Аукцион счастья (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Лили Стивенс Аукцион счастья

Глава 1

— Вы опаздываете, — сухо сказала подошедшая к Нейту Слоуну женщина.

— В самом деле? — с легкой иронией спросил он, не спеша огляделся, и с интересом взглянул на нее: похоже, она принимает его за кого-то другого, и это даже забавно. Нейт задержал взгляд на женщине, нетерпеливо смотревшей на него.

Она была привлекательной. Темно-каштановые волосы обрамляли симпатичное лицо со слегка вздернутым носиком, подчеркивая матовую кожу и зеленые, с ореховым отливом, глаза.

— Вы должны быть на сцене через десять минут, — невнятно проговорила она, держа во рту карандаш и перекладывая бумаги в папке. Затем, вытащив его и указывая им в сторону переносной раздевалки, предложила: — Вы можете переодеться там.

— Уверяю вас, вы ошибаетесь, Я приехал сюда за… — пытаясь объяснить ей, снисходительно начал говорить Нейт. Но его нетерпеливо перебили:

— Вы здесь по делу, не так ли?

Он заколебался, не зная, как ответить, тем более, что его пребывание здесь можно было назвать делом, поскольку мать собиралась присутствовать на этой благотворительной акции.

— Ну так что? Вы согласны? — напористо переспросила женщина.

Он медлил с ответом, не зная, как объяснить его появление в этом салоне.

— Да, но… — нерешительно проговорил Слоун.

Она критически оглядела его и с недоумением сказала:

— А вы не подумали, что уже стары для такой работы?

Слишком стар? От неожиданного вопроса Нейт растерялся. Он никогда не думал в свои тридцать шесть лет, что стар, и поэтому, обидевшись, поджал губы, так и не придумав достойный ответ.

К ним вперевалку подошла беременная женщина и сказала его собеседнице:

— Меган, ты сядешь впереди, как мы договаривались.

— Не волнуйся, Касси, конечно, — мягко подтвердила Меган.

Слоун решил привлечь к себе внимание еще раз:

— Послушайте, леди, я с удовольствием выручил бы вас, но…

Она повернулась к нему:

— У нас нет времени для споров. Разве агентство ничего вам не объяснило? Я говорила им, что нужны блондины: они всегда продаются лучше, — и вздохнув, продолжила: — Полагаю, вы сделаете все как надо. У нас, к сожалению, нет выбора и времени тоже.

— Но… — делая последнюю попытку, начал Нейт, но его раздраженно перебила эта озабоченная леди:

— Послушайте, мистер Как-вас-там-зовут, вы вероятно, отличный парень, только совсем не то, что нам нужно. Женщин обычно привлекают молодые голодные самцы. Но что теперь делать, если не прислали помоложе.

Меган вручила ему пару свертков, подводя к раздевалке:

— Отсюда до сцены пять минут.

Он принял свертки:

— Что в них?

Она иронично улыбнулась, и Нейт заметил очаровательные ямочки на ее лице.

— Размер вам должен подойти. — Меган посмотрела на часы. — Осталось пять минут до начала аукциона. За это время вы должны переодеться и находиться за кулисами. Идет?

— Договорились, — покорно согласился он, видя, как она удаляется, даже не потрудившись выслушать ответ.

Нейт не отрываясь смотрел ей вслед, любуясь ее слегка покачивающимися бедрами и ощущая растущее напряжение внизу живота. «Не сейчас», — мысленно приказал он себе и переступил с ноги на ногу, продолжая зачарованно смотреть ей вслед: короткая узкая юбка подчеркивала стройность ее фигуры и ног.

Зайдя внутрь раздевалки, Нейт развернул сверток и скептически посмотрел на кусочек черной лайкры в руках. Во что он влип?

— Одна минута, — послышался чей-то голос.

— Слишком поздно теперь, — пробормотал он и начал торопливо раздеваться. — Видимо, такова судьба. — Он натянул шорты и усмехнулся: — Странная история. — Утром, когда согласился подвезти мать, ему и в голову не могло прийти, что он будет раздеваться донага и облачаться в крохотные шорты-бикини.

Стараясь никому не попадаться на глаза в таком виде, Слоун вышел из кабины и направился за кулисы к молодым людям, которые по сравнению с ним казались выпускниками средней школы. В отличие от него все они держались непринужденно и естественно, что свидетельствовало об их опыте и привычке хождения почти голышом. Юный гигант натирался детским маслом, а блондин с внешностью Адониса рассматривал себя в зеркало.

— Что все это значит? — спросил Нейт «Адониса». Тот согнул руку и, нахмурившись, посмотрел на свое отражение, затем несколько раз отжался от пола, делая долгие паузы и оценивающе глядя в зеркало.

— Вам не дали инструкцию в агентстве?! — удивился он.

— Нет.

— Некоторые таким образом зарабатывают деньги, — хмуро ответил «Адонис».

Нейт осторожно заметил:

— Я думал, что сегодня здесь зарабатывают деньги не для себя. Разве это не так?

Мальчик пожал плечами:

— Я знаю слишком мало. Мне предложили быть здесь в семь вечера, чтобы принять участие в мероприятии, назначить дату свидания. Это все.

Слоун вспомнил о программе благотворительной акции под названием «Небесный аукцион», врученную ему накануне секретарем, и понял, что оказался среди ее двенадцати участников, которые таким образом собирают деньги для семей, приютивших детей, оставшихся без родителей. Он удивился организаторскому таланту спонсоров аукциона: им удалось привлечь людей к участию в предстоящем аукционе.

«Адонис» потянулся и с любопытством взглянул на Нейта.

— А вы от агентства? — озадаченно спросил он. — Что-то непохоже, — ответил сам себе, почесывая затылок.

— Мм, нет. Я сверх программы.

Другой участник, налив на грудь изрядное количество масла, начал тщательно втирать его в тело.

— Послушай, приятель, а ты, пожалуй, староват для этого дела.

— Мы с вами отчаянные парни, — весело сказал Нейт, стараясь скрыть волнение.

Парни благодарно засмеялись.

— Это круто, — сказал «Адонис», — действительно круто.

Намазанный маслом мальчик напомнил «Адонису»:

— Эй, Джейс, твое выступление.

Джейс вальяжной походкой направился на выход.

Нейт подошел к занавесу и осторожно выглянул из-за него. Двести двадцать фунтов мускулов прохаживались перед залом, полным возбужденных женщин. Раздавались свист и непристойные предложения. Такое поведение уважаемых леди заставило Слоуна вздрогнуть. Хотя он и полагал, что находится в достаточно хорошей форме, но все же не собирался бороться за звание «Мистер Вселенная».

«Нет такой силы, что заставила бы меня…» — мысленно подбодрил он себя.

Снова послышались насмешливые реплики и свист. Он со страхом наблюдал, как ведущая аукциона, светловолосая матрона с огромным бюстом, указывала пальцем на Джейса:

— Кто даст пятьсот долларов за нашего первого участника? Посмотрите, как он хорош и мужествен! Сам Том Круз побледнел бы от зависти.

В зале раздался смех, и скрипучий голос выкрикнул:

— А он достаточно взрослый, чтобы с ним можно было хотя бы выпить?

— Кларисса, медочек, в самый раз для тебя.

Нейт в недоумении замер, глядя, как огромная грудь ведущей трясется, когда она смеется.

«Медочек» Кларисса подняла карточку.

— Уважаемые дамы! Пятьсот от Клариссы Харроу. Я уже слышу «шестьсот»?

Женщина с выкрашенными в синий цвет волосами, сидящая рядом с Клариссой, подняла руку.

— Шестьсот от Одри Блэкмор, — провозгласила Грудь, так окрестил ее Нейт. — Кто даст семьсот?

Нейт присвистнул, увидев, что ярко накрашенная блондинка предложила семьсот долларов. Нейту хотелось, чтобы выиграла она: и врагу не пожелаешь провести вечер с «медочком» Клариссой или ее синеволосой приятельницей.

— Ну давайте же, леди, поактивнее! Мы должны показать этим прекрасным молодым людям, как высоко мы их ценим, и помните, дамы, деньги идут на доброе дело, — призывно протрубила Грудь.

— Восемьсот. — Снова синеволосая женщина.

— Я слышу «девятьсот»? Или мне показалось? — подзадорила ведущая.

— Девятьсот! — выкрикнула «медочек» Кларисса.

— Девятьсот долларов! Кто даст тысячу? — с надеждой посмотрела на зал Грудь.

— Тысяча долларов! — завопил знакомый голос. Нейт покраснел от стыда: это был голос его матери.

— Одна тысяча долларов, — повторила Грудь и обвела взглядом весь зал. Убедившись, что другие предложения вряд ли поступят, она монотонно проговорила: — Одна тысяча — раз, одна тысяча — два, продано Лорне Слоун. Вы заключили выгодную сделку, Лорна, поздравляю.

Раздались аплодисменты, и второй участник аукциона вышел на сцену. Торги возобновились, и Нейт задался вопросами: что заставило его участвовать в этом, почему он не сказал Меган, кто он на самом деле, и почему до сих пор здесь? Всего несколько слов, и не было бы этой нелепой ситуации. Но вопросы скорее всего были риторическими, потому, что он знал ответы на них. Странная, необъяснимая сила исходила от этой рыжеволосой женщины, заставляя подчиняться, кроме того, его самолюбие было задето, когда Меган сказала, что он уже стар. Ему хотелось доказать ей, что это не так. В это время участники благотворительной акции за кулисами обсуждали первого «покупателя»:

— Какая-то старая дама. Лет пятидесяти, может, даже шестидесяти. Черт возьми! Тысяча долларов! Неплохо, да?

Нейт не обиделся, хотя и говорили о его матери. Лорна Слоун, как он догадывался, в своем возрасте все еще получала удовольствие от жизни, так что Джейс был лишь небольшим сюрпризом для нее.

— Совсем неплохо, конечно, — рассеянно подтвердил он.

Следующий участник акции, прохаживаясь по сцене, заработал полторы тысячи долларов. С появлением каждого нового «лота» ставки возрастали. Когда последний юноша покинул сцену, Нейт подсчитал, что уже заработано более двадцати тысяч долларов.

— И наконец, наш последний лот, — торжественно возвестила Грудь. — Не стесняйся, милый, позволь дамам насладиться воистину прекрасным зрелищем! — слегка насмешливо подбодрила она.

Нейт, глубоко вздохнув, стиснув зубы, вышел на сцену с растерянной улыбкой. Женская аудитория приветствовала его громким свистом.

Грудь преувеличенно громко вздохнула:

— Леди, надеюсь, вы еще при деньгах, так как я приготовила напоследок самое лучшее. Если бы не мое замужество, то с радостью предложила бы красавчику себя.

Пот выступил на его верхней губе, он с трудом улыбался.

— Повернись, голубчик, — радостно бушевала Грудь. — Нам хочется осмотреть все твое великолепное тело.

Нейт все же сумел расслабиться и включиться в игру. Он напрягал мышцы на плечах и сгибал руки, демонстрируя бицепсы, вспомнив, что делают участники соревнований по бодибилдингу, и при этом не забывал ослепительно улыбаться публике. Благодарные вздохи и нескрываемый восторг были бальзамом для его израненной души. Слоун с самодовольным видом прогуливался по сцене, словно для него демонстрация тела была обычным делом.

Пронзительный свист привлек его внимание. Нейт посмотрел в ту сторону, откуда он раздался, и заметил свою мать, которая с нехорошей усмешкой смотрела на него. Нейт понял, что позже его ожидает весьма интересная беседа.

Вспышка фотоаппарата на мгновение ослепила его. Фотограф, деловито щелкая затвором, делал снимок за снимком. Только этого не хватало! Что еще ожидает его?

— Первоначальная цена — пятьсот долларов, — энергично приступила к делу Грудь.

— Шестьсот! — прокричал кто-то из дам в середине зала.

— Восемьсот! — возбужденно парировала другая с левой стороны.

— Тысяча! — тут же перебила цену дама справа.

— Одна тысяча долларов, — довольным голосом объявила Грудь. Казалось, она даже затаила дыхание, вглядываясь в лица дам и желая понять, готовы ли они еще повышать ставки, и наконец торжественно спросила: — Кто даст тысячу пятьсот?

— Тысяча пятьсот долларов от Тутси Макфарланд! — радостно завопила эта Тутси.

— Тысяча шестьсот! — не желая уступить, выкрикнул кто-то.

— Две тысячи!

— Две тысячи триста! — заскрипела на весь зал «медочек» Кларисса.

— Предложение — две тысячи триста долларов, — спокойно констатировала Грудь. — Кто даст две тысячи пятьсот?

— Две тысячи пятьсот! — снова закричала Тутси, размахивая карточкой.

— Две тысячи семьсот пятьдесят! — с восторгом увеличила ставку дама с голубыми волосами.

— Три тысячи!

— Предложение три тысячи долларов, — торжественно объявила Грудь. — Кто даст три тысячи двести пятьдесят? Причина раскошелиться — перед вами. Откройте ваши кошельки и сердца, леди!

Меган Райли пристально рассматривала последнего участника. Он выгодно отличался от других. Человек с ладно сложенным мускулистым телом не мог быть профессиональной моделью. Скорее всего такая натренированность достигнута благодаря ежедневным физическим нагрузкам. Уверенность, с которой он держался на сцене, появилась вследствие опыта и зрелости. Притягивал и высокомерный взгляд серебристо-серых глаз.

— Кто он, этот великолепный парень? — восторженно спросила Касси Хатчер.

— Не знаю, он пришел позже других. Какой-то странный тип, — немного растерянно ответила Меган.

— Не скажи. Какая сексуальная улыбка!

Мужчина повернулся, давая возможность рассмотреть себя сбоку. Шорты-бикини подчеркивали каждый совершенный, словно изваянный мускул его тела. Меган очаровали его легкое изящество, умение непринужденно держаться перед уже распаленными женщинами.

— Как он хорош, — восхищенно прошептала Касси. — Как мне хотелось бы побороться за него!

Меган многозначительно посмотрела на выпирающий живот подруги.

— Что сказал бы Уайатт? — насмешливо спросила Меган.

Касси смущенно захихикала:

— Хотя я и замужем, но это не означает, что не имею права смотреть на красивых мужчин. — Подумав, она нахмурилась. — Он из чертовой дюжины.

— Что ты хочешь этим сказать? — размышляя о чем-то, рассеянно пробормотала Райли.

— Тринадцать.

Подруга покосилась на Касси.

— Тринадцать участников, — терпеливо разъяснила она. — Этот мистер — тринадцатый номер.

— Не может быть, — ответила Меган, планируя, как лучше провести вечер.

Касси рассердилась:

— Двенадцатый номер ушел со сцены несколько минут назад.

Меган посмотрела на сцену.

Тринадцатый «лот» поймал ее взгляд и усмехнулся. Она улыбнулась в ответ, и тут до нее дошли слова Касси. «Святые небеса, я вытащила на сцену постороннего человека!» — в панике подумала Райли.

— Три тысячи двести пятьдесят! — вошла в азарт Тутси.

— Три тысячи пятьсот, — включилась в борьбу Меган, не обращая внимания на Касси, которая локтем больно тыкала ее в ребра и что-то возмущенно шептала.

Зал замер. Мужчина повернулся и посмотрел прямо на Меган. Его явно забавляло, что она оказалась в затруднительном положении.

— Надо было отдать его Тутси, — пробормотала она, но тут же оправдала себя тем, что необходимо подумать о семьях, где живут приемные дети, для которых, собственно, и зарабатывались эти деньги. Интересно, может он привлечь к суду за незаконное выдвижение его на аукцион?

Мужчина еще раз одарил ее чувственной улыбкой, способной растопить арктические снега, которая, однако, не ввела ее в заблуждение, так как Меган помнила жесткий блеск его глаз, когда назвала его старым. «Пожалуйста, Господи, — тихо молилась она, — спаси и сохрани».

— Предложение — три тысячи пятьсот долларов. Кто сказал «три тысячи семьсот пятьдесят»? — в восторге прокричала Грудь.

Зал затаил дыхание.

— Продано Меган Райли за три тысячи пятьсот долларов. Приз твой, дорогая.

Ошеломленная девушка стояла и смотрела, как ее приз уходит со сцены.

— Аукцион закончен, леди, — подвела итог ведущая. — Вы назначите дату свидания, как только ваши избранники переоденутся и присоединятся к вам. Это произойдет через несколько минут.

— А им обязательно нужно это делать? — раздался требовательный голос.

Меган, узнав голос Тутси, мысленно пожелала ей оказаться на другой планете, и тут же утешила себя осознанием того, что ее деньги пойдут на благие цели.

Она присоединилась к толпе и отправилась поздравлять ведущую аукциона с оглушительным успехом, но подойти к Патси было невозможно: ее уже окружила толпа. Меган решила перевести дух в течение нескольких минут, устроившись на краешке пустой сцены, думая при этом, что нужно еще переодеться.

Вскоре девушка, вспомнив о своих обязанностях, неохотно встала и предложила дамам перейти в комнату для банкета. Появились официанты с бокалами шампанскою на подносах. Слишком взволнованная, чтобы пить, она перешла в другой угол комнаты и обнаружила Касси, разочарованно смотревшую на нее.

— Три тысячи пятьсот долларов?! — изрекла ее подруга, покрутив пальцем у виска. — Ты спятила.

— Да, знаю, знаю, — устало проговорила Меган — Но что же было делать? Я нечаянно выставила парня на продажу и не могла же допустить, чтобы Тутси заполучила его. Или могла? — требуя поддержки, отчаянно спросила она.

— Конечно, нет, — уныло подтвердила Касси. — Но может, это и к лучшему?! По-моему, твое последнее свидание с лицом мужского пола было при Буше или Рейгане насмешливо сказала подруга, веселые искорки в глазах которой заставили Меган поджать губы. Это неправда, на свидания она ходит гораздо чаще, с обидой подумала девушка.

* * *

— Эй, мистер, — сказал за кулисами Джейс, легонько ударяя Нейта кулаком в плечо. — А ты вообще-то хоре… сохранился для старого пижона.

— Благодарю, — с улыбкой сказал он.

— И за что оценили тебя в такую сумму?

— Подожди еще лет пятнадцать, — посоветовал Слоун.

— Ты шутишь? Я буду на свалке к тому времени, — убежденно ответил «Адонис».

— Да, — подтвердил один из участников аукциона, — к тому времени нас выбросят из этого бизнеса.

Зайдя в раздевалку и натягивая на себя одежду, Нейт слушал разговор молодых людей, озадаченных его триумфом.

— Интересно, чем же он привлек этих леди? — удивлялся Джейс. — Ему лет тридцать по крайней мере, а может быть, и больше.

— Обычно никто не дает деньги за стариков, — убежденно заявил один из них.

— Но они, только что это сделали, — возразил другой.

— Да, он стал лучшим из нас, — завистливо сказал «Адонис».

Зависть, прозвучавшая в голосе мальчика, польстила Нейту, и он улыбнулся, подумав, что в самом деле имел успех. Думает ли так же это симпатичное создание, которое втравило его в эту историю?

Слоун нашел Меган в комнате, где шел банкет, на минуту задержавшись в двери, чтобы рассмотреть девушку. Она уже переоделась в шелковое платье цвета персика, которое подчеркивало стройность ее фигуры. На шее висела длинная тонкая золотая цепочка, прятавшаяся в ложбинке груди.

— Представляете наше свидание? — насмешливо спросил он.

Она подскочила, застигнутая врасплох:

— Вы!

Нейт с удовольствием наблюдал, как краска медленно заливает ее лицо. Когда он в последний раз видел, как женщина краснеет?

— Мне так жаль… — начала она.

— Да? — холодно поинтересовался он.

— Пожалуйста… Я приношу свои извинения, — умоляюще произнесла Меган.

— За что? За то, что выставили меня на аукцион перед половиной женского населения Тримонта, или за то, что назвали слишком старым?

— За все вместе.

Искреннее раскаяние звучало в ее голосе, и его раздражение испарилось.

— Все в порядке, — мягко сказал Слоун.

— Почему вы мне сразу не сказали, что не имеете к аукциону никакого отношения? — нежно упрекнула девушка.

— Я пытался, но вы меня не хотели слушать.

— Значит, не слишком настойчиво. — Озорная улыбка появилась на ее губах, заставив его рассмеяться.

— Мне хотелось кое-кому кое-что доказать. Это просто мужское тщеславие, — объяснил Слоун.

— Вам это удалось, — глядя ему в глаза, сказала она. Ее взгляд притягивал его. — Ни у одного из участников не было такого успеха, как у вас.

— Спасибо за то, что спасли меня, — поблагодарил Нейт.

— Я должна была это сделать. Конечно, Тутси никогда не простит мне, — весело сказала девушка. — Может, познакомимся? Я Меган Райли, социальный работник и консультант. А вы…

— Нейт Слоун. — Он с удовольствием протянул ей руку.

Она коснулась его ладони, и он потерял ощущение реальности. Комната словно исчезла, и Нейту показалось, что они одни в целом мире. Голоса вокруг них звучали приглушенно, и на их фоне оглушительно и часто билось его сердце.

У Меган перехватило дыхание, и сознание заволокло туманом. Она тряхнула головой, надеясь вернуть ясность понимания происходящего, но это не помогло.

Наступило неловкое молчание, потому, что оба не знали, что еще сказать друг другу. Девушка облегченно вздохнула, увидев, что к ним направляется моложавая женщина лет пятидесяти.

— Нейт, дорогой, я получила огромное удовольствие от твоего выступления, но ты исчез куда-то после аукциона.

Нейт поцеловал мать в щеку. Он не слишком удивился ее присутствию здесь — на дорогом рынке красивых тел. Определенно вышивание салфеток и выпечка сдобы не для нее.

— Ты видел парня, которого я купила? — спросила она. — Он такой милый!

Нейт решил представить женщин друг другу:

— Лорна Слоун, Меган Райли.

— Почему ты не сказал мне, что будешь участвовать в аукционе? — весело щебетала мать. — Я бы пригласила бабушку и тетю Герт. Ты знаешь, как они тебя любят. — Она критически осмотрела его фигуру и с видом знатока, нахмурясь, сказала: — Если ты собираешься делать карьеру модели, тебе нужно сбросить вес.

— Благодарю. Буду иметь в виду, — с досадой промолвил Слоун.

— Не за что, — беззаботно ответила Лорна.

Меган решила заступиться за Нейта:

— Это целиком моя ошибка, миссис Слоун. Видите ли, я думала, что ваш сын — один из участников, и хотя он не был похож на тех молодых людей, что мы наняли… но… — Она не находила слов, чтобы объяснить произошедшее. — Одним словом, мне очень жаль.

Нейт, улыбаясь, слушал бессвязные объяснения девушки.

— Не извиняйтесь, моя дорогая, — решительно прервала ее Лорна. — Держу пари, вы не хотели ничего дурного, и ему это на пользу: он стал слишком напыщенным с тех пор, как увлекся политикой.

Меган, оторопев, уставилась на Нейта. Ну конечно. Нейт Слоун — кандидат в мэры города. Она сама видела плакаты с его портретом, расклеенные на улицах. Если бы она не волновалась за исход затеи с аукционом, она, конечно же, сразу бы узнала его.

В прессе его называли «строителем с сердцем». Его строительная компания предоставляла рабочие места женщинам. И она, вот идиотка, заставила его участвовать в аукционе!

Неудивительно, что он был зол на нее еще несколько минут назад.

— Извините меня, пожалуйста, — залепетала она, пытаясь оправдаться перед ним и пятясь назад, собираясь побыстрее ретироваться.

Патси Уэнтуорт, ведущая аукциона, решительно преградила ей путь:

— Привет, Меган. Ты не предупредила, что будешь участвовать в торгах.

— Я… э-э… — замялась девушка.

— Ну, вообще-то тебя можно понять. — Патси хитро прищурилась.

— Патси, вы проделали сегодня большую работу, — любезно заметила мать Нейта.

— Лорна, я и не знала, что ваш сын собирается участвовать в аукционе.

— Да я сама только здесь узнала об этом. Нейт, ты помнишь Патси Уэнтуорт?

— Конечно, — любезно подтвердил он, хотя, как ему казалось, видел ее впервые.

Патси нежно пожала ему руку:

— Правда, я прибавила несколько фунтов с тех пор, как мы виделись в последний раз. — Она весело засмеялась, и ее огромная грудь смешно заколыхалась в такт. — Могу я задействовать вас в выпусках рекламы? Это поднимет ваш и наш рейтинг. — Патси не отпускала его руку, ожидая ответа. Видя, что он колеблется, она предложила: — Приходите вместе, Нейт, Меган.

Они переглянулись.

В это время Лорна Слоун решила их покинуть.

— Развлекайся, — сказала она сыну. — Не беспокойся обо мне: я доберусь домой на такси.

— Если бы мы привлекли к рекламе аукциона вас, мы бы удвоили нашу прибыль, — продолжила разговор Патси, взяв их под руки и увлекая к стойке бара.

— Едва ли, — сказал Нейт. — Сегодняшний успех — целиком ваша заслуга.

Патси довольно улыбнулась и не стала отрицать этого.

— Жаль, что не знала заранее о вашем участии. Реклама была бы изумительной. — Казалось, она искренне восхищается им. — Ваши изображения на плакатах не дают полного представления о вас. Сэм, — обратилась она к фотографу. — Сделайте несколько снимков мистера Слоуна и Меган.

Прежде чем Нейт и девушка успели возразить, Сэм направил на них фотоаппарат.

— Скажите «чи-и-з», — скомандовала им Патси, — а теперь ты, Меган, повернись лицом к мистеру и улыбайся, как будто он рассказывает тебе что-то забавное.

Меган, растерявшись от напора Уэнтуорт, пыталась изобразить улыбку, но получилась ее слабая имитация. Когда Слоун наклонился, шепча ей что-то, она хотела засмеяться, но вместо смеха послышался кашель.

— Хорошо, — сказала Патси. — Нейт, изобразите, что вы целуете руку девушке.

— Патси, хватит, пора заканчивать, — неловко сказала Меган, желая положить конец этому фарсу.

— Будет вам, — ободряюще сказал Нейт. — Не бойтесь, я не кусаюсь.

С опаской, помня, как подействовало на нее его прикосновение совсем недавно, Меган протянула руку. Эффект был тот же, что и в прошлый раз: она чуть не потеряла остатки самообладания — голова слегка закружилась, и по ее телу прошла теплая волна, не имеющая никакого отношения к летнему вечеру.

Она резко отстранилась:

— Извините, но я действительно должна идти.

Нейт с явным сожалением отпустил ее руку:

— Не забудьте, у нас свидание завтра вечером.

Согласно кивнув, не глядя ему в глаза, она сбежала. Он, очарованный, смотрел ей вслед, думая, что ожидание завтрашнего вечера будет мучительным.

Глава 2

Нейт пришел в свой офис на час раньше, чтобы не спеша подготовиться к рабочему дню. Подойдя к окну, он долго осматривал окрестности Тримонта с высоты двадцать пятого этажа. Солнце поднялось над горизонтом, обещая жаркий день.

Современные высотные здания из стекла и бетона возвышались над землей и поражали своим великолепием. На мгновение он представил Тримонт, городок в штате Колорадо, каким он был столетие назад — с низкими постройками, грязным, шумным, честолюбивым, выросшим на маленьких горных рудниках.

Он любил этот город со всеми его проблемами, разнообразием и контрастами. Западная сторона города — это многочисленные художественные галереи, ломбарды, дорогие магазины, здесь можно съесть жареную тайскую говядину на завтрак и устриц на обед. Восточная сторона — бедные кварталы города. Тримонту были присущи и другие черты, больше свойственные крупным городам: насилие, преступность, нищета. Он не любил политику, но, баллотируясь на должность мэра, хотел сделать нечто особенное — помочь городу реализовать свой потенциал наилучшим образом. Мысли его переключились на новую знакомую. Она настоящая женщина — своевольная, сильная, красивая. Он хотел бы быть рядом с ней.

Он улыбнулся, вспомнив вчерашний вечер, и подумал, как много потерял бы, если бы не попал на аукцион.

— Почему вы не сообщили мне вчера вечером, на какое, собственно, мероприятие я направляюсь? — спросил через час Нейт у своего секретаря Тесс Конрой — седой невозмутимой женщины.

— Но вы же нашли свою мать? — хладнокровно ответила она.

— О да, я нашел ее, благодарю, — с ухмылкой подтвердил Нейт.

Тесс, спрятав улыбку, вручила ему утренние газеты.

— Вас вчера видело множество людей.

Нейт присел на край стола.

— Ну хорошо, Тесс, признавайтесь, насколько это плохо? — взволнованно спросил он.

Она задумалась и наконец сказала:

— Вообще-то это совсем неплохо. Реклама вам не повредит, да и популярность ведь не купишь.

Нейт, нахмурясь, развернул газету со своей фотографией на первой странице, прочитал подпись под ней: «Обнадеживающий акт участия кандидата в мэры Нейта Слоуна в акции милосердия». На фото он был изображен в смешной позе, что вызвало у него невольный вздох. Другая газета опубликовала целую серию его фотографий под заголовком: «Слоун — гвоздь программы — перед толпой приветствующих его женщин».

— Я даже не знала, что вы на это способны, — ехидно прокомментировала Тесс. — Для ваших лет вы выглядите совсем неплохо.

Он кисло посмотрел на нее:

— Вы уже, наверное, успели поговорить с моей матерью? Слова у вас одни и те же.

Улыбнувшись, она решила еще немного его подразнить:

— Судя по фотографиям, остальным участникам что-то от восемнадцати до двадцати пяти. У вас хорошая выдержка.

— Я очень старался, — сухо ответил он, чтобы прекратить ее нападки в дальнейшем. Он бегло просмотрел статью и машинально отметил, что беспрецедентное предложение, которое он получил, обсуждается лишь в двух абзацах.

— В десять часов у вас встреча с Сайласом Белфордом, — напомнила Тесс.

— Думаю, что сейчас не время встречаться с ним, перенесите ее.

Но она даже не пошевелилась, и он, внимательно взглянув на нее, удивленно спросил:

— В чем дело?

— Вы же знаете, что Белфорд не станет ждать. Он намерен увидеться с вами сегодня, и это произойдет в любом случае.

Нейт вздохнул:

— Вы совершенно правы, к сожалению.

Она взяла блокнот и карандаш, ожидая его дальнейших указаний.

— Выясните все, что сможете, об этих приемных семьях, — снова взглянул он на статью, — и о детском центре «Радуга».

Тесс посмотрела на фотографию, на которой Меган с улыбкой смотрела на Нейта.

— Это личное или служебное? — сухо осведомилась она.

Он, немного поразмышляв, задумчиво ответил:

— Наверное, и то и другое поровну.

Тесс, захлопнув блокнот, направилась к выходу, уверенно сообщив:

— Будет сделано, босс.

Нейт усмехнулся: она редко называла его боссом, так, как сама управляла офисом, наведя в нем железный порядок без его указаний.

Сидя за столом, он откинулся на спинку кресла и пальцами сжал виски: начала болеть голова.

Послышался сигнал вызова.

— На линии Рон Паттерсон, — раздался бесстрастный голос Тесс.

— Соединяйте, — сухо ответил Нейт, мобилизуя всю свою выдержку.

— Что, черт возьми, ты делаешь на первых страницах газет? — грозно поинтересовался Паттерсон.

— Рон, как твои дела? — миролюбиво сказал Нейт, не отвечая на вопрос.

Но руководитель предвыборной кампании не принял его миролюбивого тона:

— Почему ты скачешь по сцене в своем нижнем белье?

— Это было не мое нижнее белье, — оправдываясь, ответил Слоун.

— Тогда чье же оно? — зло прокричал в трубку его друг.

— Не важно, — устало проговорил Нейт.

