружие! — вскакивая на ноги, крикнул Кайманов.

Растерянные, с перекошенными лицами нарушители, побросав на землю винтовки, медленно подняли вверх руки. Оба — восточного типа, темнолицые, горбоносые, с густыми бровями. У того, что постарше, прямо из шеи растет седеющая борода. Одеты в заплатанные куртки, такие же ветхие, чуть ли не домотканные штаны. Зато обуты в новые, добротные покрытые пылью армейские сапоги.

Униженно кланяясь, испуганно оглядываясь по сторонам, оба заговорили что-то такое невразумительное, что даже Кайманов, отлично знающий язык, не сразу разобрался, о чем они толкуют.

Лейтенант Воронцов приказал проверить, нет ли у них холодного оружия, и начал было допрашивать нарушителей, но Кайманов остановил его.

— Товарищ лейтенант, прикажите солдатам охранять задержанных. А вас, — он обернулся к младшему лейтенанту Пинчуку, — прошу подойти со мной вон к тому роднику…

Когда все подошли, он спросил:

— Так сколько здесь было нарушителей, товарищи начальники?

— По всем данным — двое, — ответил Пинчук, — и оба в армейских сапогах.

— Что в сапогах, то верно, — согласился Кайманов, — а вот то, что только двое — этого я не говорил.

Некоторое время они внимательно рассматривали влажный песок у родника, изучая отпечатки армейских сапог. Те же отпечатки видны были на тропинке возле лужицы прозрачной воды, выбивающейся из-под камней.

На влажном песке Кайманов без труда отыскал след затыльника приклада одной винтовки. В полутора метрах от этого места увидел маленькое полукруглое углубление диаметром всего в две копейки — отпечаток рукоятки затвора второй винтовки. Но не эти отпечатки он здесь искал.

Вернувшись к самому роднику, Кайманов еще раз осмотрел всю площадку вокруг него и там, где была примята трава, собрал в бумажку белый пепел от дорогой папиросы.

Это уже была находка. Такой пепел бывает только от легкого табака. Запустив пальцы под травянистый кустик, Кайманов вытащил втиснутый в землю окурок с золотым ободком на мундштуке.

— Вот вам и третий, — с удовлетворением сказал он. — Срочно сообщите коменданту подполковнику Журбе. — Те двое, что по нас стреляли, наверняка таких папирос и в глаза не видели…

Самый тщательный осмотр всего пространства вокруг родника не дал больше никаких вещественных доказательств. Но Кайманов снова и снова, шаг за шагом, пядь за пядью исследовал камни и траву у самой лужицы прозрачной воды, песок, кусты шиповника, подступавшие к самой тропинке, взял в спичечный коробок земли с того места, где нашел окурок, у самой тропки, ведущей к роднику, сгреб в клочок газеты щепотку пыли. Присмотревшись к кусту шиповника, аккуратно срезал небольшую веточку вместе с шипами, тщательно завернул ее в носовой платок, затем в газету.

— Разрешите задать вопрос, товарищ майор, — наблюдая за ним, сказал младший лейтенант Пинчук. Он тоже внимательно обследовал с лупой в руках всю площадку вокруг родника. — Если не секрет, для чего вы срезали шиповник?

— Для гербария. Собираю листики-цветочки…

Может быть, ответ показался Пинчуку невежливым, но не мог же Кайманов выдавать за неопровержимые доказательства свои предположения, скорее догадки, основанные на едва заметных признаках. Он их скорее чувствовал, чем видел, эти признаки, одной лишь интуицией заподозрив возможность оставленного здесь кем-то даже не самого следа, а лишь тени следа. Правда, эта «тень», если предположение подтвердится, впоследствии сможет рассказать о многом…

Продолжая осмотр тропинки, Кайманов краем глаза заметил, как, привлекая внимание Воронцова, Пинчук сделал неопределенный жест, пожимая плечами, дескать, в следопыта играет старик, набивает себе цену.

«Цыплят по осени считают», — никак не показав, что заметил это движение Пинчука, подумал Кайманов. Он совершенно справедливо решил, что молодым всегда присуща некоторая самонадеянность и что к правильным выводам такие, как Пинчук, приходят обычно через свой собственный горький опыт.

— Теперь остается проверить, в каком направлении он выходил отсюда, — сказал Кайманов.

Вся группа вслед за ним некоторое время пробиралась между обломками скал по направлению к дороге, затем вышла на открытое пространство.

У куста верблюжьей колючки, на ровном, как стол такыре, Кайманов обнаружил в пыли след хромового сапога с явственно отпечатавшимися шляпками гвоздей на каблуках. Сапоги были по меньшей мере сорок четвертого — сорок пятого размера. Следы вели к дороге.

— Вот здесь, пожалуй, стоит задержаться и, если вам это нравится, сфотографировать след, — обращаясь к Пинчуку, сказал Кайманов.

Он быстро прошел к проселочной дороге, осмотрел пыльную обочину. Худшие предположения оправдались: неизвестный нарушитель сел в попутную машину и уехал. Успеют ли его перехватить на шоссе, ведущем в город? Поедет ли он туда?

— А теперь, лейтенант, — сказал Кайманов Воронцову, — давай команду срочно вести сюда задержанных.

Когда те, конвоируемые нарядом с соседней заставы, подошли, Кайманов спросил:

— Где третий, что с вами был?

От его внимания не ускользнуло, как быстро переглянулись нарушители. Старший, что с бородкой, вскинул голову, быстро заговорил:

— Был терьякеш. Короткий ватный халат на нем, старые чарыки. Курил терьяк…

— Куда пошел?

— В горы пошел. Говорил, родник Ак-Чишме…

— Я не о нем спрашиваю. Где тот, которого вы проводили сюда, до этого места? Высокий, сильный, в хромовых сапогах. Каблуки подбиты косячками: на одном косячке три гвоздика, на другом — четыре?

— Начальник, откуда взял? Не знаем такого!

Кайманов показал окурок с золотым ободком. С минуту длилось молчание. Наконец нарушитель, опустив глаза, едва выдавил из себя: — Если скажем, нас убьют, семьи вырежут…

— Вы уже сказали.

— Ай, начальник! Ничего мы не знаем! Был маленький терьякеш! Пошел родник Ак-Чишме! Никакие папиросы он не курил, терьяк курил.

— Маленький терьякеш уже на небесах у аллаха. Терьяк отравлен. Если вы тоже курили, скоро встретитесь…

Кайманов расчетливо нанес удар, чтобы проверить, какую реакцию вызовет это сообщение. Оба нарушителя с таким неподдельным ужасом глянули друг на друга, что сомнений не оставалось: с ними расправились так же, как с «маленьким терьякешем».

Кайманов вызвал по радио коменданта, доложил б задержании, передал свои соображения:

— Надо перекрыть все дороги и тропы к городу, выслать наряды на железнодорожный вокзал и в аэропорт. Имейте в виду: нарушитель высокого роста, физически очень сильный, крайне опасен своей решимостью. Одет в военную форму. Погоны и фуражка погранчастей. На ногах хромовые сапоги, каблуки подбиты косячками. На правом косячке — три гвоздика, на левом — четыре… И еще… Задержанные курили отравленный опий, направляем их в комендатуру, прошу немедленно вызвать врача.

— В каком направлении ушел тот, кого вы сопровождали? — обращаясь к нарушителям, спросил Кайманов.

Бородач рухнул на колени, поднял кверху лицо, воскликнул в отчаянии:

— Начальник! Я понимаю по-русски! Спаси нас! У нас семьи, маленькие дети! Мы правду скажем! Бай послал проводить через гулили большого господина. Здесь он шел. В этом месте нас оставил. Приказал стрелять, если на его след выйдут геок-папак. Сказал, если не будем стрелять, его люди убьют нас дома, вырежут жен и детей. Мы стреляли в воздух, в вас не стреляли!..

— Скажи, не попали, — поправил его Кайманов. — Как одет этот ваш господин?

— Ты все сказал правильно: в советском военном… На голове — зеленая фуражка. Китель. Погон — четыре звездочки. Хромовые сапоги, какие ваши офицеры носят. Всю дорогу мы своими сапогами, что нам бай дал, его следы топтали… Начальник! Маленькому терьякешу нам он давал один и тот же терьяк! Вези, начальник, скорей к доктору!..

Глава третья ПОИСК ПРОДОЛЖАЕТСЯ

— Товарищ майор, у рации подполковник Журба, — лейтенант протянул Кайманову микротелефонную трубку.

Комендант сообщал о том, что поисковая группа выслана и что, тем не менее, сам он выезжает в район развилки дорог, где будет ждать Кайманов.

— Ефрейтор Демченко, отвезете задержанных в комендатуру, — приказал майор. — Мы трое, — он обернулся к Воронцову и Пинчуку, — в сопровождении наряда Семина следуем по направлению к аэропорту. Туда же выезжает и комендант подполковник Журба.

Демченко с задержанными и своим младшим наряда сели в одну машину, Кайманов и Воронцов с Пинчуком в сопровождении Семина и Гуляева — в другую.

Водитель, получив приказ майора «жать на всю железку», резво тронул с места, «газик», проковыляв некоторое время по проселочной дороге, выбрался на асфальт, помчался по шоссе.

Некоторое время все молчали.

— Не довезет ефрейтор до медпункта этих горе- проводников, — сказал Кайманов.

Пинчук и Воронцов не ответили, но видно было, думали о том же. Майор мог бы сказать, что неизвестный, отправивший с такой хладнокровной решимостью на тот свет трех человек, кроме всего прочего, оставляет в грунте следы не менее глубокие, чем сам Кайманов, а это значит — идет с грузом. Если же у него такой собственный вес, то их противник, учитывая скорость его передвижения по горам, — не человек, боевая машина. Задерживать такого будет чрезвычайно трудно…

Некоторое время все трое молча наблюдали, как, словно взлетная полоса, мчится навстречу дорога, как в свете начинающегося дня алеют на зеленых коврах по обе стороны шоссе тюльпаны и маки, покачиваются на ветру, белея гнездами, какие-то полевые цветы, спешащие покрасоваться, пока еще не набрало силу среднеазиатское солнце.

Сидевшие в машине едва ли замечали красоты природы, озабоченно обдумывая, чем-то еще закончится поиск.

— И все-таки, товарищ майор, — сказал младший лейтенант Пинчук, — не могу взять в толк, как вам удалось установить, что был еще один, как вы считаете, главный преступник?

— Мне это удалось установить визуально, — ответил Кайманов, который не мог простить Пинчуку его реплику насчет следопыта «Кожаного чулка» и несколько иронический жест, ставящий под сомнение выводы Кайманова. — Я ведь, — продолжал майор, — как тот тульский мастер Левша, что аглицкую блоху без мелкоскопа ковал: следы всю жизнь на глазок да вприкидку определяю…

— Не сердитесь, товарищ майор, на младшего лейтенанта, — вмешался в разговор Воронцов. — Мне вот тоже трудно объяснить себе, откуда вы взяли то, что нам сегодня показали.

— Объяснение простое, — ответил Кайманов. — В Туркмении любой чабан или охотник — следопыт. Пограничнику положено быть, кроме того, еще и астрономом и топографом, а главное — психологом. Ну, а поскольку я и пограничник и охотник, то мне, как говорится, быть следопытом и бог велел…

Воронцов не успел ничего сказать: впереди, на развилке дорог, они еще издали увидели военный ГАЗ-69 и стоявшего у машины коменданта подполковника Журбу.

— Последние известия, Яков Григорьевич, — когда машина остановилась, сказал подполковник. — Нарушителя мы еще не задержали, но почти точно знаем, где его возьмем. Ваш неизвестный отравитель сумел каким-то образом обмануть шофера попутной машины, оставил его на шоссе, а сам уехал в направлении к аэропорту, но перед самым аэродромом, видимо, заметил наши заслоны, свернул на проселок, и как предполагаем, выехал на шоссе, ведущее к железнодорожному вокзалу. Вслед я тут же направил резервную группу. Все дороги, кроме этой, перекрыты. Вас, Яков Григорьевич, прошу контролировать это шоссе от развилки до аэропорта. Проверяйте каждую машину на всякий случай, если он предпримет попытку вернуться… Вам, младший лейтенант, надлежит немедленно выехать в аэропорт. Наряд с рацией уже там. Администрация аэропорта предупреждена. Я еду в город к вокзалу. Каждые пятнадцать минут держать со мной связь по радио…

Пинчук сел в первую попавшуюся машину, умчался в сторону аэропорта. Комендант на своем «газике» — в противоположную. Клубы пыли бросились было вслед, затем отстали, растеклись полупрозрачной кисеей над дорогой, лениво оседая на придорожные кусты.

Лейтенант Воронцов посмотрел на майора. Тот неопределенно махнул рукой:

— Давай, проверяй, — сказал Кайманов. — Встретится кто, останавливай, смотри документы. Толку от этого не будет никакого, но пока ничего другого не придумаешь.

Он не верил, что так просто может закончиться этот поиск, что нарушитель после стольких ухищрений даст себя схватить на дороге, когда и след-то его, как говорится, давным-давно простыл. Но пока что и сам Кайманов не мог предложить никакого другого разумного решения, лишь отмечая про себя, как летят одна за другой драгоценные минуты.

Прямой отрезок шоссе на плоской равнине позволял наблюдать дорогу в оба конца на несколько километров.

Приказав Семину смотреть в заднее стекло и оповещать о приближении кого бы то ни было с тыла, Воронцов стал наблюдать за дорогой перед машиной. Кайманов же безучастно сидел на переднем сиденье и вел себя так, как будто это совершенно его не касалось. Он лишь наблюдал, как Воронцов с Семиным и Гуляевым останавливали очередную машину, проверяли документы, пассажиров и отпускали с миром. Через несколько минут все повторялось сначала,

Оставив Воронцова с Гуляевым на шоссе, Кайманов попросил водителя проехать по дороге к аэропорту, туда, где в полукилометре от перекрестка виднелся мосток, от которого уходил в сторону зарослей турунги узкий проселок. Как сказал подполковник Журба, именно на этот проселок свернул нарушитель, спасаясь от заслонов, выставленных в районе аэропорта.

Выйдя из машины, Кайманов внимательно осмотрел почву, на обочине остановился, удивившись, что мог делать здесь нарушитель в такой спешке, когда уже чувствовал за собой погоню.

Но ошибки быть не могло: хорошо видны были и отпечатки сапог с косячками на каблуках и такого же размера огромные зимние ботинки на рифленой подошве. В турунге — потревоженная листва, несколько вмятин на почве от каблуков: видимо, те, кто был здесь, изрядно торопились.

Кайманов хлопнул себя по лбу и от всего сердца выругался.

— Что, товарищ майор, нарушитель? — спросил шофер.

— Давай скорей к лейтенанту!

Воронцов отреагировал так же, как шофер:

— Нарушитель?..

— Черта лысого, а не нарушитель! Провели нас, как малых ребят! Вызывай скорей по радио подполковника!

Воронцов включил рацию, комендант ответил сразу.

— Товарищ подполковник, — начал было Кайманов в повышенном тоне, но тот его тут же остановил:

— Что шумишь, Яков Григорьевич?

По его умиротворенному тону Кайманов почувствовал: у подполковника хорошее настроение.

— Все в порядке, — сказал Журба. — Взяли гуся лапчатого.

— Как взяли? Этого не может быть! Не того взяли!

— Точно того, можешь не сомневаться…

— Товарищ подполковник, еще раз говорю, не может этого быть!

— Как не может, когда он с наручниками у нас в машине сидит. Вот тебе и раз! Сам его проманежил от границы до города, а теперь не может быть?

— А приметы?

— Все точно, как ты говорил. Совпадают и физические данные и гвоздики на каблуках…

— Товарищ подполковник, — едва выслушав его, воскликнул Кайманов. — Поскольку вы уже задержали пособника, прошу срочно выехать с ним в аэропорт. Я со своей группой выезжаю туда немедленно. Прошу разрешить действовать самостоятельно.

В трубке секундное молчание, затем голос коменданта:

— Действуйте, Яков Григорьевич, выезжаю к вам…

— Вызови-ка мне к рации Пинчука, — сказал Воронцову Кайманов и, когда тот подошел к микрофону, приказал:

— Немедленно предупредите диспетчера и сопровождающего пассажиров контролера о присутствий в аэропорту опасного преступника. Передайте приметы: нарушитель высокого роста, в демисезонном пальто бежевого цвета, в зимних ботинках на толстой рифленой подошве. Рисунок следа напоминает панцирь черепахи. Особая примета нарушителя — на тыльной стороне правой руки свежие царапины от колючек шиповника. Об этом обязательно скажите контролеру. При проверке билетов на посадке, она должна подать вам знак. Сами наденьте поверх формы комбинезоны, под видом техсостава будьте у трапа самолета, ждите нас. Одного пошлите встречать нашу группу с летучкой техпомощи на поворот дороги. Все.

— Понял вас, товарищ майор, — напряженным голосом доложил Пинчук.

В телефонах раздался щелчок и на той же волне послышался голос коменданта:

— А у моего нарушителя царапин от шиповника нет, — сказал подполковник Журба.

— И ногти у него наверняка чистые, — добавил Кайманов. — Пальцами в землю он окурок не прятал.

Пинчук встретил их с машиной техпомощи у поворота дороги, от которого оставалось не больше трехсот метров до аэровокзала.

— Товарищ майор, вот комбинезоны. Диспетчер предоставил в наше распоряжение эту машину. До отправления ближайшего самолета через Москву в Ленинград остается меньше часа. Пассажира с переданными вами приметами нигде не видно.

— Комбинезоны есть, нарушителя нет, — подвел итог Кайманов. — Ладно. Встречайте подполковника. Поедете со своей машиной к ангару, что справа от вокзала. Я буду у начальника аэропорта.

«Неужели ошибся?» — по пути к аэровокзалу раздумывал Кайманов. — Тогда или задержанный комендантом неизвестный и есть нарушитель, или преступник настолько осторожен и хитер, что и здесь приготовил нам какой-то сюрприз».

Разослав Воронцова, Пинчука и четырех солдат, переодетых в рабочую форму обслуживающего персонала по всей площадке, где могли быть пассажиры, представившись начальнику Кайманов отправился ангару, заметил, уже проехала машина техпомощи с подполковником и задержанным им пособником.

— Товарищ подполковник, — доложил он встретившему его Журбе, — самолет в Ленинград через Москву вылетает через тридцать пять минут. Посадка пассажиров будет произведена через двадцать минут. Времени у нас в обрез. Хоть я и оставил Воронцова и Пинчука с солдатами на аэровокзале, но там необходимо быть нам самим.

— А этот? — подполковник приоткрыл дверь в соседнюю комнату, где с двумя конвоирами находился задержанный. Журба как будто хотел сказать: «Чем не хорош?»

Нарушитель был действительно «хорош». Богатырского роста, с объемистой талией, в запыленных сапогах и форме капитана погранвойск, с подсохшими потеками пота на лице.

Кайманов попросил его показать одну и другую подошву сапог. Сапоги были те самые, не новые, с косячками на каблуках: один косячок подбит тремя гвоздиками, другой — четырьмя.

Вид у задержанного самый внушительный: из-под насупленных бровей угрюмо смотрят свирепые глаза. Дышит тяжело, широко раздувая ноздри, хотя гонка от границы до Ашхабада закончилась два часа назад, и на последнем этапе — не пешком шел, ехал на машине.

Кайманов жестом предложил нарушителю перейти со своего места. Едва взглянув на след, сказал:

— Можно увести в КПЗ.

Когда они остались с Журбой одни, добавил:

— Пособник. Бутафория. Ему только и не хватает черной повязки на один глаз да финку в зубы…

— Ты уверен в этом, Яков Григорьевич? — спросил подполковник.

— Абсолютно. Пройти всю погранзону, отправить на тот свет трех проводников и все только для того, чтобы примитивно попасться патрулю у железнодорожной кассы, — такого не бывает…

— Что ты предлагаешь?

Кайманов пожал плечами:

— Все должно решиться при посадке пассажиров в самолет. деваться некуда. Любые промедления для него увеличивают степень риска. Это во- первых. А во-вторых, раз уж у него был пособник, отводящий удар на себя, значит, и билет он ему брал на ближайший рейс.

…Кайманов с Журбой, переодетые в комбинезоны, «следили» за наполнением заправочной автоцистерны в каких-нибудь ста пятидесяти метрах от самолета, под плоскостями которого и у шасси копошились «технари» в комбинезонах.

От здания аэропорта в сопровождении дежурной двинулась толпа пассажиров, среди которых Кайманов еще издали наметил того, за кем гнались от самой границы.

В первую минуту он усомнился в своем выборе: высокий человек в темных очках, в светлом демисезонном пальто и такой же шляпе нес чемодан и вел под руку ярко одетую женщину в легком малиновом плаще. Рядом с женщиной, держась за плащ, шла девочка лет пяти. Все трое на ходу переговаривались, спутница неизвестного смеялась.

Кайманова прошиб холодный пот: «Неужели ошибся?» Только вблизи он мог бы сказать, тот ли перед ними преступник, ради задержания которого они ведут поиск с четырех часов утра.

Выждав, когда группа уже подошла к самолету, Кайманов поднялся на подножку бензовоза, скомандовал водителю: «Поехали…»

Тот медленно направил машину к самолету, остановился под плоскостью у самого трапа.

Кайманов рассчитал точно: как раз в это время импозантный «отец семейства» протягивал билеты стоявшей у подножия трапа дежурной. Глаза ее и подошедшего сбоку Кайманова встретились, но никакого знака ему уже не требовалось: он и сам увидел смазанные йодом легкие царапины на тыльной стороне кисти «пассажира». По знаку Кайманова «техники» Воронцов и Гуляев, Пинчук и Семин — по два человека с каждой стороны — схватили нарушителя за руки, с силой завели их ему за спину, где подполковник Журба едва успел защелкнуть на кистях наручники.

В то же мгновение Кайманов перехватил движение задержанного, потянувшегося ртом к плечу, на котором были нашиты клапаны в виде погончиков с декоративными пуговицами, сорвал с погончика пуговицу, другой рукой вытащил из кармана пальто задержанного вороненый «вальтер».

— Продолжайте посадку, — скомандовал подполковник дежурной, быстро проверяя, нет ли у задержанного еще оружия или ампул с ядом.

— Вас тоже прошу в машину, — сказал он женщине с девочкой. Та попыталась было разыграть возмущение, но, увидев пистолет, изъятый из кармана ее спутника, сразу вдруг успокоилась и, ни слова не говоря, села в подъехавшую крытую машину техслужбы.

— Но у меня в самолете вещи, — спохватилась было она. — Я с этим гражданином только здесь познакомилась.

— Ваши вещи не пропадут, а знакомых следует выбирать, — заметил Кайманов, жестом приглашая в машину и лихорадочно оглядывавшегося, словно ожидающего помощи задержанного.

Едва отъехали от аэропорта, подполковник вышел с радиостанцией на дорогу и, пропустив «техпомощь» вперед по дороге, связался с начальником отряда.

— Приказано немедленно доставить в Управление к начальнику войск, — сказал он Кайманову. — Самим ждать в комнате дежурного.

Машина незаметно въехала в черту города и, промчавшись по прямым асфальтированным улицам, остановилась у здания с метровыми шарами по обе стороны главного входа.

Задержанных сдали дежурному, встретившему их у входа, конвоиры увели их в глубь здания.

— И все-таки, товарищ майор, — не выдержал присутствовавший до самого последнего момента младший лейтенант Пинчук, — как вам удалось установить, что задержанный на вокзале не главный нарушитель, а пособник?

— А вы наденьте чужой костюм, и вам сразу все станет ясно. К тому же, с таким животом, как у пособника, по горам и трех километров не пройдешь, а тот, что проводников своих как мух травил, звон сколько от границы отмотал. Для такой прогулки другую, жилистую конституцию иметь надо…

Дожидаясь в приемной генерала, Кайманов подумал, что после такой гонки неплохо бы принять душ да отдохнуть, но начальник войск, едва выйдя к ним и поблагодарив за успешно проведенный поиск, отпустил подполковника Журбу, предписав ему немедленно возвращаться в комендатуру, а Кайманова попросил еще подождать в приемной.

Спустившись вниз к выходу, раздумывая, что бы это могло значить, Кайманов почистил сапоги, отряхнул пыль с обмундирования, проверил перед зеркалом заправку, снова поднялся в приемную генерала.

Сколько раз он приходил сюда и по срочным делам и на совещания! За время его службы сменился не один начальник войск. Разные это были люди, с разными характерами, и ни у одного из них не было к нему, Кайманову, никаких претензий.

Что же сейчас заставляло генерала держать зам- коменданта в неведении? Хочет ли он узнать подробности преследования и задержания или есть для этого еще какие-нибудь причины?

Раздался звонок. Начальник войск вызвал дежурного по Управлению. Капитан с красной повязкой на рукаве пригласил Кайманова в кабинет.

Начальник войск — еще молодой, слегка полнеющий человек с бледным лицом и темными глазами вышел из-за стола, пожал майору руку.

— Прежде всего еще раз спасибо за отлично проведенный поиск, — сказал он. — Хотя должен вас огорчить: два проводника, которых вы задержали в урочище Кара-Тыкен, не доехали до комендатуры, скончались в дороге.

— Этого и следовало ожидать, товарищ генерал, — заметил Кайманов. — Первому проводнику-терьякешу понадобилось гораздо меньше времени, чтобы от той же отравы уйти на тот свет…

— Наверное, и сам понимаешь, Яков Григорьевич, — переходя на «ты», что он делал, когда говорил особенно доверительно, — продолжал генерал, — что не ради этого сообщения я тебя попросил остаться. Задержанный вами преступник уличен изъятыми у него документами и материалами, по которым уже сейчас ведется следствие. Он отлично понимает, что его ждет за такие «художества», поэтому попытается смягчить свою вину, как он выразился, «чистосердечным признанием». Нам его чистосердечность, в общем-то, не

Очень и нужна, но суть показаний этого отравителя в том, что навстречу с ним должен выйти сообщник, хорошо известный ему по Средней Азии, нарушив нашу северо-западную границу, заметь, в ближайшие сутки. После этого по их плану они уже должны были бы действовать совместно. Как действовать, с какой целью — этим занимаются, кому положено. Наша задача не допустить прорыва второго нарушителя в наш тыл и задержать его так же успешно, как и первого…

Чувствуя, куда клонит начальник войск, Кайманов пока ничем не выдавал свою догадку. Тот продолжал:

— Вполне понятно, что я сейчас же поставил в известность Главное управление и Северо-Западный округ. Там посовещались и решили: кто это дело начинал, тому и завершать. Короче говоря, поскольку ты с давних пор знаешь всех среднеазиатских главарей со всеми их связями да еще умеешь узнавать человека, не видя его, прислали на тебя запрос из Северо-Западного округа с просьбой откомандировать в распоряжение полковника Пересветова…

— Я знаю, товарищ генерал, кто эту мысль подал, — сказал Кайманов.

— Кто, если не секрет?

— Подполковник Аверьянов, начальник мангруппы у Пересветова. С Аверьяновым мы еще здесь, в Средней Азии, вместе служили: я, как и сейчас, заместителем коменданта, а он тогда — начальником резервной заставы.

— Есть соображения «против»?

— Наоборот, товарищ генерал. И с Аверьяновым повидаюсь, а главное, чую нутром, что нарушить там попытается кто-то из старых знакомых — уж больно по-шарапхановски действуют: чтобы сохранить себя, идут по трупам пособников.

— Это у них в принципе…

— Кроме принципа, товарищ генерал, такую штуку с армейскими сапогами они уже один раз проделали лет тридцать назад.

— Шарапхан?

— Он самый…

В памяти Кайманова вспыхнула навсегда врезавшаяся картина: каменистый откос горы, отец и молодой доктор со связанными за спиной руками стоят у обрыва. Анненковцы с винтовками наперевес окружили их со всех сторон… Сам он, Яшка, обхвативший руками колени отца, обернувшись через плечо, видит покачивающийся в трех шагах от себя черный зрачок маузера. Доносится грубый голос: «Убрать мальчишку! Кончай, Шарапхан!..» Грохот выстрелов… Грузно оседающее тело отца… Больше ничего Яшка не помнит: его, отброшенного под откос, обволакивает звенящая темнота, пронизывающая все тело нестерпимой болью…

— Совпадения бывают, но не обязательно, — возвращая Кайманова к действительности, сказал генерал. — Во всяком случае, будьте там осторожны. Судя по событиям, у нас, на северо-западе, пошлют тоже не менее опасного…

— Всю жизнь настороже, товарищ генерал…

— Фотографии отравленных уже передали по фототелеграфу, — продолжал начальник войск. — Командировка у дежурного, машина ждет возле подъезда.

— Разрешите, товарищ генерал, — сказал Кайманов. — Младший лейтенант Пинчук с заставы лейтенанта Воронцова тоже фотографировал и найденного терьякеша и двух проводников в сапогах, когда они были еще живы. Эти снимки тоже стоило бы передать Аверьянову.

— Прикажу сделать немедленно. Есть еще вопросы?

— Жене бы о моем отъезде сообщить…

— Предупредили… Ей-то не впервой тебя так провожать… А теперь у меня вопрос, — прежде чем отпустить Кайманова, сказал начальник войск. — Поделись, если не секрет, как сделал вывод, что и царапины должны быть у нашего нарушителя на правой руке и пальто у него светлое?

— Очень просто, товарищ генерал, — ответил Кайманов. — Вот вещественные доказательства. Хотел передать следователю, но поскольку срочно выезжаю, разрешите оставить у вас…

Кайманов развернул газету и носовой платок, в котором бережно сохранил ветку шиповника, окурок с золотым ободком, светло-бежевую шерстяную нитку.

Глава четвертая


Подполковник Аверьянов приник к козырьку экрана, напрягая зрение, попытался уловить слабый импульс, обозначавший непонятную цель, замеченную радиолокационной станцией.

Круглый, как иллюминатор корабля экран сиял зеленоватым светом. Мерно вращалась протянувшаяся тонким лучом от центра к окружности развертка, мерцали похожие на скопление легких светящихся облачков отметки целей, густые в центре, разрозненные к периферии.

