Батальон тьмы (fb2)


Настройки текста:



ВЕРОЯТНОСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК

 Глава 1 

– Рядовой Спингарн! - раздался грозный голос капрала Тиллиярда.

Мускулистый человек с тревожными глазами уставился на небольшой клочок красной земли под ногами, Больше ничего не было видно в мерцающем свете плошек с жиром Затем он размахнулся киркой и ударил ею по камню, покрытому землей, - не со всего размаха, а натренированным, легким движением, чтобы не услышали осажденные. Это он проделал инстинктивно. Но остальное? Какой во всем этом смысл?! Зловоние, пот, заливший его лицо и ослепляющий глаза, грубая рукоятка кирки. И капрал Тиллиярд, третий в ряду за ним, наблюдающий за тем, как другие потные саперы с едва слышным звуком взмахивают кирками.

Спингарн ударил киркой снова. Его сосед выругался, когда острый кусок камня поранил ему бедро. Это был иностранец, заменивший Берри, который получил четыре пули в спину, когда возвращался из похода за продовольствием с двумя старыми пушечными ядрами. Берри утверждал, что набил себе брюхо ядрами. Артиллеристы давали по грошу за ядро. А теперь толстяк Берри мертв. Он был самым толстым минером на осаде Турне Иностранец занял его место в цепи тюлей, отгребающих обломки - плоды труда Спингарна. Берри уже не увидит, как будет завершен самый большой подкоп под стенами Турне.

Спингарн улыбнулся при мысли об огненном цветке, который выбросит камень, земно, бревна, червей и искалеченных французов в воздух. Сколько там бочонков с порохом?

Успокоившись, он ударил киркой ещё раз.

– Тише! - приказал капрал.

Мысли Спингарна спутались. Он в шахте? Что он роет? Золото? Уголь? Нет! Цепь замкнулась. Он находится неглубоко под землей. В этой вонючей яме нет ничего, кроме камня и земли. Осада? Мина? Порох!

Услышав осторожное постукивание вражеских кирок, Спингарн отшатнулся и задел светильник в руке слабоумного мальчика. Горящий жир выплеснулся на раненое бедро иностранца. Тот закричал, и небольшой отряд замер в страхе. Капрал Тиллиярд вытащил штык, и его конец застыл против почек незнакомца. Тихий свист стали, вынимаемой из промасленной кожи, сказал Спингарну об опасности больше, чем пугающие приглушенные удары. Он знал, что в непроглядной тьме скрывается смерть.

– Они близко, - прошептал Спингарн.

Ему не нужно было объяснять. Тиллиярд и остальные саперы слышали тихий шум. В любой момент в тоннель могут ворваться французы, и начнется бурная, короткая и смертельная схватка - одна из тех, которые постоянно сопровождали продвижение подкопов под стенами Турне. Все ужасы войны наверху не могли сравниться с мрачными, отчаянными подземными боями. Люди сражались и погибали здесь, больше страшась тьмы, чем своих врагов, а многие из них ещё сильнее боялись камней и грунта, внезапно обрушивающихся, когда не выдерживали крепления или взрыв приводил в движение пласты земли.

Их было шестеро в тоннеле. Спингарн, выбранный за его небольшой рост и физическую силу, достаточную, чтобы рыть тоннели под массивные стены цитадели; незнакомец - наверное, голландец, предположил Спингарн; слабоумный мальчик из Дербишира, державший светильник, и вместе с Тиллиярдом два опытных сапера, готовых ставить подпорки или при необходимости бить французов.

– Я не должен быть здесь, - сказал Спингарн вслух.

– Мы тоже!

Теперь, когда им всем угрожала опасность, Тиллиярд мог шутить. Вот почему он стал капралом саперов. Наверчу много возможностей сражаться, но только внизу, в лабиринтах тоннелей, был шанс встретиться с французами лицом к лицу. Продвигаться плечом к плечу в строю против решительного врага, спрятавшегося за каменными с генами, - такая перспектива не привлекала отчаянного и беспощадного капрала.

Стук кирок продолжался. Наступил решающий момент.

Все так реалистично!

– Они быстро роют тоннель, - пробормотал Спингарн голосом, который не мог принадлежать полуобразованному солдату королевы Анны.

– Что это было? - прошипел капрал,

– Двести бочонков с порохом?

– Здесь?

– В этой вонючей дыре в красной земле?

Человек, заменивший Берри, толкнул Спингарна.

– Капрал спрашивает, что ты слышишь.

Спингарн старался вызвать в памяти далекие миры, что связало бы его теперешнее положение с воспоминаниями о другой жизни, совсем непохожей на это отвратительное и опасное существование.

– Что ты слышишь, Спингарн? - повторил свой вопрос Тиллиярд.

Спингарн, находившийся ближе всех к продвигавшимся французским минерам, слышал приближающегося врага.

– Кирки, - сказал он. - Удар стали по стали.

Решение было принято. У капрала не было времени отдать приказ об отступлении по узкой, грязной дыре к главной галерее. Мальчик высоко поднял внезапно вспыхнувший светильник, и Спингарн увидел, как каменистая земля вспучивается около его головы.

– Работай киркой, Спингарн!

Капрал прокричал что-то ещё двум саперам позади себя. Спингарн, застыв в нерешительности, увидел, как вспучившаяся земля осыпается и за ней появляется светлый конец стальной кирки. Вслед за ним показалось лицо французского минера, такое же возбужденное и яростное, как и у Тиллиярда.

– Каким образом это сделано? - спросил Спингарн. - Как будто настоящее!

Он решительно ударил француза по лицу и увидел брызнувшую кровь.

– Петарда! - рявкнул Тиллиярд. - Бери петарду, Спингарн! Мина?

Фортификации? Здесь, в кромешной тьме, с умирающим на глазах французом, выкрикивающим проклятия и оскорбления, и его кричащими в ярости товарищами?

Спингарн взял сильными руками конический металлический предмет. Он собрал все свои силы, чтобы затолкнуть заряд взрывчатки в вырытое углубление.

– Мы уничтожим их, Спингарн! Молодец - какие у тебя ловкие и сильные руки! Теперь шнур!

– В сторону!

Два сапера отпихнули Спингарна назад и аккуратно присоединили набитую порохом трубку из брезента к коническому запалу. Пика оцарапала чугунную мину.

– Поспешите, французы наседают!

Тиллиярд громко шлепнул мальчика, приказав ему быть внимательнее и следить, чтобы капли от светильника падали подальше от трубки с порохом. Голландец уже тихо отодвигался в сторону.

– Как я сюда попал? - опять спросил Спингарн, скорчившись на земле.

– Беги, рядовой Спингарн! Ко мне!

Дисциплина победила. Он пробирался в темноте вдоль длинного узкого тоннеля, ноги скользили по липкой грязи. Он думал: поджег ли уже Тиллиярд шнур, который должен быть рядом с ним в темноте, - брезентовый рукав, промасленный для защиты от сырости и плотно набитый черным порохом. Скоро по нему побежит бело-желтое пламя, разбрасывая искры и горящую ткань, красновато-желтые пары и смрадные запахи подземелья. Никакие ужасы не могли сравниться со зрелищем его безостановочного продвижения по тоннелю. Спингарн приостановился всего на три секунды, чтобы понаблюдать за далеким бело-желтым пламенем.

Спингарн понял, что погибнет, если не доберется до главной галереи прежде, чем пламя коснется запала. Он мчался, как бешеный паук, отталкиваясь от степ тоннеля руками и ногами. Навстречу тянулся дым, и через его густые клубы он видел вспышки горящего брезентового рукава с порохом. Шпур горел. Как только запал воспламенится и мина взорвется, его разорвет на куски, как это уже произошло со многими, погибшими во время ожесточенной осады.

– В самомм деле, - проворчал Спингарн, - я мог бы избежать этого.

Сильный грохот заглушил его слова. Среди пороховой гари и непроглядной тьмы Спингарн почувствовал, как чьи-то руки быстро освобождают его от обрушившейся сверху земли.

– Какое внимание к деталям, - пробормотал Спингарн.

– Гранаты! - проревел Тиллиярд. - Саперы, ко мне! Спингарн, бери мушкет!

Маленький капрал в экстазе продолжал разжигать в себе ярость. Он не только взорвал встречный тоннель французов вместе с ними, но и вскрыл находившуюся за ним секретную контрмину. Перед ним оказались изумленные и ошарашенные враги. Должно быть, их главная галерея проходила параллельно главной галерее союзников, и пока Тиллиярд, словно крот, пробирался под фундамент западной стены цитадели, французы ухитрились бесшумно прорыть широкую галерею вдоль галереи союзников. Очевидно, они намеревались взорвать её над англичанами и голландцами. Но, уничтожив одну часть французской галереи, заряд пробил дыру между главными галереями союзников и врага.

– Мушкет! - снова рявкнул Тиллиярд. Капрал уже поджигал запал у двух гранат.

– Заряжай ружье!

У Тиллиярда было всего мгновение, чтобы помочь Спингарну, который, по мнению капрала, был контужен при взрыве. Спингарн хороший сапер, но чересчур болтливый. Возможно, его мозг поврежден во время взрыва.

Спингарн при слабом свете посмотрел на устройство в своих руках. Оружие из стали и дерева, неуклюжее и тяжелое. Оно действовало только за счет расширения газов. Похоже, что он умеет обращаться с ним.

Спингарн наблюдал, как его руки работают с устройством: слова, выкрикиваемые на плац-параде восемнадцатого века, где он обучался своему занятию, вели его вперед. Полуопусти ружье! Очисть полку! Открой патронташ! Возьми капсюль! Вставь его! Верни капсюль! Закрой полку! Сдуй лишние пороховые зерна! Возьми патрон! Вскрой его зубами! Заряди порохом и пулей!

Ловкость, наверное, пришла с тренировкой. Но как им удалось узнать такие подробности? Ведь земные документы исчезли при Первой катастрофе!

Упражнение выполнено, оружие заряжено. Тиллиярд поставил двух саперов рядом со слабоумным мальчиком и голландцем. В руках он держал две дымящиеся гранаты; перед ним, в грязи, валялся длинный штык. Капрал был доволен.

Он бросил гранату во все ещё неподвижных французов. Граната разорвалась среди них. Французы разлетелись в стороны, как куклы. Все светильники в обеих галереях погасли.

– Мальчик! - рявкнул Тиллиярд на оглушенного дурачка.

Только свет от запала гранаты Тиллиярда и тусклый огонь фитиля Спингарна освещали безумную сцену. Но зато было много шума. В галереях отражалось громкое эхо; раздавались пронзительные крики и стоны раненых; мальчишеские голоса кричали по-французски.

Скоро света стало достаточно, чтобы разглядеть приближающегося француза. Тиллиярд махнул Спингарну, и тот прострелил врага тремя пулями. Спингарн видел, как пули попали в цель и голубая с золотом форма прорвалась под напором свинца. Затем появились другие люди.

– Должно быть, я сошел с ума, - сказал Спингарн.

Голландец пронзил юного офицера пикой.

Французские офицеры спускались в эти мрачные галереи. Не то что у нас! Наша золотая молодежь мчалась галопом в битву и пытала счастья среди грохота пушек! А наши офицеры заставляли участвовать в подземном кровопролитии низших по званию.

Два сапера сражались с обычным проворством; Тиллиярд бросил вторую гранату за спины французов. Они в смятении рванулись вперед и были прирезаны саперами и голландцем. Видимо, мальчик со светильником остался жив. Он начал напевать песенку про овцу, и Тиллиярд в ответ проревел грязное ругательство.

– Я так и знал, - сказал Спингарн, увидев блестящие доспехи. - Это анахронизм.

– Мушкет! - заорал Тиллиярд, указывая на огромного человека в блестящих доспехах. - Доспехи, Спингарн! Человек в доспехах!

Спингарн подчинился. Он восхищался ловкостью, с какой его руки перезаряжали примитивное ружье. Он снова вложил в дуло три пули и засыпал гораздо больше пороха, чем нужно. Ружье могло разорваться, но как ещё остановить огромную фигуру в стальной броне, которая привела Тиллиярда в такую ярость? Французы послали гиганта в доспехах на гибель англичанам.

Человек в доспехах втоптал своих убитых земляков в грязь, как совсем недавно Спингарна втаптывали его товарищи. Более храбрый, чем англичане, или, возможно, ослепленный взрывом последней гранаты, голландец бросился на закованного в сталь француза. Он высек искры из грудной пластины ударом страшной силы, но тут же погиб, когда француз небрежно заколол его ударом левой руки. Затем гигант наступил на голландца.

– Целься! - приказал Тиллиярд.

Он понял, что случилось со Спингарном. У него сотрясение мозга. Спингарн уже не тот, что раньше, - теперь он смотрел на человека в доспехах так, как будто увидел дьявола!

– Целься! - повторил капрал.

– Слушаюсь!

Как они могли узнать такие детали? Откуда ему известно, что мушкет должен лежать па левом плече, левая рука на прикладе, большой палец в углублении, что нужно крепко прижимать приклад к груди так, чтобы дуло было поднято?

– Целься! - снова завопил Тиллиярд.

Клинки лязгнули, когда два сапера попытались найти уязвимое место в доспехах чудовищной фигуры. Дурачок заполнил галерею звонким «тра-ля-ля!».

– Прошу прощения! - сказал Спингарн. - Я ошибся.

Нет. Это было обычное упражнение плац-парада:

Взведи курок - правильно! Целься - огонь!

Три свинцовые пули расплющились, ударившись о прочную сталь. Несколько мгновений француз висел в воздухе, как будто для того, чтобы дать возможность пулям пролететь. В ту же секунду саперы обрушили на него удары меча и штыка. Тиллиярд, предчувствуя победу, бросился к ногам француза.

Спингарн расхохотался.

– Это не мы изобрели! - кричал он. - Это классический прием!

Тиллиярд ударил француза в пятку.

Спингарн позволил безумной сцене исчезнуть - он закрыл глаза и засмеялся, когда вновь раздались вопли дурачка. Слезы текли по его лицу.

– Это перебор - уж чересчур! Петарда… шнур… а теперь доспехи! Кто все это придумал?! Кто? Кто-то придумал. Кто-то выдумал всю Игру.

– Берегись! - как будто бык проревел сзади. - Капрал, ты здесь? Мы подрываем мину! Над нами пушки французов, и мы поджигаем мину! Слышишь, капрал? Убирайся, пока цел! Под тобой двести бочонков с порохом, а сверху - батарея французов! Капрал, отвечай!

Мина! Ага! Это, должно быть, сержант Хок.

– Нет, - крикнул Спингарн. - Не поджигайте мину, сержант!

Спингарн увидел, как упал окровавленный сапер. Тиллиярд потерял штык и вцепился в лодыжку француза зубами.

Спингарн мог представить себе сцену на поверхности. До того как он спустился под землю, сутки шел дождь. Поля вокруг Турне размокли; передвигать пушки трудно, хотя артиллеристы довольны, потому что вода на земле отмечает падение снарядов. Сержант Хок, находящийся в нескольких сотнях ярдов от батареи французов, должно быть, улыбается в свои седые усы. И через несколько секунд он подожжет длинный черный шнур, который ведет под землей к другой, более глубокой галерее, расположенной на двенадцать футов ниже. К штабелю, сложенному из двухсот просмоленных бочонков с порохом.

К небу поднимется мощный фонтан земли, огня и дыма, люди и пушки взлетят в огне вверх, а затем земля погребет все, что осталось от французских артиллеристов и саперов, от гиганта, сражавшегося с Тиллиярдом, от французских лошадей и пушек, от дурачка, который наконец замолчит навечно, и от растерянного Спингарна, который не находил слов, чтобы решить странную хронологическую загадку и вернуться в настоящее, где нет крови и грязи.

Слова?

– Спасайся! - закричал Тиллиярд, когда француз нанес ему последний удар. Капрал погиб.

Французский гигант приближался.

Спингарн перезарядил мушкет.

Слова? Слова покончат со всем. Для него - для Спингарна!

Но недостаточно просто сказать, что тебе надоели все эти ужасы, когда ты увидел кровь четырех товарищей на мече врага и когда ты понял, что доспехи попали сюда из другого времени. Как бы ты ни был уверен, что твое воображение не сумело правильно воссоздать осаду Турне, ты не мог просто бросить мушкет и сказать, что с тебя хватит. Или мог? Нет.

– Нет!

Проклятия француза. Перевод: грязная английская собака, сын шлюхи! Я отрежу твое мужское достоинство и выброшу его крысам… - Спингарн вспомнил, что делать. Мушкет.

Направь мушкет на цель - прицелься - огонь!

В этот раз пули вдавили грудную пластину. Возможно, одна даже пробила сталь. Француз, оглушенный и получивший сильные ушибы, качнулся назад и отступил на шаг от Спингарна. Спингарн побежал, однако успел швырнуть мушкет во француза.

Не дожидаясь последствий удара, он с трудом пробирался через грязь к свету. В отдалении виднелись грубые бревна креплений. Спингарн помогал их ставить педеля три назад. Затем он увидел желто-белый дым, тянувшийся вверх через маленькое отверстие в полу. Дым шел от длинного шнура, лежащего внизу, от смертоносных колец рукава с порохом.

Вслед ему раздавались вражеские проклятья. Француз громыхал позади, кок какой-то допотопный зверь из кошмарного прошлого. Спингарну казалось, что он слышит яростное шипение брезентового рукава с порохом.

– Смех, да и только, - сказал он вслух. Но ему было совсем не смешно.

– Должно быть, что-то перепутано в этой Игре…

На долю секунды перед ним вспыхнул свет ярче, чем мог дать светильник с жиром или пороховая труба. Он почувствовал, что близок к спасению.

Может быть, сержант Хок знает, что делать.

Но сержант поджег шнур и скоро мрачно и удовлетворенно усмехнется, когда несколько десятков французов, их пушки, лошади и саперы вместе с различными запасами, повозками с порохом и принадлежностями взлетят па воздух.

Только рядовой Спингарн мог найти выход.

Спингарн отпрыгнул, когда меч француза просвистел рядом с ним. Гигант быстро терял силы; поразительно, как даже самые могучие люди лишаются силы в узких подземных галереях и тоннелях. Люди небольшого роста, вроде самого Спингарна, страдали меньше других.

– Почему я выбрал именно эту Игру? Гигант обещал ему ужасный конец. Галерея наполнилась дымом. Спингарн ухмыльнулся. «Это только Игра!».

– Я хочу выйти из Игры!


 Глава 2 

Он без труда был извлечен из-под стен Турне, с особым мастерством вытащен из тоннеля, поднят невидимыми руками и оказался… где? На небе?!

– Рядовой Спингарн прибыл, сэр!

Разве Бог - офицер? Проповедник Мак-Адам говорил о Великом Генерале, который управляет нашими судьбами, хотя, возможно, он имел в виду великого герцога Мальборо. Спингарн расправил свои испачканные плечи и отдал честь. И снова ошибся. Здесь не было ни кудрявого облака, ни ворот в рай, обещанный проповедником. Место выглядело как внутренности трофейных французских часов капрала Тиллиярда - что-то блестящее, крутящееся, механическое.

Спингарн стоял на белом меховом ковре, который расстилался до абсолютно черных стен. На него уставился ряд немигающих стеклянных глаз, вставленных в ажурные рамы; из глаз исходил тихий шум, похожий на звук заводных часов капрала. Спингарн спросил:

– Арбитр?

Это был не Бог. Здесь не было ничего, хотя бы отдаленно напоминавшего мир рядового Спингарна: Бог не станет глядеть множеством глаз, спрятавшись в жужжащих механизмах из стекла и металла; Бог не станет обитать в кубической комнате иссиня-черных и чисто-белых цветов; и он не будет держать солдата королевы Анны в столь долгом ожидании, решая, что с ним делать.

Кем бы Арбитр ни был, он ждал, пока Спингарн сделает первый ход.

– Все было так реалистично, - услышал Спингарн свое собственное бормотание. - Я не думаю, что сбежал бы из Игры, если бы не доспехи, - знаете, сэр, это была ошибка.

Он вспомнил приближавшуюся металлическую башню с острым, обагренным кровью мечом, вытянутым вперед. Его охватила паника. Помещение казалось знакомым. Даже глаза, мерцающие тысячью цветов, кажется, он тоже видел когда-то. Воспоминание о них было далеким и пугающим, но он встречал их раньше. Он бывал уже в этом помещении. Только был ли он в то время Спингарном? Его страх усилился. Спингарн двинулся прочь от ажурных механизмов. Они следили за ним, осматривая, наблюдая, спрашивая.

– Я знаю, что я не Спингарн, - сказал он сканерам.

Они должны ответить. Признание в ответ на признание.

Еще одно смутное воспоминание пронеслось в его голове: они не ответят. Они не могут ответить! Пока Спингарн не будет знать, почему - не будет знать условий Игры. Пока он не узнает, почему он смог прокричать, что хочет вырваться из вонючего тоннеля с его холодом, смертью и страхами.

– Я не настоящий Спингарн, - повторил он. Все «когда» и «как» требовали, чтобы на них обратили внимание.

Спингарн услышал, как говорит вслух:

– Я не Спингарн. Я - Вероятностный человек.

Он не имел понятия о том, что это означает, так же, как не знал, что скрыто за сканерами.

Тем не менее он был вполне уверен, что он - не рядовой Спингарн. Не тот рядовой Спингарн, который был моряком и которого очаровали гигантские корабельные пушки. Пушки поразили его, заряды пороха, превращающиеся в огненную ярость, привели в бурный восторг, и Спингарн ухватился за возможность вступить в Седьмой полк мушкетеров Ее Британского Величества, надеясь работать с порохом и поистине дьявольскими машинами разрушения.

– Это не я, - сказал Спингарн. Он вспомнил другие Игры в других Сценах. Игры?

– Да, - пробормотал Спингарн вслух. Его радовала возможность покончить с сотней альтернатив, среди которых могла ждать только полная дезориентация и безумие. - Да! Я взял тайм-аут в этой Игре.

С Играми разобраться было просто, потому что где-то в глубине его разума хранились воспоминания об истории эволюции Сцен. Спингарн знал, что он находится не в небесном убежище. Его вытащили из аттракциона, который известен под названием Сцен. Со времени Прекращения Труда они стали убежищем для человеческой расы, полностью освободившейся от отчаянной борьбы за существование, борьбы, которая была выиграна. Работали только машины. А люди играли в Сценах.

Он - не рядовой Спингарн, а кто-то другой, обладающий обрывками воспоминаний и смутным сознанием, - участвовал в Сцен е, в безнадежной Игре. И он взял тайм-аут, чтобы получить шанс вернуться в свой собственный мир. В каком он был времени?

Затем возникли воспоминания о других Играх. Каждый раз - опасные моменты, когда он, бывший рядовой Спингарн, стартовал заново в одной из сотен Сцен, построенных человечеством, чтобы не угаснуть от безделья. До Спингарна дошло, что он находился в самой гуще событии, одно опаснее другого. Эти Игры едва не закончились для него при осаде Турне.

Спингарн вспомнил некоторые из других Игр и содрогнулся.

Но был путь вовне.

Нужно вспомнить, что ты можешь взять тайм-аут.

Когда ты произнесешь слова вслух, тебя доставят в капсулу тайм-аута.

Это была капсула тайм-аута!

И в ней был один-единственный рычаг, который позволит ему контролировать… нет, не контролировать… не то… может, манипулировать? Да! - один-единственный рычаг, который позволит манипулировать вероятностями Сцены!

Откуда я это знаю?

Спингарн не доверял своим неожиданно обретенным знаниям.

– Спингарн? - сказал он вслух. - Откуда я знаю про Сцены?

Он понял, что все ещё зовет себя Спингарном. Но лучше такое имя, чем никакого.

– Так, Спингарн, - сказал он тихо, - ты должен все продумать. Ты достаточно проницателен, чтобы воспользоваться имеющимися ключами, - до сих пор тебе все удавалось. Я имею в виду, что тебя могли очень искусно помостить на кудрявое облако с небесной музыкой. И ты бы поверил, что попал в Первозданный Рай. Арбитра могли сделать совершенно анахроничным с помощью какого-нибудь трюка с отражениями. Или, может быть, поместить сюда двух гуманоидных роботов в ночных рубашках и убедить тебя, что ты стоишь перед парой греческих философов? Тебе облегчили жизнь, Спингарн, кем бы ты ни был!

У Спингарна появилось чувство, что его время на исходе. Это чувство было при нем ещё тогда, когда он впервые услышал слабое постукивание французских кирок. Затем пришел ответ на один незаданный вопрос. Кто-то вписал в Игру Вычеркивание. В Сцене было слишком много сложностей, и распутать их можно было, только устроив ситуацию, где немногие свободные концы торчали бы наружу. У него был свободный конец.

Если бы он не начал сомневаться в точности Игры, то был бы выброшен взрывом из устья тоннеля, вылетел из красной земли с переломанными костями и затем погребен навечно в искореженном грунте. Однако кто-то слегка перепутал времена, - и Спингарн почувствовал, что смеется. Если бы огромный француз не носил выдавшие его средневековые доспехи, они погибли бы вместе.

Он посмотрел на Арбитра. Арбитра?

Тот неприветливо жужжал, и чувство времени, убегающего от него в спиральных пружинах, вернуло Спингарна в прежнее положение. Рычаг!

Должна быть какая-то команда. Это помещение, очевидно, было небольшой капсулой в Сцене, сооруженной из силовых волн, которая незаметно вставлялась в воссозданный ландшафт прошедшей эпохи. Это была прихожая в его настоящее - тоже тоннель, хотя и не такой, где он провел последние два или три месяца. И наблюдатели были не более чем машинами, которые докладывали… Арбитру тайм-аута. Спингарн шел по следу. Его крик, вызванный страхом, завел его сюда - и не в первый раз! Он начал извлекать из памяти воспоминания о других формах существования: Спингарн - голый раб, стоящий на песчаной арене, лицом к ухмыляющейся паре пигмеев; Спингарн, смытый за борт с разбитой ядрами палубы, когда старинное судно попало в ураган; Спингарн в роскошных одеяниях, рассматривающий грудь китаянки, желтую и мягкую, как масло, а потом услышавший резкие удары военного гонга, когда монголы начали атаку. И всякий раз он мог вспомнить формулу, чтобы выбраться из опасной ситуации: Я хочу выйти из Игры!

И попасть в другую.

Если только он не вспомнит - почему?

– Сканеры!

Спингарн отскочил в сторону, чтобы избежать цветных глаз. Он бросился к приборам, прежде чем зрачки снова могли поймать его в фокус. И опередил глаза.

Тогда Спингарн увидел то, что, может быть, ускользало от него раньше не один десяток раз в этой же самой капсуле пространства-времени. Вместе с реальным прыжком он совершил прыжок мысленно.

Сканеры смотрели не на него, они смотрели вместе с ним!

Спингарн - это имя сохранилось, хотя остальные отличительные черты почти исчезли, - понял, почему его перебрасывали из одной Игры в другую. Каждый раз он оказывался в самых трудных условиях, спускаясь по спирали вниз во все более глубокие и опасные Сцены. Он знал, почему серия головокружительных приключений подошла к концу.

Он содрогнулся. Его едва не вычеркнули из Сцен. Он поглядел в сканеры и увидел, что ему делать.

Его место в Игре занял другой Спингарн.

Эта древняя Сцена должна длиться непрерывно. Все участники обязаны сыграть свои роли.

И новый человек станет рядовым Спингарном. Ненадолго. Пока Спингарн не узнает, почему он - Вероятностный человек.


 Глава 3 

Шнур горел. Огромный француз в стальном костюме все ещё приближался к грязному, похожему на краба Спингарну. Оба покрыты сажей и грязью, человек в доспехах выпачкан кровью - кровью Тиллиярда, саперов и отчасти своей собственной - там, где кинжал мертвого капрала вонзился в его лодыжку.

– Это не я!

Это был не он. В тоннель забросили другую бедолагу, с помощью совсем другого тоннеля, который вел через расщелины пространства и времени и выбросил бегущего испуганного человека в красную землю Турне. Каким образом замена произошла почти без потери времени? Огонь запала продвинулся не более чем на десять футов, пока Спингарн со страхом и любопытством наблюдал, как глаза сканера в свою очередь следили за ним. Это был тот же самый запал, тот же тоннель; и та же самая атмосфера, насыщенная запахом мочи и сажей, огонь, грязь, зловоние и ужас царили вокруг. Тот же самый уставший гигант со своим грозным мечом, протянутым к незащищенному телу отчаявшегося сапера.

Прежде чем Спингарн начал действовать, он пришел ещё к одному выводу. Капсула, которой он сейчас управлял, была небольшим аномальным узлом в пространстве-времени. «Тайм-аут» обозначал именно это. Время вне времени. Небольшой трюк с его собственным временем. И прежде всего ему необходимо доказать, что он сам может выполнить такой же трюк. В те мгновения, когда он глядел на сканеры, в его разум нашли дорогу новые воспоминания - полууслышанные фразы, тонкие дискуссии, в которых он не принимал участия, запасы информации, которую ему не приходилось использовать раньше, целые разделы инструкций, которые он никогда не исследовал. Внезапно потребовалась информация, которую он хранил годами в своем другом существовании. И Спингарн понял, где находится и для чего нужна капсула.

Если ему удастся доказать, что он умеет управлять Игрой, то он сможет выйти из нее. Не раньше.

Ему надо управлять будущим нового рядового Спингарна.

А в случае неудачи?

Это он тоже знал.

Искрящееся пламя миновало напряженную фигуру, которая была так похожа на него. Пламя осветило испуганного человека - широкие, сильные плечи, длинные руки, короткое туловище, белые форменные штаны, ставшие красными от грязи и, возможно, от крови его погибших товарищей. И при свете этого примитивного орудия разрушения Спингарн мог видеть тревожное оливковое лицо гиганта. Оба они вовлечены в противоборство и полны взаимной ненависти, оба страшно боялись горящего запала. Спингарн мог видеть в их обведенных сажей глазах, что они знали об опасности, - новый рядовой Спингарн не утратил своих знаний, когда в основание его черепа была введена миниатюрная кассета памяти.

Спингарн включил приборы.

Сейчас сканеры стали его глазами. Они сообщали ему все, что происходило в Сцене, все, что могло случиться, все, что случилось до этого момента, и все мысли, действия, побуждения, чувства и надежды двух актеров. При желании Спингарн мог также прикоснуться к датчику и включить более широкий обзор - развернуть перед собой, как пульсирующую карту, всю сцену осады Турне с десятками тысяч актеров, с генералами, ворами, шлюхами и мертвецами. Он мог также скрупулезно наблюдать за одним человеком - например, за сержантом Хоком, который смотрит из-за повозки с зерном или из-за укрепления, находясь в полной безопасности, с трубкой во рту и все ещё горящим фитилем в руке. Этим фитилем он поджег запал. Довольный и ожидающий Хок, который закричит «Ура!», когда несколько сотен врагов будут подброшены на тридцать футов в воздух вместе со своими кирками и лопатами, мушкетами и гранатами, давно позеленевшими мертвецами и, вполне вероятно, человеком, который занял место Спингарна.

Он мог видеть все. Но ни он и никто другой не могли отменить того, что сделал сержант. Запал горел, планета, на которой была воссоздана осада Турне, повернулась вокруг оси на долю оборота, Хок медленно улыбнулся, гигант под землей увидел запал - и изменить все это не могли ни создатели Сцен, ни Спингарн.

Что он мог сделать?

Сколько у него времени?

У него осталось достаточно знаний рядового Спингарна. Он мог совершать элементарные арифметические действия. Толстый шнур горел медленнее в сыром воздухе тоннеля, чем снаружи. Конечно, ненамного. Для шнура такого типа примерно три секунды на ярд плюс-минус одна-две секунды на слишком плотно набитый порох или на полное сгорание яри-медянки. Любому из испуганных людей хватит времени, чтобы втоптать горящий запал в плотную, вонючую красную грязь.

Забудут ли они вражду, чтобы спастись?

И разве это имело значение!

– Лепя не касается, - сказал себе Спингарн, зная, что он пытается обмануть себя.

– Это их дело, - добавил он, вполне уверенный в обратном.

Нет. Тайм-аут означал, что ты вышел из Игры, но тебе надо гарантировать, что тот, кто занял твое место, в каком-то смысле продолжил существование. Все это пронеслось в голове Спингарна, когда он позволил своим грязным пальцам приблизиться к приборам. Еще больше мысленных цепочек заполнило его мозг, когда две сенсорные подушечки выскользнули, как серые слизняки, и коснулись ладоней. Он умел пользоваться сенсорными кнопками. В той, прошлой жизни он умел пользоваться симуляторами общих переживаний, которые впускали тебя в самые потаенные думы актеров Игры. Сейчас он знал, что чувствовал человек в доспехах; с объятым паникой разумом нового Спингарна он уже был полностью знаком. Сейчас надо внести небольшое исправление в Игру. Иначе действие будет продолжаться по предопределенному пути - так, как придумал какой-то режиссер Игры: шнур будет бешено рассыпать искры, бочонки взорвутся, француз и рядовой Спингарн погибнут ужасной смертью. Тайм-аут давал шанс выйти из непрерывной цепи событий в пределах Сцены.

Тайм-аут.

Ты говоришь «Стоп!» - и в промежутке между событиями появляется капсула; она незримо присутствует, как огромное и невидимое уравнение над Игрой. И когда тебя мягко поднимают в капсулу, кто-то занимает твое место.

Новый Спингарн - внешне похожий на тебя и, возможно, объятый той же самой ненасытностью, которая привела тебя в одну из Первобытных Сцен, - кем бы он ни был, появлялся в сложных ситуациях и вставал на твое место. Но и ему необходимо крикнуть: «Я хочу выйти!».

Спингарн наблюдал за своим двойником.

Огонь прошел мимо него, как ужасное насекомое, - зловещий блеск в зловонном, сыром, дымном тоннеле.

Никто не кричит: «Я хочу выйти!», пока находиться в Игре не становится невыносимо. Ты произнесешь эти слова - если сможешь вспомнить формулу - только в том случае, когда нет другого выхода. Сейчас Спингарн вспомнил, что видел такое же задумчивое, пристальное выражение на лицах мужчин и женщин всякий раз, когда обстоятельства становились невыносимыми. Их терзали обрывки воспоминаний, задавленных новой личностью, они отчаянно пытались найти выход из безнадежно опасной Игры.

Возможно, прошла доля секунды, пока он собирал всплывшие в памяти данные.

Тайм-аут.

Ты выбрался наружу. На время, ненадолго. И если не сможешь спасти жизнь своего заместителя, то окажешься в толпе кричащих, обезумевших актеров, которые в свою очередь требуют, чтобы им разрешили испытать судьбу в любом месте - хоть где-нибудь! - в воссозданных мирах Сцен.

Итак, необходимо гарантировать, что рядовой Спингарн останется жив.

Сейчас ты находишься позади сканеров; датчики под твоими руками ожили мыслями и впечатлениями. Спрятавшись под кожей, добираясь до главных нервных центров, они направляют информацию в мозг. И перед тобой разворачивается ситуация, в которую попали два человека. Теперь от тебя, бывший рядовой Спингарн, зависит, как использовать приборы.

Спингарн заглянул в разум француза.

Кровожадность угасала.

«Английский дезертир был прав - контрмина далеко ушла, и, если бы не золото графа, англичане уже подкапывались бы под стены главной башни… этот огонь! - его треск смущает меня, а последний из английских саперов здесь, передо мной, извивается, как раздавленная змея! Проклятый шнур! Один удар, и все будет кончено! Один удар, и запал перерезан, но их минер спасется и приведет других проклятых англичан! Я совершил такой подвиг! Я, де Фруле, в одиночку уничтожил целую галерею, полную английских кротов! Еще несколько шагов, и я убью последнего… но он уползает прочь… а огонь приближается!».

Разумом гиганта овладела нерешительность. Игра крепко держала его: он знал свою роль, и хотя мог изменить детали, конец данной Сцены не мог быть изменен. По крайней мере не им. Игра требовала, чтобы тоннель был взорван вместе с актерами, которые уже были вычеркнуты. Л что с новым рядовым Спингарном?

Огонь добрался почти до ног человека в доспехах.

Огонь успел продвинуться на фут, пока Спингарн анализировал состояние нового Спингарна: бессильная ярость; подавляющий страх; неясный намек на замешательство. Кассета, которая была вставлена в основание его черепа, создала новую личность; и, как ни странно, прилив сексуального влечения - возможно, отзвук предыдущей роли этого человека в той Игре, которую он только что покинул. Но новый рядовой сапер уже вычислил вероятности Игры.

Спингарн увидел, что гигант-француз принял решение и направился за славой. Он сильно устал и был ослеплен погоней. Он хотел своими руками уничтожить всех врагов. Спингарн понял, что перед ним неистовый психопат, который не захочет вовремя остановиться.

– Ну а теперь, - сказал Спингарн, который наконец сумел принять решение, - давайте строго придерживаться правил.

Он позволил своим пальцам прикоснуться к приборам.

Выбор сделан в пользу нового Спингарна.

Спингарн обнаружил умение в своих руках, когда датчики проворно исполнили его решение. Он чувствовал странное возбуждение, управляя могучими силами, вырывавшимися из капсулы в реальный мир.

Гигант собрался с последними силами.

Новый Спингарн прервал свой безумный бег на четвереньках.

Огонь разбрасывал искры и светился всего в ярде позади француза.

Спингарн действовал внутри капсулы тайм-аута. Он подвел к датчикам энергию, и новый рядовой сапер прыгнул. Почти сразу же он закричал от дикой боли.

Спингарн на мгновение почувствовал жалость к кричавшему от боли саперу. Но решение надо выполнять. Если его вмешательство в Игру будет успешным, направляемый компьютером курс сможет продолжаться, и, что более важно, его заместитель, хотя ему придется туго, останется в живых.

После этого Спингарн обратил свое внимание на более важную проблему управления будущими событиями Игры - так, чтобы новый рядовой сапер мог выполнить роль, которую сам Спингарн играл в воссозданной осаде Турне.

Спингарн наблюдал, творил и чувствовал хладнокровное возбуждение.

– Хорошо сделано, - раздался голос за его спиной.

Спингарн удивленно произнес вслух:

– Я, кажется, молчал.

– Нет, - снова произнес бархатистый голос. - Это я. Спингарн повернулся. Воспоминания нахлынули потоком.

– Арбитр, - сказал Спингарн. - Ты - Арбитр.


 Глава 4 

Как все роботы одного из наивысших уровней, Арбитр был похож на человека. Невероятно, но роботы гордились своим обликом. Они совсем не пытались достичь полного сходства с людьми. Наоборот, они подчеркивали свою механическую природу. В определенных пределах робот может сам сделать себе тело.

Некоторые из них развили известную утонченность, применяя металл или пластик. Кое-кто был склонен использовать мягкий черный материал, маслянистый, как патока, а другой мог предпочесть прочный металлический корпус, как у обычных роботов. Спингарн смутно помнил модное среди автоматов высокого уровня зеленое, похожее па нефрит, вещество, привезенное в галактику на каком-то межгалактическом корабле, блуждавшем по космосу миллион лет. Роботы нашли это вещество в груде обломков и выяснили его свойства. Шлем из такого материала был восхитительным, полупрозрачным и казался совсем неземным. Люди тоже начали его использовать. Но этот робот сделал себе внешнюю обшивку из золотисто-красной ткани с блестящими украшениями.

– Мне нравится твое одеяние, - сказал Спингарн. - Ты сам изобрел?

– Конечно! Я взял… - начал робот и остановился. - Пока что вы - нулевая личность! Как Арбитр, я приказываю вам оставаться в капсуле тайм-аута!

Спингарн больше не пытался льстить роботу.

– Но я не дал погибнуть моему заместителю!

– Тем не менее, сэр, вы не удержали вероятность в пределах Законов Функции Вероятности Сцен. Официально вы все ещё находитесь в Первобытной Сцене Семнадцатого Века.

– Восемнадцатого.

– Сэр?

Спорить с ним было бессмысленно. Пока не будут упорядочены факторы вероятности в той Игре, где новый рядовой Спингарн мог выжить или погибнуть, робот не позволит ему уйти. Он не позволит задавать вопросы, которые помогут Спингарну нащупать связь с жизнью, из которой он пришел. И не даст ответ на вопрос «кто?», который беспокоил Спингарна больше, чем все остальное.

Ненадолго он станет нулевой личностью, как сказал робот. В пресыщенной галактике, где известны только два способа жизни - либо ты участвовал в Сценах и испытывал судьбу, либо ты строил Сцены, - он был никем. Он находился в тюрьме, вне пространства-времени остальной галактики, пока Арбитр тайм-аута не удостоверится, что человек, занявший его место, не нарушит тонкий баланс неопределенности и вероятности в Первобытной Сцен е.

Надо замкнуть петлю тайм-аута, прежде чем вернуться в свое время и начать поиск ответов.

– Восемнадцатый век, - сказал Спингарн. - Ранняя Механическая Эра.

– Спасибо, сэр.

Робот был эгоцентричным, тщеславным и обидчивым. Его нужно успокоить.

– Хочу отметить высокую чувствительность датчиков. Я бы сказал, что мог находиться в полном контакте с главными действующими лицами Игры.

– Этого все пытаются достичь.

Они должны быть такими: механизмами со встроенным чувством меры, которые в состоянии оценить шансы бедняги, призывающего спасти его. Своей способностью сравнивать одну неопределенность с другой роботы очень похожи на женщин.

Спингарн продолжил разговор:

– Я подумал, что ты точно оцениваешь каждое мгновение. Знаю, что ты, автомат высокого уровня, умеешь тонко направлять события, по дать мне тайм-аут точно в нужный момент! Вот настоящее мастерство!

– Вы правильно произнесли формулу.

– Но ты мог бы проигнорировать её - если нарушены требования Игры и все такое?

– Ну, на самом деле нет. Нам позволена независимость в некоторых пределах, но только не в случае успешных требований тайм-аута. Позвольте мне объяснить.

И он стал объяснять. Спингарн едва терпел. Робот разглагольствовал о различии между простым вызовом выхода из Игры, когда субъект («Я!» - прорычал Спингарн про себя) полностью владеет своими способностями, и мычанием, вырванным чистым случаем изо рта какого-нибудь бедняги. В его случае робот произвел что-то вроде судебного разбирательства, рассматривая процесс постепенного понимания рядовым Спингарном того, что он находится не на своем месте. Робот долго рассуждал, а затем стал вспоминать анекдоты.

«К чему все это?» - спросил себя Спингарн, пока слушал о трех людях-ослах, которые включили четыре отдельные капсулы тайм-аута, всего лишь имитируя крик осла, который они должны были издавать по роли.

Его собственная подавленная личность все отчетливее всплывала в памяти. он мог вспомнить разговоры про капсулы тайм-аута с другими людьми. И тогда как раз пришел ответ: операторов-роботов нужно терпеть, потому что они сами поддерживают свое существование. Опи жили в небольшом секторе Игры и управляли всем набором действующих лиц, работая с тонкими нитями обстоятельств и соотнося их с широкой программой, выдуманной сценаристами; только они могли на протяжении долгих лет вести записи, кодировать, соотносить, давать перекрестные ссылки и, как сейчас, удалять участника из Игры.

– Вы очень добры ко мне, - заверил робот Спингарна, когда тот упомянул о когда-то слышанных им отчетах о Сценах. - Конечно, все вполне верно. Поскольку мы - мета-роботы, как мы себя называем, - предназначены для управления капсулами тайм-аута в этой Сцене, не было пи единого случая, когда пришлось бы обращаться за помощью в Управление по борьбе с катастрофами. Ни единого.

– Я не знаю, как бы Сцены работали без вас.

– Я тоже не знаю!

– Ваша работа блестяща. Робот благодарно привстал.

– Как вы добры!

Спингарн положил руку на его тощие плечи. Робот был почти на полметра выше его. Красновато-золотистый материал дрожал, как будто жил своей жизнью. «Вполне возможно», - подумал Спингарн. В его мозгу пронеслись обрывки воспоминаний о существах, которые населяли микромиры сектора ZI-68. Они изобретали миниатюрные устройства для гуманоидных роботов, пока их не остановили. Но дрожь своей руки он контролировал. Ему была совершенно необходима помощь тщеславного робота.

– Между нами говоря, ты не думаешь, что мы бы могли вместе работать, чтобы изменить Игру?

– Я не вижу, как… - начал робот. - Вы ставите меня в крайне неудобное положение…

Но он позволил отвести себя к стенду сканеров. И когда Спингарн почувствовал под ладонями нетерпеливые сенсорные подушки, робот сел в командирское кресло рядом с ним.

– А теперь, - сказал Спингарн, - я в твоих руках. Давай приведем в порядок нашу маленькую Игру, а?

– Я не уверен, что мне позволено…

– Я не прошу помощи! - воскликнул Спингарн. - Я знаю, что должен самостоятельно привести Игру в порядок - вывести этот персонаж с опасного пути, не нарушив линию действия! Я знаю, что Закон Сцен не позволяет использовать роботов. Но, черт возьми, ты не робот! Ты - Арбитр тайм-аута! И я не прошу помощи - я просто приглашаю старого друга посидеть рядом, пока я не разберусь с ситуацией!

– Если так…

– Да! И немедленно.

Спингарн позволил своим рукам выполнить работу, которой они были обучены: хитроумное, инстинктивное перемешивание вероятностей и физических событий - именно благодаря ей он стал таким многообещающим режиссером Игр!

Да! Он был режиссером Игр!

Так зачем ему нужен робот, сидящий рядом?

– Я мог бы упомянуть некоторые из существенных возможностей, не нарушая Закона Сцен, - сказал робот, - У меня есть своп источники, сэр.

Спингарн вспомнил. Арбитры имели доступ к большим компьютерам. Эти компьютеры воздвигали Сцены; только они могли отобрать фантастическое количество деталей, необходимых, чтобы миллионы людей могли повторно принять участие в уже совершившихся исторических событиях. Оп, Спингарн (почему бы не взять это древнее имя!), мог использовать огромную память тщеславного Арбитра, Затем, возможно, ему удастся узнать то, что он, бывший режиссер Игр, делал в Сценах.

И почему он знал, что может называть себя Вероятностным человеком?

– Очень удачная мысль, - похвалил Спингарн. Робот затрепетал от удовольствия.

– Мы… вы… вы могли бы… без сомнения, вы уже подумали… я имею в виду…

– Продолжай. Это здорово, - сказал Спингарн.

– Сэр, если вы посмотрите на высокий уровень неопределенности здесь - и функцию вероятности, у которой максимум вот тут - и если мы используем координаты, примененные вами в самом начале…

Спингарн наблюдал за постепенным подъемом изменяющихся кривых вероятности, восхищаясь потоком сверкающих диаграмм. Миллионы крохотных сообщений электрическим током мчались в огромных механизмах, решая задачу. Наконец Спингарн вздохнул с облегчением.

– Великолепно, - произнес он. Робот улыбнулся.


 Глава 5 

Они внимательно изучили показания датчиков.

Спингарн следил за докладом нового рядового Спингарна сержанту Хоку. Он обливался потом во время маневров, проводившихся в сложных условиях могущественными силами внутри капсулы тайм-аута, и настолько переживал за своего заместителя, что закричал от боли, когда раскаленный добела запал обжег его грудь. Робот глядел так, как будто чувствовал ко всему отвращение. Но дело сделано, и сержант Хок был почти доволен.

– Прошу прощения, сержант, - твердо сказал хорошо знакомый голос - даже голос похож! - Докладывает рядовой Спингарн, сержант! В тоннеле творилось черт знает что, и все наши погибли. На пас набросились французы и доспехах, с вашего позволения! Глаза бы мои итого по видели, сержант, - а у меня только мушкет. Стреляю раз, второй, третий, а пули лишь вмятины делают в его нагрудной пластине. А голландец мертв, и бедный дурачок Джек Смайли тоже, и храбрый капрал Тиллиярд. Да, сержант Хок, гигант прирезал обоих саперов, они плавают в луже крови, а я ослеп от дыма и чада светильников. Да, я буду рассказывать покороче, если вы хотите, сержант, но все это - истинная правда от первого до последнего слова. Видите кровь французов на тех лохмотьях, что остались от моих штанов? Что мне было делать, сержант? Ну, и шпур горел - длинный и толстый промасленный шнур. Да, я стараюсь покороче, сержант! Капрал Тиллиярд? Я не сказал, что он потерял штык и остался безоружным? Да? Что он сделал, сержант! Пока я стоял, он вцепился в лодыжку француза зубами! Тот был в броне с головы до ног, и только пятки у него не были защищены! И капрал грыз его, прямо как нильский крокодил. А из меня лилась кровь. Я продолжу, если вы позволите, сержант, и расскажу обо всем остальном. И клянусь своей кровью, сколько её у меня осталось, клянусь… головой нашей светлой королевы - я стараюсь покороче, сержант! Да? Ну, я кинулся на ногу француза и стал грызть её зубами, - слава Богу, что у меня острые клыки! И француз свалился! Он так устал, что его вместе с тяжелыми доспехами мог свалить даже ребенок! Стальные латы времен короля Гарольда или, может быть, одного из Семи Рыцарей Христианского Мира! А запал? Смотрите!

Спингарн почувствовал шок, снова пережив боль.

Робот поднялся.

– Я вспомнил очень интересную ситуацию в одной из Сцен Парового Века, - начал он. Но Спингарн все ещё смотрел на шар, на котором показывался во всех подробностях разговор рядового Спингарна и сержанта Хока, не склонного ему верить.

– Посмотрите! - произнес голос, очень похожий на голос Спингарна. - Он лежал, его меч отлетел в сторону, а я не мог выбраться из-под его ноги. Сержант, одна его нога была такой же тяжелой, как все ваше тело! Фантастика! Смотрите, какая у меня страшная рана! Клянусь Богом, вы думаете, я сам себя обжег, чтобы было оправдание?! Извините, сержант, за мою горячность. Я уважаю ваше звание, сержант, но не хочу, чтобы меня считали лжецом. Продолжать, сержант? Хорошо. Пламя само погасло, оказавшись между грязью и моей голой грудью, а затем я прикончил врага его же мечом. Но, сержант, я понял, что другие французы последуют за своим доблестным рыцарем, и снова поджег запал. Нет, сержант, не трутом. Мертвый гигант был сапером, и в его кисете я нашел не только средства, чтобы добыть огонь, но и ещё немного фитиля. Я от природы ловкий человек - плавал на корабле Ее Величества «Арктур», сержант, и привык обращаться с различными устройствами. Я прикрепил фитиль к шнуру, выбрался из тоннеля и тут же пришел доложить вам, сержант.

Сержант боролся с недоверием.

Спингарн ухмыльнулся, глядя на прыщавое лицо с носом-бутылкой.

Сержанта Хока можно было понять. Ему рассказали такую невероятную историю о подземных убийствах в узких, тесных галереях и тоннелях под полями Турне, о доблести и ярости, об отваге и верности долгу, которую не рассказывал ни один сапер за всю историю войн с французами.

– Как скучно мусолить одно и то же, - сказал робот. Он посмотрел на Спингарна, по тот едва заметил тонкий укол. Для Арбитра это была всего лишь очередная трудная задача, тогда как для Спингарна - вопрос жизни и смерти. Его место занял новый рядовой Спингарн.

Он испытывал чувство гордости, слушая, как новый Спингарн отвечает сержанту Хоку. Этот человек, из какой бы Сцены он ни пришел, обладал сильным характером. Он просто кипел от ярости, пока сержант стоял в нерешительности.

– И ты пришел доложить мне, - произнес сержант Хок.

– Да, сержант.

– Полагаю, что лучше нам отправиться к капитану.

– В свое время, сержант.

– Но сперва я бы хотел поглядеть на твоего паладина в стальных доспехах.

– Не советую, сержант Хок.

– Что?

– Я предложил бы, чтобы мы остались здесь за валом, сержант.

– Неужели?

Робот, наблюдающий без всякого интереса за датчиками, потерял терпение. В интерьере капсулы события, разворачивающиеся в Первобытной Сцене, казались слишком далекими. Но не для Спингарна. Он глядел на мрачное лицо сержанта - закаленное непогодой, покрытое шрамами, но его глаза были настороженными. Автомат прервал раздраженно:

– Какая скука! Гораздо интереснее обсудить замечательную военную хитрость, которую я использовал, чтобы предотвратить катастрофу в одной из войн Парового Века, - это было очень тонко!

Спингарну робот двадцать девятого века и жужжащие машины казались далекими.

– Потом.

Сержант Хок. Спингарн вспомнил единственную навязчивую идею старого вояки - взрывать французов. Робот заметил, что его не слушают.

– Я обнаружил постоянное усиление личной заинтересованности, что определенно противоречит строгой интерпретации правил тайм-аута. Я не уверен, что вы готовы вернуться в Управление Сцен.

– Потом!

Он не обратил внимания на предупреждение. Вряд ли доклад робота мог сейчас причинить ему вред. Он соверши и хитроумный маневр с вероятностью.

Новый рядовой сапер Спингарн немедленно реагировал па слабые сигналы датчиков. Принимать и фильтровать направленные импульсы человека именно таким способом предложил робот. Затем, когда у нового Спингарна возникло желание прыгнуть на француза, и он так и поступил, робот предложил, чтобы он схватил запал. Тогда вероятности впишутся в Кривую Вероятности, и человек сможет принять решение.

И это сработало!

Но сейчас Спингарн решил понаблюдать за финалом происходящего. Он хотел видеть, как новый рядовой сапер убедит сержанта, что французов побили в их же Игре.

Хок достал из ранца флягу с местным вином.

Все могло пойти неправильно!

Если у сержанта будет время выпить…

Хок спрятался за земляной вал, когда рядовой Спингарн бросился прочь от вздымающейся земли.

Огромное и тяжелое облако красной глины поднялось в теплый воздух. Рядовой Спингарн смотрел на него, усмехаясь. Лицо Хока было измазано мокрой красной глиной.

Тяжелое облако зависло па мгновение. Спингарн мог ясно разглядеть в нем переломанные тела сотен французов, все ещё продолжавших бороться с ужасной судьбой. Хок заорал «Ура! Ура!» своим хриплым, пропитым голосом.

– Вон он! - закричал восхищенный сапер из-за вала. - Вон он, сержант! Видите его?

Спингарн тоже мог его видеть из капсулы тайм-аута.

Датчики мгновенно настроились на ужасное зрелище.

Как рыба, показавшаяся на долю секунды из мутной лужи, француз в стальных доспехах взлетел вверх и исчез из виду.

Хок взял флягу, размазал рукой грязь на своем лице.

– Боже! - сказал он. - Черт меня побери, рядовой Спингарн!

Он протянул флягу рядовому.

– Боже! - повторил он.

Спингарн приказал Сцен е исчезнуть.

К этому времени робот вышел из себя.

– Как жаль, что кое-кто из тех, кто берет тайм-аут, не обладает инстинктом цивилизованных существ, - фыркнул он.

– Я сделал это, - прошептал Спингарн. - Но для чего?

Затем он сказал роботу:

– Конечно, ты прав. Мы слишком привязаны к ролям, которые играем в Сценах. - Робот был Спингарну нужен, потому что мог отправить доклад о том, как он справился с ситуацией. Спингарн оставил свои сомнения о неясном будущем и попытался успокоить возбужденные электронные чувства робота. И он нашел способ. Тщеславие, самодовольство, болтливость - ему придется смириться с этим.

– Я полагаю, что тебе тоже приходилось сталкиваться с одной-двумя интересными проблемами такого

– Ах! - сказал робот. - Если бы только вы, режиссеры Игр, - Спингарн почувствовал прилив возбуждения - он понял, что его смутные воспоминания подтвердились. - если бы только вы знали наши проблемы! Всего месяц назад мне пришлось вмешаться в небольшой неприятный конфликт в Раннем Паровом Веке. Дело в том, что племя людей, называемых французами, хотело завладеть территорией соседнего племени. И в то же самое время на острове под названием Корсика…


 Глава 6 

Переход из капсулы тайм-аута был совершен с такой ловкостью, - что Спингарн едва его заметил. Капсула была прицеплена к одному из больших кораблей, которые привозили новых исполнителей для Сцены и забирали тех, кто был выбран на короткий срок. В корабле капсулу укрепили в одной из анабиозных ячеек, и Спингарна мягко опустили в серую вязкую жидкость на высокоскоростном ложе. Следующие сто часов он провел в глубоком сне. Его сны регулировались автоматическим датчиком, расположенным над ванной с серой кашеобразной массой, в которой он плавал. Он не знал ничего о запутанном путешествии через Центр Управления Сцен ами.

Спингарн пришел в сознание на шезлонге в своем собственном кабинете.

Удивительно неприятная, но в то же время красивая девушка с широко расставленными глубокими ярко-синими глазами и приземистой фигурой, которой почему-то удалось избежать перестройки тела, смотрела на него с любовью и ненавистью.

– Подонок! - произнесла она. - Грязный предатель!

– Ничего себе, - сказал Спингарн, вообще перестав что-либо понимать. - Я?

– Ты!

– Ах, оставь его, Этель, - произнес другой женский голос. - Ведь он не знает ни тебя, пи меня, ни где находится.

– Ни кто такой, - заметил Спингарн.

– Он бросил меня! - простонала Этель. - Бросил и ушел один! Ты дал мне обещание, лживая свинья!

– Потише, Этель, - вмешалась другая женщина. Спингарн увидел высокую элегантную женщину средних лет. Она была в экстравагантной голубой одежде с множеством сверкающих огоньков, которые бренчали и звенели, когда она приближалась к нему. - Ты не знаешь нас, правда, дорогой?

– Вы мои ассистентки, - предположил Спингарн.

– Хорошо, - одобрила элегантная женщина. - Наш блудный сын ещё не совсем растерял свои мозги. Правда, дорогой?

– Ты сказал, что возьмешь меня в Первобытную Сцену и что мы будем работать там вместе, чтобы ты смог выбраться, - ты сказал…

– Тихо! - внезапно рявкнул Спингарн.

– Ты не изменился, - заметила элегантная женщина. - А теперь спроси, кто ты такой.

Спингарн оглядел её и девушку, которая все ещё была настроена враждебно. Ее приземистая фигура приняла такую позу, как будто она приготовилась броситься на него. «Что я сделал ей?» - спросил он себя.

В старшей женщине нет такой враждебности, она смирилась с его присутствием. Казалось даже, что ей нравится поддразнивать его.

– Так кто я? - спросил Спингарн.

– Ты - Вероятностный человек, - ответила женщина. - Верно, Этель?

– И он даже не знает меня! - продолжала хныкать Этель. - Он забыл меня!

– Я же говорила, - успокаивала её старшая женщина. - Посуди сама, откуда он может тебя знать? Он не знает даже, кто он сам. Правда?

– Я - режиссер Игр, - уверенно заявил Спингарн.

Беспорядочные воспоминания проносились в его мозгу. Девушка. Некрасивая девушка с большим утиным носом и приземистой фигурой, которую нужно было исправить ещё много лет назад. Она играла какую-то роль в его жизни и имела отношение к событиям, которые привели к тому, что он попал в Сцены.

– Ну-ну! - произнесла ободряюще старшая женщина. - А ты знаешь, где сейчас находишься?

Спингарн осмотрелся вокруг. Его мысли прояснились. Может быть, все произошло за те долгие часы, пока он находился в состоянии анабиоза? Он знал, где находится.

– Это мой кабинет.

– Но в таком случае ты помнишь меня, правда? - умоляюще произнесла девушка. - Ты же обещал! Мне пришлось сказать, что я больна! Я не могла работать с другими режиссерами Игр! Мне пришлось отправиться в трехмесячную поездку в одну из ужасных Сцен Кентаврианских Войн - меня сделали ритуальной прислужницей v Верховного Воина! А головорезы-гвардейцы! Компьютеры сказали, что я должна туда идти, и больше они ничего не могли мне предложить!

– Скажите, почему я - Вероятностный человек? - спросил Спингарн.

– Нет! - твердо ответила старшая женщина. - Директор ясно выразился на этот счет: «Когда вернется Спингарн, - между прочим, мы будем называть тебя так, - пусть он получит сюрприз». Если не хочешь неприятностей, то лучше молчи, Этель.

– Мы не можем даже предупредить его об изменившихся хромосомах Директора?

– Нет! Ни слова!

– Но его пошлют на Талискер без единого…

– Этель!

– Ах! - огорченно воскликнула Этель. - Вот я и проговорилась. Спингарн, ты будешь знать о вероятностях, но пока ещё рано говорить о них!

– Бедная девочка, ты пропала! - сказала старшая женщина. Она улыбнулась Спингарну. - Мы должны успокаивать тебя, пока Директор не захочет тебя видеть. Если ты попытаешься сбежать, сети безопасности поймают тебя. Мы можем сказать лишь немногое. Если хочешь, мы уйдем. Но до завтра ты больше никого не увидишь - только меня и Этель. - Ее поразила мысль: - Мне говорили, что ты окажешься в знакомом окружении, среди людей, которых знаешь. Это помогает?

В предыдущие две-три минуты Спингарн находился в шоке. С того момента, как было произнесено первое слово, он испытывал беспокойство, скорее даже страх. Талискер… Слово означало нечто огромное и важное в прошлом, что изменило все его существование. Но с одним только названием не пришло никаких воспоминаний. Оно ничего не значило для него - было таким же нулем, как и он сам - нулевой личностью.

Нулевой личностью с пулевым, но ужасным прошлым.

Обе женщины наблюдали за Спингарном, пока он осматривал свой кабинет. Слуга - робот низшего уровня - суетился у груды записей, вычищал архивы. Его отсекали от прошлого.

Спингарн был безымянным режиссером Игр. И он удостоен внимания двух ассистенток - совсем неплохо, если учесть нехватку людей, желающих и способных работав над Играми, без которых не могли существовать Сцен ы. Кто-то дал ему полную свободу при выборе обстановки кабинета, поскольку его слегка безумная роскошь была слишком непривычной для вкусов двадцать девятого пека.

– Это я сделал?

Конечно, он. В другой жизни - до того, как вошел в Сцены, - он создал панораму, которая украшала стены помещения. Холодные блестящие сенсорные проекции создавали сверхъестественно точное изображение гипнотических Хрустальных Миров. он видел тусклую туманность, в центре которой находились древние планеты, крошечные звезды, превращающиеся в сверкающие сверхновые. Наблюдал, как фрагменты таинственных предметов из Хрустальных Миров, которые составляли часть обстановки, вызывают ряд невероятно далеких воспоминаний ею обновленной личности. Он как бы проникал мысленно через наследственную память самого времени в начало жизни.

Каким он был человеком, если создал такое!

Этот огромный кабинет - странный мавзолей других миров, с его позолоченными шезлонгами, вычислительными машинами, группой роботов с пустыми лицами, ожидающих, когда он прикажет им ожить.

– По крайней мере объясните мне: кто я? - спросил Спингарн у женщин.

– Если я так сделаю, дорогой, ты будешь знать все, - ответила старшая женщина. - Спроси Этель, что с ней случилось, когда она помогла тебе в тот раз!

– В тот раз?

– Когда ты сделал себя Вероятностным человеком, - сказала Этель.

Спингарн был готов лопнуть от злости. Столько всего случилось с тех пор, как он произнес ту магическую фразу, которая спасла его из сырого тоннеля, что он совсем запутался и почти смирился с судьбой, которую предопределил для него его собственный век. он чувствовал приступ гнела.

– Спокойно! - промолвила старшая женщина. - Мне говорили, что ты способен взорваться, - но разве не видишь, что это бессмысленно? Скоро все узнаешь, Спингарн. Расслабься и наслаждайся, пока можешь!

В её словах послышалась угроза. Спингарн стал вспоминать защитные приспособления, которые знал когда-то. Он огляделся. Они должны находиться в потолке, в арматуре и в полу: змеевиковые замораживатели разума, анестезирующие распылители, маленькие гравитационные ловушки и прочая аппаратура секции безопасности. он опустился на кушетку.

– Хочешь, я расскажу, как они поступили со мной? - предложила старшая женщина. - Это поможет провести время. Ты знаешь, что все мы, конечно, восхищались тобой, и когда настал час возмездия, я предупредила Этель. Все, что я сделала, - просто шепнула Этель словечко. Но меня выгнали из Центра Сцен на шесть месяцев. - Она тихо засмеялась. - Сейчас забавно оглядываться назад, но тогда ничего забавного не было. Меня забросили во Второй Ледниковый Период! Боже мой, что я испытала! Меня поймал человек по имени Огли или что-то в таком роде. У него была идея перейти через перевалы в Северную Африку или то, что от неё осталось. В те дни никто но имел понятия, как надо обращаться с женщинами. Мне пришлось тащить тонну протухшего сушеного мяса тысячу миль по самой ужасной стране, какую я когда-нибудь видела! А когда вернулась, меня приставили к этому психу Марвеллу, - по ты ведь не помнишь его?

– Нет.

Женщина не вызывала симпатии.

– Все из-за того типа путешествий, который ты выбрал. После того как ты побывал в дюжине Сцен, быстро добиваясь успеха, твоя старая личность начала исчезать. И сейчас ты совсем не тот человек, каким мы знали тебя раньше.

Спингарн был почти доволен. Женщина права, и он сказал ей об этом.

– И ты не хочешь объяснить, каким человеком я был, правда? - добавил он.

– Ты был ублюдком. - ответила Этель убежденно. - Первоклассным специалистом и бессердечным ублюдком.

– Этель права, - добавила другая женщина. - Но я должна заметить, что с тобой нам никогда не приходилось скучать. Мы либо мчались куда-то с Симуляторами Игр, либо летели к далеким звездным системам, чтобы проверить какую-нибудь дополнительную информацию.

Этель взглянула на него чуть ли не с благоговением.

– Пока ты не дошел до случайного…

– Этель!

– Я не собираюсь ничего говорить ему!

– Тогда будь осторожна. Произнесешь ещё хоть слово, и тебя вернут к Верховному Воину, а меня, наверное, к Огли!

– Хорошо. Пока ты не начал возиться с этой вероятностной вещью, ты был многообещающим режиссером Игр. Все хотели попасть в созданные тобой Сцены. Но ты постоянно пытался сделать что-нибудь новое - ты, неосторожный ублюдок!

– Если бы ты занимался только обычными Сценами… - проговорила другая женщина.

– А чем я занимался?

– Нет, - ответила она. - больше мы тебе ничего не скажем. Пойдем, девочка. Здесь ты не добьешься ничего, кроме неприятностей.

Спингарн сделал ещё одну попытку.

– Талискер, - произнес он. - Что такое Талискер? Обе женщины побледнели.

– Ты не должна была ничего говорить! - упрекнула старшая женщина Отель.

– Но ему остался всего один день! Его не должны послать без предупреждения!

– Не пошлют, - успокоила её старшая женщина. - Но Директор хочет сделать все по-своему.

В их словах Спингарн не улавливал смысла, но вполне реальное чувство опасности осталось. Талискер. Сейчас он был уверен, что это - самое главное в его теперешней ситуации. Медленно всплыло воспоминание о Талискере - странной, мрачной и пустынной древней планете.

Затем произошли одновременно два события.

– Я стал Вероятностным человеком на Талискере? - догадался Спингарн.

– Нет! - закричала старшая женщина. - Я ничего но говорила!

Что-то острое ударило Спингарна между глаз. Несколько секунд он ещё находился в сознании. В те мгновения, пока аппарат безопасности усыплял его, он увидел, что Этель жестами что-то приказывает роботам-слугам. Но их смысла он не понял.

Ему снилось, что он снова находится в тоннеле под Турне.


 Глава 7 

Спингарн проспал почти семь часов.

Комната была залита ярким солнечным светом, проникавшим через широкие зазоры между великолепными, быстро сменяющимися панорамами на стенах. Роботы-слуги пришли в движение, как только он пошевелился. Не считая роботов, он был один. Спингарн улыбнулся при воспоминании о том, как его встретили женщины. Но улыбка мгновенно исчезла, когда он вспомнил их полное нежелание открыть ему правду о его бывшей личности.

– Этель приказала мне стереть сдерживающую программу, после того как я сообщу вам, - прожужжал миниатюрный автомат.

Спингарн узнал его - машину низшего уровня, которая объявляла о посетителях.

– Сообщишь мне - что?

– Нас слышат другие.

Что верно, то верно. Робот-секретарь, держащий чашку с кофе, робот-парикмахер и шипящая машина, готовившая яичницу с беконом, все застыли в характерной для роботов заинтересованной позе. Таким способом они собирали информацию и отправляли в большие компьютеры, которые в свою очередь передавали её огромным машинам, создававшим Сцены.

В мозгу Спингарна пробудилось неясное воспоминание о предательстве. Затем появились вопросы. Его прежняя личность была ещё подавлена, но необходимость все выяснить стала совершенно очевидной. Рядовой Спингарн удовлетворял свое любопытство в погоне за технической эффективностью и насильственными действиями. Спингарн понял это в момент пробуждения. Его прежняя личность обладала безграничной энергией, направленной на то, чтобы собирать сведения об использовании Сцен. Слова слуги-робота вызвали смутное воспоминание о предательстве.

– Отключи все рецепторные цепи на пять минут, - приказал Спингарн.

Машины начали падать па пол. Внутри их фарфоровых корпусов отключались источники питания, и они больше не могли пи слышать, ни видеть, - Спингарн представил себе их разочарование. Даже машины низшего уровня гордились своими, хотя и ограниченными, интеллектуальными способностями. Машины высшего уровня относились к ним с презрением, но тем не менее признавали их пользу.

– Продолжай.

– Этель сказала, что вас отправят назад в Сцены Талискера.

И тогда весь мир Спингарна обрушился па пего.

Сцены Талискера!

Его охватила огненная вспышка: воспоминания требовали внимания. Их было так много, что он метался, как эпилептик.

Талискер!

Пустынная, мрачная планета в глубинах космоса на самом краю Галактики!

– Назад на Талискер! - прошептал Спингарн. - Назад па Талискер!