— Меня не интересует, какой оно марки. Я только хочу знать, зачем ты надел его. И что ты вообще там делал? — вопил во всю мощь своего голоса Рон, не дожидаясь ответа. — Ни один здравомыслящий мужчина не посмел бы показаться в таком виде. Так делают только женщины.

— Там было еще двенадцать мужчин — участников аукциона, — поправил его Слоун.

— Бог мой, участник аукциона, — съязвил Рон и тут же прорычал: — И как это поможет тебе победить на выборах?

— По мнению Тесс, весьма значительно, — с легкой иронией произнес Нейт.

Паттерсон заколебался, потому, что его политический здравый смысл был достаточно велик, чтобы сомневаться в мудрости Тесс Конрой, которая все знала о тримонтском обществе, а если чего-то и не знала, то, значит, и знать не стоило.

— Хорошо. У меня есть несколько источников, через которые я кое-что хотел бы уточнить. Я с тобой свяжусь, — подобрел Рон.

— Прекрасно, — вздохнул с облегчением Слоун.

Раздался стук в дверь, и сразу же послышался бесстрастный голос Тесс: она никогда не дожидалась ответа перед тем, как войти.

— Старый кровосос устроил вам разнос за вчерашний вечер? — сердито поинтересовалась секретарь.

— Вы же знали, что этим закончится.

— Скажите ему, что получите больше голосов из-за этого скандала, чем от пустого разглагольствования или поцелуев детей на публике, — уверенно проговорила Тесс.

— Я так и сказал ему, — подтвердил Нейт.

— Как он это воспринял? — настороженно спросила она.

— Когда я сказан, что вы одобрили мой поступок, он отступил, — с усмешкой сказал Слоун, откровенно развлекаясь, наблюдая за довольно улыбающейся Тесс.

— Рон Паттерсон — напыщенное ничтожество с воображением репы, — ехидно сказала она. — Он никогда не видел дальше собственного носа.

— Но теперь-то, Тесс, — поддразнил ее Нейт, — он заслуживает вашей похвалы.

Вместо ответа она вручила ему папку и сухо произнесла:

— Вот информация, о которой вы просили.

Снова зазвонил телефон.

Рон уже не волновался и говорил спокойно:

— Нейт, я тут подумал… возможно, мы сумеем использовать эту шумиху. Я узнал насчет этой организации, которая устраивает приемных детей на воспитание в семьи. У них хорошая репутация… можно извлечь немалую выгоду, если правильно разыграть карты.

— Каким образом? — заинтересовался Слоун.

— Надо подумать. Ну например: «Нейт Слоун, участвуя в аукционе милосердия, поддерживает усилия общества, направленные на помощь молодому поколению».

— Чепуха. Я ничего не слышал об этой акции до вчерашнего вечера, — отмахнулся кандидат в мэры.

— Что же тебя смущает? — удивился Рон.

— Как я могу поддерживать эти усилия, если даже не знал, что они вообще существуют? — раздраженно пояснил Нейт, не скрывая недовольства.

— Вчера вечером ты весьма уверенно их поддержал. Будь поддержка чуть больше — и тебя бы арестовали за неприличное поведение, — съехидничал Паттерсон.

— Это было недоразумение, — оправдывался Слоун.

— Не важно, недоразумение это было или что-то еще. Мы должны думать лишь о том, как быстрее компенсировать нанесенный твоей репутации ущерб.

— Какой ущерб? — удивился Нейт.

— Это политика. — Голос Рона снова задрожал от ярости. — Ты всегда должен думать, прежде, чем что-то делать и прежде, чем противник использует твою ошибку против тебя.

Нейт взял себя в руки и твердо сказал:

— То, что произошло, — вне политической игры.

— Но… — пытаясь переубедить, начал Паттерсон.

— Оставь это, Рон, — сухо перебил Слоун.

— Ты совершаешь ошибку.

— Я уже сделал одну. Вчера вечером. Не заставляй меня думать, что я ошибся и в тот момент, когда попросил у тебя помощи в организации моей предвыборной кампании.

— Я только пытаюсь тебе помочь, — снизил обороты Рон.

— Знаю это и ценю, но такая помощь мне не нужна. Если мне суждено стать мэром, то хочу быть уверенным, что выбрали меня из-за того, что я лучше других подхожу для этой работы.

— Ты действительно веришь в это? — удивляясь его наивности, недоверчиво спросил Паттерсон.

— Да, я так думаю. — В голосе Нейта зазвучали стальные нотки.

— И все-таки, мне кажется, ты упускаешь хороший шанс. Но, как тогда объяснить избирателям твое участие в аукционе?

— Мы не будем ничего объяснять, — тускло ответил Нейт, так как разговор об этой акции начал ему надоедать.

— Нет?

— Пусть это так и остается небольшой сенсацией.

— Тебе виднее. Но помни: завтра вечером у тебя встреча с Лигой избирателей-женщин. Надень костюм, но не тот, что был на тебе вчера вечером, — раздраженно проговорил Рон и повесил трубку.

Через час Нейт засомневался, не был ли он чересчур оптимистичен, принимая такое решение. Его фотографии в полуголом виде на первых страницах газет, тиражи которых охватывали половину населения Тримонта, были необычным способом достижения победы на выборах.

Когда телефон зазвонил снова, Нейт едва поборол искушение не отвечать на звонок, но сработала старая привычка.

— Слушаю, — недовольно произнес он.

— Мои поздравления, — бодро сказала мать.

— Полагаю, ты видела сегодняшние газеты, — бессильно пробормотал Нейт.

— Конечно. Я даже купила несколько штук на память, — без тени недовольства ответила она.

Нейт застонал.

— Да ладно тебе! — легкомысленно проговорила Лорна Слоун. — С тех пор, как ты решил баллотироваться в мэры, ты был похож на медведя с больным зубом.

— Просто я был благоразумен, — пояснил ей сын.

— Мне нравится, что ты не изменился. Насколько я тебя знаю, ты никогда не жалел времени на женщин.

— Это деловое свидание, — серьезно сказал ей Нейт и подумал, что дело тоже может быть удовольствием. Эта мысль заставила его улыбнуться впервые за все утро.

— Я верю, дорогой. Где вы встречаетесь? — насмешливо спросила мать.

— Мы обедаем в «Брокере».

Это был самый дорогой ресторан в центре Тримонта.

— Мы с Джейсом собираемся потанцевать. Он обижен, что за него дали не так много, как за тебя.

Об этом Нейт не беспокоился. Его волновало другое — например, когда же наконец мать угомонится.

— Почему ты не сидишь дома и не печешь печенье или не вышиваешь крестиком?

— Роди мне внуков, и я буду делать то, что ты хочешь.

— Хватит, — решительно предупредил Нейт, желая пресечь дальнейшее развитие этой темы.

— Она очень симпатичная, — игриво заметила Лорна.

— Кто? — делая вид, что не понимает, о ком речь, спросил сын.

— Не хитри со мной, Нейт. Я твоя мать уже тридцать шесть лет.

— Хорошо. Она симпатичная. Довольна?

Она помолчала, а затем серьезным тоном произнесла:

— Знаешь, я боялась, что из тебя получится еще один Рон Паттерсон. Этот человек вызывает у меня изжогу.

— Я передам ему твои слова, — пообещал он.

Она фыркнула.

— Ты планируешь разговаривать со мной весь день или с кем-нибудь еще? — шутливо заметил Нейт и услышал ее хихиканье.

— Только с тобой. Между прочим, твоя бабушка уже видела газеты, и она хочет знать, почему не была приглашена, — проговорила она и положила трубку.

Нейт выждал пять секунд, прежде чем ответить на новый телефонный звонок.

— Доброе утро, бабушка, — первым поздоровался он, узнав ее по характерному покашливанию.

— Привет, внучек, — бодро ответила старушка.

— Как дела? — стараясь перехватить инициативу, спросил Нейт.

— Отлично, особенно когда я читаю в газете о моем драгоценном внуке, который разгуливает перед публикой в чем мать родила.

— Мне жаль, что ты не увидела этого своими глазами, — усмехаясь, произнес он и услышал в трубке ехидный смех. Вышивкой носовых платков или вязанием Виктория Хатчинсон — его бабушка — тоже не увлекалась. Она была участницей борьбы за всеобщее избирательное право, и ее огорчало до сих пор, что мать Нейта родилась слишком поздно и не участвовала в женском движении.

— Почему меня не пригласил? — требовательно спросила Виктория. — Ведь твоя мать была там.

Нейту пришлось терпеливо рассказывать о произошедшей истории.

— В нашей семье все получают больше, чем требует их эго, — констатировала бабушка. — Я могла бы рассказать историю о твоем дедушке, но не стану утомлять тебя. В следующий раз, когда ты решишь покрасоваться на публике голышом, сообщи мне. Я приведу тетю Герт. Девочка совсем не бывает на людях.

«Девочке», о которой говорила Виктория, уже стукнуло пятьдесят девять. Несмотря на это, бабушка считала необходимым постоянно опекать ее.

— Ты чертовски привлекателен на этих фотографиях, — сказала она. — Мог бы использовать парочку для рекламы. Получишь часть женских голосов.

— Я так не думаю, — сухо сказал он.

— Ну, если ты так считаешь… — нехотя согласилась она. — Кстати я видела фотографию той женщины, которая купила тебя. Симпатичная малютка.

— Очень, — подтвердил он.

— Хорошо, что ты заметил, — довольным голосом произнесла бабушка и повесила трубку.

Подошло время встречи с Сайласом Белфордом.

— Не ожидал увидеть моего подрядчика голым на первых страницах газет, — входя в кабинет, проворчал Сайлас, игнорируя протянутую Нейтом руку.

— Я был одет… — оправдывался Слоун, мысленно проклиная аукцион.

— То, во что вы были одеты, не налезет и на крысиный зад. Расскажите, что чувствовали в окружении возбужденных женщин, — спросил с интересом Сайлас, надежно усевшись в кресле и сложив руки на огромном животе.

Нейт вспомнил Патси Уэнтуорт, ведущую аукциона, с ее необъятной грудью и подумал, что они с Белфордом были бы отличной парой, если бы он не был женат.

«От тебя нелегко отделаться», — подумал Нейт спустя час. Сайлас Белфорд, инвестор-мультимиллионер, хотел до мельчайших подробностей знать, каково это, когда на тебя глазеют сотни женщин. Зато на обсуждение нового проекта торгового центра, строительство которого будет вести фирма Слоуна, было потрачено всего пять минут.

— Вы получите мой голос на выборах, — сказал Сайлас, прощаясь. — Голос моей жены тоже. — Он подмигнул Нейту: — Знаете, женщины любят такого рода истории.

Что ж, было бы неплохо, если бы остальная часть населения Тримонта считала так же.

* * *

— Меган, первая линия, — позвала Касси, пытаясь перекричать стоявший в офисе шум.

Меган, подняв трубку и зажав ее между плечом и подбородком, продолжала раскладывать бумага в разные папки.

— Тримонт, окружной отдел социального обеспечения. Меган Райли у телефона, — ответила она и, пообещав звонившей разобраться с чеком, сделала в блокноте пометку.

Затем устало вытерла платком лоб, жалея, что невозможно увеличить день еще на двенадцать часов. Тогда, наверное, она успела бы поработать со всеми документами, которые ежедневно стопками появлялись на ее столе. Но тут призналась себе, что дополнительное время не хотела бы тратить на работу с бумагами, лучше провести его с детьми, закрепленными за ней.

Работа в системе социального обеспечения, перегруженной социальными проблемами, была нелегкой, но зато благодарной. Наградой служило чувство удовлетворения при возвращении ребенка его биологическим родителям, когда те смогли решить свои проблемы, или при помещении его в подходящую приемную семью, особенно если он считался «трудным». Она хотела, чтобы у каждого ребенка была семья.

Доход от последнего аукциона поможет приблизить осуществление этой мечты. Она улыбнулась, вспомнив о Нейте Слоуне. Подумав о том, что они проведут вечер вместе, она почувствовала прилив нежности и тепла к нему. Так, как они работали в разных концах города, то должны встретиться в ресторане, расположенном в центре.

— Мечтаешь о своей покупке? — с завистью спросила Касси.

— А если и так? — ничуть не смущаясь, ответила Меган.

— Твой вкус значительно улучшился, — заметила подруга.

Лицо Меган омрачилось.

— Прости, — быстро сказала Касси. — Я не хотела напоминать тебе…

— О Теде? — не дала закончить она.

— Ты все еще его помнишь? — удивилась девушка.

Меган кивнула и сухо напомнила:

— Разве у тебя сейчас нет работы?

В глазах подруги мелькнула обида.

— Думаю, есть, — отвернувшись, ответила она.

Меган, видя, что обидела Касси, протянула руку в знак примирения:

— Теперь, кажется, моя очередь извиняться.

— Я не обижаюсь, — мягко сказала Касси. — Не скрываю, мне все же хотелось бы удавить эту крысу.

«Мое желание сильнее», — подумала Меган. Тед Хансен считался ее женихом в течение двух лет и, не раздумывая, отверг ее, когда был избран в государственное собрание штата и больше не нуждался в ее поддержке. «Мы отдалились друг от друга», — высокомерно заявил он ей за две недели до свадьбы.

Позже она узнала, что он оставил ее ради дочери сенатора. Меган же помогала ему не только морально, но и тратила большую часть своего заработка для того, чтобы Тед был хорошо одет и производил хотя бы внешне впечатление многообещающего политического деятеля. Тот год для нее должен был стать самым счастливым в жизни.

— Когда ты наконец простишь себя за то, что не сумела разгадать его? — спросила Касси. — Черт побери, ведь этот мошенник провел даже меня.

— Ты права, пора уже все забыть, — согласилась Меган. Она понимала, почему ему удалось обмануть ее. Девушка смогла бы противостоять настойчивому ухаживанию и лести, но Тед симулировал интерес к ее работе с детьми, которую она так любила, и, когда она поддалась на уловку, молниеносно воспользовался этим. Меган поклялась себе в том, что больше никогда не будет уязвимой. Конечно, Тед не заслуживал ее слез, которые она проливала, когда он так безжалостно ее бросил. Теперь, наученная горьким опытом, она больше никому не позволит использовать себя.

И все-таки мечта о встрече с мужчиной, который бы изменил ее жизнь, не умерла. Снова образ Нейта Слоуна непрошено возник перед ее глазами.

И вновь сомнения одолели ее. После истории с Тедом выражение «Политикам вход воспрещен!» стало ее девизом. Но что с собой поделать, если Нейт красив и может обольстить даже ангелов на небесах. А глаза…

Меган задумалась, пытаясь вспомнить цвет его глаз. Вспомнив, она подумала, что даже цвет глаз у него необычный — серебряный. Даже этим он отличался от обыкновенных людей. Возмутительно, но у нее было мало времени, чтобы хорошенько рассмотреть его.

В конце рабочего дня, как всегда, появилось множество неотложных дел и срочных звонков. В итоге из офиса девушка ушла последней. Запыхавшись, она прибежала в ресторан, не уверенная в том, что Нейт до сих пор ждет ее. Потратив всего одну минуту на приглаживание волос и одергивание жакета, Меган в сопровождении официанта подошла к столу Слоуна.

— Я не слишком опоздала? — спросила она чуть хрипловатым голосом.

— Нет, — радостно ответил он и, довольный тем, что девушка все-таки пришла, поднялся, чтобы пододвинуть ей кресло.

— Вы слишком пристально смотрели на меня, когда я шла к столу. Мне было неловко, — упрекнула она, усаживаясь.

— В самом деле? Прошу прощения. Мне было приятно смотреть на вас.

Меган почувствовала, что краснеет, и мысленно проклинала свою привычку, выдававшую ее волнение.

— Я… Вы… Что будем заказывать? — взволнованно спросила она.

После того, как они сделали официанту заказ, и он ушел, Нейт откинулся на спинку кресла и не сводил с нее изучающего взгляда. Она, поборов смущение, посмотрела ему в глаза и подумала, что была права насчет цвета его глаз. Они действительно были серебряными и напоминали о тумане и дождливых ночах. И конечно, о сексе.

«Господи! Что это со мной?» — думала она, стараясь отогнать непристойные мысли и убеждая себя в том, что это не ее тип мужчины. И все-таки…

Меган уже не в силах была переносить его внимательный взгляд и заерзала в кресле, он, словно очнувшись, спросил:

— А что, социальные работники тоже теперь участвуют в аукционах?

— Но я же живой человек, причем с большим чувством юмора, — пристыженно улыбаясь, бездумно проговорила она и мысленно продолжила: «И вполне здоровым желанием близости». Рассматривая сосредоточенно столовые приборы, Меган размышляла о том, что Нейт Слоун определенно лучше тех мужчин, с которыми она встречалась в последние годы. Он чем-то неуловимо напоминал молодого Роберта Редфорда.

Ей не понравилось направление ее мыслей, но она не могла ничего с собой поделать. Девушка давно заметила, что, как только кто-нибудь проявлял к ней интерес, она начинала смотреть на мужчину, как изголодавшаяся по мужскому вниманию женщина. Это, вероятно, разбушевавшиеся гормоны. Найдя наконец объяснение собственному поведению и непристойным мыслям, она, удовлетворенная таким объяснением, улыбнулась ему.

— Мы получили на аукционе более двадцати трех тысяч долларов, — радостно сообщила она. — И все благодаря вам.

— Рад был помочь, — с ехидцей ответил Нейт.

— Я еще раз приношу вам свои извинения. Если вам нужна моя помощь в чем-нибудь, обращайтесь, — бодро предложила Меган.

— Поужинайте со мной в пятницу вечером. Наедине. Только вы и я, — пригласил Слоун и многозначительно посмотрел на фотографа, маячившего неподалеку от них. Нейт взял ее за руку.

— Я не думаю… — растерянно начала девушка, но он не дал ей договорить:

— Вы сами сказали, что обязаны мне. Пожалуйста, не отказывайте. Мне бы очень хотелось увидеть вас еще раз.

Она колебалась. В ее душе затеяли отчаянную борьбу инстинкт самосохранения и совесть. Победила совесть.

— Хорошо, — едва слышно сказала Меган.

Совесть не единственная причина, которая заставила девушку принять предложение Слоуна. Меган была слишком честна, чтобы лгать себе. Она хотела этого свидания. Правда о самой себе испугала ее.

Он так и не позволил ей убрать руку и нежно поглаживал бархатистую кожу на запястье. Ее пульс учащенно бился под его пальцами.

— Расскажите мне о приемных семьях, — желая нарушить затянувшееся молчание, предложил он.

И она была искренне благодарна ему и за то, что нашел тему для разговора, и за то, что появилась возможность рассказать о своем любимом проекте, в котором было предусмотрено строительство небольшого дома, где могла бы жить целая дюжина ребятишек.

— Почему бы их сразу не отправить в хорошие приемные семьи? — заинтересованно спросил Нейт.

— Некоторые дети настолько трудны в общении, что не могут жить в нормальных семьях. Нужно время для их адаптации. Поэтому я и предлагаю создать промежуточное звено для них, где они сначала получат помощь, придут в себя. — Замолчав, она испытующе посмотрела на него. — Я подозреваю, что вы уже знаете об этом?

Он неопределенно пожал плечами:

— Признаюсь, я провел сегодня небольшое расследование.

— Тогда зачем расспрашивать меня? — разочарованно спросила Меган.

— Я располагаю фактами, но мне хотелось бы узнать, что стоит за ними. Вы действительно любите детей и заботитесь о них, — убежденно проговорил Слоун.

— Да, — мягко ответила она. — Я делаю, что могу.

Вечер прошел замечательно, но слишком быстро. Даже фотограф, снимающий их, когда они меньше всего этого ожидали, не мог испортить удовольствия.

Они собирались уходить, когда возле их стола остановилась женщина и попросила у Нейта автограф. Он, вытащив ручку, удивленно сказал:

— Никогда не думал, что у кандидатов в мэры можно брать автографы.

Женщина выглядела озадаченной.

— Мэр? Я думала, вы один из участников благотворительного аукциона, — растерянно сказала она.

Меган, не скрывая усмешки, смотрела, как Нейт пишет свое имя на листе бумаги, который подала ему женщина.

— Что делать? Цена известности, — с иронией проговорила девушка.

— Да, вы обязаны мне, леди. И даже очень.

Проводив до дверей квартиры и поцеловав ее, он напомнил:

— В пятницу вечером. Только мы вдвоем. И ушел.

Ей не хотелось, конечно, чтобы все закончилось лишь поцелуем. Она, взбудораженная свиданием, возбужденно ходила по комнате и представляла, как его руки обнимают ее, а тело крепко прижимается к ее разгоряченному телу.

«Хватит думать об этом», — решила она и стала готовиться ко сну.

Глава 3

Важная встреча с Роном в пятницу утром и детальное обсуждение на ней проблем демографии и рейтинга кандидатов в мэры на основе самых последних опросов избирателей не позволили Нейту обдумать предстоящее свидание с Меган.

Нейт облегченно вздохнул, когда организатор его предвыборной кампании наконец ушел, и подумал, что Рон хорошо знает свое дело, но страдает узостью взглядов. Не раз Слоун пытался объяснить ему свое видение развития города в следующем столетии, но все было тщетно. Одним из положительных качеств его партнера была целеустремленность. Он взялся за предвыборную кампанию Нейта, когда тот был на пятнадцатом месте, и сделал его номером один. Конечно же, Слоун не был настолько наивен, чтобы полагать, что Роном движет альтруизм. Он был честолюбив и видел себя вторым человеком после мэра, причем не скрывал своих амбиций.

Нейт уважал его за честность, но не хотел бы, чтобы он вил из него веревки. Рон считал его своим человеком, а Нейт опасался, что в случае победы между ними возникнут разногласия.

Меган всегда гордилась тем, что умеет держать слово. Это один из принципов, который уважают во всем мире. Несмотря на это, в пятницу она всерьез подумывала об отмене свидания с Нейтом. Она боялась встречи с ним, потому, что знала, как сильно увлечена им.

Девушка трижды меняла решение, прежде чем разобралась в себе, и в конце концов решила пойти.

Крайне раздраженная, она разложила на кровати одежду, раздумывая, что надеть. Такое настроение у нее было с утра, и Меган долгое время не могла понять, что является причиной этого. Конечно, обычная утренняя лекция не могла заставить ее нервничать. Подумав хорошенько, она наконец определила источник такого состояния. Это был Нейт Слоун. Девушка все эти дни не могла думать ни о чем другом, кроме, как о свидании в ресторане, состоявшемся два дня назад.

В том, что он нравится ей, она уже нисколько не сомневалась. И то, что это не простое увлечение, девушка также ясно осознала. Слоун казался ей особенным, он сумел разбудить в ней надежду на счастье и заставил поверить в перемены к лучшему в ее жизни. Конечно же, одной его привлекательности было мало для объяснения того, что испытала Меган во время этого единственного короткого поцелуя. Вопрос состоял в том, что же ей делать дальше. Мысль о том, как вести себя с ним в дальнейшем, не покидала ее и во время ужина, хотя она старалась не показывать виду, что голова забита другим, и поддерживала беседу. Ей все-таки не хотелось тратить время на пустую болтовню.

После того, как темы для разговора иссякли, Нейт, отодвинув от себя тарелку, скрестил руки на груди.

— Хорошо, обсудим это, — неожиданно произнес он, давая понять, что знает, что мучит ее и не дает ей покоя все это время.

Меган, будучи честной и открытой натурой, не стала притворяться, что не понимает, о чем он говорит, поэтому тоже отодвинула тарелку и решительно сказала:

— С нами что-то происходит.

Изумленный ее прямотой, Слоун улыбнулся:

— Вы никогда не притворяетесь?

Она, слегка пожав плечами, ответила, что никогда не видела в этом смысла.

Он согласно кивнул, соглашаясь с девушкой, и внимательно посмотрел на нее:

— У меня и в мыслях не было, что вы могли бы лукавить.

— Что вы предлагаете делать с этим? — снова вернулась она к тому, что ее так волновало.

Нейт потянулся к ее руке, провел пальцем по запястью и сказал:

— Посмотрим, куда это приведет нас.

— Вы знаете, куда это нас приведет. Прямо в кровать.

Она испытала тайное удовольствие, наблюдая, как его брови взлетели вверх, выдав его удивление, затем после секундного замешательства он улыбнулся и вернулся к сути проблемы.

— На мой взгляд, это неплохо, — рассудительно сказал Нейт.

— Но не на мой. Я не ложусь в постель с мужчиной только потому, что он прекрасно смотрится в нижнем белье, — решительно отвергла девушка его мнение.

— Я никогда и не думал, что вы так поступаете, — недоуменно произнес Слоун.

Больше рассерженная на себя, чем на него, она отняла руку.

— Вы слишком рассудительны, когда говорите об этом, — сердито сказала она и надула губы.

— В вас горячности хватает на двоих, — спокойно отверг он ее упрек.

Адское терпение этого человека и его уравновешенность приводили ее в бешенство.

— Вы мне кажетесь привлекательным, но это не означает, что я собираюсь прыгнуть к вам в постель, — горячо произнесла девушка и вызывающе посмотрела на него.

Ленивая улыбка появилась на его губах, и он благоразумно промолчал. Его молчание еще больше взбесило Меган, и она недовольно сказала:

— Вы несносны.

— Возможно, но, помимо этого, я еще и симпатичный, — насмешливо ответил Нейт.

Она пыталась сдержать улыбку и даже плотно сжала губы, но не смогла и весело захохотала: их препирательство действительно было смешным.

— Видите? — рассматривая линии на ее ладони, как настоящая гадалка, спросил он.

Она даже не заметила, как ее рука снова оказалась в его ладонях.

— О чем вы? — недоумевая, резко спросила она, пытаясь выдернуть свою руку.

— Осторожно, — тихо сказал он и обвел взглядом зал. — Вы же не хотите удивить своим поведением всех этих людей? — спросил Нейт.

Она снова попыталась выдернуть руку, но он не позволил, перехватив ее, затем мягко расправил согнутые пальцы и стал целовать кончик каждого из них.

Ощущение было невероятным. Она застыла, прислушиваясь, как учащенно забилось ее сердце и теплая волна пробежала по телу и как горят ее пальцы от поцелуев, сдерживаясь, чтобы не потребовать, чтобы он взял ее здесь, прямо сейчас.

— Ты не должна сразу выходить за меня замуж, сначала мы можем стать любовниками, — прошептал он.

Она горько рассмеялась, хотя и ожидала услышать от него нечто подобное:

— Ты хорош, Слоун, но не настолько.

Он усмехнулся и шутливо пригрозил, что может передумать.

В голосе Меган зазвучало неприкрытое раздражение, когда она предупредила его об излишней самоуверенности.

Эта самоуверенность раздражала Меган. Она отодвинула кресло и резко поднялась. Ему ничего не оставалось другого, как расплатиться по чеку и выйти вместе с ней из ресторана. Через несколько минут они в автомобиле мчались к ней.

Войдя в квартиру, он резко привлек ее к себе, и она обвила руками его так естественно, что казалось, она была создана природой с единственной целью — обнимать его. Удивляясь своему порыву, она через несколько минут отстранилась, и Нейт с досадой посмотрел на нее.

— Когда мы займемся любовью… — с хрипотцой в голосе, выдававшей страсть, начал Слоун.

Меган окончательно пришла в себя, и ее подбородок вызывающе приподнялся.

— Когда мы займемся любовью… — насмешливо повторила она. — Что заставляет тебя думать…

Не дав ей договорить, он уверенно сказал:

— О, это обязательно случится, свет моих очей.

Слова «обязательно случится», произнесенные приглушенным голосом, эхом отозвались в ее голове и вызвали гнев, столь же бурный, как и желание, разгоревшееся внутри. Она рывком оттолкнула его: его высокомерие и уверенность в себе — на грани сумасшествия.

— Почему бы тебе не поинтересоваться, чего хочу я? — требовательно спросила она.

— Я думаю, что это, как раз то, чего ты хочешь, — с легкой иронией произнес он.

— Что позволяет тебе быть таким уверенным? — с досадой спросила Меган.

— Твое возбуждение, когда я тебя целую и ласкаю твою грудь, — тихо заметил Нейт, прерывая слова поцелуями губ и груди, которую он уже успел обнажить.

Ощущение его теплого дыхания на щеке усилило возбуждение девушки. Она машинально взглянула на него. Видя волнение Слоуна, страсть в его глазах, она едва овладела собой. Он раздвинул глубокий вырез ее платья и мозолистыми пальцами схватил набухшие соски.

Она едва сдержала рвущийся из груди стон. Закрыв глаза, она представила его обнаженное тело. Картина получилась настолько яркой, что у девушки-перехватило дыхание и она уже готова была идти до конца.

Но тут Слоун одарил ее целомудренным поцелуем и как ни в чем не бывало спокойно произнес:

— Я позвоню тебе. — И уехал.

Вздохнув облегченно, она прислонилась к двери и, чтобы прийти в себя, сделала несколько глубоких вдохов.

Войдя в спальню, она одним махом расстегнула кнопки на платье, сдерживая желание вообразить Нейта, медленно расстегивающего те же самые кнопки. Ее грудь еще болела от возбуждения.

Будь он проклят! Он бросил ей вызов!

Недобрая усмешка появилась на губах.

— Да, ты хорош, Слоун, но не настолько.

Перед тем, как провалиться в сон, она пыталась проанализировать, что она испытывает — облегчение или… разочарование, но не успела.

* * *

Леди не слишком хорошо держит удар, холодно констатировал Нейт, перед тем, как войти в ее квартиру. Независимо от того, что Слоун ожидал от этого вечера, ее согласие поехать к ней подтверждало, что она к нему неравнодушна. Его поразили ее честность и открытость, и эти качества были неожиданны и даже редки в сегодняшнее время. Нейт понимал, что ее поведение вызвано доверием к нему и девушка ждет того же от него.

Ему еще не встречались подобные женщины, он был заинтригован и очарован ею. Понадобится время и терпение, чтобы разобраться в том, что происходит и с ним, и с ней. К счастью, у него было и то и другое.

Он смутился, вспомнив об их поцелуях и вспыхнувшем в нем желании, которое было далеко не целомудренным.

Рассуждая о том, что произошло, Нейт убеждал себя, что нет причины, которая заставила бы его пожалеть об упущенной возможности сполна насладиться ее нежным и страстным телом, и поэтому не стоит и переживать. Ему хотелось знать, могла ли Меган отказать ему. Мысль о том, что все-таки могла, тяжелым камнем легла на сердце.

Он был убежден, что между ними действительно происходит что-то особенное и это не обычная интрижка. Слоун собирался доказать ей это. Перспектива, на его взгляд, была небезнадежной. Он вспомнил, как гневно запылали ее щеки, когда он предложил ей стать любовниками. Краснеет ли она так же очаровательно, когда ее тело становится горячим и влажным от любовных ласк?

Черт! Что же делать? Как самому разобраться, серьезно ли то, что с ними происходит, и если серьезно, как доказать ей, что его чувства не мимолетны? Он мучительно искал ответы на эти вопросы. Возбуждение и волнение после свидания с Меган не проходили. Тогда он лег на пол и стал отжиматься до тех пор, пока дыхание не сбилось и он не рухнул без сил. Он рассчитывал, что, может быть, сон принесет ему облегчение, но и он не помог.

* * *

Понедельник — всегда самый тяжелый день недели, но сегодня хаос в офисе достиг неимоверных размеров. Шестнадцать сорок пять. Посмотрев на часы, Меган пальцами сжала виски, пытаясь успокоить головную боль.

Обычно она не возражала против таких сумасшедших дней, поскольку они были привычными, но сегодня считала минуты до окончания рабочего дня. Она не собиралась идти домой, так как у нее еще оставалась масса документов. Просто Меган мечтала остаться в офисе одна и в течение нескольких минут отдохнуть.

— Когда я наконец доберусь домой, заберусь в ванну по крайней мере часа на два, — мечтательно сказала Касси, закрывая дверь за последним клиентом. — Если ты в своем уме, ты сделаешь то же самое.