Неподвижные светлые точки в центре экрана — труба завода в поселке, отдельные высокие сосны, опоры электропередач, ближе к берегу — сигнал водокачки. Выстроившиеся в ряд мелкие светлячки — рыбацкие суда на берегу, причалы с наблюдательными вышками и — самая большая отметка — эллинг яхт- клуба у береговой линии Финского залива, скованного льдом.

Никакого импульса, о котором говорил начальник поста технического наблюдения сержант Таиров, начальник мангруппы не видел.

— Настройте точнее, не вижу, — сказал подполковник.

Таиров занял его место, приник к экрану.

По стриженому затылку сержанта и его напряженной позе у локатора было видно: Таиров понимает, что значит приезд на ПТН самого начальника мангруппы,

Некоторое время сержант внимательно всматривался в экран, затем отстранился и доложил:

— Товарищ подполковник, настройка точная. Подвижный круг дальности наведен на цель. Импульс слабый, но вижу его отчетливо. Цель движется хаотично, сейчас в направлении к северо-западу на островок. Пеленг и дистанция записаны верно…

Аверьянов задумался. Предупреждение, полученное из Среднеазиатского погранокруга, держало весь участок, занимаемый отрядом, в напряжении. Присланные по фототелеграфу снимки умерщвленных проводников достаточно убедительно говорили о том, что наверняка с не меньшей подготовкой и предосторожностями будет пытаться нарушить границу и здесь, в Прибалтике, второй преступник, идущий на встречу с первым… Где он пойдет? Какие применит хитрости? Связаны ли появившиеся на экране локатора какие-то непонятные импульсы с ожидаемым нарушителем?.. Уже одно то, что по, предложению подполковника согласились вызвать из Туркмении ветерана погранвойск майора Кайманова, говорило о значении поиска. Кайманов ас-следопыт. Аверьянов, когда еще служил вместе с ним, привык целиком и полностью ему доверять. Но, как говорится, на Кайманова надейся, а сам не плошай. А тут — на тебе — какой-то непонятный, едва уловимый импульс на экране…

Некоторое время подполковник смотрел на запутанный, лишенный всякой логики график, затем произнес:

— Ну скажи, пожалуйста, какому дураку вздумалось так расхаживать по заливу? Или там сумасшедший, или… Он хотел сказать: «Или станция врет», ко от таких выводов воздержался.

— Ладно, — сказал Аверьянов, — послушаем капитана Гребенюка. — Он там на месте, ему виднее.

Радист передал подполковнику микротелефонную трубку. В телефонах хриплый голос продрогшего на ветру начальника заставы:

— Ласточка, ласточка, говорит галка.

Услышав ответ Аверьянова: «Ласточка слушает»,

Гребенюк доложил: «Товарищ двенадцатый! Обнаружены только лисьи да заячьи следы. Солдаты проверили все торосы вокруг островка — нигде никого…»

— А островок? Там, где впервые засекли эту цель?

«Островок просматривается вдоль и поперек…»

— Дай команду проверить еще раз и доложи.

«Слушаюсь, товарищ двенадцатый…»

Резко загудел зуммер телефона. Дежурный ответил, встал со своего места:

— Товарищ подполковник, у телефона начальник отряда.

Аверьянов взял трубку.

— Приветствую, Дмитрий Дмитриевич… Пересветов…

Подполковник доложил, что выход тревожной группы во главе с начальником заставы в район обнаружения непонятной цели не дал результатов. Поиск продолжается.

Начальник отряда ответил не сразу:

— Прибыл Кайманов… Что ж с тобой сделаешь, если ты от своего бывшего командира на границу удрал… С полчаса уже, как выехал к тебе вместе с майором- инженером Фомичевым. Так что встречай…

— Я думаю, товарищ полковник, выйти с Каймановым на лед. Условия для него здесь непривычные, но опыта не занимать…

— Действуй, Дмитрий Дмитриевич, как найдешь нужным. Только с максимальной осторожностью и тщательной маскировкой. Если уж в Средней Азии так обставляли переход отравителя, то и здесь организаторы этого дела наверняка приготовили нам какие-то сюрпризы. Звони мне каждый час, а в случае осложнения обстановки — немедленно.

Закончив разговор с начальником отряда, Аверьянов положил трубку на аппарат и задумался.

Вызов в отряд из Средней Азии майора Кайманова воскресил в памяти подполковника те времена, когда он, только окончив погранучилище, принял среднеазиатскую заставу. Вокруг — только барханы да барханы, на которых, кроме саксаула и верблюжьей колючки, ничего не растет… Вся живность — кобры да вараны, ящерицы да тушканчики, а еще в мириадах экземпляров всякая ядовитая гадость.

Путевой обходчик, что на полустанке служил, к стрелке ходил с метлой — скорпионов и фаланг в кучу сметал: за ночь к свету столько налезет, кишмя кишит… А когда афганец подует, мгла наступает похлеще, чем здесь в осенний туман. Песок лезет в глаза, в уши, хрустит на зубах… Сколько солдаты ни выметают его потом изо всех углов, ничего не помогает — всюду полно…

От этих воспоминаний Аверьянов повел плечами, как будто песок и сейчас попал ему за воротник, но вместе с тем поймал себя на мысли, что там, в Средней Азии, все было как-то проще и веселей. Может быть, потому, что тогда он был помоложе…

Дав команду сержанту Таирову продолжать наблюдение, Аверьянов вышел из помещения ПТН, направился по тропинке между опушенными инеем березками встречать гостя — бывшего своего сослуживца, ветерана и непревзойденного следопыта Кайманова.

На опушке рощицы подполковник остановился. Лунная и морозная безветренная ночь и этот укрывший все серебристый иней придавали нереальный вид и березовой роще, и строениям технического поста, и заснеженной пограничной вышке, поднимавшейся в морозную мглу усеянного блестками неба.

Издали доносился едва уловимый шум идущей по заснеженному асфальту машины. Ровно гудел в помещении вентилятор, охлаждающий передатчик, поскрипывал снег под ногами вышагивающего вдоль опушки часового.

Перелет с юго-востока страны на северо-запад в течение нескольких часов сместил все представления о времени. Из Ашхабада Кайманов вылетел весной, почти летом, а здесь — это он увидел из окна самолета — Балтийское море еще держали в ледяном панцире мартовские морозы.

И хоть предусмотрительный Кайманов основательно утеплился, надев армейскую стеганую куртку и зимнюю шапку, кожей лица он все же чувствовал перемену температуры.

Встретил Кайманова майор, назвал себя майором- инженером Фомичевым, извинился за подполковника:

— Со вчерашнего дня мы все на ногах, — сказал он. — Подполковник Аверьянов выехал на один из постов технического наблюдения, просил проводить вас прямо к нему.

Кайманов назвал себя, сказал: «Служба — есть служба», исподволь присмотрелся к встретившему его инженеру.

Человек как человек, среднего роста, лицо русское, со вздернутым носом. Светлые брови, серьезные, неулыбчивые глаза. Форма — обыкновенная, еще зимняя: темно-серая шапка, шинель… Трудно даже представить, что Фомичев — радиобог отряда.

Они вышли из здания штаба и по асфальтированной дорожке направились к матине, водитель которой предупредительно открыл дверцу. Майор Фомичев сел на заднее сиденье, любезно предоставив Кайманову место рядом с шофером.

«Газик» неторопливо выехал за ворота с железными раздвижными створками, с золотыми гранеными звездами на них, развернулся перед воротами, резво помчался вдоль улиц небольшого городка.

Мимо проносились аккуратные коттеджи, слабо освещенные уличными фонарями, проплыли на высоком холме развалины старинной крепости, впереди, в перспективе улицы, показался похожий на белый обелиск высокий, с готической остроконечной крышей костел.

— Как на границе? — спросил Кайманов. — Есть ли признаки готовящегося перехода?

— На том участке, куда мы едем, — ответил Фомичев, — радиолокационная станция засекла какую-то цель, но импульс настолько слабый, что ни оператор, ни подполковник Аверьянов не могут разобраться, что там такое. Подполковник вызвал меня к себе, велел и вас с собой пригласить.

Машина миновала укрытый пушистым инеем сквер, затем — две-три улицы и наконец-то вырвалась на простор искрящейся под луной снежной равнины.

По обе стороны шоссе угадывались проносившиеся мимо небольшие хутора, березовые рощицы, конические остовы ветряных мельниц.

Весь этот равнинный пейзаж был так непохож на привычный вид горных районов Туркмении, что утомленный перелетом Кайманов стряхнул одолевавшую его дрему и уже с немалым интересом рассматривал разворачивавшиеся перед ним картины.

— Не знаю, смогу ли быть здесь полезным, — сказал Кайманов. — Уж больно непривычные условия, хотя и у нас, конечно, бывает снег, особенно в горах.

— Поскольку пригласили вас, наверняка будет и вам работа, — ответил Фомичев. — Есть PЛC — радиолокационные станции, — продолжал он, — чтобы корабли обнаруживать. Но ведь на сушу, тем более в зимних условиях, не корабли выходят, а люди, да еще ползком с ухищрениями: рванет в маскхалате под берег в «мертвую зону», где его и PЛC не возьмет и, если пропустит наряд, поминай, как звали…

Кайманов оценил деликатность майора. Но кто может поручиться, что преступник, задержанный в Средней Азии, дал верные показания, что второй нарушитель пройдет здесь? Граница-то большая…

Машина свернула с шоссе и углубилась в покрытый белым кружевом лес. В глубине заиндевелой рощи их остановил часовой.

Фомичев назвал пароль, ответил на приветствие солдата, и «газик», поднимая свежий, поскрипывающий под колесами снег, покатил между белыми стволами берез, за которыми неожиданно близко показалось кубической формы строение с возвышающимися над ним заснеженными переплетениями пограничной вышки. Над крытой площадкой вышки мерно вращалась антенна.

Кайманов вслед за Фомичевым вышел из машины неподалеку от здания ПТН, откуда доносился какой-то гул, словно работал вентилятор, рассмотрел тоже кирпичный блок, как объяснил майор Фомичев — прожекторное отделение, из укрытия которого на край площадки выходили поблескивавшие в свете луны рельсы, оглянулся вокруг, подумав, что еще утром был под жарким мартовским солнцем Туркмении, а вечером попал в снежное царство.

— Ну, вот и приехали, — сказал Фомичев. — А вон и подполковник Аверьянов нас встречает…

Из-под деревьев навстречу Кайманову вышел высокий человек, по фигуре которого Кайманов безошибочно узнал Аверьянова.

Они обнялись и расцеловались. Встретил его подполковник так, как будто расстались они всего каких-нибудь две недели назад.

Лицо Аверьянова с глубокими складками у рта, стало, может быть, пообветреннее да погрубее, но светлые глаза смотрели с прежним выражением внимания, как будто установившиеся много лет назад отношения старшего и младшего, опытного и начинающего, остались до сих пор, несмотря на то, что и по званию, и по должности Аверьянов стал старше.

— Вводи в курс дела. Чем похвалиться можешь? — сказал Кайманов.

— Хвалиться, конечно, есть чем, — согласился Аверьянов. — Живем на берегу моря. Золотые пляжи! Дюны! Сосны! В общем, курорт! А только в ряде мест к самому морю выходит и шоссе и железная дорога. На берегу — рыбацкие поселки, причалы, дома отдыха. Летом да и в праздники собираются тысячи людей. Условия охраны границы, сам видишь, сложней не придумаешь…

Аверьянов не успел закончить фразу: на крыльцо ПТН выскочил сержант в защитного цвета бушлате, шапке-ушанке, строевым шагом направился к Аверьянову, вскинул руку к виску:

— Товарищ подполковник, разрешите обратиться. Ясно вижу цель. Был импульс слабый, сейчас видно хорошо. Докладывает сержант Таиров.

— Если хорошо видите, действуйте.

— Есть, действовать!

Сержант сломя голову бросился в помещение. Донеслась его команда в переговорное устройство. В прожекторном отделении заработал двигатель. В мглистые просторы скованного льдом моря ударил ослепительно- белый луч.

Поземка, вихрившаяся у льда далеко внизу, вспыхнула в белом пламени живыми струями, скользящими и клубящимися на ветру. Кайманов невольно вспомнил прошлую ночь на заставе Воронцова, следы терьякеша на КСП, луч следового фонаря. Немало он повидал прожекторов и на южной границе, но такого, как этот, не встречал.

— Давайте и мы посмотрим, — сказал Аверьянов, — что там за цель.

Офицеры поднялись на вышку. Нетрудно было догадаться, почему ПТН установлен на высоком берегу: чем выше точка, тем лучше обзор, Но, как сказал еще в машине майор-инженер Фомичев, зимой не может быть таких крупных целей, как корабли, операторы включали станцию на ближнее расстояние — всего на несколько десятков кабельтовых. Поэтому-то особенно важно было вовремя распознать цель: слишком мало времени остается от момента обнаружения нарушителя до его задержания на ледяном поле.

Луч прожектора бил точно в то место, которое запеленговала станция, но никого там не было.

— За всю летнюю навигацию, — сказал Аверьянов, — операторы ни разу не ошиблись. Местные рыбаки и то усвоили: в самый туман выйдут в море, РЛС их обязательно засечет… Такого, чтобы как сегодня РЛС брала цель, а люди и следов ее не видели, еще не, было.

Донесся гул автомобилей. С площадки вышки было хорошо видно, как у самого берега остановилось несколько крытых грузовиков. Быстро разворачиваясь цепью, на лед скатывались лыжники, закрывая перчатками лица от ослепительного света, охватывая полукольцом район, откуда РЛС получила обратный сигнал.

По распоряжению подполковника луч прожектора медленно обшарил весь сектор наблюдения, выхватил уходившие в глубь снежной равнины аэросани, высланные Аверьяновым, чтобы отсечь возможного нарушителя со стороны залива.

Подполковник Аверьянов в переговорное устройство спросил радиста:

— Что сказал капитан Гребенюк?

— Только что капитан Гребенюк передавал, товарищ подполковник, в районе островка никого не нашли.

— Ну что ж, — сказал Аверьянов, — поскольку визуально ничего не установили, вернемся к технике…

Все, один за другим, спустились с вышки, вошли в помещение ПТН. Прямо против входа Кайманов увидел приоткрытую дверь, ведущую в небольшую комнату. В щель между косяком и дверью виден был угол накрытого к ужину стола, что было весьма кстати: хоть и на самой границе, и во время «обстановки», а Кайма- нова все-таки встречали по всем правилам.

Но вошли все не в эту комнату с накрытым к ужину столом, а в операторскую, и Кайманов не обиделся: хороши были бы начальники, если бы вместо выяснения, какая там цель, в честь дорогого гостя уселись бы за ужин.

Кайманов быстрым взглядом окинул операторскую — сравнительно небольшую комнату, уставленную агрегатами и приборами. Перед экраном локатора — сержант. Рядом, склонившись над планшетом, — солдат. И всего-то двое, а держат под контролем огромный участок границы…

Аверьянов взял журнал дежурного, вслух прочел запись:

«Цель неопознанная, обнаружена в четыре часа восемнадцать минут, пеленг сорок семь градусов, удаление от берега восемь кабельтовых. А последняя запись — обозначает положение цели совсем в другом месте сектора наблюдения… Посмотри еще ты сам, Геннадий Михайлович…»

Фомичев сел на место оператора, быстрыми и уверенными движениями подрегулировал станцию, на мгновение приник к резиновому тубусу, защищающему от света экран, тут же отстранился и встал со стула, уступая место подполковнику.

— Цель в районе островка вижу ясно. Курс и пеленг определены правильно, последнее ее местоположение на планшете нанесено точно.

— Вызывайте вертолет, — распорядился подполковник. — Благо ночь лунная и пока что обещанный буран не пришел. Район обнаружения цели блокировать до рассвета, с рассветом будем действовать по обстановке.

— Покажи, Дмитрий Дмитриевич, присланные нашим округом фотоснимки отравленных нарушителем проводников, — попросил Кайманов.

— Вот смотри, — расстегивая планшетку и передавая пачку фотографий, сказал Аверьянов. — Целая фотовыставка покойников. Затевается, видимо, серьезное дело, коль и пособников не щадят… Думал ли ты, что иной раз проведешь поиск, и не знаешь, кого ты ищешь, кого задержал? Может быть, такого, что раз в десять лет через границу идет!..

— Как не думал, — отозвался Кайманов. — Бывает, предполагаешь, кто может быть, а чаще и не знаешь, кого возьмешь… А в смысле фото — картина впечатляющая, — рассматривая снимки, отпечатанные в двух- трех экземплярах, сказал Кайманов. — А я еще немного сердился на младшего лейтенанта Пинчука, нашего самодеятельного детектива, что тратит зря время. А выходит, хорошо, что он этих двух топтунов сфотографировал еще при жизни… Вот здесь они — живые, а здесь — уже мертвые.

— Пока не вижу, для чего эти фото могут понадобиться, — сказал Аверьянов.

— Точно не скажу, но на всякий случай, — ответил Кайманов. — Если не возражаешь, по одному экземпляру оставлю у себя…

НА ЛЕДЯНОМ ПОЛЕ

Прежде чем выйти на лед, Кайманов решил кое-что уточнить у майора Фомичева и подполковника Аверьянова.

— Насколько мне известно, — сказал он, — РЛС у вас тут стоит для того, чтобы засекать корабли.

— Совершенно точно, — подтвердил Аверьянов.

— А если цель поменьше? Лодку или человека ваша РЛС тоже может взять?

— Возьмет и лодку и человека.

— Причем, заметьте, плывущего человека, — добавил Фомичев.

— Вот это я и хотел уточнить, — сказал Кайманов. — Значит, лису, что ваш солдат в районе островка убил, РЛС тоже может взять?

— Безусловно…

— Вот и отлично, — сказал Кайманов. — А теперь давайте порассуждаем… Если до выхода ваших солдат на лед лиса понарисовала вам на планшете такой график в районе островка, значит, никто ей не мешал, людей там не было, и нарушителя на льду мы сейчас при всем желании не найдем.

Подполковник пожал плечами, тем не менее, с интересом слушал, что Кайманов скажет дальше.

— Но с другой стороны, — продолжал Кайманов, — что-то вашу лису там привлекало? Зря она там бегать не будет? Почему она совершала свои маршруты в открытое море и обратно?.. На островке могут быть мыши, зайцы. А за островком? Что делать лисе в торосах? Нарушителя там не может быть: к человеку она не подойдет…

— Что ты предлагаешь? — спросил подполковник.

— Прежде всего, — сказал Кайманов, — думаю, что надо демонстративно снять оцепление и с песнями отправить солдат из района ПТН. Оставь здесь в резерве не очень большую группу, причем, скрытно, за этим участком наверняка ведется наблюдение, поскольку враги должны так же тщательно готовить переход второго нарушителя, как готовили первого… Надо им показать, что «учения» закончены, солдаты возвращаются на заставы. Вот и все… А мы тем временем с двумя очень тепло одетыми радистами, в полушубках и валенках, и так же тепло одетым нарядом, все в белых маскхалатах и на белых лыжах, как можно более скрытно выйдем на лед и посмотрим, что там за лисьи следы. Такое мое предложение, товарищ подполковник, — сказал Кайманов. — Слово за вами.

— Так и сделаем, — сказал Аверьянов. — И не откладывая. Чуть подкрепимся пока выводят солдат и — в поход… Петр Карпович, — вызвал он по радио капитана Гребенюка, — снимай оцепление, отправляй солдат на заставу. Учения, — он выделил голосом это слово, — на сегодня закончены. Минут через тридцать будем у тебя на льду…

Майор с подполковником надели маскхалаты и лыжные ботинки, вслед за сопровождающими их радистами и нарядом в полушубках и валенках — тоже в белых маскхалатах — сошли по крутому спуску с белыми лыжами под мышками на лед.

Кайманову не так часто приходилось ходить на лыжах, но он довольно уверенно заскользил вслед за Аверьяновым по укатанным ветром снежным застругам.

Встречный ветер и под марлевой занавеской обжигал лицо. Ледяное поле, словно нарочно, ставило на пути торосы. Там, где на открытых участках сдуло снег, лыжи шли враскат. Хватала за ноги белыми змейками струившаяся поперек лыжни поземка.

От этой ночной мглы, от ощущения бескрайних просторов моря, скованного льдом, под которым до самого морского дна затаилась темная холодная вода, от молчаливого движения людей, похожих на белые привидения, становилось непривычно жутковато, как будто где- то очень далеко были и города и села с громкими человеческими голосами, электрическим светом, шумом автомобилей, а остались лишь звезды над головой, на которые и то стали наползать откуда-то появившиеся лохматые тучи, да посвистывающий в торосах ветер, пересыпающий сухие снежинки, да опустившееся к самому бескрайнему ледяному полю ночное безмолвие.

Кайманов, человек далеко не робкий, чувствовал себя неуютно на этих открытых всем ветрам ледяных пространствах (то ли дело в родных горах), но ничем не выдавал своих ощущений, внимательно прислушиваясь к звукам ночи, осматриваясь вокруг.

Темневший в километре от берега, занесенный снегом островок с серебристой остроконечной елью оказался совсем близко. Возле островка встретил их высокий и худой, с обветренным лицом капитан Гребенюк, тоже в белом маскхалате и на белых лыжах.

— Товарищ подполковник, — доложил капитан, — личный состав по вашему приказанию отправлен на заставу, резервная группа оставлена в расположении ПТН.

Из-под надвинутого на заиндевевшие брови капюшона маскхалата при отсветах снега смотрело худое с прямым носом и втянутыми щеками лицо. Колючие небольшие глаза, поблескивавшие в тени глазниц, придирчиво глянули на майора.

— Вольно, Петр Карпович, — вполголоса сказал Аверьянов. — Познакомься. Наш гость из Туркмении. Ветеран пограничной службы майор Кайманов.

Капитан официально представился майору. Кайманов ответил на рукопожатие, поздоровался со стоявшим тут же солдатом, у ног которого сидела служебная собака. Неподалеку он заметил запорошенную снегом убитую лису.

— Я оставил Веденеева с Рексом, на случай, если они понадобятся, — сказал Гребенюк.

— Твое мнение, Яков Григорьевич? — взглянув на Кайманова, спросил подполковник.

— Думаю, что, кроме лисьих, никаких других следов мы не увидим, а в лисьих и сами разберемся.

— Все-таки, товарищ майор, с собакой вернее, — заметил капитан.

— Правильно, — согласился Кайманов. — Но без маскхалата она будет нас демаскировать, а мучить ее маскхалатом да еще в таком виде заставлять работать нет нужды, не тот случай…

— Ну, что ж, тогда вы свободны, — сказал солдату капитан. — Забирайте свой трофей, идите на ПТН. Через полчаса оттуда пойдут машины на заставу…

Когда Веденеев с Рексом ушли, Кайманов спросил:

— Объясните, товарищи начальники, почему именно здесь вы ждете нарушителя? Граница-то большая. Участок, занимаемый не только отрядом, но и одной заставой, тоже немалый…

— Место такое, — ответил Аверьянов. — Никто ведь и не подумает, что здесь можно прорваться: обрыв в семьдесят метров высотой. Кроме того, есть и «техническая причина». Хоть с обрыва локатор в два раза дальше достает, зато вдоль самого берега цель взять не может: радиолуч срезается высотой обрыва — «мертвая зона». Это отлично знаем мы, пускаем по бережку наряды, применяем другие технические средства. «Мертвая зона», как медом намазанная, притягивает нарушителей. Так и норовят под самым носом у ПТН проскочить. Пока что, как говорится, бог миловал…

Ответ не очень удовлетворил Кайманова, но он подумал: «Свои участки им лучше знать». Вслух сказал:

— Наверно, есть у вас и другие, наиболее вероятные направления?

— Конечно, — подтвердил подполковник. — Но самое вероятное — здесь, на участке заставы капитана Гребенюка… Давай, Петр Карпович, рассказывай, что тут у вас…

Капитан Гребенюк вздохнул и наклонился к переметаемому поземкой снежному покрову.

— Вот, товарищ подполковник, — сказал он, — это заячьи следы, а это лисьи. И так по всему заливу. Никаких других следов здесь нет…

Гребенюк замолчал, а Кайманов подумал, что много раз во время пограничного поиска, как раз в те минуты, когда уж готовы были дать отбой сесть по машинам, нарушитель и проскакивал. И снова начинался поиск, только в гораздо худших условиях…

Некоторое время все трое обследовали снеговой покров, затем Аверьянов спросил:

— Что скажешь, Яков Григорьевич?

— Скажу, что капитан Гребенюк все сделал толково, при таком скоплении народа сохранил следы: все, что надо, видно, хоть и поземка метет…

— Ничего удивительного, — ответил подполковник, — Петр Карпович, не первый год заставой командует.

Нетрудно было догадаться, о чем подумал Аверьянов: «Поди, узнай, был ли здесь нарушитель: следы видел в Туркмении, а узнавать надо здесь, да еще не летом — зимой на снегу».

— Хорошо ли обследовали остров? — спросил Гребенюка Аверьянов.

— Вдоль и поперек прочесали, чуть ли не с миноискателем. Да и остров-то весь с ладонь, только лисе и спрятаться, да и ту Рекс из кустов выгнал.

— Кроме кустов, на нем еще и елка растет, — заметил Кайманов.

— Что ты хочешь этим сказать?

Аверьянов обернулся и посмотрел на заснеженную, казавшуюся серебристой в свете луны елку.

— Пока ничего. Но уж больно приметное здесь место: остров — ориентир, елка — ориентир, под высоким берегом «мертвая зона» — локатор не берет. Даже тот, кто первый раз сюда выйдет, отлично найдет по описаниям эти ориентиры и в темноте, ночью… А давайте вокруг острова на лыжах обойдем, — предложил Кайманов. — Кататься мне не часто приходится: в Туркмении снег не каждый год, да и то все больше в горах…

Отталкиваясь палками, Кайманов медленно заскользил по льду, обходя островок по дуге со стороны моря. Аверьянов и Гребенюк в сопровождении солдат последовали за ним. Кайманова занимала мысль: если предположить, что остров действительно ориентир, то какие ориентиры могут быть на берегу, в отыскании которых невозможно было бы ошибиться и в темноте?

Все время посматривая на силуэт ели, возвышавшейся над островом, Кайманов скользил взглядом по линии протянувшегося на этом участке с юга-востока на северо-запад берега, выискивая такой же безошибочно-приметный предмет на поднимавшемся в километре от острова семидесятиметровом обрыве.

«А вот и ориентир!» — мысленно воскликнул он. Заметить его было нетрудно. Господствующее положение над всей округой занимала труба какого-то завода в поселке. Снизу виднелась только ее верхняя часть, но и этого было вполне достаточно. Труба торчала, как палец. Даже ночью, когда вся эта картина вырисовывалась неясными силуэтами, заводская труба, сливаясь с линией берега, все равно оставалась самой высокой точкой — прекрасным ориентиром, заметным на фоне неба и в ночную темень.

Продолжая обходить на лыжах остров, Кайманов остановился в том месте, где верхушка трубы на берегу попала в створ с верхушкой ели на острове. Остановившись, внимательно осмотрелся.

На снежном покрове — все те же лисьи следы, но заячьих, что он видел у островка, как не бывало.

— Так, что может делать лиса в открытом море, Дмитрий Дмитриевич? — спросил он.

— Понял тебя, — ответил Аверьянов. — Хочешь сказать, а не проверить ли нам в створе с заводской трубой и елью вон те дальние торосы? Так что ли?..

— Именно. И давайте двинемся туда, рассредоточившись, хотя едва ли там кто есть.

Все трое в сопровождении солдат двинулись к дальним торосам.

Погода заметно портилась. Встречный северный ветер дул порывами, гнал по темному небу низкие лохматые тучи. Срывались снежинки, предвестницы обещанного бурана. Сильнее вихрилась поземка, скрывая протянувшиеся до самого горизонта окрашенные в мрачные тона просторы скованного льдом моря.

Ветер сдувал с темневшего в двух километрах обрыва снежную пыль, заволакивал пеленой верхушки деревьев, росших вдоль береговой полосы, и отсюда с ледяной равнины казалось, что над обрывом развеваются седые космы притаившейся наверху в засаде самой ведьмы-вьюги.

Со стороны открытого моря уже нельзя было понять, где — идущие валом сизые тучи, а где уходящее к горизонту темно-свинцовое под темным зловещим небом бескрайнее ледяное поле.

Но на открытом месте было еще достаточно светло, и даже быстро бегущие по небу тучи не могли погасить сияние укрывавшего ледяной покров ослепительно-чистого снега.

Вот уж и островок стал исчезать за мельтешащими снежинками, зато отчетливо проступили сквозь метель ледяные торосы, случайно или не случайно оказавшиеся на одной линии с елью на островке и верхушкой заводской трубы на берегу.

Шедший впереди Аверьянов наклонился и поднял клочок бумаги, затем разорванную полиэтиленовую пленку. Оттолкнувшись палками, въехал в пространство, ограниченное нагромождениями льда. Кайманов и Гребенюк последовали за ним. Что-то белое у входа в естественное укрытие заставило насторожиться. Но это «что-то», почти полностью занесенное снегом и обложенное кусками льда, отнюдь не напоминало человеческую фигуру.

— Рюкзак, — сказал Аверьянов. — А вот и лыжи, и палатка. Спасибо лисе-покойнице, надоумила…

— Что говорить, поработала рыжая на славу, — сказал майор. — Ясно, что это место показалось ей ненадежным: кругом лед. Она и решила перетащить найденный клад к острову…

Смерзшиеся куски льда, которыми был завален рюкзак, не позволили лисе утащить его весь, но рыжая разбойница выволокла на лед все, что могло ее заинтересовать. Тут были консервные банки, пачки галет, сверток, видимо, с теплой шерстяной одеждой, судя по рукаву то ли вязаной куртки, то ли свитера, рыбацкие смазанные жиром высокие сапоги, изгрызанные пачки газет, обертки от плиток шоколада. Немного поодаль валялись зимние удочки, рассыпанные рыболовные крючки, блесны, леска.

