Большая игра (Британская империя против России и СССР) (fb2)


Настройки текста:



Михаил Леонтьев БОЛЬШАЯ ИГРА Британская империя против России и СССР

Предисловие

«Большая Игра», по сути своей, — это печатная версия одноименного телевизионного сериала, показывавшегося на Первом канале, чем и объясняются ее некоторые структурные особенности. (На самом деле, лучше было бы наоборот, — сериал был бы телеверсией книги, поскольку материал гораздо более книжный, чем телевизионный.) По этой же причине полная исчерпывающая картина Большой Игры, включающей в себя и пресловутую холодную войну второй половины XX века, здесь не представлена. Но преимуществом книжного издания является обширная библиография, которая как раз и содержит эту картину во всей ее полноте. Кроме того, не откажем себе в удовольствии отметить: в этой книге (как и в сериале) нет неатрибутированных цитат. Значительная часть их взята из эксклюзивных интервью, причем не столько с ведущими политиками, сколько с ключевыми политологами, историками и аналитиками Америки, Британии, Франции и Германии.

Собственно, цель этой работы — показать смысл, логику исторического процесса. Мы абсолютно уверены в том, что ничто в мире не возникает из ничего, на пустом месте. Невозможно осмыслить, тем более предвидеть и управлять событиями, не осознав их историческую генетику. История доказывает, что особенности культуры, национального самосознания и объективные интересы государств прочны и долговременны и пробивают себе путь сквозь, казалось бы, самые радикальные социально-политические катаклизмы и перемены.

Современная ультралиберальная политическая философия, которая настойчиво внедряется на вестернизируемой территории, пытается выводить политику из неких универсальных общечеловеческих ценностей, существующих вне культурного и географического пространства. В процессе подготовки материалов случилось как-то интервью с неким Аланом Минком, французским политологом, типичным представителем леволиберальной группы, существующей вокруг известного издания Le Mond. Так вот, автор, пытаясь добиться от респондента ответа на вопрос, как Европа предпочитает интегрировать в себя Россию — целиком или по кусочкам, воспроизвел ему письмо немецкого посла в Австрии фон Вендена, написанное в марте 1918 года: «Может ли имперская Россия быть другом имперской Германии? Да, если мы не отберем у нее побережье (Прибалтику и Украину). Может ли Россия быть другом Mitteleuropa (кайзеровский предвестник современного Евросоюза. — Ред.)? Нет! И потому нам следует стремиться к дезинтеграции и расчленению России». В ответ господин Минк буквально подскочил на месте и завизжал: «Как вы можете ссылаться на какие-то цитаты столетней давности? Мы живем в совершенно другом мире…» Это люди, которых даже простые исторические параллели и примеры выводят из себя, которые существуют вне истории, вне культуры, вне прошлого и будущего. Вне собственной нации, если таковая у них есть. И ими очень легко манипулировать тем, кто реально ориентируется в историческом процессе. Так вот, нам бы хотелось, чтобы наши читатели относились не к первой категории, а к последней.

Естественно, эта книга является результатом работы довольно большого коллектива консультантов, администраторов и редакторов. Пользуюсь возможностью выразить благодарность людям, без помощи которых этот продукт не состоялся бы. Это наши консультанты-эксперты: И.М.Бусыгина, К.Виппенфюрт, А.А.Громыко, В.Ю.Крашенинникова-Берже, Е.О.Обичкина, П.П.Черкасов, А.И.Уткин, О.Ю.Ярцева; редакционный коллектив: И.М.Докучаев, А.А.Терентьев, В.А.Хохлов и др. А также все наши респонденты в США, Великобритании, Франции, Германии и России от Е.Гайдара до Г.Киссинджера и 3.Бжезинского. И особенно — Константин Эрнст, без которого эта идея не родилась бы на свет.


Когда все умрут, только тогда кончится Большая Игра.[1]

Редьярд Киплинг

I. Прелюдия. Рождение русофобии

«Великая нация полагается главным образом на себя и только потом на союзы, хотя бы они были самыми тесными, потому что глубоко в сердце каждой нации лежит старая крепкая злоба, которая в момент кризиса может вспыхнуть прежним пламенем» [2][3]

Джон Адам Кремб

Джон Адам Кремб — британский историк, классик британского империализма, написал это накануне Первой мировой. Это, можно сказать, правило актуально для любой великой нации в момент кризиса. Кстати, и для нас. Катастрофы, которые, казалось бы, кардинально меняют ход истории страны, на поверку оказываются временным сбоем, кочкой. Россия имперская проступает, проявляется сквозь Россию коммунистическую, якобы интернационалистскую, так же, как сквозь идеологический антикоммунизм проступает старая, вскормленная матерой геополитикой европейская русофобия.

«Если посмотреть, как ведут себя Соединенные Штаты сейчас, вторгаясь в Афганистан, Ирак, пытаясь навязать свою политическую систему государствам, отличным от них, можно утверждать, что они во многом повторяют опыт Британской империи. И мне хотелось бы напомнить американцам один интересный факт: первое, что приказал сделать командующий британской армией, захватившей Багдад в 1917 году, — это распространить прокламацию, в которой говорилось: „Мы пришли к вам не как завоеватели, а как освободители “»[4]

Нил Фергюссон

Нил Фергюссон, англичанин, гарвардский профессор, популярный в Америке апологет идеи наследования Соединенными Штатами миссии Британской империи.

А это — Мортимер Цукерман — глава Конгресса еврейских общин США и один из столпов нынешнего бушевского неоконсерватизма:

«Мы надеялись, что хотя бы сначала нас будут расценивать как освободителей. Но нас приняли за оккупантов»[5].

Надо же какая наивность!

Доминик Ливен — британский историк, но не чужой для нас. Потомок знаменитого графа Палена, по одной из версий задушившего шарфом императора Павла Первого:

«США стали преемником Великобритании. И я думаю, что Великобритания сознательно передала американцам и то бремя, которое несет империя»[6].

Несите Бремя Белых,
Пожните все плоды:
Брань тех, кому взрастили
Вы пышные сады,
И злобу тех, которых
(Так медленно, увы!)
С таким стараньем к свету Из тьмы тащили вы…
Редьярд Киплинг

Несите Бремя Белых…

Только вот как бы грыжу не заработать…

Холодная война, как вы слышали, — глобальное столкновение между СССР и США — закончилась. Завершилась, как принято считать, поражением СССР и окончательной победой «свободного мира» во главе с Америкой. И имперская Россия, достигшая своего наивысшего могущества в виде СССР, развалилась и рухнула.

Вас обманули… холодная война как не начиналась ни в 1946-м, и даже в 1918-м, так и не могла закончиться в 1991-м. Целое столетие, от поражения Наполеона и до Первой мировой, пронизано титанической борьбой, которую великая Британия ведет с Россией.

Большая Игра — название холодной войны XIX века. Большая Игра — это львиная доля того самого бремени белого человека, которое, надрываясь, тащат наши американские партнеры. Исторические корни Большой Игры — панический страх Британии за Индию. Британия была просто уверена — Россия обладает таким могуществом, что в принципе не может не претендовать на Индию. Собственно, это и было единственным основанием британских страхов, временами доходящих до паранойи.

Завещание Петра — «Протоколы русских мудрецов» 

Петр Первый умирает в 1725 году, оставив после себя, как бы сказать, некоторым образом бардак не только в политике, но и в престолонаследии. Однако почти век спустя в западных СМИ, особенно британских, начинает распространяться как подлинный документ некое «Завещание Петра I». Как доказательство претензий России на неограниченное мировое господство. Текст, как теперь уже доподлинно известно, происхождения французского.

Из «Завещания Петра I»

Во имя святой и нераздельной Троицы, мы, Петр, император и самодержец всероссийский, всем нашим потомкам и преемникам на престоле и правительству русской нации завещаем.

I

Поддерживать русский народ в состоянии непрерывной войны, чтобы солдат был закален в бою и не знал отдыха: оставлять его в покое только для улучшения финансов государства, для переустройства армии и для того, чтобы выждать удобное для нападения время. Таким образом, пользоваться миром для войны и войною для мира в интересах расширения пределов и возрастающего благоденствия России.


II

Вызывать всевозможными средствами из наиболее просвещенных стран военачальников во время войны и ученых во время мира для того, чтобы русский народ мог воспользоваться выгодами других стран, ничего не теряя из своих собственных…


III

При всяком случае вмешиваться в дела и распри Европы.


IV

Разделять Польшу, поддерживая в ней смуты и постоянные раздоры, сильных привлекать на свою сторону золотом, влиять на сеймы, подкупать их для того, чтобы иметь влияние на выборы королей.


VIII

Неустанно расширять свои пределы к северу и к югу, вдоль Черного моря.


IX

Возможно ближе придвигаться к Константинополю и Индии. Обладающий ими будет обладателем мира. С этой целью возбуждать постоянные войны то против турок, то против персов, основывать верфи на Черном море, мало-помалу овладевать как этим морем, так и Балтийским, ибо то и другое необходимо для успеха плана — устроить падение Персии, проникнуть до Персидского залива, восстановить, если возможно, древнюю торговлю Леванта через Сирию и достигнуть Индии как мирового складочного пункта. По овладении ею можно обойтись и без английского золота.


XI

Заинтересовать Австрийский дом в изгнании турок из Европы, а по овладении Константинополем нейтрализовать его зависть, или возбудив против него войну, или дав ему часть из завоеванного, с тем чтобы позднее отобрать это назад.


XII

Привлечь на свою сторону и соединить вокруг себя всех греков, восточных отщепенцев или схизматиков, распространенных в Венгрии, Турции и Южной Польше, сделать их средоточением и опорою и предуготовить всеобщее преобладание над ними посредством установления как бы духовного главенства: будет столько друзей, сколько окажется у каждого врагов.


XIII

Когда Швеция будет раздроблена, Персия побеждена, Польша похоронена, Турция завоевана, армии соединены, Черное и Балтийское моря охраняемы нашими кораблями, тогда надлежит под великою тайною предложить сперва Версальскому двору, а потом Венскому разделить власть над вселенною. Если который-либо из них, обольщаемый честолюбием и самолюбием, примет это предложение — что неминуемо и случится, — то употребить его на погибель другого, а потом уничтожить и уцелевшего, начав с ним борьбу, в исходе которой сомневаться уже будет нельзя, ибо Россия в то время уже будет обладать всем Востоком и большей частью Европы.


XIV

Если паче чаяния тот и другой откажутся от предложения России, то надлежит искусно возжечь между ними распрю и истощить их во взаимной борьбе. Тогда Россия, воспользовавшись решительной минутою, должна устремить свои заранее собранные войска на Германию и одновременно с этим выслать два значительных флота, один из Азовского моря, другой из Архангельска с своими азиатскими ордами, под прикрытием вооруженных флотов Черноморского и Балтийского. Выйдя в Средиземное море и океан, они наводнят с одной стороны Францию, с другой Германию, и когда обе эти страны будут побеждены, то остальная Европа уже легко и без всякого сопротивления попадет под него.


Так можно и должно покорить Европу.

Все, что происходило в мире, воспринималось европейскими аналитиками как подтверждение «Завещания Петра». Это «Протоколы сионских мудрецов» XIX века. Пресловутые «Протоколы» — о борьбе евреев за мировое господство — главная фальшивка двадцатого века. Наши — «Протоколы русского мудреца» — были все-таки на сто лет раньше.

Контора пишет…

«У меня нет сомнений в том, что Россия намеревается вторгнуться в Турцию и захватить черноморские проливы, ведущие в Средиземное море…»[7]

Гарри Трумэн; послание Дж. Бирнсу, 5 января 1946 года

«Мы имеем дело не только с Россией как с национальной единицей, но с экспансионистской мощью России времен Петра Великого, да к тому еще плюс и дополнительная миссионерская религиозная сила»[8].

Джеймс Форрестол, 11 апреля 1946 года

«Русские становятся бешеными собаками»[9].

Гарри Трумэн, 10 сентября 1946 года

Петр, тем не менее, действительно первый… замеченный британцами в интересе к Индии. Для Петра, как, впрочем, несколько позднее и для Павла I затеявшего потешный поход в Индию, Центральная Азия — это такой полуфантастический источник для пополнения опустевшей казны. Восточная сказка. В эту сказку он посылает экспедицию князя Бековича-Черкасского. Бекович и экспедиция его были коварно убиты хивинским ханом, заманившим их в ловушку. Петровской России не хватило сил и времени даже отомстить хану, однако галочку на пресловутом «Завещании» британцы поставили.

«Британцы задавались вопросом: какова цель русской экспансии, и единственное объяснение, которое они могли найти, — это то, что Россия лелеет планы распространить власть на соседние государства с тем, чтобы превратиться в глобальную мировую державу. А это уже был вызов британским интересам»[10].

Эндрю Портер, профессор кафедры имперской истории Лондонского университета

Старая Большая Игра — та же холодная война, небывалая по упорству и даже по срокам — почти столетие. С теми же инструментами, аргументами, совпадающими почти дословно. И самое удивительное, все ее воплощения и перевоплощения нанизаны на одну ось. Это Афганистан. Вокруг этой оси, этого несчастного, Богом и людьми забытого места крутятся, продолжают крутиться приводные механизмы новейшей мировой истории.

«Холодная война, разумеется, отличается от Большой Игры географическими линиями раздела, однако ключевым регионом и в том и в другом случае был Афганистан. Большая Игра никогда не заканчивалась и продолжается по сей день. Взять хотя бы современную Украину. Линия между Балтийским и Черным морями всегда перемещалась с востока на запад и с запада на восток. Этот регион извечно был предметом соперничества России и Западной Европы. Разделы Польши были одной из вариаций на тему Большой Игры».

Эндрю Портер 

Открытие России. Они в окно — а мы их в дверь, или Ногою твердой гнать от моря

«Для большинства англичан в XVII столетии было очень легко забыть о существовании России. У Британии не было здесь стратегических и даже торговых интересов. Если между двумя государствами и шла торговля, то она была крайне незначительна. Однако в начале XVIII столетия Россия становится важным фактором в европейской политике»[11].

Доминик Ливен

«Со времен Нельсона британцы воспринимали Средиземное море как британское озеро и не готовы были терпеть присутствие кого бы то ни было еще на этом озере. Они с трудом мирились с присутствием французов, но появление там русского флота, хорошо обученного и оснащенного, угрожало британским линиям коммуникации с Индией. Британские государственные деятели очень опасались за эту линию, которую, как это продемонстрировал Наполеон в 1798 году, так легко разорвать»[12].

Джеймс Лоуренс, британский историк, автор бестселлера «Взлёт и падение Британской империи»

5 июня 1976 года — день начала шестидневной арабо-израильской войны — стал днем рождения советской 5-й Средиземноморской эскадры. На постоянное боевое дежурство встало 40 боевых кораблей, в том числе 14 атомных и дизельных подлодок. 5-я эскадра существовала практически в симбиозе с 6-м Средиземноморским флотом США, постоянно сопровождая его во всех передвижениях.

Первая антирусская истерика в британском парламенте — это 1788 год. Русские взяли Очаков. Это русско-турецкая война, которая открыла освоение Новороссии.

Уильям Питт-младший, консерватор, премьер-министр Британии:

«Высокомерие русского кабинета становится нетерпимым для европейцев. За падением Очакова видны цели русской политики на Босфоре, русские скоро выйдут к Нилу, чтобы занять Египет. Будем же помнить: ворота на Индию ими уже открыты»[13].

В марте 1791-го Питт пытался согласовать с Пруссией текст ультиматума России с требованием отказа от присоединения Очакова и установления границы с турецкой Портой по Днестру. Англичане снарядили огромную эскадру почти в сотню кораблей.



Питт в парламенте:

«Мы не только превратим Петербург в жалкие развалины, но сожжем и верфи Архангельска, наши эскадры настигнут русские корабли даже в укрытиях Севастополя! И пусть русские плавают потом на плотах как первобытные дикари»[14].

Тогда Питт потерпел поражение в полемике со своими оппонентами-либералами. Но главным мотивом британской уступчивости стала новая угроза — Бонапарт.

Индийский поход Наполеона. Позади Москва…

«Период с 1793 по 1815 год — последний этап в длительном противостоянии Британии и Франции. Наполеон не мог соперничать с Британией на море. Ни его знаменитый поход в Египет, ни попытки угрожать Британской Индии нельзя рассматривать вполне серьезно. Только в том случае, если бы он завоевал всю Европу или, по крайней мере, заставил все европейские страны подчиниться его политике континентальной блокады, он обладал бы такими значительными ресурсами, что мог бы бросить вызов британской морской власти»[15].

Доминик Ливен

Наполеон. Последний французский кошмар англичан. Тот самый французский кошмар, который практически определял всю английскую политику предыдущего — восемнадцатого — века. Это борьба за Новый Свет. За новые рынки, за контроль над мировой торговлей. То бишь за Америку и Индию.

По сути, борьба Наполеона с Британией — это попытка реванша за уже свершившееся поражение в Новом Свете. Исход этой борьбы практически предопределился Трафальгарской битвой 21 октября 1805 года, когда одноглазый Нельсон погиб, но окончательно — то есть навсегда — утопил французский флот.

«Трафальгарская битва стала кульминацией глобальной войны. Франция проиграла уже тогда: она потеряла влияние на море. Все океаны с тех пор были подвластны Британии. Англичане могли отправиться туда, куда им заблагорассудится, их торговля была защищена. И, главное, у них были средства для того, чтобы оказывать давление на другие государства. Если бы они захотели, они могли бы полностью отрезать Европу от торговых путей»[16].

Джеймс Лоуренс

Борьба за Новый Свет бессмысленна без флота. Еще более бессмысленной была реакция Наполеона на это поражение — континентальная блокада Британии. Невозможно блокировать страну, обладающую господством на море.

Положение владычицы морей спасло Британию и в XX веке. В битве с Третьим рейхом. 30 июня 1940 года генерал-полковник Йодль представил Гитлеру свои соображения, озаглавленные «Продолжение войны против Англии», где утверждал, что угроза подводной блокады и ударов с воздуха заставит англичан запросить мира. Для блокады немецкий флот использовал в основном подводные лодки и крупные корабли-рейдеры. Удары по морским коммуникациям привели к лету 1941 года к потере трети тоннажа британского торгового флота. После захвата Норвегии и Дании немцы объявили тотальную блокаду. Они атаковали любое судно, направляющееся в Британию. Однако англичане, оперативно затопив флот своего бывшего союзника — Франции (операция «Катапульта»), при поддержке формально тогда еще нейтральной Америки, восстановили контроль над коммуникациями в Атлантике и Средиземном море, чем предопределили победу в битве за Британию. Гитлер вынужден был отказаться от реализации операции «Морской Лев» по высадке в Британию.


Тем не менее для победы над Наполеоном англичанам нужна Россия. Собственно, так же, как позднее над Гитлером. Ей предстоит сделать для Англии на суше то, что Англия смогла сделать с французами на море.

Граф Воронцов, английский посол в Англии:

«Французы созрели для свободы не более американских негров. Франция как будто укушена бешеной собакой. Я возмущен теми ужасами, которые совершаются отвратительной французской нацией»[17].

«Зачем Россия ввязывается в конфликты в Закавказье, за непроходимыми ущельями? Я не понимаю, какой может быть интерес в том, чтобы поддерживать этих грузин»[18].


Это письмо Воронцова своему брату. Граф Воронцов, англофил, ставший англоманом, которого английский посол в Петербурге Уитворд называл англичанином, — даже английскую кухню он предпочитал не только русской, но и французской. Ярый сторонник союза с Англией. Вне зависимости от интересов России. Воронцов поддерживал своих британских друзей даже в противодействии российской политике на Кавказе.

«Не было в мире ни одной империи, которая бы не принесла сюда кровь, разрушения, попытки уничтожения грузинского народа. Эти стены помнят римлян, византийцев, османов, персов, монголов, русских»[19]

Михаил Саакашвили

Действительно, какой интерес поддерживать этих грузин, которых, кстати, накануне подписания Георгиевского трактата оставалось всего-то 250 тысяч?

Активно поддерживая, можно сказать, направляя из Лондона дворцовый переворот 1801 года, когда был убит Павел I, Воронцов исходил именно из этих своих пробританских позиций. Что весьма укрепило его авторитет в Лондоне. Его родной брат Александр, возглавивший после переворота так называемый Особый комитет по образованию флота, утверждал по предмету назначения своего комитета, что России «в том ни надобности, ни пользы не предвидится…».

«Посылка наших эскадр в Средиземное море стоила нашему государству много, делали несколько блеску, и пользы — никакой»[20].

Александр Воронцов

Последовательно англоманский комментарий к известным победам русской эскадры Ушакова в Средиземном море. Которое, как вы помните, британцы воспринимали как свое озеро.

Посол Воронцов заложил основы той дипломатии, которая вовлекла через полвека Россию в ловушку Крымской войны. Сейчас мы назвали бы эту дипломатию козыревской.

«Стратегическое партнерство с США означает стратегическое партнерство со страной, нравится нам США или нет, но это та страна, которая сегодня в значительной степени определяет мировой экономический, финансовый климат. И конечно, желательно быть за столом, когда делят пирог»[21].

Андрей Козырев

Вообще-то в подобном контексте термин «стратегический партнер» переводится на русский как прихлебатель.

Надеждам Воронцова не сразу удалось сбыться. После аустерлицкого поражения Россия заключает Тильзитский мир с Наполеоном. Главный смысл для Бонапарта — присоединение России к континентальной блокаде Англии. Для России, кстати, весьма обременительной — Англия является главным потребителем русских товаров. Уже более века как весь английский флот строился на русском сырье — сосна, лен, смола, пенька. Не говоря уже о хлебном экспорте. Тильзит — это, по сути, пакт Риббентропа — Молотова XIX века. Россия пытается улучшить свои позиции в Европе накануне большого столкновения, уйти от войны в условиях изоляции.


Сэр Роберт Вильсон. Рождение британской русофобии 

Сэр Роберт Вильсон свидетельствует. Или лжесвидетельствует?..

«Я ненавижу Англию точно так же, как и вы, и готов вам помогать в любом мероприятии против них»[22].

Александр I — Наполеону

«Вот раздел между нашими двумя империями. (Указывает на Вислу) Если мы будем едины, весь мир будет наш…»[23]

Наполеон — Александру I

Ничего не напоминает? Циничный раздел Европы. Сговор между двумя кровавыми диктаторами… Пакт Риббентропа — Молотова. Уже тогда, так же как и в 1939 году, наши британские союзники мечтали столкнуть нас лбами со своим континентальным противником в наиболее удобный момент. Естественно, удобный для себя, а не для нас.

Сэр Роберт Вильсон был официальным наблюдателем при русской армии в 1812 году. Участвовал в боях, отличился, получил русский титул, первым сообщил о разгроме Наполеона. Однако это не помешало сэру Роберту Вильсону стать основателем английской и западной русофобии. Сразу по возвращении в Британию после войны он занялся антирусской кампанией, обвиняя русских в варварстве, уничтожении пленных, каннибализме… В 1817 году Вильсон выпустил антироссийский памфлет «Описание военной и политической мощи России». Именно там впервые в публичном обороте появляется пресловутое «Завещание Петра I» со складной картой, где наглядно показывается расширение российских границ по трем направлениям, подкрепленное картиной гонки российских вооружений — восьмикратный рост русской армии.



«Россия использовала в своих целях события, от которых страдала Европа, взяв в свои руки скипетр всемирного господства. Англия посвятила все свои силы и ресурсы, чтобы устранить опасность одной доминирующей державы — Франции; но Россия, воспользовавшись случаем, оказалась на такой высокой вершине, о которой Роберт Вильсон французы могли только мечтать»[24].

Роберт Вильсон

«Человеческая трагедия заключается в том, что, несмотря на огромные жертвы, мы так и не обрели мира и безопасности, а напротив, находимся перед лицом еще более серьезной опасности, чем та, которую мы только что сумели ликвидировать»[25].

Уинстон Черчилль, 1946 год

Как точно в вильсоновской традиции изменилась лексика нашего ближайшего союзника, только что возлагавшего на Россию всю надежду на спасение Британии…

«Сталин — это Гитлер, который желает, чтобы плоды победы достались ему без всякой борьбы».

Уинстон Черчилль, 1947 год

Официальная британская позиция по поводу деятельности Вильсона тогда была мягко оппортунистической — не надо нагнетать страсти, разрушать союз… Но уже тогда идеи Вильсона обретают очень большую популярность среди британских интеллектуалов, либералов и прогрессивных журналистов.

Избавление от Наполеона. Явление нового монстра 

Наполеон — вы будете смеяться — напал не на Индию, а на Россию. И, опять же вопреки ожиданиям всего мира, потерпел катастрофу. На самом деле это судьба всех посторонних, которые вмешивались в нашу Большую Игру и мешались под ногами. Чужие здесь не ходят… Ведь не нужна была ему Россия — даром. Наполеона никогда не оставляла мечта стать новым покорителем Востока. Сошлемся на нашего великого историка Тарле, который описывает, как Наполеон мечтал накануне перехода через Неман:

«Предположите, что Москва взята, Россия повержена, царь помирился или погиб при каком-нибудь дворцовом заговоре, и скажите мне, разве невозможен тогда доступ к Гангу для армии французов, а Ганга достаточно коснуться французской шпагой, чтобы обрушилось это здание меркантильного величия».

Здание меркантильного величия — это уж точно не Россия…

И пока в этом здании, чудно спасенном нашими усилиями, умиляются казакам, расположившимся в Париже, а Россия в течение последующих пары десятилетий формально считается британским союзником, будущие британские игроки Большой Игры всем своим существом начинают ощущать, как на месте, которое освободил Наполеон, появляется новое чудовище.

«Священный союз был в интересах России. Это был союз консервативных христианских монархий, который долгое время обеспечивал порядок на континенте. И нельзя обвинять русскую элиту той эпохи в том, что она не могла предвидеть, что через три поколения не Франция, а Германия будет представлять основную угрозу Российской империи»[26].

Доминик Ливен

Кто будет представлять основную угрозу Российской империи — это большой вопрос. Только не для англичан, которых, в данном случае, представляет Доминик Ливен. Англичанам нужно было, чтобы таким противником в решающий момент оказалась Германия. И они этого добивались. А можно ли винить русскую элиту за ее хроническую слепоту — собственно, об этом и весь сказ.

А пока — Венский конгресс. На этом собрании, где победители Наполеона делили послевоенную Европу, русский император требует всю Польшу. Британия собирает против России всю Европу. Союзники — на грани войны. Результат — компромисс: раздел Польши. Результаты Вены — это последняя западная граница Российской империи. На сто лет. В Азии же, там, где не было Венского конгресса, эти как бы союзники столкнулись в Большой Игре.


«Кровавый русский деспот может думать, что, если мы неспособны предотвратить раздел Польши, мы будем спокойно наблюдать за ограблением Турции».

«Морнинг кроникл», 20 апреля 1817 года

«Мы всегда боролись за те же принципы свободы… Если бы не разделы Польши, если бы этот народ остался свободным, мы никогда бы не увидели варварские орды русских, опустошающих Европу, калмыков и казаков северного деспота, расположившихся на улицах и в парках Парижа. Каждый английский моряк готов принести свободу и помощь несчастным полякам. Через месяц наш флот потопит все русские суда во всех морях земного шара»[27].

Из выступления редактора газеты «Манчестер таймс»

«Кем тогда станет русский император? Калмыком, окруженным несколькими варварскими племенами, дикарем, власть которого на море не больше власти китайского императора?»

«Таймс», 25 августа 1822 года

Как быстро наши союзники забыли, при каких обстоятельствах «казаки и калмыки» расположились на улицах Парижа. Почти так же быстро, как про улицы Берлина в 1945-м.

А вот и польский президент Квасьневский в интервью во время «оранжевого кризиса»:

«Для каждой великой страны Россия без Украины является лучшим решением, чем Россия с Украиной»[28].

«Это польский тезис?» — спрашивает корреспондент. «Нет, американский», — честно отвечает Квасьневский. Строго говоря, американо-польский, поскольку это вообще почти цитата из Бжезинского: «Россия с Украиной всегда великая держава, а без Украины — нет».

«Россия больше не может писать собственные правила в своем собственном мире, Россия не может затащить Украину в подворотню и избить ее»[29].

Неназванный высокопоставленный чиновник государственного департамента США, 10 января 2006 года

Бремя Белых и афганский синдром 

1813 год — русский реванш в Персии, ненадолго отсроченный вторжением Наполеона. Отряд генерала Котляревского наносит персам страшное поражение. Британия пока еще числится в самых близких союзниках, все-таки разгар Европейского похода против французов. Однако именно в бою с отрядом Котляревского гибнут первые одинокие британские игроки Большой Игры, лейтенанты Линдсей и Кристи (как это сегодня называется, военные советники). По Гулистанскому миру в 1813 году Россия получает почти все нынешнее Закавказье и приближается к Индии на двести пятьдесят миль. В прямой пропорции усилению в этом регионе России усиливается молодая британская русофобия.

В глазах людей, отвечающих за безопасность Индии, Афганистан начинает разрастаться до невероятных размеров. Обнаруживается, что все сухопутные вторжения в Индию (моря британцы по известным причинам не боялись) — начиная с древних ариев, Александра Македонского, Великих Моголов — проходили через афганские перевалы — Хайбер и Балан. Такая большая воронка с узкими горлышками, через которые захватчики ворвутся, для того чтобы отобрать у британской короны ее индийскую жемчужину.

«Предыдущие вторжения в Индию начинались отсюда, и британцы опасались нового вторжения или появления с территории Афганистана провокаторов, которые будут призывать к низвержению британского колониального правления»[30].

Эндрю Портер

Герои и жертвы Большой Игры. Их портреты сегодня, в основном, — в кабинетах географии. Картографы, этнографы, исследователи, торговцы, авантюристы — по своей первой специальности это военспецы, разведчики и инструкторы. Солдаты империи, воспетые великим бардом британского империализма Редьярдом Киплингом:

Несите Бремя Белых,
Пожните все плоды…

«Сейчас мы, конечно, избегаем киплинговского языка из-за его расистской фразеологии, но основная идея о том, что миссия развитых стран заключается в модернизации и цивилизации бедных стран, в действительности, не столь уж чужда нам. Если перевести Киплинга на английский язык начала XXIстолетия, то „бремя белого человека" следует заменить на „бремя развитого мира"»[31].

Нил Фергюссон

И это язык, который часто используется либералами на Западе, негосударственными организациями, людьми, выступающими за увеличение роли ООН и других международных институтов. Они хотят, чтобы Соединенные Штаты и Европейский союз взвалили на себя это бремя и вмешивались в такие конфликты, как, скажем, суданский. Понятие цивилизационной миссии сохранилось, несмотря на то что язык Киплинга ушел в прошлое. И стремления современных либеральных империалистов в действительности немногим отличаются от киплинговского призыва столетней давности.

Киплинг — ярый игрок Большой Игры. Собирательный образ такого игрока — Ким из его одноименного романа. Вот один из прототипов собственно Кима — Джон Киннэйр:

«Какую бы дорогу агрессор ни избрал, они все ведут через Афганистан — и в первую очередь для русских»[32]

Следующий. Уильям Муркрофт. Очень старательно занимался покупкой лошадей в Тибете. В доме местного сановника обнаружил двух собак, чье европейское происхождение определил с первого взгляда, поскольку одна собака была терьером, а другая — мопсом. Узнав в нем европейца, собаки начали радостно лаять, а успокоившись, очень сносно выполнили военные команды. И Муркрофт осознал, что собаки принадлежали русским — и мало того — военным. До самой своей трагической смерти в 1825 году он засыпал свое руководство в Калькутте предупреждениями о русской экспансии.

«Британцы опасались, что Россия двинет свои армии в Центральную Азию, а затем через Оксус в Афганистан и Индию. К этому примешивался страх, что, если индийцы восстанут, они будут воспринимать русских как освободителей. В официальных кругах в Британии и Индии такие настроения были крайне распространены»[33].

Джеймс Лоуренс

Огромное впечатление на Муркрофта произвела встреча с неким царским «послом» Мехди Рафаиловым (этот бывший уличный торговец кашмирскими тканями персидско-еврейского происхождения был русским агентом). Рафаилов поразил Муркрофта умением привлекать мусульманское население Кашгара и Кашмира к России. Там, где пройдут караваны с русскими товарами, считал Муркрофт, наверняка следом могут пройти и казаки. Он предупреждал, что если англичане не смогут первыми прибрать к рукам Афганистан, то это наверняка сделают русские.

«Если бы Рафаилов прожил еще несколько лет, то он смог бы реализовать такие сценарии, от которых содрогнулись бы многие кабинеты Европы»[34].

Уильям Муркрофт

Пять лет Муркрофт, рискуя жизнью, добирался до таинственной Бухары. Не успел он восхититься красотами Бухары, как его постигло жесточайшее разочарование. Его встретила толпа детей, кричавших: «Урус, урус». То есть Муркрофт опоздал… Уильям Муркрофт совершил кучу географических открытий. Лошадей он купить так и не сумел. Но главные его заслуги перед Британией лежат в сфере геополитики. Это так и не услышанные тогда предупреждения насчет намерений русских в Центральной Азии, которые превратили его в идола молодых британских офицеров, его преемников в Большой Игре.

«Самое главное оправдание Муркрофту — местоположение его одинокой могилы в окрестностях города Балха. Муркрофт лежит недалеко от того места, где спустя более полутора веков советские войска и тяжелая техника двигались через реку Оксус на юг, направляясь в Афганистан. Он не мог бы рассчитывать на лучшую эпитафию»[35].

Питер Хопкирк

Персидская сказка-1. «Первая кровь» 

Так нужна ли России Индия? И, соответственно, Персия, Афганистан и прочие ворота, воронки, проходы? Константинополь и проливы — вот реальная цель российской политики. Это и идея православной империи — Третьего Рима, но это и безопасность, и выход в европейское Средиземное море из перекрытого проливами черноморского озера. Режим проливов — кардинальный вопрос российской безопасности. В центре британской политики — индийская паранойя. Афганистан — ворота в Индию. Персия и Турция — калитки сбоку. Конкретно Персия — путь на Герат, то есть тот же Афганистан.

Войска генерала Ермолова, наместника на Кавказе, вошли в Турецкую Армению. В то же время Россия втягивается в освободительную войну греков против Турции, и вот в этот момент — припомните декабрь 1825 года: смена императоров и мятеж. Надо сказать спасибо декабристам. Персы воспользовались ситуацией и в результате неожиданного нападения чуть не взяли Тифлис. «Лев Кавказа» впервые промахнулся. Николай I смещает Ермолова, назначает Паскевича, естественно, обвиняет Лондон в подстрекательстве. Паскевич разгромил персов и взял Эривань. Персы бросились за помощью к англичанам. Это вызвало растерянность в Лондоне: подстрекать — не воевать. К тому же у них не было войск на Кавказе, и вообще они пока не готовы были ссориться с русским «союзником». По Туркменчайскому миру (1828) Россия получила Эривань и Нахичевань, шах вынужден согласиться на покровительство России. Британское влияние в Персии испарилось.

Кстати, о нынешней Персии — Иране, откуда тоже чье-то влияние в один момент испарилось. И о нынешней титанической борьбе утративших влияние за нераспространение ядерного оружия…

В 1976 году президент Джералд Форд в поддержку иранской долгосрочной программы развития ядерной энергетики подписал меморандум № 292 «О сотрудничестве между США и Ираном в области ядерных исследований». Меморандум предусматривал покупку американских реакторов и оборудования для получения плутония из отработанного топлива АЭС. Рассматривался вопрос о строительстве в Иране международного центра по переработке ядерного топлива.

«Шах Ирана стал проявлять интерес к ядерной энергии в 70-е годы, и можно не сомневаться, что его целью было получение атомной бомбы»[36].

Том Грэм, бывший американский посол в Иране

«Они были нашим союзником, а это была коммерческая сделка. В то время мы не задавались вопросом о том, что однажды они начнут разрабатывать ядерное оружие»[37].

Генри Киссинджер

«У них полно нефти и газа. Никто не может понять, зачем им еще требуются ядерные энергетические мощности?»[38]

Дик Чейни, «Вашингтон пост», 27 марта 2005 года

«Британия была не способна соперничать с Россией в Иране. Я думаю, что это объясняется тем, что ни один британский бизнесмен не был заинтересован в развитии персидской экономики и не готов был вкладывать в нее инвестиции. До того как в конце XIX — начале XX столетия в Иране была найдена нефть, этот регион был абсолютно непривлекателен для инвестиций. И британцы ограничивались неофициальным влиянием на Тегеран»[39].

Эндрю Портер

4 марта 1819 года в Тегеран прибывает Грибоедов, бывший до того секретарем Ермолова. Кстати, чтобы понять отношение Грибоедова к мятежу декабристов, — вспомним его известную цитату:

«Сто прапорщиков хотят изменить весь государственный быт России. Я говорил им, что они дураки»[40].

Казалось бы, откуда такое презрение к декабристам у автора «Горя от ума», либерала, прогрессиста? Понять это довольно просто, если вспомнить, что Грибоедов — игрок той самой Большой Игры. Непоследний игрок. Для него акция его петербургских знакомцев — это удар в спину в той войне, холодной и горячей, которую Россия вела со своим смертельным врагом.

Грибоедов полагал, что его долг — помогать армянам, которые стали теперь российскими подданными. И когда из шахского гарема сбежал евнух с двумя армянскими девушками, Грибоедов предоставил им убежище. Это решение, мягко говоря, спорное с точки зрения дипломатии, стало роковым. Посольство было взято штурмом, Грибоедов погиб с оружием в руках, а уличный торговец кебабами отрубил ему голову и, к восторгу толпы, выставил ее вместе с очками на своем прилавке.

Как нетрудно предположить, российские источники как тогда, так и сегодня предполагают за этим убийством английский след.

Убийства послов — фирменный стиль в Центральной Азии. В самом начале Большой Игры так были убиты майор Донован в Мерве и полковник Стоддарт в Бухаре. Однако надо заметить, что Грибоедов — чуть ли не единственный русский посол, ставший жертвой в Большой Игре. В отличие от англичан, а затем, естественно, и американцев.

Во время первой афганской войны в 1841 году в Кабуле растерзан британский посланник Александр Бернс, а за ним отправилось и все британское войско. В 1879 году захвачена английская миссия в Кабуле, убиты все английские дипломаты и охранявший их отряд солдат.

В ноябре 1979 года исламские студенты захватили посольство США в Тегеране, взяв в заложники десятки американских дипломатов и сотрудников посольства. Операция «Когти орла» по их спасению началась в апреле 1980 года. Не долетев до Тегерана, часть вертолетов сломалась — вынуждены были сесть в пустыне. Один из вертолетов на земле столкнулся с самолетом-заправщиком. На следующий день иранский патруль обнаружил брошенную технику, среди нее — 4 исправных вертолета. Президент Картер кратко прокомментировал: «Провал… Пошло все к черту!» Туда оно, собственно, и пошло.


Больной человек Европы: лечить или мочить? 

1829 год. Русские войска в первый раз подошли вплотную к Константинополю, и генералы в первый раз — но не в последний — молили императора, чтобы он им позволил взять Константинополь. Сбывались кошмары Вильсона.

«Британия беспокоилась, что линия сообщения с Индией уязвима, особенно в районе черноморских проливов, в котором Россия также воспринимала себя уязвимой, поскольку это был ее главный торговый путь. Таким образом, уязвимые точки двух империй совпали»[41].

Нил Фергюссон

Опасаясь войны с Европой, Николай подписал Адрианопольский договор. Договор давал независимость грекам, которые, собственно, Россию тут же и «кинули». В остальном смысл договора был, в общем-то, торговый. Он обеспечил русским судам проходы через те самые проливы. Однако английское правительство впало в истерику: Россия хочет разгромить и расчленить крупнейшие азиатские державы — Персию и Турцию.

«Неприятная правда заключается в том, что Турция уже не независимое государство. Она находится в рабском подчинении, фактически является собственностью России… Случалось ли, что такие пространства были подчинены какой-то империи в одночасье?.. Если двадцать лет назад Россия была почти наполовину европейской, то в тот момент, когда мы пишем эти строки, Европа почти наполовину русская, и, разумеется, ни один здравомыслящий человек в Европе не будет спокойно взирать на столь обширный и быстрый рост российской власти».

«Таймс», 16 октября 1829 октября

Это из знаменитой фултонской речи Черчилля, которую принято считать объявлением холодной войны:

«Моя обязанность заключается в том, чтобы представить вам некоторые факты о нынешнем положении в Европе. От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике железный занавес опустился на континент. За этой линией хранятся все сокровища древних государств Центральной и Восточной Европы».

Из выступления Уинстона Черчилля в американском городе Фултон 5 марта 1946 года

На самом деле Николай считал Россию настолько сильной, что был долгое время против разделов Персии и Турции. Идея в том, что Россия может, покровительствуя этим странам и гарантируя их целостность, лучше обеспечивать свои интересы. Лозунг «делить наследство больного человека Европы», коим была объявлена Оттоманская империя, был выброшен именно европейскими державами, среди которых наибольшие претензии выказывала Австрия, а Франция и Англия ей попустительствовали с совершенно конкретной целью — антироссийской.

Британо-российские отношения заметно портятся, соответственно и наследники Вильсона, основателя русофобской школы, пользуются гораздо большим спросом «наверху». Еще в 1828 году полковник Джордж де Ласи Эванс публикует книгу «Замыслы России»:

«Необходима коалиционная война, в которой против России объединились бы Англия и Франция, с тем чтобы уничтожить ее главные морские стратегические базы — Севастополь и Кронштадт, изгнать ее из Черного и Каспийского морей не без помощи кавказских горцев и Персии, установить там полное господство британского флота. Необходимо также поднять и другие нерусские народы и развязать внутри России гражданскую войну».


В 1828 году ему никто не поверил. Следующая его книга с характерным названием «Осуществимость российского вторжения в Британскую Индию» оказалась вполне востребованной. Эванс тонко подметил, что цель России — отнюдь не завоевание Индии, а дестабилизация там британского правления. Вероятным он считал не персидское направление, а центральноазиатское, далее по Оксусу (Амударье) до Балха и через Кабул — к Хайберскому перевалу. Все, в общем, довольно убедительно. Особенно для тех, кто не знал этих мест, а их, строго говоря, тогда никто толком не знал. Лорд Элленборо, возглавлявший контрольный совет по Индии, рассылает труд Эванса заинтересованным лицам. Джон Малкольм — губернатор Бомбея отмечает в дневнике:

«Я был убежден, что нам придется сражаться с русскими на Инде… Чего я боюсь, так это оккупации Хивы, которая может остаться для нас неизвестной. А всего через три-четыре месяца враг может оказаться в Кабуле».

Русскую армию надо остановить подальше от Индии. А что там находится подальше, никто не знал. Никаких карт, никаких сведений о русских силах, о флоте, например, на Каспии… Единственный источник информации — Муркрофт — мертв. У британского посла в Петербурге Гейнсбери был шпион, который доносил, что у России нет сил, и ни с военной, ни с экономической точки зрения она не способна предпринять поход на Индию. Посол слал донесения. Лорд Элленборо обозвал посла русофилом.

«На самом деле британские страхи были сильно преувеличены. У России не было ни малейшего шанса вторгнуться в Индию через Афганистан, как это сделала армия моголов в XVI веке. Европейская армия нового образца с ее сложной инфраструктурой не могла уже повторить такой подвиг и пройти сквозь Афганистан… Это было довольно нелепое противостояние, в котором и Россия, и Британия преувеличивали уровень потенциальной угрозы. Конечно, у русских было больше причин для страхов, чем у англичан. Британская империя была мощнее, подвижнее и могла угрожать российскому ядру»[42].

Доминик Ливен

Очень характерная черта всех наших отношений с англосаксами от Британии до США. Британцы, а затем американцы всегда переоценивали российскую, а затем советскую мощь. Эта характерная истерика в медиа — это абсолютно естественная, генетическая реакция на любые, даже самые сомнительные проявления признаков российского могущества.

«Британцы боялись русских. Это было глупо. Я до сих пор не понимаю, как русские могли бы перебросить армию через Гималаи, но все-таки мы этого боялись. Я думаю, то же самое происходит сейчас с американцами. Мы считаем США гипердержавой, а сами они совсем не чувствуют себя в безопасности. Это очень многое объясняет в нашем поведении тогда и американском сейчас»[43].

Родрик Брейтвейт

Что касается России, то здесь традиция скорее обратная: в России принято было своих англосаксонских друзей-соперников недооценивать.

Дэвид Уркварт — Лохнесское чудовище Кавказа

Попытка персидского реванша в Закавказье, спровоцированная англичанами, провалилась. Англичане вынуждены были отказаться от покровительства шаху, и британское влияние в Персии сменилось русским. Вот в этой обстановке и появляется новая тема в Большой Игре: Кавказ.

Россия прочно утвердилась в Закавказье. В тылу, за спиной Армении и Грузии, народы которых Россия практически спасала от истребления, оказались кавказские горцы — мусульмане по преимуществу. На западе — Черкесия, на востоке — Дагестан. Россия вынуждена была заняться кавказским вопросом.

И тут обнаруживается, что там — на Кавказе — уже работает британская агентура.

Дэвид Уркварт. Человек, открывший Кавказ для Большой Игры. Отпрыск одного из влиятельнейших шотландских кланов, владелец замка на знаменитом озере Лох-Несс — Лохнесское чудовище Большой Игры. Его пылкий шотландский темперамент первоначально привел его добровольцем на войну греков против турок — как Байрона. В отличие от Байрона, он столь же пылко полюбил турок и начал испытывать страстную антипатию к их врагам — русским. Кстати, именно Уркварту Британия обязана появлением первых турецких бань.

Благодаря своему влиянию в высших сферах, включая короля Вильяма IV, осуществлял деликатные дипломатические миссии, был назначен секретарем посольства в Константинополе. Там он и установил первый контакт с черкесами.

«Сопротивляясь России, кавказские народы оказывают бесценную услугу Англии и Европе. Если русская армия захватит Кавказ, уже никто и ничто не сможет остановить ее победную поступь дальше на юг, восток или запад и помешать царю стать полновластным хозяином в Азии и Европе. Черкесы являются стражами Азии»[44].

Дэвид Уркварт

Черкесы напоминали Уркварту его родных шотландцев. Вообще, у Уркварта вполне современная политкорректная привязанность к малым угнетенным народам.

«Вы единственные из народов мира, кто узрел истинное лицо России. Потому-то вы одни и противитесь ее власти. Но вы должны увидеть и истинное лицо Европы. Ваша безопасность в борьбе с Россией была гарантирована знанием ее слабостей, ваша защита от Европы будет заключаться в знании ее вероломства»[45]

Старая привязанность европейских правозащитников к малым угнетенным народам расцвела новым цветом после распада Союза. В 1991 году в Амстердаме возникла Организация непредставленных наций и народов — ЮНПО, в которую вступили Сянцзань-Уйгурский район Китая, Тибет, индийский Нагалнен, Курдистан… Однако большая часть непредставленных наций — это народы России. На повестку дня поочередно выносятся сепаратистские идеи для чувашей, удмуртов, коми, татар, бурят, тувинцев. Но особое внимание, конечно, уделяется Кавказу. Республика Ичкерия была принята в ЮНПО еще в августе 1991 года. Вице-президентом ЮНПО является родственник Дудаева Ахьяд Идигов (полномочный представитель парламента Ичкерии за границей). В докладе лорда Энналза, главы ЮНПО, подготовленном в 1992 году, говорится:

«Регион Северного Кавказа представляет для России стратегическую важность и требует особого внимания. Это ворота на весь Кавказ; где Россия хотела бы сохранить свою сферу влияния».

Любопытно, что брат докладчика возглавляет другую известную организацию — Международную амнистию (Amnesty International).

Уркварта отличала параноидальная страсть к разоблачению пророссийских заговоров. Даже революционеров 1848 года венгра Кошута и итальянца Мадзини он считал русскими агентами, поскольку они, мол, спровоцировали Россию вмешаться для подавления мятежей. Кавказскую войну Уркварт разжигал не только пером или средствами дипломатии. Он организовал поставки оружия и даже непосредственно занимался организацией военного дела и боевой подготовкой черкесов.

Россия, с целью воспрепятствовать внешнему вмешательству, ввела блокаду береговой линии — под предлогом чумы. Британцы блокаду не признали, но активности не проявляли. Уркварт решает проявить инициативу и подтолкнуть либерального Пальмерстона к действию. Он организует посылку в Суджук-Кале судна «Виксен» с грузом вроде как соли. Была обеспечена мощная газетная поддержка. Арест судна должен был воспламенить русофобское общественное мнение. Все шло отлично, судно было арестовано, антироссийские газеты подняли визг и ругали Пальмерстона.

«Захват „Виксена“ был прекрасным поводом для нападения. Тогда англичане могли бы нанести России сокрушительное поражение. Теперь же сделать это становится все труднее, поскольку ее мощь растет с каждым днем… Суть вопроса не в том, имеет ли Россия право владеть побережьем, а в том, выгодно ли это нам. Британские интересы превыше законов и справедливости, ибо они и есть законы и справедливость»[46].

Т. Этвуд

Пальмерстон решил все же, что если Черкесия еще и не принадлежит России, то Суджук-Кале уж точно российская территория. Уркварта отозвали в Лондон и уволили.



«Пальмерстон придерживался того принципа, что не следует использовать внутренние проблемы другой империи. Если бы британцы поддержали кавказские племена, это могло бы дать повод русским поддержать недовольных в Индии. Если вы встаете на этот путь, поддерживая мятежников против своего врага, то оказываетесь в неловком положении. Поддерживать мятежников в другой империи было крайне опасно. Это орудие, которое могло обернуться против вас самих»[47].

Джеймс Лоуренс

Уркварт, естественно, объявил, что Пальмерстон подкуплен русским золотом, и продолжал курировать поставки оружия на Кавказ и разоблачать пророссийских заговорщиков. Основал сеть комитетов по международным делам, занимавшихся системным распространением русофобии в Британии. Про комитеты эти однокашник Уркварта по Оксфорду, знаменитый экономист Джон Стюарт Милль сказал, что они объединяют элиту британской нации. В 1855 году Уркварт основал журнал «Фри Пресс», потом переименованный в «Дипломатик Ревю». Основным направлением его была антирусская пропаганда, постоянным сотрудником его — некто Карл Маркс, отдельно от своих классических трудов отличавшийся особой «любовью» к России. Что касается комитетов Уркварта, то они по своему составу, духу и влиянию на политику буквально являются прародителями нынешних многочисленных «международных комитетов», «неправительственных организаций», заточенных на «цветочные» и не очень цветочные революции. Сравните:

«Московия была вскормлена и выросла в кровавой и омерзительной школе монгольского рабства… В конечном счете Петр Великий создал систему универсальной агрессии. Он соединил ловкость монгольского раба с притязаниями монгольского владыки, которому Чингисхан передал в наследство по завещанию дело завоевания всей земли»[48].

Карл Маркс

«Сегодня худшее из худшего, что касается бесчеловечности, обрушивается на крохотную часть Кавказа. Если Европа возвысит свой голос, она спасет уверенность в себе, свою душу и свой проект содружества народов, которое собирается повернуться спиной к ужасам XX столетия. Российские войска — это армия оккупантов»[49].

Андрэ Глюксман, 2002 год

Что касается собственно Кавказа, дело Уркварта не прерывалось практически никогда.

«Стремление России подчинить Кавказ мы должны рассматривать как крестовый поход силы против права, совершенно несовместимый с законами цивилизованных наций… Цивилизаторская миссия здесь принадлежит Англии, законному лидеру конституционной свободы во всем мире, могучему оплоту против деспотизма»[50]

Эдвард Спенсер, 1838 год

«Терроризм является ответом на отказ Кремля удовлетворить справедливые требования чеченского народа, который добивается независимости или, по крайней мере, автономии»[51].

Сенатор Джон Маккейн

Замените здесь слово Англия другим — Америка… Вся современная западная публицистика, посвященная российской политике на Кавказе, — всего лишь плагиат стосемидесятилетней давности. Единственное отличие — предшественники свои мысли выражали четче.

«Эта крепость — Кавказ — представляет для Англии более важную точку опоры, чем Турция. Там мы могли бы в любое время и за пустячную цену, благодаря воинственному расположению населения, его нехитрым привычкам и воздержанному образу жизни сформировать и вооружить двести тысяч храбрейших в мире воинов, способных, в случае крайней необходимости, дойти с огнем и мечом до самых ворот Москвы»[52].

Эдвард Спенсер

Вот оно, истинное предназначение кавказских народов в глазах «могучего оплота против деспотизма». Заслугой господ Уркварта и компании в судьбе черкесов является то, что, вооружая и натравливая их на Россию, они довели дело до практического исчезновения этого народа на Кавказе. Слабость Уркварта в географии и меньшая доступность спасла тогда Дагестан и Чечню. Избавила их от гуманитарной опеки британских игроков в самый первый, самый жесткий период Кавказской войны. В результате народы Чечни и Дагестана сохранились до сих пор как самые многочисленные на Северном Кавказе.

