Пограничник (fb2)


Настройки текста:



Сергей Ким Механический солдат

Вопрос Президенту РФ на пресс-конференции:

"Собирается ли Россия использовать для защиты государственных рубежей огромных боевых человекоподобных роботов?"

Ответ Президента РФ:

"Без участия человека это невозможно. Главное — это пограничник".


— Эй, Рик! Рикки! — крикнул Ахмет, стараясь перекричать грохот дизеля "Брэдли". Тут движущийся на высокой скорости БМП дернуло на какой-то колдобине, и солдат чуть не прикусил язык.

Тот, к кому обращался Ахмет, сидел прямо напротив него. Это был довольно высокий худой капрал, что было заметно даже в тесноте десантного отсека. Но крика Ахмета он явно не услышал и поэтому продолжал спокойно дремать на жёстком сиденье БМП. Ахмет жестом попросил соседа Рика поменяться местами и плюхнулся на сиденье рядом с капралом.

— Рик!!! Твою мать, долбанный чикано! Оглох что ли? Ты что, задница, по ночам долбишься в уши? — заорал Ахмет в самое ухо приятеля.

— Да слышу я тебя, долбанный ниггер, чего орёшь? — Рикардо поднял на Ахмета глаза. — До чего же вы, черные парни из Бруклина, крикливые…

— Но-но! — Ахмет показал Рику кулак. — А не паришься за "ниггера" по морде схлопотать?!

— Ладно, Ахмет, не заводись, считай, что мы квиты. Ты меня тоже не ангелом назвал, — примирительно сказал Рикардо приятелю, — говори, что хотел!

— Ладно, — остывая, кивнул чернокожий Ахмет, которого родители, считавшиеся в своем квартале интеллигентами, при рождении нарекли Мартином Лютером. Однако в юности Мартин, подобно большинству своих черных "братьев" принял ислам и сменил имя. — Как думаешь, правду болтают о русских?

— Что именно? — удивленно спросил Рикардо. Ранее Ахмет совершенно не интересовался "долбанной политикой".

— Блин, ну ты чё, гонишь что ли? — обиделся спрашивающий. — Ну, про то, что они с нами воевать собрались?

— Да ну… Брось ты, Ахмет…Скажешь тоже, война…

— Ты не скажи, — не согласился бруклинец. — А чего они тогда армию подтягивают к границам Альянса?

Рикардо удивлённо посмотрел на Ахмета, сдвинул каску на затылок и озадаченно потёр лоб.

— А я смотрю, Ахмет, ты не такой тупой, каким кажешься. В офицеры, что ли метишь?..

— Да пошёл ты… — тут же надулся от обиды Ахмет. — Я же серьёзно спрашиваю… Ты в нашем взводе самый образованный — начальную школу успел закончить, вот и растолкуй мне!

— Так и я серьёзно отвечаю! Очень сомневаюсь, что будет война, — задумчиво сказал Рик, машинально проверяя предохранитель штурмовой винтовки, — сколько мы в прошлом русских пинали — и ничего! Утерлись!

— Это хорошо! — хмыкнул Ахмед, — а то мне что-то не очень хочется воевать! Ты меня успокоил, Рикки! Дунуть хочешь? Мне земляк, он сейчас в Косово служит, отличной травы прислал — местные там целые плантации конопли держат!

— Эй, вы там! Ну-ка быстро заткнулись, засранцы! — рявкнула сержант Родригес, которой уже порядком надоели оба. — И не вздумайте курить дурь! Первый, у кого я увижу косяк, поедет на лобовой броне, в качестве дополнительной защиты!

Небольшая колонна из двух танков, четырёх БПМ и старенького командирского "Хамви" выдвигалась в сторону украинского города Черкасск.

Капитан Джеральд Виккерс — командир этой небольшой группы (и единственный белый во всем батальоне!) решительно не понимал, в чём цель подобного маневра — всё равно горстка солдат Альянса ничего не смогла бы противопоставить вторгнувшимся российским войскам. Единственным приемлемым объяснением было то, что командование НАТО просто решило припугнуть "иванов".

