КулЛиб электронная библиотека 

Подарок тролля (сборник) [Астрид Линдгрен] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Подарок тролля


Эльфы, тролли и подарки

Рождество… Чудесный, добрый праздник, когда детвора с нетерпением ждет исполнения заветной мечты и, конечно, желанных подарков. А в Скандинавии до сих пор случается, что подарки детям приносят эльфы или тролли. Вот почему в ожидании Рождества ребятишки с замиранием сердца слушают старинные сказки про обитателей лесных чащ, туманных болот и глубоких извилистых заливов-фьордов, которые далеко врезаются в скалистые берега Скандинавии.

Ведь только сказки и поведают о том, каковы эти загадочные существа, какой у них нрав и повадки. Согласитесь, очень важно знать, кто придет к тебе под Рождество с подарками. И надо признать, что тролли не очень-то симпатичные существа, а троллих и близко бы не подпустили к конкурсу красоты.

Норвежский писатель Бьёрстерне Бьёрнсон одним из первых рассказал читателям о троллях. Они сродни горам, болотам и дремучим лесам. Поэтому их грубая шкура неотличима от дикого камня норвежских гор, да и ростом они могут поспорить со скалами.

Тролли много скитаются по лесам, и на их шкуре, как на скалах, вырастают деревья и кусты. Частенько у троллей бывает хобот, как у слонов, а голова, как каменистый холм, покрыта уродливыми буграми и наростами.

Голос у троллей под стать остальному. Иногда они хрюкают, как свиньи, а иной раз их гневный рев заставляет сотрясаться утесы. Нередко эти уродины бывают злыми и приносят людям несчастья и даже смерть. Но не редкость и добродушные, доверчивые тролли. Они готовы помогать людям, но лучше и от них держаться подальше, ведь все тролли на диво бестолковы. И лучше всего, когда они полеживают в озерах среди дремучих лесов, уставившись в небо единственным глазом.

Если верить сказкам, больше всего троллей в Норвегии и Швеции, а на равнинах Дании эти страшилы предпочитают не появляться. Но это не мешает им в любой сказке чувствовать себя как дома. В сказках троллям раздолье, недаром же дети так любят узнавать об их приключениях и с волнением следят за тем, как человеческое мужество, любовь и доброта оказываются сильнее всех троллей на свете. Иначе и быть не может!

И вот теперь сказки о троллях зазвучали на русском языке, и это замечательный подарок от троллей из Скандинавии!

Людмила Брауде

Сказки писателей Финляндии


Сакариас Топелиус Принцесса Линдагуль


Жил-был некогда в Персии король, а звали его Шах Надир. Был он несметно богат и властвовал над множеством прекрасных стран и миллионами людей.

Высокие залы его дворцов полнились золотом и драгоценными камнями, а корабли его бороздили все моря на свете. Когда он появлялся в своей столице, Исфахане, его окружали телохранители в серебряных доспехах, а пятьдесят тысяч всадников на великолепнейших конях с золотыми уздечками и седлами, блиставшими драгоценными камнями, всегда были готовы по малейшему его знаку ринуться вперед — завоевывать мир. Однако же могущественный Шах Надир не мечтал больше о войнах и завоеваниях. Он одержал в своей жизни немало побед, но теперь стал стар и немощен и редко покидал мягкие пурпурные диваны королевского дворца. И лишь порой, когда благодатная прохлада струилась вниз с гор, он садился в разукрашенный золотом паланкин, который несли восемь чернокожих рабов, одетых в шитое серебром платье, и велел нести себя — на смотр войск или на единоборство зверей.

У Шах Надира было, как это принято на Востоке, множество жен, а также множество сыновей. Однако от сыновей ему было мало радости: неблагодарные, тщеславные, они посягали на жизнь и корону отца. Потому-то он и отсылал их прочь от двора в отдаленнейшие провинции, которыми они правили как наместники. А дома с Шах Надиром жила лишь его единственная, дорогая ему дочь, принцесса Линдагуль, которую он любил превыше всего на свете.

Такого имени, как Линдагуль, никогда прежде в Персии и не слыхали. Но дело в том, что мать принцессы была родом с далекого севера. В молодости она попала в плен к африканскому пирату и в конце концов, благодаря несравненной красоте, была продана персидскому шаху. Он возвысил ее, сделав своей супругой, и любил гораздо больше всех остальных жен. Прекрасная шахиня, которая уже умерла, назвала свою единственную дочь Линдагуль, что значит «Липа золотая». Этим именем шахиня хотела сказать, что принцесса так же чиста и прекрасна, как солнце, чьи золотые лучи играют весной среди листвы чудесных лип севера.

Принцесса Линдагуль унаследовала царственную осанку отца, а фигуру и черты лица — матери-северянки. Сердце ее было благородно и нежно. И потому во всем обширном государстве Шах Надира не было никого, кто бы не любил ее.

Старый шах хорошо знал об этом, и его гордое сердце смягчалось всякий раз, когда он смотрел на свое дитя. Одно ее слово могло смирить его жесточайший гнев, и не было на свете ни одного ее желания, в котором бы он мог ей отказать. Не отказывал он ей и тогда, когда она просила за какого-нибудь несчастного узника. Он самозабвенно любил дочь, и была она ему дороже всех его подданных. Да, пожалуй, он любил ее гораздо больше, чем Аллаха, своего бога. И это обожествление дочери навлекло на него гнев Аллаха.

Никому не жилось так прекрасно и вольготно, как принцессе Линдагуль. Через окошко со стеклами из горного хрусталя солнечные лучи проникали в ее мраморный дворец. Там она покоилась по ночам на мягких шелковых подушках, а когда наступало утро, служанки провожали ее в чудесный бассейн из слоновой кости и перламутра. Днем она шила шелком и золотом, играла на цитре или гуляла в саду под пальмами, слушала пение птиц или же резвилась среди бабочек и роз.

Ведь принцессе Линдагуль было всего лишь двенадцать лет. Однако же двенадцать лет на востоке — все равно что шестнадцать на севере.

Не очень-то хорошо жить в роскоши и видеть, как все твои желания исполняются по малейшему мановению руки. Многих начинают одолевать при этом гордость и прихоти. Принцесса Линдагуль была не из таких. Но мало-помалу и ей стало скучно. Она не знала, почему так случилось, но полет бабочек, аромат цветов и звуки цитры больше не веселили ее; она с удивлением стала замечать, что частенько ей хочется плакать. Отчего это происходило, ни она, ни ее служанки понять не могли.

Наконец ей показалось, что она уразумела, почему она больше не может радоваться; должно быть, потому, что чувствовала себя пленницей в собственном дворце. Она желала хотя бы раз порадоваться людской толчее в большом городе Исфахане. И потому-то однажды, когда отец снова навестил ее, она попросила его позволить ей увидеть великое единоборство зверей, которое должно было происходить в день рождения шаха. А так как Шах Надир ни в чем не мог отказать дочери, он согласился исполнить ее желание, хотя принцесса в первый раз почувствовала, что делает он это крайне неохотно.

Шах Надир был могущественным повелителем грозой половины Азии, а у подобных властителей всегда много врагов. Один из них был Бум-Бали, король великанов из Турана, дикой страны гор и пустынь к северу от Персии.

Этот Бум-Бали во время своих разбойных набегов на дальнем севере захватил в плен лапландского колдуна по имени Хирму. Тот мог обернуться любым зверем, а потом снова обрести свой прежний облик.

И вот когда Бум-Бали узнал, что в Исфахане будет великое единоборство зверей, он призвал к себе Хирму и спросил:

— Презренный пес, хочешь жить?

Хирму ответил:

— Господин, да не умалится никогда твоя тень! Тебе ведомо, что верный твой пес хочет жить!

— В первый день месяца Мухаррем, — сказал Бум-Бали, — будет великое единоборство зверей в Исфахане. Прими обличье тигра и укради для меня принцессу Линдагуль, гордость шаха и всей Персии.

— Твой верный пес исполнит повеление своего господина, — поклонился лапландский колдун.

И вот в Туран прибыл персидский охотник на зверей, выловил всех хищников, каких только смог, и отвез их в клетках в Исфахан.

Настал первый день месяца Мухаррем, и все уже было готово к празднику в столице Персии. Самых свирепых зверей из Индии, Аравии, Турана и даже из пустыни Сахары держали наготове в боковых помещениях рядом с большой круглой ареной, вокруг которой более шести тысяч зрителей заняли свои места на галереях. Ради их безопасности между галереями и местом единоборства возвели могучую железную решетку.

Рано утром весь город пришел в движение. Принцесса Линдагуль радовалась, словно дитя, тому, что вылетит, как птичка из клетки, что увидит столь увлекательное зрелище, а в роли актеров — диких зверей со всего света.

Зрители собрались, затем прибыл и шах в сопровождении блистательной свиты телохранителей и дочери, дивно прекрасной принцессы Линдагуль. Она ехала верхом, под чадрой, как принято на Востоке, в сопровождении своих служанок, на прелестнейшей маленькой зебре, пыжившейся от гордости, что несет на себе такую ношу. И хотя люди не могли видеть лица принцессы, все знали, благодаря молве, как она прекрасна и добра. Все знали, что своими мольбами она не раз спасала жизнь несчастных узников и что каждый день посылала она своих служанок с целебными снадобьями и хлебом к беднякам Исфахана. И когда теперь она впервые показалась народу, ее встретил ликующий хор тысяч голосов.

Быть может, принцесса и покраснела, но никто этого не видел. Она села рядом с отцом на вышитые пурпурные подушки, лежащие на драгоценном ковре королевского балкона. И единоборство зверей началось.

Множество разных зверей уже сразились друг с другом, когда на арену вывели большого индийского слона; на спине у него была небольшая башенка с четырьмя стрелками из лука.

Противником слона был королевский тигр, необычайно огромный и красивый, нареченный в честь князя тьмы Ариманом. Чтобы раздразнить его, стрелки посылали из лука стрелу за стрелой. Тигр сидел, весь съежившись, сверкая глазами и махая хвостом. Казалось, он принял решение не вступать в единоборство. Но вот стрела задела его морду. Послышался страшный рев. Некоторое время Ариман хлестал песок хвостом, потом одним гигантским прыжком кинулся на хобот слона. Тот в свою очередь взвыл от боли и, обмотав хоботом тигра, поднял его и с такой силой швырнул оземь, что, казалось, сокрушил его насмерть. Однако же это было не так. Через минуту Ариман поднялся, взлетел на спину слона и глубоко вонзил зубы в его шею. Вне себя от боли слон пытался избавиться от врага, но напрасно. Силы его убывали, он медленно опустился на землю, башня была уничтожена, а стрелки из лука бежали.

После того как Ариман немного отдохнул, на арену вывели огромного льва, нареченного в честь князя света Ормуздом. Зверям хотели бросить живого ягненка, но это было не для глаз принцессы Линдагуль, которая и так уже вдоволь насмотрелась на кровавое зрелище. Она махнула рукой: дрожащий маленький ягненок был спасен, а вместо него хищникам кинули дохлую собаку. Голодный лев тотчас ринулся на добычу. Тигр был сыт, потому что напился слоновьей крови, но, завистливый по природе, он также бросился вперед. Со страшной силой схватились между собой Ормузд и Ариман, князь света и князь тьмы. Вся окрестность повторяла эхом их мерзкое рычание, песок вихрился, терзаемый их лапами, и окрашивался их кровью. Долгое время исход битвы был неясен, но наконец лев подмял под себя тигра и разорвал его грудь. Ариман был мертв. Ормузда с триумфом повели с арены.

Представление было окончено, и многие зрители спустились с галерей, чтобы осмотреть мертвых хищников. Принцессой Линдагуль также овладело любопытство: ведь до этого ей доводилось видеть лишь цветы да певчих птиц.

В сопровождении служанок и стражи она, как и все, спустилась вниз, и рабы расстелили у ее ног шитые золотом ковры, чтобы она не испачкала туфельки об окровавленный песок.

Чего ей было бояться? Всех хищников, которые еще оставались в живых, заперли в надежные клетки, а самый свирепый из них, огромный тигр Ариман, лежал мертвым на песке. Принцесса подошла к мертвому Ариману и, восхищенная красотой тигра, решила просить отца отдать ей во дворец эту великолепную тигровую шкуру.

И тут внезапно «мертвый» тигр поднялся на задние лапы, прыгнул, ринулся на принцессу, схватил ее своими острыми зубами и помчался прочь.

Крик ужаса вырвался из груди тысяч зрителей, но ни у кого не хватило смелости выхватить из страшной пасти тигра его добычу. Только молодой доблестный принц Абдерраман преградил дорогу хищнику, схватился за его окровавленную грудь и стал биться с ним. Несчастный принц: тигр откусил его правую руку, и, прежде чем подоспела помощь, принц, истекая кровью, уже лежал на песке. А тигр, перепрыгнув через барьер, исчез с принцессой Линдагуль в зубах.

Велико было горе старого Шах Надира, велико было горе Исфахана, да и всей Персии. Пять тысяч всадников на конях с золотыми уздечками тотчас поспешили на поиски принцессы. Они обыскали каждое ущелье в Туране, где поймали свирепого тигра, но все напрасно. А когда всадники объехали не только Туран, но и половину Азии, вся рать вынуждена была вернуться в Исфахан с печальной вестью о том, что никаких следов принцессы не найдено.

Шах Надир рвал на себе седые волосы и проклинал свой день рождения, который стоил ему самого дорогого на свете. Он повелел всем подданным надеть траур, а во всех мечетях служить молебны о счастливом возвращении принцессы Линдагуль. Он велел также возвестить, что тому, кто вернет его дочь, он отдаст ее в супруги и всю Персию в придачу.

Надежда на столь высокую награду прельстила многих князей и заставила их отправиться на поиски исчезнувшей дочери шаха. Но рано или поздно все вернулись назад, так и не найдя ее; все, кроме одного. И этот один был принц Абдерраман. Он дал священную клятву искать принцессу целых пятнадцать лет — найти ее или умереть.

Похить принцессу настоящий тигр Ариман, наша сказка на этом бы и кончилась. Ведь для королевского тигра нет на свете ничего святого, даже если это самая прелестная в мире принцесса. Но на сей раз все было иначе. Колдун Хирму воспользовался сражением зверей, чтобы исполнить повеление великана Бум-Бали в свою пользу. Такое сокровище, как принцесса, он хотел сохранить для себя. И вместо того, чтобы подарить пленницу Бум-Бали в Туране, он быстрыми прыжками помчался с ней к себе домой, в далекую Лапландию[1].

В Лапландии стояла в то время мглистая осень. Старая лапландка Пимпедора варила в чуме кашу в котле над очагом, меж тем как ее сын Пимпепантури в ожидании еды разглядывал свои оленьей кожи пьексы. Пимпепантури был мальчик добросердечный и скромный, но чуточку недалекий и вдобавок совсем не чуточку ленивый. Хирму очень хотел выучить его на колдуна, но из этого так ничего и не получилось. Пимпепантури больше любил есть и спать, нежели учиться чему-нибудь полезному…

Вдруг старая лапландка повернулась к сыну и спросила:

— Ты ничего не слышишь?

— Я слышу, как трещит огонь, а каша кипит и булькает в котле, — зевнув, ответил Пимпепантури.

— А разве ты не слышишь, как кто-то словно рычит вдалеке?

— Верно, — согласился Пимпепантури. — Это волк, который тащит одного из наших оленей.

— Нет, — возразила старая лапландка. — Это возвращается домой отец. Его не было целых четыре зимы. Я слышу, как он рычит, будто дикий зверь. Должно быть, он очень торопится домой.

И в этот миг появился в обличье тигра Хирму с принцессой Линдагуль в зубах. Он положил ее на покрытый мхом пол чума и, приняв свой прежний облик, воскликнул:

— Жена, нет ли чего поесть? Я прибежал издалека.

Старая лапландка от испуга чуть не свалилась в котел. Но она знала своего старика и пообещала ему вкусную еду, если он расскажет, где был все эти четыре зимы и что это за красавица кукла, которую он притащил с собой.

— Долго рассказывать, — отрезал колдун. — Позаботься о нашей красавице кукле и дай ей теплого оленьего молока, чтобы она ожила и пришла в себя. Она знатная фрекен из Персии, она принесет нам счастье.

Но принцесса Линдагуль вовсе не умерла. Она не была даже ранена, но потеряла сознание от страха.

Когда же принцесса очнулась, она лежала в своем наряде из серебристой ткани на оленьей шкуре, разостланной на покрытой мхом земле в лапландском чуме. Было темно и холодно; отсветы огня падали на тесные стены и старушку, поившую ее оленьим молоком. Принцесса подумала, что попала в подземные чертоги мертвых, и заплакала оттого, что она, такая молодая, отлучена от солнца Персии и благодатных садов роз Исфахана.

Колдун меж тем стал раздумывать, как овладеть сокровищами Персии.

— Не плачь, прекрасная принцесса, — сказал он. — Ты не умерла, тебя просто похитил свирепый тигр, а мой доблестный сын, рыцарь Морус Пандорус, спас тебя. Мы станем твоими рабами и будем служить тебе с величайшим усердием до тех пор, пока не сможем увезти тебя обратно в Персию.

— Что это ты врешь, старик, — сказала колдуну на своем языке честная лапландка.

— Моя жена говорит, — продолжал Хирму, — что, если ты захочешь взять нашего сына, доблестного и прекрасного рыцаря Моруса Пандоруса в супруги, мы тотчас же отвезем тебя обратно в Персию.

Пимпепантури не понимал по-персидски. Он страшно удивился, когда отец толкнул его к принцессе и нагнул его неуклюжую спину так, что это должно было изображать поклон.

Линдагуль не была бы принцессой и дочерью гордого Шах Надира, не оскорбись она подобной дерзостью. Она посмотрела на колдуна, посмотрела на его неотесанного сына такими глазами! Нет, она не посмотрела, она сверкнула глазами — ведь в Персии умеют сверкать глазами, — да так, что оба они, и отец, и сын, испугались насмерть.

— Нет, так не годится! — сказал колдун. — Сперва надо ее укротить!

И он запер принцессу в маленький чулан в чуме, пообещав ей половинку оленьего сыра и ковшик воды из талого снега. День прошел в кромешной тьме, и лишь северное сияние светило в щелку чума.

Линдагуль плакала. Да, она плакала так, как плачешь только, когда тебе двенадцать лет и ты — персидская принцесса, которая жила раньше в розовых садах и мраморном дворце, а потом вдруг одна-одинешенька очутилась, голодная и холодная, в зимней Лапландии. Наконец принцесса заснула. И тогда рядом с ней оказался добрый Нукку Матти, властелин прекрасных снов. Тот, кого шведы называют Йон Блунд, а датчане и норвежцы — Оле Лукойе, что означает Оле — Закрой Глазки. Уж не знаю, как называют его в Персии… Нукку Матти взял принцессу в свои объятия и перенес на Фьедерхольм, Острова-Пушинки, где веселые сны порхали вокруг принцессы. Так проходили недели и месяцы, ночь за ночью в царстве снов.

Линдагуль была терпелива и больше не плакала. Сны предсказали ей: «Жди, скоро явится твой избавитель».

Но кто освободит ее? Кто найдет дорогу туда, где далеко вокруг в снегах нет никакой дороги? Правда, старая лапландка подумывала о том, чтобы освободить Линдагуль, но не смела сделать это из-за своего старика. Пимпепантури тоже подумывал было освободить ее, но для этого он был слишком ленив.

Так прошла зима, начало светить солнце, снег таял, плясали комары. И тогда колдун подумал: «Теперь она укрощена!» Он пошел к ней и спросил, хочет ли она обратно в Персию. Ей нужно было только взять его сына в супруги, и тотчас оленья упряжка умчит ее на юг.

Линдагуль подумала о юном принце Абдеррамане, который некогда пролил за нее кровь на песке Исфахана. Прикрыв лицо, она не ответила ни слова.

Ну и разгневался же колдун! Он запер Линдагуль в глубокой пещере в горах, а потом и говорит ей:

— Морошка уже созрела. Теперь тебе придется считать каждый день, если ты не пожелаешь ответить мне «да». Сегодня ты получишь тридцать ягод на еду и тридцать капель росы для питья. С каждым днем ты будешь получать на одну ягоду морошки и на одну каплю росы меньше. А как минет тридцать дней, я спрошу тебя, что ты надумала.

Так Линдагуль и в самом деле просидела тридцать дней взаперти в пещере. Теперь в пустынной Лапландии было светло днем и ночью, но в пещере — всегда темно. Ягод морошки и капель росы с каждым днем становилось все меньше и меньше, но щечки Линдагуль не поблекли, и она по-прежнему оставалась спокойна и терпелива. Ведь все, в чем она терпела нужду днем, Нукку Матти и чудесные сны возмещали ей по ночам. Линдагуль думала о принце Абдеррамане, пела восточные песни и радовалась, когда эхо повторяло их на горных склонах.

На тридцатый день к ней явился колдун с последней ягодой морошки и последней каплей росы, завернутыми в листочек лапландской карликовой березки, и спросил:

— Ну ты надумала?

Линдагуль снова прикрыла лицо, но не ответила ни слова.

— Даю тебе еще один день сроку на раздумье, — сказал колдун, — а сейчас у тебя появится многочисленное общество.

С этими словами он отворил пещеру, и словно живое облако ринулось в дверь. То была целая туча голодных лапландских комаров, тысячи тысяч комаров. Они летели до тех пор, пока не заполонили всю пещеру.

— Желаю тебе много радости с твоими новыми знакомыми, — пожелал ей злой колдун и запер дверь.

Линдагуль не поняла, что он имеет в виду. Она не знала ни лапландских комаров, ни персидских тропических жуков. В прежние времена служанка целый день стояла рядом с ней, отгоняя воздушных чудовищ. И сны пощадили ее, так и не дав понять, что такое человеческая злоба. Они тотчас окутали ее плотной пеленой тончайшего тканья, сквозь которую не могли проникнуть комары. Изо всех сил кусали они твердый гранит скалы, но сочли его слишком скудным и, подобные серой паутине, расположились наконец лагерем на стенах пещеры.

В полдень тихонько отворилась дверь, и в пещеру вошла старая лапландка Пимпедора с кувшином в руке, а следом за ней Пимпепантури.

— Бедное дитя, — сказала кроткая старушка, — мне жалко тебя, но я не смею выпустить тебя отсюда, потому что тогда мой старик превратит меня в пеструшку. Вот тебе кувшин со смоляным маслом. Смажь свое тело — это лучшее средство от комаров. Тогда они тебя не съедят.

— А это тебе копченый олений окорок, чтобы ты не умерла с голоду, — добавил Пимпепантури. — Я отгрыз от него кусочек, уж очень проголодался по дороге, но на кости есть еще мясо. Я украл ключ от пещеры, пока отец спал, но я не смею выпустить тебя, потому что тогда он превратит меня в миску с простоквашей. И тебе вовсе не надо брать меня в мужья. Бьюсь об заклад, что ты и настоящего пальта состряпать не сумеешь.

— Нет, этого я, конечно, не сумею, — ответила принцесса Линдагуль и поблагодарила мать и сына за их доброту. Но тут же растолковала им, что не хочет есть и что комары ее не кусают.

— Ну возьми все же смоляное масло, на всякий случай, — сказала старая лапландка.

— Да, возьми все же и олений окорок, — попросил Пимпепантури.

— Большое спасибо, — поблагодарила Линдагуль.

И тут дверь за ними закрылась. Ночь миновала, а утром пришел колдун, ожидавший найти свою пленницу такой покорной, какой становятся только, когда тебя до полусмерти заедают комары. Но когда он увидел, что Линдагуль так же цветет, как и прежде, и что она снова прикрывает свое лицо, он страшно разгневался.

— Выходи! — приказал он.

Линдагуль вышла на свет ясного дня, нежная и легкая, как эльфа.

— Теперь слушай, что я надумал, — продолжал колдун. — Ты станешь цветком вереска на лапландской вересковой пустоши и проживешь столько, сколько живет вереск. Погляди на солнце, оно стоит низко над окоемом. Через две недели и один день наступят первые полярные холода, когда все цветы вереска умирают! И накануне этого дня я в последний раз спрошу, что ты надумала.

Тут он замолчал, словно уже ждал желанного ответа. Но когда Линдагуль снова молча прикрыла свое лицо, он голосом, дрожащим от гнева, воскликнул:

— Adama donai marrabataёsan!

На языке природы это означает: «Человеческая жизнь, прими обличье цветка вереска!»

Колдун научился этому заклинанию однажды осенним вечером, когда южный ветер из африканских пустынь улегся на отдых в горах Лапландии. Ветер знает все слова, поскольку все бросают слова на ветер.

Только колдун вымолвил эти ужасные слова, как Линдагуль показалось, будто все цветы на пустоши выросли, превратились в деревья и прикрыли ее своей тенью. На самом же деле это она опустилась в землю. Миг, и вот уже никто не мог бы узнать ее среди тысячи тысяч цветов вереска, которые жили и умирали на вересковой пустоши Лапландии.

— Через две недели, в этот самый день! — пробормотал колдун.

Меж тем как все это происходило на севере, принц Абдерраман блуждал по свету. Не было такой горы в Азии, такой пустыни в Африке, селения или города в Южной и Средней Европе, которые бы он не обыскал, — но все напрасно. Глубоко скорбя, возвращался принц обратно в Персию, а его верный пес Валледивау бежал за ним следом. И вот однажды случилось так, что пес загнал в камыши утку-крякву, поймал ее и принес живой своему господину. Принц хотел убить утку, но она закрякала:

— Подари мне жизнь, а я что-то скажу тебе взамен.

— Я дарю тебе жизнь, диковинная ты птица, — согласился удивленный принц. — Но что ты можешь мне сказать?

— Скачи в Лапландию! — прокрякала утка и тут же исчезла в камышах.

«Лапландия?» Никогда принцу не доводилось слышать о стране с таким названием. Когда же он спросил, где находится Лапландия, то услыхал в ответ:

— Скачи на север, только на север, и не останавливайся до тех пор, пока не кончится дорога, не кончится лес и тебе не найти будет человеческого жилища с очагом, выложенным из камня.

«Удивительно», — подумал принц, но последовал совету и поехал на север, только на север, и не останавливался, пока не кончилась дорога, не кончился лес и уже не видно было никакого другого человеческого жилья, кроме чумов кочевников. Стоял последний день августа. Еще светило солнце, но небо переливалось всеми цветами радуги, дул прохладный северный ветер, а как только он уляжется, ударит мороз.

Принц скакал уже много дней, не видя и следов человека, когда вдруг у подножия высокой горы заметил чум из звериных шкур. Он подъехал ближе, чтобы еще раз задать свои вопросы. И вдруг, к неописуемому своему изумлению, обнаружил надпись на склоне горы и прочитал имя «Линдагуль». Колдун высек это имя над дверью горной пещеры, где была заточена Линдагуль, чтобы найти это место, когда он передвинет свой чум.

Принц вытащил левой рукой саблю и хотел ринуться в чум, но в этот миг на дороге, ведущей к вересковой пустоши, появился колдун.

— Верни мне принцессу Линдагуль! — воскликнул принц. — А не то я отправлю тебя в царство Аримана.

Колдун был хитер, и лукавство не раз спасало ему жизнь, но от такой неожиданной встречи он растерял всю свою находчивость. И ничего лучше не мог придумать, как превратиться в песца, который быстрыми прыжками кинулся в горы. Тем самым он надеялся спастись от сабли принца, но забыл про пса, следовавшего по пятам за своим господином. Лишь только Валледивау увидел, что песец удирает, он стал охотиться на него. Песец проскальзывал сквозь все расселины и перепрыгивал через все горные пропасти, но Валледивау был еще проворней и настиг песца на самой высокой горной вершине, разорвал на куски и съел его сердце. А как только сердце было съедено, колдуну настал конец. Когда пес вернулся с окровавленной мордой, принц понял, что произошло. «Но где же Линдагуль?»

Он вошел в чум.

Пимпедора варила оленье мясо, а Пимпепантури спал на мягкой мшистой подстилке, чтобы принести хоть какую-нибудь пользу в ожидании обеда.

— Женщина, — сказал принц, — ваш муж мертв. Отдайте мне Линдагуль, и с вами не случится ничего дурного.

— Вот беда, он мертв, — сказала старуха, как видно, не очень-то опечалившись. — Да, настал конец его злобным проделкам. А Линдагуль поищите среди вереска на пустоши. Мой старик превратил ее в цветок вереска, а ночью ударит мороз. И тогда принцессе конец.

— О любимая моя, малютка Линдагуль, неужто ты умрешь нынче ночью! — воскликнул принц и кинулся в отчаянии прямо на поросшую вереском землю необозримой пустоши.

Тысяча тысяч бледно-розовых цветов, как две капли воды похожих друг на друга, ожидали там смерти.

— Подожди, — сказала старая лапландка, — я припоминаю слова, которые превратили Линдагуль в цветок вереска. Мне было жаль это дитя, и я спряталась за камень, поглядеть, что сделает мой старик. И я услыхала, как он говорит: «Adama donai marrabataёsan!..»

— Ах, — вздохнул принц, — что пользы от этих слов, если мы не знаем тех, которые снимают заклятие.

Пимпепантури, решив, что слишком долго нет обеда, вышел из чума. Когда же он услыхал сетования принца, то задумчиво дернул себя за челку и сказал:

— Когда батюшка хотел снять заклятие, он имел обыкновение переставлять слова.

— Да, правда твоя, — подтвердила старая лапландка.

Взобравшись на скалу, принц Абдерраман закричал что есть сил над всей бескрайней вересковой пустошью:

— Marrabatаёsan donai Adama!..

Но слова эти прозвучали впустую, ни один цветок на пустоши не шелохнулся, солнце быстро склонялось к окоему, а ветер улегся.

Принц боялся, что не сможет правильно выговорить слова на незнакомом ему языке, и все повторял и повторял заклинание, переставляя слова и меняя их окончания. Но все напрасно. Только один раз ему показалось, будто вереск на отдаленном бугорке чуть приподнялся, вслушиваясь в его слова. Но тут же опустился вновь на бескрайнюю, однообразную, безутешную пустошь.

— Солнце садится, — предупредила принца старая лапландка. — Если ты сейчас же не найдешь нужные слова, ударит мороз, и будет слишком поздно.

Багровый диск солнца катился уже совсем рядом с краем неба. Стояла тишина. Холодный вечерний туман, предвестник мороза, словно пеленой окутал поля и пригорки. Все, что росло, все, что хоть краткий миг осмелилось цвести в Лапландии, было обречено теперь на смерть.

Принц Абдерраман побледнел от ужаса, голос изменил ему, и он едва слышно смог выговорить слова, которые еще не произносил:

— Marraba donai Adama taёsan.

И вот на отдаленном бугорке поднялась веточка вереска. Туман уже окутал окрестность, но из тумана выросла стройная фигурка. И когда принц, затаив дыхание, несколькими прыжками достиг этого бугорка, ему навстречу шагнула Линдагуль, такая бледная, словно ее уже коснулось первое ледяное дыхание смерти. В последнюю минуту принц нашел нужные слова.

Он понес принцессу в чум, и заботами старой лапландки к той мало-помалу вернулись силы. Пимпедора была счастлива. Пимпепантури забыл от радости свой долгожданный обед, который так и сгорел в котле.

Первыми словами принца была благодарственная молитва Аллаху, а потом он спросил Линдагуль:

— Что ощущаешь, превращаясь в цветок вереска?

— Это все равно, что вернуться в раннее детство и не знать ничего иного, кроме как петь, спать и быть счастливой, — ответила принцесса.

— А что ощущаешь, когда снова пробуждаешься к жизни?

— Это все равно, что пробудиться ясным утром после глубокого и спокойного сна.

— Завтра возвращаемся в Персию.

— Да, — ответила Линдагуль. — А эта добрая старушка и ее сын, которые пожалели несчастную пленницу? Возьмем их с собой и подарим им дворец в Исфахане.

— Нет уж, спасибо, — возразила Пимпедора. — Мне больше по душе мой чум в Лапландии.

— А в Персии есть снег и олени? — спросил Пимпепантури.

— Снег лежит только на самых высоких вершинах гор, а вместо северных оленей у нас просто олени, антилопы и газели.

— Нет уж, благодарю покорно, — произнес Пимпепантури. — Можешь спокойно ехать и выходить замуж за кого угодно. На всем свете нет страны прекраснее Лапландии.

Что толку с ними спорить! Назавтра принц с принцессой отправились в путь, одарив старушку и ее сына своими шитыми золотом одеждами и получив в подарок лапландское платье из оленьих шкур.

Старая лапландка спрятала драгоценные персидские одежды в берестяной короб и высчитала, радуясь в душе, что сможет купить за них целый мешок муки.

Меж тем в золотом дворце Исфахана сидел Шах Надир, одинокий и печальный. Он не мог забыть свою исчезнувшую дочь. Его неблагодарные сыновья подняли против него мятеж и продвигались теперь с большой ратью к столице, чтобы свергнуть отца с трона. И вот однажды великий визирь возвестил, что молодой дикарь и молодая дикарка, одетые в оленьи шкуры, в сопровождении собаки, хотят броситься к ногам шаха. Шах Надир никогда не отказывал в приеме чужеземцам: может, они что-нибудь знают про его дорогое дитя. К нему ввели обоих дикарей. Дикарь бросился к ногам шаха, а дикарка без всяких церемоний обвила руками его шею. И Шах Надир понял, что лапландские оленьи шкуры прикрывают его столь долгожданное дитя.

— Аллах, Аллах! — воскликнул он. — Теперь я хотел бы умереть!

— Нет, господин мой шах, — возразил ему принц Абдерраман, — теперь ты будешь жить, чтобы отвоевать свое государство и радоваться вместе с нами.

Когда Шах Надир узнал, как все случилось, он тотчас назначил принца наследником престола, обещал ему свою дочь в супруги и послал его во главе пятидесяти тысяч всадников на конях с золотыми уздечками победить мятежное войско. Прошло совсем немного времени, и принц одержал блестящую победу, взял в плен королевских сыновей и вернулся с триумфом в ликующий Исфахан. Тут-то и отпраздновали с великой пышностью свадьбу принца Абдеррамана и принцессы Линдагуль. Только никакого единоборства зверей больше не было. И жили принц с принцессой вместе долго и счастливо.

Но только один раз в году — тридцать первого августа, в годовщину спасения принцессы Линдагуль, — королевская чета появлялась, одетая в свадебную лапландскую одежду из оленьих шкур, чтобы и в добрые времена не забывать про злые.

Шах Надиру довелось на старости лет качать на коленях маленьких внуков, а его коварные сыновья кончили свои дни свинопасами у короля великанов Бум-Бали в Туране. О Пимпедоре же и Пимпепантури ничего больше в Персии не слыхали. Скорее всего, Лапландия так и осталась для них самой прекрасной страной на свете.

Сакариас Топелиус «Рефанут»[2]

Целой туче мальчишек дозволили подняться на борт шхуны «Надежда», пришвартованной у пристани в гавани, и забраться на ванты.

Был воскресный вечер. Матте-кочегар сидел, раскачиваясь, на якорной цепи, в носовой части верхней палубы. Он читал книгу псалмов, но тут отложил ее в сторону, чтобы разглядеть хорошенько мальчишек. Матте был старый морской волк, просоленный матрос, знакомый со всеми ветрами и избороздивший все на свете моря. Веселого, шутливого нрава был он, этот старый Матте-кочегар, знавший множество историй о разных приключениях и умевший наврать при этом с три короба.

Матте бросил взгляд наверх и закричал:

— Эй, там, на вантах!

— Слышу! — ответил тот, кто осмелился забраться выше всех.

— Надейся на руки, а не на ноги, не то сверзишься вниз, как вороненок!

— Ну и пусть! — воскликнул сорвиголова.

Матте-кочегар пробормотал что-то о щенках, которые хотят быть котятами, и прикинулся, будто ему и дела нет до всей этой оравы. Но следил за ней бдительным оком, поскольку был вахтенным на борту. Немного погодя мальчишки устали лазать по вантам. Один из них отер пот со лба и заметил, что «Надежда» — большая шхуна. И взобраться на нок-рею — дело не шуточное.

— Ну да, — сказал Матте. — Ясное дело, ведь это часть пути по дороге на Луну. Верно, «Надежда» — шхуна не маленькая, но если б вы видели «Рефанут»!

— А это что еще за штука такая — «Рефанут»? Расскажи, Матте-кочегар.

— Ну, это знает каждый поваренок, который плавал на деревянной посудине в Копенгаген. Разве можно быть таким невеждой?

— Да нет, они никогда и слыхом не слыхали о таком во всех трех королевствах[3]. Пусть Матте им расскажет.

Матте взял свежую понюшку нюхательного табаку, пригладил бороду, прищурил глаза и начал рассказывать.

— Был кто-нибудь из вас в Торнео?

— Нет, — отвечали мальчишки.

— Ну, да это все равно. Торнео — город, который находится так далеко на севере, что, когда там забрасывают вентерь, можно поймать им во время летнего солнцестояния солнце. А еще дальше на севере есть высокая гора, и называется она Аавасакса. Люди едут целые сотни миль, чтобы поставить там часы по солнцу, ровнехонько в двенадцать ночи.

— Вот как?! — удивились мальчишки.

— Много лет тому назад жил в Торнео богатый купец, которого звали господин Пер. И был он так богат, что высылал двадцать кораблей в море. А когда в Торнео прибыл король поглядеть полуночное Солнце, господин Пер соорудил посреди реки горницу с хрустальными стенами, чтобы король мог видеть, как плавают лососи.

Однако человеку всегда всего мало, и вот господин Пер, который был очень богат, задумал стать вдвое богаче. Он вбил себе в голову, что должен покрыть всю гору Аавасакса золотом, поскольку это такая замечательная гора. И пусть во всем мире знают: это сделал господин Пер. И вот послал он за одним знатным колдуном в Лапландию и спросил его, где раздобыть столько золота, сколько ему потребуется. Колдун думал-думал семь лет, а потом сказал:

— Построй «Рефанут»!

— А что это такое? — спросил господин Пер, потому как был не умнее вас, салаг, хоть и был так богат.

— А вот что, — ответил колдун, — «Рефанут» — волшебный корабль, и равного ему во всем мире не найти. А вмещает он груза больше, чем сотня других кораблей, и меньше чем за три года перевезет домой столько золота, сколько камней во всей Лапландии.

— Ого! — воскликнули мальчишки.

— То же самое сказал и господин Пер. «Ого! — сказал он. — А где же мне взять столько леса и строителя для такого корабля?»

— А это уж мое дело, — ответил колдун. — Я построю корабль, а ты взамен отдашь мне в жены свою дочь юнгфру[4] Солнечный Свет.

Господин Пер слегка задумался. Ведь колдуну было сто лет, а юнгфру Солнечный Свет не исполнилось и двадцати. Но, вспомнив про гору Аавасакса, покрытую золотом, он дал свое согласие, с условием, что свадьба состоится не раньше, чем «Рефанут» вернется из первого своего плавания.

И колдун начал строить корабль. В горах Косамо[5] на дальнем Севере высятся сосны, которые ненамного моложе всемирного потопа. Туда-то и были посланы все лапландские колдуны — рубить деревья и перетаскивать их; медведей запрягали в сани, и они везли древесину к морскому берегу. Там построили корабельную верфь, такую громадную и высокую, словно горная гряда. На ней-то и строили «Рефанут».

Когда корабль спустили на воду, корма его находилась в Торнео, меж тем как форштевень маячил у города Васа. На корабле было три мачты, и, чтобы попасть с верхушки одной мачты на другую, вороне приходилось лететь целый день. В экипаж корабля набрали десять тысяч проворных матросов, и, если каждый съедал одну чаппе гороха и плошку каши в день, можно высчитать, сколько продовольствия — гороха и крупы — требовалось на год.

Мальчишки расхохотались и начали считать на пальцах.

— Но для такого огромного корабля трудно было подыскать дельного капитана, — продолжал Матте-кочегар. — Тогда во всех церквях объявили: тот, кто на расстоянии восемнадцати миль не сможет увидеть, сколько времени на ратушных часах в Торнео, и тот, кто не сможет перекричать в рупор шум десяти водопадов, пусть не утруждает себя и не добивается места капитана. Немало искателей явилось и с востока, и с запада, но ни один из них так и не смог выдержать испытание. Под конец явился невысокий малый из города Нодендаль, всего шести кварт[6] росту, лысый, кривоногий и тому подобное. Человек этот поднялся на церковное крыльцо в Лиминго, в восемнадцати милях от Торнео, и посмотрел на север.

— Погодите-ка немного, — сказал он, — я не очень-то хорошо вижу, потому что между мной и башенными часами в двенадцати милях отсюда пролетает стая из шестидесяти восьми гусей — из них тридцать один белый, а тридцать семь — серых. Теперь они уже пролетели. Время сейчас: без двадцати одной минуты и сорока секунд десять.

Тотчас в Торнео был направлен курьер, чтобы все разузнать и выяснить, что ответ правильный. Невысокого малого отвели тогда к водопаду Эммэ близ Каянеборга[7], и он крикнул в Улеаборг, чтобы ему прислали оттуда самого большого лосося, какого только поймают в реке. От его крика задрожали берега, а люди, сидевшие в ста двадцати водопадных лодках, обернулись и спросили:

— Никак в Лапландии гроза?

Вот так невысокий малый из города Нодендаль сделался шкипером на корабле «Рефанут». И было решено, что корабль поплывет в Полинезию с грузом дегтя, лосося и варенья из костяники и привезет на родину кроме множества драгоценных пряностей также груз золотого песка.

Корабль «Рефанут» поднял паруса. Ну и скрежет, ну и грохот, ну и полыхание! Полет ветра приостановился, флаги хлестали тучи, обитатели моря, начиная с дельфина и кончая даже маленькой колюшкой, решили, что это гора свалилась в воду, и, охваченные ужасом, спасались бегством в подводных зарослях морской травы. Господин Пер с колдуном, стоя на берегу, потирали руки от удовольствия. Один думал про гору Аавасакса, другой про юнгфру Солнечный Свет. Юнгфру же выплакала свои голубые, как голубика, глазки, теперь уже красные, как малина, потому что она непрерывно думала о колдуне. Она знала, что он заколдовал корабль и теперь ни одна из стихий — ни воздух, ни огонь, ни вода — не может причинить ему ни малейшего вреда. Корабль наверняка вернется обратно, и тогда ей, несчастной юнгфру, придется стать женой колдуна.

Да, колдун был страшно хитер и очень искушен во всяком колдовстве; он был очень уверен в себе, раз ни воздух, ни огонь, ни вода не в силах причинить никакого вреда кораблю. Но он позабыл четвертый элемент природы, четвертую стихию — землю. Как ни умен был колдун, ему никогда не доводилось плавать в море. А что толку умничать на берегу, если ты ни разу в жизни не отведал соленой морской воды? Разве не так, мальчишки? Глупо быть таким «сухопутным моряком»!

— Очень глупо, — отвечали мальчишки.

«Порассуждаем, — подумал колдун. — Этот корабль поплывет по воде, ему могут угрожать бури, огонь, волны, но ведь он никогда не окажется на твердой земле». Вот так по-дурацки мыслят тут, на берегу.

— Ну а что дальше? — спросили мальчишки, пока Матте-кочегар доставал свежую понюшку табаку.

— Уже с самого начала все шло наперекосяк. Дул добрый северный ветер, матросы на кормовой части палубы видели, как жены машут им носовыми платками на пристани в Торнео, меж тем как форштевень корабля плыл уже в проливе Кваркен. Но там было мелководье, и киль корабля «Рефанут» уже царапал дно. Капитан тотчас приказал выбросить часть корабельного балласта; за борт вышвырнули столько земли и столько камней, что там возник большой и красивый архипелаг, множество шхер, которые и поныне называются Миккелевы острова. Вы были там?

— Никогда в жизни, Матте!

— Ну, да это ничего. И поскольку в спешке вместе с балластом выбросили за борт почти сотню тысяч банок варенья из костяники, еще сегодня можно собирать прекраснейшую костянику именно на Миккелевых островах.

— Ого! — удивились мальчишки.

«Рефанут» с огромным трудом выбрался из пролива Кваркен и попал в более глубокие воды Балтийского моря. После бури море было неспокойно. Кок как раз был в камбузе и поджаривал крупу, когда громадная волна выплеснулась на палубу, притащив с собой голландский бриг, который тотчас швырнуло прямо в гигантский котел.

— Подумать только! — вскричал кок. — Гляньте на этих глупых аландских мальчишек[8], которые понастроили лодок из гороховых стручков возле берега и кидают их сюда — испортить нашу кашу.

Теперь предстояло повернуть в Балтийское море, чтобы выплыть через проливы Эресунн и Каттегат. Когда форштевень был уже в Эресунне, меж тем как корма находилась еще далеко в Балтийском море, капитан громко закричал от радости:

— Эй! Ура!

Команда кричала точно так же, и, пока все орали и приветствовали, корабль ударился обо что-то и застрял прочно, словно его крепко-накрепко приколотили гвоздями. И никакого чуда в том не было, потому что, если присмотреться повнимательнее, корабль «Рефанут» был куда шире Эресунна. И вот теперь он крепко засел между Зеландией[9] и Сконе[10], точь-в-точь как поросенок, голова которого застряла между двумя перекладинами забора и который не может вытащить ее оттуда.

— Хо! — заржали мальчишки.

— Да, вот так застрял и «Рефанут». От страшного толчка капитан и вся команда попадали ничком. Крики «ура» смолкли. Вместо этого все стали пытаться снять корабль с мели. Ветер толкал его, волны толкали его, но «Рефанут» прочно застрял между Сконе и Зеландией. И тогда капитан и команда, без устали, хотя и тщетно, надрывавшиеся целых три дня и три ночи, решили подняться на берег и отдохнуть. Но, вероятно, выйдя на берег, они решили не возвращаться снова на борт корабля. Шесть недель стоял «Рефанут» в этой ловушке, а шведы и датчане все время подплывали к кораблю, чтобы разглядеть это чудо. Но по истечении шести недель к королю Дании стали поступать серьезные жалобы: «Господин король, помоги нам избавиться от этого ужасного корабля „Рефанут“. Он запирает наглухо весь пролив, и ни одно судно не может ни выйти, ни войти. В Каттегате шестьсот кораблей ждут, когда можно будет войти в Балтийское море, а в Балтийском море семьсот кораблей ждут, когда можно будет покинуть его. В Швеции, Финляндии, России и Северной Германии ощущается недостаток в соли и кофе, а когда народу не хватает соли и кофе, он начинает бунтовать, так что вскоре можно ожидать большой и страшной войны».

Король ответил: «Подождем немного, ветер и волны разобьют, верно, корабль в щепки».

Но ведь ветер и волны были заговорены колдуном. Им не дозволялось причинить кораблю ни малейшего вреда. Со всех сторон посыпались новые жалобы: «Господин король, „Рефанут“ мешает стоку в Балтийском море. Многие крупные реки впадают в это море, а когда лишние воды не уходят, начинаются ужасающие наводнения». Но король по-прежнему велел ждать.

Так как король был между прочим великий нюхальщик табака, однажды ему захотелось взять себе понюшку, но табакерка его оказалась пустой.

— Доставьте мне западноиндийский табак, — приказал король.

— Это невозможно, — ответил главный гофмейстер двора. — Семь кораблей, груженных табаком, ожидают в Каттегате, но выйти в море не могут.

Тут датский король рассердился:

— Пошлите туда десять линейных кораблей и двадцать фрегатов и велите им разрядить пушки в «Рефанут».

Сказано — сделано!

Все, приготовившись к ужасному грохоту, заткнули уши ватой.

— Раз! — скомандовал король. — Раз, два, три! — Но не раздалось ни единого выстрела.

— Что такое, черт побери? — спросил король. — Разве вы не слышали мою команду? Внимание! Раз, два, три!

Ни звука в ответ. Было так тихо, что слышно было, как пищит комар.

— Виною, видно, порох! — вскричали все в один голос.

— Порох-то в порядке, — рассердился главный пушкарь. — Беда в том, что пушки заржавели. Давайте заложим гору пороха в трюм корабля и взорвем его остов в щепки.

Тут же собрали весь порох, который только отыскался в половине Европы, и заложили его, словно высокую черную гору, в трюм корабля. Затем объявили, что все люди должны удалиться на шесть миль отсюда, чтобы не взлететь на воздух. Доставили самого ловкого в мире вора и посулили ему помилование при условии, что он подожжет порох серным фитилем длиною в семь саженей. Все ожидали, что море расколется от ужасающего грохота. Самый ловкий в мире вор поджег фитиль, а сам прыгнул в море и поплыл к берегу. В бинокли было видно, как горит и горит фитиль. Наконец огонек добрался до горы пороха, и…

— Что? — вне себя от любопытства спросили мальчишки.

— Да, можно сказать, ровно ничего, никакого взрыва. Фитиль угас в самом порохе.

— О-ох!

Да, с горой пороха получилось точь-в-точь то же самое, что и с канонадой. А уж кто был рад-радехонек, так это самый ловкий в мире вор. Король же прямо позеленел от злости; он велел позвать главного пушкаря и спросил его, почему он купил порох, который не взрывается. Бедный главный пушкарь поклялся своей бородой, что порох самого что ни на есть высшего сорта и он тотчас это докажет. Он велел перевезти гору пороха на берег, забрался по колени в самую середину черной пороховой кучи и сунул — только ради пробы — горящую спичку в порох. Бум-м-м-м! Из горы пороха сверкнула молния, воздух потряс чудовищный взрыв, громадные клубы дыма поднялись над всей Данией, и людям показалось, что земля вот-вот расколется на части. От главного пушкаря не осталось ровно ничего. Тут к королю подошел старый матрос…

— Это был ты, Матте! — закричали мальчишки.

— Я не утверждаю, что это был именно я, но то был разумный моряк, чуть туговатый на левое ухо из-за страшного взрыва.

— Что толку шуметь! — сказал моряк. — Даже ребенку ясно, что корабль заговорен от огня, воздуха и воды. Попробуем, может, железо одолеет это морское чудовище. Разрушим его и построим из древесины непобедимый флот. Думаю, десять тысяч плотников могли бы справиться с этой работой до следующей весны.

— А тем временем во всех странах на берегах Балтийского моря начнутся мятежи, — возразил военный министр.

— А тем временем в Балтийском море начнется наводнение, и мы все пойдем ко дну, — заметил адмирал, министр морского флота.

— А тем временем семь кораблей, груженных табаком, тщетно ждут к Каттегате, — сказал обер-гофмейстер двора.

— Нет, так дело не пойдет, это мешает благоденствию государства, — заявил удрученный король. — Пойдем спать! Утро вечера мудренее!

Заснули они, а пока они спали, произошло нечто удивительное. Этакий плутишка, ползучка, крошечный червячок, которого никто и знать не знал, поднялся из морской пены и за одну ночь разгрыз весь огромный корабль «Рефанут». Далеко-далеко вокруг море было покрыто древесной мукой, а когда король с придворными пробудились, от громадного корабля остался всего лишь небольшой остаток камбуза. Но и из этого остатка удалось построить потом трехмачтовое судно.

Пролив был свободен, соль и кофе можно было беспрепятственно возить, и все были очень довольны. Трудно даже описать, как все радовались, когда король снова мог взять в руки честную понюшку табаку. Город украсили фонариками, на всех табачных лавках развевались флаги, и все придворные в честь такого дня нарядились во фраки табачного цвета.

Господин Пер вместе с колдуном долго и тщетно ждали какой-либо весточки с корабля и утешались только тем, что до Полинезии такой дальний путь. Однажды ночью господину Перу приснилось, что гора Аавасакса от подножия до вершины покрыта золотом, и он поспешил позвать к себе колдуна.

— То-то и то-то мне приснилось, — сказал он, — это означает, что «Рефанут» нынче же вернется домой, доверху нагруженный золотым песком. Зови сюда весь город, колдун! Отпразднуем пышную свадьбу.

Колдун пригласил на свадьбу не только весь город, но и всех лапландских троллей. И один из них, семиглазый, был послан на самую высокую башню, чтобы дать знак, когда «Рефанут» покажется далеко-далеко в Балтийском море. А юнгфру Солнечный Свет выплакала все свои глазки, и они стали совсем багровыми, словно заход солнца, предвещающий бурю.

Все было готово, тролль на башне подал знак, и все заторопились вниз, на пристань, с венками и флагами. Но вместо корабля «Рефанут» на горизонте показался лишь нищенский, жалкий челнок с мочалкой вместо паруса; в нем сидел изголодавшийся человек в лохмотьях. То был капитан корабля «Рефанут», единственный, кто вернулся домой, чтобы рассказать о его судьбе.

Да что тут скажешь? Большинство людей говорили: они, мол, давным-давно обо всем догадались. И снова отправились домой с венками и флагами.

Лицо колдуна стало лиловым от досады, и он тут же, не сходя с места, лопнул. Господин Пер так обеднел, что вынужден был просить милостыню. Однако же гору Аавасакса, независимо от него, каждое лето золотило полуночное солнце. Глазки юнгфру Солнечный Свет, совершенно ясно, снова заблестели. Она вышла замуж за сына бургомистра по имени Лунный Свет, жили они в ладу и взяли господина Пера к себе.

— Это все правда, Матте? — спросил младший из мальчиков.

— Пусть поклянется в этом тот, кому охота, — заметил Матте-кочегар. — Однако ручаюсь, что история эта столь же правдива, как и многие другие морские истории. А их-то я могу порассказать тьму-тьмущую.

Анни Сван Бельчонок и елочка

Высоко-высоко, на самой верхушке ели, примостилось старое сорочье гнездо. Его прежняя владелица, сорока с длинным хвостом, улетела, и никто даже не знает — куда. Но в один прекрасный день в гнезде поселились новые обитатели. Их было всего двое — белка-муж и его веселая, светлоглазая женушка. Они были так счастливы и так преданно любили друг друга! Об этом мог бы порассказать заяц, а уж ему-то можно верить. Ведь у Йёссе такие большущие глаза и такие длиннющие уши, что он знает обо всем, что происходит в лесу. И как же ему было не знать обо всем об этом? Правда, злые языки поговаривают, что заяц, когда скачет по лесу, разносит сплетни по всей округе. Но, думаю, это всего-навсего наговор.

Так вот, в один прекрасный день молодой супруг сидел на ветке и лущил шишки. И вдруг из гнезда послышался тоненький писк.

Ах, подумать только, в прежнем сорочьем гнезде лежали уже трое маленьких, голых и слепых бельчат. И папа-белка, сам не свой от радости, поцеловал маму-белку прямо в усы.

— Спасибо, спасибо тебе, милая женушка! — сказал он.

Малышей назвали: Курре, Карре и Кирре. Мило, не правда ли?

В гнезде было два окошечка. Мама-белка заткнула мхом одно из них.

— Чтобы не дуло и малыши не простудились, — сказала она муженьку, и он одобрительно кивнул.

— Ты всегда так умна и предусмотрительна, — сказал он. — Такой прекрасной жены нет ни у одного папы-белки во всем лесу.

Но вторую оконную отдушину мама не стала затыкать мхом, и через нее бельчата смотрели на мир, как только у них открылись глаза.

Рядом с большой елью, укрывавшей беличье гнездо, росла милая юная елочка. Она была такая тихая и серьезная. Лучшего ребенка никто бы себе не пожелал. Скромно стояла она на своем месте под защитой матушки и лишь иногда поднимала вверх свою крону и простирала вперед веточки. Она смотрела на беличье гнездо, а оттуда глядела вниз пара живых крошечных глазок, а маленькая косматая головка весело кивала молодой елочке.

То был Кирре, самый младший малыш, самый проворный и самый своевольный из всех троих. Частенько он чуть не вываливался вниз головой из гнезда, и невозможно было перечислить, сколько за ним водилось разных фокусов и плутовских проделок. Папа-белка то и дело бранился, а мама тысячу раз чуть не умирала от страха за него.

— И все же он самый красивый из наших малышей, — кивала на Кирре мама. — Посмотри только, — говорила она своему муженьку, — какое у него мягкое и гибкое тельце. Не говоря уже об ушках. А такие хорошие кисточки на ушах, как у него, редко встретишь. Он унаследовал их от моей покойной бабушки. Она была одной из самых красивых белок в здешних краях.

— Еще бы, — поддержал ее муж. — Ты тоже в нее уродилась.

Юная елочка тоже не видела никогда бельчонка проворнее Кирре. И что бы он ни вытворял, елочке всегда казалось это остроумным и веселым. Она даже ничуть не оскорблялась, когда своевольный бельчонок бросал сосновые шишки на ее ветки; она только смеялась. Когда Кирре подрос и мог передвигаться уже за пределами гнезда, юная елочка простирала к нему свои лапы и застенчиво кивала макушкой:

— Иди ко мне, Кирре, можешь тут поиграть!

И Кирре бросался вниз головой в объятия юной елочки. Но она никогда не колола его иголками, хотя других не пощадила бы. Ах, ах! Сколько радостей выпало на их долю тем летом! Бельчонок и юная елочка только и делали, что проказничали. Вокруг шумел лес, щебетали птицы, а ветер играл на верхушках деревьев. Кирре раскачивался на елочкиных ветвях, бросал шишки в пробегавшего мимо зайца или карабкался по стволу. Елочка боялась пошевелиться, она была счастлива.

Но в жизни всегда бывает так, что, когда радость достигает вершины, наступает беда. Так случилось и теперь. Однажды Кирре ускакал в лесную чащу и больше не вернулся. Папа-белка с мамой-белкой целый день искали его в лесных дебрях: лазали по деревьям и кустарникам. Курре и Карре тоже кричали и звали его, но Кирре не откликался, он исчез. Юная елочка молча стояла на своем месте. Она тоже готова была бежать и искать своего друга, но не могла. Она знала, что хорошо воспитанная елочка должна оставаться на своем месте. Так тысячелетиями поступали все юные елочки, так поступают они и теперь. Потому-то и маленькая елочка стояла неподвижно, хотя сердце ее болело.

«Может, Кирре еще вернется назад?» — думала она, чтобы утешить саму себя.

Но папа-белка покачал головой и сказал:

— Какой-нибудь охотник застрелил нашего Кирре.

Это случилось поздним летом, уже красные ягоды брусники рассыпались по кочкам. Лесные звери торопились. Перелетные птицы готовились к отлету, ветер сотрясал ветви деревьев, а большинство животных начали подумывать о зимней одежде. Белки собирали в своих кладовках большие склады шишек — зимний запас. И ни у кого не было времени думать об исчезнувшем Кирре. Одна лишь юная елочка испытывала чувство утраты и горя. Она чувствовала себя такой одинокой! Но когда она рассказала другим деревьям о своей утрате, они засмеялись, и с того дня юная елочка ни с кем больше не говорила о Кирре.

И вот мало-помалу наступила белоснежная зима. Земля покрылась белоснежным ковром, лиственные деревья дрожали от холода, а белки надели серые зимние шубки. Однажды пришли в лес два человека с топорами на плечах.

— Смотрите, какое стройное рождественское деревце! — сказали они и, срубив, положили юную елочку среди других елок на сани, чтобы отвезти в город на продажу. Она была так печальна!

«Теперь мне больше никогда не увидеть Кирре», — думала она — ведь втайне она еще надеялась, что Кирре когда-нибудь вернется в родные края.

Она обхватила ветвями матушку, большую ель, на макушке которой находилось беличье гнездо.

«Не давай им увезти меня», — молила она.

Но мама-ель не могла ей помочь. Ветви юной елочки были слишком слабы, некоторые обломились и упали в снег, и самую юную елочку уже повезли далеко-далеко, до самого городского рынка. Там елочку купили и темным зимним утром повезли в большой дом. Елочка была совершенно не в себе, иначе бы она подивилась всей той суете, которая царила на улицах, и всем тем диковинам, которые стоило там посмотреть. Но она могла лишь тосковать и думать.

Елочку оставили в зале, она была целый день совсем одна, но в сумерках пришли родители детей, чтобы нарядить елку. На ее ветви повесили яблоки, позолоченные орехи, флажки, разноцветные розы и золотые звезды, конфеты и свечи. На самой верхушке укрепили сверкающую золотом звезду.

— Это — Вифлеемская звезда, — объяснила старшая сестра собравшимся детям, которые, от радости всплеснув руками, стали разглядывать елочку. Они были в таком восхищении, что не могли вымолвить ни слова.

Но когда в залу вошел рождественский соломенный козел с Дедом Морозом на спине и всем принес подарки: одному — лошадь, другому — лодку, третьей — красивую куклу, — то-то было радости! Дети танцевали вокруг рождественского деревца и пели веселые рождественские песенки.

Однако же юная елочка по-прежнему стояла словно во сне: блеск свечей, игры и неистовое веселье детей только мучили ее.

— Ах, попасть бы домой, — вздыхала она.

— Давайте принесем белку, пусть тоже посмотрит на рождественское деревце!

И один из мальчиков помчался за клеткой; там на задних лапках сидел светлоглазый бельчонок, держа в передних сухарик. Он посмотрел на рождественскую елочку, а елочка посмотрела на него. О, как она задрожала! Но на этот раз от радости. Ведь в клетке сидел Кирре, Кирре — живой и здоровый! И сразу на душе у елочки посветлело и потеплело. Она не смела шевельнуться, ее ветви были увешаны лакомствами и украшениями, но она не отрывала взгляда от бельчонка, удивляясь, что тот не узнает ее.

Кирре втягивал носиком запах ели, который не вдыхал с того самого дня, как его унесли из леса. О, как это было чудесно! Ему вспомнились дом на макушке высокой ели, папа и мама, Курре и Карре. Он подумал о маленькой серьезной елочке, которая росла рядом с большим деревом. И чем дольше он разглядывал рождественское деревце, тем более знакомым казалось оно ему. Он перекувырнулся в своей клетке, уселся на хвостик и, навострив ушки, поклонился точь-в-точь так, как некогда дома, когда играл на ветвях юной елочки. И она поняла, что бельчонок узнал ее. Вокруг рождественского деревца со своими подарками играли дети. Ярко горели свечи, от рождественской каши, стоявшей на столе, шел пар… Но бельчонку и юной елочке казалось, что они снова дома, там, где по вересковой пустоши носится и прыгает заяц, а высокие деревья шумят на ветру. Бельчонок и елочка стали кивать друг другу, или, вернее, кивал бельчонок, потому что елочка не смела пошевелиться. На своем, только им понятном лесном языке они тихо беседовали друг с другом, так тихо, что ни один человек ничего не услышал.

— Как ты здесь очутился? — спросила юная елочка.

— Ах, это печальная история, — вздохнул бельчонок. — Ты, верно, помнишь, что маленьким я был совсем диким и своевольным?

— Да, да, помню, — ответила елочка. — Твоя мама частенько жаловалась, что у нее с тобой хлопот больше, чем с остальными малышами.

— Так оно и было. А в один прекрасный день мне стало скучно в родном лесу. Я носился с дерева на дерево, перепрыгивал с одной пустоши на другую и все дальше уходил от дома. Внезапно, сидя на ветке, я увидел внизу, у корней дерева, два свирепо сверкающих глаза. Я тотчас догадался, что за мной следила кровожадная куница. Мама часто предостерегала нас от этой хищницы. Я знал, что она еще более жестока, чем человек. Сердце ушло у меня в пятки, и я перепрыгнул на другое дерево, но куница быстро лазала по деревьям и погналась за мной. У меня и сейчас мурашки бегают по спине, когда я вспоминаю об этом. Так примчались мы к берегу реки, я — впереди, куница — по-прежнему за мной. Тут я прыгнул на низенькую вербу, простиравшую свои ветки над берегом. Куница ринулась за мной, ветки не выдержали и — плюх! — я полетел кувырком в воду! Но это меня и спасло. Совсем рядом со мной плыл обломок доски. Я влез на него и, держа курс с помощью хвоста, гордо проплыл мимо куницы. Эта обжора, совершенно озадаченная, осталась на берегу, а я плыл все дальше и дальше. Вероятно, я доплыл бы до самого конца света, если бы мальчишки с этой усадьбы не заметили мой кораблик. Они подгребли ко мне на лодке, крепко ухватили меня и, не выпуская из рук, принесли к себе домой. И вот теперь я здесь.

Тут Кирре кончил свой рассказ и перевел дух.

— Теперь твой черед рассказывать новости, — сказал он елочке.

И она начала рассказывать:

— Старшая твоя сестра Курре вышла замуж. Всех белок из ближайших окрестностей пригласили на свадьбу. Пир был на славу. Я заглядывала в гнездо — более роскошного пиршества я в жизни не видала. Потом Курре со своим муженьком перебралась в совершенно новое гнездо в сосняке по соседству. Там, должно быть, особенно хорошо с шишками. Мама-белка считает, что Курре сделала неплохую партию.

— Как приятно, — сказал Кирре, — расскажи еще!

И юная елочка стала рассказывать, как хорошо в лесу зимой, когда снег покрывает землю, а деревья сбрасывают свои лиственные наряды. Она говорила о том, как грустно было расставаться с перелетными птицами. Они и сами печалились, когда улетали в чужие страны. А Кирре слушал, широко открыв глаза. Он так несказанно радовался! И время от времени вдыхал запах ели.

Настала ночь. Свечи гасли одна за другой, детям захотелось спать, и мама уложила их в постель. В зале было совершенно темно; ель, одеревенелая и застывшая, стояла на полу в своем пышном убранстве. Тогда бойкий бельчонок осторожно отворил дверцу клетки. Обычно она была тщательно закрыта, но в рождественской спешке и веселье ее оставили чуть-чуть приоткрытой. Кирре ловко вскарабкался на ветви елочки. Там он уселся, точь-в-точь как когда-то в лесу, он выкидывал свои старые фокусы и прыгал вокруг, задрав хвостик. Затем елочке снова пришлось рассказывать о том, что было в лесу. «До чего интересно», — думал бельчонок.

Под конец Кирре захотелось спать. Он прижался маленькой головкой к стволу деревца, скрестил лапки на груди и сладко заснул среди зеленых ветвей. У него было веселое Рождество, точь-в-точь как у детей, хотя рождественский козел с Дедом Морозом не привезли ему никаких подарков. Во сне он прыгал по своему шелестящему лесу, наперегонки с Курре и Карре.

Но елочка не спала. Она разглядывала бельчонка, спящего на ее ветвях, и думала о лесе. В окно заглянул старик месяц. Он коротко улыбнулся.

— Привет с вересковой пустоши, — шепнул он. — Там тоже Рождество.

Юная елочка улыбнулась месяцу. Она была так счастлива. Она нашла исчезнувшего друга. Больше она ничего не желала.

Туве Янссон Дитя-невидимка

Был темный и дождливый вечер. Все сидели на веранде за столом и чистили грибы. Весь стол был накрыт газетами, а посредине горела керосиновая лампа. Углы же веранды утопали в темноте.

— Мю снова набрала рыжиков, — сказал папа. — В прошлом году она собирала одни мухоморы.

— Будем надеяться, что в будущем году это будут лисички, — добавила мама, — или хотя бы сыроежки.

— Век живи, век надейся, — заметила, тихонько посмеиваясь, Малышка Мю.

Они продолжали чистить грибы. На веранде царила мирная тишина. Внезапно кто-то негромко постучал в окошко, и на веранде, стряхивая с плаща капли воды, неожиданно появилась Туу-тикки[11].

Придерживая дверь, она позвала кого-то из дождевой мглы:

— Заходи, заходи!

— Кого ты привела? — спросил Муми-тролль.

— Нинни, — ответила Туу-тикки. — Малютку зовут Нинни.

Она по-прежнему ждала, придерживая дверь. Никто не входил.

— Ну ладно! — пожимая плечами, сказала Туу-тикки. — Пусть сидит в саду, раз она такая стеснительная.

— А она не промокнет? — спросила Муми-мама.

— Наверное, это не важно, если она все равно невидимка, — ответила Туу-тикки и, пройдя на веранду, села на стул.

Все перестали чистить грибы и ждали, пока она объяснит свои слова.

