КулЛиб электронная библиотека 

Караван в Ваккарес [Алистер Стюарт Маклин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Алистер Маклин Караван в Ваккарес

Пролог

Они прошли долгий путь — цыгане, расположившиеся лагерем на покрытой бурой растительностью обочине извилистой горной дороги в провинции Прованс. Их путь пролегал через Трансильванию, Венгрию, Высокие Татры Чехословакии, Железные Ворота и даже через омываемые водами Черного моря лазурные берега Румынии. Долгий путь в жаркой, удушливой атмосфере по бесконечно однообразным, уже выгоревшим равнинам Центральной Европы, медленный и утомительный, а иногда и опасный — через высокие горные хребты. Казалось бы, изнурительный путь даже для превосходных путешественников.

Однако никаких признаков усталости не было заметно на лицах мужчин, женщин и детей, сидевших в традиционно нарядных одеждах вокруг двух ярко горевших жаровен и погруженных в милую сердцу цыганскую музыку венгерских степей, воскрешавшую воспоминания и навевавшую грустные думы.

Отсутствие явных признаков усталости объяснялось несколькими причинами. Большие современные кибитки, благоустроенные и богато убранные, свидетельствовали об определенном комфорте, с которым путешествовали эти цыгане, в отличие от своих предков, странствовавших по Европе в аляповато раскрашенных и чертовски неудобных крытых повозках, запряженных лошадьми. Этой ночью цыгане ожидали пополнения казны, к их великому сожалению, изрядно опустошенной за время длительного путешествия по Европе, и в предвкушении этого долгожданного события сменили запыленные одежды, в которых путешествовали; к тому же они знали, что всего три дня осталось до конца их странствования; возможно, они к тому же обладали необыкновенной способностью быстро восстанавливать силы.

Как бы там ни было, но эти люди не выглядели усталыми, и только тихая радость и сладостно-грустные воспоминания о былом отражались на их лицах.

Но среди них был человек с отсутствующим взглядом, который мог бы заметить даже самый невнимательный наблюдатель; выражение лица этого человека не соответствовало окружающей обстановке, а музыка явно вообще не воспринималась им. Этот человек по имени Кзерда сидел на ступеньках своей кибитки, которая стояла отдельно от остальных и была скрыта темнотой. Вожак цыган, родом из какой-то деревни с непроизносимым названием, расположенной в дельте Дуная, Кзерда был мужчиной среднего возраста, худощавым, высоким, крепкого телосложения, в нем странно сочетались флегматичность и способность мгновенно переходить к решительным действиям. Черноволосый, черноглазый, с черными усами на хищном лице, он и одет был во все черное. В руке, свободно лежащей на колене, Кзерда держал длинную тонкую сигару, дым от которой попадал ему в глаза, но цыган, казалось, не замечал этого или просто не обращал внимания.

Его беспокойный взгляд то бегло скользил по группе собратьев-цыган, то рассеянно обращался к горной гряде Альп, к суровым, мрачным известняковым скалам, спящим при ярком свете луны под усеянным звездами небом, но чаще всего устремлялся на кибитки, выстроившиеся в ряд по обе стороны от него. Внезапно взгляд Кзерды стал сосредоточенным, хотя выражение лица не изменилось. Он не спеша поднялся, спустился по ступенькам кибитки, бросил на землю сигару и бесшумно двинулся вдоль кибиток.

Человек, ожидавший его, был точной копией Кзерды, но моложе. Орлиные черты их смуглых лиц были настолько схожи, что не возникало сомнений в их близком родстве. Да, это был его сын, ростом и шириной плеч уступавший отцу. Кзерда, человек явно немногословный, вопросительно поднял бровь. Сын кивнул и повел его по узкой пыльной дороге, указывая путь резкими взмахами руки.

В пятидесяти ярдах от места, где они остановились, возвышался почти вертикальный массив белого известняка; ничего подобного не было в мире: его основание походило на соты, и эти огромные прямоугольные отверстия были, безусловно, сделаны руками человека — никакие силы природы не могли бы создать столь правильных геометрических форм. Одно из отверстий имело около шестидесяти футов в ширину и столько же в высоту.

Кзерда кивнул, повернулся и посмотрел направо вдоль дороги. Из темноты возникло неясное очертание человеческой фигуры с приветственно поднятой рукой. Кзерда таким же образом ответил на приветствие и указал в направлении известняковой скалы, после чего человек сразу же исчез, никак не обозначив себя, — видимо, в этом не было необходимости. Кзерда повернулся влево, разглядел в темноте еще одного человека, повторил такой же жест, затем, взяв фонарь, который передал ему сын, быстро и бесшумно направился к скале. А лунный свет зловеще отражался на очень тонких кривых ножах с длинными лезвиями, которые мужчины держали в руках... Входя в пещеру, они услышали, что скрипачи сменили мелодию и теперь играли веселый цыганский танец.

От входа пещера значительно расширялась и походила на собор или гигантскую древнюю усыпальницу. Кзерда и его сын включили фонари, но даже их мощные лучи не могли достичь отдаленных уголков этой внушающей страх рукотворной пещеры. А то, что она сделана руками человека, не вызывало сомнений: подтверждением тому были тысячи вертикальных и горизонтальных углублений в стенах, оставленных многими поколениями провансальцев, добывавших здесь известняк для строительных нужд.

Углубления выглядели огромными: в некоторых из них мог бы поместиться автомобиль, а в других, более широких и глубоких, даже дом. Кое-где попадались груды круглых известняковых камней, однако большая часть пещеры выглядела так, словно ее только что прибрали. Справа и слева от входа располагались два огромных отверстия, и темнота, простиравшаяся за ними, была полной и непроницаемой. Зловещее место, страшное в своей враждебности, предвещающее несчастья, угрожающее и дышащее смертью... Кзерда и его сын, казалось, не чувствовали всего этого: спокойно повернулись и направились к правому отверстию.

Глубоко внутри этого огромного известнякового лабиринта, едва различимая в бледном потоке лунного света, проникающего в пещеру через отверстие в своде, вырисовывалась стройная фигура молодого человека, прижавшегося спиной к стене и опирающегося ладонями о ее холодные влажные камни. Его поза свидетельствовала о том, что он находится в отчаянном, безвыходном положении загнанного зверя. Это был юноша не старше двадцати лет, одетый в черные брюки и белую рубашку. На его шее поблескивала тонкая цепочка с серебряным распятием. Крестик поднимался и опускался на его груди в такт учащенному дыханию: так дышит бегун, испытывающий недостаток кислорода. Его белозубый оскал можно было бы принять за улыбку, но дрожащие от страха губы свидетельствовали об обратном. Его ноздри раздувались, темные глаза были широко раскрыты, лицо блестело от пота, будто смазанное глицерином. Это было лицо чертовски испуганного, понимающего неизбежность своей гибели человека — человека, объятого безрассудным, паническим ужасом, на грани безумия.

Вдруг юноша замер, увидев два пляшущих пятна света на полу пещеры. Дрожащие лучи, постепенно увеличиваясь, приближались со стороны левого входа. Молодой цыган на мгновение застыл в оцепенении, но, хотя рассудок почти покинул его, инстинкт самосохранения сработал независимо от разума, и, громко всхлипнув, он оттолкнулся от стены и ринулся к правому входу в пещеру, бесшумно двигаясь б мягких туфлях по каменистому полу. Он обогнул угол и, резко замедлив движение, вытянув вперед руки, стал двигаться ощупью, пока его глаза не привыкли к глубокой темноте, после чего продолжил путь к следующей пещере, а его судорожное дыхание отдавалось гулким эхом от невидимых стен.

Кзерда и его сын продвигались, освещая себе путь и уверенно шагая по сводчатому проходу, ведущему к месту, где находился беглец. По знаку Кзерды они остановились и неторопливо осветили самые отдаленные уголки пещеры: там было пусто. Кзерда кивнул, словно удовлетворенный увиденным, и издал особый, низкий двухтональный свист.

В своем укрытии, которое на самом деле таковым не было, молодой цыган, казалось, вжался в стену. Его наполненные ужасом глаза уставились в направлении источника свиста. Почти сразу он услышал такой же свист, но из другой части подземного лабиринта. Автоматически его глаза обратились в сторону нового источника опасности, а затем он резко повернулся направо, так как в третий раз услышал точно такой же свист, как и предыдущие. Глаза юноши отчаянно пытались рассмотреть третий источник опасности, но вокруг не было ничего, кроме обволакивающей темноты, и ничто не нарушало тишины, за исключением звуков цыганских скрипок, напоминавших о другом — безопасном и спокойном — мире, что усиливало гнетущую тишину этого наводящего смертельный ужас места.

Некоторое время юноша стоял неподвижно, обезумев от страха. Затем в течение нескольких секунд снова трижды прозвучал тот же двойной свист, но на этот раз ближе, намного ближе... И когда юноша опять увидел слабые лучи света, исходящие от двух фонарей, те же самые, что он видел раньше, он повернулся и в панике побежал в противоположном направлении, которое, казалось, давало кратковременную передышку, нисколько не заботясь о том, что в любой момент может наскочить на известняковую стену. Разум должен был предупредить его об этом, но сейчас беглец был на грани безумия, и только вековой инстинкт подсказывал ему, что человек не умирает раньше, чем наступает смерть.

Он пробежал не более полудюжины шагов, когда мощный источник света вспыхнул впереди него на расстоянии меньше десяти ярдов. Беглец резко остановился, оступился, но сохранил равновесие и опустил руку, инстинктивно поднятую для защиты глаз от яркого света, и тут, прищурившись, впервые предпринял попытку определить степень и реальность возникшей перед ним новой угрозы. Но все, что он смог увидеть, — это едва различимую бесформенную фигуру человека позади фонаря. Затем медленно, очень медленно, рука этого человека появилась в свете фонаря, и в ней ярко сверкнул дьявольски изогнутый нож. Нож и луч света начали медленно приближаться...

Беглец повернул назад, сделал два шага и снова замер. Два других ярких пятна света, в которых также сверкали ножи, двигались ему навстречу и были ничуть не дальше человека за его спиной. Что было особенно страшным, действующим на нервы в этом размеренном продвижении всех троих, — это неторопливая, беспощадная уверенность в неизбежном.

— Подойди, Александре, — ласково сказал Кзерда. — Мы же все старые друзья, не так ли? Разве ты больше не хочешь нас видеть?

Александре зарыдал и бросился направо: там свет от трех фонарей высветил вход в еще одну пещеру. Задыхаясь, как загнанный зверь, спотыкаясь, бежал он по проходу. Ни один из трех преследователей не сделал попытки перехватить его или броситься следом. Они просто шли за ним, двигаясь с той же показной неторопливой уверенностью.

В третьей пещере Александре остановился, дико озираясь. На этот раз пещера была настолько мала, что позволяла увидеть беспощадно монолитные стены, которые не оставляли ни малейшей надежды на дальнейшее отступление. Единственный путь из нее был тот, по которому он попал сюда, а это означало конец.

Вдруг у юноши, несмотря на паническое состояние, появилось ощущение, что эта пещера необычная... Его преследователи с их фонарями еще не появились, так почему же он видит здесь так хорошо? Гораздо лучше, чем в той адски темной пещере, из которой он только что прибежал?

Рядом с ним возвышалась огромная груда камней и обломков скальной породы, явно свидетельствовавшая о сильном обвале. Инстинктивно Александре поднял глаза. Нагромождения скальной породы уходили вверх под углом сорок градусов; вершины горы не было видно. Взгляд юноши медленно скользил по каменной осыпи. Там, где она кончалась, на высоте примерно шестидесяти футов, зияло круглое отверстие, через которое был виден клочок неба, усеянного звездами. Именно из этого отверстия струился свет, и Александре понял, что здесь когда-то давно обвалился свод пещеры.

Какой-то первобытный внутренний импульс руководил теперь движениями обессилевшего юноши; его разум потерял контроль над телом. Не оглянувшись на преследователей, Александре бросился к обвалу и начал карабкаться вверх.

Казалось, вся груда камней пришла в движение, обломки лавиной сыпались из-под его ног; подниматься быстро было невозможно: едва ли не через каждые восемнадцать дюймов он сползал вниз на целый фут. Но безысходное отчаяние преодолевало законы гравитации и трения, и юноша продолжал карабкаться вверх по обвалившемуся склону, по которому не смог бы подняться ни один нормальный человек.

Когда Александре преодолел уже треть пути, ему вдруг показалось, что свет внизу стал ярче, и, на мгновение остановившись, он бросил туда взгляд. У подножия каменной осыпи стояли три человека с зажженными фонарями. Они пристально следили за ним, но не пытались преследовать. Беглецу должно было показаться странным, что свет своих фонарей преследователи направляли не на него, а себе под ноги. Но даже если бы юноша и был в состоянии отметить эту странность, времени на размышления у него все равно не оставалось: он чувствовал, что обломки под его руками и ногами неудержимо ползут вниз, и был вынужден продолжать свой безумный путь.

Его израненные колени страшно болели, ногти на руках были обломаны, а кожа на ладонях содрана до костей. Но Александре упрямо карабкался вверх.

Преодолев почти две трети пути, он снова был вынужден остановиться, но не по своей воле, просто его окровавленные конечности и изнуренные мускулы больше не повиновались ему. И снова он взглянул вниз и увидел, что три человека с фонарями по-прежнему неподвижно стоят у подножия и все трое пристально смотрят вверх. В их позах чувствовалось напряжение, словно они чего-то ждали. Смутно где-то в отдаленных уголках его затуманенного разума появилась мысль: «Почему?» Он поднял голову, взглянул на усеянное звездами небо и сразу все понял...

Человек, освещенный ярким светом луны, сидел на краю обвала. Половина его лица была в тени, но Александре без труда различил пышные усы и сверкающие белые зубы. Казалось, он улыбается. Может быть, он действительно улыбался. В левой руке он держал нож, а в правой — фонарь. Человек включил фонарь и начал спускаться вниз.

На лице Александре не отразилось никаких чувств, он лишился последних сил. Некоторое время юноша оставался неподвижным, а человек с усами приближался к нему, вызывая небольшие обвалы камней. Затем Александре в отчаянии попытался броситься в сторону, чтобы уклониться от града камней и избежать удара ножа своего преследователя, но в панике не рассчитал своих сил, потерял равновесие и полетел вниз, напрасно пытаясь за что-нибудь уцепиться. Внезапное падение юноши вынудило его преследователя, чтобы не свалиться вслед за жертвой, двигаться огромными прыжками, а поток летящих камней заставил ожидавших внизу цыган отскочить шагов на десять. И в эту минуту в пещере появился еще один цыган, а следом за ним к группе присоединился преследователь Александре, благополучно скатившийся вниз вслед за рухнувшим юношей.

Александре тяжело упал на пол и инстинктивно прикрыл руками голову, чтобы защитить ее от падающих камней; так он пролежал несколько секунд, пока камнепад не прекратился. Какое-то время юноша находился в оцепенении, затем медленно поднялся, сначала на четвереньки, потом во весь рост, взглянул на стоявших полукругом пятерых мужчин: каждый держал в руке нож, каждый нес ему смерть. Вдруг сознание Александре прояснилось. Теперь он не выглядел загнанным зверем; испытав в полной мере страх смерти, он преодолел его. Сейчас юноша спокойно смотрел в лицо смерти и больше не боялся ее. Он спокойно стоял и ждал конца.

Кзерда, согнувшись, положил последний камень на вершину холмика, который вырос у подножия обвала, выпрямился и посмотрел на дело своих рук, удовлетворенно кивнул и жестом показал сообщникам на выход из пещеры. Они пошли. Кзерда последний раз взглянул на продолговатый каменный холм, снова кивнул и пошел вслед за остальными.

Выйдя из пещеры под необыкновенно яркое сияние лунного света, заливавшего Альпы, Кзерда подозвал к себе сына. Тот замедлил шаг и позволил спутникам уйти вперед.

Кзерда тихо спросил:

— Как ты думаешь, Ференц, будут ли среди нас еще доносчики?

— Я не знаю. — Ференц пожал плечами. — Я не доверяю Джозефу и Паулу, но, возможно, зря.

— Ты будешь следить за ними, Ференц, не так ли? Как следил за бедным Александре. — Кзерда перекрестился: — Прости, Господи, его грешную душу.

— Я буду следить за ними, отец. — Ференц замолчал, так как все было ясно. — Мы будем в отеле через час. Как ты думаешь, мы получим много денег сегодня вечером?

— Кто знает, сколько монет ленивые и глупые богачи бросят нам. У нас нет казначея в этом чертовом отеле, хотя мы посещаем его почти сто лет и должны будем посещать и впредь, — тяжело вздохнул Кзерда. — Все складывается таким образом, сын мой Ференц, именно таким образом, и ты никогда не должен забывать этого.

— Да, отец, — сказал Ференц, исполненный чувства долга, и быстро убрал нож.

Тихо и незаметно пятеро цыган вернулись в свой лагерь и расположились отдельно друг от друга с внешней стороны круга, в котором сидели остальные цыгане, пребывавшие в состоянии тихой, счастливой грусти, навеянной цыганской музыкой, которая достигла крещендо. В жаровнях еще теплился огонь, и слабый отблеск растворялся в лунном свете. Достигнув апогея, музыка резко оборвалась, музыканты низко поклонились публике, вызвав бурные рукоплескания, и громче всех аплодировал Кзерда, словно на концерте Хейфеца в Карнеги-Холл. Но даже когда цыган хлопал, его взгляд беспокойно блуждал вокруг, пока не остановился на отвесной известняковой скале, одна из пещер которой совсем недавно стала могилой.

Глава 1

Отвесные стены Ле Боу, разорванные и расколотые трещинами, словно от ударов гигантского топора, и мрачные развалины древней крепости — самые уродливые и наводящие ужас руины в Европе. Во всяком случае, так гласит местный справочник. Далее там говорится: «...Столетия прошли после гибели Ле Боу. Он представляет собой открытые захоронения, грозный и наводящий ужас памятник средневековому городу, который жил насилием и исчез в агонии. Взглянуть на Ле Боу — значит взглянуть в лицо смерти, навечно запечатленной в камне...»

Возможно, такое описание не соответствует действительности, однако неискушенному читателю сложно разобраться в этом, если только не представится случай. Вне всякого сомнения, это была самая непривлекательная, бесплодная и отвратительная коллекция естественных разрушений и уродливых развалин в Западной Европе. Развалины появились в результате усилий подрывников XVII столетия, которым потребовался месяц времени и Бог знает сколько тонн пороха, чтобы полностью разрушить Ле Боу. Пожалуй, такой же эффект мог быть получен от взрыва ядерной бомбы. Но люди живут там, живут, работают и умирают.

С запада к основанию вертикальной стены Ле Боу примыкает бесплодная заброшенная местность, дополняющая мрачный ландшафт. Это место не зря названо Чертовой долиной: стены Ле Боу окружают его с востока, отроги Альп теснят с запада, и в летнее время под жаркими лучами солнца открытое с юга ущелье превращается в настоящий ад.

И только один уголок этого ущелья, расположенный в самой северной его части, являет поражающий воображение контраст с окружающей его унылой и пустынной землей. Зеленый, благоухающий и роскошный оазис, словно сошедший со страниц волшебной сказки.

Здесь размещался отель с экзотическими садами и сверкающим голубым бассейном. Архитектура отеля представляла собой нечто среднее между монастырем Трапистского ордена и испанской гасиендой: все присущие этим сооружениям характерные особенности были здесь налицо. Это был один из лучших и, по отзывам, наиболее фешенебельных отелей в Европе.

В отеле имелось патио, окруженное деревьями, и справа от него — лестница, соединяющая его с огромным передним двором. Этот двор, в свою очередь, зеленой аркой соединялся с автостоянкой под парусиновым навесом, защищавшим автомобили от палящих лучей солнца.

Патио было мягко освещено светильниками, скрытыми в кронах двух больших деревьев. Под деревьями располагались пятнадцать столиков, отделенных один от другого декоративными каменными перегородками, искусно украшенными богатой резьбой. Каждый столик был красиво убран и изысканно сервирован. Сверкали столовые приборы, матово поблескивала фаянсовая посуда, искрился хрусталь. Каждому было ясно, что здесь прекрасная кухня, блюда которой можно сравнить лишь с пищей богов, а царящую за столиками тишину — только с тишиной и спокойствием всех кафедральных соборов мира. Но даже в этом раю нашелся возмутитель спокойствия.

Им был мужчина весом около двухсот двадцати фунтов, говоривший без умолку независимо от того, был его рот наполнен едой или нет. Понятно, что он приводил в смятение всех гостей, обращаясь с ними как с людьми, недостойными его внимания. Говорил он очень громко, но не как представитель аристократии, желающий привлечь к себе внимание толпы. Все было гораздо проще: ему было наплевать, слушает его кто-нибудь или нет. Это был человек высокого роста, широкоплечий, крепкого телосложения. Пуговицы его костюма-двойки были пришиты прочными проволочными нитками. У него были черные волосы, черные усы, козлиная бородка и черный перламутровый монокль, сквозь который он рассматривал большое меню, держа его обеими руками. Рядом с ним за столом сидела девушка лет двадцати пяти, одетая в красивое голубое мини-платье экстравагантного покроя. Она с изумлением смотрела на своего бородатого поклонника, который властно хлопал в ладоши. В результате перед ними моментально возник метрдотель, одетый в черный смокинг, а вслед за ним старший официант с помощником — соответственно в белом и черном галстуках.

— Encore[1], — сказал человек с бородой. В данных условиях его манера вызова обслуживающего персонала казалась неуместной: официанты слышали, что происходит в зале, не выходя из кухни.

— Слушаю вас, — сказал метрдотель, сгибаясь в поклоне.

— Еще антрекот для Дюка де Кройтора, и немедленно.

Старший официант и его помощник поклонились в унисон и рысью удалились с интервалом примерно в двадцать футов. Блондинка озабоченно посмотрела на Дюка де Кройтора:

— Но, мсье ле Дюк...

— Для вас — Чарльз, — снисходительно перебил ее Дюк де Кройтор. — Титулы не имеют для меня значения, даже если окружающие называют меня ле Гран Дюк, вне всякого сомнения, из-за моих впечатляющих форм, моего аппетита и королевских манер в обращении с простолюдинами: но для вас я Чарльз, моя дорогая Лила.

Явно смущенная, девушка тихо произнесла что-то, чего он не расслышал, — впрочем, и не прислушивался.

— Говорите громче, пожалуйста! Вы же знаете, я немного туговат на ухо. Она повторила громче:

— Я сказала: вы только что съели огромный стейк.

— Никогда не знаешь, когда наступит голод, — мрачно произнес ле Гран Дюк. — Вспомните о Египте. А?

Торжественно прибывший старший официант поставил на стол огромный стейк, соблюдая все те импозантные формальности, которые присущи процедуре представления драгоценностей из королевской казны; и сам официант, и ле Гран Дюк скорее всего рассматривали стейк как единственную истинную драгоценность, не чета всем этим безделушкам. Помощник официанта водрузил на стол большое блюдо картофеля с подливкой и овощами, а официант почтительно установил на сервировочном столике ведерко для льда с двумя бутылками розового вина.

— Хлеб для мсье ле Дюка! — провозгласил метрдотель.

— Вы же прекрасно знаете, что я на диете, — сказал ле Дюк многозначительно. Затем, поразмыслив, повернулся к блондинке: — Может быть, для мадемуазель Делафонт?

— Наверное, не надо. — Как только официанты ушли, она восхищенно посмотрела на сервировку: — В течение двадцати секунд!

— Они знают мои маленькие капризы, — пробормотал он. Трудно отчетливо произносить слова, когда ешь стейк.

— А я их не знаю. — Лила Делафонт взглянула на него. — Например, мне непонятно, зачем вы меня пригласили.

— По четырем причинам. — Он одним глотком осушил почти полпинты вина, и его дикция улучшилась. — Как я люблю повторять, никто не знает, когда наступит голод. — Он выразительно посмотрел на девушку, чтобы она обратила внимание на его слова. — Я знаю, ваш отец — граф Делафонт; он и я занимаем высокое положение в обществе. Вы здесь самая красивая девушка. И вы одна. Никто не может отвергнуть то, что предлагает ле Гран Дюк. Герцог может прерывать любого, не извиняясь.

Лила, явно смущенная, понизила голос, но это не помогло. Посетители ресторана рассматривали ее поведение как явное потворствование Дюку де Кройтору, и наступившая тишина явно свидетельствовала об этом.

— Я не одна. И не самая красивая девушка в отеле. Ни то, ни другое. — Она застенчиво улыбнулась, словно боясь, что ее услышат, и кивнула в сторону ближайшего столика: — Пока здесь моя подруга Сессиль Дюбуа.

— Это девушка, с которой вы были в начале вечера?

— Да.

— Мои предки и я сам всегда предпочитали блондинок. — Его тон не оставлял сомнений в том, что брюнетки предназначены только для низшего сословия. Он неохотно положил нож и вилку и оглянулся. — Недурна, недурна, должен сказать. — Он понизил голос до заговорщицкого шепота, чтобы его не было слышно дальше двадцати футов. — Вы говорите: ваша подруга. Тогда кто же этот распутный бездельник рядом с ней?

Мужчина, сидевший за соседним столиком на расстоянии не больше десяти футов и потому в пределах четкой слышимости высказываний ле Гран Дкжа, снял роговые очки и сложил их с решительным видом. Это был высокий широкоплечий брюнет, одетый в дорогой серый габардиновый костюм старомодного покроя. Мужчину можно было бы назвать красивым, если бы не незначительная асимметричность его лица.

Девушка, сидевшая напротив него, высокая, темноволосая, улыбающаяся, с веселыми серыми глазами, взяла его за руку, стараясь успокоить:

— Пожалуйста, мистер Боуман. Не стоит. Боуман взглянул на ее смеющееся лицо и подчинился.

— Я очень рассержен, мисс Дюбуа, очень рассержен.

Он потянулся за вином, но его рука остановилась на полпути. Он услышал голос Лилы, неодобрительный, защищающийся:

— Он выглядит как боксер-тяжеловес.

Боуман улыбнулся Сессиль Дюбуа и поднял свой бокал.

— Да. — Ле Гран Дюк осушил еще полбокала розового вина. — Он был в расцвете сил лет двадцать назад.

Боуман опустил бокал на стол с такой силой, что из него выплеснулось вино и тонкий хрусталь едва не разлетелся вдребезги. Он резко встал, но Сессиль ко всем своим положительным качествам обладала еще и быстрой реакцией. Она моментально поднялась из-за стола и оказалась между Боуманом и столиком ле Гран Дюка. Мягко, но настойчиво она взяла Боумана за руку и увлекла его в сторону бассейна; для всех они выглядели как парочка, которая закончила трапезу и решила прогуляться. Боуман, хотя и с явной неохотой, подчинился. У него был вид человека, для которого ссора с ле Гран Дюком представляла удовольствие, но который устоял перед уличной дракой из-за присутствия молодых леди.

— Извините, — Сессиль сжала его руку, — но Лила моя подруга, и я не хочу, чтобы она оказалась в неловком положении.

— Ха! Вы не хотите, чтобы она оказалась в неловком положении. Я полагаю, для вас не имеет никакого значения, что меня оскорбили?

— О, перестаньте! Вы же понимаете, что ничего особенного не произошло. Вы не выглядите похожим на распутника.

Боуман подозрительно взглянул на спутницу, но в ее глазах не было ехидной усмешки. Она притворно, но по-доброму поджала губы:

— Понимаете, я не могу спокойно слышать, когда кого-нибудь называют бездельником. Кстати, чем вы занимаетесь? На всякий случай, если мне придется защищать вас перед герцогом.

— Черт с ним, с герцогом.

— Это не ответ на мой вопрос.

— Это очень хороший вопрос. — Боуман задумался, снял очки и протер их. — Дело в том, что я ничем не занимаюсь.

Они остановились у дальнего конца бассейна. Сессиль высвободила свою руку и взглянула на него неодобрительно:

— Вы хотите сказать, мистер Боуман...

— Называйте меня Нейл, так меня называют все друзья.

— Вы легко заводите друзей, не так ли? — спросила она.

— Да, — ответил Боуман просто. Она либо не слушала его, либо проигнорировала эти слова.

— Вы хотите сказать, что никогда не работали? Никогда ничего не делали?

— Никогда.

— У вас нет никакой профессии? Никакой специальности? Вы ничего не умеете делать?

— А зачем мне работать? — резонно возразил Боуман. — Мои предки сделали миллионы, и нет смысла увеличивать их. Каждое поколение, на мой взгляд, не должно усердствовать. Надо создать условия для проявления инициативы и выхода энергии последующих поколений, своего рода подзарядки семейной энергии. Кроме того, мне не нужна никакая профессия. У меня нет ни малейшего желания работать, — закончил он с достоинством, — и отбивать хлеб у бедного человека, который действительно в ней нуждается.

— Это все красивые слова. Но как можно так говорить о человеке?

— Люди всегда неправильно оценивают меня, — грустно сказал Боуман.

— Однако герцог оказался совершенно прав. — Она удивленно покачала головой, скорее с раздражением, чем с холодным осуждением. — Вы действительно бездельник, мистер Боуман.

— Нейл.

— О, вы неисправимы. — В голосе Сессиль впервые прозвучало раздражение.

— И завистлив. — Они подошли к патио, и Боуман взял ее за руку. Он не улыбнулся, и она не пыталась высвободить руку. — Завидую вам. Я имею в виду ваше самообладание и скромность. Две английские девушки живут здесь в течение года, получая зарплату машинисток двести фунтов в неделю...

— Лила Делафонт и я находимся здесь, чтобы собрать материал для книги. — Она попыталась быть официальной, но ей это не удалось.

— О чем? — спросил Боуман вежливо. — Местные кулинарные рецепты? Издатели не платят денег за сомнительные книги такого рода. Так кто же берет на себя расходы? ЮНЕСКО? Британский совет? — Боуман внимательно взглянул на девушку сквозь свои роговые очки, но та умела скрывать свои чувства. — Давайте лучше не будем ссориться, хорошо? Мир, моя дорогая. Здесь так чудесно. Удивительная ночь, прекрасный ужин, прелестная девушка. — Боуман поправил очки и оглядел патио. — Ваша подруга тоже хорошенькая. А кто этот презренный тип рядом с ней?

Она ничего не ответила, потому что была буквально загипнотизирована тем, как ле Гран Дюк, держа в одной руке огромный стеклянный графин с розовым вином, другой руководил официантом, переносившим содержимое десертного столика на тарелку, стоявшую перед герцогом. Лила Делафонт сидела слегка приоткрыв от удивления рот.

— Я не знаю, — опомнилась Сессиль. — Он говорит, что он друг ее отца. — Она оглянулась в замешательстве и, увидев проходящего метрдотеля, обратилась к нему: — А кто тот джентльмен, что сидит с моей подругой?

— Дюк де Кройтор, мадам. Очень известный винодел.

— Скорее очень известный любитель выпить. — Боуман проигнорировал неодобрительный взгляд Сессиль. — Часто он бывает здесь?

— Последние три года, и всегда в это же время.

— В это время особенно хорошо кормят?

— Пища, сэр, великолепная здесь в любое время. — Метрдотель был оскорблен. — Монсеньор ле Дюк приезжает на ежегодный цыганский фестиваль в Сен-Мари.

Боуман снова взглянул на Дюка де Кройтора, который уничтожал свой десерт с большим аппетитом.

— Теперь понятно, почему ему необходимо ведро для льда, — сказал он. — Чтобы охлаждать ножи. Разве вы не видите следов цыганской крови на них?

— Монсеньор ле Дюк является самым известным собирателем фольклора в Европе, — строго сказал метрдотель и добавил учтиво: — Исследование древних обычаев, мистер Боуман. В течение столетий сюда в конце мая приезжают цыгане со всей Европы поклониться мощам Святой Сары. Монсеньор ле Дюк пишет книгу об этом.

— Это место, — задумчиво произнес Боуман, — наводнено самыми невероятными писаками, которых вы когда-либо видели.

— Я не понимаю, сэр.

— Зато я очень хорошо понимаю, — сказал Боуман и для себя отметил: — Зеленые глаза могут быть и очень холодными. Нет необходимости... А это что такое?

Послышался слабый, но постепенно нарастающий звук множества двигателей, словно по дороге ползла танковая колонна. Они взглянули в сторону патио: первые кибитки цыган двигались по извилистой крутой дороге к отелю. Те, что уже въехали в передний дворик, располагались в нем строгими рядами, другие въезжали через зеленую арку на отгороженное место для парковки автомобилей. Смрадный грохот бензиновых двигателей, который с полным правом можно было назвать невыносимым, представлял такой разительный контраст с мирной роскошью отеля, так резко нарушал его тишину и порядок, что даже ле Гран Дюк прекратил жевать. Боуман взглянул на метрдотеля, который задумчиво взирал на звезды и, казалось, беседовал сам с собой.

— Это и есть живой материал для мсье Дюка? — спросил Боуман.

— Да, сэр.

— А что теперь? Развлечения? Цыганские скрипки? Уличная азартная игра? Тиры? Киоски для продажи сладостей? Гадания по руке?

— Боюсь, что да, сэр.

— О Боже!

— Сноб! — четко произнесла Сессиль.

— Извините, мадам, — сухо сказал метрдотель, — я тоже придерживаюсь мнения мистера Боумана, но это древний обычай, и у нас нет ни малейших намерений обижать ни цыган, ни местное население. — Он снова взглянул на патио и нахмурился: — Извините, пожалуйста.

Он быстро прошел через патио к месту, где возбужденная группа цыган, очевидно, спорила. Главными действующими лицами в этой ссоре оказались мощного телосложения цыган, лет примерно сорока пяти, с хищным выражением лица, и почти потерявшая рассудок, многословная, готовая разрыдаться цыганка того же возраста.

— Пошли? — обратился Боуман к Сессиль.

— Что, туда?

— Вы все еще возражаете?

— Но вы же сказали...

— Может быть, я и бездельник, но меня интересует человеческая натура.

— Вы хотите сказать, что любознательны?

— Да.

Боуман взял девушку за руку, сделал шаг и вежливо посторонился, давая возможность ле Гран Дюку промчаться мимо, если так можно сказать о человеке его комплекции. За ним неохотно следовала Лила. В руках у ле Гран Дюка была записная книжка, а в глазах — азарт заядлого фольклориста, и, даже находясь в стремительном порыве, он не забывал подкрепляться витаминами, на ходу кусая большое красное яблоко. Он производил впечатление человека, который всегда знает, что ему нужно.

Боуман с упирающейся Сессиль медленно последовал за ними. Когда они прошли половину пути, от головной кибитки отделился джип с тремя пассажирами и помчался вниз по дороге. Едва Боуман и девушка приблизились к группе, где цыган безуспешно пытался успокоить рыдающую женщину, как от этой группы отошел метрдотель и поспешил к лестнице.

Боуман преградил ему дорогу:

— Что случилось?

— Женщина говорит, что исчез ее сын. Они послали машину на его поиски, чтобы проверить дорогу, по которой пришли.

— Да? — Боуман снял очки. — Но ведь люди не исчезают просто так.

— И я так думаю, поэтому вызываю полицию. — И он быстро ушел.

Сессиль, которая неохотно следовала за Боуманом, спросила:

— Почему такой шум? Почему женщина плачет?

— Пропал ее сын.

— И что?

— И все.

— Вы хотите сказать, что с ним ничего не случилось?

— Этого никто не знает.

— На то могла быть дюжина причин. Во всяком случае, она не должна вести себя подобным образом.

— Цыгане, — Боуман пустился в объяснения, — очень эмоциональны и очень любят своих детей. У вас есть дети?

Сессиль с трудом сохранила внешнее спокойствие, однако даже при вечернем освещении было видно, как она покраснела.

— Это нечестно.

Боуман моргнул, посмотрел на нее и произнес:

— Простите меня. Я не то хотел сказать. Если бы у вас были дети и один из них пропал, как бы вы прореагировали?

— Не знаю.

— Сожалею, что спросил об этом.

— Я бы, конечно, волновалась. — Она не могла долго обижаться или сердиться. — Возможно, я бы здорово волновалась, но не впадала бы в истерику и не выглядела бы столь убитой горем, пока...

— Пока что?

— О, я не знаю! Я имею в виду, что если бы у меня была причина поверить, что... что...

— Что?

— Вы очень хорошо понимаете, что я имею в виду!

— Я никогда и не пойму, что женщины имеют в виду, — грустно произнес Боуман. — Но на этот раз догадываюсь.

Они пошли дальше и буквально столкнулись с ле Гран Дкжом и Лилой. Девушки заговорили, и Боуман понял, что, если следовать правилам хорошего тона, знакомство неизбежно. Ле Гран Дюк пожал его руку и сказал:

— Очарован, очарован!

Однако было видно, что он вовсе не рад, а просто как аристократ хорошо знает, как вести себя в подобной ситуации. У него оказались неожиданно крепкая рука и рукопожатие человека, сдерживающего свою силу.

— Очаровательные! — произнес он, обращаясь исключительно к девушкам. — Вы знаете, что все эти цыгане пришли из дальних стран, находящихся за «железным занавесом»? Большинство из них венгры и румыны. Их вожак по имени Кзерда проделал путь от берегов Черного моря. Я встречал его в прошлом году. Это как раз он так громко беседовал с той женщиной.

— А как им удалось преодолеть границы? — спросил Боуман. — Особенно между Востоком и Западом?

— Э? Что? А? — Ле Гран Дюк наконец обратил внимание на Боумана. — Цыгане путешествуют беспрепятственно, особенно когда известно, что они совершают ежегодное паломничество. Все боятся их, считая, что они имеют дурной глаз, могут напустить порчу, причинить зло и несчастья тем, кто им помешает; мне кажется, коммунисты верят этому так же, как и все. Конечно, это чепуха, сущий вздор. Но люди верят. Пойдем, Лила, пойдем. У меня такое предчувствие, что мы сами убедимся в этом сегодня вечером.

И они пошли. Сделав несколько шагов, герцог остановился, оглянулся, мельком взглянул на Сессиль, затем отвернулся и покачал головой.

— Какая жалость, — сказал он Лиле, как ему показалось, шепотом. — Я имею в виду цвет ее волос. — Они двинулись дальше.

— Не обращайте внимания, — мягко сказал Боуман. — Вы мне нравитесь такой, какая вы есть.

Девушка поджала губы, но не смогла сдержать улыбки. Обидчивость была не в характере Сессиль Дюбуа.

— Вы знаете, он прав. — Она взяла Боумана за руку, и только он хотел сказать ей, что убеждения герцога в превосходстве блондинок не согласуются с постулатом о божественной непогрешимости, она продолжила, сделав широкий жест: — Действительно, все прекрасно...

— Если вам нравится атмосфера цирков и балаганов, — подхватил Боуман язвительно. — А мне не очень-то по душе подобные развлечения, я всегда стараюсь избегать их. Однако это, видимо, в вашем вкусе; хотя я и восхищаюсь тем, как работают эти люди.

А то, что цыгане мастера своего дела, нельзя было не признать. Быстрота, сноровка и слаженность, с которыми они собрали свои палатки и киоски, вызывали восхищение. В считанные минуты были готовы столы для игры в рулетку, тир для стрельбы, четыре кабины для гадалок, палатки для продажи съестного и сладостей, две — для продажи ярких цыганских нарядов, большая клетка для каких-то птиц, обладающих явной способностью подражать человеческому голосу и используемых цыганами для предсказания судьбы. Группа из четырех цыган, устроившись на ступеньках кибитки, начала играть на скрипках задушевную среднеевропейскую мелодию. Передний дворик и автостоянка уже заполнились медленно прогуливающимися людьми, среди которых были постояльцы отеля и гости, обитатели Ле Боу и множество цыган. Пестрая толпа, состоявшая из самых разных людей — от ле Гран Дюка до представителей самых низших сословий, — слилась в единое целое, получая удовольствие от общения друг с другом, и только метрдотель ресторана стоял на лестнице, ведущей в передний дворик, и наблюдал с отчаянием и мученической покорностью, как пространство вокруг фешенебельного отеля превращается в ярмарку простолюдинов.

У входа в передний дворик появился полицейский. Это был потный здоровяк с красным лицом; езда на велосипеде по крутым дорогам в тихий теплый майский вечер явно не доставила ему удовольствия. Он прислонил велосипед к стене как раз в тот момент, когда рыдающая цыганка, закрыв лицо руками, повернулась и побежала к кибитке, окрашенной в зеленый и белый цвета.

Боуман подтолкнул Сессиль локтем:

— Давайте прогуляемся туда, согласны?

— Я не пойду. Это неприлично. Кроме того, цыгане не любят людей, сующих нос в чужие дела.

— Совать нос в чужие дела? С каких это пор забота о пропавшем человеке является чужим делом? Ну, поступайте как знаете.

Как только Боуман отошел, подъехал джип, резко затормозив на гравийном покрытии двора. Молодой цыган, сидевший за рулем, выскочил из машины и побежал к Кзерде и полицейскому. Боуман остановился неподалеку, стараясь держаться на некотором расстоянии от них.

— Не нашли, Ференц? — спросил Кзерда.

— Никаких следов, отец. Мы обыскали весь район. Полицейский вытащил черную записную книжку:

— Где его видели в последний раз?

— По словам матери, менее чем в двух километрах отсюда, — сказал Кзерда. — Мы останавливались на ужин недалеко от пещер.

Полицейский обратился к Ференцу:

— Вы искали в пещерах?

Ференц перекрестился и ничего не сказал. За него ответил Кзерда:

— Нечего задавать такие вопросы. Вы же знаете, ни один цыган не войдет в эти пещеры. Это дьявольское место. Александре — так зовут пропавшего юношу — никогда бы не пошел туда.

Полицейский убрал свою записную книжку:

— Я бы тоже туда не пошел, особенно ночью. Местные жители считают, что в них обитают злые духи. Я тоже родился здесь. Завтра, днем...

— Да он появится гораздо раньше, — сказал Кзерда уверенно. — Много шума из ничего.

— Женщина, которая только что ушла, — это его мать?..

— Да.

— А почему она так расстроена?

— Он единственный сын. А вы знаете, что это значит для матери. — Кзерда слегка пожал плечами. — Я полагаю, мне лучше пойти и поговорить с ней.

Он ушел. Ушел и полицейский, а следом Ференц. Боуман не колебался: он видел, куда направился Кзерда, догадывался, куда пошел полицейский — в ближайший кабачок. Ни тот, ни другой не интересовали его в данный момент. Его заинтересовал только Ференц: было что-то настораживающее в той стремительности и целенаправленности, с какими он прошел через арку к месту стоянки автомобилей. Что он собирался делать? Боуман неторопливо последовал за ним и остановился под аркой.

Справа от стоянки автомобилей находились четыре павильона предсказательниц судьбы, окрашенные в традиционно яркие цвета. Первый в этом ряду принадлежал некой мадам Мари-Антуанетт, которая, как гласила надпись, возвращала деньги, если клиент был не удовлетворен предсказанием своей судьбы. Боуман поспешно вошел туда, но не потому, что отдавал предпочтение членам королевской семьи, и не в целях экономии, а потому что Ференц, входя в самый дальний павильон, остановился на мгновение и бросил в эту сторону быстрый взгляд. На лице Ференца безошибочно читалась усиливающаяся подозрительность. Боуман вошел в павильон.

Мари-Антуанетт была седовласой старухой с глазами цвета полированного красного дерева и провалившимся беззубым ртом. Она внимательно смотрела на кристаллический мутный шар, прозрачность которого была утрачена, потому что его уже давно не чистили. Гадалка уверенно рассказала Боуману о продолжительности его жизни, судьбе, здоровье и счастье, взяла четыре франка и отключилась, что означало окончание сеанса. Он вышел. Возле павильона стояла Сессиль, помахивая сумкой, что можно было бы принять за откровенное кокетство. Она взглянула на Боумана с явно неуместным в данной ситуации наигранным весельем.

— Изучаете человеческую натуру? — спросила она ласково.

— Мне не следовало бы вообще туда ходить. — Боуман снял очки и огляделся вокруг, близоруко щурясь. Распорядитель тира, расположенного напротив, коренастый парень невысокого роста, с лицом боксера, чья карьера внезапно оборвалась, нагло рассматривал его. Боуман надел очки и взглянул на Сессиль.

— Ваша судьба? — спросила она озабоченно. — Что-то неприятное?

— Хуже. Мари-Антуанетт сказала, что я женюсь через два месяца. Она, наверное, ошибается.

— Да, вы не из тех, кто женится, — ответила Сессиль с симпатией и кивнула на следующий павильон. — Я думаю, вам следует узнать еще одно мнение о своей судьбе у мадам... как ее имя?

Боуман прочел зазывающую надпись: «Мадам Зеттерлинг», затем взглянул через стоянку автомобилей на тир. Распорядитель продолжал внимательно наблюдать за ним. Боуман последовал совету Сессиль и вошел в павильон. Мадам Зеттерлинг выглядела как старшая сестра Мари-Антуанетт. Гадальные принадлежности состояли из колоды засаленных игральных карт, которые она тасовала и раскладывала с такой скоростью, что ее не впустили бы ни в одно казино в Европе; но предсказание судьбы было таким же. Точно такой же была и цена.

Сессиль, все еще улыбаясь, ожидала его снаружи. Ференц находился под аркой; он явно получал какую-то информацию от распорядителя тира и внимательно слушал. Боуман снова протер свои очки.

