Обнажённый экстаз (ЛП) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Ларисса Йон Обнажённый экстаз
Демоника – 4

Переведено специально для сайта http://lovefantasroman. ru

Переводчики: aveeder, natali1875, kr71, Casas_went, rybamoea, jeneva, akikun, 7Litrov, Yasenka, Kerry, gardenia, Qhuinny, fabery

Бета-ридеры: Casas_went, natali1875

Оформление: host

Обложка: Ле Марк


Предупреждение! Книга содержит постельные сцены и ненормативную лексику!

Глава 1

Лор всегда считал, что когда дело касалось секса, действовало золотое правило: чем больше, тем веселее. И сильно удручало, когда из-за того, что являлось для него "больше", люди умирали.

Так какого чёрта он делает в постели с привлекательной продавщицей винного магазина, которую подцепил после третьей бутылки текилы?

Ну, вообще-то, технически Лор не был в постели. Он стоял у демонской версии человеческой кровати размера кинг-сайз, и вколачивался в стоящую на коленях девушку, которая стонала уже от четвёртого оргазма.

Напряжение в яйцах нарастало, и член Лора пульсировал в потребности освобождения, но что бы Лор не делал, всё равно не мог кончить. Он жёстче сжал бёдра девчонки и начал вбиваться глубже, быстрее.

Никакого результата.

Лор приподнял девушку, оторвав её колени от кровати, беря в свои руки абсолютный контроль, вколачиваясь в неё лихорадочными движениями.

И снова – ничего.

По лицу Лора струился пот, а лёгкие его горели от тяжёлого дыхания.

– Давай же, малыш, – вскрикнула женщина, которую, как думал Лор, звали Эйприл... или Мэй... а может Джун. Она содрогнулась от очередного оргазма, и в изнеможении опустила голову. Её соломенного цвета волосы разметались по чёрным атласным простыням.

Она была хорошенькой. Не такой, конечно, как Джем, да такой больше и не сыскать. Лор выбросил из головы образ красавицы-готки, доктора-полукровки, потому что она была влюблена в человеческого придурка Кайнана, и Лор не собирался добиваться её внимания.

То, что он никак не мог кончить, потому что беспокоился об этой демонической цыпочке, было чертовски забавно, учитывая, что он убивал за деньги без сожалений, угрызений совести, и определённо существовали способы умереть намного хуже, чем быть затраханным до смерти.

Но Джем, казалось, открыла в нём источник, который наполнял Лора этими долбанными нежными чувствами, а не жаждой крови.

По правде говоря, была причина, почему он несколько десятилетий обходился без секса, хотя Семинус в нём охватывал Лора потребностью трахнуть каждую женщину, попадавшуюся ему на пути.

К счастью для Лора, своей человеческой стороной он мог самостоятельно справиться с такими желаниями, в отличие от чистокровных Семинусов, для которых секс был жизненно необходим.

Когда Лор обладал человеческими женщинами, они умирали.

С раздосадованным рыком Лор оторвался от Эйприл-Мэй-Джун и сжал член в затянутой перчаткой ладони. Его оргазм был мощным и быстрым... и, как Лор ожидал, он не получил большего удовольствия, чем от самоудовлетворения. И сейчас, когда его ничего не отвлекало, он не мог проигнорировать отпечаток ладони, выжженный на его груди.

Лор должен был уйти. Тянуть больше нет смысла. После трёхнедельных избеганий встреч с боссом, дабы позлить его, пришло время принять наказание как мужчина. Ну, вообще-то, наполовину мужчина, наполовину инкуб.

Женщина перевернулась на спину и посмотрела на Лора сонными глазами. Он до сих пор понятия не имел, почему решил нарушить целибат именно с ней. Возможно, так произошло из-за того, что она оказалась в нужное время в нужном месте, когда Лор получил очередное сообщение от главного доктора Эйдолона. Боже, парню просто необходимо было включать "главный доктор" в свою подпись, как будто весь потусторонний мир и так не знал, кем он является.

Напоминание о том, что его брат был уважаемым доктором, спасающим жизни, тогда как Лор был всего-навсего низшим полукровкой-киллером, отправило его в разрушительную поездку на поезде, несущемся под откос, которая включала потоки алкоголя и непристойные предложения Эйприл-Мэй-Джун.

И всё же, в конце концов, он снова собирался встретиться с Эйдолоном и остальными братьями, и не важно, что Лор пообещал сестре, у него было чувство, что если его новообретённые братья хотели найти его, то сделают это.

И они не казались ему теми, кто станет соблюдать неприкосновенность частной жизни и личного пространства.

– Я же говорила, что не нахожусь в периоде зачатия, – сонным от сексуальной удовлетворённости голосом пробормотала Эйприл-Мэй-Джун. – Я не могу забеременеть.

– Не важно. – Он подтянул свои кожаные штаны. – Я всё равно стерилен. – По крайней мере, так сказал ему один из братьев – Шейд. Лор не понимал своё отношения к этому, но считал, что это определённо было к лучшему.

Она вздохнула и снова упала на подушки.

– Тогда зачем ты заляпал спермой мой пол? И почему на тебе до сих пор эта перчатка?

– Потому что так у тебя больше шансов выжить. – Тот, кто прикасался к обнажённой коже его правой руки, на которой от кончиков пальцев до плеча вились демонские метки, тут же падал замертво.

На протяжение десятилетий Лор не приближался ни к кому, кроме своей сестры, без куртки и перчаток. Но когда испытывал оргазм или призывал свой "дар", мог убивать прямо через защитный покров кожи, и именно поэтому во время секса он пытался не прикасаться к своим партнёршам, когда приближался к кульминации.

Пытался, потому что за редким исключением, всегда что-то шло не так.

Женщина оскалилась. Её зубы за пару секунд стали длиннее и острее.

– Думаешь, что можешь мне навредить?

"Я только что это сделал, сладкая."

– Уверен. – Лор похлопал по карману, проверяя наличие бумажника, затем тоже самое сделал с оружейной кобурой.

И он убил бы её, если бы она стащила его кинжал из кости Гаргантюа.

Она изящно поднялась на ноги, на которых, как и на её руках, теперь появились когти. Каким чёртовым видом демона она была?

– Самонадеянный ублюдок. – Это заявление, произнесённое сквозь дополнительный ряд зубов, которого раньше там не было, оказалось неразборчивой кашей.

– Малышка, ты связываешься не с тем самонадеянным ублюдком. – Лор двинулся к двери. – Спасибо, что повеселила. Увидимся.

– Малышка? – Она бросилась на него, вцепилась в спину и отшвырнула Лора к стене. Когда он развернулся, она располосовала когтями его грудь, разорвав футболку и оставив кровавые царапины.

Когда она как кошка, приготовившаяся к прыжку, начала к нему подкрадываться, в её чёрных глазах блестел голод.

– Я съем твои мозги.

Лор провёл рукой по горящим огнём царапинам.

– Иисусе. Ты долбанная самка богомола. – Он понял, что после шестидесятилетнего целибата подцепил партнёршу, которая сжирала головы самцов-демонов.

– Если тебя это утешит, – промурлыкала она, – это был мой самый лучший секс.

– Ещё бы. – Лор наблюдал за тем, как она облизнулась, словно уже пробовала на вкус его мозги. Отвратительно. – Не могу поверить, что беспокоился навредить тебе.

Она бросилась на него. Лор уклонился. Он мог убить её, сломав шею, но укусы самки богомола оказывали парализующий эффект, а Лор не хотел рисковать и оказываться поблизости от её рта.

Заскрежетав зубами, она снова бросилась на него. Когда она к нему приблизилась, Лор отскочил в сторону и схватил её за предплечье. От плеча до кончиков пальцев как молния прошлась убийственная сила, и женщина рухнула на пол безжизненным телом, которое дёрнулось несколько раз и затихло.

Большинство чистокровных демонов, которые умирали над землёй, разлагались в течение нескольких секунд, но Лор не задержался, чтобы удостовериться. Ему было всё равно.

Он вышел из спальни, а затем и из дома, ни разу не оглянувшись. В конце концов, он же был убийцей.

В течение последних трёх недель, с тех пор, как стал свидетелем приближения конца света, встретился со своими братьями и вернул к жизни человека, которого предпочёл бы оставить мёртвым, Лор не делал ничего, кроме как топил себя в бутылках спиртного.

Но больше такого не будет. Забывшись, он потерял самоконтроль, что едва не стоило ему жизни в той спальне с Эйприл-Мэй-Джун.

Лор больше не совершит подобную ошибку.


***


– Назови мне хотя бы одну причину, почему я не должен тебя убивать.

Стоя перед своим хозяином-тире-засранцем боссом и проводя пирсингованным языком по зубам, Лор пытался придумать достойный ответ.

К Дету можно было ещё приписать ярлык "сутенёра", учитывая, что он позволял своим наёмникам заработать на стороне... пока они отстёгивали ему шестьдесят процентов.

Но ни одно из убийств, совершённых по сторонним заказам, не засчиталось в контракте Лора с Детом, даже несмотря на то, что демон требовал совершать три подобных заказов в год. Вот засранец.

Лор пристально смотрел в глаза Дета. Лучше изображать из себя провинившегося, чем выдать отсутствие нервозности.

Он явился сюда прямо из убежища богомола, но это было вчера. Последние двенадцать часов Лор провёл в камере, стоя на коленях на разбитом стекле.

А это означало, что он не мог удовлетворить сексуальные потребности своего тела и теперь ощущал результаты напряжения: растущий гнев, который грозил превратить его в зверя, скребущегося в его черепе. Остальная часть тела чувствовала себя не намного лучше: суставы болели, яйца отяжелели, а каждый дюйм кожи горел.

Но вся эта боль была ничто по сравнению с пыткой, которую он испытывал в кандалах, наказанием, которое получал каждый раз, когда использовал свой дар воскрешения. Перед тем, как Лор вручил свою душу Дету, он проводил целых двадцать четыре часа в кровавой агонии после того, как возвращал кого-то с того света. А сейчас, из-за своей рабской связи с Детару, именно его хозяин испытывал мучительную цену того, что Лор вернул кого-то к жизни. И Дет удостоверится, что Лор сполна получит за его страдания.

Забавно, как два его специфических дара – забирать и дарить жизнь – отличались, и только "хороший" причинял ему боль. Возможно, в этом был какой-то смысл. Жизнь вообще сложная штука.

– Ну, – протянул Лор спокойным тоном, хотя внутри него бушевала буря, – наверно, потому что я твой самый красивый наёмник, и без меня тебе пришлось бы целыми днями смотреть на кого-то вроде Адриана Мегготфейса.

Детару – демон, чей вид Лор никак не мог определить, главным образом потому, что тот выглядел по-разному для каждого, кто его видел – улыбнулся. По крайней мере, подъём потрескавшихся, чёрных губ было самое близкое подобие улыбки, которое Лор когда-либо видел у этого парня. Не важно, что это было, но оно не успокоило зародившееся беспокойство в кишках у Лора; беспокойство, которое было ещё более сокрушительным, чем обычно.

– Хорошая попытка, но этого не достаточно. – Детару поёрзал на троне, созданном из костей представителей нескольких видов демонов и, по крайней мере, одного человека, и махнул рукой, облачённой в стальную перчатку.

Два часовых – огромных демона Рамрель с витыми рогами и жуткой любовью к мачете – вышли из шероховатых каменных стен. Их маленькие поросячьи глазки сверкали убийственной неприязнью, когда они с обеих сторон подошли к Лору.

Ещё четыре демона пялились на него со своих позиций у входа в кабинет. Из их пастей текла слюна, как у собак Павлова при звуке звонка. А в тени позади Детару стоял ещё один мужчина. Выражение его лица было не читаемым, но Лор ощущал... предвкушение. Очень странно.

Лор уже видел этого парня, зависал с его безумным братцем Роугом и Безамотом – не менее безумным падшим ангелом, который пытался устроить Армагеддон.

Но тех психов больше нет, а следовательно, нет никакого смысла интересоваться нахождением здесь этого демона. К тому же, сейчас самой главной проблемой Лора было сохранить голову на плечах.

Лор расправил плечи, изо всех сил стараясь изобразить из себя парня, который абсолютно не тревожился о том, что его следующий вдох может стать последним.

– Послушай, Дет, не стоит так злиться, я постараюсь загладить свою вину…

– Ты кого-то воскресил, а я из-за тебя провёл сутки в агонии!

Только Дет мог подумать, что воскрешение Кайнана было сделано лишь для того, чтобы причинить ему боль.

– Да, но...

– Идиот, мы убийцы! Мы не возвращаем к жизни! Ты выставил меня на посмешище. – Детару с рычанием вскочил на ноги. Огонь из огромного очага в центре комнаты отбрасывал причудливые тени в ложбинки между рёбрами демона, которые сейчас выдавались за пределы его тела. – Но что ещё хуже, тебе и Зау не удалось убить демонов Семинусов, хотя вы должны были это сделать по условию нашего контракта!

Сжав руки в кулаки, Лор прижал их по бокам, чтобы не наделать каких-нибудь глупостей, и не придушить своего босса.

– Я могу отдать тебе деньги!

Это была ложь, гнусная ложь. Не было ни единого шанса, что он смог бы собрать двадцать миллионов, которые бы получил от заказчика Роуга после того, как предоставил бы ему доказательства смерти Эйдолона, Рейта и Тени. Половину ещё может быть, но не всю сумму.

– Но ты не сможешь вернуть мне уважение в глазах Гильдии Наёмников, – взревел Дет.

– Должен быть какой-то способ.

– Он есть. – Детару, как ни в чём не бывало, устроился на троне. – Твоя голова, красующаяся на пике посреди зала Гильдии.

– Да, это мне мало поможет. – Рукой, облачённой в перчатку, Лор взъерошил волосы, но это действие так и не сняло напряжение в голове. – Может, закроешь на это глаза? Они всё-таки мои братья.

К счастью, Лор провалился в попытке убить их. После покушения открылись их родственные связи. Лор ещё некоторое время послонялся около своих братьев, чтобы немного разузнать о Семинусах и их природе, и увидеть, что произошло с женщиной Рейта, а затем сбежал из демонской больницы, как будто бы она пылала ярким пламенем.

И хотя он не виделся и не общался с братьями, постоянные сообщения от Эйдолона раздражали его, как скрежет когтем по стеклу.

– Семья? – Детару подался вперёд. – Тогда почему ты согласился убить их?

– Когда мне предложили эту работу, я не знал, что они мои братья. – Нет, точнее это была маленькая тайна, которой воспользовался Роуг.

Трон скрипнул под весом Детару, когда тот откинулся на спинку и потёр подбородок.

– У меня есть братья и сёстры, но парочку из них я убил. Похоже, и тебе придётся.

А вот это было уже хуже.

– Не сомневаюсь, они заслужили это. – Да, Лор мог посоревноваться в подхалимстве с лучшими из них.

Детару пожал плечами. Долгое время единственным звуком в комнате был треск огня и иногда капающие слюни у Рамрель. Лор посмотрел на выход, поспешно придумывая пути отступления.

Он мог вырубить самого близкого к нему демона, забрать его мачете, а затем молить бога, чтобы тот помог ему косить направо и налево остальных, пока Детару не поймает его. Если бы он делал это за пределами этого кабинета, другие рабы-наёмники Дета помогли бы ему сбежать.

Не то, чтобы Лор освободился бы на долгое время. Рабская связь – пылающий ожёг в форме ладони над его сердцем – в конечном итоге заставила бы его вернуться или испытать невообразимые мучения, сжигая его кожу, а после все мышцы и органы. Либо ты возвращаешься в логово, либо готовишься к смерти. Мучительной, медленной смерти.

Наконец Детару встряхнул головой.

– Я не буду казнить тебя за то, что ты не убил своих братьев.

– Очень великодушно с твоей стороны, – пробормотал Лор.

Из скелетообразной груди Дета раздалось злобное рычание.

– Что ты сказал?

– Я сказал спасибо. – Лор хмуро посмотрел на Рамрелей. – Вы его слышали? Пошли вон! Сегодня для вас работёнки не нашлось! – Слуги Рамрель обычно действовали в качестве охранников, а не палачей, но в любом случае сделали бы всё, что им приказал Дет, и чем кровавей была задача, тем счастливей они были.

Светящиеся оранжевым глаза Детару сузились.

– Естественно, этому есть своя цена.

– Само собой.

– У меня для тебя есть работа.

Что ж, по крайней мере, это означало, что, несмотря на все угрозы и позёрство, Дет не собирался украшать его головой пику в зале Гильдии.

– Что я должен сделать? – спросил Лор сквозь стиснутые зубы. – Выбить из кого-то должок? Доставить кому-то кровавое предупреждение? А может быть, хочешь, чтобы я принёс тебе пиццу? Ты же знаешь, что я просто обожаю играть в мальчика на побегушках.

Он ненавидел играть в доставщика пиццы.

– Можешь принести мне пиццу, украшенную головой определённого человека. Это будет твоё сотое убийство.

Лор затаил дыхание, а его пульс участился. Он тридцать лет ждал этого дня. После сотого убийства Дет больше не будет над ним иметь никакой власти.

Он снова станет свободным. Но стоп… что-то не так. Детару в течение долгих лет избегал этого, не желая делать последние заказы, потому что после Лор и его сестра Син обрели бы свободу. Навсегда.

Лор изучал бесстрастное лицо Дета, пытаясь найти хоть какую-то подсказку того, о чём думает демон, но ничего не находя.

– В чём подвох?

Дет постучал своими костлявыми пальцами по ручке кресла.

– Нарушив соглашение с Роугом, ты нарушил условия нашей сделки. Братья Семинусы выжили. Я упустил свою долю и выглядел дураком. Поэтому я изменяю наш договор.

Дерьмо. Он так и знал.

– И каковы будут новые условия? – поинтересовался Лор.

– В прошлом ты мог отказаться от заданий.

– И платил цену кровью. – Большим количеством крови.

– От этого заказа тебе не позволено отказаться.

Ого. Холод стремительно поднимался по позвоночнику Лора. Дет ожидал, что он откажется, а это означало, что целью станет ребёнок, беременная женщина или что-то в этом роде.

– А если я всё же откажусь?

– Если ты откажешься или провалишь задание, то за твой отказ убить своих братьев, я убью Син.

Красная пелена застила глаза Лору. "Сохраняй спокойствие. Сохраняй… спокойствие".Не сработало. Гнев неожиданно, без всяких промедлений вырвался на поверхность, и Лор бросился на демона.

– Ты долбаный ублюдок!

Стражники схватили его за руки. Инстинкт и ярость слились воедино, и не думая, Лор выпустил свой дар на волю. У Рамреля, державшего Лора за правую руку, даже не было шанса закричать. Он упал на пол. После смерти глаза его стали шире, чем были при жизни.

В следующее мгновение другой стражник, отскочив в сторону, вытащил мачете и вонзил его в рёбра Лора.

Детару вскочил и следующее, что осознал Лор – кулак Дета в стальной перчатке, впечатывающийся в его лицо. Голова Лора откинулась назад, и в черепе взорвалась боль. От ярости лицо Детару перекосило, и оскалившись, он обнажил острые, почерневшие зубы.

– Это было глупостью, Лор. За всё время ты так и не научился сдерживать свой нрав.

Как бы это ни раздражало, Лор признавал, что Детару прав по всем пунктам. С двадцати лет, пройдя странные преобразования, после которых на руке появились метки, Лор не мог контролировать гнев.

Но это было только начало. В качестве "дара" Лор получил способность убивать всё живое, воскрешать умерших или же "видеть" смерть человека, коснувшись татуированной рукой, а также необузданное либидо, которому необходимо уделять внимание по нескольку раз на дню, в противном же случае он впадал в ярость, которая не прекращалась, пока он кого-либо не убьёт или не займётся безудержным сексом, во время которого его партнёрша умирала.

Но и сексуальная удовлетворённость не служила гарантом защиты от гнева. Боль и ярость могли не отпускать его, и не важно, сколько раз или как недавно он себя высвобождал.

Дыхание стало ровнее. Лор приказал себе успокоиться, прежде чем ярость доведёт его до точки невозврата и он совершит какую-нибудь глупость. И если она будет направлена против Детару, то повлечёт за собой смертный приговор.

Вся штука заключалась в том, что он не мог навредить Детару. Магия связи не позволяла применять насилие к хозяину. Лор не мог позволить себе прикоснуться к Дету, если только демон сам его об этом не попросит.

И хвала господу, что Дет давным-давно запретил Лору дотрагиваться до него. Мало кому из наёмников демона так повезло.

Лор стиснул зубы, пытаясь скрыть испытываемые страдания, но отказывался принести извинения. Вместо этого он проскрежетал:

– Кто цель? Кто моя сотая жертва?

Лор и забыл уже о мужчине в тени, когда тот малость переместился. Его чёрные, ниспадающие до талии волосы, казалось, поглотили весь свет в комнате. Складывалось ощущение, что парень носил свою тень как плащ. Что являлось серьёзной проблемой.

На лице Дета появилась зловещая улыбка.

– Цель, – произнёс он, – Кайнан Морган. Тот самый человек, которого ты вернул к жизни.

Земля уплыла из-под ног Лора. О, святые угодники. Хотя Лор и спас жизнь Кайнану, он ненавидел его и был реально не прочь урыть того в землю. Но, Иисусе... убей он мужика, остаток жизни проведёт, оглядываясь через плечо.

За ним бы объявил охоту каждый Хранитель Эгиды на планете, и стремился бы выпотрошить его кишки, что будет намного приятней в сравнении с тем, что сделали бы с ним Джем и его братья.

Дет настолько приблизился к Лору, что тот почувствовал отвратительное, тёплое дыхание демона на своём лице.

– У тебя есть задание. В течение девяноста шести часов ты убьёшь Моргана с помощью своего смертельного прикосновения, и заберёшь его амулет. И если ты откажешься или провалишь задание, то Син умрёт.

Любимое высказывание Син теперь становилось иронической действительностью.

Ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным.

Ни какое грёбанное дерьмо.

Спасая братьев, Лор, возможно, подписал смертный приговор своей сестре.


Рариэль не мог сдержать улыбку, когда наблюдал за покидающим кабинет Дета Лором. Он ждал так долго, чтобы привести свой план в действие, и теперь, когда клубок завертелся, ничто не могло остановить его.

– Почему на это задание тебе требуется именно Лор? – Детару стоял возле очага. Его обычно белая кожа, словно хамелеон принимала оттенок оранжевого пламени. В отличие от большинства, Рариэль мог видеть истинную форму демона Молегры, хотя и жалел об этом. Безглазое, мужчиноподобное существо было одним из самых отвратительных демонов, которых Рариэль когда-либо встречал.

– У него репутация одного из лучших, – солгал Рариэль.

Лор действительно имел отличную репутацию в своей работе, но не из-за этого на него пал выбор Рариэля. Подарив жизнь Кайнану – Избранному Стражу – Лор стал единственным существом кроме ангела, который мог забрать её назад.

Детару кивнул, по-прежнему глядя на огонь.

– Мне будет жаль потерять его. И Син.

Да, Рариэлю было любопытно, кто же эта Син, чьей жизнью Дет угрожал Лору.

– Она его пара?

– Сестра.

У Рариэля перехватило дыхание. Сестра...

– Она наёмница?

Детару повернулся всем своим сосискообразным телом.

– Да. Безжалостная и хитрая, как и её брат.

О, это прекрасно. Даже поэтически.

– Тогда Син нужна мне для другого задания.

– Те же сроки? – спросил Дет.

– Да.

Хозяин наёмников направился к своему трону.

– Срочная работа будет стоить тебе в четыре раза дороже, как и с делом Лора.

– Я плачу тебе в четырёхкратном размере, потому что настаивая на использовании Лора, лишаю тебя, его как раба.

– Тогда удвой сумму. Соглашайся или уходи.

Рариэль мог оставить это и нанять другого убийцу, но комбинация брат-сестра заставляла его дрожать от удовольствия.

– Согласен.

Детару улыбнулся. Его бледные, бесформенные губы, формирующие глубокую впадину, обнажили крошечные, острые зубы.

– Скажи, почему амулет Моргана имеет такое значение?

– Это безделушка. Бесполезная вещичка, разве что трофей

– Правда состояла в том, что этот бесценный козырь позволял Рариэлю получить всё, что он хотел, а это не то, чем ему с кем бы то ни было хотелось делиться, что уж тут говорить об убийце-нечисти.

Казалось демон купился на эту брехню.

– Ладно, – проговорил он, указывая на дверь. – Тогда, пока составляются контракты, мы попируем сладеньким мясцом только что вылупившихся халдрефоксов.

Пушистые маленькие птенчики халдрефоксов стоили недёшево, но с тем, что платил Рариэль, ублюдок мог позволить себе, если бы захотел, съедать их или других детёнышей любого вида каждый день. Тем не менее, Рариэль не мог позволять себе лишнее на тропе мести. Не тогда, когда столетия планирования начали приносить результаты.

О, да. Он почти уже слышал крики страдания Идесс.

Ледяной шепот, словно рукой, ласкал его руку, напоминая о долге, который Рариэль всё же должен был заплатить. Потому что он не был единственным существом в комнате, которое жаждало мести.

И после того, что братья Роуга сделали с ним, Рариэль ни в чём не мог обвинить демона.


Переводчики: Yasenka, natali1875, jeneva, kr71, akikun, 7Litrov

Редактор: Casas_went


Глава 2

Цель близка... Идесс чувствовала её, почти ощущала на вкус. И теперь, глядя в небо с вершины Эвереста, могла её отчётливо представить.

Ледяные порывы ветра вскруживали вокруг Идесс снег. Она совсем не замечала холода, хотя и была одета в обрезанные камуфляжные штаны с низкой посадкой, коротенький, открывающий живот топ и альпинистские ботинки.

Идесс принадлежала расе Мемитим [1], которая являлась единственным видом ангелов, появившихся на свет не благодаря богу. И из-за своего происхождения была невосприимчива к стихиям.

Невосприимчива ко многому, что могло причинить вред другим. А вскоре и то немногое, способное ей навредить или уничтожить, перестанет представлять собой угрозу.

Уже совсем скоро Идесс вознесётся: получит крылья и присоединится на небесах к своим уже ставшим ангелами маме, братьям и сёстрам.

Откровенно говоря, её не волновала встреча с большинством родственников. За исключением Рами и ещё нескольких братьев и сестёр, Идесс большую часть их не знала. Она не могла дождаться встречи именно с Рами, который вознёсся в полном одиночестве пятьсот лет назад.

С людьми Идесс пересекалась лишь в двух случаях: когда бродила по магазинам, что являлось её любимым времяпрепровождением, и когда кормилась, считая это действие необходимым злом и презирая его.

"Кормление – проклятие нашего отца,– говорил Рами. – Оно напоминает нам о том, что никто не совершенен, и мы должны приложить все усилия, чтобы противостоять искушению плоти, дабы не допустить развращение наших душ."

Рами опасался, что Идесс испытает удовольствие от физического контакта кормления, от которого так зависели Праймори [2], и в конечном итоге не устоит перед грехом.

Он не зря беспокоился. Поглощение крови – это нечто большее, чем вливание на короткий срок сил, которые помогают Мемитиму поддерживать свою способность перемещаться. Эта процедура также на несколько часов связывала Мемитима с его хозяином, вынуждая его чувствовать всё то, что ощущал Праймори, будь то гнев, печаль, похоть...

Да, Идесс не могла дождаться знаменательного дня Вознесения, когда ей больше не придётся участвовать в таком очень близком контакте. Она настолько презирала кормление, что предпочитала ходить по лезвию бритвы и как можно дольше откладывать его.

– Осталось совсем чуть-чуть, – крикнула она в небо. Ветер унёс её слова, но Идесс знала, что её услышали. Там, на небесах, всегда всё слышали.

От этой мысли Идесс почувствовала холодок страха во внутренностях, ведь, по правде говоря, она надеялась, что всё совсем не так. Она же не была... ангелом.

И всё же была к этому близка. Сейчас Идесс охраняла всего лишь двух Праймори, и один из них был очень ценен.

Кайнан Морган являлся Зачарованным Стражем, человеком, заколдованным ангелом. Стражам никто не мог причинить вред, не мог убить их, за исключением созданий ангельского происхождения, и обычно это означало, что они ни во что не ставили Мемитимов-наблюдателей.

Но Кайнан почему-то ценил их, и Идесс приставили к нему для защиты от микроскопического шанса, что кто-то покусится на его жизнь.

С другой стороны, Кайнан был бессмертным, а это означало, что Идесс могла защищать его сотни, даже тысячи лет.

Но Идесс не думала, что такое произойдёт. Второй её Праймори – оборотень – был долгожителем, но не бессмертным, поэтому, как только он умрет, или выполнит всё, что уготовила ему судьба на этом свете, Идесс останется только с Кайнаном... а всем известно, что Мемитим не охраняет лишь одного Праймори.

Конечно, честь дальнейшей защиты Кайнана падёт на одного из её братьев, но она-то заработает крылья за хорошо выполненную работу.

Идесс не могла дождаться этого момента.

Как говорили современные люди, Земля уже задолбала.

Идесс вдохнула, представила гостиную своей виллы в итальянском стиле, и дематериализовалась с горы в дом. Она родилась неподалёку, и даже спустя несколько тысяч лет, изо дня в день чувствовала притяжение родных пенат.

Идесс направилась в кухню. Подошвы её ботинок лязгали по бежево-золотой каменной плитке. Обычно она включала стерео и слушала что-нибудь из Моцарта, но сегодня возбуждение всё ещё бурлило в её крови, а в животе урчало от голода.

Она покосилась на вазу с фруктами, которая стояла на обеденном столе, и на блюдо с восхитительным итальянским шоколадом, стоявшее на барной стойке, помедлила... и потянулась за гранатом.

Как-то Рами сказал, что фрукт – это благословение природы, и мы не должны осквернять дарованные нам Всевышним тела спиртными напитками и вредными для здоровья сладостями.

Конечно же, всё это никоим образом не могло Идесс навредить, но Рами был уже набожным и чистым до того, как в девятнадцать лет его вырвали из человеческой жизни для того, чтобы сделать Мемитимом, и, будучи её учителем во всём, что касалось святого, он был строгим надзирателем.

Об этом она и думала, зачерпнув полную горсть сладостей, которые время от времени себе позволяла. Идесс не могла дождаться строгих наставлений Рами, когда они наконец-то увидятся снова.

Правое запястье кольнула едва уловимая боль. Странно. Идесс развернула руку, чтобы взглянуть на две квадратные метки Праймори на внутренней стороне.

Метка Чейза находилась на её запястье уже восемь лет и сливалась с цветом кожи, а тонкие линии выглядели как клеймо или контур свежей татуировки. Метка Кайнана была новой, всего лишь трёхнедельной давности, и Идесс всё ещё не могла к ней привыкнуть. Она нахмурилась и присмотрелась к запястью.

Края метки были розовыми... быстро опухали... начали жечь, мерцать. Идесс разжала ладонь со сладостями.

Кайнан – один из немногих неприкасаемых людей на этой планете, находился в опасности.


***


Лор замер у входа в особняк в северной части штата Нью-Йорк. Он сжал руки в кулаки и наблюдал, как Кайнан с S-образным стангом в одной руке и святой водой в другой обыскивает огромную гостиную.

По всей видимости, демоны Кроучер приспособили это местечко под своё жилище, и Кайнан намеревался выкурить их отсюда, чтобы утихомирить не в меру болтливую богатую семейку, которая проживала в этом доме. И до того, как кто-нибудь пострадает.

Эгида в помощь.

Кучка благодетелей, лицемерных святош. Лор всегда недолюбливал Хранителей, но в настоящую ненависть это превратилось пару десятилетий назад, когда одним из заказов Лора стал Хранитель, разозливший не того демона. Хранитель оказался настолько хорош, что едва не уничтожил Лора.

Лора бесило не то, что его едва не убили – он заслужил это, ослабив бдительность, – а то, что Хранитель использовал кое-какие коварные, подлые приёмы для ловли и убийства демонов, которые включали в себя содержание детёнышей демонов в клетках и издевательства над ними, пока взрослые не приходили их спасать.

Лор не питал особой симпатии к демонам, но существовали же определённые рамки.

"Угу-угу",оживилось лицемерие Лора, потому что некоторые делишки из определённых рамок, которые не стоило совершать, он всё же совершил за чёртову уйму времени работы наёмником.

Он бросил на Кайнана взгляд, и хорошо, что у Лора не было никаких сомнений по поводу уничтожения этого парня. С самой первой встречи они стали врагами, борющимися за внимание одной женщины.

В то время Лор только и искал возможность прикончить парня, что сделало слишком ироничным тот факт, что он вернул к жизни истёкшего кровью Кайнана. С другой стороны, он воскресил Кайнана, потому что не мог видеть страдания Джем.

На сей раз, он не станет обращать на это внимание.

Рабская связь Лора с хозяином запульсировала в груди, начиная обратный отсчёт до отведённого ему срока, так что дальше выжидать, не имело никакого смысла. Лор шагнул внутрь. Его шаги застучали по красному с чёрными прожилками мрамору, чётко обозначив его присутствие. Лор никогда не действовал исподтишка.

Кайнан тут же повернулся.

– Какого чёрта ты здесь делаешь? – В его голосе слышались подозрение и угроза. Да, эти двое никогда не испытывали симпатию друг к другу.

Лор не снял перчатку. Его намерения стали бы слишком очевидны. Он мог нанести смертельный удар и через кожу.

– Я хочу объявить о перемирии.

– Чего-то не слышал, чтобы ад замёрз, – фыркнул Кайнан.

Забавный парнишка. Лор почти жалел о том, что придётся его убить.

– Правда состоит в том, что чем больше я общаюсь со своими братьями, тем больше нам придётся видеться, а я не думаю, что к потасовкам на семейных пикниках относятся с одобрением.

– Ты явно не знаешь своих братьев, – сухо ответил Кайнан, и Лор испытал странное ощущение... словно в других бы обстоятельствах мог подружиться с этим человеком.

Он безжалостно задвинул всю эту сентиментальную чепуху и настроился на работу. На кону жизнь его сестры.

– Ну, это является спецификой взаимоотношений с ними. – Лор не собирался отступать. Он дал Син обещание, и на этот раз её не подведёт. – Так каков твой ответ?

В голубых глазах Кайнана отразился скептицизм, и ладони Лора стали влажными от пота.

– Я не поблагодарил тебя за спасение моей жизни.

– Нет нужды. – По правде говоря, учитывая, сколько воскрешение принесло боли Дету, это действие повлекло за собой хоть что-то хорошее.

– Ерунда. – Кайнан убрал оружие. В пустом пространстве послышался глухой звук металла, скользнувшего в кожаную кобуру, висевшую на его груди. – Так не пойдёт. Не собираюсь до скончания веков быть твоим должником. Я отблагодарю тебя, и мы будем в расчёте.

Они будут в расчёте, когда Кайнан отбросит коньки. Хотя, погодите-ка... до скончания веков? Что, чёрт возьми, он подразумевал под этим? Лор взглянул на золотую цепочку, висевшую на шее Кайнана. Именно её Лор должен был сорвать после убийства парня. Рейт дал Кайнану кристальный амулет... который даровал магическую защиту или гарантировал вечное существование?

Что ж, есть только один способ это выяснить.

– Отлично. Я принимаю твою благодарность. Мир? – Лор протянул руку, позволяя своему дару вспыхнуть с такой мощью, что его руку жгло от верхнего символа у основания шеи до кончиков пальцев. Если бы Лор снял куртку, то стало бы видно, как каждый его символ мерцает как клеймо.

Какое-то время Кайнан просто стоял.

"Протяни руку, протяни руку..."

Лор пошевелил пальцами в приглашающем жесте в надежде побудить парня принять рукопожатие. Наконец Кайнан кивнул.

Он протянул руку.

– Мир.


***


Идесс материализовалась в доме. Дорогом доме, судя по обстановке. Между лопаток, вдоль идентичных меток, где когда-то вырастут крылья, резко вспыхнул сильный зуд. Эти метки были как уловители присутствия демонов, и прямо сейчас они просто вопили в предупреждении.

В центре богато украшенной, но просторной комнаты Кайнан стоял лицом к лицу с огромным парнем в чёрных кожаных шмотках. Парень, должно быть, являлся демоном. Через тело Идесс прошла дрожь, словно она схватилась за оголённый электрический провод. Но как этот парень мог угрожать Кайнану? Он не был падшим ангелом, ведь Идесс бы это почувствовала.

Тем не менее, метка Кайнана на её запястье жгла, хотя ситуация к подобному не располагала. Идесс материализовалась между мужчинами и, используя элемент неожиданности и вложив всю силу в ладони, толкнула незнакомца в грудь так, что тот отлетел на другой конец комнаты.

– Какого... – Незнакомец ударился в стену с такой силой, что осыпалась штукатурка. Он потряс головой, стряхивая белые частички с коротко остриженных, почти чёрных волос.

Идесс призвала косу – оружие Мемитимов, которое отлично отсекало голову с плеч. Она ненавидела убивать. Как дочь ангела, Идесс являлась дающей и защищающей жизнь, но в реальности сделала бы всё, чтобы обеспечить безопасность своих Праймори. Всё, благодаря более ожесточённым генам, переданным ей отцом.

Грациозной дугой Идесс подняла оружие. Кайнан ударил её сзади, и она промахнулась, когда он повалил её на пол.

– Идиот! – выпалила Идесс. Кайнан явно не понимал, что она пыталась его защитить, а он оказал помощь парню, который только что собирался его убить. Идесс перекатилась, увидела, как мелькнул хлыст, резко опускаясь вниз, услышала звук металла, когда он задел её плечо.

Демон был уже рядом. Его обтянутый перчаткой кулак стремительно приближался к ней, и Идесс едва смогла увернуться. Блокировав его следующий удар, она вскочила на ноги и ударила незнакомца в голень. И хотя тот выругался, но не упал.

Кайнан атаковал Идесс с фланга, нанося, как говорят люди, сбивающий с ног удар и, чёрт побери, последнее, что ей было нужно, так это драка с двумя парнями одновременно. Развернувшись, она, рассчитав силу удара, всадила кулаком Кайнану в челюсть. В глазах парня отразилось удивление, а потом они закатились и он рухнул на пол.

Идесс развернулась и встретилась лицом к лицу с оставшимся парнем. Он сделал выпад. Идесс отразила удар и замахнулась косой. Это движение отбросило незнакомца назад, но он быстро вернулся в борьбу. Невзирая на свои приличные габариты, парень двигался как пантера, лёгкой, грациозной походкой, выверяя каждый удар и почти не пропуская встречных.

Поражённая его умением, Идесс упустила момент и серию сильных ударов. Незнакомец оттеснил её к стене, вцепился рукой в горле и блокировал пути отступления своим громадным, в шесть футов и шесть дюймов [3]телом. Он сжал её запястье, прижимая руку к бедру так, что Идесс не могла воспользоваться своим оружием. Пока.

– Кто ты, чёрт возьми? – Чёрные глаза незнакомца, обрамлённые длинными, густыми ресницами, за которые любая женщина готова убить, от ярости вспыхивали крошечными золотистыми крапинками.

– Понимая, что ты убийца, я бы сказала, что ты не в праве возмущаться.

– Понимая, что мог убить тебя, всего лишь приложив ещё немного давления на твою гортань, я бы сказал, что умничать в твоём положении довольно глупо. – Он чуть наклонился к ней так, что его грудь оказалась вплотную к её, а губы потёрлись о её щёку. – Но ты горячая штучка, и готов поспорить, что трахаешься ты с такой же самоотдачей, что и сражаешься, поэтому прощаю отсутствие мозгов.

Неужели этот кретин возомнил себя весельчаком? Да уж, он, определённо, кандидат на тот свет.

– Я с наслаждением убью тебя.

Демон крепче сжал её запястье.

– Кто тебя послал?

– Господь Всемогущий. – Идесс резко дёрнула коленом. Незнакомец увернулся, и её удар пришёлся лишь вскользь по его паху. Однако парень втянул воздух. Отлично.

– Плохая девочка, – прорычал он, сделал Идесс подсечку, повалил её на пол и схватил за шею.

Он упал прямо на неё. Быстротой мысли и одним движением руки коса превратилась в кинжал. Идесс нанесла удар, погружая его в плечо незнакомца. Тот зашипел и рванул в сторону, от чего лезвие рассекло его кожаную куртку и плоть.

Один-ноль в пользу плохой девочки. Идесс перекатилась и нанесла удар ему в бедро. Её ноздри заполнил острый запах крови, дразня ту часть Идесс, которой требовалось питаться хотя бы раз в месяц, но более того, этот запах подсказал ей, что парень является наполовину человеком и наполовину демоном.

Разновидности демонов были ещё не совсем изучены, но прикинув, насколько этот незнакомец был красив, Идесс решила, что он принадлежал к роду инкубов.

Сделав очередной выпад, Идесс ранила бы его снова, но быстрым кошачьим движением он пригнулся к земле, избежав ранения. Но это позволило ей вскочить на ноги и ударить пяткой ему в грудь. Под её ботинком хрустнула кость, и демон чертыхнулся, схватив Идесс руками за лодыжку.

– Да что это в последнее время с женщинами? Почему они пытаются меня убить?

– Не кажется, что это многое говорит о тебе? – Ощутив приступ сожаления за то, что придётся уничтожить такого роскошного самца, Идесс глубже вонзила кинжал.

Кожу Идесс начало покалывать от дурного предчувствия за долю секунды до того, как воздух рассекла арбалетная стрела. Девушка дёрнулась от удара, подобного разряду пушечного ядра, пущенного ей в позвоночник.

Из грудины Идесс брызнула кровь, шипящим потоком устремляясь ниже того места, куда вонзилась стрела.

Идесс пронзила жуткая боль. Девушка ощутила привкус желчи. Крови. Что произошло? Отчаянно хватая ртом воздух, Идесс, покачиваясь, повернулась к женщине, которая держала арбалет. Одетая в кроваво-красного цвета кожу, которая дисгармонировала с её волосами цвета мерло, она стояла в защитной позе перед Кайнаном. Ещё один Страж.

Сквозь болевой шок Идесс осенила догадка. Стрела была покрыта бальзамом – мумифицирующим средством древних египтян, используемым Эгидой для борьбы с падшими ангелами. Оно не убивало их, но яд мог нанести серьёзный вред и вывести из строя на долгие годы.

Но вполне могло убить не изведавшего Восхождения на небеса Мемитима.

Мужчина-демон откатился от Идесс и пополз к Кайнану.

Мускулы Идесс отказывались подчиняться, но потребность удержать демона подальше от Кайнана была настолько велика, что она из последних сил рванула незнакомца на ноги и перенесла их так далеко от Стражей, как только могла – вглубь леса где-то в Украине. Множество демонов умирало от холода. Идесс надеялась, что и он пополнит их ряды.

Когда они погрузились в двухфутовый [4]сугроб, стало очевидно, что этот незнакомец не относится к подобному виду, и даже если его и удивило их внезапное перемещение, он это не показал.

Но затем зрение Идесс начало расплываться и даже белоснежный пейзаж стал казаться размытым и серым. Её пальцы онемели, и кинжал исчез, поскольку она утратила возможность удерживать заклинание. В душу девушки закрался страх.

Это был он. Конец. Она пережила падение Рима. Инквизицию. Вторую мировую войну. А какая-то маленькая убийца, которая играла за её же команду "Хороших и Праведных", только что убила её.

Зрение заволокла тьма, которая поглотила все чувства Идесс, и девушка упала. В ушах раздавался приглушённый и отдалённый голос, а затем её подняли. Вот только она не была уверена, что руки, подхватившие её, принадлежали спасителю.


Переводчики: aveeder, natali1875, jeneva, Kerry,gardenia, kr71, Qhuinny, fabery, Casas_went, rybamoea

Редактор: Casas_went

Глава 3

Что за хрень!?

Стоя, как дурак, по колено в снегу, посреди богом забытого леса, Лор прижимал к груди своего потенциального убийцу. Интересно, когда именно всё так быстро полетело к чертям? Демон был в доле секунды от завершения своей миссии, а теперь находился неизвестно где, ничего при этом, не понимая, а лишь ощущая дикую боль.

С каждым вздохом из груди Лора вырывались мучительные всхрипы.

"Проклятье, кажись, рёбра сломаны".

Послышавшийся хриплый стон напомнил ему, что женщине, которая находится в его объятиях, гораздо хуже. Чем бы там Тайла в неё не выстрелила, это нанесло серьёзные раны. По-видимому, его невестка-страж посчитала именно эту дамочку угрозой для Кайнана.

Лор понятия не имел, почему до сих пор держал на руках эту маленькую помеху его работе, а не прикончил её. Эта напыщенная стерва пыталась его убить, а сейчас, к тому же, чертовски сильно давила задницей на его рёбра.

Хотя, если уж начистоту, не такая уж эта девчонка тяжёлая. Просто... высокая. С аппетитными формами. Спортивная. Чёрт возьми, похоже, она поработала в тренажёрке с железом.

В общем... проклятье, девчонка была хороша. Полные губы, овладеть которыми мечтает каждый мужчина. Совершенные, утончённые, женственные черты лица, не сочетающиеся с той опасной силой, которую она излучала. Красотка пахла так, словно искупалась в коричневом сахаре – экзотически, сексуально, аппетитно.

Но кем, чёрт возьми, была эта девчонка? Почему пришла за ним? И почему Лору внезапно захотелось полакомиться этой сладкой булочкой?

Ему нужны ответы, и ближайший Хэррогейт. Демонические сенсоры уже уловили один неподалеку. Отлично, а то нести эту девицу становилось всё больнее. Лору не нравилась сама мысль о посещении Подземной клиники, но доставить девчонку туда необходимо. Братья её подлечат, а Лор – допросит. Если кто-то заказал его, об этом следует знать.

"Кто тебя послал?"

"Господь Всемогущий"

Вот уж воистину. Сколько потенциальных заказчиков ему известно под таким именем? Эта цыпочка могла работать на любого из дюжины засранцев.

Лор петлял между деревьев, оставляя кровавый след на снегу. Его кровь смешивалась с кровью девушки, но он продолжал хромая пробираться к вратам. Пару раз он останавливался, чтобы подобрать длинные волосы девчонки, которые спадали до талии, иначе он просто наступал бы на них. Хорошо хоть они были туго перевязаны. Широкая, шесть дюймов или около того коричневая лента была украшена драгоценными камнями. Эффект, в сочетании с гладкой, фарфоровой кожей девушки и её миндалевидными, медового цвета глазами, делал её одной из самых поразительных женщин, которых Лор когда-либо видел.

Но, эй, если кто-то и собирался совершить попытку его убийства, то Лор предпочёл бы эту горячую, кровожадную цыпочку любому другому уродливому наёмнику. Он перехватил девчонку поудобнее, чтобы её не цепляли ветви деревьев и да, определённо, лучше то, что его предполагаемый убийца лёгкий, как пёрышко.

Впереди неясной, мерцающей завесой света замаячил Хэррогейт, который могли видеть только демоны. Боже, как же Лор ненавидел такие проходы. Каждый раз, когда ему приходилось входить в один из таких Хэррогейтов, Лор чувствовал себя так, словно его покидает очередная часть человеческой сущности, и, проникая на другую сторону, он ощущал себя более примитивным, более диким. Он часто спрашивал себя, когда наступит тот день и на другой стороне прохода окажется уже не он, а бесчеловечный монстр.

Он надеялся, что это произойдёт не сегодня.

Лор проковылял к Хэррогейту, и как только он оказался внутри, ворота захлопнулись, оставив его в полнейшей темноте. Обсидиановые стены, которые окружали его, испещряли карты Земли и Шеула, тонкие линии которых сияли всеми оттенками спектра.

Женщина на руках Лора содрогнулась. Из-за этого приступа демон жёстко ударился об стену. Верхнюю часть тела разорвала боль, рука обмякла и, грёбаный ад, левое плечо выскочило из сустава.

Лор втянул воздух сквозь стиснутые зубы. Он очень осторожно опустил девушку на пол и здоровой рукой провёл по карте Северной Америки, выбрав штат Нью-Йорк, а затем город Нью-Йорк. Дальше он отыскал медицинскую эмблему Центральной Больницы Преисподней, которая находилась под улицами Большого Яблока [5], прямо под носом у ничего не подозревающих людей.

Врата распахнулись в отделении скорой помощи, освещённом красными лампами. Лора охватила неловкость, что неудивительно, ведь в последний раз, когда он был здесь, то приходил, чтобы убить своих братьев.

Кстати о неловкости.

Его искушение по-прежнему лежало на полу Хэррогейта, и так там и останется, если Лор не соберётся с силами, чтобы поднять её на руки. Лор бережно поддерживал свою бесполезно свисающую руку и смотрел на одну из каменных колонн, поддерживающих вход во врата. Дерьмо. Предприятие намечалось чертовски болезненное.

Собравшись с силами, Лор основательно приложился плечом о колонну. Рука взорвалась невыносимой болью, когда сустав встал на место. На демона накатила тошнота, но он поднял женщину и захромал к столу регистрации.

В пункте регистрации работала темнокожая медсестра, которая была человекоподобной демоницей Бедим. Она оторвала взгляд от кипы бумаг. Бедимы были очень чувственным видом: женщин-демониц обычно держали в гаремах и редко выпускали за пределы шеулского дворца, в котором они жили. Если бы Лор смертельно не истекал кровью, то оценил бы её претензию на независимость.

– Вы оба ранены, – сказала медсестра.

– Думаешь?

Демоница ткнула в него ручкой.

– При подобном отношении, мистер, ничего кроме пинка под зад вас не ожидает.

Иисусе. Обычно Бедимы были мирными и дружелюбными, но стоило этим демонам получить немного власти и они превращались в... хм, демонов.

– Плевать. Просто окажите нам помощь.

Бедим надменно фыркнула, но Лора с девчонкой уже окружил медицинский персонал. Парень в медицинской форме указал следовать за ним. Лор подчинился и последовал в травматологию, где опустил свою ношу на смотровой стол. Медсестра-демоница Трилла приложила пальцы к запястью девчонки.

– Что ты делаешь? – крикнул парень в медицинской униформе Трилле, испугав Лора. – Сначала жизненные показатели, идиотка! Поступление воздуха, дыхание, кровоток... именно в таком порядке. Сколько ты работаешь медсестрой?

Медсестра с рычанием выпалила проклятье, и Лор был готов поклясться, что парень в медицинской униформе набросится на демоницу через стол.

– Ребята, брейк, – рявкнул Лор. – Это больница или что?

Парень с демоницей обменялись оскорблениями, но, по крайней мере, вернулись к первоначальной задаче.

– Что произошло? – У парня за ухом была родинка в виде звезды, отмечающая его как оборотня. Он разрезал футболку лежащей на столе девушки, открывая её рану.

– Выстрел из арбалета. – "Ого, да у неё чёрный лифчик".– Не знаю, что это за стрела такая.

– К какому виду принадлежит девушка?

"Атлас, а не кружево".

– Ни малейшего представления.

"И застёжка спереди. Миленько".

В смотровую, с видом короля, вошедшего в свой замок, зашёл Эйдолон, одетый в зелёную медицинскую униформу и чёрные ботинки.

– Она падший ангел.

Точным, будто отрепетированным движением все моментально, подняв руки, отошли от стола. Это выглядело даже смешно.

Лор обернулся к Эйдолону.

– Откуда ты знаешь?

– Тайла звонила. Эта та женщина, которая ранила тебя и Кайнана?

– Та самая сладкая булочка.

Эйдолон понизил голос, чтобы никто кроме Лора не мог его услышать.

– Ранить Kи могут только ангелы, и лишь падшие хотят навредить ему.

Что? Эйдолону лучше оказаться неправым, а то задание Лора превратится в Прямое Шоссе В Ад, с которого уже не свернуть.

– Ты уверен?

– Сейчас проверим.

Эйдолон подошёл к столу и коснулся её руки. Его родовая метка начала светиться и женщина застонала.

– Женщина? Как тебя зовут?

Она снова застонала, и Эйдолон наклонился к ней. Девушка что-то прошептала, и Эйдолон кивнул и выпрямился во весь рост. Он сконцентрировался и направил в неё энергию через свою руку. Дар Семинуса позволял ему проникать глубоко в тело, сканировать и исцелять раны, и когда Эйдолон поджал губы Лор понял, что новости не из приятных.

– Что с ней?

– Отравление, сломанный позвоночник и обширные внутренние повреждения. – Эйдолон отдал несколько приказов персоналу, и когда никто не сдвинулся с места, рявкнул: – Живо! Прикасаться к ней безопасно. У вас же никогда не возникало проблем с Ривером.

Ривер... верно. Падший ангел, который в прошлом месяце помог в большой битве. Вот только, очевидно, он больше не был падшим. Однако какое отношение кто-то из них имеет к Кайнану?

Медицинская команда осторожно перевернула цыпочку-ангела на живот. Эйдолон кончиками пальцев провёл по двум шрамам на её лопатках.

– Она, определённо, ангел. – Он оглянулся на Лора. – Это прорехи для крыльев. – Эйдолон продолжил вести кончиками пальцев по позвоночнику девчонки, чтобы нащупать вход арбалетной стрелы. На глазах у Лора плоть и кости начали срастаться. – Отправьте сообщение доктору Шакван. Нам нужно погрузить её в исцеляющую ванну.

""Исцеляющая ванна" звучит здорово", – подумал Лор, когда его кишки скрутило узлом, а комната закружилась.

– Эй, гм... могу я получить здесь небольшую помощь? Сладкая конфетка не единственная, кто истекает кровью.

Эйдолон схватил Лора за руку и провёл в соседнюю смотровую.

– Что случилось?

– Ножевые ранения. В руку и ногу. – Лор стянул с себя куртку. – А ещё я уверен, что сломано несколько рёбер.

– О боги, ты такой же придурок, как и Рейт. – Эйдолон кивнул в сторону кровати, а сам отправился к раковине вымыть руки. – Садись и, если сможешь, разденься.

Пока Эйдолон надевал перчатки, Лор снял одежду, морщась от боли в области рёбер и ножевых ранений. Эйдолон выгнул бровь, глядя на кучу оружия, которую Лор уложил рядом с одеждой, но промолчал.

Оставшись в одних боксёрах, Лор растянулся на кровати, изучая трещину, протянувшуюся на несколько футов вдоль серой стены, разделяя пополам защитные символы и письмена, начертанные кровью.

– Думал вы, парни, сделали здесь ремонт после дерьма, что произошло в прошлом месяце.

– Сделали, – ответил Эйдолон, схватив полотенце. – Но у нас осталось несколько проблем. Наши подрядчики их изучают. Возможно, сама конструкция здания утратила целостность.

Лор взглянул на потолок.

– Хочешь сказать, что здание может рухнуть на нас?

– Неужели ты, в самом деле, думаешь, что я оставил бы больницу в рабочем состоянии, угрожай ей подобная опасность? – Эйдолон обернул полотенце вокруг правой руки Лора, прикрывая татуировку, которая, за исключением нехватки личного символа, была точной копией тату его братьев. Они выяснили, что смертельное прикосновение Лора не действовало на Эйдолона, Шейд и Рейта, но другой персонал находился в опасности. И если случайно кто-то прикоснётся к Лору, даже заклинание "Убежище", направленное против насилия и травм, не обеспечит защиту.

– Понятия не имею, – ответил Лор, заработав неодобрительный взгляд Эйдолона. Это так раздражало. – Так что, выходит, ангелы, даже падшие, остаются бессмертными?

– Да.

– Тогда зачем заморачиваться и латать ту девчонку? Она и сама способна исцелиться.

– Мне нужны ответы, и я не намерен ждать. Оружие, которое использовала Тайла, может вывести ангела из строя на несколько лет.

Лор нахмурился.

– Откуда у Тайлы такое оружие?

– Она одна из телохранителей Кайнана.

Телохранители? Что за херня?

– И зачем Кайнану охрана?

– Да будет тебе известно, что Эгида – это сборище параноидально настроенных любителей драматизировать. – Эйдолон распечатал пакет с марлей. – За исключением этого случая... похоже, тут их паранойя себя вполне оправдала.

– Почему падшие ангелы угрожают Кайнану? – Когда Эйдолон не ответил, Лор выругался. – По крайней мере, можешь ты мне сказать, почему только ангелы способны ему навредить?

– И падшие, – добавил Эйдолон, что не стало ответом на вопрос Лора, у которого возникло ощущение, что большего он от братца не добьётся. Эйдолон установил поднос с медицинскими инструментами у края постели. – Так чем вы с Кайнаном занимались?

– Просто пытались помириться.

Эйдолон двусмысленно фыркнул, от чего Лор внутренне напрягся. Ему нужно было убедить брата в собственной невиновности.

– Я серьёзно.

– То есть ты хочешь меня убедить, что это не имело никакого отношения к Джем? – Эйдолон стянул плоть Лора возле лопатки. – Сиди спокойно. Будет больно.

Успокоившись, что Эйдолон подозревал его совсем не в том, Лор немного расслабился.

– Я же говорю... Ай! Мать твою!

– Я предупреждал.

– Засранец.

– Хочешь, чтобы я залатал тебя или нет?

– Ты так со всеми своими пациентами обращаешься? Или исключительно с давно потерянными братьями?

Эйдолон откашлялся.

– И кто после этого засранец?

Если судить по ситуации...

– Какая разница. Мне нужна операция?

– Нет. Раны неглубокие. Нет ничего, что бы я не смог исправить прямо сейчас. – Эйдолон поднял с подноса зловеще выглядящий инструмент. – Небольшой укольчик...

Лор едва не соскочил с проклятого стола.

"Этот небольшой укольчик ему бы в задницу".

– Почему бы тебе не излечить меня собственным даром?

– Я сильно потратил его на падшем ангеле. У меня был тяжелый день. И я уже основательно выдохся перед тем, как поработал с девчонкой. Я не намерен впустую расходовать свой дар ради неопасных для жизни ран. Сиди спокойно.

Лор скрежетал зубами, пока Эйдолон занимался его ранами, штопая его плоть ручными инструментами, и только к концу процедуры применив немного своего дара. От процесса раны горели не хуже свежих. Когда работа была закончена, Лору пришлось скрипя сердцем признать, что парень отлично справился, с удивительными умением и профессионализмом.