— Вы ведь знаете, как легко стать невидимкой, если тебя часто пугают, — сказала Туу-тикки и съела гриб-дождевик, похожий на маленький хорошенький снежок. — Ну ладно. Эту Нинни по глупости испугала тетенька, которая взяла малютку на свое попечение, хотя и не любила ее. Я встретила эту тетю, она ужасная. Понимаете, она совсем не злая, так еще можно было бы понять, а просто холодная как лед и ироничная.

— Что такое «ироничная»? — спросил Муми-тролль.

— Представь себе, что ты поскользнулся на грибке на полу и уселся прямо в кучу очищенных грибов, — стала объяснять ему Туу-тикки. — А твоя мама, вместо того чтобы рассердиться (это было бы понятно), сказала бы холодно и злобно: «Ясно, по-твоему, это означает танцевать. Но я была бы тебе очень признательна, если бы ты оставил в покое грибы, которые идут в пищу». Ну вот, что-нибудь в этом роде.

— Тьфу, как противно! — произнес Муми-тролль.

— Не правда ли? — подхватила Туу-тикки. — А эта тетка именно так и говорила. Она иронизировала с утра до вечера, а кончилось тем, что малютка начала бледнеть, бледнеть и стала невидимкой. В прошлую пятницу ее уже вообще не было видно. Тетка отдала ее мне. Заявила, что она фактически не в состоянии заботиться о родственниках, которых даже увидеть не может.

— А что ты сделала с этой теткой? — удивленно глядя на Туу-тикки, спросила Мю. — Ты хоть поколотила ее как следует?

— Не имеет смысла колотить тех, кто иронизирует, — ответила Туу-тикки. — Я взяла Нинни к себе домой, а теперь привела сюда, чтобы вы помогли ей и она перестала бы быть невидимкой.

Все ненадолго замолчали.

Только дождь барабанил по крыше веранды. Не отрывая взглядов от Туу-тикки, все о чем-то думали.

— А она разговаривает? — спросил папа.

— Нет, но тетка надела ей на шею колокольчик, чтобы знать, где она.

Туу-тикки поднялась и снова открыла дверь.

— Нинни! — крикнула она в темноту.

Прохладный свежий запах осени ворвался на веранду, а треугольник света упал на траву. Немного погодя за дверью нерешительно зазвенел колокольчик — звук поднялся на крыльцо и смолк. Чуть повыше пола на черной ленточке висел маленький серебряный колокольчик. У Нинни, должно быть, была очень тоненькая шейка.

— Ага! — сказала Туу-тикки. — Вот твоя новая семья. Они иногда чуть дурашливые, но в общем довольно милые.

— Дайте малютке стул, — велел папа. — Она умеет чистить грибы?

— Я ничего не знаю о Нинни, — заверила его Туу-тикки. — Я только привела ее сюда.

Теперь у меня другие дела. Загляните ко мне на днях и расскажите, как тут у вас. Пока, привет!

Когда Туу-тикки ушла, на веранде воцарилась полная тишина: все семейство не отрывая глаз смотрело на пустой стул и серебряный колокольчик. Немного погодя одна из лисичек медленно поднялась в воздух. Невидимые лапки очистили ее от хвои и земли, а потом грибок, разрезанный на мелкие части, поплыл в мисочку. Новый грибок заколыхался в воздухе.

— Здорово! — сказала восхищенно Мю. — Попробуйте дать ей что-нибудь поесть. Интересно, видно, как еда спускается к ней в животик?

— А вы можете придумать, как сделать, чтобы она перестала быть невидимой? — озабоченно воскликнул папа. — Может, надо пойти к доктору?

— А зачем? — ответила мама. — Может, ей нравится быть немножко невидимкой. Туу-тикки сказала, что она застенчивая. По-моему, лучше всего оставить дитя в покое, пока мы не придумаем средства получше.

Так они и сделали.

Мама постелила Нинни в восточной мансарде, где как раз никто не жил. Серебряный колокольчик прозвучал вслед за шажками невидимки вверх по лестнице, напомнив маме о кошке, которая когда-то жила у них. Рядом с кроватью на тумбочке мама выстроила в ряд яблоко, стакан с соком и три полосатые карамельки, которые поровну делили на всех по вечерам. Потом она зажгла свечу и сказала:

— Теперь, Нинни, спи. Спи вволю, столько, сколько сможешь. Я утром оставлю кофе под грелкой, так что он будет теплым. А если ты, Нинни, испугаешься или чего-нибудь захочешь, нужно только спуститься вниз и позвонить в колокольчик.

Мама увидела, как одеяло поднялось и накрыло какой-то очень маленький холмик, а в перине была ямка. Мама спустилась к себе вниз, отыскала и вытащила из ящика старинные бабушкины заметки о Безошибочных домашних средствах лечения. От дурного глаза. От хандры. От простуды. Нет, все не то! Мама листала тетрадь и искала. Напоследок она нашла в самом конце запись, сделанную, когда бабушкина рука уже стала дрожать, а почерк совсем изменился: «Если очертания какого-либо из ваших знакомых начинают расплываться, как в тумане, и их уже трудно разглядеть…» Ну вот! Наконец-то! Вот спасибо! Мама прочитала довольно сложный рецепт. И тут же принялась готовить Безошибочное домашнее средство для лечения Нинни.

Колокольчик, звеня, спускался вниз по лестнице: один шажок в минуту и маленький перерыв перед следующим. Муми-тролль все утра ждал этих шажков. Но самым интересным сегодня был вовсе не серебряный колокольчик. Самое интересное были лапки. Лапки Нинни, которые шагали вниз по лестнице, очень маленькие лапки с боязливыми крошечными пальчиками, тесно прижавшимися друг к другу. Видны были одни только лапки, и это было ужасно.

Спрятавшись за печкой, Муми-тролль завороженно уставился на эти лапки, которые уже вышли на веранду. Нинни пила кофе. Чашка поднималась и опускалась. Нинни ела бутерброды с джемом. Чашка одиноко проплыла на кухню, где ее вымыли и поставили в шкаф. Нинни была очень аккуратной малышкой.

Муми-тролль ринулся в сад и закричал:

— Мама! У нее появились лапки! А теперь лапки видны еще больше!

«Охотно верю, — подумала мама, сидевшая на верхушке яблони. — Бабушка была мастерицей своего дела, да. Хорошо, что я придумала подмешать Безошибочное домашнее средство еще и в кофе Нинни».

— Отлично! — сказал папа. — А еще лучше будет, когда она предъявит нам свою мордашку. Почему-то меня очень удручает, когда приходится беседовать с личностями, которых не видно. И которые тебе не отвечают.

— Тсс-с! — предостерегла его мама.

Лапки Нинни виднелись в траве между опавшими яблоками.

— Привет, Нинни! — крикнула Мю. — Ты спала, как свинушка! Когда ты предъявишь нам свою мордочку?! Должно быть, пятачок у тебя жутковатый, раз тебе пришлось сделаться невидимкой!

— Тише ты, — прошептал Муми-тролль. — Она обидится.

Подойдя к Нинни, он заискивающе произнес:

— Не обращай внимания на Мю! Она страшная грубиянка. У нас ты в полной безопасности. И вовсе незачем тебе думать об этой ужасной тетке. Она не сможет прийти к нам и утащить тебя…

В тот же миг лапки Нинни побледнели, и их едва можно было разглядеть в траве.

— Дорогой мой, ты осленок! — рассерженно сказала мама. — Уж ты-то можешь понять: нечего напоминать ребенку о такой беде. Собирай лучше яблоки и не городи чепуху.

Все стали собирать яблоки.

Лапки Нинни снова мало-помалу приобрели свои очертания и полезли на дерево.

Стояло прекрасное осеннее утро, мордочка в тени чуть замерзла, но на солнце было тепло, почти как летом. После ночного дождя все вокруг было мокрое и отливало яркими, сверкающими красками. Когда все яблоки собрали (или стряхнули с дерева), папа вынес в сад самую большую соковыжималку, и все стали готовить яблочное пюре.

Муми-тролль вертел ручку, мама клала яблоки в соковыжималку, а папа носил банки с пюре на веранду. Малышка Мю сидела на верхушке дерева и распевала Великую яблочную песню.

Вдруг раздался звон стекла.

Бац! И посреди садовой дорожки уже лежит высокая горка пюре, ощетинившаяся осколками стекла. А рядом с горкой мелькнули лапки Нинни, которые быстро побледнели и исчезли.

— Вон оно что! — произнесла мама. — Это та самая банка, которую мы всегда отдаем шмелям. А теперь нам не придется тащить ее на луг. И бабушка моя всегда говорила, что если уж земле приходится выращивать плоды, то в конце осени надо сделать ей ответный подарок.

Лапки Нинни вернулись назад, над ними уже торчала пара худеньких коленок. Над коленками смутно мелькал подол коричневого платьица.

— Я вижу ее ножки! — закричал Муми-тролль.

— Поздравляю! — сказала Малышка Мю, выглядывая с верхушки яблони. — Все наладится. Но почему она ходит в таком табачно-коричневом платье, одна Морра знает.

Мама, кивнув самой себе, подумала о своей мудрой бабушке и о ее лечении Безошибочными домашними средствами.

Нинни едва слышными шагами кралась за муми-троллями целый день. Они оборачивались при звуках колокольчика, следовавшего за ними по пятам, и Нинни уже не казалась им такой чудной.

Вечером они почти забыли про нее. Но когда все легли спать, мама вытащила из своего сундука пунцовую шаль и стала шить из нее маленькое платьице. Когда платьице было готово, мама отнесла его в восточную мансарду, где свет был уже погашен, и осторожно повесила на стул. А потом подшила кусок оставшейся материи и завязала из нее бант для волос.

Маме было страшно весело. Это было все равно что снова шить платье кукле. А самое интересное — даже не знать, какие волосы у этой куклы — золотистые или черные.

Назавтра Нинни надела новое платьице. Она была видна уже до самой шейки и, спустившись вниз к утреннему кофе, сделала книксен и пискнула:

— Большое спасибо!

Все семейство так смутилось и разволновалось, что никто не нашелся что сказать. И кроме того, никто толком не знал, куда надо смотреть, когда разговариваешь с Нинни. Все, конечно, пытались задержать взгляд чуть повыше колокольчика, где предположительно были глазки Нинни. Но, по правде говоря, взгляд соскальзывал вниз и задерживался на том, что было видно. А это ведь не совсем вежливо.

Папа откашлялся.

— Так приятно, — начал он, — что Малютку Нинни сегодня видно гораздо лучше. Чем больше видишь, тем веселее…

Громко расхохотавшись, Мю постучала ложкой о стол.

— Хорошо, что ты начала болтать, — заметила она. — Если бы еще тебе было что сказать! Может, ты знаешь какие-нибудь интересные игры?

— Нет, — пискнула Нинни. — Но я слышала, что некоторые умеют играть.

Муми-тролль был в восторге. Он решил научить Нинни всем играм, какие только знал сам.

Выпив кофе, они втроем спустились вниз к реке и начали играть. Но Нинни оказалась совершенно несносной. Она приседала и делала книксены и совершенно серьезно произносила: «Ясное дело», причем произносила очень приятно и естественно, но при этом все совершенно определенно понимали, что играла она из вежливости, а не ради забавы.

— Ну беги же! — кричала Мю. — Выходит, ты даже прыгать не умеешь!

Тоненькие ножки Нинни послушно бегали и прыгали. Затем она снова застывала на месте, свесив ручки. Пустой вырез платья чуть пониже колокольчика казался каким-то странно беспомощным.

— Ты что, ждешь, пока тебя похвалят, а? — кричала Мю. — Чего ты такая дохлая? Хочешь, чтобы я тебя поколотила, а?!

— Лучше не надо! — покорно пискнула Нинни.

— Она не умеет играть, — озадаченно пробормотал Муми-тролль.

— Она не умеет злиться, — сказала Малышка Мю. — Это ее главный недостаток. Послушай, ты, — продолжала Мю, подступив вплотную к Нинни и бросая на нее грозные взгляды, — у тебя никогда не будет собственного лица, пока ты не научишься драться. Поверь мне!

— Ладно! — согласилась Нинни, осторожно отступая назад.

Но от ее согласия лучше не стало. Наконец они отказались от мысли научить Нинни играть. Забавные истории ей тоже не нравились. Она всегда смеялась невпопад. И на того, кто рассказывал, это действовало удручающе. Так что ее оставили в покое.

Дни шли, а у Нинни по-прежнему не было лица. Все уже привыкли к тому, что ее пунцовое платьице следует по пятам за Муми-мамой. Стоило маме остановиться, как звон серебряного колокольчика тут же умолкал, но, как только она снова шла вперед, тот начинал звонить. Чуть повыше платьица колыхался в воздухе пунцовый бант. Это производило довольно странное впечатление.

Мама по-прежнему вливала в Нинни бабушкино Безошибочное домашнее средство, но ничего не помогало. Тогда, отложив его в сторону, она подумала, что обходились же в старину без головы и, быть может, Нинни не особенно красива.

Теперь каждый мог сам по-своему представить себе ее мордашку, а это иногда способствует более близкому знакомству.

В один прекрасный день все семейство отправилось на пляж, чтобы вытащить на берег лодку: приближалась зима. Пока шли лесом, колокольчик Нинни, как всегда, звенел за ними, но, когда семейство спустилось к морю, она внезапно остановилась. Потом легла навзничь в песок и захныкала.

— Что это с Нинни? Она чего-нибудь боится? — спросил папа.

— Может, она никогда раньше не видела моря? — сказала мама.

Нагнувшись, она о чем-то пошепталась с Нинни. Потом, снова выпрямившись, сказала:

— Да, она видит море впервые и думает, что оно слишком большое.

— Из всех идиотских детенышей… — начала было Малышка Мю, но мама, строго глянув на нее, сказала:

— На себя оборотись… А теперь вытащим лодку на берег.

Они вышли на мостик купальни, где жила Туу-тикки, и постучались.

— Привет! — поздоровалась Туу-тикки. — Как поживает дитя-невидимка?

— Не хватает только мордочки, — ответил папа. — Сейчас она как раз немного не в себе, но это, наверное, пройдет. Ты не можешь подсобить капельку с лодкой?

Когда лодку вытащили на берег и перевернули килем кверху, Нинни тихонько подкралась к кромке воды и неподвижно застыла на мокром песке. Ее оставили в покое.

Усевшись на мостки, мама стала глядеть вниз, в воду.

— Ух, какой холодной кажется вода, — сказала она. И, чуть зевнув, добавила, что у них давненько не случалось ничего интересного.

Подмигнув Муми-троллю, папа скорчил жуткую гримасу и начал медленно подкрадываться к маме за ее спиной. Конечно, он вовсе не собирался бросить ее в море, как частенько делал, когда была молода. Может, он даже не собирался ее пугать, а хотел лишь чуточку позабавить малышей.

По прежде чем папа успел подкрасться к маме, послышался страшный вой, пунцовая молния метнулась на мостки, папа дико закричал и уронил в море шляпу. Нинни вонзила свои крохотные зубки-невидимки в папин хвост, а зубки у нее были острые.

— Браво, браво! — закричала Мю. — Я сама и то бы лучше не сделала!

Нинни, с маленьким, курносым, злым личиком под рыжей челкой, стояла на мостках и шипела на папу, словно кошка.

— Не смей толкать ее в это огромное, жуткое море! — крикнула она.

— Она больше не невидимка! Она больше не невидимка! — закричал Муми-тролль. — А ведь она миленькая!

— Довольно миленькая, — сказал Муми-папа, оглядывая свой укушенный хвост. — Из всех малявок, которых мне довелось видеть в жизни — с головой или без головы, — эта самая глупая, самая дурашливая, самая дурно воспитанная!

Улегшись на мостки, он попытался выловить палкой свою шляпу. И как уж это случилось, никто так и не понял, но папа поскользнулся и полетел вверх тормашками. Он тут же вынырнул и твердо встал на дно, подняв морду над водой; в ушах у него было полно тины.

— О! — вскричала Нинни. — О, до чего же весело! Нет, как чудесно! — И она захохотала так, что все мостки затряслись.

— Должно быть, она никогда раньше не смеялась, — смущенно произнесла Туу-тикки. — Сдается, малютка так у вас переменилась, что стала куда хуже Малышки Мю. Но главное — она перестала быть невидимкой.

— Это всецело заслуга моей бабушки, — сказала Муми-мама.

Туве Янссон Повесть о последнем в мире драконе

Жаркая пора лета подходила к концу, и в четверг на дне большой ямы с бурой водой, что справа от папиного гамака, Муми-тролль поймал маленького дракона.

Ясное дело, он вовсе не собирался ловить дракона. Он только пытался схватить несколько мелких насекомых, сновавших на илистом дне, чтобы посмотреть, как они шевелят ножками, когда плавают, и правда ли, что они плавают задом наперед. Но, быстро приподняв стеклянную банку, он увидел там что-то совсем другое.

— Клянусь своим хвостом! — восторженно прошептал Муми-тролль.

Держа банку обеими лапками, он смотрел во все глаза и не мог насмотреться. Дракончик был не больше спичечного коробка. Очаровательно двигая прозрачными крылышками, такими же красивыми, как плавники золотой рыбки, он плавал, описывая круги на воде.

Но ни одна золотая рыбка на свете не была так роскошно позолочена, как этот крохотный дракончик. Он весь сверкал, он блестел на солнце, его маленькая головка была ярко-изумрудная, а глаза желтые, как лимончики. Каждая из шести позолоченных лапок дракончика завершалась крошечными пальчиками, а кончик позолоченного хвостика тоже был зеленый.

Дракончик был просто изумительный.

Муми-тролль завинтил крышку с отверстиями для воздуха и осторожно сунул банку в мох. Затем лег на живот и стал рассматривать дракончика вблизи.

Тот подплывал прямо к стеклянной стенке банки и раскрывал свою маленькую пасть, усаженную крохотными-прекрохотными белыми зубками.

«Он злой, — подумал Муми-тролль, — злой, хоть и ужасно малюсенький. Как сделать, чтобы он меня полюбил?.. И что он ест? Что вообще ест дракон?..»

Взволнованный и озабоченный, Муми-тролль поднял банку и пошел домой, осторожно-преосторожно ступая, чтобы дракончик не разбился о стеклянные стенки банки. Он ведь был такой ужасающе малюсенький и хрупкий.

— Я буду о тебе заботиться и любить тебя, — шептал Муми-тролль. — Ночью ты будешь спать на моей подушке. А когда вырастешь и полюбишь меня, мы вместе будем плавать в море…

Муми-папа трудился на своей табачной плантации. Ясное дело, можно было бы показать дракончика ему. «А может, все-таки не показывать?! Пока не показывать. Может, еще несколько дней держать дракончика только для себя, чтоб он привык ко мне?! И доверить эту тайну (а пока жить в ожидании той будущей счастливейшей минуты) Снусмумрику?!»

Муми-тролль, крепко прижав банку к груди и напустив на себя самый равнодушный вид, прошел к черной лестнице.

Все остальные обитатели Долины муми-троллей копошились где-то возле веранды. Но в тот самый миг, когда Муми-тролль, крадучись, шмыгнул в дом, из-за бочки с водой высунулась Малышка Мю и с любопытством крикнула:

— Что у тебя там?

— Ничего, — ответил Муми-тролль.

— Это банка, — сказала, вытянув шейку, Мю. — А что в банке? Почему ты ее прячешь?

Муми-тролль ринулся на лестницу и вбежал в свою комнату. Он поставил банку на стол. Вода громко булькала, а дракончик, обхватив головку крылышками, свернулся, точно мячик. Медленно выпрямившись, он оскалил зубки.

— Такое больше не повторится, — обещал Муми-тролль. — Прости меня, славный мой!

Сдвинув крышку, чтобы дракончик мог как следует оглядеться, Муми-тролль подошел к двери и запер ее на защелку. Никогда ведь не знаешь, что еще выкинет Мю!

Когда он вернулся обратно к дракончику, тот уже выполз из воды и сидел на краю банки. Муми-тролль осторожно протянул лапку, чтобы приласкать его. Тогда дракончик, разинув пасть, выпустил небольшое облачко дыма. Красный язычок, словно пламя, вырвался из его маленькой пасти и так же быстро спрятался.

— Ай! — воскликнул Муми-тролль, потому что обжегся. Не очень сильно, но все-таки обжегся.

Он все больше и больше восхищался драконом.

— Ты злой? — тихонько спросил он. — Ты ужасно плохой, страшный, кровожадный, беспощадный, да? О, ты славный, дорогой, маленький мой, мой, мой!

Дракончик фыркнул.

Муми-тролль залез под кровать и вытащил коробку, в которой хранил запасы на ночь. Там лежало несколько слегка засохших блинчиков, полбутерброда и яблоко. Муми-тролль разрезал все на маленькие кусочки и разложил их на столе вокруг дракона. Тот слегка все обнюхал, презрительно посмотрел на Муми-тролля и, с поразительной быстротой кинувшись к подоконнику, напал на большую, жирную августовскую муху.

Муха, перестав жужжать, стала вместо этого тихонько постанывать. Дракон, ухватив ее своими маленькими зелеными лапками, пустил ей в глаза облачко дыма. Потом хрустнул своими белыми зубами — книпс, кнапс, — пасть его раскрылась и закрылась, проглотив августовскую муху. Дракон облизал мордочку, почесал себя за ушком, уничтожающе поглядывая одним глазком на тролля.

— Чего только ты не умеешь! — воскликнул Муми-тролль. — О моя маленькая козявка, букашка, таракашка!

В тот же миг внизу мама ударила в гонг. Бум-бом! Настало время завтрака.

— А теперь, будь добренький, подожди меня, — попросил Муми-тролль. — Я вернусь как можно скорее.

Постояв, он еще с минуту мечтательно смотрел на дракона, который ничуть не желал, чтобы его ласкали, и, прошептав: «Дружочек», быстро сбежал по лестнице и выскочил на веранду.

Мю, не успев зачерпнуть ложкой кашу, принялась за свое:

— А некоторые хранят тайны в известных мне банках.

— Заткнись! — сказал Муми-тролль.

— Можно подумать, — продолжала Мю, — что Некоторые коллекционируют пиявок и мокриц или же — а почему бы и нет — громадных тысяченожек, которые размножаются сто раз в минуту.

— Знаешь, мама, — произнес Муми-тролль, — если бы у меня появился какой-нибудь зверек, который привязался бы ко мне, то это был бы…

— Был-бы, дрыл-бы, грыл-бы, мрыл-бы, — передразнила его Малышка Мю, пуская пузыри в стакане с молоком.

— Что? — спросил папа, отрываясь от газеты.

— Муми-тролль нашел нового зверька, — пояснила мама. — Он кусается?

— Не очень больно, он слишком маленький, — пробормотал ее сын.

— А скоро он вырастет? — спросила дочь Мюмлы. — Когда его можно увидеть? Умеет он говорить?

Муми-тролль не ответил. Снова все испорчено. Ведь как должно бы быть: сначала у тебя появляется тайна, а потом ты преподносишь всем сюрприз. Но если живешь в семье, ничего не получается — ни тайны, ни сюрприза. Все всё знают с самого начала, так что никогда ничего веселого не получится.

— Я хочу спуститься к реке за кормом, — медленно и презрительно сказал Муми-тролль. Так же презрительно, как это сделал бы дракончик. — Мама, скажи, чтобы никто не смел входить ко мне в комнату. За последствия не отвечаю.

— Хорошо, — сказала мама, взглянув на Мю. — Ни одна живая душа не смеет войти в его комнату.

Муми-тролль с чувством собственного достоинства съел кашу. Потом спустился через сад к мосту.

Снусмумрик сидел у входа в палатку и рисовал пробковый поплавок. Муми-тролль посмотрел на него и снова порадовался в душе, что у него есть дракон.

— Ох-хо-хо! — сказал он. — Семья иногда жутко обременяет.

Снусмумрик, не вынимая трубку изо рта, что-то хрюкнул в знак согласия. Они молча посидели, согретые чувством мужской дружбы и взаимопонимания.

— Кстати, — вдруг сказал Муми-тролль, — встречался ли тебе когда-нибудь во время твоих путешествий какой-нибудь дракон?

— Ты, конечно, не имеешь в виду ни саламандр, ни ящериц, ни крокодилов, — заметил после долгого молчания Снусмумрик. — Ты, конечно, имеешь в виду настоящего дракона. Нет, не встречал! Они все вымерли.

— А может, — медленно произнес Муми-тролль, — может, один еще остался и кое-кто поймал его в стеклянную банку?

Подняв глаза, Снусмумрик проницательно оглядел Муми-тролля и увидел, что тот чуть не лопается от восторга и ожидания. И Снусмумрик отрезал довольно холодно:

— Не думаю.

— Возможно, он не больше спичечного коробка и извергает пламя, — зевнув, продолжал Муми-тролль.

— Не может быть, — возразил Снусмумрик.

Он умел подыгрывать и знал, как надо подготовить сюрприз.

Его друг, подняв мордочку, сказал:

— Дракончик — из чистого золота, с крохотными-прекрохотными зелеными лапками. Он мог бы стать ужасно преданным и следовать за тобой по пятам. — И, подпрыгнув, Муми-тролль закричал: — Это я нашел его! Я нашел собственного маленького дракона!

Пока они поднимались к дому, Снусмумрик прошел все стадии недоверия, удивления и восхищения. Он был просто великолепен.

Они поднялись по лестнице и, осторожно отворив дверь, вошли в мансарду.

Банка с водой по-прежнему стояла на столе, но дракон исчез. Муми-тролль искал под кроватью, за комодом, он ползал повсюду, искал и звал:

— Дружочек мой… маленький мой хутти-хутти-хутти, мое славное крошечное зернышко…

— Посмотри-ка, — сказал Снусмумрик, — он сидит на занавеске.

Дракон и в самом деле сидел на карнизе под самым потолком.

— Как он туда попал?! — испуганно воскликнул Муми-тролль. — Подумать только, а что если он свалится… Не двигайся… Подожди немного… Ни слова…

Сорвав с кровати перину и подушки, он расстелил их на полу под окном. Затем, взяв старый сачок хемуля, он поднес его прямо под нос дракона.

— Гоп-ля! — закричал он. — Цып, цып, цып! Теперь осторожно… Осторожно…

— Ты насмерть испугаешь его, — сказал Снусмумрик.

Дракончик разевал пасть и шипел. Вонзив зубки в сачок, он жужжал, как маленький мотор. И вдруг, взмахнув крылышками, начал летать по комнате под самым потолком.

— Он летает, летает! — кричал Муми-тролль. — Мой дракон летает!

— Ясное дело! — сказал Снусмумрик. — Не прыгай так! Стой смирно!

Тут дракончик остановился как раз посредине потолка. Крылышки его, точно у ночной бабочки, сильно вздрагивали. Вдруг он нырнул вниз и, куснув Муми-тролля за ухо так, что тот закричал, улетел и уселся на плечо Снусмумрика. Тесно прижавшись к его уху, он начал тарахтеть, закрыв глаза.

— Каков плутишка! — озадаченно произнес Снусмумрик. — Он совсем горячий. Что эта кроха делает?

— Он любит тебя, — сказал Муми-тролль.

После обеда вернулась домой фрекен Снорк, которая была в гостях у бабушки Малышки Мю, и тотчас узнала, что Муми-тролль поймал дракончика. Тот сидел на столе рядом с кофейной чашкой Снусмумрика и облизывал лапки. Он искусал уже всех, кроме Снусмумрика. И всякий раз, когда дракончик злился, он прожигал где-нибудь дыру.

— Ужасно миленький! — восхитилась фрекен Снорк. — Как его зовут?

— Ничего особенного, — пробормотал Муми-тролль. — Это всего-навсего дракон.

Лапка Муми-тролля осторожно двигалась по скатерти, пока не тронула одну из маленьких позолоченных ножек. Миг — и дракон взмыл ввысь, облетел веранду, зашипел и выдохнул небольшое облачко дыма.

— О, как мило! — воскликнула фрекен Снорк.

Дракончик подлетел поближе к Снусмумрику и понюхал его трубку. На скатерти, там, где он сел, зазияла круглая коричневая дыра.

— Интересно, а может он прожечь дыру и в клеенке? — спросила Муми-мама.

— Непременно, — объяснила ей Малышка Мю. — Пусть он только чуть-чуть подрастет, и он сожжет весь наш дом. Вот увидите!

Она схватила кусок торта, а дракончик, тут же налетев на нее, как маленькая позолоченная фурия, укусил ее за лапку.

— Ах, черт! — заорала Мю и шлепнула дракона салфеткой.

— За такие слова ты не попадешь в рай!.. — мгновенно завела ее сестра, дочь Мюмлы, но Муми-тролль, прервав ее, горячо воскликнул:

— Дракон не виноват! Он думал, что ты собираешься съесть муху, которая сидела на этом куске торта.

— Да ну тебя с твоим драконом! — закричала Мю, разозлившись по-настоящему. — И вовсе он не твой, он — Снусмумрика, дракону нравится только он!

На мгновение наступила тишина.

— О чем болтает эта малявка? — произнес, поднявшись, Снусмумрик. — Еще немного времени, и дракон будет знать, кто его настоящий хозяин. А ну убирайся! Лети к своему хозяину!

Но дракончик, взлетев на его плечо, уцепился за него всеми шестью лапками и тарахтел, как швейная машина. Снусмумрик взял крохотное чудовище в руки и сунул его под грелку для кофейника. Потом, отворив застекленную дверь веранды, вышел в сад.

— Он ведь задохнется, — сказал Муми-тролль и чуть приподнял грелку.

Дракончик вылетел из-под грелки, как молния подлетел к окошку, сел и, не спуская глаз со Снусмумрика, прижался лапками к стеклу. Немного погодя он начал визжать, и позолота даже на самом кончике его хвостика постепенно потускнела.

— Драконы, — неожиданно изрек папа, — исчезли из всеобщего сознания примерно семьдесят лет тому назад. Я отыскал их в энциклопедическом словаре. Вид, который сохранился дольше всех, — так называемый эмоциональный, то есть легко возбудимый, с ярко выраженной способностью к воспламенению. Эти драконы заметно упрямы и никогда не меняют своих намерений…

— Спасибо за кофе, — поднявшись, сказал Муми-тролль. — Я пойду к себе.

— Дорогой, а твой дракончик останется на веранде? — спросила мама. — Или ты возьмешь его с собой?

Муми-тролль не ответил ни слова. Он отворил дверь. Когда дракон вылетел в сад, посыпались искры, и фрекен Снорк воскликнула:

— Ой! Тебе никогда его больше не поймать! Зачем ты это сделал? Я не успела даже как следует разглядеть его.

— Можешь пойти к Снусмумрику и посмотреть, — процедил сквозь зубы Муми-тролль. — Дракон сидит у него на плече.

— Мой дорогой! — грустно сказала мама. — Мой маленький тролленок!


Только Снусмумрик успел вытащить удочку, как примчался дракон и опустился к нему на колени. Он прямо-таки извивался от восторга, что снова видит Снусмумрика.

— Зрелище для луны, — сказал Снусмумрик, прогоняя маленькое чудовище. — Брысь! Лети домой!

Снусмумрик огорченно смотрел на маленькое сверкающее созданьице, которое просто выбивалось из сил, только бы понравиться ему.

Но он, конечно, знал, что все это зря. Дракон все равно никуда не уберется. И насколько он знал, драконы могут жить до ста лет.

— Ясное дело, ты красивый, — сказал Снусмумрик. — И хорошо бы ты остался со мной. Но понимаешь, Муми-тролль…

Дракончик зевнул, взлетел на шляпу Снусмумрика, свернулся клубочком на ее изодранных полях и заснул. Снусмумрик, вздохнув, закинул рыболовную леску в реку. Новый поплавок, блестящий и ярко-красный, покачивался на воде.

Снусмумрик знал, что сегодня Муми-троллю не захочется удить рыбу. Морра[12] забери все эти напасти… Время шло.

Дракончик вылетел на охоту за мухами и снова вернулся на шляпу — отдохнуть и поспать. Снусмумрик вытащил пять красноперых плотвичек и одного угря, которого снова отпустил, потому что тот ужасно трепыхался.

К вечеру вниз по реке проплыла шлюпка. У руля сидел довольно молодой хемуль.

— Клюет? — спросил он.

— Сносно, — ответил Снусмумрик. — Далеко плывешь?

— Довольно далеко, — сказал хемуль.

— Давай сюда чалку, получишь немного рыбы, — произнес Снусмумрик. — Завернешь красноперок в газетную бумагу и поджаришь их на решетке, на горячих углях. Так они будут вкуснее.

— А что ты хочешь взамен? — спросил хемуль, не привыкший получать подарки.

Засмеявшись, Снусмумрик снял с головы шляпу со спящим на ее полях дракончиком.

— Послушай-ка, — сказал он. — Отвези вот этого как можно дальше и выпусти в каком-нибудь уютном местечке, где много мух. Шляпу сверни так, чтобы она была похожа на гнездо, и положи ее лучше всего под каким-нибудь кустом, так чтобы дракона оставили в покое.

— Это дракон? — подозрительно спросил хемуль. — А он кусается? И часто надо его кормить?

Снусмумрик вошел в палатку и вернулся назад с кофейником. Сунув на дно кофейника немного травы, он осторожно положил туда спящего дракончика и, закрыв кофейник крышкой, сказал:

— Засовывай туда мух через носик, а иногда наливай капельку воды. Не обращай внимания, если кофейник станет горячим. Вот, бери-ка! Через несколько дней сделаешь, как я велел.

— Немало работы за пять плотвичек, — кисло произнес хемуль и потянул к себе чалку.

Течение подхватило шлюпку.

— Не забудь, что я сказал тебе про шляпу, — крикнул Снусмумрик вслед хемулю. — У дракончика слабость к моей шляпе.

— Да, да, да, — ответил хемуль и исчез за излучиной реки.

«Дракон, верно, жутко искусает хемуля, — подумал Снусмумрик. — И по правде говоря, поделом ему».

Муми-тролль не появлялся до самого захода солнца. Наконец он прошел мимо.

— Привет! — сказал Снусмумрик.

— Привет, привет! — ответил Муми-тролль. — Поймал какую-нибудь рыбу?

— Так, немного. А ты не присядешь рядом со мной?

— Да нет! Я только проходил мимо, — пробормотал Муми-тролль.

Наступила тишина. Совсем новая и особенная тишина, стеснительная и неловкая. Наконец Муми-тролль спросил, ни к кому не обращаясь:

— Ну, светится он в темноте?

— Кто «он»?

— Ясное дело, дракончик. Я подумал: интересно ведь знать, светится ли такая кроха в темноте.

— Я, по правде, и не знаю, — сказал Снусмумрик. — Пойди домой и посмотри.

— Но я же его выпустил! — воскликнул Муми-тролль. — А он разве не прилетел к тебе?

— Нет, не прилетел, — ответил Снусмумрик и зажег трубку. — Эти крохотные дракончики делают все, что им взбредет в голову. То так, то эдак. А стоит им увидеть жирную муху — и они тут же забывают все, что знали и любили. Вот они какие, эти драконы. И ничего тут не поделаешь.

Муми-тролль долго молчал. Потом, усевшись в траве, сказал:

— Может, ты и прав. Хорошо, что он убрался отсюда. Да… Может, это самое правильное. Послушай-ка, этот новый поплавок… Он красивый, когда качается на воде, а? Красный!

— Да, ничего, — согласился Снусмумрик. — Я сделаю тебе такой же. Ты ведь спустишься завтра вниз ловить рыбу?

— Ясное дело, — ответил Муми-тролль. — А как же иначе!

Сказки писателей Норвегии


Пер Кристен Асбьернсон Йёрген Ингебретсен Му Принцесса с хрустальной горы


Жил-был на свете крестьянин — ни богат, ни беден. И было у него три сына. Меньшого — ты, верно, и сам догадался — Аскеладден[13] звали. Он все больше за печкой, в ящике с золой, сидел, да и слыл к тому же придурковатым.

А еще был у крестьянина высоко в горах большой зеленый луг. Поставил крестьянин там на косогоре сеновал — сено складывать.

Только в последние годы, слыхать, не больно сеновал от сена ломился. Раз в году, когда трава была особенно густой и высокой, повадился кто-то ночью ее дочиста объедать да вытаптывать. Словно табун лошадей там до самого утра пасся!

Стерпел хозяин такое раз, стерпел другой, а на третий обидно ему стало. Призвал он сынов своих да и говорит старшему:

— Спрячься ночью за сеновалом и гляди в оба. Жаль будет, коли траву опять объедят да вытопчут!

— Так и быть! — отвечает старший сын. — Посторожу я травку на лугу. Ни людям, ни скотине, ни троллям ни единой былинки не уступлю!

Только вечер настал, пошел старший сын на сеновал и сразу спать завалился. Спит — и ухом не ведет! Ночью земля вдруг как затрясется, стены и крыша сеновала как задрожат! Проснулся парень, и до того страшно ему стало! Вскочил он и кинулся бежать без оглядки. А травы на лугу снова как не бывало!

Разгневался крестьянин, на чем свет стоит старшего сына ругает. Да что поделаешь, коли сын трусом уродился!

Минул год. Крестьянин опять сынов призывает и говорит среднему сыну:

— Спрячься ночью за сеновалом и гляди в оба. Худо будет, коли нам снова сена своего не видать!

— Так и быть! — отвечает средний сын. — Посторожу я травку на лугу. Ни людям, ни скотине, ни троллям ни единой былинки не уступлю!

Только вечер настал, пошел средний сын на сеновал и сразу спать завалился. Точь-в-точь как его старший брат. Спит без задних ног. Ночью земля вдруг как затрясется, стены и крыша сеновала как задрожат! Куда сильнее, чем в прошлом году. Проснулся парень, и до того страшно ему стало! Вскочил он и кинулся бежать что есть духу. А утром травы на лугу снова как не бывало!

Разгневался крестьянин, на чем свет стоит среднего сына ругает. Да что поделаешь, коли и этот сын трусом уродился!

Минул год. Крестьянин опять сынов призывает и говорит младшему сыну Аскеладдену:

— Спрячься ночью за сеновалом и гляди в оба! Беда, коли опять у нас всю траву объедят да вытопчут.

— Так и быть! — отвечает Аскеладден. — Посторожу я травку на лугу!

Но больше ничего отцу не посулил и сразу же на луг стал собираться.

Тут братья как захохочут, чуть от смеха не лопнули.

— Это он-то травку постережет?! Ха-ха-ха! Мы и то не смогли, где уж Аскеладдену! Ему бы только в ящике с золой за печкой сидеть да греться! Замарашка этакий!

Аскеладден на их речи и внимания не обращает, в их сторону даже не глядит.

Только вечер настал, пошел младший сын на сеновал, лег на сено, но спать не спал, а все прислушивался. Час проходит, другой проходит; загремело вдруг, загрохотало — до того страшно!

«Э нет, меня не запугаешь, — думает Аскеладден. — Только бы хуже не было! А такое я выдержу!»

Немного погодя опять загремело, загрохотало, земля затряслась. Сено на сеновале так ходуном и ходит.

«Э нет, меня не запугаешь! — думает Аскеладден. — Только бы хуже не было! А такое я выдержу!»

Вскоре опять загремело, загрохотало, земля затряслась, стены и крыша сеновала задрожали, вот-вот рухнут! Потом вдруг все стихло.

«Верно, скоро опять загремит!» — решил Аскеладден.

Однако кругом по-прежнему тихо-претихо было. И чудится вдруг ему, будто у самых дверей сеновала конь ржет. Подкрался Аскеладден к дверям, в замочную скважину глянул и обомлел: там и впрямь конь оседланный стоит, сено жует. Такого рослого, ухоженного, откормленного коня Аскеладдену видеть не доводилось. А на спине у коня доспехи рыцарские медные будто солнышко сверкают.

«Ого-го-го! Стало быть, это ты нашу траву по ночам лопаешь! — подумал Аскеладден. — Не бывать больше этому!»

Схватил он огниво, что в кармане у него лежало, да через голову коня и перекинул. А была в том огниве такая волшебная сила, что конь тут же как вкопанный стал, с места двинуться не может — сам Аскеладдену в руки дался.

Вскочил крестьянский сын коню на спину и прочь поскакал. Спрятал Аскеладден коня в потайном местечке — он один о нем знал — и домой пошел.

Приходит, а братья давай над ним глумиться да насмехаться:

— Недолго же ты бока на сеновале отлеживал, если вообще там был!

— Был я на сеновале, — отвечает Аскеладден, — до самого восхода солнышка. Только ночью ничего не видал и не слыхал. Ума не приложу, кто вас так напугал!

Братья рассердились:

— Ладно, поглядим, хорошо ли ты зеленый луг сторожил!

Пришли они на зеленый луг, а трава там по-прежнему густая и высокая.

Невзлюбили братья Аскеладдена, ходят — носы от него воротят. А Аскеладдену хоть бы что: за печкой сидит, песенки напевает.

Минул год. Пришла пора траву на лугу зеленом сторожить. Не хотят старшие братья на сеновал идти: насмерть в первый раз перепугались, забыть про то никак не могут. Один Аскеладден ничего не боится!

Снова пошел он на сеновал, лег на сено и прислушался. Загремело вдруг, загрохотало, земля затряслась. Потом второй раз, третий! Только гремело и грохотало куда сильнее, чем в прошлом году. А потом разом тихо-претихо стало! И слышится Аскеладдену, будто у самых дверей сеновала конь ржет. Подкрался он к дверям, в замочную скважину глянул и обомлел: там и впрямь конь оседланный стоит, сено жует. Такого рослого, ухоженного, откормленного коня Аскеладдену видеть не доводилось. Куда прежнему до этого! А на спине у коня доспехи рыцарские чистого серебра будто звезды горят!

«Ого-го-го! Стало быть, это ты нашу траву по ночам лопаешь! — подумал Аскеладден. — Не бывать больше этому!»

Схватил он огниво, что в кармане у него лежало, да через гриву коня и перекинул. Конь тут же как вкопанный стал, будто кто в цепи его заковал, — сам Аскеладдену в руки дался.

Вскочил крестьянский сын коню на спину и прочь поскакал. Спрятал он коня в потайном местечке, где первый пленник его стоял, и домой пошел.

Приходит, а братья давай над ним, как и в прошлый раз, глумиться да насмехаться:

— Ну как там нынче на зеленом лугу? Ни травинки, верно, не осталось?!

— А вы сами посмотрите! — отвечает Аскеладден.

— Ладно, поглядим, хорошо ли ты зеленый луг сторожил! — рассердились братья.

Пришли они на зеленый луг, а трава там по-прежнему густая и высокая.

Что тут с братьями сделалось! Видеть младшего не могут, носы от него воротят. А Аскеладдену хоть бы что: за печкой сидит, песенки напевает.

Еще год минул. Пришла пора траву на лугу зеленом сторожить. Не хотят старшие братья на сеновал идти: насмерть в первый раз испугались, забыть про то никак не могут. Один Аскеладден ничего не боится!

Снова пошел он на сеновал, лег на сено, прислушался. Загремело вдруг, загрохотало, земля затряслась. Потом второй раз, третий! Только гремело и грохотало куда сильнее, чем в прошлом году. Последний раз как грохнет — Аскеладден к другой стенке сеновала отлетел! А потом разом тихо-претихо стало! И чудится Аскеладдену, будто у самых дверей сеновала конь ржет. Подкрался он к дверям, в замочную скважину глянул и обомлел: там и впрямь конь оседланный стоит, сено жует. Такого рослого, ухоженного, откормленного коня Аскеладдену видеть не доводилось. Куда двум прежним до этого! А на спине у коня доспехи рыцарские чистого золота будто месяц сияют!

«Ого-го-го! Стало быть, это ты нашу траву по ночам лопаешь! — подумал Аскеладден. — Не бывать больше этому!»

Схватил он огниво, что в кармане у него лежало, да через хвост коня и перекинул. Конь тут же как вкопанный стал, будто кто его к земле пригвоздил, — сам Аскеладдену в руки дался.

Вскочил крестьянский сын коню на спину и прочь поскакал. Спрятал он коня в потайном местечке, где два других его пленника стояли, и домой пошел.

Приходит, а братья снова давай над ним глумиться да насмехаться:

— Ну, нынче ты, видать, на совесть зеленый луг сторожил! Глаза до сих пор продрать не можешь!

— Пойдите сами посмотрите! — отвечает Аскеладден.

Пришли они на зеленый луг, а трава там по-прежнему густая и высокая.

Обозлились братья, что Аскеладден их умнее да удачливее, ходят — носы от него воротят. А Аскеладдену хоть бы что: за печкой сидит, песенки напевает.

Слышат вдруг братья: кто-то по дороге скачет. Выбежали они за ворота, а навстречу им — гонец королевский на вороном коне мчится и громко возвещает:

— Тому, кто на вершину Хрустальной горы трижды верхом на коне въедет и трижды золотое яблоко из рук королевской дочери вырвет, король отдаст ее в жены и полкоролевства в придачу!

Гонец протрубил и дальше помчался — по всей стране и в иноземных государствах волю королевскую возвещать.

Призадумались братья. Знали они, что принцесса — красоты неописуемой. Кто на нее глянет, тотчас жениться готов, даже без всякого приданого. А тут еще пол королевства в придачу! Все принцы и рыцари небось тотчас теперь к Хрустальной горе кинутся. А гора эта высокая-превысокая, крутая-прекрутая, да к тому же гладкая и скользкая, будто ледяная. Туда не то что на коне верхом — ползком не поднимешься! А королевская дочка на самой вершине сидит!

Все же решили старшие братья счастья попытать, к королевскому двору отправиться. Аскеладден тоже было за ними увязался. А они как закричат:

— Ты что?! Никак прямо из ящика с золой к королевскому двору собрался! Да если ты, урод и грязнуля, с нами пойдешь, нас на смех поднимут!

— Больно надо мне с вами идти! — отвечает Аскеладден. — Я и один могу!

Отправились старшие братья к королевскому двору. А младший где-то сзади один плетется.

Шли братья, шли и пришли к Хрустальной горе. А там принцев и рыцарей со всего света видимо-невидимо — один другого краше, один другого нарядней. Кони под ними рослые, сильные, так и приплясывают. И каждый принц и рыцарь об удаче мечтает: уж кому-кому, а ему-то принцесса и полкоролевства непременно достанутся.

Гарцуют всадники на взмыленных конях, на Хрустальную гору въехать стараются. Да все зря. Только конь на гору ступит, ноги у него, как на льду, разъезжаются. Ни один конь выше нескольких футов[14] не поднялся.

До самого вечера принцы и рыцари счастья пытали, по многу раз вверх и вниз скользили, а все без толку. Пришлось им под конец отступиться.

Король уже объявить собрался, что состязание на следующий день заново начнется. Тогда дело, может, лучше сладится. Но тут вдруг, откуда ни возьмись, еще один рыцарь верхом на коне скачет. Никто такого доброго коня никогда прежде в глаза не видывал. О самом рыцаре и говорить нечего, до того собой хорош! Доспехи его, седло и уздечка конские — медные, на солнце так и сверкают!

Стали тут ему рыцари и принцы кричать:

— Не трудись — на Хрустальную гору никому не въехать! Ничего и у тебя не выйдет!

Но рыцарь в медных доспехах будто и не слышит — к Хрустальной горе подскакал и наверх махнул, все выше и выше поднимается, словно ему это нипочем. Но только треть горы одолел — взял вдруг да и поворотил коня. Стал вниз съезжать.

Рыцарь этот очень королевской дочери приглянулся. Такого пригожего статного молодца ей никогда прежде видеть не доводилось. Пока рыцарь в гору поднимался, у нее одно было на уме: «Только бы на вершину въехал! Только бы въехал!»

А когда рыцарь коня поворотил, не удержалась принцесса — бросила ему золотое яблоко вслед. Оно рыцарю в карман и попало.

Всадник тем временем с горы спустился и тут же прочь ускакал — только его и видели!

В тот же вечер всем принцам и рыцарям велено было к королю явиться: пусть тот, кто золотое яблоко добыл, королю его покажет. Стали принцы и рыцари один за другим к королю являться, но ни у кого из них золотого яблока не было.

Вернулись ночью старшие братья домой и давай Аскеладдену рассказывать: «Поначалу-то никто из женихов на гору взобраться не мог. Но вот явился рыцарь: доспехи его, седло и уздечка конские — медные, так и сверкают, издалека видно, а уж как верхом ездить умеет! На целую треть в гору поднялся, мог бы и на вершину махнуть, коли б захотел. А он коня назад поворотил! Решил, видно, что на первый раз хватит. Королевская дочка этому рыцарю вслед золотое яблоко кинула».

— Вот бы мне на того рыцаря поглядеть, — молвил Аскеладден. Он, по обыкновению своему, в ящике с золой сидел.

— Поглядеть на него хочешь! — захохотали братья. — Где тебе со знатными господами рядом стоять! Урод ты этакий, грязнуля! Уж лучше в своем ящике сиди!

На другой день братья снова на королевский двор собираются. Аскеладден тут как тут:

— Нельзя ли и мне с вами пойти, на принцев и рыцарей поглядеть — как они на гору въезжают.

— Куда тебе! — закричали братья. — Уж больно ты страшен!

— Ладно! — отвечает Аскеладден. — Я и один могу!

Братья к Хрустальной горе подъехали, а там уже принцы и рыцари снова счастья пытают: коней, видать, заново подковали, на гору подняться стараются.

До самого вечера женихи от горы не отходили, по многу раз вверх и вниз скользили, но все равно выше нескольких футов ни один из них не поднялся. А когда кони вовсе из сил выбились, пришлось принцам и рыцарям отступиться.

Король уже объявить собрался, что состязание на следующий день заново начнется. Тогда дело, может, лучше сладится. А потом решил подождать: авось снова рыцарь в медных доспехах явится.

Вдруг, откуда ни возьмись, новый рыцарь верхом на коне скачет. Конь под ним добрый, коня с медной уздечкой куда краше. Доспехи рыцарские, седло и уздечка конские — чистого серебра, на солнце так и сверкают.

Стали тут ему рыцари и принцы кричать:

— И не пытайся на Хрустальную гору въехать, все равно ничего не выйдет!

Но рыцарь в серебряных доспехах слушать их советов не стал — к Хрустальной горе подскакал, махнул наверх и еще выше рыцаря в медных доспехах поднялся. Но только две трети горы одолел — взял вдруг да и поворотил коня. Стал вниз съезжать.

Рыцарь этот королевской дочке куда больше вчерашнего жениха приглянулся. И пока он в гору поднимался, у нее одно было на уме: «Только бы он на вершину въехал! Только бы въехал!»

А когда рыцарь коня поворотил, не удержалась принцесса — бросила ему второе золотое яблоко вслед. Оно рыцарю в карман и попало.

Всадник тем временем с горы спустился и тут же прочь ускакал — только его и видели!

В тот же вечер всем принцам и рыцарям снова велено было к королю явиться: пусть тот, кто золотое яблоко добыл, королю его покажет. Стали принцы и рыцари один за другим к королю являться, но ни у кого из них золотого яблока не было.

Как и в прошлый раз, вернулись ночью старшие братья домой и давай Аскеладдену рассказывать: «Поначалу-то никто из женихов на гору взобраться не мог. Но вот явился рыцарь: доспехи его, седло и уздечка конские — чистого серебра, так и сверкают, издалека видно, а уж как верхом скачет! На две трети в гору поднялся. Королевская дочка ему вслед золотое яблоко кинула!»

— Вот бы мне на того рыцаря поглядеть! — молвил Аскеладден. — Он, по обыкновению своему, в ящике с золой сидел.

— Тот рыцарь как раз тебе под стать! — захохотали братья. — Урод ты этакий, грязнуля! Уж лучше в своем ящике сиди!

На третий день было все так же, как и в первые два дня. Аскеладден хотел с братьями к королевскому двору отправиться, поглядеть, как принцы и рыцари состязаются. Но старшие братья его с собой не взяли. Вот и поплелся он за ними следом.

Пришли братья к Хрустальной горе, а там — все по-прежнему. До самого вечера женихи от горы не отходили, по многу раз вверх и вниз скользили, но все равно выше нескольких футов ни один из них не поднялся. Одна надежда была: может, снова рыцарь в серебряных доспехах явится. Да только никто его не видал и никто о нем ничего не слыхал.

Вдруг, откуда ни возьмись, новый рыцарь верхом на коне скачет. Конь под ним добрый — никому еще такого видеть не доводилось. Доспехи рыцарские, седло и уздечка конские — чистого золота, на солнце так и сверкают.

И до чего ж тот рыцарь был хорош! Все прочие рыцари с принцами просто онемели, рта открыть не могут, не то что крикнуть: «И не пытайся на Хрустальную гору въехать, все равно ничего не выйдет!»

Подскакал рыцарь к Хрустальной горе, да разом на самую вершину горы и махнул. Королевская дочка про себя даже пожелать не успела, чтобы он наверх поднялся, а он уже тут как тут, выхватил золотое яблоко у нее из рук, коня поворотил, вниз с горы съехал и тут же прочь ускакал — только его и видели.

Вернулись ночью старшие братья домой и давай Аскеладдену рассказывать: «Поначалу-то опять никто из женихов на гору взобраться не мог. Но вот явился рыцарь в золотых доспехах. Такого пригожего рыцаря на всем белом свете не сыщешь! А уж как верхом скачет! На самую вершину горы поднялся и у королевской дочери третье яблоко из рук вырвал!»

— Вот бы мне на того рыцаря поглядеть, — молвил Аскеладден.

— Твое дело — в ящике с золой сидеть! — захохотали братья. — Урод ты этакий, грязнуля! Копайся в золе и помалкивай.

На другой день всем женихам велено было к королю явиться: пусть тот, кто золотое яблоко добыл, королю его покажет. Стали принцы и рыцари один за другим к королю являться, но ни у кого из них золотого яблока не было.

— Где же это яблоко? — удивился король. — Ведь все видели, как рыцарь в золотых доспехах на вершину горы поднялся и яблоко из рук принцессы вырвал! Да и два других яблока неведомо куда девались.

И повелел король: пусть все до единого жители его страны к нему в замок явятся. Надо же узнать, кто яблоки золотые у себя прячет!

Собралось в замке людей видимо-невидимо. Но ни у кого золотых яблок не было.

Братья Аскеладдена в замок пришли считай что последними. Вот король их и спрашивает:

— Все ли явились в замок? Не осталось ли еще кого в моем государстве?

— Да есть еще один, — отвечают они ему, — то брат наш меньшой. Только у него золотых яблок и быть не может. Он вчера весь день в ящике с золой просидел.

— Все равно, — говорит король. — Раз все остальные в замке побывали, пусть и он придет.

Делать нечего, пришлось Аскеладдену на королевский двор идти.

— Есть у тебя золотое яблоко? — спрашивает король.

— Есть, — отвечает Аскеладден. — Вот одно, вот другое, а вот и третье. — И вынимает он все три яблока из своего кармана.

Скинул младший брат черные закопченные лохмотья, а под ними золотые доспехи сверкают. Залюбовались все пригожим рыцарем.

Обрадовался король и говорит:

— Получишь в жены дочку мою и полкоролевства в придачу.

А потом и свадьбу сыграли — веселую-превеселую. Наверное, без состязания на той свадьбе тоже не обошлось. Хоть и не смогли принцы и рыцари на Хрустальную гору въехать, сражаться-то они умели! И коли они друг друга не перебили, то, верно, еще до сих пор бьются.

Пер Кристен Асбьернсон Йёрген Ингебретсен Му Шкипер и черт по прозвищу Старый Эрик

Жил когда-то в Сокнадале шкипер Арне. Плавал он по всем морям и фьордам на своей шхуне, лес возил. Случалось ему даже в Китай заходить и в другие дальние страны. За что ни возьмется Арне, во всем ему сопутствует удача. Дальше его в море никто не ходил. И всегда был ему попутный ветер. Поговаривали даже, что куда шкипер свою зюйдвестку[15] повернет, туда и ветер подует. Ни у кого не бывало таких выгодных сделок, как у него, и никто не загребал столько денег: далеры и кроны[16] будто сами ему в руки плыли.

Но никто не завидовал шкиперу. Люди любили Арне как брата или отца. Помогал он в приходе всем и каждому, корабельщиков на своей шхуне тоже не обижал.

Вот плывет шкипер однажды по Северному морю. Плывет на всех парусах, будто и шхуна, и кладь не свои у него, а ворованные. Ясно: уйти от кого-то хочет. Только от того, кто за ним гнался, не убежишь. А был это страшный черт по прозвищу Старый Эрик.

Хочешь знать, как все было? В прежние времена, когда шкипер и сокнадальцы в бедности жили, решил Арне землякам помочь и заключил договор со Старым Эриком. Ну а какой с чертом договор — сам знаешь: за деньги и удачу подавай ему взамен душу!

Вот и настал день, когда договору срок вышел. Плывет шкипер по Северному морю и ждет: вот-вот Старый Эрик за его душой явится. Потому и шел на всех парусах.

Не хотелось Арне к черту в лапы угодить, ой, как не хотелось! Ломал шкипер голову, ломал и вот что надумал.

Поднялся он на палубу, глянул на море — не видать ли Старого Эрика. Нет, пока что не видать! Кликнул тогда Арне корабельщиков и говорит:

— Спускайтесь живо в трюм да сделайте две пробоины в днище. А как вода в трюме пробоины закроет, несите насосы и вгоняйте их в дырки поплотнее. Никто обмана и не заметит.

— Чудная работенка!

Но сделали все, как шкипер велел: пробили две дырки в днище, вогнали насосы поплотнее, чтоб ни единая капля воды в то место, где кладь лежит, не просочилась.

Только кончили работу, только успели стружки за борт выкинуть, поднялась буря, закипело море, закачалась шхуна. Примчался вместе с ветром Старый Эрик, схватил шкипера Арне за ворот и хотел с ним прочь умчаться. А тот ему и говорит:

— Стой, хозяин! Дело не к спеху!

Запустил тут Старый Эрик когти шкиперу в ворот, а Арне от него отмахивается, изо всех сил его линьком[17] по когтям хлещет и приговаривает:

— Уговор наш помнишь? Не ты ли обещался, что на шхуне никогда течи не будет? А сам меня обманул. Погляди, трюм водой залит, вода в насосах на семь футов стоит! Можешь сам смерить! А ну выкачивай воду, дьявол! Выкачаешь досуха, тогда и бери мою душу!

Черт туда-сюда, а делать нечего. Принялся он воду выкачивать. Качает, качает, пот с него ручьем так и льет, а корабельщики над ним потешаются:

— Приладить бы ему мельничье колесо пониже спины, враз бы заработало!

Старый Эрик на них и не глядит, что есть силы старается. Да все без толку; только из моря в море воду насосом перекачивает, а в трюме вода никак не убывает. Устал черт, вовсе из сил выбился и чуть живой да злющий-презлющий поплелся к своей прабабке-чертовке отдыхать.

С тех пор оставил Старый Эрик шкипера в покое. И коли Арне еще не помер, то, верно, и по сей день по морям на шхуне плавает. Куда свою зюйдвестку повернет — туда и ветер подует.

Сигрид Унсет Жили в землянке петух да кошка…

Жили-были петух да кошка. Жили они в землянке, и была у них чудо-мельница. Стоило им только ручку той мельницы повернуть да молвить что им надобно, как мельница в тот же миг все, что они только пожелают, и намелет: кофе и бутерброды, пирожки и молоко, шоколад и вино, жаркое и суп, вафли и рыбные котлетки… Так что мельница им в радость была.

Случилось так, что однажды прогуливался король с премьер-министром. И проходили они мимо землянки, где петух с кошкой жили.

— Вот уж бедняги, — сказал король. — Верно, в столь жалкой землянке самый что ни на есть нищий люд живет. Ох, пойди-ка туда, премьер-министр, и пожалуй тем, кто там живет, тысячу крон от короля.

— О, деньги им ни к чему, — молвил премьер-министр. — У тех, кто в этой землянке живет, богатств больше, чем у самого короля! А живут там петух да кошка, и есть у них мельница, волшебная-преволшебная.

И поведал премьер-министр королю, что это за мельница.

— Я ее куплю! — воскликнул король. — Будь она у меня — не пришлось бы мне голову ломать, чем солдат своих кормить и где жалованье им взять.

Пошли они тут же оба в землянку и сказали кошке, что одна в землянке сидела — король, мол, желает мельницу за сто тысяч крон купить.

— Нет, — ответила кошка, — раз петуха дома нет, я продать мельницу не смею, надобно мне сперва у него спросить.

— Стану я спрашивать у какого-то там петуха-оборванца! Ведь я — король! И коли я желаю мельницу купить, ваше с петухом дело мне ее тут же и продать!

Схватил он мельницу, положил деньги на стол, да и был таков. А кошка-бедняжка так испугалась, что и слова вымолвить не смеет.

Вернулся петух домой, а кошка-то ужин ему не приготовила! Разгневался петух, да и говорит:

— До чего ж ты, старуха, ленива. Свет такой не видывал! Надобно всего лишь ручку мельницы, что на столе стоит, повернуть! Я еще домой иду, а ужин уже готов.

— Милый, пригожий мой дружок, не гневайся на меня, не виновата я! — говорит кошка. — Явился к нам сам король, да нашу мельницу и забрал.

И рассказала она петуху, как все было.

Еще больше разгневался петух, да и говорит:

— Коли дозволила королю со двора с нашей мельницей уйти, ступай немедля в замок и забери ее обратно. А не отдаст король мельницу подобру-поздорову — выцарапай ему глаза!

Делать нечего, как ни страшно кошке, а пришлось ей к королю идти. Но не успела она в замок на горе подняться и сказать, зачем пришла, как королевские солдаты ее из замка выгнали. Да еще злых королевских собак на нее натравили. А те как за ней помчатся! Испугалась кошка и кинулась вверх, на дерево, да на веточку наткнулась и оба глаза себе выколола. И так она злых королевских собак боялась, что просидела на дереве, пока ночь не наступила.

А как вернулась кошка домой к петуху, не услышала она от него в утешение ничего, кроме как:

— Не видать нам ни мельницы нашей, ни глаз твоих, покуда я сам к королю за ними не схожу.

Наутро пустился петух в путь. И был он так зол, что все свои перья распушил, да и сам распетушился.

Вскоре повстречалась ему по дороге лиса.

— Здравствуй, петух! — поздоровалась лиса. — Куда путь держишь, куда мчишься?

— Да вот зван я на королевский двор на пир, — отвечает петух.

— Милый, любезный ты мой петушок, не принесешь ли ты с пира немного еды и для меня? — спросила лиса. — Я так голодна, целых три дня у меня в пасти росинки маковой не было.

— Нет, не могу, — отвечает петух. — Нет такого обычая — с пира съестное уносить. Однако же могу взять тебя с собой в королевский замок. Может статься, я тебя мимо королевских стражников туда проведу. Залезай покуда ко мне в брюхо!

Разинул тут петух изо всех сил клюв, а лиса проскользнула к нему в брюхо, да и уселась там. А петух раздулся и стал во много раз больше, чем был. Суровый и упрямый двинулся он дальше.

Вскоре повстречался ему по дороге еще и волк.

— Здравствуй, петух, — поздоровался серый волк. — Куда путь держишь, куда мчишься?

— Да вот зван я на королевский двор на пир, — отвечает петух.

— Любезный, добрый ты мой петушок, не принесешь ли ты с пира немного еды и для меня? Я так голоден, целых три недели у меня в пасти маковой росинки не было.

— Ты, верно, не в себе, — отвечает петух. — Нет такого обычая с пира съестное уносить. Однако же могу взять тебя с собой в королевский замок. Может статься, я тебя мимо королевских стражников туда проведу. Залезай покуда ко мне в брюхо!

Разинул тут петух снова клюв — раз, а серый волк у него в брюхе сидит. А петух раздулся и стал много больше да толще, да еще злее. Крыльями бьет, кукарекает, перья распушил, сам распетушился, да и дальше пошел. Шел он шел, и попадается ему навстречу медведь.

— Здравствуй, петух! — говорит медведь. — Куда путь держишь, куда мчишься?

— О, зван я на королевский двор на пир, — отвечает петух.

— Любезный, милый ты мой петушок, не принесешь ли ты мне с пира немного еды? — попросил медведь. — Я так голоден, целых три месяца у меня в пасти маковой росинки не было.

— Нет, не могу, — отвечает петух. — Нет такого обычая — с пира съестное уносить. Однако же могу взять тебя с собой в замок, попытаться королевских стражников обмануть да провести тебя туда. Полезай покуда ко мне в брюхо!

Разинул тут петух изо всех сил клюв, да и проглотил медведя. И уселся тот у него в животе вместе с лисой да серым волком.

Стал тут петух огромным да толстым, злым да несговорчивым. Крыльями бьет да машет до того страшно, что как увидели его королевские стражники, так и прочь побежали и по углам попрятались. А он прямо к королю в горницу влетел.

— Кукареку, король-ворюга! Подавай сюда мельницу, что ты у кошки украл, да поскорее! — закричал он.

Позвал тут король своих солдат и молвил: пусть этого дерзкого петуха схватят и отнесут в гусиный хлев. И пусть сотня злобных королевских гусей петуха в клочья разорвет.

Сказано — сделано. Притащили солдаты петуха в гусиный хлев. Подбежали тут к нему королевские гуси и стали рвать его своими клювами в клочья. А петух как закричит:

— Вылезай-ка, лиса, королевское угощение готово!

Разинул тут петух клюв, выскочила лиса и давай драть да трепать гусей! Не прошло и часа, как всем королевским гусям конец пришел.

А как наелась лиса досыта, петух ей и говорит:

— Лучше тебе убраться подобру-поздорову, прежде чем сюда король явится и увидит, какая ты жадная и что ты тут натворила. Не желаю я брать на себя вину за то, что ты со мной на королевский пир явилась.

Нашла тут лиса лаз в хлеву, выползла из него да и помчалась прямо в лес.

Наутро велит король своим гусопасам, чтобы спустились они к гусям да и вымели все перья до единого и все, что осталось от того петуха, которого посадили вчера в гусиный хлев. Но только они двери открыли, как петух мимо них пролетел и прямиком к королю.

— Кукареку! — кричит он. — Ах ты король-ворюга! Отдай мельницу, что ты у кошки украл, а не то придется тебе не лучше, чем твоим гусям!

А как увидел король, что лиса с его гусями натворила, испугался. Однако же солдат своих позвал да и велел им мерзкого петуха схватить и отнести его в овчарню. И пусть сотня злых королевских баранов этого петуха насмерть забодает.

Но не успел петух в овчарне очутиться, как заорал:

— А ну, волк, выходи, королевское угощение готово!

Задрал тут волк всех королевских баранов насмерть, а как наелся досыта, петух ему и говорит:

— Уходи-ка ты подобру-поздорову, раз ты такой жадный и жестокий. Не желаю я больше тебя видеть.

А наутро, когда овчар собирался выпустить баранов на пастбище, проскользнул петух мимо него — да прямо к королю.

— Кукареку, король-ворюга! — закричал он. — Отдашь ты мне наконец мельницу, что ты у кошки украл?! А не то я сделаю с тобой то же самое, что с твоими баранами!

Ну и испугался король, как в овчарню заглянул!

Позвал он тогда своих солдат и приказал им схватить петуха и посадить его в хлев. А была там у короля сотня свирепых быков. Уж они-то наверняка сумеют с этим мерзким, бессовестным петухом покончить.

Однако же не успел петух в хлев попасть, как все свирепые быки кинулись на него, а он как закричит:

— Вылезай, медведь, угощение готово!

Разинул петух клюв и выпустил медведя.

Ринулся тот на свирепых быков, да и задрал их всех до единого. А как наелся медведь, петух ему и говорит:

— Убирайся-ка ты лучше подобру-поздорову, раз ты такой жадный и жестокий и так на пиру бесчинствовал! Не желаю я за это ответ держать!

Пробил тут медведь лаз в стене — да и был таков.

А утром является король в хлев вместе со своими людьми. Надо было им в хлеву прибраться. «Уж теперь-то, — думал король, — ни единого перышка от этого мерзкого петуха не осталось». И видит король: сидит петух на куче бычьих останков, крыльями хлопает, пыжится, петушится и поет:

— Кукареку, король-ворюга! Отдашь ты мне наконец мельницу, что ты у кошки украл?! А не то я всех твоих солдат перебью! Точь-в-точь как сотню твоих злых гусей, да сотню злых баранов, да сотню злых твоих быков в придачу!