Давно на почве европейской,
Где ложь так пышно разрослась,
Давно наукой фарисейской
Двойная правда создалась:
Для них — закон и равноправность,
Для нас — насилье и обман,
И закрепила стародавность
Их как наследие славян.
И то, что длилося веками,
Не истощилось и поднесь
И тяготеет и над нами —
Над нами, собранными здесь…
Еще болит от старых болей
Вся современная пора…
Не тронуто Косово поле,
Не срыта Белая Гора!
А между нас — позор немалый —
В славянской, всем родной среде
Лишь тот ушел от их опалы
И не подвергся их вражде,
Кто для своих всегда и всюду
Злодеем был передовым:
Они лишь нашего Иуду
Честят лобзанием своим.
Опально-мировое племя,
Когда же будешь ты народ?
Когда же упразднится время
Твоей и розни, и невзгод,
И грянет клич к объединенью,
И рухнет то, что делит нас?..
Мы ждем и верим провиденью —
Ему известны день и час…
И эта вера в правду Бога
Уж в нашей не умрет груди,
Хоть много жертв и горя много
Еще мы видим впереди…
Он жив — верховный промыслитель,
И суд его не оскудел,
И слово царь-освободитель
За русский выступит предел.

Федор Тютчев.

СЛАВЯНАМ.

Начало мая 1867 года

II. Срыв. От Афганистана до Крыма

«Англия существует до тех пор, пока она владеет Индией. Не найдется ни одного англичанина, который станет оспаривать, что Индию следует охранять не только от действительного нападения, но даже от одной мысли о нем. Индия, как малое дитя, нуждается в предохранительных подушках, и такой подушкой со стороны России является Афганистан»[53].

Лорд Керзон

Афганистан. Одна из самых нищих стран мира, где нет никаких разведанных полезных ископаемых. Через него не проходят никакие мировые торговые пути, если не считать нынешнего наркотрафика. Какая-то прореха на человечестве. Каким образом эта несчастная страна раз от раза в течение уже второго столетия становится осью мировой политики и мировой истории? Вследствие чего, собственно, она и стала такой несчастной…

Стало быть, Афганистан, считавшийся главными воротами в Индию, англичане решили сделать главным барьером на пути пресловутой русской экспансии.

«Географическое положение Афганистана и особый характер народа придают этой стране важное политическое значение в делах Центральной Азии, которое едва ли возможно переоценить»[54].

Фридрих Энгельс

Что касается географического положения, здесь все понятно. Теперь что касается характера народа и внутреннего устройства. С конца XVIII века, после распада дурранийской державы и смерти ее создателя Ахмад-шаха Дуррани Афганистан погрузился в непрерывные внутренние междоусобицы, подогреваемые англичанами. С другой стороны, в силу этой слабости, Афганистан перестал угрожать набегами кому-либо — в первую очередь Индии. Глава первого британского посольства Монстюарт Эльфинстон еще в 1809 году отметил обстоятельства, остающиеся актуальными и по сегодняшний день.

«Внутренне самоуправление племен настолько хорошо отвечает требованиям афганцев, что на жизни простых людей никак не сказывается полный паралич королевской власти»[55].

Монстюарт Эльфинстон

«В Афганистане так называемые военные лорды получают надлежащую поддержку, чтобы оказать содействие в американской борьбе с талибами и помочь Соединенным Штатам определить местонахождение Усамы бен Ладена. Однако данная схема работает не на благо построения государства, а является традиционной политикой лавирования между различными центрами власти в децентрализованной стране»[56].

Рой Эллисон

Именно Эльфинстон и подписал первый союзный англо-афганский договор с шахом Шуджахом, направленный тогда еще против Франции и Ирана. Однако чуть ли не на следующий день после подписания договора Шуджах был свергнут и с тех пор скрывался во владениях Ост-Индской компании, периодически совершая вылазки с целью вернуть себе власть. В Кабуле утвердился Дост Мухаммед, который, ввиду непрерывных угроз со стороны поддерживаемого англичанами Шуджаха, в конце концов вынужден был обратиться к России. Позднее он сказал Александру Бернсу, выдающемуся британскому игроку Большой Игры, которого направили в Кабул для переговоров:

«Я вижу, что Англия не дорожит моей дружбой. Я стучался к вам в дверь, но вы меня отвергли. Правда, Россия слишком далеко, но через Персию… она может мне помочь»[57].


«Большая Игра — это борьба за маленькие княжества в том регионе, где проходила линия раздела влияния между Великобританией и Россией. Ставки были высоки. Либо все; либо ничего. И смена правительства в Афганистане была куда больше, чем просто местная смена правителя»[58].

Рой Эллисон

Идея, как выразился тот же Керзон, охранять Индию не только от нападения, но даже от самой мысли о нем, собственно, и родила афганскую паранойю. Фактом является то, что никаких реальных попыток вторжения в Афганистан Россия не предпринимала никогда, во всяком случае, до известной брежневской инициативы. Совершенно очевидно, что у англичан «чесалось». Они высосали из пальца русскую опасность и ее носителя шаха Доста Мухаммеда, даже несмотря на то, что главный британский резидент в Кабуле Александр Бернс считал его своим другом и всячески пытался убедить начальство в целесообразности сотрудничества с ним. Удивительная особенность Афганистана в том, что все афганские войны, вне зависимости от времени и авторства, один в один по сюжету и последствиям повторяют первую афганскую.



Первая афганская. Предисловие

«Мы долгое время отказывались вмешиваться в дела Афганистана, но сейчас, когда русские хотят сделать афганцев русскими, мы должны позаботиться о том, чтобы они стали британцами»[59].

Лорд Пальмерстон

«До тех пор, пока Дост Мухаммед остается в Кабуле у власти, нет надежды на то, что будет обеспечено спокойствие наших соседей и не пострадают интересы нашей Индийской империи»[60].

Манифест лорда Окленда, вице-короля Индии, 1 октября 1838 года

Истерика в прессе и парламенте, как выяснилось, была специально организована. Либералы — премьер-министр Мельбурн, министр иностранных дел Пальмерстон и вице-король Индии лорд Окленд приняли решение любой ценой посадить на афганский трон свою марионетку Шуджаха. Для обоснования неизбежности войны Пальмерстон выпустил специальную «Синюю книгу» о ситуации в Афганистане, где пошел на прямой подлог депеш Бернса, который как раз утверждал, что Дост Мухаммед может быть лояльным и преданным союзником Британии. Собственно, подтасовку и фальсификацию документов позднее раскрыла парламентская комиссия, созданная оппозицией. Определенно по этому вопросу высказался Карл Маркс, специально изучавший проблему:

«Вторжение в Афганистан Палмерстон оправдывал тем, что сэр Бернс советовал вторжение как средство, пригодное для расстройства русских интриг в Средней Азии. Но, как оказывается, сэр Бернс действовал как раз наоборот, и поэтому все его обращения в пользу Дост Мухаммеда были уничтожены в пальмерстоновском издании „Синей книги“. Причем переписка посредством искажений и подделок получила смысл совершенно противоположный первоначальному»[61].

Что-то это очень напоминает. Припоминаете американо-британские скандалы по поводу доказательств наличия оружия массового уничтожения в Ираке? И про связи Саддама с Аль-Каидой? И как госсекретарь США Колин Пауэлл убедительно размахивал на Генеральной Ассамблее ООН пробиркой с белым веществом?

«Здесь помещается чайная ложка спор сибирской язвы. Ее было достаточно, чтобы блокировать осенью 2001 года работу всего сената США. У Ирака есть десятки, десятки, десятки тысяч таких чайных ложек этих спор».

Колин Пауэлл. Из речи на Генеральной Ассамблее ООН

«Англичане не раз испытывали искушение вторгнуться в Афганистан в надежде, что им удастся создать здесь государство-сателлит, дружественно настроенное по отношению к Британии. Они думали добиться политического соглашения, которое обеспечило бы стабильность на северо-западной границе Индии»[62].

Эндрю Портер

И тут английские страхи получили дополнительные основания. Персидский шах, получивший российскую поддержку и направляемый российским посланником генералом Симоничем, осадил Герат. Совершенно случайно в Герате оказался офицер из политической службы Ост-Индской компании Элдред Поттинджер, который принял самое непосредственное участие в организации обороны Герата. В конце концов все пришло к тому, что сам Поттинджер с одной стороны, и Симонич — с другой непосредственно руководили боевыми действиями. После поражения и отступления шаха Пальмерстон заявил: мы загнали Россию в угол. Российский МИД, как это часто бывало в Большой Игре, сделал вид, что Симонич грубо превысил свои полномочия…

Для свержения Доста Мухаммеда первоначально предполагалось использовать армию сикхов. Так же, как русские использовали персов в Герате. Однако правитель Кашмира Раджит Сикх гораздо лучше англичан на тот момент знал, что такое афганцы и Афганистан. Максимум, чего от него удалось добиться, — это согласия пропустить британские войска в Афганистан.

Тори — консервативная оппозиция — после того, как выяснилось, что персы (то есть на самом деле русские) потерпели неудачу в Герате, выступили против афганской экспедиции. Веллингтон даже философски заметил, что «там, где кончаются военные успехи, начинаются политические трудности». Однако вмешалась общественность, захваченная антироссийской истерией.

«От границ Венгрии до сердца Бирмы и Непала русский дьявол неотступно преследует и терзает весь человеческий род и неустанно совершает свое злобное дело, раздражая нашу трудолюбивую и исключительно мирную империю»[63].

«Таймс», 16 мая 1838 года

Текст замечателен тем, что проводить современные аналогии даже не требуется.

Пировали, веселились… Кошмар афганской победы

Весной 1839 года 16-тысячная британская армия вторжения вошла в Афганистан через Баланский перевал. Ближе было бы через Хайберский, но кашмирские сикхи воспротивились. Хотя и продали 10 тысяч овец для провианта. Англичане вступили в Кандагар и затем внезапным штурмом взяли хорошо укрепленную крепость Газни. После чего собственно военная часть кампании была завершена. Союзники Доста Мухаммеда начали разбегаться, Кабул был взят без боя. То есть произошло самое страшное, что может случиться в стандартной афганской войне: быстрая и сокрушительная военная победа. Ловушка захлопнулась легко.

«Звон денежных мешков и сверкание британских штыков вернули ему трон, который он без этих помощников добывал бы долго и безуспешно»[64].

Британский историк Кайе о возвращении трона Шуджаху

Особенность Афганистана, подтверждаемая всей историей, — штыки очень мешают мешкам. Поскольку это был первый опыт, трудно осуждать англичан за то, что они не предполагали известных последствий.

Британия — в эйфории. Вдохновитель и руководитель экспедиции Макнактон счастлив…

Характерно, что в первую афганскую Кабул отнюдь не казался такой дырой, как впоследствии. И для англичан выглядел уж точно гораздо привлекательнее Северной Индии. Британцы и двор Шуджаха гуляют в Кабуле. Экзотическая обстановка и бодрящий климат призвали сюда с жарких и пыльных равнин Индостана жен и даже детей офицеров английских войск. Процветали различные развлечения: скачки, крикет, концерты, катание на коньках и, особенно, распутство и пьянство. Триумфатор Макнактон получает назначение губернатором Бомбея, однако не спешит с отъездом. Он пишет вице-королю Индии лорду Окленду: «В Афганистане тишь, как в Беер Шиве в Дни Давидовы. Все приводит меня к выводу, что в Афганистане удивительно спокойно».



Это было его последнее донесение.

Как раз в это время англичане получили известие о крахе экспедиции генерала Перовского в Хиву, вышедшего в ноябре 1839 года из Оренбурга. Русские попали в снежные бури и вынуждены были повернуть назад, так и не встретившись с противником. Без единого выстрела потеряв пятую часть пятитысячного экспедиционного корпуса.

«Молчаливое и еще более пугающее продвижение России во всех направлениях стало теперь очевидным, и мы не знаем ни одной европейской или азиатской державы, в которую она не планирует осуществить вторжение»[65].

«Форин Куотели Ревю», июнь 1840 года

Афганская развязка. Одинокий всадник смерти

На фоне британского беспечного разгильдяйства росло недовольство афганцев.

Началось неожиданно — 1 ноября 1841 года, когда толпа обиженных плюс афганские солдаты, которым не платили жалованье, осадили дом Александра Бернса. Рядом находилось казначейство, в котором хранилось золото, которым британцы расплачивались со своими афганскими ставленниками. Запоздалые обещания заплатить впечатления не произвели. Во время штурма толпа разорвала Александра Бернса на куски. Это было началом конца. Из крепости Бала-Хисар шах Шуджах послал войска спасать Бернса — через густонаселенные районы Кабула. Но их перебили. Один из английских офицеров сказал тогда: «Следовало признать горькую правду, что в целой афганской нации мы не могли рассчитывать ни на единого друга»[66].

«Эта страна просто не поддается контролю. Это чрезвычайно раздробленная страна, в которой бушуют племенные страсти и которая повязана племенными обязательствами. Умение воевать заложено в афганцах самим развитием их истории, и мы, к своему стыду, в этом умении не можем с ними тягаться»[67].

Квентин Пил

Английские войска оказались осаждены в собственном лагере. Отдаленные посты уничтожались. Наступает жестокая афганская зима. Кончается продовольствие. Афганцы выманивают англичан на переговоры и убивают. Так был, в частности, убит Макнактон, не сумевший заступить на почетный пост губернатора Бомбея. Трагедия эвакуации британского гарнизона: афганские полевые командиры обещали обеспечить проход, требовали в заложники семьи офицеров, затем «неизвестные» отряды нападали на отступающих англичан. 16 тысяч человек начали зимний переход сквозь метель. Неделей позже часовые на стенах английского форта в Джелалабаде заметили человека. Одинокий всадник, как пишет Кайе, напоминал всадника смерти. Это был доктор Уильям Брайдон, военный врач, служивший у Шуджаха и ушедший из Кабула с гарнизоном.

Из 16 тысяч душ, оставивших Кабул, он оказался единственным, кто нашел убежище за стенами Джалалабада и принес ошеломленной британской нации весть о катастрофе. В живых еще оставались заложники и прятавшиеся в пещерах сипаи.

Вот одно из самых знаменитых произведений викторианской эпохи, картина леди Батлер, изображающая Брайдона и его пони: «Все, что осталось от «Афганцы атакуют» армии». Британская пресса ищет в катастрофе русский след. «Таймс» писала: «Мы с прискорбием вынуждены объявить, что к нам поступили экстренные сведения неимоверно бедственного и печального характера»[68].

Через несколько дней та же «Таймс» уже прямо указывает на Россию, «чье нарастающее влияние на местные племена ранее вынудило нас к вмешательству, чьи тайные агенты с величайшим тщанием изучают пути проникновения в Британскую Индию. И особенно подозрительно, что первым был убит Александр Бернс, самый жесткий и последовательный противник российских агентов». И вот еще очень характерная цитата «Таймс»: «Оправдались наши худшие ожидания по поводу афганской экспедиции, против которой мы протестовали с самого начала»[69].

Строго говоря, никто особенно и не протестовал.

Британское возмездие вынуждено осуществлять правительство тори, которое как бы протестовало. По тому же пути, на котором раскиданы скелеты британского корпуса, летом 1842 года британская экспедиция входит в Афганистан. Зрелище тысяч трупов вызывает ярость. Начинается дикая резня. Вырезаются целые села. 15 сентября без борьбы британцы взяли Кабул и освободили оставшихся там британских заложников. Еще более страшная резня в Кабуле, после которой оставалось только уйти. Британцы спускают «Юнион Джек» над Бала-Хисаром и еще раз проходят по «дороге скелетов». Первая афганская война закончилась. Через три месяца шах Дост Мухаммед, ради свержения которого и была затеяна эта война, возвращается в Кабул, и англичане соглашаются с этим с облегчением. Полный афганский круг завершился в первый раз, но не в последний.

Все ключевые участники Большой Игры этого периода погибли. Через несколько месяцев от лихорадки скончался герой Герата Поттинджер. И Британия, и Россия находятся под впечатлением цены центральноазиатских авантюр, что и становится поводом для короткой разрядки. Передышка на 10 лет — практически до Крымской войны. В процессе разрядки, как это и принято втихую, англичане захватили Синд, Пенджаб и посадили своего наместника в Кашмире. Русские, в свою очередь, продвинули линию крепостей через казахские степи до Сырдарьи и от Арала до Ак-Мечети.

На пути к крымской катастрофе. Подъем

Принято считать, что николаевская Россия выступала тогда в качестве жандарма Европы. То есть главный мотив российской внешней политики — легитимизм. Гарантии стабильности законной власти. То есть, соответственно тому времени, легитимным монархиям, которые Россия защищает даже в ущерб своим национальным интересам. В 1848 году армия Паскевича спасает австрийских Габсбургов, откровенно враждебно настроенных к России, от венгерской революции. Интересам Англии это как раз полностью соответствует, но английская общественность ненавидит Николая как душителя свободы.

«Для британского среднего класса, формирующего общественное мнение, Россия ассоциировалась с реакцией и деспотизмом. И русофобия, которая возникла в 1830-е годы, отчасти была вызвана британским представлением о России как о тираническом, опасном, агрессивном режиме… В Британии в это время начали появляться первые полудемократические институты, приобретало влияние общественное мнение, которое, как правило, интересуется внешней политикой, испытывает волнение по поводу и без повода, но в большинстве случаев просто не понимает, что происходит»[70].

Доминик Ливен

Именно эта «прогрессивная общественность» толкнула Англию на войну, которая, в принципе, Англии была не очень нужна и в которой она не могла и не хотела победить. То есть на так называемую Восточную, по-нашему — Крымскую войну. Этой войне предшествовало резкое усиление российских позиций в Турции.

Высшая и переломная точка в российской политике в отношении Турции — 1833 год. Правитель Египта паша Мухаммед Али поднял мятеж против султана. Войска паши оказались в непосредственной близости от Константинополя. Султан, естественно, обратился к англичанам. Либеральный кабинет Пальмерстона, естественно, колебался, рассчитывая, что Россия не решится действовать односторонне, без поддержки союзника, который, собственно, никак действовать и не собирался. В итоге султан был вынужден обратиться к России. Счет шел на часы, когда в проливы вошел русский флот. Результатом стало Ункьяр-Искилисийское соглашение, по которому Россия становилась гарантом целостности Османской империи, секретное соглашение о режиме проливов открывало их для всех русских судов и закрывало для военных судов иных держав. Россия гарантировала себе безопасность на Черном море.

«Я всегда остаюсь врагом мятежа и верным другом султана».

Николай I

Сам «верный друг» мотивировал свое согласие на русскую помощь таким образом:

«Когда человек тонет и видит перед собой змею, то он даже за нее ухватится, лишь бы не утонуть»[71].

Султан Махмуд

В 1833 году Россия добилась того, что потом нам удалось вернуть только в 1945-м. Тогда мы сумели сохранить этот режим чуть больше двадцати лет, а во втором случае — чуть больше сорока пяти. После распада СССР Турция безболезненно и незаметно для нашей дипломатии лишила Россию права свободного прохода через проливы. Черноморский флот, расчлененный между Россией и Украиной, оказался заперт в Черном море, которое из зоны гарантированной безопасности превратилось в огромное окно уязвимости. Вторая Крымская война была выиграна той же коалицией без единого выстрела.

«Черное море является зоной потенциальных конфликтов… Именно в этом регионе будут проходить войны XX века за национальное самоопределение, за безопасность, за нефть и за миграционные процессы… Америка твердо намерена обеспечить для себя поставки каспийской нефти. А ее новые военные плацдармы на западном побережье Черного моря могут со временем быть использованы для распространения американского влияния на весь Черноморский регион».

«Гардиан», 8 февраля 2005 года

Ункьяр-Искилисийское соглашение привело Пальмерстона в бешенство. В ответ на британские крики Россия заявила, что «мы просто сделали то, что Британия давно хотела, но не смогла».

«Пальмерстон отверг ответ как легкомысленный и оскорбительный, хотя знал, что он был до неприличия близок к правде»[72].

Питер Хопкирк

На пути к крымской катастрофе. Спуск

Россия достигла всех своих целей в Турции. Россия считала себя достаточно сильной, чтобы в одиночку договариваться с Турцией, в то время как европейцы стремились к интернационализации турецкого вопроса, то есть, по сути, к разделу Оттоманской Порты, которую называли «больным человеком Европы», на сферы влияния.

Однако на десятом году разрядки Оттоманская империя окончательно впала в маразм, одним из проявлений которого была систематическая резня христиан, подвигавшая Россию на посылку своих войск в христианские провинции. Это вызывало истерическую реакцию Европы, в первую очередь — Франции, стремившейся к реваншу после наполеоновской катастрофы. Россия ищет поддержки у англичан против Франции, англичане делают вид, что готовы ее предоставить. Таким образом, Россия постепенно втягивается в игры вокруг раздела Оттоманской империи.

Еще в 1850 году Луи Наполеон, будущий император Франции, решил домогаться восстановления Франции в роли покровительницы католической церкви в Османской империи, в которую тогда входила Святая земля. Тогда же французы потребовали восстановления преимущественных прав католиков на христианские святыни. Начался казуистический спор о том, кто должен чинить провалившийся купол, кому владеть ключами от Вифлеемского храма, какую звезду водворить в Вифлеемской пещере — католическую или православную.

Министр иностранных дел Франции Друэн де Луис уже после начала севастопольской осады:

«Вопрос о святых местах и все, что к нему относится, не имеет никакого действительного значения для Франции. Весь этот восточный вопрос, возбуждающий столько шума, послужил французскому правительству лишь средством расстроить континентальный союз, который в течение полувека парализовывал Францию»[73].

«Я думаю, что Крымская война, в первую очередь, была французской войной. Она была развязана Наполеоном III ради внутриполитических интересов. Он хотел обосновать легитимность своего режима, восстановить престиж Франции и вернуть русским долг за 1812 год»[74]

Доминик Ливен

Провидец Тютчев и куриная слепота

Федор Иванович Тютчев, который был не только великим поэтом, но еще и великим государственным чиновником, писал жене:

«Мы приближаемся к одной из тех исторических катастроф, которые запоминаются навеки. Невозможно, чтобы было иначе; невозможно, чтобы приступ бешенства, обуявший целую страну, целый мир, каким является Англия, не привел к чему-нибудь ужасному»[75].

Интересно, что ощущения, очевидные для здравой части русского общества, были абсолютно чужды николаевской дипломатии, твердо следовавшей курсом на союз с потенциальным противником. Вот что писал Тарле о всесильном русском канцлере графе Нессельроде:

«Мы знаем из позднейших свидетельств, что он понимал искусственный смысл искусственного раздувания со стороны Наполеона III этого выдуманного „вопроса “ и догадывался об опасности системы ответных провокаций со стороны Николая»[76].

Здесь придется остановиться на самой неприятной, особенно ввиду своей — по-прежнему — актуальности, странице российско-британских отношений девятнадцатого века. Это российская внешняя политика, продолжившая в самом тупом варианте «славную» воронцовскую традицию. Символом этой политики стал глава российского внешнеполитического ведомства канцлер граф Нессельроде. Нехитрая схема сводилась к тому, чтобы разыгрывать якобы непримиримые англо-французские противоречия, твердо рассчитывая на союз с Англией против идеологически чуждой и реваншистски настроенной Франции. Нессельроде, всячески поддерживая опрометчивое убеждение государя Николая I в том, что англичане с французами никогда не смогут договориться, шаг за шагом обеспечивал формирование против России единой общеевропейской коалиции во главе с вожделенным союзником — Британией. Это был последовательный путь к катастрофе Крымской войны. Людей, которые с самого начала видели эту катастрофу, в России не слушали.

«Бывают мгновения, когда я задыхаюсь от своего бессильного ясновидения… Более пятнадцати лет я постоянно предчувствовал эту страшную катастрофу — к ней неизбежно должны были привести вся эта глупость и все это недомыслие».

«Перед Россией стоит нечто более грозное, чем восемьсот двенадцатый год… Россия опять одна против всей враждебной Европы, потому что мнимый нейтралитет Австрии и Пруссии есть только переходная ступень к открытой вражде. Иначе и не могло быть; только глупцы и изменники этого не предвидели»[77].

Федор Тютчев

Тютчев называл Нессельроде, так и не освоившего до конца своей карьеры русский язык, «отродьем» и не без основания полагал, что за видимой глупостью стоят совершенно конкретные, проще говоря, предательские цели. Карл Маркс с Фридрихом Энгельсом в 1848 году написали:

«Вся русская политика и дипломатия осуществляется, за немногими исключениями, руками немцев или русских немцев… Тут на первом месте граф Нессельроде — немецкий еврей; затем барон фон Мейендорф, посланник в Берлине, из Эстляндии… В Австрии работает граф Медем, курляндец, с несколькими помощниками, все немцы. Барон фон Бруннов, русский посланник в Лондоне, тоже курляндец… Наконец, во Франкфурте в качестве русского поверенного в делах действует барон фон Будберг, лифляндец. Это лишь немногие примеры»[78].

Дело в том, что Николай I не доверял русским дворянам, особенно с фамилиями Тютчев или Горчаков, который, став министром после Нессельроде и после крымской катастрофы, исключительно дипломатическими шагами обнулил результаты крымского поражения. Горчаков — друг Пущина. Тютчев — вообще брат декабриста. Это недоверие государя — политическая контузия, следствие декабристского мятежа. Они были для него, как бы так сказать, «людьми ЮКОСа». А «людьми ЮКОСа» оказались как раз питерские немцы.

«Смотрите, с какой безрассудной поспешностью мы хлопочем о примирении держав, которые могут прийти к соглашению лишь для того, чтобы обратиться против нас. А почему такая оплошность? Потому что до сих пор мы не научились отличать наше Я от нашего не-Я…»[79].

Федор Тютчев

«Впрочем, я все более и более убеждаюсь, что все, что могло сделать и могло дать нам мирное подражание Европе, — все это мы уже получили… Нужна была эта с каждым днем все более явная враждебность, чтобы заставить нас осознать себя. А для общества, так же как и для отдельной личности, — первое условие всякого прогресса есть самопознание. Есть, я знаю, между нами люди, которые говорят, что в нас нет ничего, что стоило бы познавать. Но в таком случае единственное, что следовало бы предпринять, — это перестать существовать, а между тем, я думаю, никто не придерживается такого мнения»[80].

Федор Тютчев

Единственным отличием нынешней ситуации является то, что теперь в России такого мнения придерживаются не только отдельные представители общественности, но и целые, довольно крикливые, группы и сообщества.

«Суверенная демократия — из той же оперы. Не суверенитет нам нужен для защиты демократии, а наоборот!..

В странах западной демократии, которую ненавидят так называемые российские патриоты, люди живут хорошо. И если эти господа хотят, чтобы наш народ оставался в нищете, а чиновники еще больше воровали, — пусть строят „русскую демократию"…»[81]

Борис Немцов, 19 апреля 2006 года

После каждого разговора с премьер-министром Эбердином русский посол фон Бруннов через канцлера Нессельроде доводил до государя самые оптимистические донесения. Чем оптимистичней были донесения, тем решительнее делались шаги Николая и тем легче проводилась в Константинополе работа английского посла Стретфорд-Рэдклиффа по натравливанию султана на Россию. Любопытно, что фон Бруннов, вообще-то опытный и тонкий дипломат, находился под таким влиянием Сити, что уже после ввода русских войск в дунайские княжества обращается к Нессельроде с просьбой не чинить препятствий англичанам, «живо заинтересованным в торговле по Дунаю». Это в тот момент, когда британский флот уже подходил к проливам.

11 ноября эскадра Нахимова заблокировала в Синопской бухте стоявшую под прикрытием береговых батарей турецкую эскадру. Турки пошли на прорыв и были полностью уничтожены. На следующий день генерал Бебутов разгромил турецкую армию при Башкадыкларе — недалеко от Карса.

«Наши последние успехи могли быть очень обидными для них (имеются в виду англичане и французы. — Ред.), но они останутся бесплодными для нас. Здесь так много людей, которые могли бы дать им полное удовлетворение в этом отношении. И могут сделать России гораздо больше вреда благодаря своему положению»[82].

Федор Тютчев

Федор Тютчев, в отличие от российского политического руководства, отлично представлял себе, что воевать России предстоит отнюдь не с Турцией и что вина за эту ситуацию в значительной степени лежит на тех людях, которые систематически дезинформировали императора, вводя его в заблуждение и рисуя благостную и совершенно лживую картину событий. Здесь уместно вспомнить верноподданнический отчет государственного канцлера Нессельроде, о котором академик Тарле писал:

«Когда Николай Павлович читал эту французскую прозу своего канцлера, кончавшуюся выводом о мировом державном первенстве русского царя, французский флот уже подошел к Саламинской бухте, Стретфорд-Рэдклифф уже овладел Абдул-Меджидом, а в Вене окружение Франца Иосифа ежедневно твердило, что необходимо немедленно занять враждебную России позицию»[83].

То есть канцлер Нессельроде собирал всевозможные лживые сообщения и подносил их Николаю. Главное, в чем он пытался уверить и уверил царя — это в том, что никакого прочного сближения между Англией и Францией нет и не будет никогда.

«В самом ли деле он до такой степени ничего не понимал в происходящих событиях? Себя ли самого убаюкивал лживый и льстивый раб своими умильными речами или сознательно обманывал властелина?»[84]

Евгений Тарле

«Давно уже можно было предугадывать, что эта бешеная ненависть, которая с каждым годом все сильнее и сильнее разжигалась на Западе против России, сорвется когда-нибудь с цепи. Этот миг и настал… Это весь Запад пришел выказать свое отрицание России и преградить ей путь в будущее»[85]

Федор Тютчев

«Надо вырвать клыки у медведя… Пока его флот и морской арсенал на Черном море не разрушен, не будет в безопасности Константинополь, не будет мира в Европе».

Джон Рассел, лидер палаты общин, руководитель Либеральной партии, 1854 год

«Хорошо было бы вернуть Россию к обработке внутренних земель, загнать московитов вглубь лесов и степей».

«Таймс», 1854 год

После катастрофы. Кавказский синдром

Очень странное отношение к Крымской войне сохранилось в британской историографии — какое-то стеснительное. Смысл в том, что Британия опасалась, что у ее европейских союзников возникнет представление о Крымской войне как о части Большой Игры.

По сути, обе стороны ограничивали не только силу взаимных ударов, но и распространение их на более широкие и опасные — непредсказуемые театры военных действий. Тут наглядно видно, как различаются настоящие ставки игроков. Если для русских это Константинополь и проливы, то для англичан это Индия. У русских даже был план дю Амеля, российского посланника в Персии, — детально разработанный план вторжения в Индию. Соответственно, ахиллесовой пятой России был Кавказ, который уже превратился в одно из полей Большой Игры. Симметрично плану дю Амеля существовала идея прямой британской интервенции на Кавказе в помощь Шамилю.

«Эта крепость (Кавказ) представляет для Англии более важную точку опоры, чем Турция. Там мы могли бы в любое время и за пустячную цену, благодаря воинственному расположению населения, его нехитрым привычкам и воздержанному образу жизни, сформировать и вооружить двести тысяч храбрейших в мире воинов, способных, в случае крайней необходимости, дойти с огнем и мечом до самых ворот Москвы»[86]

Эдвард Спенсер

«Британский корпус, действующий в Грузии, при помощи Персии и Турции и при поддержке Шамиля с его выносливыми горцами, разумеется, отбросит русских с Кавказа»[87].

Из секретного донесения

«Надеюсь, что через 3–4 года ни одного русского солдата не останется в Грузии. Я уже говорил, что, если начнется война, это будет война между Грузией и Россией»[88]

Михаил Саакашвили, 5 августа 2004 года

«Европа и Соединенные Штаты должны помочь кавказским государствам, жаждущим свободы, избавиться от российского господства. Запад должен потребовать закрытия российских военных баз на территории Армении и Грузии, предложить своеобразный „план Маршалла" для всего Южного Кавказа, а также повести эти страны по дороге в единую Европу».

«Вашингтон пост», 14 марта 2006 года

Шамиль даже обратился с посланием к королеве Виктории, но ответа не дождался. Как Россия не решилась задействовать план дю Амеля, так и Британия не решилась распространить войну на Кавказ, а тем более в Центральную Азию.

«Я думаю, что Крымская война была сосредоточена на европейских вопросах и практически не касалась проблем Средней Азии и Большой Игры на северо-западной границе Индии. Однако Британия пыталась держать русских на расстоянии как от Индии, так и от Восточного Средиземноморья. В этом смысле Большая Игра — это единая целенаправленная политика, направленная на то, чтобы лишить Россию влияния на всем этом пространстве»[89].

Эндрю Портер

Крымская катастрофа стала крахом николаевской России, всей политики — как внутренней, так и внешней, как и, собственно, самого государя императора Николая Павловича, чью скоропостижную смерть так или иначе с этой катастрофой связывают. 1 февраля 1856 года, после сдачи Севастополя и ввиду откровенного предательства Австрии, собиравшейся прямо присоединиться к коалиции, Александр II соглашается на перемирие. На Парижском конгрессе России навязывают так называемую нейтрализацию Черного моря — то есть Россия теряет крепости на Черном море и флот, а режим проливов ставится под «международный», по сути англо-французский, контроль. Ситуация практически аналогичная сегодняшней. На пятнадцать лет российская активность в направлении проливов и на Балканах оказалась заблокированной, что, собственно, и подвигло Россию на резкую активизацию на Кавказе и в Средней Азии. То есть на активизацию Большой Игры. Этот, как представлялось из Лондона, неполноценный итог войны вызвал крайне болезненную реакцию у британских игроков. Известный нам Уркварт, как и положено, обвинил власти в предательстве:

«Задержка в отправлении экспедиции в Крым, неэффективность балтийской экспедиции, торговля с врагом во время войны — все это служит доказательством того, что британское правительство подыгрывало своему русскому патрону. Война была мистификацией, а Парижский мир превращает Британию в русскую провинцию»[90].

Дэвид Уркварт

Однако даже и сам, теперь уже премьер, Пальмерстон в письме королеве Виктории сокрушался по поводу преждевременного окончания войны, продолжение которой сулило «блестящие успехи» на море и на суше: отделение от России Финляндии, Польши, Грузии. Сетуя на недостаток терпения у союзников, он сожалел, что не смог в должной мере помочь своим «старым друзьям» черкесам. Характерно, что «друг» Пальмерстон — по старости дружбы — слабо различает «старых друзей» черкесов и «новых друзей» — чеченцев и аварцев.

Наиболее характерный взгляд с британской позиции: дело в том, что в процессе проигранной Крымской войны русская армия успела выбить турок из Карса и даже взять в плен британского полковника Вильямса, руководившего турецкой обороной.

«Русская звезда на Востоке затмила английскую. Потеря Севастополя для русских не так страшна, как потеря Карса для англичан. Это событие навсегда останется темным пятном в их истории. Пленение Вильямса, естественно, будет истолковано народами Азии однозначно — как победа России над Англией».

Булвер-Литтон, член палаты общин от Консервативной партии, 28 апреля 1856 года

Холодная война, или После драки помашем кулаками

Можно заметить, что в то время, как Россия переживает унижение от крымской катастрофы, британцы проявляют гораздо большее внимание к тонкостям восточной политики.

Под шумок Крымской войны Персия в очередной раз попыталась завладеть Гератом. На этот раз англичане посылают флот в Персидский залив. 1856 год: английский флот обстреливает персидское побережье, персы разбегаются. Разбежались даже персидские войска под Гератом, хотя находились достаточно далеко от побережья. Характерно, что персов как реального противника англичане не воспринимают. Фраза английского стрелка своему офицеру во время обстрела побережья: «Это хорошая оплеуха русским, сэр». Заметим, этот человек стрелял по персидским войскам в заливе — никаких русских там не было никогда.

Вот это и есть холодная война. Настоящая, знакомая до боли. Ровно той температуры, той степени охлаждения, к которой мы привыкли.

«Разрабатывая и осуществляя геополитику нефти, давайте постараемся мыслить понятиями, которые соответствуют XXI, а не XIX веку. Давайте оставим Редьярда Киплинга и Джорджа Макдональда Фрейзера там, где им и место, — на полках исторических романов. Большая Игра, в которой главными героями были киплинговский Ким и фрейзеровский Флэшман, была в значительной мере игрой с нулевой суммой. Нам же для того, чтобы осуществить задуманное, нужно нечто совсем противоположное: мы хотим, чтобы все ответственные игроки на Кавказе и в Средней Азии оказались победителями»[91].

Строуб Тэлбот, заместитель государственного секретаря США, 1997 год

«Ответственные» игроки, конечно, останутся победителями… Проигравшими останутся «безответственные» игроки, то есть те, которые не входят в избранный круг американских сателлитов. Можно, конечно, оставить Киплинга и Фрейзера на полке по доброму совету господина Тэлбота. Он нам вообще много доброго насоветовал. И тогда Большая Игра, наконец, превратится в маленькую-маленькую. С одним игроком. Вот таким:

«Смена режима в Ираке и появление в этой стране проамериканского правительства привели к тому, что Соединенные Штаты добились в Персидском заливе такого влияния, каким не обладала ни одна держава со времен Британии, а может быть, даже и Рима».

Д. Фрум, спичрайтер Дж. Буша (младшего)

III. Экспансия. Встреча на Оксусе?

«С того дня, как Герат ускользнет из наших рук, престижу нашему будет нанесен жестокий удар. Все честолюбцы, бездельники, все недовольные в Индии соединятся в один общий, враждебный нам вопль и будут напрягать зрение, чтобы уловить первый отблеск русского оружия»[92].

Чарльз Макгрегор

Это сказано Чарльзом Макгрегором, шефом разведдепартамента и квартирмейстером индийской армии, в 1885 году — через 27 лет после восстания сипаев в Индии. Тем не менее вот он: постоянный мотив британских опасений относительно Афганистана — того же Герата в частности. Британцы опасались не столько прямого российского вторжения в Индию, сколько восстания при первых слухах о таком вторжении.

Сипайский мятеж. Восстание пушечного мяса 

Из трех сипайских армий — бомбейской, бенгальской и мадрасской — последняя была не только самой крупной — 170 тысяч, — но и наиболее однородной по составу.

Сипаи рекрутировались в северо-западных провинциях из представителей высших индуистских каст, а также мусульман и говорили на одном языке, хинди. Непосредственным поводом к восстанию послужило введение англичанами новых ружейных патронов — по слухам смазываемых свиным салом и говяжьим жиром, что гармонично оскорбило религиозные чувства и мусульман, и индусов. Если серьезно, то причины недовольства были, конечно, более глубокими, и то, что ядром восстания стали туземные полки, сражавшиеся в Афганистане, где они были брошены английскими офицерами на произвол судьбы после очередной военной катастрофы, также было не случайно. Сипаям удалось, перебив английских офицеров, захватить Дели, присоединить к себе делийский гарнизон и заставить престарелого Багадур-шаха II объявить себя правителем Индии. Англичанам удалось локализовать мятеж и к сентябрю очистить Дели. Расправа, последовавшая за этим, изумила даже англичан. Все тот же лорд Эльфинстон, уже губернатор Бомбея:

«Преступления, совершенные нашей армией после взятия Дели, неописуемы. Наша месть пала поголовно на всех: и на друзей, и на врагов. В грабеже мы превзошли Надир-шаха».

«В 1857году случился кризис. Ходили слухи, что Ост-Индская компания намеревается уничтожить индийскую кастовую систему. В результате началось восстание среди индийских солдат компании, которое вскоре переросло в гражданскую войну. Многие индийские народы, в том числе и сикхи, которые были завоеваны за несколько лет до того, остались верны британцам. После короткой, кровавой военной кампании порядок был восстановлен, британское правительство упразднило компанию и объявило, что Индия отныне находится под прямым контролем короны. В своей прокламации королева Виктория ясно дала понять индусам, что Британия выступает в роли их защитника, что основной ее целью является физическое, интеллектуальное и моральное развитие граждан»[93].

Джеймс Лоуренс

Вот оно, невыносимое «бремя белых». Ведь «ясно дала понять» — ан не поняли…

Плоды крымской катастрофы. Торжество англофобии 

Крымская катастрофа безусловно дала новый толчок Большой Игре. Еще и потому, что Россия, оказавшись стреноженной в Европе, вынуждена была сосредоточиться на восточном направлении, то есть собственно на Большой Игре. И вообще, в русской политике после Крыма наступает перелом. Это конец «воронцовщины» и конец «нес-сельродовщины». Новая генерация русских политиков, не говоря уже о самих игроках, — убежденные англофобы.

«Англофилия была распространена в среде русской элиты намного больше, чем русофилия в британском обществе. Русские аристократы мечтали о конституции, они мечтали о статусе британской аристократии. Однако российская правящая элита прежде всего руководствовалась геополитическими интересами. За принятие внешнеполитических решений отвечал очень узкий круг: царь, министр иностранных дел, генералитет. Эти люди руководствовались исключительно геополитическими расчетами. Это был мир геополитического соперничества»[94].

Доминик Ливен

Вот для того, чтобы этот мир стал таковым, понадобилась крымская катастрофа. После нее российская политика приобретает современные черты. Это начало русской геополитики.

Граф Игнатьев — первый настоящий англофоб. Воронцов и фон Бруннов наоборот. Если последние дурачили российский МИД, то Игнатьев — британский. В 1858 году Игнатьев, назначенный императором для выполнения секретной миссии по противодействию англичанам в Центральной Азии, в своем докладе предлагает немедленно аннексировать среднеазиатские ханства, пока этого не сделали англичане. В промежутке между азиатскими делами — миссия в Пекин.

Там, после второй «опиумной войны», победившие англичане вместе с другими европейцами делят Китай. Открываются представительства в Пекине, порты для судов… Когда Игнатьев прибыл в 1859 году в Запретный город, император уже сбежал, а Пекин осаждала англо-французская группировка. Игнатьев предложил китайцам посредничество, которое китайцы с радостью приняли. Самое интересное в том, что англо-французы ни в каком посредничестве не нуждались. Как заявил британский командующий лорд Элджин, «мы могли бы аннексировать Китайскую империю, если б нам хватило глупости получить на руки вторую Индию». Соответственно, англо-французские войска, подписав соглашение на своих условиях, в ноябре 1860 года ушли, а через 10 дней китайцы подписали соглашение с Игнатьевым, по которому 400 тысяч квадратных миль Китайской империи в Приамурье отходило к России.


«Ни разу с 1815 года Россия не заключала столь выгодного соглашения, и, вероятно, никогда прежде такой подвиг не совершал столь молодой российский дипломат. Успехи 1860 года простирались весьма далеко, чтобы стереть досадные воспоминания о поражении в Крыму. Тем более что они были достигнуты в замечательной манере переигрывания англичан»[95].

Английский источник про Игнатьева

Игнатьев становится главой созданного азиатского отдела МИД. Вместе с новым военным министром, автором военной реформы Дмитрием Милютиным, Николаем Муравьевым (генерал-губернатором Восточной Сибири, который, собственно, и присоединил Приамурье), Александром Барятинским — генерал-губернатором Кавказа, который в 1859 году вынудил покориться Шамиля, они составляют группировку «ястребов». Большинство русского общества и торгового сословия, служилой и политической элиты тогда считало, что новая война с англичанами неизбежна. Русские «ястребы» пользуются большой поддержкой со стороны Отто фон Бисмарка, тогда посла Пруссии в Петербурге, будущего германского «железного канцлера».

«Я думаю, что для Германии было бы полезно, если бы русские тем или иным путем, физически или дипломатически утвердились в Константинополе и должны были бы защищать его. Это избавило бы нас от положения гончей собаки, которую Англия, а при случае и Австрия, направляют против русских вожделений на Босфоре»[96].

Отто фон Бисмарк

Бисмарк всегда, еще со времен Крымской войны, выступал против участия Германии — тогда еще Пруссии — «в англо-австрийских, как он полагал, играх против России», справедливо считая, что активность России в Азии никак не угрожает интересам Германии в Европе.

Туркестан. Первый бросок на юг 

Активность России в Центральной Азии получила дополнительный стимул от бурно развивающейся текстильной промышленности. Гражданская война в США — американский юг был крупнейшим экспортером хлопка — привела к проблеме с поступлением хлопка в Европу Тут выясняется, что Коканд и Бухара, вообще-то, потенциально очень сильные производители хлопка-сырца. Задача: получить эти области, пока этого не сделала Британия. И первый ход — «смычка границ» летом 1864 года.

Канцлер Горчаков в меморандуме «лечит» англичан по их же понятиям:

«Российское правительство вынуждено насаждать цивилизацию там, где варварский способ правления вызывает страдания народа, и оберегать свои границы от анархии и кровопролития. Такова судьба любой страны, оказавшейся в подобном положении»[97].

Намек прозрачный. Еще более изящно следующее предложение:

«Мы будем признательны, если ведущие государства, у которых меньше нерешенных вопросов и выше организация, установят для нас с географической точностью пределы, на которых мы должны остановиться»[98].

Вот так. «Держите меня крепче…» У русского канцлера было достаточно широкое поле для такого рода маневра. Это поле обеспечивалось стремительным продвижением России в Центральной Азии.

В мае 1865 года генерал-майор Михаил Черняев получает телеграмму из Петербурга — приказ остановить наступление. И, сделав вид, что он никакой телеграммы не получил, по собственной инициативе с 1300 солдатами захватывает Ташкент, который обороняла 30-тысячная армия эмира.


Британия ограничилась протестами, причем удивительно вялыми, — и, что интересно, — включая прессу и «общественность». Сэр Генри Роулинсон, один из героев Большой Игры, писал:

«Тем, кто помнит русофобию 1838—39 годов, безразличие британской публики к событиям, происходящим сейчас в Центральной Азии, может показаться одним из самых странных эпизодов современной истории»[99].

В чем дело? Просто было широко распространено убеждение, что наступление России все равно не предотвратить, а «голуби» вообще рассуждали, что лучше иметь соседями русских, чем дикие племена, и упорядоченная Средняя Азия, управляемая русскими, откроет новые рынки для британских товаров. Первые, можно сказать, цветочки наступающей либеральной эпохи. До этого военный контроль над территорией и контроль над рынками воспринимались как синонимы.

Кстати, важный урок — и необязательно тут приводить глобальные примеры вроде войны с Наполеоном или Гитлером: всегда, когда Россия ведет себя уверенно и последовательно и когда мир ясно видит российскую волю, западное общественное мнение находит достаточно веских и прагматичных аргументов, чтобы смириться и успокоиться. Это, собственно, и есть «работа по укреплению имиджа России в мире». Заметим, что вот эта новая наша «геополитическая» элита настолько в себе уверена, что даже на вялые британские протесты отвечает жестко.

«Нам нет нужды просить прощения у министров британской короны за каждое наше свершение. Они отнюдь не торопятся совещаться с нами, когда завоевывают целые королевства и оккупируют иностранные города. Мы же не просим, чтобы они оправдывались в своих действиях»[100].

Дмитрий Милютин

Новая Центральная Азия. Русский железный узел 

Назначение генерал-губернатором Туркестана Константина Кауфмана по сути означало, что вопрос со среднеазиатскими ханствами принципиально решен. В мае 1868 года взят Самарканд. Русские потери — 2 человека.

Бухарский эмир капитулирует и принимает протекторат России. Окончательное решение о присоединении Хивы было принято на совещании у императора в конце 1872 года, когда была произнесена известная просьба Александра II, обращенная к Кауфману: «Константин Петрович, возьмите Хиву для меня». Дальнейшее продвижение напрямую связано с железнодорожным строительством. На Каспии в обстановке секретности в 1869 году основан порт Красноводск.

Первый участок Закаспийской железной дороги начали строить в 1880 году при снаряжении ахалтекинской экспедиции Скобелева. Несмотря на беспрецедентные темпы строительства, дорога не понадобилась — экспедиция закончилась быстрее, после взятия Геок-Тепе. Однако именно ввиду осложнений с Англией в связи с присоединением Мерва и Кушки было решено продолжать дорогу дальше. В 1885 году дорога достигла Ашхабада, в 1886 — Чарджоу, в 1888 — Самарканда. В 1889 году дорога пришла в Ташкент.

Жюль Верн в романе «Клодиус Бомбарнак» пишет:

«…Часто говорят о необычайной быстроте, с какой американцы проложили железнодорожный путь через равнины Дальнего Запада. Но да будет известно, что русские в этом отношении ничуть не уступают, если даже не превосходят, как быстротой строительства, так и смелостью индустриальных решений».

Кстати, интересный вопрос: кто мешал англичанам строить дороги, например, в Центральной Азии? Именно внутренние трассы, а не ветки до ближайшего порта? В руководстве Индии и, особенно, у военных, такие идеи были популярны, но они не получили поддержки. Британия — морская держава. Зачем ей трансконтинентальные железные дороги?

Обстоятельство это на рубеже веков оценил классик британской геополитики сэр Генри Роулинсон:

«Еще поколение назад казалось, что пар и Суэцкий канал увеличили мобильность морских держав в сравнении с сухопутными. Железные дороги играли, главным образом, роль придатка океанской торговли. Но теперь трансконтинентальные железные дороги изменяют положение сухопутных держав, и нигде они не работают с большей эффективностью, чем в закрытых Центральных районах Евразии… Разве не является осевым регионом в мировой политике этот обширный район Евразии, недоступный судам, но доступный в древности кочевникам, который ныне должен быть покрыт сетью железных дорог?.. Россия заменяет Монгольскую империю… Да и никакая социальная революция не изменит ее отношения к великим географическим границам ее существования»[101].

Как в воду глядел. Действительно — «классик». Вообще-то, «поскребешь русского — найдешь татарина» — эта русская поговорка прочно легла в основу англосаксонской геополитики. К какому бы источнику — британскому, американскому — вы ни обратились, за последние триста лет, в качестве последнего аргумента, объясняющего все явления российской действительности, вы обязательно уткнетесь в «татаро-монгол». Англосаксонская геополитика — прочный залог единства наших народов. Однако об этом позже. А пока ветераны наступательной школы бьют тревогу. Сэр Джон Лоуренс, вице-король Индии заявляет:

«Россию следует предупредить о недопустимости ее вмешательства в дела Афганистана или любого другого государства, граничащего с Индией. Продвижение к Индии, переходящее некоторый рубеж, повлечет за собой войну с Британией во всех частях света»[102]

Вот здесь — нюанс. Некоторый рубеж. То есть впервые как бы намекается на возможность раздела сфер влияния в Центральной Азии. Россию это, собственно, устраивает вполне. Горчаков очень охотно заявляет, что нейтральной территорией как раз может стать Афганистан. Но тут возникает очередная географическая проблема. Обнаружился новый путь в Индию. Это китайский Туркестан — Уйгурия. Английские агенты, ринувшиеся туда, немедленно обнаружили там русских.

«Прежний „шелковый путь" превратился сегодня в нефтяной, основные траектории которого — из Турции в Пакистан и из Персидского залива в Китай — пролегают через „самаркандский круг". Какой-нибудь мечтатель мог бы представить себе гармоничный союз между Россией и Соединенными Штатами, совместно добывающими минералы, нефть и газ в Средней Азии, но печальная действительность заключается в том, что эти державы ведут неприкрытую борьбу за контроль над бывшим „шелковым путем"»[103].

Пепе Эскобар, декабрь, 2003 год

Лошадь Пржевальского — новая «собака Муркрофта»

На самом раннем этапе Большой Игры ее пионер Уильям Муркрофт обнаружил в предгорьях Тибета специально обученную собаку, посмотрев на которую, он сразу определил, что здесь прошли русские. Здесь, в Туркестане, англичанам еще проще было найти русских. Достаточно было встретить лошадь Пржевальского.

Во время первого тибетского путешествия, пересекая обширную пустыню — джунгарскую Гоби, — Пржевальский издали наблюдал и первым описал неизвестную европейской науке лошадь. Незадолго до того охотник-киргиз подарил ему шкуру этого животного.

«Мы переживаем эпический период путешествий по Центральной Азии, в котором сталкиваются интересы двух империй». Это цитата из Пржевальского. Николай Михайлович Пржевальский, открывший и описавший территорию в Центральной Азии размером с Европу, отчетливо ощущал себя участником Большой Игры, сделал блестящую карьеру офицера Генштаба, дослужившись от поручика до генерала. Именно Пржевальский считается родоначальником нового вида разведки — оперативной. В Лондоне русский путешественник воспринимался как важнейшее препятствие английской политике в Центральной Азии, и в Сити был устроен веселый праздник, когда пришло известие о смерти Пржевальского на берегах Зайсана, как раз в местах обитания одноименной лошади.


Пустыня Тала-Макан. По-уйгурски это означает «пойдешь — не вернешься». Это мусульманская территория, где еще в 1865 году один из местных вождей Якуб-бек поднял восстание против китайцев и объявил себя правителем независимой Кашгарии. Кашгария, естественно, становится площадкой для соперничества британских и российских спецслужб, оставивших после себя богатейшее этногеографическое научное наследие. Хуже того, они даже нарыли неизвестный проход. Подполковник Томас Гордон, обследовавший восточный Памир, обнаружил совершенно ничейный промежуток в 50 миль между хребтами:

«Если русские объявят эту территорию частью Коканда, они смогут вбить узкий клин настоящей российской территории между Афганистаном и Кашгарией и выйти к Индии»[104].

А в это время события в Европе — всего-навсего объединение Германии, прусско-австрийская война, франко-прусская война с осадой Парижа, революцией и даже Парижской коммуной, то есть события периферийные и малозначительные с точки зрения Большой Игры, тем не менее, позволили России в одностороннем порядке и без единого выстрела отказаться от дискриминационных статей Парижского договора и восстановить свои позиции в Черном море. Крымской единой антирусской коалиции нет. Результаты Крымской войны аннулированы. Британия, оказавшаяся в изоляции, протестует, но безрезультатно. Единственным результатом был крах прежней умеренной политики, а вместе с ним и смена правительства. В новом кабинете Гладстона МИД возглавил Бенджамин Дизраэли, сторонник энергичной, то есть антироссийской внешней политики. И — кто бы мог подумать? — идеальный объект для выхода энергии, естественно, — Афганистан. Параллельно, чтобы подстраховаться, британская корона выкупает 40 процентов акций Суэцкого канала у египетского султана. Это — на случай захвата Россией Константинополя и проливов, чтобы сохранить контроль над выходом в Индию.