Но он всё равно был засранцем!

– Спасибо, – пробормотал Лор. Эйдолон кивнул и позвал медсестру, чтобы та закончила работу.

Неуклюже двигаясь, в комнату вошла медсестра, фигурой напоминая больше мужчину и Слофу – жутко страшных и волосатых демонов.

Желая узнать больше, Лор ждал, пока медсестра не закончила обтирать с него кровь и не ушла. Когда они с Эйдолоном снова остались одни, демон решил воспользоваться случаем.

– Так... как там Кайнан? – Может ему повезло, и он мёртв.

Эйдолон издал низкий, грудной рык.

– Не знаю. Шейд и Тай везут его сюда. Они появятся с минуты на минуту. Что произошло с Идесс?

– Идесс? Это её имя? Имя ангела? – Очаровательно. Идесс. Идееесс. Идесс, Идесс, Идесс. Лору нравилось, как её имя перекатывалось на языке. – Идесс.

Эйдолон смотрел на Лора как на ненормального.

– Да, Идесс. Что произошло?

– Она появилась из ниоткуда и напала на нас.

Эйдолон нахмурился.

– Почему она исчезла из особняка вместе с тобой? Куда она тебя перенесла?

Аромат сладкой патоки ворвался в воспоминания Лора, возвращая его в странное путешествие с соблазнительной Идесс, одетой в брючки с заниженной талией и коротенький топ, открывающей плоский живот.

– Она перенесла меня в какой-то глухой лес, и я понятия не имею, для чего ей это понадобилось, – ответил Лор, находясь в большом замешательстве. Он понял, что Идесс пришла за ним, но если информация Эйа о том, что только ангелы могли причинить Кайнану вред верна, тогда, возможно, Лор просто попал под руку. – Думал, что именно я был её целью. Она сказала, что пришла, чтобы убить меня. Вот почему я притащил её сюда, а не прикончил на месте. Мне нужно знать, что за засранец меня заказал. – Эйдолон рассмеялся, что было довольно грубо. – Что в этом, чёрт возьми, забавного?

– Наёмник, негодующий, что кто-то посмел его заказать?

– Двойные стандарты помеха в работе. – Холодок пробежался по коже Лора, но Эйдолон, казалось, не заметил этого, пока копался в ящике. – Послушай, почему бы тебе не рассказать мне информацию о Кайнане. Если бы я знал то, что ты скрываешь от меня, мы бы могли сложить вместе наши отдельные знания и определить, какое отношение ко всему этому имеет цыпочка Идесс.

Эйдолон кинул ему медицинский костюм.

– Я не намерен ничего скрывать, но это тайна Кайнана, не моя.

Чёрт, Лор ненавидел демонов с моральными принципами. Он натянул цвета мяты штаны, пока брат опрокинул окровавленные инструменты в ёмкость для дезинфекции. Лор уже натянул через голову рубашку, когда снова почувствовал странный гул беспокойства.

– Ты чувствуешь это, Эй? Как будто кто-то следит. – Или охотится.

Эйдолон резко обернулся.

– Словно наждачной бумагой по нервным окончаниям?

Даже Лору не удалось бы сказать лучше. Он накинул куртку и кивнул.

– Все ощущают это: Шейд, Рейт, персонал. Мы все на взводе.

Что объясняло и раздражённость медсестры в приёмной, и общий недружелюбный настрой медперсонала, осматривавшего Идесс, когда Лор только принёс её. С другой стороны, на них могла повлиять и их собственная демоническая суть.

Разговор на повышенных тонах снаружи заставил Лора перевести взгляд на дверь, где, сверкая зелёными глазами, стояла Тайла.

– Где эта сучка?

– Восстанавливается, – ответил Эйдолон, и когда Тайла открыла рот, он поднял руку. – Знаю, что ты хочешь сказать, но я был вынужден залатать её, чтобы мы смогли узнать о её планах. – Эй глянул на Лора. – И за кем она на самом деле пришла. Где Кай?

Шейд протиснулся мимо Тайлы.

– Он в третьей смотровой. Ненадолго потерял сознание, и я на скорою руку обследовал его. Кроме небольшого сотрясения всё, в общем-то, в порядке. Хотя, может, ты захочешь дать ему какое-нибудь лекарство вместе с исцеляющей волной. – Шейд развернулся к Лору. – А ты, чёрт бы тебя побрал, что там делал?

Лааадно. Лор, конечно, не рассчитывал на тёплые объятия или что-то в этом роде, но в прошлый раз, когда он видел Шейд, парень, по крайней мере, был способен вести диалог.

– И тебе привет, брат.

– Отвечай на вопрос!

Лор уже был на пределе от создавшейся атмосферы и всего произошедшего сегодня. Он вскочил на ноги. Шейд его уже достал.

– Не твоё грёбаное дело.

В глазах Тени сверкали молнии.

– Я говорил тебе держаться подальше от Джем.

Как будто Лор нуждался в напоминании. Три недели назад, прежде чем демон покинул больницу, последнее, что ему сказал Шейд: "Лор, не пропадай из виду. И да, держись подальше от Джем."

– Насколько известно, – прорычал Лор сквозь зубы, – ты мне не начальник.

Шейд сжал руки в кулаки и угрожающе двинулся вперёд. Проклятье, если парень хотел драки, Лор был более чем для этого готов. Странная злоба дрожью прошла по его телу, и демон лоб в лоб встретил Шейд. Первый удар оказался за ним. На драку между братьями Семинусами заклинание "Убежище" не распространялось.

Эйдолон встал между братьями. К нему присоединилась Тайла. Плохой знак.

– Шейд... – Предупреждение в голосе Эйдолона прозвучало довольно мягко, но решительно. – Остынь. Дело не в Джем.

– Вы серьёзно поверили в это? – не отступал Шейд.

– О чём я думаю, не имеет значения, но да, я верю ему. Лор сражался с ангелом, и возможно спас Кайнану жизнь. Просто прими это.

Повисла долгая, напряжённая тишина, в течение которой Лор ощутил небольшой укол совести. Он откашлялся, больше для того, чтобы ни о чём не думать, чем нарушить молчание.

– Эй, может кто-нибудь, наконец, расскажет мне, что происходит между Кайнаном и ангелами?

– Это не твоё грёбаное дело, – ответил Шейд, возвращая Лору его же слова.

Лор бросил пронзительный взгляд в сторону Эйдолона.

– Если тебя всё ещё интересует, почему я не ответил ни на одно из твоих посланий, вот тебе прямой ответ. Вы все настолько гостеприимны, просто слов нет! – Безусловно, факт попытки убийства братьев имел к этому непосредственное отношение.

– Я просто хотел сделать несколько тестов, понять, почему твой дар мутировал, – ответил Эйдолон.

– Я думал, что вся эта хрень из-за того, что я наполовину человек, а Семинусы и люди не совместимы.

– Уверен, что так, но всё-таки, если мне удастся это выяснить, я сумею это исправить.

Сердце Лора подскочило. Его дар лишил его нормальной жизни, обрекая на одиночество и страдание, и Лор готов был отдать своё левое яичко, чтобы избавиться от этой проклятой вещи.

Но цепь разочарований длинною в жизнь научила его скептицизму, поэтому Лор оставил надежду. Он горько рассмеялся.

– Я умилюсь от благодарности, и мы заживём одной большой и дружной семьёй?

– У тебя есть другие варианты? – спросил Эйдолон, растягивая слова.

– Я сам как-нибудь справлюсь.

Эйдолон поднял бровь и взглянул на груду окровавленной одежды, на полу.

– Я вижу.

Саркастичная задница. С другой стороны, Лор не мог не оценить чувство юмора Эйдолона, во всяком случае, оно у него было. Насколько Лору было известно, Шейд мог разве что улыбнуться, а Рейт даже на это не способен.

Однако это не имело значения, ведь даже если бы Лор не пообещал сестре держаться от них подальше, братья всё равно никогда бы не простили ему убийство Кайнана.

Принимая во внимание, что ему удастся это сделать. Факт остаётся фактом: у Кайнана имелись ещё и убийцы демонов, которые приглядывали за ним, что было так некстати для Лора. Но он мог с этим справиться. Лору уже приходилось уничтожать всяких Баффи. Но как только он с этим разберётся, у него возникнет проблема посложнее – что если с Кайнаном и правда могут справиться только ангелы.

Задыхаясь под взглядами слишком многих враждебных глаз, он двинулся к двери.

– Я ухожу.

– Спешишь кого-нибудь убить? – спросил Шейд.

Вопрос почти попал в цель, но Лор великолепно с эти справился, ответив колкостью на колкость Тени.

– Ага.

Эйдолон скрестил руки на широкой груди.

– Ты не собираешься дождаться, пока оклемается раненный ангел? Кого бы ты не собирался убить, вряд ли он останется в живых. Убьёшь его позже. Возможно, во время отсрочки его поразит молния или произойдёт ещё какой-нибудь несчастный случай, избавив тебя от работы. – Да уж, а Эйдолон юморист.

– Пусть идёт, – сказал Шейд. – Его, определённо, ждёт работа.

Наигранная правильность Тени заставила Лора взять себя в руки.

– Что вы, парни, собираетесь сделать с Идесс?

– Как только она очнётся, мы добудем из неё ответы. – Эйдолон бросил на Лора холодный взгляд, заставив его ощутить холод от отсутствия каких-либо эмоций. – Так или иначе.

Лор направился к вратам Хэррогейта, подальше от своих братьев, подальше от Кайнана. Но он не спешил домой. Пока, во всяком случае.

Он бросил осторожный взгляд через плечо, чтобы убедиться, что его не в меру любопытные братья не наблюдают за ним, проскользнул мимо смотрового стола, по коридору, точно зная, куда направляется. Он поспрашивал сотрудников и видел план больницы, когда ему заказали Шейд и Эйдолона. Послеоперационные палаты, укомплектованные специальным оборудованием, различного вида ваннами, стульями, кроватями с подогревом и охлаждением, находились в конце крыла, сразу за бассейном с морской водой, в котором свободно могла обитать касатка.

Лор нашёл Идесс в первой послеоперационной палате.

Всё, кроме её головы, было погружено в резервуар, вероятно, с отваром из волшебных трав. В воздухе витал пряный лекарственный аромат, вызывая желание чихнуть. Лор закрыл за собой дверь и направился к ангелу. Вода пузырилась вокруг Идесс, от поверхности поднимался пар, и ничто не скрывало наготы ангела. Тени, отбрасываемые тусклым светом, акцентировали её пышную грудь и узкие бёдра, но скрывали остальное, поддразнивая воображение.

У Лора всегда было богатое воображение.

Кто-то вынул золотые кольца из её волос и теперь каштановая грива разметалась по надувной подушке, ниспадая на плиточный пол. У Лора возникло странное желание коснуться их, чтобы определить, являются ли они столь же шелковистыми на ощупь, как на вид.

Вместо этого Лор сел на корточки на краю резервуара и начал разглядывать её профиль, такой женственный, такой мирный, словно она наслаждалась, лежа в джакузи, а не исцелялась от смертельных ран. Длинные тёмные ресницы Идесс отбрасывали тени на тонкую кожу цвета слоновой кости, на щеках играл румянец, возможно, от высокой температуры воды... или от сексуального сна.

– Не думаю, что ты меня слышишь?

Её веки задрожали, но не открылась.

– Кого тебе заказали? – спросил спокойно Лор. – Кайнана или меня? – На этот раз Идесс открыла глаза и вперилась в него взглядом, но она не узнавала его, не понимая даже, где сама находится.

– Рами? – В голосе Идесс звучали надежда и отчаяние, делая её уязвимой. Искушая воспользоваться этим.

И Лор воспользовался.

– Да, – ответил он, намереваясь получить от этого выгоду. – Это Рами.

Улыбка коснулась её пухлых губ, и Лор словно пропустил удар под дых. Это был тот самый рот, за попробовать вкус который любой мужчина был бы готов убить... или за то, чтобы этот рот попробовал его на вкус.

– Ты пришёл за мной?

Лор ничего не мог с собой поделать, позволив взгляду скользнуть по всему её телу. Такая великолепная.

– Да, – прохрипел он. – Я пришёл за тобой. – "Я кончу с тобой".

– Хорошо, – вздохнула Идесс. – Забери меня в рай.

Его член дёрнулся. "О, да, я заберу тебя туда".Лор был вынужден признать, что если бы не данные обстоятельства, то есть, если бы Идесс не пыталась его убить, он уже давно бы исполнил её просьбу.

– Сперва, почему бы тебе не рассказать о своём задании?

Идесс нахмурилась.

– Я потерпела неудачу?

– В попытке убить Кайнана?

– Убить? – Локон её волос соскользнул в воду, распространяясь по груди подобно крови. – Защитить.

Кайслота запузырилась в горле Лора. "Идесс являлась защитником Кайнана?"

– Забери меня, брат, – произнесла она, моментально охлаждая желание Лора. – Забери меня на небеса, где я, наконец, получу крылья.

Лор качнулся назад, вспомнив, что она сказала ему в особняке.

"Кто тебя послал?"

"Господь Всемогущий".

О, Иисус, она действительно говорит о небесах. Небеса. Она не падший ангел. Ангел.

Не то, чтобы это имело особое значение, но Идесс действительно являлась для него угрозой, если защищает Кайнана.

Лор стянул с руки перчатку. Больница была защищена заклинанием "Убежище", но он готов был рискнуть раскалывающей череп головной болью ради спасения жизни своей сестры. Бывало и похуже, наверняка.

Лор протянул руку к Идесс, и всё, что ему оставалось сделать, это коснуться тыльной стороной ладони её щеки... нежность возлюбленного отправит ангела на Небеса, как она и просила. Идесс прикрыла глаза, словно ожидая его прикосновения, и его рука задрожала.

Какого чёрта? Он являлся убийцей. Хладнокровным убийцей. И она являлась опасностью, стоявший не только между Лором и его целью, но и пытавшейся прикончить его.

Но в этот момент Идесс вовсе не казалась опасной. Она выглядела по-ангельски милой. Хрупкой. Беспомощной.

Лор был убийцей, но и у него были определённые правила. Он никогда не стал бы поступать, как трус. С каждой из своих жертв Лор встречался лицом к лицу, давая им шанс. Убийство женщины в то время, когда она исцелялась от ран, казалось слишком низким даже для него.

Дверь открылась, и Лор вскочил на ноги, оказавшись лицом к лицу с вошедшим Рейтом. Светлые волосы обрамляли твёрдую линию подбородка брата, клыки были обнажены в немом оскале.

– Что ты здесь делаешь?

– Хотел проверить её. А ты?

Внимательный взгляд Рейта упал на протянутую руку Лора, и когда он снова перевёл взгляд на демона в голубых глазах отразилась вспышка понимания, словно Рейт точно знал, что собирался сделать его брат.

– Твою месть придётся отложить.

Лор вздохнул, пытаясь избавиться от болезненного напряжения.

– Почему?

– Потому что, – ответил Рейт со злобой, – я собираюсь проникнуть в её мысли и узнать, кто желает смерти Кайнану. А потом я намерен заставить их пожалеть, что они вообще родились.


Переводчики: aveeder, natali1875, kr71

Редактор: Casas_went


Глава 4

– Мне нужна твоя помощь. Идесс, пожалуйста. – Сжимая своё предплечье, Рами согнулся пополам на краю реки Нил. Идесс опустилась рядом с ним на колени.

– Что случилось? – Но в то время как она задала вопрос, Идесс уже знала ответ, увидев, что две из четырех геральди Рами яростно пылали. Две? Это было такой редкостью, что Идесс даже никогда не слышала о подобном. Когда только один из Праймори оказывался в беде, боль от этого была очень мучительной. Идесс не могла даже себе представить каково это, когда в беде сразу двое. – Что я могу для тебя сделать?

– Помоги... Викингу.

– Конечно. – Идесс приложила палец к отметине на руке Рами и тут же переместилась на своего рода поле сражения.

Зловоние смерти было таким же густым, как и туман, окружающий Идесс. Земля была пропитана кровью, усеяна частями тел и выпотрошенными кишками. Жертвы... боже всемилостивый, жертвы... женщины, дети. Это не битва. Резня. И в центре всего это, занеся топор над умирающим человеком, стоял Праймори Рами – Викинг. Аура зла оборачивала его как саван, сквозь который едва уловимо пробивалось голубое свечение статуса Праймори. При том, что люди могли быть такими же злыми, как существа из преисподней, именно из-за этого мужчины, кожа Идесс в том месте, где должны находиться крылья, начала зудеть, по позвоночнику побежал холодок. По венам Праймори текла кровь демона.

Женщина в изодранном платье ползла к Викингу. В её глазах светилась жажда убийства, в руке она крепко сжимала кинжал. Она являлась угрозой Праймори. Если женщина убьёт Викинга, он не совершит того грандиозного переворота в мире, и не важно, хорошие он будет иметь последствия или нет.

Если женщина убьёт Викинга, Рами утратит свою благонадёжность и будет вынужден задержаться на Земле ещё дольше, чтобы искупить вину.

А это означало, что он мог остаться с Идесс. Возможно, так долго, что они могли вознестись в одно время.

Мысль вспыхнула в голове Идесс и тут же исчезла, заставив её устыдиться. Ей хотелось, чтобы Рами заработал крылья и обрёл вечное счастье на Небесах. Но как только он уйдёт, Идесс останется одинокой и несчастной без своего брата, на которого полагалась в течение стольких столетий.

Женщина ползла по крови и частям тела, боль и месть отпечатались на её лице, когда она остановилась позади Викинга и подняла кинжал...

"Останови её".Разум подстёгивал Идесс исполнить свой долг, но она понимала, что если так поступит, то Викинг убьёт женщину, предварительно надругавшись над ней. Идесс пробрала дрожь до глубины души. Та её часть, что принадлежала матери, требовала милосердия для женщины, даже при том, что долг призывал выполнить то, что будет правильным для мира в целом, а не для отдельного человека.

Но Идесс повидала ужас того, что творили мужчины с женщинами. Доказательство лежало грудами вокруг неё.

Идесс закрыла глаза.

И ничего не сделала.

Женщина вонзила кинжал глубоко в спину Викинга. Его рёв огласил округу, заставив смолкнуть все звуки вокруг. Женщина снова нанесла удар, на этот раз в шею, и Викинг рухнул на колени. Идесс не стала дожидаться продолжения. Она переместилась к своему брату, стоящему в азиатском храме рядом с телом мужчины, голова которого валялась в нескольких футах от тела. Поблизости, прислонившись к дереву, сидела женщина Праймори, испуганная, но живая.

Рами обернулся к Идесс, сжимая своё предплечье и пытаясь отдышаться.

– Слава богу, ты вернулась живой и невредимой, – прошептал он. – Когда я ощутил, что мой Праймори умер, я опасался, что ты пострадала...

– Я сожалею, – прохрипела она. – Мне... не удалось.

– Ты пыталась. Это всё, о чём я мог попросить. – Рами обнял её, притягивая к себе. – Я так горжусь тобой, сестра. Сколько раз ты приходила мне на помощь? Ты пример для подражания для всех Мемитимов, и я уверен Бог вознаградит тебя за это.

Вина окутала Идесс, подобно двухтонному савану, и её колени подогнулись под тяжестью этой отвратительной ошибки, совершённой ею. Она предала своего брата. Свой народ. Своего Бога...


***


Идесс с криком села. Её лёгкие горели, она задыхалась, пульс стучал в висках. Она ненавидела этот сон. Этот кошмар. Даже имея за плечами более двенадцати веков, Идесс всё ещё была не в силах совладать с охватившим её отчаянием.

Она не могла поверить, что до сих пор ощущала жгучую вину, держащую её словно в тисках горя, невзирая на то, что Идесс давно убедила себя, что Рами простил бы её, как только она всё ему объяснила. Он был всепрощающим, нежным и заботливым. И что самое важное, она всегда ощущала себя с ним словно на одной волне. Рами понимал её как никто другой, и даже после Вознесения он всё ещё поддерживал её. Он так долго оттягивал этот момент, рискуя разгневать Совет Мемитимов.

Это случилось пятьсот лет назад, но муки предательства всё ещё преследовали Идесс. Прижав руку к животу, а второй потерев глаза, она выудила себя из прошлого. Реальность оказалась лучше. Намного лучше. Люди открыли кофе и мороженое. И Идесс могла наслаждаться и тем и другим в большом количестве...

От этой мысли её рот наполнился слюной. Идесс открыла глаза, веки ощущались подобием наждачной бумаги, и все предстало перед ней в тусклом красноватом свете. Где это она? Бросив украдкой взгляд по сторонам, она идентифицировала помещение, как больничное: оборудование, серые стены, испещрённые какими-то защитными символами, написанными кровью. Черепа и всякие заспиртованные части во флягах стояли на полках. Она посмотрела вниз и обнаружила на своём забинтованном теле хлопчатобумажный халат.

Идесс была пациенткой Центральной Больницы Преисподней. Той самой знаменитой демонской больницы. Как она здесь оказалась?

Что-то промелькнуло мимо неё размытым пятном. Идесс вздрогнула и повернула голову. У противоположной стены парили два призрака, такие реальные, как существа из плоти и крови.

"Он вернулся. Назад! Поспеши!"Голос мужчины был скрипучий, пронзительный и наполненный паникой.

Женщина кинулась на стену, молотя кулаками вдоль трещины, пересекающей её горизонтально от одного угла до другого. Идесс исподтишка наблюдала за парочкой, потому что если бы они догадались, что она в состоянии видеть и слышать их, то тут же накинулись бы на неё с просьбами о помощи: либо выбраться, либо передать сообщение или позаботиться об их близких.

"Поспешииии!"Трещина расширилась под натиском их кулаков. Беспокойство призраков отдавалось низким электрическим гулом по коже Идесс. Что могло так перепугать мёртвых? И что ещё более странно, они являлись людскими душами. И как они здесь очутились? Они оказались в ловушке, поскольку свет не мог пробиться через построенную демонами защиту?

Вздрогнув от этой мысли, Идесс попыталась встать с кровати... и тут же была откинута назад. Она оказалась прикованной цепью. Глупцы. Ничто не могло её удержать. Идесс зарычала и сконцентрировалась на двух своих врождённых качествах Мемитима: сверхъестественных силе и скорости.

Ничего не произошло. Цепи не поддались. Она попробовала снова. И опять ничего. Вот проклятье. Идесс нахмурилась и попыталась переместиться из больницы. И опять облом. Собрав все силы, она попыталась вырвать цепи, удерживающие её запястья, из торчавших в полу болтов. Она даже попыталась сменить форму, но у неё даже когтя не появилось.

– Сопротивление бесполезно, женщина. Это специальные оковы, которыми пользуются при аресте демонов, не позволяющие использовать ни одно из имеющихся сверхъестественных сил.

Темноволосый демон Семинус, одетый в медицинскую униформу, вошёл в комнату. Всё в нём – от размашистой походки до светящегося интеллектом взгляда – являлось олицетворением уверенности. Он был удивительно похож на демона, пытавшегося убить Кайнана, и Идесс задумалась, не являются ли они родственниками? Ей не так много было известно об этой довольно редкой породе инкубов, кроме их удивительной связи, которая поддерживается на протяжении нескольких поколений, обладая чертами, настолько схожими, что их можно было бы принять за близнецов.

– К тому же, – продолжил он, – тебе следует знать, что ты оказалась на территории, находящейся под юрисдикцией демонов, а это значит, что виновна, пока не будет доказано обратное. Поэтому, пока это не произошло, ты останешься в кандалах. – Его губы изогнулись в подобие улыбки. – Отличная система. Мало кто становится рецидивистом.

– Отпусти меня, – рявкнула Идесс. – Ты не имеешь права удерживать меня, независимо от твоих идиотских демонских законов.

– Это моя больница. Я имею право делать всё, что захочу.

– Кто ты такой?

– Я твой доктор. Эйдолон. Я знаю, что тебя зовут Идесс, но кто ты?

– Я ничего тебе не скажу. – Привидения бросились на стену и, пройдя сквозь неё, исчезли. Ещё один вынырнул из противоположной стены. – Почему у вас водятся призраки людей?

– Прости? Что ты сказала?

– Привидения. Ну, ты понимаешь, призраки мёртвых людей. Ваша больница наполнена ими. Почему?

Доктор бросил на неё раздражённый взгляд и произнёс снисходительным тоном:

– Некоторые виды, такие как оборотни и вампиры, имеют человеческие души.

"Конечно. Если они умерли здесь, то оказались в ловушке. Как ужасно".

Дверь распахнулась и появилась ещё пара демонов Семинусов: один брюнет в чёрной медицинской униформе, другой – крупный блондин в джинсах и футболке с надписью «Джек Дэниелс». У обоих длинные волосы, опускающиеся на плечи, и витиеватые татуировки, начинающиеся от кончиков пальцев правой руки и заканчивающиеся замкнутыми друг на друге кольцами, опоясывающими их шеи.

– Единственный способ получить свободу заключается в том, что мы выведем тебя наружу и отделим твою голову от шеи, – произнёс блондин хорошо поставленным голосом так, словно являлся главным специалистом по отделению голов в этой больнице, словно это являлось для него привычным занятием.

И обезглавливание являлось одним из вернейших способов убить её. Идесс открыла рот, чтобы ответить... и так и не закрыла его, поскольку в комнату вошел Кайнан, а следом за ним женщина-Хранитель, пронзившая её из арбалета и жена Кайнана – Джем – которую Идесс видела только раз, когда знакомилась – а вернее, шпионила – со всем, что связано с её новым Праймори. Джем выглядела довольно живописно. Она была одета в готические штаны, в ботинки с пряжками, корсет с рисунком черепа и ошейник. Только волосы немного отличались. Вместо чёрно-розовых они теперь были чёрно-фиолетовыми, и заплетены в косы.

Что Кайнан с Джем делали в больнице для демонов? Что тут нужно было Хранителю? Предполагалось, что он должен убивать демонов, а не тусоваться с ними. Идесс зажмурилась, пытаясь понять, не сниться ли ей это. Но когда она снова открыла глаза, они всё ещё находились там, окружившие её, словно готовящиеся к убийству гиены.

Идесс тщетно дёрнула цепи.

– Что происходит?

Джем отодвинула в сторону Эйдолона, чтобы взглянуть в лицо Идесс. Она смотрела так серьёзно, словно собиралась заставить страдать Идесс, а когда её накрашенные чёрной помадой губы раскрылись, обнажая зубы, появилось такое ощущение, что она собирается покусать её.

– Почему ты пыталась убить Кайнана?

Идесс в изумлении уставилась на неё.

– Убить? Я пыталась спасти его жизнь.

– Так ты, поэтому меня вырубила? – Голос Кайнана прозвучал хрипло. И хотя Идесс не слишком хорошо знала Кайнана, она догадывалась, что это наверняка из-за шрамов на его горле.

– Ты набросился на меня. Я всего лишь ударила тебя, чтобы убрать с линии атаки и защитить твою жизнь.

– Мне не нужна защита.

Парамедик скрестил руки на груди и многозначительно взглянул на неё.

– Если только от падших ангелов.

– Падший ангел? Вот кем ты меня считаешь? – Она фыркнула. – Я вас умоляю. Эти сволочи, не пошевелят и пальцем, чтобы защитить собственных матерей... если бы они у них были.

– Тогда кто же ты, и почему утверждаешь, что присматриваешь за Кайнаном? – Джем указала на белокурого демона. – Рейт не смог пробраться в твою голову, чтобы получить хоть какую-нибудь информацию, следовательно, мы предположили, что ты довольно сильное зло.

– Я не зло. – Это всё, что Идесс могла ответить, поскольку не собиралась рассказывать демонам о статусе Кайнана – Избранного Стража.

– Тогда тебе лучше начать отвечать, – заметил Кайнан. – Ты знаешь, что я зачарован, и только ангелы и падшие ангелы способны навредить мне. Следовательно, мне интересно, почему и как тебе стало известно обо мне. И я очень надеюсь, что ради себя же самой, ты не вынашиваешь планы очередного апокалипсиса, поскольку мы ещё от последнего не сильно оправились.

Кровь застыла у Идесс в жилах при слове "зачарованный", потому что причина, по которой он так спокойно себя чувствовал, объявляя о таком большом секрете, означала, что демоны были в курсе, и он не считал риском сообщить об этом Идесс.

И это означает, что они собираются убить её.

– Я не планирую никакого апокалипсиса, уверяю вас.

– Значит, ты планировала появиться в переполненном демонами особняке и хорошенько приложить меня? И если бы не Тайла и Лор, то неизвестно, чем бы всё это закончилось?

Тайла – это, наверное, счастливая обладательница арбалета, стоявшая рядом с Эйдолоном, но...

– Лор?

– Демон, который был со мной. Тот, кто принёс тебя сюда.

Демон, которого она пыталась убить, её спас?

– Глупцы, – пробормотала Идесс. – Полоумные! Мне поручено защищать тебя. Я Мемитим, Хранитель Праймори.

– Мемитим, – пробормотал Эйдолон себе под нос.

Джем развернулась к доктору, её косы мягко скользнули по обнажённым плечам.

– Что за Мемитим?

Комната погрузилась в тишину, когда Эй несколько раз провёл руками по волосам.

– Согласно представлениям некоторых религиозных учёных, Мемитимы – это ангелы, присматривающие за умирающими людьми, за которыми уже не приглядывают ангелы-хранители.

По сути, он был прав, но это входило в обязанности Мемитима после Вознесения. А сейчас Идесс находилась на земле и являлась кем-то немного больше, чем скромным телохранителем. Идесс внимательно посмотрела на Кайнана.

– Я могу поговорить с тобой наедине?

– Нет. – Кайнан указал на демонов, окружающих его. – Они мои друзья и родственники, и всё обо мне знают.

О, чёрт, это звучало не очень хорошо. Кайнан был не только Старейшиной, Хранителем самого высокого уровня, но и как Избранный Хранитель он владел чем-то настолько важным для выживания всей человеческой расы, что был зачарован ангелами и ему было даровано бессмертие, чтобы охранять этот предмет – предмет, который демоны могли использовать против людей, чтобы поработить их, уничтожить или ещё чего хуже.

– Существуют вещи, которые я не стану обсуждать в присутствии демонов.

– Эти демоны помогли мне стать тем, кем я являюсь, и я женат на одной из них, так что смирись.

Парамедик постучал костяшками пальцев по её наручникам.

– Похоже, у тебя просто нет другого выбора.

Идесс сердито зыркнула на него.

– Как тебя зовут?

– Шейд.

– Так вот, Шейд, у меня действительно нет выбора, но и у вас тоже. Кайнан находится в опасности, и если вы не отпустите меня, он может умереть.

Кайнан посмотрел на неё с сомнением.

– Кто за мной охотится? Падший ангел? Как ты уже видела, я подготовлен к этому.

– Это не падший ангел, а демон, которого вы зовёте Лор.

Эйдолон выгнул бровь.

– Это невозможно.

– Я тоже так думала, но я бы не была вызвана к Кайнану, если бы ему не угрожала опасность.

Вся команда дружно переглянулась, и затем Кайнан отцепил удерживающие её цепи от пола.

– Есть только один способ проверить это.

– Ривер? – спросил Шейд.

– Ага.

Они бесцеремонно потянули её к двери, ведущей на подземную парковку. На Идесс всё ещё были наручники, значит, она и там не сможет переместиться. Не то, чтобы она собиралась. Сейчас ей следовало оставаться подле Кайнана, чтобы объяснить ему серьёзность сложившейся ситуации. Но почему именно автостоянка?

– Существует заклинание, защищающее больницу от входа до выхода, кроме Хэррогейта и парковки, – произнёс Эйдолон, очевидно предвидя вопрос. – С тех пор как Ривер не может больше пользоваться Хэррогейтом, остаётся только одно доступное для него место.

Кайнан остановился позади чёрной машины скорой помощи и кликнул, призывая Ривера.

– Кто такой Ривер? – спросила Идесс.

– Ангел.

Ангел? Видимо он имел в виду падшего ангела...

Яркий свет затопил пространство, ослепляя присутствующих. Идесс, вздрогнув, прикрыла глаза, пока свет не растворился. Перед Кайнаном появился прекрасный ангел мужского пола, его золотистые кудри рассыпались по широким плечам, одежда выглядела современной, и довольно будничной: черные слаксы с рубашкой, такой же синей как его глаза, и это был не какой-нибудь падший ангел.

Идесс так и застыла с открытым ртом. Поскольку ангелы обычно пребывали на Небесах, ей попадались очень немногие, и то мельком и на расстоянии.

– Эй, мужик, – поприветствовал его Кайнан с улыбкой. – Рад тебя видеть.

Ривер сунув руки в карманы, и окинул их взором. Его внимательный взгляд на долю секунды задержался на Идесс.

– Жаль, не могу сказать того же о вас, – ответил он грубо, но подобие улыбки на его лице указывало, что он не так уж и раздражён тем, что его вызвали. – Вряд ли мне пристало встречаться с демонами в демонической больнице.

– О, конечно же, – воскликнул Рейт. – Теперь, при своём ангельском статусе ты слишком хорош для нас, а?

Казалось, что Ривер задумался над этим. Потом кивнул.

– В какой-то степени.

Рейт фыркнул, обнажив клыки. Он был наполовину вампиром?

– Сгораю от нетерпения увидеть твои крылья, – произнёс он, а когда Ривер развернулся к нему, наградив пристальным взглядом, Рейт закатил глаза. – О, давай же. Я мир спас. Могу же я хотя бы на твои крылья посмотреть.

Он спас мир? Конечно же, этот наглый сексуальный демон просто не мог быть тем, кто, по слухам, предотвратил Армагеддон. За последние несколько недель история распространилась подобно адскому пламени во всех земных сферах, в том числе и среди Мемитимов, но информация, которая дошла до Идесс, состояла скорее из предположений. То есть, предполагалось, что демон сражался на стороне добра против падшего ангела Бизамота, который, как говорилось, был ростом около двадцати футов, довольно скромен и служил Богу.

– Я покажу свои, если ты покажешь свои. – Демон состроил мину, и он явно не мог быть тем самым героем, о коем уже слагали легенды. – Яви спасителю рода человеческого ангельские перышки.

– Вы ведь не отстанете, не так ли? – спросил Ривер, и Эйдолон покачал головой.

Боже мой, это правда.

– Нам приходится слушать об этом изо дня в день.

Блондин Семинус усмехнулся.

– Совет вампиров повесил мой портрет на стене героев. Разве это является поводом для иронии?

– Особенно, учитывая тот факт, что они показали его тебе прямо перед тем, как наказали за обращение Серены, – заметил Шейд.

Рейт снова фыркнул.

– Ублюдки.

– Мы тебя долго не задержим, – прервал его Эйдолон и указал рукой на Идесс, которая всё ещё пыталась переварить всё, что только что услышала. – Нам нужно знать верно ли то, что этот... человек сказал нам.

– И что она вам сказала?

Идесс вздёрнула подбородок и вышла вперёд.

– Я Мемитим и Кайнан является назначенным мне Праймори.

Ривер прищурил глаза и кивнул.

– Она Мемитим. – Он обернулся к Кайнану, обнимавшему за талию Джем. – Ты её Праймори.

– Что означает Праймори? – спросил Кайнан.

Ривер пожал плечами, словно в том, что он произнес, не было ничего особенного. Может быть потому, что он являлся полноценным ангелом, а не Мемитимом, которому даже вознестись, ещё не удалось.

– Праймори – это люди, иногда демоны, которым судьбой предназначено выполнить нечто грандиозное. Они способны своими действиями изменить течение истории или существенно изменить законы и тому подобное. Как только их миссия выполнена, они либо умирают, либо возвращаются к нормальной жизни. Но до того момента им положены хранители, оберегающие их от преждевременной кончины.

– То есть, ты утверждаешь, что она типа хорошая? – переспросил Кайнан.

– Да. Ангелоподобное существо. – Ривер раздражённо глянул на Кайнана. – Во что ты вляпался на этот раз?

Идесс сопротивлялась ребяческому желанию воскликнуть: "Я же вам говорила!"Всем им. Вместо этого она вышла вперёд и произнесла:

– Ему угрожает опасность, но не от падшего ангела.

Ривер резко повернул голову в сторону Идесс, внимательно её изучая.

– Тогда кто? Никто кроме ангелов...

– Лор, – перебила его Джем. – Идесс утверждает, что это Лор.

Ривер вновь вернул своё внимание к Кайнану.

– Это тот, кто тебя возродил?

– Мне не хотелось бы вспоминать об этом, но да.

Выражение лица Ривера стало задумчивым.

– Подобное возможно. Он возродил тебя при помощи мистических сил, которые не должны были существовать. По законам Вселенной, он может лишить жизни, которую даровал. – Взгляд Ривера вернулся к Идесс, от чего у неё перехватило дыхание. – Ты в курсе, что Кайнан является Стражем, и что амулет, который он носит, один из важнейших объектом для Вселенной. Но понимаешь ли ты, насколько он важен? – Естественно Идесс понимала... вроде... но когда открыла рот, ангел перебил её: – Если ты не сумеешь сохранить его, Мемитим, то сильно подведёшь человечество и отрежешь себе путь к Вознесению.

– Приятель, – Рейт посмотрел на Идесс, – полегче, ладно?

Эйдолон тихо выругался:

– Я поговорю с Лором.

– Кайнану нужно обеспечить защиту любой ценой, – констатировал Ривер. – Разговора вряд ли будет достаточно. – Его лицо казалось непроницаемым, и только в глазах светился астральный огонь, когда Ривер, прищурившись, посмотрел на доктора. – Вам следует убить его.


***


Лор воспользовался Хэррогейтом, чтобы добраться до своего дома в Северной Каролине, который, по сути, являлся жалкой лачугой всего с одной спальней. У него были деньги, и довольно не малые, но Лор не видел причины для покупки чего-то большего. Этот домишко его вполне устраивал на протяжении многих столетий.

Лор прошёл мимо древнего грузовичка и нового Хаммера. Не то, чтобы он часто сидел за рулём, но ему нравилось напоминание о человечности. Ещё до того, как войти в дом через чёрный ход, Лор ощутил свою сестру-двойняшку, а войдя, увидел, как она развалилась на его кушетке в своих привычных кожаных штанах и чёрной толстовке с короткими рукавами, и попивает его самодельное спиртное. До того, как Детару поработил Лора, он занимался продажей запрещённого алкоголя. Запрет являлся для Лора вызовом.

Когда он вошёл в гостиную, Син опустила стакан на кофейный столик, расплескав жидкость на дубовую поверхность.

– Что, чёрт возьми, с тобой случилось?

– Ввязался в небольшую заварушку.

Чёрные как смоль глаза яростно сузились, когда Син вскочила на ноги и ткнула пальцем в рубашку от медицинского костюма, которая была на Лоре.

– Ты ходил в ту... в ту больницу? – Син произнесла слово "больница" так, словно это было чем-то омерзительным.

Лор стянул куртку и рубашку, и бросил вещи на пол, оставив их там, как нечто чужеродное.

– Тебя это не касается.

– Ты видел... их?

– Да.

Выражение лица у неё стало напряжённым.

– Ты ведь ничего им обо мне не рассказал, не так ли?

– Я же обещал, что не буду. – Лор направился в ванную, но Син ничуть не смутившись, отправилась за ним следом. У двери он резко развернулся, так, что она чуть не налетела на него. – Не возражаешь, если я уединюсь?

– Они не должны обо мне узнать.

– Я сомневаюсь, что для них это будет чем-то особенным...

– Серьёзно? Сестра, которой, по сути, и быть то не должно? Ошибка природы? Фрик? – Син уперла руки в бока. Мускулы её бицепсов подрагивали, заставляя татуировку на правой руке извиваться, а шрамы – переплетаться с рисунком. – Опомнись. Даже люди убивают своих сородичей, когда кто-то из них не "такой" как все. Думаешь, что демоны не такие? Мы видели, что происходит в подобном случае.

Они действительно знали, что происходило в подобных случаях. Существовали разновидности демонов, целиком посвятивших себя уничтожению демонов полукровок, скрещенных с людьми. Демоны Семинусы являлись горсткой тех, кто скрещивался с другими разновидностями демонов, используя женщин в качестве инкубаторов, но их потомство всегда являлось мужским, и всегда чистокровным, невзирая на разновидность матери.

Если только мать не являлась человеком.

Лор тоже был напуган, потому что его мать являлась человеком, но это не шло, ни в какое сравнение с тем, что ощущала Син. Насколько ему было известно, не было до этого ни одной женщины Семинуса, и всё же, они вместе были в матке, у них один день рождения, и одинаковые татуировки на руке.

– Ты не фрик. И вряд ли тебе стоит беспокоиться по их поводу. – Лор остановил Син взмахом руки, когда она попыталась ему возразить. – Не истери. Я обещал.

– Я истерю? – возмутилась она. – Я пойду, прогуляюсь. Приятно тебе поплескаться в душе.

Она вышла, взмахнув иссиня-чёрными волосами, которые разметались по её спине. Напоследок, выражая своё возмущение, Син хорошенько хлопнула дверью. Она слишком остро реагировала. Слишком. Но ей было свойственно сначала выходить из себя и только потом думать. Поэтому Син использовала долгие прогулки как способ, немного остыть и избавиться от сжигающего её гнева.

Лор только головой покачал, направившись в душ. Его сестра так отличалась теперь от той, какой он её помнил. Ему было безумно жаль, что он не смог помочь ей до того, как она снова ворвалась в его жизнь. Было бы лучше, чтобы он вовсе не оставлял Син в эти жуткие для неё времена. Куда бы лучше.

Лор вымылся, но вне зависимости от того, как сильно он тёр себя мочалкой, от его прошлого не очиститься. Слишком много всего произошло, слишком много людей умерло и слишком много ошибок совершено. Всё это не утечёт с водой в отверстие слива.

Однако Лор наслаждался ощущением горячей воды и мыльной пены, скользивших по его телу и смывавших кровь и грязь, которую оставила медсестра Слотти, промывавшая его рану. По крайней мере, раны исцелились. Рваные края стянули растворяющимися стежками, и хотя Эйдолон совсем чуть-чуть использовал свой исцеляющий дар, этого оказалось достаточно, чтобы срастить наружный слой кожи и оставить только тоненькие, белые шрамы. Исцеление также срастило его рёбра, да и плечо чувствовалось как новенькое.

В целом, Лор ощущал себя в прекрасной форме и был готов к убийству Кайнана. К счастью горячая, безумная женщина, пахнущая патокой и специями, теперь ему не помеха.

Вмешательство Идесс оказалось неудачным, раздражающим и... возбуждающим. И насколько это являлось запутанным? Она пыталась уничтожить его, и какой-то искривленной внутренней его части этой мысли оказалось достаточно, чтобы изображение Идесс побудило Лора сжать в кулаке собственную возбуждённую плоть, начиная её поглаживать. Обычно подобное было связано со вспышками гнева, но впервые за долгое время он нуждался в разрядке ради самого удовольствия, а не чтобы укротить гнев. Даже связь с Эйприл-Мэй-Джун, а в прочем, как и со всеми остальными женщинами требовалась, чтобы избавится от гнева, и, по сути, она являлась всего лишь средством, обеспечивающим Лору разрядку.

Но Идесс... Она была другой, а в жаркой фантазии Лора, она была сексуальной женщиной, стоявшей перед ним на коленях. Лор мог представить, как Идесс поднимает взгляд, оглядывает его из-под полуприкрытых век. Мог представить её пухлые губы, маленькое колечко в верхней части правого ушка, которое сверкает на свету. Лор едва удержался от стона, проводя ладонью вверх и вниз по своему члену, представляя на её месте рот Идесс. Чёрт возьми, да, она была хороша... так офигенно хороша, что Лор не сдержался, и когда кончил, понял, что это был лучший оргазм за последние десятилетия.

Когда дрожь в ногах утихла, Лор закончил с душем и, обернув полотенце вокруг бёдер, направился в спальню, надел шорты и майку, сделав мысленную заметку о том, чтобы в скором времени прошвырнуться по магазинам... потому что остался без последней кожаной куртки.

Лор прошлёпал босиком в гостиную, в окно которой только просочилось утреннее солнце. Син вернулась, и теперь сидела на кушетке, смотрела шоу по телевизору. Рядом с ней стояли бутылка дешёвого виски и стакан. Вентилятор под потолком лениво наматывал круги, не разгоняя весеннюю духоту.

Казалось, что Син вовсе не беспокоил липкий, влажный воздух. Она подбрасывала один из своих клинков в воздух и ловила его ловкими пальцами. Син могла с десяти ярдов попасть цели в глаз. Не то, чтобы ей требовалось убивать подобным способом. Её дар был очень похож на дар Лора, вот только легче поддавался контролю, да и пользовалась им Син чаще.

Син продолжала подбрасывать нож, когда Лор опустился в глубокое кожаное кресло возле кофейного столика.

– Так ты надрал ему задницу? – спросила Син несколько нечленораздельно. – Парню, с которым подрался?

– Это был не парень.

– Насколько я знаю, ты не ходишь по бабам, так что же произошло?

– Эй, – обиженно воскликнул Лор. – Я хожу по бабам. Как раз делал это прошлой ночью.

Син снова подбросила нож в воздух и поймала его.

– Ну-ну.

– Серьёзно.

– Ты убил её?

– Почти. – Лор положил ноги на кофейный столик. – Но я не виноват. Она оказалась богомолом и пыталась меня съесть.

Син отрывисто рассмеялась.

– Только с тобой, братишка, такое могло случиться. Только с тобой. – Она снова вернулась к просмотру телевизора, где приглашённый гость вещал о любви и браке. – Так эта цыпочка так серьёзно надрала тебе задницу, что тебе пришлось обратиться в больницу?

– Она защищала мою цель, – произнёс осторожно Лор, но, несмотря на то, что это назначение являлось хорошей новостью, он не хотел, чтобы Син узнала, что лишится жизни, если он оплошает.

– Внештатная работа?

– Нет.

Син развернулась к нему так быстро, что Лор услышал, как хрустнула её шея. Нож врезался в подлокотник кушетки.

– Ты это серьёзно? Лор? Ты меня не разыгрываешь? – Она убрала звук в телевизоре, чтобы не слышать визгов убегающей Энн Карри.

Пульс, отдающийся в его ушах, являлся единственным звуком в наступившей тишине.

– Я на редкость серьёзен.

Син завизжала. Его сестра никогда этого не делала.

– О, мой Бог! Я была уверена, что ты откажешься. Это твоё сотое задание, Лор. Мы почти свободны! – Она дрожащей рукой налила спиртное в стакан.

– Да.

– Лааадно. – Син отхлебнула из своего стакана. – Ты не выглядишь особо взволнованным.

Вот дерьмо.

– Я взволнован. Мы хотели этого столько десятилетий, верно? – Хотя это время показалось столетиями с того момента, как Лор согласился на сто убийств в обмен на собственную свободу и свободу Син.

– У задания сроки?

Он моргнул.

– Откуда ты знаешь?

– Это всего лишь предположение. У меня тоже есть один с неимоверно сжатым сроком.

Страх скрутил внутренности Лора. Они никогда не выполняли заказ более двух недель.

– Что произойдёт, если ты не уложишься в срок?

Син посмотрела куда-то вдаль и вынула нож.

– Син? – Голос Лора сорвался. Впервые за долгое время Лор ощутил реальный страх, но не за себя, а за Син, которой и так выпало столько страданий на долю.

– Он меня продаст, – процедила Син сквозь зубы. – Он вырвет мне руку, чтобы я больше не могла убивать, и продаст Нитулам.

О, Боже! Нитулы были невероятно жестоким видом, который разводил, тренировал и торговал рабами... особенно секс-рабами. До того, как Син продали Детару, она перенесла неимоверные страдания, будучи рабыней, которая исполняла любые желания своего хозяина, начиная с продажи наркотиков и заканчивая убийством его врагов, но Нитулы сделают с ней такое, что то, через что ей уже пришлось пройти, покажется прогулкой по пляжу.

– Этого не произойдёт, – поклялся ей он. – Я помогу тебе с твоим заказом. Кто это?

– У тебя самого есть, чем заняться. – Син провела большим пальцем вдоль лезвия ножа. – Что случиться, если ты не уложишься в срок?

– Ничего.

Внимательный взгляд её тёмных глаз приобрёл серебристый стальной оттенок.

– Брехня. Колись уже.

– Если я не уложусь в сроки Дет увеличит вдвое время моего служения ему, – солгал Лор.

Син внимательно его изучала, словно пытаясь определить, сказали он ей правду или нет. Она имела склонность сомневаться во всём, особенно в том, что касалось Лора, и он задавался вопросом, сможет ли она когда-либо снова ему доверять.

– Ты уложишься в срок, – произнесла, наконец, Син. – Прежде у тебя никогда не было осечек. Так что же случилось, когда ты пытался выполнить заказ? Оказаться застигнутым врасплох вовсе не твой стиль.

Из распахнутого окна послышалась, словно насмешка птичья трель.

– Я стал слишком самонадеянным.

– Вот теперь я тебе верю, – заметила она, усмехнувшись. – Так кто же это? Кого тебе заказали?

Подобные вопросы не были приняты среди наёмников – слишком велик был риск, что у тебя уведут из-под носа заказ – но Син и Лор никогда не скрывали ничего друг от друга.

– Помнишь, я рассказывал тебе об одном засранце, которого вернул к жизни? Так это он. Надо полагать, мне не следовало его воскрешать.

Син сильнее вцепилась в рукоятку ножа.

– А... а это ничего, что его друзья... – Она замолкла, поскольку язык не повернулся произнести "наши братья".

– Да, тут всё в порядке. Я разберусь с этим, устроив всё так, что они в жизни не догадаются, что я имел какое-либо к этому отношение. – Сомнение превратило её губы в одну сплошную упрямую линию, и Лор решил перевести тему разговора подальше от Кайнана и своей потенциальной проблемы. – А как насчёт тебя? Кто твой клиент?

Син вытянулась на кушетке, закинув руки за голову. Тёмные круги под глазами и полуприкрытые веки говорили о том, что она сильно утомлена.

– Какой-то оборотень-одиночка. Полагаю, это не составит особого труда.

Похоже, действительно ничего сложного для Син, но когда Кайнан будет мёртв, Лор намеревался помочь Син с оборотнем или варгом, как им больше нравилось себя называть. Он не допустит, чтобы её продали Нитулам.

Слабая вибрация привлекла внимание Лора, и он поднялся, чтобы достать свой мобильник из кармана брюк. Это оказался Эйдолон. Снова. Вздохнув, Лор просмотрел сообщение... и дыхание его замерло.

"Приходи ко мне на квартиру. Сейчас. Нам нужно обсудить Кайнана."


Переводчики: aveeder, natali1875, fabery, kr71

Редактор: Casas_went


Глава 5

Лор стоял перед дверью в дом Эйдолона, не в силах стряхнуть с себя ощущение, что направляется прямиком в ловушку. И всё же, словно котёнок перед болтающейся верёвкой, он не мог устоять.

Но это не означало, что Лор действовал, как полнейший сумасшедший. У него имелись свои интересы. Он намеревался использовать их, чтобы подобраться поближе к Кайнану. Обычно у Лора было достаточно времени, чтобы как следует разузнать о друзьях, работе, слабостях и привычках потенциальной жертвы, но в данном случае сроки на исполнения оказались нереально свёрнуты, да к тому же появились дополнительные осложнения – всё это не особо радовало.

Подняв кулак, чтобы постучать в дверь, Лор ощутил лёгкое покалывание в затылке.

– Так, так, так, – промурлыкал женский голосок. – Предполагала встретить тебя здесь.

– Идесс. – Лор обернулся. Она стояла на расстоянии нескольких футов. Её низкосидящие, драные джинсы открывали дразнящие участки кожи в разрезах ткани от бёдер до коленей, где джинсы исчезали в высоких кожаных сапогах на каблуках. Лор представил картинку, как он лежит на земле, а эти ножки обнимают его с двух сторон, когда Идесс садится на него сверху и, дерьмо, его гормоны просто вышли из-под контроля.

Идесс склонила голову набок, и волосы, собранные в конский хвост, качнулись позади неё, кончиками потеревшись о бедро, тем самым подлив масло в огонь фантазий Лора.

– Что ты здесь делаешь?

– Думаю, ты знаешь. – Она хитро улыбнулась. В её глазах засияли искорки. – Хочешь понять, как много братья знают о твоей попытке убить Кайнана?

– Я не собирался его убивать, – непринуждённо ответил Лор. – Понятия не имею, о чём ты говоришь.

Идесс цыкнула.

– Я не вчера родилась, демон.

– Ангелы рождаются? – Лор глубоко вдохнул, втягивая её пряный аромат, и сделал несколько шагов Идесс навстречу, бросив беглый взгляд вокруг себя. Она вздёрнула подбородок, но не сдвинулась с места. – Выходит, всё это чисто ханжеское дерьмо, просто лажа? Вы, ребята, также трахаетесь, как и все остальные? Так же как и мы, низшие демоны?

Её грешные губы злобно скривились.

– Ты понял, что я имела в виду, незачем было демонстрировать свои первобытные инстинкты.

– Демонстрировать инстинкты никогда не лишне. – Лор обвёл Идесс взглядом с головы до кончиков пальцев ног, немного задержавшись на её женственных изгибах. Возможно, это выглядело грубым. Так, самую малость. Отдельные её места действительно заслуживали особого внимания. – Особенно, когда ты собираешься вытряхнуть дерьмо из изнеженного, хрупкого ангела.

– Изнеженного? – Идесс перекинула через плечо свой конский хвост и словно от нечего делать стала перебирать золотые заколки, разделяющие на равномерные интервалы длину её шикарных волос. – Отвяжись от Кайнана, потому что, если в следующий раз ты попытаешься навредить ему, я тебя отшлёпаю. Без всяких сентиментов. Не слабо для изнеженного ангела? – Подмигнув ему, она исчезла.

Блин, он ненавидел пустозвонов. Ты никогда не мог припереть их к стенке. Не то чтобы ему не понравилось идея припереть её к стенке.

И что насчёт порки? Ведь порка – это отличный вариант. Если Идесс собиралась ему угрожать, ей предстоит многое узнать.

Лор постучал в дверь, за которой, по всей видимости, уже находился Эйдолон, поскольку она тут же распахнулась. Даже не поздоровавшись, Эйдолон развернулся и зашагал по коридору, очевидно ожидая, что Лор последует за ним, как-будто ученая степень делала из Эйдолона бога.

Лор двинулся вслед за ним, догнав своего брата в огромной гостиной, где на кушетке развалился чёрный с рыжими подпалинами пёс, игнорирующий хорька, играющего с его хвостом.

Эйдолон обратился к Лору:

– Что происходит между тобой и Кайнаном? И не нужно мне врать. Мы в курсе, что ты намерен его убить. Я хочу, чтобы ты, мать твою, пообещал оставить его в покое.

Идесс, маленькая крыса.

– Не важно, что напела вам эта булочка, всё это ложь. Я не собираюсь ничего делать Кайнану...

Внезапно Лор врезался спиной в стену, а Эйдолон сжал в кулак перед его футболки, его золотистых глазах полыхала ярость.

– Я же просил не лгать мне, – прорычал он. – Мы знаем. Выкинь из головы эту дурацкую идею относительно Джем. Она принадлежит Кайнану. И его смерть этого не изменит.

Ярость Лора вспыхнула в ответ, и ему пришлось сделать глубокий вдох, чтобы сохранить спокойствие. Подобные эмоции, направленные на брата, не были ему на руку, а то, что Эйдолон считал, что все это из-за Джем, следовало использовать.

– Прекрасно. Я учту это. Джем занята. – Если братья действительно решат, что всё это из-за Джем, то оставят Лора в покое, если он пообещает её не преследовать. – А теперь отпусти.

На челюсти Эйдолона дёрнулся мускул, и Лор услышал, как скрипнули его стиснутые зубы. Наконец он отпустил Лора и оттолкнул его.

– Я на редкость серьёзен. Это не столько касается защиты моего друга, сколько спасения моего брата.

– Ага, понимаю, что ты близок с Кайнаном...

– Нет, я переживаю за твою шкуру. – Эйдолон ткнул пальцем в грудь Лора. – Так как, охотясь на Кайнана, ты пускаешь под откос собственную жизнь. Ты понимаешь?

– Я могу справится с Идесс.

Лицо Эйдолона стало мрачным.

– Пообещай мне, Лор. Пообещай мне обходить Кайнана стороной. И добавь еще Шейд и Рейта к этому списку.

– Это будет не так-то легко, – произнёс Шейд, появляясь в дверях, откуда он с Рейтом и Кайнаном сверлили Лора взглядом. Прекрасно. Просто великолепно.

Шейд протолкнулся мимо Рейта и Кайнана.

– Что, чёрт возьми, происходит, Эй? Хорошо, что Идесс намекнула нам о вашем небольшом междусобойчике.

– Может твоё приглашение затерялось где-нибудь на почте, – съязвил Лор.

Эйдолон встал между Лором и остальными братьями.

– Успокойтесь. Лор согласился больше не трогать Кайнана.

Рейт просверлил Лора взглядом.

– Я ему не верю.

– Меня не волнует, во что ты веришь, – огрызнулся Лор. – Катитесь вы к едрёной фене. Я ухожу. – Он активировал свой дар, направляясь в коридор. Лор мог просто коснуться Кай...

Кулак врезался в его челюсть, откинув его обратно к Эйдолону.

Идесс стояла перед ним вполне довольная собой, и не безосновательно – апперкот у неё был ещё тот.

Откуда ни возьмись, возник Рейт, блокируя Лора, опрокинув его на ковер. Лор зарычал, пытаясь вырваться из цепкой хватки брата, но Рейт перемещался, словно аналог своего имени, уворачиваясь от смертельного прикосновения брата. Шейд пнул Лора в бок. Лор огрызнулся и, вскочив на ноги, нанёс встречный удар ему в бедро. Теперь он мог броситься на Кайнана...

– Прекратите! – Рёв Эйдолона заставил замереть всех в комнате, кроме животных. – Дайте ему уйти.

– Он не пытался уйти, – сказала Идесс. – Он охотится на Кайнана. – Она потёрла предплечье, как будто ей было больно. – Он по-прежнему планирует убить его.