Испугался тут король и просит солдат поскорее мельницу принести и мерзкому петуху ее вернуть.

— Да приглядите, чтоб он бы с королевского двора убрался! Да поскорее! И заприте хорошенько за ним все двери и ворота! А не то накличет он на нас на всех беду!

Получил тут петух свою мельницу, да и домой отправился. А по дороге взлетел он на дерево, где кошачьи глаза на веточках висели, и захватил их с собой. Пришел он домой и перво-наперво вставил кошке глаза, а потом и говорит:

— Вот видишь, добыл я нашу мельницу обратно.

И стала мельница вновь молоть им и кофе, и бутерброды, и молоко, и шоколад, и пряники, и жаркое, и вино, и соки, и рыбные котлетки — все, чего душе угодно.

С тех пор зажили петух с кошкой в землянке припеваючи. И никто больше и думать не смел, чтобы мельницу у них отобрать. Жили они долго и счастливо, а коли не померли, то и сейчас еще живы.

Ингер Маргрете Гордер Люди на деревьях

Каждую ночь — от одного полнолуния до другого — в один из домов Селения заползала ядовитая змея. Каждую ночь наведывалась она в какой-нибудь дом и повсюду жалила насмерть молодых цветущих женщин. Никто не в силах был спастись от укуса змеи… Даже Лекарь оказался бессилен. Однажды в полночь и к нему в дом наведалась змея, и он потерял самую юную и прекрасную из своих дочерей…

Горе царило в Селении, горе все росло и росло, как солнце, всходящее над горизонтом… К кому приползет змея, когда тьма поглотит Селение?

Змея, напившись человеческой крови, обретала силу и мощь и приносила потомства больше, чем когда-либо… По утрам у того дома, где ночью была насмерть ужалена женщина, все кишмя кишело змеенышами. Ранним утром змееныши походили на личинки, но, как только начинало пригревать солнце, вся эта мелюзга превращалась в змей, таких жирных и огромных, что люди не могли пройти мимо них на двор собственной усадьбы. Только те семьи, которых еще не навещали смертоносные змеи, осмеливались выходить из дому. Но вскоре наступал и их черед…

И тогда Вождь, который все еще бесстрашно и свободно разгуливал по холму, и Лекарь, что не мог спасти даже свою любимую дочь, решили, что все здешние жители должны переселиться в другое место.

— Переселиться? — поднялся страшный крик. — Куда переселяться? Разве наши предки не жили здесь и не трудились столько сезонов дождей, что и не счесть?

— Но вы же уже здесь не трудитесь, — возразил Вождь. — Змей становится все больше и больше, они чувствуют себя свободно на нашей земле, вы же — заперты в своих домах, и дальше так продолжаться не может. Змеи победили людей.

Люди соглашались с Вождем, но куда они могли уйти? Разве есть на свете какое-то другое селение, где они могли бы жить? И Вождь думал о том же.

— Всё так, как вы говорите, — говорил он угасшим голосом. — В округе нет места, куда можно было бы перебраться. Что станем делать, Лекарь?

Все повернулись к Лекарю, который славился своим необыкновенным умом.

— Мы не покинем эти места, — твердо сказал он.

Вздох облегчения пронесся в толпе. Указав на гигантские эвкалипты, папайи, кокосовые пальмы, окружавшие Селение, Лекарь продолжил:

— Мы спасемся бегством. Там, на деревьях, мы будем в безопасности. Вы прекрасно знаете, что змеи, изгнавшие нас с земель наших предков, слишком тяжелы и ленивы, они не могут ни карабкаться, ни ползать по деревьям…

Толпа стихла. Никто не мог пошевелить даже пальцем, а лица людей сделались каменными. И вдруг началось ликование. Кричали молодые и старые. Люди перепрыгивали через змей и плясали вокруг Лекаря…

— Мы будем жить на деревьях! Мы согласны! Да! Да!

Вот так и случилось, что люди из селения, получившего имя «Змеиное жало», стали жить на деревьях. Никогда больше не спускались они на землю, потому что змеи давным-давно захватили их дома. А на высоких и крепких деревьях люди ни в чем не знали нужды. На деревьях было всё, что им нужно для жизни: сочная папайя, ароматные лимоны, всевозможные орехи. Ночная роса заменяла им воду, а цветы давали прекраснейший нектар, который пчелы превращали в мед… Когда люди переселились на деревья, птицы стали их ближайшими друзьями, а обезьяны нянчились с маленькими детьми… Листва защищала от солнца древесных жителей, а те из них, кто хотел иметь одежду, мастерили себе накидки из огромных пальмовых листьев.

Теперь, став древесными жителями, люди чаще ходили в гости друг к другу: куда веселее прыгать с дерева на дерево, чем прокладывать тропки от одной хижины до другой. А змеи, оставшиеся на холме, злились и завидовали людям, потому что никто никогда не учил их, как надо жить в человеческих домах, когда их покинули хозяева и в них стало так неуютно…

И вот однажды мимо нового Селения, где жили древесные люди, проходил Странник.

— Берегитесь змей! — кричали ему люди с деревьев.

Но Странник, похоже, не боялся змей, он что-то прошептал и швырнул немного белого порошка туда, где копошились жирные чудища. Те, недовольно шипя, отползли в сторону.

Затем, подняв голову, Странник сказал древесным жителям:

— Хотите, я дам вам немного своего порошка, а вы мне взамен — кокосовые орехи.

— А на что нам твой порошок? — удивленно спросили люди на деревьях.

— Если вы посыплете этим порошком дерево, его плоды вырастут гораздо крупнее, — ответил Странник, — а его листва станет гуще и листья надежно укроют вас, когда налетят муссоны.

— О, — защебетали мальчишки и девчонки, — часто, когда моросит дождь, мы промокаем насквозь… Дай нам немного порошка!

— Орехи и плоды станут гораздо больше, — продолжал Странник, — а цветы дадут нектар куда слаще, чем вы пьете теперь…

И сделка состоялась…

Все получилось так, как обещал Странник, и год за годом жизнь на деревьях становилась все сытнее и сытнее…

…Но вот однажды, проснувшись, древесные люди обнаружили, что пчелы улетели, оставив после себя пустые ульи…

— Почему они исчезли? — удивились люди. — Разве они не почувствовали, что теперь в цветах гораздо больше нектара и он стал слаще, чем раньше?

И людям на деревьях стало недоставать меда…

На другой год исчезли мелкие пташки… Уж это было вовсе досадно! Глупые птицы! Разве не почувствовали они, что зелень на деревьях стала гуще, чем прежде? Люди были возмущены.

Однажды дети пожаловались:

— Сегодня утром пропали муравьи! Исчезли. Все до единого!

Дети любили лакомиться муравьями и грызли их целыми днями напролет.

— Может, поэтому и птицы улетели? — спрашивали малыши. — Ведь теперь, когда нет муравьев, птицам не найти корма для своих птенцов…

— Ну уж нет, — возразили самые старые и мудрые из древесных жителей. — Не такие уж они лакомки, как вы… Птенцы будут рады любым насекомым, а уж насекомых на наших деревьях полным-полно.

— Где же? Где? — заорали малыши.

Оглядевшись вокруг, взрослые испугались.

Они и не заметили, что все насекомые исчезли с деревьев. Немудрено: взрослые были так заняты, поглощая толстенные плоды папайи и сок из гигантских кокосовых орехов…

Но у детей были и другие жалобы…

— Здесь стало так тихо и скучно! Не жужжат пчелы, не щебечут птицы, нет ни бабочек, ни мотыльков! У нас остались одни обезьяны, но вот увидите: и они тоже исчезнут! Смотрите, на огромной кокосовой пальме сидит только одна, а еще вчера их было много-премного!

Вскоре Странник снова проходил мимо, и дети заметили, что змеи послушно расползались перед его ногами… Это им очень не понравилось. Но взрослые выменяли у Странника еще больше белого порошка, чем обычно. Ведь когда исчезли пчелы и птицы, людям стало не хватать еды и они всё сыпали и сыпали на ветки деревьев таинственный порошок… И плоды вырастали такие огромные и толстые, что ветви обламывались под их тяжестью, а людям приходилось поспешно переселяться на уцелевшие ветки… Да и листья сделались такие громадные, что люди уже почти никогда не видели ни солнечного, ни лунного света.

Странник возвращался к ним еще и еще, и люди встречали его как спасителя. С тех пор как ветвей осталось совсем мало, древесные люди боялись остаться без пищи и горстями швыряли порошок на деревья, ставшие для них домом…

Однажды вечером, когда все Селение ужинало, расположившись на огромной ветви, она подломилась сначала в одном месте, а потом в другом. Вскоре все они сидели на холме и были уже не древесные люди, а люди из селения «Змеиное жало». И змеи не заставили себя ждать: вскоре люди увидели, как отовсюду, победно шипя, к ним ползут жирные чудовища…

Тогда Вождь закричал:

— Все в лес! На другие деревья!

Люди во главе с Вождем и Лекарем бросились бежать, а за ними бежали и малыши.

Каково же было разочарование взрослых, когда они увидели свое новое прибежище: редкую листву на деревьях, мелкие плоды папайи и едва заметные орехи… Зато дети ликовали: в листве щебетали пташки, а под солнцем жужжали пчелы…

Пока древесные люди обустраивали свои новые жилища, под деревьями снова появился Странник и взрослые жадно протянули свои руки за порошком, они словно видели уже на ветвях огромные плоды, которые не шли ни в какое сравнение с теми, что росли на деревьях теперь. Дети же закричали, едва завидев человека с порошком:

— Смотрите, смотрите: его руки обвиты змеями!

А потом, вооружившись длинными палками, они стали отгонять пришельца подальше от новых деревьев.

Никогда раньше дети не поднимались против старейшин. Что же творится с их родом? Взрослые почувствовали неуверенность, потому что увидели: дети вошли в силу. Злые слезы брызнули у них из глаз, и они потребовали хором:

— Хотим, чтобы пели птицы, хотим, чтобы жужжали пчелы, хотим муравьев в день полнолуния, хотим, чтобы дождь смачивал наши волосы, хотим, чтобы ветви деревьев не обламывались под тяжестью плодов. Пусть этот человек отдаст порошок своим змеям!

И дети победили, а родители и другие взрослые прислушались к советам детей.

Человека с порошком никто никогда больше не видел и никто о нем даже не вспоминал.

Турбьёрн Эгнер Приключения в лесу Елки-на-Горке

Глава первая. О Лазающем Мышонке, о его друге — Лесном Мышонке Мортене и о слойке с изюмом

Мышонок Мортен был самым маленьким из всех четвероногих обитателей леса Елки-на-Горке. Думаю, что он был не больше твоего мизинчика — во-о-от такусенький, а это ведь совсем немного. Зато Мортен был очень вежливым и трудолюбивым. Он вечно был занят своими делами и не лез в чужие. (Ты даже не представляешь себе, как это важно.)

«Ах, — думал Мортен, — если бы все были такими, как я! Но они не такие. И хуже всех этот противный Лис. Он рыскает по всему лесу и мечтает только о том, как бы ему кого-нибудь съесть».

Мортен так разволновался от всех этих мыслей, что даже сказал: «Тьфу!» Так громко-громко: «Тьфу!»

И в это время в дверь постучали.

— Кто там? — спросил Мортен.

— Всего-навсего я, — ответил Лазающий Мышонок и заглянул в комнату. — Понимаешь, сидел я у себя дома и вдруг подумал, что тебе, может, грустно одному. И тогда я решил: пойду-ка я к своему лучшему другу Мортену, спою ему мою новую песенку, подбодрю его немножко. Да, именно так я и подумал.

— Молодец, что так подумал, — обрадовался другу Мортен. — Заходи, — добавил он.

— А почему ты сказал «тьфу», когда я входил в комнату? — поинтересовался Лазающий Мышонок.

— Я не говорил «тьфу», — ответил Мортен.

— Ты просто забыл. Как раз, когда я постучал в дверь, ты сказал: «Тьфу!»

— A-а, вот про какое «тьфу» ты спрашиваешь, — сообразил Мортен. — Я сказал «тьфу», потому что как раз в эту минуту подумал о Лисе.

— A-а, тогда я тебя очень хорошо понимаю. А теперь… — замялся Лазающий Мышонок.

— Что «теперь»? — не понял Мортен.

— А теперь… — тянул Лазающий Мышонок.

— Ну что «теперь»?

— Я думал, ты сам меня об этом попросишь, — честно признался Лазающий Мышонок.

— Конечно попрошу. Только скажи, пожалуйста, о чем я должен тебя попросить.

— Попросить, чтоб я спел тебе свою новую песенку.

— Конечно! Как раз об этом я и хотел тебя попросить. (Я же говорил, что Мортен был очень вежливым Лесным Мышонком.)

Лазающий Мышонок взял гитару — она всегда висела у него на плече — и приготовился играть.

— Это маленькая песенка обо мне самом, — сказал он, взял первый аккорд и запел

Песенку лазающего мышонка:[18]
Жил-был мышонок…
Ну да, это я.
Нет в мире мышонка
Счастливей меня.
Доволен я всем,
Никогда не грущу,
Денек не поем —
Веселее свищу.
Фальдерулля лей!
Другие весь день
По зерну тащат в норку.
А мне что-то лень,
Да и что в этом толку —
Все дружат с мышонком,
Мышонок всем нужен,
И каждый с мышонком
Разделит свой ужин.
Фальдерулля лей!
Меня приглашают,
А я тут как тут.
Чем здесь угощают?
Что здесь подают?
Я ем, и я пью,
Веселюсь до упаду —
Я песни пою,
Мне работать не надо.
Фальдерулля лей!
— Понравилась? — спросил Лазающий Мышонок, когда закончил петь.

— Честно говоря… — замялся вежливый Мортен, — это не очень-то правильная песенка.

— Зато веселая, — возразил Лазающий Мышонок.

— Конечно, веселая, — сказал Мортен, — но все-таки она не из тех песенок, которые заставляют нас думать: «Сегодня мы должны как следует потрудиться и собрать побольше орехов».

— Ну и что? Это праздничная и развлекательная песенка. Она заставляет нас думать:

«Сегодня мы должны быть веселыми и съесть побольше орехов». А собирать орехи — это совсем другое дело.

— Но лучше бы ты сочинил песенку собирателя орехов, — посоветовал Мортен. — Она была бы куда полезнее.

— Все бы вам польза да польза, — заворчал Лазающий Мышонок. — Полезно — не полезно! Ну а вообще-то, раз ты мой лучший друг, я с удовольствием сочиню для тебя песенку собирателя орехов.

— Большое спасибо, — поблагодарил Мортен.

— Это будет настоящая трудовая песенка. Но она будет только твоя песенка.

— Хорошо, — согласился Мортен, и Лазающий Мышонок начал сочинять.

Он походил немножко вперед и назад, потом немножко назад и вперед, потом почесал лапкой за ухом и…

— Хочешь послушать? — спросил Лазающий Мышонок.

— С удовольствием, — сказал Мортен, и Лазающий Мышонок запел

Песенку собирателя орехов:
Люблю я орешки пощелкать, поесть,
За ними не лень мне на дерево влезть.
Вот это для тети пятнадцать орешков,
А это Зайчонку — сложу их в тележку.
Я эти орешки на слойки сменяю.
Ах слойки с изюмом, я вас обожаю!
— Да, это очень хорошая песенка, — сказал Мортен. — Правда, ты забыл, что я не умею лазать по деревьям — ведь я обыкновенный лесной мышонок, — добавил он, — но все равно она мне очень подойдет, потому что каждую субботу я вымениваю себе большую слойку с изюмом у Зайки-пекаря.

— Я это знаю, — скромно отозвался Лазающий Мышонок. — Я еще утром сообразил, что сегодня суббота, и подумал про себя: «Сидит сейчас бедняжка Мортен у себя дома совсем один, с большой слойкой, и скучает». И тогда я сказал самому себе: «Ты должен пойти к Мортену и помочь ему. А то ведь ему одному не справиться».

Мортену стало очень приятно, что у него такой заботливый и внимательный друг. Он подошел к шкафчику и вытащил из него большую слойку. Сверху она была покрыта изюмом, прямо как ежик колючками.

— О-о! — сказал Лазающий Мышонок. (Больше ничего он сказать не мог.)

Сначала Мортен хотел разделить слойку на три части, как он всегда это делал. Но Лазающему Мышонку показалось, что такая дележка будет не совсем правильной, потому что тогда одному достанется два куска, а другому только один. А съесть два куска ему было все-таки неудобно.

— Давай разделим ее на две части, — предложил Лазающий Мышонок.

— Давай, — согласился Мортен, который быстренько сообразил, что так действительно будет удобнее.

Так они и сделали, и это оказалось куда как легко. («И правильно», — подумал Лазающий Мышонок.)

Они сидели, жевали слойку и болтали понемножку обо всем, что происходило в лесу.

— Вчера я встретил папу маленьких бельчат, папу Йенса, — сказал Мортен, — он был ужасно злой.

— Угумн? — переспросил Лазающий Мышонок. (Он был очень занят булкой и поэтому говорить внятно не мог.)

— Да, просто жутко, какой он был злой. Он рассказал мне, что почти каждый вечер в его беличью кладовку забирается воришка и ворует орехи, которые папа Йенс запасает на зиму.

— Угумн? — удивился Лазающий Мышонок.

— Да. И ему очень хотелось бы узнать, кто этот воришка, — продолжал Мортен.

— А ты не знаешь, кто бы это мог быть? — спросил Лазающий Мышонок. (Он наконец справился с тем куском, который был у него во рту, а новый откусить не успел.)

— Нет, — вздохнул Мортен. — Но папа Йенс сказал, что этому воришке несдобровать, когда он, Йенс, доберется до него.

— Ух ты! — оживился Лазающий Мышонок. — А в твоей кладовке много орехов? — поинтересовался он.

— Кое-что найдется, но не очень-то много, — осторожно ответил Мортен.

— А у меня совсем нисколечко! — гордо сказал Лазающий Мышонок.

— Сколько же это — нисколечко? — не понял Мортен.

— Вообще — нисколько, ни одного орешка.

— Уф?! — с удивлением произнес Мортен. — Какой-то ты чудной… Ты не работаешь, как другие, не собираешь орехи и корешки и никогда не думаешь о завтрашнем дне, и все равно ты всегда веселый!

— Я ведь играю и пою, — объяснил Лазающий Мышонок.

— Но ведь этим не проживешь? — возразил Мортен.

— Но от этого и не помрешь!

— И ты никогда не хочешь есть? — поинтересовался Мортен.

— Почему же не хочу? Каждый божий день! — весело ответил Лазающий Мышонок.

— Откуда же ты берешь еду? — удивился Мортен.

— Ха! — беззаботно ответил Лазающий Мышонок. — Где придется — сегодня там, а завтра здесь.

— Как это «сегодня там, а завтра здесь»?

— А это знает только Лазающий Мышонок, — ответил Лазающий Мышонок и вытер мордочку. — Тысячу раз спасибо за сегодняшнее угощение. А теперь мне пора отправляться домой. Я так устал, что даже сидеть больше не могу, мне надо срочно прилечь.

— Да и слойка уже кончилась, — вздохнул Мортен.

— Знаю, — сказал Лазающий Мышонок и тоже вздохнул.

Они встали из-за стола и начали похлопывать себя по животам. Вдруг Мортен страшно испугался, потому что он кое-что вспомнил.

— О-о-о! — простонал он. — Завтра ведь воскресенье, и ко мне в гости придет бабушка!

— Ты что, очень боишься бабушки? — удивился Лазающий Мышонок.

— Ну да, — ответил Мортен, — мы же съели всю слойку…

— Твоя бабушка очень любит слойки? — сочувственно поинтересовался Лазающий Мышонок.

— Больше всего на свете!

— Да, нехорошо, что мы ее всю слопали. Ну ничего, что-нибудь придумаешь, — успокоил он Мортена. И, поблагодарив за угощение еще раз («Тысячу раз спасибо!»), Лазающий Мышонок отправился к себе домой, чтобы как следует отоспаться после сытного обеда.

Глава вторая. О Лазающем Мышонке, которому удалось еще раз плотно перекусить, о Мортене, который раздобыл себе новую слойку, и о Лисе, которого одурачили дважды

Когда Лазающий Мышонок проснулся на следующее утро, он был опять ужасно голоден.

«Чудно, — подумал он. — Только вчера я съел большущий кусок чудесной слойки с изюмом… Но так уж, видно, повелось на белом свете: еще вчера твой живот готов был лопнуть от самой вкусной еды, а сегодня ты по-прежнему голоден. Ну да ничего, что-нибудь сообразим», — сказал Лазающий Мышонок самому себе, взял гитару под мышку и отправился в лес на поиски новых приключений.

День был прекрасный, солнце светило вовсю, и, когда Лапающий Мышонок заметил среди деревьев небольшой пенек, он уселся на него и запел коротенькую

Песенку о самом себе:
Жил-был мышонок…
Ну да, это я.
Нет в мире мышонка
Счастливей меня.
Доволен я всем,
Никогда не грущу.
Денек не поем —
Веселее свищу.
Фальдерулля лей!
Другие весь день
Но зерну тащат в норку.
А мне что-то лень,
Да и что в этим толку —
Все дружат с мышонком,
Мышонок всем нужен,
И каждый с мышонком
Разделит свой ужин.
Фальдерулля лей!
Меня приглашают,
А я тут как тут.
Чем здесь угощают?
Что здесь подают?
Я ем, и я пью.
Веселюсь до упаду —
Я песни пою,
Мне работать не надо.
Фальдерулля лей!
Мышонок закончил петь и вдруг… что это? Плюх! К его ногам плюхнулся небольшой пакетик, а из пакетика слегка выглядывал кусочек пряника. Лазающий Мышонок попробовал пряники и самодовольно улыбнулся:

— Ну что, разве я не говорил, что обязательно случится что-нибудь хорошее?

Он поднял голову, чтобы посмотреть, откуда берется все это хорошее, и увидел наверху, на дереве, множество птичьих семейств, которые сидели возле своих гнездышек и приветливо кивали ему.

— Спой еще! — кричали дроздята.

— Ну разве он не прелесть? — спрашивала Маленькая Синичка.

— А какой у него приятный голос, — заметила мама Дроздиха.

— Да, для мышонка у него вполне приличный голос, — тоном знатока сказала Кукушка.

— Эй ты, Мышонок, спой-ка еще! — опять закричали дроздята. (Ты уже, видно, заметил, что они были не так вежливы, как Мортен.)

И Лазающий Мышонок с удовольствием пел им еще и еще, а птицы кидали ему все больше и больше пряников, так что под конец карманы Лазающего Мышонка оказались битком набиты пряниками.

— Тысячу раз спасибо вам всем! — Лазающий Мышонок взмахнул шапочкой, поклонился птицам и снова зашагал по лесу.

Когда Мортен Лесной Мышонок проснулся, он прежде всего подумал о своей бабушке и той слойке, которую они с Лазающим Мышонком умяли накануне.

— Какой ужас! — сказал он самому себе. — Единственное, что можно сделать, — это сейчас же пойти и собрать побольше орехов и выменять на них у Зайки-пекаря новую слойку.

Мортен быстренько соскочил с кровати, схватил свою маленькую тележку и помчался с ней в орешник.

— Прежде чем искать орехи, попробую-ка я спеть новую песенку, которую сочинил для меня Лазающий Мышонок, — сказал Мортен и, задрав голову, медленно пошел по тропинке, напевая свою веселую

Песенку собирателя орехов:
Люблю я орешки пощелкать, поесть,
За ними не лень мне на дерево влезть.
Вот это для тети пятнадцать орешков,
А это Зайчонку — сложу их в тележку.
Я эти орешки на слойки сменяю.
Ах, слойки с изюмом, я вас обожаю!
— Смотри-ка, орех! Еще орех! И еще один! — закричал радостно Мортен. «До чего же хорошо, когда есть своя собственная песенка собирателя орехов! А орех и еще орех очень скоро превратятся в свеженькую и ароматную слойку с изюмом» — так рассуждал Мортен, накладывая орехи в тележку.

— Ну теперь у меня их даже больше, чем нужно, — сказал он и отправился прямо к домику пекаря.

За прилавком собственной персоной стоял Зайка-пекарь.

— Добрый день, Мортен Лесной Мышонок, — сказал он. — Погода сегодня замечательная. Ты решил прогуляться?

— Да, — ответил Мортен, — и заодно взять у тебя свежую слойку, вроде той, которую ты мне дал вчера.

— Прекрасно! — обрадовался пекарь. — Значит, моя слойка тебе понравилась?!

— Еще как понравилась! — облизнулся Мортен. — Даже слишком понравилась, по правде говоря. Вообще-то я покупал ее на сегодня, — стал объяснять он, — но вчера ко мне неожиданно нагрянули гости, и мы слопали ее до последней крошки. А сегодня ко мне придет бабушка…

— Да-а, — перебил его Зайка-пекарь, — так оно и бывает. — И он достал с полки новую слойку, очень похожую на ту, которую Мортен и Лазающий Мышонок с таким удовольствием съели накануне.

— Пожалуйста, дорогой Мортен, — сказал Зайка-пекарь, давая ему булку. — А в придачу возьми еще карамельку, чтобы тебе было чем полакомиться по дороге.

И Зайка-пекарь принялся разбирать орехи, которые принес ему Мортен, а радостный Мортен сказал: «Большое спасибо!» — и отправился домой, во все горло распевая

Песенку о той вкуснятине, которую он успел заметить в лавке зайки-пекаря:
Я в пекарню заходил
К пекарю Зайчонку,
Слойку свежую купил
И, конечно, не забыл
Рассмотреть лавчонку.
В ней полным-полно коврижек,
Кексов и ватрушек,
Есть с орехами — для мышек,
С медом пряники — для мишек
И других зверюшек.
Ах, какие слойки здесь!
Ах, какие пряники!
Я штук сто хотел бы съесть.
Но в меня не сможет влезть
Столько — я ведь маленький!
Но был в лесу один злодей, и он слышал эту песенку, а слышать ее ему вовсе и не следовало. То был Миккель-Лис. Он лежал, вольготно развалившись под елью.

«Любопытно! — подумал Миккель, услыхав вдали песенку мышонка, и тут же почувствовал, что он жутко голоден. — Подкрадусь-ка я чуточку поближе», — решил он и потихонечку пополз навстречу Мортену. Он пробирался так тихо, что Мортен заметил его только тогда, когда очутился совсем рядом с Лисом.

— Что это у тебя в тележке? — неожиданно вынырнул из-за куста Миккель.

— С-с-слойка, всего-навсего с-с-слойка, — ответил насмерть перепуганный Мортен.

— Давай-ка ее сюда! — потребовал Лис.

— Я не могу отдать ее тебе, — объяснил трясущийся от испуга Мортен, — потому что сегодня ко мне в гости придет моя бабушка.

— Подойди ко мне вместе со своей слойкой! — приказал Лис.

— Нет! — пискнул Мортен и со всех ног кинулся бежать.

— Тогда я проглочу и тебя, и твою дурацкую слойку! — заорал Миккель и бросился вдогонку за Мортеном.

И хотя Мортен очень спешил (согласитесь, что каждый поспешил бы на его месте), Лис бежал еще быстрее и скоро уже наступал на пятки несчастному мышонку.

А на макушке высокой сосны сидел старый Ворон Пер, который все видел…

«Бедный Мортен! — подумал старый Ворон. — Ведь он такой славный! Попробую-ка я помочь ему». И вдруг, обычно такой спокойный, Пер закричал во все горло:

— Берегитесь, детки, берегитесь! За деревом стоит охотник!!!

Как только Миккель услыхал про охотника, он на полном ходу свернул с тропинки и бросился в ближние кусты.

Немного погодя Лис осторожно высунул морду.

— Где, где охотник? — спросил он.

— Ха-ха! Я тебя одурачил, — невозмутимо произнес Ворон Пер. (Он мог сказать ему правду, потому что, пока Лис прятался в кустах, Мортен Лесной Мышонок уже добрался до своего домика, юркнул в дверь и закрыл ее за собой на все запоры.)

Когда до Лиса дошло, что его обманули, он страшно разозлился.

— Ты за это поплатишься! — закричал он Ворону Перу.

— Как только ты до меня доберешься! — И Ворон Пер даже немножко подвинулся, уступая Лису место на ветке рядом с собой.

Но Миккель поплелся прочь; он был еще голоднее, чем прежде.

Не успел Лис пройти и нескольких шагов, как снова услышал… песенку мышонка. Приложив лапу к уху, Лис прислушался. Да, сомнений не было: это пел мышонок. Мышонок, который подходил все ближе и ближе.

«Он идет по этой дороге, — подумал Миккель. — Спрячусь-ка я получше и подожду его здесь. На этот раз меня никто не одурачит!» — решил он и притаился в кустах.

А по дороге, с гитарой, висевшей у него на шее, приплясывая, шел Лазающий Мышонок и пел такую

Песенку о лазающем мышонке-музыканте:
Я по деревьям лазаю,
Как белочка! Ура!
А песни петь, могу я петь
С утра и до утра.
Мышонок — замечательный
Плясун, поэт, певец,
Мышонок — просто, просто, просто, просто,
Просто мо-ло-дец!
Траля-ляля-ляля-ляля,
Траля-ляля-ляля!
Траля-ляля-ляля-ляля,
Траля-ляля-ляля!
Вдруг… Лазающий Мышонок заметил, что кто-то шевелится в кустах.

— Помогите! Помогите! На помощь! Лис! — закричал Лазающий Мышонок и бросился наутек.

— Стой! — во все горло заорал Миккель и кинулся вдогонку. — Все равно поймаю!

Но не успел он произнести эти слова, как Лазающий Мышонок сидел на макушке самого высокого дерева. Лис подпрыгнул, потом подпрыгнул немножко выше, потом еще капельку выше, но все зря — Лазающий Мышонок сидел слишком высоко. Он удобно и надежно устроился на ветке и, глядя вниз, поддразнил Миккеля:

— Как жалко, что лисы не лазают по деревьям.

— Подожди, — прорычал Лис, — я до тебя еще доберусь!

— И долго мне придется ждать? — поинтересовался Лазающий Мышонок.

— Я буду сидеть здесь до тех пор, пока ты не свалишься, — ответил Лис, — даже если мне придется просидеть здесь целую неделю, — добавил он.

И Миккель уселся прямо под деревом — стеречь Лазающего Мышонка.

Так они и сидели: Лазающий Мышонок на макушке дерева, а Лис внизу.

Время шло…

Скоро Лазающему Мышонку надоело сидеть просто так, и он решил проводить время с толком. Мышонок стал сочинять песенку про Лиса. Очень скоро у него была готова вполне стоящая песенка из четырех куплетов.

— Хэллоу, Миккель, ты здесь?

— Слезай вниз, коли хочешь поболтать, — хмуро проворчал Миккель.

— Честно говоря, мне здесь как-то уютнее, — сказал Лазающий Мышонок. — Но я хочу тебя кое о чем спросить.

— Спрашивай.

— Я хочу только спросить тебя: ничего, если я спою маленькую песенку, пока мы ждем?

— Нет, наоборот, это будет прекрасно, — оживился Лис. — Пой! (Он подумал, что Лазающий Мышонок может так увлечься своим пением, что свалится вниз.)

— Только я не уверен, что тебе понравится моя песенка, — замялся Лазающий Мышонок.

— Почему же это не понравится? — удивился Лис.

— Потому что она такая печальная, — вздохнул Мышонок, — особенно для тебя. — И он запел

Песенку про лиса:
Бум фальдера фальдерулля лей!
Лис выслеживал зверей,
Он в лесу меня нашел
И сказал: «Как хорошо!
Бум фальдера, бум фальдерей!
Ужин сам ко мне пришел».
Бум фальдера фальдерулля лей!
Я на дерево скорей!
Лис подумал: «Время есть.
Я успею Мышонка съесть.
Бум фальдера, бум фальдерей!
Подожду пока что здесь».
Бум фальдера фальдерулля лей!
Лис не ел, не пил семь дней!
Я орешки грыз на ветке,
Лис торчал внизу, как в клетке.
Бум фальдера, бум фальдерей!
Лис подох! Поплачьте, детки!
Когда Лазающий Мышонок допел свою песенку до конца, он посмотрел на лиса и спросил:

— Как тебе понравилась моя песенка, Миккель?

— В жизни не слыхал ничего противнее, — ответил Лис.

— Значит, ты просто ничего не понимаешь в песнях.

— Я понимаю ровно столько, сколько хочу понимать, — разозлился Лис. — А тебя я скоро съем, — добавил он совсем невпопад.

— Неужто ты такой голодный? — удивился Лазающий Мышонок. — Вот можешь пока перекусить! — добавил он и запустил шишку прямо в голову Миккеля-Лиса.

После этого они немного помолчали. Лису вся эта история начала уже надоедать, да и Лазающий Мышонок затосковал по своей теплой постельке…

Когда вот так сидишь и ждешь, думается о многом, и Лазающий Мышонок вспомнил о том, как он был совсем маленьким, крошечным мышонком, и мама Мышка пела ему колыбельные песенки, чтобы он поскорее уснул.

Пока Мышонок вспоминал свою маму, ему в голову пришла замечательная идея. Он взял гитару, посмотрел вниз на Лиса и закричал:

— Хэллоу, Миккель! Сейчас ты услышишь песенку, которую пела мне моя мама, когда я был еще совсем маленьким. Может она понравится тебе больше, чем та, которую я пел тебе раньше.

Лис ничего не ответил, и Лазающий Мышонок начал петь

Колыбельную песенку:
Засыпай, малышка,
Серенькая мышка.
Укрываем хвостик,
Сны придут к нам в гости.
В лисьей норке на кровать
Даже Лис улегся спать.
Спят и совы, и коты,
Засыпай, малыш, и ты.
— Ну разве это не замечательная песенка? — спросил Мышонок, когда закончил петь.

— Вполне стоящая песенка, — сонно подтвердил Лис.

— Может, спеть еще раз?

— Валяй, — зевая, согласился Миккель.

Лазающий Мышонок спел свою песенку еще раз, а потом взглянул вниз на Лиса и спросил:

— Спеть еще раз, Миккель?

Но Миккель ничего не ответил. Он спал и при этом громко храпел.

— Так я и думал, — прошептал Лазающий Мышонок.

Он спустился с дерева, тихонько прокрался мимо Лиса и со всех ног весело помчался к себе домой. Лис продолжал храпеть.

Проснувшись, Лис подумал, что он заснул всего на одну минутку. Он поднял голову и сказал, обращаясь к Мышонку:

— Хорошую песенку ты спел недавно.

Не услышав ответа, Лис сказал погромче:

— Я бы хотел, чтобы ты спел ее еще раз.

Но ему по-прежнему никто не отвечал. Тогда Лис вовсе разозлился и заорал:

— Нечего тут сидеть и притворяться, что тебя нет! Я тебя прекрасно вижу!

Но так как Лису опять никто не ответил, ему стало ясно, что Мышонка на дереве нет.

— Опять меня одурачили, — прорычал Лис. — Глупый Мышонок, усыпил, одурачил меня. Ну да ладно! Пойду-ка я тогда к этому длинноухому Зайчонку и съем все его пряники и слойки! — И Лис, злой и голодный, решительно зашагал к домику Зайки-пекаря.

Глава третья. О Зайке-пекаре, о Крысенке, его ученике и помощнике, и о том, как Лиса одурачили снова

Это случилось в пекарне в понедельник утром. Зайка-пекарь и Крысенок, его ученик, очень спешили — в этот день в лавку приходило много покупателей, и всем им нужны были свежие слойки и пряники.

— Сегодня ты можешь сам печь перцовые пряники, — сказал Зайка, — а я стану в булочной за прилавок и буду продавать хлеб и слойки.

— Но ты хоть покажи мне, как это делается! — испуганно попросил Крысенок. (По совести говоря, ему никогда раньше не приходилось самому печь перцовые пряники.)

— Это сущая ерунда, — успокоил его Зайка-пекарь, — я тебя живо этому обучу. Печь пряники — плевое дело, потому что у нас есть своя собственная песенка пекаря перцовых пряников. Тебе надо только запомнить эту песенку и делать все так, как в ней говорится.

— Что же это за песенка?

— Слушай, — проговорил Зайка-пекарь и начал петь

Песенку пекаря перцовых пряников:
Если пряники с перцем нам надо испечь,
Мы сначала растопим как следует печь,
И туда, где пожарче, — в середку —
Мы поставим тогда сковородку.
А когда сковородка нагреется,
Жиром смажем ее, разумеется.
А потом хорошенько смешать надо нам
Весь оставшийся жир и песку килограмм.
Пусть сахар и жир постоят, а пока
Мы добудем четыре яичных желтка
И вобьем их сильней, не жалея руки,
В полтора килограмма пшеничной муки.
И как только опара начнет убегать,
Нам следует перца щепоточку взять
И смешать все как следует снова.
Дело сделано — тесто готово!
— Все понял? — спросил Зайка-пекарь, когда он допел свою песенку.

— Чего уж легче! — беззаботно ответил Крысенок.

— А потом раскатаешь тесто и вырежешь из него пряничных человечков, — продолжал объяснять Зайка-пекарь.

— Пряничных человечков, — рассеянно повторил Крысенок.

— А потом положишь их на сковородку и поставишь ее в печь.

— А потом положу их на сковородку и поставлю ее в печь.

— Вот и хорошо, — сказал Зайка-пекарь и отправился в лавку продавать хлеб и слойки.

А Крысенок принялся печь перцовые пряники. Печь их не составляло для него никакого труда. Он напевал себе под нос песенку пекаря перцовых пряников и делал все точь-в-точь так, как в ней говорилось:

Если пряники с перцем нам надо испечь,
Мы сначала растопим как следует печь.
И туда, где пожарче, — в середку —
Мы поставим тогда сковородку.
А когда сковородка нагреется,
Жиром смажем ее, разумеется.
А потом хорошенько смешать надо нам
Этот жир весь и перца один килограмм.
— По-моему, там был килограмм, — пробормотал Крысенок. — Да, конечно, там был именно килограмм, — повторил он и, схватив килограмм перца, бухнул его в миску с жиром.

Но тут ему пришлось сделать небольшой перерыв, потому что…

— А-а-пчхи! А-а-пчхи! А-а-пчхи! Вот некстати, — досадливо пробурчал Крысенок. Но ему пришлось чихнуть еще раз двадцать, прежде чем он смог опять запеть свою песенку и снова взяться за дело:

Пусть перец и жир постоят, а пока
Мы добудем четыре яичных желтка
И вобьем их сильней, не жалея руки,
В полтора килограмма пшеничной муки.
И как только опара начнет убегать,
Нам сахара надо щепоточку взять
И смешать все как следует снова,
Дело сделано — тесто готово!
И он стал раскатывать тесто и вырезать из него пряничных человечков. Потом он положил пряничных человечков на сковородку и по-настоящему сунул ее в печь — все так, как учил его Зайка-пекарь.

Как только пряники были готовы, в пекарне появился Зайка-пекарь. Он отломил большой кусок самого большого пряника, положил его в рот и:

— У-у-у-у-у! — заревел он совсем не по-заячьи. — А-а-а! О-о-о! Что… это ты натворил?! — заикаясь, спросил Зайка-пекарь, когда немножко пришел в себя.

— Все точь-в-точь, как ты меня научил, — испуганно ответил Крысенок.

— Но это невозможно! — простонал Зайка-пекарь.

— Да, да! — подтвердил Крысенок. — Точь-в-точь, как говорится в той песенке.

— Тогда попробуй их сам!

Крысенок отломил маленький кусочек пряника и с опаской положил его в рот, и вдруг даже подпрыгнул от неожиданности! Из глаз его брызнули слезы, и он стал ловить воздух ртом.

— Да, — сказал Крысенок, когда немножко отдышался, — удивительно вкусно!

— Ну что я тебе говорил?! А теперь объясни мне, как ты все это делал, — попросил его Зайка-пекарь, и Крысенок запел:

Если пряники с перцем нам надо испечь,
Мы сначала растопим как следует печь,
И туда, где пожарче, — в середку —
Мы поставим тогда сковородку.
А когда сковородка нагреется,
Жиром смажем ее, разумеется.
А потом хорошенько смешать надо нам
Этот жир весь и перца один килограмм.
— Что?! Что ты сказал?! — закричал Зайка-пекарь.

— Этот жир весь и перца один килограмм, — растерянно повторил Крысенок.

— Караул! На помощь! Целый килограмм перца! — завопил Зайка-пекарь. — Ты с ума сошел!

— А разве это не перцовые пряники? — удивленно спросил Крысенок.

— Перцовые! Но перца надо было насыпать всего одну щепотку! Это сахара, сахара килограмм!

— Вот как, всего одну щепотку?

— Да. А ты бухнул целый килограмм!

— Так вот отчего я чихал! — сообразил Крысенок.

— Ну а что ты делал потом?

— Потом? — переспросил Крысенок. — Сейчас, сейчас вспомню! — Он задумался (всего на две или три минутки), а потом вспомнил и обрадованно запел:

Пусть перец и жир постоят, а пока
Мы добудем четыре яичных желтка
И вобьем их сильней, не жалея руки,
В полтора килограмма пшеничной муки.
И как только опара начнет убегать,
Нам сахара надо щепоточку взять…
— Все ясно, — перебил его Зайка-пекарь. — Все пряники испорчены!

— Испорчены? Разве? — разочарованно протянул ученик и помощник.

— Можешь выбросить их на помойку, — хмуро произнес Зайка-пекарь.

— Все-таки жалко…

— Но они же совсем несъедобны!

— А может, мы их все-таки оставим? Вдруг кто-нибудь любит именно такие пряники?

— Вряд ли такой найдется, — пробурчал Зайка-пекарь.

— А вдруг все-таки найдется, — с надеждой произнес Крысенок.

— Ну ладно, пускай остаются, — согласился Зайка-пекарь. — А теперь ты отправишься в лавку и будешь продавать слойки, а печь перцовые пряники я буду сам. Обыкновенные перцовые пряники, — добавил он, многозначительно посмотрев на Крысенка.

— Я бы тоже хотел испечь несколько штук… Попробовать… — тихонько попросил Крысенок.

— Нет! — твердым голосом произнес Зайка-пекарь. — Твоими пряниками мы уже сыты по горло. Все!

И Крысенок отправился в лавку продавать хлеб и свежие ароматные слойки, а Зайка-пекарь остался на кухне, чтобы испечь новые перцовые пряники. Обыкновенные перцовые пряники, от которых глаза не лезут на лоб и не текут слезы. Перцовые пряники, которые сами тают во рту. Зайка-пекарь уже засовывал сковородку в печь, когда в пекарню прибежал Крысенок.

— Там… там… — испуганно бормотал он, показывая на дверь, — там… Лис! По-моему, он идет прямо сюда…

— Господи! Этого нам только не хватало, — простонал Зайка-пекарь.

— Ты знаешь, у него очень свирепый вид, — добавил Крысенок почти шепотом.

— Не волнуйся, — успокоил его Зайка-пекарь, — нас он не тронет. Просто он съест все, что у нас есть.

— Что же нам делать?!

— Сам не знаю, — вздохнул Зайка-пекарь.

— Ой!.. Ой!.. У меня, кажется, есть идея!

— Какая же? — недоверчиво поинтересовался Зайка-пекарь.

— Слушай! Мы спрячем все наши хорошие пряники и слойки, а мои перцовые пряники выставим на прилавок. Лис придет и все их съест. Вот мы от них и избавимся.

— А ты, малый, не дурак, — заметил Зайка-пекарь. — Кто бы мог подумать!

— Я и сам так подумал, — застенчиво проговорил Крысенок, и они принялись за дело.

Сначала они бросились в лавку и спрятали все хорошие пряники и слойки, которые там были, а потом на самое видное место поставили большое блюдо с переперченными перцовыми пряниками.

Вскоре в дверях появился Лис.

— Добрый день! — вежливо приветствовал его Зайка-пекарь.

— Да, да, — хмуро пробурчал Миккель и покосился на пряники, которые лежали на прилавке. — Мне нужны эти пряники.

— Сколько тебе, Миккель? — спросил Зайка-пекарь.

— Все! — отрезал Лис.

— Это будет стоить три кроны и десять эре, — быстро сосчитал Зайка-пекарь.

— Болтовня! — прорычал Лис. — Я не заплачу ничего.

— Не заплатишь — не получишь пряники, — вздохнул Зайка. — Они стоят десять эре за штуку.

— А ну-ка тащи сюда свои пряники, — рассвирепел Миккель, — а не то я проглочу вместо них тебя!

— Ну уж нет, ешь тогда лучше пряники, — решил Зайка-пекарь, — но учти: это называется грабеж, — добавил он.

— Наплевать мне, как это называется, — проворчал Лис, схватил с прилавка самый большой пакет и стал быстро перекладывать в него пряники, которые лежали на блюде.

Но когда Лис совсем было уже собрался выйти из лавки, он почувствовал вдруг такой жгучий голод, что решил тут же попробовать свою добычу. Он вытащил из пакета самый большой перцовый пряник, сунул его в рот и…

— А-а-а! — завопил Лис дурным голосом. — А-а-а! — И начал чихать и кашлять так, что Зайке-пекарю пришлось долго колотить его по спине.

— Что это за гадость?! — проревел Миккель, когда пришел в себя.

— Прекраснейшие, нежнейшие перцовые пряники, — ласково пропел Зайка-пекарь.

— В жизни такой гадости не пробовал!

— Пряники-то хорошие, — объяснил Зайка-пекарь, — все зависит от того, кто их ест.

— Что ты имеешь в виду? — с подозрением проворчал Лис.

— Мой дедушка (а он был большой умница) всегда говорил, что ворованные пряники всегда бывают горькими. Только пряники, которые куплены честно, бывают сладкими на вкус. Так говорил мой дедушка.

— Дурак был твой дедушка! — выругался Лис.

— Ошибаешься, Миккель. Мой дедушка был очень умным, — не согласился Зайка-пекарь.

— Вполне возможно. Но то, что он говорил насчет горьких и сладких пряников, — полная ерунда.

— Я в этом не уверен.

— Сейчас мы это проверим, — сказал Лис и вытащил из кармана монету в десять эре. — Смотри, — сказал он, — вот монета в десять эре. Я куплю у тебя один пряник, и мы узнаем, прав ли был твой дедушка.

— Согласен, — сказал Зайка-пекарь, — это будет честно купленный пряник. — Он незаметно достал из-под прилавка один из хороших старых перцовых пряников, которые сам испек еще накануне, и протянул его Миккелю.

— Пожалуйста, — сказал он, — вот тебе пряник за десять эре.

Лис с опаской взял пряник и осторожно попробовал его.

— Гм, — произнес он и попробовал еще раз. А потом запихнул в рот целый пряник и стал жадно жевать. — Удивительно, — пробормотал Миккель, когда с пряником было покончено.

— Ну что, — поинтересовался Зайка-пекарь, — этот тоже был горький?

— Нет, — вынужден был признать Лис, — этот оказался хороший и сладкий.

— Вот видишь, — сказал Зайка-пекарь, — мой дедушка…

— Заткнись ты со своим дедушкой!.. (Ужасный грубиян этот Миккель! Но что делать? Мне приходится рассказывать все так, как было на самом деле.) Заткнись ты со своим дедушкой! — грубо перебил Зайку Миккель. — Лучше продай мне свои пряники. Только сначала я должен сбегать домой и взять деньги. А пакет может постоять пока здесь, — добавил он и выскочил из лавки.

Когда Миккель-Лис убежал, Зайка-пекарь и Крысенок пустились в пляс.

— Ловко мы с ним разделались! — радовался Зайка-пекарь.

— Обманули дурака на четыре кулака! — приплясывал Крысенок.

— Это все твои пряники, — заметил Зайка-пекарь, — это они спасли нас.

— Да, нет худа без добра, — глубокомысленно заметил ученик и помощник.

Пока Лис бегал домой за деньгами, были готовы новые пряники, которые испек сам мастер-пекарь. Это были нежнейшие, сладчайшие пряники, они сами таяли во рту. Зайка-пекарь взял пакет с переперченными пряниками, высыпал их в ящик и быстро наполнил пакет новыми — сладчайшими и нежнейшими. Едва он успел поставить пакет на старое место, как в лавке появился Лис.

— Сколько я должен тебе за эти пряники? — спросил он.

— Три кроны и десять эре, — ответил Зайка-пекарь.

— Вот, — сказал Миккель и показал деньги Зайке. — Только сначала я должен попробовать пряники. И если они окажутся такими же дрянными, как в первый раз… ты пропал!

Лис вытащил из пакета один пряник и осторожно попробовал его.

— Гм, — сказал он и попробовал еще раз. Потом Миккель съел еще один пряник, и еще один, и еще один, а вскоре пакет был наполовину пуст.

— Ну что, Миккель, теперь они вкуснее? — спросил Зайка.

— Это уж мое дело, — огрызнулся Лис. — Только не говори потом, что я тебе за них не заплатил. — И, бросив деньги на прилавок, Лис вышел из лавки.

— Все сошло как нельзя лучше, — весело сказал Зайка-пекарь, когда за Лисом захлопнулась дверь.

— Все сошло, как и должно было сойти, — заметил ученик и помощник.

— Мы с тобой оказались очень хитроумными, — продолжал Зайка-пекарь.

— Да, мы самые что ни на есть хитроумные звери во всем мире, — согласился ученик и помощник.

— И уж во всяком случае — во всем нашем лесу, — сказал Зайка-пекарь.

И от радости они тут же съели штук двадцать нежнейших и сладчайших перцовых пряников, которые сами тают во рту.

Глава четвертая. О Лазающем Мышонке, который пытался поймать вора

В понедельник в лесу было очень жарко, выходить из дома не хотелось, и Лазающий Мышонок целый день провалялся в постели. Он спал, просыпался, переворачивался на другой бок и снова засыпал. Вечером, наконец проснувшись окончательно, он почувствовал зверский голод. Лазающий Мышонок не мог припомнить, чтобы он еще когда-нибудь был так голоден.

«Да, — подумал он, — в лесу скоро станет совсем темно. Сейчас уже поздно идти искать орехи. Хотя это не так уж и плохо», — решил он, подумав немножко. (Ты ведь, наверное, помнишь, что меньше всего на свете Лазающий Мышонок любил собирать орехи.)

И он еще долго сидел, размышляя о том, что же ему делать.

«Может, пойти навестить Мортена Лесного Мышонка?»

Но тут Лазающий Мышонок сообразил, что прошло всего два дня с тех пор, как он был у Мортена в последний раз. Все-таки неудобно ходить в гости так часто.

«Лучше уж я схожу к Мортену в субботу, — подумал он. — Да, да, так будет лучше по многим причинам». (По правде сказать, мне кажется, что причина здесь только одна… А ты как думаешь?)

И Лазающий Мышонок решил отправиться на обычную вечернюю прогулку и посмотреть, не случится ли с ним что-нибудь этакое. Ведь с ним частенько случались самые невероятные истории. Он шел по тропинке и, заглушая голод, вспоминал о том прекрасном вечере, когда на него сыпались с неба пакетики с пряниками.

«Может, сегодня тоже свалится несколько пакетиков?» — подумал Лазающий Мышонок, когда лапки сами привели его к тому месту, где ему так посчастливилось вчера. И он уселся на тот же самый пенек и завел ту же самую маленькую песенку о себе самом, которую пел накануне. Мышонок пел и, вытянув шейку, крутил головой во все стороны, высматривая, не появятся ли среди ветвей какие-нибудь пакетики. Но на этот раз никаких пакетиков не появилось. Вместо них из одного птичьего домика вылетела птичка-мама, а из другого птичка-папа, а из третьего еще одна птичка-мама; все они были страшно рассержены и наперебой закричали Мышонку:

— Эй ты, Мышонок! Чего это ты расшумелся? Наши дети давно уже спят, а ты шумишь тут под окнами.

— Я не шумлю, — испуганно ответил Лазающий Мышонок, — я пою песенку.

— Э-э, какая разница? — ответили птицы. — Сейчас же прекрати это безобразие! — И они захлопнули за собой двери своих домиков.

«Вот чудно! — подумал Лазающий Мышонок. — Еще вчера они были так добры и приветливы… А сегодня…»

И Лазающий Мышонок пошел дальше. Он совсем пал духом. Кажется, никогда еще Лазающий Мышонок не был в таком дурном настроении.

«Вряд ли сегодня вечером что-нибудь хорошее случится само собой, — размышлял Лазающий Мышонок. — Но, может, мне самому немножко этому помочь? Может, мне прокрасться к папе маленьких бельчат, папе Йенсу, и посмотреть, не забрался ли какой-нибудь воришка в его кладовку? Может, я смогу поймать вора? Да, так я и сделаю», — окончательно решил Лазающий Мышонок и… стал красться вперед по тропинке.

Когда Лазающий Мышонок приблизился к дереву, в котором жило беличье семейство, он внимательно огляделся по сторонам. Убедившись в том, что его никто не видит, он осторожно проскользнул в дверцу кладовки. О-о! Здесь было полным-полно орехов. Они лежали горой — от пола до потолка.

Крак! — Мышонок попробовал один орех… И это в самом деле оказался орех!

Крак! — Мышонок попробовал еще один орех… И это тоже оказался орех!

Крак! Крак! Крак! — Мышонок пробовал один орех за другим, и все они оказывались самыми настоящими. Лазающий Мышонок блаженствовал.

Вдруг… дверца отворилась, и на пороге показался папа Йенс собственной персоной.

— Есть здесь кто-нибудь? — закричал он в темноту.

— Нет, — испуганно ответил Лазающий Мышонок и съежился в своем уголке.

— Выходи! — грозно сказал папа Йенс. — Я слышу, здесь кто-то есть.

Так как никто не отзывался и не выходил, папа Йенс достал из кармана коробок спичек и совсем уже было собрался зажечь одну… Но, прежде чем в кладовке стало светло, Лазающий Мышонок пулей пролетел мимо папы Йенса и выскочил за дверь.

Очутившись на воле, Лазающий Мышонок бросился к дереву и забрался на самую макушку. Но из кладовой до него доносился сердитый голос папы Йенса, который умел лазать по деревьям ничуть не хуже Лазающего Мышонка. Надо было искать убежище понадежней. Лазающий Мышонок стал осторожно спускаться пониже и, заметив в дереве дупло, не задумываясь, юркнул в него.

— Ох, куда это я попал?! — воскликнул Лазающий Мышонок, испуганно оглядываясь.

В дупле стояли три детские кроватки, а в них лежали бельчата — два бельчонка и одна маленькая белочка. Увидев Лазающего Мышонка, бельчата повскакивали со своих кроваток.

— Ура! — закричали они. — Дядюшка Лазающий Мышонок пришел к нам в гости. Значит, нам можно не спать!

И они принялись плясать вокруг перепуганного «дядюшки».

— Дети, дети, что у вас происходит? — послышался голос за дверью, и в комнату вбежала Бельчиха-мама.

— Дядюшка Лазающий Мышонок! Дядюшка Лазающий Мышонок пришел к нам в гости! — закричали бельчата, перебивая друг друга.

Бельчиха-мама ужасно удивилась, увидев посреди детской Лазающего Мышонка, а Мышонок еще раньше удивился так, что больше удивляться было некуда.

— Добрый день, фру Бельчиха… То есть добрый вечер, — пролепетал Лазающий Мышонок. — Я пришел… Я должен был… Я как раз проходил тут поблизости… и хотел… и решил… пожелать вам доброй ночи, — нашелся наконец Лазающий Мышонок. — Но, должно быть, я ошибся дверью, потому что попал прямо в детскую.

— Это была вовсе не дверь, — хором закричали малыши, — ты влез в окошко!

— Да, да, — растерянно сказала Бельчиха-мама, — но сейчас, дети, вам пора спать.

— Не хотим спать! Не будем спать, раз пришел дядюшка Лазающий Мышонок! — закричали бельчата.

— Может, мне лучше уйти? — заторопился Лазающий Мышонок.

— Нет, нет, ни в коем случае, — ответила Бельчиха-мама. — Проходи в комнату и садись поужинай. (Она была очень гостеприимной белкой.)

— Да, но я только что ужинал, — промямлил Лазающий Мышонок, усаживаясь за стол. — То есть…

— Ничего страшного. Можешь поужинать еще раз, — ответила Бельчиха-мама и поставила перед Лазающим Мышонком тарелку с тремя орехами. — Здесь кое-что осталось, — добавила она.

— Тысячу раз спасибо, — сказал Лазающий Мышонок и покосился на орехи. — Все три мне?

— Да, это все тебе. Мы уже поели.

— Если все три мне, — решительно сказал Лазающий Мышонок, — я бы хотел съесть только один, а два других ореха оставить.

— Но почему же? — удивилась Бельчиха-мама.

(Слушай внимательно: кажется, у Мышонка заговорила совесть, и сейчас он во всем признается.)

— Потому, что я должен вам два ореха. (Нет, все-таки он не сознался. Ну, слушай дальше.)

— Какая ерунда, — сказала Бельчиха-мама. — Это было уже так давно, что я уже совершенно об этом забыла.

— Это было не так уж давно, — попробовал возразить Мышонок.

— Это все равно ерунда, не стоит об этом говорить. Мой муж как раз спустился в кладовую, чтобы принести побольше орехов.

— Пожалуй, мне пора, — неожиданно заторопился Лазающий Мышонок.

— Нет, нет, — заверещали бельчата, — ты должен еще спеть нам песенку.

— Ладно, спою, — согласился Лазающий Мышонок. — Я спою вам песенку про Миккеля-Лиса. Я сочинил ее вчера, когда Миккель собирался меня съесть.

— Он съел тебя?! — испуганно спросила маленькая белочка.

— Миккель-Лис? Меня-то? — задиристо переспросил Лазающий Мышонок. — Ха-ха! — И он запел

Свою песенку:
Бум фальдера фальдерулля лей!
Лис не ел, не пил семь дней!
Я орешки грыз на ветке,
Лис торчал внизу, как в клетке.
Бум фальдера, бум фальдерей!
Лис подох! Поплачьте, детки!
Как только Лазающий Мышонок допел свою песенку до конца, в комнату вошел папа Йенс.

— Неужто ты?! — удивленно воскликнул он.

— Да. Это я, — признался Лазающий Мышонок. — Я случайно проходил мимо и решил заскочить, чтобы пожелать вам спокойной ночи. (Теперь он уже врал не задумываясь. Да, к этому быстро привыкаешь…)

— Как это мило с твоей стороны, — растрогался папа Йенс.

— Что ты так долго оставался в погребе? — спросила Бельчиха-мама.

— Там был вор, — нахмурился папа Йенс. (Он так удивился, увидев Лазающего Мышонка, что на минуту даже забыл о воре.)

— Ой! — испуганно вскрикнула Бельчиха-мама.

— Сегодня, — добавил Йенс, — я чуть было не схватил его. Но он успел выскочить из погреба прежде, чем я зажег спичку.

— Ты хоть успел заметить, кто это был? — поинтересовалась Бельчиха-мама.

— Нет. К сожалению, было слишком темно. Как только он выскочил из погреба, я бросился за ним, но все-таки он успел удрать.

— Жалко, что ты не позвал меня, — небрежно вставил Лазающий Мышонок. — Я помог бы тебе поймать этого воришку. (Верно — бессовестный?)

— В один прекрасный день он попадется ко мне в лапы, — с угрозой проговорил папа Йенс, — и тогда… ему несдобровать!

Бедный Мышонок заерзал, услышав последнее замечание Йенса, и снова заторопился домой.

— Мне пора, в лесу уже совсем стемнело.

— Ни в коем случае, — сказал папа Йенс. — Я тебя никуда не отпущу. Садись, поболтаем. Вот, — добавил он, — угощайся. — И он пододвинул Мышонку тарелку с орехами.

— Тысячу раз спасибо, — проговорил Лазающий Мышонок и сделал то, что предложил ему Йенс.

Пока Лазающий Мышонок уплетал орехи, радушный хозяин развлекал его разговорами.

— Нас пригласили на званый ужин сегодня вечером, — говорил он. — Это день рождения моего старшего брата.

— Мы так хотели пойти туда вместе, — вставила Бельчиха-мама, — но не с кем оставить детей.

— Какая обида! — посочувствовал Лазающий Мышонок. — Получить приглашение на ужин — и не пойти!

— Да-да это так досадно, — вздохнула Бельчиха.

— Если бы я знал об этом заранее, я бы с удовольствием присмотрел за вашими детишками, — великодушно соврал Лазающий Мышонок.

— Еще не поздно, — обрадовался папа Йенс. — Хочешь?

— Так сразу?! — испугался Лазающий Мышонок.

— Как это мило с твоей стороны, — поторопилась растрогаться Бельчиха-мама.

— Вот только еще одно дело, — замялся Лазающий мышонок.

— Какое? — в один голос спросили супруги белки.

— Мне нужно сбегать домой и принести пакет с едой, чтобы я не соскучился, когда малыши уснут.

— Об этом не может быть и речи, — возмутился папа Йенс. — В нашем доме, к счастью, хватит еды на всех.

— Тысячу раз спасибо! Я с удовольствием буду нянчить ваших малышек! — воскликнул Лазающий Мышонок. (И на этот раз он не соврал.)

Папа Йенс и его жена еще раз поблагодарили Лазающего Мышонка. Потом они умылись, почистили зубы и, нарядившись в праздничное платье, отправились в гости. А Лазающий Мышонок…

Глава пятая. О Лазающем Мышонке, «лошадке» и «самолетике»

Трое бельчат — Том, Лисе и Малыш Пер — сидели в своих кроватках и никак, ну никак не могли уснуть.

— Ну, ложитесь как следует, — уговаривал их Лазающий Мышонок, — головки — на подушки, хвостики — под одеяла.

— Не помогает, — вздохнул Том. — Я уже так пробовал — все равно не уснуть.

— Но ведь вы как-то должны уснуть, — возмутился Лазающий Мышонок.

— Перед сном папа всегда играет со мной в лошадки, — заметил Малыш Пер, — тогда я быстрее засыпаю.

— Но папы же нет дома, — объяснил Малышу Лазающий Мышонок.

— Какая ерунда! — возразил бельчонок. — Ты сам можешь быть моей лошадкой!

И Лазающему Мышонку пришлось стать лошадкой и раз пятнадцать пробежать по комнате с Малышом Пером на спине. Когда Мышонок совсем запыхался, он уложил Малыша в кроватку, заботливо прикрыл его одеялом и сказал, что теперь-то он уж обязательно должен закрыть глазки и быстренько уснуть.

Но тут в своей кроватке поднялся Том.

— Дядюшка Лазающий Мышонок! — позвал он.

— Чего тебе? — спросил уставший Мышонок.

— И мне никак не уснуть, — пожаловался Том.

— Это почему же? — поинтересовался Лазающий Мышонок. (Ох, не надо было задавать ему этот вопрос!)

— Потому что папа всегда играет со мной в самолетики, чтоб я скорее заснул.

— Но ведь папа ушел в гости.

— Это ничего, — успокоил его Том. — Ведь самолетиком можешь быть и ты.

— Нет, нет, — испугался Лазающий Мышонок, — самолетиком я не умею.

— Не волнуйся, этому быстро научишься. Это ведь совсем просто. Я сяду тебе на голову, а ты будешь быстро-быстро изо всех сил носиться по комнате. И еще жужжать. Вот и все.

Бедный Лазающий Мышонок не знал, что ему делать. Никогда еще не приходилось ему быть нянькой. «Может, — подумал Мышонок, — если я немного побуду самолетиком, они наконец угомонятся». Он тяжело вздохнул, посадил Тома на плечи и стал, жужжа, носиться по комнате.

После того как Лазающий Мышонок восемь раз прожужжал кругом по комнате, он совершенно изнемог и у него отчаянно закружилась голова. Он скинул Тома и, держась за голову, плюхнулся на стул.

— Ты что, заболел, дядюшка Лазающий Мышонок? — участливо спросили бельчата.

— Нет, — простонал Мышонок, — у меня только немного закружилась голова.

— Тогда я принесу тебе водички, — обрадовался Малыш Пер. Он быстренько выскочил из кроватки и помчался на кухню за водой.

— Тысячу раз спасибо, — прошептал Лазающий Мышонок. (Говорить громко он уже просто не мог.)

— Вот ты и снова здоров! — обрадовались бельчата.

— Да, почти, — согласился Лазающий Мышонок.

— А сейчас мы ляжем хорошенько и уснем, — обнадежил Мышонка Том.

Бельчата улеглись, и некоторое время в комнате было тихо. Лазающий Мышонок уселся в кресло-качалку и только было немножко задремал, как из-под одеяла высунулась Лисе и тихонько спросила:

— Ты уже совсем-совсем здоров, дядюшка Лазающий Мышонок?

Лазающий Мышонок вздрогнул от неожиданности.

— Кажется, совсем, — с опаской ответил он.

— Ты так здоров, что можешь спеть нам песенку?

Лазающий Мышонок очень устал, но ведь он так любил петь песенки… И он сказал:

— Хорошо, детки. Я спою вам колыбельную песенку, но вы должны пообещать мне, что после этого быстренько уснете.

— Нет, нет, мы не хотим колыбельную, — зашумели бельчата. — Спой нам что-нибудь веселенькое, с фальдера фальдерулля лей.

— Ну хорошо, — согласился Лазающий Мышонок, — спою вам веселую песенку. — И он запел маленькую песенку про самого себя,

Про лазающего мышонка-музыканта:
Я по деревьям лазаю,
Как белочка! Ура!
А песни петь, могу я петь
С утра и до утра.
Мышонок — замечательный Плясун, поэт, певец,
Мышонок — просто, просто, просто, просто,
Просто мо-ло-дец!
Траля-ляля-ляля-ляля,
Траля-ляля-ляля!
Траля-ляля-ляля-ляля,
Траля-ляля-ляля!
— Хорошая песенка, — загалдели малыши.

— А я тоже умею играть, — закричал Том. — Вот послушай, дядюшка Лазающий Мышонок. — И он выскочил из кроватки и бросился к пианино.

— Нет, нет, не надо, я тебе и так верю, — испугался Лазающий Мышонок.

— А я умею, умею! Ты только послушай! Я сыграю тебе «Беличий галоп»! — И он изо всех сил забарабанил по клавишам.

— Ну что, разве плохо? — спросил Том, когда немножко устал.

— Хорошо, хорошо, — согласился Лазающий Мышонок, — но только теперь вы должны…

— А я тоже умею играть! — завопил Малыш Пер. (Ему, наверное, стало обидно, что похвалили только Тома.) — Я умею играть на папиной трубе.

— Нет, нет! Не надо! — испуганно закричал Лазающий Мышонок.

— Нет, надо! — упрямо сказал Малыш Пер. — Ты только послушай!

Он соскочил с кровати и, взобравшись на шкаф, достал папину трубу, а Лисе тем временем притащила из кухни ведро и крышку от кастрюли — маленькой белочке ведь тоже хотелось, чтобы ее похвалили. И тут в детской грянул оркестр. Звучал он прекрасно. Просто жуть, до чего он прекрасно звучал!

— Ну что? Разве плохой оркестр? — закричал сквозь грохот Малыш Пер.

— Прекрасный, замечательный оркестр! Только замолчите на секунду — кто-то стучит в дверь.

— Да это дятел, — объяснила Лисе. — Он живет в соседнем дупле и стучит нам в стенку.

— А зачем он стучит? — не понял Мышонок.

— Наверное, он не может уснуть, — объяснил Малыш Пер.

— Он стучит всякий раз, когда к нам приходит какая-нибудь нянька и мы ложимся спать, — добавила Лисе.

— Понятно. — Лазающий Мышонок тяжело вздохнул. — Тогда попробуйте спать немножко потише. Может быть, дятлу завтра рано вставать.

— Да, да, сейчас мы ляжем и быстренько заснем, — хором сказали малыши и улеглись в свои кроватки.

— Я уже сплю, — через минутку сообщила Лисе, — вот послушайте: хррр, хррр, хррр!

— Молодчина! — похвалил ее Лазающий Мышонок.

