КулЛиб электронная библиотека 

Карабарчик 1982 [Николай Глебов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Карабарчик

КАРАБАРЧИК

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая

Из Ануя Евстигней Тихонович Зотников выехал в полдень. Стояла жара. В горячем воздухе трепетало марево, и, казалось, все живущее на земле попряталось в тени. Поникли и травы, только яркие огнецветы, раскинув свои желтые лепестки, как бы радовались палящему зною июльского солнца. Тишина. Изнемогая от жары, Зотников откинулся в глубь тарантаса и задремал. Не заметил, как проехал небольшое алтайское село и стал подниматься на перевал. Вдруг лошадь остановилась и беспокойно повела ушами. Евстигней проснулся и лениво подстегнул коня:

— Н-но-о!

Лошадь не двигалась.

— Что за оказия? — Зотников вылез из тарантаса.

У дороги лежала мертвая женщина, судя по лицу, — алтайка. Возле нее, обхватив тонкими, как плеть, руками голые колени, сидел мальчик. По его лицу, оставляя грязный след, катились крупные слезы. Зотников шагнул к женщине.

— Должно, с голодухи померла алтайка. Мрут они нынче, как мухи. — Перекрестившись, Евстигней оттащил мертвое тело подальше от дороги.

«Как же с парнишкой быть?» — подумал он и обратился по-алтайски к мальчику:

— Как тебя зовут?

— Карабарчик[1], — чуть слышно ответил тот.

— Да ты, друг, на скворца-то не похож, а скорее на полудохлого котенка, — улыбнулся своей остроте Зотников. Потом, приняв, видимо, какое-то решение, поднял мальчика и усадил в тарантас.

— А мама? — Полные слез глаза найденыша уставились на труп матери.

— Каюк твоей мамаше, померла!

Евстигней тронул коня вожжами; тарантас стал медленно спускаться с перевала.

В сумерках они проехали долину и, миновав одинокие жилища алтайцев, стали приближаться к Чарышу.

Заимка Зотникова была расположена в южной части высокогорного Алтая, вдали от проезжих дорог. Кругом стояли нетронутые леса, таежная глухомань. Ниже по течению Чарыша, за мрачным ущельем Яргола, шли русские села: Тюдрала, Талица и Чечулиха.

Появился Зотников в этих местах лет десять назад. Мелкий торговец, он случайно забрел на заимку богатого старообрядца Кузьмы Ошлыкова, и, к удивлению соседних заимщиков, осторожный к людям Кузьма выдал за него единственную дочь. Вскоре Ошлыков умер. Евстигней стал обладателем богатого наследства. Трезвый и расчетливый, он умело повел хозяйство тестя. И, чем больше богател, тем сильнее охватывала его страсть к наживе, тем больше черствела душа. Вел знакомство Зотников только с местной знатью; особенно (был дружен с кривым Яжнаем, стада овец и табуны лошадей которого паслись в плодородных долинах Келея.

Обычно Яжнай приезжал на заимку Зотникова ночью. Запершись в маленькой комнате обширного дома, при слабом свете ночника хозяин с гостем вели таинственные разговоры. Нередко эти совещания кончались поспешными сборами: оба куда-то уезжали. Возвращаясь из одной такой поездки, Евстигней и нашел Карабарчика на перевале.

Подъехав к дому, Зотников долго стучал в тяжелые, окованные жестью ворота. На стук вышел работник Прокопий.

— Сонная тетеря! Стучу, стучу, словно подохли все! Открывай!

Прокопий распахнул ворота и пошел вслед за тарантасом.

— Распряги коня, поставь на выстойку, возьми в коробке алтайчонка — должно, спит, дохлятина! — унеси его к себе в избу, а утром приведешь ко мне, — сказал Евстигней угрюмо и стал подниматься на крыльцо. — Только гляди за ним, как бы не убежал!

Прокопий бережно поднял спящего мальчика на руки.

— Ишь, сердечный, умаялся за дорогу, — произнес он сочувственно, и, войдя в избу, осторожно положил найденыша на лавку, и зажег огонь. — Мать, а мать! — Прокопий потряс за плечо спящую женщину. — Вставай, бог еще сына дал.

Степанида, жена Прокопия, поднялась с постели и подошла к лавке:

— Чей это?

— Кто его знает! Хозяин привез, а где взял — не знаю. Утром велел к себе привести.

Женщина участливо посмотрела на спящего ребенка:

— Худой какой! Кожа да кости. Покормить его, Проня, что ли?

— Не тревожь. Постели мой тулуп да укрой чем-нибудь, пускай спит. Утром покормим.

— Мам, а мам, кого это тятя принес? — послышался с полатей полусонный мальчишеский голос.

— Спи, Яшенька, спи! Скоро утро, — ответила Степанида и принялась мастерить постель нежданному гостю.

— А-а! А я думал… — И, не закончив то, что хотел сказать, Янька натянул на себя сползший отцовский армяк и уснул.

Карабарчик спал крепко. Когда солнце брызнуло лучами в окно, он проснулся и увидел рядом русского мальчика, который с любопытством разглядывал его.

Карабарчик, смутившись, отвернулся к стене и стал ковырять мох в простенке.

— А у меня свистулька есть! — проговорил Янька, подвинувшись ближе к Карабарчику. — Тятя на базаре купил, вот она!

Вынув из кармана глиняную игрушку, напоминавшую петушка, Янька поднес ее к губам. Раздалась мягкая трель.

— Что, хорошо? Хочешь посвистеть?

Найденыш медленно повернул голову к Яньке.

— Хочешь посвистеть? — повторил свой вопрос Янька и сунул игрушку в руки Карабарчику.

Найденыш неуверенно поднес ее к губам и свистнул. Его скуластое лицо расплылось в улыбке.

— А ты не так, ты вот как! — Янька, надувая щеки, пронзительно засвистел. — На, поиграй, пока мамы нет: она шибко не любит, когда в избе свистят, за ограду гонит, — затараторил он. — А тебя как звать? — И, не получив ответа, добавил: — Меня — Яшкой, тятю — Прокопием, маму — Степанидой, а собачонку — Делбеком[2]. Да вот он и сам!

Из-под кровати вылез лохматый щенок и, усевшись на задние лапы, умильно посмотрел на Яньку.

— Знаешь, чему его тятя научил? Хочешь, покажу?

Подражая отцу, Янька сердито крикнул:

— Делбек! Евстигней идет!.

Щенок вскочил на ноги, взвизгнул и, поджав хвост, стремительно кинулся под кровать. Карабарчик улыбнулся.

— Видел? — спросил довольный Янька. — Делбек боится хозяина: Евстигней его постоянно лупит чем попало. Первый раз отлупил за то, что Делбек молоко у Варвары вылакал, второй раз — за то, что цыпленка задавил, а теперь уж дерет по привычке. Делбек и Степки боится. Степка — хозяйский сын. Такая заноза — всегда первый в драку лезет! На днях привязал он к Делбешкиному хвосту пустую банку. Ну, и ошалел собачонок. Носится по двору — едва поймал… А тут Степка подбежал… Я его как двину кулаком, он и с ног долой! — И, размахнувшись, Янька чуть не сшиб с лавки нового приятеля. — Пойдем к амбарам, я тебе воробьенка покажу в гнезде.

Янька взял за руку Карабарчика и вышел с ним во двор.

— А-а, уже подружились? Вот и хорошо! — Прокопий ласково похлопал рукой по плечу найденыша. — Теперь вас будет двое. Степке туго придется! — улыбнулся он.

— Тятя, а тятя, почему он молчит все время? — обратился Янька к отцу.

— Да потому, что он русского языка не понимает.

— Вот не догадался! — улыбнулся Янька. — А я думал, он немтырь.

— Как тебя зовут? — спросил Прокопий мальчика по-алтайски.

— Карабарчик.

— Он говорит, что зовут его Скворцом, — перевел отец.

Янька свистнул:

— Вот так здорово! Скворец!

— Чей ты? — продолжал расспрашивать Прокопий.

— Не знаю… — Карабарчик опустил голову.

— Кто твой отец?

— Был пастухом у Яжная.

— У кривого Яжная? — спросил с изумлением работник. — Это не твоего отца убил он в прошлом году?

Мальчик прошептал чуть слышно:

— Не знаю. Только нас с мамой Яжнай выгнал из аила[3], и мы жили в лесу.

Прокопий с жалостью посмотрел на мальчика. Ему вспомнился случай с пастухом бая: защищаясь от побоев, пастух ударил хозяина палкой и за это был убит. Дело замяли, и преступление Яжная осталось безнаказанным.

— Родные у тебя есть?

— Не знаю.

— Эй, Прокопий! — раздался с крыльца зычный голос Зотникова. — Веди мальчонка.

— Пойдем, хозяин зовет. — Взяв за руку Карабарчика, работник повел его к дому. — Да ты не бойся! — говорил он мальчику, видя, что тот упирается. — В обиду тебя не дам.

Когда Прокопий с Карабарчиком вошли в горницу, семья Зотниковых сидела за чаем.

Из-за самовара выглянуло злое лицо хозяйки.

— На кой ты грех его подобрал? — набросилась она на мужа. — Мало их, нищих, шляется по дорогам, так тащи всех в дом.

Евстигней поставил недопитое блюдце на стол и провел рукой по окладистой бороде.

— Да, парнишка незавидный. Работать, пожалуй, не сможет скоро. Разве отправить его на маральник?[4] Может, там поправится. Прокопию помощник будет. — Евстигней вопросительно посмотрел на жену.

— Куда хочешь девай, а в дом не пущу.

Зотников в раздумье почесал затылок.

— Евстигней Тихонович, отдайте мальчика мне! Куда ему теперь? Ни отца, ни матери… Пропадать, что ли? — Прокопий погладил найденыша по голове.

Хозяин крякнул и опустил глаза.

— Пускай берет! — Хозяйка посмотрела на мужа и махнула рукой: — Только насчет пропитания на нас чтобы не надеялся.

Карабарчик стоял тихо и с удивлением разглядывал просторную избу. Его поразили невиданные цветы и птицы, нарисованные на стенах и потолке, очевидно, проезжим маляром. Наглядевшись на них, он перевел глаза на сидящих за столом и увидел мальчика, который украдкой показывал ему язык.

Карабарчик в растерянности отвернулся к стене. Вдруг он почувствовал, что кто-то больно ущипнул его, и, оглянувшись, увидел рядом хозяйского сына Степку.

Найденыш заплакал.

Прокопий оглянулся и оттолкнул Степку:

— Зачем обижаешь?

— А тебе что, жалко? Он ведь алтаец! — тон хозяйского сына был вызывающий.

— И алтаец такой же человек, как и ты.

Варвара, жена Зотникова, всплеснула руками:

— Господи! Да ты, Проня, совсем с ума сошел! Нашел с кем хозяйское дите сравнивать. Степанко-то ведь крещеный, а этот что? Имени даже человеческого не имеет.

— И то правда, алтаец души не имеет, — поддакнул жене Евстигней и, обратившись к Прокопию, махнул рукой: — Бери его к себе, коли хлеба много.

Глава вторая

В семье Прокопия Кобякова Карабарчика окружили лаской и заботой. Степанида была доброй женщиной и жалела найденыша.

— Сиротка ты моя бесталанная! — гладя его по голове, говорила она. И мальчик, чувствуя ласку, доверчиво прижимался к ней.

Верным другом был и Янька.

— Если Степка тронет Карабарчика, я ему мялку дам! — говорил он отцу.

— Драться нехорошо, — останавливал сына Прокопий.

— А если он первый полезет, что мне нюни распускать, что ли? — Янька решительно встряхивал вихрастой головой.

— Теперь он побоится: вас ведь двое.

Шли дни. Карабарчик быстро осваивал незнакомый ему русский язык.

— Зды-равствуй, друг! — обратился он однажды к Яньке и протянул ему руку.

Янька подпрыгнул от радости и, схватив Карабарчика, стал кружить его вокруг себя. Утомившись, он спросил:

— А по-алтайски «здравствуй» как?

— Эзен.

— А дом? — Янька показал на большой дом Зотникова.

— Аил.

Наглядный урок русского языка неожиданно был прерван. Ребята заметили Степку. Он бегал по двору с веревочкой, к которой был привязан воробей.

Слабо трепыхая крыльями, воробей то взлетал вверх, то опускался к земле, пытаясь вырваться из рук своего мучителя. Наконец с раскрытым клювом, тяжело дыша, он упал к ногам ребят.

Янька поднял полумертвую птичку и гневно крикнул подбежавшему Степке:

— Ты зачем воробья мучаешь?

— А тебе какое дело? — Степка, выхватив птенца из рук Яньки, с силой сжал его в руке.

Воробей только слабо пискнул.

— На! — Степка бросил Яньке воробья, плюнул на Карабарчика и побежал.

Карабарчик растерянно поглядел на своего друга.

Янька кинулся за обидчиком и, догнав его возле крыльца, свалил с ног.

— Не души птичек! Не плюйся! Вот тебе, вот тебе! — Работая кулаками, он не давал Степке подняться с земли.

— Скворец, дай ему пинка! — скомандовал Янька подбежавшему другу.

На шум выбежала Варвара. Схватив Карабарчика за волосы, взвизгнула:

— Ах ты бездомник! Хозяйского сына бить?

Бросив Степку, Янька разбежался и, как молодой бычок, ударил Варвару головой в живот. Та ойкнула и присела на ступеньки крыльца. Ребята, воспользовавшись этим, стремглав бросились к своей избе.

— Вот мошенник, чуть с ног меня не сшиб! Чистый разбойник!.. Степочка, не плачь. Приедет отец — мы их проучим! — запричитала Варвара, поднимая хныкающего Степку.

У конюшни показалась Степанида, нагруженная ведрами.

— Ты своего варнака прибери к рукам да алтайчонку встряску дай, а не то я сама их проучу, как хозяйского сына трогать! — напустилась на нее Варвара.

— Да ты что, Варвара Кузьмовна! — остановилась Степанида. — Ребята на дню могут десять раз подраться и помириться. Известно, дети, — добавила она мягко.

— Ты меня не учи! — Поднявшись на крыльцо, Варвара подбоченилась. — Покамест я здесь хозяйка. Не любо — можете убираться на все четыре стороны! Кормильцы у вас теперь с Пронькой есть! — продолжала она язвительно. — Яшку-мошенника с одного конца деревни пошлешь кошелем трясти, алтайчонка — с другого, вот вам и хлеб.

Степанида махнула рукой:

— И ваш-то хлеб не слаще мирского, — и, повысив голос, крикнула: — По ночам мы чужих лошадей не таврим[5], по тайге не разбойничаем!

Варвара ахнула и поспешно закрыла за собой дверь.

К вечеру из лесу вернулся Прокопий. Жена рассказала про ссору с хозяйкой. Он нахмурился:

— Не надо было связываться с этой змеей! Осень теперь, куда пойдем? Да и Карабарчика оставлять здесь нельзя — заедят.

— А зачем мы его оставлять будем? Поедет с нами в Тюдралу. Перезимуем как-нибудь в старой избе.

— Я не об этом! — махнул рукой Прокопий. — Боюсь, как бы не уперся Евстигней насчет Карабарчика. Скажет: отдай да и все. Моя, дескать, находка.

— Нет, я без Карабарчика с заимки не выеду! — заявила твердо Степанида. — Как жил, так пускай и живет у нас.

Прокопий покачал головой:

— Да мне и самому Карабарчика жалко, но с Евстигнеем разве договоришься?

Дня через два домой вернулся Евстигней. Приехал он ночью. Через час в окно избушки Прокопия кто-то постучал. Работник вышел и узнал в темноте хозяина.

— Зайди ко мне сейчас, — хмуро сказал Зотников и направился к своему дому.

Работник последовал за ним.

В маленькой горенке тускло светилась лампада.

— Садись! — голос Евстигнея был суров. — Тут твоя баба развязала язык насчет таврежки алтайских лошадей… Так вот… — Он приблизил бледное лицо к работнику и прошептал: — Если еще раз услышу, сгною вас обоих в остроге! Понял? Кто видел? — Пальцы его впились в плечо работника. — Я тебя спрашиваю: кто видел?

Прокопий отодвинулся от хозяина и сказал примирительно:

— Мало ли что болтают, не каждому слуху верь.

— То-то! — Немного успокоившись, Евстигней зашагал по комнате. — Алтайчонка я записал на свое имя. На днях приедет поп, — бросил он угрюмо.

Прокопий понял: Евстигней хочет закабалить найденыша, сделать его своим батраком навечно.

— А где Карабарчик жить будет?

— Пока у тебя. Если понадобится — возьму.

— Да ведь он человек…

— Не твое дело! — грубо оборвал Прокопия хозяин. — Моя находка: что хочу, то и делаю.

— Вот что, Евстигней Тихонович, — чеканя слова, заговорил Прокопий, — пока я жив, мальчика в обиду не дам.

— Иди, иди, защитник, без тебя обойдемся! — махнул рукой Евстигней.

Хлопнув дверью, Прокопий вышел.

Через неделю на заимку приехал священник — отец Дометиан. Найденыша окрестили и дали ему имя Кирияк.

Приближалась зима. Подули холодные ветры. Тайга нахмурилась. Над заимкой целыми днями висела густая пелена мелкого дождя. По ночам в горах было слышно, как кричали дикие козы. В вышине серого, неласкового неба стройными треугольниками, стремясь на юг, летели гуси.

Прокопий вместе с хозяином уехал в соседнее село на ярмарку. В больших скотных дворах, что окружали заимку, ревела голодная скотина. Степанида с ребятами едва успевала подвозить корм. Намаявшись за день на хозяйской работе, ребята забирались вечером на полати.

В избе чуть мерцает огонек. За старой глинобитной печкой шуршат тараканы, скрипит однотонно сверчок. В углу, возле дверей, спит теленок, и в сумраке осеннего вечера, за окном, чуть слышно моросит дождь. Пахнет кислой капустой и намокшей за день одеждой из овчин. В сенях скулит Делбек и ждет, когда его впустят в избу.

Дождь усиливается. В избе все затихает. Только на полатях слышится неторопливый шепот. Это Янька рассказывает своему другу разные небылицы.

* * *
В один из осенних дней, встретив работницу на дворе, Варвара сказала ей:

— Пошлешь ко мне алтайчонка.

Мальчик пришел. Хозяйка хлопотала возле печки, и вкусный запах свежеиспеченного хлеба наполнял кухню. Проглотив слюну, Кирик уселся возле порога.

— Чего уставился на стол? Не для тебя стряпала! — заметила сердито Варвара и открыла подполье: — Лезь за котом! Поймаешь — снесешь в амбар. Только держи его крепко: кот-то дикий.

Спустившись по шаткой лестнице вниз, мальчик стал оглядываться. Свет сверху исчез: Варвара закрыла западню. Привыкнув к темноте, увидел две светящиеся точки. Поборов страх, пополз к ним, но светящиеся точки мелькнули в другом месте.

Сверху показалась полоска света, и сердитый голос хозяйки спросил:

— Скоро ты там?

— Поймать не могу.

— Ну и сиди вместе с котом! — Западня вновь захлопнулась.

Кот перебегал с места на место. Кирик осторожно стал подкрадываться к нему, но, запнувшись о что-то, упал. Испуганный кот прыгнул, но Кирик успел схватить его на лету и, навалившись, прижал к земле. Отчаянно мяукая и пытаясь вырваться, животное больно царапало лицо и руки Кирика.

— Откройте!

Яркий луч света проник в подполье. Весь исцарапанный, мальчик вылез со своей добычей и спросил Варвару:

— В какой амбар нести?

— В средний, где пшеница.

Недалеко от дверей амбара сидел на цепи большой пес, и, как только Кирик поравнялся с ним, кот злобно фыркнул и вырвался из рук. Собака, гремя цепью, бросилась за ним. На крыльцо выскочила Варвара с черенком от метлы.

— Кошку с собакой стравлять? Вот тебе, вот тебе!.. — На спину мальчика посыпались удары.

В дверях избы показалась Степанида. Точно птица, увидевшая птенца в когтях коршуна, она кинулась к Кирику. Схватила на ходу палку и, задыхаясь от гнева, занесла ее над головой хозяйки:

— Ребенка бить! Малыша! Да есть ли у тебя совесть? — Опомнившись, отбросила палку и прижала плачущего Карабарчика к груди. — Отольются тебе детские слезы! — проговорила она и, сама готовая расплакаться, повела мальчика в избу.

В полдень Кирику стало плохо: начался жар. Ребенок бредил:

— Мама! Страшный кот… он укусит, укусит! Мама!

— Сиротинушка ты моя, горемычная! — сквозь слезы говорила Степанида.

Глядя на плачущую мать и избитого друга, ревел на всю избу и Янька.

Через несколько дней вернулись хозяин с Прокопием. Узнав о случившемся, Прокопий пошел к Евстигнею.

— Зачем избила Кирика? — не снимая шапки, спросил он Варвару.

— А тебе какое дело? У меня есть хозяин, ему и ответ дам! — зачастила она. — Ишь, какой учитель нашелся! Проваливай из дома!

— И то, Прокопий, уходи-ка лучше. У меня рука тяжелая, неровен час, свистну по уху: долго будешь помнить, как мою жену учить. — Евстигней грузно шагнул к работнику: — Ну!

— Не нукай, я тебе не лошадь! — Прокопий спокойно поправил опояску. — Меня пугать нечего. Расчет подай! Хватит на вас спину гнуть!

— Эко, удивил! Да вашего брата, голоштанников, развелось нынче, как комарья в болоте.

— По чьей вине эти самые голоштанники развелись?

— А по-твоему, по чьей? — сдерживая гнев, спросил Евстигней.

— По вашей!.. — бросил ему коротко Прокопий.

— То есть, как это понять? — Глаза хозяина сузились.

— Очень просто: грабите бедноту, вот и все!

Лицо Евстигнея побагровело:

— Да за такие речи тебя в тюрьму можно запрятать!

— Не знаю, кто из нас скорее сядет: то ли я, то ли ты с Яжнаем.

— Прокопий! — В голосе Зотникова прозвучала угроза. — Не доводи до греха!

— Вам с Яжнаем грешить не в первый раз.

— Пронька!.. — Рука Евстигнея потянулась за топором, лежавшим под лавкой.

Варвара метнулась к мужу.

— Уйди ты, Христа ради! — замахала она на работника рукой. — Богом прошу!

— Бога вспомнила! А когда Кирика била, где твой бог был? Кровососы! — Хлопнув дверью, Прокопий вышел.

С женой он совещался недолго:

— Житья нам от этих злыдней не будет, да и лютовать над Кириком еще больше станут. Надо расчет просить. Как-нибудь перезимуем в Тюдрале.

Степанида посмотрела на Кирика и подтвердила:

— Надо уезжать, Проня. Ждать больше нечего.

Сборы были коротки. Утром, чуть свет, Прокопий вышел с заимки и направился в Тюдралу за лошадью. Вернулся лишь к обеду. Сложил имущество на телегу, усадил Степаниду, ребят и тронул вожжами коня. Возле ворот их встретил Зотников.

— Стой! Куда Кирьку повез? — Евстигней со злобой посмотрел на работника и схватил лошадь под уздцы. — Ссаживай парнишку!

— Отпусти вожжи! — В голосе Прокопия прозвучала недобрая нотка.

— Пускай Кирька слезет!

Прокопий стегнул коня. Лошадь рванулась. Отброшенный концом оглобли Зотников упал.

— Разбойник! — В бессильной ярости Евстигней потряс кулаком вслед протарахтевшей за поворотом телеге.

Глава третья

В волостном правлении, куда приехал Зотников с жалобой на своего работника, ему заявили, что судить Прокопия Кобякова не могут.

Зотников в недоумении уставился на старшину.

— Теперь он солдат русской армии, на днях отправляем его в Бийск, к воинскому начальнику. — Старшина наклонился к уху богатого заимщика и, прикрыв рот рукой, зашептал с оглядкой: — Год провоевали, а конца не видно. Живем мы в лесу, молимся пню, ничего не знаем. А приемыша-то отберем, не сомневайся. Только ты… того… помалкивай пока. Отправим Проньку на фронт, а с бабой, поди, управимся! — Старшина хихикнул.

Степанида осталась с двумя ребятами в старой отцовской избе, что стояла на выезде из Тюдралы. Хлеба не было, кончилась и картошка. А тут начались бураны. По ночам в деревне выли голодные собаки. Заслышав их голоса, Делбек скулил у порога. За лето и осень он сильно вырос, и деревенские собаки, завидев на улице лохматого, на крепких, жилистых ногах пса, благоразумно прятались в подворотни.

В один из зимних дней к избушке Степаниды подкатила запряженная в кошевку пара лошадей. На облучке сидел рослый, свирепого вида мужчина, одетый в добротный полушубок. Это был новый работник Зотникова, по кличке Чугунный.

Проворно соскочив, он помог хозяину вылезти из кошевы и почтительно склонил кудлатую голову перед полицейским, приехавшим в Тюдралу вместе с Евстигнеем.

Зотников не спеша вошел в избу, откинул енотовый воротник тулупа и, сняв шапку, перекрестился.

— К тебе, хозяюшка, приехали в гости! — сказал он притворно ласковым голосом. — Что-то плохо встречаешь, даже сесть не предложила! — Разглаживая окладистую бороду, Евстигней усмехнулся. — Должно, не любы гости-то? Ничего, мы и без приглашения посидим, не спесивые!

Опустившись на лавку вместе с урядником, Евстигней оглядел голые, промерзшие стены избы и перевел ястребиные глаза на ребят, сидевших в углу на печке.

При виде непрошеных гостей у Степаниды заныло сердце.

— Одевай Кирьку! — вдруг резко сказал Зотников и посмотрел на женщину.

Услышав свое имя, найденыш прижался к Яньке.

— Оглохла, что ли? Господин урядник, — Евстигней повернулся к своему спутнику, — прошу действовать.

Тот крякнул и, поправляя портупею, поднялся с лавки.

— Слышала, хозяйка? Одевай парнишку. Сей подросток, — указательный палец полицейского остановился на Кирике, — приписан к Евстигнею Тихоновичу Зотникову, а посему прошу не чинить препятствий к его изъятию.

Степанида с тоской посмотрела на присмиревших ребят, подошла к печке: возражать было бесполезно.

— Киря, одевайся, голубчик! Поедешь на заимку, где раньше жили, — сказала она тихо.

— Не поеду! — послышался плачущий голос мальчика.

— Собирайся, милый…

— Я не поеду, я не хочу на заимку! — всхлипывал найденыш.

Поймав на себе взгляд Зотникова, урядник занес ногу на опечек. В тот же миг в избе послышалось грозное рычание, и Делбек с вздыбленной шерстью вылез из-под кровати.

Полицейский поспешно подобрал ноги и крикнул с печи:

— Уйми тигра-то!

Степанида вытолкала собаку за двери и, роняя слезы, стала одевать Кирика. Слез с печки и Янька. Пробираясь боком мимо Зотникова, он проблеял по-овечьи: «бэ-э-э» и, посмотрев сердито на заимщика, показал язык.

— Ну чистый разбойник растет, весь в отца! — поднимаясь с лавки, сказал Евстигней уряднику.

— Яблоко от яблони недалеко падает, — ухмыльнулся тот.

Подхватив плачущего мальчика, Евстигней с полицейским вышли из избы. Пара лошадей взяла на крупную рысь и скрылась из виду.

* * *
Кирика поместили вместе с Иваном Чугунным в избе, где жил когда-то Прокопий.

Новый работник Зотникова, Чугунный, был человек угрюмый. Никто не знал его прошлого. Шла молва, что в Сибирь он попал за убийство, бежал с каторги и, скрываясь в горах, наткнулся на Евстигнея. Что заставило Зотникова приютить беспаспортного бродягу, так и осталось тайной.

Кирик боялся его. Иногда работник приходил от Евстигнея пьяный и, растянувшись на кровати, где единственной подстилкой была солома, храпел на всю избу. За окном выла метель, сотрясая убогую постройку. Забившись в угол полатей, мальчик дрожал от страха. Среди ночи Чугунный просыпался, зажигал коптилку и, нашарив в полутьме недопитую бутылку, жадно припадал к ее горлышку. Выпив, бросал посуду на пол и нетвердыми шагами бродил из угла в угол.

— Кирька!

Мальчик сидел не шевелясь.

Волосатая рука Чугунного тянулась на полати и, схватив испуганного Кирика, стаскивала его на пол.

— Эх ты, скворец нестреляный, боишься? — тяжелый взгляд устремлялся на мальчика. — На Лебедь-реку бы нам с тобой, Кирька, а? Золото там — хоть лопатой греби, леса нехоженые, птица, зверь непуганые. Или винокурню в тайге открыть? — Чугунный дышал водочным перегаром в лицо Кирика. — Эх, ножиком бы старателя с золотишком или купчишку обушком по голове, а? — Полубезумные глаза Чугунного сверкали, точно угли.

Сердце Кирика замирало от страха. В трубе выл ветер. Огромная тень шагавшего по избе Ивана ползла по стенам, и, когда Иван садился за стол, она напоминала медведя.

Утром хмурый работник говорил Кирику:

— Что я пьяный ночью болтал — никому ни слова! Понял?

Кирик торопливо кивал головой.

* * *
Однажды Варвара послала Кирика за водой. Взяв деревянную бадейку, мальчик спустился с крутого берега к реке. Зачерпнув воды, он стал с трудом подниматься по вырубленным ступенькам, поскользнулся и упал. Бадейка, гремя, стремительно покатилась вниз и, ударившись о камень, разлетелась на части. Мальчик собрал ободья, поломанную дужку и, стуча зубами от холода, направился к дому. На крыльце его встретила хозяйка:

— Где ведро?

— Разбилось.

— Ах ты, мошенник, хозяйское добро портить!

Рассвирепевшая Варвара пнула Кирика в грудь. Падая, он ударился виском о перила крыльца и очнулся только в избе Чугунного.

Лишь на третий день мальчик слез с полатей и подошел к окну, на котором суровый мороз вывел причудливые узоры. Подышал на стекло и в сумерках наступающего вечера увидел на дворе несколько кошевок, лошадей с наброшенными попонами. Видимо, у хозяина были гости.

Скрипнула дверь, вошел Чугунный, по обыкновению, навеселе.

— Гуляем, Кирька! Рождество. У Евстигнея елка. Гостей съехалось — невидимо! — Иван закурил трубку. — Ты тут домовничай. Я до утра не приду. Да! Хозяйка наказывала, чтобы ты попозднее принес ей капусты из сенок. Смотри, не забудь, — Чугунный взялся за дверную скобу.

Сумерки сгущались. Мальчик по-прежнему сидел у окна в холодной избе, никому не нужный и чужой. Как только в доме Зотникова зажглись огни, он, захватив горшок с капустой, направился к богатому жилью хозяина.

На кухне от пряных запахов закружилась голова. Из комнаты доносились смех и веселые детские голоса.

Поставив капусту на подоконник, Кирик приоткрыл дверь и замер, очарованный.

Посередине большой комнаты увешанная разноцветными игрушками, вся в огнях, сверкала елка. Вокруг нее, взявшись за руки, кружились нарядно одетые дети.

Кирик невольно шагнул вперед и остановился на пороге, затаив дыхание, не отрывал глаз от невиданного зрелища. Около елки стоял, опираясь на палку, длиннобородый старик, в белом тулупе и такой же шапке.

В руке он держал корзинку, из которой выглядывала чудесная лошадка. С ее гордо изогнутой шеи спускалась черная грива, бисерные глаза горели при свете елочных свечей. На лошадке были узда и лакированное седло — настоящее седло с серебряными стременами.

Румяный елочный дед ласково смотрел на Кирика, как бы приглашая его покружиться вместе с ребятами.

— Алтаец пришел, — послышался голос Степки, и очарование исчезло.

— Алтайчонок, алтайчонок!

Шумная ватага ребят окружила мальчика. Один дернул его за рукав, другой сбил шапку, и с криком «Куча мала!» все друзья Степки навалились на пришельца.

Из соседней комнаты выплыла пышно разодетая женщина, за ней семенил на коротких ногах тюдралинский писарь.

— Дети, нельзя! — сказала она важно и уплыла. Ребята с шумом бросились к елке.

Пьяный писарь подошел к Кирику и подал ему яркую конфетную обертку.

— Кушайте, — сказал он ехидно.

Мальчик доверчиво развернул бумажку и, не найдя конфеты, в недоумении посмотрел на зотниковского гостя.

Писарь залился дробным смехом, хлопнул по плечу озадаченного мальчика и, сощурив глаза, спросил:

— Ну как, вкусная? Может, еще дать?

Кирик отвернулся. Вздохнув, вышел из дому, постоял в нерешительности на крыльце и, медленно спустившись со ступенек, направился к избе. Подходя к ней, заметил недалеко от порога темную невысокую фигуру и, приглядевшись, узнал Яньку. Возле него вертелся Делбек, весело помахивая хвостом.

Кирик бросился к другу.

Скрывая радостное волнение, Янька проговорил важно:

— Тебе мама гостинцев послала.

В избе он развязал узелок и стал выкладывать подарки Степаниды.

— Вот шаньги, ешь! Да постой! Я их разогрею в печке, мерзлые они…

— Мы не топили печку, холодная она… Я и так съем.

— Вот тебе леденцы. Это мама послала. Ты их пососи, шибко сладкие! А это я тебе дарю! — Развернув бережно бумагу, Янька достал картонную лошадку.

Лицо Кирика порозовело. Взяв осторожно игрушку, он поднес ее к лампе, стоявшей на высокой подставке недалеко от полатницы. Правда, конь был хуже, чем тот, которого видел Кирик на елке, — вместо черной волосяной гривы свисала мочалка и не было седла, — но зато он был на деревянных колесиках и хвост держал трубой.

Налюбовавшись лошадкой, Кирик пустил ее по наклонной полатнице в угол. Колесики заскрипели, и чем дальше катился конь, тем быстрее был его ход и сильнее развевалась мочальная грива. Наконец, конь уткнулся в угол, из которого шмыгнули по сторонам трусливые тараканы.

Когда мальчики вдоволь наигрались конем и стали укладываться спать, Янька сообщил:

— От тяти письмо пришло с фронта. Его немцы ранили в ногу, лежал в госпитале. Пишет, что нога зажила и опять отправляют на фронт. Еще пишет, что за храбрость «Георгия»[6] получил. Думает, что ты с нами живешь. Велел нам жить с тобой дружно.

Мигнув, погас в избе огонек, а ребята еще долго шептались о чем-то и уснули далеко за полночь.

Утром Кирик проводил своего друга за ограду и долго смотрел ему вслед. По его худым щекам одна за другой катились крупные слезы…

Глава четвертая

Прошел буранный январь. Заимку Зотникова занесло сугробами снега. Перемело лесные тропы, и редкий человек заглядывал сюда. Кирик помогал Чугунному управляться со скотом, чистил конюшни, коровники и, усталый, забирался вечером в теплый угол полатей, где, прикрытый лохмотьями, лежал игрушечный конь Атаман. Мальчик гладил коня по спине, снова и снова пускал по наклонной доске полатей.

Однажды он оставил коня на подоконнике и ушел помогать Чугунному, который чистил двор. Вернувшись в избу, застал здесь только остатки своего Атамана. Оторванная голова валялась под лавкой, одна нога была вывернута, и вместо копыт торчали клочки плохо склеенной бумаги. Кирик горько заплакал.

— Чего разревелся? — грубо спросил его вошедший Иван.

— Атамана кто-то сломал, — ответил сквозь слезы Кирик.

— Эка беда! Был Атаман, да сплыл. В печку его теперь… — Помолчав, Чугунный промолвил: — Я знаю, кто коня искалечил.

— Кто?

— Степанко. Забегал сейчас ко мне в пригон[7], хвастал, что сломал у тебя игрушку.

У Кирика созрел план мести. Вечером, когда стало темно, он вышел из избы и поднялся на хозяйское крыльцо.

Дверь открыла Варвара.

— Степанко дома?

— Дома. На что тебе?

— Мне бы только на его лошадку посмотреть.

— Нашел время! — проворчала Варвара, но впустила мальчика в дом.

Степка сидел за столом. Зотникова не было видно.

— Можно твою лошадку посмотреть? — дрожа от волнения, спросил Кирик.

— В горнице стоит, в углу, — ответил Степка и направился с Кириком в комнату.

Кирик еще в дверях увидел блестящего коня, который так поразил его на елке. Он взял игрушку в руки и, сделав шаг к печи, без колебаний бросил в огонь.

Раздался отчаянный рев Степки. Кирик метнулся мимо остолбеневшей Варвары и, распахнув дверь, кубарем скатился с крыльца. Через минуту он был на скотном дворе и, спотыкаясь в темноте о спящих коров, забился в солому.

Было слышно, как по двору быстро прошел с фонарем в руке Евстигней, должно быть, направляясь к избе Чугунного.

Вскоре огонек замелькал возле коровника. Затем послышался голос хозяина:

— Куда он, бродяга, девался?

Свет фонаря упал в угол скотного двора, перекинулся в другой.

Кирик лежал не шевелясь. Через несколько минут раздались удаляющиеся шаги и грязная брань хозяина. Прогремела цепью собака, и все стихло. Кирик забрался глубже в солому и задремал.

Разбудил его крик петухов. Ежась от холода, он поднялся на ноги. Куда идти? В Тюдралу к Яньке нельзя — хозяин непременно найдет. Лучше в тайгу — там можно встретить чье-нибудь жилье.

Кирик вспомнил, что Степка прятал лыжи под крыльцо, и прокрался к хозяйскому дому. Действительно, лыжи были на месте, и Кирик осторожно потянул их к себе.

«Нужно выбираться задами, через скотный двор — тогда не скоро заметят», — подумал мальчик.

Поднявшись на крышу коровника, где было сложено сено, Кирик скатился в мягкий сугроб и ощупью направился вдоль стены.

Мальчик прополз несколько метров и стал на лыжи. Перед ним темнела тайга. Он пошел торопливо, отдаляясь все больше и больше от заимки. Наступал рассвет — серый, неласковый. В его сумраке Кирик натыкался то на кустарник, то на старый бурелом, оголенные ветви которого торчали из-под снега. Когда скупое зимнее солнце поднялось над тайгой, мальчик выбрал место под пихтой и снял лыжи. Отдохнув, пошел дальше. В полдень он поднялся на перевал в надежде увидеть где-нибудь дымок, но все было покрыто снегом, и ничто не напоминало о близком жилье человека.

Кирику стало страшно одному в холодном безмолвии леса, и он хотел было повернуть обратно, но, представив себе, что ждет его у Зотникова, зашагал еще быстрее вперед.

К вечеру, спустившись с перевала, мальчик наткнулся на лыжный след. Но человек, видимо, прошел здесь давно — это было заметно по завьюженной лыжне. Не спуская с нее глаз, Кирик прибавил шагу. В сумерках остановился на опушке широкой поляны, наломал сухих веток и пошарил по карманам в поисках спичек. Коробки не было… Ночь тянулась томительно долго. Мучил голод.

«Только бы не уснуть!» — думал он и, чтобы прогнать дремоту, садился, вставал, ломал на мелкие части хворост.

Перед утром подул ветер. Под его напором качались голые верхушки деревьев, и с нижних ветвей комьями падал снег. Мороз крепчал. Голова Кирика клонилась все ниже и ниже. Выглянуло солнце. Мальчик открыл отяжелевшие веки и увидел рядом с собой небольшую ель, осыпанную изумрудами блестящих снежинок. Где он видел ее раньше? В доме Зотникова?

Ему казалось, что под елью стоит и тот старик в белом тулупе, в корзине у которого была чудесная лошадка.

Потом почудилось, что где-то недалеко хихикнул противный писарь и повертел перед глазами конфеткой.

Вдруг чья-то сильная рука подмяла мальчика на ноги. Напрягая силы, Кирик открыл глаза: перед ним стоял незнакомый охотник, возле вертелась небольшая собака из породы сибирских лаек.

— Ну, малыш, тебе повезло! — сказал охотник по-алтайски. — Если бы не моя собака, замерзать бы тебе в тайге… Правда, Мойнок? — обратился незнакомец к собаке.

Пес ласково вильнул хвостом.

Человек, нашедший Кирика, был молодой охотник Темир.

— Как тебя зовут?

— Карабарчик.

— О, Скворец! Как же ты сюда попал?

Кирик рассказал историю с конем, рассказал и про свое бегство с заимки Зотникова.

— Этого богача я знаю… — Брови охотника сдвинулись. — Он друг кривого Яжная и Кульджинова — двух пауков Теньгинской долины.

Темир развел костер, вскипятил чай. Достал из сумки копченый сыр и подал Кирику.

— Ешь и ложись спать, — сказал он. — Завтра утром пойдем на наше стойбище в Мендур-Сокон к дедушке Мундусу.

Наломав веток, охотник устроил Кирику постель и улегся рядом с ним у огня…

На стойбище пришли на следующий день к вечеру.

— Живого скворца под пихтой нашел, вот он! — Молодой охотник подтолкнул Кирика к старику, сидевшему у огня.

— Однако, алтайский мальчик, — подслеповатые глаза Мундуса уставились на Кирика. — Чей ты?

— У него родных нет. Жил у русского заимщика Зотникова, друга Яжная и Кульджинова.

— У Евстигнейки? — И, как бы отвечая на свой вопрос, Мундус добавил: — Шибко худой человек, черное сердце у него. Яжнай худой, Кульджинов худой. Садись к огню. — Старик указал на место рядом с собой. — Сейчас кушать будем… Темир, — обратился он к сыну, — налей парнишке чегеня[8]. Пускай пьет. Ишь, какой тощий! — Он сочувственно похлопал Кирика по сухим лопаткам.

Вечером в аил Мундуса собрался народ. Пришли слепой Барамай с внуком, Амыр с сыном, горбатый Кичиней и другие.

Мундус закурил трубку и передал ее соседу. Тот, сделав затяжку, протянул ее второму, и, когда трубка обошла мужчин и вернулась к хозяину, начался разговор.

— Ну, как белковал? — спросил Темира маленький Кичиней.

— Хорошо, — ответил охотник. — Скворца нашел.

— Это зимой-то? — Повернувшись к говорившему, слепой Барамай недоверчиво покачал головой.

Темир подвел Кирика к старику:

— Убедись.

Барамай ощупал мальчика, спросил, как зовут.

— Карабарчик, — ответил тот.

— Однако, на Алтае скоро будет весна, — старик многозначительно улыбнулся. — В тайге появились молодые скворцы.

— Скоро будет весна, — повторил за ним Амыр. — Скоро! — тряхнул он уверенно головой.

Мундус поднялся от костра, горевшего посредине жилища, и, взяв топшур[9], тронул струны.

В аиле раздалась песня:

…Гусь усталый летит по Катуни[10] вниз,
ниже вершины березы.
Я смотрю на свою невеселую жизнь,
из глаз моих льются слезы.
Отправляются гуси в большой перелет,
крылья у них устали.
В наших аилах злая бедность живет,
и глаза мои слезы застлали.
Разве есть у нас на Алтае ирим[11],
где не села б гусиная стая?
Разве есть бедняк, чтоб горбом своим
не работал на хищника-бая?..
Печально звенели струны топшура, и, вторя им, рыдающим голосом пел старый Мундус:

…Не найти у нас на Алтае камней,
на которых не сиживал ворон.
Не найти в нашей жизни радостных дней,
без нужды и тяжелого горя.
Певец умолк. В аиле стояла тишина, нарушаемая лишь треском горящих дров, и, казалось, дым от костра, медленно клубясь, выносил с собой к темному небу отзвуки скорбной песни.

Первым прервал молчание молодой охотник Амат:

— Кам[12] Каакаш велел привести к нему белую кобылицу, а то злой дух пошлет на наше стойбище несчастье.

— Мало он от нас баранов угнал? — Горбатый Кичиней вскочил на ноги. — Он обманщик!

— Где возьмем белую кобылицу?

— Надо просить кривого Яжная, — раздался голос пастуха Дьялакая.

Темир, схватив висевшее на стене ружье, крикнул гневно:

— Кто первый пойдет к Яжнаю — черному сердцу, тому смерть. Проживем без кама и Яжная! — Помолчав, заговорил мягче: — Недавно я встретил в тайге русского, он мне сказал: «Скоро, охотник, будут большие перемены». — Темир окинул внимательным взглядом собравшихся. — Карабарчик — хороший знак. На Алтае настанет весна…

* * *
Наступил конец февраля — месяца больших морозов. Нужда железными клещами охватила стойбища. Хлеба не было, и большие плоские камни — серые паспаки, на которых когда-то женщины растирали зерна ячменя, точно могильные памятники стояли в углу бедных аилов. Коровы не телились, и высохший борбуй[13] сморщился, как старый опенок.

В один из таких дней в аил Мундуса забрел слепой Барамай. Вынул трубку с длинным черемуховым мундштуком и вздохнул. Табаку не было.

— Внучка Чейнеш умерла. Эрдине в горячке. Молока нет, сыра нет, кушать нечего, — сказал он печально.

Из темных глазных впадин старика выкатилась слеза.

Кряхтя, Мундус поднялся, снял с полки коробку из темной жести и высыпал на ладонь Барамая последнюю щепотку чая.

— Что еще дать? — посмотрел на закоптелую решетку, где когда-то лежал сыр, и, положив руку на плечо слепого, сказал со вздохом: — Сыра нет. Может, Темир принесет немного муки за пушнину, тогда дам.

Барамай засунул трубку за голенище и, нащупав дверь, вышел.

Под вечер зашел Амыр.

— Думаю идти к кривому Яжнаю. Может, немного денег даст. Весной наймусь к нему в пастухи.

— Байский рубль — что снежный ком: чем дальше катится, тем больше становится. Возьми у меня немного денег. Поправишься с нуждой — отдашь, — нашарив несколько последних серебряных монет, Мундус передал их Амыру: — Сходи в Теньгу — купи хлеба.

Кирик с восхищением смотрел на доброго старика. «Всех бедняков жалеет!»

Прошло недели две. Голод, как зловещая птица, день и ночь кружил над аилами Мендур-Сокона. Люди умирали.

Умерла старая Бактай — мать Амыра. Пластом лежала на овчинах когда-то веселая девушка Эрдине.

Однажды ранним утром на стойбище прискакал всадник. Судя по богатой одежде и коню, он принадлежал к знатному роду. Лицо всадника было обезображено шрамом, один глаз вытек.

Соскочив с седла, незнакомец направился к аилу Мундуса.

Опустившись возле очока[14], приезжий вынул отделанную серебром монгольскую трубку и, затянувшись, передал хозяину.

— Где Темир?

— На охоте.

— А под овчиной кто спит? — одноглазый, точно ястреб, взглянул на Кирика. — Чей мальчик?

Старик замялся.

— Мой племянник.

Богатый гость, быстро вскочив на ноги и подойдя к спавшему, грубо встряхнул его.

— А ну, поднимись!

Мальчик открыл глаза и в недоумении посмотрел на приезжего.

— Ого, этого племянника я видел, однако, у Евстигнея! Это Кирик. Он убежал с заимки. Завтра же доставь его хозяину! Понял?

Мундус ничего не ответил.

— Если явится Темир, пускай приедет ко мне. Скажи, что Яжнай будет ждать его на стоянке в Келее.

Пока знатный гость разговаривал с Мундусом, возле аила собрался народ.

Заслышав шаги бая, слепой Барамай вышел из толпы:

— Яжнай, я знал твоего отца, Камду. Он был добрый пастух, и, когда мы были в нужде, он делился с нами всем, что у него было. Ради доброй памяти отца помоги нам!

Яжнай занес ногу в стремя и презрительно посмотрел на притихших людей:

— Брось шутки, старый Барамай! Яжнай не любит их. — Ударив коня нагайкой, бай поскакал со стойбища.

Барамай повернул незрячие глаза к толпе.

— Кокый корон![15] — воскликнул он и опустился на землю.

— Кокый корон! — повторила за ним толпа.

Горный ветер подхватил печальные голоса людей и развеял их по долине.

Глава пятая

Кирик по-прежнему жил у дедушки Мундуса и часто вместе с Темиром уходил в тайгу белковать.

Привычный к лошадям, он быстро научился ездить верхом и стрелять из ружья, которое подарил ему Мундус.

Правда, ружье было старое, тяжелое, но Кирик был доволен подарком. Вечером, после охоты, укладываясь спать, мальчик насухо обтирал его и ставил над изголовьем, как настоящий таежник. Иногда зимними вечерами старый Мундус рассказывал сказки. За тонкими стенками аила шумела пурга, сотрясая убогое жилище. Ветер, взметая сугробы, яростно бросал снег на стойбище, в ущелья гор, заносил все людские и звериные тропы. В аиле ярко горел костер. Его отблески метались по закоптелым стенам жилища. Дым медленно тянулся к отверстию и, как бы дождавшись, когда пройдет порыв ветра, стремительно вылетал из аила. Темир, намаявшись за день на охоте, крепко спал на козьих шкурах. Ворочался на своей подстилке Мойнок…

* * *
Выйдя как-то из аила, Кирик заметил на стойбище оживление. Мужчины и подростки спешили к жилищу слепого Барамая.

— Приехал кам Каакаш. Он будет выгонять злого духа из тела больной Эрдине, внучки старика, — сказал Мундус. — Сейчас пойдем смотреть.

Еще издали услышали глухие удары бубна, которые неслись из аила Барамая. На обряд камланья людей собралось много. Те, кто не успел войти в жилище, стояли у порога. Мундусу, как почетному человеку, уступили место в аиле, и он уселся с Кириком недалеко от очока.

Кам, высокого роста, сухопарый старик, одетый в костюм с изображением мифического чудовища с четырьмя ногами и раздвоенным хвостом, бормотал над больной какие-то заклинания, ударяя колотушкой в бубен.

К груди кама было прикреплено железное кольцо с подвесками, которое защищало от нападения злых духов, по краям одежды нашиты змеиные головы, когти беркута, перья филина и пух белой совы.

Кам стоял над изголовьем больной и продолжал тянуть нараспев свои заклинания. Эрдине сделала слабое движение, и Каакаш резко ударил колотушкой в бубен, медленно закружился и, грохоча колотушкой по бубну, запел резким, гортанным голосом. Неожиданно остановился у ног больной и, взвизгнув, протянул к ней руки.

Потом, пятясь к двери, начал делать движения, напоминающие движения человека, который, напрягая силы, старается вырвать из земли молодое дерево вместе с корнем.

— Злого духа вытаскивает из Эрдине, — услышал Кирик приглушенный шепот Мундуса.