Теперь он понял, почему Арбитр тайм-аута так тщательно придерживался Закона Сцен. Он знал, что если Спингарн решит проблему той Игры под Турне, то получит право вернуться па странную планету, где были сооружены первые из всех Сцен.

Все Сцен ы начинались на Талискере. Планета была выбрана за её удаленность, чтобы новый способ существования человечества можно было испытывать несколько десятилетий, по открывая секрета. Но все произошло почти тысячу лет назад!

Теперь на Талпскере остались один руины. Их охраняли, как музейный экспонат, но никто не посещал планету. Только пыльные остатки сотен Сцен напоминали о присутствии человека. Талискер был планетой призраков, страшных воспоминании и отчаяния.

И там лежала связь между режиссером Игр, которым Спингарн был в предыдущей жизни, и странной фразой, промелькнувшей в его мозгу, когда его извлекли из красной земли Турне.

Вероятностный человек. И Талискер.

Мерцающая комната, полная света и странного сияния, как будто потемнела. Даже маленькие роботы-слуги приняли странный облик. Тихие и неподвижные, они производили впечатление отчаявшихся деформированных гномов, которые терпеливо ожидали возможности пробудиться к жизни. Мысль о серой планете, которую он знал в другой жизни, окутала кабинет глубоким мраком.

Сцены Талискера!

Чем они были для прежней личности Спингарна?

– Говори!

– Что говорить? Я не мою посуду. Я - глашатай. Я объявляю: «К вам режиссер Игр» или «Пришла Этель с отчетами о слиянии клеток». Освободите меня от другой работы, будьте добры.

– Слияние клеток?

Спингарн отвлекся. В его мозгу всплывали другие воспоминания. Отбросив их, он обратился к маленькому роботу.

– Этель приказала тебе предупредить меня насчет Талискера.

Маленький аппарат пурпурного цвета, похожий па насекомое, покачиваясь, бочком отошел в сторону.

– Так что про Талискер?

– Мне было велено включить стирающие устройства! - проскрипел робот.

– Ио ты знаешь что-то про Талискер, про Этель и слияние клеток?

– Нет!

Остальные машины оставались неподвижными.

– Ты знаешь больше, чем говоришь, - мягко произнес Спингарн.

– Нет!

– Дефективный, я полагаю, - сказал Спингарн. - Дефективный робот. Видимо, не прошел осмотр. Пора его выкидывать.

– Нет!

Машину охватил ужас. Ее антенны дрожали, и Спингарн увидел, что начинается электронный коллапс: роботы низшего уровня боялись гибели почти так же, как люди. Когда их грозили отправить на свалку, у них нарушатся баланс электрических цепей, что внешне выражалось самым причудливым образом. Голос маленького робота-глашатая стал невнятным. Он царапал по полу сотней чувствительных щупалец. Его сенсорные антенны извивались и трещали, по-своему выражая страх. Одной угрозы оказалось достаточно.

– Мне известно лишь немногое - у меня отключены электрические цепи! Их полностью вычистили, но забыли про дополнительную цепь, включенную случайно, и я помню кое-что…

– Говори про Талискер.

– Про него все начисто стерто! Женщины сами позаботились об этом - у всех роботов цепи вычищены не один раз!

– И у тебя тоже?

– Да. Первые три дня мы не могли найти путь в ваш кабинет!

– Говори про Талискер!

– Кошмарная планета!

– Я знаю.

– Ужасная!

– Что еще?

– Кошмар - то, что вы делали со слиянием клеток!

– Рассказывай!

– Я ничего не помню - только то, что вы использовали его на Талискере.

– А Талискер?

– Этель говорила, что никогда не было катастрофы страшнее. Управление по борьбе с катастрофами не могло справиться с ней.

Управление по борьбе с катастрофами?

Ответ был таким же ясным, как вспышка молнии. Какая-то странная связь воспоминаний позволила мозгу Спингарна воспроизвести изображение важного человека, который разговаривал сам с собой и с двумя или тремя другими людьми.

Все они режиссеры Игр.

А важный человек - Директор Сцен. И он имел полную власть над судьбами, желаниями и мечтами большей части человечества. Он управлял Сценами. Сейчас он объяснял, в чем, по его мнению, заключались функции Управления по борьбе с катастрофами.

– В любой Сцен е Игра может пойти неверно. Иногда это случается. Люди не проходят соответствующую подготовку памяти. Мы не знаем всего, что происходит при мутации генов, в которые мы вторгаемся. Бывает, что Игра идет непредсказуемо. Если гений сумеет избежать подготовки, что получится? - Он не ждал ответа и выглядел мрачным и озабоченным. - Что же тогда? Я расскажу вам об имевшем место у нас недавно случае. События, запланированные на столетия вперед, внезапно начали сильно отклоняться от Кривой Вероятностей. Чуть ли не все начало происходить случайным образом! Мы участвуем в непрекращающейся войне, и вдруг приходит сумасшедший гений, изменяет социополитические вероятности, и война кончается! А что остается делать с миллионами людей, вписанных в Солнечные Гонги в Первой Безумной Войне? У нас нулевой уровень потерь, и для них нет места; значит, надо строить совершенно новую Сцену! Джентльмены, мы не могли справиться! И тогда мы обратились в Управление по борьбе с катастрофами. Ею агенты - самые выносливые и беспощадные, каких только можно найти. У них полностью блокирована лояльность, и они сдерживают катастрофу дорогой ценой. Именно они справились с катастрофой, которую я только что обрисовал. Заплатив свою цену, - добавил Директор.

Мало кто из режиссеров Игр встречался с Директором Сцен лично. Он был замкнутым человеком, как вспоминал Спингарн. Так почему именно его, Спингарна, выбрали для важного разговора? Вот ещё одна нить, не имеющая никакой связи с другими.

Он покачал головой и спросил робота-слугу:

– Управление катастроф не смогло справиться с проблемой Талискера?

– Пропали шесть лучших агентов, - подтвердил робот. - И меня отправят на свалку, если… услышат, что я говорю вам.

– Сотри все из памяти, когда расскажешь то, что знаешь, - посоветовал Спингарн.

– Сотри, - проворчала машина. - А как я это сделаю?!

– У всех нас своп проблемы.

– У вас - да.

– Так расскажи про Талискер.

– Вы не верите, что я больше ничего не помню?

– Нет.

К машине частично вернулась былая невозмутимость. Спингарн больше не видел признаков беспокойства, которые раньше делали её такой несчастной.

– Этель просила передать вам, чтобы вы были готовы, - скоро вас отправят назад!

– Ты уже говорил.

– Назад на Талискер.

– Тоже говорил.

Машина снова погрузилась в неизведанные глубины испуганного удивления.

Вкусный завтрак превратился в груду жалких угольков. Машина намекала на что-то ужасное.

– Этель сказала, что жалеет.

– Знаю.

– И ещё она сказала, что на этот раз вам не удастся сбежать. Они вписали что-то в ограничения, так что вы больше не сбежите. Вам придется вернуться на Талискер и опять стать Куратором!

Связь.

Со мной.

– Талискор - моя задача, - произнес Спингарн. Связь восстановилась.

– Я был Куратором Сцен!

– О да, - подтвердила машина. - Куратором Сцен па Талискере.

– Куратором Сцен на Талискере! Кошмар.

– Так утверждает Отель.

– Она должна была так сказать.

Этель. Она жаловалась не переставая. И он бросил её, когда отправился в длинные тоннели, отчаянно цепляясь за кассету памяти, - она позволила бы ему получить допуск в ту Сцену, в которой появится вакансия для человека с его психическим уровнем!

– Я обещал взять Этель с собой.

– Я не знал.

– Я не смогу взглянуть па Сцены Талискера - и никто не сможет! Они… ужасны!

– Да.

– Но зачем меня посылают туда, если Управление по борьбе с катастрофами не могло навести порядок! Почему меня?

– У меня есть информация.

Спингарн снова увидел робота. Он дрожал от страха и негодования - он был испуган тем, что ему не удалось скрыть от самого себя связь между собой и Сценами Талискера. Спингарн чувствовал одновременно ужас и невыразимое восхищение, когда думал о Сценах. Все вместе заставляло его слушать робота, хотя больше всего он хотел избежать ужасных и неизбежных слов.

– Я слушаю.

– Ты был тем, кто реставрировал Сцены Талискера. Спингарн резко вскочил и побежал.


 Глава 8 

Спингарн бежал от того, что совершил.

«Талискер - моя задача», - сказал он за четверть часа до того. Подсознательное воспоминание, которое предшествовало откровениям маленького робота. Он, Спингарн, или тот, кем он был, - он создатель Сцен Талискера!

И потому он бежал.

Кабинет находился в середине массивного комплекса зданий. Спингарн пырнул в щель, которая служила входом в транспортировочный тоннель, и заученным движением стукнул по приборной панели. В каком направлении повезет его тоннель, он не знал. Ему достаточно того, что он движется прочь от кабинета, внезапно ставшего ловушкой.

– Слияние клеток! - выдохнул Спингарн. - Талискер! Функции Вероятностей - что я сделал с ними?

Тоннель выбросил его на залитую светом Сцену. С его губ сорвались проклятия, когда он понял, что попал на одну из гигантских Сцен, где проигрывались новые воплощения уже свершившихся событий человеческой истории.

Две древние машины мчались навстречу друг другу. Они были размером с межпланетные корабли. Их причудливые очертания напоминали о временах создания первых сухопутных и воздушных экипажей. Примитивные двигатели ревели на все лады. Каждой машиной управлял человек - молчаливый пилот общего назначения, как понял Спингарн. Это были немногословные, трудолюбивые люди, которые могли справиться со всей, чем угодно, начиная от межзвездного аппарата и кончая хрупкими устройствами с ажурными крыльями двадцать пятого века, от экипажей классической земной эпохи до тоннельных машин, предназначенных для исследований мрачных холодных миров Лебедя-VИI.

– Стой! - послышался неистовый голос.

Спингарн испуганно моргнул.

Две машины бешено взревели, когда сработали их тормозные системы. Пилоты поглядели друг на друга и недоуменно пожали плечами.

– Тебя выпустили?

Спингарн увидел крупного человека почти без одежды. Он был великолепен в одной лишь украшенной драгоценными камнями набедренной повязке, какую носили верховные жрецы Первой Галактической Империи.

Спингарн был сбит с толку, когда внезапно прекратился оглушительный шум, и не мог понять, что вновь прибывший обращается к нему. Незнакомец сделал ещё три попытки, прежде чем до Спингарна дошло, что его дружески приветствуют.

– Чем ты кончил! Сбежал, как последний негодяй, разрушил одну из моих лучших Игр! Тебе вернули твою память, положение? Твое имя?

– Нет.

Память отказывалась отвечать на вопросы. Но незнакомец, очевидно, понимал это.

– Значит, ты стал личностью из Первобытной Сцены - той, в которую тебя выбросили? Боже, что тебе пришлось испытать в Сценах! Тотекс сейчас вещает на всю Галактику: «Режиссер Игр сбежал в Сцены! Бесконечная схватка со смертью!» - сенсация десятилетия!

Спингарн безуспешно пытался вспомнить имя говорившего с ним человека. Но помнил только чувство дружбы и забавной снисходительности.

– Скажи мне мое имя.

– Я? Вот еще! Чтобы отправиться с тобой на Талискер? Только не я. - Человек подошел ближе. Он слегка умерил свои эмоции. - Твое имя уже ничего не означает - когда человек меняет столько кассет памяти, как ты за последние пару лет, от его личности и даже от подсознания мало что остается. Теперь ты - новая личность, что-то вроде амальгамы синтетических воспоминаний. А я - твой старый приятель Марвелл.

Марвелл. Да.

Еще один блестящий режиссер Игр! Как и я!

– Меня зовут Спингарн.

– Я видел запись твоего тайм-аута! Потрясающе! Ты обвел Арбитра вокруг пальца, как последнего болвана, - ты сохранил свою интуицию, Спингарн… Куда ты направлялся?

Спингарн пожал плечами.

– Я сбежал. Марвелл отвел взгляд.

– Кто-нибудь должен тебе сказать. Здесь некуда бежать.

– Некуда?

– Ты думал пробраться в Сцены?

– Да.

Торопливые пилоты решили, что Марвелл сможет немного прожить без них, и отправили крабоподобных роботов за кофе. Яркий свет над головой погас, перестав освещать дорогу двадцатого века, на которой остановились дна огромных экипажа.

– Не пытайся. Старая случайная переменная, которую ты вписал, стерта. Великолепный образец инженерного искусства! Пока компьютеры не поймали тебя в капсуле тайм-аута, никто ничего не понимал в математике переменной, встроенной тобой. Как тебе удалось?!

На какое-то мгновение потрясенный Спингарн узнал правду о странной математике, в которой не смогли разобраться огромные компьютеры. Ответ, как и ответы на все остальные загадки, лежал в Сценах Талискера.

– Я много думал.

Марвелл заговорил конфиденциальным тоном.

– Послушай, как тебя там… Спингарн?

– Спингарн.

Имя уже стало его частью, заметил Спингарн с удовлетворением. Все же лучше, чем полное отсутствие личности, которое он ощущал, когда робот тайм-аута привел в движение механизмы, вытащившие его из-под воссозданного Турне.

– Да, Спингарн. Ладно. Послушай, ты всегда мог справиться с мелкими проблемами Игр, хотя, вероятно, но помнишь этого. Вот почему я поспешил тебя перехватить. Когда я увидел Арбитра, запрыгавшего от восторга, то понял, что у тебя сохранились уникальные способности. Ты не выручишь меня? Ради старой дружбы?

Теперь, когда Спингарн преодолел страх, он мог расслабиться. Он смирился с тем, что Марвелл сказал ему.

Его слова подтверждали то, что говорила капризная Этель, и то, что поведал ему под принуждением маленький робот. Спасения не было. Обитатели цивилизованной части галактики могли только либо играть в Сцен ах, либо создавать их. А его искалеченная память подсказывала с полной ясностью, что и то и другое исключено. Если не считать таинственной заколдованной планеты, где были построены самые первые Сцены. Талискер!

– Послушай, я знаю, что у тебя есть проблемы, но сейчас мне нужна твоя помощь, э-э… Спингарн.

Марвелл был человеком той же породы, к которой, как чувствовал Спингарн. принадлежал и он, - изобретательным, энергичным, объединяющим огромные знания и неограниченные физические резервы, чтобы воссоздать исторические события возможно ближе к правде.

– Насчет этой вещи, из двадцатого века.

– Нам ничего не известно о том периоде.

– Ты прав! Что они сделали со своей планетой! Почему они её сожгли?

– И ты не знаешь, как сделать Сцену?

Почти против своей воли Спингарн на мгновение почувствовал профессиональный интерес. Всего через несколько минут после того, как он в ужасе сбежал из своего кабинета, он слушает бывшего коллегу, заболевшего Ядерной Эпохой, невзирая на почти полную невозможность воссоздать Сцену тех давних времен.

– Сухопутный транспорт - вот верный путь к успеху!

– Ну нет, не согласен!

Спингарн посмотрел на гигантские машины. Они сияли медью и железом. Большие трубы паровых машин окутывали молчаливых пилотов черным дымом.

– Да! Мы узнали, что эти машины использовались как личные экипажи - у каждого была такая. Ничего себе каталки, верно?

– Личные экипажи?

– Именно! Компьютер говорит, что они были чем-то гриле идола в двадцатом веке.

– Нет!

– Да! Смотри.

Марвелл махнул рукой, и к ним подбежал робот с почерневшим бронзовым диском. Надпись па диске была едва различима: «Вручается многоуважаемому Альберту Джорджу Россу в память о безупречной пятидесятилетней службе на Старом Варвикском заводе паровых машин, 1937 год».

Но Марвелла восхищало изображение, а не слова.

– Большинство механических деталей мы взяли отсюда!

Спингарн кивнул. Простая паровая машина, вероятно, устаревшая даже для двадцатого века. Изображение, видимо, было более-менее стилизованным представлением самого замечательного инженерного достижения того периода.

– Вы взяли детали отсюда!

– Именно! Мы знали, что они работали на ископаемом топливе. Может быть, на дровах - при необходимости, но скорее всего на угле. Ну разве не здорово?!

В гравюре чувствовались тайна и очарование минувших лет.

Спингарн был почти восхищен ею. Марвелл прикоснулся к струне, которая зазвенела в нем ещё в капсуле тайм-аута. Он знал, что был почти одержим тонкостями механики Игр, и неожиданно обнаружил в себе забытое мастерство. Годы обучения вернулись в его тело, и, как в капсуле, он превратился в неподвижную фигуру, которая лишь безучастно контролировала человека, называвшего себя Спингарном.

Марвелл начал говорить о функциях вероятностей и обычаях Механической Династии двадцатого века, но Спингарн не слушал. Он был зачарован личной сопричастностью к истории.

Очевидно, это был обрывок старинной рекламы, предшественника настойчивых умственных излучателей, оповещавших население Галактики о том, что происходит в Сценах.

Хрупкому материалу удалось пережить уничтожение поверхности планеты. Каким образом?

Марвелл вернул его в настоящее.

– Ну? Разве не ясно? Смотри - «Бамперные автомобили Баркера - наивысшее наслаждение! Бампером по соседу! Часы веселья!».

– И компьютер показывает, что они использовали такие механизмы?

– Именно! Машины па картинке не похожи на машину, которую вручили Альберту Джорджу Россу, но, возможно, это вольность художника!

– И у тебя машины врезаются друг в друга?

– Именно! Нам пришлось приделать пару небольших силовых щитов, чтобы предохранить их от чрезмерных повреждений, но я не думаю, что мы допустили слишком большую вольность на стадии экспериментирования. Нужно узнать, как быстро они могут столкнуться. Затем мы постепенно уберем силовые щиты.

– Значит, все, что у вас есть, - гравюра и кусок бумаги?

– Скажи, где можно достать другие документы того периода?

– Ты ошибаешься.

– Возможно, но разве они не великолепны?

– Ты используешь их в Сценах Ранней Ядерной Эпохи?

– Они - последнее, что осталось разработать.

– Так не пойдет.

– Смотри!

Марвелл выкрикнул команду, и две чудовищные машины пробудились к жизни.

Пилоты надели индивидуальные защитные костюмы. Машины находились примерно в трехстах метрах от людей, их блестящие металлические бока дрожали под ударами яростно колотящихся паровых машин. И.) медных труб с ревом извергался густой черный дым, разбрасывая снопы искр. Прицепы, полные блестящего угля, двигались рывками вслед за тянущими их машинами. Сорока-пятидесятитонная масса металла ползла по дороге, колеса прорывали в грунте глубокие колеи.

– Нет, не то, - сказал Спингарн.

– Мы перерыли всю Землю!

– Все было совсем не так, - повторил Спингарн, когда водители взглянули на Марвелла.

– Я запускал машины на самой Земле, чтобы узнать правильное соотношение массы и веса! - возразил Марвелл.

– Это безумие!

– Вперед! - проревел Марвелл. - Быстрее! Водителям нравилась их роль.

– Рекламные сети оторвут у нас их с руками! - ревел Марвелл. - Смотри!

Машины издавали такой назойливый шум и механический грохот, что Спингарну пришлось спрятаться за защитный экран Марвелла. Чудовищные механизмы летели вперед, с трудом выбираясь на дорогу. Оба водителя-испытателя сконцентрировали внимание па прицепах, виляющих из стороны в сторону. Они напоминали каких-нибудь низших демонов, распоряжающихся громом и молнией. Облако густого жирного дыма окутало огромную декорацию. Куски угля падали сверкающим потоком по гладкому белому желобу и размалывались в блестящую угольную пыль, пока огромные колеса снова и снова врезались в поверхность, покрытую колеями. Умственные излучатели надрывались: «Бампером по соседу! Часы веселья! Бампером по соседу! Часы веселья!».

– Разве не великолепно?!

– Но неправильно.

– Гляди - они теряют управление - сейчас будет крушение!

Водители больше не могли сдержать безумный танец. Огромные машины сближались на бешеной скорости, пока водители пытались справиться с управлением. Затем Спингарн увидел, как два водителя обменялись своего рода приветствиями. Мрачный обмен кивками; легкая улыбка, а затем - покорность судьбе и надежда на то, что спасательные системы в порядке.

Машины встретились на скорости выше семисот километров в час. Металл расплавился. Котлы взорвались, распустившись цветами белого пара и красного пламени.

– Значит, я не прав! - признал Марвелл. - Значит, все было не так… но разве они не великолепны?

Один водитель, пошатываясь, выбрался из обломков. Спасательная команда, уже поборовшая огонь, раскапывала груду искореженного металла. Уцелевший водитель взглянул на обломки и, содрогнувшись, отвернулся. Марвелл глядел, как он уходит. Затем повернулся к Спингарну:

– Они нравятся мне, нравятся Директору, компьютеры говорят, что функция вероятности имеет высокое значение, а ты твердишь, что все неверно!

Спингарн ожидал внезапного появления уверенности в своей правоте, что позволило бы ему заявить: «Вот! Вот что неверно - попробуй сделать вот так…» - но напрасно.

Он точно знал, что Марвелл неправ, но в чем именно - не имел никакого понятия.

– Я думаю, вы перепутали две функции, - начал Спингарн, - транспортную и скоростную.

– Я рассчитывал на тебя. Когда услышал, что ты покинул свои апартаменты… Этель, наверное, проболталась. что тебя отправят обратно?

– Да.

– Всегда спутает все карты, негодница!

– Ну и что?

– Когда я услышал, что ты опять попытался удрать. то понял, что ты явишься сюда. Первое, о чем ты мог подумать, - это направиться в знакомое место.

– Знакомое место?

– Ясное дело, у тебя полностью стерта память! Да, именно здесь была твоя декорация. Лучшая па планете! У меня к тебе большая просьба, Спингарн не сможешь ли ты применить свой интуитивный дар к моей проблеме транспорта?

– Нет. Но компьютер не прав. У тебя никогда не выйдет достоверная постановка, если ты будешь сооружать такие экипажи.

Марвелл не был смущен.

– Но попробовать стоило, - сказал он и махнул рукой нескольким людям, которые казались облеченными властью.

– Ну, Спингарн, старый приятель, желаю тебе удачи на Талискере, но вспомни мой совет, когда у тебя будет прощальная встреча с Директором. На этот раз возьми Этель с собой!

Бежать было некуда. Спрятаться негде. И что особенно ужасно, Талискер притягивал его, как блестящая кожа змеи, как тайна смерти, как липкая грязь подземных галерей под степями Турне, как странный блеск кабинета, в который он возвратился из древней битвы. Но взять с собой Этель?

– Будь спокоен! - кричал Марвелл. Его украшенная камнями набедренная повязка сверкала, как огромный глаз, - Слушайся Директора - ты нужен ему на Талискере!

– Сюда, Спингарн!

Четверо вполне приличных парией - его охрана. Спингарн почувствовал приступ гнева, который он унаследовал вместе с кассетой памяти рядового Спингарна и, возможно, дюжины других персонажей. Четырех охранников отличала спокойная уверенность - и Спингарн понял, что они не позволят ему бунтовать. К ним подбежал робот-посланец:

– Режиссер Марвелл передал сообщение для Спингарна! - бубнил он скороговоркой. Охранники продолжали неторопливо идти. Робот держался рядом с ними, повторяя одно и то же, затем отстал и крикнул издали:

– Спингарн, вы ошибались насчет француза в средневековых доспехах! Режиссер Марвелл говорит, что это не выходит за рамки допустимой вероятности того периода!

– Опять не так! - воскликнул Спингарн. Один из охранников поглядел на него почти сочувственно.

– Я слышал о вас. Талискер?

– Да.

– Прошу прощения.

– Ничего.

Они продолжали свой путь.


 Глава 9 

Место было незнакомым, но не казалось новым.

Четверо охранников и их пленник двигались по запутанным тоннелям, приближаясь к центру колоссального сооружения, которое управляло огромной и сложной аппаратурой Сцен. Тоннель мягко выбросил их в прихожую.

– Садитесь, Спингарн! - приказал охранник. С ним заговорили во второй раз с тех пор. как он покинул Марвелла. Затем охранник неторопливо приблизился к столу, за которым сидел, рассеянно глядя по сторонам, худой человек-развалина.

Пока Спингарн ждал, у него возникло странное чувство, как будто он прощается со всем человечеством. Он испытывал большое облегчение от полного отсутствия эмоций. Вспышка любопытства при виде машины Марвелла почти прошла. Намеки, касающиеся несчастной Этель и его прошлой жизни, совсем не трогали его. Он ждал, пока охранник говорил с человеком, сидевшим за столом. Вместе с другими охранниками он наблюдал зрелище, к которому так и не смог привыкнуть: несмолкаемое бормотание мешанины сенсорных впечатлений, приносимых умственными излучателями. ЖИВИ! - кричали они. - ЖИВИ В ЛЮБОЙ ИЗ ТЫСЯЧ ДАЛЕКИХ ЭПОХ! ТЕБЯ НАУЧАТ ВСЕМУ. БУДУЩЕЕ ДЛЯ ТЕБЯ!

Спингарн заметил восхищение в глазах охранников, когда они смотрели, как миллионы путешественников планируют среди космической пыли между планетами на ОГРОМНЫХ волнах, подобно стайке ласточек. ВОЗЬМИ АЖУРНЫЕ КРЫЛЬЯ И ВЗГЛЯНИ НА СВЕРХНОВУЮ ТЫСЯЧА ТРИСТА ВОСЕМЬДЕСЯТ ПЕРВОГО ГОДА!!! САМЫЙ КОЛОССАЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬ ЗВЕЗДНОЙ ИСТОРИИ - ТОЧНО ТАКОЙ ЖЕ, КАК И ПРОИЗОШЕДШИЙ В ТЕ ДАЛЕКИЕ ВРЕМЕНА! Скачи вместе со всадниками Седьмой Азиатской Конфедерации. Проникни в мир утонченных людей в Англии девятнадцатого века. Сражайся на песчаных аренах одной из Великих Классических Империй. Ройся под землей, как крот, и смотри, как целые города пожираются огнем и грабежом.

БУДЬ ТАМ!

Спингарн увидел фрагмент одной из войн, в которой он сам принимал участие. Как хорошо выбирать победившую сторону! Он вспомнил французских минеров в облаке красной грязи, поднявшемся в розовое небо, и довольную ухмылку сержанта Хока.

– Вы были когда-нибудь в Сценах? - спросил Спингарн у охранников.

Двое проигнорировали его вопрос, но третий кивнул.

– Секретная полиция. Ранний Ядерный Век. Здорово! О, эта Лубянки! Но компьютер сказал, что мне необходимо восстановить свою психику, и я вернулся.

– Понятно.

Спингарн думал, стоит ли обшаривать свои воспоминания, когда в его разум проникала непрошеная деятельность крупнейших компьютеров. Они изучали исторические документы, предлагали Сцены для повторения исторических событий, которые произошли в далеком прошлом. Затем они подыскивали тебе роль, измеряли твой разум, твое мастерство, твои способности и отправляли тебя в Сцены. Спингарн прикоснулся пальцем к основанию черепа, где ощущался какой-то туманный, неопределенный жужжащий шум. Кассеты памяти.

Прежде чем направить тебя в Сцену, выбранную компьютером, в твой мозг вводили мельчайшие ячейки памяти, которые разрастались среди клеток памяти самого мозга. Спингарн глядел на самодовольное лицо охранника, который принимал участие в новом воплощении полицейского государства двадцатого века. До него дошло, что, сам он делал вещи и похуже. Что именно, он не мог вспомнить, по его охватило чувство огромной вины и раскаяния.

– Ну что, мой дорогой экс-режиссер?

Человек за столом заговорил. Он смотрел на Спингарна с нескрываемым любопытством. Он знал! Спингарн видел это в его светлых голубых глазах. Он знал, что такое Та-лискер, знал, что Спингарн сделал на этой странной планете, знал даже про его связь с теми загадочными словами, которые упомянул Марвелл, - «слияние клеток». Охранник приказал ему идти вперед, а человек-развалина довел до огромной бронзовой двери. Умственные излучатели на мгновение прервали свое назойливое бормотание.

– Прежде чем ты войдешь, Спингарн, - сказал худой человек, - я хочу тебе напомнить, что ты находишься в отделении всеобщей безопасности. Ты войдешь один. Но мы очень надежно охраняем тебя. Ты веришь мне?

– Да.

Спингарн решил, что не сделает ни единого движения, которое может быть истолковано как попытка избежать своей участи; он смирился с процедурой, хотя и не понимал её смысла. Однако сейчас все должно выясниться.

Двери распахнулись, открыв зияющий провал. Полная тьма. Гнетущая пустота. Как будто дыра во Вселенной.

Человек мягко подтолкнул его вперед, положив на плечо руку. Спингарн огляделся по сторонам. Худой человек вспотел. Страх и захватывающее чувство опасности: он расскажет своим коллегам, что прикасался - да-да, прикасался! - к самому опасному человеку в Галактике.

Двери захлопнулись за ним.

Медленно зажегся свет.

Он стоял в огромном, низком, пустом помещении, уходившем во тьму, с каменным полом, таким же, как огромные нижние палубы межзвездных кораблей.

В середине - сияющая желтая грязь.

Свет усиливался, но именно сияющий туман привлек внимание Спингарна, пугая его. Прогнав воспоминания, он шагнул назад и затравленно огляделся, ища, где бы спрятаться.

Из тумана на него смотрело странное существо.

– О да, Спингарн, - раздался каркающий голос, - я вижу тебя, Спингарн, а ты - меня, не правда ли? Стертые воспоминания возвращаются, и ты начинаешь понимать, что сделал мне и другим, подобным мне. Ты думаешь: «Это все - большая ошибка, и я соглашаюсь с тем, что мне говорят, и все приведу в порядок, потому что ведь я - Спингарн, Спингарн, который может взять тайм-аут, когда станет слишком худо, Спингарн, которому нравятся экстремальные точки Функции Вероятности и который немножко подогнал здесь, кое-что отобрал там и нашел способ полностью изменять людей, самого себя, а затем части людей и живые клетки…» О да, ты уверен, что твой талант сможет совершить все это, а затем ты вернешься и будешь купаться в славе. И ты знаешь о моих делах и знаешь меля, именно меня!

Лежащее в грязи существо начало поднимать голову - змеиную голову с человеческим ртом и радужными стальными волосами. Оно тянуло хрупкие щупальца к Спингарну и что-то бормотало, брызгая в него желтой грязью. Спингарн инстинктивно сжался. Как завороженный, полный страха и необъяснимой жалости к этому существу, он все же сохранил контроль над собой. Несмотря ни на что, Спингарн хотел знать, почему оказался объектом такой, метой злобы, почему все, что он сейчас услышал, подтверждает намеки, которые до него дошли, начиная с того момента, когда он взял тайм-аут.

– Меня! - сказала тварь снова, человеческий рот широко открылся в бешенстве.

– Меня!

И все же она обладала атмосферой власти! Она, вызывающая жалость, ужасающая, одержимая космической ненавистью, все же излучала дух власти, который нельзя было отрицать!

– Меня - Директора Сцен!

– Слияние клеток, - прошептал Спингарн. - Я не… - зги слова что-то значили для него. - Слияние клеток!

– О да! - снова послышалось зловещее карканье. - Теперь ты все понимаешь, не правда ли, Спингарн? Я отправился в Сцены Талискера посмотреть, что ты сделал с ними, - и со мной обошлись так же, как и с остальными беднягами, которых ты послал туда! Со мной! С человеком - человеком! - который первым дал тебе назначение в наилучшую Игру, когда-либо изобретавшуюся компьютером! Ты поплатишься за это, Спингарн!

Спингарн чувствовал тошноту от отвратительного запаха, желтое сияние грязи беспокоило его, по чувство страха полностью заслонила жалость. Перед ним лежала его жертва.

– Скажи, чем я могу помочь?

– Помочь?! - завопило чудовище.

– Да. Почему я здесь? Почему уничтожили мою память? Не можешь ли ты найти способ вернуть меня в прежнее состояние?

Нет. Спингарн знал это. Слишком много изменений произошло в сложных клеточных структурах его мозга. Клеточная хирургия двадцать девятого века была топкой и высокоэффективной, но все же оставалась хирургией: отрезать, заменить, вырастить новые культуры клеток мозга, удалить старые клетки и создать благоприятные условия для развития новых клеток памяти. Вырезанные старые клетки погибали.

– Если бы только я мог! - вздохнуло чудовище, уставившись на Спингарна немигающим взглядом. Его голова зловеще качалась из стороны в сторону. Спингарн скорее почувствовал, чем увидел в желтой грязи то, что осталось от когда-то всесильного Директора Сцен - возможно, самого могущественного человека в Галактике. Именно он вершил судьбы миллиардов людей в тысячах обитаемых миров. Змееподобное существо, все ещё управлявшее Сценами, готово было броситься на него, Спингарна.

– Если бы я мог вернуть тебя назад, Спингарн!

Холод смерти наполнил помещение со зловонным воздухом. Низкий потолок создавал впечатление, будто очутился в душном склепе. Блестящий человеческий рот злобно кривился. Спингарн безуспешно пытался справиться с охватившим его ужасом.

– Но мы по дюжем, Спингарн. Нет. от тебя ничего не осталось - от того разума, который снова привел в действие проклятью Сцены Талискера; от человека, который забавлялся слиянием клеток; от того дилетанта, который занял пост Куратора Сцен Талискера и смог удовлетворить дьявольское желание превратить людей в чудовищ! - Голос стал ещё пронзительней. Змеиная голова продолжала раскачиваться из стороны в сторону, извивающееся тело взбалтывало желтую грязь. - И мы не можем уничтожить тебя взамен того дьявола, каким ты был, Спингарн! Ты был хитрым - слишком хитрым - ты, ты, кошмар ада, ты, тварь из внешней тьмы!

Я?

Рядовой Спингарн?

Спингарн в страхе отшатнулся.

Чудовище с трудом сдерживало себя.

– Эти сведения получены от компьютера. Я их проверял и перепроверял, я призвал всех до единого экспертов по Вероятностям в галактике. Не сомневайся, Спингарн, - я все тщательно проверил! Если бы была малейшая возможность разобраться с тем, что ты натворил на Талискере, мы бы воспользовались ею. Все что угодно будет лучше, чем позволить тебе жить хоть одно лишнее мгновение, Спингарн! Все, что угодно!

Чудовище немного смягчилось, и он был спасен и понял это, хотя никто не сказал ему. Спасен, по для чего? Талискер был не менее ужасен, чем Директор. То, что когда-то было человеком, превратилось - в результате слияния клеток? - в нечто кошмарное. Неужели все его рук дело?

– Ах, Спингарн, если бы мы могли вернуть тебя! Но это не в наших силах. Ты исчез, Спингарн, именно так, как и ожидал. Сказать тебе, как?

– Да.

– А ты не боишься? Надеюсь, ты страдаешь, поскольку у тебя если не разум, то тело моего бывшего режиссера. Я расскажу тебе обо всем, после чего ты отправишься в космос, Спингарн. И, может быть, сгинешь там! Ты должен отправиться на Талискер, Спингарн, - на мне лежит долг перед всем человечеством! Нельзя допустить, чтобы на Талискере распространялась зараза, и знаешь, Спингарн, - о, ты предполагал, могу поспорить, - вся твоя интуитивная хитрость осталась при тебе, и ты все ещё великолепен. Твой разум способен оценивать вероятности, неопределенности и случайные статистические функции, Спингарн! - и разве ты не понимаешь, что я не могу содрать с тебя кожу, не могу применить к тебе твой собственный метод слияния клеток и ни па мгновение не могу сделать из тебя такую же тварь, как я, - не могу отомстить тебе, Спингарн, - так говорит компьютер. Для нас обоих нет никакого выхода. Я должен отпустить тебя! Я должен отпустить тебя НА СВОБОДУ, не причинив вреда! И с теми спутниками, которых ты выберешь сам! На Талискер! Компьютер говорит, что из всей человеческой расы только ты, Спингарн, можешь остановить процессы, которые запустил на Талискере!

Голова рептилии качалась с бессильным человеческим гневом. Слезы разрушенных надежд текли из немигающих глаз. Затем Спингарн заметил цепи безопасности, установленные в низком потолке. Излучатели. Метательные иглы. Его ждет мгновенное забвение, если он попытается напасть или бежать.

Но Спингарн, преодолев страх, продолжал расспрашивать.

– Ты обещал рассказать мне, как я ухитрился бежать.

Это могло заставить тварь, которая когда-то была Директором, забыть свой бессильный гнев. Упоминание об обещанном рассказе, о том, как прежний Спингарн спасся от возмездия за свои преступления на Талискере, могло ускорить успокоение. Конечно, существовали и более важные соображения. Спингарн испытал шок после предъявления ему каталога совершенных им преступлений, хотя их суть была не совсем ясна для него. Когда кольца змеи, лежащие в желтой грязи, постепенно перестали извиваться, Спингарн ещё раз вспомнил все, что узнал. Он, режиссер Игр, привел в действие старинные Сцены на Талискере, что было запрещено. Но преступление состояло в том, как он это сделал. Преступлением было не то, что он посылал туда людей, хотя Талискер - безжизненная планета, скопище руин и пыли. Преступлением было то, что он сделал с людьми.

Он превратил их - некоторых из них - в ужасных тварей, вроде человека-змеи.

Воспоминания теснились, беспрерывно сменяя друг друга.

– Я расскажу тебе, Спингарн, - произнес бывший Директор. - Все настолько просто, что мы никогда не догадались бы. Нам пришлось ждать, пока ты не попросил тайм-аут, - и даже тогда мы ничего не поняли. Ты получил тайм-аут и взял на себя управление капсулой. Нам не сразу удалось вытащить тебя назад. Да, я все расскажу тебе, дьявол.

Спингарн впитывал шипящие звуки, начиная все больше бояться своей прежней личности. Кем или чем был человек, который сотворил столь невероятный кошмар, лежавший в желтой грязи? Какой мозг придумал перемешивать хромосомы, чтобы создать гибрид человека и рептилии? И какие ещё твари встретят его на Талискере, совершающем свое непрерывное движение вокруг солнца, затерянного на краю Галактики?

Талискер!

Затем Спингарн узнал, как он ухитрился бежать от правосудия двадцать девятого века.

– Я сказал, что именно простота в конечном счете нанесла нам поражение, - вздохнул монстр. - Так и было. Ты погубил нас всех, Спингарн! Ты использовал сложность компьютеров против них самих. Против нас всех! Ты, Спингарн, стал случайной переменной, управляющей Функцией Вероятности! И это все! Неискоренимо, одним словом, неизбежно, Спингарн! Ты - исчадие ада - стал частью структуры каждой Сцены, когда-либо изобретенной компьютерами! Ты вписал себя в каждую Игру и каждую Сцену, в каждую деталь всей структуры Галактических Сцен! Ты был Вероятностным человеком! Для Спингарна всегда находилась щель, в которую ты мог ускользнуть, когда брал тайм-аут! И всякий раз - из Игры в Игру, из Сцены в Сцену - перебрасывались другие люди, чтобы заменить тебя! Блестящее и такое простое решение! Ты приказал компьютерам сделать тебя неотъемлемой частью всей структуры Сцен.

В голосе человека-змеи слышалось что-то вроде невольного восхищения. Его голова покачивалась, свернутое в кольца длинное тело содрогалось от ненависти и сожаления, свисающие стальные волосы выражали бессилие и отчаяние. Спингарн смутно припомнил и других тварей, созданных им самим! Тварей, пришедших из воображаемых кошмаров! Они звали его на Талискер - Талискер, место ужасов, реализованных в миллионах фантастических форм! Талискер, место, где отзывалось эхо битв, кипевших вокруг ледяных холмов, где тысячи чудовищ боролись за обладание машинами, которые могли принести им спасение!

– Нет!

Голова змеи придвинулась ближе, и Спингарн как бы ещё раз заглянул в лицо смерти. Улыбка удовлетворения исказила блестящую кожу. Человеческие зубы, почерневшие и разрушенные, скрежетали от зловещего веселья.

– Так бойся, Спингарн, страшись! Ужасайся, чувствуй страх перед тем, кем я стал. Бойся, Спингарн, силы клеток, которые ты имплантировал в кассеты памяти, предназначенные для Талискера!

Наконец чудовище успокоилось и ясно и без всяких эмоций объяснило, каким образом прежнему Спингарну удалось сделать так, что его тело не погибло.

– Понимаешь, Спингарн, одни лишь люди не способны создать Сцены. Вряд ли они могли создавать их своими силами, даже во время экспериментов на ранних Сценах на Талискере. Мы используем компьютеры, верно, Спингарн? Но ты не помнишь. Нет. Ты можешь использовать компьютер - и как великолепно ты справился с капсулой тайм-аута, Спингарн! Но все твои прежние глубокие знания стерты. Так что придется все объяснить подробно. Компьютер находит материал и предлагает план, по которому можно построить Сцену: какие использовать планеты и какие исследовать звездные системы, чтобы найти новую территорию, можно ли построить новую Сцену в уже освоенных районах. А наши режиссеры Игр - ты был, конечно, лучшим из них! - разрабатывают детали поведения людей. Сцены создаются в основном совершенными мощными компьютерами, которые подсказывают, что мы можем сделать.

Стальные волосы лязгнули, как только чудовище снова возбудилось.

– МЫ НЕ МОГЛИ НИЧЕГО С ТОБОЙ СДЕЛАТЬ!

Спингарн остался стоять на месте, хотя чудовище бросилось к нему рывком, затем развернулось и отпрянуло назад.

– Понимаешь, Спингарн, ты включен по Случайному Принципу Спингарна в каждую Игру каждой Сцены! Всего-навсего! Возьмем, например, осаду Турне. Ты проскользнул в нее, потому что твоя шея оказалась под ногой гладиатора. Вы с ним были последним it из кучки мятежников одной из провинции Таллин в Последней Классической Сцене. Если бы он убил тебя - а он был обязан это сделать! - вся конструкция той Сцены оказалась бы уничтоженной. Как именно, нам неизвестно. У нас никогда не происходили катастрофы в тех измерениях. Но компьютер предположил, что в таком случае нам пришлось бы прибегнуть к полному вычеркиванию. Полное вычеркивание! Но как мы сможем оправдать вычеркивание двухсот тысяч людей? Поэтому Случайный Принцип, встроенный тобой, обезвредил гладиатора. Ты можешь понять, каким образом?

– Да, - ответил Спингарн. - Да!

– Твой Принцип означал, что компьютер может сделать все что угодно - причем неважно, насколько правдоподобно, - чтобы позволить тебе проскользнуть из одной Сцены в другую, где есть вакансия.

– И?…

Пустота, которую Спингарн чувствовал перед тяжелым разговором, полностью рассеялась, как и его замешательство при виде странных Сцен, ознаменовавших его возвращение в свое собственное время. Он больше не боялся чудовища - результата слияния клеток. Он легко согласился с тем, что Сцены управляли судьбой каждого человека в населенной Галактике, и начал чувствовать удивление. Однако его удивление не было похоже ни на пугающие мысли о собственной участи как слабые отзвуки исчезнувшего прошлого, ни на интеллектуальное любопытство. Впервые с тех пор, как его извлекли из повтора осады Турне, он чувствовал единство со своим окружением и восхищение, не свойственное режиссеру Игр, которым он когда-то был. В уголках его мозга быстро росло и распространялось до последнего нервного центра сознание новой, сложной личности, которая так неудержимо стремилась на Талискер и напряженно ожидала грядущих событий.

– И ты спрашиваешь?! - воскликнул человек-змея. - Да. У компьютера был ответ. Твоя голова придавлена к земле ногой. Меч рядом с твоей шеей. Одно легкое движение - три дюйма стали, Спингарн! - и ты мертв. И Сцена погибнет. И следующая Сцен а, в которую ты уже вписан. Вслед за ними погибнут и другие. И ВСЕ ОНИ РУШАТСЯ, КАК КАРТОЧНЫЙ ДОМИК! И все из-за того, что ты настоял на простом, незначительном принципе. А дальше тьма, Спингарн! Кромешная тьма!

Спингарн проверил ненавистные воспоминания. Он вспомнил, как загрубелая пятка давила на горло. Он видел слабо мерцавший в ослепительном солнечном свете серебристый меч. И тьму. Солнце, стоявшее высоко в чистом голубом небе, внезапно потемнело! Оно исчезло, и вся арена погрузилась в глубокий мрак.

– Да, Спингарн! Ты можешь себе представить, какую огромную работу пришлось проделать, причем быстро? Компьютер был вынужден создать полное солнечное затмение всего за тридцать секунд! Ему пришлось применить самые большие генераторы измерений и соорудить достаточно правдоподобное космическое явление, чтобы астрономы Сцены приняли его за настоящее полное затмение! И все только для одного человека - Спингарна!

– Да, - ответил Спингарн. - Так вот как ото происходило.

Он не думал о солнечном затмении. Он уже забыл навязчивые воспоминания о смерти. Значение имела только математика. Он двигался дальше - от рассмотрения Функции Вероятностей к смутным воспоминаниям о проблеме Талискера.

– О чем ты задумался, Спингарн? - спросил человек-змея.

– О Талискере.

– О, да, Спингарн, тебе не избежать Талискера! Ты попадешь в мясорубку вместе со своей кассетой памяти и с теми спутниками, которых сам выберешь, - таковы инструкции компьютера. Нам придется развязать тебе руки - ты отправишься туда после твоих собственных процедур слияния клеток, Спингарн!

– Расскажи мне про фактор случайной переменной. Почему я Вероятностный человек?

Грязь обрызгала его ещё раз. Спингарн видел, как тот-стая, украшенная узором рептилия поднимается кольцо за кольцом из сияющей желтой грязи.

– Я БОЛЬШЕ НИЧЕГО НЕ СКАЖУ ТЕБЕ, СПИНГАРН! Сказано вполне достаточно - больше, чем мне хотелось бы. Нет, Спингарн, отправляйся на Талискер, но зная самого худшего, отправляйся к своим дикарям и волкам! Пусть зобастые гиганты разорвут тебя на куски. Ты погибнешь там, Спингарн, не зная больше ничего, ты, адская тварь!

Неожиданно чудовище бросилось на него. Спингарн закричал пронзительно и громко. Змеиные кольца вылезали из сияющей грязи, широкая, плоская голова мчалась со скоростью стрелы, немигающие глаза горели дикой, неукротимой ненавистью.

Хотя чудовище двигалось очень быстро, у Спингарна создалось впечатление, что время замедлило ход, и он может разглядеть подробно нечеловеческую голову. Он видел раздвоенный язык и красные губы, змеиные глаза и человеческие ресницы, кожу рептилии и стальные волосы, звенящие над черепом.

Спингарн попытался сдвинуться с места, но ему не удалось, и он мог лишь бессильно смотреть на чудовище.

– Талискер! - закричал он, чтобы спастись.

Что-то мягко ударило его с гулким звуком.

Удар был нанесен одновременно и сзади и спереди, в голову и в туловище, в руки и ноги. Спингарн почувствовал, что движется. Мгновение - и все исчезло.


 Глава 10 

Спингарн был безжалостно брошен на твердый пол. Затем кто-то закричал ему в самое ухо:

– Милый!

Это была Этель. Рядом с ней стоял худощавый человек.

– Дорогая! - обратился к Этель её спутник. - Не надо так. Я ведь говорил, что с ним ничего не случится.

Спингарн все ещё пребывал в шоке и был охвачен страхом. Ему казалось, что огромное тело человека-змеи, как и прежде, извивается перед ним, а змеиная голова продолжает приближаться.

– Милый! - повторила Этель.

– Я же сказал тебе, что у нас Отдел всеобщей безопасности, - раздраженно проворчал человек. - Успокойся, дорогая!

Худой человек посмотрел па желтую грязь, прилипшую к телу Спингарна, и отвел взгляд. Он заметил замешательство Спингарна и, казалось, был доволен этим.

– О, я понимаю! Нет, мы заботились не о своей безопасности, а о тебе. Директор бывает немного страшным, когда возбужден, не правда ли?

Этель попыталась задушить Спингарна в своих объятиях. Он почувствовал, будто попал в ловушку, подобную сжимающимся кольцам человека-змеи. Но сейчас он хотя бы мог дышать нормально.

– Все в порядке, Спингарн? - спросил спутник Этель. Спингарн заметил, что в помещении больше никого нет.

– А стража?

– Она нам больше не нужна. Компьютер утверждает, что, когда ты поговоришь с нашим дорогим Директором… я совсем забыл, что его пора кормить! Знаешь, чем он питается? Ну ладно, больше не буду тебя шокировать. Я хотел сказать, что, когда ты поговоришь с ним, тебя захватит идея навести порядок на этом жутком Талискере.

– И я отправлюсь с тобой, да, милый? - попросила Этель.

– А теперь, - обратился человек к девушке, - ты не присмотришь за ним, дорогая? У вас всего один час, как установил компьютер. «Дайте ему час, чтобы принять решение». А затем - ха-ха! - вперед, навстречу ужасам! Извините меня!

– ЖИВИ! - кричали излучатели. - ПОГРУЗИСЬ В ГЛУБИНУ ВРЕМЕН СРЕДИ ПРОВАЛОВ ВО ВСЕЛЕННОЙ, ОСТАВЛЕННЫХ ДРЕВНИМИ СОЗДАТЕЛЯМИ ХРУСТАЛЬНЫХ МИРОВ! Ты хочешь быть свободным в полном смысле слова? Хочешь путешествовать по эпохам, пока не прибудешь к началу Всеобщей Жизни? ТЫ ПОДУМАЛ О НАСЛАЖДЕНИИ, КОТОРОЕ ИСПЫТЫВАЕШЬ СОВЕРШАЯ ПРЫЖКИ МЕЖДУ ПЛАНЕТАМИ В РАКЕТЕ, РАБОТАЮЩЕЙ НА ХИМИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВАХ? КАК РАЗВЛЕКАЛИСЬ ПЕРВЫЕ АСТРОНАВТЫ! Встроенные случайности гарантируются! Вероятность жизни не более семи лет! И это только одно из второстепенных развлечений в Сценах Поздней Ядерной Эпохи! Не пропускайте их ради вашего следующего…

Спингарн ухитрился выскользнуть из объятий Этель. Он решил не думать о девушке, как раньше отбросил всякие предчувствия. Узнать подробности об Этель и её роли в его жизни можно будет потом. Он хотел задать вопрос умственным излучателям, которые ждали, готовые выдать информацию, как только он направит запрос в их цепи.

– Дайте информацию о Сценах Талискера! - приказал Спингарн.

Чувствительные усики, которые были единственной видимой деталью умственных излучателей, остались неподвижными. В дальнем углу помещения, где размещались схемы памяти излучателей, произошел небольшой кризис. Спингарн заметил, что излучатели пришли в замешательство. Слабое фосфоресцирующее свечение совсем исчезло. Он понял, что ответа не будет. Талискер был стерт из их каталога. Их вычистили, как и память самого Спингарна.

– Мне передали, что я могу сказать тебе, - промурлыкала Этель, - у тебя есть целый час, и за это время я могу рассказать все, что захочу.

Теперь Спингарн проявил к вцепившейся в него девушке интерес. Он оглядел её лицо и фигуру: почему она не прошла реконструкцию тела? И все же Этель была достаточно привлекательна, особенно для того, кто привык к женщинам восемнадцатого века. Спингарн вспомнил крестьянку из Фландрии, сильно обезображенную оспой.

В девушке двадцать девятого века тоже заметно некое асимметричное уродство. У неё большие голубые глаза, волосы пшеничного цвета и фигура, которая могла считаться красивой, если бы не избыточный вес. Она замерла в ожидании под его взглядом.

– Значит, у меня есть час, - произнес Спингарн.

– Уже меньше.

И затем на Талискер!

Спингарн был все ещё сбит с толку таинственным раболепием девушки, её униженностью, но не мог сопоставить её нынешнее состояние со своими смутными воспоминаниями о другой жизни. Тогда она как-то была связана с ним - но как?

– Скажи мне все, что я, по твоему мнению, должен знать, - попросил он.

– Я предала тебя, - ответила Этель. Ее большие глаза следили за ним, и Спингарн понял: она боялась его реакции.

Но он не мог отыскать в своей памяти причин для её страха. То, что она совершила, было утеряно.

– Ты не знаешь?! - воскликнула она удивленно. - Ты ничего не помнишь?!

– Нет. И что бы это ни было, расскажи мне, если хочешь.

– Я предала тебя, - повторила Этель. - Я случайно ввела записи декораций на Талискере в Сцену, над которой ты работал, - это были те ужасные машины Ранней Ядерной Эпохи, с которыми только что разделался Марвелл.

Если бы я тогда не перепутала материал, никто бы не узнал, что ты восстановил Сцены Талискера! Я была такой дурой! И ты получил предупреждение всего лишь за несколько минут!

Несмотря на усилия, Спингарну не удалось воскресить никаких воспоминаний. Внезапная вспышка болезненного возбуждения? Нет. Расчетливое намерение так или иначе остаться в живых? Тоже нет. И все же в прошлом он должен был чувствовать что-то, когда его дела в запретных областях перестали быть тайной. А как же с убежищами. которые создал режиссер Игр? Они были установлены ещё до того, как Этель раскрыла его секреты? Находчивый и коварный мастер Игр уже вплел свой Принцип Случайности в структуру Сцен? Или все результат молниеносных манипуляций с законами машинного программирования?

Девушка ответила ему:

– У меня было мало времени для работы в Сценах, но мы сумели вместе…

– Так это ты?!

Девушка! Женщина, которая приветствовала его со страданиями и восторгом? Этель!

– Это было единственное, что я могла придумать, - ты направлялся в Ранние Классические Сцены и сказа т, что возьмешь меня с собой, но мне придется подождать немного, пока ты не окажешься в безопасности. Я хотела сама работать со Случайными процессами, но компьютер не позволил бы. Все и так слишком усложнилось, когда один персонаж оказался вписанным во все Игры.

– Ты придумала Принцип Случайности - ты включила меня в Игры каждой Сцены!

– Я больше ничего не могла придумать - но что ты перенес, мой бедный!

– Это сделал не я, а ты!

Из всех полученных Спингарном ударов этот был самым ошеломляющим. Он считал себя - вернее, человека, который создал Спингарна, - изобретательным и талантливым человеком, который мог играючи управляться с аппаратурой Сцен. А теперь оказывается, что все изобрел не он, а девушка! Именно она сделала Сцены убежищем для него!

– Я уверена, что могла бы придумать что-нибудь получше, по не было времени.

– Марвелл… - сказал Спингарн.

– Что Марвелл?

– Он сказал, чтобы я взял тебя с собой. Он знает, что именно ты все сделала?

– Ну… не думаю. Он подозревает, но не знает точно. Ему не нравится, что ты снова отправишься на Талискер.

– А кому нравится?!

– И он утверждает, что ты должен продиктовать свои условия компьютеру, прежде чем отправиться туда… Ты хочешь узнать ещё что-нибудь? Времени у нас осталось совсем немного!

– Директор не знает?

– Нет.

– А компьютер?

– Нет! Это все испортило бы!

– Так, - произнес Спингарн. - Вот что мы имеем. Кошмар на Талискере. Мне надо привести его в порядок. Управление по борьбе с катастрофами потерпело там неудачу, и предполагается, что я могу преуспеть. Компьютер считает, что у меня есть шанс, в основном благодаря моему таланту в обращении с коэффициентами функции вероятности. Компьютер считает, что я показал своп способности, обманув его!

– Да.

– Но на самом деле сделала ты.

– Больше я ничего не могла придумать!

– Значит, ты - единственная, кто может справиться с Талискером?!

– О, нет! Я всего лишь ассистент третьего уровня - бедная дурнушка Этель, влюбленная в великого режиссера Игр, - да, милый!

– Кошмар! - заявил Спингарн.

И так оно и было. Он, Спингарн, объявлен коэффициентом в уравнении. Все предполагали, будто Спингарн обманул компьютеры. Поэтому именно он, создавший ужасы в Сценах Талискера, должен все исправить. Ошибка состояла в том, что Спингарн не был тем, кем считал ею компьютер.

– Чем ещё я могла бы помочь? - спросила Этель. Впервые Спингарн усмехнулся.

– Хотел бы я знать. Но Марвелл прав - ты пойдешь со мной, моя дорогая!

Девушка светилась от радости.

– А остальные?

– Что остальные?…

– Ты можешь выбрать себе в спутники любого, кого пожелаешь. Такова рекомендация компьютера. Но выбор должен сделать ты - все связано с твоей первоначальной концепцией Сцен Талискера.

Ящики внутри ящиков. И всего час, чтобы разобраться в сложной ситуации, возникшей из-за него. Спингарн был уверен, что его ждут и другие неприятные сюрпризы.

– Продолжай, - обратился он к Этель.

– Полагаю, ты слышишь об этом впервые. Все должно немного сбивать с толку, тем более если в тебе сохранились остатки стертых личностей.

– Объясни попроще.

Когда девушка продолжила свой рассказ, огромная, безумная идея постепенно открывалась ему.

– Ты был нашим лучшим режиссером Игр, - сказала она, - и работал над Сценами Ранней Ядерной Эпохи. Раньше мы не пытались воссоздавать тот период, потому что о нем сохранилось слишком мало информации. Так продолжалось, пока несколько отрядов не отправились на то, что осталось от Старой Земли. Они думали, что могут обнаружить что-нибудь дополнительно или по крайней мере определить масштабы континентальных битв того периода. А ты ждал и, наверное, томился от безделья, поэтому и согласился поработать Куратором Сцен Талискера. Ты помнишь?

– Частично, - ответил Спингарн.

Он помнил не все. Лязг бронзы по железу; банки с кипящим маслом, летящие из-за базальтовых укреплений; низкорослые люди, которые выныривали из-под земли и набрасывались кучей на гигантов; твари, которые выращивали деревья…

– Помнишь что-нибудь про Игры? Я имею в виду не то, что ты инстинктивно делал в капсуле тайм-аута, а разработку деталей. Вроде того, над чем работает Марвелл. Эти паровые экипажи, которые он сталкивает друг с другом при двойной или тройной перегрузке.

– Нет.

– И ничего не помнишь о том, как выглядят исходные материалы, которые мы получаем из компьютера Сцены?

– Ничего.

– Но ты помнишь свои собственные эксперименты со случайностью?

Спингарн почувствовал смущение.

– Твои эксперименты, ты хотела сказать? Девушка заметила его замешательство. Затем её лицо прояснилось.

– А! Ты имеешь в виду работу с твоей личностью, привязанной к Сценам? Да, очевидно, именно в этом и состоял мой эксперимент - всего лишь логическое продолжение того, что ты делал в планетарном масштабе. Ты сам сделал себя Вероятностным человеком.

– Вот как! - воскликнул Спингарн. Он удивлялся всего несколько мгновений.

Девушка предоставила ему возможность осмыслить новую информацию, затем продолжила:

– Да. Ты снова запустил старые Сцены. Случайно.

Новые воплощения старой реальности. Вот чем были Сцены. Хорошо, подумал Спингарн. Значит, мы опять воплощаем прошлое. Компьютер разрабатывает обрамление того периода и говорит, что нам нужно, чтобы создать его. Затем мы заполняем его Играми. И актерами.

– Мы посылаем людей в Сцены, - произнес Спингарн вслух. - Они проходят через процесс, который определяет для них подходящий образ жизни, и компьютер посылает их туда, где они имеют шансы остаться в живых. Здесь нет ничего случайного!

– Ты сам нашел этот путь.

Спингарн все ещё не мог привыкнуть к новым взаимоотношениям с Этель. Он предположил, что она была блестящим создателем Случайного Принципа Спингарна, которым восхищался, преодолевая ненависть, человек-змея. Но Спингарн ошибался. Скорее всего, человек, чьим телом он воспользовался, открыл Функцию Вероятности.

– У меня было чувство, что я знаю, как манипулировать законами случайности в людских делах, - медленно произнес Спингарн. - Сперва я частично вспомнил, как развивались события. Потом решил, что ты была главным исполнителем, но сейчас я уже ничего не понимаю.

Этель была зачарована возрождением человека, которого она, очевидно, боготворила. Она смотрела па него так, будто могла проникнуть в его разум в экстазе понимания. Спингарн попросил её продолжать.

– Ты нашел путь, ведущий к изменению избирательных процессов компьютера, и посылал людей в Сцены Талискера совершенно случайным образом.

– Сцены Талискера были просто музейным экспонатом - вот почему я использовал их.

– Ты отвлек тысячи людей из других Сцен. Ты отбирал тех, кого должны были вычеркнуть. Никто ничего не подозревал. Их убили бы в любом случае, и ты посылал их на Талискер. Ты устроил так, что если персонаж имел хоть какой-нибудь шанс остаться в живых, то он отправлялся на Талискер.

– Понятно, - сказал Спингарн.

У него остались смутные воспоминания об ощущении себя божеством: он мог, как Арбитр жизни и смерти, вмешиваться в людские дела. Спингарн был шокирован бесстыдством своей прежней личности. Никто не может быть Богом!

– Но ты просчитался, - продолжала Этель.

– Каким образом? - удивился Спингарн. Он все ещё не мог прийти в себя после проникновения в личность режиссера Игр, создавшего свои собственные законы Вселенной.

– Все дело в слиянии клеток. Ты забыл про неспециализированные клетки.

Спингарну потребовалось две-три минуты, чтобы понять Этель. Хотя и короткое объяснение девушки позволило ему почувствовать вселенский ужас того, что произошло на Талискере. Кроме того, он наконец понял природу бессильной ненависти, которая изливалась на него в мрачном помещении, наполненном желтой грязью.

– Ты хотел создать Сцену, где жизнь развивалась бы случайным образом, - тихо произнесла Этель. Она поняла, что её собеседник не по своей злой воле вывел тварей, подобных человеку-змее. - Ты просто неправильно понял, что означает случайное слияние хромосом.

– Не может быть! - ужаснулся Спингарн.

– Боюсь, что да, - сказала Этель. - Талискер - это несколько Сцен, которые перемешаны случайным образом. Временные уровни настолько перепутаны, что с помощью математики ничего нельзя установить, - различные культуры не могут оставаться в своих пределах.

– Плохо.

– Как и их образ жизни, уровень цивилизованности. Все находится в состоянии непрерывного изменения.

– Неужели это сделал я?

– Ты и сами люди. Они попали туда случайно. И слияние клеток тоже происходило случайно. Ты встроил общую переменную вероятностей и все предоставил воле слепого случая. И компьютер вставлял кассеты памяти в черепа не только людям!

– Человек-змея! - догадался Спингарн. Этель кивнула.

– Директор Сцен не понимал, чем ты занимаешься. Он сам протаем через твою процедуру и, к великому сожалению, вернулся таким, каким ты его видел.

– И вся планета полна подобных существ!

– Никто не знает, - сказала Этель. - Управление по борьбе с катастрофами потеряло шестерых агентов и больше никого не посылало.

– Теперь пошлют меня?

– Да.

Спингарн кое-что вспомнил.

– Но не тебя. Не тебя, Этель! Ты не пойдешь со мной!

– Пойду.

Оказаться среди немыслимых тварей, вроде того извивающегося чудовища, которое призывало смерть на голову Спингарна! Он не может взять девушку с собой!

– Нет!

– Таково одно из условий компьютера. Мы должны отправиться вместе.

– Но почему? Девушка улыбнулась.

– Я тоже - часть Принципа Случайности.

– Так говорит компьютер?

– Да. Я тоже вписала себя во все Сцены.

– И выбора нет?

– А куда ещё мы можем податься?

– Только не на Талискер!

– Ты хочешь идти туда. - Девушка была вполне уверена в этом. - Ты такой же неискренний человек, каким был всегда. Но теперь ты изменился. Ты закален. Закален и поумнел - но тебе все так же не терпится возиться со случайностями!

Спингарн был возбужден огоньками, танцующими в глазах девушки; он знал, что она для него была подходящей парой. Чем бы ни обернулось грядущее приключение, он, конечно, испытает восхитительное чувство воплощенных мифов, которое побудило его к экспериментам на Талискере.

– Мне кажется, что ты сделал самого себя, - сказала Этель, снова глядя на Спингарна так, как будто видела его впервые. - Мне кажется, ты в такой же степени свое собственное творение, как и Сцены Талискера!

– Интересно, - медленно произнес Спингарн. Он понял, что никогда правильно не поймет мотивы человека, в теле которого обитал. Интересно, он ли это сделал?

– Компьютер ясно заявил, что твои шансы ничтожны, - продолжила девушка. - Важно, чтобы ты знал: все может оказаться хуже, чем тебе кажется, - от агентов Управления по борьбе с катастрофами у нас вообще ничего нет. Они попадали туда, и с ними тут же прерывался контакт.

– Так и должно быть, - сказал Спингарн с уверенностью. В том ужасном месте никто не мог быть в безопасности, ничто не могло принять свою привычную форму. Если в обычных Сцен ах под рукой у эксперта Управления по борьбе с катастрофами всегда было установлено в стратегических точках несколько капсул тайм-аута, с помощью которых он мог спастись, когда становится горячо, то на Талискере не было ничего - только человек и то, что он захватил с собой.

Спингарн обдумывал услышанное. Картина неполная, но в общих чертах достаточно ясная. Он выбран, чтобы выполнить работу, которую ему все равно пришлось бы делать. Кто-то должен привести Сцены Талискера в порядок; он знал, что компьютеры правы - он вполне пригоден для такой роли. Кроме того, все справедливо. Он думал о странном Принципе Случайности, который его предыдущая личность включила в древнюю процедуру отбора актеров для Сцен.

Слияние клеток? Игра с наборами хромосом?

Создание существ, подобных Директору Сцен?

Спингарн ничего не мог сделать за оставшееся время, но было ясно, что он совершил роковую ошибку в огромном масштабе. Какие бы ужасные результаты пи последовали за его играми с всесильными звеньями генетической цепи, какие бы твари ни появились в результате изменения процедур отбора клеток, с помощью которых готовили людей для Сцены, сейчас он не мог ничего сделать.

Девушка ждала, пока он примет какое-нибудь решение. Увидев, что Спингарн совсем запутался в мыслях, она подсказала:

– Еще насчет выбора спутников. Компьютер сказал, что на Талискер отправимся ты, я и любой другой, кого ты выберешь.

– Кого я могу выбрать?

– Марвелла?

– Нет, не Марвелла.

– Он был твоим другом. Кроме того, он - прекрасный режиссер Игр.

– Пет. Я не доверяю ею суждениям. Эти машины двадцатого века неверны!

– Ты ошибался.

– Я?

– Да. Марвелл - рассказал мне про осаду Турне. Ты взял тайм-аут.

– Я ошибался?

– С доспехами все было в порядке. Ты думал, что это анахронизм. Но Марвелл провел статистический тест значимости. Старинные доспехи могли использоваться в то время, особенно при сражении в тесных помещениях. И они сработали, верно?

Спингарн моментально вспомнил неуклюжее оружие, черно-серый порох, забитый в его широкий ствол, продвижение окровавленной фигуры в мигающем свете светильников, зловонный воздух и привкус желчи, предупреждение Хока, эхом отдающееся в подземных галереях.

– Сработало. И я мог быть неправ. Но у Марвелла отсутствует должное понимание Сцен!

– Значит, мы идем вдвоем?

Спингарн чувствовал возбуждение девушки. Как on MOI так ошибиться, когда встретил ее? Он принял её сексуальное разочарование за суровую замкнутость и считал жалким существом, тогда как она ждала этою момента с восторженной пылкостью!

Их прервали. Никто не беспокоил, пока они говорили друг с другом в прихожей, куда его привели стражи; адъютант не возвращался. Даже излучатели замолчали. Но сейчас сюда ворвался робот - посланец Марвелла. Захлебываясь от нетерпения, он пробормотал свое сообщение:

– Режиссер Игр Марвелл говорит, что вы были правы, а он ошибался. Он скорректировал Игру и полагает, что машины необходимо снабдить устройством для полетов. Что вы думаете об этом?

И девушка и Спингарн секунду смотрели на робота. Затем Спингарн заметил ухмылку на её лице и тоже улыбнулся.

– Нет, не Марвелл, - сказала она. - Летающие паровые локомотивы!

– Не Марвелл.

– Тогда кто?

Это было неизбежно, как уже сказал бывший Директор Сцен человек-змея. У Спингарна перехватило дыхание от появившейся коварной и ироничной мысли.

– Так кто идет с нами? - повторила свой вопрос Этель.

Спингарн ответил твердо:

– Двое старых друзей.

– Кто именно?

– Мы встретим их на Талискере.

– Ты всегда был скрытным, а иногда и неискренним, Спингарн!

– Теперь насчет кассет памяти. Девушка затаила дыхание:

– Да. О том, что мне особенно не нравится.


 Глава 11 

Час почти прошел, и они вернулись в кабинет Спингарна. Им обоим он казался подходящим местом для начала приключений. Они смотрели на серый, бесформенный вход - отверстие, ведущее в запутанный лабиринт тоннелей, комнат и лабораторий, которые Директор Сцен назвал мясорубкой. Сравнение было вполне подходящим. Человек, входящий в Сцены, проходил процесс, не изменившись физически, но его разум изучали, оценивали и имплантировали в мозг различные клетки памяти, чтобы он мог приспособиться к жизни в новых мирах. Старые воспоминания полностью исчезали. Спингарн и Этель неуверенно смотрели на вход, который вел в неизвестность. Они испытывали страх.

Наконец девушка спросила, чтобы забыть свои мысли о грядущей встрече с хитроумными машинами за серым туманом:

– А остальные, Спингарн, - кто они?

– Старые друзья, - ответил он кратко. - Они присоединятся к нам на Талискере.

– Что машина сделает с нами?!

– Она собирается разодрать наши хромосомы на части, и мы станем чудовищами. Ты видела, что случилось с Директором?!