Меган оторвалась от работы и устало проговорила:

— Я хочу закончить оформление еще нескольких дел.

— Оставайся. Увидимся завтра, — смеясь, разрешила подруга и вышла за дверь.

Меган немного завидовала Касси, которая пошла домой, к любящему мужу. Скоро у них будет ребенок, и его появление еще больше укрепит их семью. А кто ждет Меган дома? Никто. Свой одинокий вечер она проведет в кресле около телевизора в компании с хилым растеньицем, которое она постоянно забывала поливать.

Удручающая скудость личной жизни не беспокоила ее до недавнего времени, точнее, до появления Нейта. Хотела ли она, чтобы он стал ее возлюбленным? — мысленно спросила себя девушка и, не задумываясь, быстро и категорично ответила: «Да». Утвердительный ответ поднял ей настроение, но он вовсе не означал, что она будет предпринимать что-либо в этом направлении.

Прошло уже минут сорок после окончания рабочего дня, но приступить к работе она все еще не могла: вспоминала последнее свидание с Нейтом. Она упрекала себя в том, что не может выбросить его из головы и заставить себя работать.

То перед глазами представал Слоун, целующий и ласкающий ее, то она воображала, чем бы закончилось свидание, если бы он поцеловал ее еще раз. Смогла бы она устоять перед его натиском, или все-таки они оказались бы в ее постели?

Так и не решив, чем бы дело кончилось, она проверила несколько документов и напечатала заключение.

Следующие два часа она провела, просматривая папки с личными делами трудных детей, делая в них пометки, а затем вносила изменения в компьютер.

Ее работа была прервана резким стуком в дверь.

— Что за люди! — сердито пробормотала она. — Офис закрыт больше двух часов назад. На двери же написано.

Но подойдя к ней, она, дежурно улыбаясь, открыла дверь.

Предмет ее грез стоял перед ней — невозможно красивый, в джинсах и футболке, держа в руке пакет, из которого доносился запах вкусной еды.

— Я могу войти? — с вежливой иронией спросит Нейт, когда она, остолбенев, молча стояла, не в силах выговорить ни слова.

Не дожидаясь, пока она придет в себя, он обошел ее, словно неживой предмет, и вошел в офис.

— Я заходил к тебе домой, но никто не открыл, и я решил, что ты здесь, — радостной скороговоркой проговорил Слоун. — Ты всегда уходишь из офиса последней? — озабоченно поинтересовался он.

Она уже вышла из столбняка и с изумлением наблюдала за ним, а услышав его вопрос, раздраженно махнула рукой:

— Это одна из привилегий работы в отделе социального обеспечения — неоплаченное сверхурочное время.

— Я кое-что принес, — желая порадовать ее, сказал он и протянул ей пакет. — Здесь обед.

— Я не думаю… — хотела было она вежливо отказаться, но не закончила фразу, вспомнив о пропущенном завтраке.

Увидев протянутые ей бутерброды размером с тарелку, картонные коробки с картофельным салатом и укропный соус, девушка уже не соблюдала приличий и вместе с Нейтом набросилась на еду. Они ели быстро, молча, не разговаривая до тех пор, пока в пакете остался один бутерброд.

— Бросим жребий, кому его съесть, — предложила она.

— У меня есть идея получше. — Он взял нож и, разрезав бутерброд, протянул ей половину. — Не думай, что Нейт Слоун несправедлив.

— Должно же быть в тебе хоть одно положительное качество, — съехидничала Метан.

— Их у меня несколько: надежность, обаятельная внешность и выдержка, — довольным тоном произнес будущий мэр.

— Ты забыл про свою врожденную скромность, — напомнила девушка.

— Это самое важное качество, — смеясь, сказал он и помахал перед ней недоеденным бутербродом.

Его веселый смех вызвал у нее ответную улыбку. Кажется, человек, умеющий иронизировать над собой, не может быть плохим, даже если он политик. Он в два укуса доел свой кусок бутерброда и жадно уставился на ее половину.

— Бери, не стесняйся. — Она с улыбкой протянула ему свой кусок.

— Я не могу взять его у тебя, — застеснялся Нейт.

— Отчего же? Ты глазеешь на него последние пять минут, — весело проговорила Меган.

— Ладно уж, мне всегда было неприятно видеть, как пропадает еда, — сказал он, принимаясь жевать.

— Ты так любишь бутерброды? — удивленно спросила она.

— Не так сильно, — признался он. — Есть кое-что другое, что я люблю больше. Тебя, например. — Он перегнулся через стол, взял ее за руку.

Смена темы разговора мгновенно отрезвила ее.

— С чего это вдруг ты заговорил об этом? — насторожилась девушка.

— Давай поговорим серьезно. Ты слишком хороша, чтобы быть забавой, и это ясно. Мне нравится, что у тебя острый язычок и ты можешь постоять за себя.

Меган с серьезным видом слушала его, думая о том, что она о нем такого же мнения и как бы он отреагировал, если бы об этом узнал.

— Ты, наверное, специалист по такому специфическому предмету, как человеческая душа? — улыбнувшись, сказала девушка.

— Признанный эксперт, — подтвердил он. — Может, пойдем?

Она встала, но к выходу не спешила, зная, что он будет пристально рассматривать ее со спины, и поэтому засмущалась.

Он догадался, о чем она подумала, и пообещал:

— Не бойся, разглядывать не буду. — Но все-таки украдкой скользнул взглядом по ее бедрам, когда она пошла к выходу. Опередив ее, он открыл дверь.

— Меган? — стараясь серьезно смотреть ей в глаза, позвал Нейт.

— Да?

— Я посмотрел, — таинственно произнес он.

Она взглянула на него и, едва сдерживая смех, сказала, что знает.

Они весело рассмеялись, и их смех наполнил ночную тишину.

Предвкушение счастья витало в воздухе, когда они ехали к ней.

Дома она ожидала от него братского поцелуя, но он снова удивил ее. В его поцелуе не было теперь целомудрия, а только огонь и страсть, азарт и желание. Когда он поднял голову, она, обессиленно цепляясь за него, тихо сказала:

— Тебе это понравилось?

— Да, — страстно прошептал Нейт.

Его ответ вызвал тревожный сигнал в голове, но ей не хотелось, чтобы вечер так быстро закончился. «Какой вред может принести еще один поцелуй?» — легкомысленно подумала Меган.

На сей раз она решила взять инициативу на себя. Она нежно и страстно припала к его губам и закрыла ему рот долгим поцелуем.

Он первым прервал поцелуй. Задыхаясь, Нейт оторвался от нее и взволнованно спросил:

— Разве ты не замечаешь, что с нами что-то происходит?

— Да… но все это слишком быстро. Я не думаю… — сбивчиво начала девушка, но он не дал договорить:

— Не думай, только чувствуй.

Она чувствовала. Его руки, кольцом обхватившие ее бедра, губы, скользящие по ее губам, легкое дыхание на своей щеке, колено, втиснутое между ее ногами, — напоминание о том, что может случиться, если она не положит этому конец. Она очнулась словно от забытья, резко оттолкнула его, так как пока не хотела, чтобы Слоун стал всем в ее жизни.

Она нечаянно прикусила нижнюю губу, и боль вернула ее в реальность.

— Я не хочу, — твердо сказала она.

— Нет? — удивился он, и тогда его губы затеребили ее ухо; ласки перемежались нежными словами, бессмысленными, но многообещающими.

Она держалась стойко.

— Нет, — холодно повторила она.

— Твои губы говорят одно, а глаза — другое, — громким шепотом пытался убедить ее Нейт.

— Ты скажешь что угодно, лишь бы забраться ко мне в постель, — шутливо сказала Меган, но фраза прозвучала, как завуалированное приглашение.

— Дорогая, ты ошибаешься, — уверял разочарованный таким исходом свидания Слоун.

Тут некстати нахлынули воспоминания — темные и болезненные — и заставили ее сделать шаг назад.

— Мужчины всегда так говорят, — с горечью констатировала девушка.

— Но не я. Когда, ты узнаешь меня лучше, ты поймешь, что я всегда говорю то, что думаю, — пытался убедить он.

Ей очень хотелось пожалеть его, погладив по голове, и чтобы удержаться, она спрятала руки в карманы.

— Мы познакомились совсем недавно, — уговаривала Меган. — Мы даже не знаем, любим ли мы друг друга.

— О, я бы на твоем месте не говорил так уверенно за меня. Я все в тебе люблю.

— Ну, хорошо… — Ей больше нечего было сказать: аргументы закончились, желание сопротивляться его ласкам улетучилось, и он снова нашел ее губы.

Он был неисправим, и она сдалась, мысленно проклиная себя за отсутствие твердого характера и желание прекратить сопротивление после третьего свидания.

Она беспомощно рассмеялась, вспомнив, что хотела быть с ним уже после первого свидания в ресторане. Ей просто необходимо собраться с силами, остаться одной и подумать!

— Я не ищу постоянных отношений, — холодно предупредила она.

— Я тоже.

— И что же? Мы, кажется, зашли в тупик, — с досадой сказала Меган.

— У меня есть в запасе несколько вариантов, — утешая, проговорил он, притянул к себе и впился в губы.

«Это, вероятно, один из вариантов», — устало подумала она. Она не стала притворяться, что неправильно истолковала его поцелуй, и ответила на него, понимая, что зашла уже слишком далеко. Внутренняя борьба между чувством самосохранения и желанием близости продолжалась, к сожалению, недолго. Желание победило.

— Пойдем, — решительно сказала она ему, когда он закончил ее целовать и поднял голову, чтобы определить, сломлено ли ее сопротивление.

— Я думал, ты никогда этого не скажешь, — ухмыльнулся он.

Ей хотелось стереть эту самодовольную улыбку с его губ, показать, что она еще может постоять за себя, но желание быть с ним, целовать его, чувствовать его легкое дыхание на своем лице, ощутить тяжесть его тела оказалось сильнее.

Нейт подхватил Меган на руки и понес в спальню. Теперь он ничем не напоминал сдержанного человека с холодными серебристыми глазами.

Ее губы распухли от поцелуев.

Кончиком языка он обвел четкие контуры ее припухших губ, и это легкое прикосновение вызвало волну сладострастия, прокатившуюся по всему телу.

— Ты уверена, что хочешь этого? — спросил он едва слышно.

— Как никогда в жизни.

Она не опасалась снова разбить свое сердце, поскольку не собиралась увлекаться Нейтом всерьез. Поцелуй, страстный и долгий, прервал ее размышления. У нее закружилась голова, и расхотелось рассуждать о последствиях встречи с ним.

Толчки языка, нежно имитировавшие то, что должно было скоро произойти, вызвали страстное желание близости, ее дыхание стало хриплым и прерывистым.

Давно ли она так страстно хотела мужчину? Испытывала ли когда-нибудь нечто подобное с Тедом? Меган была убеждена, что нет, мало того, его образ просто исчез из ее сознания, вероятно, потому, что теплота в их отношениях со временем испарилась, в последнее время она даже перестала замечать его частое отсутствие, пока он наконец не поставил точку.

Ей казалось, что вряд ли она сможет забыть когда-нибудь лицо Нейта, его сияющие серебристого цвета глаза, твердый волевой подбородок, невероятно чувственные губы.

Он медленно начал ее раздевать, останавливаясь, чтобы поцеловать каждый изгиб ее тела. Ее скованность благодаря его ласкам и нежности постепенно исчезла.

Он быстро разделся, встал во весь рост и отбросил в сторону их белье. Он был необыкновенно красив, и Меган призналась себе, что действительность превзошла ее самые смелые ожидания.

— Я не хотела этого, — слабо сопротивляясь ему, скорее всего по инерции, прошептала она, обращаясь главным образом к себе.

Она не договорила, поскольку Нейт завладел ее губами. Поцелуй был требовательным и пробудил в ней ответное желание. Девушка поразилась тому, как он быстро пробудил в ней это желание, словно был фокусником, который совершил свой трюк лишь при помощи губ и рук.

Она нежно касалась пальцами его небритого подбородка, возбуждаясь от пробившихся волосков кожи; гладила вьющиеся волосы на его груди, которые составляли приятный контраст с ее гладкой кожей; целовала его горевшие страстным огнем глаза.

— Ты прекрасна, — шептал он, прикасаясь губами к ее разгоряченному телу, будто пробуя ее на вкус, испытывая при этом невероятное наслаждение. — Посмотри на меня, — хрипло попросил он.

Она опустила взгляд: его плоть восстала и была твердой, как гранит. Ее пальцы страстно сомкнулись вокруг нее, и он невольно застонал.

Гортанный звук его голоса, хриплый от желания, словно позвал ее в неведомую страну, где никого не будет, кроме них двоих, и она приняла приглашение.

Он вошел в нее одним движением, и Меган крепко сжала его руками и теснее прильнула к нему всем телом, выкрикнув его имя. Шепча ласковые слова, он приглашал достичь больших высот наслаждения. Вскоре она поняла, что приблизилась к вершине, Нейт сделал еще один толчок, подводя ее к самому краю. Теперь она падала и не могла остановить это падение, пока не поняла, что оказалась в безопасности в его руках.

Они лежали в объятиях друг друга, устав от ласк. Если бы девушка смогла встать, то непременно открыла бы окно, позволив прохладному ночному воздуху остудить ее разгоряченное тело.

— А ты вообще-то не так уж плох, — оценила она его любовный пыл, сладко потянулась и села, обхватив руками колени. — Таких ощущений я никогда не испытывала. Почему же? — задумчиво произнесла она.

— Потому, что я маг и совершил волшебство.

Волшебство? Слово заинтриговало ее. Меган никогда не думала о любовных ласках, как о чем-то волшебном. Но правда, до этого она и не занималась любовью с Нейтом.

— Собираешься выставить меня? — спросил он, перебирая ее волнистые волосы.

— Ты хочешь получить от меня еще что-нибудь?.. — игриво спросила Меган.

— Хочу получить, — включился в игру Слоун.

— Кофе, наверное?

— Может быть, но позже. Я думаю, что мы сможем придумать кое-что получше.

Девушка улыбнулась ему, окинула взором все его обнаженное тело.

— Ты прав. У меня такое чувство, что это произойдет в любую минуту.

Восхищенный, Нейт привлек ее к себе.

— Успокойся, моя сладкая. У нас впереди целая ночь. — Он посмотрел на часы. — По крайней мере часть ночи. Мы будем делать это медленно, никуда не торопясь.

— Но мне так не нравится. Я хочу тебя сейчас.

Категоричность, прозвучавшая в ее голосе, сделала несбыточной идею растянуть удовольствие.

Она не хотела медленно и не торопясь, тем более, что он умел доставлять удовольствие, и это было так прекрасно. Он же сомневался, что сумеет контролировать себя, так как она была страстна и энергична, и эти качества даже пугали его. Как он мог подумать, когда они впервые встретились, что она холодна? Меган была огонь, блеск, фейерверк, молния, сжигающая все на своем пути.

Нейт с готовностью бросился навстречу пламени, потому, что сумасшедшее желание вновь овладело им.

Огонь, охвативший их, угрожал спалить их души и превратить в пепел.

Она наконец-то поняла, что секс без выдумки и фантазии слишком пресен, скорее напоминает лечение, чем удовольствие.

— Иди сюда, — тихо позвал Слоун и потянул ее к себе.

Она прижалась к нему и, через несколько минут услышав легкое посапывание, поняла, что он заснул. Девушка слушала, как он дышит, и впервые за долгие годы почувствовала себя счастливой.

Она проснулась оттого, что что-то жесткое царапает ей кожу на спине. Повернувшись, она посмотрела на него с любовью. Выросшая за ночь щетина — невероятно, но это так — сделала его более привлекательным.

Не говоря ни слова, он начал щекотать ее.

— Довольно, — попросила она, смеясь.

— Но ты же любишь острые ощущения.

Она улыбнулась ему, счастливая, и подумала: когда она в последний раз занималась сексом с таким удовольствием? Никогда. Тед даже в сексе был таким же унылым, как и в жизни: упорно обдумывал каждый шаг и оставлял у нее чувство неудовлетворенности и, кроме того, вины за то, что она не умеет наслаждаться этим. Да, конечно, Тед виноват, что у нее появился комплекс вины. И как она раньше не поняла этого?

Сейчас ей хорошо с Нейтом, но как долго это продлится? Касси права. Пора начать жизнь заново.

Она была благодарна Нейту, что он пробудил у нее стремление к новой жизни. Он прервал ее размышления:

— Знаешь, о чем я только что подумал?

— О чем?

— Я не ухаживал за тобой, как это полагается.

— Не ухаживал? — Меган нараспев произнесла полузабытое старомодное слово.

— Я имею в виду романтические ужины вдвоем, цветы, конфеты…

— Зачем? — недоуменно спросила Меган.

— Как зачем? — растерянно ответил вопросом на вопрос Слоун.

— Нам и так хорошо в постели. Это все, что нужно. Верно? — убежденно сказала девушка.

На мгновение его лицо омрачилось. Меган задумалась, действительно ли увидела она разочарование в его глазах или ей показалась. Может, своими словами она случайно его задела? Он посмотрел из-под сурово сдвинутых бровей:

— Тебя легко соблазнить, моя милая.

— Да, и ты уже сделал это, — ласково сказала она, скользнув шаловливой рукой по простыне, и, достигнув цели, нежно и страстно сжала предмет своих поисков. Он застонал.

— Хочется объяснить вам, госпожа… — начал Слоун, но резкий звонок телефона разрушил состояние ленивой неги, в котором они пребывали.

Девушка подняла трубку.

— Меган Райли, — ответила она и секунду спустя встревоженно объяснила: — Один из моих подопечных в беде. Он сейчас в полиции. — И положила трубку.

Она подошла к комоду и отыскала джинсы и блузку.

— Я пойду с тобой, — с готовностью сказал Нейт.

— Не знаю, как долго я там пробуду, — нерешительно возразила Меган, натянув одежду и быстро проведя расческой по волосам?

— Я не позволю тебе одной выходить из дома посреди ночи, — твердым голосом пресек попытку возражения Слоун.

Ее брови удивленно поднялись.

— Ты не позволишь мне? — с расстановкой произнесла Меган.

— Я не так выразился, — пошел на попятный Нейт. — Прошу прощения. Мисс Райли, вы доставите мне огромное удовольствие, если позволите сопровождать вас.

Его виноватая улыбка погасила ее раздражение.

— Буду счастлива видеть вас своим спутником, мистер Слоун, — любезно согласилась она.

Войдя в полицейский участок, девушка решительно приблизилась к столу сержанта.

— Меня зовут Меган Райли. Я хотела бы увидеться с моим подопечным — Джаредом Кабрио.

Худой лысеющий полицейский взглянул на нее и предложил:

— Присядьте, мисс Райли. Кто-нибудь займется вами через несколько минут.

Серьезный тон сержанта в конце концов сразил ее. Нейт сел рядом с ней, когда она в отчаянии опустилась на скамью, прижав его руку к своей щеке и закрыв глаза.

— Все будет хорошо, — тихо успокоил он.

— Надеюсь… — встревоженно ответила девушка.

— Мисс Райли? — позвала женщина-полицейский, выйдя из другой комнаты и помахав ей рукой. — Он ждет вас.

— Спасибо, — поблагодарила Меган и, войдя в комнату для свиданий, увидела Джареда Кабрио, развалившегося на жестком стуле. Темные глаза вызывающе смотрели на Меган. Прямые черные волосы подростка были собраны в хвост. Разорванные джинсы и камуфляжная рубашка довершали удручающую картину.

— Джаред… — начала она.

— Я четырнадцать лет Джаред, и что из того? — развязно перебил он ее.

— Конечно, — согласилась она. — Это мой друг, Нейт Стоун. Не возражаешь, если он останется?

— Мне без разницы, — равнодушно пожал худыми плечами подросток. Этот продуманный жест ни на секунду не обманул ее.

— Что ж, давай поговорим, — предложила Джареду его наставница.

Он бросил на нее угрюмый взгляд и раздраженно сказал:

— Я не просил, чтобы вы приезжали.

— Да, ты этого не делал. Но ты назвал им мое имя, — возразила девушка.

— Ну и что? Это не делает вас моей матерью, и вам нечего обо мне беспокоиться, — вызывающе проговорил Джаред.

— Нет, конечно, но это делает меня твоим другом, и я жду объяснений.

— Я устал от всех ваших дурацких правил, поэтому и сбежал. Это было несложно, — будто хвастаясь, произнес мальчик и снова пожал плечами, но сейчас этот жест был скорее бессильным, чем вызывающим.

— Один?

— Конечно. — Он теперь испуганно смотрел на нее. — Как они поступят со мной, Меган?

— Это зависит от тебя.

— Я не хочу в тюрьму, — словно уговаривая, проговорил мальчик.

«Такое признание дается нелегко», — подумал Нейт, наблюдая, как дрожат его губы.

Меган взяла Джареда за руку.

— Не унывай. Посмотрю, что можно сделать, чтобы забрать тебя отсюда, — пообещала она.

Нейт заметил еще кое-что, ожидая, пока девушка заполнит документы, необходимые для того, чтобы Джареда отпустили. У мальчишки были серьезные проблемы с полицией, но она не испугалась этого и делала все необходимое с минимумом суеты.

Через час они уже возвращались домой.

— Что будет с ним дальше? — поинтересовался Нейт.

— Не знаю. Если бы устроить его в каком-нибудь доме, у него появился бы шанс.

— Я знаю, что-то вроде приемной групповой семьи. Именно эту идею ты пытаешься воплотить в жизнь.

Теплая улыбка тронула ее губы.

— Да, что-то вроде того, — согласилась она.

— Ты указала ему выход. Мальчишка справится, я думаю, — уверенно сказал Слоун.

— Откуда ты знаешь, у тебя тоже были проблемы, когда тебе было четырнадцать? — с любопытством спросила Меган.

Он усмехнулся:

— Мне тоже помогли когда-то.

— Он тебе понравился, да? — заглядывая ему в глаза и желая услышать утвердительный ответ, произнесла она.

— Возможно. Если он исправится и останется таким и впредь.

— Он попробует, — сказала она. — Несколько дел, заведенных на него в прошлом году, сейчас закрыты. Ведь его отец бросил семью. Джаред — самый старший из пятерых детей.

Нейт присвистнул.

— И что с ним теперь будет? — озабоченно спросил он.

— Это решит директор нашего центра. — Она ласково пожала ему руку. — Спасибо за компанию.

— Не за что. Прогулка с тобой доставила мне удовольствие, — отмахнулся Слоун и с удивлением подумал, что так оно и есть на самом деле. — Ты знаешь, какая ты? — с восхищением произнес он.

— Какая? — радостно спросила девушка, заранее зная его ответ.

— Ты — хороший человек.

Глава 4

Меган с удовольствием потянулась, и ей это понравилось. Она с любовью посмотрела на человека, лежавшего рядом с ней. Цветная простыня только частично прикрывала его, оставляя открытыми мускулистую грудь и крепкие ноги.

Встав с кровати, она прошла в ванную и остановилась перед большим зеркалом, занимавшим половину стены. Ее спутанные после ночи любви волосы обрамляли лицо, которое, конечно же, изменилось: темные круги под счастливыми глазами, распухшие от поцелуев губы хранили память о ней. Меган осмотрела себя: грудь казалась более полной и потяжелевшей, а маленькие и упругие соски потемнели.

Они дважды занимались любовью на рассвете и только потом провалились в сон.

Интересно, как он будет вести себя, когда проснется? Ее первым любовником был Тед, с ним у нее были длительные и серьезные отношения. Утро с ним состояло из приготовления завтрака для него, выбора подходящего по цвету галстука, чтобы он мог произвести на нужных людей соответствующее впечатление. Меган пришло в голову, что в этих словах: приготовление завтрака и выбор галстука — и заключались их отношения.

Нейт не Тед, напомнила она себе. Воспоминание о том, как снова и снова она вместе с ним поднималась к пику страсти, наполнило ее благодарностью к нему.

— Ты ранняя пташка, — констатировал Нейт, заглянув в ванную. Он посмотрел на ее отражение в зеркале и встревоженно спросил: — Что-то не так?

— Нет… — попыталась отрицать Меган.

— Что-то не верится, — засомневался Нейт.

Она резко повернулась и с тревогой в голосе сказала:

— Мы действительно плохо знаем друг друга. Все произошло так неожиданно быстро… — Она, беспомощно жестикулируя, пыталась объяснить, что ее тревожит. — Я тебя люблю, Нейт, очень сильно. Но я не хочу, чтобы ты думал, будто я требую большего, по крайней мере не сейчас, а может, и никогда.

— А если я… — с надеждой начал Слоун, но не закончил свою мысль.

— Что — ты? — спросила она, затаив дыхание.

— Нет. Я тоже не требую, — решительно сказал он.

— Тогда и нет проблемы, ведь так? — слегка разочарованно промолвила девушка.

— Да вообще никаких проблем нет, — твердо, словно убеждая себя в чем-то, согласился Нейт.

Действительно ли она уловила колебание в его голосе? Но мягкая улыбка развеяла сомнения: в самом деле, ей просто показалось. Нейт, конечно же, хочет того же, что и она: только лишь взаимного удовлетворения в постели. Не стоит обманываться красивыми словами. Он нужен ей только для этого.

Однако какое-то легкое ощущение, подозрительно смахивающее на разочарование, тревожило ее; из-за чего оно появилось, она еще не разобралась. Облегчение, — вот что Меган почувствовала сразу, когда услышала ответ Слоуна. Она нашла человека, который не только понимает ее убеждения, но и разделяет их. И как хорошо, что больше не нужно притворяться.

Осталось выяснить еще один вопрос.

— Что ты сказал тогда… об ухаживании за мной… я не хочу, чтобы ты ожидал чего-то большего… — сбивчиво начала девушка.

Он притянул ее к себе, со страстью прижав к груди.

— Я говорил тебе, чего добиваюсь. Соблазнить тебя, — бодро сказал Слоун.

— Хорошо… это прекрасно, — стараясь скрыть разочарование, весело проговорила она.

— Рад, что ты так думаешь, — обрадовался он.

Нейт, казалось, не хотел больше обсуждать их отношения. Заниматься с ней любовью действительно прекрасно, и к большему он пока не готов.

— Что у нас на завтрак? — поинтересовался озабоченно Нейт.

Она неопределенно махнула рукой в сторону холодильника.

— Яйцо, может, два, — равнодушно сказала Меган.

— Ты не знаешь точно?

Она повернулась к нему, уперев руки в бока, решив пресечь любую попытку превратить ее в кухарку, твердо, с вызовом сказала:

— Да, я не готовлю. Тебя это беспокоит?

— Нет, полагаю, у тебя масса других положительных качеств, — опешил Нейт.

— Отлично. Вот ты и готовь.

Он открыл холодильник и увидел три яйца, кусок сыра и пакет молока.

— Может, приготовить омлет?

— Хорошая идея, — согласилась девушка.

Впервые после расставания с Тедом она делила с кем-то завтрак, причем приготовленный для нее, а это ни с чем не сравнимое удовольствие. Слоун даже предложил вымыть посуду, но она отказалась.

После того, как Нейт уехал, она, одеваясь, задалась вопросом, как долго продлятся их отношения. Мало того, что Слоун слишком сексуален, так он еще и хороший человек — это очень опасные качества в мужчине для женщины, которая боится потерять голову от любви.

Нейт позвонил ей в полдень пятницы, когда она заканчивала работать с очередным файлом.

— Ждешь меня? — самоуверенно спросил он. Теплый звук его голоса успокоил ее издерганные нервы.

— Нет, — соврала она.

— Лгунья.

— Почему ты думаешь, что я лгу? — удивленно спросила Меган.

— Я не ошибался… до сих пор, — слегка растерянно проговорил он.

— А если я и вправду лгу? Что тогда? — поддразнила девушка.

— Я бы сказал, что у тебя хороший вкус, — гордо заявил Нейт.

Самомнение у этого мужчины было просто невероятным. Только по этой причине она должна отказаться от встреч с ним.

— Я скучал по тебе, — признался он.

Как он догадался, что ей нужны именно эти слова?

— Увидимся завтра? — нежно спросил он.

— У тебя есть план?

— План? — удивился Нейт.

— Как покорить меня? — продолжала дразнить девушка.

— Конечно, — самодовольно произнес он.

Она поняла, что Слоун улыбается красивой и уж очень сексуальной улыбкой, от которой ее бросает то в жар, то в холод.

— В таком случае да.

Его голос слегка дрогнул:

— Мне и вправду плохо без тебя. — Прежде чем она успела ответить, он добавил обычным голосом: — Заеду за тобой в полдень. Надень что-нибудь удобное. — И повесил трубку.

Нейт приехал на свидание к назначенному времени. В руках у него был пакет с жареным цыпленком и бутылкой превосходного вина, двумя пластмассовыми стаканами и куском пестрой ткани.

— Сначала обедаем, потом развлекаемся, — скомандовал он, проходя мимо Меган, стоявшей у открытой специально для него двери.

Слоун расстелил скатерть на полу и жестом пригласил ее к импровизированному столу.

— Давай поедим, — предложил он, видя, что она колеблется. — А потом поедем кататься на роликах.

— Ты, должно быть, шутишь, — засомневалась Меган.

Он взял куриную ножку.

— Нет, — неразборчиво пробормотал он, обгладывая ее.

Она набрала в грудь побольше воздуха и недоверчиво спросила:

— Это все твои штучки с соблазнением?

— Всегда думал, что цыпленок — чрезвычайно сексуальный продукт. Ну, ты сама понимаешь: ноги, бедра, грудка… — насмешливо сказал он, налил вина в стакан и подал ей. — Полагаю, это вино отлично подходит к блюду из домашней птицы.

Затем налил вина в свой стакан и выпил залпом.

Меган, выпив вина, взяв три оставшихся куска цыпленка, картонку с салатом, стаканы и поставив все это в центре скатерти, принялась есть.

— У тебя фиолетовые усы, — улыбаясь, заметил Нейт.

Смутившись, она попыталась их вытереть.

— Позволь мне. — Он мягко приложил салфетку к ее рту, и этот простой жест странно подействовал на нее: ей стало вдруг приятно, что о ней заботятся.

После обеда Нейт связал концы ткани узлом, чтобы можно было взять ее с собой и выбросить.

— Обед закончен, — объявил он и озабоченно спросил: — Ты ведь раньше каталась на роликах, правда?

— Еще бы, — подтвердила Меган.

Через пятнадцать минут они подходили к катку, и Слоун заметил, что девушка растерянно смотрит на катающихся на роликах людей.

— Нейт, думаю, я должна кое-что тебе сообщить, — виновато сказала она.

— Что именно?

— Я каталась на роликовых коньках не так уж часто, — опустила голову Меган.

Он остановился и растерянно спросил:

— А точнее?

— Всего один раз, — сосредоточенно рассматривая что-то на земле, пролепетала она и наконец посмотрела на него.

В его глазах плясали чертики.

— Иди-ка сюда, — позвал он, протягивая ей руки. Она цеплялась за ограду катка.

— Нет, я упаду, — испугалась девушка.

— Я буду держать тебя, ты просто не сможешь упасть, — убеждал Нейт.

Она с досадой пробормотала что-то о людях, которые воображают, будто знают все на свете. Четырехлетний малыш на коньках промчался мимо и едва не свалил ее.

— О, замечательно! Даже маленькие дети могут прикончить меня, — ворчала Меган.

— Паранойя? — с иронией заметил Слоун.

— Держу пари, она самая, — согласилась Меган.

Желая заставить ее сдвинуться с места, он подъехал и встал у нее за спиной.

— Давай! Я не дам тебе упасть. Только оттолкнись.

Она сделала шаг вперед, и он, боясь за нее, непроизвольно схватил за талию. В это время подростки на всей скорости врезались в них. Выскользнув из его рук, девушка стала падать. Он едва успел поймать ее и прижал к себе.