Продолжая визжать, кам тянул воображаемого духа к порогу. Больная лежала неподвижно, устремив лихорадочно блестевшие глаза к дымоходу.

Дернувшись еще раз, Каакаш метнулся к постели Эрдине и, яростно колотя в бубен, закружился в дикой пляске. Стучали когти беркута, топорщились перья филина, казались ожившими змеиные головы на одежде.

Кирик прижался к Мундусу.

Вдруг кам упал, изо рта у него показалась пена. В аиле наступила тишина, и прерывистое дыхание больной слилось с хрипом лежавшего неподвижно кама.

Каакаш поднялся и сказал голосом здорового человека:

— Злой дух шибко не хотел выходить из Эрдине, едва вытащил. Давайте теперь мяса и араки[16].

Вечером, приторочив к седлу последнюю овцу Барамая, кам уехал. Эрдине умерла на рассвете.

Жизнь на стойбище пошла своим чередом. Только у слепого еще сильнее стала чувствоваться нужда. Скудное хозяйство Барамая вела его сноха, сорокалетняя Куйрук. В прошлом году она сменила одежду замужней женщины — чегедек, которую не снимала с плеч двадцать два года, на одежду вдовы: ее муж погиб во время снежного обвала.

— Стирать белье нельзя. Мыть лицо и руки нельзя — зачем смывать свое счастье? — поучала Кирика Куйрук. Она была суеверна и крепко держалась старинных обычаев: ходила нечесаная и немытая.

Однажды, возвращаясь с охоты, Темир и Кирик увидели возле аила Кичинея толпу людей. Подошли ближе. Незнакомый алтаец с бляхой на груди, видимо, сборщик налогов, связав руки хозяина, надел на него тяжелый железный таган.

Кичиней за неплатеж налогов должен был просидеть на морозе возле своего аила с таганом на плечах.

Темир шагнул к сборщику.

— Сколько должен старик?

— Двух соболей, пять колонков[17] и лису, — ответил тот.

— Хорошо. Я внесу налог.

Горбатый Кичиней пополз по снегу, стараясь дотянуться губами до шубы Темира. Тот, заметив его движение, резко остановил старика.

* * *
В начале апреля солнце стало греть сильнее, и жители Мендур-Сокона все чаще и чаще выходили на солнечные склоны гор и в долину в поисках съедобной сараны[18]. Босые, полуголые ребята выскакивали из дымных аилов и, потоптавшись на талом снегу, стремительно бежали обратно к огню. С гор в долину скатывались быстрые ручьи, пенились возле серых угрюмых камней и, обойдя их, зарывались глубоко в рыхлый снег. На деревьях тихо звенели, возвещая о приближении весны, ледяные сосульки. Начала зеленеть и наливаться соками лиственница, одеваясь в свой весенний наряд. Распускались вербы. Ярче отливали желтизной стволы акации; кое-где виднелись бледно-розовые подснежники.

В середине апреля хлынул в горы теплый ветер. Голубое, ясное небо раскрылось над тайгой, и, точно застывшие облака, засверкали на солнце Тигирецкие белки́[19].

Кирик с Темиром целые дни бродили по тайге, и мальчик научился узнавать тайны леса, определять завтрашнюю погоду и находить путь по звездам.

Часто, сидя у таежного костра, Кирик вспоминал своего верного друга Яньку, добрую Степаниду и Делбека. Тяжелая жизнь на заимке Зотникова постепенно забывалась.

Глава шестая

В конце апреля в стойбище неожиданно явился Чугунный.

— Где живет Мундус? — спросил он проходившую мимо женщину. Та ответила и с опаской посмотрела на незнакомого человека.

Не слезая с коня, Иван подъехал к дверям аила и крикнул:

— Эй!

На крик вышел Мундус.

— Ты Мундус?

— Я.

Чугунный выругался и слез с коня.

— Яжнай говорит, что у тебя живет зотниковский приемыш, — отстранив старика, Чугунный вошел в аил. — А-а, вот где ты, голубчик! — сказал он, увидев сидевшего возле очока Кирика. — Теперь, брат, от меня не уйдешь!

Кирик сделал попытку проскользнуть в дверь, но тяжелая рука Чугунного опустилась ему на плечо.

— Если вздумаешь бежать, свяжу арканом! — пригрозил он. — Будешь вести себя тихо — доставлю хозяину добром.

— Я не поеду на заимку! — Брови Кирика сдвинулись.

— А, да что с тобой разговаривать! — Схватив сопротивляющегося мальчика, Иван вынес его из аила.

Мундус бросился за ним.

— Оставь, не дам! — Старик уцепился слабыми руками за Чугунного и тянул его обратно к аилу. — Теми-ир! Теми-ир! Э-ой!

— Отойди, а то расшибу! — прошипел злобно Иван и поволок Кирика к коню.

— Э-ой! — послышалось невдалеке.

Молодой охотник поспешно спускался с горы. Кирик, пытаясь вырваться, бился в крепких руках зотниковского работника, точно пойманная птица.

— Э-ой! Что случилось? — Запыхавшийся Темир подбежал к аилу.

— Карабарчика отнимают!

Охотник повернул гневное лицо к Чугунному.

— Злая собака хватает сзади, плохой человек хватает за ворот. Оставь мальчика!

— А ты кто такой?

— Я тебе говорю: оставь! Ну!

Отпустив Кирика, Иван шагнул к Темиру:

— В лепешку расшибу!

— Руки коротки.

— Ах, ты так! — Чугунный размахнулся, но в тот же миг сокрушительный удар в челюсть свалил его на землю.

С трудом ворочая языком и медленно поднимаясь, Иван произнес с угрозой:

— Ну, мы еще с тобою встретимся…

— Хорошо, — Темир взял испуганного Кирика за руку и увел в аил.

Вечером охотник долго совещался с отцом:

— Карабарчику оставаться здесь нельзя. Если его сегодня не увезли, завтра могут силой отобрать. Как быть?

Мундус поковырял в пустой трубке и задумался.

— Беда! — вздохнул он. — Все равно пытать будут: куда ребенка девали? — И, помолчав, спросил сына: — Русская избушка в Яргольском ущелье цела?

— Стоит. Недавно в ней ночевал.

— Карабарчика надо туда отправить. Место надежное, глухое.

— Правильно, отец! — Темир вскочил на ноги. — Дать мальчику продуктов, ружье и Мойнока. Пускай живет там до весны, а дальше посмотрим. Стану охотничать в тех местах, и ему со мной веселее будет. Оставлять одного в тайге опасно.

Рано утром, когда жители стойбища еще спали крепким сном, Темир и Кирик вышли из Мендур-Сокона и направились на запад, в сторону Тигирецких белков. За ними, весело помахивая хвостом, бежал остроухий Мойнок.

Ночь лыжники провели у костра под пихтой, а утром двинулись дальше.

Достигнув Яргольского ущелья, стали подниматься вверх по руслу реки. Чем дальше они шли, тем угрюмее становилась природа. Лиственницы теперь попадались редко. Не видно было осин и зеленого пихтача.

К вечеру путники вступили в сплошной кедрач. Стало холоднее. С далеких белков подул пронизывающий ветер: он нес с собой колючий снег и щемящий мороз.

Темир шел впереди, порой останавливался, поджидая Кирика. В сумерки они достигли охотничьей избушки. Крыши на ней не было, но толстый потолок из молодых лиственниц мог выдержать метровый слой снега и свирепые бураны. Стены избушки были сложены из массивных бревен. Дверь висела на крепких петлях. Единственное окно затянуто бычьим пузырем.

— Вот и жилье наше. Сейчас затопим печь, и будет тепло! — весело сказал охотник и, нашарив под нарами дрова, зажег огонь.

Мальчик с любопытством осмотрел внутренность избы, где он должен был провести неизвестно сколько времени, и, довольный результатом осмотра, сбросил с себя котомку.

— Ну, брат, Зотников тебя здесь не найдет, а Чугунный тем более! Живи спокойно. Изба надежная, дверь крепкая. Оставляю тебе пищу, порох и дробь, а для веселья — Мойнока. Ложись спать, — улыбнулся Темир.

Кирик долго ворочался на нарах и уснул не скоро. Оставаться одному в тайге ему не хотелось. Признаться в этом Темиру он не смел и только утром, за чаем, осторожно сказал:

— Помнишь, я говорил тебе, что у меня в Тюдрале есть друг Янька. Хорошо, если бы ты привел его сюда!

— А он пойдет?

— Пойдет! Только скажи, что, мол, Кирик зовет.

— Вот и хорошо! — довольный Темир поставил чашку на нары. — Но в Тюдрале Янек много. Чей он?

— Сын бывшего работника Зотникова. Отца зовут Прокопием, а мать — Степанидой.

— А где сейчас отец?

— На войне.

— Хорошо, мальчик будет здесь, — кивнул головой охотник.

— А Степаниде скажи, что я ее часто вспоминаю. — Кирик поднял просветлевшие глаза на охотника. — Она нас с Янькой одинаково любит.

Через два дня охотник ушел. Стояла оттепель. Днем солнце высоко поднималось над Ярголом, бросая косые лучи в ущелье. Со склонов начал сползать рыхлый снег, обнажая выступы, покрытые каменной таволожкой и побуревшей травой. Проводив Темира, Кирик вернулся с Мойноком в избушку, растопил в котелке снег и вскипятил чай. Накормив собаку, улегся спать.

Далеко над горами плыла луна, проливая бледный свет на кедровый лес, растущий внизу, и на засыпанную снегом избушку. Ни звука. Лишь иногда свалится снег с ветви и чудесным фейерверком рассыплются искристые снежинки.

В избушке тепло и сумрачно. Медленно догорают угли, и трепетный свет огня отражается на закоптелых стенах, точно отблеск далекого северного сияния. В углу на нарах спит Кирик. Он дышит ровно и глубоко. Возле дверей, свернувшись в клубок, чутко дремлет Мойнок…

Спрятавшись за облака, луна исчезла. В ущелье стало темно. Казалось, все уснуло, только филин неслышно летал в поисках добычи. Вскоре его зоркие глаза заметили зверя. Филин покружился над ним и, услыхав предостерегающее рычание, скрылся в кедраче. Ночной гость — рысь остановилась на опушке леса и насторожила уши. Предутренний морозный воздух был по-прежнему чист и легок. Повертев круглой, как у кошки, головой, рысь стала приближаться к избушке. Здесь она когда-то находила остатки мяса и костей. Остановившись метрах в пяти от жилья, рысь обнаружила следы и вздыбила шерсть. Следы вели к жилью. Инстинкт предосторожности заставил ее залечь в снег. В избушке было по-прежнему тихо. На востоке показалась бледная полоска света и, постепенно расширяясь, охватывала небосклон. Начало светать. Голодная рысь приблизилась к избушке и вспрыгнула на крышу. Мойнок зарычал, заскреб острыми когтями дверь. Рысь притаилась. Кирик проснулся и стал прислушиваться. Мойнок рвался из жилья, заливаясь неистовым лаем. Кирик сообразил, что рядом был кто-то чужой, но выйти из избы и выпустить Мойнока он не решался. Если это враг, то в избушку он не попадет: прочные стены и дверь, висящая на крепких петлях, служили верной защитой. Зарядив ружье крупнокалиберной пулей, мальчик стал выжидать. Мойнок метнулся на нары и, задрав морду вверх, яростно залаял.

«На крыше кто-то есть. А что, если выпустить собаку?»

Кирик поспешно оделся и, держа ружье наготове, подошел к дверям. Мойнок, виляя хвостом, выжидательно смотрел на молодого хозяина. Когда тот распахнул дверь, собака перемахнула через порог и, обежав вокруг избы, остановилась перед зверем.

Свесив голову, рысь не спускала злобных глаз с Мойнока, а тот, поднявшись на задние лапы, заливался переливчатым лаем.

Рысь подобрала под себя лапы, готовясь к прыжку. Кирик прицелился и спустил курок. Гулкое эхо прокатилось по ущелью и замерло в горах. Когда рассеялся дым, мальчик увидел, что Мойнок с ожесточением треплет в зубах мертвую рысь, оттаскивая ее все дальше от избы. Услышав голос хозяина, собака вильнула хвостом и бросила добычу.

Кирик долго рассматривал опасного зверя, его темно-рыжую шерсть, короткий, точно обрубленный, хвост и длинные кисточки ушей.

Как-то, взяв с собой ружье и котелок и рассовав по карманам несколько кусков копченого сыра, Кирик направился с Мойноком вверх по ущелью. У границы леса мальчик набрел на куропаток и увлекся охотой.

Птицы кружили небольшими стайками. Завидев мальчика с собакой, они падали в снег. Их белое оперение сливалось со снежным покровом, и, только вспугнутые Мойноком, они вновь поднимались в воздух, заманивая маленького охотника все дальше и дальше — на белки́.

К вечеру Кирик убил несколько птиц и, ловко лавируя на лыжах между камнями, возвращался домой. Когда он проходил самое узкое место ущелья, где гладкие отвесные скалы сжимали русло реки, неожиданно впереди раздался оглушительный грохот. Испуганный Кирик увидел, как снежная лавина сползла с горы и закрыла ущелье. Теперь оставался только один путь: через мертвые, покрытые вечным снегом горы.

Ночь застала мальчика у костра под выступом большого камня. Вода и ветер образовали здесь углубление, похожее на небольшую пещеру, где было тепло и сухо. Уставший за день Кирик прислонился к стене и незаметно уснул. Мойнок улегся возле выхода, оберегая хозяина.

Настало утро, но солнца еще не было, только на вершинах сверкали снега.

Кирик вылез из-под укрытия и направился к месту обвала. Снег и камни сплошной стеной перегородили ущелье, и мальчик с грустью повернул обратно. Он миновал пещеру, где провел ночь, и пошел вверх по течению Яргола. В одном месте крутизна скал казалась меньше, и Кирик попытался выбраться из ущелья.

Цепляясь за кусты каменной таволожки, чтобы не свалиться в Яргол, он осторожно стал подниматься выше и выше. Из расщелины, которая виднелась метрах в трех, над головой свисал могучий корень кедра. Он как бы протягивал мальчику свои длинные отростки. Но как ухватиться за них? Из расщелины, видимо, глубокой осенью вытекала почвенная вода. За зиму она застыла огромными сосульками, которые преграждали путь. «Надо, чтобы выбрался отсюда хотя бы Мойнок. Если он найдет Темира, я буду спасен», — подумал Кирик. Подняв Мойнока, мальчик резким движением подбросил его на ближайший выступ. Собака легко перепрыгнула на камень и стала карабкаться вверх.

Вскоре послышался ее радостный лай, возвещавший о том, что Мойнок находится на просторе тайги. Кирик, прижавшись к обрыву, посмотрел вниз. Обвал спрятал от него знакомые места, где была избушка.

Кирик решил спускаться. Но сверху посыпалась мелкая галька и мокрый снег. Подняв голову, он увидел, что Мойнок ползет вслед за ним.

— Нельзя! Иди домой!

Мойнок заскулил.

— Домой!

Пес неохотно поднялся вверх и, следя за движениями хозяина, улегся на краю обрыва.

Спустившись, Кирик побрел на белки. Подъем становился все труднее. Ущелье постепенно расширялось, но зато было сплошь покрыто толстым слоем льда. Лыжи были уже не нужны: чем выше поднимался мальчик, тем сильнее тянули они вниз. Отвязав ремни, мальчик взял лыжи под мышку.

Он внимательно оглядывал голые скалы в поисках выхода, но гладкие, точно обтесанные, стены гнали его дальше на ледник. И вдруг он увидел впереди себя Мойнока.

Пес полз на брюхе, виляя виновато хвостом, и, поравнявшись с Кириком, опрокинулся на спину, задрав лапы вверх.

Кирик обрадовался собаке и, присев на корточки, погладил ее по голове.

«Если Мойнок спустился в ущелье, значит, где-то есть выход», — мелькнуло у него в голове. Поднявшись на ноги, он подал голос:

— Мойнок!

Собака вскочила.

— Домой!

Пес метнулся в сторону и вильнул хвостом.

— Пошли домой! — Кирик сделал шаг вперед.

Мойнок, скользя по льду, повел своего хозяина влево от основного русла.

Между двумя скалами черной лентой протянулась вверх узкая полоска мелкой россыпи камней. Видимо, Мойнок и спустился по ней. Так и есть. Пес уверенно стал подниматься вверх, оглядываясь на хозяина. Вскоре мальчик выбрался из ущелья и увидел темневший внизу кедрач.

Усталости как не бывало. Став на лыжи, Кирик поспешно заскользил к лесу и в сумерках достиг избушки. Не раздеваясь, он повалился на нары и уснул.

Проснулся Кирик от настойчивого стука в дверь и радостного повизгивания Мойнока.

Мальчик быстро поднялся и открыл дверь.

Перед ним стояли Темир и улыбающийся Янька.

Глава седьмая

Прошла весна 1916 года. Наступал месяц малой жары — июнь. Кирик и Янька жили в избушке Яргольского ущелья. Изредка их навещал Темир с Мойноком, и каждый его приход был для ребят настоящим праздником. Однажды Темир пришел особенно радостный:

— На фронте солдаты не хотят воевать за царя. А у нас тоже новости! Теньгинский волостной старшина Сапок устраивает на днях конские состязания, заезд на пятнадцать верст. Соберутся лучшие борцы и наездники Алтая. Ждут из Бийска исправника. Сапок объявил народу, что первый наездник получит все, что попросит; второй — двух лошадей и десять овец; третий — лошадь и корову. Большой будет праздник!.. Я готовлю Буланого, — добавил Темир после минутного молчания.

Кирик знал небольшого сухопарого коня Темира с развитой грудью, тонкими жилистыми ногами и челкой, доходившей до темных, агатовых глаз.

Сдерживая охватившее его волнение, Кирик спросил:

— А кто поедет на Буланом?

— Ты, Кирик. Ведь, если Буланый придет первым и этот проклятый Сапок сдержит свое слово, ты будешь свободен от Зотникова.

Мальчики с радостным криком бросились к Темиру и повисли на нем, пытаясь свалить охотника на пол. Темир со смехом отбивался от расшалившихся ребят. Когда порыв радости прошел, Кирик спросил с тревогой:

— А если Буланый отстанет, тогда как?

— И тогда, Кирик, не все еще пропало, — усмехнулся Темир. — Не горюй! — успокаивающе добавил он, видя, что мальчик опустил голову. — На Буланого я надеюсь. Вот только одного боюсь: бай Аргымай, отец Сапока, привел, говорят, какого-то чужеземного коня. Народ рассказывает, что такого коня на Алтае еще не было… Однако, я пойду, — охотник поднялся.

— Темир, можно нам с Кириком сходить в Тюдралу, маму повидать? — спросил Янька.

— Сходите, только на глаза Зотникову и Чугунному не попадитесь.

Свистнув Мойнока, Темир легким, упругим шагом направился к лесу.

Кирик вздохнул.

— Может, Буланый вынесет, — прошептал он с надеждой.

На следующий день ребята отправились в Тюдралу. Обрадованная Степанида достала где-то муки и угостила их пирогами с рыбой.

Ребята погостили у нее три дня и собрались в обратный путь.

— Возвращайтесь скорее! В огороде у меня скоро огурцы поспеют! — крикнула она им вслед.

— Ладно, — пообещал Янька.

Степанида села к окну и задумалась. Отпускать Яньку ей не хотелось, но жалость к Кирику взяла верх. Женщина поникла головой.

«Если не отпустить Яньку, что станет с Кириком? В Тюдрале ему жить нельзя, в Мендур-Соконе тоже. У Зотникова — хуже каторги. Когда же все это кончится? Где выход?» — Не найдя ответа на свои мысли, Степанида вышла из избы и долго смотрела на дорогу, по которой ушли ребята.

Пройдя километров пять от села, Кирик и Янька свернули с дороги и стали подниматься вверх по ущелью Яргола. Место здесь было глухое и пользовалось недоброй славой.

Тропинка вилась по гребню горы и круто спускалась в небольшую ложбину. Взглянув вниз, ребята увидели человека, сидящего к ним спиной у костра.

Делбек хотел было залаять, но Кирик, зажав пасть собаки, оттащил ее в кусты. Широкая спина и длинные руки человека показались Кирику знакомыми. Притаившись в густой траве, приятели стали наблюдать за сидящим. Рядом с ним лежал топор. Недалеко паслась оседланная лошадь. Незнакомец подбросил хвороста в огонь и повернул лицо в сторону ребят.

Кирик чуть не вскрикнул от испуга. У костра сидел Иван Чугунный. Что ему здесь было нужно?

Теряясь в догадках, мальчики переглянулись и поползли обратно в гору.

«Только бы не залаял Делбек!» — думал Кирик, продолжая успокаивать собаку.

Выбравшись на гребень горы, друзья, прячась за деревья, побежали. Часа через два добрались до жилья.

— А ты не заметил, Кирик, жерди у костра?

— Да, видел. И жерди и отесанные колья.

— Зачем они Чугунному?

— Должно быть, Зотников что-то затевает. Неспроста Иван здесь. Надо посмотреть. Сходим завтра?

На следующий день, забравшись на противоположную скалу, они стали наблюдать за Чугунным.

Иван с остервенением вбивал колья в землю, огораживая небольшую площадку. Один конец ее упирался в скалу, второй вел к горе, постепенно суживаясь. Изгородь представляла собой треугольник с узким открытым пролетом по дну ущелья.

— Готовит загон дли лошадей, — догадался Кирик.

Янька молча кивнул головой.

— Загонит чужих лошадей и будут ставить свое тавро. Воры! — Кирик с возмущением плюнул.

Ребята вернулись к избушке.

Назавтра, захватив ружье и Делбека, мальчики с утра заняли наблюдательный пост на гребне горы. Зотниковский работник был не один: на привязи стояли три оседланные лошади. Вскоре показался Чугунный. Он нес на плечах походную кузницу. За ним шагал алтаец. Приглядевшись к нему, Кирик узнал Яжная. Лица третьего не было видно. Но, когда он подошел к изгороди, ребята узнали своего злейшего врага — Евстигнея.

— Отсюда кони не уйдут. Надо только гнать их без передышки. Где сейчас табун? — обратился он к Яжнаю.

— Чей?

Евстигней выругался.

— Да не все ли нам равно, чей? Лишь бы были кони, а тавро поставить мы сумеем… Так ведь, Ваня? — спросил он своего подручного.

— Правильно. Наше клеймо — наши и кони, — ухмыльнулся Чугунный и стал налаживать кузницу: нагреб из костра углей в горн и, присоединив мех, нажал ногой на педаль треноги.

Рассыпаясь веером, полетели искры. Чугунный сунул в угли железное тавро. Раскалив докрасна, приложил его к свежеотесанной жерди. Вынул из мешка второе тавро и, проделав с ним то же самое, спрятал оба тавра у лиственницы, забросав их травой.

Вскочив на коней, все трое скрылись из виду.

Подождав немного, Кирик и Янька поспешно спустились с горы и подошли к изгороди.

На одной из жердей крупными буквами было выжжено «Е» и «З» — тавро Евстигнея Зотникова; ниже стояла буква «Я» — знак Яжная.

Друзья молча посмотрели друг на друга.

— Понял? — после короткого молчания спросил Кирик. — Они сейчас ищут по тайге табун алтайских лошадей и пригонят его сюда для таврежки.

— Вот грабители! — воскликнул Янька.

— Мы вот что сейчас сделаем! — глаза Кирика заблестели. — Спрячем оба клейма.

Ребята разгребли траву, вытащили железные тавра, забросили их в кустарник и снова спрятались за скалой.

Огороженная площадка была видна, как на ладони. Ждать пришлось долго. Наконец, послышался топот приближающихся лошадей, и табун голов в пятнадцать стремительно влетел на площадку и заметался по загону. Не отставая, следом за табуном на рыжем жеребце вихрем пронесся Евстигней, и, спрыгнув на ходу с лошади, кинулся к пролету, и задернул жерди. Табун оказался в ловушке.

На взмыленных конях примчались Яжнай и Чугунный. Хлопая бичами, они сгрудили табун посередине загона. Это были молодые — до двух-трех лет, — сытые, не знавшие узды, полудикие кони. Их вожак храпел, бил копытами землю и злобно скалил зубы на суетившихся людей.

Кирик вздрогнул. Ему показалось, что табунный вожак — жеребец Темира: та же буланая масть, та же длинная челка и грива. Заныло сердце.

Яжнай размотал один конец аркана и набросил его на ближайшую лошадь. Брыкаясь, конь то поднимался на дыбы, то падал на землю, но чем сильнее он бился, тем туже стягивала веревка его шею.

— Неси тавро! — крикнул Евстигней Ивану.

Топая, как медведь, Иван направился к, лиственнице. Пошарил рукой в траве и раскрыл в изумлении глаза. Тавра не было.

— Ну, что ты там возишься? — крикнул Зотников.

— Тавров нет, — прохрипел Чугунный простуженным голосом.

— Как нет? Обоих? — встревоженный Зотников подошел к Ивану.

— Обоих, — подтвердил тот и заскреб затылок.

— Что за оказия! — пробормотал Зотников и оглянулся воровски. — Яжнай, пойди-ка сюда! Тавра пропали.

Яжнай испуганно уставился своим единственным глазом на Зотникова.

— Ну просто диво берет, кто мог быть! Ежели алтайцы, то они бы разворотили загородку. — Евстигней трусливо оглянулся и зашагал по поляне. — Остается, пожалуй, одно: ехать в Тюдралу и заказывать новое тавро.

— А с лошадьми как? — спросил Чугунный.

— Ты оставайся здесь, карауль. К утру вернемся, — ответил хозяин.

Евстигней и Яжнай уехали. Сумрак сгущался. В ложбине стало темно. Иван развел костер и, изредка поглядывая на притихших лошадей, начал дремать.

Кирик зашептал на ухо Яньке:

— Надо выпустить из загона лошадей.

— А Чугунный?

— Подойдем к нему с двух сторон: ты с ружьем зайдешь с загона, а мы с Делбеком станем у пролета. Ты стреляй, а я сниму жердь и натравлю на лошадей собаку. Чугунный подумает, что на него напали беглые, ну и даст тягу.

Ребята спустились с горы. Кирик пополз к лошадям, а Янька с ружьем наготове осторожно направился к дремавшему у костра Ивану.

Прошло несколько минут. Раздался выстрел.

В тот же миг упала жердь и послышался свист.

Мимо ошалевшего от страха Ивана пронесся в темноте с громким лаем лохматый Делбек.

Лошади стояли тесной кучей, не двигаясь, с опаской поглядывали на незнакомую собаку. Напуганные вторым выстрелом, они шарахнулись на середину загона и, описав полукруг, помчались через открытый пролет в ночную темь Верхнего Яргола.

Чугунного у костра уже не было. Он бежал что есть духу и, запнувшись о какую-то корягу, упал в траву. Там и пролежал до рассвета.

Утром рассказывал Евстигнею:

— Как вы уехали, с вечера было тихо. Ночью слышу над головой: бах! Я не оробел. Вскочил. Слышу, упала жердь. Потом поднялся крик, шум, и опять — бах! Их, наверно, было человек десять. Что делать? Одному не совладать, ну и подался в лес…

Зотников сгреб бороду в большой кулак и переглянулся с Яжнаем.

— М-да, — промычал неопределенно заимщик. — Изгородь, колья надо убрать, кузницу отвезти домой.

Вскочив на лошадь, он подал Яжнаю знак следовать за собой.

* * *
Теньгинский волостной старшина Сапок Кульджинов устраивал праздник. На берегу реки, что протекала ниже стойбища, горели костры. Сапок не жалел баранов на угощение гостей. Из Онгудая прибыл полицейский пристав Огарков с тремя стражниками.

Приехал Евстигней Зотников со Степкой и Чугунным. Прискакал нарядно одетый Яжнай. Ожидали приезда бийского исправника Кайдалова.

Высланные на Чуйскую дорогу дозорные сообщили старшине, что исправник в сопровождении небольшого конвоя казаков спускается с перевала.

В двухэтажном доме, где помещалась волостная управа, засуетились. Вытащили цветные, украшенные причудливым монгольским орнаментом большие кошмы и разостлали от ворот к дому.

Простой народ толпился тесной кучей недалеко от управы. За пригорком показалась пыль.

— Дорогу! Дорогу! — размахивая нагайкой, кричал передний казак.

Показалась мягкая рессорная коляска, в которой сидел тучный исправник.

Пристав вытянулся в струнку. Сапок склонил перед гостем голову и сказал подобострастно:

— Пусть будет покрыто травой место, где ты ночуешь, пусть будет праздничным место, куда ты приходишь! Прошу в дом.

Из уважения к богатому хозяину Кайдалов приветствовал его по-алтайски и, не снимая лайковой перчатки, подал руку.

— Ну, как у тебя дела, Фрол Кузьмич? — повернулся он к приставу.

— Во вверенном мне участке все благополучно! — отрапортовал тот.

— А вот алтайцы жалуются, что кто-то коней у них таврит… Как они, эти самые конокрады, по-вашему называются? — обратился он к старшине.

— Урчылар, — ответил тот в смущении.

Стоявший рядом Яжнай побледнел и посмотрел в сторону Евстигнея. Зотников опустил глаза.

— Ну, так вот, — продолжал исправник, — этих самых урчыларов, как попадут, немедленно в бийский острог отправляй.

— Слушаю-с, ваше высокоблагородие! Будет исполнено! — козырнул Огарков.

— Ну, веди, хозяин, в дом, — обратился Кайдалов к Сапоку. — Посмотрю на праздник — и дальше в путь.

Несмотря на свою дородность, бай торопливо засеменил на кривых ногах к крутой лестнице дома.

Неожиданно дорогу знатному гостю преградил горбатый Кичиней и упал перед ним на колени:

— Я — Кичиней из Мендур-Сокона. У меня было три жеребенка. Теперь их нет. Чем буду жить?

— О чем он говорит? — брезгливо обратился Кайдалов к сопровождавшему его переводчику.

— Он говорит, что у него было три жеребенка, а теперь их нет.

— Ну!… — сдвинул брови исправник.

С мольбой в голосе Кичиней продолжал:

— Я видел одного из них в табуне Яжная. Жеребенок мой, но тавро чужое.

— Чье? — нетерпеливо спросил Кайдалов.

— Ваше высокоблагородие, разрешите доложить! — Пристав вытянулся перед исправником. — Этот алтаец не в своем уме. — И, повернувшись к Кичинею, крикнул: — Клевета!

Сапок снял шапку, опушенную мехом выдры, и поклонился Кайдалову.

— Да, этот человек не в своем уме, — указал он на Кичинея.

— А-а!.. — протянул неопределенно исправник и кивнул головой казаку.

Тот оттащил жалобщика в сторону.

— Мой мухортый[20] конь, мой мухортый конь! — И, обхватив голову руками, Кичиней затянул нараспев: — Кокый корон!

Глава восьмая

Конские состязания в Теньге начались с борьбы. Утром на небольшой площадке перед волостной управой стал собираться народ. Кайдалов с приставом сидели на венских стульях, которые привез из Улалы богатый Аргымай. Возле них на скамейках расположились Зотников со своим другом Яжнаем и местная знать. За спиной Евстигнея, в новой ситцевой рубахе и яловых сапогах, стоял Чугунный.

Сапок хлопнул в ладоши. На круг вышел борец, любимец теньгинского старшины Тужелей. Играя могучими мышцами рук, он оглядывал толпу.

— Есть борцы? — приподнимаясь с узорчатой кошмы, спросил Сапок.

Толпа молчала. Схватиться с известным силачом охотников пока не находилось.

— Есть борцы? — вторично спросил старшина и, не получив ответа, самодовольно погладил усы. — Боятся, — усмехнулся он, подмигнув исправнику, — трусят. Кто желает? — повторил Сапок свой вопрос.

Из толпы вышел молодой парень и, сбросив шубу, встал против Тужелея. Схватка была короткой. Ноги молодого борца мелькнули в воздухе, и он, охнув, упал на землю.

— Ловко! — довольный Сапок посмотрел на своих гостей.

— Есть борцы? — послышался насмешливый голос Аргымая.

— Есть! — на круг вышел Темир. — Есть! — Он поднял руку и легким шагом направился к Тужелею.

Противники схватились. Сделав несколько кругов, Темир неожиданно упал.

Раздались испуганные голоса. Но, падая, Темир успел упереться ногами в толстый живот Тужелея, и в тот же миг огромная туша знаменитого борца, перелетев через голову охотника, грохнулась на землю.

В толпе раздался гул одобрения. Сапок вскочил на ноги и, переваливаясь, точно утка, торопливо подошел к своему любимцу.

Темир, тяжело дыша, поднялся.

— Не нравится мне этот молодчик, — шепнул исправник на ухо Огаркову.

— Не знаю, чей это парень, слишком свободно себя держит, — поддакнул пристав. — Сапок, что это за птица?

Старшина развел руками:

— Первый раз вижу.

— Это охотник Темир, сын Мундуса из стойбища Мендур-Сокон. — ответил за старшину кривой Яжнай. — Сейчас его проучат! — Он дружески похлопал по плечу Чугунного.

Иван покосился на Огаркова и наклонил ухо к Евстигнею.

Тот зашептал:

— Алтайца надо свалить. Осилишь — четверть водки поставлю. Не осилишь — пеняй на себя.

— Есть борцы? — снова раздался громкий голос Аргымая.

— Есть! — прогудел Иван и, сняв ситцевую рубаху, обнажил волосатую грудь.

Кайдалов поднялся на ноги.

— Посмотри, Фрол Кузьмич, — обратился он к приставу, — ведь это настоящий Геркулес.

Чугунный согнул руку, на которой образовались твердые, как дерево, мускулы, и поиграл ими перед изумленным гостем.

— Геркулес… — протянул исправник. — В цирке бы ему только выступать.

— Подкову ломает, — улыбнулся Евстигней, — медный пятак на пальцах гнет.

— Изу-ми-тельно! — покачал головой Огарков. — Ты этого алтайца к ихнему злому духу не вздумай отправить, — сказал он шутливо Чугунному.

— Сам дорогу найдет! — Оскалив зубы, Иван вышел на круг. Темир сидел на корточках, обтирая обильно катившийся пот.

— Отдохнуть надо, — сказал он Чугунному.

— Отдохнешь на том свете, — усмехнулся тот.

— Неправильно! Дать отдых! — зашумела толпа.

— Он уклоняется от боя, — поднимаясь с лавки, заявил Евстигней. — Трусит.

— Будешь принимать бой или нет? — расставив ноги, Чугунный встал перед охотником.

— Однако скоро ты забыл Мендур-Сокон. Надевай кушак! — бросил Темир Чугунному и поднялся на ноги.

Несколько минут длилась напряженная борьба. Вдруг Иван, охватив длинными руками гибкое тело Темира, стал сжимать его в своих страшных объятиях. Казалось, еще несколько секунд, и Темир потеряет сознание.

Напряжение передалось толпе.

— Дави его! — орал Зотников.

— Дави, чтоб душа из него вышла! — кричали казаки.

— Дави! — Глаза Аргымая блестели.

— Геркулес, браво! — хлопал исправник в ладоши.

Сидевшие ближе к кругу пастухи и охотники вскочили.

— Зачем душить человека? Честно надо бороться! — зашумели они.

Темир побледнел. Собрав силы, он с трудом развел руки Чугунного и рывком поднял его к себе на грудь. Остальные события произошли молниеносно. Темир круто повернул Чугунного вокруг себя и выставил ногу.

Не чувствуя опоры, силач упал.

Толпа ахнула.

Чугунный медленно поднялся с земли. Часто дыша, поспешно сунул руку в карман широчайших плисовых шаровар и выхватил свинчатку[21].

Темир отпрянул. Не дожидаясь нападения, точно барс, он метнулся к противнику и нанес ему стремительный удар.

— Так его, конокрада! — Кирик и Янька в восторге захлопали в ладоши.

Взревев от боли, Чугунный опустился на землю.

Второй удар отбросил его от середины круга, и, покатившись, точно чурбан, Чугунный оказался у ног Кайдалова.

Восторженный гул охотников и пастухов сопровождал каждое движение Темира. Когда охотник сделал шаг вперед, чтобы нанести третий удар, раздался недовольный голос исправника:

— Прекратить!

Евстигней подошел к своему работнику. Чугунный сидел на земле с закрытыми глазами, не шевелясь.

— Ловко он тебя отделал! — зло усмехнулся хозяин. — Осрамил ты меня не только перед алтайцами, но и перед господином исправником, — мотнул он головой вслед Кайдалову, который шел к волостной управе. — А свинчатку-то зачем вытащил?

— Не утерпел, Евстигней Тихонович, привычка.

— За эту привычку мне придется Кайдалову и Огаркову по сотне дать. Поднимайся, хватит лежать.

Чугунный с трудом поднялся с земли и понуро поплелся за хозяином.

* * *
Потерпев поражение в борьбе, Чугунный с Зотниковым деятельно готовились к бегам.

Утром Степа делал проминку коню. Поджарый бегунец часто перебирал тонкими ногами и рвался на простор.

— Ты ему воли на первых порах не давай, — поучал Евстигней сына, — попридерживай. Если будут обгонять, не беда. Дай волю верст через семь.

Степка кивал головой.

— А бить нагайкой можно?

— Только перед концом, когда впереди будешь. Почаще его ногами пошевеливай.

А на другом конце стойбища, в кустах у реки, сидели Темир, Кирик и Янька.

— Вчера Сапок объявил народу, что условия состязания остаются прежними: он поклялся сдержать свое слово. Если Буланый не подведет, ты будешь свободен, Кирик. Пойду, однако, сделаю заявку на бега. — Темир поднялся и, раздвинув кусты, исчез за их зеленой стеной.

Ребята остались одни.

— Кирик, когда будешь ехать возле той горы, — показал Янька рукой на дальнюю гору, — я встречу тебя там, ладно?

Кирик молча кивнул головой.

— А знаешь что? — Янька придвинулся к другу. — Только Степке не поддавайся. Он поедет на рыжем бегунце.

— Знаю!

Через несколько минут вернулся Темир.

— Не подкачай, — сказал он озабоченно Кирику и подсадил его на коня.

Буланый скосил глаза на седока.

— Волю дай, не доезжая до Теньги версты за две. Но, если увидишь, что Буланый рвется сильно вперед, не держи. По бокам ногами не бей: не любит. Повод держи крепче. Айда!

* * *
Наездники выстроились в ряд.

Внимание всех привлек стройный, в яблоках красавец-конь.

«Должно, Аргымая, нездешней породы», — подумал Кирик. На вороной кобылице Яжная сидел какой-то незнакомый мальчик.

Справа в ряду виднелся рыжий конь. Во всаднике Кирик узнал Степку. Тот разговаривал с подростком, сидевшим на кауром[22] коне.

Рядом с Кириком горячилась темно-гнедая кобылица. На ней сидел племянник местного бая Манжи.

Кто-то хлопнул три раза в ладоши и подбросил шапку вверх.

Кони рванулись вперед. Первой выскочила на дорогу и стала набирать скорость вороная кобылица Яжная. За ней несся, раздувая ноздри и храпя, чужеземный конь в яблоках. Опустив свободно поводья, мчался на рыжем коне Степка. Голова в голову бежали темно-гнедая кобылица бая Манжи и каурый конь.

Буланый сначала бежал неохотно и только на третьем километре перешел на волчьи скачки. Сидеть на нем было трудно. Кобылица Яжная и конь в яблоках скрылись из виду.

На пятом километре Буланый обогнал кобылицу Манжи и каурого. Впереди было только трое. За поворотом Кирик увидел вороную Яжная и рыжего коня Степки. Буланый сравнялся с ними, и Кирик почувствовал резкую боль в спине: Степка ударил его нагайкой и крикнул злобно: «Посторонись, нищенок?».

Кирик пригнулся к гриве коня, новый удар прошелся по его голым плечам. Закусив губу от боли, Кирик первый раз ударил Буланого. Буланый затоптался на месте. Рыжий конь Зотникова оказался впереди. Сзади послышался дробный стук копыт темно-гнедой кобылицы, и мимо Кирика, размахивая плетью, промчался племянник Манжи. Но Буланый успокоился и помчался вперед. До рыжего коня Степки оставалось с полкилометра: было заметно, что рыжий начал сбавлять бег. Буланый нагнал его на седьмом километре. Конь в яблоках и вороная кобылица Яжная далеко ушли вперед.

«Не придти мне первому», — подумал Кирик в отчаянии и, наклонившись к уху коня, прошептал ему, как другу:

— Вперед!

Буланый помчался. На дороге показалось легкое облачко пыли, и через несколько минут Кирик увидел кобылицу Яжная, которая бежала позади чужеземного коня.

— Вперед!

Чуть наклонив голову к земле, Буланый летел, точно ветер.

Вороная Яжная косила кровавые глаза на бежавшего уже рядом с ней Буланого, но дороги не уступала.

— Отставай, а то огрею! — крикнул Кирику ездок и замахнулся нагайкой.

Кирик вспыхнул от обиды и, подавшись вперед, ласково потрепал гриву коня:

— Вперед!

Буланый, чувствуя ласку седока, помчался во весь карьер. Он опередил кобылицу Яжная и стал догонять арабского коня, вот поравнялся с ним…

Промелькнул кричавший что-то Янька. Замелькали одинокие аилы Теньги, была уже видна сверкающая на солнце крыша дома волостной управы.

— Вперед!

Точно по воздуху, несся алтайский конь. Еще километр. Зоркие глаза Кирика уже заметили толпу народа. Кто-то кричал, подбрасывая шапку вверх; более нетерпеливые выбегали на дорогу.

— Мой идет впереди! — довольный Аргымай потер руки и улыбнулся исправнику. — Две тысячи золотом платил. Лошадь чистокровной арабской породы. Купил в Москве у князя Шаховского. Табунный конь, шибко хорош!

Взглянув еще раз на дорогу, Аргымай в изумлении округлил глаза и, заикаясь от волнения, не веря самому себе, спросил:

— Сапок, чья впереди?

Сапок не успел ответить.

— Дорогу! Дорогу! — прозвенел ликующий голос Кирика.

Толпа шарахнулась, и Буланый промчался по узкому людскому коридору. За ним, раздувая бока, несся конь Аргымая.

Только у реки Кирику удалось сдержать Буланого. Усталый, мальчик свалился на руки Темира.

Кобылица Яжная пришла третьей, за ней — каурый конь, затем показался конь Степки.

— Тебя и мальчика зовут к старшине! — крикнул кто-то из толпы Темиру.

Передав лошадь сияющему Яньке, охотник направился вместе с Кириком к Сапоку. Толпа расступилась, давая им дорогу.

Лицо старшины было мрачно. Аргымай беспокойно ерзал на стуле. Исправник, заложив ногу, курил папиросу.

— Что просишь, мальчик? — спросил Кирика Сапок.

Кирик посмотрел на исправника и сказал тихо:

— Разрешите мне жить в Тюдрале, вместе с Янькой.

Бросив окурок, исправник в недоумении посмотрел на Кирика:

— Не понимаю!

Сняв шапку, Темир пояснил:

— Мальчик — сирота. Жил на заимке Зотникова. Там ему было трудно, хозяева часто били, и он убежал. Я нашел его в тайге полузамерзшим. В Тюдрале есть русская семья бывшего зотниковского работника Прокопия Кобякова. Сам он сейчас на фронте. Прокопий усыновил мальчика. Вот он и просится обратно к Кобякову.

— Как ты думаешь, Сапок? — обратился исправник к теньгинскому старшине.

— По книгам он приписан к Зотникову. Да вот и сам Евстигней Тихонович, — Сапок поманил богатого заимщика. — Иди-ка сюда. Наездника узнаешь? — показал он на прижавшегося к Темиру Кирика.

— Да ты как сюда, разбойник, попал? — Евстигней сделал попытку схватить Кирика за руку.

— Не тронь! — Темир заслонил собой мальчика. — Сапок, — повернулся он к старшине, — сирота ждет обещанного. Ты при народе объявил, что победителю даешь все, что он попросит. Народ надеется на твое слово.

Сапок молчал.

Зотников, подобострастно наклонившись к Кайдалову, что-то торопливо зашептал ему на ухо.

Кайдалов поднялся со стула, щелкнул портсигаром и бросил небрежно:

— Я уважаю ваши обычаи, но… прежде всего закон. И я не позволю его нарушать. Мальчишка принадлежит Зотникову, да-с, Зотникову! — крикнул он уже визгливо.

— Из гнилого рта не жди добрых слов, — горько усмехнулся Темир. — Ваш закон защищает таких, как Зотников и Яжнай — воров и конокрадов…

— Молчать, разбойник! — Сапок замахнулся на Темира.

Кайдалов сделал знак приставу. Тот оглушительно засвистел.

— Темир, уходи! Полиция! — крикнул кто-то из толпы.

— Я тебя не оставлю, Кирик! — бросил коротко охотник и кинулся к реке, где ждал его Янька с Буланым.

Вскочив на коня, Темир помчался по дороге. Вслед ему прохлопало два-три выстрела.

— Фрол Кузьмич, — обратился Зотников к приставу, — надо парнишку посадить под замок, а то убежит. — Он показал на Кирика. — А заодно и этого мошенника припрятать не мешает, — кивнул он на вертевшегося тут же Яньку.

Ребят посадили в пустой аил, где зимой жили телята, и повесили на дверь замок.

Вечером в Теньге было шумно. Богатые гости пировали, а пастухи и охотники разъезжались по своим жилищам, ругая старшину за вероломство.

Аил, куда были заперты пленники, стоял недалеко от реки, на выезде из стойбища, но и сюда доносились крики пьяных гостей, песни. Пировал, бросив охранять пленников, и казачий конвой Кайдалова.

Мальчики сидели, тесно прижавшись друг к другу.

— Надо убежать этой ночью. Если увезут тебя на заимку, оттуда не вырваться, — сказал Янька и, не торопясь, обошел аил, ощупывая его стенки. Кора лиственницы, покрывавшая аил, была крепкой. Не поддавалась и дверь.

Мальчик посмотрел на дымоход. В отверстие видно, как блестели яркие звезды. Пролезть через дымоход было невозможно: концы поставленных конусом жердей переплетались. Кроме того, мешали наружные жерди, которыми была придавлена кора лиственницы.

Янька пошарил в карманах и, нащупав перочинный ножик, стал ковырять им стенку аила. Кора подавалась туго, но, наконец, в стене образовалось отверстие, в него, правда, с трудом, но можно было просунуть руку. Однако радость ребят оказалась преждевременной: наружные жерди были расположены слишком близко друг от друга.

Мальчики пригорюнились. Ночь приближалась к концу. На востоке загорелась утренняя заря. Недалеко от аила в кустах прокричал коростель, и в густой осоке мягко прокрякал селезень. Потом, видимо, напуганная кем-то птица взмыла вверх; тихо скуля, пробежала собака, потом вернулась и, продолжая скулить, начала скрестись в дверь.

— Да ведь это Делбек! — Глядя в отверстие в стене, Кирик тихонько позвал: — Делбек, Делбек!

Пес сделал попытку прыгнуть к дыре, но скатился к основанию аила.

— Делбек нас выведет из аила! — Кирик радостно посмотрел на Яньку.

— Что у него, ключи висят сбоку, что ли? — усмехнулся Янька и глубже запахнулся в свою шубу.

Кирик не ответил. Опустившись на колени возле одной из стенок аила, он прошептал: «Делбек, Делбек, мышь!» — и легонько поскреб ногтем о кору лиственницы. Было слышно, как за наружной стенкой быстро заработал ногами Делбек, выбрасывая землю и углубляясь все дальше и дальше под основание аила. Янька понял затею друга и с восторгом посмотрел на него.

— Мышь! Искать! Мышь! — Подражая звуку скребущейся мыши, Кирик водил ногтем по коре.

Близость «добычи» возбуждала охотничий инстинкт Делбека, и собака работала энергично, углубляя проход в аил.

Рассвет приближался. Где-то за рекой послышались ржанье жеребенка и звук ботала[23]: стойбище просыпалось.

Наконец, к большой радости ребят, показалась голова Делбека. Оставив клок шерсти на сучковатой жерди, пес пролез к своим друзьям, уселся на задние лапы и, тяжело дыша, высунул длинный язык.

Нужно было выбираться быстрее. Кирик сильным ударом ноги отбил большой кусок коры, висевшей над «норой», и скомандовал Яньке: «Лезь!»

Ободрав плечо, Янька с трудом выбрался через отверстие, следом за ним выползли Кирик и Делбек. Час спустя, ребята шагали по дороге, направляясь к Яргольскому ущелью.

* * *
Прошло несколько дней. На Мендур-Сокон напала вооруженная охрана Сапока. Руководил набегом Тужелей.

— Где твой разбойник? — кричал Тужелей, размахивая нагайкой над лежащим возле разрушенного аила Мундусом.

— Не он разбойник, а ты, — с трудом приподнимаясь на локте, прошептал старик. — Вы граби…

Резкий удар плети прервал слова старика. Вскрикнув от боли, Мундус снова припал к земле.

Налетчики избили старого Барамая, Амата и горбатого Кичинея, разгромили несколько аилов, перешарили все постройки, но Темира не нашли.

…По стойбищам пронеслась весть: в районе Усть-Кана появилась вооруженная группа людей. Говорили, что ею руководит молодой алтайский охотник по имени Темир: бедноту он не трогает, а у богатеев уводит табуны лошадей.

Заимка Зотникова охранялась стражниками. Сам Евстигней ездил по делам в сопровождении Чугунного.

У кривого Яжная неизвестные люди угнали косяк лошадей. Келейский богач так и не смог добиться толку от своего пастуха.

— Не знаю кто… Ночь темная, собаки лают, люди кричат… Кто был, не знаю, — разводил пастух руками.

— А ты где пропадал?

— В аиле. Хотел выйти, дверь оказалась припертой снаружи колом. Утром вылез, смотрю — лошадей нет.

Яжнай выругался и поехал в Онгудай к приставу.

Огарков встретил его дружелюбно:

— Слышал, слышал! Принимаю меры. По слухам, часть лошадей обнаружена. Для проверки направил в этот район урядника. Был недавно Зотников. У него тоже табун угнали. Говорил, что лошадь с его тавром он видел у Амата. А Амат говорит, что это его конь от кобылицы, которая ему досталась от отца. Соседи подтверждают. Показывали примету. И я, признаться, не пойму, в чем тут дело — какая-то чехарда. — Пристав пожал плечами и махнул рукой.