— Да поможет нам Бог! — сказал он. — Ничего особенного, обычные выдумки гадалок. — Он надел очки. — И все же что-то в этом есть. Однако предсказания моей женитьбы не имеют ничего общего с Ференцем. Абсолютно ничего.

— Что такое?

— Ваше сходство, — серьезно ответил Боуман, — с женщиной, на которой, предположительно, я женюсь.

— Подумать только! — Она удовлетворенно рассмеялась. — У вас оригинальный ум, мистер Боуман.

— Нейл, — поправил он.

И, не дожидаясь следующего совета, вошел в третий павильон. Насколько позволяла ситуация, при входе в него Боуман быстро оглянулся и увидел, как Ференц пожал плечами и направился в передний дворик.

Третья предсказательница судьбы обладала чертами трех ведьм из «Макбета». Она разложила карты и сообщила, что ему предстоит морское путешествие, где он встретит брюнетку с волосами черными как вороново крыло. И когда Боуман возразил, что через месяц женится на блондинке, она грустно взглянула на него и взяла деньги.

На лице Сессиль, которая явно рассматривала его как охотника до легких развлечений, играла презрительная усмешка.

— Какие еще потрясающие тайны раскрыты?

Боуман снова снял очки и недоуменно потряс головой: насколько он мог судить, он уже не являлся объектом наблюдения.

— Я ничего не понимаю. Она сказала, что отец моей будущей избранницы был великим мореплавателем, так же как и ее дед и прадед. Но мне это ничего не говорит!

Однако это хорошо было понятно Сессиль. Настроение ее изменилось, на лице появилась улыбка. Она растерянно взглянула на Боумана.

— Мой отец — адмирал, — медленно сказала она. — Дедушка тоже был адмиралом, как и прадедушка. Вы... Вы могли узнать это и до гадания.

— Конечно, конечно! У меня есть полное досье на каждую девушку, с которой я собираюсь познакомиться. Приходите ко мне в номер, и я покажу вам свои файлы. Я вожу их с собой в фургоне. Подождите, у меня есть кое-что еще. Я цитирую: «У нее родинка в форме розы величиной с клубничку на таком месте, где ее никто не может увидеть...»

— Боже мой! Я не могла бы сказать об этом лучше, продолжайте, я слушаю. Может быть, вы скажете что-нибудь и почище!

Но Боуман без всяких извинений и не объясняя причин, — впрочем, в этом в тот момент не было необходимости, — направился к четвертому павильону, единственному, который представлял для него интерес. Сессиль была настолько потрясена услышанным, что странное поведение Боумана отошло на второй план.

Помещение было тускло освещено единственным светильником, висевшим в углу. От слабой лампочки падало бледное пятно света на зеленое сукно стола и лежавшие на нем руки со сцепленными пальцами.

Женщины, которой принадлежали эти руки, не было видно: она сидела в тени, низко опустив голову. И все же нетрудно было заметить, что она не похожа ни на колдунью из «Макбета», ни на других ведьм-гадалок. Это была юная девушка с золотисто-каштановыми волосами, которые ниспадали ниже плеч; черты ее лица были почти неразличимы. Однако руки были определенно красивы.

Боуман опустился на стул возле девушки, посмотрел на колоду карт с надписью: «Графиня Мари ле Обэно».

— Вы действительно графиня? — спросил Боуман вежливо.

— Вы хотите, чтобы вам погадали по руке? Голос у нее был низким, мягким, мелодичным. Это была даже не леди Макбет, это была Корделия.

— Конечно.

Она взяла его правую руку в ладони, наклонилась над ней, опустив голову так низко, что ее золотисто-каштановые волосы касались стола. Боуман сидел неподвижно, это было нелегко, но он не смел шелохнуться: две тяжелые слезы упали на его руку. Левой рукой он повернул висящий в углу светильник, и девушка подняла руку, закрываясь от света, но ему хватило времени рассмотреть, что лицо ее красиво, а большие карие глаза блестят от слез.

— Почему графиня Мари плачет?

— У вас длинная линия жизни.

— Почему вы плачете?

— Пожалуйста...

— Хорошо. Почему вы плачете, скажите, пожалуйста?

— Извините. Я расстроена.

— Вы хотите сказать, что у вас что-то случилось?

— Пропал мой брат.

— Ваш брат? Я знаю, что пропал какой-то Александре. Все говорят об этом. Это ваш брат? Его не нашли?

Она покачала головой. Ее золотисто-каштановые волосы касались стола.

— А это ваша мать находится в большой кибитке, окрашенной в зелено-белый цвет? Она кивнула, но не подняла глаз.

— Ну, зачем слезы? Ведь он не так долго отсутствует. Вот увидите, он скоро появится.

И опять девушка ничего не сказала. Она положила руки на стол, опустила на них голову и беззвучно, но так горько разрыдалась, что ее плечи неудержимо затряслись. Боуман, на лице которого появилось ожесточение, дотронулся до плеча молодой цыганки, поднялся и вышел.

Когда он появился с мрачным видом, Сессиль взглянула на него с некоторым беспокойством.

— Четверо детей, — сказал Боуман тихо. Он взял девушку за руку и повел через арку к переднему дворику.

Ле Гран Дюк в обществе блондинки разговаривал с цыганом крепкого телосложения и с обезображенным шрамами лицом. Он был одет в темные брюки и отороченную оборками не совсем свежую рубашку. Не обратив внимания на хмурый, неодобрительный взгляд Сессиль, Боуман остановился неподалеку.

— Тысяча благодарностей, мистер Коскис, тысяча благодарностей, — говорил ле Гран Дюк с выражением снисходительной любезности. — Очень интересно. Пойдем, Лила, моя дорогая. Хорошего понемножку. Я думаю, мы заработали право перекусить и немного выпить.

Боуман проследил, как они направились к ступенькам, ведущим в патио, затем повернулся и изучающе посмотрел на кибитку, окрашенную в зеленый и белый цвета.

Сессиль сказала:

— Нет.

Он удивленно посмотрел на нее:

— А что плохого в том, чтобы помочь скорбящей матери? Может быть, я смогу успокоить ее, помочь ей чем-то, возможно, даже принять участие в поисках ее пропавшего сына. Если бы больше людей помогали друг другу в трудную минуту и не боялись попасть в неудобное положение...

— Вы действительно святой человек, — сказала она с восхищением.

— Кроме того, имеется один метод решения такого рода проблем. Если ле Гран Дюк может их решить, то и я могу. Более того, ваши опасения...

Боуман оставил ее и, покусывая кончик большого пальца, что являлось у него признаком дурного предчувствия, поднялся по ступенькам в кибитку.

На первый взгляд казалось, что там никого нет. Затем его глаза привыкли к темноте, и он понял, что стоит в прихожей, ведущей в жилые комнаты, вход в которые можно было найти по полоске света под дверью и звукам женских голосов.

Боуман перешагнул через порог. Тень, отделившаяся от стены, двинулась ему навстречу. Удар в солнечное сплетение, от которого Боуман полетел на землю, пересчитав все ступеньки, можно было сравнить с ударом бетонной тумбой. Краешком глаза он успел заметить, как Сессиль моментально отскочила в сторону. Задыхаясь, Боуман упал на спину. Очки его отлетели в сторону, и, пока он лежал на земле, судорожно глотая воздух и пытаясь восстановить дыхание, тень, явно с твердым намерением продолжить, сошла вниз по ступенькам.

Это был невысокий, коренастый, злобный человек, которому очень хотелось произнести наставительную речь, и было видно, что он это намерение выполнит. Он наклонился, схватил Боумана за лацканы пиджака и поставил на ноги с легкостью, которую можно было счесть за дурное предзнаменование.

— Ты меня запомнишь, друг мой. — Его голос напоминал приятный звук сыплющегося в металлический бункер гравия. — Ты запомнишь, что Говал не любит тех, кто вмешивается в его дела. Ты запомнишь, что в следующий раз Говал не будет марать свои руки.

Из этого высказывания Боуман сделал вывод, что Говал снова намеревается пустить в ход кулаки, что тот не замедлил сделать. Только один кулак, но и этого было достаточно. Говал ударил его в то же самое место и, как Боуман мог судить по ощущениям, которые у него появились, приблизительно с такой же силой. Боуман отлетел на полдюжины шагов и опять рухнул на землю, но на этот раз в положении «сидя»: опираясь руками о землю позади себя. Говал презрительно отряхнул руки и вернулся в кибитку.

Сессиль осмотрелась вокруг, нашла очки Боумана и протянула руку, чтобы помочь ему встать. Он сконфуженно принял ее помощь.

— Я думаю, ле Гран Дюк использует другой метод, — сказала она серьезно.

— Сколько несправедливости в мире, — философски заметил Боуман, тяжело дыша.

— Именно. Вы пришли к такому выводу, изучая человеческую натуру в течение сегодняшнего вечера? Боуман кивнул: это было легче, чем говорить.

— Тогда, Бога ради, пойдемте отсюда. После всего этого мне хочется немного выпить.

— Вы думаете, я что-то требовал от них? — проворчал Боуман.

Сессиль с сожалением посмотрела на него:

— Честно говоря, я думаю, вам требуется помощь. — Она взяла его за руку и повела вверх по лестнице в патио.

Ле Гран Дюк в обществе большой вазы с фруктами и Лилы прекратил жевать банан и смотрел на Боумана с издевательской усмешкой.

— Это была впечатляющая драка, — сказал он.

— Он напал на меня в темноте, — объяснил Боуман.

— А! — произнес ле Гран Дюк ехидно, затем добавил шепотом, который был слышен на расстоянии не менее полудюжины футов, на которые Боуман со спутницей уже отошли: — Как я и говорил, пора его расцвета уже миновала.

Сессиль предостерегающе сжала руку Боумана, но в этом не было необходимости. Он улыбнулся ей грустной улыбкой человека, которому уже хорошо досталось, и повел к столику. Официант принес бокалы с вином.

Боуман подкрепился и сказал:

— Итак, где мы будем жить, в Англии или во Франции?

— Что?

— Вы слышали, что сказала гадалка?

— О Боже!

Боуман поднял свой бокал:

— За Дэвида!

— Дэвида?

— Нашего первенца. Я выбрал ему имя.

Зеленые глаза, изучающие Боумана в упор, не были ни удивленными, ни сердитыми, а лишь задумчивыми. Очевидно, Сессиль Дюбуа была не просто хорошенькой девушкой; она была чем-то большим.

Глава 2

Примерно через два часа никто не смог бы назвать лицо Боумана приятным. Можно было с уверенностью утверждать, что из-за переделок, в которые он попадал время от времени, оно и не могло быть таковым, а маска из черного чулка, натянутая до самых глаз, делала его просто ужасным.

Он сменил свой серый габардиновый костюм на темный, а белую рубашку — на пуловер цвета морской волны. Спрятал свои очки, которые носил лишь для маскировки, в чемоданчик, выключил верхний свет и вышел на открытую веранду.

Все спальные комнаты на этом этаже выходили на одну веранду. В двух комнатах горел свет. В одной из ft них занавески были опущены. Боуман подошел к двери этой комнаты и повернул ручку; замок слабо щелкнул. Он знал, что это комната Сессиль. «Доверчивая душа», — подумал он. Он двинулся к следующему окну. Оно было не зашторено, и Боуман незаметна заглянул внутрь. Излишняя, хотя и необходимая предосторожность! Даже если бы он исполнил боевой танец апачей, двое в комнате вряд ли заметили бы это, а если бы и заметили, то не придали этому значения. Ле Гран Дюк и Лила сидели рядом за узким столиком. Их головы почти соприкасались. Ле Гран Дюк учил Лилу основам шахмат, держа рядом блюдо с поджаренными ломтиками хлеба. Казалось, что такое расположение сидящих не способствует быстрому обучению; но ле Гран Дюк выглядел как человек, который подходит к решению всех вопросов со своими мерками. Боуман двинулся дальше.

Луна висела высоко, но тяжелая, вытянутая иерная туча наползала со стороны стен крепости Ле Бву. Боуман спустился к главной террасе около плавательного бассейна, но пересекать ее не стал; казалось, управляющие не гасили свет всю ночь, и любой, кто попытался бы пересечь патио и приблизиться к ступенькам, ведущим в переднюю часть двора, был обречен попасть в поле зрения любого не спящего к тому времени цыгана; а что таких цыган было предостаточно, в этом Боуман не сомневался ни минуты.

Он пошел по боковой тропинке, уводящей влево, обойдя гостиницу, достиг задней ее стены и, поднявшись вверх, подобрался ко двору с запада.

Боуман двигался медленно и бесшумно в башмаках на каучуковой подошве, держась все время в густой тени. Конечно, у цыган не было веских причин выставлять наблюдателей, но он чувствовал, что именно в этом месте они есть. Боуман подождал, пока облако закрыло луну, и вошел в передний дворик.

Все цыганские кибитки, кроме трех, были темными. Ближайшая большая освещенная кибитка принадлежала Кзерде. Яркий свет струился из полуоткрытой двери и закрытого, но незанавешенного окна. Боуман осторожно, словно кот, подкрадывающийся к птичке по залитой солнцем лужайке, подошел к окну и заглянул в него.

Вокруг стола сидели трое цыган; Боуман узнал их: это были Кзерда, его сын Ференц и Коскис — человек, которому ле Гран Дюк в тот день так шумно выражал свою признательность за полученную информацию. На столе перед ними лежала карта, по которой Кзерда водил карандашом, что-то объясняя. Карта была такого мелкого масштаба, что Боуман не мог понять, что на ней обозначено, а тем более, что именно Кзерда указывал. Кроме того, через закрытое окно он не мог расслышать, о чем говорил Кзерда. Единственное, что он знал точно: речь идет не о добрых делах. Боуман бесшумно отошел от окна.

Боковое окно второй освещенной кибитки было открыто, а занавески только слегка приспущены. Подойдя к окну, Боуман сначала никого не увидел внутри кибитки. Придвинувшись ближе и наклонившись вперед, он мельком глянул направо и увидел двух человек, сидевших за маленьким столиком у двери и игравших в карты. Один из них был неизвестен Боуману, однако второго он узнал сразу. Это был Говал, цыган, который так бесцеремонно выкинул его этим вечером из кибитки, окрашенной в зеленый и белый цвета. Боуман на мгновение задумался, почему Говал оказался здесь и что он делает? Боль, которую он продолжал чувствовать, могла бы послужить ясным ответом на последний вопрос. Но почему?

Боуман повернул голову налево и увидел небольшую комнату, расположенную при входе. Однако с того места, где он находился, он ничего не мог в ней рассмотреть. Он перешел к другому окну, занавески на котором были полностью опущены, но верхняя рама была приоткрыта, безусловно, для вентиляции. Боуман осторожно раздвинул занавески и заглянул внутрь. Там было почти темно, так как свет проникал только из другого конца кибитки. Но этого было вполне достаточно, чтобы разглядеть трехъярусную койку, на которой лежали трое мужчин, очевидно спавших. Двое из них лежали лицом к Боуману, но очертания лиц расплывались. Боуман сдвинул занавески и направился к кибитке, которая представляла для него особый интерес. Это была кибитка, окрашенная в зеленый и белый цвета.

Задняя дверь кибитки была открыта, но внутри было темно. Боуман уже знал, что темных тамбуров в кибитках следует опасаться, поэтому его больше заинтересовало полуоткрытое боковое окно с приспущенными занавесками. Это было то, что нужно.

Комната, в которой находились четыре женщины, была ярко освещена и со вкусом обставлена. Две женщины сидели на небольшом диване, а две другие — за столом. Боуман узнал золотоволосую графиню Мари и сидевшую рядом с ней седую женщину, которую он видел раньше, в тот момент, когда она ссорилась с Кзер-дой. Это была мать Мари и пропавшего Александре. Двух других женщин, сидевших за столом, Боуман видел впервые. Одной из них можно было дать лет тридцать, у нее тоже были золотисто-каштановые волосы; другая, почти подросток, была смуглая, с короткой, необычной для цыганок стрижкой. Несмотря на поздний час, они, похоже, не собирались ложиться спать. Все четверо выглядели грустными, их лица выражали отчаяние. Мать Мари и смуглая девушка, которая прятала лицо в ладонях, плакали.

— О Боже! — Девушка рыдала так горько, что трудно было разобрать слова. — Когда все это кончится? Где это все кончится?

— Мы не должны отчаиваться, Тина, — сказала Мари, однако ее голос звучал неуверенно и был лишен оптимизма. — Нам не остается ничего другого!

— Да нет же никакой надежды! — Темноволосая девушка в отчаянии покачала головой. — Вы же знаете, нет никакой надежды. О Боже, почему Александре пришлось сделать это? — Она повернулась к девушке с золотисто-каштановыми волосами: — О Сара, Сара, твой муж только сегодня предупреждал его...

— Да, да, — ответила женщина по имени Сара таким же грустным голосом. Она обняла Тину. — Мне так жаль, моя дорогая, так жаль! — Она помолчала. — Но Мари права: жить — значит надеяться.

В кибитке воцарилось молчание. Боуману очень хотелось, чтобы они заговорили снова, и как можно скорее. Ему нужна была информация, он пришел за ней, однако все, что он пока узнал, к своему удивлению, было то, что они говорили по-немецки, а не на своем родном языке. Но он хотел узнать гораздо больше, и побыстрее, поскольку пребывание около освещенного окна не сулило ничего хорошего — нависшая атмосфера трагедии внутри этой кибитки и угроза снаружи действовали на нервы.

— Нет никакой надежды, — с трудом произнесла седовласая женщина. Она вытерла слезы платком. — Мать-то чувствует.

Мари возразила:

— Но, мама...

— Нет надежды, потому что нет жизни, — продолжала женщина устало. — Мари, ты никогда не увидишь своего брата, а ты жениха, Тина. Я знаю, что мой сын мертв.

Снова воцарилось молчание, но на этот раз оно сослужило Боуману добрую службу: он услышал тихое по-хрустывание гравия — звук, который, возможно, спас ему жизнь.

Боуман повернулся. К сожалению, он оказался прав: угроза действительно существовала. Коскис и Говал застыли, словно звери перед броском, на расстоянии пяти футов от него. Оба злорадно улыбались, у каждого в руке поблескивал кривой нож.

Боуман понял, что они ждали его. Более того, они начали следить за ним, как только он вошел в передний дворик, а может быть, и задолго до этого. Они затеяли с ним игру в кошки-мышки, чтобы убедиться в своих подозрениях и, убедившись, ликвидировать его; их поведение яснее ясного свидетельствовало о неблагополучии в караване, следовавшем в Сен-Мари.

Боуман моментально оценил ситуацию. Казалось, у него не было выхода, и бандиты не сомневались в этом. Коскис и Говал, одержимые мыслью об убийстве, не скрывали своих жутких намерений и были полностью уверены в их неотвратимости, но эта уверенность и связанное с ней промедление сработали не на них. Поэтому, когда Боуман ринулся к Коскису, для того подобный поступок явился полнейшей неожиданностью и он инстинктивно отпрянул, высоко вскинув руку с ножом. Такие действия Боумана каждый нормальный человек расценил бы как попытку самоубийства. Однако Боуман все рассчитал точно и, резко свернув вправо, бросился через передний двор к ступенькам, ведущим в патио.

Позади он слышал тяжелые шаги Коскиса и Гова-ла, преследовавших его. Он слышал их ругательства, и, хотя они произносились по-цыгански, их смысл был ему хорошо понятен. Одним прыжком Боуман преодолел четыре ступеньки, резко остановился, с трудом удержав равновесие, и в стремительном развороте нанес удар ногой первому из преследователей. Жертвой оказался Коскис. Охнув от боли и выпустив нож, который отлетел далеко в сторону, он рухнул в передний двор спиной на гравий.

Говал подбежал к ступенькам как раз в тот момент, когда Коскис слетел с них. Держа нож в правой руке лезвием вверх, он принялся ожесточенно наносить им удары сбоку. Боуман почувствовал, как нож Говала задел ему левую руку, и нанес бандиту более мощный удар, чем получил от него при попытке посетить кибитку, окрашенную в зеленый и белый цвета. И это было вполне понятно, так как Говал расправлялся с Боуманом для собственного удовольствия, Боуман же защищал свою жизнь. Говал, как и Коскис, слетел со ступенек, однако оказался более удачливым, упав сверху на своего поверженного товарища.

Боуман разорвал левый рукав пуловера. Рана длиной около семи дюймов хотя и сильно кровоточила, но была лишь не очень глубоким и опасным порезом. Боуман надеялся, что она не причинит ему вреда. И тут же забыл о ней, завидев новую опасность.

Через передний двор к лестнице, ведущей в патио, бежал Ференц. Боуман повернулся и побежал к ступенькам, ведущим на верхнюю террасу. Там он на мгновение остановился и оглянулся. Ференц помог подняться Коскису и Говалу, и не было сомнений, что через несколько секунд все трое возобновят погоню.

Трое на одного. И все трое вооружены. У Боумана не было никакого оружия, и перспектива от этого становилась совсем уж непривлекательной: трое решительных мужчин, вооруженных ножами, всегда справятся с одним безоружным, особенно если применение этого оружия является для них делом естественным.

В комнате ле Гран Дюка все еще горел свет. Боуман снял свою черную маску и рванулся к двери, понимая, что у него нет времени постучать, чтобы соблюсти приличия. Ле Гран Дюк и Лила, вероятно, все еще играли в шахматы. Что ж, придется прервать партию.

— Бога ради, помогите мне! — Он считал, что затрудненное дыхание, хотя и несколько преувеличенное, в данном случае выглядело естественным. — Они гонятся за мной!

Ле Гран Дюк не выглядел взволнованным, а еще меньше — напуганным. Он лишь недовольно нахмурился и сделал ход шахматной фигурой.

— Вы что, не видите, что мы заняты? — Он повернулся к Лиле, которая смотрела на Боумана большими круглыми глазами, приоткрыв от удивления рот. — Осторожно, моя дорогая, осторожно. Твой слон под ударом. — Он бросил на Боумана беглый пренебрежительный взгляд: — Кто за вами гонится?

— Цыгане, вот кто! Посмотрите! — Боуман засучил левый рукав. — Меня ударили ножом.

Выражение пренебрежения на лице ле Гран Дюка усилилось.

— Очевидно, вы дали повод для этого.

— Да, я был там...

— Хватит! — Ле Гран Дюк сделал рукой повелительный жест. — Чересчур любопытный человек не вызывает у меня симпатий. Уходите отсюда сейчас же!

— Уходить? Но они расправятся со мной...

— Мое сокровище...

Боуман не отнес это обращение к себе и был прав. Ле Гран Дюк успокаивающе похлопал Лилу по колену:

— Извини меня, но мне надо сообщить об этом администрации отеля. Уверяю тебя, что нет оснований для беспокойства.

Боуман выбежал из комнаты, быстро огляделся, нет ли кого-нибудь на террасе.

Ле Гран Дюк крикнул ему вслед:

— Может быть, вы закроете за собой дверь?!

— Но Чарльз! — Это был голос Лилы.

— Шах и мат, — донесся жесткий ответ ле Гран Дюка. — В два хода.

Послышался топот ног людей, бегущих через патио к ступенькам террасы. Боуман быстро направился к ближайшему убежищу.

Сессиль тоже не спала. Она рассматривала журнал, сидя на кровати в очаровательном пеньюаре, и в более благоприятных условиях могла бы вызвать восхищение. Она открыла рот, то ли от удивления, то ли намереваясь позвать на помощь, затем закрыла его и начала с поразительным спокойствием слушать историю, которую Боуман рассказал ей, стоя спиной к запертой двери.

— Вы все это придумали, — сказала она наконец.

Боуман снова засучил левый рукав, что теперь было довольно болезненно, так как ткань, пропитанная кровью, присохла к ране.

— Включая это? — спросил он. Сессиль изменилась в лице:

— Это ужасно. Но почему они...

— Тсс! — Боуман услышал голоса, которые по мере приближения становились все громче. Затем расслышал ссору, не сомневаясь, что она касалась его. Он повернул ручку двери, приоткрыл ее и осторожно посмотрел в узкую щель.

Ле Гран Дюк, стоя в дверях с поднятыми руками, подобно регулировщику движения в часы пик, не дан вал Ференцу, Коскису и Говалу войти в комнату. Лила молча наблюдала эту сцену, стоя рядом с ле Гран Дюком. То, что Боуман не сразу узнал бандитов, явилось следствием использования ими грязных платков и еще каких-то тряпок в качестве примитивных, но достаточно эффективных масок. Вот почему Боуман получил короткую передышку.

— Это частная собственность, только для гостей, — говорил ле Гран Дюк строго.

— Отойди! — требовал Ференц.

— Отойти? Мне?! Я Дюк де Кройтор...

— Сейчас ты будешь мертвым. Дюк де...

— Как ты смеешь! — Ле Гран Дюк, сделав шаг вперед, ловко и профессионально провел хук справа, что было удивительно для человека его комплекции. Ференц, ошеломленный и совершенно не ожидавший удара, отлетел назад и упал бы, если бы не помощь его партнеров. Это вызвало кратковременное замешательство, затем все трое повернулись и побежали прочь, поддерживая Ференца, все еще не пришедшего в себя.

— Чарльз, — произнесла Лила, молитвенно сложив руки в классической манере всех женщин, выражающих восхищение. — Какой ты смелый!

— Пустяки! Аристократия против негодяев. Класс говорит сам за себя. — Он указал в направлении двери: — Пойдем, нужно закончить игру.

— Но... но... Как ты можешь быть так спокоен? Я имею в виду, ты не собираешься звонить администрации или в полицию?

— Зачем? Они же были в масках и теперь находятся далеко отсюда.

Они зашли в комнату и закрыли дверь. А Боуман закрыл свою.

— Ты слышала? Сессиль кивнула.

— Добрый старый герцог.

На какое-то время все успокоилось. Боуман взялся за ручку двери:

— Что ж, спасибо за приют.

— Куда ты направляешься? — Она была обеспокоена или разочарована, а возможно, то и другое вместе.

— Далеко отсюда.

— На своем автомобиле?

— У меня его нет.

— Ты можешь взять мой. Наш, я хотела сказать.

— Ты это серьезно?

— Конечно, глупо...

— Когда-нибудь ты сделаешь меня очень счастливым человеком. Что же касается автомобиля — как-нибудь в другой раз. Спокойной ночи.

Боуман закрыл дверь ее комнаты и почти уже подошел к своей, но вдруг остановился. Три фигуры появились из темноты.

— Сначала тебя, мой друг. — Ференц говорил почти шепотом, может быть, потому что перспектива иметь дело с герцогом казалась ему непривлекательной. — Затем мы займемся маленькой леди.

Боуман находился в трех шагах от своей двери и рванулся к ней вопреки уверенности Ференца, что его выслушают. Иногда люди ошибаются. Боуман оказался у своей двери прежде, чем бандиты успели пошевелиться. Очевидно, Коскис и Говал ждали команды от Ференца, считая его начальником. Ференц же, по всей видимости, еще полностью не пришел в себя после встречи с ле Гран Дюком. Так или иначе, но Боуман успел закрыть за собой дверь, когда Ференц ударил в нее плечом, а также повернуть ключ, прежде чем Ференц схватился за ручку.

У Боумана не было времени даже на то, чтобы смахнуть пот со лба, а тем более восторгаться своей ловкостью. Он пробежал в глубь своих апартаментов, открыл окно и выглянул наружу. Ветки довольно крепкого дерева находились от него на расстоянии меньше шести футов. Боуман втянул голову обратно и прислушался^ Кто-то пытался открыть дверь, с силой дергая ручку. Затем этот звук резко оборвался и сменился шумом удаляющихся шагов. Боуман больше не колебался: имея дело с этими людьми, он знал, что промедление чревато большими неприятностями.

Упражнения на деревянной трапеции мало походи^ ли на то, что ему предстояло сделать. Он встал на наружный подоконник, наклонился вперед, отчаянно вытянулся и ухватился за толстую ветку. Затем, с силой оттолкнувшись от подоконника, качнулся и достиг ствола дерева, по которому и спустился на землю. Он вскарабкался на крутую насыпь, ведущую к дороге, которая проходила позади отеля, как бы окружая его. Наверху он услышал тихий и возбужденный разговор и обернулся. Луна опять вышла из-за облаков, и в ее свете ясно были видны трое мужчин, взбиравшиеся по насыпи; очевидно, ножи, которые они держали в руках, нисколько не мешали их движению.

Перед Боуманом стояла дилемма: бежать вниз или вверх по склону. Внизу находилась открытая местность, вверху лежал Ле Боу с его извилистыми улочками, боковыми аллеями и лабиринтом руин. Боуман не колебался. Как сказал один боксер-тяжеловес о своих противниках после боя, «они могут бегать, но спрятаться им некуда». В Ле Боу Боуман имел бы возможность делать и то и другое. Он побежал вверх по склону.

Он бежал вверх по извилистой дороге по направлению к заброшенной деревне настолько быстро, насколько позволяли крутизна склона, состояние его легких и мускулов ног. Он уже в течение многих лет не занимался ничем подобным. Он оглянулся на бегу: трое цыган, очевидно, тоже были не в форме. Они не приблизились к нему, но, насколько Боуман мог судить, и не отстали. Возможно, они берегли свои силы, считая, что впереди еще долгий путь. «Если дело именно в этом, — подумал Боуман, — то, наверное, лучше сразу остановиться».

По обеим сторонам прямой дороги, ведущей к деревне, располагались автостоянки, однако ни одной машины на них не было, и, соответственно, спрятаться было негде. Боуман вбежал в деревню.

После еще ста ярдов изнурительного бега он подбежал к развилке дорог. Дорога, уходящая вправо, вела к деревне и наверняка заканчивалась тупиком. Дорога, ведущая влево, узкая, извилистая и очень крутая, уходила вверх по склону и терялась из виду, и, хотя Боуман испытывал ужас перед дальнейшим бегом вверх по склону, он выбрал именно этот путь, по его мнению, более безопасный. Он снова оглянулся и увидел, что его кратковременное замешательство привело к сокращению расстояния между ним и преследователями. Ножи в их руках ритмично поблескивали на бегу, и теперь они находились менее чем в тридцати ярдах от него.

Впервые за все время Боуман слышал позади себя тяжелое, хриплое дыхание цыган. Ясно, что они тоже дико устали. Но, бросив беглый взгляд через плечо, он понял: оснований радоваться нет. Он явственно слышал преследователей, потому что сейчас они были намного ближе, чем раньше. Они тяжело дышали, их лица были искажены от напряжения и покрыты потом, они иногда оступались на неровном булыжном покрытии, потому что ноги уже не слушались их. Но теперь они находились на расстоянии только пятнадцати ярдов, потому что Боуман часто замедлял бег в поисках возможного укрытия. Однако их приближение привело его к единственному неизбежному решению: у него больше нет времени и необходимости искать укрытия где бы то ни было, ведь он находится в пределах их видимости, и они, безусловно, увидят его маневр и последуют за ним. Единственное спасение он мог найти только в руинах древней крепости Ле Боу.

По-прежнему тяжело поднимаясь вверх по булыжному покрытию, Боуман подбежал к металлическому ограждению, очевидно полностью преграждавшему тропу, в которую постепенно превратилась дорога.

«Мне придется повернуться и драться, — подумал он. — Мне придется повернуться, и все будет кончено через пять секунд». Однако в этот момент он заметил узкий проход между металлическим ограждением и будкой в неглубокой нише, вероятно служившей кассой для взимания платы с туристов, желающих осмотреть развалины древней крепости. Увидев эту лазейку, Боу-ман почувствовал значительное облегчение, но даже в этот момент две мысли пришли ему в голову: первая, совсем не подходящая к ситуации, заключалась в том, что место для кассы выбрано неудачно, так как скупые люди могли бы воспользоваться лазейкой, чтобы не платить за вход; вторая — что это удобное место, чтобы принять бой, так как преследователи могли протиснуться в эту щель боком и по одному и будет нетрудно выбить ногой зажатый в руке нож. Но, к счастью, его осенила и другая мысль: пока он будет наносить удар одному из них, двое других будут иметь возможность точно метнуть в него свои ножи через ограду со стопроцентной вероятностью попадания, так как расстояние До него всего лишь два-три фута. Итак, Боуман продолжал бежать, спотыкаясь и оступаясь на каждом шагу, с трудом переставляя ноги. Вряд ли вообще можно было назвать это бегом.

Небольшое кладбище тянулось справа от него. На мгновение он представил жуткую перспективу смертельной игры в кошки-мышки среди могил и тут же выбросил эту мысль из головы. Он пробежал еще пятьдесят ярдов, увидел перед собой открытое плато Ле Боу, где спрятаться было невозможно и единственным путем к спасению была возможность спрыгнуть с одной из отвесных скал, которые окружали это плато, в пропасть. Боуман резко повернул налево, пробежал вверх по узкой тропинке, идущей мимо разрушенной часовни, и вскоре оказался среди каменных развалин крепости Ле Боу. Он оглянулся и увидел, что расстояние между ним и преследователями увеличилось до сорока ярдов, что было неудивительно: ведь это он, а не они, боролся за свою жизнь. Он взглянул вверх, увидел высоко в чистом небе яркую луну и крепко выругался, вероятно страшно оскорбив этим всех поэтов, и живущих, и уже отошедших в мир иной. В безлунную ночь он мог бы довольно легко оторваться от своих преследователей среди нагромождения внушающих страх развалин.

А они бесспорно внушали страх. Находиться среди разрушенных каменных строений не доставляло Боуману никакого удовольствия. Но, когда он взбирался, падал, карабкался и оступался среди этих развалин и ему явно было не до восхищения окружающим ландшафтом, его все же не покидало ощущение величия и грандиозности этого места. Трудно было представить, что где-то еще могут существовать подобные развалины: запущенные, грубые, наводящие ужас своей дикой красотой. Насколько хватало глаз, были видны груды обломков, разрушенные строения высотой до пятидесяти футов; огромные, устремленные в ночное небо разрушенные опоры; столбы, возвышавшиеся на вертикальных отвесных скалах и казавшиеся их естественным продолжением, — в некоторых случаях это так и было; природного происхождения ступени в изуродованных трещинами скалах; печные трубы, торчащие из развалин бывших строений; сотни отверстий в горных образованиях — в некоторые из них с трудом мог бы протиснуться человек, а другие свободно могли бы вместить двухпалубное судно. Причудливые тропинки, проходящие по горам, одни — естественные, а другие — сделанные руками человека, вертикальные и горизонтальные, некоторые достаточно широкие, позволяющие проехать экипажу, запряженному четверкой лошадей, другие узкие, извилистые, по которым боятся ходить даже глупые горные козы. Кругом громоздились обломки, одни — с кулачок ребенка, иные — размером с загородный дом. И все здесь было белым, зловещим и мертвым. В чарующем лунном свете все выглядело жутким, чужим и внушающим страх, подобного места Боуман никогда раньше не видел и, конечно, никогда не выбрал бы добровольно для своего пристанища, но сегодня именно здесь он должен был или выжить, или погибнуть.

И они — Ференц, Коскис и Говал — должны были здесь выжить или умереть. Когда Боуман пришел к такому выводу, у него не осталось больше сомнений: он должен сделать выбор. Этот выбор был основан не только на инстинкте самосохранения, хотя Боуман и не отрицал его важности. Эти люди были существами, творящими зло, ими владела одна всепоглощающая страсть — убить Боумана, что для них не составляло труда с точки зрения морали. В этот момент и для самого Боумана не существовало ни морали, ни законности — одна голая логика. Если они сейчас убьют его, они и впредь будут — Боуман не сомневался в этом — совершать свои гнусные преступления. Если он убьет их, то предотвратит другие преступления. Все очень просто. Некоторые люди, совершившие тяжкое преступление, заслуживают смерти, однако закон не может их покарать до тех пор, пока не будут раскрыты эти преступления. И дело не в том, что закон несовершенен, а в том, что каждая демократическая конституция защищает права человека, и закон, пока преступление не совершено, не в состоянии наказать тех, чьи злобные намерения направлены на совершение тяжких преступлений. Это одна из тысячи историй о добре и зле. И по простой случайности, отметил про себя Боуман грустно, он оказался в роли того, над кем должно совершиться зло.

Его страх прошел. Ум работал четко и хладнокровно. Ему необходимо подняться выше. Если он поднимется на такую высоту, где они не смогут достать его, ситуация изменится: даже если они не оставят попыток добраться до него, опасность значительно уменьшится. Он взглянул на высокие, изрезанные трещинами скалы и руины, купающиеся в белом лунном свете, и начал взбираться наверх.

Боуман никогда не считал себя отличным альпинистом, но в эту ночь взбирался легко и быстро, словно за ним гнался сам черт, а так как позади их было целых три, он старался двигаться еще быстрее. Время от времени оглядываясь назад, он видел, что расстояние между ними медленно, но неуклонно увеличивается, хотя и не настолько, чтобы преследователи потеряли его из виду больше чем на пять секунд. Теперь каждого из них можно было узнать в лицо: они сняли свои самодельные маски. Бандиты, по всей вероятности, пришли к правильному заключению, что глубокой ночью маски ни к чему. Даже если бы кто-нибудь и увидел их при возвращении, это не имело бы никакого значения — ведь жертва преступления исчезнет навсегда и никакого обвинения не удастся выдвинуть против них, разве что в бесплатном проникновении на территорию крепости, стоимость посещения которой один франк с человека. Возможно, они были бы удовлетворены такой платой за хорошо выполненную этой ночью работу.

Боуман остановился. Он понял, что выбранный им путь завел его в тупик. Но в этом не было его вины — ведь он совсем не знал крепости. Конечно, он видел, что стены колодца, по которому он пробирался, становились все круче, но не придавал этому особого значения, так как уже дважды оказывался в подобной ситуации. Однако теперь, завернув за угол, натолкнулся на абсолютно вертикальную стену — это был тупик, выбраться из которого можно было только карабкаясь вверх, но эти отвесные стены были практически неприступны.

Глухая стена, перед которой остановился Боуман, была испещрена трещинами и щелями, однако даже беглого взгляда на некоторые из них было достаточно, чтобы понять: они не имеют сквозных проходов.

Боуман бегом вернулся обратно, понимая, что теряет драгоценное время. Так оно и было. Трое преследователей, вне всякого сомнения, успешно продвигались к тому месту, где он исчез, и приблизились на сорок ярдов. Они увидели Боумана, остановились на мгновение, затем вновь продолжили преследование, но теперь уже не особенно торопились. Сам факт, что Боуман вернулся посмотреть, где они находятся, говорил о том, что он попал в безвыходное положение.

Человек не умирает раньше, чем придет его час. Боуман снова вернулся к скале, в отчаянии окинул взглядом трещины и отверстия. Только два из них были достаточно большими, чтобы вместить человека. Если бы ему удалось протиснуться в отверстие и там повернуться! В этом случае темнота, по крайней мере, стала бы его союзником против человека с ножом, и, конечно, только один бандит смог бы подобраться к нему. Без всякого на то основания Боуман выбрал первое из двух отверстий, вскарабкался и практически вполз в него.

Известняковый туннель почти сразу начал сужаться. Но необходимо было продвигаться дальше, так как здесь бандиты могли обнаружить его. Когда же Боуман понял, что скрылся из виду, туннель был уже не более двух футов в ширину и едва ли столько же в высоту. Невозможно было здесь даже повернуться. Единственное, что ему оставалось, — это лежать и ожидать своей участи. Разрежут его на куски или просто завалят вход камнями и спокойно отправятся домой спать? Боуман прополз еще немного вперед.

Вдруг он заметил бледный лучик света. «Видно, померещилось», — подумал он. Он понимал, что у него может случиться и галлюцинация, но когда увидел поворот в туннеле, то понял, что это не игра воображения. Он дополз до поворота и с трудом протиснулся дальше. И увидел перед собой клочок усыпанного звездами неба.

Туннель внезапно перешел в пещеру. Это была крошечная пещера высотой в человеческий рост и шириной около шести футов, но все же пещера. Боуман подполз к краю и заглянул вниз. Лучше бы он этого не делал! Внизу, на расстоянии сотен футов, лежала равнина с рядами серовато-коричневых оливковых деревьев, которые казались игрушечными.

Боуман осторожно подался вперед еще на несколько дюймов и посмотрел вверх. Вершина скалы находилась над ним на высоте не более двадцати футов, двадцати абсолютно гладких вертикальных футов без единого выступа или расщелины, о которые можно было опереться или зацепиться.

Он взглянул направо и увидел то, что ему было нужно. Это была тропинка, по которой не рискнул бы пройти даже горный козел. Узкая, с обвалившимся краем, она спускалась с вершины не слишком круто и проходила ниже края пещеры. Если пройти по ней, можно попасть прямо на вершину скалы.

Но даже глупый горный козел, которым Боуман вовсе не считал себя, не рискнет пойти по этой смертельно опасной тропинке. И лишь обреченная жертва, каковой Боуман, без сомнения, был, могла отважиться на подобный шаг: ведь в данном случае не имело значения, каким образом наступит смерть.

Боуман не колебался, так как знал наверняка, что потеря времени приведет его к потере выбора: он будет вынужден остаться и сражаться в этой крошечной пещере. Поэтому он осторожно развернулся, спустил ;ноги через край и нащупал ногой выступ, по которому и начал медленно продвигаться вверх.

Лицом к скале, он ощупью переставлял ноги, широко раскинув руки в стороны и опираясь ладонями о твердую стену. Не потому, что он искал точку опоры, которой просто не было, а потому, что он не был скалолазом и, естественно, не имел никакого опыта. От высоты у него кружилась голова, и он знал: если посмотрит вниз, то неизбежно сорвется и кубарем полетит к оливковым рощам. Опытный альпинист, возможно, счел бы этот подъем воскресной прогулкой, но для Боумана это была самая трудная вершина в жизни. Дважды он оступался, дважды из-под его ног срывались и уносились в пропасть куски известняка, но в течение двух минут, показавшихся ему вечностью, он прошел по краю пропасти и оказался в безопасном месте, обливаясь потом, как в турецкой бане, и дрожа, как одинокий листок в осеннюю бурю. Он подумал, что ему нечего больше бояться, но ошибся; однако теперь он стоял на твердой поверхности и чувствовал себя значительно более уверенно.

Боуман рискнул бросить беглый взгляд через край пропасти. Никого не было видно. Он на мгновение задумался: что могло задержать его преследователей? Возможно, они подумали, что он прячется в темном тупике; возможно, выбрали другой путь — все возможно. У него не было времени для размышлений, ему надо было немедленно выяснить, как спуститься с вершины скалы, на которой он теперь находился. Ему необходимо было это выяснить по трем очень важным причинам. Если отсюда нет другого выхода (он чувствовал сердцем, что никакая сила в мире не заставит его вернуться к пещере), то ему придется торчать здесь до тех пор, пока канюки не обглодают его кости. Правда, он сомневался, что в это проклятое место залетают хоть какие-нибудь птицы. Если же имеется спасительная тропинка, ему необходимо сделать все возможное, чтобы цыгане не перекрыли этот путь. И наконец, если такой путь имеется и они считают его недоступным, то, возможно, его оставят здесь и отправятся вершить расправу над Сессиль Дюбуа, которую ошибочно считают его, сообщницей.

Боуман прошел не более десяти ярдов по ровной известняковой поверхности, лег на живот и посмотрел через край. Осторожность была излишней. Спасительная тропинка, очень крутая, покрытая обломками известняка, постепенно терялась в нагромождении обломков, которое, в свою очередь, выходило на плато Ле Боу. Непривлекательно, но доступно.

Боуман вернулся к краю пропасти и услышал голоса, сначала неясно, затем более отчетливо.

— Безумие! — это сказал Говал, и впервые Боуман был с ним согласен.

— Безумие для тебя, горца, жителя Высоких Татр? — Теперь это был голос Ференца. — Если он прошел этим путем, мы тоже сможем. Вы же знаете, если мы не убьем его, мы все потеряем.

Боуман взглянул вниз. Он ясно увидел Говала и головы Ференца и Коскиса.

Коскис, очевидно пытаясь оттянуть принятие решения, сказал:

— Мне не хотелось бы убивать, Ференц.

— Сейчас не время для сомнений, — отозвался тот. — Мой отец приказал не возвращаться до тех пор, пока мы его не убьем.

Говал нехотя кивнул, нагнулся и, ощупав край, начал медленно двигаться вперед. Боуман поднялся, огляделся вокруг, нашел известняковый обломок весом по крайней мере фунтов пятьдесят, поднял его на уровень груди и подошел к самому краю пропасти.

Говал, очевидно, имел опыт альпиниста, так как поднимался в два раза быстрее, чем это удавалось Бо-уману. Ференц и Коскис, головы и плечи которых были сейчас хорошо видны, озабоченно посматривали по сторонам, наблюдая за продвижением Говала и не проявляя особого желания последовать за ним. Боуман подождал, пока Говал оказался прямо под ним. Говал однажды уже пытался убить его и теперь собирается сделать это снова. Боуман, не испытывая угрызений совести, разжал руки. Булыжник, на удивление беззвучно, ударил по голове и плечам Говала: результатом была мертвая тишина. Говал не издал ни единого звука, падая вниз, — очевидно, смерть наступила мгновенно, — и сюда не донесся шум падения тела Говала и булыжника, которые пролетели далеко вниз, к оливковым рощам. И тело и камень просто беззвучно исчезли из виду, погрузившись в небытие.