Ограниченному контингенту войск Альянса на Украине было приказано тянуть время. Причём как можно дольше, пока не подойдут основные силы из Польши. В крайнем случае, даже разрешалось применить силу. В командовании НАТО не сомневались — русские не будут раздувать тлеющую искру локального конфликта в разрушительный пожар мировой войны…

…Происходящее сейчас на Украине никак не укладывалось в привычные рамки! Подумаешь, очередная "цветная" революция… Сколько их уже было вокруг России… Но в этот раз…

В этот раз реакция русских оказалась совершенно неожиданной.

Едва стало известно о том, что во время беспорядков в Киеве погибло несколько граждан России, федеральные СМИ моментально раздули истерию по поводу притеснения русскоязычного населения Украины, и заговорили чуть ли не об этнических чистках в отдельных районах. В соседнюю страну были оперативно введены армейские подразделения, Черноморский флот наглухо блокировал побережье и высадил морские десанты в стратегически важных точках, а в небе над Украиной начали барражировать самолёты ВВС России.

Сопротивление русским войскам практически не оказывалось. Возможно, это было вызвано тем, что на территорию антироссийски настроенных западных областей армия РФ не вступала, ограничившись только восточной частью страны.

Но небольшие столкновения всё же происходили.

…Западные СМИ моментально вспомнили Пятидневную войну в Грузии и подняли вой, то и дело поминая русскую оккупацию, агрессию, интервенцию и прочие страшные слова. Однако Россия совершенно спокойно игнорировала все эти крики.

Между тем молчала и Украина, но здесь причины были более понятны. В стране, государственным устройством которой уже долгие годы была своеобразная форма анархии, просто некому было организовать сопротивление. Да и кому сопротивляться? Братскому народу, пообещавшему наконец-то "навести настоящий порядок", как выразился на пресс-конференции один из русских правителей?..

А вот Соединенные Штаты сразу же заговорили, причём на повышенных тонах.

По всей Европе начали двигаться войсковые колонны, к черноморским проливам подошел 2-й Флот США, а воздух были подняты стратегические бомбардировщики. Россия тоже не осталась в долгу — ее армия, флот и РВСН были приведены в состояние повышенной боевой готовности.

В воздухе отчётливо запахло войной.

Из немногочисленных на Украине баз НАТО вышли, с целью задержать русских, все наличные силы. Непонятно как, но задержать.

На худой конец заявить громкий протест…

Ну, просто показать, что это всё происходит не без ведома Америки…

…Капитан Виккерс пребывал в весьма скверном расположение духа. Мало того, что его подняли чуть свет, так ещё пришлось в компании обкуренных черножопых придурков и грёбанных латиносов, только по недоразумению именуемых военнослужащими Армии США, тащиться в этот городишко с труднопроизносимым названием. И главное — зачем? Русские напали на эту Богом позабытую страну? Ха, не смешите!.. Уже который год они стараются лишний раз не вмешиваться в дела цивилизованного мира, а этот самый мир благополучно прикрывает глаза на все непотребства, творимые в России.

Надо было и ПРО в Европе строить, и базами русских продолжать окружать — зря тогда Обама-Миротворец пошёл на уступки…Это же у нас демократия и все такие дела, а у русских ещё до сих этот… Как его?.. О, тоталитарный режим!.. Таким палец в рот не клади…

— Сэр! — водитель снизил скорость и указал рукой куда-то вперёд. — Впереди блок-пост!

Виккерс внимательно посмотрел туда, куда указывал солдат.

Моргнул.

Ещё раз моргнул.

Озадаченно почесал нос и приказал колонне остановиться.

Поскольку тревоги никто не объявлял, мотоманевренная группа не стала разворачиваться в боевой порядок, так и оставшись в походной колонне. Только из головного БМП выскочило несколько солдат. И то — скорее с целью размять ноги.

Капитан Виккерс надел каску, подхватил винтовку, вылез из "Хамви", вскинул к глазам бинокль… И понял, что именовать ЭТО "блок-постом" было чересчур.

Прямо посреди голого поля шоссе перегораживал полосатый чёрно-белый шлагбаум. Около него стоял одинокий русский солдат в потёртой и старой форме…

Нет, не так!