— Все хорошо? — испугался Нейт.

— Лучше не бывает! Можешь ехать кататься, а я останусь здесь и немного попрактикуюсь, — предложила Меган.

— Ты уверена?

— Скольжение, остановка. Все просто. Со мной все будет хорошо, — убеждала она.

Взглянув на Меган еще раз и решив, что она должна справиться, Нейт легко и с наслаждением катался, кружился в такт громко звучавшей музыке. После исполнения двух замысловатых па он повернулся в сторону Меган и посмотрел, как она осторожно делает шаг за шагом. Сделав еще несколько шагов и взглянув в его сторону, улыбнулась ему. В знак одобрения он помахал ей рукой.

Тут девушка, громко вскрикнув, с размаху шлепнулась. Придя в себя, она свирепо сверкнула глазами на мальчишку, задевшего ее.

Замирая от тревоги за нее, он рванулся вперед.

— Ты сильно ушиблась?

— Да нет, — ответила она, потирая ушибленное место. Девушка позволила помочь ей, и они вместе добрались до стульев.

Нейт опустился перед ней на колени, чтобы развязать шнурки на ботинках.

— Извини, — смутилась она. — Надо было сразу сказать тебе. Я просто неумеха.

— Самокритика — это хорошо, — едва сдерживая рвущийся смех, с улыбкой проговорил он.

— Представляешь, маленькие дети хихикали, когда кругами носились вокруг меня, — пожаловалась Меган.

— Определенно в следующих Олимпийских играх ты участвовать не будешь. Просто тебе нужно попрактиковаться.

— И на том спасибо, — подавленно пробормотала она.

Слоун упаковал коньки.

— Думаю, нужно компенсировать неудачу мороженым. Любишь шоколадное? — спросил Нейт.

— Нет, лучше какое-нибудь другое.

Они пошли в кафе «Молочная королева» и с удовольствием поели мороженое.

— У меня все болит, — пожаловалась Меган, расслабленно откинувшись на спинку кресла. — Наверное, завтра будут синяки по всему телу.

— Хочешь, сделаю массаж, — предложил Нейт.

— Спасибо, нет, — отвергла она.

— Ты мне не доверяешь? — удивляясь перемене в ней, спросил он с досадой.

— Доверяю, конечно. Но предпочитаю сохранять дистанцию.

Через час, лежа в теплой ванне, Меган обдумывала первый шаг в собственном плане завоевания сердца Нейта.

Она не ожидала от Нейта Слоуна, фотографии которого часто появлялись на страницах газет в разделе «Хроника деловой жизни», предложения поехать на каток. Но она уже наверняка знала, почему он поступил так.

Этот мужчина безошибочно угадал, как пробить ее оборонительную линию. Но она не пустит его в свое сердце, и ей нечего бояться.

* * *

Рон Паттерсон, кивнув ей, жестом предложил сесть и продолжил разговор. Сколько раз она с ним ни сталкивалась, никогда не видела его без телефонной трубки в руке.

Она невзлюбила этого человека, но, желая угодить Нейту, старалась держаться с ним приветливо.

— Простите, — извинился перед ней Рон, положив наконец трубку. — Прежде всего дело. Я буду не слишком дерзок, если скажу, как очаровательны вы сегодня?

Испытывая неловкость от витиеватого комплимента, она слабо улыбнулась.

— Мы с Нейтом ужинаем сегодня вместе, — пояснила она.

— Он появится с минуты на минуту. Чувствуйте себя, как дома, — гостеприимно сказал Рон.

— Спасибо, — проговорила она и посмотрела на заваленный бумагами стол. — Мне не хотелось бы отвлекать вас от работы.

— Не беспокойтесь, — остановил ее Паттерсон. Он сел, запрокинув руки за голову, и холодно поинтересовался: — Нейт сказал, что вы работаете в сфере социального обеспечения. Работа с трудными детьми, правильно?

— Да, совершенно верно, — чувствуя себя неловко под его изучающим взглядом, произнесла Меган.

— Расскажите мне о доме, который вы надеетесь построить. Чем жизнь в нем будет отличаться от жизни в обычной приемной семье?

— Некоторые дети выросли в атмосфере настолько не благоприятной, что их нельзя сразу отдавать в нормальные приемные семьи: они не могут вести себя хорошо, т. е. обычно, и поэтому сегодня вынуждены жить в детских домах. Мы хотим создать своего рода коллективный дом для небольших групп детей, где бы они смогли адаптироваться, получая необходимую помощь от специально обученного персонала, — увлеклась девушка и, почувствовав это, произнесла: — Простите. Я всегда теряю чувство меры, когда начинаю говорить на эту тему. Вам, наверное, надоело.

— Нисколько, — заверил он.

Возможно, она недооценила его, подумала Меган и начала рассказывать об одном из таких детей, которые особенно нуждались в специальной помощи.

Он внимательно слушал, иногда кивал.

Когда появился Нейт, Рон поднялся.

— Меган и я узнали друг друга гораздо ближе, — бодро сообщил он.

Ее задела прозвучавшая в его голосе фамильярность, но она старательно продолжала улыбаться.

— Мне было приятно поговорить с вами, Рон, — поблагодарила девушка.

— Мне тоже, дорогая, — скороговоркой проговорил он и взял в руки телефон, прежде чем она и Нейт закрыли за собой дверь.

— Он и вправду наркоман? — недоумевая, спросила она.

— Рон? Наркоман? — остолбенел Слоун, широко раскрытыми глазами глядя на девушку.

— Он, кажется, и десяти минут не может прожить без приклеенной к уху телефонной трубки, — смеясь, пояснила она, не находя ничего привлекательного в человеке, женатом на телефоне.

Нейт тоже засмеялся.

Он взял ее под руку и спросил, надела ли она туфли для танцев.

Она посмотрела вниз, на мыски своих серебристых лодочек, и они ей показались стеклянными. Конечно, это игра света, но в этот момент она почувствовала себя Золушкой.

Если бы сейчас появилась фея с волшебной палочкой, она бы не слишком удивилась. Вечер, казалось, был наполнен волшебством.

Вино кружило ей голову не меньше, чем его близость. Музыка, медленная и чувственная, плела магический узор их танца. Нейт положил ей руку на талию и тесно прижал к себе.

Накрахмаленная ткань его хлопковой рубашки и тонкий, как паутина, шелк ее платья натирали ей соски, разжигая огонь желания. Она не сопротивлялась, положив голову ему на плечо, и, прикрыв глаза, слушала музыку, его дыхание и с удовольствием вдыхала аромат дорогого одеколона, смешанный с необыкновенно волнующим запахом мужского тела. Когда Нейт осыпал дождем поцелуев ее шею, она уже не могла думать, а только чувствовала и желала близости с ним, которая, она уже поняла это, была раем, обещающим неземное наслаждение.

— Нейт… — позвала Меган томным голосом, и он услышал в нем нескрываемое желание близости. Все ее скрытое томление выразило это слово.

— Я знаю, — теряя голову, пробормотал он, прижимая ее к себе так, чтобы даже дыхание не могло разделить их. Он нежно гладил ее спину, спускаясь все ниже и ниже, и вдруг оторопел: — Что у тебя надето под платьем?

— Ничего, — потупясь, смущенно произнесла Меган. Он схватил ее за руку и потащил к выходу, поспешно приговаривая:

— Торопись. Мы уже уходим.

— Но… — пыталась возразить Меган.

— Не спорь со мной, — процедил он сквозь зубы, — если не хочешь, чтобы я повалил тебя прямо здесь.

Она посмотрела на него, едва скрывающего нетерпение, и на переполненный танцевальный зал и поняла, что это весьма возможно.

Приехав домой, они уже в прихожей начали торопливо расправляться с одеждой, возиться с кнопками и разрывать застежки. «Осуществление желания гораздо приятнее его томительного ожидания», — подумала она, лежа в объятиях Нейта.

Последующие дни были так же наполнены волшебством, как и тот прошедший вечер. Цветы и конфеты по мановению волшебной палочки появлялись в ее офисе. Больше всего ее восхищал его выбор — фиалки вместо роз, огромный леденец на палочке вместо традиционной коробки конфет, стружка шоколадного печенья, источающая аромат сильнее, чем цветы.

В уик-энды они посещали детский музей, катались на пароме, ходили в парк с динозаврами, осматривали хозяйственный инвентарь старинной фермы.

Не меньшую изобретательность Нейт проявлял и в любовных делах. Их ночи были заполнены такой бешеной страстью, о которой можно только мечтать. Когда к Меган возвращалось здравомыслие, она утешала себя, что если не путать страсть с любовью, то все будет прекрасно.

* * *

Слоун лениво потянулся в кровати, планируя, как провести выходной день с любимой. Кстати, интересно, куда это она запропастилась? Подушка все еще хранила форму ее головы, значит, она где-то здесь.

Появление Меган в его жизни стало более важным для него, чем ее присутствие в постели. Она привнесла энергию и страсть, и не только в постели. Она игрива и рассудительна одновременно, в меру чопорна и необыкновенно очаровательна.

Он дотянулся до джинсов и натянул их. Возможно, они начали бы утро с завтрака в постели и затем бы он закончился… кто знает? Имея в распоряжении целый день, они могли делать все, что им вздумается. Отличная идея, решил он и ухмыльнулся, когда представил себя с Меган под душем.

Размышления о спинке девушки и других не менее очаровательных частях ее тела навели его на приятные воспоминания о прошедшей ночи. Они занимались любовью до тех пор, пока не уснули от усталости.

Раздался звонок телефона. Он взял трубку, собираясь ответить, но Меган опередила его:

— …рада слышать тебя. Нет, ты не помешал… — ласково произнесла она, затем замолчала, и вдруг радостный визг разорвал тишину утра: — Это замечательно! Я так рада за вас! Уайатт… ты сумасшедший, — смеялась девушка от души. — Шутишь… Не может быть, розовый и морщинистый!

Он напряг слух, чтобы лучше слышать.

— …разочарована…

Опять непонятная тишина.

— На твоем месте я бы пошла. Да, я тоже. Сегодня в полдень. Обещаю. Береги… я тоже тебя люблю.

Ему было неловко, что пришлось подслушивать. «И надо же было позвонить этому типу прямо сейчас», — с досадой думал он.

Она повернулась к нему, и на ее губах тотчас появилась ласковая улыбка:

— Привет, мой хороший. Ты уже встал… Это был Уайатт. Я оставила твой номер телефона на автоответчике, надеюсь, ты не возражаешь, — весело пояснила девушка.

Как невозмутимо она держится, как ни в чем не бывало рассказывая о звонке другого мужчины после проведенной ночи с ним, Нейтом! И это объяснение в любви по телефону! Кто такой этот Уайатт? И что все это значит?! — с яростью думал Слоун.

Судорога боли исказила его лицо, он нахмурился. Хотя Меган с самого начала поставила условия: никакой привязанности, никаких ограничений личной свободы, но он все-таки не ожидал, что она в его присутствии будет разговаривать о нем с кем-то по имени Уайатт.

Меган подошла к нему, ласково улыбаясь и подняв руки, чтобы его обнять. Рубашка на ней поднялась, открыв стройные ноги, увидев которые он удержался от резких слов.

— Я думал, что мы позавтракаем в постели, — огорченно сказал Нейт.

Ее пальцы скользнули за пояс его джинсов. Казалось, девушка не заметила, каким тоном говорил он, и игриво предложила:

— Мы можем начать с десерта.

Его реакция была молниеносной: он оттолкнул ее. Она удивленно посмотрела на него и улыбнулась.

— Что-то не так? — растерянно спросила Меган.

Нейт с горечью рассмеялся:

— Не так? А ты сама, как думаешь?

— О чем это ты? — ровным голосом спросила она.

— Для тебя, стало быть, обычное дело обсуждать по телефону с другим мужчиной свою личную жизнь? — упрекнул Слоун.

Девушка озадаченно нахмурилась и непонимающе переспросила:

— Мою личную жизнь…

— Извини, не так выразился. Сексуальную жизнь — то есть то, что происходит между мужчиной и женщиной, когда они оказываются вместе в постели, — язвительно объяснил он.

— Ты сошел с ума, — все больше не понимая, о чем он говорит, растерянно констатировала она.

— Да, полагаю, это так, — подтвердил Нейт. Несмотря на обиду, которую она нанесла ему, он желал ее больше, чем когда-либо. Гнев не охлаждал его желания, напротив, подогревал.

— Ты слышал мой разговор по телефону? — начала догадываться Меган.

Замешательство, звучавшее в ее голосе, было настолько искренним, что он едва не поверил ей, но верить не хотелось, поэтому гнев вспыхнул с новой силой.

— Не играй в невинность, — раздраженно предложил он.

— Я и не играю… — растерялась девушка.

— Послушай, — начал он, пытаясь объяснить ей недостойность ее поведения, — у меня были другие женщины. Я никогда не скрывал этого. Но никогда никому не рассказывал, какие они в постели, тем более другой женщине.

Она сняла рубашку.

— Когда успокоишься, предупреди меня. — Она повернулась к нему спиной и направилась в спальню.

Он поймал ее за руку и повернул к себе.

— Я думал… не обращай внимания, — с горечью сказал Нейт и отпустил ее руку.

Боль, звучавшая в его голосе, заставила ее остановиться и пристально посмотреть на него.

— Нейт, ты слышал разговор? — повторила вопрос Меган.

— А если и так? — отчаянно ответил Слоун.

Она не знала, что ей делать — то ли смеяться, то ли плакать. Нейту очень хотелось, чтобы она расплакалась, по крайней мере тогда бы он знал, что она раскаивается.

— Ты помнишь мою подругу Касси? — начала объясняться девушка, понимающе улыбаясь. Не выдержав комичности ситуации, она громко и весело рассмеялась.

— Да. Ну и что? — сухо произнес Нейт.

— Так вот. Уайатт — ее муж.

Но если она разговаривает подобным образом с мужем своей лучшей подруги, то ему от этого не легче, думал Слоун.

— Касси родила ребенка сегодня утром, — сказала она, вытирая рубашкой выступившие от смеха слезы. — Уайатт позвонил мне, чтобы сообщить об этом. Мальчик. Семь фунтов и восемь унций.

Так значит, ее подруга родила малыша. Большое дело.

— Рад за них, — все еще не понимая, буркнул он.

— Ты когда-нибудь видел новорожденного ребенка? «К чему весь этот разговор о младенцах?» — мысленно недоумевал Нейт и вслух сказал:

— Послушай, ты уже немало повеселилась сегодня. Может, хватит?

Боли больше не было, появилось скорее всего разочарование.

— У Уайатта дурацкое чувство юмора. Когда я спросила его, на что больше всего похож ребенок, он сказал, что он немного… — хохоча, она сделала паузу, — розовый. — Снова неудержимый смех: — И морщинистый.

— О!.. — наконец-то понял он.

— Да, о!.. — насмешливо передразнила Меган.

— Было еще что-то, ты говорила о разочаровании, — напомнил Слоун, желая разобраться во всем до конца.

— Не я, идиот! Касси. Она говорила раньше, что хочет девочку, и я спросила у Уайатта, разочарована ли она, что родился мальчик. Ей ведь нельзя волноваться.

Смущенно усмехнувшись, все еще чувствуя неловкость, он сказал:

— Я действительно дал маху.

— Очень вовремя, — с иронией проговорила Меган.

— Давай, продолжай, — хмуро предложил Нейт.

— Что ты еще хочешь услышать? — весело спросила девушка.

— Скажи мне, какой я дурак. Я вполне это заслужил, — раскаиваясь, промолвил Слоун.

— Ты заслужил намного больше, паникер, — зло прошипела она и неожиданно ударила его в солнечное сплетение. Эффект был просто поразительный: он согнулся пополам, с шумом пытаясь втянуть воздух в легкие. Удар женщины разнес вдребезги его больное эго. Только что он выставил себя полным идиотом перед Меган, а теперь еще и это!

— Ты закончила? — спросил он, когда пришел в себя.

— Возможно, — еще злясь, ответила она, и ее сосредоточенный взгляд остановился на его лице. Он догадался, что ею овладела не страсть, зная теперь, что она способна на многое, он провел языком по зубам, которые очень любил и не имел ни малейшего желания терять их. Его родители потратили очень много денег, когда он был подростком, чтобы он, не стесняясь, мог улыбаться.

Надо бы проверить, достаточно ли поутих ее гнев, и он изобразил, как надеялся, одну из самых очаровательных улыбок:

— Уж не задумала ли ты двинуть мне в зубы?

— А если и так? — что-то сосредоточенно обдумывая, ответила Меган.

— Каюсь, я это заслужил.

— Ладно. — Взгляд ее смягчился. — Живи. Подъем прошел просто отлично.

— Может, нам стоит подумать, как провести оставшуюся часть утра? — спросил он, придвигаясь к ней.

Она опустила взгляд, посмотрела на пояс его джинсов и взялась за верхнюю кнопку, расстегивая ее, проговорила:

— Вчера ночью было довольно-таки темно. — Ловкие пальцы справились со второй кнопкой. — Только немного лунного света, — хрипловатым голосом продолжала она. — Третья кнопка тоже не устояла. — А ты зачем-то выключил лампу, — шепотом закончила она, и последняя кнопка сдала позиции.

Ее руки обвились вокруг него. Меган всем телом прильнула к нему.

Волна сладострастия прошла по его телу, и он схватил ее, страстно прижимая к себе.

Хрипловатым голосом она предложила:

— Может быть, нам повторить вчерашний процесс при дневном свете, и тогда я смогла бы получить представление о предмете, который не дает мне спать по ночам. Как ты думаешь?

Она несла чепуху, а он умирал от желания. Он втиснул колено между ее ногами и задохнулся: на ней не было нижнего белья, и это лишило его последних крох самообладания. Быстрым движением он поднял ее на руки, отнес в спальню и швырнул на кровать со словами:

— Ты — ведьма.

— Нет, — мягко улыбаясь, ответила она. — Я — женщина.

— Это одно и то же, — пробормотал он и бросился на нее.

Позже он лениво наблюдал, как она натягивает одежду.

— Сегодня воскресенье, — сделал он последнюю попытку вернуть ее в постель. — Даже работники социальной службы имеют право на выходной.

Меган отбросила упавшие на лицо волосы.

— Я обещала Уайатту. И потом мне очень хочется увидеть Касси и ребенка.

После ночи и утра, проведенных с ней, Нейт не мог позволить ей уйти одной. Придется вставать. И вдруг ему в голову пришла мысль: готов ли он вообще когда-нибудь отпустить ее — и застала его врасплох. Он тут же выбросил ее из головы.

— Я поеду с тобой, — предложил Слоун.

Она натянула свитер и ласково улыбнулась:

— Мне будет приятно.

* * *

В роддоме пахнуло на них сногсшибательной смесью запахов — антисептика и свежесрезанных цветов, моющего средства и кофе. Лампы дневного освещения высвечивали изношенные плитки пола. Палаты новоиспеченных мам находились на третьем этаже. Меган и Нейт подошли к детской.

— Какой красивый, — восхищенно сказала девушка, глядя сквозь стеклянную перегородку на малыша, которого держала медсестра.

— Красивый, — согласился он, не отводя от нее взгляда.

Она усмехнулась:

— Что скажешь? Он действительно маленький, розовый и морщинистый?

Их глаза встретились, и она увидела, что он тоже едва сдерживает смех.

— Вовсе нет. Он большой, — не согласился Слоун.

— Конечно, не такой большой, как некоторые вещи, — двусмысленно сказала она, многозначительно глядя на застежку его брюк.

Это действительно было смешно: она пыталась завести его прямо здесь, в роддоме. Он увидел искорки смеха в ее глазах. Похоже, эта ведьма знает, что делает, и вполне вероятно, что у этой женщины нет стыда. Вообще никакого.

— Ты ведь любишь это, да? — глядя ей прямо в глаза, спросил он.

— Конечно, очень люблю. Сегодня вечером, — хрипло пообещала она.

— Сегодня вечером ты ответишь за все, что учинила утром, — с угрозой пробормотал Нейт, теряясь под ее вызывающим взглядом.

— Сегодня вечером…

Ее слова эхом отозвались в его голове.

После ухода Нейта Меган направилась в палату к Касси, чтобы посидеть с ней и Уайаттом.

Они поговорили о ребенке, которого решили назвать Тайлером, о скорой выписке из роддома, а также о еде, которую Касси назвала несъедобной.

Через полчаса Уайатт, получив подробные инструкции жены, отбыл за чизбургером и двойной порцией жаркого.

— Ну, давай рассказывай, — нетерпеливо сказала подруга, когда они с Меган остались одни.

— О чем? — будто не понимая, проговорила она.

— Мистер Выигрышный Билет. Как он? — сгорая от любопытства, спросила Касси.

— Он… хорош, — с расстановкой произнесла Меган и поняла, что не отразила в этих словах, каков Нейт на самом деле. Касси подумала так же. Пренебрежительно фыркнув, она саркастически заметила:

— Хорош? И только? Мне кажется, он великолепен, чертовски сексуален, а ты говоришь, он просто хорош.

— Ладно. Он больше, чем просто хорош. Он… — Меган замолчала, подбирая слова, которые смогли бы выразить все, чем стал для нее Нейт. — Он замечательный.

— Ладно, я поняла. Теперь о важном: каков он в постели? — перебила подруга.

Меган почувствовала, что краснеет, и прокляла румянец, всегда выдававший ее смущение.

— Если ты скажешь опять, что он просто хорош, я запущу в тебя судном, — шутя пригрозила Касси.

— Он бесподобен, — с восторгом объяснила девушка, и Касси удовлетворенно хрюкнула.

— Я знала это. Знала, что он не такой, как этот Тед. Я ужасно рада за тебя, дорогая. Ты заслуживаешь этого мистера.

«Он то, что надо», — подумала Меган, улыбнувшись про себя.

Касси обиженно надула губы:

— Ты совсем ничего мне не рассказываешь, — упрекнула она. — Мужчина выглядит, как живое воплощение греха. Он использует бархатный кнут, или перья, или… — с любопытством спросила подруга.

Засмеявшись, Меган бросила в нее подушкой и перевела разговор на ребенка. То, как это происходит у нее с Нейтом, слишком личное, чтобы говорить об этом вслух с кем-либо.

Касси с радостью вернулась к любимой теме, и следующие полчаса подруги посвятили разговору о том, кем станет малыш, и сошлись на мнении, что, кем бы он ни был, у него будет счастливое будущее.

Возвратился Уайатт, держа в руках огромный пакет с аппетитно пахнущей едой.

— Освободите путь для холестерина, — сказал он. — Здесь столько жира и соли, что ваши артерии будут забиты не только этот, но и весь следующий месяц.

Касси радостно схватила пакет и вытащила булочку и порцию картофеля фри.

— Хочешь чего-нибудь? — спохватилась она, протягивая картошку Меган.

Та отказалась и засмеялась, видя, с каким облегчением вздохнула Касси. Поцеловав подругу на прощание и видя, что ей сейчас не до нее, она пообещала навестить ее завтра.

Дома она забралась в ванную. До прихода Нейта оставалось еще два часа. Она кое-что придумала специально для него. Легкая задумчивая улыбка появилась у нее на губах. Его ждет сюрприз.

Глава 5

Нейт прикрылся рукой, спасаясь от дождя, когда бежал к квартире Меган. Ему пришлось задержаться, чтобы переговорить с Роном, а потом заскочить домой, чтобы принять душ и переодеться.

Он медлил, стоя перед ее дверью, не решаясь позвонить и испытывая невероятное напряжение: что его ждет, ведь она пообещала отплатить ему за то, что он устроил сегодня утром, но, вспомнив сияющие обещанием глаза, улыбнулся.

Когда Меган открыла дверь и Нейт увидел ее, он просто остолбенел.

Черное платье, длинные рукава и крошечные кнопки от выреза до самого низа. Сколько же времени потребуется, чтобы расстегнуть их все, и при этом сгорать от желания.

И это уже с ним происходило. Во рту пересохло. Он поднял страстный взгляд на Меган и понял, что не столько платье возбуждало его, сколько сама Меган.

Он облизнул губы, не находя слов.

Видя его состояние, девушка сжалилась над ним.

— Давай поедим, — просто предложила она, махнув рукой в сторону кухни, где на столе, помимо еды, стояли свежие цветы.

Он хотел сказать, что не голоден, но потом передумал. Мужчине нужны силы, чтобы остаться в живых после страстной ночи. «Конечно, если это стряпня Меган… — с иронией подумал Нейт, — то вряд ли это возможно».

Она, должно быть, поняла, о чем он думает, и улыбнулась:

— Не волнуйся. Я заказала еду в ресторане.

Они ели холодную лососину с зеленым салатом и запивали все это шампанским. Хотя ужин и был вкусным, но Слоун не мог оторвать взгляд от многообещающих глаз Меган.

После ужина он предложил убрать со стола тарелки, но Меган остановила его, сказав, что они могут подождать, и повела его в спальню. Свечи, множество свечей стояло повсюду и освещало комнату, бросая таинственные тени на пол, стены, постель…

— Ты… м-м… — сбивчиво начал он, затем, прочистив горло, сказал: — Ты знаешь, как устроить представление.

— Я многое умею, — ровным голосом загадочно сказала она.

Невинное замечание, сделанное ею, странно подействовало на него. Он уставился на ее губы цвета огня и молчал, потрясенный происходящим. Она не спеша прошлась по комнате, поправив занавески на окне, зажигая некоторые потухшие свечи, давая ему возможность хорошенько рассмотреть себя, и подошла к нему.

— Теперь мы готовы, — немного холодно сказала она.

— Готовы для чего? — глупо переспросил Нейт.

— Увидишь, — таинственно произнесла Меган.

Она подняла руки и начала расстегивать его рубашку. Мучительно медленно она расстегивала каждую пуговицу, и он, стиснув зубы, едва сдерживался.

— Так, — закончив, удовлетворенно сказала она хриплым голосом и погладила нежно его грудь, и он заметил, что ногти у нее того же цвета, что и губы.

— Твоя очередь, — сумел выговорить он.

Она коснулась верхней кнопки своего платья. Вслушиваясь в шорох расстегивающихся кнопок, он понял, что это самый соблазнительный звук из всех, что ему приходилось слышать в жизни. Он чувствовал, как окончательно теряет над собой контроль.

Платье упало к ее ногам. Она стояла перед ним, одетая только в черные бюстгальтер, подвязки и чулки. Он дважды сглотнул, очарованный увиденным. Черное кружево белья, стройные ноги, кружевная полоска подвязок на гладких бедрах.

Приподняв ногу, она демонстративно медленно сняла с ног черный шелк. Ее кожа была белой, чисто белой, девственно белой.

Только мысли его были совсем не чистыми, да и девушка отнюдь не невинной.

Он отвел взгляд, чтобы справиться с желанием и не броситься на нее. Ему хотелось дождаться окончания спектакля, и он решил прекратить борьбу с самим собой и вновь посмотрел на нее.

Белый цвет на фоне черного. Контраст матово белой кожи и черного шелка был необыкновенно соблазнительным, как и обещание в ее глазах.

Она мягко подтолкнула его к кровати.

— Ложись и закинь руки за голову, — сказала девушка, и ласковое журчание ее голоса заставило вспомнить жаркие летние ночи. — Тебе понравится. О-очень, — нараспев произнесла она.

Он подчинился и поднял руки за голову. Когда Слоун почувствовал, что его запястья Меган обвивает лентами и привязывает к спинке кровати, он попытался возразить, но она таинственно прошептала, положив палец на его губы:

— Еще одна минута — и ты окажешься в раю.

— В раю, — загипнотизированный нежностью ее голоса, повторил он.

Меган начала снимать оставшееся белье с той же медлительностью, что и раньше.

Святые небеса, его плоть уже восстала. В это время она привязала другое его запястье. Распаленный, Нейт в ожидании замер на кровати. Если бы кто-нибудь сказал ему час назад, что он уподобится второразрядному актеру в порнографическом фильме, он счел бы его сумасшедшим.

Но именно в этом положении Слоун оказался и сейчас был во власти Меган.

Он проверил шелковые путы и нашел их удивительно прочными.

Девушка слегка нахмурилась.

— Что случилось? — озабоченно, каким-то странным голосом спросил он и удивился: неужели этот хриплый, словно каркающий голос принадлежит ему?

— На тебе все еще слишком много одежды, — тихо проговорила Меган. Нейт без возражений позволил ей расстегнуть молнию на джинсах и стянуть их с него. Мягкий звук расстегнувшейся молнии заставил его вздрогнуть. Из одежды на нем остались только хлопковые шорты.

— И что теперь? — интересуясь дальнейшим ходом представления, спросил он.

— Ты побываешь в раю, — пообещала девушка.

Его глаза широко раскрылись — она вытащила из тумбочки банку с медом. Что, черт возьми…

Меган налила немного меда ему на грудь и стала нежно втирать в кожу, задевая при этом спутанные волоски у него на груди и пробуждая разнообразные фантазии в его голове.

Пытаясь собрать остатки сил для протеста, Нейт спросил:

— Какого…

— Ты обещал, — напомнила она ему. — Никаких вопросов.

— Я помню, что обещал. Но я никогда не беру с собой в постель продукты, — сердито ответил он.

— Это ненадолго, — сказала Меган и облизнулась. При виде такого бесстыдства внутри у него все перевернулось. Ее нежный голос, обещания вызывали в его голове несметное число картин, его можно было арестовать только за одни мысли.

— Тебя ждет очень сладкая боль, — нежно проговорила она.

Меган выполнила обещание, используя руки, губы, язык.

Она ласкала его соски, заставляя их становиться твердыми, проложила на его груди дорожку поцелуев, ее руки и губы были повсюду, и он погибал под этим водопадом чувственности.

Девушка щелкнула застежкой бюстгальтера и бросила его на пол. Эти звуки заставили его вздрогнуть. У него перехватило дыхание: грудь была высока и прекрасна, и хотя ему доводилось видеть ее не впервые, но этой фантастической ночью все происходило будто в первый раз.

Только черный пояс с подвязками все еще оставался на ней. Избавившись и от него, она предстала перед ним полностью нагая.

Нейт уже был в агонии, вне разума, полностью погрузившись в бурю наслаждений, бушевавшую в нем.

— Пожалуйста… — умолял он прекратить его мучения.

— Довольно? — игриво переспросила Меган.

Нейт застонал:

— Ты уже отомстила, хватит.

— Еще нет, — не согласилась она, продолжая целовать его грудь.

Девушка не давала возможности перевести дух. Она в один миг стащила с него шорты, и ее руки обхватили его пульсирующую плоть.

— Ты убиваешь меня, — только это и сумел он сказать между стонами.

— Нет, мы еще в самом начале… — пообещала Меган.

Она — воплощение огня, ярости и страсти — села верхом на него, и Нейт не в силах был пошевелиться, плотно зажатый ее ногами. Он хрипло дышал и уговаривал девушку:

— Сядь на него, милая. Смелее!

Но она не торопилась этого делать, продолжая возбуждать его, касаясь своей грудью его груди, губ, восставшей плоти. «Меган просто великолепна», — думал он, любуясь движениями ее прекрасного тела.

Она упивалась своей властью над ним, понимая при этом, что приближается к вершине безумия. Девушка подчинилась этому безумию, чувствуя, как внутри нарастает вихрь желаний. Теперь у нее не было мыслей — только чувства.

Наконец она села на него, и они начали двигаться в едином ритме, будто в танце, поставленном опытным хореографом. Какое-то время Меган была верхом на нем, а потом уже рядом с ним. Они сплелись так тесно, что уже не могли понять, где чье тело.

Блестящая от пота и пресыщения, Меган уютно устроилась в объятиях Нейта. Через некоторое время она осознала, что ему легко удалось освободиться от связывающих его руки пут. Она еще немного поразмышляла над этим, потом подняла голову и спросила:

— Ты мог прекратить это в любое время. Почему ты этого не сделал?