Глава девятая

По горам Алтая, над таежными стойбищами, из аила в аил пронеслась весть: русский царь отрекся от престола. Старшину вызвали в Бийск. С ним уехал встревоженный Зотников. Табунщики и пастухи встречали Яжная угрюмо, и бай чувствовал, что почва уходит из-под его ног.

Зотников вернулся из города хмурый:

— Плохи, Иван, дела! Говорят, в Петербурге рабочие бунтуют. Солдаты не хотят воевать. И еще слышал, — широкая борода Евстигнея приблизилась к лицу Чугунного, — будто появились какие-то большевики, и сила у них огромная. Начеку нам надо быть, — закончил он.

По стойбищам ползли слухи: богачи организуют управу. Бедноту к новой власти не допускают.

Тайга насторожилась.

* * *
Кирик, как и прежде, находился в избушке Яргольского ущелья, и Янька не оставлял его.

Однажды, бродя по лесу, ребята услышали яростный лай Делбека. Они поспешили к месту, куда их так настойчиво звал четвероногий друг.

На небольшой поляне, сплошь заросшей буйной растительностью, отмахиваясь ружьем от Делбека, стоял незнакомец. У его ног лежала матросская бескозырка, и ее черные ленты, как две змейки, прятались в траве.

Делбек злобно наступал на матроса, пытаясь схватить его.

Оттащив собаку от незнакомца, мальчики остановились на опушке, готовые в любую минуту задать стрекача.

— Эй, ребята! Далеко тут до жилья? — спросил матрос и поднял бескозырку.

— А тебе куда, дяденька? — Осмелев, Янька шагнул вперед.

— На Барнаул.

— Это надо идти сначала на Тюдралу, потом на Талицу, вниз по Чарышу.

Видимо, матрос заблудился в тайге. Изможденный вид незнакомца, едва стоявшего на ногах, вызывал у ребят жалость.

Пошептавшись с Кириком, Янька спросил:

— Ты, поди, голодный?

— Да, не сыт, — усмехнулся горько незнакомец и провел руками по давно не бритой щеке.

— Ступай за нами! — заявил решительно Янька и, пропустив вперед себя Кирика с Делбеком, зашагал за матросом.

Вечером гостю стало плохо. Лицо его горело, как в огне, он часто прикладывал руку к затылку, где была ссадина.

— Должно, раненый, — высказал свою догадку Кирик.

Ночью ребят разбудили крики больного. Матрос сполз с нар и пытался встать на ноги. Он размахивал руками, рвался вперед и только перед рассветом затих.

Янька и Кирик тихонько вышли за дверь.

— Страшно! — Кирик вздохнул. — Должно, хороший человек: о бедных все говорил, драться с богачами звал… Давай лучше посидим здесь, — предложил он приятелю.

Ребята уселись у порога и говорили о матросе до тех пор, пока не уснули.

Два дня больной не приходил в себя, и Кирик с Янькой ни на минуту не оставляли его.

Как-то на рассвете Кирик проснулся и увидел, что матрос пытался подняться на ноги.

Кирик толкнул Яньку.

Тот открыл глаза и спросил:

— Дяденька, тебе, поди, пить охота?

Матрос молча кивнул головой. Зачерпнув из казана воды, мальчик подал ее незнакомцу. Тот с жадностью припал к кружке. Напившись, спросил:

— Чей ты?

— Я тюдралинский, Прокопия Ивановича сын. Тятя с немцами дерется.

Больной понимающе кивнул головой.

— Ты, поди, есть хочешь? Мы сейчас тебя накормим и напоим. Только у нас чаю нет, пьем бадан[24]. Шибко пользительный! — затараторил Янька.

— Ну, вскипяти.

— А он, — Янька показал на Кирика, — вроде как брат мне приходится. Только он алтаец, а я русский.

— Вот и хорошо! — сказал матрос и внимательно посмотрел на ребят.

Накормив матроса, Кирик и Янька долго о чем-то шептались, потом в смущении посмотрели на своего гостя.

— Что, ребята?

— Вымыться бы тебе горячей водой надо…

— А где ее взять?

— А у нас есть казан. Мы живо вскипятим… Кирик, — заторопился Янька, — ты сбегай за хворостом, а я принесу воды.

Через час довольный матрос, полушутя, говорил:

— Ну, други, устроили вы мне баню неплохую! А вот скоро в тайге будет такая баня богачам, что нагишом повыскакивают в лес.

На следующий день, когда стемнело, около избушки послышался конский топот. Схватив карабин, матрос направился к двери.

— Не стреляй! Это Темир, хозяин избушки, — предупредил Кирик.

— Кто такой?

— Охотник.

Матрос поставил карабин в угол и вышел.

Соскочив с коня, Темир смело подошел к незнакомцу.

— Здравствуй!

Матрос протянул руку.

Сначала разговор между ними не клеился. Осторожный Темир больше молчал. Но, пока ребята готовили чай, взрослые разговорились.

— Большое у тебя хозяйство, Темир?

Охотник улыбнулся.

— Буланый конь, Мойнок и ружье.

— Почему живешь так бедно? Разве ты не хозяин этой тайги, этих гор? — Рука матроса описала полукруг. — Ведь ты посмотри, какое богатство здесь! Пастбища, реки, леса. Разве мачехой стала тебе тайга?

— Нет! — решительно ответил Темир. — Нет, — повторил он. — Тайга мне — как родная мать, и я люблю ее, как сын. Но завладели ею Сапок, кривой Яжнай и Зотников.

— Кто они?

— Сапок — теньгинский старшина, Яжнай — местный бай, Зотников — богатый заимщик.

— А ты, сын тайги, бродишь, как чужой?

Темир опустил голову.

— Что же мне делать? — Темир с надеждой посмотрел на собеседника.

— Пойдем со мной.

— Куда?

— Куда поведу, — улыбнулся матрос.

— Разве нам по пути?

— Конечно. С большевиками тебе по пути.

— Кто они?

Матрос приподнялся и, положив руку на плечо охотника, сказал проникновенно:

— Это, Темир, люди, которые хотят, чтобы ты был хозяином тайги, чтобы ты жил лучше…

— Вот это здорово! — не спуская глаз с незнакомца, прошептал Янька. — Дяденька, а дяденька, а ты откуда? — спросил он матроса.

Матрос назвал себя и рассказал свою грустную историю.

Коммунист-сибиряк, он был направлен в Кузнецк для связи с местной организацией большевиков.

Во время одной из поездок в Горный Алтай Печерский, так звали матроса, был схвачен кулаками и посажен в острог. С помощью верных людей ему удалось бежать в тайгу. В перестрелке с кулаками Печерский был ранен в голову и несколько дней брел по тайге наугад. С ним были ружье, карта и компас. При переправе через горную речку он потерял компас, и карта стала уже не нужна. Матрос заблудился. Недели две жил охотой, а потом все патроны вышли. Началась старая болезнь — лихорадка. Обессиленный, он спустился в ущелье, но выбраться из него уже не мог. Там-то и повстречал ребят…

И у Темира нашлось что рассказать матросу. Он поведал ему об организованном им отряде, который рос с каждым днем.

Последующие события развертывались с необычайной быстротой. Из Мендур-Сокона, захватив с собой отцовские ружья, старые берданки, ушли в горы Амат, горбатый Кичиней, Дьялакай и старый Амыр. Из Усть-Кана в отряд Темира пришел пастух Алмадак и еще двое алтайцев.

Но не дремали и богачи.

Огарков и Тужелей сколотили банды из местных кулаков.

Евстигней Зотников обнес заимку высоким частоколом и в помощь Чугунному принял трех беспаспортных бродяг:

— Документы мне ваши, ребята, не нужны. А ежели нагрянут стражники, укрою. Работа будет легкой: лежи и карауль хозяйское добро.

— От кого караулить-то? — прогудел один из бродяг — детина огромного роста, одетый в грязный ватник, и его бесцветные глаза уставились на Евстигнея. — От кого караулить? — повторил он.

— От недобрых людей. — Брови Зотникова сдвинулись. — От тех, кто идет против царя-батюшки.

— Да ведь его-то нет! — Бродяга хрипло рассмеялся, зажимая рот, пахнущий чесноком и водкой, и подвинулся к Зотникову: — Нельзя ли косушечку?

Зотников сунул руку в карман и вынул револьвер.

— Ежели еще одно слово молвишь про царя-батюшку, голову снесу!

— Но-но, не пугай! — Остальные босяки подвинулись к Евстигнею. — Не таких видали.

Зотников быстро окинул взглядом широкий двор. Чугунного не было. Отступать нельзя.

Заложив револьвер за спину, он шагнул к ближнему бродяге:

— Вот тебе, Савватеюшка, на первый случай! — и, размахнувшись, ударил его рукояткой револьвера.

Бродяга упал. Остальные с восхищением посмотрели на Евстигнея.

— В атаманы бы тебя, Евстигней Тихонович, шибко ты смел! В убивцы годишься. Мы бы с тобой не пропали, — хихикнул один из них.

Савватейко, точно побитый пес, поднялся с земли и протянул руку хозяину:

— Дай на косушку. Орел ты, Евстигней!

— Да и вы, вижу, не курицы, — усмехнулся заимщик.

Пьяный Савватейко жаловался друзьям:

— Одолел нас Евстигней. Думал, попятится, а он, на-ко, хлоп тебя! Хорошо, что по голове не ударил. — Оловянные глаза пропойцы, не мигая, уставились в одну точку. — Теперь скажи Евстигней: «Савватейко, лезь в огонь», — полезу!

— На, выпей! Поди, душа горит, — протягивая Савватейке недопитую бутылку, произнес один из бродяг.

— Горит, братцы! — Дробно стуча зубами о горлышко посуды, Савватейко выпил и, повеселев, отбросил бутылку в сторону. — Ложки, братцы!

Бродяги достали почерневшие от грязи ложки, и тишину зотниковского двора огласила их чистая дробь.

Ух! Ходи, изба, ходи, печь,
Хозяину негде лечь!
Гулянка продолжалась до утра. Над тайгой поднялось солнце, осветило деревья, поиграло зайчиками на окнах зотниковского дома и медленно стало сползать во двор, где у крыльца лежали мертвецки пьяные караульщики.

Вечером Евстигней вместе с новым телохранителем выехал на Тюдралинскую дорогу.

Проехав с полкилометра, они догнали человека в солдатской шинели. Забросив котомку за спину, человек шел торопливо и только оглянулся на стук копыт.

— Эй, служивый, дорогу!

Солдат стал на обочину, и Зотников узнал в нем своего бывшего работника Прокопия Кобякова. Натянув поводья, Евстигней приподнял картуз:

— Мое вам почтение!

— Здравствуйте, — сухо ответил Прокопий.

— Домой идешь?

— Да.

— А как же с войной до победного конца? — язвительно спросил Евстигней.

— Пускай воюют те, кому этот конец нужен.

— А тебе разве не нужен?

— Нет, — ответил через плечо Прокопий. — Проезжайте. Пеший конному не товарищ, да и я тороплюсь. — И, отвернув давно не бритое лицо от Евстигнея, он сошел с дороги.

— Мой бывший работник. По лицу вижу, что большевик, — пояснил Евстигней Савватейке, кивая в сторону Прокопия.

— Дать ему встряску? — бродяга придержал коня.

— Сейчас не стоит. Посмотрю, что будет дальше, — махнул рукой Зотников.

…К вечеру в избе Кобякова собрались односельчане-фронтовики. И, когда на востоке заалела яркая полоска света, гости Прокопия стали расходиться по домам. На следующий день в Тюдралу из Яргола пришел матрос. Рядом с ним шагали Янька и Кирик. Поодаль, обнюхивая заборы, бежал Делбек.

— Показывай свою хату, — сказал матрос Яньке, и тот помчался вперед.

Печерский подошел к избе Прокопия и, окинув взглядом заречье, где ютились алтайские аилы, постучал в дверь. На стук выглянула Степанида. Увидев на Кирике матросскую бескозырку, она улыбнулась.

— Будущий моряк Балтийского флота, — кивнул матрос в сторону Кирика.

Прокопий вернулся под вечер. Поцеловал ребят и, освободившись от их объятий, радостно протянул руку Печерскому:

— Слышал о тебе, слышал!

А назавтра приехал Темир с усть-канским пастухом Алмадаком. Снова пришли фронтовики. В избе стало тесно…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава первая

В один из солнечных зимних дней над Тюдралой понеслись тревожные звуки церковного набата. Все село пришло в движение: скакали верховые, шли пешие, скрипели колесами таратайки, ржали кони. На маленьких лохматых лошадях, густой колонной, к центру села двигались с Темиром алтайцы.

Группа фронтовиков, во главе с Прокопием и Печерским, вышла на площадь с Красным знаменем. Позади шагали Кирик и Янька. Сегодня Степанида надела на них новые рубахи, нарядила точно на праздник. Прокопий махнул звонарю, и тот умолк. Солнце заливало село, голубые горы и леса и, сверкая на льду реки, отражалось в окнах избушек.

Народ прибывал. Со стороны заимки Зотникова на окраину Тюдралы выскочил всадник. Покружил вороного коня и, подняв его на дыбы, яростно ударил нагайкой. Сверкнули на солнце серебряные накладки седла. Повернув лошадь, всадник бешеным галопом помчался обратно. Среди деревьев замелькали его богатая шуба и нахлобученная шапка, опушенная мехом выдры. Это был кривой Яжнай. Рано утром, объезжая зимние пастбища, он не нашел на месте пастухов и, узнав, что табунщики и чабаны уехали вместе с Темиром в Тюдралу, поскакал туда. При виде тысячной толпы народа бай струсил и погнал своего коня на заимку Зотникова.

Митинг открыл Прокопий:

— Товарищи! Буржуазное правительство пало! — говорил он. — В стране утвердилась власть рабочих и крестьян. Трудовой народ стал хозяином своей судьбы. Только через Советы мы придем к счастливой жизни. Да здравствует отец и учитель мирового пролетариата — Ленин!

По площади, точно вешний поток, прокатился гул голосов; он нарастал откуда-то издалека и превращался в могучий рокот.

— Слава Ленину!

— Да здравствует власть Советов!

— Смерть мироедам!

После Прокопия выступил Печерский, за ним — Темир. Говорил он по-алтайски. При упоминании Сапока и Яжная лицо его мрачнело и озарялось улыбкой радости, когда он называл русских братьев — Печерского и Прокопия.

В этот день тюдралинцы выбрали свой первый Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов с председателем Прокопием Кобяковым.

Военным комиссаром отряда самоохраны был избран Иван Печерский, его заместителем — Темир.

Но враги советской власти не дремали.

Вечером на заимку Зотникова приехали Сапок, Аргымай и кривой Яжнай. Ночью же сюда на взмыленном коне прискакал Ершов — бывший царский офицер. Его сопровождал Огарков.

Евстигней и все присутствующие при виде Ершова поднялись с мест.

Когда забрезжил рассвет, гости Зотникова разъехались в разные стороны. Провожая Ершова, Евстигней задержал его на крыльце.

— Как же держаться с большевиками?

— Тише воды, ниже травы, постарайся втереться к ним в доверие. — И, наклонившись к уху хозяина, Ершов прошептал: — Скоро так нажмем на коммунистов, что кровь из них ручьем брызнет! — Глаза Ершова сверкнули. — А сейчас притихни. Съезди завтра в Тюдралу, в сельсовет. Так, мол, и так, я, Евстигней Зотников, стою за социализм, — Ершов зло усмехнулся, — а поэтому отдаю, мол, в общее пользование маральник. Понял? — Видя, что хозяин нахмурился, Ершов похлопал его по плечу. — Потом мы его вернем. Все будет в порядке. — И, вскочив на коня, исчез в предутреннем тумане.

Евстигней явился в Тюдралинский сельсовет. Долго шарил глазами по стенам и, не найдя иконы, опустился на лавку.

— Зачем пожаловал? — спросил сурово Прокопий.

Зотников не спеша погладил окладистую бороду, проговорил вкрадчиво:

— Значит, теперь и показаться нельзя? А ежели, к слову доведись, я сочувствующий советской власти, можешь ты меня гнать?

— Ну хорошо. Говори, зачем пришел?

Евстигней крякнул:

— Желаю свой маральник в общее пользование передать.

— Хорошо. Завтра пошлю комиссию, маральник примем. Еще что?

— Бумаги мне никакой не надо. Только запиши где-нибудь, что Евстигней Зотников желает строить… как его… этот самый… — Евстигней наморщил лоб, — социализм, — медленно произнес он незнакомое слово, слышанное от Ершова.

— Все? — с трудом сдерживая гнев, спросил Прокопий.

— Еще желаю отдать старую собачью доху, что купил на ярмарке в Бийске, и комолую корову. Еще… — видя, как побледнел Прокопий, Зотников умолк и в страхе попятился к дверям.

— Вон отсюда! — Прокопий грохнул кулаком по столу и, схватив шапку Зотникова, швырнул ее вслед хозяину. — Паразит!

Вскочив на лошадь и не оглядываясь, Евстигней помчался во весь карьер к заимке.

* * *
Через некоторое время в Мендур-Сокон, в сопровождении Темира и Кирика, приехала русская девушка.

— Наш фельдшер, — объявил Темир Мундусу. — Завтра освободим один из аилов, где она будет жить и принимать больных, а сегодня пусть заночует у нас.

Мундус вынул изо рта трубку и, кивая головой девушке, приветствовал ее по-алтайски:

— Каменный твой очаг пусть будет крепким, пусть будут у тебя кучи пепла и толокна!

Это значило, что он желает приезжей спокойной, счастливой жизни в стойбище.

Наутро, надев белый халат, фельдшерица стала обходить аилы. Переводчиком ей был Кирик. Зашли к снохе слепого Барамая, Куйрук.

Куйрук неохотно поднялась навстречу.

Девушка окинула взглядом бедную обстановку аила и спросила Куйрук о здоровье. Куйрук отодвинулась от гостьи, пробормотав что-то невнятное.

— Что она говорит?

— Она говорит, — запинаясь, начал Кирик, — что русским лекарям не верит.

— А кому же она верит?

Кирик перевел вопрос, но Куйрук, бросив палочку, которой она ковыряла пепел в очаге, отвернулась и не отвечала.

— Скажи, чтобы она вскипятила воду в казане, — сдвинув брови, строго сказала фельдшерица. — Я через полчаса зайду.

Фельдшерица и Кирик вышли из жилья.

В соседнем аиле нудно плакал ребенок и раздавался сердитый женский голос.

У самого входа топтался привязанный теленок. Фельдшерица погладила его по блестящей спине и повернулась к сидящей старухе. Та оказалась словоохотливой. Кивнув головой на люльку, вернее на небольшую деревянную колодку, где лежал ребенок, она рассказала, что внучка Урмат день и ночь не дает ей покоя.

Фельдшерица подошла к люльке, развязала ремешки и приподняла девочку. Дно колодки было мокрое и грязное. Фельдшерица переложила девочку на сухую одежду и сказала старухе, чтобы та выбросила колодку за дверь. Вымыв ребенка, девушка вернулась в аил Темира и попросила дать ей помощницу. Потом вместе с двоюродной сестрой Темира, Танай, опять направилась к Куйрук.

Хозяйка, сидя у кипевшего казана, косо поглядела на вошедших и отрицательно покачала головой:

— Нет, свое счастье смывать не буду.

Лишь после долгих уговоров энергичной Танай удалось вымыть женщину.

Провожая девушек, Куйрук провела рукой по чистому лицу и раскрыла в улыбке беззубый рот.

Прошло несколько дней.

В аил белокурой девушки Сарыкыс — так стали звать фельдшерицу — все чаще и чаще стали заходить жители Мендур-Сокона.

* * *
Следом за фельдшерицей в стойбище приехал бойкий паренек. Остановил лошадь недалеко от аила Барамая и, не слезая с тележки, крикнул хозяев. Вышла Куйрук. Не выпуская длинной трубки изо рта, спросила:

— Чего тебе?

— Где живет Темир?

Женщина показала.

Паренек повернул лошадь и сопровождаемый лаем собак подъехал к аилу охотника.

Дверь открыл Мундус. Посмотрел добрыми старческими глазами на приезжего, сказал приветливо:

— Проходи, гостем будешь. Карабарчик, помоги выпрячь лошадь.

Возле таратайки приезжего уже толпились ребята, разглядывая с любопытством странный груз.

Приезжий снял полог, которым были закрыты книги и широкие листы бумаги, и весело позвал ребят.

— Ну, карапузик, неси-ка вот это в аил! — Он передал пачку книг одному из мальчиков.

Тот неумело взял ее в руки; бечевка, которой была связана пачка, соскочила, и книги рассыпались.

Запахнув рваную шубенку, мальчик присел на корточки перед раскрывшейся книгой и с любопытством стал разглядывать рисунки.

Рядом опустились на землю другие ребята.

На рисунке была изображена большая голова с длинными усами и широкой бородой. Из ноздрей и изо рта страшилища дул сильный ветер, пригибая степной ковыль. Перед головой на могучем коне сидел всадник с обнаженным мечом.

— Уй! — Мальчик обвел глазами своих товарищей и поманил Кирика к себе: — Кто нарисован?

— Яжнай.

Глаза ребят заблестели.

— А это? — Мальчик, показал на богатыря с обнаженным мечом.

— Темир.

— Уй! — радостно воскликнули ребята.

— Это сказка знаменитого русского поэта Пушкина, — объяснил приезжий и стал собирать книги. — Вот скоро откроем избу-читальню, я вам буду читать много хороших книг… Тебя как зовут? — обратился паренек к мальчику, который уронил книги.

— Бакаш. Я бы ту страшную голову палкой стукнул!

— Айда-ка, подойди! Вот какой ветер изо рта дует, конь едва стоит, — заметил один из ребят.

— А я бы сзади подошел да по затылку! — не сдавался Бакаш.

— Ишь ты, какой хитрый! — улыбнулся приезжий.

Вечером вернулся Темир. С ним было трое русских.

— Это плотники, отец, — сказал он Мундусу. — Поставят большую избу для Сарыкыс. Там она будет принимать больных. Потом баню построят и избу-читальню.

На помощь плотникам пришли все жители стойбища. От старших не отставали и ребята. В лесу застучали топоры. С треском валились могучие лиственницы. Очистив деревья от сучьев, их волокли на лошадях в Мендур-Сокон.

Строительство амбулатории и избы-читальни подходило к концу. Пока плотники заканчивали потолок и крышу, Костя — так звали избача — занялся с ребятами уборкой помещения. В глубине маленькой сцены повесили портрет Ленина и украсили его молодыми ветками пихты. В день открытия избы-читальни к мендур-соконцам приехал Прокопий с сыном. Кирик повел Яньку по стойбищу показывать новостройки.

Из тайги прибыли нарядно одетые пастухи и охотники. Мендур-соконцы тоже принарядились. Даже Бакаш выглядел франтом. Новая меховая шапка с кистью из крученого шелка закрывала его густо намасленные черные волосы. На ногах мальчика были мягкие, без каблуков, алтайские сапоги. Хотя шуба была не по росту и Бакаш часто наступал на ее длинные полы и рукава, опускавшиеся до самой земли, зато это была праздничная шуба, которую он надел первый раз в жизни.

Торжество открыл Прокопий. Он рассказал о партии большевиков, которая принесла счастье народам, освободив их от кабалы купцов, помещиков и баев.

Потом на маленькую сцену вышел сказитель. Усевшись на узорчатую кошму, он провел по струнам топшура и запел:

…Думы твои глубоки,
Счастье наше — Ленин.
Стремлений твоих высоких
Народ не забудет, Ленин.
Мудрость твоя нетленна,
Народом любимый Ленин.
Ты бедных из байского плена
К жизни вывел, Ленин.
Ты бить врагов научил
Бесстрашно и смело, Ленин.
Дорогу нам осветил
К коммуне твой гений, Ленин.
Люди вскочили с мест, захлопали.

Молодежь открыла танцы и игры. Фельдшерица с Костей плясали «казачка». Сестра Темира — черноглазая Танай — кружилась с молодым охотником Аматом. Ребята вместе с Кириком и Янькой играли у реки в лапту. Прокопий и старики сидели в аиле Темира, разговаривая о делах, пили крепкий чай с маслом и солью.

Над тайгой висело ласковое полуденное солнце и, бросая яркие лучи на деревья, как бы радовалось вместе с людьми новому, что принесла в Горный Алтай советская власть.

* * *
На следующий день Янька, взяв с Кирика обещание, что он вскоре приедет в Тюдралу, простился со своим другом.

В тот месяц в Мендур-Соконе произошло еще одно важное событие. Как только плотники закончили баню и уехали домой, сноха слепого Барамая, Куйрук, вместе с Танай пошла в жарко натопленную баню и, вымывшись, бросила в предбаннике платье вдовы, которое она не снимала с плеч несколько лет. Одевшись, как и все русские женщины, провожаемая любопытными взглядами соседок, она направилась к своему аилу.

— Куйрук нарушила закон наших предков, — говорили старухи.

— Злой дух Эрлик пошлет на нас несчастье. Беда! — вздыхал Уктубай. Это был немолодой суеверный алтаец, служивший раньше пастухом у Яжная.

Но молодежь прониклась уважением к смелой снохе Барамая и помогала ей в домашней работе.

Однажды, проходя мимо аила Бакаша, Кирик услышал лай собак и остановился. На возу, который тащила медленно шагающая по дороге лошадь, он увидел незнакомого мужчину. Тот заметил мальчика, помахал ему рукой и стал поторапливать лошадь. Когда воз поравнялся с Кириком, мальчик разглядел несколько ящиков, закрытых брезентом.

— Где найти Темира? — спросил приезжий.

Кирик ответил, что охотник сейчас в Тюдрале и вернется только к вечеру.

— Ну хорошо, я подожду его около аила.

Темир в этот день вернулся поздно. Приезжий уже спал, и его решили не будить.

Рано утром, когда солнце еще пряталось за горы, отец Темира разбудил приезжего.

— Айда чай пить! Темир скоро опять уедет.

Мужчина быстро соскочил с телеги и вошел в аил. Узнав, что гость работает в Усть-Кане продавцом и приехал на стойбище с товарами, Темир сказал Кирику, чтобы он оповестил жителей.

Мальчик позвал Бакаша, и они вдвоем быстро обежали аилы.

Первой пришла сноха Барамая — Куйрук. За плечами у нее висел мешок с овечьей шерстью. Сбросив его на землю, женщина показала рукой на иголки.

— Сколько тебе? — спросил продавец.

Куйрук взяла две иголки, пришпилила их к кофточке и, вытряхнув шерсть из мешка, направилась домой.

— Эй, постой! — крикнул продавец.

Куйрук остановилась.

— Зачем шерсть бросила?

— Как зачем? Ты мне две иголки дал, а я тебе — шерсть.

— Да разве можно так! — развел продавец руками. — Разве две иголки мешок шерсти стоят?

— Купец Мишка Попов всегда так брал, а тебе мало? — Женщина помрачнела.

Продавец улыбнулся.

— Сейчас подсчитаем, сколько стоит мешок шерсти. Дай-ка сюда.

Куйрук подала порожний мешок. Продавец сложил в него шерсть и, взвесив, стал щелкать на счетах.

— За шерсть тебе полагается пять метров ситца, осьмушка чаю и три иголки. Будешь брать?

Куйрук недоверчиво посмотрела на продавца: «Смеется, наверное». Но, увидев улыбающегося Темира, повеселела и, забрав покупки, быстро зашагала к аилу.

Торговля шла бойко. Народ прибывал. Мундус, Барамай и горбатый Кичиней купили табаку и соли. Бакаш принес в шапке четыре яйца, которые он выпросил у матери, и получил взамен красивый рожок с красными и голубыми линиями. Сунув его в рот, Бакаш извлек нежный звук. Глаза музыканта так и сияли от радости. Выбравшись из толпы, он важно зашагал к своему аилу, не переставая трубить, но вскоре вернулся и купил блестящий, из жести, пистолет и две коробки бумажных пистонов. Бережно взял свою покупку, взвел курок и, вложив пистон, направил дуло пистолета в стоявшего рядом с ним Кичинея.

Тот сделал испуганное лицо и попятился от мальчика:

— Уй, боюсь!

Когда раздался выстрел, Кичиней упал под дружный хохот односельчан.

Глава вторая

Наступила весна 1919 года. День и ночь, не умолкая, шумели бурные реки Алтая. Буйно поднимались травы, яркое солнце согнало с междугорий последний снег. Жители Тюдралы и Мендур-Сокона приступили к севу.

Но над Горным Алтаем собрались грозные тучи.

…Глубокая полночь. В сельсовете светит огонек. Склонившись над столом, пишет что-то Прокопий. Его усталое, давно не бритое лицо кажется старым. Много забот. Недавно он получил известие от Ивана Печерского: молодая Советская Республика находилась в опасности. Предстояла тяжелая борьба с контрреволюцией.

На Сибирь надвигались белогвардейские полчища злейшего врага трудового народа — Колчака.

Поднимали голову местные кулаки.

Прокопий поправил свет в лампе и зашагал по комнате. Нет, он не один. Сегодня были Темир, Алмадак и несколько большевиков из стойбищ. Приходили фронтовики-коммунисты.

Прокопий не знал покоя. Вместе с Печерским он объезжал ближайшие села и деревни, создавая мощный партизанский отряд.

— Не быть белякам на советской земле! Не задушить им волю трудового народа, его стремление к свободе и счастью! — говорил он.

Простые люди слушали Прокопия, и в их сердцах закипала ненависть к заклятым врагам.

Оставив плуги и бороны, взялись за винтовки жители гор. Ушли в партизаны фельдшерица и веселый паренек Костя.

Иван Печерский принял командование сводным отрядом партизан. Связным у него был Янька.

Печерский подарил мальчику казачью шапку. Правда, она была великовата, но зато в ней Янька выглядел настоящим кавалеристом.

Кирик вместе с Темиром, Мундусом и Кичинеем охраняли маралов на бывшей заимке Зотникова.

В Мендур-Соконе остались лишь женщины и дети.

Однажды на стойбище нагрянула банда Яжная. Налетчики сожгли избу-читальню, разгромили амбулаторию и баню. Когда бандиты ускакали, Бакаш припал к лежавшей на овчинах избитой бандитами матери.

— Мама, я уйду из Мендур-Сокона! — сказал он сквозь слезы.

— Куда? — Женщина с трудом приподнялась и посмотрела на сына.

— К Алмадаку, в партизанский отряд.

— Не примут тебя — еще мал. Да и где искать отряд — тайга большая. Иди лучше к Темиру на маральник. Будешь помогать дедушке Мундусу и Кичинею.

Через несколько дней, когда мать поправилась, Бакаш ушел на бывшую заимку Зотникова, но Темира там уже не застал. Его вызвал к себе Прокопий Кобяков.

Охотник приехал в село в полдень.

— А, Темир! — обрадовался Кобяков. Крепко пожав алтайцу руку, приступил прямо к делу:

— Вот что, Темир. На днях отряд Абраменко разбил банду кривого Яжная. Но главарь бежал и, по донесению людей Печерского, направился через Тигирецкие белки́ в Казахстан. Так ли это, неизвестно. Ясно одно: он скрывается в тайге и его нужно перехватить. Мы поручаем это тебе, как коммунисту, хорошо знающему район Тигирецких белко́в. Если Яжнай не один, немедленно сообщи нам. Я подготовлю отряд.

— Завтра же отправлюсь в путь, — ответил Темир.

— Один?

— Нет, с Кириком.

Прокопий молча прошелся по комнате.

— Повторяю, задание сопряжено с опасностью, значит, не для мальчика. Кстати, сколько ему теперь лет? Тринадцать?

— Тринадцать, — подтвердил Темир и, боясь возражений Кобякова, сказал с теплотой: — Прокопий Иванович, хотел бы я брать Кирика или не хотел, он все равно от меня не отстанет. К тому же Кирик — неплохой стрелок, и его помощь будет мне нужна для связи с вами.

— Так, — проговорил в раздумье Прокопий. — Ну что ж, лишних людей сейчас нет. Пусть будет по-твоему. Только будь осторожен. — Кобяков вышел в соседнюю комнату и вынес оттуда легкий карабин. — Передай Кирику от меня в подарок. Вот и патроны. — Прокопий вытащил из ящика стола тяжелую коробку с патронами.

Темир погладил гладкий ствол карабина.

— Лучшего подарка для Кирика не придумаешь, — с благодарностью промолвил он. — Мальчик давно мечтает о карабине… Да, чуть было не забыл! Кирик просил узнать, где сейчас Янька.

— Янька теперь связной в отряде Печерского. Помнишь матроса?

— Ну как же! — Глаза Темира потеплели. — Где его отряд?

— На Усть-Канской дороге сдерживает натиск Ершова.

Сообщив Кобякову план розыска Яжная, Темир собрался уходить. Прокопий его не задерживал.

— Зайди к Степаниде, она о тебе соскучилась, — сказал он, пожимая на прощанье руку Темиру.

Стоял теплый вечер. Шумел Чарыш, и за рекой мычали коровы. Улица была пустынна. Отвязав коня, охотник направился к избе Кобякова.

Степанида встретила его радостно. Напоила чаем, долго расспрашивала про Кирика.

— Стосковалась я по нем, хотя бы на денек приехал. Да и Янька дома не бывает, — вздохнула она.

— Время такое, — ответил Темир, — некогда по домам сидеть. Тайга горит, тушить надо.

— Скорее бы расправиться с бандитами!

Поговорив с Темиром о домашних делах, Степанида пожаловалась:

— Не знаю, что с Делбеком делать. Держу все время взаперти — как бы не убежал к Яньке в отряд. Мужу сейчас не до него. Взял бы ты, Темир, собаку к себе. Пускай поживет на ферме.

— Ладно, возьму. Мойнок болен, остался на стойбище, пусть его пока Делбек заменит.

Закурив, он вышел вместе с хозяйкой из избы и направился к сарайчику, где был закрыт Делбек.

— Поберегись! — отодвигая засов, крикнула Степанида.

В тот же миг из сарая выскочила лохматая собака и, узнав Темира, чуть не сшибла его с ног. Радостно повизгивая, пес метнулся к Степаниде и лизнул ее в лицо.

— Вот леший, прямо одурел! — сказала она.

Через полчаса, приторочив ружье и патроны к седлу охотник выехал на ферму.

* * *
Огненным шаром висит над зеленым морем палящее июльское солнце. В междугорьях пахнет сыростью, пряным запахом прелых трав. Чуть журча, бьют, растекаясь, холодные родники.

Далеко, точно застывшие на месте кучевые облака, видны Тигирецкие белки́. К ним в сопровождении огромной сибирской овчарки спешат два всадника.

Это Темир и Кирик. Они бродят по тайге в поисках Яжная. В полдень, когда путники переезжали вброд горную речку, они, наконец, наткнулись на след, который тянулся вдоль берега по направлению к Тигирецким белка́м. Соскочив с лошади, Темир стал внимательно его рассматривать. След был крупный и принадлежал, видимо, человеку, обутому в русские сапоги.

— Если прошел алтайский охотник, зачем ему тяжелые сапоги? — размышлял вслух Темир. — А вот и второй след. Кирик, ты видишь? Ого! Их трое. Смотри правее! — живо проговорил охотник. — Шаг третьего то короче, то длиннее. А вот здесь, у обрыва, человек думал: идти ему вперед или повернуть обратно. По-моему, это прошел Яжнай и с ним еще двое. Видишь, следы повернули вправо. — Охотник вытер рукавом потный лоб. — Там проходит горная река, она берет начало с ледников. Бандит, наверное, решил идти берегом, мимо «пещеры злых духов». Это хитрая лиса! Он знает, что алтайцы из-за страха перед Чулмусом — злым духом — побоятся приблизиться даже к окрестностям пещеры.

— А в пещеру попасть можно?

— Конечно! Она имеет два хода: с северной стороны и на южном склоне. У южного входа есть площадка. На нее можно спуститься с горы по веревке.

— Страшно!

— Опасно: можно каждую минуту свалиться вниз.

— Ну, а выбраться из пещеры как? Тоже по веревке?

— Да. Однако, Кирик, я пойду на разведку, ты останешься здесь.

Темир расседлал и стреножил коней. Увидев, как помрачнело лицо мальчика, добавил:

— Обо мне не беспокойся. Если ничего не случится, вернусь часа через два. Если же встречу бандитов, дам знать двумя выстрелами, тогда садись на лошадь и гони к Прокопию.

— Я с тобой пойду…

— Нет, нельзя!

Оставшись один, мальчик занялся карабином. Внутренность ствола блестела, как зеркало: видимо, Прокопий умел держать ружье в порядке. Загнав патрон, Кирик прицелился в парившего в небе коршуна. Нет, стрелять нельзя. Может, Яжнай бродит недалеко; услышит выстрел — тогда все пропало.

Опустив ружье, Кирик задумался. Жаль, что здесь нет Яньки! Они бы вдвоем обследовали пещеру, и Темир не, подвергался бы опасности. Мальчик вздохнул.

Время шло медленно. Прислушиваясь к шуму воды, Кирик начал дремать. Темная ночь постепенно окутала тайгу, а Темир все не возвращался. Беспокойство охватило Кирика. Он спустился к берегу на песчаную отмель. В однообразном рокоте горной реки было что-то успокаивающее.

Высоко в небе сверкали яркие звезды. Вот одна из них скатилась за гору, оставив бледную полоску света. Мальчик несколько минут стоял неподвижно. Ничто не нарушало безмолвия ночной тайги, лишь невидимые волны, ударяясь о камни, беспокойно шумели. Опершись на ружье, Кирик вглядывался в ночную темь.

Вдруг Делбек глухо зарычал. В тот же миг раздался крик человека. Прозвучал выстрел, что-то тяжелое упало в воду. Что делать? Кирик, не раздумывая, указал Делбеку на реку, и собака ринулась в поток.

Прошло несколько томительных минут. Из-за горы медленно выплыла луна, и Кирик увидел барахтавшегося в воде Делбека, который выволакивал на берег чье-то тело.

Мальчик бросился в воду, помог неизвестному выбраться на берег и вскрикнул от удивления.

Перед ним лежал Уктубай из Мендур-Сокона. Раненный в грудь пастух задыхался. Кирик поспешно расстегнул ему шубу. Приподняв с усилием голову, Уктубай пристально посмотрел на Кирика и, узнав его, торопливо зашептал:

— В пещере Чулмуса… вход завален камнями… Яжнай…

— Яжнай не один?

— С ним Атаган… Он меня пристрелил…

Дыхание пастуха становилось прерывистым. Он пытался еще что-то сказать, но безуспешно шевелил губами. Вдруг старик приподнялся и произнес отчетливо:

— В горе Чулмуса, в третьей пещере у северного входа, в углублении, где белый камень, спрятано японское оружие. Яжнай доставил из Монголии… — Вздрогнув всем телом, Уктубай опрокинулся навзничь и затих.

Кирик не знал, что предпринять: Темир, наверное, в пещере, закрыт… Жив ли он?

Наступил рассвет. В сером полумраке уже были видны очертания гор. Легкий туман, висевший над тайгой, начал рассеиваться. Река и горы, кустарники и деревья виднелись уже отчетливо.

Завалив камнями тело Уктубая, Кирик отвязал от седла арканы и, переправившись на противоположный берег, остановился в густом лозняке. Здесь было тихо. Лишь недалеко возилась небольшая стайка кедровок, но и она, вспугнутая Делбеком, скрылась в пихтаче. Совсем рядом просвистел бурундук. Избегая открытых мест, мальчик осторожно двинулся к пещере Чулмуса.

Гора угрюмо висела над тайгой. Северный склон ее был покрыт густым лесом, южная сторона представляла выветренные, без признака растительности скалы. Круто сбегая вниз, они обрывались над рекой.

Забравшись на высокую лиственницу, Кирик оглядел местность. Он опасался встречи с Яжнаем. Если бандит с Атаганом бродят недалеко, значит, они обязательно разведут костер… Однако дыма нигде не было видно. Мальчик спустился с дерева и увидел, что Делбек, подняв голову, напряженно что-то вынюхивает, затем побежал к северному склону горы. Кирик последовал за собакой и наткнулся на надломленную ветку, а в пяти шагах от нее — на вторую. Значит, здесь прошел Темир. Кирик знал привычку таежных охотников отмечать свой путь.

Держа ружье наготове, мальчик не отставал от собаки.

Почти у самой горы Делбек сделал стойку, сунул нос в траву.

Молодой следопыт насторожился и, опустившись возле собаки, стал внимательно осматривать примятую траву. Два следа пересекли путь Темиру и шли дальше, за выступ скалы.

Впереди у подножья горы виднелась груда камней. Это был вход в пещеру Чулмуса. То, что сказал Уктубай перед смертью, было правдой: вход оказался заваленным огромными камнями.

Кирик попытался отвалить один, но даже не мог его сдвинуть с места. Как выручить друга? Ехать к Прокопию? Пройдет много времени… Да, ведь есть южный вход!

Окрыленный надеждой, мальчик бросился к перевалу.

Глава третья

Поднявшись на перевал, Кирик окинул глазами расстилавшуюся перед ним тайгу. Причудливой формы горы, покрытые лесом, уходили далеко на запад. Среди пышной растительности серебристой лентой вилась река. Леса стояли нетронутые. Нога человека ступала здесь редко: суеверный страх гнал людей дальше от страшной горы.

Бросив еще раз взгляд на тайгу, мальчик зашагал по склону горы. Достигнув южной стороны, остановился.

«Где-то здесь должен быть вход в пещеру», — подумал он. Закрепив один конец веревки за старую, высохшую лиственницу и не выпуская из рук аркана, Кирик заглянул в бездну и невольно отвел глаза. Далеко внизу кружили птицы, едва слышно шумела бурная река. Крепко держась за аркан, Кирик вновь глянул вниз: надо было отыскать выступ — площадку, о которой говорил Темир.

В нескольких метрах внизу был виден каменный выступ. Значит, вход в пещеру здесь. «Но как быть с Делбеком? Оставить его наверху и одному искать Темира? Трудно. Разве спустить сначала собаку на веревке? А хватит ли одного аркана для спуска? — Наклонившись над пропастью, он стал опускать другой канат. Его едва-едва хватило. — Веревку с собакой надо выпустить в тот момент, когда Делбек будет над выступом. Хорошо, если собака прочно встанет на камень. А если неудачно?»

Однако раздумывать было некогда.

Обмотав аркан вокруг туловища овчарки, он показал рукой в пропасть, сказал:

— Делбек, вниз! Темир там!

Собака посмотрела умными глазами на мальчика и поползла к краю обрыва. У самого края она в нерешительности остановилась.

— Темир там, — повторил ласково Кирик и почувствовал, как натянулась в его руке веревка. Опираясь ногой о камень, он стал медленно спускать собаку.

Наконец, веревка кончилась. «Но висит ли Делбек над выступом?» Взглянув вниз, Кирик убедился, что его расчет верен: Делбек над камнем. Мальчик выпустил из рук веревку и зажмурился, но тут же вздохнул облегченно: отдаленный лай Делбека свидетельствовал, что собака благополучно добралась до пещеры.

Теперь можно было спускаться и самому. Кирик закрепил веревку за лиственницу, пристроил карабин и, держась за аркан, повис над бездной.

Через несколько минут он почувствовал, что его ноги упираются в камень. Радостно забилось сердце. Теперь-то Темир будет найден!

У полукруглой арки — входа в пещеру — стоял, весело помахивая хвостом, Делбек. Кирик огляделся. У его ног была куча птичьего помета, пух и перья. Видимо, здесь гнездились птицы. Из глубины каменного коридора пахло сырым воздухом. Пустив вперед Делбека, Кирик сделал несколько шагов. С потолка поднялась встревоженная стая летучих мышей и бесшумно закружилась над ним.

Метров через пятнадцать коридор повернул под прямым углом вправо. Пройдя несколько шагов, Кирик и Делбек оказались в темноте.

«Как бы не заблудиться!» — пронеслось в голове у мальчика. Он шел медленно, ощупывая на каждом шагу сырые стены. Внезапно Делбек остановился. Привыкшие к темноте глаза мальчика разглядели глубокую яму, зиявшую во всю ширину прохода.

Кирик бросил в нее камешек и, прислушиваясь к его падению, вздрогнул. Ему показалось, что на дне ямы кто-то запыхтел.

— Чулмус!

Делбек тревожно повел ушами. Из ямы вновь послышался странный звук, потом раздалось дробное щелканье, и какое-то тяжелое пернатое существо, махая крыльями, поднялось в воздух. Мальчик прижался к стене и вскинул ружье.

Большая птица со взъерошенными перьями, желтыми глазами и белым клювом, перевернувшись в воздухе, упала и забилась в зубах Делбека. Это был филин.

— Так вот он какой, Чулмус! А я думал, в самом деле какое-нибудь страшилище! — радостно прошептал Кирик.

Нащупав в темноте у своих ног большой обломок гранита, он бросил его в яму. Камень покатился по наклонной плоскости вниз.

Кирика осенила догадка: видимо, в яме есть еще какой-то выход.

— Вперед, Делбек! — скомандовал он.

Повторять дважды не пришлось: Делбек в ту же минуту был в яме. Держа карабин над головой, мальчик последовал за ним. Дно было покатым, подземные воды пробили себе в мягкой породе путь куда-то вниз. Выше над головой виднелся широкий выступ, где только что сидел напугавший Кирика филин.

Привыкнув к темноте, мальчик заметил в углу отверстие. Исследовав его, Кирик убедился, что это выход в своеобразную каменную трубу, идущую покато вниз. Не выпуская аркана, он пустил собаку вперед. Неожиданно пес рванулся, и конец веревки выскользнул из рук Кирика.

— Делбек! Делбек! — позвал он, но собака бежала, не останавливаясь.

Вдруг вдали блеснула слабая полоска света, донесся глухой лай Делбека. Быстро работая локтями, Кирик дополз до конца трубы, который круто обрывался на высоте двух метров.

— Эге, брат, да ты точно суслик в норе! Ну-ка, вылезай! — услышал Кирик радостный голос Темира.

Кирик прыгнул вниз и оказался в маленькой пещере, около Темира. Делбек, выражая свой восторг, весело помахивал хвостом, стараясь лизнуть Кирика в щеку.

— Как ты сюда попал?

Кирик, счастливый и взволнованный, рассказал, каким образом оказался в пещере.

— Да, — задумчиво проговорил Темир, — на этот раз Яжнай перехитрил меня. — И, помолчав, ласково добавил: — А ты смелый…

Охотник и Кирик поспешили к северному входу, где, по словам Уктубая, было спрятано оружие.

Они исследовали всю пещеру, но ничего не нашли. Темир и Кирик помрачнели: не обманул ли их старый Уктубай? Вдруг Темир заметил белый, наподобие плиты, камень:

— Подожди, Кирик! Давай-ка сдвинем вот это.

Дружными усилиями камень сдвинули с места. В углублении лежала груда гранат: английские «миллсы» и японские «шимозы».

— Так вот что готовил нам проклятый изменник! — сжал кулаки охотник. — Хорошо же! Ну-ка, Кирик, помогай. Положим плиту на старое место.

— А как будем выходить из пещеры?

— Через южный вход. Сначала ты поднимешься, поднимем Делбека, а потом и я выберусь.

Захватив с собой две гранаты, они пошли к южному входу.

* * *
Оседлав лошадей, двинулись вверх по реке.

Вдруг Кирик схватил охотника за руку.

— Темир, — сказал он тихо, — смотри!

На пологом берегу лежал в странной позе человек. Уткнувшись лицом в песок, он спрятал одну руку под себя, вторая была откинута и казалась безжизненной. Спешившись, Темир перевернул его на спину и тотчас узнал приятеля Яжная, белобандита Атагана. Атаган был мертв.

— Яжнай, видимо, действовал по указке Сапока и Ершова. Однако надо торопиться. Бандит не должен уйти от нас, — сказал Темир, разглядывая убитого.

До белко́в, куда ушел, судя по всему, Яжнай, оставалось километров десять, и друзья, не теряя времени, помчались к снежным горам. Достигнув подножия белко́в, они остановились и спрятали лошадей. Яжнай не должен был видеть преследователей.

Перед путниками открылось высокогорное плато с редкими зарослями карликовой березы. На вязкой почве, покрытой ржавыми пятнами, росли красноватые лишайники и какие-то бледные, стелющиеся по земле травы. Дальше шли голые камни и ледники.

С гор дул резкий, пронизывающий ветер и, казалось, тысячами игл впивался в тело.

Под вечер они заметили следы человека, которые могли принадлежать только Яжнаю. Бандит, видимо, прошел здесь недавно. Пустив Делбека вперед, Темир и Кирик двинулись за ним.

Быстро наступили сумерки, а за ними — ночь. В темноте следы потерялись. Двигаться вперед было бесполезно, да и небезопасно: путники сами могли попасть в лапы врага. Поэтому они выбрали сухое место между камнями и решили отдохнуть до рассвета.

Как только в серой полумгле стали обрисовываться контуры гор, Темир и Кирик вышли из своего укрытия и вскоре обнаружили след, который вел на крутой подъем белко́в.

Однако через некоторое время толстая корка льда, затянутая порошей, скрыла путь Яжная. Теперь приходилось полагаться только на тонкое чутье Делбека.

Наконец, поднявшись на одну из высот, путники заметили далеко на горизонте человека.

Кирика охватило волнение:

— Яжнай!

— Да, это Яжнай!

Не спуская глаз с бандита, Темир перезарядил свою винтовку и стал спускаться с горы.

Мальчик не отставал. Расстояние между ними и Яжнаем сокращалось. Бандит спешил в обход соседней горы.

— А если нам идти напрямик? — предложил Кирик. — Мы тогда его перехватим на той стороне.

Охотник молча осмотрел местность. Междугорье, где они находились, было неглубоким и опоясывало соседнюю гору, которую Яжнай обходил с севера на юг. Подъем был тяжел, но значительно сокращал путь.

— Идем через гору, — согласился Темир.

Выбирая опору для ног, Темир поднимался сам и помогал Кирику следовать за собой. Труднее всего было собаке. Непривычные к ледяной поверхности ноги Делбека разъезжались по сторонам. Кирик хватал его за густую шерсть и подтягивал к себе. Через полчаса утомительного подъема путники оказались на вершине горы. Яжнай все еще шел по северному склону, не подозревая об опасности.

Спустившись в междугорье, друзья спрятались за камнями. Возле них, насторожив уши, лежал Делбек. Вдруг собака забеспокоилась и, поднявшись на ноги, вздыбила шерсть.

Яжнай приближался.

Темир молча показал Кирику на собаку, и мальчик, поняв охотника, зажал пасть рычавшему Делбеку.