Спингарн думал о будущем с фатализмом. На Талискер вел только один путь - через похожий на гроб контейнер. А он приговорен отправиться на Талискер. Спингарн попытался успокоить девушку:

– Я не думаю, что нас подвергнут операции случайного слияния клеток, в результате которого люди превращаются в чудовищ.

– А если подвергнут?! Почему бы компьютеру не придерживаться твоих инструкций?!

Спингарн приблизился к пей. Время почти истекло. Потрясенная Этель вглядывалась в его окаменевшее лицо. Но, похоже, его объятия восстановили решимость девушки. Затем Спингарн сказал:

– Слияние клеток может быть и не таким ужасным. И я не верю, что это такое безнадежное дело, как считает Директор. Полагаю, что я - то есть другой человек, тот, кого ты знала, - хотел выявить в каждой новой личности только те скрытые возможности, которые позволят ему успешно приспособиться к случайной ситуации, вроде той, какая существует на Талискере. Каждый человек должен перестраиваться в полном соответствии со своей психикой

– Я знаю! Предположим, что меня определили скрытым оборотнем, а ты превратился во что-то вроде Директора! Куда мы потом денемся?!

– Да, - Спингарн старался не думать о будущем, - куда?

– А остальные, кто отправится с нами в Сцены Талискера, - во что они превратятся?

– Не знаю.

– Но это тебя не волнует!

– Волнует.

– Я не смогу вынести!

– Ну и не надо.

– Надо, - раздался мрачный голос, гулко прозвучавший в кабинете. - И немедленно.

– Я пойду первым, - решил Спингарн.

На мгновение он подумал, что Этель сбежит. Но она прошла через серое отверстие, не обернувшись. Спингарн включил приборы уверенным, профессиональным движением. Он хотел сохранить сознание как можно дольше, хотя был настроен вынести худшее, что мог изобрести компьютер. Он не хотел допустить, чтобы слияние клеток было каким-либо образом осуществлено в организме девушки. Ей почти наверняка не удастся ничем помочь, если старые инструкции все ещё действуют, но Спингарн отказывался признать свое бессилие. Он спрашивал себя: а что сделал бы тот, другой человек? Ответа не было - его старая личность исчезла.

Спингарн выполнил приказ робота.


 Глава 12 

Этель пожаловалась, что эта часть операции ей не нравится. Спингарн проходил инъекцию кассеты памяти много раз, и довольно неприятная процедура не беспокоила его, чего нельзя сказать про звенящее, мучительное ощущение расширяющегося мозга. Он вполне мог контролировать себя, чтобы избежать гипнотерапии, во время которой наступало полубессознательное состояние полной покорности. Когда тело Спингарна постепенно двигалось от одного ряда анализаторов к другому, он старался сохранить сознание. Это удавалось до тех пор, пока его не подняли на вакуумной подушке в сверкающую чистотой операционную, где вставляли кассеты памяти.

Операционные механизмы были довольно просты - множество хрупких щупалец, управляемых компьютерами. От люминесцентных кассет исходило свечение, и можно было увидеть большую операционную машину. Спингарн смотрел в глубь помещения. Он чувствовал, что в темноте скрывается кто-то, проявляющий интерес. Казалось, там находились зрители, хотя подобная мысль была невероятной. Люди никогда не проникали в отдаленные части компьютеров. Машины бесшумно и уверенно справлялись с человеческим существом и выбирали нужные инструменты, чтобы переделать его. И все же во мраке кто-то присутствовал. Спингарн видел, как блестящие щупальца осторожно перемещаются среди кассет - роботы не торопились начать операцию. А те металлические фигуры - кем они были? Наблюдателями? Спингарн громко произнес:

– Назовите себя! Вам приказывает Спингарн!

В ответ только приглушенный шум вентиляционных отверстий среди абсолютной тишины. Металлические фигуры - роботы, как увидел Спингарн, - находились слишком далеко, и трудно было понять, к какому типу автоматов они принадлежат. Наконец тонкие, хрупкие манипуляторы выбрали кассету памяти. Если он хочет изменить программу компьютеров, то это надо делать сейчас.

– Я, Спингарн. являюсь функцией Сцен! Я - составная часть каждой I цены! Ни меня и ни одного члена моего отряда нельзя подвергать генной мутации! Вы должны оставить меня в человеческом облике! Начиная с данною момента я приказываю исключить из процедуры случайное слияние клеток!

Спингарна охватил ужас перед грозящей инъекцией, взрывающей разум. Он попытался двигать ногами, но мягкие, цепкие присоски похожего на гроб контейнера сделали его усилия тщетными.

– Тайм-аут!

Машина остановилась в тот момент, когда наклоняла голову Спингарна вперед так, чтобы одна-единственная клетка могла быть имплантирована в мягкое основание черепа непосредственно над спинным мозгом.

– Тайм-аут невозможен, - послышался голос робота из темноты. - Мы имеем на этот счет указания Директора

Тем не менее операция была приостановлена. Спингарн попытался выиграть время.

– Вы не являетесь частью компьютера! - сказал он. - Кто вы?!

Тогда они вышли из тени: четыре независимых робота наивысшего уровня - выше, чем даже Арбитр тайм-аута Личные стражи компьютеров. Спингарн чувствовал, что встречался с ними раньше - в прежней жизни.

– Мы - помощники Директора, - сказал один из них. - Стражи.

Они были подобиями Бога для роботов.

Робот посмотрел на Спингарна почти человеческими глазами с выражением насмешливой жалости. Он был гуманоидным, но не столь экстравагантным, как тот, который управлял капсулой тайм-аута при осаде Турне. Он продолжил:

– Забудьте про Сцены, Спингарн. Мы сумели исключить Принцип Случайности, включенный вами, - вы больше не можете контролировать свою судьбу.

Мысли Спингарна обгоняли одна другую. Сейчас у него не было рычага - по тогда зачем они находятся здесь?! А почему бы нет, раз он все ещё имел некую власть над структурой Сцен? Ему надо знать больше! Собирая информацию, он не должен отбрасывать ничего из всех драгоценных моментов встречи!

– Значит, Принцип случайного процесса слияния клеток тоже больше не существует?

– Это совсем другое дело, - ответил второй робот. - Видите ли, вы окажетесь в ряде фрагментарных Сцен и встретитесь с людьми, которые подверглись случайному процессу слияния клеток. Но если перед этим вы не пройдете через аналогичный процесс, ситуация резко изменится.

Казалось, что робот просто упивается своей беспристрастностью и педантичностью: он покровительствовал человеку! Спингарн оценил расстояние между собой и хрупкими манипуляторами робота-хирурга. Он согнул большие мышцы спины.

– Не советую, - вмешался робот, который заговорил первым. - Не советую, Спингарн.

Он был прав. Присоски крепко держали Спингарна, и были хорошо видны согнутые дельтовидные мышцы. Он обречен. В любом случае чего он может добиться, сломав машину, если гробоподобный контейнер вдруг ослабит свою хватку? И все же роботы колебались! Почему они прервали операцию? Чего они хотели? Возможно, ждали какого-нибудь последнего сообщения? Какого-нибудь объяснения - какие мотивы двигали той, прежней личностью Спингарна?

Первый робот снова заговорил:

– Мы решили, что вас необходимо предупредить.

– О Талискере? О тварях, которых я послал туда?

– Нет.

Что ещё могло ждать его на той далекой и враждебной планете? Что побудило роботов-стражей с их немигающими окулярами и гранитными панцирями собраться здесь? Предупреждение?

Уверенность, вернувшаяся было к Спингарну, исчезала.

– Спингарн, - торжественно начал говорить автомат, - мы думали о вас и о Талискере. Мы думали о человеке, в чьем теле вы обитаете и который исчез после генных мутаций.

Спингарн глядел на миниатюрную кассету в блестящем щупальце. В ней находилась генетическая бомба с часовым механизмом, которая скоро взорвет химические цепи его мозга.

– Ну?

– Директор считает, что он поступил так от своей порочности.

Спингарн подавил смешок.

– Да.

– Мы проверили его действия во всех обычных вероятностных экспериментах.

Тут что-то скрывалось - если бы у него хватило ума найти, что именно! Но, как и много раз прежде, у Спингарна появилось чувство, что он все больше запутывается в лабиринте событий и что правда про Талискер и Куратора Сцен находится за пределами поля его зрения. Но он все же в силах разорвать покровы, если ему дадут время!

– Продолжай! - сказал Спингарн, лежащий на операционном столе.

– Один из моих коллег испытывал необычное Вероятностное Пространство, но мы не можем объяснить, как он пришел к этой идее. Может быть, он сам её придумал, хотя я не понимаю, как мозг роботов, подобных нам, может быть способен на такое.

Робот не скрывал своего восхищения.

– Ну и что?

– Вполне возможно, что человек, которым вы были, работал не в одиночку.

– Кто?! Кто помогал ему?!

Нетрудно понять, как все произошло. Так вот в чем дело! Вот каким образом возникли Сцены Талискера! Бывший режиссер Игр получал помощь, должно быть, и от других ревкиссеров. От бунтарей вроде Марвелла. Скажем, от двоих или троих, соединивших ресурсы и организовавших утечку людей, которые были вычеркнуты. Они испытывали некую новую форму воссоздания событий, отказавшись от надоевших всем полностью предсказуемых Сцен, игнорируя советы компьютеров, воплощая в жизнь свои собственные идеи в огромных дезорганизованных Сценах Талискера. Марвелл?

– Не кто, а что.

Спингарн пропустил замечание мимо ушей. Его разум был занят разгадыванием плана, который придумал странный человек, в чьем теле он теперь обретался. Затем смысл сказанного дошел до него. Да, не кто, а что.

Значит, не люди помогали режиссеру Игр. Но больше ему никто не мог помогать.

Все новые и новые загадки. Спингарн как будто смотрел вниз по длинному тоннелю в пустоту. Внезапно он почувствовал себя потерянным и испугался.

– Значит, ему помогали роботы, - предположил он неуверенно. - Он создал Сцены Талискера с вашей помощью.

– Нет.

– Нет?

– Нет, - повторил робот, не стараясь драматизировать неожиданный и неизбежный вывод. Робот считал, что необходимо объяснение, и обдумывал знакомую формулу. Спингарн, преодолев страх, решил выслушать его до конца.

– Мы не могли оказать нелегальную помощь такому проекту, - продолжал рассказывать Страж. - Мы служим человечеству и не в состоянии придумывать свои идеи. Наша обязанность - интерпретация ваших собственных идей и их реализация в Сценах.

– Да, - согласился Спингарн.

– Мы, машины, освобождаем человечество от рутинной работы, обеспечиваем вам досуг и заполняем время вашего досуга, - это было сказано с глубоким убеждением, не оставлявшим места для сомнений. - Мы создаем Сцены по вашему приказу, но мы не имеем никакого отношения к Сценам Талискера.

Нет, они ему не помогали в запуске древних Сцен на той пустынной планете. Но если не они, то кто? Не люди и не роботы.

– Ну и что?

– Я вижу, вы меня понимаете, Спингарн, - сказал робот. - Вам должны были все объяснить, прежде чем вы отправитесь в путь. Мы вычислили самые крайние вероятности, имея информацию, присланную агентами Управления но борьбе с катастрофами. Она была явно недостаточной. И почти наверняка сделано совершенно неправильное заключение.

– Продолжай!

– Вам помогали не люди. Сцены Талискера созданы представителями другой Вселенной.

Спингарн был подавлен таким сообщением Стражей. Туманные и смутные мысли, давно погребенные под толстым наслоением ролей, которые он сыграл в стольких Сценах, начали принимать очертания.

Таинственная сила!

На той жуткой планете в отдаленной галактике мог находиться странный, нечеловеческий разум! Какая-то таинственная сила прошла через фрагменты Сцен Талискера, исследуя их обломки, и потом разработала свой ужасный план!

– Таинственная сила? - прошептал Спингарн.

Тогда ему показали коэффициенты вероятностей, но они мало что значили. Вихрь космических событий был так тесно переплетен с движением планет и цепями человеческого роста - и с тем странным человеком, которым он когда-то был, - что требовались месяцы, чтобы начать следовать превратностям бесконечной цепи случайных событий - извивающейся, причудливой, с концами и началами, переплетающимися в круговороте фантастических Игр.

– Вы думаете, что я работал с этой тварью на Талискере?

– Я повторяю, что такова крайняя вероятность, - вмешался в разговор другой Страж. - Информация, которую мы получили до того, как прервался контакт с агентами Управления по борьбе с катастрофами, может соответствовать областям вероятностей, доступным для изучения с использованием математики.

Спингарн понял, что роботы жалеют его. Странным образом изменились роли человека и робота. Теперь роботы посылали человека навстречу опасностям. Они убеждали его, что только он может решить проблему.

– Прежде чем окончательно прервался контакт с агентами, все ещё находящимися в Сценах Талискера, мы создали аварийные процедуры. На Талискере есть наши агенты, но им пришлось скрыться.

– Скрыться?

– Им пришлось пройти процедуру случайного слияния клеток, как и Директору.

Спингарн содрогнулся, но все же спросил:

– И значит…

– Да; они могут не иметь человеческого облика.

Роботы глядели на него с каменными лицами.

– Не позволяйте девушке проходить через эту процедуру! Еще не поздно! Она не должна подвергаться случайному слиянию клеток! - воскликнул Спингарн, хотя понял, что это уже произошло.

– Девушка сейчас стала одной из вероятностей в вашем будущем. Ее нельзя вычеркнуть. Она должна сыграть свою роль, Спингарн. Вы обнаружите, что девушку невозможно удалить из различных вариантов будущего, открытых для вас.

– Вы подготовили остальных? - поинтересовался Спингарн.

– Как вы хотели, - ответил робот.

– Насчет робота, о котором вы спрашивали, Спингарн, - прервал их четвертый Страж.

– Ну?

– Вы уверены, что вам нужен именно этот робот? Спингарн колебался. Это был трудный выбор, но он уверен, что принял правильное решение.

– Почему вы спрашиваете?

– У робота должны быть ограничения. Мы согласны с инструкцией Директора, что вы можете взять себе в спутники, кого пожелаете. Но роботу нельзя позволить изменять вероятности в Сценах Талискера. Поэтому мы обязаны встроить в него определенную стратегию. Он не сможет выходить за её пределы.

«Что и следовало ожидать, - подумал Спингарн. - Нельзя бесконтрольно использовать огромные ресурсы робота».

Спингарн почувствовал сильное возбуждение, охватившее все его существо. К чему медлить?

– Продолжайте! - приказал он.

Ужасная процедура. Инъекция всего лишь одной клетки, которая пожирает старые воспоминания и вытесняет их другими. Молниеносная вспышка, которая может непредсказуемо изменить внешний облик человека!

Насколько может сохраниться человеческий облик? Что станет с девушкой?

– А со мной? - спросил он вслух, когда блестящая рука приподняла его голову.

Но Спингарн уже перестал волноваться. Хорошо, что кончилось томительное ожидание. Как будто все личности, вошедшие в него, издали крик одобрения. Бесконечные по-1ружения в новые воплощения подходили к концу. Больше не будет спасений и хитроумных бегств! Ничего, кроме невероятного круговорота Сцен и космических событий на Талискере!

И той, другой твари.

Таинственная сила!

Четыре робота подняли мрачные клешни в салюте.

Клетка пробилась через ткань основания черепа Спингарна, молниеносно приближаясь к жизненно важным центрам. Если клетка задержится, то погибнет, если она достигнет цели, то разрастется в миллион миллионов раз!

Спингарн содрогнулся. Началась мучительная перестройка организма. Его, ревущего от боли и страха, вместе с другими членами отряда выбросили через лабиринт тоннелей в челнок, который доставил их на огромный межзвездный корабль, похожий на утес с гладкой, ослепительно сверкающей поверхностью, а затем в липкую, успокаивающую серую жидкость.

Межзвездный корабль замерцал и исчез.

Он пробивался через звезды, нырял и выныривал из безумных воронок искривленного пространства и времени, управляемый роботами, которые понимали, что это самое отчаянное предприятие в истории человечества.

Спингарн не видел пустынных просторов Внешнего Залива, где мелкие обломки новой материи пролегали через провал в галактике. Роботы уверенно вели корабль мимо опасных районов, охраняя своих пассажиров, которых вскоре ожидали невообразимые ужасы. Они высадили небольшой отряд в том месте Талискера, где большие компьютеры предсказали развитие необычайных жестоких событий.

Вскоре корабль исчез, и четверо путешественников увидели часть планеты, лежащую за Внешним Заливом.


 Глава 13 

Четверо спутников глядели на дорогу, которая поднималась прямо в черное небо. Дорога возвышалась над местностью, хотя вдали внимание привлекала цепь пирамидальных сооружений. Дорога казалась живой. Она слегка колебалась на сильном ветру, и с неё падали капли какой-то живой влаги на глину и камни. Позади них висело неяркое солнце, его свет не отбрасывал теней. Планета но казалась ни враждебной, ни приспособленной к жизни, ни ужасающей, ни привлекательной. Она была пустынна - по крайней мере та её часть, где оказались путешественники. Но дорога! Шоссе не поддерживалось ничем, кроме тумана. Огромное сооружение из тяжелых материалов - Спингарн разглядел камень и сталь, - которое поддерживалось нематериальным туманом и воздушными потоками, тут же поставило перед ними сложную проблему ориентации.

– Дорога должна вести куда-нибудь, - произнес кто-то из их группы.

Женщина. Этель, как понял Спингарн. Этель, которая относилась к нему как любовница и поклонница. Дурнушка Этель, игравшая важную роль в его прошлой жизни. Он посмотрел на нее.

Этель взглянула на Спингарна, и они оба застыли и шоке. Затем они повернулись к двум другим спутникам, благоговейно глядевшим на возвышающееся огромнее сооружение, которое казалось абсолютно нереальным. Дорога тревожила, и они постоянно оглядывались па нее.

– Этель? - спросил Спингарн у полупрозрачного существа.

– Спингарн! - воскликнула девушка.

– Рядовой Спингарн? - прорычал другой голос.

– Что с тобой сделали, Спингарн?!

– Ты Этель? - глупо повторил Спингарн.

– Рядовой Спингарн, докладывай! - приказал сержант Хок.

Спингарн попытался дотронуться до девушки, у которой от прежней Этель сохранились только сияющие глаза. Все остальное изменилось. Затем он понял, что долговязое тело Хока тоже претерпело трансформацию. Сержант потянулся за знакомой глиняной трубкой, но не мог справиться с ремнями своего ранца. Робот остался прежним - золотисто-красное бархатное одеяние сияло в холодном солнечном свете.

Этель вздрогнула, но не от холода, а от отвращения.

Почему?! Спингарн искал причину.

Я остался самим собой, подумал он с удовлетворением. Девушку встревожил Хок. Или, может быть, Арбитр тайм-аута. Но что касается меня, то я благополучно…

– Черт меня побери! - проревел сержант. - Спингарн, почему ты так одет?! Я выпорю тебя, приятель! Ба, да ты шарлатан! Ты проклятый… проклятый итальяшка! На тебе костюм бродячею актера - где твоя форма, Спингарн?

– Я? - недоуменно спросил Спингарн. - Я?

Он все ещё с удивлением осознавал последствия мутации клеток. Сержант качался на сплошном металлическом основании; там, где раньше были его ноги, сейчас находился большой, причудливо изогнутый кусок металла. Этель же была почти неузнаваемой.

Она стала восхитительной, стройной, с высокой грудью, её большие голубые глаза сияли на ослепительно красивом лице. Этель, которая отказалась от перестройки тела, претерпела волшебное превращение.

– Крылья? - спросил Спингарн в замешательстве, заметив тонкую ажурную перепонку на спине девушки.

– Ты слышишь, рядовой Спингарн? - прервал его Хок.

Спингарн был готов рассмеяться над смущением Хока. В новом облике сержанта саперов проявилась какая-то безумная правда. Но Этель, ставшая крылатой феей! И только он, Спингарн, сохранил более или менее привычный человеческий облик!

Робот энергично размахивал манипуляторами, готовый выдать предположения и объяснения. Но Спингарн опять обернулся на дорогу и пришел в полное замешательство. Он думал, что попадет в серию фрагментов, не связанных друг с другом пространств и времен, но видел только мрачный путь в никуда. Перестав что-либо понимать, Спингарн засмеялся.

– Сэр… сэр Спингарн, - если вы позволите, - я знаю, что это предосудительно, сэр, но, мне кажется, вы должны поглядеть, на что указывают ваши спутники… сэр.

– Смотри! - кричала Этель, показывая на землю под ногами Спингарна.

– Ты хохочешь? - спросил Хок. - Тебе дан приказ, и ты обязан…

Он остановился и, посмотрев вниз, начал понимать, что с ним произошло что-то странное.

– Железо? Винт? Какие-то фокусы французов. Я был в госпитале - это мина, Спингарн! Они оторвали ноги у старого солдата!

– Поглядите вниз, сэр, - предложил робот.

Испуганный Спингарн последовал его совету.

Хок пытался что-либо понять. Он вытер со лба пот и достал флягу из ранца.

Между ног Спингарна, аккуратно свернувшись па глине, лежал похожий на хлыст хвост. Спингарн резко отпрянул от него, так как ему показалось, что это змея. Однако хвост последовал за ним и, когда Спингарн остановился, свернулся кольцами. Спингарн ощутил слабые движения на конце хребта. Хвост был снабжен шипом.

– Теперь ощупайте свою голову… сэр!

– Уф! - вздрогнула девушка.

Похоже, что она только сейчас почувствовала крылья на спине и без всяких усилий вспорхнула на несколько метров над местом, где только что стояла. Спингарн взглянул на лицо Этель. Ее довольно длинный нос исчез, и на его месте оказался маленький красивый носик правильной формы. Но крылья! Они медленно поднимались и опускались, к изумлению Этель. Она уставилась на них широко раскрытыми тревожными глазами, как будто только что пробудилась от сна.

– Крылья! - прошептала она.

Они бились все быстрее и быстрее, и девушка закачалась вверх-вниз, когда случайный порыв ветра отнес её на несколько метров в сторону от молчаливой группы.

– Все дело в вине, - заявил сержант Хок. - Надо было пить пиво. Спингарн, выполняй свои обязанности! Черт меня побери, мадам, если вы - не французская ведьма. Больше я ничего не скажу.

Хок взглянул на щеголеватого робота и недоверчиво отвернулся от пего. Спингарн поднял руки к голове, уже догадываясь, что найдет там.

– Я могу понять, как все произошло, сэр… на случайный процесс слияния клеток оказывают влияние подсознательные изображения того, что человек считает сваей настоящей натурой… сэр!

– Я могу летать! - объявила Этель. - Спингарн, ублюдок, что ты с нами сделал! Черт возьми, я фея, Спингарн. А ты…

Она подавила истерический смешок.

Рога на голове Спингарна имели длину около восьми сантиметров. Видимо, пока они были хрящевыми и затвердеют со временем. Их кончики твердые и острые - достаточно твердые, чтобы проткнуть, например, мясо. Рога слегка отгибались назад, выступая из густых черных кудрей примерно на треть длины.

– Злая шутка! - заявил Спингарн. - Какая-то генетическая шутка, которую с нами сыграли роботы!

Рога. И тонкий, как хлыст, хвост.

Спингарн взмахнул кончиком хвоста, слегка пошевелив спиной. Хвост хлестнул по воздуху.

– Ненавижу эту гадость! - крикнула Этель. Она грациозно поднялась метров на шесть в воздух, где её подхватил воздушный поток. С некоторым усилием она повернулась лицом к ветру и своим спутникам.

– Нет! - произнес Спингарн, наблюдая, как хвост шевелится сам собой. - Нет! - повторил он, когда Этель, запыхавшаяся и явно довольная, спланировала и опустилась на землю рядом с ним. - Нет, - пробормотал он, когда сержант Хок развернулся на железных конечностях, нашел кусок камня и начал экспериментировать.

– Я боюсь, что да, сэр, - сказал робот. Хок медленно поворачивался, его металлическое основание вгрызалось в камень. - Понимаете, никто не может предсказать, что произойдет с вашей телесной оболочкой при случайном слиянии клеток.

Робот гордился своим гуманоидным обликом! Он выставлял напоказ элегантную форму, более или менее напоминающую человека. Спингарн поглядел на него с ненавистью.

Робот заметил это и перешел па обычный смиренный тон:

– О, пет, сэр! Мы не могли измениться. В конце концов, сэр, я - только набор деталей. Я просто робот, сор!

– А мне все это нравится, Спингарн, - безапелляционно заявила Этель. Она оглядывала свое новое тело, - Посмотри на меня, Спингарн! Я сознательно никогда не согласилась бы на перестройку тела, однако она произошла! Может быть, нехорошо так говорить, по мне кажется, что я изменилась к лучшему!

Этель расправила крылья в лучах заходящего солнца. Спингарн стал размышлять о своем удивительном превращении.

Его ноги покрылись густой черной шерстью, но в остальном более или менее похожи на прежние. Этель ждала, что он ответит.

– Да, - согласился с ней Спингарн, - к лучшему.

– Но ты ужасен, - вздрогнула она. - Как ты мог превратиться в дьявола? Подумать только, что я хотела быть твоей функцией!

Забытые воспоминания были разбужены. Спингарн вспомнил про странных тварей, которые обитали во фрагментарных Сценах Талискера.

– Могло быть и хуже, - сказал он. - Но что нам теперь делать?

– Жду ваших приказаний, сэр!

Спингарн увидел, что Хок упорно пробивает тоннель в земле. Куски камня вылетали из-под его железных ног.

– Хок!

– Для тебя я сержант Хок, парень!

Спингарн понял, что Хок все ещё находится в тисках условностей, больше соответствующих восемнадцатому веку, чем этому пустынному и жуткому месту.

– Перестань, Хок, ведь мы же приятели! - убеждал сержанта Спингарн.

– Твои приятели - бродяги и французишки! Оставь бедного старого Хока в покое - он не одобряет твои сумасбродные выходки!

– Как вы думаете, куда ведет дорога? Этель посмотрела на гигантское сооружение в черном небе.

– Какие будут приказания, сэр?

– Мы подведем мину под французские редуты, - объявил Хок, медленно опускаясь в пробитый туннель. - Спингарн, я назначаю тебя ответственным за безопасность галереи. Бери мушкет и присоединяйся ко мне!

Хок нашел убежище в своей старой личности. Он все ещё сохранял нормальную психику и пытался найти здравый смысл в обычаях восемнадцатого века.

Спингарн старался разобраться в собственных мыслях и примириться со своим ужасным превращением в карикатуру на человека - в тварь из древних кошмаров. Он пытался связать Этель и Хока с их нынешней реальностью. В отчаянии он взглянул на робота, ища помощи. Toт наклонил голову набок, как ученый, и сказал:

– Не знаю, возможно, мой короткий рассказ из времен Парового Века развеселит вас, сэр? Я начал его, когда вы так искусно управляли капсулой тайм-аута. Итак, сэр, у пас было два соперничавших племени - французы и британцы. Случилось так, что, угрожая противнику чрезвычайно мощным взрывчатым веществом и используя верную геополитическую стратегию, одному из племен удалое: взять под свой контроль обширный район континента И тогда, сэр, у нас возник кризис. Конечно, это была не катастрофа, но достаточно глубокий кризис. Например, я понимал, что если там появится настоящий гений военного дела, то Сцен а может потерять равновесие. И я был прав! Существовала большая степень вероятности, что такой человек окажется родом не из темени британцев. И я опять был прав! И что же, сэр, вы думаете…

Спингарн увидел, как Этель снова вспорхнула вверх. Она исполняла простейшие фигуры высшего пилотажа. Робот все бубнил. Голова Хока оставалась над поверхностью земли.

– Там что-то странное, - сказала Этель.

– Что именно? - спросил Спингарн.

Этель сказала, но он ничего не разобрал. Сержант Хок. почувствовав тревогу в голосе Этель, остановился. Робот, тоже замолчал.

– Движется сюда, - взволнованно произнесла Этель. - Это похоже на…

Затем все они услышали слабый одиночный вопль, выражавший одновременно ужас и предупреждение.

– Ну? - спросил Спингарн у робота.

– Это человек, сэр.

– За ним охотились! - решила Этель. Она качалась на г.отру, пытаясь принять наиболее удобную позу. - Это волк… нет, человек. По па четырех ногах!

– Боже! - сказал Хок.

– Определенно человек, сэр, - подтвердил робот. Этель поднялась выше.

Вопль дикого ужаса многократно отразился от голой земли. Затем странный шум раздался совсем рядом.

Спингарн услышал, как Этель присоединилась к ужасному крику.

– Этель! - позвал он.

Она медленно опустилась на землю. Хок осторожно выбрался из выкопанной им ямы и обнял её худыми руками.

– Они охотятся за человеком-волком, - прошептала она, её голубые глаза широко открылись от ужаса.

– Кто, Этель?

– Призраки!

Спингарн почувствовал, что в его встревоженном уме пробудились воспоминания о прежних воплощениях. Призраки! Нематериальные существа, состоящие из тумана, а не из плоти и крови! Он слышал шепот ночи и беспредельного пространства в воспоминаниях, которые почти изгладились из его памяти.

Таинственная сила!

– Призраки? - удивился сержант. - Вы сказали - призраки, сударыня? Черти? Блуждающие огни?

– Ты видела призраков? - спросил Спингарн.

– Они направляются сюда, - испуганно ответила девушка. - Сплошной стеной, неотвратимо, как сама смерть! Спингарн взглянул на Хока, а затем на робота.

– Кто они такие?! - воскликнул он.

– Это мое первое путешествие, сэр, вы должны знать о них больше меня, - заявил робот.

– Что нам делать?!

Робот пожал плечами, покрытыми золотисто-красным бархатом.

– Идем, рядовой Спингарн! - прорычал Хок. - Отступаем!

– Куда?!

– Если бы я мог предложить, сэр, - вмешался робот, - туда, - и он показал на дорогу.

Еще один крик послышался вдалеке, и что-то ещё - тихое и приглушенное ворчание, какое издают грызуны, нашедшие вкусную пищу. Прозвучал последний крик, ясный и громкий:

– Барьер! Затем шум стих.

– Идти к дороге? - прошептал Спингарн, поняв вместе с другими значение зловещей тишины. - Зачем?

– Саперы, ко мне! - заорал Хок.

– Я думаю, что они не последуют туда, сэр.

Хок развернул парящую над землей девушку причудливым вращательным движением.

Солнце село, и странная дорога замаячила ближе.

Затем неясное ворчание возобновилось, и они побежали. Небольшой отряд мчался через каменные глыбы, зная, что твари из ночных кошмаров приближаются.

Спингарн оглянулся. В туманных очертаниях виднелось то, что могло быть огромным ртом. Бесплотная тварь, преследовавшая их, приближалась. Спингарн понял, что случилось с человеком-волком.


 Глава 14 

Разбитая земля внезапно расступилась перед широкой черной дорогой. Поверхность дороги была покрыта большими каменными глыбами, похожими на базальт. Почувствовав её холод под своими голыми ногами, Спингарн ощутил атмосферу тайны, которая уже охватывала его в другом, исчезнувшем воплощении.

Дорога, непонятно как, висела в пустоте. Странные и ужасные твари, которые подлетели к дороге и повернули прочь, как будто внезапно потеряли запах добычи. Ощущение существования, в которое попали четверо спутников, и безумные трансформации, которым подверглись трое людей, - все соединилось в какое-то Вероятностное Пространство, где не могли действовать Законы Вероятностей

И все же они были здесь, в Сценах Талискера, и пережили первую смертельную опасность!

– Они ушли, Спингарн, - перевела дыхание Этель. - Гляди, они повернули прочь.

– Я так и предполагал, сэр, - сказал робот.

– Черт побери, ты, заводная мартышка, почему не сказал раньше? - проревел Хок. - Если знал, что бесы не придут сюда, то должен был доложить нам!

– Нет, сэр, - возразил робот. - Я запрограммировал так, что обязан избегать нарушения Законов Вероятностей,

– Заводная мартышка! - набросился Хок на робота. - Французские фокусы, будь я проклят! Куда ты привел нас, рядовой Спингарн?! Надо было пить английское пиво и оставить твои проклятые французские штучки. Слышите, бесы воют! - он беспокойно осмотрелся. - Что это за место?

В тусклом свете двух небольших лун, которые внезапно взошли над горизонтом и остановились, будто по команде, Спингарн увидел внизу напугавших их нематериальных тварей.

– Они не придут сюда? Правда, Спингарн? - дрожащим, тихим голосом спросила Этель.

Спингарн все ещё мог разглядеть останки человека-волка в раскрытой пасти чудовища.

– Не придут? - сказал Спингарн, как будто повторял урок. - Почему бы и нет?

Он спрашивал робота, но ответил Хок.

– Легионы Сатаны избегают владений Ее Величества, рядовой Спингарн. - Спингарн знал, что Хок, должно быть, пытается разрешить для себя проблему ориентации. Сержант достал из ранца бутылку, укоризненно покачал головой и решил, что хватит пить.

– Кто они? - вздрогнула Этель. - Чего они хотят?

– Ну? Где твой монитор?! - прикрикнул Спингарн на робота.

– Использовать современное оборудование на Талискере, сэр? - произнес робот в сомнении. - Как Арбитр тайм-аута я обязан признать такую процедуру недопустимой и не могу оправдать использование…

– Здесь не тайм-аут, будь ты проклят! - прорычал Спингарн.

– Хорошо, сэр. С удовольствием!

Приглушенный вой и ворчание тварей, копошившихся внизу, постепенно стихли.

Трое людей глядели на неподвижную фигуру робота; его одеяние причудливо сияло в свете близнецов-лун. Поднялся ветер, и крылья Этель затрепетали. Наконец робот заговорил:

– У меня нет достаточных данных об этих тварях для удовлетворительного ответа, сэр. У них нет разума. Они не являются продуктом каких-либо экспериментов людей в области генной инженерии.

– Тогда почему бесы гонятся за нами?! - спросил Хок.

– Почему? - повторила Этель. Спингарн знал - почему.

– Им нужно что-то в черепе человека, - ответил робот. - Забавно, сэр. Здесь они охотятся на людей. - Он покачал своей гуманоидной головой.

Этель упала в обморок.

– А человек-волк? - поинтересовался Спингарн, хотя уже знал ответ и на этот вопрос.

– Я могу применить к данному случаю Законы Вероятностей, сэр. Это был ваш знакомый, агент Управления по борьбе с катастрофами. Он рекомендовал вам держаться подальше от дороги.

– Но призраки увидели его, - сказал Спингарн.

– Да, сэр.

– Они получили то, что хотели, - произнес Спингарн с расстановкой.

Этель пришла в сознание.

– Где твари? - прошептала она.

– Ушли, - ответил Спингарн. - Они не подойдут к дороге,

– Почему? - спросила Этель.

– Почему? - повторил её вопрос робот. - Потому что мы находимся во фрагменте Сцены, мадам! Здесь часть фактора смены Сцен! Призраки, как вы зовете их, не могу: взаимодействовать ни с одним барьером старых Сцен! Вот что агент Управления по борьбе с катастрофами пытался сообщить вам, сэр, - обратился он к Спингарну.

– Но теперь, раз мы оказались на дороге, что нам делать дальше? - спросила девушка.

Дорога, как будто ей в ответ, начала двигаться.

– Можете прирезать меня! - проревел сержант в изумлении, - Проткните меня никой и отправьте в госпиталь! Боже мой, Спингарн, что здесь за место? И почему королевская дорога извивается, как испанская шлюха?

Даже находясь в центре странных событий, в ходе которых Талискер начал превращаться в ужасающую действительность, Спингарн почувствовал жалость к полностью сбитому с толку сержанту.

– Это все фокусы французов, сержант! Мы справимся с ними! - Затем он обратился к роботу: - Оцени вероятности, черт возьми, и объясни, что происходит!

Робот начал возражать:

– Я не имею права подсказывать вам курс действий, режиссер Спингарн, - я слишком хорошо осведомлен о ваших исключительных качествах…

– Дорога поехала!

Только Этель держалась более или менее прямо. Других резко бросило назад. Хок медленно перекувырнулся, Спингарн упал на кольца своего хвоста, робот выдвинул мощные стабилизаторы, чтобы удержаться в равновесии. Далеко под ними лаяли и выли невиданные твари.

– Она везет нас с собой!

Несколько секунд все хранили молчание. Затем Хок приказал Спингарну принести связку гранат, чтобы бросить их в кромешную тьму, где скопились отвратительные аморфные существа. Спингарн не обратил на Хока внимания - с сержантом можно разобраться позже. Сейчас надо понять, с чего начинать на этой безумной планете.

– Работай! - крикнул Спингарн роботу. - Для чего, по твоему мнению, я взял тебя с собой, проклятый автомат? Что это за дорога? Почему она движется? И куда, черт возьми, она везет нас?!

– Ты сам должен знать, Спингарн, - пробормотала Этель.

Спингарн нечленораздельно зарычал па нее. Хок начал выходить из себя. Дорога заколыхалась, как огромная волна из бетона и стали. Они чувствовали её движение, хотя не могли понять, каким образом она двигалась и куда их везла. Робот неохотно позволил своим электронным схемам оценить вероятности. Спингарн с нетерпением ждал результатов. Наконец робот сказал:

– На самом деле вероятность не работает здесь так, как должна, сэр. Я могу дать наиболее достоверное заключение? Хорошо, сэр. Мы находимся на пересечении двух старых Сцен, разделенных дорогой, которая представляет собой примитивную форму молекулярного барьера. На одной стороне дороги должна быть одна Сцена, а на другой - совсем другая. Первоначально барьер должен был полностью разделять Сцены. Но сейчас, сэр, Сцены не статичны. Они могут измениться в любой момент.

– Французы? - прорычал Хок снова. - Французская мартышка? Он француз, Спингарн! Пристрели его - он, без сомнения, шпион! Кто-то предал нас - золото помогло французам узнать, где искать пашу галерею. Скинь его с проклятой башни, Спингарн!

– В свое премся, сержант, - успокоил Хока Спингарн. Он думал, не ошибся ли, выбрав этого человека для своей небольшой группы. Но все же Хок с его воинственностью мог пригодиться, и на него можно положиться в трудную минуту. Скоро придется заняться решением тяжелой задачи - подавления в сознании Хока личности восемнадцатого века, которая определяла каждую его мысль. - Мы попали в неприятное положение, сержант, - объяснил он. - Вы доверяете мне?

– Я-то доверяю! - укоризненно произнес Хок, глядя на робота. - Но ты ещё пожалеешь, что не всадил пулю в мартышку.

Спингарн представил себе пулю, пробивающую тонкие механизмы робота, и вздрогнул. Робот был единственным звеном, соединяющим его с двадцать девятым веком.

– Сержант?… - спросила Этель. Ее тон заменил остальную часть вопроса.

Спингарн посмотрел на нее. Ее крылья аккуратно сложены. Почему Хок не удивлялся её облику?

– Попытайся объяснить ему ситуацию, - посоветовал он Этель.

– Хорошо! - согласилась она и посмотрела с отвращением на его хвост.

Спингарн снова обратился к роботу:

– Рассказывай, к какому выводу ты пришел. Я взял тебя с собой, потому что вы, мета-роботы, известны своей проницательностью. Докажи, что вы заслужили такую репутацию!

Нехитрая лесть дала свои плоды. Автомат начал прихорашиваться и смахнул несколько пылинок со своей золотисто-красной мантии.

– Да, сэр!

– Что, дорога - вовсе и не дорога?

– Нет, сэр. Хотя она была построена поверх примитивного барьера. И она каким-то образом функционирует. Она течет вдоль старых барьеров, разграничивающих Сцены.

– И куда она везет нас?

– Наиболее вероятное предположение, сэр?

– Да.

– Мы - незваные пришельцы. Она доставит нас в бывший Центр допросов, если Сцен ы Талискера функционировали нормально.

– Но это не так.

– Да, сэр. Они подвержены Сменам.

Да. Сцены Талискера действовали случайным образом.

– А призраки?

– Абсолютно неясно, сэр, - может быть, они местное изобретение. Никакое слияние клеток не могло создать их. - Робот задумался. - Я полагаю, что они вообще не люди, сэр, и никогда не были ими.

Спингарн почувствовал приближение смертельного страха. Таинственная сила!

Четыре суперробота уже предупреждали его.

Таковы первые проявления деятельности таинственной силы?

Минут пять Спингарн разглядывал крошечные облака, плывущие назад, пока странная дорога мчалась в ночи. Он видел город, сверкающий огнями и исчезнувший, будто его задули, как свечу. Однажды огромный воздушный корабль промчался рядом с дорогой и повернул прочь с огненными вспышками, вырывавшимися из старинных двигателей.

На Талискере существовала организованная жизнь.

Но кто или что организовало ее?

И что древний барьер сделает с ними, когда скорость снизится? Куда может привести их черная дорога с каменной мостовой?

Этель успокаивала Хока.

Спингарн взглянул на неё и на сержанта.

– Сержант! - позвал он. - У меня есть для вас дело.

– Клянусь дьяволом, Спингарн, на странную службу ты призвал старика! Боже мой, Спингарн, ты - с хвостом, она - со странными французскими штуковинами на рубашке, а я - с парой железных ног! Что ты сделал со старым солдатом, приятель! - Но Хок явно был доволен происходящими событиями. - Чем мы можем послужить Царю Тьмы?

Даже Спингарн был смущен, но Этель лукаво подмигнула ему. Он увидел лунный свет, отражавшийся в её ясных глазах, и понял, на что она намекала.

– Царь Тьмы? Да, сержант!

– Можешь больше ничего не говорить! Я знал, что такой старый грешник, как я, попадет в ад, и ничуть не удивлен, оказавшись здесь! - Сержант засмеялся. - Хотел бы я знать тебя на английской земле! - обратился он к Этель. - Наверное, ты была добропорядочной девицей. Что же с тобой случилось? Как у тебя оказалась пара крыльев?

Спингарн вспомнил, о чем он сам подумал, когда брался из осады Турне. Как и Хок, он решил, что погиб и попал в загробный мир, в существование которого верили первобытные люди. Заслуга девушки в том, что она поддерживала веру Хока. Затем Спингарн увидел, как Хок подмигивает ему.

– Ты теперь капитан, Спингарн! Ты оказался большим дьяволом, чем я, приятель! Ну так, капитан-дьявол Спингарн, что за чертовщину - прошу прощения, приятель, - ты замышляешь?

Сияющее лицо Хока выражало неподдельное удовольствие. Спингарн вспомнил, что он выглядел так, когда француз в сверкающих стальных доспехах медленно плыл, кувыркаясь, по воздуху над полями Турне, Хок был именно тем человеком, какой был ему нужен. Но сначала - робот. Спингарну необходимо знать, какую реальную помощь способен оказать ему робот в этом странном переплетении Сцен.

– Я не могу называть тебя «Арбитр тайм-аута» - слишком вычурно.

– И это не французское имя, - заметил Хок. Робот начал приглаживать свои золотисто-красный ворс.

– Я понимаю вашу дилемму, - заговорил оп, делая незаметный жест в сторону сержанта. - Вы так искусно с ней справились, сэр! Как вы понимаете первобытный мир! Мы все были восхищены вашей экскурсией в Китай!

– Назови свое имя! - строго приказал Спингарн.

– Слушаюсь, сор! Я был бы не прав, если бы считал себя здесь Арбитром. - Робот поглядел во тьму, которая слегка оживлялась лишь двумя светящимися точками в вышине. - Мы, мета-роботы, имеем пристрастие к Золотому Веку, сэр!

– Спингарн, ты можешь заставить его замолчать? - заявила Этель, потеряв терпение.

– Гораций, - произнес робот.

– Раций? - переспросил Хок.

– Гораций, - повторил робот терпеливо.

– Хорошо, Гораций, - сказал Спингарн. - Скажи, какое участие ты примешь в наших делах? Сначала я хочу знать, чего ты не можешь делать. - Он подозревал, что робот прошел процедуру, подобную генной реконструкции, которая так изменила Хока, Этель и его самого. У него, очевидно, изменены цепи и введены ограничения на применение могущественного оружия. Например, автомат не вправе воспользоваться обычными фазерными излучателями, которыми был вооружен. Он мог даже отказаться запускать волновые бомбы.

– Да, сэр. Мне запрещено совершать агрессивные действия.

– Любые?

Это спросила Этель.

– Да, мадам. То есть пет, мадам. Я должен дополнить сказанное: против людей.

– Значит, ты можешь использовать фазеры и волновые бомбы против других существ?

Робот замешкался, как будто читал перечень правил.

– В экстренных случаях, сэр. - Он засмеялся так, как смеются роботы, издавая звуки вроде скрипящего фырканья, которое закончилось серией электронных заиканий. - Думаю, сэр, вы можете положиться на мою силу.

– Но не применять её против людей!

– Прямо или косвенно, - согласился робот.

– Полагаться надо на свой мушкет! - заметил Хок. - Тройной заряд и хороший вулвинский порох. Нет лучшего оружия для жаркого боя, не считая гранат.

– Я учту это, сержант! - сказал Спингарн и опять обратился к роботу. - Гораций, а что тебе разрешено делать?

Вопрос был коварный.

Хотя роботу было разрешено в критических ситуациях оказывать помощь оружием, он не мог применять его, если в результате изменялись статистические вероятности в Сценах. Это означало, что робота можно призвать на помощь только в том случае, когда Спингарн уже нашел способ решения проблемы. Иначе ему придется полагаться на себя - на свои собственные таланты и свою способность манипулировать вероятностями ситуации.

– Значит, Гораций, ты можешь помочь мне найти способ манипулирования событиями, но не должен вмешиваться?

– Именно так, сэр.

– Начинай сканировать! - приказал Спингарн.

– А я? - спросила Этель.

– Отдыхай.

Марвелл, компьютер и Стражи говорили, что она тоже ему понадобится, но, видимо, только в отдаленном будущем. Этель успокоилась и расслабилась.

– Ты не забыл про меня? - спросил Хок. - Капитан, у вас есть задание для старого солдата, который рад служить вам?

– Конечно, - успокоил его Спингарн. - Не бойся, сержант. Твои таланты - вот то, что мне нужно сейчас.

– Засада на бесов? Может, подведем под них мину? Конечно, они тоже смертны, и мы можем их взорвать.

– Может быть. Но не сейчас. Видишь дорогу, на которой мы находимся?

– Чудо, - согласился Хок, вытащив глиняную трубку и набивая её табаком, пахнущим медом. - Но чего ещё ждать в преисподней? - Он ударил по кремню сталью, ц трубка загорелась во мраке.

– Докуривай трубку, сержант, а затем вырой тоннель в дороге.

– Мы разрушим её изнутри?

– Вот именно, сержант.

Робот закончил медленное обозрение движущихся горизонтов.

– Ваши приказы? - спросил он.

– В данный момент ничего, Гораций.

– Сейчас наша с капитаном очередь, - вмешался в разговор Хок. - Оставайся на посту, мартышка! Тут работа для саперов.

– Вы разрушите дорогу? - спросила Этель, спокойно наблюдавшая за ними.

– Разрушим, - подтвердил Спингарн.

– Как? - продолжала спрашивать Этель.

– У меня есть несколько гранат, - ответил сержант, снимая ранец со своих крепких плеч. - Вы слышали, чтобы сержант саперов когда-нибудь был без своих инструментов?

– Но что будет с нами?!

– Дорога остановится. - Спингарн думал о безумном мире, ждущем их впереди. - И мы покинем её, Этель.

– Давай останемся на дороге!

– Ив конце концов окажемся в старом Центре допросов? Мы все погибнем там!

Этель напряженно наблюдала, как кружится Хок. Воздух наполнился треском каменных блоков. Хок, человек-сверло, выкрикивал непристойные песенки восемнадцатого века, пробуравливая темную поверхность. Осколки камня шлепались на мокрые края дороги. Куски базальта отлетали вверх и со свистом уносились в пустое пространство под дорогой. Три или четыре летучие мыши, привлеченные звуками, кружились над головой сержанта. Этель вспорхнула в воздух, чтобы отогнать их, и мыши улетели с резкими криками. Впервые с тех пор, как он оказался на Талискере, Спингарн смог перевести дыхание и понял, что придется смириться с той дурацкой ситуацией, в какую он попал.

Через несколько мгновений он заметил, что Этель глядит на него.

– Что будет с нами? - спросила она.

– Понятия не имею.

– Наиболее вероятное предположение? - спросил робот.

– Давай! - ответил Спингарн, подумав.

– Мы нарушим здесь баланс существования. Мы не являемся случайным элементом в данной ситуации.

– Баланс существования?! Здесь?! Как такое может быть?

– Все сходится, сэр.

Дорога плыла в ночи. Они оставили позади уже сотни километров. Местность резко изменилась. Вокруг возвышались горы, их снеговые шапки холодно и сурово сияли в лунном свете. Позади внезапно началось извержение далекого вулкана, и его грохот эхом прокатывался через высокие пики, возбуждая мощные колебания. Небольшой отряд зачарованно прислушивался, пока не наступила полная тишина.

– Но что может произойти, когда сержант взорвет дорогу? - спросила Этель. - Легко говорить про баланс существования! Я хочу знать, что случится, когда мы окажемся в одной из Сцен!

– Готовь шнур, приятель! Капитан, мы прошли насквозь! - раздался громкий голос Хока. - Тут под дорогой что-то вроде сточной трубы - ты слышишь, приятель?!

– Слышу, сержант!

– Я засунул гранаты в глубокую трубу - тут полно каких-то штуковин, и я не знаю, для чего они нужны, - как в оружейной лавке! - продолжал кричать Хок. - Но мы остановим французские машины, верно, капитан?

Спингарн извлек из вместительного ранца сержанта длинный запал. На мгновение он снова оказался в том древнем времени подземных боев и человека в доспехах, чей меч блестел от крови саперов. Этель повисла на нем, преодолевая отвращение.

– Спингарн, ты соображаешь, что делаешь? Его хвост просвистел рядом с длинными, стройными ногами Этель.

– Какая гадость! - пожаловалась она.

Спингарн увидел, что сержант мрачно усмехнулся.

– Извини. Я научусь обращаться с ним. - Спингарн увидел, что зловещий ниш подмигивает ему. Хвост мог быть подходящим оружием в рукопашной схватке. Спингарн попытался сделать несколько контролируемых движений. Для этого надо расслабить нижнюю часть позвоночника, а затем совершить боковое движение, начиная от лодыжек.

– Спингарн! Ты порвал мне платье, ублюдок!

– Где шнур?

Сержант Хок потерял терпение.

Но скоро все было в порядке. Длинная извивающаяся трубка с порохом опущена в отверстие, которое просверлил Хок. Дальний конец трубки протянулся метра на два над обломками дороги. Хок с трудом выбрался наружу.

– Оказывается, я могу использовать свои железные ноги как бур! - пробормотал он. - Кто бы мог такое подумать о старом солдате королевы Анны? Что бы сказал капрал! Но он мертв, как и мы! Мир ему, - добавил он благочестиво. Хок нахмурился, но вмешательство робота избавило Спингарна от эсхатологической дискуссии. Он не думал, что сможет объяснить сержанту отсутствие Тиллиярда. К счастью, Гораций решил поведать очередное из своих туманных предупреждений:

– Есть высокая вероятность того, что мы приближаемся к концу дороги, сэр, - заявил Горации. - Существует почти полная уверенность, что горная цепь служит следующим звеном в этом примитивном барьере, сэр.

– Тогда зажигай запал, сержант! - приказал Спингарн.

– С большим удовольствием! - ответил Хок. - Держитесь подальше!

Спингарн подумал о древнем оружии под странной, изменяющейся дорогой. Затем, как и его спутники, он осознал всю серьезность момента. Трое людей и робот с тревогой наблюдали, как яркое, разбрасывающее искры пламя бежит по шнуру, оставляя позади дымный след, пахнущий серой. Хок выражал свое возбуждение, выкрикивая проклятия в адрес врагов, оставшихся на другом конце галактики:

– Будьте вы прокляты, мерзавцы, наглые французишки! Желаю вам сгореть в шахте и быть разорванными на мелкие кусочки!

Спингарн приказал всем быстро лечь лицом вниз, защитив голову, подальше от ямы. Но Хока нельзя было заставить принять такую простую предосторожность.

– Ложись! - завопил Спингарн.

– Пусть ложатся трусы! - ответил ухмыляющийся сержант.

В то же мгновение его отшвырнуло метров на пятьдесят вдоль дороги. Из ямы вырвалось огромное красное пламя, а вслед за ним - языки желтого пламени. Свет крошечных близнецов-лун погас под облаком черного дыма.

Сержант Хок хриплым голосом выкрикивал «Ура!».

Сила взрыва вырвала Этель из крепких объятий Спингарна, и только телескопические манипуляторы Горация помешали ей улететь через край разрушенной дороги в темный провал.

Дорога двигалась рывками, извивалась, как живая, и рушилась под ними. Когда дым рассеялся, Спингарн увидел зловещее сооружение, установленное в структуре разрушенного пути, - Центр допросов. Он выглядел, как мрачный памятник жестокой власти, как бы застывший в ожидании, выведенный из строя, но все ещё функционирующий, - молчаливый часовой давно ушедшего прошлого.

Четыре фигуры начали падать через ночной воздух, когда дорога окончательно развалилась. Спингарн увидел, что Этель инстинктивно расправила крылья.

– Капитан Спингарн! Капитан! - кричал Хок в ночную тьму.

– Гораций! - заорал Спингарн во все горло. - Гораций, ты, вместилище запретов, сделай хоть что-нибудь!

Сверкающее железное основание Хока исчезло во мраке, но Этель все ещё была видна. Девушка вспорхнула вверх на случайном воздушном потоке. Но где же робот? Спингарн увидел, что лунный свет отражается внизу от облака пара. Что лежало под ним?

– Капитан! - опять закричал Хок. - Раций! Ты, французский болтун, помоги мне!

– Спингарн?

Этель снизилась, её хрупкие крылья были почти сложены. Она поднырнула под Спингарна, который па мгновение поверил, что она сможет задержать его стремительный спуск. Холодный воздух бил его по голой груди, хвост обвился вокруг лодыжки. Затем его окутал холодный и липкий туман, так что вопли Хока доносились как будто совсем из другого мира.

– Раций! - умолял Хок. - Ты, заводная мартышка, сделай же что-нибудь!

– Гораций! - завопил и Спингарн, - Это твоя обязанность, ведь мы все можем разбиться на скалах!

– Иду, сэр!

Затем робот подал энергию в излучатели, и Спингарна был пойман в невидимую сеть силовых полей.

Силовое поле задержало его вместе с сержантом Хоком. Они ошеломленно посмотрели друг на друга в тусклом сером свете - двое обезумевших и испуганных людей.

Они спускались вниз по спирали.

Девушка нашла их, и четверо пленников Талискера снова были вместе. Фигура робота сверкала и искрилась, когда он изменял силовые поля.

– Сейчас спустимся, сэр! - доложил он. Туман внезапно рассеялся, и серая мгла, покрывавшая землю внизу, исчезла. В то же мгновение все увидели огни.

– Боже! - сказал Хок.

– Очень интересно! - объявил робот.

– Спингарн! - воскликнула девушка. - Что это?

При свете больших костров они увидели группу огромных уродливых существ. Их глаза были направлены вверх.

Они видели причудливых гостей, но и только. Они не выражали пи радости, ни враждебности. В сущности, лишь холодные взгляды говорили, что пришельцев заметили. Но в отсутствии эмоций Спингарн уловил угрозу, почти такую же страшную, как и зловещий вой нематериальных существ, поймавших агента Управления по борьбе с катастрофами.

– Зобастые гиганты, - решил он. Сейчас он мог их видеть. Робот почтительно кашлянул.

– С вашего разрешения, сэр?


 Глава 15 

– Какие они огромные, капитан! - произнес Хок почтительно. - Они убьют нас - по мы же мертвы! Что они могут сделать с нами?!

– Гораций, что ты на это скажешь?

– Чрезвычайно интересная трансформация хромосом, сэр!

– Забери нас отсюда! Черт возьми, они прикончат нас!

– Возможно, сэр, - сказан робот спокойно. - Такой исход не выходит за пределы Вероятностного Пространства, предсказанною компьютером. Но мне не разрешено вмешиваться.

Чудовища глядели вверх, их головы были подняты с неумолимой угрозой. Зубы блестели в красном свете пламени.

– Спингарн! - содрогнулась девушка. - Забери нас отсюда!

Видимо, она лишилась последних сил. Ее ажурные крылья поникли.

– Ты не можешь покинуть пас!

– Извините, сэр, могу. Я должен вас оставить.

– Ты не можешь опустить нас сюда!

– А куда еще, мой дорогой режиссер?! Здесь пересекаются факторы Смены Сцен, сэр. Я всегда восхищался вашей ловкостью, сэр, и уверен, что вы справитесь с ситуацией!

Сержант Хок сообщил, что он лично думает о происходящем:

– Царь Тьмы не допустит такого? Его Сатанинское Величество не оставит нас гигантам?

– Оставит, - произнес Спингарн. Спокойное ожидание гигантов нагнетало страх. Этель первой упала на свободное пространство в кругу гигантов. Спингарн и Хок свалились рядом с ней.

– До свидания, сэр! Я верю в вас!

Уродливые твари издали медленный вздох облегчения, продолжавшийся несколько секунд. Затем снова раздался низкий гул, отражаясь эхом в пещерах и долинах вокруг места, где Спингарн, Этель и Хок лежали, пытаясь прийти в себя. Свирепый рев гигантов стал жить своей собственной жизнью, когда эхо вернулось через ночь.

Спингарн понял, что слишком поздно обращаться к сильным и убедительным аргументам, которые могли бы заставить робота двадцать девятого века применить оружие. Гораций исчез в сияющем блеске, ненадолго удивив гигантов, которым, похоже, хватало и того, что лежало перед ними.

Спингарн понял, что случилось самое худшее.

Гиганты ждали их и теперь с искаженными лицами разглядывали со зловещим удовлетворением. Пока что твари оставались неподвижными. Спингарн оглядывался, удивляясь при виде различных приспособлений, например, аккуратно сплетенных из веток сооружений, похожих па корзины. В центре природного амфитеатра возвышалась грубая платформа из камней, воздвигнутая, очевидно, совсем недавно. Гиганты выглядели так, словно они хорошо потрудились и были довольны своей работой. Одни из них держали в огромных руках факелы, другие - бронзовые инструменты, похожие на ланцеты, - смертоносные, тускло блестевшие орудия.

Спингарн чувствовал не только тепло и запах костров. Воздух был наполнен густыми сернистыми парами и сладковатым, тошнотворным запахом горелого мяса. Место пахло ритуалом, жертвоприношением и смертью. Память подсказала похожую картину: одна из Сцен середины третьего тысячелетия, где тоже совершались человеческие жертвоприношения. Спингарн понял, что в состоянии уловить слишком многое в своей исчезающей памяти. Возможно, гиганты не имеют в виду ничего подобного, подумал он. Может, они рады приветствовать случайных путников.

– Капитан, сэр! - обратился Хок к Спингарну, убрав глиняную трубку, которая каким-то чудом удержалась у него во рту во время спуска на землю. - Капитан, это ваши друзья?

Гиганты разглядывали Хока с интересом.

– Хотел бы надеяться, сержант, - ответил Спингарн.

Крылья Этель закрывали все её тело; жилки в полупрозрачных перепонках вытянулись, и она казалась завернутой в яркий кокон, как куколка насекомого. Этель дрожала в испуге, и если бы Спингарн не обнял её, то упала бы.

– Спингарн, что они сделают с нами?! Ее зубы стучали, большие глаза были широко раскрыты от страха.

– Ничего, - ответил Спингарн, зная, что говорит заведомую ложь. Кольцо гигантов продолжало постепенно сжиматься. Глупо думать, что раз гиганты значительно превосходят их в размерах, то ничего не сделают с существами, столь же уязвимыми, как и они сами. Нет. Гиганты ждали их и приготовились к приему.

Чудовища снова немного продвинулись вперед, не в силах преодолеть свое нетерпение. Более молодые самцы выбегали вперед из круга, и их оттаскивали назад взрослые - волосатые и жирные. Земля тряслась. Спингарн заметил, что ока обжигает холодом, несмотря на горящие вокруг костры. Гиганты издавали неприятный запах. Пот стекал по их сальным телам на утоптанную землю амфитеатра. Спингарн ногами ощущал поступь приближающихся чудовищ. Пока что они молчали.

– Разрешите удалиться, сэр? - прокричал Хок дрожащим от страха голосом, - Я думаю, сэр, что нам лучше убраться отсюда!

– Попробуй, Хок! - ответил Спингарн тихо.

Гиганты заметили их разговор. Приглушенный шепот вырвался из дрожащих губ. Глаза, обезумевшие от нетерпения, сверкали красным пламенем. Затем Хок начал действовать. Он поднялся, оттолкнувшись сильными руками, и немедленно начал сумасшедшее вращение, которое превратило его в человека-сверло. Земля и куски камня разлетались вокруг. Гиганты заревели в унисон:

– Баааа - лууууу - ааааа - дддд!!!

Они повторяли свой мотив, шагая вперед, все больше сжимая кольцо, сотрясая окружающий воздух во всю силу своих легких. Спингарн вцепился в девушку, чтобы не дать ей броситься прямо в их ряды. Хок, похожий на пьяный гироскоп, вертелся все быстрее.

Гиганты уже были в нескольких метрах от них.

Старец с большим животом, кричавший громче, чем его соседи, протянул огромную руку к девушке и Спингарну.

– Сюда! - позвал Хок, перекрывая рев гигантов. - Я вырою тоннель - сюда, капитан!

Он стоял уже по грудь в вырытой им яме.

– Спингарн! - закричала Этель, увидев угрожающую им руку.

Спингарн действовал инстинктивно. Все ещё держа девушку обеими руками, он взмахнул длинным, мощным хвостом, ударив по руке гиганта. Кровь брызнула фонтаном. Огромная рваная рана обнажила разорванные артерии а белую кость; кровь хлынула на соседей старика. Рев затих. Двое людей слышали только деловитое вращение Хока и треск горящих сучьев в кострах. Узкие кольца смертоносного колючего хвоста маячили перед безумными глазами чудовищ.

– Аааааарррффф! - завопило чудовище, подняв кровоточащую руку.

– АААААРРРРФФФФ!!! - оглушительным ревом ответили остальные. - База - луууу - ааа - ддд!

Дальнейшие события Спингарн видел замедленно, как во сне. Этель кричала и пыталась расправить широкий крылья. Спингарн был безоружен, если не считать странного отростка, которым он хлестнул руку вожака гигантов Он снова и снова бил им, увертываясь от медленно движущихся тел. Хок рыл яму, позеленев от ярости. Наконец Спингарна поймали, схватив за хвост. Спингарн почувствовал сильную боль в позвоночнике, когда мстительный гигант раскачивал его над огнем. Этель схватили и бросили в плетеную клетку. Хока и Спингарна, с обгоревшей шерстью и полностью спаленными волосами, швырнули в другие клетки.

Кошмар на этом не закончился. Чудовища теряли терпение. Спингарн видел происходящее отрывками, пробивавшимися через океаны боли в его черепе, через агонию разрывающихся связок его хребта. Гиганты после короткого спора бросили неосторожного старика медленно умирать на твердой земле. Он чувствовал, как угасает ею жизнь, все ещё находясь в шоке и не получая помощи от своих соплеменников. Они были слишком заняты и не стали отвлекаться, чтобы попытаться спасти его. Чудовища рычали друг па друга, указывая жестами на трех пленников в плетеных корзинах, стоявших на возвышающейся каменной площадке.

– Спингарн! - расслышал он испуганный голос Этель, превозмогая мучительную боль. - Спингарн, что они собираются с нами сделать?

Спингарн хорошо знал - что. Их жесты не вызывали сомнений.

Хок не потерял способности соображать. Пока гиганты были заняты спором, Спингарн увидел, как сержант набросился на толстые сучья в дальней стенке своей клетки. Через несколько секунд он был уже снаружи. Но гиганты увидели его. Спингарн выпрямился, невзирая на нескончаемую боль, превратившую время в обрывки. Он увидел, как Хока схватили за седую голову.

Два гиганта свирепо разглядывали бывшего сержанта саперов. Один из них ухмылялся, его огромные почерневшие зубы блестели в красном пламени костра. Другой бросил на платформу кусок железа. Они оба звали своих соплеменников со зловещей радостью. Спингарн разгадал их намерения, несмотря на мучительную боль. Хок тоже понял.

– Не позволяй им, Спингарн!

Этель истерично рыдала, выкрикивая по отдельности слова:

– Спингарн - вставай - останови их!

Но было слишком поздно.

Глаза сержанта искали Спингарна. Спингарн был не в силах выдержать безмолвный взгляд Хока, полный отчаяния. Затем двое гигантов поставили железное основание сержанта в самое пекло.

Хок закричал протяжно и громко.

Спингарн слышал его крики через одобрительный рев гигантов и мольбы Этель о пощаде. Когда странные отростки засветились от жара, гиганты бросили тяжелый кусок железа с платформы в ревущее пламя. Спингарн понял, как во сне, что это была масса метеоритного металла, возможно, служившего у племени гигантов фетилем.

Грубая масса железа начала светиться.

Железное основание Хока стало тускло-красным.

Гиганты некоторое время просто смотрели, затем начали действовать.

Хрюкая от напряжения, они вытащили раскаленный докрасна метеорит и слабо вскрикивающего Хока из огня, подняли Хока и поставили его на метеорит.


 Глава 16 

Спингарн с ужасом наблюдал за тем, как Хок вплавляется в металл.

Хок оглянулся - он ещё не потерял сознания. Лицо сержанта в мрачном свете костров казалось черным. Он беззвучно извивался среди ухмыляющихся гигантов. Его тело превратилось в массу подвергаемых пытке нервов. Спингарн подумал, что Хок может умереть от шока.

Вскоре сержант, не вынеси мучительной боли, превратился в беспорядочную груду мышц. Он торчал из остывающего пьедестала-метеорита, как какое-то погибающее морское существо, стоящее на камне. На мгновение он получил передышку.

Но её не было у Спингарна и девушки.

– Б-ллууу-аааа-дддд! - ревело племя гигантов.

Даже умирающий вожак пытался присоединиться к глухому вою. Затем, как и Спингарн, он лег на землю, на спину, глядя в черное ночное небо. Спингарн начал осматривать плетеную клетку, инстинктивно понимая, что ритуальное действо достигло кульминации.

– Бааа-луууу-ддд! - вопили гиганты.

– Нет!

Сначала Спингарн подумал, что слышит собственный голос. Он решил, что от страха потерял контроль над органами речи. Это не был и голос Этель, которая окаменела в шоковом состоянии, возможно, потеряла сознание, не выдержав того, что гиганты сделали с сержантом Хоком. Затем Спингарн заметил слабое движение в куче мусора в дальнем конце клетки. Среди зловония кто-то двигался и стонал. Рев гигантов усилился. Некоторые указывали тонкими блестящими ланцетами в сторону трех пленников. В клетке кто-то был. Еще один пленник.

С трудом соображая от боли, Спингарн пополз по грязному полу клетки. Сначала он увидел израненную, почерневшую и ослабевшую руку, затем - все тело и голову человека.

– Управление по борьбе с катастрофами! Если они… - произнес несчастный, отпрянув от копьевидного острия, просунутого через решетку. Раздался рев приказа. Когда нетерпеливого молодого гиганта оттащили от клетки, остальные притихли. Спингарн пытался осознать то, что увидел и услышал.

Управление по борьбе с катастрофами?

Агент Управления здесь, в таком страшном месте?

Еле ворочающий языком и израненный человек, лежащий в грязи клетки, был одним из энергичных агентов Управления по борьбе с катастрофами! Затем Спингарн вспомнил слова роботов-стражей и предупреждающие крики человека-волка. Каким-то образом этот человек остался в живых в критическом переплетении событий в Сценах Талискера. И он имел послание.

– Время, - прошептал человек. - Настало время. Они знают про фактор Смены Сцен. Скоро начнется!

Из его рта сочилась кровь. Они оба понимали, что он умирает.

– Что происходит? Для чего мы им нужны?

Но гиганты сами дали ответ на этот вопрос: все, что они пока что сделали, вело к единственному неизбежному выводу. В спокойных глазах умирающего Спингарн прочел подтверждение. Подобные ритуальные обряды соблюдаются во всех первобытных племенах. В критические моменты всегда появляется необходимость умилостивить местных богов.

– Они знают, что Сцены должны смениться. - Спингарн пришел в ужас от обреченности, прозвучавшей в голосе умирающего. Казалось, будто его слова раздаются из глубины могилы. - Я буду первым.

Он позволил крови течь изо рта. Сразу же началось ликование наблюдавших за ним гигантов.

– Понятно? - спросил человек.

– Да, - сказал Спингарн. - Они предсказывают будущее по нашим внутренностям.

– Спингарн! - вскричала Этель. - Что это?!

Гиганты глядели на них, ожидая подходящего момента. Они молча и весело наблюдали, как прозрачные крылья Этель трепещут от охватившего её ужаса, как она смотрит в глубину амфитеатра на груды человеческих костей и до неё доходит назначение помоста - похожего на виселицу сооружения позади клеток - и смысл холодного обещания, видного на несуразных лицах монстров.

Этель начала кричать, и гиганты злорадно ухмыльнулись.

– Уже скоро, - прошептал изуродованный человек. - Они знают, что Сцены скоро сменятся. Когда скроются близнецы-луны!

Спингарн понимал, что девушка находится на грани безумия, но ничего не мог сделать для нее.

– Да? Скажи, когда гиганты займутся нами? - поспешил спросить Спингарн.

– Они потрошат пленников точь-в-точь перед тем как Сцены начнут двигаться, - ответил умирающий.

– Сцены меняются? - продолжал спрашивать Спингарн.