Боуман взглянул на Ференца и Коскиса. В течение нескольких секунд они стояли съежившись, на их лицах было написано потрясение, и хотя впечатление от катастрофы редко отражается на лицах мгновенно, но лицо Ференца почти сразу стало свирепым. Он вытащил из кармана куртки пистолет, направил его вверх и выстрелил. Ференц знал, что Боуман наверху, но не имел ни малейшего представления о его точном местонахождении; он выстрелил в приступе слепой ярости. Тем не менее Боуман быстро отступил на два шага назад.

Наличие пистолета по-новому осветило положение Боумана. Ясно, что, отдавая предпочтение ножам, они хотели избавиться от Боумана тихо и не привлекая внимания, но Ференц, в этом Боуман был уверен, не стал бы носить с собой пистолет просто так, без намерения использовать его в качестве последнего средства: бандиты хотели избавиться от него любой ценой. Боуман отметил про себя: пистолет или нож — все равно это для него вопрос жизни и смерти; поэтому он повернулся и побежал. Ференц и Коскис должны были бы уже двинуться обратно по туннелю; в любом случае было бы неразумно для них оставаться там, где они были: это могло обернуться для них безвременной, — разумеется, с их точки зрения, — кончиной.

Боуман мчался вниз по крутой каменистой насыпи, делая огромные прыжки, с трудом сохраняя равновесие. Преодолев три четверти пути к находившейся внизу куче известняковых обломков, он потерял равновесие, упал и покатился вниз по склону, отчаянно и безуспешно пытаясь зацепиться за что-нибудь. Наконец он остановился, больно ударившись правым коленом о первый же встретившийся на его пути булыжник.

Боуман был уверен, что разбил коленную чашечку правой ноги, так как при попытке встать его правая нога подвернулась и он снова плюхнулся на землю. Он попытался еще раз — эта попытка была ненамного успешнее первой; с третьей попытки он понял, что коленная чашечка лишь на время онемела и что позднее она сильно распухнет и будет болеть. Он поковылял, хромая, по тонкой каменистой осыпи, двигаясь в два раза медленнее, чем раньше: из-за боли в колене нога плохо подчинялась ему.

Одновременно со звуком выстрела Боуман увидел впереди себя легкий дымок от удара пули о булыжник. Ференц все правильно рассчитал. Боуман решил не прятаться и не дать Ференцу возможности выстре лить в упор. Боуман изо всех сил, насколько это было возможно, бросился наутек, петляя между обломками и не давая Ференцу точно прицелиться; он даже не пытался выяснить, где находятся его преследователи, все равно это было бесполезно. Несколько пуль легли рядом, одна из них ударила в камень возле его правой ступни, подняв легкое облачко пыли. Однако сочетание петляющего бега Боумана с бегом самого Ференца, вынужденного лавировать между камней, сделало Боумана трудно поражаемой целью. Кроме того, общеизвестно, что меткая стрельба вниз по склону представляет большую сложность. Между выстрелами Боуман слышал топот ног и понимал, что бандиты настигают его, но ни разу не оглянулся: уж если ему суждено получить пулю в затылок, не стоит об этом беспокоиться заранее.

Теперь он находился на открытой местности и не разбирая дороги мчался прямо к огороженному входу в деревню. Ференц, который бежал следом, нагоняя его, получил свой шанс, но стрельба прекратилась, и Боуман мог только предполагать, что у того кончились патроны. Боуман допускал, что, возможно, у Ференца есть запасной магазин, но, даже если это так, было бы необычайно трудно перезарядить пистолет на бегу.

Колено у Боумана болело, но это не влияло в такой степени, как раньше, на его скорость. Он оглянулся. Расстояние между ним и его преследователями все же продолжало сокращаться. Однако теперь медленнее. Боуман миновал огражденный верхний вход в деревню и подбежал к развилке дорог, где на мгновение замешкался, размышляя, какую дорогу выбрать. Цыган еще не было видно, однако звук их быстрых шагов был слышен отчетливо. Они подумают, надеялся Боуман, что он выберет нижний вход в деревню, поэтому он выбрал левую дорогу, ведущую к городским развалинам. Дорога привела его на маленькую площадь, которая оканчивалась тупиком, однако Боумана это не беспокоило. Он, сам не понимая почему, отметил в сознании старинный кованый железный крест, стоявший в центре площади. Слева от него находилась такая же старинная церковь, обращенная в сторону низкой стены, позади которой, очевидно, находилась пропасть. Между церковью и стеной возвышалась вертикальная скала с углублениями, сделанными рукой человека непонятно для каких целей.

Боуман пробежал через площадь к низкой каменной стене и заглянул через нее. Там была пустота: стена отвесно обрывалась, внизу, у ее подножия, рос кустарник, расстояние до которого составляло почти двести футов.

Ференц оказался умнее, чем предполагал Боуман. Он все еще смотрел через стену, когда услышал звук шагов одного бегущего человека, который приближался к площади: бандиты разделились, чтобы перекрыть оба выхода из деревни. Боуман выпрямился, бесшумно пересек площадь и спрятался в одном из углублений в скале.

Появился Коскис. На площади он замедлил шаг, его хриплое дыхание было хорошо слышно в ночной тишине, прошел за железный крест и заглянул в открытую дверь церкви, затем, как будто повинуясь природному инстинкту, направился прямо к той нише, где, вжавшись в нее изо всех сил, прятался Боуман. Была странная обреченность в этом нерешительном приближении.

Бандит держал руку с ножом в своей излюбленной манере: на уровне пояса, крепко сжимая рукоятку и упираясь в ее конец большим пальцем.

Боуман выждал, пока цыган почти подошел к тому месту, откуда наверняка заметит его. Затем, выскочив из темной ниши, схватил Коскиса за запястье руки, в которой тот держал нож.

Боуман надеялся скорее на везение, чем на расчет. Оба тяжело упали на землю в схватке за обладание ножом. Боуман попытался вывернуть запястье правой руки Коскиса, но оказалось, что у того стальные канаты вместо мускулов. Боуман почувствовал, как Кос-кис медленно освобождает запястье от его захвата, и, когда тот почти освободил руку, внезапно отпустил ее и, упав, вскочил на ноги одновременно с бандитом. На мгновение они замерли, уставившись друг на друга, затем Боуман медленно попятился, пока его руки не дотронулись до низкой стены. Дальше отступать было некуда.

Коскис надвигался. На его безжалостном лице появилась злорадная ухмылка. Коскис, мастерски владевший ножом, наслаждался моментом.

Боуман ринулся вперед, затем резко вправо. Однако Коскису уже был знаком этот маневр. Он бросился наперерез, высоко подняв нож, но и Боуман знал (а бандит забыл об этом), что Коскис знаком с этим приемом. Боуман резко затормозил, припал на левое колено, почувствовав, как нож совсем близко прошел над головой, и ударил цыгана правым предплечьем ниже пояса. Затем, выпрямляясь, резко толкнул Коскиса, что в комбинации с атакующим движением цыгана придало тому дополнительную скорость; в результате цыгана подбросило высоко в воздух, и он беспомощно перелетел через низкую стену в темноту пропасти, все еще сжимая в руке уже бесполезный нож. Боуман, повернувшись, наблюдал за падением Коскиса: цыган кувырком летел !вниз, уменьшаясь, как в замедленной съемке; его падение сопровождалось затихающим в ночи криком. Крик оборвался, когда цыган исчез в пропасти.

Несколько секунд Боуман стоял в оцепенении, но только несколько секунд. Если Ференц внезапно не оглох, он должен был слышать этот дикий, полный ужаса вопль и немедленно попытаться выяснить, что случилось.

Боуман побежал к главной улице; на полпути юркнул в темную аллею, так как услышал шаги приближающегося Ференца и на мгновение увидел его, пробегающего в конце аллеи с пистолетом в одной руке и ножом в другой. Он не знал, успел ли Ференц перезарядить пистолет и применит ли его, находясь так близко от деревни. Но даже в этот момент наивысшего напряжения Ференц, обладавший необыкновенным инстинктом самосохранения, держался середины дороги, чтобы не попасть в засаду, устроенную безоружным человеком. Его губы были растянуты в злобном оскале, на лице отражались ярость, ненависть и страх; это было лицо безумца.

Глава 3

Не каждая женщина, разбуженная среди ночи, сядет на кровати, выпрямившись, и, закутанная по шею в простыню, с растрепанными волосами и слипающимися глазами, будет выглядеть так же привлекательно, словно она собралась на бал. Сессиль Дюбуа была одной из немногих. Она похлопала ресницами немного дольше, чем сделала бы, притворяясь, танцовщица, затем внимательно и оценивающе посмотрела на Боумана — возможно, потому, что в результате лазания среди руин и падения по каменистому склону его одежда потеряла свой первоначальный блеск. Фактически он впервые за ночь обратил внимание на свою одежду, которая превратилась в грязные, покрытые пятнами лохмотья. Он ожидал ее реакции — саркастической, возможно, циничной или просто раздраженной, но она оказалась непредсказуемой женщиной.

Она произнесла:

— Я думала, что ты уже в другом графстве.

— Я чуть не побывал на том свете. — Он убрал руку с выключателя и прикрыл дверь, оставив небольшую щель. — Но я вернулся. За автомобилем. И за тобой.

— За мной?

— Именно за тобой. Побыстрей вставай и одевайся. За твою жизнь я не дам и ломаного гроша, если ты останешься здесь.

— Моя жизнь? Но почему я...

— Вставай, одевайся и собирай свои вещи.

Боуман подошел к кровати, посмотрел на девушку; хотя выглядел он непривлекательно, но говорил достаточно убедительно, поэтому сначала Сессиль слегка поджала губы, затем кивнула. Боуман вернулся к двери и посмотрел через щель, которую специально оставил. «Мисс Дюбуа, хотя и темноволоса, но очень привлекательная женщина», — отметил он про себя. Однако это не означало, что она соответствует его идеалу красивой брюнетки; просто она быстро принимала решения, соглашалась с тем, что считала неизбежным, и стандартная в подобной ситуации фраза: «Если вы думаете, что я буду одеваться, пока вы находитесь здесь...» — очевидно, даже не приходила ей в голову. Не то чтобы Боуман всерьез возражал против всего этого — просто в данный момент все его мысли были прикованы к неизбежному возвращению Ференца.

Его интересовало, что могло задержать его. Он должен был помчаться со всех ног к отцу с сообщением, что они встретили неожиданные трудности при выполнении своего задания. Возможно, он уже направлялся туда, когда Боуман видел его крадущимся по переулкам Ле Боу с пистолетом в одной руке, ножом в другой и с жаждой убийства в сердце.

— Я готова, — сказала Сессиль.

Боуман обернулся в некотором изумлении. Она даже слегка причесалась, закрытый чемодан с ее вещами лежал на кровати.

— И упаковалась? — спросил Боуман.

— Вчера ночью. — Она замолчала в нерешительности. — Послушай, я не могу так просто уйти...

— Лила? Оставь ей записку. Напиши, что вы встретитесь на почте в Сен-Мари. Я вернусь через минуту. Мне нужно собрать свои вещи.

Он оставил ее, быстро прошел к своей комнате и на мгновение остановился перед дверью. Он слышал, как южный ветер пробегает по кронам деревьев, как струи фонтана падают на поверхность бассейна, и это было все, что он услышал. Он вошел в свою комнату, кое-как запихал вещи в чемодан и вернулся в комнату Сессиль ровно через минуту, как и обещал. Она все еще быстро и старательно писала.

— Почта, Сен-Мари — это все, что тебе нужно написать, — сказал Боуман язвительно. — Историю твоей жизни она, очевидно, знает.

Сессиль мельком взглянула на него без всякого выражения, как на надоедливое насекомое, и, не обращая внимания на его слова, продолжала писать. Она была в очках, что не особенно удивило его. Еще секунд через двадцать она подписала записку своим именем, что показалось Боуману вовсе излишним, учитывая сложность и срочность момента, спрятала очки в футляр и кивнула, показывая, что готова. Он взял ее чемодан, и они вышли, выключив свет и закрыв за собой дверь. Боуман прихватил свой чемодан, подождал, пока Сессиль подсунула сложенную записку под дверь Лилы, затем оба быстро и бесшумно прошли по террасе и по тропинке вышли на дорогу, которая огибала отель. Девушка молча шла рядом с Боуманом. Он начал уже в душе поздравлять себя, как быстро она усвоила его методы воспитания, когда она схватила его за левую руку и остановила. Боуман взглянул на Сессиль и нахмурился, но это не произвело на нее никакого впечатления. «Близорукая», — подумал он снисходительно.

— Мы здесь в безопасности? — спросила она.

— На какое-то время — да.

— Поставь чемоданы.

Боуман поставил чемоданы. Придется пересмотреть методы воспитания.

— Здесь и сейчас же, — сказала она сухо. — Я была послушной маленькой девочкой и делала все, о чем ты меня просил, так как считала, что имеется один шанс из ста, что ты не сумасшедший. А остальные девяносто девять требуют объяснения, и сейчас же.

«Ее матери тоже не удалось воспитать ее, — подумал Боуман. — По крайней мере, она не получила светского воспитания. Но в то же время у нее есть очень положительное качество: если она расстроена или напугана, то никоим образом не покажет этого».

— Ты попала в беду, — вслух сказал Боуман, — по моей вине, и сейчас мой долг спасти тебя.

— Я попала в беду?

— Мы оба. Трое цыган из этого каравана дали понять, что хотят расправиться со мной и с тобой. Но сначала со мной. Они гнались за мной до Ле Боу, а затем через деревню и руины.

Она взглянула на него недоверчиво. Не обеспокоенно и не озабоченно, как он ожидал.

— Но если они гнались за тобой...

— Я избавился от них. Сын вожака цыган, милый парнишка по имени Ференц, возможно, еще ищет меня там с пистолетом в одной руке и ножом в другой. Когда он не найдет меня, он вернется и расскажет обо всем своему отцу, и тогда несколько человек из этого табора ринутся в наши комнаты, твою и мою.

— Да что же я такого сделала?! — требовательно спросила она.

— Тебя видели со мной целый вечер, ты дала мне приют. Вот что ты сделала.

— Но... но это же смехотворно! Я имею в виду, удирать таким образом. — Она отрицательно покачала головой. — Я была не права в отношении одного процента, ты действительно сумасшедший.

— Возможно. Это справедливая точка зрения.

— Я хочу сказать, тебе только нужно позвонить по телефону.

— И?..

— Полиция, глупый.

— Никакой полиции, я как раз не глупый. Сессиль, меня бы арестовали за убийства.

Она взглянула на него и медленно покачала головой, не веря или не понимая его, или то и другое вместе.

— Было непросто избавиться от них сегодня вечером, — продолжал Боуман. — Это был несчастный случай. Два несчастных случая.

— Фантастика! — Она опять покачала головой и шепотом повторила: — Фантастика...

— Конечно. — Он взял ее за руку. — Пойдем, я покажу тебе их тела.

Боуман знал, что никогда бы не смог обнаружить тело Говала в этой темноте, но найти тело Коскиса не составляет никакого труда, а для доказательства будет достаточно и одного трупа. И после этого, он знал, ему уже не надо будет ничего доказывать. В ее лице, сейчас очень бледном, но совершенно спокойном, что-то изменилось — он не понял что, просто отметил изменение. Затем она приблизилась к нему, взяла его свободную руку в свои, не одобряя и не осуждая его, — просто подошла и нежно прильнула к нему.

— Куда ты собираешься ехать? — Ее голос был низким, но не дрожал. — Ривьера, Швейцария?

Боуману хотелось крепко обнять ее, но он решил подождать более подходящего момента. Он сказал:

— Сен-Мари.

— Сен-Мари?

— Да. Это то место, куда направляются цыгане. Именно туда я хочу поехать.

Наступило молчание. Затем Сессиль сказала безучастным голосом:

— Умереть в Сен-Мари?

— Жить в Сен-Мари, Сессиль, оправдать свою жизнь на этой земле, если тебе так больше нравится. Мы, бездельники, вынуждены делать это, ты же знаешь.

Она спокойно посмотрела на Боумана, но ничего не сказала. Казалось, он ожидал этого: она была человеком, который всегда знает, когда нужно промолчать. В бледном свете луны ее лицо выглядело печальным.

— Мне бы хотелось узнать, по какой причине пропал молодой цыган, — продолжал Боуман. — Я хочу знать, почему его мать и три девушки-цыганки живут в страхе. Я хочу знать, почему трое других цыган пытались, будь они прокляты, убить меня сегодня вечером. И я хочу узнать, почему они были готовы на все, чтобы убить тебя. А тебе не хотелось бы выяснить это, Сессиль?

Она кивнула и отпустила его руку. Боуман взял чемоданы, и они прошли мимо главного входа в отель. Вокруг не было ни души, не слышно было ни единого звука, шороха или крика — ничего, кроме спокойствия и мирной тишины Елисейских полей или, может быть, тишины смиренного кладбища или морга. Они прошли по извилистой крутой дороге до ее пересечения с другой дорогой, идущей через Чертову долину с севера на юг, и резко повернули на девяносто градусов. Еще через тридцать ярдов Боуман с облегчением поставил чемоданы на траву около дороги.

— Где ты припарковала машину? — спросил он.

— В конце стоянки с внутренней стороны.

— Это удобно. Я имею в виду, что придется выез жать через стоянку и передний дворик. Какая модель?

— "Пежо-504" голубого цвета. Он протянул руку:

— Ключи.

— Почему? Ты думаешь, я не способна вывести свою машину из...

— Не «из», моя дорогая, а «через», через любого, кто попытается встать на твоем пути. Потому что они сделают это.

— Но они же спят!

— Наивность! Наивность! Они сидят за столом и потягивают сливовицу, ожидая хороших вестей о моей смерти. Ключи!

Сессиль одарила его скептическим взглядом, в котором сочетались раздражение и неподдельный интерес, поискала в сумочке и вынула ключи. Боуман взял их и пошел. Она последовала за ним, он отрицательно покачал головой.

— В следующий раз, — сказал он.

— Я понимаю. — Она скорчила гримаску. — И я не думаю, что мы поладим друг с другом.

— Но для нас лучше ладить, — ответил Боуман. — Это в общих интересах. И было бы прекрасно, чтобы ты осталась жива и невредима. Стой здесь!

Через две минуты, скрываясь глубоко в тени, Боуман стоял у входа в передний дворик. В трех кибитках, которые он изучал ранее, все еще горел свет, однако только в одной из них, а именно Кзерды, были заметны признаки жизни. Его не удивило, что он абсолютно точно определил, чем занимались Кзерда и его присные все это время; увы, он не имел возможности узнать, какое вино они пьют в таких больших количествах, сливовицу или нет? Но определенно это было спиртное.

Два человека, сидящие на ступеньках рядом с Кзердой, были очень похожи на него: смуглые, худощавые, мощного телосложения, безусловно уроженцы Центральной Европы и, так же как и он, неприятной наружности. Боуман никогда не видел их раньше, и его не очень заботило, увидит ли он их когда-нибудь еще. Из отрывочного разговора он узнал, что их зовут Мака и Мазэн, но, как бы их ни звали, было ясно, что они отнюдь не ангелы.

Между цыганами и Боуманом стоял джип Кзерды, обращенный в сторону входа в передний дворик, — единственный автомобиль, расположенный таким образом: ясно, что в случае необходимости он сразу же первым сможет выехать, и Боуман посчитал разумным и необходимым принять кое-какие предупредительные меры. Низко пригибаясь к земле, он осторожно и бесшумно пересек передний дворик, стараясь все время находиться на одной линии с джипом и кибиткой Кзерды. Приблизившись к автомобилю, он осторожно подошел к ближайшему переднему колесу, открутил колпачок вентиля шины и спустил ее, заглушая свист выходящего воздуха скомканным носовым платком. Вскоре обод колеса уперся в землю. Боуман очень надеялся, что ночью Кзерда и его друзья не обратят внимания на тот факт, что одно переднее крыло на три дюйма ниже другого. Кзерда и его друзья, к счастью, были заняты другими проблемами.

— Что-то случилось, — уверенно сказал Кзерда. — Определенно что-то не так. Вы же знаете, я всегда чувствую это.

— Ференц, Коскис и Говал могут постоять за себя. «Это говорит человек по имени Мака, — подумал Боуман. — И говорит очень уверенно».

— Если Боуман ускользнул от них, то он может бежать очень долго.

— Нет. — Кзерда был уже на ногах. Боуман быстро взглянул на переднее колесо джипа. — Что-то очень долго, слишком долго. Пошли, мы должны поискать их.

Два других цыгана неохотно поднялись, но остались на своих местах и так же, как и Кзерда, насторожились и медленно повернули головы. Боуман одновременно с ними услышал со стороны патио звук шагов бегущего человека.

Ференц появился на верху лестницы, спустился, перепрыгивая через три ступеньки, пробежал через передний дворик, направляясь к кибитке отца. Это был спотыкающийся бег смертельно уставшего человека. И по дыханию, и по лицу, которое заливал пот, и по тому, что Ференц даже не пытался спрятать пистолет, было ясно, что он пребывает в состоянии сильнейшего возбуждения.

— Они мертвы, отец! — прохрипел Ференц, задыхаясь. — Коскис и Говал. Они мертвы.

— Боже, что ты говоришь?! — воскликнул Кзерда сердито.

— Мертвы! Мертвы, говорю я тебе. Я нашел Коскиса со сломанной шеей и думаю, что все его кости переломаны. И один только Бог знает, где Говал.

Кзерда схватил сына за лацканы куртки и яростно потряс.

— Говори толком: убиты? — Он почти кричал.

— Это Боуман. Он убил их.

— Он убил, он убил, а сам Боуман?

— Он скрылся.

— Скрылся? Скрылся? Ты, недоумок, если этот человек скроется, Гэюз Стром убьет нас всех. Быстро в комнату Боумана.

— И его женщина. — Ференц немного пришел в себя. — И его женщина.

— Женщина? — спросил Кзерда. — Брюнетка? Ференц злобно кивнул:

— Она спрятала его.

— И в комнату женщины, — согласился Кзерда раздраженно. — Быстрее.

Четверо мужчин побежали к лестнице, ведущей в патио. Боуман перешел ко второму переднему колесу и, поскольку на этот раз ему нечего было опасаться, просто открутил колпачок вентиля шины и отбросил его. Затем поднялся и, пригнувшись, пробежал через передний дворик и арку к месту стоянки автомобилей.

Однако здесь он столкнулся с неожиданными трудностями. «Пежо» голубого цвета легко можно было найти днем. Но сейчас стояла ночь, и, хотя ярко светила луна, плетеная крыша отбрасывала густую тень на запаркованные машины. Все кошки ночью серы, и все машины ночью выглядят одинаково. Конечно, легко, наверное, отличить «ролле» от «мини», но в наш век безумной ортодоксальности подавляющее большинство машин имеют почти одинаковую форму и размеры — такое открытие, к своему ужасу, сделал для себя Боу-ман в эту ночь. Он стал быстро переходить от одной машины к другой, тщательно рассматривая каждую и теряя при этом драгоценное время лишь на то, чтобы в очередной раз убедиться: это не та машина, которую он ищет.

Боуман услышал приглушенные сердитые голоса и быстро подошел к арке. Около кибитки Кзерды стояли четверо цыган. Поняв, что их птички улетели, они держали военный совет, возбужденно споря и жестикулируя. Очевидно, они спорили о том, что же делать дальше, черт его возьми, и Боуман не завидовал им, так как на их месте он и сам бы не имел об этом ни малейшего представления.

Внезапно что-то привлекло его внимание. Краем глаза он заметил нечто такое, что при бледном свете луны буквально приковало его к месту. Это ослепительное явление, появившееся на верхней террасе, состояло из полосатой пижамы, внутри которой находился не кто иной, как ле Гран Дюк, облокотившийся о балюстраду и почти безучастно смотревший вниз, на передний дворик. Большая часть его лица, которую было видно, состояла из двух жующих челюстей, методично работающих, в то время как другую его часть закрывало огромное красное яблоко. Однако было ясно, что он не обеспокоен.

Боуман оставил ле Гран Дюка дожевывать его яблоко и возобновил поиски. «В конце парковки, с внутренней стороны», — сказала она. Но этого проклятого «пежо» там не оказалось. Он проверил дважды. Он повернулся, осматривая западный ряд "тоян-ки, и сразу же нашел его. Он стоял четвертым от края. Или Боуман так решил, во всяком случае, автомобиль марки «пежо». Он сел в машину, вставил ключ в замок зажигания. «Женщины», — подумал Боуман раздраженно, но отогнал досадные мысли, так как на них просто не было времени.

Как можно тише Боуман закрыл дверцу, хотя маловероятно, чтобы этот слабый щелчок мог быть услышан, даже если бы цыгане не совещались так шумно. Он снял машину с ручного тормоза, включил первую скорость и, держа сцепление выключенным, включил зажигание и фары одновременно. Двигатель заработал, и в то же время включился свет фар. «Пежо», выбрасывая гравий из-под задних колес, рванулся вперед. Боуман, поворачивая руль влево, направил машину на выезд через арку. Почти сразу же он увидел, как четверо цыган отделились от задней стены кибитки Кзерды и побежали наперехват, точно рассчитав путь, по которому будет двигаться автомобиль. Кзерда, очевидно, что-то кричал, и, хотя его голос не был слышен из-за работы двигателя, отчаянная жестикуляция была понятна: он приказывал своим прихвостням остановить машину; но как он предполагал это сделать, Боуман не мог представить. Проскочив арку, в лучах фар он увидел Ференца, единственного, у кого было огнестрельное оружие, которое он нацелил прямо на Боумана, не оставив ему выбора: пришлось направить машину на него. Появившийся на лице Ференца внезапный панический ужас свидетельствовал о том, что Ференц, забыв о пистолете, теперь думает только о своем спасении. Он отчаянно бросился влево и почти избежал столкновения с автомобилем, но «почти» оказалось недостаточно. Автомобиль задел правым крылом бедро Ференца, и Боуман больше его не видел. Единственное, что оказалось в поле его зрения, — это отблеск пистолета, крутящегося в воздухе. Слева Кзерде и двум-цыганам удалось вовремя отскочить в сторону. Боуман, еще раз повернув руль, выскочил из переднего дворика и помчался вниз по дороге. «Интересно, какое впечатление произвело все случившееся на ле Гран Дюка, — пронеслось у него в голове. — Возможно, он даже не прекратил жевать».

Шины пронзительно завизжали, когда «пежо» сделал крутой поворот направо. Боуман подъехал к Сес-силь, остановил машину и выскочил из нее, оставив двигатель работающим. Она подбежала к нему и подтолкнула свой чемодан.

— Скорее, — почти зло сказала она, передав ему чемодан. — Разве ты не слышишь, они уже близко?

— Слышу, — сказал Боуман спокойно. — Я думаю, что у нас в запасе есть время.

Действительно, у них было еще немного времени.

Они услышали шум двигателя, работающего на первой передаче, — шум, ослабевающий в связи с тем, что машина резко затормозила перед поворотом. Внезапно она появилась; было видно, что она почти не поддается управлению на поворотах. Кзерда отчаянно крутил руль, но казалось, что передние колеса вертятся самостоятельно. Боуман с интересом наблюдал, как джип перелетел через обочину дороги, срубил молодое деревце и опрокинулся с впечатляющим грохотом.

— То-то! — сказал Боуман Сессиль. — Ты когда-нибудь видела такое безалаберное вождение?

Он пересек дорогу и оглянулся. Джип, колеса которого все еще вращались, лежал на боку, а трое цыган, явно расставшихся с автомобилем раньше, чем тот перевернулся, распластались на расстоянии пятнадцати футов от него. Боуман наблюдал, как они с трудом поднялись на ноги. Ференца, конечно, среди них не было. Боуман услышал, как к нему подошла Сессиль.

— Это твоя работа, — с осуждением сказала она. — Ты вывел из строя их джип.

— Я не сделал ничего особенного, — нехотя ответил он. — Только спустил шины.

— Но ты же рисковал жизнью этих людей! Джип мог бы упасть на них сверху и раздавить насмерть!

— Не всегда возможно организовать все так, как хотелось бы, — с сожалением ответил Боуман. Сессиль наградила его взглядом, достойным доктора Криппена, после того как его привели в суд, поэтому он сменил тон: — Ты не выглядишь слабоумной, Сессиль, и не заводи дурацких разговоров. Если ты думаешь, что наши три друга наслаждались здесь ночной прогулкой на свежем воздухе, то почему бы тебе не пойти и не поинтересоваться, как они себя чувствуют?

Она повернулась и, ни слова не говоря, пошла к машине. Он последовал за ней, и они поехали, сердитые друг на друга. Через минуту Боуман снизил скорость и припарковал машину на небольшом, лишенном растительности пятачке справа от дороги. Через лобовое стекло они видели отвесные известняковые скалы с бесчисленными квадратными отверстиями: они были сделаны рукой человека и наполнены непроницаемой мглой; в глубине их располагались невидимые пещеры.

— Ты что, собираешься остановиться здесь? — чужим голосом спросила Сессиль.

Боуман заглушил двигатель и поставил машину на ручной тормоз.

— Я уже остановился.

— Но они найдут нас! — В ее голосе звучало отчаяние. — Непременно найдут. В любую минуту.

— Нет. Если они вообще еще в состоянии соображать после того, как попали в небольшую аварию, то подумают, что мы уже на полпути к Авигнону. Кроме того, им необходимо некоторое время, чтобы прийти в себя и снова захотеть вести машину при лунном свете.

Они вышли из машины и взглянули на входы в пещеры. Дурное предчувствие охватило их: здесь было что-то зловещее, пугающее, ужас, который вселяло это место, не поддавался определению. Это было по-настоящему страшное место, и Боуман в душе согласился с той оценкой, что дал ему полицейский в отеле. Он ни на минуту не сомневался в том, что человек, родившийся в Ле Боу и выросший здесь под влиянием древних суеверий и предрассудков, не осмелится войти туда в ночное время. Ни один здравомыслящий человек не рискнул бы войти туда после захода солнца, у Боумана тоже не возникло желания идти туда. Но это был его долг.

Он вынул фонарик из своего чемодана и сказал Сессиль:

— Подожди меня здесь.

— Нет! Ты же не собираешься оставить меня здесь одну? — В ее голосе слышалось отчаяние.

— Возможно, внутри будет намного страшнее.

— Мне все равно.

— Ну как хочешь.

Они отправились вместе. Прошли через самое большое отверстие, в которое свободно можно было бы протащить трехэтажный дом, если поставить его на колеса. Боуман осветил фонариком стены, покрытые рисунками и надписями представителей многих поколений, и направился направо, к арке, за которой находилась пещера еще более внушительных размеров. Сессиль, отметил он, несмотря на сандалии на плоской подошве, спотыкалась гораздо чаще, чем на полу встречались неровности. Боуман был абсолютно уверен, что ее зрение гораздо хуже, чем он предполагал; скорее всего именно поэтому она так стремилась пойти с ним.

Следующая пещера не представляла для Боумана никакого интереса, так как ее своды были высокими, терялись в темноте, и только летучая мышь могла забраться туда. Еще одна арка смутно вырисовывалась во мраке.

— Какое жуткое место, — прошептала Сессиль.

— Да, мне не хотелось бы жить здесь постоянно. Через несколько шагов она сказала:

— Мистер Боуман...

— Нейл.

— Можно мне взять тебя за руку? «В наше время, — подумал он, — уже не задают таких вопросов».

— Возьми, пожалуйста, — вслух сказал он, соглашаясь. — Ты не единственный здесь человек, который нуждается в участии.

— Я не об этом, я не боюсь, просто ты постоянно мигаешь фонариком, освещая разные места, и мне трудно поспевать за тобой.

— А!

Она взяла его за руку и больше уже не спотыкалась, зато ее затрясло, словно в приступе малярии. Вскоре она сказала:

— Что ты ищешь?

— Ты хорошо знаешь, что я ищу.

— Возможно, они спрятали его.

— Они могли спрятать его. Они не могли похоронить его, если не захватили с собой несколько шашек динамита, но могли спрятать его. Под обломками известняка. Их достаточно много вокруг.

— Но мы прошли мимо множества куч известняка. Тебя они не волновали.

— Когда мы найдем свежий холмик, ты поймешь разницу, — сказал он сухо. Сессиль снова охватила сильная дрожь, и он продолжил: — Зачем ты пошла сюда, Сессиль? Ты действительно не боишься? Я же чувствую, тебя просто трясет от страха.

— Мне лучше трястись от страха здесь, с тобой, чем там, одной.

В любой момент от страха у нее могли застучать зубы.

— Возможно, ты и права, — признал он.

На этот раз они прошли чуть-чуть выше и через другую арку вошли в следующую пещеру огромных размеров. Сделав несколько шагов, Боуман внезапно остановился.

— Что с тобой? — прошептала Сессиль. — Что случилось?

— Не знаю. — Он помолчал. — Нет, пожалуй, знаю. Впервые и его охватил озноб.

— Тебя тоже трясет?

— Меня тоже. Но это совсем другое. Я дрожу как осиновый лист.

— Так в чем же дело?

— Здесь. Это то место. Когда ты будешь такой же старой и грешной, как я, ты сможешь определять это по запаху.

— Смерть? — Теперь ее голос дрожал. — Люди не могут чувствовать смерть.

— Я могу. — Он выключил фонарик.

— Включи его. — Ее голос звучал на самой высокой ноте, близко к истерике. — Бога ради, включи его! Пожалуйста!

Боуман отстранил руку Сессиль, обнял ее и прижал к себе. Еще немного — и их дрожь достигнет определенной степени синхронности, возможно, не такой, как у пары танцоров, выступающих по телевидению, но достаточной, чтобы успокоиться. Когда они действительно немного успокоились, Боуман сказал:

— Видишь, чем эта пещера отличается от остальных?

— Свет! Сюда откуда-то проникает свет!

— В самом деле.

Боуман и Сессиль медленно двинулись вперед и подошли к огромному нагромождению камней. Они скользили взглядом по куче обломков все выше и выше, до самого потолка, пока не увидели большой квадратный кусок звездного неба. По каменной осыпи, от вершины до самого основания, сбегала узкая дорожка растревоженных камней, дорожка, которая, очевидно, появилась недавно.

Боуман включил фонарик; у него не возникло никаких сомнений: дорожка действительно образовалась недавно. Он осветил фонариком подножие осыпи, и вдруг луч фонаря, словно по своей воле, замер, осветив холмик из известняковых обломков приблизительно восьми футов длиной и трех высотой.

— Этот холмик сделан недавно, — сказал Боуман. — Вот в чем разница.

— Вот в чем разница... — машинально повторила Сессиль.

— Пожалуйста, отойди немного.

— Нет. Наверное, это звучит странно, но сейчас я успокоилась.

Боуман верил ей, но не думал, что это странно. В человеке все еще живет первобытный инстинкт: больше всего на свете он боится неизвестного, а здесь сейчас все стало абсолютно ясно.

Боуман наклонился над холмиком и начал отбрасывать камни в сторону.

Цыгане даже не удосужились запрятать несчастного Александре достаточно глубоко, и Боуман почти сразу наткнулся на остатки когда-то белой рубашки, пропитанные кровью. Серебряный крестик на цепочке, тоже покрытый пятнами засохшей крови...

Боуман расстегнул цепочку и снял ее вместе с крестиком.

Боуман остановил машину на том же месте, где раньше подобрал Сессиль с чемоданами, и вышел из нее.

— Оставайся здесь, — сказал он Сессиль. — На этот раз я этого требую.

Она не кивнула в знак согласия, но и не возразила: возможно, его методы воспитания стали более эффективными. Джип, что не вызвало удивления, находился там же, где Боуман последний раз видел его: чтобы вытащить машину из кювета, требовался автокран.

Вход в передний дворик казался безлюдным, но у Боумана по отношению к Кзерде и его славным товарищам возникло такое же чувство, как к клубку кобр или скопищу черных ядовитых пауков, поэтому он вошел в передний дворик медленно и осторожно, скрываясь в темноте. Его нога наткнулась на какой-то твердый предмет, раздался слабый металлический звук. Боуман замер на месте, но не заметил ничего опасного. Он наклонился и поднял пистолет, который случайно задел ногой и который отлетел к бензоколонке. Вне всякого сомнения, это был пистолет Ференца. Случившееся с Ференцем при их последней встрече говорило за то, что вряд ли пистолет скоро понадобится ему, но он сможет воспользоваться им когда-нибудь. Боуман решил обязательно вернуть ему пистолет. Он знал, что ничто не помешает ему сделать это, так как в кибитке Кзерды все еще горел свет, струясь через окна и приоткрытую дверь. В других кибитках света не было. Боуман подошел ко входу в кибитку, бесшумно поднялся по ступенькам и заглянул в нее.

Кзерда с перевязанной левой рукой, ушибами и синяками на лице и большим куском пластыря на лбу выглядел неважно, но не так плохо, как Ференц, за которым он ухаживал, перебинтовывая его раны. Ференц лежал на койке в полуобморочном состоянии, время от времени вскрикивая от боли, пока отец снимал пропитанную кровью повязку с его головы. Когда повязка наконец была снята, он снова вскрикнул и почти сразу потерял сознание. Боуман увидел глубокую рваную рану на его лбу, страшные ушибы на лице; если у молодого цыгана были такие же ушибы и на теле, то он действительно в тяжелом состоянии. Но Боуман знал: если бы Ференцу удалось осуществить свои намерения в отношении его самого, то он находился бы сейчас в состоянии, в котором уже никогда и ничего бы не почувствовал. Ференц сел, покачиваясь, на кровати, в то время как его отец готовил свежую повязку, затем нагнулся вперед, оперся локтями о колени, закрыл лицо ладонями и застонал:

— Бога ради, что случилось? Моя голова...

— Все будет хорошо, — сказал Кзерда ласково. — Порез и синяк. Вот и все.

— Но что случилось? Почему моя голова...

— Автомобиль. Помнишь?..

— Автомобиль... Конечно. Этот дьявол Боуман! — простонал Ференц; Боуману очень понравилось, как его назвали. — Он... Он...

— Черт ему в душу, да! Он ускользнул и разбил наш джип. Видишь это? — Кзерда указал на свою руку и лоб. Ференц безразлично взглянул и отвернулся. Он думал о другом.

— Мой пистолет, отец! Где мой пистолет?

— Здесь, — сказал Боуман. Он направил пистолет на Ференца и вошел в кибитку. В левой руке он держал покрытые пятнами засохшей крови цепочку и крестик. Ференц в ужасе уставился на Боумана. Он смотрел на него, как смотрит на палача с занесенным топором человек, чья голова лежит на плахе. Кзерда, который стоял спиной к двери, повернулся и застыл в оцепенении так же, как и его сын.

Он, как и Ференц, был явно не рад появлению Боумана.

Боуман сделал два шага вперед и положил покрытый пятнами крови крестик на маленький столик.

— Возможно, его мать обрадуется этому, — сказал он. — Правда, мне следовало бы сначала вытереть кровь. — Он подождал реакции, но ее не последовало, и продолжал: — Я намереваюсь убить тебя, Кзерда. Я должен это сделать. Ведь никто не может доказать, что это ты убил молодого Александре? Но мне не нужно доказательств. Все, что мне нужно, — это абсолютная уверенность. Пока ее нет. Пока я не могу этого сделать. Но позже, позже я убью тебя. А затем я убью Гэюза Строма. Скажи ему об этом, хорошо?

— Что ты знаешь о Гэюзе Строме? — прошептал Кзерда.

— Достаточно, чтобы вздернуть его на виселицу. И тебя тоже.

Кзерда внезапно улыбнулся, но когда заговорил, то смог сделать это только шепотом:

— Ты сейчас сказал, что пока не можешь убить меня. — Он сделал шаг вперед.

Боуман ничего не ответил. Он повернул пистолет и прицелился точно между глаз Ференца. Второго шага Кзерда делать не стал. Боуман посмотрел на него и указал на стул возле маленького столика.

— Садись, — приказал он. — Лицом к сыну.

Кзерда выполнил приказание. Боуман сделал шаг вперед, и по реакции Ференца стало очевидно, что тот находится в очень плохом состоянии: ужас, отразившийся на том месте, которое когда-то было его лицом и которое еще могло выражать какие-либо чувства, а также открытый для предупреждения рот были слишком запоздалыми и не смогли вовремя предупредить Кзерду об опасности. Он рухнул на пол от удара по затылку пистолетом, который был в руке у Боумана.

Ференц оскалил зубы и грязно выругался. По крайней мере, так подумал Боуман, так как Ференц перешел на свой родной язык. Но он успел только начать свою злобную тираду, когда Боуман, ни слова не говоря, сделал шаг вперед и взмахнул пистолетом еще раз. Реакция Ференца была на этот раз еще медленней, чем ожидал Боуман: тот повалился головой вперед поперек тела своего отца и затих.

— В чем все-таки дело?.. — раздался голос позади Боумана.

Он метнулся в сторону, бросился на пол, одновременно развернувшись к двери, и направил на говорящего пистолет... Затем медленно поднялся. Сессиль стояла в дверях, ее зеленые глаза были широко раскрыты, на лице застыл ужас.

— Ты дура, — сказал Боуман в ярости. — Ты чуть не стала покойником. Ты что, не понимаешь?

Она кивнула, еще не оправившись от шока.

— Входи. Закрой за собой дверь. Ты идиотка. Почему, черт возьми, ты не сделала так, как я тебя просил, и не осталась там?

Почти в трансе Сессиль вошла внутрь и закрыла за собой дверь. Она уставилась на двух лежащих мужчин, затем взглянула на Боумана:

— Ради всего святого, скажи, почему ты оглушил этих людей?

— Потому что сейчас еще не время убивать их, — ответил Боуман холодно.

Он повернулся к Сессиль спиной и начал обыскивать кибитку тщательно и методично. Когда подобным образом проводится обыск в каком-либо месте, будь то цыганская кибитка или дворец, приходится все ломать и крушить. Следуя этому правилу, Боуман приступил к планомерному и обстоятельному превращению кибитки Кзерды в руины. Он ломал кровати на куски, вспарывал матрасы ножом, позаимствованным у лежащего на полу Кзерды, выбрасывая их содержимое, чтобы убедиться, что там ничего не спрятано, а также взламывал с помощью все того же ножа шкафы, закрытые на ключ. Он перешел в кухню, разбил всю посуду, в которую можно было что-то спрятать. Высыпал содержимое целой дюжины продуктовых банок в раковину; разбил все кувшины и винные бутылки незатейливым способом, ударяя их друг о друга, и закончил, высыпав содержимое ящиков для ножей и ложек на пол, чтобы убедиться, что ничего нет под подкладочной бумагой. Нигде ничего не было.

Сессиль, которая наблюдала за его работой будучи еще в шоке, вдруг спросила:

— Кто этот Гэюз Стром?

— Долго ты находилась здесь, подслушивая?

— Все время. Так кто такой Гэюз Стром?

— Я не знаю, — искренне сказал Боуман. — Никогда не слышал этого имени до сегодняшней ночи.

Он повернулся к бельевым ящикам и принялся за них. Поочередно вываливал их содержимое на пол и раскидывал его. Ничего, что заинтересовало бы его, не было, только тряпки.

— Чужое имущество ничего не значит для тебя, не так ли?

К этому моменту состояние шока, в котором находилась Сессиль, перешло в состояние человека, пытающегося взять себя в руки.

— У него все имущество застраховано, — сказал Боуман успокаивающе.

Он начал атаку на последние, еще не тронутые предметы обстановки — красиво инкрустированный дорогой письменный стол красного дерева, открывая запертые ящики с помощью ножа Кзерды, незаменимого в этом деле. Боуман вывалил содержимое двух ящиков на пол и хотел уже открыть третий, как вдруг что-то привлекло его внимание. Он нагнулся и вытащил пару тяжелых шерстяных носков, внутри которых, стянутые резинкой, находились новые хрустящие банкноты с последовательными серийными номерами. Боуману потребовалось не более тридцати секунд, чтобы сосчитать их.

— Восемьдесят тысяч швейцарских франков банкнотами по тысяче, — подытожил Боуман. — Мне очень интересно, где мой друг Кзерда взял восемьдесят тысяч франков банкнотами такого достоинства? Ну хорошо. — Он сложил пачку банкнотов, сунул их в задний карман брюк и возобновил поиски.

— Но... но это же грабеж!

Нельзя сказать, что Сессиль выглядела испуганной, но и восхищения не было в ее больших зеленых глазах; однако Боуман был слишком возбужден.

— Заткнись! — бросил он.

— Но ты же взял деньги!

— Может, это мой способ их добывать.

Он взломал еще один ящик, исследовал его содержимое носком ботинка, затем повернулся, услышав шум слева. Ференц, шатаясь, пытался встать на ноги. Боуман взял его за руку, помог подняться, сильно ударил в челюсть и снова опустил на пол. Потрясение опять отразилось на лице Сессиль, потрясение, переходящее в отвращение. Возможно, она была нежным созданием, воспитанным на опере, балете и театре, посещение которых считала идеальным вечерним развлечением. Боуман взялся за следующий ящик.

— Скажешь, бездельник ломает и рушит все кругом? Забавно, не правда ли?

— Нет. — Она поджала губы, как строгая, педантичная учительница старых времен.

— У меня нет времени. А!

— Что там такое? — Даже у пуритански воспитанных женщин антипатия уступает любопытству.

— Вот.

Он показал ей искусно сделанную шкатулку красного дерева, покрытую лаком, инкрустированную черным деревом и перламутром. Она была заперта и сработана так тщательно, что невозможно было вставить кончик отточенного как бритва ножа Кзерды между корпусом и крышкой. Казалось, Сессиль злорадствует над тем, что у Боумана возникла кратковременная проблема: она сделала выразительный жест, показав на невообразимые обломки, покрывающие практически каждый квадратный дюйм пола кибитки.