Глаза Эйдолона из золотых превратились в красные и, отпихнув Рейта и Шейд, он снова схватил за грудки Лора, подтянув его так, что они оказались нос к носу.

– Ты сказал, что всё понял по поводу Джем. – Он был настолько разгневан, что слова едва различались. – Зачем ты это делаешь? Ответь мне, будь ты проклят!

– Потому что у меня нет выбора, – выкрикнул в ответ Лор. – Мне заказали его.

Вспышка неуверенности пронеслась по лицу Эйдолона, и Лор воспользовался моментом, чтобы откинуть его к стене и рвануть к Кайнану. Он должен покончить с этим раз и навсегда. Его братья прикончат его после, но кого это заботит? Дьявол, добейся успеха. По крайней мере, он умрёт, осознавая, что Син теперь в безопасности.

И свободна.

Резкая боль в основании черепа заставила его замедлиться, а крепкий захват Идесс – и вовсе остановиться.

– Сделаешь ещё хоть шаг, и я выпущу червя тоски, – произнесла она, и холод пронзил его до самых костей. Быть съеденным заживо изнутри никак не входило в список его предполагаемых кончин.

Идесс плотно прижалась к левой стороне его тела, так, что могла ощутить даже малейшее подрагивание, самый мелкий посыл к сопротивлению. Умная булочка.

Она вцепилась пальцами в его руку.

– Я не могу позволить, чтобы Лор навредил Кайнану, так что или кто-нибудь из вас убьёт его или я сделаю это сама.

Шейд, Рейт и Кайнан подняли руки, вызываясь в добровольцы. Как трогательно. Комната словно в сиропе утопала в братской любви.

Лор взвесил свои варианты. Он мог убить Идесс... но как только с ней будет покончено, он сомневался, что ему удастся пробиться сквозь стену из собственных братьев к Кайнану.

А если ему не удастся её убить, в его спину запустят червя тоски. Если это ей удастся, то кроме перспективы быть съеденным заживо его ещё ожидает и тотальное подчинение, как побочный эффект, и она могла заставить Лора сделать что угодно: от кудахтанья, подражая цыплёнку до того, чтобы выскочить перед автобусом.

Положительная сторона в том, что Идесс могла отказаться использовать этот дар. Пока существо находится внутри, его обладатель страдает от немыслимой боли. Червей тоски, как правило, использовали в качестве временной меры.

Поскольку братья вместе с Кайнаном приближались к Лору, словно стая голодных волков, первым его ощущением было, что ему уже никогда не выкарабкаться живым из этого. Ему не страшна была смерть. Он боялся умереть раньше, чем Син окажется в безопасности.

Ощущение, что он может умереть в любой момент, заволокло красной пеленой его взгляд. Лор глубоко вздохнул, желая немедленно прекратить всё это, впиваясь взглядом в своих братьев.

– Катитесь в ад...

Идесс уткнула его лицом в стену так, что он ощутил вкус штукатурки. Её таз плотно прижимался к его заднице, и Лор не мог не уловить нарастающее возбуждение даже сквозь раздирающий его гнев. Её пышная грудь соприкасалась с его спиной, и он ощутил эрекцию, как побочный результат собственного гнева.

– Поздновато для того, чтобы идти на попятную, – прошептала она ему на ухо, и его кровь воспламенилась от переполнявших его ярости и желания. – Единственная причина, по которой я до сих пор не убила тебя, заключается в том, что мне нужно узнать имя заказчика, желающего видеть мёртвым Кайнана. К тому же я надеюсь удостоить твоих братьев этой чести.

– Какая же ты порочная штучка, – проворчал он. – Безумно страстная.

"Я убью этих ребят и отымею тебя".– Мысль ворвалось в его мозг, растекаясь лавой по венам, круша его восприятия. Лор отчаянно пытался прекратить это, потому что ощущал всю полноту нанесённого ему оскорбления сплошным комком боли, готовой взорваться в любой момент.

И тогда он перебьёт мужчин. А женщину...

Идесс упёрлась коленом в болевую точку на его бедре, заставив Лора скривиться. Он неожиданно вырвался от неё, откинув Идесс к Тени. Они оба рухнули.

"Кайнан. Сначала убить человека..."

Идесс вскочила на ноги, выплюнув приказы на универсальном демонском языке – шеулик.

Лора с головы до пят пронзила резкая боль. Его лёгкие замерли, не способные выпустить воздух, мышцы оцепенели. Считай он уже мертвец.

Последние остатки мыслей мерцали, как синий экран поломавшегося компьютера. Лору следовало договориться с Детару о девяноста девяти убийствах, а не ста.



Мигрень накрыла Идесс, сжимая виски, проникая в спинно-мозговую жидкость и аж до мозга костей. Ей очень не нравилось использование червя тоски, но она настроилась на победу, и в любом случае добьётся её.

Её глаза щипало, поскольку свет казался слишком резким. Идесс вскинула голову, и у неё перехватило дыхание. Лор стоял в окружении его ничего, не понимавших братьев с расфокусированным взглядом из-за воздействия червя. Так и должно было произойти. Проблема заключалась в том, что его внезапно окружило голубое сияние.

За время меньшее, чем понадобится ангелу для взмаха крылом, он превратился в Праймори – важное создание для самой сущности бытия. И это означало, что Идесс не имела права убить его. И что ещё хуже, её рука пылала на запястье, где готовился проявиться новый символ...

Невозможно. Нет, нет, нет! Идесс подташнивало от того мучения, что испытывало её тело, от страха, переполнявшего её, что метка, формирующаяся на её коже, не сулит ей ничего хорошего. Она не знала, что и думать.

Но как только отметина окончательно сформировалась в виде круга из треугольников возле двух других, Идесс уже не могла отрицать установившуюся взаимосвязь, соединившую её невидимой нитью с новым подопечным.

Лор оказался не просто Праймори, а именно её Праймори.

О, это была какая-то злая шутка.

Его символ начал пульсировать сильнее, предупреждая, что Лору угрожает опасность. Идесс вовремя заметила, как Кайнан вынимает пистолет из кобуры, висящей на его груди. Желание убить превратило его небесно синий взгляд в холодный арктический лёд. Ощущая слабость, поскольку червь тоски использовал её энергию, она схватила за запястье Лора и перенесла его в свой дом.

Ей нужно было удержать его, и быстро, прежде чем червь нанесет ему непоправимый урон, до того, как её боль станет настолько сильной, что она уже не в силах будет контролировать существо.

Она быстро провела Лора в спальню, и приказала ему избавится от перчаток и куртки, нагрудной кобуры, увешанной всевозможным оружием, от наручников и кобуры с пистолетом, висевшей на лодыжке, и ножей, находившихся там же... и метательных звёздочек из карманов его штанов...

Внимание Идесс привлёк довольно редкий изящный кинжал из кости Гаргантюа, шлепнувшийся на пол. Эта бесценная красота являлась почти вечной, и если вещичку окропить кровью потенциальной жертвы, то кинжал сам будет вести своего владельца, пока тот не воткнёт его в намеченную цель. Ничего себе, а Лор являлся довольно неплохо укомплектованным наёмником.

Когда он снял рубашку, чтобы отлепить керамическое лезвие, прикреплённое к его рёбрам, у неё перехватило дыхания от красоты переливающейся мускулатуры и твёрдости его пресса. Да, очень хорошо укомплектованный. Лор отличался атлетическим телосложением, горой силы, к которой Идесс так хотелось прикоснуться, чтобы просто понять, ощутит ли она то же восхищение через прикосновение кончиков своих пальцев.

Она нахмурилась, заметив нечёткий отпечаток ладони на его груди. Отметина наёмника?

Кстати об отметинах. Метка Лора на запястье Идесс угомонилась. Но встрепенулась другая. Оборотень. Зуд был умеренный, что означало, что угроза реальная, но не молниеносная, и могла даже миновать его. Это было просто невероятно. Даже в самый сложный период, когда под опекой Идесс находилось порядка дюжины Праймори, редко случалось более одного инцидента в месяц. Теперь у неё было только три, и все трое умудрились угодить в передрягу в течение нескольких часов.

Паршиво.

– Ложись на кровать, – велела она Лору. – Прислонись к изголовью.

Он повиновался, словно послушный маленький зомби, но Идесс была готова поклясться, что слышала протестующий рык. Удивительно. Не многим удавалось сохранить сознание под воздействием червя тоски.

Резкий импульс от этого червя отозвался в её мозгу. Поморщившись, Идесс вспышкой перенеслась в гараж, где спрятала наручники, что стянула втихаря у Эйдолона, когда ей удалось выбраться из демонической больницы. Очень удобное устройство. Каждому может пригодиться подобное.

Жар, исходивший от отметины варга, усилился. Быстрее, быстрее...

Безотлагательность подгоняла Идесс, пока она копошилась в аккуратно сложенном на полках имуществе брата, пока не обнаружила то, что искала – крепкую, аккуратную двадцатифутовую цепь. Собрав всё воедино с наручниками она поспешила обратно к Лору и приказала ему одеть наручники, предварительно примотав цепь к спинке кровати, и продев её концы в кандалы. В результате Лор оказался в сидячем положении, с поднятыми вверх руками и малым радиусом движения. Безусловно, он был неимоверно силен, но ему не разломать её кровать, собранную ей собственноручно, чтобы отгонять кошмары.

– Эсталила эналт.

Заклятие червя тоски окончило своё воздействие. Мигрень исчезла, но и сила Идесс тоже иссякла. Очень скоро ей потребуется питание. Лор наблюдал за ней, когда она взяла кинжал из кости Гаргантюа, прикоснулась к отметине варга и очутилась на заднем дворе расположившегося на опушке леса трейлера.

Идесс молила, чтобы не было уже слишком поздно, врываясь через чёрный ход. Она обнаружила Чейза Барнстида в гостиной обнажённым, согнувшимся пополам, вцепившимся руками в собственный живот. Женщина, одетая только в нижнее бельё, удерживала его за плечо, словно пыталась помочь ему... но татуировка на её правой руке отчаянно извивалась.

Татуировка Семинуса. Она супруга Семинуса? Столько совпадений и ни одного, предвещавшего что-то доброе. Вне зависимости от того, что женщина сделала с Чейзом, это убивало его, и этого уже не исправить. Метка варга исчезала на руке Идесс. Болезненный серый цвет пульсировал вокруг него, отмечая обречённого на смерть. Её способность исцелять ему уже не поможет. Смерть обрывала нить его жизни.

Ярость и жажда мести рвались наружу. Идесс нанесла удар с разворота в центр отпечатка ладони на груди женщины.

Женщина отлетела назад, на стоящее за накрытой плёнкой тумбочкой глубокое кресло, сбивая пивную бутылку. Идесс посчитала, что удар был не точным и с недостаточным количеством силы. Темноволосая шлюха должна была скончаться, впечатавшись со всего размаха в стену.

Вот что значит вовремя не питаться. И все эти драки только истощали её. Ей нужно срочно отделаться от этой женщины, вонзив кинжал Гаргантюа ей прямо в сердце.

– Я славно повеселюсь, когда гриминиос заявятся по твою душу.

Идесс подняла лезвие... и огненная вспышка пронзила её руку. Лор. В опасности. Как? Она растерянно опустила кинжал. Дьяволица с волосами цвета воронова крыла вынула осколок бутылки из собственного бедра, и вихрем из вращающихся рук и ног набросилась на Идесс.

Выпавшая из концентрации от боли и удивления Идесс отступала под шквалом обрушившихся на неё ударов, защищаясь и блокируя их, не в состоянии нанести хотя бы один. Кулак врезался в её лицо и рассёк губу. Голова Идесс резко откинулась назад. Такого провала с ней давно не происходило.

Идесс опустилась и откатилась от нападавшей, тем временем уже завладевшей кинжалом. Семинус взмахнула им и Идесс зашипела, ощутив порез на левом бицепсе. Теперь, окроплённый её кровью, кинжал отыщет Идесс в любом месте.

Идесс отскочила подальше от этой женщины. Сражение было проиграно. Чейз в любом случае умрёт.

На самом деле... он уже умер. Пока она боролась с этой убийцей, его душа отлетела.

Сжав ладонью рану, нанесённую кинжалом Гаргантюа, Идесс переместилась оттуда, испытывая отвращение к себе, что не сумела защитить Чейза, и осознавая, что его смерть будет стоить ей ещё нескольких столетий на Земле.


***


Напряжение в квартире Эйдолона можно было измерять барометром, даже спустя несколько минут после того, как Идесс исчезла вместе с Лором. Что, чёрт возьми, она с ним сделала?

Кайнан, наконец, направился к выходу.

– Я отправляюсь в штаб-квартиру Эгиды. Поищу там способ нейтрализовать способности Лора. – Внезапно его взгляд стал абсолютно непроницаемым, и когда он снова заговорил, в его голосе сквозила уверенность, но не было злобы: – Я понимаю, что он ваш Брат. Но я собираюсь сделать всё, что потребуется, чтобы защитить себя. Джем беременна, и я не намерен оставлять своего будущего ребёнка без отца.

У Эйдолона перехватило дыхание от столь неожиданной новости, а Шейд смачно выругался.

– Этого не произойдёт, – поклялся Рейт.

Кайнан отвесил поклон и стремглав выбежал из квартиры, оставив Эйа, Шейд и Рейта в обществе друг друга. Двое последних излучали такую ярость, что Эйдолон ощущал её, подобно ударам небольших кнутов по поверхности собственной кожи.

– Ну, – начал Шейд, словно ожидая извинений, что его с Рейтом не позвали на беседу с Лором, и ему пришлось долго ждать. Эйдолон сделал то, что и должен был сделать, чтобы сохранить целостность собственной семьи. – Ты не собираешься объяснять, почему о вашей встрече мы узнали от Идесс?

– Это уже не важно. Нам следует отыскать её, – заявил Эй. – Прежде чем она убьёт Лора.

– Чёрта с два, – прорычал Шейд. – Пусть убивает.

– Шейд, он наш брат.

– Как и Кай, – заметил Шейд. – Он брат не по крови, и даже ненавидел нашу разновидность, но отдал свою жизнь, чтобы защитить нас, наши семьи и эту гребаную планету. Мы ничего не знаем о Лоре, кроме того, что он уже пытался нас убить.

Эйдолон смотрел на Шейд не в силах поверить в то, что только что сказал его брат.

– Я поддерживаю тебя в том, что ты сказал о Кайнане, но неужели ты серьёзно? Тебя не заботит, что Лора убьют?

– Лучше его, чем Кай, – сквозь зубы процедил Рейт.

– Мы разберёмся с этим. – Эйдолон перевёл взгляд с Рейта на Шейд и обратно. – Мы должны дать ему шанс.

Шейд презрительно фыркнул.

– Также, как ты давал его Роугу? Снова и снова?

Боже, он был сыт по горло разговорами о Роуге. Да, Эйдолон оказался неправ. Но он готов был просить прощение за это до бесконечности.

– Неужели вы никогда не забудете об этом?

– Забыть? – возмутился Шейд. – Я потерял Скалк, потому что ты продолжал давать Роугу шансы, постоянно повторяя "он же наш брат". Эй, пошло всё в задницу. Если бы мы сделали то, что должны были, Скалк не умерла бы.

Скалк была сестрой Тени. И они были очень близки. Настолько близки, что она работала медсестрой в скорой помощи, чтобы Шейд мог приглядывать за ней. Эйдолон скучал по ней, и его сердце сжималось от того, что он повинен в её смерти.

– А если бы не Роуг у тебя бы не было ни супруги, ни детей. – Эйдолон понимал, что этого не стоило говорить, но осознал только когда кулак Тени впечатался в его челюсть.

Голова Эйдолона откинулась назад, боль пронзила лицо, вызывая приступ ярости. Он вложил всё пламя эмоций во встречный удар. Раздался хруст, и из носа Тени брызнула кровь. Тёмные глаза Тени и Эйа вспыхнули красным, и парни сцепились.

Они кинулись друг на друга с силой двух разъярённых быков. Сквозь сражение, Эйдолон слышал, как ломается мебель, со стен падают картины, а затем упал телевизор.

Они свалились на пол, пытаясь выбить друг из друга душу, не брезгуя ничем, не разбирая, насколько серьёзно и кто пострадает, чего прежде за ними не водилось.

Обычно так вели себя Рейт с Шейда.

Особо мощный удар – и у Эйдолона поплыли перед глазами звёзды, а в ушах зазвенел колокол. Он зарычал и ударил Шейд коленом под дых. Шейд приложил Эйдолона головой об пол, вызвав у него ещё более мощный приступ ярости.

– Прекратите! – Тайла разняла их, оттолкнув Шейд так сильно, что тот отлетел на кушетку. Затем она повернулась к Рейту, который стоял в дверном проёме, скрестив руки на груди и ноги в лодыжках.

– Спасибо за помощь. Не мог прекратить это, не дожидаясь моего вмешательства?

– Прекратить? – Рейт указал большим пальцем на кухню. – Чёрт, я собирался приготовить попкорн, чтобы скоротать вечерок с Джерри Спрингером [6].

Шейд поднялся с кушетки, готовый снова броситься в атаку. Тайле снова пришлось встать между ними, присев в защитной стойке, и Эй не мог сдержать улыбки при виде её свирепости.

Он собирался заняться с ней любовью, как только выставит за дверь своих братьев. Правда сейчас он не хотел, чтобы она участвовала в его сражении. Он нежно сжал её плечо, отодвигая её за свою спину.

– Эй, всё в порядке.

– Нет, Эйдолон, не в порядке. Всё зашло слишком далеко.

Кровь хлестала из носа Тени, из его рассечённой брови, и обнажённые зубы тоже были в крови. Активировав собственный дар, Эйдолон протянул руку, чтобы излечить его, но Шейд отпрянул.

– Не прикасайся ко мне.

Шейд никогда не был настолько разъярён, чтобы не позволять Эйдолону исцелять его раны.

– Шейд, послушай меня...

Колокольный звон в голове Эйдолона прекратился. Но это было не столь важно, ведь он понимал, что с намерением заполучить Тайлу обнажённой придётся повременить.

– Мы не можем позволить Лору умереть, – закончил он.

Рейт оттолкнулся от стены.

– Мы также не допустим, чтобы умер Кайнан.

– Не обязательно делать выбор, – заметил Эйдолон, внезапно ощутив себя жутко вымотанным, не смотря на гудевший в крови адреналин. – Никто не умрёт. Мы обстоятельно поговорим с Лором, и если это не сработает, запрём его.

В глазах Тени вспыхнула ярость.

– Поступай, как считаешь нужным. Но знай, если мне представится выбор, я выберу Кайнана.

– Но если...

Шейд грубо перебил его:

– Ты действительно не хочешь смириться с неизбежным.

На этом Шейд покинул квартиру. Рейт, наградив Эйа многозначительным взглядом и ни произнеся не слова, вышел вслед за братом.

Тяжело вздохнув, Эйдолон вытер тыльной стороной ладони кровь с разбитой губы.

Тай обняла его.

– Ты в порядке?

– Да, – солгал он, понимая, что она может ощутить это через их взаимосвязь. Правда заключалась в том, что когда он говорил Лору, что его персонал находится на грани срыва в последнее время, это не отражало и половины истинного положения вещей.

– Ты не можешь лгать мне, Хеллбой, – сказала Тай.

– Знаю. – Эйдолон вздохнул. – Просто я никогда не видел Шейд в подобном состоянии. Меня серьёзно беспокоит, что он готов позволить обстоятельствам разобщить нас.

– Этого не случится. Вы, парни, переживали и не такое. Но его ярость связана с твоим упрямством и тем, что он действительно любит тебя. Пусть он немного остынет.

По сравнению с Эйдолоном Тай была молодой, но мудрой и лучше понимающей людей. И демонов... ведь часть неё являлась демоном Кромсателем душ, и она могла видеть шрамы от причиняемой боли.

Но в данном случае Эйдолон сомневался, что Тайла окажется права. Там, где Роугу не удалось разлучить их, могло получиться у Лора.


***


Гнев вскипятил его кровь. Он переполнял Лора и давил так, что каждый вздох казался мучительной пыткой.

Он был прикован цепью к спинке кровати в какой-то вычурной спальне. Внимательно окинув помещение взглядом, Лор попытался освободиться. Он не понимал, где находится, кто его приковал, но горел желанием уничтожить его.

Каждую секунду он пытался разорвать цепь, что только усиливало его гнев, отбойным молотком, стучавшим в мозгу, и недавней разрядки уже не хватало, скручивая его тело в тугой канат, когда малейший толчок был способен опрокинуть его в тартарары.

Мучениям его не было конца и края.

Адреналин возрастал с такой мощью, словно внутри него разорвалась бомба. Лор дёрнул цепь. Никакого результата. Он дёрнул сильнее, снова и снова, пока не почувствовал, что суставы выходят из плечей. От боли у него из глаз посыпались искры.

В паху пульсировало, и вот чёрт, если бы он мог дотянуться до своего члена, то закончил бы это, пока не стало слишком поздно...

Тёплая струйка стекала по запястью. Кровь. Ощущение, вид, запах... всё наполняло его жаждой убийства, словно кто-то щёлкнул переключателем, активировав в нём внутреннего маньяка-убийцу Джейсона Вурхиса [7].

Лор взревел. Самообладание держалось буквально на одной ниточке.

Во всяком случае, он был прикован, значит, не сможет, обезумев, сорваться. Не сможет уничтожать невинных.

Нет, этот гнев уничтожит его самого.


Переводчики: aveeder, natali1875, kr71, Casas_went

Редактор: Casas_went


Глава 6

Чудовищный рёв достиг ушей Идесс ещё до того, как она приняла материальную форму в собственной гостиной. Вымотанная, но подстёгиваемая страхом, она кинулась в спальню и замерла от неожиданности в дверном проёме. Лор был один. Никто не пытался его убить.

Но... он изменился. Его глаза, пылающие подобно тлеющим углям, впились в неё. Кожа потемнела, приобретя красноватый оттенок, и по всей её поверхности вздулись вены. Лор обнажил зубы, словно собирался Идесс загрызть. Он был великолепен в своей ужасающей красоте, и девушка, вздрогнув всем телом, вошла в спальню.

Что же такое с ним произошло? Не важно, ведь чем бы это ни было, оно угрожало его жизни. Отметина на руке Идесс всё ещё пылала, причиняя боль, куда большую, чем рана, нанесённая кинжалом. Идесс слыхала, что некоторые разновидности сходили с ума от испепеляющего их гнева.

Или попросту умирали.

– Лор...

Его мощный рёв встряхнул дом до самого основания. Кровь сочилась из запястий Лора под кандалами. Подошвами ботинок он сбил покрывала и простыни до голого матраса.

– Что мне сделать?

– Освободи. Меня. – Его слова искажались гневом и ненавистью.

Собравшись с духом, Идесс ответила:

– Это не возможно.

Из горла Лора вырвался поток проклятий:

– Будь проклята ты и та сука, что произвела тебя на свет!

Идесс чуть приблизилась к Лору.

– Я не могу тебя освободить. Чем ещё можно облегчить твои страдания?

Он бесновался, так яростно молотя конечностями, что Идесс услышала треск рамы кровати. Красные вспышки кружили в абсолютно чёрных глазах, белки вовсе исчезли, очертания демона, словно прозрачные контуры, проступали на фоне его красивого лица.

Идесс остановилась возле его бедра, совершив при этом огромную ошибку, поскольку, хотя его руки и были связаны над головой, ноги-то были свободны, и Лор сильно приложился ей под дых, откинув девушку к двери ванной.

Потирая ушибленную грудь, она вернулась к нему, встав на этот раз возле его плечей, подальше от огромных, обутых в тяжёлые ботинки ног. Вот только Лор подался коленями назад, едва не размозжив ей голову. Парень был на удивление гибок.

Он истязал себя, и становилось только хуже.

– Скажи, что я могу сделать, чтобы тебе стало легче.

Лор так сильно стиснул зубы, что хрустнула челюсть.

– Трахни меня.

Идесс терпеть не могла демонов и их грязные рты.

– Скажи мне, – повторила она.

– Трахни меня, – прорычал он. – Займись сексом.

– Сексом? – Идесс рассмеялась. – Если ты думаешь, что я опущусь до подобного, то ты тот ещё глупец.

Лор так сильно рванул головой назад, что оставил вмятину в штукатурке. Его отчаянный рёв потряс Идесс до глубины души. От Лора исходили волны жара. Идесс накрыло желанием. Она ощутила, как расслабились мышцы, а между ног внезапно стало влажно. Её окружил тёмный, греховный аромат, наполняя лёгкие и вынуждая податься навстречу Лору. Идесс взяла себя в руки и сделала неловкий шаг назад. Она довольно долго жила, чтобы знать, что для привлечения партнёров инкубы выпускали феромоны, но Идесс никогда не испытывала подобное на себе... до сего момента.

Её взгляд метнулся к бёдрам Лора, где довольно огромный член упёрся в ширинку штанов.

"Ни в коем случае. Не-а. Должен быть другой выход из ситуации. По-любому".

– Просто... сохраняй спокойствие. – Идесс сделала глубокий вдох, снова наполнив лёгкие восхитительным ароматом. – Я освобожу тебя или что-нибудь сделаю...

– Нет! – Лор дёрнул головой вперёд, и его глаза, в которых сияло порочное пламя, пригвоздили Идесс к месту. – Я... не могу... контролировать... себя. – Каждое слово он процедил сквозь плотно сжатые зубы. – Это... не безопасно... Я нападу. Или того хуже.

Идесс облегчённо выдохнула. Лор беспокоился за то, что если вырвется в таком состоянии, то может причинить вред ей и другим. Идесс не знала всего о большинстве демонов, но то, что знала, её не волновало.

Она ощутила искреннее восхищение, и будь Лор проклят, ведь Идесс не должна была испытывать к этому мужчине ничего, кроме ненависти и отвращения. Она презирала наёмников, не очень-то жаловала демонов, к тому же Лор доставил ей массу неприятностей.

А также спас её жизнь.

Безусловно, Лору не пришлось бы спасать её жизнь, если бы до этого он не пытался убить Кайнана.

Лора быстро покинула ясность ума, и тут же он снова превратился в сплошную массу жестокости. Он дёрнул цепи, проверяя их на прочность, и кровать треснула ещё больше.

Идесс ощутила укол вины. Из-за неё страдал Лор. Она могла и недолюбливать демонов, но не в её обычном поведении заставлять их мучиться.

Идесс лихорадочно зашевелила мозгами в поисках подходящего варианта помощи. Во-первых, ей требовалось остановить Лора от истязания самого себя. Она торопливо сжала его за бёдра, чтобы обездвижить ноги.

Лор словно обезумел. Он пытался её укусить, разорвать оковы. Демон брыкнулся, потеревшись массивным эрогированым органом о руку Идесс. В момент соприкосновения Лор как будто бы немного успокоился. Он повторил движение, на этот раз, выгибаясь тазом.

Хм, а это интересно. Ладно, возможно уделение внимания его возбуждению – единственный способ помочь. Идесс перевела взгляд на большую выпуклость в его штанах.

О боже, как же давно она не прикасалась к мужчине интимным образом? Слишком давно.

Первые девятнадцать лет своей жизни Идесс провела, считая себя обычным человеком, и хотя секс присутствовал лишь два последних года человеческого существования, она всё ещё помнила, как прекрасна на ощупь мужская плоть.

Даже после двух тысяч лет целибата. Без единого оргазма.

" Не соблазняйся удовольствиями плоти, Идесс",– повторял Рами всякий раз, когда перехватывал её восхищённый взгляд, адресованный мужчинам. Для её брата это было относительно легко, поскольку он никогда не занимался сексом – даже в человеческом существовании он поддерживал целибат.

Но Идесс была подвержена страстям в человеческой жизни и в течение многих столетий после неё, и Рами упорно пытался изжить это из неё.

И только предательство наконец-то смогло её вразумить.

Идесс протяжно и медленно выдохнула.

– Не соблазняйся удовольствиями плоти, – прошептала она. Идесс говорила себе, что у неё нет выбора, и предстоит сделать не такое уж и большое дело. Она положила ладонь на выпуклость, так сильно натянувшую ширинку кожаных штанов Лора, что Идесс могла на ощупь получить все представления о члене демона.

Его массивной головке. Лор вскрикнул и напрягся, но, по крайней мере, перестал вырываться. В глазах, которые теперь были дикими, огромными, словно у испуганной лошади, снова появились белки.

Лор тяжело и часто дышал, но оставался неподвижным, словно хотел посмотреть, что Идесс будет делать дальше.

Он был прекрасен. Даже в собственной ярости Лор был неотразим. Тело Идесс снова отреагировало покалыванием и жаром, беспрекословно подчиняясь одному из основных инстинктов.

Инстинкт, который ей следовало проигнорировать. Мемитимам запрещалось заниматься сексом с людьми, поэтому можно было только представить, в какие проблемы Идесс вовлечёт себя, займись она сексом с демоном.

Она нахмурилась. Может это своего рода последнее испытание? У Рами было нечто подобное перед самим Вознесением, когда он влюбился в девушку, которую исцелил от ранения стрелой.

Когда после серьёзной внутренней борьбы он устоял перед её приглашением разделить с ней ложе, то получил свою заслуженную награду.

А вдруг это испытание для Идесс? Вряд ли она когда-нибудь влюбится в демона, но Лор являлся сексуальной разновидностью демонов, перед которыми не в силах устоять, ни одна женщина. Он послан, чтобы определить её способность устоять? Это бы объяснило, почему он внезапно превратился в Праймори. Её Праймори.

И если это так, то это не лучшее испытание для её силы воли. Как Мемитим Идесс обязана соблюдать обет безбрачия, и никакой человек или демон не нарушит его после двух тысяч лет воздержания.

Убедившись, что способна справиться с этим, не испытывая влечения, она протянула руку к возбуждённой плоти Лора, позволяя ладони гладить по всей её поверхности. Его губы приоткрылись в тихом стоне. Это было безумием, но ей захотелось прикоснуться к ним. Своими пальцами, губами...

Проклиная собственную реакцию, и поощряемая его, Идесс продолжила гладить его, сжимая сильнее, вызывая у Лора протяжный стон удовольствия.

Она отдёрнула руку.

Лор тут же выгнул спину, неистово дёрнул цепь и завыл... звуком душераздирающей боли.

– Ладно, – быстро отреагировала Идесс и снова погладила его член. И Лор опять успокоился, но всё его тело прошибла дрожь. – Прости.

Возможно, Идесс могла воспользоваться этим. Чуть-чуть...

– Скажи мне, – спросила Идесс, оседлав его колени и ухватившись за верхнюю пуговицу на брюках Лора, – кто нанял тебя для убийства Кайнана?

Он покачал головой, и Идесс отдёрнула руку.

Послышался скрежет зубов. Лора так трясло, что чуть не опрокинуло её с места.

– Не лучшая идея, – пробормотала Идесс, расстегнув кнопки и освободив член Лора.

Он казался таким огромным, толстая колонна красно-коричневой плоти исчезала в V-образном проёме ширинки. Только лёгкая поросль тёмных волос, видневшаяся из-под его рубашки, вела по животу, испещрённому всеми возможными видами шрамов к паху.

Идесс охватило запретное желание, и в этот момент Лор выгнул бёдра и упёрся возбуждённой плотью в её ладонь.

– Мы настолько нетерпеливы? – И произнесённое ею "мы" имело место быть, поскольку Идесс в кой-то веки прикасалась к мужчине, желая его так же сильно, как и он её. Кончиками пальцев она осторожно поглаживала бархатную головку члена, пока Лор не запрокинул голову и с облегчением прикрыл глаза. – Так намного лучше, да? – Ещё бы, особенно ей. О, Идесс это понимала. Вот только не могла вспомнить, когда получала такое удовольствие от простого прикосновения к мужчине.

– Угу.

Идесс сжала член Лора, поражаясь атласной коже, обтягивающей эту мощное орудие. Она не могла припомнить, чтобы у какого-то мужчины в её жизни был настолько большой орган.

– Насчёт Кайнана...

Лор обнажил зубы и покачал головой. Идесс снова отдёрнула руку.

Он словно обезумел, от чего у неё сжалось сердце. Наверное, достаточно уже проверок.

Идесс поспешно снова обхватила его член, что оказало на Лора настолько удивительный эффект, что она задумалась, насколько существенной является сексуальная разрядка для самого его существа.

То, как Лор быстро затих, а на его лице отразилась смесь страдания и облегчения... казалось захватывающим.

Как давно Идесс не испытывала ничего настолько чувственного и сексуального, так как отказаться от секса с другими было не так уж и сложно, но обет безбрачия запрещал и самоудовлетворение, а с этим смириться оказалось не так уж и просто.

И теперь её тело словно пробудилось от глубокой спячки, оно вспыхнуло и увлажнилось, и Идесс не могла дождаться, чтобы увидеть, как Лор кончит, наблюдать, как удовольствие захватит его в самом мужественном из экстазов.

– Хороший мальчик, – пробормотала она, запуская вторую руку в штаны Лору и обхватывая его мошонку. И когда Идесс начала нежно перекатывать его яички, Лор разразился проклятиями в перерывах между резкими вдохами и выдохами.

Второй рукой Идесс провела вверх от толстого основания члена до блестящей головки, на которой выступила прозрачная капля. Идесс растёрла большим пальцем шелковистую влагу по головке. Лор выгнул бёдра, его грудь поднималась и опускалась в неровном ритме. Его член пульсировал и набухал, и Идесс чувствовала, насколько он близок к разрядке.

– Быстрее, – прохрипел Лор. – Жёстче.

Идесс повиновалась, подстраиваясь под ритм, которого он требовал, наслаждаясь трением между его кожей и своей ладонью. Она отвела взгляд от того, что делала, чтобы иметь возможность наблюдать его реакцию.

И какая это была реакция. В распахнутых, сосредоточенных на её лице глазах Лора светился голод. Сухожилия проступали на шее и руках, когда он напрягся в своих оковах, и Идесс поняла, что если ему удастся освободиться, он овладеет ей, не успеет она и глазом моргнуть.

Желание нарастало в Идесс, с головокружительной скоростью отметая все доводы разума. Она могла изменить интервалы между вдохами и выдохами Лора, просто поменяв скорость движения. Идесс могла заставить его стонать, просто увеличив крепость обхвата, и в тот момент, когда она скользнула большим пальцем в область возле головки, всё тело Лора выгнулось.

Её обезумевшее тело выгнулось ему навстречу. Идесс ощущала себя до неприличия возбуждённой как никогда прежде.

Время от времени она ощущала дёрганость на сексуальной почве, но изнуряющие упражнения или десертные излишества никогда не оставляли Идесс в тисках этой потребности.

На сей раз у неё сложилось устойчивое ощущение, что никакие отжимания в упоре лёжа и никакое количество тирамису не смогут успокоить пульсирующей в ней боли.

Пульс Идесс участился, соски затвердели, превратившись в сверхчувствительные бусинки, потирающиеся о лифчик при малейшем движении или вздохе, и как бы то ни было, она медленно, но верно приближалась к оргазму.

Является ли нарушением данного ею обета, если она кончит, не прикасаясь к себе? Если это произойдёт случайно?

Случайный оргазм? Идесс не знала смеяться ей или плакать, потому что собственное тело напоминало ей устройство, которое вот-вот выйдет из-под контроля, и как бы она не желала получить то, чего так давно была лишена, всё-таки Идесс не соглашалась на подобный риск.

Сердитая и изнывающая от страсти, она выместила всё своё раздражение на Лоре, так как он являлся виной её состояния. Идесс крепче обхватила его член, двигая рукой всё быстрее, вырывая из Лора удовлетворённое шипение.

Он наблюдал за ней, словно пытаясь придумать способ добраться до неё, но когда Идесс снова перевела взгляд вниз, на то, как эротично его возбуждённая плоть скользит сквозь кольцо её пальцев, Лор растворился в ритме, снова откинув назад голову.

– Не... останавливайся. – Гортанный звук его голоса являлся одновременно приказом и мольбой, и Лор внезапно кончил, подавшись вперёд бёдрами с такой силой, что Идесс, дабы не быть сброшенной, пришлось вцепиться ему в бедро. Первобытное проклятье вырвалось из самой глубины его груди, и сперма, выстрелившая девушке в руку, расплескалась по его прессу.

Лор был прекрасен, таким большим, с мощными мускулами и твёрдым телом. Как бы было приятно ощутить, как он наваливается сверху, прижимает своим весом и входит в неё. Он был бы обнажённым, потным, они прижимались бы кожа к разгорячённой коже, их тела бы переплелись, и языки тоже.

Внутри Идесс нарастало напряжение, и она заметила, что трётся о бедро Лора, которого довела до предела ладонью. Она взглянула ему в лицо и судорожно втянула воздух, когда увидела, как он смотрит на неё. Его глаза были полуприкрыты, но в них светилось осознание происходящего.

Идесс откашлялась и выпустила из рук его всё ещё полутвёрдый член.

– Как часто ты нуждаешься в сексе? – небрежно поинтересовалась она, не взирая, на собственные необычные ощущения, особенно, в том месте, где семя Лора попало на её руку, побуждая Идесс к странному стремлению растереть его по чувствительным, укромным местечкам своего тела.

– Несколько раз в день. – Его хриплый голос напоминал удовлетворённое урчание.

Более ошеломлённая, чем способна себе признать, Идесс отстранилась от Лора, чтобы направиться в ванную комнату и позаботиться о порезе на руке. К тому времени, как она закончила накладывать повязку, она почти вернула себе самообладание, хотя не отказалась бы от холодного душа и пары галлонов мороженого с орехами и фруктами.

Идесс откопала в аптечке антисептик, смочила губку и вернулась к Лору.

– Если ты сексуально не удовлетворен, то впадаешь в гнев?

– Да, – проворчал он, словно смутившись. – Как тебе удалось приковать меня? И что ты намерена со мной делать?

– Я заставила тебя самого приковать себя. – Идесс опустилась на матрас возле него. – И намерена помешать тебе уничтожить Кайнана.

– Ты же ангел? Ангел-хранитель Кайнана?

– Что-то вроде того. – Идесс аккуратно стёрла кровь с его левой руки, провела губкой по мощному плечу к запястью в наручнике. Кожа Лора казалась мягкой и гладкой, под ней чётко выступал рельеф мускулатуры. Идесс двигалась куда медленнее, чем того требовала процедура.

– Так почему бы просто не убить меня? Зачем держать в плену?

"Потому что я и тебя должна защищать, а твои братья, похоже, готовы вырвать тебе сердце".

– Может, мне хочется, чтобы ты был прикован к моей кровати, и я сначала смогла бы использовать тебя как раба для сексуальных утех, и лишь потом убить. – Глупо было такое говорить, потому что в голове Идесс тут же завертелись картинки подобного использования.

– Если бы это было действительно так, – произнёс Лор, растягивая слова, – ты бы просто отымела меня, вместо того, чтобы связывать. – Кривая усмешка и спутанные волосы придали ему очаровательную ребячливость, противоречащую грубости и откровенной мужественности, которую он излучал. – И я знаю, что тебе хотелось, но ты не сделала этого. Так какое же тут сексуальное рабство? Даже близко не стояло.

– Ты невероятно высокомерен.

– Я не прав? – тон Лора обозначил, что он в курсе как произошедшее подействовало на неё, и что он абсолютно уверен в собственной правоте.

Идесс проигнорировала его вопрос.

– Скажи, кто тебя нанял.

Лор закатил глаза и вздохнул.

– Мы опять вернулись к этому?

– Ну, это вроде как важно.

Лор пожал плечами, при этом звякнув цепями.

– Никто меня не нанимал. Кайнан – мудак. Разве это не достаточная причина?

– Хотя ты и сказал Эйдолону, что Кайнан является заданием, я могла бы поверить тебе, если бы не обнаружила ещё одного из моих подопечных в момент, когда его убивала женщина-наёмная убийца.

Что-то промелькнуло в его тёмных глазах.

– Совпадение.

– Серьёзно? – Идесс нежно погладила его рассечённое запястье под наручником. Это должно было причинить боль, но Лор не вздрогнул. – А то, что у наёмницы оказалась такие же татуировки Семинуса, как у тебя, тоже совпадение?

На этот раз изменение в выражении его лица было легко читаемо: страх. Лор поспешно взял себя в руки, но было слишком поздно.

– Кто она? – продолжала давить Идесс. – И почему отправили убийц за моим Праймори?

– Понятия не имею. А кто такие Праймори?

– Праймори, это те, кого я назначена защищать, – сказала она неопределённо. – И ты лжешь.

– Ты думаешь, что мастер наёмников делится какой-нибудь информацией со своими рабами-убийцами? Нам дают работу и нас не волнуют причины убийства.

– Мило.

Лор фыркнул.

– Ты осуждаешь меня? Эй, я не пристёгиваю наручниками никого к кровати, чтобы использовать в качестве секс-раба. Не то чтобы я был против, – добавил Лор. – Но я мог бы трахнуть тебя намного лучше, если бы был свободен.

Невозможный мужчина.

– Расскажи мне о женщине-Семинусе, – произнесла Идесс.

– Не существует женщин-Семинусов, – сказал Лор. – Мужчины-Семинусы используют женщин других разновидностей для вынашивания их отпрысков, которые рождаются только мужского пола.

– Значит она пара. – Снова неизвестная ей доселе эмоция пронеслась, заставляя прилить кровь к его щекам, и от этой мысли всё съёжилось у Идесс внутри. – Твоя? Она твоя пара?

Лор просто смотрел на неё. Видимо, решил играть в молчанку. Но его молчание и так являлось достаточно красноречивым.

Лор не спускал с Идесс любопытного взгляда, отметив, как расстроило её открытие, что Син является его парой. Она не могла его ревновать. Возможно, её тревожила мысль, что она спуталась с женатым мужчиной, помимо собственной воли ощутив себя "третьей лишней".

Забавно.

Но ситуация эта совсем не носила забавный характер, принимая во внимание то, что Идесс узнала о Син, и вряд ли та пожмёт ей руку при встрече. Нижняя губа Идесс была рассечена и припухла, на предплечье красовался порез, густые пряди больше не сдерживал конский хвост: вид прямо-таки Зены – королевы воинов, но Лор не должен был подобное подмечать. И всё же сделал это. Или был бы не против сделать, если бы не беспокоился о своей сестре.

Лор постарался, чтобы его голос звучал безразлично.

– И где теперь эта женщина? – Идесс промолчала, и он прорычал, игнорируя затеянную ею игру, вне зависимости от того, для чего ей это понадобилось. – Что ты с ней сделала?

Идесс старалась не смотреть на него, всё своё внимание, сконцентрировав на процессе смазывания его запястья. Лор не мог дождаться, когда она переключится на его правую руку. Это убьёт её. Возможно, ей как-то удалось избежать контакта прежде, но теперь он постарается, чтобы этого не произошло.

– Если ты ответишь на мой вопрос, я отвечу на твой.

– Отвечай мне! – рявкнул Лор, и Идесс напряглась.

– Не переживай, – рыкнула она. – Ей удалось уйти. Но она убила одного из моих Праймори.

Хорошо. Похоже, Син удалось выполнить свой заказ. И ей теперь не грозит угодить в рабство к Нитулам. Но если он не сумеет разобраться с Кайнаном, то те мерзости, что вытворяют Нитулы, являлись бы самой меньшей из её проблем.

– Мне жаль, Булочка.

Идесс проигнорировала его сарказм и принялась за другую сторону Лора. Затаив дыхание он ждал, что она омоет его правую руку. Лор повернул к ней голову и попытался не восхищаться длинными, густыми ресницами, обрамляющими большие, миндалевидные глаза Идесс. Глаза, которые наблюдали за ним с голодом, когда она водила губкой по его коже. Они были томно полуприкрыты, и Идесс так сексуально прикусывала нижнюю губу своими белоснежными зубками, как будто хотела, чтобы на месте руки оказался её рот.

Как же Лору это нравилось. Неа, не просто нравилось, он возбуждался, просто думая об этом. Идесс наклонилась к нему. Возможно, она бы его поцеловала. Если бы она действительно использовала его так, как обозначила, то Лор наслаждался бы каждой секундой. Во всяком случае, пока Идесс бы не погибла, соприкоснувшись с его рукой.

Ближе. Ближе... через мгновение она будет уже мертва, и он окажется... где? Прикованным цепью, не имея возможности освободиться.

– Остановись!

Её рука с губкой замерла в миллиметре от его руки.

– Что?

– Моя рука... слишком чувствительна. Не тревожь её.

– О, ради всего святого. Для безжалостного демона-убийцы, ты капризен как ребёнок. – Наградив его многозначительным взглядом, Идесс убрала губку и Лор облегчённо вздохнул. А затем, к его немалому ужасу, она нежно опустила ладонь на его предплечье.

– Идесс!

У Идесс перехватило дыхание, глаза широко распахнулись от удивления. Она впилась пальцами в кожу Лора и застонала... но, как, ни странно, казалось, что это не от боли. К тому же, выражение её лица, как он мог подметить, было далеко от выражения того, кто столкнулся с собственной смертью.

Неужели она... Неа. Если бы Идесс кончала, это было бы яростно. И довольно шумно. Во всяком случае, Лор был уверен, что в постели она не окажется тихой.

– Лор, – простонала она. Давление её пальцев чуть ослабло... но Идесс продолжала к нему прикасаться.

Лор ошеломлённо уставился на её руку. Тепло Идесс просачивалось в его родовой знак и расходилось вверх по руке. И всё это оказалось совершенно противоположным тому, что должно было произойти. Почему он не убил её? От внимания Лора не ускользнуло, как чувственно прозвучало её имя, в панике сорвавшееся с его губ... как интимно это оказалось. Наконец Идесс убрала руку, разглядывая витиеватый узор на его коже.

– Что... что только что произошло?

– Гм... Не знаю. А что произошло?

Пытаясь повторить эксперимент, Идесс снова прикоснулась к нему. Но эксперимент не удался, касание её пальцев не вызвало никакого эффекта.

– Не понимаю. Когда я прикоснулась к тебе в прошлый раз, это было...

– Как оргазм?

Идесс раздражённо глянула на него

– Едва ли. Больше похоже на то, что я впитала в себя энергию. Ты не ощущаешь себя истощённым?

Лор подмигнул ей и потряс бёдрами.

– О, да.

На этот раз она просто обиделась.

– Я серьёзно.

– Я тоже.

Идесс пробормотала что-то по поводу инкубов, что вряд ли можно было принять за комплимент.

– Может, это как-то связано со свойством наручников.

Те же самые, что его братья нацепили на него в прошлом месяце, чтобы он не смог воспользоваться собственным даром. Лор должен был догадаться. Не удивительно, что Идесс не поджарилась, когда дотронулась до него.

– А теперь я могу спокойно омыть это? – спросила Идесс.

Член Лора дёрнулся.

– Это?

– Твою руку, – бросила она.

– Почему тебя это волнует?

Идесс пожала плечами и снова взялась за влажную губку.

– Я должна помешать тебе, убить Кайнана, но это вовсе не означает, что я желаю, чтобы ты страдал. – Она приложила губку к его стёртому в кровь запястью. – Не больно?

Вовсе нет. И Лор не лгал, когда сказал, что эти символы обладают особой чувствительностью. Но она носила эротических характер, и теперь, когда стало понятно, что прикосновение не убьёт Идесс, он наслаждался электрическими импульсами от прикосновения кончиков её пальцев, посылающих приятные толчки прямо в его пах. Господи, ни одна женщина никогда не касалась его руки подобным образом, и это потрясло его. Взволновало. Обещало вознести на невиданные до селе высоты.

– Нет, – прохрипел Лор. – Я в норме.

– Такой красивый узор, – заметила Идесс. – Создаётся впечатление, что он словно извивается. – Она провела ногтем по одному из символов, и Лор едва сдержал стон. – Это ведь не тату, верно?

– Это история нашего генеалогического древа.

– Ты родился с ними?

– Большинство Семинусов с ними рождается.

Идесс ополоснула губку и снова принялась протирать его руку, хотя в этом больше не было необходимости. Это движение вызывало в Лоре дрожь.

– Но не ты? Это имеет какое-то отношение к тому, что ты отчасти человек?

– Как ты узнала о моей человеческой составляющей?

– Я чувствую запах человека в твоей крови. – Идесс поёрзала на кровати.

Лор не видел особого смысла сохранять это в тайне, к тому же он мог вызвать Идесс на разговор и получить информацию, которую смог бы использовать. Например, почему она охраняет Кайнана. И правда ли то, что только ангелы способны навредить ему. И как Лору можно обойти эту малоприятную особенность.

– Моя мать была человеком. Может именно поэтому всё получилось не совсем обычно.

– Так, когда у тебя появились эти символы?

– Когда мне исполнилось двадцать. Они проявились в сопровождении жуткой боли, щедро приправленной смесью из похоти и гнева. Да уж... чудные были времена.

Идесс провела квадратным ноготком по символу в виде наконечника стрелы на изгибе его локтя. Эрекция Лора пульсировала так, как никогда в жизни не пульсировала при самом сильном оргазме.

– И как давно это произошло?

– Если ты хочешь знать, сколько мне лет, – начал Лор, – то можешь просто спросить.

– Ладно. Сколько тебе лет?

– Я родился в 1880 году. А ты?

Улыбка Идесс преобразила её лицо от красивого до невообразимо прекрасного.

– Я значительно тебя старше.

– Да? – Он повёл бровями. – Меня всегда привлекали женщины значительно меня старше.

Идесс снова пробормотала что-то об инкубах, выбрасывая в корзину губку.

– Я родилась в тот день, когда скончался Юлий Цезарь. Очень давно.

– Значит, ты на самом деле родилась. И это произошло на мартовские иды, – размышлял Лор вслух. – Тебя в честь этого назвали? – Когда Идесс кивнула, он расположился поудобнее и наградил её обольстительным взглядом. – Очень симпатичное имя. Хорошенькое... как ты.

Идесс фыркнула, будоража его.

– Я не намерена вестись ни на одну из твоих уловок. Особенно, когда они являются настолько очевидными.

– Прояви снисхождение. У меня нет большого опыта в соблазнении женщин.

– Ага, конечно. – Идесс нахмурилась, когда он никак не отреагировал. – Ты серьёзно? Как ты можешь быть инкубом и не иметь такой опыт?

Лор пожал плечами, не желая сообщать ей о своём смертоносном прикосновении.

– Думаю, что аномалии есть в каждом виде.

– Принимая во внимание, что демон секса выполняет роль убийцы, не могу с тобой не согласиться.

– Существуют инкубы, которые используют секс для убийства. Но это вовсе не означает, что я прямо-таки одержим желанием убивать, – пояснил Лор, и хотя было понятно, что он пытается играть на её слабостях, тем не менее, это являлось... правдой. Он убивал не ради удовольствия.

"Нет, ты убиваешь ради денег. Это в корне меняет дело".

– Отлично, – произнесла Идесс. – Тогда мне нужно, чтобы ты не убивал Кайнана.

– Ладно, хорошо. Не буду.

Идесс опустила ресницы, которые бросили тени под её глаза. Внезапно она стала выглядеть уставшей.

– Я знаю, как работает связь между мастером и наёмниками, Лор. Ты не можешь просто проигнорировать свои заказы.

– Тогда зачем ты просишь меня, если понимаешь, что я всё равно не в состоянии этого сделать?

– Мне просто нужно, чтобы ты пообещал мне не убивать его, пока я не разузнаю, кто и из-за чего его заказал.

– То есть, ты собираешься избавиться от того, кто меня нанял, заказ будет аннулирован, и Кайнан будет в безопасности?

– Да.

Это была хорошая идея. Но осуществиться ей не суждено. Гильдия Наёмников чтила свою репутацию, давая клятву хранить молчание. Никто не мог узнать подробностей ни одного заказа. Клиент был выдан хозяином наёмников только однажды, несколько сотен лет тому назад, и то, что с ним сотворили, до сих пор является назиданием для других.

Его истерзанное тело, мумифицированное в воске, до сих пор украшает вход в Зал Гильдии. Его плоть заживо содрана с костей, и что ещё хуже, его душа и по сей день, заперта, словно в капкане в этом теле, и каждый входящий в зал демон может услышать его крики.

Лор не собирался рассказывать об этом Идесс. Нет. Он был намерен манипулировать ею.

– Тебе потребуется моя помощь, – заявил он.

Идесс сморщила лоб, который блестел от пота.

– Я справлюсь своими силами.

– Серьёзно? Ты знаешь моего хозяина? Ты можешь связаться с ним?

Щёки Идесс покрылись румянцем, поскольку Лор её подловил.

– Ты мне расскажешь?

– Ты меня отпустишь?

Идесс внезапно пошатнулась и тревога молнией пронзила Лора.

– Булочка? Ты чего это?

– Ничего. – Она подняла подбородок и расправила плечи в знак подтверждения, но струйка пота потекла по её виску.

– Ты хочешь, чтобы я помог? Тогда ответь мне, твою мать, что с тобой. Правду. Сейчас же.

Она снова пошатнулась, и он понял. Уязвимость ей давалась нелегко, особенно перед врагом. Идесс хныкнула и опустилась, облокотившись на шкаф.

– Идесс? Что с тобой?

Её испуганный взгляд вернулся к Лору, и в нём сквозило отчаянье.

– Кажется, – прошептала она, – мне необходимо кормление.


Переводчики: aveeder, natali1875, kr71, 7Litrov

Редактор: Casas_went


Глава 7

"Мне необходимо кормление".

Неужели она и правда это сказала? Эти слова по-прежнему звенели в ушах Идесс как нескончаемое эхо. Звон становился всё громче и громче, пока она не прижала к ушам ладони. Идесс слышала, как Лор звал её по имени. Его низкий голос был просто шумом.

"Успокойся... успокойся..."

О, скверная ситуация. Идесс так ненавидела процесс кормления, что слишком долго игнорировала потребности собственного тела, а драка с Лором и последующее ранение дали о себе знать. Как только тошнота отпустила её, Идесс отняла руки от головы.

– Идесс, – твёрдый голос Лора, наконец, проник сквозь туман в её голове. – Когда ты сказала о кормлении, то имела в виду именно то, о чём я думаю?

– Да. – Идесс опустилась на кровать рядом с ним, не в силах держаться на ногах. Меньше всего ей хотелось утратить лицо перед собственным пленником. Это имело существенное значение в понимании того, кто из них главный.

– Но ты вроде как ангел?

– Считай меня проходящим обучение ангелом. – Идесс потёрла глаза и скользнула язычком по самому кончику начавшихся удлиняться клыков.

– Все ангелы пьют кровь?

Идесс так устала, что сохранение секретов от Лора отступило на второй план. Она настолько оказалась физически измотанной, что её голова кружилась, словно она выпила несколько бокалов вина к ряду. Оно являлось единственным видом алкоголя, который Мемитимы могли употреблять. Когда-то Идесс не отказывала себе в этом удовольствии. Теперь она его избегала, как и многого другого, что было способно ослабить её контроль и увести с пути совершенствования, которому она так старалась придерживаться.

– Нет, только мой вид.

– И что же ты за вид такой?

– Я Мемитим. – Идесс провела рукой по тёмно-синему с золотом покрывалу ручной работы, купленному ею у итальянских сельских жителей.

Той милой мелочи, которой она лишится, когда ей предстоит вознестись.

– В отличие от Херувимов [8], Тронов [9]и прочих ангелов, о которых ты, возможно, слышал, Мемитимы рождаются на Земле и остаются здесь до самого Вознесения. А так как мы привязаны к земным планам, то вынуждены кормиться, когда исчерпывается наша энергия.

Или, возможно, Рами говорил правду; может, они кормились не потому, что были привязаны к этой жизни, а из-за того, кем был их отец и сами Мемитимы, по существу, платили за его грехи. Грехи отца, которые они все разделяли.

– Почему исчерпалась твоя энергия?

– Во-первых, драка с тобой, – ответила Идесс с оттенком сухой иронии в голосе. – А также ранение и утрата Праймори, которого уничтожила твоя пара, этому тоже поспособствовали.

Лор долго молчал, оставив её наедине с пульсирующей болью в голове.

– Покормись от меня.

Идесс удивлённо подняла глаза и их взгляды встретились.

– Э-э... что?

– Возьми мою кровь.

Зубы в её деснах пульсировали, требуя вонзиться в плоть.

– Почему ты предлагаешь это?

– Потому что ты выглядишь так, словно собираешься свалиться в любую секунду. А если ты умрёшь с голоду, я никогда не выберусь из этих цепей.

Живот Идесс фактически скрутило в ожидании, у неё началось слюноотделение, а клыки удлинились, не дожидаясь приказа. Она заметила, как Лор смотрит на её слегка приоткрытый рот, и была готова поклясться, что видела, как голод вспыхнул в его глазах.

Идесс смущённо поёжилась, неуверенная в том, стоит ли принять предложение Лора. Она никогда раньше не кормилась от демона, обычно выбирая для этой цели самого послушного, самого возвышенного человека-Праймори.

Поскольку через кровь передавались эмоции, вряд ли кто-то пожелал бы, чтобы по его венам текла кровь психопата.

– Я не могу, – ответила Идесс. – Я найду кого-нибудь другого...

– Возьми, – произнёс Лор и на этот раз его голос был грубым. Командным. – Возьми всё, что тебе нужно. – Он опустил глаза, и Идесс проследила за его взглядом к возбуждённой плоти. – Возьми всё, что захочешь.

– Высокомерный ублюдок, – пробормотала она, но в её словах не ощущалось силы. Идесс желала его крови. И правда заключалась в том, что её изменническое тело жаждало того, что Лор так откровенно предлагал.

Ей следовало выбраться отсюда.

Идесс попробовала переместиться. Попытка оказалась неудачной. Она тускло мерцала, словно лампочка, что вот-вот перегорит. Боже милостивый, ей не выбраться. Если что-нибудь случится с Кайнаном в данный момент...

Идесс должна была решиться. Должна была покормиться от Лора, чтобы обеспечить безопасность Кайнана. Но сама мысль о том, чтобы кормиться от этого демона, втянуть в себя саму жизненную суть из его крепкого тела... являлась опасной.

С какими эмоциями придётся ей столкнуться, если она выпьет кровь инкуба? От одной этой мысли Идесс бросило в жар, бёдра сжались, а между ног стало влажно.