Вторая афганская. Те же грабли, часть первая

История с Афганистаном, приведшая ко второй афганской войне — это чистое дежавю. Почти фарсовая копия первой афганской. Шер-Али, сын того самого Доста Мухаммеда, в 1873 году, опасаясь русских, обратился к англичанам за помощью. Сторонники умеренной политики, доживавшей свои последние дни, консерваторы ему не просто отказали, а сделали выговор. И Шер-Али, естественно, обратился в Ташкент, к Кауфману. Тут британцы опомнились и решили загладить ошибку, направив в Кабул миссию. Однако Шер-Али не принял миссию, сославшись на то, что тогда он не сможет отказаться принять и русскую миссию. Новый вице-король Индии лорд Литтон:

«Перспектива войны с Россией очень возбуждает. Если это случится, то лучше теперь, чем потом. В этой части мира мы вдвое сильнее России и располагаем лучшими базами для нападения и обороны. Вокруг северных границ Индии можно разлить огненное море, подстрекая ханства подняться против их российских хозяев»[105].

Заметим, Литтон — либерал. Источники характеризуют его как дипломата с богемными наклонностями, больше интересующегося поэзией, чем политикой. Агрессивность его источники объясняют тем, что «подобно большинству тогдашних интеллектуалов и людей, склонных к творчеству, он с детства ненавидел деспотический российский режим». Также заметьте — именно либералу Литтону одному из первых приходит в голову перспективная идея использовать против «деспотического российского режима» исламский фактор.

На этот же период приходится ренессанс британской русофобии. Книга сэра Генри Роулинсона «Британия и Россия на Востоке» становится хитом. Вполне нормальная, штатная русофобская литература. Ничего нового. Но общественностью востребована. При этом заметим, что даже среди сторонников жесткой линии буйнопомешанных не было. Вот что пишет лорду Роулинсону «ястреб»-реалист лорд Солсбери:

«Много недоразумений происходит от повсеместного использования мелкомасштабных карт. Если бы благородный лорд использовал карту крупномасштабную, он нашел бы, что расстояние между Россией и Британской Индией — не в палец с небольшим, а вполне достаточной величины»[106].

Реалист Солсбери нашел также возражения коллегам по поводу планов активного использования центральноазиатских племен против России:

«Россия может предложить афганцам грабить Индию. Мы же не можем предложить им ничего, потому что в Туркестане грабить нечего»[107].

Турки в Европе. Русский фронт — британский тыл

1875 год. Восстание против турок в Герцеговине распространилось на Боснию, Сербию, Болгарию. В мае 1876 года в Болгарии произошла особо масштабная резня, которая должна была бы шокировать цивилизованный мир. Так называемые башибузуки — нерегулярные турецкие формирования (как бы их назвать по-современному — законные бандформирования) — вырезали 12 тысяч болгарских крестьян. Европа через губу вынуждена осуждать турок. Во всем винят русского царя, который разжег беспорядки и вынудил бедных башибузуков резать крестьян.

У Бенджамина Дизраэли — теперь уже премьер-министра — жертвы резни не вызывают особого сочувствия. Он расценивает это как кухонные сплетни. Эта позиция опирается на самую широкую общественную поддержку. Вот популярные мюзик-холльные номера того времени. Лондонские обыватели, плохо знающие, где находятся Болгария и Герцеговина, распевают:

Не пожалеем денег, не пожалеем сил
И русскому медведю дорогу преградим.
Дух бриттов реет гордый,
Константинополь, будь свободный![108]

Русские войска вместе с румынами и болгарскими добровольцами вступают на территорию Болгарии. Королева Виктория пишет Дизраэли:

«О, будь королева мужчиной, она бы задала трепку этим русским! Если Англия дойдет до того, что будет целовать ноги России, то королева в подобной процедуре участвовать не намерена»[109].

Королева Виктория, 1877 год

И ответ Дизраэли:

«Императрица Индии должна приказать своим армиям очистить Среднюю Азию от московитов и загнать их в Каспий»[110].

Бенджамин Дизраэли, лорд Биконсфилъд королеве Викторищ 22 июня 1877 года

Февраль 1878 года. После кровопролитнейших сражений под Плевной, шипкинской обороны русские войска вплотную подошли к Константинополю. В Мраморное море входит британская эскадра.

Узнав о движении британского флота, царь 10 февраля хотел было приказать главнокомандующему ввести войска в Константинополь. Однако Горчаков и военный министр Милютин возразили ему, и царь изменил свое решение: лишь высадка английского десанта должна стать сигналом для оккупации турецкой столицы. Но когда советники ушли, Александр II, оставшись один, передумал и опять склонился к тому, чтобы занять Константинополь. В итоге царь отправил главнокомандующему две телеграммы с противоположными приказами. Война казалась практически неизбежной.

«Если русские возьмут Константинополь, королева будет так оскорблена, что, наверное, сразу отречется от престола»[111].

Королева Виктория, 27 июня 1877 года

Одновременно Кауфман в Туркестане сосредоточил 30-тысячную армию. Ее задача — в случае войны прорваться через Афганистан в Индию. В Кабул послана миссия Николая Столетова, чтобы заручиться содействием афганцев.

«Мы можем жестоко отомстить Англии, если она вступится за турок с оружием в руках. За каждое русское судно в Балтийском море с льном, пенькою, салом, дровами и мукою мы будем захватывать и топить десятки судов английских с золотом, опиумом и чаем в океанах, Китайском и Индийском морях. В случае войны Россия потерпит много, но не лопнет, не поддастся и выдержит до конца, тогда как Англия — богатство и сила которой основаны на промышленности, производительности и торговле — разорится и лопнет прежде нас. Мы бедны — Англия богата, следовательно, риск на ее стороне, она потеряет войною несравненно более нас»[112].

Николай Игнатьев, 1877 год

«Эпоха мировых войн началась в 1878 году, когда русские стояли у ворот Константинополя», — это Освальд Шпенглер написал полвека спустя. Александр II все же избавил Британию от кошмара. Русские войска остановились в виду Константинополя. В Андрианополе заключено перемирие. Александр опасался призрака крымской истории и единой антироссийской коалиции. Последующие события показали, что эти опасения были небеспочвенны.

Андрианопольское перемирие. Болгария получает независимость, Россия — обширные территории в турецкой Армении, она же Восточная Анатолия. Однако Британия не готова с этим согласиться. Теперь уже Болгария представляется ей кратчайшим путем в Индию. По балканскому вопросу Британия находит общий язык с Австро-Венгрией — как и в Крымскую войну. Военный шантаж России продолжается, на Мальту из Индии перебрасывается британский корпус, и в июле 1878 года Берлинский конгресс удовлетворил претензии всех, кроме выигравшей войну России и освобожденных ею славянских народов. Независимость Болгарии заменена автономией, притом что Турция вернула себе две трети освобожденных по Андрианопольскому перемирию территорий, британцы получили Кипр, австрийцы — Боснию и Герцеговину. Россия получила памятник павшим героям под Шипкой. Это свинство не могло остаться неотомщенным.

Вторая афганская. Те же грабли, часть вторая

В Афганистане, где вице-король Индии лорд Литтон уже взрыхлил обстановку для новой войны, русские прямо провоцируют не в меру возбужденных англичан. Кауфман распорядился продолжить миссию Столетова в Кабуле. Шер-Али боится английской реакции, просит отозвать миссию. Русские заявляют, что уже поздно. Англичане угрожают Шер-Али свержением и отправляют в Кабул миссию во главе с сэром Невиллом Чемберленом, который был хорошо знаком с Шер-Али. Кончилось тем, что английскую миссию Шер-Али в Кабул не пустил. Англичане предъявляют ультиматум, который остается без ответа. На следующий день три английские колонны начинают наступление на Кабул. Вторая афганская война началась точно по схеме первой. Она смогла произойти потому, что подросло новое поколение, которое не помнило первой афганской. Задача — преподать урок в первую очередь России, а заодно и эмиру, что никаких конкурентов в Афганистане Британия не потерпит.

«Английское правительство воспользовалось этим (не принятым посольством) для действия, которое оно долго обдумывало и подготовляло не столько для безопасности своей индийской границы, сколько для поднятия одним ударом своего престижа»[113].

А.Горчаков послу России в Лондоне П.Шувалову

Удивительно устойчивая способность игроков Большой Игры забывать афганские уроки. Есть основания полагать, что эта забывчивость стоила жизни Советскому Союзу. Уже в 1998 году в интервью «Нувель Обсерватер» Збигнев Бжезинский обнародовал сенсацию: американцы намеренно спровоцировали Советский Союз на вторжение в Афганистан.

«В XIX столетии британцы могли контролировать только Кабул. У них просто не было сил для того, чтобы установить свою власть в остальной стране. Это во многом напоминает то, что происходит в Афганистане в данный момент. Стоит отметить, что эта модель предпочтительней по сравнению с советской моделью, которая предполагала куда большее количество жертв. В период советской оккупации Афганистана погибло около миллиона человек. Существует выбор. Либо вы контролируете столицу, а всю остальную страну отдаете на откуп военным лордам, либо вы оказываетесь вовлечены в крайне жестокую и, возможно, бесполезную войну на всей территории Афганистана»[114].

Нил Фергюссон

«Еще 3 июля 1979 года президент Картер подписал первое распоряжение о секретной поддержке сил, оппозиционных просоветскому кабульскому правительству. В тот самый день я направил президенту первую записку, в которой объяснял, что направляемая помощь неминуемо спровоцирует советское военное вмешательство… Это была прекрасная идея. Проведенная секретная операция имела своим результатом втягивание русских в афганскую ловушку… В день, когда советские войска перешли границу, я написал президенту Картеру, что у нас появилась возможность устроить Советскому Союзу свой Вьетнам… Этот конфликт привел к деморализации и, в конце концов, к развалу советской империи»[115].

Збигнев Бжезинский

Вторая афганская началась, как и первая, замечательно для англичан. Эмир Шер-Али обратился было к Кауфману за помощью, естественно, ничего не получил, почувствовал себя преданным, здоровье его надломилось, и, отказавшись от пищи и лекарств, вскорости он умер в Балхе. В феврале 1879 года произошло самое худшее, что может произойти в любой афганской войне: стремительный и полный успех в самом начале. То есть русские сделали ровно то, что через сто лет удалось Бжезинскому, — втянули британцев в Афганистан.

Сын Шер-Али Якуб-хан подписывает капитуляцию, соглашается на размещение британской миссии в Кабуле и передает все внешние функции англичанам. Он получает гарантии защиты от русских, субсидии. Командующий британскими войсками Луи Каваньяри (что интересно, сын наполеоновского генерала) направляется британским резидентом в Кабул. Следующим после Александра Бернса, убитого в первой войне. В Калькутте и Лондоне — ликование. Только бывший вице-король Индии сэр Джон Лоуренс обронил: «Их всех перебьют». 24 июля Каваньяри достиг Кабула. Его встретили салютом, афганский оркестр предпринял попытку изобразить «Боже, храни королеву», Каваньяри водрузили на слона и повезли в Бала-Хисар. 2 сентября он послал телеграмму: «Все в порядке». Это была его последняя телеграмма.


В это время русские попытались, впервые после окончания русско-турецкой войны, продолжить движение в Средней Азии. И впервые, недооценив силы туркмен, потерпели поражение под Геок-Тепе. С трудом отступили к Красноводску. Это было бы большой проблемой, если бы не англичане.

Произошло именно то, о чем предупреждал Лоуренс. Осада британской резиденции, требование денег, штурм. В первые часы со стороны англичан погибло более 600 человек, в основном, из индийских частей. Англичане под командованием генерала Робертса выдвигаются на Кабул и обвиняют Якуб-хана в преступном безразличии. Якуб-хан отрекается, заявляя, что предпочитает быть скромным газонокосилыциком в британском лагере. Ему предоставили пенсию и отправили в Индию. Начинается чудовищная расправа над зачинщиками и участниками беспорядков. Сэр Литтон даже рассматривал возможность сжечь Кабул дотла. Картина казней потрясла даже британо-индийскую прессу.

«Достойно сожаления, что повесили многих невинных людей»[116].

«Френд оф Индиэ», 13 ноября 1879 года

«Мы боимся, что генерал Робертс нанес нации серьезный ущерб, уронив репутацию нашего правосудия в глазах Европы»[117].

«Таймс оф Индиэ», 23 ноября 1879 года

Надо признать, эту позицию разделяла не вся британо-индийская общественность. Газета «Пайэниэ» писала так:

«Армия действовала слишком вяло в своем деле мести и не исполнила своей миссии таким кровавым образом, как того можно было ожидать»[118].

Интересно, что эту позицию полностью разделял легендарный Михаил Скобелев, который в январе 1881 года все-таки взял штурмом Геок-Тепе:

«Я придерживаюсь того принципа, что продолжительность мира находится в прямой зависимости от резни, которую вы устраиваете врагу. Чем сильнее вы на них давите, тем дольше они сидят тихо»[119]


Россия и покоренные народы. Антиколониальная империя 

Скобелев считал, что британский метод «имени генерала Робертса» с публичным повешением главарей порождает только ненависть, а не страх, который дблжно внушать врагу. Кстати, европейские протесты по поводу резни «невинных туркмен» дали русскому правительству предлог отправить Скобелева в Минск командующим округом — практически на пенсию. Конечно, неуправляемость Скобелева и его опасные амбиции сыграли роль, но главное — его позиция (во многом схожая с позицией лучших генералов чеченской войны) противоречила политике российского правительства, которое воспринимало население Средней Азии не как врагов, а как подданных империи.

«Если русские стараются проникнуться духом побежденного народа, чтобы его ассимилировать, то англичане всегда сохраняют свою европейскую культуру и навязывают себя покоренному населению»[120].

Г.Де Лакост, 1908 год

Тут можно заметить, что Михаил Скобелев, как Ермолов и Бакланов на Кавказе или, например, не менее блестящий Владимир Шаманов, как раз прониклись духом побежденного народа, используя в качестве элемента военной тактики органично присущие этим народам понятия. Политика культурной ассимиляции мусульманских народов была официальной доктриной российской власти. Доходило до того, что мусульманам платили деньги, чтобы они отдавали детей в русские школы. На создание русско-туземных школ, например при Кауфмане, делался особый упор.

«Туземцы скорее сближаются через это с русскими своими товарищами и осваиваются с разговорным русским языком; русские ученики школы также сближаются с туземцами и привыкают смотреть на них без предрассудков; те и другие забывают племенную рознь и перестают не доверять друг другу… Узкий, исключительно племенной горизонт тех и других расширяется»[121].

И. Остроумов

Кстати, у нас даже модно было одно время сравнивать чеченскую войну с войной в Алжире, которую Франция вела на рубеже пятидесятых и шестидесятых годов прошлого уже века. Жак Аттали, бывший глава Европейского банка, человек из ближнего круга президента Франсуа Миттерана:

«Я родился в Алжире. Коренное население там не имело избирательных прав. Это был апартеид. Я провел детство в Алжире. В моем классе никогда не было алжирских детей. Предполагалось дать им права, но во Франции этого никто не хотел. Это не Алжир потребовал независимости, а это Франция от него избавилась».

Характерны и российские стенания по поводу «бремени» неэквивалентной торговли, которое Россия несет в Средней Азии, не прекращавшиеся, между прочим, до развала СССР.

«Бухара, Хива, Коканд больше ввозят в Россию, нежели получают из нее, выручая разницу наличным золотом… Торговля с Персией тоже заключается большей частью в пользу иранцев… Какая уж тут борьба с Англией, когда мы с киргизами и бухарцами справиться не можем»[122].

Сергей Южаков, 1885 год

Тут, надо признать, Россия неоригинальна. В английской публицистике эта тема звучит столь же постоянно. Классик британского «либерального империализма» Джон Роберт Сили, предвозвестник нашего друга Фергюссона:

«Индия не является для Англии доходной статьей, и англичанам было бы стыдно, если бы, управляя ею, они каким-либо образом жертвовали ее интересами в пользу своих собственных»[123]

Эту британскую стыдливость с некоторым усилием можно было бы распространить на Индию, но уж точно не на Персию и, тем более, на Афганистан.

Вторая афганская. Те же грабли. Бесконечный эпилог 

Тем временем афганцы, разгоряченные ненавистью к британцам и слухами о 20-тысячном русском корпусе, который якобы идет им на помощь, многочисленными отрядами начали продвигаться к Кабулу. Их возглавил 90-летний афганский богослов, впервые в Афганистане объявивший джихад. Успешные действия Робертса против моджахедов давали обратный результат. Его успехи только подливали масла в огонь. Кауфман провоцирует внука Доста Мухаммеда и племянника Шер-Али — Абдура Рахман-хана, который жил под его защитой в Самарканде, восстановить права на трон. От англичан требовалось быстрое и нестандартное решение. И они его нащупали.

Это радикальное решение имело самое серьезное влияние на дальнейшую судьбу Афганистана. Поскольку Афганистан полностью контролировать невозможно, его надо разорить, таким образом затрудняя русским или любым другим претендентам возможность им управлять. То есть состояние, до которого довели Афганистан и в котором он находится по сю пору — вспомните цветущие сады Кабула, которые так поразили первых британских оккупантов, — не было присуще ему изначально.

Но прежде надо решить, кто будет сидеть на троне, поскольку понятно, что после всего сделанного для Афганистана Робертсу пора уходить. Британцы сообразили, что Абдур Рахман-хан, считавшийся ставленником Кауфмана, вполне может быть не пророссийским и не пробританским деятелем, если дать ему возможность быть проафганским. Он единственный способен объединить Афганистан. Британцы сами приглашают Абдура Рахман-хана на трон и объявляют его эмиром.

Завершился характерный афганский цикл. Первая афганская: нечеловеческие усилия англичан для свержения Доста Мухаммеда, военная катастрофа — все для того, чтобы с облегчением утвердить на троне того же Доста Мухаммеда. Вторая афганская — свержение Шер-Али, военная катастрофа — для того, чтобы с облегчением утвердить на троне его племянника и русского выдвиженца Абдура Рахман-хана. Третья афганская — когда англичане пытались свергнуть пророссийского, тогда уже просоветского Аманулла-хана. Четвертая афганская — советско-афганская: свержение по очереди Захир-шаха, затем Дауда, Тараки, Амина, военная катастрофа, как положено, — для того, чтобы огромными усилиями восстанавливать у власти своих военных противников Раббани и Ахмад-шаха Масуда. Захир-шаха уже торжественно встретили в Кабуле и уже успели с почестями похоронить. И, в соответствии с классическим афганским циклом, не стоит удивляться, если в итоге пятой афганской к власти в Кабуле будут возвращены какие-нибудь лидеры талибов.

«Что более важно для мировой истории — талибан или крушение советской империи? Какие-то спровоцированные мусульмане или освобождение пол-Европы и конец холодной войны?

Вопрос „Нувель Обсерватер": Какие-то „спровоцированные мусульмане"? Ведь говорится, исламский интегризм сегодня — это угроза всему миру?!

Бжезинский: Это глупость. Мирового ислама не существует. Не давайте волю эмоциям и воздержитесь от демагогии…»[124]

Збигнев Бжезинский

Это совет. Не нам совет. Именно потому особо ценный в устах такого «верного друга России», как пан Бжезинский.

Уход британцев ускорила смена правительства, причиной которой, собственно, и стали проблемы в Афганистане. Ставший премьером либерал Гладстон, хоть и верил в русскую угрозу Индии, но достаточно справедливо считал, что наступательная политика просто спровоцирована русскими. Однако просто так англичанам уйти не удалось. Аюб-хан, племянник и конкурент Абдура Рахман-хана, выступил против британцев и в сражении при Мейванде — на открытой равнине к западу от Кандагара — нанес им одно из самых позорных поражений. Позор был ощутим настолько, что британцы потом утверждали, что среди канониров Аюб-хана были русские. Перед уходом Робертс сумел восстановить для Абдура Рахман-хана контроль над всем Афганистаном, включая Герат и Кандагар. В итоге британцы впервые получили более или менее цельное и в достаточной степени разоренное «буферное» государство. На этом наступательная политика Британии в Центральной Азии до времени (до советского времени, понятно) заканчивается. Можно сказать, что британцы устали и успокоились.

«Британцы и русские поняли, что управлять Афганистаном, как обычной колонией, невозможно. Объясняется это, прежде всего, географическими и топографическими причинами. Новые технологии в конце XX века не облегчили для русских задачу управления Афганистаном. СССР в 1980-е годы также не сумел добиться контроля над этой страной, как британцы в 1840-е и 1870-е»[125]

Нил Фергюссон

Точно так же, как и нынешняя американская коалиция в Афганистане. В чем наш Фергюссон как будто бы ошибается: Кабул контролировать иностранными войсками и опасно, и бессмысленно. По-настоящему «буферный» Афганистан возможен только при отсутствии в нем каких-либо оккупационных сил. В том-то и проблема. Теперь это наша проблема, что Афганистан уже не «буфер».

«Учитывая завершение активной военной фазы антитеррористической операции в Афганистане, государства — члены ШОС считают необходимым, чтобы соответствующие участники антитеррористической коалиции определились с конечными сроками временного использования упомянутых объектов инфраструктуры и пребывания военных контингентов на территории стран — членов ШОС»[126].

Из декларации саммита ШОС. 5 июля 2005 года

Генерал Ричард Майерс, глава Объединенного комитета начальников штабов:

«Я не думаю, что Шанхайский меморандум, или коммюнике, или что у них там вышло, будет особенно полезен. Мне кажется, что две очень большие страны пытаются надавить на маленькие страны. Базы США находятся в Узбекистане и Киргизии не только из-за операции в Афганистане, а потому что этот регион важен для США во многих аспектах»[127].

Нет задачи нормализации ситуации в Афганистане, пока есть задача сохранять и расширять присутствие в постсоветской Средней Азии. «Буферные» государства не нужны, потому что «буфер» нужен тогда, когда есть воля к соглашению, а не воля к неограниченной экспансии.

IV. Антанта. Бессердечное согласие

«Большая Игра ведется повсюду, а не только в Центральной Азии. Однако и в Центральной Азии она по-прежнему ведется, потому что технологический прогресс поставил ведущие державы в зависимость от таких источников энергии, как газ и нефть. Таким образом, ставки в Большой Игре повысились. Теперь борьба ведется за черное золото и невидимое золото. Большая Игра сегодня сохраняет свое значение»[128].

Нил Фергюссон

Вторая афганская, кончившаяся, как и первая афганская — а собственно, как и все афганские должны кончаться, — надолго отвадила Британию от наступательной политики в Центральной Азии. Вялость британской политики, неспособность видеть нарастающую русскую угрозу, естественно, вызывала озабоченность энтузиастов Большой Игры, которые били в набат.

Русские идут на Мерв. Британия проявляет «мервозность» 

«Мы делаем вид, что не знаем необходимости в надлежащей защите границ Индии, потому что находимся в руках группы нерешительных политиков, которые не понимают, что интересы России абсолютно противоположны нашим во всех частях света, а ее смелость — только результат нашей робости… Единственная держава, которой следует опасаться, — это Россия, которая, похоже, обречена быть нарушителем мира в Восточной Европе и в Восточном мире»[129].

Эдвард Иствик

«Я могу понять тоску русских по Константинополю; но почему они должны продвигаться в Средней Азии, я не понимаю»[130].

Лорд Гранвилл, министр иностранных дел Великобритании

«При отсутствии каких-либо физических препятствий и во враждебном окружении вся логика дипломатии сводится к пониманию альтернативы: победа или поражение. Россия была просто вынуждена продвигаться вперед, как Земля вращается вокруг Солнца»[131].

Лорд Керзон

Лорд Джордж Натаниэл Керзон, выдающийся игрок Большой Игры уже следующего поколения, по сути, ответил на риторический вопрос Гранвилла, обозначив заодно сущность Большой Игры.

«Они (русские) очень серьезно рассматривают вопрос о проникновении в Индию, причем с конкретной целью. Их реальная цель — не Калькутта, а Константинополь. Ради сохранения возможности использования колоний в Азии Британия пойдет на любые уступки в Европе. Вот вкратце итог и сущность российской политики»[132].

Лорд Керзон

Как все прояснилось. Не прошло и ста лет… Геополитический фатализм Керзона приводит его к совершенно логичным с точки зрения адепта британских имперских интересов выводам. И совершенно симметричным.

«Я считаю, что неодолимая судьба влечет Россию к Персидскому заливу, Кабулу и Константинополю. К югу от определенной линии в Азии ее будущее в большей степени зависит от наших, чем от ее собственных действий»[133].

Лорд Керзон

То есть, если Англия успокоилась, получив буферный Афганистан, России оснований успокаиваться нет, а есть все основания завершить освоение территорий севернее афганского буфера. После взятия Скобелевым Геок-Тепе остается стратегическая туркменская крепость Мерв. Личные гарантии не трогать Мерв, которые дал Александр II, не распространяются на его сына Александра III.

В феврале 1884 года — тщательно подготовленная операция по бескровному взятию Мерва. Россия колоссальными темпами тянет к Мерву транскаспийскую дорогу. Первым губернатором Мерва назначается Максуд Алиханов.

Аварец Алиханов — вот очень характерный пример русского игрока в Большой Игре. Один из покорителей Средней Азии. После штурма Хивы произведен в майоры. Во время боя у Кушки в 1885 году, где был разгромлен огромный отряд афганцев, Алиханов командовал кавалерией, захватил знамя и шесть вражеских орудий. Во время революции 1905 года — военный губернатор Кутаиси. Дослужился до генерал-лейтенанта. Убит террористами-революционерами.

Вот, кстати, оценка Керзона, который всего через несколько лет проехался по транскаспийской магистрали и посетил тот самый Мерв:

«Ничто не оставило большего впечатления завершенности завоеваний России, чем зрелище этих людей — только восемь лет назад ожесточенных и решительных врагов России на поле боя, а теперь носящих форму ее армии, делающих карьеру на царской службе и пересекающих Европу, чтобы приветствовать белого царя как своего властелина»[134].

В ответ на присоединение Мерва британский МИД обвинил Россию в «циничном игнорировании торжественных и многократных гарантий царя и его министров». На почве Мерва в британской дипломатии и политике началось то, что герцог Аргайл образно назвал «мервозностью».

«Англия вправе негодовать на нарушение Россией обязательств; но, ваше королевское высочество, вы не предлагаете, как мы должны выразить это негодование. Это должно быть покусывание или просто лай?»[135]

Лорд Гранвилл, в письме герцогу Кембриджскому

Русский посол в Лондоне граф Шувалов сообщает:

«Осторожный и скрытный лорд Дерби (премьер-министр) сказал в разговоре, что наше продвижение к Мерву — это повод к войне»[136].

В Британии — ренессанс русофобии и травля британских либералов, а в итоге в 1885 году Россия и Британия опять оказались на грани войны. Уже упомянутый Чарльз Макгрегор, глава военной разведки в Индии, в своем капитальном труде наглядно показал, как Россия пятью колоннами нападет на Индию, считал любое соглашение с Россией невозможным и, естественно, как и все радикалы, предлагал «взорвать» афганский буфер, в частности, занять Герат.

«Я торжественно заявляю, что реальное урегулирование англо-российского вопроса невозможно до тех пор, пока Россию не вытеснят с Кавказа и из Туркестана»[137].

Чарльз Макгрегор

Нетрудно заметить, что англосаксонская геополитическая традиция остается этой формуле верна до сих пор.

«Восстание в Киргизии, которое смело ближайшего союзника России в Центральной Азии, было последним в череде ошеломительных и болезненных дипломатических промахов, которые свели практически на нет попытки Москвы установить свое господство на территории, некогда являвшейся неоспоримой частью ее империи…

Влияние, которым здесь обладала Москва, уступило место все более влиятельной дипломатической роли США. Это произошло из-за неспособности России проводить успешную внешнюю политику в регионе, который она объявила жизненно важным для своих стратегических интересов».

«Лос-Анджелес таймс», 29 марта 2005 года

Ноябрь 2005 года. Уже после киргизской авантюры, после андижанских событий американцев попросили вон из Узбекистана. Спуск американского флага и стремительная эвакуация американской базы — впервые за всю постсоветскую историю.

Чему учит Большая Холодная Игра — никогда не надо торопиться с выводами. Пока не все еще умерли.

Заклятые друзья. От холодной войны к противоестественному союзу

Как всегда, в Холодной Игре — кажется, что, чем дальше в игру, тем горячее. На рубеже веков, в 1900 году, Россия предъявляет претензии на Пандшер.

Пандшерское ущелье известно всем, что-то слышавшим об афганской войне. Долина Пандшера в переводе — Долина пяти львов. С весны 1980 года — это база отрядов Ахмад-шаха Масуда, действия которых ставили под удар пути снабжения группировки советских войск в Афганистане. Уже тогда Масуд считался одним из самых сильных противников Советской армии. Когда Ахмад-шах оседлал Пандшер во второй раз, в 1982 году, тот превратился в неприступную крепость. Линия фронта тянулась на 200 километров — от Джебаль-уст Сероджа до Нуристана. За годы войны в Пандшере было проведено девять операций, советские войска регулярно овладевали Пандшером, но так и не смогли закрепить успех. И, как всегда в истории с Афганистаном, после войны Ахмад-шах Масуд становится главным союзником бывшего врага в регионе. И в прекращении кровавой гражданской войны в Таджикистане, и затем в борьбе с талибами нашим главным партнером был Пандшерский лев. Ахмад-шах был убит талибами как раз накануне того дня, когда силы Северного альянса, опиравшегося на российскую поддержку, начали широкомасштабное наступление против талибов.


Пандшер — стратегические ворота в Афганистан. Для России в начале XX века — собственно, как и сейчас, — закрыть Пандшер — это значит перекрыть путь на Среднюю Азию. Англичане, в свою очередь, считали, что захват Пандшера — путь на Герат. В ответ на захват Пандшера Британия привела в готовность флот и заняла порты в Корее.

В условиях, когда и Россия, и Британия реально воевать не стремились, заслуга в предотвращении войны принадлежит одному человеку — Абдуру Рахман-хану и его восточной ментальности. Меньше всего он желал превращения Афганистана в арену российско-британской войны. Он более чем спокойно отреагировал на гибель гарнизона в Пандшере:

«Потеря двухсот или двух тысяч человек — это мелочи, а что касается смерти их командующего, то это даже меньше, чем ничто»[138].

Два года работала комиссия министров иностранных дел — русского Гирса и английского Гранвилла, которая закрепила российские интересы. Россия чуть-чуть сдвинула границу в Пандшере, уступив малозначительные перевалы. В последний раз Большая Игра чуть не сдетонировала в горах Памира, где люди генерала Петровского начали устанавливать границы и посты. Степень напряженности была такова, что несколько человек — десяток казаков полковника Ионова и британские гуркхи, с другой стороны, — реально могли спровоцировать большую войну.

На этом последнем этапе живейшее участие в Большой Игре принял национальный герой Финляндии маршал Карл Густав Маннергейм, тогда офицер русской императорской армии, командовавший кавалерийским отрядом в Китае и Монголии. Еще во время Русско-японской войны Маннергейм отправил в Генштаб проект военно-рекогносцировочной экспедиции, мотивируя это тем, что отсутствие карт затрудняет ведение боевых действий и сковывает наступательную инициативу. Экспедиция, продлившаяся два года — с 1906 по 1908 (как раз вот ровно сто лет назад), была замаскирована под научную, более того, по легенде, она являлась частью большой французской экспедиции. Результаты ее были высоко оценены государем. Опять же, как обычно в Большой Игре, главное, что осталось в памяти, — это культурно-историческое наследие. Это сделанные Маннергеймом тысяча триста фотографий, имеющих отношение к этнологии, географии, сотни путевых заметок, старинные книги, рукописи, предметы быта.

Забавно, что во время «зимней» — советско-финской войны 1940 года, когда Маннергейм возглавлял оборону Финляндии, наши заклятые союзники — англичане и французы — разрабатывали план вторжения в Россию «клещами»: с севера и юга через Кавказ и Центральную Азию. Как раз в духе той самой Большой Игры.

Весьма характерна разразившаяся в России романтическая истерия по поводу англо-бурской войны и несчастных свободолюбивых буров. Добровольцами воевать против англичан отправились в Южную Африку многие яркие представители русского общества, например будущий вождь октябристов Александр Гучков и поэт Николай Гумилев. Так же, как и у англичан, энтузиазм вылился в популярные куплеты: «Трансвааль, Трансвааль, страна моя, / Ты вся горишь в огне…»

«Британские неудачи в Южной Африке заставили многих русских подумать о том, что произошло бы с Англией, если бы ей противостояла не кучка голландских крестьян, а великая страна, такая как Россия. Эти соображения вызвали в определенных кругах здесь сильное стремление к немедленным агрессивным действиям со стороны России против Индии, Персии и Китая, и я считаю, что подобные действия могли бы быть предприняты, если бы на троне был другой император. Но этот ненавидит войну, и я думаю, что Россия ничего не предпримет»[139].

X.Хагерман, американский дипломат, 1900 год

Тем не менее две войны приходятся на царствование Николая Александровича. Две войны, последовательно приведшие империю к краху. Первая из них — Русско-японская, — поставившая рубеж в экспансии России на Восток, сыграла решающую роль в свертывании Большой Игры. Британия приняла деятельное участие в развязывании войны и прямо поддерживала Японию в ходе войны. Британские «наблюдатели» находились при штабах и на флагманских кораблях японского флота и во время атак на Порт-Артур и в Цусиме. Русско-японская война и для России, и для ее европейских «партнеров» была репетицией русско-германской, то есть мировой. Так же, как первая русская революция была репетицией второй. Если японцы оказывали прямую, в том числе значительную финансовую, поддержку самым радикальным силам первой революции, как и немцы — второй, то Британия была во главе морального давления, стимулируя оппозиционную деятельность либеральных, «умеренных» кругов в тылу воюющих армий.

«Англии нужна именно слабая Россия, подчиняющаяся указаниям из Лондона, а не Россия могущественная, способная возвышать свой независимый голос. Поистине трогательна нежная забота английской печати об укреплении русской Конституции. Но удивляться этим самоуверенным наставлениям и назойливому навязыванию своих рецептов для спасения России не приходится, раз известная часть русской печати с таким благочестивым вниманием прислушивается к изречениям английских менторов и вторит им, хотя лучше было бы перенять у тех же англичан небольшую дозу национальной гордости»[140].

Андрей Снесарев

«Англофилия, конечно, была распространена среди представителей русской элиты намного больше, чем русофилия в британском обществе. И это немудрено… В Британии существовала конституция, а русские аристократы мечтали о конституционном устройстве, они мечтали о палате лордов, они мечтали о том, чтобы государство предоставило им политические и гражданские права, они мечтали о статусе британской аристократии»[141].

Доминик Ливен
Себя, друзья, морочите вы грубо —
Велик с Россией ваш разлад.
Куда вам в члены английских палат:
Вы просто члены Английского клуба…
Федор Тютчев. 1865 год

Британская разводка. На пути к катастрофе 

Эпиграмма Федора Тютчева, как, собственно, и комментарий Доменика Ливена, относятся к середине XIX века, что только подчеркивает их актуальность впоследствии. Связка войны и революции: если бы не революция, Россия бы не проиграла в войне. Ни в одной — Русско-японской, — ни в другой. Так на то она и революция. След Русско-японской войны в российской политике гораздо глубже и глобальней, чем ее формальный результат. По Портсмутскому миру Россия отделалась половиной Сахалина и потерей своей первой океанской незамерзающей базы — Порт-Артура. Россия, как и Британия после второй афганской, можно сказать, устала и была готова к переговорам.

«Современная политика России — это политика возврата к европейским делам. Если бы результаты войны с Японией были иными, возможно, Россия в большей степени потеряла бы интерес к вопросам, волнующим Юго-Восточную Европу, и попыталась бы создать для себя обширную азиатскую империю. Японская война совершенно рассеяла эти мечты»[142].

Артур Николсон

«После Русско-японской войны российская дипломатия пыталась любыми способами избежать столкновения с великими европейскими державами. Известный дипломат XIX века, министр иностранных дел Извольский утверждал, что соглашение с Британией позволит России избежать многих проблем»[143].

Доминик Ливен

В том-то и дело, что Извольский полагал в то время, что соглашение с Британией позволит избежать столкновения с ЛЮБЫМИ европейскими державами. Россия остановилась в своей экспансии в Азии уж точно совсем не ради того, чтобы втянуться в совершенно бессмысленную для нее смертельную войну в Европе. У англичан были совершенно другие мотивы.

«Во время Русско-японской войны союзник России — Франция и союзник Японии — Британская империя заключили тесный союз. Это поставило под сомнение русско-французское соглашение. Однако Германия уже тогда набрала силу и превратилась в самое мощное государство в Европе, а политика кайзера явно подрывала стабильность на континенте. Поэтому для британцев было очень важно сохранить франко-русский союз»[144].

Доминик Ливен

Россию втягивали (заманивали) именно в антигерманский блок. То есть в войну, которую так не любил государь император. В войну на стороне старинного супостата против, мало того что союзника, — крупнейшего торгового партнера, не говоря уже о династических родственно-дружественных связях. Крутой поворот России к сближению с Англией разрушил равновесие, благодаря которому, как пишет в своей знаменитой записке императору накануне мировой войны Петр Николаевич Дурново, «мир между великими державами не нарушался, несмотря на обилие в Европе горючего материала».

«Франция союзом с Россией обеспечивалась от нападения Германии, эта же последняя испытанным миролюбием и дружбою России от стремлений к реваншу со стороны Франции, Россия необходимостью для Германии поддерживать с нею добрососедские отношения — от чрезмерных происков Австро-Венгрии на Балканском полуострове. Наконец, изолированная Англия, сдерживаемая соперничеством с Россией в Персии, традиционными для английской дипломатии опасениями нашего наступательного движения на Индию и дурными отношениями с Францией, с тревогою взирала на усиление морского могущества Германии, не решаясь, однако, на активное выступление. Русско-японская война в корне изменила взаимоотношения великих держав и вывела Англию из ее обособленного положения»[145]

Петр Николаевич Дурново, февраль 1914 года

Россия извлекла-таки уроки из поражения в Русско-японской войне, к сожалению, в первую очередь военно-технического характера. Противодействие революции и модернизация потребовали огромных кредитов, которые предоставила, естественно, Франция — тогдашний мировой рантье. Французские в первую очередь, английские и бельгийские инвестиции вдвое превосходили немецкие. То есть пробританское, по сути, лобби внутри российской финансовой олигархии оказалось вдвое мощнее прогерманского.

Накануне катастрофы. Персидские сказки 

Непосредственно кошмару Первой мировой предшествует изящная «Персидская сказка», ставшая последним аккордом Большой Игры.

Формальным предметом соглашения, завершившего Большую Игру, был раздел сфер влияния в Персии.

С начала 1890-х годов идет настоящее русское наступление в Персии, полностью вытеснившее оттуда англичан. Русские предприниматели при поддержке правительства добились в Персии монопольных концессий, скупили акции Иранской ссудной компании, преобразованной в Ссудно-учетный банк, среди акционеров которого называли императрицу Марию Федоровну и премьера Сергея Витте.

«Когда превосходство одной державы настолько очевидно, как в данном случае превосходство России над Англией, лучше всего честно признать это. Порядок в Тегеране поддерживают русский полковник и его по-русски выученное войско с помощью ружей, выданных царем, и советов, на которые не скупятся русские. Финансы на время приведены в порядок с помощью русского займа. Зерно привозят в голодающий город по русским дорогам. Мы ничего не сделали и ничего не дали, а значит, не можем ожидать, что что-нибудь получим»[146].

С.Спринг-Райс, секретарь британской дипломатической миссии в Тегеране, 1899 год

«В Тегеране повсюду мелькает казачья форма, и вообще город имеет заметные русско-азиатские черты. Русские ведут себя так, как будто они в Персии дома и только терпят остальных европейских представителей как чужаков с Запада, совершенно чуждых Азии, у которых нет там никакого настоящего дела»[147].

А.Гардинг, посол Великобритании в Персии, 1901 год

Рождение стиля. Цветные революции в бархатных государствах

Хорошо знакомый мотив английской политики на Востоке, в частности — в Персии: Британия добивается свободы и независимости для опекаемых стран, обвиняя Россию в подавлении демократических свобод и поддержке сатрапов.

«Мы обеспокоены усилением России на постсоветском пространстве и призываем Госдепартамент созвать международную конференцию по продвижению демократии в этом регионе. Авторитарная Россия представляет собой растущую угрозу для стран в регионе, и противодействие этой угрозе должно быть приоритетом для США».

Комитет сената США по ассигнованиям, 5 июля 2005 года

«Мы разрабатываем политику, укрепляющую независимость страны, которую хотим сохранить, — Россия приобретает определяющую позицию возле столицы страны, после чего суверенная независимость используется только для того, чтобы под прикрытием концессий и монополий отдать ей фактический контроль над значительной частью страны…»[148]

Меморандум лорда Гамильтона, министра по делам Индии, 1900 год

«Во многом отношение британцев к так называемым буферным государствам было лицемерным. Можно вспомнить хотя бы их крики по поводу конституционализма в Персии. На самом деле британская элита была настроена весьма цинично и защищала, в первую очередь, свои геополитические и экономические интересы. А рассуждения о либеральных ценностях были лишь способом привлечь на свою сторону общественное мнение»[149]

Доминик Ливен

Идея всяческих цветных революций по границам российской сферы влияния не вчера родилась. Только тогда эти революции не предполагалось именовать цветными или бархатными. Тогда этого не позволял расклад сил.

Генерал Андрей Евгеньевич Снесарев, один из лучших российских специалистов по Афганистану, писал:

«Пусть Англия поддерживает и поощряет в Персии революцию, это дело ее — английской политики, но наша русская политика должна быть иная: мы не должны разжигать в Персии народных страстей и насильно вести ее к тем государственным формам, до которых это полудикое государство еще не доросло. Наша цель должна сводиться к поддержанию в Персии сильной, но просвещенной власти»[150].

Эта разница в подходах к продвижению своих интересов в регионе очень мало изменилась. Существенно сдвинулись только границы сфер влияния.

«Мы должны восстановить международную коалицию на Ближнем Востоке времен „Бури в пустыне", для того чтобы защитить экономические интересы США и обеспечить беспрерывный поток нефти из Персидского залива»[151].

Республиканская партийная платформа, 2000 год

«До тех пор пока Персидский залив находится в наших руках, мы останемся мировым гегемоном. Та держава, которая контролирует Персидский залив, контролирует Европу, Японию и Китай»[152].

Майкл Клэр, профессор международной безопасности в Гемпширсном колледже

Британские стратегии. Диалог через сто лет

«Оба государства — Британия и Россия — были империями XIX века и выполняли цивилизаторскую миссию в своих колониях. Британская и русская версии этой миссии сильно отличались, однако было и много общего: европейские институты и ценности, христианская религия, идея прогресса. Британцы, конечно, оказались более успешны, потому что превосходили русских в экономическом и финансовом плане. И, несмотря на известное британское высокомерие, им удалось выстроить более стройную систему»[153].

Доминик Ливен

Однако непосредственно в начале XX века, накануне Первой мировой, — и в первую очередь, что касается Персии, — мнения непосредственных участников Большой Игры были менее оптимистичными. Очень показателен этот, по сути, диалог британских специалистов через сто лет. Этот диалог самодостаточен и в комментариях не нуждается.

«В нашей постоянной борьбе против роста русского влияния в Турции, Китае и Персии мы в последнее время не признавали изменившиеся условия, в которых происходит это соперничество. Когда Россия аннексирует территорию, она ухитряется так искусно и решительно ее ассимилировать, что та за короткое время становится надежной ступенькой для новых шагов. Главная база наших операций — море. Мы остаемся на месте — Россия уверенно движется вперед. Наше влияние сохраняется — русское растет»[154].

Меморандум лорда Гамильтона, министра по делам Индии, 1900 год

Замечу только, туманной политикой, опирающейся, большей частью, на блеф, сэр Гамильтон назвал как раз политику продвижения демократии в псевдонезависимых государственных образованиях.

«В долгосрочной перспективе, однако, российский метод управления колониями мог привести к большему успеху, потому что Россия старалась ассимилировать народы, населяющие ее колонии, сделать людей другой национальности и цвета кожи русскими. Британцы никогда не вели себя подобным образом»[155].

Доминик Ливен

Русский сапог в Персидском заливе. Вот и сказке конец… 

«Нашего влияния в Северной Персии больше не существует. Что бы мы ни делали, Россия аннексирует эту часть Персии, и мы не сможем эффективно помешать этому. Будем ли мы играть в ту же игру в Южной Персии с вероятностъю того же результата в будущем? Туманная политика, опирающаяся, по большей части, на блеф, должна потерпеть поражение, столкнувшись с ясными целями, опирающимися на превосходящую материальную силу»[156].

Меморандум лорда Гамильтона, министра по делам Индии, 1900 год

Россия, укрепившись в Северной Персии, начала самым серьезным образом задумываться о морской базе на побережье Персидского залива. Что вызывало истерическую реакцию Британии. Когда в 1900 году в заливе появилась русская канонерка «Гиляк», вице-король Индии лорд Керзон запросил инструкции для флота на случай «высадки русских и попытки оккупации берегов залива». «Гиляк» зашел в бухту Бендер-Аббас, капитан запросил триста тонн угля из Бомбея. Когда выяснилось, что столько угля канонерка на борт взять не может, капитан предложил оставить уголь в Бендер-Аббасе, сделав из него русскую угольную базу. Вмешались британцы. Губернатор в ужасе отказался. Тем не менее закрепление русских в заливе представлялось вопросом времени.

«В чем нуждается Россия, так это в выходе к Индийскому океану, но естественный для нас путь туда лежал бы не через Афганистан и Индию, а к северному побережью Персидского залива. России не нужны территориальные приобретения в Персии. Объединение многих миллионов мусульман под властью русского скипетра только помогло бы делу панисламизма. Мы можем добраться до Персидского залива, не посягая на целостность Персии»[157].

«Русская мысль», статья за подписью «Старый дипломат», 1899 год

«Пусть Англия раз и навсегда поймет, что нам не нужна Индия, а нужен только Персидский залив, и вопрос решен»[158].

«Новое время», 1902 год

Реакция упертых бойцов Большой Игры свидетельствует о том, что вопрос действительно мог быть решен именно так.

«Я рассматривал бы уступку любого порта в Персидском заливе России как умышленное оскорбление Великобритании, как безответственное нарушение статус-кво и как преднамеренную провокацию к войне; я обвинил бы того британского министра, кто допустил такую передачу, в предательстве страны»[159].

Лорд Керзон

Тогда же в персидских раскладах появляется новый фактор — нефть. Вот когда речь заходит о нефти, англичане становятся гораздо активнее. Именно с нефтью связаны самые серьезные неудачи.

Трубопровод через Персию позволил бы России закрепиться в заливе. Трубопровод, склады — все это необходимо охранять, что оправдало бы размещение русских войск по всей стране. Бакинская нефтяная промышленность нуждалась в новых промыслах, поскольку в это время начала сильно уступать своему крупнейшему конкуренту — «Стандарт Ойл», вытеснявшему русскую нефть с рынков Европы и Азии. Тем не менее монопольную концессию на добычу нефти в Персию получает англичанин Д’Арси.

Обстоятельства этого, одного из первых, поражений России в ее экономической экспансии в Персии могут оказаться более понятными, если учесть, что именно британский капитал контролировал две трети бакинской нефтедобычи. Тем не менее, а, наверное, даже и тем более, для Британии стало очевидным, что удержать свои позиции в заливе — а теперь и в дальнейшем здесь речь шла не только о страхах за Индию, но и о нефти, — что удержать свои позиции в одиночку невозможно, тем более что в Персии появились новые игроки.

Провидец Дурново. Без умолку безумная Кассандра…

«Поддержание интересов Британии в Персии кажется невозможным без достижения взаимопонимания с Германией или Россией. Немецкий вариант, конечно, предпочтительней, поскольку интересы Англии и России настолько противоположны, что любое соглашение в отношении сфер влияния в Персии будет, вероятно, нарушено Россией, как только ей это понадобится»[160].

Генерал-лейтенант У. Николсон, генеральный директор военной разведки, 1903 год

«Немецкий вариант, конечно, предпочтительней»… В голову не могло прийти инвалидам Большой Игры, что предпочтительней может оказаться союз с Россией. Однако у Британии не было выбора. И не только в Персии. Стремительное укрепление германской промышленности и торговли и германской мощи, в том числе и морской, представляло собой прямую угрозу мировой экономической гегемонии Британии.

«Русско-английские противоречия оказались менее значительными по сравнению с англо-германским антагонизмом. Чем больше британцы беспокоились о германской угрозе, тем меньше они думали о русской. Лорд Керзон, вице-король Индии, отмечал, что англичане все менее охотно вкладывают средства в так называемую Большую Игру на границе с Афганистаном, потому что существует непосредственная угроза британским островам со стороны немецкого флота в Северном море»[161]

Нил Фергюссон

У Британии не было выбора. И потому и у Германии не было выбора. Но у России этот выбор был! И тут мы возвращаемся к записке Петра Дурново:

«Предстоящее в результате отмеченного соперничества вооруженное столкновение ни в коем случае не может свестись к единоборству Англии и Германии. Слишком уж не равны их силы и, вместе с тем, недостаточно уязвимы они друг для друга… Несомненно поэтому, что Англия постарается прибегнуть к не раз с успехом испытанному ею средству и решиться на вооруженное выступление, не иначе как обеспечив участие в войне на своей стороне стратегически более сильных держав».

«Не раз» и всегда «с успехом испытанное» британское средство: использовать Россию против Наполеона в глобальном англо-французском столкновении, французов против России в роли болванчика в Большой Игре (Крымская война), тех и других в глобальном столкновении уже с Германией. Политика, которая не исчерпала свои возможности даже с исчезновением Британской империи.

«Мы должны рассматривать эти тридцать с лишним лет раздоров, беспорядков и страданий в Европе как часть одного исторического периода… В своей основе — это история более чем тридцати лет войны, в которой британцы, русские, американцы и французы сражались до предела своих возможностей, сопротивляясь германской агрессии. От каждого из нас это потребовало самых тяжелых жертв. Но наибольшие жертвы принес русский народ, чья страна дважды подвергалась разорению. На широких просторах этой страны лилась кровь десятков миллионов русских людей, павших за общее дело»[162].

Уинстон Черчилль, речь в палате общин 27 февраля 1945 года

Эта исполненная благородства речь Черчилля в феврале 1945 года, в которой он практически объединяет две мировые войны воедино, тем более наглядно иллюстрирует предвидение Дурново, смысл которого в том, чтобы этого тридцатилетнего периода не было вообще.

«Главная тяжесть войны, несомненно, выпадет на нашу долю, так как Англия к принятию широкого участия в континентальной войне едва ли способна, а Франция, бедная людским материалом, при тех колоссальных потерях, которыми будет сопровождаться война при современных условиях военной техники, вероятно, будет придерживаться строго оборонительной тактики»[163].

Петр Дурново

Дурново пытается упредить катастрофическое решение — «жизненные интересы России и Германии нигде не сталкиваются и дают полное основание для мирного сожительства этих двух государств». В то время как интересы Британии и России практически везде противоположны друг другу и «даже победа над Германией сулит России крайне неблагоприятные перспективы».

«Не подлежит сомнению, что война потребует расходов, превышающих ограниченные финансовые ресурсы России… А между тем военные займы придется платить не без нажима со стороны союзников. Ведь после крушения германского могущества мы уже более не будем им нужны. Но как бы печально, однако, ни складывались экономические перспективы, открывающиеся нам как результат союза с Англией, следовательно и войны с Германией, — они все же отступают на второй план перед политическими последствиями этого по существу своему противоестественного союза»[164].

Петр Дурново

Самое убедительное в записке Дурново то, что абсолютно наглядно подтвердилось ходом событий, — это абсолютно феерическое предвидение всех последствий войны.

«В случае неудачи, возможность которой при борьбе с таким противником, как Германия, нельзя не предвидеть, — социальная революция в самых крайних ее проявлениях у нас неизбежна. Начнется с того, что все неудачи будут приписаны правительству. В законодательных учреждениях начнется яростная кампания против него, как результат которой в стране начнутся революционные выступления. Эти последние сразу же выдвинут социалистические лозунги, единственные, которые могут поднять и сгруппировать широкие слои населения, сначала черный передел, а за сим и общий раздел всех ценностей и имуществ. Побежденная армия, лишившаяся, к тому же, за время войны наиболее надежного кадрового своего состава, охваченная в большей части стихийно общим крестьянским стремлением к земле, окажется слишком деморализованною, чтобы послужить оплотом законности и порядка. Законодательные учреждения и лишенные действительного авторитета в глазах народа оппозиционно-интеллигентные партии будут не в силах сдержать расходившиеся народные волны, ими же поднятые, и Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой не поддается даже предвидению»[165]

Петр Дурново

«Вся эта война была ошибкой трагической для всей тогдашней Европы, а для России и трудноисправимой. Россия была брошена в ту войну без всякого понимания международного хода событий, при сторонности её главному европейскому конфликту… Все избывающие здоровьем крупные силы крепкой нации были брошены не в ту сторону»[166].