— Может, поискать ключик? — спросила она ехидно.

— Не надо.

Он положил шкатулку из красного дерева на пол и прыгнул на нее, с силой ударив каблуками. Она сплющилась, как спичечный коробок. Боуман вытащил из-под обломков запечатанный конверт, вскрыл его и извлек лист бумаги, на котором крупным шрифтом был напечатан беспорядочный и, как казалось, бессмысленный набор букв и цифр. На листке также было напечатано несколько странных слов, смысл которых был абсолютно непонятен. Сессиль заглянула через его плечо. Она прищурилась, и Боуман понял, что ей трудно разобрать написанное.

— Что это? — спросила она.

— Вероятно, код. Некоторые слова можно разобрать. Понедельник, дата — двадцать четвертое и название места — Гро-дю-Руа.

— Гро-дю-Руа?

— Рыбацкий порт и курорт на побережье.

— Но зачем цыганам понадобилось везти закодированное сообщение?

Боуман немного подумал над этим, но без успеха. Он смертельно устал, и, хотя еще держался на ногах, ум его работал уже плохо.

— Дурацкий вопрос. Пошли, пошли скорей.

— Что? Два красивых ящика оставишь неразбитыми?

Он взял Сессиль под руку, чтобы она меньше спотыкалась на пути к двери. Она вопросительно взглянула на него:

— Уж не хочешь ли ты сказать, что умеешь раскалывать коды?

Боуман огляделся:

— Мебель — да. Посуду — да. Коды — нет. Пошли в отель.

Они вышли. Перед тем как закрыть дверь, Боуман в последний раз взглянул на двух избитых мужчин, все еще лежавших в бессознательном состоянии среди обломков мебели, когда-то создававшей недурной интерьер кибитки. Он почти почувствовал угрызения совести по отношению к этой кибитке.

Глава 4

Когда Боуман проснулся, пели птички, небо было безоблачным и прозрачно-голубым и лучи солнца струились в окно. Но не в окно комнаты в отеле, а сквозь стекла голубого «пежо», который перед рассветом он отвел с дороги под прикрытие группы больших деревьев: в темноте ему показалось, что они надежно укроют машину от любопытных взглядов. Но теперь, при свете дня, он понял, что это совсем не так, наоборот, каждый проезжавший по дороге, бросив случайный взгляд в их сторону, мог их заметить. А так как совсем недалеко от этого места находились те, объектом случайных взглядов которых Боуман не хотел бы стать, он решил, что пора ехать.

Ему не хотелось будить Сессиль. Она, казалось, провела относительно спокойную ночь, вернее, то, что осталось от ночи, положив свою темноволосую головку на его плечо, чем он был немного недоволен, потому что сам провел очень неспокойную ночь; он не хотел шевелиться, боясь потревожить Сессиль, кроме того, непривычные физические упражнения прошедшей ночи оставили болезненные ощущения во всех его мускулах, которые долгое время не подвергались такой нагрузке. Боуман опустил стекло со своей стороны, вдохнул свежий, холодный утренний воздух и зажег сигарету. Щелчка зажигалки было достаточно, чтобы заставить Сессиль пошевелиться, сесть прямо, затуманенным взором осмотреться вокруг и понять, где она находится. Она взглянула на Боумана и сказала:

— По сравнению с отелем здесь достаточно дешево.

— А что мне еще нравится, — подхватил Боуман, — так это ощущение первооткрывателей.

— Я похожа на первооткрывателя?

— Честно говоря, нет.

— Я хочу принять ванну.

— Ты ее примешь, и очень скоро. В лучшем отеле Арля. Как Бог свят.

— Ты оптимист. Все комнаты в отеле забронированы еще несколько недель назад в связи с проведением цыганского фестиваля.

— Да, это так. Включая и мою. Я забронировал ее два месяца назад.

— Понимаю.

Она подчеркнуто отодвинулась на свое сиденье, что Боуман про себя расценил как неблагодарность с ее стороны, принимая во внимание тот факт, что она не побрезговала использовать его плечо в качестве подушки большую часть ночи.

— Вы забронировали комнату два месяца назад, мистер Боуман?

— Нейл.

— Я была очень терпелива, не так ли, мистер Боуман? Я не задавала вопросов?

— Нет, не задавала. — Он восхищенно взглянул на нее. — Ты, по-видимому, будешь хорошей женой. Когда я поздно приду домой с работы...

— Пожалуйста, объясни, что все это значит? Кто ты?

— Бездельник в погоне.

— В погоне? За цыганами, которые...

— Я бездельник, который мстит.

— Я помогла тебе...

— Да.

— Я разрешила тебе пользоваться моей машиной. Ты подверг меня опасности...

— Я знаю. Я сожалею об этом, я не имел права этого делать. Я посажу тебя в такси до аэропорта Марти-ньян, и первый самолет доставит тебя в Англию. Там ты будешь в безопасности. Или возьми эту машину. Я подвезу тебя до Арля.

— Шантаж!

— Шантаж? Я не понимаю. Я тебе предлагаю безопасное место... Ты хочешь сказать, что намереваешься ехать со мной?

Сессиль кивнула. Он посмотрел на нее внимательно:

— Такое полное доверие к человеку, чьи руки по локоть в крови?

Она снова кивнула.

— Я все же не понимаю. — Он пристально посмотрел через лобовое стекло. — Не означает ли это, что праведная мисс Дюбуа влюбилась?

— Не волнуйся, — произнесла она спокойно. — У праведной мисс Дюбуа нет ничего подобного на уме.

— Зачем тогда ехать со мной? Кто знает, возможно, они сейчас придумывают различные злодеяния: засада в темной аллее, официант с отравленной чашей, человек с улыбкой на лице и кинжалом под полой — все это методы Кзерды и его приспешников. Так все же, почему?

— Честно говоря, не знаю. Он включил зажигание:

— Честно говоря, я тоже не знаю.

Однако они оба знали. Но она не догадывалась о том, что он знает о мотивах ее поступков. «Во всем этом, — подумал Боуман, — очень трудно разобраться в восемь часов утра».

Едва они выехали на главную дорогу, Сессиль сказала:

— Мистер Боуман, вы, очевидно, умнее, чем кажетесь.

— А почему ты так решила?

— Минуту или две назад я задала вам вопрос, от ответа на который вы уклонились по какой-то причине.

— Вопрос? Какой вопрос?

— Не обращайте внимания, — сказала она покорно. — Я сама забыла, какой вопрос.

Ле Гран Дюк, сидя в полосатой пижаме и повязав на шею салфетку, завтракал. Поднос, на котором принесли завтрак, был шириной с кровать и вмещал огромное количество еды. Он только что подцепил аппетитный кусочек рыбы, как открылась дверь и, не постучав, вошла Лила. Ее светлые волосы были растрепаны, одной рукой она придерживала плед, в который куталась, в другой держала листок бумаги, которым размахивала. Было видно, что она расстроена.

— Сессиль уехала! — Она энергично помахала листком бумаги. — Она оставила это.

— Уехала? — Ле Гран Дюк положил в рот кусочек рыбы и наслаждался его вкусом. — Боже, эта барабулька превосходна! Уехала? Куда?

— Я не знаю. Она взяла свои вещи.

— Дай мне подумать. — Он протянул руку и взял записку из рук Лилы. — «Увидимся на почте в Сен-Мари». Можно сказать, практически никакой информации. Этот бандит, который был с ней прошлой ночью...

— Боуман? Нейл Боуман?

— Именно этого бандита я имею в виду. Проверь, здесь ли он еще. И свою машину.

— Я не подумала об этом.

— Надо думать, — сказал ле Гран Дюк мягко.

Он снова взял нож и вилку, подождал, пока Лила быстрым шагом выйдет из комнаты, открыл ящик прикроватной тумбочки и вытащил оттуда записную книжку, которой Лила пользовалась прошедшей ночью, когда исполняла роль его бесплатной секретарши при интервьюировании цыган. Он сравнил почерк в записной книжке с почерком записки, которую Лила только что передала ему: вне всякого сомнения, почерк был один. и тот же. Ле Гран Дюк вздохнул, вернул на место записную книжку, небрежно уронив записку на пол, и возобновил свою атаку на барабульку.

Он уже закончил ее и с нетерпением поднимал крышку с блюда, на котором находились почки с беконом, когда вернулась Лила. Вместо пледа на ней было голубое короткое платьице, в котором она была вечером. Ее волосы были причесаны, но возбуждение не прошло.

— Он тоже уехал. И автомобиля нет. О Чарльз, я беспокоюсь.

— С ле Гран Дюком тебе нечего волноваться. Сен-Мари — это город?

— Я думаю, да. — Лила была задумчива, чувствовалось, что она не знает, что делать. — Но как я доберусь туда? Мой автомобиль... наш автомобиль...

— Ты поедешь со мной, дорогая. У ле Гран Дюка всегда найдется какой-нибудь транспорт. — Он сделал паузу и прислушался к внезапно послышавшемуся невнятному говору. — Тс... Эти цыгане бывают ужасно надоедливы. Убери поднос, дорогая.

Не без труда Лила убрала поднос. Ле Гран Дюк встал с кровати, надел яркий китайский халат и направился к двери. Было ясно, что громкий гул голосов доносится из переднего дворика, поэтому он подошел к балюстраде террасы и посмотрел вниз.

Возле задней стены кибитки Кзерды — только эту часть двора ле Гран Дюк мог видеть со своего места — собралась большая толпа цыган. Некоторые из них жестикулировали, другие что-то кричали, было видно, что все чем-то недовольны.

— А! — Ле Гран Дюк хлопнул в ладоши. — Это настоящая удача. Редко так случается, чтобы все были в сборе. Это как раз то, что нужно для фольклориста! Пойдем.

Он повернулся и решительно направился к ступенькам, ведущим вниз. Лила взяла его за руку:

— Но ты же не можешь идти туда в халате!

— Не смеши меня.

Ле Гран Дюк спустился в патио, проигнорировав или, скорее, просто не заметив взглядов ранних, уже завтракавших посетителей, и остановился при входе в передний дворик, чтобы рассмотреть всю сцену. Он увидел, что стоянка автомобилей позади изгороди пуста, две или три кибитки, находившиеся ранее в переднем дворике, уже убраны, а в остальных заканчивались последние приготовления к отъезду. Однако по крайней мере две дюжины цыган все еще находились возле кибитки Кзерды.

Словно крайне возбужденный Калигула, в сопровождении испуганной и ничего не понимающей Лилы, ле Гран Дюк с надменным видом спустился по ступенькам и прошел через толпу цыган, окруживших кибитку. Он остановился и посмотрел на то, что являлось предметом их шумного возбуждения. Избитые, в синяках и ссадинах, все забинтованные, Кзерда и его сын сидели на ступеньках своей кибитки, обхватив головы руками: их физическое и психическое состояние было явно на нуле. Позади них несколько цыганок выполняли тяжелую работу по уборке кибитки, которая сейчас выглядела еще ужаснее, чем при свете лампы. Любой анархист, специализирующийся на бомбометании, был бы горд такой работой.

Ле Гран Дюк покачал головой со смешанным чувством разочарования и отвращения:

— Семейная ссора. Ты же знаешь, некоторые цыганские семьи очень часто ссорятся. Для настоящего собирателя фольклора здесь нет ничего интересного. Пойдем, моя дорогая. Я вижу, что большинство цыган уже уезжают. Нам надлежит сделать то же самое. — Он повел ее вверх по ступенькам и подозвал проходящего швейцара: — Мой автомобиль, и побыстрее!

— Твой автомобиль не здесь? — спросила Лила.

— Конечно нет. Боже мой, не думаешь ли ты, девочка, что мои служащие спят в одном отеле со мной? Будь здесь через десять минут.

— Десять минут! Мне нужно принять ванну, позавтракать, собрать вещи, оплатить проживание в отеле.

— Десять минут.

Через десять минут Лила была готова. Ле Гран Дюк тоже. На нем был серый двубортный фланелевый костюм, темно-бордовая рубашка, панама с ленточкой того же цвета, однако внимание Лилы было приковано к другому. Она изумленно смотрела вниз, в передний дворик.

— У ле Гран Дюка, — повторила она машинально, — всегда найдется какой-нибудь транспорт.

Транспортом на этот раз был великолепный, огромный, сделанный по специальному заказу «роллс-ройс», сверкающий всеми оттенками зеленого цвета — от самого светлого до самого темного. Около него, открыв заднюю дверцу, стояла девушка-шофер, одетая в зеленую форменную одежду точно такого же тона, что и автомобиль, отделанную темно-зеленым кантом. Она была молода, изящна, с золотисто-каштановыми волосами и очень хорошенькая. Она с улыбкой помогла ле Гран Дюку расположиться на заднем сиденье, затем села за руль и абсолютно бесшумно тронулась с места.

Лила взглянула на ле Гран Дюка, прикуривавшего гаванскую сигару от зажигалки, которую достал из шкафчика на панели с кнопочным управлением, расположенной справа от него.

— Ты хотел сказать, — требовательно заговорила Лила, — что не позволил бы такому прекрасному созданию находиться с собой в одном отеле?

— Конечно нет. Не потому, что не забочусь о своих служащих. — Он выбрал кнопку на панели, и стеклянная перегородка, отделяющая их от шофера, бесшумно исчезла. — Где ты спала, Карита, моя дорогая?

— Ну, мсье ле Дюк, в отеле мест не было и...

— Где ты провела ночь?

— В машине.

— То-то! — Перегородка поднялась опять, и ле Гран Дюк повернулся к Лиле: — Но ты же видишь, это очень комфортабельная машина.

К тому времени, когда голубой «пежо» въехал в Арль, между Боуманом и Сессиль возникла некая отчужденность. Они обсуждали вопросы гардероба не глядя друг на друга. Боуман припарковал машину на относительно тихой боковой улочке напротив большого, не слишком процветающего магазина одежды, заглушил двигатель и взглянул на девушку. Она не повернула головы.

— Ну? — произнес он.

— Я сожалею. — Она устремила безучастный взгляд вдаль. — Мне это не нравится. Я думаю, что ты сумасшедший.

— Вполне возможно, — согласно кивнул Боуман.

Он поцеловал Сессиль в щеку, вылез из машины, забрал свой чемодан с заднего сиденья и пошел через тротуар к магазину, чтобы рассмотреть экзотические костюмы, выставленные в витрине. Он ясно видел в ней отражение машины и почти так же отчетливо — Сессиль. Она поджала губы и выглядела очень рассерженной. Какое-то время она колебалась, затем вышла из машины и подошла к нему.

— Я чувствую, что могла бы ударить тебя, — сказала она.

— Мне бы этого не хотелось, — ответил он. — Ты выглядишь слишком сильной.

— О, ради Бога, заткнись и положи чемодан обратно в машину.

Он ничего не сказал, положил чемодан обратно в машину, взял ее за руку и повел в магазин одежды.

Двадцать минут спустя Боуман взглянул на себя в большое зеркало и содрогнулся. Теперь он был одет в черный, очень тесный костюм с длинным рядом пуговиц, — благодаря которому получил полное представление о том, как должна себя чувствовать толстая, затянутая в корсет оперная певица, берущая высокую ноту, — болтающуюся белую рубашку, узкий черный галстук и широкополую шляпу того же цвета. Он вздохнул с облегчением, когда Сессиль появилась из примерочной кабины в сопровождении пухленькой приятной женщины средних лет, одетой во все черное, очевидно, хозяйки магазина. Но на нее он глянул только краем глаза, так как мужчина, который не смотрел бы во все глаза на Сессиль, или был бы психом, или обладал зрением филина.

Боуман никогда не считал Сессиль дурнушкой, но сейчас понял раз и навсегда, что она ошеломляюще красива. И вовсе не благодаря наряду, состоявшему из изящного, экзотического и явно дорогого цыганского костюма, в котором присутствовали почти все цвета радуги, белой накидки, ниспадающей пышными складками, и очень волнующей вуали. Боуман слышал, что красивые вещи, в которые одета женщина, дают ей особое ощущение, озаряют ее особенным светом, очевидным для окружающих. Он почувствовал, как у него пару раз замерло сердце; но когда появилась эта милая девушка со слегка смущенной улыбкой на лице, Боуман заставил себя успокоиться и принял свой обычный вид. Хозяйка магазина выразила его мысли словами.

— Мадам, — повторил Боуман, — прекрасна. — Затем вернулся к прежней манере разговора: — Сколько стоит? В швейцарских франках. Вы принимаете швейцарские франки?

— Конечно!

Хозяйка магазина позвала помощницу, которая начала подсчитывать сумму, в то время как она сама принялась упаковывать одежду Сессиль.

— Она упаковывает мою одежду, — произнесла Сессиль встревоженно. — Не могу же я выйти на улицу в этом наряде!

— Конечно можешь! — Боуман хотел произнести эти слова с чувством и убедительно, но получилось как-то казенно, и он даже не смог посмотреть ей в глаза. — Сейчас же праздник.

— Мсье абсолютно прав, — сказала хозяйка магазина. — Сотни молодых арлезианок одеваются в такие наряды в это время года. Всем это нравится.

— Да и для бизнеса это неплохо. — Боуман взглянул на счет, который ему вручили: — Две тысячи четыреста швейцарских франков. — Он извлек три банкнота достоинством в тысячу франков каждый из пачки денег Кзерды и передал хозяйке магазина. — Сдачи не надо.

— Мсье слишком добр!

По ее изумленному виду Боуман догадался, что жители Арля не очень щедры на чаевые.

— Как нажито, так и прожито, — сказал он философски и вывел Сессиль из магазина.

Сев в машину, они не проехали и двух минут, как Боуман снова остановился в почти безлюдном месте. Сессиль вопросительно взглянула на него.

— Моя косметичка, — объяснил он. Достал свой чемодан с заднего сиденья и вытащил маленький черный, закрывающийся на молнию кожаный футлярчик. — Никогда не путешествую без нее.

В ее взгляде появился особый интерес:

— Мужчины не пользуются косметикой.

— Я пользуюсь. Ты увидишь почему.

Двадцать минут спустя, когда они стояли возле портье самого большого отеля в Арле, она поняла причину. Боуман и Сессиль были одеты точно так же, как после посещения магазина готового платья, но выглядели иначе. Цвет лица Сессиль, а также шея и кисти рук стали намного темнее. Губы были ярко накрашены, ресницы и брови подведены тушью, а веки подведены голубыми тенями. Лицо Боумана приобрело темно-кирпичный цвет, как у хорошо загорелого местного жителя; только что приобретенные усы бросались в глаза.

Портье вернул ему паспорт.

— Ваш номер готов, мистер Паркер, — сказал он. — Это миссис Паркер?

— Не задавайте глупых вопросов, — ответил Боуман, взял Сессиль за ставшую вдруг каменной руку и пошел вслед за посыльным к лифту.

Когда они вошли в номер, Сессиль неодобрительно взглянула на Боумана:

— Тебе пришлось представить меня портье? Как свою жену?

— Посмотри на свои руки.

— А чем тебе не нравятся мои руки, за исключением того, что грим сделал их отвратительными?

— Нет обручальных колец.

— О!

— Возможно, для тебя «О!». Но опытный портье замечает такие вещи автоматически, вот почему он спросил. И его могут спросить о подозрительных парах, зарегистрировавшихся сегодня. С криминальной точки зрения мужчина с любовницей автоматически вне подозрений: предполагается, что у него совсем другие заботы.

— Не стоит говорить...

— Поговорим о птичках и пчелках попозже. Между прочим, было бы неплохо, если бы ты доверяла мне. Мне нужно ненадолго уйти. Прими ванну, но не смывай грим с рук, лица и шеи. У меня его осталось очень немного.

Сессиль взглянула в зеркало, подняла руки и внимательно осмотрела их:

— Но каким чудом я приму ванну, не...

— Я помогу тебе, если хочешь, — предложил Боуман.

Она зашла в ванную комнату и заперла за собой дверь. Боуман спустился вниз и потоптался немного возле телефонной будки в вестибюле, задумчиво потирая подбородок. Телефон был без диска, а это означало, что все исходящие звонки проходят через коммутатор. Он вышел на улицу, залитую ярким солнечным светом.

Даже в этот ранний час бульвар де Лио был многолюден. Ни любителей достопримечательностей, ни туристов — только местные торговцы, установившие буквально сотни лотков на широких тротуарах бульвара. Проезжая часть тоже была переполнена разнообразным транспортом, от тяжелых грузовиков до ручных тележек. И с тех и с других разгружали огромное количество всевозможных товаров: продукты, одежду, яркие сувениры, безделушки и бесконечные букеты цветов.

Боуман вошел в почтовое отделение, выбрал пустую телефонную будку, опустил деньги и назвал номер телефона Уайтхолла в Лондоне. Ожидая ответа, вытащил записку, найденную в кибитке Кзерды, и расправил ее перед собой.

По меньшей мере сотня цыган стояла на коленях на поросшей травой поляне, перед ними служил молебен одетый в черную рясу священник. Когда он опустил руку, отвернулся и направился к небольшой черной палатке, установленной поблизости, цыгане поднялись и стали медленно двигаться к своим кибиткам, оставленным у дороги в нескольких милях к северо-востоку от Арля. Позади кибиток смутно вырисовывались очертания древнего монастыря Монмажур.

Особенно привлекали внимание кибитка, окрашенная в зеленый и белый цвета, где жила мать Александре и три девушки-цыганки, кибитка Кзерды, которую теперь буксировал трак ярко-желтого цвета, и импозантный зеленый «ролле-ройс» ле Гран Дюка. Крыша кабриолета была опущена, так как утро стояло жаркое. Девушка-шофер без головного убора — явный признак того, что сейчас она не на службе, — стояла с Лилой около машины. Ле Гран Дюк, развалившись на заднем сиденье, освежался каким-то напитком из открытого бара и безучастно посматривал вокруг.

— Я никогда не считала цыган религиозными, — сказала Лила.

— Понятно, понятно, — милостиво кивнул ле Гран Дюк. — Ты, конечно, совсем не знаешь цыган, моя дорогая, в то время как я являюсь главным специалистом в Европе по этому вопросу. — Он помолчал, подумал и поправил себя: — Крупнейшим специалистом в Европе, если говорить о мировом уровне. Религиозность у них очень сильна, и их набожность особенно ярко проявляется во время путешествий: они специально отправляются в путь, чтобы поклониться мощам Святой Сары, покровительницы их храма. Всегда в последний день путешествия священник сопровождает их, чтобы поблагодарить Сару и... Но достаточно! Я не должен подавлять тебя своей эрудицией.

— Подавлять, Чарльз?! Это все очень интересно! Для чего же все-таки та черная палатка?

— Походная исповедальня. Боюсь только, что она редко используется. Цыгане имеют свои понятия о добре и зле. Боже мой! Это Кзерда входит в палатку. — Он посмотрел на часы: — Девять часов пятнадцать минут. Он, должно быть, выйдет оттуда перед завтраком.

— Тебе он не нравится? — спросила Лила с любопытством. — Ты думаешь, что он...

— Я ничего не знаю о нем, — ответил ле Гран Дюк. — Я бы просто отметил, что его лицо не облагорожено добрыми делами и благочестивыми мыслями.

Все вокруг было спокойно, когда Кзерда с тревожным, мрачным, побитым лицом опустил и закрепил входной полог палатки. Палатка была маленькая, круглая, не больше десяти футов в диаметре. Основным предметом обстановки была закрытая тканью кабина, которая служила исповедальней.

— Приветствую тебя, сын мой! — Голос, прозвучавший из будки, был глубоким, спокойным и уверенным.

— Откройся, Серл, — сказал Кзерда грубо.

Послышалось неуклюжее движение, темная ткань занавески раздвинулась, и показался священник в пенсне, с тонким аскетическим лицом. Весь его вид говорил, что его вера в Бога граничит с фанатизмом. Он мельком безразлично глянул на побитое лицо Кзерды.

— Люди могут услышать, — произнес священник холодно. — Называй меня «мсье ле Кюр» или «отец».

— Для меня ты Серл, и всегда будешь им, — ответил Кзерда презрительно. — Симон Серл, лишенный духовного сана, поп-расстрига. Звучит-то как!

— Я прибыл сюда не в бирюльки играть, — сказал Серл мрачно. — Я прибыл от Гэюза Строма.

Агрессивность медленно сползла с лица Кзерды, осталось только серьезное опасение, которое усилилось при взгляде на бесстрастное лицо священника.

— Я думаю, — продолжал Серл тихо, — что тебе необходимо дать объяснения. Твоя работа выглядит слишком непрофессиональной. Надеюсь, что это будут очень толковые объяснения.

— Я должна выйти на воздух. Я должна выйти отсюда! — Тина, девушка-цыганка с темными, коротко остриженными волосами, смотрела в окно кибитки на палатку-исповедальню, затем обернулась к трем другим цыганкам. Ее глаза были красны и опухли от слез, лицо — очень бледно. — Я хочу погулять. Мне нужно подышать свежим воздухом. Я... я не могу больше здесь оставаться.

Мари ле Обэно, ее мать и Сара посмотрели друг на друга. Никто из них не выглядел лучше Тины. Их лица были такими же печальными, как и в ту ночь, когда Боуман наблюдал за ними. Крушение надежд и отчаяние все еще витали в воздухе.

— Ты будешь осторожна, Тина? — спросила мать Мари озабоченно. — Твой отец... Ты должна думать о своем отце.

— Все будет хорошо, мама, — сказала Мари. — Тина знает. Теперь она знает. — Она кивнула темноволосой девушке, которая бросилась к двери, затем продолжила: — Она так любила Александре. Вы же знаете.

— Я знаю, — ответила ее мать печально. — Такая жалость, что Александре больше не может любить ее.

Тина вышла из кибитки через заднюю дверь. На ступеньках сидел цыган лет сорока по имени Пьер Лакаб-ро. Большинство цыган очень красивы, и многие из них имеют европейскую наружность. Этот же был маленьким и толстым, с широким, обезображенным шрамами лицом, тонким жестоким ртом и свинячьими глазками; особенно уродливый шрам, который, очевидно, не был зашит, шел от правой брови до подбородка. Он, безусловно, обладал большой физической силой. Когда Тина проходила мимо него, цыган взглянул на нее и криво усмехнулся:

— И куда же ты идешь, моя хорошая? — У него был скрипучий, низкий и очень неприятный голос.

— Погулять. — Она не сделала даже попытки скрыть свое отвращение. — Мне нужен свежий воздух.

— Мы выставили посты, Мака и Мазэн наблюдают за тобой. Ты знаешь об этом?

— Ты что, думаешь, я убегу?

Он скривился снова:

— Ты слишком напугана, чтобы убежать.

С гордым вызовом она произнесла:

— Я не боюсь Пьера Лакабро!

— С какой стати ты должна бояться меня? — Он поднял руки ладонями вверх. — Такая красивая молодая девушка... Я же тебе как отец.

Тина содрогнулась и сошла по ступенькам вниз.

Объяснения Кзерды не произвели на Симона Сер-ла должного впечатления. Он даже не пытался скрыть презрения и неудовлетворенности. Кзерда старался оправдаться.

— А что я? Я, — с вызовом сказал он, — пострадал больше всех! Я, а не ты и не Гэюз Стром. Я же говорю тебе, Боуман переломал все, что можно, в моей кибитке и украл восемьдесят тысяч франков.

— Которых ты еще не заработал. Это деньги Гэюза Строма, Кзерда. Он потребует их вернуть и, если не получит, возьмет взамен твою жизнь.

— Ради Бога! Боуман же исчез! Я не знаю...

— Ты найдешь его и воспользуешься вот этим. — Серл порылся в складках своей рясы и достал пистолет с глушителем. — Если тебе это не удастся, избавь нас от проблем и сам покончи с собой.

Кзерда долго смотрел на него.

— Кто этот Гэюз Стром?

— Я не знаю.

— Мы когда-то были друзьями, Симон Серл...

— Клянусь Богом, я никогда не видел его. Он передает инструкции по почте или по телефону, а иногда через посредника.

— Тогда ты, может, знаешь, кто этот человек? — Кзерда взял Серла за руку и почти подтащил к выходу из палатки, закрытому пологом, один угол которого был приподнят.

Прямо перед ними находился ле Гран Дюк, который, вероятно, снова наполнил свой стакан. Он смотрел прямо на них, и взгляд его был задумчив.

Кзерда быстро опустил полог.

— Ну?

— Этого человека я видел раньше, — сказал Серл. — Богатый аристократ, я думаю.

— Богатый аристократ по имени Гэюз Стром?

— Я не знаю. И не желаю знать.

— Этого человека я вижу на паломничестве в третий раз. И третий год я работаю на Гэюза Строма. Он задавал вопросы прошлой ночью. Сегодня утром он спустился из отеля посмотреть, что сделали с моей кибиткой. И сейчас он пристально смотрит прямо на нас. Я думаю...

— Подумай лучше о Боумане, — посоветовал Серл. — Мой тебе совет — помалкивать. Наш шеф желает оставаться инкогнито. Он не хочет, чтобы вмешивались в его жизнь. Понимаешь?

Кзерда неохотно кивнул, засунул пистолет под рубашку и ушел.

Ле Гран Дюк задумчиво посмотрел ему вслед через очки.

— Боже мой, — сказал он мягко. — Он уже исповедался.

Лила переспросила вежливо:

— Прошу прощения, Чарльз?

— Ничего, моя дорогая, ничего. — Он перевел взгляд и встретился глазами с Тиной, которая, очевидно бесцельно, бродила вокруг с мрачным видом. — Честное слово, очень симпатичная шустрая девчонка. Возможно, чем-то удрученная... да, определенно расстроенная. Но красивая.

Лила сказала:

— Чарльз, я начинаю думать, что ты любитель хорошеньких девушек.

— Аристократы всегда этим отличались. Карита, моя дорогая, в Арль, и как можно быстрее. Я неважно себя чувствую.

— Чарльз, — озабоченно отозвалась Лила, — ты нездоров? Солнце? Если мы поднимем верх...

— Я голоден, — сказал ле Гран Дюк просто.

Тина проводила взглядом лимузин, который отъехал, мягко шурша шинами, затем бегло осмотрелась вокруг. Лакабро на ступеньках кибитки не было. Не было также видно Мака и Мазэна. Как будто совершенно случайно она оказалась около палатки-исповедальни. Не смея оглянуться, чтобы окончательно убедиться, что за ней не следят, Тина откинула полог и вошла в палатку. Сделала пару неуверенных шагов к исповедальной кабине.

— Отец! Отец! — позвала она трепетным шепотом. — Я должна поговорить с вами.

Глубокий скорбный голос Серла донесся из кабины:

— Именно для этого я здесь, дитя мое.

— Нет, нет! — ответила девушка все еще шепотом. — Вы меня не понимаете. Я хочу рассказать вам что-то ужасное.

— Нет ничего ужасного, чего не может слышать служитель Бога. Твои секреты умрут вместе со мной, дитя мое.

— Но я не хочу, чтобы о них никто не узнал! Я хочу, чтобы вы пошли в полицию.

Занавеска отодвинулась, и появился Серл. Его худое аскетическое лицо выражало сострадание и озабоченность. Он обнял девушку за плечи:

— Что бы тебя ни мучило, дочь моя, твои горести уже позади. Как твое имя, дорогая?

— Тина, Тина Деймел.

— Доверься Богу, Тина, и расскажи мне все.

В кибитке, окрашенной в зеленый и белый цвета, Сара, Мари и ее мать сидели в глубоком молчании: время от времени мать Мари всхлипывала и вытирала глаза платком.

— Где же Тина? — спросила она, ни к кому не обращаясь. — Где же она может быть? Она отсутствует слишком долго.

— Не волнуйтесь, мадам Зигэр, — успокаивающе отозвалась Сара. — Тина разумная девушка. Она не наделает глупостей.

— Сара права, мама, — подхватила Мари. — После вчерашней ночи...

— Я знаю. Я знаю, что это глупо. Но Александре...

— Пожалуйста, не надо, мама.

Мадам Зигэр кивнула и замолчала.

Внезапно дверь распахнулась, и Тина тяжело рухнула на пол кибитки лицом вниз. В дверях стояли Лакабро и Кзерда, первый — ухмыляясь, второй — свирепый, с трудом сдерживая ярость. Тина лежала там, куда они ее бросили, неподвижно, явно без сознания. Ее платье на спине было изодрано в клочья, спина вся в крови и почти сплошь покрыта фиолетовыми рубцами: девушка была страшно, безжалостно избита плеткой.

— Для вас всех, — произнес Кзерда мягко, — это послужит хорошим уроком.

Дверь закрылась. Три женщины в ужасе уставились на жестоко избитую, изувеченную девушку, затем бросились на колени, чтобы помочь ей.

Глава 5

Боуман очень быстро переговорил по телефону с Лондоном и вернулся в отель через пятнадцать минут. Коридор, ведущий в его номер, был покрыт толстым ковром, который заглушал шаги. Он почти уже взялся за ручку двери своего номера, когда услышал голоса, доносящиеся из комнаты. Не голоса, понял он, а только один голос, и доносился он с перерывами. По тембру голоса можно было безошибочно определить, что он принадлежит Сессиль, однако слов разобрать было невозможно. Боуман уже собрался приложить ухо к двери, но из-за угла появилась горничная со стопкой простыней в руках. Он безразлично прошел мимо, а через пару минут снова вернулся. В комнате было тихо. Боуман постучал и вошел в комнату.

Сессиль стояла у окна. Она обернулась на стук закрываемой двери и улыбнулась ему. Ее блестящие темные волосы были как-то по-новому расчесаны... или уложены... или что-то в этом роде, словом, выглядела она еще очаровательнее, чем обычно.

— Восхитительно! — воскликнул Боуман. — Как ты сумела обойтись без меня? Если бы наши дети могли взглянуть!..

— Да, вот еще что, — прервала она его. Улыбка, как заметил Боуман, была холодной. — Почему при регистрации ты предъявил паспорт на имя мистера Паркера? Отвечайте, мистер Боуман!

— Мне его на время одолжил приятель.

— Конечно, как же иначе? Твой приятель очень важная персона?

— Почему?

— Чем ты занимаешься?

— Я уже говорил тебе.

— Разумеется. Я забыла. Профессиональный бездельник. — Она вздохнула. — А сейчас — завтрак?

— Сначала мне нужно побриться. Это, конечно, испортит мой цвет лица, но у меня есть грим, я смогу его восстановить. А затем — завтрак.

Боуман вынул из чемодана футляр с бритвой, прошел в ванную комнату, закрыл дверь, приготовился бриться и огляделся. Она была здесь, сняла все свои тряпки, осторожно, чтобы по возможности не смыть грим, приняла ванну, снова оделась, нанесла грим на руки — и все это в течение пятнадцати минут. Не говоря уже о прическе и прочем. Он не верил этому. Она выглядела так, словно за это время только почистила зубы. Он осмотрел ванну — та еще была мокрой, так что, по крайней мере, кран она открывала. Поднял полотенце — оно было сухим, как пески пустыни на Синайском полуострове. Она просто причесалась, и все. И еще кому-то позвонила.

Боуман побрился, восстановил грим и отвел Сессиль к столику, стоявшему в углу богато украшенного и заставленного скульптурами патио отеля. Несмотря на относительно ранний час, оно было заполнено людьми: одни завтракали, другие пили кофе. Большую часть посетителей составляли туристы, но были и зажиточные местные завсегдатаи в традиционных праздничных или цыганских костюмах.

Усаживаясь за столик, Боуман и Сессиль обратили внимание на припаркованный у тротуара огромный «роллс-ройс», в оригинальной окраске которого присутствовали все оттенки зеленого; рядом стояла женщина-шофер в форменной одежде такого же цвета. Сессиль смотрела на сверкающую машину с искренним восхищением.

— Великолепная, — сказала она. — Необыкновенно красивая.

— Да, в самом деле, — согласился Боуман. — И не подумаешь, что она может управлять таким большим автомобилем. — Он не обратил внимания на неодобрительный взгляд Сессиль и лениво оглядел патио. — Три предположения относительно владельца?

Сессиль проследила за его взглядом. Третий столик от них занимали ле Гран Дюк и Лила. Появился официант с очень тяжелым подносом и поставил его перед ле Гран Дюком, взявшим и осушившим стакан апельсинового сока раньше, чем официант успел разогнуться, — возможно, у него болела спина.

— Я думал, что этот парень никогда не придет, — сказал ле Гран Дюк громко и раздраженно.

— Чарльз, — покачала головой Лила. — Ты же недавно плотно позавтракал.

— А сейчас у меня второй завтрак! Время бежит, моя дорогая.

Сессиль положила ладонь на руку Боумана:

— Боже мой! Там, за столиком, Дюк и Лила.

— Что тут удивительного? — Боуман смотрел на ле Гран Дюка, который старательно накладывал себе джем, в то время как Лила наливала ему в чашку кофе. — Естественно, что он здесь. Где цыгане, там должен быть и собиратель цыганского фольклора. И, конечно же, в лучшем отеле. Кажется, у них завязывается настоящая дружба. Она умеет готовить?

— Может, это и забавно, но умеет. И очень здорово. Первоклассный повар.

— О Господи! Он украдет ее.

— Но почему она все еще с ним?

— Спокойно. Ты сообщила ей о Сен-Мари. Она хочет попасть туда. Но у нее нет автомобиля с тех пор, как мы позаимствовали его. Дюк определенно тоже хочет поехать туда. И у него есть автомобиль. Фунт против пенса — это его «ролле». И кажется, они с Лилой в очень хороших отношениях, хотя одному Богу известно, что она нашла в нашем большом друге. Посмотри на его руки — они работают как конвейер. Упаси Бог оказаться с ним в одной лодке, когда надо делить последний кусок хлеба.

— Мне кажется, он по-своему недурен.

— Как орангутанг.

— Он тебе не нравится? — Сессиль, казалось, была довольна. — Только потому, что он сказал...

— Я не верю ему. Он обманщик. Держу пари, никакой он не собиратель цыганского фольклора, он не написал об этом ни единой строчки и никогда не напишет. Если он такой известный и важный человек, почему никто из нас никогда не слышал о нем? И почему он приезжает сюда три года подряд изучать их обычаи? Даже для такого зеленого собирателя фольклора, как я, было бы достаточно одного года.

— А может быть, он любит цыган?

— Возможно. Но он любит их по другим причинам. Сессиль взглянула на него, помолчала и сказала тихим голосом:

— Ты думаешь, это Гэюз Стром?

— Я ничего подобного не говорил. И не произноси здесь этого имени. Ты еще хочешь жить, не так ли?

— Я не вижу...

— Откуда ты знаешь, что среди этих разодетых в нарядные цыганские одежды посетителей нет настоящих цыган?

— Извини. Это было глупо с моей стороны.

— Да.

Он смотрел на столик ле Гран Дюка. Лила что-то говорила стоя. Ле Гран Дюк барственно махнул рукой, и она направилась к выходу из отеля. Взгляд ее был задумчивым. Боуман проследил, как она прошла через патио, поднялась по ступенькам, пересекла фойе и исчезла.

— Она прелестна, правда? — прошептала Сессиль.

— Что? — Боуман взглянул на нее. — Да, да, конечно. К сожалению, я не могу жениться на вас обеих. Закон не допускает этого. — Он задумчиво посмотрел на ле Гран Дюка, а затем опять на Сессиль. — Иди поговори с нашим большим другом. Погадай ему по руке. Предскажи его судьбу.

— Что?

— Дюк там. Иди...

— Я не считаю, что это забавно.

— Я тоже. Не уверен, что твоя подруга, находясь там, за столиком, не узнала бы тебя, но Дюк не догадается, он почти не знаком с тобой. Тем более в таком виде. Во всяком случае, он не поднимет глаз от своей тарелки.

— Нет!

— Пожалуйста, Сессиль.

— Нет!

— Вспомни пещеры. У меня нет ключа к разгадке.

— О Боже, нет!

— Ну ладно.

— А что я должна делать?

— Ну, скажи, что видишь его важные планы на ближайшее будущее, и, если получится удачно, — остановись. Откажись гадать дальше и уйди. Создай впечатление, что у него нет будущего, посмотри на его реакцию.

— Так ты действительно его подозреваешь...

— Я ни в чем его не подозреваю.

Она неохотно отодвинула стул и встала из-за стола:

— Помолись Саре за меня.

— Саре?

— Эта святая — покровительница цыган, не так ли?

Боуман смотрел ей вслед. Она вежливо посторонилась, чтобы не столкнуться с другим, только что вошедшим посетителем с аскетическим лицом, похожим на священника, отрешенного от всего мирского. Симон Серл, а это был он, выглядел как бескорыстный и преданный служитель Бога, которому без колебаний можно доверить свою судьбу. Они пробормотали взаимные извинения, Сессиль прошла дальше и остановилась у столика ле Гран Дюка, который опустил свою чашечку кофе и раздраженно взглянул на нее:

— Ну, в чем дело?

— Доброе утро, сэр.

— Да, да, да, доброе утро. — Он опять взял чашку с кофе. — В чем дело?

— Погадать тебе, сэр?

— Ты что, не видишь, я занят? Убирайся.

— Всего десять франков, сэр.

— У меня нет десяти франков. — Он опять поставил чашку и впервые внимательно взглянул на нее. — Боже милостивый, если б ты была блондинкой...

Сессиль улыбнулась и, воспользовавшись моментом, взяла его левую руку.

— У тебя длинная линия жизни, — произнесла она.

— Я в добром здравии.

— В тебе течет благородная кровь.

— Любой дурак видит это.

— У тебя добрый характер.

— Только когда я не голоден. — Он убрал руку, взял булочку и поднял глаза, так как в это время к столику подошла Лила. — Прогони это вредное насекомое. Меня тошнит от нее.

— Со стороны этого не скажешь, Чарльз!

— Как ты можешь определить это?

Лила повернулась к Сессиль с полудружеской, полуизвиняющейся улыбкой, которая тут же исчезла, как только она поняла, кто перед ней. Однако Лила опять улыбнулась и сказала:

— Возможно, вы и мне погадаете?

В голосе ее звучали мягкие примирительные нотки; она как бы извинялась за грубость ле Гран Дюка. Ле Гран Дюк не обратил на это никакого внимания.

— Отойдите отсюда, пожалуйста, — сказал он твердо. — Отойдите.

Девушки отошли. Ле Гран Дюк наблюдал за ними с задумчивым выражением лица, насколько это вообще возможно для человека, челюсти которого методично двигаются. Он заметил, что Боуман смотрел прямо на него, но теперь уже отвернулся. Ле Гран Дюк попытался проследить за взглядом Боумана, и ему показалось, что тот не отрываясь смотрит на высокого худого священника. Ле Гран Дюк узнал того самого священника, что служил молебен и благословлял цыган около монастыря Монмажур. И было абсолютно ясно, кем интересовался Симон Серл: он проявлял чрезмерный интерес к самому ле Гран Дюку.

Боуман наблюдал, как разговаривали Лила и Сессиль: Сессиль держала Лилу за руку и, вероятно, в чем-то убеждала ее, а Лила смущенно улыбалась. Он увидел, как Лила вложила что-то в руку Сессиль, после чего сразу же потерял к ним интерес. Боковым зрением он заметил — или ему это показалось — кое-что более важное в данный момент.

Вне патио, на бульваре де Лис, можно было наблюдать веселое и шумное праздничное зрелище. Торговцы еще устанавливали последние ларьки, но сейчас их было уже гораздо меньше, чем любителей достопримечательностей и покупателей. Все вместе составляло красочную и экзотическую картину. Люди, одетые в строгие деловые костюмы, встречались крайне редко и резко выделялись среди пестрой толпы. Здесь можно было встретить десятки туристов, увешанных фотоаппаратами, в большинстве своем с беспечной развязностью одетых Бог знает во что; но даже они выглядели скучно по сравнению с тремя четко выделявшимися группами, которые составляли арлезиан-ские девушки, изящно одетые в национальные праздничные костюмы, сотни цыган из разных стран и пастухи Камарга.

Боуман подался вперед в своем кресле, напряженно высматривая кого-то в этой толпе. Он снова увидел то, что привлекло его внимание: яркий всплеск золотисто-каштановых волос. Он не ошибся, это была Мари ле Обэно, и она куда-то очень спешила. Боуман повернулся к Сессиль, которая в этот момент подошла и села за столик:

— Извини. Придется опять встать. Работа. Там, на улице...

— Ты что, не хочешь меня выслушать? А мой завтрак?..

— Это все подождет. Цыганская девушка с золотисто-каштановыми волосами в зелено-черном костюме. Пойди за ней, посмотри, куда она идет, а идет она явно в какое-то определенное место. Она очень спешит. Иди же!

— Хорошо, сэр. — Сессиль изучающе взглянула на него, встала из-за стола и ушла.

Он не посмотрел ей вслед, а безразлично оглядел патио. Первым, почти сразу же за нею, вышел Симон Серл, священник, оставив на столе несколько монет за выпитую чашечку кофе. Через несколько секунд Боуман поднялся со своего места и пошел за ним. Ле Гран Дюк, лицо которого почти полностью скрывала огромная чашка с кофе, наблюдал за уходом обоих.

На фоне красочно одетых людей черная ряса Серла четко выделялась, поэтому следить за ним не составляло большого труда. Выполнение этой задачи облегчало и то обстоятельство, что он ни разу не оглянулся, как и подобает служителю Божьему, у которого нет врагов среди его паствы.