— Но не мог же я упустить самое невероятное приключение в моей жизни! — весело сказал он, поднял с пола чулок и проверил его на прочность. — Я думаю, что ты тоже должна испытать на себе, каково это — быть в неволе.

Девушка потянулась к нему:

— Обними и поцелуй меня.

Он наклонился над ней и страстно поцеловал в губы.

Чье это биение сердца: его или ее собственного, спросила она себя, крепко прижатая спиной к матрацу, и равнодушно подумала о том, что нет никакой разницы, потому что этот мужчина начинал играть огромную роль в ее жизни.

Нейт скатился с нее и медленно, ритмично задышал. Он что, заснул? Если так, она найдет способ его разбудить. Грешный, восхитительный способ.

Меган осторожно потерлась своей ногой о его.

— В следующий раз надо взять с собой витамины, — озабоченно произнес вдруг он, и звук его голоса ласкал ее подобно теплому летнему дождю.

— Ты не спал! Ты притворялся! — возмутилась она.

— Дорогая, я просто не смог бы притворяться после всего того, что ты со мной здесь сотворила.

— Правда не смог? — самодовольно произнесла девушка.

— Ни в коем случае, — серьезно подтвердил Нейт.

— А если я сделаю еще раз нечто подобное… — проведя рукой по наиболее чувствительной части его тела, улыбаясь спросила она, — ты тоже не станешь притворяться?

Его стон был ответом, которого Меган ждала. Нейт снова почувствовал, как сладко быть в плену у этой женщины. Он посмотрел на нее, лежавшую рядом.

— Нейт? — томно позвала Меган.

При звуке ее голоса появился жар в пояснице и стал усиливаться. Но ведь это невозможно: снова желать ее через такой короткий промежуток времени!

Но у него было очень твердое доказательство обратного. Он негромко рассмеялся своим мыслям.

— Ты прекрасна, — восхищенно сказал Нейт.

— Так докажи это, — призвала к действиям Меган.

Он хотел продлить удовольствие, смакуя его. Но девушка не позволила ему этого. Она подгоняла его, усиливая накал страсти и стремясь к пику наслаждения. Когда дыхание восстановилось, они оба были вконец опустошены и обессилены.

Через некоторое время, придя в себя, она снова потянулась к нему, чтобы обнять, но он поймал ее руки и поднес к губам.

— Если ты продолжишь в том же духе, мы не выберемся из постели до конца дня, — насмешливо сказал Слоун, целуя кончики ее пальцев.

— А это настолько плохо? — невинно поинтересовалась Меган.

— Дело в том, что если мы не хотим, чтобы организатор моей предвыборной кампании выломал дверь твоей квартиры, то мне нужно уходить, так как я договорился встретиться с ним сегодня в полдень.

Меган соскользнула с кровати и, на мгновение задумавшись, предложила:

— Давай примем душ вместе. Я потру тебе спину.

От этого предложения он уже не мог отказаться. Через два часа Нейт честно пытался сосредоточиться на стратегии кампании, разработанной Роном.

— Ты должен показать людям, что ты один из них, — говорил Рон. — Ты знаешь их проблемы и сочувствуешь им.

Слоун с воодушевлением подхватил:

— У меня есть идея провести ряд неофициальных встреч, на которые могут прийти все желающие рассказать о том, что их тревожит.

Рон поднял руку в знак согласия:

— Отлично. Это можно использовать. А сейчас мы поговорим о рекламе. — И озвучил некоторые свои идеи.

Нейт едва слушал его, вспоминая свои ощущения от прикосновений к коже Меган — горячей в пылу страсти, прохладной и гладкой от мыла и льющейся воды.

— А как обстоят дела с приемными семьями? — Рон уже перешел к следующей проблеме, и Нейт очнулся. Что-то в его голосе заставило Слоуна насторожиться, но, взглянув в глаза менеджера, он увидел в них лишь искренний интерес.

— Меган все еще работает над обеспечением финансирования проекта, — сообщил он, слегка удивленный вопросом, и добавил восхищенно: — Она очень добра к детям.

Не вдаваясь в подробности, он рассказал Рону о ее полночной поездке в отделение полиции, чтобы помочь одному из подшефных детей.

— Это отлично ее характеризует, — сказал Рон, задумчиво потирая подбородок.

— Да, она просто превосходна, — подтвердил Слоун. Рон, казалось, что-то упорно обдумывал на протяжении всей встречи. А Нейт хотел освободиться от дел пораньше. Никогда раньше Слоун не встречал подобной женщины, у которой бы сочетались и ум, и красота, и доброта, и страстность. Что же с ним случилось, если он впервые не увидел в женщине ни одного недостатка? «Может, это любовь?» — подумал Нейт.

Это непривычное для него слово заставило замереть. Действительно, а чем же еще это могло быть? Впервые в жизни ему хотелось, чтобы женщина желала его, нуждалась в нем, ложилась спать с ним ночью и просыпалась рядом утром, спорила с ним, кто первым будет читать газету за завтраком, волновалась бы за него. Он наконец осознал, что всегда хотел этого больше всего.

Теперь нужно убедить Меган, что она и есть та самая женщина.

* * *

Меган положила карандаш на стол, слишком возбужденная, чтобы работать. Воспоминания о своем экстравагантном поведении вчерашней ночью заставили ее мучительно краснеть. Никогда прежде она не вела себя так раскованно. Наверняка это удивило Нейта, ведь при нем она всегда была сдержанной, даже застенчивой — и в постели тоже. Девушка смущенно улыбнулась, сомневаясь теперь в этом. Сейчас она понимала, что Тед провоцировал ее холод и безразличие, затем использовал это, как повод для обмана. Он не обвинял ее в холодности напрямую, но у нее и мысли не возникало, что виноват он. Даже хуже, она обвиняла себя в том, что его ласки волнуют ее все меньше и меньше.

Как теперь объяснить Слоуну перемены в ней прошлой ночью? Если бы она могла рассказать ему о ее добровольном одиночестве в прошлом году… Но желание оправдывать свое поведение пропало — врожденная гордость отвергла эту мысль. Она-то знает, что именно Нейт зажег в ней страсть.

— Есть здесь кто-нибудь? — спросил кто-то, прервав ее размышления.

Меган посмотрела на вошедшего. Она чувствовала себя виноватой: весь день она не может сосредоточиться на работе.

— Прошу прощения. Слушаю вас, — с готовностью произнесла она.

— Сегодня состоится суд над Джаредом Кабрио. Разве вы не собирались присутствовать?

Мысленно проклиная Нейта, заставившего ее забросить работу, девушка схватила сумочку и ринулась к выходу.

Она вернулась в офис через два часа, обрадованная и успокоенная. Слушание прошло успешно для мальчика: Джареду назначили пятьдесят часов общественных работ. И хотя он застонал, услышав приговор, свершилось главное — мальчик останется на свободе, У него появился реальный шанс начать новую жизнь. Он неглупый, симпатичный.

Если бы она могла регулярно видеться с ним, убедить его остаться в школе и держаться подальше от местной банды, он вырвался бы из этого заколдованного круга. Пока Джареду удавалось избегать участия в мерзостях, чинимых бандой, но кто знает, как долго он сможет продержаться.

Если бы в его жизни появился человек, к кому бы он мог обратиться в трудную минуту, который сумел бы подсказать выход из сложных жизненных ситуаций, кто-то надежный и любящий… Может, Нейт?

Мысль пришла неожиданно, и Меган удивилась ей. Она поразилась тому, что два имени — Джаред и Нейт — поставила рядом. Подумав, девушка поняла почему.

Он изменил ее жизнь, и она не считает потраченной впустую ни одну минуту, проведенную с ним.

Лишь один вопрос не давал ей покоя. Как могла она — тихий, незаметный социальный работник — заинтересовать Нейта Слоуна?

Глава 6

История, рассказанная в утренней газете, не была особо примечательной — пара колонок о приемных семьях и участии его, Нейта, в работе по усыновлению осиротевших детей.

Он быстро читал статью, и его гнев рос с каждым прочитанным словом. В ней говорилось о Джареде Кабрио и о том, как Меган и Нейт освободили мальчика из заключения, причем подчеркивалось личное участие Нейта, и это превращало его в героя бульварного романа. Как мог этот случай попасть в прессу? Вопрос, конечно, риторический. Это Рон.

В первую очередь необходимо разобраться с руководителем своей предвыборной кампании. Нейт произнес в трубку только одну фразу: «Ты уволен».

Следующий шаг сделать было тяжелее. Ему нужно было убедить Меган, что не он использовал ее имя и подопечных детей в рекламных целях.

Он поднял телефонную трубку, но звонить передумал. Такие вопросы по телефону не решаются. Он нашел ее на работе. Выражение лица Меган подтвердило его худшие опасения. Она знает о статье.

— Привет, — неловко поздоровался Слоун.

Ее глаза опасно мерцали. Помня о том, как неделю назад она ударила его кулаком в живот, он остался стоять на безопасной дистанции.

— О статье… — решительно начал Нейт, но его перебила Меган:

— Позволь предположить — ты не имеешь к этому никакого отношения. Я права?

— Да, — подтвердил он, глядя ей прямо в глаза, и увидел, что после его ответа гнев сменился скептицизмом.

— И ты можешь объяснить, как это случилось? — с иронией произнесла она.

— Рон, — коротко ответил Слоун, и, хотя она предполагала, что это проделки руководителя предвыборной кампании, ее проклятие было таким же яростным, как и его.

— Да. Он дал этот материал в газету. Я как-то упомянул о нашем с тобой походе в полицию, когда ты выручила Джареда. — Он решился протянуть руку и погладить ее волосы, спадавшие на шею. — Извини. Я не должен был говорить ему об этом.

— Не обвиняй себя в доверии к людям. Ты думал, что он твой друг. Я знаю, что ты никогда не использовал бы нашу поездку для повышения своего рейтинга. В конце концов, это только газета, — рассудительно сказала она.

— Я знаю. Я уволил Рона, — сообщил Нейт.

— Это хорошо.

— Увидимся сегодня вечером? — с надеждой спросил он.

— Не могу, — вздохнула она. — Сегодня после работы у меня сбор денежных средств.

— Я пойду с тобой, — предложил с готовностью Слоун.

— Мм. Если дамы увидят тебя со мной, то у меня не будет шансов собрать деньги.

Он усмехнулся.

— Не обольщайся. Им интересно, как часто мы бываем в постели с тех пор, как я купила тебя на аукционе. Думаю, они делают на это ставки.

— Ты шутишь, наверное? — усмехнулся Нейт.

Меган самодовольно улыбнулась в ответ и, обняв его, шепнула на ухо:

— Так куда ты хотел пойти? К тебе или ко мне?

— К тебе ближе, — сказал он, вдыхая ее аромат.

— Мне нравится ход твоих мыслей, — весело сказала девушка.

* * *

Нейт, сидя у себя в кабинете, размышлял, не совершает ли он ошибку, целиком доверив другому человеку руководство своей предвыборной кампанией.

В это время Тесс сообщила, что его мать ожидает в приемной. Он, выйдя, поцеловал ее в щеку и, проведя к себе в кабинет и усадив в кресло, наконец поинтересовался:

— Что привело тебя ко мне?

— Я принесла приглашение на обед для тебя и Меган.

Он подавил вздох.

— Это твоя не слишком завуалированная очередная попытка увидеть ее? — упрекнул Нейт свою мать.

— А я этого и не отрицаю, мне действительно хочется лично познакомиться с женщиной, сумевшей так привязать моего сына к себе, — ничуть не оправдываясь, проговорила она.

— Меган не… — Слоун хотел объяснить, какая она необыкновенная девушка, но не нашел слов, чтобы сделать это коротко, и замолчал.

— Не — что? — В глазах матери засверкали веселые искорки.

— Не такая. Меган разная, — сбивчиво сказал Нейт.

Ее взгляд стал пристальным.

— Тем более есть причина, по которой мы должны непременно встретиться. Завтрашний вечер вас устроит?

Он всегда знал, когда нужно уступать ей.

— Если когда-нибудь, мама, ты захочешь работать на бульдозере, я с удовольствием дам тебе рекомендацию.

Она весело чмокнула его в щеку и с улыбкой промолвила:

— Спасибо, дорогой. Я буду помнить об этом.

* * *

— Что ты сказал? — недоверчиво переспросила Меган, когда он сообщил ей о приглашении.

— Я уже обещал, что мы будем обедать с ней, — повинился перед девушкой Слоун.

— Значит, обед? — задумчиво произнесла она. — Это приглашение напоминает высочайшее повеление.

Он расхохотался:

— Если бы ты лучше знала мою мать, ты бы поняла, что близка к истине.

Меган вспомнила, как мать Нейта хвастала молодым человеком, которого купила на аукционе. Такая женщина не должна быть консервативной.

— Это, может быть, прием-по-случаю-знакомства-родителей-с-подружкой-сына?

Он почувствовал себя неуютно из-за ее проницательности. Она это заметила и вопросительно посмотрела на него.

— Это обед с моей матерью. И только, — твердо ответил Нейт.

Она испытующе смотрела на него.

— И ничего сверх этого? — пытаясь смутить его, спросила девушка, одновременно обдумывая значение приглашения. Этого от матери Нейта она ожидала меньше всего и, возможно, придает этой встрече слишком большое значение.

— Когда? — задумчиво спросила она.

— Завтра вечером… если сможем.

Весь следующий день она то собиралась звонить Нейту, чтобы отменить встречу, то лихорадочно размышляла, что надеть. Встреча с его матерью подводила некую черту в их отношениях и подразумевала их постоянство, которое она еще не была готова признать. В итоге она поняла, что выбора у нее нет и нужно уступить Нейту.

Просмотрев весь свой небогатый гардероб, она в конце концов решила надеть простой черный костюм, дополнив свой наряд розовой кофточкой с высокой шнуровкой.

Когда она открыла дверь и услышала удивленный свист Нейла, она в изнеможении опустилась на стул и растерянно спросила:

— Слишком строго?

— Ты отлично выглядишь, — ответил он и, подойдя к ней, поднял ей волосы вверх и собрал их на затылке.

— Но будет ли твоя мать довольна? — с тревогой глядя на него, пролепетала она.

Он опустил руки и взглянул на нее:

— Ты действительно озабочена этим?

Она начала отнекиваться, но потом все же решила признаться:

— Да, я волнуюсь.

Он нежно поцеловал ее.

— Уверен, мама полюбит тебя. Почти так же сильно, как я.

Меган удивилась его словам. Любовь? Она посмотрела ему в лицо, словно пытаясь найти на нем подтверждение его чувствам, но ничего не увидела, кроме веселой озабоченности и желания, которое никогда не покидало их, когда они были вместе.

— Поторопись. Если мы опоздаем, мамочка напустит на меня Тесс, — шутливо попросил Нейт.

— Твоего секретаря? — удивилась девушка.

— Да. Они постоянно общаются. — В его голосе зазвучали жалобные интонации. — И набрасываются на меня вместе.

— Бедный ребенок, — пожалела она. — Возможно, я смогу утешить тебя.

Его глаза прояснились, и он, будто забыв, куда они собираются, с готовностью спросил:

— Сейчас?

— Позже, — пообещала она.

Он повез ее через старую часть Тримонта, где улицы были более широкими, деревья — старыми и с огромными кронами, здания — величественными. Когда они подъехали к металлическим воротам, Нейт нажал кнопку вызова. Через несколько секунд створки ворот распахнулись, впуская их внутрь. Кусты вечнозеленого самшита окаймляли дорогу, которая, казалось, ведет в бесконечность.

Он припарковал машину перед домом. Обойдя автомобиль и открыв дверцу, помог Меган выйти.

Девушка глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, и принялась рассматривать дом. Белые колонны словно стражи стояли, охраняя два крыла и центральную часть старого кирпичного особняка. Посреди маленького внутреннего дворика шумно бил небольшой фонтан.

— Ты здесь живешь? — спросила Нейта его спутница.

— Жил. Я здесь вырос, — с теплотой произнес он.

— Ты никогда не говорил мне, что богат. — Ее слова прозвучали, как упрек.

— Не знал, что это имеет для тебя какое-либо значение, — спокойно ответил он.

— Не имеет.

Лорна Слоун приветствовала их, горячо расцеловав обоих.

— Так значит, вы — именно та, кто заставил Нейта остепениться, — с улыбкой обратилась она к Меган.

Обеспокоенная и смущенная, Меган попыталась исправить ошибочное предположение Лорны.

— Боюсь, я… — потупившись, начала она, но Нейт не дал ей закончить.

— Меган пытается совратить меня, но я согласен только на брак, — заявил он.

Закашлявшись, Меган достойным образом не смогла ответить на шлепок, которым наградил ее Нейт.

Лорна с иронией посмотрела на них и обняла Меган за талию.

— Мой сын всегда ведет себя, как осел. Возможно, вы поможете мне изменить его. — Направляясь в гостиную, Лорна задержала Меган. — Не могу передать, как я счастлива за вас и Нейта. Вы идеально подходите ему.

— Миссис Слоун… — оторопела девушка.

— Называйте меня Лорной, прошу вас. Обращение «миссис Слоун» заставляет меня вспоминать о моей свекрови. Нет, я любила ее, — поспешно сказала она, — но она всегда выглядела так, будто только что съела лимон.

— Лорна, я хотела сказать, что Нейт и я… то есть мы не… — Она, как застенчивая девица на званом обеде, не могла связать двух слов.

Меган не много внимания уделяла за обедом разнообразным блюдам, ее больше интересовала хозяйка дома.

«Лорна Слоун живая и любопытная, — отметила девушка про себя, — но, к сожалению, любопытство ее направлено на мою персону». Она ловко уходила от вопросов о ее отношениях с Нейтом, негодующе смотрела на него, видя, что он усмехается, в то время, как она подвергается допросу.

— Надеюсь, ваше свидание, за которое вы заплатили на аукционе, было… — Лорна замолчала, размышляя о Джейсе… — Таким же приятным, как и мое.

Меган закашлялась, стараясь скрыть охватившее ее веселье, и подумала, насколько же приятным было свидание Лорны.

— Джейс — художник, — сообщила мать Нейта.

— Не знал, что ты интересуешься искусством, — заметил Нейт, впервые за весь вечер приняв участие в беседе.

— Я всегда интересовалась искусством, Нейт, — парировала Лорна. — У Джейса хорошие руки.

— Не сомневаюсь, — ответил он, нисколько не смущенный двусмысленным ответом матери.

Когда Слоуна позвали к телефону, Лорна отвела Меган в сторону:

— Вы слишком хороши для него.

— Лорна, Нейт и я… мы не… — Под пристальным взглядом его матери она терялась и не находила нужных слов.

— Я знаю. Не беспокойтесь ни о чем. Мы скоро все выясним, — остановила Лорна.

У Меган не хватило смелости сообщить ей, что выяснять-то ничего и не надо.

* * *

— Итак, что ты думаешь о маме? — спросил Нейт, когда они возвращались домой.

— Она мне понравилась, — искренне ответила девушка и добавила, помолчав: — Лорна знает, что мы любовники.

— Конечно, знает, — подтвердил он, удивленный ее беспокойством. — Она поздравила меня и сказала, что у меня хороший вкус. Вплоть до сегодняшнего дня она называла мою личную жизнь свиданиями с кланами куклы Барби, наделенными умственными способностями не больше, чем артишок.

Сравнение настолько понравилось Меган, что она рассмеялась от души.

Нейт, слушая ее хохот, застонал:

— И ты туда же. Только не это: моя мама, мой секретарь и ты, объединившиеся и вместе атакующие меня.

— Ты думаешь, мы способны на это? — весело спросила девушка.

— Ни минуты не сомневаюсь, — удрученно ответил Нейт.

Она довольно улыбнулась:

— Тем лучше. Когда ты нас будешь бояться, тебя легче будет контролировать.

Он, нежно поцеловав ее у дверей квартиры, пожелал на прощание спокойной ночи и хотел уйти, но она втащила его за дверь, свирепо шепча:

— Не думай, что ты так легко отделаешься.


— Наши поздравления, господин мэр, — то и дело раздавались голоса.

Какие-то мгновения Нейт с недоумением смотрел по сторонам, прежде чем начал понимать, что эти поздравления адресованы ему.

— Благодарю.

— Ты привыкнешь к этому, — подбодрила его мать, но в этот момент он не мог поверить, что к этому можно привыкнуть.

Он стоически выдерживал поздравления своих друзей и родственников.

Одна пожилая женщина на приеме долго искоса смотрела на него издали, затем подошла поближе и спросила недоверчиво:

— Вы новый мэр?

— Да, мэм.

Она слегка нахмурилась:

— Вы не очень-то похожи на свои фото.

— Может, снимешь что-нибудь из одежды? — предложила мать, ехидно улыбаясь. — Тогда людям будет легче узнавать тебя.

— Оставь мальчика, Лорна, — проворчала бабушка. — Он разденется, когда придет время.

Нейт послал ей благодарную улыбку, едва сдерживая смех.

— Спасибо за вотум доверия, бабуля.

Виктория Хатчинсон, тростью поманив к себе дочь, сообщила ей:

— Лорна, я хочу домой.

— Что за спешка? — спросил Нейт. — Прием только начался и будет продолжаться несколько часов.

— В это время по телевизору идет ее любимый сериал, — пояснила мать, — и бабушка никогда его не пропускает.

— Жаль. Я совсем забыл. — Он поцеловал румяную щечку бабушки. — Спасибо за то, что пришла сегодня вечером.

— Ни за что не пропустила бы такое. — Виктория поправила меха на плечах и, боясь опоздать на сериал, поторопила:

— Лорна, если мы сейчас не уйдем, ты опоздаешь на свидание.

— Ты куда-то еще едешь сегодня вечером? — удивленно спросил Нейт.

Мать усмехнулась:

— Джейс ведет меня сегодня в новый клуб.

— Джейс? Снова он? — потрясенный, воскликнул Слоун.

— Да, тот самый жеребец, которого она купила на аукционе, — неодобрительно подтвердила бабушка.

— Мама, Джейс — очень приличный молодой человек, — заступилась за него Лорна.

— Молодой, да не в меру прыткий, — парировала Виктория.

— Развлекайся, мама. Я позвоню тебе завтра, — пообещал Нейт, слегка удивленный увлечением матери.

— Только не слишком рано, — предупредила она и ушла вместе с бабушкой.

Он пристально вглядывался в толпу, высматривая Меган. Она заранее предупредила, что у нее деловая встреча и, вероятнее всего, она опоздает. Он увидел ее стоящей в стороне от толпы, заметил в ее волосах красное, белое и синее конфетти и улыбнулся.

Один из участников предвыборной команды тронул Нейта за рукав:

— Слоун, вам сейчас нужно ответить на вопросы: каждый хочет узнать вас получше, и это произведет хорошее впечатление на прессу и присутствующих. Я не настаиваю, но…

Нейт, подчиняясь, поднялся на возвышение.

— Что вы планируете сделать в первую очередь? — задала вопрос женщина-репортер.

Ему удалось поймать взгляд Меган. Веселые искорки в ее глазах подтвердили, что она отлично знает, чем бы он занялся в первую очередь.

Он прокашлялся, чтобы прочистить внезапно охрипшее горло, и с достоинством стал отвечать на многочисленные вопросы репортеров.

Лишь один вопрос заставил его насторожиться:

— Прошел слух, что вы часто видитесь с молодой женщиной из сферы социального обеспечения. Это деловые отношения или частные?

— Это частная жизнь. — Он сохранил ровный тон, но сжатые губы выдали его напряжение.

Нейт стойко вынес и остальные вопросы, при этом не упуская из виду Меган. Кто-то из гостей поднял бокал с шампанским, желая сказать тост и тем самым подведя черту под этой частью приема.

Вскоре зазвучала музыка, Нейт, подхватив Меган, закружился с ней в танце, забыв о репортерах и их вопросах.

— Мне жаль, что я не могла приехать сюда раньше, — мягким, извиняющимся тоном произнесла она.

— Ты здесь. Это все, что нужно сейчас, — благодарно сказал он.

Темп музыки замедлился, и он притянул ее поближе к себе.

Она положила голову на его плечо.

— Интересно, что бы сказали все эти благовоспитанные люди, если бы узнали, о чем ты на самом деле думал, отвечая на первый вопрос? — насмешливо сказала Меган.

— И о чем же? — ухмыльнувшись, поинтересовался Нейт.

— Об этом, — чувственно шепнула она ему прямо в ухо. Он ослабил узел галстука.

— Арестуешь меня за мысли? — игриво поинтересовался мэр.

— Как я могу сделать это теперь? — смеясь, сказала девушка.

Когда гости наконец разъехались, он чувствовал себя так, будто его избили палками.

— Выглядишь усталым, — участливо сказала Меган. Он сдавил пальцами виски, пытаясь снять напряжение.

— Позволь мне. — Она начала массировать ему виски мягкими движениями кончиков пальцев.

— Мм. У тебя волшебные пальцы.

— Отвези меня домой и узнаешь, что такое настоящее волшебство.

Услышав ее предложение, он тут же забыл об усталости.

* * *

«Нейт Слоун наносит поражение высокопоставленному лицу», — читала Меган заголовок, испытывая при этом противоречивые чувства. Прежде всего гордость, конечно. Со своими идеями и честолюбием Нейт, несомненно, станет выдающимся мэром. У него достаточно энергии и прозорливости, чтобы добиться успехов на новом поприще. Найдется ли у него теперь время для них двоих.

Только теперь она осознала, насколько все изменилось.

И это лишь начало того, что ждет их в будущем. Репортеры, сующие нос в их жизнь. Если она выйдет за него замуж, то брак уже не будет их частной жизнью.

Мысль поразила ее. С каких это пор она начала думать о браке? Поразмыслив, она призналась себе: с тех пор, как Нейт вошел в ее жизнь.

Девушка прогнала непрошеные мысли. Тед научил ее не доверять обязательствам.

Да и почему она так волнуется, в самом деле? Нейт ведь никогда не заговаривал об их совместном будущем. Они сразу договорились, что будут брать максимум из того, что предлагает им настоящее. Никаких привязанностей, гарантий или обещаний.

Когда-то она верила в последнее, верила всем сердцем, сейчас Меган разбирается в этом гораздо лучше: Тед позаботился.

Хорошо, что они с Нейтом ничего не обещали друг другу.

Напрасно Меган ожидала обрести на работе покой от навязчивого любопытства.

Сотрудники, которые знали, что она встречается с Нейтом, донимали ее разного рода предложениями и шутками, отражаемыми ею с добродушием и терпением.

Когда ее наконец-то оставили в покое, Касси свела все расспросы к главному:

— Каково это — спать с мэром города?

Меган закатила глаза: и подруга туда же.

— Разве у тебя нет собственного сексуального опыта? — холодно поинтересовалась Меган.

— Разве ты не знаешь, что у родителей нет интимной жизни? Если им повезет, они могут иногда лишь целоваться, — пожаловалась Касси.

— Тогда, как же им удается стать родителями? — съехидничала девушка.

— Обычно это происходит до рождения детей, — пояснила молодая мама. — Во всяком случае, у нас сейчас дела обстоят именно так. Похоже, мне придется соблюдать обет безбрачия до исполнения ребенку восемнадцати лет.

Меган от души рассмеялась:

— Ты и безбрачие?

— Думаешь, я шучу? У нас это происходило так давно, что Уайатт жалуется, что уже не знает, помнит ли он о сексе хотя бы что-нибудь.

Веселье Меган испарилось. Горечь скрывалась в грустной шутке подруги. Она пристально посмотрела на Касси, отмечая темные круги под ее глазами.

— Полагаю, это просто трудности, возникшие с появлением малыша, — растерянно предположила Меган.

Касси рассмеялась:

— Не пойми меня превратно. Я люблю Тайлера, но я сегодня немного не в себе: твой крестник будил меня ночью шесть раз.

— Почему бы тебе и Уайатту не провести ночь вдвоем? Я позабочусь о Тайлере, — с готовностью предложила девушка, от всей души сочувствуя подруге.

— Ты правда сделаешь это? — с недоверием спросила Касси и, получив утвердительный ответ, обняла ее, затем озабоченно спросила: — А как же Нейт? Разве ты не встречаешься с ним сегодня вечером?

— Он не станет возражать, — успокоила Меган.

— Тогда береги его. Он один такой на миллион, — посоветовала Касси.

Звонок Меган и предложение пообедать у нее вызвали у Нейта одобрение.

— Ты хочешь принести что-нибудь с собой, или мне приготовить? — не удержалась от ехидного вопроса его возлюбленная.

— Я принесу что-нибудь из китайской кухни, — поспешно ответил он, зная ее кулинарные способности.

Она довольно захихикала.

Работа у мэра нелегкая, пришел он к выводу, отработав первый день в новой должности. С первого рабочего дня на него навалилось множество проблем, требующих решения.

Одна из них вызвала у него особую тревогу. На использование участка земли, выделенного для строительства общественного центра, наложили запрет. Муниципальный совет искал другой участок и вскоре решил выделить землю, на которой планировалось строительство детского дома, а для него в свою очередь подыскали новое место, но когда Нейту сообщили об отсутствии общественных школ в районе нового участка для детского дома, его опасения, что в этой чехарде с участками что-то не так, увеличились. Дом, в котором будут жить дети разных возрастов, должен быть расположен недалеко от школ, в этом мэр был твердо убежден.

Он довольно долго размышлял, не рассказать ли об этом Меган, но наконец решил не делать этого: нет никакого смысла забивать голову своей возлюбленной неприятностями.

Она держала в руках синий сверток, когда они встретились у дверей ее квартиры. Автоматически взяв у нее из рук сверток, он недоуменно посмотрел на него, еще не осознавая, кто шевелится у него в руках.

— Я решила присмотреть за Тайлером сегодня вечером, — пояснила она, смеясь над выражением его лица. — Касси и Уайатт ни разу не провели ночь вместе с тех пор, как он появился.

Она взяла пакет с едой из его рук, заглянув в него, довольным голосом прокомментировала:

— Жареный рис, сладкая и кислая свинина, капуста брокколи и цыпленок. Я распакую? Ты подержишь Тайлера, пока я буду накрывать на стол?

Нейт осторожно отогнул уголок одеяла.

— Мм… он не сломается, я надеюсь? — растерянно спросил он.

— Он ребенок, а не посуда из фарфора. Только поддерживай ему головку, — посоветовала из кухни девушка.

Нейт с интересом разглядывал круглое личико ребенка с хохолком белокурых волос. Его синие глаза, казалось, тоже рассматривали Слоуна. Он погладил бархатную щечку Тайлера и был вознагражден улыбкой.

Нейт слышал раньше, что младенцы улыбаются неосознанно, но ему показалось, он готов даже был поклясться, что эта улыбка была самая настоящая.

— Меган, ребенок улыбнулся мне, — радостно сообщил Слоун.

— Он тебя любит, — хохоча, ответила она.

Мысль о том, что такой же свой малыш мог бы действительно его любить, подарила Нейту неожиданно теплые ощущения. Он осторожно коснулся крошечной ручки, удивляясь, что могут существовать такие размеры.

Ребенок цепко ухватился за его руку.

— У тебя великолепный захват, друг мой, — нежно пробормотал Нейт. — Когда-нибудь ты станешь отличным защитником.

Тайлер зевнул во весь рот, и Слоун, которому понравилось разговаривать с этим крошечным существом, прокомментировал:

— Трудный день был, наверное? Большое количество встреч и телефонных звонков? Завтракал с какой-то важной шишкой? Под конец дня выжат как лимон, но надо как-то держаться.

Нейт поражался способности ребенка выслушивать этот поток светской болтовни.

— Это верный признак того, что ты преуспел бы в политике, — улыбаясь, сказал он малышу.

Ребенок поднес кулачок ко рту и стал шумно его сосать. Не задохнется ли он, забеспокоился Нейт и попробовал вытащить кулачок у него изо рта. Раздался возмущенный плач.