— Так что ты обо всем этом думаешь, Яков Григорьевич? — спросил Аверьянов.

— Думать тут нечего. Оставляем наряд и — как можно скорее обратно, — ответил Кайманов. — Теперь- то уж можно предположить, что именно здесь планируется нарушение границы… А разбираться будем завтра днем со специалистами — саперами, не торопясь и, по- видимому, еще неизвестно, какие взрывчатые сюрпризы приберег здесь для нас тот, кто все это оставил.

— Надо еще установить, чья это работа, — заметил капитан Гребенюк.

— В своем отечестве установим, — отозвался подполковник. — Главное — не упустить нарушителя.

— Остановка за малым, — заметил и майор.

— Ефрейтор Калабухов, вы — старший, — обращаясь к солдатам, распорядился капитан. — Все четверо остаетесь здесь в наряде с радиостанцией. Ничего не трогать. С двадцати одного часа каждые пятнадцать минут включать рацию на прием. Достаточно ли тепло вы одеты и обуты?

Получив утвердительный ответ, Гребенюк официально доложил Аверьянову:

— Товарищ подполковник, наряд проинструктирован, к несению службы готов.

— Отправляемся, — ответил подполковник. — К берегу идем без палок — чтоб ни скрипа, ни шороха. Метель скроет нашу лыжню, но та же метель весьма на руку и нарушителю, который, судя по погоде, может появиться и сегодня ночью…

«ПЕРЕДАЮ ЦЕЛЬ»

Кайманов десятки и сотни раз участвовал в пограничных поисках, многими руководил сам, во многих выполнял те задачи, которые ставили перед ним старшие начальники. Он вовсе не собирался ограничиваться ролью наблюдателя, но пока воздерживался от советов и лишь внимательно слушал, как, командуя мангруппой, подполковник Аверьянов из помещения ПТН четким и ровным голосом отдавал приказания по телефону.

Капитан Гребенюк доложил, что застава развернута по тревоге. Поступали доклады и от других командиров подразделений.

Разгулявшийся «норд» зашел с северо-запада, нагнал еще больше туч и стал швыряться такими снежными зарядами, что вся округа окуталась сплошной снежной мглой.

— Видимость — ноль, — сказал Аверьянов. — Условия идеальные для нарушителя, самые тяжелые для нас. Главное — перехватить его до подхода к берегу, не дать выйти к транспортным магистралям.

— Через море-то и на лыжах сейчас идти не очень уютно, — вспомнив свой выход на лед, сказал Кайманов.

— Море не все замерзло. Только в Финском да Ботническом заливах… «Его» могут высадить с подлодки у кромки льда: чистая вода от нас всего в двадцати — тридцати километрах. Ветер с северо-запада, нам в лицо, под острым углом к берегу, ему почти попутняк. Только дурак не воспользуется таким ветром, — ответил Аверьянов. — Капитан Гребенюк, — вызвал он по радио начальника заставы, — рассредоточьте резервную группу в маскхалатах от высокого берега полукругом с юго-востока вплоть до наряда в торосах. Лыжный десант за аэросанями под командой лейтенанта Друзя держите наготове, чтобы отсечь нарушителя, если появится с северо-запада со стороны моря.

Аверьянов посмотрел на часы.

— Время, — сказал он. — Выезжаем встречать мангруппу на шоссе.

Кайманов, зная по опыту, что и в такой буран может пригодиться его искусство следопыта, сел вместе с подполковником и двумя радистами в вездеход. Через несколько минут были на шоссе.

Аверьянов развернул на коленях карту и стал методично отдавать приказания командирам машин — кому какой занимать участок дороги, в каком направлении и в каком квадрате блокировать лес. Сам, руководствуясь картой, занял место в непосредственной близости от оцепленного района.

С ревом моторов, не останавливаясь и даже не сбавляя скорости, прошли мимо вездехода тяжелые крытые брезентом военные машины с солдатами, в руках у которых Кайманов сквозь завесу мельтешащих снежинок рассмотрел и автоматы и лыжи.

Один за другим поступили доклады от командиров машин о готовности подразделений.

Наблюдавший за подполковником Кайманов не мог не оценить ту оперативность, с какой Аверьянов взял под контроль огромный район. Но, как назло, метель все усиливалась. Сыпал и сыпал снег. Щетки стеклоочистителя едва успевали сметать его с ветрового стекла, на которое тут же садились мохнатые снежинки. Такой снегопад означал, что целая мангруппа, рассредоточившись от берега в глубину погранзоны, может не увидеть нарушителя, настолько плотной стеной шел снег. Поэтому очень важно было вовремя заметить нарушителя и задержать его еще до подхода к берегу на ледяном поле. Но кто может поручиться, что пойдет он точно на островок, где спрятан рюкзак, а не в каком-нибудь другом месте?

Кайманов, полузакрыв глаза, мысленно перебирал в памяти события прошедших суток, сопоставляя и сравнивая самые незначительные эпизоды, встречи, разговоры, вспоминая лица людей, реплики, интонацию, жесты… Он еще не мог сказать ничего определенного, но думал все об одном: если в Средней Азии действовала целая группа, то и здесь наверняка должны быть пособники, встречающие нарушителя, а то и отвлекающие на себя внимание пограничников. Где они могут быть? На каком направлении? Обязательно ли в районе островка? Или рюкзак оставлен лишь для отвода глаз?

Одна за другой шли драгоценные минуты. Метель все усиливалась. Ветер швырял в ветровое стекло пригоршни снега. Стоило выйти из машины — стегал по глазам, затруднял дыхание.

— Что скажешь, Яков Григорьевич, — спросил по своему обыкновению Аверьянов. — Может быть, он в такой буран и не пойдет? А может, уж и прорвался через оцепление?

— Все возможно, — ответил Кайманов. — Скажу только то, что всегда говорил мой первый начальник заставы: «Думай за нарушителя». Такая непогодь для него — сущий подарок. Должен идти… Весь вопрос только — куда и откуда? Чтоб не вышло так: мы его здесь ловим, а он пойдет где-нибудь за полсотни километров в стороне.

Аверьянов вызвал по радио капитана Гребенюка:

— Кто у вас на ПТН?

— Сержант Таиров с командой.

— Предупреди: снегопад создает помехи. Если нарушитель действительно идет в нашем направлении, он уже может быть в секторе локатора. Что у вас в районе обрыва?

— Вдоль берега патрулируют дозоры с собаками.

— Имей в виду, собаки едва ли смогут работать: очень сильный ветер, следы заметает. Докладывай мне каждые пятнадцать минут.

— Слушаюсь, товарищ подполковник…

Аверьянов не исключал возможности появления нарушителя в любой точке блокированного района, но офицеры, контролирующие все возможные направления, по-прежнему ничего не могли доложить.

— Капитан Макарушкин! — подполковник вызвал по радио начальника соседней заставы. — Тщательно обследуйте еще раз весь свой участок, ждите команду. Выезжаю на ПТН Гребенюка.

Вездеход тронулся с места. Снег все валил и валил, замедляя движение. Включенные фары, казалось, упирались короткими желтоватыми столбами света в трепещущую на ветру белую стену. И непонятно было, как только водитель находил дорогу в этой сплошной снежной завесе.

Подполковник нервничал. Кайманов отлично понимал его состояние. По опыту он знал, что бывают ситуации, когда и техника и быстрый маневр не могут обеспечить успех, если погода разыграется не на шутку. Но и в непогоду граница должна быть на замке…

Солдат-радист передал подполковнику микротелефонную трубку:

— Товарищ подполковник, докладывает капитан Гребенюк. У дальнего мыса Таиров засек цель на льду. Движется со скоростью по крайней мере в пятнадцать- шестнадцать узлов. Направление движения совпадает с направлением ветра. Лейтенант Друзь доложил, что со своими лыжниками перекрывает район появлений цели со стороны моря.

— Наконец-то! — воскликнул подполковник,

И хоть нарушитель появился совсем в другом секторе, не там, где его ожидали, но шел он все равно к островку, параллельно линии берега с северо-запада на юго-восток.

— Пятнадцать-шестнадцать узлов — это около тридцати километров в час, заметь, без двигателя внутреннего сгорания, — сказал Аверьянов. — Какая сила его так прет?.. Свяжите-ка меня с командиром аэросаней…

Передав командиру команды лыжников лейтенанту Друзю координаты нарушителя, Аверьянов предупредил, что тот, заметив оцепление, может повернуть обратно.

— Разверните лыжников цепью и преследуйте скрытно, в случае, если необходимо будет увеличить скорость — на буксире за аэросанями. Рацию держать на приеме. Ждите команду…

— А теперь срочно на ПТН, — сказал подполковник. — Только на экране PJIC можно увидеть всю картину.

Выехали на дорогу, по которой уже прошел снегоочиститель. Вот и знакомый остов ветряной мельницы, показалась вся занесенная снегом березовая рощица, за рощицей наконец-то вырос белым кубом ПТН.

Часовой в тулупе, занесенном снегом, доложил, что прибыл майор-инженер Фомичев.

Войдя в помещение, Аверьянов ответил на приветствие, сбросил с себя шапку и куртку, попросил Таирова уступить место возле экрана. Майор Фомичев доложил подполковнику курс, пеленг, скорость движения, расстояние от берега — все данные нарушителя. С некоторым сомнением добавил:

— Не пойму только, что его там подгоняет. Движется слишком быстро для лыжника. Вот посмотрите, эти импульсы — лыжники группы лейтенанта Друзя. Тоже не стоят на месте, вовсю нажимают. А нарушитель уходит от Друзя и даже от аэросаней.

Луч развертки антенны, протянувшийся от центра к периферии экрана, мерно описывая круги, указывал на хорошо заметный импульс, быстро передвигавшийся по экрану. Это нарушитель, неизвестно каким способом выдерживавший скорость всадника. Вслед за этим импульсом, как понял Кайманов, заглянувший через плечо отстранившегося Аверьянова, — лыжники лейтенанта Друзя. С другой стороны выгнулось дугой оцепление с юго-востока до района торосов, где у рюкзака был оставлен наряд. Вслед за импульсом нарушителя и лыжниками лейтенанта Друзя — яркая и быстро передвигающаяся точка — аэросани. Но и сани двигались с остановками: видимо, им мешали снежные заряды заструги и торосы.

Достаточно хорошо разбираясь в значении светляков на экране, Кайманов все же подумал: «Мало ли что здесь все видно, кто куда движется! Там-то на льду ничего не видно! Можно под самым носом у лыжников или у аэросаней прошмыгнуть — и поминай, как звали! На такой скорости нарушителя никакие лыжники не возьмут. Только аэросани и догонят, а они пробираются тоже ощупью…»

В помещении ПТН наступила почти полная тишина. По-прежнему было слышно гудение вентилятора передатчика. Все напряженно смотрели в затылок подполковника Аверьянова, приникшего к экрану. Тем громче показался его четкий размеренный голос:

— Всем рациям перейти на прием… Деменчук, измените курс саней на пять градусов к северо-западу. Осторожнее, впереди торосы. Стоп. Лыжников разверните по оси с юго-запада на северо-восток. Дистанцию держите в пределах видимости. Номера лыжников: к югу — первый, к северу — последний. Будьте внимательны — нарушитель замедляет ход. Лейтенант Друзь, перед вами нагромождение льда!.. Ефрейтор Калабухов! Вашей группе бросок на лыжах в направлении островка. Выйти на двести метров левее. Там вероятна встреча с нарушителем…

Затаив дыхание, Кайманов слушал наполнившие комнату голоса: неведомого командира аэросаней Деменчука, лейтенанта Друзя, возглавлявшего группу лыжников, старшего наряда в торосах ефрейтора Калабухова, начальника соседней заставы капитана Макарушкина, других офицеров.

Командиры подразделений, блокировавших берег, молчали, но Кайманов знал, что и их радиостанции стоят сейчас на приеме, а сами они готовы в любую минуту выполнить волю начальника мангруппы.

— Посмотри, Яков Григорьевич, — сказал Аверьянов. — Ручаюсь, что такое задержание ты еще не видел…

Подполковник отстранился настолько, чтобы и самому наблюдать за экраном, и в то же время дать посмотреть Кайманову. Тот наклонился и увидел остановившийся яркий импульс аэросаней, идущие от него фронтом светлые точки — цепочку лыжников. Еще один импульс, продолжающий какое-то неуверенное движение, — нарушитель. Со стороны торосов с рюкзаком спешащий наперерез нарушителю наряд ефрейтора Калабухова.

И вдруг Кайманов почувствовал, что его прошиб холодный пот, а волосы сами шевельнулись на затылке.

В мозгу вспыхнул безобидный случай, тем не менее оставшийся в памяти на всю жизнь… Сам он, молодой Яков Кайманов, сидит, поджав ноги на ковре, перед ним — его учитель, знаменитый в Туркмении следопыт Амангельды.

Дочь Амангельды по имени Аксолтан разводит в тамдыре [2] огонь, собирается печь чуреки. Из законченной дыры там дыра жаркими языками вырывается пламя от горящих, как порох, веток саксаула, освещает лоб и глаза девушки, нижнюю часть ее лица, закрытую в присутствии мужчин яшмаком — темно-красным платком.

Пламя прогорело, и Аксолтан начинает укладывать в тамдыр чуреки, пришлепывая их к внутренним стенкам.

— Сколько чуреков насчитал? — лукаво спрашивает у Кайманова Амангельды.

— А я их и не считал, яшулы [3],— смущенно говорит Кайманов, — шесть или семь…

— Ай, Ешка, Ешка!.. — с упреком говорит Амангельды. — Хочешь стать следопытом, а чуреки не считаешь… Чурек — не бандит, стрелять не будет. Бандит — будет… Поймает Ешка кочахчи [4], скажет: «Ай, хорошо! Шесть или семь поймали!..» А восьмой — бух из винтовки Ешке в спину: «Зачем меня не посчитал?..»

Видение мелькнуло в мозгу и пропало. Кайманов весь напрягся, понимая, что сейчас, когда нарушитель уже в полутора километрах от берега, счет времени идет на мгновения.

— Сколько у тебя лыжников пошло за аэросанями, Дмитрий Дмитриевич, — спросил он.

— Шесть. Лейтенант Друзь седьмой…

Это совпадение чисел еще больше встревожило Кайманова:

— Семь, — твердо сказал он. — Лейтенант — восьмой…

— Ты обсчитался, — спокойно сказал Аверьянов. — На буксире за аэросанями ушло вместе с лейтенантом семь человек.

— Посмотри сам…

Аверьянов приник лбом к козырьку локатора и тут же отстранился.

— Всего семь, — сказал он. — Помехи в такой снегопад и опытного оператора с толку собьют…

Кайманов наклонился к экрану локатора и увидел, что Аверьянов прав: в группе лейтенанта, расположившись полукругом, двигались на сближение с импульсом нарушителя семь светлых точек. Но Кайманов совершенно ясно видел, что всего минуту назад их было восемь. Исчез крайний светлячок, тот, что ближе других передвигался вдоль высокого берега.

— Опутали нас с тобой, Дмитрий Дмитриевич! — воскликнул Кайманов. — Нарушитель не на ледяном поле у острова, а в вашей «мертвой зоне» под обрывом!

Аверьянов с секунду молчал, зная, что Кайманов не бросает слов на ветер, но и не видя причин для такого его решения.

В ту же минуту радист передал ему трубку:

— Товарищ подполковник, вас просит начальник заставы…

— Докладывает капитан Гребенюк, — прозвучал глуховатый голос в мембране. — Товарищ подполковник, под высоким берегом, в двадцати метрах 6 т спуска к морю, прятался в нише неизвестный, по виду — из Средней Азии. Говорит, приехал к родственникам, шел с соседнего хутора, заблудился в метель.

— Вот он, пособник! — воскликнул Кайманов. — Теперь веришь, что восьмой импульс вошел в «мертвую зону»? Сколько времени займет, чтоб добраться на машине к Гребенюку?

— Пять-шесть минут…

— Срочно выезжаем! Основному нарушителю понадобится, чтобы туда дойти вдоль обрыва, минут пятнадцать.

— А тот импульс, что в районе островка?

— Справятся и без нас… Потом выясним… Передай нарядам под обрывом, во избежание ненужных жертв замаскироваться; в случае появления неизвестного — пропустить, скрытно преследовать, блокируя со стороны моря.

Аверьянов тут же передал распоряжение и, уже садясь в машину, спросил:

— Тогда кто же так лихо пер на курьерских прямо к острову? Слушай, Яков Григорьевич, а тебе не померещилось?..

— Пусть даже померещилось, но мы немедленно должны быть на том месте, где Гребенюк задержал пособника!

Водитель, едва офицеры сели, так рванул машину с места, что и майор и подполковник от неожиданности откинулись назад на своих местах. Тем не менее Аверьянов еще и подхлестнул командой шофера:

— Гони вовсю! В три минуты быть под обрывом!

Но как гнать, когда встречный ветер несет снег почти горизонтальными струями, залепляет стекло, тормозит движение. Вот уж и дорога пошла под уклон. Вездеход заносит: идет он где прямо, а где почти боком. Удерживая машину, водитель отчаянно крутит рулевое колесо, пытается тормозить двигателем. «Газик» идет почти боком, чудом удерживаясь в колее.

— Гони! — приказывает Аверьянов, — теперь уже заразившись тревогой Кайманова, очевидно, поверив, что не может опытный нарушитель так просто прикатить на вороных к острову только для того, чтобы попасться пограничникам.

Кайманов молчал, лишь наблюдая, как бледный водитель лихорадочными усилиями, почти вслепую удерживает на курсе машину.

Наконец спуск кончился. Под колесами захрустел ноздреватый у берега ледяной припай. Струи снега здесь летели навстречу машине почти вдоль обрыва. Сверху, как пена водопада, сыпалась снежная пыль.

Сквозь метель смутно, белесым пятном просматривался в километре от берега островок. Но не открытое ледяное поле занимало сейчас Кайманова, хотя туда и примчался какой-то непонятный импульс.

Проехав метров двадцать вдоль обрыва, у его подножия, остановились рядом с возникшим прямо из снега капитаном Гребенюком.

— Ни звука! — вполголоса предупредил его подполковник. — Где задержанный?

Капитан жестом предложил подойти к стене обрыва. В ближайшей нише со связанными за спиной руками сидел у стены незнакомец в белом полушубке и такой же белой барашковой шапке, опустив глаза в землю, сдвинув сросшиеся на переносице темные брови.

При виде подошедших офицеров он встал на ноги, касаясь спиной стенки ниши, поднял делано-безразличный взгляд, тут же выпучил глаза, в которых можно было увидеть не только крайнее удивление, но и суеверный ужас.

— Салам алейкум, Аббас-Кули, — подходя вплотную, с издевкой вполголоса сказал Кайманов. — Можете развязать ему руки: теперь никуда не денется, если жить хочет…

Задержанный, с кистей рук которого сняли веревки, не то что слова сказать не мог, от страха лишь, как рыба, ртом хватал воздух.

— Ешка!.. — наконец сдавленным шепотом едва прошелестел он.

— Точно, Ешка, — подтвердил Кайманов. — Только для всех давно уже Яков Григорьевич, а для тебя все Ешка.

— Прости, Кара-Куш…[5]

— Ладно, прощаю, — также с издевкой сказал Кайманов. — Если не секрет, кого ты здесь встречаешь?

Ноги задержанного подогнулись, как будто он чувствовал свой смертный час.

— Не хочешь говорить? Сами узнаем… Смотри сюда и слушай внимательно: времени у нас в обрез…

Кайманов развернул перед лицом задержанного фотографии отравленных проводников.

— Узнаешь?..

Тот, став белее снега, молча, не отрываясь, смотрел на фотографии трупов.

— Вы и сами могли их убить, — то ли оправившись от первого испуга, то ли наглея от приближения развязки, надеясь на что-то, сказал Аббас-Кули.

— Кто их убил, ты отлично знаешь, — также вполголоса сказал подполковник Аверьянов.

Ветер дул со стороны пробирающегося вдоль обрыва к этому месту нарушителя, относил слабые звуки, тем не менее появиться он мог каждую минуту — необходимо было соблюдать предельную осторожность.

— Вызовите мне лейтенанта Друзя, — приказал радисту подполковник Аверьянов.

Щелкнул тумблер радиостанции, в телефонах послышался взволнованный молодой голос:

— Товарищ подполковник, докладывает командир группы лыжников лейтенант Друзь. — Нарушитель мертв. Шел с попутным ветром к острову на специальном устройстве вроде буера с лыжами. Когда остановили, нарушитель был еще теплый. Ведем преследование по лыжне, появившейся в направлении к высокому берегу. Лыжню сразу же заметает…

Аверьянов и Кайманов молча переглянулись: оставались считанные минуты до появления того, ради сохранения которого полчаса назад был убит еще один пособник.

— Прекратить преследование, развернуться цепью, замаскироваться. Смотреть внимательно, — скомандовал Друзю подполковник.

— Пусть лейтенант повторит, что он сказал о нарушителе, — попросил Аверьянова Кайманов и, взяв микротелефонную трубку из рук радиста, поднес ее к уху Аббаса-Кули.

Тот все так же молча с бегающими от страха глазами выслушал доклад лейтенанта.

— Ты понял, Аббас-Кули, что, не приди мы сюда, это была бы и твоя судьба? — сказал Кайманов. — Ни Клычхан, ни Шарапхан свидетелей не оставляют…

— Понял, — едва прошептал задержанный.

— Пароль?

— Я поклялся именем аллаха…

— Ты сам его скажешь… тому, кого встречаешь. И еще скажешь, что все спокойно, что дураки геок-папак, как один, все побежали к острову… Если к этому добавишь еще хотя бы слово, оно будет последним в твоей жизни…

Чуткое ухо Кайманова уловило подхваченное и донесенное сюда ветром чье-то тяжелое дыхание.

Подполковник сделал знак всем рассредоточиться и замаскироваться. Одетые в белые маскхалаты пограничники словно растворились в белых вихрях метели.

Шорох лыж и дыхание бегущего человека доносилось еще с минуту, затем стихло.

Чувствуя, что напряжение достигло предела, Кайманов, укрывшись в нише позади Аббаса-Кули, удерживая его под локти, подтолкнул в спину.

Тот, словно очнувшись, пошатнулся, поднял голову, произнес хриплым голосом по древне-тюрски: «Сруби голову неверному…» — «И аллах да вознаградит тебя!..» — донесся ответный задыхающийся голос.

Из белой мглы шагнула рослая фигура в маскхалате с белой марлевой занавеской на лице, на секунду замерла, прислушиваясь.

В одной руке у появившегося — граната, в другой — маузер.

— Дорога свободна? — по-курдски спросил пришедший. (Снова толчок в спину Аббаса-Кули.)

— Свободна… Все геок-папак побежали к острову…

Прибывший нарушитель сунул гранату в карман и, не выпуская маузер из рук, наклонился, чтобы отстегнуть лыжи.

— Сейчас пойдем, — сказал он.

Чувствуя знакомый холодок, появляющийся в минуты крайней решимости, Кайманов с силой толкнул вперед Аббаса-Кули, одновременно вышиб ногой маузер из руки нарушителя, на которого тут же навалились подоспевшие солдаты.

Кайманов узнал этот голос, эти точные уверенные движения: слишком часто встречался он с этим человеком в начале войны, когда, разыгрывая из себя близкого друга «кизил-аскеров» — красных солдат, Клычхан вел крупную игру, стремясь поднять восстание целого племени в приграничных районах.

Признаться, Кайманов не рассчитывал встретить его так далеко от родной Средней Азии. Но едва увидел Аббаса-Кули, понял, кого может встречать пособник.

— Салам, Клычхан, — сказал он, срывая марлевую занавеску, закрывавшую лицо нарушителя. — Вот мы и встретились…

— А-а, Кары-капитан (старый капитан), — не теряя самообладания, ответил удерживаемый за руки солдатами Клычхан. — А я еще подумал, кто ж это сумел меня задержать?

— Кары-майор, — поправил его Кайманов. — Ну, а теперь как, не удивляешься?..

— Не-ет… Теперь не удивляюсь… Со старым другом приятно встретиться и в аду… Что ж, хитростью и льва можно поймать, а силой не поймать и мыши… Аббас-Кули! — обернувшись, окликнул он пособника. — Молись аллаху, чтобы послал тебе легкую смерть. О том, что геок-папак меня взяли, узнают уже сегодня. Тебя найдут и на дне этого холодного моря…

— Змея не ведает своих изгибов… — цитатой из священного писания ответил Аббас-Кули, на совести которого, как это отлично знал Кайманов, был не один десяток загубленных жизней, сотни гнусных дел. Но сейчас Аббас-Кули и в самом деле, словно следуя совету Клычхана, опустился прямо в снег на колени и, сложив ладони у подбородка, принялся молиться, согнув спину, вверяя свою дальнейшую судьбу аллаху.

— Капитан Гребенюк, — сказал подполковник Аверьянов. — Приказываю охранять задержанных, как особо опасных преступников. Спецмашина придет прямо сюда. Вы лично отвечаете за доставку их под усиленным конвоем в штаб отряда…

— Передайте циркулярно всем рациям, — приказал подполковник радисту. — ПТН продолжать наблюдение за поверхностью льда. Подразделениям на берегу прочесать район. Обстановку не снимать. Лейтенант Друзь, отбуксируйте аэросанями убитого пособника нарушителя вместе с его буерным устройством сюда, к спуску на лед. Капитан Гребенюк, отправьте убитого вместе с задержанными спецмашиной для осмотра и медицинской экспертизы. Передайте начальнику отряда мою просьбу выслать опытных саперов, знакомых с разминированием, к рюкзаку в торосах. Все… Яков Григорьевич, — обратился он к Кайманову, — едем снова на ПТН, хочу сам убедиться, что на ледяном поле не осталось никаких сюрпризов…

…Войдя в помещение, подполковник принял рапорт сержанта Таирова, рассказавшего обо всем, что происходило в поле зрения РЛС, затем сел к локатору, осмотрел весь сектор наблюдения. Следя, как аэросани буксируют буерное устройство безвременно погибшего пособника Клычхана, Аверьянов вызвал начальника соседней заставы:

— Макарушкин, говорит двенадцатый. Запишите данные…

Аверьянов продиктовал координаты, курс и скорость движения цели, ее месторасположение на планшете.

Кайманову было известно, это означало, что «цель» перешла из сектора заставы капитана Гребенюка в сектор соседней заставы капитана Макарушкина. Здесь вот, на планшете, отмечена линия между участками. Как только цель ее пересечет, следят за нею уже соседи…

Подполковник встал со стула, Кайманов занял место оператора и тоже стал наблюдать за скоплением светлых точек на зеленоватом круглом, как иллюминатор корабля, светящемся экране, за медленно двигающимся по направлению к берегу импульсом аэросаней.

Невольно он сравнивал свою жизнь, прожитую в трудностях и лишениях, с жизнью таких вот молодых защитников границы, как лейтенант Друзь, сержант Таиров, капитан Гребенюк, не говоря уже о подполковнике Аверьянове, человеке по возрасту не намного моложе его самого, но работающего совсем в другом времени. Как много изменилось в охране границы, особенно за последнее время, и все эти изменения прошли на протяжении всего лишь одной жизни, его жизни…

Кайманов не жалел о том, что в дни его молодости не было на границе этих удивительно умных машин, всякого рода аппаратов и приборов. Долго еще будет необходимым и его испытанное мастерство следопыта, такое же обязательное в работе, как и эта чудо-техника, с помощью которой так мастерски вел операцию подполковник Аверьянов… Опыт таких, как он, Кайманов, и сегодня нужен границе… И тем не менее… Что делать, если жизнь не стоит на месте, если она стремительно движется все вперед и вперед!..

В операторскую, спросив разрешения у подполковника Аверьянова, вошел сержант Таиров:

— Товарищ подполковник, разрешите принять вахту?

— А вот, майор Кайманов сейчас оператор, — ответил подполковник, — спрашивайте у него.

— Давай, сынок, принимай, — вздохнув, ответил Кайманов, — ь…

Посвящается

среднеазиатскому периоду деятельности Героя Советского Союза генерала армии И. И. Масленникова.

ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

Чем дальше уходят годы, когда лишь зарождалась, крепла в борьбе и становилась монолитом новая общность людей — советский народ, тем большую дань любви и уважения отдаем мы героям, чьи деяния и судьбы определяли судьбу молодого Советского государства.

Герой Советского Союза генерал армии Иван Иванович Масленников — сын стрелочника Рязано-Уральской железной дороги — семнадцатилетним юношей вместе с группой большевика 3. С. Петрова разоружал жандармов в Февральскую революцию, восемнадцати лет участвовал в ликвидации белоказачьего мятежа в Астрахани, обеспечивал связь с Чапаевской дивизией в дни боев за Уральск, в те же восемнадцать — командовал кавалерийским полком, бился с частями Врангеля, а затем водил в атаки кавалерийские бригады в степях Кубани, в предгорьях Кавказа.

Молодой человек двадцати двух лет вышел из горнила гражданской войны с боевым опытом полководца и девятью ранениями (четыре из них были тяжелыми), вынес классовую ненависть к врагам революции, политическую закалку и несгибаемую волю. Вся его последующая жизнь — непрерывное преодоление, казалось бы, непреодолимых трудностей, когда мера доверия партии и командования каждый раз измерялась во сто крат превосходящей ее мерой ответственности.

После окончания кавалерийских курсов в Новочеркасске И. И. Масленникова послали, как одного из лучших командиров, на границу в Среднюю Азию. Именно здесь, на необозримых просторах жгучих песков Кара-Кумов и Кызыл-Кумов решались вопросы государственной важности — быть или не быть всему Туркменистану социалистическим.

Среднеазиатский Коммунистический университет Иван Иванович Масленников окончил заочно в 1934 году, а в 35-м — Военную академию имени М. В. Фрунзе.

Началась жизнь крупного военачальника, ставшего в тридцать шесть лет начальником боевой подготовки погранвойск в Закавказье, а затем командующим войсками НКВД Белорусского округа, в тридцать девять лет — заместителем Наркома Внутренних дел, в сорок — командармом, принявшим в самое трудное для Родины время, летом 1942 года, командование Северной группой войск Закавказского фронта, а в 1943-м году — Северо-Кавказским фронтом.