Боуман сократил расстояние до десяти футов. Сейчас он отчетливо видел Сессиль, идущую впереди Сер-ла примерно на таком же расстоянии, и время от времени перед ним мелькали золотисто-каштановые волосы Мари ле Обэно. Боуман еще больше приблизился к Серлу и стал выжидать удобного случая.

И такой случай представился очень быстро. Вблизи рыбных прилавков полдюжины не внушающих доверие цыган пытались продать видавших виды лошадей. В тот момент, когда Боуман, находившийся от Серла на расстоянии не больше пяти футов, приблизился к лошадям, на него налетел темноволосый смуглый молодой человек с красивым лицом и тонкой ниточкой усов, в черном сомбреро и довольно безвкусной тесной темной одежде. Мужчины пробормотали взаимные извинения и, разминувшись, продолжили каждый свой путь. Однако темноволосый молодой человек прошел всего два шага, повернулся и посмотрел вслед Боуману, который уже почти затерялся в толпе, пробираясь между лошадьми.

Идущий впереди него Серл остановился, потому что норовистый конь, заржав и вскинув голову, преградил ему путь. Конь встал на дыбы. Серл предусмотрительно попятился, и в этот момент Боуман нанес ему удар ногой под коленку. Серл, вскрикнув от боли, упал на поврежденную ногу. Боуман, закрытый с двух сторон лошадьми, озабоченно наклонился над ним и ребром правой ладони нанес рубящий удар в основание шеи. Серл рухнул.

— Смотрите, что наделали эти проклятые кони, — заорал Боуман.

Сразу же несколько цыган утихомирили взбунтовавшихся норовистых коней и, разведя их в стороны, освободили место вокруг лежавшего священника.

— Что случилось? — спросил один из цыган. — Что случилось?

— Продаете эту злобную тварь! — выкрикнул Боуман. — Его следует убить! Он ударил священника прямо в живот. Да не стойте как истуканы! Позовите доктора.

Один из цыган убежал, остальные низко склонились над лежавшим ничком человеком, а Боуман, воспользовавшись этим, удалился. Однако назвать его уход незаметным было нельзя. Тот самый темноволосый молодой человек, с которым Боуман ранее столкнулся, очевидно, видел все: он стоял неподалеку, делая вид, что рассматривает свои ногти.

Боуман уже почти закончил свой завтрак, когда вернулась Сессиль.

— Я запарилась, — объявила она, и это было заметно по ее виду. — И я голодна.

Боуман подозвал проходившего официанта.

— Ну?

— Она вошла в аптеку. Купила бинты — несколько ярдов — и массу кремов и мазей, а затем вернулась к своей кибитке — на площади, недалеко отсюда.

— Зелено-белая кибитка?

— Да. В дверях ее ожидали две женщины, а затем они все вместе вошли внутрь.

— Две женщины?

— Одна средних лет, другая молоденькая и тоже с золотисто-каштановыми волосами.

— Мать Мари и Сара. Бедная Тина.

— Что ты имеешь в виду?

— Просто гуляют. — Он посмотрел через двор. — Двое влюбленных птичек вон там.

Сессиль проследила за его взглядом и увидела ле Гран Дюка. Он сидел откинувшись, с видом человека, который чудом избежал голодной смерти, снисходительно улыбаясь Л иле, положившей свою руку на его и что-то оживленно говорившей.

Боуман спросил:

— Твоя подруга — простушка, что-то в этом роде? Сессиль холодно посмотрела на него:

— Не больше, чем я.

— Гм... Она, конечно, узнала тебя. Что ты сказала ей?

— Ничего, кроме того, что тебе нужно было срочно уехать.

— Она не удивилась, что ты тоже уехала?

— Я ей сказала, что мне так захотелось.

— Ты сказала, что я не доверяю Дюку?

— Ну...

— Не важно. У нее было что тебе сказать?

— Не много. Только то, что они остановились здесь, чтобы посмотреть молебен цыган сегодня утром.

— Молебен?

— Ну, эту... религиозную службу.

— В исполнении обычного священника?

— Так сказала Лила.

— Заканчивай завтрак. — Он отодвинул стул. — Я скоро вернусь.

— Но я думала... я думала, тебе будет интересно узнать, что сказал Дюк, его реакцию! В конце концов, для этого ты посылал меня.

— В самом деле? — Боуман казался рассеянным. — Позже.

Он встал и пошел в отель. Девушка озадаченно смотрела ему вслед.

— Высокий, говоришь, крепкого телосложения, очень ловкий?..

Кзерда потер свое избитое, забинтованное лицо, воскрешая в памяти болезненные ощущения, и посмотрел на четырех человек, сидевших у него в кибитке за столом. Это были Эль Брокадор, смуглый молодой человек, с которым Боуман столкнулся на улице, Ференц, Пьер Лакабро и все еще потрясенный и бледный Симон Серл, который пытался потереть болевшие от ударов Боумана места на шее и ноге одновременно.

— Его лицо смуглее твоего, — ответил Эль Брокадор. — И усы.

— Смуглые лица и усы продаются в магазинах. Он не может спрятать основную, характерную, присущую только ему черту — жестокость.

— Я надеюсь очень скоро повстречаться с этим человеком, — сказал Пьер Лакабро. По его тону можно было понять, что он действительно страстно этого хочет.

— Я бы не стал спешить, — сказал Кзерда сухо. — Ты его вообще не видел, Серл?

— Я ничего не видел. Я только почувствовал два удара сзади; нет, второго удара я уже не чувствовал.

— Господи, зачем тебя понесло в патио?

— Я хотел получше рассмотреть этого Дюка де Кройтора. Это ты, Кзерда, разбудил у меня интерес к нему. Мне захотелось услышать его голос. Узнать, с кем он говорит, встречается ли с кем-нибудь, кто...

— Он все время с этой английской девчонкой. Она безвредна.

— Умные люди обычно ведут себя именно так, — сказал Серл.

— Умные люди не действуют так, как ты, — ответил Кзерда мрачно. — Теперь Боуман знает, кто ты такой. Он теперь наверняка знает, что кто-то в кибитке мадам Зигэр очень сильно болен. И — если Дюк де Кройтор действительно является тем человеком, о котором ты думаешь, — он теперь понимает, что ты считаешь его Гэю-зом Стромом, а если это так, ему все это не понравится.

Выражение лица Серла говорило о том, что он придерживается того же мнения.

Кзерда продолжал:

— Боуман — наш единственный шанс. Он должен замолкнуть навеки. Сегодня. Но очень осторожно. Без шума. В результате несчастного случая. Кто знает, какие у него друзья.

— Я сказал тебе, как это можно сделать, — вмешался Эль Брокадор.

— И сегодня удобное время для того. В полдень мы двинемся отсюда. Лакабро, ты единственный из нас, кого Боуман не знает. Пойдешь в отель, где он остановился. Следи за ним. Следуй за ним по пятам. Мы больше не имеем права упустить его.

— С большим удовольствием.

— Никакого насилия, — предупредил Кзерда.

— Конечно нет! — Внезапно Лакабро помрачнел. — Но я не знаю, как он выглядит. Смуглый и крепкого телосложения — таких сотни.

— Если он тот же самый человек, которого описал Эль Брокадор и которого я видел в патио отеля, — сказал Серл, — он будет с девушкой, одетой как цыганка. Молодая, смуглая, хорошенькая, одета в основном в зеленое и золотое, с четырьмя золотыми браслетами на левом запястье.

Когда Боуман вернулся, Сессиль оторвала взгляд от остатков завтрака.

— Ты не торопился, — сказала она.

— Я не шатался без дела. Я делал покупки.

— Что-то я не видела, чтобы ты выходил из отеля.

— Здесь есть боковой выход.

— А сейчас?

— Сейчас у меня есть очень срочное дело.

— Вроде этого — просто сидеть здесь?

— Перед тем как заняться очень срочным делом, я должен в первую очередь заняться еще более срочным, которое как раз и предусматривает то, что я сейчас делаю. Тебе известно, что в городе Арле есть несколько весьма пронырливых китайцев?

— В чем же все-таки дело?

— Пара, сидящая вон там как Ромео и Джульетта. Не смотри туда. Мужчина слишком большой для китайца, лет сорока, хотя всегда очень трудно определить их возраст. Женщина, сидящая рядом с ним, моложе, красивая, евразийка. Оба в темных очках с зеркальными стеклами, чтобы скрыть глаза.

Сессиль подняла чашечку с кофе и безразлично оглядела патио.

— Я их вижу.

— Никогда не верь людям, которые носят такие очки. Кажется, его очень заинтересовал ле Гран Дюк.

— Он такой же большой.

— Вполне возможно. — Боуман задумчиво посмотрел на китайскую пару, затем на ле Гран Дюка и Лилу, и снова на китайцев. А потом сказал: — Теперь можно идти.

— А срочное дело, самое срочное дело, которому ты должен был уделить внимание? — заметила Сессиль.

— Уже уделил. Я подгоню автомобиль к центральному входу в отель.

Ле Гран Дюк проследил за их уходом и сказал Лиле:

— Примерно через час мы встретимся с нашими объектами.

— Объектами, Чарльз?

— Цыганами, моя дорогая. Но сначала я должен написать еще одну главу моей книги.

— Принести ручку и бумагу?

— Нет необходимости, моя дорогая.

— Ты хочешь сказать, что сделаешь все мысленно? Но это невозможно, Чарльз!

Он похлопал ее по руке и снисходительно улыбнулся:

— Все, что мне нужно, — это литр пива. Становится очень жарко. Позовешь официанта?

Лила покорно ушла, и ле Гран Дюк посмотрел ей вслед. Он снисходительно наблюдал, как Лила, улыбаясь, перекинулась несколькими словами с цыганкой, недавно гадавшей ему, так же безразлично разглядывал китайскую пару за соседним столом, еще более безразлично смотрел, как Сессиль села к Боуману в белый автомобиль, и абсолютно безразлично — как другой автомобиль спустя несколько секунд последовал за ними.

Сессиль в растерянности разглядывала интерьер «симки».

— Откуда это? — спросила она.

— Телефон, например, — объяснил Боуман, — я взял напрокат, пока ты завтракала. Фактически я взял напрокат две.

— Две чего?

— Две машины. Трудно предугадать, когда машина выйдет из строя.

— Но... за такое короткое время?

— Гараж находится недалеко, вниз по улице, оттуда прислали человека для проверки. — Он вытащил слегка уменьшившуюся пачку денег Кзерды, похрустел банкнотами и убрал. — Все зависит от того, сколько заплатишь.

— Ты действительно абсолютно аморальный тип! — Сессиль говорила почти с восхищением.

— В чем я виноват теперь?

— В том, что разбазариваешь чужие деньги.

— Жизнь — чтобы жить, деньги — чтобы тратить, — произнес Боуман назидательно. — В саване нет карманов.

— Ты безнадежен, — ответила она. — Абсолютно, абсолютно безнадежен. А зачем нам эта машина?

— А зачем этот наряд, что ты надела?

— Зачем? О, я поняла. Конечно, «пежо» все знают. Я не подумала. — Она взглянула на Боумана с любопытством, так как он повернул в направлении дорожного указателя с надписью «Ним». — Куда ты собираешься ехать?

— Еще точно не знаю. Я ищу место, где мы сможем спокойно поговорить. Все то же дурное предчувствие. Мне придется всю оставшуюся жизнь рассказывать тебе о своих намерениях. Когда мы были в патио, цыган уголовного вида сидел в видавшем виды «рено» и наблюдал за нами в течение десяти минут. Оба они — цыган и машина — примерно в ста ярдах позади нас. Я хочу поговорить с этим цыганом.

— О!

— Есть от чего воскликнуть «О!». Непонятно, как прихвостни Гэюза Строма так быстро вышли на нас. — Он искоса взглянул на Сессиль. — Ты смотришь на меня как-то странно, если можно так выразиться.

— Я думаю.

— Ну?

— Если они вычислили тебя, зачем надо было менять автомобиль?

Боуман терпеливо пояснил:

— Я брал напрокат «симку», еще не зная, что они уже следят за мной.

— А сейчас ты опять впутываешь меня в опасную ситуацию? Она ведь может оказаться опасной?

— Надеюсь, что нет. Но если так, я сожалею об этом. Если они вышли на меня, то следят также и за очаровательной цыганкой, сидящей рядом со мной. Не забывай, что именно за тобой шел этот священник, когда с ним произошел несчастный случай. Ты предпочла бы, чтобы я один попытался справиться с ними?

— Ты не оставляешь мне выбора, — пожаловалась Сессиль.

— У меня у самого его нет.

Боуман взглянул в зеркало заднего вида. Побитый «рено» был не менее чем в ста ярдах позади. Сессиль оглянулась через плечо:

— Почему бы тебе не остановить машину здесь и не поговорить с ним? Он не посмеет тронуть тебя здесь. Вокруг столько людей.

— Слишком много, — согласился Боуман. — Я не хочу, чтобы кто-нибудь находился ближе полумили от нас, когда я буду разговаривать с ним.

Сессиль взглянула на него, вздрогнула, но ничего не сказала. Боуман направил «симку» через Рону на Трэнкетай, повернул налево, на дорогу, ведущую в Альборон, затем еще раз налево, на юг по правому берегу реки. Здесь он снизил скорость и тихо остановил машину.

Водитель «рено», как он отметил, сделал то же самое на безопасном расстоянии. Боуман двинулся дальше, «рено» — следом.

Через милю, на совершенно гладкой равнине Ка-марга, Боуман снова сделал остановку. Остановился и «рено». Боуман вышел из машины, подошел к багажнику, мельком взглянул на «рено», остановившийся примерно в ста ярдах сзади, открыл багажник, вытащил баллонный ключ, засунул его под куртку, закрыл багажник и снова сел на водительское место. Баллонный ключ он положил на пол рядом с собой.

— Что это такое? — Лицо и голос Сессиль были встревоженными.

— Баллонный ключ.

— Что-то случилось с колесами?

— Баллонный ключ может выполнять и другие функции.

Они двинулись дальше. Через несколько минут дорога стала медленно подниматься в гору, затем внезапно повернула налево, и там так же внезапно, почти прямо под ними, на расстоянии меньше двадцати футов возникли темные воды Великой Роны. Боуман вдруг остановил машину и, выйдя из нее, быстро пошел назад. «Рено» делал поворот, и его застигнутый врасплох водитель резко затормозил в десяти ярдах от Боумана.

Боуман, держа одну руку за спиной, подскочил к машине и рывком открыл дверцу со стороны водителя. На него смотрел Пьер Лакабро, его широкое, покрытое шрамами лицо выражало гнев и готовность к действиям.

— Мне начинает казаться, что ты преследуешь меня, — сказал Боуман мягко.

Лакабро не ответил. Вместо этого, опираясь одной рукой на руль, а второй — на дверцу, он буквально вылетел из машины, что было удивительно для человека его комплекции. Боуман был готов к этому. Он быстро сделал шаг в сторону, и, когда Лакабро пролетал мимо, треснул его баллонным ключом по левой руке. Звук удара, удивительно громкий, хруст сломанной кости и вскрик Лакабро прозвучали почти одновременно.

— Кто тебя послал? — спросил Боуман.

Лакабро, корчившийся от боли на земле, сжимая свою поврежденную руку, прорычал что-то непонятное по-цыгански.

— Пожалуйста, послушай, — сказал Боуман. — Я знаю, что имею дело с убийцами. Что еще более важно, я знаю, как иметь с ними дело. Я сломал тебе только одну кость — полагаю, это предплечье. Я готов переломать тебе столько костей, сколько потребуется, при одном условии: ты не потеряешь сознания до тех пор, пока я не узнаю, почему те четыре женщины в зелено-белой кибитке запуганы до смерти. Если ты потеряешь сознание, я посижу, покурю, подожду, пока ты очнешься, и сломаю тебе еще несколько костей.

Сессиль вышла из машины и остановилась в нескольких футах от них. Она была очень бледна и смотрела на Боумана с ужасом.

— Мистер Боуман...

— Заткнись! — Он вновь обратился к Лакабро: — Давай, расскажи мне об этих леди.

Лакабро изрек, почти наверняка, еще одно ругательство, быстро повернулся, и, когда он приподнялся на правом локте, Сессиль вскрикнула. В руке у него был пистолет, но шок или боль, а может, все сразу, замедлили его реакцию. Он взвыл, и пистолет полетел в одну сторону, в то время как баллонный ключ врезался в его нос с другой. Бандит, не переставая кричать, закрыл лицо обеими руками, сквозь его пальцы струилась кровь.

— А теперь я сломал тебе нос, не так ли? — спросил Боуман. — Та темноволосая девушка, Тина, ее избили, да? Сильно ее избили? Кто это сделал?

Лакабро отнял руки от окровавленного лица. Его нос не был сломан, но выглядел ужасно и, вероятно, будет выглядеть так еще долгое время. Бандит выплюнул кровь и выбитый зуб, прорычал что-то по-цыгански и уставился на Боумана словно дикий зверь.

— Ты это сделал, — уверенно сказал Боуман. — Да, это сделал ты. Один из головорезов Кзерды, верно? Возможно, главный головорез? Я хочу знать, мой друг, я хочу знать: это ты убил Александре в пещерах?

Лакабро, у которого было лицо человека, потерявшего разум, тяжело поднялся на ноги и стоял так, качаясь, словно пьяный. Глаза его закатились, казалось, он сейчас потеряет сознание. Боуман подошел к Лакабро, и вдруг тот, превозмогая острую боль, — видимо, подобно коварному животному, он обладал способностью дикого зверя к восстановлению сил, — шагнул вперед и нанес кулаком правой руки страшнейший удар, который больше по воле случая, чем по расчету, пришелся Боуману прямо в подбородок. Боуман отшатнулся назад, потерял равновесие и тяжело упал на покрытую короткой травой землю буквально в нескольких футах от крутого обрыва в Рону. Но Лакабро не бросился к нему. Почти теряя сознание от боли, с помутившимся разумом, он не сделал ни единого движения к Боуману. У него на этот счет были свои соображения. Он повернулся и побежал к пистолету, который лежал в одном-двух футах от Сессиль. Ее лицо ясно говорило: эта девушка парализована страхом.

Боуман, еще не пришедший в себя от удара, оперся на руку. Он все воспринимал как в замедленной съемке: шатающийся Лакабро, стремящийся к пистолету, неподвижно застывшая девушка, пистолет у ее ног. «Возможно, она даже не смогла увидеть эту проклятую штуковину, — подумал он с отчаянием. — Но не такое же у нее плохое зрение, чтобы не увидеть пистолета, лежавшего в двух футах от нее. А если уж такое плохое, она не должна выходить на улицу без посоха». Но зрение Сессиль не было таким плохим. Внезапно она нагнулась, схватила пистолет и бросила его в Рону, затем с похвальной предусмотрительностью бросилась ничком на землю, так как Лакабро с окровавленным лицом и ненавистью в глазах явно намеревался ударить ее. Но даже в припадке бешенства от несбывшейся надежды завладеть пистолетом, в приливе желания избить, искалечить девушку, лишившую его оружия, Лакабро понимал, что для него важнее в этот момент. Он повернулся и, низко пригнувшись к земле, побежал к Боуману.

Сессиль помогла Боуману выиграть необходимое время. К моменту, когда Лакабро подбежал к нему, он был уже на ногах, хотя еще потрясенный и не совсем пришедший в себя, но тем не менее ясно воспринимавший действительность. Он уклонился от первого бычьего броска цыгана и, одновременно с поворотом, нанес сильный удар ногой проносящемуся мимо Лакабро. По счастливой случайности удар пришелся опять по левой руке бандита, который, вскрикнув от боли, в нечеловеческом усилии снова бросился на Бо-умана. На этот раз Боуман не стал уклоняться, а, наоборот, бросился на противника с такой же силой. Кулак его правой руки легко достал подбородок Лакабро, так как тот не мог защититься от удара слева. Лакабро пошатнулся, сделал несколько непроизвольных шагов назад, шатаясь на краю обрыва, попытался удержать равновесие — и свалился вниз. Всплеск от падения его тела в мутные воды Роны прозвучал необычайно громко.

Боуман осторожно заглянул вниз через осыпающийся край обрыва: Лакабро нигде не было видно. Если он лишился сознания от удара о воду, то пошел ко дну; в этом случае найти его в темной воде не было никакой возможности. Кроме того, Боуман не горел желанием спасать цыгана: если бы тот не потерял сознания, то сделал бы все возможное, чтобы утопить своего спасателя. Боуман не чувствовал в себе достаточного расположения к Лакабро, чтобы пойти на риск.

Он направился к «рено», обыскал его на скорую руку, нашел то, что и ожидал, — то есть ничего, завел двигатель, включил первую скорость, направил машину к обрыву и на ходу выскочил из нее. Маленькая машина подкатилась к обрыву, опрокинулась и с грохотом упала в реку, подняв волну высотой в тридцать футов.

Значительная часть этой волны добежала до берега и выплеснулась на Лакабро. Он полусидел-полулежал на узкой кромке песка и гравия, под нависающим над этим местом обрывом. Его одежда была насквозь мокрой, правой рукой он поддерживал левую. На его ошеломленном лице отражались боль, замешательство и удивление. Это было лицо смертельно уставшего, доведенного до отчаяния человека.

Сессиль еще сидела на земле, когда Боуман подошел к ней.

— Ты испортишь свой прекрасный цыганский костюм, сидя здесь, — сказал он.

— Да, я тоже так думаю. — Ее голос был почти спокойным. Она взяла протянутую им руку, поднялась с его помощью и огляделась: — Его нет?

— Скажем так: я не могу его найти. По этому поводу можно долго философствовать, моя любимая. Он имел возможность изрешетить меня пулями.

— Но... но умеет ли он плавать?

— Откуда я знаю, черт возьми!

Боуман подвел девушку к «симке» и после того, как они проехали целую милю в молчании, взглянул на нее с любопытством: ее руки дрожали, лицо было бледным, и заговорила она приглушенным шепотом. Ясно, что девушка еще не полностью оправилась от потрясения.

Она спросила:

— Кто ты?

— Не важно.

— Я сегодня спасла тебе жизнь.

— Да, спасибо. Но тебе следовало бы подстрелить его или взять на мушку.

Наступила долгая пауза, затем Сессиль громко шмыгнула носом и сказала почти плача:

— Я никогда в жизни не стреляла из пистолета. Я не переношу стрельбы.

— Я знаю. Я сожалею. Я сожалею обо всем, Сессиль. Но больше всего я сожалею, что втянул тебя в эту проклятую, безобразную историю. Господи, я должен был предвидеть это!

— Зачем винить себя? — Почти рыдания слышались в ее голосе. — Тебе нужно было укрыться где-нибудь прошлой ночью, и моя комната... — Она внезапно замолчала, уставилась на Боумана и прошептала: — Думай о чем-нибудь другом, ладно?

— Давай вернемся в Арль, — ответил он.

Она смотрела на него еще некоторое время, затем отвернулась, попыталась зажечь сигарету, но у нее сильно тряслись руки, и он помог ей. Ее руки еще дрожали, когда они вернулись в отель.

Глава 6

Боуман остановил автомобиль у отеля. Не далее пяти ярдов от них за столиком сразу у входа в патио в одиночестве сидела Лила. По ее виду трудно было сказать, сердита она или огорчена, но девушка определенно не выглядела счастливой.

— Друг бросил ее, — объявил Боуман. — Встретимся через пятнадцать минут. В коридоре бокового входа в отель. Не выходи, пока не увидишь голубой «ситро-ен». Я буду ждать в нем. И не задерживайся в патио. Фойе вполне безопасное место.

Сессиль кивнула:

— Могу я поговорить с ней?

— Конечно.

— Но если мы встретимся взглядами...

— Не имеет значения. Собираешься рассказать ей, какой я ужасный человек?

— Нет. — Смущенная улыбка.

— А... Тогда хочешь объявить о предстоящей свадьбе?

— И не это. — Опять смущенная улыбка.

— Так что, полагаешь, я должен принять за тебя решение?

Она положила свою руку на его:

— Мне кажется, ты очень добрый человек.

— Я сомневаюсь, что парень в «рено» разделяет твое мнение, — сказал Боуман тихо.

Улыбка исчезла с лица Сессиль, и она вышла из машины. Боуман отъехал, она смотрела вслед, слегка нахмурившись, пока машина не исчезла из виду, затем вернулась к патио. Взглянула на Лилу и кивком показала на фойе; разговаривая, обе девушки направились туда.

— Ты уверена? — спросила Сессиль. — Чарльз узнал Нейла Боумана? Лила кивнула.

— Каким образом? Почему?

— Не знаю. Понимаешь, он очень, очень проницательный человек.

— Ты хочешь сказать, что он представляет собой нечто большее, чем просто известный винодел или собиратель фольклора?

— Думаю, да.

— И он не верит Боуману? Тупик какой-то! Ты же знаешь, что Нейл думает о Люке. Боюсь, что правда на стороне Боумана, Лила. Он избавил нас сегодня еще от одного плохого человека.

— Что он сделал?

— Сбросил его в Рону. Я видела, как он это делал. Он говорит...

— Вот почему он выглядел словно привидение, когда я только увидела вас.

— Мое самочувствие тоже оставляет желать лучшего. Он говорит, что убил еще двоих. И я это тоже видела, как он уложил их. Местный колорит есть местный колорит, но было бы нелепо притворяться мертвецами. Он все же на стороне добрых сил, Лила. Хотя не могу сказать, что знаю ангелов, которым очень понравится это.

— Я не ангел, но и мне не нравится это, — нахмурилась Лила. — Это выше моего понимания, я вообще не знаю, как к этому относиться. Что мы теперь должны делать?

— Я сама в растерянности. Что, говоришь, делать? Делай то, что нам сказано, я так полагаю. Где Чарльз?

— Он уехал. — Лила помрачнела еще больше. — Он только что уехал с этой маленькой женщиной-шофером — так он ее называет — и велел ждать его здесь.

— Лила! — Сессиль уставилась на подругу. — Это невозможно! [

— Почему? Почему невозможно? Чем плох Чарльз?

— Ничем, конечно. Ничем, — повторила Сессиль, вставая. — Осталось две минуты до встречи. Наш мистер Боуман не любит ждать.

— Когда я думаю, что он с этой маленькой распутницей...

— Мне она кажется очаровательной.

— Я тоже так думала, — призналась Лила. — Но это было час назад.

Ле Гран Дюк на самом деле не был ни с этой «маленькой распутницей», ни где-либо поблизости от нее. На площади, где стояли кибитки румынских и венгерских цыган, не было видно ни Кариты, ни огромного зеленого «роллса» и вообще ничего, что могло бы привлечь чье-то внимание. Ле Гран Дюк, напротив, оказался на виду: недалеко от зелено-белой кибитки, с записной книжкой в руке, он с огромным воодушевлением беседовал с Симоном Серлом. Кзерда, как признанный лидер цыган и хороший знакомый ле Гран Дюка, находился поблизости, но не принимал никакого участия в разговоре; Серл, судя по выражению, иногда появлявшемуся на его аскетическом лице, тоже делал это неохотно.

— Премного благодарен, мсье ле Кюр, премного благодарен. — Ле Гран Дюк говорил с присущей ему снисходительностью. — Я не могу передать вам, какое впечатление произвела на меня ваша служба в окрестностях монастыря сегодня утром. Тронут, очень тронут. Ей-богу, каждая минута, проведенная там, казалась мне бесценной. — Он пристально взглянул на Серла: — Вы повредили ногу, дорогой друг?

— Небольшое растяжение, ничего особенного. — Явная напряженность не только отражалась на лице священника, но и ощущалась в его голосе.

— А! Но вы знаете, как внимательно должны относиться к таким растяжениям: возможны серьезные осложнения. Да, очень серьезные. — Ле Дюк снял свой монокль и, держа его за кончик толстого черного шнурка, начал раскачивать, словно маятник, внимательно разглядывая Серла. — Не мог ли я видеть вас где-нибудь раньше? Я не имею в виду монастырь. Да, да, конечно, около отеля, сегодня утром. Странно, но я что-то не припоминаю, чтобы вы хромали. Но тогда я... Боюсь, мое зрение... — Он водрузил монокль на место. — Благодарю вас еще раз. И следите за растяжением. Отнеситесь очень серьезно к этому, мсье ле Кюр. Ради собственного же блага.

Ле Гран Дюк спрятал записную книжку во внутренний карман и величественно удалился. Кзерда посмотрел на Серла: незабинтованная часть его лица не отразила никаких чувств. Серл, в свою очередь, облизнул пересохшие губы, не произнес ни слова и повернулся, чтобы уйти.

Даже очень наблюдательный человек, хорошо знающий Боумана, не смог бы опознать его в субъекте, который сидел за рулем сверкающего голубого «ситрое-на», припаркованного в проходе позади отеля. На нем были белая широкополая шляпа, темные очки, ядовито-голубая в белый горошек рубашка, украшенный вышивкой черный жилет без пуговиц, молескиновые брюки и высокие сапоги. Цвет лица Боумана стал еще смуглее, а усы больше. На заднем сиденье лежала его сумка.

С противоположной стороны открылась передняя дверца, и, растерянно моргая, на него уставилась Сессиль.

— Я не кусаюсь, — бросил Боуман с усмешкой.

— Боже мой! — Она юркнула на сиденье. — Что, что это за маскарад?

— Я пастух, один из многих. Я же сказал тебе, что ездил за покупками. Теперь очередь за тобой!

— А что в сумке?

— Мое пончо, конечно.

Она критически взглянула на него, что уже стало для нее привычным. И он повез ее в тот самый магазин готового платья, в котором они уже побывали раньше, этим утром. Спустя некоторое время хозяйка магазина снова хлопотала возле Сессиль, без умолку рассыпая комплименты и сопровождая их соответствующими жестами. Сессиль на этот раз была одета в праздничный костюм арлезианки, состоящий из длинного свободного темного, украшенного вышивкой платья с вырезом, отделанным белым рюшем, и шляпы с вуалью. Под шляпой был темно-рыжий парик.

— Мадам выглядит фантастически! — возбужденно ворковала хозяйка магазина.

— Мадам соответствует цене, — сказал Боуман смиренно.

Он отсчитал еще несколько банкнотов и повел Сессиль к «ситроену», в который она села, расправив свое дорогое платье, чтобы не измялось.

— Очень красиво, должна сказать. А тебе нравятся красиво одетые девушки?

— Только когда вокруг меня преступники. Но дело не в этом. Понимаешь, со мной вместе видели темноволосую цыганку. А теперь ни одна страховая компания в Европе не сможет найти ее.

— Понимаю! — Сессиль с трудом улыбнулась. — Все эти хлопоты ради твоей будущей жены?

— Конечно! Ради кого же еще? Дело в том, честно говоря, что непозволительно терять помощника в такой сложный момент.

— Мне это никогда не приходило в голову.

Боуман подогнал «ситроен» ближе к кибиткам румынских и венгерских цыган на площади, остановился, вышел из машины, распрямил затекшую спину и повернулся. Едва он это сделал, как столкнулся с огромным, не спеша прогуливающимся господином. Тот с недоумением посмотрел на Боумана через монокль в черной оправе: ле Гран Дюк не привык, чтобы его толкали.

— Прошу прощения, мсье, — извинился Боуман. Ле Гран Дюк наградил его неприязненным взглядом:

— Принимаю ваши извинения.

Боуман смущенно улыбнулся, взял Сессиль под руку, и они пошли дальше. Она сказала ему тихо, с упреком:

— Ты сделал это нарочно?

— Ну и что? Если даже он не узнал нас, то, скажи, кому это удастся? — Боуман сделал еще несколько шагов и остановился. — Ну, а что это такое?

Его внимание привлек мрачный, черный автофургон, выезжавший на площадь. Из него выскочил водитель, очевидно, что-то спросил у ближе всех стоявшего цыгана, который показал направление, куда-то через площадь, снова сел за руль и поехал обратно к кибитке Кзерды. Кзерда собственной персоной стоял у ступенек своей кибитки, разговаривая с Ференцем; по их внешнему виду можно было предположить, что до полного выздоровления обоим еще очень далеко.

Водитель и его помощник выскочили из автофургона, открыли задние двери и с большим трудом вытащили оттуда носилки, на которых лежал Пьер Ла-кабро. Лицо его было забинтовано, левая рука в повязке. Зловещий блеск правого глаза — левый был полностью закрыт — свидетельствовал, что он жив. Кзерда и Ференц, с выражением испуга на лицах, бросились помогать. Неудивительно, что ле Гран Дюк оказался около фургона одним из первых. Он склонился над неподвижным Лакабро, затем быстро выпрямился.

— Тц! Тц! Тц! — Он грустно покачал головой. — В наши дни со всяким может случиться беда на дорогах. — Он повернулся к Кзерде: — Это не мой ли бедный друг мистер Коскис?

— Нет! — Кзерда с трудом сдерживал себя.

— А! Рад слышать! Жаль, конечно, этого беднягу. Кстати, не были бы вы так добры передать мистеру Коскису, что мне хотелось бы поговорить с ним в следующий раз, когда он здесь будет? Конечно, в удобное для него время.

— Я передам это, если его увижу.

Кзерда помог поднять носилки по ступенькам своей кибитки. Ле Гран Дюк повернулся, почти столкнувшись с китайской парой, которую видел и раньше в патио отеля. Галантно извинившись, он снял шляпу перед дамой.

Боуман наблюдал эту сцену, не упустив ничего. И посмотрел сначала на Кзерду, лицо которого выражало гнев и опасение, потом на ле Гран Дюка, затем на китайскую пару, после чего повернулся к Сессиль.

— Это он!.. — прошептал Боуман. — Я знал, что он умеет плавать. Давай не будем проявлять интереса к тому, что происходит. — Он прошел вместе с девушкой несколько шагов. — Ты знаешь, что я хочу сделать? Это не опасно, обещаю тебе.

Боуман проследил, как Сессиль с безразличным видом обошла кибитку Кзерды и остановилась поправить туфлю около зелено-белого фургона. Боковое окно его было занавешено, но рама приоткрыта.

Довольный, Боуман прошел через площадь к тому месту, где к деревьям рядом с цыганскими кибитками были привязаны лошади. Он незаметно огляделся, чтобы убедиться, что за ним никто не следит, увидел, как закрылась дверь в кибитку Кзерды после того, как в нее внесли носилки, покопался в сумке и достал оттуда горсть каких-то странных предметов, обернутых коричневой бумагой, причем каждый из них был с запалом: эти предметы при ближайшем рассмотрении оказались не чем иным, как обыкновенными шашками для фейерверка.

В кибитке Кзерды тем временем вокруг неподвижно лежавшего Пьера Лакабро сидели Кзерда, Ференц, Симон Серл и Эль Брокадор.

Лицо Лакабро, а скорее, та его часть, которая еще что-то выражала, было несчастным не только из-за физических страданий: у него был вид человека, который перенес сильное моральное унижение и который теперь менее всего нуждается в выражении сочувствия и проявлении заботы.

— Ты дурак, Лакабро! — почти закричал Кзерда. — Безмозглый идиот! Я же сказал — никакого насилия, никакого насилия!

— Ты бы лучше сказал это Боуману, — возразил Эль Брокадор. — Боуман знал, Боуман следил. Боуман ждал. Кто теперь обо всем расскажет Гэюзу Строму?

— Да кто же, кроме попа-расстриги! — грубо ответил Кзерда. — Я не завидую тебе, Серл!

По выражению лица Серла можно было судить, что и он сам себе не завидовал. Он грустно ответил:

— Наверное, в этом нет необходимости. Если Гэюз Стром именно тот человек, о котором мы все думаем, тогда он уже все знает.

— Знает? — с вызовом спросил Кзерда. — Что он может знать? Он не знает, что Лакабро один из моих людей, а значит, и его. Он не знает, что Лакабро не попадал в дорожную аварию. Он не знает, что это работа Бо-умана. Он не знает, что мы опять потеряли его след, в то время как Боуман скорее всего знает обо всех наших действиях. И если ты думаешь, что тебе ничего не придется объяснять, то ты сошел с ума, Серл! — Он повернулся к Ференцу: — Передай, чтобы готовились к отъезду. Немедленно. Мы отбываем через полчаса. Скажи всем, что сегодня вечером мы станем лагерем около Ваккареса... Что это?

На улице громко и отчетливо громыхнуло несколько взрывов. Мужчины кричали, лошади в страхе ржали, заливался свисток полицейского, а взрывы все продолжались и продолжались. Кзерда, а за ним трое остальных бросились к двери и распахнули ее.

Но оказалось, не они одни заволновались, стремясь обнаружить причину беспорядка. Вряд ли было преувеличением сказать, что не менее чем тридцать секунд внимание каждого, кто находился в этот момент на площади, было приковано к тому месту, где несколько цыган и пастухов — и Боуман самый активный среди них — пытались утихомирить вздыбившихся, кружащихся, ржущих и совершенно обезумевших лошадей.

Только одна пара глаз была устремлена в другом направлении, и это были глаза Сессиль. Она прижалась к стене зелено-белой кибитки и, поднявшись на цыпочки, смотрела в окно сквозь щель в занавеске.

В кибитке царил полумрак, однако глаза Сессиль быстро привыкли к темноте. Когда она стала различать предметы, у нее от ужаса перехватило дыхание. Там лицом вниз на кровати лежала девушка с темными, коротко остриженными волосами — очевидно, это было единственное положение, в котором она могла находиться. Ее обнаженная и, по-видимому, изувеченная спина была забинтована и кое-где, там, где было видно тело, покрыта какой-то мазью. По ее беспокойным движениям, а иногда и стонам, было ясно, что она не спит.

Сессиль опустила занавеску и отошла. Мадам Зигэр, Сара и Мари ле Обэно стояли на ступеньках кибитки и смотрели через площадь. Сессиль прошла мимо них с безразличным видом, что было совсем не просто, так как ноги дрожали и ее мутило. Она пересекла площадь и подошла к Боуману, которому только что удалось успокоить лошадь. Он отпустил животное, взял Сессиль за руку и повел к припаркованному «ситроену». Мельком взглянул на нее, и ему все стало ясно.

— Тебе не понравилось то, что ты увидела, не так ли? — спросил он.

— Научи меня стрелять из пистолета, и я буду стрелять. Несмотря на то, что плохо вижу. Но ничего, я подойду поближе!..

— А что, там очень плохо?

— Очень. Она почти ребенок, маленькое хрупкое создание, а они практически содрали кожу с ее спины. Это ужасно! Бедное дитя, должно быть, очень сильно страдает.

— Так ты не испытываешь жалости к тому человеку, которого я сбросил в Рону?

— Я убью его. Если у меня будет в руке пистолет и я встречу его.

— Никаких пистолетов. Я сам не ношу оружия, но запомню твои слова.

— Ты, кажется, воспринял мое сообщение чересчур спокойно.

— Я так же, как и ты, схожу от всего этого с ума, Сессиль. Только я в этом состоянии, в отличие от тебя, давно и не могу проявлять свои чувства все время. А что касается избитой девушки, они сделали с ней то же самое, что и с Александре. Бедный ребенок, отчаявшись, попытался передать сообщение, какую-то информацию, поэтому они преподали ей урок, который, по их мнению, она запомнит навсегда, да и другие женщины тоже... Возможно, так оно и будет.

— Какую информацию?

— Если бы я знал, то спрятал бы как можно скорее этих женщин в безопасное место.

— Если ты не хочешь говорить, не надо.

— Слушай, Сессиль...

— Все нормально. Не имеет значения. — Она помолчала. — Ты знаешь, я хотела убежать отсюда утром. Вернувшись с берега Роны.

— Я бы не удивился.

— Но сейчас — нет. Уже не хочу. Мы с тобой теперь связаны.

— Я не хотел бы быть связанным с кем-либо. Кроме тебя.

Она удивленно взглянула на него:

— Ты это всерьез?

— Да, всерьез, — ответил он.

Они подошли к «ситроену», обернулись, посмотрев в сторону площади. Цыгане суетились. Ференц — они это ясно видели — ходил от одной кибитки к другой, раздавая какие-то указания хозяевам, которые, едва он отходил, сразу начинали готовиться к отъезду, цепляя кибитки к джипам.

— Уезжают? — Сессиль удивленно посмотрела на Боумана. — Почему? Из-за нескольких шашек фейерверка?

— Из-за нашего друга, побывавшего в Роне. И из-за меня.

— Из-за тебя?

— Они понимают, что после того, как наш друг вернулся с купания, я слежу за ними. Они не знают, что именно мне о них известно. Они не имеют представления, как я выгляжу сейчас, но уверены, что выгляжу по-другому. Они понимают, что не смогут выследить меня здесь, в Арле, потому что не имеют ни малейшего представления, кто я и где остановился. Они понимают: чтобы я засветился, необходимо изолировать меня, а для этого надо заставить раскрыться. Сегодня вечером они разобьют лагерь в открытом поле, где-нибудь в глубине Камарга, и будут лелеять надежду, что поймают меня. Они знают: где бы они ни расположились, там буду и я.

— Ты мастер произносить речи, не так ли? — В глазах Сессиль не было насмешки.

— Просто тренировка.

— И ты, конечно, самого высокого мнения о себе, не так ли?

— Нет! — В его глазах застыл немой вопрос. — Ты полагаешь, они тоже так думают?

— Извини! — Она дотронулась до его руки в порыве искреннего раскаяния. — Я разговариваю так, когда испугана и волнуюсь.

— Я тоже. В большинстве случаев. Мы тронемся, как только ты заберешь из отеля вещи, и в лучших традициях Пинкертона будем следить за ними, двигаясь впереди них. Потому что, если мы поедем за ними, они выставят наблюдателей, чтобы проверять каждую машину, следующую за ними по пятам. А таких автомобилей, едущих на юг, будет немного — сегодня вечером большая праздничная ночь в Арле. И большинство людей не поедет в Сен-Мари в течение последующих двух суток.

— Они могли бы узнать нас? В такой одежде? Уверена — не смогут!

— Да, пока они не узнают нас. Возможно, еще не напали на наш след. Пока. И, я уверен, они не в состоянии это сделать. Они будут искать машину с парочкой в ней. И непременно с арлезианскими номерами, потому что это должен быть автомобиль, взятый напрокат. Они будут искать мужчину и женщину, загримированных и одетых в праздничные костюмы цыган или пастухов. Они будут искать людей с определенными, хорошо известными им приметами. Ты — стройная, широкоскулая, с зелеными глазами, в то время как у меня далеко не стройная фигура, на лице несколько шрамов, скрыть которые можно только при помощи грима. Как думаешь, сколько машин с людьми, имеющими такие характерные приметы, будут следовать в Ваккарес в полдень?

— Думаю, одна. — Сессиль вздрогнула. — Ты бы не пропустил такую, да?

— Они тоже не пропустят. Поэтому-то мы и поедем впереди них. Если они отстанут от нас, мы всегда можем повернуть назад и узнать, где они остановились. Они не будут обращать особого внимания на машины, идущие с юга. По крайней мере, молю Бога, чтобы этого не случилось. Но все время не снимай темных очков: твои зеленые глаза могут выдать нас.

Боуман подогнал машину к отелю и остановился в пятидесяти ярдах от патио, ближайшем свободном месте, которое обнаружил, и сказал Сессиль:

— Иди собери вещи. В твоем распоряжении пятнадцать минут. А я подойду к тебе в отеле минут через десять.

— У тебя, конечно, небольшое срочное дело?

— Да.

— Можешь сказать мне какое?

— Нет.

— Это смешно! Я думала, ты доверяешь мне.

— Естественно, как девушке, которая собирается выйти за меня замуж.

— Я не заслужила этого.

— Конечно я доверяю тебе, Сессиль. Полностью!

— Да. — Она кивнула, как будто удовлетворенная. — Я вижу, это действительно так. Чему ты не веришь — так это моей способности не говорить под давлением.

Боуман смотрел на нее некоторое время, потом сказал:

— Я намекал уже, что во время ночного бдения ты не... э-э-э... такая сообразительная, как обычно...

— Ты уже называл меня дурочкой несколько раз, если ты это имеешь в виду.

— Ты можешь простить меня за это?

— Попробую. — Она улыбнулась, вылезла из машины и направилась ко входу в отель.

Боуман подождал, пока она не свернула в патио, тоже выбрался из машины, дошел до почты, получил ожидавшую его там телеграмму «до востребования» и, вернувшись, вскрыл ее. Послание было на английском языке и не зашифровано:

«Смысл не ясен. Важно, чтобы сообщение было секретно доставлено в Эгю-Морте, затем в Гро-дю-Руа к понедельнику двадцать восьмого мая в подлиннике. Если доставка возможна только в один адрес, не доставляйте вообще. В случае доставки в оба адреса расходы не имеют значения».

Подписи не было.

Боуман перечитал телеграмму дважды и кивнул. «Понятно», — подумал он, достал спички и, разорвав телеграмму, кусочек за кусочком сжег ее в пепельнице и тщательно перемешал пепел. Затем быстро огляделся вокруг, чтобы лишний раз убедиться, не проявляет ли кто-нибудь повышенного интереса к его необычному занятию. В зеркало заднего вида он заметил, что «ролле» ле Гран Дюка остановился у светофора примерно в трехстах ярдах. «Даже „ролле“, — подумал он, — должен останавливаться на красный свет. Ле Гран Дюк, должно быть, считает подобные пустяки источником постоянного раздражения». Он посмотрел вперед и увидел китайца с его спутницей, неторопливо приближающихся к патио с западной стороны.