— Эй, парень, да я и не возражаю вовсе. Можешь продолжать, — испугался Слоун. Крик постепенно стих, поскольку Тайлер вновь засунул пальцы в рот. Нейт облегченно вздохнул. Он вспотел, и его рубашка прилипла к спине.

Присматривать за ребенком — та еще работенка. «Где же Меган, в конце концов?» — с беспокойством подумал он.

Будто услышав его отчаянную мольбу, появилась Меган с бутылочкой и нежно проворковала:

— Время ужинать, хороший мой.

Нейт с надеждой посмотрел на нее.

— Это я Тайлеру говорю, — улыбнулась Меган.

— Можно мне покормить его? — Он сам не понимал, почему появилось у него это желание.

Она удивилась, но затем улыбнулась ему одобрительно:

— Конечно. Только держи бутылочку так, чтобы поступало молоко без воздуха.

Меган стояла рядом, умильно улыбаясь, глядя на ритмично работающие крошечные щечки малыша. Уже через несколько минут бутылка наполовину опустела.

Неожиданно ребенок вытолкнул соску и пронзительно завопил. Нейт был настолько напуган, что чуть не уронил и ребенка, и бутылку.

— Что случилось? — оторопев, пробормотал он.

— Его нужно подержать вертикально, чтобы он мог срыгнуть, — разъяснила Меган.

— Ты точно знаешь? — удивился он ее познаниям в этой сфере.

— Доверься мне. — Она взяла Тайлера у него из рук. — Покажи дяде Нейту, что ты срыгиваешь, как самый лучший из младенцев.

— Откуда ты так много знаешь о младенцах? — поинтересовался удивленный Нейт.

— Это профессиональное. Многие из подопечных детей совсем малыши.

Тут Тайлер издал звук, подобный бурлению крошечного гейзера.

Нейт наблюдал за тем, как она спокойно промокает на плече пятно белого цвета и ничуть не встревожена из-за того, что ее блузка испачкана. Могла ли хоть одна из его бывших близко знакомых женщин, так спокойно отреагировать на срыгивающего на блузку ребенка?

Его сердце сжалось, когда он смотрел, как возлюбленная держит на руках малыша. Он подумал, что становится сентиментальным при виде младенца. До сегодняшнего вечера он и не предполагал, сколько суеты вокруг маленьких детей.

Нейт поймал себя на мысли, что с удовольствием наблюдает за возившейся с Тайлером Меган, лицо которой светилось от счастья.

— Он спит, — сказала она, умиленная. — Пойду положу его.

Нейту захотелось увидеть, как девушка положит ребенка в кровать, и он пошел за ней в спальню.

Он с умиротворением наблюдал, как она запечатлела легчайший поцелуй на щечке малыша и пожелала нежным голосом спокойной ночи.

Когда Меган повернулась к нему, он обнял ее за плечи, и они вместе вышли из комнаты.

— Ты особенная, — с чувством произнес Слоун.

— Потому, что я умею заботиться о маленьком ребенке? — заинтересовалась она.

— И поэтому тоже. — Он прижал ее к себе. — Но в основном потому, что много значишь для меня.

После ужина они смотрели по телевизору старый фильм с участием Кэри Гранта. Скорее Меган смотрела, Нейт же наблюдал за переживаниями своего божества. Когда во время заключительной сцены из глаз Меган потекли слезы, он бережно обнял ее.

— Это было прекрасно, — прошептала она, всхлипывая.

— Так прекрасно, — пробормотал он и наклонился к ней, чтобы поцеловать. Но мизансцена, обещавшая быть очень трогательной, была прервана пронзительным криком младенца.

— Теперь я понимаю Касси, — сокрушенно сказала Меган, направляясь в спальню.

Нейт пошел за ней.

— О чем ты?

— О сексуальной жизни родителей младенцев.

Заинтригованный, он наблюдал, как она разворачивает мокрые пеленки, чтобы завернуть Тайлера в приготовленные сухие, приговаривая при этом:

— Это вовсе не весело — оказаться мокрым, правда, малыш?

Нейт едва успел увернуться от тугой струи, образовавшей в воздухе крутую дугу, когда Меган хотела переложить мальчика на сухую ткань.

— Ничего себе! Я и не знал, что маленькие дети на такое способны… — покачав головой, удивленно произнес он.

Меган весело рассмеялась:

— Я забыла предупредить, чтобы ты держался подальше. Считай, что тебя почти окрестили.

Нейт покачал головой: больше его врасплох не застанут.

Когда приехали Касси и Уайатт за Тайлером, Нейт был без сил, несмотря на то, что ухаживала за малышом Меган. Он устал наблюдать за ней.

— Как можно решиться завести двух детей? — спросил он, как только они остались одни.

— Думаю, к этому привыкнешь. Я хотела бы иметь дюжину.

— Дюжину?! — в изумлении воскликнул Нейт, не веря ей. — Ты хочешь сказать — двенадцать?

— Ну хорошо, хватит и шестерых. — Она снова посмеивалась над ним.

Он представил Меган вынашивающей ребенка — их ребенка, а затем прижимающей малыша к груди, полной молока. Он почувствовал, что его плоть становится твердой только от одной мысли об этом. Он улыбнулся, когда понял, что именно заставляет его испытывать возбуждение: инстинкт продления рода. Она, будто прочитав его мысли, увлекла его в спальню, при этом сказав просто:

— Займись со мной любовью, Нейт.


Его не пришлось просить дважды, и Нейт торопливо принялся расстегивать крохотные пуговицы-жемчужины, скрепляющие лиф ее платья. Он возился с петлями, чертыхаясь сквозь зубы и проклиная одежду, предназначенную специально для того, чтобы свести с ума нормального человека. Наконец платье упало к ногам Меган.

Затаив дыхание, он с восхищением рассматривал ее, безупречно сложенную, в умопомрачительном белье цвета слоновой кости.

Он, всегда гордившийся своей силой воли, сейчас дрожал от желания, настолько сильного, что с трудом расстегивал рубашку. Ее руки, нежные, мягкие, чувственные, расстегнули все пуговицы и сбросили рубашку с его плеч, затем замерли.

Его сердце едва не остановилось от прикосновений изящных, нежных женских пальцев, а затем и губ.

Она заколебалась, прежде чем приступить к процедуре снятия джинсов, видимо, обдумывая тактику.

У него снова перехватило дыхание, огонь пылал внизу живота. Ему одновременно хотелось побыстрее прекратить эти мучения и продлить сладкую агонию, как можно дольше.

Нейт почувствовал, как дрожат ее руки, поднес их к губам и поцеловал ладони, и со словами: «Теперь моя очередь» — потянул вниз атласную ленту, стягивавшую чашечки бюстгальтера. Выпущенная на свободу грудь мягко опустилась поверх кружевного барьера. Нейт пальцем сдвинул с плеча сначала одну бретельку, затем другую.

— Как ты прекрасна, — прошептал Слоун, любуясь ею, и наконец расстегнул этот предмет одежды и бросил на пол.

Он со страхом, удивлением и восторгом смотрел на женщину, стоявшую перед ним: на ее грудь совершенной формы, стройную и точеную фигуру, длинные сильные ноги.

Нейт поднял глаза: мягкие розовые губы Меган были приоткрыты, на щеках горел румянец, а глаза, словно огромные зеленые озера, призывали окунуться в манящую глубину.

Он протянул к ней руки, и она сделала шаг навстречу. Подхватив Меган на руки, он понес ее на кровать.

Она была прекрасна и принадлежала ему.

— Еще не время, — пробормотал он, когда она нетерпеливо потянула его к себе.

— Пожалуйста…

Но Нейту хотелось запечатлеть в памяти эти волшебные мгновения, когда она отвечает ему поцелуем на поцелуй, нежностью на нежность. Он наслаждался этим всепоглощающим взаимопониманием, хотя и дрожал от нестерпимого желания, с трудом удерживая контроль над собой.

Наконец он вместе с ней оказался на краю вселенной, и они словно воспарили в другое измерение.

Вскоре они вернулись в реальность, в которой все уже было по-другому, чем раньше.

— Нам было хорошо, правда? — умиротворенно спросила она.

— Очень хорошо, — подтвердил он, думая рассказать ей, насколько им было хорошо, но, посмотрев на нее, увидел, что она спит. Нейт осторожно стянул ее с подушки вниз, чтобы уложить поудобнее, и она тотчас уютно улеглась на своей стороне кровати.

Он слушал спокойное дыхание возлюбленной и чувствовал, что тоже успокаивается. Он нежно гладил ее волосы и любовался спящей девушкой: губы приоткрыты, к подбородку прижат кулачок.

Он осторожно обнял ее так, чтобы было удобно лежать в его руках, а подбородком прикоснулся к ее макушке. Волосы Меган пахли лимоном и одновременно источали аромат ночи, а легкое дыхание напоминало дуновение летнего ветерка.

Нежность, какую Нейт испытывал к спящей Меган, волновала его не меньше, чем любовные ласки. Вспомнив, как она таяла в его руках, он улыбнулся. Слоун прекрасно понимал, каким сокровищем владеет и как легко возбудить в ней желание, но не трогал ее.

Чтобы удержаться от соблазна, он даже прижал руки к груди. Она должна выспаться.

Прошли часы или минуты — Нейт не знал, он ни о чем не думал, но твердо был уверен только в одном: Меган должна быть с ним всегда.

Глава 7

«Каким образом Соломон умудрялся справляться с этим?» — думал Нейт, выпроваживая из кабинета двух членов муниципального совета.

Урегулирование споров между враждующими чиновниками теперь стало его повседневной работой. Когда Слоун решил баллотироваться в кандидаты на должность мэра, он хорошо представлял управленческие структуры города, сформировать которые ему будет необходимо. Но он и вообразить не мог, что ему вдобавок ко всему придется быть нянькой при людях, эгоизм которых во много раз превышает умственные способности.

Тесс не раз указывала ему на бесполезность этого занятия и упрекала его: «Когда вы наконец прекратите играть роль третейского судьи и вернетесь к работе?» Он только усмехался. Когда Нейту предложили нанять пресс-секретаря для связи с общественностью, он категорически был против: у Тесс больше остроумия и здравого смысла, чем у любого человека из всех, кого он знал. Ко всему прочему у нее было очень ценное качество: она могла определить фальшь за милю.

Больше того, Тесс ему сообщала обо всех слухах, которые муссировали в обществе, причем не смягчая слов и не позволяя ему игнорировать их, даже если у них был дурной запах, как она любила выражаться.

Нейт усмехнулся, когда вспомнил, как Тесс поучала его после оглушительной победы на выборах. «Вы теперь мэр, — говорила она тогда, — но все, что вы делаете, лишь немногим отличается от работы ловцов бродячих собак. Так что не позволяйте этой мишуре задурить себе голову. В стране и так достаточно глупых политических деятелей, чтобы добавлять еще одного».

Теперь он не возражал бы сменить свое место на место ловца бродячих собак. Нейту приходилось мечтать о нескольких минутах спокойствия, когда бы не ждала решения очередная городская проблема.

Через два часа Слоун вернулся в офис, удрученный увиденным. С подачи Меган он договорился о проверке расходования средств, выделенных для детей, нуждающихся в социальной защите. Мероприятие оказалось нерадостным. Слишком много детей собралось в темном низком строении, мало напоминавшем дом, где располагался центр для трудных подростков. Он начинал понимать желание возлюбленной построить для детей более подходящее здание.

У себя в кабинете он обнаружил главу комиссии нравов, который не улучшил ему настроения. Битый час ему пришлось доказывать, что не собирался нарушать какие-либо правила поведения в общественных местах, участвуя в благотворительном аукционе, и что в дальнейшем не будет показываться на публике без одежды. К тому времени, когда дискуссия закончилась, он уже не понимал, почему ему захотелось стать мэром.

Цели, которые он ставил перед собой, собираясь баллотироваться в кандидаты на должность мэра города, казались все более недосягаемыми, и у него возникло ощущение, что он одурачил сам себя.

Политика требовала от него все больше энергии и времени, которые, как казалось ему теперь, могли быть использованы гораздо эффективнее.

По коммутатору раздался голос Тесс:

— Здесь кое-кто хочет видеть вас, Нейт.

— Кто бы это ни был, скажите — я занят. Мне срочно нужно доработать контракт для Белфорда.

Постепенно он переводил управление своей строительной компанией на вице-президента, но некоторые вопросы еще требовали его внимания. Последняя проблема, которую он хотел решить в кратчайшие сроки, состояла в улаживании очередной ссоры между людьми, не нашедшими лучшего занятия, чем вставлять друг другу палки в колеса.

Снова раздался голос секретаря:

— Полагаю, вам захочется увидеть этого особенного посетителя.

Он с тоской посмотрел на тридцать пять страниц контракта, лежавших перед ним.

— Хорошо, впустите его, — с досадой в голосе разрешил Нейт.

Вероятно, кому-то не терпится высказать все, что у него накипело.

В дверном проеме стояла Меган в зеленом костюме цвета свежей мяты.

— Ты занят? — улыбаясь, спросила она.

— Ничего важного, — торопливо ответил он, отодвигая в сторону лежавший перед ним контракт.

— Это хорошо. — Она закрыла за собой дверь и прошла к столу. — Мэр всем дает консультации?

— Это зависит… — Нейт сделал вид, что задумался.

— От чего зависит? — игриво переспросила девушка.

— От того, получит ли он поцелуй. Дело в том, что с недавних пор он стал неравнодушен к поцелуям некоторых социальных работников со странного цвета волосами и красивыми глазками.

Она легко коснулась его губ.

— Ты имеешь в виду только это… — погладив его щеку кончиками пальцев, продолжила: — И это?

— Ты удивительно легко схватываешь механизм работы политической машины, — похвалил Нейт.

— Мне бы хотелось узнать еще кое-что, — озабоченно сказала Меган.

В офисе необъяснимым образом вокруг стало невероятно жарко.

Она прижалась к нему и прошептала:

— Мне захотелось увидеть тебя.

«Я не хотел, но нуждался во встрече с тобой», — подумал Слоун, но вслух ничего не успел сказать: Меган стащила уже рубашку и прижалась к нему бедрами.

Прикосновения ее рук к коже, ритмичное покачивание бедер воспламенили его. Он знал, что охвативший огонь можно было погасить только одним способом.

— Что ты задумала? — встревоженно пробормотал Нейт.

— По-моему, не я, а ты, — заметила она, посмотрев на его брюки.

Он хотел посмеяться вместе с ней, но ее руки успели проскользнуть внутрь не брюк, а трусов. Нейт поразился:

— Это невероятно.

— Я демонстрирую самые лучшие свои способности, — скромно потупила она смеющиеся глаза. — Не слишком ли много мы говорим, Слоун? — нетерпеливо сказала Меган.

— Ты не знаешь, что творишь, — ошеломленно проговорил он.

— Знаю, — подтвердила она.

Меган наклонялась к нему все ближе, шепча что-то ему в ухо.

— Здесь? — оторопев, спросил Нейт и осмотрел кабинет. — Сейчас?

— Почему бы и нет? — невозмутимо ответила она.

Он мог назвать сотню причин. Ни одна из них теперь не имела ни малейшего значения, потому что она уже двигалась вокруг него в древнем, как жизнь, танце любви.

Сопротивляться ей было бесполезно. Он расслабился и позволил ей взять инициативу в свои руки в буквальном смысле слова. Они волшебным образом оказывались всюду, доводя его до изнеможения.

Нейт, однако, помнил, где они находятся. Оторвавшись от нее со словами: «Дверь… я должен», он сумел повернуть ключ в замке и потерял остатки рассудка.

Слоун смахнул со стола бумаги и мягко подтолкнул ее к нему.

— Я никогда еще не занималась любовью на столе, — радостно сообщила она.

— Ты точно помнишь? — строго переспросил он.

Она схватила его за галстук и резко потянула к себе.

— Повторяю, ты слишком много разговариваешь.

Занятие любовью на офисном столе захватывающе эротично. Ее ноги, обвившиеся вокруг него, зажали его в сладкие тиски, от которых не было ни малейшего желания освобождаться.

— Мне понравился ход ваших мыслей, леди… — Но фразу Нейту не удалось закончить, так как Меган в это время завладела его мужским достоинством и ввела внутрь себя. Ему показалось, что он умер и вознесся на небеса.

— Сумасшедшая, — констатировал он, когда к нему вернулись мышление и голос.

— Я старалась исключительно для тебя, — ответила она, потупив взор, будто увидела на полу что-то интересное.

Она не была похожа ни на одну женщину, которую он когда-либо знал.

Он не мог насытиться ею и подозревал, что ему жизни не хватит, чтобы удовлетворить свою потребность в ней.

Слоун наблюдал, как она приводит в порядок одежду и приглаживает волосы. Меган ничуть не изменилась и выглядела такой же свежей, как и в начале визита. Только легкий румянец на щеках выдавал ее.

Сам же он был в беспорядке: рубашка помялась, волосы взъерошены, прежний лоск потерян.

Тут он вспомнил, что собирался сказать ей.

— Ты была права, — подтвердил Нейт, вспомнив о посещении центра для трудных подростков.

— Ты побывал там, — догадалась девушка.

— Да, — подтвердил он.

— Довольно убого, правда? — спросила она.

— Я уже думал, что подобные здания канули в Лету вместе с прошлым столетием. И… — Он хотел высказать свое мнение о директоре этого центра Прескотте, но Меган перебила его:

— К сожалению, это норма, и Прескотт не хуже и не лучше других. Именно поэтому мы должны переселить оттуда детей.

— Я на твоей стороне, малышка, — одобрил ее идею Нейт.

— Это все, что я хочу.

Позвонила Тесс:

— Вы можете ответить на звонок Сайласа Белфорда?

— Дайте мне одну минуту. — Он закрыл микрофон рукой и обернулся к Меган:

— Сегодня вечером — у тебя или у меня?

— У меня, — ответила она. — Я приготовлю ужин.

Он усмехнулся и сказал, что принесет таблетки от изжоги.

Она схватила его за ворот рубашки, притянула к себе и страстно поцеловала, стерев усмешку с его лица и заставив вновь желать близости с ней больше, чем когда-либо.

Она все-таки оставила последнее слово за собой.

Во второй половине дня Нейт производил впечатление человека, всецело поглощенного работой. По крайней мере он честно намеревался работать. Когда Тесс еще раз напомнила, что контракт Белфорда нуждается в доработке, он обещал уделить ему особое внимание.

В пять часов вечера Тесс заглянула в кабинет напомнить об окончании рабочего дня, и он впервые подумал, что дурачит ее.

— Остаетесь допоздна? — спросила секретарь, многозначительно глядя на нетронутый контракт.

Чувствуя себя виноватым, он опустил глаза, но все-таки покачал головой:

— Нет… я… мм… У меня назначена встреча.

Она серьезно кивнула:

— Держу пари, очень важная. — И улыбнулась: — Передайте Меган мои наилучшие пожелания, хотя, я думаю, она в этом не нуждается. У нее теперь есть все, что нужно.

Она подмигнула ему и закрыла за собой дверь.

* * *

Меган накрывала на стол. Сегодня вечером он всецело будет принадлежать ей, и никаких унылых официальных обедов, требующих присутствия мэра, никакой вежливой болтовни со светскими матронами — одним словом, никакой общественной жизни.

Она машинально поправила бифштекс на гриле, который шипел, расточая восхитительный аромат.

Критическое отношение Нейта к ее кулинарным способностям терзало ее. Конечно, она не самый лучший в мире повар. Ну и что? Женщина может научиться. Все, что ей нужно — это немного практики. Касси как-то сказала, что бифштексы готовить проще всего. Достаточно просто положить их на гриль и повернуть раз или два. Никаких хлопот.

Она вытащила из холодильника зеленые листики салата и принялась их резать, думая при этом, что даже она не может испортить салат. Она проверила бифштексы. Выглядят довольно хорошо. Правда, немного пережарились с одной стороны. Ну откуда ей знать, сколько нужно времени, чтобы поджарить их с одной стороны.

Когда через некоторое время явился Нейт, она радостно встретила его. Его поцелуй заставил ее забыть о готовящейся еде, пока нос не учуял запах гари.

— Бифштексы! — вспомнила она, бросилась на кухню и вытащила мясо из гриля.

— Выглядит просто отлично, — съязвил Слоун, глядя на ее стряпню.

Меган наградила его свирепым взглядом. Он долго отделял съедобный кусок от обугленной глыбы.

Она нетерпеливо смотрела, как он кладет его в рот. Нейт, жуя с видимым усилием, посоветовал ей:

— Надо было внимательнее следить…

— Это ужасно, правда? — страдальчески проговорила девушка.

— Нет. — Он мужественно взял еще один кусок, но гримаса на лице, когда он попытался проглотить его, заставила Меган броситься к нему и со всего размаха хлопнуть по спине. Она решила, что он подавился.

Не колеблясь ни минуты, она вывалила остатки бифштекса в мусорное ведро.

— Это для какой-нибудь голодной собаки.

— Бедная собака, — посочувствовал Слоун.

Когда они покончили с едой из китайского ресторана, принесенной Нейтом, Меган умиротворенно вздохнула и спросила:

— Откуда ты знаешь, что я люблю китайскую кухню?

Он засмеялся:

— Ты говорила мне об этом уже несколько раз.

Он вручил ей печенье удачи и взял одно себе.

— «На следующей неделе вас ожидает счастье», — прочитал он на нем. — Вообще-то я могу конкретизировать, — сказал Нейт, и следующие полчаса составлял прогнозы счастья, один веселее другого.

— Если ты когда-нибудь решишь оставить работу мэра, то сможешь заняться составлением прогнозов для печенья удачи, — весело заметила она.

— Твоя вера в меня просто трогательна, — с иронией произнес он и потянул ее к себе.

Она удобно устроилась у него на коленях, расстегивая пуговицы на рубашке и целуя его.

— Я хотел бы узнать и о твоих талантах, — хитро улыбаясь, сказал он.

Остальную часть ночи Меган потратила на показ своих способностей.

* * *

Первые утренние лучи солнца разбудили Нейта.

Солнечный свет создавал забавные рисунки на обнаженном теле Меган. Глядя на девушку, Нейт воображал, что целует каждый освещаемый солнцем кусочек ее кожи.

Она была красива: матово белая кожа и облако волос на фоне белой наволочки.

Взглянув на часы, Слоун вздохнул. Если Меган сейчас же не встанет, то опоздает на работу.

Он легко коснулся губами ее щеки. Она зашевелилась, что-то пробормотала и зарылась лицом в подушку. Нейт тихо окликнул ее:

— Меган, уже почти семь часов.

Она, должно быть, услышала его слова, потому, что сразу проснулась:

— Ты говоришь — семь?

Нейт подтвердил, и она разочарованно застонала:

— Почему же ты меня раньше не разбудил?

Он не ответил. Хотя мог бы, конечно, сказать, что хотел бы побыть с ней еще немного, полюбоваться на то, как она спит. Он без обычного удовольствия смотрел, как Меган одевается, и ему хотелось, чтобы она осталась.

— Должен быть какой-то выход, — вслух проговорил он, думая о том, как заставить ее побыть подольше с ним.

— Мы могли бы задержаться на час, возможно, на два, если ты часть работы возьмешь на дом. Позавтракаем вместе. Останься со мной, вместо того, чтобы мчаться на работу, — с мольбой в голосе уговаривал Нейт.

Ее пальцы, застегивающие пуговицы, замерли. Пожалуй, он не заметил бы этого, если бы не следил за каждым ее движением.

— К чему этот разговор? Я думала, тебя устраивают наши отношения, — недоумевая, проговорила Меган. Слоуну хотелось парировать, что их отношения могли бы быть еще лучше, но не время сейчас обсуждать такие важные вещи, тем более наспех.

— Давай поговорим об этом позже, — предложила она явно растерянная таким поворотом дела, поспешно застегивая жакет.

Действительно, сейчас был неподходящий момент. Он понимал это, но не смог подавить своего желания начать с ней серьезный разговор о новом уровне их отношений. Или все-таки дать ей еще время на то, чтобы привыкнуть к их связи? Все дело в том, что он больше не хотел ждать, ему казалось, что у него нет на это времени.

Она подарила ему легкий, быстрый поцелуй.

— Позвонишь мне позже? — на ходу проговорила Меган и, не дождавшись ответа, умчалась.

Ладно, поговорим позже, сказал он себе.

* * *

Меган никак не удавалось выбросить слова Нейта из головы. Она успела на работу вовремя, но ее мысли витали где-то очень далеко.

«Почему он не хочет оставить все, как есть?» — спрашивала она себя. И почему возможность изменения их отношений, так расстраивает ее?

Гнев переполнял ее, но вскоре появилось желание разобраться во всем этом. Нейт нравился ей в постели, он много раз подводил ее к самому краю, почти лишая рассудка. Он знал, как привести ее к вершине удовольствия. Ей нравилось думать, что и она знает это.

Недели, проведенные с ним, были самыми счастливыми в ее жизни. И она наконец поняла, почему так негативно реагирует на его предложение.

Перемены в их отношениях, возможно, придали бы им ощущение постоянства. Хотела бы она просыпаться день за днем в его постели, в его объятиях? Ответ пришел быстро.

Она уже хочет этого. Но долго ли это продлится? Неделю? Месяц? Или дольше?

И как поведет себя сам Нейт? Захочет ли он видеть ее каждый день в своей постели и как долго? Ее жизнь с Тедом дала ей ценный урок, который она не должна забывать, если не хочет снова разбить себе сердце.

Ничто не длится вечно.

Глава 8

Меган сунула фаршированный гриб — единственное, что она смогла распознать на подносе с закусками, — в рот. С тех пор, как ей пришлось сопровождать Нейта на политические рауты, она съела уже много таких грибов.

Неделю назад они были на обеде, где девушка попыталась взять кусочек цыпленка — по крайней мере она думала, что это цыпленок, — и нечаянно уронила его на пол. Еще на одном обеде им предложили ветчину — худосочное бледное мясо, которое не захотела бы признать своим ни одна уважающая себя свинья.

В последнее время ей все чаще мечталось о больших сочных гамбургерах, щедро политых острым кетчупом, горчицей и посыпанных луком, или изрядных порциях жаркого.

Меган увидела Нейта, загнанного в угол политической дивой с визгливым голосом, которая о чем-то пытала его. Его глаза светились мольбой: «Спаси меня». Она стала решительно пробираться сквозь толпу, заставляя ее расступаться. Поминутно извиняясь перед людьми, присутствующими на приеме, которых она либо нечаянно толкала, либо наступала на ноги, Меган наконец добралась до Нейта. Его глаза засветились благодарностью, когда она, извиняясь, оттащила его от этой дивы и что-то шепнула на ухо.

— Что? — не расслышав, переспросил он.

— Мне нужны гамбургер, жаркое и ты. Не обязательно в таком же порядке, — решительно сказала девушка.

Он осмотрелся вокруг и растерянно проговорил:

— Сейчас?

— Можно и сейчас, но можно подождать, пока мы не доберемся до моей квартиры.

— Хорошо, — согласился Нейт. — Гамбургер и жаркое мы сможем раздобыть здесь, а вот насчет третьего я не знаю даже, как быть.

Тут к нему обратился один из членов муниципального совета, прежде чем они смогли уйти в безопасный угол. Осталось потягивать содовую и наблюдать небольшие драмы, которыми изобиловал прием.

Присутствующие здесь — это воротилы бизнеса, религиозные деятели, брокеры — состоявшиеся и еще только подающие надежды.

Меган знала, что здесь прослушиваются разговоры, скрепляются сделки и что покровительство оказывается только лишь с расчетом на извлечение выгоды.

Она видела, что Нейт также не переносит этого притворства, но нужно быть достаточно сильным, чтобы работать в рамках существующей системы, если хочешь изменить ее.

Девушка свято верила, что, если люди, подобные Нейту, соединят свои усилия, положение вещей действительно изменится. Дожидаясь, пока освободится Слоун, она обдумывала вопросы, касающиеся только ее и Нейта и их будущего. Вернее, того, чего бы ей хотелось в будущем.

В последнее время Меган замечала, что он часто смотрит на нее с тоской. Она понимала, что в своих отношениях они зашли дальше, чем ей хотелось бы допустить. Его взгляд обещал такое же прекрасное будущее, каким было настоящее.

Возможно, она приписывает его взгляду то, чего там и в помине нет. Но даже если это и так, как проверить, верна ли ее догадка? Она покачала головой. Что же все-таки происходит между ними?

Это любовь?

Нет, с ее точки зрения, это не было любовью. Но откуда ей знать, какой бывает любовь? Ни один ее любовный опыт не сделал ее счастливой. В последний раз она думала, что это настоящие чувства, а ее использовали и бросили.

Так, что же она знает о любви?

Тед преподал ей урок, и теперь она знает, какой любовь не должна быть. Нейт мог бы научить ее настоящей любви. «Но какая она — истинная любовь?» — мучительно размышляла девушка.

Любовь ли эта страсть, вспыхнувшая между ними при первом же прикосновении? А ощущение правильности происходящего, охватывающее ее всякий раз, когда он находится рядом, — не подтверждение ли истинности их чувств?

И теперь самый трудный вопрос: если это любовь, то что с этим делать?

Рука Нейта коснулась ее плеча и вернула ее к реальности.

— Давай уйдем сейчас, пока есть возможность, — предложил он.

— Да, с радостью, — согласилась она, и они тут же ушли незамеченными.

Сначала зашли в бистро утолить голод.

Другой «голод» они утоляли в ее квартире.

* * *

Когда в двенадцать часов на следующий день зазвонил телефон, Нейт сначала хотел проигнорировать звонок, но привычка отвечать на телефонные звонки взяла верх.

— Слоун, — сухо ответил он.

— Это я. — Ее голос, нежный и чистый, взволновал его.

— Где ты? — беспокойно спросил Нейт.

— Дома. — Он почувствовал, что она улыбается. — В ванне.

— Ты хочешь, наверное, свести меня с ума? — спросил Слоун.

— Зачем мне это? — насмешливо поинтересовалась она.

— Потому, что ты любишь меня мучить, — серьезно ответил он.

Ее голос стал тоже серьезным:

— Мне плохо без тебя было вчера ночью…

Он глубоко и виновато вздохнул, пораженный ее искренностью.

— Я буду у тебя в восемь, — пообещал Нейт.

— Приезжай, как можно скорее, — попросила Меган.

Он вышел из дома, направляясь в мэрию, но, проходя мимо ювелирного магазина, зашел в него, затем направился на работу, а в его кармане лежала коробочка с кольцом с бриллиантом.

Время ползло медленно, словно черепаха. Не переодеваясь после работы, Нейт сразу поехал к Меган. Встречая его у двери, она быстро поцеловала его, а затем еще — на этот раз долгим и чувственным поцелуем. Но он все-таки не вытащил из кармана коробочку с кольцом, а стал ждать более подходящего момента.

После ужина он прошел с ней в гостиную и сел на кушетку.

— Ты решила, куда мы пойдем сегодня вечером? — поинтересовался он.

— Я думала, что мы снова уляжемся в кровать, — дерзко ответила она.

Слоун решил, что настал подходящий момент для серьезного разговора:

— Любимая, я знаю, что ты соблазнишь и святого, но, я думаю, нам стоит поговорить о более серьезных отношениях.

Он заметил, что ее улыбка стала немного растерянной.

— Каких именно?

— Я хочу поговорить о том, что с нами будет завтра, послезавтра, через неделю, месяц. Кроме того, я думаю, что нам нужно пожениться, — поспешно, но решительно сказал Нейт и вытащил из кармана коробочку с кольцом.

— Какое красивое, — тихо сказала она дрогнувшим голосом, открыв ее и достав кольцо.

Но когда он попытался надеть его ей на палец, она отодвинулась от него, а глаза затуманились болью.

— Со мной это уже было однажды.