— Мы тоже спим, — похвастались Том и Малыш Пер. — Хррр, хррр, хррр, хррр!

Лазающий Мышонок обрадовался: наконец-то бельчата заснули и он может сходить на кухню и заняться там очень важным делом. Но только он поднялся со своего кресла, как снова из-под одеяла выглянула Лисе.

— Дядюшка Лазающий Мышонок, — сказала она, — если ты нам споешь еще одну песенку, мы заснем совсем-совсем быстро.

«Да, да, — подумал Лазающий Мышонок, — надо спеть им мою колыбельную песенку. Тогда они уж наверняка заснут». И он запел:

Засыпай, малышка,
Серенькая мышка.
Укрываем хвостик,
Сны придут к нам в гости.
В лисьей норке на кровать
Даже Лис улегся спать.
Спят и совы, и коты.
Засыпай, малыш, и ты.
— Какая хорошая песенка… — задумчиво проговорила Лисе.

Но Лазающий Мышонок уже ничего не слышал. Он крепко спал, уютно свернувшись калачиком.

— Ты спишь, дядюшка Лазающий Мышонок? — осторожно спросила Лисе.

Но ей никто не ответил — Мышонок только тихонько посапывал во сне.

— Смотрите, как он быстро заснул, — удивился Малыш Пер.

— Наверное, он очень устал быть нашей нянькой, — вслух подумал Том. (И он не ошибся…)

Поздно вечером, когда папа Йенс с женой вернулись домой, бельчата сидели в своих кроватках и хором пели колыбельную песенку Лазающего Мышонка. А сам Мышонок мирно посапывал в кресле-качалке.

— Бедный маленький Лазающий Мышонок! — воскликнула Бельчиха-мама, войдя в кухню. — Он даже ничего не поел.

Когда Лазающий Мышонок услышал, что говорят о еде, он тут же проснулся.

— Ой, как же это я забыл про еду! — забеспокоился он.

— Я подогрею тебе какао, — сказала Бельчиха-мама.

И Лазающий Мышонок уселся за стол и стал уплетать бутерброды, запивая их какао.

— Как вели себя дети? — поинтересовался папа Йенс.

— Прекрасно, — ответил Лазающий Мышонок, уписывая очередной бутерброд.

— Я так и думал, — с удовлетворением заметил папа Йенс.

Когда Лазающий Мышонок наелся досыта, благодарные родители вручили ему большой пакет с орехами, и довольный Мышонок отправился домой. Он прижимал к груди пакет с орехами, и ему казалось, что вечер он провел замечательно. Вот только бельчата проснулись на следующий день так поздно, что пропустили свою любимую детскую передачу по радио, и это их очень-очень огорчило.

Глава шестая. О бабушке лесной Мыши, которая пришла в гости к Мортену, и о Мортене, который писал письмо папаше Бамсе

Это случилось в воскресенье в лесу Елки-на-Горке. Папа Йенс прогуливался с бельчатами по деревьям. Лазающий Мышонок, расположившись на зеленом суку, распевал свои песенки, а Зайка-пекарь сидел на крылечке пекарни и уплетал круглые булочки, когда на лесной тропинке появилась старая Лесная Мышь с зонтиком под мышкой. Это была бабушка Мортена. Она поздоровалась со всеми, кого знала: ласково улыбнулась Зайке, помахала лапкой бельчатам и приветливо кивнула папе Йенсу и Лазающему Мышонку. Но был в лесу некто, с кем старая Лесная Мышь вовсе не хотела встречаться, и оттого она зорко поглядывала по сторонам, напевая свою песенку,

Песенку бабушки лесной мыши:
Если мышка захочет пойти погулять,
Эта мышка должна обязательно знать:
С ней может случиться такое!
Вдруг кто-то захочет жаркое…
Какое жаркое?
Такое жаркое —
Из мышки стушить.
Жаркое — это я,
Жаркое — это ты.
Жаркое из мышки не прочь поесть коты.
Вот филин крутит головой,
Наверно, он следит за мной
И думает, что это
Гуляет здесь конфета.
Вот эта конфета,
Конфета вот эта
Под зонтиком идет.
Конфета — это я,
Конфета — это ты.
Конфеты эти любят и совы, и коты.
Здесь в норке Миккель-Лис живет,
Он только и ждет, когда пройдет
Мимо норы его мышка,
Какая-нибудь глупышка,
Мышка-глупышка,
Глупая мышка,
Чтобы ее схватить.
Глупышка — это я,
Глупышка — это ты.
Глупышек этих любят и лисы, и коты.
Допев песенку до конца, бабушка раскрыла над головой свой большой зонтик. Она раскрыла его совсем не потому, что шел дождь, а потому что на самой верхушке дерева, под которым проходила бабушка, жила Сова. А когда маленькая Лесная Мышь проходит под деревом, на котором живет Сова, ей надо быть очень осторожной. И без зонтика тут не обойтись. Ведь если раскрыт над головой зонтик, Сова ни за что не догадается, кто прячется под ним.

Бабушка Лесная Мышь всегда была осторожна (недаром она дожила до столь преклонного возраста), но на этот раз ее спасла не осторожность, а случайность… Да, Сова не заметила бабушку, Миккель-Лис лежал под кустом и спал, но под деревом, в густой траве, сидел Петер-Ежик. Он поджидал бабушку Лесную Мышь, чтобы ее съесть. Но когда бабушка подошла к дереву, под которым притаился Ежик, внезапно налетел такой сильный порыв ветра, что ей пришлось двумя лапками изо всей силы ухватиться за ручку зонтика, и она совсем забыла об осторожности. Тут бы ей несдобровать, но ветер подул с такой силой, что зонтик взвился в небо, унося за собой старую Лесную Мышь. А удивленный Петер-Ежик бегал вокруг дерева и сердито фыркал себе под нос.

— Фук-фук-фук, куда девалась эта Лесная Мышь, которую я только что видел? Исчезла! Исчезла бесследно! Невероятно!

А бабушка Лесная Мышь парила под зонтиком высоко в небе. Впервые в жизни ей довелось летать, но старая Лесная Мышь совсем не испугалась. Наоборот, ей это так понравилось, что она даже запела песенку. Вот послушай

Бабушкину летательную песенку:
Я к Мортену в гости собралась.
Посмотрите-ка, куда я забралась!
Посмотрите-ка! Ура! Я лечу под зонтом.
И все ниже, и дальше, и меньше мой дом,
Я его уже вижу с трудом.
Удивляется Ежик колючий:
«Как же мышка забралась за тучу?»
Этот Ежик хотел меня съесть на обед.
До свидания, Ежик, меня уже нет,
Передай своим деткам привет.
Мне бы надо лежать под периной,
Ну а я опускаюсь в долину.
Меня Мортен давно дожидается.
Вот он, вот он, стоит, улыбается!
Твоя бабушка, Мортен, спускается!
Добрый день!
Добрый день!
Добрый день!
Когда бабушка допела свою песенку, ветер утих, и она плавно приземлилась прямо перед домиком Мортена.

— Добрый день, добрый день, бабушка! — закричал Мортен. — Как я рад тебя видеть!

— Здравствуй, мой дорогой малыш! — ответила бабушка. — Ты не поверишь: меня чуть не съели по дороге, — весело добавила она.

— Тьфу! Опять этот противный Лис, — расстроился Мортен.

— Ты прав, дорогой, — вздохнула бабушка. — Только это был не Лис. На этот раз меня хотел проглотить Петер-Ежик.

— Все равно — тьфу! — заупрямился Мортен. — Тьфу и на Лиса, и на Петера-Ежика, и на Сову вместе с ними! Обидно, что в нашем лесу творятся такие дела.

— Какие «такие дела»?

— Да вот такие, что мы поедаем друг друга.

— Ты прав, дорогой. Но ведь так было всегда: подкрадутся, ам! — и готово.

— Я никогда никого не ем, — возразил Мортен. — Мне бы и в голову не пришло съесть Петера-Ежика. Да он, наверно, и невкусный. А разве я мог бы съесть Миккеля! — продолжал Мортен.

— Нет, дорогой, конечно, не мог бы.

— Тогда почему же Лис должен съесть нас? — не унимался Мортен.

— Потому что он Лис, — объяснила бабушка. — И если можно, мой милый, поговорим о чем-нибудь другом, более интересном.

Ты ведь знаешь, что Мортен был очень послушным Лесным Мышонком, и он сразу же прекратил этот неприятный разговор. Он накрыл на стол, достал из шкафчика свою чудесную слойку и налил бабушке чашечку кофе, потому что больше всего на свете старая Лесная Мышь любила слойки с изюмом и кофе.

— Прекрасный кофе, — похвалила она, — настоящий бобовый кофе. А какая вкусная слойка! Ты сам ее пек, милый?

— Что ты, бабушка! Я выменял ее на орехи у Зайки-пекаря. Хочешь еще кусочек?

— Спасибо, дружок, я уже сыта.

— Но ведь осталось еще четыре кусочка!

— А ты припрячь их для своего лучшего друга Лазающего Мышонка, — предложила бабушка.

— Ты думаешь, стоит? — засомневался Мортен.

— Я в этом уверена, дорогой. Он так обрадуется.

— Да, он-то обрадуется, — согласился Мортен.

И Мортен положил оставшиеся четыре кусочка слойки снова в шкафчик, чтобы сохранить их для Лазающего Мышонка.

Вечером, когда Мортен проводил бабушку, он вернулся к себе домой и глубоко задумался. Разговор с бабушкой никак не выходил у него из головы. Он достал ручку, чернила и бумагу и уселся за стол — ему хотелось кое-что написать. Он долго сидел, думал и писал, и снова думал, и опять писал. Поздно вечером в гости к Мортену заскочил Лазающий Мышонок и очень удивился:

— Ты что, стихи сочиняешь?

— Нет, — серьезно ответил Мортен, — я пишу жалобу папаше Бамсе. Нужно что-то предпринять.

— Я с тобой согласен, предпринять нужно обязательно, — так же серьезно ответил Лазающий Мышонок, хотя ровным счетом ничего не понял.

— Худо стало в нашем лесу, — продолжал Мортен, — идешь к пекарю, а тебя по дороге, того и гляди, кто-нибудь да и слопает.

— Нужно к этому относиться с юмором. (Лазающий Мышонок никогда не унывал.)

— Это невозможно, — возмутился Мортен. — Подумать только, сегодня Петер-Ежик чуть не съел мою бабушку!

— Твою бабушку?! — изумился Лазающий Мышонок.

— Вот именно — мою бабушку.

— Так, значит, она сегодня была у тебя?

— Была, — хмуро подтвердил Мортен.

— И вы ели слойку с изюмом? — не унимался Лазающий Мышонок.

— Да, ели.

— И вы съели ее всю до последней крошки?

— Нет, — успокоил его Мортен, — не всю. Осталось еще четыре кусочка. Но бабушка сказала, что я должен припрятать их для тебя.

— Она в самом деле так сказала?! — закричал Лазающий Мышонок.

— В самом деле, — вздохнул Мортен.

— Твоя бабушка… твоя бабушка… — Лазающий Мышонок просто задыхался от восторга, — она самая умная Лесная Мышь во всем нашем лесу!

Мортен достал из шкафчика слойку, фруктовый сок и накрыл на стол.

— Садись, пожалуйста, — пригласил он.

— Твоя бабушка сказала, что я должен съесть все эти кусочки, все четыре? — с надеждой спросил Лазающий Мышонок.

— Да, да, — подтвердил Мортен, — так она и сказала.

— Замечательно! — обрадовался Лазающий Мышонок и принялся за последний кусок. — Вот сюрприз! Как хорошо, что я зашел к тебе в гости как раз сегодня, — добавил он.

— Ну вот, — сказал Лазающий Мышонок, вытирая наконец мордочку, — теперь я сыт и могу послушать, что ты там насочинял для папаши Бамсе.

— Я написал Закон, — скромно отозвался Мортен. — Закон о том, как должны вести себя все звери в нашем лесу. Вот послушай!

— И я тоже написал? — с надеждой спросил Лазающий Мышонок.

— Да, мы вместе написали, — великодушно согласился Мортен, — а теперь все-таки послушай, что гласит Закон:

Первое. Все звери в лесу Елки-на-Горке должны быть друзьями.

— Да, да, это мы верно написали, — заметил Лазающий Мышонок.

— Второе. Звери в нашем лесу не имеют права поедать друг друга.

— Замечательно, — одобрил Лазающий Мышонок.

И Мортен стал читать дальше:

— Третье. Тот, кто ленится и не хочет сам искать себе еду, не должен отбирать еду у других.

— Как что «не должен»? — не понял Лазающий Мышонок. — Это что значит?

— Тут же ясно написано: «Не должен отбирать еду у других», — повторил Мортен.

— А у кого же он должен ее отбирать? — не понял Лазающий Мышонок.

— Ни у кого, — терпеливо объяснил Мортен.

Лазающий Мышонок задумался.

— Послушай-ка, Мортен, — сказал он немножко погодя, — ты бы не мог зачеркнуть этот последний пункт?

— Ну что ты, — возразил Мортен, — это ведь очень важный пункт.

— Неужели?! — удивился Лазающий Мышонок.

— Да, да, — подтвердил Мортен, — это очень, очень важно.

— Да, наверно, это очень важно, раз ты так говоришь. Но все-таки хотелось бы посоветоваться с кем-нибудь еще.

— Мы посоветуемся с папашей Бамсе, — успокоил его Мортен. — Я собираюсь сходить к нему завтра.

— У папаши Бамсе, наверное, очень уютно, — мечтательно произнес Лазающий Мышонок.

— А ты никогда у него не был? — спросил Мортен.

— Нет, — вздохнул Лазающий Мышонок. — Но я с удовольствием сходил бы с тобой завтра.

— Вот и хорошо, — обрадовался Мортен Лесной Мышонок. — Значит, завтра мы отправимся к нему вместе.

Глава седьмая. О Маленьком Ворчунишке, о мамаше Медведице, о папаше Бамсе и о том, как Мортен и Лазающий Мышонок ходили в гости

Это было в понедельник. У мамаши Медведицы было столько хлопот! Ведь по понедельникам она затевала обычно большую стирку. Она стирала рубашки папаши Бамсе, штанишки Маленького Ворчунишки, свои передники, халаты, простынки, наволочки и еще много-много других вещей.

Маленький Ворчунишка очень любил во всем помогать маме. Но больше всего на свете он любил стирку. Когда мама сказала, что собирается стирать, Маленький Ворчунишка собрал целый ворох своей одежки и сложил его в большую кучу рядом с огромным тазом, в котором мамаша Медведица стирала белье. И пока она наливала в таз воду, Ворчунишка копошился рядом. Он вырыл в куче вещей маленькую пещерку и с головой забрался в нее. Ему было так хорошо и уютно среди всех этих рубашек и штанишек, простынок и наволочек.

— Так, а теперь мы положим все белье в таз, — сказала мамаша Медведица и свалила всю кучу в таз.

Внезапно в тазу начало что-то странно плескаться и булькать.

— Ой! — испуганно воскликнула мамаша Медведица и заглянула в таз.

И тут из груды грязного белья вынырнула голова.

— Ну зачем ты меня сюда засунула? — заныл Маленький Ворчунишка, потому что это его голова вынырнула из таза.

— Но, дорогой мой, я ведь не знала, что ты сюда забрался, — объяснила мама.

— А я забрался, — проворчал Ворчунишка. Он был ужасно грустный и недовольный, потому что больше всего на свете не любил купаться.

— Ну что ж, — сказала мамаша Медведица, — раз уж ты попал сюда, придется тебя как следует выкупать.

И хотя до субботы, когда обычно мыли медвежонка, было еще далеко и Маленький Ворчунишка ужасно ворчал, мамаша Медведица принялась его намыливать и тереть, напевая косолапому сыночку

Купальную песенку:
Мойся, Ворчунишка,
Косолапый мишка.
Чтобы мишка чистым был,
Надо, чтобы мишка мыл
Коготки и пятки,
Спинку, грудь и лапки.
Три коленки губкой
И не морщи губки.
Мамочку послушай,
Вымой чисто уши.
Нос потри как следует,
А реветь не следует.
Ах, как вкусно пахнет мыло!
Мойся чисто, мишка милый,
Милый мой сынишка,
Косолапый мишка.
Когда Ворчунишка стал совсем чистеньким, мама вытерла его большим махровым полотенцем и надела на него чистые штанишки и рубашечку.

Маленький Ворчунишка так хорошо чувствовал себя после купания, что даже подумал: «Оказывается, это не так уж плохо — выкупаться и стать чистым».

Как раз в то время, когда медвежонок стоял перед зеркалом и разглядывал, какой он стал чистенький и красивый, в дверь постучали. Это были бельчата Том, Лисе и Малыш Пер, которые пришли поиграть с медвежонком.

— Ты скоро выйдешь? — спросили бельчата хором.

— Уже бегу, — заторопился Ворчунишка, застегивая последнюю пуговку на своих штанишках.

— Какой ты сегодня чистенький и красивый, — заметила Лисе. (Она ведь была девочкой, а девочки всегда замечают все лучше мальчишек.)

— Да? — Маленький Ворчунишка даже закряхтел от удовольствия. — Это потому, что я сегодня купался. Хотя до субботы еще очень далеко, — добавил он гордо.

Бельчатам было приятно, что у них такой чистенький друг. Том и Лисе взяли его за лапы, и они во весь дух побежали в гору. Малыш Пер едва поспевал за ними.

— Осторожнее, Ворчунишка! — закричала вслед им мамаша Медведица. — Смотри не разбейся!

— Не волнуйся, мамочка! — донеслось до нее издалека.

Мамаша Медведица как раз кончала развешивать белье на веревке, когда перед домом появились Мортен и Лазающий Мышонок.

— Добрый день, фру Медведица! — вежливо поздоровались мышата.

— Ах, здравствуйте, это вы?! — обрадовалась мамаша Медведица.

— Да, да, это мы, — подтвердил Лазающий Мышонок.

— Мы бы хотели поговорить с господином Бамсе, — объяснил Мортен.

— По важному делу, — добавил, не утерпев, Лазающий Мышонок.

— Проходите, пожалуйста, — пригласила мамаша Медведица, — он в гостиной.

Лазающий Мышонок и Мортен вошли в дом и увидели папашу Бамсе. Огромный медведь сидел в своем кресле-качалке и курил трубку.

— Добрый день, господин Бамсе, — хором закричали мышата.

— Что-что? — не понял папаша Бамсе и стал крутить головой во все стороны.

— Мы говорим «добрый день!» — закричал Лазающий Мышонок.

— Это-то я слышу, — прорычал папаша Бамсе, — я только никого не вижу.

— Это мы! — закричал Лазающий Мышонок.

— Это я — Мортен Лесной Мышонок! — закричал Мортен изо всех сил.

— Это я — Лазающий Мышонок! — завопил Лазающий Мышонок.

— Ах, это вы! — обрадовался папаша Бамсе. — Ну входите, входите.

— Мы уже вошли! — закричал Мортен.

— Мы стоим здесь, у самой твоей лапы! — завопил Лазающий Мышонок.

Папаша Бамсе поднялся со своего кресла и сунул нос прямо в пол.

— A-а, вижу, вижу, — прорычал он, немножко поводив носом по полу.

— Мы очень хотим поговорить с тобой о чем-то, — объяснил Мортен своим самым вежливым голосом.

— Важном, — добавил Лазающий Мышонок так громко, что у Мортена зазвенело в ушах.

— Очень рад, что вы зашли ко мне. Только лучше забирайтесь-ка на стол и сидите там, чтобы мы лучше могли видеть друг друга.

Лазающий Мышонок и Мортен быстренько забрались на стол, и только после этого они смогли наконец-то начать беседу.

— Я подумал о чем-то очень важном, — сразу же заявил Мортен Лесной Мышонок.

— Вот как! Ты подумал? — удивился папаша Бамсе. — Ну что ж, это похвально, — добавил он.

— Да, да, я подумал, — повторил Мортен, — я подумал, что в нашем прекрасном лесу животные не имеют права поедать друг друга.

— А они это делают? — удивился папаша Бамсе.

— Да, они это делают, — подтвердил Мортен. — И чаще всех этот противный Миккель-Лис.

— Да-а, — протянул папаша Бамсе, — он всегда был такой.

— Не понимаю, почему он не может есть орехи и ягоды, как все мы? — возмущенно произнес Мортен.

— А он разве этого не делает? — снова удивился папаша Бамсе.

— Нет. Он съедает всех, кого встречает на своем пути. Если он будет продолжать в том же духе, скоро в нашем лесу не останется ни одной мышки.

— Это было бы очень печально, — вздохнул папаша Бамсе.

— Это было бы очень печально, — поддержал его Лазающий Мышонок.

— Но вас-то он не съел? — с надеждой спросил папаша Бамсе.

— Нет, — успокоил его Мортен. — Но моего дедушку Миккель съел.

— Неужели?! — поразился Бамсе.

— И моего любимого дядюшку Йенса тоже съел Миккель, — вставил словечко Лазающий Мышонок.

— Какая досада!

— А мою тетушку Йоханну утащила Сова. А вчера мою любимую бабушку чуть не съел Петер-Ежик, — продолжал перечислять Мортен.

— Сколько горестных известий сразу! — вздохнул папаша Бамсе.

— Да, — Морген тоже тяжко вздохнул, — идешь к пекарю за хлебом, а тебя по дороге, того и гляди, кто-нибудь да и слопает.

— Надо что-то предпринять, — решительно произнес папаша Бамсе.

— Вот именно — предпринять, — обрадовался Лазающий Мышонок. (Ему очень понравилось это слово, и он с большим удовольствием повторил его.)

— Мы с Лазающим Мышонком придумали Закон, — торжественно объявил Мортен.

— Да, мы придумали, — подтвердил Лазающий Мышонок.

— Этот Закон должен сделать жизнь в нашем лесу совершенно безопасной.

— Я надеюсь, — важно проговорил папаша Бамсе, — что мое желание выслушать этот Закон совершенно законно.

Только этого Мортен и ждал. Он вытащил из кармана штанишек свои бумаги и начал читать Закон для всех зверей в лесу Елки-на-Горке:

Первое. Все звери в лесу Елки-на-Горке должны быть друзьями. (При этих словах папаша Бамсе согласно закивал головой.)

Второе. Звери в нашем лесу не имеют права поедать друг друга. (Папаша Бамсе закивал еще сильнее.)

Третье. Тот, кто ленится и не хочет сам искать себе еду, не должен отбирать еду у других.

— Ни в коем случае, — согласился папаша Бамсе. — Давай дальше!

— А больше ничего нет, — растерялся Мортен.

— Неважно. Все равно это очень хороший Закон.

И тут папаша Бамсе и Мортен стали говорить о том, что надо предпринять. Лазающий мышонок послушал их немного, решил, что с него хватит, и отправился на кухню к мамаше Медведице.

— Как много у тебя всяких дел, — посочувствовал он, зайдя в кухню.

— Да, в большом доме всегда много забот, — согласилась мамаша Медведица.

— Ты и стираешь, и наводишь чистоту, и готовишь, — продолжал Лазающий Мышонок.

— А как же! — отозвалась мамаша Медведица.

— А что вы, медведи, едите? — поинтересовался Лазающий Мышонок.

— Мы всё едим: ягоды, орехи, корешки, медовые пряники…

— Я тоже ужасно люблю орехи и медовые пряники, — сообщил Лазающий Мышонок.

— Да, да, это очень вкусно, — рассеянно согласилась мамаша Медведица.

— О! Это удивительно вкусно! — воскликнул Лазающий Мышонок. — И орехи, и медовые пряники, и все такое… в этом же роде.

Сказав это, Лазающий Мышонок с надеждой посмотрел на мамашу Медведицу, которая не поднимая головы стирала белье.

— Представляешь, — продолжал Лазающий Мышонок, — я сегодня совершил ужасную, непростительную глупость!

— Какую, Мышонок? — откликнулась мамаша Медведица.

— Представляешь, я забыл перекусить, когда уходил из дому.

— Значит, ты очень голоден? — И мамаша Медведица наконец-то посмотрела на него.

— Да, ужасно! — застенчиво признался Лазающий Мышонок.

— Значит, тебя нужно срочно накормить, — решительно произнесла мамаша Медведица, вытирая лапы о передник.

— Это было бы просто замечательно, — мечтательно согласился Лазающий Мышонок.

И тут Медведица выставила на стол большущее блюдо с медовыми пряниками, а Лазающий Мышонок получил разрешение есть столько, сколько ему захочется.

Несмотря на все свои мелкие недостатки, Лазающий Мышонок был все-таки хорошим другом и не мог не вспомнить о Мортене.

— Как жаль, что Мортена нет рядом, когда я ем медовые пряники, — вздохнул он, проглотив очередной пряник.

— А Мортен тоже любит медовые пряники? — спросила мамаша Медведица.

— На всем белом свете не найдется такого мышонка, который не любит медовые пряники, — убежденно произнес Лазающий Мышонок.

Тогда мамаша Медведица взяла со стола блюдо и пошла с ним прямо в гостиную, где Мортен беседовал с папашей Бамсе. А Лазающий Мышонок пошел за ней, потому что ему очень хотелось быть поближе к медовым пряникам… которые будет есть Мортен. Мамаша Медведица и Лазающий Мышонок присоединились к Мортену и Бамсе, и они вчетвером стали уплетать медовые пряники, запивая их черничным соком. А папаша Бамсе съел, конечно, в сто раз больше мышат, потому что он и был в сто раз больше их.

— У вас, верно, всегда так уютно! — сказал Лазающий Мышонок, когда животик его раздулся, как резиновый мячик, и он не мог даже шевельнуться.

На другой день папаша Бамсе попросил собраться всех зверей, которые жили в лесу Елки-на-Горке. И все они собрались (потому что очень уважали, а кое-кто и побаивался папашу Бамсе) и с нетерпением ждали, что тот им скажет.

На большой лесной полянке собрались Мортен, Зайка-пекарь, папа Йенс со своей женой — Бельчихой, Петер-Ежик, Сова и Ворон Пер, пришел даже Большой Лось, а под конец, когда все уже были в сборе, к полянке осторожно подкрался Миккель-Лис. Он искоса поглядывал на мышат, но Мортен и Лазающий Мышонок (он, конечно, тоже был здесь) уселись так близко к папаше Бамсе, что им совершенно нечего было бояться.

— Дорогие друзья! — торжественно начал папаша Бамсе. — Наш лес — прекрасный лес. И всем зверям в нашем лесу — и большим и маленьким — будет очень хорошо, если они будут жить в мире и дружбе.

— Нам здесь может быть очень хорошо, — согласно опустил голову Большой Лось.

— Но пока что у нас в лесу худо, — продолжал папаша Бамсе. — Наши бедные маленькие мышата не могут даже выйти за порог своего дома, их, того и гляди, съедят.

— Неправда! — выкрикнул Миккель-Лис.

— Вот как?! А откуда тебе известно, что это неправда?

На этот вопрос Миккель ответить не смог. Он промолчал.

— Я слышал, Миккель, — продолжал папаша Бамсе, — что ты крался за Мортеном Лесным Мышонком и хотел его съесть.

— Неправда, — пробурчал Миккель, — все было наоборот.

— Что значит «наоборот»? — удивился папаша Бамсе.

— Это Мортен Лесной Мышонок крался за мной и хотел меня съесть.

— Лис врет! — возмутился сидевший на дереве Ворон Пер. — Я сам видел, как Миккель крался за Мортеном.

— А вчера Петер-Ежик хотел съесть мою старенькую бабушку, — вставил слово Мортен Лесной Мышонок.

— Но я ведь не съел ее, — отозвался Ежик, — и вообще она куда-то исчезла.

— Так-так-так, — задумчиво проговорил папаша Бамсе. Он почесал лапой за ухом и уже решительно добавил: — Давайте сделаем так: что было — то было, кого съели — того уж не воротишь. Но отныне все звери в лесу должны быть друзьями и никто никого есть не будет.

— А что же мы будем есть? — недовольно пробурчал Лис.

— Можешь есть траву и зелень, как все мы, — предложил Большой Лось.

— Фу, какая гадость! — сморщился Миккель.

— Можешь собирать орехи и желуди, есть чернику и землянику, картошку и морковку, — сказала Бельчиха-мама.

— При такой вегетарианской еде от меня скоро останется одна шкура! — И Миккель-Лис сердито отвернулся.

— Ну, ну, ну, Миккель, — успокоил его папаша Бамсе, — я вот куда больше и сильнее тебя, а охотно ем и чернику, и орехи, и овощи. Конечно, немного мяса иногда не помешает, но можно прекрасно обойтись и без него.

— Вся сила от зелени, — убежденно произнес Большой Лось.

— А мой дедушка всю жизнь ел пряники и орехи, — вмешался в разговор Лазающий Мышонок. — Он был очень умным и дожил до ста лет. Если можно, — добавил он, — я спою песенку, которую любил мой дедушка. (Ты, конечно, еще не забыл, что Лазающий Мышонок очень любил петь.)

— Конечно, спой, — быстренько согласился Зайка-пекарь, которому очень хотелось дожить до ста лет.

— Спой! Мы с удовольствием послушаем, — сказали и остальные, и Лазающий Мышонок запел

Вегетарианскую песенку:
Тот, кто ест своих соседей,
Но, конечно, не медведей,
А несчастных мышек,
Слабеньких малышек,
Растолстеет так, поверь,
Что не сможет даже в дверь,
Даже в дверь свою пролезть.
А тому, кто будет есть
Овощи и фрукты,
Скажем все мы: «Друг ты!»
Дружно скажем: «Друг ты нам!»
Все поделим пополам —
Радости и беды,
И вкусные,
Превкусные,
Превкусные обеды.
Тот, кто ест своих друзей,
Но, конечно, не лосей,
А несчастных мышек,
Слабеньких малышек,
Станет жаден и жесток,
И ужасно одинок,
Никому не будет нужен,
С ним никто не будет дружен.
Ешь же овощи и фрукты,
И тогда все скажут: «Друг ты!»
Дружно скажут: «Друг ты нам!»
Все поделим пополам —
Радости и беды,
И вкусные,
Превкусные,
Превкусные обеды.
— А теперь, — сказал папаша Бамсе, когда Лазающий Мышонок закончил петь, — попрошу всех, кто согласен жить в мире и дружбе, поднять лапу.

И тогда все (даже Петер-Ежик) подняли лапы и посмотрели на Лиса. Миккель нехотя поднял заднюю лапу…

Да, нелегко было Миккелю-Лису после мяса перейти на овощи и фрукты. Но подробнее обо всем этом ты узнаешь в следующей главе.

Глава восьмая. О Миккеле-Лисе, который ужасно проголодался

Миккель изо всех сил старался вести себя хорошо, и поэтому, когда встретил в лесу Лазающего Мышонка, он даже не облизнулся, а только кивнул и хмуро пробормотал:

— Привет!

Лазающий Мышонок, который почти совсем ни капельки не испугался, ответил дрожащим голосом:

— Здравствуй, Миккель! Как твои дела?

На это Лис хмуро ответил, что хвастаться ему нечем, потому что он зверски голоден и вообще не знает, где ему раздобыть какую-нибудь еду.

— А ты попробуй сходить в гости, — предложил Лазающий Мышонок. — Это всегда так приятно, — мечтательно добавил он.

— Вот как?! — удивленно произнес Миккель. (Ему, признаться, никогда не приходило в голову, что можно пойти в гости только для того, чтобы получить от этого удовольствие.)

— Попробуй, попробуй, — повторил Лазающий Мышонок, — не пожалеешь. — И, взмахнув на прощание шапочкой, он отправился своей дорогой.

А Миккель стоял и думал… Идти в гости или не идти? Сначала он подумал, что это ерунда, потом подумал, что это глупость, а потом решил: хуже от этого не будет. И Миккель отправился в гости.

Сперва он зашел в гости к Большому Лосю. Большой Лось очень обрадовался такому редкому гостю и стал угощать его сочной зеленой травкой. Миккель без всякого удовольствия пожевал сочную травку и поспешил распрощаться с Большим Лосем. Затем он отправился к Зайке-пекарю. Зайка-пекарь тоже очень обрадовался Миккелю, а Крысенок, его ученик и помощник, обрадовался так сильно, что на всякий случай даже спрятался в чулане. Здесь Миккель не очень спешил распрощаться, потому что Зайка-пекарь угощал его пряниками и слойкой. Но так как лисы редко наедаются одними пряниками и слойкой, Миккель все-таки стал прощаться. Он очень вежливо поблагодарил Зайку-пекаря и сказал ему: «До свидания!» (С Крысенком Миккель не прощался, потому что Крысенок, как я уже говорил тебе, радовался гостю, сидя на всякий случай в чулане.)

Выйдя из пекарни, Лис отправился в гости к медведям.

— В лесу и вправду стало гораздо приятнее с тех пор, как все мы подружились, — сказал папаша Бамсе, осторожно пожимая лапу Миккелю.

— Может, ты и прав, — нехотя согласился Миккель, — но не так-то легко обходиться без мяса.

— Ерунда! — добродушно возразил папаша Бамсе. — Это дело привычки. Ты просто должен привыкнуть к овощам.

— Да я ведь стараюсь изо всех сил. Только это очень трудно — так сразу. Не так-то легко отделаться от старых привычек.

Когда Лис распрощался с папашей Бамсе и отправился домой, было уже довольно поздно. И хотя Миккель целый день ходил по гостям и везде его угощали чем могли, есть ему хотелось по-прежнему.

Миккель уже вышел на другой конец леса Елки-на-Горке, когда в носу у него вдруг защекотало.

— Гм?! — Миккель остановился и стал старательно нюхать воздух.

Ветер донес до него чудесный, изумительный, восхитительный запах мяса, который шел из крестьянской усадьбы, лежавшей по другую сторону большого поля.

«Подкрадусь-ка я немножечко поближе. Хоть понюхаю как следует», — с тоской подумал Миккель.

И он стал красться и крался до тех пор, пока не очутился в саду крестьянской усадьбы. Там он уютно устроился прямо на грядке с морковкой, принюхиваясь к восхитительному запаху и прислушиваясь, не спущена ли, как водится, с цепи собака.

Пока Миккель так лежал, принюхиваясь и прислушиваясь, он незаметно для самого себя выдергивал из земли морковки и съел их уже не один десяток. Морковки оказались довольно вкусными, но отвлечь Миккеля от волшебного запаха, который носился в воздухе, они не могли. То был запах копченого окорока, и шел он из распахнутой настежь двери кладовки.

Миккель осторожно подполз чуточку поближе, и в носу у него защекотало так, что терпеть он уже больше не мог. «Я только погляжу, нет ли кого в кладовке», — подумал Миккель. Дверь кладовки была открыта, и, убедившись, что ни людей, ни собак там нет, Миккель метнулся и — раз, два, три! — очутился в кладовке.

— О! Какое великолепное место! — прошептал Лис, оглядываясь по сторонам.

По всем четырем стенам кладовки висели копченые окорока, колбасы и сало, источавшие изумительный аромат. Миккель взглянул на одну из стен, где висели три чудесных окорока.

— Какая, однако же, неприятность, — задумчиво добавил он, — как высоко они все висят!

— Да, они висят очень высоко, — проговорил вдруг чей-то тоненький, нежный голосок.

Миккель вздрогнул от неожиданности.

— Кто это? — еле слышно прошептал он.

— Это всего лишь я, — раздался тот же голосок, и из щелки в полу показалась мордочка малюсенькой Мышки.

— Что ты здесь делаешь? — удивленно спросил Миккель.

— Я здесь живу, — отозвалась Мышка.

— А как ты сюда попала?

— Я не попала, — объяснила разговорчивая Мышка, — я здесь родилась. Я ведь Домашняя Мышка. А еще у меня есть брат и сестра; они живут на кухне и называются Кухонными Мышатами. Они очень любят сыр и поэтому живут на кухне, а я больше всего на свете люблю сало и окорока. Вот и живу здесь. А хочешь, я спою тебе свою песенку? У меня так редко бывают гости, — пожаловалась Домашняя Мышка. И не успел еще Миккель сказать: «Ну, конечно, спой!» — как Мышка запела

Песенку домашней мышки:
Я маленькая Мышка
С большим-большим хвостом,
Я серенькая Мышка,
Вот мой мышиный дом.
Есть в домике кладовка,
А в ней всегда еда.
Устроилась я ловко
И не боюсь Кота.
Живу со всеми дружно,
Всегда-всегда сыта.
И мне дрожать не нужно,
И мне дрожать не нужно
От самых-самых ушек
До кон-чи-ка хвос-та.
— Очень хорошая песенка, — похвалил Мышку Миккель. — Она мне нравится гораздо больше, чем все эти вегетарианские песенки, которые я слышал в последнее время.

— Ах, как я рада! Как я рада!

— Но есть еще одно очень важное дело, — перебил ее Миккель, — над которым я сейчас размышляю.

— Что это за дело?

— Как ты добираешься до всей этой вкуснятины, раз она висит так высоко?

— Ах, это очень-очень просто! — затараторила Мышка. — Сначала я забираюсь вот сюда, — показала она, — потом бегу по этой балке, потом забираюсь вон в тот угол, потом бегу по той балке — и все.

— Понятно, — задумчиво произнес Миккель.

— Ах, это очень-очень просто, — повторяла Домашняя Мышка.

— Это просто для тебя, Мышки, но я, Лис, этого сделать не смогу, — с сожалением произнес Миккель.

— А разве ты тоже любишь мясо? — поинтересовалась Мышка.

— Еще как, — тяжело вздохнул Миккель. — К тому же я зверски голоден, потому что сегодня целый день ходил по гостям.

— А разве от этого можно проголодаться? — удивилась Мышка.

— Да, — вздохнул Миккель, — особенно, если ты — Лис. Ну а ты, малышка Домашняя Мышка, — вдруг оживился Миккель, — не сможешь ли ты мне помочь? А я помог бы тебе как-нибудь в другой раз.

— А чем я могу тебе помочь? — поинтересовалась Мышка.

— Тебе нужно только забраться наверх и перекусить веревку, на которой висит окорок. Он свалится, а я подхвачу его, — объяснил Миккель.

— Как?! Тебе нужен целый окорок?! — испуганно спросила Мышка.

— Это не очень много для Лиса, — замялся Миккель.

— Да, да, я помогу тебе, — сказала Мышка, с опаской поглядывая на Миккеля.

— Я тебе этого никогда не забуду, — торжественно произнес Миккель.

И тогда маленькая Домашняя Мышка забралась на стенку и перекусила веревку, на которой висел окорок, а Миккель, стоявший внизу, подхватил его прямо в лапы. Как только окорок очутился в лапах у Миккеля, он со всех ног бросился к двери и, прижимая к себе драгоценную добычу, помчался через поле в родной лес. Миккель так волновался и торопился, что даже не успел сказать «спасибо» Домашней Мышке.

На другой день хозяин усадьбы обнаружил, что в кладовке не хватает одного окорока.

Он искал его повсюду, но так и не найти.

— Здесь был ветчинный вор, — пробормотал хозяин и стал размышлять о том, кто бы это мог быть.

Немного погодя хозяйка усадьбы обнаружила, что у них был еще и морковный вор — целая грядка с морковью была перерыта, а сами морковки исчезли. На испорченной морковной грядке валялись только зеленые морковные хвостики.

— Глянь-ка, — сказала хозяйка мужу, — здесь остались следы какого-то зверя.

— Давай я посмотрю, — отозвался хозяин, — может, это Заяц.

— Нет, — возразила хозяйка, — это следы Лиса.

— Значит, это Лис стащил наш окорок из кладовки, — догадался хозяин.

— Конечно, Лис всегда останется Лисом! Кто же еще? — поддакнула хозяйка.

— Я положу этому конец! — разозлился хозяин. Он вбежал в дом и вынес оттуда охотничье ружье. — Я отправляюсь охотиться на Лиса.

— Я тоже пойду с тобой, — поддержала его хозяйка, и муж с женой отправились на охоту.

— Ты что-нибудь видишь? — шепотом спросил хозяин, когда они вошли в лес.

— Нет, — так же тихо ответила хозяйка.

Они пробирались по лесу, стараясь не шуметь, и шепотом напевали

Песенку охотников на лиса:
Тихо, тихо, осторожно!
Тссс!
Это очень, очень важно!
Чшшш!
Лиса мы должны поймать
И примерно наказать!
Тс!
Чш!
(В этом месте охотники прикладывали палец к губам и выразительно таращили глаза.)

Тихо, тихо, осторожно!
Тссс!
Это очень, очень важно!
Чшшш!
Лис ужасно хитрый малый,
Он украл у Мышки сало.
Тс!
Чш!
Тихо, тихо, осторожно!
Тссс!
Это очень, очень важно! Чшшш!
Мы должны его поймать! Тихо!
На сучки не наступать:
Тс!
Чш!

Глава девятая. О том, как охотились на Лиса, о бельчатах и о Маленьком Ворчунишке

Пока охотники на Лиса тихонько крались по тропинке, бельчата и Маленький Ворчунишка играли на поляне в лесу. И вдруг Ворчунишка решил, что ему пора возвращаться домой.

— Это еще почему? — возмутилась Лисе.

— Потому, что я хочу есть, — проворчал в ответ Ворчунишка.

— Может, ты хочешь орехов? — предложил Том, который тоже был не прочь поиграть еще часок, хотя было уже довольно поздно.

— А разве они у тебя есть? — заинтересовался Ворчунишка.

— Мы можем нарвать тебе орехов на деревьях, — объяснил Том.

— А ты пока посиди здесь, под деревом, — добавила Лисе. — Ты ведь не сможешь забраться так высоко.

— Не волнуйся, мы скоро вернемся, — успокоил Ворчунишку Малыш Пер, — и принесем тебе много орехов. Ладно?

— Ла-адно, — согласился Ворчунишка. — Только вы побыстрей, а то есть хочется.

Обрадованные бельчата бросились к дереву, а Маленький Ворчунишка уселся на пенек и стал ждать.

В это время по лесу осторожно пробирались охотники за Лисом.

— Ты что-нибудь видишь? — прошептал хозяин, обращаясь к жене.

— Нет, — так же тихо ответила хозяйка, и они снова двинулись вперед.

Они старались идти как можно осторожнее, чтобы не спугнуть Лиса. Они сделали еще несколько шагов, и вдруг хозяйка застыла на месте.

— Ты что-нибудь видишь? — снова прошептал хозяин.

— Да. Тссс! Там кто-то шевелится.

— Это, наверное, Лис.

— Нет, — шепотом возразила хозяйка, — это маленький медвежонок. Ой, какой хорошенький!

— Сейчас мы его поймаем, — отозвался хозяин, и они стали незаметно подкрадываться к Маленькому Ворчунишке (а ты уже, конечно, догадался, что это был именно он) с двух сторон.

Вдруг Ворчунишка услыхал, как в кустах что-то трещит, и тут же заметил женщину, которая осторожно кралась к нему.

Он сразу вскочил с пенька и бросился бежать в другую сторону и… очутился прямо в объятиях мужчины. Бедный Маленький Ворчунишка так перепугался, что даже забыл закричать: «На помощь!»

— Здорово мы его! — радовался хозяин, прижимая к себе испуганного Ворчунишку и направляясь в сторону своей усадьбы.

— Ну разве он не чудо? Какой миленький медвежонок! — радовалась хозяйка, еле поспевая за мужем.

— Мы сможем продать его в цирк и получить за него уйму денег, — говорил хозяин, прижимая к себе драгоценную ношу.

— Ты в этом уверен? — усомнилась хозяйка.

— Да, может, целую сотню крон.

И они заторопились в усадьбу.

Маленький Ворчунишка сидел на кухне в крестьянском доме и никак не мог решить: стоит ему огорчаться или не стоит?

С одной стороны, он, конечно, был в плену, но с другой стороны, ведь с ним так хорошо обращались. Хозяин и хозяйка гладили Ворчунишку по головке, щекотали ему пятки, весело болтали и угощали его молоком и медом. А потом хозяйка даже испекла для него сладкие медовые пряники и сварила вкусную кашу.

Так продолжалось до самого вечера. Но вечером Ворчунишку заперли в кладовку (в ту самую, в которой совсем недавно побывал Миккель), и там он должен был просидеть до утра. А утром хозяин собирался взять Ворчунишку и поехать с ним в город, чтобы продать его там за уйму денег.

Двери кладовки хозяин закрыл на крючок, а во двор выпустил огромного Сторожевого Пса Ганнибала — он должен был караулить медвежонка и следить, чтобы тот никуда не убежал.

Ворчунишка сидел в кладовке и тихонечко плакал. Он уже забыл и про молоко, и про мед, и про вкусную кашу и думал только о своих друзьях, которые остались в лесу. Он вспоминал маму и папу, и веселых маленьких бельчат, и Лазающего Мышонка, и ему было так грустно и одиноко!

Вдруг совсем рядом с Ворчунишкой раздался тоненький нежный голосок:

— Отчего ты плачешь, маленький медвежонок?

Ворчунишка был так расстроен, что даже забыл испугаться от неожиданности.

— Я хочу обратно в лес, — жалобно проговорил он.

— А разве тебе здесь плохо? — удивился голосок.

— Конечно. Одному всегда плохо, — объяснил медвежонок.

— Разве ты один? — обиженно спросил голосок. — Я ведь тоже здесь.

— А кто ты?

— Я маленькая Домашняя Мышка, — представился голосок.

— А ты давно здесь? — поинтересовался Ворчунишка немножко успокаиваясь и вытирая слезы мохнатой лапкой.

— Я здесь живу, — объяснила Мышка, — и мне здесь очень нравится. Ведь это мой дом, и мне здесь очень хорошо, — добавила она.

— А мне здесь плохо, — отозвался медвежонок. — И я хочу в лес.

— Ты хочешь в лес? — удивилась Домашняя Мышка.

— Да, очень хочу, — грустно ответил медвежонок.

Доброй маленькой Мышке так хотелось помочь медвежонку, но что она могла сделать?!

— Может быть, принести тебе немножечко ветчины или колбаски? — заботливо спросила она.

— Нет, я не голоден. Я хочу домой! — И Маленький Ворчунишка снова залился горючими слезами.

Маленькая Мышка задумчиво покачала головой.

— Мне так жалко, что тебе не нравится здесь. Ведь у меня так хорошо и уютно…

Но медвежонок ничего ей не ответил.

— Может быть, я смогу развеселить тебя песенкой? Хочешь? — спросила добрая Мышка и, не дожидаясь согласия, запела свою любимую

Песенку домашней мышки:
Я маленькая Мышка
С большим-большим хвостом,
Я серенькая Мышка,
Вот мой мышиный дом.
Есть в домике кладовка,
А в ней всегда еда.
Устроилась я ловко
И не боюсь Кота.
Живу со всеми дружно,
Всегда-всегда сыта.
И мне дрожать не нужно
От самых-самых ушек
До кон-чи-ка хвос-та.

Глава десятая. О том, что происходило в лесу, пока Маленький Ворчунишка был в плену

Когда бельчата, набрав орехов для медвежонка, спустились с дерева, Ворчунишки на пеньке не было. Они искали его повсюду, громко кричали: «Ау, Ворчунишка!» Но все было напрасно.

Ворчунишка исчез.

— Может, он ушел домой? — сказала Лисе. И бельчата бегом отправились к медвежьему Дому. Но дома Ворчунишки тоже не оказалось. Мамаша Медведица, узнав об исчезновении медвежонка, ужасно разволновалась.

— Мой маленький, мой сладенький, мой миленький Ворчунишка! — жалобно запричитала она. — Куда же он мог деваться? Не случилось ли с ним чего-нибудь?!

— Не волнуйся, дорогая. Мы его обязательно найдем, — успокоил жену папаша Бамсе.

И мамаша Медведица, и папаша Бамсе, и бельчата отправились в лес на поиски медвежонка. Сначала они зашли в лавку к Зайке-пекарю, но Зайка не видел Ворчунишку со вчерашнего дня.

— Я иду с вами! — воскликнул Зайка-пекарь, запирая свою лавочку.

Все вместе они отправились к Большому Лосю, но и там медвежонка не оказалось.

— Я иду с вами, — сказал Большой Лось, присоединяясь к компании.

Скоро к ним присоединились Лазающий Мышонок, Петер-Ежик, Сова, Мортен и Куница, и всем им очень хотелось поскорее найти медвежонка.

— Как жаль, что Ворчунишка исчез, — сетовал на ходу Лазающий Мышонок. — Он был таким добрым и ласковым медвежонком.

— Ах, мой бедный Маленький Ворчунишка! — заплакала мамаша Медведица.

— Так-так-так, — остановился папаша Бамсе. — Успокойся, дорогая. — (Сам он волновался ничуть не меньше жены.) — Мы его обязательно отыщем.

И звери прибавили шагу.

Внезапно папаша Бамсе остановился.

— А где Миккель-Лис? — спросил он, обращаясь сразу ко всем.

Все задумались. Но нет, никто сегодня еще не видел Миккеля.

— Невероятно! — произнес Лазающий Мышонок.

— Невероятно подозрительно, — поддержал его Мортен.

— Мы отправляемся к Миккелю! — решительно произнес папаша Бамсе.

И звери отправились к дому Миккеля-Лиса.

А Миккель, сытый и отяжелевший, все это время преспокойно спал в своей кровати. Он спал и храпел на весь лес, а рядом с ним лежала большая обглоданная кость — это было все, что осталось от окорока.

Папаша Бамсе покосился на кость.

— Где Ворчунишка? — с угрозой в голосе спросил он.

Миккель вскочил с кровати.

— Его здесь нет, — испуганно ответил он.

— Миккель, — спросил папаша Бамсе, — что это ты ел?

— Это… это, — замялся Миккель, — это не из леса.

— Что же это? Ты такой сытый с виду!

— Это… окорок.

— Где ты его взял?

— Я… я… я взял его не здесь, — ответил испуганный Миккель. — Я был в крестьянской усадьбе и взял его там.

— Вот как? — с сомнением в голосе произнес папаша Бамсе.

— Честное слово! — воскликнул Миккель.

И тогда все поверили Миккелю и рассказали ему об исчезновении медвежонка. Миккель очень огорчился, потому что он и сам, оказывается, тоже любил Маленького Ворчунишку.

— Надо его как следует поискать, — сказал Миккель, выслушав все рассказы.

— Поискать! — папаша Бамсе даже разозлился. — Мы его искали повсюду, но ведь он исчез.

— Хорошо, — сказал Миккель, — тогда мы должны присесть, как следует собраться с мыслями и пораскинуть мозгами.

— Мы уже собирались и раскидывали — не помогает, — объяснил Лазающий Мышонок.

— До сих пор вы делали это без Лиса. — И Миккель, подперев голову лапами, крепко задумался.

— Скажите, — поднял голову Миккель, — а где был Ворчунишка до того, как исчез?

— Ворчунишка сидел на пеньке и ждал, пока мы принесем ему орехи, — сразу же ответили бельчата.

— Покажите мне то место, где он сидел, — сказал Миккель и решительно поднялся.

И звери отправились к тому месту, где сидел Ворчунишка. Как только они подошли к полянке, Лис начал рыскать кругом и внимательно принюхиваться.

Внезапно он остановился.

— Здесь пахнет людьми, — громким шепотом объявил Миккель, — их было двое — мужчина и женщина. Это они забрали нашего Ворчунишку.

— Где эти люди теперь? — спросил папаша Бамсе.

— Чтобы ответить на этот вопрос, я должен как следует обнюхать все кругом, — ответил Миккель.

И он стал обнюхивать всю полянку еще раз, но уже как следует. Вскоре Миккель наткнулся на тропинку, которая вела прямо к воротам крестьянской усадьбы.

Они ушли к дому по этой тропинке, — уверенно заявил Лис.

— Что же нам делать? — спросил его папаша Бамсе.

— Вы все останетесь здесь, — стал командовать Миккель, — а я подкрадусь поближе к усадьбе. Надеюсь, мне удастся обнаружить что-нибудь важное, — добавил он.

И Лис стал красться по направлению к крестьянской усадьбе. Он благополучно перебрался через поле, которое отделяло усадьбу от леса, и подобрался уже было к самым воротам, но тут его заметил Сторожевой Пес Ганнибал. Пес стал громко лаять и кидаться на ворота, и Миккелю не оставалось ничего другого, как поспешить обратно в лес.

— Я уверен, что Ворчунишка там, — объявил Миккель, вернувшись. — Но никто не сможет попасть в дом, потому что большой страшный пес стоит на страже.

— Какой ужас! — воскликнула Сова.

— Ужасный ужас! — согласился с ней Мортен.

— Что же нам делать? — деловито осведомился Петер-Ежик.

— Кажется, у меня есть идея… — задумчиво произнес Лазающий Мышонок.

— Ах, какой ты умненький, миленький Лазающий Мышонок! — воскликнула заплаканная мамаша Медведица. — Помоги нам!

— Сделаем так, — сказал Лазающий Мышонок. — Мы с Мортеном незаметно прокрадемся в дом и разузнаем, куда они спрятали Ворчунишку. Сторожевой Пес нас не заметит, потому что мы очень маленькие.

— Хороший план, — одобрительно кивнул Миккель.

— Вы самые маленькие и самые мужественные зверьки в нашем лесу, — растроганно произнес папаша Бамсе.

Лазающий Мышонок и Мортен осторожно пересекли двор и подобрались к самому дому. Ура! Страшный Пес Ганнибал совершенно их не заметил!

— Что мы теперь будем делать? — тихонечко прошептал Мортен.

— Начнем поиски Ворчунишки, — шепотом ответил Лазающий Мышонок. — Давай сюда!

И Лазающий Мышонок юркнул в щель, а Мортен смело последовал за ним. Внезапно они очутились в какой-то комнате среди невиданных разноцветных птиц, которые размахивали крыльями, громко кудахтали и вообще устроили ужасный кавардак.

— Бежим отсюда! Здесь полным-полно страшных зверей! — смело воскликнул Мортен и первым бросился в ближайшую дырку в полу.

Лазающий Мышонок быстро оглядел комнату и, убедившись, что Ворчунишки в ней не было, юркнул следом за Мортеном.

В следующей комнате, в которой они очутились, стояли какие-то длинные и толстые рогатые звери. Звери задумчиво жевали что-то и смотрели на мышат большими добрыми глазами.

— На медвежат они не похожи, — в ужасе прошептал Мортен.

— Не бойся, — успокоил друга Лазающий Мышонок. — Они, наверное, добрые. Ой, смотри, да они же привязаны! — заметил внимательный Лазающий Мышонок. — Значит, они не смогут погнаться за нами.

И, сделав это открытие, Лазающий Мышонок бесстрашно заглянул во все углы большой комнаты, но медвежонка нигде не было.

— Что будем делать? — спросил все еще дрожавший Мортен.

— Поиски продолжаются, — важно ответил Лазающий Мышонок. — Следуй за мной!

И он метнулся к двери в другую комнату, а Мортен сразу же последовал за ним. Там они тоже увидели каких-то зверей. Они были не такие большие, как те, другие, и у них не было рогов. Звери спали, лежа на полу и друг на друге, и тихонько похрапывали. Вдруг один из них пошевелился и вскочил на ноги, и тогда все остальные тоже вскочили и сбились в одну большую кучу. Они толкались, топтались и похрапывали (а может быть, хрюкали) при этом гораздо громче, чем прежде.

— Кто это? — прошептал Мортен Лесной Мышонок.

— Сам не знаю, — так же тихо ответил Лазающий Мышонок. — Никогда прежде я таких не видел.

— Смотри, у них завиток на хвосте.

— Но никто из них не Ворчунишка — это уж точно, — заметил внимательный Лазающий Мышонок, и они снова нырнули под пол.

Там они решили немножечко посидеть, чтобы отдохнуть и обдумать ситуацию. (Что такое «ситуация», мышата точно не знали, но обдумать ее они решили обязательно.)

Неожиданно совсем рядом с ними раздался голос. Мортен и Лазающий Мышонок вздрогнули и тут же успокоились, потому что сразу же увидели маленькую мышку, которая была ничуть не больше, чем они сами.

— Что вы здесь делаете? — спросила незнакомая мышка.

— Мы? — переспросил Лазающий Мышонок. — Мы ищем медведя.

— Маленького медведя? — поинтересовалась любопытная мышка.

— Вообще-то он довольно большой, но для медведя он маленький, потому что он еще детеныш, — объяснил Лазающий Мышонок.

— Тогда я знаю, где он, — обрадовалась Домашняя Мышка. (А это была она.)

— Ой, как хорошо, что мы тебя встретили! — еще больше обрадовались Мортен и Лазающий Мышонок.

— Ты можешь нам показать дорогу к нему? — деловито осведомился Мортен.

— Идите за мной, — ответила Домашняя Мышка, и вся троица нырнула в темноту.

Глава одиннадцатая. Про Мортена и Лазающего Мышонка, которые находят Ворчунишку, и про Миккеля, который надевает очки

— Где вы? — спросила из темноты Домашняя Мышка.

— Мы здесь, — отозвался Лазающий Мышонок.

— Мы должны быть очень осторожны, чтобы Пес Ганнибал нас не заметил, — предупредила Домашняя Мышка.

Сначала они хорошенечко огляделись, а потом стрелой пронеслись под кладовкой и через дырку в полу выбрались на поверхность. И вот они очутились в кладовке, где громко плакал Маленький Ворчунишка.

— Можешь больше не плакать, Ворчунишка, — сказала ему Домашняя Мышка, — потому что к тебе пришли гости.

— Здравствуй, Ворчунишка! Это мы.

Маленький Ворчунишка увидел своих друзей и даже плакать перестал от удивления.

— Вас тоже поймали? — испуганно спросил он.

— Нет. Мы пришли освободить тебя.

— Правда?! — обрадовался Ворчунишка.

— Да, — сказал Лазающий Мышонок, — все звери собрались на опушке, чтобы помочь тебе. Мы с Мортеном отправились в разведку, узнать, где тебя прячут.

— Потерпи еще немного, Ворчунишка, — добавил Мортен. — Сейчас мы вернемся и расскажем всем, что ты заперт здесь, в кладовке. И тогда мы все вместе составим план твоего спасения.

— Только вы побыстрее составляйте спасение, — проворчал Ворчунишка. — Я хочу к маме.

Лазающий Мышонок и Мортен сказали:

— Пока, Ворчунишка! Не скучай, Ворчунишка! Мы скоро вернемся, Ворчунишка! — и бросились обратно в лес, а Домашняя Мышка осталась в кладовке, чтобы составить компанию пленному медвежонку.

Звери в лесу с нетерпением ждали возвращения Лазающего Мышонка и Мортена.

— Вы его нашли? — бросилась к мышатам мамаша Медведица, когда они появились на опушке.

— Да, — ответил Лазающий Мышонок, — А мы его нашли. Ворчунишка заперт в кладовке. Замка там нет, и дверь закрыта только на крюк. Но двор охраняет сильный Сторожевой Пес Ганнибал, и справиться с ним нелегко.

— Да, трудную задачу поставила перед нами жизнь, — заметила Сова.

— Это надо как следует обмозговать, — произнес Миккель.

Он достал из кармана очки, протер стекла кончиком хвоста, нацепил очки на нос и глубоко задумался.

Звери боялись пошевелиться, чтобы не сбить Миккеля и не помешать ему составить план спасения медвежонка.

— Слушайте, — встрепенулся вдруг Миккель. — Теперь я знаю, что делать.

Все напряженно ждали, пока Миккель скажет, что же он знает.

— Самое главное, — продолжал Лис, — убрать собаку, и это я беру на себя. А ты, Лазающий Мышонок, можешь ли ты справиться с тем, чтобы убрать крюк с двери?

— Мы справимся, — ответил за друга Мортен Лесной Мышонок.

— Все ясно! — Миккель снял с носа очки. — За дело!

— Ты мой самый лучший друг, Миккель, — растроганно произнес папаша Бамсе. — И ты, Лазающий Мышонок, и ты, Мортен, и вообще все вы — мои самые лучшие друзья.

— Слушайте, — продолжал Миккель. — Сейчас я побегу на другую сторону двора и буду там громко выть и дразнить Ганнибала. Я разозлю его, и он побежит за мной. А Лазающий Мышонок и Мортен в это время сбросят крюк и освободят Ворчунишку. Все ясно?

— Да, нам все ясно, — ответили Мортен и Лазающий Мышонок.

— Отличный план, — потер лапы папаша Бамсе.

— Будь осторожен, Миккель. Смотри, чтобы Пес не схватил тебя, — добавила заботливая мамаша Медведица.

Миккель бросился через поле, обежал крестьянскую усадьбу и начал выть и дразнить Ганнибала. Сначала звери, оставшиеся на опушке леса, услышали страшный лай Ганнибала, а потом увидели, как Сторожевой Пес помчался за Миккелем. В это же время из дома выскочили хозяин и хозяйка.

— Это был Лис! — воскликнул хозяин, и они бросились вслед за Ганнибалом.

— Путь открыт! — закричал Лазающий Мышонок, и они с Мортеном стрелой понеслись через поле к крестьянской усадьбе.

Лазающий Мышонок забрался на дверь и сбросил крюк, а Мортен вбежал в кладовку и, схватив за лапу Маленького Ворчунишку, снова выскочил во двор.

Звери на опушке леса с нетерпением ждали возвращения мышат с медвежонком, и, когда увидели, что все трое со всех лап мчатся через поле, а за ними бежит Домашняя Мышка, они стали танцевать и кричать «ура», а подбежавший Ворчунишка сразу же очутился в объятиях мамаши Медведицы. Медвежонок не помнил себя от счастья. А папаша Бамсе не находил себе места от радости.

— Ты — мужественный Лазающий Мышонок! — торжественно начал он. — И ты — мужественный Мортен Лесной Мышонок! Вы всегда будете моими самыми лучшими друзьями.

— Все шло строго по разработанному плану, — заметила Сова.

— Так бывает всегда, когда за дело берутся друзья, — сказал Мортен. — Если бы мы не были друзьями, мы бы никогда не смогли освободить Ворчунишку.

— Ты прав, малыш, — кивнул папаша Бамсе.

Но когда папаша Бамсе хотел поблагодарить Миккеля, то оказалось, что Лиса еще нет на опушке. Прошло довольно много времени, прежде чем из кустов появился усталый, измочаленный Миккель. Ему пришлось лечь на землю; он никак не мог отдышаться.

— В худшей переделке мне еще бывать не доводилось, — с трудом переводя дух, произнес Миккель. — Ну и трудно же было отделаться от этого Песика!

— Спасибо тебе, Миккель. — И папаша Бамсе протянул свою могучую лапу измученному Лису. — А теперь добро пожаловать к нам домой, — сказал он, обращаясь ко всем.

— Ой, как хорошо! — обрадовался Лазающий Мышонок.

— Папа, — попросил Ворчунишка, — можно пригласить к нам домой Домашнюю Мышку?

— Правильно, — поддержал его Миккель. — Без ее помощи мы бы не справились. Она настоящий друг.

— Домашняя Мышка, добро пожаловать в мой дом, — торжественно произнес папаша Бамсе.

Так и получилось, что Домашняя Мышка отправилась в гости к папаше Бамсе. Еще несколько дней не смолкали в лесу Елки-на-Горке шум, смех и веселые песни — друзья праздновали свою победу.

Сказки писателей Дании


Ханс Кристиан Андерсен Короли, дамы и валеты


Какие чудесные игрушки можно вырезать и склеить из бумаги! Однажды вырезали и склеили игрушечный замок, такой большущий, что он занял весь стол, а раскрасили его так, будто бы он выстроен из красных кирпичей. У него была блестящая медная крыша, были башни и подъемный мост, вода во рву была словно зеркало, да там и лежало зеркальное стекло. На самой высокой сторожевой башне стоял вырезанный из дерева дозорный с трубой, в нее можно было трубить, но он не трубил!

Хозяином всего этого был мальчик по имени Вильям, он сам поднимал и опускал подъемный мост, заставлял маршировать по мосту оловянных солдатиков, а потом открывал замковые ворота и заглядывал в большую рыцарскую залу, а там, как в настоящих рыцарских залах, по стенам висели портреты в рамах. Только портреты эти были карты-картинки, вынутые из колоды: червонные, бубновые, трефовые и пиковые короли в короне и со скипетром, дамы в покрывалах, ниспадающих на плечи, и с цветком или веером в руке, валеты с алебардами и развевающимися на беретах перьями.

Однажды вечером мальчик, облокотившись о стол, заглянул через открытые замковые ворота в рыцарскую залу, и тут ему вдруг показалось, будто короли делают на караул скипетрами и будто в руках пиковой дамы шевельнулся золотой тюльпан, а червонная дама даже подняла свой веер. Все четыре королевы милостиво подали Вильяму знак, что он замечен. Мальчуган придвинулся ближе, чтобы лучше видеть, но наткнулся головой на замок, и тот пошатнулся. Тогда все четыре валета — трефовый, пиковый, бубновый и червонный, выставив вперед алебарды, загородили вход в залу, чтобы он и не пытался туда проникнуть.

Малыш понял и дружески кивнул картам: дескать, не беспокойтесь. Не дождавшись ответа, он кивнул еще раз и попросил:

— Скажите что-нибудь!

Но карты не вымолвили ни слова; когда же мальчик кивнул червонному валету в третий раз, валет соскочил со своей карты и встал посредине зала.

— Как тебя зовут? — спросил он малыша. — Глаза у тебя ясные, зубы — белые, вот только руки ты мыть не любишь!

Не очень-то любезно это было с его стороны!

— Меня зовут Вильям, — ответил малыш, — а это мой замок, а ты мой валет червей!

— Я валет червонного короля и червонной королевы, а вовсе не твой! — заявил валет. — Я могу выйти из карты и из рамы, а о знатных господах и говорить не приходится. Мы могли бы странствовать по свету, но он нам надоел; куда покойней и уютней сидеть на карте и оставаться самим собой.

— Значит, вы и вправду раньше были людьми? — спросил малыш.

— Людьми мы были, — ответил червонный валет, — но не очень добрыми. Зажги мне восковую свечку, лучше всего красную, потому что это масть моя и моих господ, и тогда я расскажу нашу историю владельцу замка; ведь ты, по твоим словам, и есть владелец замка. Только смотри не перебивай меня: раз уж я говорю, то все пусть идет как по писаному.

— Видишь, это мой король, король червей: он самый старший из всей четверки королей, потому что родился первым; родился он с золотой короной на голове и державой в руках. И тут же начал править. Его королева родилась с золотым веером; веер этот ты можешь видеть и сейчас. Жилось им с малых лет просто прекрасно, в школу они не ходили, а только развлекались целый день — строили и сносили замки, ломали оловянных солдатиков и играли в куклы; бутерброд им приносили намазанный маслом с обеих сторон и посыпанный сахарной пудрой. Да, ну и времечко было, доброе старое время, так называемый золотой век, но даже и такое им надоело. Надоело оно и мне. И тогда на смену пришел бубновый король.

Больше валет ничего не сказал; мальчик хотел послушать еще, но валет не произнес больше ни слова; и тогда малыш спросил:

— А потом что было?

Червонный валет не ответил, он стоял навытяжку и не отрываясь глядел на горящую красную восковую свечу. Малыш стал кивать ему, кивнул еще и еще раз — никакого ответа; тогда он повернулся к бубновому валету, и после третьего кивка тот тоже соскочил со своей карты, вытянулся в струнку и произнес одно лишь единственное слово:

— Свечку!

Малыш тотчас же зажег красную свечку и поставил ее перед ним: бубновый валет сделал алебардой на караул и сказал:

— Итак, явился бубновый король — король со стеклянным окошком-ромбиком на груди; и у королевы было такое же. Заглянешь в окошечко и сразу видишь, что оба супруга сделаны из того же самого теста, что и все другие люди. Это было всем так приятно, что им воздвигли памятник, который простоял целых семь лет.

Бубновый валет снова сделал на караул и уставился на свою красную свечку.