– Они проходят через нерегулярный цикл изменения. Но гиганты знают, что изменение скоро начнется, - в них имплантирована наследственная память. - Умирающий снова выплюнул кровь на грязный пол клетки. Спингарну так о многом надо было спросить его, но осталось слишком мало времени! Он дал умирающему возможность высказаться, не прерывая его больше вопросами. Сейчас важно только одно: избежать своей страшной участи - расправы на каменной площадке, которая окрасится кровью, как только луны-близнецы зайдут за пики далеких гор.

Агент Управления по борьбе с катастрофами снова заговорил.

– Ублюдок, который привел в движение Сцены, установил фактор случайной Смены Сцен. Гиганты скоро начнут. Они пытаются победить другие племена с помощью… - Изо рта говорившего внезапно хлынула кровь.

Мысли Спингарна бурлили. Разве агент не знал, что говорит с человеком, воссоздавшим Сцены? Умирающий был в шоке от боли, но его глаза светились разумом.

– …добраться до кода первыми! Любой ценой не дать призракам приблизиться к коду!

Спингарн понял - он что-то пропустил.

– Какой код? - резко спросил Спингарн. - Что за код?

– Ублюдок, установивший фактор генной мутации! - медленно произнес человек, четко выговаривая каждое слово. Его глаза все ещё светились, но было ясно, что минуты его сочтены. - Ублюдок, который воссоздал Сцены! Он сделал так, что никто никогда не найдет генетический код!

– Генетический код? - переспросил Спингарн.

Отголоски прошлого снова зазвучали в глубинах памяти. Генетический код! Ключ к случайному росту клеток! Снова помимо воли с легкостью сорвались с его губ:

– Это я ввел генетический код? - в ужасе спросил он и ответил сам себе: - Нет! Конечно, все было не так!

У Спингарна больше не осталось времени, чтобы обшаривать свою стертую память. Видя, что умирающий пытается подползти к нему, он придвинулся ближе в полной уверенности, что тот пытается помочь ему в их безвыходном положении. Но умирающий сделал попытку схватить его за горло.

– Ты! - проговорил он. - Именно ты проделал это с Талискером! Ты - ублюдок, загубивший наши жизни!

Агент яростно извивался, стараясь собрать оставшиеся силы. Его руки почти не шевелились, но он делал последние усилия, протягивая их к глазам Спингарна. Поняв, что с ним все кончено, он с ненавистью поглядел на Спингарна и яростно выплюнул последнее сообщение.

– Они выпотрошат тебя! - пророчил он. - Они вспорют тебе брюхо, вырвут твои глаза, чтобы увидеть будущее, и выбросят твой труп вон в ту кучу, подонок! - Кровь лилась из умирающего ручьем, но он продолжал говорить. - Я не последний агент… Мы расставили агентурную сеть во всех точках Изменений… Но я не скажу тебе ни слова, как добраться до них… Ты погибнешь здесь!

Высказав все, он казался почти счастливым; жизнь угасала, его руки опустились.

Спингарн содрогнулся. Агент забыл о своем долге. Умирающего человека преследовала мысль об этом коде - генетическом коде. Почему?!

Две светлые луны все ещё мерцали сквозь дым костров. Спингарн отвернулся от навсегда замолкшего неподвижного человека и увидел, что гиганты ждут со все возрастающим нетерпением. Пока ничего не изменилось. Спасения не было.

– Гораций! - закричал он в ночь. - Гораций!

– Гораций? - отозвался молодой гигант. - Гораций? - переспросил он.

Другие поспешно отпихнули его в сторону. Страшная ночь снова наполнилась ожиданием важного ритуального обряда.

Гораций не придет.

Скоро начнет действовать фактор Смены Сцен. Его необходимо изменить.

Глядя на умершего агента, Спингарн продолжал размышлять.

Генетический код?

На человека была возложена ответственная миссия.

Он внял, чего ждут гиганты.

Он добрался до этого места, зная, как работают Сцены Талискера. Вооруженный знанием. Вооруженный.

Этель увидела тело агента. У неё уже не было сил кричать. Она переводила взгляд с несчастного Хока на мертвеца, со Спингарна на близнецов-лун, затем возвращалась взглядом к кольцу огромных причудливых фигур.

– Вооруженный? - произнес Спингарн вслух. Он потянулся к погибшему агенту.


 Глава 17 

Разочарование все больше охватывало Спингарна, пока он рылся в лохмотьях агента Управления по борьбе с катастрофами. Сцены состояли из смертоносного лабиринта беспорядочных событий, цикла неизвестных тайн. На мгновение ему показали маленькую часть странной загадки: человек говорил о генетическом коде и о нерегулярном, по все же цикле событий Гиганты ожидали, когда что-то начнется. Тогда они попытаются предсказать ближайшее будущее самым примитивным из всех способов - отыскивая предзнаменования в разорванном теле ритуальной жертвы. По откуда гиганты могли знать?! Что за наследственная память имплантирована в них? Все это крутилось в мозгу Спингарна, когда он искал то, что должно находиться где-то среди оставшихся лохмотьев. Оружие? Предмет снаряжения агента Управления по борьбе с катастрофами? Спингарн извлекал воспоминания из своего прошлого, из времен, когда он сам вводил мощные орудия двадцать девятого века в ту или иную Сцену.

Он чувствовал на себе взгляды гигантов. «Скоро» - предрек погибший агент. Руки Спингарна дрожали. Тело агента было освещено красным пламенем костров, оно было покрыто шрамами, кожа частично содрана, одна пота искривлена, как будто неправильно срослась после перелома. И никакого оружия. Ни единого следа техники двадцать девятого века. Ни фазовращающего излучателя, хитроумно замаскированного под обычное украшение; ни искривляющей бомбы, спрятанной в ткани лохмотьев; пи коммуникатора, чтобы вызвать маленькие капсулы тайм-аута, доступные агентам Управления по борьбе с катастрофами при выполнении ими обычных миссий. Но здесь их не должно быть Спингарн увидел, что неподвижные глаза агента все ещё смотрят на него. Ненависть переполняла их даже после смерти. Должно быть, человек страдал ужаснее всего перед тем как нашел последнее успокоение в грязной плетеной клетке. Но он готовил план - у него наверняка что-то было па уме…

Сломанная нога! Спингарна замутило при мысли о том, что ему надо сделать. Следующие две минуты были самыми страшными в его жизни, но углубление, наконец, открыло свой секрет. Скоро в ладони его руки лежал маленький флакон. Должно быть, ото была последняя надежда человека - прежде чем его убили бы гиганты, он мог заполнить окрестности временным дисперсионным полем. Надежда оказалась тщетной - агент знал, что его смерть близка. Поле будет существовать не более десяти минут, какая бы большая энергия ни была скрыта в маленьком флаконе.

Гиганты шаркали огромными босыми ногами, распространяя вокруг себя отвратительный запах пота, они как бы излучали всеобщее возбуждение. Близнецы-луны взорвались фейерверком, словно они тоже участвовали в торжестве победителей. Казалось, что вся планета находится в напряженном ожидании, хотя Спингарн понимал, что почва колеблется из-за раскачивания гигантов. Он снова ощутил холод. Прежде чем бросить флакон в гигантов, он в последний раз взглянул на своих спутников. Этель смотрела на него; Хок стонал в забытьи. Пламя гудело, разгораясь все ярче, когда по амфитеатру пронесся шквальный ветер., грохоча грудами костей и замораживая пот на огромных телах зобастых гигантов.

Из флакона высыпалось его содержимое - семена, искривляющие время.

Находившиеся совсем рядом гиганты размахивали огромными руками, пытаясь поймать невидимые снаряды и издавая крики изумления. Вскоре они были окутаны причудливо кружащимися частицами. Спингарн глядел, как фиолетовая дымка охватывает кольцом черное от крови место жертвоприношений. Она окутывала одного гиганта за другим. По мере того, как это происходило, они громко вскрикивали и превращались в застывшие кучи мяса и костей. Земля содрогалась от их падения. Костры погасли. Затем луны-близнецы снова слабо осветили сцену, и наступила непроницаемая тьма. На сетчатке глаз Спингарна остались только следы вспышек фиолетового сияния.

Гиганты лишались сознания ровно настолько, сколько времени существовало поле - на десять минут, а может, и меньше, если гравитационное поле планеты могло уничтожить сгусток энергии. Но на какое-то время чудовища оказывались в оковах поля, их нервная система была побеждена скрытой гармонией хитроумных изобретений двадцать девятого века.

Спингарн бросился к стенке клетки. Он встал на грудь мертвеца и услышал, как воздух со свистом выходит из легких. Сучковатые ветки трещали, но не поддавались.

– Спингарн! Что ты делаешь? Что случилось?! - закричала Этель.

– Временное дисперсионное поле! Ты можешь как-нибудь выбраться из своей клетки? - спросил Спингарн.

– Я ничего не вижу - здесь полная тьма! А гиганты…

– Они пока вне игры. Этель! Ты можешь сломать, ветки?

– То существо - тот человек в клетке - он сказал, что все мы погибнем! - в отчаянии ответила она.

– Нет, если сможем выбраться отсюда!

– Как?!

– Не знаю! Но скоро начнутся новые события - в этом месте меняются Сцены! Если мы сможем выбраться и удрать от гигантов, у нас появится шанс на спасение!

– Фактор Смены Сцен?

– Да! - прорычал Спингарн. - Изменим коэффициенты, и Горацию будет разрешено помочь нам!

Спингарн опять наступил на тело погибшего агента и снова услышал свист воздуха, выходящего из его легких,

– Что это?! - пронзительно вскрикнула Этель.

– Не беспокойся! Попытайся найти слабое место клетки. Хоть кто-нибудь из нас должен выбраться!

Спингарн пробовал одну ветку за другой, шаря ободранными пальцами в полной темноте. Гиганты все ещё но издавали ни звука, но к Хоку уже вернулось сознание.

– Ко мне, ребята! - простонал сержант. - Наконец-то они разделались со мной! Бедный Хок пропал!

– А тот человек! - крикнула Этель. - Что ты сделал с ним?!

– Не задавай лишних вопросов, поторопись! У пас пег времени, чтобы волноваться о нем. - Спингарн поймал себя па мысли, что близок к истерике. Он попытался успокоить девушку: - Он умер. И если нам не удастся выбраться отсюда, гиганты непременно распотрошат нас, чтобы предсказать будущее. Так ты хочешь выбраться из клетки?

– Конечно, - ответила девушка. - А что с Хоком?

– Что с сержантом Хоком! - ответил Хок. - Спингарн! Я слышу тебя! Твой хозяин подпалил мне зад, Спингарн! Помоги старому солдату, парень! Не пускай сюда других дьяволов с их вилами и хвостами…

– Хвостами! - обрадованно заорал Спингарн. - Хвост - вот что нам поможет!

Его длинный, сильный хвост резко просвистел в воздухе. Боль была страшной, но Спингарн стоически перенес её. Острый, как бритва, шип хвоста будто по своей воле разрезал веревки, связывающие неуклюжую клетку.

– Ты не покинешь меня, приятель!

– Нет! - ответил Спингарн, разламывая клетку.

– Я ничего не вижу, Спингарн! - звала Этель.

– Нам нужен свет!

– А Хок на что?!

Хок, чиркнув кремнем по стали, поджег кусок трута и осветил странную сцену горящим куском запального шнура.

– Боже! - воскликнул Хок. - Спингарн, ты - главный дьявол! А я - железный монумент, убейте меня, если вру! Черт побери, да простятся мне богохульства во владениях Его Величества! - Хок нашел фляжку, которую хранил про запас, и начал булькать, глядя на лежащие вокруг горы мяса. Спингарн, схватив Этель за руки, осторожно вытянул её из клетки. Она быстро оправилась от потрясения.

– А что теперь, Спингарн? - спросила девушка. Спингарн оглядел двух своих странных спутников.

– Теперь уходи, - ответил он Этель. - Немедленно. Хотя бы она одна должна спастись.

– Сию же минуту! - торопил он Этель.

– Нет! - возразила она.

– Да!

– Эй, красотка, уходи! Капитан Спингарн знает, что говорит! Оставь нас пока и приведи на помощь французскую мартышку! - вмешался в разговор Хок.

– Но эти чудовища через несколько минут придут в сознание! - продолжал уговаривать Спингарн.

– Нет! - Девушка взлетела в воздух над Спингарном, и ему осталось жестикулировать в бессильной ярости, умоляя её убираться.

Он повернулся к сержанту и обхватил руками этот массивный кусок металла. Спингарну удалось лишь немного сдвинуть Хока. Раскачивая его своими сильными руками и налегая на неровную поверхность грудью, он нарушил равновесие. Хок, качаясь по небольшой дуге, передал ему фляжку.

– Выпей, парень, и оставь меня. Это верно, что чудовища скоро снова встанут? - Увидев подтверждение в напряженных действиях Спингарна, он сказал: - Ты должен уходить, парень. Не беспокойся о старом Хоке. Он ещё кое-кого прикончит - в моем ранце лежит пара гранат, приятель!

– Гораций! - простонал Спингарн. - Гораций, ты, бесполезный ублюдок, где ты?

– Фактор Смены Сцен! - крикнула девушка. - Как нам изменить его?

– Уходи, парень! - повторил Хок, спокойно возившийся с запалом. - Спингарн, выпей и иди - оставь чудовищ мне! - Он осмотрел свое железное основание, деформированное от жара, и зазубренный кусок металла, в который был вплавлен. - Печальный конец - быть живым памятником, капитан! Ну ладно! Ах, нет, мисс, я слишком тяжелый! - обратился он к Этель, которая, крепко схватив его за плечи, ритмично взмахивала крыльями.

Но она не смогла сдвинуть сержанта с места. Спингарн несколько секунд глядел на нее, надеясь, что хрупкое изящество сможет победить массивный кусок метеорита. Но двое чудовищ с трудом притащили Хока к месту жертвоприношения, и все усилия со стороны Спингарна и Этель оказались бесполезными. У них осталось не больше двух минут на то, чтобы найти возможность спасти сержанта от маниакальных гигантов!

Хок дрожал, но его руки крепко держали гранату.

– У тебя нет выбора, капитан! Двигайся, черт возьми! - усмехнувшись, посоветовал он Спингарну.

– Нет! - закричала Этель. - Смотрите!

Смена Сцен, которой так терпеливо ждали гиганты, началась. Кора планеты трещала и изгибалась, когда огромные машины ставили древние Сцены па новые основания. В амфитеатр начал просачиваться свет старого солнца. Ледяные шапки гор засияли розово-красным ореолом.

Смена Сцен!

Необычный барьер, лежавший под цепью гор, затрясся и поднялся, раздвигая пласты. Спингарн глядел только на величественное перемещение Сцен - он был заворожен видом ледников, внезапно вздымавшихся, словно опьяневшие звери, пропастей, которые сотрясались и обваливались, остроконечных горных вершин, отражавших яркий солнечный свет на тысячи километров вокруг, когда они опрокидывались и падали!

Вскоре Спингарн понял, что Этель указывала совсем не на разнообразное изменение формы Сцен.

– Боже мой! - закричал Хок, раскрыв рот от удивления.

Слишком много всего случилось за короткое время. Пока горы и долины разваливались на куски, а гиганты уже начали судорожно подергиваться, выходя из-под влияния удерживавшего их в неподвижности молекулярно-дисперсионного поля, утреннее солнце осветило новую странную картину.

– Шары! - воскликнула Этель, увидев в них путь к спасению. - Спингарн, сюда летит флот воздушных шаров!

Совершенно тихие, безлюдные и похожие на огромные многоцветные призраки шары медленно спускались, качаясь из стороны в сторону. Их нес слабый, но ровный ветер.

Спингарн призвал на помощь остатки своей способности легко адаптироваться в новых условиях. Воздушные шары?

– Французы! - заревел Хок и поднял гранату. Спингарн стремительно бросился к Хоку, пытаясь остановить его.


 Глава 18 

– Нет! - закричал Спингарн, и его голос прогремел среди груды костей и ревущих гигантов. - Нет, Хок! Не бросай гранаты! Они нам пригодятся, приятель!

Этель подлетела к Спингарну, тряся его и бормоча скороговоркой со страхом и недоверием:

– Они пустые - должно быть, входят в фактор Смены Сцен! Агент Управления по борьбе с катастрофами утверждал, что Сцены меняются случайным образом, - может произойти все что угодно! Это новая Игра! Мы переберемся на них через барьер! Но гиганты!…

Спингарн все же успел убедить Хока. Старый сержант, с пылающим взглядом маньяка, ещё не остыл, но, подчиняясь приказу Спингарна, погасил запал гранаты.

Когда огромные корабли приблизились, стала видна запутанная паутина, которая удерживала огромные шелковые мешки, наполненные горячим воздухом. Спингарн мог разглядеть мельчайшие детали ярких геометрических узоров на ближайшем шаре. Он видел также привязанную снизу деревянную гондолу - вместительную раскрашенную корзину. Одна часть его мозга была занята вычислением полей, которые понадобятся для осуществления физических манипуляций со Сценами на поверхности планеты. Он молниеносно определил силы, необходимые для тою, чтобы в течение нескольких секунд были разбросаны огромные пласты земли, накопившиеся за миллионы лет. Не зная почему, он был уверен, что тут все совершенно неправильно! В Сценах Талискера снова ощущалось присутствие таинственной силы, так как ни один человек не мог создать машины таких размеров!

Но практичная половина разума Спингарна уже размышляла над тем, каким образом лучше всего использовать шары.

Гигант, первым освободившийся от действия молекулярно-дисперсионного поля, начал расчесывать свою мокрую бороду.

– Спингарн! - закричала Отель, увидев это. - Они убьют пас!

– Скорее всего, капитан, так и будет! - решил Хок. Спингарн понял, что потерял несколько драгоценных секунд.

– Ты не можешь опустить шар? - спросил он Этель.

Ближайший шар мягко раскачивался на одном месте в десяти-двадцати метрах над ними. Он с тем же успехом мог находиться на другой стороне планеты. Этель! Если бы ей удалось выпустить немного воздуха, чтобы снизить его, то они могли бы спастись!

Этель поднялась на тонких крыльях в холодный воздух. Она поднималась плавно и с таким изяществом, что мгновенно стала желанной для Спингарна. Хок закричал было «Ура!», когда она забралась в ярко раскрашенную деревянную гондолу, но напряженное выражение лица Спингарна остановило его.

Если бы они могли опустить шар!

– Что мне делать, Спингарн? - крикнула девушка. Ее небольшой вес заставил гондолу слегка опуститься, но огромный шелковый шар, наполненный воздухом, не приблизился к земле. Он качался с возмутительным постоянством в двенадцати метрах над амфитеатром.

– Они идут! - испуганно сказала Этель. Однако Спингарн уже почувствовал, что поле исчезает. Чудовища с недоумением трясли головами и освобождали конечности из-под тел соплеменников. Они совсем окоченели и удивлялись, обнаружив себя лежащими на земле. Постепенно они осознали присутствие армады ярко раскрашенных шаров, но пока только чесались и ворчали друг на друга.

– Выпусти из шара немного воздуха! - закричал Спингарн. К счастью, Этель быстро освободила клапаны, которые регулировали поток горячего воздуха. Шар резко опустился, и гондола оказалась почти точно над вплавленным в метеорит сержантом. Этель упала на Спингарна, и только благодаря присутствию духа Хок успел схватиться за медный поручень, расположенный вокруг гондолы, и не дал слабому ветру унести шар. Гиганты наблюдали, как трещали сухожилия Хока от усилий удержать воздушный шар. Их разум прояснился, и они поняли, что пропустили появление новой Сцены - и увидели своего врага.

– Гиганты! - крикнула Этель. - Быстрее, Спингарн!

Он освободился из её объятий и бросился па помощь Хоку. Но именно Этель быстро нащупала пальцами отверстие на краю гондолы и скоординировала их усилия. Вместе они с трудом втолкнули в корзину тяжелый метеорит. Гиганты освобождались от паутины в своих мозгах; они поднялись на ноги и стали искать какого-нибудь вожака, чей разум способен разобраться в происходящих событиях. Затем одна шаркающая гора мяса оглядела плетеные клетки; другой гигант указал на армаду, парящую над амфитеатром; третий начал вопросительно скулить, глядя на мучительные движения Хока, когда сержанта перетаскивали в гондолу.

– Бааа-л-ууу-аа-дд? - заревел один из гигантов.

Поднялся бешеный рев, но пока никто не торопился схватить убегающую троицу. Спингарн надеялся, что поле, искривившее электромагнитные импульсы в мозге, могло вызвать остаточное оглупление. Однако период беспомощности гигантов и их неспособности разобраться в ситуации продолжался дольше, чем он предполагал. Если только архаичное судно удастся поднять в воздух!

– Я не могу! - всхлипывала Этель. - Я не знаю, как им управлять!

Спингарн прыгнул в гондолу, пока Этель крутила медные рычаги. Дым черным облаком вырвался из примитивной железной топки. Но как управлять рычагами?! Как нагреть воздух в шаре? И долго ли гиганты будут глядеть в восхищенном удивлении на армаду воздушных шаров?!

– Отойди, капитан-дьявол! - скомандовал Хок. - Эти штуковины - хлеб для саперов! Сам Великий Герцог смотрел, как один из тех французских фокусников сделал точно такую же машину. Вот, мой капитан, бросайте их в чудовищ… - Он протянул Спингарну гранату, которую нянчил, словно ребенка. -… Будьте готовы, мисс, шар сейчас поднимется!

Гиганты поняли смысл происходящего, как только раздалось фырканье машины. Хок нагнулся, чтобы открыть широкое поддувало топки. Воздух загудел, раздувая затухающие угли. Черный дым тут же стал серым, затем почти белым, и огромная шелковая оболочка, покрытая геометрическими узорами, начала надуваться.

– Бросай в них гранаты, Спингарн! Угости их вулканическим порохом, приятель!

Спингарн взял ручную гранату и подождал, пока её короткий запал не начал шипеть и разбрасывать искры. Затем приказал девушке укрыться. Гиганты двигались угрожающим плотным строем к воздушному шару. Черная круглая граната три раза перекувырнулась в холодном утреннем воздухе. Ближайшие гиганты, вспомнив смертоносную дисперсионную бомбу, отпрянули назад. Граната подлетела к ним, и в то же мгновение канаты воздушного корабля начали трещать, натягиваясь под весом Хока и метеорита, к которому он был приварен.

– Мы летим, парень! - кричал сержант Хок. - Ура! Ура! Смерть врагам королевы Анны! Ура!

Взрыв гранаты сотряс воздушный шар и отбросил его метров на шесть в сторону. Осколки металла просвистели мимо воздухоплавателей, но ни один не попал в оболочку шара. Один осколок щелкнул по метеориту, заставив Хока застонать. Под крики и вой гигантов воздушный корабль медленно плыл вперед, гондола раскачивалась из стороны в сторону, потеряв равновесие из-за находящейся в ней массы железа.

Спингарн был оглушен, но болевой шок прошел. То, что он видел, не было галлюцинацией.

Вернулся Гораций.

Робот небрежно наблюдал за ними, высунув голову из-за края гондолы и одной рукой вцепившись в медный поручень.

– Доброе утро, сэр!

– Боже! - произнёс Спингарн. - Где ты был?!

Этель тоже обернулась. Она что-то говорила, но все были оглушены взрывом гранаты.

Спингарн понимал, что, увидев Горация, она удивилась не меньше его. Затем и Хок присоединился к безмолвной сцене. Все они что-то кричали, но никто не понимал ни слова.

– Я слышу тебя, Гораций, - сказал Спингарн, - А других - нет.

– Хм… Это ультразвук, сэр. Не волнуйтесь. Вы все скоро оправитесь.

– Тогда скажи, где ты шлялся, когда был так нужен нам? - прорычал Спингарн. - Ты, бесполезный ящик с электроникой, заводная мартышка! Почему не пришел, когда гиганты уже приготовились распотрошить нас?!

– О нет, сэр! Это не входит в правила - таковы условия, сэр. Пока вы не измените вероятности ситуации, сэр.

– Что ты имеешь в виду? Мы изменили её, сбежав?

– Нет, сэр.

– Значит, захватив воздушный шар? Робот наслаждался происходящим. Его лицо выражало восхищение.

– Тоже нет, сэр, хотя это так характерно для вас, сэр! Как ловко вы все устроили! Вы были проницательны, взяв с собой юную леди и отважного сержанта!

Спингарн почувствовал знакомую ярость, но робота невозможно заставить говорить кратко, точно так же, как воздушный корабль нельзя заставить лететь намеченным курсом. Гораций обладал наихудшими чертами своего племени - эгоцентричным педантизмом, любовью к необязательным фразам, многословием и нежеланием отвечать по существу.

– Говори немедленно, - заскрежетал зубами Спингарн. - Или ты будешь говорить, или тебя сдадут в лом.

– Очень хорошо, сэр! Сию секунду, сэр! Не надо меня в лом, сэр! Все дело в метеорите, сэр! - Хок смачно выругался в адрес железной массы. - Вы забрали громовой камень, сэр! Теперь гиганты погонятся за вами!

Спингарн потряс головой - у него восстановился слух. Он обдумал то, что сказал ему робот. Затем он услышал, что девушка кричит изо всех сил, и только сейчас смог понять, зачем она зовет его.

– Спингарн, гиганты и шары - они приближаются!

Он посмотрел вниз.

Красные, желтые, зеленые, голубые, черные, оранжевые, в цветочек и с кисточками, украшенные медными побрякушками, воздушные корабли качались под тяжестью гигантов. Из топок валили клубы дыма. Огромные оболочки все больше надувались. Канаты трещали от усилий удержать тяжелые гондолы. Земля внизу была покрыта умирающими и мертвыми телами.

Гиганты знали: одна Сцена закончилась, и Смена Сцен обещает им новую серию событий.

Спингарн потряс робота.

– Что все это значит?!

– Новая Сцена, сэр. Бой, - продолжал робот. - Сцен а повторяет одно из сражений Седьмой Азиатской Конфедерации. Как я полагаю, не настоящая битва, сэр, а небольшая стычка.


 Глава 19 

– Седьмая Азиатская Конфедерация! Ну и ну! - Спингарн с трудом удержался от смеха.

– Бой, сэр. Столкновение в глубоком космосе между кораблем и отрядом крейсеров.

– Значит, мы повторим бой! - простонал Спингарн

– Ура! - закричал Хок. - Саперы готовы, сэр!

– А не…? - произнес Спингарн беспомощно. Он не мог поверить в то, на что пытался указать ему робот. Гораций пришел на помощь:

– Капитан Спингарн, сэр, сейчас мы находимся в случайной серии Сцен. Вы изменили вероятности, взяв громовой камень.

– И поэтому нам предстоит бой?

– В общем, и да и нет, сэр, - ответил Гораций, тщательно обдумав ответ.

– Прикажете подготовить оружие, сэр? - вмешался в разговор Хок. Он сиял от восторга, осматривая мушкеты, небольшой бочонок с порохом, набор принадлежностей для заряжания оружия и, самое главное, ящик с цилиндрическими черными предметами. Гранаты.

Хок дрожал, как старый боевой копь при звуке трубы.

– Действуй! - воскликнул Спингарн. - Ты молодец, сержант!

– В этой Сцен е будет бой? - спросила Этель. Она слышала весь разговор и была в таком же недоумении, как и Спингарн.

– Но Седьмая Азиатская Конфедерация использовала солнечные пушки, искривители пространства и молекулярные бомбы! А где…

Этель замолчала, и они со Спингарном рассмеялись.

– Значит, и да и нет? - спросил Спингарн у робота.

– Да, нам предстоит бой, - подтвердил Гораций. - Но не из-за того, что вы изменили вероятности. Он уже был заложен в ситуацию Смены Сцен, сэр.

– Ничего не понимаю, - недоуменно произнес Спингарн.

– Это непросто понять, - согласился с ним робот.

– Но нас ждет бой?

– Мы только повторим бой, сэр.

– Но не на воздушных же шарах! - засмеялась Этель. Спингарн обнаружил, что её истеричный смех заразителен. К своему ужасу, он услышал пронзительные звуки, вырывающиеся из его горла. Хок уставился на них в изумлении.

Робот вежливо ждал. Наконец он сказал:

– Да, сэр. На воздушных шарах.

– Тогда лучше бы привести в порядок оружие. Сюда, мартышка! - обратился Хок к роботу. - Ты можешь помочь своими шарлатанскими хитростями?

Гораций уклонился от ответа, но Хок настаивал.

– Ты, проклятая мартышка, - я к тебе обращаюсь! Французский ублюдок, ты можешь освободить меня от моего лафета?

– Можешь? - спросил Спингарн, смирившись с неизбежностью новой ситуации.

– Пожалуй, нет, сэр, - ответил Гораций.

– Очевидно, противоречит инструкциям, - сказал Спингарн. - Верно?

– Понимаете, сэр, это слишком сильно влияет на неопределенности. Видите ли, сэр, это не просто метеорит.

– Мушкеты! - закричал Хок.

Он слышал разговор между Спингарном и Горацием, но у него был хваткий, практичный ум. Хотя его и беспокоила груда металла, приваренная к железному основанию, она не мешала ему действовать сообразно ситуации. И он вовремя позаботился о том, чтобы гондола была вооружена, как боевое судно.

– Черт возьми, Спингарн, нас преследуют чудовища - но у нас же есть полдюжины мушкетов!

Спингарн перевел взгляд с робота на возбужденнее лицо Хока. Затем снова посмотрел на бесформенную груду железа, из-за которой гондола слабо покачивалась на свежеющем ветру.

– Если не просто метеорит, то тогда что?

– Не знаю. А вы бы лучше зарядили мушкеты, сэр.

Спингарн взял знакомое, но почти забытое оружие, которое ему протянула Этель. Он обнаружил, что умение еш-1 не покинуло его рук - он сломал трубку с порохом и вставил пулю в широкое отверстие, автоматически и очень аккуратно. Не просто метеорит. Он внимательно глядел на робота. Затем Спингарн вспомнил, что Гораций нарушит свои правила, если его спровоцировать.

– Ты выводишь меня из себя, Гораций! - воскликнул он. Вид местности внизу заметно отличался от того, как она выглядела двадцатью часами раньше. Могучие горные вершины исчезли. Теперь вокруг простиралась бесконечная песчаная равнина.

– В нас стреляют! - закричала Этель. Рядом просвистела пуля. Еще одна шлепнулась в гондолу.

– О нет, сэр!

– Наиболее вероятное предположение?

– О метеорите?

– Именно, - сказал Спингарн. - Автомат с твоей проницательностью легко сделает правильный вывод.

«И ты можешь дать ответы ещё на дюжину вопросов, которые я бы задал», - подумал Спингарн. О четырех десятках аэростатов, тихо дрейфующих по небу, создавая причудливую картину; о близнецах-лунах, которые сбились с пути и головокружительно кувыркались, предвещая изменение физической структуры Сцен; о человеке, который испустил дух с надеждой, что меня выпотрошат; о гигантах, которые знали, что поворачивается колесо истории. Но прежде всего - о метеорите, потому что мрачный кусок металла имел какое-то особое значение.

– Ах, сэр! - сказал робот, осторожно подняв пулю и кинув её вниз. Остановившись, он погладил метеорит. - Думаю, что теперь я могу открыть вам кое-что. - Видимо, он обозревал свою память и интерпретировал какое-то особенно сложное правило: - Это послание, сэр.

Хок прервал его:

– Капитан, если мы сейчас же не сделаем что-нибудь, чудовища захватят нас! Открывайте огонь, Спингарн, сэр! Держи оружие, лягушка! А вы, мисс, подкиньте ещё угля в топку, если не хотите достаться чудовищам!

Топка уже прогорела; из черного отверстия выходила тонкая струйка дыма. Оболочка, под которой они были подвешены, продолжала терять округлость, а зобастые гиганты начали стрелять уже издалека из своих допотопных мушкетов. Они даже стали раскачивать две или три гондолы, чтобы сообщить воздушным шарам дополнительный импульс.

Спингарн схватил оружие. В этот момент у них было значительное преимущество перед гигантами: они летели гораздо выше раскачивающихся неуклюжих шаров и могли стрелять вниз по шарам гигантов, а те стреляли, только когда гондола находилась в крайней точке дуги, по которой качалась, рискуя пробить шелковые оболочки своих собственных кораблей. Но ветер был непостоянным. И преследуемый корабль постепенно терял свое преимущество, когда остывал горячий воздух.

Этель быстро выполнила приказ Хока; она подкинула несколько крупинок пороха в затухающий огонь, и скоро он снова пробудился к жизни. Спингарн посмотрел на робота и сунул ему в руки мушкет.

– Я не думаю, сэр… - попытался отказаться Гораций.

– Стреляй! - приказал Спингарн.

– Только в оболочку, сэр.

– Хорошо, стреляй в оболочку!

Прогремели три выстрела, и пули из древних ружей прорвали тонкую ткань. Они могли видеть глубокие разрывы в шарах. Хок закричал:

– Цельтесь в ближайшие шары, ребята! Удвойте и утройте заряд! Цельтесь сразу в двух противников! Пусть чудовища отправляются к своему Богу!

– Что дальше, Гораций? - спросил Спингарн, перезарядив мушкет.

Да, сэр. - Они оба поглядели на массивный пьедестал Хока. - Таинственная сила, сэр. Если бы вы могли добраться…

– Огонь! - заревел Хок, и ещё три пули пробили оболочку.

Два воздушных шара стали быстро терять высоту. Вой вопли крики гигантов подсказали беглецам, что по крайней мере несколько врагов подстрелены.

– Слушаю тебя, Гораций! - обратился к роботу Спингарн.

– Я установил контакт с таинственной силой, сэр.

Спингарн был ошеломлен услышанным. Он знал, что на планете существует нечто, необъяснимое даже для искушенных в различных областях знаний, эрудированных людей двадцать девятого века. В Сценах Талискера слишком много неправильного, чтобы это было делом человеческих рук. Таинственная сила!

Еще до того как они высадились на Талискер, на нем находились агенты другой галактики.

– Ах, если бы у нас был греческий огонь! - пожаловался Хок. - Или ракеты! Как бы они загорелись, дьяволы! - Он был сильно возбужден и впервые с тех пор, как оказался на планете, вполне доволен жизнью. - Если бы у меня была смесь самородной серы, дегтя и древесной смолы, мы бы взорвали их всех до последнего! Черт возьми, Спингарн, держи свой мушкет!

Спингарн почувствовал, что дисциплина давно минувшей войны подчинила его себе. Он автоматически многократно заряжал и разряжал оружие. Таинственная сила!

Пороховой дым покрыл все вокруг, гондола раскачивалась все сильнее от отдачи множества ружей. Под собой они слышали крики, угрозы и рев гигантов, когда шары один за другим начинали медленно спускаться вниз, в пустыню.

– Таинственная сила! - произнес Спингарн вслух, увидев через плотное черное облако великолепный розовый цветок на одном из воздушных шаров. - Послание?

– В метеорите, сэр. - Робот поднял оружие в одной руке, заряжая другой мушкет двумя дополнительными манипуляторами, выдвигавшимися в случае необходимости.

– В метеорите?! - воскликнул Спингарн.

– Да, сэр, - подтвердил робот.

– Но как мы доберемся до него?!

И в этот момент случайный выстрел поджег шар над их головами. Этель первой заметила огонь. Может быть, пыж из трубки с порохом застрял в переплетении канатов; возможно, удачный выстрел попал в уже нагретый кусок шелка или причиной загорания оказалась сама топка, весело гудевшая в свежем утреннем воздухе. Однако то, что шар горит, не вызывало сомнений. Когда Этель прокричала предупреждение, всю ткань с одной стороны шара мгновенно охватило пламя.

Гондола повисела секунду, ничем не поддерживаемая, но ещё не потерявшая равновесия. Поскольку она быстро поднималась, Спингарну и его спутникам казалось, что пылающее сооружение застыло в нерешительности, не зная, продолжать подъем или нет. Но вскоре огромный метеорит сильно накренил гондолу, а затем она перевернулась полностью.

– Боже! - простонал Хок. - Раций!

Желтая пустыня закружилась перед глазами пассажиров кувыркающегося воздушного шара.


 Глава 20 

Пока гондола падала, разум Спингарна оставался совершенно ясным.

Впервые с тех пор, как оказался на планете, он почувствовал порядок в мешанине происходящих событий - как будто земля, бешено крутившаяся под ними, ответила на целый ряд вопросов, которые он не в силах был выразить словами.

Падая, Спингарн ощутил, что воздух теплый. Не забывая о подбитых шарах, оставшихся позади, он отчетливо видел белое здание, которое каждые полторы секунды делало полный оборот перед их глазами. Кроме него, ничто не нарушало однообразия пустыни. Спингарн слышал, как Этель кричит, что любит его, несмотря на хвост, и удивился, почему она не взлетит на своих удивительно красивых прозрачных крыльях, вместо того чтобы цепляться в отчаянии за его мохнатые ноги. Спингарн слышал, как Хок орет на Горация, который начал что-то объяснять про факторы Смены Сцен. Но он был занят своими собственными ошеломляющими мыслями.

Спингарн скорее чувствовал, чем знал, суть странных событий на Талискере и был неразрывно связан с ними.

– Все ясно! - воскликнул Спингарн. - Теперь мне понятно, почему я - Вероятностный человек!

В тот же момент они плавно погрузились в большую оболочку последнего надутого шара.

Как только прекратился спуск, начался настоящий кошмар. Хок заревел от боли, когда по нему ударил метеорит; Этель упала на робота; Спингарн с облегчением кричал, что знает, зачем нужен генетический код и почему он должен оставаться на планете. Под ними раздавались громкие, отдававшиеся эхом голоса.

Очевидно, это кричали гиганты из команды корабля, потерпевшего катастрофу.

Так оно и было. При резком спуске гондолы шар накренился на одну сторону. Последние два гиганта, находившиеся в воздухе, обрадовались при виде неудачи своих врагов и высунулись наружу, чтобы взглянуть наверх. Что случилось с ними, нетрудно понять.

– С ними покончено! - радостно вопил Хок. - Они погибли! Они летят вниз! Ура! Ура! Ура! Этель бросилась с верхушки шара вниз.

– Да! - крикнула она. - Гондола пуста - гиганты выпали!

Слабый вой подтвердил её слова; затем раздались один за другим два глухих удара.

– Трудно было предположить такое, - сказал робот Спингарну.

Спингарн точно знал, что тот имел в виду. Все несвязанные события сейчас приобрели другой смысл.

– Нет, - ответил он. - Мы полностью уничтожили флот. Но остался ещё один фактор Смены Сцен! Робот смотрел на него почти благоговейно.

– Итак, вы вычислили, сэр! Какое тонкое понимание Законов Вероятностей! Какое мастерское обращение с функциями неопределенности! Какое наслаждение…

– Как мы будем падать, если шар перевернется, - вставил сержант Хок. - Теперь, мартышка, спусти нас в гондолу - да побыстрее, - иначе шелк прорвется, и тогда мы свалимся вслед за чудовищами!

В этот момент вернулась Этель. Она увидела, что Спингарн радостно улыбается.

– Спингарн! Ты что-то понял? Ты можешь вычислить, что нам делать в этих безумных Сценах?

– Да, - подтвердил Спингарн. Он показал на метеорит, приваренный к Хоку, - Вот наш следующий ключ.

Робот прервал приготовления для перемещения Хока вместе с его причудливым придатком в гондолу. Улыбнувшись, он подтвердил сказанное Спингарном.

– Блестящий вывод, сэр!

– И ты действительно знаешь, что здесь творится? - спросила Этель. Ее крылья были почти неподвижны, она парила в потоке горячего воздуха, вытекающего из топки. - В самом деле, Спингарн?

– Да, - ответил Спингарн. - Таинственная сила прислала нам загадку.

– Аккуратнее! - ревел Хок. - Аккуратнее с моим лафетом!

Робот выставил блестящий антигравитационный экран. Этель наблюдала за тем, как Хока спускали в гондолу.

– А ты разве не можешь просто опустить его на землю? - спросила она. - Зачем нам вообще нужен шар?

Спингарн, который спускался вниз по оснастке огромной оболочки, цепляясь за неё руками и иногда помогая себе хвостом, ответил ей почти весело:

– Итак, Этель, о том, что здесь творится. Робот не может опустить нас на землю, верно, Гораций? Понимаешь, Этель, это нарушит вероятности, - возбужденно заявил Спингарн. - Таинственная сила наблюдает за нами.

Все они смирились с присутствием неизвестного существа. Этель ждала дальнейшего объяснения.

– Она хочет знать, что мы будем делать в полностью случайной ситуации.

– Эй! - крикнул Хок. - Лучше достань мясо и вино из моего ранца. И подумай, где нам ещё добыть еды, капитан-дьявол!

Порыв ветра отцепил гондолу, из которой они только что выбрались, от шара, и она продолжила свой спуск на землю, раскидывая пылающие угли и детали оснастки. Они наблюдали за её падением; затем Этель, сложив крылья, начала подбрасывать топливо в топку. Хок занялся едой.

Шар поднялся, и воздух снова стал холодным. Но трое людей чувствовали облегчение и спокойствие. Появилось солнце, и они увидели, что все окутано легкой дымкой тумана. Планета показалась им гораздо менее мрачной, когда они жевали черствый хлеб и полусырое мясо. Во фляжке Хока ещё оставалось вино с водой. Чувство взаимного удовлетворения наполнило всех находившихся в гондоле. Казалось, что они плывут в тихом мире, созданном ими самими.


 Глава 21 

– Спингарн, ты в самом деле знаешь, зачем мы сюда попали?

Все сильно устали, но им хотелось убедиться в своей безопасности и узнать причину, которая привела их в Сцены Талискера. Хок сосал трубку, поглядывая время от времени через край гондолы на странный маленький дом посреди голой пустыни. Этель не без изящества устроилась среди подушек и одеял, найденных в гондоле. Даже робот расслабился. Он сидел в привычной позе на медном поручне гондолы, небрежно свешиваясь над пустотой.

– Эй, капитан! - Хок пытался разобраться в ситуации. - Мы ведь живые, правда? Наша крошка только что сказала мне, чтобы я не огорчался.

– Да, - подтвердил Спингарн. Он осторожно взмахнул хвостом. - Считай все колдовством, Хок. Здесь без дьявола не обошлось. Ты прав, мы живы и здоровы, но находимся в царстве такого дьявола, что ты и представить себе не можешь!

– И это тоже часть дьявольских делишек? - сказал Хок, показывая на метеорит.

– Да.

Хок содрогнулся.

– Понятно, парень. Понятно.

– Я потрясен, глядя, как вы ловко увязываете различные события, - вмешался в разговор Гораций.

Спингарн подумал о том, как отреагирует робот, если объяснить ему, что кувыркание падающей гондолы растрясло его мозги и настроило их на правильное восприятие действительности. Но вместо этого он сказал:

– Давайте начнем с меня.

Убедившись, что он ещё жив, Хок стал осматривать себя, проверяя, все ли органы и конечности на месте.

– Я был в одной из обычных Сцен, в Первобытной Сцене, - продолжил Спингарн.

– Да, сэр, - согласился с ним робот.

– Я сбежал туда. Меня нельзя было поймать, пока я не вызывал тайм-аут, и даже тогда я мог ускользнуть в другую Сцену, если для меня находился заместитель. Я был в полной безопасности, когда оставался функцией Сцен, и принял меры предосторожности, вписав себя как элемент во все Сцены.

– И при чем тут Талискер? - спросила Этель.

– Очевидно, то, что я сделал со всеми другими Сценами таинственная сила проделала здесь Со мной.

– Превосходно! - воскликнул робот. - Все обстояло именно так!

На Горация никто не обращал внимания.

– Ага! - одобрительно произнес Хок. - Я не совсем понял, капитан, но похоже, что вы - человек момента.

– Ты всегда хотел экспериментировать со случайностями, - напомнила Этель. - Я не забыла, как ты обрадовался, когда обнаружил, что можешь справиться с заброшенной серией Сцен! Ты был похож на ребенка, который думает, что может играть с целыми армиями.

– Я чувствовал себя Богом! - признался Спингарн.

Подавленная и почти полностью стертая личность будто криво усмехнулась в глубине мозга Спингарна. Но она мгновенно исчезла, когда он продолжил:

– Итак, я и Сцены. Я, Сцены и таинственная сила. - Спингарн обратился к Горацию: - Ты запрограммирован на то, чтобы проверить оценку компьютеров в различных точках?

– Именно, сэр, - подтвердил робот.

– Спингарн! А Гораций знал, что на планете находится таинственная сила?

– Еще один французишка? - спросил Хок.

– Он пришел к такому выводу, - ответил Спингарн. - Компьютер провел для робота вычисления. Понимаешь, Этель, только Директор имеет доступ к выводам предсказателей. Он заявил мне, что только я способен навести на Талискере порядок. Он бы не допустил, чтобы до меня дошло что-то большее, чем намек о присутствии таинственной силы на Талискере. Когда Стражи попытались донести до меня смысл предсказания, им помешали их собственные ограничения.

– Но Гораций знал о таинственной силе?

– Его снабдили схемой вычисления вероятностей, - объяснил Спингарн. - Если бы он мог вычислить мой путь до того места, где я должен вступить в контакт с таинственной силой, ему было бы разрешено помогать. Мне нужно как-то изменить вероятности.

Этель вздрогнула, посмотрев на железное основание.

– Эта штука!

Спингарн пожал плечами.

– Гиганты знали, что это магическая вещь, их фетиш. Они приварили к нему Хока в качестве злой и жестокой шутки. Что-то вроде двойного жертвоприношения их богам. Сначала они использовали его как украшение, а затеи! разодрали бы вместе с нами на части, чтобы предсказать будущее.

– И они могли предсказывать будущее?! - удивилась Этель.

– Конечно, - вставил Гораций, - и с большой степенью вероятности! Без сомнения, сэр, вам будет интересно узнать мое предположение: таинственная сила подарила им встроенное чувство Смены Сцен. Они знали, когда начнется Смена. И их жертвы имеют ключевое значение при Смене Сцен. Я предположил бы, что протекает симпатическая химическая реакция во внутренностях…

– Нет! - содрогнулась Этель.

– Хватит! - оборвал робота Спингарн. - Все кончено, Этель. Мы знаем, что нам нужно найти.

– Я восхищен! - воскликнул Гораций.

– Расскажи нам, что это за штука, - обратился к роботу Хок. - Черт побери, если все это не тарабарщина для старого солдата, - но все равно рассказывай. И не переживай так, мисс! - ободрил он Этель. - На войне и не такое бывает!

– Извиняюсь! - поклонился Гораций. - Я лишен способности вести учтивую беседу! Ах, сэр, капитан, если бы вы знали, как я хотел бы научиться вести непринужденную беседу…

– Хватит! - приказал Спингарн. Серьезный тон робота забавлял его. - Объясни мне кое-что, если можешь.

– Все что угодно, сэр. - Робот замолчал. - Если позволят мои схемы, - добавил он.

– Компьютер избегал проблемы Талискера - верно?

– Как чумы, сэр!

– Чумы, капитан? - удивился сержант Хок, пытаясь разобраться в услышанном. - Выжгите её, сэр!

– Пожалуй, - согласился Спингарн. - Хок был недалек от истины. - Но почему, Гораций?

Робот больше не старался угодить. Его голос отражал всю остроту дилеммы, которую отказались решать машины, определявшие судьбы почти всего населения галактики, - ту, которую они поставили перед Спингарном.

– Если Сцены Талискера, - продолжил Гораций, - если Сцены Талискера работают случайным образом, то таинственная сила может попытаться расширить масштабы эксперимента.

У Этель перехватило дыхание. Теперь она знала, что именно угрожает всей структуре Сцен.

– Эксперимент! Так значит, безумные Сцены - эксперимент! Здесь! Спингарн, ты имеешь в виду, что это была не только твоя идея - снова запустить Сцены Талискера! Не твой эксперимент!

– Не только мой, - подтвердил Спингарн.

– И Гораций говорит, что таинственная сила может попытаться сделать то же самое на другой планете!

– С большой вероятностью, - сказал Гораций. - Верно, сэр?

– Да. - Спингарн показал на ясное голубое небо. - Таинственная сила может захотеть использовать всю структуру Сцен.

– Но для чего?

– Этого мы пока не знаем, - ответил Спингарн.

– Но ты сам утверждал, что был единственным, кто хотел применить свой Принцип Случайности на Талискере! - Этель смотрела на Спингарна с ужасом. - А теперь говоришь, что идея принадлежит таинственной силе!

– Да, моя идея. И её тоже. Наконец Этель все поняла.

– Ты нашел таинственную силу здесь!

– Кажется, да.

– И вы вместе придумали это!

Спингарн был удивлен, что к нему не приходит ощущение вины. Он ничего не чувствовал, будто очистился от преступлений своей прежней блистательной, но заблудшей личности.

– Да, - признался он. - Должно быть, я нашел таинственную силу и действовал вместе с ней. Идея принадлежит именно ей. Я же предоставил возможности Сцен.

– И мы ничего не можем сделать?

– Я так не говорил, - возразил Спингарн.

Хок уставился на него. Сержант был в плену недоверчивости. Он не был ни человеком двадцать девятого века, ни настоящим сержантом саперов восемнадцатого века. У него нет механизма, позволяющего свести концы с концами.

– Капитан, значит, все дело в этой груде металла, верно?

– Да, - подтвердил Спингарн. - И в генетическом коде.

– В генетическом коде? Разве тот умирающий человек не говорил что-то про генетический код? - растерянно спросила Этель.

– Чудесно! - воскликнул Гораций. - Как предусмотрительно с вашей стороны было попасть в одну клетку с тем беднягой!

– Та развалина в клетке? - с удивлением спросил Хок. - Что он заявил тебе?

Спингарн сосредоточенно глядел на странные придатки его спутников. Он пытался понять побудительные причины действий неизвестного существа.

– Я думаю, - сказал он наконец, - что таинственная сила может вернуть нам нормальный человеческий облик. Вот что имел в виду агент Управления по борьбе с катастрофами. И это должно быть основной целью для различных племен в Сценах. Все они должны стремиться к такой цели. Итак, генетический код необходим, чтобы разомкнуть цепи хромосом. Путь назад.

– Ноги! - обрадовался Хок. - Я снова буду целым сапером!

– Нет, - сказала Этель. - Я оставлю то, что получила. Спингарн пожал плечами.

– Нас может и не коснуться. Но мы должны двигаться. Таинственная сила хочет, чтобы мы достали генетический код.

– А это? - Хок постучал по метеориту.

– Открой его! - приказал Спингарн.

– Сначала объясни мне ещё одну вещь, - попросила Этель, схватив его за руку.

– Если смогу.

– Почему мы? С тобой все понятно. Ты все начал - нашел таинственную силу. Я могу поверить, раз ты так говоришь, хотя не понимаю, что она собой представляет на самом деле. Могу поверить также, что ты нужен на Талискере. И я чувствую себя каким-то образом тоже вовлеченной во все происходящее. Но Хок и Гораций?

– Тебе был нужен старый солдат, Спингарн! Тебе нужен Хок, чтобы ставить мины и воевать с французами! - проворчал Хок, раскуривая трубку.

– Вроде того, сержант, - согласился Спингарн. Девушке он сказал: - Думаю, что ты нужна здесь, потому что тоже участвовала с самого начала - помогла мне сбежать. Ты помогла сделать Талискер таким, каким он стал. Но Хок и Гораций? - Спингарн взглянул на лицо сержанта и на хрупкие черты робота. - Мне нужен был кто-нибудь, кому я мог доверять. Я не знаю никого решительнее сержанта. А Горацию полностью можно доверять, когда он дает оценку ситуации. Но почему избраны именно они? - Спингарн усмехнулся. - Назовем это для простоты чутьем. Они успешно действуют, разве не так?

– Ага, - обрадовался Хок. - А когда кончишь заговаривать мне зубы, погляди на мой лафет. Видишь, капитан-дьявол - или рядовой Спингарн, или кто ты там ещё - здесь по одной стороне идет трещина. Что, если я возьму зубило и попробую узнать, что внутри?

– Давай, - разрешил Спингарн.

Они уже привыкли к плавному покачиванию гондолы. Солнце стояло высоко, и они сняли большую часть своих лохмотьев. Робот начал задумчиво выпускать охлаждающий воздух из одного из своих многочисленных устройств. Но оплавленный метеорит заставил троих людей почувствовать холод. Сержант Хок нагнулся, чтобы взглянуть на почерневшую массу.

– Видишь, капитан? - показал он на метеорит.

Он был прав. Из-за действия жара в металле появилась небольшая трещина. Светлая царапина отмечала место, где осколок гранаты ударился в железное основание Хока.

– Нет, - сказал Хок, задыхаясь. - Я не могу дотянуться до нее. Возьми инструменты и попробуй, - попросил он Спингарна.

Спингарн поднял стальное зубило и маленький тяжелый молоток, которые нашлись во вместительном ранце Хока. Его рука секунду дрожала, но когда он взмахнул молотком, то напряжение спало.

– Тише! - проревел Хок. Удар напомнил ему о сильной боли. - Ладно, продолжай, капитан!

Хок заскрипел зубами, когда Спингарн ударил молотком снова - на этот раз более точно. Зубило вошло глубоко в метеорит, и он распался надвое.

День превратился в ночь.


 Глава 22 

Три шарика концентрированной тьмы разлетелись в пространстве вокруг гондолы, затмив дневной свет и заглушив звуки. Они поглотили безоблачное небо и разверзли перед испуганными пассажирами воздушного корабля пустоту. Спингарн понимал, что Сцены ещё раз поворачиваются вокруг него, что необходимо немедленно действовать, что в ближайшем будущем их надет грозная опасность. Но, подобно остальным, он мог только попытаться бороться с чужеродностъю, окружившей их. Он никогда не испытывал ничего более страшного. Сравнение с кошмарной операцией слияния клеток было бессмысленно, потому что та состояла из химических и электрических превращений. Здесь же он столкнулся с настоящей психической атакой. Его спутники задыхались, крича в смертельном ужасе.

Спингарн закрыл глаза руками, как испуганный ребенок.

Разлетающиеся шарики превратились во Вселенную, полную настойчивых требований.

Спингарн узнал таинственную силу, которая вторглась в его разум. Он понял, что часть его самого - того человека, которым он когда-то был, - собрана неповрежденной внутри чужого разума. В очертаниях, плывших через пустоту, была какая-то злая ирония. Казалось, что призрак другого человека выкрикивает предупреждения и насмешки. Затем он умчался прочь, и остался только невыносимый кошмар таинственной силы.

– Чего ты хочешь? Чего?!

Спингарн вздохнул, затем прокричал вопрос. Слова материализовались и сами собой поплыли в пустоте, через вселенную жажды таинственной силы к знанию.

– Я не знаком с тобой!! - пытался Спингарн объяснить твари, кричавшей в уголках его мозга. - Я не тот, кто был здесь раньше. НЕТ!

Спингарн чувствовал, как тончайшие нервные волокна в его мозгу рвутся, не выдерживая обжигающего холода таинственной силы. Цепочки молекул разрывались, когда она искала человека, который помог ей воссоздать Сцены Талискера.

– Как я могу сказать тебе?! - спрашивал Спингарн. - Как?!

Слова снова повисли в пустоте, закрывшей от странников ясный день. Затем они стали маленькими вселенными, и каждое слово отражало все, что могло означать: «Я» было Вселенной Спингарнов. Спингарны, плывущие в крошечном корабле по огромному океану; Спингарны, вгрызающиеся в землю под Турне; Спингарны, наблюдающие, как огромные паровые машины несутся навстречу друг другу; Спингарны, занимающиеся любовью и путешествующие в мире секса; незнакомые люди, которые могли иметь отношение к старой личности Спингарна, - возбужденные, копающиеся в креплениях Сцен Талискера в поисках таинственной силы; Спингарны, изумленно уставившиеся с выпученными глазами на ядро планеты, где все ещё цвели ростки жизни после десятков миллионов лет, прошедших с тех пор, как таинственная сила нашла здесь убежище - или была заключена - или спрятана - от других неумолимых существ его собственного рода!

И «Сказать». Это были рты размером в сотни километров, медленно произносящие миллион раз одно слово, пока бесконечное послание не отпечаталось на губах; это была разветвляющаяся молния интуиции, прочесывающая какой-то космический мозг. Это было множество обычных способов сообщения.

– Говори! - плыли слова перед разумом Спингарна. - Говори, если хочешь. Послание.

Таинственная сила имела послание. Для него. Для Спингарна.

– Послушай сначала, - умолял Спингарн, не обращая внимания на боль в мозгу и на ужасы, притаившиеся в его разуме точно под уровнем сознания. Он загнал вглубь дикие приступы паники, требовавшие бежать, физически или умственно, из пустоты, в которой неистовствовала таинственная сила.

– Ты слушаешь?

Слово снова стало символом. Живой цепочкой идей. Таинственная сила утихомирилась.

– Я не тот, кого ты знала!

Спингарн обнаружил, что может спроецировать идею па экран любопытства таинственной силы. Слова вертелись и врезались друг в друга. Спингарн высотой в милю плыл в пространстве, более пустом, чем космос до сотворения миpa; оно было таким ужасающе пустым, что Спингарн задохнулся.

Таинственная сила стерла этого Спингарна и заменила его другим - предыдущей личностью, блестящим режиссером Игр - менее сильным, но более хитрым, насмешливым и энергичным человеком.

– Это он, - сказал Спингарн, узнавая себя.

Процесс становился все более знакомым по мере того, как он начал медленно устанавливать связь с ужасной тварью, вышедшей из железного фетиша. Она, которая провела миллионы лет в глубине древней планеты, остановилась и терпеливо слушала. Затем медленно начала давать ответы.

В пустоте возникли новые изображения.

Здесь был тот режиссер Игр, погружавшийся в кору планеты через скрытую трещину - трещину такую древнюю, что огромные пласты закрыли её от людей, пришедших за столетия до того, как Спингарн построил первую Сцену. Из-за незначительного сдвига пластов трещина открылась. Спингарн узнал о ней случайно, с помощью мониторов старых барьеров, отделявших Сцены друг от друга.

– Он нашел тебя, - сказал Спингарн.

Тот человек, который нашел убежище в Сценах, не желая признавать свои промахи и встать лицом к последствиям своих преступлений, встретил таинственную силу. На его лице светилась довольная улыбка. Держа метатель фотонных бомб в одной руке и умственный излучатель в другой, он готов был вести переговоры или сражаться.

Похоже, что таинственная сила заговорила.

Да, им было что обсудить. Предыдущий Спингарн интересовался всеми темами, которые затрагивала таинственная сила. Но ей роль того Спингарна была настолько непривычна, что мощные, но фрагментарные мысли таинственной силы заглушали умственный излучатель и могли убить неосторожного человека.

Тогда другой человек вернулся с множеством сложных приборов. Он принес коммуникаторы из старых Сцен Талискера и соединил их так, что они могли пройти через таинственную силу и её обжигающий разум.

– Вот как все произошло, - произнес Спингарн.

Таинственная сила выразила свое согласие воем, зазвеневшим в пустоте. Мозг Спингарна снова был охвачен замешательством, но оно скоро прошло.

– Тебе нужен тот, другой! - заявил Спингарн.

Таинственная сила и её враждебный разум!

Дети различных Вселенных, оба - хитрые, проницательные, желающие командовать и злобные! Два совершенно противоположных существа каким-то образом пришли к обоюдному дьявольскому соглашению!

Потоки божеств из десятков подсознаний вертелись в пустоте. Десять тысяч Имен Бога висели, как огромные шары святости, в черноте Вселенной. Каждое из них торжественно растворялось в сложных семантических узорах ассоциаций, так потрясавших Спингарна раньше. Здесь были символы богов и каждого из их последователей; они кричали, бегали, кланялись, смеялись, благословляли, ругались, богохульствовали, создавали и уничтожали божества, которые усмехались при виде своих собственных храмов и разъедали души последователей.

– Нет, - произнес Спингарн, и Сцена очистилась. Он все понял.

Ты произносишь слово, и таинственная сила вцепляется в него и исследует с пылом маниакального лексикографа. Она раздирала основной смысл слова и показывала, что оно могло сделать. Спингарн схватился за хор отрицаний, последовавших за произнесенным им словом «Нет». Семантический кошмар пробудился к жизни, и таинственная сила ждала, когда Спингарн даст ей очередной кусок знаний, чтобы перенести их в свою собственную жизнь. Спингарн задержал дыхание, чтобы у него не вырвались проклятия; он сдерживал ругательства и вопросы. Спингарн отчаянно пытался сформулировать жизненно важный вопрос из минимального количества слов. Ему нужна была лишь одна вспышка проницательности, которая поможет найти смысл в круговороте фрагментов Сцен Талискера.

– Ты и он, - начал Спингарн, искривившись всем телом от усилий сдержать ненужные слова, - ты создала Принцип Случайности? Ты создала фактор Смены Сцен?

Ответ.

Гордость, восторг, шок самосомнения.

Таинственная сила была сознательным творцом. Она гордилась своими способностями, наблюдая, как начинают оживать заброшенные Сцены. И она действовала рука об Руку с режиссером Игр, освободившим её от оков времени.

Таинственная сила закричала в гневе.

Ты!

Ты сказал, что я найду путь!

Темнота заполнилась пламенем и гневом. Спингарн дрожал от лютой ненависти таинственной силы, похожей в своей обиде на ребенка. Он полз по гондоле над бесчувственными телами своих спутников в поиске человеческого тепла и комфорта, места, где можно было бы спрятаться от потрясения и ярости - чтобы спастись хотя бы на несколько секунд от угнетающего Допроса.

– Не я! - кричал Спингарн в ответ, собирая последние силы. - То была другая личность!

Его слова боролись с потоком ненависти и страха, боли, разочарования и потерь. Они всплывали вверх, как бесчисленные взрывы, в темноте, которую таинственная сила использовала словно свою внешнюю личину; взрываясь, они пробуждались к жизни.

Спингарн поднялся и был стерт.

Возник другой человек - бледный призрак человека, подавленное, покорное и почти полностью растворившееся двумерное существо с размытыми контурами.

– Ты должен иметь дело со мной! - рявкнул Спингарн. - Со мной! Спингарн? Таинственная сила поняла.

– СПИНГАРН! - продолжал кричать Спингарн. Тварь из другой Вселенной узнала его.

– Ты - Вероятностный человек, - предположила она.

– Да!

Еще одно послание повисло в странной пустоте: таинственная сила предложила заключить соглашение.

Работай с Принципом Случайности; прибавь себя к факторам Смены Сцен; действуй в случайной последовательности событий!

– Да, - ответил Спингарн. - Да, да, да! - закричал он. - Согласен!


 Глава 23 

Тьма рассеялась, и Спингарн услышал вопли своих обезумевших спутников. Он потряс головой, чувствуя, что боль становится все слабее, и внутри него утверждается холодное, ясное намерение. Он готов действовать.

Этель держала его за плечо, её высокая грудь плотно прижималась к его груди. Хок сжимал руки робота, а Гораций все повторял обрывки слов, которые были на губах Спингарна, когда он освободился от кошмара:

– Тайм-аут! Тайм-аут! Тайм-аут! Уберите Сцены вытащите меня!

Спингарн услышал истеричный голос Горация и понял, что он отражает его собственное состояние. Сейчас он знал, что и таинственная сила испытывала то же самое чувство.

Когда Спингарн отчаянно вопил посреди красной грязи под Турне - когда рядом с ним разбрасывал искры запал и приближался блестящий, обагренный кровью меч, - когда он кричал, чтобы его вытащили из Первобытной Сцены - когда это было? Он прошел через такие же испытания, что и таинственная сила, потому что она тоже пыталась взять тайм-аут!

– Выйти! Я хочу выйти! - ревел Хок в ухо Спингарну.

Он тоже слышал таинственную силу и повторял её испуганный призыв! Сержант глядел па Спингарна и Этель и все повторял требование. Затем он понял, что произносит не свои слова.

Но сможет ли он понять, как таинственная сила убеждала Спингарна помочь ей?

Поймет ли кто-нибудь из них, какое соглашение заключено с таинственной силой? Она задала Спингарну задачу, пообещав их освобождение.

Спингарн обнаружил, что настойчивые слова таинственной силы все ещё звенят в его мозгу:

– Вытащи меня отсюда! Я хочу выйти! Останови Сцены!

Таинственная сила отчаянно кричала, что хочет освободиться из своего варианта Сцен Талискера!

– Спингарн! - вздрогнув, сказала Этель. - Ты тоже слышал?!

– Да, - подтвердил Спингарн. - Таинственная сила была здесь. Она хотела видеть Спингарна - того, другого Спингарна! Она решила остановить Сцены Талискера!

– Ага! - глубокомысленно произнес Хок, его широкое лицо было бледным и потным. - Ты прав, парень, насчет природы Дьявола - это было Его Сатанинское Величество, а если нет, то пусть я буду голландцем! Он ревел из своего железного ящика, как какой-нибудь демон из преисподней! Ты видел его лицо?

Спингарн понял, что, должно быть, они все видели таинственную силу, но в разных образах. Ее незримое присутствие осуществлялось благодаря умственной проекции - она изучила внутренние психические механизмы человеческого разума и превратил их в свою собственную форму умственного излучателя. То, что видела Этель перед тем как лишилась сознания, и то, что вызвало такие бурные ругательства Хока, имело лишь поверхностное сходство с теми семантическими узорами, которые явились интерпретацией психики таинственной силы в разуме Спингарна. Но все они поняли, чего требовала таинственная сила. Девушка повторила её требования:

– Спингарн! Она хочет, чтобы мы помогли ей! Она хочет, чтобы мы помогли ей выбраться из… из Сцен!

Этель замолчала, и четверо спутников с удивлением посмотрели друг на друга. Все они прошли через странное испытание, какое только можно вообразить, и поняли это испытание одинаково. Спингарн обратился ко всем сразу:

– Да. Сцены созданы таинственной силой и моей предыдущей личностью. Но у неё всегда была своя собственная цель. Она хотела наблюдать последовательность случайных событий, чтобы сориентироваться.

– Ты - то есть режиссер Игр, которым ты был, - сказала Этель, - ты следовал своим прихотям. Но таинственной силе нужны были Сцены Талискера?

– Да, - согласился Спингарн. - Все мы поняли это.

– Неужели, капитан? - удивился сержант Хок.

– И ты тоже, Хок.

– Что я понял? Дьявол дьяволов должен выбраться из ада, поэтому он пришел сюда, чтобы тренироваться.

– Да, - подтвердил Спингарн. - Твои слова настолько близки к правде, насколько мы в состоянии понять. Таинственная сила должна была установить ряд случайных принципов, чтобы представить себя в аналогичной ситуации.

Спингарн рассказывал о событиях, которые произошли за пределами галактики; о событиях, которые были древними уже тогда, когда первая из всех планет покрылась влажными лесами и горячими туманами; о событиях, которые, возможно, произошли во Вселенной, не имевшей никакого отношения к известным им сейчас времени и пространству.

– Я вижу это так, - продолжал свой странный рассказ Спингарн. Гондола поднялась и плыла над бескрайней горячей пустыней, легко и плавно покачиваясь. Маленький белый дом под ними был геометрической точкой отсчета, гипнотическим центром внимания, на который то и дело бросал взгляд кто-нибудь из спутников.

– Талискер миллионы лет был домом для таинственной силы. Судя по нашим записям, планета появилась вне галактики. Полагаю, что она вообще появилась из другой Вселенной. Возможно, её протолкнули через какую-нибудь дыру в континууме, и таким образом похоронили таинственную силу. - Спингарн помолчал и затем добавил: - Похоронили в урне.

Все были ошеломлены сознанием того, что попали как бы в мавзолей. Казалось, что они плыли над кладбищем. Планетой-кладбищем.

– Я думаю, что таинственная сила была заживо похоронена в недрах планеты, - заявил Спингарн.

– И выброшена из своей Вселенной! - прошептала Этель.

– Да, от неё просто избавились, - решил Спингарн. Хок кашлянул и проворчал:

– Дьявола похоронили? Но, капитан, он совсем недавно был очень даже живым! Ты говоришь, что Царь Тьмы был похоронен? Он не таков, чтобы его могли убить! Он живучий, как кошка!

Спингарн продолжал:

– Я не думаю, что его похоронили мертвым. Полагаю, что погребли живым. Умышленно.

– Они… - Этель остановилась при мысли о том, что подразумевалось под этим «они», - они выбросили его? Живым?

– И оставили на произвол судьбы.

Гораций очнулся от своих электронных кошмаров.

– И вы нашли его - то есть ваша другая личность, сэр?

– Да. Нашел и разбудил, - Спингарн усмехнулся. - Интересно, как мне удалось? - Затем стали возвращаться видения. - Кажется, я знаю. - Но он не собирался обременять других поразительными сценами. Было ясно, что его спутники не испытали на себе жестокого влияния таинственной силы. Единственное, что они поняли, - таинственная сила нуждалась в них, они должны были помочь ей выбраться из заточения. - Хватит об этом, - розно произнес Спингарн. - Надо заниматься своими проблемами.

– Точно, парень, - согласился Хок. Его лицо приобрело здоровый цвет. - Что мы должны делать?

– Минутку, сержант, - попросила Этель. - Скажи мне, Спингарн, зачем нужны Сцены Талискера? К чему безумная серия случайно изменяющихся Сцен? К чему гиганты? Призраки? Шары, которые изображали космические корабли? К чему дорога, ведущая в небо?! К чему все те несчастные племена, о которых ты нам говорил?! - Она отодвинулась от хвоста Спингарна. - К чему все эго?! - Этель стукнула кулаком по куску метеорита.

– О, мадам, все совершенно очевидно! Робот был готов выдать очередное туманное объяснение, но Спингарн быстро утихомирил его жестом.

– Это воссоздание.

– Воссоздание чего? - спросила Этель.

– Того, что чувствует таинственная сила.

Они ощутили фрагменты борьбы таинственной силы с полной потерей ориентировки и разделяли её глубокое чувство потери. Наконец Этель начала понимать услышанное.