Когда Яжнай был метрах в пяти от места, где притаились Темир и Кирик, охотник, не торопясь, поднял винтовку. Раздался гулкий выстрел. Взмахнув руками, бандит упал.

Глава четвертая

Размышляя о последних событиях, Прокопий Кобяков взволнованно шагал из угла в угол. Карательные части колчаковского полковника Ершова двигались по Чуйскому тракту. Их натиск сдерживали партизаны, но все же белогвардейские части, подкрепленные артиллерией и пулеметами, упорно рвались к Тюдрале.

Заскрипела дверь. Прокопий оглянулся и увидел Темира.

— Наконец-то! Приехал кстати! — заговорил обрадованно Кобяков. — Как мальчик? Да вот и он сам! — улыбнулся Прокопий. — Наш скворец не замерз на ледниках?

— Скворец не только не замерз, но и помог заклевать коршуна, — сказал многозначительно Темир.

— О! — произнес одобрительно Прокопий. — Ну, докладывай, где Яжнай?

— Бандит убит.

Коротко рассказав, как они обнаружили Яжная, Темир вынул из кожаной сумки гранату и подал ее Прокопию.

— Да ведь это японская граната! Где ты ее взял?

— В пещере Чулмуса, там их целая груда. Оружие привез из Монголии Яжнай.

— Подожди, подожди! — Брови Кобякова сдвинулись. — Теперь я кое-что начинаю понимать. — Прокопий подошел к столу и вынул из ящика какую-то бумажку. — Не связано ли то, что вы нашли в пещере, вот с этим документом? — Он положил смятую записку на стол. — Сегодня партизаны пристрелили вражеского лазутчика. В его потайном кармане нашли зашифрованное письмо.

Кобяков прочитал записку.

«В большой горе Чулмуса, с северной стороны, японское оружие…»

— Теперь мне понятно, — сказал Прокопий. — Бандиты намеревались вывезти японское оружие. Но это им не удалось. Нужно немедленно рассказать обо всем Печерскому. Можешь, Темир, сегодня же поехать со мной к нему?

— Готов хоть сейчас.

— Надо будет взять несколько человек и попутно доставить оружие, которое спрятано в пещере.

— Хорошо.

— А ты, скворец, отдыхай и жди Яньку. Он скоро должен приехать.

Кобяков вместе с Темиром выехали в расположение отрядов Печерского, а Кирик, вымытый и накормленный Степанидой, рассказывал ей, как он помогает гнать с Алтая баев.

Утром его разбудил Янька.

— Кирик, вставай, хватит спать! — затормошил он друга и, заметив, что тот приоткрыл глаза, скомандовал: — Становись во фронт перед связным командующего партизанскими отрядами!

Кирик быстро вскочил с постели и вытянулся по-военному.

— Доложите, чем занимались эти дни, — наступал на него Янька.

— Охранял маралов, искал Яжная! — четко отрапортовал Кирик.

Оба, не выдержав, расхохотались и бросились друг к другу. Поднялся такой шум, что Степанида вынуждена была прикрикнуть на расшалившихся ребят.

Выскочив из избы, они помчались к реке. Сбросив одежду, кинулись в Чарыш и, рассекая волны, поплыли против течения.

* * *
Возвращаясь с реки, Янька и Кирик неожиданно наткнулись на Кичинея. Он бежал им навстречу:

— Беда, большая беда!

По встревоженному лицу старика ребята поняли, что на маральнике случилось несчастье: Кичиней без причины не оставил бы его.

— В чем дело, дедушка?

— Сегодня ночью кто-то взломал изгородь, и олени убежали в тайгу. Как быть? Нет Темира, нет Кобякова! — Старик застонал от горя.

Кирик и Янька переглянулись. Положение было, действительно, сложное. Потерять маралов — большой урон. Но как помочь? Прокопий и Темир вернутся только к вечеру, да если и вернутся, кто поедет на розыски? Мужчины — в партизанских отрядах.

Ребята стали утешать старика, и их бодрый, уверенный вид заставил его приободриться.

Вечером приехали Прокопий и Темир. Весть о потере маралов взволновала Прокопия.

— Это дело рук бандита Зотникова. Наши люди с ног сбились, разыскивая его по тайге.

— Я думаю, — сказал Темир, — направиться на Бешпельтир. Кичиней с отцом поедут в противоположную сторону.

— Ты считаешь, что олени ушли в Бешпельтир?

— Да.

— Почему?

— Олень всегда выбирает самые глухие места, а Бешпельтир безлюден.

— Пожалуй, ты прав, — согласился Кобяков. — Какая тебе требуется помощь?

— Небольшая, — махнул рукой Темир. — Возьму для связи Яньку и Кирика. Обнаружу следы оленей, пришлю одного из ребят, тогда высылай загонщиков.

И трое друзей в сопровождении Делбека выехали из села. Миновав Усть-Кан, они поднялись на Бешпельтирский перевал, окутанный густым туманом.

Водяная пыль забивалась за воротники, прозрачными капельками свисала с ресниц и бровей.

— Что нахохлились, точно мокрые куры? — спросил Темир.

— Да и ты не лучше нас выглядишь, — отозвался Янька. — Как петух под дождем.

— Нет, он на петуха не похож, — хитро подмигнув, сказал Кирик.

— А на кого? — сдерживая смех, спросил тот.

— На старый раскисший гриб.

— Вот это здорово! — промолвил добродушно Темир и, придержав лошадь, дернул ветвь пихты: с густой листвы дерева на ребят посыпался дождь.

— Темир, перестань! — ребята втянули головы в плечи.

— А кто меня называл мокрым петухом? Кто называл лесным грибом? Получайте! — Встряхнув еще раз дерево, Темир скомандовал: — Привал! На ночевку!

Ребята мигом соскочили с седел, привязали лошадей и забрались под пихту. Там было сухо. Вскоре запылал костер. Гонимый огнем сизый дым с трудом пробирался через густые ветви и, достигнув вершины дерева, легким облаком повисал над ним.

Отдохнув за ночь, друзья двинулись дальше. Они свернули на запад и углубились в глухой лес. Наступил рассвет. Туман не рассеивался. Ехать было трудно. Лошади то и дело спотыкались о поваленные бурей деревья, старые пни и коряги. Спускаясь в одно из междугорий, Темир заметил примятую траву. Он внимательно осмотрел следы: здесь побывали маралы. Стадо шло по направлению террасовых гор, которые начинались за перевалом. Ведя лошадей, наши разведчики двинулись по следам оленей.

Густая пелена тумана, медленно отделяясь от земли, поднималась над верхушками деревьев и ползла по склонам гор. Подул ветерок. Выглянуло солнце, и вскоре его теплые, ласкающие лучи хлынули в междугорье.

Было далеко за полдень. Поднявшись на вершину перевала, путники увидели гряду террасовых гор, которая, сбегая большими выступами-площадками, терялась в густой зелени золотистых акаций.

На каменистой почве следы маралов потерялись. Но, спустившись в междугорье, друзья вновь обнаружили их: вот клок шерсти, потерянный одним из животных, а вот отпечаток большого копыта.

— Здесь прошел Каштак, вожак стада! — воскликнул Темир. — Маралы сейчас находятся возле устья пяти рек. Надо сообщить Прокопию, чтобы прислал загонщиков. Кто из вас поедет?

— Я! — откликнулся Янька. Ему хотелось как можно скорее обрадовать отца.

— Ну, хорошо, — согласился Темир. — Не забудь место. А для верности отмечай свой путь.

— Ладно. Не забуду.

Делбек кинулся было вслед за Янькой, но сердитый окрик мальчика заставил его остановиться.

В сумерках Темир и Кирик достигли Бешпельтира и, поднявшись на гору, увидели в широкой долине стадо оленей.

— Маралы! — закричал Кирик.

Стреножив лошадей, они устроились под каменным навесом так, чтобы видеть животных, но, утомленные тяжелыми переходами, уснули. Возле них, свернувшись, пристроился Делбек…

Кромкой обрыва, приближаясь к спящим, шел крадучись незнакомец. Бросив внимательный взгляд на стреноженных лошадей, он осторожно взвел курок и лег, выжидая. Внизу по-прежнему было тихо.

Неизвестный в нетерпении повернулся и задел ногой небольшой камень. Сбивая на своем пути мелкую россыпь, камень с шумом упал на дно ущелья.

Из-под навеса выскочил Делбек, заливаясь неистовым лаем. Человек бесшумно отполз от обрыва и скрылся в чаще. Захрапели испуганные кони. Темир, проснувшись, схватил винтовку, но его остановил Кирик.

— Подожди, — прошептал он, — наверху кто-то бродит… Человек или зверь, не знаю.

Делбек продолжал лаять. Но тайга по-прежнему безмолвствовала, и собака успокоилась.

Остаток ночи прошел спокойно. На рассвете с долины послышался крик марала. Темир вскочил на ноги.

— Вот что, Кирик. Я останусь здесь, а тебе придется выехать навстречу загонщикам: боюсь, как бы они не заплутались в тайге. — Помолчав, Темир проговорил в раздумье: — Только тревожит меня ночной гость, пожалуй, небезопасно отпускать тебя одного.

— Что ты, Темир! Что может случиться? Ружье со мной, Делбека возьму.

— Ну хорошо, поезжай, — согласился Темир после некоторого колебания. — Только будь осторожен.

Свистнув собаку, Кирик вскочил на коня и скрылся из виду.

* * *
Кирик благополучно проехал террасовые горы и стал медленно подниматься на Бешпельтирский перевал. Делбек всю дорогу охотился за зайцами, и Кирик перестал обращать внимание на его длительные исчезновения.

Вспоминая всю свою короткую жизнь, мальчик не заметил, как из его уст полилась алтайская песня.

Внезапно рядом с ним появился всадник, закутанный в башлык. Кирик схватился за ружье, но было уже поздно. Сильным ударом человек выбил из рук мальчика ружье. Остальное Кирик помнил плохо.

Очнулся он от резкой боли в ногах и руках: они были плотно притянуты веревкой к седлу и туловищу коня. Рот был завязан грязной тряпкой. Мальчик открыл глаза и увидел рядом всадника. Широкая спина и могучие плечи показались Кирику знакомыми. Когда человек повернулся к нему, мальчик узнал Евстигнея Зотникова.

— Ну как, жив, алтайская душа? — спросил он зло. — Я тебе еще и не то приготовил!

Остановив коней, Евстигней прислушался. Со стороны дороги несся лай Делбека. Вынув из чехла обрез, Евстигней стал ждать. Когда между деревьями замелькало тело собаки, Зотников выстрелил. Делбек взвыл от боли.

Лошадь, к которой был привязан Кирик, испуганно шарахнулась в сторону и, вырвав повод из рук Зотникова, умчалась в тайгу. Разъяренная собака бросилась на Зотникова и, подпрыгнув, впилась зубами в его ногу. Евстигней подстегнул коня. Делбек протащился еще несколько метров и, с трудом разжав челюсти, свалился в траву.

Тайгу окутал туман. Спустился он неожиданно. Сначала показалось небольшое серое облако, оно закрыло солнце и, как бы раздумывая, куда держать свой путь, легло на вершины гор. Через час все утонуло в полумгле. Стало сыро и холодно.

В тумане, опустив низко голову, брел конь. На его спине, крепко привязанный к седлу, полулежал мальчик. За ними, прихрамывая, следовала собака. Обходя осторожно скользкие камни, конь стал подниматься вверх по склону горы. Сделав попытку освободить руку, мальчик застонал от боли. Звать кого-нибудь на помощь было бесполезно, да он и не мог: завязанная крепким узлом плотная тряпка по-прежнему закрывала рот.

Конь поднимался все выше и выше… Казалось, он плыл среди безбрежной белесой мглы. Наконец, он выбрался из тумана и, озаренный последними лучами солнца, остановился на гребне горы.

В небе, играя вечерними красками, уходило за горы солнце, внизу все было покрыто плотной пеленой тумана. Конь стоял неподвижно, переступая с ноги на ногу.

Не чувствуя руки хозяина, он бесцельно побрел по склону и вскоре исчез в тумане.

* * *
Спасаясь от разъяренного Делбека, Зотников не заметил, как конь Кирика исчез в тайге. Настегивая своего коня, Евстигней промчался через редкий кустарник и, не доезжая Бешпельтира, ослабил повод. Конь пошел тише. Зотников, чувствуя боль в ноге, слез с седла. Прихрамывая, привязал коня к лиственнице и потянул сапог. Сбросив пропитанные кровью онучи, осмотрел рану. Из нее продолжала сочиться кровь. «Глубоко укусил, проклятый!» Евстигней выругался и, оторвав кусок грязной штанины, перевязал рану. Однако сапог надеть уже не мог. Взобравшись на коня, Евстигней заметил едущих по Шебалинской дороге трех всадников и поспешно свернул в чащу леса.

Больная нога горела, как в огне, знобило. «Как бы огневица не началась», — подумал он с тревогой и стал поторапливать коня.

В сумерках Зотников подъехал к одинокому аилу охотника и, встреченный лаем собак, крикнул:

— Эй, кто там!

На зов вышел алтаец и, узнав заимщика, спросил сурово:

— Чего тебе?

— Ночевать у тебя думаю, — не слезая с лошади, ответил Евстигней.

— Пущенная стрела не возвращается, бедняк с богачом вместе к очоку не сядут. Проезжай! — махнул охотник рукой.

Зотников выругался и, стегнув коня нагайкой, исчез за деревьями. Ночью у костра он попытался снять повязку, но грязная тряпка прилипла к ране плотно. Под утро ему стало хуже, опухоль увеличивалась, но он все же двинулся дальше. Стороной объехал русское село и, поднявшись и а перевал, остановил коня.

Через толщу тумана, точно зубцы старинных башен, виднелись выступы террасовых гор. Вспомнив про маралов, Евстигней злобно заскрежетал зубами и погрозил кому-то кулаком.

Вечер застал его лежащим у лиственницы в одной из лощин Бешпельтира.

Поднявшись с трудом на здоровую ногу, он обхватил руками ствол дерева и медленно снова опустился на землю. Сил больше не было.

В тайге стояла тишина. Туман исчез. Лучи заходящего солнца мягким, ласкающим светом проникли сквозь деревья и осветили фигуру неподвижно лежащего человека. Над ним, качаясь на топкой ветке, пела какая-то пичужка.

Ночью привязанная невдалеке лошадь, почуяв зверя, рванула повод и в страхе понеслась по тайге.

Из-за густых лиственниц высунулась круглая голова медведя. Потянув носом, зверь направился к человеку…

* * *
Весть о том, что маралы найдены, обрадовала Прокопия Кобякова, и он направил группу загонщиков к Темиру. С ними были Янька и школьный сторож дед Востриков. Подъезжая к Бешпельтиру, они увидели охотника, который стерег стадо оленей у подножия террасовых гор.

Янька пришпорил коня и, круто остановив его перед охотником, стал искать глазами Кирика:

— Где Кирик?

Охотник в изумлении посмотрел на Яньку.

— А разве он не был в Тюдрале?

— Нет.

— Кирика я направил, чтобы он встретил тебя с загонщиками, — промолвил растерянно Темир.

— Давно?

— Вчера.

Подъехали загонщики. Узнай о том, что Кирик не вернулся в село, один из них высказал догадку, что мальчик мог попасть в руки бандитов.

Покормив лошадей, люди разбились на две группы и отправились на розыски пропавшего. Темир с охотниками поехал на Бешпельтирский перевал, где Делбек поднял ночную тревогу, Янька и дед Востриков — к террасовым горам.

Как назло, туман не спадал. Густая пелена легла на горные долины, медленно ползла вверх и, перевалив через каменные громады, окутала тайгу. Деревья, кустарники, камни, высокая, в рост человека, дурмень-трава — все утонуло в белесой мгле.

Лошадь Яньки постоянно спотыкалась о поваленные бурей деревья, старые, покрытые мохом коряги, и мальчик часто терял в тумане ехавшего впереди Вострикова. Сдвинув на ухо старую солдатскую фуражку, не выпуская трубки изо рта, тот подбадривал своего юного спутника:

— Не горюй, Яков Прокопьевич, разыщем твоего друга! У меня одна думка есть… Не подняться ли нам с тобой на перевал?

— А какой толк? Видишь, туман, — заметил Янька. — Ну, выберемся из него и будем смотреть, как он расстилается по тайге, а дальше что?

Янька еле сдерживал готовые хлынуть слезы.

— Не вешай головы, паренек! Может, Кирик на перевале, — ответил бодро старик.

— Ну, поедем.

Тронув стремена, путники стали подниматься на перевал.

Туман не рассеивался. От лошадей шел пар. Одежда на Яньке и Вострикове покрылась серебристым налетом водяной пыли. Подъем был тяжелый — пришлось сойти с коней.

Достигнув вершины, Востриков огляделся. Внизу по-прежнему, покрытая туманом, лежала тайга. Ни ветерка. Гнетущая тишина, лесное безмолвие.

Дед крякнул от досады…

— Ничего не видать… Пальнем, что ли? — предложил он.

Два выстрела прозвучали одновременно. Из тумана донесся отдаленный лай собаки. Дед и Янька еще раз выстрелили.

Лай приближался. Вскоре из густой пелены тумана вынырнула хромая собака. Радостно повизгивая, она вертелась возле Яньки, как бы приглашая его последовать за собой.

— Делбек! Он ранен!

Янька обхватил собаку. Делбек положил могучую голову на плечо мальчика и тихо заскулил.

— У него кость перешиблена пулей, — заметил с жалостью мальчик и, погладив собаку, вскочил в седло.

Востриков последовал за ним.

— Делбек, искать Кирика!

Услышав знакомое имя, собака поспешно заковыляла с перевала.

Не обращая внимания на хлеставшие по лицу ветки, Востриков и Янька спускались за Делбеком по склону горы.

Лошадь Кирика, запутавшись поводом за лежавшее дерево, стояла с опущенной головой.

Мальчик был без памяти.

Поспешно распутав веревку, которой Кирик был привязан к седлу, они осторожно сняли его с лошади и положили на траву.

* * *
Стоял тихий августовский вечер. Яркое солнце низко висело над дремотной тайгой, освещая безжизненные вершины далеких белко́в. Было слышно, как шумел Чарыш и в лесу раздавалось однотонное «ку-ку».

Ребята слушали птицу-ворожейку и считали, сколько раз она прокукует. Потеряв счет, Янька спросил своего друга, не раздумал ли он идти на Коргон.

— Нет, — ответил Кирик.

Мысль сходить на старую, заброшенную каменоломню, где много цветных камней — яшмы и порфира, у ребят возникла давно.

— А хорошо бы, Кирик, сделать из цветных камней рамку для портрета Ленина! Правда ведь?

— А кто ее будет склеивать?

— Дед Востриков. Я уже с ним договорился.

За обедом попросились у отца с матерью сходить на Коргон.

— Хорошо, я подумаю, — ответил уклончиво отец.

Степанида вздохнула:

— Кирик еще не поправился. Надо бы подождать.

— Нет, мама, я здоров. — Кирик с надеждой посмотрел на Степаниду: — Разреши!

На следующий день утром Прокопий сказал жене:

— Буди-ка, мать, ребят. Пусть идут на Коргон. В том районе спокойно, а мне надо письмо в Талицу передать.

Степанида неохотно стала будить Кирика и Яньку.

— Вставайте, а то отец скоро уйдет.

Янька быстро вскочил на ноги; за ним, протирая глаза, последовал и Кирик.

— Ну, коргонцы! Что-то долго спите! — сказал им весело Прокопий. По лицу отца Янька понял, что он согласен отпустить их на каменоломни. — Пейте чай и отправляйтесь в путь. С собой возьмите карабины и Делбека. По пути зайдите в Талицу и передайте вот этот пакет. — Прокопий вынул из кармана гимнастерки бумагу.

Степанида недовольно посмотрела на мужа, но возражать не стала.

Прокопий надел солдатскую фуражку, поправил ремень, на котором висел револьвер, и, обняв по очереди ребят, ушел.

Захватив с собой немного хлеба и оружие, ребята отправились в путь. В Талице они передали пакет и пошли вверх по мелкой речушке Коргону, которая впадает в шумный Кумир. Окрестности Кумира считались одним из самых живописных мест Горного Алтая.

Утренний воздух был чист и прозрачен. Вправо виднелись заросли золотистой акации, слева — небольшая поляна, по краям которой росла горная ромашка. Из нее робко выглядывали троецветки, вьюнки и сиреневые лепестки красавицы-хохлатки. Посередине поляны, раскрыв розовые чашечки, нежились на солнце алтайские маки. Спускаясь к обрыву, широкой полосой раскинулся синий ковер незабудок. За ним виднелись пышные хризантемы и кусты горной астры.

Мальчики долго стояли на отвесном берегу реки. Точно вырвавшись из каменных объятий, река вливалась в небольшую зажатую с двух сторон долину, берега которой были усыпаны бледно-розовым маральником. Основное русло реки уходило вправо. С берега было видно, как в воде, сверкая серебристой чешуей, играли хариусы[25]. В зеркальную гладь озера гляделись горы, и ярко-желтые кувшинки, тихо качаясь, раскрывали широкие лепестки щедрому солнцу.

А внизу грохотал непокорный Кумир. Горная река петляла между скал, прячась в ущельях, и, повернув круто на восток, серебристой змейкой исчезала в дымке далеких гор.

Часа через два Кирик с Янькой достигли подножья Коргонской каменоломни. Перебравшись по шатким лавам на другой берег, они остановились перед заброшенными постройками, которые когда-то принадлежали Колыванской шлифовальной фабрике уральского заводчика Демидова.

Глава пятая

Сама каменоломня лежала высоко над уровнем моря, в трудно доступном ущелье. Здесь в 1786 году мастер-камнерез Шаньгин нашел богатое месторождение яшмы и порфира.

Сторож каменоломни, отставной солдат Журавей, увидев ребят, поднялся с порога избы и крикнул, насколько позволяли ему легкие:

— Команда, стоп!

Кирик и Янька остановились.

— Ружья к но-о-гип!

Ребята сняли ружья с плеч.

— Два шага назад, арш-ш! — пропел Журавей фистулой и довольный послушанием ребят спросил мягко: — Откуда, рыжики?

— Рыжики в сырых местах водятся, а мы тюдралинские.

— Чьи будете?

— Я Прокопия Ивановича Кобякова сын, а это мой брат, — кивнул на друга Янька.

— Смотри-ко, да когда ты вырос? — развел руками старик. — Давно ли я был у вас — ты еще с соской ходил. С твоим-то дедом, покойничком, мы ведь в одном гренадерском полку служили, — гордо добавил он и, открыв дверь избы, сказал ласково: — Я вас сейчас чайком угощу, рыжики.

Много интересного услышали в этот вечер гости от славного старика.

— Что, поди, за камешками пришли? — улыбнулся старик. — Много их у меня, вся гора изрыта. А вот таких теперь, пожалуй, не скоро найдешь. — Открыв железную шкатулку, Журавей подал ребятам два серо-фиолетовых камня яшмы. — Оставил мне их на память покойный мастер Терентий Лукич. Знаменитый умелец был! Из цельного камня яшмы сделал вазу высотой два аршина и полтора вершка и в 1851 году отправил эту вазу на всемирную выставку в Лондон… Да, постойте! У меня книжка сохранилась насчет этой вазы. — Старик поднялся с лавки и, пошарив за иконой, подал ребятам красочный альбом изделий Колыванской фабрики.

Ребята смотрели на изображение чудесной вазы из коргонской яшмы. Янька прочел текст:

«…Жюри не может умолчать об отзыве своего комиссара-оценщика, а именно: размеры и вес этих масс твердого камня таковы, что я, должен сознаться, не знаю других подобных изделий. Я не думаю даже, чтобы столь трудные и так хорошо отделанные произведения были когда-либо исполнены со времен греков и римлян. В пример изделий такого рода из тех времен я привел бы статуи Рима в Капитолии и превосходный остаток драпировки, чрезвычайно тщательно отделанной…»

— Вот это да… — протянул Кирик.

Он понял из прочитанного, что русский человек сделал вазу, равной которой не было во всем мире.

Ребята начали перелистывать альбом.

— А это что за ваза?

— Погоди, найду очки…

Старик засуетился. Взяв в руки альбом, он поднес его к окну и, увидев знакомый рисунок, произнес с легким смешком:

— Это о том, как наши колыванцы Наполеона удивили. Ну-ко, читай.

Янька, не торопясь, начал читать:

«…В 1807 году сопровождавший транспорт с изделиями Колыванской фабрики мастер Яков Протопопов был отправлен кабинетом его величества в Париж с вазой из коргонского порфира, подаренной Наполеону I. Там его одели во фрак, в котором Протопопов чувствовал себя скверно; Наполеон, любуясь подарком, заметил и Протопопова. На его вопрос: «Что это за человек?» — ему ответили, что это русский мастер, делавший вазу.

«Неужели этот медведь может сделать что-нибудь изящное?» — спросил с удивлением Наполеон.

Затем Протопопова наградили и отправили домой…»

— Здорово! — произнес довольный Янька. — Вот так наши колыванцы! Утерли нос самому Наполеону.

…На следующий день ребята сбегали на каменоломню и, набрав цветных камней, стали собираться в обратный путь. Однако неожиданный приход алтайца Удагана расстроил их план.

Пришелец рассказал, что белогвардейцы вчера вечером, заняв Талицу, вышли на Тюдралинскую дорогу. Путь с Коргона был отрезан. Заставы врага, видимо, были разбросаны по реке. Оставалось одно — идти в обход, тайгой. Но и там можно было легко наткнуться на мелкие группы каракорумцев[26], которые бежали под ударами отряда Печерского.

— Моей деревне белый всех порол: старик порол, девка, баба, малайка порол, — говорил Удаган на ломаном русском языке. — Меня хлестал — вот смотри! — Сняв шубу, он показал свежие кровоподтеки на спине. — Мой малайка порол… — Алтаец тяжело вздохнул. — Сначала малайка шибко ревел, потом не ревел: мертвый был.

— Насмерть запороли мальчишку! — седые брови Журавея сдвинулись.

— А не слышал, как там моя племянница Устинья? — спросил старик. — Муж-то ее в партизанах.

— Как не слыхал! Вся деревня видел, — закивал головой Удаган. — Твой Устинья белый шибко хлестал. Потом руки вязал, ноги вязал, осина привязал, муравей тащил, под Устинья клал. Где нагайкой бил, муравей кучей сидел, в рот заползал, уши заползал, кусал, уй! — Рассказчик закрыл глаза. — Народ стал кричать: «Зачем Устинья мучишь?». Белый конем народ топтал, а сегодня деревню жег.

— Замучили… — голос старика дрогнул, — замучили Устиньюшку, изверги!

— Гады! — Янька вскочил на ноги.

— Пойдем, Удаган, с нами в Тюдралу! — обратился Кирик к алтайцу.

— Пойдем, пойдем, — закивал головой. — Моя все тропы Коргона знает. Дорога нельзя. Тайга пойдем. Партизан бумажка пишем, — сказал он решительно. — Ружье шибко надо, стрелять Колчак будем. Когда пойдем?

— Сейчас.

Мальчики повернулись к старику и остановились, изумленные. Добродушное лицо Журавея было суровым. Он лихорадочно собирался. Надел сапоги, старую солдатскую фуражку с выцветшим малиновым околышем и кокардой, похожей на потемневшую копейку. Из шкатулки, где хранились редкие камни, достал два Георгиевских креста и медаль. Из-под нар вытащил черную кожаную сумку. Не забыл и ружье.

Никто не стал спрашивать, куда собрался старик.

Шел Журавей твердым, размашистым шагом и всю дорогу молчал… Только на привале, когда все уселись отдохнуть, он спросил Яньку:

— Отец дома?

Мальчик ответил.

— А чей отряд на Чарыше?

— Алексея Громоздина.

Отдохнув, путники двинулись дальше. Ночь они провели в тайге, а утром Удаган вывел их к Тюдрале.

Возле избы Кобякова стояло несколько оседланных лошадей. Председатель собрал совещание командиров отрядов.

— Тюдралу нужно оставить в тылу и принять бой с карателями ниже Чарыша, — говорил он. — Нам необходимо до прихода основных сил Печерского организовать защиту села. Отряд Громоздина займет дорогу в версте от Тюдралы. Тебе, Темир, — обратился Прокопий к охотнику, придется принять первый удар врага. Выматывая колчаковцев, ты должен постепенно отходить под заслон отряда Громоздина. Если Печерский подойдет вовремя, тогда… — он выдержал небольшую паузу, — это будет последний, решительный бой. Так ли я говорю, товарищи?

— Смерть паразитам! — Алексей Громоздин грохнул кулаком по столу. — Сбросим колчаковцев в Чарыш!

— Правильно! Тюдралу мы должны отстоять! — раздались дружные голоса.

Прокопий был внешне спокоен.

— Итак, товарищи, — продолжал он, — план есть. Но прежде всего нам нужно знать, какими резервами располагает враг. Задание, как видите, сложное и требует сноровки.

— Из моего отряда любой пойдет в разведку, — отозвался Громоздим.

— И мои не отстанут, — сказал Темир.

— Я пойду в разведку, — раздался вдруг старческий голос. К столу протиснулся Журавей. — Я пойду, — повторил он.

— И я! — Янька с надеждой посмотрел на отца.

— И я! — шагнул к столу Кирик.

— И моя пойдет. — Удаган встал рядом с Кириком.

— Ого! Нашего полку прибыло! — удивился Кобяков. — Ушли на Коргон двое, а пришли четверо. Хорошо. А лучшего разведчика, как дед Журавей, нам не найти. Солдат он бывалый и лесные тропы знает хорошо.

— Только вот что, Прокопий Иванович, — заговорил старый хранитель каменоломни. — В этом деле мне нужен помощник. Если вы, товарищи, согласны, — обратился он уже к командирам отрядов, — отпустите со мной Кирика.

— Ну как, Прокопий Иванович, решим? — спросил Громоздин.

— А сбережешь Кирика? Ведь дело опасное! — Прокопий испытующе посмотрел на Журавея. Услышав, что дед Журавей берет его в разведку, Кирик обрадовался.

— Знаешь что? — зашептал он Яньке. — Когда мы с Журавеем проберемся к белым, я где-нибудь спрячусь и начну палить из ружья.

Янька и сам не знал, что такое военная разведка, и ответил своему другу:

— Ты постарайся их главного начальника подстрелить.

— Ладно, — кивнул головой Кирик.

На следующий день из Тюдралы вышел нищий. Положив руку на плечо идущего впереди мальчика, он старательно семенил ревматическими ногами, стараясь не отстать от своего молодого спутника.

Это был старый Журавей. Одетый в лохмотья, босой, он походил на бродягу, которого можно было встретить на любой из проселочных дорог. Придерживая на ходу кошель, где вместе с хлебными крошками лежали две гранаты, Журавей поучал Кирика:

— Как только придем в Талицу, все примечай. Где стоят пулеметы, пушки — запоминай, а я займусь другим делом. Если выну из кошеля корку хлеба — это тебе знак: утекай от меня подальше. Понял?

Кирик кивнул головой.

— Ежели что случится, скажи Прокопию, чтобы хранил мои Георгиевские кресты и медали в сельсовете.

— А ты разве домой не придешь? — мальчик вопросительно посмотрел на Журавея.

— Гадать не буду, потому боевая обстановка, а ты наказ выполни.

Через час спутники заметили группу вооруженных всадников.

— Кто-то едет, — Журавей сгорбился и, продолжая опираться на плечи Кирика, направился навстречу конникам. — Что буду говорить — не вмешивайся, — прошептал он мальчику и, став на обочину дороги, оперся на клюшку.

Разъезд приближался. Поравнявшись с Журавеем и Кириком, ехавший впереди всадник, с нашивками урядника, круто остановил коня.

— Дед, партизан здесь нет близко?

Журавей прикинулся глухим:

— Ась?

— Партизан, говорю, нет близко?

— Не чую, — старик приложил руку к уху.

— Глухая тетеря! — выругался колчаковец. — Я тебя спрашиваю, где партизаны? — рявкнул он.

— Ну, теперь понял, — закивал головой Журавей. — Партизаны — они везде. Может, тут… может, там… — он показал на горы. — А видать не видал.

— А ты кто? — Урядник пытливо смотрел на старика.

— Ась?

— Спрашиваю, кто такой? — крикнул каратель.

— Я человек божий, покрыт кожей, родом из Нерчинска Пензенской губернии.

— Да ведь Нерчинск-то за Иркутском, а Пенза-то около Москвы, бродяга!

— Никак нет, вашбродь! — ответил по-солдатски Журавей. — Имею от зеленого прокурора документ, где прописано жить мне летом по дорогам, а зимой — на усмотрение.

— А алтайца где взял? — Белогвардеец показал на молчавшего Кирика.

— Мальчонка — сирота, ну и пристал ко мне. Я ношу боковик, а он — горбовик. — Старик слегка похлопал рукой по кошелю. — Двоим-то сподручнее.

— Так, так… — Урядник что-то обдумывал. — А не сможешь ли окольными путями нас к Тюдрале провести?

— Ась?

— В Тюдралу, кроме этой дороги, как можно пройти?

— Мы не здешние, таежных троп не знаем, — уклонился Журавей от ответа и, приподняв рваную шапчонку над лысой головой, проговорил с чуть заметной усмешкой: — До свидания!

Урядник покосился на бродягу, но, махнув рукой, поехал дальше. Разъезд последовал за ним. Журавей продолжал поучать Кирика.

— Разведка — дело сложное: нужны смелость, находчивость и хитрость, а лезть напролом — кроме беды, ничего не наживешь.

Кирик смутился: он вспомнил свой разговор с Янькой о том, как он хотел вести себя в разведке, и с уважением посмотрел на старого солдата.

Вечером, заметив расположенную у талицких ворот заставу, они обошли ее стороной и, пробравшись огородами, оказались в центре села.

Там было людно.

Кроме кавалерийских частей, на площади расположился отряд пехотинцев и артиллерия. Возле церковной ограды, подняв длинные стволы к безоблачному небу, выстроились в ряд английские пулеметы. Здесь же виднелись горные пушки. Чуть подальше стояла виселица с почерневшими трупами.

В коротких расстегнутых френчах и широчайших галифе сновали солдаты.

— Заграничное все, — определил Журавей, — английское.

Пройдя площадь, путники остановились недалеко от поповского дома, из открытых окон которого слышались пьяные голоса, смех и музыка.

— Господа офицеры гуляют! — усмехнулся зло Журавей, нащупывая рукой гранату.

— Эй, дед, — услышал он голос подходившего к нему часового, — стоять здесь нельзя.

— Ась?

— Уходи, говорю, чертова перечница!

Глаза Журавея вспыхнули и тотчас погасли. Бросив беглый взгляд на поповские постройки и небольшой садик, разведчики отошли.

— Штаб Ершова в поповском доме, — сказал Журавей. — Надо дождаться ночи, а там видно будет. Сейчас пойдем к пехоте. Пока я с солдатами буду лясы точить, ты пересчитай зарядные ящики и пушки.

Кирик кивнул головой:

— Ладно!

На площади Журавей начал рассказывать окружившим его колчаковским солдатам разные небылицы.

— Что за собрание? — раздался окрик офицера.

— Да вот старик анекдоты чудно рассказывает, — поднимаясь с земли, козырнул старший и показал на Журавея.

Офицер был навеселе.

— Отлично! Господин полковник — большой любитель веселых рассказов. Поднимайся, старик!

Поддерживая кошель, Журавей поднялся на ноги.

— Сейчас пойдем в дом. — Офицер кивнул головой на штабную квартиру.

Вынув из кошеля корку хлеба, старик поднес ее ко рту. Это был условный знак.

Кирик неохотно отошел от Журавея и исчез в толпе.

Спускалась ночь. Яркий свет из окон поповского дома ложился на деревья, на широкий мощеный двор, где возле крыльца прохаживался часовой. Завидев офицера, он вытянулся в струнку.

Поднявшись по крутым ступенькам, Журавей перешагнул порог комнаты и закрыл глаза от ослепительного света.

— Господин полковник! — услышал он голос офицера. — Вы большой любитель веселых анекдотов…

Журавей открыл глаза и увидел Ершова. Вожак карательных отрядов сидел в небрежной позе в углу на диване, рядом с пухлой хозяйкой дома.

Перед взором старого хранителя Коргонской каменоломни на миг промелькнули опустошенные алтайские села, картина смерти Устиньи. Быстро сунув руку в кошель, Журавей выхватил гранату.

Взрыв потряс поповский дом и эхом прозвучал в горах. С площади к штабу бежали испуганные колчаковцы.

— Партизаны!

Захлопали беспорядочные выстрелы, затакал пулемет, началась паника. Белогвардейцы с руганью носились по площади, по улицам, по задворкам, разыскивая таинственных партизан.

Бросив первую гранату, старый гренадер почувствовал, что ранен. Падая, выхватил вторую гранату и, собрав остатки сил, метнул ее на середину комнаты. Последнее, что уловил он, был громовой грохот. Затем наступила глубокая тишина…

Услышав взрывы, Кирик понял, что Журавей погиб.

Пробравшись в переулок, Кирик оглянулся. Со стороны площади все еще доносились шум и выстрелы. Спустившись к реке, он спрятался в кустах, затаив глубоко в душе горе и гнев. Вечером, когда стемнело, Кирик выбрался на Талицкую дорогу и поспешно зашагал к Тюдрале.

Глава шестая

Взбешенные гибелью штаба Ершова, колчаковцы повели яростное наступление на Тюдралу.

Но партизаны, получив нужные сведения от Кирика, достойно встретили белогвардейцев. По дорогам были выставлены крепкие заслоны, замаскированные пулеметные гнезда поливали беспрерывным огнем атакующих беляков.

На Тюдралинской площади толпа сельчан окружила Прокопия.

— Как с бабами и ребятишками быть?

— Коров и овец куда девать?

Далеким эхом над селом прозвучал орудийный выстрел, за ним — второй; за рекой раздался грохот взрыва.

Прокопий, воспользовавшись наступившей тишиной, произнес:

— Старики, женщины и дети должны немедленно уходить в горы. Старшим назначаю Вострикова. Остальные — на защиту села!

— Оружие давай! — перебил Кобякова звонкий юношеский голос.

— Да, да, оружие давай! — поддержал народ.

— Постоим за власть Советов!

— Смерть карателям!

— Не быть колчаковцам в Тюдрале!

Прокопий начал, вместе с Громоздиным раздавать винтовки и гранаты.

Разбившись на отряды, тюдралинцы двинулись по Талицкой дороге.

За селом их обогнал отряд конницы Алексея Громоздина. Сам командир ехал впереди и, поравнявшись с Прокопием, спросил шутливо:

— Вывел свою команду?

Кобяков улыбнулся.

— Тебе в помощь.

— Добре! — Громоздин пришпорил коня.

За его отрядом на маленьких, юрких лошадях промелькнули алтайские всадники под командой Алмадака. Прокопий проводил их ласковым взглядом:

— Молодцы ребята! Орлы!

В пяти километрах от села партизаны остановились. На совещании командиров общее руководство боевыми действиями было доверено Прокопию Кобякову.

Прокопий коротко изложил план защиты села и в сопровождении командиров направился к отрядам, ожидавшим приказа.

— Товарищи! Молодую Советскую Республику хотят задушить враги. Они хотят, чтобы баи, помещики и капиталисты снова сосали народную кровь. Но нет в мире силы, которая могла бы преодолеть нашу любовь к свободе, наше стремление к лучшей жизни! Смерть палачам! Вперед, партизаны, за власть Советов!

Громоподобное «ура» огласило долину.

* * *
— Слушай, Кирик, давай-ка заберемся на Черную скалу, займем там позицию, — зашептал своему приятелю Янька.

Глаза у Кирика заблестели:

— Правильно!

Со стороны Талицкой дороги Черная скала представляла собой гладкую стену, лишенную растительности. Подъем на нее был возможен лишь с южной стороны. Ребята бегом направились в Тюдралу, так как партизанские отряды уже двинулись вперед.

Артиллерийская стрельба усиливалась. Передовые заслоны партизан под натиском колчаковцев медленно отходили. Прокопий расположил свой отряд у намеченной ранее позиции. В небольшой долине разворачивалась конница Громоздина и Алмадака.

Враг приближался. Прокопий скомандовал:

— Залечь по обочинам и камням!

Когда партизанские заслоны, отстреливаясь, отошли в тыл и показались колчаковцы, он подал команду:

— Огонь!

Из-за камней и кустов грянул дружный залп.

— Огонь!

Перешагивая через трупы своих солдат, пьяные колчаковцы густой колонной двигались вперед.

— Огонь по контрреволюции!

Огненная полоса с двух сторон хлестнула по врагам.

— За советскую власть! В атаку!

Прокопий выскочил на дорогу, за ним высыпали тюдралинцы и схватились с врагом врукопашную.

Между тем Янька и Кирик, промчавшись по одному из переулков, углубились в лес. Их внимание привлек человек, сидевший на пне. Он размахивал руками и ругался отчаянным образом.

— Да ведь это дед Востриков! — разглядев тощую фигуру старика, радостно воскликнул Янька.

Увидев ребят, Востриков сказал деловито:

— А ну-ка, ребята, пособите ящичек поднять. Вся спина вспотела.

Пень, на котором сидел старый солдат, оказался небольшим ящиком с гранатами.

— А ты куда идешь-то? — заинтересовался Янька.

— Туда, где мне надо быть! — ответил ворчливо старик. — Ступайте за мной! — приказал он и торопливо зашагал в сторону боя.

Ребята едва поспевали за ним.

У склона Черной скалы старик остановился и вынул из ящика две гранаты.

— Я эти «ваньки-встаньки» по русско-японской войне знаю. Слушать команду!

Ребята вынули несколько гранат и стали подниматься на вершину скалы. Белогвардейцы прорвались к Черной скале.

Прокопий был отрезан от конницы Алмадака и Громоздина. Колчаковцы густыми колоннами двигались на поредевший отряд тюдралинцев. Резервы Печерского и Темира не подходили. Создалась опасность полного окружения. Неожиданно в самый разгар боя с вершины Черной скалы в гущу колчаковцев полетели гранаты.

— За власть Советов! — кричал старый канонир.

Взрывы потрясли воздух. Ребята едва успевали подносить гранаты, и когда их осталось всего несколько штук, они услышали радостный голос Вострикова:

— Наши, смотри!

Кирик с Янькой взглянули в сторону села, но ничего, кроме облака пыли, не увидели.

До них донесся лишь отдаленный топот копыт. То летела конница Печерского и Темира.

Не выдержав стремительного натиска, белогвардейцы в панике бросились бежать. Победа у Черной скалы была полной.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава первая

После окончания сельской школы Кирик и Янька уехали учиться в областной город.

Накануне отъезда к Кобяковым приехал Темир. Он был в новой шубе и шапке, которые надевались в особо торжественных случаях.

— Эзен!

— Здравствуй, здравствуй Темир! Проходи в передний угол. — Прокопий пододвинул табурет гостю.

Степанида захлопотала возле печки.

— Дьяны-дьел? — спросил Темир, посмотрев на присмиревших ребят.

— Да, в светлый путь! — ответил Кирик радостно.

Вечер в сборах прошел незаметно. Утром, когда ребята поднялись, кони были уже оседланы и на столе приветливо шумел самовар.

Напившись чаю, все вышли из-за стола и, по обычаю, несколько минут посидели молча.

— Ну, мать, пора трогаться! — Прокопий поднялся, поцеловал ребят и в волнении отвернулся к окну.

Степанида припала к Яньке, потом обняла Кирика и, вытирая слезы концом платка, сказала:

— Учитесь хорошенько, не ссорьтесь.

— Из-за чего нам ссориться? — Янька весело посмотрел на друга.

Вместе с Темиром ребята выехали из Тюдралы. Не отставал от них и Делбек.

Поднявшись на перевал, всадники остановились. Перед ними в лучах августовского солнца лежал Алтай, страна отважных людей, высоких таежных гор, шумных рек и природных богатств.

— Ну, друзья, до встречи. — Охотник протянул ребятам руку.

— До свидания, Темир!

Мальчики долго смотрели вслед своему другу.

Далеко в долине, окруженной синей дымкой гор, Темир остановил коня и, приподнявшись на стременах, еще раз поглядел на перевал.

Кирик и Янька были уже далеко на большой дороге.

* * *
На солнце сверкали железные крыши бывших купеческих домов, отливали белизной каменные здания.

— Ойрот-Тура! — показывая на лежавший в котловине город, сказал Янька.

— Улала! — произнес восхищенный Кирик. Давно он хотел видеть Улу-Улу — великий из великих городов. Теперь мечта его сбылась. Он будет здесь учиться.

Ребята проехали предместье — небольшие домишки, лепившиеся по склонам гор, и оказались на центральных улицах Ойрот-Туры. Все их поражало здесь. Двухэтажные дома, магазины, пожарная каланча и деревянный мост с перилами через шумную речку Майму. Расспрашивая прохожих, где живет военком, они добрались до маленького, утопавшего в яркой зелени домика. Янька слез с коня и, передав поводья Кирику, постучал в калитку.

День был выходной, и Печерский оказался дома.

— А-а, мальчики! — увидев приехавших, радостно воскликнул он. — Заходите, заходите.

За эти годы Печерский изменился. В офицерском кителе, плотно облегавшем фигуру, с загорелым энергичным лицом, он выглядел настоящим боевым командиром.

— Ну, как здоровье Прокопия и Степаниды? — подвинув ребятам стулья, принялся расспрашивать он.

На следующий день ребята пошли в школу второй ступени. Помещалась она в бывшем купеческом доме, недалеко от базарной площади. Это было мрачное каменное здание, похожее на казарму. Новая школа только что строилась. Кирик и Янька поднялись на второй этаж и, пройдя полутемный коридор, оказались в комнате пятого класса. Низкий потолок, маленькие окна, массивные, сложенные из красного кирпича стены произвели на ребят неприятное впечатление.

Вспомнились родные горы, где так много света и воздуха, прохлада ущелий и зеленый шум тайги.

В класс вошел учитель.

— Ребята, будем знакомиться. Меня зовут Павел Иванович Каланаков. — Учитель подошел к столику и, взяв классный журнал, стал вызывать учеников по алфавиту:

— Кирик Кобяков. Яков Кобяков.

Кирик и Янька встали из-за парты.

— Вы, что, братья?

— Да, братья, — ответил Янька, — только я русский, а он алтаец…

Каланаков прошелся по классной комнате, думая о чем-то. Может быть, он вспомнил свои далекие детские годы. Его родители, полуголодные алтайцы, отдали маленького Павла в миссионерскую школу… Много утекло воды с тех пор в Катуни. И вот сегодня перед ним сидит алтайский мальчик, а таких, как он, в школы Горного Алтая пришли тысячи: учиться и строить новую, светлую жизнь в родном крае. Глаза старого учителя потеплели…

В перемену к Яньке подошел долговязый, нескладный парень и, ткнув его в бок, грубо спросил:

— Табак есть?

— Я не курю!

— Эх ты деревня. — Долговязый презрительно оттопырил губы: — Двоедан[27] немаканый.

Долговязый сплюнул сквозь зубы и, не выпуская рук из карманов, двинулся на Яньку.

— Вот как тресну по башке, будешь знать Пашку Загребина, — произнес он угрожающе. Вокруг сразу же собрались ребята, видимо, его друзья.

Кирик тихонько потянул Яньку.

— Пойдем, ну его!

— Ты, алтайня, не лезь, а то и тебе всыплю! — Загребин встал между Кириком и Янькой.

— Как ты его назвал? — Побледнев, Янька схватил долговязого за пояс: — Проси прощения!

— Я? — Пашка с усмешкой посмотрел на Яньку. — Да я тебя в два счета на лопатки положу, — похвастался он. — Айда на школьный двор, я тебе такие салазки там загну, что запоешь. — И, не дожидаясь согласия, Загребин со своими друзьями выбежал из коридора.

Янька подумал: если сейчас отступиться от Пашки, значит, его будут считать трусом. Да и Кирика Пашка сильно обидел. Посмотрев на своего друга, стоявшего с опущенной головой, Янька сказал решительно:

— Пошли.

Они поспешно спустились по лестнице и оказались во дворе.

— Ну, налетай! — Пашка засучил рукава.

Из школьных окон высунулись любопытные и в ожидании схватки оживленно переговаривались. Пашка был выше Яньки на голову и тонок, как жердь. На его тощей шее сидела маленькая головка с узенькими нахальными глазами, тонким и длинным, как гороховый стручок, носом и оттопыренными ушами.

— Начинай! — повторил он и хитро подмигнул ребятам: дескать, посмотрите, как я взгрею новичка.

Друзья Загребина, стараясь оттеснить Кирика от Яньки, еще плотнее сомкнули круг.

«Если долговязый сомнет Яньку, я буду драться», — решил Кирик и пробрался к своему другу.

— Проси прощения у Кирика. — Янька смело посмотрел на Пашку.

Загребин взмахнул кулаком. Янька увернулся от удара и, схватив Пашку за локоть, стал гнуть его к земле. Школьный двор огласился отчаянным воплем.

На тополях поднялся грачиный галдеж, и испуганные птицы, торопливо махая крыльями, полетели к Майме. Загребин продолжал отчаянно вопить.

— Проси прощения! — задыхаясь, крикнул Янька.

— Больше не буду, — захныкал Пашка.

Школьный сторож, старый солдат, ругаясь, подбежал к месту схватки. Друзья Пашки бросились врассыпную. Через несколько минут Янька, Кирик и Пашка стояли перед директором школы.

— Что у вас произошло? Рассказывай ты, Кобяков.

— Этот парень, — Янька кивнул головой в сторону Загребина, — на перемене просил у меня табаку. Я ему сказал, что не курю. Потом он обозвал моего товарища алтайней. Мне стало обидно за Кирика, — Янька замолчал и опустил голову.

— Ты сделал правильно, что заступился за своего товарища, — заговорил более мягко директор, — но драться с Загребиным не нужно было. Ты должен был сказать об этом мне или классному руководителю.

— Загребин! — обратился он к Павлу. — Неужели ты до сих пор не знаешь, что при советской власти все национальности у нас равны, в нашей стране обо всех одинаково заботятся и всех берегут. Понимаешь ты это или нет?

— Понимаю… — прошептал тот чуть слышно.

— Даешь слово исправиться?

— Даю, — ответил угрюмо Пашка и отвернулся к окну.

— А теперь, ребята, идите на урок, — поднимаясь из-за стола, сказал директор.