В потёртой и ОЧЕНЬ старой форме. Такую капитан видел только в любимых старых фильмах "Красный рассвет" и "Рэмбо-3". На солдате были надеты мешковатые брюки, заправленные в высокие и, даже на вид, тяжёлые сапоги. Странная куртка, нет, даже не куртка, а, скорее, рубашка непривычного покроя, с высоким стоячим воротником и короткой застёжкой на пуговицах. Широкий кожаный ремень, с крупной квадратной металлической бляхой. На голове странная продолговатая шапочка, формой напоминающая пирожок. На шапочке — красная пятиконечная звездочка. В руках солдат держал магазинную винтовку с примкнутым штыком.

Джеральд огляделся по сторонам. Вокруг было совершенно пусто. Ни бронетехники, ни других русских солдат. Не было даже будочки возле шлагбаума.

Странно, очень странно…

На всякий случай капитан отдал команду спешиться. На БМП откинулись аппарели и на дорогу, со смехом и шутками, начали неспешно выпрыгивать солдаты. Увидев посреди дороги странного человека, американцы достали смартфоны и принялись увлеченно, словно туристы на экскурсии, щелкать парня с разных ракурсов. Постепенно солдаты Альянса окружили русского полукольцом. Впрочем, не приближаясь к нему ближе двадцати метров. Образованный капрал Рикардо пояснял всем желающим, что странная рубашка русского называется гимнастеркой, а чудной головной убор — пилоткой.

"Иван" равнодушно взирал на все эти манёвры, не проявляя никакого интереса.

Но как только Виккерс, в сопровождение двух сержантов, подошёл ближе, русский мгновенно вскинул винтовку, и, направив штык на капитана, чётко произнёс по-английски:

— Стоять!

По толпе, а американские солдаты стояли именно толпой, прошло быстрое движение. Некоторые подняли оружие к плечу, другие просто сняли его с предохранителя.

Но одинокого русского совершенно не смутили направленные на него стволы. Он спокойно стоял в нарочито-картинной, словно на плакатах, караульной позе и смешной игольчатый штык был твердо нацелен точно в грудь капитана Виккерса.

— Вы незаконно находитесь на территории суверенной республики Украина! — выдал Джеральд заготовленный заранее текст, радуясь, что "иван" хотя бы понимает человеческий язык. — Вы обязаны покинуть её территорию!

— А что на территории суверенной Украины делает подразделение армии Соединенных Штатов? — на прекрасном литературном английском языке спросил русский.

Капитан опешил от такой наглости, но решил не терять лица.

— Мы находимся на территории Украины согласно подписанному два года назад с правительством этой суверенной страны Договору! Мы представляем войска НАТО! — веско проговорил американец, надеясь, что последнее слово подействует на русского особенно сильно.

— Объяснения приняты! — ровным голосом сказал русский. — Можете продолжать свое пребывание. Но должен предупредить, что сразу за шлагбаумом начинается территория РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ!

Виккерс натуральным образом выкатил глаза.

— Но нам нужно в… этот… как его… Черкасск! У нас приказ!

— Если вы пересечете границу, к вам будут применены самые жёсткие меры! — равнодушно пояснил русский.

— Вы…ты… — поперхнулся от возмущения капитан, с каждой секундой багровея всё больше и больше… — Ах так, да?.. Ну, сукин сын, ты сейчас получишь!

Джеральд резко развернулся и зашагал обратно к колонне, на ходу скомандовав своим солдатам рассыпаться в цепь и взять русского на прицел. Теперь уже все американцы навели оружие на одинокого бойца с антикварной винтовкой.

Капитан залез в "Хамви" и приказал водителю:

— Вперёд!

Машина тронулась, и начала медленно накатываться на "ивана". Рассыпавшиеся в цепь американские солдаты застыли в напряжении.

А русский… Русский оставался совершенно, неестественно спокойным. Он так и продолжал стоять в той же позе. "Хамви" подъезжал все ближе и ближе. Виккерс смотрел на одинокого солдата, молясь, чтобы тот все-таки отступил. Нехорошее предчувствие скребло капитана. Он никак не мог понять, что в этом русском его настораживает… И вдруг понял — "иван" стоял АБСОЛЮТНО неподвижно, нормальный человек не сможет так стоять перед надвигающимся на него тяжелым джипом.