Под его руководством была организована оборона Кавказа, а затем — стремительное наступление, в ходе которого была освобождена территория от Орджоникидзе-Моздока до Азовского моря.

С мая по август 1943 года генерал-полковник Масленников — заместитель командующего Волховским фронтом. С августа по ноябрь 1943 года — заместитель

В тяжкие годы Великой Отечественной войны И. И. Масленников был еще четыре раза ранен, дважды из них — тяжело.

В июне 1945 года — заместитель главнокомандующего Советскими войсками на Дальнем Востоке. За умелое руководство боевыми действиями в разгроме Квантунской армии генерал армии И. И. Масленников был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

В 1945–1947 годах — командующий Бакинского, а затем — Закавказского военного округа. В 1948 году окончил Высшие академические курсы при Высшей военной академии. В 1946 году был избран депутатом Верховного Совета СССР, в 1952 году XIX съездом партии — кандидатом в члены ЦК КПСС.

С мая 1948 года и до апреля 1954 года — заместитель Министра Внутренних дел СССР. Золотая медаль Героя Советского Союза, четыре ордена Ленина, четыре ордена боевого Красного Знамени, орден Суворова I степени, два ордена Кутузова I степени, орден Красной Звезды, знак «Почетный танкист», медали «За оборону Кавказа», «За оборону Ленинграда», орден и медаль Монгольской Народной Республики — таковы боевые награды генерала армии Ивана Ивановича Масленникова, прожившего недолгую, но насыщенную событиями самого крупного масштаба жизнь.

Среднеазиатскому периоду деятельности — в то время тридцатидвухлетнего командира 11-го Хорезмского Кавалерийского полка ОГПУ И. И. Масленникова, отряд которого разгромил в пустыне Кара-Кум объединенную группировку банд Дурды-Мурта, Ахмет-Бека, Бады-Дуза и этим разгромом положил конец басмачеству в Средней Азии, — и посвящается эта документальная повесть.

Именно там, в неимоверно тяжких условиях пустыни, при недостаточной обеспеченности самым необходимым — боеприпасами, водой, транспортом, в условиях недостатка опыта и ряда просчетов, допущенных другими командирами частей, — при семидесятиградусной жаре совершенствовалось военное искусство будущего командарма, закалялась его воля, выковывался характер»

ФАЛАНГА ИДЕТ

Белое раскаленное солнце. Свистящее дыхание лошадей. В горле сухо. Шершавый, будто распухший язык задевает такие же шершавые растрескавшиеся кровоточащие губы. Кожу на скулах стянуло, и кажется, что еще немного, и она от иссушающего, горячего, как из жерла печи, суховея вот-вот лопнет. Едкий пот и мелкие песчинки режут глаза. Мучительно хочется пить. Кажется, все бы отдал только лишь за один глоток воды.

Вода есть у каждого красноармейца во фляге, есть она и в бочатах на идущих вслед за отрядом верблюдах, но пить запретил командир полка, отдавший строжайший приказ на протяжении всех ста двадцати километров марша не притрагиваться ни к флягам, ни к бочатам: и на тактических учениях песковый полк должен привыкать к самым тяжелым условиям боя.

С бархана на бархан движется отряд: то поднимается на гребни, то опускается во впадины между бурыми песчаными холмами. Однообразное движение укачивает, как мертвая зыбь мертвого песчаного моря, раскаленного испепеляющим все живое лучами беспощадного солнца.

Правда, неизвестно, что труднее, идти ли в такую жару, как сейчас, или в декабре месяце совершать стокилометровый марш-бросок от Хорезма до колодца Чарышлы, когда ветер, не встречающий препятствий на огромных открытых пространствах, бросает в лицо снег с дождем, забивает дыхание, мешает движению. Лошадей кормили на ходу, не сходя с седел питались сами, и люди поверили в свои силы, сделав более ста километров за один переход. Не легче было и во время недавнего девяностокилометрового марш-броска на колодец Аджи-Кую в условиях небывало тяжкой для весеннего времени жары.

Цель нынешнего похода — район старинной крепости Змухшир, где удобно развернуть боевые порядки, проверить не только выучку бойцов, но и возможности артиллерии, слаженность всех подразделений. С остатков гигантского крепостного вала хорошо видна вся округа, удобно наблюдать и руководить «боем».

С бархана на бархан идет и идет отряд, переваливается через гребни, скрывается в низинах. Огненным глазом следит за ним, словно выбирая жертвы, палящее, обжигающее нестерпимым жаром среднеазиатское солнце.

Масленников придержал своего Пирата: с той стороны, где шло передовое охранение, возвращался рысью, мягко приподнимаясь в седле, секретарь партбюро полка Быба.

— Товарищ командир полка, — доложил он, — через пески фаланга идет!.. В жизни не видел столько этих басмачей!..

Скомандовав отряду продолжать движение, командир полка вместе с помполитом Иваном Адамовичем Масько и старшим врачом полка Хорстом выехали вперед.

Удивительное, никогда не виданное раньше зрелище предстало перед их глазами. Сплошной лентой со зловещим шорохом, переваливаясь с увала на увал, наискось поднимаясь из низины на гребень соседнего бархана бежали сплошной, изредка прерывающейся лентой отвратительные паукообразные фаланги, достигающие размером шести-семи сантиметров каждая, с толстыми, покрытыми волосами членистыми лапами, с мощными челюстями, способными заразить при укусе трупным ядом.

Что заставило такое несметное количество этих волосатых жителей пустыни переселяться с места на место, собравшись в целое войско, никто не мог бы сказать, но то, что Быба назвал фаланг басмачами, никого не удивило: басмачи у всех были первой темой разговоров.

— Зачем так громко? — заметил командир полка.

Быба не понял, почему он должен говорить тихо, с удивлением оглянулся,

— Зачем фаланг с басмачами сравнил, — Масленников, — услышат — обидятся.

Шутку приняли, послышались реплики, смех.

— Фаланга — не басмач, первая нападать не будет, — заметил врач полка Хорст. — Однако, — добавил он, — поостеречься следует…

— Продолжайте движение, — скомандовал Масленников, — передать по отряду, быть внимательнее!.. А если в бою или во время преследования противника попадет на пути такая нечисть, что ж, стоять будем?..

Командир полка, а вместе с ним и Хорст и Быба придержали лошадей, оставаясь на месте, пропуская мимо себя подразделения, всматриваясь в почерневшие от зноя лица, с беспокойством отмечая про себя крайнее утомление лошадей, спотыкающихся в сыпучке, с хриплым дыханием преодолевающих бархан за барханом.

Выставив флажки у того места, где путь отряда пересекали мигрирующие неизвестно по каким причинам тысячи и десятки тысяч фаланг, командиры подразделений подали команды взводам и отделениям и звенья кавалеристов, понукая лошадей, с ходу брали такое непредвиденное препятствие.

Никто не мог объяснить, в том числе и сам он, командир полка, в каком направлении и зачем бегут по пескам собравшиеся сюда чуть ли не со всей пустыни фаланги, но зато очень хорошо знал, в каком районе Кара-Кумов и в каком количестве собрались фаланги совсем другого сорта, с винтовками и пулеметами, объединившиеся в крупную бандгруппировку под командованием очень известных приспешников Джунаид-хана, таких, как Дурды-Мурт, Ахмет-Бек, Бады-Дуз, и заблуждением было бы считать этих главарей тактически неграмотными, неподготовленными к упорным боям с регулярными частями Красной Армии.

Командиру полка хорошо было известно, как, например, проходил бой в районе колодца Чагыл 13–14 сентября прошлого 1932 года.

Два кавалерийских полка совместно с мотоотрядом наступали на банду, насчитывавшую до шестисот хорошо вооруженных басмачей, с которыми были и семьи и караван верблюдов с продовольствием и фуражом.

Наступление кавалерийских полков поддерживали танкетки и самолеты.

Появившиеся на поле боя танкетки вызвали замешательство среди бандитов, но только лишь в первый момент. Освоившись, басмачи повели грамотную борьбу и с танкетками. Одна из них попала в заранее вырытую яму и была сожжена, вторую встретили ураганным пулеметным огнем. По самолетам били из винтовок залпами, из четырех самолетов один повредили, ранили летчика.

Показали басмачи и умелое построение боевого порядка, эшелонированного в глубину, расчлененного по фронту, с использованием командных высот, с заменой убитых в стрелковых ячейках.

Для сбора сведений о наших частях Дурды-Мурт, Ахмет-Бек, Утан-Бек, Бады-Дуз и другие засылали мелкими группами переодетых бандитов для глубокой разведки.

При боевых столкновениях старались напасть неожиданно, наваливаясь всей массой, стремясь сковать огнем с фронта, а главными силами ударить во фланг нашего расположения, обходя и охватывая боевые порядки отрядов ОГПУ.

Умели бандиты выбрать заранее удобный для принятия боя рубеж, располагаясь на нем полукругом, с целью заманить наши части в заранее подготовленный и пристрелянный огненный мешок. Любили устраивать, особенно в горных районах, засады, в бою старались поразить в первую очередь командиров, тут же умело используя малейшее замешательство рядовых. Стремились вывести из строя, так же, как командиров, автоматическое оружие, пулеметы и не боялись организовывать отдых в ночное время, считая, что наши части не умеют действовать в темноте.

Что говорить, ушли в прошлое те времена, когда считали, что достаточно появиться отряду красноармейцев, как басмачи будут разбегаться в разные стороны, лишь бы не принимать бой. Как раз наоборот, при малейшей оплошности командования и бойцов, особенно, если в пески шел малочисленный отряд, наваливались огромной массой, под стать вот этим, бегущим через пустыню полчищам фаланг, и жестоко расправлялись с проявившими нерасторопность начальниками, замешкавшимися красноармейцами.

Пропуская мимо себя отряд истомленных зноем, находящихся уже в пути более десяти часов красноармейцев, командир полка оценивал своих бойцов, меряя их возможности только одной меркой: выдержат ли они испытания, когда придется бороться не только с изнуряющим зноем, но и в такую же изнуряющую жару вести бой? Не спасуют ли его солдаты перед коварными и беспощадными бандитами, прекрасно себя чувствующими в привычных для них среднеазиатских условиях?

С бархана на бархан, как по застывшим морским волнам, передвигается отряд. Оттуда, куда ушло передовое охранение во главе с Быбой, прискакал связной.

— Товарищ командир полка, в полутора километрах видны развалины старинной крепости Змухшир, — докладывает красноармеец Осипов.

— Командиров подразделений ко мне, — скомандовал Масленников. Коротко объяснив условную обстановку, приказал развернуться в боевой порядок!

Казалось бы, после столь длительного непрерывного марша надо было бы дать бойцам отдохнуть, вдоволь напиться воды, приготовить обед. Но ничего этого командир отряда не разрешил: в бой с басмачами придется вступать с ходу, сразу после марша. Ни Дурды-Мурт, ни Ахмед-Бек чаевничать или обедать не дадут, жестоко накажут за малейшее промедление.

Командир полка отдавал приказания, принимал донесения, руководил «накапливанием» подразделений на исходных рубежах, наблюдал, как ведут себя отдельные бойцы и начальники. Вот красноармеец Широков с пересыхающим от жажды ртом сливает остатки воды из фляги в котелок, отдает задыхающемуся от жажды коню. Рядом с ним последнюю воду отдает коню боец Счастливцев. Широков и Счастливцев едут в дозор: «противник» может ввести в бой резервы.

Объезжая боевые порядки отряда, командир полка видит все ту же картину: жажда достигла предела. Некоторые бойцы, прополоскав рот, остатки воды отдают лошадям, а те, отлично зная назначение фляг, тянутся к ним, трогая пересохшими черными губами иссушенные солнцем чехлы.

Строжайший остается в силе: нисоставу, ни лошадям ни капли воды: в бою все, а главное жажда, будет неизмеримо тяжелей…

ПОЛИТОБЕСПЕЧЕНИЕ БОЯ

Командиры дивизионов Воробьев и Самохвалов, они же командиры основных групп — сковывающей огневой и ударной сабельной, доложили о готовности своих подразделений, и Масленников, приняв рапорты, еще раз прикинул, смогут ли вынести главную нагрузку эти два командира, на плечи которых ляжет основная тяжесть предстоящего боя.

Оба не один год прослужили в Средней Азии, неторопливые, опытные, прокаленные солнцем пустыни. Но и у них тоже силы на пределе. Воробьев должен был ложиться на операцию, у него грыжа. Ему тем более нелегко. Но Ахмет-Бек или Дурды-Мурт, окажись они здесь со своим войском, разбираться не будут, кто здоров, а кто болен. Командир полка, лишь взглянув на Воробьева (выдержит ли он эту адскую жару), не стал спрашивать о самочувствии, а коротко повторил задачу учений, предоставив слово помполиту Масько, зная, насколько важен, особенно в таких тяжелых условиях, тот сложный и тонкий комплекс моральной, психологической и, главное, идеологической подготовки каждого командира, каждого бойца, который в совокупности называется политобеспечением боя.

Суровое, героическое время!.. Время, в которое главную роль в достижении побед играла классовая убежденность, партийность, помноженная на несгибаемую человеческую волю: слишком ограничены были технические средства боевых подразделений, невелик еще боевой опыт полков и отрядов, проводивших операции в таких невероятно тяжелых условиях, как условия пустыни Кара-Кум.

В те беспощадно строгие годы огромную роль в подготовке боевых частей играли политотделы, готовя оперативные отряды к выполнению труднейших задач с минимумом технической оснащенности и, как всегда, с максимумом политической и военной ответственности.

Главное требование, предъявляемое к политсоставу так же, как и в наши дни, — довести боевую и политическую задачу до каждого бойца, пробудить максимум инициативы, поддерживать высокий дух соревнования и взаимовыручки в бою. И основа основ — добиться понимания каждым красноармейцем политического и общественного значения военных действий.

Эти директивы с бескомпромиссной требовательностью призывали к устранению таких просчетов в работе командного и политического состава, как недостаточное знание политической и экономической обстановки в районе проведения операции и неготовность к проведению политработы не только с бойцами Красной Армии, но и с проводниками, и с верблюдовожатыми, и с населением.

Документы говорят, что в 11-м Хорезмском полку И. И. Масленникова командиры отличались исключительным вниманием к политработе, и пусть формы ее были прямолинейны и не слишком разнообразны, но зато действенны.

О чем могли говорить с бойцами и командирами перед началом учений, так же как и перед началом боевых операций, командир полка Масленников и помполит Масько?

Прежде всего давали краткую и конкретную оценку оперативно-политической обстановке, определяли общие и частные задачи.

Требовали и сами следили за тщательным отбором бойцов в оперативные отряды, с тем чтобы в каждом взводе, в каждом отделении была цементирующая партийно-комсомольская прослойка, чтобы регулярно проводился инструктаж начальствующего состава, секретарей партийных и комсомольских ячеек, парторгов, редакторов «Ильичевок», отдельных активистов. Чтобы в совещаниях начсостава участвовали секретари партийных и комсомольских органов, чтобы общие собрания выделяли для участия в боеоперациях лучших бойцов.

…Командир полка приказал начинать «операцию» и примерно в течение часа принимал донесения, руководил «боем». Когда наступление на развалины старинной крепости перешло во вторую фазу, сковывающая огневая группа выкатила артиллерию на прямую наводку и батарея с пятого выстрела поразила условный командный пункт «противника». Мощное «Ура!» донеслось с фланга: это ударная группа конной атакой завершила разгром засевших в крепости «врагов».

Снова и снова прикидывал Масленников, направив коня на высокий крепостной вал, так ли разворачивается «операция», слаженно ли действуют подразделения. Учебную атаку следовало оценивать с «небольшими» поправками на яростное сопротивление бандитов. Каково оно будет, это сопротивление? Какие загадки предложат ему прославленные главари: басмачей.

Медленно проезжая по гребню вала крепости Змухшир в сопровождении помполита Масько, наблюдая, как разворачиваются учения, Масленников с высоты крепостного вала видел кое-где белеющие в песке кости и черепа погибших здесь ни мало ни много семь столетий назад людей.

Само нынешнее название «Змухшир» сохранило в своем звучании имя древнего предводителя жившего здесь племени Аламы Измахшери, построившего в лихую для своего народа годину крепость.

Из глубины веков дошло сказание о происхождении этой крепости, от которой и сейчас остались лишь величественные руины.

В 1218 году стотысячное войско Чингисхана хлынуло в Туркестан на Аму-Дарью, оставив на месте цветущего Хорезма тысячи трупов, дымящиеся развалины.

Предводители родов, населявших Хорезм, уводили племена все дальше по реке, пытаясь избежать «награды» Чингисхана в виде расплавленного серебра, которое он имел обыкновение заливать в глаза и уши поверженных вождей.

Предводитель одного из племен Алама Измахшери, рассчитав, что ровно через двадцать дней и до его города докатится монгольская лава, приказал своим подданным в этот короткий срок построить такую крепость, которую ни человеческая мысль, ни какая бы то ни было сила не смогли бы одолеть. И еще приказал всякого, кто будет в этой великой стройке обузой для племени, заживо замуровывать в стенах грандиозной крепости, дабы люди понимали, сколь велика угроза, нависшая над судьбами рода.

Девятнадцать дней и ночей подданные Аламы строили крепость, а когда на двадцатый день к стенам ее подошли полчища Чингисхана, перед изумленными взорами монголов на фоне раскаленных песков выросли такие укрепления, что о взятии их нечего было и думать.

Чингисхан решил одолеть защитников крепости измором. Массы его воинов расположились вокруг, поклявшись не уходить, пока защитники не сдадутся.

Положение внутри Змухшир день ото дня становилось все безнадежнее. Иссякала вода, кончалось продовольствие, нечем было кормить баранов и рогатый скот. Силы защитников были на исходе.

Тогда Алама Измахшери приказал собрать остатки джегуры и кукурузы, с тем чтобы этими остатками откармливать одну из немногих, не попавших еще в котел защитников крепости коров, а затем ночью выгнал за ворота к удивленным ее сытым видом людям Чингисхана.

Монголы решили, что если эта корова так сыта и что, судя по ее помету, животные в крепости получают отличный корм, то люди там будут еще очень долго. Военачальники Чингисхана уже отдали приказ снимать осаду, монголы готовы были уйти от этих неприступных стен, но… как всегда в легендах, в решающий момент на. первый план змеей выползают коварство и месть.

Одна из жен Аламы Измахшери в припадке ревности выбежала из крепости выдала врагам секрет своего повелителя. Крепость была взята монголами, все ее защитники уничтожены, а сам Алама с глазницами, залитыми серебром был выставлен на одной из башен воздвигнутой им крепости. Рядом с ним — с таким же украшением выставили предавшую его жену, чтобы не скучно было Аламе после смерти в небесных кущах Аллаха.

Легенда остается легендой и едва ли можно провести какие-то параллели между монгольским нашествием и классовой борьбой в Средней Азии в тридцатых годах. То, что основа этой борьбы была не национальная, а именно классовая, не требует доказательств: против басмачей успешно действовали несколько добровольческих отрядов из туркмен, узбеков, таджиков, азербайджанцев, таких, как действовавшие в районе Хорезмского оазиса отряды Классовского (Хан-Дарьи), месяцами преследовавшие басмаческие банды в Кара- Кумах.

После учений, медленно проезжая вдоль крепостного вала, принимая рапорты расположившихся на отдых подразделений, командир полка определял по виду своих утомленных походом и учениями бойцов, много ли еще у них осталось сил, достаточен ли запас прочности у отряда для того, чтобы выдержать в будущем неизмеримо более тяжкие испытания, когда в такой же испепеляюще жгучей пустыне придется с оружием в руках встретиться с врагом.

КОГТИ ДЖУНАИД-ХАНА

Масленников понимал: для того чтобы победить такого противника, как объединенная банда басмачей, надо не только подготовить к боям в песках свой отряд, но и хорошо знать силы и тактику противника, психологию и характеры главарей, таких, как Ахмед-Бек, Дурды-Мурт, Бады-Дуз.

Психология и характеры главарей банд складывались на протяжении всей истории развития феодально-байской верхушки — истории предательства и разбоя, деспотической власти ханов, многовекового угнетения народа, задавленного шариатом и адатами, религиозными и бытовыми предрассудками, уходящими в глубину веков.

Окруженная со всех сторон пустыней Хива казалась совершенно неприступной, но тем не менее в 1873 году царское правительство, назвав свои устремления в Среднюю Азию «Торговыми интересами России», направило в небольшое Хивинское ханство около пятидесяти рот пехоты, тридцать две казачьи сотни, двадцать четыре орудия. По Аму-Дарье к Хиве пошла Амурская флотилия, состоящая из двух пароходов и трех барж.

Вся эта, по тем временам немалая армада доХивыне дошла, но и дошедшие силы показались хивинскому правителю Сеид Мухаммед Богудар-Хану достаточно внушительными.

Хан сбежал к туркменам-иомудам, что вовсе не входило в планы русского командования.

Генерал-адъютант фон Кауфман, Командующий всеми русскими войсками, действующими в Средней Азии, предложил ему вернуться, гарантируя сохранение власти.

Царскому правительству было невыгодно полное присоединение Хивы из-за высокой стоимости содержания административного аппарата, возможных дипломатических осложнений, вероятной национальной борьбы хивинского народа против русских. Гораздо удобнее было грести богатства руками самого Сеид Мухаммед Богудар-Хана, что и было оговорено многочисленными пунктами кабального торгового договора.

На Хивинское ханство была наложена «пеня» для покрытия расходов русской казны в результате «последней войны». Сумма этой «пени» по тем временам была неслыханной и достигала двух миллионов двухсот двадцати тысяч рублей.

Несмотря на неимоверную тяжесть этого договора, Хивинский хан не замедлил его подписать, рассчитывая, что, став покорным слугой императора Всероссийского, получит вооруженную силу, способную упрочить его престол, покорить туркмен — первых зачинщиков смут против хана и его сановников.

Хан и его придворные прибрали к рукам большую часть орошаемых земель, для полива которых в новых условиях требовалось гораздо больше воды.

Землевладельцы узбеки, хлопковые поля которых были расположены в верхнем течении крупных водных магистралей, все меньше и меньше пропускали воды на поля туркмен, земли которых были расположены в низовьях. Все это вызывало сильнейшие волнения как среди туркменского населения, так и среди беднейшего узбекского.

Веками сложившиеся особенности развития Хорезмского оазиса — оторванность от культурных центров, непримиримую национальную вражду, шовинистическую захватническую политику русского царя-императора — великолепно использовал в своих далеко идущих целях идейный руководитель националистического туркменского движения, ярый и весьма влиятельный враг советского строя, глава и вдохновитель басмачества в Средней Азии Джунаид-Хан.

Достаточно показательны методы, какими этот опьяненный манией величия восточный деспот добивался осуществления своих планов.

В октябре 1918 года, когда в России вовсю разгоралась гражданская война, сын Джунаид-Хана Ишен-Хан со свитой в восемнадцать джигитов прибыл в Хиву к правившему тогда хану Аспендиару.

Беспрепятственно проехав по улицам Хивы, среди путаницы домов — глиняных коробок, соединенных улочками и переулками, сквозь массу глинобитных кибиток, окруживших драгоценную шкатулку ханского дворца с поднимающимся в небо ослепляющим голубой эмалью минаретом, посланцы, проникнув во дворец, предстали пред ясные очи хана Аспендиара.

Положив к ногам великого хана свои скромные дары, Ишен-Хан протянул руки для приветствия. Но крепче принятого по дворцовым правилам оказался обхват рук Ишен-Хана. Вероломный гость рывком стащил блистательную фигуру с парадного кресла, а один из джигитов Ишен-Хана вонзил в спину растерявшегося Аспендиара кинжал.

Джунаид-Хан занял хивинский трон, посадив на него послушного ему брата убитого Аспендиара Сеид Абдуллу-Бая, именем которого стал проводить свою националистическую политику.

Кровавый террор Дхунаид-Хана был остановлен лишь частями Красной Армии, которые направил в Хорезм командующий Туркестанским фронтом Михаил Васильевич Фрунзе.

Власть Джунаид-Хана была свергнута, сам он бежал в пески. 28 апреля 1920 года народ объявил Хиву Хорезмской Народной Советской Республикой. В марте 1921 года руководство Хорезмской Народной Советской Республикой перешло к Временному революционному комитету. Первые же усилия народного правительства, направленные в защиту интересов беднейших масс в этой стране национальной и родовой вражды, огромного влияния мусульманского духовенства, всколыхнули кулацко-байскую верхушку.

Мастерски используя промахи хивинского правительства, прикрываясь демагогическими рассуждениями об исламе, все тот же Джунаид-Хан сумел в начале 1924 года объединить буржуазию и духовенство, сблокироваться с туркменскими вождями-феодалами и под лозунгом борьбы с Советским правительством сделал попытку поднять восстание, стремясь возродить ханский режим.

Частями Красной Армии он был разгромлен и бежал в Афганистан, но продолжал и оттуда руководить басмаческими террористическими группами, занимавшимися грабежами и бесчинствами на территории Хорезмского оазиса.

Но матерый враг Советской власти и не думал ограничиваться подобной деятельностью. Отлично зная, насколько сильно влияние националистических группировок в Курултае, он в конце 1924 года снова перешел на нашу территорию и обратился к 1-му Всетуркестанскому съезду Советов с ходатайством об амнистии.

Таким образом Джунаид-Хан получил «прописку» на территории Хорезмской республики и, опираясь на все ту же национальную рознь и антисоветские настроения среди кулацко-байской части населения, умело используя незавершенность социального переустройства, малочисленность частей Красной Армии, провел тщательную подготовку басмаческих групп к активным действиям рядом грабежей и террористических актов, распространяя слухи о том, что при поддержке англичан завладеет Ташаузским округом и восстановит свое бывшее ханство.

К этому времени относится начало деятельности и бандитской шайки ставленника Джунаид-Хана крупного бая Ахмед-Бека, с бандой которого и бандами Дурды-Мурта, Бады-Дуза и предстояло в будущем встретиться в бою в глубине песков отряду Масленникова.

Героическая 8-я Отдельная кавбригада в районе колодца Чарыш-Улы и озера Орта-Кую при активной помощи трудящихся Хорезма разгромила бандитское объединение Джунаид-Хана. Входящие в его состав шайки частично были разбиты, частично разогнаны по пескам, а сам Джунаид с остатками своих приближенных бежал в Иран, а оттуда в Афганистан. Но он и на этот раз не сложил оружия, по-прежнему направляя басмаческую деятельность верных ему бандитских групп, провозгласив себя «яшулой», то есть старейшиной туркменского народа, все еще надеясь, несмотря на свои семьдесят пять лет, восстановить свой ханский трон.

Верные ему главари банд, такие, как Ахмед-Бек, Дурды-Мурт, Бады-Дуз, яростно ненавидевшие советские порядки, оставались в песках на территории Хорезмской республики вместе с такими известными бандитами, как Яздая Пармак и Якши Гельды, продолжали совершать набеги на мирное население, уничтожая советских и партийных работников, занимаясь грабежами и поджогами.

После разгрома объединенной группировки Джунаид-Хана Ахмед-Бек вернулся на свои насиженные места в районе колодцев Аджи-Кую Халыбай и Такыр, избрав объектом нападений и фуражировок Ильялинский и Каахкинский районы, грабя кооперативы, уничтожая школы, терроризируя советских и партийных работников.

В 1931 году к нему присоединились банды Яздан Богуза и Байрам Сердара, уже не на националистической, а на чисто классовой основе, развивая антисоветскую грабительную деятельность по всей культурной полосе республики.

ВСЕНАРОДНЫЙ ОТПОР

Зарвавшись, Ахмед-Бек в 1932 году вступает в открытый бой с отрядами 83 и 84-го кавполков, от которых терпит сильнейшее поражение и, потеряв более ста пятидесяти человек, бежит в район колодца Орта-Кую, где продолжает собирать остатки своих банд, вербует новых "членов, ведя уже более осторожную политику, избегая столкновений с частями Красной Армии, по-прежнему существуя за счет налетов на кооперативы.

В этот период острейшей классовой борьбы в Средней Азии неуклонно росло влияние новой советской власти, вставшей на защиту подавляющего большинства населения бедняков независимо от принадлежности к той или иной национальности.

Борьба за советский хлопок, за орошение полей, упразднение аксакальства и замена его выборами трудящихся дехкан в Советы, совершенствование партийного и советского аппаратов — наглядные примеры того, что путь поддержки ханов и баев ни к чему не ведет, кроме как к обнищанию и потерям, все это утверждало бедных тружеников в их отношении к басмачеству: «Наши дороги разные».

Волею трудящихся по всей Средней Азии одновременно с Советами были созданы первые национальные воинские формирования, которые сразу же проявили истинный героизм в борьбе с контрреволюцией.

Программу этих формирований с трибуны III съезда Советов развернул Михаил Васильевич Фрунзе. Славную страницу в историю гражданской войны вписали эти формирования и в песках Кара-Кумов и в Хорезмском оазисе, пройдя путь от принципа добровольности до закона об обязательной военной службе, от мелких партизанских отрядов до прекрасно вооруженных, хорошо обученных военных частей.

Эти национальные части за время своего существования дали кишлакам и аулам десятки тысяч подготовленных не только в военном, но и в общественно-политическом отношении борцов за новый советский строй.

Лицо Хорезма менялось, но нельзя забывать, что, если в других республиках советское строительство началось уже с 1918 года, то Хорезмский оазис и в первые годы коллективизации находился еще во власти национальной розни и распрей, подвергался набегам банд, а кое-где был еще и под ханской плеткой.

Первые успехи коллективизации, развитие наряду с хлопководством шелководства, появлением школ, количество которых к 1933 году достигло трехсот семидесяти, а обучалось в них восемнадцать тысяч учащихся, повышение общей культуры — все это не давало покоя бывшим главарям родов — ханам и баям, ярым приверженцам феодального родового строя.