Глава вторая

Наступила зима 1922 года. На вершинах гор, склонах и в долинах Алтая лежал глубокий снег. С северной стороны дул холодный, ледяной ветер, обнажая покрытые лишайниками камни и пожелтевшие с осени травы Город весь потонул в сугробах. Маленькие домишки занесло до самых крыш.

Каждое утро Печерский, Кирик и Янька, вооружившись лопатами, отгребали снег от ворот, а потом усталые, но довольные, садились пить горячий чай. На столе приветливо шумел самовар. Подвигая чашки ребятам Печерский, улыбаясь, говорил:

— Ну, будущие педагоги, инженеры, летчики, художники и агрономы, сейчас попьем чайку, а потом в школу.

— Я не буду учителем, — отзывался Янька, намазывая маслом кусок хлеба.

— Кем же ты хочешь быть? — Печерский внимательно смотрел на Яньку.

— Военным.

— А ты, Кирик?

— Я когда выучусь, буду искать золото, руду разную.

— Значит, геологом?

— Ага.

— А вот сначала возьми вилку и научись ею пользоваться. Мясо брать руками из тарелки нельзя, — Печерский с улыбкой смотрел на смутившегося Кирика.

— Я не умею с вилки есть, руками лучше брать!

— Ничего, Кирик, надо привыкать, — наставительно произносил Печерский.

Повертев в руках вилку, Кирик неумело брал ею кусок холодной баранины.

— Ну как, вечером опять на лыжи?

— Покатаемся, дядя Ваня.

— А уроки?

— Выучим.

Собрав учебники и тетради, Янька и Кирик шли в школу.

Однажды, переходя по мосту Майму, они увидели незнакомых ребят, ожидавших кого-то.

Приглядевшись к ним, Янька узнал среди них Пашку Загребина, который разговаривал возле перил с каким-то парнем. Когда тот повернулся к ним лицом, Кирик и Янька узнали своего старого врага Степку Зотникова.

— Пойдем лучше льдом, — предложил Янька. — Похоже, нас поджидают. Смотри, у Пашки Загребина палка, да и Степка в руках что-то держит. Айда скорее на лед!

Пешеходов на улице не было, лишь за рекой у одетых инеем тополей какой-то человек долбил ломиком замерзшую за ночь прорубь.

Отступать уже было поздно. Парни заметили приятелей и бежали к ним.

— Бей Тюдралу! — кричал Степка. На Кирика и Яньку посыпались удары. Обороняясь, Янька начал прижимать Зотникова к перилам моста. Кирик яростно отбивался от Пашки Загребина и двух мальчишек.

Нашим друзьям пришлось бы плохо, если бы на мост не въехал крестьянин и не заставил хулиганов пуститься наутек. Пока проезжий вылазил из саней и разыскивал под сиденьем кнут, Янька изловчился и, схватив за ноги упиравшегося Зотникова, опрокинул его через перила в снег.

Загребин пытался свалить Кирика, но подбежавший крестьянин стегнул его кнутом.

Бросив Кирика, Пашка кинулся по глубокому снегу на берег реки.

— Вы что, ученики? Садитесь, так и быть подвезу, — кивнув головой на сани, сказал крестьянин.

Собрав выпавшие из сумок учебники, Кирик и Янька забрались в сани и быстро доехали до школы.

Степка еле выбрался из сугроба. Вылез и, вытряхнув попавший в валенки снег, зашагал к своему дому, который стоял на окраине города, недалеко от оврага. На стук вышла Варвара.

— Где шлялся? — сердито спросила она сына.

За эти годы мать Степки постарела: ссутулилась, щеки ее стали дряблыми, лоб покрылся глубокими морщинами, но глаза по-прежнему были холодны и злы. Степка вошел в большую, просторную избу, обмел веником снег с валенок и, сняв полушубок, повесил его на гвоздь.

— Дай поесть, — сказал он угрюмо и, подперев кулаками голову, уставился бесцельно в окно. На широкой печи, занимавшей почти половину избы, послышался сначала гулкий, точно из бочки, кашель, затем кряхтение, и, свесив кудлатую, давно не чесанную голову с лежанки, Иван Чугунный спросил:

— Кирку с Яшкой видел?

— Дрались, — ответил коротко Степка, не отрываясь от окна…

— Ладно. Кхе-кхе. Ну и как?

— Мужик какой-то помешал. Как раз на лошади ехал, ну и разогнал нас кнутом.

— Тебе, поди, попало.

— Нет, меня уже в это время Яшка через перила в снег опрокинул.

— Эх ты, растяпа! — выругался Чугунный. — Не мог с Яшкой справиться. А ты бы его ножиком. Чик — и готово! — Иван сделал выразительный жест вокруг шеи.

— Ты чему его, дурак, учишь? — вскипела Варвара. — У тебя только в башке одна поножовщина.

— Не ругайся, Варвара. Это я к слову. — Сунув ноги в валенки, Чугунный слез с печки.

— Покормила бы маленько! — Глубоко сидящие глаза Ивана блеснули из-под лохматых бровей и вновь спрятались.

Варвара стала собирать на стол.

Все трое появились в городе через год после окончания гражданской войны. Купили избу, и зимой Варвара занималась спекуляцией, перекупая орехи и масло.

Чугунный каждое лето куда-то исчезал вместе со Степкой, и оба являлись домой лишь глубокой осенью.

Степка одно время учился в школе, но был исключен за воровство.

О появлении в городе Кирика и Яньки он узнал от своего приятеля Пашки Загребина.

Однажды, вернувшись летом из тайги, Чугунный похвастался:

— Хватит, пожили бедно. Нашел жилу. Золото богатое. Но пока об этом молчок. Проболтаетесь — душу из вас выну, — пригрозил он Варваре и Степке. — Одна только забота: пропал в тайге мой дружок алтаец Карманко. План золотоносного участка у него.

— Какой план, что ты мелешь? — удивилась Варвара. — Твой Карманко ни одной буквы не знает, а ты — план.

Чугунный загреб бороду в кулак и зло посмотрел на хозяйку.

— Вот в этом все и дело, что неграмотный, да и твой балбес хорош, — кивнул он головой в сторону Степки. — Тоже учила дурака — читать как следует не умеет, — выругался Чугунный. — Слышь, поди-ка сюда, — Иван поманил Варвару.

— Карманко еще до этой самой заварухи, как ее называют, революция, что ли, не знаю, — махнул он сердито рукой, — был проводником у одного ученого золотоискателя. Потом, слышь ты, тот заболел, или Карманко его прихлопнул, судить не буду, одно только знаю, что тот ученый из тайги не вернулся. Карманко был не дурак, план припрятал, но мне не сказывает, куда его девал. Прошлым летом наткнулись мы на богатую жилу, а то, что будто в плане значится, где-то рядом, а найти не можем. Золотишко думаю сбыть надежным людям… Приходят они к пещерам, что на Чарыше. Ружьецо-то нынче от них ведь достал, — кивнул он головой на новенький винчестер, висевший на стене. — Карманко меня с ними свел. — Иван поднялся на ноги, запер дверь на крючок и зашептал:

— Карманко какие-то бумажки им передает, а что в них написано, не знаю, да и не наше это дело… — Иван грузно опустился на скамейку. — Ты Степку нынче не задерживай, пускай идет со мной: он мне нужен будет, а в городе болтаться ему нечего, да и к тайге пускай привыкает. Евстигней-то, покойник, сама, поди, знаешь, от тайги жить пошел.

Варвара молча кивнула головой.

В конце марта на южных склонах гор таял рыхлый снег и, сползая в ущелье, образовал заторы. Горячее солнце грело обнаженные камни, и между ними из расселин показалась первая робкая зелень. Голубое весеннее небо было чистым, прозрачным, как хрусталь; и где-то внизу, скатываясь с гор, шумели озорные ручьи. В эти дни старый учитель Павел Иванович Каланаков после уроков уходил с ребятами за город. Ребята с увлечением слушали его рассказы о прошлом Алтая, о битвах алтайцев с джунгарскими ханами за свою свободу.

— Алтайцы жили в ужасной нищете, — говорил учитель. — Большинство из них не знало, что такое хлеб. В недрах земли были золото, железная руда, мрамор, в лесах — орех, пушнина, на лугах — богатые травы, но все это принадлежало царю и зайсанам[28], а народ голодал. Вы слышали легенду об озере Алтын-Кол, или, как мы его называем, Телецком?

Это было давным-давно, один охотник нашел в тайге самородок золота величиной с голову. В то время на Алтае был голод. Охотник обрадовался своей находке. «Продам золото, куплю хлеба», — думал он. И вот кому бы он ни предлагал золото, все отказывались, потому что самим нечего было есть. В отчаянии охотник забрался на высокую береговую скалу и бросил золото в воду. С тех пор то озеро стали называть Алтын-Кол, что значит Золотое озеро.

— А самородок нашли? — спросил Кирик.

— Нет, это только легенда, но озеро очень интересное. Оно имеет местами глубину больше трехсот метров, длину до семидесяти восьми километров, ширину до пяти с лишним километров, находится в горах северо-восточного Алтая, на высоте четырехсот семидесяти метров над уровнем моря.

— Павел Иванович, а пещеры на Алтае есть?

— Да, много еще неисследованных пещер есть на Чарыше. В некоторых находили кости давно вымерших животных, пещеры Чарыша были когда-то жилищем древнего человека.

Однажды, оставшись одни, Кирик и Янька уселись на камни, любуясь лежащим внизу городом. Их внимание привлек идущий по гребню горы человек с большой вязанкой хвороста на спине. Приглядевшись к нему, ребята чуть не вскрикнули от неожиданности.

То был Иван Чугунный — когда-то правая рука Евстигнея Зотникова. За последние годы он изменился мало. Та же медвежья поступь, длинные, как у гориллы, руки, приплюснутый нос, низкий покатый лоб, весь обросший волосами, с широко выдвинутой вперед нижней челюстью. Он был похож на доисторического человека, о котором рассказывал Павел Иванович.

Ребята спрятались за камни.

Чугунный продолжал идти, постепенно спускаясь к окраине города.

Вечером мальчики рассказали Печерскому об этой встрече.

«Пожалуй, надо позвонить начальнику милиции, чтобы прибрали этого типа», — подумал военком и перевел разговор на другую тему.

Как бы чувствуя надвигающуюся опасность, Иван Чугунный в тот вечер скрылся из города. Через несколько дней исчез и Степка.

Глава третья

Кирик отставал по литературе и русскому языку. Правда, двоек у него не было — Павел Иванович занимался с ним иногда после уроков, — но все же русский язык Кирику давался с трудом. Помогал и Янька. Однажды учитель дал написать сочинение на свободную тему. Кирик долго думал, с чего начать. На дворе уже стояла настоящая весна. В открытые окна классной комнаты доносилось бойкое чириканье воробьев, и было слышно, как галдели грачи на тополях в школьном саду. С улицы раздавались веселые голоса ребят, игравших в бабки. Весенний теплый воздух нес с гор манящий запах согретой солнцем земли и прелых трав. Мысли Кирика унеслись в Мендур-Сокон, к Темиру и дедушке Мундусу.

— Почему не пишешь? — спросил Янька тихо.

— Не знаю, с чего начать, — вздохнул Кирик.

— А ты напиши, как ходил на охоту с Темиром, — посоветовал Янька.

Кирик обрадовался.

— Как это я не догадался раньше. — И он торопливо раскрыл тетрадь. Перед ним встала знакомая с детства картина охоты. Стараясь не делать ошибок, следя за знаками препинания, он начал:

Весна в тайге
На вершинах гор еще лежит глубокий снег, а внизу, в долинах, уже шумят ручьи. Мы с охотником Темиром идем в тайгу. Впереди нас бежит собака по кличке Мойнок и, навострив уши, принюхивается к запахам леса. На лиственнице набухли почки, и слышен ее смолистый запах. Из прошлогодней травы выглядывают подснежники и тянутся к солнцу огнецветы. Они еще не цветут, но я знаю, они скоро раскроют свои золотистые чашечки. Слышно, как где-то далеко-далеко гремит в камнях горная речка…

Кирик остановился и, обмакнув перо в чернильницу, вспомнил о своей прошлой ошибке, когда в середине слова «речка» он поставил мягкий знак. Посмотрев еще раз на слово, он подумал: «Теперь не ошибусь» — и стал писать дальше.

…А над тайгой висит яркое-яркое солнце. Мне жарко, я сбрасываю шубу и, закинув ее на спину, иду за Темиром. Хорошо у нас весной в тайге…

Кирик отложил перо и задумался. В открытое окно классной комнаты по-прежнему был слышен грачиный галдеж и возгласы игравших в бабки ребят. Вздохнув, Кирик склонился над тетрадью…

…Вот, перепрыгивая с ветки на ветку, роняя на землю пожелтевшие иглы лиственницы, мелькает белка. Мойнок делает стойку и поводит ушами. Темир вскидывает ружье. Бах!

Увлеченный своим сочинением, Кирик, подражая звуку выстрела, стукнул кулаком по парте. Чернильница подпрыгнула. Вовремя схватив ее, смущенный Кирик низко склонился над тетрадью. Раздался приглушенный смех ребят.

…И белочка падает к ногам охотника…

Кирик покосился на Яньку. Тот писал сосредоточенно, только уголки его губ дрожали от подступившего смеха.

…Положив ее в сумку, мы идем дальше. Мойнок вновь замер; на поваленном бурей дереве сидит бурундук. Щеки у него раздулись, точно он держал за ними два мячика. Темир мне сказал, что бурундук насобирал прошлогодних орехов и теперь несет их в свою нору. Охотник, глядя на него, улыбается, смеюсь и я. Хорошо у нас весной в тайге…»

Кирик мечтательно смотрел в окно.

— Написал?

— Да.

— И у меня готово! — говорит Янька.

— Дай посмотреть.

— На, читай.

Кирик взял Янькину тетрадь.

Рыбалка на Чарыше
Весна. Солнце еще не взошло, но мы с другом Кириком, захватив удочки и банку с червями, бежим к реке. Над водой висит туман. Насадив приманку на удочки и забросив их в речку, мы идем берегом вниз по течению. Знаем, что рыба хариус всегда плывет быстро и против течения, хватая на ходу разную живность. У нас уже десятка два хариусов, но клев хороший, и нам уходить домой не хочется. Снег на вершинах гор стал розовым, значит, всходит солнце, и мы продолжаем рыбачить. Туман над рекой исчезает, и в береговых кустах слышно, как поют птицы. В середине реки блеснул хвостом таймень и, подпрыгнув высоко, исчез. Из-за горы выкатилось солнце. В селе заорали петухи. Мычат коровы, и, как выстрел, слышится хлопанье пастушьего бича. Нам жарко, и мы сбрасываем лопотины. Часа через два усталые, но довольные идем домой…

Кирик и Янька на следующий день пришли в школу раньше. Каждого из них волновал вопрос: как написано сочинение, нет ли ошибок, какую отметку поставит Павел Иванович?

В класс неторопливой походкой вошел учитель и положил стопку тетрадей на стол.

— Ребята, я проверил ваши сочинения, и надо сказать, что многие из них написаны хорошо… Кирик сегодня меня порадовал, а вот некоторые ребята допустили неправильные выражения, например, «В селе заорали петухи»… Надо было написать: в селе поют или перекликаются петухи… Или в этом же сочинении сказано: «Нам жарко, и мы сбрасываем лопотины». …Слово «лопотина» сейчас не употребляется. Надо сказать: пальто, куртку или просто верхнюю одежду.

Янька покраснел и, стараясь спрятать свое лицо от ребят, низко наклонился над партой, сделав вид, что читает.

Кирик понял состояние друга и, подвинувшись к нему ближе, шепнул на ухо:

— Ведь ты написал на «хорошо», видишь отметку.

— Да я хотел написать на «отлично». — Янька сунул свое сочинение в парту.

Учебный год подходил к концу. Кирик и Янька еще зимой подружились с многими ребятами. Вместе катались на лыжах, а весной, в свободное от уроков время, бродили по горам.

Однажды Борис Худяков, новый друг Яньки и Кирика, не пришел в школу. Не было его и на второй день. Павел Иванович сходил к нему на квартиру и вернулся расстроенный. Мать Худякова, вдова погибшего партизана, заболела, и вся забота по хозяйству легла на Бориса. Были у него еще два брата — восьмилетний Андрейка и четырехлетний Тит.

Узнав об этом, ребята договорились сходить к нему после уроков.

Вместе с ними пошла и девочка, одноклассница Фрося Каргаполова, которая сидела с Борисом за одной партой.

Отец Фроси, Игнатий Каргаполов, работал лесником в Чойском аймаке и жил на берегу таежной реки Пыжи. Семья у него была небольшая, дружная. Окончив начальную школу, Фрося уехала учиться в областной город. В это время ей шел уже пятнадцатый год. Небольшого роста, крепкая, как и все дочери тайги, она ездила верхом и ходила вместе с отцом на охоту. Ее загорелое от ветров и солнца лицо дышало той жизнерадостностью, которая свойственна энергичным и смелым людям, привыкшим к труду.

— Фрося и Кирик будут помогать Борису повторять пройденное за год, — предложил дорогой Янька. — Я возьмусь за школьные задания. Найдется и другим работа. Не так ли, ребята?

— Мы завтра после занятий пойдем в Сухой лог за хворостом, — сказал один из мальчиков. — Я видел, как Борис рубил огородные жерди на дрова, топить печь им нечем. Сходим, ребята?

— Сходим.

— Тут недалеко.

— Принесем по вязанке, — послышались голоса.

Обрадованный приходом ребят, Борис угостил их кедровыми орехами, которые еще сохранились с зимы.

Кирик и Янька помогли ему выполнить школьные задания и повторить кое-что из пройденного. Фрося подмела в комнатах, перемыла посуду.

На следующий день ребята уже были на мосту, где был назначен сбор. За ночь река разлилась и затопила ближайшие к берегу огороды.

Полюбовавшись с моста на «большую воду», отправились в Сухой лог. Правда, путь туда был нелегкий: нужно было обойти гору, на вершине которой все еще лежал снег, а затем по крутому склону спуститься в лог, где стоял мертвый лес — сухостойник. Солнце светило ярко, согревая застывшую землю. От нее шел легкий пар и, поднимаясь, таял в воздухе. В Сухом логу было сумрачно, неприветливо, и белые стволы берез, испещренные червоточиной, с засохшими ветвями торчали уныло среди пожелтевшей травы.

Когда-то здесь шумел густой лес и с утра до поздней ночи слышались голоса птиц. Затем произошел обвал. Груда камней и земли обрушилась с горы и закрыла выход вешним водам. Образовался пруд. Деревья высохли и захирели на корню. И только не так давно вода из Сухого лога ушла, оставив ил и засохшие деревья.

Апрельское солнце освещало лишь западную сторону лога, оставив в тени все остальное.

Когда ребята спустились в лог, там стоял полумрак. Набрав хвороста, они решили отдохнуть. Фрося увидела небольшую ящерицу, которая сидела спокойно на камне, сливаясь с ним своей окраской.

— Ребята, смотрите, ящерица! — Фрося и Янька одновременно кинулись к ней. Перебирая проворно лапками, ящерица юркнула в расселину, показав ребятам хвостик.

— Убежала, — сказала Фрося со вздохом и, усевшись на камень, произнесла мечтательно: — Скоро лето настанет. Скоро-скоро мы разъедемся по домам…

— Тебе жалко расставаться со школой? — спросил ее Янька.

— Да, — тряхнула она косичками, — и со школой и с ребятами.

— Летом мы с Кириком обязательно приедем к тебе в гости.

— Вот хорошо-то, — обрадовалась девочка. — Буду ждать!

Из Сухого лога вернулись под вечер. Сложив хворост под навес и поиграв с Борисом в городки, разошлись по домам.

Глава четвертая

Склоны гор покрылись бледно-розовым маральником, цвели шиповники, акации и татарская жимолость. Среди буйных трав тянулись к солнцу бледно-синие колокольчики, белые, как снег, горные ветреницы и голубые змееголовики. Приятный запах трав, яркое солнце и горы манят в прохладу лесов и шумных рек. Прощай, школа, прощай, город! Впереди чудесное лето, целый мир таинственных приключений и неразгаданных тайн.

Кирик и Янька приближались к Бешпельтирскому перевалу. С него открывался величественный вид на Усть-Канскую долину. Справа виднелись террасовые горы, покрытые лиственницей, спускаясь выступами, они уходили далеко на север. Слева, точно исполинские колонны, высились голые скалы, и некоторые из них принимали причудливые формы старинных башен какого-то сказочного замка. Впереди лежало ровное плато, пересеченное лишь редкими холмами, а за ними, при слиянии двух рек, Кана и Кутергена, — районное село Усть-Кан. Еще несколько часов езды вниз по Чарышу, и они будут дома. Мальчиков охватило радостное волнение. Спустившись с горных круч Бешпельтира, они поехали быстрее.

— Мама с тятей, наверное, нас ждут, — говорил Янька. — Отдохнем денька два-три дома и поедем к Темиру, согласен?

Кирик кивнул головой. Он думал о прошлом, о своей встрече с Евстигнеем Зотниковым здесь, на Бешпельтирском перевале, о том, как его нашли Янька и дед Востриков.

— Посмотри-ка, кто-то едет нам навстречу.

Друзья попридержали коней.

Лошадь под всадником бежала мелкой трусцой, хозяин, видимо, не старался понукать ее.

— Да ведь это дедушка Кичиней! — обрадовался Кирик.

— Верно! Давай, Кирик, испугаем его. Сдвинем фуражки на глаза, изобразим разбойников и налетим на него с двух сторон.

Ребята пришпорили коней.

Увидев людей, мчавшихся к нему во весь опор, Кичиней беспокойно заерзал на седле и, быстро работая ногами по бокам своей клячи, пытался свернуть с дороги. Ленивая лошадь заупрямилась, и Кичиней, съежившись, стал ждать наездников. Те стремительно приближались.

— Слезай с коня! — услышал он над самым ухом и почувствовал, как его бесцеремонно стащили с лошади.

«Разбойники!» — испугался старик. Послышался смех. Приоткрыв глаза, Кичиней увидел улыбавшихся Яньку и Кирика.

— А! Любящие друг друга братья! — радостно изумился старик и, вскочив на ноги, стал поочередно обнимать ребят.

— Здравствуйте, здравствуйте! Алтайская поговорка говорит: если гусь, расправив крылья, не полетит, то кто узнает, что он быстро летает. — Старый Кичиней поднял указательный палец вверх и произнес торжественно: — Не складывайте их.

Когда первый порыв радости прошел, он опустился на корточки и, закурив трубку, произнес, любуясь Янькой и Кириком:

— Ай-яй, как выросли, настоящие богатыри стали. Приезжайте летом ко мне в гости, я теперь живу в охотничьем хозяйстве, охраняю маралов.

Поговорив со стариком, ребята выехали на Тюдралинскую дорогу. При виде родных мест ими овладело радостное чувство. Наперебой они вспоминали прошлое.

— Кирик, смотри, вот тропинка, которая ведет к Яргольскому ущелью, помнишь, где мы встретили Зотникова, Яжная и Чугунного!

— А вот за той горой мы нашли Печерского, — показывая на мохнатую шапку лесов за Ярголом, говорил Кирик. — Наверное, избушка все еще там стоит, съездим как-нибудь, а? И на Коргоне побываем, — добавил он. — Вот только жаль, что дедушка Журавей погиб, — вздохнул он.

— Тюдрала! — с заблестевшими глазами Янька протянул руку по направлению села. Когда ребята подъехали к своему дому, из подворотни вылез Делбек и, узнав своих хозяев, принялся вилять хвостом.

В окно выглянула Степанида и, всплеснув руками, выбежала на крыльцо. Она обнимала то Яньку, то Кирика.

— Родные вы мои, наконец-то приехали, уж я ждала-ждала, глаз с окон не спускала. Заходите в дом. Лошадей потом расседлаете, — сказала она, видя, что ребята взялись расстегивать седельные подпруги.

— Пускай пообсохнут, круто, должно, ехали, — Степанида посмотрела на взмыленных коней.

— Торопились, мама, — улыбнулся Кирик.

— Золотой ты мой! — Степанида нежно погладила мальчика по голове.

— А я что, оловянный? — засмеялся Янька.

Степанида привлекла ребят к себе.

— Оба милы, — сказала она и поднялась на крыльцо. — Вот и отец идет!

По улице поспешно шагал Прокопий. Видимо, ему уже кто-то сказал о приезде ребят.

Впереди Прокопия бежала большая серая собака, похожая на волка, и, что удивило Кирика и Яньку, она не отходила в сторону, не обнюхивала заборы, как это обычно делают дворняги, а, наоборот, бежала на определенном расстоянии, изредка поглядывая на идущего сзади хозяина.

Прокопий поспешно вошел в дом.

— Здравствуйте, сынки. — Он поцеловал ребят и уселся вместе с ними за стол. — Рассказывайте, как учились?

— Перешли в шестой класс! — ответил Кирик и спросил: — Чья это собака у нас во дворе?

— Ваша с Янькой, — ответил Прокопий. — Эта собака не простая, а служебная немецкая овчарка. Подарил мне ее начальник пограничной заставы.

— А как ее зовут?

— Токшун. Он дрессированный. Чутье у него развито сильнее, чем у Делбека. Он может найти любую вещь, берет препятствия, хорошо идет по следу врага и отличается большой преданностью хозяину. Расскажите, как живет Печерский.

— Да, он просил передать тебе вот это письмо, — подавая отцу толстый конверт, сказал Янька.

Прокопий вскрыл пакет.

«…По сведениям, небольшая группа белобандитов из разгромленного отряда барона Унгерна перешла границу и углубилась на территорию Улагана. Действиями наших пограничных частей бандиты были отброшены обратно в Монголию, но отдельным лицам, имевшим, видимо, специальное задание, удалось проникнуть в центральные районы Ойротии. Если что заметишь подозрительное, сообщи. Не забывай Кара-корум. Неплохо было бы дать задание Темиру обследовать Чарышские пещеры. Есть данные, что там скрываются контрабандисты».

Сложив письмо, Прокопий задумался. Чарышские пещеры. Много рассказов о них слышал он еще в детстве от стариков. Таежная глухомань, неприступные горы, подземная река, выбрасывающая на равнину трупы животных. Возможно, контрабандисты скрываются там.

— Отдыхайте, потом съездите к Темиру, — сказал он ребятам.

Токшун начал привыкать к своим новым хозяевам и выполнял их приказания.

— Давай, Кирик, спрячем твою шапку от Токшуна, найдет он ее или нет, — предложил Янька.

— Давай.

Из сундука была извлечена алтайская шапка с шелковой кистью. Кирик дал понюхать ее Токшуну и спрятал на сеновал.

Янька держал Токшуна на поводке.

— Можно спускать, — слезая с сеновала, сказал Кирик.

— Искать! — раздалась команда.

Токшун, натянув поводок, пошел по следу Кирика и, дойдя до лестницы, ведущей на сеновал, поднялся по ее шатким ступенькам и скрылся под крышей.

— Шапку я глубоко зарыл в сено. Не найдет, пожалуй, — высказал свое сомнение Кирик. Но на площадке сеновала появился Токшун, держа в зубах шапку. Собака спустилась по лестнице и положила свою находку к ногам ребят.

— Вот это да! — поглаживая овчарку, произнес восхищенный Янька. — Вот собака так собака! А Делбек найдет шапку?

— Не знаю, попробуем!

— Делбек, Делбек, — стал звать своего старого друга Янька. Пес прибежал на зов и посмотрел умными глазами на ребят.

— Кирик, дай ему понюхать шапку.

И когда тот поднес к носу Делбека шапку, пес, не торопясь, взял ее в зубы и важно понес в дом, как бы говоря: «Хватит вам баловаться».

Кирик и Янька стали собираться в Мендур-Сокон.

— Повидать дядю Темира охота, да и дедушку Мундуса тоже! — заявил Кирик.

— Что же, поезжайте, только скорее домой возвращайтесь, — согласилась Степанида.

— Обратно вам придется ехать с Темиром, он мне нужен. Так и скажите ему. — Проводив ребят, Прокопий ушел в сельсовет.

На следующий день в Тюдралу прибыл небольшой отряд пограничников. Прокопий узнал, что диверсанты в Улагане ликвидированы. В живых остался, судя по найденным документам, видный каракорумец Карманко и контрабандист по кличке Чугунный.

— Возможно, эти два типа скрываются сейчас в пещерах Чарыша, — говорил Прокопию начальник погранотряда.

— Чугунного я знаю, это бандит. В прошлом уголовный каторжник, бежал с рудников, в тайге встретился с кулаком Зотниковым. Что ж, попытаемся их найти, — сказал Прокопий и в раздумье побарабанил пальцами по столу.

— У меня есть знакомый охотник, коммунист, — продолжал он. — Район Чарышских пещер знает и бывал там не раз.

— Хорошо, если потребуется помощь, сообщи мне. Простившись с Прокопием, начальник погранотряда вышел из сельсовета.

Глава пятая

В Мендур-Сокон мальчики прибыли на следующий день. Правда, они могли бы приехать и ночью, но Янька уговорил своего друга сделать остановку у речки, не доезжая до стойбища километров восемь.

— Что за нужда ехать в темноте, — говорил он. Привязав лошадей на прикол, ребята стали устраиваться на ночлег. Постелью им послужили потники, подушкой — седла. Утомленные ездой, они быстро уснули. Токшун оберегал сон своих юных хозяев. Из-за гор поднималась луна. Посеребрила спокойные воды реки и, осветив спавших Кирика и Яньку, лежавшую возле них собаку, лошадей на лугу, медленно поплыла по темному небосводу на Усть-Кан. В прибрежных кустах, недалеко от ребят, было слышно, как заверещал заяц, попавший в чьи-то крепкие зубы. Токшун приподнял голову и навострил уши. Снова тишина. В воде плеснула рыба и, сверкнув на миг серебристой чешуей, скрылась. Луна приближалась к Усть-Канскому хребту. Часа через два ее бледный диск спрятался за громадой гор и в долине стало темно.

Токшун задремал. Отдыхали и кони. Близился рассвет, от реки потянуло холодком. Где-то далеко-далеко, окрашивая вершины скал в розовые тона, поднималось солнце. Затем яркие лучи, как бы разгоняя полусумрак, забороздили по небу и, перекинувшись через гребень Усть-Кана, залили междугорье сверкающим теплом. Первым проснулся Янька. Приподнял голову от седла и, зевнув, потрогал Кирика.

— Вставай, уже утро!

Оседлав коней, ребята выехали по дороге на Мендур-Сокон.

Километра через три от места ночлега они заметили бежавшую к ним навстречу небольшую козулю. За ней гнались два волка. Ребята остановили лошадей, ожидая, что будет дальше. Токшун, вздыбив шерсть, выскочил вперед и тоже остановился. Козуля была молодая. Напрягая последние силы, она бежала уже вяло. Очевидно, волки гонялись за ней всю ночь, и она теряла силы. Инстинкт подсказал животному искать защиты у людей. Сделав слабый прыжок мимо Токшуна, козочка, прячась от волков, остановилась между двумя лошадьми. Было заметно, как бурно поднимались и опускались ее круглые бока и в кротких агатовых глазах застыл ужас. Завидев людей, волки метнулись в кустарник. Кирик и Янька сидели не шевелясь. Они боялись вспугнуть козочку, которая продолжала стоять, прижимаясь к лошади Яньки. По ее стройному телу пробегала дрожь. Кирик тихо грозил пальцем Токшуну, который, поводя глазами, замер на месте. Прошло несколько минут. Дыхание козочки становилось ровным, и, отдохнув, она стремительным прыжком выскочила на дорогу и помчалась в гору.

— Только и видели. Даже спасибо не сказала, — улыбнулся Янька. На душе у ребят было хорошо и отрадно: они спасли козочку от гибели.

— Поехали! — крикнул задорно Кирик, и, пришпорив лошадей, всадники, оставляя за собой клубы дорожной пыли, во весь карьер поскакали по долине.

Вдали показались первые аилы Мендур-Сокона. Кирика охватило волнение. Ведь здесь он не был около двух лет. Здесь скрывался он от Зотникова и Яжная. Здоров ли Темир, жив ли дедушка Мундус? Ребята въехали в предместье Мендур-Сокона. То, что увидели они, было необычно для старого алтайского стойбища. Ряд больших рубленых изб образовал широкую улицу, по сторонам которой виднелись общественные здания сельского магазина, избы-читальни, амбулатории и школы.

— Не узнать Мендур-Сокон, — оглядывая новые постройки, покачал головой Кирик. — Здесь стоял аил, а теперь — дом. А вот там, у подножья горы, был овечий загон, а сейчас — маслозавод, — показал он на выставленные для просушки фляги.

Аил Мундуса ребята нашли не скоро. Затерянный между новыми избами, он торчал на поляне, точно старый, никому не нужный гриб. Соскочив с коней, они заглянули в помещение. Там было пусто. Только в очаге тлели угли, и на полу виднелось несколько старых козьих шкур, служивших подстилкой.

Рядом с аилом стояла новая изба, возле нее женщина толкла в тяжелой деревянной ступе ячмень.

— Темир, наверное, живет здесь. — И, как бы в подтверждение их догадки, на крыльце, опираясь на палку, показался Мундус.

— Дедушка! — Кирик бросился к старику и припал к его груди.

— Карабарчик, опять прилетел в наши края, — волнуясь, сказал Мундус. — Спасибо, не забыл старика, пойдем в аил, нет, в избу, — раздумал он и, крикнув что-то по-алтайски женщине, посмотрел на Яньку.

— Это чей?

— Да ведь это Янька, сын Прокопия, помнишь?

— Помню, помню, — закивал головой Мундус, — только маленько забыл: память стала шибко плохой.

Придерживая старика, Кирик и Янька вошли с ним в просторную комнату, следом, не отставая, прыгнул Токшун.

— Ильгей! — крикнул Мундус в окно. — Поставь самовар. Гости у нас.

Оставив ступу, молодая алтайка вошла в дом и поздоровалась с ребятами.

— Ильгей, помнишь, я говорил тебе о Карабарчике, вот он. — Мундус похлопал Кирика по плечу. — А это его друг, Янька.

— Ребята, Ильгей — жена Темира, сам он скоро придет, ушел в лавку. — Мундус опустился на поставленный невесткой табурет. Кирик и Янька с любопытством стали оглядывать обстановку комнаты. В переднем углу, обрамленный свежими ветками пихты, висел портрет Ленина, ниже — ружье хозяина, на тумбочке лежало несколько книг. Пол блестел свежей краской, возле широкой русской печи в шкафчике стояла алюминиевая посуда. Во всем чувствовалась опрятность и чистота.

Опершись подбородком о палку, Мундус говорил:

— Один раз собрался умирать, да раздумал. Зачем умирать? Все теперь есть: хлеб, мясо, чегень, почет от людей; умирать неохота.

— А-а, Кирик, Янька! Здравствуйте, друзья, — раздался с порога радостный голос Темира. С сияющим лицом он пожал руки ребят. — Большие стали, настоящие парни, — любуясь гостями, произнес он. — И Токшун с вами, — увидев овчарку, повернулся к ней Темир. — Знаю эту собаку, умный пес. Жаль только — за зверем в тайге не пойдет. У ней другая повадка. Говорил мне Прокопий, будто Токшун может идти по следу врага несколько километров и найдет его.

— Он по крыше и лестнице лазит, как кошка, — поглаживая Токшуна, сказал Янька. — Посмотри, Темир, какие у него зубы, — раздвинув могучие челюсти овчарки, произнес он с гордостью. Зубы Токшуна блестели, как никель.

Охотник присел на корточки, рассматривая пасть овчарки.

— Да, пожалуй, плохому человеку от этих зубов не уйти, — поднимаясь, сказал он, — загрызет насмерть.

В избу вбежал Мойнок и, ласкаясь к хозяину, замахал хвостом. Увидев своего друга по Ярголу, Кирик весело поманил Мойнока к себе.

Услышав знакомый голос, лайка подбежала к Кирику. Но тут случилось неожиданное. Спокойно лежавший Токшун стремительно вскочил на ноги, и в тот же миг бедный Мойнок оказался у него под брюхом. Задрав лапы вверх, он покорно лежал на спине, как бы говоря: «Я же маленький, отпусти, я не драчун».

Янька скомандовал:

— Токшун! На место.

Овчарка улеглась в углу. Мойнок все еще лежал на спине, задрав лапы, и смотрел добрыми глазами то на Темира, то на ребят. Он все еще боялся Токшуна, казалось, он просил: «Выгоните, пожалуйста, эту собаку». Кирик подошел к Мойноку и погладил его пышный мех.

— Э, хорошие гости так не поступают, — шутливо сказал Темир и погрозил пальцем в сторону Токшуна. В избе послышалось предостерегающее рычание овчарки. Янька взял ее за поводок, вывел из комнаты, и привязал к крыльцу.

— Токшун еще не ознакомился, он понимает каждое движение. Когда ему грозит незнакомый человек, он считает обидой для себя, поэтому и рычит.

Ильгей внесла кипящий самовар. За чаем Мундус говорил сыну:

— Ребята будут жить у меня.

— Отвыкли они, отец, от аила, — резонно заметил Темир.

После того, как была построена изба, Мундус, несмотря на горячие уговоры сына жить вместе, наотрез отказался идти в избу и жил в аиле.

Только в сильные морозы он перебирался на печь и лежал там целыми днями, грея старые кости. Но, как только солнце начинало греть по-весеннему, Мундус опять перебирался в свое старое жилье.

— Родился в аиле и умирать там буду, — отвечал он обычно сыну, когда тот упрашивал его пожить еще с месяц в избе.

Когда Кирик вместе с Мундусом перешагнул порог аила, на него нахлынули воспоминания.

Вот здесь, в углу, прикрытый овчинами, он спал крепким сном после того, как нашел его Темир в тайге. Сидя у ярко горевшего костра, он длинные ночи напролет слушал чудесные сказки Мундуса. Злой зимний ветер рвется через тонкие стенки аила, колышет пламя очока, сердито воет в щелях утлого жилья и, взметая яростно сугробы снега, в дикой пляске кружится в ущельях. Под напев свирепого бурана слышится мерный голос Мундуса…

«На солнечной стороне остроконечной горы, на берегу молочно-белого озера жил-был мальчик… У него было круглое луноподобное лицо и блестящие, как звезды, глаза, он никогда не плакал…» Как ручеек, журчит чудесная сказка старика о счастливом мальчике. Буран утихает, старый Мундус подбрасывает хворост в огонь, тысячи искр летят в дымоход. Закрыв шубой Карабарчика, Мундус продолжает свою сказку:

«…Он был маленького роста, поэтому, когда шел, в траве его не было видно. Он сделал из шкурок двух белок просторную хорошую шубу и из одной лапки дикого козла удобные сапоги…»

Карабарчик засыпал, сквозь сладкую дремоту доносился голос Мундуса:

«…Когда шел по траве, его не было видно…»

Хорошо быть таким маленьким-маленьким и спрятаться в траве от злой Варвары и Зотникова.

Окинув взглядом знакомую обстановку аила, Кирик вздохнул и опустился рядом с Мундусом возле очока. Пришли Янька и Темир. В дверь аила просунулась круглая, с плутоватыми глазами голова Бакаша.

— Эзен!

— Заходи, Бакаш, смелее, — сказал Темир мальчику.

Возле жилья послышалось шарканье чьих-то старческих ног, и, нащупав дверь, в аил вошел слепой Барамай.

— Эзен!

Явился охотник Амат, и вокруг костра стало людно.

Ильгей внесла кожаный мешок с чегенем и чашки. Старики закурили длинные черемуховые трубки. Молчание прервал слепой Барамай.

— Слышал, Карабарчик прилетел, — начал он и, затянувшись, передал трубку соседу. Незрячие глаза Барамая, как бы разыскивая Кирика, блуждали по аилу.

— Первый раз он был у нас в год великих перемен. Черные вороны Кара-корума пытались закрыть своими погаными крыльями солнце, но сожгли их. Карабарчик всегда будет гонцом радости.

— Мундус, возьми топшур, спой песню о новой жизни.

Кирик подал старику инструмент. В аиле зазвучали струны топшура, и Мундус начал речитативом:

…Стали величавей наши горы и леса,
Радость жизни новой нам партия дала.
И теперь с нуждою расстались мы навек,
Шагает но Алтаю новый человек…
Струны топшура умолкли. Ильгей налила гостям чегеня. Барамай, поднимая чашку, повернулся к Кирику:

— Мы, старые люди Мендур-Сокона, приветствуем тебя, как сына нашего народа. Приветствуем и твоего русского друга. Пусть будет теплой постель, пусть будет полным горящими углями ваш очаг — так говорит алтайская пословица.

И Кирик понял: навсегда исчезли страдания детских лет, перед ним открылась новая, большая страница из чудесной книги Алтын-судур[29].

Глава шестая

Через три дня ребята вместе с Темиром выехали в Тюдралу.

— Вернусь не скоро, меня не теряйте, — сказал перед отъездом охотник Мундусу и жене Ильгей. — Раз Прокопий вызывает, значит, нужен ему.

Вскочив на своего Буланого, Темир стал догонять уехавших вперед ребят.

Кирику было немножко грустно расставаться с Мендур-Соконом, дедушкой Мундусом, славной Ильгей и лукавым Бакашом. Как быстро пролетели эти дни.

— Может, ты останешься еще погостить? — видя печальное лицо Кирика, спросил его накануне отъезда Темир.

— Нет, поеду с вами, — покачал головой Кирик и подумал:

«Расстаться с Янькой? Ни за что. Да и мама Степанида обидится! Нет, не отстану. Будем все вместе!» — решил он.

Завидев охотника, который мчался во весь опор, Кирик повернулся к Яньке.

— А Буланый по-прежнему бегает хорошо. Помнишь скачки в Теньге?

— Я тогда сильно боялся за тебя и за Буланого, — признался тот. — Ведь на скачках были лучшие лошади Алтая и арабский конь Аргымая.

— Все же Буланый их всех обогнал!

— Зато Зотников со старшиной посадили нас под замок!

— А мы сумели выбраться.

— Если бы не Делбек, пришлось бы туго; смотри, Мойнок за Темиром бежит, — показал Янька на собаку.

Догнав Кирика и Яньку, Темир придержал Буланого и, оглянувшись на Мойнока, скомандовал:

— Пшел домой!

Пес присел на задние лапы и умоляюще посмотрел на хозяина.

— Возьмем его, Темир, с собой, — стал просить Кирик. — Не мешает ведь, пускай бежит.

— Хорошо, — согласился Темир, — хоть он и нужен дома, но как-нибудь обойдутся и без него.

За дорогу Токшун с Мойноком окончательно подружились. Правда, первые два дня в Мендур-Соконе лайка избегала встреч с овчаркой, с опаской поглядывала на нее, но за день перед отъездом Мойнок, чувствуя превосходство Токшуна, подошел к нему и после обычной церемонии обнюхивания, виляя хвостом и изгибаясь, покорно улегся возле овчарки.

Проехав грань Мендур-Сокона, охотник и ребята пустили коней шагом.

— Темир, мы слышали, ты был в Черневой тайге. Расскажи.

Закурив трубку, Темир рассказал, как зимой с артелью охотников он выехал на промысел в Прителецкую тайгу. Однажды, охотясь, Темир вышел к какому-то большому болоту. Вдруг Мойнок остановился и принялся разгребать снег. Темир, сняв лыжи, стал помогать ему и обнаружил истлевший труп человека. На его пиджаке были почерневшие от времени металлические пуговицы с изображением царского двуглавого орла.

Недалеко от места, где лежал человек, стояла старая засохшая лиственница, верхушка которой была сломана бурей. К дереву тонкой строчкой шел след горностая. Темир подумал, что там есть дупло и зверек устроил в нем гнездо. Взмахнув несколько раз топором, охотник срубил лиственницу, но горностая не было. Разрывая в гнезде старый мох и засохшие листья, Темир нашел там пожелтевший листок бумаги, на котором было написано:

«…Третий лень питаюсь только ягодами. Сил нет. Впереди болото. Прав… Кар… оказался нег… украл план золот… уч…».

Записка обрывалась. Темир принялся искать в дупле вторую половину. Осторожно вытащив весь мох, на самом дне обнаружил остальную часть бумаги.

«…От Чуйки идти на полдень…»

Следующую фразу прочесть было невозможно: буквы слились в сплошное черное пятно, ниже уцелело несколько слов:

«…Старое русло… шагах белого бома… шурф… головешки… остался один… Кар… ушел…»

— Ты, Темир, никому не показывал эту записку? — спросил Кирик.

— Нет, я вернулся из Черневой тайги недавно. Потом заболел и из Мендур-Сокона не выезжал. Теперь покажу находку Прокопию. Если в Тюдрале не разберемся, поеду в Ойрот-Туру. Хотелось бы узнать тайну гибели человека… Тут кроется что-то важное. Может быть, нам придется всем троим выехать в Ал-тайгу[30].

— Я готов хоть сейчас! — воскликнул Кирик.

— И я не отстану, — тряхнул головой Янька.

— Возьмем с собой Токшуна…

Услыхав свое имя, собака вильнула хвостом.

— И Мойнока!

Записка и рассказ Темира взволновали Прокопия.

Несколько лет тому назад в районе Чуйки был обнаружен участок с большим содержанием коренного золота. Геолог Макаров составил план участка. План украл проводник Карманко. Оставшись без продуктов и проводника, геолог, видимо, заболел и, не имея сил добраться до жилья, умер. Его-то труп и нашел Темир. Перед смертью геолог записал расположение участка, но время и осадки стерли часть его записи. «Да, это так, — думал Прокопий, — но как понять «…старое русло… шагов белого бома… шурф… головешки»? Очевидно, это приметы найденного геологом золотоносного участка».

— Видишь ли, Темир, — положив руку на плечо охотника, сказал Прокопий, — мы с тобой наедине должны обсудить положение. Ведь ты хорошо знаешь, что золото нашей стране требуется сейчас как никогда. Нужно найти участок, открытый геологом Макаровым. А как? Надо подумать. В записке есть указание на старое русло реки. Там, где стоит белая скала. Может быть, нужно обследовать весь район Чуйки?

— Да, это было бы неплохо, — согласился охотник.

— Вот что, Темир, мне кажется, что вся эта история связана с каракорумцем Карманко и бандитом Чугунным. На этот счет у меня есть дополнительные сведения. — Видя на лице охотника недоумение, он сказал: — Нужно поймать их во что бы то ни стало. Мы обсуждали это на партячейке, и тебе поручено разыскать бандитов, если нужно будет, уничтожить их. Винтовку с запасом патронов я выдам. Завтра ты выедешь обследовать Чарышские пещеры. Потом побываешь в Прителецкой тайге. Вот только меня беспокоит одно: кого дать тебе для связи?

Темир поправил съехавшую на затылок шапку и, улыбнувшись, произнес:

— У меня, Прокопий Иванович, связные есть!

— Кто?

— Кирик и Янька.

— О, нет! — запротестовал Прокопий. — Вмешивать ребят в это дело нельзя.

— Прокопий Иванович! — горячо заговорил Темир. — Ребята рвутся в тайгу. Как только я наткнусь на след Карманко и Чугунного, дам тебе знать через них. Ведь помнишь, они помогали нам гнать белых с Алтая? А ведь то время куда было тревожнее, но все же Кирик успешно выполнил задание в разведке. Помнишь, как во время боя у Черной скалы они подносили гранаты деду Вострикову? Разве тогда меньше было для них опасности? Что они будут делать в Тюдрале? Ходить по ягоды, грибы, рыбачить? Нет, это не в их характере. Кто-кто, а уж я-то их знаю. — Темир подошел к Прокопию. — Даю тебе честное слово коммуниста, что сохраню ребят!

— Ну хорошо, я подумаю, — ответил Прокопий.

Глава седьмая

Трое всадников, вооруженные ружьями, в сопровождении двух собак выехали из Тюдралы вниз по Чарышу. Это были Темир, Янька и Кирик. Путь их лежал к Чарышским пещерам. Долина, где они ехали уже вторые сутки, постепенно суживалась, переходила в небольшое, но высокое плоскогорье, окруженное со всех сторон скалами из плотного известняка. Их хаотическое нагромождение представляло суровую и вместе с тем величественную картину дикой природы: исполинские камни, гладкие, точно отполированные скалы, глубокие бездонные пропасти, жалкая растительность и над всем этим мертвая, гнетущая тишина.

Небольшие, но привычные к трудным переходам алтайские кони осторожно перешагивали россыпи камней.

Приподнявшись в стременах, Темир огляделся. Впереди виднелись высокие скалы, справа, сбегая с высокогорного плато, где-то в ущелье шумела река. Слева лежали огромные валуны, покрытые лишайниками.

«Невеселое место», — подумал он и скомандовал:

— Слезай с коней!

Спрятав лошадей в густом кустарнике, они стали подниматься на плоскогорье.

— Вот и пещеры, — показал охотник на громады отвесных скал.

Вместе с Темиром ребята карабкались по камням к отверстию пещеры. Достигнув площадки, постояли несколько минут, оглядывая местность. Внизу лежала небольшая равнина, пересеченная с запада на восток глубоким логом, где они провели ночь. Справа виднелось ущелье, на крутых склонах которого рос кустарник, пряча от людских взоров узкий, но шумный поток. Слева стояла высокая, точно отполированная, скала причудливой формы. Ее вершина имела далеко выдвинутую вперед площадку и была похожа на козырек фуражки. Казалось, вот-вот этот огромный монолит рухнет вниз и закроет зияющий пролет.

Темир шагнул в пещеру. Ребята последовали за ним. Придерживая на поводке рвавшегося вперед Токшуна, Янька шел за Темиром. Кирик с Мойноком замыкали шествие. Пещера была сквозной. Оказавшись в большом просторном гроте, охотник с ребятами с интересом стали рассматривать рисунки неизвестного художника. На гладкой стене были отчетливо видны маралы с ветвистыми рогами, лошади, стрелы, лук и надписи на каком-то древнем языке.

— Помнишь, Кирик, Павел Иванович рассказывал, что в пещерах в прежнее время жили люди? И ученые находили кости давно вымерших животных: пещерного льва, тигра, первобытного быка и гиены.

— У нас на Алтае были львы и тигры? — изумился Темир.

— Да. Но они здесь находились много веков тому назад, — пояснил Янька.

Охотник в сомнении покачал головой.

— Вот этого я не знал.

— Учиться надо, Темир, — подмигнув Яньке, сказал весело Кирик.