Лор повернул голову в сторону, выставляя напоказ мускулистую шею, под загорелой кожей которой бился пульс.

Всего один небольшой укус. Глоток. Получить силу, чтобы отыскать подходящего донора. Приняв решение, Идесс забралась на Лора, охватив с двух сторон его бёдра. Она стремилась избежать более близкого контакта, но злая усмешка инкуба показала, что этот номер у неё не пройдёт. Лор поднял колени, сместив её вперёд, и Идесс едва не ахнула, ощутив у лона его эрогированный член.

Да чтоб его. Идесс отказывалась тешить самолюбие этого демона, демонстрируя собственные реакции, поэтому положила руки ему на плечи и наклонилась. Мужественный и яркий аромат Лора вызвал в ней радостный отклик. О, как же ей этого не хватало.

– Больно не будет, – прошептала Идесс у его шеи.

– Об этом не беспокойся, – прошептал Лор в ответ.

Идесс объясняла себе, что прикосновение к нему является необходимостью, что это ничего не означает, увещевала себя разными видами лжи, пока проводила языком вдоль шеи, по коже, под которой бился пульс. Тело Лора напряглось под ней, от нетерпения или страха – ей было сложно определить. Она снова провела языком, оттягивая момент, при том, что в этом, в общем-то, не было нужды. Одного прикосновения было достаточно, чтобы обезболить место укуса. Второй раз она сделала это исключительно для себя, а не для него, чтобы она не лгала себе по этому поводу.

– Я начинаю чувствовать себя чупа-чупсом, – хрипло произнёс Лор.

Идесс не могла сдержать улыбку.

– Да... как в старом рекламном ролике? – Она снова провела языком. – Один. – Снова лизнула его и Лор застонал. – Два. – Провела языком ещё раз и его бедра оторвались от кровати.

– Три.

Клыки Идесс вошли в горло так гладко, что Лор ощутил только лёгкое покалывание, после чего она сомкнула губы на его шее.

О... да.

Никто никогда не кусал его прежде, но вау, это было потрясающе. Лор так до сих пор и не понял, в честь чего ему в голову пришло изображать из себя коробку с соком, но он явно не сожалел об этом. Тепло губ Идесс просачивалось в его тело, расслабляя его мускулы и успокаивая разум. Он дрейфовал где-то на краю счастья, пока она втягивала в себя его суть, её язык и губы так нежно ласкали его шею, что он готов был умолять, чтобы она работала активнее, вызывая у него более яркие ощущения.

Спинка кровати несколько накренилась от его усилий, цепь была достаточно длинной, чтобы он мог коснуться Идесс, если приложить определённые усилия. Дотянувшись, он запустил пальцы в распущенные пряди её волос, поражаясь шелковистости и волнистости локонов. От его прикосновения Идесс вздрогнула, а затем разместилась поудобнее, оседлав его и крепче прижавшись.

Лору не должно это было так понравиться. Идесс – его похититель. Если ему не удастся освободиться, Син умрёт. И никакое удовольствие не вправе поколебать его решительности, но Идесс являлась воплощением удовольствия воплоти, и его телу инкуба не оставалось ничего, как только отреагировать.

И оно ответило как никогда. Несмотря на недавнюю разрядку, член Лора ныл, запертый в кожаную тюрьму штанов, яйца отяжелели, и вся кожа горела.

Боже, как Лор сожалел, что не может прикоснуться к Идесс, по-настоящему прикоснуться. Ему хотелось сорвать с неё одежду, перекатить на спину и входить в неё, пока она не закричит от удовольствия. Он показал бы ей, что такое действительно являться пленницей, не способной воспротивиться ничему из того, что твой похититель возжелает, чтобы ты ощутила.

Лор довёл бы её до исступления, подвёл бы к самому краю страсти и держал бы там, пока Идесс не обезумела бы от желания кончить. И только после того, как она хорошенько и достаточно долго умоляла его, он позволил бы ей это.

Идесс тяжело дышала, и он тоже. Тело Лора казалось неконтролируемым. Заплутавший в собственных мыслях, он и не заметил, что они активно трутся друг об друга, фактически занимаясь сексом, не снимая одежды.

– Прикоснись ко мне, – произнёс он хрипло.

Её пальцы напряглись на его плечах, вонзаясь в его кожу с такой сладкой болью. Это было чертовски приятно, но Лору хотелось, чтобы её пальцы переместились ниже. Значительно ниже.

– Примерно так. Только ниже.

Её пальцы вонзились ещё глубже, и Лор зашипел. Как можно было ощущать себя настолько расслабленным и возбуждённым одновременно?

Лор согнул одну ногу, чтобы использовать её в качестве рычага, позволяющего ему плотнее вжаться в Идесс членом. Но как раз в тот момент, когда она выгнулась ему навстречу, из её груди вырвался низкий стон, а хватка на плечах ослабла. Её зубы покинули его плоть, и Лор ощутил тёплое поглаживание языка на своей шее.

Странно, но Идесс не отодвинулась от него. Вместо этого, она положила голову ему на плечо.

– Э-э... это ведь не может быть только кормлением, верно? Я имею в виду, что нам пора переместиться к действиям чуть ниже талии...

Она не двигалась. Дерьмово.

Что-то внутри Лора оборвалось, когда он удивлённо осознал, что Идесс не сдвинулась с него. Такую близость он никогда не разделял с женщиной. Он просто трахался, и никогда не заботился об этой глупой мысли. Но ни одна из женщин никогда не засыпала на нём. Это казалось настолько интимным и вызывало теплоту и нежность, позволяя ему хорошо себя чувствовать в ситуации, в которой такого не должно было произойти.

И всё же, Лор провёл по волосам Идесс и попытался лежать неподвижно, потому что, каким бы безумным это ни было, с ним приключилась самая удивительная ситуация в его жизни.


Переводчики: aveeder, natali1875, kr71

Редактор: Casas_went


Глава 8

Центральная больница Преисподней была последним местом, где Син желала находиться. Но Лор пропал, а то, что та цыпочка, прервавшая Син во время попытки убийства заказанной жертвы, пыталась убить ее, его же кинжалом, являлось пугающим признаком того, что Лор попал в беду. Единственным положительным моментом оказалось то, что лезвие кинжала изведало на вкус кровь той женщины, а значит, оно хотело большего.

К сожалению, у кинжала Гаргантюа был один серьёзный недостаток: он мог быть использован для отслеживания жертвы только в течение часа дьявола в часовом поясе, где была пролита кровь жертвы. Таким образом, у Син оставалось время для убийства, и она занялась поисками Лора во всех известных ей местах. Она побывала в логове наёмников. И ничего. Наведалась к нему домой. Безрезультатно. Писала ему сообщения и отправляла электронные письма. И всё без толку.

Последним местом была ЦБП, где Лор мог находиться в качестве пациента... или любезничать со своими братьями. Своими братьями, потому что Син отказывалась признавать их.

И почему от мысли, что он мог проводить с ними время, ей становилось не по себе – она ревновала и сама не знала почему.

Син вышла из Хэррогейта в так называемом отделении скорой помощи. Мужчина – демон Амбер – стоявший за стойкой регистратуры, поднял на неё глаза. Его серого цвета губы приподнялись, обнажив белые зубы.

– Что ты хочешь?

Очевидно, наличие образования не было необходимым условием для работы в больнице для демонов. Син подошла к нему, хромая от раны, полученной во время схватки с таинственной цыпочкой.

– У вас есть пациент по имени Лор?

Амбер ухмыльнулся.

– Мне не разрешается разглашать информацию о пациентах.

Син одновременно захлестнули облегчение и ужас.

– Так значит он пациент.

– Я этого не говорил, – произнёс Амбер.

Син ударила кулаками по столу.

– Ну, ты и засранец.

– Что здесь происходит? – Низкий голос просто-таки приморозил Син к полу из чёрного камня. Это был не голос Лора, но тон такой, же грозный. Наверное, один из братьев. Вот дерьмо.

Син медленно обернулась и поняла, что смотрит на зловещий медицинский символ на халате, прикрывавшем широкую грудь.

С трудом сглотнув, она подняла глаза, и да, этот парень с коротко стрижеными волосами, я-хозяин-этой-больницы видом и строгим выражением лица не был точной копией Лора, но всё же очень походил на него.

Плюс ко всему, татуировка на шее, соединённая с двумя кольцами вокруг горла – знаком соединения и знаком зрелости – вроде как выдавали его. Ну и ещё бэйджик с именем "Эйдолон".

Не хороший знак.

– Эта женщина ищет Лора, – сказал Амбер и внутри Син всё съёжилось. Этот сценарий она надеялась избежать.

Выражение лица Эйдолона было непроницаемым, и Син вдруг подумала, а какого это было бы разозлить его.

– Откуда ты знаешь Лора?

– Это не твоё дело.

– Мне думается, ты не хочешь знать, является ли он нашим пациентом. – Эйдолон развернулся и направился в сторону парочки занавешенных кабинок.

Выругавшись, Син бросилась за ним вдогонку.

– Я с ним работаю.

Эйдолон остановился и посмотрел на неё с подозрением.

– Его здесь нет.

– А ты не мог это сказать, не устраивая сцену?

У Эйдолона не оказалось шанса ответить, потому что раздвижные двери отделения неотложной помощи открылись, и два парамедика вкатили носилки, на которых лежала жертва Син – варг. Вот дерьмо.

Один из медиков оседлал варга и совершал ряд надавливаний на его грудную клетку. Эйдолон подскочил к ним.

– Что у нас здесь? – спросил он, двигаясь вместе с медиками. Син поспешила за ними, игнорируя свою хромоту, но все, же держалась немного поодаль, стараясь не привлекать внимания.

Медик, толкавший каталку – по промелькнувшим клыкам стало ясно, что он вампир – монотонно отчитался:

– Варг. Нашли без сознания и без дыхательных признаков. Мы успешно реанимировали его, но в трёх кварталах отсюда он снова отключился.

Он скороговоркой выдал некоторые жизненно-важные статистические показатели, которых Син не поняла, а затем они закатили каталку в одну из занавешенных комнат, где суетилось ещё больше медперсонала. Син ждала снаружи, слушая, о чём говорят медики. Их слова не звучали обнадеживающе. Ну, не очень хорошо для варга, но очень хорошо для неё.

Через несколько минут медики вышли. Один прошёл через двери, а второй – светловолосый вампир – задержался снаружи, чтобы записать заметки в историю болезни.

Син откашлялась:

– Эй, как там варг?

Вампир перевёл на неё взгляд жутких серебристых глаз, а затем снова уставился в историю болезни.

– Умирает. А что?

– Да так, просто. – Син засунула руки в рукава джинсовой куртки и беспокойно поёжилась под нервирующим взглядом вампира. – Что с ним случилось? Попал в аварию? Чем-то болен?

– Ты слишком любопытна.

"А ты слишком горяч".

Син пожала плечами.

– Я просто обеспокоенное гражданское население. – Ага, а обеспокоенный Эйдолон спасёт этого оборотня, и Син придётся начинать всё сначала.

Вамп ещё какое-то мгновение смотрел на неё, и ей показалось, что пол стал уплывать из-под ног. Мужчина действительно был необычным: таким же высоким как Лор, и с такими же широкими плечами, но на этом сходство заканчивалось.

Горячий вамп-медик был худощавого, спортивного телосложения. У него были точёные скулы и полные, чувственные губы, которые, без сомнения, прикоснувшись к самым чувствительным женским местам, могли заставить женщину хныкать.

Он оглядел Син с головы до ног.

– Тебе нужно сходить на осмотр ноги.

Нахмурившись, она посмотрела на пятно крови, просочившееся сквозь её джинсы и повязку на бедре.

– Ничего страш...

Вамп даже не дослушал её до конца. Он передал планшет с предписаниями Амбер и вышел через те же двери, в которые и вошёл. Ну, просто очаровашка!

Син была раздражена его вопиющим пренебрежением, если бы не тот факт, что варга, которого ей нужно было убить, лечил её брат, даже не подозревавший о её существовании. Боже, только Син могла вляпаться в подобную ситуацию.

Подобного никогда не случалось прежде – жертва, дышащая даже несколько минут после её инфицирующего прикосновения. Ужасная мысль пронзила Син: а что если он кого-то заразил?

Несмотря на то, что уже десятилетия назад её сердце превратилось в камень, и по большей части она плевать хотела на жизни и смерти людей, которых даже не знала, Син не убивала ради удовольствия.

Син убивала заранее обдуманно и быстро. Держа всё под контролем. Убийство – единственное, чем она управляла, единственный аспект её жизни, который не был хаотичным, и она не могла смириться с мыслью, что, возможно, ответственна за смерти, которые не могла предотвратить или сделать так, чтобы всё шло своим чередом.

Син расхаживала у Хэррогейта, где Амбер не мог её видеть, а она, напротив, могла держать помещение в поле зрения.

Странно находиться в больнице, построенной её братьями. Син не знала чего ожидать, но точно не замешательства и непрофессионализма.

Персонал был угрюмым, и когда прибыл пациент с копьём в животе, два доктора потратили слишком много времени в борьбе за то, кто займётся оказанием помощи парню, который рухнул на пол, пока они выясняли между собой отношения.

Син видела больше порядка при потасовках в барах.

– Какого чёрта здесь происходит? – Эйдолон вышел из палаты варга, его светящиеся золотом глаза сосредоточились на истекающем кровью парне на полу. Ярость братца Син, казалось, вразумила спорящих докторов, но когда Эйдолон кинулся к пациенту, выражение его лица сказало ей, что эта парочка вскоре пожалеют о том, что их родители не пользовались противозачаточными средствами.

Но, эй, неразбериха была отличным отвлекающим маневром, и Син могла использовать любую ситуацию себе на пользу.

Пока всё внимание было приковано к драме, развернувшейся вокруг парня на вертеле, Син заглянула в палату варга. Её затопило облегчение при виде накрытого простынёй тела. Теперь, если она смогла бы собрать доказательство смерти и выбраться отсюда, то направилась бы на поиски Лора...

Конечно же, Син не могла собрать доказательства, пока тело лежало в отделении неотложной помощи. Ей придётся ждать, когда они доставят его в морг. А тем временем ей самой нужно было немного уединения.

Убедившись в том, что никто не смотрит, Син скользнула дальше по коридору в одну из комнат, заполненную медицинским оборудованием, ужасного вида странными приспособлениями, такими как наручники, цепи, и ещё более странными домашними вещами, такими как деревянный комод и полки, заполненные полотенцами и тапочками разных размеров и форм.

Син сняла куртку, села на край кровати и стала ждать. Ей не пришлось долго это делать. Вибрация, начавшаяся в глубине её тела, неумолима, возрастала, пока не сконцентрировалась в правой руке. Татуировка на ней извивалась и натягивалась, пока, наконец, кожа между двумя символами не разорвалась и не появилась глубокая рана на бицепсе.

Даже не смотря на то, что Син так сильно сжала зубы, что челюсть чуть не треснула, она все равно не смогла сдержать крик боли. Брызнула кровь, но Син не попыталась остановить её. Нет, это было своего рода очищением – то, что происходит после каждого убийства – как-будто тело избавлялось от вины, которую она не могла позволить себе чувствовать.

– Какого хрена? – В комнату ворвался Эйдолон, схватил Син за запястье и закрыл своей рукой рану.

– Не прикасайся ко мне! – Син увернулась от него, но Эйдолон двигался как Лор, с невероятной скоростью и изяществом, и в следующее мгновение опять усадил её на кровать, вытянул её руку и надавил ладонью на бицепс.

Татуировка Эйдолона вспыхнула. Син ударила его коленом в пах, и когда Эйдолон от боли согнулся пополам и ослабил хватку настолько, что Син смогла вырваться, она схватила куртку и метнулась к двери.

Он перехватил её прежде, чем она смогла выбежать в коридор.

От сильного удара об пол у Син перехватило дыхание. Эйдолон перевернул её, оседлал, прижал оба её запястья к груди, а затем уставился на неё с яростью, сверкающей в золотых глазах, так похожих на глаза Лора.

– Хочешь это объяснить? – Его взгляд упал на отметины на её правой руке. – И как ты преодолела заклинание "Убежище"?

– Заклинание "Убежище"? Слезь на хрен с меня, и я свалю отсюда.

Одной рукой он удерживал оба её запястья, а второй разорвал лямку её майки, обнажая метку, идущую прямо до шеи.

– Как ты нанесла это? С помощью магии? – Эйдолон потёр большим пальцем один из символов. – Не смывающиеся чернила? Татуировка?

– Да пошёл ты! – Боль распространялась вверх от бицепса по руке, рана на котором от неловкого захвата Эйдолона раскрылась сильнее, и на полу рядом с Син образовалась лужица крови.

Син извивалась, но Эйдолон крепко её держал, ещё сильнее зажав бёдрами и прижимая ладонь к рваной ране и сильно надавливая.

– Верхний символ – это символ моего отца. Ты была его парой? Парой Хану?

Парой? Демона-Семинуса? Фу! Тем не менее, Син натянула самое честное выражение лица.

– Да. Люблю этих горячих, сексуальных Семинусов.

Эйдолон прищурился.

– Врёшь. Не та рука для парной метки.

– Если ты уже знаешь ответ, тогда зачем спрашиваешь?

Эйдолон продолжил, словно Син ничего не говорила.

– Если только... ты не связалась с Лором, так как у вас одинаковые метки. Из-за его человеческих генов связь могла пойти неправильно.

– Ага, – ответила Син, чувствуя тошноту только от одной мысли иметь иную связь с Лором, кроме связи брата и сестры. – Мы удивились, когда всё прошло вот так.

Эйдолон вперил в неё проницательный взгляд, и в затянувшейся напряжённой тишине они просто пялились друг на друга. Странно смотреть на совершенно незнакомого мужчину, который является твоим братом, пока он пытается собрать воедино очевидное и невероятное.

Кровь из раны Син просачивалась сквозь его пальцы, и татуировки Эйдолона засветились.

– Нет! – рявкнула она. – Не исцеляй её. Это моё дело.

Проигнорировав её, Эйдолон скользнул пальцами в рану. Син приподняла голову и укусила его в бицепс.

– Ой! – Он отдёрнул руку. – Чёрт бы тебя побрал. По крайней мере, позволь мне зашить её.

– Я ударила тебя, засадила коленом в пах, укусила... и всё, о чём ты можешь думать, это как залечить царапину?

– Это больше чем царапина, а я доктор. Так что, поди разберись с этим моим сумасшедшим желанием помогать людям. – Эйдолон осторожно отпустил её. – Обещаешь, что будешь вести себя хорошо, чтобы я смог закрыть рану на руке? – Он оглядел тело Син. – И на ноге?

Дерьмо. Всё вышло из-под контроля. Син могла пообещать хорошее поведение и снова попытаться сбежать, но чувствовала, что окажется в такой, же ситуации. И Эйдолон не оставит тему с татуировками. Огонь в его глазах дал это ясно понять.

"Чёрт бы тебя побрал, Лор. Ты просто должен был найти этих парней, да?"

– Ладно, – прорычала Син. – Но даже не смей использовать ту фигню с исцелением, о которой говорил Лор. Я хочу швы. На руке. Ты можешь залатать и царапину на ноге.

– Швы оставят шрам... – Эйдолон замолк, увидев сотни шрамов на её руке. – Хотя, я вижу, что для тебя это не важно.

– Ага.

Эйдолон раздражённо покачал головой, но отпустил её и предложил руку. Син не приняла её. Её рука дьявольски болела, но Син сумела подняться с пола и сесть на кровать. Эйдолон в это время притащил поднос с инструментами.

– Значит, ты пара Лора? Как давно?

Сердце Син совершило кульбит. Казалось бы, невинный вопрос, но она знала, что это своего рода допрос, очень аккуратный, но все, же допрос.

– Недавно. У нас ещё медовый месяц, ну, ты понимаешь? – Боже, ей даже произносить это было противно.

– Серьёзно? – Эйдолон подтянул стул и поднёс к её кровати. – И ты говоришь, что ищешь его?

– Ага. Я беспокоюсь за него.

– Он испытывает сейчас боль? – Его татуировка засветилась, и он направил огромное количество мучительной энергии ей в ногу.

– Я понятия не имею. – Син заскрежетала зубами. – Откуда, чёрт возьми, мне знать?

Эйдолон наклонился вперёд, чтобы заглянуть ей в глаза, и Син начала потеть, потому, что он увеличил поступление энергии на ступень выше.

– Потому что, – сказал он, – если бы ты была с ним связана, то чувствовала его боль. Ты не его пара. Так почему бы тебе не сказать правду?

– И что же тогда это может быть, доктор Остряк-Самоучка?

– То, что каким-то образом ты являешься его сестрой. – Голос Эйдолона стал совсем низким. Опасным. – Это значит, что каким-то образом и моей тоже.

Эйдолон перестал испускать свою целительную энергию и стал ждать ответа от женщины. Его мозг работал в ускоренном режиме, чтобы поверить в то, к чему вели выводы, несмотря на полную невозможность происходящего. Сестра? Каким образом?

– Не существует женщин демонов-Семинусов, – произнесла, наконец, Син. – Ты должен это знать, умник.

Он резкими и быстрыми движениями протёр область вокруг раны на руке, готовясь ввести обезболивающее.

– Да, я это знаю, но если это не какой-то трюк, то доказательства говорят сами за себя.

– А разве мы в данной ситуации не включаем логику?

– Я пытаюсь.

Эйдолон глянул на неё, отметив такие же тёмные волосы как у всех в их семье, вот только у Син они были иссиня чёрными. У неё были такие же тёмные глаза, загорелая кожа, а отметины на руке оказались чертовски идеальными.

Естественно, все признаки могли оказаться фальшивкой. Только комплекция Син оказалась странной: она была невысокой, ростом, возможно, с Тайлу, и несмотря на хорошую физическую форму, казалась полной противоположностью Эйдолону и его братьям.

– Да насрать на это. – Син закатила глаза. – Ты ошибаешься. И не вводи мне это дерьмо. Я могу вытерпеть боль. – Она оттолкнула его руку, когда он попытался ввести лекарство, вызывающее онемение.

– Забавно, ты говоришь прямо как Рейт, мисс "Я не твоя родственница". – Проигнорировав её оскорбление в стиле Рейта, Эйдолон вызвал медсестру и подготовил набор для накладывания швов, прокручивая полученную информацию в голове.

Татуировки Син полностью соответствовали татуировкам Лора... только без личного символа. Лор был полукровкой. Родился от связи человека и демона-Семинуса, и в этом было много странного. Поэтому, несмотря на маловероятность, что от этой связи могла родиться женщина, всё же не стоило списывать это со счетов.

Дверь открылась и в палату вошла Чу-Хуа – медсестра, похожая на дикого кабана.

– Доктор?

Эйдолон указал на Син.

– Возьми у неё анализ крови. Хочу получить как можно быстрее результаты сверки её ДНК с моим.

Маленькая женщина отпрянула.

– О, нет. Чёрт, не подходи ко мне.

– Тебе есть что скрывать?

– Нет.

Эйдолон кивнула медсестре, но Син зашипела и попятилась. Он схватил её за руку.

– Можем сделать это по-хорошему, а можем по-плохому. Настоятельно советую выбрать первый вариант.

Её пылающий взгляд прямо-таки прожигал в нём дырки.

– Я ненавижу тебя.

– Я задет, – ответил Эйдолон, чем заслужил от Син вскинутый средний палец. Он держал её руку, пока Чу-Хуа занималась забором крови. – Как чувствует себя наш пациент? – спросил он, имея в виду того, кто истекал кровью, пока доктора Пон и Ривер спорили.

– Его готовят к операции, – ответила Чу-Хуа, вытаскивая иглу из руки Син и издав свиноподобный визг.

– Держи меня в курсе. – Он бы сам занялся пациентом, но эльфоподобный демон принадлежал к одному из немногих видов, которые не реагировали на его целительный дар. – И убедись в том, чтобы доктора Ривер и Пон не покинули мой офис. – В любой другой день он бы уволил этих двоих, но подозревал, что то, что заставляет нервничать весь персонал, так же влияет и на этих парней.

Чу-Хуа вышла из комнаты вместе с образцами крови, оставив Эйдолона наедине с женщиной, чей пылающий взгляд совсем не ослаб.

– Как тебя зовут? – Он стянул края её рваной раны и сделал первые стежки.

– О, чёрт! Где ты получил свой диплом? В интернете?

– Я предупредил, что будет больно. Как тебя зовут?

– Син.

– Сокращение?

– С чего ты взял?

Да с того, что человек не может назвать ребёнка Син.

– Отвечай на вопрос!

– Синеад.

– Значит... Лорен и Синеад. Близнецы, я полагаю? – Было не трудно догадаться. Отец Эйдолона, Рейта и Тени изнасиловал их мать и оставил их. И Эйдолон сильно сомневался, что он оплодотворил одну и ту же женщину дважды. Когда Син не ответила на его вопрос, он вздохнул. – Тест ДНК подтвердит то, что я уже знаю. Поэтому просто признай это.

– Да, – рявкнула она. – Лор мой брат-близнец. Ты наверно заканчивал самые сложные курсы по интернету.

Он не обратил внимания на её колкость. Тайла давно уже приучила его к острому женскому язычку.

– Почему тогда Лор не упоминал о тебе?

Она фыркнула.

– Я сказала ему, чтобы он не рассказывал вам обо мне.

– Зачем хранить это в тайне от нас?

– А почему бы и нет?

Боги, она невыносима – просто женская версия Рейта.

– Ты собираешься отвечать на вопрос?

Син вздохнула.

– У меня уже есть одна заноза в заднице – мой брат. И мне не нужно больше, понятно? – Вызов и настороженность в её глазах сказали ему, что она скрывает больше, чем говорит, но сейчас было не время давить на неё.

Эйдолон сделал аккуратный последний стежок.

– Так если ты не хотела нас узнать, зачем надо было рисковать и приходить в больницу?

– Я уже сказала, что ищу Лора. – Она прикусила губ, и он дал ей время, чтобы решить, если она захочет сказать что-то ещё. – Он вроде как пропал.

Да, Эйдолон и сам уже догадался, но прежде чем сказать ей то, что знал, Эй хотел получить от неё как можно больше информации.

– Он охотиться за моим другом. Ты ведь знаешь это, верно?

Впервые нечто иное, чем гнев промелькнуло на её лице. Страх.

– Что вы сделали с ним? Клянусь богом, если вы ранили его...

– Я ничего не делал с ним. Пока.

Син громко сглотнула.

– Лор не виноват. Он вынужден это сделать, иначе, в случае провала, наступят серьёзные последствия.

– Похоже, ты знаешь это по собственному опыту. Наёмница, да?

– Ещё одно очко в твою пользу.

– Мой интернетовский диплом очень полезен, – сухо ответил Эйдолон. – Итак, кто его нанял?

– Даже если бы я и знала, то всё равно не могла бы тебе сказать, любопытный ты засранец. – Она спустила ноги с противоположной стороны кровати и спрыгнула на пол. – А сейчас, если ты не планируешь схватить меня снова, я бы хотела пойти и найти своего брата.

Эйдолон заблокировал дверь, намереваясь, если потребуется, силой остановить Син.

– Я просто хочу задать несколько вопросов. И, возможно, могу помочь найти Лора.

Казалось, она обдумала его предложение и, несмотря на то, что прищурилась, всё же медленно кивнула.

– Как ты получила такие травмы? – спросил Эйдолон.

– Не твоего ума дело. – Когда Эйдолон выругался, она фыркнула. – Что? Это ответ.

Боги, по сравнению с ней Рейт был просто лапочкой.

– Какой у тебя дар?

Пластиковая модель лёгких рухнула на пол, напугав Эйдолона и заставив Син подпрыгнуть.

– Что, чёрт возьми, это было?

– Приведение. – Чёрт, как ему уже надоело это дерьмо. – Твой дар? – подсказал Эйдолон.

Поглядывая на разбившуюся модель так, словно та могла прыгнуть на неё, Син потёрла повязку, но когда осознала, что делает, быстро опустила руку.

– Дар – не то слово, которым бы я это назвала.

– Тогда способность. В чём она заключается? Ты не носишь перчатку, поэтому я предполагаю, что она не такая как у Лора.

Син горько рассмеялась.

– Нет, но она такая, же дерьмовая. Видимо, только вы, чистокровные, получаете прикольные способности.

– Очевидно. – Эйдолон ждал, пока она ответит на его вопрос, но Син молчала, и он заскрежетал зубами. – Итак... твоя способность? В чём она заключается?

– Я могу вызвать болезнь одним своим прикосновением.

– Болезнь? – повторил он, просто чтобы убедиться, что не ослышался.

– Б-О-Л-Е-З-Н-Ь. Болезнь. Ты должен был всё узнать о них на одном из уроков в интернете.

Глубокий вдох и выдох.

– Какую болезнь?

Син отвернулась и снова потёрла рану.

– Каждый раз новая. Как будто я посылаю в кого-то искру, которая разыскивает самую ужасную, персональную болезнь, которая может этого кого-то убить.

Боже, Лор и Син не могли быть более противоположными Эйдолону в плане способностей. Он исцелял, а они убивали.

– И зачем ты это делаешь?

Син повернулась к нему и ткнула пальцем в грудь.

– Не тебе меня судить, придурок. Уж ты сам точно не ангел. Я делаю то, что должна делать. И если это заставит тебя, очень образованную персону, почувствовать себя лучше, я делаю это быстро. Оборотень был несчастным случаем.

– Какой оборотень?

Она вздрогнула.

– Никакой. Мне нужно идти. – Син оттолкнула его, но Эйдолон схватил её за руку и приподнял таким образом, чтобы она встала на цыпочки, выведенная из равновесия, и безошибочно поняла, как ему надоели её игры.

– Тот варг, что поступил, – прорычал он. – Его смерть твоих рук дело?

– Отвали.

– Син, чёрт возьми, ответь мне!

– Да! Доволен? – Её чёрные глаза сверкали проблесками золота – черта Семинусов, которую невозможно подделать – и его последние сомнения развеялись в миг. – Ну, ты счастлив?

– Не совсем, – пробормотал Эйдолон, отпустив Син. Боже, его мозг по-прежнему никак не мог переварить полученную информацию. Существование Лора оказалось неожиданной новостью, но сестры? Брат, у которого была человеческая мать, уже обладал испорченным даром, и Эйдолон даже не мог себе представить, что могло пойти не так с женщиной-Семинусом. – Я надеялся помочь Лору разобраться с его даром... может, я могу помочь и тебе с твоим.

Она засмеялась и отступила от него на несколько шагов.

– Помочь? Ага, как же. Если ты действительно хочешь помочь, ты отрубишь варгу голову и принесёшь её мне в пакете. Вот это действительно сильно поможет.

Он издал звук отвращения.

– Тебе нужно доказательство его смерти.

– А ты хорошо соображаешь.

– Ты не получишь его голову, – напряжённо произнёс Эй. – Я не позволю тебе осквернить его тело.

– Ты должен! – От затопившей паники глаза Син засверкали золотыми крапинками. – Мне нужно доказательство.

– Или что? – Когда она не ответила, он повторил вопрос и его надломленный голос повис в неподвижном воздухе. – Или что?

– Или меня продадут в рабство Нитулам.

Эйдолон резко вздохнул. Ни одно наказание не могло оказаться хуже этого.

– Эй! – Син слегка ткнула его в бицепс. – Что с тобой? Ты побледнел. И не выглядишь сейчас таким уж высокомерным. Что-то не так?

О, а она дебоширка.

– Что-нибудь другое, кроме его головы подойдёт?

– Иногда какая-нибудь другая идентифицирующая особенность подходит, но должна быть чертовски веская причина, чтобы не принести голову.

– Примет ли твой работодатель моё слово как работника юстиции и доктора? – Хотя Эйдолон уже давно не служитель закона, но у него были серьёзные связи и чертовски хорошая репутация.

Син с недоверием подняла на него глаза.

– Ты что, разыгрываешь меня?

– Я могу предоставить официальный документ, который будет включать фотографии и отчёт о вскрытии.

– Я думаю, что это не самая ужасная идея. – Син взглянула на него щенячьими глазками, надув губки и хлопая ресницами. Это был стандартный набор каждой сестры, потому что Омира – сестра Правосудия, с которой Эйдолон вырос, тоже проделывала такие же штучки. – Ты уверен, что я не могу забрать его голову? Пожалуйста? Он вроде как больше не нуждается в ней.

– Уверен. Приходи завтра за отчётом. – Он замолчал. – Насчёт Лора...

Потянувшись к дверной ручке, она застыла.

– Что?

Эй поведал ей о Лоре и Идесс, и обо всём, что произошло после, хотя и скрыл некоторые детали о статусе Кайнана как Стража.

– Так значит, эта цыпочка защищает Кайнана? Но почему?

– Я не знаю, – солгал Эй.

Син разразилась потоком цветастых проклятий и когда закончила, то спросила:

– Как она выглядит?

– Так, словно создана для лежания на матрасе.

Син уперла руки в боки.

– Это ни о чём мне не говорит и ты, часом, не связан?

– Я также демон секса. И когда связался со своей парой, я же не ослеп. – Вообще-то, Эйдолон как будто ослеп и потерял всякое желание даже касаться другой женщины. Он хотел только Тайлу. Хотел её постоянно, и даже сейчас тепло стало разливаться внутри него при одной только мысли о ней. – Короче, длинные, тёмно-каштановые волосы, которые она завязывает в хвост, светло-карие глаза. Высокая. Правое ухо сверху проколото.

– Эта сука! – Голос Син стал низким и беспощадным, её тело напряглось, как у хищника перед прыжком, и он вдруг увидел в ней убийцу. – Она напала и на меня тоже. У неё был кинжал Гаргантюа, принадлежавший Лору. Я забрала его.

Услыхав это, Эйдолон моргнул. Эти кинжалы были такой же редкостью, как и пыльца эльфов, и такими же бесценными.

– Он вкусил её крови?

Ухмылка Син была воплощением зла.

– Да. Приезжай в три часа утра, я выйду на охоту.

У Эйдолона не было ни тени сомнений, что Син найдёт Идесс. Он был знаком со своей... сестрой... совсем недолго, но уже знал, что она унаследовала целеустремлённость, характерную для его семьи. И упрямство.

– Син, ты не можешь убить ту женщину, когда найдешь её.

– О, я планирую убить её. Очень даже планирую. После того как она скажет мне, что сделала с Лором.

– Она – ангел. Ты только подвергнешь себя опасности быть убитой.

– Ты будешь удивлён. Но что случится, когда я найду Лора? – спокойно спросила она. – Он охотится за твоим другом. Ты что, просто будешь стоять в стороне и позволишь Лору убить его? Или я буду спасать Лора от собственных братьев?

– Ничего с ним не случится, – ответил Эйдолон, но сомневался, что Син поверила его словам, потому что и сам в это не верил.


***


Идесс окружало тепло, словно одеяло. Нос щекотал пьянящий мужской запах. Покрутившись, она ещё глубже зарылась носом в этот аромат и тепло. После всех лет одиночества и ощущения, что не принадлежит – или не заслуживает право принадлежать хоть чему-то – Идесс наконец-то почувствовала в своей душе покой. Должно быть, она спит... вот только она не спала. У неё были ночные кошмары. Не то, чтобы она жаловалась. Идесс собиралась насладиться этими прекрасными ощущениями, пока могла.

– Идесс? – до её сознания долетел хриплый голос. – Ангел?

– Ммм.

– Мне надо отлить.

Идесс подскочила, моргая, пытаясь сфокусировать свое зрение и прочистить мозги. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы узнать свою спальню, свою постель... своего демона, прикованного к кровати.

Ошеломлённая осознанием того, что уснула на нём, Идесс прикрыла рот ладонью и пробормотала:

– Ох... прости меня. Ты в порядке? – Скорей всего её вес создал дополнительное давление на его плечи и руки.

– Да. – Голос Лора был хриплым. Возможно, он тоже спал. Внезапное напряжение, возникшее у неё между ног, напрочь отмело теорию сна, когда из-за соединения их крови внутри запульсировало возбуждение. Идесс понимала, что кормиться от Лора – большая ошибка. – Мне просто нужно в туалет.

Взволнованная мощной сексуальной потребностью, пробегающей по её телу, Идесс неловко слезла с него, спрашивая себя, как выкрутится из этой ситуации и как долго она сможет держать его в плену?

Она глянула на часы и тихо выругалась.

– В чём дело? – спросил Лор.

– Уже почти три часа ночи по нью-йоркскому времени, а это значит, что через пятнадцать минут твоя подружка, скорей всего, начнёт на меня охоту с кинжалом Гаргантюа.

– Ты украла его у меня?

Лор выглядел возмущённым.

– Я его одолжила, а она забрала его у меня.

– Она поранила тебя ножом?

– Я тебя умоляю. Это была всего лишь царапина.

Лучи утреннего солнца, проникающие в окно, падали на тело Лора, но только до шеи, оставляя его лицо в тени. В этом полумраке глаза цвета кофе-эспрессо казались ещё темнее.

– Что ты собираешься делать?

Идесс обуяла ревность, когда голос Лора стал низким и опасным при упоминании о подружке. Она также почувствовала его страх – психический взрыв, принёсший ей головную боль.

– Ничего, – раздражённо выпалила она. – Я буду телепортироваться и заставлять её гоняться за мной, но не убью её.

– Почему нет? Она ранила тебя, убила твоего Праймори. Почему ты не хочешь отомстить?

– Я ангел. Я выше такой эгоистичной мелочности. – "Лгунья".

– Так ты говоришь, что никогда не позволяешь своим эмоциям управлять твоими поступками? Ты никогда не делала ничего плохого никому на протяжении всей своей жизни? Я на это не куплюсь. – Лор дёрнул свои цепи, и её сердце вздрогнуло в ответ. – Что ты собираешься с ней сделать, Идесс? – Он снова потянул за цепи, сильнее, и золотые искорки заплясали в его угольно-чёрных глазах.

Его беспокойство ошеломило Идесс и передалось ей. Не важно, в каком отчаянии она будет находиться, но кормиться от него больше не станет.

– Лор...

– Скажи мне!

– Я уже сказала, что не причиню ей боль, – ответила Идесс, но его сомнение кричало в её разуме так громко, что она хотела прикрыть уши. – Мы стараемся не вмешиваться в жизнь Праймори, если этого возможно избежать.

У Лора перехватило дыхание.

– Она Праймори?

– Нет, это ты, – глупо выпалила Идесс. Ой, как глупо. Праймори никогда не должны были знать о своём привилегированном положении. Сама мысль, что за ними наблюдают, плохо на них сказывалась, и в прошлом они находили способы спрятаться.

Ей нужно было убраться от Лора подальше. Прямо сейчас, до того, как она липнет ещё что-то, что поставит под угрозу её. Или Кайнана. Или всю Вселенную.

– Я скоро вернусь.

Игнорируя его гневные проклятья, Идесс поспешила в гараж и нашла там цепь подлиннее. Когда она вернулась, Лор перестал материться и молча, уставился на неё умными, проницательными глазами, пока она удлиняла цепь, чтобы дать ему некоторую свободу передвижения. Не много, конечно, но достаточную, чтобы он, по крайней мере, мог добраться до ванной комнаты в пяти футах от кровати.

Она отступила, когда Лор плавно поднялся на ноги с небольшим усилием. Вместо того чтобы направиться в ванную, он зашагал к ней.

Точнее сказать, он начал её преследовать. И теперь, стоя на ногах, Лор оказался намного крупнее, чем Идесс помнила – стена из мышц и мужской плоти, которая заполнила всё собой и Идесс могла видеть только его...

Каждый его шаг заставлял её сердце пропускать удар, как будто тяжёлая поступь сбивала его с ритма.

И хотя Идесс знала, что цепь остановит его, всё равно не могла не сделать шаг назад.

Цепь натянулась, остановив Лора в двух шагах от неё. Так он стоял там. Тёмные глаза буравили её, удерживая взгляд, так же как Идесс удерживала его.

– Я освобожусь, – прорычал он. – И когда сделаю это, заставлю тебя испытать всё то, через что я прошёл. Это я тебе обещаю.

С трудом сглотнув, Идесс сделала шаг вперёд, борясь с желанием вздрогнуть, когда Лор натянул цепи и оказался не дальше чем в дюйме от неё.

Его взгляд упал на её губы, лишив Идесс дыхания, и она подозревала, что если бы он мог, то поцеловал бы её.

– Ты не можешь взять надо мной верх, – вымолвила она, слегка задыхаясь.

– Не-а. Могу.

О, Лор был высокомерным, пугающим и слишком сексуальным для своей собственной пользы. И что ещё хуже, скорей всего, он был прав. Она была уязвима перед ним так, как никогда не была уязвима ни перед кем.

Особенно сейчас, когда по её венам текла его кровь, и каждым желанием и эмоцией заставляла её симпатизировать ему. Сопереживать. Хотеть его.

– Может, мы не должны бороться друг с другом? – сказала она, надеясь, что в голосе не звучал вздох вожделения к нему, как это было на самом деле. – Мы можем помочь друг другу.

Лор улыбнулся и поднял глаза так, чтобы их взгляды встретились.

– Согласен. Ты позволишь мне уйти, и я сделаю всё, что ты захочешь. – Он глубоко вздохнул, и его улыбка стала зловещей. – А я точно знаю, чего ты хочешь.

Всё тело Идесс начало покалывать, а сердце заколотилось ещё быстрее, качая очень разогретую кровь по венам. Да, Лор точно знал, чего она хочет, и это то, что она никогда не сможет получить.


Переводчики: kr71, natali1875

Редактор: Casas_went


Глава 9

Рейт ненавидел грёбаные семейные сборища. Так всегда было и всегда будет, и то, что теперь у него была вторая половинка, и ребёнок вовсе не означало, что ему нравилось сидеть в логове Эйдолона и выслушивать очередной разнос от братьев.

Да и не совсем это был разнос. Рейт превратился – в общем и целом – в хорошего мальчика с того момента, как в его жизни появились Серена и сын, и он не собирался подвергать обретённое счастье опасности.

Значит, если он не дал повода для этой встречи, то обсуждать будут Лора.

Чертовски круто осознавать, что теперь не ты тот брат, который является основным источником семейных неприятностей.

Как только он пересёк порог квартиры Эйдолона, расположенной в высотном здании на Манхэттене, к нему кинулся хорёк Тайлы. Рейт передал своего маленького сынишку Стьюви Серене, и зверёк тут же вскарабкался ему на плечо, принявшись обнюхивать и что-то попискивать.

Серена рассмеялась, и это был тот звук, который Рейту никогда не надоест слушать. Порой он задавался вопросом, а как вообще мог так долго обходиться без этого.

– А ты не шутил, когда говорил, что нравишься ему.

– Ага, – ответил он, поглаживая пальцем узкую головку зверька. – Что просто выводит Тайлу из себя. А я умираю со смеху.

Серена опустила сына на пол, чтобы тот получше разглядел Микки, и Рейт, наблюдая за его беззубой улыбкой и пищанием хорька, был уверен, что скоро они станут лучшими друзьями.

Оставив свою супругу и сынишку в гостиной с Микки и Тайлой, Рейт направился в кабинет Эйа. В квартиру вошёл Шейд с ребёнком в каждой руке. За его спиной Руна несла третьего из тройняшек. Она улыбалась, но Шейд не выглядел счастливым из-за нахождения здесь. Видимо эмоции после стычки с Эйдолоном были ещё свежи, что странно, ведь он никогда подолгу не держал обид на Эйа и Рейта... хотя последний заслуживал того, чтобы на него злились дольше.

Рейт оставил его передать детишек супруге и зашагал в кабинет Эйдолона. Его брат как всегда сидел за столом, уткнувшись носом в очередной медицинский справочник. У ног пристроился пёс Мэнг.

Эй поднял взгляд.

– Шейд тоже пришёл?

– Да. – Рейт опустился на кожаный диван и удобно расположился, откинувшись на подушки.

Шейд появился в комнате.

– Что обсуждаем? – Он не присел, так и, оставшись стоять в дверях, скрестив на груди руки, челюсть его казалась напряжённой. – Потому что, если речь о Лоре – это пустая трата времени.

– Речь о Лоре, – тихо ответил Эйдолон. – Хотя, главным образом, о его сестре.

Шейд прищурился.

– О какой сестре идёт речь? Мать Лора была человеком, поэтому любая его сестра должна уже давно умереть или чертовски состариться.

– У него на самом деле есть сестра, которая не придёт в восторг, если с Лором что-нибудь случится.

– И что с того?

Эйдолон резко вскочил на ноги.

– О боги, Шейд! Как ты можешь так бездушно распоряжаться судьбой Лора?

Глаза Тени полыхнули золотом и Эйдолон приготовился ко второму раунду.

– Я не распоряжаюсь. Просто я не так горячо люблю его, как ты. И ничего не могу сказать о его сестре. Я её не знаю и знать не хочу.

– Вообще-то, в том-то и дело, – начал Эйдолон. – Я познакомился с его сестрой. И вам двоим это предстоит.

Рейт зевнул.

– Я пас.

Эйдолон наградил его раздражённым взглядом... как будто Рейт подобное раньше не видел.

– Придётся. Потому что она не только сестра Лора, но и, как я полагаю, наша.

– Чёрт побери! – пробормотал Шейд. – Должно быть я сильнее, чем думал, приложил тебя по голове.

– Её зовут Син, – продолжил Эйдолон. – Они с Лором двойняшки. И она – женщина-Семинус.

Вот это номер! Рейт сел прямо, задаваясь вопросом, выглядел ли он таким же ошеломлённым, растерянным и скептичным, как Шейд.

– Это невозможно.

– Знаю, но я её видел. Если Син не использует какую-то чёртову иллюзию, чтобы изменить свою внешность, то так и есть. Я взял её образец ДНК, чтобы во всем убедиться. Завтра будет результат.

Шейд начал нервозно вышагивать, разворачиваясь через каждые пять шагов.

– Глупость какая-то. Ты ошибаешься. Она наверняка наложила какое-то заклятье, помутившее твой рассудок. – Он остановился, сделав резкий разворот. – Чёрт, ты так отчаянно пытаешься спасти шкуру Лора, что я не удивлюсь, если ты специально придумал эту его сестру.

– Ты думаешь, что я вам тут сказки рассказываю? – взревел Эй морозным голосом и, чёрт побери, всё начало приобретать опасный поворот.

Рейт вскочил на ноги.

– Чёрт... послушай, Эй твёрдо намерен защищать Лора, но он не лжёт. – Боги, когда это он успел превратиться в голос разума в их семье?

Шейд отрывисто рассмеялся.

– Значит, ты полагаешь, что теперь нам стоит изменить свою позицию и позволить Лору убить Кайнана, чтобы не дай бог не потревожить нежные чувства его сестры?

– Чтоб тебя, - огрызнулся Рейт. – Лор не сможет навредить Кайнану. Вопрос вообще выеденного яйца не стоит, раз уж братца забрал ангелочек. Он может уже быть мёртв.

– Какая жалость, – произнёс Шейд ядовитым тоном, явно пытаясь подначить Эйдолона... и это сработало. Эй сделал выпад.

Рейт без особого труда перехватил его и откинул к стене. Это казалось полным безумием. Эти двое никогда так не донимали друг друга прежде. Эй никогда не был столь вспыльчивым, а Шейд настолько жестоким. Что-то и впрямь было не так.

– Мы не станем этого делать, – рявкнул Рейт. – Ни тогда, когда дом полон детей. Или вы, ребята, сами успокоитесь, или я буду вынужден успокоить вас. – Его угроза в какой-то степени противоречила тому, что он только что сказал о драке, но Эй и Шейд были настолько поглощены рычанием друг на друга, что даже не заметили.

Шейд ударил кулаком в стену.

– Это не проблема. В доме станет меньше детей, поскольку мы уходим. – Он направился к двери.

– Шейд! – Окрик Эйдолона заставил его остановиться, но он не обернулся при этом. – Если ты снова вздумаешь обвинять меня во вранье, Рейт тебя не спасёт.

Шейд сжал кулаки, и на какое-то время в воздухе повисла напряжённая тишина, покалывающая кожу Рейта. Наконец Шейд всё-таки вышел, и в комнате сразу стало легче дышать. Во всяком случае до того момента, пока Эй не попытался его преследовать.

– Не лучшая мысль, – заметил Рейт, прижимая его к стене до тех пор, пока не затихла суматоха в коридоре и не хлопнула входная дверь, что означало, что Руна и Шейд покинули квартиру. В тот момент, когда Рейт отпустил Эйа, тот начал метаться по комнате и сыпать проклятьями на каждом шагу.

– Что, чёрт возьми, с ним не так? – возмущался он.

– С ним? Вы оба редкостные засранцы. – Рейт скрестил руки на груди. – Эй?

– Да?

– Ты и правда думаешь, что эта цыпочка Син наша сестра?

Эйдолон напрягся.

– Ты тоже мне не веришь?

Рейт тщательно подбирал каждое слово, не желая вызвать очередной приступ ярости у Эйдолона.

– Просто всё так складывается. Я уверен, что ты не станешь накалывать нас, а как насчёт неё? Что если весь этот балаган устроен специально для того, чтобы помочь Лору убить Кайнана?

– Не знаю, Рейт. Правда, не знаю.

Блин, ну прямо шоу уродов какое-то.

– А что если это правда? Что если женщина-Семинус действительно существует?

– Ты хочешь знать, что это значит?

Рейт кивнул.

– Хаос, – мрачно ответил Эйдолон. – Из того, что мне довелось увидеть, эта женщина – ходячий хаос.


***


Пробило три часа утра по Нью-Йорку.

Какое-то время Син болталась в логове наёмников, выиграв шестьсот шеулинских золотых марок в двух партиях в бильярд, но, в конце концов, устав ждать, снова направилась в дом к Лору. Во всяком случае, здесь ощущалось его присутствие, что вселяло надежду, что он ещё жив.

Наконец, когда пробил назначенный час, кинжал в её руке начал светиться. Жар просачивался в ладонь и поднимался вверх по руке прямо к мозгу Син, словно у него была собственная жизненная сила.

Идесс находилась достаточно далеко, но благодаря Хэррогейту тысячи миль можно было преодолеть всего за несколько секунд. Что было на руку Син, поскольку у неё на работу с кинжалом имелось всего шестьдесят минут в запасе.

Она вошла в ближайшие ворота от хижины Лора. Прикрыв глаза, Син позволила кинжалу вести её руку по картам мира и Шеула. Когда её пальцы остановились, она снова открыла глаза.

Линии в стенах сошлись в рисунок, открыв подробную карту Канады. Кайнжал направил руку Син на северо-запад Юкона. Линии снова перестроились, сосредоточившись на отдалённой окраине. Затем её палец упёрся в центр и Хэррогейт распахнулся где-то в лесу... утопавшем в трёхфутовом снегу.

Вашу. Мать. Разве Канада не в курсе, что на дворе май месяц?

Должно быть, Идесс прекрасно понимала, что её выслеживают, и постаралась максимально усложнить задачу. Разъярённая Син постукивала пальцем по карте до тех пор, пока не вышла в Шеуле неподалёку от логова наёмников. Она поспешила к себе, чтобы одеться потеплее, и снова вернулась в Хэррогейт и, активировав карту, чтобы оказаться в Канаде, глянула на часы.

Проклятье! Полчаса потрачено впустую. Син практически выскочила из Хэррогейта, проклиная шторм на всех известных ей языках. Не то чтобы она много их знала, помимо английского, но ругательства ей были известны на множестве языков.

Холод почти моментально поглотил все её проклятия, замораживая дыхание в горле и носу. С каждым шагом Син увязала в сугробах, проваливаясь сквозь наст, замедляясь и ещё больше распаляясь в ярости.

Син собиралась выпытать местоположение Лора у этой сучки.

Дрожащими руками она отодвинула рукав парки и посмотрела на часы. Время было почти на исходе. А затем, впереди... на полянке показалась её цель, одетая лишь в джинсы, ботинки и гребаную майку. Как мило, что цыпочка-похититель не чувствительна к холоду, в то время как Син была близка к тому, чтобы замёрзнуть до смерти.

– Где он? – крикнула она. – Где мой брат?

Идесс моргнула.

– Брат? – По какой-то причине она улыбнулась. – Не беспокойся. Он в порядке.

– Я не верю тебе.

– А мне плевать.

Кайнжал вибрировал в руке Син, желая снова испить крови жертвы, но когда она двинулась вперёд, Идесс попятилась.

– Отпусти Лора, – прорычала Син.

– Это невозможно.

– Тогда я тебя убью.

– Это не так просто.

– Не существует ничего невозможного. – Син сделала ещё один шаг. Идесс снова отступила. – Будь ты проклята! Лора нельзя держать в плену. Ему нужно... у него есть определённые потребности.

– Да, – подтвердила Идесс. – Я обнаружила это.

– Если ты позволила ему страдать...

– Не позволила. – Она мельком глянула на часы. – Похоже, наше время истекло. Если ты хочешь снова увидеть своего брата, разузнай имя к нашей следующей встрече.

– Имя?

– Имя того, кто нанял тебя и Лора.

Син резко вздохнула, чуть не задохнувшись от пронзившего её холодного воздуха.

– Невозможно, – прохрипела она. Господи Иисусе, даже если бы ей удалось его разузнать, она не могла нарушить кодекс чести наёмника, что грозило ей проблемами куда более весомыми обычной смерти.

Идесс пожала плечами.

– Значит ты больше не увидишь Лора. – Она исчезла, изобразив прощальный жест, оставив Син замерзать в яростном исступлении посреди заброшенного леса.


Идесс отсутствовала двадцать часов. Двадцать долбаных часов! Ей потребовался бы всего лишь час, чтобы ускользнуть от Син, и в голове Лора начало вертеться множество всевозможных сценариев на тему того, что с ней могло произойти. Его грызли беспокойство, беспомощность и голод, и приходилось заботиться о своих физических потребностях с раздражающей частотой.

По каким-то причинам разрядка ему не приносила удовлетворения. Под кожей нарастало напряжение, и складывалось впечатление, что в любой момент она готова взорваться, выпустив на свободу демона, стремящегося к тотальному разрушению. Тело Лора познало Идесс и жаждало именно её прикосновений, что могло привести к серьёзной проблеме, если привычные способы борьбы с гневом теперь утратили свою актуальность.

Так что, да, двадцать часов волнения, дрочки и построения плана спасения, который включал в себя соблазнение Идесс, после чего она его отпустит. Это был самый жалкий план за всю историю разработки планов по освобождению. Идесс две тысячи лет. Вряд ли она купится на старое-доброе "я люблю тебя, поэтому ты должна мне доверять".

Это не означало, что он не собирается попробовать. Просто он не возлагал на это особых надежд.

Однако Лор возлагал серьёзные надежды на другой план. Ему стоило хорошенько отметелить себя за то, что приковал собственноручно себя к кровати, пока его сознание под воздействием червя тоски находилось в отключке. Однако на протяжении этих двадцати часов ему удалось освободить одно их своих запястий, и если он смог бы добраться до Идесс, она угодила бы прямо в ловушку.

И ей бы стоит поторопиться. В дополнение к нарастающему гневу, у Лора начала ещё и грудь гореть. Детару жаждал его видеть. И хуже того, метка будет пульсировать, а к приближению к обозначенному сроку, пульсация станет сильнее и быстрее.

Лор находился здесь почти два дня. Почти на два дня ближе к смерти Син. Если считать, что она ещё жива, то что она думает о нём? Должно быть, она волнуется. По крайней мере, в том виде, в каком Син вообще могла это делать.

Звук шагов заставил его сердце заколотиться, и он быстро сунул запястье в наручник, делая вид, что оно всё ещё сковано. Затаив дыхание, Лор внимательно следил за дверным проёмом в надежде, что в нём появится Идесс или Син.

Идесс. Странно, он испытал облегчение, увидев её, одновременно испытав страх за жизнь Син. И как, мать вашу, вообще такое возможно?

Затем она улыбнулась, и у него пересохло во рту – настолько её улыбка оказалась злой.

– Так-так, – сказала она. – Женщина-Семинус? Кажется, она твоя сестра.

Самоконтроль сейчас был важен, как никогда. Лору пришлось приложить немалые усилия, чтобы не сделать выпада в сторону Идесс, требуя у неё немедленного ответа.

– Я в курсе. И если ты ей что-нибудь сделала...

– Я же обещала, что не буду ничего с ней делать, - прервала его Идесс, махнув рукой. – Я заманила её в отдалённый уголок Канады. Сегодня ночью мне снова придётся скрываться от неё... думаю начать с Кайтая, потом попрыгаю немного. Как думаешь, ей бы хотелось увидеть Великую Кайтайскую Стену?

Успокоившись, что с сестрой всё в порядке, Лор беспечно улыбнулся.

– Син нравится путешествовать.

– Хорошо. Так я и поступлю. – Идесс протянула руку, и благослови господи её маленькое ангельское сердце, в руке оказалась сумка с фаст-фудом. От аромата бургеров и картошки-фри у Лора потекли слюни.

Хотя, возможно, этому поспособствовал вид обнажённого животика Идесс, торчащего между коротким топом и джинсами с заниженной талией. В животе у Лора заурчало, член затвердел, когда тело начало метаться от одной потребности к другой.

– Ты проголодался?

– Даже представить себе не можешь как.

В её глазах мелькнуло сожаление.

– Мне реально жаль, Лор. Я прежде никого не держала в плену.

– Да, твой дебют, определённо, выдался блестяще, – заметил он грубо. Лор не знал, как общаться с настолько милым похитителем. Если бы она избивала его, оскорбляла или просто молчала, тогда другое дело. Но Идесс поставила его в ситуацию "хрен-знает-что-теперь-делать", в то время как он всегда обычно знал, как ему следует поступать.

К тому же, она дико его возбуждала, а что делать с этим он точно знал.

Ему следовало раздеть её. И приковать цепью. И если те импульсы, что он уловил от Идесс во время кормления, являлись верными, то она не сильно бы сопротивлялась. Нет, она определённо его заводила – вот уж в этом точно не было никаких сомнений.

Идесс опустилась рядом с ним и коснулась ладонью его щеки. Жест оказался настолько нежным, таким интимным, что Лор снова не знал, как реагировать. В голове мысли превратились в мячик для пинг-понга.