Его сердце сжалось от ревности, хотя он всегда смеялся над теми, кто ревновал, думая, что это удел слабых. Меган рассказала свою историю.

— Это случилось в прошлом году, — начала она, хрипло засмеявшись, но в смехе не было веселья. — Так нельзя поступать с людьми. Он бросил меня, решив, что я больше ему не нужна.

Его кулаки сжимались, когда он слушал рассказ девушки о ее бывшем женихе, который потом женился на более достойной, на его взгляд, кандидатуре — дочери своего босса.

— Он просто дурак, — сделал поспешный вывод Слоун.

— Он получил то, что хотел, — возразила девушка.

— Кто он? — поинтересовался Слоун.

— Тед Хансен, — думая о чем-то, ответила она.

Имя было ему знакомо. Это был адвокат из фирмы «Грэди и Нельсон».

— Ты знаешь его? — удивилась Меган.

— Лично — нет, только его репутацию.

— Ни то ни другое не привлекательно, — твердо сказала она.

— Ты все еще… думаешь о нем? — нерешительно спросил Нейт.

Она, глядя ему прямо в глаза, убежденно сказала:

— Я справилась с этим давным-давно. Но сейчас я не готова к другому обязательству.


Он был разочарован настолько сильно, что в первые минуты не мог сказать ни слова. Мысленно он убеждал себя, что у него нет ни малейшей причины ревновать. Ведь Меган уверила его, что история с Тедом осталась в прошлом.

Видя его состояние, она мягко скользнула губами по его щеке.

— Давай оставим пока все, как есть?

Ответ дался ему с трудом:

— Конечно, если ты этого хочешь, милая.

Ее глаза благодарно сверкнули и тем самым немного уменьшили его разочарование.

— Спасибо тебе, — сказала она. — Улыбаясь загадочно, она сообщила: — Я тоже ходила сегодня за покупками и кое-что купила. Хочешь посмотреть?

Через минуту Меган появилась, держа в руках длинную роскошную ночную рубашку.

— Тебе нравится? — любуясь ею, спросила она.

— Никогда не видел ничего подобного, — согласился он.

— Мне хочется быть красивой для тебя, — сказала она и, подойдя к нему совсем близко, просто предложила: — Займись со мной любовью.

Нейт обнял ее за талию, поцеловал в доверчиво раскрытые нежные губы и подумал, что найдет способ убедить ее в том, что им суждено быть вместе и, если нужно, он подождет. Вслух сказал страстно:

— Ты прекрасна. — И, заглянув в ее глаза, утонул в бездонных глубинах.

Несметное количество оттенков самых немыслимых цветов пересекали комнату, в которой, лежа на кровати, Меган и Нейт любили друг друга нежно и страстно. Стоны удовольствия едва были слышны в тишине и неподвижности раннего утра. Она знала, что каждый оттенок, звук и прикосновение навечно останутся в ее памяти и она время от времени будет извлекать их оттуда и смаковать.

Никогда прежде девушка не погружалась в наслаждения настолько, чтобы терять в них самое себя; никто прежде не касался ее так бережно и не ласкал так восхитительно — одним словом, она не испытывала ничего подобного в своей жизни.

Его руки медленно опускаются вниз по спине, находя ее тонкую талию, гладя красивые бедра, потом поднимаются вверх, чтобы прикоснуться к груди. Она стонет, получая удовольствие от его необычайно чувственных ласк.

— Ты необыкновенно сексуальна, — пробормотал он, зарываясь лицом в ее волосы.

Он лег на нее сверху и устремился вперед, сначала неторопливо, затем все быстрее и быстрее.

Меган двигалась в такт с ним, не уступая ему ни в страсти, ни в желании. А потом она достигла вершины наслаждения, выкрикивая при этом его имя снова и снова, пока страсть не иссякла. В первый раз в жизни она поняла, что заниматься любовью — это значит сливаться с возлюбленным в одно прекрасное и единое целое.

Ей хотелось запомнить эти мгновения, запахи, звуки, прикосновения, шершавость его щетины на своей щеке, его теплое дыхание на шее, даже скрип кровати, прогнувшейся под их телами.

Утомленные ласками, они заснули. Ее разбудили лучи ослепительно яркого солнца.

Она лениво потянулась и потерлась своей ногой о ногу Нейта.

— Всегда поступай так, и тогда мы никогда не выберемся из постели, — раздался его гортанный, полный желания голос.

Впервые в жизни ей не хотелось идти на работу. Она хотела остаться здесь, в кровати, вместе с Нейтом.

Идея была привлекательной, и ее возможно осуществить. Надо только выключить телефон…

Слишком поздно.

Телефон требовательно зазвонил. Она не хотела поднимать трубку.

Нейт дотянулся до аппарата и серьезным тоном сказал:

— Привет. Вы позвонили в фирму «Пицца от Тони». К сожалению, сейчас мы закрыты. Наши часы… — не договорил Слоун, слушая теперь собеседника.

Меган расхохоталась.

— Это звонит Джоуи Шульц… — сообщил он.

Она схватила трубку:

— Джоуи? Как ты? — Она слушала собеседника в течение нескольких минут, затем кивнула. — Это здорово. Мои поздравления. Нет, это был… мой друг. — Она весело хихикнула. — Нет, он не опасен. Поздравляю еще раз. Спасибо за звонок. — И положила трубку.

— Кто это? — поинтересовался Нейт.

— Джоуи, один из моих подопечных детей, который живет в приемной семье уже несколько лет. — Она лукаво улыбнулась. — Он спрашивает, не опасен ли ты.

— Вообще-то многие так думают.

— Это хорошо. Я люблю таких мужчин. У них обычно курчавые волосы на груди, — проговорила она, бесстыдно улыбаясь, и неожиданно опустила руку вниз.

— Ты неутомимая женщина, — промолвил Нейт.

— Я знаю, — безмятежно согласилась она, продолжая его ласкать и слушая, как он стонет от удовольствия. — Разве это не замечательно? — добавила она.

* * *

Меган присела на краешек ванны, сосредоточенно наблюдая, как Нейт бреется. Никогда еще она не воспринимала бритье мужчины, как нечто занимательное и интересное. С Нейтом она совершала все больше и больше удивительных открытий.

— Ты замечал, какое у тебя лицо, когда ты бреешься? — с интересом спросила Меган.

Он покосился на нее.


— Я просто пожираю тебя глазами, моя дорогая, — объяснил Нейт свое выражение лица.

Она подошла к нему, чтобы стереть с его лица последнюю капельку крема, и, затянув полотенце на его талии, хлопнула его ладошкой по голым бедрам.

Он принял ответные меры, выдавив немного крема для бритья ей на нос.

— Это война, женщина, — объявил Нейт и, подхватив ее на руки, понес в спальню. Там он бросил ее поперек кровати и прижал своим телом к матрацу.

— Как собираешься выбираться? — с усмешкой спросил он.

— А каким оружием мы будем сражаться? — поинтересовалась Меган.

— Известным, — заговорщически прошептал он, приблизив губы к ее лицу.

Она приоткрыла рот, давая возможность поцеловать ее. Затем он страстно любил ее, пока она могла выдерживать его натиск.

— Ты, наверное, был солдатом в другой жизни, — пробормотала она, когда «бои местного значения» закончились.

— Мне больше нравится думать о себе как о стратеге, — возразил Слоун.

— И какова твоя стратегия? — спросила с иронией Меган.

— Заставить тебя понять, что мы должны быть вместе, — серьезно ответил он.

Она вздрогнула, услышав в его голосе решительные нотки, но благоразумно промолчала.

— Проголодалась? — спросил он чуть позже, когда они сидели за столом на кухне.

Меган задумчиво покачала головой, потягивая утренний кофе. Завтракать вместе стало теперь их традицией, к которой они быстро привыкли. Она смотрела на мужчину, сидящего напротив нее. На нем были только застиранные джинсы, и она исподтишка любовалась его сильным телом.

— У тебя есть передник? — неожиданно спросил он.

— Передник? — широко раскрыв глаза, переспросила Меган.

— Это такая вещь, которую надеваешь, чтобы не испортить одежду, — съязвил Слоун.

Она, недоумевая, посмотрела на его голую грудь, а он усмехнулся:

— Я не хотел бы, чтобы мои джинсы были испорчены, тем более если вспомнить, что ты ночью сделала с моей рубашкой.

Она покраснела, затем, быстро нагнувшись, порылась в ящике комода и вытащила оттуда… розовый передник.

Казалось, что с передником, перевязанным вокруг талии, он должен был выглядеть нелепо, но его мужественность только усилилась. Меган поймала его взгляд и поняла, что он догадывается, о чем она думает, потихоньку поглядывая в его сторону.

Она сконцентрировала свое внимание на крупной сочной клубнике со взбитыми сливками и, взяв одну из них, положила в рот, смакуя восхитительный вкус.

— Замечательно вкусно, — проговорила Меган, закрыв от удовольствия глаза.

Он, наклонившись к ней, облизал сливки с ее губ.

— Ты очень вкусная, — облизываясь, подтвердил он.

— Такая же, как клубника со сливками? — улыбаясь, спросила она.

— Даже лучше. Ты особенная, — с воодушевлением ответил Слоун.

Нейт сложил тарелки в стопку и отнес в мойку.

Меган тут же попыталась припомнить, предлагал ли когда-нибудь Тед помочь ей с работой по дому. Мытье посуды, на его взгляд, было женским занятием, как, впрочем, и другие виды домашней работы. Они спорили об этом до хрипоты, и через некоторое время она оставила попытку убедить его помогать ей по хозяйству. Проще было сделать все самой.

Она вернулась из прошлого и улыбнулась Нейту.

— Ты моешь. Я вытираю, — предложила она.

— Опять? Я в прошлый раз мыл, — недовольно сказал он.

— У тебя что-то с памятью, парень. Вчера вечером мыла я. Сейчас твоя очередь, так что хватит отлынивать, — твердо проговорила она и бросила ему моющее средство.

Он легко поймал его.

— Мне нравится, когда ты становишься властной. Это меня заводит. — Он, схватив ее за плечи, резко притянул к себе: — Я мужчина, а ты женщина. И ты делаешь то, что говорю я.

— И каковы будут ваши распоряжения, мистер? — съехидничала Меган.

— Займемся любовью. Сейчас, — властно сказал он.

Спальня была слишком далеко, стол завален грязной посудой.

— Пол, — громким шепотом произнесла она, дрожащими пальцами расстегивая молнию на его джинсах.

Их тела переплелись быстро и яростно. Она не хотела нежности, а он и не предлагал ее.

Они удовлетворяли свои желания жадно и нетерпеливо.

— Ты ненасытный, — лениво произнесла она, когда они лежали обессиленные, и провела пальцем по его груди. — Ты знаешь это, да?

— Только с тобой, — пробормотал он, обняв ее за талию, и повторил: — Только с тобой.

Одеваясь, она негромко напевала. Нейт ушел несколько минут назад, пообещав позвонить ей днем. Улыбка появилась на ее лице, когда она вспомнила, что произошло с его одеждой вчера вечером. Невероятно, но Меган до сих пор не понимала, что это на нее нашло, когда она изо всех сил рванула его рубашку.

Надо будет пришить оторванные пуговицы, подумала Меган, если она сможет их найти. Она опять улыбнулась, вспоминая, как пуговицы разлетались во все стороны.

За окном ее ждал Тримонт, окруженный облаком смога. Но ничто не могло испортить ей настроение и огорчить ее сегодня.

Она была влюблена. Впервые в жизни она была влюблена по-настоящему. Она не знала до Нейта, что такое возможно.

Теперь она понимала, что их отношения с Тедом — бледная имитация настоящего чувства. Благодаря Нейту она сумела понять, что такое настоящая любовь.

Она любит Нейта Слоуна!

Хотелось громко известить об этом весь мир, позвонить ему и сказать, что принимает его предложение, но она заставила себя повременить. Нужно все хорошенько обдумать.

Когда Меган появилась в офисе, Касси, лишь один раз взглянув на нее, поволокла в дамскую комнату.

— Рассказывай, — решительно потребовала она.

— Что рассказывать? — непонимающе спросила Меган.

— Отчего ты улыбаешься, как кретинка. Рассказывай, иначе я не рискну снова оставить Тайлера с тобой.

— Я влюблена. — Меган даже не думала отпираться и снова улыбнулась. Какой смысл, если у нее все написано на лице?

Подруга обняла ее.

— Знаю. Ты сияешь, как неоновая реклама на магазине, где продают пирожки.

Меган ухмыльнулась и шлепнула подругу по руке.

— Спасибо.

— Когда свадьба? — форсировала события Касси.

— Не знаю, мы еще не говорили об этом, но не сегодня, это точно, — сказала она, и на мгновение ее лицо омрачилось: она еще не сказала Нейту о своих чувствах.

Лицо Касси стало серьезным.

— Пусть он обращается с тобой хорошо. Иначе будет иметь дело со мной, — пригрозила она.

— Не волнуйся, — успокоила Меган подругу. — Нейт никогда не обидит меня.

Ожидание звонка может быть приятным, обнаружила она.

Когда Нейт не позвонил в четыре часа, она расстроилась, но старалась не показывать виду. Он, видимо, сейчас занят и не может позвонить.

Никогда раньше ей не приходилось сидеть у телефона в ожидании звонка мужчины, но никогда прежде она и не была так сильно влюблена. Улыбка снова расцвела на ее лице. Сегодня ночью, мечтала девушка, она наденет кое-что особенное…

Глава 9

Муниципальный совет никак не мог прийти к согласию.

Нейт не ожидал, что решение вопроса может оказаться таким сложным. По праву участок, конечно же, не принадлежал детскому дому. Он и раньше пробовал убедить Меган, что ее точка зрения становится пристрастной, когда дело касается «ее» детей. Теперь он вынужден будет сказать ей, что этот участок передадут общественному центру. Он предпочел бы столкнуться еще раз со всеми членами муниципального совета сразу, чем сообщить Меган, что строительство нового здания детского дома откладывается.

Со временем они смогут найти другой участок для детского дома и даже лучше, чем прежний. Только сначала ему нужно убедить Меган, что он не предал ее и детей. Нейт догадывался, что легче убедить папу римского принять иудаизм, чем Меган в том, что он постарается сделать все, чтобы найти более подходящее место для детского дома.

Подойдя к двери квартиры, он услышал звуки музыки. Поцелуем она разгладила морщинки около рта.

— Трудный день? — спросила она.

— Ты и сама можешь догадаться, — устало ответил Нейт.

— Возможно, я помогу тебе, — нежно целуя его, сказала девушка, но отстранилась, не почувствовав обычной реакции.

— Выпьешь? — предложила она.

— Не откажусь, — немного холодно сказал он.

Меган плеснула виски в стакан и подала ему. Он выпил одним глотком.

— Благодарю, — возвращая стакан, проговорил он и добавил: — Сегодня состоялось голосование.

— Мы получим землю? Я не слишком надеялась, но участок нам очень нужен, — с надеждой сказала она и замолчала, заметив его хмурый взгляд. — Что-то не так?

— Город проголосовал против твоего проекта, — бесстрастно промолвил Нейт.

— Но ты говорил… — возразила Меган.

— Да, я сказал, что шансы хорошие, и сделал все, чтобы получить положительный результат, — раздражаясь, сказал он.

— Они не приняли? — упала духом девушка.

— Они отказались…

— Кто голосовал против? — резко спросила она.

— Это имеет значение? — удивился Слоун.

— Думаю, что нет. — Она закусила губу.

— Солнышко, мне очень жаль, — посочувствовал он.

— Это не твоя вина. Я знаю, что ты сделал все возможное. Если бы только… — с болью в голосе проговорила Меган.

— Меган, я тоже голосовал против, — признался Нейт.

Она в изумлении уставилась на него.

— Я не понимаю, — потерянно прошептала девушка.

— Я должен был голосовать против, — твердым голосом пояснил он.

— Ты же говорил, что веришь в наше дело, — заявила она.

— Да, я помню, но… — начал он, но Меган не дала договорить:

— Что «но»?

— Исследование проекта показало… — снова попытался объяснить ей Нейт, но она прервала его:

— Меня не интересует, что показало это проклятое исследование. Я хочу знать только одно: почему ты допустил, чтобы дети пострадали? У них и так ничего нет — ни нормальной семьи, ни хорошей школы, они не могут сами защитить себя…

— Хватит.

В его голосе прозвучали властные нотки, но она чувствовала, как ему больно. Ее гнев на мгновение угас. Но только на мгновение.

— Если ты позволишь объяснить… — начал он.

— Объяснить? Думаю, ты достаточно объяснил. Скажи, почему ты голосовал против проекта, который мог так много дать людям? Ты притворился, что поможешь мне, чтобы забраться ко мне в постель? — прокричала Меган, и в самом деле начиная верить в этот абсурд.

Его губы сжались, и он, казалось, не собирался доказывать обратное.

— Конечно, я хотел оказаться с тобой в постели. Я хотел заняться с тобой любовью еще в тот день, когда впервые увидел тебя. Но это не все, чего я хотел.

Она словно потеряла способность здраво мыслить и думала, что ее в очередной раз подвели.

— Ты, должно быть, немало позабавился. Так просто убедить обычного социального работника в том, что веришь в ее работу, а потом затащить наивную женщину к себе в постель. Ты все сделал правильно. Молодец. Мои поздравления, господин мэр, отлично сработано, — отчаянно сказала Меган, засмеялась, но потом резко оборвала смех. Видно было, что она едва сдерживает слезы. — Ты сильный игрок, ты даже сумел использовать меня, чтобы получить место мэра.

— Это неправда, ты же знаешь, — пытаясь оправдаться, проговорил Слоун.

— Почему, Нейт? Почему ты голосовал против нас? — с отчаянием в голосе спросила Меган.

— Это не самое подходящее место для вашего детского дома. Если бы ты прочитала результаты исследования, ты бы и сама это поняла.

Но она его уже не слышала.

— Что я вижу — еще один политик, — с горечью проговорила Меган и отвернулась.

Он схватил ее за плечи и повернул к себе.

— Черт возьми, я не Тед, — разозлился Слоун.

— При чем здесь Тед? — удивленно спросила она, еще не понимая, что ее неудачный жизненный опыт сыграл с ней злую шутку: она перестала доверять людям.

— Ты не можешь забыть, как он предал тебя, — пытался объяснить он ей ее поведение.

Ее глаза затуманились слезами.

— Он чем-то напоминает тебя, ты не находишь? У вас много общего. — Тут слезы брызнули из ее глаз.

Не помня себя, он больно сжал ее руку.

— Когда-нибудь ты пожалеешь об этих словах.

— Я жалею о том, что встретила тебя, — зло сказала она и вырвалась из его рук.

— Это еще не конец, милая. У нас есть шанс, — не веря в то, что говорит, бессильно промолвил Нейт.

Она широко распахнула перед ним дверь и решительно выпроводила:

— Всего хорошего, господин мэр.

Она держалась, пока не стих звук его шагов на тротуаре, и только тогда заплакала.

Как она могла так ошибаться?

Она легла на кровать и попыталась расправить простыни. Они все еще хранили аромат любовных ласк. Еще сегодня утром она и Нейт сжимали друг друга в объятиях. Они занимались любовью так бурно и нежно, что она и вообразить не могла, что их можно когда-нибудь разлучить. Какой она была наивной и глупой.

Резким движением Меган сдернула простыни с кровати. Ей не нужно напоминание о нем. Она нашла его скомканную рубашку там, где бросила ее сегодня утром. Слезы снова полились из глаз.

Не в силах справиться с собой, Меган спрятала лицо в ладонях. Пахнуло лосьоном после бритья и ее духами — они ему так нравились. Эти два смешанных вместе аромата напомнили ей о том, что произошло. Она скомкала рубашку с простынями, так и не решившись их выбросить, и отнесла в корзину с грязным бельем. Позже Меган лежала в кровати, застеленной чистыми простынями, сжимая в руках его рубашку, которую вновь достала из корзины. Это слабость, сказала она себе. Она должна се постирать и затем отослать Нейту. Меган поймала себя на мысли, что напоминает ребенка, у которого забирают любимое мягкое одеяло.

Меган стащила с себя одежду и завернулась в рубашку. Запах Нейта окружил ее.

Ночь не принесла облегчения, а, наоборот, измучила эротическими сновидениями: Меган видела свое блестящее от пота и уставшее от ласк тело. Она вновь непроизвольно сжала в руках рубашку Нейта.

Первые лучи солнца вернули Метан в мрачную реальность, в мир без Нейта. Хуже всего было то, что ей некого было винить.

Косметика не смогла скрыть ее состояния. Девушка знала, что не сможет утаить правду от Касси.

— Что случилось? — сразу же спросила подруга, как только Меган вошла в офис.

Меган небрежно пожала плечами:

— Ничего.

Касси немедленно потащила ее в комнату отдыха.

— Теперь мы одни, так что выкладывай, — решительно настояла подруга.

— Нейт и я… мы… решили больше не видеться, — безучастно проговорила девушка.

— Этот мужчина очарован тобой. И ты его любишь. Так в чем проблема? — недоумевала Касси.

Меган рассказала обо всем, ничего не утаивая. Касси скрестила руки на груди.

— Так он голосовал против? Ничего, мы найдем другое место. Получше прежнего.

Меган в немом изумлении уставилась на подругу:

— Как ты можешь бросить то, чего мы добивались с таким трудом? Ты знаешь, как много значит этот дом для детей.

— Я так же, как и ты, хочу построить для детей хороший, уютный дом. Но мы построим его в другом месте, — объяснила она и сердито посмотрела на Меган: — Ты все еще думаешь о Теде и позволяешь ему управлять своей жизнью. — Она погрозила Меган. — Может, хватит? У тебя всякий раз появляется на лице это выражение, когда ты вспоминаешь, как он поступил с тобой.

— Ты не понимаешь, — начала объяснять Меган, но Касси не дала ей закончить:

— Ты впустую потратила на него два года. Тебе все еще мало? Он не стоил этого тогда и, черт побери, не стоит и теперь, — убеждала подруга, ласково положив руку на плечо Меган. — Не позволяй ему разрушить ваши отношения с Нейтом, дорогая.

Сострадание в глазах подруги больно задело ее: ей не нужна жалость. Меган холодно отстранилась, сухо проговорив:

— Сейчас не Тед виноват.

— Нет? — насмешливо переспросила Касси.

Меган не успела ответить — зазвонил телефон.

— Слушаю, — в течение нескольких секунд она молчала, затем тяжело вздохнула: — Я приеду.

Стон вырвался у нее, прежде чем она успела повесить трубку.

— Что случилось? — набросилась на нее Касси.

— Звонил Прескотт, — коротко сообщила девушка. Ни одна из них терпеть не могла Лоренса Прсскотта, директора центра для трудных детей.

— Джаред нагрубил ему, поэтому Прескотт запер его в комнате. Когда один из детей принес ему обед, его там не оказалось. Он снова убежал.

Обе они отлично знали, что Джареду нужен не детский дом, а семья. Именно Джаред и такие дети, как он, нуждались в проекте, разработанном Меган.

— Проклятие!

— Да, проклятие! — На мгновение Меган поддалась гневу. — Хотела бы я, чтобы мэр и все эти близорукие члены муниципального совета поменялись с детьми местами и ели ту же пищу, которую дают детям, и попробовали бы выжить в условиях, подобных тюремным.

— Нет вины Нейта в том, что Джаред сбежал, — мягко напомнила ей Касси.

Меган взяла сумочку.

— Я должна идти на встречу с Прескоттом. Может, смогу сделать что-нибудь для Джареда.

Касси тихо коснулась руки Меган:

— То, что я говорила тебе, это потому, что я люблю тебя. И хочу, чтобы ты нашла свое счастье.

— Я знаю, — благодарно ответила она подруге.

— Друзья? — улыбаясь, спросила Касси.

Меган слабо улыбнулась:

— Всегда.

К концу дня Меган была почти уверена в том, что сделала ошибку при выборе профессии.

Полиция задержала Джареда. Все ее усилия убедить Прескотта снять обвинения против мальчика закончились неудачей. Джаред уже был на пути к изолятору, когда Меган все-таки удалось получить несколько дней отсрочки для рассмотрения его дела. Единственной уступкой, которую она сумела вырвать у Прескотта, было его неохотное обещание пересмотреть свое решение, если Джаред получит работу.

Что же сделать, чтобы Джаред устроился на работу? Как найти того, кто бы мог нанять его? Она намеревалась использовать свои деловые связи, но при этом не слишком рассчитывала на успех.

Ее личная жизнь потерпела крах. И она решила заняться профессиональной деятельностью, с которой тоже не все было гладко. Меган почувствовала жалость к себе. Только на минуту она подчинилась этому чувству, затем вспомнила, что слишком много теряет времени, жалея себя. Пора начинать жить заново.

Оставалась лишь одна проблема, связанная со ссорой с Нейтом: он ни на мгновение не покидал ее мыслей… и сердца.

* * *

У Слоуна скопилось очень много работы, но ему никак не удавалось сконцентрироваться на ней. Вместо того чтобы работать, он грезил о Меган, ее восхитительном теле. Сильная, мягкая, страстная, она заставляла вспоминать о себе каждую минуту.

К тому же место секретаря грозило стать вакантным. Нейт полагал, что он все-таки исправит положение или потеряет лучшего секретаря.

Несколько минут назад Тесс отчитала его, когда он огрызнулся на какую-то ее фразу. То, что он заслужил каждое слово ее упрека, только усиливало его раздражение.

Слоун не удержался еще от одной вспышки, уже на заседании муниципального совета. Если бы не его должность, он потерял бы не только секретаря, но и работу.

До него вдруг дошло, что Тесс и члены муниципального совета были не единственными, кого он оскорбил. Мать вчера назвала его ослом после того, как он едва не укусил ее, когда она спросила, как у него дела. Память о ее уничижающих словах вызвала на его губах слабую полуулыбку. Вот уж кто не стеснялся в выражениях.

В качестве компенсации за моральный ущерб он сегодня пригласил ее позавтракать вместе с ним.

Раздался бесстрастный голос Тесс:

— Ваша мать здесь.

— Впустите ее, — попросил Слоун.

— Плохо выглядишь, — посочувствовала Лорна, поцеловав его в щеку.

Он криво улыбнулся:

— Спасибо. Я рад видеть тебя, мама.

— Мы идем куда-нибудь, или я так и простою здесь весь день? — раздраженно спросила она.

Он указал ей на кресло.

— Должна сказать тебе, Нейт Слоун, ты — дурак.

Видимо, это и в самом деле было так. Кроме того, она всегда называла его полным именем, если была основательно разочарована в нем.

— Благодарю, — горько усмехнулся Нейт.

— Не стоит благодарности. Если ты позволишь этой девочке уйти, ты будешь жалеть об этом всю оставшуюся жизнь, — жестко сказала Лорна.

— С каких это пор ты стала экспертом в любовных делах? Я не видел, чтобы ты серьезно увлекалась кем-то с тех пор, как умер папа. Ты тратишь все свое время на свидания с мужчинами, причем слишком молодыми… — упрекнул он.

— Сын, — прервала мать, и он увидел, как боль исказила ее лицо.

Слоун взял ее за руку.

— Прости. Я сам не свой. Знаю, что не имею права говорить об этом, — раскаиваясь, произнес он.

— А ты знаешь, почему я встречаюсь с ними? — Она отняла руку.

— Мама, ты не должна… — начал Нейт, но его снова прервали:

— Потому, что я одинока, — с горечью в голосе пояснила Лорна.

— Папа умер давно, — мягко сказал он. — Я знаю, как ты любила его.

— Ты понятия не имеешь, как я любила твоего отца. Мы были лучшими друзьями и любовниками больше сорока лет. Знал бы ты, каково это — потерять того, кого любишь больше жизни!

— Я не знаю.

— Никто не заменит твоего отца. Думаешь, почему я встречаюсь с этими мальчишками?

Теперь он начинал понимать ее поведение.

— Потому, что они не напоминают тебе о нем, — догадался Нейт.

— Теперь, когда ты все знаешь, возможно, прислушаешься к моему совету. Мы с твоим отцом испытали нечто особенное, и я вижу, что то же самое происходит между тобой и Меган.

— Нет меня и нет Меган, — хрипло произнес он.

Эта женщина, думал Слоун, превратила его в лягушку, и вряд ли она захочет поцеловать его, чтобы он вновь стал очаровательным принцем.

— Именно поэтому ты дурак, — утвердилась в своем мнении Лорна.

— Ты думаешь, я хотел этого? Я люблю ее. — Он сорвался на крик и впервые на этой неделе почувствовал, что жив. — Я люблю ее, — повторил Нейт уже спокойнее.

Эта вспышка привела его в чувство. Мать усмехнулась:

— Отлично. Ты не потерял присутствия духа. Теперь давай подумаем, как вернуть эту девочку.

Он снова поник.

— Я не знаю. Она не хочет видеть меня. Она даже не отвечает на мои звонки, — жалким голосом проговорил Слоун.

— Ты должен заставить ее понять, что она ошибается. У девочки больше гордости и характера, чем я предполагала. — Она наклонилась к нему, хитро улыбаясь. — Как и у некоторых других знакомых мне личностей.

— Ты попала в точку, — подтвердил он.

— Жизненный опыт, я полагаю. — Ее суровый взгляд смягчился. — Все настолько плохо?

— Очень плохо, — отчаянно произнес Нейт.

— Я уверена, ты найдешь способ вернуть ее, — твердо сказала Лорна.

Он всем сердцем желал, чтобы она оказалась права.

Чрезвычайно довольная собой, мать встала и приказала:

— Теперь можешь вести меня завтракать.

Он повел ее в итальянский ресторан. Глядя на тарелки с пастой и салатом из шпината, она вспомнила об отце Нейта:

— Ты знаешь, что у нас с твоим отцом тоже были взлеты и падения. Ведь у него такой же горячий характер, как у тебя. Мы сводили с ума и обожали друг друга каждую минуту нашей совместной жизни. Нет и дня, чтобы я не тосковала по нему… Такая любовь бывает только раз в жизни, — добавила она, пряча глаза. — Именно поэтому я знаю, что говорю. Нельзя позволить Меган уйти, иначе ты никогда не простишь себя.

Этот разговор помог ему понять очень многое. Глубокая печаль в глазах матери наполнила его чувством вины за то, что был эгоистом по отношению к ней.

— Чем ты сейчас занимаешься? — спросил он и услышал от нее восторженный рассказ о последнем комитете, к которому она присоединилась и который занимался проблемами восстановления старых зданий в Тримонте.

— Это позор — позволять таким прекрасным зданиям пустовать. Наш комитет предлагает использовать их, например, разместить в них музеи, художественные галереи… — горячо говорила Лорна, и ее слова напомнили ему об одной проблеме.

— Ты слышала что-нибудь о местечке Глэдстоун? — спросил Нейт.

Она задумалась на мгновение, а затем сказала:

— Старый Джозеф Глэдстоун умер от удара пару месяцев назад, кажется. Я помню, как еще мой дед рассказывал об этом доме. Он сказал, что это настоящая достопримечательность. А почему ты спрашиваешь?

— Я потом тебе расскажу. — Он перегнулся через стол и поцеловал мать. — Спасибо, мама, за все.

Лорна встала.

— Рада была помочь, — сказала она в ответ и посоветовала: — Только удостоверься, что Меган действительно вернется к тебе. Я планирую вашу свадьбу на лето.

Над ее предположением, что свадьба состоится летом, он засмеялся впервые на этой неделе. Он улыбался и тогда, когда сажал мать в такси.

Нейт собирался посетить Глэдстоун, но когда он вернулся на работу, то увидел членов муниципального совета, расположившихся в его кабинете и требующих разрешить их самую последнюю ссору. Он едва скрывал свое разочарование, слушая их мелочные препирательства.