— Что ж, учиться никогда не поздно, — согласился охотник. — Однако посмотрим, куда ведет этот ход… — Темир с трудом протиснулся в узкий проход и скрылся в его полутьме. Вскоре послышался его голос:

— Выход обрывается. Попасть во вторую пещеру можно лишь по двум бревнам, проложенным над пропастью.

— Мостик крепкий? — спросил Кирик и полез вслед за охотником, который разглядывал лежавшие перед ним бревна.

— Думаю, что так: они из лиственницы и концами далеко уходят во вторую пещеру.

— Ну как, Янька, — Кирик с трудом повернулся в узком проходе к своему другу, — будем переходить? Темир говорит, что эта пещера обрывается над пропастью. Не боишься?

— Нет, поползем. Только ты пусти вперед Токшуна, за ним перейдет Темир, потом и мы с тобой, — посоветовал Янька.

Кирик спустил овчарку с поводка. Собака легко перешла мостик.

— Ну, как, Темир?

— Сейчас перехожу. Когда будете на мостике, вниз не смотреть, — предупредил он ребят и ступил на шаткие бревна, висевшие над бездной. Осторожно перейдя мостик и оказавшись рядом с Токшуном, вытер вспотевший лоб.

Янька заглянул в пропасть, и у него закружилась голова. Далеко-далеко внизу был слышен слабый шум потока.

— Страшно! — прошептал он и отполз подальше.

— Эй, ребята! — послышался голос Темира. — Сбегайте к лошадям, отвяжите два аркана, и я помогу вам перебраться через мостик, вы только опояшьтесь покрепче.

Янька и Кирик вместе с Мойноком спустились на плоскогорье. Отвязав от седел арканы, они вернулись. Достигнув обрыва, Кирик побледнел: мостик, что соединял обе пещеры, исчез. Не видно было и Темира с Токшуном…

Между тем случилось вот что.

Дожидаясь ребят, охотник присел на концы бревен и закурил. Токшун лежал рядом. Вдруг он зарычал. Подняв голову, охотник замер: он увидел, как со скалы чьи-то волосатые руки спускали веревку с камнем на конце в отверстие между бревнами и потянули мостик к себе. Повиснув над пропастью, бревна рухнули в бездну.

Послышался злорадный голос незнакомца.

— Проклятие! — вырвалось из уст Темира, и он попятился от входа. Токшун последовал за ним. Прошло несколько томительных минут, но на вершине скалы, что висела над пропастью, было тихо. Не видно и ребят. Темир решил искать второй выход. Закинув винтовку за спину и взяв за поводок Токшуна, он пошел, натыкаясь в темноте на камни. В одном месте Токшун остановился. Темир зажег спичку и при ее трепетном пламени увидел, что ход разветвлялся на несколько узких коридоров, идущих в разные стороны. Синий огонек спички погас. Из недр пещеры потянуло странным запахом. Дышать стало тяжело, и Темир расстегнул ворот шубы. Ощупывая сырые стены, он заторопился дальше, спускаясь все ниже и ниже в глубь подземелья. Идти было трудно. Сырой воздух, насыщенный каким-то газом, давил грудь.

Охотник опустился на камни, внизу дышалось легче. «Пока есть силы, надо ползти, а то задохнусь», — подумал Темир и, не выпуская поводка собаки, пополз дальше. Неожиданно Токшун рванулся, и Темир невольно выпустил поводок из рук. Овчарка исчезла в одном из многочисленных ходов. Темир задыхался. Точно в полусне, он слышал призывный лай Токшуна. Стиснув зубы, прополз еще немного и потерял сознание.

Показалась овчарка. Постояла над распростертым Темиром и, вцепившись крепкими зубами в воротник шубы, напрягая силы, поволокла. Струя свежего воздуха ударила в лицо Темиру, и он очнулся. Где-то внизу гремел речной поток. С усилием поднялся на ноги и, опираясь о стены, стал медленно спускаться вниз. Впереди шел Токшун, изредка поворачивая голову в сторону Темира. Ход расширялся. Воздух становился свежее, к охотнику возвращалась бодрость. Он пошел быстрее и через некоторое время оказался в просторной пещере. Слабый свет, падавший из расселин, освещал стены. На одной из них Темир увидел такие же рисунки животных и людей, что и в первой пещере.

— Теперь я жив, — радостно подумал Темир. — Надо найти выход.

Перешагивая через позеленевшие от времени кости зверей, охотник принялся обследовать пещеру и нашел углубление. Пропустив вперед овчарку, Темир стал, полусогнувшись, спускаться. Поток свежего воздуха усиливался. Охотник уже шел свободно. Рокот подземной реки становился сильнее, и через несколько минут Темир увидел, как стремительный поток, вырываясь из подземелья, несся со страшной силой по каменной трубе куда-то на простор. Из широких расселин лил яркий солнечный свет и, играя в каскадах брызг, образовал чудесную радугу. Темир сбросил шубу и, приподняв над головой винтовку, прыгнул в воду. За ним метнулся Токшун. Через несколько минут поток вынес человека и собаку из недр горы в знакомое ущелье. Заметив отмель, Темир уцепился за висевший сук дерева и выбрался на берег. За ним, отряхиваясь от воды, выскочил Токшун.

Глава восьмая

Кирика и Яньку встревожило исчезновение Темира.

— В скалах кто-то есть, — сказал Кирик. — Что будем делать? Как выручить Темира?

«Но ведь там когда-то жили люди, значит, есть и другой ход, Темир выберется», — думал Кирик.

Задумался и Янька. Оставить Темира без помощи они не могли, но как помочь, не знали.

— Вот что, Кирик, поедем в ущелье, спрячем там получше коней и поищем запасный ход во вторую пещеру.

— Поедем!

Зорко оглядывая местность, стали подниматься вверх по ущелью и, облюбовав густой кустарник, с трудом пробрались в него и привязали коней.

Осмотрели со всех сторон подножие горы: высоко вверху, точно ласточкино гнездо, виднелась площадка для входа в пещеру.

— С плоскогорья не так заметна ее высота, как здесь, — сказал Янька. — Но куда же упал мостик?

Ребята продвинулись вниз по ущелью еще на полкилометра, но бревен так и не нашли. Когда возвращались обратно, Мойнок остановился возле небольшого валуна, сунул под него нос и фыркнул. Затем принялся поспешно рыть землю, углубляясь под валун. Вместе с рыхлой землей из-под ног собаки вылетали полуистлевшие листья, старые угли. К ногам ребят упала железка, напоминавшая своей формой наконечник стрелы.

Кирик поднял находку, и мальчики долго рассматривали изъеденный ржавчиной наконечник.

— Как он сюда попал? Почему вместе с землей оказались угли?

Вдруг Мойнок провалился. Янька и Кирик, присев на корточки, стали осматривать отверстие.

— Это, вероятно, ход в третью пещеру, — оглядев еще раз местность, заметил Янька. — Видишь, Кирик, вправо к плоскогорью первую пещеру, где мы были. Смотри, рядом на скале вторая пещера, значит, все три пещеры соединяются какими-то неизвестными ходами. А здесь под валуном находится, возможно, запасный ход. Смотри, старые угли, ржавый наконечник стрелы. Но как вытащить Мойнока?

Было слышно, как собака, пытаясь выбраться наверх, скатывалась вниз и жалобно скулила.

— Дай мне руку, Кирик, я посмотрю, что там за яма, а может быть, дотянусь до Мойнока, не пропадать же ему там, — Янька полез под валун. Остальное Кирик помнил плохо: Янька почему-то выпустил Кирикову руку и с криком «Кирик!» рухнул вместе с землей вниз.

Большой валун под действием обвала переместился и закрыл отверстие.

Отброшенный ударом камня, Кирик долго лежал без чувств. Наконец, сознание вернулось к нему, он открыл глаза и, поднявшись на ноги, дошел до валуна, под которым где-то внизу был его друг Янька. Навалившись на холодный камень, Кирик горько заплакал. Нет Темира, нет Яньки, он остался один в этом мрачном ущелье. Когда первый порыв отчаяния прошел, Кирик стал обдумывать положение.

— Может быть, удастся спасти Яньку? Но как?

Кирик постоял несколько минут и осененный какой-то мыслью побежал к лошадям. Отвязав арканы от седел, он вскочил на Буланого и направил его прямиком через кустарник к месту обвала. Связав арканы в один толстый канат, он подвел лошадь к камню и, повернув ее головой к ущелью, закрепил один конец каната за седельную подпругу. Обвязав валун веревкой, точно копну сена, Кирик закрепил второй конец за луку седла.

«Нагрудник у Буланого крепкий, седло не сползет», — подумал он и тронул лошадь за поводок. Буланый потянул — валун стал медленно переваливаться, обнажая под собой пустоту. Кирик боялся лишь одного, чтобы камень, сдвинувшись с места, не ударил при падении лошадь. И, как только валун передвинулся, полностью открыв воронку, Кирик отстегнул подпругу и резко повернул Буланого в сторону. Валун, ломая кусты, с грохотом скатился в ущелье. Размотав арканы, Кирик поспешно связал их концы и подвел лошадь к зияющей воронке.

Кирик ласково потрепал коня по шее. Закрепив один конец веревки у седла и держась за второй, он, не раздумывая, скатился на дно воронки. Там был небольшой грот, образовавшийся, видимо, от действия подземных вод. Размывая мягкие породы, вода уносила их с собой, затем, изменив русло, образовала здесь пещеру.

Кирик нашел Яньку лежавшим у одной из стенок грота. Мойнок с виноватым видом вертелся возле. Прошло несколько минут. К радости Кирика, Янька сделал слабое движение рукой и открыл глаза.

— Кирик, — прошептал он как в забытьи, — ты здесь?

— Да, да, лежи спокойно. Сейчас вылезем из этой проклятой ямы.

Кирик опоясал Яньку арканом и, схватив Мойнока, выбрался наверх. Затем взял Буланого за повод и потянул к себе. Когда Янька показался на поверхности, он бережно подхватил его, положил на землю, сбегал за водой и напоил. Свежий воздух и вода оказали на Яньку благотворное действие. С помощью Кирика он смог взобраться на лошадь, и друзья направились к кустарникам.

Солнце уже спряталось за вершину гор, и в ущелье, где они ехали, стало сумрачно. Буланый шагал мерно, переступая осторожно лежавшие на пути камни и бурелом. Неожиданно бежавший впереди Мойнок, радостно взвизгнув, кинулся в кусты и вынырнул оттуда вместе с овчаркой. За ними, опираясь на ружье, показался Темир. Вся фигура охотника выглядела усталой и разбитой.

— Трудный денек достался нам, ребята. Что с тобой? — увидев на лице Яньки ссадину, спросил он тревожно.

— Провалился в тартарары, — улыбнулся Янька. — Хорошо, что Кирик вытащил, — добавил он после короткого молчания.

Охотник повернулся к скалам, где были пещеры, и, показывая на них, произнес с горькой усмешкой:

— Достались они нам, долго будем помнить.

— А я не жалею, что мы поехали сюда, — сказал Кирик.

— И я тоже! — поддакнул Янька.

Глядя на ребят, Темир подумал: «Бесстрашные, сильные будут в жизни».

Поднявшись из ущелья на плоскогорье, они повернули к знакомому логу и, расседлав коней, пустили их пастись. На поляне запылал костер, и усталые люди уснули под охраной собак.

Утром, вскипятив воду, Темир бросил в нее щепотку зеленого чая и соли, положил ложку топленого масла и, перекипятив смесь, достал из дорожного мешка деревянные чашки и толкан[31].

Давно с таким аппетитом не пили ребята алтайский чай! Кирик даже вспотел в своей шубе. Они развалились с Янькой на траве и с блаженным видом созерцали медленно плывущие в синеве неба причудливые облака.

Прошли вчерашние тревоги, и как приятно сейчас поваляться на траве. Как хорошо чувствовать себя свободным и смелым. Темир молча курил свою длинную трубку, поглядывая изредка на лошадей.

Токшун с Мойноком дремали.

— Когда вернемся в школу, будет что рассказать ребятам, правда, Янька?

Янька кивнул головой и попросил охотника:

— Темир, расскажи нам о Прителецкой тайге.

— Что же, можно, — ответил тот.

Ребята подвинулись ближе к охотнику.

— Вы не видели Катунь?

— Мы только переезжали се по мосту возле Усть-Семы.

— Э, значит вы не видели Алтая, — убежденно сказал Темир.

— Как не видели? Да ведь мы живем на Алтае, — Янька с недоумением посмотрел на охотника. Тот выбил пепел из трубки и, спрятав ее за голенище сапога, заговорил.

— Катунь — это дочь Алтая. Вы видели лишь кончик ее длинной косы… Самый легкий путь туда от старой Каянчи до Маймы. Сначала поплывем вниз по Катуни, потом от Ойрот-Туры поедем уже на лошадях через Тулой на Кебезень. Там перед нами и откроется Прителецкая тайга, где живут люди племени туба, или, как они называют себя, ииш-кижи, что значит лесной человек.

— А чем они занимаются? — полюбопытствовал Янька.

— Охотой, сбором кедрового ореха и пашут землю.

— А язык?

— Теперь они говорят по-алтайски, но мне рассказывал отец, что племя туба имело когда-то свой язык. А сейчас, друзья, — поднимаясь, сказал Темир, — вы оставайтесь здесь, а я еще раз схожу к пещерам, обследую скалы и узнаю, нет ли там следов Чугунного. С вами останется Мойнок. Токшуна на всякий случай я возьму с собой. За меня не беспокойтесь!

Вложив в винтовку свежую обойму, охотник с Токшуном направился к скалам. Вскоре он исчез среди валунов на плоскогорье. Кирик и Янька для безопасности выбрали укромный уголок среди дикой акации и, поглядывая на лошадей, продолжали разговор о Прителецкой тайге.

В полдень вернулся Темир.

— Обшарил весь район и нашел только вот что. — Охотник вытащил из-за пазухи полуобгорелый клочок бумаги, на котором часть слов была написана по-русски и часть по-алтайски:

«Иван, жду тебя. Чуйк. Соормок… Сергек-бол…»

Дальше понять ничего было нельзя. Концы бумажки обгорели.

— Соормок — это значит болото, кочковатая низменность, — перевел Кирик. — Сергек-бол — череп человека.

Кирик помолчал, обдумывая что-то, и, хлопнув себя по лбу, сказал радостно:

— Кто-то извещает Ивана Чугунного, что ждет его на Чуйке, где кочковатая низменность, на ней висит череп человека. Здесь был Чугунный. Наверное, он хотел нам всем подстроить ловушку.

— Ты, пожалуй, прав, — задумчиво сказал охотник. — Он был здесь и, похоже, встревожен нашим появлением. Делать нам здесь больше нечего. Хорошо, что мы обнаружили след бандита. Он от нас не уйдет, — жестко сказал Темир, и все трое, вскочив на коней, стали поспешно спускаться с плоскогорья к Чарышу.

Глава девятая

В Тюдралу они приехали на второй день под вечер. Прокопий, по обыкновению, был в сельсовете, Степанида копалась в огороде. Увидев Яньку, Кирика и Темира, она поспешно вышла к ним навстречу.

— Наконец-то дождалась. Думала, не приключилось ли что с вами, — сказала она радостно.

— Нет, мама, все благополучно, — соскакивая с лошади, бодро ответил Янька. — Только я провалился в тартарары, хорошо, что Кирик выручил.

— Да что с тобой случилось, расскажи толком! — всплеснула руками Степанида и, вспомнив про обед, воскликнула: — Да что я стою, вы, поди, голодные, сейчас соберу на стол! — Она торопливо поднялась на крыльцо и, оглянувшись еще раз на ребят, промолвила: — Идите скорее.

Расседлав лошадей и приласкав Делбека, Кирик и Янька вошли в дом. Темир направился в сельсовет сообщить Прокопию о поездке в район Чарышских пещер.

Темир подробно рассказал о своих приключениях в пещере и о найденной записке.

— Да, — покачал головой Кобяков, — Чугунный хитер и злобен, как росомаха. Тебе, Темир, придется выехать в Прителецкую тайгу на поиски бандита.

— Прокопий Иванович, как быть с ребятами?

— А что?

— Видишь ли, мы знали, что искать Чугунного нам придется в Прителецкой тайге, и договорились ехать туда вместе. До Маймы мы решили плыть по Катуни. В Ойрот-Туре возьмем лошадей у Печерского и двинемся дальше.

— Но ведь поездка по Катуни — это не просто прогулка. Ты забыл Тельдекпенский и Манжерокский пороги? Ты хорошо знаешь, что опытные сплавщики леса не раз разбивали о манжерокские камни свои плоты. Да и на лодке небезопасно.

— Прокопий Иванович, буду пороги переезжать — высажу ребят на берег, а сам поведу лодку.

— Пускай едут, но помни уговор: беречь ребят! Я вижу, что тебе без них скучно.

— Как же, — признался с чувством Темир, — сколько лет вместе. Привык я к ним, Прокопий Иванович.

— И то прошлый раз Степанида жаловалась, что они все больше с тобой, чем с ней, — улыбнулся Прокопий.

Сборы в Прителецкую тайгу заняли немного времени. Почистили ружья, перебрали крючки и блесны для ловли рыбы, набили подсумки патронами.

— Ничего не забыли? — спросил Янька.

— Как будто нет, — оглядывая лежавшие на лавке рыболовные принадлежности, деловито ответил Кирик. — А мама-то сердится на тятю, — вздохнул он.

Узнав, что ребята отправляются вместе с Темиром в Черневую тайгу, Степанида сначала и слышать не хотела о поездке.

— Только что вернулись с Чарыша и опять в дорогу. Когда вы отдыхать-то будете?

— А для нас, мама, это отдых. — Янька подвинулся ближе к матери, сидевшей на лавке.

— Какой отдых? Приехал поцарапанный, Кирик похудел.

— Нет, мама, я поправился. — Кирик подвинулся к Степаниде с другой стороны.

— Это все отец вам потакает, я бы не отпустила ни за что. Огурцы в огороде поспели, морковь уже большая стала, горох есть можно, а они едут в тайгу. Да вас там медведи загрызут, — выставила она последний довод.

— Не загрызут! — враз ответили Кирик и Янька. И прижались к матери. — Мы, мама, ненадолго: в августе приедем.

— В августе, да это целых полтора месяца ждать. Ты все поблажку даешь, — увидев входившего в избу Прокопия, напустилась на него Степанида и сердито отвернулась от мужа.

— Ну что нахохлилась, как наседка с цыплятами? — мягко спросил Прокопий жену.

— Ничего! — махнула та рукой. — Зачем опять ребят отпускаешь в тайгу?

— Просятся, мать, пускай посмотрят Катунь, побывают в Чое и Турочакском аймаке. Это им на пользу.

— Мама, отпусти. — Кирик взял загрубелую руку Степаниды и нежно стал перебирать ее пальцы.

— Мы скоро вернемся!

Обняв ребят, Степанида сказала проникновенно:

— Ладно, поезжайте с богом. Только берегите себя. — И, посмотрев просветлевшими глазами на мужа, произнесла: — Пускай, отец, сдут, а я сейчас пойду сухарей им положу в мешки.

Она поднялась с лавки.

Прокопий прошелся раза два по избе и остановился перед ребятами:

— Вот что, отпускать я вас отпускаю, но вы во всем должны слушаться Темира. Что скажет Темир, то и делайте. Самовольно никуда не отлучайтесь.

На следующий день рано утром Темир и ребята выехали из Тюдралы в село Каянчу, где жил лодочник Чагандай. Впереди всадников, весело помахивая хвостами, бежали Токшун и Мойнок.

Дорога шла вниз по реке Урсулу. Проехав село Туэкту, всадники приблизились к старой Каянче.

Чагандая они нашли на берегу Катуни возле его лодки. Это был пожилой, лет пятидесяти, алтаец с многочисленными морщинами на лице — следами нелегкой жизни таежника.

Чагандай согласился плыть с Темиром. Он пригласил гостей в аил. Выпив по чашке прохладного чегеня и передав хозяину в подарок две пачки листового табаку, наши путешественники направились на берег Катуни.

Течение реки здесь было спокойным. Слева виднелись небольшой мысок, покрытый пихтачом, и постройки новой Каянчи. Мальчики с любопытством смотрели на Катунь, которую знали лишь по рассказам старших. Шестьсот с лишним километров, начинаясь в ледниках Белухи, она стремительно катит волны среди горных круч и, сбавляя бег в среднем течении, уже спокойно впадает в многоводную Бию.

Столкнув лодку с отмели, Темир и Чагандай взялись за весла. Ребята устроились на середине лодки, положив рядом с собой ружья и вещевые мешки. Подхваченная течением лодка быстро поплыла мимо крутых берегов. Промелькнули мысок, избы новой Каянчи, луг, и перед взорами ребят открылась величественная картина тайги. Порой, когда каменистые берега суживались, лодка неслась среди брызг и пены в бурно клокочущих волнах и у ребят от страха замирало сердце. Там, где берега раздвигались, течение реки становилось спокойным. Густые заросли черемухи, жимолости, алтайского крыжовника и облепихи окаймляли берега. Выше шли лиственница и кедрач, блестели на солнце снеговые шапки белков. И чем ниже спускались наши пловцы по реке, тем разнообразнее становилась природа. Изредка попадался сосняк и редкий осинник.

В полдень достигли села Ороктоя. Вытащив лодку на берег и оставив ее на попечение Чагандая, Темир решил показать ребятам знаменитый ороктойский мрамор, который залегал мощными пластами недалеко от села.

Поднялись вверх по небольшой речушке, и перед ними открылись скалы молочного, золотистого, розового и палевого мрамора. Это было так необычно, что ребята долго стояли, точно завороженные.

— Вот это да! — воскликнул в восхищении Янька. — Сроду я не видел такой штуки. Помнишь, Кирик, как ходили мы с тобой на Коргонскую каменоломню?

— К дедушке Журавею?

— Да, там тоже было много красивых камней, но не таких, как здесь. Смотри, тут целые глыбы — пудов, наверное, на тысячу каждая. Недаром Павел Иванович говорил, что ороктойский мрамор не уступает даже какому-то знаменитому мрамору в Италии. Вот какое у нас богатство, — с гордостью заключил Янька.

Выбрав два небольших розовых камня в подарок Печерскому и учителю, вернулись к лодке. На следующий день рано утром впереди послышался отдаленный шум, напоминающий сильный ливень, к которому примешивались грохочущие звуки.

— Тельдекпенский порог, — заметно волнуясь, сообщил Темир. — Вам, ребята, придется выйти на берег, плыть через Тельдекпень опасно. Когда мы с Чагандаем одолеем его, снова сядете в лодку. А сейчас вылазьте! — Сильным взмахом весел охотник подогнал лодку к берегу.

Вслед за ребятами выскочили Токшун и Мойнок. Лодку вновь подхватило течением и понесло к порогу. Мрачные береговые скалы, постепенно суживаясь, образовали каменный коридор, по которому с бешеной скоростью мчался грозный поток. Грохот, каскады брызг, трепещущие клочья пены на черной кайме скал заставили ребят прибавить шагу. Они опасались за Темира и Чагандая. Но когда мальчики миновали скалы, Темир и Чагандай уже втаскивали лодку на береговую отмель. Вздох облегчения вырвался у друзей.

Охотник был бледен, на его щеке виднелась ссадина. Лодочник сидел молча, обхватив колени руками. Он все еще был под впечатлением рева и грохота Тельдекпеня. Подбежавший Мойнок начал ласкаться к Темиру. Охотник отстранил собаку и, посмотрев на ребят, сказал с усмешкой:

— На этом пороге, должно быть, все черти Алтая собрались. Хорошо, что так дешево отделались от них. Сломали одно лишь весло. Придется делать новое. Вот что, пока мы займемся этим делом, вычерпайте воду из лодки да подсушите сухари: они подмокли.

Ребята разостлали пиджаки и высыпали на них сухари. Вычерпав воду из лодки, развели костер и, пока грелась вода, поймали на блесну небольшую щуку.

Весло было готово. После вкусной ухи Чагандай рассказал ребятам легенду о богатыре Сартыкпае.

— Когда-то давным-давно жил на свете богатырь Сартыкпай. Решил он построить мост через Катунь. День таскают камни с сыном, второй день таскают, но на третьи сутки сын ушел к жене и не вернулся. Сартыкпай рассердился и разбросал камни, вот почему и образовался порог Тельдекпень. А вот на том камне — видите, на берегу — сидел Сартыкпай в тяжелом раздумье, в обиде на сына… Закончив легенду об алтайском богатыре, Чагандай сказал бодро:

— Поплывем, ребята, дальше. Нам нужно еще одолеть Манжерокский порог.

Глава десятая

Глубокая ночь. Спят возле костра уставшие за день люди. Тихо плещутся о борта лодки волны Катуни и, откатываясь от берега, торопливо бегут вниз по реке. Тишина. Лишь где-то далеко-далеко шумит Манжерокский порог. И, точно убаюканные его песней, спят сосны, дремлют на полянах темно-синие фиалки, белеют примулы, и, свернув свои бледно-лиловые лепестки, ждут солнца чудесные астры. Стоят, не шелохнувшись, в ночной тишине золотистые маки и белые ветреницы. Легкий, чуть уловимый аромат сосны и цветов наполняет парковый лес. Но вот в кустах недалеко от берега пискнула какая-то пичужка. Ей несмело ответила вторая. И алая полоска света, постепенно расширяясь, охватила полнеба. Качаясь на тонкой ветке жимолости, запела свою песню черноголовая славка. Ей нежно ответила золотистая иволга. Над Катунью пронеслась стая быстрокрылых крачек и, взметнувшись ввысь над потухшим костром, исчезла за лесом. Дробно застучал дятел, и склоны гор вспыхнули ярким пламенем восходящего солнца.

Проснулся Темир. Усевшись на траву, зевнул и, посмотрев на безмятежно спавших ребят, полез за трубкой. Недалеко от берега плеснулся таймень.

— Эй, рыбаки! Вставайте, проспали боль-шу-щую рыбину! — Темир развел руками, показывая размер тайменя.

— Где ты его видел? — вскочил Янька.

— В Катуни.

— В реке рыбы много, — протянул разочарованно Янька. — Вот только как поймать?

Поднялись и Чагандай с Кириком.

На берегу запылал костер. Подвесив на складной треноге котелок, ребята уселись ближе к огню.

А когда солнце поднялось над лесом, все четверо уселись в лодку и, оттолкнувшись от берега, поплыли вниз по Катуни.

Манжерокский порог приближался. Уже явственно слышался его шум, и в сиянии солнечного дня впереди, играя красками, виднелась радуга.

Ребятам очень хотелось увидеть страшные пороги — они упросили Темира оставить их в лодке.

С каждой минутой неслись все быстрее и быстрее. Впереди виднелись острые выступы подводных камней, расположенные на расстоянии полутора метров друг от друга. Вокруг них вода бурлила, как в котле. От пловцов требовались большая выдержка и уменье, чтобы благополучно проскочить через узкое пространство между камнями. Подстерегала и вторая опасность. Стремительное течение Катуни образовало здесь огромные воронки, попасть в которые было равносильно гибели.

— Держи правее! — через грохот реки услышали они голос опытного лодочника, который не раз проезжал Манжерок. О борта уже бились вместе с волной первые седые клочья пены. Гривастые волны, налетая на камни, с ревом взлетали вверх, образуя каскады брызг. Какая-то неотвратимая притягательная сила чувствовалась в мощном потоке воды, и, казалось, повинуясь ей, лодка неслась прямо на камни. Лицо Темира было бледно. Чагандай, работая веслами, дышал тяжело. Не спуская широко раскрытых глаз с порога, Янька с замиранием сердца ждал, когда их лодка проскочит через кипящий проход. В одном месте лодка дала сильный крен, и ребят окатило холодной водой. Через ее пелену они увидели, что за бортом мелькнул какой-то предмет и исчез в пучине. Еще миг, и лодка, пролетев узкий проход, оказалась в полосе огромной воронки.

— Нажимай на весла! — крикнул Чагандай, и лодка на полкорпуса повисла над страшной воронкой. Слышалось прерывистое дыхание лодочника и Темира, которые изо всех сил налегали на весла. Лодка не двигалась, но это была уже победа. Ее не тянуло вниз. Еще несколько взмахов весла, и, точно оторвавшись от чьих-то цепких рук, тянувших ее в пучину, лодка вышла на более спокойную гладь реки.

Пловцы вздохнули с облегчением. Порог был позади.

— Где Мойнок? — спохватился Кирик.

Собаки в лодке не было. Все стали вглядываться в сторону порога. На середине реки из воды торчали острые уши и мордочка.

— Мойнок!

Охотник налег на весло и, как только голова собаки оказалась возле борта, втащил лайку в лодку. Вид Мойнока был жалок. Мокрый, с опущенным хвостом, он дрожал и, отфыркиваясь, виновато вилял хвостом.

«Извините, пожалуйста, немножко сплоховал и вылетел из лодки», — казалось, говорили его добрые глаза. Приласкав собаку, охотник подтащил ее ближе к корме. Через полчаса лодку причалили в одном из многочисленных рукавов Катуни и вышли на берег. Был жаркий июльский полдень. Расположившись в тени деревьев, усталые Темир и Чагандай отдыхали. Ребята ушли в лес за хворостом.

— Я думал, как трахнет лодку о камень, и тогда всем нам конец, — признался Янька.

— Я тоже перетрусил, — сказал Кирик.

— А все-таки страшно было плыть! — продолжал Янька. — Я только не хотел сознаться в этом Темиру. Еще подумают, что мы трусы.

— Трусы! У любого поджилки затрясутся, не только у нас, — успокоил своего друга Кирик. — После чая сходим на Манжерокское озеро, где растет чилим? Помнишь, нам рассказывал о нем Павел Иванович? — спросил он Яньку. — Мне хочется посмотреть его.

Отдохнув, все четверо направились к высокогорному Манжерокскому озеру, где рос водяной орех. Дорога от берега Катуни шла бором. Привыкшие к лиственнице и кедру, ребята с любопытством рассматривали стройные сосны, и Янька даже попробовал на зуб вкус хвои.

— Иголки у нее колючие, не то что у лиственницы, — сплюнул он с гримасой.

— А сосны похожи на кедрач. Только у них шишек нет, — заметил Кирик.

— Как нет шишек, смотри, сколько под ногами валяется. — Янька пнул старую шишку. — Только они без орехов!

— Я об этом и говорю! Да вот и озеро! — Кирик показал на редкий березняк, за которым виднелась спокойная гладь воды. — А где же чилим? — спросил он подходивших к берегу Темира и Чагандая.

— Сейчас будем искать, — раздеваясь, ответил охотник. Ребята сняли с себя рубашки и вошли в воду. Кирик вскрикнул от боли:

— Накололся о что-то!

— А ну-ка, пошарь рукой по дну, — посоветовал Чагандай.

Кирик опустил руку в мягкий ил и вытащил небольшой темно-бурый орех, покрытый прозрачной чешуей с четырьмя роговыми наростами, о которые Кирик и наколол ногу.

— Нашел рогульку? — спросил лодочник. — Их в этом озере много. Ищите хорошенько. Это и есть чилим — водяной орех.

Набрав водяных орехов, снова поплыли по Катуни и часа через два были в большом селе Майме-Чергачак. Простившись с Чагандаем, пешком направились в Ойрот-Туру. Увидев ребят и Темира, Печерский обрадовался.

— Как живешь, Темир?

— Хорошо. Избу поставил, в артель охотников вошел.

— Значит, теперь хозяином Алтая стал?

— Да, спасибо советской власти. — Глаза Темира потеплели. — Теперь с нуждой покончено. — Яжная с Зотниковым прогнали, новую жизнь строим.

— Так, так… — Печерский открыл калитку и провел гостей в дом.

— Значит, большие перемены произошли на старых стойбищах?

— И-и, не узнать, — махнул рукой Темир. — Школы строим, красные юрты, фельдшер есть, магазин — все строим, — ответил радостно охотник.

— Как, ребята, проводите каникулы?

— Мы помогали Темиру ловить Чугунного. Бандит утек в Прителецкую тайгу.

— Поймаем, не уйдет, — уверенно произнес Печерский. — А теперь садитесь за стол, — видя, что хозяйка вошла в комнату с кипевшим самоваром, пригласил он гостей.

После чая Янька и Кирик отправились навестить учителя. Нашли они его в огороде, занятого окучкой картофеля. Отложив тяпку, учитель приветливо поздоровался с ребятами и уселся с ними на бревна, лежавшие возле изгороди.

— Что так скоро в город? По школе соскучились?

— Нет, здесь мы только проездом в Прителецкую тайгу.

— Это хорошо. Там вы увидите много интересного. В Черневой тайге есть травы высотой до трех метров. Проезжали Манжерок?

— Да, мы ходили на озеро за водяным орехом.

— Папоротники в бору видели? Заметили, как они растут? Советую посмотреть.

Много рассказал ребятам о растениях Черневой тайги старый учитель. Так и хотелось поехать туда поскорее, посмотреть ясно-голубые цветы жимолости, большие соцветия борца, седые, свисающие с деревьев лишайники, мягкий полусумрак леса и огромные травы, среди которых с трудом пробирается всадник. Настоящие джунгли. Янька поднялся с бревна и, взяв тяпку, сказал:

— Мы с Кириком поможем вам окучить картошку, можно? Кирик, бери вторую тяпку, — скомандовал он другу.

Павел Иванович улыбнулся:

— Ну что ж, хорошо, что вы решили помочь мне!

«Славные ребята, — подумал он про Кирика и Яньку. — Работу любят и отдохнуть умеют».

Через полчаса с окучкой картофеля было покончено. Кирик вытер вспотевший лоб и поставил тяпку на место.

— Спасибо, ребята, — поблагодарил учитель и поспешно вошел в дом. Вернулся он, держа в руках компас.

— Дарю вам компас. Обращаться с ним вы умеете. Может быть, пригодится в тайге. А в школу не опаздывайте.

Глава одиннадцатая

Вторые сутки двигаются по Черневой тайге трое всадников. Вторые сутки усталые кони шаг за шагом пробивают грудью высокую стену трав, определяя чутьем старые тропы. Пахнет сыростью и тем особенным запахом отмирающей растительности, которая, разлагаясь в тепле и влаге, дает обильную пищу новым травам. Раздвигая высокие медвежьи пучки и дудник, голубые кисти цветов жимолости, срывая пионы, Кирик и Янька с интересом рассматривают высокую траву ложбины реки Тулой. Путь всадников лежал к далекой Чуйке. Над потными лошадьми кружатся оводы, комарье и мошкара. Солнечные лучи с трудом пробиваются через густые заросли чернолесья, и от этого оно кажется сумрачным, загадочным, хранящим какую-то тайну. Седым мхом заросли пни, старые полусгнившие коряги, и длинные гирлянды серых лишайников, спускаясь с деревьев, как бы переносят человека в сказочный мир. Кажется, вот-вот загогочет в лесной трущобе леший, свистнет соловей-разбойник и промелькнет среди деревьев на сером волке Иван-царевич.

Неповторима, чудесна в своих летних красках Прителецкая тайга.

За несколько дней до появления всадников в верховьях Тулоя здесь прошли двое пешеходов. Путь их был также на Чуйку. Один из них, сутулый и кряжистый, лет пятидесяти, широкий в плечах, весь обросший волосами, с черной цыганской бородой, шел, слегка раскачиваясь на своих крепких ногах, обутых в добротные яловые сапоги. Тот, что шел сзади, был тонконогий, с продолговатым лицом, с косо поставленными глазами. Шел он вихлястой походкой, отбрасывая рыжий чуб, свисавший на лоб. Это были Чугунный и Степка. Неуверенный в гибели Темира в пещере, бандит, захватив с собой молодого Зотникова, торопился на старый шурф, где ждал его каракорумец Карманко.

— Скоро, Степан, Чуйка, от нее повернем вправо и через болото, где висит череп, выйдем на шурф, — не поворачивая головы, произнес Чугунный. Поглядывая на известные ему приметы, уверенно шагал он по тайге.

— Отдохнуть бы, дядя Иван, — несмело стал просить Степка.

— Успеем, надо торопиться, а то как бы по пятам не нагрянул Темир. Похоже, не сдох он тогда в пещере, собака выручила. Жаль, что ружья с собой тогда не было. Но ничего, — успокаивал себя Чугунный, — попадется и в тайге на мушку. — Иван похлопал по висевшему сбоку на ремне винчестеру. — Вот намоем золотишка побольше, да и подадимся в Приморье. Там, в Уссурийской тайге, спиртоносом я был. Дело доходное. Придешь, бывало, к ороченам, и чего только надо — на спирт все бери. Кабаржиную струю, меха, одним словом, что душа твоя желает. Жисть, Степан, была, да влип в одном мокром деле, пришлось бежать с Приморья на Алтай. А тут на твоего отца наткнулся. Вот был орел, ему убить человека, что плюнуть, не то что ты!

— Ты, дядя Иван, меня не трожь. — Тонкие ноздри подростка затрепетали, как у загнанной лошади. — У меня характер отцовский.

Иван Чугунный сплюнул:

— Глиста ты собачья! Хвастун несчастный.

— Я, дядя Иван, могу ножом тебя пырнуть за эти слова! — выкрикнул Степка и попятился от Чугунного.

— Что-о, ну-ко повтори, ножом, говоришь, пырнуть? Да я тебя, змееныш, кулаком пришиблю, — вращая свирепо маленькими глазками, произнес угрожающе Чугунный.

— Да я, дядя Иван, это в шутку сказал, — продолжая пятиться, заискивающе заговорил Степка. — Ты не обижайся, сам знаю, что супротив тяти я, как заяц перед волком. Не устоять против него.

— То-то! — Чугунный разжал кулак. — Язык-то придержи, а то другой раз вырву. Не взял бы тебя в тайгу, да грамотный человек мне нужен. — Не оглядываясь больше на Степку, он зашагал по едва заметной тропе.

Молодой Зотников последовал за ним. Вечерние тени сгущались. На тайгу спускалась ночь. Нагретый за день воздух стал свежее, потянуло сыростью согры[32].

…Темир и ребята выбрали место для ночлега на пологом склоне одной из возвышенностей. Слезая с коня, охотник спросил:

— Не устали?

— Маленько, да и комарье донимает, — ответил Янька и соскочил с седла.

— Еще один переход — и завтра будем на Чуйке!

Вскоре на косогоре запылал костер, освещая небольшую, окруженную со всех сторон лесом поляну. Недалеко от костра, положив голову на передние лапы, лежал Токшун, не спуская умных глаз с огня. Рядом с Темиром сидел Мойнок и умильно смотрел на кусок холодной баранины, которую охотник держал в руках.

— У нас комарья нет, а здесь их целые тучи, — с аппетитом жуя мясо, заметил Кирик.

— Здесь низина, хлябь да болота, а у нас сухо и высоко, поэтому и комаров мало, — ответил Темир и, допив чай, повесил котелок на сучок.

— Ну как, на отдых? — спросил он ребят. — Пора, пора, поездка нелегкая, — и, усевшись поближе к огню, закурил. Ребята разговаривали вполголоса, делясь впечатлениями дня. Собрать гербарий им не удалось: не было времени для просушки растений и негде их было хранить. Зато, переезжая безымянную речушку, они увидели на берегу какую-то странную змею. Мойнок было кинулся на нее, но та, поднявшись, так угрожающе зашипела, что Мойнок, поджав хвост, кинулся в кусты. Рассмотреть змею как следует не удалось: она быстро скрылась в зарослях, но то, что увидели ребята, было для них странным. Змея имела на голове щитообразный нарост.

— Это щитомордник — редкая змея у нас на Алтае, — объяснил Темир. — Слышал я, что укус ее опасен.

Ночь. Спят усталые люди, чутко дремлют собаки, тихо гаснет костер. Ночное безмолвие тайги нарушает лишь легкий хруст валежника, по которому осторожно ступает лесной красавец лось. Неслышно кружатся летучие мыши, крадется в высокой траве злобная росомаха, втягивая свежий, ночной воздух, пробирается среди зарослей дудника хозяин тайги — медведь. Токшун поднимается на ноги и тревожно поводит носом, чутко слушая ночные шорохи Ал-тайги.

Легкое рычание овчарки, повизгивание Мойнока заставляют людей проснуться.

— Где-то бродит медведь. Пойду, подгоню лошадей ближе к огню. А вы, ребята, подбросьте в костер хвороста. — Темир, взяв ружье, исчезает в темноте.

…Отблески костра падают на сумрачные деревья, с ветвей которых свисают длинные бороды древних, как сама земля, седых лишайников. Но вот тишину ночи нарушил яростный рев медведя. Недалеко от костра, закинув рога на спину, промчался стремительно лось. На поляну выбежала косуля. Оказавшись в полосе света, потопталась на месте и, сделав огромный прыжок, исчезла среди деревьев. Темир вскочил на ноги, щелкнул затвором винтовки, пристально вглядываясь в темноту. Кирик и Янька сидят, прижавшись друг к другу. Лошади сбились у костра и тревожно поводят ушами.

Токшун, вздыбив шерсть, продолжает рычать. Мойнок раза два тявкнул и, виляя хвостом, побежал к хозяину. Прошло несколько томительных минут, и снова тихо в тайге. Люди спят. Дремлют Токшун с Мойноком, прислушиваясь к обманчивой тишине Ал-тайги. Только белка-летяга, бесшумно прыгая с ветки на ветку, возвращается к своему дуплу. Светает. От сырых ложбин и междугорий поднимаются влажные тяжелые испарения. Над потухшим костром пролетела стая кедровок. На пенек взобрался полосатый бурундук и деловито умыл мордочку лапками. С пышной вершины ели сорвалась небольшая стайка клестов и наполнила шумом молодой сосняк. Темир сходил к лошадям, поправил веревочные путы на их ногах и начал разжигать костер. Свернувшись калачиком, спали крепким сном Кирик и Янька. Охотник не стал их будить. Спустившись к ручью, зачерпнул воды в котелок. Когда чай был готов, разбудил ребят.

Солнце, выглянув из-за горы, залило поляну ярким светом и теплом. Отдохнув после тревожной ночи, хорошо попить чайку среди пышных цветов. Кони оседланы, вещевые мешки приторочены крепко — пора в путь. Оглянувшись еще раз на поляну, как бы прощаясь с ней, всадники стали удаляться на северо-восток. В полдень достигли старого русла реки и, спешившись, оглядели местность. Кругом стояли заросли пихтача, ели, крупного осинника и березы. Среди высокой травы старое русло реки, покрытое галькой, казалось серым поясом, забытым на зеленой скатерти разнотравья. Оглядев еще раз лес и береговые кустарники, Темир вынул из кармана аккуратно сложенную записку умершего геолога и передал ее Яньке.

— Читай.

— …Третий день питаюсь ягодами. Сил нет. Впереди болото пров… Кар… оказался нег…

— Это понятно. Читай, Яша, дальше.

— …Украл план зол… уч…

— Украл план золотоносного участка, — повторил Темир. — Дальше.

— …От Чуйки идти на полдень.

— Компас что показывает?

— Направление взято правильное, — ответил Янька.

— Так, хорошо. — Довольный Темир еще раз оглядел местность. — Дальше, Яша, что?

— …Старое русло… шагов белого бома… шурф… головешки… остался один… Кар… ушел…

Янька передал записку охотнику.

— С дороги мы не сбилась, смотрите, вот старое русло, — показал он ребятам. — Как понять «…шагов белого бома…», не знаю. Надо подумать. Мне кажется, нам нужно сначала разыскать белый бом. Скалу. Недалеко от нее должен находиться старый шурф, найти его можно по остаткам старого костра. Но где белая скала? Вниз или верх но руслу? Непонятно. Придется вам, ребята, подождать меня здесь. Я пойду сейчас вверх по старому руслу, потом вернусь и обследую нижний район. К вечеру все закончу. На всякий случай оставлю вам Токшуна. Мойнока я возьму с собой.

Спрятав лошадей недалеко от берега в густых зарослях черемух, Темир ушел.

Был полдень. Яркое июльское солнце, казалось, неподвижно висело над тайгой, освещая елани[33], покрытые бледно-синими колокольчиками, фиалками разных оттенков, голубыми змееголовниками и бокалообразными горечавками. Воздух был насыщен тем особенным запахом, который можно слышать лишь в богатой цветами Черневой тайге.

Кирик с Янькой лежали на опушке береговых зарослей. Перед ними широко открывалось старое русло, уходившее кривой линией в глубь Ал-тайги. Прошло часа два, как ушел Темир. Мысли ребят улетали к школе и своим друзьям.

— Борис, наверное, дома помогает матери по хозяйству, — вспомнив школьного друга, сказал Янька.

— Знаешь что, давай попросим Темира, чтобы он съездил с нами на Пыжу к Фросе. Она ведь звала нас к себе, — отозвался Кирик. — Это ведь не так далеко отсюда. Сначала мы поедем на Кебезень, потом спустимся к Ынырге, а там Пыжа рядом. Нагрянем врасплох! Согласен?

— Можно ехать и не ехать, — ответил Янька и, поймав овода, поднес его к уху Кирика, — слышишь, как жужжит?

— Стой! — Кирик торопливо отвел руку Яньки. — Слышишь?

Со стороны старого русла раздался выстрел, за ним — второй, третий.

— Темир стреляет! — ребята поспешно заползли в кусты и стали оттуда наблюдать.

Короткие, сухие выстрелы приближались. Через несколько минут на старом русле показались два человека. Один из них, тяжелый и нескладный, топал как медведь, отстреливаясь на ходу от прячущегося за деревьями охотника. Второй, худой долговязый парень, делая большие зигзагообразные прыжки, мчался, как заяц.

— Чугунный! Степка! — вырвалось у ребят.

Медлить было нельзя. Когда Степка добежал до кустарника, где затаились ребята, Янька спустил с поводка овчарку.

— Взять!

Токшун в два-три прыжка оказался возле беглеца и, прыгнув ему на грудь, повалил на землю. Чугунный, отстреливаясь, уходил от Темира. Если бы овчарка не стояла сейчас над Степкой, участь Чугунного была бы решена, но собака, грозно рыча, продолжала держать помертвевшего от страха Зотникова. Ребята, выскочив из засады, с трудом оттащили разъяренного Токшуна и навалились на Степку. Тем временем Чугунный успел скрыться. Прибежал запыхавшийся Темир. Перезарядив винтовку, он сказал торопливо:

— Токшуна я возьму с собой, Чугунный где-то здесь недалеко. Ждите меня к ночи.

Взяв овчарку за поводок, скрылся в Ал-тайге.

Оставшись одни, ребята встряхнули Степку за шиворот и, связав ему руки, оттащили к опушке леса. Степка хотел оказать сопротивление, но Кирик так крепко двинул его кулаком, что молодой Зотников, ойкнув, повалился на землю.

Глава двенадцатая

Токшун, вырываясь из рук охотника, повел его напрямик через кустарник, затем круто повернул вправо, углубляясь все дальше и дальше в лес. Так они прошли с полкилометра, след бандита шел в согру.

Чугунный был опытный таежник. Увидев, как Токшун бросился на Степку, он понял, какая опасность нависла теперь над ним, и, стараясь избегать открытых мест, торопливо шагал к небольшой реке. Расчет бандита был прост: перейти как можно скорее брод, и собака потеряет его след. Чугунный выбирал заросли бадана, который издавал сильный запах и затруднял собаке поиски. Долго брел среди ярко-синих соцветий борщевика и дудника, под ногами захлюпала вода. Бандит приближался к реке. «Перейду брод и скроюсь в согре. Лишь бы успеть. Однако они приближаются. Собака идет верхним чутьем. Плохо». Пригибаясь в высокой траве, бандит перебежал болотце, вломился в прибрежный кустарник. Брод искать было некогда, и Чугунный спрыгнул с невысокого берега в воду. Лай овчарки приближался. Речушка оказалась мелководной, и он быстро перешел ее. Токшун, потеряв след бандита, метался по кустам. За ним, прячась за кустарники, следовал Темир. «Лишь бы не заметил Чугунный, а то может пристрелить», — думал он.

«А, бандит спрыгнул в воду, — увидев сбитый сапогом Чугунного кусок коры тальника, сказал он. — Нужно пустить Токшуна правее старой ивы, — охотник осторожно выглянул из кустов. — Чугунный не мог выйти по прямой».

Держа ружье наготове, Темир спрыгнул с берега в воду вместе с овчаркой. На той стороне речушки было тихо, значит, Чугунный в поисках надежного укрытия ушел дальше в тайгу. Переправившись через речку, овчарка вновь напала на след бандита и повела Темира к видневшемуся через деревья какому-то огромному болоту…

Оставшись одни, ребята недружелюбно поглядывали на своего пленника.

— Развяжите, руки онемели, — произнес он хныкающим голосом.

— А не утекешь?

— Не-ет, вот те крест! — Степка хотел перекреститься, но, вспомнив про связанные руки, продолжал: — Куда мне бежать? Вас ведь двое, а я один.

— Смотри, если вздумаешь дать тягу, мы тебя из карабина, — пригрозил Янька и вопросительно посмотрел на Кирика. Тот шепнул:

— Развяжи, не убежит!

Янька подошел к Степке и развязал ему руки. Потягиваясь во весь свой длинный рост, Степка хрустнул суставами и обратился к ребятам.

— Курить есть?

— Мы не курим.

Степка поскреб затылок и, зевнув, посмотрел в сторону лошадей.

Смерив глазами расстояние, отделявшее его от оседланных коней, он вскочил на ноги и кошкой метнулся к ним. Это было так неожиданно, что в первую минуту ребята растерялись. Перемахнув через камень, Степка, лавируя между деревьями, побежал к лошадям. И в тот момент, когда он уже заносил ногу в стремя, его нагнал Кирик и рванул от лошади.

Завязалась отчаянная борьба.

— Ах ты, змей проклятый! Мы тебя пожалели, а ты бежать, вот тебе, вот тебе, — работая кулаками, Кирик прижимал Степку к земле. Дрыгая ногами, тот старался свалить его с себя. Подбежал Янька и схватил Степку за волосы.

Тут же с громким лаем вертелся Мойнок, стараясь укусить беглеца за ногу.

— Ах ты, гадюка! — размахнувшись, Кирик с силой ударил Степку. — Прибавить?! — видя, что тот присмирел, спросил он, задыхаясь. — Янька, неси веревку, — скомандовал он другу.

Пока тот бегал за веревкой, Степка вновь попытался сбросить с себя Кирика. На этот раз завязалась яростная борьба. Извиваясь, Зотников укусил Кирику палец. Они катались по траве, крепко сжимая друг друга в объятиях. Возле них по-прежнему носился Мойнок, и, когда Кирик чуть не выпустил Степку из рук, подбежавший с веревкой Янька, выбрав момент, стегнул Зотникова. Тот взвыл от боли. Ребята быстро связали ему руки, поволокли на старое место к берегу.