Александр Солженицын



Это уже Александр Исаевич Солженицын. Статья «Размышления над Февральской революцией» написана в изгнании, в 1980 году. Солженицыну не было нужды предрекать события февраля 1917 года. Тем не менее и тогда, и сейчас во многом тексты и Солженицына, и Дурново звучат как актуальная политическая публицистика. От Солженицына вернемся опять к Петру Дурново:

«Дело в том, что наша оппозиция не хочет считаться с тем, что никакой реальной силы она не представляет. Русская оппозиция сплошь интеллигентна, и в этом ее слабость, так как между интеллигенцией и народом у нас глубокая пропасть взаимного непонимания и недоверия… Нужно прямое воздействие правительственной власти, чтобы обеспечить избрание в Гос. Думу даже наиболее горячих защитников прав народных. Откажи им правительство в поддержке… — и законодательные учреждения не увидели бы в самых стенах ни одного интеллигента, помимо нескольких агитаторов-демагогов».

История имеет неприятную тенденцию повторяться. Те силы, те химеры политические, которые довели Россию до катастрофы семнадцатого года, семнадцатым не успокоились и произвели то же самое в девяносто первом. Первый демократический русский премьер, он же столь же демократический министр внутренних дел, князь Львов одномоментно разгоняет всю местную администрацию, включая земское самоуправление и всю полицию.

«…а назначать никого не будем. На местах выберут. Такие вопросы должны разрешаться не из центра, а самим населением. Будущее принадлежит народу, выявившему в эти исторические дни свой гений. Какое великое счастье жить в эти великие дни!»[167]


Вот сразу и не разберешь, кто это — первый демократический премьер Львов или первый демократический президент Ельцин.

«И это всё сделали не большевики и не инспирировали немцы — это всё учинили светлоумые российские либералы.

Февральские вожди и думать не могли, они не успели заметить, г они не хотели поверить, что вызвали другую, настигающую революцию, отменяющую их самих со всем их столетним радикализмом… Они ещё судорожно сдирали корону передними лапами — а уже задние и всё туловище их были отрублены… Идеология интеллигенции слизнула своего государственного врага — нов самые же часы победы была подрезана идеологией советской, — и так оба вековых дуэлянта рухнули почти одновременно»[168].

Александр Солженицын

У нашей либеральной интеллигенции, молившейся на Запад, в 1990-е годы было хотя бы некоторое оправдание: историческая контузия, нанесенная советской властью. Если Дурново предвидел явное и недалекое будущее в 1914 году, то для того, чтобы предвидеть будущие 1990-е, всего-то и надо было обратить внимание на прошлые русские смуты.

«Для всей думающей российской интеллигенции общепризнанным местом было — поражаться ничтожеству нашего последнего императора. Но не паче ли тогда изумиться ничтожеству первого измечтанного этой интеллигенцией правительства народного доверия?..

Открытки с дюжиной овальчиков „Вожди России" спешили рекламировать их по всей стране…

Вот — бледный, жалкий итог столетнего, от декабристов, „освободительного движения", унесшего столько жертв и извратившего всю Россию!»[169]

Александр Солженицын

Знал ли Солженицын в 1980 году, что история «освободительного движения» не удовлетворится позорным крахом 1917 года, и даже крахом 1990-х годов, и плавненько перейдет в XXI век?

Русско-британская конвенция 1907 года. Недоигранные партии

Окончательное решение договориться с Россией принял кабинет либералов во главе с Беннерманом в конце 1905 года, сразу по завершении Русско-японской войны. Путь к окончательному оформлению Антанты — этого противоестественного, по выражению Дурново, союза, стоившего Российской империи жизни, открыла конвенция 1907 года.

Конвенция между Россией и Англией по делам Персии, Афганистана и Тибета, подписанная министром иностранных дел Александром Извольским и британским послом Артуром Николсоном в Петербурге, по сути, означала раздел Персии, обязательство не домогаться односторонних концессий политического и торгового свойства, признание британского влияния в Афганистане при обязательствах невмешательства во внутренние дела и неиспользования Афганистана в ущерб России; нейтралитет в Тибете, над которым признается суверенитет Китая.

«В сущности, это была попытка примирить два принципиально разных подхода, совместить британскую политику создания самодостаточных государств с русской политикой проникновения. Это был достойный сожаления альянс песчаной дюны и моря».

X.Николсон, сын и биограф Артура Николсона, посла Великобритании в России, подписавшего соглашение 1907 года

«Это соглашение — отвратительно. Оно отдает все, за что мы сражались многие годы, отдает совершенно ни за что, и это по-настоящему цинично. Усилия целого столетия принесены в жертву, а взамен — ничего или почти ничего».

Лорд Керзон

Можно понять разочарование рыцарей Большой Игры. Причем с обеих сторон. Уже после подписания конвенции полковник Ляхов, назначенный шахом военным губернатором Тегерана, подавил восстание персидских конституционалистов, естественно поддержанных англичанами, обстреляв здание меджлиса. Часть разогнанных конституционалистов укрылась в британском посольстве, воспользовавшись обычаем «баста», то есть убежища.

«Единственный русский, который вызывает у меня какое-то уважение, — это Ляхов. Он просто идет вперед, не заботясь о том, кто и что думает или говорит. Он делает все во славу России и ради того, что ему представляется естественным следствием, — ради унижения Англии. Он совершил государственный переворот и решил, что его работу не должен испортить „баст“ в британской миссии; он намеренно оскорбил миссию тем, что расставил около нее множество казаков, он приказал своим казакам пройти по городу и сообщить, что, если „баст“ продолжится, миссию обстреляют из пушек; он сделал все, чтобы заставить нас наесться грязи».

Ч.Марлинг, британский дипломат

«С момента сближения с Англией мы оказались вовлеченными в целый ряд непонятных попыток навязывания персидскому населению совершенно ненужной ему конституции, и, в результате, сами способствовали свержению преданного России монарха, в угоду закоренелым противникам»[170].

Петр Дурново

Как в воду глядел. Трудно избавиться от впечатления, что Петр Николаевич комментирует иранский аспект современных российско-американских отношений.

«Ближний Восток меняется, и даже несправедливо избранные лидеры в Тегеране должны признать этот факт. Они должны понимать, что дух реформ, который царит вокруг них, вдохновит однажды жителей Ирана, которые будут бороться за свою свободу и права. Соединенные Штаты поддерживают народ Ирана».

Кондолиза Райс, выступление на ежегодной конференции американо-израильского комитета, 2006 год

Что самое трогательное — выступление на заседании американоизраильского комитета… Не иначе как девушка заблудилась.

Большая Игра — первая холодная война — закончилась ничем. Только для того, чтобы ровно через 10 лет начаться вновь. Наши новые «союзники» — британцы сделали для этого все от них зависящее. Россия со своей стороны вполне добровольно сделалась их союзником. Справедливости ради надо отметить, что Германская империя также проделала свою часть пути к катастрофе.

Игрушки в сторону. Катастрофа

Русский министр иностранных дел Сазонов вспоминает, как в субботу 1 августа 1914 года явился немецкий посол граф Пурталес и потребовал ответа на германский ультиматум об отмене мобилизации.

«Граф Пурталес был в большом волнении. Он повторил свой вопрос и подчеркнул тяжелые последствия, которые повлечет за собой наш отказ считаться с германским требованием отмены мобилизации. Я повторил уже данный ему раньше ответ. Посол, вынув из кармана сложенный лист бумаги, дрожащим голосом повторил в третий раз тот же вопрос. Я сказал, что не могу дать ему другого ответа. Посол с видимым усилием и глубоко взволнованный, сказал мне: „В таком случае мне поручено моим правительством передать вам следующую ноту“. Дрожащая рука Пурталеса вручила мне ноту, содержащую объявление нам войны. В ней заключалось два варианта, попавшие, по недосмотру германского посольства, в один текст»[171]

Сергей Сазонов, министр иностранных дел

«Сильнейшей объединительной скобой союза России и Запада являлось убеждение, что с Германией невозможно договориться… Мы должны посмотреть правде в глаза»[172].

Дельбрюк, германский военный историк, 1917 год

Известные последствия Первой мировой отличаются одной забавной закономерностью. Наихудшие результаты она имела для тех, кто заплатил за нее наибольшую цену. Больше всех пострадала Россия. Германия потерпела катастрофу, приведшую ее прямо к «окончательному решению» Второй мировой, Франция надорвалась навсегда, в выигрыше осталась только Британия, и еще больше — вышедшие из-за ее спины США, унаследовавшие, в конце концов, материальные и идейные активы Британской империи. Первая мировая война перевернула весь мир, оставив на своем месте только Большую Игру. Как ее наследие.

«Мне кажется, что Большая Игра — это детская забава. В тот момент, когда она велась, русские и британцы могли не беспокоиться о том, что какая-то другая держава будет контролировать Европу. И они позволяли себе игры в Центральной Азии»[173].

Доминик Ливен

Детская забава — это вообще ключевые слова, сказанные Домиником Ливеном. Детская забава в том же смысле, в котором детской забавой была «Большая холодная война». Когда Соединенные Штаты и Советский Союз могли вытворять, и не только в Центральной Азии, что угодно, не опасаясь, что какая-то третья сторона составит им глобальную конкуренцию. Это как игры в песочнице — понарошку. Корея, Вьетнам, Куба, Ангола… Афганистан тот же. Можно смахнуть куличик. «Это не считается — я так не играю…» Ну не считается, так не считается. Двухполюсная система и ядерное сдерживание обеспечивали стабильность. С крахом двухполюсной системы детская забава кончается. В предыдущем случае, как нетрудно заметить, она кончилась Первой мировой войной. Чем она кончится сейчас, осталось посмотреть. Не долго.

V. После катастрофы. Реинкарнация Игры

«Революция в России не победила бы, и Колчак с Деникиным не были бы разбиты, если бы русский пролетариат не имел сочувствия и поддержки со стороны угнетенных народов бывшей Российской империи»[174]

Иосиф Сталин

Революция 1917 года в два тычка — с февраля по октябрь — развалила империю. Не только армию, государственный аппарат и хозяйство, но даже и территорию. Что, собственно, сказал товарищ Сталин? Что большевики натравливали на страну ее собственные народы с единственной целью захвата власти. В семнадцатом, как и в девяносто первом. Благодаря чему Россия стала добычей всех своих как противников, так и «союзников». Но, с другой стороны, именно этот аспект — национально-освободительный, причем в мировом масштабе, — сделал Россию источником революционной инфекции.

Крах России. Мародеры засуетились

«Мы будем громко кричать через все границы, через Персию, Китай, Индостан о чудовищном гнете империализма. Против их орудий мы выдвигаем знамя борьбы»[175].

Петр Кобозев, чрезвычайный комиссар Средней Азии, май 1918 года

Какие возможности открылись! На первом этапе реанимации Большой Игры для всех противников России задача чудесным образом облегчилась. И с военно-политической точки зрения, и с идеологической. Проблема оправдания экспансии отпала.

С парламентской трибуны британский премьер Ллойд Джордж (наш союзничек, между прочим) вполне открыто выразил сомнение в выгодности для Англии восстановления прежней могущественной России. Британцам вторит их новый, еще более либеральный, американский союзник — Вильсон, который, как известно, добивался справедливого мира. Для всех, кроме России.

«Россия слишком велика и однородна, ее надо свести к Среднерусской возвышенности… Перед нами будет чистый лист бумаги, на котором мы начертаем судьбу российских народов»[176].

Архив полковника Хауза, советника по национальной безопасности американского президента Вудро Вильсона

К различным вариантам раздела России была практически готова подавляющая часть российской «белой» политической элиты, от монархистов до социалистов, оглушенной и деморализованной ужасами большевизма.

«Если американским политикам люди взглядов Керенского заранее говорят, что мы согласны на расчленение России, то нет сомнения в том, что Россию, в случае победы над ней, под самым демократическим соусом расчленят так, что от нее останется одна пятая территории…»[177]

Марк Алданов

Нефть в Игре. Первый запах 

Все-таки это уже XX век. То есть появляется что-то новое в реинкарнации Большой Игры. Новое — это нефть. Отпечаток нефтяной темы ложится на Кавказ и, собственно, так на нем с тех пор и лежит.

Грузия — 3000 немецких солдат высаживаются в Поти по просьбе грузинских меньшевиков. Уговаривать немцев долго не пришлось, поскольку их очень интересовал нефтепровод Баку — Батуми. Это единственная тогда артерия транспортировки нефти в регионе. 25 мая 1918 года провозглашена независимость Грузии, которую тут же стали ласково называть Грузинской нефтепроводной республикой. То есть уже тогда…

Собственно Баку. Немцы бы с удовольствием двинулись на Баку, но не успели. За них это сделали турки. Официально это называлось Армией ислама, то есть это была не регулярная турецкая армия, а азербайджанцы-мусаватисты и турецкие добровольцы. В Баку в это время была пролетарская диктатура. Бакинский совнарком пригласил для защиты от турок англичан, у которых была мощная группировка в Персии. Англичане откликнулись мгновенно и 1 августа высадились в Баку. Знаменитые 26 бакинских комиссаров сочли за благо покинуть город (без сдачи отчета о расходовании народных денег), но были перехвачены и в конце концов расстреляны не без помощи благодарных англичан. В свою очередь англичане, поддерживавшие диктатуру меньшевистского Центрокаспия, эвакуировались накануне решающего штурма города турками. Турки наплевали на сказку об Армии ислама и перебросили на бакинское направление регулярные войска с других фронтов. Баку пал, был на три дня отдан на разграбление солдатам, погибли несколько десятков тысяч человек — никто точно не считал, — в основном армяне. Но промыслы пострадали мало, поскольку их берегли все заинтересованные участники сражения.

Большевики чудом сумели продержаться 20 месяцев на голодном нефтяном пайке. Бензин заменяли смесью керосина, спирта и скипидара, смазочные масла заменяли на хлопковое и касторовое, в топках жгли вяленую рыбу. К началу 1920 года ситуация дошла до предела.

«Смилге и Орджоникидзе. Нам до зарезу нужна нефть. Обдумайте манифест населению, что мы перережем всех, если сожгут и испортят нефть и нефтяные промыслы, и наоборот, даруем жизнь, если Майкоп и, особенно, Грозный перейдут в целости».

Телеграмма В. И. Ленина от 28 февраля 1920 года в Реввоенсовет Кавказского фронта

Подействовало. Уже в апреле 1920 года части Красной армии перешли границу Азербайджана. Бакинские большевики вручили мусаватистам ультиматум. И те сдались во избежание жертв. Знать бы, что в прикупе лежит…

Разительный контраст с радением о нефтепромыслах представляет собой история 1903 года. Известно по официальной советской истории, что 1 июня 1903 года в Баку, где добывалось девять десятых всей российской нефти, началась возглавляемая большевиками и знаменитая личным вкладом товарища Сталина всеобщая стачка. Это не совсем так. Были немотивированные внешне беспорядки, забастовщики никаких требований не выдвигали, но страшнее были поджоги промыслов. Пламя поднималось выше ста метров. Только до конца 1903 года сгорел миллион тонн нефти. В следующем, 1904 году сгорело 225 вышек. Люди теряли заработок и зверели. В феврале 1905 года прямо на промыслах началась резня на национальной почве. За два года так называемой стачки сгорело свыше половины скважин и две трети буровых, что вызвало резкий спад нефтедобычи, утрату внешних рынков керосина в пользу американцев — Рокфеллера. К окончанию революционных событий Россия, бывшая до того лидером мировой добычи, добывала нефти вдвое меньше, чем США.

Проект Британского Туркестана. Назад, в пустыню

Крах империи открыл для наших британских союзников совершенно фантастические, немыслимые перспективы на пространствах старой Большой Игры. Британия выстраивает цепь вассальных государств от Каспия до границы Индии.

Летом 1918 года британская миссия во главе с подполковником Бэйли прибывает из Индии в Ташкент с задачей организации снабжения антибольшевистских отрядов деньгами и оружием с ближайших к Туркестану британских военных баз. В августе 1918 года Бэйли подписывает договор с генералом Джунковским (который руководил силами белых в Туркестане) об установлении британского протектората над Туркестаном на 50 лет. К соглашению присоединяется эмир Бухары.

«Эта республика будет находиться под исключительным влиянием Англии и будет пользоваться такой же самостоятельностью, как африканские колонии Англии — Трансвааль и Оранжевая»[178].

Из договора англичан с белым правительством в Туркестане, август 1918 года

Кстати, очень наглядный образ суверенитета. Распределение ролей напрашивается: белые отряды в роли побежденных, но обласканных буров, туземцы — в роли зулусов. Что, естественно, предоставило большевикам широчайшие возможности апеллировать к этим туземцам.

«Хищнический аппетит этих заклятых врагов наших не ограничивается Индией, они стараются распространить свою власть на Персию, Афганистан, Бухару, Хиву и Туркестан. Поэтому наш священный долг встать на защиту этих земель от коварного врага»[179].

Комиссариат по национальным делам Туркестанской республики, сентябрь 1918 года

Наличие большевиков с их своеобразными лозунгами и практикой полностью развязало руки британцам для реализации их пресловутой цивилизаторской миссии. О таком ветераны Большой Игры даже и мечтать не смели. Никаких тебе глобальных соперников, никаких угрызений цивилизованной совести, ни перед кем не надо оправдываться.

«Если местные варвары окажут сопротивление, то следует разрушить железную дорогу, насколько это возможно, вместе с портовыми сооружениями в Красноводске, отрезать воду и все другие виды снабжения и этим превратить западную часть Закаспия в пустыню, какой она была раньше»[180].

Из инструкции вице-короля Индии британскому генералу Маллисону

В августе 2005 года в ходе двухдневного визита генерал Джон Ф.Абизейд, глава центрального командования США, «дал высокую оценку роли Туркмении в процессе мирного развития Афганистана, а также высоко оценил инициированный Туркменистаном проект строительства трансафганского газопровода, что способствует утверждению стабильности и благополучия на многострадальной афганской земле».

Напомним: речь идет о режиме Туркменбаши, который в американской прессе иначе как средневековым не именовали; о единственной стране в Центральной Азии, которая максимально возможно уклонялась от участия в антитеррористической коалиции и которая до последнего момента сохраняла дружественные отношения с афганскими талибами. Напомним также, что трансафганский газопровод был инициирован в тот период, когда задачу «утверждения стабильности на многострадальной афганской земле» решали талибы, что и обеспечило, собственно возможность для Соединенных Штатов выстроить маршрут транспортировки углеводородов альтернативный традиционному — через Россию.


«По неофициальным дипломатическим источникам в Ашхабаде, „в ходе встречи высокопоставленного спецпредставителя министерства обороны США с главой Туркменистана Ниязовым обсуждается создание американских военных баз на граничащих с Афганистаном и Ираном территориях Туркменистана. Американская сторона в случае отказа главы республики предоставить США территорию Туркмении для дислокации американских военных баз намерена поднять вопрос о многочисленных нарушениях прав человека в Туркмении, а также о возможном лишении ее статуса постоянного нейтралитета"».

«Время Новостей», 25 августа 2005 года

Большая Игра-2. Россия возвращается 

«Британцы были убеждены, что большевистская Россия полностью продолжила политику царской России. Таким образом, независимо от того, какое правительство находилось у власти, она оставалась экспансионистским государством. Централизация власти и автократический контроль за внешней политикой — это характерные черты для обоих режимов. Я полагаю, что Россия не могла не стать экспансионистской державой, ей было это предназначено историей»[181].

Эндрю Портер

«Я мог бы рассказать вам одну забавную историю. Как и все народы, британцы считают себя невинными агнцами, а остальной мир — агрессивным, злодейским и потенциально опасным и т. д. и т. п. Я помню, что вскоре после вторжения советских войск в Афганистан, это где-то в 1982 г., во время обеда с некоторыми британскими политиками, консерваторами, членами парламента, министрами, которые говорили о российской угрозе как о постоянной исторической угрозе, вызванной желанием экспансии, в качестве одного из доказательств кто-то привел тот факт, что русские причинили много беспокойств Британии на северо-западе Индии. В этом есть некоторая доля наивности — не понимать, что, для того чтобы угрожать интересам Британии в этом регионе, Британии нужно сначала проявить экспансионизм самой, — где находится Кент и где Индия»[182].

Доминик Ливен

Третья афганская. 1919 год

Британо-российское «замораживание» Большой Игры в начале века оставило у власти в Афганистане слабовольного Хабибулла-хана, получившего кличку «изменник ислама — слуга англичан». В период его правления образовались две влиятельные антибритански настроенные группы, выступавшие за восстановление независимости в Афганистане. Ситуация в стране: младоафганцы во главе с сыном эмира Аманулла-ханом, ориентированные на Россию, и староафганцы — консерваторы, ориентировавшиеся на Германию. Их лидером был брат эмира На-срулла-хан. Итоги Первой мировой способствовали тому, что германское влияние улетучилось, а британцы себя чувствовали полновластными хозяевами Афганистана.

«Англичане, захватив в свое полное подчинение Афганистан, давно создали себе опорный пункт как для расширения своих колониальных владений, для удушения наций, так и для нападения на Советскую Россию»[183].

Выступление В. И. Ленина на заседании ВЦИК 29 июля 1918 года

«Эмир послал в Кашгар миссию во главе с одним из министров, бежавших вместе с ним. Миссия доставила письма королю, вице-королю Индии и мне. В них эмир рассказывал о свержении его большевиками и о своем бегстве и попросил включить в состав Британской империи свое государство, которое он отдавал безоговорочно в наше распоряжение»[184].

П. Эсертон, британский генеральный консул Кашгара

В феврале 1919 года после очередного покушения на эмира Хабибулла-хана на престол вступил его сын Аманул-ла-хан. Правительство Аманулла-хана передало послу Великобритании в Кабуле предложения пересмотреть отношения между Великобританией и Афганистаном на основе равноправия сторон. Англичане отклонили эти требования. В мае 1919 года войска Аманулла-хана вторглись на территорию Британской Индии, их целью было возвращение Пешавара. Большая часть пуштунских племен поддержала афганскую армию. 27 марта 1919 года вышел декрет СНК РСФСР о признании независимости Афганистана. В апреле того же года Аманулла-хан направил письмо Ленину с предложением установить дружественные отношения между Афганистаном и РСФСР.

«Я обращаюсь ко всем мусульманским народам с предложением заключить мир с Советской Россией, так как, только объединив силы, можно одержать победу над общим врагом, господствующим в Европе и Азии».

Аманулла-хан, выступление в советской Бухаре

«Нет необходимости указывать, что это Советы организовали третью афганскую войну»[185]

Из мемуаров лейтенанта Блэккера, ведшего подрывную работу в Советском Туркестане

В мае 1919 года 340-тысячная английская армия начала боевые действия против Афганистана на хайберском, вазиристанском и кандагарском направлениях. Аманулла-хан объявил джихад (священную войну) Великобритании. Война шла с переменным успехом, несмотря на техническое и количественное превосходство английской армии. На хайберском направлении афганские войска были разгромлены, англичане осуществили бомбардировки Джелалабада и Кабула. В районе Вазиристана афганские войска перешли границу Индии. В этих условиях 3 июля 1919 года было заключено перемирие между английскими и афганскими войсками. В августе 1919 года был подписан Равалпиндский мирный договор, которым Великобритания фактическое признала независимость Афганистана.

«Нашей обязанностью стало сделать все возможное, чтобы предотвратить заключение договора о союзе между Афганистаном и Советской страной. Мы указали афганцам, что им бы следовало раньше, чем допустить таких опасных людей в богохранимое царство, потребовать от них соответствующих гарантий»[186].

Британский генерал Маллисон

В качестве своих гарантий английская миссия, прибывшая в Кабул в январе 1921 года с целью сорвать подписание договора о дружбе с Советской Россией, предложила афганцам 20 тысяч винтовок, 20 полевых батарей, вооружение для 20 пулеметных рот плюс ежегодную субсидию. Тем не менее 28 февраля 1921 года договор был подписан.

Озабоченность Британии. Непонятый Керзон

Идеологическая, и не только, экспансия Советской России, особенно на Востоке, в традиционно уязвимом для Британской империи месте, вызвала болезненную реакцию, известную у нас как ультиматум Керзона. На самом деле ультиматумов было несколько. Это целая переписка. Многолетняя. Да и ультиматумом это назвать довольно сложно, поскольку формальным инструментом шантажа и угроз был, по сути, отказ от подписания торгового соглашения. По-нынешнему, торговая блокада.

«Когда российское правительство желает совершить какое-либо действие, особенно несовместимое с моральными международными законами и обычаями, оно обыкновенно создает какую-нибудь независимую по видимости власть, чтобы действовать за ее спиной. Это имело место, когда ташкентское правительство по подстрекательству русского уничтожило независимое Бухарское ханство; когда русские войска под маской азербайджанского правительства оккупировали персидскую провинцию; когда сам Азербайджан уничтожил дашнакскую республику Армении и когда Армения в свою очередь напала на грузинское государство»[187].

Нота лорда Керзона на имя Г. В. Чичерина, 12 ноября 1921 года

Британское правительство требовало от Советской России отказа от враждебных действий на территории Персии, Афганистана и Индии. Помощь Афганистану по советско-афганскому договору, по мнению Керзона, противоречила договору 1907 года, тому самому, который был призван поставить точку в Большой Игре.

«Правительство его величества настаивает на включении в англо-российское соглашение специальной ссылки на географические территории, в которых неоднократно заявлявшееся обязательство советского правительства воздерживаться от пропаганды или враждебных действий, направленных против британских интересов или Британской империи, должны в особенности применяться. Одно только общее заявление без такого специального перечня не имело бы большой цены. Со своей стороны правительство его величества выражает полную готовность принять во внимание любое аналогичное географическое определение территорий, относительно которых российское советское правительство могло бы справедливо требовать признания своих специальных интересов»[188].

Радиограмма главного статс-секретаря лорда Керзона, 7 января 1921 года

Этот удивительный текст свидетельствует о готовности Британии серьезно рассматривать «специальные интересы» Советской России. В январе 1921 года — разоренная, еле живая страна, еще не полностью вышедшая из Гражданской войны… Ничего подобного тому, что мы имеем сейчас. То есть насколько действительно Британская империя была напугана большевиками! И насколько нахальны были ранние большевики, которые даже эти тексты назвали ультиматумом! И которые, конечно, никаких таких географических границ для себя даже представить не могли.

«Наш ответ Керзону». Коммунистический термидор

Нашим ответом Керзону были, как известно, создание ОСОАВИАХИМа, массовые митинги, а по сути — начало мощного военного строительства.

До настоящего ультиматума и настоящего разрыва отношений дело дошло в 1927 году. Это была британская реакция на успехи гоминьдановского правительства в Китае, в которое тогда входили коммунисты и которое активно поддерживал Советский Союз. Британия разорвала все торговые и дипломатические отношения с СССР. Разрыв продлился два года, в которые, собственно, и определился окончательно «наш ответ Керзону».

«Красным только кажется, что они сражаются во славу Интернационала. На самом же деле, хоть и бессознательно, они льют кровь только для того, чтобы восстановить „Богохранимую Державу Российскую"… Они своими красными армиями (сделанными „по-белому “) движутся во все стороны только до тех пор, пока не дойдут до твердых пределов, где начинается крепкое сопротивление других государственных организмов… Это и будут естественные границы будущей России… Интернационал „смоется“, а границы останутся…»[189]

Василий Шульгин

Василий Витальевич Шульгин — монархист и идеолог Белого движения — написал это еще в 1922 году по поводу Ленина и Троцкого. Однако именно к середине 1920-х годов — к решающему моменту схватки Сталина и Троцкого — относится окончательное оформление того, что последователи Шульгина среди русской эмиграции, сменовеховцы, позднее назвали «русским термидором».

«Ленин предполагает объективные условия, созданные Богом, как территория и душевный уклад народа располагают. И теперь очевидно стало, что кто сидит в Москве, безразлично кто это — будет ли это Ульянов или Романов (простите это гнусное сопоставление), — принужден делать дело Иоанна Калиты»[190].

Василий Шульгин

Четкая геополитическая формула, которую монархист Шульгин вывел, опираясь на лекции о «термидорианском перерождении» якобинцев, слушанные им еще студентом в Киевском университете, тем не менее, нуждалась в персональном воплощении, то есть в самом «термидорском перевороте».

Одной из важнейших содержательных сторон внутрипартийной борьбы между Троцким и примкнувшими к нему «старыми большевиками» и Сталиным и был, собственно, вопрос о дальнейшем пути, по сути, о смысле революции. Если идти до конца, — то вопрос о революции вообще. Троцкий — это мировая революция, и Россия — инструмент для нее. Сталин — революция как способ продвижения интересов СССР. Коминтерн в этом случае превращался в пятую колонну СССР, Советский Союз — в неороссийскую империю, наследника старой российской геополитики. То есть содержательный ответ на ультиматумы Керзона был положительным. Россия Советская вернулась на поле Большой Игры. Отсюда — и возобновление отношений с Британией через два года носило вполне естественный — технический характер.

Площадка для игр. Ближний Восток

Важнейшим идеологическим фактором в Большой Игре в XX веке становится ислам. Борьба между игроками здесь шла с переменным успехом, но в предшествующую эпоху Россия явно лидировала. Британцы опасались восстаний мусульман в своих владениях более, чем собственно российской армии. Резкое усиление стратегического значения Ближнего Востока заставило британцев радикально взяться за решение задачи.

Таким радикальным решением стало создание при непосредственной помощи и участии Британии ваххабитского королевства Саудовская Аравия, которое, собственно, и призвано было возглавить исламскую умму, став обладателем главных исламских святынь — Мекки и Медины. Одним из архитекторов нового королевства стал легендарный Лоуренс Аравийский. Этот выдающийся британский агент, «друг арабов», стал незаменимым человеком в свите саудовского короля Хусейна.

«Не пытайтесь сделать слишком много своими руками. Пускай лучше арабы сделают это сносно, чем вы превосходно. Это — их война, и вы должны лишь помогать им, а не выигрывать ее для них. В действительности, в странных арабских условиях ваша работа никогда не будет так хороша, как вам это может представляться»[191].

Лоуренс Аравийский

Лоуренсу удалось вместе с одним из сыновей короля, Фейсалом, под вовремя вброшенным лозунгом объединения арабов для борьбы с Турцией поднять восстание местного населения, создать боеспособную армию и даже взять Дамаск. Степень влияния Британии заметна из описания в британской газете того, как проходило определение границ страны в 1926 году.

«Саудовский король Абдул Азиз выглядел рядом с Перси Кохом (советником британской короны при дворе саудовского короля) как послушный школьник… Когда Кох показывал на карте как проходит линия границы с Кувейтом, то Абдул Азиз сразу же соглашался и патетически отмечал, что сер Перси практически создал его и сделал таким из ничего… и что он отказывается от половины своего королевства в его пользу, даже от всего королевства, если так пожелает сам сэр Перси»[192]

«Бритиш паблик рекодз», 1926 год

Отец, или, точнее, первый британский опекун арабского национализма, Томас Лоуренс отличался не только нетрадиционной сексуальной ориентацией, но и нетрадиционной «любовью» к своим подопечным арабам. После иракского восстания 1920 года Лоуренс пишет в «Лондон Обсервер»: «Странно, что в таких случаях мы не применяем ядовитый газ».

Одним из самых ярких участников обновленной Большой Игры с советской стороны стал Яков Блюмкин — чекист с богемными наклонностями, застреливший во время левоэсеровского мятежа 1918 года немецкого посла Мирбаха. Через некоторое время Блюмкин был прощен и вернулся в строй, в иностранный отдел ГПУ, где, вдохновляясь примером Лоуренса Аравийского, за несколько лет создал на Ближнем Востоке и в Центральной Азии разветвленную агентурную сеть.

В 1920 году Блюмкин под видом дервиша проникает в Персию и уже через несколько месяцев провозглашает в северных провинциях Гилянскую советскую республику. Через год открывает прачечную в Палестине под видом правоверного еврея Гурфинкеля. Его задача — сорвать британские планы по строительству стратегической магистрали от Средиземного моря к Персидскому заливу. Блюмкину удается сорвать британские планы, спровоцировав столкновения арабов с еврейскими поселенцами.

«Ближний Восток — ключ к Индии. Если здесь начнутся беспорядки, они могут парализовать всю колониальную систему Британии».

Меер Трилиссер, начальник иностранного отдела ГПУ. Инструкция Якову Блюмкину

В 1923 году Блюмкин появляется в Кабуле, где устанавливает связь с местными исмаилитами. С их помощью он проникает в Британскую Индию. В 1925 году организует экспедицию в Тибет. С исмаилитским караваном, безопасность которого обеспечивает британский резидент в Кашмире Джон Вуд, отправляется в Читрал. Арестован, бежит, примыкает к научной экспедиции Рериха. В 1927 году уже из Монголии, где его именем назван монгольский народный университет, отправляет вторую тибетскую экспедицию. В 1928 году открывает антикварную лавку в Стамбуле, откуда под видом персидского торговца старинными еврейскими книгами разъезжает по всему Ближнему Востоку, устанавливая связи с антибританскими мусульманскими движениями.

Секретарь Сталина Бажанов описывает свое посещение Блюмкина в 1925 году: Блюмкин встретил Бажанова в красном шелковом халате и с длинной турецкой трубкой в руках. На видном месте на столике лежал томик Ленина. На томике — папиросная бумага с узкой полоской кокаина. Бажанов язвил: «Ленин у Блюмкина был открыт всегда на одной и той же странице». В 1929 году после конспиративной встречи с Троцким в Стамбуле Блюмкин был расстрелян коллегами «за повторную измену делу пролетарской революции». Перед смертью пел «Интернационал».

Найдите пять отличий… Вот они какие, новые игроки. Какая игра, такие и игроки.

Площадка для игр. Иран

Под предлогом охраны Персии от большевистской смуты в декабре 1917 года британцы вводят войска в Южный Иран. В 1918 году все управление в городах было полностью передано английским военным губернаторам.

«Я был послан в Персию Форш Офис, когда считали, что за отзывом наших войск последует вторжение большевиков и утверждение Советов, что может дать нам свободу действий на юге. Предвидение оказалось неверным. Вместо вторжения большевики отошли… Их политика заключается в том, чтобы сохранить целостность Персии и во что бы то ни стало предупредить наш ход с южной федерацией»[193].

Британский агент в Иране капитан Ноэль

С 1920 года Советская Россия, пережившая Гражданскую войну, начинает проводить более активную политику в Персии. В мае в Гиляне создается революционная республика, в августе 1921 года — революция в Хорасане. В феврале 1921 года СССР и Иран заключают договор: Ирану прощаются его долги перед царским правительством, а Русский ссудно-учетный банк передается персидскому народу.

«Если персидское правительство после предупреждения российского советского правительства само не окажется в силе отвратить опасность, российское советское правительство будет иметь право ввести свои войска на территорию Персии, чтобы в интересах самообороны принять необходимые военные меры»[194].

6-я статья советско-иранского договора, 1921 год

«Угроза с севера является постоянным фактором политической и социальной жизни Ирана. Неослабевающее давление; отравляющая пропаганда не прекращаются ни на одно мгновение и не позволяют правительству шаха забывать, что СССР унаследовал вековую политику, побуждающую его стремиться к расширению сферы влияния на востоке. Эта политика всегда преследовала в качестве главной цели подрыв британских интересов».

«Таймс», 1925 год

Нетрудно заметить, что британцы очень ясно осознавали преемственность своей борьбы против советского проникновения с традициями Большой Игры.

Площадка для игр. Ирак

Поражение в войне развалило Оттоманскую империю. Но уже во время Первой мировой войны районы иракских нефтепромыслов превращаются в важнейший театр военных действий на Ближнем Востоке. В декабре 1914 года британские войска под командованием генерала Таунсхеда оккупировали Басру. Более полугода длилась осада Багдада. Он был захвачен в марте 1917 года. После поражения Германии и Турции британцы захватили Мосул, установив контроль над всей территорией нынешнего Ирака. 15 апреля 1920 года в Сан-Ремо они получили мандат на управление Ираком. В ответ на это в Басре и Багдаде началось шиитское восстание. На севере восстали курды. Ирак погрузился в хаос.

«Мне абсолютно не важно, какая система правления обеспечит нам доступ к нефти, но я убежден, что этот доступ является для нас жизненно важным интересом»[195].

Лорд Артур Бальфур, министр иностранных дел

«И мне хотелось бы напомнить американцам один интересный факт: первое, что приказал сделать командующий британской армией, захватившей Багдад в 1917году, — это распространить прокламацию, в которой говорилось: „Мы пришли к вам не как завоеватели, а как освободители“»[196].

Нил Фергюссон

В 1921 году британцам удалось подавить восстание и создать королевство Ирак под британским протекторатом. Королем стал сын саудовского короля Хусейна Фей-сал, а Ирак оказался под полным контролем «Бритиш Петролеум», глава местного отделения которой стал там первым британским послом. Там же, в Ираке, остались могилы 22,5 тысячи британских солдат, погибших в первой иракской войне.

«Вопрос о нефти есть жизненный вопрос, ибо от того, у кого будет больше нефти, зависит, кто будет командовать в будущей войне, кто будет командовать мировой промышленностью и торговлей»[197].

Иосиф Сталин

Индия по-прежнему продолжала играть свою роль в обновленной Большой Игре, но на место индийского фактора геополитики все в большей степени выходил фактор нефтяной. Настолько, что, когда, уже после Второй мировой, геополитика Индии отошла в прошлое вместе с самой Британской империей, ее успешно заменила геополитика нефти.

Путь к Мюнхену. Нацисты как орудие Большой Игры

Каким образом именно в контексте Второй мировой геополитика Индии плавно перетекает в геополитику нефти — об этом позже. Теперь — откуда, собственно, взялась сама Вторая мировая? А собственно, оттуда же, откуда и Первая.

«Мы должны рассматривать эти тридцать с лишним лет раздоров, беспорядков и страданий в Европе как часть одного исторического периода. В своей основе — это история более чем тридцати лет войны, в которой британцы, русские, американцы и французы сражались, до предела своих возможностей сопротивляясь германской агрессии. От каждого из нас это потребовало самых тяжелых жертв, но наибольшие жертвы принес, русский народ, чья страна дважды подверглась разорению. На широких просторах этой страны лилась кровь десятков миллионов русских людей, павших за общее дело»[198].

Уинстон Черчилль, речь в палате общин, 27 февраля 1945 года

О как! Однако, прежде чем продолжить Первую мировую войну и пролить русскую кровь за общее дело, британцам пришлось решить одну проблемку. Напомним, что на востоке Европы, начиная с Раппальского договора 1921 года, складывался германо-советский альянс — объединение униженных и оскорбленных в этой самой Первой мировой войне. Важнейшим аспектом этого альянса было экономическое и, прежде всего, военно-техническое сотрудничество. Так вот, с приходом к власти Гитлера этот альянс затрещал по швам, что вызвало энтузиазм определенной части британского руководства. Две составляющие: крепкий антикоммунизм и склонность Гитлера к экспансии — это гармоничное сочетание позволяло надеяться натравить Германию на Россию. Чтобы таким образом не только решить идеологические задачи, но и завершить то самое глобальное противостояние, о котором, собственно, и говорил Черчилль в 45-м. Одна незадача. Между Германией и Советской Россией лежит санитарный кордон из восточноевропейских стран-лимитрофов, созданных для изоляции Советской России. Их надо сдать!

«Чемберлен по существу желает доминирования в Европе нацистских идей из-за фантастически негативного отношения к Советской России»[199].

Колин Кут, британский журналист, май 1939 года

Невилл Чемберлен, возглавивший кабинет консерваторов в 1937 году уже смертельно больным и смертельно усталым человеком, тем не менее, успел стать символом того, что принято называть «политикой умиротворения Гитлера».

Дело в том, что после прихода к власти нацистов Советская Россия выступила с идеей создания системы коллективной безопасности — так называемого Восточного пакта. До определенного времени идея Восточного пакта находила отклик во Франции, более всех обеспокоенной возрождением германской мощи. Ядром этих соглашений — как бы формирующейся Антанты-2 — были совместные гарантии Чехословакии со стороны СССР и Франции. Однако теперь Британия не только уклонилась от участия в новой Антанте, но и прямо поставила целью срыв этих соглашений.

«От Британии мы можем требовать колоний и свободы действий на востоке… Потребность Британии в спокойствии велика. Было бы полезно узнать, что Англия готова заплатить за такое спокойствие»[200].

Секретный меморандум главы политического департамента министерства иностранных дел Германии фон Вайцзеккера, 10 ноября 1937года

Так что Англия готова заплатить? Для начала, согласие или, как минимум, пассивное содействие ремилитаризации Германии, которая, подавив вялое сопротивление Франции, отбросила все Версальские военные ограничения и реоккупировала Рейнскую область. Далее, прямое согласие на аншлюс Австрии, которое премьер Чемберлен таким образом анонсировал в британском парламенте:

«Мы не должны обманывать, а тем более обнадеживать малые слабые государства, обещая им защиту со стороны Лиги Наций и соответствующие шаги, поскольку мы знаем, что ничего подобного нельзя будет предпринять»[201].

Невилл Чемберлен, речь в парламенте 22 февраля 1938 года

«Трудности, связанные с империей, а также перспектива быть втянутой еще раз в длительную европейскую войну оказались для Британии решающими доводами против участия ее в войне против Германии… Таким образом, очень маловероятно нападение со стороны Франции без британской поддержки»[202].

Адольф Гитлер на совещании узкого круга военных и политиков на Вильгельмштрассе, 5 ноября 1937 года

Сдача Чехословакии. Королевский подарок Гитлеру

В феврале 1938 года Гитлер обратился к рейхстагу с призывом «обратить внимание на ужасающие условия жизни немецких собратьев в Чехословакии». Напомним, Чехословакия на этот момент обладает гарантиями, предоставленными ей советско-французским пактом. За год до Мюнхена Гитлер и Чемберлен ведут конфиденциальные переговоры в Берхтесгадене в Баварских Альпах.

«С русскими невозможно договориться. Наш цивилизованный цинизм разбивается о пафос их средневековых душ».

Из беседы Адольфа Гитлера с Невиллом Чемберленом. «Мюнхенский период»

«Германия и Англия являются двумя столпами европейского мира и главными опорами против коммунизма, и поэтому необходимо мирным путем преодолеть наши нынешние трудности… Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России»[203].

Невилл Чемберлен накануне встречи с Адольфом Гитлером, 2 сентября 1938 года

В чем состоит «решение, приемлемое для всех, кроме России», Адольф Гитлер объясняет всего через месяц после оккупации Чехословакии.

«Хочу чтобы вы имели хотя бы некоторое представление о почти астрономических цифрах, которые дает нам этот международный арсенал, расположенный в Центральной Европе. Со времени оккупации мы получили 1582 самолета, 581 противотанковую пушку, 2175 орудий всех калибров, 735 минометов, 486 тяжелых танков, 42 876 пулеметов, 114 тысяч пистолетов, 1020 тысяч винтовок, 3 миллиона гранат, миллиарды единиц огнестрельных боеприпасов»[204].

Выступление Адольфа Гитлера, 23 сентября 1939 года

Стоит напомнить, что накануне войны Чехословакия являлась крупнейшим в мире экспортером оружия. Только знаменитые заводы «Шкода» за год до начала Второй мировой произвели для Гитлера вооружений больше, чем весь ВПК Великобритании за тот же период. Четверть немецких танковых дивизий в момент нападения на СССР была укомплектована чехословацкими танками. И эти танки на тот момент превосходили собственно немецкие по всем параметрам. И этот арсенал был сдан Гитлеру без единого выстрела. Возвращение Невилла Чемберлена из Мюнхена, где была решена судьба Чехословакии, было триумфальным. Стоя у трапа самолета, он заявил встречавшей его ликующей публике: «Я привез вам мир».

Пакт Риббентропа — Молотова. Циничный сговор или сбой в игре?

«Что может Британия предложить России? В лучшем случае участие в европейской войне и враждебность Германии. Что можем предложить мы? Нейтралитет и отстояние от возможного европейского конфликта и, если того пожелает Москва, германо-русское понимание взаимных интересов, что, как и в прошлые времена, будет служить на пользу обеим странам… У Германии и России нет противоречий по всей линии от Балтийского и Черного морей до Дальнего Востока»[205].

Карл Шнуре, руководитель восточноевропейской референтуры отдела экономической политики немецкого МИДа, — поверенному в делах СССР Астахову и главе советской торговой миссии Варварину, 26 июля 1939 года

Напомним, в августе в Москве по инициативе СССР шли бесконечные и бесплодные переговоры с британофранцузской миссией. Когда в результате выяснилось, что эти представители не имеют даже полномочий на подписание любого обязывающего соглашения, а Польша наотрез отказывалась пропустить советские войска в случае начала войны, Сталину очевидно не осталось другого выхода, как ответить на немецкие предложения.

Пакт Риббентропа — Молотова, подписанный 23 августа 1939 года, — это пресловутый «сговор Сталина с Гитлером», по секретным протоколам к которому была поделена Восточная Европа. Настоящий смысл этого пакта очень ясно показала последовавшая «странная война», когда англо-французские силы, обладавшие огромным преимуществом на Западе, не только не оказали никакой помощи Польше, но и вообще не предприняли никаких существенных боевых действий.

«Этот странный этап войны на земле и в воздухе поражал всех. Франция и Англия бездействовали в течение тех нескольких недель, когда немецкая военная машина всей своей мощью уничтожала и покоряла Польшу. У Гитлера не было оснований жаловаться на это»[206].

Уинстон Черчилль

Последующие военные действия СССР против Финляндии — так называемая «зимняя война» — поставили нас вообще на грань военного столкновения с западными державами.

Член французской военной миссии под руководством подполковника Ганеваля в Финляндии капитан П. Стелен считал главной задачей: «всеми силами удерживать Финляндию в состоянии войны». Замначальника генштаба ВВС генерал Бержери в разговоре со Стеленом, декабрь 1939 года: «Генерал Вейган командует войсками в Сирии и Ливане. Его силы будут наступать на Баку, с тем чтобы лишить СССР добываемой здесь нефти. Отсюда войска Вейгана продвинутся навстречу союзникам, наступающим на Москву из Скандинавии и Финляндии».

Стелен: «Замысел операции был выражен на карте двумя заостренными стрелами: первая — из Финляндии, вторая — из Сирии. Заостренные наконечники этих стрел соединялись в районе на восток от Москвы»[207]

Именно об этих планах упоминает Шарль де Голль в своих послевоенных мемуарах:

«Следует сказать, что определенные круги считали своим врагом скорее Сталина, чем Гитлера. Они проявляли заботу главным образом о сколачивании сил для нанесения поражения России, то оказывая помощь Финляндии, то размышляя о бомбардировках Баку и высадке в Стамбуле… а не о разгроме рейха»[208].

Польский вопрос. Британский ответ

Поводом для вторжения в Польшу и, собственно, для всей Второй мировой войны послужил немецкий ультиматум о так называемом данцигском коридоре. Поляки отвергли ультиматум, опираясь на гарантии, которые Польше предоставили союзники, в первую очередь англичане. Здесь надо напомнить, что Польша на тот момент имела договор с Германией, практически аналогичный пакту Риббентропа — Молотова, и, вообще, отношения практически союзнические.

Министр иностранных дел Польши в предвоенные годы Юзеф Бек прямо говорил немецкому послу в Варшаве фон Мольтке, что это он нанес Восточному пакту «смертельный удар». 14 января 1939 года, будучи принят Гитлером и Риббентропом, тот же Бек «не скрывал, — как пишет Риббентроп, — что Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Черному морю». Он обещал немцам помощь в завоевании Украины, если Гитлер согласится на Польшу «от моря до моря».

«Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке… Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе? Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент. Задача состоит в том, чтобы заблаговременно хорошо подготовиться физически и духовно… Главная цель — ослабление и разгром России»[209].

Из доклада 2-го (разведывательного) отдела главного штаба Войска Польского, декабрь 1938 года

Пакт с Германией вдохновил поляков на исторические свершения. В 1938 году по примеру старших товарищей они были готовы осуществить аншлюс Литвы, предъявив ей ультиматум и сосредоточив на границе войска. В Польше заговорили о необходимости «расширения жизненного пространства для великой польской нации» за счет африканских колоний, и в 1939 году была даже опубликована госпрограмма по колониальному вопросу.

Как только Гитлер отнял у Чехословакии Судеты, Польша оккупировала Тешинскую область Силезии.

«Польша с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства»[210].

Уинстон Черчилль

«Вплоть до весны 1939 г. она являлась для него (Гитлера. — Ред.) антибольшевистской преградой на случай войны с Францией, с нападения на которую он намеревался начать конфликт. После победы на западе Польша должна была быть ценным и необычайно важным партнером в походе на Советский Союз. В последнем разговоре с Беком в Берхтесгадене Гитлер напрямую сказал, что каждая польская дивизия под Москвой — это одной немецкой дивизией меньше. Глава рейха предлагал нам тогда участие в разделе Европы…

Мы могли бы найти место на стороне рейха почти такое же, как Италия, и наверняка лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск»[211].

Павел Вечоркевич

Как тонко подметил в том же интервью польский историк, каплей, переполнившей чашу терпения Гитлера, стали именно английские гарантии. Британские гарантии Польше меньше всего адресовались самой Польше, которой Британия помогать не собиралась. Гарантии были даны для того, чтобы Польша не уклонилась от столкновения с Германией. А главной задачей было то, чтобы от столкновения с Германией не уклонился Советский Союз.

«Поляки — жалкая, ни к чему не способная хвастливая банда. Это так же хорошо известно англичанам, как и нам…»[212].

Адольф Гитлер, 3 сентября 1939 года

А теперь сравните.

«Чехи — свиноголовая раса, а президент Бенеш — самый свиноголовый в своем стаде. Великобритания не собирается рисковать ни одним своим матросом или летчиком ради Чехословакии»[213].

Невилл Гендерсон, посол Британии в Берлине, 1938 год

И вот пусть кто-нибудь назовет эти заявления Гитлера безосновательными. Основания, как мы помним, весьма вещественные. Это Мюнхен и сдача Чехословакии. Польшу сдали так же, как и Чехословакию, правда при этом заставив воевать.

«Господа британцы знают, что такое право сильного. В отношении низших рас они вообще наши учителя. Это неслыханно — представлять нам чехов и поляков — этот сброд, который ничуть не лучше, чем суданцы или индусы, как суверенные государства только потому, что на этот раз речь идет об интересах Германии, а не Англии. Вся моя политика с Англией исходила из обоюдного признания естественных реальностей, а теперь они хотят пригвоздить меня к позорному столбу. Это — неслыханная подлость!»[214].

Адольф Гитлер, 3 сентября 1939 года

Уже после начала войны англичане успели поставить 45 новейших истребителей в Венгрию, Румынию и Финляндию — и ни одного в Польшу, которой они предоставили «гарантии».

Опять же обратимся к профессору Вечоркевичу, которого уж точно никак нельзя обвинить в пророссийских симпатиях.

«О планах британцев лучше всего свидетельствует то, что они почти с самого дня подписания знали о тайном протоколе пакта Молотова — Риббентропа, который получили от сотрудника посольства Германии в Москве фон Герварта. Конечно, они не сообщили об этом полякам, чтобы случайно не воспрепятствовать началу войны… Англичане и французы, зная, что произойдет 17 сентября, списали Польшу в расход»[215]

Павел Вечоркевич

«Наша страна проявляет фарисейство в миг неотложного нравственного выбора… Нынешний культ империи мы переняли от немцев, тем самым хваля их и оправдывая»[216].

Из автобиографии Г.К.Честертона

Адекватной расплатой за предвоенную политику был блицкриг Гитлера, победа над Францией и бегство английских экспедиционных сил из Дюнкерка. Есть основания полагать, что Гитлер вообще не расценивал эти операции как в прямом смысле военные, вполне резонно называя эти приготовления политическими.

«В политике перед нами стоят далекоидущие планы. Положено начало сокрушению британской гегемонии. Я завершил политические приготовления, теперь дорога открыта для солдата»[217]

Адольф Гитлер, выступление перед генералитетом в Оберзальцбурге, 22 августа 1940 года

VI. Вторая мировая. Изнанка

«Ни одно решение, которое я принимал во время войны, не было более тяжелым и ответственным, чем решение напасть на Россию»[218].

Адольф Гитлер

«Посторонним в…» Германское вторжение в Большую Игру

«Гитлер пошел по пути Наполеона» — так утром 22 июня 19"41 года парижский мальчишка-разносчик анонсировал заголовки свежих газет. Совпадение действительно удивительное и по стратегии, и по тактике, и по результату. Недаром пакт Риббентропа — Молотова называют Тильзитом XX века. Опять же — вот повторяющийся сюжет в Большой Игре, когда в нее вмешивается посторонний. С повторяющимся результатом.

«Франция будет действовать заодно с Россией против Оттоманской Порты, и обе высокие договаривающиеся стороны придут к соглашению по поводу того, чтобы изъять все провинции Оттоманской империи в Европе, исключая города Константинополя и Румелийской провинции из-под ига и жестокого управления турок»[219].