– Таинственная сила проснулась в незнакомой Вселенной.

– Да, - согласился Спингарн. - В совершенно новой, ужасающе незнакомой.

– Она встретилась с разумами других существ.

– Ах, мадам, - сказал Гораций, - у вас чудесная способность следовать за мыслями капитана. Вы оба обладаете симбиотическим родством и непременно должны пожениться. Какие дети у вас будут!

– Тихо! - проревел Хок. - Ясно, капитан. Я все понял! Вроде того как услышать в первый раз болтовню французов! Один только шум - говорят в нос и гундосят так, как будто это вообще не христианский язык!

– Хуже, - сказал Спингарн, вспомнив мучительное замешательство в капсуле тайм-аута. - Она не нашла ничего из того, что знала когда-то. Новые звезды. Новые галактики Другие структуры времени. Гравитационные и электромагнитные поля, которые не могли действовать в её собственной Вселенной. И, кроме того, другие существа с разумом, похожим на лабиринт!

– Освободившись из своей гробницы, - сказала Этель, содрогнувшись, - таинственная сила поняла, что выброшена в другую Вселенную!

Спингарн согласно кивнул:

– Да!

– И ты - человек, которым ты был, - стал работать

вместе с ней!

– Да. Были построены Сцены Талискера, - воспоминания ускользали от Спингарна, но их смутные отголоски рождали чувство буйной радости. - Таинственная сила хотела увидеть абсолютно случайную ситуацию, построенную вокруг единственной разумной формы жизни, найденной ею в нашей галактике. Она хотела, чтобы события происходили совершенно случайно, и нашла одного-единственного человека из миллиарда людей, кто мог создать такую ситуацию.

Хок секунду-другую смотрел на Спингарна. Затем пососал пустую глиняную трубку и выдал свое мнение:

– Я замечал в тебе кое-что, когда мы служили королеве Анне, - мрачно объявил он. - Ты выглядел жуликом, капитан. Можно сказать, ты был привлекательным, но мне всегда казалось, что ты разжигаешь огонь и ждешь взрыва, приятель. Так, значит, ты заставил это место двигаться, да?

– Да.

– А что сейчас?

– Короче, сержант, - произнес Спингарн. - Сначала пойми, что такое таинственная сила и что ей нужно.

– Продолжай, - попросила Этель. - Ей нужно сориентироваться.

– Верно. Сориентироваться. Ей нужно увидеть, как другие разумные существа приспосабливаются к фрагментарной ситуации. Тогда она сумеет выработать свою собственную стратегию действий. Прежде чем начать действовать, ей нужно оценить свои собственные возможности.

– И она могла оценить их, оценивая наши, - добавила Этель. - Да. Она наблюдала за существами, выброшенными в Сцены Талискера, чтобы решить, как ей действовать!

– Она хотела взять тайм-аут, - вставил Гораций, который сейчас был необычно сдержан.

– Тайм-аут? - спросила Этель.

– Да, - подтвердил Спингарн. - Ты ещё не поняла? Этель приближалась к пониманию странной цепи космических событий, которые привели их на Талискер. Спингарн наблюдал, как её проницательный разум анализировал детали: внезапный прорыв таинственной силы во Вселенную; её неторопливую жизнь на протяжении тысячелетий; планету, медленно вплывающую в пределы галактики; жизнь в галактике, постепенно осваивавшую одну звездную систему за другой, пока не была изучена и использована пустынная планета. И затем экспериментальные Сцены, построенные на планете тайно, чтобы избежать преждевременных требований скучающего и потерявшего интерес к жизни населения. Этель проанализировала все это и внезапно прозрела. Но первым заговорил Хок:

– Я знаю, чего хочет вата таинственная сила, капитан! Она хочет вернуться назад в яму, из которой когда-то выбралась.

Гораций вздохнул с восхищением.

– Верно, сержант! Какой проницательный ум настоящего воина, сэр, - добавил он, обращаясь к Спингарну. - Оценить с такой легкостью коэффициент вероятности. Проявить такое понимание сути запутанных происшествий! Он попал в точку, не правда ли, сэр?

– Да, - согласился Спингарн. - Именно этого и хочет таинственная сила. Но как сказать ей, что она опоздала примерно на сто миллионов лет?


 Глава 24 

У них было мало времени, чтобы ответить на риторический вопрос Спингарна, потому что Гораций начал беспокойно жужжать. Антенны робота подергивались, его чувствительные сканеры прислушивались к зловещим перепадам давления, предвещавшим очередную перемену в Сценах Талискера.

– Близится новый цикл событий, сэр, - доложил он. - Барьеры насыщены энергией! Может случиться все, что угодно, сэр! Под нами хаос!

Как ни странно, плоская пустыня не изменилась. Все так же на фоне пустого желтого ландшафта выделялось единственное строение, похожее на дом. Обломки упавших воздушных шаров и разбившиеся гиганты остались далеко позади, и, за исключением одинокого белого строения, не было видно никаких следов жизни. Но Спингарн знал совсем иное.

– Это было одним из условий таинственной силы, - сказал он. - Слушайте.

Они почти спокойно восприняли невероятную логику рассказа. После ужасов предыдущей ночи и пустоты Вселенной таинственной силы рассказ Спингарна стал естественным продолжением их приключений.

– Генетический код - вот наш выход, - объяснил Спингарн. - С его помощью мы вернем себе человеческий облик. Именно его пытаются захватить гиганты и десяток других племен. - Он постарался не показать остальным свое беспокойство и безнадежный вывод, к которому пришел. - Агент Управления по борьбе с катастрофами узнал об этом, и одному только Богу известно - каким образом. Гиганты имеют врожденное знание о его существовании - как, надо думать, и все остальные обитатели этих безумных Сцен.

– Мы должны найти его? - спросила Этель.

– Да, - ответил ей Спингарн.

– Сцены растворяются одна в другой, - заявил Гораций. - Барьеры разваливаются на куски! Должно быть, сейчас возникнет абсолютно случайная ситуация - каждая из Сцен будет взаимодействовать со всеми другими!

– Еще одно из условий таинственной силы, - согласился Спингарн. - Слепой случай.

– Зачем?! - воскликнула Этель.

– Приз - генетический код.

– Этот… генетический код, - спросил сержант Хок, - он что, военный трофей? Если мы его найдем, то оставим себе?

– Нет. Мы уничтожим его, - заявил Спингарн.

– Почему?!

Даже Гораций присоединился к хору удивленных и гневных голосов. Этель знала, что генетический код дает возможность вернуться к нормальной жизни двадцать девятого века. Значит, она лишится своей ослепительной красоты и своих полупрозрачных изящных крыльев. Но одновременно наступит освобождение от смертельной опасности, связанной с присутствием таинственной силы, от постоянной угрозы безумных событий, и, что более важно, появится шанс снова стать женщиной. Этель кричала в гневе:

– Генетический код - это хромосомный преобразователь, верно? Таинственная сила сконструировала его, чтобы превратить нас обратно в нормальных людей! Когда мы найдем код, разве мы не покинем планету?

– Все может случиться в любой момент, - объявил Гораций. Его высокий голос звенел от восторга. - Все Сцены собраны вместе и все их обитатели тоже! Это конец света, Спингарн! Это конец Сцен Талискера!

– Хорошо, - произнес Хок, потирая руки и снимая свой ранец с плеч. - Может, что-нибудь взорвать, а, капитан? Нам пригодятся мои последние гранаты! Если будет какое-нибудь небольшое сражение, не оставляйте сержанта Хока в стороне!

– Но зачем, Спингарн?! - кричала Этель. - Зачем уничтожать генетический код? - Она без разбора выкрикивала проклятия в адрес таинственной силы и Спингарна. - Зачем, если все, чего я хочу от жизни, - выбраться отсюда и быть вместе с тобой!

Спингарн ответил на отчаянные крики, обняв её и мгновение подержав в своих объятиях. Затем он объяснил, почему им надо уничтожить - единственное средство избежать Страшного Суда в Сценах Талискера.

– Сперва мы должны найти генетический код и уничтожить его! Этель, мы должны принести в жертву свои собственные шансы на возвращение и шансы всех до единой бедных тварей, которых я отправил на Талискер! Если мы не найдем генетический код первыми, то он достанется призракам!

– Бесам? - Хок начал понимать. - Призракам, которые гнались за нами на движущейся дороге?

– Я был прав, - заявил Гораций гордо. - В конце концов, я был прав! Они с такой большой вероятностью не были людьми! Должно быть, они…

– Что? - спросила Этель тихо. - Кто они?

– Эксперимент таинственной силы, - пояснил Спингарн. - Не мой. Одной лишь таинственной силы.

Белое строение начало распухать, как пустынное растение, внезапно наткнувшееся на подземный источник воды. Оно вытягивало тонкие каменные щупальца в желтый песок.

– Началось, - произнес Гораций.

– Скажите мне, - умоляла Этель, - кто такие призраки?

Спингарн вспомнил внезапный ужас, который охватил его, когда таинственная сила диктовала свои условия соглашения. В бесформенных существах было скрыто чувство зла, бессмысленное желание вредить.

– Таинственная сила нашла кусок ненужного материала, оказавшегося в урне внутри её могилы. Кусок живой ткани. Нечувствительной, но живой. И она привила её на человеческий мозг. Призраки не мертвые, Этель. Они живые. Они хотят выбраться из своей Сцены. И им нужны другие человеческие мозги! Они хотят питаться человеческими мозгами! - Ужасные слова ошеломили всех, включая Спингарна. Гораций дрожал, его антенны качались, как трава на ветру. Трубка Хока треснула, когда он сильно сжал почерневшие зубы. Этель бросилась в объятия Спингарна.

– Если они доберутся до генетического кода, - продолжил он, - то смогут придать себе человеческий облик. Приобретут человеческий разум и способности. Что случится с галактикой, когда они вырвутся на свободу?

Этель пыталась смириться с тем, что она уже поняла.

– И таинственная сила хочет, чтобы мы остановили их?

– Да, - сказал Спингарн, отвечая на незаданный вопрос, который готовы были произнести Хок с Горацием. - Она не умеет разрушать. Она может только творить. - Это казалось нелогичным, потому что Сцена под ними вздымалась, как какое-нибудь чудовище, пытающееся освободиться от оков, но он добавил: - Таинственная сила по своей природе не может разрушать. Мне кажется, что она пришла из Вселенной художников.

– Я полагаю, что нам надо спуститься, - предложил Гораций. - Физический характер равнины… - больше он мог ничего не говорить, потому что жестокий порыв ветра почти полностью оторвал гондолу от шара, закружив путешественников, словно листья.

Спингарн кричал, пытаясь перекричать шум:

– Спускай нас вниз, Гораций! Тебе разрешено действовать?

– Да, - ответил Гораций чопорно. - Все мои ресурсы полностью в вашем распоряжении, сэр.

Спингарн засмеялся. Ветер распахнул его рубашку и открыл широкую грудь. Одной рукой он поддерживал Этель, пока робот направлял непослушный корабль от одного потока восходящего воздуха к другому.

– Гранаты запалены! - доложил Хок.

– Бог с тобой, сержант. Сейчас нам не до гранат!

В днище гондолы появилась дыра. Хок нагнулся и увидел крылатое существо, приближающееся к ним с маленьким арбалетом в руках. Стрела, пробившая дыру, не причинила вреда.

– Мушкеты! - в гневе кричал Хок. Он поднял оружие и, угрожая крылатому существу, вынудил его повернуть навстречу урагану.

– Что теперь, капитан? - кричал он. - Гранаты не нужны?

– Нет! - ответил Спингарн. - Спокойно! Корабль садится!

Земля рванулась навстречу им - но это был не желтый песок, над которым они так долго плыли.


 Глава 25 

Поверхность планеты представляла собой хаотичное переплетение фрагментов Сцен. Гондола остановилась на высоком утесе, и шелковый шар постепенно расползался на куски, разрываясь об острые выступы утеса. У основания утеса проходила рельсовая дорога с пятью или шестью грохочущими конными экипажами. Над собой Спингарн видел мозаику мертвых деревьев и монолитных каменных сооружений, которые угрожали вырваться из утеса и свалиться на путников. Начавшийся ураган готов был разнести все вокруг. В фиолетовом небе вспыхнула яркая молния, осветив другие детали кошмара безумного творца ландшафта. Лошади первыми увидели, что дорога резко обрывается, и ржанием выразили свое беспокойство, а возницы едва не вывалились на дорогу. Пустыня внезапно вернулась, обрушившись на равнину. Как туман, она ползла по краям рельсовой дороги и засыпала песком множество вонючих ручьев. Спингарн и его спутники съежились в гондоле. Громовой удар потряс утес, и хрупкая гондола в ответ покачнулось. На Спингарна посыпались камни.

– Над нами черти! - заорал сержант. - Летучие дьяволы со стрелами!

Еще одна молния ударила в скалу, и Спингарн увидел, что сержант прав, - в вихре дождя кружились крылатые карлики. Казалось, что ураган им нипочем. Этель закричала и бросилась вперед, когда странные существа выстроились в клинообразный строй и поплыли через плотный воздух.

– Гораций! - позвал Спингарн.

– Да, сэр?!

Спингарн выпихнул неожиданно легкий корпус автомата вперед, чтобы защитить себя и Хока. Полдюжины точно нацеленных зарядов, выпущенных из маленьких, по мощных самострелов, отбросили робота и людей к задней стенке гондолы. Она заскользила, когда раздался сильный удар грома. Далеко под ними лошади испуганно ржали, пока их хозяева летели через мокрый песок. Затем Спингарн и Хок почувствовали, что гондола движется вниз по поверхности утеса.

– Гораций! Останови нас! - приказал Спингарн.

Гондола почти сразу же остановилась. Гораций выдвинул два длинных телескопических отростка и удержал падающую разбитую гондолу на утесе. Дождь бил по их поднятым лицам, пока Хок и Спингарн пытались разглядеть, что происходит в разрушенных Сценах. События развивались в таком фантастическом темпе, что никто не мог толком собраться с мыслями. Казалось, что робот тоже находился в электронном трансе, зависнув между остатками воздушного шара и утесом.

– Гораций, что нам делать?! - закричал Спингарн. - Оцени вероятности, ты, мохнатый автомат! Что происходит?!

Громкий рев снизу сказал ему, что на арену безумных событий прибыла ещё одна группа неизвестных тварей. Гулкие голоса могли принадлежать только зобастым гигантам. Кроме того, Спингарн увидел, что началось очередное смещение пластов планеты: неожиданно навстречу урагану поднялось черно-золотое сооружение. Он увидел сверкание хрусталя и понял, что здесь, в Сценах Талискера, была повторена цивилизация, которая взяла за свою основу Хрустальные Миры сектора Wu-992, как в его модели. Он был уверен, что ему не приходилось бывать в этой Сцене раньше. Спингарн удивился, что удалось построить такую невероятную Сцену; откуда люди, строившие эти первые, экспериментальные Сцены, знали, как построить тонкую и запутанную силовую сеть, которая включала разумы обитателей в саму структуру Сцены, так что мужчины и солнца, женщины и звезды, их дети и планеты - все было единым целым. Сооружение такой сложной Сцены, хотя ото была всего лишь миниатюрная модель оригинала, должно было продолжаться поколениями. И она соседствовала со Сценой Каменного Века, с причудливой культурой зобастых гигантов, которые почитали железный фетиш, с летающими существами, вооруженными самострелами, с людьми, которые погоняли тяжелых ломовых лошадей по рельсовым дорогам, и другими фрагментами воссозданных эпох, которые Спингарн скорее ощущал, чем видел в переплетении обломков Сцен. Отсутствовал только смертельный враг.

Призраки, явившиеся результатом неудачного эксперимента таинственной силы, пока не показывались. Спингарн понял, что его спутники тоже ждут их появления. Причудливые картины вокруг них уже никого не пугали. Все они боялись ужасов, сотворенных таинственной силой.

Гиганты выли, глядя на зловещую Сцену Хрустальных Миров, и лаяли в панике, когда перед ними закружилась крохотная Вселенная людей и планет. Один из них швырнул ланцет прямо в центр миниатюрной солнечной вспышки. Крылатые существа открыли стрельбу по гигантам, видимо, они были старыми врагами, - началось жестокое сражение. Клинообразные отряды злобных маленьких существ мчались по черному небу под грохот грома и ослепительные вспышки молний. Временами появлялись и другие участники странных Сцен, но только Гораций знал об их присутствии. Он был наделен способностью точно оценивать чрезвычайно сложные пространственные ситуации. Новые Сцен ы переплетались одна с другой, и новые группы трансформированных людей спешили на бурлящую арену, которая возникла по воле таинственной силы. Горацию снова и снова приходилось повторять вычисления с самого начала, когда в кипящее живое варево вливались новые ингредиенты. И он не должен был забывать про свою главную цель: уничтожение отвратительных тварей, которые встретили их в момент прибытия в Сцены Талискера.

– Гораций! - обратился Спингарн к роботу с нетерпением. - Рассказывай! Что происходит внизу?!

– Дом! - воскликнула Этель. - Он оторвался от земли!

– Будь я проклят! - согласился Хок. - Верно!

– Вы хотите узнать наиболее вероятное предположение сэр? - спросил Гораций. - Все факторы указывают только на одно заключение.

Спингарн обогнал электронные вычисления Горация; в его мозгу всплыли следы воспоминаний из предыдущей жизни о том, что полное переплетение расчлененных Сцен произойдет на такой матрице.

– Генетический код, сэр!

– Ты уверен, Гораций?

– Там находится генетический код, сэр.

Все племена устремились вперед. Одни летели на ярких желтых планерах; другие продирались сквозь остатки экваториальных джунглей, которые служили им домом в Сценах; третьи пробивались вверх через кору древней планеты. Они рвались вперед к странному дому, который был их целью.

– Да, сэр. Таинственная сила активировала врожденную память, заложенную в них, когда их посылали на Талискер. Они знают, где находится генетический код и точно знают, на что он способен.

– Это больше не предположение, правда, Спингарн? - спросила Этель.

– Нет, - подтвердил Хок. - Верно, капитан?

– Мы должны быть там, - сказал Спингарн. - Но где творения таинственной силы? Где… призраки?

Хок посмотрел вокруг. На его багровом лице отразилась тревога.

– Неподалеку, капитан.

– Тогда к оружию, сержант! Спингарн повернулся к Горацию:

– Спусти нас туда! Быстро!

– Есть, сэр!

За несколько секунд робот соорудил одну из тех забавных штуковин, похожих на корзину, которые опустили их на поверхность планеты со странной дороги. Гораций расправил невидимые крылья силовых полей и опустил людей вниз. Этель осторожно последовала за ними, наблюдая жестокую битву между зобастыми гигантами и крылатыми существами.

– Опусти нас на основание фрагмента Хрустальных Миров, - приказал Спингарн. - Вон туда, между наружной стеной дома и дорогой!

Когда они спускались вниз, твари указали на новую угрозу, присоединившуюся к царившему вокруг хаосу. Но почти все самые разнообразные существа стремились быстрее уничтожить строение из белого камня, оторвавшееся от земли. Они рвались вверх, сжимая бронзовые кирки, копья с костяными наконечниками, куски камня, термические ланцеты и силовые пушки. Белое каменное строение сотрясалось под градом ударов. Но его центр, который каким-то образом увеличился раз в десять по сравнению со своим первоначальным размером, оставался нетронутым. Казалось, он растет вверх быстрее, чем его края превращаются в обломки.

Спингарн успел отскочить в сторону, когда Хок прокричал предостережение. Он успел увидеть две грязные головы, исчезавшие в луже стоячей воды. Чудовища - вроде Директора - возникали из черной грязи и скользкой земли, щелкая огромными челюстями.

Яркая вспышка вылетела из огромного блестящего сооружения рядом с ними. Она направилась к дому и прилипла к стене загадочного здания, как живая звезда. Дом закачался. Сражение между племенами постепенно затихало. Гиганты молотили белое здание с неистощимой энергией. Крылатые существа вгрызались в крупные каменные блоки, стремительно летая, несмотря на рев урагана, словно бесчисленные демоны из преисподней, занятые стихийным разрушением. Из джунглей, которые постепенно наползали на странную Сцену, появлялись твари и, увидев здание, где хранился генетический код, бросались на него с громкими криками. Отель, испуганная страшным зрелищем, съежилась рядом с крепкой фигурой сержанта Хока.

– Что нам делать?! - дрожала она. - Что мы можем сделать?! Все так… так безумно! Происходящее нереально, Спингарн, весь этот шум и ярость! Все эти твари, Спингарн! Как они вообще могут жить?! Как может быть что-либо подобное?!

Хок был спокоен. Он примирился со своей ролью в сложившейся ситуации; он доверял Спингарну, и ему не терпелось сыграть роль, которая ему нравилась, Хок, проворчав извинение, тронул Спингарна за руку.

– Прошу прощения, капитан, - насчет моих ног. Наш французишка может справиться с ними?

– Действуй! - приказал Спингарн роботу. - И дай сержанту оружие.

Этель увидела, что Гораций превратился в неистовый вихрь. Он извлек из своих вместительных секций инструменты, на которые надеялся Спингарн. Это было впечатляющее зрелище. И пока Хок поглаживал незнакомые очертания управляющих приборов фазовращательного излучателя, Гораций направил несколько потоков энергии на то что осталось от железного придатка Хока. Вместо него возникли очертания предмета, который оказался двигателем. Вскоре робот выразил свое удовлетворение.

– Я не мог сделать его за такое время совершенным, сэр, но сержант сможет управлять своими движениями с помощью направляющих излучателей, имплантированных в его кожу. Вам удобно, сержант?

Хок уже колесил вокруг крытого места, которое было единственным спокойным убежищем посреди неистовства Сцен. Он поднял оружие и понял, что оно ему нравится.

– Хорошо сбалансированный ствол, капитан, - неплохо для французов, - признал он. - Ты ловкая мартышка, - похвалил он Горация.

– Волновые бомбы тоже! - приказал Спингарн роботу.

– Волновые бомбы, сэр?

Спингарн пожал плечами. Он знал так же хорошо, как Этель и робот, что последствия взрыва волновой бомбы непредсказуемы и её применение может быть оправдано только в чрезвычайных ситуациях.

– Нам они пригодятся. Приготовься к запуску.

– Ты собираешься использовать их против племен? - возразила Этель.

– Нет, - сразу же ответил Гораций. - Как вы знаете, существуют ограничения. Я не могу действовать против людей.

– Тебя никто не будет об этом просить, Гораций, - успокоил его Спингарн.

– Призраки? - спросила Этель. - Или нет?

– Они придут, - произнес Спингарн спокойно. - Придут.

Слабый вой вырвался с края беспорядочно перемешанных фрагментов Сцен. Он нес в себе угрозу и предупреждение. Путешественники посмотрели друг на друга. В их глазах застыл тот же самый страх, который всего несколько часов назад заставил стремиться к висячей дороге. Этель облизнула губы и подставила рот под струи дождя.

Спингарн схватил свой фазовращающий излучатель; Хок, держа изящное оружие в узловатых, покрасневших руках, нацеливал его на источник шума. Гораций погрузился в транс вычислений.

В этот момент очередной кусочек концентрированного блеска из крошечного живого космоса Хрустальных Миров потряс структуру дома.

Белое здание отскочило прочь. Расплавленный камень потек на вопящую толпу змееголовых тварей. Два десятка крылатых существ, сгорая, выстрелили вверх. Сотни вопящих тварей, которые когда-то были мужчинами и женщинами, попадали на землю, их конечности разбивались летящими камнями. Но новые существа напирали вперед по лежащим телам, чтобы взглянуть хоть краем глаза на таинственный генетический код.

Спингарн увидел его в то мгновение, когда призраки заявили о себе.

И он сам, и уродливые обитатели Сцен Талискера, и творения странного эксперимента таинственной силы - призраки - увидели, чем был генетический код.

Живая машина.

Сверкающее сплетение творчества, энергии и жизни.

Именно его построила таинственная сила вместе с прежним Спингарном.

Именно его таинственная сила обещала Спингарну со спутниками, если они выполнят заключенное соглашение.

Огромная конструкция излучала гипнотическое чувство присутствия. В её центре извивался и кружился в ярком сиянии агрегат для трансмутаций вещества. Спингарн и другие зрители застыли, восхищенные и пораженные фантастическим зрелищем.

Они видели, как гены выстраивались в цепочки.

Они наблюдали, как расцветают и взрываются жизни людей, чтобы быть отлитыми заново в самые невероятные формы. Они наблюдали странный танец молекул, включаемых в узоры жизни.

Через несколько секунд все зрители поняли, что генетический код может сделать для каждого из них. Вскоре небо снова покрылось сетью молний, ударявших то в дерево, то в груду камней или в человека с глазами, застывшими при виде величественного генетического кода.

Все ещё поглощенный зрелищем, Спингарн поразился мысли о том человеке, которым он был, и о том, как прежний Спингарн заключил соглашение с таинственной силой. Генетический код создан совместно человеческий и чужеродным разумом. Оба они - человек и таинственная сила - были конструкторами, архитекторами, строителями! Генетический код придуман таинственной силой, но использовали его люди. Спингарн понимал, как в него входил более или менее человеческий облик; как в нем происходила трансмутация генов; как возникал новый узор; как прежний облик мог быть встроен в гармонию генов. Затем он увидел, что призраки тоже все поняли.

Толпа огромных гротескных фигур бормотала что-то несвязное в восторге и экстазе. Причудливые рты молились, пропитывая грязью и лестью зрелище величественного генетического кода.

Раздался глухой удар грома. Его оказалось достаточно, чтобы вернуть зрителям чувство реальности. Когда его мрачные отзвуки летели от скалы к скале, призраки громко заявили, что генетический код принадлежит им и только им.

Племена повернулись навстречу своим смертельным врагам. Ими руководило смутное, но беспокойное чувство надвигавшейся угрозы. В их костях звенели отголоски прежних встреч с другими страшными чудовищами. Спингарн испытывал такие же чувства. Лицо Хока вытянулось и стало страшным. Широко расставленные глаза Этель гневно уставились на призраков.

Люди - какой бы ужасный облик они ни имели - интуитивно осознали присутствие последнего и самого опасного из всех своих врагов.

Сильный раскатистый удар грома все ещё сотрясал их конечности, возбуждая врожденные сигналы опасности. Он объединил все воюющие племена. Битвы Талискера были забыты.

Оставался только один общий враг.

Спингарн черпал силу, глядя на причудливые существа вокруг себя. Они со своим жалким оружием были готовы встретиться с внушающими ужас тварями, которых сотворила таинственная сила в ходе эксперимента. С тварями из страшных снов, отвратительными чудовищами из древних мифов, вылезшими из могил.

Гораций пошевелился только тогда, когда Спингарн нашел в себе силы прошептать:

– Спусковые механизмы, Гораций.

– Есть, сэр! - глухо ответил робот и без лишних слов передал Спингарну оружие,

Спингарн поймал взгляд Этель. С лицом, словно высеченным из гранита, она смотрела на стену ужаса, сотворенную таинственной силой. Он вспомнил предсказание Стражей: Этель сыграет свою роль в его вероятностном будущем.

Только она могла запустить волновые бомбы в то единственное мгновение, когда призраки рванутся вперед.

Он передал ей спусковой механизм.

– Этель, теперь твоя очередь! - Он взглянул на черное небо. В ответ вспыхнула молния, опалив ему глаза. - Поднимись над ними и корректируй Горацию прицел. Когда они соберутся вместе, открывай огонь.

Серо-белые надутые очертания плыли вниз по поверхности утеса. Они продвигались вперед к испуганным, но решительным людям, подобно злому року. Спингарн не мог унять дрожь, и Хок положил руку ему на плечо.

– Хок, ты видишь, какие они! Они разорвут наши мозги и захватят генетический код! - кричал он, но его голос тонул в грохоте. Призраки, сотворенные из человеческого мозга и чужеродного вещества, кричали в ярости и радо-С1и. - Мы не сможем остановить их, Хок, нет!

Хок показывал на замерших в ожидании существ, созданных преступным капризом. Змеиные головы были неподвижны; злые желтые глаза, сверкающие на дьявольских лицах, ждали с неистощимым терпением; зобастые гиганты и крылатые существа, уцелевшие в схватках, сжимали древнее оружие; навесы повозок, которые двигались по дороге, были откинуты, и Спингарн, к своему изумлению, увидел батарею пушек. Этель парила наверху, поднимаясь и опускаясь при резких порывах ветра. Непрерывно шел дождь.

– Терпение, капитан! - обратился к нему Хок. - Нам недолго осталось ждать.

Спингарн заметил, что его руки перестали дрожать. 1Ъель приветливо помахала ему, и он готов был встретить врага. Не успел он ответить ей, как лишенная разума злобная масса засверкала и растеклась по поверхности утеса.

– Давай! - крикнул он девушке.

За своей спиной он услышал легкое покашливание Горация и увидел вылетевшие одновременно лучи света. Поверхность утеса вскипела от взрывов.


 Глава 26 

– Черт меня побери! - искренне удивился сержант Хок.

Началась причудливая серия сокрушительных взрывов волновых бомб. Холодная серая материя вращалась, описывая концентрические круги, каждый из которых был меньше предыдущего, и исчезала в тусклых красных вспышках света. Зазубренные головы поплыли прочь от непрерывных ударов. Широкие рты бормотали в ярости и страхе, когда ударные волны вгрызались в серую студенистую массу, которая раньше выглядела не более материальной, чем утренний туман, а сейчас напоминала жидкий металл. Призраки - странное сочетание вещества из другой Вселенной и человеческого мозга - выкрикнули полное ненависти послание, потрясшее ряды полулюдей. Оно несло в себе мрачную и вечную угрозу, обещание конца человеческой жизни и триумфа врага. Ужасное предупреждение возымело некоторое действие.

Двое людей с волчьими головами в ужасе завыли, напуганные ревущим ураганом; лошади, которые раньше тащили тяжелые повозки, а сейчас были распряжены, поскакали галопом к огромному сверкающему сооружению Хрустальных Миров; юный зобастый гигант поднял крик, а двое крылатых существ бросились прочь, вызвав насмешки своих же.

– Ура! - радостно вопил сержант Хок. - Ура! Огонь! Цельтесь в них и стреляйте!

Даже страшный рев урагана и зловещие крики призраков не могли заглушить воплей Хока. Приказы вырывались из его луженой глотки, производя магическое действие па собравшиеся отряды. Студенистая масса разбрызгивалась под ударами волновых бомб, стрелы прорывались через дождевую завесу, боеголовки взрывались в самой гуще врагов, бухали пушки. Хок и Спингарн добавили к атаке смертоносное сияние своих фазовращающих излучателей. Из странного фрагмента Хрустальных Миров медленно вылетели два или три ослепительных сгустка, приближавшиеся к врагу с величием восходящего солнца.

– Ура! Ура! Будьте вы прокляты! Вернись к своему хозяину, Сатана! - вопил Хок. - Отличный ствол, капитан!

Поверхность утеса исчезла вихрем расплавленного камня и уничтожаемой чужеродной материи, превратившись в глыбу, состоящую из ужасных тварей и камня. Но резкий клич предупредил ликующих полулюдей, что враг все ещё среди них!

– Они на нашем правом фланге! Повернитесь к ним! - кричал Хок. - Постройтесь и повернитесь к ним! Огонь из центра! Продвиньте вперед красную мартышку и добавьте греческого огня!

– Гораций! - позвал Спингарн.

Робот, в подтверждение того, что слышит, махнул хрупкой рукой. Он понял неразборчивые, но настойчивые приказы Хока. Выдвинулась пусковая платформа, и Спингарн криком предупредил об этом девушку.

Они не успели спасти племя приземистых жабоподобных полулюдей, которые пытались сдержать атаку с фланга с помощью трезубцев и губок, намоченных в какой-то жидкости - дымящейся смеси сильных кислот. Хотя некоторые из рвущихся в атаку тварей распадались на кричащие от боли куски, племя полулюдей было побеждено. Пока призраки добивали их острыми клыками, Этель удалось запустить новую серию волновых бомб в кровавое месиво. Зловещая сцена была потрясена яростными разрывами бомб. Стрелы крылатых существ достигали целей под аккомпанемент медных пушек, извергающих тяжелые ядра в блуждающие клочки призраков.

– Ура! - закричал Хок снова, превращая мощным оружием все ещё решительных призраков в ничто. - Вот это работа для саперов, клянусь Богом, Спингарн! Стреляй, капитан!

– Продолжай, сержант! Прикончи их! - ответил Спингарн. Затем он позвал робота к себе.

Осталось решить всего одну задачу.

Пока собравшиеся племена уничтожали последние следы жестокого врага, сжигая огнем каждый оставшийся клочок призраков, которые столько времени наводили на них ужас, Спингарн пробирался вперед. Он переступал через трупы, камни, нагромождения обломков, лужи расплавленного металла, через незнакомое оружие и умирающих полулюдей, через странные ростки, которые отмечали фрагменты Сцен, и через целую рощу идолов, принесенных каким-то неизвестным племенем.

Спингарн показал Горацию, куда направить последний залп волновых бомб, чтобы уничтожить все следы бесшумно двигавшегося генетического кода. И пока разные полулюди выражали изумление при виде своих товарищей - обитателей Сцен Талискера, - волновые бомбы начали причудливый танец вокруг генетического кода.

Мрачные, яростные волны бурлили с потрясающей жестокостью. Животворное сияние генетического кода померкло. Оно извивалось в тисках силового урагана и постепенно теряло форму, воссоединяясь с ударными волнами, возникающими при взрывах.

Торжествующие и шумные племена застыли, внезапно осознав происходящее. Гигантские рты широко раскрылись в немом протесте. Крылатые существа, победно кружившие в воздухе, издавали резкие крики. Полулюди в безмолвном ужасе наблюдали, как генетический код превращается в случайное скопление обломков. Из странного фрагмента, который повторял жизнь в Хрустальных Мирах, принеслась вспышка звездного света: она вычерчивала узоры гнева и сожаления, рассказывая наблюдающим за ней племенам о своем горе и потерях.

– Ага! - глубокомысленно произнес Хок, когда пораженные горем наблюдатели начали искать причину катастрофы. - Нам бы лучше убраться отсюда, капитан.

– Похоже, что настал момент для стратегического отступления, - согласился Гораций.

Когда последний удар грома прокатился по полю битвы, один из зобастых гигантов, узнав Спингарна, безмолвно указал на него. Над странной ареной вспыхнула молния, осветив робота в его ярко-красном одеянии, сержанта Хока, разъяренного и неукротимого, двигавшегося к естественному укрытию в разбитой земле, Этель с длинными волосами, мерцающими от капель, и полупрозрачными крыльями, которые словно плыли через дождь, и Спингарна, глядевшего на племена и думавшего, можно ли выполнить последнее требование таинственной силы.

– Нет, - сказал Спингарн, когда Гораций приготовился унести двоих людей прочь от опасности. - Мы остаемся.

Поле боя, все ещё содрогающееся от взрывов волновых бомб и гибели генетического кода, наполнилось яростью. Мечта, притягивавшая обитателей планеты, была уничтожена - намеренно и с холодным расчетом.

Единственный путь к смутно ощущаемой, но желанной прежней нормальной жизни был уничтожен тремя маленькими фигурами, которые стояли, неподвижно застыв в ожидании при звуках гневных голосов.

– Остаемся, капитан? Остаемся здесь?! Смотри, они повернулись к нам - мы погибнем!

– Надеюсь, что пет, сержант, - возразил Спингарн, Его горло пересохло. - Этель! - позвал он. Она бросилась в его объятия.

– Это конец?

– Нет, если можно доверять таинственной силе.

Мы должны доверять, думал он. В той пустоте, где таинственная сила признавалась в своих надеждах и странах, они заключили соглашение. Когда Спингарн уничтожит призраков, таинственная сила откроет местонахождение генетического кода. Все это выполнено. Конечно, пришлось преодолеть гораздо больше препятствий. Теперь все зависело от честности таинственной силы. Спингарн едва не расхохотался: честность! Он думал о таинственной силе, как о человеке, приписывая ей мораль, рапространившуюся за десять тысяч лет существования цивилизации до пределов галактики. Пет! Их спасет не честность или доверие, если им суждено спастись. Только собственные интересы заставят таинственную силу выполнять свое обещание.

Хок поглядел вдоль тонкого ствола фазовращающего излучателя.

– Тайм-аут! - закричал Спингарн. - Тайм-аут!

Племена начали действовать, как только увидели, где скрывалось предательство. Проявляя враждебность, они приближались к четверке. По пути они бросали оружие, которое использовали против призраков. Топоры, пращи, мушкеты, ланцеты, термические пушки, арбалеты, странные приспособления из стали и кожи, которые заинтересовали Хока, - все было брошено. Спингарн обнаружил, что крепко сжимает фазовращающий излучатель. Чудовища, которые оставались людьми, жаждали почувствовать кровь на своих руках, на своих зубах и когтях, на паучьих конечностях и крючковатых отростках. Кровь разрушителей генетического кода.

– Тайм-аут! - вскричал Спингарн в отчаянии. Трое его спутников тоже призывали все силы, какие только могли спасти их от приближающихся мстителей.

– Тайм-аут! - повторил Спингарн. Слова вылетали в окружающую его холодную пустую тьму. Он ничего не чувствовал, не сознавал и не знал о стремительном возвращении в Управление Сцен.

Спингарн и его спутники были вне времени.


 Глава 27 

Спингарн снова ждал в прихожей. Тот же самый худой человек наградил его снисходительной улыбкой. Сержант Хок пьянел от чирикающих мысленных излучателей, посмеиваясь про себя, когда узнавал то или иное событие. Он постепенно привыкал к тому, что больше не сержант саперов, но манеры и привычки восемнадцатого века остались с ним навсегда. «Никакие процедуры, - заявил компьютер, - не смогут искоренить ту могущественную личность из его разума, и с некоторыми остаточными явлениями придется смириться». Этель, как и двое других людей, не отреагировала на предложение компьютеров излечить физические отклонения. Она задумчиво парила над секретарем Директора Сцен, а тот делал вид, что каждый день видит крылатых посетителей. Гораций все ещё находился в состоянии электронного шока после напряжения последней схватки с врагом, хотя и был признан годным для решения простых задач. Только Спингарн чувствовал страх. Его спутники отвернулись, когда он задрожал при словах секретаря, что Директор Сцен примет их очень скоро. Он вспомнил первую встречу с извивающейся тварью в густой желтой грязи. Невзирая на странные результаты его посещения Талискера, как он сможет взглянуть на змеиную голову Директора, сообщив ему, что уничтожил генетический код?

– Черт побери, Этель! - позвал Хок девушку. - Посмотри, дорогая, Сцена Древнего Рима! Посмотри, как их строй преследует персов! Настоящие крокодилы, вот они кто! И ты говоришь, что я могу играть в этом спектакле? - спросил он у адъютанта.

– Едва ли, сэр. Не с придатком на ваших ногах. Он сейчас ни к чему, верно? Между прочим, мы не зовем их спектаклями, сэр.

– Сержант! - отрезал Хок. - Да. Я забыл про мои ноги. Ну, мартышка, - обратился он к Горацию, - ты можешь сделать что-нибудь для меня?

Робот улыбнулся.

– Сэр, подобно Директору, вы - один из тех несчастных, кому придется жить с некоторыми отклонениями от нормального физического облика. - Он бросил беглый взгляд на изящное тело Этель и на свернувшийся кольцами хвост Спингарна. - Интересно, что Директор скажет об этом!

Гораций повторил то, что все они знали: тайны генетического кода исчезли под ударами мощных силовых волн. Компьютер действительно мог работать со случайными недифференцированными клетками, но математический аппарат генетического кода был ему неподвластен. Не говоря этого прямо, все предлагали отряду Спингарна вернуться к таинственной силе для лечения. Гораций пришел в уныние, после того как его допросили мрачные автоматы, присутствовавшие при отбытии Спингарна в Сцены Талискера. Он был подвергнут мучительному анализу, который привел его в состояние электронной эпилепсии. Это чувство затронуло всех членов отряда.

Сержант Хок, неистовый по своему характеру, первым вернулся в обычное состояние, а вслед за ним и Этель. Пока Хок одобрительно мурлыкал при виде повторенных заново древних битв, Этель летала от одного умственного излучателя к другому. Из того, как она замешкалась перед умиротворяющей идиллической сценой двадцать третьего века, Спингарн сделал вывод, что она серьезно думает о сделанном им предложении. Когда, испытывая огромное облегчение при избавлении от ужасов Талискера, он предложил Этель выйти за него замуж, она была настроена весьма скептически. Она заметила, что против их брака вполне может возражать Управление подбора браков хотя бы на основании их уродств. Однако физическая атака убедила её, что она была неправа.

Спингарн думал, смогут ли они жить относительно нормальной жизнью в мире двадцать девятого века. Когда Этель подлетела к умственному излучателю, который настроился на её эротические мысли, он обнаружил, что тревожно озирается через плечо, как будто прихожая наполнилась скрытыми опасностями. Все оказалось слишком легко.

– Так значит, это - Сцены, да, малыш? - спросил Хок у секретаря. - Отвечай, черт побери!

– Да, сэр. Их называют Сценами. Сценами! - повторил секретарь. - Заново сыгранные сцены из истории человечества.

Хок впитывал информацию и продолжал наблюдать битву. Он насмешливо фыркнул, когда полк всадников смел высокий редут, который был заминирован. Крошенный горизонт озарился взрывами. Хок одобрительно сплюнул, и только угрюмый взгляд Спингарна удержал его от смеха.

– Ну, капитан! - рявкнул сержант. - Чем ты недоволен?! Мы выбрались из владений Его Сатанинского Величества и скоро встретимся с твоим генералом! Черт побери, Спингарн, Этель сохнет по тебе - никогда не видел, чтобы девица так втюрилась! Будущее принадлежит тебе, капитан, хотя полагаю, что впредь не должен называть тебя так. Что ты будешь делать с собой теперь, когда вернулся в свое время? - Хок внимательно поглядел на прояснившуюся сцену боя. - Странное время, если бы меня спросили. Странный век.

– Все оказалось слишком легко! - обратился Спингарн скорее к Горацию, чем к сержанту Хоку.

Последние три или четыре часа с тех пор, как они прилетели с планеты на краю галактики через огромные пространства в огромном межзвездном корабле, он находился в таком же сильном недоумении, как и тогда, когда выбрался из подземных пещер Турне. Он испытывал то же самое чувство нереальности происходящего. В тот раз это было вполне оправданно, потому что Сцены - всего лишь отражения реальности, хотя солдаты, сражавшиеся и умиравшие в воссозданном Турне, верили в них. Но прежнее чувство нереальности прояснилось, сменилось пониманием того, что он, рядовой Спингарн, был экс-рядовым Спингарном и человеком, сбежавшим из страшных Сцен Талискера. А сейчас это был Спингарн, который настолько восстановил свою личность, что готов снова лететь на Талискер, Спингарн, который побывал на той планете, встретился с таинственной силой и заключил с ней сделку.

Обе стороны выполнили свои обязательства.

Спингарн возвратился в родной двадцать девятый век.

Таинственная сила осталась на Талискере, осведомленная в достаточной степени, чтобы решить задачу возвращения в свою собственную Вселенную.

Больше обе стороны не могли ничего просить.

– Слишком легко, капитан? Я бы не сказал. - Хок поглядел на Спингарна с некоторой тревогой. - Ты всегда был стойким солдатом, капитан. Как говорится, крепким орешком. Но все равно я не думаю, что вы были правы, назвав наши испытания легкими, сэр!

Гораций пошевелился.

– Мне нечего добавить, сэр, - сказал он Спингарну. - Я понимаю, что вы имеете в виду, сэр, но я прошел через такое, что мои способности навсегда ослаблены. Сомневаюсь, что снова стану Арбитром, сэр. Попрошу перевода на должность домашнего робота. Вам не нужен верный слуга, сэр?

Секретарь прервал робота.

– Вы не будете возражать, мои дорогие путешественники? Хорошо. Сейчас Директор примет вас. И вас тоже, мадам, если вы соизволите спуститься. Будьте добры.

Спингарн был подготовлен к виду Директора Сцен; он рассказал остальным о страшном облике человека-змеи. Но он все равно спросил натянуто улыбавшегося секретаря, приняты ли меры безопасности.

– О да! Мы не можем позволить Директору бросаться на посетителей!

Они наблюдали, полные предчувствий, как распахнулись двери. Тот же тошнотворный запах атаковал их органы чувств. Спингарн почувствовал, как дрожит Этель в его объятиях. Гораций застонал от отвращения, когда тьма рассеялась и в огромной комнате стало светло.

Хок выругался, увидев медленно шевелящиеся кольца и услышав шлепающие звуки. Раздалось хихиканье.

– Нет, - в ужасе прошептала Этель. Спингарн ещё крепче обнял ее; её сердце билось под его ладонью. - Не может быть! Такие твари остались на Талискере!

– Хи-хи-хи! - смеялась скользкая тварь. В полутьме они увидели огромное тело, поднимающееся из желтой светящейся грязи.

– Добро пожаловать, мой дорогой Спингарн! Как ты изменился!

Свет стал ярче, и тварь поднялась.

Самым невыносимым было то, что она улыбалась.


 Глава 28 

Спингарн увидел металлический блеск тонких, как волосы, усиков. Он услышал, как его спутники закричали в ужасе. Затем пристально посмотрел на лицо человека-змеи.

Он вспомнил, что сказал секретарь. Ужасная тварь только что ела. Почти парализованный смыслом этой мысли он поглядел на рот чудовища и увидел свежую кровь. Изо рта твари стекала ярко-красная кровь.

– Я так рад видеть тебя, Спингарн! Какими героями все вы были - да, не надо скромничать! Компьютер докладывал мне обо всем. Вы были восхитительны! А какой отважный сержант саперов!

Хок сморщился и прочистил горло. Он пытался заговорить, но его горло пересохло от ужаса.

– Какая находчивая и преданная помощница! - продолжал Директор.

Этель плотно закрыла глаза, чтобы не видеть уставившейся на неё твари. Открыв их, она увидела, что Директор начал подниматься из вонючей желтой грязи.

– И как верно служил вам наш экс-Арбитр! Каким он оказался умным автоматом! Как точно был настроен!

Гораций впал в электронный транс. Он ничего не сказал, - все его способности были заглушены.

– А теперь вы пришли за наградой! - улыбнулся человеческий рот. - Галактические ордена Доблести! Немедленно!

Роботы-слуги спустили сверху блестящие награды, вручив их каждому члену отряда.

– Свободные Сцены для вас всех! Конечно, не для тебя, робот! Ты пройдешь обычный осмотр. - Змеиная ГОЛОРЯ приблизилась к ним ещё больше. - Вы преуспели там, где погибли или бесследно исчезли наши лучшие агенты! Вы заслужили высшие награды! Верно?

Спингарн чувствовал скрытую враждебность в отношении Директора. За показной радостью скрывалась тайная и неисчезающая ненависть к Спингарну и к тому, что он совершил.

– Верно, - ответил он твердо. - Моя девушка и я решили вернуться к привычной жизни в двадцать девятом веке. Сержант выбирает Свободные Сцены.

– Да, капитан! - подтвердил Хок весело. Он глядел прямо в улыбающееся лицо человека-змеи. - Для пущей важности, сэр. Одна-две войны. Старый солдат просит ье слишком много?

– Вовсе нет, сержант! - прошептал Директор. - Все к твоим услугам! - во вкрадчивом голосе послышался холод. - Сию же минуту.

Под потолком странного помещения началось какое-то Движение.

– Я не верю ему, - прошептала Этель на ухо Спингарну. - Ты прав! Все оказалось слишком легко!

– Тогда все? - спросил Спингарн обеспокоенно. Директор Сцен смотрел на него несколько секунд.

– Не совсем, Спингарн. - Он оглядел всех троих по очереди. - Скажи, почему вы уничтожили генетический код? - В злом голосе было столько смертельной ненависти, что Спингарн отступил на шаг-другой, чтобы защититься от нее. Хок в замешательстве спрятался за Горация. - Да, Спингарн, объясни.

И тогда Спингарн понял, почему он с подозрением отнесся к той легкости, с которой все произошло. Они испытали такое облегчение при спасении с мрачной планеты, что никому из них не пришел в голову вопрос, ответа на который требовал Директор: почему нужно было уничтожить генетический код?

– Все дело в соглашении, - начал Спингарн. Его собственные сомнения помогли выдержать враждебность, исходившую от человека-змеи. - Таинственная сила поручила мне уничтожить её собственное творение, обещая в ответ обезопасить планету и всю галактику от призраков. Здесь скрывалась ошибка, и все они сейчас её видели.

– Если призраки были уничтожены, Спингарн, - сказал Директор, - зачем было уничтожать генетический код?

– Да, - впервые заговорила Этель, - зачем? Директор развернул ещё несколько колец, показывая зелено-коричневый узор на теле.

– Я слушаю, Спингарн. Отвечать надо было неизбежно.

– Таинственная сила хочет продолжать свои наблюдения, сэр, - произнес Гораций тихим, почтительным голосом. - В случайной ситуации. В Сценах Талискера.

– Да, - подтвердил Спингарн. - Она не хочет, чтобы её оставляли одну.

– Ей не угрожает одиночество! - зловеще произнес Директор. - Нет, Спингарн, совсем не угрожает!

Спингарн вспомнил встречу с таинственной силой. Та родилась так давно, что целые звездные системы загорались и гасли, пока она лежала в своей урне.

– Зачем оставлять её одну, Спингарн? - шипел Директор. - Ее собственное время истекло сто миллионов лет назад!

– Приблизительно, - вставил Гораций. Спингарн увидел, что к роботу возвращается его уверенность.

Директор продолжал смотреть на Спингарна и Этель немигающими глазами.

– Ты не подумал, что тебе необходимо отменить случайные трансформации недифференцированных клеток? Ты не подумал о возвращении нормального облика? - В шипящем тоне чувствовалась едва сдерживаемая ярость, заставившая Спингарна осмотреть потолок в поиске роботов-часовых. Качающаяся голова Директора приближалась, пронзительный взгляд не отпускал их. - Ты не учел, Спингарн, что компьютер вычислил присутствие таинственной силы в Сценах Талискера ещё до того, как я позволил тебе действовать. Ты не знал о выводе компьютера, что на планете может существовать такая структура, как генетический код, в качестве фактора неопределенности?

Спингарн бесстрастно глядел на Директора. Конечно, он не учел этого.

– Я не знал, - ответил Спингарн. Но сейчас все было очевидно, так же, как и то, зачем его послали в Сцены Талискера, предоставив режим наибольшего благоприятствования.

– Значит, ты не знал, какова твоя главная задача, да, Спингарн?

– Тогда - нет.

– А сейчас?

– Достать генетический код, если он существует. Для тебя.

– Да! - закричал Директор. - Для меня!

Он гневно кричал на отпрянувших людей. Затем внезапно набросился па свое свернутое кольцами тело; брызнула черная кровь.

– Для меня! - продолжал вопить он. - Именно для меня! Директора всех Сцен! Чтобы я вырвался из вонючей грязи, в которой живу! Для меня!

Он бросился на Спингарна. Широкая плоская голова зазвенела металлом, когда стальные волосы стелились но змеиной коже.

Хок ударил его тяжелым клинком.

Директор отбросил оружие в сторону.

Спингарну снова показалось, что события искусственно замедлились. Он видел, что раздвоенный язык, который раньше вылетал со скоростью молнии, сейчас медленно движется вверх и вниз в широком рту.

– Спингарн! - закричала Этель.

– Стражи! - позвал Гораций.

Вспыхнули яркие дуги, и мощные силовые щиты от воли удар Директора от Спингарна. Когда мягкий толчок ударил его во все точки тела, он увидел, как человек-змея что-то злобно бормочет. Спингарн расслышал только обрывки угроз, пока его выволакивали из столь странного помещения.

– Вы вывели его из себя! - закричал секретарь. - он был в таком хорошем настроении, пока вы не вошли. Что вы ему наговорили?

Хок подъехал к тощему человеку, перегнулся через стол и схватил его за плечо.

– Не кричи на нас больше, малыш, ладно? - произнес Хок с угрозой. Его пальцы врезались в нежные мускулы. - Хорошо? - повторил он.

– О, нет, сэр! Не давите, больно!

Спингарн вспомнил надменную улыбку, с которой секретарь приветствовал их; он знал больше, чем сказал. Всем своим обликом он был похож на человека, который нашел в грязи самородок информации и прячет у себя.

– Держи его, сержант! - приказал Спингарн.

– Прошу вас! Мне больно! - стонал секретарь.

– Да, капитан? - обратился к Спингарну Хок.

– Он все знает, - сказал Спингарн. - Он знает, почему все было так легко.

– Нет! Я только секретарь - мне ничего не известно!

НЕТ!

Хок усмехнулся, и его большие узловатые руки медленно сжались.

– Не надо, Спингарн! - произнес голос позади них. - Отпустите беднягу! Пришел Марвелл, который просветит вас!

Этель слетела вниз.

– Боже! - воскликнул Хок, отпустив стонущего секретаря. Три умственных излучателя, получив такую необычную возможность, немедленно стали обрабатывать его. Марвелл отогнал их, и щебетание стихло, как у птицы, увидевшей дикую кошку. - Что это, капитан?! - спросил сержант.

Появление Марвелла могло вызвать удивление в любой из Сцен. он был в сверкающих одеждах королей-жрецов Венеры двадцать третьего века и имел воссозданный облик Яванского человека. Эффект оказался потрясающим.

– Хорошо сделано, я вас искренне поздравляю! - заговорил Марвелл. - Ордена и свобода! Слава и богатство! Удача и известность! Но какая была эпопея! Знаете, мы все думали, сможем ли воссоздать все эти безумные приключения - воздушные шары, таинственную силу, гигантов, призраков, крылатых существ и вас самих во всем великолепии! Хочешь совет, Спингарн? Становись сорежиссером! Я предлагаю тебе твою старую работу, приятель! - Этель пыталась прервать его, но Марвелл был неукротим. Он перескакивал с темы на тему, и его голос, похожий на рев быка, заставил зазвенеть даже в ушах Хока. - Кстати, о машинах - превосходная была идея, Спингарн! Мы сделали все так, как ты сказал! Потеряли всего троих пилотов и полностью воссоздали транспорт двадцатого века! Но как, по-твоему, они боролись с загрязнением воздуха? Их летательные аппараты сжигают почти двадцать пять тонн угля каждый раз, когда совершают дальний полет! Ты знаешь, как мы справились с этим? Мы устроили подзаправку в воздухе! Представляешь? В секторе UV-23-ноль целый цирк таких летательных аппаратов. У нас тысячи претендентов на роль пилотов! Просто великолепно.

Когда он остановился, чтобы передохнуть, Спингарн попытался прекратить неистощимый поток слов.

– Стой, Марвелл! Хватит!

– Ты что-то сказал? - Марвелл коснулся своей одежды, и всех их окружило облако дыма. Когда оно рассеялось, Марвелл был самим собой, в набедренной повязке с драгоценными камнями и всем прочим. - Я не могу думать в таком наряде - становлюсь рассеянным с этими королями-жрецами!

– Марвелл! - холодно напомнил Спингарн. - Я сказал: хватит!

– Ладно, я кончил! В самом деле кончил!

– Ты все видел?

– Боже мой, как я мог не видеть? Когда появились воздушные шары, как ты узнал, что они изображали космические корабли? И когда разные племена собрались вокруг генетического кода…

– Слушай!

– Да, - добавил Хок. - Слушай.

– Я слушаю!

– Все оказалось слишком легко, Марвелл. Мы выбрались слишком легко. Паршивый коротышка ничего не говорил нам. А Директор как раз подбирался к чему-то, когда потерял контроль над собой.

– Да, - согласился Марвелл, помрачнев. - Он может потерять над собой контроль. У вас там что-то было. Ты разобрался с неопределенностями?

– Я нашел ответ на вопрос «что?» - генетический код, но не выяснил - «где?»

Этель перевела взгляд с Марвелла на Спингарна и обратно.

– Его волнует вопрос о соглашении, - пояснила она Марвеллу. - Мы убрались с планеты раньше, чем работа была закончена.

– Ну? - спросил Марвелл.

Спингарн понял, почему ухмылялся тощий секретарь, когда тер плечо, покрытое синяками. Он знал, почему Директор так зловеще улыбался.

– Ну, Спингарн? - спросил Марвелл неуверенно. - «Где» Кривой Вероятности лежит не здесь!

– Да, - вставил Гораций. - Директор припас это, как последний неприятный сюрприз.

Этель и Хок смотрели на Спингарна, стоявшего в напряженной позе.

– Я должен был догадаться, - сокрушенно произнес Спингарн.

– Странно, что ты ничего не знал, - удивился Марвелл. - Разве тогда это было не очевидно? Спингарн покачал головой.

– Столько всего случилось. Мы все были сбиты с толку и находились в полной уверенности, что проблема Сцен Талискера решена.

– Разве не так? - спросила Этель. - Разве не так?!

– Нет, - ответил Марвелл. - Совсем нет. Этель поглядела на Спингарна, который уклонился от её взгляда.

– Тогда говори ты, - обратилась она к Горацию.

– Хорошо, мадам. - Автомат кашлянул и произнес: - Таинственная сила обманула!


 Глава 29 

Спингарн едва заметил прибытие четырех Стражей. Они вошли в комнату - четыре массивные, тускло блестящие, тихие и услужливые фигуры, которые все же несли в себе какую-то скрытую угрозу.

– Таинственная сила обманула! - воскликнул Спингарн. - Лгала! Она не могла лгать!

– Было заключено формальное соглашение, - вставил Хок. - Переговоры под флагом перемирия со встречей между полномочными представителями враждующих сторон! Капитан, ведь было безусловное прекращение враждебных действий!

– Нет, - пробормотала Этель. - Не надо все повторять. Не сейчас, когда ты стал моим, Спингарн! Не говори, что ты снова все испортил! Нет, все не так, дорогой! Не говори, что мы должны снова… снова отправиться туда!

– Понимаете, вы думали, что вызвали тайм-аут для таинственной силы, - начал объяснять один из роботов с бесстрастным лицом. - Но все было не так.

– Вы устранили угрозу, Спингарн, - добавил другой робот.

– Вы послужили всему человечеству, - сказал четвертый.

– Это была ваша капсула тайм-аута! - внезапно прервал роботов Спингарн. - У вас все время была капсула на Талискере! Это вы организовали, чтобы нас забрали оттуда!

– Мы не могли быть уверены, что агенты останутся живы. Но они уцелели. - Страж, который говорил первым, указал на Горация. - Этот автомат был запрограммирован на сокрытие информации о существовании капсулы тайм-аута. Вы могли узнать её местонахождение, только встретив одного из агентов Управления по борьбе с катастрофами в момент максимальной неопределенности в Сценах Талискера.

Спингарн подумал о гигантах, медленно освобождавшихся из оцепенения, и об агенте, умиравшем в грязной плетеной клетке. Он видел, что Этель тоже думает о той встрече.

– Мы встретили агента, - прошептала Этель. - Мы встретили его!

Четыре Стража посовещались между собой.

– Наши вычисления подтвердились, - сказал один из них. - Кривая Вероятности построена. Если бы вы встретились с тем агентом раньше, при нормальных обстоятельствах, то вся последовательность событий, входивших в Вероятностное Пространство, о котором мы говорили вам, могла осуществиться до того, как вы оказались в Сценах.

У Спингарна возникло чувство, что события снова сплетаются в сеть, которая постепенно опутывает его, и что будущее снова решено без его участия.

– А те агенты, которые установили капсулу тайм-аута? - спросила Этель, пока Спингарн пытался заглянуть в свое будущее.

У Стражей стали каменными лица.

– Они погибли. Они находились в первых рядах племен в последней битве, согласно нашим мониторам. Мы получили доклад автоматов об их гибели вскоре после того, как капсула тайм-аута вытащила вас.

– Я не видел их, - сказал Спингарн, чувствуя непоследовательность своих слов.

– Ясно, - вмешался Хок. Сержант понял, что сделали два агента. - Все ясно, капитан. Должно быть, они оказались на пути бесов.

– Значит, нас спасла не таинственная сила? - медленно произнесла Этель. - Это была наша собственная капсула тайм-аута?

Спингарн увидел, что она приближается к той же мысли, которая скрывалась в его разуме с тех пор, как он вернулся в Управление Сцен. Кое-что оставалось непонятным, не все уравнения были решены до конца.

Гораций осторожно кашлянул.

– Да, мисс Этель, - подтвердил он. - Таинственная сила не сумела выполнить свое обещание.

Чувство приближения неизбежной судьбы извлекло из памяти старые таинственные отголоски встречи с таинственной силой. Разум Спингарна звенел от нетерпения разума из другой Вселенной, совсем недавно освобожденного из глубин Талискера, где он томился сто миллионов лет.

Четверо Стражей уставились на Спингарна взглядом, полным жалости и решительности, - почти неподвижным взглядом роботов, посчитавших необходимым послать людей навстречу опасностям, с которыми могли справиться только люди. Они предоставили ему возможность самому обдумать ситуацию.

– Мы заключили соглашение, - сказал Спингарн.

– Тебе дали гарантии! - подтвердил сержант Хок. - Дьявол дьяволов объявил, что мы будем освобождены из ада, если станем воевать за него! Уничтожим бесов - и получим пропуск! Таким было соглашение, капитан!

– Разве не так? - обратилась к нему Этель. - Да или нет, Спингарн?

Он понял, почему все было так легко.

– Тайм-аут для нас вызвала не таинственная сила, - медленно произнес Спингарн. - Мы избавились от призраков и уничтожили генетический код. Показали таинственной силе, как можно действовать в полностью случайной ситуации.

Мы и другие люди на Талискере показали ей, как человеческий разум может планировать и действовать.

– Именно это ты и обещал - и ты выполнил свое обещание! - запротестовала Этель. - Ты сделал то, что она просила!

Спингарн пожал плечами.

– Все было слишком легко, - пытался он объяснить Этель, которая не слушала его, Хоку, который был уж очень зол, чтобы обратить на его слова внимание, и роботам-стражам, которые и так все знали.

– Я думал, что таинственная сила обладает чувствами, подобными моим, и сможет сориентироваться точно так же, как это сделал я, когда выбрался из-под Турне. Я нашел сканеры и использовал Горация, который помог мне. И постепенно узнал, кто я такой. Вероятностный человек. На Талискере я надеялся, что таинственная сила последует по тому же пути и, увидев порядок, возникающий из хаоса, станет использовать нас в качестве сканеров! Она станет использовать наши разумы, чтобы видеть, как мы решаем вопросы «когда», «как» и «почему» в вероятностной ситуации.

– Мы так и сделали! - закричала Этель.

– Мы пытались сделать, - поправил её Спингарн.

– Ни один человек не мог бы сделать большего, - вмешался первый из Стражей.

– Тогда к чему все разговоры о том, что таинственная сила обманула?! - воскликнула Этель. - Гораций, почему ты говоришь, что она не выполнила соглашения?

– Таинственная сила хочет, чтобы мы вернулись, - заявил Спингарн.

Этель перепела взгляд с Горация па Спингарна, а затем на часовых.

Она увидела ответ на их металлических лицах, отражавших странную жалость.


 Глава 30 

– Почему?!

Вопрос Этель звенел в ушах Спингарна.

«Это самое великолепное из всех ироничных событий», - подумал он. Роботы были готовы объяснить, но он и так понимал безумную, космическую иронию, заключавшуюся в том, как ему надо было поступить.

– Я должен вернуться в Сцены Талискера, - объяснил он девушке. - В последовательность полностью случайных ситуаций. Факторы Смены Сцен будут существовать всегда. Случайный ряд событий будет продолжаться, пока сами Сцены не разрушатся.

Он мрачно улыбнулся, подумав о том коварном, опасном человеке, которым когда-то был. Живет ли он все ещё в самых потаенных уголках его мозга, посмеиваясь над своей последней и самой мрачной шуткой?

– Капитан! - обратился к нему Хок. - Прошу прощения, но вы озадачили меня, капитан! Меня беспокоят не эти обезьяны, а ваша болтовня о возвращении на Талискер. Понимаете, я немножко ошарашен тем, что вы говорите: должны вернуться. Ведь дьявол дьяволов, так сказать, выписал вам пропуск. Объясните старому солдату, что вы имеете в виду.

Этель все ещё дрожала, её большие голубые глаза то были холодны, как лед, то загорались огнем. Перепонки крыльев покрывал узор пульсирующей голубой крови, и сердце Спингарна наполнилось нежностью.

Он попытался смягчить свое объяснение.

– Для нас не будет никакого конца, Этель. Понимаешь, сержант, таинственная сила пока ещё не знает, что такое перемирия, договоры, соглашения, противоборствующие стороны и полномочные представители.

– Мы не останемся здесь?

– Что ты говоришь, капитан?

– Таинственная сила не заключала соглашения. Она просила о помощи.

– Именно так мы понимаем уравнения Вероятностного Пространства, - сказал один из Стражей. - Таинственная сила не может заключать соглашения, поскольку она не знает, что это такое.

– Верно, она просила о помощи, - подтвердил другой Страж.

– Она хочет, чтобы я вернулся, - заявил Спингарн, удерживая взгляд Этель. - Она знала меня, когда я был режиссером Игр. Она знала только меня, когда я освободил её из глубокой могилы. И она узнала какие-то мои черты и теперь на Талискере.

– Но она может узнать и других людей - ведь на Талискере есть обитатели! Разве они не могут помочь ей?

– Они тоже помогут, - согласился Спингарн. - Но я должен указать путь.

– Капитан! - вставил Хок, но сразу же замолчал. Потом он достал длинную глиняную трубку и стал набивать её.

Гораций смотрел на них с интересом.

– Но почему?! - настойчиво спросила Этель.

– Не забывай, что когда я вернулся на Талискер, то был Вероятностным человеком. Случайной переменной во всех Сценах.

– Нет! - не согласилась с ним Этель. - К тому времени ты был уже вычеркнут!

Спингарн пожал плечами. Он путешествовал между огромными и запутанными лабиринтами неопределенностей и вероятностей, и ответы, которые он нашел, вызывают сомнения. Но одно было совершенно ясно. Он сказал, обращаясь к девушке и сержанту:

– Таинственная сила узнала от меня, что такое случайная переменная. Что она значит для нас. Она увидела в себе именно такую переменную. Она знала, что ей тоже приходится действовать в путанице неопределенностей.

Сейчас он вспомнил неистребимую и безнадежную жажду идентификации, отчаянный поиск таинственной силы ориентации в абсолютно новой Вселенной.

Он встретился в Сценах Талискера с проблемой личной идентификации, которую не мог вообразить ни один человеческий разум!

Кем он был?

Как он пришел в это непостижимое переплетение времени и пространства?

– Таинственная сила поняла, что я обладаю аналогичным опытом. Она знала меня как Вероятностного человека.

– И что? - прошептала Этель.

– Она вписала меня в Сцены Талискера и сделала функцией Сцен. Каким-то образом она узнала, как сделать меня случайной переменной в Сценах Талискера.

Казалось, что тысячи тысячелетий плыли в пространстве вокруг них, и стены стали белыми и прозрачными, будто они смотрели в совсем другую Вселенную. Действие космических сил заставило антенны Стражей тонко дрожать, а Гораций замер в полной неподвижности.

В Управлении Сцен чувствовался дух таинственной силы.

– Значит, тебе надо возвращаться, - промолвила Этель.

– Это единственный способ научить таинственную силу вызывать свою форму тайм-аута!

Марвелл, слушавший, затаив дыхание, больше не мог сдержать себя:

– Тайм-аут? Тайм-аут для твари, которая была погребена заживо сто миллионов лет назад! Ты возвращаешься на Талискер, чтобы показать таинственной силе, как она может выбраться с опозданием на сто миллионов лет?!

Спингарн согласно кивнул.

– Такова моя обязанность. Я возвращаюсь на планету, чтобы таинственная сила могла наблюдать мои действия в случайных ситуациях.

Хок сплюнул табачный сок.

– Ясно, капитан. Ясно. Значит, мы возвращаемся?

– Я возвращаюсь.

– Я не позволю тебе бросить меня, Спингарн! - запротестовала Этель. - Я тоже буду участвовать! Сержант Хок посмотрел па неё с одобрением.

– Правильно, крошка! Да, капитан! Тебе понадобится старый солдат.

– Я ухожу навсегда, - сказал Спингарн, пытаясь объяснить девушке, что она вольна остаться в Управлении Сцен, хотя он и хочет, чтобы она отправилась с ним на Талискер.

– Может быть, и нет! - вставил первый Страж. Еще один из Стражей с непроницаемым лицом объяснил:

– Это может продолжаться не вечно. Мы вычислили Кривую Вероятности, и коэффициенты дают сходящиеся ряды. В отдаленном будущем возникнет легкое возмущение.

– Да? - спросил Спингарн, снова чувствуя возбуждение. Предсказания Стражей пока что оказывались верными. Неужели возможно решение проблемы идентификации таинственной силы?

– Я не покину тебя, капитан, - сказал Хок, с уважением глядя на Спингарна. - Если ты объяснишь мне, что имеют в виду эти мартышки.

– Они утверждают, что Сцены Талискера могут прекратить свое существование.

Все были поражены самой мыслью о возникновении порядка в невообразимо сложном лабиринте Сцен.

– Сэр! - прервал Гораций Спингарна, но тот едва ли услышал. Он думал об Этель и сержанте Хоке на планете таинственной силы. Он думал, что они, возможно, получат то, что хотели, и наверняка - то, что заслужили.

Хок найдет себе занятие в мире, который всегда будет бросать все новые вызовы его бойцовским способностям. Этель будет постоянно сопровождать любимого мужчину - Спингарн отказывался анализировать её мотивы. Женщины всегда оставались для него непостижимой тайной. Что касается его самого, то он займется исследованием странной планеты - Талискера.