Не дожидаясь пригласительного кивка маленького Вильяма, вперед степенно, точно аист, вышагивающий на лугу, прошествовал трефовый валет. Черный трилистник, будто птица, слетел с карты; он перелетел через голову валета, а потом снова вернулся на свое место в углу на карте. Трефовый валет, так и не попросив зажечь восковую свечку, как двое других валетов, заговорил:

— Не всем достается хлеб, намазанный маслом с обеих сторон. Такой бутерброд не достался ни моему королю, ни королеве; им пришлось ходить в школу и учиться тому, чему прежние короли не учились. И у них было стеклянное окошечко на груди, но никто туда не заглядывал, разве только для того, чтобы убедиться — не испортился ли часовой механизм, а если испортился, то выбранить их за это. Кому знать, как не мне: я служил моим господам много лет, из их воли я не выхожу. Захотят мои господа, чтобы я нынче вечером больше не говорил, я и буду молчать и сделаю на караул.

Вильям и ему зажег свечку, белую-пребелую.

«Фью!» Не успел Вильям зажечь новую свечу, как посередине рыцарской залы стоял уже валет пик, он появился мгновенно; хотя и прихрамывал, будто колченогий. Он не отдал честь; он скрипел, словно разваливался на куски; как видно, немало пришлось ему пережить. Заговорил и он.

— Каждому досталось по свечке, — сказал он, — достанется, верно, и мне, я знаю. Но если нам, валетам, зажигают по одной свечке, то нашим господам нужно зажечь в три раза больше.

А уж моим королю пик с королевой, пиковой дамой, подобает не меньше как по четыре! История их испытаний так печальна! Недаром они носят траур, а в гербе у них, да и у меня тоже, — могильный заступ! Меня даже за это в насмешку прозвали Черный Пер. Есть у меня прозвище и похуже, и выговорить-то его неудобно! — И он прошептал: — Меня называют Выгребатель нечистот. А когда-то я был первым придворным кавалером короля пик, теперь я последняя фигура в колоде игральных карт. Историю моих господ рассказывать не стану. Сам разберись в ней, как знаешь. Лихие настали времена, и хорошего ждать нечего, а кончится тем, что все мы взовьемся на красных конях выше туч.

Маленький Вильям зажег по три свечки каждому королю и каждой королеве, а пиковым королю с королевой досталось по четыре. В большой рыцарской зале стало светло-светло, словно во дворце самого богатого императора, а знатные господа кротко и царственно приветствовали мальчика! Червонная дама обмахивалась золоченым веером, в руке у пиковой дамы колыхался золотой тюльпан, да так, что казалось, будто он извергает пламя. Короли и королевы соскочили со своих карт и из рам в залу и стали танцевать менуэт, и валеты тоже. Они танцевали, озаренные пламенем. Казалось, вся зала горит; огонь трещал, из окон вырывалось пламя, языки пламени лизали стены, весь замок пылал.

Вильям испуганно отпрянул в сторону и закричал:

— Папа! Мама! Замок горит!

Посыпались искры, замок пылал и пламенел, и вдруг в огне раздалось пение:

— Теперь мы взовьемся на красных конях выше туч, как и подобает рыцарственным мужам и дамам. И валеты с нами!

Вот какой конец постиг игрушечный замок Вильяма и фигуры из колоды игральных карт. А Вильям жив до сих пор и часто моет руки.

И не он виноват, что замок сгорел.

Ханс Кристиан Андерсен Предки птичницы Греты

Птичница Грета одна только и жила в новом нарядном домике, выстроенном для уток и кур на господском дворе. Стоял домик там же, где некогда высился старинный господский дом с башнями, с зубчатым фасадом, с крепостными рвами и подъемным мостом. А рядом была дремучая чаща; когда-то здесь был сад, тянувшийся до самого озера, которое теперь превратилось в болото. Над вековыми деревьями кружили и галдели несметные стаи ворон, грачей и галок; хотя по ним и палили, но их становилось не меньше, а скорее больше. Слышно их было даже в птичнике, где сидела старая Грета, и утята лазали по ее деревянным башмакам. Птичница Грета знала каждую курицу, каждую утку с той самой поры, как они вылупились из яйца; она гордилась своими курами и утками, гордилась и нарядным домиком, выстроенным для них. В комнатке у нее было чисто и опрятно, этого требовала сама госпожа, хозяйка птичника; она часто наведывалась сюда вместе со своими важными и знатными гостями и показывала им «курино-утиную казарму», как она выражалась.

В комнатке у Греты стояли и платяной шкаф, и кресло, и даже комод, а на нем начищенная до блеска медная дощечка с единственным выгравированным на ней словом — «Груббе». А имя это и было как раз именем старинного дворянского рода, обитавшего некогда в прежнем господском доме. Медную дощечку нашли, когда здесь копали, и пономарь сказал, что она и гроша ломаного не стоит, только что память о старине. Пономарь знал все про здешние места и про старину; навычитывал он об этом из книг, да и в столе у него лежала уйма разных записей. Весьма был сведущ пономарь, но самая старая из ворон знала, пожалуй, побольше его и орала об этом повсюду на своем наречии, да ведь наречие-то было воронье, а как ни учен был пономарь, а по-вороньи не понимал.

Летом, в жару, случалось, над болотом к вечеру поднимался густой туман, словно озеро разливалось до тех самых старых деревьев, над которыми летали грачи, вороны и галки. Так было, когда тут жил рыцарь Груббе и когда стоял старинный дом с толстыми кирпичными стенами. Собака сидела тогда на такой длинной цепи, что иной раз выбегала и за ворота; в господские покои из башни вела мощенная камнем галерея. Окна в доме были узкие, стекла мелкие, даже в главной зале, где устраивались танцы. Правда, никто не мог припомнить, чтобы при последнем Груббе там танцевали, хотя в зале еще лежал старый барабан, без которого не бывает и музыки. Стоял здесь и резной шкаф искусной работы, в нем хранились луковицы редкостных цветов, потому что госпожа Груббе любила садовничать: сажала деревья и разводила всякую зелень. А муж ее предпочитал ездить на охоту и стрелять волков да кабанов; и всегда его сопровождала маленькая дочка Мария. Пяти лет от роду она уже гордо восседала на лошади и бойко поглядывала вокруг большущими черными глазами. Ей страсть как нравилось разгонять плеткой собак, хотя отец предпочитал, чтобы она разгоняла крестьянских мальчишек, которые сбегались поглазеть на господ.

У крестьянина, который жил в землянке рядом с господской усадьбой, был сын Сёрен, ровесник благородной барышни; он был мастер лазать по деревьям, и Мария вечно заставляла его таскать ей птичьи гнезда. Птицы орали что есть силы, а как-то раз одна, покрупнее, клюнула его чуть повыше глаза, кровь так и хлынула, и все испугались, как бы вместе с кровью не вытек глаз, но обошлось. Мария Груббе звала мальчика «мой Сёрен»; милость то была немалая, — пригодилась она как-то и отцу Сёрена, бедняку Йону. Однажды он в чем-то провинился и в наказание должен был ехать верхом на деревянной кобыле, стоявшей во дворе. Спиной кобыле служила одна-единственная острая узенькая дощечка, а ногами — четыре деревянные подпорки; верхом на этой кобыле и поехал Йон, а чтобы ему не слишком удобно сиделось, к ногам его привязали тяжелые кирпичи. Лицо крестьянина страдальчески сморщилось, Сёрен стал плакать и умолять маленькую Марию заступиться за его отца; она велела сейчас же спустить Йона с кобылы, а когда ее не послушались, затопала ногами и так рванула своего отца за рукав, что рукав треснул по швам. Уж если Мария чего хотела, так хотела, и она умела добиться своего. Йона отпустили.

Тут подошла к ним госпожа Груббе, погладила дочку по голове и ласково на нее посмотрела; Мария так и не поняла — за что.

Ей больше хотелось пойти к охотничьим собакам, чем гулять с матерью, и та одна отправилась в сад и спустилась вниз, к озеру, на котором цвели водяные лилии — кувшинки и кубышки; над водой колыхались дудки камыша и белокрыльник. Госпожа Груббе залюбовалась свежестью пышных цветов.

— Какая благодать! — сказала она.

В саду росло редкое по тем временам дерево, которое она сама посадила; называлось оно кровавый бук и темнело среди других деревьев как мавр — листья на нем были совсем бурые. Кровавому буку нужно было жариться на припеке, в тени он стал бы таким же зеленым, как и другие деревья, и оттого утратил бы свою необычность. На могучих каштанах, да и в кустарнике, и в высокой траве — всюду гнездилось великое множество птиц. Птицы будто знали, что в саду им не опасно, что тут никто не посмеет палить по ним из ружья.

Но вот появилась маленькая Мария вместе с Сёреном — он, как мы знаем, умел лазать на деревья, разорять птичьи гнезда и доставать из них яйца и пушистых, неоперившихся птенчиков. Заметались испуганные, растревоженные птицы, и малые и большие. Запищали в траве чибисы, загалдели на высоких деревьях грачи, вороны и галки, они кричали, каркали и вопили без умолку — таким криком и поныне еще кричит весь их пернатый род.

— Что же вы делаете, дети! — ужаснулась кроткая госпожа. — Это же безбожно!

Сёрен смутился, а благородная барышня сперва опустила было глаза, но тут же угрюмо буркнула:

— Отец разрешает!

— Прочь отсюда! Прочь! — крикнули огромные черные птицы и улетели, но на другой день все-таки вернулись — ведь здесь был их дом. А тихая, кроткая госпожа недолго прожила в своем доме. Господь призвал ее к себе, и там, на небесах, она оказалась куда более у себя дома, нежели в здешней усадьбе. Торжественно звонили колокола, когда тело ее везли в церковь, а глаза бедняков наполнились слезами — она была так добра к ним.

С тех пор как она умерла, некому стало заботиться о ее посадках, и сад заглох.

Говорили, что господин Груббе — человек крутой, но дочка, как ни была она мала, умела укротить его нрав: рассмешит отца и добьется своего. Было ей уже двенадцать лет; рослая, сильная, она смело смотрела черными глазищами людям в лицо, скакала верхом, как мужчина, а стреляла из ружья, как заправский охотник.

Приехали тут в их края высокие гости, самые знатные люди в стране — молодой король и его сводный брат и верный друг Ульрик Фредрик Гюльденлёве; вздумалось им поохотиться на кабанов и погостить денек в замке господина Груббе.

За столом Гюльденлёве сидел рядом с Марией Груббе; обхватив ее голову, он одарил девочку поцелуем, словно она ему была родня. Она же отдарила его шлепком по губам и сказала, что терпеть его не может. Все рассмеялись, будто это невесть какая приятная шутка.

Может, и в самом деле ее слова пришлись ему по вкусу, потому что пять лет спустя, когда Марии минуло семнадцать, прискакал гонец с грамотой: господин Гюльденлёве просил руки благородной барышни. То-то!

— Он самый знатный и обходительный кавалер во всем королевстве! — сказал господин Груббе. — Нечего тут ломаться.

— Не больно-то он мне нравится, — ответила Мария Груббе, но ломаться не стала и не отказала самому знатному человеку в стране, наперснику самого короля.

Серебряная утварь, шерстяная одежда и белье, столовое и постельное, были отправлены в Копенгаген морем: сама Мария добралась туда за десять дней. То ли ветра попутного не было, то ли вовсе стояло безветрие, но только приданое пришло в Копенгаген лишь четыре месяца спустя, когда госпожи Гюльденлёве уже и след простыл.

— Лучше спать на грубой холстине, чем на его шелковой постели! — сказала она. — Лучше буду ходить босиком по дорогам, чем разъезжать с ним в карете!

Поздним ноябрьским вечером в город Орхус приехали две женщины: то были жена господина Гюльденлёве Мария Груббе со своею служанкой; прибыли они верхом из Вейле, а туда приплыли из Копенгагена на корабле. Они въехали в обнесенную каменными стенами усадьбу господина Груббе. Неприветливо принял беглянок рыцарь. Встретил дочку грубой бранью, но комнату для ночлега все же отвел; наутро накормил ее пивной похлебкой с черным хлебом, но застольные его речи не были вкусной похлебке под стать. Крутой нрав отца обернулся теперь против дочери, а она к этому не привыкла; Мария и сама была не из кротких и не осталась перед отцом в долгу — как аукнется, так и откликнется! Со злостью и ненавистью вспоминала она о своем супруге, о том, с кем не желала дольше жить, — для этого она слишком добродетельна и честна.

Так минул год, и радости он не принес. Случалось отцу с дочерью меж собой и злым словом перемолвиться, а это уж последнее дело. Злые слова до добра не доведут. Кто знает, чем бы все это кончилось!

— Не жить нам с тобой под одной крышей! — сказал наконец отец. — Отправляйся в нашу старую усадьбу, да гляди, держи язык за зубами, не то сплетен не оберешься.

На том они и расстались: она переехала со своей служанкой в старый дом, где родилась и выросла, где в церковном склепе покоилась тихая и кроткая госпожа, ее мать; в доме жил старый пастух — вот и вся челядь. В покоях повсюду висела паутина, черная, отяжелевшая от пыли, в саду все росло как попало, хмель и вьюнок соткали густые сети меж деревьями и кустарниками; цикута да крапива заполонили весь сад. Кровавый бук затенили густые заросли, и листья его сделались такими же зелеными, как листья других, обычных деревьев — пришел конец его красе! Грачи, вороны и галки несметными стаями кружили над макушками могучих каштанов; они так каркали и галдели, будто хотели поведать друг другу великую новость:

— Вернулась та девочка, которая заставляла разорять наши гнезда и красть яйца и птенцов! А воришка, который их доставал, лазает теперь на голое, безлистое дерево, карабкается на самую верхушку мачт, а если что не так, ему задают трепку!

Эту историю поведал уже в наши дни пономарь; он вычитал ее в забытых рукописях; теперь вместе с другими записями в его столе хранилась и история Марии Груббе.

— Судьба то вознесет, то низвергнет, так уже повелось на этом свете, — говаривал он. — Диву даешься, слушая такие истории!

Давайте и мы послушаем о том, что сталось с Марией Груббе, да не забудем при этом и про птичницу Грету, что сидит в своем нарядном птичнике в наши дни на том месте, где в прежние дни сиживала в своей усадьбе Мария Груббе, только прав у Марии был совсем не таков, как у птичницы Греты.

Минула зима, минули весна и лето, снова настала ветреная осенняя пора с холодными и сырыми морскими туманами. Скучно, одиноко жилось в здешней усадьбе.

Как-то взяла Мария Груббе ружье и отправилась в вересковую пустошь; она стреляла зайцев да лис, стреляла всякую птицу, какая только попадалась. На пустоши ей не раз встречался знатный дворянин Палле Дюре из усадьбы Нёрребек; он тоже бродил там с ружьем да собаками. Рослый и сильный, он всегда похвалялся своими доблестями, когда ему случалось беседовать с Марией. Он-де мерялся силами с покойным владельцем усадьбы Эгескоу, что на острове Фюн, господином Брокенхюсом, о подвигах которого и поныне трезвонит молва. По его примеру и Палле Дюре велел подвесить у себя в воротах на железной цепи охотничий рог; въезжая верхом в усадьбу, он хватался за цепь, подтягивался вместе с лошадью и трубил в рог.

— Приезжайте сами посмотреть, госпожа Мария! — приглашал он. — Увидите, в Нёрребеке воздух свежий!

Когда она приехала к нему в усадьбу, нигде не записано, но на подсвечниках в нёрребекской церкви прежде можно было прочитать, что они пожертвованы Палле Дюре и Марией Груббе из усадьбы Нёрребек.

Палле Дюре был детина дюжий и сильный, всасывал он в себя спиртное, как губка, как бездонная бочка, которую никак не налить до краев, храпел, как стадо свиней, а лицо у него было красное и распаренное.

— Бесстыжий, как боров, шкодливый, точно кот, — говорила о муже госпожа Палле Дюре, дочь господина Груббе.

Жизнь с Палле ей вскоре надоела, но лучше от этого им не стало.

Однажды в усадьбе накрыли на стол, да только кушанья простыли: Палле Дюре охотился за лисицами, а госпожу, сколько ни искали, так и не нашли. Палле Дюре вернулся домой среди ночи. Госпожа Дюре не вернулась ни в ночь, ни наутро. Она покинула усадьбу Нёрребек и уехала не попрощавшись.

Погода стояла ненастная, серая; дул холодный ветер, стая черных птиц с карканьем кружилась над головой Марии, но даже птицы не так были бесприютны, как она.

Сначала Мария отправилась к югу и заехала в самую Неметчину — несколько золотых перстней с самоцветами были обращены там в деньги; оттуда она направилась на восток, потом снова повернула на запад. Жила она без цели, враждуя с целым миром, даже с Богом — столь жалкой и слабой стала ее душа; а вскоре такой же сделалась и ее плоть; она едва волочила ноги. Чибис взметнулся со своей кочки, когда Мария, падая на землю, чуть не задавила его.

— Чюв! Чюв! Ах ты воровка! — пискнул чибис — чибисы всегда так пищат.

Мария никогда не присваивала добра ближнего своего, но еще маленькой девочкой заставляла разорять гнезда, доставать с болотных кочек и деревьев птичьи яйца и птенчиков; об этом она теперь вспомнила.

С того места, где лежала Мария, видны были прибрежные дюны; там жили рыбаки, но она так ослабела, что добраться туда уже не могла. Большие белые береговые чайки кружились над ней и кричали так же, как дома над садом кричали, бывало, грачи, вороны и галки. Птицы подлетали к ней совсем близко, ей почудилось, что они из белых стали черными, как смола, в глазах у нее потемнело, будто наступила ночь.

Очнувшись, она почувствовала, что кто-то поднял ее и несет: она лежала на руках у рослого и сильного малого. Она взглянула на его обросшее бородой лицо, над глазом у него был шрам, который словно пополам рассек его бровь.

На другой день шхуна подняла паруса и ушла в море. Мария Груббе на берег не высадилась; стало быть, и она отправилась в плавание. Но ведь потом она вернулась? Вернуться-то вернулась, да вот только когда и куда?

И об этом мог бы поведать пономарь, и всю эту необычайную историю он придумал не сам, а вычитал ее из достоверного источника, из одной старой книги, которую мы с вами можем взять да прочесть.

Датский сочинитель Людвиг Хольберг, написавший столько замечательных книг и забавных комедий, в которых словно живые предстают перед нами его век и люди того времени, рассказал в своих письмах о Марии Груббе и о том, где и на каких дорогах свела его с нею судьба. Историю эту стоит послушать, а слушая ее, мы забудем и про птичницу Грету, что сидит в своем нарядном птичнике по-прежнему веселая и всем довольная.

Шхуна подняла паруса и ушла в море, а на ней уплыла Мария Груббе; на этом мы остановились.

Минули годы и еще годы.

Настал 1711 год, в Копенгагене свирепствовала чума. Королева Дании уехала на родину в Германию, король тоже покинул свою столицу, да и все, кто мог, бежали из города. Старались выбраться из Копенгагена и студенты, даже те, кто жил на казенном коште. Наконец последний студент, дольше всех задержавшийся, тоже собрался уехать из города. Захватив ранец, набитый больше книжками да записями, чем платьем, он в два часа ночи вышел на улицу. Сырой, промозглый туман окутал город; на улице не было видно ни души, а кругом на всех дворах и воротах были понаставлены кресты; в этих домах либо буйствовала чума, либо все уже перемерли. Пустынной была и более широкая, извилистая Чёдманнергаде — так тогда называлась улица, ведущая от Круглой башни к королевскому дворцу. Мимо прогромыхали большие похоронные дроги, груженные трупами; возчик щелкал кнутом, лошади неслись во весь опор. Молодой студент поднес к носу латунную коробочку, в которой лежала пропитанная спиртом губка, и глубоко вдохнул острый запах.

Из погребка в одном из переулков неслись громкое пение и дикий хохот горожан, бражничавших там ночь напролет; они старались забыть, что чума притаилась за дверью и не успеешь оглянуться, как она и тебя швырнет на дроги вместе с другими мертвецами. Студент направился к причалам возле Дворцового моста, где пришвартовалось несколько маленьких шхун; одна из них как раз выбирала якорь, торопясь отчалить от зачумленного города.

— Коли, Бог даст, будем живы да дождемся попутного ветра, пойдем в Грёнсунд к Фальстеру, — сказал шкипер и спросил студента, желавшего отправиться с ними, как его зовут.

— Людвиг Хольберг! — назвался студент.

Это имя прозвучало тогда, как и всякое другое, ничем не примечательное, теперь-то оно — одно из самых славных имен в Дании; а в ту пору Хольберг был молодым, никому не известным студентом.

Шхуна миновала дворец. Еще не забрезжил рассвет, как она вышла в открытое море. Налетел легкий ветерок, паруса надулись, молодой студент сел лицом навстречу свежему ветру и заснул; пожалуй, он поступил не очень-то благоразумно.

А уже на третье утро шхуна бросила якорь у Фальстера.

— Не знаете ли вы, кто за небольшую плату пустит постояльца? — спросил корабельщика Хольберг.

— Пожалуй, вам лучше всего пойти к паромщице на перевозе Буррехюс, — ответил шкипер. — Коли захотите быть пообходительней, так зовите ее матушкой Сёрен Сёренсен Мёллер. Но смотрите, не будьте слишком учтивы, а то ей и осерчать недолго. Муж-то ее взят под стражу за какое-то злодейство, паром она водит сама, и ручищи у нее будь здоров!

Студент подхватил свой ранец и отправился к сторожке паромщицы. Дверь была не заперта, ручка легко поддалась, и он вошел в комнату с каменным полом, в убранстве которой самым примечательным была постель — широкая деревенская лавка, накрытая огромной, сшитой из шкур периной.

Белая наседка с выводком цыплят, привязанная к лавке, опрокинула плошку с водой, и вода разлилась по полу. Ни в этой, ни в соседней комнате не было ни души, если не считать младенца в люльке. Но вот показался паром, в нем сидел человек, закутанный с ног до головы в широкий плащ с капюшоном, под которым мудрено было разобрать, мужчина это или женщина. Паром пристал к берегу.

Вскоре в комнату вошла женщина, еще видная собой, осанистая; из-под черных бровей гордо смотрели черные глаза. Это и была матушка Сёрен — паромщица; грачи, вороны и галки выкрикнули бы, впрочем, другое, более знакомое нам имя.

Глядела она угрюмо и была не очень-то щедра на слова, но все же сговорилась со студентом, что берет его в дом нахлебником до тех пор, покуда в Копенгагене не кончится мор.

Из ближнего городка в сторожку паромщицы частенько заглядывал то один, то другой честный горожанин. Заглядывали и Франц Ножовщик с Сивертом Таможенником; они выпивали в сторожке по кружке пива и толковали с молодым студентом; человек он был понятливый и, по их словам, дело свое разумел — читал по-гречески, по-латыни и знал всякие ученые премудрости.

— Чем меньше знаешь, тем легче тягаться с жизнью, — заметила как-то матушка Сёрен.

— Вам-то трудненько достается! — сказал ей однажды Хольберг, глядя, как она стирает белье в едком щелоке и сама колет дрова.

— А это уж моя забота! — сказала она.

— Вы что, с малых лет так надрываетесь?

— Неужто по рукам не видать? — сказала она, показывая ему свои сильные руки, огрубевшие и с обгрызенными ногтями. — Попробуйте прочитайте по рукам. Читать-то вы мастер!

Под Рождество поднялись сильные вьюги; мороз крепчал, и ветер дул сердито, словно собирался плеснуть в лицо людям обжигающей царской водкой. Матушку Сёрен не страшила никакая погода, только, бывало, в плащ поплотней завернется да капюшон на самые брови надвинет. Уже в полдень в сторожке совсем стемнело. Подбросив в очаг хвороста и торфа, она принялась подшивать подошвы к чулкам, — сапожничать на острове было некому. Под вечер она разговорилась со студентом и вообще стала куда словоохотливее, чем было в ее обычае; а заговорила она о своем муже.

— Он ненароком убил одного шкипера из Драгёра, и за это теперь ему вышел приговор — три года каторжных работ в кандалах на Хольме. Он ведь простой матрос, и поблажки ему ждать неоткуда, все будет по закону.

— Закон для всех один, и для знати тоже, — возразил Хольберг.

— Это по-вашему так! — сказала матушка Сёрен и помолчала, глядя в огонь; потом снова повела разговор: — А вы слышали о Кае Люкке? Как он приказал снести у себя одну из церквей? Так вот, когда пастор Мадс неистово поносил его за это с церковной кафедры, Люкке повелел заковать пастора в кандалы, предал суду и приговорил его своею властью к расплате головой, которую господину Мадсу тут же и отрубили; это вам не убийство ненароком, это куда хуже, а меж тем Кай Люкке как был тогда вольной птицей, так и остался.

— По тем временам и суд! — сказал Хольберг. — Зато теперь все переменилось.

— Рассказывайте сказки дуракам! — ответила матушка Сёрен.

Она поднялась и пошла в соседнюю горницу, где лежал ее ребенок — девчонка, как она ее называла. Хозяйка прибрала там и уложила ребенка поудобней, потом постелила студенту на лавке; перину она отдала ему, он быстрее зябнул, чем она, хоть и родился в Норвегии.

Новогоднее утро выдалось на редкость ясное и солнечное, стоял мороз, да такой крепкий, что снег смерзся, затвердел и по нему можно было ходить, как по ледяному насту. Колокола в городе зазвонили к обедне. Студент Хольберг завернулся в грубый шерстяной плащ и собрался в город.

Над перевозом Буррехюс, галдя и каркая, кружили грачи, вороны и галки; их громкий крик заглушал даже звон колоколов. Матушка Сёрен, выйдя из сторожки, набивала латунный котел снегом, чтобы потом растопить его на огне и приготовить питьевую воду; поглядела она на снующих над головой ее птиц и задумалась о чем-то своем.

Студент Хольберг отправился в церковь; дорога туда вела мимо дома Сиверта Таможенника, что стоял у городских ворот, и на обратном пути его пригласили отведать пивной похлебки с патокой и имбирем; речь зашла о матушке Сёрен, но Таможенник мало что знал о ней, да и немногие, верно, знали больше. Знал он только, что она не здешняя, не с Фальстера, что когда-то, видно, жила в достатке, что муж ее — простой матрос, с горяча застрелил шкипера из Драгёра.

— Он и старуху свою поколачивает, а она его все равно защищает.

— Я бы такого обращения терпеть не стала, — сказала жена Таможенника. — Я ведь тоже не из простых! Мой отец был королевским чулочником.

— То-то и замужем вы за королевским чиновником, — сказал Хольберг и учтиво откланялся.

Вот подошел и вечер, а в новогодний вечер празднуется память трех восточных царей, пришедших на поклонение младенцу Иисусу. Матушка Сёрен поставила перед Хольбергом и зажгла «свечу трех царей», то есть, попросту говоря, светец с тремя огарками, которые сама вылила из сала.

— Каждому мужу — по свечке, — сказал Хольберг.

— Каждому мужу? — переспросила женщина, пристально глядя на него.

— Ну да, каждому из трех мудрых восточных мужей! — пояснил Хольберг.

— Вот что! — сказала она и надолго умолкла.

Но в тот праздничный вечер студенту все же удалось вызнать у нее побольше, чем прежде.

— Вы горячо любите того, за кем замужем, — сказал Хольберг матушке Сёрен. — А вон ведь люди говорят, будто он вас, что ни день, обижает.

— А это их не касается! — ответила она. — Били бы меня в детстве так, была бы от этого польза, ну а теперь мне это, видать, за грехи наказание. А сколько он мне добра сделал, про то знаю я одна, — с этими словами она выпрямилась. — Когда я валялась больная на открытой всем ветрам пустоши и никому-то не было до меня дела, разве что грачам да воронам, которым хотелось меня заклевать, он на руках отнес меня на шхуну, и в награду досталась ему за такой улов грубая брань. Я не из хворых, вот и оправилась. У всякого свои обычаи, и у Сёрена — свои; клячу по узде не судят. С ним мне жилось куда веселей, чем с тем, кого называли самым обходительным и самым знатным из всех королевских подданных. Я ведь побывала замужем за наместником Гюльденлёве, королевским сводным братом; потом вышла за Палле Дюре. Оба друг дружку стоили, всяк по-своему, а я — по-моему! Заболталась я, зато теперь вы все знаете.

И она вышла из комнаты.

То была Мария Груббе: диковинная выпала ей планида.

Немного еще праздников трех восточных царей довелось ей увидеть; Хольберг записал, что умерла она в июне 1716 года. Но он не записал, да он и не знал про это, что, когда матушка Сёрен, как ее называли, лежала в гробу, стаи огромных черных птиц кружили над перевозом Буррехюс; они не кричали, словно понимая, что похоронам приличествует тишина. Лишь только тело матушки Сёрен предали земле, птицы исчезли, но тем же вечером в Ютландии, над старой усадьбой появились несметные стаи грачей, ворон и галок. Они галдели наперебой, словно спешили всем-всем о чем-то рассказать — то ли о нем, крестьянском мальчишке, который разорял их гнезда, таская птичьи яйца и неоперившихся пушистых птенцов, а теперь томится в железных кандалах на королевском острове Хольм, то ли о ней, благородной барышне, что кончила свою жизнь паромщицей у Грёнсунда.

— Карр, карр! Кррасота! Кррасота! — галдели они.

А когда сносили старый замок, все потомки их тоже кричали:

— Карр, карр! Кррасота! Кррасота!

— Они и сейчас выкрикивают то же самое, хотя кричать им больше не о чем, — сказал пономарь, поведав эту историю. — Дворянский род Груббе вымер, замок снесли, на месте его стоит теперь нарядный птичник с вызолоченными флюгерами, а в нем сидит старая птичница Грета. Не нарадуется она своему славному жилищу! Не попади она сюда, пришлось бы ей в богадельне век доживать.

Над нею воркуют голуби, вокруг клохчут индюки и крякают утки.

— Никто про нее ничего не знает! — говорят птицы. — Безродная она. Держат ее здесь из милости. Нет у нее ни папаши-селезня, ни мамаши-утки, нет и выводка птенцов.

И все же родня у Греты была, только сама она про нее не знала и пономарь тоже не знал, хотя и хранил уйму разных записей в столе. Но одна из старых ворон знала про Гретиных предков и рассказала про них. От матери своей и от бабки слышала она о матери птичницы Греты и о ее бабушке; вот ее-то и мы с вами знаем, помним, как она девочкой скакала верхом по подъемному мосту, гордо оглядываясь кругом, словно она всему миру и всем птичьим гнездам на свете хозяйка. Видели мы ее и на вересковой пустоши близ прибрежных дюн, а под конец — на перевозе Буррехюс. Внучка ее, последняя в роду, снова вернулась домой, туда, где некогда стояла старая усадьба, где кричали черные дикие птицы. Но она-то сидела среди ручных, домашних птиц, она знала их, и они знали ее. Птичнице Грете нечего было желать, она рада была и умереть, зажилась она на свете.

— Грроб! Грроб! — кричали вороны.

И птичницу Грету положили в гроб и похоронили, а где — никто не помнит, кроме старой вороны, если она еще жива.

Теперь и мы знаем историю старой усадьбы, старинного дворянского рода и всех предков птичницы Греты.

Ханс Кристиан Андерсен Эта басня сложена про тебя

Да, гениальный способ придумали в древности мудрецы, как, не причинив человеку прямой обиды, все же сказать ему правду в глаза. Они давали людям заглянуть в чудесное зеркало, в котором отражались всякие звери и диковинные вещи, являвшие собой зрелище сколь занимательное, столь и поучительное. Мудрецы назвали это зеркало басней, и, что бы ни делали звери — разумное и глупое, люди поневоле относили к себе и при этом думали: эта басня сложена про тебя. Поэтому и рассердиться на басню никто не мог.

Вот, к примеру, такая история…

Стояли две высокие горы, а на их вершинах стояло по замку. Внизу, в долине, рыскала голодная собака, обнюхивая землю в поисках мышей или куропаток. Вдруг из одного замка послышался звук трубы; он возвещал, что там вот-вот сядут за стол. Собака тотчас помчалась на гору, надеясь, что и ей перепадет кусочек, но не успела она и полпути пробежать, как там перестали трубить, зато затрубили в другом замке. Тут собака подумала, что в первый замок ей не поспеть, там, видно, уже отобедали, а вот во втором еще только за стол садятся. Она сбежала с этой горы и помчалась на другую. Тут снова затрубили в первом замке, во втором же труба смолкла. Собака снова сбежала вниз и снова помчалась на другую вершину; так она и бегала взад и вперед до тех пор, пока не смолкли обе трубы, потому что и здесь и там уже отобедали.

А ну-ка, догадайся, что хотели сказать этой басней древние мудрецы и кто тот глупец, который бегает, пока не свалится с ног, но так ничего и не находит ни здесь, ни там?

Свен Грундтвиг Санный поезд

Жил-был в старину один датский король. А как звали короля — никто теперь уже и не помнит. Сказывают только — была у того короля одна-единственная дочка.

Всем взяла молодая принцесса — и умом, и красотой, и добрым нравом. Только вот беда: печальней ее на всем свете не было. Не засмеется, бывало, принцесса, не улыбнется даже — что хочешь делай!

День-деньской плачет да горюет, хмурится да куксится. Так и прозвали ее — принцесса Кукса.

Сам-то король был человек веселый. Однако, глядя на дочь, и он сам не свой стал: брюзжит, ворчит, все-то не по нем. И то сказать: детей у него — одна дочка. Значит, ей и королевой после него быть. А как ей государство доверить, когда она только и умеет, что плакать да вздыхать. Не ровен час — и вовсе от печали умрет!

Испугался король и объявил: «Всякий, кто рассмешит принцессу, получит ее в жены и полкоролевства в придачу».

Отыскалось тут немало охотников счастья попытать. Как только не потешали они королевскую дочь, как не веселили! И притчи сказывали, и загадки загадывали, и пели, и плясали. А все зря! Принцесса и не улыбнется. Так и отъезжали все женихи со двора не солоно хлебавши.

До того нагляделся король на эти потехи, до того наслушался разных шуток-прибауток, что ни видеть, ни слышать их больше не мог.

А пуще всех надоела ему родная дочка. Как ни веселили ее, как ни потешали, она все плакала да куксилась.

И вот, чтоб поменьше докучали ему бесталанные женихи, издал король новый указ:

«Всякий, кто рассмешит принцессу, получит ее в жены и полкоролевства в придачу. А не рассмешит — горе ему! Окунут его в смолу, вываляют в перьях и прогонят с позором со двора».

Женихов сразу поубавилось. А принцесса как была, так и осталась Кукса.

Жил в той самой стране один человек, и было у него три сына: Педер, Палле и Еспер, по прозвищу Настырный.

Жили они в глуши, так что немалый срок прошел, покуда они про королевский указ прослышали. Смекнули тут братья разом: «Счастье само нам в руки идет. Всего-то и дела — принцессу рассмешить!»

«Уж я-то в забавах толк знаю», — подумал Педер и тут же собрался счастья попытать. Дала ему мать на дорогу котомку со всякой снедью, а отец — кошелек с далерами.

Идет Педер путем-дорогою, а как дошел до курганов Ос, что меж Северным морем и Лимфьордом, глядь — идет навстречу ему старушка, бедная, в лохмотьях, саночки за собой волочит.

— Здравствуй, добрый человек! — говорит старушка. — Не подашь ли хлебца да скиллинг на бедность?

— Ишь чего захотела, старая карга! — обозлился Педер. — Хлеба и денег у меня самого в обрез, а путь еще не близкий!

— Не будет тебе пути! — молвила старушка.

Махнул Педер рукой на старушкины речи.

«Пусть ее, старая ведьма, болтает!» — подумал он.

Шел Педер, шел, близко ли, далеко ли, пришел наконец на королевский двор и говорит:

— Зовут меня Педер, и хочу я принцессу рассмешить.

Ввели его в королевские покои, стал он королю и его дочке свое искусство показывать. А умел Педер самые потешные на свете песни петь. Крепко он на них надеялся, когда в замок шел. Пел он теперь эти песни, пел одну за другой. А толку — ни на грош! Хоть бы улыбнулась принцесса. Окунули тут Педера в смолу, вываляли в перьях и прогнали с позором с королевского двора.

Добрую четверть постного масла извела мать, покуда смолу с Педера смыла.

«Педеру не повезло, авось Палле счастье улыбнется», — решили старики.

Собрали они Палле в дорогу. Дала ему мать котомку со снедью, а отец — кошелек с далерами. Отправился и он в путь-дорогу, и ему у курганов Ос старушка с саночками повстречалась.

— Здравствуй, добрый человек! — говорит старушка. — Не подашь ли хлебца да скиллинг на бедность?

Но и Палле отговорился и ничего ей не дал.

— Не будет тебе пути! — молвила старушка. Махнул Палле рукой на старушкины речи. «Пусть ее, старая ведьма, болтает», — подумал он.

Шел Палле, шел, близко ли, далеко ли, пришел наконец на королевский двор и говорит:

— Зовут меня Палле, и хочу я принцессу рассмешить.

Ввели его в королевские покои, стал он королю и его дочке свое искусство показывать. А умел Палле самые потешные небылицы плести. Плетет он, бывало, свои небылицы, плетет, все кругом со смеху помирают. Вот и теперь, как стал он сказывать, сам хохочет, король хохочет, а принцесса только от скуки позевывает.

Отпотчевали тут Палле так же, как и Педера: окунули в смолу, вываляли в перьях, и вернулся он домой — глядеть жалко.

А Есперу хоть бы что! Не боится он, что и его участь братьев постигнет. Заладил одно:

— Пойду на королевский двор принцессу смешить!

— Эх, дурень ты горемычный! — сказали отец с матерью. — Неужто, по-твоему, ты удачливее братьев? Куда тебе до них! И песни они поют, и небылицы плетут. А с тобой — один грех! Ничего-то ты не умеешь, только на потеху себя выставишь!

— Этого-то мне и надо! — обрадовался Еспер.

Отговаривали его старики по-всякому, только Еспер знай свое твердит:

— Пойду на королевский двор принцессу смешить!

Что тут делать? Дала ему мать черствых корок на дорогу, а отец — денег малость. С тем он и в путь отправился.

Вот идет себе Еспер, притомился, и захотелось ему отдохнуть. Уселся он у обочины дороги близ курганов Ос, черствые корки грызет. А тут, откуда ни возьмись, старушка. И саночки за собою волочит.

— Здравствуй, добрый человек! — говорит старушка. — Не подашь ли хлебца да скиллинг на бедность?

— Бери, бабушка, на здоровье!

Отдал ей Еспер все корки, какие остались, да половину денег.

Поела старушка и спрашивает:

— Куда идешь, добрый человек?

— К королевскому двору иду, — отвечает Еспер. — Надо принцессу Куксу рассмешить, тогда мне ее в жены отдадут.

— А придумал ты, как ее потешать будешь? — спрашивает старушка.

— Нет! — говорит Еспер. — Ну да не беда, придумаю! Люди-то все и так надо мной смеются, а принцесса, чай, тоже человек!

— А не лучше ли будет, коли я тебе помогу, как и ты мне помог? Бери мои санки! Видишь, сзади на них резная деревянная птичка? Так вот. Только сядешь в санки да скажешь ей: «Чик-чирик, пташка!» — санки и помчатся по дороге. Потому что санки эти не простые, а самоходные. Скажешь: «Тпр-ру!» — они и станут. А тронет кто санки, птичка встрепенется и закричит: «Чик-чирик! Чик-чи-рик!» Прикажешь: «Держи крепче!» — и кто бы ни был в санках — не оторваться ему от них, покуда не скажешь: «Отпусти!» Приглядывай хорошенько за санками, чтоб их никто у тебя не украл. Уж с ними-то наверняка ждет тебя удача!

— Спасибо, бабушка, за подарок! — поблагодарил Еспер старушку, уселся в санки и крикнул: — Чик-чирик, пташка!

Понеслись тут санки-самоходы по проселочной дороге, словно мчала их пара лихих коней. Глядят люди вслед, дивятся — не надивятся. А Есперу будто и дела нет, будто и не привыкать ему так ездить.

Мчатся санки по проселочной дороге, не останавливает их Еспер. Лишь поздно вечером повернул он на постоялый двор — ночевать. Санки взял с собой в горницу, привязал их крепко-накрепко к постели. Санки-то резвые да скорые, того и гляди, сбегут!

Люди на постоялом дворе видели, как лихо подкатил Еспер к воротам, и долго удивлялись такому чуду. Но пуще всех разобрало любопытство трех служанок.

Очень уж хотелось им самоходные санки разглядеть. И вот ночью, только Еспер заснул, встает одна из служанок и тихонько в горницу пробирается. Подкралась она к санкам, нащупала их, и тут:

— Чик-чирик! Чик-чирик! — встрепенулась и закричала птичка.

Вмиг проснулся Еспер и приказывает:

— Держи крепче!

И вот уже служанке от санок не оторваться. Стоит, с места двинуться не может. А Еспер перевернулся на бок и опять заснул.

Немного погодя прокралась в горницу другая служанка и тоже — хвать санки!

— Чик-чирик! Чик-чирик! — крикнула птичка.

Проснулся Еспер и приказывает:

— Держи крепче!

И вот уже вторая служанка с места двинуться не может. А Еспер перевернулся на бок и снова заснул.

Служанки на постоялом дворе были одна другой любопытней. Под конец и третья служанка не выдержала, прокралась в горницу и тоже — хвать санки.

— Чик-чирик! Чик-чирик! — крикнула птичка.

Проснулся Еспер и приказывает:

— Держи крепче!

Стоят все три служанки, с места двинуться не могут. Спозаранку, покуда на постоялом дворе еще не проснулись, выволок Еспер санки на дорогу. И пришлось служанкам, хочешь не хочешь, следом тащиться, а они в одних ночных рубахах!

— Чик-чирик, пташка!

И покатили санки по проселочной дороге, а горемычные служанки бегут что есть духу следом.

Щеки у них от стыда пылают, слезы градом катятся: в одних рубахах при всем честном народе предстали.

Ехал Еспер, ехал, попадается ему по дороге церковь. А пастор с пономарем как раз идут туда службу отправлять.

Увидели они чудной поезд, крестятся!

— Эй вы, бесстыжие! Бегаете за парнем, да еще в одних рубахах! — крикнул пастор служанкам.

……………..

Схватил он за руку ту, что позади всех бежала, и тянет ее прочь.

Но не тут-то было!

— Чик-чирик! Чик-чирик! — крикнула птичка.

— Держи крепче! — приказал Еспер.

И уж не разжать пастору руки. Пришлось ему следом за служанками бежать.

— Господи, помилуй нас! Ваше преподобие! — заорал пономарь. — Куда вы? Да и не пристало в ваши лета да при вашем-то сане за молодыми служанками гоняться!

Подбегает пономарь к санкам и хватается за пасторскую ризу.

— Чик-чирик! Чик-чирик! — крикнула птичка.

— Держи крепче! — приказал Еспер.

Пришлось и пономарю вместе со всеми по дороге бежать.

Подъехали санки к кузнице. Кузнец только-только лошадь подковал и в правой руке еще кузнечные клещи держит, а в левой у него — пучок сена, которым он лошадь подкармливал.

Мчатся мимо санки, полощется по ветру пола Пономаревой рясы. А кузнец был малый веселый. Как увидел самоходный поезд, захохотал во всю глотку и цап клещами пономаря за полу.

— Чик-чирик! Чик-чирик! — крикнула птичка.

— Держи крепче! — приказал Еспер.

Пришлось и кузнецу бегом за пономарем пуститься, а пучок сена за ним следом волочится.

Летят санки по дороге, навстречу им — гусиное стадо. Увидали гуси сено, крылья распустили, бегут к санкам, с ноги на ногу переваливаются, и ну сено щипать.

— Чик-чирик! Чик-чирик! — крикнула птичка.

Пришлось и гусям от других не отставать, сколько ни шипели, сколько ни гоготали — толку мало. Бегут следом, с ноги на ногу переваливаются.

Долго ли, коротко ли ехали, а подъехал санный поезд к королевскому двору. Завернул туда Еспер со всей своей свитой.

Трижды объехал потешный поезд вокруг замка. Что тут было! Шум на всю округу!

Служанки в одних рубахах голосят что есть мочи; пастор в полном облачении молится и стонет; пономарь не своим голосом воет и ревет; кузнец хохочет и чертыхается; гуси гогочут и шипят.

На шум сбежалась вся челядь из замка, пришлось и королю с принцессой выйти поглядеть на Еспера со свитой. Ну и хохотал король, даже икать стал. А как взглянул на дочку — глазам не верит: хохочет принцесса Кукса, да так, что слезы у нее по щекам градом катятся.

— Тпр-ру! — приказал Еспер, и санки-самоходы стали.

— Отпусти! — снова приказал Еспер Настырный.

Пустились тут бежать без оглядки гуси и кузнец, пономарь и пастор, а под конец — все три служанки.

Взбежал Еспер к принцессе на крыльцо и говорит:

— Ага, рассмешил я тебя! Теперь ты моя!

Вот так и взял себе в жены Еспер, по прозвищу Настырный, принцессу Куксу да еще пол королевства в придачу получил. А после смерти старого короля досталось ему и все королевство.

Свен Грундтвиг Дочь колдуна

Жил на свете бедный сирота, мальчик по имени Андерс. Негде было ему голову преклонить, нечего есть, некуда руки приложить. Вот и надумал он отправиться по белу свету, какое ни есть дело себе приискать.

Бредет Андерс бором дремучим, навстречу ему — незнакомый человек. Спрашивает он Андерса:

— Малый, а малый, куда идешь?

— Да вот, — отвечает Андерс, — брожу по белу свету, ищу, не подвернется ли служба какая.

— Ступай ко мне в работники, — говорит человек, — мне такой мальчишка, как ты, позарез нужен. Плату тебе положу хорошую: за первый год службы — мешок далеров, за другой год — два мешка, а за третий — целых три. Потому как служить придется ровно три года. Гляди только слушайся меня во всем, даже если что чудным покажется. Бояться тебе нечего. Никакой беды с тобой не случится, покуда из воли моей не выйдешь.

На том дело и сладилось. Нанялся Андерс на службу и пошел за хозяином к нему домой.

Диковинное то жилье скрыто было близ озера, в горе посреди дремучего бора. Кругом ни живой души, тишь да безлюдье.

Люди и звери, птицы и рыбы в те края носа не казали. Хочешь знать почему? Хозяин Андерса был страшный колдун, и властвовал он над всей округой.

Сколько за ним темных дел водилось — не счесть. Человек ли, зверь ли — колдуну все одно было, никого он не щадил. Сказывают, родную дочку не пожалел, спрятал от людей на дне морском. Злодействовал колдун нещадно: кого до смерти губил, кого долгами душил, кого в плен брал.

В подземных его зверинцах каких только зверей, птиц и рыб не томилось! Кормил их колдун в три года раз, а уж измывался над ними вволю.

Поначалу приставил колдун Андерса лесных зверей кормить.

Подивился мальчик, какие они все — волки и медведи, олени и зайцы — тощие да понурые. Накормил он их досыта. Хоть и много было зверей (диковинные зверинцы на целую милю под землей растянулись), Андерс в один день с работой управился. Похвалил его колдун:

— Молодец!

А на другой день говорит мальчику:

— Нынче не надо зверей кормить. Корм им не всякий день, а раз в три года перепадает. Поди поиграй в лесу; как нужен будешь, покличу тебя.

И стал вдруг колдун непонятные слова бормотать:

Снурре! Снурре! Снурре — випс!
Зайцем, малый, обернись.
Обернулся Андерс зайцем и скок-поскок в лес.

И пошла в лесу потеха: охотники стреляют, собаки лают! Ведь в лесу, кроме как на зайца, и охотиться было не на кого, никакого зверя больше не осталось: колдун кого сгубил, кого в подземные зверинцы загнал.

Обрадовались охотники, что хоть заяц в лесу объявился, да все разом за ним и припустили.

Сгодились зайцу быстрые ноги! Пришлось ему и от охотников, и от собак побегать. Беспокойная пошла у зайца жизнь!

Но как ни гонялись за ним собаки, как ни стреляли в него охотники — все попусту. Оставался заяц цел-невредим и убегал от охотников все дальше в лес. Понял наконец заяц: псам за ним не угнаться, охотникам его не подстрелить. Успокоился. По душе ему даже пришлось собак да охотников дразнить.

Бегал Андерс, прыгал зайцем целый год, а как настало время, кликнул колдун его домой. И опять пробормотал колдун непонятные слова:

Снурре! Снурре! Снурре — випс!
Человеком обернись!
Обернулся заяц человеком.

— Ну как, доволен службой? — спрашивает колдун. — По душе тебе зайцем бегать?

— Да, служба хороша, — отвечает мальчик. — Прежде я так резво не бегал.

Показал колдун Андерсу мешок далеров, что мальчик заработал, и согласился тот служить еще год.

Приставил теперь колдун Андерса лесных птиц кормить.

Каких только птиц у него в неволе не томилось: и орлы, и ласточки, и кукушки, и вороны. И тоже все были облезлые да понурые. Приворожил их колдун и согнал в клетки. Растянулись те клетки на целую милю под землей.

Накормил Андерс и птиц досыта. Управился он и с этой работой за один день. Похвалил его колдун:

— Молодец!

А на другой день говорит мальчику:

— Нынче не надо птиц кормить. Корм им не всякий день, а раз в три года перепадает. Поди поиграй в лесу, как нужен будешь, покличу тебя.

И стал вдруг колдун непонятные слова бормотать:

Снурре! Снурре! Снурре — випс!
Вороном, малый, обернись.
Обернулся Андерс вороном, взмыл ввысь. «До чего хорошо! — подумал он. — Летать вороном куда привольней, чем бегать зайцем, и собакам до меня не добраться. То-то потеха на них сверху глядеть!»

Но покоя ему и в небе не было. Снова поднялась в лесу суматоха: охотники стреляют, собаки лают! Ведь в лесу, кроме как на ворона, и охотиться было не на кого, никаких птиц больше не осталось: колдун кого сгубил, кого в подземные клетки загнал. Потому-то и палили по ворону охотники.

Испугался было ворон: того и гляди, подстрелят. Но скоро приметил, что пуля его не берет. И стал себе летать без опаски.

Летал он, парил вороном целый год, а как настало время, кликнул его колдун домой. И опять пробормотал колдун непонятные слова:

Снурре! Снурре! Снурре — випс!
Человеком обернись!
Обернулся ворон человеком.

— Ну как, доволен службой? — спрашивает колдун. — По душе тебе вороном летать?

— Да, служба хороша! — отвечает мальчик. — Не доводилось мне прежде в поднебесье летать.

Показал колдун Андерсу два мешка дал еров, что он в тот год заработал. Стояли они рядом с тем, прошлогодним. И согласился мальчик служить еще год.

Приставил теперь колдун Андерса рыб кормить.

Каких только рыб у него в неволе не томилось: и акулы, и лососи, и сельдь, и треска! И тоже все костлявые да понурые. Приворожил их колдун и собрал в свои пруды и садки. Растянулись те пруды и садки на целую милю под землей.

Накормил мальчик и рыб досыта. Управился он и с новой работой за один день, а утром следующего дня опять пробормотал колдун непонятные слова:

Снурре! Снурре! Снурре — випс!
Рыбкой, малый, обернись!
Обернулся Андерс рыбкой — и плюх в речку! Плещется в воде мальчик, весело ему: то на дно нырнет, то наверх всплывет.

Плыл он, плыл, все дальше и дальше. А потом вынесла его речка прямо в море.

Видит Андерс — на дне морском хрустальный замок стоит.

Заглянул в окошко, заглянул в другое: горницы и залы будто зеркало блестят.

Убранство в замке богатое. Столы, лавки, поставцы из китовой кости сделаны, золотом оправлены да жемчугом выложены. Полы мягкими коврами устланы, а на коврах пуховые подушки раскиданы. Яркие — будто радуга! То тут, то там диковинные деревья с затейливыми цветами растут. Из улиткиного домика фонтан бьет, струйки водяные вниз падают, о прозрачные раковины ударяются. И всюду звучит дивная музыка!

Но краше всего была в том замке сама молодая хозяйка, красавица Хельга! Бродит она по хрустальным палатам грустная-прегрустная. Не радуют ее, видно, диковины вокруг, в хрустальные стены, что как зеркало блестят, даже не поглядится, красой своей не полюбуется. «Красавицы такой на всем белом свете не сыскать», — думает Андерс.

Плавает он вокруг замка, в окошки заглядывает, а самого тоска одолевает: «Превратиться бы мне из жалкой немой рыбешки снова в человека! Вспомнить бы те слова, что говорит колдун, когда ворожит!»

Плавал Андерс, нырял, думал да вспоминал, покуда его не осенило:

Снурре! Снурре! Снурре — випс!
Человеком обернись!
Едва произнес он эти слова, как снова человеком обернулся.

Пошел Андерс в хрустальный замок, подошел к молодой красавице и заговорил с нею. Испугалась она до смерти! А как услыхала его ласковые речи, как узнала, почему очутился он здесь, так и отлегло у Хельги от сердца. И рада она радешенька, что больше не одна на дне морском, что с ней вместе пригожий молодец. Андерс-то и оглянуться не успел, как взрослым парнем стал.

Бегут, летят дни в радости да в веселье. И совсем было запамятовал Андерс, что скоро надобно ему к колдуну возвращаться.

Напомнила ему об этом красавица Хельга:

— Скоро кликнет тебя колдун обратно домой, хочешь не хочешь, а придется возвращаться: ты в его воле. Только прежде надо тебе снова рыбье обличье принять, а не то живым на сушу не выберешься. Настала пора — должна я тебе открыться. Я — дочка того самого колдуна, которому ты служишь. Хоть и отец он мне, но, честно скажу, злодей беспощадный! Скольких людей сгубил — одна я знаю. И заточил он меня в хрустальный замок, чтобы некому было за людей, за зверей, птиц и рыб заступаться.

Подивился Андерс, что у злого колдуна такая дочка, добрая да красивая. А она и говорит:

— Знаю я средство, как от колдуна избавиться, всех из неволи вызволить. Слушай меня и запоминай хорошенько все, что я скажу тебе. Короли всех окрестных земель задолжали колдуну. О простом люде и говорить нечего, все у колдуна в кабале. Нынче настала пора королю одного ближнего королевства свой долг колдуну платить. Не уплатит в срок — жизни лишится. А платить ему нечем, точно знаю.

Ты сделай вот что: откажись от службы. Три года ты отслужил и волен теперь от колдуна уйти. Забирай шесть мешков дал еров, что за эти годы заработал, ступай в то самое королевство и наймись на службу к тамошнему королю. А как приметишь, что король затужил, значит, настал ему срок долг колдуну платить. Тогда и скажи королю: знаю, мол, какое горе тебя гложет, могу, дескать, выручить, дать денег в долг. А королю и нужно ровнехонько шесть мешков дал еров. Но дашь ты деньги королю взаймы с уговором: как пойдет он к колдуну, пусть возьмет тебя с собой, выдаст за шута королевского и позволит тебе впереди себя бежать. А у колдуна будешь вытворять все что вздумается: проказничать, стекла бить. Разгневается тогда батюшка мой, колдун, и призовет короля к ответу за твои шутовские проделки. Придется королю, хоть и заплатит он свой долг, либо три загадки отгадать, либо жизни лишиться.

Сперва спросит у него мой батюшка-колдун:

— Где моя дочка?

А ты стой рядом с королем и отвечай:

— На дне морском!

Тогда он спросит:

— А признаешь ты мою дочку?

— Как не признать! — ответишь ты. Пройдут мимо тебя девушки гурьбой — все на одно лицо, волос в волос, голос в голос. Самому тебе меня нипочем среди них не признать. А я как стану мимо проходить, подам тебе знак. Ты хватай меня тогда за руку и держи крепко, не выпускай. Вот и отгадаешь первую загадку колдуна.

А потом спросит колдун:

— Где мое сердце?

Выходи вперед и отвечай:

— В рыбьем брюхе!

— А признаешь ты ту рыбу?

— Как не признать! — ответишь ты. Проплывет тут мимо тебя стая рыб — все одна в одну. Самому тебе нипочем ту, что надо, не признать. Но я уж буду держаться поблизости и толкну тебя, когда та рыба мимо поплывет. Хватай сразу рыбу да вспори ей брюхо ножом. Тут колдуну и конец! А мы с тобой никогда больше не расстанемся.

Выслушал Андерс советы Хельги и обещал ей все исполнить в точности. А как пришло время ему назад плыть, стал он вспоминать те слова, что говаривал, бывало, колдун, когда ворожил. Хельга тех слов не знала, а Андерс их, видно, начисто позабыл.

Бродил он день-деньской, думал-думал — никак вспомнить не может! И ночью ему не спалось, все думал да вспоминал. Чуть забылся Андерс на рассвете, его и осенило:

Снурре! Снурре! Снурре — випс!
Рыбкой, малый, обернись!
Едва произнес Андерс слова — обернулся рыбкой и — плюх в воду! Кликнул тут колдун Андерса, переплыл тот одним махом море и речку и вот уж у берега ныряет.

А на берегу колдун стоит и свои непонятные слова бормочет:

Снурре! Снурре! Снурре — випс!
Человеком обернись!
Обернулась рыбка человеком.

— Ну как, доволен службой? — спрашивает колдун. — По душе тебе рыбкой плавать?

— Еще бы не доволен, — отвечает Андерс. — Лучше службы на всем свете не сыщешь!

И сказать по правде — душой он не покривил. Полюбилась ему красавица Хельга, по сердцу пришлась жизнь на дне морском.

Показал колдун Андерсу три мешка далеров, что он в тот год заработал. Стояли те мешки рядом с тремя прежними, и было теперь у парня всего шесть мешков золота.

— Может, послужишь еще год? — спрашивает колдун. — Заработаешь еще шесть мешков далеров в придачу. Всего будет у тебя двенадцать. Такое богатство на дороге не валяется!

— Нет! — отвечает Андерс. — С меня и этих денег хватит. Хочу по другим землям побродить, у других людей послужить, их обычаи поглядеть, ума-разума набраться. Может, когда-нибудь вернусь к тебе.

— Приходи, коли вздумаешь! — говорит колдун. — Ты верно служил мне три года, как уговорились. А удержать тебя — не в моей воле!

Взял парень свои шесть мешков далеров и пустился в дорогу, в то самое ближнее королевство, о котором толковала его невеста Хельга.

Зарыл он золото в надежном месте, неподалеку от королевского двора, пошел к королю и попросился на службу. Наняли его конюхом, королевских лошадей холить да чистить.

Вскоре приметил Андерс: затужил-загоревал король. Гложет короля печаль, гневается он на всех и про веселье забыл.

Приходит однажды король в конюшню, конюх ему и говорит:

— Дозвольте, ваше величество, спросить, отчего печалитесь? Почему гневаетесь и про веселье забыли?

— Что проку толковать попусту, — отвечает король, — все равно ты от меня беду не отведешь.

— Как знать! — говорит конюх. — Может, мне и ведомо, какое горе сердце ваше королевское гложет. Может статься, помогу я вам.

Обрадовался король несказанно и стал конюха расспрашивать, что ему делать да как быть.

— Дам я вам, ваше величество, шесть мешков далеров в долг, да только с уговором: возьмите меня с собой, как пойдете долг колдуну отдавать. А я выряжусь посмешнее, прикинусь королевским шутом и впереди побегу. Набедокурю я там, напроказничаю. Только вы, ваше величество, не опасайтесь. Беды от того не случится.

— Быть по-твоему! — весело сказал король. — А теперь самое время в путь.

Пришли они к горе в лесу, а там прежнего жилья колдуна как не бывало. Зато вырос на взгорье хрустальный замок, которого Андерс раньше и не видывал.

Но знал он про хитрости колдуна и вовсе не удивился бы, исчезни неожиданно хрустальный замок, как неожиданно он и появился по велению колдуна.

Подошли они к замку поближе.

Прикинулся Андерс королевским шутом и ну проказничать, ну разные скоморошьи коленца выкидывать: задом наперед ходит, на голове стоит. А потом вдруг хрустальные двери да окна бить начал и все, что под руку попадется, ломать. Беда, да и только!

Колдун чуть не задохнулся от злости. Выскочил из замка злее зверя и давай короля ругать:

— Зачем, такой-сякой, мерзкого шута с собой привел? Голодранец ты этакий, век тебе свои убытки не возместить. И со старым-то долгом еще никак не расквитаешься!

А шут ему в ответ:

— Это мы мигом!

И подносит тут король колдуну шесть мешков далеров, что ему конюх дал. Взял колдун мерку, деньги размерил — все точно сошлось.

Отдал король старый долг, получил от колдуна долговую расписку. Только теперь за королем новый долг числился — за убытки, которые шут колдуну нанес. А платить королю нечем.

Говорит тогда колдун королю:

— Загадаю я тебе три загадки. Отгадаешь — твое счастье: прощу тебе долг. Не отгадаешь — ответишь головой.

Делать нечего — пришлось королю согласиться.

— Вот тебе первая моя загадка, — говорит колдун. — Где моя дочка?

А шут вместо короля отвечает:

— На дне морском!

— Откуда ты знаешь? — спрашивает колдун.

— Ее видела там серебристая рыбка, — отвечает шут.

— А признаешь ты мою дочку? — спрашивает колдун.

— Как не признать! Веди ее сюда! — говорит шут.

Махнул колдун рукой, и явились, откуда ни возьмись, девушки, все на одно лицо и все с Хельгой схожи. Но были то не живые люди, а призраки. Под конец и Хельга показалась. А как проходила она мимо шута, ущипнула его тихонько. Чуть не вскрикнул Андерс, да вовремя опомнился. Как схватит он ее за руку! И чувствует, что не призрак то, а живая Хельга.

Пришлось колдуну признать, что первую его загадку отгадали.

— А вот вторая моя загадка! — говорит колдун. — Где мое сердце?

— В рыбьем брюхе! — отвечает шут.

— А признаешь ты ту рыбу? — спрашивает колдун.

— Как не признать! Кликни ее сюда! — говорит шут.

Махнул тут колдун рукой, и поплыла мимо стая рыб — все одна в одну. Но как только показалась нужная рыбка, Хельга тихонько толкнула шута. Схватил он рыбку, вспорол ей брюхо ножом и вытащил сердце колдуна.

Упал тут колдун замертво и превратился в груду камней. Утратили в тот же миг силу все его колдовские чары. Вырвались из подземелий на волю звери, птицы и рыбы и рассеялись по лесам, в поднебесье, в реках, морях и озерах.

А бедный сирота Андерс с красавицей Хельгой вошли в хрустальный замок и свадьбу сыграли. Кого только на той свадьбе не было! Все пришли, кого Андерс от кабалы и неволи избавил.

Избрали люди Андерса своим королем, и правил он мудро и справедливо. И коли Андерс с красавицей Хельгой до сих пор не умерли, так и теперь живут в любви да радости.

Сказки писателей Швеции


Эльсе Бесков Девочка с цветущими волосами


Жила-была маленькая пастушка, которая сторожила коров в глухом лесу. Звали ее Малин, но все в округе называли ее Блуммелина, что значит Лина-Цветолюбица, потому что она без памяти была влюблена в цветы и, возвращаясь из леса со своим стадом, всегда приносила с собой букетик лесных цветов. Маленькая пастушка любила своих коров, и ей хорошо было в большом молчаливом лесу. Лишь одна из всего причиняла ей много хлопот. То была телка по имени Бленда. Бленда, как и Малин, была влюблена в цветы, только очень уж чудно, по-дурацки, потому что хватала любые цветы, какие попадались ей по пути. Малин только и было дела — вечно отгонять Бленду от всех красивых лесных бугорков, поросших цветами.

Однажды, когда время подходило к полудню, Малин привела своих коров на солнечную прогалинку, и там они паслись, сонно жуя траву и наслаждаясь обеденным покоем. Малин растянулась на мшистом лесном покрове, чтобы тоже чуточку вздремнуть, но ее разбудил слабый жалобный вскрик. Оглядевшись, девочка увидела, что Бленда пасется возле какого-то бугорка, поросшего белыми цветами.

Малин быстро вскочила на ноги и прогнала телку. И тут, к величайшему своему удивлению, она увидала маленькую эльфу, которая, обхватив голову руками, сидела на мшистом бугорке и горько плакала.

— Телка дергала тебя за волосы? — спросила Малин.

— Да, она вырвала почти все цветы из моих волос, — пожаловалась эльфа и вытряхнула несколько прядей со стебельками из своих длинных волос.

Но тут же засмеялась и встряхнула головой.

— Но это ничего! — сказала она. — Скоро в волосах вырастут новые цветочки. Вот уже и пошли новые, новые стебельки с листочками!

И тут Малин, к величайшему своему удивлению, увидела, что волосы эльфы и вправду цвели. С той стороны, где паслась корова, виднелись только стебельки, а все остальные волосы были окутаны, словно облачком, мелкими белыми, благоухающими цветами, похожими на астрочки.

— Твои волосы цветут? — спросила Малин.

— Ясное дело, цветут, — ответила эльфа. — Ты даже не представляешь, как это чудесно! Спасибо тебе, что спасла меня от коровы. Я умудрилась заснуть на этом бугорке, после того как протанцевала всю ночь напролет. Если бы не ты, телка, может, съела бы и меня!

Малин в изумлении смотрела на эльфу. Никого красивее она в жизни не видела!

— Как тебя зовут? — спросила она.

— Витблумма — Белоцвета, — ответила эльфа. — Но теперь я хочу отблагодарить тебя за мое спасение. Загадай какое-нибудь желание. Только поскорее, мне пора уходить!

— Хочу волосы, которые цвели бы точь-в-точь, как у тебя, — сказала Малин.

— Хорошее желание, — сказала эльфа.

И, кивнув головкой, исчезла, словно белый лучик в лесной мгле.

Малин стояла, глядя ей вслед. Внезапно голова у нее закружилась от радости.

Корни ее волос весело потрескивали, и, не успела она опомниться, как голова ее уже покрылась цветами.

— Я цвету, я цвету, — пела она, танцуя на мшистой лесной почве. А цветущие волосы белым облачком окутывали голову девочки.

Но тут прибежала, брыкаясь, Бленда и ткнулась мордой в волосы Малин. Испуганная девочка поспешно отогнала корову и вырезала себе деревянную палку, чтобы держать Бленду на расстоянии.

Когда в тот вечер Малин, веселая и гордая, возвращалась с коровами домой, а вечернее солнце освещало цветы в ее волосах, люди таращили на нее глаза, думая, что Лина-Цветолюбица совсем уж не в своем уме и вырядилась как чучело, украсив волосы цветами. А ее хозяйка-крестьянка тотчас же велела ей вытащить весь этот сор из волос, чтобы быть как все люди.

— Не могу, — сказала Малин. — Это мои собственные волосы цветут.

Хозяйка думала сперва, что пастушка шутит, и схватила ее за волосы, чтобы стряхнуть цветы. Но, увидев, что девочка сказала правду, испугалась и попросила Малин рассказать, как все произошло.

Малин с радостью рассказала ей обо всем. Она не могла вдоволь наговориться, расписывая, как прекрасна была маленькая эльфа, которая сидела на поросшем мхом бугорке и плакала.

Но крестьянка страшно испугалась.

— Неужто ты не понимаешь, что тебя заколдовали? — спросила она. — И ты уж, верно, вовсе из ума выжила, если загадала такую несусветную глупость! От этих цветущих волос у тебя пойдут одни беды.

Тут хозяйка взяла огромные ножницы, состригла все красивые белые цветочки и выбросила их вместе с остриженными волосами в огонь. Затем причесала мокрым гребнем короткие волосы, которые остались у девочки, и заплела их в две коротенькие тугие косички.

— Ну вот, теперь ты такая, как все люди, — сказала она. — И никому только, пожалуйста, не рассказывай, что случилось с тобой в лесу.

В тот вечер маленькая пастушка плакала, пока не заснула. Опечалилась она так оттого, что лишилась своих цветочков. Но, проснувшись утром, когда всходило солнце, она почувствовала такую же удивительную радость, как и накануне. Вся ее крошечная каморка благоухала лесными цветами. Когда же она посмотрелась в осколок зеркала, висевшего на стене, то обнаружила, что волосы ее снова в цвету. Косички ночью распустились, и будто настоящий венок из белых астрочек и мелких, нежных, светло-синих колокольчиков обвивал ее голову.