Джунаид-Хан был жив. Он направлял из Афганистана деятельность закоренелых врагов Советской власти — Ахмед-Бека, Дзфды-Мурта, Бады-Дуза и еще десятка главарей банд, не столь многочисленных, но не менее алчных и беспощадных. Все это, как болезнь, оттягивало силы, мешало развитию республики.

Требовались самые решительные действия, радикальное хирургическое вмешательство для того, чтобы одним, последним и решительным ударом снять этот нарыв с тела республики.

Нанести этот удар и готовился с помощью других подразделений специально созданный для борьбы с басмачеством 11-й Хорезмский песковый полк под командованием Ивана Ивановича Масленникова.

Первые вести о коллективизации пришли в Среднюю Азию из Казахстана. Зимой 1930—31 года стали откочевывать вместе с хозяйствами баи-казахи в Туркмению к племени иомудов. Баи-иомуды поняли, что скоро раскулачивание дойдет и до них: органами Советской власти уже проводились определенные ограничения.

Экономические трудности, недостаток транспорта, нерегулярное снабжение, задержка выдачи товаров дехканам, сдавшим законтрактованную шерсть — все ото создавало благодатную почву для нарастающего недовольства, подогреваемого активной антисоветской пропагандой.

Были и перегибы, допускаемые представителями власти на местах, середняцкие хозяйства не противопоставили баям-богачам, что не могло не вызвать недовольства.

Чувствуя, как накаляется атмосфера, из Афганистана прорвался с бандой ставленник Джунаид-Хана — Ишик-Хан, получивший полную поддержку баев-казахов.

В районе Каймата в апреле 31-го года появился видный Джунаидовский пособник Анна Мирза.

С появлением их начались грабежи складов и кооперативов, причем организаторы грабежей стремились вовлечь в беспорядки как можно больше населения, раздавая продукты дехканам, с тем чтобы и среди бедняков иметь сообщников.

Многие, конечно, тут же одумались и готовы были идти с повинной, но их запугивали возможными репрессиями Советов, распространением слухов о захвате Ташауза Ишик-Ханом о «помощи Англии» вооруженными силами, о широком движении банд из-за кордона.

Пользуясь безнаказанностью, бандам удалось создать легенду о своей неуязвимости, тем более что в беспорядки была вовлечена значительная часть населения.

Но в это трудное время возникли и добровольческие отряды, такие, как организованный из беднейших туркменов-иомудов в Казанжикско-Красноводском районе отряд Сережникова, как отряды Хан-Дарьи, Мударский, Ербентский, Сернозаводский, действовавшие в районах Хорезмской республики.

На первых порах силы были неравные. Добровольческие отряды еще не могли оказывать действенную помощь частям войск ОГПУ да и сами регулярные части были еще малочисленны и не имели достаточного опыта борьбы с крупными объединениями басмачей.

Получение баями твердых поставок, мобилизация шести тысяч верблюдов для переброски хлеба в Ташаузский округ, вызвала распространение провокационно-ложных слухов, особенно в районе колодца Мурад, где собралось около двухсот бежавших от продналога байских семейств. Немало баев ушло в Иран, но большая часть — в пески, активно организуя антисоветские выступления.

Слух о появлении Ишик-хана подтвердился. Это позволило баям сгруппировать вокруг себя и середняцкие хозяйства скотоводов, которые, поверив одному слуху, стали верить и другим, провокационным, работающим против нас.

Весьма соблазнительными были для скотоводов караваны, отправляемые в Ташауз и фактории с различными товарами.

28 марта 31-го года в ауле Сексыз скотоводы угнали около тридцати верблюдов, мобилизованных для перевозки хлеба. В районе этого же аулсовета появилась банда. Аульный актив, вместо того чтобы организовать поимку бандитов, бежал в Кизил Арват, оставив на произвол судьбы фактории заготовительных организаций, которые были разграблены.

Вполне понятно, что уходившие от налогов и экспроприации баи не располагали оружием в тех количествах, в каких оно вскоре у них появилось. Так, например, группа Ораз Гельды для закупки боеприпасов направила в Лютфабад (Персия) одного из главарей — Бек Назара. В конце июля 1931 года в шайку Ораз Гельды прибыли два агента закордонных националистических организаций Хан Казы и Юз-Бай. Оба привезли с собой националистическую литературу, несомненно имея поручения от англичан, а также Мешхедского центра националистов, как можно шире развивать басмаческое движение.

Немало осложняли и без того накаленную обстановку профессиональные бандиты. На территорию Меврского округа из-за кордона прорвалась белуджская банда в шестьдесят всадников под командой Мамед Али и Абды-Хана. Оба старые сподвижники Керим-хана, отъявленные бандиты, известные по грабежам не только у нас, но и в Иране Афганистане. Шайка закоренелых бандитов, имея отлично тренированных лошадей, делала большие переходы, долгое время оставаясь почти неуязвимой для наших частей.

Антисоветская пропаганда в этот второй период развития басмачества пустила в ход лозунги, зовущие к конкретным действиям:

«Эмир Бухарский приказывает вам взяться за оружие и обратить его против Советской власти».

Выбрасывая подобные лозунги, бандиты раздавали продукты из разграбленных кооперативов, хлеб из вьюков захваченных караванов, следовавших в Ташауз.

Такая напряженная обстановка, сложившаяся в 1932 году в Туркменистане, естественно, требовала самых решительных и радикальных мер со стороны и гражданских и военных властей, призванных обеспечивать спокойный труд дехкан, защитить те намечающиеся социальные преобразования, которые могли дать плоды только при условии ликвидации политического бандитизма, умело направляемого опытной рукой.

Главным козырем идейных руководителей басмачей было утверждение, что Красная Армия в пески не придет. Тактика бандитов в том и заключалась, чтобы оторвать отряды ОГПУ, действующие против басмачей, от баз культурной полосы. Привычные к местным условиям басмачи гораздо легче переносили жару, кроме того, на первых порах преследование крупных бандитских групп малочисленными отрядами красноармейцев далеко не всегда оканчивалось удачно.

Наученный горьким опытом Ахмед-Бек, потерпевший разгром от двух кавалерийских полков Красной Армии, объединил свои силы с такими же прославившимися своей жестокостью и непримиримостью к Советской власти курбаши Дурды-Муртом и Бады-Дузом. Эта объединенная банда представляла собой настолько серьезную угрозу, что ликвидация ее составляла задачу первостепенной важности.

Отряды 126-го дивизиона под командованием Сотникова и Борисенко в стычках с бандообъединением успеха не имели, главным образом из-за своей малочисленности и недостаточной обеспеченности.

Несколько недель преследовал по пескам банду Дурды-Мурта добровольческий отряд Хан-Дарьи под оперативным руководством уполномоченного ОГПУ Классовского, в задачу которого входило сдерживать продвижение банды в нежелательных направлениях, содействовать отрядам частей ОГПУ в проведении операций.

Вполне понятно, что для ликвидации басмачества, принявшего такие масштабы в Средней Азии, требовались координированные действия всех воинских частей ОГПУ. Но главный удар по объединенной банде должен был наносить наиболее подготовленный песковый отряд.

Приказом полномочного представителя ОГПУ в Средней Азии Пиляра и его заместителя Залина — начальником Центральной оперативной группы (ЦОГ) был назначен председатель ГПУ Туркмении Бабкевич. Войсковым начальником всех действующих частей погранохраны ВО ГПУ, милиции и доброотрядов — Масловский, его заместителем и начальником штаба при нем — командир 18-го полка Рифферт.

В инструктивном письме своим подчиненным начальник ЦОГ писал: «…На сегодня банды находятся в районе Сухого озера, движутся дальше, отрывая нас от продфуражных баз. Нам надо идти крупными отрядами, но банды будут уходить еще дальше, чем мы поставим наши части в тяжелое положение с продфуражом… Создаются три опергруппы: северная — Куия-Ургенч, восточная — Серный завод, южная — Кизил-Арват…»

В этом же письме Бабкевич говорит о необходимости проведения целого комплекса мер, а именно: «…Усилить политработу в скотоводческих районах, широко мобилизовать население для борьбы с басмачеством. Организовать отряды самоохраны краснопалочников, усилить боеспособность существующих отрядов.

Обеспечить бесперебойный завоз хлеба, промтоваров, немедленно ликвидировать задолженность, повести решительную борьбу с перегибами, провести немедленную решительную чистку районов культполосы от всяческих пособнических элементов… Крайне необходимо, чтобы вокруг наших гарнизонов появилось и осело население. Для этого необходимо провести соответствующую работу среди скотоводов, дать нужные директивы по линии ЦК и правительства…»

Приведенное выше письмо наглядно показывает, насколько широко планировалась борьба с басмачеством в той стадии, когда был взят курс на решительную ликвидацию политического бандитизма.

Приказ начальника Центральной оперативной группы о тактике бандитов широко отражал серьезность борьбы, высокую боевую активность басмачей.

В своих приказах наше командование подчеркивало отличную тактическую подготовку главарей, умелое использование местности, стремление в первую очередь вывести из строя командиров наших частей ОГПУ, автоматическое оружие, осведомленность бандитов о передвижении наших частей за счет хорошо налаженной разведки.

Вполне понятно, что и командир специально сформированного 11-го Хорезмского полка И. И. Масленников, готовя свой полк к боям, думал о предстоящем рейде в глубину Кара-Кумских песков, о тактике борьбы с бандитами, о чем свидетельствует его письмо, адресованное врид ПП ОГПУ в Средней Азии Залину:

«Добрый день, т. Залин!

Пользуясь данным Вами разрешением (при посещении полка) о товарищеских письмах, решил повторить мою точку зрения на проводимую в данное время операцию.

Будучи в Ашхабаде по Вашему разрешению в декабре месяце у начальника О. О. т. Полякова, присутствовал на своеобразном совещании на тему: «Какой тактикой вести борьбу по окончательной ликвидации бандшаек в пустыне». Большинство товарищей высказалось за образ действия, который фактически ЦОГ и провел. Я предложил общепринятую тактику борьбы с бандитизмом. Меня вначале поддержал было Рифферт, а потом занял двойственную позицию. Против меня был единственный аргумент: «Вы не знаетебасмачей».

Вот мой вариант»

На севере и юге создается по одному участку, участок разбивается на районы, в каждом районе один истребительный, один летучий отряд и база (при рациях). Их функции: истребительному отряду границ нет. Действует он до физического изнеможения. Летучий же отряд действует в черте своего района.

Для облегчения ориентировки участок разбит на 25-километровые нумерованные квадраты с координатами. В каждом районе иметь подвижную базу в 45 верблюдов (выбрасывается как особая крайность). У меня на севере районы Нер-Бугунский и Хатибский могут обслуживаться автобазами, для чего требуется полку 10 полуторатонок «Форда.» Забросивпродфураж, они могут использоваться как дозорные машины по освещению местности и связи с культполосой.

Радиус действия фактический, как истреботряда, так и летучего — 240 километров, т. е. трое суток отряд может действовать с собственным обеспечением, не опираясь на базу. Кроме того, мы вполне можем иметь скрытые базы, как предлагал т. Бабкевич. Их закладывать не обязательно в районе колодцев.

Предлагаемый мной вариант допускает гибкость оперработы, ибо ее данные будут своевременными, а следовательно, и возможна будет ее реализация.

Оперработа должна вестись участком, районом и непосредственно отрядами. Предлагаемый мной вариант не требует громадных материальных затрат, он наиболее гибкий для данного этапа борьбы с басмшайками в пустыне.

Прилагаю схему моего варианта для северного участка. 10 января 1933 года. Подпись: Масленников».

Сохранившиеся до наших дней документы свидетельствуют о том, что Масленников готовил своих бойцов и командиров к предстоящим им тяжким испытаниям в песках не только физически, но главным образом морально, идейно, всемерно усиливая партийно- комсомольскую прослойку в подразделениях.

Показательна в этом смысле докладная записка инспектора политотдела Рекстина, в которой он говорит: «Действующий отряд Масленникова доносит радиограммой, что за время похода в песках после 10. XII с. г. принято в партию 40 человек…»

Начальник ЦОГ в обзоре борьбы с басмачами, отмечая недостаток опыта некоторых командиров, высоко оценивает военно-политическую подготовку Масленникова. Говоря о нескольких отрядах, он пишет: «…Бойцы дерутся хорошо. Управление же подразделениями в бою со стороны командиров зачастую отсутствует, бой развивается стихийно. Исключением из этого является отряд Масленникова…»

Очевидно поэтому командиру 11-го Хорезмского полка и была поручена главная роль в решении такой нелегкой задачи, как ликвидация басмачества в Туркменистане.

Докладывая начальнику УПО и войск ПП ОГПУ в Средней Азии Горбунову о том, что банда Ахмед-Бека объединилась с бандами Дурды-Мурга и Бады-Дуза в районе Мирза Чале, начальник ЦОГ Бабкевич делает вывод: «Ташаузский отряд 11-го Хорезмского полка Масленникова надо бросать немедленно…»

«ВЫСТУПИТЬ, НАСТИЧЬ И УНИЧТОЖИТЬ…»

После возвращения с учений, проведенных в районе крепости Змухшир, 11-й Хорезмский полк Масленникова готовился к выходу в летние лагеря, в районе которых были назначены тактические учения.

В лагере на берегу мутного арыка Шават красноармейцы полка разбивали линейки, устанавливали коновязи, размечали участки.

По арыку на каюке перевозили кирпич и доски для установки летних кухонь, очагов. Старшины хлопотали, формируя команды землекопов, печников, плотников. Повсюду, и на зимних квартирах, и на месте будущих лагерей шли, казалось бы, мирные работы.

Но командир полка прекрасно знал, что все это до поры до времени: выход в лагерь будет лишь после завершения глобальной операции в песках. Масштабы готовящихся по всему Туркменистану военных действий не позволяли хотя бы одному дивизиону, не говоря уже о такой боевой единице, как полк, остаться вне дела.

Подав специальный рапорт, Масленников надеялся, что именно его полку доверят нанести главный удар по басмачам. К этому он готовил всё десять месяцев со дня организации свой полк, сформированный в июле прошлого 1932 года, к этому готовился сам.

Что он знал и что oбязaн был знать о своем противнике? Знал лишь предположительно, что объединенная бандгруппа Дурды-Мурта, Ахмед-Бека, Бады-Дуза в течение декабря и января отсиживалась где-то в районе южной оконечности Сухого озера, о чем можно было строить лишь догадки: ни действовавшие в песках наши отряды, ни авиаразведка не могли установить точно ее местоположение. Безусловно, знал он и то, что для предотвращения движения банд на фуражировку к югу и западу Кара-Кумов, а также в целях прикрытия пунктов, расположенных глубоко в песках, созданы песковые гарнизоны с оперпостами: Ак-Кую — в сорока километрах от станции Ягман, колодец Тагалок — в девяноста километрах севернее станции Искандер, колодец Елбарслы — в ста десяти километрах севернее станции Душак. Серный завод и колодец Ербент прикрывались постоянно расположенным там 126-м отдельным дивизионом ВОГПУ, а восточное и Южное побережье Кара-Бугазского залива — 155-м отдельным дивизионом.

Объединенная банда давала о себе знать дерзкими налетами крупных — до ста, ста пятидесяти всадников — фуражированных групп.

Все случарг ограбления аулов, находившихся в 50–60 километрах от железной дороги и в 20–30 километрах от гарнизонов, свидетельствовали о хорошо поставленной разведке у Ахмед-Бека и Дурды-Мурта. А это значило, что в случае получения приказа выйти в пески для ликвидации банды, маскировка и конспирация должны быть безукоризненными.

Был, конечно, информирован Масленников, что ему будет подчинен добровольческий отряд Хан-Дарьи под оперативным руководством старшего уполномоченного отдельной Узбекской погранкомендатуры Классовского. Пополненный взводом милиции, он уже выступил с колодца Тагалок на колодец Ак-Яйла наперерез банде, отходящей к своему становищу на колодце Орта-Кую.

Добровольческие отряды Мударский, Ербентский и Сернозаводский в стычках с мелкими разведывательными партиями захватили в плен нескольких бандитов, из показаний которых и выяснили состав банды и ее местонахождение.

Потеряв за один лишь март месяц тринадцать басмачей убитыми, троих ранеными и еще двоих, попавших в плен. Дурды-Мурт и Ахмед-Бек свернули свою фуражировку, а это значило, что едят они сейчас скот и остатки продовольствия, награбленного в начале 33-го года.

Для Масленникова, находящегося на протяжении всего периода подготовки полка к боям в мобилизационной готовности не было неожиданностью получения приказа: «Выступить, настичь и уничтожить». Приказ был получен 9 мая 1933 года в разгар подготовки полка к выходу в летние лагеря. Общее руководство операцией поручалось войсковому начальнику всех действующих частей погранохраны, милиции и доброотрядов — начальнику УПО ВОГПУ Масловскому.

Добровольческому отряду Хан-Дарьи под оперативным руководством Классовского была поставлена задача найти банду в песках, неотступно преследовать ее, не давая уходить в глубь Кара-Кумов на север, и навести на банду отряд Масленникова, а во время боя выполнять роль сковывающей группы, оттягивая на себя значительные силы басмачей.

Решено было также выбросить из Хивы на колодец Халыбай в двадцати километрах юго-восточнее колодца Сагаджа два взвода милицейского дивизиона под командованием командира дивизиона Приданникова с задачей закрыть колодец и тоже активно действовать против банды.

От Управления пограничных войск Средней Азии полку был прикреплен инспектор политотдела С. Н. Карпов.

Все действующие в песках части с этой минуты подчинялись непосредственно командиру 11-го Хорезмского полка И. И. Масленникову.

Приказ получили в 10 часов утра, а уже в 17 часов отряд, состоящий из 114 сабель (против 250 сабель басмачей) с двумя станковыми и одиннадцатью ручными пулеметами при одном орудии во главе с помощником командира полка по политической части И. А. Масько, выступил в Хиву, имея с собой двухдневный запас продфуража.

Командир полка Масленников, инспектор политотдела ОГПУ Карпов, уполномоченный Особого отдела Г. И. Тепцов за час до выхода отряда выехали в Хиву на машине, чтобы организовать караван верблюдов с проводниками, способный поднять суточный запас воды и трехсуточный запас продфуража.

Мчась в автомобиле по дороге в Хиву, куда должен был прийти отряд, глотая дорожную пыль, наблюдая привычный ландшафт пустыни, Масленников перебирал в памяти весь последний период подготовки отряда, те несколько месяцев, какие были ему отведены на сколачивание боеспособной, подчиняющейся железной дисциплине с высоким чувством ответственности воинской части.

Пришла пора держать экзамен на зрелость, пожинать плоды кропотливой повседневной работы, закаливания на учениях, втягивания в преодоление жестоких условий пустыни.

Порядок движения отработан во время учебных походов, отработано и медико-санитарное обеспечение. И старшим врачом отряда Хорстом, и командирами эскадронов проводился инструктаж о водной дисциплине: бойцы не должны пить без разрешения командиров. У каждого бойца — индивидуальные пакеты, эвакуация раненых предполагалась на тех самых верблюдах, караван которых он, командир полка, ехал организовывать в Хиве.

Не беспокоило Масленникова и состояние лошадей и отношение бойцов к коню. Учебные выходы хотя бы к той же крепости Змухшир доказали, что о своем четвероногом боевом друге красноармейцы заботятся больше, чем о себе: без коня в пустыне боец — не боец. Седла подгоняли под непосредственным наблюдением командиров, тщательно проверяли растяжку потника, прикрепление вьюка. Вьюк облегчили до минимума, взяв лишь норму двухсуточного запаса фуража на каждого коня. Изношенные торбы для ячменя отремонтировали, сшили из мешков новые. И все-таки командира полка точило сомнение: в условиях песков маневренность и подвижность банд требуют от бойцов энергичных действий, кони должны быть совсем освобождены от груза. И получалось, что от состояния каравана, который он должен сформировать в Хиве, от физического состояния верблюдов — единственного транспортного средства в пустыне во многом зависит успех операции.

Двугорбый верблюд-тяжеловоз может нести во вьюках пятисуточный запас продфуража и трехсуточный запас воды. Идеально было бы иметь еще быстроходных одногорбых верблюдов: тогда боец мог бы садиться на коня только в момент активных действий, а остальное время вести коня в поводу, сохраняя ему силы. Идеально, но осуществимо ли?..

Мчится и мчится вперед машина. Человеку, дни и недели проводящему в седле, скорость ее кажется равной скорости самолета, но ехать надо еще быстрее: слишком мало времени — меньше суток отведено на формирование каравана.

Снова и снова перебирает в уме командир полка, все ли сделано, все ли предусмотрено.

Отобрано политпросветимущество, проинструктирован руководящий партсостав, проверены радиостанции. Особенно тщательно подготовлено оружие: пулеметы, диски, капсули гранат и сами гранаты. Проведен специальный семинар пулеметчиков, специальные тактические занятия с целью сколотить отделения. Проведены занятия в общеотрядном масштабе с увязкой взаимодействия подразделений, отработана одиночная подготовка бойца, проведены дневные и ночные стрельбы, обшивание подсумков, тренчиков, патронташей, разных чехлов, фляг. Приобретены бидоны, кунганы, веревки. Казалось бы, все учтено, все колесики сложного механизма, все его части точно подогнаны друг к Другу и хорошо смазаны, но… многое может зависеть от того, как решится примитивный, прозаический вопрос: удастся ли в Хиве, Ханке и Ташаузе организовать полноценные караваны верблюдов?

Вот и жемчужина Средней Азии — Хива. Те самые скопления глинобитных домов и кибиток с плоскими крышами, которые в невероятном переплетении улиц и улочек окружают бывший ханский дворец с голубым минаретом.

Всего пятнадцать лет назад по этим улицам проехал с восемнадцатью джигитами сын Джунаид-Хана

Ишик-Хан, чтобы сдернуть с трона хана Аспендиара и ударом ножа расчистить путь к власти для своего отца.

Пятнадцать лет — немалый срок, тем более таких лет, но если не нож Ишик-Хана, то во всяком случае когти старого Джунаида до сих пор тянутся в виде банд Дурды-Мурта, Ахмед-Бека, Бады-Дуза к горлу молодой республики, и нужен очень хороший хирургический инструмент, чтобы вырвать эти когти, снять угрозу. Окажется ли таким безупречным инструментом песковый отряд 11-го Хорезмского полка? Не отразится ли на его боеспособности наличие или отсутствие такой элементарной детали, древностью соперничающей с самой пустыней, как караван верблюдов?..

Встретил Масленникова и его сопровождающих начальник отдела ОГПУ Иливицкий, поняв суть задачи, коротко сообщил:

— Два дня назад сто верблюдов мобилизовал для своего отряда командир милицейского эскадрона Приданников.

— Нужны еще сто и немедленно, — так же коротко сказал Масленников, отлично понимая, что о качестве «второй очереди» мобилизованного транспорта нечего и думать. Но если у командира полка в момент этого разговора еще оставались какие-то надежды, что удастся отыскать в Хиве сколько-нибудь удовлетворительный транспорт, то, когда благодаря героическим усилиям начальника отдела ОГПУ Иливицкого верблюды были собраны, у Масленникова и сопровождавших его командиров уже не оставалось никаких иллюзий.

Состояние мобилизованной сотни верблюдов даже с большой натяжкой нельзя было назвать «средним». В большинстве своем выпряженные из чигирей, истомленные весенними перевозками, исхудавшие из-за линьки верблюды мало отвечали требованиям форсированного движения по пескам. Сколько раз на ответственных совещаниях и Масленников и другие командиры полков говорили о том, что песковая воинская часть должна иметь свой верблюжий фонд, составленный как из двугорбых тяжеловозов, так и одногорбых, быстроходных породы «Нары», чтобы в любую минуту поднять и груз и бойцов-кавалеристов.

Дорого тогда обошелся некачественный транспорт отряду 11-го полка. Забегая вперед, следует сказать, что в боеоперации в Кара-Кумах по ликвидации объединенной бандгруппировки Дурды-Мурта и Ахмед-Бека было занято 464 верблюда, пало 135 этих признанных «кораблей пустыни» от быстрого движения, высокой температуры, достигавшей 60–70 градусов, отсутствия воды… Люди — выдержали…

Стараясь не показать своих самых мрачных предчувствий, командир полка распорядился еще сто верблюдов мобилизовать в селении Ханка. Других не было. Надо было с этим транспортом выполнять боевую задачу.

Несколько успокоили его местные знатоки пустыни, порекомендовавшие группу проводников-верблюдовожатых во главе с «королем песков», отлично, как заверили Масленникова, знающим Кара-Кумы, по имени Кабул. Прищуренный глаз и прыгающая бровь делали его приметным среди остальных, таких же прокаленных солнцем проводников в ватных стеганых халатах и высоких бараньих шапках-тельпеках. По манере держаться он тоже выделялся среди других, видимо, ревниво оберегая свое звание, стремясь и поведением поддержать столь высокую марку.

Десятого мая отряд, сделав за один переход девяносто километров, отдохнув до вечера, в 18 часов в сопровождении хивинского транспорта выступил из Хивы в южном направлении на колодец Холыбай, где должен был дожидать отряд командира полка Масленникова со своими двумя взводами милицейского дивизиона комэск Приданников.

Первую половину пути прошли ночью, сберегая силы, через сорок километров сделали привал. За второй ночной переход сделали еще сорок километров и двенадцатого мая в девять часов утра пришли на колодец Холыбай.

В первые же сутки песчаного пути командир полка воочию убедился, насколько тормозит движение караван. Делая четыре-пять километров в час ташаузский транспорт в двести пятьдесят верблюдов с основным грузом был только на пути от Ташауза к Хиве. Особенно трудно было двугорбым кораблям пустыни тащить орудие, которое должно было сказать свое весомое слово в решающий момент боя.

Но одно, казалось бы, незначительное происшествие позабавило не слишком-то весело настроенного начальника отряда.

Присматриваясь к своему старшему проводнику, проверяя все время путь по компасу и карте, Масленников заметил, что Кабул с прищуренным глазом и прыгающей бровью, если и считал себя королем песков, то словно бы попал в чужое королевство.

Выслав вперед дозор, командир отряда спросил главу проводников: «Как считаешь, Кабул, сколько будет еще километров до колодца Холыбай?»

Тот с важным видом оглянулся по сторонам и заявил, что до колодца еще пятнадцать километров.

Надо же было так получиться, чтобы как раз в этот момент на гребне соседнего бархана показался высланный Масленниковым передовой разъезд под началом командира взвода Криулина.

— Товарищ командир полка, — доложил, подъехав Криулин, — колодец Холыбай в трех километрах. Командир милицейского дивизиона товарищ Приданников производит водопой, ждет вас!..

Общий хохот, к немалому смущению Кабула, понявшего, о чем речь, заглушил слова Криулина.

Командиру полка было не до веселья: идти на сближение с объединенной бандой придется не только без транспорта, но и без проводников: Кабул и его помощники признались, что эту часть пустыни не знают. Еще хуже дело с транспортом: теперь-то уж не оставалось никаких сомнений, что и ташаузские верблюды, так же, как хивинские и ханкинские, не оправдывают свое, столь высокое в Кара-Кумах верблюжье звание.

ИМЕНИ ГЕРМАНСКОГО ПРОЛЕТАРИАТА

Невысокий, но плотный, в выгоревшей на солнце гимнастерке красноармеец Панченко из дивизиона Воробьева, ведя в поводу верблюда, от чересседельника которого тянулась веревка, уходившая в глубину колодца, отмерял ровно шестьдесят шагов, на минуту останавливался, пока второй боец, Усенко, не подхватывал показывающееся из зияющего провала ведро, не выливал воду в котелки и ведра. Снова с верблюдом — к колодцу, опять от колодца, и так, будто маятник, туда и обратно, туда и обратно, подменяясь с товарищами, при пятидесятиградусной жаре.

Вокруг, куда пи посмотри, барханы и барханы из наносных сыпучих песков, которые во время «афганца» так поднимаются в воздух, что неба не видно: от пыли стоит сплошная мгла и барханы меняют очертания, переползают на другое место, чтобы сбить с пути караван, путешественника, оказавшегося в этих гиблых местах. Жестокая природа, жестокое место. Вокруг — песок и песок. Горы песка, грядами, как волны, идущие друг за другом до самого горизонта, покрытые редким, чудом цепляющимся за склоны, казалось высушенным до звона, костлявым саксаулом.

Шестьдесят шагов красноармейца Панченко — это что-нибудь сорок — сорок пять метров глубины колодца. Триста ведер до прихода отряда Масленникова вычерпал Приданников. Бойцам и лошадям 11-го Хорезмского полка хватило всего лишь по одному котелку на человека и по одному ведру на коня, в то время, как нормально конь пьет несколько ведер сразу.

Еще подходя к колодцу, командир полка разрешил открыть фляги и некоторое время наблюдал, как бойцы и командиры его отряда, едва отпив два-три глотка, отдавали воду коню, точно так же, как это было на тактических учениях, последний раз — в районе крепости Змухшир.

Он и сам, спешившись, протянул своему Пирату флягу с отвинченной крышкой, и тот стал тянуть из нее воду, как из соски, хотя в другое время, осмелься кто-нибудь предложить ему флягу, тут же перекусил бы ее.

Как ни поворачивай дело, а приходилось ждать караван. Но и караван, отдав воду отряду, не мог здесь, на колодце Холыбай, пополнить запасы.

Вместе с командирами дивизионов Воробьевым и Самохваловым, секретарем партбюро полка Быбой Масленников обошел бивуак, выслушал рапорты взводных, старшин и дневальных.

В одном только взводе отделенный командир Черевко доложил:

— А если беспартийный, — спросил Быба, — выходит, можно коню спину набивать?

— Никак нет, — ответил Черевко. — Мы уже взяли Голобородько в оборот. Отвечаем за него всем отделением, потому что он весь дивизион назад тянет.

— Что ж… И ответите. Полной мерой ответите, — не очень-то приветливо пообещал Масленников.

Черевко ничего не сказал, только еще больше вытянулся по стойке «смирно».

В других отделениях и взводах набоев не было, больных тоже — значит не зря прошли месяцы тренировок, выходов в пески.

Вернувшись к колодцу, где бойцы продолжали гонять взад и вперед верблюда, добывая горько-соленую, но тем не менее такую драгоценную воду, командир отряда созвал совещание начальствующего состава, развернул карту.