– Сэр! - прервал его Гораций. - Я решил, что вам захочется послушать о том небольшом коэффициенте вероятности, о котором я вам говорил некоторое время тому назад!

Он начал рассказывать о племенах англичан и французов, которые воевали друг с другом; как он остановил начинающуюся катастрофу, организовав, чтобы остров под названием Корсика был передан по договору англичанам.

– И конечно, это помогло! - захихикал Гораций.

Остальные его почти не слушали. Очевидно, Гораций приближался к электронному коллапсу - все симптомы были налицо. Его антенны крутились, голос вибрировал по всему звуковому регистру, он покрылся пятнами светящейся энергии, выделяющейся из перегруженных механизмов, и продолжал хвастаться, не умолкая.

– Там был один военный по имени Наполеон - человек, очень искушенный в метательных устройствах! Незадолго до того, как он должен был стать кадетом, я встроил маленькую вероятностную петлю, и в результате он присоединился к племени англичан! Всего-навсего! И это восстановило баланс сил на следующие сорок лет! - Робот гордо поглядел вокруг.

– Конечно, я понадоблюсь вам в Сценах Талискера, сэр! - заключил он.

– Что?!

Спингарн едва мог поверить словам робота. Затем понял, что вызвало в автомате такое напряжение. Он действовал против своих ограничений - добровольно вызывался участвовать в человеческой ситуации.

– Ты, мартышка! - нежно проворчал Хок. - Ты, вертлявая французская мартышка!

– Вернуться на Талискер? - спросил Спингарн. - Но это вызовет возмущение в Вероятностном Пространстве!

– О, нет, - возразил один из Стражей. - Совсем нет.

– Значит, все мы возвращаемся? - спросила Этель.

– Когда? - потребовал срочного ответа сержант Хок. Его руки шарили в ранце. - Мне понадобится немного табаку. И фляжка. Остальное мы найдем в аду, верно, капитан?

– Можешь быть уверен! - подтвердил Спингарн и спросил Стражей: - Когда отправляться?

– Немедленно! - ответил первый Страж.

– Нужен час, чтобы вычистить и сменить электронные схемы у Горация, - добавил второй Страж. - Поставить новые стабилизаторы и оружие. Мы, конечно, можем разрешить только самое примитивное оружие, но обещаем, что оно будет достаточно эффективным.

Спингарн улыбнулся, чувствуя, вопреки всем своим ожиданиям, казалось бы, беспричинное счастье. Похоже, что от него ждали речи. Он обнял Этель и сказал:

– Мы отправляемся на Талискер и знаем, зачем.

В комнате снова появилось ощущение присутствия таинственной силы.

Они все понимали - зачем. Таинственная сила будет наблюдать в тревожном отчаянии за тем, как путешественники повторяют свое вторжение в Сцены Талискера.

– Так что нам делать там? Мне, сержанту Хоку, Этель, Горацию? Я думаю, мы знаем. Мы попытаемся восстановить фрагмент порядка - показать племенам, как приспособиться к Смене Сцен. Мы попытаемся создать маленький островок постоянства в ряду случайных ситуаций, потому что сами не будем находиться ни в одной Сцене ни единого мгновения! Потому что я, Вероятностный человек, буду в центре всех событий! Вероятностный человек? Нет1 В Сценах я буду Неопределенным человеком! Вот что надо делать, - произнес он решительно. - Мы покажем таинственной силе, каким образом можно ввести логику и порядок в случайные ситуации. Мы покажем ей, как функционирует вероятность! И одновременно попытаемся помочь людям - тварям. Если нам удастся, то мы сможем объяснить таинственной силе, что нам совершенно необходим генетический ключ. Может быть, даже объясним ей, что такое соглашение.

– Новый генетический код находится в Вероятностном Пространстве, - объявил третий Страж. - Это крайнее, но вполне допустимое предположение.

– Итак, - подвел итог Спингарн, - мы покажем таинственной силе, как следует действовать в нашей Вселенной. И если мы сделаем это, то она сможет вызвать тайм-аут.

– Тайм-аут? - спросил Марвелл. - Она вызовет тайм-аут?

– Она сможет найти способ вернуться в свою Вселенную.

– Но она опоздала на сто миллионов лет?

– Да! - подтвердил Спингарн. - Но откуда мы знаем, что такое сто миллионов лет для таинственной силы? Откуда мы знаем, что такое сто миллионов лет для Вселенной?

– Ага, - вмешался в разговор сержант Хок. - Я не совсем улавливаю вашу мысль, капитан, но иду с вами. - Он замахнулся на Горация. - Черт побери, лягушка! Ступай на свой ремонт, ты, механическая мартышка!

Гораций устремился прочь, восторженно улыбаясь.

Часом позже Марвелл увидел, как четверо друзей отправляются на ожидающий их межзвездный корабль.

– Сто миллионов лет? - пробормотал он. - Сто миллионов лет!

Он пошел было за ними, но устыдился своего порыва. Некоторые вещи должны быть сугубо личными. Например, эта прогулка.

Четыре мрачных робота приветственно подняли стальные манипуляторы.

– До корабля мы дойдем одни, - решил Спингарн.

Затем Марвелл вспомнил, что он, как хороший режиссер, может следить за ними через тоннели, оставаясь сам незамеченным. Он видел, как они входят на корабль, покрытый патиной галактической пыли и космического излучения. Огромный корабль был готов начать стремительный межзвездный полет. Марвелл наблюдал, как за ними плотно закрылись люки и корабль завибрировал в жутком балансе электромагнитных и гравитационных сил.

Таинственно засверкав, межзвездный корабль быстро скрылся из виду.

Марвелл посмотрел на пустое пространство, где только что стоял корабль.

– Сможет ли он осуществить задуманное? Сто миллионов лет - не шутка! - произнес он неуверенно. Затем ухмыльнулся, вспомнив хвост Спингарна. - Он всегда был целеустремленным типом!

Вдруг его озарила неожиданная мысль.

– Какая получится Игра, если Спингарну удастся добиться своего!

ВЕРОЯТНОСТНАЯ ПЛАНЕТА

 Глава 1 

Они кружили по серому пустынному небу три тысячи световых лет тому назад точно так же, как сейчас, на этом обрывке пленки. Их было двое. Мучительное недоумение не покидало Лиз Хэсселл: значит, прошлое - не выдумка, если его призраки до сих пор преследуют нас и не дают покоя? Ассистент - робот высшего поколения - спросил, оторвавшись от проектора, надо ли ещё раз прокрутить пленку. Марвелл покачал головой.

– По-моему, - обратился он к Лиз и другому стажеру, Дайсону, - это приблизит нас к реальности.

Марвелл с трудом втиснулся в кабину слежения и глянул вниз, на темную площадку, где ожидали около сотни тысяч мужчин и женщин, не подозревавших о том, что именно на них он собирается проверить свою последнюю гипотезу о цикличности памяти.

– Правда, у нас нет всей информации, - озабоченно проговорил он. - Надо сделать допуск, как, по-твоему?

На нем был костюм, по его понятию, соответствующий Духу времени. «Не иначе, мнит себя спасителем цивилизации после отмены всеобщей трудовой повинности», - ядовито отметила про себя Лиз Хэсселл: черное двубортное пальто, брюки в узкую полоску, ярко-желтые кожаные гетры и галстук импресарио из Механического Века. Одежда ещё больше подчеркивала его внушительные формы. Лиз не любила грузных мужчин. Она повернулась к коллеге-стажеру, стройному красивому бисексуалу, которого когда-то обожала. Теперь Дайсон ровно ничего но значил для нее; его беспредельное обаяние, непомерный энтузиазм и ребячливые позы стали раздражать.

– Это будет нечто, Марвелл! - по своему обыкновению с воодушевлением воскликнул он. - Очереди вытянутся на всю Галактику! Они в жизни не видели ничего подобного! Какой план Игры! А степень вероятности! Тридцать процентов в первые же часы.

– Да, что-то около того, - подтвердил Марвелл.

– Блеск! Как раз то, что нужно для патентованных психопатов! Самоубийственный, но вполне реальный план!

Марвелл нахмурился. Студент-стажер явно действовал ему на нервы. К Лиз же он испытывал смешанные чувства: необычайно проницательна, в построении вероятностных кривых ей нет равных, но чересчур рациональна, вечно стремится все разложить по полочкам. Он окинул взглядом ладную, с приятными округлостями фигурку; черные волосы - свои, некрашеные, глаза тоже вполне естественного для человека цвета. Лиз была среднего роста, не красавица, но и не дурнушка. Всегда опрятна, сдержанна, во многом весьма компетентна. Однако Марвеллу далеко не обо всем хотелось с ней советоваться.

– Прокрутим ещё раз начальные эпизоды, - сказал on томному роботу, на сером щитке которого были написаны все признаки электронной скуки. Видя, что тот медлит, Марвелл рявкнул: - Заснул, что ли?! Земную пленку давай!

«И чего он так нервничает? - недоумевала Лиз Хэсселл. - Вон, усы все изжевал, из-под черной шляпы с высокой тульей градом струится пот. Марвелл влюблен в Механический Век и сохраняет все существовавшие тогда вкусы и привычки. Что ж, каждому свое», - подумала Лиз Правда, самой ей тоже не удалось побороть ностальгию по более простым временам и нравам, но она старалась этого не показывать. Одно дело - краткосрочные командировки в Сцены. Но стоит компьютеру заподозрить, что ты психологически вписываешься в эпоху, где имеются вакансии, - скажем, в Сцену Недочеловека, - так вылетишь из Центра в два счета. А там очень «милое» соседство диких хищников и ещё более дикое соперничество с другими двуногими - человеку с Явы уже пришлось все это пережить Большинство постоянных обитателей Третьей Недочеловеческой Сцепы - таймаутеры. Лиз усмехнулась: «Вот подождите, запустите Игру, так многие опять запросят тайм-аута!» Лицо Лиз стало более сосредоточенным, когда па экране появились первые кадры найденной ею старинной пленки.

– Великолепно! - воскликнул Дайсон, и даже его длинные светлые волосы заколыхались от возбуждения.

– И правда, хорошо, - согласился Марвелл. Он поправил свой канареечно-пурпурный галстук. - Непонятно, каким образом она сохранилась! Что скажешь, Лиз?

Робот установил небольшое, но мощное моделирующее устройство, способное привести старую пленку к видимости в трех измерениях. Изображение было смазанное, нечеткое, но в белесоватом тумане различались явно человеческие фигуры. Лиц, конечно, разглядеть нельзя. Оператор-любитель, скорее всего погибший на той давней войне, из рук вон плохо владел ремеслом. Однако на пленке была реальная жизнь! Лиз передернула плечами. И как только этот кусочек целлулоида уцелел в таком всепожирающем котле! Пленка, несколько обуглившихся книг, медальон да осколок какой-то скульптуры - вот, пожалуй, и все, что осталось от той эпохи. Земляне Ядерного Века будто нарочно стерли следы своей цивилизации. Лиз нашла пленку в архиве одной из планет Андромеды ЦУ-58, причем непонятно, как она там очутилась. Престарелый, меланхолического вида архивариус предположил, что пленка пролежала в архиве более пятисот лет. Нет, другие подобные тайники ему неизвестны, заверил архивариус, и он понимает всю их ценность.

Наконец изображение стало более четким: на равнине среди разбитых, расщепленных страшными взрывами деревьев занимался туманный рассвет. Фон все ещё оставался темным, но расплывчатые фигуры постепенно превращались в реальных людей - молодых солдат, сжимающих винтовки с примкнутыми штыками; на головах лихо заломленные, грибовидные каски, с губ свисают сигареты, - на Лиз пахнуло дымом. Усовершенствованные проекторы передают даже запахи - зловоние окопов, запахи рома, кофе и сигарет, гнилостный душок, исходящий от того зеленого, давно уже мертвого… Да, здесь съемка более качественная. Один солдат мечтательно улыбается - видно, ему что-то вспомнилось. Через секунду начнется атака, и он одним из первых опрокинется навзничь. Рядом с ним молодой капитан с квадратной челюстью потягивает кофе. Лиз испытывала неодолимое чувство сопричастности - что-то среднее между сочувствием, досадой и сообщничеством. Затем офицер - самоуверенный, красивый парень - криво улыбнулся в объектив. Это было веселое проклятие в адрес жидкой окопной грязи. Откуда-то издалека раздался голос Марвелла:

– Самое невероятное, что все они жили, разговаривали, двигались!… И каждый может их увидеть.

Ему удалось на миг затронуть какую-то струну в воображении девушки, но один взгляд па его широкое, мясистое, потное лицо вернул её к действительности. Марвелл в своих Сценах явно перебирает. Отсюда и потливость, и привычка жевать усы! Вот и летательные аппараты, которые он вставил в план, - это уж чересчур!

Брызги неприятно пахнувшей жижи долетели до Лиз, когда по экрану прошлепали подошвы солдатских ботинок. Парни по щиколотку утопали в грязи; один из них бросил сигарету и выругался сквозь зубы. Видно, они уже были взвинчены до предела. Лиз вдруг подумала: вот почему я сижу в Центре, а не шагаю па заре человеческой эры по зеленой саванне за каким-нибудь верзилой с квадратной челюстью. Да, уж лучше создавать Сцены, чем жить в них!

– Прелестный эпизод войны, Лиз! - окликнул её Марвелл. - Такие простые, милые ритуалы!… Ну наконец они готовы!

Да, они были готовы. Два десятка парней, некоторым осталось жить считанные минуты; вот сейчас один из них опрокинется навзничь, головой к невидимому оператору, завершив краткую вспышку своей жизни в окопе Механического Века.

– Смотрите, у него свисток! - почти взвизгнул Дайсон.

Молодой офицер с серьезным видом поднес к губам свисток. Компьютер расшифровал его значение - отчасти символическое, отчасти функциональное. Подавая сигнал к атаке, он одновременно служил талисманом.

– Пошли! - воскликнул Марвелл.

Продолжительный свист, молчание, люди, карабкающиеся вверх по скользкой стенке окопа, и двадцатилетний мальчик, что валится спиной прямо на кинокамеру, - вот и все, если не считать нескольких загадочных кадров с летательными аппаратами. Не слишком богатый улов, чтобы компьютер мог составить план Игры!

Робот подождал, пока не погаснут на экране последние блики, и обратился к Марвеллу:

– Сэр, может, прогоним аппараты на большей глубине?

Марвелл нахмурился, и робот угадал причину его беспокойства. Дайсон знаком приказал продолжать, но Марвелл, должно быть, из самолюбия, воспротивился.

– Оставь! - отрывисто произнес он и заорал другому роботу: - Сигару!

Закурив толстую сигару, тот быстро засеменил к нему па паучьих ножках. Целый час ждал он сигнала: то, что Марвелл взял сигару, значило, что модели памяти почти завершили свою работу в черепных коробках стоящих внизу людей. Индивидуальные модели памяти все глубже врезались в подсознание тысяч и тысяч людей, ожидавших эксперимента. Крохотные организмы, внедряющиеся в податливое тело, быстро перестраивали психику в соответствии с требованиями Игры. Мощный поток информации проникал глубоко в лабиринты памяти и накладывался на индивидуальную структуру разума, на личные воспоминания, перерабатывая их согласно плану Игры.

Лиз разглядывала людей на своем сканере; её удивляло, как они непохожи друг на друга. Но сможет ли их запрограммированный разум справиться со стоящей перед ними задачей? Окажется ли план Игры жизнеспособным?

Люди должны адаптироваться к новым обстоятельствам, поэтому, чтобы Игра не закончилась неудачей, компьютер десять раз перепроверяет и просчитывает все возможности. Лиз зябко повела плечами. Марвеллу достаточно того, что компьютер дал «добро». Будут воссозданы военные действия Механического Века. Настоящая окопная грязь, настоящие винтовки и смерть. И подлинные летательные аппараты.

Марвеллу каким-то образом удалось убедить компьютер, что в Вероятностном Пространстве Механического Века найдется место и для его детища - паровых машин. Механические люди обожествляли личный транспорт; Марвелл клюнул на эту удочку, и не без оснований, как показал статистический тест. Лиз Хэсселл опять пожала плечами, накрытыми роскошным мехом. Что ж, возможно, он прав… А если нет, то очень скоро тысячи взвоют и не захотят продолжать эксперимент. Что станет тогда с хрупким равновесием Сцен? Сейчас в Игру Марвелла стремятся только маньяки-самоубийцы, но они ищут не такой смерти, не в таком абсурдном мире, который разум человека познать не в силах! Куда же их всех девать, если Игра провалится?

Да, неудивительно, что Марвелл так встревожен.

– Я видел такие машины в каком-то старом фильме. - Это Дайсон говорил сидевшему с отсутствующим видом Марвеллу. - Вчера мы на компьютере прокрутили пленку. Они развивали скорость более ста пятидесяти километров в час - вполне па уровне технологии их века! А общая их масса позволяет достичь большой метательной силы. В рамках технических возможностей полностью используется отдача гаубицы.

Видя, что Марвелл колеблется, Лиз неожиданно для себя выпалила:

– Я тоже справлялась у компьютера и выяснила, что Спингарн отказался от парового котла. Марвелл побагровел.

– Не произноси при мне этого имени, слышишь! Дайсон, который так и не научился себя обуздывать, с умным видом залопотал:

– А-а! Тот режиссер Игр, который претерпел аберрацию личности из-за неориентированных вероят…

– Заткнись! - взревел Марвелл, тыча сигарой прямо в серый щиток робота. В ответ автомат издал высокочастотный вопль протеста. - Сказано, я не желаю слышать этого имени! Никогда, ни под каким видом! Вы не отдаете себе отчета, чем нам может грозить ваш бред! Ты усвоила, Лиз? - И не зная, на ком сорвать зло, он дал хорошего пинка роботу.

Дайсон состроил скорбную мину. «Погоди, то ли ещё будет», - мысленно пообещала ему Лиз.

Сколько не суетись, тебе никогда не создать свой план Игры. Покрутишься здесь ещё немного, и сошлют тебя назад в Сцену. Такие мысли немного утешили её, ведь недавно из-за этого подонка она пережила па Лебеде кошмарный месяц. Дайсон вдруг объявил, что между ними все копчено, что он не может позволить себе расходовать столько физической и нервной энергии. В те дни в Сцене Лебедь VИI шла жестокая борьба мутантов, и Лиз, как кур в ощип, попала в сообщество длинношеих, влажноперых и перепончатолапых. Другой вакансии для молодой незамужней женщины её комплекции не нашлось. От одного воспоминания мороз по коже! Ладно, Дайсон ей за все заплатит. Она уж позаботится, чтобы его как можно скорее вышвырнули из Центра и отправили на долгий срок в Сцену Старых Дев. Вот там он и поднакопит энергии!

– Время до старта? - резко спросил Марвелл у надувшегося робота.

– Три минуты, сэр, - обиженным тоном ответил тот. - Могу я воспользоваться случаем и пожелать вам ус пека?

В металлическом звуке его голоса явственно слышалась насмешка. Марвелл взял вторую услужливо протянутую ему сигару и опять обдал дымом высококачественный серебристый сплав, заменявший роботу кожу. Тот поморщился от столь неприкрыто вызывающего пренебрежения экологическим равновесием, но протестовать вслух не решился. Марвеллу опасались перечить как люди, так и машины. Он никогда не был чересчур строг с подчиненными, к тому же в последнее время его авторитет в Сценах сильно пошатнулся, и все же он оставался самим собой. Лиз очень удивилась, когда он вдруг ни с того ни с сего обратился к ней:

– Ты работала над ним несколько месяцев, Лиз… Как думаешь, он пойдет? Я вижу, ты сомневаешься…

Лиз улыбнулась. За этот неуверенный тон она готова была все ему простить, кроме разве что тучности. Марвелла самого следовало бы малость перестроить. Отвечая, она тщательно взвешивала каждое слово, понимая, что тем самым только усугубляет его неуверенность.

– Почти все твои опыты с человеческим материалом мне понравились… Но… Компьютер как будто наметил вам выход в лимб, и в его интерпретации личный транспорт непосредственно связывается с традиционными военными действиями… Эй, послушай-ка, - окликнула она угрюмого робота и даже щелкнула пальцами. - Покажи нам крупным планом летательные аппараты, и поживей!

– До старта всего две минуты, - сказал Дайсон. - Не пора ли нам выбираться отсюда? Скоро здесь будут свистеть снаряды, и нашу экспериментальную будку может разнести на куски!

Марвелл и ухом не повел, Лиз тоже. Проектор плавно развернулся, и фрагмент заснятого па старинную пленку сюжета снова, точно призрак, замаячил на экране. Лиз, как и прежде, похолодела от нескольких расплывчатых кадров, сохранившихся лишь по воле слепого случая. Это единственное имеющееся у них изображение, которое хотя бы отдаленно напоминает летательные аппараты Механического Века. Два серых неясных силуэта на шестисотметровой высоте над окопом, где ожидают смерти молодой офицер и его солдаты. Оператор встряхнул камеру, а может, кто-то вырвал её у него из рук, но изображение не исчезло. Две невиданные машины неопределенных размеров были, бесспорно, творением рук человеческих - животным и птицам с такими ни за что не справиться. С угрожающим спокойствием хищников они кружили над полем сражения. По мнению компьютера, это был некий ритуальный обмен любезностями, перед тем как обратить внимание на грязных отчаявшихся людишек внизу, а компьютер редко ошибается.

– Ну так что, Лиз, наш план Игры окажется жизнеспособным? - спросил Марвелл.

– Как вы можете сомневаться?! - клокотал Дайсон.

– До запуска одна минута, - доложил робот, - Сэр, из соображений безопасности вам рекомендуется удалиться.

– Я же сказала, мне многое в нем нравится, - отозвалась Лиз, снова проигнорировав предупреждение. - Батальные сцены просто безупречны, тут им не на что жаловаться. Список потерь будет не меньше, чем в Игре Жрецов Солнца, - сгорят как миленькие. Грязь и болезни тоже хороши. В этом отношении предсказания компьютера почти наверняка оправдаются. Но мне кажется совершенно необоснованной аналогия, которую он проводит между твоими паровыми двигателями и вот теми летательными аппаратами. - Лиз кивнула на экран.

– Ну, пожалуйста, уйдите отсюда! - взмолился робот, позабыв о своих обидах.

Компьютер также счел себя обязанным предупредить сотрудников. Его размеренный голос пронесся по всем уголкам экспериментальной площадки:

– Режиссер Марвелл! Ваш план Игры вступает в действие через тридцать секунд! Всему персоналу следует немедленно удалиться в защищенные отсеки. Нарушители будут удалены из зала в принудительном порядке.

Марвелл отбросил вторую сигару. Достойное было Г; зрелище: миляга робот из Службы безопасности выволакивает Главного режиссера. Он быстро прошел в кабину слежения и потеснился, освобождая место для Лиз. Дайсон. разинув рот, смотрел, как Марвелл нажимает кнопки. Он все ещё не опомнился от изумления, когда кабина взметнулась ввысь.

– Спингарн! - угрюмо проронил Марвелл, не глядя на Лиз. - Он говорил то же самое.

Кабина неслась на сумасшедшей скорости в безопасную зону. Лиз Хэсселл почувствовала себя не в своей тарелке. Почему всякий раз, как произносится имя Спингарна, Марвелл теряет весь свой апломб и шарахается в сторону, словно испуганный жеребец? Что же такое этот Спингарн?…

– Да, компьютер сказал, что Спингарн был против паровых двигателей.

– А как тогда, черт побери, они поднимали свои аппараты в воздух? У них же не было ядерной энергии, она появилась позже! Что еще, как не пар?…

– Наверное, вы правы.

От её спокойного голоса Марвелл сразу обмяк.

Да наплевать в конце концов, прав он или нет. Она уже была под впечатлением Игры и почти физически ощущала, как нечто огромное, неодолимое медленно вползает в мозг тысяч людей. У них будет новая память, иные речевые модели и интонации; их вооружат особыми опознавательными сигналами и личностными данными. Полуграмотные мужчины с их помощью сумеют извлечь из войны политический смысл и приобрести определенные навыки для управления громоздким смертоносным оружием. Офицеры получат к тому же необходимую тактическую подготовку, чтобы руководить военными действиями на этом сыром и грязном пустыре. Мыслительный потенциал людей двадцать девятого века будет перестроен с тем расчетом, чтобы они превратились в древних воинов.

Через стекло кабины Лиз посмотрела вперед, на уже настроенные мощные сканеры. Отсюда была видна вся ширь поля битвы. Уже рассвело; белый туман загадочно клубится над поваленными деревьями и трясущейся солдатской массой, ведущей давнюю войну. Истерики Марвелла уже не имеют значения, равно как и рассудочные констатации компьютера. Дело, которому она отдала столько сил, разворачивалось, приобретало форму! И люди, выбравшие пусть короткую, но бурную жизнь в Сценах после неудачных попыток хоть чем-то заполнить бессмысленное существование, - все они частицы её дела!

– Новая военная Игра Механического Века, разработанная режиссером Марвеллом! - отчеканил компьютер. - Десять секунд!

По мановению руки Марвелла кабина слежения отъехала прочь. Все внимание конструктора было сосредоточено на небе, и он не сразу заметил нависший над ним многозначительно светящийся шар - электронный мозг безликого робота-рассыльного. Он неумело посылал сигналы в надежде донести до Марвелла смысл своего сообщения. Лиз но отводила глаз от окопа, вернее, от лиц, вобравших в себя весь страх перед неизбежной смертью, и от рук, судорожно сжимавших мокрые деревянные приклады.

– Режиссер Марвелл! - прогундосил робот. Электронные лучи опять взяли Марвелла в оборот; он обернулся и, пошатнувшись, крикнул:

– Убери их!

Но с роботом не так-то просто было сладить.

– Режиссер Марвелл! Распоряжением Директора Сцен вызывается режиссер Марвелл! Без промедления!

– Без промедления! - эхом откликнулся компьютер.

– К черту! - взревел Марвелл.

– Боже мой! - ахнула Лиз, видя начинающееся светопреставление.

Огромные пушки вдохнули дьявольскую жизнь в Игру, и люди стали падать. В сером предрассветном небе возникли маленькие светящиеся точки. Свежевыбритые молодые офицеры поднесли к губам свистки.

– Директор приказывает вам прибыть немедленно! - не унимался робот, хотя и выключил лучи. - Вы меня слышите, сэр?

Робот из Службы безопасности, хохоча во всю глотку, в мгновение ока препроводил Дайсона в безопасную зону и теперь осторожно снимал свои манипуляторы с его трясущихся от ярости рук.

– Что происходит?! - визжал Дайсон, - Да как вы…

Марвелл подмигнул Лиз.

– Можешь теперь наслаждаться Игрой - меня призывает Верховный! - Он опять забрался в кабину слежения.

– И леди с вами! - прогудел робот, перекрывая шум битвы и назойливые вопли Дайсона.

Лиз как зачарованная глядела на приближающиеся летательные аппараты; их дымовые трубы изрыгали вихри искр и клубы густого черного дыма; пилоты ликовали, ощущая свое могущество, кочегары возились у открытых топок. Одна машина уже выставила гаубицу. Нет, все не так! Лиз готова была крикнуть, как вдруг что-то сорвало её с места и потащило. Она чуть не упала, но робот поддержал её своими гибкими щупальцами и поставил рядом с Марвеллом.

– В чем дело? - недоуменно спросила Лиз.

– Ты едешь со мной! - объяснил Марвелл.

– Но зачем?

Робот мчался, не отставая от быстроходной кабины.

– По пути сюда, мисс, я получил дополнительные инструкции! Компьютер сказал Директору, что вы тоже можете оказать помощь!

– В чем?! - заорал Марвелл. - Ты знаешь, зачем я понадобился Директору?

Лиз опять почувствовала острую неприязнь к Марвеллу.

– Знаю! - ответил робот.

– Ну?

– Директор приказал доставить вас и мисс Хэсселл… Это по поводу Спингарна, сэр!

– Что-о?!

В голосе Марвелла послышались отчаяние и ужас.

– Я же говорил, что вы меня сглазите! Чертова кукла, зачем ты только о нем упомянула?! Если это имеет отношение к обнаруженному на…

– Да-да, на Талискере! - перебил робот, спеша передать информацию. - Вы ведь знаете, что Спингарн отправился именно туда!

В зеленых с оранжевыми искорками глазах Лиз Хэсселл загорелись опасные огоньки. Она так сосредоточилась на Игре, так прикипела душой к людям, жившим триста тысяч световых лет назад, так сжилась с тем, к сотворению чего сама приложила руку, что до неё все ещё не доходил смысл происходящего. Марвелл обозвал её чертовой куклой! Наглец! Она повернулась, чтобы высказать ему все, что о нем думает, но слова застряли у неё в горле при виде вытаращенных от ужаса глаз и затравленного взгляда. Он и не думал смотреть на нее. Лиз с трудом разобрала то, что непрестанно шептали его губы - Талискер! Другое название ада!


 Глава 2 

– ЖИВИ! - ревели электронные устройства над дверями директорского кабинета. Марвелл крикнул секретарю-гуманоиду, чтобы настроил их на волну, позволяющую слышать друг друга. Гуманоид небрежно махнул в сторону батареи из крошечных полусфер, закрепленной над тяжелой бронзовой дверью. На миг они затихли, и тончайшие подвижные матрицы чувственных ощущений угомонились. В функции матриц входило распространять послания Сцен, и в этом ничто не могло их остановить.

– О Господи! - простонал Марвелл и сдвинул на затылок черную шляпу, обнажив блестящие потные залысины. - Я несся сюда на всех парах, как маньяк, а теперь должен ждать?!

– Боюсь, что так, сэр. - Гуманоид одарил Лиз и Марвелла зеленой фосфоресцирующей улыбкой. - У Директора совещание с начальником Управления по борьбе с катастрофами.

Электроника снова завела свою песню.

– Живи в новых измерениях! - коварно взвизгнула одна матрица, вызвав в памяти Лиз целую цепочку легкокрылых существ с ангельскими ликами, плывущих по направлению к Туманности Краба. «Ничего удивительного, - подумала Лиз, - их ведь накачали наркотиками».

– Скачи с нами! - настаивала другая матрица, на несколько секунд увлекая её на сером диком скакуне в знойную, раскаленную добела пустыню в одном из искусственных миров Седьмой Азиатской Конфедерации; волосы её развеваются, как черный парус на ветру, и она скачет во весь опор к серебряной башне Конфедерации! Усилием воли Лиз освободилась от умственного наваждения и расслышала, как Марвелл обращается к ней, должно быть, уже вторично:

– Почему тебя, Лиз?

Но матрицы подступили к ней вплотную и не выпускали.

– ОСТАВАЙСЯ ТАМ! - требовала одна, находя отклик в душе девушки тем, что мгновенно спроектировала Недочеловеческую Сцену, которая была ей симпатична. Там был вулкан, сотрясающий землю! Некогда этот огнедышащий дракон внушал священный ужас людям, неуклюже топтавшим планету. Лиз Хэсселл вдруг захотелось жить за два миллиона лет до предстоящего свидания с Директором Сцен. Стань дикаркой! Лови красного петуха! И сердце Лиз радостно откликалось: я готова!

– Отключи их к чертовой матери! - рявкнул Марвелл.

Зеленый секретарь вновь нетерпеливо махнул рукой, утихомиривая электронные погремушки.

– Не поддавайся им, Лиз, - предупредил Марвелл, кивая на трезвонившие матрицы.

– Ладно!

– Им только протяни палец, они руку по локоть отхватят. Не подпускай их к себе, вспомни о Спингарне!

– Вот именно! - выкрикнула она. - Я думаю, из-за него нас и вызвали - не иначе. Робот отправился за вами, а компьютер как раз вспомнил, что я завела о нем разговор. - Она наконец сумела отделаться от матриц, опять забеспокоившись о плане. - Видимо, Директор записывает все наши разговоры на монитор, и один из узлов компьютера пригвоздил меня моей же репликой… Да не волнуйся ты, Марвелл!

У Марвелла был такой расстроенный вид, что Лиз уже просто не могла на него злиться.

– Ну почему меня? Что такого я сделал?! - придвинулся он вплотную к гуманоиду. Тот в ответ лишь сладко улыбнулся.

– Мне поручено сообщить вам, сэр, что это связано с Талискером… - с готовностью начал объяснять сопровождающий робот. - Я думал, вы сами поняли…

Зеленолицый секретарь окатил его волной электронной ненависти, и тот испуганно попятился.

– И что же?… - ничуть не смутившись, продолжал расспрашивать Марвелл.

– Нам велено передать только два слова: Спингарн и Талискер, - бесстрастно ответил секретарь. - Больше ничего.

– Ну хорошо, но зачем было посылать за мной, зачем держать здесь, в приемной, когда у меня испытание плана Игры?!

– Прошу простить за небольшую задержку, сэр. Директор должен разрешить некоторые осложнения с начальником Управления по борьбе с катастрофами. Они ещё там, вместе.

– Я все понимаю, у них совещание, но я - то тут при чем?

– Видите ли, сэр, вам следовало бы догадаться. Вы ведь знали Спингарна лучше, чем кто-либо из нас.

– Ты?! - воскликнула Лиз. - Спингарн - Вероятностный человек!

– Это было давно…

– Полтора года назад, - уточнил гуманоид. «Меня ещё не было в Центре», - отметила про себя Лиз.

– Да за два года мало ли… - начал было Марвелл.

– Полтора, - настаивал гуманоид. - И никакой информации с тех пор, как мы получили описание генетического кода.

– Генетического кода? - переспросила Лиз.

– Генетического кода! - эхом отозвался Марвелл.

Лиз ждала объяснений, но Марвелл молчал. Ум её лихорадочно работал. Компьютер говорит о Спингарне уклончиво. Генетический код?… Ходили слухи о каких-то генетических экспериментах… Значит, к ним причастен Спингарн?

– Так что там за история с генами? - обратилась она к Марвеллу и добавила извиняющимся тоном: - Мне кажется, я тоже должна знать. Ведь Директор…

Марвелл резко повернулся к ней. Девушка права. Ее не следовало тащить к этому проклятому пауку неподготовленной.

– Бренди! - бросил он гуманоиду. Тот пересек помещение, открыл бар и налил в стаканы золотистой жидкости. Лиз сразу же пригубила из своего.

– Ну?

– Так и быть. Тебе я скажу… Генетический код выявил неожиданные и крайне нежелательные случайные клеточные изменения… Ах ты, Господи! - простонал он, видя на её лице полнейшее недоумение. - Ты что, совсем ничего не знаешь?!

Когда матрицы опять раззвонились, гуманоид уже без напоминания утихомирил их: он не хотел упустить ни слова из разговора. Марвелл понимал, что секретарь подслушивает, но ему было все равно.

– О чем? - спросила Лиз. - О чем не знаю?

– Обо всем этом!

– О клеточных изменениях?

– Да нет, Бог с ними, с изменениями! Начнем с самого простого. Со Сцен, с вероятностей…

Девушка поняла, что он не шутит и от всей души пытается помочь. Куда девались его позерство и напыщенность!

– Ну, со Сценами все просто. Здесь человечеству делать уже нечего. Работа завершена и перечеркнута. Теперь надо заполнить время Вероятностным Пространством, поэтому мы и создаем случайные варианты.

– У тебя всегда была светлая голова, - заметил Марвелл.

Он взглянул на топкие руки, высовывающиеся из-под желтоватого пушистого меха; под пятнистой шкурой угадывалась гладкая округлая плоть. Он впервые посмотрел на Лиз Хэсселл как на существо противоположного пола.

– Ладно, перейдем к вероятностям. Она улыбнулась.

– Мы не знаем, что за миры существовали в прошлом. До нас доходят лишь расплывчатые легенды. По сохранившимся свидетельствам необходимо воссоздать все заново. Мы хорошо информированы о происхождении человеческой расы и обо всем, что произошло после Безумных Войн. Скажем, мы делаем макет Сцены на основе Азиатских Конфедераций и ещё нечто сногсшибательное с участием недочеловеков. А вот о вашей любимой эпохе мы многого не знаем.

– И что же?…

– Пытаемся прогнозировать.

– Ты об этих чертовых летательных аппаратах?… - Марвелл повернулся к гуманоиду, с удовольствием потягивавшему бренди. - Как идет Игра?

Робот покачал своей люминесцентной головой.

– Пока трудно что-либо сказать, сэр. Компьютер ещё не сделал окончательных выводов. Но катастрофы вроде не наблюдается и тайм-аута они тоже не требуют.

Марвелл вздохнул.

– Уже кое-что, - заметила Лиз. - Дайсон все запишет для нас на монитор.

– Дайсон! - Марвелл как будто выплюнул это имя. - Черт с ним, зато узнаем хоть что-нибудь о Талискере. Продолжай, Лиз.

– О чем? О вероятностях?

– О них ты уже говорила.

– Нет.

– Ну так выкладывай!

– Компьютер прочитывает исторические хроники и строит на них вероятностные прогнозы.

– Да… А Спингарну надо было этим пренебречь? Он, видите ли, не желал придерживаться плана Игры. Вот и заварил кашу! Какого черта было зацикливаться на случайных переменных?

– А он зациклился?

– Гы-м, Спингарн в своем репертуаре!

– Объясни подробнее.

– Боюсь, - деликатно вмешался гуманоид, - объяснение займет больше времени, чем имеется в вашем распоряжении. Если не возражаете, сэр, и вы, мисс, прошу в кабинет!

Марвелл вдруг заколебался.

– Уже? А что, генетический код сработал?

Ему внезапно припомнилось все, что произошло полтора года назад, когда Спингарн бесследно исчез в далеком и опасном маре Талискера. Тогда Директор ещё был во власти жуткой генной мутации, превратившей его в монстра - гибрид человека и змеи, покрытый желтой фосфоресцирующей грязью. Марвелл содрогнулся, вспомнив змеиную голову, красный влажный рот, стальные с радужным отливом волосы, болтающиеся, как у скелета, руки, обдающие его и Спингарна брызгами вонючих помоев. И это чудовище сотрясалось от страшной, всепоглощающей ярости и шипело: - Спингарн! Это ему взбрело в голову экспериментировать с вероятностной функцией. Я прилетел на Талискер с инспекцией его экспериментов, а он изменил мою генетическую структуру и превратил в урода!

– Входите, сэр, прошу вас. Генетический код сработал. Директор вновь обрел свой прежний облик. - Гуманоид улыбнулся. - Но, справедливости ради, должен вас предупредить: он все помнит.

Лиз вздрогнула. Она слышала о таинственных экспериментах Спингарна, но это было что-то новое. Что же случилось? И каким образом она, Лиз Хэсселл, двадцатичетырехлетняя стройная и неглупая девушка с перспективами карьеры в Центре, оказалась связанной с этим странным гением?

– Директор ждет, - настаивал секретарь-гуманоид.

Словно в трансе, Марвелл подошел к тяжелым бронзовым дверям; широкие плечи его поникли. «Да ведь он уже пожилой человек», - подумала Лиз, всегда считавшая его своим сверстником - ну разве что чуть постарше. Костюм преуспевающего импресарио повис на нем как на палке.

Двери распахнулись, и Лиз увидела то, что редко показывали таким мелким сошкам, - средоточие паутины, управляющей всей человеческой жизнью.

Комната, в которую ей предстояло войти, была величиной, пожалуй, с нижнюю палубу межпланетного корабля: низкий потолок, каменный пол и сомкнутые ряды горящих голубым светом сканеров, пустых, но пульсирующих потенциальной энергией.

Вот оно! Вот центр всего живого! Войдя, Марвелл исподлобья уставился на стол в середине просторной комнаты. У него вырвался вздох облегчения, поскольку за столом, без всяких сомнений, сидел человек с высоким выпуклым черепом, длинной и тонкой морщинистой шеей, длинными конечностями и глазами, похожими на черные отполированные камни. Рядом с ним стоял смуглый большеголовый здоровяк, потирая огромные ручищи. «Денеб, начальник Управления по борьбе с катастрофами», - догадалась Лиз. Вид у него внушительный, и все же царит здесь Директор. Лиз едва не вскрикнула, когда влажно-красные губы разомкнулись и из образовавшейся щели вырвался пронзительный голос самого могущественного человека Галактики.

– Мне очень жаль, что я оторвал вас от новой Игры.

– Я… - начал Марвелл. Шляпа его сбилась набок, лысина блестела от пота. - Я тотчас же явился, сэр. Итак, Спингарн… - Последние слова повисли в воздухе.

– Вот именно, Спингарн! - вмешался Денеб. - Из-за него-то мы вас и вызвали.

– Вы нужны нам, Марвелл! - пропел Директор. - Больше нам не к кому обратиться.

Глаза этого человека излучали холодную ненависть. Против кого она направлена?… За мягкими интонациями скрывался звериный рык. Интересно, чем Марвелл навлек на себя такую ярость?

– Мы со Спингарном просто коллеги…

– Не просто! - Ненависть в голосе усилилась. - Вы были доверенным лицом Спингарна… его другом… более того, советником.

– Нет! Никогда! Я его предупреждал…

– Не скромничайте, Марвелл! Ведь именно вы поощряли его исследования случайных вероятностей!

В ужасе, охватившем Марвелла, было что-то неестественное. Этакий здоровяк - и трясется как заячий хвост! Лиз невольно тоже поддалась страху и спряталась за широкую спину Марвелла, как будто та могла оградить её от неминуемой опасности. Еще минуту назад она бы рассмеялась над своей трусостью, но теперь у неё почему-то не было желания себя презирать. Злоба, исходившая на неё из неподвижных глаз Директора, была настоящей, неподдельной.

– Вы, именно вы! - повторил он.

– Нет, сэр, что вы! - поспешил оправдаться Марвелл. - Поощрять Спингарна? Да никогда! Он же взбесился - его надо в Пороховой Сцене держать! Ей-Богу, сэр, я ничего не знал о реактивации на Талискере, абсолютно ничего, поверьте!

Старик хохотнул.

– Ах, Марвелл! У вашего шефа, мисс Хэсселл, удивительная способность видеть во всем смешную сторону! Вы просто идеально подходите друг другу! Вы с вашей ученической дотошностью и наш дорогой Марвелл с его щегольством и нелепой бескомпромиссностью!

В агатово-черных глазах светилась такая неприкрытая ярость, что у девушки по спине снова пробежал холодок. С таким злобным стариком ей ещё не приходилось сталкиваться.

– Вероятно, мисс Хэсселл, вы удивлены тем, что я вызвал вас?

– Удивлена. - Она сумела придать голосу достаточную твердость, хотя внутренне была в полной растерянности. За что он её так возненавидел?

– Немудрено, милочка моя! - визгливый голос звучал издевательски, и Лиз вдруг поняла, что он ненавидит её молодость, красоту, здоровье. - Зачем вызвал? Да просто так, стариковская причуда.

– Нет, - тихо, но уверенно проговорила она, - не причуда.

– Ах так, не причуда! А ведь юная леди права. А, Марвелл? А, Денеб?

– Компьютер, как всегда, оказался на высоте, - кивнул Денеб. - Его вероятностные прогнозы удивительно точны.

– Не скажите! - возразил Директор. - Но в данном случае он не ошибся. Так вот, милочка, вы сами на это напросились. Я посылал за Марвеллом, потому что он единственный из сподвижников Спингарна может разобраться с Талискером…

– С Талискером?! - взревел Марвелл. - Ни за что!

– Почему бы и нет? - отрывисто проговорил Директор. - И вы тоже, мисс Хэсселл. В следующий раз не будете совать ваш симпатичный носик куда не следует. Я распорядился сообщать мне обо всем, что связано со Спингарном или Талискером, и компьютер вспомнил, как вы спрашивали о Спингарне. Вы чересчур любопытны, мисс Хэсселл.

Лиз похолодела. Она пока ещё не понимала, чего боится Марвелл, но вряд ли могло быть на свете что-то более страшное, чем ненависть этого старика.

Начальник Управления по борьбе с катастрофами сказал извиняющимся тоном:

– Если бы можно было послать наших обычных операторов, мисс, мы бы так и сделали. Но они подготовлены лишь к предсказуемым несчастным случаям. Прикажи им подавить мятеж в Византийском дворце - они ворвутся туда с кинжалами, копьями, с хорошо подогретой толпой погромщиков и быстро наведут порядок. Если надо, они могут в мгновение ока ликвидировать один из взбесившихся летательных аппаратов Марвелла: направят шестидюймовку - и готово дело. Выучка у них что надо! Отрегулировать обычный, нормальный план Игры - это им раз плюнуть! Но что обыкновенный электронный мозг против Талискера?… А вы действительно сами напросились.

– Вот-вот! - взвизгнул Директор. - Вы и представить себе не можете, что такое Талискер!

– Может, - глухо отозвался Марвелл. - Она смышленая. Даже чересчур. Например, именно она с самого начала сказала, что летательные аппараты взбесились.

Холодные глаза Директора уставились на Лиз. Видно, для Марвелла у него не нашлось больше насмешек.

– Вы имеете представление о Талискере?

– Да.

Лиз Хэсселл как-то затребовала информацию, хранившуюся в запасниках памяти. Теперь к ним почти никто не обращался, ведь все интересующие тебя сведения можно получить у услужливого компьютера. Там, на Талискере, было положено начало Сценам. Кажется, место было выбрано наобум и эксперименты проводились в строжайшей тайне.

Талискер!

Экспериментаторов, должно быть, привлекла отдаленность планеты, иначе слухи о новом генетическом воздействии на человека распространились бы слишком быстро. Разработки были ориентированы на создание новой личности, нового «эго» из числа тех, кому смертельно наскучило однообразное, надежное и безопасное существование. Но ведь Талискер необитаем уже сотни лет. Старая развалина, заброшенный музей!

Опустевший и жуткий, полный призраков и отзвуков давно завершившихся Игр, он стал хранилищем обрывочных воспоминаний о былых победах. И этому обломку экспериментальных Сцен суждено было возродиться с новым пришествием человека. Когда Лиз произнесла свое сдержанное «да», образы прошлого вновь нахлынули на нее, и она почему-то страшно испугалась ответных слов старика:

– Прекрасно! Значит, мы сделали правильный выбор.

– Нет, не связывайте меня с Талискером! - взмолился Марвелл. - Я не хочу…

– Тише! - зловеще пророкотал Директор. - Тише, Марвелл, ваши комментарии излишни. Взгляните-ка лучше!

Костлявыми пальцами он провел по сенсорным клавишам на столе; они мгновенно отозвались, послушные этим жилистым рукам, и огромное мрачное помещение наполнилось пейзажами планеты, затерянной где-то на краю Галактики. Их взорам предстал Талискер!

– Ну вот вы и на месте! - продолжал юродствовать старик. - Живете в одном из множества миров!

Слова раскаленным железом впивались в мозг Лиз Хэсселл - это была некая пародия на звон электронных матриц, установленных над дверью кабинета. Лиз перевела взгляд на экран.

– Пусто! - прошептал Марвелл. - Там никого нет!

И впрямь они погрузились в призрачный мир. Голые скалы, руины прежних Сцен, расплавленная и затвердевшая сталь, нависающие башни, недостроенные корабли, здания, погребенные под непонятными чудовищными наростами, маленькие странные луны, озаряющие безжизненно-серую поверхность планеты, жуткие, пляшущие среди развалин тени.

– Так и должно быть, - услышала Лиз свой собственный голос. - С ним давно покончено.

– Нет, - сказал Директор.

– Нет?! - в один голос воскликнули Лиз и Марвелл.

Марвелл взял её за руку и горделиво выпрямился, словно пытаясь придать храбрости и себе и ей.

– Долгое время Талискер действительно пустовал, - пояснил Денеб, явно тоже под впечатлением дикого зрелища. - Пять лет назад Спингарн установил там несколько Сцен и населил их таймаутерами.

– Почему именно там?

– Пошевели мозгами, Лиз, - сказал Марвелл. - Он помешался на случайных процессах.

– Но… это же безумие!

– Вот именно, - подтвердил Денеб.

– Скоро сами убедитесь, - добавил Директор.

Лиз пыталась охватывать разумом космические масштабы гениальности Спингарна. Эксперименты со случайными величинами? Теоретически возможно. Они даже как-то обсуждали это - в шутку, конечно, - когда готовили Игру. А Спингарн, выходит, не шутил! Для оформления Сцен одной Игры ему показалось мало! Видимо, он построил Кривую Вероятностей и решил проверить её на Талискере с привлечением таймаутеров!

– Значит, Спингарн там, на Талискере? - спросила Лиз.

– Да, и с ним ещё несколько тысяч человек, - проворчал Денеб. - И хоть бы один показался! - продолжал он сердито. - Никого! Если бы хоть кто-то уцелел, сканеры непременно выловили бы его.

Как бы в подтверждение его слов сканеры настойчиво прочесывали планету в поисках каких-либо признаков жизни, но, видно, от былого Талискера остались одни обломки.

– Но где же он?! - не унималась Лиз. - Он вернулся?

Директор взмахнул рукой, и экран засветился безжизненным голубоватым светом. Талискер исчез.

– Вернулся робот с информацией о структурно-клеточном механизме, который мог бы дать обратный ход экспериментам Спингарна с кассетами.

– С кассетами?

Лиз была окончательно сбита с толку. Какое отношение кассеты памяти имеют к случайным процессам?…

– Спингарн послал робота? - ухватился за последнее сообщение Марвелл. - Того самого посредника, которого он взял с собой для связи с таймаутерами?

– Того самого, - подтвердил Директор. - Робот вернулся с информацией о так называемом генетическом коде. И она пригодилась.

– А Спингарн? А девушка, которая была с ним?

– Испарились, - ответил Денеб.

Лиз лихорадочно обдумывала услышанное. Она кое-что знает о Спингарне и о Талискере, давшем начало Сцепам, но все остальное покрыто мраком неизвестности. Лиз вспомнила, как в приемной Марвелл перекинулся с гуманоидом несколькими фразами об изменениях клеточных структур в организме Директора. Неужели человека можно превратить в змею, а потом, воспользовавшись какой-то информацией, доставленной роботом с Талискера, вернуть ему человеческий облик? «Стой! - приказала она себе. - Сперва отыщи в этом хоть какую-нибудь зацепку, а потом тщательно все обмозгуй и делай выводы».

– Когда вернулся робот? - спросил Марвелл.

– Год назад, - ответил Денеб.

– Петый год?! Так что же он задумал? - настаивал Марвелл. - Что рассказал робот о происходящем на Талискере? И о Спингарне?

Директор уклонился от прямого ответа.

– У меня были сомнения на ваш счет, Марвелл. - Он поджал влажные красные губы. - Вы допустили целый ряд маниакальных ошибок. Но компьютер заверяет, что лучшей кандидатуры нам не найти, могу ли я с ним не согласиться?

– Я?…

Марвелл сразу сник, и Лиз поразилась, до чего же бедное у него воображение! Она ободряюще стиснула его руку. Неужели он не понимает, какие перед ним открываются перспективы?

– Да, вы. Вы, Марвелл.

– Взгляните на дело с другой стороны, Марвелл, - рассуждал Денеб. - Вы в состоянии помочь нам всем. Здесь необходима ваша специальная подготовка. Вы замените Спингарна на Талискере, возьмете под контроль элемент случайности, вступите в единоборство с таинственной силой, которая и есть причина всему…

– С таинственной силой?! - задохнулся Марвелл.

У Лиз Хэсселл засосало под ложечкой; ощущение было такое, будто она протянула руку в темный провал и обнаружила, что рука оказалась где-то за его пределами, а мозг, направляющий руку и все тело, - за пределами мысли, за гранью всего пережитого опыта. Таинственная сила! И этим все сказано, больше ни одного намека! Стой, Лиз, не торопись!

– Доставьте сюда робота, - приказал Директор. Денеб поднялся.

– Так вы меня… - Марвелл все никак не мог оправиться от потрясения. - Меня… хотите послать на…

– Талискер, - закончил Директор. - Вас вместе с мисс Хэсселл.

Лиз похолодела, кровь отхлынула от лица. Она резко выдернула свою руку из руки Марвелла и собралась бежать прочь, но застыла как вкопанная - перед ней выросла длинная задрапированная красным переливчатым бархатом фигура.

Робот раскланялся с присутствующими, словно шикарная модель из Сцены Элегантности.

– Ах, нет! - выдохнула Лиз и без чувств упала на руки Марвелла.


 Глава 3 

И часто она выкидывает такие фортели? - раздался голос.

Лиз открыла глаза. Марвелл заботливо поддерживал ее; на одутловатом лице отразилась тревога. Последняя фраза принадлежала, видимо, Директору.

– Она впервые видит посредника таймаутеров, - объяснил Марвелл. - Должно быть, вид Горация её испугал.

Лиз хотела было что-то сказать, но из её уст послышался лишь слабый стон.

– Женские штучки! - неодобрительно заметил Директор. - Да, Марвелл, я вам не завидую.

– Я в полном порядке! - с трудом выдавила из себя Лиз, отстраняя руки Марвелла. Она поднялась на ноги и пригладила свой роскошный мех. - Просто он слишком внезапно появился, этот…

– Гораций, - подсказал Марвелл, - робот Спингарна.

– Посредник, - обиженно поправил робот. - В мои обязанности входило осуществлять связь менаду режиссером и таймаутерами. В непредвиденную ситуацию на Талискере я попал по чистой слу…

– Довольно! - резко оборвал его Денеб.

Робот обиделся ещё больше. «Надо же, какие амбиции! - подумала Лиз. - Это чудовище, должно быть, высокого мнения о своей внешности: закутался в какую-то ворсистую красноватую мантию и все время её оправляет, как она - свой мех. Ничего не скажешь, обидчивый у Спингарна компаньон - вон как надулся от окрика Денеба. Этим роботам последнего поколения палец в рот не клади!»

– Неужели вы собираетесь послать меня на Талискер? - подал голос Марвелл, занятый совсем другими мыслями. - Меня и ее?! Скажите, что вы пошутили, Директор!

Странно, отчего его так пугает эта перспектива? Лиз, напротив, не терпелось встретиться с загадочным Спингарном, с экспериментатором в области вероятностей, затерявшимся на пустынных просторах Талискера. Она попыталась вообразить, как он выглядит на фоне этого ряженого гуманоида и как она сама будет выглядеть посреди далекой безлюдной планеты.

Марвелл в отчаянии не знал, что сказать Какое-то время те двое слушали его прерывистое кудахтанье, затем Денеб твердо произнес:

– Все вероятности просчитаны, Марвелл. Для моею департамента это не проблема. Но, по мнению компьютера, здесь - в Центре - мы не в силах решить загадку. Он утверждает, что на Талискере нужен человек, который с кое-какими поправками повторил бы действия Спингарна…

– Но Спингарн маньяк! В его действиях не было никакой логики! Запустить устаревшие модели Талискера - это же против всяких правил!…

Директор пронзил его взглядом своих агатово-черных глаз, и Марвелл притих. «А ведь он боится Директора», - промелькнуло в голове у Лиз.

– Ничего, вы все наладите, - решил Директор. - Гораций полетит с вами и в случае чего поможет.

– Но, сэр! - протестующе воскликнул робот.

Денеб одним взглядом заставил его замолчать.

Лиз потихоньку ущипнула себя, дабы удостовериться в том, что это не кошмарный сон. Красноватая мантия гуманоида, с независимым видом взирающего на Директора и Денеба, изжеванная сигара, сбившийся в одну сторону галстук, струйки пота, избороздившие лысину Марвелла, чуть не плакавшего от ярости и отчаяния, - все это убеждало Лиз в реальности происходящего. Неужто ей предстоит лететь через межзвездные пространства, на край Галактики, вот с такими спутниками! И блуждать с ними по необитаемой планете, среди руин?! Кто бы мог подумать?

– Имя Гораций, - сообщил Директор, - присвоено ему по воле Спингарна. Гораций!

– Да, сэр?

– Объясните режиссеру и юной леди свои обязанности.

«Удивительно, - подумала Лиз, - чего только не делают с машинами в наши дни! Неужели какой-нибудь инженер с Сатурна заложил в автомат столь глупые амбиции, или они явились результатом естественного развития его электронных схем?» Позы робота казались ей нелепыми и смешными.

– В мои обязанности входит ознакомление представителей Центра с планетой Талискер, - изрек Гораций.

Мне выпала честь сопровождать мистера Спингарна в его путешествии к Сцепам упомянутой планеты. В настоящее время я имею удовольствие повторить эту миссию в качестве гида режиссера Марвелла и мисс Хэсселл.

– Господи! - всплеснул руками Марвелл. - И такой идиот полетит с нами?!

Губы Директора сложились в ледяную улыбку.

– Можете задавать ему вопросы.

– Ну уж нет! - отшатнулся Марвелл.

– А вы, мисс Хэсселл?

Лиз понимала, что ею и Марвеллом просто-напросто манипулируют. Но, как ни странно, это не вызывало в ней протеста. Равно как и перспектива окунуться в неизведанную пустоту Талискера, встретиться с тем, что они называют таинственной силой. Пожалуй, всепроникающий взгляд Директора действует ей на нервы, но она не позволит себе его бояться.

– С какой целью Спингарн отправился на Талискер? - начала она расспрашивать робота.

Тот недоуменно пожал покрытыми бархатом плечами.

– Вы до сих пор не поняли? Чтобы устранить нежелательные последствия генной мутации.

Значит, доходившие до неё слухи - правда. Там действительно был поставлен жуткий эксперимент.

– Ну и как?

Директор смерил её злобным взглядом, но ничего не сказал.

– Все в порядке, - бесстрастно отозвался гуманоид.

– Гораций привез с собой описание генетического кода, - вставил Денеб. - Компьютер использует его информацию, чтобы осуществить реверсию всех известных генных мутаций.

Здесь что-то ускользало от её понимания. Ладно, после разберемся. Сейчас главное - выяснить как можно больше.

– Что произошло на Талискере?

– Я сопровождал на планету сержанта Хока, Спингарна и женщину, его ассистента. А теперь вернулся с генети…

– Я уже слышала. Где вы обнаружили код?

– На Талискере, мисс Хэсселл!

Директор усмехнулся - видимо, это его забавляло.

– А как все произошло?

– Прекрати расспросы! - пробурчал Марвелл. - Пусть катятся к черту со своим Талискером!

– Так как же? - настаивала Лиз. Робот замялся.

– Я не имею информации.

– То есть как?!

– А вот так! - рявкнул Марвелл. - У него побольше мозгов, чем у тебя! Забудь о Талискере, Лиз! Забудь о Спингарне!

– Почему ты не имеешь информации? - не унималась Лиз.

Робот указал на обтянутое бархатом устройство, заменяющее голову.

– Здесь пусто, мисс. У меня было только описание генетического кода и больше ничего. Я вернулся в Центр со стертыми запоминающими схемами.

– Час от часу не легче! - брюзжал Марвелл, и Лиз почувствовала к нему прежнюю неприязнь. - Лететь на пустую планету, не зная, что нас там ждет, да ещё с таким сопровождающим!

– Неужели тебе ничего неизвестно? - недоверчиво осведомилась Лиз.

Робот опять пожал плечами.

– Еще до того, как Спингарна отправили на Талискер, одна из экстремальных вероятностных переменных была запрограммирована с целью определить, что там происходит. И выяснилось присутствие таинственной силы.

– Ну и?…

– Мне трудно судить: моя память стерта, но из того, с чем мне пришлось столкнуться, я бы, пожалуй, мог сделать аналогичный вывод. По всей вероятности, таинственная сила позволила мне вернуться с информацией, которая могла дать обратный ход всем генетическим экспериментам.

– А генные мутации…

– Вас обо всем информируют, - прервал её Денеб. - Вообще-то это не основная ваша задача, мисс Хэсселл.

– А в чем основная?

Директор вытянул свою тощую шею, блеснули его ослепительно белые зубы, агатовые глаза с ненавистью остановились па молодой женщине.

– Я же говорил, мы сделали удачный выбор! Пытливый ум, решимость… Марвелл, да вам просто повезло со спутницей!

Марвелл громко произнес несколько бранных выражений Механического Века. Они напомнили о том, сколь огромную важность давно сгинувшие люди придавали органам своего тела. Марвеллу, судя по всему, ещё не раз представится случай им уподобиться. Лиз не отреагировала на грубую брань, так как была целиком поглощена предстоящим заданием. Спингарн, Талискер и таинственная сила! Эти слова будто околдовали её, вызвав самые различные ассоциации. И все же она старалась, чтобы голос её звучал спокойно.

– Если я правильно поняла, - обратилась она к костлявой, излучающей ненависть фигуре, маячившей перед ней, - нам предписывается отыскать Спингарна?

Директор злобно захохотал.

– Подите вы с вашим Спингарном! По мне, пусть он провалится в преисподнюю.

– Ну, его женщину.

– И её туда же!

– Вот с этим я готов согласиться, - одобрил Марвелл.

– Тогда, может быть, его спутника? Сержанта Хока?

– Заблудшая душа, - заметил Гораций. - Он исчерпал свои личностные возможности ещё во времена Игр Порохового Века. Дело обстояло так…

– Помолчи! - прервал Денеб.

Робот склонился в угодливом поклоне. Лиз чуть не прыснула при виде такой элегантной напыщенности. Чувство уверенности изменяло ей - надо было что-то делать.

– Может, вы все же соблаговолите объяснить - зачем нас с Марвеллом посылают на Талискер? - отчеканила она. - И почему именно нас?

Директор снова обдал её волной ледяной ярости.

– Прежде всего, зачем было вообще восстанавливать Талискер? - процедил он. - Этот безумец Спингарн влезал в каждую Игру наших Сцен, строил свои Кривые Вероятностей и наделал бы кучу бед, если бы его вовремя не послали на Талискер, чтобы он поскорее сгинул там! С какой стати он должен выжить? Генетический код у нас, от Спингарна избавились - может быть, Талискеру больше ничего не грозит? - размышлял он вслух.

– Нет, сэр, грозит, - возразил Денеб. - Талискер в опасности. Мы все ещё наблюдаем не подвластные нам случайные процессы в установленных Сценах. Это наверняка идет с Талискера.

– Оставьте нас в покое! - крикнул Марвелл. - Мы никуда не полетим! Во всяком случае, я! Директор яростно зашипел.

– Полетите! - громовым голосом заглушил его Денеб. - Стражи считают, что вы и мисс Хэсселл…

Костлявая рука Директора вытянулась по направлению к двери.

– Вы свободны! Оба!

Лиз пошатнулась; она была растеряна и подавлена. И все же в душе горело желание побольше узнать о Спингарне, по следам которого она должна теперь последовать с Марвеллом, как он ни сопротивлялся. Случайные процессы! Генетические эксперименты! Ее собственная Игра, над которой она так упорно трудилась последние месяцы, показалась ей вдруг убогой и банальной. За всю свою короткую жизнь она ещё никогда не ощущала такой жажды знаний.

– Господи! - всплеснул руками Марвелл. - Ведь он не шутит!

Как только они вышли из этого склепа, Лиз повернулась к нему.

– Просто невероятно! По сравнению с Талискером наши Игры - детская забава! Марвелл, я согласна отправиться туда.

Марвелл беспомощно взглянул на зеленолицего гуманоида. Их догнал Гораций.

– Стражи ждут, сэр.

– Ты сама не понимаешь, во что впуталась! - напустился на девушку Марвелл. - Боже мой, ну почему я? Чем я их не устраиваю? За что они хотят сгноить меня заживо в этой дыре?! Там идет моя новая Игра, а я здесь торчу!… Кстати, как обстоят дела? - Он через плечо взглянул на секретаря.

– Весьма успешно, сэр. Ассистент Дайсон докладывает о полной победе. Летательные аппараты превзошли все ожидания - огромный список потерь! Позвольте выразить вам мои поздравления, сэр.

Марвелл повернулся к Лиз.

– И я должен оставить все на Дайсона! Ты хоть отдаешь себе отчет, что они пытаются с нами сделать? Лиз усмехнулась.

– Догадываюсь. Моделирование памяти? Нас пропустят через мясорубку?

– Все-то ты знаешь! Гораций, скажи, подруга Спингарна тоже была такая?

– Без сомнения, очень достойная леди, - ответствовал Гораций. - Насколько я могу судить, она была незаменимой спутницей мистера Спингарна. Думаю, нам пора. Их окликнул Денеб.

– Марвелл! Мисс Хэсселл! Директор крайне недоволен вами. И на то есть серьезные причины, но я не стану задерживать вас долгими разъяснениями. Однако мне кажется, у вас все ещё остались некоторые сомнения по поводу цели вашей миссии!

Марвелл покачал головой.

– Какие могут быть сомнения? Нас отправят на необитаемую планету кое-кого разыскивать, причем желательно, чтобы мы его не нашли. А лишних вопросов тоже лучше не задавать. А не слишком прямолинейно,

Денеб?

Начальник Управления будто не заметил его иронии.

– Компьютер убежден, что лететь должны вы, Марвелл. Позже вам объяснят, почему выбор пал именно на вас. Я же скажу одно: у нас во всех Сценах повсюду происходят необъяснимые катастрофы. Компьютер едва справляется. По всей Галактике сплошные проколы, и далеко не пустячные.

– Так давайте я останусь и помогу вам отсюда решить все проблемы!

Денеб продолжал с угрюмой невозмутимостью:

– Спингарн столкнулся с таинственной силой и прислал генетический код. Ваша задача - проделать то же самое. Установите контакт с неведомым и найдите способ устранить случайные вероятностные процессы, происходящие в Сценах.

Лиз понемногу начала осознавать всю грандиозность задачи. Сперва она никак не могла её охватить: слишком много информации, к тому же девушку огорошили полумифический образ Спингарна с его рискованными экспериментами и призрачное видение заброшенной планеты.

А теперь ещё таинственная сила, с которой надо войти в контакт! Лиз торжествующе взглянула на Марвелла: все-таки она оказалась сильнее его!

– Пошли, Стражи ждут. По крайней мере теперь мы знаем, что Сцены на Талискере уже не действуют, так что прямой опасности нет.

Марвелл поплелся за ней следом.

– Я же говорил, где Спингарн, там одни неприятности! Какого черта мы потащимся неизвестно куда! Здесь, если и суждено погибнуть, так хоть за что-то стоящее, а там… Ведь мы даже не знаем, Лиз, что он сотворил с теми бесхозными Сценами!

– Ну и что? - весело откликнулась она. - На месте выясним.

Вскоре они достигли самых запутанных лабиринтов, какие только способно измыслить человеческое воображение. Гораций впал в электронный транс: для него сошествие в оти глубины было равносильно вступлению в рай, а Стражей он считал, видимо, богами. Марвелл тоже несколько оробел - ему ещё не приходилось видеть роботов высшего поколения. О них вообще мало кто знал. Лиз внушала себе, что в конце концов они всего лишь машины, сконструированные человеком, как и весь гигантский аппарат, который контролирует Сцены на всех планетах Галактики. Но когда навстречу им из полутьмы вышли четыре робота, она поняла, что заблуждалась.

Нет, Стражи - не творение человека; такие функциональные, человекоподобные автоматы могли быть созданы только самими роботами. Потому они и разглядывают людей и раболепного посредника таймаутеров с видом насмешливого превосходства. Стражи - высшая власть в иерархии Сцеп!

В системе, запрограммированной на реконструкцию других эпох, необходимо прежде всего восстановить невероятно сложные связи событий и фактов. Настолько сложные, что человеческому разуму не под силу объять их. Сцены придуманы людьми, но регулируются машинами. И стоящие перед ними существа созданы усилиями машинного гения.

– Мое имя - Марвелл, - представился режиссер. - Могу я спросить, чего ради вы избрали именно меня для выполнения вашей безумной затеи? Ведь отбор производили вы, не так ли?

С минуту Стражи молча смотрели на него. Когда одни из них подал голос, у Лиз возникло странное ощущение, что заговорили они все разом. В движение пришел только его речевой аппарат, но отголосок мыслей словно бы отразился одновременно на черных щитках остальных роботов.

– Мы - только Стражи, - произнес он таким тоном, будто предположение Марвелла невероятно его позабавило. - Вся информация поступает в эти запасники. Когда возникает необходимость в новой Сцене, информация для её реализации извлекается из запасников. Помимо чисто информационной деятельности, мы обеспечиваем жизнеспособность ваших Сцен и Игр. Самостоятельных решений не принимаем.

– Выпустите меня отсюда, - потребовал Марвелл, будто не слыша его слов. - Я не имею никакого желания лететь на Талискер, девица пусть летит, а я не желаю. И не надо за меня решать!

– Бывают случаи, - бесстрастно заговорил другой робот, - когда мы можем дать совет для принятия решения. Должен признать, что сейчас - один из них.

– В данном случае именно вы решили отправить нас на Талискер, - твердо заявила Лиз. - И нечего прятаться за формулировки! Вы приняли решение и сообщили о нем Директору, так?

– Да, мисс Хэсселл, - согласился первый Страж.

– На каком основании?

– Так они тебе и сказали! - фыркнул Марвелл.

– Ну почему же! - возразил третий. - Мы провели статистический тест, с тем чтобы выявить возможности установления контакта с таинственной силой. Ваша кандидатура, мисс Хэсселл, оказалась наиболее подходящей.

– Моя? Но я полагала, что мистер Марвелл…

– Я свободен! - вскричал Марвелл. - Вам нужна она - так и берите её, а меня отпустите к моим летательным аппаратам! Черт возьми, Лиз, я не знаю, какую награду сулит авантюра на Талискере, но мою долю можешь взять себе! - Его живот затрясся от еле сдерживаемого смеха. - Ха-ха-ха, так, значит, ты им понадобилась, а но я! Ты нужна им на этой сумасшедшей планете - ну и дерзай, устанавливай контакт с таинственной силой! А я остаюсь здесь - готовить решающую битву! Мне потребуется не меньше месяца. Месяц грязи и крови, летательных аппаратов и гаубиц! Я введу в план бомбардировщики - у них они наверняка были! Огромные бомбардировщики с шестиметровыми газоходами и многочисленными экипажами!

Марвелл чуть не плакал от радости и облегчения.