…Погоня за Чугунным продолжалась. Бандит шел по топкой согре, и, преследуя его, Темир увидел через болото висевший на суку череп человека.

— Соормок-бол, — вспомнил Темир полуобгорелую записку, которую он нашел у потухшего костра Чарышских скал. — Сергек-бол — череп человека — ясно».

Чугунный шел по известной ему примете, стремясь перейти топкое болото. Чем дальше шел Темир, тем сильнее качалась под ногами почва, между кочками попадались ровные места, затянутые стелющейся травой. Это были те страшные бездонные ямы, которые называются на Алтае «окнами». Гибель ждет человека, если он, поддавшись обману бархатной зелени, ступит в нее ногой. Трясина не выпустят своей жертвы, и чем сильнее будет биться человек, тем быстрее его затянет черный ил. В одном месте Темир поскользнулся и чуть не попал в трясину. Токшун продолжал рваться вперед. Чугунный приближался к кромке болота, где висел череп. Дальше темнели леса, и погоня осложнялась. Темир спустил овчарку и, показывая на бандита, резко скомандовал:

— Взять!

Собака, перескакивая с кочки на кочку, понеслась к Чугунному. До кромки болота оставалось несколько метров. Токшун приближался. Иван оглянулся и, балансируя ногами на кочке, выстрелил. Когда рассеялся дым, Темир увидел, как Чугунный, не выдержав равновесия от сильной отдачи ружья в плечо, упал. Барахтаясь в тине, он цеплялся руками за обманчивую траву, погружаясь все глубже и глубже в трясину. Пуля задела собаку слегка, вырвав небольшой клок шерсти. Не чувствуя боли, овчарка, добежав до Чугунного, остановилась. Над болотом пронесся крик человека, похожий на звериный вой. Ему вторил яростный лай Токшуна. Темир увидел, как из черной тины показалась рука Чугунного и, трепетно пошарив по воздуху, скрылась. Над бездонной ямой, где исчез Чугунный, глухо рыча, стоял Токшун…

Ночь на берегу старого русла прошла спокойно. Токшун сторожил Степку, который на этот раз и не делал попытки бежать. Утром, захватив с собой молодого Зотникова, трое всадников направились вниз по руслу к белому бому. Дорогой Темир рассказывал, как он обнаружил Чугунного со Степкой.

— Иду берегом, возле леса, поглядываю по сторонам, все тихо. Где прячусь под пихтой, где пролезу через кусты, думаю, как бы врасплох на Чугунного не нарваться. И так шел около часа. Смотрю, русло реки поворачивает круто вправо. Пригляделся, людей не видно. Только вдали маячит вершина белого бома. Пополз к ней. Залег среди дудника. Запахло дымом.

— Это я кашу варил, — вмешался в разговор Степка.

— Не знаю, кашу ли ты варил или старую подошву от сапога, но когда тебя не спрашивают, не лезь, — сердито сказал Темир. — Ну вот, лежу, значит, смотрю, что дальше будет. А скала вся перед глазами. Показался Чугунный с ковшом в руках.

— Это он пробу брал в новом шурфе, — не утерпел Степка. — Богатая жила попала, — похвастался он. Но никто уже не обращал внимания на Зотникова.

— Думаю, вернусь обратно, позову и с двух сторон приступим к бандиту. Только поднялся с травы, как над головой застрекочет кукша[34], я обратно залег. Чугунный поставил ковш, взял винчестер и идет прямо на меня.

— Он думал, медведь, — опять вмешался в разговор Степка, — кукша, если видит крупного зверя, всегда кричит.

— Замолчи, без тебя знаем, — замахнулся Янька на Зотникова.

— Что делать? Выскакиваю из укрытия, вскинул винтовку к Чугунному и кричу: «Руки вверх!», а он от меня давай петлять, и этот молодчик за ним. Я открыл стрельбу. Бандит из винчестера начал палить в меня на ходу. Погнал я их вверх по руслу, остальное вы уже знаете. Вот и бом, — подъезжая к скале, показал Темир.

— Показывай, где спрятана бумага? — обратился он сурово к Степке. Зотников уверенно повел их к шурфам.

— С нами еще был Карманко.

— Где он?

Степка замялся.

— Почему молчишь?

— Его дядя Иван из ружья хлопнул, — Степка опустил голову.

— За что?

— Золото не поделили. Да еще из-за какой-то бумаги спор был.

— Где она?

— Сейчас покажу. — Степка подошел к большому углублению в скале и отвалил камень. План золотоносного участка, открытого когда-то геологом Макаровым, погибшим в тайге, оказался в руках Темира.

Глава тринадцатая

Сдав Степку участковому милиционеру ближнего села, поехали к берегам Пыжи.

Богата и щедра здесь природа. Большие, в рост человека травы, непролазные заросли кустарника, густые полутемные леса и среди них на полянах цветы. Оранжевые огоньки, раскинув свои глянцевые лепестки, радуются жаркому солнцу. Рядом с ними нежная фиалка склонилась к темно-синему бокалу горечавки. Цветет краса лугов — лазоревая аквилегия, много ромашки, белых зонтиков багульника, голубых незабудок, и, как яркие рубины, видны чудесные алтайские маки. В воздухе слышен пряный запах медоносов, и в раскрытых чашечках цветов пьют нектар шмели и пчелы.

Как и все таежные реки, Пыжа бурно несет свои воды в спокойную Бию. Прителецкая тайга богата кедром, который дает орех и мягкую древесину. В лесах водятся медведи, росомахи, лоси, кабарга и много белки. Охота и сбор ореха — основной промысел живущего здесь племени туба — лесных людей. На пути встречались их деревни, затерянные в джунглях Ал-тайги. Рубленые избы, крытые тесом, надворные постройки, небольшие полоски пахотной земли, с трудом отвоеванные у суровой природы, — все это накладывало свой отпечаток на тубаларов, прибывших когда-то с востока.

Лесник Игнатий Каргаполов, отец Фроси, жил в среднем течении Пыжи. В одном месте, переваливая через небольшую ложбину, по которой протекала мелководная речушка, они услышали звуки, напоминавшие звон серебряного колокольчика. Всадники остановились. Из густых зарослей неслось нежное калырт-мылырт, калырт-мылырт, динь-динь.

— Комысчы[35], — воскликнул радостно Темир. На поляну вышел и сам музыкант — мальчуган лет четырнадцати, держа в руках предмет, напоминающий небольшую подкову с топкой металлической пластинкой, крепко припаянной к ее середине.

— Эзен! — приветствовал он Темира и, взглянув на Кирика и Яньку, поспешно спрятал свой инструмент за пазуху.

— Не бойся, не отберем, — сказал, улыбаясь, Кирик и спросил по-алтайски:

— Туба?

Мальчик кивнул головой и ответил:

— Тогус-туба.

— Он говорит, что принадлежит к роду тогус племени туба, — перевел Кирик Яньке.

— Ты комысчы?

— Нет, я пастух. Мои коровы пасутся у реки.

— Как тебя зовут? — продолжал расспрашивать Кирик.

— Назарко, — бойкие глаза мальчугана остановились на Яньке. — Ты ученик? — спросил он по-русски и, не дожидаясь ответа, продолжал: — Я тоже ученик. У нас в школе есть русская учительница Мария Павловна.

— В котором ты классе учишься?

— В пятом. У нас открылась семилетняя школа, — в голосе Назарки слышалась гордость.

— Вы куда едете?

— На Пыжу, к леснику Каргаполову.

— Это от нас недалеко. Только вам нужно повернуть вот сюда, — Назарко показал на небольшую возвышенность. — За горой попадет вам лес, но вы езжайте, смелее, он скоро кончится, потом пойдет дорога на кордон. Хотя я вас провожу! — решил он. — Коровы никуда не уйдут. — Взобравшись на коня к Темиру, Назарко уверенно стал показывать всадникам путь через лесную трущобу. — Это самый короткий путь к Игнатию, — объяснил он.

Вскоре выехали на торную дорогу, которая шла из Ынырги на Пыжу. Блеснули воды таежной реки.

— Теперь я пойду обратно, — слезая с лошади, сказал мальчик и, пожав руки Кирику и Яньке, вложил свой комыс в рот.

— Калырт-мылырт, динь-динь, — понеслась несложная музыка. Оглянувшись на молодого тубалара, ребята приветливо помахали ему рукой.

В полдень подъехали к дому лесника. На лай собак вышел сам хозяин, рослый голубоглазый таежник.

На крыльцо выскочила Фрося.

— Янька! Кирик! — Она подбежала к ним с зардевшимся от радости лицом: — Здравствуйте! Как хорошо, что вы приехали.

Поставив лошадей на выстойку, ребята с Темиром вошли в дом. Мать Фроси, Аксинья, принесла из погреба крынку холодного молока со сливками и свежей малины.

— А я уже думала, что вы не приедете. Июль проходит, через месяц в школу, — говорила Фрося. Она повела мальчиков в огород и принялась угощать их горохом и морковью.

Над лесным кордоном спустилась ночь. Гостей положили спать на сеновал. Растянувшись на душистом сене, они скоро уснули.

За утренним чаем Игнатий говорил Темиру:

— Нынче медведей здесь развелось, просто беда. На прошлой неделе у меня телку задрали, на овес повадились, не сходишь ли со мной на облаву?

— Что ж, можно, — согласился охотник.

— Возьмите нас! — попросил Кирик.

— Это охота не на бурундуков, — заметил хозяин.

Темир вступился за своих друзей.

— Ничего, они ребята смелые и на медведя пойдут.

— Я не боюсь, — храбро заявил Кирик.

— Неправда, — улыбнулась Фрося.

— А чего боюсь? — Кирик поставил блюдце на стол и посмотрел на Фросю.

— Уроков русского языка, — продолжая улыбаться, ответила Фрося. — Скажи, какая часть речи медведь? Существительное или прилагательное?

— Прилагательное.

— Почему? — сдерживая готовый брызнуть смех, спросила Фрося.

— А потому, что он косолапый.

— Сам ты косолапый. — Фрося и Кирик выскочили из-за стола и подняли возню.

В полдень ребята вместе с Игнатием и Темиром пошли посмотреть овес и выбрать место для засады.

Взрослые внимательно осмотрели катанины, смерили шагами расстояние от деревьев.

Темир посоветовал:

— Тебе, Игнатий, придется устроиться ближе к меже. Здесь удобное место для стрельбы. Надо будет принести несколько коротких досок, сколотить их и сделать «сижню» обязательно с подпорками из кольев.

Занятые подготовкой к предстоящей охоте, не заметили, как наступил вечер. Токшун и Мойнок были закрыты на замок в сарайчике. Собаки на этот раз могли только помешать.

И как только начало темнеть, все устроились на «сижне».

Кирик пытался рассмотреть «сижню» Яньки, но наступившая темнота скрыла все окружающее.

Тихо. Лес уснул. Не шелохнутся и травы. Только в темном небе водили свои хороводы туманные звезды. Ночь казалась утомительно долгой, и напряжение ребят, вызванное ожиданием, постепенно улеглось. Их начало клонить ко сну. Близился рассвет. Недалеко от места, где сидели Темир и Кирик, послышался легкий хруст сломанной ветки. Очнувшись от дремоты, Кирик стал смотреть на поле. Там шевелился кто-то огромный.

Кирик инстинктивно уцепился за верхний сук с намерением лезть выше на дерево, но, взглянув на Темира, постарался успокоиться.

Утренняя заря разгоралась. Ярче выступали из сумрака ночи деревья, кустарники и старый шалаш. Зверь, не услышав ничего подозрительного, направился в овес. К удивлению Кирика, откуда-то появились два медвежонка и, смешно переваливаясь, потопали за матерью.

«Медведица!» — Кирик знал по рассказам охотников, что встреча с ней опасна, и сжал сильнее карабин.

Усевшись на задние лапы, медведица загребала передними овес и, объедая его густые метелки, чавкала, как свинья. Медвежата, следуя примеру матери, неумело лапали овес, но, видимо, это занятие им скоро надоело, и они, играя, стали кататься по полю. Вдруг медведица насторожилась. Бросив еду, она тревожно повела головой. Почти одновременно раздались два выстрела. Зверь взревел и повалился на бок. Испуганные медвежата бросились в разные стороны. Подбрасывая зад, они торопливо бежали к лесу. Выстрелив еще раз в безжизненную тушу, Темир с Игнатием соскочили с деревьев и кинулись за медвежатами. Одного Игнатий догнал возле леса, второго поймал Кирик. Взрослые с трудом выволокли медведицу из овса, взвалили на телегу, и все направились на кордон.

Глава четырнадцатая

Медвежат закрыли в сарай. Кирик, Яшка и Фрося уселись на крыльцо и начали горячо обсуждать их судьбу.

— Надо отправить медвежат в Бийск, в зверинец, — предлагал Янька.

— Они еще маленькие, — стала возражать Фрося.

— Вырастут большие — всех кур и гусей у вас передавят, — заметил Кирик.

— Вот что, ребята, — Фрося посмотрела на своих друзей, — хорошо бы медвежатам дать клички. Медвежонка, который покрупнее, назовем Спирькой, он, должно быть, отчаянный забияка.

— А второго Тонкур, что значит куцый, — предложил Кирик.

— Хорошо! — Довольная Фрося сбежала с крыльца и направилась к сарайчику, где сидели пленники. Ребята последовали за ней.

Медвежата лежали, глубоко зарывшись в сено. Фрося вернулась в дом и, налив в корытце молока, вошла в сарайчик. Янька взял за густую шерсть Спирьку и подтащил его к корытцу. Медвежонок упирался, пытаясь укусить Яньку, но когда тот толкнул его мордочкой в молоко, Спирька облизнулся и торопливо начал лакать. Кирик, вытащив из сена Тонкура, поднес его к Спирьке: и оба медвежонка, отталкивая друг друга, как поросята, принялись за еду. Закончив с молоком и вылизав начисто корытце, Спирька стал толкать его носом к выходу из сарая. Во дворе его увидел Мойнок. Помахивая хвостом, он подбежал к медвежонку. Спирька был занят своим корытцем и не заметил собаку. Увидев рядом со своей мордочкой нос Мойнока, он молниеносно хватил собаку лапой по уху. Не ожидавший такого приема Мойнок взвизгнул и вцепился острыми зубами в обидчика. Ребята с трудом оттащили разъяренного пса и закрыли Спирьку обратно в сарай.

Кирик и Янька помогли Фросе составить гербарий растительности Прителецкой тайги.

— Надо сделать так, — советовал Янька. — Одни растения у нас будут луговые, вторые — лесные, и отдельно собрать гербарий ядовитых трав. Затем мы составим список деревьев и кустарников. У нас, — продолжал Янька, — в Усть-Канском аймаке иная растительность. Здесь, например, встречается липа. По Чарышу она не растет. Я спрашивал Павла Ивановича, он объяснил, что липа на Алтае — редкое дерево, растет она и в горной Шории, а в высокогорных районах по условиям климата липа расти не может.

Ребята принесли домой растение, осыпанное мелкими белыми цветами типа зонтичных.

— Вы знаете, что это такое? — увидев крупные листья и круглые соцветия на конце стебля, спросил Игнатий. — Это самое ядовитое растение Черневой тайги, называется оно цикута. Вымойте хорошенько руки — посоветовал он, — яд цикуты опасен для человека.

Ребята бросились к рукомойнику.

— Есть у нас и другие ядовитые растения, например, курон. По преданиям, ядом курона воины-кочевники отравляли свои стрелы. Животные, в особенности овцы, часто гибнут от курона. Много у нас и целебных трав. — Игнатий перечислил названия полезных растений.

Собирать гербарий было интересно, и ребята целые дни проводили на прибрежных лугах, в тайге и на ближних склонах гор. Уходить далеко не решались, боялись встречи с медведем. Иногда им попадалось незнакомое растение, и они несли его к Игнатию, который хорошо знал растительный мир Прителецкой тайги. Вечером играли с медвежатами. Спирька подружился с Мойноком и, гоняясь за ним по широкому двору, старался схватить собаку за ухо или за лапу. Но, завидев где-нибудь Токшуна, он стремительно несся в сарай и забирался под самые стропила, сердито поглядывая оттуда на овчарку.

Тонкур, как собачонка, ходил за Фросей, выпрашивая какое-нибудь лакомство.

Наконец, Темир и ребята стали быстро собираться домой.

Игнатий и Фрося уговаривали их еще погостить, но охотник торопился в Мендур-Сокон.

— Наверное, меня уже там потеряли, да и Прокопий со Степанидой ждут ребят. Нет, надо ехать. Погостили — и хорошо.

Вечером приехали в село Ыныргу и, переночевав у знакомого крестьянина, направились рано утром в Ойрот-Туру.

Печерского в городе не застали. Он уехал по служебным делам в Барнаул. Передав по назначению найденный план золотоносного участка, друзья выехали на Чуйский тракт. На четвертые сутки показались родные места. Поднявшись на косогор, всадники увидели Тюдралу. Остановили коней и долго смотрели на село. Было слышно, как бился о скалы белопенный Чарыш, сердито хлестал волной гранитные берега и, поднимая каскады брызг, неумолчно гремел среди суровых гор.

— Гей! Вперед! — Пришпорив коня, Кирик стремительно помчался к селу.

— Вперед! — блеснув озорными глазами, крикнул Янька и, припав к луке седла, взмахнул нагайкой. Заражаясь настроением ребят, Темир лихо гикнул на свою лошадь, и трое всадников, сопровождаемые лаем Токшуна и Мойнока, вихрем влетели на главную улицу Тюдралы. И только у ворот своего дома, круто осадив коней, они соскочили с седел.

Из-под сенок вылез Делбек и, обнюхав приезжих, радостно вильнул хвостом.

Пока Степанида собирала на стол, Темир подробно рассказал Прокопию о гибели Чугунного и найденном плане геолога Макарова.

После обеда ребята сбегали на Чарыш, искупались, побывали в огороде и вечером, усталые, легли спать. Утром, провожая Темира в Мендур-Сокон, Кирик говорил охотнику:

— Передай поклон дедушке Мундусу, Ильгей и Бакашу.

— И от меня тоже, — сказал Янька, протягивая руку старому другу.

— Значит, недели через три в школу? — усаживаясь в седло, спросил Темир.

— Да.

— Опять долго не увидимся, — вздохнул охотник и с грустью посмотрел на ребят. — Привык я к вам.

— Нам без тебя, Темир, тоже скучно!

— Ну, до свидания! — Темир взялся за повод и, тронув коня, выехал за ворота. За ним побежал Мойнок.

Оставшиеся до занятий три недели Кирик с Янькой проводили на рыбалке и в лесу. Иногда брали в библиотеке книги и читали вслух Степаниде. В конце августа они приехали в город. Печерский вернулся из Барнаула не один. С ним была жена. Военком помог ребятам найти небольшую комнату. Перетащив имущество, Кирик и Янька устроились в новой квартире.

Через несколько дней приехала с отцом Фрося. Она рассказала, что медвежат отвезли в Бийск, а оттуда в Московский зоопарк.

ЭПИЛОГ

Прошло много лет. В приемную первого секретаря Усть-Канского райкома партии Кирияка Прокопьевича Кобякова вошел военный. Приложив руку к козырьку форменной фуражки, он вежливо обратился к сидевшей за маленьким столиком машинистке:

— Товарищ Кобяков не занят?

Девушка заглянула в дверь кабинета.

— У него посетитель. Прошу подождать.

Офицер опустился на стул и стал смотреть в окно. День был солнечный, яркий, какие обычно стоят в июле. Углубившись в свои думы, офицер не слышал, как из кабинета вышел секретарь райкома.

— Янька!

— Кирик!

Друзья обнялись. Разглядывая пополневшего хозяина, офицер произнес:

— Здравствуй, товарищ секретарь райкома, опять пришлось встретиться.

— Здравствуй, здравствуй, товарищ старший лейтенант танковых войск. Опять вместе. — Кирияк Прокопьевич энергично потряс руку старого друга.

— Как здоровье Прокопия Ивановича, мамы? Признаться, в Тюдрале я давненько не был.

— Родители здоровы. Отец по-прежнему работает в сельсовете, мама стареет, седая уже стала.

Оба замолчали, думая о матери, которая беспредельно любила обоих.

— Ты подожди минутку. Я позвоню жене, чтобы она встретила нас.

Через несколько минут Кирияк вернулся радостный:

— У меня сегодня настоящий праздник: приехал Темир. А сейчас, пока жена хлопочет с обедом, пойдем к Чарышу.

Друзья миновали село и оказались на берегу Чарыша. Слышно было, как на лугу стрекотала сенокосилка, шел трактор, ведя на прицепе комбайн. В небе кружились голуби. Горы и леса, казалось, нежились в лучах солнца, отдыхали, согретые теплом июльского дня.

Мерно шумел горный Чарыш. Гордо подняв ввысь могучие ветви, слушает его старая лиственница. Мимо нее много лет тому назад, дружно взявшись за руки, не раз проходили два мальчика — белоголовый и смуглолицый.

ДЕТСТВО ВИКЕШИ

Глава первая

Восьмилетний Викеша проснулся от легкого потряхивания за плечо. Увидя перед собой деда, он сразу вспомнил, что тот обещал взять его с собой в волостную управу, и быстро вскочил на ноги.

— Умывайся и за стол, да не забудь лоб перекрестить, а я пойду насчет лошади…

Маленькая подвижная фигура деда неслышно исчезла из просторной избы.

Запах свежеиспеченного хлеба наполнял опрятную избу. Возле печки хлопотала бабушка Авдотья, такая же сухонькая, как и дед. Она изредка поглядывала на внука. Викеша подошел к рукомойнику, наклонился над деревянной шайкой и раза два плеснул водой на лицо. Перекрестившись, уселся за стол.

— А мама где? — лениво потягиваясь, спросил он.

— Коров доит, а за столом потягиваться грех, — наставительно заметила старушка.

— А тятя? — продолжал расспрашивать мальчик.

— Собирает деда в волость, — коротко ответила Авдотья и поставила перед внуком блюдце со сметаной и горячий калач.

Обжигаясь, Викеша дул на хлеб, макал его в сметану и ел с наслаждением. Когда он собрался вылазить из-за стола, бабушка поставила лопату, которой она вытаскивала хлеб из печи, и подошла к Викеше. Она погладила его шершавой рукой по мягким, как лен, волосам:

— Мать молоко несет, попей парного.

В избу вошла молодая рослая женщина с открытым приятным лицом крестьянки. Она поставила подойник на лавку и взглянула на сына:

— Что так рано поднялся?

— Я с дедушкой в волость поеду, — разыскивая глазами картуз, ответил Викеша.

— А отца спрашивался?

— Не-ет, вчера мне дедушка сказал, что поедем.

Викеша знал, что маленький, сухонький дед слыл грозой для домашних. Его слово было законом в семье Булыгиных. С первых дней своей сознательной жизни Викеша понял, что все в доме безропотно подчинялись старику. Боялись его и односельчане.

Несколько лет подряд Василий Иванович Булыгин — дед Викеши — был старшиной Долговской волости. Правление находилось в селе Долгое, что в семнадцати верстах от деревни Озерной, где жили Булыгины.

Заброшенная вдали от железных дорог и промышленных центров Зауралья деревня Озерная привольно раскинулись среди озер и перелесков Челябинского уезда. Дальше на юг шла бескрайняя Тургайская степь. На восток, ближе к предгорьям Урала, лежали плодородные башкирские земли.

Большой крестовый дом Булыгиных, выкрашенный зеленой краской, резко выделялся на фоне серых крестьянских изб. Он, казалось, давил своей тяжестью, добротностью на захудалые постройки сельчан.

В тот день, как отправляться в волостную управу, дед долго искал в железной шкатулке какую-то бумагу и, найдя ее, бережно положил в карман частобора[36].

— Ну, готов? — спросил он внука и, не дожидаясь ответа, закрестился на иконы, одновременно отдавая распоряжения снохе: — Пестрого теленка не выпускайте, а то опять в огород заберется. Да собаку не забудь покормить. — Перекрестившись еще раз, дед надел картуз и вышел на крыльцо.

Утреннее июньское солнце заливало теплом широкий двор с саманницей и амбаром. Возле дома стоял запряженный жеребец и нетерпеливо бил о землю копытом. Отец Викеши держал коня под уздцы.

— Степан, повод отпускай, когда вожжи возьму, — садясь в тарантас, крикнул дед.

— Ладно, — тряхнув стриженными под кружок волосами, коротко ответил тот.

— Садись, — кивнул старик внуку.

Мальчик проворно взобрался в тарантас, и когда дед крикнул отцу: — Отпускай! — Викеша стукнулся головой о плетеную стенку короба. Огромный жеребец вынес тарантас за ворота и помчался по деревенской улице. Перед глазами Викеши замелькали рваные плетни, крытые соломой избы, переулки и огороды. Прячась в подворотни, лаяли собаки, и одну из них, к большому удовольствию Викеши, дед огрел кнутом.

Встречные мужики торопливо сдергивали войлочные шляпы и угрюмо сторонились к заборам. На поклоны дед отвечал лишь небрежным кивком головы.

За околицей лошадь сбавила бег и через полверсты перешла на ровную рысь. Когда обогнули небольшое озеро, дед увидел на опушке березовой рощи палатки цыган. Он торопливо вытащил из кармана старшинскую бляху и повесил ее на грудь.

— Я вам покажу, конокрады, как без моего согласия селиться! Я вас уважу, голубчики!

Булыгин поднялся на ноги и сильно взмахнул кнутом. Не ожидавший удара жеребец сначала потоптался на месте, а затем рванул тарантас. Дед направил коня на палатки цыган. Жеребец, всхрапывая, помчался прямо на табор. От быстрой езды полы стариковской одежды трепетали по ветру, как крылья хищной птицы, и весь он был похож на злобного коршуна.

Цыгане заметили деда поздно. Отчаянно ругаясь, он вихрем налетел на табор и начал хлестать кнутом опешивших людей. Послышались крики и визг бегущих женщин, плач детей.

Проехав по табору, дед вновь повернул коня на палатки. Сбивая копытами висящие над огнем котелки и чайники, жеребец вынес разъяренного седока к лесу. Старик бросил вожжи перепуганному Викеше, поспешно выскочил из тарантаса и, не выпуская кнута из рук, побежал к галдевшей толпе.

— Варнаки, конокрады, вон из моей волости! — затопал он ногами и, размахнувшись, стегнул кнутом рослого чернобородого цыгана. Викеша с ужасом ждал, что толпа сомнет деда, но цыгане почему-то продолжали пятиться к палаткам. Они падали на колени, били себя в грудь и горячо просили о чем-то.

— Вон! Вон! — вновь донесся до Викеши голос деда, и говорливая толпа цыган откатилась к лесу.

Дед вернулся к тарантасу, спрятал бляху в карман и повернул жеребца на дорогу в Долгое. Версты две ехали молча. Когда в нем улеглось волнение, он повернулся к внуку.

— Испугался, поди? — из-под нависших седых бровей глаза его смотрели с усмешкой.

— Дедушка, а за что ты цыган хлестал?

— Конокрады они, да и ребятишек таких, как ты, воруют.

— Правда? — Викеша недоверчиво посмотрел на деда.

— Раз говорю — значит, правда, — кивнул своей птичьей головкой старик и, не обращая внимания на внука, запел что-то церковное.

— Дедушка, почему они боятся тебя? Ведь их много, а ты один? А зачем ты вешал на грудь бляху? — не унимался Викеша.

Дед оборвал свое пение и, зевнув, перекрестил рот.

— Вырастешь — узнаешь.

Часа через два остановились возле волостной управы. На крыльцо вышел сторож. Увидя Булыгина, он торопливо сдернул с лысой головы заплатанный картуз.

— Василий Иванович, пожалуйте. — Он быстро сбежал по ступенькам и протянул было руку, чтобы помочь старшине вылезти из коробка, но тот сам проворно соскочил с сиденья.

— Распряги лошадь, поставь на выстойку, через час дашь сена, овсом не корми, — поднявшись на крыльцо, приказал дед и вошел в управу.

Со скамей поднялись мужики и бабы. Хмурые, изможденные лица, суровые, недружелюбные взгляды… Поздоровавшись с писарем, дед надел свою бляху и занялся делами. Он долго перебирал какие-то бумаги, что-то отыскивал, читал и все время ругал мужиков за какую-то недоимку. Викеша сидел рядом и тоскливо поглядывал на окна, за которыми звенели ребячьи голоса. Наконец, он не вытерпел и потихоньку выскользнул на улицу.

В тени, недалеко от палисадника, мальчишки играли в бабки. Викеша, подражая деду, заложил руки за спину и медленно подошел к игрокам. Один из них, востроносый и худой, с веселыми озорными глазами, был одет в домотканую рубаху и штаны, через прорехи которых виднелись голые коленки. Он расставлял бабки. Второй — краснощекий крепыш с волосами цвета спелого овса — подбрасывал в руке налиток[37]. Остальные сосредоточенно следили за коном.

— Ты скоро, Семка? — второй мальчик выжидательно и спокойно посмотрел на оборвыша.

— Сейчас, — ответил тот и отошел от кона. — Бей!

Краснощекий долго нацеливался, прищуривался, а когда метнул налиток — промахнулся.

— Ставь на промах три бабки, — скомандовал Сема. Тут он увидел Викешу и быстро оглядел его с ног до головы.

— Ты с Пчелиным Волком приехал? — спросил он бесцеремонно.

— Я приехал с дедом, он старшина, — ответил Викеша.

— Так я и знал, что ты внук Пчелиного Волка, — уже насмешливо заметил оборвыш и лихо плюнул сквозь зубы.

— Ты знаешь, почему твоего деда зовут Пчелиным Волком? — не отставал Сема.

— Нет, — тихо произнес Викеша.

— Ну так я тебе скажу… Бывал на пасеке?

— У нас своя есть. Шесть ульев стоит.

— Ну вот. Видал наподобие шмеля такую тварь? Она в земле больше живет. Завидит пчелу и убивает ее жалом. Потом высасывает из нее мед. Понял теперь? — Сема покрутил пальцем возле носа Викеши. — Понимать тут надо, что люди говорят… В бабки будешь с нами играть?

Викеша покосился на раскрытые окна управы. Оттуда доносились просящие голоса мужиков и баб, сердитый голос деда:

— В острог посажу! — И, тяжело вздохнув, он тихо сказал:

— Буду, только у меня бабок нет.

— А деньги? — бойко спросил Сема.

— Есть десять копеек.

— Давай сюда, — оборвыш заложил серебряную монету за щеку и начал отсчитывать бабки.

За игрой время пролетело незаметно, и когда с крыльца управы раздался голос деда:

— Едем! — Викеша неохотно простился с ребятами.

Дорогой он спросил:

— Дедушка, а почему тебя называют Пчелиным Волком?

Старик круто повернулся на сиденье.

— Кто называл?

— Семка, один мальчик, с которым я играл в бабки…

— Твой Семка — дурак, — дед нервно потеребил свою бороденку. — Не надо было тебе с шельмецами связываться. А об этом Семке я разузнаю, кто его родители.

Викеша жалел, что нечаянно подвел Сему, и чтобы исправить положение, сказал уверенно:

— В Долгой все так думают.

— А ты откуда знаешь?

— Ребята сказывали.

— Твоих ребят выпороть надо, и тебя заодно, чтоб не слушал разную брехню. — Дед сердито задергал вожжами. Всю дорогу он сидел нахохлившись, как старая птица.

Дня через два после поездки в Долгое старик явился откуда-то пьяным. В большом булыгинском доме все притихли. В хмелю дед часто буянил. Больше всего доставалось младшему сыну Спиридону, тихому неловкому парню, который боялся отца, как огня. Так было и на этот раз.

— Эй, Спирька! — крикнул пьяный дед. — Студень ты трясучий. И в кого ты уродился такой — ни сено, ни солома! Ты возьми Степку, — говорил он про отца Викеши, — на дело мастак, умом не обижен, голыми руками его не возьмешь, в люди выйдет. А от тебя, дохлятина девки и те бегают. Женить олуха надо. Может, поумнеешь.

— Ваша воля, тятенька, — тихо ответил Спиридон, переминаясь с ноги на ногу.

— В Обаниной у кожевника дочь тебе выглядел, хотя и кособока, зато единственная наследница всему богатству.

— Воля ваша. — Спиридон еще ниже опустил голову.

— Воля ваша, воля ваша, — передразнил дед, — женю, и весь разговор.

Все в доме, кроме старика, знали, что Спиридон любил девушку из бедной семьи, знали, жалели его.

— Дарья! — крикнул старик снохе. — Где Викешка?

— На улице играет. — Мать Викеши спокойно вскинула серые, умные глаза на расходившегося старика.

— Позови.

Дарья вышла и через несколько минут явилась с сыном.

— Уходи! — махнул дед рукой на Спиридона и зло посмотрел ему в спину. Пошарив нетвердой рукой но карманам своего частобора, он вынул пряник и подал его внуку.

— Ты меня любишь? — дыша винным перегаром в лицо мальчика, спросил он.

— Пьяного не люблю, — жуя пряник, ответил Викеша.

— Ах ты, пострел, — мышиные глазки деда посветлели, и, обнимая внука, он продолжал ласково:

— Викешка, Викешка, попом ты у меня будешь, попы живут хорошо, выучим — и станешь ты поп Викентий Булыгин.

— Я не хочу попом. — Викеша недовольно надул губы.

— Почему?

— А они толстые больно…

— Дурак ты, Викешка. Так, стало быть, не хочешь попом? — Дед вдруг сердито махнул рукой. — Дарья! Сними сапоги. — Он выставил ногу, и сноха стянула с него сапоги. Опираясь одной рукой о стену, второй о Дарью, старик, что-то бормоча под нос, ушел спать.

В булыгинском доме тихо. Слабо мерцает огонек лампады. В маленькой горенке хранит дед. Безмятежно спит на полатях Спиридон, только что вернувшийся с вечерки. Уснули отец и мать Викеши. Только в углу, недалеко от печи, сидит за прялкой бабушка Авдотья Максимовна и под мерное жужжанье веретена рассказывает внуку сказку про Бову Королевича. В голове восьмилетнего Викеши роем кружатся воздушные замки, серебряные пруды, дремучие леса.

Глубокая полночь. Пропели первые петухи, а золотая нить сказки тянется еще долго-долго.

Глава вторая

Утро выдалось ясное. Под лучами солнца снег вспыхнул ослепительными искрами. Хорошо покататься в такую погоду с горки! Ребятишки гурьбой высыпали на улицу. Смех, крики и стук опрокинутых деревянных салазок. Остроухий Шарик хватается зубами за полы ребячьей одежды и скатывается на лапах с высокой горки. Мороз больно щиплет нос и обжигает щеки. Весь в снегу, румяный, Викеша вбежал в избу. Быстро сбросил шубейку и, садясь за стол, заявил отцу:

— После обеда пойду с ребятами на Васькино.

— Зачем?

— А так, — беспечно ответил Викеша.

Когда он опять выбежал на улицу, мальчишки уже прорыли метра на два проход в снежной горе, которая, закрыв высокий заплот булыгинского дома, тянулась до крыши соседнего амбара.

Из дыры торчали подшитые пимы Назарки Сорокина, первого коновода и большого забияки. Вскоре послышался его голос:

— Ребята, Викеша пришел?

— Здесь, — отозвался тот.

— Бери лопату, начинай копать с другой стороны, возле забора, — приказал ему Назарка и, подтянув под себя ноги, начал выбрасывать снег.

— А на Васькино когда пойдем? — наклоняясь к большой снежной дыре, спросил Викеша.

— Пророем сугроб, тогда и пойдем. Давай копай.

Через час проход был готов. Энергично работая локтями, ребятишки стали переползать глубь снежной горы. Было интересно и таинственно. Яркий свет у входа постепенно переходил в голубой полумрак. Вылезая из «туннеля», «строители» радовались блеску зимнего дня, и он казался им еще ярче и краше.

— Теперь на Васькино! — скомандовал Назарка своей ватаге.

Озеро Васькино примыкало одним концом к деревенским огородам. Противоположный берег вплотную подходил к большому сосновому лесу, который охватывал озеро в форме подковы. Летом на Васькино водилось много уток, зимой в камышах петляли зайцы, и охотники не раз замечали свежий волчий след.

Утопая в глубоком снегу, мальчики прошли камыши, пересекли затянутое льдом большое плесо. Вот и лес. Сколько здесь звериных следов! Тонкой строчкой рисуя затейливые узоры, бегал какой-то небольшой зверек. А вон там, возле старого пня, из леса в озерные камыши протоптали дорожку зайцы. Возле небольшой сосенки, ветки которой под тяжестью снега повисли до самой земли, пробежала белая гибкая ласка.

Викеша раздвинул густые ветви сосенки и заглянул в пустоту. Там было сухо, уютно, тепло. Вот бы полежать сейчас на желтой прошлогодней хвое, вдохнуть запахи осени… И пусть сердитый ветер шумит в камыше, наметает сугробы: здесь так хорошо и тихо. Викеша опустился на колени и стал разгребать снег. Но нижние ветви крепко примерзли к земле, и, вздохнув, он пошел на голоса друзей.

Ребята не заметили, как наступил вечер и поднялся сильный ветер. Выйдя на опушку леса, они остановились. Озеро, камыши — все было затянуто белесой мглой. Не видно и деревни. Резкий порыв ветра повернул ребят лицом к лесу, и Викеша, вспомнив про уютную сосенку, предложил укрыться в бор — там тише.

— Сказа-ал, — протянул насмешливо Назарка. — Что мы в лесу, что ли, ночевать будем? Айда, ребята, домой.

Назарка первым шагнул на берег. За ним последовали остальные. Выйдя из камышей, все сгрудились возле Сорокина. Идти через открытое плесо было трудно. Ветер крепчал. Снег повалил сплошной стеной. Казалось, он гнал ребят обратно в камышовое затишье, где можно было бы переждать бурю.

— Держись друг за дружку. Не отставай! — крикнул Назарка и, нахлобучив шапку, зашагал по направлению к деревне.

Поминутно поворачиваясь к товарищам, — не отстал ли кто — он упорно шел вперед. Назарка был старше своих друзей года на три и лучше всех понимал опасность бурана. Викеша шел бодро. Одет он был теплее ребят — в меховую борчатку[38]. Он подобрал ее длинные полы и шел, не спуская глаз со спины Назарки. Встречный ветер дул, казалось, с удвоенной силой. Назарка, не видя тропы, часто сбивался в целик.

— Стой! — послышалось сзади. — Доронька Пестерев где-то отстал.

Ребята остановились.

— Ждите меня здесь, — скомандовал Назарка и, тяжело шагая по снегу, исчез в серой пелене бурана. Через несколько минут до слуха ребят донеслось:

— Ви-кеш-ка! Ви-кеш-ка! Иди сю-да!

Викеша отделился от ребят. Нащупывая ногой следы, полузанесенные вьюгой, он шел на голос.

— Ви-кеш-ка! — послышалось почти рядом. В полумраке мелькнули две фигуры. Пройдя еще несколько шагов, Викеша остановился. Назарка тряс Дороню за плечо:

— Вставай!

— Не могу идти, — хныкал тот.

— Вставай, тебе говорят! — С помощью Викеши Назарка поднял мальчика на ноги. — Иди! — толкнул он его в спину.

Дороня опять захныкал:

— Снег в пимы набился, ноги стынут.

Назарка поспешно сдернул с него валенки и вытряхнул снег.

— Иди! А то я тебе в шею накостыляю, — сказал он зло и толкнул Дороню в спину.

Угроза подействовала сильнее, чем уговоры, и, опираясь о плечо Викеши, Дороня зашагал вперед.

В одном месте Дороня остановился, чтобы отдохнуть.

— Я тебе отдохну! — яростно крикнул Назарка и двинул его кулаком в бок. — Иди, говорят, а то замерзнешь.

Вскоре они добрались до ребят.

А вьюга свирепела. Снег хлестал справа, слева, валил сверху, забивался за воротник и крутился у ног. Сумасшедшей пляской встречала вьюга ночную тьму.

Держась за руки, дети медленно двигались к деревне. Шли цепочкой, не теряя друг друга из вида. Через полчаса утомительного пути им показалось, что блеснул огонек, за ним второй — значит, деревня близко. Вдруг огоньки исчезли, и ребята приуныли. Назарка беспокойно завертел головой. Молчаливо стоял Викеша. Он думал о сосне, под которой можно было бы переждать буран. Затем мысли унеслись к дому. Забраться бы сейчас на теплые полати и слушать, как воет за окном злая вьюга. Голова мальчика опускалась все ниже и ниже. Он начал дремать. Из состояния полусна его вывел голос Назарки:

— Кто видел огни?

— Я, — поднял отяжелевшие веки Викеша. И окончательно встряхнувшись, показал рукой вперед, — я видел их там.

— Я тоже!

— И я! — послышались голоса ребят.

— А может, это волк, — едва выговорил Дороня и теснее прижался к Викеше.

— Поскули еще. — В голосе Назарки — угроза. Но и сам он почувствовал, как мурашки побежали по коже.

— Может быть, взаправду волк?

Поборов страх, ребята сгрудились вместе и разом крикнули. Через вой вьюги полетело зовущее «Ay! Ay!»

— Э-гей! — вдруг донеслось издалека. Семь дружных голосов зазвенели уже громко и радостно: — Ay! Ay!

Через несколько минут показался всадник, из мрака выплыл второй, третий…

Подъехал Архип Сорокин, отец Назарки, инвалид с одной ногой, вернувшийся два года назад с японской войны. Возле всадников, весело повизгивая, крутился Шарик… Викеша услышал тревожный голос отца:

— Куда вас черти занесли?!

Мальчишки, насупясь, молчали. Только неожиданно осмелевший Дороня пропищал, стуча зубами от холода:

— Куда же? На озеро…

Глава третья

Весной 1908 года Викеше исполнилось девять лет. Отец переехал на новое местожительство в торговую слободу Раздольное. Что побудило его покинуть родительский дом, Викеша так и не узнал. Помнил лишь одно: накануне отъезда отец молча стоял в широкой горнице, слегка опустив красивую стриженную под кружок голову. Его румяное лицо с густой русой бородкой и такими же усами выражало решимость. Мать в соседней комнате торопливо собирала вещи и укладывала их в сундук. По ее движениям, заплаканным глазам Викеша видел, что расставаться со старым домом ей нелегко. Дед сердито бегал по комнате, раздувая на ходу длинные полы своего частобора.

— Не хочешь в отцовском доме жить, на торговлю поглядываешь, — старик круто останавливался перед сыном, — испокон века были мы хлеборобы, а теперь легкой жизни захотел? Не дам я тебе надела!

Старик стукнул кулаком по столу и вновь забегал по комнате.

— Я и без тебя со Спирькой проживу. Умнее отца хочешь быть? Ишь ты: «Пашня ничего не даст», — передразнил он сына. — А кто нашим хлебом живет? Вся Россия.

— Знаю, — спокойно ответил сын, — только толку от этого мужику мало.

— Ишь ты, умник какой, — вскинул дед ястребиные глаза на Степана. — Ты что, у Архипки слов таких наслушался? Недаром он будоражил мужиков в девятьсот пятом году.

— Что Архип, — сумрачно отозвался отец. — У него свое на уме, у меня свое. — И примирительно добавил: — О чем нам спорить?

— Значит, все-таки едешь? — Дед опустился на лавку.

— Да.

— Чем жить будешь? — старик побарабанил сухонькими пальцами по столу.

— Открою постоялый двор.

— А дальше? — продолжал допытываться дед.

— Там будет видно. — Степан отвел глаза от острого взгляда отца.

— Значит, решил меня бросить? — Губы старика чуть дрогнули.

— Нет, тятенька, век я вас не забуду, может, случится — глаза ваши закрою в смертный час.

— Ну ладно, — вздохнул дед, — падай в ноги.

Степан опустился на колени.

— Кликни Дарью, — в волнении старик теребил свою жидкую бороденку.

И когда Дарья опустилась рядом с мужем, дед заговорил неторопливо:

— Даю вам в надел саврасого мерина да Сивуху с «кабловичем» — стало быть, трех лошадей, — кроме того, двух коров с телятами и тысячи полторы хлеба.

— Спасибо, тятенька, — низко кланяясь, враз сказали Степан и Дарья.

Довольный их покорным видом, старик продолжал:

— Благословляю пятнадцать десятин у Машуковского колка (земля там добротная, пахотная) и лес, что в рядухе[39], на Плоской возле избушки.

— Благодарствуем, тятенька, — сын и сноха повалились старику в ноги.

— Только вот что… — дед вновь затеребил свою бороденку, — Викешу-то оставьте пока у меня. Учиться ему еще рано, пускай с Максимовной поживет, да и мне с ним веселее.

Перед отъездом все по обычаю уселись на лавки и несколько секунд молчали. Потом дед перекрестил сына, сноху, поцеловал Викешу и сказал со вздохом:

— В добрый час.

В телегу был впряжен, резвый «каблович» — вороной масти конь. Справа и слева стояли привязанные к оглоблям большая широкогрудая кобыла Сивуха и немолодой саврасый мерин. Погоняя хворостиной двух коров с телятами, позади телеги шла мать Викеши. Отец, свернув в переулок, направил коня берегом озера. Ехать деревенской улицей он не захотел, «чтоб соседи не пялили глаза на наш отъезд», как он объяснил Дарье.

За березовым колком, стоявшим на тракте в Раздольное, Викеша увидел Назарку Сорокина. Он шел, размахивая порожним туеском, и беспечно насвистывал.

— Ты куда? — удивился он, увидя Викешу на телеге.

— В Раздольное. Мы там жить будем, — звонко отозвался Викеша. — Я-то пока не насовсем. Скоро вернусь. Скажи ребятам, чтобы за голубятами посмотрели, в гнезде они сидят под крышей старого амбара. Да глядите за ними хорошенько, а то кошки съедят.

— Ладно, — послышалось с обочины. Проводив взглядом телегу, Назарка вновь засвистел.


Торговая слобода Раздольное находилась в тридцати верстах от Озерной, и Булыгины приехали туда только под вечер. Викеша с удивлением смотрел на большие каменные дома и фигурные решетки возле них, на огромные лабазы, на людную площадь, где стоял памятник Александру второму, на магазины, лавочки, карусель с деревянными лошадками (хорошо бы прокатиться!). Он ерзал на сундуке, стараясь получше разглядеть все.

Остановились возле большого дряхлого дома, недалеко от церкви. Отец с трудом открыл покосившиеся ворота и ввел «кабловича» на заросший бурьяном двор.

— Вот и приехали. Слазь, — сказал он. — Здесь жить будем.

Викеша огляделся. Дом показался ему вымершим. В глубине двора виднелись две покосившиеся амбарушки, похожие на дряблые опенки. По бокам тянулся ветхий забор, который еле-еле держался на подпорках. Несколько унылых акаций и кустов боярышника дополняли картину запустения.

Пролетела стая галок, недалеко бумкнул колокол. Из-под крыльца вылез вислоухий пес со впалыми боками, подошел к телеге, обнюхал колеса и, улегшись в тени, принялся искать блох.

Викеше стало тоскливо: вспомнил дом, утопающий в зелени огромных тополей, зеркальную гладь озера, таинственный шорох камышей, голубое небо, мычание коров, идущих с пастбища, веселых ребят… Вздохнув, он прижался к матери.

Отец поднялся по шатким ступенькам на крыльцо и постучался. Через полуоткрытую дверь высунулась трясущаяся голова старухи с крючковатым носом, отвислой губой и прошамкала:

— Проходи, Степа. А Дарья где?

Старуха вылезла на крыльцо и, прикрыв глаза от солнца, оглядела двор.

— Дарья, Дарьюшка, — поманила она рукой Дарью, — заходи. А-а, это и есть Викеша. — Круглые совиные глаза хозяйки остановились на мальчике. — Проходите.

Комнаты были низенькие, и в них стоял затхлый воздух. Осторожно усевшись на краешек стула, Викеша украдкой посмотрел на старуху. Шлепая стоптанными башмаками, она ходила взад-вперед, собирая на стол. В душе Викеши рождалось неприязненное чувство. «Баба-яга, настоящая баба-яга, костяная нога», — подумал он про хозяйку старого дома и вновь унесся мыслями в деревню к бабушке Авдотье Максимовне. «Та хорошая, ласковая, а эта глядит, как сыч». — Мальчик отвернулся.

Над старым диваном висел портрет какого-то мужчины. «Лучше уж на него смотреть, чем на эту ведьму», — решил Викеша.

Из разговоров за столом Викеша узнал, что хозяйка старого дома Фекла Степановна Расторгуева является родственницей его матери и что завтра они пойдут к какому-то нотариусу составлять дарственную бумагу на дом, который переходит к Дарье как наследнице.

Через неделю в Раздольное приехал дед. Викеша радостно бросился к нему на шею.

— Ну как, глянется тебе в Раздольном? — спросил Булыгин внука.

— Не-ет, — протянул Викеша, — ребята здесь озорные.

И Викеша рассказал такой случай. Как-то раз он бродил по своему двору и не заметил, как оказался возле забора. Викеша не знал, что в щель за ним давно следила пара чьих-то озорных глаз. Неожиданно кто-то сдернул с его головы фуражку и перекинул ее на другую сторону забора. Викеша приподнялся на руках и увидел незнакомого мальчика в опорках на босу ногу и в грязной рубахе, поверх которой был накинут фартук, как у всех сапожных учеников. Приплясывая, оборвыш вертел в руках фуражку. «Ты чей?» — крикнул он Викеше. «Булыгин». — «Вы у Расторгуихи живете? У сычихи?» — «Это теперь наш дом, — важно произнес Викеша и, помолчав, попросил: — Фуражку-то отдай». — «А ты видел Москву?» — не унимался озорник. «Не-ет». — «Тогда лезь сюда, я покажу, заодно и фуражку отдам». Викеша перевалился через забор и подошел к мальчику. «Стой тихо. Сейчас буду показывать».

Чумазый плотно прижал ладонями уши доверчивого мальчугана и стал приподнимать его от земли. Викеша завопил от боли. «Ну, что, видел Москву? Эх ты, тюря! На фуражку», — оборвыш нахлобучил ее по самые глаза Викеше, дал ему пинка и убежал.

— У нас в Озерной ребята лучше, — заключил свой рассказ Викеша.

— Если тебе не глянется в Раздольном, живи у меня.