Бампер "Хамви" почти коснулся кончика русского штыка, и тут одинокий солдат исчез вместе со своим шлагбаумом. Просто растаял в воздухе, как будто бы его и не было. Что за чертовщина?!!

Водитель от неожиданности резко затормозил. Виккерс выскочил из машины и огляделся. Нет, русский не лежал под колесами — его действительно нигде не было. Американские солдаты недоуменно крутили головами.

— Так это всего-навсего долбанная голограмма! — раздался голос капрала Рикардо. — Этот русский был ненастоящий! Нас, парни, просто пытались взять на дешевый трюк! И мы чуть не купились!

Такое объяснение мгновенно сняло напряжение. Все опустили оружие, раздались шуточки, кто-то тихонько захихикал, кто-то ржал в голос. Капитан, посмеявшись вместе со всеми, приказал грузиться и следовать дальше. Колонна снова тронулась вперед. Никто уже и не вспоминал про грозное предупреждение виртуального часового.

Внезапно капитан увидел, что с придорожными кустами начало твориться нечто невероятное — их очертания расплылись… Джеральд вспомнил, где он видел такой эффект — в старом боевике, "Хищнике", кажется…

Воздух около дороги заискрился и, словно из ниоткуда, появилось жуткое создание. Огромный, метра три в высоту, человекоподобный…, да, пожалуй, что робот, сильно напоминающий трансформера из последней пятой части. Две ноги, две… руки, отсутствие головы как таковой, сложная система бронещитков, покрывающая всё тело…

Робот ожил, и с лёгким гулом работающих сервоприводов, начал подходить к дороге. Водитель головной машины с перепугу так ударил по тормозам, что "Хамви" пошел юзом, попал передними колесами в кювет и заглох. Шедший следом танк не успел среагировать и протаранил корму джипа. Несколько секунд — и колонна смялась, словно пустой одноразовый стаканчик. Солдаты выскакивали из бронемашин и застывали в полном обалдении при виде прущей на них ожившей кинофантастики.

Между тем непонятная машина шагнула на дорогу, и встала. При более внимательном осмотре оказалось, что "руки" у робота все-таки отсутствуют. Примерно на уровне "плеч" из корпуса торчали короткие консоли, на каждой из которых был подвешен оружейный блок. Первоначальный испуг американцев сменился недоумением — на грудном щитке робота была изображена большая красная звезда — опознавательный знак Российской, а до того — Советской Армии. Откуда у русских ТАКОЕ?

— Стоять! — прогремело из внешних динамиков робота. — Вы нарушили государственную границу! Немедленно покиньте территорию Российской Федерации! Даю десять секунд и стреляю!

Воцарилась мёртвая тишина.

И тут сержант Родригез, пытаясь подойти поближе, чтобы разглядеть это чудо в металле, споткнулась о чью-то ногу и со всего маху приложилась головой в каске о броню БМП.

Звук, напоминающий выстрел, был воспринят изрядно перенервничавшими американцами слишком болезненно. Они открыли по непонятному объекту беспорядочный огонь. Правда, большая часть выпущенных пуль ушла в "молоко", а немногочисленные попавшие со звоном рикошетировали от брони.

И тут, доселе передвигавшийся достаточно медленно, механический солдат, будто подброшенный исполинской пружиной, резко взмыл вверх и в сторону. Стрелять робот начал уже в прыжке. Причем, в отличие от американцев, стреляла чертова русская железяка исключительно точно.

Первая очередь из закреплённого на правой консоли спаренного крупнокалиберного пулемета прошлась по столпившейся у бронемашин пехоте настоящей косой смерти. Бронежилеты не могли спасти своих владельцев от пуль, выпущенных из механизма, любовно собранного российскими оружейниками в провинциальном русском городе Ковров, на заводе имени Дегтярева. Одновременно с пехотой, робот прицельно расстрелял пару "Брэдли" из 23-мм пушки, закреплённой на левой консоли. Малокалиберные снаряды с вольфрамовыми сердечниками прошили обе БМП навылет, словно машины были сделаны из картона, а не защищались комбинированной алюминиево-стальной броней. В одном из "Брэдли" сразу же сдетонировал боекомплект "Бушмастера", а второй просто тихо загорелся неярким пламенем.