– Вашу кандидатуру мы тоже одобрили, - сообщил первый страж.

– Мою? Но почему?! Я едва знал Спингарна, шапочное знакомство - не более! Подумаешь, работали вместе над планом Игры! Так ведь это было ещё до того, как он обезумел и потащился на Талискер. Вычеркните меня! Лиз, скажи им, что я для них не подхожу!

Лиз презрительно рассмеялась.

– Ну что ты раскудахтался, как наседка! Перестань спорить, лучше послушай.

Первый Страж одобрительно кивнул.

– Вы спросили, на каком основании, мисс Хэсселл. Во-первых, вы проявили интерес к Спингарну, даже сделали запрос. Кроме того, вы связаны на эмоциональном уровне с ближайшим другом и коллегой Спингарна режиссером Марвеллом…

– На каком ещё эмоциональном уровне? - возмутилась Лиз. - Что вы имеете в виду?

– Я его едва знал, - продолжал твердить Марвелл. - Едва знал этого… Как вы сказали? Спингарна? Видите, я даже имени толком не помню!

Марвелл и Лиз переглянулись: на его лице были робость и любопытство, на её - гнев и растерянность. Она с отвращением разглядывала заплывшее лицо, мясистый нос, двойной подбородок, спрятавшиеся за жирными складками глаза. Зато Марвелл словно впервые увидел нежный румянец на щеках Лиз, оранжевые искорки в глазах, опушенных длинными ресницами, нервно поднимающуюся и опускающуюся грудь. Гнев сделал её почти неотразимой.

– И в-третьих, - продолжал Страж, - обоюдное влечение будет способствовать вашему скорейшему проникновению в зону таинственной силы.

– Влечение?! - задохнулась Лиз. - Какое влечение?!

– Именно влечение, - подтвердил Страж. - По статистическим данным, сексуальная совместимость мужчины и женщины в экстремальной ситуации, как правило, реализуется на уровне половых сношений.

Это было уже выше её сил.

– Да вы просто рехнулись! Чтобы я… Чтобы я пошла на…

– Половую связь, - подсказал Страж.

– С этим толстым шутом? Марвелл смущенно отвел глаза.

– У нас мало времени, - осторожно напомнил Гораций. - Корабль на Талискер отправляется в восемнадцать ноль-ноль, на моделирование памяти остается всего час.

– Господи! - ужаснулся Марвелл. - И через это мы должны пройти?

– Да, - ответил третий Страж.

– Оба? - спросила Лиз.

– Да.

Марвелл вдруг хитро прищурился.

– Так, говорите, нам надо вступить в контакт с таинственной силой? А вы уверены, что она там есть? Горацию ничего не известно, он сам сказал.

Перед мысленным взором Лиз вновь проносились образы незнакомого Талискера, выплывая из тьмы и вновь растворяясь в небытии. Она словно уже попала во власть сверхъестественного разума, управляющего заброшенными Сценами и разрабатывающего генетический код.

– Спингарн столкнулся с нею, - заявил первый Страж тоном, не допускающим возражений.

– Вот, взгляните, - добавил второй.

Экран засветился, и Лиз опять увидела Талискер. Сначала у неё возникло ощущение, что она находится сразу в нескольких пространственно-временных измерениях и не слишком хорошо отрегулированный электронный мозг посылает ей сигналы. Затем изображение прояснилось, и она разглядела то, что, очевидно, предстало перед Спингарном, когда он впервые ступил на Талискер. Или Стражи тоже заранее демонстрировали ему случайные процессы этого безумного мира? Вихрь событий, неразрывно связанных с движением планет и человеческим развитием, захватил Лиз, проникнув в самые сокровенные глубины её существа. Перед нею громоздились сверкающие на солнце ледяные глыбы; дороги… нет, не дороги, а энергетические потоки, извиваясь, срывались в бездну, откуда недобро глядело что-то неподвижное, нечеловеческое, но живое. В фиолетовом небе ревели двигатели, и близнецы-луны сплетались в изящный, мерцающий загадочным светом узор.

Мучительно и судорожно сменялись движения и процессы, и трудно было понять, где их начало и где конец, подобно тому, как неотделимы одна от другой морские волны.

– Боже мой! - ахнул бледный как полотно Марвелл. - Нам этого не вынести, Лиз!

– Вы пройдете соответствующую подготовку, - успокоил его четвертый Страж. - Ваш сопровождающий прав - времени в обрез.

– Вы должны лететь, - убежденно проговорил первый Страж. - У нас нет иного выхода. Вам, режиссер Марвелл, предстоит выяснить причину царящего на Талискере запустения.

– А мисс Хэсселл поможет вам, - поддержал его второй. - В добрый путь!

Пройдя ещё один короткий безмолвный коридор, Лиз с Марвеллом очутились в хирургическом кабинете. Оба все ещё находились под впечатлением увиденного на экране, поэтому едва заметили, как похожий на скелет робот подвел их к креслам с высокой спинкой. Лиз привыкла к предстоящей неприятной процедуре и очень удивилась, услышав истошный вопль Марвелла:

– Лиз! Не поддавайся ему!

– Ты что, врача никогда не видел? Сиди тихо, тебе дадут наркоз, больно не будет. Так что расслабься и получай удовольствие.

– Пошла ты!… - произнес сквозь зубы Марвелл. - Я тебе не целка на вздрючке!

Лиз была загипнотизирована колдующими над ней стальными руками. В тонких пальцах блестела крошечная бусинка. Что в ней?…

– А-а-а! - завопил Марвелл. - Не надо, нет!…

Робот чем-то брызнул ему в лицо, и он умолк. Глаза бешено завращались под набрякшими веками, грузное тело дернулось и рухнуло в кресло рядом с Лиз.

А все же противно, подумала она. Всадят в тебя одну-единственную комплексную клетку - и ты новый человек, все твои прежние чувства, мысли, воспоминания начисто стерты. То, чему они с Марвеллом только что подвергли сотни тысяч людей, готовя их к кровавым войнам минувших веков, произойдет теперь и с нею. Клетка внедрится через ткани в основание черепа, молниеносной вспышкой уничтожит множество других клеток, придаст новые функции жизненно важным участкам мозга и тысячекратно трансформируется.

Лиз почувствовала легкое прикосновение стальных рук и тоже содрогнулась - не от физической боли, а в предвидении страшных мучений. Полная перестройка психики - что это, как не борьба, разрушение, боль? В мозгу словно разрывается генетическая бомба. Кем станет после операции Лиз Хэсселл? Сможет ли она выжить в аду Талискера? Способно ли вообще живое существо, даже подвергнутое специальной обработке, сохранить душевное равновесие там, где властвует таинственная сила?

– Приятного путешествия, мисс! - пожелал Гораций, наблюдая за ней.

Его резкие, угловатые черты сложились в брезгливую гримасу. Лиз вспомнила, что роботы почему-то не любят присутствовать при таких операциях - возможно, представляют себя на месте человека. Она улыбнулась ему и в ту же секунду почувствовала взрыв клетки.

Началась долгая, мучительная перестройка психики.


 Глава 4 

Обратного пути по длинным петляющим коридорам Центра Марвелл и Лиз Хэсселл уже не запомнили. Их едва живых погрузили в белые, похожие па гробы контейнеры и на высокой скорости доставили к стоящему наготове кораблю. Через час огромный межзвездный корабль был выведен на орбиту планеты, на которой расположился Центр. Обоих путешественников поместили в отсеки, заполненные рыхлым сероватым веществом, напоминающим обычную грязь, - оно должно было смягчить неприятные ощущения фазового перехода. Шикарный Гораций последовал за ними.

Корабль оторвался от ракеты-носителя.

Денеб, наблюдавший за стартом, увидел, как эта махина начала сотрясаться, когда её сверхмощные силовые поля преодолевали границы евклидова пространства. Приостановившись перед невидимыми барьерами, ракета исчезла из поля зрения.

Корабль то огибал беспощадно слепящие солнца, то погружался в головокружительные бездны, то опять выныривал, умело пилотируемый роботами, получившими задание завершить полет как можно быстрее, невзирая на материальные издержки. Марвелл и Лиз не ощущали кошмарных пространственно-временных перепадов в водовороте Галактики, не видели, как крупинки иной, неведомой материи вылетали из кратеров острова размером со Вселенную. Роботы успешно избегали опасных, неизученных областей, оберегая человеческий груз для чего-то ещё более странного и нереального, что ожидало впереди.


* * *

Лиз Хэсселл зевнула, потянулась и приподнялась на локте. Заморгав, посмотрела па угасающее сияние красного солнца, светившего сквозь оранжевую дымку. У неё было ощущение пройденного времени, как во сне; последнее, что она запомнила, - крик Марвелла, сражающегося с врачом-роботом. Лиз поднесла ладонь к глазам и сразу же сделала для себя два вывода: место, где они приземлились, - обычная зеленая равнина, а она сама - прежняя Лиз Хэсселл. Второе, разумеется, было гораздо важнее. Впрочем, за этими спокойными на вид лугами, возможно, скрываются неприятные сюрпризы. Березовые и дубовые рощи могут оказаться лишь миражом, навеянным неким безымянным чудовищем или подстроенным искусными руками Спингарна. А небольшой ручей, пробивающийся среди травы всего в нескольких метрах от нее, тоже, наверняка, таит в себе коварную ловушку. Лиз была готова к худшему, так как её предупредили, что Талискер - адово место.

Однако собственное тело и душа остались незатронутыми. Лиз одобрительно оглядела себя: красивая оболочка - упругая, наполненная. Она пригладила черные волосы и окончательно успокоилась. Ведь из мясорубки - Лиз это знала - мужчины и женщины часто выходят физически преображенными, что вызвано необходимостью адаптации к условиям той или иной Игры. Если верить слухам, Спингарн - жертва своего любопытства - до полета на Талискер был совсем другим человеком. Лиз рассмеялась - к счастью, ни она, ни Марвелл никак не трансформировались.

Ее смех не разбудил Марвелла, зато насторожил Горация; тот поспешил к ней из переднего отсека, где занимался обследованием местности. Через пять секунд после того как одно из двух живых существ подало первые признаки жизни, бархатный робот вырос перед ним.

– Добро пожаловать на Талискер, мисс Хэсселл! сказал он.

– И тебе того же! - откликнулась Лиз. - Может, хватит корчить из себя всезнайку?

Она отвернулась, не дожидаясь ответа. Самое противное, что роботы действительно знают гораздо больше людей и способны действовать разумнее. Тем не менее надо раз и навсегда поставить его па место, чтоб не забывался.

– Где ты был? - спросила Лиз,

– При исполнении своих обязанностей, мисс. - В его голосе звучали обиженные потки. - Я полагал, небольшая разведка…

– Ну и что же ты обнаружил?

Солнце быстро садилось. В воздухе повеяло прохладой. На дурацкой шляпе Марвелла блестели капли росы. Он похрапывал, приоткрыв рот; глаза под тяжелыми веками вращались. Этот здоровяк с бакенбардами напомнил ей большую и ленивую морскую корову. Лиз тихонько фыркнула. Уж его-то мясорубка могла бы сделать чуть-чуть постройнее! Ей вспомнился легкий, элегантный Дайсон, и у неё защемило сердце. Пока она разглядывала своего спутника, Гораций обдумывал ответ.

– Обнаружил на удивление мало. Такое впечатление, будто нас посадили в тихую заводь. Границ Сцен нигде не видно, равно как и признаков жилья или производства. Следы ведут вон в том направлении. - Он указал на тропку, окутанную оранжевым туманом. - Но это не дорога. В той части, мисс Хэсселл, Талискер, по-видимому, необитаем. Мне разбудить мистера Марвелла?

– Нет, - ответила Лиз. Ей почудилось, что с востока потянуло ветром. - Пока не надо. Найди, где бы нам переночевать, приготовь еду.

Гораций опять посмотрел на Марвелла.

– Может, все-таки…

– Ты что, плохо слышишь?

Обиженный робот поплелся выполнять поручения. Как только он скрылся из виду, Лиз ткнула Марвелла под ребро. Тот слегка зашевелился, а после второго толчка взревел от боли.

– Что… Где… Ты что, сбрендила!

С неожиданной ловкостью он так быстро вскочил на ноги, что Лиз не успела ткнуть его в третий раз.

– Боже всемогущий! - воскликнул Марвелл, тут же забыв о пережитом нападении. - Мы уже там… то есть тут! Все это не сон, не шутка! - Он поднес руку к затылку. - Черт, башка трещит!… Эта машина, эти роботы-лунатики! Они меня подвергли клеточному рециклингу! Меня - Главного режиссера!

– Успокойся, ничего у них не вышло. Марвелл сдвинул брови.

– Не вышло, так выйдет. И все дело рук Спингарна. Нарочно прячется, хитрый ублюдок!

– Послушай, Марвелл, у тебя мания преследования. Спингарн вряд ли мог такое устроить.

– Ох уж мне этот твой рационализм! Даже моделирование памяти на тебя не подействовало… - Марвелл задумался. - Впрочем, на меня тоже.

– Ну и слава Богу. У нас и без того забот хватит. - Лиз удивило его подавленное настроение. - Так тебя впервые подвергли обработке?… Неужто ты в Сценах ни разу ничего не испытал?

Губы Марвелла скривились.

– Ненавижу! Всех их ненавижу! Потому я и торчу в Дирекции, чтоб держаться подальше от Сцен.

– То есть?

– Мне просто противно играть чью-то роль! Почему я должен быть кем-то, а не самим собой? - Он был по-настоящему рассержен.

– Ты - эгоистичный шут, Марвелл. - На самом деле она так не считала. - Так вот почему ты взъерепенился, когда они вздумали перемотать тебе катушки! А я - то думала…

– Ну да, да, впервые! - огрызнулся Марвелл. - И что хорошего? Замерз как собака, жрать хочу, поджилки трясутся… Да ещё в компании такой стервы! - Он огляделся вокруг. - Ты только посмотри! Поля! Рощи! Ни одного строения! А где я буду спать? И что есть? - Он поймал на лету какую-то букашку. - Жуков, что ли?

Костюм на нем был весь помят, лысина сморщилась - не иначе, от усилившегося ветра. Деревья таинственно и угрожающе чернели в сумраке, напоминая фантастических чудовищ. Солнечный диск скрылся за горизонтом, и сразу спустилась тьма. Вскоре в небе заплясали две одинаковые луны, казавшиеся скорее призраками, чем небесными телами.

– Я не создан для того, чтобы спать на открытом воздухе! Сделай же что-нибудь, Лиз, ты ведь моя помощница, раздобудь хотя бы еды! И о ночлеге позаботься.

Лиз с презрением посмотрела на своего бледного, трясущегося шефа. И как только в таком огромном теле может быть столь ничтожный дух?

– Ах ты бедняжка! - усмехнулась Лиз. - Ну утешься, вот идет наш спаситель - с едой, если не ошибаюсь.

Появился Гораций, держа на вытянутых руках какой-то коврик грубой работы, полный всякой зелени. Из-за спины у него выглядывали болтающиеся белесые пеги убитого животного, должно быть, молодого оленя. Марвелл в ужасе отпрянул.

– Лиз, что он творит, этот убийца! Черт знает что! Гораций оставил его вспышку без внимания.

– Сожалею, мисс Хэсселл, но ничего подходящего для ночлега отыскать не удалось. Постройки есть, но очень далеко - крыши едва виднеются. Как ни жаль, нынешнюю ночь, видимо, придется провести здесь. Вот это, - он сбросил на землю тушу, - вполне съедобно. Еще я собрал диких овощей и фруктов, так что, думаю, получится неплохой ужин.

– Молодец, Гораций! - похвалила Лиз.

– «Молодец, Гораций!» - передразнил Марвелл, переводя взгляд с Лиз на робота. При виде струйки крови, застывшей на шее олененка, его замутило. - И вы думаете, я стану это есть? Чтоб я ел мясо?

– Ничего другого нет, - резонно заметила Лиз.

– Я никогда не ел сырого мяса и вообще никакой сырой пищи.

– Ты много чего в жизни не делал, - сухо заметила она. - Разведи огонь, Гораций. А после сделай какое-нибудь укрытие - шалаш из веток, что ли. Сможешь?

– Разумеется, мисс. - Гораций замялся. - Мистер Спингарн питался натуральной пищей, поэтому добывать биологическую массу я не обучен. Может быть, мистер Марвелл даст мне соответствующие инструкции?

Марвелл сел па землю и схватился за голову.

– Еще инструкции ему подавай!

– Ладно, пошевеливайся! - прикрикнула Лиз на робота. Затем резко повернулась к Марвеллу. - Насколько я понимаю, его инструкции таковы: крестьянский образ жизни, никакой искусственной пищи, никаких транспортных средств и, по всей вероятности, никакого оружия. Центр желает, чтобы мы сами проявляли инициативу, лишь изредка обращаясь за помощью к Горацию. Он умеет охотиться, а делать то месиво, которое мы обычно едим, но способен. - Она улыбнулась и спросила, указывая на ещё теплую тушу: - Как насчет того, чтоб её побыстрее освежевать?

Марвелл сглотнул ком, застрявший в горне, и отвернулся.

Гораций достал острый нож, и Лиз настояла, чтобы он разделал тушу где-нибудь в стороне от лужайки. Пока робот сооружал шалаш, Марвелл без особого успе\а пытался натаскать побольше сушняка, но вскоре Гораций отстранил его и сам занялся костром. К тому времени, как он нанизал куски мяса на прутики, близнецы-луны поднялись высоко в темно-фиолетовом небе. Лиз уже полностью освободилась от тревожного предчувствия опасности. Стояла глубокая, не нарушаемая даже криками ночных птиц тишина. Ветер успокоился, и при слабом колыхании воздуха от костра потянулись длинные цепочки искр. Марвелл сидел притихший, поглядывая то на Лиз, которая поворачивала над огнем мясо, то на Горация, возившегося с шалашом. Наконец Лиз сняла с костра один пруток и протянула шефу.

– На, ешь. Сверху немного подгорело, а если почистить, то внутри хорошее, свежее мясо.

– Боже праведный! - Марвелл отшатнулся, словно Лиз собиралась прутиком проткнуть его насквозь.

– Ешь!

– Не могу!

– Тогда возьми вот это. - Она кивнула на разложенные фрукты и зелень.

Марвелл застонал ещё жалобнее.

– Ну, как хочешь, можешь голодать. - Девушка подвинулась ближе к огню и начала с аппетитом уплетать мясо.

Марвелл молча наблюдал за ней.

– Гораций! - окликнул он робота несколько минут спустя.

– Да, сэр?

– Значит, нормальной еды нет?

– Нет, сэр, Я запрограммирован только на использование природных ресурсов планеты. К сожалению, мы приземлились в дикой местности, где некогда господствовало натуральное хозяйство. Поблизости я не обнаружил никаких следов цивилизации.

Марвелл уставился на отвергнутое мясо.

– Совершенно негигиенично, - произнес он в нерешительности. - Оно же не обработано, там, небось, полно всяких червяков.

– А ты попробуй, - подзадорила его Лиз.

На этот раз Марвелл, зажмурившись, вонзил зубы в мясо. Когда он открыл глаза, при освещении ярким пламенем костра Лиз увидела, что ужас сменился в них волчьей жадностью. Он быстро прожевал и проглотил кусок.

– Жесткое и пахнет, но все-таки еда.

Осилив несколько кусков мяса, Марвелл снизошел и до недозрелого яблока. Лиз уже закончила трапезу и рассеянно созерцала звезды. Она впала в некоторую прострацию, хотя этого, наверное, следовало ожидать. Во время полета на планету вертящихся лун оба они пребывали в состоянии полной эйфории. Наверняка пустота в голове - следствие сильного наркоза. Видно, потому их и посадили здесь, как выразился Гораций, «в тихой заводи», среди зелени и разной живности, чтобы дать небольшую передышку, возможность сориентироваться.

– Не нравится мне это, - сказал Марвелл, покончив с едой.

– Что?

– Никого нет, никаких следов, кругом девственная природа - слишком уж все просто. Подозрительно и неестественно. Ведь все знают, что Талискер - проклятое место. Гораций!

– Да, сэр.

– Ты ощущаешь опасность?

– Я могу только строить предположения, - поразмыслив, ответил робот. - У меня сохранились определенные дедуктивные способности.

– И что же?

– Видите ли, сэр, если мы рассмотрим статические элементы данной ситуации, то из них можно вычленить ряд вероятностей.

– Ближе к делу, Гораций! Оставь свой идиотский жаргон! Ты ведь не с машиной говоришь!

Золотисто-красный бархат на металлическом каркасе затрепетал от обиды. Лиз понимала, что роботу нелегко поладить с прямолинейным Марвеллом.

– Хорошо, сэр, - кисло проговорил он. - Вам было рекомендовано…

– Рекомендовано?! Да меня силой загнали в эту чертову дыру!

– …рекомендовано последовать за мистером Спингарном и его командой на Талискер, с тем чтобы проверить, имеется ли какая-либо связь между действительным или мнимым безлюдьем планеты и присутствием таинственной силы.

– Угу, - откликнулась Лиз и опять воззрилась на звезды.

Другие Вселенные посылают в небо вот эти мерцающие золотые и серебряные сигналы, освещая одинокий путь Талискера на самом краю Галактики.

Таинственная сила! Откуда она здесь?

– Так вот, сэр, а также мисс Хэсселл, - продолжал робот, - тот факт, что вы пока контролируете свою личностную целостность, другими словами… - он покосился на Марвелла, и тот отвел взгляд, - остаетесь самими собой, вовсе не означает, что так будет и впредь. И внешнее спокойствие вокруг вас - также не показатель того, что опасность полностью исключена. Дело в том, что Законы Вероятностей на Талискер практически не распространяются.

Лиз подавила внезапный страх, точь-в-точь такой же, какой охватил её, когда она увидела на экране старый военный пейзаж с летательными аппаратами. Если верить пророчеству Горация, скоро все изменится. Это кажется почти невозможным, когда они сидят вот так, у костра на сухой траве, ночное небо над ними мерцает изолированными друг от друга звездными мирами, и две забавные луны кружатся в вальсе у них над головой. До сего момента у Лиз происходила своеобразная разрядка напряжения: тревогу и растерянность, через которые она прошла во время своего неожиданного приключения, будто ветром сдуло. Теперь страхи вернулись вместе с сильным нервным напряжением.

– Нельзя ли попроще, я человек простой, - недовольно проронил Марвелл, ковыряя в зубах прутиком.

– Хорошо, сэр. - Озаренный пламенем костра, Гораций казался багровым призраком. - Пока ещё ни в вашем мозгу, ни в мозгу мисс Хэсселл не наблюдается слияния клеток. Но оно может начаться в любой момент, как только возникнет необходимость в вашей адаптации к Сценам Талискера.

– Что ж, остается ждать… - медленно проговорила Лиз. - Вот здесь, - она коснулась рукой затылка, - у нас генетическое взрывное устройство с часовым механизмом, будем ждать, когда оно сработает. - Посильнее надавив пальцем на череп, она ощутила слабую колющую боль, а может, ей только почудилось.

– Ну и ладно, - зевая, сказал Марвелл. - Больше вопросов нет. У меня голова и впрямь вот-вот лопнет. То-то Спингарн позабавится. Интересно, где он сейчас?

Марвелл отошел от костра и стал напряженно вглядываться в окружающую тьму. Лунный свет освещал деревья и пологие склоны холмов. В этом сиянии они казались серо-зелеными. Лиз вспомнилось изображение па экране режиссерского кабинета в Центре: там за холмами виднелись развалины заброшенных экспериментальных Сцен Талискера.

– Спингарн, сэр? - переспросил Гораций. - Я уже думал об этом и придерживаюсь мнения, что самого Спингарна, его спутницу Этель и заблудшую душу - сержанта Хока - мы встретим, когда выйдем на связь с таинственной силой. Таковы мои прогнозы в настоящий момент.

– Ты так думаешь? - вскинулась Лиз. - По-твоему, именно гипотетическая таинственная сила опустошила Талискер?

За красным бархатом промелькнула сардоническая ухмылка.

– Я не верю, что Талискер пуст, мисс. Нет-нет, вероятность того, что он необитаем, крайне мала.

– Но мы же сами убедились в этом! - запротестовала Лиз. - На экране мы не заметили никаких признаков жизни!

– Совершенно верно, мисс.

В визгливом голосе робота Марвелл уловил подспудное удовлетворение.

– Никаких признаков, - повторил он. - Ты сказала, никаких признаков…

– Жизни, - дополнила Лиз. - Я имею в виду человеческую жизнь.

Она и Марвелл силились разглядеть в темноте неясные контуры. Разбросанные там и сям кустики точно подступили ближе и казались грозными протуберанцами; стволы деревьев тихонько постанывали под ветром.

– А ты о чем? Не о человеческой жизни?

– Я думаю о таинственной силе, - произнес Марвелл после долгого молчания. - Эй, робот, ты что-нибудь о ней знаешь? Откуда она, что делает здесь, чего хочет?

В эту минуту Гораций чувствовал себя на коне.

– Мне удалось прочитать отчеты Спингарна, сэр. И хотя в блоках моей памяти информация о том, что произошло, когда я сопровождал мистера Спингарна на Талискер, стерта, мне поручили… Стражи поручили мне записать на кассету все отчеты об экспедиции. Только голые факты, как они есть. Думаю, таинственная сила, если она существует, не вполне осознает свою задачу. По-видимому, она попала в те же обстоятельства, что и вы с мисс Хэсселл.

– Боже мой! - выдохнул Марвелл.

– Заблудилась! - воскликнула Лиз. - Она заблудилась!

– Именно так я склонен интерпретировать Закон Вероятностей, - подтвердил робот. - Да, таинственная сила заблудилась.

– Ну, на сегодня с меня хватит, - сказал Марвелл. - Я хочу спать, а не гадать на кофейной гуще. Чужак! Маленький заблудившийся чужак! Боже, как хочется домой, в цивилизацию! Наверное, на мне так и кишит всякая зараза. В шалаше по крайней мере нет насекомых? - обратился он к Горацию.

– Уверяю вас, сэр, он пригоден для обитания. Ваша подстилка совершенно сухая.

– Лиз? - Марвелл повернулся к ней и оглядел приятные округлости её фигуры.

– Как будто у меня есть выбор! - проворчала девушка. - Только попробуй ко мне прикоснуться! Марвелл пожал плечами.

– Ну что ты! В таких антисанитарных условиях!

Лиз подавила смешок. Марвелл просто невыносим. И угораздило же её попасть с таким типом на пустую планету, которая, судя по всему, совсем не пуста, ибо здесь обитает неведомое заблудившееся существо из других миров…

Глядя на звезды, сверкающие в просветах между сплетенными ветками шалаша, Лиз заснула.


 Глава 5 

Восход солнца возвестили своим пением тысячи птиц. Проснувшись, Лиз увидела, что во сне они с Марвеллом тесно прижались друг к другу; своей тушей он чуть не раздавил её. И все же от его большого тела исходит тепло, с благодарностью подумала она. Чириканье, свист, щебет и карканье вернули её к реальности. Это её первый рассвет на Талискере. А где же робот?

Лиз на четвереньках выползла из шалаша. При её появлении птицы на ближайшем дереве дружно взмыли ввысь. Она улыбнулась. В своих мехах она, наверное, похожа на хищного зверя. За её спиной сонно застонал Марвелл.

Робота поблизости не было.

В воздухе кружился пепел догоревшего костра; на горизонте мелькали розовые отблески. Луны закатились. День будет погожий, решила Лиз и поднялась на ноги. Птицы загомонили ещё пуще.

– Гораций! - громко позвала она. - Гораций!

Над мелким ручьем клубился туман. Лиз захотелось пить и умыться: пальцы были все ещё жирными от оленины. Она запустила руку в свои густые черные волосы и почувствовала под пальцами какое-то движение. По голой шее побежала блоха. Лиз вскрикнула и бросилась к ручью.

Под её босыми ногами сверкала трава, холодная и бодрящая. Так где же кошмары Талискера? Все здесь напоминает первобытные Сцены, где ей так нравилось. Такое же полное слияние с природой, такая же удаленность от цивилизации, оставшейся где-то на другом краю Галактики. Но внезапно птицы смолкли.

– Мисс Хэсселл! - раздался пронзительный голос. - Мисс Хэсселл, стойте, остановитесь!

Обернувшись на бегу, Лиз поняла, что совершила какую-то оплошность. Краем глаза она увидела Горация, выбиравшегося из кустов, и в тот же миг осознала, почему замолчали птицы: планета, которую Спингарн населил таймаутерами, вовсе не так безобидна, как ей показалось в предрассветной дымке. Почти добравшись до ручья, она ощутила подземные толчки. Свистящий шелест травы, резко усиливающийся ветер, странная дрожь в прохладном утреннем воздухе - все говорило о том, что своим присутствием Лиз привела в действие электромагнитные силы.

– Марвелл! - крикнула она, чувствуя, как земля проваливается под ногами.

– Гразеры! - голосил Гораций. - Мисс Хэсселл, гразерные мины!

Лиз едва расслышала вопль робота, потому что воздух будто распался на составляющие его молекулы и атомы. Перед глазами замелькали ослепительные вспышки, и ещё более яркий свет полыхал в мозгу, в то время как пространство расступалось перед ней. Внезапно Лиз очутилась метров на тридцать выше своего шалаша. «Что же Марвел-ла нигде не видно?» - тупо спросила она себя и понеслась над землей в неизвестном направлении. Она цеплялась за обрывки мыслей, а неведомый вихрь увлекал её все выше над поверхностью Талискера. Вдали она увидела развалины города. Рассекая тонкий воздух, заметила, что островок зелени, где они нашли пристанище, со всех сторон зажат беспорядочным нагромождением построек; зрение выхватило деревню, два хутора, какие-то ограждения… Вокруг их оазиса все было черно.

Если бы Лиз могла оценить обстановку, ей бы стало даже любопытно. Что такое гразерные мины? Но размышлять она была не в состоянии, так как задыхалась, перемещаясь в верхние разреженные слои атмосферы, где воздуха почти не было. Она явственно различила выпуклый горизонт Талискера с карабкающимся по его краю солнцем. Внизу плыли облака, а гразерный выброс уносил её все выше. Лиз глотнула воздуха и почувствовала льдинки на ресницах. Неужели сатанинская сила пытается вывести её на орбиту? Гразеры - да, она слышала про гразеры, по какое это теперь имеет значение, если она скоро может превратиться в ледышку?… И вдруг её так же стремительно понесло вниз; она поспешила набрать полные легкие воздуха и прикрыла глаза от головокружительной скорости падения. Послышался шелест зелени на таком обманчивом Талискере, и вот она снова опустилась на твердую землю, дрожа всем телом, ощущая резь в глазах и тяжесть в груди.

Над ней склонился Гораций.

– Прошу прощения, мисс, я не предупредил вас о гразерных минах, - сообщил он. - Я не мог этого сделать, поскольку инструкции предписывают не давать предварительной информации о тех или иных вероятностях.

Из шалаша, протирая глаза, вышел Марвелл, машинально пригладил пышные черные усы и водрузил на лысину свою нелепую шляпу.

– Доброе утро, Лиз. Как спалось? - Потом повернулся к роботу. - Ты раздобыл настоящей еды?

Лиз прерывисто дышала и не могла вымолвить ни слова.

– Боюсь, что пет, сор.

– Вставай, Лиз, - скомандовал Марвелл, - есть хочется. Я вот что думаю: проведем здесь денек-другой и уже получим достаточную информацию, чтобы удовлетворить Директора. Ну же, Лиз!

Девушка понемногу приходила в себя. Она отдавала себе отчет в том, что ссориться не имеет смысла.

– На воду не рассчитывай, - спокойно сказала она. - Ручей заминирован.

– Заминирован? - сразу насторожился Марвелл.

– Гразерные мины, - объяснила Лиз. - На одну я напоролась. Гораций не смог предупредить ме… нас.

Марвелл пристально посмотрел на стоявшего с виноватым видом робота.

– Только этого нам не хватало! Лиз, ты что, и вправду наступила на гразер? - Он поднял глаза к небу. - И тебя подбросило?…

– К счастью, все обошлось благополучно.

– Мне удалось отключить питание. Всего лишь небольшое воздействие в нужный момент, - скромно сообщил Гораций.

Марвелл дрожал то ли от возбуждения, то ли от утренней прохлады.

– Тебе повезло, Лиз. Гразеры редко кого выпускают. Но каким образом они здесь появились? Я-то думал, мы попали в Первобытную Сцену. А выходит, местность заминирована? Это как-то не вяжется с обстановкой, ведь гразеры - продукт высокоразвитой технологии, они изобретены уж точно после Парового Века.

– Ну, конечно, гразеры!… - вспомнила Лиз. - Лазеры, гразеры, гравитация, силовые поля планеты… Двадцать первый - двадцать второй век, а то и позже. Они были положены в основу первых многофазовых кораблей.

– Очень мило, - заметил Марвелл. - Мины! Хорошо еще, что тебя не вынесло на орбиту.

– Почти вынесло.

Лиз негодовала на робота, хотя и понимала, что это бессмысленно. Гораций не в силах застраховать их от ошибок, у него совершенно четкие инструкции. Он не должен вмешиваться ни в одно из их решений; вызволить потом из беды - да, это в его силах, предостеречь не может.

– Пить хочу! - пожаловалась Лиз. - К тому же я вся в грязи.

– Я вас понимаю, мисс, - отозвался робот.

Он что, издевается?

Она была готова обрушить на него весь свой гнев, но тут Марвелл застегнул пальто, поправил свои ярко-желтые гетры и распорядился:

– Пошли отсюда! Мы здесь больше не останемся ни минуты.

– Как?!

От изумления Лиз даже забыла про Горация. Она уже успела привыкнуть к вечно стонущему, перепуганному Марвеллу, и вдруг он снова начал отдавать приказания! Почти машинально она подчинилась и вскочила на ноги.

– Уходим отсюда! - повторил Марвелл, доставая из кармана портсигар и спички. - Ты что думаешь, они для забавы понаставили здесь гразеров? - Он окинул взглядом поля, над которыми рассеивался туман. - Гораций, выведи нас отсюда! Нет, Лиз, какова бы ни была эта Сцена, ничего хорошего она не предвещает. Тут что-то неладно, я нутром чувствую. - Для пущей убедительности он прижал руку к выпирающему животу. - Под одними минными полями наверняка другие минные поля! Я бы именно так выстроил Сцену вокруг гразеров.

Лиз лихорадочно соображала. Безусловно, Марвелл принял зеленый островок за испытательную площадку. Но расспрашивать его она не станет. Ясно же, что он заботится прежде всего о своей шкуре, а на случившееся с ней ему просто-напросто наплевать.

– Я голодна… Поесть, попить и умыться!

– Успеешь.

Марвелл решительно двинулся вслед за Горацием. Тощие конечности робота в движении напоминали что-то вроде параболического сканера. Наверное, так оно и было, судя по тому, как ловко он огибал ямы и рытвины. Лиз старалась ступать за ними след в след. После полета в голубовато-сиреневой дымке она ещё нетвердо держалась па ногах, но ей не хотелось показывать это Марвеллу и уж чем более роботу. У Марвелла непонятно откуда появился новый запас энергии; он вновь стал тем грубоватым, самоуверенным и властным типом, каким был в Центре. Беловато-серый дымок от его сигары щекотал Лиз ноздри. Как ни странно, Марвелл напоминал ей теперь потрепанного вельможу, на чью долю выпали трудные испытания, однако же он не утратил сознания своей врожденной знатности и достоинства.

Они шли больше часа; наконец Гораций остановился.

– Постройки, большая ферма, сэр, - объявил он, приняв сосредоточенный вид. Лиз почти физически ощутила, как сканеры ощупывают почву. - Здесь вы и мисс Хэсселл будете в полной безопасности.

Лиз тоже вскоре разглядела побеленные стеньг, черепичную крышу и надворные постройки из серого камня. Во дворе стояли простейшие машины, наверняка на лошадиной тяге. Вокруг, с интересом посматривая на пришельцев, расхаживали куры. Из-за дома послышался лай, и прямо на них выскочила черно-белая колли.

– Собака! - удивился Марвелл. - Вот это да! Эй, Шарик, ко мне!

Собака подбежала и завиляла хвостом.

– Заброшенное место, - отметила Лиз больше для себя, чем для своих спутников. - Но явно бывшая ферма. Здесь должна быть вода!

Она погладила собаку и зашагала быстрее.

– Может, и настоящей еды найдем, а, Лиз?… - неуверенно проговорил Марвелл.

– Сам ищи! - огрызнулась она.

Они вошли в дом. Свежепобеленные стены, массивные дубовые перекладины, добротная мебель из сосны, масляная лампа, свисающая с потолка, - великолепная картина старого деревенского быта. Лиз нашла даже ванную. Из крана текла прозрачная холодная вода. Она разделась, намылилась и, ополаскиваясь под холодной струей, заодно попила. Пока искала в шкафчике полотенце, почувствовала доносящиеся из кухни аппетитные запахи.

– Ох! - вздохнула она. - Еда!

Час спустя компания тронулась в путь. Пешком - о транспорте, как и предполагала Лиз, нечего было даже мечтать. Перед дорогой она хотела свернуть шею парочке кур, чтобы потом не заботиться о еде, но Марвелл, услышав, аж позеленел. Поэтому они унесли с собой лишь пай денные в кладовой консервы.

– Конечно, это воровство! - сокрушался Марвелл, укладывая консервы в котомку. - Но ведь мы пытаемся выяснить, что сталось с хозяевами, значит, в ходе расследования они обязаны нас кормить.

Через некоторое время Гораций вывел их на небольшую площадку - воссозданный кусочек прежней действительности.

Они без объяснений поняли, что здесь проходит граница Сцен, - дальше пути не было.

– Я это видела! - вскричала Лиз, когда они одолели крутой подъем и очутились перед сверкающим черным барьером.

– Гораций! - громко окликнул Марвелл робота.

Барьер уходил высоко в небо - гораздо выше, чем думала Лиз. Едва заметно покачиваясь от детого ветерка, он возвышался над окружающим пейзажем и тянулся от одного края узкого горизонта до другого. Невероятно, но в основании барьера клубилась какая-то туманная облачность, словно все сооружение подвешено над землей на тонком кружеве.

– Я видела, - повторила Лиз. - Здесь граница Сцен.

– А что за ней?

– Не припомню… я только мельком видела… Кажется, разрушенный городской комплекс, а может, я и ошибаюсь.

Марвелл озадаченно сдвинул шляпу на затылок.

– Да, всю планету расчленили, задействовали все земное и водное пространство для испытаний новой материи. Талискер более двух столетий служил экспериментальной базой, пока не получил статус музея. Спингарн курировал испытания, ты слышала об этом?

– Да, - ответила Лиз.

– Гораций! - снова позвал Марвелл.

– Да, сэр?

– Туда, в эти кущи, я не вернусь! - Марвелл обвел рукой живописные окрестности. - У меня нет желания второй раз нарваться на гразеры. С силовыми полями ни в чем нельзя быть уверенным Только попадись им, они разделают тебя так, что потом кусков не соберешь. - Он улыбнулся Лиз, пытаясь унять охватившую его дрожь.

При одном воспоминании о полете над Талискером у неё все ещё кружилась голова.

– Раз мы должны здесь торчать, пока Центр не поймет, что мы бессильны что-либо сделать, то надо хотя бы найти относительно безопасное место. Перенеси нас туда Гораций.

Робот размышлял несколько мгновений.

– Вы в самом деле готовы на такой поступок, сэр? Лиз оглянулась и увидела, что колли бежит за ними. Она помахала ей, и собака приблизилась.

– Да, - кивнул Марвелл. - Перебрось нас на ту сторону. И поживее!

– Погоди, - остановила его Лиз. - Гораций, при каких вероятностях мы можем встретить таинственную силу?

– Хорошая собака, - заметил Марвелл. - Ну что, Гораций?

Гораций пребывал в нерешительности.

– У меня смутное ощущение, будто я сталкивался с данной ситуацией прежде. Но я могу заблуждаться. Мою память стерли основательно, если только что-нибудь застряло в узлах…

– Итак?

– По-моему, мисс Хэсселл права и в то же время не права.

– Слышишь, Лиз? - самодовольно усмехнулся Марвелл.

– Сначала скажи, в чем права, - потребовала Лиз, поглаживая собаку.

У той был сытый и ухоженный, но какой-то затравленный вид. Еще бы - одна, без людей, да на минных полях! Одиночество - несладкая штука, даже если тебе не грозит никакая опасность.

– Полагаю, мисс, - прервал её размышления Гораций, - мы находимся на стыке двух отдельных Сцен - в этом ваша гипотеза верна. С одной стороны барьера мы имеем дело с воссозданием реальности на основе сельскохозяйственной общины, правда, с некоторыми непонятными отклонениями. С другой его стороны можно видеть реконструкцию совершенно иного типа. Похоже, что изначально существовала полная физическая изоляция двух Сцен с барьером в качестве санитарного заграждения.

– А теперь говори, в чем она не права! - перебил Марвелл. - Стало быть, происходит взаимное проникновение?

– О да, сэр! Гразеры действительно несовместимы с технологическим уровнем допарового века. Учитывая коэффициент, полученный по Кривой Вероятностей, можно предположить, что там, где Сцены соприкасаются, время от времени происходят структурные сдвиги.

– Я не очень понимаю, что это такое, - сказала Лиз. Марвелл улыбнулся.

– А я думал, ты у нас все знаешь.

– Ну, Спингарна то знал ты, а не я. Может, он рассказал тебе больше, чем ты открыл Директору? Марвелл угрюмо хмыкнул.

– Естественно. Что мне, самому в петлю лезть? Разумеется, Спингарн упоминал о структурных сдвигах.

Лиз ждала объяснений от Марвелла, но Гораций опередил его:

– Мое мнение, сэр, вытекающее из расшифровки Кривой Вероятностей, что если вы… гм-м… мы попытаемся перебраться на ту сторону, то значительно продвинемся вперед.

– Так в чем же дело?

– Дело в том, что это непрошеное вторжение, а барьеры запрограммированы против таких вторжений. Как правило, всякого, кто без специального разрешения преодолевает структурный барьер, подвергают дознанию и в большинстве случаев возвращают на прежнее место.

– Попытка не пытка, - напомнила известную пословицу Лиз.

– Какие дознания на заброшенной планете! - поддержал её Марвелл. - А, Гораций?

– К тому же, - продолжал робот, - в момент, когда мм будем преодолевать барьер, может произойти структурный сдвиг, что чревато печальными последствиями, сэр.

– То есть? - полюбопытствовала Лиз.

– При структурном сдвиге одна или несколько Сцеп могут рухнуть. И если вы и та мистер Марвелл в тот момент окажетесь на барьере, вас останется только пожалеть.

Марвелл, похоже, все больше входил в азарт.

– Это правда, Лиз. Спингарн говорил… - он осекся.

– Я так и знала, что ты в курсе, - заметила Лиз. Марвелл пожал плечами.

– Спингарн - кретин, но он способен па поступки!. По его словам, горные цепи, ледяные глыбы и многое другое в один миг превращались в ничто. Полное разрушение. Полное смещение слоев. Если не хочешь рисковать - держись подальше от барьера.

Лиз сглотнула комок, застрявший в горле.

– И здесь такое может произойти?

– Ты же слышала, ч го сказал Гораций. Теперь понимаешь, почему я не рвался в герои? Лиз потрепала собаку.

– Ну и что теперь нам делать?

Марвелл задумчиво смотрел, как огромная черная масса колеблется в утреннем воздухе.

– Гораций!

– Да, сэр?

– Ты как будто говорил, что имеешь возможность использовать местные ресурсы?

– Да, сэр.

– Перебрось нас туда.

– Но мне не дозволено пускать в ход собственные энергетические поля.

Сердце Лиз забилось от волнения. Она чувствовала, как работает богатое пространственное воображение Марвелла.

– Гразеры! Отыщи гразерную мину и запрограммируй се на небольшой радиус… Или придумай ещё что-нибудь, только перенеси нас через барьер.

В следующие несколько секунд Лиз имела возможность полюбоваться расторопностью Горация. Обнаружить несколько простейших мин, заложенных в окрестностях фермы, было несложно, но для того, чтобы переориентировать их устаревшие системы контроля, требовалось изрядное умение. Длинные, похожие на кишки фосфоресцирующие спирали обвивали скелетообразные конечности Горация. Ему пришлось сплести из них целую сеть, и он справился с этим на удивление быстро. Марвелл, Лиз и собака с интересом наблюдали за его манипуляциями.

Наконец Гораций объявил:

– Транспортное средство готово, сэр.

– Оно безопасно? - снова всполошился Марвелл.

– Почти на сто процентов, - заверил Гораций. - Есть элемент риска, но он очень невелик.

Марвелл заискивающе улыбнулся, глядя на Лиз; она отметила, что па ферме он даже не подумал умыться и побриться.

– Ты первая, Лиз.

– Нет!

Марвелл покосился на черно-белую собаку.

– Тогда он.

– Она.

– Ну она.

– Нет! - отрезала Лиз, вне себя от возмущения. - Ты!

– Черт, ну и ассистентка у меня! Он сделал знак Горацию. Робот указал на небольшую выбоину в нескольких метрах от барьера

– Встаньте, пожалуйста, сюда, сэр.

– Гразеры! Стоило родиться на свет, чтобы отдать концы по технологии третьего тысячелетия! - посетовал Марвелл. - Только не говори потом, Лиз, что я тебя не предупреждал…

Гораций собрал спирали в один пучок, и огромная фигура Марвелла с неимоверной скоростью взметнулась вверх.

– Мисс! - произнес Гораций.

Лиз стала подталкивать вперед собаку, но та воспротивилась. Лиз была в смятении: собачьи страхи не давали ей покоя. Что за люди жили на опасном островке воссозданной реальности? Как таймаутеры Спингарна существовали среди минных полей этой примитивной Сцены? Кому охота жить в ожидании, что с минуты на минуту тебя может выбросить в стратосферу? Собака зарычала. Лиз отпустила её, и в тот же миг земля провалилась, выпустив сноп сверкающих искр. Среди них она успела заметить полные ужаса глаза собаки, и мозг пронзили маленькие стрелы силовых полей. Спуск был столь же неприятным, как в первый раз.

Марвелл уже поднялся на ноги; зрачки его расширились от суеверного страха.

– Лиз! Черт возьми, давай вернемся! Это не для нас!

Лиз огляделась и поняла, что Талискер сыграл с ними ещё одну недобрую шутку. За барьером им открылось жуткое зрелище. Они приземлились на пугающую своей гладкостью поверхность; увиденное оказалось страшнее самых невероятных предположений.

Лиз готова была закричать вместе с Марвеллом. Заброшенная планета предстала во всем своем нечеловеческом уродстве, сразу же убедив в том, что напряженное ожидание и рискованные Игры закончены.

У Лиз и Марвелла рассеялись все сомнения в существовании таинственной силы. И теперь они наверняка знали, что Спингарн встретился именно с нею.

Вот она, очевидность.

В Сценах ничего уже не изменить ни экспериментальным, ни каким-либо иным путем. Сцены - это только последний путь человечества к бегству. Сначала книги, фильмы, потом сенсорные устройства, весь прошлый опыт и наконец Сцены. Спасители цивилизации, в чьи одежды рядился также и Марвелл, задумали переселить американские племена в Европу, немецкие - в Испанию, английские - в Швейцарию, и так до бесконечности. Все время перемещать людей в проверенные ситуации! Сначала с помощью поездов, самолетов, потом - межпланетных кораблей.

Сцены стали логическим продолжением эксплуатации общественного транспорта, практиковавшейся в Механическом Веке. Теперь целые народности постоянно меняют свое место жительства. Для них воссоздаются новые миры. И все началось на Талискере.

У Лиз пересохло в горле.

Таинственная сила, превратившая планету в чудовищный голый пустырь, пока ещё не проявилась больше пи в одном уголке Вселенной.

У Лиз подкосились ноги, и она мягко опустилась HI землю.

– Марвелл!

– Боже! - простонал он в ответ. - Всемогущий Боже!


 Глава 6 

Да, время Игр кончилось, в этом не может быть сомнений. Дрожа от страха, Лиз вспоминала свое первое впечатление от опустелой планеты, которую представили ей сканеры. Талискер уже тогда показался девушке похожим на огромное кладбище, невероятно далекое от всего живого.

На многие километры вдоль плоской пустыни распространялось холодное яростное сияние, излучаемое скользящими ломаными силовыми линиями. Ее насквозь пронизывали вихри сплетающихся сил, и все было чужое, непривычное, повергающее в состояние прострации. Трудно было представить, чтобы кто-то приложил руку к использованию столь необъятных запасов энергии. Какие бы фантастические усилия ни предпринял Талискер, все бледнело, меркло перед этой таинственностью.

Так вот зачем они летели сюда через межзвездное пространство! Теперь двусмысленные намеки Стражей, загадочные инструкции Директора получили свое объяснение. Вот она, цель!

– Боже правый, Лиз! - простонал Марвелл, заслоняясь рукой от слепящего сияния.

«Это была живая машина, во всяком случае, так представлялось Лиз. В ней чувствовались творчество, сила, жизнь, но только пропавшие втуне. У того, кто сотворил все это здесь, на краю Галактики, бесспорно, были иные намерения. Океан сил выказывал мучительную неопределенность в способах их приложения. Где, по идее, должен был осуществляться централизованный проект, пусть даже не подвластный человеческому разуму, там царил полный хаос. Лиз будто заглянула в черную пучину, в бездонный колодец, где извивалось, вырываясь па свет, существо, призванное родиться, где Вселенные силились возникнуть, согласно установленному порядку, где бесформенное ничто жаждало самовыражения и, не находя его, пропадало в кромешной тьме.

Она изумленно отпрянула перед гипнотическим силовым взрывом. Внутри Сцены (потому что это и впрямь была Сцена, хоть и разрушенная, по все же когда-то кем-то созданная с определенной целью) прочерчивались схеме; преобразования материи. В тонких, беспорядочно излучаемых потоках энергии Лиз улавливала следы осмысленно!? деятельности. Казалось бы, причудливый танец молекулярных структур должен дать начало новым формам человеческого существования, по генетические цепи росли, набирали силу и, словно играючи, вырождались.

Марвелл явно был застигнут врасплох. Лицо его напряглось, покраснело, по лысине и шее струился пот. Отдуваясь, он снял свой помятый, засаленный, продырявленный котелок, но от этого дыхание не стало более ровным. Изжеванная сигара как бы сама перекатывалась у ною во рту. Лиз понимала и чувствовала весь его ужас. Губы Марвелла еле шевелились, но ей все-таки удалось разобрать слова:

– Тайм-аут! Тайм-аут, ради всего святого! Глаза Лиз были прикованы к странному зрелищу. Здесь ядро, центр - это ясно. В вихре сил появлялись сверкающие обломки то ль квадратного монолитного здания, то ли утеса, а где-то внутри них даже просматривалась некая непрерывная взаимосвязь - если бы только её можно было попять! Лиз вспомнила менторский топ Горация, впутавшего Марвеллу, что здесь действует в основном таинственная сила.

– Тайм-аут? - переспросил Марвелла Гораций. - Боюсь, что невозможно, сэр, ни при каких обстоятельствах! Как лицо, облеченное властью в предоставлении тайм-аутов, я нахожу вашу просьбу невыполнимой.

– Реальность, - рассуждал сам с собой Марвелл. - Нет, то, что мы видим, не часть ландшафта, но я не могу этого осмыслить - я не Спингарн!… Должно быть, они лишились рассудка, послав меня сюда! - Его голос звенел у Лиз в ушах. - Никто с этим не справится, никто! Здесь нет соответствия никаким Сцепам, которые я когда-либо видел или о которых слышал. Все это нечеловеческое и никогда не найдет признания у людей.

– Да, - согласилась Лиз, - это порождение таинственной силы.

– Какой ещё силы! - Марвелл затряс своей бычьей головой. - Нет никакой силы! Все это бредовые идеи Спингарна! Он ошибался! Это… совершили машины.

Марвелл взглянул на Лиз, как бы ища поддержки, но она не знала, чем ему можно помочь.

– Нет, Марвелл. Мы нашли силу. Или она нашла нас. Одним словом, я полагаю, мы столкнулись с тем, что Спингарн называет генетическим кодом. Гораций!

– Вы желаете, чтобы я составил прогноз коэффициентов вероятностей?

– Пошел ты со своим прогнозом! - в сердцах воскликнул Марвелл.

– Да, почто наверняка это был генетический код, экстраполирующий на основании доступных очевидностей, - изрек Гораций. - Мы имеем дело с энергетическими полями, задействованными во внеуниверсальных комбинациях. А излучение из эпицентра не соотносится ни с одной из групп данных, которыми я располагаю.

– Боже мой!

Лиз попыталась взглянуть па своего спутника, что называется, беспристрастно. Пальто разодрано, шляпа заляпана. Правда, обычно обрюзгшее тело как-то подобралось, сделалось более упругим из-за того, что Марвеллу пришлось на какое-то время отказаться от своей питательной биологической кашки и выполнять физические упражнения. Но все равно, до чего же неподходящая фигура для контактов с таинственной силой! Драповое пальто, брюки в полоску и замызганная шляпа! Нетрудно представить, какое впечатление произведет такое чучело на таинственную силу!

– Лиз! - позвал вдруг Марвелл. - Ради Бога, сделай хоть что-нибудь, Лиз!

Лиз расхохоталась, ведь мысленно она уже представляла себе встречу Марвелла с чужаком Спингарна. Да как это возможно?! Чудовище, покинувшее свою Вселенную, наверное, сотни миллионов лет тому назад, - и старомодный джентльмен в шляпе!

– «Сделай хоть что-нибудь»! - передразнила она его. - О Боже, Марвелл, с тобой действительно рехнуться можно!

Марвелл посмотрел на неё как-то странно и повернулся к Горацию.

– Ты в этом уверен?

– Более чем уверен, сэр. Полагаю, что именно здесь и таким способом Спингарн с помощью таинственной силы добился эффекта случайного слияния клеток.

– Ох!… - Марвелл схватился за голову.

– Мы нашли таинственную силу, - повторила Лиз. - Марвелл, надо на что-то решаться!

Марвелл лихорадочно озирался - нет ли какой лазейки обратно в ту Сцену, которую они только что покинули.

– Зачем?

– Что - зачем?

– Да на что-то решаться! Мы нашли причину происходящего - и с нас взятки гладки! Сама полюбуйся. - Он указал па монолитный сверкающий призрак, опять сформировавшийся в центре паутины силовых линий. - Мы можем возвращаться. Когда доложим в Центре, что обнаружили треклятую таинственную силу, они пошлют сюда команду специалистов. Ну, ты понимаешь, о чем я…

Марвелл взмахнул руками. - Специалистов по стихийным бедствиям… Экспертов.

– Экспертов, ха-ха!

– Не смейся, Лиз; в Центре сотни теоретиков по силовым полям, им такие сведения необходимы как воздух. А дилетантам здесь нечего делать.

– Извините, что я вмешиваюсь, сэр, но в данных обстоятельствах вы и являетесь таким специалистом.

– Он… Он очумел! - задохнулся Марвелл, тыча пальцем в Горация. - Эти роботы высшего поколения иногда выходят из-под контроля!

– Ошибаетесь, сэр. Мои дедуктивные, индуктивные и проектирующие процессоры в отличном состоянии. Лиз с трудом отвела взгляд от сверкающей паутины.

– Гораций прав. Если бы у них было кого послать, они бы так и сделали.

– Но я… - Марвелл в отчаянии пнул свою помятую шляпу.

– Ты, именно ты! - твердо произнесла Лиз. Она перехватила его затравленный взгляд и вспомнила о колли, которая тоже была слишком напугана, чтобы покинуть опасные гразерные поля. Да, Марвелла можно пожалеть. Как и раньше, она взяла инициативу в свои руки. - Гораций!

– Да, мисс?

– Где бы нам раздобыть воды и какое-нибудь укрытие?

Солнце нещадно палило её светлую кожу. Ей было неуютно в этих мехах, хотя то, что от неё наверняка несет потом, её уже не смущало. Это Марвеллу нужен отдых, пища и моральная поддержка, прежде чем они приступят к реализации возникшего у неё плана. Робот выпустил из своего каркаса длинные антенны; тонкие проволочки заблестели на солнце. Генетический код - или фантастический вихрь несовместимых энергий, который Гораций называет так, - казалось, наползал на них. Полоса желтого песка, отделяющая их от силовых полей, вовсе не уменьшилась. Просто что-то неведомое воздействует на мозг, парализуя его и зловеще проявляя свою власть над процессами человеческого мышления.

Лиз почувствовала, что её шатает.

– Ну так что, Гораций?

– Примерно в двух километрах отсюда, мисс, - ответил робот, - располагается небольшая долина, по которой течет ручей. Вон в том направлении.

– В каком? - подал голос Марвелл.

Лиз, напряженно всматриваясь в слепящее сияние, наконец увидела тень от деревьев, низко нависших над долиной.

– Хорошо, - сказала она Горацию. - Через три часа найдешь нас там.

– Слушаюсь, мисс.

– Бери котомку! - обратилась она к Марвеллу.

– Я?!

– Да, ты. А ты, Гораций, постарайся разузнать побольше о генетическом коде - все, что сможешь. В особенности - есть ли к нему подходы.

– Что?! - взревел Марвелл, уже согнувшийся под тяжестью котомки с провизией. - Лиз, не собираешься же ты…

– Мы должны попытаться, Марвелл, во что бы то ни стало. Если не выполним задания, с каким нас сюда прислали, то никогда не выберемся с Талискера, намотай на свой дурацкий ус! Вот спроси Горация.

Окутанный красным бархатом робот с любопытством уставился на Марвелла. Было что-то отталкивающее в том, как он наблюдал за чисто человеческой реакцией. Лиз не покидало чувство, что он больше симпатизирует своим шефам-роботам, чем людям, которым призван служить. Священный ужас Марвелла его явно забавлял.

– Гораций, Лиз не ведает, что творит, правда? Нам было сказано: найдите таинственную силу - и мы её нашли, ведь так? Разве наша миссия не закончена?

Робот ухмыльнулся.

– Согласно коэффициенту вероятности, сэр, не вы её нашли, а таинственная сила - вас. Вас и мисс Хэсселл.

– О Господи!

«Он прав», - сказала себе Лиз. Таинственная сила, занятая неизвестно какими делами, поймала их в свои сети. Теперь Лиз явственно ощущала её присутствие. Сущее гко, сохранившееся со времен расцвета цивилизации. Маленький потерянный чужак!

Не такой уж он маленький и далеко не потерянный!

– Давай, - приказала она роботу, - осмотрись как следует!

– Хорошо, мисс Хэсселл.

– Пошли, Марвелл! - скомандовала Лиз.

– Погоди!

Гораций остановился по окрику Марвелла.

– Да, сэр?

– Как ты думаешь… - обращаясь к роботу, Марвелл смотрел на Лиз, - то, что там… - он указал на энергетические вихри, - для чего это все?

– Это не поддается гипотетическим построениям, - незамедлительно отозвался Гораций. - Не забывайте, сэр, что все ранее приобретенные мною сведения тщательно стерты.

– Но должны же у тебя быть хоть какие-нибудь предположения! - настаивал Марвелл. - Если нет ни уверенности, ни вероятности, то должна быть хотя бы возможность!

Робот потоптался на месте. Он терпеть не мог строить предположения. Его напичкали научным жаргоном, основанным на теории вероятностей, однако ему нужна была одна отправная точка, основанная па реальности. А простиравшееся перед ними энергетическое поле состояло из множества возможных реальностей. И все же Горацию ничего не оставалось, как подчиниться; он только медлил, ожидая новых вопросов.

– Это дело рук Спингарна? - спросила Лиз.

– Нет, - ответил робот. - Таинственной силы.

– Таинственной силы? - переспросил Марвелл. После очередной выходки Лиз ему расхотелось признавать, что цель их поисков находится перед ними - во всяком случае, частично.

– Да, сэр.

– А зачем все это?

– Полагаю, сэр, это часть какого-то эксперимента.

– Эксперимента?

«Откуда он взял раздражающую манеру переспрашивать?» - подумала Лиз.

– По всей видимости, Марвелл, так оно и есть, - решила она.

– Но почему выбран Талискер?

– Талискер безлюден. А ведь здесь должны быть тысячи таймаутеров - Спингарн несколько лет управлял планетой. Так вот, все они, наверное, участвуют в эксперименте, подобном тому, какой мы проводим с летательными аппаратами, только в более широком масштабе.

Марвелл в прямом смысле отшатнулся и от новой версии, и от призрачного белого здания, возникшего перед ними на поверхности энергетического поля,

– Ну вот что - меня увольте! - заявил он. - Пошевеливайся, Гораций, найди какой-нибудь способ вызволить нас отсюда.

Гораций отошел от них. Лиз, едва передвигая ноги от усталости, последовала за плетущимся через пески Марвеллом. Горячий песок стирал подошвы, по телу струился пот. Она выскользнула из шелковистого меха, и спину тут же опалило солнце. Верхушки пальм виднелись впереди, как зеленые шпили.

Они достигли гребня песчаного холмика и увидели зеленовато-голубой поток, струящийся среди пышной зелени маленького оазиса.

– Слава Богу! - воскликнул Марвелл. - Дай мне окунуться в него, Лиз, понеси сама свою чертову котомку!

Марвелл бросил наземь котомку с консервами и заскользил вниз по склону. Но едва он успел сделать несколько шагов, как сухой взрыв потряс мирную тишину долины.

– Стой, гунявый ублюдок! - прогремел чей-то голос.

Лиз уронила подхваченную было котомку. Марвелл от неожиданности упал навзничь. Оба увидели черный дымок, курившийся над небольшим строением в том месте, где ручей расширялся. Оно было почти скрыто растительностью, но, приглядевшись, можно было определить, что сарай построен человеком. Марвелл попытался ухватить свою шляпу, катившуюся вниз по песчаному склону.

– Руки вверх, жаба! - опять раздался резкий голос. - Еще шаг - и я всажу пулю в твои жабьи мозги!

Лиз похолодела. Из-за угла сарая высунулся краешек красного плаща. Неужели человек?… Правда, он изъясняется на каком-то архаичном языке. Гунявый ублюдок? Лиз быстро подвергла это выражение лингвистическому анализу и пришла к выводу, что оно означает высшее оскорбление. Гунявый - кажется, на древнем жаргоне это слово означает - пораженный венерической болезнью; ублюдок - зачатый вне брака. Но жаба? Что за странное сочетание амфибии с воспалением гениталий и внебрачными связями!

Лиз нагнулась за котомкой, подставив спину палящим лучам солнца.

– И ты тоже, ссученная жаба!

– Я? - непонимающе откликнулась Лиз.

– Ты, бесстыжая шлюха, прикрой свои титьки, побойся Бога! Совсем стыд потеряла!

– Маньяк! - закричал Марвелл. - Маньяк из Первобытной Сцены!

Лиз с облегчением вздохнула.

Скорее всего, обычный таймаутер, а вопит он в припадке бешенства, внушенного чересчур суровой реальностью, - все же какая-то разрядка. Да, слияние клеток довольно устойчиво. Человека поместили на раннюю стадию истории человеческой цивилизации, и он, водимо, до сих пор ощущает себя в том времени. Лиз попыталась определить эпоху. Дым и взрыв? Значит, у него имеется оружие. Черный дым образуется при горении пороха. Снаряд, который он именует пулей, - не что иное, как кусочек металла. Выстрел единичный - значит, оружие примитивное, не автоматическое. Видимо, начало Парового Века, решила она. Но что такое титьки?

– Лиз, прикрой грудь, а то он весь день нас здесь продержит! - заорал на неё Марвелл. - Видишь, он перезарядил свой мушкет!

В просвете между досками блеснул металлический ствол. Дуло простейшего оружия было похоже на черный глаз. Сумасшедший таймаутер может быть опасен. Она быстро накинула на себя мех.

– Так лучше?

– У-у, бесстыжая тварь! Теперь оба ко мне, на опознание! Медленно подходите, паписты, пожиратели младенцев!

Марвелл прищурился от солнца.

– Господи, твоя воля! - сказал он, рассматривая выглядывающее из щели одутловатое лицо законченного алкоголика с распухшим носом. - Знаешь, Лиз, а ведь это чокнутый сержант Хок.

– Что? Что такое? - отозвался надтреснутый голос. - Вы знаете мое имя, жабьи проходимцы! Черт побери, да они дезертиры! Стоять на месте, не то у меня для вас припасена граната!

– Кто-кто? - спросила Лиз.

– Десять шагов вперед! - скомандовал человек с мушкетом и вышел из своего укрытия.

Лиз с изумлением уставилась на его шутовской наряд: пеленая треуголка, ярко-красный плащ, перевязь. Однако оружие было вполне реальным, и зажатый в руке маленький цилиндрический предмет выглядел угрожающе. Граната?

– Делай все, как он просит, иначе взлетишь на воздух! - предупредил Марвелл. - Он думает, что мы его враги. Лиз, умоляю, шагай медленно!

Лиз ступала очень осторожно, следуя указаниям безумца. Титьки? Граната? Сержант?…

Только теперь до неё дошло, кто это, и Лиз невольно всплеснула руками.

– Боже милостивый! Сержант Хок! Сержант прицелился; за мушкетом виднелась его злобная физиономия. Лиз вскрикнула.

– Мы сдаемся! - завопил Марвелл. - Просим пощады! Но сержант и сам опустил оружие.

– Тысяча чертей, не могу я стрелять в бабу, хотя бы и в папистку, во французскую шлюху! - прорычал маньяк. - Можете сесть.

– Садись! - приказал Марвелл.

– Так ведь это компаньон Спингарна! - догадалась Лиз, все ещё не оправившись от удивления. Как же она могла забыть второго члена экспедиции, посланной на Талискер! - Та самая «заблудшая душа», что была со Спингарном в Сцене Порохового Века во время Европейских Осад.

Марвелл со стоном закрыл глаза.

– Да, да! Попытайся его убедить, что знаешь Спингарна.

– Спингарн! Спингарн! - ревел сержант. - Так вы знаете Спингарна? Старого черта Спингарна? И мое имя как будто назвали! И что же вы за приблудные, дьявол вас подери! Ну, говорите, у кого вы пронюхали о двух доблестных гвардейцах королевы Анны? Выкладывайте как на духу, а то я вам устрою испанскую инквизицию!

Марвелл, скорчившись и заложив руки за голову, скатился с холма; за ним последовал его котелок, за котелком - консервные банки. А Лиз застыла на месте, все ещё разглядывая появившегося из-за амбразуры человека. Настоящий дикарь. Ни малейшего проблеска интеллекта, бегающие глазки, узкий лоб, красная, как кирпич, рожа так и пышет враждебностью, - неужели он когда-нибудь принадлежал к цивилизованному обществу? От его гримасы Лиз невольно вскинула руки вверх.

– Сержант… - начал Марвелл.

– Заткнись, ссученная жаба!

Хок перелез через каменный бруствер вблизи сарая, держа наизготове мушкет, я осторожно приблизился к котомке, которая его явно заинтересовала.

– Военный трофей, а? Что там?

– Продукты, сержант, - ответил Марвелл.

– Продукты? А вино? Или хотя бы эль? Выпить ничего нету? Может, какой завалящим голландский ликер?

– Спиртного ничего нет, - смутилась Лиз. - Только мясные и овощные консервы… и немного фруктов.

– А-а-а, чума вам в глотку! - взревел сержант, пнув котомку тяжелым сапогом. - А ты, красотка, чего сюда притащилась?

Лиз догадалась, что у Хока разыгрался аппетит и консервы в качестве военных трофеев его не устроят. Его бегающие голубые глазки масляно заблестели.

– Хок, мы друзья Спингарна, - ответил за девушку Марвелл. - Нас послали, чтобы отыскать вас.

Колебания Марвелла тоже были ей понятны. Этот псих, видно, сжился с обстановкой, но насколько он утратил чувство реального? И сохранились ли у него какие-либо воспоминания о жизни в Центре? Хок в сомнении - Лиз видела это по его лицу. То вроде бы готов им поверить, то опять подозрительность не дает ему опустить мушкет.

– Найти меня? Так вы союзники? Тогда что вам известно о вражеской диспозиции? Вы уже побывали в когтях у чудовищ? Видели крокодилов? - Он сверлил Марвелла взглядом. - Вступили в адовы врата?

– Да! - ответил Марвелл.

– Нет! - в один голос с ним отозвалась Лиз.

– Это ещё что? Промеж вами нет согласия? Ах вы, ублюдки! Небось, вы шпионы из бесовского легиона, и послали Вас выследить старого Хока, чтоб доставить его обратно в стан врага!

Дуло мушкета опять нацелилось на них, словно черный змеиный глаз, высматривающий жертву. А гримаса на лице сержанта напоминала звериный оскал. Как же подобраться к его неповоротливому уму, как отвести грызущие подозрения, как заставить бросить оружие?

– Какие ещё врата? - подавленно спросил Марвелл. - Сержант, я не понимаю, о чем ты. Пойми же, ради Христа, что мы ищем твоего компаньона Спингарна и в мыслях у нас нет ничего худого.

– Ну да, ничего худого! - огрызнулся напуганный сержант. - Шпионить за бедным старым Хоком, когда он и так едва ноги унес от чудовищ и приплелся сюда погреть свои старые кости на песочке, - это называется ничего худого?! Врешь ты все! Подслушал где-то, собачий потрох, имя моего старого капитана-дьявола, небось думаешь, Хок я уши развесил! Да я тебя… Я вас сейчас гранатами па куски размечу! От Хока пощады не жди! - Он попятился и одной рукой схватил металлический цилиндр. Лиз заметила в нем восковую затычку.

– Марвелл, он хочет нас взорвать!

– Остановись, сержант! - взмолился Марвелл. - Мы друзья Спингарна, нас привел сюда Гораций. Робот, красный робот, помнишь его? Он здесь, с нами, чтобы помочь Спингарну!