– Прости, что надолго оставила тебя одного, но веришь ты мне или нет, я пытаюсь найти из всего этого выход.

– Э-э... ключи? – предложил Лор. – Они определённо стали бы для меня выходом.

Она приподняла один из уголков губ в кокетливой улыбке.

– Хорошая попытка.

– Это означает, нет?

– Нет.

Он глянул на сумку.

– Могу я тогда что-нибудь поесть?

– Я не знала, что тебе нравится, и поэтому взяла кока-колу, бургер, картошку-фри и сэндвич с курицей. – Идесс смотрела на него в манере "ласкового щенка, мечтавшего стать хорошей собакой", от чего все внутри Лора растаяло, хотя эта женщина не должна была вызывать у него подобных чувств. Его член дёрнулся, и ладно, не всё внутри него растаяло.

– В данный момент я съел бы даже гребаный кактус, – пробормотал он, и её плечи слегка поникли. И ему стало немного не по себе от того, что он её расстроил.

Добро пожаловать "Стокгольмский Синдром"

Она вручила ему сумку и подождала, пока он заглотит сэндвич с курицей и картошку-фри. Когда его живот прекратил восставать так громко, Лор стал, есть медленнее.

– Итак, расскажи мне о себе.

Идесс моргнула.

– О себе? Да, в общем-то, нечего рассказывать.

– Тебе две тысячи лет, и ты утверждаешь, что совершенно нечего рассказать? – Лор отпил половину от колы. – Расскажи мне о том, как ты родилась. Твои родители были людьми?

Она молчала так долго, что Лор успел прикончить один из двух бургеров. Наконец Идесс поправила свой конский хвост и заговорила:

– Я родилась у ангелов... а затем мною подменили дочь смертных. Они были рабами в богатом римском доме.

– То есть, ты росла, считая себя человеком?

– Да.

Как и он, но в глубине души, Лор всегда ощущал, что чем-то отличается, когда мог видеть неоновые вывески с огромного расстояния. Или когда его мать кричала: "Ты – дьявольское отродье! Мне не стоило позволять, чтобы семя этого демона укоренилось в моей матке". Все доктора и медсёстры в больнице считали его мать безумной, но она так и не изменила "своего убеждения", и друзья, что находились с ней этой ночью подтвердили, что "вызывали сатану". Они не считали, что появившийся незнакомец с одной татуированной рукой действительно являлся сатаной, но были уверены, что что-то демоническое в нём присутствовало, или он являлся изрядным мошенником.

И в обоих случаях они оказались абсолютно правы.

– Ты замечала когда-нибудь, что как-то выделяешься? – спросил он для того, чтобы вырваться из тисков прошлого. – Что отличаешься от остальных?

– Не совсем. – Идесс обхватила одно из золотых колец, удерживающих её волосы так, как когда-то держала его член. – Я прекрасно чувствовала себя дома вплоть до своего девятнадцатилетия.

– То есть, ты вела абсолютно нормальную жизнь? Муж? Дети?

– Даже близко не стояло.

Из него был хреновый историк, но он полагал, что в те времена, когда продолжительность жизни была столь коротка и девочек выдавали замуж довольно рано, Идесс являлась исключением. Наверное, спрашивать об этом было бы грубо, но также грубо было приковывать его к кровати, поэтому нахрен вежливость.

– И почему же нет?

– Это долгая история.

Лор потянул цепь.

– Времени у меня как раз завались.

Идесс подвинулась, но у Лора сложилось впечатление, что как бы близко к нему она не придвинулась, ей всё равно будет не достаточно этого. Её, определённо, к нему влекло.

– Когда мне исполнилось шестнадцать, меня преподнесли в подарок сыну знатному вельможе.

– Но разве в этом случае отпрыск благородного происхождения не обязан был жениться?

– Он вовсе не должен был жениться.

Лор сжал зубы, услышав расстроенные нотки в её голосе.

– Тебя отдали для секса? Как проститутку?

– Как любовницу. Я была довольно привлекательной, – безо всякой гордости констатировала Идесс. – Подарком была моя девственность. Я провела с ним около двух лет, но когда он женился, меня отослали его жестокому другу. Если бы я ему приглянулась, то стала бы и его любовницей или игрушкой, которой он делился бы с друзьями.

– Твой хозяин оказался изрядной сволочью. – Лору было искренне жаль, что он не может вернуться в те времена и хорошенько надрать задницу этому парню, да так, чтобы сидеть не смог.

Идесс рассмеялась.

– Он не успел ко мне прикоснуться. Пришёл мой брат Рами и забрал меня, а этот парень погиб в сражении несколько лет спустя.

Лор одобрительно промурлыкал:

– Боже, как мне нравятся кровожадные женщины.

– Естественно, ты же наёмник.

– Я не всегда им был. – В том, как он произнёс это, прозвучала защитная реакция. – Я больше, чем обычный наёмник. – Хотя, может ли это быть действительно так? Даже сам он сомневался по этому поводу. С того самого дня, как он обнаружил собственный дар, Лор был наёмником. И когда он стал, вынужден работать на Детару, этот статус только укоренился. Он даже заработал титул Первого Наёмника. Как специфично. Лор даже гордился тем, что был настолько хорош, убивая людей, что получал удовлетворение от этого.

Он был куском дерьма.

– Насколько больше? – В её вопросе не звучало осуждения, только любопытство. Лор не сумел ответить, её рука переместилась к его груди, к тому месту, где находилась рабская метка, и приятный жар прокатился по его коже. – Твой хозяин... он может вызвать тебя, когда захочет, да?

– Да, – ответил он хрипло, сконцентрировавшись на том, чтобы утихомирить собственное либидо, на непонятном ощущении прохлады, сочившимся сквозь её руку. Не сработало. – Целый день вызывает.

Рука Идесс замерла, и ногти впились ему в кожу – сладкая боль удовольствия, от которой у него перехватило дыхание.

– Что случится, если ты не придёшь?

– Постепенно боль будет нарастать. И так будет до тех пор, пока я не явлюсь к хозяину или не начну корчиться в агонии.

Идесс испуганно вздохнула.

– Сколько у тебя осталось времени?

– Зависит от того, насколько сильно он желает меня видеть. Могу сказать, что в данный момент у него есть подозрение, что его собираются выставить дураком.

Идесс прикрыла глаза и наклонила голову. Кончик её конского хвоста соскользнул вниз и потёрся о талию Лора, и чёрт, он мог отдать многое за то, чтобы распустить волосы Идесс и позволить им рассыпаться шёлком по его телу, пока она будет процеловывать дорожку вниз.

– Насколько тебе больно? Прямо сейчас?

– Жжётся, – ответил Лор, и это не было ложью. У него было такое ощущение, словно в груди раскалённое железо. – Но твоя рука... она несёт прохладу. От неё становится легче.

Идесс подняла голову.

– Я могла бы дать тебе лёд.

– Не поможет. – Лор накрыл её руку своей правой рукой, поскольку левая по-прежнему условно была заперта в наручнике, и отчасти потому, что мог прикасаться к ней отмеченной татуировками рукой столько, сколько действовало заклятие браслетов. – Но твоя рука помогает. Не знаю почему, но твоё прикосновение волшебно.

Лор собирался обольстить её, пытался убедить, насколько она привлекательна, идеальна и сексуальна. Он был готов на что угодно, лишь бы нахрен убраться отсюда. Но внезапно Лору захотелось сделать это, потому что Идесс таковой и являлась. Он поднёс её ладонь к своему рту, хотя грудь и начала снова пылать, но этот дискомфорт стоил того, чтобы прикоснуться губами к тыльной стороне её ладони.

– Ты заставляешь меня пылать куда сильнее так, что жар от этой метки не идёт ни в какое сравнение.

Из Идесс вырвался удивлённый звук, похожий на лёгкий вздох.

– Если ты пытаешься меня обольстить, то я уже говорила, что это не сработает. – И всё-таки у неё перехватило дыхание, и Лор ощущал пряный запах её возбуждения. Когда Идесс переместилась, вырез её топа сдвинулся, обнажив приличное количество её восхитительной плоти, и всё же этого было недостаточно.

– О, это сработает, – произнёс он медленно, растягивая слова. – Только не гарантирует мне свободы.

Идесс ощетинилась.

– Тогда какой у тебя план? Скорее всего, он у тебя есть. Уверена в этом.

Лор откинул назад голову, наблюдая за ней из-под полуприкрытых век.

– Наклонись ближе.

– Чтобы ты мог причинить мне боль? Не думаю, что это хорошая идея.

– Нет, – пробормотал он. – Чтобы я мог прикоснуться к тебя. Везде.

Идесс смотрела на него так, словно понимала, что это очередная уловка, но своим демоническим чутьём Лор уловил, как участилось её сердцебиение, замерло её дыхание, и он видел и слышал, что она реагировала на него.

– Ну и свинья ты, – выдала она с куда более меньшим осуждением, на которое, как ему известно, была способна.

– Ты хочешь, чтобы я превратился в обезумевшего монстра? – На самом деле подобное сейчас Лору не грозило, но она-то этого не знала. Просто Лор... хотел её.

– Цепь, удерживающая тебя, даёт достаточно свободы. Если тебе нужна разрядка, воспользуйся рукой... – Идесс откашлялась. – Ванная находится та...

– Мне нужно прикосновение, – прорычал Лор. – Идесс, я же инкуб. Мне нужен контакт. Женщина. Ты. Это просто пытка. – Естественно, он играл на её чувстве вины, но не лгал. Когда она находилась так близко, а Лор ничего не мог сделать – это просто убивало его.

Она надменно вздёрнула подбородок.

– Ты слишком много от меня хочешь.

– Тогда ты можешь... – Он глубоко вздохнул. – Ты можешь хотя бы поцеловать меня?

Глаза Идесс широко распахнулись.

– Что? Нет. Я не могу.

– Это противоречит ангельским правилам?

Она с трудом сглотнула, так, что он услышал это.

– Нет, но...

– Тогда подари мне хотя бы поцелуй.

– Я не достаточна, опытна в этом деле. – Идесс резко отвела взгляд, и он ощутил неясную потребность успокоить её.

– Я тоже, – признался он.

– Лгун, – прошептала Идесс.

– Не в этот раз, – прошептал он в ответ.

Их взгляды встретились. Напряжение расцветало, как роза в Шеуле – тёмное, прекрасное, неукротимое и потенциально ядовитое. А затем Идесс мучительно медленно наклонилась и оперлась на его плечи. Первый мимолётный контакт её губ охватил Лора потоком желания. Второй оказался гораздо смелее, но недостаточно страстным, и всё же желание настолько возросло, что вибрация отдавалась даже в кончиках пальцев ног Лора.

Может, у неё и не было большого опыта, но это не имело значения, потому что то, что она делала, было достаточно. Более чем. Лор поднял лицо навстречу ей, чтобы углубить поцелуй, от которого и так закипала кровь. Когда её язычок осторожно скользнул по его нижней губе, Лор вздрогнул, словно от толчка, как будто позабыл, ради чего затевался этот поцелуй.

Очень осторожно он вынул запястье из наручника. Разжал пальцы. Как же он желал прикоснуться к Идесс, отдаться этому поцелую и посмотреть, куда он их заведёт.

Вот только вместо этого, он напал на неё.


Переводчики: aveeder, natali1875, kr71

Редактор: Casas_went


Глава 10


Не предвещающий ничего хорошего металлический звук щелчка вокруг её запястья достиг ушей Идесс за долю секунды до того, как Лор перекатился и опрокинул её на матрас.

– Помнишь, я говорил, что освобожусь и заставлю тебя испытать всё, что мне довелось пережить? – прорычал он.

– Ублюдок! – Всё ещё ошеломлённая поцелуем, она замахнулась свободной рукой, но Лор перехватил её кулак и притянул к своей закованной руке, обездвижив Идесс. Без особого труда придавив её своим телом, он сунул руку в карман её джинсов.

– Это я-то ублюдок? Ты же приковала меня.

– Ты не оставил мне выбора!

– Ага-ага. – Лор улыбнулся, и Идесс поняла, что он отыскал ключи от наручников. – Убийство Кайнана – табу. Плохой Лор, плохой.

Идесс зарычала и качнула головой, пытаясь ударить Лора в лживый рот, отчаянно надеясь хоть как-то причинить ему боль. Если он освободиться... ей даже думать не хотелось, что он с ней сделает. И с Кайнаном. Лор отпрянул, и она лишь слегка зацепила его подбородок.

– Злючка, – забавлялся Лор. – Мне это нравится. Давай ещё.

– Будет тебе ещё. – Чудесные наручники препятствовали ей принять форму отца – падшего ангела – но это вовсе не означало, что она была беспомощна. Идесс ударила коленом, засадив им Лору во внутреннюю часть бедра. Он резко втянул воздух и опустил её ногу, прежде чем зажав обе между своими.

Выругавшись, он рванул вперёд, и она услышала щелчок наручников. Лор в то же мгновение оказался на свободе, а оба запястья Идесс – скованными. Он скатился с неё и дёрнул за цепь, зафиксировав ангела на кровати с поднятыми руками. Идесс вскрикнула от разочарования, но Лор, должно быть, решил, что от боли, потому что ослабил натяжение цепи, обмотав её вокруг прикроватных столбиков, ловко уворачиваясь от ударов ногами Идесс.

Впервые Идесс пожалела, что по-прежнему могла ощущать его эмоции, но не могла использовать информацию, способную вытащить её отсюда. Вместо этого она потратила несколько часов, сгорая от кровной связи на расстоянии, ощущая всё, что он чувствовал. Ей нравилось думать, что она сильная, но каждый раз ощущая внутри пульсирующую похоть, она падала на колени и молилась о силе воле, которая удержала бы её от возвращения к Лору.

– Ты мне за это заплатишь! – Идесс что есть мочи рвалась с цепи, кричала и брыкалась, пока у неё не возникло ощущение, что руки вот-вот выскользнут из суставов.

Лор протянул к ней руку, но в последний момент отдёрнул её. Грязно выругавшись, он подобрал с пола перчатку и куртку, быстро надел их и следующее, что осознала Идесс – Лор, снова лежащий на ней, устроившийся так, словно её тело – самое удобное место в мире. Его вес накрывал её, как одеяло. Тело обвилось вокруг неё и успокаивало, как запеленатого младенца.

– И вот, – тихо начал он, – ситуация изменилась. Похититель стал пленником. Настало время для всех тех забавных фраз из кинофильмов, которые, никогда не думал, что произнесу.

Сердце Идесс барабанило о грудную клетку от ощущаемых ею беспомощности и неопределённого беспокойства.

– Отпусти меня.

– Ты отпустила меня, когда я просил?

Идесс сглотнула.

– Пожалуйста. Не убивай Кайнана. Он важен.

– Ага. Важен для меня.

– Для мира.

– Думаю, мир как-нибудь выживет без одной человеческой задницы.

На самом-то деле, не выживет, но Идесс понимала, что демоны редко заботились об общественном благе, поэтому сменила тему:

– Дело не только в мире. У меня личная заинтересованность в том, чтобы он жил.

Лор фыркнул.

– Что, ты не получишь свои крылья, если он умрёт?

– Именно это и произойдёт.

Лор закатил глаза, но когда Идесс продолжила смотреть на него, он напрягся.

– Ты это серьёзно.

– Даже представить не можешь насколько. – Она содрогнулась от макушки до кончиков пальцев ног. Та горстка Мемитимов, которым так и не удалось вознестись, были вынуждены вечно охранять Праймори, или влачить простое человеческое существование до скончания веков, рождаясь снова и снова, и не имея возможности вознестись на небеса. Некоторые даже мечтать не могли об этом. И как бы ужасно это ни казалось, вовсе не такая судьба побуждала Идесс избежать неудачи.

Если бы ей не удалось защитить самого важного для мира человека, то в разразившейся на Земле войне между добром и злом оказалась бы судьба миллиардов человеческих душ.

Тысячу двести лет на ней тяжким грузом висело предательство Рами, и каждый день Идесс молила о шансе на прощение. Но если бы она предала человеческую расу? О прощении можно было бы полностью забыть.

Что-то горячее и влажное скатилось по её щеке. Слеза. Боже, она не плакала несколько веков. С момента Вознесения Рами. Идесс не успела даже осознать это, а за слезой последовал целый поток, и внезапно она начала не просто всхлипывать или даже плакать. С Идесс приключилась настоящая истерика. Всё её тело тряслось от рыданий, а ртом она хватала воздух.

– Идесс... успокойся... Идесс? – Лор заключил в ладони её лицо. – Эй, всё хорошо. Успокойся, ангел. Успокойся...

Идесс разошлась ещё больше. Просто не в силах остановиться... словно копила слёзы все эти сотни лет, и теперь, словно проснувшийся вулкан, который столько бездействовал, этот поток было просто не остановить.

А затем губы Лора оказались на её губах. Он поцеловал её. Демон губами проследовал по дорожкам из слёз на её щеках, водя большими пальцами – одним в перчатке, другим открытым – по коже, которая казалась такой чувствительной, будто обгорела на солнце.

– Ш-ш-ш... – Лор нежно поцеловал ухо Идесс. – Всё в порядке.

– Нет, – простонала она, потому что было далеко не всё в порядке.

Лор поглаживал её щёки, лениво водил большим пальцем руки, не затянутой в перчатку, по нижней губе Идесс.

– Прости, – пробормотал он. – Я никогда с подобным не сталкивался, и не знаю, что делать.

– Я... – Идесс замолкла, потому что кончик его большого пальца скользнул в её рот. Она не успела это осмыслить. Не хотела.

Повинуясь импульсу, Идесс обхватила его губами и втянула глубже в рот. Глаза Лора потемнели, рот приоткрылся и в нём блеснул пирсинг. Ого! Если Идесс считала, что имела над демоном власть, когда он зависел от её милости, был прикован и нуждался в оргазме, то ошибалась. Это, ни в какое сравнение не шло с происходящим в эту минуту моментом. Понимание того, что даже скованной она могла влиять на него, оказалось для Идесс открытием.

Теперь ей осталось лишь выяснить, как использовать то, что она только что поняла.

Собрав в кучу, все свои подзабытые навыки по соблазнению, Идесс провела языком вокруг сустава и слегка прикусила подушечку пальца. Когда у Лора перехватило дыхание, энергия чистейшего возбуждения пронзила её мощным, почти сексуальным порывом. Её груди заныли, в животе запорхали бабочки, и да, это было потрясающе. Доставление мужчине удовольствия являлось сильным афродизиаком.

– Я так сильно ненавижу своё влечение к тебе. – Голос Лора оказался таким грубым, словно он также ненавидел это признание.

Идесс зажмурилась.

– А плохо ли то, что я рада этому?

– Думаю, было бы странно, считай ты иначе. – Лор вынул палец из её рта и провёл ладонью по её шее. Под его пальцами кожу Идесс покалывало. Её соски затвердели и превратились в тугие бусинки.

Почему он стремился понять её? Идесс хотелось сопротивляться ему, бороться, но Лор пленил её рот на удивление нежным поцелуем и позволил понять, насколько напряжено его тело, как часто его дыхание. Он дразнил языком её плотно сжатые губы лёгкими, влажными толчками. Идесс велела себе не расслабляться и не поддаваться на провокацию и его попытки соблазнить её.

Но открыв рот, Идесс всё позабыла и могла думать только о том, насколько приятны его прикосновения вне зависимости от обстоятельств.

Лор застонал и протолкнулся языком в рот Идесс, сплетаясь с её. Прохладное мягкое прикосновение его языка было эротическим контрастом по отношению к пышущему жаром страсти поцелую. Он немного отстранился, чтобы просунуть руку между их телами, коснуться её груди и двинуться ниже. Возбуждённый член прижимался к развилке между её бёдер. Не в силах сопротивляться, Идесс выгнулась к нему, с наслаждением принимая давление его плоти, трение и затопляющую её жаркую влажность.

Её цепи хватило, чтобы запустить пальцы в волосы Лора, и как только она это сделала, он дёрнулся, словно от удара током.

– Что случилось? – пробормотала она в его губы.

Лор приподнял голову и моргнул, глядя на Идесс.

– Просто... – Он покачал головой. – Ничего.

– Расскажи мне. – Идесс понятия не имела, почему ей так хотелось это узнать, учитывая то, что он недавно пленил её и заставил плакать.

А ещё Лор воспламенил её.

Но он ничего не сказал, а просто уткнулся лицом в местечко между её плечом и шеей, и поцеловал её там. Идесс снова выгнулась, а он начал жёстко двигаться на ней, вызывая неугасимую жажду.

Лор скользнул рукой между их телами и ловкими пальцами расстегнул её джинсы. Идесс захлестнула паника и она напряглась.

– Лор... нет. Я не могу.

Лор скользнул мозолистой рукой в её трусики, интимно накрыв её лоно так, что Идесс едва не проглотила язык.

– Не можешь чего?

– За-заниматься сексом. Я дала обет.

Лор тихо прошептал ругательство, а затем скользнул пальцем между её складочками и, лаская губами её ухо, произнёс:

– А это ты можешь? Позволить мне доставить тебе удовольствие?

"Да".

– Нет, – простонала Идесс, когда Лор кончиком пальца потёр её клитор.

– Ты лжёшь. Я это чувствую.

Да, она лгала. На подобные действия не налагалось запретов, потому что это не имело прямого отношения к обету. Дело в её желании и том, что собирался сделать для неё этот мужчина.

– Не надо, – произнесла она, но тело предало её, подавшись навстречу прикосновениям.

– Не надо чего? – Лор скользнул одним пальцем в её лоно, и Идесс едва не расплакалась от наслаждения. – Этого?

Идесс больше не могла произнести ни слова. Даже дыхание, казалось, стоило усилий. Половые отношения и самоудовлетворение находились под запретом, но как насчет удовлетворения руками других? Нет сомнений, что и это запрещено, но даже Рами признавал, что в обете существовала определённая недосказанность, скорее всего, преднамеренная, чтобы не позволить доброй воле завести тебя в неприятности.

А Лор, определённо, являлся одной из таких неприятностей.

– Так ты хочешь кончить? – К первому пальцу присоединился второй, растягивая её чувствительную плоть, посылая неконтролируемые импульсы прямо к мозгу Идесс. – Скажи это.

Она так сильно стиснула зубы, что не могла говорить. Идесс извивалась, пытаясь сделать так, чтобы большой палец Лора попал в нужное место, но в то же время пыталась отодвинуться, потому что в этот момент не знала, чего конкретно хочет.

Лор не отступал, медленно поглаживая бусинку её клитора вперёд и назад, от чего у Идесс сносило крышу и уносило туда, где физические потребности затмевали разум.

– Скажи, – пробормотал он.

– Нет, – выдохнула она.

– Я хочу видеть. – Он наклонился и прикоснулся губами к её губам. – Я хочу видеть, как яростно ты будешь кончать, Идесс. Позволь мне это.

Лор хотел этого. Отдать ему то, что он жаждал, было частью соблазнения, так ведь? Идесс была прикована к постели и находилась в беспомощном состоянии, её ведь нельзя обвинить в том, что она сделала бы что угодно, чтобы освободиться и защитить Кайнана. К тому же, Лор являлся её Праймори, и она не могла предать отношения Мемитим/Праймори, отвергая то, что желала.

Доводы казались ничтожно слабыми, но это всё, чем Идесс располагала, и она так сильно жаждала этого, что в отчаянье рявкнула:

– Да!

Его пальцы начали яростные, глубокие движения, а большой палец начал скользить кругами по клитору. Идесс так давно не испытывала ничего подобного, что все ощущения казались новыми и до такой степени потрясающими, что ни один полноценный секс из тех, что у неё были, даже рядом не стоял.

Лор добавил третий палец и увеличил давление большим, от чего всё тело Идесс вздрогнуло, разлетаясь на части от оргазма. Перед глазами мелькали пёстрые, подобно калейдоскопу пятна, унося её прямо в экстаз, пока рука демона совершала своё чудо. Лор продолжил, теперь уже легче, до тех пор, пока к ней не вернулись способности слышать и видеть.

– Ты так красива, – прошептал он. Внимательный взгляд полуприкрытых глаз являлся подтверждением его словам; в нём отражался жуткий голод, на который тут же откликнулось тело Идесс. – Боже, ты... – Лор замолк, всё его тело охватила дрожь. Когда он перевёл взгляд тёмных глаз на ванную, в них мерцали тёмно-красные искорки.

– Я... мне нужно... – Лор сглотнул, а когда заговорил снова, его голос казался таким низким и хриплым, что Идесс буквально ощущала его внутри себя, словно этот тон должен был подготовить женщину к обладанию ею. – Немного... уединения. – Он оттолкнулся коленями и руками от матраса.

– Нет. Пожалуйста. Останься. – К ужасу Идесс, Лор остановился. – Я хочу... хочу видеть это. – "Я не хочу оставаться в одиночестве, ведь я начну думать и сожалеть".

Расстёгивая молнию на штанах, Лор одобрительно зарычал.

Он и представить не мог, что способен сделать это. Лор никогда не испытывал мандража на почве секса... ладно, за исключением того, что сам секс способен убить его партнеров. Но всё же. Он никогда ни перед кем не позировал. И хотя предложение Идесс перевернуло его изнутри, рука, расстёгивающая молнию, всё-таки дрожала.

Выходит, у него и впрямь был небольшой мандраж.

– Вот дерьмо, – проворчал он. – Я не могу. – Лор начал подниматься с кровати.

– Пожалуйста? – Идесс лежала, раскинувшись на постели, расслабленная, удовлетворённая, от неё исходил аромат возбуждения, тревожащий либидо Лора.

Он хотел быть в ней, а не дрочить в тёмной ванной как какой-то извращенец, пока Идесс находится всего в нескольких футах от него. А с другой стороны, у него не было опыта... сексуального самоудовлетворения... перед женщиной. О, он был достаточно уверен в себе, да и с мужскими инстинктами проблем не наблюдалось, но Лору казалось несколько странным дрочить рядом со связанной женщиной, которая будет за этим наблюдать.

– Ты смущен? – Удивление в её голосе положило конец его сомнениям.

– Я не грёбаный девственник.

– У тебя было не так много женщин?

Теперь это звучало даже оскорбительно. У Лора их было достаточно, просто он ни с кем не спал дважды. Да и те, что попадались, всего лишь удовлетворяли его потребность. Что были, что не были. Они абсолютно не затрагивали его.

Никакой привязанности.

Это... это могло оказаться связью. Лор не мог понять, почему и как, но могло. Он просто чувствовал это. А испытывать чувства к этой женщине не лучшая идея, и Лор в этом был уверен.

– Всё в порядке, – тихо произнесла Идесс. – Ты не обязан отвечать. И не обязан оставаться, если не хочешь.

То, что ему так хорошо с ней, что Идесс вызывает в нём какие-то чувства, только распаляло Лора. Он отомстил ей, приковал к кровати, мог сделать всё, что хотел... Воздержавшись от очередного ругательства, он ощутил в руке всю полноту своей эрекции, давление под кожей и в яйцах.

– Почему? Почему ты хочешь за этим наблюдать?

– Потому что, – произнесла Идесс охрипшим голосом, – ты тоже прекрасен.

Сердце Лора на этих словах дало сбой, а по телу распространилось тепло. Никто и никогда не отпускал ему подобных комплиментов, да ещё и с таким... восхищением.

Без всякой жалости закинув все сомнения на задний план, Лор обхватил рукой без перчатки напрягшуюся плоть. Он услышал едва различимый вздох Идесс, судорожное втягивание воздуха, которое завело его так, как ничто раньше. Живот Лора напрягся, дыхание стало прерывистым, и чёрт возьми, когда Идесс наблюдала за ним... в нём произошло изменение, против которого он ничего не имел. Теперь, когда дар Лора не сдерживался защитной силой наручников, всё, о чём ему стоило заботиться – это держать правую руку, когда он кончит, подальше от ангела.

– Вот видишь? – спросила она хриплым голосом. – Это не так уж и трудно, да?

– О, я твёрдый, – сквозь зубы процедил Лор, и губы Идесс изогнулись в улыбке.

– И огромный.

Его член запульсировал в ответ, словно обрадовался похвале. Проклятая хреновина была слишком глупой, чтобы понять, что Идесс делала то, что до этого делал Лор – сыпала комплиментами, чтобы добраться до доброй стороны пленителя. Но она сказала правду.

– Приятно слышать.

Теперь, уже абсолютно непринуждённо, Лор двигал вверх-вниз своей ладонью, любуясь тем, как каждое изменение скорости или направления заставляло Идесс жмуриться от удовольствия, как приоткрылся её рот, когда он зажал в кулаке головку члена. И Господи Иисусе, когда Лор провёл по ней ладонью, Идесс начала облизывать губы.

Ободрённый этим зрелищем, он придвинулся ближе, дразня её видом своего члена.

– Тебе ведь нравится, да? – Идесс подняла на него взгляд. – Расскажи, что ты хочешь, чтобы я сделал. – Когда она открыла рот, но так и не смогла ничего произнести, он улыбнулся и прекратил поглаживание. – В чём дело? Ты стесняешься?

В глубинах её удивительных глаз цвета рома искрился гнев, желание бороться. А эта Идесс чертовски горячая штучка.

– Поглаживай. – Приказ, возможно, стал бы эффективнее, если бы не лёгкая дрожь в её голосе, но Лор сделал так, как она приказала. Медленно.

– Так?

– Быстрее.

Подавив стон, Лор увеличил скорость, но не сильно.

– Я же сказала быстрее. И ещё... делай то движение по головке.

Может Лор даже бы посмеялся над трогательной свирепостью, звучащей в её голосе, если бы не был слишком занят, оттягивая наступление оргазма. Пот выступил капельками у него на лбу, в то время как Лор, стиснув зубы, почти задыхался от нарастающего напряжения.

– Остановись, – произнесла Идесс, и будь она проклята, у него едва хватило контроля, чтобы сделать это. – Опусти руку к своим... своим яйцам. – Румянец окрасил её щёки. Она казалась такой властной и сексуальной, и всё-таки слово "яйца" заставило её покраснеть.

Лору это понравилось.

Он медленно скользнул ладонью вниз по члену. К тому времени, как он достиг мошонки, член уже изнывал.

– Что дальше?

– Погладь их, – сказала Идесс и затаила дыхание. – Представь, что это я... что это делает женщина.

Он закрыл глаза и выругался, легко представив её тёплую ладонь, обхватывающую член, нежно перекатывающую пальцами яички, как она делала это прежде.

Минутку она позволила ему погрузиться в образы, а как только он подошёл к черте, чтобы умолять о большем, произнесла:

– А сейчас заставь себя кончить. – Голос Идесс был угрожающе низким. Соблазнительным. – На меня.

Удивление подстегнуло Лора к кульминационному моменту, её слова подобно ядерной цепной реакции запустили этот процесс.

Он едва успел податься вперёд, обхватить себя правой рукой, контролируя, чтобы она находилась в зоне досягаемости Идесс, и кончил на её твёрдый, плоский живот.

Лор словно выпал из реальности, поскольку полученное им удовольствие завладело сразу несколькими чувствами, включая слух: до него доносился голос Идесс, но он понятия не имел, о чём она говорила. Ему просто хотелось, чтобы она продолжала говорить, потому что сам её голос казался настолько возбуждающим, что Лор кончал и кончал...

Наконец, когда его дрожащая рука подкосилась под весом тела, всё закончилось. В голове плыло, дыхание жгло горло. Лор открыл глаза и встретил взгляд Идесс.

– Я так завидую, – прошептала Идесс, и он удивлённо моргнул.

– Чему?

Идесс опустила голову на подушку и подняла к потолку самый печальный взгляд из тех, которые Лору доводилось видеть.

– Ты такой живой, Лор. В тебе пылает огонь. Ты полон жажды жизни, а я просто проживаю её, ожидая конца.

Неведомая доселе эмоция застряла в горле у Лора, перекрыв ему дыхание. Жажда жизни? Меньше всего его заботила собственная жизнь.

Единственное, что его по-настоящему заботило – это свобода Син и уверенность в том, что сестра больше никогда не станет чьей-либо собственностью. Пока этого не произошло, он должен держаться.

Она являлась одной из причин, по которой Лор надеялся, что его братья не превратились в полных засранцев и Син с ними познакомится. Ей нужно, чтобы кто-то о ней позаботился. Кто-то, кто сделает это лучше Лора.

– Не стоит, – прохрипел Лор. – Нет у меня ничего такого, что действительно вызывало бы зависть. Я ужасная личность.

Губы Идесс тронула улыбка.

– Твой выбор ужасен, но ужасная личность не питала бы к своей сестре той любви, которую испытываешь ты.

Лор вовсе не собирался покупаться на это, отнюдь. Но как, ни странно, в одном Идесс оказалась права: он был живым... по крайней мере, сейчас.

Впервые с момента перерождения себя в холоднокровного убийцу он ощущал внутри себя подобие искры.

Подтрунивание Идесс возбуждало его. Их столкновения бросали ему вызов. Он ощущал сексуальную взволнованность. Ничего бы подобного наверняка не случилось бы при идеальных условиях, но Лор не мог не задаться вопросом, что бы произошло, если бы между ними не стоял Кайнан.

И если бы Идесс не была прикована цепью.

Лор подавил безумный смех, поскольку всё это было всего лишь мечтой, а он никогда не был мечтателем. К тому же, как только Кайнан умрёт, Лор понимал, что его братья – да и сама Идесс – удостоверятся, чтобы он уже никогда не смог мечтать.


***


Кому бы в здравом уме пришла идея открыть медицинское учреждение для демонов? Этим вопросом Рариэль задавался с того дня, как услышал о Центральной Подземной Больнице, и в тот момент, как отыскал в Хэррогейте символ ЦБП, понял, что заинтересовался.

ЦБП. Это ж надо так назвать больницу. Рариэль рассмеялся над недальновидностью того, кто так её назвал. Кретин.

Это было шестое его посещение, хотя первые пять раз он так и не вышел из Хэррогейта.

Рариэль просто открывал его, давал Роугу выбор выйти или остаться внутри, и продолжал свой путь. Очевидно, проклятие брата Роуга оставило его иссушенным демоном, не только большинству не видимым, но и неспособным управляться с объектами, такими как Хэррогейты или двери, что сильно усложняло путешествия.

Бедный парень. Быть преданным собственным братом – худшее из возможных переживаний, и Рариэль знал это по себе.

Он бросил сочувственный взгляд в сторону Роуга, выглядевшего подобно призрачному духу. Но в отличие от духов, у него с Рариэлем была телепатическая связь.

– Готов? – спросил Рариэль.

"Да".

Испытывая предвкушение, Рариэль набрал на панели символ больницы. На этот раз он собирался доставить своего путника и самому послоняться там. Понаблюдать.

Он открыл ворота и вышел. В приёмном отделении царила суета, но вряд ли кто мог заметить его появление.

Там же слонялось бесчисленное количество духов, и как только Роуг вошёл в больницу, они буквально обезумели. Кто-то кинулся бежать, кто-то съёжился, кто-то застыл на месте, ужасно вопя, так, что Рариэлю захотелось заткнуть уши.

Невидимый друг Рариэля безумно напугал призраков, да и обычные люди в приёмном отделении ощущали себя как-то взволнованно.

К нему приблизилась вампирша, одетая в медицинскую форму.

– Могу я вам чем-нибудь помочь?

– Нет, – ответил Рариэль, в то время как Роуг почти врезался в одного из вопящих призраков. Это являлось одной из странностей духов: их можно было буквально рассеять в прах, причиняя невообразимую боль, но они все оставались живы. – Я просто хотел полюбопытствовать.

– Как хотите. – Вампирша ушла, а Рариэль остался в приёмном отделении. До него доносились отдалённые голоса, даже крики. Духи всё ещё бесновались, причитали и колотили в стены.

Неподалёку, между покрытой пластмассой диванчиком и крепким каменным столом, две женщины прижимали к себе троих детей.

Красотка с каштановыми волосами и изумительными глазами цвета шампанского издала волчий рык. Другая, более жёсткого стиля рыжеволосая женщина поигрывала лезвием в украшенных ножнах, в её воинственных зелёных глазах отражалась тревога.

В тот момент, когда Роуг увидел их, по всему приёмному отделению прокатилась волна ярости. Сотрудники и пациенты сбивались с шага, роняли инструменты и обнимали себя, словно внезапно озябнув.

Роуг с убийственным взглядом двинулся к этой небольшой группе. Ах, да... женщины являлись супругами Семинусов и с ними были их дети.

Они являлись семьёй братьев Роуга, которую тот собирался разрушить. Что интересно, один из детёнышей словно видел его. Роуг улыбнулся... если движение его губ можно было назвать улыбкой. Он принял форму большого Семинуса с широкими плечами и тёмными волосами.

Малыш протянул к нему руку. Роуг приблизился и ребёнок начал извиваться на руках женщины, пытаясь до него дотянуться.

– Рэйд, успокойся, – произнесла женщина, крепче прижимая к себе дитя.

Роуг улыбнулся Рариэлю, от чего у того скрутило живот. Он мог быть злым, больным на всю голову ублюдком, уверенным в своей правоте, но мучения детей любых разновидностей не доставляли Рариэлю удовольствия.

Но поскольку ему были доступны мысли Роуга, он расслабился. Тот вовсе не собирался никого мучить. Просто убить.


Переводчики: aveeder, natali1875, kr71, Casas_went

Самый лучший редактор: Casas_went


Глава 11

– Кайнан, пожалуйста, останься со мной в больнице. Ты здесь в безопасности.

Кайнану Моргану было трудно отказать своей жене хоть в чём-либо, но он был солдатом в армии и большую часть своей жизни проработал на Эгиду. И не в его натуре было прятаться от врага.

Хотя, как часто брат твоих лучших друзей становится твоим врагом?

Кайнан обнял Джем, мягкое трение её фиолетовой медицинской формы о его кожаную куртку производило успокаивающий звук. Он обожал держать её в объятьях, и не мог поверить, что было время, когда он по глупости не хотел иметь с ней ничего общего.

– Со мной всё будет в порядке, – прошептал Кайнан ей в волосы. – Я сражался с демонами ещё до того, как стал неприкасаемым и бессмертным. – И прежде чем узнал, что в его генеалогическом древе был ангел.

– Да мне без разницы! – Джем раздражённо покачала головой и сделала шаг назад, уперев руки в боки. – За тобой раньше никогда не охотился профессиональный убийца.

– Джем, я буду окружён Хранителями. Тайла будет со мной всё время, пока ты будешь на работе. Твоя сестра никогда не позволит ничему со мной случиться.

Джем потянула за одну свою косичку с фиолетовыми прядями.

– Я знаю. Но что если...

– Ш-ш-ш. – Кайнан прижал два пальца к её губам. – Я обещаю тебе, что буду в порядке. За мной ведь также приглядывает ангел.

Джем схватила его за руку.

– Они все должны присматривать за тобой. Глупо, что они не могут.

Кайнан тоже так считал. Ривер объяснил ему ситуацию, которая произошла в прошлом с Сереной, когда та была хранителем амулета Неофон, и даже тогда Кайнан не мог назвать всю эту фигню иначе, чем "нельзя вмешиваться в человеческую волю" дерьмо. По крайней мере, его Праймори статус – что бы это ни было – не включал в себя эти "нельзя не вмешиваться" правила.

Он понимал беспокойство Джем, потому что цепочка на его шее удерживала ключ к невообразимому разрушению, и благодаря событиям прошлого месяца, это не было такой тайной, какой должно было быть.

Это делало Кайнана мишенью, и он ничего не мог поделать, но ему было интересно, кто мог знать, что Лор был единственный не ангелом, кто мог убить его.

Только горстка людей присутствовала при воскрешении Кайнана и даровании ему ожерелья, чар и бессмертия, и не было ни одного варианта, что братья Семинусы рассказали бы об этом кому-нибудь, впрочем, как и Хранители.

Вероятней всего не все в Эгиде были довольны тем, что Тай и Кай по-прежнему оставались Хранителями, и им двоим, приходилось расхлебывать последствия.

Зелёные глаза Джем наполнились слезами, когда она поцеловала костяшки его пальцев.

– Просто будь осторожен.

– Как всегда. – У Кайнана должен был скоро родиться ребёнок – первый, кто получит бессмертие таким способом – и он, чёрт побери, был абсолютно уверен, что должен находиться рядом, чтобы вырастить его. И даже больше. Джем хотела большую семью, впрочем, как и он.

Но для того, чтобы иметь большую семью, Кайнану требовалось разобраться с угрозой.

Лор.

Его кишки скрутило узлом. Кай был всем обязан братьям Семинус. Они дали ему работу, жену, жизнь. А он должен был убить их брата, с которым у них не было даже шанса познакомиться поближе. Поэтому Кай даже не сказал Тайле, он попросил каждого члена Сиджила использовать их ресурсы, чтобы разыскивать демона по всей планете.

Эйдолону следовало бы лучше молиться, чтобы он нашёл Лора прежде, чем это сделает Кайнан.


***


– Шейд, она определённо наша сестра.

Эйдолон смотрел на отчёт анализа ДНК и разговаривал по телефону. Это было сумасшествие. Что-то нереальное. Он сделал анализ дважды, чтобы обеспечить точность и убедиться в том, что никто не мог подделать результат, хотя в глубине души он знал это ещё вчера.

Син сидела на кровати в одной из палат и болтала ногами в ожидании. Через окно в комнату она выглядела маленькой и невинной, рассматривая анатомические плакаты на стенах.

Она вернулась, как и сказала, однако Эйдолон не сомневался, что она не останется после того, как получит отчёт о вскрытии варга, которого убила.

У неё не было никакой полезной информации о Лоре, за исключением того, что у неё произошла напряжённая стычка с Идесс и Эйдолон начал беспокоиться.

А ещё хуже, он был вынужден временно отстранить от работы за драку четырех сотрудников, троих – за неисполнение своих обязанностей. Также сегодня скончался один пациент, когда медсестра случайно ввела ему смертельную дозу лекарства, и теперь семья умершего Маму угрожала телесными расправами всему персоналу.

В довершение ко всему, всё ещё пульсировала напряжённость между Эйдолоном и его братьями, особенно между ним и Шейда.

Всё это время он гордился больницей, которую он и его братья построили с нуля, и да, ЦПБ была удивительным достижением.

Но сейчас его сердце – его обитель – болело и он ничем не мог помочь, а только испытывал чувство вины за то, что, так или иначе, пренебрёг ими.

И временно отстранив работников, он просто лечил симптомы, а не основное заболевание, но на данный момент, так сказать, делать перевязки – единственный его вариант.

– Эй, – произнёс Шейд, и его голос заглушил звук двигателя машины скорой помощи, – это бредово. Надеюсь, что боженька не припас для нас ещё сюрпризов. Полукозлов, полусобак...

– Я знаю. – Эйдолон глянул на Тайлу, которая только что присоединилась к нему. – Послушай, я должен идти. Руна ждёт тебя. Рейт будет здесь с минуты на минуту с экзорцистом.

Эйдолон надеялся, что избавившись от приведений, он положит конец проблемам, изводящим персонал больницы, но даже если это сработает, то станет наглядным примером его отказа рассмотреть все потенциальные проблемы, которые могут влиять на его работников.

Он должен был применять профилактические меры, а не ждать, пока сложится чрезвычайная ситуация.

Эй должен был предвидеть это уже давным-давно, а ещё задаться вопросом, почему это происходит именно сейчас.

– Хорошо. Я буду там через пять минут. – Шейд замолчал. – Я везу ещё одного варга.

У Эйдолона всё похолодело внутри.

– Он заражён?

– Похоже на то. Те же симптомы, что и у тех двоих.

Те двое. Что были уже мертвы. Судя по всему, тот, кого Син заразила, передал свою таинственную болезнь следующему, кто пришёл в ЦБП в течение нескольких часов после первого варга.

Если у пациента Тени были те же симптомы, то они смело могли предположить, что это эпидемия. Эйдолон не сказал Син о втором варге, но несколько минут назад опять взял у неё кровь на анализ.

– Скажи Руне, чтобы она шла в мой офис, – произнёс Шейд. – Я не хочу, чтобы она и мальчики даже близко подходили к этому пациенту.

– Я понял, – ответил Эй, но Шейд уже отключил телефон.

Эйдолон резко закрыл свой телефон, затем передал по громкой связи сообщение для Руны и снова уставился на результат анализа ДНК.

– Блин, что за фигня!

Тайла украдкой взглянула на результат анализа.

– Что ты называешь фигнёй? Смурфиков?

– Что?

– Смурфики [10]. – Тайла закатила глаза. – Неужели ты никогда не смотрел мультики?

Из-за угла вынырнул Рейт, низ кожаного плаща которого при ходьбе похлопывал по его ботинкам. Рейт бросил на Тайлу полный сочувствия взгляд.

– Эй слишком чопорный, чтобы смотреть мультфильмы. Чего, впрочем, не скажешь о Стьюи. Он уже пересматривает Симпсонов [11].

– Ему всего лишь три недели от роду! – Тайла в изумлении уставилась на Рейта.

– Почти четыре.

Тайла фыркнула.

– Боже мой! Я поверить не могу, что ты воспитываешь ребёнка. А есть у демонов какая-то организация аналогичная службе по защите детей?

Вообще-то Эйдолон понятия не имел, потому что никогда не смотрел "Симпсонов" и Стьюи, сын Рейта, был назван в честь какого-то сорванца ребёнка, мультик про которого, кстати, Эйдолон тоже не видел.

К счастью у ребёнка было достойное демонское имя, но Рейт и его пара Серена считали, что ему нужно время, чтобы вырасти в Талона, поэтому сейчас он был просто Стьюи. Так или иначе, этот разговор был выше понимания Эйдолона. Он собирался разобраться с этим позже.

Тайла тихо выругалась себе под нос.

– Я просто объясняла Эйдолону, что Син это Смурфетта.

Рейт развернулся всем своим большим телом, чтобы изучающе взглянуть на Син голубыми глазами, которые так отличались от глаз Тени, Эйа и Лора... Да и Син тоже.

– Не-а. Смурфетта будет погорячее.

– Что, чёрт побери, такое Смурфетта? – Эйдолона всё это конкретно достало.

– Есть такой мультфильм под названием "Смурфики", – медленно начала объяснять Тайла, как будто Эйдолон был ребёнком. – Это такие маленькие голубые человечки, и все они мужского пола. Но однажды среди них появилась женщина. Такой вообще не должно было существовать, но она появилась.

Эйдолон задумался на секунду.

– Как она там оказалась?

– Её создал злой волшебник Гаргамель, – пояснила Тайла. – В лаборатории или что-то вроде того.

– Так ты предполагаешь, что злой волшебник создал Син?

– Конечно, нет, глупый. Я просто говорю, что она как Смурфетта – единственная женщина среди мужчин.

Эйдолон нахмурился.

– Смурфетта образовала пару с мужчинами?

– Приятель, – Рейт скривился, – это же мультик.

– Тогда почему вы говорите об этом? – не унимался Эйдолон, и Рейт с Тайлой обменялись взглядами, говорившими о том, что он безнадёжен. – Рейт, вы нашли экзорциста?

Рейт откинул с лица светлые пряди.

– Ага. Он странный какой-то. Мы оставили его в отделении неотложной помощи, чтобы он почувствовал эти вещи.

– Хорошо. Мне нужно, чтобы он начал работу прямо сейчас. Если ему что-нибудь понадобится, я хочу чтобы ты достал ему это. – В обязанности Рейта как поставщика больницы, добывающего нетрадиционные, уникальные снадобья для демонской медицины, входило предоставить экзорцисту все нужные ему средства.

– Никаких проблем. – Рейт дёрнул подбородком в сторону Син. – Она нашла Лора?

При упоминании имени Лора в воздухе повисла напряжённая тишина.

– Нет.

– Надеюсь, он не умер, – сказал Рейт, чем сильно удивил Эйдолона. Его брат сунул руку в карман плаща, возможно для того, чтобы нащупать там оружие. – Если его придётся убить, мы должны сделать это с почестями.

А-а-а, теперь всё стало ясно.

– Рейт...

– Что? – Вызов, прозвучавший в голосе Рейта, заставил Эйдолона отступить. Не то чтобы он боялся сцепиться с братом, просто это было именно то, чего хотел Рейт, и Эйдолон не собирался потакать ему. В последнее время между ними было и так слишком много стычек.

– Ничего. Просто убедись, что Кайнана прикрывает достаточно людей. Если за ним послали одного убийцу, то могли послать и ещё нескольких.

– Когда это всё началось, Кайнан не оставался без Стража, – сказала Тайла. - На самом деле, теперь моя очередь остаться с ним. Я должна идти.

– Будь осторожна.

– Это не так весело, когда я осторожна. – Она поцеловала его и стала удаляться. Эйдолону потребовалось еще несколько секунд, чтобы постоять там и повосхищаться её покачивающимися бёдрами.

Рейт смотрел вслед удаляющейся Тайле, но совсем по другой причине.

– Что Эгида думает обо всём этом?

– Они знают ровно столько же, сколько и мы. – Ответил Эйдолон, переводя взгляд на брата. – Кайнан сказал, что они знают о том, что целью был он, так что они подготовились к борьбе с падшими ангелами, но не знают, кто его заказал.

– Знаешь, – проворчал Рейт, – жизнь была намного проще, когда мы ненавидели всех людей, и нам было плевать, что происходило с большинством из них. – Он засмеялся. – Ладно, я не мог сказать это с каменным лицом. Мне до сих пор плевать на них.

Это было не совсем правдой... Рейт считал Кайнана своим другом и братом, и потом присутствовал тот факт, что он влюбился в Серену, когда та была ещё человеком.

И у него был ещё тесть человек, который являлся членом Сиджил. Рейт развернулся кругом.

– Я пойду, посмотрю, может быть приятелю-экзорцисту что-нибудь нужно, а потом отправлюсь домой к Серене и маленькому исчадию ада.

Он выбежал из комнаты, почти столкнувшись с Шейда, когда тот показался из-за угла.

– Что, где-то пожар? – крикнул ему вслед Шейд, но Рейт продолжил бежать. Покачав головой, Шейд остановился напротив Эйдолона. – Что здесь происходит?

– Солнце встаёт.

Шейд понимающе кивнул. Являясь сейчас вампиром, пара Рейта в дневное время суток была в своём доме, словно в ловушке, и Рейт не хотел оставлять её беззащитной. Не то чтобы она была полностью беспомощна.

Рейт построил подземный туннель из своего подвала, ведущий в лабиринт пещер с выходом около Хэррогейта, и в течение следующего месяца ещё один будет проложен прямо в больницу.

– Как там варг? – спросил Эй.

– Не очень хорошо. Шакван работает с ним, но он будет счастливчиком, если протянет ещё пять минут.

– Чёрт. – Эйдолон зарылся рукой в волосы. – Я собираюсь организовать изоляционную комнату на случай, если к нам поступят ещё больше варгов. И до дальнейших распоряжений я хочу, чтобы все варги-сотрудники не показывались в отделении скорой помощи и избегали контакта с варгами-пациентами.

– И я сообщу всем моим варгам медикам, что им запрещено отвечать на любые вызовы, связанные с вервульфами. – Тёмные глаза Тени злобно сверкнули. – Это последнее, что в этой ситуации нам нужно.

– Загвоздка с привидениями должна решиться в скором времени, так что одной проблемой будет меньше.

– Отлично, потому что сегодня утром обе машины скорой помощи пробили колеса.

Эйдолон зарычал от отчаяния.

– И мы почти потеряли ещё одного пациента, потому что его респиратор был выключен.

– Я ненавижу привидений... – Шейд запнулся при виде Син, которая всё также сидела на кровати и просматривала медицинскую литературу. Он сглотнул и немного успокоился. – Это... она?

Эйдолон кивнул.

– Она уже некоторое время ждёт, пока я принесу её документы.

– Я так понимаю, что должен подойти и поздороваться.

– Означает ли это, что ты готов простить Лора?

Шейд глянул на Эйдолона.

– Я буду делать то, что должен, чтобы защитить Кай, независимо от того, согласен ты или нет.

– Боже, Шейд! Не то чтобы я не был согласен...

Шейд оборвал его, небрежно взмахнув рукой, и направился в комнату, где ждала Син. Эйдолон остановил его, схватив за предплечье.

– Шейд! Она не... такая, с кем ты привык иметь дело.

Мгновение Шейд выглядел озадаченным, но постепенно его выражение лица стало непроницаемым.

– Ты имеешь в виду, что она не Скалк.

Шейд был очень привязан ко всем своим сестрам-Амбер, но как единственная выжившая после резни, в которой погибли все остальные, Скалк была особенно дорога ему. И сейчас внутри Тени как будто образовалась дыра, которую как боялся Эйдолон, тот пытался заполнить другой женщиной, и казалось, что Син не захочет иметь ничего общего со своим новообретённым братом.

– Только не ожидай многого.


Переводчики: kr71, rybamoea, Casas_went

Редактор: Casas_went


Глава 12

Син сидела на кровати и болтала ногами, словно маленький ребёнок, ожидающий родителей из кабинета директора.

Не то чтобы у неё доставало опыта в этой области. Их с Лором воспитывали бабушка и дедушка, которые делали упор на физическое, нежели интеллектуальное развитие.

И где, чёрт возьми, так долго пропадает Эйдолон? Син торчала в прозекторской и ждала его вот уже – она глянула на часы – грёбаный час. За это время она успела изучить вдоль и поперёк раздел медицинской паразитологии и... брр.

На это у неё совсем не было времени. У Син был план, который требовалось привести в действие.

Дет всё ещё ощущал жизненную энергию Лора, что означало, Идесс не солгала. Лор ещё жив. И вместо того, чтобы ранить ангела кинжалом Гаргантюа, она собиралась воспользоваться своим секретным орудием наёмника.

Когда-то взорванная здесь граната оставила едва узнаваемый след, запорошив специфическим веществом всё на протяжение двадцати ярдов вокруг.

Имелись недостатки и уловки, которые делали данный вид оружия нестабильным, опасным и частенько ненадёжным в неопытных руках, но Син была профессионалом, никогда не давала осечек, и все её гранаты взрывались в нужное время и в нужном месте. Нет, вся загвоздка состояла в тщательном подборе компонентов и аккуратной сборке.

После того, как работа будет окончена, ей придётся томиться в ожидании часа дьявола, а это проще сказать, чем сделать.

В отличие от Лора Син никогда не славилась особым терпением. Её брат являлся отличным снайпером, способным ждать в течение нескольких дней, чтобы произвести один виртуозный хирургически точный выстрел; Син предпочитала ситуации, где можно продемонстрировать потенциал оружия во всём его блеске, круша всё на своём пути, позволив Богу и дьяволу самостоятельно сортировать души.

Устав от ожидания, Син вскочила с кровати. Она отыскала бы Лора, если бы могла. Дверь отворилась прежде, чем она подошла к ней, и на пороге появился Семинус в чёрной униформе медработника. Его тёмные волосы, широкие плечи и строгое выражение лица представляли из себя помесь Лора и Эйдолона.

– Ты, должно быть, ещё один брат, – пробормотала она.

– Шейд.

– Отлично. Рада с тобой познакомиться. Но сейчас, если ты не возражаешь, мне нужно идти.

Шейд выглядел несколько озадаченным, но выражение его лица стало абсолютно непроницаемым, когда он плотно прикрыл дверь.

– Эйдолон будет здесь буквально через минуту. Он принесёт результаты исследований, которые ты ждёшь.

Син разочарованно выдохнула.

– Я жду уже час.

– Его внимания потребовали экстренные ситуации, но теперь он освободился, и намерен принести их. Правда.

– Хорошо. – Син скрестила руки на груди и уставилась на Шейд.

Он смотрел на неё в ответ.

– Ну? – резко спросила Син. – Ты собираешься стоять здесь весь день? Разве тебе никуда не нужно?

– Я только что закончил дежурство. – Шейд полез в карман рубашки и вытащил пачку жевательной резинки. – Я решил, что мы должны познакомиться.

Син жестом указала на дверь.

– Отлично. Мы познакомились. Бай-бай. – Шейд выглядел совершенно растерянным. – Почему ты ещё здесь?

– Почему ты так себя ведёшь?

"Боже, что с этими парнями?"

– Потому что я просто хочу, чтобы меня оставили в покое, лады? Неужели это так трудно понять?

Он вздёрнул бровь.

– Вообще-то, нет. Но, возможно, если бы ты позволила нам понять...

– Я не хочу! – Син оттолкнула его с дороги и распахнула дверь, желая оказаться подальше от огромного давления внезапно появившейся семьи. – Просто держитесь от меня подальше. Я сто лет жила без вас, и уж конечно вы не нужны мне сейчас.

Ей никто не нужен. Она давным-давно узнала, что не может ни на кого положиться, кроме самой себя. Даже на Лора. Он оставил её, когда она нуждалась в нём больше всего, и хотя Син понимала, почему он это сделал, и знала, что он пытался сделать это для неё, какая-то часть неё просто не могла полностью опустить защитные щиты и вернуть всё на свои места.

Доверие, как имел обыкновение говорить её старый хозяин, является сущностью коварной и злой. И он это точно знал. Он подобрал её на улице, такую уязвимую, внушил доверие и заставил совершать... такие вещи. Он использовал в своих интересах её способность убивать и неуёмную жажду секса, до тех пор, пока её душа не иссохла.

Даже до его появления, именно доверие заставляло Син полагать, что мать любила её. Она не любила. Именно поэтому Син думала, что дедушка и бабушка всегда будут с ней. Но они умерли. Она верила, что Лор позаботится о ней. Но он бросил ее.

Она никому впредь не позволит покинуть себя.

За исключением того, что уже произошло, не так ли? Она сблизилась с Лором больше, чем могла себе представить. И теперь он пропал.

Понятное дело, что в обвинении его в этом не больше смысла, чем винить бабушку с дедушкой в их смерти. Но логика никогда не являлась её сильной стороной.

Син шагала подальше от Тени, искренне надеясь, что он не станет её преследовать. Проблема заключалась в том, что она не знала куда шла.

Она попала сюда через Хэррогейт, но не помнила обратного пути, а когда её чувства окрашивались яростью, она становилась сама не своя, даже ощутить врата была не способна.