Боуман опустил боковое стекло, разорвал конверт, в котором ему вручили телеграмму, на мелкие кусочки и выбросил в канаву; он надеялся, что жители Арля простят ему этот незначительный мусор. Затем вышел из машины и направился в патио отеля, встретив на пути китайскую парочку. Они без всякого интереса посмотрели на Боумана через зеркальные очки, а Боуман не потрудился проследить за ними.

Ле Гран Дюк, остановившись у светофора, на самом деле не проявлял никаких признаков раздражения. Он был поглощен записями, которые заносил в свою записную книжку, но, как ни странно, не в ту, что обычно использовал, собирая цыганский фольклор. Очевидно довольный тем, что записал, он отложил книжку в сторону, зажег большую гаванскую сигару и нажал на кнопку управления разделительным стеклом. Карита вопросительно посмотрела в зеркало заднего вида.

— Мне нужно спросить тебя, дорогая, — сказал ле Гран Дюк, — выполнила ли ты мои указания?

— В точности, мсье ле Дюк.

— А ответ?

— Через девяносто минут, если повезет. Если нет — через два с половиной часа.

— Куда?

— Ответы «до востребования» в четыре адреса, мсье ле Дюк: в Арль, Сен-Мари, Эгю-Морте и Гро-дю-Руа. Достаточно, я надеюсь?

— В высшей степени. — Ле Гран Дюк удовлетворенно улыбнулся. — Бывают случаи, моя дорогая Карита, когда я сам себя спрашиваю: что бы я без тебя делал?

Перегородка снова бесшумно поднялась. «Ролле» рванулся вперед на зеленый свет, и ле Гран Дюк с сигарой в руке откинулся в кресле, обозревая окрестности с обычным снисходительным видом. Внезапно после довольно недоуменного взгляда через лобовое стекло он наклонился вперед на целых два дюйма — действие сие означало, что ле Гран Дюка что-то очень заинтересовало. Он нажал кнопку управления перегородкой.

— Около голубого «ситроена» есть свободное место. Поставь машину туда.

«Ролле» медленно остановился, и Дюк совершил невиданный ранее подвиг: самолично открыл дверцу и вышел из машины без посторонней помощи. Он неторопливо прошел вперед, задержался и посмотрел на лежавшие в канаве кусочки желтой бумаги от разорванного конверта, которые только что выбросил Боуман; затем на китайца, который тщательно расправлял в руках несколько кусочков этой бумаги.

— Кажется, вы что-то потеряли? — спросил ле Гран Дюк любезно. — Могу я помочь вам?

— Вы очень добры. — Английское произношение китайца было безукоризненным. — Ничего особенного. Моя жена потеряла одну сережку. Но я ее так и не нашел.

— Мне очень жаль.

Ле Гран Дюк не спеша прошел в патио мимо сидящей жены китайца, слегка кивнув ей. «Эта женщина, безусловно, евразийка, — отметил он про себя. — И очень красивая. Не блондинка, конечно, но очень красивая». В обоих ушах у нее были серьги. Ле Гран Дюк прошел через патио и присоединился к Лиле, которая одиноко сидела за столиком. Он внимательно посмотрел на девушку:

— Ты выглядишь такой печальной, моя дорогая.

— Нет, нет.

— Я же вижу. У меня особый нюх на это. Что ты расстраиваешься? У тебя же всегда есть возможность убедиться в добропорядочности Дюка де Кройтора. — Он взял ее руку. — Позвони хоть сейчас своему отцу, моему другу графу Делафонту. Он успокоит тебя, даю слово Дюка де Кройтора.

— Не надо, Чарльз, пожалуйста.

— Вот так-то лучше. Готовься срочно к отъезду. Это очень важно. Цыгане уезжают, по крайней мере те, в ком мы заинтересованы. И, куда бы они ни поехали, мы последуем за ними.

Лила хотела встать, но он жестом остановил ее:

— Срочно — это понятие относительное. Скажем, через час. А сейчас мы должны перекусить на скорую руку перед дорогой в негостеприимные пустынные просторы Камарга.

Глава 7

Человеку, впервые попавшему в эти места, Камарг кажется безлюдным и негостеприимным — огромные пустынные небеса и беспредельные горизонты. Камарг выглядит как плоское и безводное ничто, как земля, давно покинутая жизнью и оставленная сохнуть, медленно умирая, под безжалостными лучами солнца, висящего в вылинявшем бледно-голубом небе. Но если человек пробудет здесь достаточно долго, чтобы привыкнуть и освоиться, он поймет, что первое впечатление — как обычно и бывает — дает неправильное представление. Действительно, земля эта сурова и уныла, но назвать ее враждебной или мертвой никак нельзя: она не так однообразно безжизненна, как какая-нибудь жаркая пустыня или сибирская тундра. Здесь есть вода, а где есть вода, там земля не может быть мертвой. Здесь есть большие и маленькие озера, переходящие в болота: одни — по щиколотку лошади, другие — достаточно глубокие. Здесь есть своеобразный колорит: постоянно меняющиеся синие и серые тона встревоженной ветром воды, бледно-желтые границы болот, окантовывающие водную гладь озер, почти черный цвет гладких крон кипарисов, темно-зеленый — соснового бурелома, ярко-зеленый — пышных пастбищ, резко выделяющихся на фоне скудной сухой растительности и иссушенных солнцем соляных равнин, занимающих большую часть окрестной земной тверди. К тому же здесь есть жизнь: множество птиц, часто встречаются небольшие стада черных коров и редко — табуны белых лошадей. Здесь есть фермы и ранчо, но они расположены так далеко от дорог и так хорошо скрыты буреломом, что путешествующие по этим местам очень редко могут их видеть. И все же, бесспорно, на плоских равнинах Камарга нет ничего, что может броситься в глаза: они плоские и ровные, как успокоенное солнцем летнее море.

Сессиль, ехавшей теперь на юг где-то между Арлем и Сен-Мари в синем «ситроене», Камарг казался ничем не примечательной пустошью. Настроение ее порядком испортилось. Время от времени она смотрела на Боумана, но поддержки не находила. Он выглядел расслабленным, почти веселым, и, если принять во внимание то, что недавно пролитая кровь камнем должна лежать у него на душе, он скрывал свои чувства поразительно умело.

— Можно подумать, что жизнь для тебя — сплошной праздник.

— Для нас, — поправил он.

Сессиль подумала, что Боуман, наверное, совсем забыл об этом, и эта мысль еще больше повергла ее в уныние. Она посмотрела на выцветший ландшафт и повернулась к нему:

— И в этих местах живут люди?

— Они живут здесь, любят и умирают. Давай надеяться, что мы сегодня не умрем, во всяком случае — здесь.

— Пожалуйста, замолчи! А где же твои пастухи, которых, как я слышала, ты называешь гардианс?

— Думаю, они разбрелись по кабакам. Сегодня же праздничный день. — Он улыбнулся ей. — Хотелось бы, чтобы и для нас тоже сегодня был праздник.

— Хорошенькое дело! — Она изучающе посмотрела на него: — Можешь сказать мне без обиняков, когда у тебя в последний раз был праздник?

— Без обиняков не могу!

Сессиль кивнула и снова посмотрела вперед. Там, примерно в полумиле от них, с левой стороны дороги виднелась довольно большая группа домов. Некоторые были вполне внушительных размеров.

— Вот и разумная жизнь, — сказала она. — Что это?

— Поселок, ферма или скорее ранчо. Современное ранчо с жилыми домами, рестораном, школой верховой езды. Это место называют Мас-де-Ловэннель.

— Значит, ты здесь уже бывал?

— Все прошедшие праздники провел, — ответил Боуман извиняющимся тоном.

Она опять оглядела открывающийся перед ними вид и вдруг подалась всем телом вперед:

— Что это?..

Сразу за фермой начинался сосновый завал, а за ним открывалась картина, которая свидетельствовала, что в Камарге жизнь бьет ключом.

По крайней мере два десятка кибиток и около ста машин стояли в беспорядке на утрамбованной площадке справа от дороги. Слева, в поле, где больше пыли, чем травы, виднелись ряды ярко раскрашенных шатров. Некоторые из них являлись просто навесами, под которыми располагались специальные столы, выполнявшие роль либо баров с напитками, либо закусочных. Под другими, меньших размеров, продавали сувениры, одежду или сладости. Иные навесы представляли собой тиры, или под ними стояли столы для игры в рулетку и прочие азартные игры. Несколько сот людей слонялись около этих столов и старались в полной мере использовать возможность поразвлечься.

Когда Боуман притормозил, чтобы пропустить людей, переходивших дорогу, Сессиль повернулась к нему и снова задала вопрос:

— Что это такое?

— Разве непонятно? Провинциальная ярмарка. Арль — не единственное место в Камарге, где такие ярмарки проводятся. Некоторые местные жители даже не считают Арль частью провинции Камарг и соответственно ведут себя. В некоторых местечках провинции предпочитают организовывать свои собственные развлечения и забавы во время праздника. Мас-де-Ловэннель — одно из таких местечек.

— Я смотрю, ты хорошо информирован, не так ли? — Девушка опять посмотрела вперед и кивнула на круглую арену с бортами, сложенными из шин и соломы: — Это что? Загон?

— Это самая настоящая арена для боя быков, сделанная на старый манер, здесь состоится самое главное представление сегодняшнего вечера, — ответил Боуман.

Сессиль поморщилась:

— Проезжай!

Он проехал. И через пятнадцать минут, преодолев прямой участок пыльной дороги, съехал с нее, остановил машину и вылез. Сессиль вопросительно посмотрела на него.

— Две мили прямой дороги, — объяснил Боуман. — Цыганский табор движется со скоростью тридцать миль в час. Следовательно, у нас в запасе есть еще четыре минуты.

— И объятый паникой Боуман может рвануться в путь через пятнадцать секунд?

— Меньше, а если шампанское еще не кончилось, то больше. Но времени вполне достаточно. Пойдем перекусим.

По этой же дороге, на десять миль позади, длинный караван двигался на юг, поднимая огромное облако пыли. Табор, который и так не был обделен яркостью и разнообразием красок, сейчас, на фоне однообразного ландшафта местности, казался более чем когда-либо экзотичным и радующим глаз.

Первая машина колонны — желтый аварийный тягач — тащила кибитку Кзерды. Тягач, единственный из всего каравана, был чистым и незапыленным. За рулем сидел сам Кзерда. Рядом расположились Серл и Эль Брокадор. Кзерда смотрел на Эль Брокадора, и восхищение отражалось на его побитом и забинтованном лице.

— Ей-богу, Эль Брокадор, — сказал он, — я бы предпочел иметь на своей стороне одного тебя, чем дюжину некомпетентных священников, лишенных духовного сана.

— Я не человек действия! — запротестовал Серл. — Я сроду не выставлял себя напоказ.

— По идее, у тебя должны быть мозги, — ответил Кзерда презрительно. — Ты не знаешь, что с ними случилось?

— Нам не следует слишком винить Серла, — мягко заметил Эль Брокадор. — Мы все знаем, что у него сейчас стрессовое состояние. Да, он не человек действия, как он утверждает, и он не знает этого города. А я родился в Арле и знаю его как свои пять пальцев. Знаю каждый магазин, который торгует одеждой цыган, пастухов и праздничными костюмами. Их не так много, как вы думаете. Люди, которые мне помогают, все местные. Но мне еще повезло. Первый магазинчик, в который я зашел, оказался как раз тем, который выбрал Боуман. Старый магазин готового платья в переулке.

— Я надеюсь, Эль Брокадор, что ты не слишком церемонился там с ними, — игриво заметил Кзерда. Это было на него не похоже.

— Если ты имеешь в виду насилие, то нет. Это не мой метод, ты же знаешь. Кроме того, я слишком хорошо известен в Арле, чтобы позволить себе такое. Тем более что в этом не было необходимости. Я знаю мадам Бувией, и все ее знают. За десять франков она утопила бы в Роне свою мать. Я дал пятьдесят. — Эль Брокадор улыбнулся. — Она выдала всю необходимую информацию на одном дыхании. Синяя рубашка в горошек, белая шляпа и черный жилет с вышивкой.

Кзерда улыбнулся в предвкушении грядущего:

— Его будет нетрудно вычислить — легче, чем клоуна на похоронах.

— Верно. Но сначала мы должны найти нашего беглеца.

— Он будет здесь, — уверенно сказал Кзерда и показал пальцем в направлении кибиток. — Пока они будут здесь, он будет здесь тоже. Сейчас мы знаем это. Ты лучше беспокойся за то, что тебе поручено, Эль Брокадор.

— За это я спокоен. — Эль Брокадор был столь же самоуверен, как и Кзерда. — Все знают, что представляют собой сумасшедшие англичане. Просто еще один чокнутый идиот, который хотел покрасоваться перед толпой. У нас будет много свидетелей, как он станет рваться на арену, несмотря на все усилия, которые мы предпримем, чтобы остановить его.

— У быка будут заточены рога? Как мы договорились?

— Я лично проследил за этим! — Эль Брокадор посмотрел на часы. — Мы можем ехать быстрее? Ты же знаешь, у меня назначена встреча через двадцать минут.

— Не бойся, — ответил Кзерда, — мы будем на месте, в Мас-де-Ловэннель, через десять минут.

На расстоянии, позволяющем видеть все после того, как оседала пыль, поднятая цыганскими кибитками, бесшумно двигался зеленый «ролле». Съемный верх был опущен. Ле Гран Дюк сидел в тени небольшого зонтика, которым Лила прикрывала его от солнца.

— Ты хорошо спал? — спросила она озабоченно.

— Спал? Я никогда не сплю днем. Я просто отдыхал с закрытыми глазами. Мне приходится заниматься очень многими проблемами, а так лучше думается.

— А! Я не поняла. — Первое, чему Лила научилась в общении с ле Гран Дюком, — это дипломатии. И на сей раз она быстро сменила тему разговора: — Почему мы едем именно за этими цыганами? Ведь их так много в Арле.

— Я же говорил, что меня интересуют только эти.

— Но почему?

— Венгерские и румынские цыгане — мой конек. — Он явно не желал продолжать разговор на эту тему.

— А Сессиль? Я беспокоюсь о ней.

— Твоя подруга, мисс Дюбуа, уже давно уехала, или я сильно ошибаюсь. — По его тону можно было понять, что он очень недоволен. — Она едет по этой дороге, и, насколько я понимаю, впереди нас. Должен заметить, на ней вызывающий праздничный наряд арлезианки.

— Это цыганское платье, Чарльз?

— Арлезианское праздничное платье, — упрямо возразил ле Гран Дюк. — От меня ничто не ускользает. Может, она и была одета в цыганское платье, когда ты ее видела последний раз, но она была уже в костюме арлезианки, когда уезжала.

— Но почему она...

— Откуда я знаю?

— Ты видел, когда она уезжала?

— Нет.

— Тогда как же...

— От нашей Кариты тоже мало что ускользнет. Сессиль уехала, по-видимому, с какой-то темной личностью в костюме пастуха. А куда исчез этот головорез Боуман? У твоей подруги явно талант искателя приключений.

— И у меня? — Губы Лилы неожиданно плотно сжались.

— Не сердись, я не хотел обидеть твою подругу. — Он махнул рукой на что-то впереди. Это была полоска воды, поверхность которой сверкала под лучами утреннего солнца. — Что это, дорогая?

Лила мельком взглянула.

— Не знаю, — сказала она обиженным тоном. Но ле Гран Дюк никогда не приносил извинений дважды. — Может быть, море?

— Это конец путешествия, дорогая. Конец пути для всех цыган, которые прошли сотни и даже тысячи миль по всей Европе. Это озеро Ваккарес.

— Озеро?

— Озеро. Озеро Ваккарес. Самое известное заповедное место в Западной Европе.

— Ты так много знаешь, Чарльз!

— Да. Это правда, — согласился ле Гран Дюк.

Закончив завтрак, Боуман убрал в корзину остатки съестного, допил шампанское и опустил верх машины.

— Это было чудесно, — сказала Сессиль. — Как мило с твоей стороны.

— Скажи спасибо Кзерде, а не мне, это он заплатил за все. — Боуман посмотрел вперед на двухмильный участок прямой дороги, который простирался перед ним. Машин не было видно. — Ну что же, вернемся в Мас-де-Ловэннель. Табор, наверное, остановится на ярмарке. Да здравствует бой быков!

— Я не люблю боя быков.

— Этот тебе наверняка понравится.

Он развернул свой «ситроен» и вернулся в Мас-де-Ловэннель.

Казалось, людей стало меньше по сравнению с тем, когда они проезжали раньше через это место, хотя на самом деле число машин и цыганских кибиток почти удвоилось. Это странное несоответствие стало понятным, как только «ситроен» остановился и до них донеслись возбужденные крики и смех от расположенной поблизости арены для боя быков. Какое-то время Боуман не обращал внимания на арену. Оставаясь в машине, он внимательно осмотрелся вокруг. И ему не пришлось долго искать.

— Не удивительно, — произнес он, — что Кзерда и его головорезы уже прибыли. Во всяком случае, их табор здесь. А где табор, полагаю, там, очевидно, и цыгане. — Он постучал пальцем по рулю. — Никого это не удивляет, кроме меня. Интересно — почему?

— Что — почему? — спросила Сессиль.

— Почему они здесь?

— Что ты имеешь в виду? Ты же сам только что предполагал найти их здесь. Поэтому и вернулся, не так ли?

— Я вернулся, потому что мы в цейтноте. Дело в том, что, когда мы ехали сюда, цыгане нас не догнали, и я решил, что они где-то сделали остановку. А по моим расчетам они не должны останавливаться, пока не достигнут какого-нибудь уединенного озера на юге, где вся провинция Камарг была бы в их распоряжении. Но вместо этого они решили остановиться здесь.

Он замолчал, и Сессиль спросила:

— И что из этого следует?

— Помнишь, я объяснял тебе еще в Арле, почему, как мне казалось, цыгане снялись с места так быстро?

— Помню, но не все. Мне не все было понятно тогда.

— Мне и самому было не все ясно. Где-то обнаруживалась нестыковка в моих логических рассуждениях. Но где?

— Я не понимаю, извини.

— Не думаю, что преувеличиваю значение своей персоны, — медленно произнес Боуман. — По крайней мере в том, что касается их. Я убежден, что им нужно во что бы то ни стало как можно скорей покончить со мной. Когда выполняешь сверхсрочную работу, не останавливаешься и не проводишь тихий летний вечер, наблюдая за боем быков. А стараешься закончить свое дело как можно быстрее. Нужно заманить Боумана в тихое, безлюдное местечко... ведь он — единственный, не являющийся членом их банды. Тогда его легко выследить, схватить и разделаться с ним, как только представится удобный случай. И нечего задерживаться на провинциальной ярмарке, где он будет рядом с тысячами других людей, делая тем самым невозможной его изоляцию. — Боуман помолчал. — Хотя, если знаешь что-то, чего не знает другой, и если это что-то поможет изолировать его даже среди тысячи... Тебе понятна моя мысль?

— Да, на этот раз я все поняла. — Сессиль понизила голос почти до шепота. — Ты очень ясно все изложил. Если ты уверен на все сто, что они тебя здесь возьмут, у тебя есть только один выход.

— Только один, — согласился Боуман и потянулся к дверной ручке. — Я все должен выяснить сам.

— Нейл! — Она схватила его за руку с удивительной силой и ловкостью.

— Ну наконец-то. Ты не могла бы сделать одолжение и никогда не называть меня мистером Боуманом? Или ты настолько старомодна, что придерживаешься традиций викторианской эпохи, когда жены в присутствии детей обращались к своим мужьям подобным образом?

— Нейл! — В ее зеленых глазах стояла мольба, близкая к отчаянию, и ему неожиданно стало стыдно за свой легкомысленный тон. — Не ходи, пожалуйста! Прошу тебя, не ходи! Здесь произойдет что-то ужасное, я предчувствую! — Она облизнула внезапно пересохшие губы. — Уедем отсюда! Сейчас же, сию минуту. Пожалуйста!

— Извини. — Боуман заставил себя не смотреть в ее умоляющие глаза: Сессиль могла поколебать его решимость, а он не мог позволить себе такой роскоши. — Я должен, понимаешь, должен остаться здесь. Это необходимо для дела. Мне кажется, здесь у меня больше шансов выжить, чем на берегу безлюдного озера на юге.

— Ты сказал, что должен остаться?

— Да. — Он продолжал смотреть вперед. — У меня для этого есть четыре причины, и все они связаны с бело-зеленой кибиткой. — Сессиль ничего не ответила, и он продолжил: — Или просто с Тиной. Тина и ее спина с содранной кожей. Если бы кто-нибудь сделал подобное с тобой, я бы убил его. Я бы не стал раздумывать, а просто убил. Ты мне веришь?

— Да, — сказала Сессиль низким голосом. — Теперь я знаю, что ты это сделаешь.

— Ведь ею могла оказаться и ты! — мягко сказал Боуман. — Скажи, ты бы вышла замуж за человека, который убежал и оставил Тину без защиты перед этой бандой?

— Нет! — Искренность звенела в ее голосе.

— Да! — Он еще больше смягчил голос. — То есть я не убегу и не брошу Тину.

Боуман внезапно замолчал и взглянул на девушку. Она улыбалась, но ее глаза были грустными, она не знала: то ли ей плакать, то ли смеяться, и, когда заговорила, ее голос дрогнул, не то от слез, не то от смеха.

— Ты совершенно, совершенно безнадежен, — сказала она.

— Ты повторяешься. — Он открыл дверь. — Я скоро приду.

— Мы скоро придем, — поправила Сессиль, открывая дверь со своей стороны.

— Ты не...

— Наоборот. Защита слабых женщин — дело благородное, если не переступать границ. Что может случиться, если ты находишься среди тысяч людей? Кроме того, ты сам сказал, что они меня не узнают.

— Если они схватят и тебя вместе со мной...

— Они не смогут схватить нас вместе. Ведь тебя они могут схватить только тогда, когда ты будешь делать то, чего делать не должен, и, естественно, меня при этом не будет. Например, если ты попытаешься проникнуть в цыганскую кибитку.

— Средь бела дня? Я что, сумасшедший?

— Я еще до конца не решила. — Она крепко взяла его за руку. — Но абсолютно уверена в одном. Помнишь, я говорила тебе еще в Арле: мы с тобой крепко связаны.

— На всю жизнь?

— Посмотрим.

Боуман изумленно моргал глазами, глядя на нее.

— Ты сделала меня счастливым человеком, — наконец произнес он. — Когда я был маленьким и чего-то хотел, мать говорила: «Посмотрим», и я всегда знал, что получу желаемое. Женский ум работает, похоже, одинаково, не так ли?

Она безмятежно улыбнулась:

— Рискну повториться, Нейл Боуман: ты умнее, чем кажешься.

— Моя мать тоже это мне говорила.

Они заплатили за вход и поднялись по ступенькам на самый верхний ряд... Трибуны были заполнены людьми в ярких праздничных одеждах, и лишь отдельные люди выглядели неряшливо. Здесь сидели пастухи, цыгане, жители Арля, празднично одетые, но основными зрителями были туристы и местные поселенцы.

Между зрителями и ареной по всей окружности проходила полоса безопасности шириной четыре фута. Эта полоса была отделена от арены деревянным барьером такой же высоты: в это пространство, называемое cal-lejeon, когда дело принимало серьезный оборот, прыгал тореадор, спасаясь бегством.

В центре арены маленький, но очень агрессивный камаргский бык угрожал неминуемой гибелью человеку в белом, который прыгал, увертывался и легко избегал ударов все более и более свирепевшего быка. Толпа одобрительно хлопала и кричала.

— Здорово! — Сессиль, подавив страх и широко раскрыв глаза, наслаждалась зрелищем.

— О, это настоящий бой быков! Тебе больше хочется увидеть кровь человека, чем кровь быка?

— Конечно! Впрочем... я не знаю. У него же нет шпаги!

— Шпаги нужны на испанских корридах, где быка убивают. А это провинциальная разновидность корриды, где никого не лишают жизни, хотя время от времени очередному тореадору изрядно мнут бока. Видишь красную пуговицу, привязанную между рогами быка? Тореадор должен снять ее первой. Потом две ленточки, а потом две кисточки, привязанные к рогам.

— А это не опасно?

— Я бы не выбрал себе такой образ жизни, — признался Боуман.

Он поднял глаза от программки, которую держал в руке, и внимательно посмотрел на арену.

— Что-нибудь случилось?

Боуман ответил не сразу. Он все еще смотрел на арену, где одетый в белое тореадор двигался по кругу с завидной легкостью и грацией балетного танцора, ловко уходя от ударов быка. Он сделал невероятный выпад, сорвал пуговицу, прикрепленную между рогами животного, причем один рог почти коснулся его груди.

— Ну и ну! — пробормотал Боуман. — Так вот кто он такой, этот Эль Брокадор!

— Эль... кто?

— Брокадор, парень на арене.

— Ты его знаешь?

— Нас не знакомили. Хорош, правда?

Эль Брокадор был не просто хорош — неотразим. Рассчитывая свои движения с ледяным спокойствием и исполняя их с удивительной легкостью, он мастерски продолжал уходить от бешеных атак быка: за четыре нападения сорвал обе ленточки, которые держали пуговицу, и две белые кисточки, прикрепленные к кончикам рогов. Проделав все это, он словно забыл о существовании быка. Низко и медленно поклонившись, легко подбежал к барьеру, перемахнул через него и оказался в зоне безопасности, в то время как бык, находившийся всего в нескольких футах от него, со всего размаху налетел на барьер, вдребезги разбив верхнюю доску.

Зрители одобрительно захлопали, но не все. Четыре человека не только не хлопали, но даже не смотрели на арену. Боуман, который тоже очень невнимательно следил за происходящим на арене, обратил на них внимание через несколько минут после того, как пришел. Это были Кзерда, Ференц, Серл и Мазэн. Они не смотрели на арену, так как были заняты другим: внимательно разглядывали толпу. Боуман повернулся к Сессиль:

— Разочарована?

— Что?

— Бык не очень резвый.

— Отстань! А это кто такие?

Три клоуна, одетые в традиционные мешковатые яркие штаны, с разукрашенными лицами, с большими носами и в смешных колпаках появились в зоне безопасности. Один нес аккордеон, на котором вскоре и заиграл. Два его товарища, все время умудрявшиеся спотыкаться и падать плашмя, ударяясь лицом о землю, перелезли через барьер и оказались на арене. Они принялись играть на кларнетах и танцевать. Пока они выделывали разные па, ворота открылись и появился новый небольшой черный камаргский бык. Он уступал своему предшественнику в размерах, но с лихвой восполнял это свирепым нравом. Как только бык увидел двух танцующих клоунов, он низко нагнул голову и с ходу атаковал их. Он гонялся то за одним, то за другим, но они, не сбиваясь с шага и не теряя ритма, увертывались, словно это их не касалось. Они были тореадорами высшего класса и с большим опытом.

На время музыка прекратилась, а бык внезапно повернулся и бросился на клоуна, который побежал со всех ног, спасая жизнь и испуская вопли о помощи. В ответ толпа разразилась смехом. Клоун изобразил гнев: остановился и погрозил зрителям кулаком. Затем оглянулся и опять помчался к барьеру, издав душераздирающий вопль. Он прыгнул, но, не рассчитав, ударился о барьер. Бык находился от него на расстоянии всего нескольких футов. Казалось предрешенным, что клоуна либо проткнут рога, либо он будет раздавлен. Но не случилось ни одного, ни другого, однако уйти без потерь тоже не удалось: его штаны болтались на одном роге быка. Клоун продолжил свое выступление в коротких, до колен, белых подштанниках, взывая о помощи. Его преследовал ужасный разъяренный бык, за которым теперь волочились еще и штаны клоуна. Толпа буквально рыдала от смеха.

И только четыре цыгана не обращали никакого внимания на происходящее. Они начали медленно пробираться сквозь толпу. Цыгане двигались как бы по часовой стрелке, внимательно приглядываясь к лицам всех, мимо кого они проходили. Боуман следил за ними с не меньшим вниманием. А в зоне безопасности аккордеонист продолжал исполнять «Сказки венского леса». Два клоуна сошлись в центре арены и начали вальсировать. Как и следовало ожидать, бык атаковал танцующую пару и на этот раз. Он почти настиг ее, и тогда клоуны, все так же танцуя, разошлись. Каждый повернулся кругом, и они опять соединились, а бык пронесся мимо.

Публика взорвалась аплодисментами. Сессиль смеялась до слез. А на лице Боумана не мелькнуло и тени улыбки. Кзерда был от него уже на расстоянии двадцати футов, и ему было не до смеха.

— Правда, замечательно? — спросила Сессиль.

— Превосходно. Подожди здесь.

Ее лицо в мгновение стало серьезным, она спросила:

— Ты мне веришь?

— Верю... Я скоро вернусь. — И Боуман скрылся из виду.

Ему пришлось проскользнуть в нескольких футах от Кзерды, который по-прежнему внимательно изучал лица всех, кто проходил мимо него, так нахально и открыто, что у людей от его взгляда возникало неприятное ощущение. Пройдя дальше, почти уже около выхода, Боуман миновал китайскую парочку, которая вежливо аплодировала. Их он видел еще в Арле. Они были заметной и необычной парой. Так как невозможно было предположить, что они приехали сюда из самого Китая, то, должно быть, они являлись гражданами Европы. Боуман машинально подумал, чем может заниматься китаец в Европе, но тут же выкинул эти мысли из головы: у него были другие, более важные заботы. Он обогнул арену, прошел ярдов двести на юг вдоль дороги, перешел ее и повернул обратно, направившись с тыльной стороны к кибиткам каравана Кзерды, которые располагались двумя плотными рядами в стороне от дороги. Казалось, что в этот час лагерь был пуст.

Кибитка Кзерды не охранялась, не было охраны и около бело-зеленой кибитки, но в этот вечер не эти кибитки являлись объектом внимания Боумана. Та, которая его интересовала, как он и предполагал, охранялась: на площадке перед дверью сидел Мака с бутылкой пива в руке.

Боуман медленно приблизился к кибитке, Мака опустил бутылку с пивом и угрожающе взглянул на него. Боуман, не обращая на цыгана никакого внимания, подошел еще ближе и стал неторопливо разглядывать Мака и кибитку. Мака щелкнул пальцами, это, без сомнения, означало, что Боуману лучше уйти. Боуман не шевельнулся.

— Проходи, — грозно сказал Мака.

— Цыганская свинья! — с удовольствием произнес Боуман.

Мака, не веря своим ушам, на секунду замер. Затем бешенство переполнило его, и он, перехватив бутылку за горлышко, начал подниматься. Но реакция Боумана была молниеносной, он сильно ударил цыгана еще до того, как тот успел твердо встать на ноги. Удар Боумана в сочетании с собственным движением цыгана — он почти налетел на кулак — произвел поразительный эффект: глаза Мака едва не вылетели из орбит, он попятился как пьяный. Боуман ударил еще раз и с такой силой, что в тот же миг Мака потерял сознание и грохнулся бы на пол, если бы Боуман не подхватил его. Боуман подтащил Мака к кибитке и убрал с глаз долой от случайных прохожих.

Боуман быстро осмотрелся. Если кто-то и видел эту короткую схватку, то он должен сделать так, чтобы больше ни один человек не узнал об этом. Дважды Боуман обошел вокруг кибитки, но никого не нашел — никаких признаков опасности. Он поднялся по ее ступенькам и вошел внутрь. Эта часть кибитки была пуста. Дверь в следующую была завинчена двумя болтами. Боуман вывинтил их и проник туда.

Некоторое время он ничего не мог разобрать в сумраке. Окна были плотно завешены тяжелыми занавесками. Боуман раздвинул их. Близко к выходу стояла трехъярусная койка, которую он уже видел в прошлую ночь. Как и прежде, на ней лежали трое мужчин. Прошлой ночью это не имело особого значения: койки и предназначены для сна, и ни у кого не возникает подозрения, если они заняты ночью. Однако они были заняты и днем. Боуман был уверен, что именно так и будет.

Все трое не спали, они лежали, опершись на локти. Их глаза, которые привыкли к сумраку, мигали теперь от яркого света. Боуман подошел, нагнулся над человеком на нижней койке и взял его правую руку. Запястье было яриковано к стене кибитки. Боуман отпустил руку и проверил руки человека на средней койке — тоже прикован. Боуман не стал осматривать человека наверху. Он отступил на шаг и задумчиво оглядел всех троих. Затем произнес:

— Граф ле Обэно — муж Мари ле Обэно, мистер Танжевэк — муж Сары Танжевэк, а третьего я не знаю по имени. Как вас зовут? — Эти слова были обращены к человеку средних лет, с седеющими волосами и очень неординарной внешностью, лежавшему на нижней койке.

— Деймел.

— Вы отец Тины?

— Да. — Выражение его лица говорило о том, что он разговаривает со своим палачом, а не спасителем. — Ради Бога, скажите, кто вы?

— Боуман. Нейл Боуман. Я пришел, чтобы вывести вас отсюда.

— Мне нет никакого дела, кто вы! — вдруг заговорил человек на средней койке, который, похоже, тоже не был рад видеть Боумана. — Мне дела до этого нет. Уходите, ради Бога, иначе вы всех нас погубите!

— Вы граф ле Обэно?

Человек кивнул.

— Вы слышали о своем шурине? Александре? В глазах графа появился испуг.

— Что с ним?

— Он мертв. Его убил Кзерда.

— Что за чепуха! Александре мертв? Как же он может быть мертв? Кзерда обещал нам...

— И вы поверили ему?

— Конечно! Кзерде есть что терять...

— И вы оба поверили ему? Они одновременно кивнули.

— Человек, который поверил убийце, глупец. Вы все глупцы. Александре мертв. Я нашел его тело. Если вы считаете, что он жив, попросите Кзерду, чтобы он разрешил вам встретиться с ним. И вы, Деймел, почему бы вам не попросить Кзерду о встрече с вашей дочерью?

— Она, что... она?..

— Нет, она жива. Полужива, скажем так. Они содрали кожу с ее спины. Почему они это сделали? Почему они убили Александре? Потому, что оба они пытались кому-то что-то сообщить. Так что же они пытались сообщить, джентльмены?

— Умоляю вас, Боуман! — Испуг в глазах ле Обэно сменился ужасом. — Оставьте нас!

— Почему вы их так боитесь? Чем они так запугали вас? И не говорите мне, чтобы я ушел. Я не уйду, пока все не выясню.

— Ты никогда ничего не выяснишь, — сказал появившийся в дверях Кзерда.

Глава 8

Боуман медленно обернулся. Спешить теперь было некуда. На его лице не дрогнул ни один мускул, хотя в душе бушевали страсти. В дверях стояли Кзерда и Мазэн. Кзерда держал в руке пистолет с глушителем, а Мазэн поигрывал ножом. Оба и не пытались скрыть своих намерений. На их лицах играли широкие улыбки, но их никак нельзя было назвать доброжелательными. По знаку Кзерды Мазэн подошел и проверил наручники, которыми были прикованы лежащие на койках.

— Все в порядке, — сказал он.

— Наверное, он слишком увлекся, рассказывая о том, какой он умный. — Кзерда не пытался скрывать удовольствие, которое получал от всего происходящего. — Все предельно просто, Боуман. На самом деле ты глуп. Владельцы магазинов в Арле, которые получили по шестьсот швейцарских франков, вряд ли мгновенно забудут человека, который их заплатил. Должен признаться, мне с трудом удавалось сдерживать смех, когда я пробирался сквозь толпу и делал вид, что тебя не вижу. Но нам пришлось сыграть свои роли, чтобы выманить тебя наружу. Иначе ты бы здесь и не появился, не так ли? Глупец, мы опознали тебя еще до того, как ты появился на трибунах арены.

— Могли бы хоть Мака сказать, — пробормотал Боуман.

— Могли, но боюсь, что из Мака не вышло бы актера. — В голосе Кзерды прозвучало сожаление. — Он не смог бы подстроенную драку разыграть как настоящую, а если бы мы не выставили охрану, ты был бы осторожен вдвойне. — Он протянул левую руку: — Восемьдесят тысяч франков, Боуман!

— Я не ношу с собой таких денег.

— Где мои восемьдесят тысяч?

Боуман окинул бандита презрительным взглядом:

— Откуда у тебя могут быть такие деньги?

Кзерда улыбнулся, подошел и с силой дулом пистолета ткнул Боумана в солнечное сплетение. Боуман согнулся, хватая ртом воздух.

— С большим удовольствием я врезал бы тебе как следует в морду, как поступил со мной ты. — Улыбка исчезла с лица Кзерды. — Но в данный момент предпочитаю, чтобы ты не сверкал синяками. Деньги, Боуман, где деньги?

Боуман медленно выпрямился. Когда он заговорил, его голос был похож на грубое, скрипящее карканье.

— Я их потерял!

— Потерял?

— У меня дыра в кармане.

Лицо Кзерды перекосилось от гнева. Он уже занес руку с пистолетом для удара, но вдруг улыбнулся:

— Через минуту ты найдешь их, вот увидишь.

Зеленый «роллс-ройс» въехал в Мас-де-Ловэннель и остановился. Ле Гран Дюк, все еще сидя под зонтиком, внимательно оглядывался.

— Кибитки Кзерды, — заметил он. — Странно. Не ожидал, что Мас-де-Ловэннель окажется в центре его внимания. Но у такого типа людей на все есть свои причины. Хотя он, полагаю, несомненно сочтет для себя большой честью сообщить мне о них. Что случилось, дорогая?

— Посмотри! — Лила показывала на что-то. — Вон туда!

Ле Гран Дюк перевел взгляд в указанном направлении и увидел, как Эль Брокадор, весь в белом,, и Серл, во всем черном, вели Сессиль. Они поднялись по ступенькам кибитки и скрылись в ней.

Ле Гран Дюк опустил перегородку:

— Останови машину! — Затем повернулся к Лиле: — Ты думаешь, это была твоя подруга? Должен заметить, что на ней было то же самое платье. Хотя для меня все эти арлезианские праздничные туалеты выглядят совершенно одинаково. Особенно со спины.

— Это была Сессиль, — уверенно подтвердила Лила.

— И тореадор со священником... — задумчиво произнес ле Гран Дюк. — Ты должна признаться, у твоей подруги странная склонность заводить сомнительные знакомства. У тебя есть записная книжка?

— Что?

— Мы должны все выяснить.

— Ты собираешься выяснить...

— Пожалуйста. Не надо лишних вопросов. Для истинного любителя настоящего фольклора все представляет интерес.

— Но ты же не можешь просто ворваться туда и...

— Ерунда! Я — Дюк де Кройтор. К тому же я никогда не врываюсь. Я всегда вхожу.

Боль в груди была ничто по сравнению с той, которую Боуману предстояло вскоре испытать. Если, конечно, к тому моменту он еще сможет что-либо ощущать. В глазах Кзерды светился злой огонек, явно предвещавший беду, причем в самом ближайшем будущем.

Боуман оглядел кибитку. На лицах троих прикованных мужчин читалось немое отчаяние. На лицах Кзерды и Мазэна играла злорадная усмешка. Эль Брокадор был серьезен, задумчив и внимателен. В глазах Серла мелькало что-то безумное, и этот взгляд сейчас объяснял, почему он был лишен духовного сана. Сессиль же выглядела слегка озадаченной, испуганной, рассерженной, но далекой от истерики.

— Ну, ты понял, почему я сказал, что через несколько минут ты сообщишь мне, где деньги? — спросил Кзерда.

— Теперь да. Ты найдешь их...

— Какие деньги? Что хочет это чудовище?

— Свои восемьдесят тысяч франков. Минус некоторая сумма, которую я был вынужден потратить.

— Не говори ему ничего!

— Ты что, не понимаешь, с кем имеешь дело? Через несколько секунд они, может быть, так вывернут тебе руку, что сломают тебе плечо или порвут связки.

— Но... но я потеряю сознание!

— Пожалуйста! — Боуман посмотрел на Кзерду, избегая встречаться взглядом с Сессиль. — Деньги в Арле. В камере хранения на станции.

— Ключ?

— На связке. В машине. Я покажу.

— Замечательно, — сказал Кзерда. — Правда, Серл разочарован. Но мне не доставляет удовольствия причинять боль девушкам. Хотя я сделал бы это не задумываясь. Но это вы еще увидите.

— Не понимаю...

— Поймешь. Ты представляешь для нас опасность. Большую опасность, поэтому должен исчезнуть. Ты умрешь сегодня днем. В течение ближайшего часа. И умрешь так, что и тени подозрения не падет на нас.

Это был самый лаконичный смертный приговор, о котором Боуман когда-либо слышал. Было что-то зловещее в голосе и твердой уверенности бандита.

— Теперь ты понимаешь, почему я не изуродовал тебя, почему хотел, чтобы ты вышел на арену не избитым? — продолжал Кзерда.

— На арену?

— Да, на арену, мой друг!

— Ты сумасшедший. Ты не сможешь заставить меня выйти на арену.

Кзерда не ответил. Серл, которому с рвением помогал ухмыляющийся Мазэн, схватил Сессиль, уткнул лицом в нары, рванул за воротничок ее арлезианское платье и разорвал до пояса. Затем повернулся к Боуману, зловеще улыбнулся и извлек из складок своей рясы охотничью плеть. С кожаной узорчатой рукоятью в пятнадцать дюймов длиной и тремя длинными узкими ремнями. Боуман посмотрел на Кзерду. Казалось, что того совсем не интересовало происходящее: он внимательно наблюдал за Боуманом. Пистолет в его руке, направленный на Нейла, не шелохнулся. Кзерда сказал:

— Мне кажется, ты все-таки выйдешь на арену.

— Да, — кивнул Боуман.

Серл убрал плеть. Его лицо исказило выражение горького разочарования ребенка, которого лишили любимой игрушки. Мазэн отпустил Сессиль. Она медленно села и взглянула на Боумана. Ее лицо было бледно, в глазах появилось сумасшедшее выражение. И Боуман понял, что сейчас она сможет застрелить человека, если ее научить обращаться с пистолетом.

Вдруг с улицы послышался звук твердых, размеренных шагов, дверь открылась, и вошел ле Гран Дюк. За ним следовала Лила.

Ле Гран Дюк поправил монокль:

— Кзерда, это ты, старый приятель! — Он посмотрел на пистолет в руке Кзерды и жестко произнес: — Не наставляй эту чертову штуковину на меня! — Затем внимательно оглядел Боумана. — Лучше направь пушку на него. Разве ты не знаешь, что твой враг — он, а не я, дурак!

Кзерда неуверенно перевел пистолет на Боумана и так же неуверенно посмотрел на ле Гран Дюка.

— Что тебе надо? — Кзерда старался придать своему голосу властность. — Почему ты...

— Заткнись! — угрожающе бросил ле Гран Дюк. — Сейчас говорю я. Вы, орава безмозглых идиотов! Вы заставили меня нарушить главное правило моей жизни, выставили меня на всеобщее обозрение! Думаю, что даже тупые шимпанзе и те проявляют больше смекалки. Вы потратили мое время и доставили мне много неприятностей и тревог. Я серьезно задумываюсь над тем, чтобы избавиться от ваших услуг. А это значит — избавиться от вас вместе с вашими услугами... Что вы тут делаете?

— Что мы делаем? — Кзерда уставился на него. — Но... но... Серл сказал, что ты...

— С Серлом я разберусь позже.

Голос ле Гран Дюка был столь угрожающ, что у Серла в одну минуту стал вид несчастного человека, а Кзерда разволновался до такой степени, что его трудно было представить таким. Эль Брокадор был совсем сбит с толку, а Мазэн, судя по всему, вообще оставил всякие попытки понять происходящее. Лила выглядела как человек, которого только что ударили пыльным мешком по голове.

Ле Гран Дюк продолжал:

— Меня не интересует, что вы вообще делаете в Мас-де-Ловэннель! Я хочу знать, что происходит здесь, в этой кибитке?

— Боуман украл деньги, которые ты мне дал, — угрюмо сообщил Кзерда. — Мы...

— Что он сделал? — Лицо ле Гран Дюка исказилось от гнева.

— Он украл твои деньги, — повторил Кзерда все так же угрюмо. — Все деньги.

— Все?!

— Восемьдесят тысяч франков. Вот этим мы и занимались — выясняли, где они. Он только что собирался отдать мне ключ от места, где они лежат.

— Надеюсь, ради своего же собственного блага ты их найдешь. — Ле Гран Дюк сделал паузу и повернулся к Мака, который, пошатываясь, появился в кибитке. Руками он держался за лицо, искаженное от боли. — Он что, пьян? — спросил ле Гран Дюк. — Вы пьяны, сэр. Стойте прямо, когда разговариваете со мной!

— Это все он, — сказал Мака, обращаясь к Кзерде. Казалось, он не замечает ле Гран Дюка, его глаза впились в Боумана. — Он пришел...

— Молчать! — Голос ле Гран Дюка был похож на рык бенгальского тигра. — Боже мой, Кзерда, ты окружил себя шайкой самых бесполезных бездельников, с которыми мне когда-либо приходилось иметь дело. — Он оглядел кибитку, не обращая внимания на трех прикованных мужчин, подошел к тому месту, где сидела Сессиль, посмотрел на нее. — Ха! Сообщница Боумана. Почему она здесь? Кзерда пожал плечами:

— Боуман не хотел с нами сотрудничать.

— Заложница? Очень хорошо! А вот и еще одна. — Он поймал за руку Лилу и грубо толкнул ее к нарам. Она почти было упала на них, но удержалась и села рядом с Сессиль. Если за секунду до этого ее лицо было искажено ужасом, то теперь оно стало изумленным.

— Чарльз!