Тильзитский договор, статья 8

Вот банальнейшая тема псевдоисторических дискуссий: знал ли Сталин о планах Гитлера? Почему поверил в пакт о ненападении? Оттуда же: должна ли Россия извиняться за сговор с нацистами — пресловутый пакт Риббентропа — Молотова?

«Теперь, когда образовался союз, который объединяет Центральную Европу, ставшую наконец компактным геополитическим целым, новообразованный русский блок и перестроенную под руководством Японии Восточную Азию, реализация евразийской континентальной политики стала окончательно возможной… Только прочная связь государств по оси Германия — Россия — Япония позволит нам всем подняться и стать неуязвимыми перед методами анаконды англосаксонского мира»[220].

Карл Хаусхофер

Не напоминает ничего?.. Это Карл Хаусхофер. Классик германской геополитики, генерал рейхсвера в Первую мировую, профессор географии, считается автором официальной геополитической доктрины Третьего рейха. Учитель и друг Рудольфа Гесса. А это наш великий старик Петр Дурново, в 1914 году предвидевший все, что произойдет с Россией в результате противоестественного союза с Англией.

«Тройственное согласие — комбинация искусственная, не имеющая под собой почвы интересов, и будущее принадлежит не ей, а несравненно более жизненному тесному сближению России, Германии, примиренной с последнею Франции и связанной с Россией строго оборонительным союзом Японии. Такая лишенная всякой агрессивности по отношению к прочим государствам политическая комбинация на долгие годы обеспечит мирное сожительство культурных наций, которому угрожают не воинственные замыслы Германии, как силится доказать английская дипломатия, а лишь вполне естественное стремление Англии во что бы то ни стало удержать ускользающее от нее господство над морями»[221]

Петр Дурново

Провидец Дурново в начале века имел, конечно, в виду другую Германию, хотя и та была не сахар. Опять же, в отличие от Хаусхофера, для Дурново континентальный союз с Германией и, кстати, при сохранении союза с Францией был основой для мира, а не для войны. Что касается запоздавшего романтика Хаусхофера — реальная практика нацистов по воплощению отдельных его идей в жизнь привела его в замешательство. Он был арестован после провала антигитлеровского заговора в июле 1944 года, за участие в котором был расстрелян его сын Альбрехт, и в марте 1946 года покончил с собой. Ни Гитлер, ни, уж тем более, Сталин романтиками не были. В их действиях, в выборе врагов и союзников был вполне конкретный оперативный политический расчет. Есть известная цитата из «Майн кампф».

«Мы хотим приостановить вечное движение Германии на юг и запад Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на востоке»[222].

Адольф Гитлер

Беремся утверждать, что вожделенный Восток в немецком сознании, как и прежде у Наполеона, — это отнюдь не Россия. Главный противник и главный объект реванша на пути к мировому господству — Англия. Цель первого этапа на этом пути, как всегда, Индия.

Гитлер. Германский путь в Палестину-2

Первый подход к снаряду, достаточно плотный, Германия сделала накануне Первой мировой. После ухода со сцены «железного канцлера» Бисмарка в 1890 году Германия сделала выбор. В Индию по прямой, через Балканы и Османскую империю — по пути, завещанному Наполеоном. Материальным воплощением этого стало строительство железной дороги Берлин — Константинополь — Багдад. 8 ноября 1898 года в Дамаске кайзер Вильгельм произнес речь, обозначившую смысл новой германской восточной политики.

«Пусть султан и триста миллионов магометан, разбросанных по земле, будут уверены, что германский император во все времена останется их другом»[223].

Евгений Тарле

Это, безусловно, ставка на ислам как таран на пути к господству, но, в противовес конкурентам — и Британии, и России — ставка на панисламизм Османской империи, а не на ее развал. Естественно, что после поражения Германии в Первой мировой была реализована ставка на развал. Что произошло с Германией после Версальского договора, хорошо известно. Гораздо менее известный Севрский договор имел для Османской империи последствия неизмеримо более катастрофические.

По этому договору Османская империя потеряла 80 процентов своих земель. Англия получала Палестину, Трансиорданию и Ирак, а затем бывших вассалов Порты — Египет, Судан и Кипр, Франция — Сирию и Ливан, Марокко и Тунис. В Закавказье предусматривалось создание независимых государств Армения и Курдистан. Османская империя перестала существовать.

Чтобы предупредить всякую возможность возрождения Османской империи в том или ином виде, Британия решилась на беспрецедентный шаг, легализовав еврейскую иммиграцию в Палестину, поддержав сионистское движение. Здесь британцы точно повторили идею Наполеона, который собирался сделать то же самое и с той же целью в 1799 году. План этот был окончательно закреплен в 1917 году декларацией министра иностранных дел Великобритании лорда Бальфура.

Британская поддержка сионизма не имела ничего общего с заботой о евреях, но преследовала исключительно геополитические цели. Еврейская Палестина, занимающая уникальное географическое положение, буквально разрывает исламский мир пополам. Созданием Еврейской Палестины британцы вбили кол в труп Османской империи. Вся эта история так и была задумана и до сих пор остается костью в горле мусульманских реваншистов.

«Таким образом, самой важной причиной для формирования „буферного “ государства в сердце мусульманского мира стала изоляция азиатской и африканской частей исламской уммы друг от друга и воспрепятствование или, если потребуется, предотвращение любой попытки этих частей объединиться»[224].

Мухсин Мухаммед Салих, действительный профессор истории Палестины и новейшей арабской истории

Халифат под свастикой. Пионеры интифады

«Пробьет час, и вы станете господином прекрасного мира, а не только выразителем наших деклараций. Вы будете тем, кто направит силы арабов, и в этот момент я не могу даже вообразить, что случится с западными людьми»[225].

Адольф Гитлер, 21 ноября 1941 года

Эти слова Гитлера обращены к великому муфтию Иерусалима Хаджу Амину аль-Хусейни. Представителю одного из влиятельнейших родов бывшей Османской империи. Именно в его доме кайзер Вильгельм вел переговоры с османской элитой накануне своей Дамасской декларации.

В молодости аль-Хусейни служил в оттоманской армии. Через два года после краха империи организовал первый в истории Палестины еврейский погром, за что получил от британцев Шлет тюрьмы. Однако через год после ареста вышел на свободу и стал самым молодым великим муфтием Иерусалима. Ключевой идеей Хусейни было возрождение великого исламского государства, образцом которого должна была служить Османская империя. Евреи, как опора Британии, представляли, с его точки зрения, угрозу исламскому миру и препятствие для реализации этих планов. В какой-то степени османский реваншизм аль-Хусейни был близнецом германского реваншизма Гитлера. В 1931 году эти идеи легли в основу созданного им Всемирного исламского конгресса.

«Мы накануне возрождения исламского халифата, живущего по законам шариата. Враждебные нам силы исчезнут из мира, а ислам останется, и мы создадим Всемирный халифат со столицей в Иерусалиме»[226].

Шейх Раед Салах, глава «Исламского движения» в Израиле, 1993 год

Исламское движение в Израиле. Именно исламистское движение, зародившееся в 1971 году в населенных пунктах так называемого «арабского треугольника» на севере Израиля по инициативе шейха Абдаллы Дервиша, со времен первой интифады 1987 года создает комитеты для финансирования жертв израильской оккупации. В 1993 году, после подписания соглашения в Осло, радикальная его часть во главе с Раедом Салахом откалывается от умеренных сторонников Дервиша и создает «комитеты гуманитарного спасения» по финансированию палестинского террора. Одновременно движение лидирует по популярности среди арабов Израиля, к нему принадлежат более миллиона человек, и многие его лидеры являются мэрами арабских поселений на территории Израиля.

«Так что, похоже, что патологический антисемитизм Гитлера, так же как и его арабского двойника Хотжамина Альхосени (Хаджа Амин аль-Хусейни), имеет вполне прагматическую основу. Впрочем, в истории иначе и не бывает. Если кто-то где-то поднимает национальную проблему, всегда ищи кому, зачем и почему это выгодно. Кому это надо»[227].

Сергей Лопатников

Патологическим антисемитом Гитлер был безусловно. Простая мысль Сергея Лопатникова, российского ученого, работающего в настоящее время в американском университете, заключается в том, что очень редко проявляются патологии, оставляющие заметные следы в историческом процессе, если за ними не стоит действительно мощная прагматическая основа.

«Дранг нах остен». Арийский путь в Индию?

Так все-таки, возвращаясь к пресловутому вопросу… Для того чтобы ответить на вопрос, что знал и чего не знал Сталин, надо понять, что знал или не знал Гитлер и, что самое главное, что знали и чего хотели наши традиционные партнеры в Большой Игре — англичане. Есть источник, содержание которого очень внимательно изучали и в Москве, и в Лондоне. «Майн кампф».

«Политику завоевания новых земель в Европе Германия могла вести только в союзе с Англией против России, но и наоборот: политику завоевания колоний и усиления своей мировой торговли Германия могла вести только с Россией против Англии»[228].

Адольф Гитлер

Война на два фронта, проигранная кайзером, была постоянным кошмаром Гитлера. Каким же образом он дал себя втянуть в такую войну?

Вот другой документ, вошедший в историю как меморандум Гендерсона, составленный автором непосредственно перед его назначением послом Британской короны в Берлине в 1937 году. Это именно то время, когда определялась конфигурация будущей войны.

«…Говоря прямо, Восточная Европа, окончательно, на все времена еще не устроенная, не представляет жизненного интереса для Англии… Можно даже утверждать, что несправедливо пытаться мешать Германии завершить свое единство и изготовиться к войне против славян при условии, что эти приготовления не разубедят Британскую империю, что они одновременно не направлены против нее»[229]

Меморандум Гендерсона

Это логика Мюнхена. Логика умиротворения Гитлера, а по сути натравливания его на Россию. Это логика Чемберлена. Но 30 марта 1939 года тот же Чемберлен, еще до Черчилля, всегда занимавшего последовательную антигерманскую позицию, дает Польше британские гарантии на случай нападения Германии. Помните — «при условии, что эти приготовления не разубедят Британскую империю»? Изменились условия. Разубедили. Приготовления эти выглядели так, что стало предельно ясно: главный удар Гитлер намеревался нанести именно по Британии, и именно в традиционном, хорошо понятном участникам Большой Игры направлении. Даже британский историк Александр Бевин в своей книге «Десять фатальных ошибок Гитлера» признает:

«Дорога к победе лежала не через лобовую атаку на Советский Союз, а через неспешный и обстоятельный захват Северной Африки. Этот путь был настолько очевиден, что все британские лидеры видели его, равно как и ряд немецких руководителей, включая Альфреда Йодля, начальника штаба оперативного руководства верховного командования вермахта, Эриха Редера, командующего германским флотом, и Эрвина Роммеля, которому судьбой было предназначено снискать себе славу в Северной Африке и получить прозвище „Лис пустыни"»[230].

В меморандуме от 30 июня 1940 года генерал Йодль указывал, что, если бросок через Ла-Манш будет невозможен, целесообразно перенести военные действия на Средиземное море, захватить Египет и Суэцкий канал.

«Британская нефть на Ближнем Востоке — более ценный приз, чем российская нефть на Каспии»[231].

Адмирал Редер, выступление, сентябрь 1940 года

Через 4 месяца после этого заявления на французско-испанской границе состоялась единственная личная встреча Гитлера и Франко. Гитлер потребовал пропустить 20 германских дивизий для захвата Гибралтара, чтобы перекрыть Средиземное море.

Франко отказал — боялся ссориться с англичанами. Несмотря на это, почти в срок, указанный Гитлером Франко, 13 февраля 1941 года в Триполи высаживается африканский экспедиционный корпус генерала Роммеля: 25 тысяч солдат и 8,5 тысячи единиц подвижного состава.

Теперь посмотрим, что происходит на Востоке. Именно немцы и итальянцы оказывают давление на Японию, чтобы удержать ее от эскалации конфликта с СССР на Халхин-Голе. В то время как Британия в самый разгар событий, 24 июля 1939 года, заключила с Японией договор, известный как «Соглашение Арита-Крейга», в котором полностью признала результаты японской агрессии, — заметьте, это за месяц до подписания пакта «Риббентроп — Молотов», когда в Москве еще шли переговоры с англофранцузской миссией. 9 июня 1940 года при активной помощи Германии и Италии между СССР и Японией заключено соглашение о демаркации советско-маньчжурской границы. По существу, это соглашение было воспринято западной политической элитой как пакт «Риббентроп — Молотов» на Востоке, что, собственно, и воплотилось в жизнь подписанием договора о нейтралитете 13 апреля 1941 года. Причем опять же при активном германо-итальянском посредничестве. Зачем понадобилось Гитлеру практически силой навязывать нейтралитет Японии, обеспечивать глубокие тылы Советскому Союзу буквально за считаные дни до начала войны, если он действительно ее планировал?

В феврале 1941 года, через несколько дней после высадки Роммеля в Триполи и начала войны в Северной Африке, на совещании верховного командования в ставке Гитлера было принято решение, которое крайне неохотно вспоминается историками: согласно утвержденному на этом совещании плану, германская армия должна была пройти через Балканы, Ближний Восток, Турцию и Иран в Афганистан и затем, перевалив через Гиндукуш, войти в Индию. Документально зафиксированной целью этой операции должно было стать соединение частей вермахта с наступающими японскими частями на восточных границах Индии.


«Значит, ну вот скажите мне, зачем, зачем Гитлеру нужно было идти в Иран через Кавказ, пробиваясь через многомиллионную Красную армию, хорошо вооруженную, с огромными возможностями мобилизационными. Когда он в тот же Иран мог попасть совершенно другим путем — через дружественную Болгарию, через Турцию, которая была союзником Германии и в Первую мировую войну, и сейчас. Через дружественные арабские страны, где в течение многих лет готовились антибританские акции. Зачем, собственно, ему понадобилась Россия?»[232]

Сергей Лопатников

Если бы Германии и Японии удалось соединиться в Индии, совершенно иной вид приобрел бы план войны с СССР, который оказался бы в полном окружении с линией фронта в 15 тысяч километров, уязвимых в любой точке. Самая уязвимая точка, естественно, здесь — мягкое «подбрюшье» Средней Азии, через которое можно было легко перерезать СССР пополам. Это и была стратегия мирового господства — реальной победы стран Оси во второй мировой войне. Нет оснований сомневаться в том, что это понимали и Сталин, и Черчилль.

Итак, у Гитлера, как и у Наполеона, было два пути в Индию (и они же пути к ближневосточной и кавказской нефти). Через враждебную, холодную, с мощной армией и еще большим мобилизационным потенциалом Россию или через дружественные мусульманские страны — осколки Османской империи — с благоприятным климатом и поддержкой местного населения, желающего поражения Британии. Даже если предположить, что Гитлер стремился к завоеванию России, — зачем бить в лоб, если можно в точном соответствии с классической немецкой военной доктриной «решить войну посредством обходного, максимально возможного по размаху и географическим условиям маневра», как завещал великий немецкий военный теоретик фельдмаршал фон Шлифен?

Интересно, кстати, что разработчики похода на Индию, типичные кабинетные крысы генералы Кейтель и Йодль, были казнены по приговору Нюрнбергского трибунала вместе с Риббентропом, заключившим известный пакт с СССР. При этом и начальник генштаба сухопутных войск Гальдер, и разработчик плана нападения на СССР Паулюс, и Манштейн, и Гудериан — все умерли собственной смертью. Случайность?..

Если сердцем Британской империи является Индия, то ее ахиллесова пята — мусульманский Ближний Восток, и критическая точка здесь — Британская Палестина. И здесь интересы германского и османского реванша, интересы Гитлера и аль-Хусейни полностью сошлись. Идеологическое сотрудничество нацистов и арабского «освободительного движения» началось сразу же после прихода Гитлера к власти. На Ближний Восток, в Турцию и Иран в первую очередь отправились «преподаватели» немецкого языка, занявшиеся активной пропагандой нацизма и вербовкой. Однако активная политическая работа относится именно к периоду 1937–1941 годов — к подготовке и началу осуществления Восточного похода. При этом патологический антисемитизм Гитлера, как и его арабских партнеров, обнаруживает здесь свою вполне прагматичную основу. В 1936–1937 годах аль-Хусейни при помощи рейха организовывает в Палестине серию погромов. Одновременно различные арабские партии и движения объединяются в единый Национальный фронт с формированием Высшего арабского комитета под председательством великого муфтия. В сентябре 1937 года убит британский губернатор в Галилее Эндрюс. Англичане бунт подавили, аль-Хусейни с группой соратников удалось бежать в Ливан, а затем видные деятели мусульманского движения сосредоточились в Багдаде. Именно Багдад должен был стать одним из ключевых пунктов по уничтожению британского могущества.

Персидская сказка-2. Перевод на немецкий 

Иран. Здесь с 1925 года у власти — Реза-шах, выбравший себе в честь парфянских царей фамилию Пехлеви и провозгласивший новую династию. Новый шах всячески подчеркивал, что его приход к власти — это своего рода фашистская революция, активно педалировал общие арийские корни. Характерно, что персы были объявлены нацистами чистокровными арийцами и специальным декретом были освобождены от действия нюрнбергских законов.


«Прочные позиции немцев в Иране представляли бы огромную угрозу для Великобритании, контролирующей Индию, где уже развернулась борьба за независимость. Из Ирана Германия могла бы легко добраться до Индии через Хайбер, пройдя по дорогам, проложенным задолго до этого, еще в 324 году до н. э. Александром Македонским. Одна только подобная угроза вынудила бы Англию направить все Реза-шах Пехлеви силы до последнего солдата на защиту главной жемчужины своей короны. Не потеряв ни единого солдата, Германия запросто могла бы обезглавить Великобританию»[233].

Александр Бевин

Вот заметьте, то, что американский историк Александр Бевин называет фатальной ошибкой Гитлера, — такая ли уж это «ошибка»? То есть все, что нам известно, говорит о том, что именно это Гитлер и понимал не хуже Бевина, и именно так и собирался действовать. Кстати, такой штрих характерный. Наш Сергей Лопатников замечает, что вся эта арийская тематика — свастики, массовое распространение в нацистской элите всяческой арийской ирано-тибетской мистики непосредственно перед началом войны — все это очень похоже на наполеоновскую моду на все египетское — фараоны, мумии, пирамиды — как раз накануне кампании против той же Британии.

«Вся эта арийская, так сказать, дребедень, была прямой подготовкой к походу Гитлера туда, на Ближний Восток, в Индию. Тем более что Иран — откуда взялось слово Иран? Ведь Иран был, Персия была переименована в Иран только в 1935 году. Но Иран — это страна ариев в переводе. И иранцы были освобождены даже от действий нюрнбергских законов. И опять, всё становится понятным, если представить себе, что Гитлер готовил поход в соответствии с директивой от 17февраля 1941 года в Персию и далее в Индию на соединение с японскими войсками, которые в конечном итоге дошли до Бирмы, что уже совсем близко»[234].

Сергей Лопатников

Индийский путь к свободе. Противление злом насилию 

Любопытно, что в самой Индии за год до начала военных действий во главе Индийского национального конгресса оказывается человек, который принял решение любой ценой добиться независимости от Британской империи.

Самый заядлый англофоб среди лидеров индийского освободительного движения Чандра Бос на посту президента Конгресса выступает против решения британских колониальных властей использовать индусов в предстоящей схватке со странами Оси. Он выдвигает англичанам ультиматум, требуя полной независимости, однако старая гвардия во главе с Ганди, не привыкшая столь решительно заявлять о своих интересах, добивается отставки радикала Боса. Тогда он создает свою партию «Форвард-блок», которая начинает противодействовать набору индийцев в английскую армию и выдвигает лозунг «враг моего врага — мне друг».

В 1942 году, отчасти под натиском Рузвельта, Черчилль согласился принять декларацию, в которой обещал самоуправление Индии после войны. 28 июля он обедал с королем Георгом VI, который записал в дневнике: «Он меня удивил, сказав, что его коллеги и две, или все три, партии в парламенте готовы отдать Индию индийцам после войны». В декларации англичане обещали по окончании войны предпринять шаги к созданию «нового Индийского союза, который образует доминион, связанный с Соединенным Королевством и другими доминионами общей преданностью короне». До принятия же новой конституции «правительство его величества неизбежно должно сохранить за собой контроль над обороной Индии и нести ответственность за руководство обороной Индии».

2 июля 1940 года Боса арестовывают (к этому моменту он уже 11 раз побывал за решеткой за антибританские выступления). Но индийский герой бежит, перебирается через афганскую границу в СССР, откуда попадает в Германию. Нацисты разрешают ему сформировать из пленных военнослужащих «индийский легион» и открыть вещание по радио на Индию. Хотя Боса окрестили «индийским фюрером» — нетадаши, в действительности он симпатизировал идеям социализма и мечтал опереться в борьбе за независимость Индии на Советский Союз. В августе 1941 года в письме к Риббентропу Бос заявил, что «вторжение Германии в Советский Союз будет расцениваться в Индии как начало вторжения на Восток, и поэтому Германия будет восприниматься как враг Индии».

Фюрер убеждал Боса в том, что освободить Индию от колониального гнета можно, лишь «перешагнув через мертвое тело России», однако индийский лидер настоял на том, что сформированный им легион не примет участия в действиях на советско-германском фронте.

После Сталинграда немцы сочли, что от беспокойного гостя все равно проку нет, и переправили его на подводной лодке своим японским союзникам. Заполучив бывшего президента Индийского национального конгресса, Токио мог с большим основанием утверждать, что воюет с англичанами и американцами ради освобождения азиатов от колониального ига.

13 июня 1943 года в Токио, перефразируя знаменитую речь Черчилля, Бос заявил: «Моя единственная цель — выгнать англичан из Индии, если даже для этого пришлось бы воспользоваться помощью дьявола и любой силы на земле». Через месяц Бос прибыл в Сингапур, где возглавил временное правительство Свободной Индии. Он настаивал, чтобы вторжение в Индию началось как можно скорее и чтобы его армия играла в нем решающую роль. Ветераны этой армии утверждают, что если бы Бос добился успеха, то Индия осталась бы единой: англичанам перед уходом в 1948 году не удалось бы разделить ее по религиозному признаку — Бос был категорически против раздела.

После окончания войны англичане и американцы объявили Боса военным преступником, однако его уже не было в живых. Он погиб в авиакатастрофе незадолго до капитуляции своего основного союзника — Японской империи. Правда, существует версия, что на самом деле Бос инсценировал свою смерть и скрылся на территории Советского Союза.

Персидская сказка-3. Перевод с немецкого на английский 

Высадка Роммеля 13 февраля 1941 года в Триполи и решение ставки от 17 февраля означали переход к активной фазе операции. С 1 на 2 апреля 1941 года в Ираке вспыхивает пронацистское восстание, за которым непосредственно стоит наш знакомый — великий муфтий аль-Хусейни, которое приводит к власти Рашида Али аль-Галайни. Германия предъявляет ультиматум Греции и Югославии. Ко 2 мая британцы спешно эвакуируются с Балкан. Одновременно к этому моменту войска Роммеля в Северной Африке пересекают границу Египта. 1 мая 1941 года Ирак при поддержке Германии требует вывода из страны британских войск, высадившихся там для подавления восстания. 2 мая иракские войска начинают боевые действия против англичан. На аэродромы Мосула и Багдада начинают приземляться германские самолеты.

Суэц блокирован. С иракского плацдарма готово начаться движение навстречу Роммелю. Турция и Иран — союзники. Все, — стратегическая задача решена. И тут что-то сломалось.

Что случилось между 2 и 10 мая 1941 года? Здесь мы возвращаемся к любимой теме современных исторических спекуляций. «Знал ли Сталин о планах Гитлера?», «Как Сталин мог поверить Гитлеру и не верить пресловутым данным разведки?» Простой ответ: безусловно, знал, видел, не верил ни одному слову ни Гитлера, ни собственной агентуры, которую считал, как минимум, жертвой британской дезинформации. Теперь факты.

5 мая 1941 года в Кремле состоялся прием в честь выпускников военных академий. На нем Сталин выступил с 40-минутой речью, а потом, по утверждению свидетелей, с тостом, который был расценен как готовность напасть на Германию летом 1941 года. На этой речи, собственно, основаны многочисленные спекуляции Суворова — он же Владимир Резун — о планах превентивного удара СССР по Германии.

«Почему побеждена Франция? Почему Англия терпит поражение, а Германия побеждает?.. Ленин говорил, что разбитые армии хорошо учатся… Немцы потерпели поражение в 1916—1917 году — почему? Потому что дрались на два фронта. Действительно ли германская армия непобедима?.. Нет. В мире нет и не было непобедимых армий…

Проводя оборону нашей страны, мы обязаны действовать наступательным образом. От обороны перейти к военной политике наступательных действий. Красная армия есть современная армия, а современная армия — наступательная»[235].

Иосиф Сталин

Как теперь известно, именно в этот же день, за несколько часов до выступления, Сталин прочел донесение начальника внешней разведки НКГБ СССР о секретной речи Гитлера перед немецкими офицерами. Вот этот документ.

«Источник, работающий в штабе германской авиации, сообщает: 29 апреля Гитлер в речи, произнесенной в „Спортпаласе“ перед молодыми офицерами-выпускниками, содержание которой в прессе опубликовано не было, заявил: „В ближайшее время произойдут события, которые многим покажутся непонятными. Однако мероприятия, которые мы намечаем, являются государственной необходимостью, так как красная чернь поднимает голову над Европой". Эти сведения получены источником от нескольких офицеров, но подлежат дополнительной проверке»[236].

Александр Печенкин

Кто же спровоцировал истерическую, по сути, реакцию Гитлера, убедив его, что Сталин ударит по Германии в самый уязвимый для нее момент? Ответ на счет раз — гибнущая Британия, кровно заинтересованная в скорейшем столкновении Германии и России. Инструменты для этого у нее были очевидны и многочисленны. Достаточно вспомнить могущественного тогда шефа абвера адмирала Канариса, тесную связь которого с британской разведкой большинство специалистов считают вполне очевидной.

Тем более что, по сути, то, что британцы доводили до сведения германского руководства, было правдой — так, немножечко по срокам сдвинутой. И столь же оправданны были сомнения Сталина в адекватности донесений различных источников о том, что Гитлер нападет летом, — он совершенно обоснованно видел за этим прямой британский след.

Нет сомнений, что Гитлеру не могли не быть представлены «веские доказательства» намерений Сталина нанести удар в тот момент, когда Германия глубоко увязнет на Ближнем Востоке. Какого рода это могли быть тексты, видно по тем немецким документам, которые распространялись уже после нападения на СССР якобы со слов наших военнопленных.

«Согласно сообщениям, Сталин к моменту произнесения этой речи был уже сильно пьян и в таком состоянии извергал военные угрозы в адрес Германии: „…Эра мирной политики Советского Союза закончилась. Отныне необходимо расширение Советского Союза на запад силой оружия. Да здравствует активная наступательная политика Советского государства!…Война начнется в самом недалеком времени… Существующий мирный договор с Германией является лишь обманом и завесой, за которой можно активно работать“»[237].

Из донесения начальника отдела иностранных армий «Восток» генерального штаба сухопутных сил Германии полковника Гелена, 18 октября 1942 года

Надо признать, что британо-германские инвективы не сильно расходились с настроениями наиболее передовой части советского общества. Поэт-романтик Павел Коган, павший в Великую Отечественную, успел написать не только «Бригантину»:

Но мы еще дойдем до Ганга,
но мы еще умрем в боях,
чтоб от Японии до Англии
сияла Родина моя[238].
Павел Коган

В отличие от Сталина, у Гитлера не было никаких логических оснований сомневаться в представляемой ему информации, поскольку уязвимость его положения в момент Восточного похода была очевидна. Гитлер просто испугался Сталина, испугался вполне обоснованно. У того не было никакого иного выхода, кроме как ударить по Германии. Наблюдая очевидную стратегию немцев, он видел, что немцы уже втянулись в «индийскую» кампанию. Он был уверен, что у него есть по меньшей мере полгода для подготовки своего удара, пока Гитлер движется по восточному маршруту.

План «Барбаросса». Вероломное самоубийство

Гитлер не готовился к нападению на СССР. Директива «Барбаросса» была импровизацией, вынужденным ходом. Этот факт становится очевидным просто при взгляде на соотношение сил СССР и Германии накануне войны. Германия начала войну с СССР, имея вчетверо меньше танков и втрое меньше самолетов. Если по самолетам Германия к лету 1941 имела некоторое качественное преимущество — хотя самолеты новых марок Миг-3, Як-1, бомбардировщики Пе-2 и штурмовики Ил-2 уже поступали в войска, — то по танкам и артиллерии преимущество СССР можно считать подавляющим. Всего СССР на начало войны имел 23 тысячи танков, из которых почти 1900 находились на западной границе, в свою очередь из которых почти 1500 — это новейшие танки Т-34 и тяжелые КВ, аналогов которым у немцев просто не существовало. Ни один немецкий танк лета 1941 года не мог пробить броню КВ и Т-34. Самое удивительное, что, в противоположность Англии и, тем более, СССР, в Германии не было и намека на военную мобилизацию экономики. В том же 1941 году военное производство в Германии выросло на 1 %. То есть даже меньше, чем производство предметов потребления. Ведущий немецкий экономический журнал «Дер Дойче Фольксвирт» писал о военной экономике, «предельно сходной с экономикой мирного времени», и считал абсурдной идею минимизации реальных доходов и потребления населения во время войны. Германия была не готова не только к затяжной войне. Германской мощи было явно недостаточно для одномоментного разгрома СССР. Понятно, что, обладая всей этой информацией, Сталин просто не мог поверить, что Гитлер способен на столь самоубийственную авантюру.


«Приняв это роковое решение, Германия проиграла войну»[239].

Генерал Гюнтер Блюментрит

Уже в мае Гитлер резко сокращает поставки Роммелю и отказывает в минимальных пополнениях, в то время как британцы находятся под Эль-Аламейном на грани разгрома в Египте с перспективой полной эвакуации британского флота из Средиземного моря. Одновременно прекращается помощь Ираку. Немецкие самолеты возвращаются назад, и к 24 мая иракское восстание подавлено англичанами. Еще через 3 месяца, уже после нападения Гитлера на СССР, советские войска вместе с англичанами оккупируют Иран — ключевую точку в «восточном плане» Гитлера.

«Как вы думаете, о чем мог говорить британский посол со Сталиным 22 июня 1941 года? О помощи, об открытии второго фронта, о ленд-лизе? Ничего подобного. Он запросил у Сталина, чтобы тот ввел войска в Иран. Но самое странное, что Сталин с этим согласился. И вот представьте себе — идет сентябрь 41 года. В котле под Киевом миллион солдат. Начинается фактически подготовка наступления Гитлера на Москву. Что делает Сталин? Сталин загоняет четыре армии — 44-ю, 45-ю, 46-ю и 47-ю, — при поддержке Каспийской флотилии, в Северный Иран с такой мотивировкой — для того чтобы предупредить появление немецких опорных пунктов. Одновременно британские войска входят в Иран. То есть вся вот эта историческая эпоха кажется каким-то совершенно бессмысленным набором фактов. Но достаточно сделать предположение, что Гитлер действительно шел в Иран и далее в Индию, и всё становится абсолютно логичным»[240]

Сергей Лопатников

Примечательно, что схема раздела Ирана почти буквально воспроизводит российско-британское соглашение 1907 года, вроде бы поставившее точку в старой Большой Игре. Новое российско-британское соглашение нельзя считать излишним, если вспомнить одно обстоятельство.

11 июня 1941 года, за 11 дней до нападения на СССР, верховное главное командование вооруженных сил Германии (ОКБ) и главное командование сухопутных войск (ОКХ) издали директиву за №32, гласившую: «После достижения целей операции „Барбаросса“ дивизии вермахта должны будут вести борьбу против британских позиций на Средиземном море и в Передней Азии путем концентрической атаки из Ливии — через Египет, из Болгарии — через Турцию, а также, в зависимости от обстановки, из Закавказья — через Иран». Это был план «Аманулла», названный так в честь афганского эмира Аманулла-хана и обеспечивающий поход германских войск в Афганистан и далее в Индию в новых условиях. В план входила подготовка антианглийского восстания индийских мусульман. Для работы с местным населением предполагалось выделить «войсковых мулл», которых должен был подготовить в Германии муфтий Иерусалима Хадж Амин аль-Хусейни, бежавший в Берлин после подавления британцами пронацистского восстания в Палестине.

Факт существования плана «Аманулла» доказывает, что и после того, как нападение на Советский Союз стало делом решенным, Гитлер рассматривал прежний маршрут как следующую приоритетную цель.

Миссия Гесса. Тайна, пережившая три империи

10 мая 1941 года Рудольф Гесс, личный секретарь и заместитель Гитлера по партии, на истребителе «мессершмитт» перелетел в Англию. Он выпрыгнул с парашютом недалеко от поместья герцога Гамильтона, которого Гесс считал одним из лидеров «партии мира», оппонентом Черчилля. Гесса в форме капитана германских ВВС задержали британские полицейские. Вскоре германская пропаганда объявила, что Гесс совершил полет по собственной инициативе и в невменяемом состоянии. На Нюрнбергском процессе Гесс был приговорен к пожизненному заключению и до 1987 года находился в берлинской тюрьме «Шпандау», где 17 августа повесился в своей камере на электрическом проводе. По неофициальной версии, был убит английскими спецслужбами.

Помните:

«Германия и Англия являются двумя столпами европейского мира… и поэтому необходимо мирным путем преодолеть наши нынешние трудности… Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России»[241]

Невилл Чемберлен, 2 сентября 1938 года

В докладной записке бывшего сотрудника британской миссии в Берлине Киркпатрика, составленной на основе его бесед с Гессом, говорится: «Он сказал, что, ужасаемый перспективами продолжения войны, он прибыл сюда без ведома Гитлера, чтобы убедить ответственных людей в том, что, поскольку Англия выиграть войну не может, самым благоразумным было бы заключить теперь мир. Давно и хорошо зная фюрера, он мог дать слово чести, что Гитлер никогда не вынашивал планов против Британской империи… Тут Гесс хотел заставить меня содрогнуться, когда сказал, что, в свою очередь, у алчных американцев имеются виды на Британскую империю». На полях доклада об этой встрече есть замечание Черчилля: «Он сделал также и другие заявления, раскрывать которые — не в общественных интересах». Из трех допросов отчет о первой встрече отсутствует или по-прежнему засекречен, краткие расшифровки отчетов о второй и третьей встречах, по мнению британского исследователя Пэтфилда, автора книги «Секретная миссия Гесса», сфальсифицированы: сутью всех умолчаний являются реальные полномочия Гесса, конкретный план мирных переговоров, а также проект мирного договора между Германией и Англией.

«Вечером 11 мая (1941) на совещании в замке „Бергхоф“ Гитлер спросил: „Не сообщили ли англичане о намерениях Гесса?“ Дитрих ответил, что об этом англичане умолчали. Тогда Гитлер приказал Дитриху представить в немецкой печати полет Гесса как поступок невменяемого. При поступлении из Лондона сообщений о том, что герцог Гамильтон отказался признать свое знакомство с Гессом, у Гитлера вырвалось: „Какое лицемерие! Теперь он его не хочет знать“. В разговорах в штабе Гитлера под большим секретом передавалось, что Гесс взял с собой в Англию меморандум, составленный им и одобренный Гитлером. Суть меморандума сводилась к тому, чтобы Англия предоставила Германии свободу действий против Советской России. А Германия со своей стороны гарантировала Англии сохранение ее позиций в колониальных владениях.

Еще в конце января 1941 года Гесс рассказал своему адъютанту Пинчу, что по решению Гитлера намерен лететь в Англию, чтобы довести до конца переговоры, начатые в августе 1940 года. В августе 1940 года по инициативе герцога Бельфордского и других английских политиков в Женеве состоялась встреча английских уполномоченных с представителем Гесса. Во время переговоров англичане заявили о готовности начать мирные переговоры с Германией, но предварительным условием выставили расторжение пакта о ненападении Молотова — Риббентропа. С февраля 1941 года Гесс интенсивно занимался разработкой предложений, которые должны были лечь в основу переговоров с англичанами. В этой работе принимали участие руководитель зарубежных организаций НСДАП Болле, советник имперского министерства хозяйства Яквиц и известный нам генерал геополитик Карл Хаусхофер».

Из досье НКВД, составленного на основе допросов личного адъютанта Гитлера Отто Гюнше и камердинера Гитлера Гейнца Линге

Есть все основания полагать, что англичане прямо подталкивали Гитлера к войне с Советским Союзом, создавая у него иллюзию возможности заключения в этом случае мира на основе раздела сфер влияния с Британией. В этом случае понятно, какие мотивы заставляют не только Черчилля, но и нынешних британцев секретить документы 60-летней давности. Еще раз напомним Киплинга: «только когда ВСЕ умрут, кончится Большая Игра». Стало быть, еще кое-кто жив.

Содержание рассекреченных в 1990 году англичанами документов по миссии Гесса отличается поразительной скудостью. Известно, что часть документов была утрачена и уничтожена, несколько папок засекречено до 2017 года. Что же такое мог сообщить и передать Гесс, что бы угрожало безопасности Британской империи до 2017 года, а может быть, и далее? Однако не требуется чрезмерного воображения, чтобы понять смысл миссии Гесса, — Гитлер совершил отчаянную попытку любой ценой договориться с Британией, чтобы избежать кошмара войны на два фронта. Попытку, которая была обречена. Война продолжалась, но уже вопреки плану Гитлера и плану Сталина. Именно 22 июня 1941 года Германия и Советский Союз втянулись во Вторую мировую войну, которую они не могли выиграть ни при каких условиях. Огромными усилиями и жертвами Советский Союз победил в Великой Отечественной войне. Единственным и безраздельным победителем во Второй мировой оказались Соединенные Штаты Америки, которым Британия принесла на блюде практически беспроигрышную геополитическую партию, а вместе с ней и основное наследство собственной империи.

VII. Третья нефтяная. Гибель империи

«Американо-советское состязание — не какое-то временное отклонение, а исторически сложившееся и в будущем длительное противоборство. Это состязание носит глобальный характер. Это — борьба не только двух стран. Это борьба двух империй»[242].

Збигнев Бжезинский

Заметьте: двух империй. Что уже само по себе предполагает равновеликость. Паритет так или иначе. Большая Игра — она же холодная война — возможна только между равными. Вспомните нашего друга Доминика Ливена: «Большая Игра — это детская забава великих держав»…

После всякой большой европейской войны между основными игроками Большой Игры — то есть англичанами и Россией — там, на Западе, всегда устанавливался достаточно прочный статус-кво. Заметьте, не между воюющими сторонами, а именно между главными игроками! (И на хрена нужно было воевать?) Западная граница России после разгрома Наполеона и Венского конгресса просуществовала незыблемо до следующей войны 1914 года. Так и Потсдамская система — раздел Европы

1945 года — незыблемо простояла до 1989–1990 годов. Опять же, заметьте, всякий крах глобальной европейской системы, установившейся между этими игроками, означает новую мировую войну. Но опять же, это война не между игроками, а с некими посторонними. Игроки воюют, а точнее, играются в Большую Игру на Востоке. Там, где не было большой опасности смертельно навредить друг другу… «Большая Игра — это детская забава великих держав».

Рождение Израиля. Артиллеристам Сталин дал приказ…

В октябре 1943 года Уинстон Черчилль заявил в разговоре с Хаимом Вейцманом (одним из лидеров сионизма):

«После того как Гитлер будет разгромлен, евреи должны создать свое государство там, откуда они родом. Бальфур завещал это мне, и я не собираюсь от этого отказываться»[243].

Собственно, тогда, в 1943 году, Черчилль много чего кому обещал…

Декларация Бальфура от 1918 года о разрешении еврейской иммиграции в Палестину — идея с их помощью создать инструмент против Оттоманского — а если шире, то панисламистского — реванша на Ближнем Востоке. Помните: «Израиль — нож, воткнутый в сердце исламской уммы»? Собственно, и тогда и позднее инициаторов этого мероприятия судьба самого «ножа» волновала в последнюю очередь. Теперь — накануне развертывающейся холодной войны — англичане — а еще более американцы — опасались, что создание еврейского государства рассорит их с арабами. Притом что консервативные арабские монархи были тогда настроены явно не прокоммунистически. В отличие от евреев. Чем вполне естественно решил воспользоваться Сталин.

Объединенный комитет США и Великобритании в 1946 году рассмотрел «палестинский вопрос».

«Сегодня и в ближайшем будущем любая попытка создать независимое палестинское государство или государства в Палестине приведет к гражданской междоусобице и будет угрожать миру на земле»[244].

Заявление англо-американского комитета, 1946 год

На базе этой установки Британия предложила «план Морриса», суть которого — создание под своим протекторатом единого арабо-израильского государства.

«Американцы не хотели образования еврейского государства, потому что они предвидели, что это обернется склокой, они знали, что случилось с британцами в Ираке, они знали, что у британцев проблемы в Египте. Во время Второй мировой войны уже были столкновения между США с британцами и французами в связи с их колониями»[245].

Уилл Одом

«План Морриса» был отвергнут и арабами и евреями. Британия ограничила репатриацию евреев, еврейские поселенцы в ответ начали партизанскую войну. Напомним, что некто Менахем Бегин, будущий премьер Израиля и лауреат Нобелевской премии мира, 22 июля 1946 года взорвал отель «Царь Давид», где находился штаб британского командования. Погибло более 90 человек. Единственными, кто поддерживал сионистских партизан, были Советский Союз и еврейское лобби в США. Министерство госбезопасности СССР организовало им поставки оружия. Англичане вынуждены были капитулировать и 2 апреля 1947 года поставили вопрос о Палестине в Совете Безопасности ООН.

14 мая 1947 года Андрей Громыко, советский представитель при ООН, выступил на специальной сессии Генеральной Ассамблеи:

«Сотни тысяч евреев бродят по разным странам Европы в поисках убежища. Большая часть из них находится в лагерях для перемещенных лиц и все продолжает терпеть большие лишения… Позволительно спросить: могут ли Объединенные Нации, учитывая такое тяжелое положение сотен тысяч уцелевшего еврейского населения, не проявлять интереса к положению этих людей, оторванных от родины и от своих очагов?.. Пора не на словах, а на деле оказать этим людям помощь…»[246]

Позиция США в отношении создания Израиля была двойственной. Если Рузвельт был противником сионистского движения, то сменивший его Трумэн был настроен более благожелательно. Однако такие ключевые фигуры, как Джордж Маршалл и Ален Даллес, считали, что арабская нефть важнее еврейского вопроса, а также опасались советизации будущего Израиля. То есть Госдепартамент и разведка просто саботировали установку Трумэна. Что касается британцев, то они выступили против насильственного раздела Палестины.

«Правительство его величества готово нести ответственность за реализацию любого план, который будет основан на соглашении между арабами и евреями. Если Ассамблея рекомендует политику, которая будет неприемлема какой-либо из сторон, то правительство Великобритании не сможет выполнить его. И тогда будет необходимо использовать альтернативную силу, которая сможет выполнить этот план»[247].

Из заявления Артура Грич-Джонса, министра колоний, 26 сентября 1947 года

Вот такой альтернативной силой и стал Советский Союз, оказавший массированную и быструю поддержку отрядам Хаганы, составившим впоследствии основу армии Израиля.

26 ноября 1947 года на Генеральной Ассамблее ООН Андрей Громыко произнес свою знаменитую речь в защиту права евреев на свое государство:

«Представители арабских стран указывают на то, будто бы раздел территории является исторической несправедливостью. Но с этой точкой зрения нельзя согласиться хотя бы уже потому, что еврейский народ был связан с Эрец Исраэль на протяжении длительного исторического периода времени…»[248]

В тот же день президент Трумэн и ключевые министры получили аналитическую записку ЦРУ, в которой говорилось, что в Палестине воцарился хаос и что «Советы ищут любую возможность укрепить там свою позицию».

29 ноября 1947 года была принята резолюция Генассамблеи ООН номер 181 о создании двух независимых государств: Израиля и Палестины. СССР поддержал резолюцию аж пятью голосами, если считать Украину, Белоруссию и союзников — Польшу и Чехословакию.

«Советский Союз твердо нас поддерживает. Все распространяющиеся слухи, будто советская позиция изменилась, не имеют под собой почвы… В Совете Безопасности русские работают не просто как наши союзники, а как наши эмиссары. Они берут на себя решение любой задачи…»[249]

Доклад представителя Израиля Моше Шертока по итогам сессии Генеральной Ассамблеи ООН

Собственно, решение задачи не только создания, но и спасения только что созданного государства взял на себя Советский Союз.

Первая арабо-израильская война началась в тот же день, когда была принята резолюция Генассамблеи. Поражение Израиля перед лицом объединенных арабских сил, которым вооружение поставляла Британия, казалось неизбежным. Госдепартамент США отказался выдавать визы добровольцам и объявил эмбарго на поставки оружия. Поставки вооружения Израилю осуществлял Советский Союз через Чехословакию. Пушки, минометы, трофейные немецкие истребители. Там же, на территории Чехословакии, велась ускоренная подготовка израильских военных специалистов. Советское правительство даже разрешило выехать в Израиль группе евреев — офицеров Советской армии. Западные державы внесли в Совет Безопасности проект резолюции «о проникновении вооружений морским и сухопутным путем на Ближний Восток». СССР наложил на него вето.

«Сегодня состоялась первая продолжительная, очень сердечная беседа с Маликом. Он выразил свое глубокое восхищение военными усилиями Израиля. Подобного разгрома арабских армий никто не ожидал… Советская сторона рассматривает свое решение о поддержке еврейского государства в качестве триумфально оправдавшего себя в контексте целей, которые она ставит перед собой на Ближнем Востоке…»[250]

Из телеграммы представителя Израиля при ООН Аббе Эбана министру иностранных дел Моше Шертоку по итогам переговоров с представителем СССР при ООН Яковом Маликом

Израиль. Конец «романа»

В январе 1949 года на первых выборах в Израиле просоветские левые партии потерпели поражение. «Скромное обаяние» американского еврейского лобби оказалось сильнее благодарности Сталину. Советский Союз раздражала сионистская агитация за выезд евреев. С 1949 года в СССР начала разворачиваться широкая антиизраильская и антисемитская кампания — «борьба с космополитизмом», репрессии против членов Еврейского антифашистского комитета, «дело врачей» и так далее. Одновременно израильская внешняя политика становилась все более проамериканской.

«Ваши выступления на сессии Генеральной Ассамблеи доказывают, что вы явно склоняетесь на сторону Соединенных Штатов. Ни по одному вопросу вы не выступили однозначно против американцев, а по многим вопросам жизненно важным для Советского Союза, вы проголосовали против советской позиции»[251].

Из разговора Семёна Царапкина, советского представителя при ООН, с Гедеоном Рафалем, представителем Израиля при ООН

Заключительной точкой в «романе» СССР с Израилем стал взрыв в советском посольстве в Тель-Авиве 9 февраля 1953 года. Пострадала одна сотрудница. Израиль принес официальные извинения. Однако Советский Союз отозвал посла. Разрыв с Израилем открыл для Советского Союза широчайшие геополитические перспективы — возможность опереться на ресурсы стратегически важнейшего региона за счет поддержки арабских национально-освободительных движений. Перспективы, которыми СССР почти-таки воспользовался.

Суэцкий кризис и отставка Британской империи 

В 1875 году британский премьер Бенджамин Дизраэли, обеспечивший приобретение акций компании Суэцкого канала, проинформировал королеву Викторию запиской: «Вы владеете им, мадам». Канал стал основной магистралью Британской империи, соединяющей Англию с Индией и Дальним Востоком. Его военное значение ярко подтвердилось во время Второй мировой, когда англичанам удалось, заняв позиции под Эль-Аламейном, остановить наступление Роммеля. Свое традиционное значение канал потерял после обретения Индией независимости в 1948 году, однако именно в это время он обретает новую функцию — стратегической нефтяной магистрали. К 1955 году две трети потребляемой Европой нефти проходило через канал.

Радикально освободившись от связей с Израилем, СССР получил возможность делать ставку на арабский национализм. Это открыло Советскому Союзу грандиозные перспективы в важнейшем регионе, где до этого у нас вообще не было никаких позиций. Первый успех — Суэцкий кризис — ставка на Гамаля Абделя Насера.

В 1954 году в Египте группа офицеров-националистов во главе с полковником Насером свергла короля Фарука. Гамаль Абдель Насер участвовал в подпольной деятельности еще со времен Второй мировой войны, когда офицеры-националисты прямо сотрудничали с нацистами в борьбе против Британии. Программа Насера включала создание нового арабского мира от Марокко до Персидского залива и исправление «величайшего международного преступления в истории», коим он считал создание Израиля. Придя к власти, Насер практически сразу установил тесные взаимоотношения с СССР и начал закупать у него оружие.

Нефти у Египта, как известно, не было. Но зато была важнейшая транспортная артерия — нефтяная — Суэцкий канал. Для начала Насер устроил что-то вроде тендера между Советским Союзом и американцами. Условием была помощь развитию Египта, в первую очередь — строительство гигантской Асуанской плотины.

«Египет — государство, которое получало значительную помощь от обеих сторон. Можно утверждать, что ни одна из развивающихся стран не играла свою партию так умно, как это делали египтяне. Вначале они получали помощь от Советского Союза, потом от Америки. Причем до сих пор Египет остается одной из держав, которые получают от Соединенных Штатов значительную помощь»[252].

Нил Фергюссон

Это все было потом. А пока — апрель 1956 года. В Лондон прибывают Хрущев и Булганин. Накануне встречи с ними британский премьер Антони Иден получает инструкции от президента США Эйзенхауэра.

«Мы ни в коей мере не должны молчаливо соглашаться на присутствие СССР на Ближнем Востоке. Это может привести только к тому, что медведь схватит когтями производство и транспортировку нефти, а эти моменты жизненно важны для защиты экономики Запада»[253].

Дуайт Эйзенхауэр

Иден действует в четком соответствии с согласованной с американцами позицией.

«Любое жесткое вмешательство вашей страны в дела Среднего Востока, которое может помешать добыче или транспортировке нефти, жизненно необходимой для безопасности и экономики Запада, заставит нас отреагировать и, при необходимости, применить силу… Мы не сможем жить без нефти, и мы не позволим нас удушить»[254].

Антони Иден Антони Иден


«Акт Лугара» об энергетической дипломатии и безопасности 

Январь 2007 года. В сенат США вносится «Акт об энергетической дипломатии и безопасности», подготовленный сенатором-республикан-цем Ричардом Лугаром — бывшим главой комитета по международным делам — и поддержанный новым председателем того же комитета демократом Джозефом Байденом. Основная идея: энергетическая безопасность должна стать одним из основных приоритетов внешней политики США, поскольку страны — экспортеры нефти резко увеличили свои доходы за счет возросших цен, что усилило угрозу глобальной безопасности, а доступ к ресурсам все чаще зависит от политической воли стран-производителей. Законопроект прямо увязывает использование энергоресурсов с задачей распространения демократии, декларируя необходимость поддержки энергонезависимости молодых демократий — Украины и Грузии.

Как ни странно, эта поддержка не подразумевает обязательств США по снабжению молодых демократий энергоресурсами. Декларируемая задача — обеспечить молодые демократии чужими энергоресурсами — проще говоря российскими — по ценам, удобным для молодых демократий.

Во исполнение этой цели конгресс уже в апреле 2007 года инициирует новый законопроект, направленный против создания нефтяных и газовых картелей, то есть как раз тех соглашений и инструментов, которые способны стабилизировать и поддерживать цены на энергоносители на мировом рынке. Этот закон должен позволить Дик (Ричард) Лугар Соединенным Штатам привлекать к ответственности страны-производители «за сговор с целью повышения цен на топливо» — по законам Соединенных Штатов. Ранее международное право таких прецедентов еще не видело.

26 июля 1956 года Насер национализирует Суэцкий канал. Накануне, находясь в самолете (летел в Каир вместе с Неру), он получил сообщение об отказе американцев строить Асуанскую плотину. В своем выступлении перед митингом Насер дал шифрованный сигнал к захвату канала, сказав: «Эти господа, которые выступают в роли Фердинанда Лессепса…». В ответ Израиль, а затем Британия и Франция вторглись в зону канала. Однако Насер успел затопить на фарватере десятки судов, заполненных щебнем, цементом и мусором, прекратив поставки нефти, безопасность которых была непосредственным поводом для атаки. Понятно, что на помощь Насеру немедленно пришел Советский Союз, предъявивший по сути ультиматум участникам интервенции. В телеграмме, разосланной министром иностранных дел Шепиловым, утверждалось, что СССР готов немедленно предоставить жертве агрессии помощь путем посылки военно-морских и военно-воздушных сил, воинских частей, добровольцев, инструкторов и военной техники. Там же разъяснялось, что война с Египтом может перекинуться на третьи страны и перерасти в Третью мировую.

Однако и Соединенные Штаты не только не поддержали своих союзников. Они отказывались помогать им в преодолении энергетического кризиса, который начался в Западной Европе, до тех пор, пока англо-французские войска не были выведены из Египта.

«Должен признаться, мои американские друзья вели себя чрезвычайно двусмысленно. Они требовали от нас сдерживать проникновение Советов на Ближний Восток, полностью отказываясь вмешиваться в войну, которую они и развязали»[255].

Антони Иден

«Он был последним премьер-министром, который верил, что Британия является великой державой, и он первым стал противодействовать кризису, который доказал, что она уже не была таковой».