Син увидела нечёткий силуэт двойных дверей. Она проскользнула в них, оказавшись на подземной стоянке, из которой не было видно выхода.

И это казалось не только фигуральным значением. Проблуждав так около пятнадцати минут, она сдалась, но и вернуться в больницу тоже не могла. Пока не могла.

Ей просто было необходимо несколько минут побыть в тишине и покое без раздражающих её братьев, следивших за каждым её движением.

События последних двух дней печально сказывались на ней, и хотя ей хотелось отведать самодельного вина, которое готовил Лор, или просто подремать недельку, всё, о чём она просила, было несколько минут покоя. Совершенно опустошённая Син опустилась на землю рядом с чёрной машиной скорой помощи.

Не прошло и тридцати секунд, как она услышала шаги, и со стоном уронила голову на руки.

– Отвяжись, Шейд...

– Это не Шейд. Конэлл.

Удивившись, Син приподняла голову, убедившись, что стоявший перед ней мужчина явно не её брат. Перед ней стоял довольно сексуальный вампир медработник, которого она видела прежде рядом с убитым ею варгом. Тот, с взволнованными, отливающими серебром глазами и светлыми, песочного цвета волосами. Собственной персоной.

– Ты в порядке? – спросил он хрипло.

– Э-э... да.

– Тогда почему ты притаилась за моей машиной скорой помощи?

– Я не притаилась. Я отдыхала.

– На стоянке. – Он одарил её холодным взглядом. – На земле.

Син поднялась на ноги.

– Медперсонал берёт специальные уроки по дурным манерам? Я-то уже стала полагать, что это особенность моих братьев, но начинаю подозревать, что это медицинская специфика.

– А у тебя опыт по этой части, да? – Он открыл заднюю дверь машины и закинул внутрь нейлоновую сумку.

Син нахмурилась.

– Ты меня даже не знаешь.

– Смею предположить, – заметил Конэлл со скучающим видом, – ты сама располагаешь к такому обращению.

– Ты что, экстрасенс или что-то в этом роде?

Он рассмеялся. Глубокий мелодичный звук волной прокатился по Син.

– Мне более тысячи лет. Всё это я уже видел. И ты, сладкая моя, вряд ли можешь предложить что-то новое. – Наверное, что-то не так было с её выражением лица, поскольку Конэлл рассмеялся снова. – Да ладно. Ты же не можешь всерьёз считать, что ты единственная женщина, столкнувшаяся с грубостью этого мира, прятавшая своё сердце в течение трёх столетий среди дрязг и прочего вздора, лилея свою боль и, изливая кислоту на всех без разбору, кто хоть как-то пытается приблизиться к тебе. – Он прищурился. – Насколько близко я попал?

Син открывала и закрывала рот, но не смогла произнести ни звука. Наконец она закрыла его, чтобы не походить на рыбу, выброшенную на берег реки.

– Я сказал то, что думал. – Конэлл взмахнул рукой, словно желая избавиться от Син. – А теперь можешь идти и сколько душе угодно изливать свою желчь на тех, кого это заботит. Хотя, погоди-ка, это ведь никого не заботит, правда? Потому что ты никому бы и не позволила...

Она сделала выпад, желая сломать этот идеальный нос. Конэлл перехватил её запястье, когда кулак Син был уже в полудюйме от его лица. Он даже не моргнул, а единственная часть его тела, которая двигалась – подобно молнии – была рука. Обнажив клыки, он склонился над ней так, что их носы едва не соприкасались.

– Не смей поднимать на меня руку. Ты и понятия не имеешь, на что я способен.

– Аналогично, мудак. – Ей стоило только разжать свою ладонь, чтобы наградить его одной из неизлечимых вампирских болезней. Вампы, отчасти, были уже мертвы, но это означало, что они быстрее загибались. Син не знала, как это работает, но это работало. Однако... его рука была такой тёплой. Его тело было тёплым. Конэлл не мог быть вампиром. Во всяком случае, мёртвым вампиром.

– Уходи. – Он отпустил её руку и оттолкнул Син от себя. – У меня есть дела поважнее, чем пререкания с маленькой девочкой, которая нуждается в хорошей порке.

О, она покажет ему, кто тут нуждается в хорошей порке. Когда Конэлл отвернулся от неё, пренебрежительно тряхнув головой, Син сделала ему подсечку, и когда он утратил равновесие, пнула его другой ногой в спину.

Он упал, но у неё не было времени даже на то, чтобы улыбнуться своей победе, потому что в мгновение ока она оказалась прижатой к боку машины скорой помощи.

Лицо Конэлла выражало холодную ярость, от его застывшего взгляда мороз побежал по коже.

– Тебе повезло, что ты имеешь ту же отметину, что и братья Семинусы, что указывает на то, что ты как-то связана с ними. Только по этой причине я не иссушу тебя прямо здесь и сейчас. Но не перестанешь меня доставать, я не побрезгаю отведать крови Семинусов. – Его предплечье упиралось ей в горло, другая рука удерживала её руку в замке, прижимая к боку. Его тело настолько блокировало её, что Син не могла даже пошевелиться.

Но это не мешало ей отметить длину густых ресниц, обрамлявших его дикие, умные глаза. И резкое очертание его мужественного подбородка. И то сексуальное обаяние, буквально сочившееся из каждой его поры, которое, в чём Син была абсолютно уверена, таило в себе его несокрушимую мощь.

Что-то внутри неё затрепетало, медленно опускаясь вниз, когда Син, словно зачарованная, смотрела на него. Дерьмо. Её гормоны решили вклиниться аккурат по графику. Если она не получала ежедневной порции секса, то ощущала себя абсолютно разбитой.

Возможно, это могло бы закончиться даже летальным исходом. Син никогда не заходила так далеко, чтобы проверить эту теорию.

Этим утром она была слишком занята, чтобы оказаться в койке с одним из наёмников, с которыми она сожительствовала, и теперь её ждала расплата, когда бушующие гормоны были счастливы напомнить ей об этом.

Но кое-что ей все же удалось усвоить за эти годы: её гормоны беспокоили не только её. Они так же отлажено способствовали Син в привлечении мужчин... и помогали ей выпутаться из неприятностей, связанных с ними.

– Хочешь попробовать меня на вкус? – промурлыкала она, и его голова откинулась назад. Так, так, так.

Конэлл прищурился.

– Что ты затеяла?

– Я? – невинно спросила Син. – Ничего.

Он окинул её внимательным взглядом, прежде чем склониться к её выставленному горлу. Голод в его выражении лица заставил её пульс подскочить. И когда он снова поднял голову и его взгляд опустился к её груди, пульс Син уже бешено колотился.

Син не знала, чем это закончится, и никогда не узнает, потому что услышала тяжёлые шаги.

Обернувшись, она заметила другого крепко сложенного мужчину, одетого в медицинскую форму, стоявшего возле задней части грузовика. Выражение его лица было столь же тёмным, что и его косматые волосы.

– Конэлл, приятель, ты что творишь? Смена ещё даже не началась, а ты уже тискаешь женщин. Эйдолон же предупредил нас о сексе в общественных местах. Возьми это на вооружение.

Син фыркнула.

– С чего ты взял, что я намерена заняться с ним сексом? Я собиралась надрать задницу этому парню. – Конэлл ослабил хватку, позволив Син отстраниться и отпихнуть его. Его тихий смех прозвучал ей вслед, когда она отпихнув темноволосого санитара, направилась к больнице.

Ей не хотелось встречаться со своими братьями, но лучше уж с ними, чем с вампиром – сомнительно живым существом, который заставил ощущать Син себя настолько живой, в то время как ей хотелось навсегда остаться "мёртвой".


Конэлл смотрел вслед удалявшейся женщине, наблюдая, как соблазнительно покачиваются её бёдра, обтянутые поношенными джинсами. Его взгляд словно магнитом манила специально проделанная прорезь в складке между её бедром и ягодицей.

Люк тоже смотрел пристальным горячим взглядом.

– Она...

– Да.

Люк выгнул бровь.

– Не знал, что бывают женщины Семинусы.

– Я тоже. Думаешь, она здесь по делу? Как член Совета? Или ты думаешь, что она связана с братьями? Может быть, она их королева или что-то в этом роде.

– Не знаю. – Столетний варг был не особо разговорчив, и главным образом ворчал. – Ты когда-нибудь был с суккубом?

– Пару раз. – Конэлл в принципе не особо жаловал суккубов. Никогда не знаешь наперёд, что их конкретно интересует: твоё семя, душа или жизнь. Представьте себе любовника, охотившегося за последними двумя.

Люк скрестил на груди руки и прислонился плечом к машине скорой помощи.

– Рискнёшь укротить эту?

Член Конэлла отреагировал на вызов. Ну, ладно, отреагировал ещё мягко сказано.

– У меня ещё не было Семинусов. – Конэлла всегда привлекало неизведанное. А за тысячу лет он перепробовал многое.

– Я очень надеюсь, что нет, – ответил Люк. – Поскольку до сегодняшнего дня ты думал, что Семинусы только мужчины.

Кон рассмеялся, хотя в том, что сказал Люк, не было ничего забавного. Ему нравился этот варг, каким-то чудом схлестнувшийся с ним в барной драке... сражавшийся с ним в этой барной драке. И оба в результате оказались в больнице для демонов, о существовании которой Кон даже не подозревал – это произвело на него неизгладимое впечатление, настолько сильное, чтобы устроиться сюда медработником. Теперь они с Люком иногда работали на пару. В качестве партнёров. Их отношения трудно было назвать дружественными – скорее партнёрскими, с некоторым оттенком конкуренции.

– Я дам тебе сто баксов, если ты завалишь её.

Кон наградил его "да пошёл ты" взглядом.

– Пять.

– Пять сотен? – фыркнул Люк. – За суккуба? Ты слишком задрал цену.

– Если она действительно связана с братьями Семинусами, я не собираюсь рисковать собственными яйцами за сотню баксов. – Люк кивнул.

– Убедил. Пять сотен, при наличии доказательств.

– Идёт. – Кон усмехнулся. Это будут самые лёгкие деньги, которые ему когда-либо удалось заработать.


Тело Син всё ещё пылало жаром, когда она вошла в двери приёмного отделения... и тут же наткнулась на Шейд. Боже мой, эти парни точно гребаные терминаторы. Или Борги. Сопротивление бесполезно и всё такое. Было и так ясно, что она не собиралась производить на них особого впечатления, ей просто было нужно кое-что от них получить.

– Где Эйдолон?

– Наверное, в своём кабинете, – ответил Шейд.

– Мне нужно то, что он мне обещал. Сейчас же. Я устала от его увёрток.

– Зачем, по-твоему, ему нужно было бы юлить?

– Ну и дела. Может быть для того, чтобы я задержалась тут и познакомилась со всеми вами, парни?

Он вздохнул, словно общался с капризным избалованным ребенком.

– Идём. Я провожу тебя в его офис.

– Самое время, – проворчала Син. Она последовала за ним в административную часть по лабиринту всевозможных помещений, мимо различных кабинетов, в которых располагались демоны мужского и женского пола, некоторые из палат были закрыты, их двери и окна забраны жалюзи.

Эйдолон располагался за своим столом и поднялся, как только они вошли. Он протянул Син файл, словно ожидал ее визита.

– Вот освидетельствование смерти. Если у твоего босса возникнут вопросы, пусть обращается ко мне.

– Ты столько провозился с этим.

– Рад, что сумел быть полезным, – сухо ответил он.

Шейд развернулся к ней.

– И что теперь?

– Пойду, отдам это.

– Ты ещё вернёшься?

– Я очень в этом сомневаюсь. – Син улыбнулась. – Приятно было познакомится. Пока-пока.

– Покидаешь нас так скоро? – Низкий голос, раздавшийся у неё за спиной, заставил Син вздрогнуть. Она резко развернулась и уперлась лицом в грудь высокого белокурого мужчины, который, как она догадалась, являлся ещё одним её братом, с которым Син ещё не знакома. Рейт.

– Скоро? – Ей пришлось отстраниться и вытянуть шею, чтобы посмотреть на него. – Я и так тут бог знает сколько, проторчала.

– Я думал, что ты ушёл домой, – заметил Шейд.

– Забыл свой iPod в офисе. – Его голубые глаза сверкнули в сторону Син. – Где Лор?

– Если бы я знала, то не разыскивала бы его.

– По всей видимости, он мёртв. – Тон Рейта казался таким сухим и отрешённым, что Син захотелось, как следует ему врезать.

– Рейт... – тихо одёрнул его Эйдолон.

– Всё в порядке, Эйдолон, – отреагировала Син, испепеляя взглядам Рейта. – Я в состоянии справиться со всем, что этот парень может выдать. – Она резко подалась вперёд. – Не стой у меня на пути.

Широкие плечи Рейта закрыли дверной проём... и он не собирался отходить

– Полегче, Смурфетта..

Смурфетта?

– Убирайся.

– Нет.

Её кулак врезался в его идеальный нос. Рейт даже не вздрогнул, и у Син создалось впечатление, что он вполне мог бы остановить её, если бы захотел. Вместо этого он усмехнулся, обнажив острые клыки.

– Ты бьёшь по-девчачьи.

Син задохнулась от возмущения.

– Я сказала, убирайся. Я намерена разыскать своего брата.

Он рассмеялся.

– Если я не могу отыскать его, то и тебе вряд ли удастся выпить с ним по Маргарите за встречу.

– Т-ты надменная задница, – прорычала она.

– Это перестаёт быть надменностью, когда ты способен осознать это.

Ей хотелось убить его. Действительно хотелось.

– Тебе плевать, да? Тебе насрать на то, что эта ангельская цыпочка с ним делает, что она издевается над ним. – Син резко отвернулась от него, переведя взгляд на Шейд, а затем на Эйдолона. – Теперь понятно? Вот почему я не хотела с вами знакомиться, хотя Лор уговаривал дать вам шанс.

– Зачем он это говорил? – спросил Шейд.

– Я понятия не имею, – рявкнула Син.

Эйдолон переплёл свои длинные пальцы.

– Полагаю, что имеешь.

– И я уверена, что у тебя есть предположение по этому поводу, – ответила она. – Как бы ты распорядился собственной жизнью, проведя большую часть на задворках в жалкой лачуге где-то в Северной Каролине, будучи абсолютно уверенным, что никому никогда не был нужен? – Син впилась взглядом в каждого из них по очереди. – Когда он узнал о вас, то решил, что наконец-то нашёл хоть кого-то, способного поддержать нас. Что мы сумеем хоть что-то разузнать о себе. А в результате... – Но в результате она сама, же сказала ему, чтобы он им не доверял.

О, Боже. Она настолько была обеспокоена собственной судьбой, что даже не дала Лору шанс хоть как-то развеять собственное одиночество. Из-за неё его братьям не удалось узнать его как следует, может они не так пылали бы желанием уничтожить его, радея за Кайнана.

Если кто- то из этих парней причинит боль Лору, это будет её вина.

Тошнота подкатила к горлу, и выступил холодный пот. Шейд, нахмурившись, приблизился к ней. Грудь Син напряглась от ощущения клаустрофобии.

– Эй, почему бы тебе не присесть.

Она вывернулась от него, испытывая некоторое замешательство.

– Мне нужно идти.

Рейт небрежно опёрся плечом о дверной косяк.

– Не суетись.

– Мне нужно отыскать Лора! – Син упёрлась ладонями в грудь Рейта. – Убирайся! – И снова толкнула его. – Я должна его спасти. – Пихнула сильнее. Парень был сплошной горой мускулов. – Ты понятия не имеешь, каково это быть истерзанным в плену...

Рейт обхватил её запястья. Он не причинял ей боли, просто вцепился железной хваткой, так что сопротивление казалось бесполезным.

– Мне это настолько хорошо известно, что ты и представить себе не можешь. – Его голос был тихим и спокойным.

– Отпусти её, Рейт, – попросил Эйдолон.

Рейт, кинув внимательный взгляд на Шейд, чему-то кивнул, выпустил её и отошёл. Когда она метнулась в дверной проём, освободившийся от Рейта, Эйдолон кинул ей вслед:

– Если отыщешь Лора, сообщи нам.

– Я сделаю это, – крикнула она. Когда ад замёрзнет.

Шейд выскочил вслед за Син, воспользовавшись моментом, и ушёл даже не попрощавшись. Рейт последовал его примеру, и Эйдолон задался вопросом, когда же всё это закончится?

Сжимая переносицу, чтобы унять убийственную головную боль, он направился в реанимацию.

Мужчина неопределённого вида, больше похожий на человека, за исключением коротких чёрных рожек, торчавших из висков, стоял рядом со смотровым столом и перебирал пальцами чётки... вероятно, какой-то демонический ритуальный атрибут.

Должно быть, экзорцист.

Эйдолон подошёл к нему.

– Как скоро вы сумеете очистить больницу?

Демон поднял на него взгляд, и Эйдолон мог поклясться, что в его ореховых глазах отразился страх.

– Её нельзя очистить.

– Что значит нельзя очистить? Почему нельзя?

Демон дико огляделся по сторонам и понизил голос, словно опасался, что их подслушивают.

– Великое зло удерживает здесь, как в ловушке, души. Никогда не ощущал ничего подобного.

Восхитительно. Трусливый экзорцист.

– Что значит великое зло? Ещё один дух?

– Нет. Именно поэтому я и не могу заняться изгнанием нечистой силы. Кто бы ни управлял этой душой, он является демоном, но я не могу сказать, кто именно.

– А кто сумеет выследить этого демона?

– Не знаю, но точно не я. – Он вздрогнул. – Великое зло. Столько ненависти я никогда не ощущал. – Он опрометью кинулся к Хэррогейту. – Я вышлю вам счёт.

– Спасибо. Вы нам очень помогли, – с сарказмом пробормотал Эйдолон.

Кто-то тронул его за плечо, и обернувшись Эйдолон увидел Руну. Тени и детей нигде не было видно, и Руна, предугадав его вопрос, повернула голову в сторону дверей.

– Шейд усаживает детей в автомобиль. – Она немного замялась, покусывая губу, перед тем как произнести: – Не нравится мне то, что между вами происходит, парни.

– Мне тоже, Руна. Шейд сейчас просто невыносим...

Её свирепое рычание прервало его.

– Не вини во всём только его.

Головная боль отбойным молотком стучала в его черепе.

– Я пытаюсь всё уладить. Я не предпочитаю Лора Кайнану, вне зависимости от того, что считает Шейд и что он тебе наговорил.

– А если всё-таки придётся делать выбор? – послышался за спиной Эйдолона голос Джем. И он тихонько чертыхнулся. Ну и денёк выдался – сплошная засада.

– Не придётся. Мы найдём способ воспрепятствовать Лору убить Кай.

– Понимаю, как тебе нелегко. – Голос Джем звучал довольно напряжённо, что было и понятно в данных обстоятельствах. – У тебя появился ещё один брат и сестра в придачу, которых ты пытаешься защитить. Но я тебя предупреждаю, если что-нибудь случится с Кайнаном, даже Тайла не сумеет защитить тебя от моего гнева.


Переводчики: aveeder, natali1875, Casas_went

Редактор: Casas_went


Глава 13

Лор не думал, что когда-либо наслаждался душем больше, чем сейчас. Конечно же, он не так уж и долго был прикован, но обычно принимал душ дважды в день или того чаще, и невозможность помыться просто выводила его из себя.

По крайней мере, он больше не слышал, как Идесс орёт на него.

Лор обтёр её и направился в душ, игнорируя проклятья, угрозы и требования отпустить. На некоторое время Идесс затихла, но спустя полчаса, в то время как он принимал душ, начала опять и сейчас вопила настолько громко, что он мог слышать её крики даже через шум воды:

– Лор, чёрт тебя побери!

– Я сейчас приду, ангел-обжора, – крикнул он и приготовился к её разъярённому ответу.

Идесс не разочаровала его, и хотя Лор не мог точно расслышать её слова, но по тону было абсолютно ясно, что это не комплимент. Она добавила что-то ещё, что-то на подобие: "тяжёлый камень". Это рассмешило Лора. Без сомнения Идесс бы хотела запустить ему камнем в голову.

И скорей всего она так и сделает, когда он убьёт Кайнана.

Эта мысль отрезвила его. На кону стояла жизнь Син, но также и будущее Идесс, что в общем не должно было его волновать. Забота о ней могла привести к большим проблемам. Таким, например, как её убийство, теперь, когда он не носил Сдерживающие наручники. Или рассмотрение варианта оставить Кайнана в живых.

Чёрт возьми! Мысль о том, чтобы не убивать Кайнана уже всплывала в его голове. Не то чтобы Лор не собирался сделать это. Он собирался, но возможно он мог бы отложить это дело на время, пока Идесс не попытается выяснить, кто его заказал.

Откладывать это было бы очень глупо. Промедление в последнюю минуту приводило к осложнениям. Всегда. Но, возможно, он мог бы...

Всегда.

Но...

Всегда.

Проклятье! Извергая самые мерзкие проклятья, которые только мог придумать, Лор выключил воду и вытерся полотенцем. Он испытывал отвращение, что пришлось одеться в ту же одежду, но это было лучше, чем ничего, и как только он застегнул штаны, Идесс издала странный звук.

– Идесс? – В течение секунды не последовало ответа, но в следующее мгновение слова, которые она выкрикивала, пока он был в душе, пронеслись у него в голове. – Тяжёлый камень. – Лор глянул на часы. Три часа по нью-йоркскому времени.

Три часа. Не тяжёлый камень. [12]

Вот дерьмо!

– Лор! – её наполненный болью крик пронзил его мозг, и он вылетел через дверь ванной с такой скоростью, что сорвал штуковину с петель. Кошмар, который предстал перед ним, остановил Лора гораздо эффективнее, чем, если бы он врезался в стену.

Идесс... на кровати... кинжал Гаргантюа в её плече. Син стояла в дверях спальни, готовясь метнуть нож.

– Нет! – Лор бросился вперёд и прикрыл собой Идесс. В следующее мгновение жгучая боль взорвалась у него в шее, и он камнем свалился на кровать, развернувшись, чтобы не придавить девушку. Брызнула кровь, заливая всё вокруг него, и он поднял дрожащую руку к горлу. Лор знал, что нащупает там.

Нож Син.

Её крик перекрыл внезапно загрохотавший пульс в его ушах. Син не была крикливой. Дурной знак. Зрение Лора поплыло, а слух то появлялся, то исчезал, и в следующее мгновение он осознал, что сестра прямо перед ним и по её лицу катятся слёзы.

А ведь она не была плаксой.

Всё оказалось просто скверно.

– Прости, Лор, боже, прости меня!

– Больница... Идесс... тоже, – задыхаясь, произнёс он, но слова утонули в потоке крови.

– Хорошо. Хорошо. Лежи спокойно. – То, что Син так легко согласилась, означало, что дело было хуже, чем он думал.

– Освободи меня! – Тон Идесс звучал покомандному, что должно было взбесить Син. – Я могу перенести его туда.

Син не колебалась. Лор услышал лязг цепей и следующее, что осознал, он лежал на асфальте парковки ЦБП.

Идесс присела рядом с ним, положив руку ему на плечо.

– Я не могу телепортировать тебя в здание, – сказала она с дрожью в голосе, – и ты слишком тяжёлый, чтобы я могла донести тебя. Я сейчас вернусь.

У Лора не было сил ответить. Жизнь, о которой она говорила, потихоньку вытекала на асфальт. Ему, вероятно, не стоило сильно об этом беспокоиться, но несмотря на то, что он не заслужил, чтобы братья спасли его жизнь, на самом-то деле он надеялся, что они спасут его.


Идесс побежала к раздвижным дверям отделения скорой помощи так быстро, что два раза споткнулась о собственные ноги. Боль в плече была ничто по сравнению с агонией, что охватила её руку, распространяясь от метки Лора. Он умирал.

Идесс кричала и бежала, придерживая торчащий из её плеча кинжал. Кровь просачивалась между пальцев и капала на землю, но ей было плевать. Она влетела в больницу и в ту же секунду к ней бросились медработники, но Идесс, дико жестикулируя, указала на парковку.

– Там, снаружи! Это брат Эйдолона. Заберите его. Поспешите! – Она никому не позволила приблизиться к себе, пока окруженного со всех сторон медиками не вкатили на каталке Лора. Идесс не поняла ни слова из того, что выкрикивали медики, но по их тону поняла, что все очень плохо.

И опять же, чтобы понять это, ей было достаточно посмотреть на пепельно-бледную кожу Лора и остекленевшие глаза, когда его вкатили в реанимацию.

– Мы вызвали Эйдолона и Шейд. – Женщина медсестра проводила Идесс в соседнюю комнату, положив свою мохнатую руку ей на локоть. – И во избежание несчастных случаев обернули его руку.

– Хорошо. Э-э... постойте-ка. – Идесс остановилась. – Несчастные случаи? С его рукой?

– Как я и сказала, мы обернули её. Не стоит волноваться. Весь персонал осведомлён о его состоянии.

– И что это за состояние?

– Вы не знаете? – Медсестра сильно нахмурила свои густые брови. – Любой, кто прикоснётся к его правой руке, мгновенно умирает.

Идесс вспомнила, как он говорил ей не прикасаться к его руке, когда она мыла его... По этой причине?

– А теперь давайте займёмся вашей рукой. Этот нож сам по себе не выйдет.

– Нет. – Идесс отошла от медсестры Слоти, чей пятнистый мех делал её похожей на тощего бульдога. – Я должна убедиться, что с Лором будет всё в порядке.

– Да, ему лучше быть в порядке. – Син вышла из Хэррогейта и двинулась к ней. – Это твоя вина.

– Это твой клинок торчит у него из горла, – рявкнула в ответ Идесс. – Не моё. И я принесла его сюда за помощью.

Син сжала руки в кулаки.

– Молись, чтобы с Лором было всё в порядке.

Син опустилась в кресло и тупо уставилась на палату, где медики лихорадочно работали над Лором. Он неподвижно лежал на каталке, под которой уже образовалась лужа его крови. Один из работников сжимал пакет капельницы, которая была прикреплена к левой руке Лора. Другой качал воздух в его лёгкие через маску и воздушный мешок.

"Пожалуйста, Господи, пускай он выживет". Без сомнения это была бесполезная молитва, учитывая то, что Лор был демоном, но беспомощность и ужас толкали Идесс на отчаянный поступок попробовать хоть что-то. "Пожалуйста, не дай мне потерять ещё одного Праймори". Ведь они – её главная задача. Лор был Праймори, и если она его потеряет, то никогда не попадёт на Небеса и не заработает свои крылья.

Идесс переживала только потому, что Лор был её Праймори.

Ложь давила ей на грудь словно слон, особенно сейчас, когда один из докторов отошёл, чтобы взять какой-то инструмент, и она увидела руку Лора, свисающую с каталки. Это была та самая рука, которой он прикасался к ней. Доставлял ей удовольствие. А теперь она вялая и безжизненная, с кровавыми подтёками свисала с каталки.

В груди у Идесс всё сжалось. "Пожалуйста, не умирай".

Его метка на её запястье дико болела, как будто кто-то пытался выковырять её тупой ложкой. Мучительная боль от всё ещё торчащего в плече ножа, казалась ей всего лишь укусом насекомого.

"Не умирай!"Идесс потянулась к своему собственному дару, который не должна была использовать, к дару, который мог как исцелять так и убивать, и она никогда не знала, как это подействует, но Лор всё равно умирал, поэтому она могла попытаться и надеяться, что дар сработает с положительным результатом.

Эйдолон вылетел из Хэррогейта. Слава Богу. Если кто и мог спасти Лора, так это Эй. Его волосы были растрёпаны, рубашка на выпуске и только наполовину застёгнута. Он едва взглянул на Идесс и помчался в комнату. В тот же момент его татуировка засветилась, и он стал выкрикивать команды персоналу, а затем позвонил в операционную.

Эйдолон выкатил Лора из комнаты, притормозив только для того, чтобы сказать Син:

– Я буду держать тебя в курсе.


Переводчики: kr71, natali1875, Casas_went

Редактор: Casas_went


Глава 14

Син не могла ждать. Не могла бездействовать, пока брат умирал на операционном столе. Но всё что ей оставалось делать, это беспомощно рычать на медперсонал.

Горькая едкая желчь подступила к горлу. В том, что произошло с Лором, виновата была не одна Идесс. Но сейчас Син не собиралась брать на себя, ни грамма ответственности. Сейчас? Ха, да никогда, если Лор умрёт.

От гнева её кожу покалывало, словно от ядовитых укусов. Не утолив сексуальный голод, Син не впадала в ярость, как Лор. Вовремя не позаботившись о своих нуждах, она становилась нервной и разбитой, готовой вспылить от любой провокации. Но что толку срывать раздражение на медработниках? Брату это не поможет, а скорее помешает.

Тем временем симптомы неудовлетворенности прошли сквозь воспаленную кожу к мышцам, едва не скрутив её тело в узел. Чтобы расслабиться Син было жизненно необходимо кого-нибудь трахнуть или убить.

Она наблюдала за Идесс. Её убийство явно принесло бы желанную разрядку. Жаль, что Син не могла ничего сделать из-за охранного заклинания больницы. И к тому же, Син ещё не выяснила: почему Лор принял на себя удар, предназначенный этой потаскухе, так что пока Идесс сохранит свою головку на плечах.

И поскольку Идесс наконец-то позволила докторам позаботиться о собственном ножевом ранении, Син, напуганная собственными мыслями, поспешила уйти, чтобы избежать выхода собственного гнева, Она брела, куда глаза глядят, лишь бы остаться в одиночестве и успокоиться.

Может быть, в больнице есть спортивный зал, где она могла бы выбить всё дерьмо из боксёрской груши. Или пивная, где она могла бы выбить дерьмо из своей печени.

Она побежала быстрее. Слепо. Ей нужно было куда-нибудь свалить.

Прежде чем ей удалось свалить «куда-нибудь», она свалилась на Конэлла. В буквальном смысле. Он столкнулся с ней, выходя из кабинета, заглянув в который Син поняла, что это стоматология. И, действительно, вывеска на двери подтвердила её наблюдение. Дантисты для демонов? Её братья – великие продуманы, да?

– Эй, – Конэлл придержал её за локоть. – Ты в порядке?

– Отвали, – рявкнула она. – Просто отвали и всё! Мне не требуется сочувствие, ни твоё, ни чьё-либо ещё.

– Ого! – Конэлл поднял руки и отступил. – Нашла на ком сорвать зло?

Син попыталась выдавить из себя хоть каплю сожаления, что нарычала на парня, однако она была слишком опытна, чтобы ощущать эту эмоцию. Хотя, не совсем так. Она чувствовала, но по большей части это проявлялось пульсацией в смертоносной руке. А этот парень не заслужил шрама.

При любых других обстоятельствах Син, возможно, присмотрелась бы к нему. Обычно мужчины в униформе не оказывали на неё воздействия, но Конэлл был чертовски привлекателен в своём медицинском костюме. Начиная от чёрной водолазки, видневшейся из-под чёрной медицинской рубашки, до плотно облегающих ноги брюк и огромных военных ботинок. Он был самим совершенством. Что-то подсказывало Син, что он так же безупречен в своей работе, как, впрочем... и во всём.

– Почему ты здесь? – спросила она, не потрудившись скрыть раздражение.

Конэлл приподнял бровь:

– Я здесь работаю.

Ага, точно. Но увидев её здесь, он совсем не расстроился, как тогда на парковке.

– И?

Мягкая улыбка осветила его лицо, обнажив сексуальные клыки.

– И, может быть, я надеялся найти тебя.

Син зарычала.

– Так и знала! Эйдолон попросил тебя присмотреть за мной. Или познакомиться поближе, или ещё какое-нибудь подобное дерьмо. – Она ткнула Конэлла в широкую грудь. – Так вот, к чёрту тебя и Эйдолона. И Шейд с Рейтом в придачу. Я не желаю иметь ничего общего ни с тобой, ни с ними, ни с этой больницей, и я чертовски уверена, что не желаю знать никого из вас.

– Я не хочу с тобой знакомиться, – Конэлл коснулся ладонью ее руки и от этого контакта тут же вспыхнул огонь вожделения. – Я хочу тебя трахнуть.

– О!

Это же совсем другое дело. Ее кровь закипела, но на данный момент, это не имело особого значения. Син и так давно нуждалась в сексе, и чем больше она смотрела на Конэлла, тем сильнее заводилась. Только секс мог сейчас отвлечь её от страха, что в операционной что-то пойдет не так. Но, не привыкнув получать желаемое так просто, она настороженно прищурилась:

– Это всё что ты хочешь?

Он скользнул обжигающим взглядом по её телу:

– Клянусь, что ни на что не претендую, кроме как забраться тебе в штаны.

Какое облегчение. Наконец хоть кто-то в этой больнице не собирался знакомиться поближе, не посягал на её сердце, не пытался залезть в мысли.

– Ну, в таком случае... – Она схватила его за руку и потянула в коридор, полагая, что сумеет отыскать подходящее помещение, но он становил её возле двери кладовки.

– Здесь, – произнес он, увлекая её за собой. – Сюда редко кто заглядывает.

В мгновение ока она оказалась прижатой к стене: губы к губам, его бедра между её ног. Губы Конэлла были мягкими, а поцелуй жестким, с привкусом бренди и экзотического темного кофе. Поцелуи не были для неё необходимой частью действа, но Конэлл владел языком и клыками, словно эротическим оружием, сокрушая её нелюбовь к поцелуям с поразительной легкостью.

Он ласкал её грудь, вынуждая Син стонать. Господи, она никогда прежде не стонала от страсти. И пусть ею управляла жажда, она не желала подчиняться, ни одному из мужчин, с которыми спала. Решив перехватить инициативу, она засунула руку в ширинку Конэлла и обхватила налитый кровью член. О, мой...Начало было многообещающим.

Влага наполнила лоно, потому что её кровь уже практически кипела. И скользившие по шее губы Конэлла усиливали жажду в тысячу раз. Он целовал и покусывал, сминая её грудь, прижимаясь к ней бедрами.

– Никогда не занималась этим в кладовке. – Её голос был тихим и хриплым, наполненным возбуждением, что пульсировало между ног.

Он щекотно улыбнулся ей в ключицу:

– Эти комнаты и не такое видели. Хотя теперь, когда братья Семинусы обзавелись парами, всё в прошлом. – Он неожиданно замер, буравя её пристальным взглядом. – Погоди. Кто они тебе? Двоюродные братья? Друзья?

– Придурки!

– Да, но откуда ты их знаешь?

Она в отчаянии выгнула спину:

– Они мои братья. Теперь мы можем продолжить?

– Братья? – он выругался и отстранился. – Мы не будем это делать.

От потери контакта, Син буквально свело судорогой. Не достигнув того, что предвкушало её тело, она испытывала чудовищную боль. Дразнить себя просто так, а потом оттолкнуть, Син не позволяла никому.

– Нет. Будем. – Она схватила его за ворот и притянула к себе.

Быстрым движением рук он отцепил её от себя.

– Нет. Эти парни привыкли защищать то, что считают своим. Один санитар как-то попробовал соблазнить сестру Тени Скалк и... да будет тебе известно – он до сих пор хромает. И я почти уверен, что у него нет языка. Хотя, последнее спорно, потому что он просто перестал разговаривать.

– Проклятье, – Син сорвала с себя футболку и расстегнула джинсы. – Они едва меня знают, терпеть не могут и еще смеют указывать мне, что делать, – она стянула джинсы и трусики, скинула их с ног, с восторгом отмечая, что, несмотря на внезапную паранойю Кона, его светло-серебряные глаза потемнели до цвета закалённой стали.

Конэлл сглотнул. Пару раз:

– Нет.

По крайней мере, уверенность из его голоса испарилась. Тем не менее, он попятился к двери.

– Не делай этого, вампир, – предупредила Син. – Или кто ты там.

– Я должен, – рука опустилась на ручку двери.

– Откроешь ее, и я скажу, что ты собирался меня изнасиловать.

Он зашипел:

– Ты не сделаешь это!

– Останови меня, – всё ее тело ныло. Она ощущала себя до такой степени возбужденной, что нисколько не смущалась, опускаясь до шантажа.

Грязное словечко сорвалось с красивых губ Конэлла:

– Сучка!

– Эй, ты сам подошел ко мне. Соблазнял. Тебе придется закончить то, что сам же и затеял.

– О, – начал он охрипшим голосом. – У меня нет с этим никаких проблем. Проблема заключается в твоих братьях, и в том, что я рискую собственными яйцами, если они узнают, как я, подобно животному, совокуплялся с тобой в проклятой кладовке.

– Подобно животному? – картинка грубого секса, промелькнувшая перед глазами, вызвала испарину. – Серьезно? – в её голосе не было надежды, и Син испытала нечто вроде гордости.

– А что? Ты, да нежная любовница? – фыркнул он. – Ни за что не куплюсь.

Син никогда не занималась нежным, медленным сексом, так что нет, пристрастия к такому у нее не было. Даже лучший из ее хозяев не страдал проявлением нежности. Партнеры, которых она выбирала сама, хоть и не причиняли боль намеренно, но и не делали вид, что она являлась чем-то кроме объекта для удовлетворения их потребности. И ей самой они требовались только для этого.

– Определенно нет, – произнесла она. – Животные, так животные. Или ты по-прежнему трусишь?

Он рыкнул словно волк:

– Не подначивай меня, женщина!

Она вскинула подбородок и отчеканила:

– Цыпленок!

Он рыкнул мощнее:

– Тебе повезло, что лунный прилив ещё не изменил моей крови.

– Ко-ко-ко!

Его контроль рухнул подобно стокилограммовому мастиффу привязанному верёвкой к бумажному змею. Он издал вой, подскочил к ней и ах! Ого... Истина припечатала её как раз перед тем, он сделал это своим телом. Лунный прилив. Волчье рычание. Кровососущие клыки, но теплокровный. Так он вампир и варг одновременно, он дампир – довольно редкая разновидность, помесь вампира и оборотня. Настолько редкая, что считалось, что его вид относится скорее к мифологии.

Конэлл схватил ее за плечи, развернул и прижал к стене, прижимаясь горячей грудью к её спине, потирая огромной выпуклостью её задницу.

– Я тебя предупреждал, – прохрипел он ей на ухо. – Знай же, я не собираюсь заниматься с тобой сексом, потому что ты дразнила меня детским прозвищем. – Она услышала безошибочный звук расстегивающейся молнии, почувствовала горячий член меж своих ягодиц. – Когда я буду трахать тебя, ты будешь умолять о большем.

Син задохнулась от негодования, а потом ахнула от удовольствия, когда он вошёл в неё. Лоно сжалось вокруг каменного члена, и Син стиснула зубы. Она не издаст больше ни единого звука, не доставит ему удовольствия знать, что он может повлиять на неё каким-либо образом.

Опять же привычка. Привычка, родившаяся от понимания, что она была отвратительным, ужасным, низким существом, которое могло кончить только после её партнёра. Любого партнёра. При любых обстоятельствах. И если это не самая отвратительная вещь на свете, что же тогда?

Конэлл отрывисто задышал, вдалбливаясь в неё в диком первобытном ритме. Даже его захват на её бедрах казался жёстким, пальцы буквально впивались в кожу.

– Укуси меня! – Требование сорвалось с губ прежде, чем она успела его осознать. Раньше она никогда не позволяла своим партнерам вампирам кусать её, но когда она открыла рот, чтобы остановить Кона, было уже слишком поздно.

Его клыки вонзились в её горло и сладкая, блаженная боль пронзила всё тело. Благодарный стон вырвался из груди Конэлла, его толчки стали глубже и сильнее, подводя ее к самому экстазу, но недоступному без его разрядки.

– Пожалуйста, – прошептала она. – Сейчас!

Он вынул свои клыки, и лизнул место укуса, прежде чем произнес низким, срывающимся от желания, голосом:

– Хочу, чтобы ты получила удовлетворение первая, – он протиснул между ними ладонь и один из его пальцев нажал на клитор.

– Не могу... не смогу... пока... – о, Боже, это было превосходно, – пока ты не кончишь.

Его рука сжала её бедро:

– Сперма необходима как катализатор?

Когда она кивнула, потому что говорить была больше не в силах, он начал новую более массивную атаку, закончившуюся бешеным ревом его оргазма. Горячее семя выплеснулось, подобно топливу, разжигающему пламя, и она присоединилась к нему в своей неистовой кульминации.

Они оба сползли вдоль стены, он навалился на неё всем своим телом, едва не придавив. И это оказалось удивительно приятно. Раньше она никогда не позволяла себе, вот так расслабляться после секса. А сейчас хотелось, чтобы это длилось бесконечно долго.

Как только она отдышалась, поняла, на сегодня она исчерпала свой лимит на близость.

– Отвали от меня.

– Твоя благодарность просто не знает границ, – сыронизировал он, но, тем не менее, отстранился.

– Ты ждешь от меня благодарности за перепихон?

– Ты же суккуб, не так ли? И тебе это нужно, правильно? Своего рода биологическая потребность. – Он засунул всё ещё эрегированный член обратно в штаны.

– Ах, значит, ты снизошел до меня из бескорыстных побуждений своего сострадательного сердца. Как мило. Тогда, да. Я бесконечно благодарна тебе за исполнение столь неприятной обязанности. Я твой вечный должник.

Он рассмеялся:

– Я не говорил, что ничего не получил с этого.

Придурок.

– Ты получил оргазм и кровь. Я бы сказала, тебе досталось намного больше.

– Ты очень прозорлива. – Он подмигнул, и у нее закралось подозрение, что он получил что-то ещё, кроме удовлетворения естественных потребностей. – Это останется между нами, верно?

– Если не будешь доставать, – она натянула джинсы. – Ты же не собираешься донимать меня?

Он наградил ее волчьей ухмылкой:

-                        При любой возможности, – с этими словами он покинул её, оставив наедине с собственными мыслями и внезапно навалившимся одиночеством.


Конэлл обнаружил Люка восседающим на ступеньках между распахнутых задних дверей кареты скорой помощи. Тот поглощал бутерброд с сырым ростбифом. Настолько сырым, что кровь капала на тротуар. У Кона возникло интуитивное желание поинтересоваться судьбой коровы, из которой его сделали, скорее всего, она была где-то неподалеку.

– Ты уже виделся с Шейда? – поинтересовался Люк.

Вот дерьмо. Неужели Семинус узнал, что Кон переспал с его сестрой?

– Нет. А что?

– Еще одного варга привезли на скорой помощи.

На скорой помощи Тени, где он работает со своим партнером падшим ангелом Бласхим.

– Тот же случай, что и с предыдущими двумя?

– Да. Шейд хочет, чтобы пока все варги – медики временно держались подальше от всех вызовов связанных с варгами.

Конэлл выругался. Он надеялся, что эти случаи не связаны между собой, но лучше поскорее проинформировать об этом Совет Варгов.

В качестве члена Совета, единственного представителя дампиров, и как единственный член совета в ПБ, он был просто обязан сообщить варгам о потенциальной угрозе.

Не то чтобы они особо обращали внимание на все, что он говорил. В иерархии варгов голос дампира ценился едва ли выше обращенного варга, и только потому что дампиры были настолько редки, что не представляли никакой угрозы рожденным варгам.

– Ну и что? Что произошло с Син? – Брови Люка взлетели вверх, когда Конэлл вытащил трусики Син из кармана и повертел их на пальце. – Будь я проклят, – присвистнул он. – Ты трахнул её!

По какой-то причине Люк говорил так спокойно, словно Син являлась виснущим на шее "лебедем", снятая Коном в вампирском баре.

Однако, Кон уважал братьев Семинусов, и не мог воспринимать их сестру, как дешевую потаскушку, несмотря на то, что именно так с ней себя и повёл.

– Да, – выдавил Кон. – Я трахнул её.

– Где? – Люк всегда хотел знать грязные подробности.

– В кладовке, – Кон протянул руку. – Плати.

Люк фыркнул и потянулся за бумажником:

– Я действительно ставил на это, да? – он передал четыре сотни и пять двадцаток.

– Да ладно, ты будешь смеяться последним после того, как братья Семинусы доберутся до меня, – Кон провёл большим пальцем по купюрам. – Прикинь, она их сестра.

– Чувак, – протянул Люк. – Я буду тебя вспоминать.

Кон не слишком беспокоился о себе или о своих яйцах, но он любил эту работу и не хотел ее терять.

Во всяком случае, пока она ему не наскучит. А она наскучит. Так всегда бывало. За тысячу прожитых им лет не было ничего, от чего бы он не устал.

Или от кого.

– Ну, – продолжил Люк, – оно того стоило? Я имею в виду, чтобы Шейд выпотрошил тебя. Она настолько хороша?

Конэлл напрягся, будто вспоминая. И желая снова.

– Конечно, я хороша!

Чтоб тебя!Кон обернулся: Син стояла, уперев руки в боки, и сверлила его тяжелым взглядом. Словно пойманный на краже леденцов ребенок, он спрятал за спиной деньги.

Она взглянула на него, как на идиота, и потянула его за руку.

– Это не то, о чём ты подумала, – произнес он неубедительно. Поскольку, подумала она именно то.

– Серьезно? То есть, придурковатый здоровяк за твоей спиной не ставил пятьсот баксов на то, что ты не сможешь меня завалить?

– Эээ…

– А подумала я о том, что ты засранец! Насколько, по-твоему, я тупа? Твое имя тебе очень подходит, Кон, – она выхватила у него деньги, отсчитала две сотни, три двадцатки и сунула оставшиеся двести сорок баксов обратно в его руку. Затем, широко улыбнувшись, толкнула кулаком его в плечо: – В следующий раз, когда будешь заключать подобные пари, не забудь отдать мне половину. За мной десятка.

Она подмигнула ему и, оставив с отвисшей челюстью, беспечно удалилась.

Люк издал сдавленный смешок:

– Я всё верно понял? Её взбесило не то, что ты поспорил на неё, а то, что ты не отдал половину?

– Ага, – ухмыльнулся Кон. – Так и есть. Я почти влюблён!

– Боже, даже не шути на эту тему. Такие женщины приносят одни неприятности.

Верно. Как и то, что женщины подобные ей превращают жизнь в сплошной вызов, а Конэллу давно никто не бросал вызова.


Переводчики: aveeder, natali1875


Глава 15

Эйдолон дважды терял Лора на операционном столе, но самое хреновое в том, что в обоих случаях это можно было предотвратить.

Кто-то или что-то отключил аппарат искусственного дыхания, а затем, в самый ответственный момент, отключился свет. Проблема была не в оборудовании. Эйдолон собственными глазами видел, как кнопка переключателя аппарата подачи кислорода переключилась в положение "Выкл". Рейту как можно скорее необходимо отыскать нового экзорциста.

Эй в последний раз применил на Лоре свой исцеляющий дар и отдал распоряжение медсестре перевезти его в послеоперационную палату. Лор будет в порядке, но только благодаря тому, что Эйдолон появился вовремя. Еще пара минут, и Лор истек бы кровью прямо в отделении скорой помощи.

Сорвав с себя окровавленный халат и перчатки, Эйдолон вышел в коридор и почувствовал огромную, сокрушающую волну ненависти. Сила вражды была настолько мощной, что едва не сбила с ног. Он резко вздохнул и заметил брата, который молча подпирал стену.

Выражение лица Тени было хмурым и угрожающим как грозовая туча:

– Он выживет?

– Рано радоваться, – Эйдолон заставил свои ватные ноги двигаться в сторону приемной.

– Тебе лучше бы быть уверенным, что ты принял правильное решение.

Эйдолон обернулся, ещё раз глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться, но ненависть витала в воздухе, словно отрава, наполняя его легкие и распространяясь по телу. Яд воздействовал изнутри, пробуждая внутреннего демона, выпуская на свободу его крутой нрав.

– Я знаю, что, в самом деле, ты вовсе не думаешь, что я должен был позволить Лору умереть и хватит об этом говорить, Шейд. С меня довольно. Он – наш брат, а мы не даем нашим братьям умирать.

– Ах, с тебя довольно? Тогда ладно. Ты сделал свой выбор, а я делаю свой. Так что, я думаю, больше не о чем разговаривать, – его голос был резким, а глаза блестели. – Никогда!

Слова Тени резали, словно острое лезвие скальпеля, вонзаясь Эйдолону в самое сердце, и из этих резаных ран сочился его собственный гнев.

Господи, это действительно произошло. Что-то сломало их. Сокрушительная боль расходилась от центра груди Эйдолона почти с такой же скоростью как тогда, когда умирал брат, разрывая связь, позволяющую всем чистокровным братьям Семинусам ощущать состояние здоровья и местонахождение друг друга. Он был слишком ошеломлен, слишком растерян, чтобы говорить. И даже тогда, когда Шейд развернулся и пошел прочь, Эйдолон не мог вымолвить ни слова, глядя, как между ними увеличивается пропасть.

И когда Шейд скрылся за углом, Эй мог бы поклясться, что услышал гогочущий смех.


Из тени большой статуи горгульи, находившейся в одном из широких коридоров ЦПБ, выскользнула Идесс. Шейд только что зашагал прочь, а Эйдолон, засадив кулаком в стену, удалился в противоположном направлении. Ни один из них не заметил ее, притаившуюся в темном углу и подслушивающую их разговор. Шпионаж был случайным: она просто беспокоилась о Лоре и, пытаясь сжечь свою нервную энергию, расхаживала по коридорам.

Однако, подслушанный разговор был очень кстати. Всё выглядело так, словно Шейд стал представлять для Лора настоящую опасность, и раз уж события приняли такой оборот, важно приглядеть за Шейда повнимательнее.

Кстати, поблизости так же обитала опасность другого рода. За спорящими братьями наблюдала зыбкая фигура в капюшоне и, хотя оно стояло совсем рядом, но осталось незамеченным, что не мудрено, они не могли увидеть бесплотный дух. Кроме того, хоть существо в капюшоне было привидением, оно было самым необычным из всех, которых Идесс когда-либо приходилось видеть. Лишенное очертаний, полупрозрачное, такое, каким видят духов обычные люди.

Существо было невообразимо злобным, вибрирующим такой ненавистью, что Идесс казалось, будто тысяча острых игл вонзились в её кожу, и чем ближе оно подбиралось к Тени и Эйдолону, тем сильнее наливались кровью их глаза, и тем злобнее они смотрели друг на друга.

После того, как братья разошлись, существо повернуло голову и впилось в неё леденящим кровь взглядом, однако, по какой-то причине, у неё не возникло обычного зуда между лопаток и ей в голову пришла неожиданная мысль, что она никогда не испытывала в больнице ощущение предупреждающее о присутствии демона.

Или о Лоре – инцидент в особняке мог быть порожден другими демонами. Или о Син. Или об их братьях. И что бы это значило?

"Кто ты?"

– Я Идесс, – ответила она, все еще немного обеспокоенная тем, что ее внутренние сенсоры не реагируют на зло.

Существо улыбнулось, обнажая отвратительные зубы и растягивая, покрытые шрамами губы:

"Помоги мне".

Она помогала душам умерших людей, если могла, но это существо... она содрогнулась:

– Я не могу.

"Пожалуйста. Меня заживо сожгла и прокляла собственная семья. Мне нужна лишь небольшая услуга. Существует нечто, что может облегчить мои страдания. Ты могла бы забрать меня из этой больницы?"

Идесс закрыла глаза. Существо было злом, но ему причинили вред. Его же семья. От этой мысли ее внутренности скрутило узлом. Может быть, оно не виновато в том, чем стало? В любом случае, если оно покинет больницу, всем будет только лучше.

– Куда тебя перенести?

"В тихий парк".

Ну, это звучало вполне безобидно.

– Мы должны пройти через парковку, – она провела его через отделение скорой помощи, держа за плечо, которое под ее рукой ощущалось достаточно плотным. Оно сказало ей куда направиться, и они материализовались в жилом районе.

– Это не парк...

Существо радостно засмеялось и бросилось прочь, исчезая среди деревьев в роще за домами.

Идесс вернулась на парковку, убеждая себя, что не совершила никакой ошибки и проскользнула в комнату ожидания, где она и провела большую часть времени из тех трех часов, что Лор находился в операционной. Первый час был самым худшим – персонал обработал ее плечо, но геральди Лора на ее руке постоянно болела, будто полыхая огнем, а дважды вспышка боли была такой сильной, что она не смогла сдержаться и вскрикивала. Она присела рядом с Син и застыла в напряженном молчании.

Та поерзала, закинула ноги на стул и откинулась на спинку:

– Если Лор умрет, я тебя убью.

– Возможно, ты не заметила, что я пыталась спасти ему жизнь?

– Если б сначала ты его не похитила, никого не пришлось бы спасать.

– От твоего взгляда случайно не ускользнул тот факт, что когда ты появилась, прикована к кровати была я?

Ухмыльнувшись, Син сложила руки на животе:

– Он сам расправился с тобой, не так ли? И этот факт привел тебя в бешенство.

Да, взбесило. Пока он не доставил ей самый потрясающий оргазм в ее жизни:

– Конечно же, нет. Я позволила ему приковать себя.

– Ага, как же, – сверкнула глазами Син. – Сразу видно, ты обожаешь быть связанной.

– Есть еще мысли, почему твой брат не позволил меня убить?

Син прищурилась:

 – Хватит нести чушь. Что тогда произошло? Я знаю – ты защищаешь Кайнана, так какого ты просто не убила Лора?

– Хороший вопрос…

Эйдолон вошел в комнату, и Син вскочила на ноги. Идесс еле удержалась, чтобы не сделать также, даже зная, что Лор уже вне опасности.

– Он будет в порядке, Син, – голос звучал бодрее, чем в беседе с Шейда, но выглядел Эйдолон более измученно. Да что там, просто ужасно. Начиная от взъерошенных волос, которые свидетельствовали о том, что туда часто запускались пальцы, до темных кругов под глазами и помятой одежды. – Теперь ты, – он обратился к Идесс. – Что происходит?

Смысла врать не было. Лор знал правду, а расположив к себе Син и Эйдолона – если с Син в принципе такое возможно – завоевав их доверие, можно было бы рассчитывать на какую-никакую помощь.

– Я должна защищать его, – ответила она спокойно, выдержав взгляд Эйдолона. – Он – Праймори, как и Кайнан.

– Понятия не имею что такое Праймори, – вступила Син. – И плевать я хотела, что сие означает. Мне надо увидеть брата, – она прошла мимо Эйдолона, но тот схватил её за руку. А Идесс неожиданно задумалась: сила Семинуса Син убивает так же, как, по словам медсестры, это делает Лор?

– Это исключено. Он восстанавливается и ему нужен отдых.

– Прочь с дороги, – она вырвалась из его хватки. – Я иду к нему.

– Син, – громоподобный голос Эйдолона наполнил маленькую комнату, – ты не можешь!

Сердце Идесс ёкнуло:

 – Речь идет не о восстановлении, не так ли?

– О чем это она? – требовательно спросила Син.

– Они собираются держать его здесь, – не сводя глаз с Эйдолона, пояснила Идесс. – Держать в заключении. И ты не можешь увидеть его, потому что они опасаются, что ты вытащишь его отсюда. Разве не так, доктор?

Син стала в боевую стойку: кулаки сжаты, тело агрессивно наклонено вперед.

– Ты ублюдок!

– У меня нет выбора, Син. – Эйдолон с такой силой потер свои глаза пальцами, что Идесс ожидала увидеть кровь. – Мы что-нибудь придумаем. Просто дай мне один день, чтобы поговорить с ним. Подумай об этом. Мы придумаем план, который устроит всех.

Идесс встала:

– Давай дадим ему двадцать четыре часа, – она сжала плечо Син в надежде, что та поймет её задумку и подыграет.

– Хорошо, – рыкнула Син. – Но для тебя же выгодней освободить его в конце дня. – Она вырвалась из рук Идесс и, выходя, сильно хлопнула дверью, оставляя Идесс один на один с Эйдолоном, который продолжал смотреть на дверь.

– Это какой-то чёртов кошмар, – пробормотал он.

– Ты чувствуешь, что предал своих братьев.

Он повернулся к ней:

– Я никого не предавал.

– Шейд считает иначе, – внезапно в её мыслях возник образ Рами, и она спросила себя, а знает ли он, что она сделала? Понял бы он её или был бы в таком же бешенстве как и Шейд?

– Ты-то откуда знаешь?

– Я слышала, как вы спорили в коридоре.

Грязное ругательство Эйдолона сопровождалось яростным дерганьем стетоскопа, висевшего у него на шее:

– Шейд просто не понимает! Никто заслуживает смерти.

– Но всё же, ты потерял брата, – голос стал хриплым от переполнявших эмоций, и она увидела их отражение в глазах демона-доктора. – Мне очень жаль. Я знаю, что такое бороться, чтобы удержать брата и потом все равно потерять его.

– Тогда ты знаешь, почему я должен уберечь Лора. Почему это так важно для меня.

Да, она знала. Если Рейт станет на сторону Тени у Эйдолона останется лишь Лор. Потерять его означало, что они впустую прошли через весь тот ад.

– Шейд может еще вернуться, – сказала она тихим голосом. – Надежда всегда есть. Как говорят... Время лечит, не так ли?

Эйдолон горько рассмеялся:

– Лечат доктора. Время? Оно не лечит, а калечит.

Когда он ушел, все что Идесс оставалось, так это молиться чтобы он оказался не прав, потому что в ином случае, она могла только представить, как за пятьсот лет был покалечен Рами.


***


Похмелье – отстой.

Лор не мог вспомнить, когда он страдал от похмелья в последний раз. Исцелялся он быстро, так что похмелье было редким гостем, если только он не надирался до бесчувствия, но он всегда помнил свои запои, а когда Лор еле разлепил глаза, то обнаружил, что понятия не имеет, как и где умудрился набраться.

Он вздрогнул, когда воспоминания тупой иглой вонзились в мозг. Идесс. Син. Вот дерьмо! В панике он резко сел. Он был в больнице. Но где...

– Эй!

Он резко повернул голову. Идесс стояла у его постели, так как будто кинжал Гаргантюа никогда не пронзал ее плечо.

– Ты в порядке. – Он даже не удивился, когда ощутил облегчение.

Пусть они раньше были врагами, но что-то изменилось, и в отличие от Син, он знал, когда надо прекратить воевать и смириться с этим.

– Я в порядке. И ты тоже. Но смерть стояла на пороге.