— Заткнись!

— Но Чарльз! Ты говорил, что мой отец...

— Ты — безмозглая молодая идиотка! — проговорил ле Гран Дюк с расстановкой. — Настоящий Дюк де Кройтор, на которого я, к счастью, очень похож, сейчас в верховьях Амазонки. Наверное, его уже едят дикари в Мату-Гросу. Я не Дюк де Кройтор.

— Мы знаем это, мистер Стром. — Симон Серл являл собой само послушание.

Еще раз демонстрируя свою неповторимую реакцию, ле Гран Дюк сделал шаг вперед и неожиданно сильно ударил Серла в лицо. Тот, вскрикнув от боли, отлетел к стене кибитки. На несколько минут воцарилась тишина.

— У меня нет имени, — мягко объяснил ле Гран Дюк. — Того, чье имя ты назвал, вообще не существует.

— Прошу прощения, сэр, — еле выговорил Серл, держась рукой за щеку. — Я...

— Молчать! — Ле Гран Дюк повернулся к Кзерде: — Боуман должен вам что-то показать? Что-то дать?

— Да, сэр. И есть еще одно небольшое дельце, которое я должен закончить.

— Да, да, да! Только побыстрее!

— Слушаюсь, сэр.

— Я подожду здесь. Нам нужно поговорить, когда ты вернешься, не так ли, Кзерда?

Кзерда обреченно кивнул, сказал Мазэну, чтобы тот следил за девушками, накрыл пистолет курткой и вышел в сопровождении Эль Брокадора и Серла. Мазэн с ножом в руке уселся поудобнее. Мака, потирая ушибленное лицо, пробормотал что-то и вышел, чтобы заняться своими ранами. Лила будто застыла со скорбным выражением и смотрела на ле Гран Дюка.

— Чарльз, как ты мог?..

— Дурочка!

Она смотрела на него потерянным взглядом. По ее щекам катились слезы. Сессиль обняла ее и посмотрела на ле Гран Дюка, но тот был непроницаем и глядел будто сквозь нее, оставаясь совершенно равнодушным ко всему.

— Стой! — приказал Кзерда.

Они остановились. Боуман впереди Кзерды, который приставил ствол пистолета ему к спине. Эль Брокадор и Серл встали по бокам. «Ситроен» стоял чуть впереди на расстоянии, может быть, десяти футов.

— Где ключ? — спросил Кзерда.

— Сейчас достану.

— И не думай. Ты вполне можешь подменить ключ или достать откуда-нибудь припрятанный пистолет. Где ключ?

— На связке. Она приклеена скотчем под сиденьем водителя, сзади слева.

— Серл, посмотри.

Серл кивнул. Кзерда недовольно пробурчал:

— Ты ведь сам никому не доверяешь, не так ли?

— Ты так думаешь?

— Номер камеры хранения?

— Шестьдесят пять.

Серл вернулся, держа в руках ключи.

— Это ключи зажигания.

— Вам нужен латунный, — сказал Боуман.

— Нам нужен латунный, — повторил Кзерда, взял связку ключей, снял латунный. — Шестьдесят пять. Ну, хоть раз правду сказал. Во что завернуты деньги?

— В полиэтилен и коричневую вощеную бумагу. На ней написано мое имя.

— Хорошо.

Он оглянулся: Мака сидел на верхней ступеньке кибитки. Кзерда поманил его, и Мака подошел, потирая щеку и зло глядя на Боумана. Кзерда спросил:

— У молодого Джозефа есть скутер, не так ли?

— Ты хочешь что-то передать ему? Я схожу за ним, он на арене.

— Не нужно. — Кзерда дал ему ключ. — Это от камеры хранения номер шестьдесят пять на арлезиан-ском вокзале. Скажи ему, чтобы он принес сверток, завернутый в коричневую бумагу. Передай, чтобы он обращался с ним как с собственной жизнью. Скажи, чтобы он возвращался как можно быстрее, а если меня не окажется в таборе, пусть ищет, пока не найдет. Ясно?

Мака кивнул и ушел. Кзерда продолжал:

— Мне кажется, что и нам пора отправляться на арену.

Они перешли дорогу, но направились не прямо к арене, а к одной из прилегающих построек, которая использовалась как раздевалка.

Та, в которую они вошли, была увешана форменной одеждой матадоров, тореадоров и несколькими клоунскими костюмами. Кзерда, кивнув Боуману, указал на один из них:

— Надевай!

— Этот? — Нейл разглядывал яркий цветастый наряд. — Зачем, черт возьми?

— Потому что так хочет мой друг. — Кзерда помахал пистолетом. — И лучше его не сердить.

Боуман сделал так, как было приказано. Когда он закончил, то был не очень удивлен, что Эль Брокадор переодевается в черный костюм, а Серл надевает длинную синюю блузу. Они очень хотели, чтобы их лица никто не видел, — обычное желание потенциальных убийц. Кзерда накинул красный платок на руку с пистолетом, и все направились к арене.

Когда они подошли к ней, Боумана удивило, что клоунада, которая началась еще в его присутствии, все продолжается. Столько всего случилось с тех пор, как он покинул представление, и трудно было поверить, что прошло всего несколько минут.

Один из клоунов, как это ни странно, делал стойлу на руках на спине быка, который стоял будто в замешательстве, разъяренно мотая головой из стороны в сторону. Зрители исступленно хлопали. «При других обстоятельствах, — подумал Боуман, — я, наверное, и сам бы аплодировал».

Завершая свое представление, клоуны снова стали вальсировать под аккомпанемент аккордеона, медленно приближаясь к краю арены. Они выстроились в ряд, повернулись к зрителям и низко поклонились, делая вид, будто забыли о том, что у них за спиной бык начал атаку. Толпа разразилась предупреждающими криками. И клоуны, не разгибаясь, в самый последний момент разбежались в разные стороны. Бык пронесся с дикой скоростью как раз по тому месту, где они только что раскланивались, и влетел в барьер с такой силой, что несколько секунд стоял неподвижно, оглушенный. Хотя клоуны уже перебрались в зону безопасности, зрители все еще свистели и хлопали. Боуман подумал, будет ли толпа все в таком же веселом настроении через несколько минут? Вряд ли...

Арена опустела. Нейл и три его спутника вошли в зону безопасности. Толпа с интересом разглядывала Боумана, который действительно того стоил. Он был одет слишком необычно. Его правая штанина была красной, левая — белой, а верх костюма состоял из белых и красных квадратов. Мягкие зеленые башмаки имели такие загнутые носы, что их пришлось привязать к щиколоткам. На голове красовался островерхий колпак Пьеро с красным помпоном, а для защиты в руках была лишь тонкая палка.

— У меня твоя девушка и пистолет, — мягко предупредил Кзерда. — Ты помнишь об этом?

— Помню.

— Если попытаешься сбежать, девушка умрет.

— А если я умру, то девушка тоже умрет.

— Нет. Без тебя девушка — ничто, а Кзерда не воюет с женщинами. Теперь я знаю, кто ты, или мне кажется, что знаю. Это одно и то же. Я узнал, что вы были незнакомы до вчерашней ночи, а если это так, невозможно представить себе, чтобы такой человек, как ты, сказал ей что-нибудь, представляющее интерес. Профессионалы никогда не говорят больше, чем нужно, не так ли, мистер Боуман? Молодых девушек можно заставить говорить. Она не доставит нам неприятностей. Когда мы закончим все, что задумали, а это будет через два дня, она будет свободна.

— Она знает, где похоронен Александре.

— Ну и что? Александре? А кто такой этот Александре?

— Ну конечно. Так ты ее и отпустишь?..

— Даю слово. А ты не будешь особенно сопротивляться.

Боуман согласно кивнул.

Трое бандитов тотчас схватили, а точнее, попытались схватить Боумана, и вся четверка шла не спеша по зоне безопасности. Пестрая толпа зрителей находилась в радостно-возбужденном состоянии. Все предчувствовали, что сейчас увидят нечто великолепное, и смешная возня, происходившая там, являлась прелюдией очередного веселого, комичного номера, потому что человек, который старался вырваться, был одет в смешной костюм Пьеро. Наконец под взрывы смеха, свиста и криков Боуман вырвался, немного пробежал вдоль барьера и перемахнул на арену. Кзерда последовал за ним и даже сымитировал попытку перелезть через барьер, но его схватили Серл и Эль Брокадор, который возбужденно показывал в сторону северной части арены. Кзерда посмотрел туда.

Посмотрели туда и все зрители. Вдруг неожиданно воцарилась полная тишина, смех прекратился, улыбки исчезли с лиц, на них появилось выражение замешательства, которое мгновенно сменилось страхом. Боуман проследил за взглядом толпы, но не мог сначала понять причины страха. Однако почти тотчас же понял, в чем дело.

Северные ворота были подняты, и на выходе стоял бык: не маленький черный камаргский бык, которых обычно использовали для бескровных боев. Это был огромный испанский боевой бык, андалузский монстр, каких используют для смертельных боев на великих корридах Испании. С широкой грудью, огромной головой и ужасающих размеров рогами. Голова животно-гГО была опущена к земле, он уже рыл землю копытом, оставляя глубокие борозды на темном песке арены.

Зрители в смятении переглядывались. Многие хорошо разбирались в корриде и, очевидно, понимали, что происходящее сейчас не имело отношения к честному бою человека с животным. Безоружный человек на арене, каким бы искусным он ни был, был обречен на верную смерть.

Боуман замер. Его губы сжались, зрачки сузились, сосредоточенным взглядом он впился в быка.

Когда двенадцать часов назад он карабкался по отвесной стене старого форта, его охватил страх. И теперь он снова оказался в его власти, прекрасно сознавая это. Это не плохо, подумал Боуман. Страх явится причиной того, что в кровь начнет поступать адреналин — катализатор молниеносной реакции на насильственные действия. Судя по тому, как складываются обстоятельства, ему понадобится весь адреналин, который его организм сможет выработать. Боуман отлично понимал, что, если сейчас он и не погибнет, — это все равно будет лишь отсрочкой. И даже весь адреналин, который выработает его организм, не спасет его.

Кзерда в волнении облизывал губы, стоя в зоне безопасности в предвкушении того, что должно произойти, но он сочувствовал человеку на арене, не сознавая этого. Неожиданно он замер, и одновременно с ним замолкли зрители. Гробовая тишина — предвестник смерти — повисла над ареной. Бык начал свою атаку.

С невероятной для такого крупного животного скоростью он надвигался на Боумана. Словно экспресс. Боуман не мигая следил за быком, его мозг, как электронно-вычислительная машина, высчитывал соотношение между скоростью быка и быстро сокращающимся расстоянием. Он стоял, парализованный беспредельным ужасом. Объятые страхом, зрители в панике смотрели на арену, уверенные, что от смерти этого сумасшедшего Пьеро отделяют лишь несколько секунд.

Боуман выждал, когда бык приблизился на расстояние в двадцать футов, — теперь только одна секунда отделяла его от смерти, — и резко бросил свое тело вправо. Но бык прекрасно понял тактику человека: с удивительным для такого огромного зверя проворством он повернул налево для перехвата. Но Боуман сделал всего лишь обманный финт. Он резко остановился и кинулся влево. Бык пронесся мимо. Его правый рог проскользнул мимо Боумана на расстоянии одного фута. Не веря своим глазам, зрители издали вздох облегчения. Но напряжение не ослабевало и висело в воздухе густым облаком пыли.

Андалузский бык мгновенно остановился, окутанный ею, развернулся и снова пошел в атаку на Боумана, не дав ему ни секунды передышки. И опять Боуман рассчитал все до доли секунды, повторил маневр, только в обратном порядке.

Бык опять промахнулся, но теперь уже всего на несколько дюймов. С трибун донесся вздох облегчения, который сопровождался робкими аплодисментами: напряжение начало медленно, но заметно спадать.

Бык опять развернулся, но на этот раз остановился и замер на месте в тридцати футах от человека; он следил за Боуманом так же, как и Боуман, стоя неподвижно, следил за быком. Боуман разглядывал его рога: сомнений быть не могло — их концы были заточены. Боуман отрешенно подумал, что никогда прежде еще не сталкивался с таким изощренным способом убийства. Не имело значения, были рога заточены или, наоборот, обрублены до диаметра центовой монеты. Удар с разбега такими рогами со всей силой громадного мускулистого тела пронзит насквозь. Удар же заостренным рогом — просто молниеносный способ убийства. Но это не важно, ведь конечный результат будет таким же.

Бык тупо уставился на Боумана. «Что у него на уме? — подумал Боуман. — Понимает ли он, что для человека это всего лишь игра в русскую рулетку, до данного момента пока удачная? Ожидает ли животное новой попытки повторить маневр, когда сможет достать меня, если я не успею бросить свое тело в другую сторону? Или надеется, что следующий маневр будет очень прост? Маневр и еще один маневр... В конце концов, — заключил Боуман, — бесполезно размышлять, здесь вступает в силу закон слепого везения, и рано или поздно, а скорее рано, чем поздно, один из этих рогов вырвет жизнь из моего тела».

Мысль о везении заставила Боумана взглянуть на барьер. Он был не менее чем в десяти футах. Боуман повернулся и побежал к нему, спиной почувствовав, что бык начал новую атаку.

...А в зоне безопасности Боумана ждал Кзерда с пистолетом под красным платком, перекинутым через руку. Кзерда знал, что Боуман не покинет арену...

Боуман развернулся спиной к барьеру, лицом — к быку. Когда животное было настолько близко, что попыталось ударить его рогами, Боуман отскочил в сторону, в результате чего бык не достиг цели, а только скользнул заостренным рогом по рукаву Боумана, не повредив ткани. Со страшной силой бык врезался в барьер, вдребезги разнеся две верхние планки. Еще какое-то время он пытался прорваться дальше, вперед, не понимая от ярости, что противник находится уже далеко позади.

Зрители зааплодировали. Улыбки вновь заиграли на лицах, и некоторые уже наслаждались зрелищем, которое поначалу, как им показалось, предвещало убийство.

С минуту бык стоял, оглушенный ударом о барьер, и мотал головой. На этот раз он решил изменить тактику: не стал атаковать с разбега, а начал медленно подбираться к Боуману. Бык продвигался вперед по мере того, как Боуман отступал назад, медленно настигая человека. А когда внезапно наклонил голову и начал атаку, то у Боумана на маневр уже не оставалось ни пространства, ни времени. И он сделал единственно возможное: когда бык попытался ударить его, он высоко подпрыгнул, упал на спину быка, а потом отлетел, кувыркаясь, в сторону, однако каким-то чудом устоял на ногах, не был ранен и лишь тяжело дышал, с трудом сохраняя равновесие.

Зрители в восхищении кричали и свистели. Они хлопали друг друга по спине. Под одеждой Пьеро скрывался великий тореадор сегодняшнего представления. Некоторым даже стало стыдно из-за того, что они поначалу усомнились в способностях такого мастера-профессионала.

Трое прикованных мужчин на нарах, две девушки и Мазэн с трепетом следили, как ле Гран Дюк нервно мерил шагами кибитку, раздраженно поглядывая на часы.

— Почему, черт возьми, Кзерда так задерживается? — Он повернулся к Мазэну: — Послушай, куда они повели Боумана?

— Я думал, ты знаешь. За ключами. И деньгами. Ты же слышал. А потом на арену.

— На арену? Зачем?

— Зачем? — Мазэн явно был сбит с толку этим вопросом. — Ты же хотел, чтобы мы... это сделали, не так ли?

— Чтобы вы сделали — что? — Ле Гран Дюк в этот момент едва сдерживал себя.

— Ну, Боумана... убрать ли...

Ле Гран Дюк схватил Мазэна за плечи и начал трясти его, что было сил, так как ярость его достигла предела.

— Почему на арену?!

— Чтобы биться с быком, конечно... С огромным испанским быком и... с пустыми руками. — Мазэн кивнул в сторону Сессиль. — А если бы он не согласился, мы бы убили ее. Как говорит Кзерда, и тени подозрения не упадет на нас. Сейчас Боуман, должно быть, уже мертв. — Мазэн в восхищении покачал головой. — Кзерда умен и хитер!

— Кзерда — чокнутый маньяк! — заорал, рассвирепев, ле Гран Дюк. — Убить Боумана? Сейчас? Пока мы не заставили его говорить? Пока я не узнал, как он вышел на нас! Не говоря уже о моих восьмидесяти тысячах франков, которые я еще не получил! Ты сейчас же пойдешь и остановишь Кзерду! Вытащи Боумана с арены, пока не поздно!

Мазэн упрямо покачал головой:

— У меня приказ Кзерды оставаться здесь и сторожить этих девушек.

— Ладно, с тобой я разберусь позже! — холодно пообещал ле Гран Дюк и повернулся к Сессиль: — Понимаете, я не могу себе позволить, чтобы меня еще раз видели вместе с Кзердой. Мисс Дюбуа, сейчас же бегите туда!

Сессиль вскочила. Ее платье арлезианки теперь уже не было так красиво, как еще недавно, но Лила сделала все возможное, чтобы оно выглядело хотя бы прилично. Сессиль пошла к выходу, но Мазэн преградил ей дорогу.

— Она никуда не пойдет, — объявил он. — Приказ, данный мне...

— Господи Боже! — прогремел ле Гран Дюк. — Ты что, не доверяешь мне?

Он грозно надвинулся на Мазэна. Цыган не успел даже сообразить, что сейчас произойдет, как ле Гран Дюк со всего размаха нанес ему удар пяткой по щиколотке, вложив в этот удар всю тяжесть своего тела. Мазэн взвыл от боли, хромая, отпрянул в сторону, хватаясь за ушибленную ногу. И в следующий момент ле Гран Дюк ударил его сцепленными руками по шее. Мазэн потерял сознание еще до того, как рухнул на пол.

— Ну, быстрее же, мисс Дюбуа, быстрее! — нетерпеливо торопил ле Гран Дюк. — Если ваш друг еще не погиб, то силы его могут быть уже на исходе.

Действительно, Боуман был на пределе. Он еще держался на ногах только благодаря огромной силе воли и необыкновенной жажде жизни. Его лицо, перепачканное песком и залитое кровью, было искажено от боли и изнеможения. Время от времени он подносил руку к левому боку, к которому страшно было притронуться. Его недавно еще броский наряд стал теперь грязным и рваным. Два длинных лоскута, болтающиеся в левой части балахона, свидетельствовали о двух удачных атаках быка, когда Боуман как никогда был близок к гибели. Он уже сбился со счета, сколько раз оказывался на песке арены, но отдавал себе отчет, что не всегда это случалось по его вине. Дважды его сбивали с ног гигантские плечи быка, а один раз он зацепил рогом его левую руку, когда Бо-уман совершал прыжок в сторону. Сейчас бык снова шел в атаку...

Боуман отскочил, но его реакция была уже не та. К счастью, бык всего лишь задел свою жертву левым плечом. Удар получился скользящим, если можно так сказать об ударе быка весом около тонны, несущегося со скоростью тридцать миль в час. Но и от этого скользящего прикосновения Боуман кубарем полетел на песок. Бык преследовал его, стараясь ударить рогами, но у Боумана еще хватало сил, катаясь по арене, избегать смертельных ударов.

Неожиданно зрители притихли: тореадор что надо, великолепный актер... но все это было слишком! Ведь никто не станет в демонстрации своего искусства заходить столь далеко, чтобы каждая минута грозила смертью. А Боуман находился в шаге от нее, а иногда и ближе. Дважды рога рвали его одежду на спине.

Оба раза он чувствовал, как они раздирают его тело, и это заставляло находить в себе силы продолжать смертельную схватку. Множество раз Боуман все увертывался и увертывался от ударов, и вот ему представился шанс, даже не шанс, а скорее полшанса, подняться на ноги. Он ничего больше не мог делать, только стоять, пьяно шатаясь. Опять зловещая тишина повисла над ареной. Приведенный в бешенство разъяренный бык несся прямо на Боумана, и казалось, на этот раз он покончит с упрямым противником. Но опять инстинктивный, неловкий, но, как оказалось, правильно рассчитанный рывок из последних сил спас человеку жизнь. Бык был настолько взбешен, что пробежал еще ярдов двадцать, прежде чем сообразил, что человека уже нет перед ним. И бык остановился.

Толпа взорвалась бурными аплодисментами. Повинуясь охватившему их чувству, люди кричали, хлопали в ладоши, утирали слезы радости, восхищения и безмерного преклонения перед этим тореадором-полубогом. Какой актер! Какой исполнитель! Как великолепен! Подобного представления еще не доводилось никогда и никому из них видеть.

Боуман прислонился к барьеру в полном изнеможении. Недалеко от него стоял Кзерда и улыбался. Боуман исполнил свою лебединую песню, и отчаяние на его лице более чем что-либо другое свидетельствовало об этом. У него иссякли не только физические силы, но и пропала воля к сопротивлению. Он просто не в состоянии был больше двигаться. Бык наклонил голову, готовясь к последней атаке. И опять на арене наступила жуткая тишина. Какое чудо покажет волшебник на этот раз?

Но у волшебника уже никаких чудес в запасе не осталось. Когда воцарилась тишина, Боуман вдруг услышал нечто, что заставило его резко обернуться и посмотреть на зрителей. Он не поверил своим ушам.

В последнем ряду трибун стояла Сессиль и неистово махала руками, не обращая внимания на то, что была центром внимания для сотен глаз.

— Нейл! — пронзительно крикнула она. — Нейл Боуман!

А бык уже начал свой разбег. Но появление Сессиль и мысль о том, что возможное спасение близко, придали Боуману новые силы. Он каким-то чудом оказался в зоне безопасности, и прошли еще две секунды, прежде чем бык врезался в барьер. Боуман сбросил шляпу Пьеро, которая болталась у него за спиной, и надел на один из рогов животного, что были так старательно заточены Кзердой.

Боуман помчался наверх со всей скоростью, на какую только были способны его словно свинцом налитые ноги, на ходу приветствуя зрителей, которые хотя и пребывали в замешательстве от странного поворота событий, но все же расступались перед ним, громко выражая восхищение. Происшедшее было настолько непредвиденным, что все посчитали его частью выступления. Боуман не знал, какие мысли и чувства владели этими людьми, да ему и не было до этого никакого дела, главное, что ряды зрителей расступались, пропуская его, и снова смыкались за его спиной. Это давало ему несколько жизненно важных секунд npeимущества перед его преследователями. Боуман добежал до последнего ряда и схватил Сессиль за руку.

— Ты пришла вовремя! — выдохнул он. Его голос, как и дыхание, был прерывистым и хриплым.

Боуман оглянулся: Кзерда следом пробивался сквозь толпу, за ним Эль Брокадор; Серла нигде не было видно. Выбравшись с арены, они помчались мимо раздевалок, стойл и загонов для быков. Боуман на бегу засунул руку в одну из многочисленных прорех в своем балахоне, нащупал ключи и вытащил их. Добежав до последней раздевалки, он сжал руку Сессиль и выглянул из-за угла. Секундой позже повернулся к ней, и на его лице отразилось горькое разочарование.

— Сегодня не наш день, Сессиль. Помнишь того цыгана, которому крепко досталось от меня? Мака? Он сидит на капоте «ситроена» и чистит ножом ногти.

Боуман открыл дверь раздевалки и втолкнул Сессиль внутрь. Это была та самая раздевалка, где ему пришлось переодеваться перед выступлением. Он протянул ей ключи от машины:

— Жди здесь, пока не начнут расходиться зрители. Смешайся с толпой. Возьми машину. Встретимся около церкви, с южной стороны, обращенной к морю. И ради Бога, не оставляй «ситроен» нигде поблизости! Отгони его в кемпинг, к югу от города, и оставь там.

— Хорошо. — Боуман подумал, что девушка что-то уж слишком спокойна. — А у тебя, конечно, дела?

— Как всегда. — Он выглянул в дверной проем. Снаружи никого не было, и он выскользнул за дверь, закрыв ее за собой.

Трое прикованных мужчин лежали на койках. Они лежали тихо, внешне безразличные ко всему происходящему. Лила беспрестанно шмыгала носом, а ле Гран Дюк сидел с хмурым видом. Вдруг по ступеням лестницы, ведущей в кибитку, взбежал Серл.

— Я надеюсь, — сказал ле Гран Дюк угрожающе, — что ты принес хорошие вести.

— Я видел девушку, — задыхаясь, выговорил Серл. — Как она...

— Боже мой, Серл! Ты и твой лопух Кзерда дорого заплатите мне за все это. Если Боуман мертв... — Ле Гран Дюк остановился на полуслове. Его взгляд был устремлен куда-то за спину Серла. — Черт возьми, кто это?

Серл обернулся и посмотрел туда, куда был направлен взгляд ле Гран Дюка.

Человек в бело-красном костюме Пьеро бежал, шатаясь и спотыкаясь, через импровизированную стоянку автомобилей. И было ясно, что он вот-вот упадет.

— Это он! — завопил Серл. — Это он!

В этот момент из-за кибитки, откуда ни возьмись, появилось трое цыган. Кзерда, а это, несомненно, был он, бежал первым, преследуя Боумана, причем расстояние между ними все сокращалось. Боуман бросил взгляд через плечо, затем резко свернул в сторону, надеясь спрятаться среди кибиток, и увидел, что наперехват выскочили Эль Брокадор и еще двое цыган. Он еще раз резко свернул направо и помчался в сторону лошадей на привязи.

Лошади были белые, с тяжелыми уздечками и высокими седлами, которые очень напоминали рифленые, обитые кожей кресла. Боуман подбежал к ближайшей, отвязал ее, вставил ногу в стремя и с явным усилием забрался в седло.

— Скорее! — приказал ле Гран Дюк Серлу. — Догони Кзерду, скажи ему, если Боуман уйдет, то ты и Боуман умрете! Боуман мне нужен живым. Если он погибнет, вы оба отправитесь следом! Доставите его в отель «Мирамар» в Сен-Мари! Я не могу позволить себе оставаться здесь ни секундой дольше. Да, и не забудьте поймать девчонку. Привезите ее вместе с Боуманом. Живее, парень, живее!

Серл не заставил себя просить дважды. Когда он перебегал дорогу, ему пришлось отскочить в сторону, чтобы не попасть под копыта лошади Боумана. Ле Гран Дюк видел, что Боуман неуверенно сидит на лошади, хотя и держит поводья, но цепляется за луку седла, чтобы не свалиться. Даже сквозь грим было видно, что лицо Боумана бледно, искажено болью и усталостью. Ле Гран Дюк почувствовал, что Лила стоит рядом и тоже не спускает глаз с Боумана.

— Я слышала о том, что они собираются делать, — тихо сказала девушка. Она не плакала больше, однако выглядела печальной и подавленной. — Теперь я и сама вижу это. Вот что значит затравить человека до смерти.

Ле Гран Дюк взял ее за руку:

— Уверяю, дорогая...

Она с силой вырвала руку, но ничего не ответила. Ей и не нужно было говорить. На ее лице отразилось такое презрение и отвращение, что все стало понятно и без слов. Он кивнул и посмотрел на удаляющегося Боумана, который через несколько секунд исчез за поворотом дороги.

Ле Гран Дюк был не единственным человеком, который с таким интересом наблюдал за Боуманом. Прижавшись лицом к маленькому окну раздевалки, Сессиль не отрывала взгляда от лошади и седока, пока они не исчезли за поворотом. Она точно знала, что последует за всем этим. Ей не пришлось долго ждать. Через считанные секунды мимо окна пронеслись пятеро всадников — Кзерда, Эль Брокадор, Ференц и Серл; пятого цыгана она не знала. Во рту у нее пересохло, сердце заныло, и она едва не расплакалась. Затем отвернулась от окна и начала что-то искать среди множества висевших костюмов.

И почти сразу же нашла то, что хотела: обыкновенный клоунский наряд, состоящий из красных, очень широких брюк на желтых подтяжках, футболки в красную и желтую полоску и темного пиджака огромного размера. Она натянула брюки прямо на платье, старательно расправив его (к счастью, брюки были громадными и хорошо скрывали платье), натянула через голову красно-желтую футболку и влезла в пиджак. Сняла свой рыжий парик и напялила на голову плоскую зеленую кепку. Зеркала в раздевалке не оказалось.

«Ну и хорошо, что его нет», — с грустью подумала Сессиль и подошла к окну.

* * *
Дневное представление закончилось, и люди по ступеням спускались вниз, переходили дорогу и шли к своим машинам. Сессиль направилась к дверям. Сменив свое платье на другой наряд, совсем не похожий на прежний, она совершенно изменила облик: стала неузнаваемой для преследователей Боумана, которых очень боялась, и, смешавшись с толпой, незаметно добралась до «ситроена».

Насколько можно было судить, никто не узнавал ее, когда она шла к машине, а если кто-то и догадался, то пока это никак не проявлялось. Когда Сессиль оказалась рядом с машиной, то огляделась, чтобы окончательно увериться, что никем не замечена, открыла дверцу и скользнула на сиденье. Вставив ключ в замок зажигания, она тотчас вскрикнула, больше от испуга, чем от боли, когда большая рука, подобно клещам, схватила ее за горло. Хватка ослабла, и Сессиль медленно повернулась назад. Мака стоял на коленях на заднем сиденье. На его губах играла злая усмешка, а в правой руке он держал нож.

Глава 9

Горячее полуденное солнце безжалостно посылало свои лучи на выжженную землю, на озера, болота, соляные равнины, на яркие пятна зеленой растительности. Мерцающая дымка — особенность Камарга — поднималась с соляных равнин и делала все вокруг призрачным. Четкие очертания местности создавали впечатление нереальности, усиливающееся тем, что вокруг не было вертикальных образований или каких-либо предметов, все было как бы прижато к земле. Все пустыни выглядят одинаково, но не так, как Ка-марг.

Шестеро всадников на взмыленных лошадях неслись диким галопом. С воздуха манера их передвижения могла показаться довольно странной и в величайшей степени загадочной, так как лошади не пробегали и двадцати ярдов по прямой, а постоянно сворачивали то в одну, то в другую сторону; но если смотреть, находясь на земле, то все становилось на свои места: просто местность была испещрена болотами. Некоторые по величине напоминали лужу, другие же достигали размеров футбольного поля. Именно это и делало продвижение по прямой практически невозможным.

Боуман прекрасно понимал, что находится в худшем положении, нежели его преследователи. Преимущество было на их стороне по трем причинам. Во-первых, он был окончательно измотан, о чем свидетельствовали его напряженное лицо, пятна крови и грязи; галоп держал его в постоянном напряжении, не давая возможности хоть немного расслабиться и восстановить силы; и мозг его был в таком же плачевном состоянии, что и тело. Во-вторых, преследователи знали местность гораздо лучше него. И в-третьих, он не мог и думать о соревновании в искусстве верховой езды со своими преследователями, так как сел на лошадь впервые, а они обучались этому искусству с колыбели.

Все время нахлестывая свою теряющую силы лошадь, он и не пытался управлять ею. Положившись на опыт и врожденный инстинкт животного, которое лучше знало, где земля твердая, а где нет, он полностью доверился ему. Правда, сначала он пробовал управлять лошадью, но она сопротивлялась и самостоятельно выбирала дорогу, а он только терял драгоценное время.

Боуман посмотрел через плечо. «Безнадежно!» — понимал он сердцем, но смириться не мог. Умчавшись из местечка Мас-де-Ловэннель, он имел преимущество в несколько сот ярдов; теперь же расстояние между ним и преследователями сократилось почти до пятидесяти ярдов.

Пятеро преследователей рассыпались веером. Эль Брокадор скакал в середине. Он был таким же превосходным наездником, как и тореадором. Было ясно, что местность он знал отлично, так как время от времени отдавал краткие команды и рукой указывал направление, в котором должен был двигаться каждый всадник. Слева от Эль Брокадора скакали Кзерда и забинтованный Ференц, а справа — Симон Серл, внешний вид которого не вписывался в данную ситуацию, и неизвестный Боуману цыган.

Боуман посмотрел вперед. Но не мог разглядеть и намека на возможную помощь. Не было видно ни дома, ни фермы, ни одинокого путника — ничего. К этому времени его загнали так далеко на запад, что машины, проходящие по трассе Арль — Сен-Мари, казались маленькими черными насекомыми, ползущими по линии горизонта.

Боуман снова бросил взгляд через плечо. Расстояние сократилось до тридцати ярдов, не более. Преследователи теперь двигались не веером, а цепью. Они обходили слева, заставляя его все больше и больше отклоняться вправо. Боуман понимал, что это делалось с определенной целью, но, как ни вглядывался вдаль, понять смысл маневра не мог. Местность впереди была такой же, как и та часть, что он уже пересек. Прямо перед ним пестрел яркой зеленью участок травяного покрова около ста ярдов в длину и тридцати в ширину. Но за исключением размера, он ничем не отличался от сотни других, мимо которых он только что проскакал.

Боуман вдруг понял, что его лошадь совсем загнана. Еще немного — и она упадет. Вся в мыле, она тяжело дышала и была измучена не меньше, чем он сам. До пятна зеленой травы оставалось ярдов двести, и у Боумана внезапно возникла сумасшедшая мысль: хорошо бы поваляться на этой зеленой траве, в тени, тихим летним днем. И еще он подумал, почему бы не сдаться? Ведь конец этого преследования неотвратим, как сама смерть. Он бы и сдался, да только не знал, как лучше это сделать.

Боуман оглянулся. Цепочка из пяти преследователей изогнулась в форме полумесяца. Всадники теперь были уже в десяти ярдах от него. Боуман взглянул вперед: зеленое пятно немногим дальше — в двадцати ярдах. До него вдруг дошло, что Кзерда приблизился к нему на расстояние выстрела, и в сознании сразу возникла картина возвращения в табор цыган, среди которых уже нет Кзерды.

Боуман снова оглянулся и увидел, что преследователи осаживали лошадей. Он догадался, что произошло что-то странное, но, прежде чем успел обдумать это, его лошадь стала так резко, что, приседая на задние ноги, по инерции буквально заскользила вперед и остановилась у самой кромки зеленого пятна. Лошадь стала, а Боуман не успел. Оглядываясь через плечо, он оказался совершенно неподготовленным к такому повороту событий и вылетел из седла через голову лошади, рухнув на зеленую траву.

Он должен был потерять сознание. В худшем случае — сломать шею, в лучшем — отбить все внутренности. Но ни того, ни другого не случилось. Пятно зеленого дерна оказалось трясиной. Боуман не ударился о землю, кувыркаясь, а приземлился с громким шлепком, подняв тучу брызг, на мягкую подушку, которая погасила силу удара, и стал медленно в нее погружаться.

Пятеро всадников подогнали лошадей, остановились, опершись о луки седел, и равнодушно смотрели на него. Боуман принял вертикальное положение с легким наклоном вперед. Его засосало в трясину по бедра. Спасительная же твердая суша была от него на расстоянии всего каких-нибудь четырех футов. В отчаянии он вытянул руки в попытке дотянуться до нее, но не достиг цели. Зрители все так же сидели без движения на своих лошадях. На их лицах играли злые усмешки.

Боумана затянуло уже по пояс и затягивало все глубже и глубже. Он попытался плыть, но понял, что подобными движениями скорее добьется обратного результата. Это немного затормозило погружение, но не остановило его. Трясина принимала его в свои объятия безжалостно и беспощадно.

Он взглянул на пятерку преследователей — каждый теперь выражал свои чувства по-своему. Кзерда улыбался той «приятной» улыбкой, которую, наверное, специально приберегал для таких случаев. Серл медленно облизывал обветренные губы. Их взгляды были устремлены на лицо жертвы. Даже если бы Боуман и стал просить помощи или молить о пощаде, это все равно никак не отразилось бы на его бесстрастном лице. Но он и не помышлял об том, познав страх в развалинах старой крепости и на арене в Мас-де-Ловэннель. Сейчас страха он не испытывал. Тогда был шанс выжить, хоть маленький — но был. Все зависело от его способностей, от точной координации мыслей и тела. Но здесь весь его опыт, все знания и ловкость были бесполезны. Трясина делала свое дело. Это был конец, и он смирился с ним.

Эль Брокадор смотрел на Боумана. Его засосало уже до подмышек. На поверхности оставались лишь плечи, голова и руки. Тореадор внимательно вгляделся в бесстрастное лицо Боумана и покачал головой; повернулся, осуждающе оглядел Кзерду и Серла. Снял веревку с седла.

— Нельзя так поступать с таким человеком, — сказал он. — Мне стыдно за всех нас. — И точным броском послал веревку Боуману. Она упала около его рук.

* * *
Даже самый пылкий поэт, воспевающий красоты Сен-Мари, если такой существует, был бы поставлен в затруднительное положение необходимостью с пафосом описать прелесть главной улицы городка, которая тянется с востока на запад вдоль побережья, защищенная высокой каменной стеной. Как и весь городок, она полностью лишена колорита и живописности. И только однажды вечером ее унылое однообразие было нарушено присутствием причудливо одетых туристов, цыган и пастухов, а также установленными здесь ярмарочными палатками, тирами, павильонами гадалок и сувенирными лавками, словом, всем тем, что предназначено для развлечений.

Можно было подумать, что это зрелище не способно доставить особого удовольствия аристократической душе ле Гран Дюка, сидевшего в забегаловке возле отеля «Мирамар», но он наблюдал за происходящим с видимым интересом. И, что еще более странно, разумеется, с консервативной точки зрения, присущей ле Гран Дюку, Карита сидела рядом с ним. Ле Гран Дюк поднял литровый графин красного вина, налил изрядную порцию в большой стакан, который стоял перед ним, плеснул немного в стакан Кариты и довольно улыбнулся, но не от радости лицезреть окружающее, а от того, что в руке он держал только что полученную телеграмму. Было ясно, что хорошее настроение ле Гран Дюка не имело никакого отношения к происходящему вокруг. Источник его радости лежал в телеграмме, которую он держал в руках.

— Замечательно, моя дорогая Карита, просто замечательно! Как раз то, что нам нужно. Черт возьми, как они быстро справились! — Он еще раз прочитал бумагу и вздохнул: — Самое большое удовлетворение получаешь, когда твое предположение сбывается.

— Ваши предположения всегда верны, мсье ле Дюк.

— А? Что ты сказала? Да, да, конечно. Наливай себе еще вина.

Ле Гран Дюк на время потерял интерес как к Кари-те, так и к телеграмме. Он задумчиво смотрел на черный «мерседес», который только что остановился недалеко от того места, где они сидели. Китайская пара, которую ле Гран Дюк видел в отеле в Арле, вышла из «мерседеса» и направилась в отель. Они прошли в нескольких футах от столика, за которым сидел ле Гран Дюк. Мужчина кивнул, его жена еле заметно улыбнулась, и ле Гран Дюк, чтобы не оставаться в долгу, бесстрастно поклонился. Он наблюдал за ними, пока они не вошли в отель, а затем повернулся к Карите:

— Скоро приедет Кзерда с Боуманом. Я думаю, что здесь слишком рискованно встречаться. Недалеко от города, приблизительно в двух милях к северу, есть тихое место. Задержи Кзерду там и скажи, чтобы ждал меня, а сама возвращайся за мной.

Она улыбнулась и встала, чтобы уйти, но ле Гран Дюк поднял руку:

— И еще: мне нужно позвонить по очень важному делу, и я хочу это сделать без посторонних взглядов. Скажи управляющему, что я хочу его видеть.

Ле Обэно, Танжевэк и Деймел все еще лежали на нарах, прикованные к стене кибитки. Боуман лежал связанный на полу. Он сменил свой костюм Пьеро, который так и не высох с момента купания, на одежду пастуха. Сессиль и Лила сидели на кровати под неусыпным присмотром Ференца и Мазэна. Кзерда, Эль Бро-кадор и Серл сидели за столом. Они молчали и выглядели подавленными. Их огорчение усиливалось по мере того, как по лестнице кибитки все яснее и яснее слышались ровные шаги поднимающегося человека. Как всегда, ле Гран Дюк вошел с надменным видом. Он холодно оглядел сидящих мужчин.

— Нам нужно поторопиться, — прозвучал его резкий, властный голос. Его звук был так же холоден, как и выражение лица. — У меня есть информация, что нами занялась полиция. Благодаря Кзерде и этой ошибке природы — Серлу. Кзерда, ты что, спятил?

— Не понимаю, сэр, о чем вы?

— Вот в этом-то все дело! Ты ничего не соображаешь. Ты хотел убить Боумана до того, как мы узнаем, как он проник к нам, кто его связные и где мои восемьдесят тысяч франков. И, что хуже всего, вы, как полные идиоты, собирались убить его публично. Что, не соображаете, какое внимание это привлекло бы к нам? Тайно и тихо — вот мой девиз.

— Мы знаем, где восемьдесят тысяч франков, сэр. — Кзерда пытался хоть как-то оправдаться.

— Мы знаем? Ах мы знаем? Я подозреваю, что тебя опять облапошили, Кзерда. Но это может подождать. Вы представляете, что с вами будет, если вы попадете в полицию? — Ответом было всеобщее молчание. — Вы осведомлены, как сурово наказывает французский суд похитителей людей? — В ответ снова молчание. — Каждый получит не меньше десяти лет тюрьмы. А если вам еще пришьют убийство Александре, то... — Ле Гран Дюк посмотрел на Эль Брокадора, потом на остальных. По выражению их лиц было вполне ясно: они понимают, что будет с ними, если это убийство раскроется. — Хорошо. Теперь ваше будущее и ваши жизни целиком зависят от того, как вы будете выполнять то, что я скажу. Я вполне могу избавить вас от нежелательных последствий вашей глупости. Ясно?

Все пятеро молча кивнули.

— Отлично. Освободите пленников и развяжите Боумана. Если полиция найдет их здесь в таком положении — все кончено. С этого момента будете охранять их не с помощью цепей, а ножами и пистолетами. Приведите сюда их подруг. Я хочу, чтобы все яйца лежали в одной корзине. Серл, расскажи о наших планах. Расскажи о них кратко и ясно, так, чтобы даже последний тюфяк, включая тебя, все понял. Принесите мне пива.

Серл прочистил горло. Он выглядел удрученным. Высокомерие и холодный профессионализм, о которых он толковал еще утром Кзерде, как рукой сняло.

— Нас ждут начиная со вчерашнего вечера и до вечера понедельника. Быстроходный катер ждет... Ле Гран Дюк в отчаянии поднял руку:

— Кратко и ясно, Серл! Ясно! Встреча — где, идиот? С кем?

— Прошу прощения, сэр. — Кадык на сухой и тонкой шее Серла ходил как поршень. Он часто и нервно глотал. — В проливе Эгю-Морте. Судно «Кантон».

— Место назначения?

— Кантон.

— Точно.

— Опознавательные знаки?..

— Это не надо. Катер?

— Около Эгю-Морте на канале Рона-Сет. Я собирался переправить его в Гро-дю-Руа завтра... Я не думал... Я...

— Так не получится, — устало сказал ле Гран Дюк. — Почему не привели этих женщин? И наручники все еще надеты? Быстрее! — В первый раз он расслабился и даже попытался улыбнуться: — Наш рисковый друг, Боуман, все еще не знает, кто эти три джентльмена? А, Серл?

— Я могу рассказать ему? — оживленно спросил Серл. Он стремился использовать любую возможность выбраться из неловкого положения и переключить внимание присутствующих на других.

— Как хочешь. — Ле Гран Дюк отпил полстакана пива. — Ты думаешь, это теперь важно?

— Конечно нет! — широко улыбнулся Серл. — Разрешите представить графа ле Обэно, Генри Танжевэка и Сержа Деймела, трех ведущих специалистов в области ракетного топлива по ту сторону «железного занавеса». Они нужны китайцам для создания ракеты-нот сителя для ядерных боеголовок. Эти люди могут им помочь. Но мы не могли использовать сухопутную границу между Китаем и Советским Союзом. Нет ни одной нейтральной страны, которая была бы в хороших отношениях как с той, так и с другой стороной и которая посмотрела бы сквозь пальцы на необычные события, которые могут произойти. Поэтому Кзерда вывез их на Запад. Никто и не подумает, что они могли выехать на Запад. На Западе есть свои ученые. А на границах никто не задает лишних вопросов цыганам. Конечно, если бы у этих трех джентльменов появились бы вдруг какие-то не совсем умные мысли, мы бы убили их жен. А если женщины повели бы себя подобным образом, мы бы убили их мужей.

— Во всяком случае, женщинам так было сказано, — вмешался ле Гран Дюк. — Мы очень не хотели бы причинить вред этим людям, но женщины... Они поверят во что угодно. — Он позволил себе легкую снисходительную улыбку. — Простота, если я могу так выразиться, простота настоящего гения. А вот и женщины! Надо ехать в Эгю-Морте, и как можно скорее. Кзерда, передай остальным, что ты встретишься с ними в Сен-Мари. Пойдем, Лила, дорогая.

— С тобой? — Девушка посмотрела на него с презрением. — Ты сошел с ума! Пойти с тобой?

— Наши появления в свете должны продолжаться, и даже чаше, чем раньше. Какое подозрение может вызвать мужчина с красивой молодой девушкой рядом? Кроме того, сейчас жарко, и мне нужен кто-нибудь, кто бы держал мой зонтик.

Спустя час, все еще возмущенная, закусив губы, Лила сложила зонтик, так как зеленый «роллс-ройс» подъехал к хмурым стенам Эгю-Морте. Из всех древних городов-крепостей Европы эти стены лучше других сохранили свой первозданный вид. Ле Гран Дюк вышел из машины и ждал, пока Кзерда остановит свой аварийный трак, который тащил кибитку.