«Таймс», 14 октября 1998 года, об Антони Идене

«Ближневосточная политика очень непопулярна в Британии. Может быть, и период премьер-министра Тони Блэра закончится из-за иракского кризиса, так же как закончился период правления Антони Идена после Суэцкого кризиса»[256].

Стюарт Крофт

«После Суэца Британская империя фактически перестала существовать, потому что утратила престиж. Американцы в своей ближневосточной политике очень напоминают англичан, потому что в первую очередь они думают о престиже. Они хотят, чтобы арабы воспринимали их как грозного непобедимого соперника»[257].

Джеймс Лоуренс

Ну не только о престиже они думают, скажем прямо. Есть предположение, что, помимо престижа, они думают о нефти, потому как нефть — это контроль, это власть, а стало быть, — и тот же престиж. В качестве бесплатного приложения.

СССР. На пике нефтяной эйфории

К середине 1970-х годов Советский Союз пришел на пике. Стратегический паритет между сверхдержавами уже не оспаривал никто. Более того, периодически на Западе раздавались панические заявления о советском превосходстве. Пик советского геополитического могущества — 1975 год: позорное бегство американцев из Сайгона, Африка, Латинская Америка — помните «пылающий континент»?.. В Чили вот не получилось. Однако это никак не отменяло факта, что даже в своей вотчине под американцами буквально земля горела. Советская инициатива — Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе: признание нерушимости послевоенных границ… Вот все эти ОБСЕ, хельсинкские группы — побочные продукты разрядки — это обломки былого советского величия, которые до сих пор хрустят у нас под ногами. То есть именно Советский Союз, и именно с позиции силы породил и возглавил чудовищную кампанию борьбы за мир, опираясь на «людей доброй воли», на, как это называлось, «всё прогрессивное человечество». Итогом всего этого и стала пресловутая разрядка — detente.

И все это обломалось об Афганистан.

В книге Егора Тимуровича Гайдара «Гибель империи», на фактуру которой мы во многом и будем опираться дальше, приводится график мировых цен на нефть под характерным названием: «История болезни, 1967–1991».

«История краха Советского Союза короче всего изложена в графике, демонстрирующем помесячную динамику цен на нефть между 79 и 81 годом. Собственно, в то время, когда цены на нефть упали примерно в шесть раз в месячном исчислении, дальнейшее развитие событий было практически предопределено»[258].

Егор Гайдар

На самом деле материальной экономической основой советского успеха были сверхвысокие цены на нефть. Даже точнее, Советский Союз сумел конвертировать свои политические успехи — в первую очередь на Ближнем Востоке — или американские неудачи, если хотите, — в материальное преимущество. Это все та же Большая Игра, в которой мы выиграли очень важный раунд.

17 октября 1973 года, в ответ на тотальную поддержку Соединенными Штатами Израиля в войне против арабов, арабские страны — экспортеры нефти договорились о сокращении объемов добычи и экспорта. Саудовская Аравия — крупнейший экспортер — объявила о снижении добычи на 10 % и ввела эмбарго на поставки нефти в Соединенные Штаты. Через месяц саудовские власти объявили, что, если США не откажутся от поддержки Израиля, они сократят добычу на 80 %, а при попытке американцев применить военную силу — а разговоры об этом в США велись открыто — месторождения будут взорваны.

Обратите внимание, насколько теплыми были тогда у США отношения с их будущим стратегическим союзником.

На самом деле арабо-израильская война была лишь поводом. Спусковым крючком в давно заряженном ружье. В течение многих лет западные нефтяные корпорации, будучи основными продавцами нефтепродуктов, соревновались в снижении цен на сырую нефть. В 1960-х годах Советский Союз, вышедший на рынок нефти и готовый ее продавать по любым, практически, ценам, оказывал им в том немалую помощь. В сентябре 1960 года была создана ОПЕК. В 1968 году ОПЕК приняла «Направляющие принципы нефтяной политики», которые и были реализованы в годы нефтяного кризиса.

Вот как раз на пике могущества максимально и проявилась слабость системы, даже не столько самой экономики, сколько системы управления. Именно геополитические успехи и конкретно связанная с ними нефтяная конъюнктура позволяют сохранять стабильность. Геополитический успех и конъюнктура — экономическая база застоя. СССР попал в ловушку, которую сам себе расставил. Вместо модернизации экономики — нефтяная эйфория.

Здесь стоит отметить, что и геополитические успехи, даже весьма впечатляющие, были и оставались весьма иллюзорными. По итогам Второй мировой — еще раз повторю, безусловным победителем в которой оказались меньше всех для этого пожертвовавшие Соединенные Штаты. Американцы решили свою главную задачу, подчинив себе основных конкурентов — Японию и большую часть Германии. Как заметил бывший шеф американского агентства по национальной безопасности генерал Уилл Одом, в этих условиях Москва имела очень малые шансы выиграть холодную войну.

«Теперь, оглядываясь назад, мы видим, насколько сложным было положение Москвы: Запад должен был действительно играть бездарно, чтобы с такими картами не выиграть»[259].

Уилл Одом

Вот в том-то и дело, что, проиграв в середине 1970-х годов одну партию, наши партнеры по Большой Игре собрались и взялись за ум. Бездарно продолжали играть как раз наши.

«Я всегда цитирую — очень интересную статью, которую написал Кеннан, по-моему, в 51-м году, где он предвидит конец советской системы и где он говорит, что если она рухнет — это будет внутренний процесс»[260].

Родрик Брейтвейт

1960-е годы. Открыты колоссальные месторождения нефти в Западной Сибири. Забил фонтан Самотлора. Масштабы наращивания объемов добычи нефти в эти годы беспрецедентны для истории отрасли. К этому прибавилось беспрецедентное повышение мировых цен на нефть — двумя скачками, в 1973 и 1979 годах. Валютная выручка СССР росла неудержимо. Одновременно именно с 1960-х годов в стране нарастает дефицит зерна и других продовольственных товаров. Валютные доходы становятся универсальным средством решения продовольственной проблемы. С середины 1970-х годов, на пике своего геополитического могущества, Советский Союз становится нетто-должником.

Афганская ловушка. Наркоз отходит

«Соединенные Штаты пока могут спокойно обходиться без нас, а вот наша проклятая зависимость от них по зерну сделала нас — Советский Союз… — заложниками этих отношений»[261].

Владимир Крючков, председатель КГБ СССР

И именно в этот момент наши советские товарищи не нашли ничего лучшего, чем влезть в афганскую авантюру. Никогда за всю историю Большой Игры никакое российское руководство не позволяло себе ничего подобного. Нужна была коллективная и полная амнезия, чтобы начисто забыть весь огромный афганский опыт. От такого подарка наши потенциальные партнеры по Игре уж точно не могли отказаться.

«Еще 3 июля 1979 года президент Картер подписал первое распоряжение о секретной поддержке сил, оппозиционных просоветскому кабульскому правительству. В тот самый день я направил президенту первую записку, в которой объяснял, что направляемая помощь неминуемо спровоцирует советское военное вмешательство… Это была прекрасная идея. Проведенная секретная операция имела своим результатом втягивание русских в афганскую ловушку… В день, когда советские войска перешли границу, я написал президенту Картеру, что у нас появилась возможность устроить Советскому Союзу свой Вьетнам… Этот конфликт привел к деморализации и, в конце концов, к развалу Советской империи»[262].

Збигнев Бжезинский

Аналогичный случай произойдет, правда, позднее, с нашим американским товарищем Бушем, и, нельзя исключить, с соответствующими же последствиями для его отечества.

«Чтобы поставить экономику мировой сверхдержавы в зависимость от решений, которые может принять твой потенциальный противник и твой главный конкурент на рынке важнейших для тебя ресурсов в Саудовской Аравии, стране, в которой к тому же ваххабизм, религия, которая предполагает, что священная война против неверных является долгом мусульманина, и ждать, когда же они между собой, наконец, договорятся, — надо было потратить огромные усилия, для того чтобы вырастить когорту поразительных по своей некомпетентности руководителей»[263]

Егор Гайдар

«В общем-то, ничего удивительного нет в том, что в один из самых драматических моментов развития Советского Союза на вершине власти оказались личности недостаточно высокого уровня. Может быть, в то время, когда нужны были люди масштаба Петра Великого, пришла к власти малообразованная и мало отдающая себе отчет в своих действиях группа товарищей»[264].

Владислав Сурков

Наше вторжение в Афганистан, воспринятое государствами Персидского залива, в первую очередь Саудовской Аравией, как прямая угроза, радикально изменило их отношение к США. Им понадобилась американская военная поддержка. А Америке нужны были низкие цены на нефть. Советское вторжение в Афганистан стало для Саудовской Аравии крайне своевременным подарком.

В ноябре 1979 года, за месяц до ввода советских войск в Афганистан, ваххабитская группировка под руководством Джуаймана аль-Утэйби захватила храм Аль-Маджид аль-Харам в Мекке. Восстание было с трудом подавлено с помощью французских парашютистов. И тут возникла реальная возможность канализировать накопившуюся энергию исламского радикализма против настоящих неверных — русских коммунистов, угрожающих исламу. Из Саудовской Аравии через Пакистан пошли деньги, оружие и добровольцы. Саудиты приняли предложение Соединенных Штатов о паритетном финансировании моджахедов: на каждый саудовский доллар приходился один американский. Через арабский экспедиционный корпус моджахедов в Афганистане, по данным британского журнала «Джейнз», прошло не менее 15 тысяч человек. Больше всего саудовцев — не менее 5 тысяч.

Вопрос: И вы также не сожалеете о поддержке… будущих террористов?

Бжезинский: Что важнее для мировой истории? Талибы или развал Советской империи? Несколько подогретых мусульман или освобождение Восточной Европы и конец холодной войны?

В.: Несколько подогретых мусульман? Но ведь сейчас все время повторяют: исламский фундаментализм — угроза для всего мира.

Б.: Чепуха! Говорят, что у Запада есть всемирная политика по отношению к исламу. Глупость. Всемирного ислама не существует[265].

Из интервью Збигнева Бжезинского газете «Нувель Обсерватер», 1998 год

Прав на самом деле наш заклятый друг Збигнев Бжезинский. Всемирный исламистский заговор — это универсальное пугало. А реальность — это нефть и газ.

Автором записки, суть которой — рекомендация использовать зависимость советской экономики от нефтяных цен для дестабилизации советского режима, был небезызвестный Ричард Пайпс. В ноябре 1982 года президент Рональд Рейган подписал директиву по национальной безопасности. Задача сформулирована с особым изяществом: «США не будут участвовать в улучшении состояния советской экономики и в то же время сделают все, чтобы ограничить пути, ведущие к этой цели».

Со стороны США переговоры с саудитами вел директор ЦРУ Уильям Кейси. Именно он ознакомил руководителя саудовской разведки шейха аль-Турки с секретными документами о зависимости экономики СССР от продаж нефти.

В сентябре 1984 года Уильям Кейси прибыл в Саудовскую Аравию. В королевском дворце Кейси и король Фахд обсудили ситуацию в регионе. Афганская война складывалась удачно. Кейси затронул проблему цен на нефть. «Цена слишком высока, — сказал он Фахд, — если ее не снизить, может наступить конец хозяйственному оживлению в США. Королевская семья также теряет на уменьшении добычи. Этим пользуются враги саудовцев Иран, Ливия и Советский Союз, которые добывают сколько удастся. Финансовые результаты этой операции позволяют Советам присутствовать в Южном Йемене, Сирии, Эфиопии и Афганистане». Фахд выслушал Кейси, время от времени кивая головой…

12 сентября 1985 года министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии шейх Ямани объявляет, что Саудовская Аравия радикально меняет свою нефтяную политику. За следующие полгода саудиты увеличивают добычу примерно в три раза. И во столько же упали цены на нефть: с 28 до 10 долларов за баррель в низшей точке.

Всего за два года цены на ресурсы, от которых зависела способность СССР финансировать армию, ВПК, мировую коммунистическую систему и поддерживать стабильность в стране — в первую очередь, закупать десятки миллионов тонн зерна в год, — сократились в несколько раз.

К тому же в самом конце 80-х годов на все это накладывается еще одна беда — низкий урожай зерновых в мире. Особенно выросли цены на пшеницу.

Собирались покупать дешевое зерно за дорогую нефть. А вынуждены были — вынудили — покупать дорогое зерно за дешевую нефть. Вот это и называется, если кто помнит известную шуточку тех лет, — «вырезка из продовольственной программы».

«Новое мышление». Патогенез

«Новое мышление» Горбачева многие склонны объяснять пониманием того, что продолжения гонки вооружений, навязанной рейгановской администрацией, Советский Союз не выдержит. Так-то оно так, но не совсем.

«Вы думаете, что находитесь впереди нас в технологии и сможете воспользоваться своим превосходством против Советского Союза? Это иллюзии…» — заявлял американцам Горбачев. «Я обеспокоен, насколько невежественны или дезинформированы Горбачев и Шеварднадзе…» — это из мемуаров Джорджа Шульца, госсекретаря США при Рейгане. Поучения на тему о военно-промышленном комплексе США и дискриминации женщин и чернокожих, о чем Горбачев толковал американцам на переговорах, сдержанный Шульц называет чушью.

«Он складывал подарки у наших ног — уступка за уступкой… Эти уступки — результат нашего пятилетнего давления на них»[266].

Джордж Шульц

Шульц, кстати, так в горбачевское «новое мышление» и не поверил. Очевидно, такие формы и масштабы мышления выходили за рамки его воображения. Его преемнику при старшем Буше Джеймсу Бейкеру уже деваться было некуда.

Бейкер вспоминает, что Горбачев поразил его неистребимой любовью к метафорам — то он рисовал ледокол, то яблоко, которое скоро упадет (СССР глазами американцев), то «заглядывал за горизонт».

«Временами такая манера, — пишет Бейкер, — выводила меня из себя»[267].

Но самое большое удивление у Бейкера вызвало сделанное как бы между прочим заявление о том, что СССР выводит из Восточной Европы 500 единиц ядерного оружия. Внезапно. Чтобы поразить. Чтобы видели русскую щедрость без мелочного обсуждения и жалкого торга. Американцы немедленно зафиксировали уступку и тут же, не сходя с места, начали самый жесткий торг.

История краха… Вот, кстати, когда у нас сейчас модно стало петь дифирамбы застою — надо понять, что застой — он застой и есть. Это полная закупорка социальной мобильности. Революция, а затем и сталинский режим обеспечивали мощнейшую социальную ротацию. Известно, какими способами и с какими издержками. Постсталинская советская элита сделала все, чтобы эту ротацию прекратить. Сначала добившись личной физической безопасности, а затем и полной неприкосновенности и безответственности, когда поводом к отставке могла быть только естественная смерть. В результате на смену застойным лидерам пришли люди с интеллектом и кругозором бригадира скотоводческой бригады.

Пока главной проблемой было сдерживание гонки вооружений, а стороны обладали военно-политическим паритетом, это были переговоры равных. В середине 1980-х годов Советский Союз набирает дикое количество кредитов. Кредиты давали охотно, давали коммерческие банки. Советский Союз все еще считался первоклассным заемщиком. Теперь, к концу 80-х годов, положение меняется. Задолженность катастрофически растет, возможности обслуживания долга улетучиваются. Коммерческие банки отказываются кредитовать советскую экономику. Советскому руководству нужны кредиты. Такие кредиты могут предоставить только государства, и только под политические условия.

«Это совершенно другая история. Это то, что в кошмарном сне не могло присниться советскому руководству в 85 году. Идея, что мы там через 3–4 года будем готовы вести переговоры о том, какие политические уступки мы сделаем за то, что там Германия, Соединенные Штаты предоставят нам государственные кредиты, там никому из советского руководства 85 года и в голову не приходила, а к 89 году, после того как произошла одна простая вещь, после того как саудиты в несколько раз увеличили добычу, они больше ни о чем и не думают»[268]

Егор Гайдар

Гайдар констатирует абсолютно принципиальную вещь. Момент, с которого советские руководители начали брать политически мотивированные кредиты. То есть сдавать политические позиции за деньги. В долг.

«Новое мышление». Агония

Декабрь 1988 года. Горбачев выступает в ООН с инициативой о сокращении вооружений. Суть: согласие на несимметричное сокращение войск в Европе, на соглашение по ракетам средней дальности на условиях НАТО. Изменение ситуации хорошо видно в ходе переговоров Горбачева и Буша на Мальте (ноябрь 1989 года). О разоружении уже никто не думает. Критическое значение для советской страны имеет другое: содействие США в предоставлении СССР государственных кредитов и займов международных валютных организаций. Горбачев дает неформальные гарантии, что СССР не будет применять силу для сохранения своего политического контроля в Восточной Европе. После этого ситуация в советском блоке начинает развиваться обвально. 9 ноября 1989 года — падение Берлинской стены…

«Взамен вступления, которое было выбрано, в котором ГДР была подчинена ведомственным структурам ФРГ, было бы правильнее осуществить настоящее объединение, с новой конституцией, как это предусматривалось основным законом. Данная конституция должна была быть принята решением народа, который постепенно шел бы навстречу друг другу и осуществлял двухсторонний обмен знаниями. Ведь в ГДР были вещи более прогрессивные, чем в ФРГ. Они были сразу упразднены после объединения. Их нужно было использовать по всей Германии»[269].

Грегор Гизи

Это говорит наследник восточногерманского социализма — Гизи… для которого объединенная, гармонизированная и, возможно, нейтральная Германия — безусловное благо. Какое это благо для России, говорить излишне. Для Соединенных Штатов это безусловно неприемлемо. Вспомните генерала Одома — удержание своих главных конкурентов — Японии и Германии под своим контролем было главной целью и главным достижением всей американской политики после Второй мировой войны. Под диктовку американцев и при согласии Горбачева канцлер Гельмут Коль покупает одномоментное объединение, по сути поглощение, аншлюс ГДР ценой обмена: одна западная марка на одну восточную.

«Объединение валют было неверным. Народное хозяйство ГДР не осилило объединения. Индустриальная основа Восточной Германии была разрушена. Я могу сказать, что решающим является тот вопрос, как происходит объединение, и в меньшей, в каком темпе… И конечно, было бы разумнее сделать из этого обдуманный процесс. Федеральное правительство и Гельмут Коль всегда заявляли, что имелся очень короткий временной отрезок, в который можно было осуществить объединение. Это, конечно, полная глупость. Михаил Горбачев не собирался препятствовать процессу объединения Германии, а после него уж тем более никто не собирался препятствовать»[270].

Грегор Гизи

О чем вообще, о каких таких препятствиях могла идти речь?!

«М.С. просит Коля срочно помочь — заставить банки открыть кредит, а также дать деньги вперед под заклад военного имущества, оставляемого нашими уходящими из Германии войсками»[271].

А. Черняев, помощник М. С. Горбачева

«Когда и если тебе нужны… государственные политически мотивированные кредиты, ты должен понимать, что речь идет о политике. По тем временам такие кредиты можно было получить только у западных демократий. У них есть свои представления о нормах поведения стран, которые нуждаются в их финансовой поддержке. Советская империя в Восточной Европе базировалась на общем убеждении в том, что мы можем применить и готовы применить столько силы, сколько нужно, чтобы сохранить у власти действующий коммунистический режим… А, собственно, что это значит? А это значит для режима, который весь основан на вере в то, что власти способны и готовы применить столько насилия, сколько надо для того, чтобы сохранить контрольное положение в стране, это значит одно, это требование того, чтобы режим сам себя распустил»[272].

Егор Гайдар

30 мая президент Горбачев прибыл в Вашингтон с государственным визитом, вспоминает Джеймс Бейкер. Президент Буш произнес почти дежурные слова: «Соединенные Штаты выступают за членство Германии в НАТО. Однако, если Германия предпочтет другой выбор, мы будем его уважать». «Я согласен», — сказал Горбачев. Это было прямое согласие на вступление объединенной Германии в НАТО. Что бы там Горбачев ни говорил позднее о якобы данных ему обещаниях.

«Экономическая цена, которую заплатил Запад за отказ СССР от контроля над Восточной Европой, оказалась невысокой. Кредиты и гранты ФРГ за согласие на объединение Германии, итальянские связанные кредиты, американские зерновые кредиты — это, если вспомнить о цене вопроса, немного»[273]

Егор Гайдар

Действительно немного. Не больше 30 сребреников, если учесть еще, что эта цена включает и развал собственной страны.

«Если бы холодная война не прекратилась, случилась бы Третья мировая… Мы спасли мир. Не скажу, что я сделал это в одиночку, но моя роль была одной из самых важных…

…Я был одним из самых горячих сторонников американской политики. Когда им была нужна моя поддержка в Ираке, я дал им ее. А что случилось здесь — для меня необъяснимо»[274]

Эдуард Шеварднадзе

1989 год. Уход из Афганистана… Уход с Ближнего Востока, 1991 год. Первая война в заливе и открытое согласие Советского Союза на нее. За те же самые невеликие кредиты. По сути капитуляция в Большой Игре. Уже ничто не могло помочь.

Ситуация в стране — и экономическая, и политическая, — сложившаяся к 1991 году, делает невозможным теперь уже привлечение даже «политически мотивированных» кредитов. Последняя надежда: совещание «Большой семерки» летом 1991 года. Горбачев умоляет, чтобы его туда пригласили. Отказать ему в приглашении лидеры Запада не могут, но денег не обещают. Нет денег — нет предмета для разговора. Кто девушку платит, тот ее и танцует.

«Я считаю, что развал Советского Союза не был предопределен. Я ожидал распада Советского блока, глобальной советской системы, а то, что развалилась страна, не считал предопределенным»[275].

Генри Киссинджер

«Я был убежден, что Советский блок распадется и, в конечном счете, коммунизм приведет к краху Советского Союза. Я и писал об этом, и, будучи в составе правительства, старался способствовать этому. Таким образом, моя позиция очень отличается от позиции Генри — и экзистенциально, и нормативно. Я рад, что это прояснилось»[276].

Збигнев Бжезинский

А мы-то как рады. Даже этот уникальный заочный диалог показывает, что всяко могло случиться. На самом деле крах советской системы был неминуем. Системный кризис называется. Кризис элиты советской, как уже говорилось, — его составная часть. В нашем случае этот кризис перешел в стадию дегенерации и предательства. Чего стоит энтузиазм по поводу выхода РСФСР из состава СССР… То есть мало было иметь хорошего заказчика, нужны были и соответствующие исполнители.

«Анализ причин развала Советского Союза вне контекста американской политики напоминает расследование по делу о внезапной, неожиданной и таинственной смерти, где не берется во внимание возможность убийства и даже не делается попытка изучить обстоятельства данной смерти. Но даже если жертва была больна неизлечимой болезнью, следователь обязан изучить все возможное»[277]

П.Швейцер, политический аналитик и историк американских спецслужб

VIII. Все еще живы

«Наступает время, когда капля нефти значит для государства и народа столько же, сколько катя крови»[278].

Французский премьер Жорж Клемансо, заявивший это после Первой мировой войны, в которой Франция буквально истекла кровью, цену крови знал. К сожалению, он не мог предполагать цену нефти. Оказалось — нефть дороже. И если первую половину XX века в основном дешевела кровь, то с началом ядерного сдерживания и связанными с ним ограничениями текущего кровопролития разницу отыгрывала нефть. Мы в предыдущей главе, собственно, и показали, какую роль играла нефть в холодной войне. Именно ценами на нефть «замочили» Советский Союз, именно тогда, когда «мочить» силой было никак невозможно.

Сквош, или Большая Игра об стенку

Крах СССР оставил американцев в одиночестве. Ничем, никакими силами, никакой конкуренцией не сдерживаемыми. Последствия этого сказались довольно быстро. У единственной сверхдержавы «поехала крыша». Как заметил бывший глава нашей президентской Администрации Александр Волошин, «американцы так погуляли на похоронах СССР, что никак не могут опохмелиться».

«Коллапс коммунизма делает необходимым и коллапс всех прочих границ и препятствий на пути глобализации, революционизирующей мир. И во главе этой системы стоит Америка»[279].

Колин Пауэлл в выступлении по поводу своего назначения

«Противостояния синих и красных… больше нет. Той карты, что мучила меня много лет, больше не существует. Трудно избежать вхождения в состояние постоянного оптимизма и восторга»[280].

Колин Пауэлл, выступление на конференции в Вашингтоне, 7 мая 2001 года

С приходом в Белый дом Буша-младшего американскую политику и стратегию диктуют так называемые неоконсерваторы.

«Я думаю, нас ждет система государств, зависящих главным образом от американского руководства и организаций, которые будут способствовать миру, свободе и демократии в различных странах… Да, я думаю, что Америка играет центральную роль. Более стабильный мировой порядок не может существовать без американского вмешательства. В противном случае имел бы место хаос»[281]

Уильям Кристалл

«Американская гегемония является единственной защитой против распада мира и крушения международного порядка»[282].

Уильям Кристалл и Роберт Кэген

Этой чеканной формулой Кристалл и Кэген, гуру американского неоконсерватизма, обозначили суть нынешней американской доктрины. Стоит обратить внимание, что международный порядок в этом контексте понимается строго как альтернатива традиционному международному праву, смысл которого — в признании суверенных прав отдельных государств. Перефразируя товарища Ленина, это признание права — не наций, конечно, — но хотя бы государств на самоопределение.

«Никогда со времен Древнего Рима отдельно взятая держава не возвышалась над международным порядком, имея столь решительное превосходство»[283].

Ч. Мэйнз

Как заметил все тот же Кристалл, «если кто-то желает сказать, что мы имперская держава, ну что ж, очень хорошо — мы имперская держава».

«Американская империя обладает сетью военных баз по всему миру. Она превосходит другие державы в военном отношении. Она является мировым жандармом. У нее есть государства-клиенты, такие как Израиль, Тайвань, Корея. Эти государства готовы оказывать ей поддержку при любых обстоятельствах, как в свое время индийские принцы — Британии. Империя стремится владеть территориями. Недавно Америка оккупировала Ирак»[284].

Джеймс Лоуренс

На самом деле США, оставшись одни, оказались лицом к лицу со своим единственным противником. С самими собой. Сегодня у Америки нет, во всяком случае до сих пор не было, никаких врагов, кроме ее собственных амбиций, самонадеянности и нечеловеческой гордыни. Америка сегодня напоминает барана, который с разбегу бодает каменную стену: чем сильнее баран, тем больше у него проблем.

«Конец холодной войны стал началом конца американского господства, а не открытием новой американской эры. Потому что, если вы взглянете на расположение американских военных сил в мире — все это благодаря Советскому Союзу»[285]

Чарльз Катан

Благодаря Советскому Союзу американцы не просто усовершенствовали свои экономическую и социальную системы. Самое главное, они создали эффективную систему управления миром — той его частью, где «советская угроза» была универсальным, сверхэффективным инструментом, позволявшим американцам навязывать своим союзникам любые свои интересы и решения. Когда американцам понадобилось отказаться от золотого стандарта, который в послевоенной, так называемой Бреттон-Вуд-ской системе обеспечивал обращение доллара как основной мировой валюты, они просто «послали» пытавшихся настаивать на Бреттон-Вудских принципах французов. Проще говоря, когда американцы столкнулись с неспособностью обеспечить свою валюту, они обвинили остальные страны в несправедливости курсов национальных валют и ультимативно потребовали привести их в соответствие с американскими интересами. На этом Бреггон-Вудская система приказала долго жить, а американцы получили возможность практически неограниченной эмиссии доллара в мировом масштабе, чем до сих пор и пользуются.

«МВФ, ВТО, до некоторой степени даже и ООН. Это империалистическая инфраструктура, которая была создана после Второй мировой войны. В конце концов, говоря о правительственных учреждениях американской империи, — это они и есть: МВФ, ВТО, ООН, НАТО, Ассоциация государств Восточной Азии»[286].

Уилл Одом

«Вне зависимости от того, насколько бескорыстно воспринимает Америка свои цели, даже подспудное стремление к преобладанию постепенно приведет к тому, что окружающие страны начнут объединяться против Соединенных Штатов и постепенно доведут дело до того, что эта страна окажется изолированной и исчерпавшей свои ресурсы»[287].

Генри Киссинджер

«Никакой гегемон не может доминировать в мире сам по себе. Это или физически невозможно, или очень трудно. И психологически это тоже невозможно. Каждая проблема для этого народа становится внутренней проблемой»[288].

Генри Киссинджер

Современным певцам глобализма такое сращивание внутренней и внешней политики даже нравится. Новый глава британского МИДа провозглашает новую британскую доктрину:

«Старое различие между внешней политикой и внутренней рухнуло. Каждый министр цитирует лорда Пальмерстона, его крылатое выражение о том, что у нас нет постоянных союзников и постоянных врагов, а есть постоянные интересы. Но верно ли это? Отношения с США являются уникальными и наиболее важными двусторонними отношениями… Мое видение Британии заключается в превращении ее в глобальный узел (hub) точно так же, как лондонский Сити выступает в роли глобального узла финансового рынка»[289].

Дэвид Милибенд

Наконец-то молодой британский министр Милибенд, кстати выходец из левых, истинно социалистических лейбористов, нашел место для неприкаянной бывшей Британской империи. Теперь он предлагает услуги Британии в качестве глобального идеолога, коллективного Суслова при вашингтонском генсеке.

«А потом я познакомился с большевиками в Вашингтоне. К счастью, они не имели возможности никого расстреливать — американская система этого абсолютно не позволяет, к огромной чести Америки. Но вот по своим инстинктам это были непримиримые, крайне убежденные люди, абсолютисты, не терпящие никаких возражений, не принимающие возможность, что с ними можно не соглашаться и при этом быть разумным, порядочным человеком. И вот эти необольшевики, некоторые из них, кстати, были троцкистами, если вы посмотрите на истоки неоконсервативного движения в Соединенных Штатах, — вы, наверное, знаете, что несколько ведущих неоконсерваторов — эти люди были американскими троцкистами»[290].

Дмитрий Сайме

«Неоконсерваторы — это неоякобинцы. Как и лидеры Французской революции, они не доверяют идеям, если им не следует весь мир. Они глубоко нетерпимы. И они могут причинить этой стране массу неприятностей, перед тем как будут вынуждены уйти. Сейчас они в глухой обороне, потому что Ирак оказался имперским мероприятием, которое не удалось. Их следующий проект — это втянуть Соединенные Штаты в войну с Ираном. Только за счет эскалации они могут найти оправдание»[291].

Пэт Бьюкенен

Эскалация как самоцель? В отличие от холодной войны, от Большой Игры, где оправдание эскалации — угроза со стороны равного. Это же и предел эскалации, инструмент сдерживания. Теперь нет никакого сдерживания. И тем более — соблазн обеспечить полную, абсолютную неуязвимость для Америки. Отсюда идея СОИ — создания универсального непроницаемого ядерного зонтика над Америкой, односторонний разрыв договора по ПРО и всей системы сдерживания гонки вооружений. Очень странно слушать нынешние американские разговоры о том, что элементы ПРО в Европе направлены, мол, исключительно против иранцев и корейцев, в то время как идея абсолютного космического зонтика объявлена, разрекламирована и мощно финансируется.

Одинокий гегемон. Упоение силой 

«Мы должны обладать такой системой, чтобы не дать шантажировать Соединенные Штаты и их союзников, это средство гарантии от шантажа и сохранения свободы распоряжаться силой»[292].

«Больше того, отдельные нормы, да, по сути, чуть ли не вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере — и навязывается другим государствам. Ну кому это понравится? Кому это понравится?»[293]

Владимир Путин

Никому это не понравится. Стремление к полной неуязвимости для себя автоматически означает абсолютную уязвимость всех остальных. Никому это не понравится. Хотя бы поэтому эта цель недостижима. Отказываясь от всех норм права, кроме права силы, невозможно остановиться.

«В Афганистане и Ираке Америка провела эксперимент, в ходе которого она пыталась трансформироваться из косвенной империи, осуществляющей контроль посредством других людей или государств-сателлитов, посредством союзников в этом регионе… в прямую империю, которая осуществляет контроль непосредственно сама. Но эксперимент оказался таким ужасным, что они поспешили все вернуть на прежнее место, поспешили вернуться к своей косвенной империи, к положению, когда дерутся только после того, как на тебя нападут»[294].

Анатоль Ливен

Если бы… На самом деле способность извлекать уроки и адекватно воспринимать угрозы и вызовы — это очень важный индикатор состояния системы. Именно дальнейшее развитие ситуации вокруг Ирака и Ирана, в первую очередь, покажет, больна ли Америка тем же системным кризисом, что разрушил Советский Союз. Пока же, встав во главе мирового революционного процесса, по всем признакам они продолжают наше безнадежное дело.

«Милитаризация американской политики — это отчасти реакция на чувство уязвимости, на осознание того, что ситуация выходит из-под контроля»[295].

Чарльз Капчан

Иран. Утраченный союзник

Прямым объектом американской проекции силы стал Ближний Восток, точнее — Персидский залив — главная площадка Большой Игры нефтяной эпохи. И здесь американцы прямо, хотя и не всегда гладко, наследуют британские интересы.

В американских геополитических концепциях конца 40-х годов Иран вместе с Грецией, Турцией, Афганистаном и Пакистаном образовывали так называемый «северный пояс» на пути попыток СССР прорваться к Индийскому океану. При этом Иран являлся зоной особых британских интересов, поскольку вся его нефть была отдана в концессию британским компаниям. При этом шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви разделял традиционный для иранской монархии патологический страх перед британскими интригами. Именно на волне борьбы Ирана за право распоряжаться собственной нефтью во главе правительства становится Мохаммед Мосаддык.


Моссадык назначается премьером 1 мая 1951 года. Уже через 3 дня парламент — меджлис — принимает подготовленный им закон о национализации нефтяной отрасли и обращается за помощью к СССР. Англичане запросили помощи у Вашингтона. Но там посоветовали не нервничать. Американцы предложили создать новую компанию с трехсторонним участием — иранским, британским и американским, утверждая, что американским участием можно погасить сильные антибританские настроения в Иране. Британцы объявили Тегерану эмбарго: запрет на вывоз нефти, импорт товаров и получение кредитов. Нефтедобыча снизилась почти в сорок раз. В ответ Мосаддык, опиравшийся на радикальное духовенство во главе с аятоллой Кашани и компартию Ирана, получавшую директивы из Москвы, провел ряд социалистических законов и начал аграрную реформу, разорвал дипломатические отношения с Лондоном, распустил парламент, провел референдум, на котором 99% населения проголосовало за наделение его чрезвычайными полномочиями. С приходом к власти администрации Эйзенхауэра англичанам удалось убедить американцев начать действовать. Разработка оперативного плана — так называемого проекта TRAJAX — началась в ноябре 1952 года. ЦРУ и британская разведка СИС открыли совместное финансирование своего ставленника генерала Фейзаллаха Захеди. Заручившись, наконец, поддержкой шаха, которого удалось убедить в реальности перехода Ирана в советскую зону влияния, 4 апреля 1953 года директор ЦРУ Аллен Даллес дал старт операции по свержению Мосаддыка. В итоге 19 августа 1953 года в результате в значительной степени оплаченных деньгами Даллеса массовых демонстраций и действий генерала Захеди правительство Моссадыка было свергнуто.

На официальном приеме по случаю своего возвращения в страну шах обращается к руководителю ближневосточного отдела ЦРУ: «Я владею этим троном благодаря Аллаху, народу, армии и тебе».

Уже в 1974 году в Иране была создана Организация по атомной энергии, которая разработала план строительства 23 ядерных энергоблоков. На его реализацию намечалось выделить 30 млрд долларов в течение 25 лет. Причем изначально программа основывалась на американской и западноевропейской помощи. В том же году Иран закупил по два атомных реактора во Франции и ФРГ. Еще четыре реактора Иран приобрел в Западной Германии в 1977 году. Тут же ФРГ приступила к строительству двух энергоблоков АЭС в Бушере. Спустя год США поставили Ирану исследовательский реактор мощностью 5 МВт. Тогда ни Америку, ни союзников Вашингтона в Европе не обеспокоило публичное высказывание шаха Пехлеви о том, что «Иран будет обладать ядерным оружием, без сомнения, быстрее, чем некоторые думают».

«Шах Ирана стал проявлять интерес к ядерной энергии в 70-е годы, и можно не сомневаться, что его целью было получение атомной бомбы»[296]

Томас Грэм, бывший американский посол в Иране

В свое время нынешние ярые критики «ядерных амбиций иранских мулл» — вице-президент США Дик Чейни, бывшие глава Пентагона Дональд Рамсфелд и его заместитель Пол Вулфовиц — являлись инициаторами ядерной программы Ирана. Они, занимая в администрации Джералда Форда важные государственные посты, участвовали в подготовке меморандума 292 «О сотрудничестве между США и Ираном в области ядерных исследований», подписанного в 1975 году тогдашним госсекретарем США Генри Киссинджером[297].

Апрель 22, 1975

* Меморандум по национальной безопасности США NSDM-292

* Ядерное сотрудничество США и Ирана

* Президент рассмотрел результаты анализа, сделанного на основании меморандума NSSM-219, и принял во внимание комментарии и рекомендации, сделанные агентствами. Президент принял решение, что в ходе обсуждения «Соглашения о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии с правительством Ирана» Соединенные Штаты должны сделать следующее.

* Разрешить производство ядерного топлива из американских материалов в Иране для использования в иранских реакторах и для передачи в третьи страны, с которыми США имеют соглашения.

* Согласиться установить предел производства ядерного топлива на уровне, отражающем примерное количество ядерных реакторов, планируемых к закупке у американских поставщиков. В качестве запасного варианта США должны быть готовы к увеличению данного предела для удовлетворения потребностей Ирана в ядерном топливе на условиях, что дополнительное топливо является дивидендом от предлагаемых Ираном инвестиций в обогатительный завод в США. Дополнительные дивиденды могут быть получены Ираном без ввоза ядерных материалов на территорию Ирана путём продажи от США в соответствующие третьи страны, с которыми США имеют двусторонние соглашения о сотрудничестве.

* Продолжать настаивать на одобрении со стороны США переработки поставленного из Соединенных Штатов облученного ядерного топлива. Дать понять, что создание многонационального комбината по переработке ядерного топлива станет важным фактором для получения подобного одобрения. В качестве запасного варианта можно проинформировать правительство Ирана, что США должны быть готовы выдать одобрение на переработку американских материалов на многонациональном комбинате в Иране, если государство, поставляющее технологии или оборудование для переработки, будет полномасштабным и активным участником в функционировании комбината…

В 2005 году, когда газета «Вашингтон пост» попросила Киссинджера объяснить, почему он переменил точку зрения на ядерную программу Ирана, он «после длительной паузы» сказал:

«Они были нашим союзником, а это была коммерческая сделка»[298].

Генри Киссинджер

Исламская революция в Иране резко смешала карты американцам.

Из главного стратегического союзника в регионе Иран превращается в заклятого врага. Драма с захватом заложников в американском посольстве, закончившаяся крахом спасательной операции, осталась непроходящей ссадиной в отношениях с исламской республикой. Но именно колоссальный провал в Иране надолго отвадил американцев от попыток силового вмешательства. Как выразился тогдашний президент Джимми Картер после известия о провале операции в апреле 1980 года: «Пошло все к черту!» Некоторое время это и было лейтмотивом американской политики в отношении Ирана.

Мощные претензии иранских революционеров на лидерство в исламском мире и, напомним, крайне своевременно подоспевшее советское вторжение в Афганистан подвигли так называемые умеренные исламские режимы к более плотному сотрудничеству с Соединенными Штатами. Тогда же в качестве конкурента иранцам, в том числе и в борьбе с мировым сионизмом, выдвинулся Саддам Хусейн, немедленно получивший американскую поддержку. Именно американцы толкнули Саддама на дикую войну с Ираном, длившуюся 8 лет и стоившую обеим странам около миллиона жизней. Именно эта поддержка спровоцировала его впоследствии на захват Кувейта. И все эти события так или иначе всегда были для американцев удобным поводом для прямого военного проникновения в залив.

«Иран присматривал за тем, куда и откуда движутся нефтяные потоки. Такие события, как иранская революция и нападение СССР на Афганистан, сыграли свою роль в желании США войти в залив. В противном случае все шло бы прежним чередом»[299]

Чарльз Капчан

Ну, давайте посмотрим, как оно этим своим чередом шло. А шло оно так, что Саддам Хусейн с момента своего появления на политической арене был не просто ставленником США, а конкретно креатурой ЦРУ.

Ирак. Американо-советское соперничество за любовь к Саддаму

В июле 1958 года в Ираке бригадный генерал Касем, руководитель организации «Свободные офицеры», совершил государственный переворот. Король Фейсал II был убит. Кстати, в перевороте активно участвовал обученный в СССР курдский отряд. В начале 1959 года Касем вывел Ирак из СЕНТО (это так называемый Багдадский пакт — проамериканский военный альянс в Центральной Азии), начал закупать оружие у СССР и посадил на министерские посты просоветски настроенных политиков. В результате Аллен Даллес, директор ЦРУ, объявил Ирак «самым опасным в мире местом». Устранять опасность ЦРУ доверило небезызвестному Саддаму Хусейну, но по первости неудачно. В 1960 году ЦРУ попыталось уничтожить Касема самостоятельно: спецотдел под очаровательным названием «Комитет по изменению состояния здоровья» послал в дар иракскому премьеру пропитанный ядом носовой платок. Но Касем ни разу не взял его в руки. 8 февраля 1963 года Саддаму и его партии Баас все-таки удается путч. Касем убит. Советник по национальной безопасности Роберт Комер мгновенно информирует президента Кеннеди: «Наша взяла!»

«Так же, как и в 1953 году в Иране, за этим переворотом стояли американские деньги, разведка и воля президента США»[300].

Роджер Моррис, до 1970 года член совета по национальной безопасности США

В 1963 году баасисты продержались у власти не долго: в ноябре их сбросил генерал Абдель Салям Ареф, за которым стоял Советский Союз. Роджер Моррис подтверждает: ЦРУ участвовало в свержении Арефа в июле 1968 года. Таким образом, партия Баас, в которой Саддам на тот момент был вторым человеком, закрепилась у власти. В 1979 году, после отстранения президента Аль-Бакра, Саддам, которому к этому времени уже принадлежала вся реальная власть, стал уже и формальным лидером Ирака.

«Будучи членом совета по национальной безопасности, я часто слышал, как руководители ЦРУ открыто обсуждают общие дела с баасистами»[301].

Роджер Моррис

Летом 1990 года, когда Саддам вторгся в Кувейт, Ирак переживал тяжелейший кризис, вызванный огромными долгами, в которые он вынужден был залезть во время изнурительной войны с Ираном. Ситуация осложнялась падением цен на нефть, вызванным действиями Кувейта и Саудовской Аравии. «Я не мог молчать, когда Кувейт по договоренности с Саудовской Аравией и под нажимом Соединенных Штатов решил резко понизить цены на нефть», — оправдывался Саддам позднее.

Стоит напомнить, что все современные государственные конструкции и границы в районе залива являются плодом британского конструирования по реорганизации поверженной Османской империи после Первой мировой войны. Собственно, претензии Ирака на Кувейт связаны с тем, что этими «конструкторами» Ираку был оставлен крайне узкий проход к заливу с единственным портом Умм-Каср. Накануне вторжения Саддам зондировал реакцию США. 25 июля, за неделю до вторжения, посол США Эйприл Гиллеспи по поводу концентрации иракских войск на границе с Кувейтом заявила следующее:

«Нам особенно нечего сказать по поводу арабо-арабских разногласий, таких как ваши разногласия с Кувейтом по поводу границ»[302].

31 июля, за два дня до нападения, помощник госсекретаря США по Ближнему Востоку Джеймс Келли заявил:

«Мы не имеем отношений, основывающихся на договорах об обороне, ни с одним из государств залива. Исторически мы воздерживаемся занимать позицию по пограничным спорам или разногласиям внутри ОПЕК»[303]

Господин Келли лгал. Сознательно. Это была штатная ситуация, предусмотренная секретным планом «90—1002». Он был разработан еще администрацией Картера на случай вмешательства для защиты Саудовской Аравии. Именно этот план был положен в основу так называемой «Бури в пустыне».

Представители американской администрации публично подчеркивали отсутствие обязательств по защите Кувейта даже на фоне бурной риторики Саддама, потребовавшего вывести американский флот из залива и обещавшего сжечь пол-Израиля в случае его атаки на любую арабскую страну. Надо иметь в виду, что отношения Ирака с США складывались к тому времени весьма благоприятно, приближаясь в период ирано-иракской войны к прямому военному партнерству. Как пишет принц Халед, саудовский генерал:

«Иракско-американские отношения были столь близкими, что, когда 17 мая 1987 года иракская управляемая ракета „экзосет“ по ошибке поразила американский военный корабль „Старк“, убив 37 американских моряков, инцидент быстро замяли, а Ирак уплатил США 27 миллионов долларов компенсации»[304]

Кстати, ракета эта была французская. Значительная часть военного потенциала Саддама была создана при участии не только Советского Союза, но и западноевропейских фирм. И пресловутое химическое оружие, применение которого, собственно, и послужило формальной основой для смертного приговора Хуссейну, появилось у Саддама именно от западных партнеров и с ведома Соединенных Штатов. Соединенные Штаты использовали Саддама. Кстати, не в первый раз и не в последний. Сознательно провоцируя его на войну.

«Классическая ситуация, когда требуется найти стратегическую и политическую точку опоры на Ближнем Востоке, благодаря которой можно было бы развернуть проект в отношении других стран Востока. С помощью этой базы, не только военной, но и политической, можно распространять влияние на Саудовскую Аравию, Египет, Иорданию, Сирию».

Стюарт Крофт

Тогда люди Буша-старшего остановились на границе Ирака. Свою главную задачу — массированное военное присутствие в заливе — они обеспечили. Через 10 лет люди Буша-младшего уже не смогут остановиться. Такие глобальные цели, как «борьба с международным терроризмом», не предусматривают никаких границ и никаких остановок.

Мир после 11 сентября. Ничего нового

«Мы помогли Аль-Каиде своей реакцией на события 11 сентября. Я описал бы нашу внешнюю политику как затянувшуюся истерику. Это бесполезно. 11 сентября — трагедия нескольких тысяч человек. Но здесь есть не только человеческий, но и государственный уровень. На государственном уровне не должно было быть истерии. Следует сказать: „Это не причинило нам вреда, вы ровным счетом ничего не добились“»[305]

Уилл Одом

Помните, опять же, нашего Бжезинского? «Никакого всемирного ислама не существует… Надо прекратить истерику…» Критики младшего Буша, критики неоконсерваторов того, на самом деле, не хотят понимать, что именно истерика и нужна, именно истерику и заказывали. Реакция маленького Буша, в отличие от большого, была не реакцией на угрозу американским интересам. Это была реакция на кризис. Обыкновенный кризис американской системы управления миром.

«11 сентября ассоциируется с событиями в Австрии 1914 года. Сербская террористическая организация, член которой убил эрцгерцога Фердинанда, не хотела войны. У сербов не было армии, и единственной их целью был распад Австро-Венгерской империи. Австрийцы, напротив, хотели войны. Однако в итоге сербы получили то, чего они так добивались. Соединенные Штаты сделали то же самое, что Австрия, начав войну в Ираке. Сделав это, мы усилили позиции Аль-Каиды в Ираке. Я не думаю, конечно, что это абсолютная аналогия, и Соединенные Штаты, как тогда Австрию, ждет падение»[306]

Уилл Одом

Можно понять ветерана американской разведки. Есть вещи, в которые верить не хочется. На самом деле для понимания американского системного кризиса лучше подходит сравнение с Советским Союзом, чем с Австро-Венгрией. Что касается 11 сентября, то здесь синдром Гаврилы Принципа, обнаруженный Одомом, как раз очень точен. Аль-Каида и бушевская администрация преследовали совершенно симбиотические цели. Бен Ладен и не думал сокрушать Америку. Ему нужно было втянуть исламский мир в войну с дьяволом. Ровно такой же дьявол в виде международного терроризма нужен был Бушу для того, чтобы оправдать ничем не ограниченное применение силы — единственного безусловного аргумента Соединенных Штатов в однополярном мире.

«Администрация Буша после событий 11 сентября почувствовала опасность и стала очень амбициозной. Ив 2004 году эти амбиции потерпели поражение в Ираке»[307].

Стюарт Крофт

«Я разговаривал с людьми, занимающими очень высокое положение в Вашингтоне, и они сказали: „У нас есть две действительно серьезные проблемы на Ближнем Востоке — одна из них Саудовская Аравия, а вторая — Израиль. Обе эти проблемы не решены. Поэтому мы взялись за третью, не очень важную проблему — Ирак“»[308].

Квентин Пил

Новый Ближний Восток. Запрограммированный хаос

В июле 2006 года в США вышла книга Ральфа Петерса под названием «Никогда не выходи из борьбы», посвященная конфигурации «нового Ближнего Востока». Ральф Петерс — офицер разведки, видный аналитик и колумнист по военно-стратегической тематике. Представленная карта этого «нового Ближнего Востока» потрясает. И в первую очередь тем, что расчлененными и перерезанными оказываются, в первую очередь, страны, считающиеся традиционными союзниками Соединенных Штатов. При этом полностью уничтожены Саудовская Аравия и Пакистан, урезана Турция; что касается Ирака, то его территория поделена между тремя государствами — курдским, суннитским и шиитским, плюс город-государство Багдад.

«Вполне возможно, что Ирак не будет унитарным государством. Меня не беспокоит, если он превратится в три государства: шиитское, курдское и суннитское. Единственная вещь, которую, я думаю, мы не сможем сделать, так это уйти. Для США это будет бедой»[309].

Мортимер Цукерман

Добрый дяденька Цукерман. Кровавый раздел Ирака, и не только Ирака, это не беда. Вот уход Соединенных Штатов — это действительно беда.

«Развал иракского государства — это будет наихудший исход военной кампании. Турки очень беспокоятся по поводу курдов и что произойдет, если появится независимый Курдистан. Существует проблема на юге Ирака в шиитском районе на границе с Ираном, который является самым большим шиитским государством в мире. Если они объединятся, тогда возникнет угроза для Кувейта и Саудовской Аравии, потому что шиитское население живет на побережье залива»[310]

Брент Скоукрофт

Нетрудно заметить, что старина Скоукрофт воспринимает как наихудший вариант то, что нынешними воспринимается как искомый результат. Такая перекройка региона на основе религиозных и этнических принципов означает войну, кровь и хаос. Похоже, что это единственный вариант, при котором американцы рассчитывают не уйти, или, точнее, уйти, чтобы остаться, управляя хаосом с безопасного расстояния.

Идея управлять хаосом в таком регионе — это безусловно авантюра. Так вот, именно поведение США в иранском вопросе может быть главным индикатором американского авантюризма и, в конечном счете, индикатором системного кризиса Америки.

«В отношении Ирана политика США остается все такой же радикальной и по-прежнему направлена на то, чтобы попросту оказывать давление на страну, заставляя ее делать то, что нужно Америке»[311]

Анатоль Ливен

В том-то и вопрос, что заставлять Иран действовать в американских интересах особенно и не надо. Парадоксально, что в регионе, в очевидных горячих американских точках — и в Афганистане, и в Ираке — Иран по факту является американским партнером, даже несмотря на все американские усилия это партнерство подорвать. Если бы американцы стремились реально «договориться» с Ираном, у них было почти двадцать лет, чтобы отреагировать на позитивные иранские сигналы. Иран, переживший исламскую революцию четверть века назад, — это сугубо консервативная сила. Естественный стабилизатор в регионе. Есть подозрения, что американская политика в отношении Ирана именно «радикальна». То есть это политика намеренной дестабилизации. А пресловутая «демократизация Ближнего Востока» есть беспроигрышное средство такой дестабилизации. Еще раз — Пэт Бьюкенен, настоящий консерватор:

«Они — вильсонианцы. Это вильсонианская идея, что Америка должна сделать мир безопаснее, что она не может чувствовать себя безопасно в недемократическом мире. Это идеи, которыми они руководствуются, но это совсем не консервативные идеи. Они — неоякобинцы… Их следующий проект — это втянуть Соединенные Штаты в войну с Ираном. Только за счет эскалации они могут найти оправдание. Задачей традиционных консерваторов является остановить эту авантюру в Ираке, вывести войска, убрать оттуда флот, и пусть решают свои проблемы сами»[312].

Вот если убедить не удастся, и Соединенные Штаты уходить откажутся и по-прежнему будут стремиться возглавлять мировой революционный процесс, это в первую очередь действительно проявится на Иране. Новая большая война на Ближнем Востоке ставит на кон всю американскую систему, даже не столько в военном плане, сколько в экономическом.

«Будущее американской модели капитализма зависит, прежде всего, от того, что случится на Ближнем Востоке. Если, боже сохрани, по всему Ближнему Востоку распространится революция, то это может оказать такое влияние на движение нефти, что это коренным образом изменит отношение к индивидуальному потреблению… Это коснется не только американцев, но и людей других стран мира, и особенно, наверно, китайцев. Но, в принципе, это затронет все страны…»[313]

Анатоль Ливен

Проблема в том, что американцы одни. И остановить их, спасти могут только они сами.

«Чего вы хотите? Чтобы мы создали биполярный мир? Это академическая критика… а) мы бы не смогли сделать этого, даже если бы захотели; б) мы не должны делать этого, мы не собираемся делать это ценой возвращения советского коммунистического режима в России и, соответственно, биполярного мира»[314].

Уильям Кристалл

Это весьма характерная реакция одного из столпов бушевского неоконсерватизма Билла Кристалла на замечание о том, что биполярный мир был стабильнее и безопаснее однополярного.