Он сглотнул и вспомнил лезвие, вонзающееся в его горло:

– Син?

– Эйдолон не пустил её. Только мне позволил, потому как уверен, что я буду хорошей девочкой. – Она улыбнулась, но улыбка вышла натянутой. Что-то было не так.

Когда он поднял руку и понял, что прикован к кровати. Стало ясно что.

– Эйдолон намерен удержать меня от убийства Кайнана, не так ли? – из одних цепей в другие. Невероятно! – И вот почему Син не может увидеться со мной, да? Он боится, что она освободит меня.

– Да, – ответила она. – Мне кажется, что он абсолютно прав, что беспокоиться.

– Син умеет быть занозой в заднице, – пробормотал он.

Идесс приподняла тонкую бровь:

– И это только один из способов самовыражения.

Лор потянулся к ней, но его остановила короткая цепь.

– Мне очень жаль, ангел, – он моргнул. Он что только что использовал слово "ангел" как выражение нежности, а не как вычурное оскорбление? Он снова моргнул. Да. Да! Он действительно сделал это. Хм… – Я не должен был оставлять тебя одну в спальне. Я не подумал...

Она поцелуем заставила его замолчать. Это было легкое прикосновение, но и этого было достаточно, чтобы спутать его мысли и вызвать бурю эмоций. Его сестра едва не убила её, а она все равно стоит здесь, тепло улыбается, целует его, и всё это слишком прекрасно, чтобы быть правдой.

– Нашёл о чем вспоминать, – она выпрямилась. – А кстати, занятный манёвр – целовать кого-то, чтобы заставить замолчать или успокоить. – Она помедлила, – похоже, мне понравилось.

Странный собственнический инстинкт, словно огонь, прожег его изнутри, и ему хотелось сказать, чтоб она и не вздумала использовать этот трюк на ком-то еще.

– Что-то здесь не так. Син сроду не согласилась бы с запретом. Она нашла бы способ пробраться сюда.

– Она не поднимает шум, только потому, что я поклялась сама освободить тебя.

Заподозрив неладное, он весь напрягся.

– Но почему? Ты снова хочешь забрать меня к себе домой и приковать к постели?

Она смущённо вспыхнула и, черт побери, он почувствовал какое-то движение внизу живота, потому что мог поспорить, что существуют вещи на много хуже чем быть прикованным к кровати Идесс. И пускай лучше это будет её постель, чем больничная койка.

– Нет, если только ты меня не заставишь.

– Так ты говоришь, что позволишь мне просто свободно расхаживать? Ты что, больше не беспокоишься о своем драгоценном Кайнане?

– Ещё беспокоюсь, – призналась она. – Но тебе опасно здесь оставаться.

– О... это же больница.

– Полная братьев, которые жаждут твой смерти.

Ладно, он и сам знал, что план убийства их приятеля не обрадует Семинусов, но желать ему смерти?

– Если это правда, почему они спасли меня?

– Эйдолон единственный кто хочет сохранить тебе жизнь. Он думает, если ты будешь содержаться под стражей, это успокоит твоих братьев, и они не убьют тебя.

– Но ты в это не веришь?

Она глубоко вздохнула, будто оттягивая время, перед тем как сказать с неохотой:

– Я видела убийство в глазах Тени.

– Я могу справиться с Шейда, – произнес он. – Но почему ты готова рискнуть, освобождая меня?

– Думаю, для нас настало время работать вместе. Доверять друг другу.

Он хохотнул:

– Боже, ты это серьезно?

Она кивнула.

– Я должна защищать Кайнана, но точно так же я должна защищать тебя. Абсолютно ясно, что кто-то пытается убить моих Праймори. Вы с сестрой ключ к разгадке. Ты поможешь мне добраться до сути, Кайнан останется в живых и твои братья перестанут представлять для тебя угрозу. Все останутся в выигрыше.

Конечно же, это имело смысл. Объединить усилия. Однако тогда они должны будут много времени проводить вместе, а отвлекаться на неё – последнее, что ему надо. Он сильно сомневался, что они смогут найти заказчика, что в свою очередь вело к убийству Кайнана, и чем больше Лор будет сближаться с Идесс, тем тяжелее будет пойти на этот шаг.

Но если ее план сработает, что было под большим вопросом, Идесс заработает свои крылья, Син останется жива, как и этот ублюдочный Кайнан.

– Итак, что я должен сделать, чтобы освободиться от оков?

– Мне нужно, чтобы ты отвел меня к своему хозяину.

– Не получится. Чтобы пройти мимо охранников и попасть в логово, ты должна быть отмеченной, – Лор мог бы убить охранников, но не хотел рисковать и накликать гнев Детару, чтобы не подставить Син. – Стало быть – единственный способ добраться до Детару лежит через Гильдию и, поверь мне, ты не захочешь этого сделать.

Она плавной походкой подошла к нему поближе и болезненно медленным движением накрыла ладонью его метку раба. Ее прикосновение было словно удар кулаком в его душу, и он был вынужден стиснуть зубы и кулаки, чтобы сдержать дрожь.

– Почему нет?

Ему потребовалось целых тридцать секунд, прежде чем он смог ответить, не пища, будто лишился яиц после тяжелой травмы.

– Потому что они ничего тебе не скажут. И абсолютно не важно: сколько ты им заплатишь, как и то чем ты будешь угрожать. Единственный способ что-то узнать, это предложить им нечто стоящее, да и то... Я бы не стал доверять их информации. Ассасины умеют хранить секреты. Не умей они этого – вылетели бы из бизнеса.

Она побледнела, но улыбнулась:

– Думаю, у меня есть, что предложить им. Так что, ты ведешь меня, и мы делаем это.

Он собрался было протестовать, но она отстегнула наручник на его левом запястье. Ради того, чтобы она отстегнула второй, он мог бы пообещать даже путешествие на Марс.

– О, и тебе следовало упомянуть о твоем маленьком смертельном трюке.

– Смертельном трюке?

Она указала на его правую руку, завернутую от кончиков пальцев до плеча в толстый слой марли и пленку:

– Ты знаешь, что можешь убить меня одним прикосновением.

Попался.

– Ах, да. Это. Незначительная деталь. И если ты помнишь, я говорил тебе не трогать эту руку.

– Да, но ты сказал, что твоя лапка очень чувствительна.

– Так и есть.

– Мы обязательно это обсудим, но позже, – она протянула ему его кинжал Гаргантюа. – Прямо сейчас мы должны вытащить тебя из этой больницы. Живым.


Переводчики: kr71, natali1875

Редактор: natali1875


Глава 16

Вывести Лора из больницы было не сложно. Его палата находилась рядом с отделением неотложной помощи, и пока Син в целях отвлечения громко материлась вблизи Хэррогейта, Идесс и Лор совершили сумасшедший рывок к парковке, откуда Идесс и перенесла их.

А вот связаться с Гильдией убийц оказалось куда сложнее. Их штаб-квартира располагалась в Шеуле – чрезвычайно опасном месте для ангелов... Особенно для тех, кто не прошел Вознесение, они легко сбивались с истинного пути, и убить их не составляло труда.

Ситуация осложнялась тем, что не совсем еще ангел Идесс не могла перенестись в Шеул и из него.

Она могла телепортироваться туда только в том случае, если её Праймори угрожала смертельная опасность или попасть через Хэррогейт.

Однако и здесь была своя загвоздка. Она могла воспользоваться Хэррогейтом, только вместе с каким-нибудь демоном потому как ни одно из божественных созданий не может управлять им.

Лор мог бы доставить её туда, но если он потеряет сознание или его убьют – Идесс окажется в ловушке.

К тому же, если Гильдия была под договором мантрансео, никакое божественное существо, кроме самого Бога, не могло войти.

В первую очередь Лор с Идесс направились к нему домой, чтобы он мог принять душ и переодеться в черную кожаную одежду, включая его руки. Потом он провел Идесс сквозь Хэррогейт, и они оказались во влажном пещеристом Шеуле, где пористая земля рычала и кровоточила при каждом шаге, а тусклый свет лился непонятно откуда.

Однако Идесс заметила – свет как-то влиял на их тени, поскольку те замирали, когда они с Лором двигались, и начинали двигаться, когда они останавливались.

Игнорируя легкий зуд между лопаток, Идесс материализовала косу и крепко сжимала ее в руках, пока они продвигались между валунами и колючими виноградными лозами, норовящими обвить ноги, если они подходили достаточно близко.

– Ты уверена, что хочешь этого? – крикнул Лор, чтобы она смогла услышать его сквозь гул ревущей земли. – Каждое существо в Шеуле мечтает украсить головой ангела свою каминную полку. Здесь ты выделяешься, как любой ангел в аду. От тебя исходит божественное сияние. Не хватает только гребаного нимба над головой, чтобы даже самые тупые демоны догадались о твоей природе.

– Знаешь ли, я могу о себе позаботиться.

Он поиграл бровями:

– Уверен, у меня это получиться значительно лучше.

О, она из первых рук знала, как замечательно он способен позаботиться о ней. Ее тело вспыхнуло от непрошеных воспоминаний о его волшебных пальцах ласкающих ее между ног. Идесс откашлялась.

– Объясни лучше, к чему мне нужно быть готовой в Гильдии.

– Тебе придётся принести жертву крови, – он напрягся за секунду до того, как что-то чешуйчатое, с массивным рядом зубов, размером с енота, прыгнуло на них со скалистого выступа. Лор легко перехватил его в воздухе, ловко увернувшись от зубастой пасти, и в мгновение ока тварь свалилась замертво на землю.

Впечатляет. И немного страшно.

– Как ты это сделал?

В ответ он согнул руку, ни на секунду не отвлекаясь от наблюдения за местностью.

– Она работает даже через кожу, если я достаточно концентрируюсь.

– Ооо, – потрясенная увиденным, она переступила через подергивающийся трупик. Она не ожидала, что это настолько... молниеносно: – Так, кхм... ты родился с этой особенностью?

– Неа, – он продолжил движение, высматривая по сторонам возможную опасность – Это проявилось с появлением родового знака, когда мне исполнилось двадцать. Первым человеком, к которому я прикоснулся, была Син, и это не повлияло на нее. Второй упал замертво. Я подумал, что у него случился сердечный приступ, или что-то в этом роде. Меня тогда это мало заботило, я буквально обезумел в то время.

– Обезумел?

Он сделал паузу, остановившись, наградив ее взглядом своих внимательных темных глаз, от чего волосы на ее затылке встали дыбом.

– Вместе с родовым знаком появилась неконтролируемая похоть и тот неуемный гнев, – он снова продолжил движение, словно и не останавливался.

– И всё это произошло внезапно?

– Да, – буркнул он. – Мы год жили с Син в доме дедушки и бабушки, после их смерти. Однажды утром мы проснулись от внезапной боли. Она мучила нас чертовски долго. Затем мы обнаружили этот витиеватый узор, и я превратился в неистового монстра. – Он с досадой пнул камень размером с небольшой мяч: – Я так напугал ее. Разгромил весь дом. Предполагаю, что мне просто снесло крышу, и я исчез на несколько дней. Я почти ничего не помню об этом, за исключением каких-то обрывков. Да и те хотел бы забыть.

Идесс потянула к нему руку, но в последнее мгновение одернула, неуверенная, примет ли он это за утешительный жест.

– Мне жаль.

– Не важно. Это было давно.

Может и так, но это по-прежнему причиняло ему боль.

– А что случилось с Син? Я имею ввиду, если ты сошел с ума... она тоже?

– Я не знаю, – ответил он. В его руке, совершающей плавное движение, мелькнуло оружие в форме звезды, затем крылатый демон рухнул перед ними пораженный прямо в третий глаз. Это место доведет её до сердечного приступа. А Лор выглядел так, словно совершает прогулку по парку.

– Мы никогда не говорили об этом.

Никогда не говорили об этом? Идесс и Рами обсуждали всё. Не было ничего запретного для них.

Правда, они проводили вместе целые столетия, а у Лора с Син было куда меньше времени, но все равно это казалось довольно странным, учитывая то, как они заботились друг о друге.

Она наблюдала, как он вынул свое оружие и вытер его начисто о кожу существа.

– Что она сказала, когда ты, наконец, вернулся домой?

Убрав звезду в кожаный футляр, он ускорил темп.

– Мы почти на месте.

– Лор, – настаивала Идесс, догоняя его, – что она ответила?

Он похлопал себя по куртке и выругался.

– Я забыл стрелы из когтей, – дальше они шагали в абсолютной тишине. Наконец он, глубоко, вздохнул:

– Я предал и бросил ее. Это так ужасно. Я не хочу возвращаться к этому.

Идесс схватила его за руку и заставила остановиться:

– Скажи мне, что ты извинился.

Лор нахмурился, глядя на нее сверху вниз:

– А какое это имеет значение для тебя?

– Просто... если ты этого не сделаешь, возможно, у тебя больше не будет шанса. И ты будешь сожалеть об этом до конца своих дней.

– Похоже, ты не понаслышке об этом знаешь, – пробормотал он так, что она едва расслышала его сквозь рычание земли и леденящие душу вопли, доносившиеся до них со всех сторон.

– Знаю.

Его взгляд постоянно перемещался в поиске потенциальной опасности, но в тоже время он будто бы нарочно старался не смотреть на нее.

– Она в курсе, что я сожалею.

– Ты в этом уверен?

Он нахмурился ещё сильнее:

– Я расплачиваюсь за то, что делал каждый грёбаный день своей жизни.

– Это не то же самое.

– Поверь, это так. – Что-то скрипнуло, и Идесс подпрыгнула. – Она знает.

– Откуда?

– Боже, какая же ты настырная, – пробормотал он. Идесс скрестила на груди руки, выставив ногу вперед, но когда кора земли начала вздыматься, замерла, решив, что готова попросить Лора нести ее на руках остальную часть пути.

– Я превратился ради нее в наемного убийцу, понятно? Тридцать лет назад у нее случились крупные неприятности с Детару, и она пришла ко мне. Мы не видели друг друга на протяжении семидесяти пяти лет, что указывает на то, как отчаянно она нуждалась в помощи. Он хотел продать ее на обслуживание в кровавую галерею.

Живот у Идесс скрутило. Ох, Боже мой. Она никогда не была в демонской версии борделя, но слышала достаточно, чтобы понять чего так испугалась Син.

Там конечно были и добровольцы, люди и демоны, но были и такие, кого принуждали к этому. Их накачивали наркотиками и отдавали на забаву вампирам, которые тащились, употребляя их кровь и занимаясь с ними сексом.

Везде существовали свои правила надлежащего обращения с людьми, но даже в самых пристойных учреждениях бывали несчастные случаи и случаи передозировки. В менее респектабельных с людьми не считались вообще, и не многим из них удавалось выжить в течение дня или пережить одного клиента.

– Что ты сделал? – хрипло спросила она.

– Попытался освободить ее от рабства у Детару. И когда ничего не вышло, пошел к нему и предложил себя в обмен на Син. И теперь её жизнь находится снова под угрозой.

– Я не понимаю.

– Из-за нее я должен убить Кайнана, – его голос стал таким низким и зловещим, что казалось, что он вибрировал. – Если я выполню заказ – мы оба свободны. Если не выполню – она умрет.

Сжимающие оружие пальцы Идесс побелели, но, тем не менее, она сумела заставить себя говорить, погасив внутри панику.

– Лор, если бы твой хозяин не грозился убить Син, ты все равно бы хотел убить Кайнана?

– Хотел? Да, – он горько рассмеялся. – Но сделал бы это? Нет.

– Почему нет?

Он отвел взгляд, глядя куда-то вдаль, словно отстранившись:

– Потому что может мои братья и изрядные засранцы, но они могут позаботиться о Син. Так что... я не теряю надежды, я имею ввиду, что они неуязвимы к моему прикосновению... но какая разница. Убийство Кайнана разведет нас в разные стороны. Это уже происходит.

Нахлынувшие эмоции комом застыли в горле Идесс.

Лору хотелось иметь хорошие отношения со своими братьями, и у него возможно бы даже был шанс, если бы его не выставили против них. Идесс застыла на месте. Лор обернулся:

– Что теперь? Я тебе уже сказал больше чем надо.

– Не в этом дело, – произнесла она. – Послушай... всё это время я полагала, что ситуации связанные с моими Праймори имеют отношение именно ко мне. Но что, если ко мне это вообще никакого отношения не имеют? Что, если все вращается вокруг тебя?

– Э-э... и почему это именно вокруг меня?

– Ладно, вокруг тебя или твоих братьев. Разве не странно, что именно тебе поручили убить Кайнана? Разве тебе не кажется странным, что он оказался, связан плотными узами именно с твоими братьями? Обрати внимание, что эта ситуация творит с тобой и братьями. Это перессорило всех вас. Так разве всё это не ведёт к тому, чтобы разлучить вас, парни?

Лор присвистнул сквозь плотно сжатые зубы:

– Не впервой. Я был нанят однажды, чтобы убить одного из своих братьев. Но понять не могу, почему Син заказали одного из твоих Праймори? Варг ведь не имеет никакого отношения ни ко мне, ни к твоим братьям.

– Это только одна из нестыковок, – она покачала головой. – Погоди, ты говоришь, что тебя уже нанимали, чтобы убить своих братьев? Одного из них?

– Да, – он провел рукой в перчатке по лицу. – Сумасшедший ублюдок настолько жаждал мести, что был готов расстаться с собственной жизнью, лишь бы убить их.

Идесс задумалась:

– Значит, он теперь мертв? И точно не стоит за всем этим?

– Как сказал Шейд, парень настолько же хорош, насколько мёртв.

Они снова двинулись в путь.

Идесс глубоко вздохнула:

– Ладно, значит, есть иное объяснение. Твоя сопричастность к тому, что вызывает разногласия между твоими братьями, кому-то очень выгодна.

Он пожал плечами:

– Уверен, мы скоро это выясним. Немного терпения.

– Погоди, – сильный зуд разгорелся меж лопаток. Она даже не знала плакать ей или радоваться, что система обнаружения нечисти так исправно работает, и это вызывало дискомфорт. – Что-то не так.

Быстрее молнии в руках Лора сверкнуло лезвие.

– Земля притихла.

– Слааааадкая плоть ангела.

Идесс обернулась и заметила на фоне горных массивов двух неизвестных по виду демонов. Примерно восьми футов в высоту, темно-серого цвета. Тонкие, хрупкие они казались изрядно потрепанными, с острыми крокодильими мордами, сплошь покрытые жесткой чешуей.

Она услышала легкий свист в воздухе, и затем лезвие Лора вонзилось в грудь одного из них. Нечто загоготало.

Другой отодрал часть своей руки и запустил ею подобно летающей тарелке. Идесс с шипением припала к земле, поскольку этот необычный снаряд оцарапал ей щеку.

– Не высовывайся! – Закричал Лор, но если он думает, что она собирается прятаться, пока он сражается, то сильно ошибается.

Под бешеный стук собственного сердца она вскочила на ноги. Лор сделал выпад, сильно ударив одно из существ, и когти того беспомощно поймали воздух. Следующий удар пришелся монстру в лицо, отбросив его обратно к скале.

Пришедшая в ярость Идесс полоснула косой по ближайшему к ней существу, застав его врасплох. Лезвие отхватило ему руку.

Черная гадость хлестала из раны, и растекалась по рычащей земле. Идесс сделала еще выпад, но демон успел сомкнуть челюсти на ее плече.

Боль пронзила ее, мешая удерживать концентрацию, от чего оружие замерцало, и исчезло.

Демон отпустил Идесс и с визгом рухнул на землю. Лор стоял позади нее, согнув руку в перчатке, и в его глазах плескалась смесь золотого и темно красного. Его смертельное прикосновение уже не так пугало.

– Ложись! – крикнул Лор, и пока Идесс снова пыталась вызвать косу, «летающая тарелка» просвистела над нею, едва позволяя увернуться. Ещё пара увесистых, частей тела чешуйчатых демонов просвистела над ними, и Лор выругался, поскольку одна из них зацепила его.

Появившись из ниоткуда когтистая рука сбила Идесс с ног. Воздух покинул от удара ее легкие, и в ушах звенело, пока она пыталась подняться на ноги.

Другой вновь прибывший демон сделал выпад в ее сторону. Она перекатилась, проведя по дуге оружием. Распоротая от паха до шеи плоть демона, разлетелась, выплёскивая внутренности и кровь на землю отвратительным дождем.

Идесс вскочила на ноги, чтобы смертельно пораженный демон не рухнул на нее.

Лор, с кровоточащей, глубокой раной на груди, сражался с другим демоном, пытаясь приблизиться к нему, чтобы нанести решающий удар. Тот, угадав его маневр, отскочил, что помогло ему избежать смертельного прикосновения руки Лора.

Идесс взмахнула косой, но захватила только воздух. Существо словно пританцовывало вокруг них, и из его груди доносился непонятный клокочущий шум.

– От него слишком много шума, – выдохнул Лор. – Нужно быстрее прикончить его.

Идесс сделала выпад, но снова промахнулась. Пытаясь успокоиться, она глубоко вдохнула, изучая своего противника, как учил ее Рами. Оценивая окружающее пространство, все, что могло бы обеспечить ей преимущество.

Тени... Идесс задумалась, какое-то время, наблюдая за тем, как они появлялись и исчезали... есть! Теперь она поняла закономерность их перемещения – они опережали движения демона.

Шейд демона мелькнула в радиусе поражения её оружия. Идесс сделала выпад, вложив в него всю имеющуюся силу, и голова демона рухнула на землю.

Упершись в колени руками, и пытаясь отдышаться, Лор смотрел на Идесс. Усмешка расцвела на его красивом лице.

– Ты бесподобна, детка. – Он выпрямился и взял ее за руку. – Давай сваливать отсюда, пока остальные не заявились.

– Ты ранен...

– Ты тоже. Наши раны заживут через минуту. Поторопись.

Она не понимала но, сейчас не временя для «двадцати вопросов». Они бежали пока не повернули за выступ, за которым открывалась дымящаяся равнина.

– Это область доступа. Она называется килбокс. – Лор указал на две серые колонны, вокруг которых ползали опоссумоподобные слепые существа. – Это ее защитники, любой затаивший обман будет немедленно разорван. Там алтарь. Тебе придется пожертвовать кровь.

Идесс осторожно подняла кинжал, лежавший на перепачканном кровью камне, и приложила острым краем к коже, но Лор перехватил ее запястье.

– Я бы сделал это сам, если бы мог.

Его взгляд был напряжённым, полный мужского обещания, от чего у неё перехватило дыхание, а сердце пустилось вскачь.

Лор словно пытался забрать себе ее боль, в то время, как у него были все основания желать ей зла, он отпустил ее руку и отступил подобно безмолвному стражу, показывая готовность физически и морально.

Идесс была вполне в состоянии сама о себе позаботиться, но впервые с тех пор, как ушёл Рами, кто-то прикрывал ее спину, и это ей нравилось. Лор был готов защищать, рискуя собственной жизнью.

Он был так не прав, назвав себя ужасным человеком.

Ее руки дрожали, когда она проводила лезвием по запястью, позволяя крови просочиться на камень. Когда образовалась лужица, размером с донышко кофейной чашки, кольцо света вспыхнуло по краю влажного пятна.

– Дело сделано. – Лор аккуратно зажал ладонью порез на ее руке. – Мне жаль, что я не имею дара Эйдолона и не могу помочь тебе исцелиться.

– Мне тоже жаль. – Только она не имела ввиду порез. Ее душа и сердце нуждались в исцелении, и единственной возможностью для этого являлось вознестись на Небеса.

Влажный булькающий звук раздался перед появлением чернокожей гуманоидной женщины, просочившейся из арочного свода, подобно зубной пасте из тюбика. Пытаясь не дрожать, Идесс отстранилась от Лора. Она ненавидела Шеул: запахи, звуки, самих его обитателей. Все здесь было искажено.

Земля дымилась под ногами у женщины, остановившейся напротив Идесс.

– Вас интересует конкретное убийство? Массовая резня? Жертва человек или демон? Быстрая смерть или в муках?

Как мило.

– Ничего из выше перечисленного. Мне нужно встретиться с Гильдией.

У демоницы отвисла челюсть, обнажив раздвоенный серый язык.

– Ты или шутишь, или очень глупа.

– Я хочу встретиться с Гильдией… Или вы обрушите гнев Азагота на собственные головы, – добавила Идесс, беспечно пожав плечами.

Кожа демона стала пепельно-серой. Имя Азагота в демонической среде произносили шепотом. Потому что, ассоциируя его со смертью, никто не произносил имя вслух.

– Ты лжешь.

Идесс была готова к подобному. Глубоко вздохнув, она впустила в себя всю имеющуюся в запасе ярость, позволяя ей распространяться и возрастать, пока не ощутила себя подобно бутылке с шампанским, которую хорошенько встряхнули. Когда напряжение стало почти невыносимым, она выпустила его в болезненном освобождении.

Черная, потрескавшаяся земля задрожала вокруг Идесс, когда ее кожа лопнула, и тело вдвое увеличилось в размерах, меняя форму прямо на глазах в мерцающем свете.

Демоница в ужасе отскочила, и твари охраняющие вход поежились. В течение секунды Идесс превратилась в крылатое скелетоподобное существо, на которое ни демон, ни человек не могли смотреть, не задумываясь о собственной смерти.

Её форма, по сути, была идеальной, нечто среднее между истинным воплощением Азагота и ангелом.

– Ты представитель Гильдии, а я представитель Смерти. – Ее голос казался темным, грохочущим, так что скалы посыпались по обе стороны от нее. – Веди меня.

Женщина поклонилась, стряхивая обломки со своих волос.

– Я передам твою просьбу. – Она исчезла в воротах, снова всосавшись в них. Идесс вернула себе привычную форму и обернулась к Лору, смотревшему на нее с отвисшей челюстью. Упс.

– А-а... ты хочешь что-то мне сказать?

– Да, нет, – пробормотала она, забавляясь шипением на странных тварей, слонявшихся возле арки, и те в ужасе разбежались.

– Идесс? Кто такой Азагот?

О, черт.

– Ты никогда не слышал о нем?

– Имя мне встречалось, и я полагал, что он, что-то вроде предводителя темных сил в Шеуле.

Она фыркнула.

– Едва ли. Когда-то он был ангелом. Ещё задолго до появления смерти как таковой. – Идесс снова шикнула на злобных существ, которые подползи достаточно близко. – Но затем этот идиот Каин убил Авеля. И поскольку люди стали смертны, то и демоны потеряли свое бессмертие. Во всяком случае, отдельные их разновидности. Таким образом, души людей и демонов слонялись там да сям, сея повсюду хаос. Ангелам поручили сопровождать души людей на Небеса, но кто-то должен был отвечать и за другие души.

– Выходит... этот Азагот добровольно предложил свою кандидатуру?

– Видимо, – ответила она, не сводя глаз с арочного прохода. – Лучше пусть ангел проделывает подобною работу, чем демон. И да, согласно легенде Азагот добровольно пал. Он создал отдельную территорию Шеул-гра, где пытался сохранить свое совершенство, но, в конце концов, был совращен. Он утратил собственную чистоту, толи из-за того, что начал питаться демонами, или потому, что общался с душами демонов и видел, что они натворили за свою жизнь. В любом случае Азагот и по сей день контролирует души, которые его гриминиос сопровождают в Шеул-гра.

– Гриминиос? Мелкие помощники Мрачного Жнеца? Мы об этих гриминиосах говорим?

– Да. Люди называют Азагота Мрачный Жнец. – Она глянула на проход, который начал мерцать. – И он мой отец.

Лор издал удушливый звук, но у него не было времени сказать еще что-либо, поскольку мужчина семи футов ростом, Низал, протиснувшись сквозь проем, оказался прямо перед ними.

Низалы являлись красивой расой с эльфийской внешностью, что делало их еще более ужасающими. Они являлись доказательством того, что зло не всегда уродливо. У него были изумрудные глаза и длинные белокурые волосы, его лицо украшала парочка шрамов, немного подпортив совершенство.

– Если ты солгала на счет того, кем являешься, – произнес он приятным голосом, – с тебя заживо сдерут кожу и выпотрошат, повесив на стропилах, пока ты не скончаешься от мук.

Лор небрежно снял перчатку и продемонстрировал свою смертоносную руку, улыбнувшись Низалу такой же холодной улыбкой. За исключением того, что у Лора она вышла более сексуальной. Куда сексуальнее, чем должна была, но Идесс быстро себе напомнила, что Лор во многих вещах был тем, кем не должен.

– Следуйте за мной и помните, что вы не можете использовать оружие в Зале Гильдии. – Низал провел их к порталу, пнув по пути одну из угодивших ему под ноги тварей.

Врата перенесли их в место, напоминавшее подземную средневековую деревню. Под ногами сновало бесчисленное количество демонов разного вида, некоторые из которых находились там не по собственной воли. Длинные тяжелые цепи влачились вслед за ними, а рядом с лачугой возле темного дымящегося бассейна чертёнок подхлестывал их.

– Видишь? – Прошептал Лор. – Мы исцелились.

Действительно, раны Лора уже не кровоточили, и когда она коснулась своей порезанной щеки, кожа оказалась гладкой. Абсолютно нетронутой. Но спина Идесс зудела, как обезумевшая.

Лор взял ее ладонь в левую руку и проследовал за Низулом к самому крупному строению, построенному из камня цвета кости, сквозь которые сочилось чёрное вещество.

Внутри все было в серых тонах, от пола из обожженной глины до потолка, с которого свисали сотни голов, некоторые свежие, а некоторые такие старые, что сгнив, представляли собой ничего кроме пожелтевшего черепа.

Живот у Идесс скрутило, когда Низал вел их через комнаты, предназначенные исключительно для выставленных на показ голов и иных частей тела, пока они не оказались в длинном темном коридоре.

В конце, которого распахнулась дверь, предоставив их взору одно из самых огромных помещений. В центре него стоял грубый деревянный стол на козлах, за которым сидели порядка ста демонов, кто-то прихлебывал пиво из кружки, иные обгладывали кровавые куски мяса с массивных костей. Низал занял стул в центре.

Ящероподобный демон неизвестной породы стоял в дальнем конце.

– Для чего тебе потребовалась аудиенция? – Спросил он, его голос отразился причудливым эхом, вызванное спецификой архитектуры, Идесс была в этом уверена.

– Мне нужна информация об одном из ваших клиентов. Мне нужно поговорить с мастером по имени Детару.

Послышались возмущенные возгласы, и ящероподобный призвал всех к тишине.

– Твой запрос смешен. Поэтому ты будешь убита.

– Или я поговорю с Детару, или вы обрушите на свои головы гнев моего отца. – Она упрямо взглянула демону прямо в глаза.

Зловещее рычание человека-ящера заставило вибрировать воздух.

– Думаю, ты не понимаешь. Ни один мастер не выдаст имени своего заказчика, с которым заключил контракт.

– Я и не просила конкретного имени. – На данный момент простое описание было бы лучше, чем ничего.

Гомон снова возобновился, после чего демон объявил ей.

– Цена даже за самую малую крупицу информации будет весьма высока.

– И какова цена? – выдавила Идесс.

– Ты станешь наемницей.

Они ведь это не серьезно. Судя по тому, как рядом с ней напрягся Лор, они вовсе не шутили.

– Я не стану убийцей.

Поднялся одноглазый мужчина, одутловатая кожа которого напоминала Идесс личинку. Или гусеницу. Его руки были заключены в метал с шипами на костяшках.

– Одно убийство. Любого, кого мы выберем. Только одно. Соглашайся или убирайся.

– Не делай этого, Идесс, – прорычал Лор таким тихим голосом, что она засомневалась, что кто-то еще мог его расслышать.

Адреналин бешено струился по ее венам. Она не могла этого сделать. Убить кого-то... означало лишиться возможности к Вознесению. И если Кайнан будет убит, результат будет тот же.

– Я не могу убивать, – сказала она. – Но я могла бы служить каким-нибудь другим способом.

– Идесс! – Лор сжал её локоть. – Нет.

Все обернулись к бледнокожему.

– Идет.

О, боже, что же она наделала?

Демон шёл к ней, снимая по пути одну из металлических рукавиц. Подойдя, он улыбнулся, обнажив острые зубы.

– Шесть месяцев ты будешь принадлежать мне.

Жуткий рев вырвался из груди Лора.

– Да хрен тебе, не будет. – Он обхватил ее рукой за горло и дернул назад, Идесс ощутила невероятное давление, потом... пустоту.

Мир погас.


Дерьмо, дерьмо, дерьмо. На этот раз, Лор действительно в него вляпался. Он рванул прямо через Холл Гильдии, с Идесс на руках, после того как лишил ее чувств усыпляющим захватом.

Дет в ярости орал Лору вслед. За эту выходку демон замучает его до смерти, вытряхивая из него душу.

Подгоняемый звуками шагов позади него, Лор пнул входную дверь так сильно, что та раскололась надвое. Перепрыгнул через то, что от нее осталось, он рванул к порталу.

Когда он прорвался в зону килбокса, его движения стали как замедленная съемка в кадре, но Лор не остановился. Его метка раба горела огнем, позволяя с трудом дышать, но он продолжал бежать, пока врата Хэррогейта благополучно не закрылись за ним.

Задыхаясь и извергая проклятья он набирал на карте, пока не добрался до ближайшего к его дому Хэррогейту.

Идесс зашевелилась… хреново, она так же собиралась надрать его задницу.

Дочь чертового Мрачного Жнеца.

Угораздило же его связаться с этой маленькой дочуркой Смерти. Блядь.

Он выбежал из Хэррогейта и не останавливался, пока не достиг своей двери. Дверь была не заперта, как всегда, и к счастью Син там не оказалось. Меньше всего он сейчас нуждался в ее упреках, лекциях или истерических драмах.

Он положил Идесс на кушетку, но она уже пришла в себя и села.

– Что... что произошло? – Она моргнула, глядя на него, слегка остекленевшим взглядом.

– Я спас тебя от совершения огромной ошибки.

Она снова моргнула, а потом так быстро вскочила на ноги, что ему пришлось шагнуть назад.

– Ты, что?

– Я так понимаю, что ты помнишь?

– Они собирались рассказать мне, кто пытается убить моего Праймори! – Закричала Идесс.

Лор поднял руки.

– Ты просыпаешься сердитой. Ты явно не жаворонок, да?

Она разинула рот от возмущения.

– Ты... ты...

Он обхватил ладонью ее затылок, привлек к себе и поцеловал. Его тактика нападения не сработала. Отчаянный визг и удары кулаков по его плечам было первой подсказкой, что он избрал не лучший подход к ситуации. Удар коленом в пах оказался второй.

Он был готов к этому, однако отступил назад и согнулся, избегая того, что было бы болезненным ударом.

– Ты, сукин сын!

– Что? – возмутился Лор, вытирая рот тыльной стороной ладони. – Ты была зла.

– Я не говорю о поцелуе.

Он усмехнулся.

– Означает ли это, что я снова могу тебя поцеловать?

Идесс топнула ногой. На самом деле топнула ногой, негодуя от ярости. Вероятно, это не должно было выглядеть так мило, но выглядело.

– Лор, это серьезно!

– Я действительно спас тебя от ублажения Детару. – Потирая пылающую метку на груди, он двинулся на кухню, пытаясь спрятать улыбку, вызванную видом ее гневного разочарования.

– Меня не надо спасать, – упрямилась Идесс, следуя за ним на маленькую кухню.

– Нет, надо. Ты была на пути к тому, чтобы распрощаться со своей симпатичной ангельской головкой.

– Мне две тысячи лет. Я справлялась и не с таким, ты в курсе.

Он рассмеялся.

– Серьезно. У тебя есть идеи по поводу того, как он собирался тебя использовать? Вообрази себе его голым. Поскольку он использует своих убийц не только для убийства.

– Ох... Господи. – Её рука взлетела к горлу. – Неужели он... он...

– Мне повезло. – Он достал стакан из шкафа. – Думаю, меня он боится. Ни один из его убийц не в состоянии навредить ему намеренно, а вот прикосновение моей руки является смертельным... он не стал рисковать.

Идесс рассматривала собственные джинсы, отряхивая их от чего-то несуществующего.

– Я сумела бы справиться с этой его специфической особенностью...

– Он собирался заклеймить тебя. Когда подошел. Он собирался сделать именно это. Когда на твоей груди появился бы отпечаток, как и у меня, было бы уже слишком поздно вести какие-либо переговоры.

Ее рот беззвучно открывался.

– Ох.

– Можешь просто поблагодарить, – произнес он, растягивая слова, когда вынимал бутылку с пойлом из холодильника, которая даже не была холодной. Треклятый холодильник снова барахлил. Хотя он служил ему с 1940 года, как и духовка, которой он впрочем, никогда не пользовался.

– Что, ты не мог меня предупредить? Вместо этого просто похитил?

Он рассмеялся.

– И это говоришь ты? – Он плеснул содержимое графина в бокал и сделал глоток. – Не желаешь?

Она задумалась, потом покачала головой.

– Спасибо, нет.

– Ты голодна? Могу предложить бутерброды, если ты ничего не имеешь против арахисового масла.

– Как бы аппетитно это не звучало, я вынуждена отказаться. Спасибо ничего не надо. – Опустившись обратно на кушетку, Идесс запустила руку в волосы, перебирая пряди в конском хвосте. – И что теперь? Я исчерпала все идеи.

– У меня есть одна. Но для ее осуществления нужен Рейт. В любом случае, мне придется связаться с парнями, чтобы сообщить о том, что это напрямую касается их, а не только тебя.

План Лора относительно Рейта был довольно рискованным – он не знал, сумеет ли Рейт забраться в разум такого существа, как Дет... тем ни менее Лор собирался организовать им встречу.

Если конечно Рейт не прикончит Лора до этого. Но сначала ему придется пойти к Детару и понести наказание за кражу Идесс.

Его грудь так пылала, боль была настолько нестерпимой, что ему оставалось несколько часов до момента «Мать-твою-я-сейчас-сдохну-от-изнурительной-боли!»

Лор наскоро опрокинул еще четыре бокала алкоголя, чтобы хоть как-то приглушить боль, еще ему следовало снять сексуальное напряжение, чтобы не слишком сильно бушевать во время пыток.

– Слушай, мне надо отойти на минуту. Я просто собираюсь, э... принять душ и отправиться по делам.

– Куда?

– Мне нужно увидеть Син, – солгал Лор.

– Я пойду с тобой.

– Нет, не пойдешь.

Идесс резко выдохнула.

– Я никуда не отпущу тебя одного.

– Ты боишься, что я стану охотиться на Кайнана. – Чувство вины тенью промелькнуло в ее глазах, и он чертыхнулся. – Я же сказал, что не буду. – Мощный болевой импульс в его груди, заставил его стиснуть зубы. – Ты не доверяешь мне?

– Я хочу, Лор. Но это важно.

– Ты не можешь пойти со мной. Я направляюсь в логово убийц.

– Нет нужды. – В дверном проеме послышался голос Син. – Я как раз собиралась тебя проведать.

Дерьмо.

– Сейчас не подходящее время, Син.

Не обращая на него внимания, Син шлепнулась в кресло. Она сейчас выглядела, как уличная шпана и одета была соответственно, в мешковатые штаны, с цепями, черную толстовку и кеды. Даже волосы были небрежно подобраны, под надетой задом на перед бейсболкой янки.

– Итак. Как все прошло в Гильдии?

– Ничего не вышло, потому что твой брат вдруг решил, спасти меня.

Син подняла бровь.

– Спасти ее?

Лор опрокинул еще один бокал.

– Проехали, ладно?

– Что ты сделал? – Он напрасно рассчитывал, отделаться от Син так легко.

– Он меня вырубил, перекинул через плечо, словно пещерный человек. – Произнесла Идесс что, по сути, являлось правдой. – Ещё он утверждает, что если бы не сделал этого, то я была бы заклеймена так же, как вы оба.

Глаза Син в ужасе распахнулись, поскольку она точно знала, чего Лору будет стоить спасение Идесс.

– Проклятье, – пробормотала она, потянувшись к его бутылке. – Налей мне.

Он передал бутылку, и Син отпила прямо из неё. Изяществом, его сестра не блещет.

– Я собираюсь принять душ и идти, – пробормотал Лор и направился к ванной.

– Но Син, здесь, – указала Идесс. – У тебя нет причин идти в логово.

Глаза Син вспыхнули недобрым огнем, она опустила бутыль между бедер.

– Так он не сказал тебе?

– Син...

Она проигнорировала его предупреждение, хотя чего еще он мог ожидать.

– То, что он украл тебя, серьезно взбесило Детару. Лора ожидает мучительное наказание.

У Идесс скрутило живот, когда Лор выпроваживал Син, инструктируя ее привести Рейта к нему домой.

Когда он обернулся, она встала, хотя и не без усилий, его кушетке было сто лет в обед, и если у нее и существовали когда-то пружины, то давно уже накрылись. Его реально не волновал собственный комфорт. Или он просто не мог себе позволить что-то получше?

Или какие-то личные вещи, заметила Идесс нахмурившись. Стены были абсолютно голые. Отсутствовали мелкие безделушки, придающие уют. Ничего не указывало, на его принадлежность к чему бы то ни было, все было настолько безлико, что если бы злоумышленник забрался в дом, он не смог бы ничего сказать ни о Лоре, ни о его сестре. Собрать пожитки, чтобы уехать Лору хватило бы и пяти минут.

– Лор? Скажи мне, то, что Син говорила о пытках, это же не правда.

Не гладя на неё, он направился в сторону ванной.

– Это неправда.

– Ты лжёшь.

– Ты так сказала.

– Черт бы тебя побрал! – огрызнулась она. – Стой!

Он остановился, но так и не взглянул на нее.

– Все в порядке. Дет так и раньше поступал со мной.

Лор произнес это так, словно в этом нет ничего особенного, обычное для него дело, от чего у Идесс сжалось сердце. Сколько же побоев ему пришлось вынести, чтоб, в конце концов, так спокойно их воспринимать? Она подозревала, что слишком много.

– Я не позволю ему сделать это. – Она глубоко, прерывисто вздохнула. – Я пойду к моему отцу. Я...

– Погоди. – Лор повернулся к ней, но он вовсе не выглядел сердитым. Скорее его взгляд говорил о том, что он поражен ее заявлением помочь. – Я должен так поступить. Я знал, во что ввязывался и разберусь сам.

– Но почему? Почему ты поступил так? После всего, что я с тобою сделала, ты должен радоваться моему порабощению.

– Ты действительно так думаешь? – он сделал шаг в ее сторону. – Я рискую жизнью Син, откладывая убийство Кайнана. Я делаю это для тебя. Не для Кайнана или моих братьев. Я принял за тебя нож. Я целовал тебя снова и снова, так как никогда не целовал никого. Так почему бы, мне хотеть видеть, черт возьми, тебя страдающей?

У нее отвисла челюсть, а внутри все затрепетало. Какой-то глупый женский инстинкт поднялся в ней, в ответ на его признание.

– О чем ты говоришь?

– Я сам не знаю. – Он сильно приложил бутылкой о журнальный столик, где ее оставила Син. – Проклятье. Не знаю, что на меня нашло. Забудь, что я тебе тут наговорил.

Ага, разбежался. Не желая упускать, даже самый призрачный шанс она плотнее придвинулась к нему, чтобы видеть даже малейшие нюансы выражения его лица, когда она бросила в него свои внезапные подозрения.

– Ты ни с кем не целовался, потому что боялся убить, так ведь? И с сексом тоже самое?

Он снова отвернулся, но она ухватила его за руку… за правую, прикрытую кожаной курткой.

– Лор? Ответь мне.

– Ладно, ты права. Можешь себе представить, на что это похоже, когда твой партнер падает бездыханно, после того, как ты кончишь? Не можешь, – злобно заметил он. – Вряд ли ты меня поймешь.

– Но когда ты защищен рукавом и перчаткой...

– Когда я кончаю, моя сила пробивает насквозь.

Идесс вспоминала, что когда он мастурбировал, чтобы кончить на нее, то осознано, зажимал ее ноги между своими бедрами и старался держаться на расстоянии, чтобы не дай бог случайно не коснулась ее рукой, когда он кончал.

– Ты когда-нибудь расслаблялся, будучи с женщиной?

Он сглотнул, и возможно сейчас было не самое подходящее время, чтобы обратить внимание на то, каким же сексуальным выглядит его горло, когда мышцы перекатываются под его загорелой кожей, но довольно.

– Только однажды.

– Ты любил ее?

Он фыркнул.

– Я даже имени ее не знал. Она ублажала меня в переулке, в то время как я упирался руками над её головой в здание.

– Ох. – Она даже представления не имела о том, чем ей это грозило.

– Теперь я тебе противен? Я сам себе противен. И не потому, что заплатил какой-то шлюхе за секс, а потому, что так устал от одиночества, что рисковал ее жизнью. Я же говорил тебе. Я – эгоистичный кусок дерьма.

Его слова разбили Идесс сердце, поскольку у неё были доказательства, что это вовсе не так.

– Эгоист не пожертвовал бы собственной свободой, ради спасения сестры. Эгоист не стал, бы сторониться людей, чтобы не навредить им. Ты вовсе не эгоист. Все мы не совершенны

Он швырнул бутыль через комнату, разбив ее о противоположную стену.

– Моё несовершенство убивают людей, Идесс!

Она посмотрела на деревянное перекрытие, по которому растекалась влага, словно кровь.

– Ты любил кого-нибудь? Помимо своей сестры я имею ввиду. – Скажи, что нет.

– Почему, чёрт возьми, мы говорим об этом?

– Мне любопытно

– Это слишком серьезный разговор накануне пытки.

Напоминание рухнуло шаром для боулинга в глубине ее живота.

– Пожалуйста, – попросила она. – Разреши мне отправится к своему отцу, чтобы остановить Дета. Он может ему организовать что-то вроде сердечного приступа.

– Серьезно? – Он приподнял одну бровь. – Так твой отец занимается этим?

– Вроде того. У меня с ним натянутые отношения. Я не видела его на протяжении сотен лет.

Она прожила во владениях Азагота несколько столетий, сразу после того, как перестала быть человеком.

Ее обучал Рами. Как использовать способности Мемитима, как перемещаться и еще базиллиону правил. Но как только у нее появился первый Праймори, она была вынуждена оставить владения и вернуться.

Лор протянул руку и заправил локон ей за ухо. Нежный жест любящего человека, и это вызвало боль глубоко внутри.

– Я уже говорил тебе. – Произнес он спокойно. – Я знал, на что шел.

Золотые крапинки заплясали в глубине его темных глаз, подобно тому, как солнечные зайчики танцуют на потолке.

– Почему твои глаза так меняются? – Она встала на цыпочки, чтобы быть ближе к этой удивительной красоте. – Они были багровыми, когда ты злился и вдруг стали золотыми.

– С ними бывает такое, когда я, мягко говоря, раздражён. – Его взгляд стал более глубоким, в нем появилось еще больше золота, а его мужской аромат щекотал ей ноздри. – Или возбужден.

– И что ты ощущаешь сейчас? – Произнесла она охрипшим голосом. Едва этот вопрос сорвался с губ, как ее тело откликнулось тёплой, влажной волной между ее ног.

– Угадай. – Произнёс он низким голосом, потом обернулся и направился в спальню.

– Куда ты идёшь?

– Меня подвергнут пытке, – ответил он, не оборачиваясь, – если не спустить пар, в гневе я такого могу натворить... подумать страшно.

– Я могла бы помочь, – сорвалось с ее губ. Часть ее отчаянно стремилась к этому, часть просто желала что-нибудь для него сделать. Быть полезной. Хоть как-то восполнить предстоящие ему мучения.

Лор замер в дверном проеме.

– Не думаю, что это хорошая идея. Точно это ужасная идея.

– Но ты, же хочешь этого, так ведь? Ты хочешь, чтобы я помогла тебе избавиться от напряжения.

Его огромное тело вздрогнуло.

– Боже, да. – Расслышала она сквозь грохот своего отчаянно колотящегося в груди сердца. – С тобой это куда приятнее.

– Насколько приятнее? – Было глупо упорствовать, поскольку, чем больше она узнавала, чем сильнее ее к нему тянуло. Какая-то дикая темная ее часть исступленно требовала этого. Требовала, чтобы она балансировала на краю между любовью и ненавистью и узнала, куда это ее приведет.

– Ты хочешь потешить своё эго, или тебе и впрямь интересно, как сильно ты меня волнуешь?

– И то и другое, полагаю, – созналась она честно.

Его глубокий вдох показал ей, что ответ был верным.

– С тобой Идесс, я переживаю более острые ощущения. Не то чтобы это как-то круче... безусловно, и это тоже... но это приносит мне большее облегчение что ли, дает больше времени до следующей потребности. Блядь, Идесс... я не могу.

– Прежде тебе ничего не мешало воспользоваться моей помощью. – Заметила она затаив дыхание.

– В первый раз на мне были магические наручники, ты приковала меня цепью. Мне не нужно было заботиться о том, что я могу прикоснуться к тебе. Во второй раз, магическая защита была одета на тебе, и я понимал это. – Он расправил плечи в кожаной куртке. – Я не могу рисковать сейчас.

– Меня не так уж легко убить, – заявила она, подойдя к нему в плотную. – Меня это не беспокоит.

– Тогда ты глупа.

Не сводя с него взгляда, она протянула ладонь к его одетой в перчатку руке, и их пальцы переплелись.

– Идесс, это опрометчиво. – Но он был настолько близок к ней, что она ощущала жар, исходящий от него.

Она обвила другой рукой его талию, ощущая, как напряглось его тело

– Я знаю.


Переводчики: aveeder, natali1875, Casas_went

Редактор: natali1875


Глава 17

Слова Идесс словно пули пронзили его, врезаясь в самую душу.

Ты не эгоист. Ты совершал ошибки. Совершал. Такая ошибка может, стоит Идесс жизни.

Паника сдавила грудь, и он отступил от Идесс.

– Нет, – прохрипел он. – Нет. Я не могу этого сделать. Несчастные случаи происходят.

И ни за что на свете он не допустит, чтобы несчастный случай произошел с Идесс. Еще несколько дней назад его бы это не заботило. Но сейчас он слишком беспокоился об этом.

– Лор...

– Нет! – Прежде чем она успела возразить, он заперся в своей комнате. К его удивлению, она не зашла и даже не постучала. Она уважала его личную жизнь, и по какой-то причине подобное поведение ранило его еще больше.

Его метка на груди горела огнём, а в паху все скрутило от нужды в Идесс. Он вышагивал, нет, практически метался по спальне.

Будучи болезненно твердым, Лор обхватил свой член рукой, и Боже, помоги ему, он ничего не почувствовал. Его пара последних сессий в душевой были довольно продолжительными, но сейчас? Неважно, как быстро и сильно он работал рукой, или какие бы горячие фантазии об Идесс не возникали в его голове, он не мог кончить.

В точности как чистокровный Семинус. Дерьмо!

Он понятия не имел, что произойдет после того как начнется пытка.

И словно пытаясь показать ему это, боль молнией пронеслась по его телу, распространяясь от метки во все конечности. Матерясь и согнувшись пополам от боли, он выскочил через окно и направился к Хэррогейту.

Лору была ненавистна сама мысль оставлять Идесс одну, но он должен был встретиться лицом к лицу с демоном. По крайней мере, он утешал себя тем, что Идесс не могла перенестись в Шеул. Ни за что на свете он не хотел, чтобы она вмешивалась в это дерьмо.

В тот момент, когда Лор ступил в логово, его агония от метки снизилась до тупой боли. Детару ждал в зале, выглядя при этом чертовски злым. Ужасное зловоние чьего-то ужаса наполняло воздух. Запах был настолько густым, что Лор мог попробовать его кончиком языка.

– Лор, – зарычал Дет. – Моё терпение на исходе.

– Я вижу, ты не в лучшем настроении, – заметил Лор, меняя курс. – Я вернусь позже.

Охранники Детару преградили дорогу, и Лор отвернулся, стараясь придать лицу расслабленное выражение, он отлично знал, что здесь ему придётся испытать океан боли, но собирался скрыть это знание

– Где женщина?

– Я не знаю.

– Ты лжёшь.

– Ну, так что с того?

Дет вскочил из своего кресла.

– Ты приведёшь её ко мне.

– Да пошел ты.

– Я заставлю тебя страдать, – зарычал Дет.

– Разве это не то, зачем я здесь?

– О, да. – Предвкушение сверкнуло в его глазах, когда Дет еле волоча ноги, направился в сторону Лора. – Ты уже убил свою цель?

– У меня есть ещё время. – Лор рассматривал свои ногти. – Я доберусь до него.

– Теперь это не так просто сделать, потому что ты будешь заперт в яме в течение месяца.

– Ты не можешь так поступить. – Лор скрестил руки на груди, продолжая изображать из себя саму беспечность. – У меня есть установленный срок.

– Тебе следовало подумать об этом прежде, чем похищать отсюда женщину.

Дрожь, вызванная страхом, поползла вверх по позвоночнику Лора.

– Послушай, – сказал он спокойно, хотя сам в этот момент обливался потом, – Я клянусь, что как только принесу голову Кайнана, то буду в полном твоем распоряжении для наказания. Ты сделаешь все, что захочешь.

Дет врезал Лору в челюсть кулаком в стальной перчатке. Страшная боль разлилась по его лицу и черепу, но он сдержался, чтобы не выказать реакции.

– Ни каких переговоров со мной! – взревел Дет. – Я прямо сейчас накажу тебя за то, что ты забрал женщину.

Лор фыркнул.

– Тоже мне, напугал! – Противостоять Дету не очень умный ход, но в любом случае впереди его ждала боль, так что Лор нанёс пару ответных ударов.

На сей раз Дет ударил его в грудь, протыкая шипами на костяшках железной перчатки плоть, разрывая её, словно когти орла, и выбивая воздух из легких. Лор пошатнулся, но все же выдавил из себя улыбку и прохрипел:

– Люблю прелюдию.

Дет зарычал, опаляя Лора зловонным дыханием.

– А Син тоже это любит?

Демон надеялся увидеть страх, но Лор никогда бы не доставил ему такого удовольствия.

– Не знаю. Вполне возможно.

Дет приблизился к лицу Лора, снова обдавая его зловонным дыханием.

– Я не могу дождаться, когда ты провалишь свою миссию. Я заставлю тебя смотреть, как убивают Син. Ее крики, словно музыка, будут на протяжении недель заполнять это логово.

Кожа Лора натянулась на его напряжённых, стальных мускулах, он был на грани взрыва. Рычание вырвалось из его горла.

– Когда-нибудь, я убью тебя. Клянусь.

Дет рассмеялся. Мерцающее пламя от огня в камине и факелы на стенах отбрасывали причудливые тени на его лицо, превращая во что-то еще более отвратительное.

– Сколько раз я уже слышал это? – Он ударил Лора кулаком в живот и провернул его, так, чтобы шипы яростно пронзили и разорвали плоть. – А сейчас, ты приведешь ко мне женщину?

Боль пронзила тело Лора и не только физическая. Он никогда не приведет Идесс сюда, и он спасет Син. Чего бы ему это не стоило, но Лор защитит их обоих.

– Да пошел ты, – он сплюнул, пытаясь устоять на ногах.

Дет зашипел и под ногами Лора раздвинулся люк. После падения с двадцати футовой высоты, он, ломая кости, приземлился на сырой, холодный пол подземелья. Женщина Найтлаш стояла возле стены для пыток и улыбалась Лору так, словно получила его в подарок.

Прелюдия закончилась. Настало время для главного события.


Звук пыток был словно кашель во время просмотра фильма. Рариэль находил оба этих звука очень раздражающими.

– Добавь ему еще плетей, – попросил он Дета. Лор серьезно испоганил, Рариэлю всё веселье, видеть Идесс в качестве раба-убийцы, за что он был готов заплатить не малые деньги. – Но убедись, чтобы он не окочурился.

Вынудить Идесс появиться здесь, чтобы защитить Лора, потому что он стал ее Праймори… не то чтобы это неприятный сюрприз… но определенно плохая идея. Она не могла обычным путем перенестись сюда, если ее Праймори окажется перед лицом смерти, но Рариэль не хотел проверять ее способности. Хотя, возможно это стоило того, чтобы увидеть Идесс в качестве раба-убийцы...

Дет возмущенно фыркнул.

– Мой палач – мастер своего дела, обученный всем тонкостям и знающий все слабые места каждого вида. Она никогда ненароком не убьет свою жертву.

Рариэль уже когда-то слышал это раньше.

– Только будь осторожен. И мне нужен его кинжал, для определенной цели.

Дет показал знак часовому и тот исчез.

– Его излечат после того как все закончится?

– Вообще-то мне это не нравится, – проворчал Дет, – но поскольку ему установлен срок на выполнение твоего контракта, я использую своё новое приобретение убийцу-Семинуса, чтобы исцелить его.

– Отлично. – Заметив, как охранник вернулся с кинжалом Лора сделанным из кости Гаргантюа, Рариэль улыбнулся.

А теперь настало время выполнить обязательство данное Роугу и разрушить… или покончить с несколькими невинными жизнями.


***


К тому времени как Идесс переместилась на парковку ПБ, она была в полной панике. Лор сбежал от нее, а постоянные прикосновения к его геральди, не помогали перенестись к нему.

А это могло значить только одно – он в Шеуле. Возможно, его пытали или скрывали от нее.

Эйдолон загружал носилки в машину скорой помощи. Когда он увидел Идесс, то с такой силой хлопнул дверцей, что та от удара снова распахнулась.

– Где он?

– Я практически уверена, что он в логове убийц.

– Практически уверена? Ты что, издеваешься надо мной? Ты помогла ему сбежать, а сейчас, твою мать, потеряла его?

– Мне просто нужна помощь, чтобы найти логово. Син здесь?

– Я похож на ее охранника? – Эйдолон выудил из кармана сотовый и набрал номер. – Кай? Где ты? Да, ладно. Но ты должен знать, что местонахождение Лора неизвестно...

– Его место нахождения известно, – перебила его Идесс. – Он в логове. Его пытают.

Эйдолон пожелал Кайнану беречь себя и закрыл телефон.

– Почему ты не можешь его найти? Он ведь твой Праймори, да? Разве у тебя не должна существовать с ним какая-то связь?