Он не мог принять решение по Глэдстоуну, не увидев его воочию. Мысль о необходимости посетить это местечко мучила его в течение всего дня. Тесс с любопытством посматривала на него, поскольку он несколько раз просил показать одни и те же документы.

— Довольно, — сказал он сам себе, поднялся из-за стола и подошел к окну, когда понял, что читает один и тот же файл уже десятый раз и не понимает смысла.

Смог окутал город серым одеялом, и он заметил, что его мысли такого же цвета.

Он с горечью рассмеялся, подумав, что даже если у него все получится, это вряд ли поможет наладить отношения с Меган.

* * *

Меган стояла на балконе и смотрела на небо. Ночь была наполнена гулом автомобилей, шепотом морского бриза. Она вспомнила, что в один из таких прохладных вечеров поцелуи Нейта обожгли ее и она ответила ему тем же. Стоило ей остаться одной, как тотчас девушка начинала думать о Слоуне и вспоминать свидания с ним.

Зазвонил телефон и вернул ее к действительности. Ей не хотелось ни с кем разговаривать, и она не взяла трубку. Включился автоответчик.

— Мисс Райли? Вы дома? Это я, Джаред, — послышался взволнованный детский голос.

Она схватила трубку.

— Джаред? Как ты? У тебя все хорошо? — испуганно спросила Меган.

Он засмеялся, и она облегченно вздохнула.

— Все в порядке. Я позвонил, чтобы сказать вам, что нашел работу. Настоящую работу, за которую платят приличные деньги.

— Господи, Джаред… Где?.. Как?.. — удивилась Меган.

— Вы говорите прямо, как старик Прескотт. Он тоже не мог поверить, — обиженно ответил он.

— Я не хотела тебя обидеть… — ласково проговорила она.

— Да я пошутил, — сказал он. — У меня и правда все хорошо.

— Рада слышать, — ответила она сухо. — А теперь расскажи, как ты получил эту работу, за которую хорошо платят.

— Помните того пижона, который был с вами… той ночью, когда вы вытащили меня из полицейского участка? — спросил Джаред.

— Нейт? — ошеломленно спросила девушка.

— Да, он. Когда я в последний раз убежал, он как-то прознал об этом, нашел меня и устроил разнос. Сказал, что всыплет мне как следует, если я еще раз устрою что-нибудь подобное, — с удовольствием рассказывал мальчик, но Меган перебила его:

— Нейт приходил к тебе в центр?

— Да. Он спросил, не хотел бы я поработать в строительстве. Я ответил, что, конечно, хочу, но у меня нет опыта, а он сказал, что это не имеет значения, было бы желание работать. На следующий день он позвонил и сказал, что зачислил меня в одну из бригад. Мне выдали строительную форму, и теперь я строитель… — взахлеб рассказывал Джаред Меган о переменах в своей жизни. — Сейчас я делаю самую простую работу, но позже буду выполнять что-нибудь посложнее.

— Я очень рада за тебя, — с облегчением вздохнула она и слушала его еще несколько минут, пока он подробно не рассказал ей о своей новой работе.

— Позвонить вам еще раз, чтобы рассказать, как идут дела? — спросил он, заканчивая рассказ.

— Обязательно звони. И… Джаред?.. — начала Меган.

— Да? — откликнулся он.

— Нейт не единственный, кто всыплет тебе по первое число, если ты снова сбежишь, — пригрозила она.

Мальчик засмеялся.

— Я понял. — Он помолчал немного, не зная, как выразить благодарность. — Мисс Райли!

— Мм?

— Спасибо за заботу, — благодарно сказал Джаред и повесил трубку.

Она была озадачена услышанным. Нейт вмешался, чтобы помочь мальчику, причем спокойно, без фанфар, без привлечения внимания к себе. «Почему же он повернулся спиной к моим начинаниям?» — задалась она вопросом.

Ответ пришел незамедлительно. Он и не делал этого. Это она повернулась спиной к нему. При первом же возникшем недоразумении она подумала о нем плохо и таким образом сделала свой выбор. И теперь должна жить с этим.

Глава 10

Меган провалила встречу с потенциальным спонсором отправки детей в летний лагерь. Если ее не уволят за некомпетентность, это будет чудом.

В прошлый раз, когда Тед вернул ей кольцо и она осталась одна, работа стала ее убежищем, и она с головой окунулась в дела. Но сейчас этот прием не сработал: ей никак не удавалось не думать о Нейте. Часами она снова и снова вспоминала их последний разговор и кляла себя на чем свет стоит.

Она должна была бы уже знать, что Нейт не Тед и с ним все будет по-другому. А теперь все кончено. Почему она поняла это только сейчас, а не раньше?

— Меган, можешь ответить по второй линии?

— Меган Райли. Офис, — бесстрастно проговорила она.

— Меган, это Патси Уэнтуорт. Они собираются начать разработку участка под общественный центр уже сегодня. Мы хотим устроить марш протеста. Ты с нами?

Меган посмотрела на заваленный бумагами стол и подумала, что все может подождать.

— Когда? — спросила она.

— Сразу, как только ты приедешь.

Сказав Касси, что уходит, Меган покинула офис. У входа стоял серебряный лимузин.

— Меган, подойдите сюда, пожалуйста, — позвала Лорна Слоун.

Одетый в форму шофер открыл перед ней дверцу. Меган скользнула на заднее сиденье.

— Миссис Слоун… Лорна… что вы здесь делаете? — удивилась девушка.

— Что я здесь делаю? Собираюсь везти вас на марш протеста, — пояснила Лорна.

— Но откуда вам стало известно? Я сама узнала об этом всего несколько минут назад, — не переставая удивляться, спрашивала Меган.

— Меня позвала Патси, — сказала мать Нейта.

Она должна была догадаться. Патси Уэнтуорт располагала агентурной сетью, которой могло позавидовать ЦРУ.

— Благодарю, но я постараюсь добраться самостоятельно. Мне не хотелось бы задерживать вас, — отказалась девушка.

— А кто собирается задерживаться? Мы едем с вами, — пояснила Лорна.

— Мы? — Только сейчас Меган заметила, что на противоположном сиденье расположились еще две женщины.

— Мама, Герт, — обратилась к ним Слоун, — это Меган, девушка, о которой я вам рассказывала. Меган, это моя мать, Виктория Хатчинсон, и моя сестра Герт.

— Поехали, — махнула рукой старшая из дам. — Позвольте девочке сесть рядом со мной. Мне хочется получше рассмотреть ее.

Меган послушно села, около бабушки Нейта. Виктория Хатчинсон осмотрела Меган с ног до головы.

— Так значит, это вы вывернули моего внука наизнанку? — с вызовом спросила Виктория.

Меган благоразумно промолчала.

— Вы, современная молодежь, слишком много времени тратите на размышления. Он все-таки занимался с вами любовью? — заглядывая ей в глаза, с любопытством спросила бабушка Нейта.

Меган что-то невнятно пробормотала.

— В чем дело? Язык проглотили? Мой никудышный внук затащил вас в постель или нет? — настойчиво допытывалась Виктория, ничуть при этом не смущаясь.

— Мама… — попыталась вмешаться Лорна.

— Заткнись, я не с тобой разговариваю, — грубо прервала свою дочь Виктория и снова пристально взглянула на Меган: — Ну так как?

Меган вызывающе подняла подбородок.

— При всем моем уважении к вам, мэм, вас это не касается.

Виктория с такой силой хлопнула ее по спине, что Меган клацнула зубами.

— Молодец. Уважаю тех, кто может постоять за себя, — одобрительно сказала она.

Меган не знала, радоваться ей или тревожиться.

— Если он не безнадежный дурак, а я думаю, что нет, он не упустил бы случая переспать с вами, — поглядывая в ее сторону, констатировала Виктория, — И вполне вероятно, не раз. У него хороший вкус по отношению к женщинам, особенно красивым. Он пошел в дедушку. Я могла бы рассказать вам историю… — начала она, но, взглянув еще раз на девушку, покачала головой.

Меган не умела лгать и покраснела, понимая, что таким образом полностью подтвердила предположение старой леди. Виктория удовлетворенно улыбнулась:

— Отлично. Я рада, что он не идиот. Это мы выяснили. Не злитесь на меня за допрос.

— Лорна, Герт, пристегнитесь. Прибавь скорость, Грегори, — обратилась Виктория к водителю. — Мы должны успеть к началу марша.

Лимузин рванул вперед, и Меган, крепко ухватившись за сиденье, с любопытством спросила:

— Миссис Хатчинсон, вы тоже планируете пойти?

— Разумеется. И Герт, если мы, конечно, сможем оторвать ее от книги.

Меган посмотрела на тетю Нейта, которая в течение всей беседы тихо сидела в углу автомобиля, уткнув нос в книгу.

— Я ценю вашу поддержку, но… — нерешительно начала она.

— Дорогая, не стоит возражать. У нас есть дело, и мы его сделаем. — Она снова окликнула водителя; — Грегори, разве мы не можем ехать быстрее?

Меган решила попробовать еще раз:

— Миссис Хатчинсон, я действительно ценю ваше желание участвовать в марше протеста, но думаю…

— Оставь, — решительно остановила ее Виктория. — Лучше покажи Грегори самый короткий путь. Тебе придется кричать, потому, что он глух, как пень, но почему-то отказывается носить слуховой аппарат.

Метан рассказала водителю, как лучше доехать, а потом обратилась к Лорне:

— Лорна, я думаю, что вам не стоит ввязываться, — надеясь убедить хоть ее, начала уговаривать она.

— Боитесь, что нас арестуют? — поинтересовалась мать Нейта, взглянув на нее с любопытством.

— Вполне вероятно, — чуть не плача, подтвердила Меган.

— Зато будет чем похвастаться перед приятельницами по клубу. Никого из них никогда не арестовывали, — легкомысленно проговорила Лорна. — Один раз, правда, с Маффи Хаммонд слетел лифчик, когда она плескалась в бассейне, но это не в счет. Ее видел только охранник.

— О чем вы там шепчетесь? — закапризничала Виктория. — Или говорите так, чтобы я слышала, или молчите.

— Мама, — закричала ей в ухо Лорна. — Меган считает, что нас могут арестовать, если мы присоединимся к маршу.

— Не надо так громко кричать, не глухая. Арестовать? — Виктория презрительно фыркнула. — И только? Пора хоть кому-нибудь в этом семействе проявить активность. Мы стали слишком осторожными, — упрекнула она себя и уставилась на Меган: — В чем дело, дорогуша? Уж не испугалась ли ты сама? — подозрительно спросила бабушка.

— Нет, конечно, — оскорбилась Меган.

— Приятно слышать. Герт, сейчас же закрой эту проклятую книгу! — прикрикнула она на дочь, и Герт, виновато посмотрев на них, спрятала книгу в сумочку.

— Никогда не могла понять, почему ты предпочитаешь читать о жизни вместо того, чтобы просто жить, — недовольно проговорила. Виктория.

Меган понимала почему: бабушка Нейта запугала бы любого. Неудивительно, что Герт и прячется от жизни среди книг.

— Лорна, жаль, что ты не сказала мне о сегодняшнем мероприятии утром, — упрекнула Виктория. — Я хотя бы сделала подходящую прическу.

Виктория расправила воротник и вытащила зеркальце, чтобы подправить макияж. Она щедро добавила румян на щеки, и без того алевшие маковым цветом.

— Думаете, о нас напишут в газетах?

— Полагаю, это произойдет в любом случае, — пробормотала Меган, подумав о реакции Нейта.

Виктория удовлетворенно вздохнула, взглянув на себя в зеркальце еще раз, и отдала последние команды:

— Герт, накрась губы. Ты выглядишь слишком бледно. Лорна, причешись и застегни пуговицы. Женщина твоего возраста не идет на марш протеста с вывалившейся из блузки грудью, даже если половина этой груди — чистейший силикон.

— Ну сколько можно, мама… — безнадежно пыталась остановить ее Лорна.

— Сколько нужно. Если о нас собираются печатать в газетах, мы должны выглядеть, как леди.

— Вы говорили об этом с Нейтом? — приглушенным голосом спросила Меган Лорну.

— Нейт знает, что я всегда поступаю, как считаю нужным. Мне известно, что вы в ссоре. Но это не влияет на мое отношение к вам. То, что умственные способности моего сына не превышают уровня содового крекера, не значит, что и я спятила.

— Это больше чем просто размолвка, — уточнила Меган на всякий случай.

— Я знаю, моя дорогая. Мы займемся Нейтом позднее.

— Леди, мы прибыли, — объявил Грегори.

— Припаркуйся где-нибудь, Грегори, — распорядилась Виктория. — Помоги нам выйти из машины и можешь ехать домой.

— Да, мадам, — с готовностью сказал он.

— Откуда она его взяла? — прошептала Меган Лорне, выбираясь из лимузина.

— Он начал работать в нашей семье еще до моего рождения. А до этого работал его отец, — объяснила она.

— Виктория так воинственно настроена, — заметила Меган.

— Конечно. Моя мать ни за что не пропустит такое событие, — подтвердила Лорна.

— Опять! Это еще что такое? — Бабушка Нейта возмущенно стукнула тростью об асфальт. — Я говорила вам, чтобы вы не шептались?

— Мы о пустяках, мама, — пояснила ей дочь.

— Если это пустяки, тогда почему вы тратите на них время? — грозно спросила Виктория.

Лорна и Меган смущенно улыбнулись.

— Я не знаю, как Нейт отнесется ко всему этому, — объяснила Меган.

— Тебя это волнует? — удивилась его мать.

Конечно, волнует. Она вообще слишком много думает о нем.

— Он приедет, — сообщила Лорна. — Он любит вас, и вы это знаете.

— Возможно, любил, — с горечью ответила девушка.

— Дайте ему время, Меган, — уговаривала ее Лорна.

— В чем проблема? — грозно спросила Виктория. — Мы идем или нет?

Патси Уэнтуорт махнула им рукой.

— Меган, Лорна, мы здесь. Виктория, не ожидала увидеть вас, — приветливо сказала Патси.

— А где же мне еще быть? Дома — вышивать салфетки? Я возглавляла марши за всеобщее избирательное право еще в то время, когда ты пачкала пеленки, Патси. Не забывай об этом, — гордо и величественно проговорила миссис Хатчинсон.

Патси вежливо улыбнулась:

— Конечно, Виктория, конечно. — И посмотрела на Меган, которая едва сдерживала смех.

Желая помочь старой даме, Меган взяла ее под локоток, но тут же получила шлепок по руке.

— Я старая, но не дряхлая, дорогуша, — высокомерно пояснила она. — Будь любезна, держи свои руки при себе. Если мне понадобится твоя помощь, я тебе сообщу.

— Как скажете, мэм, — пробормотала Меган, радуясь, что старая леди не огрела ее тростью.

Патси распределила плакаты.

— Все готовы? — спросила она.

— Хватит разговоров, а то мы отсюда до завтра не сдвинемся, — перебила ее Виктория и ткнула Меган тростью в ребра. — Ты пойдешь впереди.

Примерно дюжина женщин двинулась к участку.

— О-о, — изрекла Меган, когда громила-рабочий загородил им путь.

— Что там? — потребовала объяснений Виктория.

— Неприятности.

— Вы, женщины, лучше всего смотритесь в этой позе. — Он скрестил на груди мощные руки, выставляя напоказ татуировки с изображением неприличных сцен. — Леди, — повторил он, видя, что они не двигаются с места, — вы нарушаете границы частной собственности.

Меган улыбнулась, глядя на Лорну, которая расстегнула верхнюю пуговицу блузки и облизала губы.

— Если вы позволите, я все объясню, — промурлыкала Лорна, — я уверена, мы придем к взаимопониманию.

Мужчина вытаращился на Лорну.

— При всем моем почтении к вам, мэм, позвольте заметить, что вы нарушаете границы.

— Нет никакой возможности изменить ваше мнение? — невинно спросила она, поглаживая его руку.

— Лорна, хватит вертеть грудью перед этим грубияном, — вмешалась Виктория.

— Кто назвал меня грубияном? — взревел рабочий.

Виктория бесстрашно выступила вперед:

— Я.

— Слушай, ты, старая летучая мышь… — грозно проговорил он.

— Извольте выражаться прилично, — скрипучим голосом потребовала бабушка Нейта.

— Выметайтесь отсюда, или я вызову полицию, — пригрозил рабочий.

Меган взяла Викторию за руку и решительно вступила в разговор:

— Вы делаете свое дело, мы тоже.

Уходя, мужчина пробормотал что-то о чрезмерно нахальных женщинах.

— Мама. — Лорна надула губы. — Если бы ты позволила мне поговорить с ним, он позволил бы нам пройти.

Виктория в очередной раз фыркнула.

Они двинулись дальше к участку, но снова остановились, услышав пронзительный звук сирены полицейской машины.

— А теперь почему мы остановились? — возмутилась Виктория.

— Похоже, приехала полиция, — объяснила Меган.

Старая леди стала рядом с Меган, чтобы взглянуть на прибывшие полицейские машины.

— Мне кажется, что это лучше, чем секс. Правда, я занималась этим довольно давно, так что, возможно, кое-что подзабыла. — Она с ухмылкой взглянула на Меган. — Может, ты напомнишь?

Тут подошел офицер полиции.

— Леди, у вас есть разрешение? — спросил он.

— Конституция гарантирует нам право мирных собраний, — с пафосом сказала Патси.

— Разрешение, мэм. Покажите мне разрешение, — настойчиво проговорил полицейский.

Меган поддержала Патси:

— Мы имеем право на протест.

— Одну минуту, леди. Вы же не хотите, чтобы я вас арестовал, правда? Так что давайте не доводить дело до крайностей.

— Возможно, мы должны согласиться с ним, — озабоченно прошептала Патси на ухо Меган.

Меган беспокойно посмотрела на Викторию и предложила:

— Лорна, может, отвезти вашу маму домой?

— Мы не оставим вас, дорогая, — возразила она.

— Конечно, нет, — подтвердила Виктория и протянула руки офицеру. — Надевайте наручники.

— Леди, не слишком ли вы стары для таких мероприятий? — с насмешкой поинтересовался он.

— Что вы имеете против моего возраста? — грозно спросила Виктория, стряхивая руку Герт, когда та хотела удержать мать. — Дискриминация по возрасту противозаконна.

— Что ж, вам виднее, — равнодушно согласился офицер.

— И если вы не арестуете меня, арестуют вас, — воинственно наскакивала на него бабушка Нейта.

— Как скажете, — проговорил офицер и защелкнул наручники на тонких запястьях Виктории. — Это ваш выбор.

— Мой внук — мэр, и он отнимет у вас значок, — пригрозила бабушка.

— Как ему будет угодно. Хотя я не дал бы за это и двух центов, — ухмыляясь, сказал он.

Стряхнув руку женщины-офицера, которая хотела поддержать старую леди, Виктория, словно королева, прошествовала к полицейскому автомобилю в сопровождении остальной группы демонстрантов.

Лорна с торжествующим видом улыбнулась Меган:

— Мы, если бы даже хотели, не могли бы организовать лучшую рекламу, чем эта.

Меган считала, что заключение в тюрьму все-таки не способствует укреплению связей с общественностью.

Их обыскали, зарегистрировали и поместили в камеру. В тесном помещении на них пахнуло смесью запахов дезинфицирующих средств, застоявшегося воздуха и давно не мытых человеческих тел.

Виктория вытащила из сумочки вышитый носовой платок, побрызгала на него духами и прикрыла нос.

Обеспокоенная, Меган подошла к ней.

— Как вы себя чувствуете? — озабоченно спросила она.

— Лучше не бывает, — раздраженно ответила бабушка Нейта. — Лорна, ты позвонила ему?

— Да, он скоро будет здесь, — ответила она.

У Меган от страха скрутило живот, и она упавшим голосом спросила:

— Кто он?

— Нейт, — удивленная ее вопросом, ответила Лорна.

Отлично, просто отлично. Мало того, что ей не избежать встречи с Нейтом, так еще придется объяснять, почему здесь вся его семья.

Кроме того, она выглядит просто ужасно. Блузка прилипла к спине от пота. Она попробовала привести себя в порядок, пригладив волосы, но сделала только хуже.

Тяжелые шаги раздались совсем рядом. Она подняла голову и, встретившись взглядом с Нейтом, увидела в его глазах тоску — отражение его боли.

Металлические двери раздвинулись и впустили гостя.

Он осмотрел камеру и громко сказал:

— Бабушка, и ты здесь.

Виктория гордо подняла голову.

— А ты думал, что я пропущу такое? — возмутилась она.

— Я не ожидал, что все мое семейство окажется вовлеченным в бунт, — горько сказал Нейт.

— Хватит стоять столбом, — схватила его за рукав мать, — Помоги тете.

— Тетя Герт тоже здесь? — удивился он.

— Если ты собираешься стоять здесь и задавать свои глупые вопросы, то можешь отправляться домой, — ехидно сказала ему бабушка. — Но сначала вытащи нас отсюда.

— Действительно, Нейт, — возмущенно подхватила Лорна, поправляя юбку, — почему тебя не было так долго? Мы находимся в этом… месте, почти час.

Он устало объяснил им:

— Я сначала заплатил залог. — Он посмотрел на Меган. — Ты должна гордиться: вовлекла мою мать, бабушку и тетю в отстаивание своих личных интересов.

Мать схватила его за руку и горячо сказала:

— Не смей обвинять ее. Она здесь совершенно ни при чем.

— Мы настояли, чтобы нам позволили присоединиться, — поддержала ее бабушка. — Мы хотели помочь. Патси Уэнтуорт, к сожалению, умеет организовывать только марши протеста. Полагаю, она хотела, чтобы мы с боем пробивались через кордон полиции.

— С вами все в порядке? — спросил он мать, но глядя при этом почему-то на Меган.

— Все замечательно, — ответила Лорна, — за исключением того, что надели наручники и бросили в полицейский фургон, как уголовных преступников.

— Вас бы не арестовали, если бы остались дома, — упрекнул Нейт своих родственников.

— Лорна, будь любезна, сообщи своему сыну, — елейным голосом произнесла Виктория, — что он больший дурак, чем я думала раньше, если считает, что вся эта нелепость произошла по нашей милости.

Мать Нейта с готовностью хотела повторить сказанное, бабушкой, но он прервал ее:

— Не трудись, мама, я все слышал.

— Вы можете уходить, — сообщила им женщина-сержант.

Виктория решительно возразила:

— Нет, мы дождемся телевидения.

— Нашли что-нибудь интересное? — обратился Нейт к сержанту, отвечающему за сохранность вещей.

Тот усмехнулся, показав желтые зубы:

— Только книгу в мягкой обложке, по-моему, «Крысы-шпионы».

Нейт с удивлением посмотрел на тетю. Та в ответ лишь робко улыбнулась. Нейт был рядом с женщинами, когда пришли репортеры.

Худая женщина с седыми волосами обратилась к Виктории:

— Я Сильвия Робертс. Могу я узнать ваше имя?

— Я Виктория Хатчинсон, бабушка Нейта Слоуна, мэра Тримонта.

— Почему вас задержали? — поинтересовалась репортер.

— Это была пародия на законность, пародия, — с расстановкой повторила Виктория. — Мы шли в мирном марше протеста и были арестованы подобно уголовным преступникам. — Она испытующе посмотрела на репортера: — Вы засняли мое выступление?

— Да, мэм. Конечно.

Нейт взял ее за локоть.

— Бабушка, давай я отвезу тебя домой.

— Еще чего. — Она решительно освободилась от его руки. — Публика имеет право знать, что происходит в городе.

— Миссис Хатчинсон, что заставило вас принять участие в этом марше? — задал вопрос еще один репортер.

— Каждый человек с чистой совестью должен участвовать в таких маршах. Почему я должна поступать иначе? Хатчинсоны всегда интересовались социальными проблемами.

— Мама, ты хочешь еще что-нибудь сказать? — спросила Лорна, которой хотелось побыстрее покинуть полицейский участок.

— Проклясть то, что я сделала, — неожиданно для всех заявила бабушка.

— О чем вы, миссис Хатчинсон? — не понял репортер.

— Это слишком большое испытание для женщины моего возраста. Можете бросить в меня камень.

— Благодарим за интервью, мэм, — сказали журналисты.

— Нейт, отвези меня домой, — попросила Виктория, пробираясь сквозь толпу репортеров, столпившихся вокруг нее. — Я хочу побыстрее выбраться из этой помойной ямы.

— Извините, миссис Хатчинсон, — сказала Меган, чувствуя себя виноватой. — Надеюсь, они не слишком утомили вас своими вопросами?

— Если бы. Черт. Мне хотелось ответить на все их вопросы, но они почему-то снимали меня не с той стороны, с левой стороны я всегда выгляжу лучше. Нейт, я хочу посмотреть фотографии, прежде чем они будут напечатаны в газетах, — потребовала бабушка.

— Я не думаю… — начал Нейт, желая объяснить, что вряд ли редакция сделает то, о чем она просит.

— Это уже твоя проблема. Ты и правда не думаешь. Если бы ты соображал, что делаешь, то не позволил бы ей уйти. — Виктория довольно сильно хлопнула Меган по спине и похвалила: — Она безупречна.

Нейт поддержал покачнувшуюся Меган за локоть: так силен был удар.

— С тобой все в порядке? — озабоченно спросил он.

В его глазах девушка увидела искреннее беспокойство, ее сердце растаяло, и она поверила, что между ними ничто не изменилось.

— Бабушка, мне развезти вас по домам, или доберетесь сами? — спросил Нейт, с трудом сохраняя самообладание.

— Оставь нас. Мы собираемся обсудить нашу дальнейшую стратегию. Меган, каков наш следующий шаг?

Меган хотелось улыбнуться в ответ на улыбку Нейта, но, поборов себя, она сказала серьезно:

— Я сообщу вам, миссис Хатчинсон. Еще раз спасибо за вашу поддержку. Мы не смогли бы сделать так много без вас.

— Именно так, — самодовольно подтвердила Виктория и остановила свой взгляд на Нейте. — Ты, если у тебя есть хоть капля ума, женишься на этой девочке и сделаешь ее членом нашей семьи.

— При всем моем уважении к тебе, бабушка, позволь, я все-таки сам сделаю Меган предложение.

Она ткнула в его сторону тростью и предупредила:

— Смотри не оплошай.

Нейт посмотрел на Меган.

— Нам надо поговорить, — тихо предложил он.

Они остались вдвоем: все остальные уже направились к автомобилю.

Меган поняла, что не устоит, но тем не менее упрямо произнесла:

— Не о чем нам говорить. Мы уже все обсудили.

— Проклятие! — Он схватил ее за плечо. — Ты пойдешь со мной.

Она, яростно бормоча угрозы, попыталась оттолкнуть его.

— Отпусти меня, или тебя арестуют за похищение.

— Черт возьми, Меган, выслушай меня, — уговаривал Нейт.

— Ты не можешь сказать ничего нового, — упиралась девушка.

— Любимая, мне понадобится всего две секунды, чтобы перевернуть тебя вверх тормашками и отшлепать, — пообещал он.

— Ты не посмеешь, — шипела она в ответ.

— Тебе придется выслушать меня, хочешь ты этого или нет, — вспылил наконец Слоун и, обняв ее за колени одной рукой, другой шлепнул по заду и, довольно улыбаясь, слушал ее возмущенные вопли. Надо сказать, что леди не лезла за словом в карман.

Нейт посадил ее на пассажирское место и захлопнул дверцу.

— Ты не можешь заставить меня ехать с тобой, — заявила она, однако попытки покинуть автомобиль не делала.

Он пристегнул ремень безопасности и уверенно сказал:

— Дорогая, я только что это сделал. Да, чуть не забыл, я люблю тебя.

— Ты меня любишь? — переспросила Меган, явно желая услышать эти слова еще раз.

— Да. — Он жадно поцеловал ее. — Я люблю тебя.

Его поцелуй подсказал ей, что последние недели тоже давались ему нелегко.

— Я не целовал тебя целую вечность, — с тоской сказал Слоун.

— Это ничего не меняет, — автоматически сопротивлялась девушка.

— Если ты не замолчишь, я снова это сделаю, — пригрозил он.

— У тебя адская выдержка, — упрекнула она.

И он снова поцеловал ее, и на этот раз поцелуй был таким нежным и бережным, что у нее навернулись слезы на глаза.

— Все будет хорошо, Меган, — успокоил ее Нейт, включил зажигание и тронул автомобиль с места. — Теперь откинься назад и наслаждайся поездкой.

— Куда мы едем? — с любопытством спросила Меган.

— Увидишь, — таинственно сказал он.

Его заявление о том, что он ее любит, растрогало ее, и она пока не собиралась ничего предпринимать.

Улицы стали более широкими, и вскоре они выехали на окраину, где лужайки перед домами были аккуратно подстрижены, а сады представляли собой произведения искусства.

Нейт наконец остановился перед особенно красивым домом, по стенам которого вились розы и перед которым был разбит прелестный сад. Он открыл дверцу автомобиля и выпустил ее.

— Хочешь осмотреть дом?

— Конечно, — согласилась она. — Я хотела бы зайти внутрь.

— Думаю, смогу устроить для тебя экскурсию, — подтвердил он и вытащил из кармана ключ.

— Откуда у тебя?.. — изумленно спросила она.

— У мэра свои привилегии, — скромно пояснил он, открывая входную дверь.

Она прошла за ним следом. Кухня и столовая, достаточно большие, чтобы вместить немалое количество людей, находились на первом этаже. Две спальни, гостиная и ванная располагались там же. Наверху Меган насчитала шесть спален и три ванные комнаты. Высокие потолки и широкие окна делали этот дом просторным и светлым.

— Как тебе дом? — поинтересовался Слоун.

— Замечательно. Но при чем здесь… — начала она, все еще не понимая, зачем он сюда ее привез, но Нейт перебил ее:

— Ты знаешь, что в этом районе есть две школы — начальная и средняя, а через два года здесь будет построена еще одна средняя школа.

— Так значит, здесь много школ… — начала догадываться она и повернулась к нему. — Дом для детей… — с восторгом выкрикнула она, представляя, как можно здесь все великолепно устроить. — Мы и представить не могли ничего подобного…

— Вы и не должны. Об этом позаботился город. Дом перешел нам, когда владелец умер. Я подумал, что у тебя, возможно, есть какие-нибудь идеи.

О да. Ее переполняли идеи. Одна из них была связана с проектом приемной групповой семьи. Но сначала она должна извиниться перед Нейтом.

— Я сожалею о том, что наговорила тебе тогда и… что нехорошо подумала о тебе. Я была не права.

Признание своей вины далось ей нелегко. Она причинила им обоим боль, и все это произошло из-за ее глупой гордыни.

— Ничего, я тоже ошибался несколько раз, — успокоил ее Нейт.

— Только несколько? — удивилась девушка.

— В этой ссоре я тоже виноват. — Он задумался. — И теперь, по-видимому, потребуется не менее фунта плоти, чтобы загладить этот проступок.

Ее глаза изумленно раскрылись:

— Это весит целый фунт?

Он застонал:

— Сейчас я бы не стал утверждать этого наверняка.

— Я люблю вас, мэр Слоун, — прошептала Меган.

— И я тебя люблю, — нежно проговорил он.

— Так докажи, — решительно потребовала она.

Он осмотрелся и недоуменно спросил:

— Прямо здесь?

— Почему бы и нет? Здесь много комнат, — настаивала девушка.

Он зарылся лицом в ее волосы и ошеломленно спросил:

— Ты хочешь сразиться со мной прямо здесь, да?

Не отвечая, она расстегнула верхнюю пуговицу его рубашки, затем вытащила ее из брюк. Нежно поцеловав Нейта, Меган прикоснулась губами к его шее и к симпатичным завиткам около ушей, потом ее руки скользнули под рубашку, чтобы снять ее. Она проложила дорожку из поцелуев на его груди, а ее пальцы нащупали его соски и нежно погладили их.

— Как насчет… — хрипло спросил он.

— Я дойду и до него, — пообещала она.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10