— Мне учиться надо, — вздохнул Викеша. — Осенью я в школу пойду.

— Учиться тебе надо обязательно, а то затопчут.

— А я в сторону отойду, — простодушно возразил Викеша.

— Отойдешь в сторону — к стене прижмут. — ухмыльнулся старик. — Ну, ладно, ученье ученьем, а сейчас поедем в Озерное, поживешь у меня до осени.

Раннее утро. Спокойная гладь озера серебрится под лучами солнца. В густых камышах слышны голоса птиц; с жалобным криком «пи-вик, пи-вик» кружатся чибисы. Дед стоит в лодке и, медленно отталкиваясь шестом, направляет ее к сетям. Длинные волосы, схваченные тонким ремешком, пестрядинная[40] рубаха до колен, такие же штаны — все это делает деда похожим на монаха. Напевая что-то церковное, он выбирает сети из воды, и на дно долбленой лодки шлепается крупная рыба. Викеша с любопытством наблюдает, как, высоко подпрыгивая, мечутся караси и красноперые окуни, и думает: «Ну почему дедушку зовут Пчелиным Волком?.. Ведь он такой добрый, ласковый… И непонятно, за что его ненавидят и боятся мужики». Дед напоминает Викеше кроткого отшельника, который кормит из своих рук большого медведя. (Бабушка говорила, что это святой Серафим Саровский.) Но почему же тогда дедушку называют не Серафимом, а каким-то Мироедом? Недавно Архип Сорокин так и сказал: — Мироед.

— Дед-мироед, дед-мироед, — чуть слышно повторил Викеша незнакомое слово.

— Ты чего там бормочешь? — старик сердито повернулся к внуку.

Викеша смутился и ответил не сразу. Он чувствовал, что мироед — бранное слово, и дед начнет допытываться, от кого да когда слышал, и уж тогда Архипу Сорокину не посчастливится. Ведь сидел же в каталажке отец Семки Худякова… А за что? Да просто за Пчелиного Волка.

— Так я, ни о чем. — Викеша отвернулся и стал следить за полетом скворцов.

Вернувшись домой с утренней рыбалки, они поели свежей ухи с луком и перцем и занялись каждый своим делом. Викеша побежал к Назарке, дружба с которым крепла с каждым днем.

Правда, Назарка — обманщик. Он часто берет Викешкины бабки, божится, что отдаст, но всякий раз обманывает. Викеше бывает обидно. Он уходит на берег озера и подолгу глядит на легкие волны. Ему кажется, что вот-вот поднимутся со дна озера тридцать три богатыря и потребуют от плутоватого Назарки Викешкины бабки. Но богатыри не показываются, и, вздохнув, мальчик уходит домой.

Вечером Викеша долго лежит с открытыми глазами. Его мысли уносятся далеко-далеко, в сказочные чертоги Кащея Бессмертного, в мир Бовы Королевича и храброго Еруслана Лазаревича. «Когда вырасту большой, возьму меч в руки и стану драться с семиглавым…». Мысль оборвалась, ослабевшая рука безвольно опустилась на подушку. Веки мальчика сомкнулись: он уснул.

Так прошло лето. Утром — рыбалка, днем — в лес с ребятами, вечером — игра в лапту. Лес, озеро, деревня… Удивительный мир звуков и красок…

Глава четвертая

Прошло три с лишним года, как Степан Булыгин с семьей переехал в Раздольное.

Дарья переняла привычки слобожанок и стала одеваться по-городскому. Степан подстриг бороду. По воскресеньям он надевал хромовые сапоги со скрипом и бархатный жилет, на котором болталась серебряная цепочка от часов со множеством брелоков.

После смерти Феклы Степановны он стал полным хозяином усадьбы. Вместо старых амбарушек были поставлены широкие добротные навесы. Ветхий забор пошел на дрова. На заднем дворе выросли штабеля бревен и кирпича: для нового дома.

Дела шли хорошо, и отец Викеши начал приглядываться к хлебной торговле. На постоялом дворе Булыгиных вместо крестьян, приезжавших на базары и ярмарки, теперь останавливались купцы, хлеботорговцы и богатые статейщики[41]. В помощь Дарье Степан взял стряпуху, рослую рябую солдатку Марью, и себе — работника по кличке Ваня-Колесо. Это был небольшого роста широкоплечий мужик с русой бородой, с вечно мокрыми от хронического насморка усами и волосами неопределенного цвета. Жил он бобылем в малухе[42], что стояла на задах обширной булыгинской усадьбы.

Отец Викеши купил участок земли около сорока десятин за Колмачовским бором, обнес изгородью березовую рощу, поставил там избу, и Ваня-Колесо да несколько сезонных батраков поселились там и с весны до поздней осени работали на хозяйских полях.

Школа, где учился Викеша, находилась на выезде из слободы; через несколько домов начинался большой сосновый лес, прорезанный глубокими оврагами. Зимой он безлюден и сказочно красив. Опушенные снегом деревья… Тишина. Лишь иногда свалится с сосны снежный ком, рассыплется фейерверком искрящихся снежинок. Освобожденная от тяжести ветвь качнется вверх — и снова тихо.

Летом бор шумит от людских голосов: сюда приходят отдыхать слобожане. С лесистого обрыва открывается чудесный вид на равнину, на домики предместья, утонувшие в садах. Внизу петляет мелководная речушка, и над ней, склонив свои гибкие ветви, стоят плакучие ивы. На поляне, ближе к речке, растут незабудки, ромашки. Нежась на солнце, чуть колышутся на воде желтые кувшинки. Все дышит покоем и мягкими красками лета.

Иногда Викеша приходил с ребятами на лесистый обрыв. Он прятался в густые заросли сосняка, росшие внизу, и чутко прислушивался, зорко вглядывался. Вот по травинке ползет божья коровка, вот она расправила крылышки и улетела. Викеша проводил ее взглядом и, подперев пухлую щеку рукой, стал следить за муравьем, который тащил что-то очень тяжелое. А тут на его пути встретилось препятствие в виде небольшой кучки. Муравей, бросив свою добычу, несколько раз проворно обежал бугор из опавшей хвои и вновь вернулся к ноше. Викеша с интересом наблюдал, что будет дальше. Муравей добрался до середины подъема и неожиданно скатился вниз. Так повторялось несколько раз. После долгих усилий он все-таки достиг вершины бугорка и, не выпуская своей добычи, спустился на траву. Мальчик убрал локоть и, пропустив муравья, расчистил ему проход. Увидя свободный путь, муравей суетливо потащил свою добычу дальше.

Викеше хорошо. Ничто ему здесь не мешает: ни бойкие голоса раздольненских ребят, ни расспросы отца и матери, где был и что делал. Один! Что хочу, то и делаю! Хочу перевалиться на другой бок — перевалюсь! Хочу идти домой — пойду, не хочу — буду здесь сидеть, смотреть на травы, цветы, следить за муравьями и божьими коровками. А почему их зовут божьи коровки? У них ни рогов, ни сосков, ни кожи, ни молока — просто козявки. Выдумают же! Надо спросить Семку Худякова.

С Семкой Худяковым он сидит за одной партой. Это тот самый мальчик из Долгого, который когда-то назвал его деда Пчелиным Волком. Семка вечно голоден, и Викеша всегда приносит ему в школу хлеба.

— Ты со мной дружи, — жуя принесенную Викешей булку, говорит Семка, — я буду помогать тебе решать задачки, а когда надо — дам списать. Ладно?

Викеша соглашается, хотя и сам решает задачи не хуже.

— Ты не думай, что я из-за твоих булок с тобой дружу, — говорил Семен угрюмо, кутая в рукава домотканой куртки длинные красные от мороза руки. — Просто так. Не люблю я здешних ребят, вот и все.

Раздольненское училище, куда вот уже три года ходил Викеша, имело пять отделений. Викеша и Семен учились в третьем. Сегодня сюда пришел попечитель. На нем блестящий вицмундир со шпажонкой. Обтирая лысину батистовым платком, тараща голубые навыкат глаза, он, точно мяч, вкатился в класс. За ним, тяжело ступая, вошел высокий, тучный учитель географии Константин Захарович Павловский. Ученики шумно поднялись с мест.

— Здравствуйте, дети. Садитесь, — махнул рукой попечитель.

Павловский услужливо подал ему стул.

— Вареная свекла, — взглянув на розовощекого попечителя, шепнул Семка.

— Похож, — согласился Викеша.

— Как учитесь, дети? — послышался мягкий, бархатный голос.

— Хорошо.

— Молитвы знаете?

— Знаем.

— Ну-ка ты, мальчик, — короткий, мясистый палец с массивным золотым кольцом указал на Худякова, — повтори «Отче наш».

Семка бойко затараторил: «Отче наш иже еси на небеси…». Когда он произнес скороговоркой: «Да будет воля твоя», — палец важного гостя поднялся кверху:

— Да будет воля твоя! — молитвенно повторил он и, сложив руки на пухлом животе, ласково посмотрел на Семку: — Кому суждено быть слугой или пахарем, на то будет воля твоя. Главное — смирение. — Посмотрев на дородного Павловского, он вдруг спохватился: — У вас, кажется, урок географии?

— Да — прикрывая рот, прогудел тот. Учитель Павловский имел густой басистый голос, которого боялись ученики.

— Хорошо, начинайте. Я пойду в другой класс.

Попечитель, придерживая шпажонку, выкатился из классной комнаты. Ребята по сердитому взгляду Павловского поняли, что урок географии будет нелегким, и, поглядывая украдкой на учителя, ждали вызова.

— Булыгин!

Викеша уверенно подошел к карте двух полушарий.

— Покажи пустыню Сахару! — зло пробасил Павловский.

Викеша молча уставился на карту. Перед его испуганными глазами мелькали крупные буквы пустынь, гор, морей, крупных городов — и все это сливалось в одно зеленое пятно, из которого то и дело выползал полосатый тигр скандинавских стран.

— Ты не знаешь, где Сахара?!

Павловский схватил Викешу за шиворот и ткнул носом в карту.

— Вот она, вот она, Сахара! — гремел он. — Не знать этого может только идиот! На колени!

Красный от стыда Викеша отошел в угол классной комнаты и опустился на колени. Ему было обидно. Ведь урок он знал хорошо и пустыню Сахару мог показать, но грозный голос Павловского спутал все мысли.

— Худяков!

Семка боком пробрался между партами и, пугливо озираясь на учителя, подошел к карте.

— Покажи Париж!

Рука Худякова протянулась к полушарию. Он долго водил по нему пальцем, бормоча про себя:

— Париж, Париж…

Наконец, уперся в Средиземное море.

Павловский сильным рывком отбросил Семку от карты.

— На колени!

И сам в изнеможении опустился на стул. Вытянув толстые, как бревна, ноги, учитель географии сидел насупившись. Не смея шелохнуться, замерли за партами ученики. Было слышно, как билась в стекло муха и с улицы доносился крик угольщика:

— Угли, угли, угли!

Скосив глаза на Павловского, Семка прошептал беззвучно:

— Погоди, я тебе дам, толстый боров, — и показал украдкой кулак.

На перемене Семка долго и таинственно нашептывал о чем-то Викеше.

— Значит, гвозди принесешь? — спросил он в заключение.

— Ладно, — кивнул тот головой.

— Только смотри, никому не болтай, — предупредил Семка.

— Не-ет, что я маленький, что ли?

Вечером Викеша открыл дверь малухи, где жил Ваня-Колесо, и огляделся. Никого не было. Он быстро подбежал к лавке, выдвинул из-под нее ящик с гвоздями и положил несколько штук в карман. Потом задвинул обратно, сел на пол и задумался… «А если кто узнает? Из школы могут исключить…»

Викеша запустил руку в карман, нащупал гвозди, хотел их выложить обратно. Но в это время скрипнула дверь и на пороге показался Ваня-Колесо.

— Ты что здесь делаешь?

— Так, просто зашел, — смущенно ответил мальчик и, пробравшись боком мимо работника, торопливо вышел из малухи. Гвозди он спрятал под тюфяк и, ложась спать, успокоил себя мыслью, что никто никогда не узнает. Утром он передал гвозди своему другу.

Ребята знали, что перед большой переменой Павловский дает урок географии в пятом классе, а затем уходит домой. Глубокие калоши он имел привычку ставить у порога учительской носками к выходу.

Урок словесности Викеша слушал рассеянно, изредка поглядывая на ерзавшего от нетерпения Худякова.

Наконец, не выдержав, Семка подтолкнул локтем Викешу и поднялся на ноги.

— Степан Тимофеевич, — обратился он к учителю, — разрешите выйти из класса, у меня живот болит.

— Иди, — кивнул тот головой.

Викеша сидел как на иголках. Из учительской доносился слабый стук молотка, и при каждом ударе сердце замирало от страха: «А вдруг Семку накроют?»

Вскоре стук прекратился, и, придерживая одной рукой живот, скорчив страдальческую рожу, в класс вошел Семка.

Урок словесности для Викеши и Семки тянулся утомительно долго, и, как только послышался звонок, они, расталкивая ребят, кинулись к открытым дверям учительской и спрятались за косяк. Прошла Евгения Ивановна с классным журналом под мышкой; за ней показался законоучитель отец Александр, потом прошмыгнули два молодых педагога, и, наконец, важно шагая, выпятив толстый живот, появился Павловский.

В большом полутемном вестибюле слышалась шумная возня ребят. Викеша и Семка, не спуская глаз с учительской, ждали, когда Павловский станет одеваться. Разговаривая со своими коллегами, учитель географии сунул ноги в калоши и, сделав попытку шагнуть, неожиданно упал. Полы его пальто взметнулись и накрыли с головой хозяина. Калоши оказались прочно прибитыми к полу. Викеша с Семкой, отпрянув от дверей учительской, смешались с толпой ребят.

Розыски виновных ни к чему не привели. Когда наступила очередь Викеши идти в учительскую, он немного перетрусил, но вида не подал: «Все равно не выдам Семку». Правда, ему было стыдно за свой поступок, он дня два старался не встречаться с Худяковым. Семка же был по-прежнему весел и к своей проделке отнесся беззаботно.

— Пускай за уши не дерет да в угол не ставит, — говорил он Викеше, шагая с ним после уроков по людной улице.

— Я тоже его не люблю, — согласился Викеша, — но получилось как-то нехорошо.

— Поплачь… Неженка… — презрительно протянул Семка и, не простившись, свернул в переулок.

Викеша постоял в раздумье и, вздохнув, направился домой.

Случай с учителем Павловским не выходил у него из головы. Он чувствовал, что поступил плохо. «Не надо было этого делать, не надо!» Но тут же оправдывал себя: «Семка — друг мне, не раз выручал от старшеклассников, когда они лезли в драку. Да и учитель пускай не ставит на колени. Урок-то ведь я знал, только немножко перетрусил от крика. Правда, один раз Семка меня крепко подвел. Но я сам виноват, что не выучил молитву», — мысли мальчика перенеслись на урок закона божьего. Тогда отец Александр болел, и его заменял отец Виталий. Быстрой походкой он вошел в класс. Ребята уже знали крутой нрав отца Виталия и, поднявшись при его появлении, замерли.

— Садитесь, — коротко бросил священник. Оседлав нос очками в золотой оправе, он блеснул стеклами и стал молча прохаживаться между партами.

— Булыгин! — прозвучал его резкий голос. — Повтори утреннюю молитву.

Викеша ее не выучил, но хорошо помнил первые слова и начал бойко:

— От сна восстав, прибегаю… — скосив глаза на соседа, он ждал подсказки.

— К рукомойнику, — прошептал в кулак Семка.

— От сна восстав, прибегаю к рукомойнику, — повторил машинально Викеша.

В классе раздался приглушенный смех. Лицо отца Виталия побагровело:

— Повтори, как ты сказал!

С трудом ворочая языком, Викеша начал повторять первые слова молитвы. Но закончить ему не пришлось. Размахнувшись, отец Виталий хлопнул Викешу «Законом божьим» по затылку.

— На колени!

Викеша покорно пошел в угол.

Сейчас Викеша не сердится на отца Виталия, потому что знает: сам виноват, да и Семка подвел. Но зачем драться-то? Ведь в учебнике закона божьего сказано: «Любите ближнего своего, как самого себя». Разве это любовь? Трахнут «Законом божьим» по голове, поставят на колени — вот тебе и любовь к ближнему.


Дня через три после случая с Павловским новое событие взволновало школу. В Раздольное заехал губернатор. Остановился он в богатом доме купца Третьякова. После осмотра правительственных учреждений он решил зайти в школу. К встрече приготовились неплохо. Школьный сторож, отставной солдат Спирька, начистил до блеска оконные шпингалеты и дверные ручки, подмел двор, осмотрел классы и раза два ткнул носом Семку Худякова в вырезанные на парте буквы С. Х. Учителя были в форменных мундирах. На металлических пуговицах ярко поблескивали двуглавые орлы.

В ожидании губернатора, который задержался в соборе, учителя нервничали. Но все прошло благополучно. Гость обошел классы и остался доволен школьными порядками.

После его отъезда учитель словесности Хлюпкин дал ребятам сочинение на тему: «Приезд губернатора». Викеша писал бойко и, просмотрев еще раз работу, подал учителю. Но тут произошло неожиданное. Лицо Хлюпкина вытянулось, тонкие губы сложились в ироническую улыбку:

— Ну-ка, иди сюда, со-чи-нитель, — поманил он пальцем Викешу. По язвительному тону учителя Булыгин понял, что сделал какую-то ошибку.

— Читай вслух свое со-чи-не-ние, — приказал Хлюпкин.

Класс насторожился. Викеша начал несмело:

— «Приезд губернатора»…

— Знаем, что не Спирьки, — перебил его учитель. Кто-то из учеников фыркнул. — Дальше.

— …Когда их превосходительство, — запинаясь, продолжал Викеша, — зашел к нам в школу, то первым делом снял с себя лопотину»…

В классе раздался неудержимый хохот. Особенно предавалась восторгу Камчатка. Слышался свист, взвизгивания и дикие выкрики: — Ой, уморил! Ха-ха, хо-хо!

Булыгин стоял красный, как рак, еще не понимая причины смеха.

— Значит, по-твоему, господин губернатор носит лопотину? Может быть, он был в сермяжке? — издевался Хлюпкин. — Лопотина! Как нужно было написать? — спросил он резко.

— Шинель, — едва слышно произнес Викеша.

— Садись!

Булыгин уселся за парту и опустил голову.

Он готов был расплакаться от обиды, но увидел сочувственное лицо своего друга Семки, его сжатый под партой кулак, многозначительный кивок в сторону Камчатки и успокоился.

— Мы им дадим в перемену, — прошипел Семка, — а на Репку не обращай внимания (последнее относилось к учителю словесности, которого ребята прозвали так за любовь к пареной репе).

Глава пятая

Кончился учебный год. Викеша перешел в четвертый класс. Как всегда, он на лето уехал в Озерное.

После Раздольного с его шумными базарами, людской толчеей жизнь у деда в Озерной казалась Викеше необычайно спокойной. Мальчик часто забирался в большой палисадник, где росли высокие, стройные тополя, густая сирень и кусты желтой акации. Прислонясь спиной к тополю, Викеша раскрыл книгу, которую он привез из Раздольного. Называлась эта книга «Овод». Взял он ее у своего одноклассника Володи Брагина. Правда, Булыгин не дружил с ним, как с Семкой, но этот тихий застенчивый мальчик нравился ему.

В перемену он сидел по обыкновению за партой и, зажав уши, весь углублялся в чтение. Однажды подошел к нему Викеша.

— Что читаешь? — приподняв обложку книги, спросил он Брагина.

— «Робинзона Крузо».

Булыгин с любопытством стал рассматривать рисунок. С обложки на Викешу смотрел могучий мужчина с перекинутой через плечо козьей шкурой. Его глаза как будто говорили: почитай эту книгу, и ты узнаешь, что если человек обладает мужеством, он может преодолеть любые трудности.

— Где ты ее достал? — спросил Викеша.

— В библиотеке, — Брагин поднял свои мечтательные глаза. — Там много интересных книг. Да и у папы они есть. Приходи, посмотрим вместе.

— А в библиотеке я найду эту книгу?

— Найдешь.

На второй день Викеша прямо из школы направился в библиотеку, которая была открыта на средства богатого филантропа[43] — помещика Воинова. Помещалась она в одной из комнат Народного дома, что находился в центре слободы. Заведовала библиотекой госпожа Малиновская, жена отставного акцизного чиновника, дама неопределенных лет, страшно боявшаяся лошадей и коров.

Викеша с разинутым ртом рассматривал ее накрашенные губы, черные, как сажа, подведенные брови и накладные волосы, свернутые жгутом на макушке. Вокруг лица блестели, как серебро, седые кудряшки.

Опираясь картинно на саблю, возле прилавка стоял офицер и, покручивая усы, рассказывал библиотекарше что-то смешное. Малиновская игриво закрывала ему рот и, откидывая голову, весело смеялась. При каждом ее движении накладные волосы сползали немного на сторону и обнажали чуть заметную лысину.

Заметив Викешу, она спросила строго:

— Что тебе, мальчик?

Булыгин потоптался на месте.

— Мне бы книжку.

— Ты первый раз в библиотеке?

— Ага.

— У тебя три рубля есть?

— Зачем вам?

— В залог. — Заметив недоуменный взгляд Викеши, Малиновская добавила: — Деньги нужны под книги, которые ты будешь брать. Понятно теперь? — не обращая больше внимания на Булыгина, она занялась офицером. «Пеструха», — недружелюбно подумал Викеша и вышел из библиотеки. Отец был во дворе.

— Тятя, мне три рубля надо.

— Зачем?

— Книжки думаю брать в библиотеке, а там без денег не дают.

— На книжки? Не дам, — решительно ответил отец, — ишь что выдумал, дай ему три рубля на книжки, — точно обращаясь к невидимому слушателю, заговорил Степан. — Мы целый век, слава богу, прожили без книжек и живем не хуже людей, а он выдумал — дай ему три рубля. Сегодня на книжки, завтра на тетрадки, ишь ты! Да где я тебе напасусь денег-то? Ты вот лучше иди уроки учи, а после обеда порожние мешки в амбаре пересчитать надо. Скоро возчики приедут.

Опустив голову, Викеша вошел в дом.

— Ты что такой невеселый? Двойку получил? — собирая на стол, спросила мать.

— Тятя мне денег не дает на книжки.

— Сколько тебе надо?

— Три рубля. Дарья поднялась наверх и вернулась с трехрублёвой бумажкой.

— Возьми. Только учись хорошенько.

Викеша с благодарностью посмотрел на мать и спрятал тройку в учебник. Теперь он может читать любую книгу. Да и Семке можно давать. У Семки ведь денег-то нет, а он все-таки друг.

Вечерами, когда родители укладывались спать, Викеша осторожно спускался на кухню, зажигал лампу и просиживал за книгами до утра. Новый, неизведанный, чудесный мир открывался перед его мысленным взором. Дебри Южной Африки, необъятные прерии Америки, необитаемые острова. Он поражался смелости юных охотников, восторгался храбростью и благородством Оцеолы, вождя семинолов. Он чуть не плакал над «Хижиной дяди Тома» и забывал обо всём на свете, мысленно путешествуя с детьми капитана Гранта.

Но особенный интерес вызвал у него «Овод», и Викеша увез его в Озерную. И вот сегодня, забравшись в палисадник, он с трепетом перечитывал страницы полюбившейся книги.

Через деревья просачивался яркий луч солнца, освещая вдумчивое лицо мальчика, погруженного в мысли о далекой, незнакомой Италии. Ему казалось, что он слышит вдохновенный голос Овода: «Падре, мы — жизнь и молодость. Мы — вечная весна, мы — будущее человечества. Заря близко!»

«Мы — будущее человечества», — взгляд мальчика подолгу останавливался на клочке голубого неба, который виднелся через густые кроны деревьев. Не все было понятно Викеше, но какое-то хорошее, доброе чувство овладевало им, когда он читал «Овода».

— Викеша! — послышался с улицы голос — Пошли на рыбалку! — Через забор палисадника перелез Назарка. Он присел на корточки и спросил: — Ты что читаешь?

— «Овода».

— Что-о? — протянул в изумлении Назарка. — Разве он тебя не кусал?

— Кто?

— Овод.

— Мет, здесь написано про человека по кличке Овод. Он был революционер.

— А-а-а. А я думал про паутов. А что такое ре-волюционер? — Назарка с трудом выговорил незнакомое слово.

— Я и сам не знаю, — сознался Викеша. — Революционер — это, должно быть, каторжанин, — продолжал он. — Овод бежал с каторги. Кого бы спросить? — Викеша вопросительно посмотрел на друга. — Спрошу, однако, у Евгении Ивановны, учительницы, — решил он.

— Ты мне почитай про Овода, — попросил Назарка.

И, забыв о рыбалке, ребята до вечера просидели за книгой.

— Ух, как здорово! — поднимаясь на ноги, произнес в восхищении Назарка. — Поп даже чашку с дарами разбил, грохнул ее об пол. Стало быть, жалко было Овода…

— Он ему сын, — тихо ответил Викеша.

— А зачем Овод в тюрьме своего отца отшил? — не унимался Назарка.

— Он не любил попов, — объяснил Викеша.

Разговор ребят был прерван Авдотьей Максимовной. Она позвала внука ужинать.

— У меня есть еще одна книжка, «Гарибальди» называется. Приходи завтра сюда, будем читать вместе, — предложил Викеша.

— Нет, лучше сходим с утра на рыбалку. Я возьму удочки и тятин дробовик. Пойдем на Большое.

— А зачем ружье? — заинтересовался Викеша.

— Скажу потом, — таинственно прошептал Назарка и, усевшись на забор, погрозил пальцем. — Ты только никому не сболтни. Ладно?

Булыгин молча кивнул головой.

Озеро Большое расположено недалеко от Озерной. Противоположный берег его упирается в огороды соседнего села Белоногово. Растекаясь постепенно на большие рукава, оно образует многочисленные протоки, густо заросшие камышом. Разные звери водятся там. Не так давно охотники видели камышового кота. Он выслеживал утиный выводок и, завидев людей, метнулся в заросли. Об этом Назарка слышал от своего отца. И вот теперь, шагая с ружьем и удочками к озеру, он говорил деловито:

— А хорошо бы найти дикого кота, трахнуть ему в голову, а потом сделали бы чучело и продали в Раздольном. Правда?

— Тебе домашнего не убить, а не то чтобы дикого, — махнул рукой Викеша.

— Давай поспорим? — глаза Назарки заблестели. — Ты думаешь, я не умею стрелять? Айда-ко, — и в голосе мальчика прозвучала хвастливая нотка. — Если кот попадется, трахну из ружья — и готов. Мне только бы увидеть, — произнес он уверенно и, заметив насмешливый взгляд Викеши, спросил: — Не веришь?

— Нет.

— Давай об заклад. Если я кота убью, ты отдашь мне пятьдесят бабок и плитку, на которой нарисованы рыбки. Ладно?

— А если не убьешь? — спросил Викеша.

Назарка замялся: бабок и железной плитки у него не было.

— Я тебе отдам Турмана, — решил он.

Ребята, точно цыгане на конном базаре, ударили по рукам. Отвязав от прикола лодку, они поплыли вдоль берега, огибая островки, заросшие густым камышом.

Стоял жаркий полдень. Солнечные блики плавно качались на легкой зыби, то опускаясь вниз, то поднимаясь вверх. Казалось, они плыли вслед за лодкой. Ребята не заметили, как оказались перед плотной стеной камыша. Сидевший за веслом Викеша, взглянув через плечо на дремлющего Назарку, спросил:

— Дальше поедем или нет?

Разморенный жарой, тот вяло ответил:

— Греби на Белоноговское плесо… Я спать хочу.

— Эх ты, охотник, — сказал укоризненно Викеша и повернул лодку к протоке.

Впереди виднелся небольшой мысок, окруженный с трех сторон заводью. Обняв ружье, Назарка спал. Стараясь не производить шума, Викеша неторопливо греб на мысок. Вдруг он увидел утиный выводок и остановил лодку. Утята, постепенно приближаясь к мысу, отряхивались слабыми крылышками, гонялись друг за другом и подпрыгивали вверх за мошками. И тут зоркие глаза Викеши разглядели на кромке камыша недалеко от выводка круглую голову кошки. Зверь, видимо, поджидал доверчивых утят.

— Назарка, Назарка, — потряхивая за плечо спящего «охотника», зашептал Викеша, — смотри, на мыске кошка…

Словно какая-то неведомая сила подбросила Сорокина.

— Где?

— Смотри влево, видишь?

Там, где плавал утиный выводок, из камышей высунулась и точно замерла голова рыжего кота.

— Целься, — шепнул Викеша.

Назарка бесшумно положил ствол на борт лодки и, тщательно прицелясь, выстрелил. Кот, высоко подпрыгнув, упал. Испуганные утята исчезли под водой. Быстро работая веслом, Викеша погнал лодку к мыску. Через несколько мгновений они были уже на берегу. Поспешно раздвигая камыши, кинулись к убитому коту.

К изумлению «охотников», перед ними лежал обыкновенный домашний кот, и, приглядевшись к нему, Назарка озадаченно почесал под картузом.

— Викеша, а я этого ворюгу знаю. Ведь это же соседки Дарьи кот, она его вторую неделю ищет… Что теперь делать?

— Тяни его за хвост на берег. Там закопаем и все, — посоветовал Викеша.

Вытащив кота из камыша, ребята положили его в небольшое углубление и забросали землей.

Возвращаясь обратно к лодке, Викеша спросил Назарку:

— Когда принесешь Турмана?

— Какого Турмана? Мы о чем спорили? — загорячился Сорокин. — Спор наш был о диком коте, ты ведь сам говорил, что мне не убить даже домашнюю кошку. Дарьиного кота я ухлопал? Ухлопал. Так чего же еще надо?

— А ну тебя! — взявшись за весло, сердито ответил Викеша. — Кошачий охотник, — протянул он презрительно. Оттолкнувшись от берега, они поплыли к знакомому мыску. Над озером носились чайки, жалобно кричали чибисы, и где-то далеко в камышах гоготали гуси.

Выбрав тихую заводь, ребята закинули удочки.

Домой они возвращались с богатым уловом. Назарка говорил дорогой:

— Ты, Викеша, не сердись на меня. Вместо Турмана я тебе отдам самострел. Хочешь?

— Ладно.

— Значит, не будешь сердиться?

Викеша промолчал, а потом ответил просто:

— Знаешь что, приходи завтра в палисадник, будем вместе новую книжку читать. Придешь?

— Приду!

И Назарка повернул к отцовской избе, а Викеша к богатому дому деда.

Глава шестая

Прошел еще один год. Викеше Булыгину исполнилось тринадцать лет. Он заметно вытянулся, окреп. Подрос и Семен Худяков.

Осенью всех пятиклассников зачислили в отряд бойскаутов[44].

Викешу назначили барабанщиком. Сема из-за своего длинного роста угодил в правофланговые первого взвода. Руководил отрядом отставной прапорщик Орлов. Отведенный для занятий с бойскаутами час он использовал с особым рвением:

— Левой — ать, два, левой — ать, два, — шагая впереди роты, командовал он и, дойдя до опушки бора, в который упиралась окраина слободы, кричал: — Вольно, ружья к ноги-п!

Усталые, ребята снимали с плеч деревянные ружья и тут же валились на траву.

— Сейчас у нас будут занятия по воинскому уставу, — объявлял Орлов. И начиналось… «Что такое пост? Что такое бойскаут? Какие заповеди он должен помнить?» — строгие глаза прапорщика останавливались то на одном, то на другом мальчике.

Однажды очередь дошла и до Булыгина:

— Скажи, что такое солдат?

— Солдат есть слуга царю и отечеству, — бойко отрапортовал Викеша заученную фразу.

— Так-с. А кто есть внутренний и внешний враг?

Викеша замялся. Если сказать, что внутренними врагами являются революционеры, то почему же Гарибальди, который боролся за свободу родины, назывался революционером? Почему Овод не пожалел своей жизни для народа?

— Не знаю, — опустив голову, ответил Булыгин.

— Как не знаешь? — вскипел Орлов — Внутренними врагами являются социалисты, бунтовщики и евреи.

— Но ведь Евсей Лебензон — хозяин скобяного магазина, член городской управы, а он еврей. Как тут понять? — пытался разобраться Викеша.

— Это не твоего ума дело! — отрезал Орлов.

Когда прапорщик отошел, Сема наклонился к уху приятеля и предупредил:

— Викеша, знаешь что, ты сегодня не ходи со скаутами. Драка у нас с ними будет. В переулке их ждут горянские ребята да кое-кто из наших.

— Как? — удивился Викеша. — Ты ведь тоже скаут?

— Что мне до этого? Плевал я на них! Записали в отряд, а я не хочу, — Худяков решительно тряхнул головой.

— А не попадет тебе? — спросил осторожный Викеша.

— Нет, наших много.

— Ну, смотри, как хочешь.

Вражда между горянскими ребятами, которые учились в начальной школе, и бойскаутами началась давно. Правда, до открытых стычек дело не доходило, но неприязнь к «лягашам» (так звали горянцы слобожан) нарастала с каждым днем. Сегодня, видимо, предстояла большая драка.

После уроков Худяков и еще два скаута улизнули в школьный переулок, где их ждали горянские ребята.

— Как только появятся «лягаши», налетай на них кучей, бей чем попало, а потом мы на выручку придем! — говорил Сема вожаку горянцев. — Только, чур, Викешу Булыгина не трогать. Кисель он, ни туда, ни сюда…

— Да мы его знаем, — раздалось несколько голосов, — тихоня.

— Смотри, «лягаши» ползут! — крикнул кто-то.

Скауты шли стройными рядами, ничего не подозревая. Сзади шагал Викеша.

— Бей лягавых! — скомандовал вожак горянских мальчишек.

Из переулка тотчас же выскочила, размахивая палками, ватага ребят.

Скауты яростно отбивались ранцами. Дрались они стойко, постепенно отступая к школьному забору. Слышался свист, ругань, кряхтение и удары.

— Бей скаутов!

— Лупи гужеедов!

Оправившись от первого натиска, скауты перешли в наступление.

Васька Поземкин, вожак горянских ребят, был сбит с ног. Здоровый скаут награждал его тумаками, сидя на нем верхом.

Горянцы поодиночке стали разбегаться с поля боя. На выручку поспешил Худяков с друзьями. Драка разгорелась с новой силой. Викеша стоял, прижавшись к степе какого-то дома, и наблюдал за свалкой.

Броситься на помощь скаутам он не мог, потому что дал слово Семке не ввязываться в драку. Стать на сторону горянских ребят тоже большой охоты не было. Размышления Викеши прервал полицейский свисток. Со стороны базарной площади, придерживая шашки, бежали двое стражников. Завидев их, Викеша нырнул в подворотню. За ним пролез Семка, и, перебежав двор, ребята оказались в огороде. Перескакивая грядки, они быстро добежали до сруба и спрятались там.

Отдышавшись, Викеша сказал тревожно:

— Ох, и попадет же нам за драку!

— Тебе-то что? — Семка лениво перевалился на бок. — Ты ведь не дрался. Да хотя бы и ввязался, простили бы, а мне влетит.

Викеша приподнялся на коленях и пристально посмотрел на своего друга.

— Что уставился? Не понимаешь, что ли? — зло заговорил Худяков. — Сунет твой отец попечителю четвертную — и все в порядке, да и учитель берет у вас муку в долг. Я могу вылететь из школы в два счета, а тебя не тронут, — пытаясь скрыть волнение, Семка стал жевать какую-то соломинку.

Помолчав, он сказал примирительно:

— Ты, Викеша, на меня не сердись. Я все это со злости брякнул. Пойми, до экзаменов осталось только две недели, а меня исключат. — Куда пойду? У отца и без меня ртов хватает.

Семка лег на спину. Над срубом медленно плыли легкие облака. Было слышно, как перекликались петухи. В весеннем теплом воздухе столбиками кружилась мошкара. Где-то в переулке играла гармонь, и молодой голос выводил печально:

Трансваль, Трансваль, страна моя —
Ты вся горишь в огне.
Горюю я по родине,
И жаль мне край родной…
Викеша с Семкой прислушались к песне.

…Однажды при сражении
Отбит был наш обоз.
Малютка на позицию
Патроны мне принес…
Ребята долго лежали молча, отдавшись своим мыслям. Первым заговорил Викеша.

— Ты что думаешь делать после школы?

— Уеду в Челябинск. Там у меня дядя работает. Слесарем на заводе. Поступлю к нему учеником. А ты?

— Если тятя отпустит, тоже поеду в Челябинск, учиться.

— Вот это здорово! — Худяков хлопнул по плечу друга. — В самом деле, поедем вместе, а? На рыбалку будем ходить! Дядя пишет, что там рыбных озер уйма.

Викеша улыбнулся и подал Семке руку:

— Едем! Вот только не знаю, куда поступить… В Челябинске есть реальное училище, торговая школа и учительская семинария.

— Дуй в реальное.

— Я и сам думаю, но как тятя посмотрит. Скажет, становись к весам, принимай хлеб — и весь разговор.

— А ты скажи, что учиться хочешь.

Викеша безнадежно махнул рукой.

— Его не скоро уговоришь.

Ребята вылезли из сруба и разошлись в разные стороны. Семка зашагал по переулку. Викеша направился к центру слободы, где стоял отцовский дом.


На следующий день виновников драки вызвали в учительскую. Там уже сидел попечитель, несколько педагогов и отставной прапорщик Орлов. Семка несмело перешагнул порог учительской и, потупив взгляд, остановился.

— Твоя фамилия, мальчик? — притворно ласково спросил попечитель и, как кот, почуявший мышь, прищурился.

— Худяков Семен.

— Ты учишься в пятом?

— Угу, — промычал Семка.

— Будьте любезны, покажите мне классный журнал, — попросил попечитель Павловского. Тот подал.

— Тэк-с, тэк-с, — пробежав глазами отметки, попечитель побарабанил пухлыми пальцами по столу. — Учился ты отлично, вел себя хорошо. А теперь скажите, молодой человек, — перешел он уже на язвительный тон, — па-чему, с какой целью вы встали на сторону хулиганов и напали на бойскаутов? Па-чему, являясь членом молодежной организации, к которой благоволит наш монарх, вы допустили действия, не совместимые со званием бойскаута? Ответьте, пожалуйста.

Семка вздохнул и, опустив низко голову, промолчал.

— Па-чему молчите?

«Вот пристал, жаба», — подумал Худяков. Он чувствовал, что за вежливостью попечителя кроется какая-то каверза. «Не буду отвечать», — решил Семка.

— Худяков, — послышался рокочущий голос Павловского. — В драке с бойскаутами ты участвовал?

Семка продолжал стоять молча, он сосредоточенно вытягивал из рукава своей рубахи порванную нитку.

— Ты раскаиваешься в своем поступке? — не отступал учитель географии.

— А скажите, пожалуйста, молодой человек, какими мотивами вы руководствовались, нарушая устав и дисциплину отряда бойскаутов? — вновь вкрадчиво заговорил попечитель. — Считаете ли вы правильным свой поступок?.. Господа, — повернулся он к педагогам, — мне кажется, этот субъект, — указательный палец попечителя уставился на Семку, — вообще неисправим.

— Да-а, — протянул Орлов, — парнишка упрямый, но учится хорошо.

— Па-звольте, это же прямое попустительство по отношению такого хулигана, как этот мальчишка! — румяное лицо попечителя побагровело. Не стесняясь учителей, он вдруг заорал на Семку:

— Ты, паршивец! Молокосос! Вон отсюда! — вытерев вспотевшую лысину платком, попечитель в изнеможении откинулся на спинку стула.

Сжав плотно губы, Худяков вышел. Молча протиснулся через толпу притихших ребят и торопливо зашагал домой. Его нагнал Викеша:

— Ну что? — спросил он с тревогой.

— Похоже, исключат, — сумрачно отозвался Худяков и свернул в переулок.

Викеша понимал, что на душе у Семки нехорошо, что ему хочется побыть наедине со своими мыслями, и он вернулся в школу. Через несколько минут из учительской послышалось: — «Булыгин».

Когда Викеша услышал свою фамилию, он вздрогнул, машинально одернул рубашку и оглянулся на ребят, толпившихся возле дверей.

— Ты, Викеша, не трусь, — послышался торопливый шепот одного из них, — да и наших не выдавай, а то… — мальчик украдкой показал кулак.

— А ну тебя, как будто я не знаю. — Викеша сдвинул брови и решительно толкнул дверь учительской.

— Викентий Булыгин, ученик пятого отделения, сын местного хлеботорговца Степана Булыгина, — отрекомендовал Викешу Павловский.

— Тэк-с. Понятно, — кивнул попечитель. Просмотрев классный журнал, он поманил пальцем Викешу. — Подойди-ка, молодой человек, поближе.

Булыгин отошел от порога и встал возле стола.

— Зная вашего уважаемого родителя, я был удивлен поступком, который вы совершили. — Воодушевляясь, попечитель продолжал: — Как это можно понять: когда бойскауты, защищая честь своей организации, вступили в неравную схватку, вы оказались в стороне? Больше того, вы открыто высказывали свою симпатию к хулиганам, в том числе к Худякову. Чем это объяснить? Расскажите, как было дело?

Викеша, переминаясь с ноги на ноги, заговорил тихо.

— О драке бойскаутов с горянскими ребятами я ничего не знал. Я шел с Худяковым вместе из школы и видел, как на него налетел один бойскаут и ударил сумкой. Худяков дал ему сдачи, и между ними началась свалка. Тут подбежали другие ребята. — «Семку надо выручать», — подумал Викеша, и голос его окреп. Он посмотрел смело в глаза попечителю и продолжал: — Худяков здесь ни при чем. Его первого ударили. А драк я не люблю и не стал ввязываться. — Викеша умолк. Сидевшая у окна учительница одобрительно посмотрела на мальчика.

— Вести дружбу с Худяковым я не советую. Да-с. Вы можете попасть под дурное влияние. Не забывайте, что вы сын состоятельных родителей, да-с. О вашем неблаговидном поступке мы вынесем решение. Идите. — Попечитель уткнулся в классный журнал.

На следующий день объявили решение педсовета:

«Ученик пятого отделения Худяков Семен заслуживает исключения из школы. Но учитывая его отличные успехи, считать возможным допустить Худякова до сдачи экзаменов. Викентий Булыгин за то, что не оказал помощь бойскаутам во время их стычки с уличными ребятами, исключается на три месяца из отряда и лишается звания барабанщика».

Семка повеселел.

— Пускай исключают. Только бы экзамены сдать!

Радовался за друга и Викеша:

— Получишь удостоверение — поступай в любое училище! А что меня отчислили из отряда, так это даже к лучшему. Не глянутся мне эти бойскауты, ну их. — Викеша махнул рукой.

За две недели до испытаний ребята крепко занялись повторением пройденного. Булыгин даже забросил на время свои книжки и вместе с Семкой целыми днями читал учебники. Экзамены Худяков сдал на отлично. Не отстал от него и Викеша.

В июне друзья расстались. Прощание было грустным. Вернувшись из Долгой, где жили его родители, Семен зашел к Булыгиным. Викеша был дома.

— Проводи меня до окраины, Викеша. Поговорим.

Ребята прошли мост через речку и поднялись на косогор. С него хорошо была видна вся торговая слобода. Внизу, в центре котловины, виднелись богатые дома хлеботорговцев, купеческие магазины, церкви и питейные заведения. Дальше, точно прижимаясь к бору, лепились избы ямщиков, пимокатов и горшечников. Вот и школа. Ребята долго не спускали с нее глаз. Пускай были огорчения, неудачи, по это была их родная школа, и она никогда не забудется.

— А все-таки мне жаль расставаться со школой, — вздохнул Викеша.

— И мне, — признался Семка, снимая котомку с плеч. — Посидим немного.

Ребята опустились на землю. Разговор не клеился.

— Ты говорил с отцом насчет реального? — наконец спросил Семка.

Викеша кивнул головой.

— Ну, и что? — Худяков от нетерпения приподнялся на ногах.

— Не отпускает, — обхватив руками колени, Викеша задумчиво посмотрел на Раздольное. — Говорит, дома работы хватит.

— Жила твой отец, вот что, — выругался Семка.

— Что я могу сделать? Не отпускает, и все.

— А если убежать?

— Куда?

— В Челябинск.

— Кому я там нужен, — с горечью сказал Викеша.

— Мы с дядей помогать тебе будем.

— Да ты сам не знаешь, как жить придется, — заметил Викеша. — Может, дядя колотушками кормить будет.

— Кто? Дядя? — Семка вскочил на ноги. — Да ты знаешь, какой у меня дядя? Он — настоящий про-ле-та-рий! — Худяков с трудом выговорил это слово и, опустившись рядом с Викешей, зашептал ему на ухо: — Я видел книжку у дяди, когда он приезжал в Долгое. Там было написано: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

— А что это за слово?

— Не знаю, — сокрушенно признался Семка. — Наверно, насчет рабочих, — предположил он. — Ты, Викешка, если вздумаешь в Челябинск, ищи нас с дядей на заводе. Спросишь слесаря Худякова. Каждый покажет. Понял?

— Куда я поеду. Буду здесь жить, в Раздольном.

— Ну, я пойду. — Подняв котомку с земли, Худяков подбросил ее на спину. — Не вешай носа!

— Неохота мне, Семка, расставаться с тобой. — Голос Викеши дрогнул.

— Ну, ничего, встретимся еще, — совсем по-взрослому ответил Худяков и, пожав руку Викеше, не оглядываясь, зашагал по дороге в сторону железнодорожной станции. Булыгин остался один. Его душа была в смятении. Уходил лучший друг, уходил, может быть, навсегда. Слезы подступили к горлу, и, не выдержав, он крикнул:

— Сема!

Худяков остановился.

— Возьми на память перочинный ножичек, — запыхавшись от бега, Викеша едва выговаривал слова.

— Спасибо, Викеша, — с чувством произнес Семка и, посмотрев внимательно на друга, спросил: — Ты чего это?

— Так просто, — вытирая слезы рукавом рубахи, пробормотал Викеша и отвернулся.

— Эх, Викешка, друг ты мой, — обнял его Худяков, — никогда я тебя не забуду. Прощай! — Семка сам готов был расплакаться. Точно желая убежать от своей слабости, он ускорил шаги и скрылся за перелеском.

Викеше казалось, что с уходом Семки кончились годы детства и наступила юность.

Примечания

1

Карабарчик — скворец.

(обратно)

2

Делбек — лохматый.

(обратно)

3

Аил — конусообразная юрта из жердей, покрытая корой лиственницы.

(обратно)

4

Маральник — питомник: огороженное место, где содержатся маралы — крупные олени с большими ветвистыми рогами.

(обратно)

5

Таврить — накладывать тавро, клеймо.

(обратно)

6

Георгиевский крест — высшая награда, которую давали солдатам царской армии за военные заслуги.

(обратно)

7

Пригон — помещение для скота.

(обратно)

8

Чегень — квашеное молоко.

(обратно)

9

Топшур — национальный музыкальный инструмент, наподобие домбры.

(обратно)

10

Катунь — название реки.

(обратно)

11

Ирим — омут.

(обратно)

12

Кам, или шаман, — колдун, знахарь.

(обратно)

13

Борбуй — кожаный мешок, где хранилось молоко.

(обратно)

14

Очок — место костра.

(обратно)

15

Кокый корон — О, горе!

(обратно)

16

Арака — водка, приготовленная из молока.

(обратно)

17

Колонок — хищный зверек, похожий на хорька, с ценным мехом.

(обратно)

18

Сарана — растение из семейства лилейных со съедобной луковицей.

(обратно)

19

Белки́ — покрытые вечным снегом горные вершины.

(обратно)

20

Мухортый — гнедой, с желтоватыми подпалинами.

(обратно)

21

Свинчатка — бабка, налитая свинцом.

(обратно)

22

Каурый — светло-каштановый, желто-рыжий.

(обратно)

23

Ботало — большой колокольчик, подвешенный к шее домашнего животного.

(обратно)

24

Бадан — многолетнее травянистое растение. Его листья употребляются в Сибири как чай.

(обратно)

25

Хариус — рыба из семейства лососевых.

(обратно)

26

«Кара-корум» — так называлась контрреволюционная националистическая организация алтайцев.

(обратно)

27

Двоедан — старообрядец.

(обратно)

28

Зайсан — владетельный князек.

(обратно)

29

Алтын-судур — Золотая книга.

(обратно)

30

Ал-тайга — дикая, мрачная тайга.

(обратно)

31

Толкан — пережаренная ячменная мука, наподобие толокна.

(обратно)

32

Согра — низкое место.

(обратно)

33

Елань — открытое место, лесной луг.

(обратно)

34

Кукша — сородич сороки.

(обратно)

35

Комысчы — музыкант, играющий на комусе (варган).

(обратно)

36

Частобор — род кафтана.

(обратно)

37

Налиток — бабка, внутренность которой залита свинцом.

(обратно)

38

Борчатка — вид долгополой шубы.

(обратно)

39

Рядуха — огороженный участок леса.

(обратно)

40

Пестрядина — грубая ткань из разноцветных ниток.

(обратно)

41

Статейщики — владельцы больших земельных участков.

(обратно)

42

Малуха — малая изба.

(обратно)

43

Филантроп — человек, занимающийся благотворительностью.

(обратно)

44

Бойскаут — член детской или юношеской полувоенной организации в буржуазных странах.

(обратно)

Оглавление

  • КАРАБАРЧИК
  •   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  •     Глава первая
  •     Глава вторая
  •     Глава третья
  •     Глава четвертая
  •     Глава пятая
  •     Глава шестая
  •     Глава седьмая
  •     Глава восьмая
  •     Глава девятая
  •   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  •     Глава первая
  •     Глава вторая
  •     Глава третья
  •     Глава четвертая
  •     Глава пятая
  •     Глава шестая
  •   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
  •     Глава первая
  •     Глава вторая
  •     Глава третья
  •     Глава четвертая
  •     Глава пятая
  •     Глава шестая
  •     Глава седьмая
  •     Глава восьмая
  •     Глава девятая
  •     Глава десятая
  •     Глава одиннадцатая
  •     Глава двенадцатая
  •     Глава тринадцатая
  •     Глава четырнадцатая
  •   ЭПИЛОГ
  • ДЕТСТВО ВИКЕШИ
  •   Глава первая
  •   Глава вторая
  •   Глава третья
  •   Глава четвертая
  •   Глава пятая
  •   Глава шестая
  • *** Примечания ***