«Америка хуже Англии, Англия хуже Советского Союза, а Советы хуже обеих! Но сейчас Америка является воплощением всей мерзости»[315].

Аятолла Хомейни, на собрании духовенства в Куме

Это аятолла Хомейни. Чувствуется — большой друг Советского Союза. Так вот именно от Ирана, и конкретно от вождя исламской революции, который не мог не приветствовать развал советской системы, исходил один из первых сигналов тревоги. В январе 1986 года он пишет письмо молодому реформатору Михаилу Горбачеву.

«Надеюсь, что СССР, в связи с начинающимися реформами, не окажется пленником Запада»[316].

Письмо аятоллы Хомейни М.С.Горбачеву, 11 января 1986 года

«Последствия холодной войны ставят перед Западом повестку дня, которая ошеломляет. Ее суть: обеспечить, чтобы коллапс Советского Союза стал и прочным концом Российской империи»[317].

Збигнев Бжезинский, 17 августа 1994 года

Открытая Россия. Нормальные герои всегда идут в обход

«Если бы русские знали свою силу, никто бы не мог соперничать с ними, а их соседи не имели бы покоя от них. Но я думаю, что не такова Божья воля: я могу сравнить русских с молодым конем, который не знает своей силы и позволяет малому ребенку управлять собою и вести себя на уздечке, несмотря на свою великую силу; а ведь если бы этот конь сознавал ее, то с ним не справился бы ни ребенок, ни взрослый человек»[318].

Новое плавание и открытие царства Московии по северо-западному пути в 1553 году, предпринятое рыцарем сэром X. Уиллоуби и выполненное Ричардом Ченслером, старшим кормчим плавания. Написано на латинском языке Климентом Адамсом

Это отчет об экспедиции Ричарда Ченслера. Это 1553 год. Ченслер открыл Россию для Британии ровно так же, как Колумб Америку для испанцев. И ровно с той же целью. Англичане тогда искали альтернативу транспортных путей на Восток, в Индию, — именно потому, что известный путь уже был занят испанцами и португальцами. Тогда открытие России по сути не состоялось. Его просто отменили. Англичане открыли дверь, посмотрели, ахнули, ужаснулись и постарались ее быстренько закрыть. А ужаснулись они именно тому, о чем говорил Ченслер.

То есть, совсем грубо говоря, Россия, в отличие от Америки, оказалась непригодной для колонизации. Так вот, в этом смысле Россия была закрыта все эти пятьсот с лишним лет. «Окно возможностей» два раза приоткрывалось — во время Смут в начале XVII и в начале XX века, — но быстро закрывалось, так что воспользоваться им не удалось. И вот теперь, после краха Союза, это окно возможностей открылось нараспашку.

«Я всегда помню выражение Витте о том, что России после Петра Первого нет, а есть Российская империя. И разрушение Российской империи — это уничтожение своего собственного государства. Я не знаю ни одного случая в истории, чтобы ведущая нация почувствовала себя жертвой в своей империи и стала разрушать ее своими собственными руками, причем без всякой на то исторической необходимости, без каких-либо национально-освободительных движений, которые бы делали это неизбежным»[319]

Дмитрий Саймс

Помните знаменитое определение Бжезинского: «Россия с Украиной — всегда великая держава, а без Украины — всегда нет»? Именно Бжезинскому принадлежит величественная идея строительства обходных путей транспортировки, в первую очередь, стратегических углеводородов вокруг России. Идея, которая до последнего времени неуклонно воплощалась в жизнь.

В древние времена Великий шелковый путь проходил через Китай и Индию в Среднюю Азию, затем через Каспий по реке Кура в Колхиду и через Черное море, где располагались греческие города-государства.

Нынешний Великий шелковый путь имени товарища Бжезинского — это в первую очередь маршрут транзита углеводородов. И это путь в обход России, что стало потенциально возможным в связи с отделением Закавказья и Средней Азии. Соответственно, он и делится на два отрезка: кавказский и среднеазиатский. Кавказский отрезок уже реализован. Это трубопровод Баку — Тбилиси — Джейхан. Но настоящий смысл он обретает только при запуске среднеазиатского отрезка.

Баку — Тбилиси — Джейхан — нефтепровод, который президент Турции Ахмед Неджед Сезэр назвал Шелковым путем XXI века, был открыт в 2005 году.

Инициатором проекта трансазиатского нефтепровода стала американская компания «Экссон». Он должен был пройти от Туркмении через Узбекистан и Казахстан, китайский Синь-Цзянь, к восточному побережью Желтого моря и далее Карта нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан

Стоимость этого «великого энергетического пути», по предварительной оценке, превышает 10 млрд долларов. Пустить его предполагалось уже к 2010 году.

Пик оптимизма по поводу нового Шелкового пути приходится на конец 90-х годов, когда основные операторы проекта считали, что Россию можно просто списать в утиль.

«Я лично считаю, что Россия окончательно потеряла свое империалистическое лицо и больше не является сверхдержавой со столицей в Москве. Украина, Грузия и другие республики больше не вернутся в состав России и окажут яростное сопротивление всякой попытке восстановления России в прежнем виде»[320].

Збигнев Бжезинский

«Со строго геополитической точки зрения распад Советского Союза явился концом продолжавшегося триста лет стратегического территориального продвижения Санкт-Петербурга и Москвы. Современная Россия отодвинулась на север и восток и стала более отдаленной от Западной Европы и Ближнего Востока, чем это было в XVIII веке»[321]

Томас Пикеринг, бывший посол США в СССР, 1995 год

«Сможет ли Россия выжить, если Украина и Белоруссия окажутся в Европейском союзе, а Россия — нет? Я считаю, что это очень важный вопрос, и отношусь очень скептически к такой возможности. Потому что это оттолкнет Россию назад к Азии, оттолкнет от Европы»[322].

Анатоль Ливен

«Россия отодвинулась на северо-восток… От Европы и Ближнего Востока… В XIX век». Вот основной геополитический смысл происходящего. В чем разница позиций подавляющего большинства англосаксонской элиты и нашего профессора Ливена? Чей прапрадедушка граф фон Пален все-таки душил нашего императора Павла шарфиком. Все-таки ему не все равно, выживет ли она — Россия — или нет. Вот он бы шарфиком уже не мог, а они запросто.

«Я не считаю и думаю, что российская администрация так не считает, что реконструкция Советского Союза или усиление российских имперских интересов желательны или возможны. Я не считаю, что это невозможно, потому что Россия сейчас достаточно сильна, чтобы справиться с этим. Я думаю, что это нежелательно»[323]

Анатоль Ливен

Нежелательно не потому, что интересы, собственно, имперские. Соединенные Штаты, например, по поводу своих имперских интересов не сильно комплексуют. А потому, что это может вызвать крайне болезненную реакцию у единственной ныне существующей империи.

«Я думаю, любое укрепление российских позиций на постсоветском пространстве вызовет в Америке серьезную озабоченность, а в определенных кругах крайнюю нервозность»[324].

Дмитрий Саймс

«Одной из отличительных черт американской дипломатии после окончания холодной войны, и в особенности после того, как к власти пришла администрация Буша, является то, что Америка чувствует себя неудобно, если не является главным игроком. Когда американцы видят, что вокруг России происходит какое-то объединение, они боятся, что ситуация выйдет из-под контроля»[325].

Чарльз Капчан

Большая Игра. Перезагрузка

Помните: «Мир изменился после 11 сентября»… Ни хрена он не изменился. Некоторые даже считают, что он полностью вернулся на старую наезженную колею Большой Игры.

«Мир все больше и больше руководствуется традиционными представлениями времен Большой Игры XIX века»[326].

Джон Грей

«Соревнование между Америкой и Россией в Центральной Азии — это устаревшая и глупая геополитическая игра, которую затеяли глупые люди в Москве и Вашингтоне. Обе стороны сражаются в Центральной Азии с тенью»[327]

Анатоль Ливен

И с чьей же это они тенью сражаются? Чьи же это базы расположились в этой самой Центральной Азии, не говоря уже о Польше и Чехии? При этом, заметьте, никаких русских десантников пока не обнаружено ни в Мексике, ни, тем более, в Техасе и Луизиане. И даже с Кубы наша база электронной разведки выведена зачем-то. Пацифистское сознание обычно игнорирует тот факт, что в любом конфликте наличествуют как минимум две стороны. Глупую Игру не мы выдумали. Как заметил родной брат Ана-толя Ливена Доминик, если помните, описывая Большую

Игру XIX века, прежде чем говорить об угрозе британским интересам, надо посмотреть, где находится Кент, а где Ташкент.

«Россия имеет жизненно важные интересы на постсоветском пространстве. Так же как и США в Центральной Америке и на Карибах. Любая страна, обладающая периферией, должна обладать жизненно важными интересами в этих регионах. В случае с Россией эти интересы играют даже более важное значение. Потому что Россия находится в еще более сложном положении, чем Америка. Одним из таких интересов является сохранение мира и предотвращение переворота, революций, возникновения враждебных государств, в первую очередь в мусульманских странах»[328].

Анатоль Ливен

Собственно, к этому можно было бы ничего и не добавлять. Однако добавить придется.

«Некоторые люди говорят о величии России, о Прибалтике. Для меня они не реалисты. Они романтики. Они говорят о России, которой уже больше не будет, по-моему. Другой вопрос — расширять, усиливать влияние в Центральной Азии и на Кавказе — это понятно, это естественно. Я это понимаю»[329].

Родрик Брейтвейт

И это позиция самых взвешенных, самых, можно сказать, пророссийских западных аналитиков. Вообще, для того, чтобы понять механизм деятельности американских структур на постсоветском пространстве, надо меньше внимания уделять симпатиям и ориентациям конкретных политических операторов.

«Следует сказать, что мы не совсем правильно понимаем себе организацию работы внешнеполитических ведомств Соединенных Штатов Америки. Они устроены по принципу бизнес-корпорации, аналогичной „Кока-Кола“ или „Дженерал Моторс“. То есть люди, которые там работают, они воспринимают это как обычный бизнес-проект по продвижению в данном случае товара особого рода, на то, что называется „emerging markets". Это огромный бизнес. Он состоит, наверное, общая оценка его исчисляется в десятках миллиардов долларов. В основном, естественно, связанные, обслуживаемые бюджетом США. И на него работают, я думаю, сотни тысяч человек по всему земному шару. Остановить этот бизнес в одночасье так же невозможно, как и невозможно остановить работу крупной корпорации.

Говорить, что они к нам относятся хорошо или плохо, совершенно бессмысленно. Они относятся к нам так же, как „Кока-Кола“ относится к „Пепси-Коле“. Она с ней борется, но сказать, что сотрудники „Кока-Колы" любят или не любят „Пепси-Колу это абсурд. Скорей всего, они и сами, может быть, и не пьют ни того ни другого»[330]

Алексей Ситнин, заместитель начальника Управления внешней политики Администрации президента в 2002–2005 годах

То есть Буш может сколько угодно заглядывать в глаза Путину, а Путин первым звонить Бушу со словами поддержки после 11 сентября — это ничего не изменит в деятельности огромной бизнес-машины. Понимаете: люди «пилят» деньги. И очень серьезные. Остановить эту машину может только какой-то глобальный катаклизм.

«Вот это, на мой взгляд, момент, который в значительной степени недопонимается. Мы имеем дело не с какой-то такой централизованной системой, с которой можно о чем-то договариваться, а имеем дело с такой своеобразной матрицей, которая работает, в общем-то, вне зависимости от того, какой уровень существует между первыми лицами»[331].

Алексей Ситнин

Это огромные деньги, очень большая часть которых в силу особенностей операторов процесса вряд ли попадает по назначению. Но это — проблема американских налогоплательщиков. Тем не менее значительная часть их распределяется в виде грантов, подачек и разных всяких других форм поощрения среди туземного населения, создавая колоссальную и самодвижущуюся агентуру влияния. И вот после крушения Союза выяснилось, что вся эта машина рассматривает полем своей деятельности уже не только окраины империи, но и собственно саму Россию. Выяснилось, что Сибирь — слишком большая территория, чтобы Россия могла распоряжаться ею самостоятельно.

Идея обобществить Сибирь вполне в духе современной американской геополитической доктрины. Когда сейчас начали делить арктический шельф (а это, кстати, еще одна неосвоенная территория Большой Игры), выяснилось, что американская доля, примыкающая к Аляске, слишком ничтожна, чтобы соответствовать их глобальным амбициям, Соединенные Штаты немедленно выступили с инициативой интернационализации Арктики, включая и шельф, и морские пути, и даже российский ледокольный флот. Принцип прост. Все должно принадлежать Америке, а если что-то по каким-то причинам не может ей принадлежать, то оно должно быть «общее». Под международным, т.е. американским контролем.

«Для европейцев Сибирь могла бы обернуться тем, чем Аляска и Калифорния вместе взятые стали в свое время для американцев: источником огромных богатств… Чтобы удержать Сибирь, России понадобится помощь, ей не под силу одолеть эту задачу самостоятельно в условиях переживаемого ею демографического спада и новых тенденций в соседнем Китае. Благодаря масштабному европейскому присутствию Сибирь могла бы со временем превратиться в общеевразийское достояние, использование которого происходило бы на многосторонней основе»[332].

Збигнев Бжезинский

Трагическое отличие нынешнего этапа Большой Игры от прежних заключается в том, что она практически уже перекинулась с традиционных Центральной Азии и Закавказья на саму внутреннюю Россию. Что и следовало ожидать: потеряв подбрюшье, не удивляйтесь, что вам залезли в брюхо.

СРП. Соглашения о разделке пострадавшего

Первой в истории сделкой на условиях соглашения о разделе продукции была упомянутая нами нефтяная персидская концессия Уильяма Д’Арси от 1901 года. Условия, естественно, были предельно грабительскими, как тогда было принято, и как раз на заработанные там фунты Д’Арси основал нынешнюю «Бритиш Петролеум».

Сам по себе принцип СРП, когда иностранный инвестор получает возможность окупить свои затраты за счет самостоятельной реализации части продукции, в общем-то, вполне приемлем.

Хотя, как правило, он применяется в странах, где либо отсутствуют навыки самостоятельной добычи, либо политический климат исключает иные гарантии.

Однако наши сахалинские СРП по своим условиям больше напоминали колониальную концессию Д’Арси, нежели взаимовыгодные соглашения.

«Вы знаете, это колониальный договор, не имеющий абсолютно ничего общего с интересами Российской Федерации. Мне остается только сожалеть, что в начале 90-х годов российские чиновники позволяли себе такие выходки, за которые их, вообще-то, нужно было бы посадить в тюрьму. Исполнение этого договора вело к тому, что Россия в течение длительного периода времени позволяла эксплуатировать свои природные ресурсы и ничего не получала взамен. Просто практически ноль»[333]

Владимир Путин

Мы знаем, какую реакцию вызвало восстановление российского контроля над нефтегазовым сектором. Собственно, здесь и кроется основное материальное содержание претензий наших западных партнеров к нынешней российской власти.

В 90-х годах в американской печати появляется серия публикаций ведущего консультанта Института мировой политики США Уолтера Рассела Мида под общим названием «Не купить ли нам Сибирь?».

Уолтер Мид предполагал, что вся покупка Сибири обойдется (при цене 1 тысяча долларов за акр) в 3 трлн долларов с выплатой в течение двадцати лет. Ежегодная выплата составит приблизительно 200 миллиардов, при этом 100 миллиардов будет использовано на покупку товаров и услуг, произведенных в Соединенных Штатах.

Расходы на создание инфраструктуры, администрации и экологической службы добавят еще 100 миллиардов ежегодно к этой сумме. Однако предполагается, что со временем эти расходы уменьшатся за счет собственного развития новых штатов…

Кстати, автаркический Советский Союз обладал многими недостатками. Что не мешало ему, между прочим, довольно бойко торговать нефтью. Собственно, это его и сгубило, как вы помните.

«Если Россия заявит, что хочет быть суверенным государством, контролировать свою страну, не стоит воспринимать это всерьез. Россия не может управлять своей судьбой. И если ей это удастся, то это будет несчастная судьба замкнутой страны, а не открытого государства… Советский Союз был автаркией, закрытой и замкнутой. Это несвойственно современному миру»[334].

Квентин Пил

Да здравствует Холодная Игра

«Факт, что баланс в Европе изменился, — он изменился после окончания холодной войны. Но и Россия, возникшая в результате окончания холодной войны, — это не Советский Союз. И интересы России отличаются от интересов Советского Союза… Но хотя Россия возникла в результате распада Советского Союза, я думаю, что кое-что из того, что случилось в ходе этого распада, и его конечный результат оставили кое-какие шрамы…»[335]

Кондолиза Райс, беседа с прессой в Москве,15 мая 2007 года

Шрамы у нас остались… Ну ногу оторвали! Ясное дело, интересы изменились. Ну ничего, культя заживет…

Интересы России, конечно, отличаются от интересов Советского Союза. У нас нет глобальных амбиций по переустройству человечества, в отличие, кстати, от наших американских «партнеров». Но Россия не в 1917 году и не в 1922 году появилась. И интересы этой тысячелетней России вполне преемственны. Это в первую очередь суверенитет и целостность.

Американцы свято уверены, что выиграли Третью мировую войну. Хоть «в холодную», но выиграли. И должны пользоваться всеми плодами победы. Эти плоды никак не подразумевают наличия, например, ядерного сдерживания, опирающегося на старую добрую «доктрину взаимного гарантированного уничтожения». То есть не подразумевают реального суверенитета. Тут Квентин Пил по сути прав. Вот часто говорится, что, мол, холодной войны нет, и возвращение к ней невозможно.

«Это абсурд. Мы делаем единственно разумную вещь — мы пересматриваем наши позиции после холодной войны, которая закончилась. Почему мы должны содержать войска, защищающие Германию? От кого? Красная армия не собирается нападать на Германию. Я уверяю вас. Я думаю, что и вы можете уверить в этом и меня, и немцев»[336].

Чарльз Краутхаммер

Что-то мы не заметили, чтобы американские войска резво выводились из Германии. Если что-то куда-то и выводится, то преимущественно в Польшу и Чехию. На самом деле идеолог неоконсерваторов прав вот в чем: холодная война — это удел равных. Это — когда паритет. Можно потолкаться и пощипать друг друга в строго отведенных для того пределах. Потому она и холодная, что все по правилам. Во всяком случае, по понятиям. Холодная война невозможна сейчас, потому что нет паритета. Нет равных. На самом деле холодная война (если это не фанатичная идеологическая схватка, направленная на взаимное уничтожение) — назовите ее Большой Игрой — это реальность геополитического противостояния. Там, где есть глобальные игроки и глобальные интересы. Не надо бояться холодной войны — или Большой Игры. Ее надо заслужить. Потому что, как сказал Редьярд Киплинг, только когда все умрут, закончится Большая Игра. А мы пока еще живы.

Галерея 

Абизейд Джон Филипп (р. 1951) — американский генерал (с арабскими корнями), в 2003–2007 гг. возглавлял центральное командование США, в настоящее время сотрудник Института Гувера.

Апиханов-Аварский Максуд (1846–1907) — русский генерал, мервский и тифлисский губернатор. В детстве находился в заложниках у Шамиля. В 1882 г. под прикрытием купеческого каравана совершил поездку в Мерв, где провел тайные переговоры с туркменскими старейшинами. В 1884 г., когда состоялось добровольное присоединение Мервского оазиса к Российской империи, был назначен первым мервским губернатором. В марте 1885 г. в сражении под Кушкой русских войск под командованием генерала Комарова с афганцами командовал русской кавалерией.

Аманулла-хан (1892–1960) — афганский эмир в 1919–1929 гг. Возглавил освободительную войну против Великобритании, в 1919 г. попытался захватить Пенджаб, что привело к англо-афганской войне (1919). В 1921 г. Англия признала независимость Афганистана. В 1919 г. заключил с Советским государством дружественный договор, в 1926 г. — с СССР о нейтралитете и взаимном ненападении. В результате мятежа свергнут, эмигрировал.

Аттали Жак (р. 1943) — французский философ и экономист. С 1981 по 1991 г. был советником президента Франции Ф. Миттерана. С 1991 г. — глава Европейского Банка Реконструкции и Развития. Автор книги «Линия горизонта» об эволюции современного общества.

Бальфур Артур Джеймс (1848–1930) — премьер-министр Великобритании в 1902–1905 гг.; консерватор. В 1904 г. заключил с Францией договор, ставший основой Антанты. Участник Берлинского конгресса. Неоднократно входил в состав правительства, в 1916–1919 гг. министр иностранных дел. Автор Декларации (1917) о создании еврейского национального очага в Палестине.

Бевин Александр — американский историк, служил в американской армии во время войны в Корее. Специалист по военной стратегии. Автор книг по военной истории, в том числе бестселлера «Десять фатальных ошибок Гитлера». В 2006 г. опубликовал книгу «Как Америка получила право. Марш США к военному и политическому превосходству».

Бейкер Джеймс (р. 1930) — американский государственный деятель, занимавший пост главы администрации президента Рейгана, секретаря казначейства США, а с 1986 по 1989 г. — государственного секретаря США в администрации президента Дж. Буша. В 1990 г. вместе с Э. А. Шеварднадзе готовил соглашение между СССР и США об объединении Восточной и Западной Германии. Автор книги «Политика дипломатии. Революция, война, мир. 1989–1992».

Бернс Александр (1805–1841) — британский разведчик, путешественник. В 1831–1933 гг. с разведывательной миссией посетил Пенджаб, Афганистан и Бухарское ханство. О своем путешествии опубликовал книгу в Лондоне, за что получил прозвище «Бухара Бернс». В 1836 г. был направлен с дипломатической миссией к афганскому эмиру Досту Мухаммеду (в результате действий российского эмиссара И. Виткевича миссия не увенчалась успехом). Хотя выступал против интервенции в Афганистан, стал одним из организаторов 1-й англо-афганской войны. Убит в 1841 г. во время восстания в Кабуле. Его переписка с вице-королем Индии, опубликованная в «Синей книге», разоблачила экспансионистские устремления британского правительства в Афганистане. Автор книги «Путешествие в Бухару».

Бжезинский Збигнев Казимеж (р. 1928) — американский политолог и социолог. Автор глобальной стратегии антикоммунизма, теории конвергенции, теории технотронной эры и концепции американской гегемонии. На посту советника в администрациях Кеннеди и Джонсона занимал жесткую линию по отношению к Советскому Союзу. В середине 1960-х гг. назначен членом совета планирования Государственного департамента. В 1977–1981 гг. помощник по национальной безопасности в администрации Картера. Разработчик стратегии по геополитическому и экономическому ослаблению СССР. Автор книг «Великая шахматная доска», «План игры: геостратегическая структура ведения борьбы между США и СССР», «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство» и др. Выступает критиком неоконсерваторов, является сторонником концепции унилитаризма.

Блюмкин Яков Григорьевич (1898–1929) — советский разведчик, революционер, член партии левых эсеров. 6 июля 1918 г. выстрелом из револьвера убил германского посла в РСФСР графа В. фон Мирбаха. В 1919 г. после недолгого пребывания на нелегальном положении был амнистирован и вновь начал работать в органах ЧК (ОГПУ). Летом 1920 г. руководил созданием Гилянской советской республики в Северном Иране. В 1920-е гг. осуществлял разведывательные операции на Ближнем Востоке, в Палестине и Китае. 16 апреля 1929 г. в Константинополе встретился с Троцким. По возвращении в СССР был арестован и приговорен к расстрелу с формулировкой «За повторную измену делу мировой революции».

Бос Субхас Чандра (1897–1945) — индийский политик, в 1928–1939 гг. один из лидеров левых в партии Индийский национальный конгресс. В борьбе за независимость Индии разрывался между симпатией к СССР и сотрудничеством с нацистской Германией. Во время Второй мировой войны создал в оккупированной Японией Бирме Индийскую национальную армию, воевавшую против Великобритании на стороне Японии. Согласно официальной версии, самолет, на котором Бос пытался бежать в Японию, потерпел авиакатастрофу. По другой версии, перебрался в СССР.

Брейтвейт Родрик (р. 1932) — британский дипломат, политолог. Посол Великобритании в Советском Союзе и России (1988–1992), в правительстве Джона Мейджора был главой объединенного разведывательного комитета. Автор мемуаров о пребывании в России «Across the Moscow River: The World Turned Upside Down». В британском истеблишменте считается главой русофильской партии. В 2006 г. опубликовал книгу «Москва. 1941. Город и его люди», посвященную разгрому немцев в битве за Москву.

Бьюкенен Патрик (р. 1938) — американский журналист, аналитик, политик правоконсервативной ориентации, сторонник изоляционизма, участник президентских кампаний 1992, 1996; был спичрайтером президента Р. Никсона, советником в администрации Д. Форда и Р. Рейгана, критик неоконсерваторов и администрации Дж. Буша-младшего, обвинил его в том, что тот ведет «серии войн» не в интересах Америки. Автор книг «Чрезвычайное состояние. Третья мировая и завоевание Америки», «Смерть Запада» и др.

Бэкхаус Иствик Эдуард (1814–1883) — британский востоковед и дипломат, член Консервативной партии. В 1860–1863 гг. состоял поверенным в делах в Персии. Научные труды Иствика касаются языков Индии и Персии. Перевел на английский язык «Гулистан» Саади и др.

Вайцзеккер Эрнст фон (1882–1951) — германский дипломат. Дипломатическую карьеру начал в Веймарской Германии. В 1938 г. участвовал в заключении Мюнхенского соглашения. 30 января 1942 г. стал бригаденфюрером СС. В 1943–1945 гг. работал послом при папском престоле.

Вечоркевич Павел (р. 1948) — профессор Исторического института Варшавского университета, советолог, автор книг об истории российско-польских отношений в XX в.

Вильсон Роберт (1777–1849) — британский военный и политический деятель, участник Наполеоновских войн. Один из первых идеологов британской русофобии. В брошюре «Описание военной и политической мощи России» впервые опубликовал по-английски известную фальшивку «Завещание Петра I», сопроводив ее складной картой, где показывалось расширение российских границ по трем направлениям.

Вильсон Томас Вудро (1856–1924) — 28-й президент Соединенных Штатов Америки (1913–1921). Во время Первой мировой войны предложил условия мира («14 пунктов» В. Вильсона). Выступал за создание независимых Армении и Курдистана, которые предполагал выделить из состава Османской империи. Участвовал в работе Парижской мирной конференции. Предложения Вильсона были положены в основу Версальского договора. Был одним из инициаторов создания Лиги Наций, однако сенат США отказался вступить в эту организацию. За свои инициативы по мирному урегулированию мировой войны стал лауреатом Нобелевской премии мира в 1919 г. Первый президент США, выступивший за глобальную ответственность Америки и отказ от изоляционизма.

Виткевич Иван (Ян) (1808–1839) — русский офицер, разведчик, востоковед; поляк по происхождению, в 15 лет за революционную деятельность был сослан в Оренбургскую губернию. Дослужился до офицера, по заданию губернатора В. А. Перовского организовал экспедицию в Бухару, в ходе своей миссии в Кабул (1837) склонил афганского эмира Доста Мухаммеда к союзу с Россией. В Кабуле встречался с А. Бернсом. Погиб в Санкт-Петербурге при загадочных обстоятельствах.

Гайдар Егор Тимурович (р. 1956) — российский государственный деятель, директор Института экономических проблем переходного периода. В ноябре 1991 г. Гайдар назначен заместителем председателя правительства. С июня 1992 по декабрь 1992 г. исполняющий обязанности председателя Совета Министров. Автор монографии «Гибель империи» об экономических причинах распада СССР.

Гамильтон Джордж (1845–1927) — британский политик, член Консервативной партии. Занимал различные министерские посты в консервативных правительствах в 1870—1920-е гг. В 1870-е гг. был заместителем начальника индийского департамента, в 1895–1903 гг. возглавлял департамент по делам Индии.

Гелен Рейнгард (1902–1979) — германский военный деятель. С июня 1940 г. адъютант начальника генштаба сухопутных войск генерала Франца Гальдера, курировал армейскую разведку («Абвер») по советскому направлению. Сразу после капитуляции Германии (1945–1946) был привлечен к работе американцами, на деньги которых создал разведывательную службу — «Организацию Гелена». В апреле 1953 г. «Организация Гелена» перешла под юрисдикцию правительства ФРГ После этого служба получила название Федеральной Разведывательной Службы, официальной задачей которой являлась разведка за пределами ФРГ.

Гендерсон Невилл (1882–1942) — посол Великобритании в Германии (1937–1939). Занимал прогерманскую позицию, полагал, что Гитлер может быть подконтролен западным союзникам. Был сторонником Мюнхенского соглашения (1938). Автор книги «Миссия провалена. Берлин 1937–1939 гг.».

Гесс Рудольф (1894–1987) — германский политический деятель, личный секретарь Гитлера с 1925 г., его заместитель по партии с 1933 г. В мае 1941 г. прилетел в Великобританию (так называемая миссия Гесса) с предложением о мире. На Нюрнбергском процессе был приговорен к пожизненному заключению. Повесился в камере берлинской тюрьмы Шпандау. По другой версии, был убит.

Гизи Грегор (р. 1948) — германский политик, лидер Партии демократического социализма (современное название Левая партия), депутат бундестага. В ГДР министр культуры (1966–1973). В 1980-е гг. возглавлял группу реформаторов внутри правящей Социалистической единой партии Германии.

Глюксман Андре (р. 1937) — французский философ, писатель, журналист. Участник студенческих бунтов в 1968 г. В 2003 г. поддержал вторжение американских войск в Ирак и войск НАТО в Сербию. Автор книг «Кухня и питание людей: рассуждения о государстве, марксизме и концлагере», «Философия ненависти» и др. Ярый сторонник отделения Чечни от России.

Горчаков Александр Михайлович (1798–1883) — российский дипломат и государственный деятель, канцлер. Способствовал восстановлению престижа России после поражения в Крымской войне. Позицию России выразил словами из меморандума 1856 г.: «Россия не сердится, она сосредотачивается». Стремился сгладить англо-русские противоречия в Средней Азии. В октябре 1864 г. представил Александру II доклад, где изложил программу действий в Средней Азии. В нем говорилось: «Дальнейшее распространение наших владений в Средней Азии не согласно с интересами России…»

Гранвилл Джордж (1815–1891) — британский дипломат, либерал. В 1870–1874 и 1880–1885 гг. возглавлял министерство иностранных дел в правительстве Пальмерстона.

Грибоедов Александр Сергеевич (1795–1829) — русский драматург, поэт и дипломат. С 1818 г. на дипломатической службе (был секретарем посольства в Персии). В 1826 г. принимал участие в ирано-русской войне, а затем в заключении Туркманчайского мирного договора с Персией (1828), доставил его текст в Санкт-Петербург. С 1828 г. российский посол в Персии. Растерзан в Тегеране толпой фанатиков.

Громыко Андрей Андреевич (1909–1989) — советский политический деятель. В 1943–1946 гг. посол СССР в США, в 1946–1949 гг. заместитель министра иностранных дел, одновременно в 1946–1948 гг. постоянный представитель СССР в Совете Безопасности ООН. В 1957–1985 гг. министр иностранных дел СССР. Председатель Президиума Верховного Совета СССР (1985–1988).

Д’Арси Уильям (1849–1917) — британский предприниматель, основатель англо-персидской нефтяной компании (позже «Бритиш Петролеум» (British Petroleum)). В 1900 г. основал фонд по поиску нефти в Персии и заключил концессию с персидским шахом, давшую Британии контроль над иранской нефтью на 60 лет. Первая нефть была добыта только в 1908 г., до этого неоднократно компания Д’Арси находилась на грани банкротства. В 1909 г. была основана англо-персидская компания.

Дизраэли Бенджамин (впоследствии лорд Биконсфильд) (1804–1881) — британский государственный деятель, писатель. Один из лидеров Консервативной партии. Министр иностранных дел, премьер-министр Великобритании (1868, 1874–1880). Поддерживал экспансию Великобритании в Средней и Центральной Азии. Один из ведущих идеологов Большой Игры. При нем был принят акт 1876 г., по которому королева Виктория стала императрицей Индии. В частной переписке с Викторией предлагал «очистить Азию от московитов и скинуть их в Каспийское море». Был инициатором 2-й англо-афганской войны, пытался ограничить влияние России на Балканах во время Берлинского конгресса. Правительство Дизраэли осуществило захват Кипра в 1878 г. и подготовило аннексию Египта.

Дост Мухаммед (1788–1863) — правитель Афганистана (1834–1839), (1842–1863) из династии Барказаев. Был сторонником альянса Афганистана и России. Свергнут англичанами в 1839 г. во время 1-й англо-афганской войны. Вернулся к власти в 1842 г. после народного восстания в Кабуле и уничтожения британского гарнизона.

Дурново Петр Николаевич (1845–1915) — российский государственный деятель. Брат И.Н.Дурново. В 1884–1893 гг. директор департамента полиции, в 1905–1906 гг. министр внутренних дел, известен как сторонник жестких мер по борьбе с революцией. Был политическим оппонентом реформистских курсов премьеров С.Ю.Витте и П.А.Столыпина. Придерживался антибританской ориентации. В 1914 г. подал Николаю II записку, в которой пророчески предсказал весь будущий ход европейской истории.

Игнатьев Николай Павлович (1832–1908) — российский государственный деятель, дипломат. Выпускник Академии Генштаба, начал дипломатическую карьеру с поста военного атташе в Лондоне. В 1858 г. заключил торговый договор с Бухарой. В 1860 г., использовав военное вторжение англичан и французов в Китай, заключил в Пекине договор, по которому за Россией признавались все земли на левом берегу Амура, а также территория между Уссури и Тихим океаном. Способствовал усилению влияния России в Персии, Средней Азии и на Балканах. В 1864–1877 гг. посол в Константинополе. Участник подготовки Сан-Стефанского мирного договора 1878 г. В 1881–1882 гг. министр внутренних дел.

Иден Антони (1897–1977) — премьер-министр Великобритании в 1955–1957 гг., консерватор. В 1935–1938, 1940–1945, 1951–1955 гг. министр иностранных дел, в 1939–1940 гг. министр по делам колоний. Его правительство организовало англо-франко-израильское вторжение в Египет. Это привело к Суэцкому кризису (1957), окончательно подорвавшему Британскую империю.

Йодль Альфред (1890–1946) — германский военачальник, генерал-полковник (1944). В 1939–1945 гг. начальник штаба оперативного руководства вооруженными силами, главный военный советник Гитлера. На Нюрнбергском процессе приговорен к смертной казни.

Каваньяри Петр Людовик (1841–1879) — английский дипломат, француз по происхождению, сын наполеоновского генерала. В 1858–1959 гг. участвовал в кампании по подавлению восстания сипаев. Много лет провел в Пенджабе. Исполнял дипломатические поручения в Афганистане. В 1879 г. для переговоров с Якуб-ханом Каваньяри торжественно въехал в Кабул. Через несколько дней был убит вместе со всеми своими спутниками.

Капчан Чарльз — профессор международных отношений Джорджтаунского университета, глава европейского департамента совета по национальной безопасности в администрации президента Б.Клинтона. Автор книг «Конец американской эры», «Национализм и нации в новой Европе» и др.

Кауфман Константин Петрович (1818–1882) — русский генерал. В Крымскую войну 1853–1856 гг. по поручению генерала Муравьева принял капитуляцию Карса у английского эмиссара Вильямса. В 1867 г. получил назначение на должность командующего войсками Туркестанского военного округа. В 1867 г. войска под его командованием взяли Самарканд (1868) и покорили Хивинское (1873) и Кокандское ханства (1875).

Кейси Уильям (1913–1987) — американский политический деятель, в 1981–1987 гг. возглавлял ЦРУ В 1980-е гг. поддерживал афганских моджахедов, польское движение «Солидарность», в 1985–1986 гг. договорился с руководством Саудовской Аравии о снижении цен на нефть. Был замешан в скандальную сделку «Иран-контрас» («Ирангейт»).

Керзон Джордж Натаниел (1859–1925) — британский политик, вице-король Индии в 1899–1905 гг., член Консервативной партии. В 1919–1924 гг. министр иностранных дел Великобритании. Во время советско-польской войны 1920 г. требовал остановить наступление Красной армии на «линии Керзона», предложенной в качестве восточной границы Польши. На Лозаннской конференции 1922–1923 гг. добился решения вопроса о черноморских проливах, согласно которому черноморские страны были лишены каких-либо особых прав. В 1923 г. направил ультимативную ноту («ультиматум Керзона»), содержавшую угрозу полного разрыва отношений с СССР. Автор книги «Россия в Центральной Азии и англо-российский вопрос». Известна также его фраза о том, что союзники (в Первой мировой войне) «приплыли к победе на волнах нефти». Считался кра \ i н и м русофобом.

КиннэйрДжон Макдональд (1782–1830) — британский дипломат, путешественник. В 1824 г. английский посланник в Персии. Протестовал против заключения Туркманчайского договора (1828). Автор книги «Географические ученые записки о Персидской империи», в которой обобщил данные английских разведчиков Кристи и Поттинджера и обосновал возможность российского нападения на Индию через территорию Персии.

Киплинг Редьярд (1865–1936) — английский писатель, поэт, журналист. Автор «Книги джунглей», романа «Ким» и др. Родился в Британской Индии. Много путешествовал по Индии, в том числе и как журналист. Автор сборника стихов «Бремя Белых», считавшегося гимном британского империализма. Лауреат Нобелевской премии (1907).

Киссинджер Генри (р. 1923) — американский дипломат, государственный секретарь (1969–1977) в администрации президентов Р. Никсона и Д. Форда. Один из идеологов политики разрядки международной напряженности в отношениях с СССР и КНР. В 1975 г. подписал меморандум № 292, по которому правительство США обеспечивало развитие атомной энергетики в Иране. В 1973 г. получил Нобелевскую премию мира за свою роль в достижении Парижского соглашения, которое, как предполагалось, должно было завершить войну во Вьетнаме. Профессор Гарвардского и Джорджтаунского университетов. Автор трудов по истории и современным проблемам международных отношений.

Клемансо Жорж (1841–1929) — французский государственный деятель, журналист. В марте-октябре 1906 г. министр внутренних дел. В октябре 1906 г. — июле 1909 г., а также в 1917–1920 гг. председатель совета министров. В своей газете выступал с антигерманскими статьями. В 1917 г. лозунгом его правительства стали слова «я веду войну». В 1919–1920 гг. был председателем на Парижской мирной конференции.

Клэр Майкл — профессор мировой безопасности в Гемп-ширском колледже Массачусетского университета. Специалист по вопросам оборонной политики США, военной торговли. Автор книги «Кровь и нефть: опасности и последствия растущей зависимости США от поставок нефтяного топлива».

Кобозев Петр Алексеевич (1878–1941) — советский политический деятель, один из первых большевиков (с 1902). В 1918 г. чрезвычайный комиссар советского правительства в Средней Азии и Баку, в 1922 г. председатель Совета министров Дальневосточной республики. В 1920—1930-е гг. на преподавательской работе. В 1928–1929 гг. ректор Ленинградского политехнического института имени М. И. Калинина. С 1929 г. в Московском межевом институте, организатор кафедры аэросъемки (с 1936 — Московский институт инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии), заведующий кафедрой «фотограмметрия».

Козырев Андрей Владимирович (р. 1951) — российский дипломат. Занимал пост министра иностранных дел РСФСР и РФ (1990–1996). Разработчик «доктрины Козырева», предполагавший союз России и западных государств.

Краутхаммер Чарльз (р. 1950) — американский журналист и комментатор (The Washington Post, Time, The Weekly Standart и др.), идеолог неоконсерватизма. Лауреат Пулитцеровской премии. В 2006 г. Financial Times назвала его самым влиятельным политическим аналитиком в США последних 20 лет.

Кристалл Уильям (Билл) (р. 1952) — американский политолог, идеолог неоконсерваторов. Главный редактор The Weekly Standard. В 1997 г. организовал проект «За новый американский век».

Крофт Стюарт — профессор международных отношений Бирмингемского университета, руководитель исследовательского центра безопасности и дипломатии. Последняя книга «Культура. Кризис и американская война с террором» (2006).

Кремб Джон Адам (1862–1913) — британский историк. С 1893 г. профессор современной истории в Квинс-колледж в Лондоне. Его лекции «Британская империя», «Германия и Англия» современники называли евангелием британского империализма.

Крючков Владимир Александрович (1924–2007) — советский политический деятель, генерал армии (1988). С 1978 г. заместитель председателя, в 1988–1991 гг. председатель КГБ СССР. В августе 1991 г. член Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). В последние годы жизни автор биографических книг.

Кэган Роберт (р. 1958) — американский политолог, публицист, журналист. В 1985–1988 гг. работал в Госдепартаменте США, был спичрайтером Д. Шульца. Является внешнеполитическим советником Д. Маккейна (кандидата в президенты США). Автор книг: «Опасная нация: американское место в мире от ранних дней до 20 века», «Возвращение истории и конец мечты» и др.

Ливен Анатоль — британский журналист, политический аналитик, исследователь американского исследовательского института Foundation New America. Автор книг «Америка: права или не права. Анатомия американского национализма», «Чечня: гробница российской власти» и др.

Ливен Доминик (р. 1952) — британский историк, политолог, профессор Лондонской школы экономики. Потомок графа Палена, организатора проанглийского заговора, свергшего императора Павла I. Автор монографий «Коллапс Российской и Советской империй: в сравнительной перспективе», «Николай II», «Российская империя и ее враги» и др. Коллекционирует солдатиков эпохи Российской империи.

Литтон Эдвард (1831–1891) — британский политический деятель, лорд, в 1858 г. стал государственным министром по делам колоний, вице-король Индии с 1876 по 1880 г., писатель и драматург.

Лоуренс Джеймс — британский историк и публицист, автор бестселлера «Взлет и падение Британской империи», а также книг «Радж: создание и распад Британской Индии», «Раса воинов: история Британии на войне» и др. В монографии «Раса воинов: история Британии на войне» для эпиграфа взяты слова из речи тогдашнего премьер-министра Великобритании Т. Блэра в защиту англо-американской кампании в Ираке.

Лоуренс Джон (1811–1879) — британский политический деятель, вице-король Индии в 1864–1869 гг. Участвовал в 1-й и 2-й сикхских войнах. Осуществил многочисленные реформы внутреннего управления: почтовой службы, налогов и др. Как вице-король ввел ограничения во вмешательство в дела Афганистана и Персии, способствовал увеличению образовательных возможностей для индийцев, при этом ограничил их доступ на высшие государственные посты.

Лоуренс Томас Эдвард (1888–1935) — британский офицер и разведчик (известен как Лоуренс Аравийский). В 1916 г. был направлен к аравийскому шерифу как офицер связи, вскоре стал главным военным советником арабов. Разработал тактику партизанской борьбы арабов против регулярных войск турок. Был членом арабской делегации на Версальской конференции (1919), требовал, чтобы союзники выполнили свои обещания по предоставлению арабам независимости. Так как эти требования были отклонены, подал в отставку. Автор мемуаров «Семь столпов мудрости» (1926).

Лугар Ричард (Дик) (р. 1932) — американский политик, сенатор США от штата Индиана (с 1976), член Республиканской партии. В 1991 г. вместе с сенатором Нанном стал инициатором акта о совместном уменьшении ядерной угрозы, в рамках которого Россия и Содружество Независимых Государств получили помощь в сфере повышения безопасности хранения и уничтожения излишков ядерного, химического и биологического оружия. Участник президентской кампании 1996 г. Возглавлял комитет американского сената по международным делам.

Львов Георгий Евгеньевич (1861–1925) — князь, российский государственный и политический деятель. Депутат Первой Государственной Думы. В марте — июле 1917 г. глава Временного правительства. После Октябрьской революции в эмиграции.

Майерс Ричард (р. 1942) — американский генерал, в 2001–2005 гг. командующий объединенным комитетом начальников штабов США. Осуществлял разработку военной операции США в Ираке.

Макгрегор Чарльз (1840–1887) — британский генерал, шеф разведывательного департамента. Автор секретного плана расширения границ Афганистана до Памира, с целью остановить экспансию Российской империи в Центральной Азии. В ходе 2-й англо-афганской войны командовал пехотной бригадой. Опубликовал дневник «Война в Афганистане. 1879–1880» и книгу «Защита Индии».

Маккейн Джон (р. 1936) — американский политик, сын адмирала (даже родился на военной базе), сенатор от штата Аризона. Ветеран вьетнамской войны, с 1967 по 1973 г. находился в плену. Член Республиканской партии, баллотируется на пост президента в 2008 г. Предлагает исключить Россию из состава «Восьмерки», выступает в поддержку «оранжевых революций» на постсоветском пространстве.

Макнактон Вильям (1793–1841) — британский дипломат и политик. В 1830-е гг. секретарь секретного и политического департамента в Калькутте. С 1837 г. один из самых доверенных советников лорда Окленда, вице-короля Индии. Обеспечивал поддержку шаху Шуджаху. Для свержения прорусского правителя Афганистана Доста Мухаммеда выступил с инициативой 1-й англо-афганской войны. В декабре 1841 г. убит во время восстания в Кабуле, уже будучи назначенным на пост губернатора Бомбея. Автор нескольких исследований по индуистскому и мусульманскому праву.

Малкольм Джон (1769–1833) — британский политик и дипломат. В 1782 г. начал дипломатическую службу в Индии, затем в Иране. Был губернатором Бомбея (1826–1830). Автор нескольких работ по истории азиатских стран: «История Персии», «Воспоминания о Центральной Индии», «Политическая история Индии с 1784 по 1823» и др.

Маннергейм Карл Густав Эмиль (1867–1951) — русский генерал, маршал (1942), президент Финляндии (1944–1946). Участвовал в Русско-японской войне 1903–1905 гг. В 1906–1908 гг. руководил разведывательной экспедицией на российско-китайской границе. Во время Первой мировой войны командовал разными частями действующей русской армии. В январе 1918 г. был назначен правительством независимой Финляндии главнокомандующим формирующейся финской армией. В январе-мае 1918 г. командовал «белыми» войсками во время гражданской войны в Финляндии. Во время «зимней» советско-финляндской войны 1939–1940 гг. был главнокомандующим. Возглавлял финские вооруженные силы в войне против СССР в 1941–1944 гг.

Мид Уолтер Рассел (р. 1952) — американский журналист (Foreign Affairs, The New Yorker, The Wall Street), политический аналитик, писатель. В 1990-е гг. в серии статей предлагал США купить Сибирь.

Милибенд Дэвид (р. 1965) — британский политик, лейборист, выходец из леволиберального крыла партии, министр иностранных дел в правительстве Г. Брауна, начавший свою работу на этом посту с жесткой антироссийской риторики.

Моррис Роджер — журналист и автор, до 1970 г. сотрудник совета по национальной безопасности США. Автор бестселлера «Партнеры во власти: Клинтон и их Америка», а также книги «Тени орла», исследования скрытого вмешательства США в жизнь азиатских государств.

Мосаддык Мохаммед (1882–1967) — иранский политик, премьер-министр Ирана в 1951–1953 гг. Опирался на националистические силы, сотрудничал с СССР. В 1949 г. предложил закон о национализации нефтяных месторождений Ирана. Это привело к конфликту в отношениях Ирана с Великобританией и США. 19 августа 1953 г. в результате спе-цоперации ЦРУ был свергнут. По решению военного трибунала последние годы жизни провел в заточении в своем имении.

Муркрофт Уильям (1770–1825) — агент британской разведки. В 1810-е гг. одним из первых европейцев побывал в Кашмире и Тибете. В 1823 г. отправился в экспедицию в Бухару под предлогом приобретения лошадей для конезавода. На обратном пути был убит (по другим данным, умер от лихорадки).

Мухаммед Али (1769–1849) — правитель (хедив, паша) Египта (с 1805), основатель современного Египта, происходил из албанской семьи. Фактически отделил Египет от Турции, проводил самостоятельную внешнюю политику, играя на противоречиях великих держав. В 1827 г. в Наваринском морском сражении англо-франко-русский флот уничтожил объединенный египетско-турецкий флот. В 1831 г. Мухаммед попытался подчинить себе Османскую империю, ввел войска в Сирию и разбил турецкие войска в сражении у Конье. Реальную помощь султану оказала только Россия. В итоге было заключено Ункяр-Искелесийское соглашение (1833) о выгодном для России режиме черноморских проливов.

Насер Гамаль Абдель (1918–1970) — президент Египта с 1956 г. В годы Второй мировой войны участвовал в пронацистском сопротивлении британцам. В 1949 г. возглавил исполком политической организации «Свободные офицеры», которая осуществила государственный переворот в июле 1952 г. С 1963 г. председатель Партии арабского социалистического союза. Один из организаторов Движения неприсоединивших-ся стран. В его правление Египет стал союзником СССР на Ближнем Востоке. Занимал последовательную антиизраиль-скую позицию. Награжден Хрущевым Золотой звездой Героя Советского Союза.

Нессельроде Карл Васильевич (1780–1862) — российский государственный деятель, канцлер (с 1845), министр иностранных дел (1816–1956). Был сторонником священного союза и системы мира, заложенной на Венском конгрессе. Обеспечил участие русских войск в подавлении европейских революций (1848–1949). Убедил Николая 1в реализуемости ближневосточного проекта, результатом чего стала дипломатическая изоляция России во время Крымской войны.

Николсон Артур (1849–1928) — британский дипломат и политический деятель. В 1905–1910 гг. посол в России, в 1910–1916 гг. заместитель министра иностранных дел. В 1907 г. подписал декларацию между Россией и Великобританией о разделе сфер влияния в Азии. Считался одним из немногих русофилов в британском МИД.

Одом Уильям (Уилл) (р. 1932) — американский генерал и разведчик. Специализировался на операциях против СССР. При президенте Р. Рейгане возглавлял военную разведку. Известен как критик иракской кампании президента Дж. Буша-мл адшего.

Окленд Джордж (Иден) (1784–1849) — британский политик, генерал-губернатор Индии в 1836–1842 гг. Главный инициатор 1-й англо-афганской войны. После провала войны он был отозван в Англию, где занял пост лорда адмиралтейства.

Пайпс Ричард (р. 1923) — американский историк, политолог, семья бежала из Германии. В 1976 г. входил в команду «Б» (в противовес команде «А» аналитиков ЦРУ), собранную из гражданских экспертов и отставных военных для оценки угроз от СССР. В 1981–1982 гг. был членом совета по национальной безопасности. Был активным сторонником холодной войны и противником политики разрядки. Член американского комитета за мир в Чечне. Автор книг «Советская стратегия в Европе», «Русская революция», «Россия при большевистском режиме 1919–1924 гг.» и др.

Пальмерстон Генри (1784–1865) — британский государственный деятель, в 1855–1865 гг. (с небольшим перерывом) был премьер-министром, либерал. Поддерживал Турцию в противовес усилению России. Пальмерстон побудил державы подписать коллективную ноту, объявляющую неприкосновенность Османской империи залогом мира всей Европы (1839), боролся с Мухаммедом Аш. Был одним из вдохновителей Крымской войны.

Пауэлл Колин (р. 1937) — американский военный и политический деятель. Возглавлял объединенный комитет начальников штабов во время операции «Буря в пустыне» (1991). В администрации Дж. Буша-младшего глава Государственного департамента США (2001–2005). Добровольно ушел из команды Буша из-за разногласий с неоконсерваторами. Принес извинения за свою провокационную речь на Генеральной Ассамблее ООН, в которой уверял, что Ирак обладает оружием массового поражения.

Перовский Василий Андреевич (1794–1857) — русский генерал, оренбургский военный губернатор. В 1830-е гг. проводил политику усиления влияния России в Средней Азии и Афганистане (миссия Виткевича в Кабуле идр). Организатор неудачного похода на Хиву (1839). После чего был отправлен в отставку. В 1851–1856 гг. заключил договор с хивинским ханом, подчинил Кокандское ханство.

Петерс Ральф (р. 1952) — американский генерал в отставке, телевизионный аналитик. Поддержал американское вторжение в Ирак. В 2006 г. выступил со статьей в журнале Armed Forces, в которой предложил решение ближневосточной проблемы путем перекройки границ в регионе.

Пехлеви Мохаммед Реза (1919–1980) — шах Ирана. Способствовал вестернизации страны. Поддержал свержение премьер-министра М. Мосаддыка, инициировавшего закон о национализации нефтяной отрасли. Пытался порвать со многими исламскими традициями, даже ввел ненадолго летосчисление не от хиджры, а от начала династии Ахеменидов. В Иране был установлен авторитарный режим, опиравшийся на политическую полицию САВАК. Исламская революция 1979 г. в Иране свергла шаха, и он покинул страну; умер в изгнании в Каире в следующем году (на фото с третьей женой Фара Ди-бой).

Пехлеви Реза-шах (1878–1944) — первый шах Ирана из династии Пехлеви; в 1925 г. пришел к власти, свергнув Каджарскую династию. В 1935 г. потребовал, чтобы иностранные государства стали официально использовать самоназвание государства — Иран, вместо употреблявшегося до того названия Персия. Проводил прогерманскую политику. В 1941 г. в ходе Второй мировой войны попытался отказать Великобритании и СССР в размещении их войск на территории Ирана, после чего был принужден властями союзников к отречению. Умер в ссылке в Йоханнесбурге.

Печенкин Александр Алексеевич (р. 1954) — военный историк, доктор исторических наук, профессор кафедры истории, экономики и политики Всероссийского заочного финансовоэкономического института.