«На этот раз никто уже не срежет мои волосы», — подумала Малин.

И, прежде чем выйти на кухню, она взяла большой клетчатый платок и обвязала им волосы.

— Ну вот и ладно, — сказала хозяйка. — Теперь у тебя вполне пристойный вид!

Малин отправилась в лес со своим стадом и, как только углубилась далеко-далеко в лесную чащу, сняла головной платок и встряхнула волосами, чтобы дать цветам подышать и насладиться воздухом и солнечным светом.

Теперь каждый день в лесу был словно праздник для маленькой пастушки. Свежий цветочный аромат струился вслед за ней, куда бы она ни шла, бабочки и пчелы жужжали вокруг нее, и радость постоянно переполняла душу девочки. И коровы заражались радостью маленькой пастушки и становились добры и приветливы, как и она. Даже Бленда стала более обходительна и оставляла в покое цветочки в волосах у Малин.

Но никогда больше не показывалась она в селении с непокрытой головой.

В первый же свой свободный день Малин отправилась домой, на крошечный торп, где жили ее родители и маленькие братья с сестрами. Ну и обрадовались же они, когда Малин пришла домой, и все захотели, чтобы она рассказала им, как ей живется на службе у хозяйки.

Но только когда маленькие сестры и братья вечером уснули, сняла Малин головной платок и показала родителям свои цветущие волосы. А потом рассказала им о маленькой эльфе.

Отец с матерью очень удивились. Но если торпарь лишь улыбнулся, глядя на сияющее личико дочери и на ее прекрасные цветущие волосы, то жена его, закрыв лицо руками, запричитала:

— Беда-то какая! Нашу маленькую дочку заколдовали!

— Не беспокойся, матушка! — сказала Малин. — Когда я выхожу на люди, я всегда прикрываю волосы платком. Если бы ты только знала, как я счастлива, ты бы так не горевала!

— А как это красиво! — подхватил торпарь. — Если бы ты смогла достать мне семена этих цветочков, я посадил бы их на своем клочке земли.

И он повел Малин к лачуге — показать ей новые цветочные клумбы, которые разбил с южной стороны.

Когда Малин возвращалась обратно в крестьянскую усадьбу, отец, проводив ее немного по дороге, сказал:

— Больно молода ты, чтобы служить. Не будь у нас так туго с хлебом, лучше бы ты жила дома и помогала мне в моем садике.

— Я бы тоже очень этого хотела, — ответила Малин. — Но не печалься, батюшка, из-за меня. Мне так хорошо с моими коровами в лесу.

Однажды теплым солнечным днем, когда Малин пришла с коровами к лесному ручью, ей захотелось вдруг вымыть волосы в ручье — освежить цветочки. Встав на колени, она окунула волосы в воду, а потом стала танцевать, чтобы их высушить. Коровы пили воду из ручья и не заметили, что она танцует. И все-таки нашлись две пары глаз, которые удивленно рассматривали девочку. Это были глаза двух мальчиков, которые отправились в лес разыскивать удравшего жеребца. Один мальчик был сыном хозяина усадьбы, другой — сыном кучера.

Сын кучера, удивленно вскрикнув, шагнул было к танцующей девочке, но она тут же скрылась в кустарнике. Когда же мальчики опомнились и пустились следом за ней, Малин была уже далеко.

Сначала мальчики подумали, что увидели лесовицу, и когда, спустя некоторое время, они встретили пастушку с клетчатой косынкой на голове, они спросили ее, не попадалась ли ей лесовица.

— Нет, не попадалась, — ответила пастушка.

И мальчики пошли дальше.

Когда они вернулись домой с жеребцом, сын кучера рассказал о плясунье-лесовице с цветущими волосами. История эта обошла всю округу. Однако же Сикстен, сын хозяина усадьбы, никому не рассказывал о своем видении, хотя постоянно думал о красивой девочке-плясунье с цветущими волосами.

Молва о плясунье-лесовице летела все дальше и дальше и разукрашивалась, как это часто бывает, все новыми и новыми подробностями. А под конец рассказывали уже о сверкающих зеленых глазах лесовицы и о том, как ее украшенный цветами хвост развевался наперегонки с ее длинными волосами, когда она отплясывала перед мальчиками, пытаясь заманить их в глухую дремучую чащобу.

Когда слухи об этом дошли до родителей Малин, они и не подумали, что речь идет об их дочери. Жена торпаря со слезами на глазах просила Малин, чтобы она остерегалась злой волшебницы, когда пасет коров на диких лесных пустошах.

А под конец историю о лесовице стали рассказывать и в крестьянской усадьбе, где Малин служила в пастушках. Хозяйка не вымолвила ни слова, однако подозрительно поглядела на пастушку. Когда же они остались одни в доме, она быстрым рывком сорвала платок с головы Малин.

Ну и разозлилась же она, увидев цветы в волосах пастушки.

— Ты навлечешь беду на усадьбу своим колдовством, — сказала она. — Берегись, не то тебя сожгут как ведьму!

— Я ничего не могу поделать со своими волосами, — возразила Малин. — Они все равно цветут, хочу я этого или нет!

— Отправляйся сию минуту в лес и отыщи эту самую эльфу, — приказала пастушке старуха хозяйка. — Может, она освободит тебя от заклятия. И не смей показываться мне на глаза, пока в волосах у тебя останется хотя бы один цветок!

Малин отправилась в лес. Путь был неблизкий, а солнце уже село. Маленькая пастушка шла и думала о том, что, потеряй она свое место, она потеряет и жалованье. А как она радовалась, принося домой, батюшке и матушке, деньги. Нет, надо во что бы то ни стало разыскать эльфу.

Когда же наконец Малин пришла на лесную прогалинку, где встретила эльфу, среди стволов деревьев уже сиял месяц. И в лунном сиянии, словно серебристо-белый туман, плыл и колыхался танец эльфов.

Сидя на поросшем мхом бугорке, Малин любовалась пляской эльфов, такой прекрасной, что девочка почти забыла, зачем сюда явилась. Но потом она вспомнила про свое дело и начала тихонько напевать, как тогда, когда приманивала коров:

— Белоцвета, Белоцвета, помнишь ли меня? Белоцвета милая, приди, вспомни меня!

И вдруг, откуда ни возьмись, из тумана вынырнула маленькая белая тень и направилась к Малин.

— Что тебе надо? — спросила Белоцвета. — У тебя такой печальный голос.

— Я горюю оттого, что не могу больше сохранить в волосах цветы, — пожаловалась Малин. И она обо всем рассказала эльфе.

— До чего чудные эти люди! — удивилась эльфа. — Никогда нам, эльфам, их не понять!

— Может, тебе под силу сделать мои цветы невидимыми, — попросила Малин. — Тогда бы я смогла их сохранить.

— Это я могу, — пообещала эльфа, — но тогда ты и сама их не увидишь.

— Неважно, — возразила Малин. — Зато я буду по-прежнему радоваться, что волосы мои цветут. Этого у меня никому не отнять.

— Во всяком случае, — объяснила ей эльфа, — один человек на свете сможет увидеть твои цветы.

— Кто же? — спросила Малин.

— Этого я не знаю, — ответила эльфа. — Но помни, что с тем, кто увидит твои цветы-невидимки, ты сможешь обручиться. Только с ним, и больше ни с кем другим.

С этими словами эльфа легонько прикоснулась к волосам Малин и поспешила туда, где плясали другие эльфы.

Пастушка не поняла, что имела в виду эльфа, но на душе у нее стало легко и радостно, когда она возвращалась домой при свете месяца.

Наутро хозяйка увидала, что в пастушкиных волосах нет больше цветов, и осталась очень довольна.

— Гляди только, чтобы не угодить под новое заклятие, — сказала она.

Малин было так хорошо с непокрытой головой без теплого головного платка. И стоило взглянуть на нее, как сразу было видно, что она веселее обычного. Аромат лесных цветов сопровождал ее, куда бы она ни шла, и словно легкое сияние струилось от ее светлых волос. Немало юношей в округе хотели бы жениться на Лине-Цветолюбице, когда она станет взрослой девушкой.

Среди них был и сын хозяина усадьбы, где она служила в пастушках. Малин-то ничего об этом не знала, но матушка его все приметила, а уж эту-то пастушку в невестки она никак не хотела. «Кто его знает, вдруг в ней все еще сидит колдовство», — думала она. И потому хозяйка все круче и резче разговаривала с Малин. А как настала осень и скотину уже не выпускали из хлева, она приставила пастушку к самой трудной и грязной работе, какую только могла придумать. Она думала, что черная работа сделает Малин такой грубой и неуклюжей, что сын не захочет больше и думать о пастушке.

Однако же Малин ходила по усадьбе, погруженная в свои мечты о цветах, и, какую бы работу ни справляла, была все такой же веселой, радостной и вольной. Когда она входила в темный хлев, казалось, от нее исходит еще большее сияние, чем когда она пасла коров в лесу. Она едва замечала неприветливость хозяйки, точь-в-точь как не видела, что взгляд хозяйского сына преследует ее всюду, где бы она ни появлялась. Но все же Малин тосковала порой о лете и о прохладе зеленого леса.

А как настала весна, хозяйка наняла себе другую пастушку.

— Вот тебе твое жалованье, — сказала она Малин. — Не хочу больше терпеть тебя в доме. Колдовство, поди, еще сидит в тебе. Ничто тебя не берет — ни работа, ни ругань. Ходишь тут по усадьбе, и вид у тебя такой, будто ты всему миру хозяйка.

Ну и опечалилась же Малин!

— Я старалась справлять свою работу как нельзя лучше, — сказала она.

— Да, работать ты умеешь, — сказала старуха. — Только по тебе ведь никогда не видно, что работа тебе в тягость. Не иначе тут колдовство замешано. Прощай пока.

И Малин вынуждена была уйти.

С тяжелым сердцем отправилась она домой. Трудно будет ей сказать родителям, что ей отказали от места. Они-то думали, что она останется в крестьянской усадьбе по меньшей мере еще два года! И ей казалось позорным то, что пришлось уйти.

Когда же Малин вернулась домой, матушка ее была больна и так обрадовалась дочери! Довольна была она и тем, что цветы исчезли из волос Малин, — ведь матушку очень тревожило это непонятное колдовство.

— Теперь я умру спокойно, — говорила она. — Сдается мне, теперь все будет с тобой ладно.

— Нет, матушка, ты не умрешь, — сказала Малин, стараясь как можно лучше обихаживать ее.

Позаботилась она и о доме, да и младших сестер и братьев стала приучать к работе. «Так светло и весело в доме, когда тут Малин», — думали они. Да и отец был доволен, что старшая дочь снова с ними. Жаль ему было лишь прекрасных цветочков, которые исчезли из ее волос!

Вскоре матушка снова встала на ноги, и тут Малин принялась помогать отцу в садике. Сам-то он не успевал помногу там трудиться из-за весенних полевых работ. Зато Малин работала за двоих. «Просто удивительно, — думал ее отец, — какая у нее легкая рука ко всему, что растет. К чему ни прикоснется, все расцветает!» Вскоре его садик уже пестрел всеми красками, всеми цветами радуги. Садовые и полевые цветы росли там вперемешку, и молва о роскошных, диковинных цветах на бедняцком торпе облетела всю округу. На торп стали приходить люди и покупать цветы ко всем праздникам и торжествам. Торпаря просили также продавать рассаду. И он думал, что, если так пойдет и дальше, у него в конце концов появятся средства построить теплицу. Об этом он мечтал всю жизнь.

Правда, жене торпаря казалось странным, что Малин не желает сидеть чинно и шить, как другие девочки, Малин бы только копаться в земле. И жене торпаря казалось, что уж больно много растет у них цветов; ни к чему это, лучше бы выращивать побольше овощей. Но когда она увидела, сколько денег приносят эти цветы, обрадовалась и она!

Хозяйка помещичьей усадьбы также услыхала о том, что на лесном торпе есть прекрасный сад. И вот однажды она поехала туда вместе с сыном — купить немного цветов. Ей так надоели чопорные цветы в господском саду.

Когда они приехали на лесной торп, Малин как раз садовничала. Сбросив с себя грубый передник, она вышла к господам и поклонилась.

Пока торпарь показывал хозяйке цветочные грядки, Сикстен удивленно смотрел на Малин.

— Какие красивые цветы у тебя в волосах! — сказал он.

Испуганно схватившись за голову, Малин быстро убежала в горницу.

— Дай мне какой-нибудь платок, милая матушка! — попросила она.

— Да, это разумно! — похвалила ее мать. — В платке ты будешь выглядеть куда опрятней при господах.

Малин обвязала волосы платком, вышла из дому и снова принялась за работу.

Сикстен же между тем все думал о девочке с цветущими волосами. Где он видел ее?

И вдруг он вспомнил лесовицу, которая плясала прошлым летом у ручья в глухом лесу. Это наверняка была та самая девочка! Он подошел к Малин, желая потолковать с нею, но она так низко наклонила голову, что он не мог видеть ее лица. И что бы он ни говорил, кроме «да» и «нет», ничего добиться от нее он не смог.

Когда господа собирались уже ехать и хозяйка прощалась со своим торпарем, она обронила несколько ласковых слов о том, как удачно все получилось, какие чудесные он выращивает цветы.

— Это все заслуга моей девочки, — сказал осчастливленный торпарь. — У нее такая легкая рука! Стоит ей сунуть щепку в землю, как тотчас же вырастает цветок. Ну чистое колдовство, да и только!

Малин страшно испугалась, услышав слова отца. «А если госпожа и ее сын и вправду подумают, что я умею колдовать», — подумала она. Ведь молодой господин так чудно глядел на нее, да и он видел ее цветочки в волосах. Что если он расскажет об этом матери! Может, они поймут: это она, Малин, плясала тогда у ручья в лесу! Тогда сочтут, что она и есть та самая лесовица, и прогонят ее с отцовского торпа.

Садовничая, Малин даже чуточку всплакнула. Но тут, сияя от радости, появился ее отец и рассказал, что хозяйка обещала помочь ему раздобыть стекло для теплиц. И тогда Малин утерла слезы и тоже обрадовалась.

Сикстен не мог забыть красивую девочку с цветами в волосах и частенько находил для себя дела на торпе. Но ему редко удавалось заметить даже тень Малин, потому что стоило ей увидеть, как он идет, она тотчас же пряталась.

Он уговорил матушку взять дочь торпаря на службу в господскую усадьбу. Однако же, когда госпожа предложила это торпарю, он ответил, что без Малин ему не справиться. Ведь все цветы на торпе растут только благодаря ей.

«Неужто мне не перемолвиться с девочкой хоть словечком?» — подумал Сикстен. И вот, встретив однажды на дороге неподалеку от торпа точильщика, он обменялся с ним платьем и хорошенько заплатил ему за то, что тот на минутку одолжил ему точильный камень.

Когда он явился на торп, Малин вместе с младшими братьями и сестрами собирала яблоки со старой, поросшей мхом яблони на дворе у дома. Солнце освещало цветочки в ее волосах, и Сикстен думал, что прекрасней этой картины он ничего не видел.

— Не нужно ли вам что-нибудь наточить? — спросил он.

— Нет, отец сам точит ножи и ножницы. Но отдохни малость и выпей стакан молока, — сказала Малин, подойдя к точильщику.

И тогда он тихим голосом сказал:

— Не бойся меня, Лина, и не убегай. Ведь я не желаю тебе зла. Ответь мне только на один вопрос. Это ты плясала прошлым летом у ручья в глухом лесу?

— Да, — дрожа, ответила Малин. — Но никакая я не лесовица. Я плясала только для того, чтобы высохли волосы.

— У тебя такие красивые цветочки в волосах, — сказал Сикстен. — Откуда они у тебя?

— Как ты можешь видеть мои цветочки? — спросила Малин. — Ведь эльфа сделала их невидимыми.

— Какая эльфа? — удивился Сикстен.

— Я не смею говорить тебе об этом, — призналась Малин. — Если я скажу, ты тоже подумаешь, что я — заколдована.

— Расскажи мне обо всем, — попросил Сикстен. — Меня тебе бояться нечего.

И тут Малин рассказала ему обо всем. А когда она упомянула о том, что эльфа сказала, будто ее цветочки останутся невидимы для всех, кроме одного, Сикстен воскликнул:

— Это, верно, речь шла обо мне!

— О тебе? — переспросила Малин.

— Да, ведь только я их вижу, — сказал Сикстен. — И потому ты должна обручиться только со мной. Неужто ты этого не понимаешь?

Да, Малин это понимала. Но она понимала также и то, что никогда сыну помещика не жениться на дочери торпаря. И если Сикстен поведет об этом речь со своими родителями, они наверняка прогонят торпаря и его семью с торпа. И тогда конец всем отцовским радостям. Не будет у них ни цветов, ни новых теплиц, ни оранжереи, о которых он мечтал. Поэтому Малин попросила Сикстена, чтобы он подождал и не говорил о ней с родителями. Сикстен обещал.

Назавтра Малин сказала отцу с матерью, что она хочет поискать себе новое место на зиму. На дворе ведь уже осень, а какая же работа для нее зимой в саду. Родители пытались уговорить ее остаться. Но все было напрасно. Уложила она свои платья в маленький узелок и отправилась в путь. Стоял прекрасный осенний день, и деревья сверкали золотом. Малин подумала, что ей все равно придется пройти через лес, где она прошлым летом пасла коров. Что если удастся еще раз увидеть Белоцвету!

Подойдя к прогалинке в лесу, она остановилась и огляделась.

— Прощай, милая Белоцвета. Ухожу куда глаза глядят.

Зашелестели тут желтые листья березы, и оттуда высунулась голова маленькой эльфы.

— Куда ты идешь? — спросила она. — Будешь искать того, кто может увидеть твои цветочки?

— Его я уже нашла, — сказала Малин. — Оттого-то я и отправляюсь странствовать по белу свету.

— Да, люди такие странные! — снова сказала Белоцвета. — Никогда нам, эльфам, не понять людей!

Малин попыталась объяснить Белоцвете, почему ей теперь нужно уйти из дому.

— Там в дуплистом пне есть золото и серебро, — внезапно произнесла эльфа. — Люди любят золото. Может, твой отец сможет откупить торп за это золото.

Подбежав к старому дуплистому пню, эльфа стала сгребать листву, прикрывавшую дупло. И к своему великому удивлению, Малин увидела, что в дупле засверкало и золото, и серебро.

— Оно лежит здесь уже давным-давно, со времен бабушки моей прабабушки. Оно попало сюда во время одной из войн, которые время от времени ведут люди. И тогда они кое-что здесь спрятали. Теперь ты можешь все это взять.

Малин страшно обрадовалась:

— Спасибо тебе, Белоцвета! Я готова плясать от счастья!

И вместе с Белоцветой они радостно пустились в пляс. И плясали до тех пор, пока Белоцвета снова не исчезла в березовой листве.

Малин захватила с собой из дупла столько золота и серебра, сколько смогла унести, и пошла домой к отцу. Он вернулся с ней обратно в лес и захватил остаток клада в свои заплечный мешок. Потом отец отправился в господскую усадьбу и спросил, не может ли он откупить торп. И ему, ясное дело, продали торп.

И всего лишь часть золота и серебра из его мешка понадобилась на это дело.

Потом торпарь построил новый красивый дом и большую чудесную оранжерею и так благоустроил свой торп, что его просто нельзя было узнать.

Сикстен же приходил туда каждый день и во всем помогал торпарю. А родителям он сказал, что поскольку они желают, чтобы когда-нибудь он стал хозяином усадьбы, то теперь самое время обучиться ему садовничать. А лучшего учителя, чем этот торпарь, ему не найти. Родителям Сикстена показались разумными его речи. И они очень радовались, что он выказал такое рвение. Никогда раньше за ним этого не замечали.

Когда же Сикстен под конец явился рука об руку с Малин к родителям, они тотчас поняли, почему он хотел научиться садовничать. И они иначе и не думали, ведь Сикстен сделал хороший выбор, хотя невеста была всего-навсего дочерью простого торпаря.

И вот начали готовиться к свадьбе. Малин вся сияла от радости и была так счастлива, так приветлива со всеми. Только одно происшествие чуть не омрачило ее счастья в день свадьбы. Когда невесте надо было надевать свадебный наряд, к ней пришла цирюльница с горячими щипцами и хотела уложить ее волосы большими буклями, как тогда носили. Тут Малин вскочила и закричала:

— Вы что, ума решились! Хотите сжечь мои цветочки!

Цирюльница от испуга так и выронила горячие щипцы из рук. Они упали на ковер и прожгли там дыру. А цирюльница решила, что Малин не в себе.

Но Малин ласково сказала:

— Простите меня!

И сама надела миртовый венец себе на голову. А невесты красивее Цветолюбицы Лины никто никогда не видел. Но один только жених видел мелкие, нежные, благоухающие цветочки в волосах своей невесты.

Яльмар Бергман До чего ж люди трусливы!

Анне-Лисе было уже целых семь лет, но ее и близко не подпускали к отцовскому и материнскому садику. Видишь ли, неподалеку жил большой медведь, которого все боялись, даже мама, хотя она вообще-то была не из трусливых.

Есть на свете медведи добрые: едят только ягоды, орехи и мед. Но этот медведь был не такой. Он задирал и коров, и овец, и коз, а мог задрать и человека, если тот, на свою беду, вдруг повстречается с ним. Может, он не всегда был такой жестокий, может, это люди сделали медведя злым, травя его копьями и ружьями, рогатинами и волчьими ямами. Кто его знает! Но правда лишь то, что из-за этого медведя Анна-Лиса вынуждена была, как паинька, сидеть дома. И потому, знай же, она была жутко зла на Мишку.

— А какое оно с виду, это страшилище? — спросила она маму.

— У медведя длинные, острые зубы и косматая шерсть, а хвост и на хвост не похож — какой-то маленький огрызок вместо хвоста. У него четыре лапы, но иногда он ходит только на двух. Пасть у него красная, а сам он черный, каким бывает углежог, пока не смоет с себя сажу.

— Ух ты! — удивилась Анна-Лиса.

Она видела, какой приходит из лесу, где жгут в яме уголь, ее отец: черный, страшный и совершенно неузнаваемый. Но стоило отцу, бывало, умыться, и он снова становился красивым и родным — лучшим другом мамы и Анны-Лисы.

И потому она спросила:

— Почему же тогда этот Мишка не моется?

— Да представь себе, он моется. Но это не помогает, от этого он красивее не становится. И все из-за того, что он злой.

«Ой, ой, — подумала Анна-Лиса, — хоть бы мне никогда не повстречаться с Мишкой». И она стала расспрашивать маму, есть ли в лесу добрые звери.

— Ясное дело, есть, — ответила мама.

И стала рассказывать дочке о всех крошечных насекомых в лесу и о червяках, которых нельзя обижать, если хочешь быть добрым.

— Правда? — спросила Анна-Лиса. — Тогда я не стану их обижать.

Мама рассказала ей и о птицах, которые так прекрасно поют, и о веселой белочке, которая радостно машет своим пушистым хвостиком. Но если дернуть белочку за хвостик, она тотчас очень сильно опечалится.

— Правда? — повторила Анна-Лиса. — Тогда я не стану дергать ее за хвостик.

Мама рассказала ей и о Миккеле-Лисе, который так нагло и высокомерно держится с зайцем, а людей боится. И о зайце, таком шустром, проворном и таком вкусном, когда он попадает в котел.

— Мумс, мумс, как вкусно, — сказала Анна-Лиса и облизнулась. Она была самой настоящей маленькой лакомкой.

Однажды маме надо было пойти в город — купить башмачки для Анны-Лисы. Прежде чем отправиться в путь, она приготовила три бутерброда.

— Бутерброды утолят твой голод, — сказала мама. — А если ты не наешься досыта, можешь пойти в сад и сорвать красивое яблоко, которое висит на самой нижней ветке.

«Не наемся я досыта тремя бутербродами, — подумала Анна-Лиса. — Мне ведь разрешили выйти в сад и сорвать красивое яблоко». Она прокралась на крыльцо и огляделась по сторонам. Но Мишку-Медведя она так и не увидела.

«Никого здесь нет», — подумала Анна-Лиса и побежала к яблоневому дереву. Ах, до чего же красивое яблоко висело на самой нижней ветке! Крепкое, как маленькая репка, с одной стороны — красное, с другой — золотистое, такое сочное и сладкое, что у девочки слюнки потекли.

Но только она с аппетитом откусила самый первый кусок, как увидела незнакомую малявку, которая, извиваясь, выползла из земли. Анна-Лиса ничуть не испугалась. Да нет же, вовсе нет, у нее только чуточку побледнело личико. И она спросила:

— А ты кто такой?

— О, я всего лишь бедный маленький червяк, — ответила малявка. — И вылез я, чтобы раздобыть себе еду и кров.

— Бедняжка, — пожалела его Анна-Лиса. — Хочешь попробовать мое яблоко?

— Спасибо за угощение, — ответил червяк.

Анна-Лиса протянула ему яблоко, но не успела она опомниться, как червяк проворно забрался туда, чем изрядно испортил ей настроение.

— Спасибо тебе, Анна-Лиса, — поблагодарил устроившийся в яблоке червяк. — Теперь у меня до конца моих дней есть кров и еда.

Осторожно поставь мой домик на землю и потом иди лугом, пока не придешь к ореховому дереву. Передай ему от меня привет, и тебе, верно, разрешат досыта наесться орехами!

Да, делать нечего! У Анны-Лисы от голода свело ее маленький животик. А червяк испортил яблоко. Поэтому ей надо было пойти к орешнику. И вот она уже там.

— Доброе ореховое дерево! — сказала Анна-Лиса и вежливо поклонилась. — Я должна передать тебе огромный привет от червяка и спросить, могу ли я полакомиться твоими орехами.

— Пожалуйста, — прошелестело дерево и чуть опустило ветви, чтобы Анна-Лиса смогла дотянуться до орехов.

Анна-Лиса приподняла подол своего передника и доверху наполнила его большими, красивыми коричневыми орехами. Поблагодарив ореховое дерево за доброту, она собралась было повернуть домой, как вдруг в орешнике что-то зашипело — ритч, ратч, чьитт, чьитт, чьитт. И на ветке совсем рядом с ней очутился какой-то коричневый мохнатый зверек, злобно помахивающий своим пышным хвостиком.

Анна-Лиса вовсе не испугалась, да нет же, нет, у нее только слезы выступили на глазах. У зверька были длинные, острые зубки, так что это вполне мог бы быть медведь. И поэтому голос Анны-Лисы задрожал, когда она спросила:

— А-а-а ты-ы кто такой?

— Я — белочка, хозяйка всего орешника. И я вылезла из дупла, чтобы собрать орехи. А ты кто такая?

— Я Анна-Лиса, а мои хозяева — мама с папой. И я тоже вышла из дому за орехами.

— Я тебе покажу, как собирать мои орехи, — прошипела белка и больно куснула Анну-Лису за руку.

— Ой, ой, ой! — Анна-Лиса опустила подол передника, и орехи, словно горох из стручка, посыпались на землю.

— Убирайся прочь отсюда! — закричала белка.

Анна-Лиса заплакала и убежала. Она бежала, сама не зная куда — лишь бы подальше от орехового дерева. Когда же она остановилась и вытерла слезы, то увидела, что вся земля под ногами была красной от крупной, спелой брусники.

«Какое замечательное место», — подумала Анна-Лиса.

Она уже доверху наполнила передник ягодами и собралась было вернуться домой, как вдруг услышала, что кто-то барабанит по земле! Да так чудно! И совсем рядом увидела она зверя, который был во много раз крупнее белки. Он стоял на задних лапках, у него были длинные, острые зубы и короткий хвост. «Если это не медведь, то по крайней мере очень на него похож», — подумала Анна-Лиса. И, стуча зубами, спросила:

— Т-ты к-к-то та-а-к-кой?

— Я — заяц, — ответил зверь и стал шевелить своими длинными ушами, приветствуя девочку. — А ты думала, я кто?

— Я думала, ты — медведь, — сказала Анна-Лиса.

Заяц так и покатился со смеху! И он хохотал, хохотал, пока у него не лопнула губа. Глядя на него, рассмеялась и Анна-Лиса. Но тут она выпустила подол передника, и красные ягоды дождем посыпались на землю. Миг — и заяц уже тут как тут, взял да и слопал все ягоды.

— Что же я стану есть? — расстроилась Анна-Лиса. — Ведь я голодная.

— А у тебя что, дома есть нечего? — спросил заяц.

— У меня есть три бутерброда, но я хотела бы чего-нибудь вкусненького на закуску, — ответила Анна-Лиса, этакая лакомка.

— Я знаю, как тебе помочь, — сказал заяц. — Если ты пойдешь чуть дальше в лесную чащу, ты встретишь маму-козу. Она варит вкуснейший сыр. Он такой сладкий, такой ароматный, такой хороший.

— Мумс, мумс, как вкусно! — причмокнула Анна-Лиса. — Сыр — самая моя любимая еда.

И, пожав лапку доброму зайцу, она попросила простить ее за то, что приняла его за злющего медведя.

— Слишком большая честь для меня, — прошепелявил заяц своей раздвоенной губой. — Но помни, будь очень вежлива с мамой-козой. Видишь ли, она немного обидчива.

Анна-Лиса пообещала быть вежливой. А заяц, пошевелив ушами, длинными прыжками кинулся прочь через брусничник. Анна-Лиса уходила все дальше и дальше в лесную чащу. Ее животик сводило от голода, ведь червяк испортил ее яблоко, белка не дала орехов, а заяц слопал ягоды.

«До чего трудно жить на свете, — подумала Анна-Лиса. — Но если я раздобуду большой кусок сыра, то-то мой животик обрадуется!»

— Бе-е-е-е-е, — услышала она у самого уха и увидела козу.

И тут-то Анна-Лиса позабыла все, о чем предупреждал ее заяц. Она не поздоровалась, не поклонилась козе, не попросила вежливо сыра, а сразу закричала:

— Сыр, дай мне скорей сыру, да побольше!

А ей не следовало бы так говорить.

— Ме-е-е сыр, ме-е-е сыр! — заблеяла коза. — Сама ты ме-е-е — сыр!

И, наставив свои ужасные рога на голодный животик Анны-Лисы, сердито боднула его. Вот тебе и сыр!

Сидит Анна-Лиса в лесу, вздыхает, потирает свой животик.

— Ой, ой, ой, сколько неприятностей, — сказала Анна-Лиса. — Червяк обманул меня, белка укусила, заяц одурачил, а коза боднула. Что же было бы, если бы я встретила в лесу самого злющего медведя?

Тут в лесу все захрустело, ветки и сучья затрещали, и из лесной мглы вышла высокая черная фигура. Она шла прямо, как человек, и была похожа на углежога, пока он не смоет с себя сажу.

«Медведь», — подумала Анна-Лиса.

Она так испугалась, что не смогла ни слова вымолвить, ни пальцем шевельнуть. Она только полными ужаса глазами смотрела на страшную фигуру. Наверно, это разъярило зверя, и, как ей показалось, он разинул пасть и высунул длинный красный язык.

— Мама, мама, медведь! — закричала Анна-Лиса и бросилась бежать. Стук-стук-стук! — забарабанили ее башмачки.

Но черная фигура, удивленно глядя ей вслед, воскликнула:

— Эй ты, глупая девчонка, никакой я не медведь. Я Ханс-углежог и иду прямо из угольни в лесу.

Однако Анна-Лиса не слышала его слов, она неслась сломя голову, не видя, что лес становится все гуще и темнее. И она поняла, что дорога не приведет ее домой, к маме. Но она знала, что далеко-далеко, в лесной чаще, есть яма, где ее отец жег уголь. Туда-то она и хотела добежать. Хижина отца была сложена из прутьев, веток и жердей, так что Анна-Лиса могла бы там переночевать. Тогда, верно, отец проводит ее утром домой.

Ой-ой-ой-ой! Теперь она уже не думала о том, что хочет есть и пить. Только бы ей добраться до отцовской хижины!

А что это такое? Разве это не хижина из прутьев и жердей прислонилась к упавшей сосне? И разве не сидит на земле перед хижиной огромный черный старик? До чего ж он некрасивый, стало быть, это не отец. Тогда это, пожалуй, какой-нибудь другой углежог, их ведь так много в лесу.

Анна-Лиса бросилась прямо в объятья старика и закричала:

— Милый, добрый, хороший, спаси меня от медведя, спаси меня от медведя!

— Кто ты? — проворчал старик.

— Я — мамина и папина Анна-Лиса.

— А как ты думаешь, кто я?

— А ты, верно, углежог.

— Ты так думаешь, — сказал старик. — Но ты должна знать…

Оказывается, Анна-Лиса оказалась в объятиях самого Мишки-Медведя.

— Пойдем-ка к моей старухе, — смущенно проворчал Мишка. Он взял Анну-Лису на руки и внес ее в хижину, где играли два медвежонка, а сама фру Медведица стояла в углу и готовила ужин из орехов и меда.

— Кто это с тобой, отец? — пробурчала она.

— О, это всего лишь маленькая девочка, которая прыгнула прямо ко мне в объятия. Она такая легкая, совсем пустая от голода, так что лучше всего, если ты дашь ей поесть.

Анне-Лисе дали и орехов, и меда, и ягод. Она наелась так, что чуть не лопнула. А потом оглядела горницу.

— У вас тут очень уютно, — сказала она, — но если бы мама была здесь, она бы прибрала получше.

— Что это такое — «прибрать»? — спросила фру Медведица.

— А вот сейчас, фру, вы увидите, — пообещала Анна-Лиса.

И она стала подметать и убирать в хижине, точно так, как мама подметала и убирала у них дома. Оба малолетних мишки прекратили играть и, засунув лапки в пасть, с удивлением уставились на Анну-Лису. А она только и делала, что толкала их с одного места на другое.

— Не путайтесь под ногами, мальчишки! Если не можете помочь, так по крайней мере не стойте на дороге. Марш отсюда!

И медвежата послушно переступали с места на место. Ну и зауважали же они Анну-Лису! А матушка Медведица, всплеснув лапами, пробормотала:

— Ни за что! — сказала Анна-Лиса. — Потому что мне нужно домой, к маме, да побыстрее. Но раз уж вы, фру, так вкусно накормили меня, я тоже хочу хотя бы немножечко вам помочь. Извините за мой вопрос, но вы, фру, никогда не моете своих мальчишек?

— Каждый день, — несколько оскорбленно пробормотала матушка Медведица.

— Тогда, верно, у фру нет настоящей сноровки для такой работы, — сказала Анна-Лиса. — Идите за мной, мальчишки, и я сделаю из вас людей.

И, взяв медвежат за уши, она потянула их за собой к лесному роднику.

— Какие удивительные у вас рыльца! Можно подумать, что вы поросята, — засмеялась Анна-Лиса.

Мишки страшно сконфузились и не нашлись даже что ответить. Но когда Анна-Лиса обмакнула свой передник в воду и стала тереть изо всех сил, медвежата заплакали:

— Так матушка никогда не делает, так матушка никогда не делает.

— Как же она делает?

— Она облизывает нас.

— Ну что я говорила! — воскликнула Анна-Лиса. — Вы — настоящие поросята. Как я вас ни тру, вы белее от этого не становитесь.

И тут ей внезапно пришло в голову, что мама говорила о медведе. Как ни моешь медведя, он от этого белее не становится. Анна-Лиса не испугалась, нет, она совсем не испугалась. У нее только слегка подкосились ноги. Она выкрутила свой мокрый передник и направилась к хижине.

— А теперь я пойду домой, — сказала она входя.

— Тогда нам, верно, нужно проводить тебя, — пробормотал господин Медведь. — А не то может прийти медведь и утащить тебя.

И тут он начал хохотать, и бормотать, и подталкивать свою старуху в бок. Ну прямо страх, до чего он развеселился. «Нет, медведь не может быть таким веселым», — подумала Анна-Лиса и, успокоившись, протянула руку, благодаря хозяев за гостеприимство. А потом с батюшкой Медведем с одной стороны, с матушкой Медведицей с другой и с двумя медвежатами, идущими, не отставая, сзади, Анна-Лиса пошла домой. Но при виде этой странной компании люди и звери бежали сломя голову.

— Почему все убегают от нас? — спросила удивленно Анна-Лиса.

— Подумать только, — заважничала Анна-Лиса. — А я никогда прежде за собой этого не замечала.

Услышав это, батюшка Медведь опять расхохотался, ну прямо весь затрясся от смеха, даже идти дальше не мог, вот до чего развеселился. Однако маме было не до смеха, когда она увидела, как все медвежье семейство, переваливаясь, движется к ее дому. Она только недавно вернулась и, не найдя Анну-Лису в доме, пошла искать ее в саду. И вот тут-то она увидела Анну-Лису меж двух громадных медведей, а за ее спиной — двух медвежат, которые забавлялись, толкаясь и кусая друг друга за уши.

— Мама, мама! — закричала Анна-Лиса. — Не убегай от меня. Я ведь только маленькая Анна-Лиса.

— Скорее, дитя! — воскликнула мать. — Беги скорее, пока медведи не съели тебя!

Но думаешь, Анна-Лиса заторопилась? Нет, ничуть: она внезапно застыла на месте и большими глазами смотрела то на Медведя, то на Медведицу. И вдруг воскликнула:

— Да, так я и думала, потому что из этих мальчишек совершенно невозможно сделать людей. Фу, стыдись, старый Мишка, что ты обманул меня! Почему ты не сказал, что ты Медведь?

Тут Мишка почесал у себя за ухом; вид у него был крайне сконфуженный.

— Но ты так бесстрашно кинулась ко мне, девочка. И мне не хотелось пугать тебя. Ну а теперь, раз уж нас узнали, лучше нам, пожалуй, уйти обратно в лес.

— И не думай даже об этом! — воскликнула Анна-Лиса. — Вы пригласили меня на орехи и мед, а я приглашаю вас на три бутерброда. Милая мамочка, наверно, угостит нас кофе.

Что тут оставалось маме делать? Ей, верно, надо было только радоваться, что медведи оказались так милосердны к ее Анне-Лисе. Но ей не хотелось пожимать им лапы. И поэтому она спрятала руки под передник, поклонилась и спросила, не будут ли господа так любезны войти в дом. Сначала, ясное дело, медведи зацеремонились. И может, они так и простояли бы до сегодняшнего дня и все церемонились бы и церемонились, если бы Анна-Лиса не толкнула как следует медвежат и они не побежали стремглав в дом. А после этого церемониться уже больше не стоило.

Потом настал вечер, медведи отправились восвояси, а Анна-Лиса уже лежала в своей постели. Йон Блунд-Йон Закрой Глазки — шведский бог снов — как раз собирался сомкнуть на ночь ее веки, когда она внезапно села на кровати и сказала:

— Послушай, мама, как ты думаешь, люди, разбегались и прятались — от меня? Или, может, от медведей?

— Ясное дело, от медведей, — ответила мама.

— Ой, ой, — засмеялась Анна-Лиса. — До; чего же люди трусливы!

И тут она заснула.

Анна Валенберг Кожаный мешок

На камне в глухом бору сидел Никлас, а рядом с ним стояла корзина, полная древесной коры. Он собрал ее, чтобы жена добавила ее к скудному запасу спорой[19] ржаной муки, которую ему выплатили за поденную работу в господской усадьбе.

А иначе этой муки никак не хватило бы на все голодные рты в его лачуге! Однако же Никлас так устал и был в таком отчаянии, что не мог идти дальше, прежде чем немного не передохнет. И вот он сидел, думая о том, когда же придет конец великой нужде, что обрушилась и на него самого, и на его соседей. Засуха сожгла почти все посевы и всю траву, а в ту страну, где свирепствует засуха, всегда приходят следом голод и нужда. Тысячи людей и целые стада скотины умерли или пали с голоду, да и кто знает, скольким суждено пережить эту голодную зиму.

Вдруг он услыхал скрежет лопаты, который бывает, когда она наталкивается на мелкие камешки. Сквозь кусты, возле которых он сидел, Никлас увидел старого тролля, вскапывающего землю под высокой сосной.

Тролль работал не разгибая спины, пыхтел, и дело у него спорилось. Вскоре он, отбросив лопату, вытащил большой кожаный мешок и развязал его.

В тот же миг совсем рядом с троллем на краю ямы слегка приподнялся большой камень и показалась голова старой троллихи.

— Послушай-ка, муженек, — сказала она. — Ты не забыл, что тебе надо посеять шесть зернышек пшеницы вместо четырех? Муки-то мне для пирушки побольше надо!

— Хорошо, что напомнила об этом, — ответил, почесав голову, старик, — но я и сам бы не забыл.

Старая троллиха исчезла, закрыв лаз вместо творила камнем. А Никлас подивился: какой же добрый урожай можно получить из шести зернышек пшеницы?

Однако старый тролль отсчитал шесть пшеничных зернышек из кожаного мешка, завязал его и снова спрятал. Потом посадил по одному зернышку в каждом углу поля, а два — посередине да и уселся в траву с таким видом, словно чего-то ожидал.

Никлас тоже стал ждать вместе с ним: очень уж хотелось поглядеть, что из всего этого получится. И вскоре на его глазах случилось настоящее чудо. Там, где были посажены зернышки, проклюнулись зеленые стрелочки и тут же полезли из земли все новые и новые росточки. Они тянулись в вышину, покрывались колосьями, и внезапно перед Никласом раскинулось и заколыхалось целое пшеничное поле. Колосья набухали, желтели и стали под конец такими тяжелыми, что свисали до самой земли.

Тогда старый тролль топнул оземь ногой, и из-за каменных глыб и земляных куч выползла целая орава маленьких троллят. Они вырывали пшеницу с корнем, отряхивая тяжелые колосистые снопы в огромные мешки, которые притащили с собой. И посыпались из колосьев спелые, золотистые зерна. Когда мешки наполнились доверху, троллята взвалили их себе на спины и исчезли вместе со старым троллем. Исчезли словно дым среди кочек и горных расселин.

— Вот это урожай так урожай! — сказал самому себе Никлас и отправился в поле — поглядеть, не достанутся ли ему какие-нибудь брошенные колоски.

Но троллята, верно, поработали на славу — в поле не осталось ни единого зернышка. Землю устилала одна лишь сухая, смятая солома.

«Пойду-ка я лучше к той сосне да возьму мешочек. Такой урожай мне по душе пришелся», — подумал Никлас.

Но, освободив корни сосны от мха и земли, Никлас не обнаружил ни малейших следов мешка, и сколько он ни разрывал землю руками и острым камнем, ему так ничего и не удалось найти. А время шло, близился полдень. Пора было идти на поденщину. В конце концов Никлас взял корзинку и отправился с ней домой. А поиски клада решил отложить до следующего дня. Утром, едва рассвело, он снова отправился в лес, взяв с собой лопату.

Но когда он подошел к тому месту, где вчера было поле, оно уже исчезло, а хуже всего то, что он не мог узнать сосну, под которой лежал кожаный мешок. Никлас стал копать то под одной, то под другой сосной, но все напрасно. Он так упрямо копал, что не замечал времени и опоздал на поденщину. Староста отругал его и урезал долю ржаной муки, которая причиталась ему в плату за труды. Но это его ничуть не остановило. На другой день он уже снова был в лесу, снова опоздал на поденщину, и снова у него урезали долю муки. Жена плакала, ругала его, что он слоняется по округе, словно бродяга с проселочной дороги, и сетовала, что Никлас заставляет ее и детей голодать. Ни словом не выдал Никлас, чем он занимается, потому что знал: тот, кто ищет клад, если хочет найти его, не должен об этом говорить.

Однажды утром, когда он, как обычно, рыл землю, увидал его случайно какой-то старый торпарь и давай над ним насмехаться.

— Так, так, любезный мой Никлас, ты хочешь найти клад, — уязвил его старик. — Однако днем тебе это не удастся. Человеческими руками никогда, кроме как ночью, не добраться до троллевых сокровищ.

— Ах так, — сказал Никлас и бросил лопату, потому как знал, что старый торпарь сведущ во всех тайных, скрытых от людей делах. — Тогда попытаю-ка я счастья ночью.

Но старик только засмеялся ему в ответ.

— Невелика от этого польза. Невелика польза, — повторил он. — Если кто и найдет клад, он не сможет вытащить его наверх, прежде чем взойдет солнце. За это же время тролли так запугают, что не захочешь и клада, а выпустишь сокровище из рук или же вымолвишь какое ни на есть словечко, а сокровище — раз! — и исчезло. И оглянуться не успеешь! Тролли-то знают немало волшебных заклятий. Они нашлют на того, кто ищет клад, шипящих змей и прожорливых волков, так что хоть ноги унести. Ищи, любезный Никлас, ищи клад, коли тебе это по душе. Только, боюсь, ничего тебе не найти.

С этими словами заковылял старый торпарь дальше, рассказывая всем и каждому, кто только хотел его слушать, о том, что Никлас ищет клады в лесу.

Вся округа смеялась над Никласом. А жена его лила слезы и бранила мужа за все его глупости. И он и вправду перестал ходить в лес по утрам. Однако же вместо этого стал ходить туда по ночам, когда все другие спали. Поутру же возвращался он такой сонный и усталый, что не в силах был справлять поденную работу и получал муки еще меньше обычного. В лачугу его пришла настоящая нужда, да и сам он голодал, отощал, кожа да кости стал.

И все-таки продолжал искать клад, потому что найди Никлас клад — и он стал бы счастьем и спасением не только для самого Никласа, жены и детей, но и для всей страны.

Однажды ночью, только Никлас подошел к камню, на котором в первый раз сидел, подсматривая за старым троллем, взошел месяц. И тут вдруг будто пелена спала с глаз бедняка, он тотчас узнал сосну, под которой старый тролль спрятал кожаный мешок.

Несколько ударов лопатой — убраны слой земли и камни, и вот уже виднеется что-то круглое, толстое и гладкое!

Мешок! Ведь это кожаный мешок!

Никлас отчетливо видел его при свете месяца. И, дрожа от радости, начал окапывать мешок, чтобы легче было приподнять его. Потом он нагнулся, обхватил обеими руками мешок, приподнял его и стал тащить. Но не тут-то было, мешок прочно сидел в земле.

Казалось, будто кто-то крепко-крепко держит его снизу.

Никлас изо всех сил тянул мешок, дергал его и рвал. Но все напрасно. У того, кто ему противился, была такая хватка, словно вместо пальцев у него были железные клещи.

«Ладно, — подумал Никлас, встав на колени возле ямы, — видно, ничего больше не остается, как простоять здесь до самого раннего утра. Только бы не напали на меня чудовища».

Вглядываясь в кустарник, он прислушивался к малейшему шороху. Вскоре он и вправду услыхал какой-то хруст и треск, и из кустов прямо на него выскочил страшный, мерзкий волк с разинутой пастью.

Никлас не на шутку испугался, он подумал: не все ли равно, умереть в пасти зверя или же медленной голодной смертью зимой. А раз так, то троллям, если они прячутся за деревьями и смотрят на него, не видать его страха.

И Никлас, не отрывая острых глаз от чудовища, еще крепче обхватил руками мешок.

Волк страшно скалил зубы и все шире разевал пасть, готовый вот-вот проглотить человека. Но внезапно он застыл на месте, словно наткнулся на острый взгляд Никласа, взгляд, подобный направленному на него оружию. И, повизгивая, волк пополз назад, а под конец исчез в зарослях кустарника.

Однако же вскоре послышалось шипение, и на ветвях дерева, прямо над головой, Никлас увидел извивающееся змеиное туловище, а беспощадные сверкающие глаза на плоской голове неотрывно разглядывали его. Никлас содрогнулся от ужаса, но и тут не выпустил мешок из рук; пристально и бесстрашно смотрел он в сверкающие глаза чудовища. А глаза змеи медленно угасали под его взглядом, а потом потухли, и Никлас не увидел больше ни глаз змеи, ни ее туловища.

«Слава Богу, — подумал Никлас, — теперь-то я знаю, как одолевать чудовищ, если кто-нибудь явится».

Но никто больше не появился. Зато вскоре Никлас услыхал далеко-далеко какой-то человеческий голос. Казалось, кто-то кричит. И вскоре он ясно расслышал, что зовут его и что это голос их соседки.

— Никлас! Никлас! — кричала она. — Иди домой! Твоя жена помирает!

Никлас задрожал так, что чуть не выпустил мешок из рук. Его дорогая жена умирает, и он, быть может, никогда больше ее не увидит! Но если он выпустит мешок из рук и побежит домой, его дети, пожалуй, тоже умрут с голоду. Зато если он удержит мешок, — и его дети, и тысячи других людей смогут жить счастливо.

И Никлас держал мешок, хотя сердце в груди разрывалось от горя.

Но тут до него снова донесся крик:

— Ау, отец! Ау! Ау!

Это старший сын Никласа кричал так, что эхо разносилось далеко по лесу.

А следом раздался третий голос, голос маленькой дочери Никласа — Гудрун:

— Батюшка, батюшка, где ты? Где ты, милый батюшка?

«Только бы они меня не нашли, — думал он. — Хоть бы месяц закатился, чтобы они меня не увидали».

Но месяцу нужно было еще долго плыть по небу, прежде чем он снова добрался бы до лесных верхушек. Все отчетливей и отчетливей слышались голоса, и тут Никлас увидел, как все трое звавших его мелькают между деревьями. Он как можно плотнее прижался к земле. Но у мальчика был соколиный взгляд, и он тотчас обнаружил отца.

— Вот он, вот он! — закричал сын.

И в тот же миг все трое — соседка, сын и дочь — уже стояли возле Никласа, рассказывая ему, как бедная умирающая лежит на смертном одре, тоскуя по мужу.

Но он не отвечал и только неотрывно смотрел на них.

— Только бы нам раздобыть матушке какой-нибудь сытной еды, может, она и оправилась бы, — говорил мальчик. — Если ты дашь мне свой кафтан, батюшка, я бы мог пойти к лавочнику и продать его.

Как ни хотелось Никласу отдать сыну свой кафтан, он все равно не мог бы этого сделать, потому что тогда ему пришлось бы выпустить из рук кожаный мешок. И он холодно покачал головой.

— Никласу его кафтан дороже жизни жены! — воскликнула соседка. — Всякому видно, что ему нет дела ни до жены, ни до детей. И не стыдно ему здесь прохлаждаться, когда в лачуге его полным-полно бед. А что это он держит в руках? Сдается мне, что это большущий камень!

Мальчик с девочкой тоже наклонились, чтобы взглянуть.

— Да это всего-навсего большая гранитная глыба! — сказал мальчик.

— Господи боже, он совсем ума решился! — вскрикнула соседка. — И хоть бы слово вымолвил! Тролли наверняка околдовали его! Надо спасти Никласа.

И она попыталась было оторвать его руки от кожаного мешка. И тут он так дико взглянул на нее, словно собирался укусить, и соседка вместе с Гудрун испуганно отпрянули назад.

— Придется привести людей, чтобы освободить его от троллей, хочет он того или нет, — сказала соседка. — Пойдемте, дети, да побыстрее.

И с этими словами она исчезла в кустах вместе с детьми.

Никлас так испугался, что крупные капли пота градом покатились по его лбу. Неужто теперь, когда он так близок к тому, чтобы овладеть сокровищем, они явятся и выхватят мешок у него из рук?

Спустя некоторое время он услышал шорох в кустах и задрожал от ужаса при мысли о том, что, быть может, кто-то идет, чтобы вырвать сокровище у него из рук. Но это была всего лишь Гудрун, которая вернулась обратно. При ясном свете месяца ее маленькое личико сияло красотой и нежностью. Подойдя к отцу, она обвила руками его шею.

— Не бойся, милый батюшка! — сказала она. — Ты, ясное дело, думаешь, что нашел клад. Но никто больше не придет и не отнимет его у тебя. Скоро месяц зайдет, и тогда трудно будет отыскать дорогу сюда. А я обману людей и уведу в другую сторону. Ты же тем временем лежи здесь, пока солнце не встанет и ты сам не увидишь, что держишь в руках всего лишь камень.

Ни на одну минутку не поверила она в то, что он нашел клад, но все равно хотела помочь отцу. И Никлас почувствовал себя таким счастливым оттого, что она беспокоилась о нем. И слезы выступили у него на глазах, пока он молча лежал на земле, не спуская глаз с Гудрун. А она-то подумала, что отец горюет об умирающей матушке.

— Не печалься о матушке, милый отец, — сказал она. — Я пойду к лавочнику и продам мои длинные волосы, а он даст мне какой-нибудь сытной еды. — И, улыбнувшись ему, Гудрун исчезла в кустах. И в тот же миг Никлас страшно испугался за нее. Каково там придется ей одной в дремучем лесу? Удастся ли ей уйти от волка, который караулит в лесной чаще? И в самом деле через несколько минут он услыхал вдруг крик. Ему показалось, будто Гудрун кричит:

— Батюшка, помоги!

В отчаянии выпустил он из одной руки мешок, который тут же стал тяжелым, как свинец. И тотчас же под землей послышался глухой смех.

«Тролли смеются надо мной, — подумал он. — Может, это вовсе и не Гудрун кричала, а всего лишь сова».

И он опять обеими руками вцепился в мешок. А крики повторялись снова и снова. И он не мог различить, кто это кричит: Гудрун или сова. Он то вскакивал, готовый бросить мешок, то вдвое крепче охватывал его руками. Пот ручьями стекал по его лицу, но он знал, что должен спасти жизнь стольких людей! И еще крепче сжимал в руках мешок.

Под конец он освободил одну руку, а его другая рука сразу ощутила вдвойне тяжесть мешка, собрал с камней мох, заткнул им уши, а затем крепко закрыл глаза. Что бы ни случилось, он не хотел больше ничего видеть и слышать. А этой ночью было что видеть и слышать. И как он ни затыкал уши, невозможно было не услыхать такого страшного шума. Казалось, целая кавалькада диких охотников промчалась мимо него. И как Никлас ни жмурил глаза, он видел такие яркие молнии, будто все небо было объято пожаром.

Но он решил: будь что будет. Он не знал, сколько времени пролежал так, держа клад своими онемевшими пальцами, наконец ему показалось сквозь опущенные веки, что уже брезжит рассвет.

И в ту же минуту до него внезапно донеслось его собственное имя. Его выкрикивали вперемежку с отчаяннейшими проклятиями:

— Повесить его, сжечь, посадить на кол! — кричали голоса.

Казалось, сотни ног ринулись прямо к нему.

«Теперь-то уж они меня нашли. Они думают, что это из-за меня жена умерла с голоду, и хотят, чтобы я поплатился за это. Настал мой последний час», — подумал Никлас. И когда он почувствовал, что люди совсем рядом, — он открыл глаза.

К нему подходили все парни их округи с дубинками к руках. Вот они уже совсем близко! Вот замахиваются дубинками, чтобы размозжить ему голову, — но ни единого слова не вымолвил Никлас. Он только ждал, не выпуская мешка из рук.

Вдруг косой луч солнца прорезал лес. Он озарил лица парней, озарил он и кожаный мешок. И мешок в руках у Никласа сразу стал таким легким, что Никлас потерял равновесие и упал на спину.

Но все-таки поднялся и изумленно огляделся вокруг. Куда девались все эти парни с угрожающе поднятыми кольями? И тени их не мелькнуло перед его глазами.

Неужто он недавно видел все в таком страшном ложном свете?

Но он не стал задаваться вопросом, видел он их всех на самом деле или нет. Кожаный мешок-то уж во всяком случае был у него в руках. Гордый, словно король, взвалил он мешок на спину и зашагал домой. Но когда он отворял двери в горницу, сердце затрепетало у него в груди; он подумал, что увидит жену мертвой в кровати. А Гудрун?.. Может, все уже сидят и оплакивают ее?

Но то, что он увидел, заставило его застыть в изумлении на пороге. Ведь у очага стояла его жена и варила молочный суп к завтраку. За ручной прялкой сидела Гудрун и пряла. А ее длинные волосы сверкали, словно золото, в лучах солнца.

И тогда он понял: все, что он видел в лесу, — только призрачные видения, с помощью которых тролли хотели заставить его выпустить сокровище из рук. Но это им не удалось.

И, бросив свою ношу на пол, он рассказал жене и детям, какое счастье и богатство заключено в этом кожаном мешке.

И они, не переставая удивляться, заплакали от радости.

Внезапно Гудрун заметила, какой необычный вид у отца: его голову словно обсыпало снегом.

— А что, батюшка, разве нынче шел снег? — спросила девочка и потянулась к отцу, словно желая стряхнуть белые снежинки с его волос.

Но это был не снег. Просто волосы Никласа поседели за эту ночь, потому что никому не удается без потерь победить в битве с троллями.

Хелене Нюблум Девушка, которая протанцевала все на свете

Жила-была маленькая девочка, которая, едва научившись ходить, уже начала танцевать. Вы даже не поверите, как красиво она танцевала!

Она поднималась на носочки и начинала кружиться на своих крохотных-прекрохотных ножках, словно цветочек, обдуваемый ветром. Она поднимала крохотные ручки как можно выше и откидывала головку назад, словно желая взлететь. Она порхала по комнате до тех пор, пока у нее хватало сил, и падала навзничь у ног своей матушки.

Когда она чуточку подросла, матушка часто брала ее с собой в лес.

Это был красивый холм, поросший лесом, где стояли березы с белыми, гладкими, как шелк, стволами и длинными, свисающими вниз светло-зелеными вуалями. А у подножия холма расстилалось озеро, где всегда слышалось: «Блинк! Блинк!» Весной трава, покрывавшая лесной холм от подножия до вершины, была сплошь усеяна ландышами.

Матушка садилась в траву и шила, а девочка танцевала.

Чем девочка становилась старше, тем больше она придумывала танцев, и они с матушкой давали им разные названия.

Танец со множеством мелких веселых прыжков с долгими веселыми поворотами был «Танец Солнечного Света». Да, сразу было видно, что это «Танец Солнечного Света». А танец, когда она летела вперед с распростертыми руками, с буйными бросками, удивительными изгибами и вращением, был «Танец Бури». И еще был «Танец Ландышей». Матушка надевала тогда пышные венки и гирлянды из ландышей на головку и на шейку своей маленькой дочки, а девочка сама украшала всю себя ландышами; она засовывала букетики за уши и даже доверху набивала свои крохотные башмачки благоухающими цветами. И тогда начинался «Танец Ландышей».

Он был так воздушен и так легок! Она так радостно летала по траве, что все ландыши, которых не взяли танцевать, вытягивали головки, чтобы посмотреть на нее, а когда танец кончался, их маленькие колокольчики звенели и шептали:

— Мило! Мило! Это наш собственный танец!

Но был еще и «Танец Дождя». Грустно было смотреть на него. Усталые, шлепающие шаги, безвольно повисшие руки, длинные, распущенные волосы. А кончался танец тем, что девочка падала навзничь и лежала, точно мертвая.

Каждый день придумывала она новые танцы, а матушка глядела на дочку, улыбалась и говорила:

— Великое утешение в жизни даровал господь этому ребенку! Как она танцует!

Но недолго довелось матушке радоваться.

Когда девочка была еще совсем ребенком, матушка умерла, и девочка осталась одна с отцом и танцевала ему до тех самых пор, пока не стала юной барышней.

Но не думайте, что она только и делала, что танцевала. Она умела печь хлеб и варить кашу не хуже других женщин. Она умела латать платья и вязать чулки, а маленький домик, в котором она жила с отцом, блистал чистотой.

Она поливала водой тюльпаны и гиацинты, росшие у дверей домика, она подвязывала лозы жимолости так, что они висели над дверьми, как гирлянды.

С утра до вечера была она в работе, но, когда ей порой становилось грустно или очень весело, она принималась танцевать!

Дом расположился на вершине холма, а у подножия расстилалась гладкая зеленая лужайка, где было так хорошо танцевать! Днем девочка стояла на вершине холма, озаренная яркими солнечными лучами, ночью же ей казалось, что она поднимается высоко-высоко и прямо над головой у нее сияют все звезды на свете. И тогда девочка придумала «Танец Солнца» и «Танец Звезд».

Так подрастала она в одиночестве и стала высокой, тонкой и прекрасной, как день; но, когда ей было всего семнадцать лет, умер и ее отец.

Когда он еще лежал при смерти, девушка встала на колени у его кровати и заплакала.

— Мой добрый, дорогой батюшка! — сказала она. — Ты знаешь, как я горюю оттого, что ты уйдешь от меня. И знаешь, что во всем мире нет ни единого человека, на которого бы я могла опереться. Но, как бы я ни горевала, что ты меня покидаешь, боюсь, я никогда не перестану танцевать! Если я не смогу танцевать, я не смогу и жить!

Однако отец нежно положил руку на голову дочки и посмотрел ей в лицо.

— Танцуй, моя девочка! — сказал он ей и умер.

В ту ночь девушка была совсем одна в маленьком домике на холме, где лежал мертвым ее отец. Она не в силах была лечь спать; отворив дверь, она вышла из дому.

Ночь была прохладной, небо темным. Но в этой тьме сверкало бесконечное множество ярких звезд. Никогда она не думала, что их так много. Она вдыхала легкий прозрачный воздух и смотрела вверх на молчаливые звезды, думая, что добрый ее отец теперь ближе к Богу и к звездам, чем к ней. Он был высоко-высоко, в мире душ. И она высоко-высоко простерла руки, словно желая приблизиться к нему, и поднялась как можно выше на носки.

— Ах, я так далеко от тебя, так глубоко внизу, так глубоко внизу на земле! — вздыхала она, склоняясь низко к траве.

Но тут все звезды словно заулыбались и стали подмигивать ей, говоря:

— Вставай! Вставай!

И она снова, подняв руки, вскочила на ноги и, сама не зная, как это получилось, принялась танцевать.

Она танцевала «Танец Скорби» по своему отцу.

Ее слезы струились и блестели при свете звезд, а из сердца вырывались глубокие вздохи. Но она танцевала так прекрасно, как никогда прежде. Танцем она утешала боль и горе. А когда кончилась ночь, она тихо уселась на пороге, глядя, как восходит солнце над землей, где она осталась теперь совсем одна, без отца и без матери.

Когда отца похоронили, девушке нужно было как-то найти себе работу, потому что она была бедна. Домик не принадлежал ее родителям, а когда те немногие вещи, которые там находились, были проданы, нашлось немало людей, которые захотели получить вырученные за них деньги. И девушка осталась с пустыми руками.

Ветреным и бурным был день, когда она спускалась вниз с высокого холма, где прожила все свое детство. Она оборачивалась и смотрела на маленький домик до тех пор, пока могла его разглядеть. А когда он скрылся за поворотом дороги, девушка плотнее повязала грудь своей маленькой шалью, простерла руки и, словно кружащийся вихрем листок, затанцевала вниз, в долину.

«Теперь я выхожу, танцуя, в широкий мир, чтобы попытать счастья», — подумала она, летя все дальше и дальше вперед.

Под вечер пришла она к бедному крестьянину и спросила, не может ли он нанять ее в служанки. У него была жена и четверо маленьких детей, а так как в поле всегда было немало работы, он, верно, подумал, что хорошо бы, если бы кто-нибудь присмотрел за ребятишками, пока они с женой трудятся. И он спросил девушку, какое ей надобно жалованье.

Она ответила, что с нее довольно и еды, а иной раз какой-нибудь одежки, если будет в том надобность. И она осталась на службе у крестьянина, присматривать за его детьми.

В доме было четверо малышей, но нельзя сказать, чтобы на них было приятно смотреть. Мыли их только раз в две недели, да и то один нос. Одежка ребятишек была в лохмотьях, и они были до смерти запуганы побоями. Ведь крестьянин с женой знали лишь одно средство, когда дети плакали, — задавать им трепку.

Когда девушка осталась одна с детьми, она первым делом повела их к маленькому лесному ручью и отмыла дочиста. А потом уселась в траву и стала чинить их одежку.

Но когда крестьянин с крестьянкой вернулись домой, они страшно рассердились, что девушка выкупала детей.

— Это запросто может накликать на них смерть, — сказали они, — потому что дети жутко боятся чистой воды.

Еще они сказали, что в следующий раз пусть девушка сидит дома с детьми в благодатном тепле, чтобы не приходилось зря топить.

С этого дня девушке пришлось сидеть в душной крестьянской горнице со всеми детьми. Печальная пошла у нее жизнь. А хуже всего было то, что дети вечно ссорились. Стоило только одному малышу раздобыть хотя бы такую малость, как щепка, другой уже завидовал братцу и вырывал щепку у него из рук.

Девушка сидела за прялкой и пыталась уговорить детей, но они только кричали и дрались. И тогда, подумав, какими тесными узкими рамками ограничена ее жизнь, как она скучна, ужасна и бедна, девушка поднялась и с веретеном в руках стала танцевать.

Казалось, будто это птица машет крыльями, стараясь вырваться из клетки. Казалось, будто буйный ветер летает над колосьями в поле, а те кланяются и колышутся. И дети, позабыв свои раздоры и злобу, тихонько сидели, глядя на нее во все глаза. Потом они стали радоваться и смеяться. А развеселившись, тотчас подобрели; когда же они стали по-настоящему добры, девушка станцевала им «Танец Солнечного Луча». Во время танца она была совершенно спокойна и красиво изгибалась, принимая самые прекрасные позы. Дети сидели с открытыми ртами, затаив дыхание. Когда родители вернулись домой, они страшно удивились, почему в горнице так тихо, ведь обычно там было, словно в зверинце, так как малыши всегда громко орали и дрались.

Крестьянин с женой открыли дверь и увидели, что девушка спокойно сидела за прялкой, а дети — кружком на полу у ее ног.

С тех пор всякий раз, когда детям становилось скучно или они начинали ссориться, девушке стоило лишь сказать: «Если будете хорошо себя вести, я потанцую для вас» — и целый час они делали все, что она хотела, потому что не знали ничего увлекательнее ее танцев.

Родители все удивлялись, как это получается, что дети так ее слушаются. И вот однажды, вернувшись с поля, они неслышными шагами прокрались к двери и заглянули в замочную скважину (а уж хуже этого ничего на свете не бывает).

Что же они увидели?

На полу тихие, словно мышки, сидели дети, а посреди горницы девушка — ослепительно красивая — танцевала как раз свой самый веселый «Танец Солнечного Света».

Тут крестьянин с грохотом распахнул дверь и твердыми шагами вошел в горницу.

— Ты что, ума решилась, девчонка?! — закричал он. — Танцуешь? А почему не сидишь за прялкой? Не за то даю я тебе еду и кров, чтоб ты танцевала!

— Дети были так печальны, — кротко ответила девушка. — Они радуются, когда я танцую. Не орут и не дерутся.

— Если дети орут, им надо задать трепку! — воскликнул крестьянин. — Березовый веник — в очаге.

— Я держу служанку, чтоб она вязала и пряла, а не бегала бы, как дурища, по горнице, — завизжала старая крестьянка.

Дело кончилось тем, что они не захотели больше ни одного дня держать девушку в своем доме. Пусть убирается куда хочет. Ей не позволят портить их детей.

Она еще издалека слышала, как кричат и воют дети. Видимо, березовый веник опять достали из очага.

И снова одна-одинешенька девушка отправилась странствовать по белу свету. Через несколько дней пришла она в большую господскую усадьбу.

Усадьба, белая и красивая, лежала средь зеленых лесов на берегу голубого озера. А вокруг раскинулся огромный парк с деревьями и цветами. Девушка вошла в усадьбу и спросила, нельзя ли наняться на службу.

Домоправительница была крупная, жирная женщина в белом переднике, с золотыми сережками в ушах. Она как раз кормила обедом слуг и служанок, сидевших на кухне за длинным накрытым столом.

Все обернулись и посмотрели на девушку.

Они казались такими благополучными, сытыми и недоверчивыми. И никто ей доброго слова не удосужился сказать.

Домоправительница, упершись в бок жирной рукой, посмотрела сверху вниз на девушку так, словно смотрела на какого-то маленького червяка у своих ног. И спросила, на что, собственно, она годна.

Девушка ответила, что умеет и прясть, и вязать, и варить кашу, и печь хлеб. А еще она, верно, сможет садовничать.