Отправленная Приданниковым войсковая разведка, искавшая колодцы, доложила, что означенный на карте колодец Хан-Кую в четырнадцати километрах к югу на месте не найден.

— Позовите Кабула, — приказал Масленников и, когда старшина проводников подошел, спросил его:

— На карте колодец Хан-Кую есть, на месте его нет. Что можешь сказать, яшули?

— Выходит, я плохо знаю пески, — все еще переживая свой конфуз с выходом к колодцу Холыбай, начал было проводник (бровь его запрыгала чаще), но командир полка сделал нетерпеливый жест:

— Давай, яшули, по делу. Скажи, что знаешь о колодце Хан-Кую? Почему на карте он есть, а в пустыне его нет?

После долгих объяснений Кабула наконец установили, что колодец называется по его словам не Хан-Кую, а Бал-Кую — это означает «Медовый колодец», настолько там была прекрасная питьевая вода. Но только лишь «была». Пять или шесть лет прошло, как колодец засыпали, спасаясь от погони, басмачи. Других колодцев поблизости нет…

— …Товарищ командир полка, радиограмма! — доложил, подбежав к совещавшимся начальникам, ра

«Ванда Ахмед-Бека, Дурды-Мурта засыпала колодец Докуз-Аджи, ушла на северо-запад. Колодец восстановил, выхожу по следу банды. Классовский».

— Ну, вот, теперь легче, — сказал командир отряда. — По крайней мере капали на след. — Так, что будем делать, товарищи командиры?

Все молчали, зная, что без воды много не навоюешь. Транспорт, придя на Холыбай, и за сутки не пополнит запасы.

Участники совещания понимали, что, задавая вопрос, командир полка уже принял решение.

Решение он действительно принял, но решение это отнюдь не гарантировало успех. И все же другого выхода не было.

— Вам, Приданников, — приказал он командиру милицейского дивизиона, — вести непрерывную разведку колодцев на юго-восток и юго-запад… Красноармеец Веленгуро… Передайте начальнику тыла…

Командир полка набросал текст радиограммы:

«Начальнику тыла тов. Рекуну, командиру взвода Голованенко. (Оба вели основной ташаузский транспорт — караван из двухсот пятидесяти верблюдов.) На Холыбае не задерживаться. Пустые бочата заполнить водой, напоить верблюдов и направляться по моим следам. Обращать внимание на выставленные стрелы — указатели из саксаула и на вехи с записками на господствующих сопках. Движенрге вести из расчета пять километров в час, двигаться непрерывно четырнадцать часов в сутки, останавливаться на десять часов для кормления верблюдов. Иметь в виду возможность моего движения на восток в район Дарган-Ата, так как баемшайка в ночь на 12-е ушла с колодца Докуз-Аджи в северо-восточном направлении. В зависимости от дальнейшего движения шайки и получения данных от самолета, предполагаю двигаться наперерез шайке без дорог. Каждые сутки держать со мной связь по радио, точно ориентируя, где находится транспорт. Так как никаких названий на карте нет, то у комэска Приданникова будет оставлена карта с нумерованными квадратами местности. В пути строго следить за временем фактического движения, отмечая пройденные квадраты, с тем чтобы в донесении обязательно указать координаты квадратов, в которых в данное время находитесь». И размашисто подписал радиограмму: Масленников.

— А теперь, помполит и секретарь, — обратился он к Масько и Быбе, — собирайте митинг. Подведем первые итоги марша, поставим задачу…

В который раз уже он подумал, что все было бы иначе, если бы отряд располагал караваном полноценных верблюдов. Сейчас же получилось, что он практически должен рассчитывать только на тот запас, какой могут взять конники с собой, да еще на НЗ в двенадцать литров, которые вез с санчастью старший врач полка Хорст.

В течение нескольких минут бойцы были собраны, митинг открыл помполит Масько. Слово взял командир полка — он же командир отряда.

— Первые дни марша показали, — сказал он, — что только строжайшая водная дисциплина, сохранение коня, сбережение оружия позволит нам выполнить боевую задачу. Без разрешения командиров ни одного глотка воды, ни одного сухаря, тем более ни одной банки консервов!..

После командира полка говорил помполит Масько:

— Мы ведем борьбу с басмачами в тревожное время. Классовая борьба разгорается не только у нас, в Средней Азии, но и во всем мире. Если здесь все еще пытаются действовать недобитые контрреволюционеры, байско-ханское охвостье, то на западе поднимает голову молодое, но уже требующее крови и жизненного пространства — самое уродливое детище империализма — фашизм. В Германии льется кровь. Тюрьмы забиты коммунистами. Наши немецкие товарищи по классу ведут неравную борьбу против ставленников мирового капитала. Поэтому, товарищи, я предлагаю, взяв на себя самые высокие обязательства ударников соцсоревнования и назвать наш отряд — отрядом имени Германского пролетариата.

После того как единогласно было принято это предложение, выступал секретарь партбюро полка Быба, другие командиры и бойцы. Потом слово взял врач полка Хорст.

Масленников знал слабость врача к художественной литературе. Очень может быть, что Хорст втайне мечтал стать журналистом или даже писателем. Во всяком случае его увлечение «писаниной» делу не мешало, а иногда и по-настоящему помогало. Брался он за все: изучал и записывал историю края, работал над летописью полка, с такой же охотой участвовал в устной сатирической газете. Бойцы уже хорошо знали его. Едва Хорст взял слово, тут же наступала полная тишина.

— Сегодня я выступаю «от имени и по поручению», — сказал Хорст. — К нам в редакцию устной газеты поступило письмо. Вместо подписи по неграмотности приложено копыто. Написано: «Мы так же знаем ваши клички, как и вы наши. Зовут вас Богачук, Криулин, Черевко. Если вы учите нас ходить под седлом и выполнять всякие команды, то почему не научите своих солдат Голобородько и Полехина не набивать на наших спинах шишки. Нет у них даже конской совести. С конприветом Гнедко, Годовой…» А вот еще письмо, подождав, пока прекратится смех, стихнут реплики, продолжал Хорст: «Убитая горем граната извещает родных и знакомых, что ее потерял хозяин и сам потерялся, стыдится признаться. Просим найти хозяина и сообщить в редакцию».

Хорст читал еще объявления устной газеты о том, как радист Осипов улетел в эфир, а винтовку забыл на грешной земле в поселке Полторацком. Пришлось старшине брать эту винтовку, а бойцу-радисту сделать внушение: «Нельзя, товарищ Осипов, менять на полеты в эфир боевую технику, из которой ты должен уничтожать классового врага!..»

Слушая выступления командира и бойцов, врача отряда Хорста, Масленников думал об одном: как обеспечить отряд водой перед боем. И едва ли он думал о том, что не пройдет и десяти лет, как ему придется возглавить не полк и не бригаду, а дивизию, армию, фронт и насмерть биться в сражениях огромного масштаба с тем самым германским фашизмом, о котором говорил сейчас на митинге в пустыне помполит Масько. Все его мысли были направлены на одно, такое незаметное в обычной повседневности и такое необходимое для самой жизни вещество, как вода.

После митинга, так и не дождавшись караванов, выехали в направлении колодца Бал-Кую. Положение резко изменилось: Классовский напал на след банды, а это значило, каждый час может начаться бой, и еще это означало, что проблема обеспечения водой с каждым часом становилась все катастрофичнее.

ЖАЖДА

Из отверстия колодца с таким обнадеживающим названием, как «медовый», подозрительно несло зловонием, доносилось приглушенное покашливание спустившегося туда старшины проводников Кабула. Дернув за веревку, он дал сигнал поднимать его наверх, хотя спустился всего на какой-то десяток метров, и очередной погонщик, как бойцы в шутку называли верблюдовожатых — «верблюжий шофер», погнал «тягло» от колодца.

Сначала в черной дыре, над которой кто-то еще в давние времена положил на козлах толстый ствол саксаула, показалась тюбетейка, ловко сидевшая на вытянутой вверх седой голове Кабула (папаху-тельпек Кабул предусмотрительно снял перед тем, как спускаться в колодец), затем и сам знаменитый проводник, «король песков».

Стоявшие поблизости красноармейцы бросились, чтобы помочь старику выбраться на поверхность (Бы- ба удерживал другой конец веревки, подстраховывал его), но проводник с неподдельным ужасом замахал руками, давая понять, чтобы все отошли подальше. Тик совсем перекосил его лицо.

С помощью переводчика Масленников понял: проводник боится, что старый колодец, который несколько лет никто не ремонтировал, обвалится и похоронит его на сорокаметровой глубине вместе с кизиласкерами.

— Отойдите от колодца, — скомандовал Масленников, и сам помог Кабулу встать на ноги.

Тот отряхнулся и безучастно сказал:

— Су ек.

Всем и без переводчика было ясно, что «воды нет». «Екто ек, — передразнил Кабула Быба, — а почему ты не полез до самого дна? Чуть опустился, и давай веревку дергать, чтоб тащили наверх?» — «Воздух плохой, можно задохнуться. Если ты такой смелый, сам полезай», — ответил Кабул.

Быба тут же принялся сбрасывать с себя гимнастерку, отдал поясной ремень и документы, всякую карманную мелочь стоявшему тут же командиру дивизиона Самохвалову, а Масленников исподволь окинул взглядом свое, расположившееся вокруг колодца в некотором отдалении истомленное зноем и жаждой войско: исхудавшие, почерневшие от зноя и ветра лица, налитые кровью глаза, потрескавшиеся кровоточащие губы. Лошади стояли, опустев головы под палящими лучами солнца, раскрывая от жажды пасти, высунув набок черные вспухшие языки. Его собственный Пират смотрел такими печальными глазами в лицо, тянулся сухими губами к фляге, что командир полка не выдержал, отвел взгляд.

Быба уже обвязывал себя веревкой, усаживался на перекладину.

— Су ек, бу майды, — снова сказал проводник:

— Воды нет и не будет, — перевел Быба. — К вечеру, старина, будешь пить из этого колодца чистую «су».

— Я тридцать лет вожу караваны в пустыне, — с достоинством сказал Кабул, — не знаю случая, чтобы колодец отрыли за три дня. Надо восемь дней — десять человек.

— Это вам надо восемь дней, а нам надо скорей, восемь часов, — уже спускаясь в колодец, парировал Быба. — Знаешь, как наш любимый вождь сказал? Нет таких трудностей! Вот мы и оправдаем его слова!

— Скажи, Кабул, — спросил Масленников. — Что легче, этот колодец откопать или новый вырыть?

Старик подумал и сказал:

— Этот скорей…

На лицах проводников унылое равнодушие, никто не верит в успех дела. От ближайшей рощицы саксаула донесся возглас:

— Врача!

Распоряжения отдавать не надо: там уже хлопочет Хорст с лекпомами… А ведь еще не только в бой не вступали, до противника не дошли.

— Самохвалов, — вызвал он командира дивизиона, — что там с колодцем?

— Товарищ командир полка, — официально доложил Самохвалов. — Первый взвод организовал ударную бригаду. Быба спустился на дно колодца, прислал записку: «На дне колодца два дохлых верблюда. Воды кет, но считаю, отрыть можно».

Как раз в это время с помощью веревки и тягла, в виде верблюда, бойцы вытащили из отверстия колодца дохлого собрата «корабля пустыни». Вокруг распространился ужасающий смрад.

«Не задохнулся бы там Быба», — невольно подумал Масленников. Но тут второй верблюд, едва показавшись из отверстия, стянутый веревкой, переброшенной через укрепленный поперек ствол саксаула, лопнул над колодцем. Смрад стал нестерпимым.

Масленников, чувствуя, что почва колеблется под ногами (вот-вот обвалится), наклонился к отверстию, крикнул:

— Максим Николаевич! Как ты там? Живой?..

— Ничего! Чуть задело, — глухо донеслось из колодца. — Отрыть можно!..

Командир полка видел, как истово молились проводники, оправдываясь, видимо, перед аллахом в таком святотатстве: колодец осквернен, как теперь пить из него воду?..

«Ничего, аксакалы, еще как будете пить, только бы очистить», — разозлившись, подумал Масленников.

У колодца дело шло споро. Командир первого дивизиона Самохвалов с часами в руках точно засекал время, чтобы бойцы, принимавшие из колодца от Быбы ведра с черным вонючим песком, вовремя сменяли друг друга.

Командир полка, предоставив им выполнять работу, которой должно было хватить чуть ли не на полсуток, отправил дозор под командованием сверхсрочника — командира взвода Криулина с задачей наблюдать за местностью на дистанции в пятнадцать километров. Затем выслал отделение из взвода Бабичева с задачей «освещения» местности в радиусе тридцати километров. По радио отдал распоряжение бывшему где-то на подходе ханкинскому транспорту отобрать семьдесят лучших верблюдов и подготовить их для сопровождения разведотряда, который должен был выйти наперерез уходящей банде.

В разведотряд вошли два кавалерийских сабельных взвода, полувзвод стрелков, при нем станковый пулемет.

Вести разведотряд Масленников поручил командиру второго дивизиона Воробьеву.

Наблюдая, как идет дело у колодца, надеясь и боясь надеяться, что неутомимый Быба, который вот уже больше часа не поднимался на поверхность, в конце концов докопается до воды, Масленников ставил перед Воробьевым задачу, ориентировочно предполагая, что банда Ахмед-Бека и Дурды-Мурта выступила на северо-восток от колодца Докуз-Аджи.

Разведотряду ставилась задача найти следы банды, настичь ее и задержать до подхода полка, который и нанесет ей решительный удар.

Если банда будет уходить в сторону культурной полосы, не допускать ограбления аулов.

— Ежедневно от двадцати одного часа до двадцати трех, — заканчивая инструктаж, сказал командир полка Воробьеву, — держать со мной радиосвязь. Белая ракета в направлении на Хан-Кую — немедленно возвращаться. Красная ракета — местонахождение отряда Хан-Дарьи и Классовского… В случае ухода отряда с Хан-Кую, — добавил он, — двигаться по моему следу.

На командных пунктах отряд будет оставлять сложенные из саксаула стрелы. Стрелы на юг покажут направление моего движения. На Хан-Кую оставим для вас в условленном месте двухсуточный запас продовольствия.

— В вашем составе, — в заключение сказал Масленников, — для политобеспечения пойдет, как только закончит работу в колодце, секретарь партбюро товарищ Быба…

Командир полка снова подошел к колодцу, наклонившись, крикнул в зияющий провал:

— Максим Николаевич, живой?

— О-о-о-ой, донеслось из темноты, где-то далеко внизу мерцал слабый свет. — Живой! — повторил Быба. — Только чертовски замерз. Дьявольский холод. Я весь закоченел!

— Так вылезай, сейчас пошлем тебе смену!

— Не-е-е-ет, — возразил принципиальный Быба. — До воды я должен сам докопаться!

Из колодца все тянули и тянуливедрах чернуювонючую грязь с запахом тухлых яиц. Командиры немного не уследили, и некоторые стали сосатьки эту воду. Масленников тут же пресек это занятие: у нетерпеливых уже началась тяжелая рвота.

У колодца шел спор: спорили пулеметчик Звенигора и боец сабельного взвода Гомоляк, кому лезть вниз.

— Я член партии, я полезу после Быбы.

— А если беспартийный, так мне и з колодец нельзя?

Побывали в колодце и Звенигора и Гомоляк, каждый по часу, непрерывно подавая наверх ведра с жидкой грязью, затем снова туда опустился Быба, который оставался там тоже не менее часа, пока не подняли, наконец, первое ведро чистой питьевой воды. Хорст сделал анализ, вода оказалась значительно лучше, чем в большинстве арыков и родников культурной полосы. Быба не преминул, выбравшись из колодца, поднести полную кружку с таким трудом добытой воды через восемь с лишним часов непрерывного тяжелейшего труда старшине проводников Кабулу.

— Су якши, — только и проронил тот, пораженный вместе со своими соотечественниками совершенным в их присутствии беспримерным подвигом.

Инспектор политотдела Карпов, помполит полка и Быба тут же у колодца организовали летучий митинг.

Командир полка приказал начать раздачу воды с пулеметных взводов, приказав Самохвалову точно засечь время. За сорок пять минут успели дать воды по ведру лошадям, залить фляги взвода станковых пулеметов, двух кавалерийским взводам. Темпы были невысокие, но сейчас весь вопрос был лишь во времени: воду добыли, оставалось успеть запастись ею и напоить коней до выхода наперерез банде, преследуемой Классовским с доброотрядом.

Разгадать замысел Дурды-Мурта и Ахмет-Бека было нетрудно: главари бандитов стремились увлечь отряды Масленникова и вспомогательный — Классовского в глубь песков, измотать безводьем и с обессиленными расправиться в непосредственной близости от своей, видимо, хорошо укрепленной базы.

Теперь-то была надежда, напоив бойцов и коней, со свежими силами продолжать преследование. Но верхом на коне большого запаса не возьмешь, а караваны — и хивинский, и ханкийский, и главным образом основной в двести пятьдесят верблюдов — ташаузский никак не могут догнать отряд. Где-то позади, безнадежно отставая, тащится орудие.

ЗАРЕВО КОСТРА

Часов около одиннадцати утра, когда солнце стояло уже высоко и жгло немилосердно, дежурный радист Осипов передал радиограмму от Классовского:

«46 километров северо-восточнее Докуз-Аджи веду бой с шайкой Дурды-Мурта. Шайка проявляет активность. Двигайтесь на помощь. Когда выступаете? Классовский».

Прочитав радиограмму, командир отряда вызвал к себе проводников, приказав радисту потребовать от Классовского точной градусной ориентировки от колодца Холыбай.

— Ну что, яшули, — обратился он к «королю песков», когда тот, заметно повеселевший после выпитой воды, подошел к командиру. — Сможешь вывести нас точно в этот район? — Он указал пункт на карте.

Некоторое время Кабул, пытаясь удерживать прыгающую бровь, что, как теперь знал Масленников, означало волнение, всматривался в карту, как будто разбирался в ней, затем, вздохнув, признался:

— Начальник, этой местности мы не знаем…

Правду ли он сказал или не хотел вести отряд —

дела это не меняло. Ничего не оставалось, как без проводников и без караванных троп напрямик через пустыню идти на сближение с бандой на помощь «вошедшему с нею в соприкосновение» доброотряду Классовского.

Единственное, что успокаивало, — появившаяся ясность. Отпадала необходимость высылать разведгруппу, которая теперь вливалась в основной состав отряда. Ей уже отдан приказ на седловку. Классовский, хоть и не мог самостоятельно разгромить двести пятьдесят джигитов Дурды-Мурта, висел на хвосте у банды, наводя на нее основные силы, дожидаясь подхода Масленникова, рассчитывая, что Ахмед-Бек и Дурды-Мурт не станут сейчас останавливаться для того, чтобы разделаться с добровольческим отрядом, поскольку и хорошо поставленная разведка бандитов и активность Классовского говорили о движении по пескам вслед за бандой крупного воинского соединения.

Но в том-то и состояла суть дела, что по пескам опять приходилось идти, преодолевая бездорожье, почти без воды, не успев даже напоить лошадей, сколько-нибудь отдохнуть самим.

«Веду бой 60–70 километров от Хан-Кую. Юго-юго- восток, градусы 115–120. Когда выступаете?»

Прочитав текст, Масленников приказал радисту:

— Передайте Классовскому: «Выступаю в двенадцать ноль-ноль. По указанному градусу. Слушайте меня в двадцать часов. Наступлением темноты выбросьте две ракеты, зажгите сигнальный костер».

Водопой, скомканный и торопливый, еще продолжался, когда командир полка с группой разведотряда, в первую очередь получившего воду, двинулся по азимуту, проверяя направление сразу тремя компасами строго на восток.

Крутые песчаные перевалы, с монотонным однообразием тянущиеся поперек движению с юга на север, создавали серьезное препятствие, заставляя отряд то подниматься на гребни, то опускаться в низины. Бесконечное количество ям, черепашьих нор, сыпучий поглощающий ногу до середины голени песок, палящее полуденное солнце — все это как будто нарочно испытывало предел человеческих возможностей зашедшего в сердце пустыни отряда, туда, где, очень может быть, впервые в истории ступала нога человека.

Сопка за сопкой, гребень за гребнем, снова в низину и снова на песчаный перевал под хриплое дыхание измученных лошадей.

И командир отряда, и остальные пытались считать сопки, которые, как защитные валы, высылала наперерез отряду разгневанная, обжигающая испепеляющим дыханием государыня-пустыня, считали провалы между сопками, надеясь, что вот кончится это непрерывное тяжкое колыхание, как по волнам, но поднимаясь на очередной, преодоленный с громким стуком крови в висках, свистом лошадиного дыхания перевал, видели снова подошву бархана, снова такую же сопку, и так — до тошноты, до зубной боли, до приступов морской болезни под палящим солнцем, от которого никуда не уйдешь, не спрячешься.

Пропуская мимо себя колонну людей, командир полка всматривался в иссушенные черные лица, в открытые рты с потрескавшимися кровоточащими губами, в воспаленные глаза, щурившиеся от нестерпимого жгучего света, невольно думал: «Выдержат ли?» Достаточно ли было испытаний и тренировки там, в учебных походах, когда не было еще впереди настоящего врага, опытного и беспощадного, когда не ставили на карту саму жизнь?»

Но отряд шел и шел, как будто это были не люди с живой плотью и кровью, не кони, падавшие от усталости и безводья, а одни лишь сгустки воли, державшиеся лишь всепобеждающим духом.

Пала одна, затем вторая лошадь. Их пристрелили. Потом почти одновременно еще две. Бойцам пришлось пересесть на верблюдов, десятка полтора которых, получав усиленный рацион и воду, несли только самое необходимое: пулеметы, боеприпасы, неприкосновенный запас. Но и верблюд — живое существо, у него то же есть предел возможностей… Только у людей не было этого предела…

Наступила ночь, сразу, как это бывает в Средней Азии, темнота не принесла облегчения. Непрерывное наблюдение за восточной частью горизонта не дало никаких результатов. Горизонт освещался лишь блеском звезд да желтым светом восходящей луны.

Воды оставалось всего по четверть фляги на человека, лошадей поить было нечем.

— Не ужинать! Ни в коем случае не есть консервов, — приказал Масленников.

Приказ разъясняли командиры взводов и отделений, пропагандисты отряда. Кусок мяса или сала дает котелок крепкого супа. Ясно, что для усвоения консервов бойцу необходимо дать этот котелок воды. Его нет…

Врач провел беседу с теми, кто мог его слушать, но не мог же он сейчас излагать свою точку зрения, что вместо мясных консервов, дающих много калорий, в пустыню лучше брать летом овощные, которые не вызывают такой жажды, так же, как не мог дать из своего неприкосновенного запаса в двенадцать литров (для раненых) хотя бы глоток воды.

— Свяжитесь с Классовским, — приказал радистам командир полка.

Вскоре Веленгуро принес донесение командира доброотряда: «Шайка ведет ночной бой. Проявляет настойчивость, атакует мой левый фланг. Воды не имею. Патроны на исходе. Дал две ракеты». Значит, Ахмед-Бек решил разделаться с доброотрядом, видимо разведав, что помощь Классовскому может подойти не скоро.

«Ваши ракеты не были видны с восходом луны, — передал он Классовскому, — продолжаю движение».

Снова — идущие поперек пути гряды сопок, провалы и гребни песчаных холмов, снова изнуряющее, как по волнам, вверх и вниз, вверх и вниз с тяжким свистящим дыханием людей и животных движение.

Ехавший все время в головном охранении Быба прислал связного — бойца пулеметного взвода Сабитова Хариса, удивлявшего даже командира полка своей выносливостью: как будто не было вокруг пустыни, не было вот уже почти недели изнуряющего пути.

— Товарищ командир полка, — доложил Сабитов, — пересекаем караванную тропу.

Как только вышел к тропе основной отряд, Масленников немедленно подозвал к себе старшину проводников Кабула, спросил, не узнает ли он место, куда они пришли.

— Я не знаю, куда вы меня завели, — честно признался Кабул. Ответ этот внес некоторое оживление, хотя для веселья было мало причин. И все же, наличие караванной тропы, сам характер местности — все говорило о том, что где-нибудь поблизости могут быть колодцы. Во всяком случае хотелось этому верить: единственное, что еще оставалось у отряда, — вера.

Заброшенная караванная тропа могла быть скорей всего тропой, идущей с Питняка на Мевр.

Распорядившись сделать привал, командир отряда выслал разведку на север и северо-восток с одновременной задачей отыскания колодцев. Одного из проводников Масленников отправил встречать транспорт, написав записку его начальнику, командиру взвода Голованенко:

«Двигаетесь безобразно медленно. Срываете боевую операцию. Приказываю немедленно выделить 25–30 лучших верблюдов, только с водой, направить ко мне. Проводник — податель сего… Остальному транспорту продолжать движение по моему следу».

Созвав короткое совещание, распорядился:

— Завтракать категорические запрещаю.

Окидывая воспаленными глазами бивуак, он понимал: критические минуты наступили. Сейчас он не мог выслать даже войсковую разведку: кони, получившие накануне лишь ведро воды, отказывались от овса и травы, все поголовно лежали. Люди, получившие сутки назад на колодце Бал-Кую одну лишь флягу воды после изнурительной работы по восстановлению колодца и тяжелейшего в течение суток перехода по пересеченной местности, пытались скрыться от разящего солнца в жидкой тени саксаула, уподобляясь стрелке солнечных часов. Только забудется человек под чахлым деревцом, похожим, скорей, на скелет дерева, солнце, словно жестоко издеваясь, гонит его в тень, которая уже рядом. Ни саксаул, ни примитивные шалаши не давали защиты от зноя. Врач и лекпомы вскрыли неприкосновенный запас воды, взятый лишь на самый крайний случай. Такой случай наступил — у нескольких бойцов началось отравление от безводия.

Командир полка видел, как, разрываясь на части, врач и лекпомы возвращают к жизни наиболее ослабевших, делают искусственное дыхание, впрыскивают кофеин, медленно по каплям дают бесценную воду.

Из всего отряда боеспособным остался лишь взвод станковых пулеметов. Связи не было. Оба радиста были без сознания: и того и другого прямо у радиостанции настиг солнечный удар. Вода — вот что было сейчас самое главное, что могло вернуть боеспособность отряду.

Сцепив зубы, борясь с головокружением и шумом в ушах, командир полка сам взялся за ключ рации, связался с Ашхабадом, передал свои координаты, запросил корректирующий самолет. С тревогой настроил рацию на волну Классовского. Тревога оказалась не напрасной:

«Двое суток не имею воды. Патроны на исходе. Когда подойдете? Классовский».

По чистоте и ясности передачи чувствовалось: рация Классовского недалеко, но где, установить невозможно, а обещанный самолет еще не вдруг будет.

Масленников передал Классовскому:

«С наступлением темноты дать ракету, зажечь сигнальный костер».

Он и сам чувствовал, что силы его на пределе. Начались галлюцинации: то он качается в седле, преодолевая увал за увалом, то мучительно ищет на карте колодец, который мог бы дать воду. Бред, смешанный с явью, жуткий, все сжигающий зной.

Только к пятнадцати часам разведка, уходившая на север, доложила, что в двух километрах найден заброшенный колодец Дуркат. Отрыть его командир полка приказал «специалисту» по колодцам Быбе с наиболее сохранившими силы бойцами под общим руководством командира дивизиона Воробьева.

Как они будут работать после изнурительного перехода и смогут ли отрыть колодец (всего сутки назад с более свежими силами на такое дело потребовалось восемь часов), Масленников не знал.

Но перелом наступил. Он не мог не наступить. Гибель грозила всему отряду. Но вот, наконец, Воробьев прислал связного с известием: «Колодец отрыт, лабораторный анализ старшего лекпома показал: вода горько-соленая с примесью сероводорода, содержит незначительные примеси органических соединений. После кипячения к употреблению пригодна».

Весть о том, что нашли воду, пусть горько-соленую, с примесью сероводорода, но — воду, оживила лагерь. Спотыкаясь и пошатываясь, часто останавливаясь, к колодцу потянулись бойцы с брезентовыми ведрами, котелками, флягами. Несколько человек не выдержали и, несмотря на предупреждение, напились сырой воды, за что тут же поплатились мучительной рвотой. Но отряд был спасен. По примеру туркмен — проводников и верблюдовожатых, у которых стоило перенять обычай пить только хорошо прокипяченный горячий чай, бойцы жгли костры, грели котелки, кипятили спасительный дар найденного колодца.

Но Дермет-Кую оказался не очень щедрым благодетелем. Как и в прошлые сутки, кони получили лишь по одному ведру, люди — по котелку. С наступлением темноты, чтобы не демаскировать отряд, Масленников приказал погасить все костры, о чем по радио сообщил Классовскому, напомнив, что в двадцать один час ждет его сигнала.

Ровно в двадцать один час на юге, прорезая черноту ночи, взвились две ракеты, затем на далеком расстоянии появилось хорошо видимое зарево.

Масленников передал радиограмму Классовскому:

«Ваши ракеты, костер вижу в двадцати пяти километрах южном направлении, выступаю к вам с восходом луны».

В это время Масько и Карпов проводили вместе с героем похода Быбой общий митинг. Выступал помполит, рассказывая о борьбе с басмачами, о тактике бандитов, о том, что трудности отряда в сравнении с теми, которые приходилось преодолевать старым большевикам, ничтожны, а поэтому отряд должен показать большевистское упорство, большевистскую выдержку, достойные звания отряда имени героического германского пролетариата.

С большим теплом и чувством благодарности думал командир полка о своих товарищах, о командирах и рядовых, но он не имел права говорить им сейчас о своих чувствах, о благодарности за стойкость и выдержку, потому что главные испытания были еще впереди. Перед боем он имел право сказать своим братьям по оружию лишь суровые беспощадные слова. Собрав в двадцать два часа весь комсостав, отдав предварительные распоряжения о порядке выступления, о чистке и проверке оружия, поскольку с рассветом предполагалось начать боевое действия, в заключение своего выступления сказал:

— В предстоящем бою мы или умрем, или победим. Ни одного труса, ни одного дезертира. К трусам приказываю применять оружие. Большевистским духом и воинской подготовкой мы сильнее бандитов, и мы победим!