Рука с гранатой застыла в воздухе.

– Не врешь?

– Ей-Богу, не вру! Ну неужели же мы похожи на жаб? Или как ты там нас обзывал?

– На жаб? Не то чтоб очень. Но они тоже хитрые твари… Гораций, говоришь? Красная такая машина?

– Ну да!

Лиз облегченно вздохнула. На этот раз, кажется, пронесло! Любопытный экземпляр! Еще бы ему не запутаться, когда в таком дремучем мозгу столько всего намешано: и титьки, и пораженные гениталии, и врата ада, и робот, и, конечно, Спингарн!

– Нас сюда доставил Гораций, - подтвердила Лиз. - Знаешь Горация?

– Ну! - недоверчиво промычал Хок. - Красная бархатная машина… А вы, подлые твари, не обманываете старого Хока?

– Нет! - хором ответили Марвелл и Лиз.

– Н-да… однако ж, как хотите, но вы не христиане, нет, чтоб я сдох! - Хок перевел дух и пристально посмотрел на них. - Вот ты, баба, носишь какие-то шкуры, ровно Дикарь лесной!

Лиз не сумела сдержать смешок.

– Смеешься! - озадаченно произнес Хок. - Смеешься над гвардии сержантом королевы Анны! Над герцогским ординарцем! Тебя бы плеткой отходить не мешало.

– Мы друзья, сержант! - уговаривал его Марвелл. - Друзья, понимаешь? Мы пришли, чтобы помочь твоему Спингарну!

– Пришли! А как, с позволения сказать, ты поможешь моему старому черту капитану, когда Его Сатанинское Величество затребовал Спингарна к себе? Как ты поможешь моему боевому товарищу, когда он попал в такую передрягу?

– Не понимаю твоих слов, сержант! - простонал Марвелл.

– Ну и плевал я на тебя, заморский невежда!

Поскольку у Хока появилась новая причина для недовольства, он совсем забыл, что его не устраивает одежд т Лиз.

– А вдруг нам все-таки удастся помочь Спингарну? - рискнула предположить Лиз.

– Капитану Спингарну! Изволь величать его по рангу!

– Да-да, сержант, капитану Спингарну! - примирительно отозвалась Лиз. - Нам бы только узнать, где найти капитана. Может, мы пройдем в тень и потолкуем спокойно?

Хок растерянно заморгал. Потом опустил маленькую бомбу - по понятиям Лиз, это была именно бомба - на каменный бруствер и засунул палец за полу своего па удивление опрятного красного плаща.

– Так вы явились с плюшевой мартышкой?

– С какой плюшевой мартышкой? - не понял Марвелл.

– Да с Горацием, - догадалась Лиз. - Он наш сопровождающий.

– И вы знаете моего старого капитана?

– Конечно, знаем! - воскликнула она.

– Господи Боже мой, конечно, знаем! - всхлипнул Марвелл. - А меня ты не помнишь, сержант? Марвелл - друг Спингарна из Центра. Я - Главный режиссер, припоминаешь?

Хок наморщил лоб.

– Так вы не шпионы бесовского отродья?

– Нет, чтоб я сдохла! - поклялась Лиз. - Мы… мы… - Она запнулась, подыскивая ключ к доверию Хока. - Мы связные! Да, связные, - повторила она, вспоминая армейские обычаи первобытной Европы. - Видишь, мы принесли провиант?

– Гм-м, провиант. А выпивки-то и нет.

– Нет, - понурилась Лиз. - Только еда.

– Да и та поганая! - пожаловался Марвелл. - Одни черви и амебы!

– Мародеры! - сказал вдруг Хок. - Понятно, вы мародеры! Ну да ладно, Бог вам судья. Солдат с ворами па воюет. Встать! Смирно! Шагом марш ко мне со своим барахлом! Так и быть, можете оправиться и умыться. Неужели украдете что-нибудь, я вас за ноги подвешу!

– Проклятье! - пробормотал Марвелл. - Лиз, придумай же что-нибудь!

– А как же Спин… капитан Спингарн?

– Чего - капитан Спингарн?

– Ты сказал, что знаешь, где он.

Марвелл и Лиз укрылись в тени под пальмами. Хок молча последовал за ними.

– Оставь, Лиз, - тихо сказал Марвелл. - Черт с ним, с придурком. А Спингарн… пускай сгниет в этой собачьей дыре!

Он не предвидел, что у сержанта окажется слух, как у ищейки.

– Что-что?! Пусть мой капитан сгниет?!

Медный приклад со всей силы опустился на череп Марвелла, и незадачливый режиссер без чувств рухнул на песок.

– Марвелл! - взвизгнула Лиз. - Зачем ты это сделал? Он же хотел помочь!

– Заткнись, паскуда, не то и тебе башку проломлю! Ты глянь-ка, пусть мой капитан сгниет! Да я вас обоих в яму спущу!

– Что? - не поняла Лиз.

Ее любопытство немного охладило пыл разъяренного безумца.

– В яму! Обоих!

– В какую яму?

– А в ту, где капитан, и его баба, и все остальные! - крикнул Хок. - Бедолага Хок один остался… А в той яме крокодилы, и чудища, и черти, и пчелы, и ползучие гады - словом, столько всякой нечисти, что тебе и во сне не снилось!

Испуг, промелькнувший в глазах сержанта, убедил Лиз в том, что Хок действительно видел то, о чем говорит. Марвелл храпел, раскрыв рот, усы беспомощно повисли, в полутени пальмы вздымался и опускался его живот. По спине Лиз пробежал неприятный холодок.

– И где же они все?

Хок пнул ногой бесчувственное тело Марвелла.

– Сама увидишь, чертова шлюха! А ну ложись, живо!

– Зачем?

– Разговорчики! - Сержант ткнул её в бок стволом мушкета.

Лиз поспешно выполнила его приказание и с тревогой покосилась на красную небритую рожу. В глазах его горел огонь безумия. Не хватало только, чтобы её изнасиловали! Но Хок просто связал ей руки и ноги так, чтобы она не могла пошевелиться, затем то же самое проделал с Марвеллом. Когда сержант вернулся на свой наблюдательный пост над бруствером, Лиз, посчитав, что он уже успокоился, рискнула спросить о его намерениях.

Хок грубо оборвал ее:

– Лежи смирно! В яму, что ли, торопишься? Так будет тебе яма.


 Глава 7 

Лиз проснулась оттого, что онемели конечности и пересохло в горле. Лицо облепили мухи. Рядом ласково журчал ручей, вливаясь в озеро, и этот звук был ещё большей пыткой, чем укусы насекомых. Рядом похрапывал Марвелл, и Лиз сразу же вспомнила, что произошло.

– Сержант! Сержант Хок! Я хочу пить! Умоляю, дайте воды!

Лиз была в полной уверенности, что не подверглась никакому насилию; пока она спала, сумасшедший таймаутер оставил её одну. Сколько же она тут пролежала? Час? Два? Лиз взглянула на солнце, все ещё светившее высоко в небе, и попыталась дотянуться до Марвелла.

– Эй, Марвелл, проснись!

Обдирая тело о песок с камнями, она подползла к нему поближе и как следует пнула ногой.

Марвелл застонал во сне. Лиз снова дала ему пинка. Он всхрапнул, задышал чаще, хотел пошевелиться и не смог. Глаз его открылись и тупо уставились в пространство.

– Лиз! Боже, это не сон!

– Хок ушел. Я хочу пить. И мухи сейчас съедят меня заживо.

Марвелла её жалобы нисколько не тронули.

– Мне спилось, что мы высадились па Талискере… Гораций был с нами. И безумный таймаутер, Хок. А еще, Лиз, мне снились какие-то скользкие твари. Господи, мы здесь, и это не сон! Я тоже умираю от жажды! И верёвки - посмотри, я весь в крови!

– Ты можешь сам выпутаться?

– Нет. - Марвелл скривился от боли, и Лиз увидела у него на запястьях запекшуюся кровь. - Что он собирается с нами делать? - Он закрыл глаза. - О-о, моя голова! Он что, меня ударил?

– Ты сам во всем виноват, - укорила его Лиз. - Сморозил очередную глупость, мол, пускай Спингарн сгинет здесь… Если бы не твой дурацкий язык, сержант нам помог бы. Так что давай теперь выпутывайся.

– Сама выпутывайся!

– Не могу, у меня руки онемели.

– А я весь в крови - не видишь?

– Ну хоть попробуй!

– Не могу!… Так ведь Гораций вот-вот должен подойти! Где же чертов робот? Гораций!

– Гораций! - эхом откликнулась Лиз. - Ох, Марвелл, не по душе мне все! Хок что-то замышляет.

– Пусть замышляет, лишь бы руки не распускал! Лиз, ты у нас самая умная, объясни мне, что за чертовщина здесь творится? Этот идиот что-то талдычил про Спингарна и крокодилов… Что он тебе говорил, когда я был в отключке?

– У него эсхатологическое видение.

– Чего-чего?

– Ну, своеобразные понятия о смерти и загробной жизни, о рае и аде. Грозился пропустить нас через какие-то ворота - он назвал их «вратами ада». У него полнейшая путаница в голове. Видимо, этот недалекий человек претерпел сильнейшую личностную реконструкцию. Иначе бы он не назвал меня падшей женщиной с венерическими болезнями… Сука! - задумчиво повторила она брань Хока и увидела, кик округлились глаза Марвелла. - Однако есть в его бреднях подспудный логический элемент.

– Тебе бы надо одной лететь, - рассудил Марвелл. - Я здесь совсем не нужен.

– Что правда, то правда, - согласилась Лиз. - Пока что пользы от тебя никакой.

– Тогда ты сделай что-нибудь!

– Что, например?

Они па некоторое время погрузились в раздумья, но Марвелл не мог надолго отвлечься от мысли о злокозненном сержанте.

– Что же все-таки у пего па уме? Какого 4t-pra on вздумал пропускать нас через «врата ада»? И есть ли тут связь со Спингарном?

Лиз молчала. Все её замыслы потерпели фиаско. Вернее, были опрокинуты ходом событий. К тому времени, как вернется робот, она придумает, что делать дальше. Марвеллу её молчание не поправилось, вызвало подозрения.

– Лиз! - прохрипел он. - Договорись с этим старым ублюдком! Постарайся вразумить его, предложи ему все, чего бы он ни пожелал. Слышишь?

Лиз облизнула губы и попыталась стряхнуть мух, роем набросившихся на её потное тело. Солнце медленно плыло в небе. Яма?… Что за яма? Жабы?… Странные, однако, у него выражения. Впрочем, примитивным существам свойственно навешивать ближним уничижительные ярлыки - животные, хищники становятся для них эвфемизмами врага. По что он имеет против жаб?… Вполне безобидные существа! Она отметила, что в маниакальном бреде Хока присутствует элемент логики, однако уловить его не так-то просто. Спингарн - старый черт, яма, нечисть в аду! Какая-то связь во всем, безусловно, есть, но она ускользала от Лиз. Ощущая резь в глазах, сухость в горле и ломоту в суставах, она снова заснула.

Теперь Марвелл разбудил её.

– Лиз! Просыпайся, чертова кукла! Робот здесь. Гораций, ты здесь?

– Здесь, cap, - раздался пронзительный голос робота.

– Так иди же сюда скорее, болван!

Лиз очнулась от собственного храпа. Хорошенький у неё вид, нечего сказать! Ей до боли захотелось вымыться и сменить одежду.

– Гораций! - присоединилась она к Марвеллу. - Развяжи веревки, живо!

Робот заскользил по песку к лощине, где оставил их сержант Хок. Нелепо испытывать чувство благодарности к этому беспардонному, самодовольному автомату, подумала Лиз, тем не менее она его испытывала. Оно сменилось недоумением, когда Гораций безмолвно склонился над ними, - он вовсе не торопился их освобождать.

– Скорее, Гораций! - надрывался Марвелл. - У меня все кости трещат, сними с меня путы и поищи, где у этого психопата запас спиртного, мне надо срочно что-нибудь выпить! А если он вернется, примени к ному насильственные санкции.

Робот не отзывался.

– Гораций! - повелительно вскричала Лиз и вдруг похолодела. - Гораций!

– Чего ты ждешь, шут гороховый?! - Голос Марвелла звучал надтреснуто, видно, он перенапряг связки. - Давай, меня первого!

– Нет! - в ужасе прошептала Лиз. Марвелл повернул к ней голову.

– Что - нет? Что ты, черт побери, хочешь этим сказать?!

– Гораций, - упавшим голосом произнесла Лиз, не обратив на Марвелла никакого внимания, - ты встретил таинственную силу?

– Нет, мисс Хэсселл, - с готовностью откликнулся робот. - Я провел всесторонний анализ остатков генетического кода и не обнаружил никаких признаков экстравселенского присутствия, за исключением тех, которые вы с мистером Марвеллом уже имели возможность наблюдать.

– Развяжи меня! - взревел Марвелл. - Ты слышишь? Лиз уже поняла, что опасалась не напрасно.

– Ну и что дальше? Никаких предположений? - допытывалась она. - Даже чисто теоретических?

– Путем экстраполяции вашего чувственного опыта и данных, которыми я располагаю, я сформулировал рабочую концепцию. Согласно ей, в данной ситуации имеет место определенный структурный сдвиг. Сочетание ощущаемых мною энергетических потоков позволяет допустить вероятность подобного сдвига.

– Если ты меня сейчас не развяжешь, - бушевал Марвелл, - я пущу тебя на переплавку, а твой мозг вмонтирую в пылесос!

Как ни трудно пропустить мимо ушей такую угрозу, но робот и на неё не отреагировал. Он стоял неподвижно, и золотисто-багровое сияние его бархатной оболочки рассеивало полумрак под пальмовым шатром.

– Ты не собираешься нас освобождать? - спросила Лиз.

– Нет, мисс.

Марвелл едва не лопнул от злости. Скуластое лицо налилось кровью, черные усы стояли торчком; он беззвучно хватал губами воздух, не в силах вымолвить ни слова. Лиз вдруг стало смешно. Для полного счастья не хватало только взбунтовавшегося робота! Приступ истерического смеха причинил ей жгучую боль, так как песок впивался в нежную кожу. Дело кончилось тем, что она разрыдалась.

– Что-о! - наконец справился с собой Марвелл. - Ты, краснокожий кретин! Жертва электронного аборта! Да я тебя по частям разберу! Да я…

– Ничего ты не сделаешь! - Лиз заплакала. - Он и пальцем не пошевелит.

– Гораций! - прорычал Марвелл. - Почему ты не хочешь нас выручить?!

– Могу объяснить, сэр.

– Ну так объясни!

– Боюсь, сэр, что мои инструкции не позволяют мне менять…

– Коэффициент вероятности! - догадалась Лиз. - Они его так настроили, Марвелл, - не вмешиваться в наши дела на Талискере!

– Это правда?

– Мисс Хэсселл, как всегда, права, сэр.

– Но я голоден, умираю от жажды, у меня все тело ломит.

– Да, сэр, я вижу, вы в плачевном состоянии.

– Ах, ты видишь?! Этот ублюдок видит! Уж я позабочусь о твоем перепрограммировании. Вот тогда и погляжу, в каком ты будешь состоянии! Я…

– Хватит! - оборвала его Лиз. - Я устала от твоих криков! Придумай лучше, как убедить его вмешаться! Робот произнес топом чопорной старой девы:

– Мисс Хэсселл, вы должны понять, что при подобных обстоятельствах мое вмешательство невозможно, особенно в момент, когда готовится структурный сдвиг.

Лиз пришла в отчаяние. Марвелл метался от боли и ярости. Но робот остался безучастен, не проявлял не только сочувствия, но даже заинтересованности. Когда Лиз овладела собой, она поняла, что решение его неизменно, в противном случае он бы просто сломался, ибо так его запрограммировала четверка Стражей. Они представляют для Горация своеобразный символ веры, а на вероотступничество он ни в коем случае не пойдет.

«Структурный сдвиг, - продолжала размышлять Лиз, - да здесь и без него творится настоящий кошмар». При мысли об огромных движущих силах, скрытых в чреве планеты, она почувствовала неприятное покалывание в основании черепа. Та же сила установила барьеры, полностью изолирующие каждую Сцену от соседней. Однако в этом странном мире Сцены могут сдвигаться, перетекать друг г. друга, неведомый колосс по своей прихоти перемещает реки, воздвигает и разрушает горы, словно он ребенок, лепящий из пластилина.

– Говорил я, что здесь сущий ад, - пробормотал себе под нос Марвелл. - Лиз! Не я ли тебе говорил, что Талискер - другое название ада?

– Эй, мартышка! - раздался вдруг хриплый голос. - Эй ты, красная обезьяна, это сержант Хок! Помнишь капитановых пленных, а? Ну, привет тебе, механическая мартышка!

– Приветствую вас, сержант! - ответил робот.

– Давненько тебя тут не было. Куда ты запропастился, обезьяньи твои мозги? Жаб ловил, не иначе. А бедного Хока бросил одного защищать капитана и его бабу с крыльями!… Пожалуй, с тех пор год прошел, а то и больше.

Марвелл решил не упускать случая.

– Да он бросил тебя, сержант. Он побывал в Центре и притащил нас сюда. Он вроде как наш сопровождающий, дорогу указывает, понимаешь?

Лиз снова чуть не разрыдалась. Боже, ну как можно быть таким тупицей!

Хок озадаченно почесал в затылке. Лиз, видя, как ускользает последняя надежда прийти к соглашению с заблудшей душой и роботом, бросилась исправлять положение.

– Гораций, а ты разве знаешь сержанта? Ты ведь явился в центр с пустой головой, сам говорил!

– Отставить разговоры! - рявкнул Хок. Бархатная завеса Горация сморщилась в подобии улыбки.

– Я провел статистический тест с целью установить личность этого джентльмена, мисс. По всей вероятности, он никто иной, как сержант Хок.

По щекам Лиз потекли слезы отчаяния. И надо же было такому случиться как раз, тогда она подошла вплотную к тайне Талискера и его исчезнувших обитателей! Она была настолько близка к ней, что в голове уже сложился пиан, как подобраться к остаткам генетического кода! Ко см не обойтись без помощи Марвелла и робота. Ужасающее зрелище, впервые представшее ей на экране директорского кабинета, было г. той пли иной мере спровоцировано таинственной силон. Сплетение энергетических вихрей, за которым угадывались смутные человеческие очертания и неумолимый ход планет, - не что иное, как порождение генетического кода, в этом Лиз была уверена. Во всем здесь ощущалось присутствие чего-то неведомого, чужеродного - в мгновенном развитии случайных процессов, в мучительных завихрениях Сцен, в жутком коловращении остатков генетического кода, а теперь вот в угрозе структурного сдвига.

Да ещё в яме…

Лиз вдруг словно осенило. Яма! Бредовые слова Хока;: ранее виденные пейзажи Талискера увязывались в цельную картину. Первобытному разуму все странное, необъяснимое, враждебное представляется кознями дьявола, который, как утверждает сержант, находится в яме.

– Марвелл! - окликнула она, сверкнув на него оранжевыми искрами изумрудных глаз. - Хок собирается спустить нас во владения таинственной силы! Ты слышишь? Он считает её дьяволом!

Лиз готова была простить Марвеллу то, как по-дурацки настроил он против них Хока, и все остальные прегрешения, только бы он уразумел, что она, Лиз, стоит на пороге главной тайны Талискера.

– Эй ты, шлюха, отставить разговоры! - Хок снова поднял мушкет.

– Ты был прав насчет ада, Марвелл, это… - при виде нацеленного на псе дула Лиз понизила голос до шепота, - это и есть Вероятностное Пространство…

– Я бы посоветовал вам держать язык за зубами, мисс, - вмешался робот. - Сержант находится в состоянии сильнейшего эмоционального стресса.

– Пропади ты пропадом, пустомеля! - взорвался Хок. - И ты с ней заодно, красная мартышка! А чтоб помочь моему старому черту капитану - так нет!

– Боюсь, я мало чем мог ему помочь, - виновато ответил Гораций. - У меня, сержант, были провалы в памяти.

Хок зыркнул па пурпурного робота.

– Да уж вижу, что башка у тебя дырявая! У Сатаны, поди-ка, довольно гранат, пуль и прочей амуниции. Еще бы такой мартышке не лишиться мозгов! Но ты погоди, послушан… А-а-а!

Хриплый вопль Хока огласил небольшую долину, когда земля под ними содрогнулась.

– Боже, дай нам тайм-аут! - взывал Марвелл, моля об избавлении.

– На это нет ни малейшей надежды, - отрезала Лиз. - Кроме того, ты же сам хотел увидеть Спингарна.

– Я? Ничего подобного!

– Все равно увидишь! - пригрозил Хок. - Эй, мартышка, стон па месте, ни шагу! Не то войдешь во врата ада вместе с жабами!

– Гораций! - надрывно кричал Марвелл. - Останови его! Он нашел какой-то способ уничтожить нас и совсем обезумел! Человеку с расстроенной психикой нельзя давать волю! Останови его, Гораций!

С крыши сержантова сарая посыпался песок; дерет я задрожали, словно неодолимая сила пронзила их корни.

– Ради Бога, Гораций! - умолял Марвелл.

Все произошло так быстро, что Лиз даже не успела вскрикнуть. Не раздалось пи единого звука, лишь ощущение холодного, скользящего потока энергии непонятной природы, озарившего долину. Все краски померкли в черном пламени, излучающем мириады повисших в воздухе кристаллических частиц. Они тянулись к тебе и, проникая в глаза, исчезали на глазном дне. Но больше, чем фатальный черный цвет и неправильная змеевидная форма сплетающихся в вихре верениц, её поразило воздействие, производимое ими па мозг: они как будто освобождали твой разум от прежних представлений о пространстве и времени. Единственной реальностью стала таинственная сила. Лиз почувствовала, что могла бы без особых усилий отказаться от своего «я» и плавно соскользнуть в холодные, опасные глубины.

– Да, могла бы! - произнесла она вслух. - Запросто.

На мгновение все исчезло - и призрачные контуры, и нереальные краски, пространство перед нею словно бы стало одушевленным. Лиз своза увидела пальмы и песок, однако безумный сержант по-прежнему продолжал в ужасе пятиться от них с Марвеллом - связанных, беспомощных, каждое мгновение рискующих провалиться в бездну.

– Лиз! - закричал Марвелл. - Ч го случилось? Сзади донесся спокойный голос робота:

– Для начала, сэр, структурный сдвиг Сцены, набирающий силу. А кроме того…

– Беги прочь, мартышка! - предостерег его сержант. - Бет, если тебе жизнь дорога!

Лиз догадалась, что в Сценах Талискера происходит Перераспределение физических явлений - точно так, как г. предсказывал робот. Кора планеты сморщивалась и трескалась - это мощные подземные двигатели перекраивал старые Сцены. Лиз с замиранием сердца наблюдала, как на пески надвигаются глыбы льда, горы вздыбливаются, словно пьяные звери, и рассыпаются, раскатываются во все стороны мириадами осколков камней в огромных облака пыли. Она вполне отдавала себе отчет, что здесь действуют совсем не те двигатели, которые были установлены создателями первых Сцеп, что бушующая перед ней стихия и подчиняется физическим законам. Лиз стала очевидца; чего-то гораздо более страшного, каких-то непонятных циклических изменении, и структурный сдвиг Сцен бы лишь их началом.

Да, таинственная сила наверняка выработала свою жуткую программу.

– Он прав! - стонал Марвелл. - Этот безумец прав!

Лиз с ужасом увидела, как в долине открылся зияющий провал. Черный - чернее адова предела, - он извергал холодный золотистый огонь. По краям черноты извивались силовые потоки - серебристо-белый шатер таинственной энергий.

– Преисподняя! - дико вскрикнул Марвелл.

– Назад! - рявкнул Хок на Горация, появившегося в поле зрения Лиз. - Назад, мартышка! Пусть жабы провалятся туда и сами предстанут перед Сатаной! Назад, говорят тебе, не то попадешь к чертям на ужин!

Трещина в земной коре разверзлась ещё шире. Марвелл, пытался отодвинуться от трещины, оставляя на песке кровавый след. Но человеческие силы не беспредельны. Лиз подумала: может, и ей попытаться избежать подползающей пустоты? Но она даже не шелохнулась, ужаснувшись своей решимости. Голова загрузилась, и Лиз прикрыла глаза. Позади неё сержант что то раздраженно выкрикивал роботу. Слов она уже не различала, но это явно были команды, имевшие целью удержать Горация от падения в золотисто-черную бездну.

– Гораций! - чуть слышно позвал Марвелл.

Лиз с трудом повернула голову и увидела, что Горации подошел ближе. Должно быть, в последнюю минуту он все-таки решил вмешаться. Она почувствовала, как кто-то железной хваткой сдавил её плечо, пытаясь вырвать из леденящих объятий пустоты.

– Оставь их! - вопил Хок.

Последовательность дальнейших событий девушка, пожалуй, не смогла бы восстановить - только по выражению лиц она угадывала, что происходит. Кажется, вернулся Хок, а робот изменил своим правилам. Но, увы, Марвелл был уже не в состоянии распознать в нем своего спасителя. Хок неистовствовал; его кирпично-красное лицо исказилось гримасой ужаса. Поза робота выдавала нерешительность. Марвеллом - видимо, от отчаяния - овладела жажда мщения: он вдруг пнул Хока толстыми связанными йогами. Как ни странно, у него ещё хватило сил повалить сержанта па землю.

– Не-е-т! - взвыл Хок. - Там крокодилы! Там нечисть! Там…

– Пусть я провалюсь в преисподнюю, но и ты отправишься туда же! - торжествующе заявил Марвелл.

Хоку удалось стряхнуть с себя Марвелла, однако провал неминуемо приближался. Лиз в последний раз обвела взором царящий вокруг хаос. Теперь планета была видна на несколько километров окрест, так как границы Сцеп разрушило мощными сейсмическими толчками. Развалины окутались пылью, моря закипели, зелень высохла, деревья попадали, а солнце стало кроваво-красным, как извергающаяся лава. По аналитический ум Лиз, помимо её воли, пытался найти объяснение планетарных конвульсий и продолжал оценивать происходящее даже тогда, когда её тело стало медленно соскальзывать в неземной холод пустого пространства. А dсе же заманчиво!… Вся эта нестабильность и…

Ощущение такое, будто тебе впервые доверили провести Игру - совсем несложную, скажем, воссоздание первых подводных состязаний на Веге II, - а ты даже не знаешь, с чего начать. У тебя нет отправной точки - во всяком случае, тебе так кажется, потому что между тобой и древними спортсменами - половина тысячелетия. Ты не совсем уверена, строишь догадки… Вот так же увлекательно погружаться в неведомые глубины Талискера, в то, что сержант назвал адом.

В Вероятностное Пространство! За Спингарном!

– Нечисть! - раздался истошный крик, как только золотисто-черное сияние погасло. - Проклятая жаба, ты серо сил меня в лапы нечисти!

Лиз испуганно огляделась вокруг.

Солнце почти скрылось за темными странными облаками. С одной стороны вид застил мрачный дикий утес. У лежащего рядом с ней Марвелла от ужаса шла изо рта пена; с маниакальным упорством он пытался сбросить путы. Гораций в споем багровом бархате стоял, словно изваяние. Внезапно Лиз увидела гигантское, покрытое чешуей чудовище и душераздирающе закричала.


 Глава 8 

Чудовище было высотой около девяти метров, из-под серой чешуи сочилась зеленоватая слизь, каждая из двух массивных перепончатых лап - в обхват ствола дерева, иод шкурой перекатывались сильные, пружинящие мышцы. Голова казалась маленькой на непомерно длинной шее, но именно к голове прикованы взгляды Хока, Марвелла и Лиз. Бесцветные глазки, красные мешки под шши, нос, будто высеченный из гранита, широкая, слегка отвисшая челюсть, шумное дыхание, колеблющее сухой воздух. И зубы… Лиз увпдоча ряды ослепительно-белых зубов. Огромные, длиной почти что с её руку, резцы торчали наружу; остальные зубы, сверкающие к темном провале пасти, напоминали острия клинков. Лиз вдруг сообразила, что чудовище поджидает здесь именно их, хотя и не могла бы объяснить, па чем основана такая уверенность.

– Хок! - взвизгнула она, разрушив охватившее её оценипенце.

Гигантская рептилия неуклюже переминалась на лапах; складки её тела источали силу и злобу, застывший на морде оскал казался уродливой маской. Длинный жирный хвост мерно поднимался и опускался, производя изрядным треск и вздымая облачка красной ныли. Сейчас набросится, поняли они все.

– Гораций! - завопил Марвелл. - На помощь! Но робот застыл в выжидательной позе.

– Нечисть! - прохрипел Хок. - Видали, какое чудовище?

– Ну чего ты ждешь, Хок! - взмолился Марвелл. - Стреляй!

Лиз покосилась на допотопное ружье в руках у Хока. Чтобы из такого ружьишки свалить многотонную тушу?! Жалкий кусочек свинца не выбьет даже и одного из оскаленных клыков! В лучшем случае выстрел напугает чудовище.

– Скорей же! - тем не менее проговорила она, но её голос потонул в дьявольском громе от очередного удара хвоста о землю.

Бесцветные глаза монстра разгорелись нетерпеливой жадностью. Что же он медлит? В одной его короткой лапе довольно сил, чтобы стереть в порошок троих людишек. а острые зубы способны за несколько секунд перемолоть хрупкий человеческий костяк. Чудовище внезапно всхрапнуло, и Марвелл заверещал от ужаса.

На далеком горизонте мелькали закатные сполохи. Куда их занесло? Должно быть, Хок прав: это что-то вроде ада.

– Раскудахтались! - услышала Лиз презрительный голос сержанта. - Нечисть пулей не возьмешь!

Монстр ещё шире разинул свою хищную пасть.

Воздух завибрировал и содрогнулся от протяжною оглушительного рева - боевого клича чудовища. Хок недрогнувшей рукой достал что-то из брезентового заплечного мешка, не замеченного Лиз раньше. Через секунду маленький металлический цилиндр дымился в его руке, а па месте вощеного фитиля клокотало оранжевое пламя.

– Боже мой, дайте тайм-аут! - продолжал просить Марвелл.

Мускулы зверя напружинились. Земля дрогнула под ногами, и тонн пятнадцать голодной рептилии с ненавистью надвинулись на них в неуклюжем броске. Лиз как зачарованная смотрела на черный дым, выбившийся из гранаты,

– Ложись! - скомандовал Хок, как будто его связанные по рукам и ногам пленники могли стоять.

Лиз припомнила обычные инструкции по выведению из шока и помощи при контузиях от взрывной волны. Но единственное, что она могла сейчас сделать, - это закричать. Лиз была почти уверена, что чудовище невозможно остановить, и все же в глубине души теплилась надежда. Сильные когтистые лапы сокрушали калит и взрыхляли целые пласты земли.

Хок метнул гранату.

Цилиндр волчком завертелся в воздухе, от него причудливой параболой разлетались искры. Монстр наверняка видел гранату, но едва ли мог контролировать свою реакцию. От сероватой чешуи шел пар. Возможно, зверюга только что вылез из болота. Вот где, небось, полно костей, подумала Лиз.

– Ур-ра! Наша взяла! - Хок ничком рухнул на землю и заткнул уши.

Лежа с закрытыми глазами, Лиз ощутила, как земля содрогнулась от взрыва. Едва утихли его раскаты, она чуть приподняла веки и увидела, что громадная рептилия отскочила на несколько шагов. Снес ли ей голову огненный цилиндр? Лежит ли коробка с черным порохом в пыли первобытного мира? Лиз вся взмокла; казалось, пот сочился из каждой поры.

Взрыв прогремел негромко, приглушенно, словно в замкнутом пространстве.

– Ур-ра! Враг разбит! - ликовал Хок. - Гляди, Гораций, чудище-то откинуло копыта!

Лиз вместе с ними не отрываясь смотрела в ту сторону.

Взрыв как будто не причинил гигантской туше большого вреда. Огромные задние лапы, две более короткие передние конечности, змеиная шея - все было на месте. Только вот голова… Лиз поняла, почему граната разорвалась относительно тихо: она угодила в пасть и снесла рептилии нижнюю челюсть. Из черепа торчали обломки костей, глаза вытекли, ноздри превратились в зияющую дыру.

И все же чудовище было ещё живо Оно находилось в предсмертном оцепенении. Кровь хлестала во все стороны. В последних отблесках солнца её струй казались рубиновым дождем Чудовище, лишённое половины пасти, тем не менее пыталось ревом выразить свой ужас и гнев. Передние лапы сцепились намертво. Изуродованная голова раскачивалась вo все стороны, а тело, стронувшись с места, поползло на них. Монстр жаждал мщения!

Страшный взрыв лишил его зрения, но не слуха. Со странной для такой огромной да к тому же искалеченной туши грацией чудовище повернулось к Хоку. Так вот отчего у сержанта прервался голос: торжествующий вопль быстро сменился воплем ужаса. Зверь чуть помедлил, уставившись пустыми глазницами на маленькую группу, и опять пополз.

Страх, жалость, отвращение смешались в душе Лиз. Ей тоже, как какому-нибудь таймаутеру, до отчаяния захотелось попросить пощады. И хотя страшная агония рептилии вызвала у неё острую жалость, она не могла без омерзения смотреть на зеленые извивы хвоста, на серую чешую. Л ещё в ней проснулась глубокая, древняя родовая память, с первых форм зарождения жизни. Но сильнее жалости и отвращения, сильнее родовой памяти был страх. Он так сковал Лиз, что она не могла издать ни единого звука.

Крикнуть - значило приманить к себе чудовище, и все же, если бы она могла перевести дух, то непременно бы закричала. Ради того, чтобы стряхнуть с себя мелкий страх, Лиз готова была даже пойти на смерть. Почувствовав рядом с собой какое-то движение, она перевела взгляд на Хока. Отчаянный храбрец зажал в руке ещё одну гранату. Но в ней не было фитиля, его сдуло ураганное дыхание рептилии, когда она проползала мимо.

Глаза Марвелла крепко зажмурены, отметила Лиз. Низким утробным голосом он бормотал то ли молитвы, то ли проклятия. На мгновение его накрыла огромная тень рептилии, накрыла и проплыла мимо. Лиз с трудом перекатилась на живот - поглядеть, что будет дальше.

Пятнадцатитонный чешуйчатый монстр взбирался по крутому склону. Лиз вскрикнула с чувством облегчения: Хок остался цел и невредим, Марвелл в безопасности, а сама она не потеряла способность оценивать события. Ее мозг освободился от тупого оцепенения, и десятки вопросов тут же обрушились на его извилины. В основном они касались того рокового пути, который привел их экспедицию на эту зловещую выжженную равнину. И впрямь невероятное путешествие! Физических ощущений почти никаких, зато явственное чувство прикосновения к чему-то неизвестному, что Хок называет вступлением во врата ада. Интересно, смерть тоже вызывает такие странные реакции?

А потом эта необъятная рептилия!…

Затаив дыхание, изо всех сил изгибая ноющее тело, Лиз следила за восхождением чудовища. Его мозг был разбрызгай по разбросанным вокруг камням, за ним тянулся кровавый след, и все же оно прокладывало себе путь, настойчиво преследуя врага! Такие твари водились на Земле более сотни миллионов лет назад, когда вся планета ещё была заболочена и омывалась теплыми морями. Но потом они вымерли, а здесь, среди голых скал и извергающихся вулканов, выходит, сохранились!

Поток её проясняющихся мыслей был прерван криком Хока:

– Эй, мартышка! Гораций! Беги-ка туда па своих щепочках и погляди, что сталось с нечистью!. Давай!

Чудовище уже вскарабкалось так высоко, что казалось игрушечной зверюшкой на фоне массивных валунов. Лиз видела, что оно выбивается из сил. Вот оно остановилось, принюхалось, но в прострации, близкой к смерти, неуклонно продолжало двигаться вверх! Какой-то импульс или инстинкт побуждал его ни в коем случае не прерывать восхождения. Может, его здешние враги живут на высотах? Или над тем, что осталось от его разума, властвует некая высшая, фатальная сила, дикое желание обрести вечный покой где-нибудь в скрытом горой святилище? На этот раз девушку вернул к действительности жалобный голос Марвелла.

– Лиз, ну и что? Он ушел?

Хок, также наблюдавший за рептилией, вдруг осознал, что Гораций не обратил внимания на его приказ.

– Ну ты, мятежная мартышка! Тебе что, повторить приказание? Ступай за нечистью!

– А как же я? - заныл Марвелл. - Сержант! Лиз! Гораций! Помогите!

Гораций повернулся к разгневанному сержанту.

– Думаю, сержант, в этом нет необходимости. Динозавр уже не представляет опасности, а я несу ответственность за моих подопечных. Могу я попросить вас вернуть им свободу?

– Ах ты, дьявольское отродье! - взревел Хок. - На грубость нарываешься?! Нет, до чего дожили! Люди моего славного капитана - и бунтовать!

Он замолчал и снова воззрился на динозавра, уже достигавшего вершины. Тот взмахнул лапами в раскаленном воздухе. Проломленный череп медленно развернулся на длинной шее. Даже с такого расстояния Лиз видела, что он до сих пор ищет своих врагов. Только теперь осознав свое поражение, секунд двадцать он пребывал в полной неподвижности. То, что произошло дальше, было уже неизбежно. Четверо зрителей снизу наблюдали финальную сцену.

Монстр откинул голову и завыл - на одной ноте, пронзительно, отчаянно, как воют только перед гибелью. Звук спустился к Лиз и остальным, повис над ними колоколом. Передние конечности динозавра взметнулись к небу, и о» словно окаменел. А затем покатился с вершины, которую с таким упорством стремился покорить; острые камни обдирали чешую, кромсали зеленое тело. Мертвый гигант увлекал за собой валуны и обломки. Трое людей внизу забыли об опасности, потрясенные тем, что им удалось свалить многотонную глыбу.

– Динозавр! - не веря своим глазам, воскликнул Марвелл. - Откуда здесь динозавр?.

– Издох! - удовлетворенно констатировал Хок. - Нечисти крышка!

Вокруг грохотали камни, надо было как можно быстрее найти укрытие. Марвелл заорал как резаный, когда но склону прямо па них покатилось тяжелое туловище динозавра.

– Гораций!

Робот наконец-то соизволил побеспокоиться. Его металлические руки потянулись к Лиз, и в мгновение ока веревки соскользнули с её тела. Однако Лиз не могла разнять руки. Безумный сержант так стянул их, что нарушилось кровообращение. Марвелл пострадал ещё больше, и все же у него хватило сил отползти в сторону от камнепада, сметающего все на своем пути.

– Прошу прощения, мисс, - неожиданно извинился Гораций, и Лиз почувствовала, как стальные телескопические руки легко подхватили её и перенесли в безопасной место. Она увидела, что Хок тоже взвалил на закорки грузного Марвелла и тащит его под нависающий утес. Крик Марвелла заглушался рокотом растревоженной горы.

Чудовищная рептилия плюхнулась на то самое место, где они лежали всего секунду назад, и наверняка раздавила бы их, не вмешайся вовремя Гораций. Покрытое чешуей тело было все истерзано. На мгновение Лиз охватит тот же первобытный страх, какой она ощутила, когда монстр изготовился к прыжку. Его разбитая челюсть ходила ходуном, выпуская остатки жизни, но теперь он был совершенно безопасен - он был мертв.

– Динозавр! - с трудом выговорила Лиз, после того как Гораций заботливо усадил её па землю. - Динозавр, но как… как он мог появиться? Такую тварь воссоздать невозможно! Никто не в состоянии этого сделать. Во всей Галактике нет ничего подобного, ни на одной планете не существует модели той стадии эволюции! Гораций, посмотри, ведь эго не металл, не пластмасса - он настоящий! Ведь он настоящий, правда?

Гораций стал внимательно осматривать погибшего динозавра. Они с Лиз расположились примерно в пятидесяти метрах от выступа, под которым укрылись Хок и Марвелл. Зверь лежал совсем рядом, в десяти шагах. Лив почувствовала, как напряглись в работе сканеры, как сосредоточился Гораций. Блестящие антенны выскочили из-под роскошного бархатного покрывала. Проволочные датчики изгибались и выпрямлялись, поблескивая. Марвелл что-то кричал ей, но она и не думала вслушиваться: у неё были дела поважнее.

– Ну и что? - не вытерпела Лиз.

– О да, мисс, он настоящий. То есть он соответствует имеющемуся описанию подобного существа. С физиологической точки зрения гигантская рептилия, подобная тем, какие населяли Землю в меловой период.

– Гораций! - кричал Марвелл. - Гораций, иди сюда, вызволи меня!

Лиз страстно желала, чтобы Хок заткнул Марвеллу рот.

– Но ведь это невозможно, Гораций, ты же сам понимаешь, что это невозможно!

Гораций ответил своим менторским тоном:

– Я, кажется, уже объяснял вам, мисс Хэсселл, что коэффициент вероятностей на Талискере почти не распространяется.

– На Талискере! Но мы уже не на, а под Талискером!

– Резонно. Тогда, может быть, вас устроит версия, что мы находимся па вероятностном Талискере?

– Ну ты, болван! - продолжал кричать Марвелл, обращаясь к роботу, - Иди сюда, тебе говорят!

– Ага, и девку с собой тащи! - перебил его Хок. - А ты, жаба ссученная, умолкни!

Лиз наблюдала за тем, как из глотки монстра с шумом, вырывается воздух. Все органы и системы навсегда прекращали свою деятельность. Но не мог он быть здесь! И нигде не мог!

– Так это та самая планета? - спросила она Горация.

– Да, мисс. Однако я ощущаю присутствие неидентифицированных силовых полей. Для них в моей системе не имеется сравнительных данных.

– А динозавр?

– Повторяю, мисс, он не соответствует ни одному ITS прогнозируемых нами коэффициентов вероятностей. В его организме происходят биохимические реакции и присутствуют природные аминокислоты, необходимые для жизнедеятельности всякого земного существа. Есть и кое-что нетипичное, однако я не в состоянии проанализировать данный дополнительный элемент.

Лиз молча смотрела на изуродованное тело. Нечисть? Какая там нечисть! Хищный динозавр, вооруженный органами нападения. А может, прав был Хок. отозвавшись о нем как о существе из воображаемых ночных кошмаров? Что, если ум… да нет, не ум, а чутье грубоватого сержанта содержит ростки глубоко скрытой истины?

– Мы па вероятностном Талискере… - рассуждала она вслух. - А это - невероятный динозавр.

– Да, мисс.

– Я знаю, где мы, - продолжала Лиз. - Мы во владениях таинственной силы.


 Глава 9 

– Да, мисс.

У девушки затряслись колени. Она окинула взглядом туманные горизонты царства динозавра. Вдали громозди лисе высокие черно-красные утесы, за ними - огнедышащие жерла вулканов. Небо нависало прозрачным дымчато-красным шатром. Пустынный, необжитой край - вот где нашла себе пристанище таинственная сила! Ад! Лиз заранее знала, что ей предстоит усидеть ещё более странные пейзажи там, где таинственная сила сочла возможным вмешаться в человеческую жизнь. Лиз подняла глаза к вершине сколы, силясь разглядеть то, что скрывалось за ней. Она была совершенно уверена, именно туда, в неведомый край, который является частью владений таинственной силы, держал путь динозавр.

– Что будем делатъ, Гораций? - спросила Лиз.

– Лиз! - надрывно знал Марвелл. Помедлив, Гораций принял решение.

– Думаю, мисс Хэсселл, первым делом мы должны освободить мистера Марвелла. По-моему, он пинал в затруднительное положение.

Раздраженная криком Марвелла, Лиз чуть было не обругала ею, но быстро взяла себя в руки. В конце концов у неё есть определенные обязательства перед шефом.

– Что ж, если ты в состоянии справиться с сержантом Хоком - действуй! - ответила она Горацию.

– Слушаюсь, мисс Хосселл.

Марвелл взирал на приближающегося робота со смешанным чувством облегчения и обиды. Этот автомат совсем забыл свой долг! Прежде всего он обязан выполнять все прихоти вверенных ему человеческих существ. Но на различных этапах их путешествия он уже не раз пренебрегал своими обязанностями. К примеру, отказался вмешаться в их стычку с Хоком. А во время нападения динозавра стоял как истукан! Но, наверное, впервые в жизни Марвелл подавил свои амбиции и попытался смягчить робота.

– А-а, Гораций! А мы тут с сержантом обсуждаем…

– Молчи! - рявкнул Хок. - Мало мне хлопот с нечистью! Ведь это ты притащил в яму беднягу Хока! Так что закрой пасть, толстопузый ублюдок, козел французский, а не то в два счета выпущу из тебя твои жабьи мозги!

Робот приступил к усмирению Хока.

– Сержант, - вежливо произнес он своим высокочастотным голосом, - вы взяли в плен этого человека по праву победителя.

– А тебе чего надо, мартышка? - подозрительно прищурился Хок. - Почем я знаю, может, ты и сам такая же жаба? Что ты сделал, чтоб выручить старого Хока, когда толстопузый спихнул его в яму? А? Молчишь, плюшевая мартышка!

– Сержант, я не принимаю участия в военных действиях! - убеждал его Гораций. - Вы, должно быть, в курсе, что капитан Спингарн использовал меня как проводника, легко ориентирующегося па местности, и не более того. Согласитесь, сержант, я не вхожу в действующую армию и уж тем более не приписан к гвардии королевы Анны.

У Марвелла на сей раз хватило ума промолчать. Он не был знаком с жаргоном Пороховой Сцены, по понял, что Гораций избрал наилучший способ воздействия на расстроенную психику Хока. В данном случае и впрямь требуется не сила, а внушение.

– Ты?! - Хок хрипло захохотал, обнажив длинные желтые зубы под седыми усами. - Да куда тебе, мартышка, в армию! Кому нужна такая железяка?… А туда же - на службу Ее Величеству!

– В самом деле, - согласился робот. - Эго было бы противоестественно. Надеюсь, вы, как и капитан Спингарн, понимаете, что я не уполномочен вмешиваться в конфликты, возникающие между вами и моими подопечными.

– Ну да! Старый черт капитан, помнится, говорил, что мартышке не место в военной кампании. - Подозрения сержанта, казалось, начали рассеиваться. - А все ж таки ты за кого? За Британию или за жаб?

Робот не растерялся.

– К сожалению, я не имею отечества, сержант. Я лишь сторонний наблюдатель. И в таком качестве прошу дозволения подать вам несколько советов.

– Ишь ты! Ну валян!

– Для начала я хочу сообщить вам нечто о природе той… гм-м, нечисти, которую вы доблестно сразили во время нашей экспедиции.

Хок перевел взгляд с Горация па Марвелла. Марвелл прикусил язык, чтобы не совершить ещё одной ошибки. Он начал познавать цену молчания.

– Так-так!

– Кроме того, я готов, если вы пожелаете сделать меня вашим сопровождающим, по примеру капитана Спингарна, помочь вам в его розысках, - педантично заметил Горации. - Обнаружить местонахождение капитана вполне в моих силах.

– Что?! Найти моею капитана в стане этой нечисти? Ну-ыу! - Голубые глаза недоверчиво блеснули из-под мохнатых бровей, - И бабу его тоже найдешь, а? Слабо тебе, мартышка, найти капитанову бабу!

Марвелл едва не встрял в разговор. Его воображение разыгралось при мысли, что робот OIGT на беспредельную преданность этого психопата интересам Спингарна. Совершенно невероятно, чтобы полностью исчерпавшая себя личность могла хранить верность прозвищу по старой Сцене, однако, судя по всему, так оно и есть. Хок был в Пороховой Сцене; Спингарна после множества фантастических приключений тоже занесло туда. И Хок непонятным образом привязался к нему, даже последовал за ним в опасное путешествие на Талискер. Послужив с ним бок о бок, он сделал его своим кумиром и, говорят, немало способствовал производству Спингарна в чин капитана. Вот и теперь, когда Спингарн спустился в ад, он все равно остается для Хока ревностным приспешником королевы Анны!

Сумеет ли робот примирить вопиющие противоречия в мозгу Хока?… Марвелл заерзал от нетерпения, и раны на запястьях опять начали кровоточить. Знай он заранее, что его наметили для экспедиции на такую опасную планету, где Хок свяжет его по рукам и ногам, а в довершение всего он провалится в золотисто-черную бездну, открывшуюся во времени и пространстве, заселенную динозаврами, так он сбежал бы в первую попавшуюся Сцену. Все что угодно, только не этот безумнейший из миров, где даже его ассистентка Лиз, девушка с такой соблазнительной грудью, заодно с психом!

– Я полагаю, у нас есть все предпосылки для того, чтобы отыскать капитана Спингарна, - заявил робот. - Равно как и его спутницу.

Марвелл понял, что встречи со Спингарном не избежать и, забывшись, взвыл:

– О Боже, ещё и Спингарн!… То есть… я имею в виду, какое счастье! - поспешно добавил он, когда Хок повернул к нему свою угрюмую лошадиную физиономию. - Я буду очень рад встрече с капитаном и его супругой.

– Не брешешь?

– Ну что ты! Я надеюсь, что капитан Спингарн и… - как же её зовут, чертову бабу? Этель? Да, Этель. Может, после моделирования раскормленная тварь спустила своп жиры? -…и Этель где-нибудь здесь. Вот здорово! - притворно ликовал Марвелл. - Ведь мы с твоим капитаном закадычные друзья!

Он чуть было не прыснул со смеху - такая растерянность была написана на физиономии сержанта. Гораций продолжил свою психотерапию.

– Сержант, я думаю, вы ошибаетесь в отношении моих подопечных. Они ни в коей мере не желают причинить какой-либо вред вашему капитану. Напротив, они его союзники.

– Союзники, говоришь? Так они не мародеры? Не ссученные жабы?

– Да нет же! - выкрикнул Марвелл.

– Союзники и соратники, - подтвердил Гораций.

– Побожись! - потребовал Хок.

– Слово Горация. Вы вполне можете освободить мистера Марвелла под мою ответственность, я вам гарантирую его примерное поведение. Мне кажется, это не противоречит военному уставу.

– Эхма! Где наша не пропадала! - махнул рукой сержант. - Хоть мне не по душе толстопузый хлопотун, но раз ты за него ручаешься…

– Ручаюсь, - подтвердил Гораций. - Позвольте, я перережу веревки?

Сержант ещё колебался, и Марвелл прилагал невероятные усилия, чтобы не открыть рта. Ну надо же оказаться отданным на милость чокнутого таймаутера! Выслушивать, как самодовольный, непокорный автомат внушает безумцу, что он, Главный режиссер Марвелл, - какая-то там тыловая крыса из Порохового Века! Черт знает что! Но невыдуманные веревки туго стягивали запястья, а от удара приклада на голове вспухла здоровенная шишка. Как тут не завопить от ярости и нетерпения! Но Марвелл все же сдержался. Хотя в этот момент ещё и дохлый динозавр внес добавочную ноту в его смятение - выпустил последнюю зловонную струю воздуха из омертвевших легких. Динозавр! До чего же он огромен!

Нет, прочь из этого безумного мира, чем скорее - тем лучше!

– Я глаз с него не спущу! - решил Хок. - Так и быть, мартышка, развяжи его.

– А мисс Хэсселл? - спросил Гораций, занявшись веревками. - На неё наш договор тоже распространяется.

– Угу.

– Тогда по рукам, сержант. Будем друзьями! Но Хока все ещё не оставляли подозрения.

– Поживем - увидим. Уж больно ты складно трезвонишь, мартышка. А ведь я не забыл, как ты тогда бросил в беде моего капитана… Отставить разговоры! - прикрикнул он на Горация. - Заключим перемирие, пока вы не выкинете какую-нибудь жабью подлость!

Он ещё раз покосился на Марвелла, который встал на карачки и теперь безуспешно пытался подняться. Слава Богу, договоренность как будто достигнута. Марвелл сокрушенно взирал на кровоточащие запястья и в душе давал обет при первой же возможности у лизнуть от безумца. Но это позже, сейчас основная задача - выжить в фантастическом Вероятностном Пространстве. Марвелл оглянулся на Лиз. А бабенка умеет владеть собой и, во всяком случае, оказалась хитрее его - сразу распознала происки таинственной силы.

Вероятностное Пространство! Он совсем иначе себе его представлял. Да и вообще старался как можно реже прибегать к жаргону роботов. Ведь это они, проверяя догадки конструкторов, сопоставляя их с исторически достоверными данными, выдумали целый ряд вот таких идиотских выражений. Если гипотеза соответствовала вычисленным вероятностям, её можно включить в сценарий топ или иной Игры. Даже Сцепы роботы предпочитали называть пространством. Но Вероятностное Пространство таинственной силы?… Какие могут быть вероятности для таинственней силы?!

– Эй, жаба! - окликнул Хок разминавшего затекшие конечности режиссера. - Ты хоть выучку-то военную прошел?

– Что?

– Ну, с мушкетом или там с гранатой умеешь обращаться? А, толстопузый? - допытывался вояка. - Ведь здесь нечисти - пруд пруди, думаешь, это была последняя? Ну говори, учили тебя владеть оружием?

– Нет, сержант, не учили, - вздохнул Марвелл. - Я человек мирный.

– Ну да! - усмехнулся Хок. - Вам бы, жабам, все танцевать!

– По-твоему, нам до сих пор угрожает опасность? - ничуть не смутившись, спросил Марвелл. - Здесь что, ещё такие есть? - Он показал па огромную дымящуюся тушу.

– А ты как думал?!

– Коэффициент вероятности этого не исключает, - подтвердил робот.

– Тогда помоги нам выбраться отсюда. Гораций!

Между тремя враждебно настроенными друг к друг членами экспедиции готова была вспыхнуть новая стычка, но тут странно звенящим голосом их окликнула Лиз. Они проследили направление её взгляда и увидели ранее не замеченную небольшую котловину.

– Сюда, сюда! Смотрите!

– Может, без меня? - боязливо поежился Марвелл.

– Шагай, толстопузый! - рявкнул на него сержант. - Опять дезертировать?!

– Гораций! - зашептал Марвелл. - Хочешь, чтоб я замолвил за тебя словечко перед Стражами? Они снова сделают тебя посредником таймаутеров!

– Мне очень жаль, сэр, - отозвался Гораций, ещё понизив голос. - Но мои инструкции…

– Болван! - разозлился Марвелл.

– Шагом марш! - скомандовал сержант.

Лиз поджидала их со все возраставшим нетерпением. Подойдя к котловине, они обнаружили, что та полна костей. Одни, судя по размерам, принадлежали двуногим существам, другие были неизвестного происхождения. Марвелл разглядел длинные черепа рептилий, массивные спинные хребты, жуткие крючковатые когти, гигантские бивни. Здесь была общая могила, кладбище смешанных останков.

– Гораций, как ты это расцениваешь? - потребовала объяснений Лиз.

– Нечисть костями гремит! - с удовлетворением выдал свою версию Хок. - Говорил я вам, дьявол ждет за вратами ада! Сколько уж раз на моей памяти чудища поджидали несчастных в этой яме! Ох, и много же было нечисти, просто прорва!

Лиз попыталась вообразить себе длинную вереницу чудовищ, виденных Хоком, но фантазия отказывалась ей служить. Может быть, Хок из своего оазиса следит за тем, как обитатели Талискера, ставшие жертвами случайного слияния клеток, проникают во владения таинственной силы? А сам он почему остался наверху?… Странно!

– Лиз! - зашептал ей на ухо Марвелл. - Уговори Горация связать этого безумца.

Лиз негодующе зыркнула на него. До чего же истеричный и трусливый тип! Они стоят на пороге огромной неразгаданной тайны, а он только и думает, как бы вернуться в Центр к своей кашке!

– Гораций! - вновь окликнула она.

– Весьма любопытно, - заметил робот.

– Любопытно?! Чего тебе любопытно, мартышка? Неисповедимы пути Сатаны для смертных!

Марвелл с трудом подавил очередной вопль. Невозмутимый робот, бесноватый дикарь, одержимая ассистентка из Центра! Теперь ему понадобится не меньше года, чтобы восстановить силы. Может, взять отпуск и отравиться ил «пленив сном в Сцену Гипноза? Целый год покоя и умиритворения!

– Хорошо, но хоть как-то ты можешь это объяснить? - настаивала Лиз. - Даже я вижу, что здесь что-то неладно!

– Отвечай же! - процедил сквозь зубы Марвелл. - Боже милостивый!

– То ли ещё будет, - отозвался Хок. - Кому-кому, мне известны козни Сатаны!

– Что ж, мисс, я могу дать лишь частичное объяснение. Видите ли, сержант, моя научная подготовка могла оказаться вам полезна. Дело в том, что у меня философский склад ума и я получил университетское образование…

– Да ну?! То-то, гляжу, в башке у тебя понамешано всякой дряни!

Марвелл не мог не восхититься, с каким тактом и пониманием робот отыскивает подходы к этому человеку с недоразвитым разумом. Сержант Хок теперь глядит и пего с невольным уважением, ведь он - выходец из тем эпохи, когда знания действительно считались материальным богатством.

– Что же дальше? - понукала Горация Лиз.

– Видимо, сержант неоднократно имел возможное, наблюдать взаимодействие Талискера с пространством., котором мы в данный момент находимся. Почти наверняка он стал свидетелем проникновения множества человеческих существ в Вероятностное Пространство. - Робот повернулся к Хоку и уточнил: - Если я правильно понял, сир жаит, на ваших глазах много народу прошло через врата ада?

– Слава Богу, допер! Эх ты, философ! Мартышка механическая!

– Так вот. К тому же наш доблестный сержант удостоверился в том, какой прием оказал динозавр несчастным таймаутерам.

– Чего?

Робот перефразировал свое высказывание, приспособив к пониманию Хока.

– Вы же видели, сержант, как нечисть атаковала людей, спустившихся в ад?

– Ну видел. И крокодилов, и прочую нечисть… И тигры были - здоровущие, что твой мерин! И змеи гремучие… Но такого чудища, которое я подорвал гранатой, видеть не доводилось. - Хок с гордостью оглядел тушу.

– Он ждал их! - воскликнула Лиз. - Я знаю, откуда он появился. Вон оттуда. - Она указала на вершину черно-красной скалы. - Он спускался оттуда, как только возникала необходимость в его присутствии.

– На кормежку, - заметил Марвелл, не упустивший ни слова из вопросов робота и ответов сержанта. «Все же у моей заумной ассистентки есть голова на плечах», - решил он.

– Это уже кое-что, - решительно заявила Лиз. До чего же Марвелла раздражала её самоуверенность! - Но все-таки хотелось бы знать, где мы находимся… И что там, за вершиной? Где те существа, которых видел Хок? И откуда столько костей?

Марвелл пристальнее вгляделся в яму. Кости настоящие, так что нельзя сбрасывать со счетов бред Хока, возможно, и вправду их ждут встречи с ещё более страшными существами. Среди белых костей он различил контуры прикрытого чешуей крыла. Что за дикое создание было его обладателем? Марвелл чувствовал, как в мозгу его что-то лениво, неохотно зашевелилось. А ещё неведомо откуда возникло хотя и болезненное, но вроде бы даже успокаивающее покалывание в основании черепа. Он приписал его долгому пребыванию на солнце, в той знойной пустыне, что над оазисом Хока, а также удару мушкета.

– А ты, Гораций, согласен с ней? - спросил он притворно дружелюбным топом. - По-твоему, Лиз опять нрава: динозавр нарочно поджидал здесь таймаутеров?

– Полагаю, такое толкование вполне правомерно, - кивнул робот. - Однако я отметил бы здесь одно противоречие. Так, среди коэффициентов нет сходящихся рядов.

– Конечно, есть! - вскричала Лиз. - Я имею в виду противоречие.

– Да-да, - поспешно согласился Марвелл. И вскоре появится ещё одно противоречие, как только ему удастся выбраться отсюда. Он станет зияющим пробелом в концепции, если сумеет найти лазейку.

– Именно так, - подтвердил робот. Хок слушал его недоверчиво, но от комментариев воздержался. - Из имеющихся данных можно сделать вывод об эволюционной несовместимости. Некоторые из останков можно соотнести с экземплярами земных существ, исчезнувших на упомянутой планете приблизительно сто пятьдесят миллионов лет назад, К примеру, мистер Марвелл совершенно справедливо обратил внимание на останки летающего ящера. Конфигурация отдельных костей указывает на принадлежность их к теплокровным особям - млекопитающим и птицам. Мне удалось также идентифицировать шесть различных видов антропоидов; два из них - с ярко выраженными признаками человеческой породы. У всех наличествуют одинаковые блоки комплексных химических соединений.

– Серьезно? - спросила Лиз, и Марвелл увидел, как её глаза зажглись любопытством. Оранжевые искорки засверкали в зеленых глубинах. Точно так же она была возбуждена, когда откопала старую пленку с летательными аппаратами. Просто сгорала от нетерпения, ожидая компьютерной оценки. И как он до сих пор ещё терпит её в своей группе?! Интересно все-таки, какая она на самом деле?

– Все останки годичной и полуторагодичной давности - не более, - продолжал робот. - Противоречие, однако, заключается в том, что здесь есть кости существ, населявших планету Земля сто пятьдесят миллионов лет назад, то есть в самом начале её эволюции. И тем не менее все животные погибли сравнительно недавно.

– Во-во! Крокодилы и прочая нечисть! А среди них мой капитан!

– Сержант! - прицепилась к нему Лиз, оставив в покое робота. - Так ты видел человеческие существа… то есть людей, как я, ты, Марвелл? Настоящих людей, проникавших в Вероятностное Пространство… во врата ада, как ты их называешь?

– Видел, черт побери, там, в яме! И чудищ в чешуе, и тигров, здоровенных, словно дьяволы! Лиз нахмурилась.

– Гораций, мне кажется, только одна гипотеза могла бы объяснить все происходящее.

Марвелл почувствовал смутное облегчение. По крайней мере он узнает, что это за чертовщина.

– Экстраполяция ряда вероятностных кривых позволит нам сформулировать вполне достоверную теорию, - согласился робот.

– Да говори ты по-английски, а не на своей жабьей тарабарщине! - возмутился Хок. - А не то я тебя…

Он вдруг застыл как вкопанный. Марвелл, внимательно следивший за ученой беседой Горация и Лиз, обернувшись, увидел, что безумный сержант уставился на что-то, закалившееся позади него. При этом губы Хока беззвучно шевелились.

Лиз, не замечая ничего вокруг, продолжала свой анализ.

– Значит, здесь мы не расходимся. Безусловно, имеется форма генетической перестройки, основанной на знании эволюционных циклов планеты Земля.

– Совершенно верно, мисс.

– А-а-а, смотрите! - выдавил из себя Хок.

– Что? - спросила Лиз; её глаза все ещё сияли радостью открытия. - Что, сержант?

Она взглянула, и вслед за ней обернулся Гораций.

– К-к-крокодилы! Крокодилы явились за бедным старым Хоком!

Лиз посмотрела на животное, на которое указывал Хок. Крокодилы? Значит, и тут дикарь не солгал? Ее аналитический ум сразу подметил неточности в сведениях Хока. Кем бы ни оказались эти рептилии, но должно было пройти не менее пятидесяти миллионов лет эволюции, прежде чем они превратятся в крокодилов. Животные были гораздо шире, чем похожее на них земное пресмыкающееся; они выглядели более приземистыми, медлительными и наводили гораздо больший ужас. Их агрессивные намерения не оставляли сомнений.

Лиз потребовалась секунда, чтобы выявить ошибку Хока и сделать свой собственный вывод о возрасте этих существ. В следующую секунду она с криком бросилась к Марвеллу, ища защиты, но его на прежнем месте не оказалось. Невзирая на испуг и увечья, он ловко, как обезьяна, карабкался по крутому склону тем же путем, что и динозавр. Одного взгляда на чудовищ оказалось достаточно, чтобы в нем пробудилась естественная человеческая реакция - забраться как можно выше.

– Весьма интересно, - произнес Гораций, тогда как Хок извлек из заплечного мешка ещё две гранаты. - Очевидно, животные почуяли присутствие человека. Они проявляют довольно неожиданную проницательность.

Ящеры медленно приближались. В полукруг, который они образовали у подножия скалы, попали и мертвое тело динозавра, и небольшая группка беженцев с Талискера.

– Огня! - заорал Хок. - Дайте огня! Фитилей-то ноту, как я их подожгу? Эй, мартышка, ты можешь добыть огонь? И поживей, не то тебе придется молиться за упокой души Хока!

– Беги, сержант! - крикнула ему Лиз со склона. - Спасайся!

Черные немигающие глаза подползали все ближе. Чешуя, покрывавшая тела чудовищ, была тверже брони. Они неуклюже переваливались на коротких перепончатых лапах; морды тоже были короткие. Когда ящеры разинули пасти в предвкушении добычи, обнажились длинные острые клыки. Одного вида клацающих клыков было довольно, чтобы Хок отказался от своих намерений.

– Эгей! - взревел он. - Отходи, сержант! Марвелл, черт тебя подери, ты почему не вышел сражаться?! А ты, механическая мартышка, где же твоя хваленая наука? Прежде, когда капитан сражался с великанами, ты не дрейфил!

Поскольку чудовища были уже в двух шагах, он одним прыжком очутился на склоне, рядом с запыхавшейся Лиз. Робот тоже полез вверх, без всяких усилий передвигая свои ноги. У подножия скалы раздался дикий скрежет, и Марвелл приостановил свое стремительное восхождение.

Страшные звуки достигли слуха объятых ужасом людей. Ящеры сражались за добычу - за огромное тело динозавра.

– Ну вот! - с сожалением сказал бесстрашный Хок. - Кабы вы все не струсили, Хок бы уже разметал па куски поганых крокодилов.

Лиз в ужасе глянула вниз. Зрелище казалось ещё страшнее оттого, что совсем недавно они видели динозавр» живым. Хищники драли на кутки его тушу, жадно добираясь до внутренностей. Более двадцати ящеров оспаривали друг у друга самую лакомую часть добычи.

Чей воспаленный мозг замыслил все это?

– Пойдем, Лиз! - взмолился Марвелл. - Давай выбираться отсюда!

Костюм импресарио из Механического Века был изодран в клочья. Взору Лиз открылась толстая ляжка. Одну из своих щегольских кожаных гетр Марвелл потерял. Шикарным галстуком перевязал израненное запястье. Черные усы повисли, как мочало. «Что такому ничтожеству делать в Вероятностном Пространстве?» - подумала Лиз с прежней неприязнью.

– Лиз!

– Убирайся к черту!

– Гляди, трусливая жаба, на нечисть не нарвись! - предупредил Хок, провожая презрительным взглядом неуклюже карабкавшуюся фигуру. Он обернулся к Лиз. - Видала его? Ну и дерьмо же твой мужик!

Лиз, не подумав, вспылила:

– Мой? С чего ты взял? Никакой он не мой! - Она тут же опомнилась, осознав, что оправдывается перед дикарем. - Я хочу сказать, что мы просто сотрудники, не более.

– Ой ли!

Лиз поймала на себе заинтересованный взгляд сержанта. Она вспыхнула, натянула на себя разорванный мех, прикрывая грудь. Умом она понимала, что нелепо заботиться о приличиях, когда совсем рядом ископаемые монстры с планеты Земля пожирают другого, ещё более древнего монстра, но ничего не могла с собой поделать. В этих условиях она словно стала другой женщиной, совсем не похожей на прежнюю Лиз.

– По-твоему, не надо туда ходить? - спросила она Хока.

– Чего мы там забыли? Не боись, крокодилы уже не тронут.

– Гораций, а ты как считаешь?

Гораций обратил свой взор к вершине скалы, куда неудержимо стремился Марвелл.

– Полагаю, мистеру Марвеллу следовало бы прислушаться к совету сержанта, - проронил он. - Боюсь, он ищет на свою голову новых неприятностей.

– Марвелл! - закричала Лиз, и крик тут же застрял у неё в горле.

Клацанье, чавканье и рык, доносившиеся снизу, в минуту были забыты, поскольку, стоило Марвеллу ухватиться за остроконечную вершину, как из-за неё медленно высунулась голова.

У Марвелла вырвался вопль ужаса. Он тоже увидел эту желтую с черными подпалинами морду.

Гораций повернулся к Лиз Хэсселл.

– Не кажется ли вам, что мы близки к разгадке?


 Глава 10 

Приближаясь к вершине, Марвелл постепенно набирался уверенности. Робот полностью владеет ситуацией - это очевидно. У него огромный энергетический потенциал и незаурядная способность оценивать ситуацию, что он не единожды доказал. Итак, Гораций… Его необходимо убедить, что с Хоком надо расстаться. И, возможно, с Лиз Хэсселл тоже. Когда они избавятся от обузы, робот поможет ему найти выход. Наверняка у него уже сложилось в мозгу теоретическое обоснование всех тайн Талискера и таинственной силы.

Марвелл не сомневался, что в свое время сумеет внушить эту мысль проклятому автомату. Так или иначе, машины обязаны подчиняться людям. А Марвеллу прежде всего надо выжить. Пускай Хок продолжает вести свои баталии, а Лиз - витать в облаках. У него, Марвелла, есть только одно обязательство - перед самим собой.

Теперь монстры ему, слава Богу, не угрожают. Там, наверху, он обретет покой и безопасность. К черту все рассуждения о таинственной силе с её бредовым Вероятностным Пространством!

Марвелл перевел дух и поднял глаза кверху.

– А-а-а!

Он чуть было не сорвался со скалы. Боже, какой огромный тигр! Жуткая пасть была в каких-нибудь пятнадцати сантиметрах от его носа. Из пасти текла слюна. Зеленые горящие глаза немигающе взирали на внезапно возникшее перед ними существо. Зелень этих глаз отливала золотом шкуры, исчерченной черно-коричневыми полосами.

Человек и гигантская кошка выжидательно уставились друг на друга.

– Марвелл! - крикнул кто-то снизу, но предостережение опоздало на целую ве