— Для всего этого у нас уже есть люди, — отвечала домоправительница, — люди куда более умелые, чем ты, можешь мне поверить. Стина умеет прясть, а Мина — вязать. Садовник же с двумя мальчишками работает в саду. Сама я пеку хлеб, варю кашу и стряпаю всякую разную еду. Не станете же вы довольствоваться одной кашей — или как? — добавила она, повернувшись к слугам и служанкам.

А те давай хихикать, смеяться, словно она сказала нечто необыкновенно остроумное.

Девушка меж тем молча стояла у дверей. И тут вдруг домоправительница, внезапно повернувшись к ней, спросила:

— Хочешь стать птичницей? Девушка, которая ходила за нашими курами и голубями, как раз уехала к матушке; можешь получить ее место, если станешь хорошенько ухаживать за этими тварями.

Да, девушка охотно согласилась. Вот так и получила она место птичницы в усадьбе.

Тамошний птичник был большой, и жили там индюки, фазаны и павлины с маленькими глупыми черными головками и огромными великолепными хвостами, которые они могли раздувать, как колесо. И еще там был целый чердак, битком набитый голубями — и белыми, и пестрыми, и черными.

Девушке нужно было приглядывать за всеми этими птицами, задавать им корм и поить водой в назначенное время, следить за тем, чтобы там, где они живут, было чисто и красиво, оберегать их яйца от крыс, а их самих — от ястребов и лисиц. Девушке пришлось стать как бы мамой для маленьких, семенящих мелкими шажками цыплят и всех машущих крыльями голубей, и она очень полюбила их.

Вскоре она подружилась с каждой курицей и с каждым крохотным цыпленком.

Девушка наделила всех голубей именами, и когда она кричала: «„Белое Крылышко!“, „Пуховая грудка!“, „Изумрудная головка!“, „Пламенный глазок!“, „Тихоня!“ и „Воркун“ — все мои девяносто девять голубей, летите, летите, летите!» — они, подобно огромной туче, шумно слетались и клевали горох из ее рук.

Она вставала раньше всех в усадьбе — птицы-то всегда пробуждаются раньше всех — и спала она на чердаке среди голубей — надо было следить, чтобы ночью не появился какой-нибудь хищник и не схватил бы их. Но ранним утром, на заре, пока все в усадьбе еще спали, девушка танцевала на большом чердаке вместе с голубями «Танец Взмаха Крыла». Она становилась посредине и начинала размахивать руками, а все голуби прилетали к ней и с шумом кружились над ее головой. Тогда она летела впереди, взмахивая руками, и звала их, и на каждое движение ее рук голуби описывали круги над ее головой.

Когда солнце поднималось и заглядывало в чердачное оконце, лик его просто розовел от удивления. Ничего столь прекрасного, как танец девушки с голубями, оно даже не ожидало увидеть. Иногда она танцевала перед фазанами и павлинами глубоко-глубоко внизу, в парке.

Эти птицы были такие важные, что девушка танцевала им «Танец со Шлейфом» и «Торжественный Танец». Она заманивала фазанов и павлинов на большую зеленую лужайку, вокруг которой склоняли свои длинные ветви высокие тополя и клены.

Когда их освещало солнце, казалось, что лужайка эта — огромный, сверкающий, праздничный зал. И все павлины становились кружком и распускали свои великолепные хвосты; хвосты сверкали на солнце, подобно искрящимся колесам из зелени, голубизны, золота, и образовывали словно венок из вееров вокруг девушки. А фазаны вытягивали шеи; их желтые шлейфообразные хвосты покоились в траве, пока девочка танцевала.

То был настоящий «Праздничный Танец», можете мне поверить! Торжественные вельможные шаги, такие красивые движения рук, высоко поднятая голова. Солнце озаряло танец, длинные зеленые ветки трепетали вокруг, хвосты павлинов развевались, а глаза их были удивленно открыты от восторга.

— Это по-королевски! Это благородно! — говорили они, семеня ногами, чтобы сохранить равновесие своего огромного, похожего на колесо хвоста. — Эта девушка, по-видимому, княжеского рода!

А фазаны тихо склоняли головы и шептали:

— Экзотика!

Да, девушка была по-настоящему счастлива со всеми своими птицами. Целый год прожила она с ними и танцевала им.

Зато с людьми в усадьбе она разговаривала крайне редко. Они считали ее каким-то ужасным ничтожеством, поскольку она была всего-навсего «птичницей», как они говорили; она же совершенно не искала их общества. Хотя они говорили на том же языке, что и она, казалось, она часто вовсе не понимает, что они говорят, а еще меньше — чему они смеются. Гораздо лучше было ей беседовать с курами и голубями.

Но случилось так, что помещик — богатый человек и добрый к своим слугам хозяин — захотел устроить для них на гумне пышный пир с танцами. Прийти на этот пир должен был каждый, кто только служил в усадьбе, и стар и млад. И птичнице, само собой, также было велено прийти со всеми остальными.

Не обошлось тут и без того, что люди в усадьбе уже начали поговаривать, что девушка умеет танцевать.

Так, одна старая женщина спала на чердаке возле самой голубятни. И вот однажды утром, проснувшись от зубной боли, она выглянула в дверь и увидела, как девушка танцует вместе с голубями.

— Подобной красоты я никогда в жизни не видела, — рассказывала старушка. — Она походила на божьего ангела, что летал среди туч!

А внизу в парке маленький мальчик, который пас овец, лежал, спрятавшись за кустом от жары, и тоже видел, как девушка танцует с павлинами.

— Ну и танец она танцевала, скажу я вам! — говорил мальчик. — Это был самый красивый, самый удивительный танец, которым не побрезговал бы и сам король!

И вот девушка должна была пойти на пирушку с танцами, и все жаждали посмотреть, как она танцует. Но никто ей этого не говорил.

Она и сама очень радовалась. «Пирушка с танцами! — думала она. — Пирушка, на которой все танцуют! Подумать только, как это должно быть красиво! И скольким новым танцам я научусь!»

И она, заплетя волосы в тугую косу, крепко обвила ею голову, крепко-накрепко привязала к ногам башмачки, надела свое единственное светлое хлопчатое платьице и пошла на гумно, где ожидался пир с танцами.

На небе было еще совсем светло, но, поскольку на гумне не было окошка, зажгли двенадцать сальных свечей и вставили их в украшенное брусничником колесо, которое раскачивалось под балками на потолке. Однако свечи лишь скудно освещали темную горницу, битком набитую парнями и девушками, стариками, старухами и малыми детьми.

На бочке сидели два музыканта и играли на скрипке. Один, совсем еще молодой, играл партию первой скрипки, но она лишь иногда звучала в лад с другой скрипкой. Большей же частью музыка звучала так, как бывает, когда две кошки рвут каждая к себе свой конец овечьей кишки. Кроме того, оба музыканта ударяли каблуками по бочке, иногда в такт, иногда совсем наоборот.

Под эту музыку все и танцевали.

Работники сняли куртки и танцевали в одних рубашках. Девушки и старушки танцевали в сшитых в обтяжку шерстяных платьях с высоким воротником. Словно утешая самих себя, они крепко прижимали к груди свернутые в трубочку носовые платки.

Было так тесно и так жарко, что почти невозможно было дышать. Пыль стояла столбом.

Свечи мигали и капали, на всех лицах выступили капли пота. Но самое удивительное — то, что ни один человек не казался веселым. У людей были печальнейшие, чопорные лица, словно все они присутствовали на своих собственных похоронах, а вовсе не на пирушке с танцами. Да и какие это были танцы! Все толкались и теснились и как можно быстрее двигали ногами по полу. Иногда парни работали локтями, чтобы освободить себе место, а женщины кружились в танце вокруг них, застывшие, словно деревянные куклы, которых парни тянули за собой.

«Неужто это и есть пирушка с танцами?» — думала девушка, стоявшая в дверях. Она глубоко вздыхала, и в глазах ее стояли слезы; она так жестоко обманулась.

Но вот прямо к тому месту, где она стояла, подошел огромный потный парень. Он вытер пот со лба и протянул ей руку.

Она совершенно не поняла, что он имел в виду, и так и осталась стоять на том самом месте, где стояла.

— Ты что, не понимаешь, девчонка? — сказал он. — Я хочу танцевать с тобой!

— Нет, нет! — в совершеннейшем ужасе ответила она и отступила назад, к выходу. — Я не танцую!

Тут подошел еще один: маленький, жилистый и черный, с огромной головой, он был сапожник и тоже хотел с ней танцевать.

— Нет, нет! — снова ответила она. — Я не танцую!

— Это еще что за болтовня! — крикнула домоправительница, одетая в черное шелковое платье, с золотыми часами на животе; она стояла и смотрела на танцы. — Это еще что за болтовня! Они говорят, если ты что и умеешь, так это — танцевать.

— Да, умею, но одна, одна! — тихо ответила девушка.

Она еще ближе придвинулась к двери.

— Слыхали эту дурочку! — громко, во весь голос воскликнула домоправительница. — Она хочет танцевать одна, глупая девчонка!

И все стоящие вокруг начали хихикать и смеяться, а один из мальчишек быстро подбежал прямо к ней.

— Нечего танцевать одной! — сказал он. — Пойдем танцевать со мной!

— Нет, нет! — ответила девушка и втиснулась прямо в дверь. — Никто не смеет коснуться меня! Никто не смеет коснуться меня!

Тут поднялся такой хохот, многие язвительно ухмылялись.

— Нет, вы только послушайте! Она хочет танцевать одна! Никто не смеет коснуться ее! Вперед, парни! Кто-нибудь, верно, сможет поймать ее!

И трое, четверо самых рьяных танцоров помчались к двери, чтобы поймать ее.

Но в тот же миг она выскочила в дверь и помчалась вниз по дороге. Она бежала, она летела, она танцевала, потому что никогда раньше ей не приходилось так быстро двигаться, даже когда она танцевала, а теперь ей хотелось убежать как можно дальше.

Словно лист кружилась она в танце по дороге, спускаясь вниз в долину, а парни мчались за ней. Они падали в своих тяжелых деревянных башмаках, но снова поднимались и продолжали преследовать ее.

Начало темнеть, и она намного опередила их. Она пролетала, словно облачко пыли над камнями, словно туманная дымка над лугом, словно ветер сквозь березовую рощу, и вот — да, и вот — она уже исчезла в сосновом лесу.

— Пусть бежит! — сказали парни друг другу. — Ведь на гумне полным-полно девушек куда красивее ее!

И, отерев со лба пот, они затрусили назад, на пирушку с танцами.

На следующее утро, когда взошло солнце, девушка пришла к морю и увидела, что там, на берегу, высится королевский замок. Он стоял на холме, со всеми своими башнями и зубцами, и белые его стены отражались в море. А вокруг, насколько хватало глаз, простирались королевские сады, парки и леса.

Когда солнце чуть выше поднялось в небе и в замке закипела жизнь, девушка подошла к замковым воротам и тихонько постучалась.

Сам управитель вышел из замка, отворил ворота и спросил девушку, что ей надобно в королевском замке так рано, когда все еще едва-едва вылезли из кроватей. Сам управитель не успел еще выпить кофе.

Тогда девушка сказала, что ей так хотелось бы наняться на службу в королевском замке, пусть даже самую незначительную и незавидную.

Управитель внимательно посмотрел на нее и спросил, как она полагает, сможет ли она помогать садовнику в королевском саду. Ему как раз нужна девушка, чтобы помогать ухаживать за цветами, потому что лучшая помощница садовника в четверг уехала в Америку.

Да, девушка думала, что сможет, и управитель пошел вместе с ней к садовнику и сказал ему, что нашлась девушка, которая хочет пойти к нему в помощницы — ухаживать за цветами.

— Сначала посмотрим, на что ты годишься, — решил садовник. — Я знаю немало таких, кому охота стать садовницами и которые едва могут отличить желтофиоль от подсолнуха.

И он повел девушку по всему саду и спрашивал ее о каждом цветке и о каждом кустике:

— Ну, как называется вот этот?

И девушка тотчас называла их все один за другим. Она не знала лишь название — Potentilla, но быстро выучила его.

Вот так и стала она садовницей в королевском саду, таком прекрасном, что Райский сад едва ли был прекраснее.

Весь сад был разбит высоко-высоко над могучими стенами, откуда открывался вид на бескрайнее море и на горы, синеющие вдали.

В саду же росли древние, тысячелетние деревья с отбрасывающими широкую тень кронами. Между ними виднелись большие открытые поляны со свежайшей зеленой травой, где били высокие, прохладные струи фонтанов, а молчаливые статуи стояли в раздумье под сенью листвы.

Но прекраснее всего были цветы в саду. Их было великое множество — огромные пространства, засаженные благоухающими левкоями и жимолостью, а вдоль дорожек, озаренных солнечным светом, длинные ряды подсолнухов, обращавших свои сверкающие лики к солнцу.

Там были террасы со множеством нежных белых лилий и целые луга благоухающей резеды. По аркам и колоннадам стлались фиолетовые цветы клематиса и огненного оттенка кресс-салат. Но больше всего было роз! Розы цеплялись за все, висели повсюду, они заползали на деревья и заглядывали в окна замка.

Там были маленькие белые розы, которые букетиками висели средь темной листвы старых деревьев. И прекрасные, веселые, роскошные розы, которые вливались в гущу всех прочих цветов, буквально затопляя их, и, казалось, говорили:

— А вот и мы! Мы-то, во всяком случае, — розы.

У самого же моря на высоких стенах замка над кипящими волнами розы кивали и махали головками, словно здороваясь с морем.

Да, это был сад — всем садам сад, и девушка была здесь счастлива, как никогда.

Ей дали новую опрятную одежду и маленькую красивую горницу в домике садовника — доброго старого человека. Всю свою жизнь он большей частью имел дело с цветами. Потому-то он и стал таким кротким и приветливым; и хоть был он совсем старым, от него пахло розами.

Вскоре девушка научилась ухаживать за цветами так, как того желал садовник. Она рано вставала и поздно ложилась и вскоре уже знала, где растут какие цветы, и когда их надо поливать, и какие самые чувствительные. И она очень полюбила все эти цветы!

Особенно радовало ее то, что никогда прежде не удавалось ей найти место, где было бы так прекрасно танцевать, как в этом саду.

В самой глубине рощ, где кусты жасмина были сплошь усеяны белыми цветами, а фиолетовый клематис высоко забрался на стройные пинии, она исполняла торжественный «Танец Теней» — медленный, парящий танец, который как бы роится и исчезает, подобно мыслям в голове.

Наверху на террасах при ярком свете месяца она исполняла «Танец Звезд», а ранним утром, прежде чем кто-нибудь пробуждался ото сна, она с белой лилией в руках исполняла торжественный «Танец Света».

В полдень, когда все отдыхали, она исполняла «Танец Солнца» среди всех своих роз. То был танец радости, танец лета. Он сопровождался высокими прыжками счастья и широкими движениями. И розы заползали на деревья, подобно тому, как мальчишки забираются на дощатый забор, — чтобы увидеть ее. А когда танец кончался и она падала на траву, розы осыпали ее в знак благодарности тучей благоухающих лепестков.

В этом саду она научилась также чудесному «Танцу Орхидей», который всеми своими вращениями и поклонами напоминал какое-то волшебство. Казалось, она вот-вот исчезнет посреди танца. А на берегу моря, на самой верхушке стены замка, она исполняла «Танец Волн». Она научилась ему у волн, постоянно бившихся о подножие стены. И всякий раз, когда она танцевала его, волны вздымались все выше и выше, восклицая:

— Кто ты? Кто ты такая, что танцуешь так же красиво, как и море?

В саду замка жили только старый садовник да она. Днем приходили туда другие работники, но только в определенные часы; в другое же время там было совсем тихо.

В замке вообще никто не жил, потому что королева умерла, а король как раз отсутствовал, путешествуя со своим сыном, юным принцем.

Управитель замка ждал их домой в любую минуту, но неизвестно было, когда они вернутся.

Случилось так, что они приехали поздней ночью, и девушка, которая жила в домике садовника, в это время спала, не зная, что король и принц уже дома.

Она рано проснулась, оттого что чайки кричали над морем, и увидела, что день обещает быть чудесным. Она быстро оделась и вышла на террасу, откуда открывался широкий вид далеко-далеко на море. Ей так хотелось исполнить «Танец Света»!

В саду царил еще полумрак, но она сорвала на террасе белую лилию и, держа ее в руке, стояла и смотрела на море, ожидая, когда взойдет солнце.

Внезапно утренняя заря стала ярче в одном месте, и вдруг несколько длинных лучей, словно копья, были выброшены из волн. И вот, сверкая и горя, взошло над горизонтом само солнце.

Тогда девушка, подняв руки к солнцу, стала исполнять серьезный и радостный «Танец Света».

Она думала, что никто ее не видит, но наверху, в башне, жил юный принц. И он тоже рано проснулся, потому что не мог спать от радости, что снова дома. Отворив окошко, он стоял, наблюдая за восходом солнца.

Неожиданно он увидел девушку, которая исполняла на террасе прекрасный «Танец Света», и подумал, что никогда в жизни не видел ничего прекраснее. Если бы даже он увидел, как она танцует этот танец в запертой комнате, при свете одной-единственной свечи, он сказал бы:

— Это — «Танец Света», сейчас взойдет солнце.

Но едва только солнце взошло, как девушка исчезла. Всего лишь на миг преклонила она колени на террасе; потом поднялась и скрылась.

В тот же день она узнала, что король с принцем возвратились домой, и с этого часа она остерегалась приближаться к замку.

Принц расспрашивал и управителя замка, и садовника, и всех придворных, которые понаехали в замок, не могут ли они ему сказать, кто танцевал в саду, когда всходило солнце. Но они ничего не могли ему ответить; ведь ни один из них не знал, что девушка умеет танцевать. И потому все убеждали принца, что, видимо, это ему приснилось. Под конец принц сам почти уверовал в то, что это был лишь прекрасный сон.

И вот однажды, поздним лунным вечером, он, выйдя из замка, прогуливался вдоль стены над морем. Принц был один в парке, потому что после обеда, обычно очень позднего, в замке все бывали до того сыты и сонливы, что не было принято прогуливаться.

На верхушке стены уселся он под высоким деревом, отбрасывавшим черную как уголь тень, и стал смотреть на лунный свет, игравший на волнах. В глубине неба мерцали звезды, а далеко в горах, на другом берегу моря, сверкал свет маяка, который то появлялся, то исчезал.

Принц сидел в кромешной мгле, но тут вдруг рядом с ним месяц озарил своим блеском открытую поляну среди деревьев. А там! Да, там снова появилась она, она — та самая чудесная девушка! Какой-то миг она постояла, глядя на море, плескавшееся и шумевшее в ночи, а потом начала танцевать «Танец Волн».

Волны тотчас заметили ее и вытянули шеи, чтобы получше разглядеть. Но когда они поднялись, она начала танцевать, удаляясь от берега. А когда они ринулись обратно в море, она затанцевала обратно, пытаясь их догнать. Казалось, будто ей и волнам нужно поговорить друг с другом. Они окликали ее, она отвечала, но не словами, а движениями. Ее руки опускались, ее ноги бежали, неслись вперед.

Тогда море выслало волны еще более высокие и злые, и еще более величественным и злым стал танец девушки.

Море угрожало ей, но и она угрожала ему в ответ. Постепенно шум волн стал стихать, и танец на берегу стал нежным и парящим. Волны успокоились, и девушка молча остановилась и стала вглядываться в ночь.

Тут принц быстро поднялся, чтобы подойти к ней, но при звуках его шагов она затанцевала и исчезла как тень среди теней в парке.

На другой день принц снова искал повсюду девушку, которая ночью танцевала морю. Но он никому больше не говорил об этом.

Он, конечно, видел между двумя сливовыми деревьями совсем юную девушку, подвязывавшую виноградные лозы. Но она стояла спокойно, точно статуя, и только медленно шевелила руками. Неужто это та, что так дивно умела танцевать?

Принц бродил по всему парку. Нигде не было ему так хорошо, и он постоянно надеялся, что еще хоть раз увидит эту девушку, увидит, как она танцует.

Но вот однажды в очень теплый полдень случилось так, что принц улегся в тени липы — поспать. Собственно говоря, он не спал, а просто лежал в полудреме, прислушиваясь к жужжанию пчел в листве липы. Вдруг ему почудилось, что рядом с ним что-то зашелестело, и он, улегшись на живот, стал глядеть меж кустов розария, разбитого посреди парка.

Там на ослепительно ярком солнечном свету, да, именно там, стояла девушка и танцевала «Танец Солнечного Света». От ее танца исходило сияние, и принц подумал, что никогда прежде не видел он небо таким голубым, солнце таким ярким, а розы такими алыми. И он не осмеливался дышать, чтобы не пропустить ни одно движение девушки, потому что в танце ее светились радость и солнечный свет. А когда она кончила танцевать, она медленно опустилась на траву, и все розы отряхнули свои лепестки на ее волосы.

Но принц быстро вскочил на ноги, и, прежде чем девушка успела убежать, он был уже рядом и схватил ее за руку.

— Кто ты, чудесная девушка, которая танцует, как никто на свете? — спросил он.

Девушка покраснела, словно розы, среди которых она сидела, и попросила принца не сердиться на нее за то, что она танцует.

— Я не могу от этого избавиться, — произнесла она, — я родилась с этим даром!

Но принц улыбнулся так нежно и сказал, что не видел во всем мире ничего прекраснее ее танца.

— Отныне ты будешь танцевать только для меня! — сказал он.

Так оно и получилось!

Теперь у девушки был принц, которому она могла танцевать, и она танцевала еще прекраснее, чем раньше, потому что знала: это наполняет его сердце радостью. Они встречались на солнечном свету и в тени, при свете дня и при лунном сиянии; принц сидел совершенно молча, ничего не видя, кроме ее танца.

Когда она танцевала, он только впервые начал по-настоящему понимать море и воздух, звезды и свет, тени и бурю. И начал думать, что жизнь — прекрасна, что жить — стоит. Но сам он радовался лишь тогда, когда был рядом с девушкой и видел, как она танцует. Все остальное казалось ему скучным и глупым.

И в конце концов, он пошел к своему отцу-королю и сказал, что если король желает ему добра, то должен отдать ему в жены девушку из сада; ведь без нее он жить не может.

Тут король, разумеется, очень огорчился, потому что принцы не женятся на бедных садовницах. Но когда он увидел, что от этого зависит благо и счастье принца, король пошел к старому садовнику и спросил его: «Кто, собственно говоря, эта девушка?»

Нет, на этот вопрос садовник ответить никак не мог.

— Она пришла прямо с проселочной дороги, и никто ничего о ней не знает. Но я могу сказать о ней только самое хорошее. Ей известны названия всех цветов в саду, и она так хорошо ухаживает за ними. Встает вместе с солнцем и всегда весела, хотя не очень многословна.

Тогда король пожелал увидеть девушку, и, когда она явилась, она была так ослепительно хороша! Словно луч солнца озарил сердце короля.

Он долго смотрел на нее, а под конец спросил:

— Знаешь ли ты, что мой сын желает взять тебя в жены?

Нет, об этом она даже не подозревала, и королю пришлось по душе, что принц сначала переговорил с ним.

А принц, стоявший рядом, простер к ней руки и воскликнул:

— Скажи «да»! О, скажи «да»! Я не могу жить без тебя!

Девушка ужасно испугалась, потому что она, верно, охотно танцевала бы принцу всю свою жизнь, но стать его женой — об этом она и не помышляла.

Но у него был такой несчастный вид и он так умолял, так просил ее, что пришлось сказать «да». И под конец она обещала стать его женой.

Вскоре должны были сыграть свадьбу. Накануне вечером в замке устроили грандиозный праздник. Молодая невеста должна была прежде сделать книксен всем родственникам и знатным друзьям короля.

Ее одели так красиво — в роскошное платье из желтого тончайшего шелка, затканного золотом, но на голову она повязала венец из нежных роз, потому что «розы — всегда розы», — сказала она. И ее повели в королевский замок.

В праздничном зале были зажжены все свечи, и горели факелы, и звучали флейты и арфы.

Вдоль стен сидели тесными рядами придворные дамы и придворные кавалеры. И все вытягивали шеи, чтобы увидеть девушку, которая шла рука об руку с принцем. А выше всех в зале сидел на троне король, чтобы приветствовать жениха и невесту.

Когда они подошли к трону, настала глубокая тишина, потому что теперь заговорил король.

— Девушка, — сказал он. — Мой сын, принц, так полюбил тебя, что ему не жить, если ты не станешь его женой.

Принц — мое единственное дитя и мое сокровище. И я, верно, должен дать свое согласие, хотя это мне дорого стоит, невероятно дорого! Но есть одно-единственное небольшое условие, от которого зависит мое согласие. Ты должна дать обещание, клятву, которую никогда не должна нарушать.

Мне сказали, что ты безумно любишь танцевать, танцевать удивительные танцы между небом и землей.

Ничего дурного в этом, может быть, и нет, но это не подобает жене принца.

Разумеется, ты, как все другие знатные дамы, можешь выступать в менуэте или контрдансе в праздничном зале этого замка рука об руку со своим супругом или с другим благородным кавалером. Но я не желаю слышать о том, что супруга моего сына, принцесса, танцует, как дикарка, среди деревьев и кустов. Итак, единственное, что ты должна нам обещать: с той минуты, как ты станешь невестой моего сына, ты никогда больше не станешь танцевать свои танцы.

Король молчал, глядя на девушку. А она, побледнев как смерть, смотрела на принца.

— Что все это значит? — спросила она. — Мне нельзя больше танцевать?

— Мой отец-король этого желает, — опустив глаза, сказал принц.

— Но если мне нельзя танцевать, — сказала девушка, — тогда я больше не буду сама собой, и ты женишься не на мне, а на другой!

Принц по-прежнему стоял, опустив глаза, и молчал.

— Этого я не понимаю! — с серьезным и строгим видом сказала девушка. — Ты полюбил меня за то, что я умею танцевать, а теперь, когда собираешься жениться на мне, никогда больше не захочешь видеть, как я танцую! Тогда ведь мне больше нечего тебе дать! Зачем тогда я тебе?

— Ты самая красивая и самая лучшая из всех, — прошептал принц, — и я люблю тебя.

— Ты меня не знаешь! — ответила девушка, и глаза ее стали так холодны.

— Мой господин и король! — продолжала она, преклонив колени перед троном. — Вы оказали мне великую честь, пожелав сделать меня женой вашего сына. Но то условие, которое вы ставите, я никогда выполнить не смогу, потому что никогда, никогда, до самого конца своей жизни, не смогу перестать танцевать.

И, присев перед принцем, сказала:

— Благодарю вас, мой благородный принц, за честь, которой вы меня удостоили, пожелав выбрать в жены. Но мало радости подарила бы я вам, если бы мне никогда не было дозволено танцевать для вас. Поэтому я говорю вам: «Прощайте!» — и желаю вам того счастья, которое только может выпасть на долю принца.

И она повернулась направо и налево, туда, где сидели придворные.

— И я говорю вам всем: «Доброй ночи и прощайте, прекрасные дамы и благородные господа!»

Так сказала она и низко присела.

И, выпрямившись, пошла прочь от трона. Сначала она шла медленно, потом заскользила ногами по полу, потом начала танцевать. Она подняла руки над головой и, танцуя, вышла из зала, спустилась вниз по лестнице и промчалась через парк под звездным небом.

Ее поступь была так легка, а на сердце — еще легче. Она вдыхала прохладный ночной воздух и танцевала, уходя все дальше и дальше, прочь из этой страны.

Никогда, никогда не танцевала она так, как сейчас. Ей одинаково легко танцевалось на скалах, волнах и в зарослях терновника.

Под конец ноги ее даже не касались земли, она летела словно на крыльях.

Когда солнце взошло, она, танцуя, поднялась над морем. На гребнях волн ей танцевалось так же легко, как и на цветущих лугах.

Она чувствовала: теперь она свободна, она знала — никто не сможет взять ее в плен и всю свою жизнь она сможет танцевать.

Словно летний ветерок неслась она над морем — навстречу синим горам на другом берегу!

А у берега стояли в лодке двое раздетых мальчишек и ловили крабов. Они глянули ввысь и увидели, как мимо, паря в воздухе, словно видение, промелькнула в утреннем сиянии юная девушка.

— Эй, ты! — сказал один из них другому. — А она умеет танцевать!

Хелене Нюблум Домовой в витрине

Жили-были когда-то две добрые старые барышни. Жили они за городом в небольшом белом домике и зарабатывали на хлеб тем, что шили кукол, а потом продавали их в игрушечный магазин в городе. До чего ж умелые руки были у сестер и каких только кукол они не придумывали! Они шили изящных дам в шелках, и кукол-младенцев, и моряков, и трубочистов, и балерин, и клоунов, и негров. И всегда придумывали что-нибудь новое. Самое горячее время наступало у них за несколько недель до Рождества. Тогда они засиживались за работой допоздна, до глубокой ночи.

Однако это не нравилось их старому домовому. Ведь он помнил их совсем маленькими, и даже теперь они оставались для него детьми. Ему хотелось, чтобы по вечерам они всегда вовремя ложились спать. И поэтому иногда он невидимкой прокрадывался в комнату, где работали барышни, и прикручивал фитиль в лампе или же чуть-чуть смачивал фитильки свечей — электричества в доме у барышень не было. Только тогда они вдруг замечали, что уже поздно и что им давно хочется спать. Вот так домовой и заставлял их прекращать работу. Сам же, обойдя по своему обыкновению дозором весь дом и проверив, заперты ли двери и погашен ли всюду огонь, заползал наконец в собственную кровать, в горнице домовых под половицами кухни.

Однако старый отец-домовой даже не подозревал о том, что случалось порой в светлые лунные ночи. Его сынки — маленькие домовые Ниссе и Нуссе — тайком выбирались тогда из своих постелек, карабкались по лестнице к лазу в кухонном полу и прокрадывались прямо в комнату, где барышни шили кукол. Там они играли в куклы и развлекались все время, пока светила луна.

Вот такой лунной ночью, за несколько недель до Рождества, Ниссе и Нуссе, развеселившись, решили сами нарядиться в кукольные платья. В тот раз барышни сшили несколько кукол-домовых, и их красивые красные кафтанчики оказались как раз впору Ниссе и Нуссе, ну словно на них были сшиты! Нуссе счел, что ему очень идет красный кукольный наряд, и не захотел его снимать. А свое старое изношенное платье, которое матушка домового столько раз латала, он и видеть больше не желал. Надев на себя пояс с финским ножом, а домовые всегда носят при себе нож, он вскочил на комод, чтобы посмотреться в зеркало. И ему показалось, что он — самый красивый домовой на свете. Ниссе дважды сказал ему, что пора снять кукольные платья, положить их на место, спуститься в подпол и лечь спать, пока не проснулся батюшка-домовой. Куда там! Нуссе только вертелся во все стороны перед зеркалом и ничего не слышал.

Как раз в ту самую ночь фрекен Тересе, старшей из барышень, никак не спалось. Утром сестрам нужно было запаковать кукол в коробки и отослать их поездом в город. И когда чуть забрезжил рассвет, фрекен встала, решив, что спит, то может заняться посылкой, чтобы успеть вовремя отправить ее. Надев халат, фрекен взяла свечу и отворила дверь в рабочую комнату.

Ниссе, словно шустрый крысенок, шмыгнул в лаз. Нуссе же, который так и не успел снять с себя красное кукольное платье, быстренько залез в одну из коробок, стоявших на столе, улегся там, словно кукла, и замер. Он думал, что фрекен Тересе сразу же уйдет, но вместо этого она закрыла коробку, в которой лежал Нуссе, крышкой и перевязала ее веревочкой. А потом разложила по коробкам и всех остальных предназначенных для продажи кукол. Обернув их большим листом коричневой оберточной бумаги, барышня крепко обвязала пакет и написала адрес. Потом вышла на кухню и поставила на огонь кофейник, чтобы подать кофе своей сестре Марии, когда та проснется.

Между тем Нуссе, не спавший всю ночь, крепко заснул в своей коробке. Проснулся он уже в товарном вагоне поезда, идущего в город. Было душно и темно, посылку с маленьким домовым трясло и швыряло из стороны в сторону. Сначала он ничего не мог понять, но внезапно все вспомнил и понял, что едет в город, в игрушечный магазин. Вытащив свой финский нож, он проделал небольшую дырку в коробке и теперь мог дышать свободнее. Вот только в коробке было темно по-прежнему.

Наконец поезд остановился на какой-то станции, посылку погрузили, кажется, в машину и опять повезли. Вдруг совершенно неожиданно полоска света просочилась сквозь дырочку в коробку, где лежал Нуссе. Кто-то, видно, снял с посылки оберточную бумагу. Домовой глянул через отверстие и увидел, что попал в большой игрушечный магазин. Кто-то поднял крышку с его коробки, и Нуссе сразу же притворился немой и неподвижной куклой.

Толстая веселая дама и господин с черной бородой — вот кто распаковывал коробки с куклами. Дама вытащила Нуссе из коробки и стала осматривать его.

— Этот кукленок-домовой и вправду очень мил, — сказала она, прижимая его к себе, — он совсем как настоящий.

И потянула Нуссе за нос. Домовому стало щекотно, но он, едва удержавшись, чтобы не чихнуть, остался по-прежнему нем и недвижим.

— Эту куклу мы посадим в витрину, — сказал господин с черной бородой, видимо хозяин.

И не успел Нуссе ахнуть, как уже сидел в центре витрины, окруженный мишками и собачками, игрушечными поездами, автомобилями и всякими разными куклами. А за его спиной стояла маленькая рождественская елка с крошечными электрическими лампочками на ветвях.

Нуссе мог бы хорошо повеселиться среди всех этих игрушек, но он не смел шевельнуться. Перед витриной все время кто-то стоял, разглядывая игрушки, и Нуссе изо всех сил старался держаться, как настоящая кукла.

Лишь изредка, когда перед витриной бывало пусто, он чуточку распрямлялся и тихонько шевелил руками и ногами, чтобы они не затекли вконец.

Однажды, когда он вот так чуть-чуть потягивался и зевал, он увидел вдруг круглые от удивления детские глаза, неотрывно глядевшие на него. Это был маленький мальчик, который неизвестно когда подошел к витрине. Он стоял, прижавшись носом к стеклу, и Нуссе тут же снова сел и застыл, неподвижный, как кукла. Мальчик продолжал таращить на него глаза. Нуссе, не в силах удержаться, стал кивать мальчику и смеяться. И мальчик тотчас же рассмеялся и стал кивать ему в ответ. Так продолжалось некоторое время, пока не пришел какой-то взрослый человек и не увел мальчика.

«До чего было весело!» — подумал Нуссе. И с тех пор он немного осмелел. Он по-прежнему был неподвижен, когда на него смотрели взрослые. Но стоило ему остаться наедине с детьми, как он начинал строить им гримасы, кивать и подмигивать. Вскоре возле витрины стала собираться огромная толпа детей, чтобы посмеяться над домовым, который мог двигаться. Они думали, что это заводная кукла и что ее заставляют двигаться с помощью ключа. Многие дети заходили в магазин и спрашивали, сколько стоит домовой в витрине. Им хотелось достать из копилки деньги и купить его. И все хотели получить эту куклу в подарок на Рождество.

Маленький мальчик, которому домовой кивнул первому, через некоторое время вернулся и целый день стоял у витрины, несмотря на плохую погоду, на снег и ветер, даже когда другие ребята ушли домой. Нуссе так понравился этот мальчик, что, когда они остались одни, он, желая повеселить его, начал придумывать самые веселые фокусы. Он кувыркался, заводил автомобили и поезда, он танцевал с медведями и крокодилами. Мальчик так хохотал, что даже не замечал холода, да и Нуссе забыл, что надо поесть, — он веселился.

Внезапно электрический свет в витрине с игрушками погас, и магазин закрылся. Тогда мальчик направился к высокому дому и поднялся по лестнице на чердак, где он жил со своей мамой-швеей.

Теперь Нуссе был свободен и тотчас отправился осматривать дом, как это делают все домовые, где бы они ни появились. Вскоре он набрел на кладовую в квартире, прилегавшей к игрушечному магазину. Там он обнаружил на полке хлеб, масло, колбасу и досыта наелся. Совесть его не мучила, он считал, что честно заработал себе обед, так долго прослужив манекеном в витрине.

Время шло, и Нуссе уже хорошо знал каждый уголок этого большого дома. Он влезал даже на крышу и, озирая оттуда соседние крыши, не переставая ломал голову над тем, как бы ему вернуться домой.

Снова стоять в витрине ему не хотелось. Поэтому однажды он спрятался на одной из полок игрушечного магазина, за спиной у большого игрушечного мишки, чтобы послушать, о чем говорят между собой хозяин и хозяйка магазина. Он думал, что, может, они пошлют несколько пустых коробок обратно барышням домой и тогда он попытается залезть в посылку.

Он узнал, что хозяин и хозяйка уже хватились куклы-домового из витрины и теперь повсюду ее ищут. Под конец они посадили туда другого домового. Но тут в магазин стали приходить люди, и почти все хотели купить того домового, который накануне стоял в витрине и умел кивать и подмигивать. Поэтому все дети желали получить этого домового в подарок на Рождество. И хотя хозяин и хозяйка уверяли всех, что это, должно быть, ошибка, потому что заводных кукол у них нет, они все равно очень быстро распродали всех кукол-домовых. Обрадованные хозяева тотчас послали телеграмму фрекен Тересе, в которой просили как можно быстрее выслать несколько дюжин кукол-домовых. Потом в магазин стали ходить дети; они просили завести ключиком того домового, который стоял в окне, чтобы он покивал им, подмигнул и так же весело посмеялся, как вчера. Но хозяева отвечали, что это невозможно; этот домовой не заводится.

Домовой лежал, прислушиваясь, и смеялся про себя; все, что происходило, казалось ему таким забавным! Под конец он забрался в солому, которой был набит пустой ящик из-под игрушек, и заснул.

Проходили дни, а Нуссе никак не мог уехать домой. И вот настало наконец рождественское утро. Нуссе больше, чем всегда, тосковал по отцу с матушкой, по своему уютному дому под половицами кухни. Правда, он вполне освоился в большом городском доме, но ведь сельскому домовому трудно ужиться в городе!

Больше всего ему нравилось наверху, на чердаке, возле комнатки Сванте и его мамы. Сванте был тот самый маленький мальчик, который столько времени простоял у витрины с игрушками. Но с тех пор, уже довольно давно, домовой не встречал Сванте.

Нуссе сидел на своем обычном месте, за спиной игрушечного мишки на полке с игрушками, когда в магазин вошла мама мальчика Сванте. Она спросила, сколько стоит кукла-домовой, которая может плясать и кувыркаться. Тут хозяин магазина чуть не рассердился.

— У меня нет и никогда не было таких домовых, — пробурчал он.

Но мама Сванте стала умолять его найти именно такого домового, о котором мечтал ее мальчик. Теперь ее сын болен — простудился, он стоял целый день на ветру возле витрины с игрушками. Зима нынче такая холодная! Она была в это время на работе и недоглядела. А теперь Сванте все время бредит этой куклой и хотел бы получить ее в подарок на Рождество. «Может, он выздоровеет от радости, если получит домового», — с надеждой сказала мама. Под конец она даже расплакалась, потому что очень боялась потерять своего мальчугана.

— К сожалению, у нас не осталось ни одной такой куклы, — сказала хозяйка лавки. — Они все проданы.

И тут вдруг она услышала, как за спиной у нее что-то упало. Оглянувшись, она увидела, что это большой игрушечный медведь свалился на пол. Хозяйка подняла его и, когда снова стала усаживать на полку, обнаружила куклу-домового.

— Смотрите! — сказала она. — Здесь еще один домовой. Должно быть, это тот самый, который исчез из витрины. Мы продадим его, фру Ларсон, по сниженной цене, я вижу, кафтанчик домового чуточку загрязнился.

Тут Нуссе снова положили в коробку, но теперь уже по его собственному желанию. Это ведь он нарочно толкнул мишку, чтобы тот упал на пол. Нуссе так хотелось, чтобы его преподнесли Сванте в подарок на Рождество.

Когда мама Сванте вошла в комнату и положила коробку в кроватку сына, Сванте тут же схватил ее своими горячими от жара руками. Когда же он вытащил домового из коробки, тот кивнул ему и расхохотался. Сванте так обрадовался, что и сам засмеялся! А мама его была просто счастлива. Целую неделю до этого мальчуган даже не улыбался.

«Ну теперь-то Сванте наверняка выздоровеет», — радостно думала она, зажигая все свечи на маленькой елке, стоявшей на столе.

У матери с сыном был настоящий рождественский вечер.

И в самом деле, Сванте становилось все лучше и лучше с каждым днем. Когда после праздника маме пришлось пойти на работу, Сванте оставался с Нуссе. Трудно даже представить, сколько веселых игр и развлечений мог придумать Нуссе.

Однако же каждый день, ранним утром, когда Сванте еще спал, Нуссе взбирался на крышу, садился на край трубы и смотрел в ту сторону, где, как ему было известно, за городом находился его дом. С каждым днем он все больше и больше тосковал по нему. Однажды утром, сидя вот так на крыше, он увидел огромную ворону, которая неподалеку от него описывала большие круги над домами. Казалось, она что-то искала. Он свистнул, и птица тотчас же подлетела к нему. Она рассказала, что батюшка-домовой послал ее в город поискать Нуссе. Почти три недели кружила она над городом, не обнаружив ни малейшего следа Нуссе. А теперь Нуссе нужно тотчас же сесть на спину вороны и лететь с ней домой. Ведь ей больше не выдержать разлуки с мужем и воронятами. Нуссе очень обрадовался, признав в ней ворону из родных краев, но лететь домой сразу не хотел. Сначала ему надо было попрощаться со Сванте и найти мальчику вместо себя другого товарища, с которым бы он мог играть.

— Подожди четыре дня, — попросил Нуссе ворону.

Она сначала рассердилась и хотела лететь домой одна. Нуссе пришлось долго уговаривать ее. Наконец они сговорились встретиться здесь, у трубы, ровно через четыре дня.

Спустившись с крыши, Нуссе прежде всего рассказал Сванте всю историю о том, как он попал в город, в магазин с игрушками. Но когда он заикнулся о том, что хочет вернуться домой, Сванте так огорчился, что домовой не стал больше говорить об этом, и занялся тем, что начал искать Сванте другого товарища.

Нуссе знал, что в одной из квартир живет семья с тремя детьми. Двое уже выросли и ходили в школу, но младший мальчик, которого звали Улле, целые дни играл в одиночестве. Игрушек у Улле была тьма-тьмущая: поезда, которые ходили по рельсам, и автомашины, и все, чего только душа пожелает. Но ему все равно было невесело, потому что не с кем было играть.

Ночью, когда Улле спал, Нуссе прокрался в его комнату, сел на край кровати и прошептал ему на ухо:

— Попроси разрешения поиграть со Сванте, который живет на чердаке. Не забудь об этом.

Утром Улле сказал, что хочет поиграть со Сванте, который живет на чердаке, однако никто не обратил внимания на его слова. Но на следующую ночь Нуссе снова прошептал на ухо Улле то же самое и на всякий случай прошептал эти же слова на ухо его маме. И назавтра Улле без умолку говорил про Сванте. Мама Улле пошла к жене привратника и спросила ее, хороший ли мальчик этот Сванте, который живет на чердаке. И жена привратника ответила, что мальчика добрее Сванте нет на свете.

Тогда Сванте пригласили к Улле, разрешили играть с его паровозиками и автомобилями. Улле и Сванте было вместе так весело, что Сванте почти забыл своего домового.

Тогда Нуссе встретился с вороной в назначенное время на крыше у трубы. Нуссе нашел на чердаке большую толстую варежку, натянул ее на свой тоненький кукольный кафтанчик и пустился в путь на вороньей спине.

То-то было радости и у ворон, и у домовых, когда Нуссе и ворона вернулись домой. Уж поверьте мне! Батюшка-домовой и матушка-домовиха плакали от счастья. Нуссе стоял на голове от радости, а отец его даже позабыл о том, что вообще-то собирался задать сынку трепку за проделку, которую он учинил. Нуссе же все снова и снова приходилось рассказывать о своих приключениях в большом городе. И батюшка-домовой счел, что Нуссе вообще-то вел себя вполне достойно, как приличествует настоящему домовому.

Старые барышни были тоже довольны, потому что получили толстое письмо и много-много денег из игрушечного магазина в городе. Никогда прежде не удавалось им продать столько кукол перед Рождеством. Они и не знали, как это получилось. А все оттого, что среди кукол, которых они послали в город, был самый настоящий живой домовой!

Сельма Лагерлеф Подменыш

Жила-была старая-престарая карга — троллиха; шла она однажды лесом с берестяным коробом на спине. А в коробе сидел ее большой и уродливый детеныш. Волосы тролленка походили на свиную щетинку, зубы были острыми-преострыми, как шило, а на мизинце — коготок. Однако троллиха считала, ясное дело, что пригожее ее детеныша на всем свете не найти.

Вскоре подошли они к такому месту, где лес чуточку поредел. Там проходила дорога, вся в ухабах, скользкая от оплетавших ее древесных корней, а по дороге ехали верхом крестьянин с женой.

Лишь только троллиха глянула на них, как решила шмыгнуть обратно в лес, чтобы люди не увидели ее. Но тут она заметила, что крестьянка держит на руках ребенка, и мысли троллихи тут же приняли другой оборот. «Давно хотелось мне посмотреть, может ли человеческий детеныш быть таким же пригожим, как мой», — подумала она и спряталась за большим ореховым деревом, росшим у самой обочины дороги.

Но когда всадники проезжали мимо, троллиха нетерпеливо высунулась чуть дальше, чем нужно, из-за дерева, так что лошади увидали ее огромную черную голову. Встав на дыбы, они в испуге понесли, чуть не выбросив из седел и крестьянина, и его жену. Те, закричав от страха, едва успели схватиться за уздечки и в тот же миг скрылись из виду.

Морда троллихи исказилась от досады, потому что она едва успела бросить взгляд на человеческого детеныша. Но тут же успокоилась, потому что ребенок лежал на животике прямо у ее ног.

Он выпал из материнских объятий, когда лошади стали на дыбы, но, к счастью, рухнул в высокую кучу сухой листвы и был цел и невредим. Он громко кричал, но, когда старая карга-троллиха склонилась над ним, он так изумился и отвлекся, что мгновенно смолк и протянул ручонки, желая вцепиться в ее черную бороду.

Совершенно ошеломленная троллиха стояла, разглядывая человеческого детеныша. Она смотрела на тоненькие пальчики с розоватыми ноготочками, на ясные голубые глазки и крошечный алый ротик. Все больше и больше удивляясь, ощупывала она мягкие волосики, гладила щечки ребенка. Она никак не могла взять в толк, что дитя может быть таким розовым, таким нежным и хорошеньким.

Мигом сорвав со спины берестяной короб, троллиха вытащила оттуда своего собственного детеныша и посадила его рядом с человеческим. И, увидав, какая громадная разница между ними, она, не в силах совладать с собой, громко завыла.

Между тем крестьянин с женой обуздали лошадей и вернулись, чтобы отыскать своего ребенка. Хотя троллиха слышала конский топот, но с места не сдвинулась, а так и осталась сидеть рядом с человеческим детенышем — все не могла наглядеться на него досыта. Однако, увидев крестьянина с крестьянкой, она тут же и решилась. Собственного детеныша оставила у дорожной обочины, а человеческого сунула в берестяной короб, взвалила на спину и побежала в лес.

В тот же миг прискакали всадники.

Чудесные люди были эти крестьяне, всеми уважаемые, богатые, и владели они большой усадьбой в плодородной долине у подножия горы. Женаты они были уже много лет, но детей у них, кроме этого ребенка, не было. Понятно, что они не чаяли найти сына.

Крестьянка на несколько лошадиных корпусов опередила мужа и первая увидала детеныша, лежавшего у дорожной обочины. Тролленок орал изо всех сил, призывая свою маму-троллиху. И уже по этому ужасному вою крестьянке следовало бы понять, что за дитя лежит на земле у обочины. Однако же она страшно боялась, что малыш разбился, и лишь подумала: «Слава богу, он жив!»

— Ребенок здесь! — крикнула она мужу и, соскользнув с седла, поспешила к тролленку.

Когда же к ним подъехал крестьянин, он увидел: жена сидит на земле, а лицо у нее такое, будто она глядит на ребенка и глазам своим не верит.

— Зубки-то у моего были вовсе не как шило, — рассуждала она.

А сама тролленка туда-сюда поворачивает.

— И волосики у моего вовсе не как свиная щетинка, — жаловалась она.

И в голосе ее все сильнее и сильнее слышался испуг.

— Да и коготка на мизинце у моего вовсе не было.

Крестьянин подумал, что жена его не иначе как ума решилась. Он быстро соскочил с коня и подошел к ней.

— Глянь-ка на ребенка и скажи, почему он такой чудной! — молвила крестьянка и протянула тролленка мужу.

Взял он детеныша из ее рук, но только глянул на него, как тотчас трижды плюнул, да и отбросил его от себя подальше.

— Да это же тролленок! — вскричал он. — Это — не наше дитя.

Жена крестьянина по-прежнему сидела у обочины. Была она не больно сметлива и не могла сразу понять, что же приключилось.

— Что ты сделал с ребенком?! — крикнула она.

— Да разве ты не видишь, что это подменыш? — спросил муж. — Троллиха подкараулила нас, а когда лошади понесли, украла нашего ребенка, а сюда подложила одного из своих троллят.

— Но где же мой сынок? — спросила жена.

— Он — у троллей, — ответил муж.

Тут только жена поняла, какая беда их постигла. Побледнела она, словно перед смертью, и муж испугался, что она вот-вот умрет.

— Наш ребенок, верно, где-нибудь неподалеку, — попытался он утешить жену. — Пойдем в лес, поищем его.

С этими словами привязал он к дереву лошадь. Жена поднялась было, чтобы последовать за ним, но заметила, что тролленок лежит на самой дороге и его в любую минуту могут растоптать лошади. Уж очень они тревожились оттого, что он рядом.

Одна мысль о том, чтобы коснуться подменыша, заставила крестьянку содрогнуться. Но она все же подвинула его чуть подальше в сторону, чтобы лошади до него не добрались.

— Здесь валяется погремушка, которая была в руках у нашего мальчика, когда ты уронила его, — крикнул крестьянин из зарослей, — теперь я знаю, я на верном пути.

Жена поспешила за ним, и они еще долго бродили по лесу в поисках ребенка. Но не нашли ни его, ни троллей. А когда сгустились сумерки, пришлось им назад к лошадям воротиться.

Жена плакала и ломала руки. Муж шел стиснув зубы и не вымолвил ни слова, чтобы утешить ее. Был он старинного, славного рода, что угас бы совсем, не родись у него сын. Вот он и гневался на жену за то, что она уронила на землю ребенка. «Уж ребенка-то ей следовало бы беречь как зеницу ока», — думал он. Но у него не хватило духу попрекать ее — видел, в каком жена горе.

Только он помог ей сесть в седло, как она вспомнила о подменыше.

— Что нам делать с тролленком? — спросила она.

— А куда же он подевался? — удивился муж.

— Он там лежит, под кустом.

— Хорошо бы он там и остался, — горько усмехнулся крестьянин.

— Надо бы нам все же взять его с собой. Нельзя ведь бросать его посреди дикой безлюдной пустоши.

— Нет, можно, — отрезал муж и вдел ногу в стремя.

Жена подумала, что муж вообще-то прав. Нечего им печься о троллевом отродье. Она пустила было лошадь вскачь, но не успела та сделать и нескольких шагов, как крестьянке стало невмоготу ехать дальше.

— Каким бы ни был тролленок, он детеныш, — сказала она. — Не могу я бросить его здесь, на съедение волкам. Подай мне малыша!

— Я этого не сделаю, — ответил муж. — Пусть его лежит, где лежит.

— Если ты не подашь мне его сейчас, то мне придется вернуться сюда за ним нынче же вечером, — молвила жена.

— Сдается мне, мало того, что тролли украли у меня дитя, — пробормотал крестьянин, — так они заставили мою жену повредиться в уме.

Но все же он подобрал детеныша и подал жене. Ведь он сильно любил ее и привык ей потакать.

На другой день все жители округи прознали про случившуюся беду, и все самые мудрые и сведущие поспешили в крестьянскую усадьбу, чтобы дать совет и наставление.

— Тот, к кому в дом попал подменыш, должен избить его толстой палкой, — сказала одна старушка.

— Зачем же так жестоко обходиться с ним? — спросила крестьянка. — Хотя он и уродлив, все же не причинил никому зла.

— Если тролленка бить до тех пор, пока не потечет кровь, примчится троллиха, бросит тебе твое дитя, а свое заберет с собой. Я знаю многих, кто вот так получил своих детей назад.

— Да, но те дети прожили недолго, — вставила другая старушка.

И крестьянка про себя подумала, что это средство — не для нее.

К вечеру, после того как она немного посидела одна в горнице с найденышем, она так безумно затосковала по собственному ребенку, что и не знала, как ей быть. «Может, все-таки сделать, как мне посоветовали?» — подумала она. Но так и не смогла решиться избить тролленка.

Тут же в горницу вошел крестьянин, в руках он держал палку и спросил, где подменыш. Жена все сразу поняла: он хочет последовать совету мудрых старушек и избить тролленка, чтобы получить назад свое родное дитя.

«Хорошо, если он это сделает, — подумала она. — Я такая глупая. Я никогда не могла бы избить невинного детеныша».

Но только муж ударил тролленка, как жена кинулась к нему и схватила мужа за руку.

— Нет, не бей его! Не бей его! — умоляла она.

— Ты, верно, не желаешь получить назад нашего ребенка, — сказал муж, пытаясь вырвать свою руку.

— Ясное дело, я хочу получить его, — ответила жена, — но только не таким путем.

Крестьянин поднял было руку, чтобы снова ударить детеныша, но, прежде чем он успел это сделать, жена заслонила тролленка собой и удар достался ей.

— Боже небесный! — воззвал крестьянин. — Теперь мне понятно, ты собираешься подстроить все так, чтобы наш ребенок остался у троллей на всю жизнь.

Он молча постоял в ожидании, но жена по-прежнему лежала на полу, защищая своим телом тролленка. Тогда муж, отбросив палку, в гневе и печали вышел из горницы.

Потом он все удивлялся, почему не сделал по-своему, хотя жена так ему противилась. Но что-то его остановило. Не мог он ей перечить.

Снова прошло несколько дней в горе и печали. Тяжко матери терять дитя. Но хуже всего на свете получить вместо него подменыша. Это еще пуще нагоняет тоску и не дает покоя.

— Не знаю уж, чем и кормить подменыша, — сказала однажды утром крестьянка мужу. — Не желает он есть то, что я ему ставлю.

— Ничего удивительного, — ответил муж. — Разве ты не слыхала, что тролли ничего, кроме лягушек да мышей, не едят?

— Но ты ведь не потребуешь, чтобы я пошла к лягушачьему пруду и добывала ему там корм? — спросила жена.

— Нет, ясное дело, я этого не потребую, — усмехнулся муж. — По мне лучше всего было бы, если бы он умер с голоду.

Прошла целая неделя, а крестьянка все никак не могла заставить тролленка что-нибудь съесть. Она расставила вокруг него разные лакомства, но тролленок только кривлялся да плевался, когда она хотела заставить его что-нибудь отведать.

Однажды вечером, когда, казалось, он вот-вот умрет с голоду, в горницу примчалась кошка с крысой в зубах. Крестьянка вырвала крысу у кошки, бросила ее подменышу и быстро вышла из горницы, чтобы не видеть, как он ест.

Когда же крестьянин заметил, что жена его и впрямь начала добывать подменышу лягушек, мышей да пауков, его охватило такое к ней отвращение, что он не мог дольше его скрывать. И слова доброго сказать он ей тоже не мог. Но из дома насовсем не уходил — она еще сохранила какую-то долю своей прежней власти над ним.

Но этого мало. Слуги тоже начали выказывать неуважение и непочтительность хозяйке. А хозяин перестал делать вид, будто он этого не замечает. И хозяйка поняла, что коли она и впредь станет защищать подменыша, то тяжек и горек станет ей каждый божий день. Но уж такой она уродилась; если на ее пути вставал кто-нибудь, кого все ненавидели, она старалась изо всех сил прийти бедняге на помощь. И чем больше страданий выпадало на ее долю из-за подменыша, тем бдительнее следила она за тем, чтобы ему не причинили ни малейшего зла.

Спустя несколько лет в полдень крестьянка сидела одна в горнице и накладывала заплатку за заплаткой на детскую одежку. «Да, — подумала она, — не ведает добрых дней тот, кому нужно заботиться о чужом ребенке».

Она все латала и латала, но прорехи в одежке были такие большие и их было столько, что, когда она смотрела на них, слезы выступали у нее на глазах. «Однако это уж точно, — подумала она, — коли б я латала курточку собственному моему сыну, я бы прорех не считала».

«До чего же мне тяжко с этим подменышем, — снова подумала крестьянка, увидев еще одну прореху. — Лучше всего было бы завести его в такой дремучий лес, чтобы он не мог найти дорогу к нам домой, и бросить его там».

«Вообще-то не так уж трудно избавиться от него, — продолжала она разговаривать сама с собой. — Стоит хоть на миг выпустить его из виду, как он утопится в колодце, или сгорит в очаге, или же его искусают собаки, а то и лошади растопчут. Да, от такого злого и отчаянного, как он, избавиться легко. Нет ни одного человека в усадьбе, кто бы его не ненавидел, и если бы я вечно не держала тролленка возле себя, кто-нибудь уж воспользовался бы случаем убрать его с дороги».

Она пошла взглянуть на детеныша, спавшего в углу горницы. Он подрос и был еще уродливей, чем в тот день, когда она увидела его в первый раз. Ротик превратился в свиной пятачок, бровки походили на две жесткие щетки, а кожа стала совсем коричневой.

«Латать твою одежку и сторожить тебя — это еще куда ни шло, — подумала она. — Это самая малость из тех тягот, которые мне приходится выносить из-за тебя. Мужу я опротивела, работники презирают меня, служанки насмехаются надо мной, кошка шипит, когда видит меня, собака ворчит и скалит зубы, а виноват во всем — ты.

Однако то, что животные и люди ненавидят меня, я бы могла еще вынести. Хуже всего то, что всякий раз, когда я тебя вижу, я еще сильнее тоскую по собственному ребенку. Ах, любимое мое дитя, где же ты? Спишь поди на подстилке из мха и хвороста у троллихи?!»

Дверь отворилась, и хозяйка поспешила снова вернуться к шитью. Вошел муж. Вид у него был повеселее и заговорил он с ней поласковее, так, как давно уже не говорил.

— Сегодня в селении ярмарка, — сказал он. — Что скажешь, не пойти ли нам туда?

Обрадовалась жена его словам и сказала, что охотно с ним пойдет.

— Тогда собирайся, да побыстрее! — распорядился муж. — Придется нам идти пешком, ведь лошади в поле. Но если мы пойдем горной тропой, поспеем вовремя.

Немного погодя крестьянка уже стояла на дороге, красивая, разодетая в лучшее свое платье. Такой радости не выпадало на ее долю уже давно, и она вовсе позабыла про тролленка. «А вдруг, — внезапно подумала она, — муж хочет просто заманить меня с собой, чтобы работники могли тем временем, пока я им не мешаю, убить подменыша?» Она быстро вошла в горницу и вернулась с тролленком на руках.

— Ты что, не можешь оставить его дома? — спросил муж, но, казалось, он не сердился и говорил мягким голосом.

— Нет, я не смею отойти от него, — ответила жена.

— Дело твое, — сказал муж, — но тебе, верно, будет тяжело тащить такую ношу через перевал.

Они пустились в путь, но идти было трудно, дорога круто поднималась в гору. Им пришлось вскарабкаться даже на самую вершину скалы, прежде чем дорога свернула к селению.

Жена внезапно почувствовала такую усталость, что и ногой шевельнуть не могла, и все пыталась уговорить рослого тролленка идти самому, но он этого не желал.

А муж был такой довольный и ласковый, каким не бывал с тех самых пор, как они потеряли собственного ребенка.

— Дай-ка теперь мне подменыша, — сказал он, — я понесу его немного.

— О, нет, — отозвалась жена, — я справлюсь и сама; не хочу, чтобы ты возился с троллевым отродьем.

— С какой стати тебе одной из-за него надрываться? — спросил муж и взял у нее детеныша.

А когда крестьянин взял детеныша, дорога была как раз всего тяжелее. Скользкая и коварная, бежала она краем горного ущелья над самым обрывом и была такой узенькой, что на ней едва помещалась нога человека. Жена шла позади и очень скоро начала бояться, что с мужем, который несет тролленка, что-нибудь случится.

— Иди медленней! — закричала она; ей показалось, что он слишком быстро и неосторожно стремится вперед.

Вскоре он и вправду споткнулся и чуть не уронил в пропасть детеныша.

«Если бы подменыш и в самом деле упал, мы бы избавились от него навсегда», — подумала крестьянка. Но тут же поняла, что муж намеревается сбросить ребенка вниз, в ущелье, а потом сделать вид, что это был несчастный случай. «Да, да, — думала она, — так оно и есть. Он подстроил все это, чтобы сжить подменыша со свету. А я бы и не заметила, что это — умысел. Да, лучше всего не мешать ему сделать так, как он хочет».

Муж снова споткнулся о камень, и снова подменыш чуть не выскользнул у него из рук.

— Дай мне детеныша! Ты упадешь вместе с ним, — сказала жена.

— Нет, — отказался муж. — Я буду осторожен.

В тот же миг крестьянин споткнулся в третий раз. Он протянул руки, чтобы схватиться за ветку дерева, и тролленок упал. Жена шла за мужем по пятам, и, хотя она совсем недавно говорила самой себе, что хорошо бы избавиться от подменыша, она ринулась вперед, схватила подменыша за одежку и вытащила его на дорогу.

Тут муж повернулся к ней. Лицо его совершенно исказилось, стало злым и некрасивым.

— Не очень-то ты была расторопна, когда уронила нашего ребенка в лесу! — гневно крикнул он.

Жена ни слова не промолвила в ответ. Она так опечалилась из-за того, что он лишь притворялся ласковым, и заплакала.

— Отчего ты плачешь? — жестко спросил он. — Невелика была б беда, урони я подменыша. Идем, а не то опоздаем.

— Пожалуй, у меня нет уже охоты идти на ярмарку, — сказала она.

— По правде говоря, и у меня охота пропала, — согласился с ней муж.

По дороге домой он все шел и спрашивал себя, сколько еще сможет выдержать такую жизнь с женой. Если он силой отберет у нее тролленка, между ними снова все может наладиться, полагал он. Но только он собрался вырвать у нее из рук уродца, как вдруг встретился с ее взглядом, грустным и боязливым. И он еще раз совладал с собой ради нее, и все осталось по-прежнему, так же, как и было.

Снова минуло несколько лет, и вот однажды летней ночью в крестьянской усадьбе случился пожар. Когда люди проснулись, горница и каморка были полны дыма, а чердак пылал, словно сплошное море огня. Нечего было и думать о том, чтобы погасить огонь или спасти дом, самим бы успеть ноги унести, чтобы не сгореть.

Выскочив во двор, крестьянин стоял, глядя на горящий дом.

— Одно хотел бы я знать: кто навлек на нас эту беду! — произнес он.

— Ну а кто еще, как не подменыш? — спросил работник. — Он уже давным-давно собирал щепки, солому да и поджигал их то в самом доме, а то вокруг него.

— Вчера он собрал целую кучу сухих веток на чердаке, — вмешалась служанка, — и как раз поджигал ее, когда я его увидала.

— Ну, значит, тролленок поджег ветки поздним вечером, — решил работник.

— Тут и сомневаться нечего, это его надо благодарить за нашу беду.

— Кабы он и сам сгорел, — сказал крестьянин, — я бы не стал печалиться, что в пламени погибла моя старая хижина.

Не успел он вымолвить эти слова, как из дома выбежала хозяйка; она тащила за собой детеныша. Тут муж кинулся к ней, выхватил подменыша у нее из рук и швырнул его обратно в горящий дом.

Огонь вырывался как раз из окон и крыши, жара была нестерпимая. Испуганная, бледная как смерть, жена лишь на миг бросила взгляд на мужа. Потом повернулась и бросилась в дом за детенышем.

— Можешь сгореть вместе с ним, да, да, и ты тоже! — крикнул ей вслед муж.

Но она все-таки вернулась, и подменыш был с ней. На руках у нее виднелись страшные ожоги, а волосы были почти сожжены. Когда она появилась во дворе, никто не сказал ей ни слова. Она подошла к колодцу, погасила несколько искр, которые рдели на подоле юбки, и села, прислонившись спиной к бадье, которой доставали воду из колодца. Тролленок лежал у нее на коленях. Он быстро заснул. Она же по-прежнему сидела, бодрствуя, и, словно оцепенев, неотрывно глядела прямо перед собой печальными глазами. Толпы людей сновали мимо нее к горящему дому, но никто с ней не заговаривал. Всем она, как видно, казалась такой ужасной и отвратительной, что никто не смел к ней приблизиться.

На рассвете, когда дом сгорел дотла, к ней подошел муж.

— Нет у меня больше сил выносить все это, — сказал он. — Ты ведь знаешь, тебя я покидаю неохотно, но я не могу больше жить вместе с троллем. Я пойду теперь своей дорогой и никогда не вернусь назад.

Когда жена услыхала эти слова и увидела, что муж повернулся и ушел, она почувствовала, как в душе у нее словно что-то оборвалось. Хотела она поспешить за ним, да тролленок тяжелым камнем лежал у нее на коленях. У нее не хватило сил стряхнуть его с колен, и она так и осталась сидеть.

Крестьянин направился прямо в лесную чащу, думая, что идет этой дорогой, верно, в последний раз. Но едва он успел чуть подняться в гору, как навстречу ему выбежал какой-то мальчуган. Статный и пригожий, он походил на молодое деревце. Волосы мальчугана были мягкие как шелк, глаза же сверкали точно сталь.

«Ах, таким был бы мой сын, если бы мне удалось сохранить его! — вздохнул крестьянин. — Таким был бы мой наследник! Не то, что этот черный нелюдь, которого жена моя притащила домой, в усадьбу».

— Здравствуй! — поздоровался крестьянин. — Куда путь держишь?

— И тебе здравствуй! — ответил ребенок. — Коли отгадаешь, кто я, узнаешь и куда я иду.

Услыхал крестьянин его голос и побледнел.

— Ты говоришь так, как говорят люди в моем роду, — сказал он. — Не будь мой сын в плену у троллей, я бы сказал, что это ты.

— Да, на этот раз вы, батюшка, отгадали, — засмеялся мальчик. — А раз вы, батюшка, отгадали, так знайте же, что я иду к матушке.

— Не ходи к матушке, — сказал крестьянин. — Ей дела нет ни до тебя, ни до меня. Сердце у нее не лежит ни к кому, кроме большого, черного тролленка.

— Вы так думаете, батюшка? — спросил мальчик и заглянул в глаза отцу. — Тогда, может, поначалу мне лучше с вами остаться?

Крестьянин почувствовал такую радость, что слезы чуть не хлынули у него из глаз.

— Да, оставайся только со мной! — произнес он, схватил мальчика и поднял его на руки. Он так боялся еще раз потерять сына, что пошел дальше, не выпуская его из объятий.

Так прошли они несколько шагов, и тут мальчик заговорил.

— Хорошо, что вы несете меня на руках осторожно, не то что подменыша, — сказал он.

— О чем ты? — спросил крестьянин.

— Ведь троллиха несла меня на руках по другую сторону ущелья. И всякий раз, когда вы спотыкались и чуть не роняли подменыша, она тоже падала вместе со мной.

— Что ты говоришь? Вы шли по другую сторону ущелья? — спросил крестьянин и глубоко задумался.

— Я никогда прежде так не боялся, — продолжал мальчик. — Когда вы бросили тролленка вниз в пропасть, троллиха хотела бросить меня следом за ним. Кабы не матушка…

Крестьянин чуть замедлил шаг и стал выспрашивать мальчика:

— Расскажи, как тебе жилось у троллей?