После совещания радировал Классовскому:

В бою участвуют станковые и ручные пулеметы, ружейные гранатометы. Орудие, вероятно, к бою не поспеет.

При отходе немедленно радируйте. Еще раз разъясните своим пароль «Сабля — Саратов». Через каждый час слушайте мою рацию. Масленников».

Несмотря на все усилия, водопой закончили только в четыре часа сорок пять минут семнадцатого мая.

Одного ведра воды на коня и одной фляги на бойца, конечно, было недостаточно, но по-прежнему командование отряда должно было требовать от личного состава нечеловеческих усилий: могучим тайным союзником басмачей была жажда.

НА ГРАНИ КАТАСТРОФЫ

Рассказу о самом бое в записках старшего врача отряда Хорста предпослан эпиграф: «В это утро раннее солнце заливало кровью горизонт». Думается, что не констатация происшедших семнадцатого мая драматических событий выражает главную суть этих событий. В это утро каждый участник боя держал экзамен на, звание советского солдата, в будущем выстоявшего и не сгоревшего в пожаре войны под Москвой, в окопах Сталинграда, на Курской дуге, в боях за Берлин, за освобождение Европы. В это утро рождался герой-командир, сумевший победить тогда, когда, казалось, отряду грозили разгром и гибель.

Посылая одного из проводников с запиской к начальнику каравана Голованенко, требуя немедленно выслать двадцать пять — тридцать самых лучших верблюдов с водой, Масленников не мог знать, что Голованенко сам догадался о такой необходимости и по своей инициативе выслал двадцать лучших верблюдов с водой вслед за отрядом.

В 4.30 утра с полуторасуточным запасом продовольствия и фуража, с десятью ведрами воды из горько-соленого Дурмета отряд выступил в направлении на юг по старой караванной тропе Питняк-Мевр.

Командира полка огорчало то, что все-таки нашлось несколько человек, а точнее — семь, не выдержавших жары. Среди них известный командиру полка своей расхлябанностью Голобородько, который, несмотря на строжайший запрет, съел полбанки консервов, за что едва не поплатился жизнью.

Конечно, командир полка понимал, что сейчас от личного состава полка он требует нечеловеческих усилий и что могут найтись такие, которым не по силам столь тяжкие испытания, стократно усиленные жаждой. Командиры отделений оставили их на колодце Дурмет с приказанием быть маяками для орудия и транспорта, а потом догонять основные силы.

Масленников распорядился также: прибывающим бочата заполнить водой и немедленно идти в направлении на тропу по следам отряда. Иметь боеготовность так, как во время боя: отдельные группы бандшайки могут прорваться и сюда, к колодцу Дурмет.

Но если рассуждать трезво, для особых огорчений в смысле песковой готовности личного состава у командира отряда не было оснований, и в этом, как всегда, огромная заслуга политсостава. Если бы политработа хоть на один день, на один час немного ослабела, если бы не были в самые трудные минуты всегда впереди не только секретарь партбюро, но и рядовые члены партии, отряд превратился бы в группу страдающих от жажды, мечущихся людей, охваченных одним лишь желанием — спастись от гибели.

Порадовала его и инициатива начальника транспорта командира взвода Голованенко, догадавшегося самостоятельно всех лучших верблюдов с бочатами форсированным маршем отправить с колодца Бал-Кую вслед за главными силами. Появление каравана из двадцати верблюдов с бочатами заметно повысило настроение бойцов, поскольку и люди и кони фактически не получили даже минимальную норму.

Командир полка приказал остановить движение на двадцать минут, чтобы перед боем дать коням еще по ведру и по четверть котелка людям.

Еще ни разу за все время движения не переливалась с такой осторожностью вода из бочат в котелки.

И снова командир полка с благодарностью подумал о Масько, Карпове, Быбе, о парторгах подразделений, которые, воспользовавшись раздачей воды, в который уже раз затеяли беседу о тактике басмачей, об условиях безотказного действия оружия.

Приподнятое настроение от близости противника, от того, что вовремя подоспела вода (хотя за двое суток коню полагалось дать не три ведра воды, а двенадцать, не говоря уже о том, что бойцы не получили и пятой части нормы), стало еще заметнее, когда в небе послышался шум мотора и над отрядом появился самолет. В голову отряда был брошен вымпел, в котором руководитель боеоперации Масловский написал: «Направление вами взято правильно, бандстановище в 12–15 километрах».

Несколько обидело командира отряда то, что Масловский упрекнул их в медлительности. Ну что ж, видимо, он не знал, как у них плохо обстоит дело с транспортом и водой. Насторожило и появление самолета перед самым боем: бандиты, безусловно, догадаются, что в такую глушь самолет зря не прилетит — теперь они предупреждены о появлении отряда.

Ничего этого он, конечно, никому не сказал, а, собрав экстренное совещание командиров, поставил конкретную боевую задачу.

Начальник сковывающей огневой группы командир дивизиона Воробьев должен стремительно наступать с севера и северо-запада; начальник ударной группы кавалерийской атакой сабельным фланговым ударом с северо-востока завершает разгром банды.

Усилив головное охранение отделением под началом командира взвода Бабичева, в 8.30 выступили на сближение.

Через полчаса из-за сопки по головному охранению был сделан басмачами первый выстрел.

Донеслось ржание раненой лошади, редкая ружейная и пулеметная стрельба.

Командир отряда пришпорил коня, направив его на юг, откуда доносилась стрельба, в низине спешился, для личной рекогносцировки поднялся на гребень сопки, послав несколько западнее командира огневой группы Воробьева.

Все та же картина открывалась перед командиром полка Масленниковым: до самого горизонта песчаные перекаты, видимость не далее чем на тысячу метров. Огневой рубеж виден, как ряд сопок, покрытых саксаулом. До переката песчаные сопки и ямы образуют мертвое пространство, в котором можно укрыться даже на коне. На отдельных скатах господствующих сопок видны точки — басмачи, сидящие в хорошо укрепленных окопах.

Подошел вернувшийся из рекогносцировки командир огневой сковывающей группы Воробьев, доложил командиру полка:

— Правее нас сильно пересеченная песчаная местность с перекатом, протянувшимся с востока на запад. Параллельно нашему движению на расстоянии тысяча — тысяча двести метров тянется возвышенность с севера на юг, упирающаяся в перекат…

Снова короткое совещание, командиры подразделений по результатам рекогносцировки получают боевой приказ:

— Басмачи, судя по выстрелам, занимают огневой рубеж к югу от нас на расстоянии тысячи двухсот метров. Отряд Классовского наступает с юга и юго-востока. Отличительный знак доброотрядцев — белая повязка на левом рукаве. Сковывающей огневой группе товарища Воробьева ставится задача энергичным наступлением на юг подавить огневое сопротивление противника, уничтожая его и отбрасывая на восток. Ударной сабельной группе Самохвалова продвигаться уступом слева, выходя во фланг банде с северо-востока. Оставшемуся ручному пулемету — мой резерв — продвигаться за командным пунктом. Медпункт по мере продвижения идет за КП. Мой командный пункт — на левом фланге сковывающей группы.

К девяти тридцати отряд уже был развернут в боевой порядок.

Командиру отряда с командного пункта было видно, как пулеметчики, сбив басмачей с первого рубежа, начали продвижение дальше, но были встречены сильным винтовочным огнем со второго рубежа. Через связного Масленников отдал приказание вести огонь из станкового пулемета, с удовлетворением отметил про себя, как бойцы с ручными пулеметами под его прикрытием продолжали накапливаться перед вторым рубежом.

Прискакал связной из группы правофлангового наблюдения, доложил:

— Нас обошли справа. До пятидесяти конных басмачей развертываются в атаку, с огневого рубежа их прикрывают до двадцати — тридцати винтовок.

Отметив, что и лобовой огонь по бойцам отряда, штурмующим второй рубеж, значительно усилился, Масленников приказал:

— Ручному пулемету из резерва, продвигаясь уступом справа — сзади до тысячи метров, обеспечить прикрытие отряда от внезапного нападения басмачей.

Развернувшиеся веером бандиты, гикая, с клинками наголо бросились было во фланг отряду, но стали поворачивать обратно, некоторые слетели с седел, падая вместе с лошадьми, поднимая пыль, взметая песок.

Разрывающее душу предсмертное ржание, крики, гиканье, строчки пулеметных очередей, винтовочная трескотня — все это слилось воедино, в привычные звуки боя, много раз входившие в его жизнь за последние четырнадцать лет.

«Вот и первый тяжелораненый», — подумал командир отряда, увидев, как боец Караульный, схватившись за живот, скорчился от боли. К нему подбежал лекпом Павликов, задрав гимнастерку, стал бинтовать. Доносился голос Караульного:

— …Сволочи, не дали… Шел… Хотел драться… — Пробегавшим мимо бойцам крикнул:

— Докажите, ребята!..

Стиснув зубы, отгоняя от себя мысль о том, сколько еще будет сегодня раненых, таких же вот молодых, едва оперившихся ребят, а сколько навсегда останется в этих песках, командир отряда напряженно следил за развитием боя, передвижением от сопки к сопке своих групп.

Второй рубеж басмачей был взят, но не известно никому, сколько осталось еще рубежей, насколько они укреплены басмачами, какие сюрпризы в этом ожесточенном бою приготовили ему Ахмед-Бек и Дурды-Мурт.

Приказав сопровождавшему его радисту Шаймарданову связаться с Классовским, продиктовал текст радиограммы:

«Наношу удар с севера — северо-востока и северо- запада. Энергично наступайте. Слышу ваши выстрелы, разрывы гранат».

— Кравченко, — окликнул он артиллериста дивизиона, — что с ударной группой?

— С Самохваловым связь потеряна, — ответил Кравченко. — Выставленный на расстояние зрительной связи ваш коновод красноармеец Чебанок докладывает, группу не видит.

— Поезжайте лично, найдите ударную группу, потребуйте держать непрерывную связь со мной, прикажите связных использовать по назначению. Атаку начинать по красной ракете.

Едва Кравченко ускакал, пробираясь низиной в том направлении, в каком должна была делать почти десятикилометровый обход во фланг ударная сабельная группа, подскакал радист Шаймарданов, доложил: «Командир доброотряда запрашивает, что значит «энергично наступать».

— Разъясните ему, — с досадой ответил командир полка. — Запросите, в чьих руках колодец, прибыл ли его транспорт от Докуз-Аджи?

Эта досада от неуместного вопроса Классовского перешла в тревогу, когда с той стороны, где должна была накапливаться для атаки ударная группа, донеслись крики «ура», беспорядочная винтовочная стрельба. А голову его уже сверлила мысль: «Что там? Я же приказывал атаковать по сигналу красной ракеты! Еще не время! Заняли всего лишь третий рубеж басмачей и неизвестно, сколько их будет при такой глубоко эшелонированной обороне! Но может быть обстановка позволила нанести внезапный удар? Самохвалов — опытный командир. С ним секретарь партбюро Быба, так хорошо зарекомендовавший себя во время марша. Туда же выехал и начальник штаба. Не должно быть ошибки. Но почему, не поставив в известность его, командира отряда, атаковала ударная группа? Послали связного, и тот не доехал?»

Третий огневой рубеж басмачей с разбросанными по склонам окопами и стрелковыми ячейками был взят. Резко чувствовалось отсутствие воды. Масленников видел, как пулеметчики расчета Кузнецова меняли воду в кожухе, пожертвовав ее для «максима» из своих фляг. Бой длился уже три с половиной часа. Командир отряда до сих пор не знал, что с ударной группой.

Басмачи под прикрытием сильного винтовочного огня с четвертого рубежа занимали настолько удачные позиции на господствующих сопках, что могли бить даже по переползающим. Зной становился нестерпимым. Масленников видел, как пробегавший по склону сопки боец упал в полуобморочном состоянии с пулеметом в руках и, только полежав несколько минут, с трудом поднялся, пошатываясь и спотыкаясь, снова побежал дальше.

Приказав командиру взвода Кривову обойти с пулеметами укрепившихся басмачей с северо-северо-востока, Масленников распорядился усилить огонь станковых пулеметов, чувствуя, что только их огнем сможет выбить врагов из окопов. Он видел, что уцелевшая часть банды организованно отходит на юг и юго-восток.

По-прежнему ни от ударной группы, ни от поскакавшего к ней начальника штаба Кравченко не было никаких известий. Наконец он увидел выметнувшегося на полном скаку старшего связного, сообщившего, что натыкался на одиночек из ударной группы. В ту же минуту увидел спотыкающегося, в порванной гимнастерке, с двумя винтовками и двумя подсумками бойца из ударной группы, красноармейца Гарнаго.

Задыхаясь, шелестя пересохшими от жажды губами, Гарнаго в ответ на вопрос командира отряда: «Где ударная группа?» — доложил:

— Нет ударной группы… Осталось человек двадцать. Расстреляли в упор… Кони не донесли… Перед окопами встали…

МУЖЕСТВО

Еще не до конца веря случившемуся, оставляя себе надежду, что это страшное известие не столько правда, сколько результат потрясения психики бойца ударной группы Гарнаго, командир полка пытался узнать у него подробности, подтверждения столь катастрофического поворота событий, ставящих под угрозу всю операцию, само существование отряда. Но боец впал в глубокое беспамятство и ни слова больше не мог сказать.

Мгновенно в мозгу Масленникова возникли всевозможные последствия неудачи.

Прежде всего резко менялось соотношение сил: двести пятьдесят сабель у Дурды-Мурта и Ахмед-Бека против ста четырнадцати у Масленникова и то — до гибели ударной группы. А сколько сейчас осталось и сколько останется через час — полтора? Наступающая сторона всегда несет большие потери.

Глубоко эшелонированная оборона басмачей с хорошо оборудованными окопами, расположенными на господствующих высотах, и необходимость наступать по открытому месту под губительным огнем врагов, наверняка обеспеченное водой базовое становище у бандитов и почти полное отсутствие воды у отряда Масленникова, проделавшего столь тяжелый марш по пескам, — какие неравные условия боя!.. Нет ничего удивительного в том, что кони не донесли сабельников Самохвалова до окопов басмачей: после марша через пустыню им пришлось сделать еще десятикилометровый обходной маневр по пескам, чтобы зайти во фланг врагам, расположившим свою глубоко эшелонированную оборону по гребням увалов.

Строжайше приказав старшему связному не говорить никому о своих предположениях, Масленников продолжал руководить боем, чувствуя, как нарастает плотность огня противника, с каждым отданным рубежом все больше концентрирующего свои силы, как все меньше остается шансов атаковать в лоб. Басмачи по-прежнему маневренны. По-прежнему, несмотря на ощутимые потери, их много.

Но окончательно исчезла надежда, что не все так плохо, как сообщил впавший в беспамятство боец Гарнаго, когда Масленников увидел около десятка бойцов во главе с коноводом начальника штаба Кравченко, только накануне отправленного к Самохвалову — красноармейцем Усенко.

«Вот все или почти все, что осталось от ударной группы», — подумал командир отряда и не ошибся.

— Товарищ командир полка, — начал было докладывать Усенко и, поняв, что тот уже все знает, замолчал.

— Вас кто-нибудь видел, говорили с кем?

— Видеть — видели, а говорить не пришлось.

— О том, что случилось, никому ни слова. Поняли?.. А теперь рассказывайте.

Из рассказа Усенко он понял, как все происходило.

Кравченко и его коновод Усенко, выехав к Самохвалову минут через тридцать, увидели басмачей, спешились. Кравченко взял у своего коновода винтовку и открыл огонь. Через проезжавшего красноармейца передал Самохвалову, чтобы тот его подождал. Отбив басмачей, подъехали к Самохвалову как раз в тот момент, когда Быба предложил идти в атаку.

Кравченко ответил: «Нужно подождать». Самохвалов предложил напиться воды, скомандовал: «По коням!» Клинки не обнажали…

— Моя винтовка все время была у командира батареи Кравченко, — продолжал рассказывать Усенко, назвав Кравченко «комбатром», поскольку тот командовал артиллерийской батареей, единственное орудие которой безнадежно застряло где-то в обозе.

— Две сопки прошли галопом. Никто из наших не был убит, хотя басмачи открыли сильный огонь. Слышу — команда: «В атаку!» Первым убило пулеметчика Осипова. Комбатра ранило. Он спешился, зарубил одного басмача. Комвзвода Бабичев заехал с фланга, зарубил второго. А третий — комбата Кравченко — в упор. Наповал… Комдив Самохвалов перебежал на вторую сопку, кричит, заряжайте гранаты! Быбу и его — пулями в голову. Вижу остались коноводы Шевченко и Мухин. Я кричу: «Шевченко, есть ли еще кто из командиров?» Слышу: «Нет!» Тут басмачи с фланга открыли сильный огонь, убили Шевченко, дали залп по коням, убили сразу двух. Мухин стал отводить остальных, я прикрывал. Заняли рубеж, целый час вели огонь. Патронов не осталось. Басмачи продвигаются. Стрельба с их стороны вовсю. Говорю Мухину: «Давай на КП». Поехали низиной. Видим, лежит под саксаулом в одном белье Голобородько и спит. Гарнаго и Богомолов отбиваются от басмачей, собирают оружие. Скомандовал им: «По коням! Гарного и Богомолов сели, а Голобородько не стал. Лежит на песке и рассуждает: «Хочь туды пиду — убьють, хочь тут останусь — убьють». Наверное, помешался…

Дальше Масленников не мог слушать рассказ Усенко. Он понял, что, когда к Самохвалову прибыл Кравченко, передавший приказание начинать атаку по красной ракете, Быбе показалось, что это задержит действия группы, и он стал почти требовать начинать атаку немедленно. Ни Кравченко, ни Самохвалов не остановили его, дали команду.

Узнал он и о подвиге попавшего в окружение Панченко. Его пытались взять живьем, но он, сбив прикладом одного, застрелив другого, вырвался из окружения вместе с группой Усенко.

Каждого в отдельности командир отряда не мог упрекнуть ни в чем, как не мог бы упрекнуть теперь уж погибших Самохвалова, Кравченко, Быбу. Но ударной группы больше не существовало, фланговый удар, на что была ставка, не получился. Атака захлебнулась… И все-таки он должен быть, фланговый удар: эти увалы в лоб не возьмешь. Пусть кони не выдержали, но люди не могут не выдержать. Обязаны выдержать! Фланговый удар должны нанести пулеметчики…

Послышалась сильная ружейно-пулеметная стрельба на юго-западе — очевидно, бандиты пытаются прорваться через заслон доброотряда Классовского. Надо было напрячь все силы, чтобы не допустить этого и занять пятый рубеж обороны банды.

Масленников, перенеся свой КП на господствующую сопку четвертого рубежа, видел, как перебегая от укрытия к укрытию, Масько с двумя ручными пулеметами и одним расчетом станкового непрерывно ведут огонь, обходят бандитов слева, как остатки защитников пятого рубежа под залповым прикрывающим огнем шестого рубежа, где, как догадался Масленников, и находился главный командный пункт банды, стали отходить на запад и юго-запад, оказывая яростное огневое сопротивление наседающей группе пулеметов замполита Масько.

Масленников вызвал связного Хамонько, передал приказ начальнику огневой сковывающей группы Воробьеву:

— Станковым пулеметам и трем ручным, маскируясь, двигаться полтора километра на запад и юго- запад. Обходя хорошо видимый командный пункт на шестом рубеже, держать его под огнем, соединиться с отрядом Классовского. Совместными действиями захватить шестой огневой рубеж, не допустить ухода шайки на запад.

— Передайте Классовскому, — скомандовал он радисту Шеморданову. — Выбросить заслон, закрыть восточное направление.

Он слышал, как сзади и слева заработал пулемет, прикрывавший его командный пункт, как вел за его спиной огонь снайпер Мансуров, но в то же время отмечал про себя, как все реже доносились выстрелы оттуда, где еще полчаса назад на шестом рубеже были басмачи.

Прошло еще минут пятнадцать. Все стихло. С бандой было покончено. Часов в 18 левофланговое наблюдение донесло, что видит группу басмачей в пятнадцать — двадцать человек пешими и на верблюдах, пробирающихся низиной; по ним открыли пулеметный огонь, но ни пешком ни на конях преследовать последнюю горстку оставшихся в живых бандитов не было никаких физических сил.

Исход боя решил удар пулеметчиков во главе с помполитом Масько, зашедшего во фланг становищу бандитов. На поле боя насчитали девяносто шесть трупов врагов, среди них проводники и верблюдовожатые опознали всех трех главарей бандгруппы — Ахмед-Бека, Дурды-Мурта, Бады-Дуза. С басмачеством в Средней Азии было покончено. Мелкие группы разбежавшихся по пескам бандитов выловили в течение полугода.

Дорого заплатил за эту победу отряд Масленникова, навсегда оставив в пустыне восемнадцать боевых товарищей. Среди них — командира ударной группы Самохвалова, командира артиллерийской батареи Кравченко, секретаря партбюро полка Быбу, инструктора политотдела Карпова и еще двенадцать командиров и рядовых бойцов, отдавших свои жизни во имя победы советского строя.

В Музее Погранвойск СССР в центральном экспозиционном зале и сейчас висит алое бархатное знамя, на начертано золотыми буквами: «Хорезмскому полку ОГПУ за самоотверженную героическую борьбу с классовым врагом — басмачеством от трудящихся г. Ташауза». Это алое знамя — частица того самого омытого кровью знамени, которое высоко нес, как знаменосец, в течение всей своей жизни Герой Советского Союза, генерал армии Иван Иванович Масленников.

В Берлине на постаменте Славы стоит советский танк Т-34. На нем надпись: «От Лаллых Ханова». Этот танк прошел с боями по русским, белорусским, польским и немецким землям, неся на своей броне имя туркменского колхозника Лаллых Ханова.

В наше время судьбы многих людей, особенно старшего поколения, настолько переплетаются с судьбами края, родной страны, что в них подчас находит отражение сама эпоха.

Я знал о том, что в одном из пограничных аулов Туркмении живет человек, отдавший в годы войны шестьдесят тысяч рублей на строительство танка. Невольно думалось, что Лаллых Ханов, или, как его все привыкли звать, Лаллыкхан, — знатный хлопкороб. В действительности дело обстояло иначе…

Из погранотряда в аул Душак к Лаллыкхану мы выехали с комендантом участка майором Владимиром Архиповичем Заевым. Когда прибыли на место, нам сказали, что Лаллыкхан несколько раз уже звонил по телефону и, несмотря на позднее время, ждет нас у себя.

— Ну что ж, — сказал майор, — долг гостеприимства в Туркмении — самый высокий долг. Не будем нарушать обычай.

Пропетляв несколько минут по ночным улицам аула, водитель остановил машину у дома, во дворе которого горел свет. Это Лаллыкхан распорядился повесить к воротам переноску с пятьсотсвечовой лампой, чтобы нам виднее было ехать.

Хозяин дома, высокий и статный туркмен почтенного возраста, подтянутый, как молодой джигит, в тонком халате и коричневой папахе — тельпеке, встречал нас у ворот. В просторной комнате, устланной коврами, на мужской половине дома собрались гости, друзья, соседи. Началась церемония знакомства, приветствий, взаимных вежливых вопросов о делах, о здоровье. Хозяин вскоре всех пригласил ужинать.

После того как собравшиеся отдали должное угощению, мы попросили Лаллыкхана рассказать о себе.

— Ай, что я могу сказать? — явно затрудняясь, ответил Лаллыкхан. — Все воевали, все сдавали, что могли в фонд обороны. Обо мне, о наших людях вы, наверное, все уже знаете…

Нам, конечно, было известно, что в Туркмении не один Лаллыкхан внес крупную сумму денег в фонд обороны, что жители республики собрали более трехсот сорока трех миллионов рублей на строительство танков и самолетов, отправили на фронт в действующую армию свыше двухсот вагонов разных подарков, сшили и передали Красной Армии более полутора миллионов пар белья и теплой одежды, что многие, работая днем в трудбатальонах, шли ночью на станции грузить эшелоны, что рабочие вагоноремонтных заводов разбирали потолки в своих домах, только бы отремонтировать в срок теплушки, в которых солдаты поедут на фронт, что женщины Туркмении в первые же дни Великой Отечественной войны сдали Родине семь тысяч килограммов серебряных и золотых монет и украшений.

Но нам было также известно и то, что сидевший перед нами Лаллыкхан не только отдал все, что имел, в фонд обороны, но и на протяжении всей жизни: в период гражданской войны, борьбы с басмачеством, становления Советской власти и пограничной службы в Средней Азии, не жалел самой жизни во имя блага своей Родины.

— Что я могу о себе сказать? — повторил Лаллыкхан. — Живу, как все. Таких много…

Не сразу и с трудом выспрашиваем у него основные факты и вехи долгой, насыщенной событиями жизни.

Родился он здесь же, в ауле Душак, в тысяча восемьсот девяносто девятом году. Отец работал у бая на водяной мельнице, умер рано, в девятьсот десятом году. Семья — мать, три сестры. Сам Лаллыкхан, которому едва исполнилось одиннадцать лет, — один мужчина в доме. Все работали у баев, обрабатывали свой приусадебный участок — мелек, недоедали. В шестнадцатом году, после великой засухи, наступил голод.

— Трудно было, — вспоминал Лаллыкхан. — Ай, думаю, пропадем совсем. Надо поступать на работу, зарплату получать. Поехал в Чарджоу, стал с бригадой заготавливать саксаул, грузить на платформы. Год проработал. Слышим — революция. Какие- то такие меньшевики с англичанами-интервентами в Ашхабаде, а большевики — в Чарджоу… Сделали собрание. Приезжал русский, доклад делал. Теперь, говорит, новый закон. Земля — ваша. Байской команды нету. Кто хочет к большевикам, давай к нам. Сам Владимир Ильич Ленин приказал организовать Казанский полк, бороться за Советскую власть!

Дали нам винтовки, стали обучать. Командиром полка назначили Соколова, комиссаром — Гинзбурга Александра Григорьевича.

Лаллыкхан показывает фотографию командира. С карточки смотрит спокойное лицо молодого человека в военной форме. Невольно приходит мысль, что в те времена и Лаллыкхану было не тридцать и даже не двадцать лет. Едва достигнув юношеского возраста, прошел он в кавалерийских атаках и боях с бандитами по всей Туркмении, от Чарджоу, Байрам-Али и Каахка до Ашхабада и Геок-Тепе.

— Погибли командир и комиссар, — проговорил Лаллыкхан. — Жалко. Хорошие были люди… Полк принял Сергей Прокопович Тимошков… (Память у Лаллыкхана на имена, факты, фамилии исключительная.) Против нас — английские интервенты, бандиты, байские прихвостни. Всех победили. Шестого февраля двадцатого года большевики взяли власть. Наш Казанский полк направили в Мары, из него выделили специальный эскадрон в распоряжение ЧК. Стали налаживать охрану границы. Мне сказали: «Будешь, Лаллыкхан, служить в ауле Килата». Ладно, думаю, надо служить. Еды мало, сил мало, басмачей много. Сейчас люди забыли даже имена тех главарей, а тогда скажи: «Бердылерхан, Хозоулухан, Бердымурад, Алаун-хан», — рука сама за рукоятку сабли хватается… Аулы грабят, вокзалы грабят, поезда грабят. Неделю, другую за ними гоняемся, с коней не слезаем. Конь у меня Малеатгуш был, по-русски «Соломенный цвет». Любого бандита догонял!.. Когда в Душаке комендатуру организовали, два бронепоезда прислали — сразу легче стало… Комендантом, помню, Матузенко был. Почти все пограничники были с Украины. Ай, думал я, уже хорошо знаю русский язык. А тут совсем новые слова появились: «якый» да «такый» — вроде на «такыр» похоже. «Пишов» да «пришов», «чуешь», «робышь», да еще «кажу». Зачем, спрашиваю, говоришь «кажу», а ничего не показываешь?..

Лаллыкхан смеется. Говорит он по-русски бойко, хоть и с акцентом, и, уж конечно, отлично понимает значение русских и украинских слов.

Я спрашиваю, что за шрам у него на шее,

— Ай, бандитская пуля попала. А сюда вот басмач саблей угодил. Ничего, в госпитале вылечили, выздоровел… До тридцать четвертого года в роте джигитов служил, туда-сюда, какой-такой пакет доставить, донесение отвезти… Да ты что все меня спрашиваешь? Вот тоже люди сидят. Мурадов Моммот и сейчас помогает пограничникам. Батыров Алты — бухгалтер нашего колхоза — и против басмачей сражался (в одном бою были, когда меня ранило), и в Отечественную войну в Сталинграде воевал, по снайперской стрельбе первые места брал! Акмурад Совдагаров, Гурбан Иуурк, Гишиков Карахан — парторг колхоза «Москва» — и сейчас народной дружиной руководят!

Что ж, Лаллыкхан был прав: гости, собравшиеся в его доме, — все очень заслуженные люди. Каждый из них прошел нелегкую, славную жизнь. Лаллыкхан чувствовал себя неловко оттого, что обращались мы больше к нему, хотя по его положению аксакала только так и должны были поступать. Но он имел право на такое предпочтение не только как аксакал: с тридцать четвертого года возглавлял аулсовет и оставался на этой должности всю войну и в послевоенные годы. В годы коллективизации боролся с баями, защищал бедноту, вместе с пограничниками участвовал в охране границы, во всех самых сложных случаях опирался на друзей в зеленых фуражках, помогал им в трудной работе.

В последующие дни я побывал у Лаллых Ханова еще раз и записал все, о чем он рассказывал. Больше всего меня, конечно, интересовала история танка и то, что с ней было связано.

— Как было у нас в тылу во время войны, ты знаешь, — сказал мне Лаллыкхан. — Сорок первый год — трудно, сорок второй — еще трудней, сорок третий — совсем тяжело. Есть нечего, топить нечем, работать некому. Все в сельсовет идут: давай, говорят, Лаллыкхан, помогай. Вместе с пограничниками чем можем помогали. С фронта письма приходят: «Спасибо, товарищ Лаллыкхан, что семье помогли…» Сам я три раза к начальнику отряда Губченко ездил, заявление подавал, просил: «Возьмите в армию». Не подходишь, говорит, здоровьем, много его басмачам оставил. Да и в ауле, говорит, кто будет работать?