Пикеринг Томас (р. 1931) — американский дипломат, в 1989–1996 гг. занимал пост посла США в СССР, а потом в РФ. С 1996 по 2001 г. был заместителем госсекретаря США по внешнеполитическим вопросам; вице-президент компании «Боинг».

Пил Квентин — один из ведущих британских журналистов-международников. С 1975 г. работает в газете The Financial Times. В 1976–1994 гг. работал в Африке, был главой шеф-бюро газеты в ФРГ, СССР. С 1998 г. возглавляет международный отдел FT.

Питт Уильям младший (1759–1806) — британский политик. На протяжении почти 20 лет был премьер-министром Великобритании (впервые возглавил кабинет в 24 года). В 1784 г. провел билль об управлении Индией, по которому власть в колонии передавалась от Ост-Индской компании британскому правительству. Осуществил широкую программу реформ, боролся за свободу прессы.

Портер Эндрю — редактор «Журнала по истории империи и Содружества наций», профессор Лондонского университета. Редактор третьего тома оксфордской истории Британской империи. Автор монографий «Британская имперская политика и деколонизация», «Британская экспансия», «Европейский империализм, 1860–1914 гг.» и др.

Поттинджер Элдред (1811–1843) — британский офицер. Организовал защиту Герата во время персидской военной экспедиции (1837), осуществленной при поддержке России.

Пржевальский Николай Михайлович (1839–1888) — русский географ, исследователь Центральной Азии, считался создателем русской военной разведки. В 1867–1869 гг. совершил экспедицию в Уссурийский край, в 1870—1980-е гг. четыре экспедиции в Монголию, Китай и Тибет. В начале пятого путешествия Пржевальский умер. Открыл и описал одноименную лошадь.

Райс Кондолиза (р. 1954) — Государственный секретарь США (с 2005) в администрации Дж. Буша-мл адшего. Специалист по СССР и России, владеет русским языком.

Рафаилов Мехди — персидский купец. В Санкт-Петербурге появился в начале 1820-х гг. с партией кашмирских шалей (Александр I наградил купца медалью и дал ему имя Мехди Рафаилов). Выполнял поручения российского правительства на Востоке: в Пенджабе, Кашгаре, Индии и др. Погиб при невыясненных обстоятельствах.

Рахман-хан Абдур (1844–1901) — эмир Афганистана. Долгое время проживал в Ташкенте под покровительством русского губернатора Кауфмана. После 2-й англо-афганской войны восстановил единство страны. Проводил политику лавирования между интересами игроков Большой Игры — России и Великобритании.

Редер Эрих (1876–1960) — германский военачальник, гроссадмирал (1939). В 1935–1943 гг. главнокомандующий ВМФ, сторонник тотальной войны на море. На Нюрнбергском процессе приговорен к пожизненному заключению как один из главных военных преступников. В 1955 г. освобожден.

Рейган Рональд (1911–2004) — 40-й президент США (1981–1989), от Республиканской партии. Оживил экономику США, страдавшую от инфляции и низкой ликвидности («рейганомика»). Проводил курс на стратегическое давление на СССР. Называл Советский Союз «империей зла». Поддерживал все антисоветские акции в различных регионах мира: в Польше, Афганистане, Никарагуа и др. С 1985 г. вел переговоры с М. С. Горбачевым о сокращении арсеналов ядерного оружия. Считается автором доктрины, обеспечившей победу США в «холодной войне».

Роммель Эрвин (1891–1944) — германский военачальник. Во Вторую мировую войну командовал немецкими войсками в Северной Африке, где получил прозвище «лис пустыни». Пользовался популярностью в арабском мире как «освободитель» от британского влияния. Принял участие в заговоре против Гитлера (1944). После того как заговор был раскрыт, в обмен на гарантии безопасности для членов своей семьи покончил жизнь самоубийством.

Роулинсон Генри (1810–1895) — британский дипломат, ученый-востоковед. В 1827–1839 гг. офицер на службе британской Ост-Индской компании сначала в Индии, затем в Иране. В 1840–1843 гг. специальный представитель английского правительства в Кандагаре (Афганистан), консул в Багдаде, потом в Тегеране. Известен как «отец ассирологии». В 1835–1847 гг. скопировал, а позднее в основном прочитал Бехистунскую надпись.

Саакашвили Михаил (р. 1967) — президент Грузии с 2004 г., председатель партии Единое национальное движение, один из лидеров «революции роз», в результате которой был отрешен от власти Эдуард Шеварднадзе. Обвиняется своими бывшими соратниками в коррупции и заказных убийствах.

Сазонов Сергей Дмитриевич (1860–1927) — министр иностранных дел (1910–1916) Российской империи. В 1918—1919 гг. член правительств А. В. Колчака и А. И. Деникина. С 1921 г. в эмиграции.

Сайме Дмитрий (р. 1947) — американский политолог, выходец из СССР. Президент центра имени Никсона, издатель журнала National Interest. Жесткий критик неоконсерваторов.

Салах Раед — шейх, лидер Исламского движения в Израиле. Неоднократно арестовывался за свои высказывания и деятельность, направленную против государства Израиль.

Симонич Иван Осипович (1794–1851) — русский генерал, дипломат; далматинец по происхождению. Участник Наполеоновских войн. В 1830-е гг. возглавлял российское посольство в Иране, в 1837 г. фактически руководил осадой Герата персами. После провала операции был отправлен в отставку якобы «за превышение полномочий».

Ситнин Алексей — экономист, политтехнолог; заместитель начальника управления внешней политики Администрации президента в 2002–2005 гг. Возглавлял пресс-службу Центрального Банка, затем работал в коммерческих банках.

Скобелев Михаил Дмитриевич (1843–1882) — русский генерал. Участвовал в Хивинском походе 1873 г., Ахалтекинской экспедиции 1880–1881 гг. и подавлении Кокандского восстания 1873–1876 гг. В русско-турецкую войну 1877–1878 гг. командовал войсками под Плевной, в сражении при Шипке — Шейново. Имел прозвище «белый генерал» из-за участия в сражениях в белой униформе и на белом коне.

Скоукрофт Брент (р. 1925) — американский генерал, эксперт по вопросам национальной безопасности. Советник по национальной безопасности в администрации президентов Д. Форда и Дж. Буша. Представитель «старой команды» Буша-старшего, выступающий против политики неоконсерваторов.

Снесарев Андрей Евгеньевич (1865–1937) — российский военачальник и ученый-востоковед. Автор историко-географических книг об Афганистане и др. Владел 14 языками. После революции поддержал советскую власть, в СССР на преподавательской и научной работе. В 1930 г. был репрессирован, приговорен к расстрелу, но по распоряжению Сталина расстрел был заменен на 10 лет лагерей. В 1930–1934 гг. находился в заключении в Соловецком лагере, освобожден по болезни.

Солсбери Артур Толбот Роберт (1830–1903) — британский политический деятель, премьер-министр (1885–1886), (1886–1892), (1895–1902). Участник Берлинского конгресса. 1 апреля 1878 выступил со знаменитым циркуляром к пяти «великим державам» (Германии, России, Австрии, Франции, Турции), в котором настаивал на том, что разногласия, возникшие между Россией и Турцией, должны быть разрешены международным конгрессом. Поддерживал проникновение Великобритании в Африку.

Спенсер Эдвард — британский путешественник и агент, по заданию Д. Уркварта поддерживал связь с восставшими горцами. Автор книги «Путешествия по Западному Кавказу».

Тарле Евгений Викторович (1874–1955) — русский и советский историк. Тарле подготовил первое в мировой науке исследование экономической истории Европы периода Наполеоновских войн. В 1930-е гг. проходил по сфальсифицированным процессам «Промпартии» и «Академическому делу». Был приговорен к пяти годам ссылки в Алма-Ату. В 1932 г. по указанию И. В. Сталина был досрочно освобожден. Автор монографий «Наполеон», «Нашествие Наполеона на Россию», «Крымская война» и др.

Трилиссер Меер Абрамович (1883–1940) — советский политический деятель, разведчик. С 1926 г. заместитель председателя ОГПУ. В 1930–1934 гг. заместитель наркома Рабоче-крестьянской инспекции (РКИ) РСФСР. Репрессирован.

Трумэн Гарри (1884–1972) — 33-й американский президент (1945–1953), один из инициаторов холодной войны. Отдал приказ об атомной бомбардировке Хиросимы и Нагасаки. 12 марта 1947 г. провозгласил внешнеполитическую доктрину сдерживания СССР. Один из инициаторов создания НАТО.

Тэлбот Строуб (р. 1946) — американский политик, журналист (Time), заместитель государственного секретаря США (1994–2001) в администрации президента Б. Клинтона. Курировал оказание «помощи» России в строительстве демократии и рыночной экономики.

Тютчев Федор Иванович (1803–1873) — русский поэт и дипломат. С 1821 г. на службе в коллегии иностранных дел (атташе в Мюнхене), позже посланник в Турине. Был ярым противником внешней политики канцлера К. В. Нессельроде.

Уркварт Дэвид (1805–1877) — британский офицер, политик, разведчик. Шотландец по происхождению. Участник греческой войны за независимость (1827), в результате перешел на сторону турок. Был секретарем английского посольства в Константинополе (1835), через два года отправлен в отставку за агрессивные попытки вмешаться в Кавказскую войну. Организовал поставки оружия горцам во время Кавказской войны. В 1855 г. организовал газету Free Press (с 1866 Diplomatic Review), одним из сотрудников которой был К. Маркс. Известен как последовательный русофоб.

Фахд ибн Абдаль-Азиз ас-Сауд (1922–2005) — король Саудовской Аравии в 1982–2005 гг. Один из 37 сыновей основателя Саудовской Аравии Абдаль-Азиза ибн Сауда. Договорился с У. Кейси о снижении цен на нефть. В 1995 г. передал управление страной своему брату Абдалле, который наследовал престол после смерти Фахда.

Фергюссон Нил (р. 1964) — британский историк и публицист. Профессор Гарвардского университета, ведущий научный сотрудник Колледжа Иисуса в Оксфордском университете. Автор фильма «История Британской империи».

Франко Баамонде Франсиско (1892–1975) — глава испанского государства (каудильо) в 1939–1975 гг. и вождь Испанской фаланги в 1937–1975 гг. После победы в гражданской войне в Испании 4 сентября 1939 г. подписал декрет о нейтралитете, который Испания сохранила до конца войны. Несмотря на давление Гитлера, отказался объявить войну Советскому Союзу, ограничившись посылкой «Голубой дивизии». В последние годы жизни осуществил экономическую модернизацию Испании и добивался национального примирения.

Фрум Дэвид (р. 1960) — американский журналист, спичрайтер Д. Буша-младшего (2001–2002), автор первой инсайдерской книги об администрации Буша «Правильный человек» (2003).

Хаусхофер Карл (1869–1946) — немецкий социолог, основоположник германской школы геополитики. Был близок к Р. Гессу. Разработал военно-геополитическую доктрину континентального блока (союза) (Kontinentalblocke, «Ось Берлин — Москва — Токио»), в которую должны были войти государства Евразии как восточный противовес и альтернатива западному англосаксонскому миру. После заговора 20 июля 1944 г. его сын Альбрехт был казнен, семья подверглась преследованиям. В марте 1946 г. Хаусхофер покончил жизнь самоубийством.

Хауэлл Дэвид (р. 1936) — британский политический деятель, журналист (The Daily Telegraph и др.), консерватор, лорд. Ближайший советник М. Тэтчер. Один из авторов концепции «приватизации» британской промышленности. Был министром энергетики, а затем министром транспорта (1979–1983), госсекретарем Северной Ирландии (1972–1974) и др. В мае 1979 года он был председателем Международной конференции министров агентств энергетики. С 2005 г. один из руководителей теневого кабинета консерваторов.

Хомейни Рухолла Мусави (1900–1989) — аятолла, руководитель Исламской Республики Иран. В 1964 г. выслан из Ирана. Вернувшись в феврале 1979 г. в Иран, возглавил революцию, приведшую к свержению шахского режима и установлению исламской республики. (На фотографии «Возвращение Хомейни в Иран из ссылки», 1979 г.)

Хопкирк Питер — британский журналист (The Times, The Sunday Times), историк. Автор нескольких книг, посвященных отношениям великих держав в Средней Азии: «Большая игра против России», «Вторгшиеся на крышу мира» (о Тибете), «Иностранные дьяволы на Великом шелковом пути» и др.

Хусейн Саддам (1937–2006) — президент Ирака (с 1979 по 2003). Инициатор ирано-иракской войны (1980–1988), а также вторжения в Кувейт (1990), которое привело к международной операции «Буря в пустыне». В 2003 г. свергнут войсками международной коалиции, возглавляемой США и Великобританией. Казнен.

аль-Хусейни Амин (около 1895–1974) — арабский политический деятель, муфтий Иерусалима. Организатор арабских восстаний в Палестине против британского владычества. Эмигрировал из Палестины и создал «Арабское бюро» в Берлине. 28 ноября 1941 г. в Берлине встретился с А. Гитлером. Как сообщалось в сводке новостей из Берлина, «фюрер приветствовал великого муфтия Иерусалима, одного из наиболее выдающихся представителей арабского национального движения». Руководил исламскими формированиями ваффен СС в Боснии.

Цукерман Мортимер (р. 1937) — американский бизнесмен (миллиардер), политик, издатель (U. S. News and World Report) и общественный деятель. В 2001–2003 гг. председатель влиятельной Конференции еврейских организаций США. Представитель неоконсервативного направления.

Чейни Ричард (Дик) (р. 1941) — американский политик, служил в администрациях четырех президентов США. В 1989–1993 гг. министр обороны США. С 2001 г. по настоящее время занимает пост вице-президента США. Один из лидеров неоконсерватизма. Тесно связан с корпорациями, получившими львиную долю военных контрактов в ходе войны в Ираке (в частности, военная компания «Халлибертон»).

Чемберлен Невилл (1869–1940) — премьер-министр Великобритании (1937–1940), консерватор. С 1922 г. многократно входил в правительство. Сторонник политики умиротворения фашистских держав, подписал Мюнхенское соглашение 1938 г. Вернувшись в Лондон, предъявил публике на аэродроме подписанное соглашение со словами: «Я привез вам мир». В 1839 г. в Европе началась Вторая мировая война.

Ченслер Ричард (7-1556) — английский мореплаватель. Участник экспедиции X. Уиллоби, отправленной на поиски Северо-Восточного прохода. Достиг (1553) устья Северной Двины. Был принят в Москве Иваном IV. Оставил записки о Московском государстве.

Черняев Михаил Цшгорьевич (1828–1898) — русский генерал, туркестанский генерал-губернатор. Участвовал в покорении Средней Азии. В 1865 г. войска под его командованием штурмом взяли Ташкент. В 1876 г. во время антитурецкого восстания был назначен командующим главной сербской армии.

Черчилль Уинстон (1874–1965) — британский государственный и политический деятель, премьер-министр Великобритании в 1940–1945 и в 1951–1955 гг. Один из инициаторов создания антигитлеровской коалиции. В годы Второй мировой войны стал символом выдержки британского народа, предсказал ему «кровь, тяготы, слезы и пот». В 1946 г. произнес в США «фултонскую речь», обозначившую начало холодной войны и раскол Европы.

Швейцер Питер (р. 1964) — американский исследователь консервативного направления, сотрудник Института Гувера. Автор книг «Победа. Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря» (1994), «Войны Рейгана», «Do as I say (Not as I do): profiles in liberal hypocrisy» (2005) о кризисе либерализма в США.

Шеварднадзе Эдуард Амвросиевич (р. 1928) — советский и грузинский государственный деятель, президент Грузии с ноября 1995 по 2004 г. В 2000 г. переизбран на второй срок. В 1972–1985 гг. первый секретарь ЦК КП Грузии. В 1985–1991 гг. министр иностранных дел СССР. Член Политбюро ЦК КПСС в 1985–1990 гг. На этих постах принимал участие в развале СССР, чем в дальнейшем откровенно гордился.

Шерток Моше (1894–1965) — израильский политический и государственный деятель. Политическую карьеру начал в 1931 г. как секретарь политического отдела Еврейского агентства. Был министром иностранных дел (1948–1956) и главой правительства Израиля (1954–1955).

Шувалов Петр Андреевич (1827–1889) — российский государственный деятель и дипломат. С 1845 г. на военной службе. В 1866–1874 гг. шеф корпуса жандармов. В 1870-х гг. назначен чрезвычайным и полномочным послом в Великобритании. Участвовал в качестве второго уполномоченного в работе Берлинского мирного конгресса 1878 г. Вскоре после заключения мирного договора был отправлен в отставку, в том числе за большую уступчивость требованиям Великобритании и Германии.

Шуджах Шах (1785–1842) — правитель Афганистана (1803–1809) из династии Садозаев. Свергнут Достом Мухаммедом. Находился в Индии, где поддерживался англичанами. В 1839 г. во время 1-й англо-афганской войны был возвращен на трон. Убит политическими соперниками.

Шульгин Василий Витальевич (1878–1976) — российский политический деятель. Депутат 2—4-й Государственных Дум, принимал отречение от престола Николая II. После Октябрьской революции участвовал в создании белой Добровольческой армии, эмигрировал. В 1944 г. арестован в Югославии, вывезен в СССР и до 1956 г. находился в заключении за антисоветскую деятельность. В 1960-х гг. призвал эмиграцию отказаться от враждебного отношения к СССР. Автор книг-воспоминаний «Дни», «1920-й год».

Шульц Джордж Прэтт (р. 1920) — американский государственный деятель, экономист. В 1972–1974 гг. министр финансов в администрации Р. Никсона. В 1980–1982 гг. советник по экономическим вопросам, в 1982–1989 гг. государственный секретарь США в администрации Р. Рейгана.

Эбан Аббе (1915–2002) — израильский дипломат и политик. Участник сионистского движения. В 1946–1947 гг. представлял интересы еврейской общины Палестины в ходе решения «палестинского вопроса» в ООН. В 1966–1974 гг. занимал пост министра иностранных дел Израиля.

Эванс Джордж Де Ласи (1787–1870) — британский генерал, участник Крымской войны. В 1806 г. стал добровольцем в британской армии, служил в Индии, Испании, Америке. В 1828 г. опубликовал в Париже книгу «Замыслы России». За четверть века до Крымской войны он предсказал кто будет в ней противоборствующими сторонами, какими окажутся их цели и где развернутся основные события. Во время Крымской войны командовал 2-й бригадой английской армии, которая отличилась в битвах при Альме и Инкермане.

Эйзенхауэр Дуайт Дейвид (1890–1969) — 34-й президент США в 1953–1961 гг., от Республиканской партии, генерал армии (1944). С декабря 1943 г. верховный главнокомандующий экспедиционными войсками союзников в Западной Европе. Положил конец войне в Корее. Стремился возобновить советско-американские встречи на высшем уровне (Женева, 1955; Кэмп-Дэвид, 1959).

Эллисон Рой — британский политолог, публицист, профессор Лондонской школы экономики. Специалист по современной политике на постсоветском пространстве. Автор книг: «Путинская Россия и расширяющаяся Европа» (2006), «Беларусь между Западом и Востоком», «Региональная безопасность и военное сотрудничество в Центральной Азии», «Нерешенные конфликты в Черноморском регионе».

Эльфинстон Монстюарт (1779–1859) — британский политик и историк, губернатор Бомбея. Был первым британским посланником в Кабуле. Автор двухтомной книги «История Индии» и воспоминаний о пребывании в Кабуле.

Эскобар Пепе — экстремальный журналист, путешественник, публицист. Автор репортажей из Афганистана и других горячих точек. Критик Иракской войны США. Автор книги «Глобали-стан: Как объединенный мир растворяется в жидкой войне».

Южаков Сергей Николаевич (1849–1910) — русский публицист народнического направления. Автор книг «Доброволец Петербург», «Англо-русская распря», «Афганистан» (1885) и др.

Примечания

1

Киплинг Р. Ким: Роман. Пермь, 1991.

(обратно)

2

Cramb J. Germany and England. L., 1913.

(обратно)

3

Здесь и далее переводы сделаны консультантами издания.

(обратно)

4

Фергюссон H. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

5

Цукерман М. Интервью Первому каналу. Нью-Йорк, 2004. Сентябрь.

(обратно)

6

Ливен Д. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

7

Documentary History of the Truman Presidency / Ed. by D. Merrill. N. Y., 1969.

(обратно)

8

The Forrestal Diaries / Ed. by W. Millis. N. Y., 1951.

(обратно)

9

Documentary History of the Truman Presidency…

(обратно)

10

Портер Э. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

11

Ливен Д. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

12

Лоуренс Дж. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

13

Speech of МР W. Pitt in the House of Commons. Hansard’s Parliamentary Debates. L., 1788.

(обратно)

14

Speech of MP W. Pitt in the House of Commons. Hansard’s Parliamentary Debates. L., 1792.

(обратно)

15

Ливен Д. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

16

Лоуренс. Дж. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

17

Отечественная война 1812 года и русское общество. СПб., 1912.

(обратно)

18

Там же.

(обратно)

19

Выступление М.Саакашвили 10 мая 2005 года перед президентом США Дж.Бушем.

(обратно)

20

Отечественная война 1812 года и русское общество…

(обратно)

21

Козырев А. Интервью радиостанции «Эхо Москвы». М., 2001. 14 июня.

(обратно)

22

Тарле Е. Наполеон. М., 1941.

(обратно)

23

Wilson R. Campaigns in Poland 1806 and 1807. L., 1810.

(обратно)

24

Ibid.

(обратно)

25

Черчилль У. Надвигающаяся буря. Бостон, 1948.

(обратно)

26

Ливен Д. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

27

Записи заседаний Ассоциации друзей Польши. Лондон, 1917.

(обратно)

28

Квасьневский А. Интервью // Polytika. 2001. 21 декабря.

(обратно)

29

The Washington Times. 2006. January 10.

(обратно)

30

Портер Э. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

31

Фергюссон Н. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

32

Kinneir J.A. Geographical Memoir of the Persian Empire. L., 1813.

(обратно)

33

Лоуренс. Дж. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

34

Moorcroft W. Travels in the Himalayan Provinces of Hindustan and the Punjab, in Ladakh and Kashnair, in Peshawur, Kabul, Kunduz and Bokhara from 1819 to 1825. L., 1841.

(обратно)

35

Хопкирк П. Большая игра против России. М., 2004.

(обратно)

36

Is Iran Building a Nuclear Bomb? // Voice of America. 2006. February 23.

(обратно)

37

Киссинджер Г. Интервью // The Washington Post. 2005. March 27.

(обратно)

38

Цит no: The Washington Post. 2005. March 27.

(обратно)

39

Портер Э. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

40

Смирнов Д.А. Рассказы об А.С.Грибоедове, записанные со слов его друзей // Исторический Вестник. 1909.

(обратно)

41

Фергюссон Н. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

42

Ливен Д. Интервью Первому каналу. М., 2004. Июль.

(обратно)

43

Брейтвейт Р. Интервью. Лондон, 2004. Июль.

(обратно)

44

Urquhart D. England and Russia. L., 1835.

(обратно)

45

Ibid.

(обратно)

46

Speech of MP T. Etwood in the House of Commons // Hansard’s Parliamentary Debates. Vol. 38. L., 1838.

(обратно)

47

Лоуренс Дж. Интервью. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

48

Marx К. Secret Diplomatic History of the Eighteenth Century and the Story of the Life of Lord Palmerston / Ed. by L. Hutchinson. L., 1969.

(обратно)

49

The Times. 2002.

(обратно)

50

Spencer Ed. Travels in the western Caucasus. Vol. 1. L., 1838.

(обратно)

51

Выступление сенатора Дж. Маккейна. 2004. 21 сентября.

(обратно)

52

Spencer Ed. Op. cit.

(обратно)

53

Curzon G. Russia in Central Asia. L., 1889.

(обратно)

54

Энгельс Ф. Афганистан // Маркс М., Энгельс Ф. Соч. 1-е изд. Т. XI. Ч. II.

(обратно)

55

Elflnstone М. An account of the kingdom of Caubul and its dependencies, in Persia, Tartary, and India; comprising a view of the Afghan nation, and a history of the Dooraunee monarchy. L., 1815.

(обратно)

56

Эллисон. P. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Июнь.

(обратно)

57

 Burnes Al. С. Being a Personal Narrative of a Journey to, and Residence in, that City in the years 1836, 7 and 8. L., 1842.

(обратно)

58

Эллисон. P. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Июнь.

(обратно)

59

Foundations of British Foreign Policy from Pitt (1792) to Salisbury (1902); Or, Documents Old and New. Cambridge, 1938.

(обратно)

60

Manifest of vice-Roy of India lord Auckland. 1 October 1838 // Trotter L. J. The Earl of Auckland. L., 1905.

(обратно)

61

Маркс К Лондонский «Таймс» и лорд Пальмерстон // Маркс М., Энгельс Ф. Соч. 1-е изд. Т. XII. Ч. II.

(обратно)

62

Портер Э. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

63

The Times. 1838. May 16.

(обратно)

64

Kaye J. History of the War in Afghanistan. L., 1851. Vol. 1.

(обратно)

65

The Foreign Quarterly Review. 1840. June.

(обратно)

66

Kaye J. Op. cit.

(обратно)

67

Пил К. Интервью Первому каналу, Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

68

The Times. 1842. February 12.

(обратно)

69

Ibid. February 16.

(обратно)

70

Ливен Д. Интервью Первому каналу. М., 2004. Июль.

(обратно)

71

Михайлов А.А. Первый бросок на юг. М.; СПб., 2003.

(обратно)

72

Хопкирк П. Большая игра против России. М., 2004.

(обратно)

73

К истории войны 1853 и 1854 гг. на Дунае. Дипломатическая часть // Рукописи, отд., архив Н. К. Шильдера, К-4, № 4.

(обратно)

74

Ливен Д. Интервью Первому каналу. М., 2004. Июль.

(обратно)

75

Ф.И.Тютчев — Э. Ф. Тютчевой. 1854. 10 марта.

(обратно)

76

Тарле Е.В. Крымская война: В 2-х т. М.; Д.: 1941–1944. Т. 1.

(обратно)

77

Тютчев Ф.И. — Тютчевой Э. Ф. 1854. 18 августа.

(обратно)

78

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 6.

(обратно)

79

Тютчев Ф.И. — Самарину Ю. Ф. 1867. 15 мая.

(обратно)

80

Ф.И.Тютчев — Вяземскому П. А. 1848. 12 марта.

(обратно)

81

Интервью Б.Немцова // Аргументы и факты. 2006. 19 апреля.

(обратно)

82

Тютчев Ф.И. — Тютчевой Э. Ф. 1853. 10 декабря.

(обратно)

83

Тарле Е.В. Крымская война….

(обратно)

84

Там же.

(обратно)

85

33. Тютчев Ф. И. — Тютчевой Э. Ф. 1854. 21 апреля.

(обратно)

86

Spencer Ed. Travels in the western Caucasus. Vol. 1. L., 1838.

(обратно)

87

Ibid.

(обратно)

88

Саакашвили М. Брифинг после встречи с К. Райс. 2004. 5 августа.

(обратно)

89

Портер Э. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

90

Urquhart D. Paris treaty // The Free Press. 1856. November.

(обратно)

91

Цит. no: The Asia Times. 2005. June 14.

(обратно)

92

MacGregor Ch. The Defense of India. Simla, 1885.

(обратно)

93

Лоуренс Дж. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

94

Ливен Д. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

95

Sykes W. Н. The Taeping rebellion in China. L., 1863.

(обратно)

96

Бисмарк О. фон. Мысли и воспоминания. Глава: Будущая политика России. М., 1940. Т. 2.

(обратно)

97

Циркуляр Горчакова 21 ноября 1864 года // Внешняя политика России XIX и начала XX вв. М., 1976. Серия II. Т.Н.

(обратно)

98

Там же.

(обратно)

99

Rawlinson Н. England and Russia in the East. L., 1875.

(обратно)

100

Милютин Д. 1867 // Внешняя политика России XIX и начала XX вв…

(обратно)

101

Rawlinson Н. Op. cit.

(обратно)

102

Lawrence J. Reminiscences of 43 years in India. L., 1874.

(обратно)

103

Escobar P. The Samarkand circle // The Asia Times. 2003. December 10; Pipelineistan revisited // The Asia Times. 2003. December 25.

(обратно)

104

Gordon T. The Roof of the World. Being the Narrative of a Journey Over the High Plateau of Tibet to the Russian Frontier and the Oxus Sources on Pamir. Edinburgh, 1876.

(обратно)

105

Eastwick W. H. Lord Lytton and the Afghan War. L., 1879.

(обратно)

106

Balfour Lady В. The History of lord Lytton’s Indian administration. N. Y.; Bombay, 1899. (Salisbery — 1876 in a letter to Rawlison).

(обратно)

107

16. Ibid.

(обратно)

108

Хопкирк П. Большая игра против России. М., 2004.

(обратно)

109

Letters of Queen Victoria. A Selection from Her Majesty’s Correspondence and Journal between the years 1862 and 1885: In 3 vol. L., 1926–1928. Vol. 2.

(обратно)

110

Ibid.

(обратно)

111

Victoria to Beaconsfield, June 27, 1877 // Letters of Queen Victoria…

(обратно)

112

Игнатьев H. П. Походные письма 1877 года. М., 1999.

(обратно)

113

А. Горчаков послу России в Лондоне П. Шувалову. 1 октября 1878 года//Афганское разграничение. Переговоры между Россией и Великобританией. 1872–1885, СПб., 1886.

(обратно)

114

Фергюссон Н. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

115

Бжезинский 3. Интервью // Нувель Обсерватер. 1998. Январь.

(обратно)

116

The Friend of India. 1879. November 13.

(обратно)

117

Ibid. November 23.

(обратно)

118

The Pioneer. 1879. December 1.

(обратно)

119

Цит. по: Гродеков H. И. Война в Туркмении. Поход Скобелева в 1880–1881 гг.: В 4 т. СПб., 1883.

(обратно)

120

Лакост Г. Де. Россия и Великобритания в Центральной Азии. СПб., 1908.

(обратно)

121

Остроумов И. Воспоминания деятеля народного образования в Туркестане, Ташкент, 1895.

(обратно)

122

Южаков С. И. Англо-русская распря. СПб., 1885.

(обратно)

123

Seeley J. Expansion of England. L., 1883.

(обратно)

124

Бжезинский 3. Интервью // Нувель Обсерватер. 1998. Январь.

(обратно)

125

Фергюссон Н. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

126

Декларация саммита Шанхайской организации сотрудничества — ШОС. Астана, 2005. Июль.

(обратно)

127

Joint Chiefs chairman accuses Russia and China of bullying tactics // The North County Times. 2005. July 14.

(обратно)

128

Фергюссон Н. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

129

Из меморандума британского дипломата Эдварда Истви-ка, представленного министру иностранных дел лорду Гранвиллу весной 1871 года. Цит. по: Вите О. Т. Memories. L., 1907.

(обратно)

130

Granville to Argylle, Jan. 6, Dec. 2, 1872; cited in: Fitzmaurice E. The Life of Granville George Leveson Gower, Second Earl of Granville. L., 1905.

(обратно)

131

Curzon G. N. Russia in Central Asia in 1889 and the Anglo-Russian question. L., 1889.

(обратно)

132

Ibid.

(обратно)

133

Curzon G. N. Persia and the Persian question. L.; N. Y., 1892. Vol. 1.

(обратно)

134

Curzon G. N. Russia in Central Asia in 1889…

(обратно)

135

Granville to the Duke of Cambridge, Dec. 20, 1873; cited in: Fitzmaurice E. Op. cit.

(обратно)

136

Дневник Д. А. Милютина / Под ред. П. А. Зайончковско-го. М., 1949.

(обратно)

137

MacGregor Ch. The Defense of India. Simla, 1885.

(обратно)

138

Автобиография Абдуррахман-хана, эмира Афганистана. Т. 1.СП6., 1901.

(обратно)

139

Hagerman Н. Letters of a Young Diplomat. Santa Fe, 1937.

(обратно)

140

Снесарев А. Афганские уроки: выводы для будущего в свете идейного наследия А. Е. Снесарева. М., 2003.

(обратно)

141

Ливен Д. Интервью Первому каналу. М., 2004. Июнь.

(обратно)

142

Annual Report on Russia for the year 1908, Enclosure in Nicolson to Grey, No. 92, St. Petersburg, Febr. 8, 1909; The Foreign Office Archives.

(обратно)

143

Ливен Д Интервью Первому каналу. М., 2004. Июнь.

(обратно)

144

Там же.

(обратно)

145

Дурново П. // Красная Новь. 1922. 6.

(обратно)

146

То Ferguson, May 28, 1900 // The Letters and Friendships of Sir Cecil Spring Rice / Ed. by S. Gwynn. L., 1929.

(обратно)

147

Newton. Lord Lansdowne. L., 1929.

(обратно)

148

Меморандум Дж. Гамильтона // The Foreign Office Archives. 1900. Sept. 23.

(обратно)

149

Ливен Д. Интервью Первому каналу. М., 2004. Июнь.

(обратно)

150

Снесарев А. Афганские уроки: выводы для будущего в свете идейного наследия А. Е. Снесарева. М., 2003.

(обратно)

151

National Republican Party Platform. 2000.

(обратно)

152

Clare M. Wars for resources. N. Y., 2001.

(обратно)

153

Ливен Д. Интервью Первому каналу. М., 2004. Июнь.

(обратно)

154

Меморандум Дж. Гамильтона. Op. cit.

(обратно)

155

Ливен Д. Интервью Первому каналу. М., 2004. Июнь.

(обратно)

156

Меморандум Дж. Гамильтона. Op. cit.

(обратно)

157

Старый дипломат // Русская мысль. 1899.

(обратно)

158

Новое время. 1902.

(обратно)

159

Curzon G. N. Persia and the Persian question…

(обратно)

160

Генерал-лейтенант У. Николсон, 1903 год // The Foreign Office Archives. 1902. Oct. 16.

(обратно)

161

Фергюссон H. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

162

Черчилль У. Речь в палате общин 27 февраля 1945 года.

(обратно)

163

Дурново П. // Красная Новь. 1922. N 6.

(обратно)

164

Там же.

(обратно)

165

Там же.

(обратно)

166

Солженицын А. Размышления над Февральской революцией // Российская газета. 2007. 27 февраля.

(обратно)

167

Цит. по: Там же.

(обратно)

168

Там же.

(обратно)

169

Там же.

(обратно)

170

Дурново П. Указ. соч.

(обратно)

171

Сазонов С. Д. Воспоминания. М., 1991.

(обратно)

172

Цит. по: Уткин А. И. Первая Мировая война. М., 2004.

(обратно)

173

Ливен Д. Интервью Первому каналу. М., 2004. Июль.

(обратно)

174

Сталин И. В. Основы ленинизма: Лекции, читанные в Свердловском университете // И. В. Сталин. Собрание сочинений: В 13 т. М., 1921–1923. Т. 5.

(обратно)

175

Внешняя политика СССР: Сборник документов. М., 1944. Т. 1.(1917–1920).

(обратно)

176

Seymour Ch. The Intimate Papers of Colonel House. Boston, 1928.

(обратно)

177

Архив М. А. Алданова в США.

(обратно)

178

Bailey Lt-Col. F. M. Mission to Tashkent. Oxford, 2002.

(обратно)

179

Внешняя политика СССР…

(обратно)

180

Documents on British Foreign Policy 1919–1939. L., 1952. Vol. 1.

(обратно)

181

Портер Э. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004.

(обратно)

182

Ливен Д. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004.

(обратно)

183

Выступление Ленина на заседании ВЦИК 29 июля 1918 // В. И. Ленин. Соч. Т. 28.

(обратно)

184

Etherton Р. Т. In the Heart of Asia. L., 1925.

(обратно)

185

Blacker Lt. V. S. On Secret Patrol in High Asia. L., 1922.

(обратно)

186

Documents on British Foreign Policy 1919–1939…

(обратно)

187

Нота Керзона на имя Чичерина 12 ноября 1921 года // Документы внешней политики СССР. М., 1959. Т. 3.

(обратно)

188

Радиограмма главного статс-секретаря Дж. Керзона, 7 января 1921 года // Там же.

(обратно)

189

Шульгин В. 1920. Л., 1927.

(обратно)

190

Там же.

(обратно)

191

Lawrence of Arabia. Twenty-seven Articles // The Arab Bulletin. 1917. August 20.

(обратно)

192

The British Public Records. 1926.

(обратно)

193

Documents on British Foreign Policy 1919–1939…

(обратно)

194

Документы внешней политики СССР. М., 1959. Т. 3.

(обратно)

195

Documents on British Foreign Policy 1919–1939…

(обратно)

196

Фергюссон H. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

197

Сталин И. В. Политический отчет Центрального Комитета XIV съезду ВКП(б) 18 декабря 1925 г. // Сочинения. М., 1952. Т. 7.

(обратно)

198

Hansard Parliamentary Debates. 1945.

(обратно)

199

Цит. по: Уткин А. И. Вторая мировая война. М., 2002.

(обратно)

200

Цит. по: Там же.

(обратно)

201

The Times. 1838. November 23.

(обратно)

202

Цит. по: Уткин А. И. Указ. соч.

(обратно)

203

Цит. по: Пыхалов И. Великая Оболганная война. М., 2005.

(обратно)

204

Цит. по: Мартиросян А. Заговор маршалов. М., 2006.

(обратно)

205

Цит. по: Безыменский Л. А. Гитлер и Сталин перед схваткой. М., 2000.

(обратно)

206

Черчилль У. Вторая мировая война. М., 1991. Т. 1.

(обратно)

207

Цит. по: Челышев И. А. СССР — Франция: трудные годы 1938–1941. М., 1999.

(обратно)

208

Gaulle Ch. de. Memoires de guerre. P, 1954. Vol. 1: L’Appel 1940–1942.

(обратно)

209

Цит. по: Пыхалов И. Указ. соч.

(обратно)

210

Цит. по: Там же.

(обратно)

211

Вечоркевич П. Интервью // Речпосполита. 2005. 28 сентября.

(обратно)

212

Гитлер А. Неизвестный Гитлер (Das butch Hitler). М., 2005.

(обратно)

213

Цит. по: Уткин А. И. Указ. соч.

(обратно)

214

Гитлер А. Указ. соч.

(обратно)

215

Вечоркевич П. Указ. соч.

(обратно)

216

Честертон Г. К. Человек с золотым ключом. М., 2003.

(обратно)

217

Цит. по: Уткин А. И. Указ. соч.

(обратно)

218

Уткин А. И. Вторая мировая война. М., 2003.

(обратно)

219

Цит. по: Вандаль А. Наполеон и Александр I. Ростов-н/Д., 1995. Т. 2: От Тильзита до Эрфурта.

(обратно)

220

Хаусхофер К. Континентальный союз, 1940.

(обратно)

221

Дурново П. Записка. Париж, 1920.

(обратно)

222

Гитлер А. Майн кампф. М., 1992.

(обратно)

223

Тарле Е. Европа в эпоху империализма. М., 1927.

(обратно)

224

Цит. по: Лопатников С. http://www.polit.ni/

(обратно)

225

Цит. по: Лопатников С. Там же.

(обратно)

226

Цит по: http://www.sedmoycanal.com/news.

(обратно)

227

Лопатников С. Зеленая крона с черными корнями // http://lib.aldebaran.ru/ author/lopatnikov_sergei/

(обратно)

228

Гитлер А. Указ. соч. Раздел 33. Глава 14.

(обратно)

229

Documents concerning German-Polish relations and the hostilities between Great Britain and Germany on September 3rd 1939. L., 1939.

(обратно)

230

Бевин А. Десять фатальных ошибок Гитлера, М., 2003.

(обратно)

231

Цит по: Лопатников С. Зеленая крона с черными корнями. http://www.polit.ru/

(обратно)

232

Там же.

(обратно)

233

Бевин А. Указ. соч.

(обратно)

234

Лопатников С. Интервью Первому каналу. 2006.

(обратно)

235

Сталин И. РЦХИДНИ. Ф. 558, on. 1, д. 3808, л. 1-12.

(обратно)

236

Печенкин А. Б. н. // Независимое Военное обозрение. 2003. 25 апреля.

(обратно)

237

Цит. по: Вишлёв О. В. Накануне 22 июня… // Военная литература: Исследования, http://militera.lib.ru/

(обратно)

238

Коган П. Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне. М., 1965.

(обратно)

239

Блюментрит Г. The fatal decisions. N. Y.; M, 1958.

(обратно)

240

Лопатников С. Интервью Первому каналу. М., 2007.

(обратно)

241

Цит. по: Лопатников С. http://www.polit.ru/

(обратно)

242

Бжезинский 3. План игры: геостратегическая структура ведения борьбы между США и СССР. М., 1986.

(обратно)

243

Вейцман X. В поисках пути. Иерусалим, 1990.

(обратно)

244

Documents of Combined Chiefs of Staff 1941–1946. L., 1999.

(обратно)

245

Одом У. Интервью Первому каналу. Вашингтон, 2004.

(обратно)

246

Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, первая специальная сессия, пленарные заседания // General Series, документ А/286.

(обратно)

247

Там же.

(обратно)

248

Там же.

(обратно)

249

Там же.

(обратно)

250

Documents on the Foreign Policy of Israel: Political and Diplomatic Documents // Israel State Archives.

(обратно)

251

Там же.

(обратно)

252

Фергюссон H. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

253

Stivers W. America’s Confrontation with Revolutionary Change in the Middle East 1948—83. L., 1986.

(обратно)

254

Documents on British Foreign Policy 1945–1960. L., 1967.

(обратно)

255

Цит. по: Лоран Э. Нефть: ложь, тайны, махинации. М., 2007.

(обратно)

256

Крофт С. Интервью Первому каналу. 2004.

(обратно)

257

Лоуренс Дж. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

258

Гайдар Е. Интервью Первому каналу. М., 2006.

(обратно)

259

Odom W. Russia’s several seats at the table // International Affairs. 1998. 4.

(обратно)

260

Брейтвейт P. Интервью Первому каналу Лондон. 2004.

(обратно)

261

Крючков В.А. Личное дело. М., 1996. Ч. 2.

(обратно)

262

Бжезинский 3. Указ. соч.

(обратно)

263

Гайдар Е. Гибель империи. Уроки для современной России. М., 2007.

(обратно)

264

Сурков В. Основные тенденции и перспективы развития современной России. М., 2007.

(обратно)

265

Цит. по: Бжезинский 3. Указ. соч.

(обратно)

266

Shultz G. Pt. Turmoil and Triumph: My Years as Secretary of State. N.Y., 1993.

(обратно)

267

Baker J. The Politics of Diplomacy. N. Y., 1995.

(обратно)

268

Гайдар E. Интервью Первому каналу. М., 2006.

(обратно)

269

Гизи Г Интервью Первому каналу Берлин, 2004.

(обратно)

270

Там же.

(обратно)

271

Черняев А. 1991 год: Дневник помощника президента СССР. М., 1997.

(обратно)

272

Гайдар Е. Интервью Первому каналу. М., 2006.

(обратно)

273

Гайдар Е. Указ. соч.

(обратно)

274

The Daily Telegraph. 2003. November 27.

(обратно)

275

Киссинджер Г. Интервью Первому каналу. Нью-Йорк, 2004.

(обратно)

276

Бжезинский 3. Интервью Первому каналу. Вашингтон,2004.

(обратно)

277

Швейцер П. Победа. Минск, 1995.

(обратно)

278

Holt Е. The Tiger: the Life of Georges Clemenceau 1841–1929. L., 1976.

(обратно)

279

Цит. no: Excepted Remarks of Bush. Powel // Boston Sunday Globe. 2000. December 17.

(обратно)

280

Powell C. L. Remarks at Council of the Americas. 31th Washington Conference. Washington, D. C., 2001.

(обратно)

281

The Weekly Standard: A Reader: 1995–2005.

(обратно)

282

Kristol W. Kagan R. Toward a Neo-Reaganite Foreign Policy // Foreign Affairs. 1996. July/August.

(обратно)

283

Maynes Ch. Principal leadership // Foreign Policy. 1999. September/October.

(обратно)

284

Лоуренс Дж. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Ноябрь.

(обратно)

285

Капчан У. Интервью Первому каналу. Вашингтон, 2004.

(обратно)

286

Одом У. Интервью Первому каналу Вашингтон, 2004.

(обратно)

287

Киссинджер Г. Нужна ли Америке внешняя политика? К дипломатии 21 века. 2001.

(обратно)

288

Киссинджер Г. Интервью Первому каналу Нью-Йорк, 2004.

(обратно)

289

Милибенд Д. Выступление в Королевском институте международных отношений, Лондон, Чэтем-хаус, 2007. 19 июля.

(обратно)

290

Саймс Д. Интервью Первому каналу. Вашингтон, 2004.

(обратно)

291

Бьюкенен П. Интервью Первому каналу. Вашингтон, 2004.

(обратно)

292

Путин В.В. Выступление и дискуссия на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности.

(обратно)

293

Там же.

(обратно)

294

Ливен А. Интервью Первому каналу. Вашингтон, 2004.

(обратно)

295

Капчан Ч. Интервью Первому каналу. Вашингтон, 2004.

(обратно)

296

The Voice of America. 2005. September 16.

(обратно)

297

Memorandum N 292 // National Security Decision Memoranda and Study Memoranda / Gerald R. Ford Library // Пер: http: //www.iranatom.ru/news/aeoi/ year04/november/nsdm.htm.

(обратно)

298

Цит. по: Независимое военное обозрение. 2005. 11 ноября. ^

(обратно)

299

Капчан Ч. Интервью Первому каналу. Нью-Йорк, 2004.

(обратно)

300

Morris R. Shadows of the Eagle. N. Y., 2007.

(обратно)

301

Ibid.

(обратно)

302

Цит. по: Примаков E.М. Война, которой могло не быть. М., 1991.

(обратно)

303

Там же.

(обратно)

304

Цит. по: Султан X. ибн. Воин пустыни. М., 1996.

(обратно)

305

Одом У Интервью Первому каналу. Вашингтон, 2004.

(обратно)

306

То же.

(обратно)

307

Крофт С. Интервью Первому каналу.

(обратно)

308

Пил К. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004.

(обратно)

309

Цукерман М. Интервью Первому каналу. Нью-Йорк, 2004. Сентябрь.

(обратно)

310

Скоукрофт Б. Интервью Первому каналу. Вашингтон, 2004.

(обратно)

311

Ливен А. Интервью Первому каналу. Нью-Йорк, 2004.

(обратно)

312

Бьюкенен П. Интервью Первому каналу. Вашингтон, 2004.

(обратно)

313

ЛивенА. Интервью первому каналу. Нью-Йорк, 2004.

(обратно)

314

The Weekly Standard: A Reader: 1995–2005.

(обратно)

315

Лнсари X\ Имам Хомейни. Политическая борьба от рождения до кончины. М., 1999.

(обратно)

316

Цит по: // http://www.islam.ru.

(обратно)

317

Цит. по: Правда. 1994. 17 августа.

(обратно)

318

Английские путешественники в Московском государстве в XVI веке.

(обратно)

319

Саймс Д. Интервью Первому каналу. Вашингтон, 2004.

(обратно)

320

Бжезинский 3. Интервью Первому каналу. Вашингтон, 2004.

(обратно)

321

Пикеринг Т. Интервью Первому каналу.

(обратно)

322

Ливен А. Интервью Первому каналу. Нью-Йорк, 2004.

(обратно)

323

То же.

(обратно)

324

Саймc Д. Интервью Первому каналу. Вашингтон, 2004.

(обратно)

325

Капчан Ч. Интервью Первому каналу. Вашингтон, 2004.

(обратно)

326

ГрейДж. Интервью Первому каналу.

(обратно)

327

Ливен А. Интервью Первому каналу. Нью-Йорк, 2004.

(обратно)

328

То же.

(обратно)

329

Брейтвейт Р. Интервью Первому каналу. Лондон, 2004. Июль.

(обратно)

330

Ситнин А. Интервью Первому каналу. М., 2007.

(обратно)

331

То же.

(обратно)

332

Бжезинский 3. Выбор: мировое господство или глобальное лидерство. М., 2004.

(обратно)

333

Путин В.В. Интервью журналистам из стран «Восьмерки» 4 июня 2007 года накануне саммита «Большой восьмерки».

(обратно)

334

Пил К. Интервью Первому каналу Лондон, 2004.

(обратно)

335

Кондолиза Р. Беседа с прессой в Москве. 2007. 15 мая.

(обратно)

336

Краутхаммер Ч. Интервью Первому каналу. Нью-Йорк, 2004.

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие
  • I. Прелюдия. Рождение русофобии
  •   Завещание Петра — «Протоколы русских мудрецов» 
  •   Открытие России. Они в окно — а мы их в дверь, или Ногою твердой гнать от моря
  •   Индийский поход Наполеона. Позади Москва…
  •   Сэр Роберт Вильсон. Рождение британской русофобии 
  •   Избавление от Наполеона. Явление нового монстра 
  •   Бремя Белых и афганский синдром 
  •   Персидская сказка-1. «Первая кровь» 
  •   Больной человек Европы: лечить или мочить? 
  •   Дэвид Уркварт — Лохнесское чудовище Кавказа
  • II. Срыв. От Афганистана до Крыма
  •   Первая афганская. Предисловие
  •   Пировали, веселились… Кошмар афганской победы
  •   Афганская развязка. Одинокий всадник смерти
  •   На пути к крымской катастрофе. Подъем
  •   На пути к крымской катастрофе. Спуск
  •   Провидец Тютчев и куриная слепота
  •   После катастрофы. Кавказский синдром
  •   Холодная война, или После драки помашем кулаками
  • III. Экспансия. Встреча на Оксусе?
  •   Сипайский мятеж. Восстание пушечного мяса 
  •   Плоды крымской катастрофы. Торжество англофобии 
  •   Туркестан. Первый бросок на юг 
  •   Новая Центральная Азия. Русский железный узел 
  •   Лошадь Пржевальского — новая «собака Муркрофта»
  •   Вторая афганская. Те же грабли, часть первая
  •   Турки в Европе. Русский фронт — британский тыл
  •   Вторая афганская. Те же грабли, часть вторая
  •   Россия и покоренные народы. Антиколониальная империя 
  •   Вторая афганская. Те же грабли. Бесконечный эпилог 
  • IV. Антанта. Бессердечное согласие
  •   Русские идут на Мерв. Британия проявляет «мервозность» 
  •   Заклятые друзья. От холодной войны к противоестественному союзу
  •   Британская разводка. На пути к катастрофе 
  •   Накануне катастрофы. Персидские сказки 
  •   Рождение стиля. Цветные революции в бархатных государствах
  •   Британские стратегии. Диалог через сто лет
  •   Русский сапог в Персидском заливе. Вот и сказке конец… 
  •   Провидец Дурново. Без умолку безумная Кассандра…
  •   Русско-британская конвенция 1907 года. Недоигранные партии
  •   Игрушки в сторону. Катастрофа
  • V. После катастрофы. Реинкарнация Игры
  •   Крах России. Мародеры засуетились
  •   Нефть в Игре. Первый запах 
  •   Проект Британского Туркестана. Назад, в пустыню
  •   Большая Игра-2. Россия возвращается 
  •   Третья афганская. 1919 год
  •   Озабоченность Британии. Непонятый Керзон
  •   «Наш ответ Керзону». Коммунистический термидор
  •   Площадка для игр. Ближний Восток
  •   Площадка для игр. Иран
  •   Площадка для игр. Ирак
  •   Путь к Мюнхену. Нацисты как орудие Большой Игры
  •   Сдача Чехословакии. Королевский подарок Гитлеру
  •   Пакт Риббентропа — Молотова. Циничный сговор или сбой в игре?
  •   Польский вопрос. Британский ответ
  • VI. Вторая мировая. Изнанка
  •   «Посторонним в…» Германское вторжение в Большую Игру
  •   Гитлер. Германский путь в Палестину-2
  •   Халифат под свастикой. Пионеры интифады
  •   «Дранг нах остен». Арийский путь в Индию?
  •   Персидская сказка-2. Перевод на немецкий 
  •   Индийский путь к свободе. Противление злом насилию 
  •   Персидская сказка-3. Перевод с немецкого на английский 
  •   План «Барбаросса». Вероломное самоубийство
  •   Миссия Гесса. Тайна, пережившая три империи
  • VII. Третья нефтяная. Гибель империи
  •   Рождение Израиля. Артиллеристам Сталин дал приказ…
  •   Израиль. Конец «романа»
  •   Суэцкий кризис и отставка Британской империи 
  •   «Акт Лугара» об энергетической дипломатии и безопасности 
  •   СССР. На пике нефтяной эйфории
  •   Афганская ловушка. Наркоз отходит
  •   «Новое мышление». Патогенез
  •   «Новое мышление». Агония
  • VIII. Все еще живы
  •   Сквош, или Большая Игра об стенку
  •   Одинокий гегемон. Упоение силой 
  •   Иран. Утраченный союзник
  •   Ирак. Американо-советское соперничество за любовь к Саддаму
  •   Мир после 11 сентября. Ничего нового
  •   Новый Ближний Восток. Запрограммированный хаос
  •   Открытая Россия. Нормальные герои всегда идут в обход
  •   Большая Игра. Перезагрузка
  •   СРП. Соглашения о разделке пострадавшего
  •   Да здравствует Холодная Игра
  • Галерея