— Иногда бывало трудновато, — ответил малыш, — но, когда матушка бывала ласкова к тролленку, троллиха бывала ласкова ко мне.

— Била она тебя? — спросил крестьянин.

— Не чаще, чем вы били ее детеныша.

— Чем тебя кормили? — продолжал расспрашивать мальчугана отец.

— Всякий раз, когда матушка давала тролленку лягушек и мышей, меня кормили хлебом с маслом. Когда же вы ставили тролленку хлеб с маслом, — троллиха предлагала мне змей и репейник. Первую неделю я чуть не умер с голода. Кабы не матушка…

Не успел ребенок произнести эти слова, как крестьянин круто повернул назад и начал быстрыми шагами спускаться в долину.

— Не знаю, как это могло получиться, — сказал он, — но, сдается, от тебя пахнет дымом пожара.

— Ничего тут удивительного нет, — сказал мальчик. — Ведь прошлой ночью меня бросили в огонь, когда вы швырнули тролленка в горящий дом. Кабы не матушка…

Тут крестьянин так страшно заторопился, что почти бежал. Но внезапно он остановился.

— А теперь скажи, как получилось, что тролли отпустили тебя на волю? — спросил он.

— Когда матушка пожертвовала тем, что было для нее дороже жизни, тролли уже потеряли власть надо мной и отпустили меня, — произнес мальчик.

— Разве она пожертвовала тем, что для нее было дороже жизни? — спросил крестьянин.

— Да, верно, так оно и было, когда она позволила вам уйти, ради того чтобы сохранить тролленка, — ответил мальчик.

Жена крестьянина по-прежнему сидела у колодца. Она не спала, но словно окаменела. Она не в силах была пошевельнуться и все, что творилось вокруг, она не замечала, как если б и вправду умерла. И тут вдруг она услыхала, как вдали кричит ее муж, он звал ее по имени, и сердце ее забилось снова. К ней опять вернулась жизнь. Она открыла глаза и огляделась вокруг, словно человек, только что проснувшийся. Стоял ясный день, светило солнце, выводил трели жаворонок, и казалось совершенно немыслимым, что и в этот чудесный день ей снова придется тащить на плечах свою беду. Но внезапно она увидела обуглившиеся бревна, которые валялись вокруг, и толпы людей с черными, закопченными руками и разгоряченными лицами. И поняла, что пробудилась к еще более горестной жизни, чем прежде. Но все-таки в ней осталось ощущение того, что страдания ее подошли к концу. Она оглянулась: «Где же подменыш?» Он не лежал больше у нее на коленях, и нигде поблизости его не было. Если бы все было, как прежде, она бы вскочила и начала его искать, но теперь она как-то непостижимо почувствовала, что это не нужно.

Она услыхала вновь, как со стороны леса зовет ее муж. Он спускался вниз к усадьбе по узкой тропинке, и все чужие люди, что помогали гасить пожар, побежали ему навстречу и окружили его так, что она не смогла его видеть. Она слышала только, как он все снова и снова звал ее по имени, словно ей тоже надо было поспешить ему навстречу, ей, как и всем остальным.

И голос его возвещал об огромной радости, но она все-таки продолжала сидеть, тихо и безмолвно. Она не смела шевельнуться. Наконец целая толпа людей окружила ее, и муж, отделившись от остальной толпы, подошел к ней и положил ей на руки прекраснейшего ребенка.

— Вот наш сын. Он вернулся к нам, — сказал он, — и спасла его только ты, и никто иной.

Астрид Линдгрен В стране между Светом и Тьмой

У меня болит нога. Она болит уже целый год. И уже ровно год я лежу в постели. Наверно, поэтому моя мама такая печальная. Конечно, все из-за моей ноги. Однажды я даже слышал, как мама говорила папе: «Знаешь, по-моему, Йёран уже никогда больше не сможет ходить».

Ясное дело, она не думала, что я услышу эти слова.

И вот я целыми днями лежу в кровати, читаю, рисую либо играю с конструктором, что-нибудь строю. А когда начинает смеркаться, мама приходит и говорит:

— Зажжем лампу или тебе хочется, как всегда, посумерничать?

Я отвечаю, что хочу, как всегда, посумерничать. Мама снова выходит на кухню. Вот тут-то и стучит в окошко господин Лильонкваст. Живет он в Стране Сумерек, в Стране Между Светом И Тьмой. Еще она называется — Страна, Которой Нет. Каждый вечер сопровождаю я господина Лильонкваста в Страну Между Светом И Тьмой.

Никогда не забуду, как он взял меня с собой туда в первый раз. Тем более что это произошло в тот самый день, когда мама сказала папе, что я никогда больше не смогу ходить. Вот как все это случилось.

Смеркалось. В углах сгустился мрак. Зажигать лампу мне не хотелось, ведь я только-только услышал, что мама сказала папе. Я лежал и думал: неужто я и вправду никогда больше не смогу ходить? Еще я думал про удочку, которую мне подарили на день рождения и которой, быть может, мне никогда не придется удить рыбу. И пожалуй, я даже чуточку всплакнул. Вдруг кто-то постучал в окно. Мы живем на четвертом этаже в доме на улице Карлбергсвеген.

Потому-то я и удивился. Вот так штука! Кто бы это мог забраться на высокий четвертый этаж и постучать в окно? Ну конечно же, это был господин Лильонкваст, он, и никто иной. Он прошел прямо через окно. Хотя оно было закрыто. Это был очень маленький человечек в клетчатом костюмчике с высоким черным цилиндром на голове. Он снял цилиндр и поклонился. Я тоже поклонился, насколько это возможно, когда лежишь в кровати.

— Меня зовут Лильонкваст, — представился человечек в цилиндре. — Я расхаживаю по наружным жестяным подоконникам и смотрю, не найдутся ли здесь в городе дети, которые захотели бы побывать в Стране Между Светом И Тьмой. Может, ты хочешь?

— Я не могу нигде побывать, — ответил я, — ведь у меня болит нога.

Господин Лильонкваст подошел ко мне, взял за руку и сказал:

— Это не имеет ни малейшего значения. Ни малейшего значения в Стране Между Светом И Тьмой.

И мы вышли из комнаты прямо через окно, даже не отворив его. Очутившись на подоконнике, мы огляделись по сторонам. Весь Стокгольм тонул в сумерках, мягких, совершенно голубых сумерках. На улицах не было ни души.

— А теперь полетим! — предложил господин Лильонкваст.

И мы полетели. До самой башни церкви Святой Клары.

— Я только перекинусь словечком с петушком флюгерным на колокольне, — сказал господин Лильонкваст.

Но петушка флюгерного не оказалось.

— В сумерки он отправляется на прогулку, — объяснил господин Лильонкваст. — Он облетает на своих крыльях весь квартал вокруг церкви Святой Клары, чтобы посмотреть, не найдется ли там каких-нибудь детей, которым очень-очень нужно попасть в Страну Между Светом И Тьмой. Летим дальше.

Мы приземлились в Крунубергском парке, где на деревьях росли красные и желтые карамельки.

— Ешь! — стал угощать меня господин Лильонкваст.

Я так и сделал. Никогда в жизни не ел я таких вкусных карамелек.

— Может, тебе хочется поводить трамвай? — спросил господин Лильонкваст.

— Я не умею, — ответил я. — Да никогда и не пытался.

— Это не имеет ни малейшего значения, — повторил господин Лильонкваст. — Ни малейшего значения в Стране Между Светом И Тьмой.

Мы полетели вниз на улицу Санкт-Эриксгатан и влезли на четвереньках в вагон с передней площадки. В трамвае людей не было, вернее, я думаю, обыкновенных людей там не было.

Зато сидело много-премного удивительных старичков и старушек.

— Они все из народца Страны Сумерек, — сказал господин Лильонкваст.

В трамвае сидело несколько детей. Я узнал девочку, которая училась классом младше меня в моей школе в те времена, когда я еще мог ходить. У нее, помнится, всегда было такое доброе лицо. Да и сейчас оно таким и осталось.

— Она уже давно бывает у нас, в Стране Между Светом И Тьмой, — объяснил господин Лильонкваст.

Я повел трамвай. Это оказалось совсем легко. Трамвай грохотал на рельсах так, что в ушах стоял шум. Мы нигде не останавливались, потому что никому не надо было выходить. Все просто катались, потому что это было весело. И никто не собирался выходить на какой-нибудь определенной остановке. Мы переехали мост Вестербрун, и тут трамвай спрыгнул с рельсов и нырнул в воду.

— Ой, что будет! — воскликнул я.

— Это не имеет ни малейшего значения, — сказал господин Лильонкваст. — Ни малейшего значения в Стране Между Светом И Тьмой.

По воде трамвай ехал, может, еще лучше, чем по суше. И до того весело было вести его! Мы причалили чуть ниже моста Нордбрун, и здесь трамвай снова прыгнул на берег. Людей по-прежнему не было видно. И такими чудными казались пустые улицы и эти удивительные голубые сумерки!

Господин Лильонкваст и я вышли из трамвая у королевского дворца. Кто потом вел этот трамвай, я не знаю.

— Поднимемся наверх и поздороваемся с королем, — предложил господин Лильонкваст.

— Ладно, — согласился я.

Я думал, что речь идет об обыкновенном короле, но это было не так. Мы прошли через ворота замка и поднялись по лестнице в большой зал. Там, на двух золотых тронах, сидели король с королевой. На короле была золотая корона, на королеве — серебряная. А глаза их… Нет, никто не в силах описать их глаза. Когда король с королевой посмотрели на меня, мне показалось, будто огненно-ледяные мурашки забегали по моей спине.

Господин Лильонкваст глубоко поклонился и сказал:

— О, король Страны Между Светом И Тьмой! О Королева Страны, Которой Нет! Дозвольте мне представить вам Йёрана Петтерссона с улицы Карлбергсвеген!

Король заговорил со мной. Казалось, что заговорил огромный водопад, — но я ничего не помню из того, что он сказал. Вокруг короля и королевы толпились придворные дамы и кавалеры. Внезапно они запели. Такой песни никто никогда в городе Стокгольме не слыхал. И когда я слушал эту песню, казалось, будто огненно-ледяные мурашки еще сильнее забегали по моей спине.

Кивнув, король произнес:

— Вот так поют в Стране Между Светом И Тьмой. Так поют в Стране, Которой Нет.

Через час мы с господином Лильонквастом снова стояли внизу на мосту Нордбрун.

— Теперь ты представлен ко двору, — объяснил Лильонкваст, а немного погодя добавил: — Теперь мы поедем в Скансен[20]. Тебе хочется поводить автобус?

— Не знаю, сумею ли, — ответил я.

Ведь я думал, что это труднее, чем водить трамвай.

— Это не имеет ни малейшего значения, — повторил господин Лильонкваст. — Ни малейшего значения в Стране Между Светом И Тьмой.

Миг — и перед нами уже стоит красный автобус. Я влезаю туда, сажусь за руль и нажимаю на педаль. Оказывается, я просто замечательно умею водить автобус. Я еду быстрее, чем ездил когда-либо кто-либо другой, и я нажимаю на гудок так, что кажется, будто мчится машина «скорой помощи».

Когда въезжаешь в ворота Скансена, то немного в сторону, по левую руку, на холме возвышается усадьба Эльврусгорден. Это удивительно уютная старинная усадьба, где со всех сторон тянутся дома под одной крышей, а перед ними раскинуты приветливые зеленые лужайки.

В стародавние времена эта усадьба находилась в провинции Хэрьедален.

Когда мы с господином Лильонквастом приехали в Эльврусгорден, там на крыльце, ведущем в сени, сидела девочка. Мы подошли и поздоровались.

— Здравствуй, Кристина, — сказал господин Лильонкваст.

На Кристине было какое-то чудное платье.

— Почему на ней такое платье? — спросил я.

— Такие платья носили в Хэрьедалене в стародавние времена, когда Кристина еще жила в усадьбе Эльврусгорден, — ответил господин Лильонкваст.

— В стародавние времена? — переспросил я. — Разве теперь она здесь не живет?

— Только в сумерки, — ответил господин Лильонкваст. — Она тоже из народца Страны Сумерек.

В усадьбе слышались звуки музыки, и Кристина пригласила нас войти. Там были трое музыкантов, которые играли на скрипках, и множество людей, которые плясали. В открытом очаге горел огонь.

— Что это за люди? — спросил я.

— Они все жили в Эльврусгордене в стародавние времена, — сказал господин Лильонкваст. — А теперь они встречаются и веселятся здесь в сумерки.

Кристина плясала со мной. Подумать только! Как хорошо! Я умею плясать! Это я-то, с моей больной ногой!

После танцев мы съели гору всяких разных лакомств, которые стояли на столе. Хлеб, коричневатый сыр из молочной сыворотки, оленье жаркое и чего-чего только не было! Все казалось необыкновенно вкусным, потому что я был голодный.

Но мне очень хотелось получше осмотреть Скансен, и мы с господином Лильонквастом пошли дальше. Как раз перед самой усадьбой бродил лось.

— Что случилось? — спросил я. — Он вырвался на волю?

— В Стране Между Светом И Тьмой все лоси свободны, — сказал господин Лильонкваст. — Ни один лось не живет взаперти в Стране, Которой Нет.

— И это не имеет ни малейшего значения, — добавил лось.

Я ни капельки не удивился, что он умеет говорить.

В кафе у «Высокого Чердака», где мы с мамой и папой иногда по воскресеньям, когда у меня еще не болела нога, пили кофе, вошли вразвалочку два забавных маленьких медвежонка. Они уселись за стол и громко закричали, что хотят лимонаду. И тут в воздухе промчалась огромная бутылка лимонада и плюхнулась прямо перед самым носом медвежат. И они по очереди стали пить из бутылки. А потом один из медвежат взял да и плеснул изрядную порцию лимонада на голову другого. Но хотя пострадавший весь промок насквозь, он только смеялся и говорил:

— Это не имеет ни малейшего значения. Абсолютно ни малейшего значения в Стране Между Светом И Тьмой.

Мы с господином Лильонквастом долго бродили вокруг и глазели на всех животных и зверей, которые разгуливали где им вздумается. Людей по-прежнему не было видно, я имею в виду обыкновенных людей.

Под конец господин Лильонкваст спросил, не хочу ли я посмотреть, как он живет.

— Конечно хочу, спасибо, — ответил я.

— Тогда полетим на мыс Блокхускудден.

Так мы и сделали.

Там, на мысу, в отдалении от других домов стоял маленький-премаленький, выкрашенный в желтый цвет домик, окруженный изгородью из сирени. С дороги домик был вовсе не виден. Узкая дорожка спускалась от веранды вниз к озеру. Там на берегу был причал, а у причала стояла лодка. Весь дом, и лодка, и все вокруг было, ясное дело, гораздо меньше обычных домов и лодок. Потому что сам Лильонкваст был ведь такой маленький человечек. И только теперь я впервые заметил, что я и сам был такой же маленький.

— Какой уютный маленький домик, — сказал я, — как он называется?

— Этот домик называется Вилла Лильонру, — ответил господин Лильонкваст.

В саду так чудесно благоухала сирень, светило солнце, и волны плескались о берег, а на причале лежала удочка. Да, солнце светило — не правда ли, чудо?! Я выглянул из-за сиреневой изгороди и увидел, что за нею по-прежнему были все те же голубые сумерки.

— Солнце всегда светит над Виллой Лильонру, — объяснил господин Лильонкваст. — Там вечно цветет сирень. Окуни постоянно клюют у причала. Хочешь приходить сюда удить рыбу?

— О да, очень хочу, — ответил я.

— В следующий раз поудишь, — обещал господин Лильонкваст. — Сумерки подходят к концу. Нам пора лететь к тебе домой на улицу Карлбергсвеген.

Так мы и сделали. Мы пролетели над дубами парка Юргорден, над сверкающими водами залива Юргордсбруннсвикен и высоко над городом, где во всех домах уже начали зажигаться свечи. Я никогда не думал, что на свете может быть что-либо более прекрасное, чем этот город, лежащий внизу.

Там, под улицей Карлбергсвеген, строят туннель. Папа иногда подносил меня к окну, чтобы я увидел большие грейферные ковши[21], которые черпают камни и гравий из глубочайших недр земли.

— Хочешь зачерпнуть немного гравия ковшом? — спросил господин Лильонкваст, когда мы вернулись домой на улицу Карлбергсвеген.

— Мне кажется, я не справлюсь с этой машиной, — сказал я.

— Это не имеет ни малейшего значения. Ни малейшего значения в Стране Между Светом И Тьмой.

И я, разумеется, справился с подъемным краном. Это было так легко. Я черпал гравий, один большой ковш за другим, и нагружал его на грузовик, стоявший рядом. До чего ж было весело! Но внезапно я увидел нескольких чудных маленьких красноглазых старичков, выглядывавших из пещеры, расположенной глубоко-глубоко внизу, где должна проходить линия метро.

— Это — Подземные Жители, — объяснил господин Лильонкваст. — Они тоже из народца Страны Сумерек. У них внизу большие просторные залы, сверкающие золотом и бриллиантами. В следующий раз мы сходим туда.

— Подумать только, а что если линия метро ворвется прямо в их залы, — сказал я.

— Не имеет ни малейшего значения, — повторил господин Лильонкваст. — Не имеет ни малейшего значения в Стране Между Светом И Тьмой. Подземные жители могут передвигать свои залы в любую сторону, когда это нужно.

Затем мы пролетели прямо сквозь закрытые окна нашей квартиры, и я плюхнулся в свою кровать.

— Встретимся завтра в сумерки, — пообещал господин Лильонкваст.

И исчез. В ту же самую минуту вошла мама и зажгла лампу.

Так было в самый первый раз, когда я встретил господина Лильонкваста. Но он прилетает каждый день и берет меня с собой в Страну Между Светом И Тьмой. О, какая это диковинная страна! И до чего же прекрасно там бывать! И там не имеет ни малейшего значения, что у тебя больная нога. Ведь в Стране Между Светом И Тьмой можно летать!

Астрид Линдгрен Майской ночью

День рождения у Лены в мае, когда цветут яблони.

Весь сад в это время утопает в море яблоневых цветов. И ничего в этом удивительного — ведь Лена живет в Эппельвикене, что означает «Яблоневый залив». И ни разу не бывало так, чтобы тетушки, которые приезжают из города поздравить Лену, не всплеснули бы руками и не сказали:

— Нет, до чего ж прекрасно!

И Лена видит, как ее мама радуется этим словам.

В этот день Лене исполнилось шесть лет, и в гости к ним приехала тетя Эбба. Лена встретила ее на остановке автобуса. Потом пили кофе в саду, и тетя Эбба, всплеснув руками, как всегда, сказала:

— Нет, до чего ж прекрасно!

И только после этого вспомнила, что Лена еще не получила от нее подарок.

Это был тонкий, как пух, белый носовой платочек, отделанный шитьем и кружевами. Такого красивого платочка Лена никогда в жизни не видела и очень ему обрадовалась. Правда, обрадовалась не так, как новой красивой кукольной колясочке, но все равно очень обрадовалась!.. Вечером, когда Лена уже лежала в постели, мама еще раз осмотрела подарки, лежавшие в детской на подарочном столике, и сказала:

— Смотри не потеряй свой платочек.

— Постараюсь, — ответила Лена.

Мама подоткнула со всех сторон одеяло, слегка приоткрыла окно, пожелала спокойной ночи и ушла.

Лена лежала в постели, но заснуть не могла. Ей хотелось, чтобы поскорее наступило утро, потому что можно будет поиграть с кукольной колясочкой и другими подарками.

А над садом уже сгущался вечерний туман, в детскую заструился аромат яблоневых цветов, и веки Лены отяжелели.

Она уже почти засыпала, как вдруг, испугавшись, села в кровати. Она услыхала плач! Это был чей-то душераздирающий плач!

Потрясенная чужими рыданиями, Лена внимательно осмотрела комнату, заглянула во все углы, чтобы понять — откуда доносятся эти рыдания, и обнаружила на подоконнике… крошечную, совсем голенькую эльфу, которая плакала так отчаянно, что казалось, у нее вот-вот разорвется сердце.

Лена никогда в жизни не видела эльфов, а потому не знала, как с ними разговаривать. Негромкий плач голенькой эльфы становился все безутешней! Так что Лена набралась храбрости и спросила:

— Отчего ты плачешь?

Маленькая эльфа испуганно посмотрела на нее:

— Я думала, ты спишь… Я пробралась сюда, чтобы побыть одной…

— Хорошо. Конечно. Пожалуйста, — ласково сказала Лена. — Только скажи, что у тебя случилось?

Маленькая эльфа заплакала снова.

— У меня… у меня нет платья, — рыдала она. — Как раз сегодня вечером, когда мне так нужно платье, у меня его нет!

— А почему именно сегодня? — удивилась Лена.

— Да потому что сегодня в нашем саду бал.

До сих пор Лена думала, что сад принадлежит ее папе и маме, ну и немножко ей, а тут появляется эльфа и говорит: «…в нашем саду…»

— Ты должна знать все, — продолжала эльфа. — Мы, эльфы, которым принадлежит этот сад, даем сегодня бал в честь короля эльфов. Он прибывает к нам из своего сада близ Майвейен со своей королевской свитой. Каждую ночь посещает он какой-нибудь сад. Догадайся зачем? Он хочет найти себе королеву! И вот как раз сегодня у меня нет платья! Ты-то понимаешь — не могу же я пойти на бал раздетая…

И эльфа снова заплакала.

— Где же ты потеряла свое платье?

— Оно осталось висеть на кусте роз — совершенно разорванное. Ах, как я хочу умереть!

— Зачем же так отчаиваться? — спросила Лена.

Ей было очень жаль маленькую эльфу.

— Затем, что я… люблю короля, — произнесла эльфа тихо-тихо. — Так люблю, так люблю…

Эльфа поднялась, чтобы уйти. Но вдруг громко воскликнула, а через секунду уже стояла на столике с подарками.

— Какая чудесная ткань! — воскликнула она, поднимая платочек своими тоненькими нежными пальчиками. — Милая моя, чудесная моя! — Слова буквально посыпались у нее изо рта. — Можно мне взять эту ткань? Я бы не просила, если б это не было так важно для меня! — умоляла она. — О, я даже не знаю, что и делать, если ты мне откажешь!

Чуточку поколебавшись, Лена сказала:

— Вообще-то это подарок ко дню рождения. Но тут уж, видно, ничего не поделаешь. Возьми.

Маленькая эльфа прижала платочек к лицу.

— Неужели это правда? — воскликнула она. — Теперь и я смогу танцевать!

— Платье сперва надо сшить! — сказала Лена. Она не раз слышала, как трудно в спешке найти хорошую портниху.

— Смотри, как это делается! — Эльфа повертела платочек, помахала им в воздухе и — Лена так и не поняла, как это произошло, — уже стояла в сверкающем платье с широкой колышущейся юбкой, отделанной шитьем и кружевами.

Лена и не думала, что на всем свете найдется платье красивее этого.

Эльфа весело танцевала на столике и смеялась от счастья.

— Муй! Где ты? Где ты, Муй? — послышалось из сада.

— Меня зовут, — сказала эльфа. — Мне пора. Но я никогда не забуду, что ты для меня сделала.

— Это от всего сердца, — ответила Лена точь-в-точь как мама. — Надеюсь, тебя ожидает много радостей!

— Конечно — в таком-то платье!

Эльфа совсем было собралась выпорхнуть из окна, как вдруг остановилась:

— А тебе не хочется поглядеть на наш бал? Ты могла бы взобраться на яблоню и оттуда все-все увидеть.

Лена быстро выскочила из кровати:

— Ты думаешь, это возможно?

Муй кивнула:

— Только поскорее! Поскорее!

Лена надела красные туфельки, накинула на себя голубое шерстяное одеяло и вылезла из окна. Яблоня росла перед самым окном, а на ней была ветка, на которой можно было сидеть. Лена там часто пряталась, когда мама звала ее вытирать посуду.

Завернувшись в одеяло, Лена устроилась на ветке и стала смотреть вниз. Никогда еще не доводилось ей бывать в саду в такое позднее время.

Яблоневые деревья казались совершенно белыми на фоне темно-голубого весеннего неба. Сад дивно благоухал, был озарен каким-то сумеречным светом и жил томительным ожиданием.

И тут издалека донесся бой барабана.

В саду послышался шорох: эльфы столпились у самых ворот и взволнованно глядели на дорогу.

Бой барабана раздался ближе. Ворота отворились, и придворные эльфы присели в реверансе, потому что в ворота входили король эльфов и вся его королевская свита.

До чего же был красив король эльфов! Лена прекрасно понимала, почему он так нравился Муй.

Сумерки сгустились. В сладостной тепловатой майской ночи послышались нежные звуки танцевальной музыки, и тут Лена увидела Муй — она стояла, скромно опустив глазки, в таком красивом платье, какого ни у кого не было!

Король тотчас подошел к ней и склонился в низком поклоне.

Вскоре весь сад наполнился танцующими парами. Словно легкое прозрачное облако парили они в воздухе, но всех красивее танцевали король эльфов и Муй. У нее был такой счастливый вид!

Лена не помнила, сколько времени просидела она на дереве.

Но тут — снова бой барабанов. Бал кончился. Все-все — король, его свита, Муй — исчезли словно по мановению волшебной палочки.

Лена вернулась в комнату.

А что это там белеет на подоконнике?

Это — Муй.

— Спасибо тебе, — прошептала она. — Спасибо. Я так счастлива!

— Он женится на тебе?

— Это не имеет значения, — сказала она. — Если даже я стану королевой, все равно прекраснее нынешней ночи в моей жизни не будет ничего!

И она посмотрела на Лену счастливыми сияющими глазами.

— Всем этим я обязана тебе, — тихонько вымолвила она и тут же исчезла.

— Не мне, — улыбнулась Лена, — а моему носовому платочку. — А потом задумалась: как объяснить маме, что платочек исчез? Мама будет сердиться.

«Ну и пусть, — решила Лена, — скажу, что пожертвовала его на благотворительные цели».

И когда первые солнечные лучи заиграли в яблоневых цветах под ее окном, Лена уснула.

Астрид Линдгрен Солнечная полянка

Давным-давно, в пору бед и нищеты, жили-были брат с сестрой. Остались они одни-одинешеньки на свете. Но маленькие дети не могут жить одни, кому-то да надо их опекать.

И оказались тогда Маттиас и Анна с хутора Солнечная Полянка у хозяина хутора Торфяное Болото. Думаете, он взял их из жалости, потому что они сильно горевали после смерти своей матушки? Или его разжалобили их глаза — ясные и добрые? Как бы не так, его привлекли их маленькие руки, верные и надежные, от которых может быть прок. Детские руки могут хорошо работать, когда не вырезают лодочки из бересты, не мастерят дудочки и не строят шалаши на склонах холмов. Детские руки могут доить коров, чистить стойла в хлеву на Торфяном Болоте — все могут делать детские руки, надо только держать их как можно дальше от берестяных лодочек, шалашей и всего того, к чему лежит у них душа.

— Видно, нет для меня радости на свете! — сказала Анна и заплакала.

Она сидела на скамеечке в хлеву и доила коров.

— Просто здесь, на Торфяном Болоте, все дни — серые, будто мыши-полевки, которые бегают на скотном дворе, — постарался успокоить сестру Маттиас.

В пору бед и нищеты, когда дети ходили в школу всего несколько дней в году, зимой, — в крестьянских лачугах часто недоедали. Потому-то хозяин Торфяного Болота и считал, что им, ребятишкам, довольно и картошки, политой селедочным рассолом, чтобы быть сытыми.

— Видно, недолго мне на свете жить! — сказала Анна. — На картошке с селедочным рассолом мне до следующей зимы не дотянуть.

— И думать не смей! — приказал ей Маттиас. — Следующей зимой в школу пойдешь, и тогда дни не покажутся больше серыми, как мыши-полевки на скотном дворе.

Весной Маттиас с Анной не строили водяные колеса на ручьях и не пускали берестяные лодочки в канавах. Они доили коров, чистили воловьи стойла в хлеву, ели картошку, политую селедочным рассолом, и частенько плакали, когда никто этого не видел.

— Только бы дожить до зимы и пойти в школу, — вздыхала Анна.

А как настало на Торфяном Болоте лето, Маттиас с Анной не собирали землянику и не строили шалаши на склонах холмов. Они доили коров, чистили воловьи стойла в хлеву, ели картошку, политую селедочным рассолом, и частенько плакали, когда никто этого не видел.

— Только бы дожить до зимы и пойти в школу, — вздыхала Анна.

А как настала на Торфяном Болоте осень, Маттиас с Анной не играли в прятки на дворе в сумерки, не сидели под кухонным столом по вечерам, нашептывая друг другу сказки. Нет, они доили коров, чистили воловьи стойла в хлеву, ели картошку, политую селедочным рассолом, и частенько плакали, когда никто этого не видел.

— Только бы дожить до зимы и пойти в школу, — вздыхала Анна.

В пору бед и нищеты было так, что крестьянские дети ходили в школу только зимой. Неизвестно откуда в приход являлся учитель, селился в каком-нибудь домишке, и туда стекались со всех сторон дети — учиться читать и считать.

А хозяин Торфяного Болота называл школу «глупой выдумкой». Будь на то его воля, он, наверное, не выпустил бы детей со скотного двора. Но не тут-то было! Даже хозяин Торфяного Болота не волен был это сделать. Можно держать детей как можно дальше от берестяных лодочек, шалашей и земляничных полянок, но нельзя не пускать их в школу. Случись такое, придет в селение пастор и скажет:

— Маттиасу с Анной нужно идти в школу!

И вот на Торфяном Болоте настала зима, выпал снег, а сугробы поднялись почти до самых окон скотного двора. Анна с Маттиасом давай от радости плясать друг с другом на мрачном скотном дворе! И Анна сказала:

— Подумать только, я дожила до зимы! Подумать только, завтра я пойду в школу!

А Маттиас как закричит:

— Эй, вы, мыши-полевки со скотного двора! Конец теперь серым дням на Торфяном Болоте!

Вечером пришли дети на поварню, а хозяин и говорит:

— Ну ладно, так и быть, ходите в школу. Но только упаси вас Бог на хутор к сроку не воротиться! Упаси вас Бог оставить коров недоеными!

Наступило утро, и Маттиас с Анной, взявшись за руки, пошли в школу. Путь туда был не близкий — в ту пору никто не заботился, далеко ли, близко ли в школу идти. Маттиас и Анна мерзли на холодном ветру, да так, что пальцы сводило, а кончик носа краснел.

— Ой, до чего у тебя нос красный, Маттиас! — закричала Анна. — Повезло тебе, сейчас ты не такой серый, как мыши-полевки со скотного двора!

Маттиас с Анной и вправду были как мыши-полевки: болезненно-серые лица, ветхая одежда — серый платок на плечах у Анны и серая старая сермяжная куртка у Маттиаса, что ему от хозяина Торфяного Болота досталась.

Но теперь они шли в школу, а уж там, наверно, ничего печального, ничего серого не будет, думала Анна, там, наверно, все яркое, алое. И наверняка их ожидают одни сплошные радости с утра до вечера! Ничего, что они с Маттиасом бредут по лесной дороге, словно две маленькие мыши-полевки, и так жестоко мерзнут в зимнюю стужу! Это вовсе не страшно!

Только ходить в школу оказалось не так уж радостно, как думалось Маттиасу с Анной. Уже на другой день учитель хлестнул Маттиаса розгой по пальцам за то, что он не мог усидеть на месте. А как стыдно стало Маттиасу с Анной, когда пришло время завтракать! Ведь у них с собой ничего не было, кроме нескольких картофелин. Другие дети принесли с собой хлеб со шпиком и сыром, а у Йоэля — сына бакалейщика — были даже пряники. Целый узелок с пряниками! Маттиас с Анной засмотрелись на эти пряники, у них даже глаза заблестели. А Йоэль сказал:

— Побирушки вы этакие, вы что, еды в глаза не видали?

Еще пуще застыдились Маттиас с Анной, отвернулись в сторону, вздохнули и ни слова не сказали ему в ответ.

Но всякий день они упорно шли в школу, хотя снежные сугробы поджидали их на лесной дороге, а холод сводил им пальцы, и были они всего-навсего бедными сиротами, и хлеба со шпиком и сыром да пряников — в глаза не видали. Но как весело было сидеть кружком вокруг очага вместе с другими детьми из селения и читать по складам! Хозяин же хутора Торфяное Болото каждый день повторял:

— Упаси вас Бог на хутор к сроку не воротиться! Упаси вас Бог оставить коров недоеными!

Где уж там Маттиасу с Анной к сроку не воротиться! Мчались они лесом, словно две маленькие серые мыши-полевки по дороге в норку, до того хозяина боялись!

Но вот однажды Анна остановилась посреди дороги, схватила брата за руку и говорит:

— Не помогла мне, Маттиас, и школа. Видно, нет мне радости на этом свете, и до весны мне не дотянуть!

Только Анна вымолвила эти слова, глядь — птичка алая на дороге сидит! Такая алая на белом снегу, такая яркая-преяркая! И так звонко поет, что снег на еловых ветках тысячами снежных звездочек рассыпается. А звездочки эти тихо на землю падают…

Протянула Анна руки к птичке, заплакала и сказала:

— Птичка-то алая! Глянь-ка, она алая!

Заплакал тут и Маттиас:

— Она, наверно, и не знает, что на свете водятся серые мыши-полевки.

Взмахнула тут птичка алыми крылышками и полетела. Тогда Анна схватила за руку Маттиаса и говорит:

— Если эта птичка улетит, я умру!

Взявшись за руки, побежали тут брат с сестренкой следом за птичкой. Словно язычок яркого пламени, трепетали крылышки птички, когда она неслась меж елей. И куда бы она ни летела, от звонкого ее пения на землю тихо падали снежные звездочки… Вдруг птичка понеслась прямо в лесную чащу; снует между деревьями, а дети за ней — и все дальше и дальше от дороги отходят. То в сугробах увязают, то о камни, что под снегом спрятались, спотыкаются, то ветки деревьев их по лицу хлещут! А глаза у Маттиаса и Анны так и горят!

И вдруг птичка исчезла!

— Если птичка не найдется, я умру! — сказала Анна.

— Слышу я, птичка за горой поет, — сказал он.

— А как попасть за гору? — спросила Анна.

— Через это темное ущелье, — ответил Маттиас.

Повел он Анну через ущелье. И видят вдруг брат с сестрой — лежит на белом снегу в глубине ущелья блестящее алое перышко. Поняли дети, что они — на верном пути. Ущелье становилось все теснее и теснее, а под конец стало таким узким, что только ребенку впору в него протиснуться.

— Ну и щель, — сказал Маттиас, — только мы можем здесь пройти! Вот до чего мы отощали!

— Хозяин Торфяного Болота позаботился, — горько пошутила Анна.

Пройдя в узкую щель, они оказались за горой в зимнем лесу.

— Ну, теперь мы за горой, — сказала Анна. — Но где же моя алая птичка?

Маттиас прислушался.

— Птичка вон здесь, за этой стеной, — ответил он.

Поглядела Анна — перед ними стена, высокая-превысокая, а в стене ворота. Ворота полуоткрыты, словно кто-то недавно тут прошел да и забыл их за собой закрыть. Кругом — снежные сугробы, мороз, стужа, а за стеной вишневое дерево цветущие ветви раскинуло.

— Помнишь, Маттиас, — сказала Анна, — и у нас дома на хуторе вишня была, только она и не думала зимой цвести.

Повел Маттиас Анну в ворота.

Вдруг увидели брат с сестрой — на березе, покрытой мелкими зелеными кудрявыми листочками, алая птичка сидит. И они мигом поняли — тут весна: тысячи крохотных пташек поют на деревьях, ликуют, ручьи журчат, цветы весенние пестреют, на зеленой полянке дети играют. Да, да, детей вокруг видимо-невидимо.

Они дудочки мастерят и на них играют. Вот и кажется, будто скворцы весной поют. И дети такие красивые, в алых, лазоревых да белых одеждах. И кажется, будто это тоже весенние цветы в зеленой траве пестреют.

— Дети эти, наверно, и не знают, что на свете водятся серые мыши-полевки, — печально сказала Анна и поглядела на Маттиаса.

А на нем одежда алая, да и на ней самой тоже! Нет, больше они не серые, будто мыши-полевки на скотном дворе!

— На Солнечную Полянку, — ответили им дети; они играли рядом, на берегу ручья.

— На хуторе Солнечная Полянка мы жили раньше, до того как поселились у хозяина Торфяного Болота, — сказал Маттиас. — Только на нашей Солнечной Полянке все иначе было.

Тут дети засмеялись и говорят:

— Наверно, то была другая Солнечная Полянка.

И позвали они Маттиаса и Анну с ними играть. Вырезал тогда Маттиас берестяную лодочку, алое же перышко, что птичка потеряла, Анна вместо паруса поставила. И пустили брат с сестрой лодочку в ручей. Поплыла она вперед — самая веселая среди других лодочек. Алый парус — пламенем горит. Смастерили Маттиас с Анной и водяное колесо: как зажужжит, как закружится оно на солнце! Чего только не делали брат с сестрой: даже босиком по мягкому песчаному дну ручья бегали.

— По душе мне мягкий песок и шелковистая травка, — сказала Анна.

И вдруг слышат они, как кто-то кричит:

— Сюда, сюда, детки мои!

Маттиас с Анной так и замерли у своего водяного колеса.

— Кто это кричит? — спросила Анна.

— Наша матушка, — ответили дети. — Она зовет нас к себе.

— Но нас с Анной она, верно, не зовет?! — спросил Маттиас.

— И вас тоже зовет, — ответили дети, — она хочет, чтобы все дети к ней пришли.

— Но ведь она не наша матушка, — возразила Анна.

— Нет, и ваша тоже, — сказали дети. — Она всем детям — матушка.

Тут Маттиас и Анна пошли с другими детьми по полянке к маленькому домику, где жила матушка. Сразу видно было, что это матушка. Глаза у нее были материнские, и руки тоже — материнские. Глаза ее и руки ласкали всех детей — те вокруг нее так и толпились.

Матушка испекла детям пряники и хлеб, сбила масло и сварила сыр. Дети уселись на траву и наелись досыта.

— Лучше этого я ничего в своей жизни не ела, — сказала Анна.

Тут вдруг Маттиас побледнел и говорит:

— Упаси нас Бог на хутор к сроку не воротиться! Упаси нас Бог коров оставить недоеными!

Вспомнили тут Маттиас с Анной, как далеко они от Торфяного Болота зашли, и заторопились в обратный путь.

Поблагодарили они за угощение, а матушка их по щеке погладила и молвила:

— Приходите скорее опять!

— Приходите скорее опять! — повторили за ней все дети.

Проводили они Маттиаса с Анной до ворот. А ворота в стене по-прежнему были приотворены.

Смотрят Маттиас с Анной, а за стеной снежные сугробы лежат!

— Почему не заперты ворота? — спросила Анна. — Ведь ветер может нанести на Солнечную Полянку снег.

— Если ворота закрыть, их никогда уже больше не отворить, — ответили дети.

— Никогда? — переспросил Маттиас.

— Да, никогда больше, никогда! — повторили дети.

На березе, покрытой мелкими кудрявыми зелеными листочками, которые благоухали так, как благоухает березовая листва весной, по-прежнему сидела алая птичка. А за воротами лежал глубокий снег и темнел замерзший, студеный зимний лес.

Тогда Маттиас взял Анну за руку, и они выбежали за ворота. И тут вдруг стало им до того холодно и голодно, что казалось, будто никогда у них ни пряников, ни кусочка хлеба во рту не было.

Алая птичка меж тем летела все вперед и вперед и показывала им дорогу. Однако в зимней сумеречной мгле она не казалась больше такой алой. И одежда детей не была больше алой: серой была шаль на плечах у Анны, серой была старая сермяжная куртка Маттиаса, что ему от хозяина Торфяного Болота досталась.

Добрались они под конец на хутор и стали скорее коров доить да воловьи стойла в хлеву чистить.

Вечером пришли дети на поварню, а хозяин и говорит им:

— Хорошо, что школа эта не на веки вечные.

Долго сидели в тот вечер Маттиас с Анной в углу темной поварни и все о Солнечной Полянке вспоминали.

Так и шла своим чередом их серая, подобная мышиной жизнь на скотном дворе хозяина Торфяного Болота. Но всякий день шли они в школу, и всякий день на обратном пути их в снегу на лесной дороге поджидала алая птичка. И уводила их на Солнечную Полянку.

Они пускали там в канавах берестяные лодочки, мастерили дудочки и строили шалаши на склонах холмов. И каждый день кормила их матушка досыта.

— Не будь Солнечной Полянки, недолго бы мне оставалось на свете жить! — повторяла Анна.

Когда же вечером приходили они на поварню, хозяин говорил:

— Хорошо, что школа эта не на веки вечные. Ничего, насидитесь еще на скотном дворе!

Глядели тогда Маттиас с Анной друг на друга, и лица их бледнели.

Но вот настал последний день: последний день школы и последний день Солнечной Полянки.

— Упаси вас Бог к сроку не вернуться! Упаси вас Бог оставить коров недоеными! — повторил в последний раз хозяин Торфяного Болота те же самые слова, что говорил и раньше.

В последний раз сидели Маттиас и Анна с детьми вокруг очага — буквы складывали. В последний раз поели они свою холодную картошку, и когда Йоэль сказал: «Побирушки вы этакие, вы что, еды в глаза не видали?» — лишь улыбнулись в ответ.

А улыбнулись они потому, что Солнечную Полянку вспомнили: скоро их там накормят досыта.

В последний раз пробежали они по лесной дороге, словно две маленькие мыши-полевки. Стоял самый студеный за всю зиму день, дыхание белым паром струилось у детей изо рта, а пальцы рук и ног сводило от жгучего холода. Закуталась Анна поплотнее в шаль и сказала:

— Мне холодно и голодно! Никогда в жизни не было мне так худо!

Да, стужа была лютая, и дети так по алой птичке затосковали! Скорее бы она их на Солнечную Полянку отвела! А вот и птичка — алая на белом снегу. Такая яркая-преяркая!

Увидела ее Анна, засмеялась от радости и сказала:

— Все-таки доведется мне напоследок на моей Солнечной Полянке побывать!

Близился к концу короткий зимний день, уже надвинулись сумерки, скоро наступит ночь.

Все замерло: шумную песню сосен придушила ледяная стужа. Но в сонную тишину леса неожиданно ворвалось пение птички. Похожая на ярко-красный язычок пламени, птичка взлетела меж ветвей и запела, да так, что тысячи снежных звездочек стали падать на землю в студеном примолкшем лесу.

А птичка все летела и летела; Маттиас с Анной изо всех сил пробивались за ней через сугробы — не близкий был путь на Солнечную Полянку!

— Вот и конец моей жизни, — сказала Анна. — Холод погубит меня, и до Солнечной Полянки мне не добраться.

Но птичка будто звала все вперед и вперед! И вот они уже у ворот. До чего знакомы им эти ворота! Кругом — снежные сугробы, а вишневое дерево за стеной свои цветущие ветви раскинуло. И ворота — полуоткрыты!

— Никогда ни о чем я так не тосковала, как о Солнечной Полянке, — сказала Анна.

— Но теперь ты здесь, — утешил ее Маттиас, — и тебе больше не о чем тосковать!

— Да, теперь мне больше не о чем тосковать! — согласилась Анна.

Тогда Маттиас взял сестренку за руку и повел ее в ворота. Он повел ее на волшебную Солнечную Полянку, где была вечная весна, где благоухали нежные березовые листочки, где пели и ликовали на деревьях тысячи крохотных пташек, где в весенних ручьях и канавах плавали берестяные лодочки и где на лугу стояла матушка и кричала:

— Сюда, сюда, детки мои!

За спиной у них в ожидании зимней ночи застыл морозный лес. Глянула Анна через ворота на мрак и стужу.

— Почему ворота не закрыты? — дрожа спросила она.

— Ах, милая Анна, — ответил Маттиас, — если ворота закрыть, их никогда уже больше не отворить. Разве ты не помнишь?

— Да, ясное дело, помню, — отозвалась Анна. — Их никогда, никогда больше не отворить.

Маттиас с Анной глянули друг на друга и улыбнулись. А потом тихо и молча закрыли за собой ворота Солнечной Полянки.

Сказки писателей Исландии


Андри Снайр Магнасон Грустная сказка о короле Медиасе


На маленьком хуторе, расположенном на небольшом возвышении в долине среди высоких гор, жила семья. Зимой вообще всегда трудно, а тут и до весны было далеко. В хлеву мычали коровы, на улице завывал ветер, град бил в оконце, затянутое бычьим пузырем.

— Что бы такое сделать? — спросил Альфред, разжевывая сушеную треску. — Скучища.

В этакую погоду совершенно нечего делать. — Поежившись, он плотнее закутался в овечью шкуру и позвал собаку Снати, которая тут же прыгнула ему на колени.

— Папа, расскажи сказку, — попросила Линда.

— Да-да, конечно, — тут же хором подхватили все дети. — Расскажи нам сказку!

— О королях, папа, сказку из жизни королей! — закричала Линда.

— Да-да, — не отставали дети.

— Дорогой мой Ингриди, ты должен знать какую-нибудь сказку, — вмешалась Сигридюр, помешивая суп в кастрюле.

— Ну ладно, — сдался наконец Ингрид. — Жил-был один крестьянин…

— Нет-нет, сказка должна быть про короля, а не про старика и старуху. Ты вечно рассказываешь сказки про старика и старуху, а сейчас мы хотим услышать сказку про королей, — запротестовала Линда.

— Ну, про королей так про королей, — сказал Индрид. — Жил-был принц, наследник престола, которого звали Медиас.

Медиас уже был невероятно богат, а в наследство должен был получить земли, которые простирались до самого горизонта и еще в семьсот раз дальше. Он часто отправлялся в поездки осматривать свои владения, при этом наряжался в свою лучшую одежду, седлал самого красивого коня и брал с собой верного пса. Но скромен он был не по-королевски и поэтому не привлекал особого внимания. Если надо было, он безропотно вставал в очередь к мяснику, булочнику или какому-нибудь другому торговцу, как все другие, обыкновенные люди. Никто перед ним не преклонялся, иногда ему даже приходилось ждать десять минут, пока продавщица не наговорится с подругой по телефону.

Иногда Медиаса это очень сердило, и тогда он вдруг восклицал:

— Вы обязаны мне кланяться!

Но тут он встречал изумленный взгляд, в котором был застывший вопрос: «И что только этот человек о себе воображает?»

Куда бы Медиас ни направлялся, никто его не узнавал. А порой ему было трудно даже вернуться к себе во дворец, потому что стражники останавливали его и просили предъявить удостоверение личности. Газеты ничего о нем не писали, поэтому никто-никто не знал о его существовании. Никто не просил его открыть какую-нибудь выставку, не приглашал на концерты или на королевские свадьбы.

Однажды Медиас, загрустив, сидел в своем королевском дворце, и вдруг перед ним появился гном.

— Чем ты так опечален, мой дорогой? — спросил гном.

— Я для всех пустое место, — пожаловался ему Медиас.

— Одно твое желание я могу исполнить, — сказал гном.

— Хочу, чтобы все, до чего я ни дотронулся бы, стало знаменитым, — недолго думая, пожелал Медиас. — Все, до чего бы я ни дотронулся, попадало на первые страницы газет всего мира. Хочу, чтобы все люди знали меня, кланялись мне и восхищались мной, мечтали встретиться со мной. Чтобы все всю жизнь вспоминали, как видели или слышали принца Медиаса!

— Твое желание будет исполнено, — сказал гном и исчез.

— А куда гном исчез? — спросил Альфред.

Индрид на секунду задумался:

— Он вернулся к маме.

— А где она живет? — спросила Линда.

— В кургане, неподалеку.

— А что он там стал делать? — спросил Альфред.

— Дети, пусть папа расскажет свою сказку, — сказала Сигридюр, и Индрид продолжил:

— На следующий день Медиас пошел в лавку мясника, чтобы купить себе колбасы и еще двух кур. И тут же его сфотографировали. А у женщины, до которой Медиас дотронулся в лавке, взяли интервью. Колбаса, которую он купил, стала всемирно известной и отныне получила название «колбаса Медиаса». Но колбаса стала не такой знаменитой, как тот крестьянин, который вырастил кур, купленных Медиасом. Крестьянин получил всемирную славу человека, который выращивает кур, которых покупает принц Медиас.

Когда Медиас сел на своего коня, конь тут же стал самым знаменитым конем Англии, а конюх, который ухаживал за конем, стал пользоваться бешеным успехом у женщин. Коня стали приглашать по всей стране, потому что каждому хотелось иметь жеребеночка от такой знаменитости. Медиас прикоснулся к стенам дворца, и тут же люди стали приезжать со всего света, чтобы посмотреть на этот дворец и сфотографировать его.

Если Медиас приходил к парикмахеру, лавочнику или булочнику, всюду повторялась та же самая история. Парикмахер, лавочник и булочник получали всемирную известность, и от посетителей отбоя не было. А стоило Медиасу приласкать какую-нибудь собаку, эта собака становилась настолько знаменитой, что люди называли родившихся детей ее именем.

В один прекрасный день Медиас встретил во дворце самую красивую девушку в мире, она была служанкой. Глаза голубые, белокурые волосы, заразительный смех, чарующая улыбка, а зубы белые как снег. У них было тайное свидание в летнем дворце, и Медиас прикоснулся к ней. Потом они оба прикоснулись друг к другу пальцами, губами и языком. А потом они прикасались друг к другу, целовали, гладили друг друга. И у них родились два замечательных сына. А тем временем прекрасная служанка появилась на первых страницах всех газет мира. Фотографы сделали так много снимков, что глаза ее покраснели, а лицо побледнело от сверкания многочисленных вспышек. Она попыталась скрыться от фотографов, взяла ставший знаменитым спортивный автомобиль Медиаса, в отчаянии помчалась с огромной скоростью, чтобы избавиться от вспышек. Но фотографы выстроились длинной чередой на всем ее пути и продолжали делать снимки. Ее ослепило, она наехала на фонарный столб и умерла.

Медиас от отчаяния разрыдался. И это появилось во всех газетах мира. Маленькие сыновья тоже плакали днем и ночью, но об этом ничего не было написано в газетах, потому что принц никогда до них не дотрагивался. Принц никогда не касался сыновей, потому что все их няни, дневная, вечерняя и ночная, внимательно ухаживали за детьми, пока принц и его избранница были на открытии выставки, концерте или на королевской свадьбе, а няни оберегали сыновей от славы и сверкания вспышек. Но теперь мальчики плакали и были безутешны. Они плакали, когда приходила вечерняя няня, и плакали, когда приходила ночная няня, а когда приходила утренняя няня, в промежутке между всхлипываниями они говорили:

— Хочу, чтобы пришел папа! Папа, утешь меня! Папа, полежи рядом со мной! Мне так плохо, папочка!

Но их грустный папа Медиас больше никогда ни до кого не хотел дотрагиваться.

— Это грустная сказка, — сказала Линда.

— Да, — сказал Сигридюр. — Это грустная сказка.

Адальстейн Аусберг Сигюрдссон Магическая игра

Я стоял у окна и смотрел на озеро. Вчера я видел там большую птицу. Вероятно, это была полярная гагара. Сегодня птиц нет. Сегодня видны только облака над коричнево-красным хребтом и серые горы вдали. Если бы кто-то раньше сказал мне, что я стану узником в таком невероятном месте, я рассмеялся бы и ответил, что не верю в детские сказки. В наше время не может произойти ничего подобного. «Мальчика заточили в скалу» — такой заголовок не произведет впечатления правдивой истории. Но как раз мне теперь предстоит найти любой способ, чтобы отсюда выбраться.

Позади меня только жесткая кровать, на которой я спал, и развалюха стол на одной толстой каменной ножке. Комната больше напоминает пещеру, в которой шероховатые стены сходятся вверху. А входной двери больше нет. Все произошедшее кажется весьма странным. Каким-то колдовством. Мне кажется, что я нахожусь здесь уже не один день. Сегодня утром кто-то просунул мне поднос с подгоревшими кусками мяса через щель в стене.

Все напоминает фильм ужасов. Я не видел той руки, но почему-то представил себе, что она серая и мохнатая. Не хочу спать, потому что во сне мучают кошмары. Но ничего другого здесь делать невозможно.

Смотрю на озеро и нахожу его прекрасным. Хорошо было бы поплавать по нему под парусом, а может быть, половить форель. Я совсем недавно видел, как появлялись то тут то там блестящие рыбки и гладкая поверхность покрывалась рябью. Солнце сияет, но оно не может осветить мою пещеру, хотя окно невероятно большое и простирается от пола до самого потолка. Если бы кто-нибудь проплывал мимо, он неминуемо увидел меня стоящим у окна. Но стекло в окне необычное, по-видимому очень толстое и чуть-чуть зеленоватое. Возможно, снаружи вообще невозможно увидеть, что я стою здесь. Я не хочу думать об этом, но все равно опять и опять вспоминаю, как получилось, что я сюда попал.

Я шел, как всегда, из школы домой. Путь у меня не длинный, часто я хожу вместе с Халлдоуром и Снорри. Но иногда мне больше нравится идти одному. Тогда я прохожу позади церкви и по длинному тоннелю, где много дурно пахнущих баков с мусором. Потом я прохожу мимо каменной стены художественного музея и далее вдоль склона. На всю дорогу у меня уходит в этом случае минут шесть. Вот так я и шел в тот день, о котором теперь мне совершенно не хочется вспоминать.

Когда я вышел из длинного тоннеля с дурно пахнущими баками и уже опять мог глубоко вдохнуть воздух, я увидел мальчика, которого раньше заметил в школе, или, может быть, только подумал, что раньше видел в школе. Он стоял, прислонившись к стене. Я медленно проходил мимо, когда он поманил меня. Я подумал, что он хочет что-то сказать, и поэтому остановился. В ту же секунду я осознал, что забыл в школе ранец. Какой осел! Я вспомнил, что повесил его на крючок в раздевалке, когда надевал куртку. Делать нечего, придется вернуться в школу. Какое-то время я был в нерешительности. И в этот момент он сказал очень тихо и отчетливо:

— У меня есть новая игра!

— Игра? — В тот момент я больше думал о другом.

— Военная игра, — сказал мальчуган. — Хочешь поиграть?

— Она что, у тебя здесь? — Я спросил и посмотрел по сторонам.

— Это компьютерная игра, — уточнил он. — Разве ты видишь где-нибудь компьютер?

— Конечно нет, — сказал я как можно более уверенно. — Я только подумал…

— Ты хорошо играешь в компьютерные игры? — спросил он.

— Нормально, — сказал я. — Во всяком случае в некоторые из них.

— Пошли!

Он не дал мне ни малейшего шанса отказаться. Про себя я подумал, что нехорошо идти в дом к незнакомому человеку. Но в то же время мне показалось, что он не такой уж и незнакомый, если я его встречал в нашей школе. И к тому же я вовсе не собирался оставаться у него долго, потому что еще надо было вернуться в школу за ранцем, а потом идти домой учить уроки. Но он уже шел, и я последовал за ним. Мы обогнули угол дома, вышли на узкую дорожку и оказались перед высокой дверью с полукруглым верхом. Мальчик открыл ее безо всякого ключа.

Мы вошли в небольшую прихожую. Мальчик сказал, что обувь снимать не надо. Он стал подниматься по крутой лестнице впереди меня. И когда я дошел до площадки, он уже открыл дверь в какую-то комнату или, скорее, зал. Там было почти пусто. В середине стоял круглый стол и еще три стула. Я вошел следом. Стены темно-красного цвета, в комнате полумрак. Напротив стола под потолком — окно с маленькими разноцветными стеклами, отчего оно больше всего походило на церковный витраж. Все показалось мне очень странным.

— Не волнуйся, — сказал мальчик. — Это всего лишь игра.

— А компьютер? — спросил я. — Где он?

— Да здесь. — Он похлопал себя по голове.

— Я имею в виду обыкновенный компьютер, — сказал я.

— Все это барахло, — отмахнулся он. — Кстати, как тебя зовут?

— Йонас, — представился я. — А тебя?

— Блим, — ответил он.

— Блим? Ты иностранец?

— Нет, не больше, чем ты.

Он предложил мне сесть за стол, и тут я увидел, что стол был своеобразной шахматной доской. На столе изображены шахматные клетки, все до одной пронумерованные. В середине стола на большом белом поле — рисунок животного, больше всего похожего на коня. Другие поля не имели картинок и были черного и красного цвета.

— Это и есть игра? — спросил я.

— Детский вопрос, — ухмыльнулся Блим. — Ты уже, наверное, видел эту магическую игру?

— Магическую игру?

— Да, настоящую, серьезную игру. А не эти компьютерные детские игрушки.

— Какую еще серьезную игру? — Я действительно его не понимал.

— Играющий либо выигрывает, либо проигрывает.

— Но так бывает в большинстве игр.

— Если ты проиграешь здесь, то сам попадешь внутрь игры.

Я заметил, что он улыбался очень зло, когда говорил: «…сам попадешь внутрь игры». Вся эта история порядком мне надоела. Я почувствовал беспокойство оттого, что сижу здесь и даже не понимаю, о чем мы говорим.

— Я ухожу, — сказал я и встал.

— Уже? — удивился он. — Это невозможно.

— Еще как возможно, — заверил я его.

Тогда Блим молниеносно схватил стол обеими руками и повернул его. Я почувствовал слабый запах машинного масла и услышал неприятный скрежет, в ту же секунду обернулся и увидел, что дверь, в которую мы вошли, исчезла. Я подбежал к стене, но на ней не было ни малейших следов двери.

— Что случилось?

— Где дверь? — спросил я.

— Ушла к тем, кто не хотел играть в эту игру, — усмехнувшись сказал Блим.

Тут я заметил, что торчавшие у него изо рта зубы были скорее клыками, а у волос пепельный оттенок. Глаза — маленькие и жалящие. Я понял, что это вовсе не обыкновенный мальчишка. Но кто же? Привидение? Эльф? Жуткое чудовище? Я постучал по стене кулаком, но только поранил руку о камни.

— Магическая игра ждет! — призвал Блим. — Выбора нет.

— Раз так, научи меня этой проклятой игре, — сказал я и почувствовал, что голос у меня вот-вот сорвется.

— Ты ответишь на три вопроса, которые сам выберешь, — прошептал Блим и тихо рассмеялся. — Получишь три умных вопроса, если угадаешь нужные клетки на доске.

Я стоял у стола, потому что боялся сесть. Нерешительно показал на одну клетку. Номер 63. Блим тут же повернул стол, и квадрат с номером 63 заполыхал ярким красным цветом.

— Сколько сторон имеет пирамида? — с вызовом спросил Блим.

— Четыре, — ответил я, не задумываясь ни на секунду.

— Верно! — воскликнул Блим и побледнел. — Ты — уникальный гений. Выбирай вторую клетку!

Я выбрал квадратик номер 35. Блим повернул стол, клетка заполыхала. Он задал второй вопрос:

— Какого цвета банановые яблоки?

— Банановые яблоки? — спросил я смутившись.

— Ну да, цвет банановых яблок?

— Не знаю.

— Плохой ответ, — сказал Блим и задрожал. — Какой невероятный болван! Счет сравнялся. Один — один.

Теперь уже задрожал я. Больше я не мог смотреть прямо в лицо Блима. Взгляд его стал отталкивающим. Как это я раньше не замечал, что он вообще не похож на нормальное человеческое существо? Одежды рваная, вся в лохмотьях. На губах играла отвратительная ухмылка. Но хуже всего было мое собственное положение. Теперь, чтобы выиграть, мне надо было дать правильный ответ. Дрожащей рукой я указал еще на одну клетку. Номер 12. Блим повернул стол. Эта клетка была черной и не заполыхала, как две предыдущие. Я закрыл глаза и услышал, как Блим шлепает губами, задавая следующий вопрос:

— Скажи мне, как возникает световой шар?

— Световой шар?

Я попытался вспомнить, что это за штука — световой шар? Может быть, когда-то раньше я это знал. Но единственное, что пришло мне в голову сейчас, это:

— В результате взрыва!

Блим постучал по столу кулаками и стал смеяться как сумасшедший. Я не сразу понял, правильно ли ответил, но потом до меня дошло, что это он смеялся над моим невежеством.

— Мне ведь только тринадцать лет, — сказал я и постарался сделать вид, будто ничего особенного не произошло. Мне совсем не хотелось, чтобы он подумал, будто я чего-то боюсь. — Я еще не знаю всего на свете!

— Никто не знает всего на свете, — сказал Блим. — Никто не знает, например, про эту дверь.

Он показал рукой назад, и я увидел дверь, через которую можно было уйти из этой ужасной комнаты. Я подумал, что он показывает мне выход, и бросился бежать к двери. Но в ту же секунду дверь пропала. Я опять услышал отвратительный скрежет и почувствовал запах машинного масла.

— Выпусти меня! Я хочу уйти! — закричал я и повернулся к Блиму.

— Успокойся, — пробормотал Блим и показал в угол комнаты. — Можешь выйти отсюда вон там.

Я бросился в угол и оказался в длинном темном коридоре. Позади меня звучал смех Блима. Я бежал вслепую, не видя даже собственных рук. Внезапно я понял, что попал в западню. Коридор привел меня в комнату с огромным окном, через которое проникал свет. Я остановился. Сердце мое замерло. Сзади раздался шум, я обернулся. Теперь там была стена, никаких признаков двери или коридора. Может быть, я сплю? Я ущипнул себя за руку и почувствовал боль. Я стал проклинать эту идиотскую игру. Но потом подумал, что проклятия ни к чему не приведут. Гораздо важнее действовать. В отчаянии стал я бегать по комнате и кричать изо всех сил. После этого почувствовал себя немного лучше и, видимо, вскоре уснул.

Когда я проснулся, на столе оказался поднос, на котором лежали свернутые в трубочку блины. Я съел три штуки, они были довольно вкусными. Сколько я ни раздумывал, каждый раз приходил к выводу, что единственный способ убежать из этого замкнутого пространства — выбраться через окно. Я попробовал разбить стекло, но ничего не получилось. Что делали обычно люди, попадавшие раньше в руки троллей или оказывавшиеся в заточении у эльфов? Я вспомнил, как они говорили какие-то волшебные слова, чтобы снова оказаться среди людей. Или же это совершенно невозможно, если так определяет рок? Ну почему Блим подстерег меня и заставил играть в магическую игру? Нет, видимо, надо было раньше читать больше сказок.

Я приложился щекой к холодной стене и прислушался. Сначала я услышал журчание воды, потом отдаленные звуки песни. Через какое-то время пение перешло в шепот, и тут я услышал:

— У тебя все будет хорошо. Не забудь, полярная гагара предвещает удачу.

Вчера я видел большую птицу. Она летала большими кругами над водой. Возможно, это была полярная гагара. Я стоял у окна и смотрел на озеро.

Примечания

1

Лапландия — одна из трех провинций Финляндии. (Здесь и далее примечания переводчика.)

(обратно)

2

Рефанут — название волшебного огромного корабля.

(обратно)

3

Имеются в виду Швеция, Дания и Норвегия.

(обратно)

4

Юнгфру — барышня, девица.

(обратно)

5

Вблизи от русской границы.

(обратно)

6

Кварт — четверть (0,25) метра.

(обратно)

7

Каянеборг — замок-крепость на острове близ города Каяне.

(обратно)

8

Аландские мальчишки — мальчики с Аландских островов.

(обратно)

9

Зеландия — крупнейший остров Дании.

(обратно)

10

Сконе — южная область Швеции, ранее принадлежавшая Дании.

(обратно)

11

См.: Туве Янссон. «Волшебная зима».

(обратно)

12

См.: Туве Янссон. «Папа и море». Морра — злобное, одинокое существо, там, где она сидит, замерзает земля. Ее имя употребляется в ругательствах (вместо «черт возьми!» — «Морра возьми!» и так далее).

(обратно)

13

В норвежских народных сказках главного героя чаще всего называют Эспен Аскеладд или Аскеладден.

(обратно)

14

Фут — английская мера длины, приблизительно равная длине ступни человека (30,5 см).

(обратно)

15

Зюйдвестка — непромокаемая клеенчатая шляпа.

(обратно)

16

Крона — денежная единица ряда стран. Крона Швеции, Норвегии, Дании содержит 100 эре.

(обратно)

17

Линёк — короткая корабельная веревка с узлом на конце, служившая ранее для наказания матросов на флотах многих стран.

(обратно)

18

Перевод стихов Е. Юдина.

(обратно)

19

Мука со спорыньей, паразитным ядовитым грибком.

(обратно)

20

Стокгольмский музей старинного деревянного зодчества под открытым небом.

(обратно)

21

Грейферные ковши — железные черпаки, прицепляемые к подъемному крану.

(обратно)

Оглавление

  • Эльфы, тролли и подарки
  • Сказки писателей Финляндии
  •   Сакариас Топелиус Принцесса Линдагуль
  •   Сакариас Топелиус «Рефанут»[2]
  •   Анни Сван Бельчонок и елочка
  •   Туве Янссон Дитя-невидимка
  •   Туве Янссон Повесть о последнем в мире драконе
  • Сказки писателей Норвегии
  •   Пер Кристен Асбьернсон Йёрген Ингебретсен Му Принцесса с хрустальной горы
  •   Пер Кристен Асбьернсон Йёрген Ингебретсен Му Шкипер и черт по прозвищу Старый Эрик
  •   Сигрид Унсет Жили в землянке петух да кошка…
  •   Ингер Маргрете Гордер Люди на деревьях
  •   Турбьёрн Эгнер Приключения в лесу Елки-на-Горке
  •     Глава первая. О Лазающем Мышонке, о его друге — Лесном Мышонке Мортене и о слойке с изюмом
  •     Глава вторая. О Лазающем Мышонке, которому удалось еще раз плотно перекусить, о Мортене, который раздобыл себе новую слойку, и о Лисе, которого одурачили дважды
  •     Глава третья. О Зайке-пекаре, о Крысенке, его ученике и помощнике, и о том, как Лиса одурачили снова
  •     Глава четвертая. О Лазающем Мышонке, который пытался поймать вора
  •     Глава пятая. О Лазающем Мышонке, «лошадке» и «самолетике»
  •     Глава шестая. О бабушке лесной Мыши, которая пришла в гости к Мортену, и о Мортене, который писал письмо папаше Бамсе
  •     Глава седьмая. О Маленьком Ворчунишке, о мамаше Медведице, о папаше Бамсе и о том, как Мортен и Лазающий Мышонок ходили в гости
  •     Глава восьмая. О Миккеле-Лисе, который ужасно проголодался
  •     Глава девятая. О том, как охотились на Лиса, о бельчатах и о Маленьком Ворчунишке
  •     Глава десятая. О том, что происходило в лесу, пока Маленький Ворчунишка был в плену
  •     Глава одиннадцатая. Про Мортена и Лазающего Мышонка, которые находят Ворчунишку, и про Миккеля, который надевает очки
  • Сказки писателей Дании
  •   Ханс Кристиан Андерсен Короли, дамы и валеты
  •   Ханс Кристиан Андерсен Предки птичницы Греты
  •   Ханс Кристиан Андерсен Эта басня сложена про тебя
  •   Свен Грундтвиг Санный поезд
  •   Свен Грундтвиг Дочь колдуна
  • Сказки писателей Швеции
  •   Эльсе Бесков Девочка с цветущими волосами
  •   Яльмар Бергман До чего ж люди трусливы!
  •   Анна Валенберг Кожаный мешок
  •   Хелене Нюблум Девушка, которая протанцевала все на свете
  •   Хелене Нюблум Домовой в витрине
  •   Сельма Лагерлеф Подменыш
  •   Астрид Линдгрен В стране между Светом и Тьмой
  •   Астрид Линдгрен Майской ночью
  •   Астрид Линдгрен Солнечная полянка
  • Сказки писателей Исландии
  •   Андри Снайр Магнасон Грустная сказка о короле Медиасе
  •   Адальстейн Аусберг Сигюрдссон Магическая игра
  • *** Примечания ***