Приземлилась русская боевая машина прямо на командирский "Хамви". Капитан Виккерс и его водитель погибли практически мгновенно, раздавленные проломленной крышей.

Головной танк начал разворачивать башню в сторону противника, но из-за спины механического чудовища рванула вверх пара ракет. Сделав горку, ракеты ударили почти неуязвимые танки сверху. Там, где была самая тонкая броня и не стояла динамическая защита. Мгновение — и на дороге стало на две кучи металлолома больше.

Только сейчас американцы полностью врубились в ситуацию и открыли шквальный огонь из всего оружия. По русской боевой машине долбили винтовки, пулеметы, автоматические пушки. Но чертов двуногий танк русских, перемещался по полю прыжками, все время уходила из-под прицельного огня. И стрелял, стрелял, стрелял в ответ…

Загорелась еще одна бронемашина, полегли практически все пехотинцы, и тут наводчик уцелевшей БМП, уже отчаявшийся попасть в противника, наугад выпустил "просто в ту сторону" обе ракеты противотанкового комплекса. Ему повезло — он успел поймать робота в прицельную марку в краткий миг между двумя прыжками, и головка самонаведения ракеты успела захватить цель.

Две ПТУР "Джевелин" сорвались с пусковой установки, закреплённой на башне БМП. И одна из мощных противотанковых ракет, способная пробить восемьсот миллиметров брони, вошла монстру в правый бок, и по всей видимости повредила привод нижней "конечности". Русское чудовище сразу перестало прыгать. Правда, и прихрамывая, робот продолжал двигаться довольно быстро. Но недостаточно быстро.

Очередь бронебойных снарядов автоматической пушки прошлась поперек "туловища" боевого механизма, опрокидываю его на землю.

Броня двуногого чудовища не выдержала.

Робот странно дернулся, словно бы от боли, и встал. Но удачливый американский наводчик не сумел воспользоваться плодами своей победы — крупнокалиберная пуля с вольфрамовым сердечником пробила маску башни и вошла солдату точно в лоб. Обезглавленное тело сползло на дно БМП.

…Механическому бойцу потребовалось совсем немного времени, чтобы методично и безжалостно добить всех оставшихся американских солдат.

Бой закончился.

На корпусе замершего в нелепой, скособоченной позе "робота" в стороны разошлись покорёженные пластины внешней брони, а затем откинулась передняя броневая пластина. Из пахнущего горелой изоляцией чрева экспериментального боевого костюма "Скиф" неловко вылез старший лейтенант пограничных войск Михаил Киреев.

Неловкость Киреева объяснялась ранением — осколки снаряда "Бушмастера", расколовшиеся при пробитии защиты, попали Михаилу в ногу. Лейтенант торопливо перетянул рану бинтом и принялся за осмотр костюма. Но даже беглого взгляда на него было достаточно, чтобы понять — "Скиф" безнадежно поврежден. Был полностью разбит сервопривод правого ступохода. Из-под покореженных защитных щитков хлестала гидравлическая жидкость. Кроме этого вышел из строя электронный блок управления ракетным оружием — теперь оставшиеся в боекомплекте два "Фагота" были бесполезны.

"Надо было их сразу по бээмпэшкам употребить, — в досаде подумал Михаил. — Глядишь, и не словил бы "ответку" в бок. Сэкономить решил, экономист хренов… Впрочем, и без них ведь справился! А не такие уж хорошие вояки, эти амеры… И чего это они всё время побеждают в своих войнах?.. Техническое превосходство? Ну да ничего — не всё им бить превосходящими силами… Посмотрим, как вся эта сволота запоёт, когда техника, вроде этого костюма перестанет числится экспериментальной и начнет массово поступать в войска!"

Киреев подобрал с земли более-менее целую американскую винтовку, надергал несколько запасных магазинов из неаппетитных куч мяса, бывших ещё минут пять назад солдатами. Проверил оружие, рассовал по карманам комбинезона рожки. Отошел метров на двести от места побоища. И залег на приглянувшемся пригорке у дороги. "Скиф" поврежден, но приказа на охрану границы никто не отменял.


12,7-мм пулемет КОРД

25-мм автоматическая пушка М242 "Bushmaster". Штатное оружие БМП M2 "Bradley"


Оглавление

  • Сергей Ким Механический солдат