— Жди здесь, — приказал ле Гран Дюк. — Я скоро вернусь. — Он кивнул в сторону «роллса»: — Следи повнимательней за мисс Делафонт. Кроме тебя, в кибитку никто не должен и носа показывать.

Он посмотрел на дорогу в Сен-Мари. Она была пуста. Ле Гран Дюк быстрым шагом направился в заповедный город и вошел в него через северные ворота. Он повернул направо, к стоянке машин, и подошел к шарманщику, одетому, несмотря на жару, в два пуловера и фетровую шляпу на голове. Шарманщик взглянул на ле Гран Дюка со своего стула, на котором дремал, и нахмурился. Ле Гран Дюк дал ему десять франков. Шарманщик перестал хмуриться и принялся крутить ручку шарманки. Раздалась странная мелодия, слегка напоминающая пародию на вальс. Ни один композитор, как живущий, так и отошедший в мир иной, ни за что не признал бы себя автором этого произведения. Ле Гран Дюк вздрогнул, но остался стоять.

Через две минуты в ворота въехал черный «мерседес», свернул вправо и остановился. Из него вышла китайская парочка и, не глядя по сторонам, пошла по главной улице, которая на самом деле являлась единственной улицей Эгю-Морте, к маленькой площади с большим количеством кафе, находившейся в центре городка. Ле Гран Дюк медленно последовал за ней.

Парочка вышла на площадь и остановилась в нерешительности на углу магазина сувениров, неподалеку от статуи Святого Луи. Тут же из магазина вышли четверо крепких мужчин и подошли к парочке. Один из них показал что-то китайцам. Они отчаянно жестикулировали, выражая свой яростный протест, но четверка отрицательно покачала головами и повела пару к стоящим невдалеке двум черным «ситроенам».

Ле Гран Дюк удовлетворенно кивнул и вернулся к машине и кибитке, где его ждали.

После минуты езды ле Гран Дюк и его спутники достигли небольшой пристани на канале Рона-Сет. Этот канал соединяет Рону со Средиземным морем в местечке Гро-дю-Руа и идет параллельно западной стене Эгю-Морте. В конце пристани на якоре стоял тридцатипятифутовый катер с большой застекленной каютой и с несколько меньшим по размеру кокпитом на корме. Судя по широкому носу, это судно было способно развивать очень большую скорость.

«Ролле» и кибитка съехали с дороги и остановились так, что задняя часть кибитки оказалась не дальше шести футов от причала. Пленников переправили из кибитки на катер, да так четко и тихо, что никаких подозрений не могло возникнуть даже у самых любопытных прохожих. На самом деле единственным свидетелем был старый рыбак, да и тот не обратил особого внимания на происходящее, так как был целиком поглощен рыбалкой.

Ференц и Серл с пистолетами стояли на причале около небольших сходен, а Кзерда и ле Гран Дюк, тоже с оружием, находились на корме и следили за тем, как трое ученых и их жены, Боуман, Лила и Сес-силь всходили на борт катера. Под дулами пистолетов пленников усадили на диваны, расположенные вдоль стен каюты. Ференц и Серл вошли в каюту, и Серл встал у руля. С минуту Мазэн и ле Гран Дюк внимательно осматривали окрестности в поисках тех, кто мог бы за ними наблюдать. Никого не обнаружив, ле Гран Дюк, сунув пистолет в карман, тоже вошел в каюту, довольно потирая руки.

— Замечательно, просто замечательно! — Он был доволен. — Как всегда, все в полном порядке. Серл, заводи! — Высунулся в дверной проем и крикнул: — Отчаливай, Мазэн!

Серл включил оба дизеля. Они издали глубокий, ровный, громоподобный звук, достаточно сильный, чтобы заглушить короткий резкий вскрик боли. Вскрикнул ле Гран Дюк, который все еще стоял, высунувшись в дверь.

— Твой собственный пистолет направлен на твою собственную почку, — предупредил Боуман. — Никто не должен двигаться, или ты умрешь. — Он оглядел Ференца, Кзерду, Серла и Эль Брокадора, по крайней мере трое были вооружены, и сказал: — Вели Серлу заглушить двигатели.

Серл выполнил приказание, не дожидаясь слов ле Гран Дюка.

— Скажи Мазэну, чтобы он шел сюда. Скажи ему, что я держу твой пистолет нацеленным на твою почку, — продолжал Боуман. Он оглядел каюту: никто не двинулся с места. — Скажи, чтобы он шел немедленно, или я нажму на спусковой крючок.

— Ты не посмеешь.

— С тобой все будет в порядке, — успокоил Боуман. — Большинство людей могут обойтись одной почкой.

Он снова ткнул пистолетом, ле Гран Дюк задохнулся от боли и тяжело проговорил:

— Мазэн, сейчас же иди сюда! Выложи свой пистолет. Я стою под дулом пистолета Боумана.

Через несколько секунд напряженной тишины в дверях показался Мазэн, пребывавший, очевидно, в замешательстве. Когда он увидел Ференца, Серла, Кзерду и Эль Брокадора, которые бездействовали и, по всей видимости, не знали, что предпринять в данной ситуации, то решил присоединиться к ним и вошел в каюту.

— Теперь мы подошли к деликатному вопросу равновесия сил, — сказал Боуман. Он по-прежнему был бледен и взволнован. Чувствовал неимоверную усталость, боль во всем теле, но одновременно ощущал душевный подъем и в данный момент очень отличался от того человека, каким был два часа назад. — Подведем баланс. Что я могу сделать с вами? Стоя здесь с пистолетом? Немного, очень немного.

Он рванул ле Гран Дюка за плечо, сделал шаг в сторону и проследил, как тот тяжело упал на диван. Это был хороший диван, он достойно выдержал испытание. Ле Гран Дюк уставился на Боумана, желая, казалось, уничтожить его взглядом. Боуман оставался невозмутимым.

— Глядя на тебя, можно подумать, что ты самый умный из этой банды головорезов. Хотя для этого и не нужно особого ума. У меня есть пистолет, и я держу его в руке. Здесь, правда, еще четверо с пистолетами, которые могут быть мгновенно приведены в действие. Если начнется перестрелка, мне кажется очень сомнительным, что я успею перестрелять всех прежде, чем один из вас, а может быть, сразу двое всадят мне по пуле в лоб. Я же не дикий Билл Хи-кок. Более того, на судне восемь невинных людей, девять — если считать меня, а перестрелка в таком ограниченном пространстве приведет к тому, что кто-нибудь будет ранен, а может быть, даже убит. Я бы не хотел этого, как не хотел бы и сам получить пулю.

— Короче, — прорычал ле Гран Дюк.

— Вполне понятно, какие требования я должен вам предъявить, чтобы избежать перестрелки, в которой — я уверен — мы все не заинтересованы. Если я прикажу вам сдать оружие, то неужели вы тихо и мирно подчинитесь моему приказу, зная, что вас ждет тюрьма или даже обвинение в убийстве? Сомневаюсь. Если я вас отпущу, но заставлю выдать мне ученых и их жен, неужели вы спокойно уйдете? Сомневаюсь. У меня в руках остались бы шесть живых свидетелей ваших преступлений. В этом случае, если вы окажетесь где-нибудь в Западной Европе, то попадете в тюрьму, а если в Восточной — то в Сибирь. Коммунисты не особенно церемонятся с людьми, которые похищают у них лучших ученых-атомщиков. Короче говоря, вам не останется места в Европе и тогда придется уплыть на «Кантоне» в порт назначения и жить в Китае. А Китай — это совсем не то, что о нем рассказывают. Китайцы, конечно.

С другой стороны, я уверен, что вы не будете стоять насмерть, чтобы помешать уйти мне и обеим девушкам. Они всего лишь парочка романтичных и пустоголовых туристок, которые решили немного поразвлечься и, помимо своей воли, оказались в самой гуще грязных дел. — Боуман старался не смотреть на Лилу и Сессиль. — Правда, мне будет нетрудно организовать вам неприятности, но ничего серьезного у меня все равно не получится. Я могу выдвинуть против вас только словесное обвинение. У меня нет ни единого доказательства, а убийство в пещере вам не пришьешь. Единственное мое доказательство — это сами ученые и их жены, но к тому времени, как я успею что-либо предпринять, они уже будут на полпути в Китай, так?

— Я считаю, что твои рассуждения не лишены здравого смысла, — медленно произнес ле Гран Дюк. — Если ты попытаешься заставить нас драться и выдать ученых или их жен, ты не покинешь это судно живым. Ты и эти две дурочки, как ты сказал, совсем другое дело. Вы можете только возбудить подозрения против нас, но не более, а это лучше, чем жертвовать своими людьми.

— Среди жертв можешь оказаться и ты сам, — вставил Боуман.

— Такая вероятность существует.

— Ты для меня самый ценный заложник, — сказал Боуман.

— Я тоже так думаю. — Ле Гран Дюк тяжело поднялся на ноги.

— Мне это не нравится, — вмешался Кзерда. — А что, если?..

— Ты хочешь умереть первым? — спросил ле Гран Дюк усталым голосом. — Оставь мне решение проблем, Кзерда.

Кзерда замолчал. По знаку Боумана обе девушки покинули каюту и поднялись по сходням. Боуман шел следом, спиной к ним и лицом к цыганам. Его пистолет был приставлен к груди ле Гран Дюка. В конце сходней Боуман обратился к девушкам:

— Отойдите и скройтесь с глаз. — Он выждал секунд десять, а затем велел ле Гран Дюку: — Повернись!

Тот повернулся. Боуман сильно толкнул его вниз по сходням, и ле Гран Дюк, спотыкаясь, почти падая, влетел на судно. Сам Боуман в тот же миг бросился на землю: существовала реальная опасность, что кто-нибудь из его противников передумает. Выстрелов не последовало, и шагов не было слышно. Боуман осторожно поднял голову. Моторы снова взревели.

Катер отошел уже на расстояние двадцати ярдов и стремительно удалялся. Боуман быстро поднялся и вместе с Сессиль и Лилой побежал к «роллсу».

Карита удивленно уставилась на него.

— Вон! — рявкнул Боуман.

Карита раскрыла было рот, чтобы возразить, но Боуман не пожелал и слушать. Он рывком открыл дверь и буквально вынес девушку на дорогу, а сам сел за руль.

— Подожди, мы едем с тобой... — начала Сессиль.

— Не сейчас. — Боуман наклонился и взял ее сумочку. Сессиль смотрела на него раскрыв рот, но не сказала ни слова. — Идите в город. Позвони в полицию, в Сен-Мари, скажи, что в кибитке, в километре к северу от города, заболела девушка и что ей срочно нужна помощь. Ничего больше не говори, а просто положи трубку. — Он кивнул в сторону Лилы и Кариты: — Эти сойдут для начала.

— Для начала? — Сессиль была явно изумлена.

— В качестве свидетельниц со стороны невесты.

Дорога между Эгю-Морте и Гро-дю-Руа, длиной всего в несколько километров, почти все время идет параллельно каналу и на расстоянии нескольких футов от него. Единственной границей, если вообще подходит такое определение, между дорогой и каналом является узкая полоска тростника. Сквозь заросли этого тростника Боуман и увидел в первый раз катер менее чем в ста ярдах впереди. Он шел с огромной скоростью, и разбегающиеся от кормы волны с силой бились о берег.

Серл стоял у руля. Эль Брокадор и Ференц внимательно следили за пассажирами, а ле Гран Дюк и Кзер-да о чем-то разговаривали, сидя у входа в каюту. Кзер-да, выглядевший огорченным, глядя на ле Гран Дюка, сказал:

— Но почему ты думаешь, что он не причинит нам вреда?

— Я убежден. — К ле Гран Дюку вернулась былая самоуверенность.

— Но он, как пить дать, пойдет в полицию.

— Ну и что? Ты же слышал, что он сказал. И вообще, что он может один против нас всех, когда все его живые свидетели будут уже на полпути в Китай? В полиции подумают, что он сумасшедший. А если и нет, то все равно они ничего не докажут.

— Мне все равно не нравится, — продолжал Кзерда упрямо. — Я думаю...

— Предоставь это делать мне, — грубо оборвал его ле Гран Дюк. — Боже мой!

Раздался звук выстрела, звон разбитого стекла и глухой вскрик. Серл выпустил штурвал и схватился за левое плечо. Катер развернуло, и он пошел прямо на левый берег. Ситуацию спас Кзерда. Хотя он был самым старшим по возрасту и стоял дальше всех от штурвала, но отреагировал очень быстро и крутанул штурвал вправо. Ему удалось не посадить катер на мель, а возможно, даже спасти от крушения, но предотвратить удар левым бортом о берег он не смог. От удара все повалились на пол, за исключением самого Кзерды и тех, кто в этот момент сидел.

Внезапно Кзерда заметил Боумана, который мчался по дороге, сидя за рулем зеленого «роллс-ройса». В открытое окно он целился из пистолета в ле Гран Дюка.

— Ложись! — заорал Кзерда, и сам оказался первым, кто очутился на полу. — Всем лечь!

Опять прогремел выстрел, раздался звон разбитого стекла, но на этот раз никто не пострадал. Кзерда поднялся, передал штурвал Мазэну и присоединился к ле Гран Дюку и Ференцу, который на четвереньках пробрался на корму. Все трое пригнулись за планширом, затем снова выпрямились, пряча пистолеты за спину. «Ролле» отстал ярдов на тридцать: впереди него шел трактор, который тащил за собой огромный трейлер. Боуман не мог обогнать их из-за потока встречных машин, идущих с юга.

— Быстрее, — сказал Кзерда Мазэну. — Держи катер так, чтобы трактор прикрывал нас. Вот так! — Он увидел, что встречный поток машин кончился, и Боуман увеличил скорость. — Он пошел на обгон!

Появился длинный зеленый капот «роллса». Трое на катере прицелились. Тракторист, видя все это, резко затормозил и повернул руль. Все закончилось тем, что трактор остановился, когда его переднее колесо зависло над самой водой. «Ролле» появился в зоне видимости. Боуман с пистолетом в руке моментально оценил ситуацию, бросил пистолет и нырнул на пол машины. Он вздрогнул от резких ударов пуль в обшивку. Лобовое стекло неожиданно покрылось мелкими трещинами, и смотреть сквозь него стало совершенно невозможно. Боуман ударом кулака вышиб стекло, вдавил педаль акселератора в пол и стал быстро набирать скорость. Было ясно, что момент внезапности упущен, и теперь у него неважные шансы выстоять против трех вооруженных мужчин. Неожиданно он подумал о том, как отнесется ле Гран Дюк к тому, что его «ролле» вдруг резко упал в цене.

На большой скорости он проехал мимо арены, которая осталась слева от него, въехал в Гро-дю-Руа и, затормозив так резко, что машину занесло, остановился на подступах к навесному мосту над каналом, который соединял обе части городка. Взяв сумочку Сес-силь, Боуман открыл ее, извлек пачку денег, которую забрал из кибитки Кзерды, взял из нее несколько банкнотов, положил пачку обратно и спрятал сумочку. Он молил Бога, чтобы в Гро-дю-Руа оказались честные люди. Затем выскочил из машины и побежал вдоль пристани.

Боуман перешел на шаг, когда достиг судна, стоявшего на причале с левой стороны пристани, как раз под мостом. Это было широкое, мощное, еще крепкое рыбацкое судно, хотя было очевидно, что свои лучшие годы оно уже пережило. Боуман подошел к седому рыбаку средних лет, который сидел на швартовой тумбе и чинил сеть.

— У вас хорошее судно, — сказал Боуман, стараясь играть роль восхищенного туриста. — Можно его взять в аренду?

Рыбак был застигнут врасплох таким предложением. К подобным делам желающие обычно подходили более тонко и осторожно.

— Четырнадцать узлов, и сделано как танк, — гордо сказал владелец. — Лучшее судно на юге Франции, отделано деревом. Двойные дизеля фирмы «Перкинс», как молния! А какая мощь! Но только для грузовых перевозок, да и то когда нет лова.

— Жаль, жаль. — Боуман достал несколько швейцарских франков и покрутил в руках. — Даже на час? У меня на это есть веские основания, поверьте!

И они у него действительно были: вдалеке уже слышался шум двигателей катера ле Гран Дюка.

Рыбак закатил глаза, делая вид, будто задумался: трудно разглядеть количество и достоинство банкнотов на таком расстоянии. Но глаза у моряков острые, он хлопнул себя по колену.

— Я сделаю исключение, — объявил рыбак, а потом хитро добавил: — Но мне придется пойти вместе с вами, конечно.

— Конечно! Я и не думал иначе. — Боуман отдал две тысячи франков. Ловкое движение руки — и деньги исчезли с глаз.

— Когда мсье желает отчалить?

— Немедленно.

Боуман мог заполучить лодку и другим способом, но как средство убеждения предпочел хруст банкнотов Кзерды, а не дуло пистолета, хотя не сомневался, что ему еще придется им воспользоваться.

Отдали швартовы, поднялись на борт, рыбак завел двигатели, а Боуман встал на корме и прислушался. Звук двигателей катера ле Гран Дюка приближался. Боуман обернулся и стал следить за тем, как рыбак, управляя судном, переложил штурвал на правый борт. Судно все больше удалялось от причала.

— Это кажется не особенно сложным, — заметил Боуман и пояснил: — Управлять им.

— Со стороны — да. Но на самом деле требуется большое мастерство, чтобы управлять таким судном.

— Могу я попробовать?

— Нет, нет! Исключено! Может быть, когда мы выйдем в открытое море.

— Боюсь, что это произойдет сейчас. Пожалуйста!

— Через пять минут.

— Мне жаль, мне действительно очень жаль. — Боуман вытащил свой пистолет, указал им в угол рубки: — Пожалуйста, сядьте там.

Рыбак посмотрел на Боумана, отпустил штурвал, прошел в угол и тихо сел. Боуман встал к штурвалу.

— Я знал, что я дурак. Наверное, я слишком люблю деньги, — сказал рыбак.

— Мы все их любим. — Боуман посмотрел через плечо. Катер уже был на расстоянии ста ярдов от моста. Боуман пошарил в кармане, достал последние три тысячи франков и кинул их рыбаку: — Вот, это сделает тебя еще глупее.

Рыбак посмотрел на деньги, но не сделал и попытки поднять их. Он прошептал:

— Когда я буду убит, ты их заберешь. Пьер де Джар-дине не дурак.

— И когда же ты будешь убит?

— Когда ты убьешь меня из этого пистолета. — Рыбак грустно улыбнулся. — Хорошо иметь пистолет, так ведь?

— Да. — Боуман перехватил пистолет за дуло и кинул его рыбаку. — Теперь тебе лучше?

Рыбак поднял пистолет, наставил его на Боумана, опустил, поднял деньги, подошел к Боуману и сунул пистолет ему в карман.

— Боюсь, я не умею обращаться с этими штучками, мсье, — признался он.

— Я тоже. Оглянись. Видишь катер? Пьер посмотрел: катер отставал всего ярдов на сто. Он сказал:

— Я вижу его, я знаю его. Мой друг Жан...

— Извини. Позже о твоем друге. — Боуман указал на грузовое судно, которое курсировало по заливу: — Это грузовое судно «Кантон», коммунистический корабль, место назначения — Китай. Позади нас на катере — злые люди, которые хотят передать на это судно и отправить в Китай людей против их воли. Я хочу им помешать.

— Почему?

— Если ты будешь задавать слишком много вопросов, я достану пистолет и заставлю тебя сесть. — Боуман быстро обернулся: катер был уже на расстоянии пятидесяти ярдов.

— Ты англичанин, конечно?

— Да.

— Ты работаешь на правительство?

— Да.

— То, что вы называете секретной службой?

— Да.

— Мое правительство знает о тебе?

— Меня знают во Втором бюро. Их босс — мой босс.

— Босс? — Пьер кивнул: — Должно быть, это правда. И ты хочешь остановить тот катер? Боуман кивнул.

— Тогда отойди, это работа для профессионала.

Боуман снова кивнул, достал пистолет, подошел к стене рубки по правому борту и опустил окно. Катер находился на расстоянии менее десяти футов за кормой и не более двадцати футов на параллельном курсе. Кзерда стоял за штурвалом, ле Гран Дюк — около него. Боуман прицелился, но опустил пистолет, так как рыбацкое судно стремительно пошло на катер. Тремя секундами позже мощный дубовый нос судна тяжело врезался в корму катера.

— Вы это имели в виду, мсье? — спросил Пьер.

— Что-то в этом роде, — признался Боуман.

Оба судна разошлись и пошли параллельным курсом. Катер, благодаря своей быстроходности, вырвался вперед.

На капитанском мостике царило замешательство.

— Кто этот сумасшедший? — воскликнул ле Гран Дюк.

— Боуман! — уверенно ответил Кзерда.

— Достать оружие! — скомандовал ле Гран Дюк. — Достать оружие! Не дать ему уйти.

— Нет!

— Нет?! Ты смеешь идти против моего приказа?

— Я чувствую запах бензина. Один выстрел — и мы взлетим на воздух. Ференц, проверь кормовой бак! Ференц исчез и вернулся секунд через десять.

— Ну?

— Бак пробит в самом низу. Топливо почти все вытекло.

Пока он говорил, один из моторов зачихал и умолк. Кзерда и ле Гран Дюк молча переглянулись.

Оба судна вышли из залива в открытое море. Катер с одним действующим двигателем сравнялся в скорости с рыбацким судном, и они шли теперь почти рядом.

Боуман кивнул Пьеру, тот кивнул в ответ, крутанул штурвал, и его судно под большим углом устремилось к катеру. Они столкнулись, причем рыбацкий баркас еще раз ударил катер в то же самое место.

Через несколько секунд суда разошлись.

— Черт возьми! — Ле Гран Дюк был взбешен до предела и не скрывал этого. — Он продырявил нас! Ты что, не мог уклониться от тарана?

— Очень тяжело управлять катером с одним работающим мотором в сложившихся обстоятельствах.

Самообладание Кзерды было выше всяких похвал. Мертвый левый двигатель и пробитый левый борт делали управление катером просто невозможным. Кзер-да не был моряком, и, несмотря на все его усилия, катер мотало из стороны в сторону.

— Смотри! — вскричал ле Гран Дюк. — Что это?

Примерно в трех милях от них стоял большой сухогруз старого образца, он не двигался и подавал какие-то сигналы.

— Это «Кантон»! — возбужденно воскликнул Серл. Он настолько забылся, что даже перестал поглаживать забинтованное раненое плечо. — «Кантон»! Мы должны подать опознавательный сигнал. Три длинных, три коротких.

— Нет! — сказал ле Гран Дюк. — Ты что, с ума сошел? Мы не должны втягивать их в международный скандал...

— Берегись!

Рыбацкий баркас снова заходил на таран. Ле Гран Дюк и Ференц кинулись в рубку и несколько раз выстрелили. Стекло рубки баркаса пошло мелкими трещинами и рассыпалось, Боуману и Пьеру пришлось броситься на пол, чтобы уберечься от пуль. Ле Гран Дюк и Ференц оказались на полу почти одновременно с Боуманом, так как тяжелая дубовая корма баркаса ударила почти в то место, где они стояли.

В течение следующих двух минут пять раз рыбацкое судно повторяло атаку, и пять раз катер содрогался от мощных ударов. К этому времени по приказу ле Гран Дюка стрельба прекратилась: патроны были почти на исходе.

— Мы должны сохранить патроны. — Ле Гран Дюк стал очень спокойным. — В следующий раз...

— "Кантон" уходит! — закричал Серл. — Смотрите, он разворачивается!

«Кантон» действительно развернулся и стал набирать скорость, уходя от них.

— А что ты хотел? — спросил ле Гран Дюк. — Не бойся, мы обязательно встретим его снова.

— Что вы имеете в виду? — не понял Кзерда.

— Позже. Как я говорил...

— Мы тонем! — Вопль Серла был почти истеричным. — Мы тонем!

Он не преувеличивал: катер был полон воды. Она вливалась через пробоины, сделанные рыбацким баркасом.

— Да, я знаю, — сказал ле Гран Дюк. Он повернулся к Кзерде: — Они опять идут. Быстрее переложи руль вправо. Ференц, Серл и Эль Брокадор, следуйте за мной!

— Мое плечо! — простонал Серл.

— Забудь про него. Пошли.

Четверо мужчин стояли в дверном проеме каюты, когда суда столкнулись. Но на этот раз катеру, даже несмотря на то, что он был полон воды, удалось увернуться, и оба судна только поцарапали друг друга. Когда каюта катера поравнялась с рубкой рыбацкого баркаса, ле Гран Дюк и его сообщники кинулись в кокпит. Ле Гран Дюк выждал момент, а затем с проворством, удивительным для человека его комплекции, прыгнул на корму баркаса. Его люди последовали за ним.

Через десять секунд Боуман стремительно обернулся, услышав, что двери с левой стороны рубки резко распахнулись. В проеме стояли Ференц и Серл. Оба держали пистолеты.

— Нет! — Боуман снова повернулся на голоса, прозвучавшие с другой стороны. Ему не пришлось долго ждать: пистолеты ле Гран Дюка и Эль Брокадора находились на расстоянии менее фута от его лица.

Ле Гран Дюк спросил:

— С тебя хватит?

— С меня хватит, — ответил Боуман.

Глава 10

Пятнадцать минут спустя, когда на землю легли первые тени, рыбацкий баркас медленно поднимался вверх по течению канала Рона-Сет. У штурвала стоял Пьер де Джардине с абсолютно невозмутимым видом. Трое ученых и их спутницы, последние, кого подняли на борт за минуту до того, как катер затонул, сидели в носовой рубке под дулами старательно скрытых пистолетов цыган. Все выглядело так, словно обыкновенные туристы катаются по каналу и наслаждаются лучами заходящего летнего солнца. Остатки стекол были выбиты из простреленных окон, а следы от пуль в обивке наспех замаскированы Эль Брокадором и Мазэном, которые теперь стояли, небрежно облокотившись на правый борт. Пьер ушел к штурвалу, и единственными обитателями рубки были Боуман и ле Гран Дюк с пистолетом в руке.

Поднявшись на несколько километров вверх по течению, баркас прошел мимо трактора с трейлером, что так поспешно свернул с дороги, когда началась перестрелка. Трактор пребывал все в том же положении, в котором они его оставили: его переднее колесо по-прежнему нависало над каналом. Очевидно, водитель решил, что лучше дождаться помощи, чем рисковать трактором — ведь при попытке вытащить его своими силами он мог оказаться в канале. Как ни странно, сам водитель тоже находился здесь, суетясь около трактора с грозным выражением лица.

Кзерда присоединился к обитателям рубки.

— Не нравится мне все это, — сказал он. — Слишком тихо. По-моему, мы лезем в мышеловку. Должен же кто-нибудь...

— Ну что, полегчало? — Ле Гран Дюк кивнул в направлении Эгю-Морте. Две черные полицейские машины с орущими сиренами и включенными мигалками мчались по берегу. — Что-то подсказывает мне, что наш общий друг, тракторист, кому-то пожаловался.

Догадка ле Гран Дюка подтвердилась. Полицейские машины пронеслись мимо и разом затормозили, увидев тракториста, который стоял посреди дороги, бешено размахивая руками. Машины остановились, и двое мужчин в форме полицейских подскочили к трактористу, который неистово жестикулировал, взахлеб рассказывая о случившемся.

— Ну что ж, если полиция уже кем-то занята, она не сможет одновременно заниматься нами, — философски заметил ле Гран Дюк. — Что, Кзерда, ты доволен?

— Нет! — совершенно серьезно сказал Кзерда. — Во-первых, десятки, сотни людей видели все происходившее в заливе. Почему никто не остановил нас? Почему никто не позвонил в полицию?

— Честно говоря, я не знаю, — ответил ле Гран Дюк в задумчивости. — Но я догадываюсь. Такие вещи происходят довольно часто: когда большое количество людей становятся очевидцами каких-то событий, каждый надеется, что кто-то другой сообщит в полицию. Бывали случаи, когда человека забивали насмерть на глазах у прохожих, а они наблюдали и никто даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь. Человечество в целом почему-то равнодушно к таким вещам. Может быть, многие поступают согласно принципу: мое дело — сторона... Не могу сказать. Как бы там ни было, но мы прошли весь залив, и на нас не обратили особого внимания... Так какой следующий вопрос, у тебя их было два, не так ли?

— Да, — угрюмо кивнул Кзерда. — А что, во имя всего святого, мы будем теперь делать?

— Ну, это не проблема, — улыбнулся ле Гран Дюк. — Неужели я тебе не говорил, что мы снова встретимся с «Кантоном»?

— Да, но как?

— Сколько времени нам нужно, чтобы добраться до порта Ле Боу, Кзерда?

— Ле Боу? — Кзерда наморщил лоб. — Вместе с аварийным тягачом и табором?

— А как же иначе?

— Два с половиной часа. Во всяком случае не больше трех. Почему вы спрашиваете?

— Потому что «Кантон» получил инструкцию ждать, если у нас возникнут какие-нибудь проблемы, в Пала-васе. Он нас будет ждать до двенадцати часов завтрашнего дня, а мы будем там сегодня вечером. Я никогда не позволю загнать себя в нору с одним выходом, да даже и с большим количеством выходов. Сегодня вечером ученые, женщины и Боуман поднимутся на борт «Кантона». А чтобы свести риск к минимуму, туда же мы доставим и двух девушек и, как ни прискорбно, этого несчастного рыбака.

Пьер де Джардине посмотрел на ле Гран Дюка, удивленно поднял бровь и занялся своим делом. Это была самая покорная реакция, которую только можно было ожидать от человека, слышавшего то, что, по существу, являлось его смертным приговором.

— А затем ты и твои люди будете вольны, как ветер, потому что Боуман и три его спутника, достигнув Китая, просто исчезнут. Единственный свидетель исчезнет навсегда, и ни тени подозрения не падет на тебя или твоих ребят по обе стороны «железного занавеса».

— Если я когда-нибудь сомневался в вас раньше, прошу прощения. — Кзерда говорил медленно, почти подобострастно. — Это просто гениально! — Он был похож на человека, у которого сняли камень с души.

— Все просто, очень просто, — махнул рукой ле Гран Дюк. — Мы скоро увидим мол, и я не хочу травмировать слабую нервную систему девушек. Они могут испугаться и уехать вместе с аварийным тягачом и табором еще до того, как мы достигнем мола. Пусть все угомонятся, спускаются в трюм и сидят там тихо до моего сигнала. Мы с тобой останемся здесь, а к молу нас доставит Боуман. Понял?

— Понял. — Кзерда смотрел на ле Гран Дюка с обожанием. — Вы все предусмотрели.

— Пытаюсь, — скромно заметил тот. — Пытаюсь.

Три девушки и подросток сидели в моторной лодке у конца мола, в то время как Боуман вел баркас к цели. Казалось, он был один. Девушки подбежали, закрепили концы, которые он им кинул, и поднялись на борт. Сессиль и Лила кинулись расспрашивать Бо-умана о новостях. Карита стала в стороне с независимым видом.

— Ну, — требовала Сессиль, — ну говори же, что случилось?

— Мне очень жаль, — сказал Боуман, — но события развернулись не так, как я предполагал.

— Но не для нас, — бодро сказал ле Гран Дюк. Он появился с пистолетом в руке в сопровождении Кзерды, который тоже направил свой пистолет на девушек. — Рад тебя видеть, моя дорогая Карита. Тебе понравилось общество этих девушек?

— Нет, — коротко ответила Карита. — Они со мной не разговаривали.

— Несправедливость, какая несправедливость! — Ле Гран Дюк взглянул в дальний конец мола. — А кто тот юноша в моторной лодке?

— Это Джозеф! — Кзерда пришел в сильное возбуждение: — Тот самый парень, которого я послал за деньгами, украденными у меня... у нас Боуманом. — Он махнул рукой: — Джозеф! Джозеф!

Джозеф вылез из лодки, взобрался на мол и спрыгнул на палубу. Это был высокий худой мальчик с копной черных волос, большими глазами и очень умным выражением лица.

— Деньги? — спросил Кзерда. — Где деньги?

— Какие деньги?.

— Ах да, я же велел привезти сверток, завернутый в коричневую бумагу, — пояснил улыбаясь Кзерда. — Ключ подошел?

— Не знаю. — Мозги Джозефа, вероятно, не подозревали об умном выражении его лица.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я не знаю, был это нужный ключ или нет, но на железнодорожной станции в Арле нет камеры хранения.

Повисло молчание, и на лицах присутствующих отразились самые разнообразные выражения. Но ни одно из них, похоже, не было вызвано приятными мыслями. Боуман откашлялся и сказал, как бы извиняясь:

— Боюсь, это моя вина. Это был ключ от моего чемодана.

Опять наступило молчание. Затем ле Гран Дюк сказал:

— Это был ключ от твоего чемодана? Ну что ж, ничего иного я и не ожидал. Так где же все-таки восемьдесят тысяч франков, мистер Боуман?

— Семьдесят тысяч, — уточнил тот. — Боюсь, мне пришлось кое-что потратить. Текущие расходы, знаете ли. — Он кивнул в сторону Сессиль: — Одно это платье стоило мне...

— Где они?! — заорал вне себя ле Гран Дюк. Его хорошее настроение моментально улетучилось. — Где семьдесят тысяч франков?

— Ах да! Ну... — Боуман тряхнул головой. — Так много всего случилось со вчерашнего дня.

— Кзерда! — Ле Гран Дюк наконец-то пришел в себя. — Быстро приставь пистолет к голове мисс Дюбуа, а я буду считать до трех.

— Не утруждай себя, я оставил их в пещере Ле Боу около Александре.

— Около Александре?

— Я что, идиот? — устало произнес Боуман. — Я знал, что полиция может появиться там сегодня утром. А когда она там появится, то может найти Александре. Деньги спрятаны рядом с ним.

Ле Гран Дюк кивнул, окинул Боумана долгим пронизывающим взглядом и обернулся к Кзерде:

— Большой крюк надо сделать, чтобы попасть в порт Ле Боу?

— Это займет двадцать минут, не больше. — Кзерда кивнул на Боумана: — Здесь канал глубок. Он нам нужен, сэр?

— Только до тех пор, пока мы не выясним, не врет ли он, — сказал ле Гран Дюк.

Когда Кзерда подъехал к стоянке, которая находилась в самом начале Чертова ушелья, уже наступила ночь. Вместе с Кзердой в кабине грузовика сидели ле Гран Дюк и Эль Брокадор. Ле Гран Дюк вылез из кабины, потянулся и сказал:

— Жен ученых мы оставим здесь. Мазэн тоже останется и будет охранять их. Все остальные пойдут с нами.

Кзерда посмотрел на него с удивлением:

— Неужели нам нужно столько народу?

— Так надо! — Ле Гран Дюк выглядел очень таинственным. — Неужели ты ставишь под сомнение мои решения?

— Теперь? Ни за что!

— Хорошо.

Через несколько секунд большая группа людей пробиралась сквозь ужасающую пустоту пещер, похожих на гигантские могилы. Их было одиннадцать человек: Кзерда, Ференц, Серл, Эль Брокадор и ле Гран Дюк, трое ученых, две девушки и Боуман. Отблески нескольких факелов причудливо играли на известняковых породах стен. Кзерда уверенно прокладывал дорогу впереди. Наконец добрались до пещеры, где вершина каменной осыпи упиралась в мутное пятно звездного неба. Кзерда подошел к подножию осыпи и остановился.

— Здесь, — сказал он.

Ле Гран Дюк направил луч своего фонарика на указанное место.

— Ты уверен?

— Вполне. — Кзерда факелом посветил на груду камней и щебня: — Невероятно, не так ли? Идиоты, которые называют себя полицейскими, до сих пор его не нашли.

Ле Гран Дюк кивнул на свежий холмик:

— Ты хочешь сказать...

— Александре... Мы похоронили его здесь.

— Александре меня больше не волнует. — Ле Гран Дюк повернулся к Боуману: — А теперь — деньги!

— Ах да! Деньги! — Боуман пожал плечами и улыбнулся: — Похоже, придется признаться. Денег нет.

— Что?! — Ле Гран Дюк подошел к нему и ткнул дулом под ребро. — Так, говоришь, денег нет?

— Нет, они, конечно, есть, но в банке, в Арле.

— Ты обманул нас? — недоверчиво взглянул на него Кзерда. — Ты заставил нас потратить столько времени!

— Да, я понимаю...

— Ты купил себе тем самым всего лишь два часа жизни?!

— Для человека, которому вынесли смертный приговор, два часа — это целая жизнь. — Боуман улыбнулся, посмотрел на Сессиль, а потом опять повернулся к Кзерде: — Но жизнь слишком коротка!

— Ты купил два часа жизни! — повторил Кзерда. Казалось, что это волновало его больше, чем потеря денег.

— Думай, как хочешь.

Кзерда поднял пистолет. Ле Гран Дюк шагнул к нему, схватил за руку. Голос его прозвучал низко, жестко и в то же время с оттенком горечи:

— Это мое право.

— Да, конечно.

Ле Гран Дюк направил пистолет на Боумана, а потом кивнул направо. На секунду Боуман замер в нерешительности, потом пожал плечами. Они пошли в ближайшую пещеру, ту, что справа. Пистолет упирался Боуману в спину. Несколько мгновений спустя раздался выстрел и в тишине послышался звук упавшего тела.

Ученые застыли в оцепенении, на их липах было написано отчаяние. Кзерда и трое его сообщников переглянулись с мрачным удовлетворением. Сессиль и Лила прижались друг к другу, их лица были бледны как мел и залиты слезами. Вдруг послышались шаги, и все уставились на вход в пещеру, в которой только что скрылись Боуман и ле Гран Дюк.

Оба появились одновременно, держа в руках пистолеты.

— Только без шума, — предупредил Боуман. Ле Гран Дюк кивнул:

— Как уже заметил мой друг, не надо делать лишних движений.

Но после некоторого замешательства Ференц с Сер-лом все же попытались их сделать. И в тот же миг раздались два выстрела, два вскрика и звук упавших пистолетов. Ференц и Серл корчились от боли, и оба зажимали руками раны в плече. Боуман заметил, что Сер-лу второй раз попадает в одно и то же плечо, но не почувствовал ни малейшего раскаяния или жалости, потому что знал: именно кнут Серла оставил те страшные следы на спине Тины. Он в раздумье сказал:

— Есть люди, которым необходимо слишком много времени, чтобы что-нибудь понять. Нет, пожалуй... Есть люди, которые никогда ничему не научатся.

Ле Гран Дюк посмотрел на Кзерду с отвращением:

— С юридической точки зрения у меня на вас ничего не было и нет: ни доказательств, ни улик. До тех пор, пока вы сами не привели нас к могиле Александре. Вы сами признали тот факт, что лично похоронили его. Теперь у меня есть свидетели. Теперь вы понимаете, почему мистер Боуман выкупил свою жизнь еще на два часа. — Он повернулся к Боуману: — Кстати, а где деньги?

— В сумочке Сессиль. Я положил их туда.

Обе девушки медленно и неуверенно приблизились к Боуману. На их лицах не осталось даже следов слез, но они были совершенно обескуражены, ничего не понимая. Боуман убрал пистолет, подошел и обнял обеих.

— Все хорошо, — сказал он. — Все кончено. — Он убрал руку с плеча Лилы, повернул ее лицо к себе.

Она смотрела на него с изумлением и застывшим вопросом в глазах.

Боуман улыбнулся:

— Все очень просто. Дюк де Кройтор и на самом деле Дюк де Кройтор. Я работаю на него уже много лет.

Эпилог

Луна сияла, ярко освещая веранду отеля, который находился под нависающими уступами Ле Боу. Боуман сидел в кресле и потягивал коктейль. Увидев Сессиль, идущую к нему, он поднял бровь, так как она споткнулась и чуть было не упала, зацепившись по дороге за телефонный шнур. Однако устояла на ногах и села рядом с ним.

— Двадцать четыре часа, — сказала она. — Только двадцать четыре часа! Просто не верится.

— Тебе нужны очки, — заметил Боуман.

— У меня уже есть очки, спасибо.

— Тогда тебе нужно их носить. — Боуман мягко накрыл ее руку своей. — В конце концов, у тебя уже есть мужчина.

— Замолчи! — Она не сделала попытки высвободить свою руку. — Как та девушка?

— Тина в больнице в Арле. Она через несколько дней будет в порядке. Ее отец и мадам Зигэр вместе с ней. Обэно и Танжевэк сейчас обедают. Конечно, у них не особенно праздничный обед, но все же... Думаю, они испытывают определенное облегчение. А Пьер де Джардине должен быть уже дома, в Гро-дю-Руа.

— Просто не верится.

Боуман посмотрел на девушку и понял, что она слушала его вполуха, он видел: мысли ее были заняты чем-то другим.

— Он твой шеф? — спросила Сессиль.

— Чарльз? Да. Никто не поверит, что он может заниматься такой работой, и тем более быть шефом. Раньше я служил в армейской разведке. Был военным атташе в Париже. Теперь у меня, как видишь, другая работа.

— Ну конечно! — кивнула Сессиль.

— Единственный человек, который знал все, это Пьер — шкипер рыбацкой посудины. Вот почему он так хорошо сохранял присутствие духа. Он поклялся молчать... Ты тоже.

— Мне это не нравится.

— Ты будешь делать то, что тебе скажут. Чарльз, уверяю тебя, более требователен к выполнению приказа, нежели я. Мы работаем вместе уже восемь лет. Два года цыгане, живущие за «железным занавесом», переправляли что-то из-за границы. Что именно, мы не знали. На этот раз нас обошли только русские, но даже они не добрались до сути.

— Но Гэюз Стром...

— ...Наш китайский приятель в Арле. Временно его задержала французская полиция. Он слишком далеко зашел, и Чарльз устроил ему необходимую техническую задержку. Сейчас его отпустили. Дипломатическая неприкосновенность. Он все это устроил, он китайский военный атташе в Тиране.

— Тиране?..

— Это столица Албании.

Сессиль полезла к себе в сумочку, достала очки, посмотрела на Боумана:

— Но нас просили...

— Нас?

— ...Лилу и меня — мы работаем секретарями в адмиралтействе — присмотреть за вами. Нам сказали, что один из вас под подозрением.

— Прости, но и это наша с Чарльзом работа. Вот такие мы и есть на самом деле: с одной стороны — хорошие, а с другой — не очень... Нас не должны были видеть вместе, но нам нужен был какой-то канал связи. Вот мы и увидели разговаривающих подружек. Подружки приходят домой, звонят по телефону и все нам рассказывают... Вот мы и нашли наш канал.

— Так вы все это подстроили? — Сессиль вырвала свою руку. — Вы знали...

— Прости, но это нужно было сделать.

— Ты хочешь сказать...

— Да.

— Родинка-клубничка...

— Прости еще раз. — Боуман восхищенно покачал головой. — Я должен отметить, что это было самое полное досье, которое мне приходилось когда-либо видеть.

— Я презираю тебя! Ненавижу! Ты самый презренный...

— Да, я знаю. Но это не страшно. А вот что меня действительно беспокоит — это то, что мы нашли только двух свидетелей невесты.

— Двух вполне достаточно! — твердо сказала Сессиль.

Боуман встал, улыбнулся, подал ей руку. Они подошли к балюстраде и посмотрели вниз.

Почти прямо под ними за накрытым столом сидели Дюк де Кройтор и Лила. Очевидно, Дюк был на подъеме, так как, несмотря на то что в руке он держал завернутую в салфетку ножку барашка, он ничего не брал в рот.

— Боже мой, Боже мой! — повторял он, глядя на свою светловолосую собеседницу с расстояния, равного примерно шести дюймам. — Я бледнею от одной только мысли, что мог потерять тебя навсегда! Я даже не предполагал...

— Чарльз!

— Ты хорошо готовишь?

— Да, Чарльз.

— А палочки из хвостов лангустов в сливочном масле ты можешь приготовить?

— Да, Чарльз.

— А курицу, тушенную в белом вине?

— Да, Чарльз.

— А филе морского гребешка?

— Конечно.

— А молодую цесарку с трюфелями?

— Это мой конек!

— Лила, я люблю тебя. Будь моей женой!

— О, Чарльз!

Они бросились друг другу в объятия на глазах у изумленной публики. Нога барашка упала на пол.

Все еще держась за руки, Боуман и Сессиль прошли в патио и сели за столик невдалеке от Лилы с Чарльзом. Боуман сказал:

— Не обращай внимания. Ему нет дела до французской кухни. Во всяком случае, не тогда, когда речь идет о твоей подруге.

— В большом лысом бароне все еще живет душа юноши?

Боуман кивнул:

— Предложение руки и сердца, уверяю, не его специальность.

— Может быть, твоя?

Боуман подвел Сессиль к столику и заказал коктейль.

— Я не совсем понимаю...

— Девушкам нравятся такие предложения, — лукаво улыбнулась Сессиль.

— А! Мадемуазель Сессиль Дюбуа, будьте моей женой!

— Так уж и быть!

— Touche[2]. — Боуман поднял свой бокал: — За тебя, Сессиль!

— Спасибо!

— Не за тебя, за нашего второго ребенка! Помнишь, за первого мы уже пили однажды?..

Они улыбнулись и посмотрели на парочку за соседним столиком. Те все еще глядели глаза в глаза, но к Дкжу де Кройтору уже вернулось его обычное хладнокровие. Он хлопнул в ладоши.

— Encore! — сказал он.

Примечания

1

Повторить, еще (фр.)

(обратно)

2

Тронут (фр.).

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Эпилог
  • *** Примечания ***