После четвертого раза пришел домой, говорю жене: «Зачем нам три ковра, зачем корова, бараны? Люди для победы жизни не жалеют, а мы что, за баранов будем держаться?» Жена говорит: «Ай, делай, как знаешь, наверное, плохо не сделаешь…»

Продал я все, что мог, деньги в пачки связал, пачки в мешок положил, сам на мотоцикл — ив отряд. Знакомые останавливают, спрашивают: «Что везешь, Лаллыкхан?» Смотрят в мешок, пачки красных тридцаток там. «Куда столько», — спрашивают, «На оборону», — говорю.

Начальник отряда в правительство запрос послал: «Сколько стоит танк?» В отряде дали бумагу в райком партии. Первый секретарь Чернов, второй — Дурдыев говорят: «Молодец, Лаллыкхан. Ты не пожалел продать все, что у тебя было, тебе мы не дадим пропасть, помогать будем».

Пошел я на почту, дал телеграмму Сталину: «Прошу строить на мои деньги танк, чтобы враг был битый». И подписал: «Туркмения. Душак. Лаллыкхану». Ответ на другой день получил…

Лаллыкхан достает из красного расписного сундука заветный сверток, стянутый большим красным платком, разворачивает его. В свертке все документы, накопившиеся за долгие годы: целая стопа грамот, фотографии, письма, телеграммы и даже книги, где есть упоминание о нем. Развернув сверток, достает телеграмму:

Вместе с телеграммой Лаллыкхан показывает мне грамоту командующего войсками: «Председателю аул- совета Душак товарищу Лаллых Ханову. Сообщаю, что на внесенные Вами средства построен танк с надписью «От Лаллых Ханова» и передан войскам генерал-полковника Рыбалко. Полевая почта № 16180. Зам. нач. Г. У. формирования Б.П.Б.Т. и М.В.К.А. по политчасти генерал-майор Липодаев».

Грамот и фотографий в заветной пачке очень много. Вот, например, фотография с надписью: «Герою гражданской войны, многоуважаемому народом Лаллых Ханову от генерала Пальванова». Почетная грамота Президиума Верховного Совета Туркменской ССР от 23 февраля 1944 года: «Лаллых Ханову за активную помощь погранвойскам в деле охраны государственной границы».

Почетные грамоты Президиума Верховного Совета республики «За достижение высоких показателей по сельскому хозяйству», «За успехи в области промышленности, сельского хозяйства, науки и культуры республики». И очень много грамот «За активное участие в охране государственной границы», со дня зарождения пограничной службы и до наших дней.

Как дорогие реликвии рассматриваю я грамоты, письма и телеграммы Лаллыкхану, документы на орден Красной Звезды, медали «За трудовую доблесть», «За отличие в охране государственной границы СССР», знак «Отличный пограничник» — свидетельство непрерывного самоотверженного труда на благо родного края, родной страны.

Лаллыкхан, рассматривая вместе со мной телеграмму И. В. Сталина, сказал:

— Когда я получил ее — плакал. Письмо командира моего танка старшего лейтенанта Иванова полу тоже плакал. Он мне писал: «Большое спасибо Вам от всего нашего экипажа. Дали нам громадный танк с Вашим именем на броне. Машина Т-34 — самая деловая, лучше нет. Бьем гадов. Жди, дорогой, Победу!»

— Собрал я теплые вещи, — продолжал Лаллыкхан, — коурмы, сушеного винограда, урюка. Все послал, чтоб каждому было. Командиру танка письмо писал. Потом мне сообщили, что танк до самого Берлина дошел. Там его как памятник и оставили…

Мне уже было известно, что на этом история с танком Лаллыкхана не закончилась. Спрашиваю его, что было дальше.

— А дальше война кончилась. Снова стали мы хозяйство поднимать, охрану границы налаживать, молодежь учить. В сорок шестом году вызывает меня в Ашхабад начальник погранвойск генерал Великанов. Прихожу к нему. «Ай, салам, Лаллыкхан», — говорит. Посадил чай пить, спросил, как семья, как здоровье. А потом: «Вот у меня письмо из Москвы от маршала бронетанковых войск Рыбалко. Приглашает тебя к себе, чтобы ты ко Дню Победы был там». «Товарищ гененерал, говорю, в Москве — не в горах, не в песках Кара-Кумы, боюсь, трудно будет, заблужусь…» А он смеется: «Ничего, мы тебе адъютанта дадим. Давай, — говорит, — расправляй усы, лучшую папаху-тельпек надевай, садись в самолет и лети».

Усы у меня, и правда, большие были. Надел я новый тельпек из коричневой барашки, сели мы с лейтенантом Никитиным в самолет, полетели. Ай, страшно было лететь: из самолета не выйдешь, ни пешком, ни на коне домой не пойдешь. В Москве встречают нас полковник и майор. Сразу узнали. «Давай, — говорят, — дальше, прямо в бронетанковые войска, в кабинет маршала Рыбалко». А он у лее нас ждет. Встречает с радостью. «Салам, — говорит, — Лаллыкхан, дорогой! Садись, будем геок-чай пить. Свинину, наверное, не кушаешь. Нет?» — «Не пробовал, — говорю, — и пробовать не хочу». — «А водочки немного выпьешь?» — «Понюхать, — говорю, — можно…» Принесли нам геок-чай, потом обед, закуску, стали мы разговаривать. А он, оказывается, тоже в Кара-Кумах служил, с басмачами воевал!.. Поговорили, поели, попили, а потом он вызывает помощника и берет у него из рук маленький танк, совсем как настоящий: и башня, и гусеницы, и пушка, и пулемет — все есть, точно сделано. На макете написано: «Товарищу Лаллых Ханову, колхознику Туркмении, от маршала бронетанковых войск Рыбалко». Ай, как я этот макет берег! Вот тут он у меня стоял. А директор музея приехал, говорит: «Ты один на свой танк смотришь, а у меня тысячи людей будут смотреть». Отдал я его в Музей истории Туркменской ССР. Теперь там стоит…

Как прошли эти семнадцать дней в Москве, долго рассказывать. Куда только меня не водили, с кем только не встречался! Был на приеме у Иосифа Виссарионовича Сталина.

А потом маршал Рыбалко снова меня к себе пригласил. Пригласил начальника тыла генерала Хрулева и говорит: «Ты богатый человек. Лаллыкхан Красной Армии танк подарил, а ты что ему подаришь? Давай подари ему легковой пикап». Я говорю: «Спасибо, не надо». — «Как не надо?» — «Пикап, — говорю, — не надо. Дайте мне грузовую машину. После войны у нас в колхозе совсем техники нет, надо помогать».

Приехал домой, там уже телеграмма: приглашают в Туркменский военный округ полуторку получать.

Получил, приехал на ней в Душак, на собрании колхозников от машины председателю колхоза Совдогарову Акмураду отдал. Тот спрашивает: «Сколько тебе платить, Лаллыкхан?» — «Ничего не платить, — говорю. — Мне машину так подарили, плату не взяли, с вас я тоже ничего не возьму».

В Совете Министров узнали такое дело, «виллис» из капремонта ко мне домой пригнали. Когда износился, «козлика» вот, ГАЗ-67, дали… Он теперь у нас как дежурная машина народной дружины. Когда пограничники помогать зовут, сын Оман на ней едет…

Можно было бы еще многое рассказать о Лаллык-хане: прожита большая, наполненная событиями, нелегкая и вместе с тем радостная жизнь. Радостная — от сознания исполненного долга, ощущения своего духовного богатства, большой человеческой доброты, всегда воздающей сторицей тому, кто ее носит в своей душе, бескорыстно дарит другим.

Старые раны не позволили Лаллыкхану самому, пойти на фронт и бить заклятого врага, но ни бомбы гитлеровцев, ни снаряды не остановили его танк, направляемый умелыми молодыми руками, не помешали ему пройти сквозь огонь смерть до Берлина и повергнуть врага.

Они оба и сейчас в строю, человек и боевая машина, как два ветерана, передающие эстафету воинской славы новым грядущим поколениям бойцов, новой технике. Долгих лет им обоим…

В комнате Славы пограничного отряда хранится искусно сделанный ключ из нержавеющей стали — подарок трудящихся города Дзержинска, Донецкой области — пограничникам. Такой же ключ посланцы города Дзержинска (молодежь которого проходила службу в Туркмении) вручили старейшему пограничнику, герою гражданской войны, бессменному председателю Советской власти в ауле, ныне персональному пенсионеру, Лаллых Ханову.

Можно с полной уверенностью сказать, что ключи эти, символизирующие неприступность наших границ, в надежных руках. Задача молодых — достойно принять их от ветеранов и хранить вечно.

Волна, словно примериваясь, куда ударить, медленно вырастала у обрывистых глянцевито-черных скал, белый гребень ее с шипением скользил по белесому прозрачному склону, и тяжелая масса воды с пушечным гулом била в скалы, взметая пену и брызги.

Потянувшиеся вдоль берега россыпи больших и малых валунов, похожих на мокрые спины моржей, бревна плавника, вынесенные реками в Ледовитый океан и прибоем возвращенные суше, резкие крики кайр, влажная изморозь и долетавшее сюда и летом дыхание огромных ледяных полей — все было настолько знакомо, что давно уже стало частью повседневного быта, самой жизнью.

Капитан Иван Дмитриевич Приемышев, начальник заставы, стоял на берегу со своим старшиной и осматривал в бинокль бескрайнюю темно-свинцовую поверхность океана. Но и в бинокль он видел лишь маслянисто поблескивающую, мерно волнующуюся воду да пронизанное перламутровым сиянием солнца, спрятанного в облаках, спустившееся, казалось, к самому морю, северное небо.

— Пора бы уж, — немногословно проронил стоявший рядом старшина Иван Никитич Шауро.

В парадной шинели, серой зимней шапке, надвинутой на брови, невысокий, ладно скроенный старшина являл собой образец отличного воинского вида. Всегда подтянутый и тщательно выбритый, сегодня он превзошел самого себя, со всей ответственностью подготовившись к предстоящей встрече.

Капитан снова поднял бинокль к глазам и, наконец, увидел то, что хотел увидеть: медленно переваливаясь на океанской волне, к берегу направлялся пограничный сторожевой корабль.

— Ну вот он, — сказал капитан, а старшина добавил:

— Едет, соколик…

Круглые ястребиные глаза его, видимо, и без бинокля рассмотрели в море корабль, окрашенный под цвет свинцово-серой воды. Зарумянившееся от ветра сухощавое лицо старшины не выражало ничего, кроме ожидания, но капитан понял, кого он называл «соколиком». Словно в подтверждение его мыслей старшина спросил:

— Почему это, как только где объявится нерадивый солдат, так его к нам?

— Потому, наверное, что у нас некуда в самоволку ходить, — со скрытой иронией отозвался Приемышев.

Корабль быстро приближался, направляясь к причалу. Низкое, страдающее бессонницей солнце, сутками бродившее по небесной дозорной тропе, ярко осветило белые усы бурунов у форштевня.

На тихом ходу корабль подошел к причалу. Донеслись звонки машинного телеграфа. Ютовый матрос бросил чалку. Старшина ловко подхватил ее, накинул петлей на привинченный к бревенчатому настилу кнехт.

По трапу сошел командир корабля, поздоровался с Приемышевым и Шауро. Вслед за ним сошел на берег солдат-пограничник, доложил о прибытии:

— Товарищ капитан, рядовой Климанов прибыл в ваше распоряжение для дальнейшего прохождения службы.

— Здравствуйте, товарищ Климанов. Капитан При- емышев Иван Дмитриевич, — назвал себя начальник заставы.

Ничего примечательного во внешности Климанова капитан не увидел: светлые глаза, пшеничного цвета брови, с мелковатыми чертами лицо. Сам высокий, худой. Шея тонкая, шинель висит, как на палке. («С физподготовкой, наверное, не ладит)». Внешность — обычная для новобранцев. Разве что настороженный взгляд, которым окинул Климанов старшину и капитана, да плотно сжатые губы говорили о том, что «возраст его души», как определял сам капитан, больше, чем возраст в паспорте… Но утомленный вид Климанова можно было отнести и за счет морской болезни. Баренцево море и не такого укачает…

От внимания капитана не ускользнуло, что Климанов казался удивленным; его, нарушителя дисциплины, встречали начальник заставы и старшина.

В этом был еще один тонкий расчет капитана: на новом месте у солдата должна начаться новая жизнь и от того, как его здесь примут с первых шагов, во многом будет зависеть его собственное отношение к себе, к своему поведению.

Климанов так же официально представился и старшине Шауро.

— Здравствуйте, товарищ Климанов, — спокойно ответил старшина и протянул руку.

Старшина Шауро принял с корабля почту, пограничники распрощались с моряками, направились к заставе.

Исподволь наблюдая за Климановым, капитан Приемышев проверял, какое впечатление складывается у него от нового места службы, состоявшего, как шутили солдаты, из трех основных частей: неба, воды и камней.

Климанов шел рядом со старшиной, казалось, безучастный к тому, что видел, хотя, как заметил капитан, с некоторым любопытством посматривал по сторонам. Перепрыгивая с валуна на валун, он покачнулся, едва не потерял равновесие, словно оправдываясь, сказал;

— После моря и на суше, как на волне качает…

— Это точно, — подтвердил старшина. — Скажи спасибо, что вусмерть не укачало.

— Болтанка, в общем, была, — подтвердил Климанов.

Разговор сам собой угас.

Как почувствовал капитан, вновь прибывший солдат был не из разговорчивых.

Из-за скалы, нависавшей над тропой, усеянной крупной галькой, показалось бревенчатое строение заставы, внешне неказистое, но прочное.

— Вот и дом наш родной, — сказал старшина так, как будто показывал не казарму, а дворец. На лице Климанова отразилось лишь выражение замкнутости и уныния: то, что для старшины было действительно домом родным, не только выстроенным собственными руками, но и выстраданным сердцем, для Климанова была лишь казарма и несколько построек вокруг нее — конюшня, склад, домик офицерского состава, заброшенные на край света.

Капитан уловил эту разницу в восприятии «дома родного» старшиной и Климановым. Пожалуй, только начальник заставы знал, сколько вложил Иван Никитич Шауро труда и смекалки в строительство заставы. Как ни старались солдаты, когда строили казарму, а в первую зиму — стоит прижать морозам — на потолке выступает иней. Начнут солдаты пол мыть, на полу вода замерзает.

Весной — в тот год Приемышев ездил в отпуск, вернулся и не узнал заставу: все строения не только оштукатурены, но и побелены. С тех пор жили не тужили: сухо, тепло.

Климанов, конечно, ничего этого не знал да и, наверное, знать не хотел, и капитан решил не торопить события, дать новичку осмотреться, привыкнуть к новым товарищам, к нелегкой в условиях Заполярья пограничной службе.

В работе и заботах прошло около месяца. На заставе нет тайн. Да никто и не делал тайн из поведения Климанова, всегда замкнутого, готового ответить резкостью, а то и грубостью на любую попытку сблизиться с ним.

Капитан Приемышев с первых дней брал его с собой на службу, ходил с ним в наряды, поручал старшине и сержантам заниматься с ним отдельно, но никто не мог сказать, что Климанов обжился на заставе, чувствует себя нормально, с душой, добросовестно несет службу. Порой дело доходило и до пререканий с младшими командирами, и капитан уже принял решение наложить на Климанова строгое дисциплинарное взыскание, когда произошел из ряда вон выходящий случай…

По календарю еще числился сентябрь — первый месяц осени, а побережья Кольского полуострова уже коснулось холодное дыхание полярной зимы. Резко сократился день. Чаще стал завывать пронизывающий ветер, приносить с собой заряды мокрого снега. Непрерывно штормило Баренцево море — день и ночь разбивались с пушечным гулом пенные валы о гряды прибрежных скал.

В этот памятный для капитана Приемышева день Климанов дневалил по конюшне и, занятый уборкой лошадей, наверно, не слышал, когда в помещение вошел начальник заставы.

До слуха капитана донесся тяжкий вздох, затем всхлипывания. Солдат, взрослый человек, замкнутый и нелюдимый по характеру, что называется ерш-ершом, плакал горькими слезами.

Капитан не стал спрашивать, в чем дело, тихо вышел из конюшни, решив дать Климанову успокоиться. Вызвал он его к себе лишь на следующий день.

Климанов вошел в канцелярию заставы с привычным ожиданием разноса. Но разноса не последовало. Капитан только и проговорил, указав на место рядом с собой:

— Садись, Михаил…

Тот вскинул глаза, удивленный необычным обращением, и остался у двери.

— Садись, — повторил капитан. — Разговор будет долгий.

Климанов сел на край стула, положил красные, обветренные кисти рук на колени, уставился в пол.

— Рассказывай, что у тебя случилось.

— Я не знаю, о чем вы, товарищ капитан…

Капитан достал карточку взысканий и поощрений

Климанова:

— Вот изучал твою «трудовую книжку», — сказал он. — Одни тут выговоры да наряды вне очереди. Два раза на гауптвахте сидел. Не надоело так жить? На нашей заставе тоже не лучше дело идет. Значит, и я должен взыскания давать?

— Вам виднее…

— А что на это твой отец скажет?

— У меня нет отца…

— Капитан промолчал.

Климанов еще ниже опустил голову, негромко добавил:

— Погиб в экспедиции…

Капитан на какую-то минуту задумался. Видимо, здесь и был ключ к характеру трудного солдата. То, что у него не было отца, безусловно, вызывало сочувствие, но нельзя же расслаблять молодого парня жалостью! Климанов не должен думать, что его судьба исключительная.

— Я тоже рос без отца, — сказал капитан. — Погиб в тридцать втором году от кулацкого топора. Было мне в ту пору всего шесть лет, а у матери кроме меня еще четверо. Я — старший.

Иван Дмитриевич неторопливо стал рассказывать о своем детстве, о том, как для того, чтобы зимой учиться, каждое лето ходил со стадом, сначала подпаском, потом во время войны пастухом.

— Приходилось и на себя зарабатывать и матери помогать. И это в самые тяжелые годы. Хоть и росли без отца, но были не хуже других: на фронт и теплые вещи и продукты посылали…

— У вас, наверное, мать настоящий человек, если одна без отца пятерых вырастила, — сказал Климанов.

— А твоя, что ж, не настоящая?

— Замуж вышла…

Иван Дмитриевич прикусил губу. Так вот в чем дело! Мать Климанова, видимо, вскоре после смерти отца вышла замуж, а сын этого не простил, не принял отчима. И пошла вся жизнь, как говорят солдаты, «наперекосяк».

— Когда?

— Два года назад…

— …Из дому уходил?

— Два раза… В первый раз на полгода, а потом целый год до армии дома не был. Письма не писал.

— Веселая картина получается. Теперь понятно, — проронил капитан. — Наверняка «дружки» объявились, в компанию затянули, стали водить на «дела». А потом не знал, как и от дружков отвязаться? Так, что ли?

Климанов еще ниже опустил голову.

— …Колесил по стране, бродяжничал, — продолжал капитан, — по случаю зарабатывал, так по мелочи, когда голод подпирал. Обрадовался, когда в армию призвали, но только поначалу. Сразу же дала себя знать «вольная» жизнь: дисциплина не понравилась, и пошло у тебя все вкривь и вкось.

Теперь уже Климанов с нескрываемым удивлением смотрел на капитана:

— А откуда вы все про меня знаете? Я ведь ничего вам не говорил. В карточке взысканий биография моя не записана, в паспорте тоже…

— Да уж знаю…

— А может, я от компании не отстал, может, я и сейчас такой?

— Сейчас ты не такой, Климанов, да и не был таким. Такие, о которых ты говоришь, втихаря по своей судьбе не плачут. Им уж все равно. От жизни ничего не ждут…

— А я? Чего мне-то ждать?

— А ты еще до призыва от них ушел. От тех-то ушел, а к настоящим еще не пришел. Потому тебе и трудно. Веру в себя потерял, самого себя найти не можешь. Специальность-то успел хоть какую получить?

— Окончил курсы электромонтеров…

Климанов скова тоскливо опустил голову:

— Ничего у меня уже не получится, товарищ капитан, — с горечью сказал он. — Не нужен я никому. Гоняют с заставы на заставу — ни дома, ни семьи, ни друзей…

— Так от тебя все и зависит, — возразил капитан. — Приехал на новое место и жить начинай по-новому.

— Ас чего начинать-то?

Капитан немного помолчал, заметил, что сидит так же, как Климанов, опираясь руками о колени. Он понимал, что сейчас наступает самый решительный момент и все будет зависеть от того, поверит ему Клима- нов или не поверит; поверит — станет на верную дорогу, если не поверит, еще хуже замкнется, а там недолго и до беды.

— Я думаю, — сказал капитан, — перво-наперво — критически оцени себя насчет матери. Не надо тебе с ней так строго. Роднее матери ведь никого нет. Ты — взрослый человек, она — взрослый человек. Каждый из вас имеет право на свою личную жизнь. А если б ты женился, невестку привел, что ж тогда, ей из дому уходить?

— Она тоже мне теперь не простит, и отчим ее настроит…

— Мать простит… Давай обдумаем все вместе, и ты первым напиши ей письмо… С этого и начинай. Ну, само собой, о службе подумай: станешь хорошо служить, буду просить для тебя отпуск. Но отпуск ведь тоже надо заработать, чтобы комсомольское бюро и сами солдаты рекомендовали…

Раздался стук в дверь. Капитан строго-настрого приказал дежурному на время беседы с Климановым в канцелярию никого не впускать. Только чрезвычайное происшествие могло быть причиной нарушения приказа.

Вошел сияющий старшина Шауро.

— Товарищ капитан! Дизель с генератором привезли!

— Отлично! Теперь и у нас будет свет!

Что говорить, электрическая лампочка, такая обыкновенная в любом населенном пункте, была на оторванной от всего мира заставе, самой настоящей мечтой!

— Не знаю только, кому поручить сделать проводку на заставе, — сказал старшина.

— А вот Климанову и поручим: специальные курсы кончал, — ответил капитан. — Давай, подбирай себе помощника, — сказал он солдату, — рисуйте схему, обсудим все вместе и приступайте. Провод и ролики старшина с нашим каптенармусом еще ранней весной на заставу привезли…

…Встретились мы с майором Иваном Дмитриевичем Приемышевым уже в наше время в семидесятом году в Прибалтике в комнате дежурного по пограничному отряду.

Из окон видны современные здания военного городка, сверкающего вымытыми стеклами, мокрым асфальтом дорожек, маслянисто поблескивающих под мелким дождиком. Посередине территории — клуб, выстроенный из светлого силикатного кирпича, украшенный транспарантами. И все это празднично прибранное, добротное, ухоженное, радующее глаз.

В тот день побывал я в помещении автоподразделения отряда. К светлому, по-домашнему уютному общежитию с эстампами на стенах и цветами на тумбочках совсем не подходило название «казарма».

Зашли в клуб — там репетиция ансамбля электронных инструментов. В спортзале — тренировка волейболистов.

Накануне посетили автоматическое стрельбище учебного центра, где целое подразделение может решить в течение двух-трех десятков минут сложную тактическую и огневую задачу.

С начальником политотдела подполковником Плотниковым Валентином Васильевичем и секретарем парт- комиссии майором Шаппо Леонидом Васильевичем были мы в классах учебного центра. Классы оснащены сложнейшей электронной аппаратурой, такой же, как на боевых постах технического наблюдения.

После всего увиденного здесь, в воинской части, великолепно оснащенной современной боевой техникой, не так просто было представить себе те времена и то место службы, о которых только что рассказывал мне майор Приемышев.

— Ну и что же тогда дальше с Климановым было? — спрашиваю Ивана Дмитриевича.

— Ясно, что и с Климановым одной беседой дело не ограничилось, — ответил тот. — Правда, после того разговора парня подменили: ни одного нарушения, даже замечаний не было. Когда движок с генератором привезли, Климанов всю проводку во всех помещениях сделал и так до конца службы всей электрочастью заведовал… Я его поощрил, дал отпуск на родину, Съездил он к матери, вернулся, поблагодарил: «Спасибо, что надоумили…» Стал отличником боевой и политической подготовки, сам работал, как надо, и другим спуска не давал. После увольнения в запас учиться пошел и сейчас письма пишет…

— А бывали и совсем неожиданные случаи, — продолжал Иван Дмитриевич. — Пришел служить к нам на заставу там же в Заполярье Николай Засухин. Рос без родителей, воспитывался в детдоме. Казалось бы, Николай должен приучиться к дисциплине, а он никак не мог свыкнуться с воинским порядком. Начнешь требовать, а у него недоверие: вроде бы начальник заставы придирается. Вижу, плохого самолюбия у парня — хоть отбавляй. Подметил я у него и хорошую черту — прямоту: криводушничать не любил, все что думал, то и говорил. Назначил вместе с ним старшим наряда другого солдата — Сальникова. После спрашиваю, как, мол, Засухин. Сальников отвечает: «Обиделся Засухин, что не его старшим». Ага, думаю, клюнуло… На следующий день назначаю старшим Засухина. Так он ни своему напарнику, ни себе покоя не давал, службу нес, службу требовал.

Раза два отметил я его на огневом рубеже, на полосе препятствий. И стрелять стал отлично, и по физподготовке других тренировал…

Слушая Ивана Дмитриевича, я думал, сколько людей, сколько судеб прошло не только через его руки, но и через его сердце! И скольким он таким, как Климанов или Засухин, вовремя подсказал, как жить, в чем найти себя!

Майор Приемышев показал мне пачку писем от бывших сержантов и солдат. В этих письмах — и предельная искренность, и уверенность в том, что у Ивана Дмитриевича сохранился живой человеческий интерес к каждой судьбе.

В комнате у дежурного по части встретились мы с ним для того, чтобы ехать вместе на его бывшую заставу.

…Шурша колесами по асфальту, «Волга» начальника политотдела вынесла нас на шоссе, и вот уже остался позади живописный городок с развалинами старой крепости на холме, поднимающейся рядом с крепостью остроконечной, как обелиск, кирхой, построенной еще в пятнадцатом веке, с аккуратными коттеджами, поблескивающим под прибалтийским дождиком булыжником дороги. Разговор наш продолжался уже в машине.

— Некоторые считают, — сказал майор, — что армия не производит никаких ценностей, только потребляет их. С материальными ценностями так оно и есть,

Но нельзя переоценить роль армии в деле воспитания молодежи: приходят служить люди часто неприспособленные к преодолению жизненных трудностей, к повседневному труду. А уходят из армии — на несколько голов выше и физически и нравственно.

Я слушаю майора и думаю, что его собственный характер формировался как раз в суровых условиях Заполярья, и что он, Иван Дмитриевич, из скромности не рассказывает о затяжных, неделями длящихся дождях и молочно-белых туманах, о постоянном грохоте прибоя в штормовые осенние месяцы, о вое пурги и морозах в долгую полярную ночь. Совсем непросто было в течение четырнадцати лет прожить в Заполярье, изо дня в день видеть один и тот же суровый пейзаж — голые скалы на берегу океана и на одной из них несколько построек, воздвигнутых собственными руками. Наконец, безлюдье, участки огромной протяженности, отсутствие на сотни километров культурных центров.

Все это можно было домыслить, слушая неторопливый рассказ Ивана Дмитриевича, но можно было понять и немалую опасность для человека, пребывающего в таких условиях, снизить требовательность к себе, опуститься до схемы в руководстве заставой, до «казенного» исполнения своих обязанностей.

Майор Приемышев не снизил требовательности к себе, не встал на путь компромисса с собственной совестью.

…Мы едем по все еще зеленой, несмотря на осень, равнине.

В перелесках и рощах виднеются отдельные хутора, мелькают и проносятся мимо ветряные мельницы, колхозные скотные дворы, фермы.

Впереди выплывают серые трубы цементного завода.

Мне уже известно, что добровольная дружина, организованная майором, признана лучшей в отряде. Не раз пограничники приходили на помощь рабочим, не раз и рабочие — дружинники помогали пограничникам.

Не по обязанности, а по душевной потребности Иван Дмитриевич Приемышев завязывает добрые отношения с окружающими его людьми, по велению своего сердца отдает всего себя каждому человеку, разделяющему с ним его работу и службу.


Примечания

1

Терьяк — опий.

(обратно)

2

Тамдыр — род печки (турк.)

(обратно)

3

Яшулы — «большие годы» — уважительное обращение (турк.).

(обратно)

4

Кочахчи — нарушитель (турк.)

(обратно)

5

Кара-Куш — «Черная птица, Черный орел» (прозвище курд.).

(обратно)

Оглавление

  • ПЕРЕДАЮ ЦЕЛЬ
  •   Глава первая В РАЙОНЕ РОДНИКА
  •   Глава вторая ТРОЙНАЯ СТРАХОВКА
  •   Глава третья ПОИСК ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  •   Глава четвертая СЛАБЫЕ ИМПУЛЬСЫ
  •   Глава пятая НА ЛЕДЯНОМ ПОЛЕ
  •   Глава шестая «ПЕРЕДАЮ ЦЕЛЬ»
  • БЕЛОЕ ПЛАМЯ ПУСТЫНИ
  •   ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ
  •   ФАЛАНГА ИДЕТ
  •   ПОЛИТОБЕСПЕЧЕНИЕ БОЯ
  •   КОГТИ ДЖУНАИД-ХАНА
  •   ВСЕНАРОДНЫЙ ОТПОР
  •   «ВЫСТУПИТЬ, НАСТИЧЬ И УНИЧТОЖИТЬ…»
  •   ИМЕНИ ГЕРМАНСКОГО ПРОЛЕТАРИАТА
  •   ЖАЖДА
  •   ЗАРЕВО КОСТРА
  •   НА ГРАНИ КАТАСТРОФЫ
  •   МУЖЕСТВО
  • ТАНК ЛАЛЛЫКХАНА
  • НА КРАЮ СВЕТА
  • *** Примечания ***