– Должна, но если он в Шеуле, я не могу его видеть.

– Есть какой-нибудь другой способ, как он может стать невидимым для тебя? – Когда она не ответила, его резкий тон мог достичь самого Шеула. – Идесс?

Она надулась.

– Возможно, что он смог найти кого-то, кто произнес над ним заклинание скрывающего щита. Вот почему мы никогда не говорим Праймори, кем они являются. – До сегодняшнего дня она нарушила приблизительно около миллиона правил, но иногда, ложь бывает во спасение.

Рами бы треснул ей, если бы услышал подобные мысли. Он всегда играл по правилам.

Идесс же была больше заинтересована в победе, и когда дело доходило до битвы между добром и злом, правила могли катиться ко всем чертям.

От ругательств Эйдолона, у нее чуть уши не опухли.

– Эй, ты, – рявкнула она, – я же не заставляю тебя слушать чтение Библии, поэтому, буду очень благодарна, если ты окажешь мне любезность и перестанешь проклинать меня и мне подобных.

Эйдолон стрельнул в нее взглядом, но по крайней мере перестал ругаться.

– Идесс, – произнес он, пытаясь изо всех сил успокоиться, – сегодня у меня был очень плохой день, я смотрел, как умирает детеныш варга от болезни, которую не смог излечить. Так что, прости меня, если я немного на взводе, потому что ты потеряла из виду брата, которого я поклялся удержать от убийства моего лучшего друга.

– Я понимаю, – тихо сказала она. – И я прошу прощения. Мне нужно, чтобы Лор помог мне проникнуть в Гильдию Убийц. Если я смогу выяснить, кто его нанял...

– А ты можешь?

– К сожалению, нет. Но у меня есть некоторые соображения. Возможно ли что все дело в тебе, а не во мне и Кайнане?

– Ты что же думаешь, что Лор был нанят убить Кайнана, чтобы посеять вражду в моей семье?

– Я понимаю, звучит неправдоподобно, но это какая-то сплошная череда совпадений. У тебя есть враги, которые бы хотели, чтобы это произошло?

– Мы демоны секса, – сухо сказал он. – До того как обзавестись парами, мы вывели из себя много мужчин. А Рейт вообще сделал себе карьеру, заводя врагов.

Это мало чем помогло делу.

– Лор упоминал про еще одного брата. Того, который нанял его, чтобы убить вас.

– Роуг. Он мёртв.

– Мёртв? Как?

Эйдолон пожал плечами.

– Проклятье Меланкер. Он обречен на невидимое существование, вечно испытывая голод, жажду и боль... ничего такого, чего бы не заслужил.

Идесс вздрогнула. Разговор о вечных муках. Подожди ка...

– Он невидимый? Но все еще здесь?

– Возможно. Но он не может никому навредить.

Но он все еще мог наблюдать, за всем происходящим вокруг. О...о, Боже, нет!

– Возможно, ли что он все еще был здесь?

Плечи Эйдолона напряглись.

– Мы оставили его в Шотландии, но он мог пристать к кому-нибудь и пройти через Хэррогейт с другими демонами.

– Я думаю... – Она прерывисто вздохнула. – Я думаю, что именно так он и сделал. Ты знаешь, что я могу видеть духов? Я также могу видеть фантомы, которые кажутся мне прозрачными. Он вроде как...

– Сожжен?

– Да.

– Роуг. – Глаза Эйдолона запылали красным пламенем, и он всадил кулаком в дверцу машины скорой помощи, оставляя вмятину размером с грейпфрут. – Сукин сын!

– Эйдолон! – Она схватила его за руку, а когда он собрался вырваться из хватки, она резким движением развернула его к себе лицом. – Я перенесла это существо из больницы. Прямо сейчас его здесь нет, если только он не нашел способ вернуться.

Эйдолон так и стоял, как вкопанный.

– Куда ты его перенесла?

– Филипс Корт... в какой-то квартирный жилой комплекс.

– Это старая квартира Тени, но зачем ему туда? – Эйдолон разговаривал сам с собой, и это было даже к лучшему, потому что Идесс не знала что сказать. Она чувствовала себя такой виноватой. Наконец-то Эйдолон покачал головой. – Я с этим разберусь. Тебе нужно найти Лора. А я найду Шейд.


***


Син очень не хотела возвращаться назад в больницу. Ее братья были настоящими ослами, и от этого места ее бросало в дрожь.

Единственной хорошей вещью, что случилась с ней за последнее время, был секс с Конэллом и выставление его идиотом за то, что поспорил на нее. А на выигранные двести шестьдесят долларов, она сможет купить новую пару Эльфийских дротиков.

За исключением того... что они ей не нужны, или нужны? Она почти, что покончила с Детом, и сейчас могла бы... что?

Острая боль волнами поднималась в желудке, обжигая его не хуже озера кислоты. С тех пор как ей исполнилось двадцать, Син никогда не забегала в мыслях так далеко. Она привыкла быть несвободной, привыкла, что не может распоряжаться собой. А теперь она понятия не имела, как ей жить, не исполняя чьи-то приказы.

Она ступила из Хэррогейта в отделение скорой помощи... попав прямо в эпицентр хаоса. Шейд и Эйдолон катались по полу, нанося друг другу удары, и насколько Син могла судить, абсолютно не сдерживаясь.

Конэлл и Люк наблюдали за происходящим, и каждый из них держал в руках по несколько купюр. Еще одно пари. Интересно, а как я могу поучаствовать в этом?

Конэлл перевел взгляд своих серебристых глаз на нее, и у Син перехватило дыхание. Он был ходячей фантазией любой женщины, с его совершенным телом, поразительными глазами и опасной мужественностью.

Порядочные девочки будут трепетать перед ним, проигрывая в голове грешные, потаенные фантазии. Плохие девчонки будут воплощать эти фантазии в жизнь, в любое время и в любом месте.

Син была плохой девочкой.

Плохая девчонка внутри нее… ну, а точнее ее внутренний демон… так и рвался сделать что-нибудь такое, чтобы встряхнуть своих братьев.

Траханье с одним из их парамедиков может быть вполне подходящим вариантом. К тому же, как она уже поняла, секс с Конэллом был не так уж и плох.

Битва так и продолжала бушевать, в то время как Син перебирала все возможные варианты в голове, пока, внезапно, Шейд не откатился от Эйдолона и, схватившись за живот, открыл рот в беззвучном вздохе.

Син инстинктивно сделала шаг вперед, чтобы помочь, и была удивлена, когда Эйдолон сделал то же самое.

Они бились, оставляя синяки и кровавые ссадины, так как будто ненавидели друг друга, но страх в глазах Эйдолона сказал ей, что они не были врагами.

– Шейд? – он опустился на колени рядом с братом, и его татуировка засветилась. – Что это такое? Черт возьми, Шейд, поговори со мной!

Шейд привстал на колени.

– Блядь, – выдохнул он. – Руна. Она... она... в беде. – Он с трудом поднялся на ноги и, пошатываясь, направился к Хэррогейту. – Эй. Отправь Тай ко мне. Домой. Поспеши, твою мать!

Эйдолон, не теряя времени, выудил телефон из кармана. Шейд исчез в Хэррогейте.

Син понятия не имела, что только что произошло, но неприятное предчувствие сказало ей, что это только начало чего-то ужасного.


Переводчики: kr71, natali1875

Редактор: natali1875


Глава 18

Женщина по имени Руна лежала в стремительно растущей луже крови, нож Лора торчал у неё в животе.

Руна пыталась обратиться в варга, но Рариэль предвидя подобное, вколол ей в шею серебряную иглу.

"Не убивай ее, – приказал Роуг. – Я хочу, чтобы она жила. Страдала до конца своей жизни, постоянно слышала крики своих детей, зная, что они умерли в мучительной боли".

Рариэль должен был отдать должное демону... тот был подлым куском дерьма, обманом заставил Идесс перенести его к старой квартире Тени. Затем он добрался сюда и проскользнул внутрь, когда Руна открыла дверь.

Рариэль встал на колени рядом с Руной, и поправил лыжную маску, которую он одел, что бы скрыть свою личность. Эта сука, пыталась сорвать ее, когда они боролись.

– Я собираюсь убить твоих щенков, прямо сейчас.

В странном, импульсивном порыве утешить её, несмотря на произнесённые слова, он нежно провёл костяшками пальцев по её лицу.

Он испытал отвращение к самому себе за мелкие отблески благородства, что еще не были отравлены злом, окружающим его. По счастью они случались не часто и длились не долго.

– Ты будешь слышать их крики, – продолжил он, – но не сможешь ничего сделать. Я заберу одного из твоих детей, а ты сообщишь Тени, что я обменяю малыша на Кайнана. Если ты за двадцать четыре часа не выдашь человека... включи воображение.

Отчаянно вскрикнув, Руна попыталась метнуться к лестнице. Его восхитило ее мужество, вне зависимости от того, что он собирался сделать.

Оставив ее истекать кровью, Рариэль устремился вверх по лестнице, двигаясь на плачь малышей. Вверх по лестнице, ведущей в детскую, выкрашенную в зеленовато голубые оттенки, где и находились все трое.

За исключением разбросанных по полу игрушек, и разрисованных стен, детская ничем не походила на вычурный стиль людских детских комнат.

Все от двух кресел качалок до кушетки где, по-видимому, родители имели обыкновение лежать с младенцами, являлось воплощением любви Руны и Тени к их отпрыскам.

Жалость зашевелилась внутри Рариэля, но быстро выдохнув, он взял себя в руки и схватил самого громко вопящего ребенка из его кроватки.

Тварь укусила его. Может, сломать его маленькую шею, будет не столь трудно, в конце концов.

– Руна! – Крик Тени пронёсся по лестнице, так же как и стук его обуви. Дерьмо.

"Уходи,– сказал Роуг. – Я проскользну через Хэррогейт с ними. Хочу видеть, как страдает Шейд".

– Развлекайся. – Рариэль ещё раз взглянул на двух детей в кроватки, и перенёсся оттуда с третьим.

И хотя он не убил младенцев, но получил то что хотел: Кайнана. Мёртвым. Амулет. В руках. Идесс. Опозоренной.

Победа была так близка, он фактически ощущал ее вкус. Когда он материализовался в своем убежище в Шеуле, он улыбнулся ребенку, прикинув, что пожалуй позволит Дету отведать вкус.

Ребенка.


***


Желая немного размять ноги и успокоить ощущение беспомощности, Син решила отправиться выпить чашку кофе.

Не то, чтобы она знала, где тут находится кафетерий. Забавно, зато она сразу же нашла тот самый чулан, где сумела стащить ботинки с Конэлла.

От одних только воспоминаний, ее тело затопило тепло, и она буквально провела пальцами по заветной двери, проходя мимо.

Идиот.

И где же этот чертов кафетерий? Окончательно заблудившись в лабиринте коридоров больницы, ей пришлось вернуться обратно в приемное отделения, следуя указателям, где весь персонал скопился вокруг одной занавешенной кабины.

Вытянув шею, Син могла рассмотреть макушку головы Эйдолона. Она проворно вскочила на один из стульев в приемном отделении, чтобы как следует все рассмотреть. И затем, ей пришлось сожалеть об увиденном.

Шейд и Эйдолон находились в небольшой комнате, где на кровати неподвижно лежала истекающая кровью женщина. У Тени был такой вид, что он вот-вот сломается. Женщиной, по всей видимости, являлась Руна – его пара.

Эйдолон и Шейд направили всю мощь своего дара, чтобы исцелить ее, Эйдолон с проклятьями, а Шейд с мольбой. Дважды родовой знак Тени вспыхивал так ярко, что Син пришлось зажмуриться, и оба раза Эйдолон тянулся через Руну, чтобы положить руки на своего брата.

– Полегче, братец, – пробормотал Эйдолон во второй раз. – Сбавь обороты, иначе ты просто испепелишь себя.

Шейд вздрагивал, когда его родовой знак начинал, тускнет, хотя даже при этом он светился ярче, чем у Эйдолона.

– Пожалуйста, Руна. – Голос Тени сорвался. – Вернись ко мне, детка.

Син стояла, застыв, не в силах оторвать взгляд от женщины, борющейся за свою жизнь, и двоих мужчин, которые так отчаянно пытались ей помочь.

– Эй, Син.

Она обернулась на голос и чуть не свалилась со стула. Рыжеволосая женщина, с отметиной пары Семинуса на левой руке стояла подле нее, но Син не могла определить, кому из братьев она принадлежала, учитывая то, что она была одета в кожаную куртку с высоким воротником, закрывавшим оставшуюся часть татуировки.

В каждой руке она держала по извивающемуся младенцу, и как только Син спустилась со стула, женщина сунула ей ребенка.

– Вот. Держи своего племянника.

Слишком потрясенная, чтобы отказаться, Син протянула руки, и следующее что она успела осознать – карапуза на ее руках. Она вдохнула его аромат. Он вовсе не пах детской присыпкой или иным дерьмом. Вот чудно.

– Ты Тайла? – Син смутно припоминала, что Лор как-то обронил, что пара Эйдолона являлась Хранителем и эта женщина носила оружие в кобуре под жакетом и в ножнах, спрятанных на бедре. Это вызывало уважение у Син.

– Да. – Тайла пыталась успокоить младенца, укачивая его, наблюдая, как Эйдолон с Шейда работают с Руной. Кое-кто из сотрудников отошел, чтобы принять других пациентов, обеспечив обзор для Син и Тайлы, так что те могли все прекрасно видеть.

Син последовала примеру Хранительницы и стала убаюкать младенца. По-крайней мере попыталась. Но по непонятным причинам ее ребенок покачивался несколько резче, чем у Тайлы.

– Что произошло с Руной?

– Не знаю, я добралась до дома Тени, вслед за ним. Руна была без сознания и Рэйда уже унесли, – объяснила Тайла.

– Рэйда?

Ярость полыхнула в зеленых глазах Тайлы.

– Одного из троих детей.

Син посмотрела на орущего ребёнка, которого держала, не в силах представить себе, как кто-то мог украсть настолько невинного младенца.

– Ты знаешь, кто это сделал? Или зачем?

– Нет. Но если с ним что-нибудь случиться... – Она затихла с таким выражением, что Син и без слов догадалась, что похититель будет убит. Возможно даже в независимости от того, пострадает ребенок или нет.

– Т-тень? – Голос Руны казался пронзительным и слабым, но Эйдолон и Шейд казались оба испытали облегчение, заслышав его.

– Слава богам, – прошептал Шейд. – Что случилось Лирша? – Он нежно погладил ее по щеке кончиками пальцев. В горле у него хрипело, и он неоднократно сглатывал, и у Син сложилось такое впечатление, что он пытается сдержать слезы.

Руна рассеянно моргнула, но Син увидела, как сознание возвращается к ней вместе с болезненными воспоминаниями. Пара Тени вскрикнула и поднялась так быстро, что ни у кого не было шанса, уложить ее обратно.

– Рэйд! Где он?

– Руна, успокойся...

– Где? – Она схватила Шейд за рубашку и притянула к себе. – Он у него. Господи он у него! Мы должны его найти... – Рыдая, Руна пыталась подняться с кровати, но Эйдолон ввел ей что-то в капельницу. В следующее мгновение, на ее лице застыло изумление, взгляд затуманился, и Шейд смог аккуратно опустить ее на пастель.

– Руна? Что случилось? Кто забрал нашего сына?

– Я чувствую его... но он так далеко...

– Значит, он жив. Слава Богу. – Шейд нежно сжал ее плечо. – Руна, скажи мне, что произошло.

– Я пыталась сопротивляться... как могла. – Слезы катились из ее глаз, отрешенно смотрящих в потолок. – Он сказал... он сказал, что нам нужно выдать Кайнана в течении суток. Или... или...

Шейд крепко обнял ее, и его крупное тело заглушило ее рыдания. В руках Син рыдал ребенок.


Шейд ощутил такое горе, какого никогда не испытывал прежде, его собственная боль усилилась страданиями Руны.

Она была сильной, и ее физическая боль терпимой, но ее душевная боль была раскаленным клинком, пронзающим его душу.

Нам следует выдать Кайнана в течении суток. Иначе.

Только один человек желал смерти Кайнана так неистово. Непонятная злость, витавшая в больнице в последнее время просачивалась сквозь раны в душе Тени, питая гнев и ненависть, закипающих подобно расплавленному металлу в его сердце.

Он нежно опустил Руну, она была без сознания от того, что ей вколол Эйдолон. Шейд едва держался на ногах, но все-таки схватил кинжал, который пронзил Руну и направился к Син.

Она не двинулась с места, когда он приблизился, хотя он точно знал, что его глаза покраснели от гнева, и вероятно Син могла чувствовать излучаемую им ярость.

– Шейд... – Эйдолон положил руку ему на плечо, но Шейд сбросил ее и, подойдя, остановился перед Син.

Рейт выскочил из Хэррогейта.

Шейд был готов вонзить кинжал в свою сестру по самую рукоять.

– Чье это?

Син судорожно вздохнула.

– Где ты взял его?

– Ответь на вопрос.

Ее глаза вспыхнули раздражением, но от нее исходил запах тревоги.

– Син! – Его окрик заставил ее подскочить, а малыша Страйка перестать плакать.

– Он принадлежит Лору. – Почему-то, она заставила звучать свой ответ как вызов.

Возможно, в любой другой ситуации он бы зауважал ее ответ. Сейчас же темная, леденящая пустота заполнила его грудь.

Несмотря на все, что произошло, в глубине души он надеялся, что Лора не придется убивать. Каким-то странным образом, находясь вдалеке от больницы и Эйдолона, он мог успокоиться и мыслить рационально.

Ирония состояла в том, что Руна защищала Лора. Конечно, она не желала смерти Кайнану. Ей просто хотелось, чтобы Шейд поддерживал братские узы.

Уже слишком поздно для этого.

– Где он?

Резко отстранившись, Син крепче прижала к груди Страйка, словно Шейд мог угрожать собственному сыну.

– Ты не можешь думать, что Лор имеет отношение к тому, чтобы ранить твою пару и украсть сына.

– Где. Он?

– Выслушай меня...

– Где?

– Его сейчас пытают, доволен? – Она встретила с вызовом его пристальный взгляд. – Он не мог сделать этого потому, что его пытают.

– Ты видела это?

– Нет, но, он не сделал бы этого, – отрезала Син. – И нет никакой чёртовой возможности, что бы он забыл кинжал.

– И почему это?

– Потому что я отдала его ему. Он никогда бы не бросил его добровольно. Никогда.

Шейд было плевать на всю эту сентиментальную чушь, ему так же было плевать, что думала о Лоре его сестра.

– Отправляйся к нему, – проревел Шейд. – Иди и скажи, что я хочу его видеть. Сейчас же.

– Я пойду. – Син отдала ребенка. – И я с удовольствием погляжу, как ты будешь валяться у него в ногах, вымаливая прощение, когда я докажу, что ты не прав. – Она глянула на Рейта, словно что-то собиралась сказать, потом просто встряхнула головой и исчезла в Хэррогейте.

Как только она ушла, Шейд обнял Страйка и оглянулся на Эйдолона, чье лицо было мертвенно бледным, а взгляд тревожным.

– Это ты виноват, – процедил он. – Ты сукин сын. Этот ублюдок чуть не убил Руну, и у него теперь мой сын потому, что ты не сделал того, чего должен был. – Руки Тени дрожали от желания что-нибудь ударить, но вместо этого он крепче обнял сына. – Если бы я не нуждался в твоей помощи для Руны, то я бы прямо сейчас порвал тебя на куски.

– Прекрати Шейд, – ровным спокойным голосом произнесла Тайла, чтобы не напугать младенцев, но предупреждение определенно сквозило в ее тоне. – Пока не наговорил такого, о чем потом придется сожалеть.

– Есть многое, о чем я сожалею, – произнес он, не сводя взгляда с Эйдолона. – Но можешь мне поверить, вряд ли я пожалею о том, что только что сказал. – Он развернулся к Рейту, который был в такой ярости, словно похитили его собственного ребенка. – Я не могу оставить Руну и детей, и я не уверен, что Син не велит Лору сбежать. Найди его, Рейт. Найди, убей и верни мне сына.


Переводчики: aveeder, natali1875, rybamoea, Casas_went

Редактор: natali1875


Глава 19

Син бежала по узким коридорам логова убийц. Ее оружие лязгало у нее на бедрах, груди и поясе.

Ей нужно было найти Лора. Она должна увидеть собственными глазами, что он не был причастен к тому, что случилось с Руной и ребенком. Не то чтобы она сомневалась в нем. Лор никогда бы, не навредил бы ребенку. Его и раньше нанимали или приказывали убивать детей, но он отказывался... зная, что за этим последуют кровавые дни, в руках особых палачей Дета. Так называемых, Сдирателей шкур.

Син содрогнулась и тихо обматерила, Дета, и его жутких приспешников.

Но что если Лор действительно забрал ребенка, чтобы использовать его в качестве рычага давления, при этом, не планируя навредить, просто чтобы заставить Шейд сдать Кайнана? Син не могла представить себе Лора настолько безжалостным, причиняющим боль Руне, и, конечно же, он никогда не будет настолько беспечен, чтобы оставить свой кинжал на месте преступления, но...

О, Боже!

Син рванулась вперед. Она изо всех ног бросилась бежать через все логово, ударяясь о стены и сбивая с ног Сунил, тигра-перевертыша сна редкость покладистым характером. Он даже не стал проклинать ее, когда она сбила его с ног. А вот Лукус начал. Мужчина-варг всегда презирал ее и его гнусное обещание возмездия, брошенное Син вслед так и повисло в ледяном воздухе.

Впереди по коридору, дверь в зал Дета отварилась и бледно-оранжевый свет, струящийся из открытой двери, осветил темную фигуру, отбрасывающую большую тень.

Укрытый черной мантией, он пронесся по коридору, сторонясь Син, но не раньше, чем она успела заметить, что-то извивающиеся в его руках.

Маленькая белая ножка мелькнула в изгибе его руки.

 – Рэйд, – прошептала Син.

Сердце бешено застучало в груди. Она кинулась к демону.

 – Эй! Постой! – Демон бросил через плечо полный ненависти взгляд, а затем, ускорив шаг, завернул за угол и исчез.

Вот дерьмо! В ярости, и на грани нервного срыва, она потащила свою задницу в зал Дета, где ее хозяин абсолютно голый стоял вблизи очага, наблюдая, как два его стража удерживая новую наемницу Дрэкава, насильно делали ей пирсинг на языке.

Глаза Дета пылали, а член набух, и Син знала, что женщина, стоявшая на коленях, вскоре будет в жестокой форме введена в братство Детару.

– Эй, Дет. Где Лор? – она моргнула. – Он может двигаться?

– Его излечат.

Слава Богу. Син откашлялась.

– Демон, который только что ушел. Кто он?

– Рариэль? – Дет потянулся и погладил колючую голову женщины, от чего ее челюсть открылась. – А что?

– Просто интересно.

– Ты как заноза в заднице. – Он резко махнул рукой. – Убирайся.

Его тон не оставлял места для аргументов, он и так сказал больше чем она рассчитывала, возможно потому что был увлечен своим новым приобретением. Это, и плюс ко всему вся его кровь была прилита к нижней части тела, оставляя его безмозглым.

– Еще один вопрос... младенец. Это его?

Дет повернул голову так, словно та крепилась на шарнирах и Син точно знала, что зашла слишком далеко.

– Еще одно слово и ты присоединишься к Ястле, встав с ней рядом на колени.

Женщина вскрикнула, когда игла для пирсинга проколола ее язык. Син избежала этой участи еще много лет назад, благодаря маленькой лазейке в контракте, лазейке, которую Дет нашел способ обойти. И Син определенно не хотела, чтобы он воспользовался своим хитроумным маневром сейчас.

– И напомни своему брату, что срок, в который он должен принести мне голову человека, истекает.

Она едва кивнула, только для того чтобы потешить его самолюбие и направилась к лестнице, ведущей в подземелье.

– Лор?


Услышав голос Син, Лор застонал, а потом издал стон еще громче, когда она срезала его с балки, на которой он был подвешен.

 – Где Идесс? – прохрипел он. Его горло саднило, будто он кричал, не переставая несколько дней подряд, а челюсть болела от того, что он всеми силами старался не делать этого. – Где она?

– Думаю, там же где ты ее оставил. – Син опустила брата на колени в лужу его же собственной крови и поднесла чашу с водой к пересохшим губам.

Да... точно. Он оставил Идесс в своем доме. Она хотела быть с ним, а он отверг ее. Он испытывал приступ ярости, вместо того, чтобы прижать ее к своему телу и взять, как должен был.

Не могу взять ее. Она умрет.

Но он нуждался в ней. Ярость бежала по его венам словно моторное масло, и с каждым разом все больше и больше загустевала, становясь грязнее.

– Наверное, она зла на меня. – Лор встал на четвереньки, когда комната завертелась перед глазами. Его мысли тоже смешались, пока он не осознал какие из них воспоминания, а какие вымысел. – Син, только благодаря ней я прошел через это. Я все время думал об Идесс. Я не могу быть с ней, но продолжал думать, и знаю, что она сводит меня с ума и блядь, я несу чушь.

– Совсем немного. – Она поднесла к его губам чашу. – Не думай об этом прямо сейчас. Мы уходим.

– Детещё не закончил со мной. – Мучительница ещё не добралась до его передней части, для этого был полный стеллаж еще не использованных орудий пыток. Нет, Лору грозило несколько часов под названием "веселое развлечение с клещами".

– Дет сказал, что ты можешь идти.

– Почему? – Он с благодарностью глотнул прохладной воды, но выплюнул часть, когда в голову пришла ужасная мысль. – Какую сделку ты с ним заключила?

– Никакую.

Боль сделала его раздражительным, он отшвырнул далеко от себя чашку, чтобы привлечь внимание сестры.

– Чего ты мне не договариваешь?

Тот факт, что Син не наехала на него, за столь нехарактерное проявление темперамента, сказало ему, что худшее еще впереди. Внезапно, каждая из его рваных ран на спине, стала ощущаться так, словно имела собственное сердцебиение.

– Пара Тени чуть было не погибла, а его сын украден. – Голос Син стал серьезным. – И в этом обвинили тебя.

– Проклятье! – Ярость превратила его кровь в густую, вязкую массу. Его мышцы стали подергиваться, словно пытаясь прорвать кожу. – Твою мать! – Закрыв глаза, он сделал глубокий вдох и спросил себя, как он собирается выпутаться из этого дерьма? – Ты сказала Рейту, что мне нужно с ним поговорить? Сможет ли он забраться к Дету в голову...

– Э-э... ты, что пропустил мимо ушей то, что я сказала? Тебя подставили. И думаю, что прямо сейчас ты должен избегать своих братьев. По крайней мере, пока мы не докажем, что ты не причастен.

– Они нужны мне больше чем когда-либо, Син. – "Ого, он никогда не думал, что произнесет подобное".

– Нет, не нужны. Мне кажется, я знаю, кто сделал это.

Лор резко повернул голову, чтобы посмотреть на сестру.

 – Кто?

– Чувак по имени Рариэль. Я видела, как он выходил из зала Дета с Рэйдом на руках.

– Длинные черные волосы? Мантия?

– Ага.

Сукин сын. Лор догадывался, что этот мудак что-то замышляет.

– Ты должна рассказать нашим братьям.

– Они мне не поверят. Они подумают, что я лгу, чтобы спасти тебя.

Возможно, Син права.

 – Думаешь, сможешь его выследить? – Его сестра была самой лучшей ищейкой из всех в логове убийц.

– Можешь в этом не сомневаться. Встретимся через час у тебя дома. К тому времени у меня уже будет какая-нибудь информация. – Она мрачно улыбнулась. – А ты к тому времени, наточи ка свои ножи.

Мышцы Лора снова напряглись, и он втянул воздух сквозь стиснутые зубы, пытаясь удержать мрак внутри себя, жаждущий вырваться и поглотить целую толпу народа.

Дверь в яму со скрипом отворилась, и вошел незнакомый блондин Семинус.

– Меня зовут Тавин. Детару послал меня исцелить тебя.

Подобное происходило впервые, и Лор не собирался жаловаться.

– Только не трогай мою татуировку, – бросил он демону. Лор не был уверен, убьёт ли парня, если прикоснётся к нему. Братья и сестры Лора имели иммунитет, против его дара, но он не знал, что было тому причиной: то, что они родственники или то, что являлись демонами Семинусами. И прямо сейчас он не хотел этого проверять.

– Если ты можешь вырубить меня, пока исцеляешь, сделай это, – выдавил из себя Лор. – В противном случае мы наживем себе много неприятностей.

– Ты на грани, да? – тихо спросила Син, и Лор кивнул ей в ответ.

Тавин вскинул светлую бровь.

 – На грани чего?

– Разорвать тебя зубами. И это только для начала. – Син поднялась на ноги. – Выруби его, или если ты не успеешь пожалеть, что не сделал этого.

Лор очнулся полностью исцеленным и обнаружил, что лежит на земле за пределами Хэррогейта неподалеку от своего дома. Кто-то даже отмыл его и одел. Наверное, Син. Она выхаживала его после многих экзекуций.

Ярость все еще пылала в нем, но чтобы там не проделал с ним Тавин во время исцеления, это немного погасило ее. И к тому же то, что он больше не испытывал боли, тоже здорово помогло.

Он надеялся, что сможет удержать внутри своего Невероятного Халка, пока будет разговаривать с Идесс, выясняя, кто, черт возьми, его подставил и зачем. Ее теория о том, что вся эта история была связана с ним, а не с ней, начинала приобретать смысл.

Он должен найти этого парня Рариэля и вернуть Рэйда. Безумие заключалось не в том, что ребёнок его племянник, Лор собирался сделать это, потому что так правильно.

Он засмеялся над этой мыслью, подходя к своему дому. Идесс точно влияла на него своей ангельской благодатной энергией или чем-то вроде того.

Лор вошел в свою хижину через заднюю дверь, но не успев сделать и пяти шагов, оказался лицом к лицу с Идесс.

– Черт бы тебя побрал! Как ты посмел сбежать от меня вот так! Я везде тебя искала. И... – Она вдруг замолчала и оглядела его с ног до головы. – Тебя не пытали. С тобой все в порядке. – Она бросилась в его объятья, ошеломляя его и заставляя сделать шаг назад. – Слава Богу, что ты в порядке. Чувство вины просто убивало меня.

– Да, – выдавил он, надеясь, что Идесс не заметила какой у него сиплый голос. Или что он уже не на грани бешенства. – Со мной все хорошо.

Она отступила.

 – Так, где ты был?

– В логове. – Осторожно, он поставил её на ноги и обошел вокруг. Он сильно недооценил реакцию своего тела на нее, и даже сейчас он вибрировал от желания бросить ее наземь и овладеть ею жестко и быстро. Частично этот порыв был вызван яростью, а частично тем, что это просто была... Идесс. Он хотел ее, и не было никакого смысла отрицать. Хотел ее так сильно, что будучи подвешенным в камере пыток Дета, развлекал себя в тумане боли сумасшедшими идеями.

Он хотел инициировать их связь, так чтобы Идесс навеки принадлежала ему. Он хотел кончить в нее снова и снова, так чтобы его семя стало желанным, как наркотик вызывая у неё все более продолжительные и сильные оргазмы. Но ничему из этого не суждено сбыться, потому что он не чистокровный Семинус.

А даже если бы и суждено... она же была ангелом. Им не суждено быть вместе. Не навсегда. Нет никаких сомнений, что отношения демон-ангел заставили бы нахмуриться большого парня там, на верху, а даже если бы и нет, вскоре она должна будет вознестись. И оставить его.

Но в любом случае это спорный вопрос. Его проклятый дар смерти исключал отношения любого рода, а если и этого недостаточно, то между ними стоял слон по имени Кайнан.

Стиснув зубы от досады, и желая напиться, Лор резко остановился, уставившись на стол. Макароны с курицей, политые оливковым красным соусом, ломтики чесночного хлеба. Яркие тушеные овощи. Его живот заурчал как смоляная впадина в Южном Шеуле.

– Я подумала, возможно, ты будешь голоден, когда вернешься. – Ее руки осторожно опустились ему на плечи, и ком у него в горле становился всё больше и больше. – Потому что, если тебя пытали...

У него защемило сердце. Она беспокоилась о нем и снимала стресс, готовя еду. Ее пальцы стали энергично массажировать его плечи, в то время как он откусил кусочек хлеба и застонал. А она к тому же и обалденно готовила. Он же едва мог сделать себе бутерброд.

Она была идеальной парой, безупречная и простая. Фантазии, державшие его в здравом уме во время пыток, вернулись к нему во всех мелких деталях, и ярость, возраставшая внутри него, превратилась в первобытное желание связаться. Сделать ее своей.

– Ангел умеющий готовить! – Его голос был грубым из-за усилия, которое он прилагал, чтобы не броситься на нее. – Кто знал, что в тебе это есть?

Она отошла от него, чтобы выключить телевизор, где транслировались новости о бесконечных конфликтах на Ближнем востоке.

 – Я никогда ни для кого не готовила, кроме себя самой, но думаю, что у меня неплохо получается.

Это было сильным преуменьшением, и хлеб в его желудке превратился в свинец. Она была само совершенство, сама доброта и поэтому так не подходила ему. И хотя мечты обладать ею и жить вместе за маленьким белым заборчиком были приятны, но все же временны.

– Эй, – мягким голосом окликнула его Идесс из гостиной. – Я что-то не то сказала?

– Да. – Он выругался. – Я имею в виду, нет. Ты не сделала ничего плохого. – Ты все сделала правильно, черт побери. – Сладенькая, у нас появилась огромная новая проблема. – Еда была тут же позабыта, а нужды тела временно отметены в сторону, он развернулся к ней. Идесс стояла, сложив перед собой руки, глядя на него с беспокойством. Он желал, чтобы она прекратила так делать, потому что он не хотел, и не заслуживал этого.

– Что на этот раз? – Пока его не было, она успела сменить одежду и сейчас на ней были одеты брюки цвета хаки, военные ботинки и черная блузка на пуговицах, завязанная узлом чуть ниже груди, обнажая, таким образом, ее плоский живот, который он хотел поцеловать каждый раз, когда видел.

Она выглядела мило, сексуально и он снова затвердел как подросток, который впервые взял в руки эротический журнал "Mag".

Лор небрежно поправил в штанах эрекцию и вернулся к теме разговора.

– На женщину Тени напали и похитили одного из его сыновей. Рэйда держат в качестве выкупа за голову Кайнана.

Вся краска сошла с ее лица.

– На пару Тени? Когда?

Она засунула большие пальцы рук в карманы и уставилась в пол.

– Во-первых... ты знаешь, кто напал на нее и похитил ребенка?

– Син видела Рэйда у демона по имени Рариэль.

Нахмурившись, Идесс снова подняла взгляд.

 – Рариэль?

В нем вспыхнула надежда.

 – Ты его знаешь?

– Нет... но его имя звучит как имя ангела. Скорей всего он падший.

Настала очередь Лора хмурится.

 – Если он падший ангел, почему бы ему самому не убить Кайнана?

– Не знаю, – задумалась Идесс, – но причина, по которой я спросила про Шейд, в еще одном кусочке головоломки. Ваш брат Роуг ошивается в больнице.

Лор застыл.

– Откуда ты знаешь?

– Я его видела. Ангелы способны видеть тех, кто существует в другом измерении, недоступному вашему глазу. Я помогла ему выбраться из больницы, – произнесла она хриплым голосом. – Я не знала кто он такой, и, по всей видимости перенесла его по адресу старой квартиры Тени. Я искала его после того, как Эйдолон рассказал мне, но... – Она покачала головой. – Что если он как-то связан с нападением?

От потрясения Лор медленно соображал, пытаясь сначала воспроизвести в уме события последних нескольких дней. Парень по имени Рариэль околачивался около Дету... и у него был Рэйд, которого он хотел обменять на Кай. Но если он был падшим ангелом, почему же нанял Лора для убийства? Погоди ка...

– Ангел.

– Да?

– Да не ты. – Лор слегка улыбнулся, но тут же посерьезнел. – Поправь меня если что. Я встретил Рариэля, когда Роуг нанял меня. Они знали друг друга. Если Рариэль падший ангел...

– Он может видеть Роуга так же как и я, – выдохнула она.

– Точно! Что если они работают вместе, чтобы Роуг смог отомстить нашим братьям? Рариэль нанял меня для убийства Кайнана, а так же подставил меня в деле похищения Рэйда. Таким образом, Роуг получает то, что хочет, а Рариэль получает особенное ожерелье Кайнана. – Он нахмурился. – Что в нем такого особенного?

– В ожерелье? Я не знаю. – Она лгала и поэтому быстро сменила тему разговора, прежде чем он потребует у нее объяснений. – Но почему Рариэль нанял Син, чтобы она убила еще одного моего Праймори?

Да, все еще был недостающий кусочек головоломки, но сейчас главной задачей было забрать назад Рэйда.

– Син пытается выследить Рариэля. Она будет здесь в течение часа. Но если он причинит вред ребенку... – Это будет полностью по вине Лора. Идесс сжала его ладонь, и жар обжег его руку. Он зашипел и так быстро попятился назад, что налетел на стену. – Не надо!

Она последовала за ним, изящная морщинка от беспокойства залегла у нее на лбу.

– Лор? Эй, ты в порядке?

– Нет, – выдавил он. – Я не в порядке.

Что-то темное и первобытное завибрировало внутри Лора, как будто вся похоть, скопившаяся за последние несколько дней устала ждать, и хотела вырваться наружу. И она хотела Идесс.

Она потянулась к нему.

– Я хочу тебе помочь...

Он двигался, даже не задумываясь, и следующее что он осознал, было то, что прижимает ее своим телом к стене.

Голой рукой он схватил ее за бедро, а другую руку в перчатке положил ей на затылок. Когда он опустил голову, его губы коснулись ее уха.

– Помочь мне? Ты знаешь, чтобы мне помогло? Раздеть тебя догола, чтобы я смог нырнуть между твоих ног и лизать, пока ты не закричишь.

– О, Лор. – Она положила руки ему на талию и прошептала напротив его щеки: – Я бы не стала сопротивляться.

Это был совершенно неправильный ответ. Лор застонал, и прижался к ней каменным от прилившей крови членом.

 – Ты должна сопротивляться мне, ангел. Потому что я не остановлюсь. – Он глубоко вздохнул, вдыхая ее естественный пряный аромат, который сейчас был смешан с еще более пикантным запахом возбуждения. – Прежде чем ты сделаешь следующий вздох, я буду в тебе, трахая до тех пор, пока не заполню тебя своим семенем так, что ты будешь ощущать меня еще несколько недель.

Полный нужды стон сорвался с ее губ, окончательно разрушая его самоконтроль. Какая-то глубокая, непреодолимая нужда овладела им, и он впился зубами в мягкий изгиб между ее шеей и плечом, чтобы удержать. Лор стал тереться об нее, желая, чтобы они оказались кожа к коже. Идесс вскрикнула и выгнулась, встречая круговые покачивания его бедер.

– Лор... – Ее грудь терлась о его грудь, пальцы впились в его талию и он собирался сорвать с нее одежду зубами.

Безумно желая обладать ею, он скользнул затянутой в кожу защитной перчатки рукой по упругой груди Идесс. Жар исходящий от вожделенного тела словно расплавил кожу. Он сжал ее грудь, и... и черт возьми! Он не мог. Не мог это совершить. С диким ревом он оторвался от нее. Его член пульсировал, и яйца болели, а в венах вместо крови текла раскалённая лава.

Идесс потянулась к нему, и он демонически зарычал на неё.

 – Прикоснись ко мне, и остатки моего контроля улетучатся, Идесс. Я возьму тебя. И не важно, ангел ты или нет, ты не выживешь.

Внутри, его демоническая часть взвыла от боли и горя. Она жаждала Идесс, так как никакую другую женщину. Она требовала ее. Но его вторая часть – человеческая, кричала, чтобы он бежал. Его мужская сущность хотела отметить Идесс, как свою, и никогда не отпускать.

От этой мысли он покрылся холодной испариной, потому что знал, если не уйдет от нее, следующее что он отметит, так это ее могилу.


Переводчики: kr71, rybamoea

Редактор: natali1875


Глава 20

Каждая клеточка в теле Идесс пылала. Словно трение между ними, создавало невыносимый жар, заставляя Идесс переместиться к себе домой, только для того, чтобы принять холодный душ. Она была абсолютно уверена, что и Лору он необходим.

Либо так, либо он был...

Картины того, чтобы он мог с ней сделать замелькали в ее голове, и подлили масла в огонь и без того пылающего тела.

Всплывший в её разуме образ Лора, удовлетворяющего себя, когда она была прикована к кровати, заставил её лоно увлажниться.

Прежде чем ты сделаешь следующий вздох, я буду в тебе, трахая, пока не заполню своим семенем так, что ты будешь ощущать меня еще несколько недель.

Образы множились, жар распространялся, возбуждение нарастало.

Она не могла себе этого позволить, но она могла составить ему компанию в душе. Сейчас.

Заменить его руку... на свою. Его руку... своим ртом. И он позволил бы ей это. Он был почти на грани, но страх за то, что может произойти, если она коснется его родового символа, заставил его остановиться.

Она была уверена, что его прикосновение не убьет ее. Не каждому демону это было под силу. Падшим ангелам, возможно... но это уже другая история.

Глухой стук об окно гостиной выдернул ее из своих мыслей. Когда она выглянула наружу, ее сердце чуть не остановилось. Так трагично: на веранде лежал голубь, трепыхая крыльями и подергивая лапками.

– Привет, малыш, – пробормотала она, осторожно беря его в руки. Кровь пузырилась из одной ноздри его клюва, то открывающегося, то закрывающегося в удушье. Аура голубя еще не серая... Идесс могла ему помочь.

Прикрыв глаза, она обратилась к волшебной силе своей матери, источнику исцеления и жизни.

Сила наполнила ее, и даже с закрытыми глазами она знала, что её тело мерцает белым светом, а в руках трепещет птица.

Как и она сама. Потому что не знала, излечит птицу, или окончательно уничтожит, но в любом случае это прекратит ее страдания.

Идесс открыла глаза. Кровь исчезла на клюве птицы, и голубь поднял голову, чтобы взглянуть на неё, Идесс могла поклясться, что в его взгляде светилась благодарность. Затем он упорхнул, скрывшись в кроне деревьев.

– Это просто удивительно. – Глубокий, потрясенный голос Лора раздался позади нее.

Пойманная врасплох Идесс обернулась. Он стоял недалеко от дверного проема, с полотенцем, обернутым вокруг бедер, не скрывающим его возбуждение.

Его борцовское тело мерцало в солнечном свете, вода капала с отточенного лица, стекая по массивной груди, и оставляя блестящие дорожки на загорелой коже.

У Идесс возникло непреодолимое желание, приникнуть губами к стекающей влаге, и слизать каждую каплю начиная от самых пальцев его ног.

– Ничего особенного, – произнесла она, стараясь чтобы ее голос звучал, как можно беспечнее.

– Для той птицы вряд ли. – Он переступил с ноги на ногу, и полотенце опустилось на дюйм ниже. Еще немного, и Лора вполне могли бы арестовать в этом государстве за непристойную наготу. Или нарушение приличий.

– Все Мемитимы способны на это?

Идесс перевела на него внимательный взгляд и чуть не прикусила язык, такое отчаянье мерцало в его глазах. И поняла, что он не сделал в душе того, чего она ожидала.

– Лор? С тобою все в порядке?

– Ответь! – Рявкнул он. Он уперся руками в бока, его родовой знак сердито извивался.

Ее должен был рассердить такой ответ, но она понимала, что его самоконтроль и так на пределе, в лучшем случае.

– Это зависит от того, каким ангелом была твоя мать. Моя, являлась Вивификусом – реставратором жизни.

Лор провел дрожащей рукой по мокрым волосам, оставляя следы.

– Я хочу узнать о тебе побольше. Но...

Она двинулась ему навстречу, но предупредительный рык остановил ее.

– Ты на грани.

Золотистые молнии вспыхивали в глубине его глаз.

– Действительно: мои братья собираются убить меня, я должен убить Кайнана, иначе моя сестра умрет, но если я убью его, ты потеряешь крылья, какой-то злобный придурок похитил моего племянника и я в агонии и на грани ярости из-за тебя. Так, что да, я определённо на краю.

Агония? Ярость? Из-за меня?

Его грудь вздымалась под тяжестью дыхания... так как делают люди, когда пытаются справиться с болью или гневом. Он уже дышал так, когда его терзал гнев, и теперь вспышки красного проглядывались сквозь золото его глаз.

– Почему... – она облизнула внезапно пересохшие губы, смотря на него своим небесно-голубым взором, – почему, ты не можешь удовлетворить себя?

– Я... не могу. – Его щеки вспыхнули, как будто ему стало стыдно. – Я нуждаюсь в тебе.

– Я не понимаю. Ты сказал...

– Ты что-то сделала со мной. – Он подошел ближе, и ей стало трудно дышать, не потому, что она боялась его, а потому что наравне с яростью в его глазах проглядывало, что-то вроде собственнического инстинкта, направленного на нее. – Ты заставила меня нуждаться в тебе, жаждать тебя. – Он протянул правую руку. И тут же одернул ее назад, и сыпля проклятиями отстранился прочь.

– Лор! – Она перехватила его левое запястье. – Ты не навредишь мне, просто позволь мне прикоснуться...

– Что? – Он отпрянул назад так быстро, что ударился о стену дома. – Держись от меня подальше!

– И что потом? – прокричала Идесс. – Ты в ярости, потому что слишком упрям, чтобы позволить мне прикоснуться к тебе?

– Я убью тебя! – прокричал Лор в ответ. – Ты не поняла? Я уложу тебя в эту чертову землю, и не смогу жить с этим!

Идесс в отчаянии всплеснула руками.

– Тогда чего же ты хочешь от меня? Хочешь, чтобы я встала на колени и отсосала тебе, и повторился инцидент с проституткой, имя которой ты даже не знаешь? Этого ты хочешь? – Боже, помоги ей, она сделает это, возьмет его в рот, пробуя на вкус его возбуждение, но сначала он получит нагоняй. – Наверно мне придётся запастись лучшим комплектом наколенников. Мы, вероятно, будем заниматься этим на протяжении многих лет, поскольку я твой Мемитим и мне нужно, чтобы ты оставался живым и здоровым, так что давай ноги в руки и вперед? – Она похлопала по стене дома, ладонью издавая звук, такой же глухой, как и голос Лора. – Как ты хочешь это? Руки здесь? Да, будет хорошо.

– Пожалуйста... Прости меня. – Боль слышалась в его словах, идущих из самого сердца. Все его тело дрожало, зубы были стиснуты. Дыхание со свистом проходило сквозь них, и у нее возникло ощущение, что он больше не в силах говорить. Но, так или иначе, он выдавил из себя. 

– Прикуй меня к кровати... меня.

Ее сердце обливалось кровью. Она не понимала, почему он больше не способен снять самостоятельно напряжение, он и сам этого не понимал, и очень страдал. Она сделала только хуже.

– Я прикую тебя, – солгала Идесс. – Подожди здесь, ладно? – Она небрежно подошла к нему слева, чтобы не напугать... а потом резко переместилась на другую сторону, и схватила его за правое запястье прямо поверх рисунка, напоминавшего искаженные солнечные часы.

– Нет! – Лор рванулся от нее так, что она чуть не вывихнула себе плечо. Он взбрыкнул, точно бык на родео.

– Лор! – Ее зубы так лязгнули друг о друга, что в голове зашумело. – Прекрати!

До него дошел тот факт, что она прикасается к нему и не умирает, и он замер так же стремительно, как и рванулся от нее до этого.

– Видишь? – Ее голос донесся до него сквозь шум в голове. – Ничего не случилось. – За исключением того, что с ней творилось что-то странное. Непонятная энергия гудела под ее ладонью. Она сконцентрировалась и проникла Идесс в руку, сначала в пальцы, потом вплоть до самого плеча, она резко вздохнула, когда поняла, что энергия приспосабливается к ее коже, повторяя тот же рисунок, что и на его руке.

Сила обольщения струилась по всему ее телу, невероятная сексуальная сила, посылающая импульсы во все эрогенные зоны, словно каждый дюйм кожи превратился в сплошную эрогенную зону, и ей хотелось ласкаться, прижиматься к Лору, словно большая мурлычущая кошка.

– Идесс, – прохрипел он.

Она таяла против него, желая ощутить его тело на себе. Лор обхватил её за талию, и о-о, ей понравилось ощущение быть обнятой вот так.

– Я же говорила, что это не убьет меня

Его голос казался низким и хриплым.

– Она как-то повлияла на тебя?

– Ммм. Я ощущаю твою татуировку на своей коже. Словно она моя.

Он осмотрел ее руку, но на ней ничего не было.

– Когда я был прикован цепью, и ты дотронулась до меня, было похожее ощущение?

– Что-то вроде того. – Она ткнулась носом в его грудь, наслаждаясь прикосновением щеки к его коже. – Только более сдержанное.

– Из-за наручников. – Его голос был низким и хриплым, но не в такой степени, как раньше.

– Ты тоже что-то ощутил.

– Твое прикосновение сняло часть напряжения, но...

Он отступил, чтобы продемонстрировать, что полотенце уже не так стоит колом, но его восставшая плоть все еще требовала к себе внимание. Запах мужчины, ассоциирующийся у нее с Лором, витал в воздухе, и с каждым вдохом ее тело реагировало все сильнее. Ее соски затвердели, лоно увлажнилось и стало горячим, грудь набухла, становясь неимоверно чувствительной.

– Прикоснись ко мне, – прошептала Идесс. – Не сдерживайся больше.

Он колебался, пока она не взяла его за правую руку и не положила себе на грудь. В течение долгого времени он так и стоял, не двигаясь, потом очень легким, словно перышко прикосновением коснулся ладонью ее щеки, Идесс едва ощутила его. Его пальцы, способные убивать были так нежны, когда он поглаживал ее кожу, взгляд был таким мягким и наполненным удивлением.

– Я никогда прежде... – Его голос осекся, и ему пришлось откашляться. – Не прикасался к женщине подобным образом.

– Ко мне тоже так никто не прикасался. – Она сказала больше, чем стоило, это делала ее откровенно уязвимой, но в данный момент ее это не волновало.

Как только она поняла, что он вовсе не собирается убегать она накрыла его ладонь своею и провела ею по горлу до ключицы, оттуда ниже к груди.

Когда тыльная часть его ладони накрыла ее сосок, они оба застонали от удовольствия.

Сквозь ткань рубашки он перекатывал его между пальцами, сначала один раз потом второй. Его пылающий взгляд захватил ее целиком, с каждой секундой распространяясь в неудержимое пламя страсти. Он буквально сорвал с нее рубашку и прижал к стене дома, его твёрдая длина уперлась в обнаженный живот Идесс.

Лор ткнулся лицом в ее горло, целуя и покусывая его.

– Сейчас, – выдохнул он против ее кожи. – Я собираюсь овладеть тобой сейчас.

– Да, – она задохнулась от предвкушения. – Нет. Не совсем.

Он напрягся и отстранился, боль, отражающаяся в его глазах, чуть не заставила ее расплакаться. 

– Я напугал тебя. Мне так жаль, Ангел.

Она прижала два пальца к его губам.

– Дело не в этом. Я приняла обет безбрачия.

Его брови взметнулись, а затем хитрая улыбка изогнула его губы.

– Я смерть как хочу оказаться в тебе, – произнес он, – но можем обойтись и руками, – он провел языком, по впадинке на ее шее, – И языками.


Лор все еще не мог поверить в это. Он прикасался к Идесс, чего не мог позволить себе ни с одной женщиной. А когда, она прикоснулась к нему, это было вообще что-то невообразимое, прикосновение Идесс каким-то образом сняло часть напряжения с него. О, он все еще желал ее, но гнев отступил, позволяя контролировать ситуацию.

Боже, это было просто нереально. Сюрреализм какой-то. И в тоже время вполне ощутимый. Его ничем, не прикрытая рука, скользила по коже, лаская грудь. И ладонь Идесс блуждала вверх и вниз по его руке, оставляя шлейф из легкого покалывания поверх его родового символа.

Больше. Ему нужно больше этого чуда по имени Идесс. 

Лор рванул застежку ее штанов и стянул их вмести с шелковыми белыми трусиками. Он опустился, помогая ей выбраться из них... и так и остался стоять на коленях.

Ох, дьявол. Место, где сходились ее ноги, казалось настолько... прекрасным. Аж дух захватывало. Его рот наполнился слюной, в то время, как его ладони дрейфовали от лодыжек до бедер. Когда он не в силах больше был сдерживаться, он склонился и поцеловал нежную атласную кожу ее внутреннего бедра. До него долетел ее стон, она дернулась, когда он прикусил ее плоть, не так сильно, чтобы причинить боль, но достаточно крепко, чтобы удержать ее на месте.

Он кусал ее уже во второй раз. Он не знал, откуда у него возникло это побуждение, но оно было настолько сильным и ярким, что он поддался ему.

– Лор, – выдохнула она, – я не уверенна... может нам стоит... использовать только руки.

Черт, нет. Только не сейчас, когда он был так близок к осуществлению собственных фантазий, ему хотелось съесть ее. Он высунул язык, оставляя влажные круги на ее коже. Идесс вздрогнула. Это было и понятно потому, что он сам внутри трепетал как осиновый лист.

Очень бережно Лор отпустил ее кожу, но прежде чем Идесс успела отстраниться, он поцеловал ее, а потом провел языком по внутренней поверхности бедра. Он остановился, чтобы снова поцеловать ее и потереться щекой.

Пока он играл с ней, она все сильнее притягивала его к себе, запустив пальцы в его волосы. Не то, что он позволил ей вести. Он был намерен дразнить ее столько, сколько они оба были в состоянии выдержать.

Он уткнулся носом в мягкий холмик её безупречного лона, и мускусный запах её возбуждения прямиком устремился к его члену. Лор непроизвольно качнул бёдрами, как бы устремляясь к тому самому месту, соединения с которым он так жаждал. "Остынь, парень".

Он снова нежно прикусил кожу на внутреннем бедре и успокоился.

– Расставь ножки шире, Ангел. Ближе. Я хочу ощутить тебя на вкус. – У него был определенный опыт... ладно, у него не было никакого опыта. Но он являлся наполовину демоном секса, и инстинкты вели его, вселяя желание и уверенность, которые он не в состоянии был объяснить.

Идесс помедлила ровно столько, чтобы выдохнуть, после чего раздвинула ноги, и опустилась так, чтобы обольстительный разрез оказался как раз на уровне его рта. Склонив лицо, он припал к ней губами. Идесс тяжело дышала, и Лор слышал как она колотила ладонями в стену от нахлынувших на нее переживаний.

Лор желал этого, ничуть не меньше, чем прежде, но он никуда не торопился. Он слегка провёл несколько раз языком вдоль её набухшего лона, наслаждаясь возрастающим ожиданием предвкушения.

– Ты дразнишься, – выдохнула она, поворачивая бедра, так чтобы оказаться к нему еще ближе, но он отстранился, не давая ей того, в чем она так нуждалась.

Это было его шоу. Без нее он больше не был способен удовлетворить себя, и он знал это, но в данный момент его это не слишком волновало. Ему хотелось немного помучить ее и заставить умолять

Хотя сам он, безусловно, выигрывал в этой ситуации. Его не беспокоило, насколько интенсивным будет ее оргазм, ему будет приятно в любом случае. 

Он потерся лицом о ее бедро, иногда скользя губами по её ядру. Идесс всякий раз вздрагивала, вызывая умиление в нем. Наконец, когда его сердце стало колотиться как безумное о грудную клетку, он приник ртом к ее обнаженной горячей плоти.

Медленнее, чем он мог себе представить, он скользнул языком в ее гладкую глубину. Ангел всхлипнула от прикосновения и вдруг умолкла, когда его язык проник в ее лоно. Помогая себе пальцами, Лор проникал все глубже, посасывая и облизывая каждый дюйм ее розовой плоти. Безжалостно вторгаясь, он изучал реакцию, каждой ее эрогенной зоны.

Он отдавал и брал, его язык был покрыт ее сливками, которые он глотал, как самый изысканный десерт. Она казалась мягкой и настолько нежной, богатой на вкус, и блядь, он был готов простоять так, не отрываясь в течение нескольких дней.

– О, да, – простонала она. – Правее... там.

Идесс была фактически на грани. Поэтому Лор остановился и провел языком вдоль расщелины. Идесс разочарованно простонала, вызывая у него улыбку. Она еще немного опустилась, и он целовал ее, не позволяя перейти эту грань, отстраняясь именно в тот момент, когда она нуждалась в этом больше всего.

Ему хотелось услышать, как она выкрикнет его имя в порыве страсти. Он хотел быть уверен, что добрался до самой ее сути, и что она знает, что он является источником ее удовольствия.

Медленный танец его языка сводил ее с ума, она елозила бедрами, чтобы ухватить момент экстаза.

– Лор, сделай так, чтобы я кончила.

– Попроси.

– Будь ты проклят. – Слова прозвучали довольно резко, но оказали на него возбуждающий эффект в смеси с самой восхитительной из мук.

– Откройся больше, Идесс.

С легким вздохом облегчения она опустила ладонь вниз и раздвинула разгоряченную плоть. Он слегка подул и она вздрогнула. Он провёл кончиком языка по нежной поверхности ее клитора и ее дрожь переросла в конвульсивный экстаз. Когда она почти кончила, Лор снова отстранился.

– Проси.

– Лор, – всхлипнула она. – Пожалуйста, Лор. Пожалуйста! 

Ощущение победы стремительно накрыло его. Он захватил губами её ядро, нежно всосал, одновременно вращая языком по нему. Экстаз накрыл Идесс такой мощной волной, что Лор почти физически ощутил ее удовольствие, словно они были удивительным образом связаны. Ее голос вибрировал, когда она выкрикнула его имя, а ноги дрожали, затем она опустилась на колени подле него, словно не в состоянии больше удержать собственный вес.

Отрывистое дыхание Лора звучало у нее в ушах, когда она прижалась к нему. Удовлетворение наполнило ее, и, руководствуясь природным инстинктом, она сжала в ладони его упругую длину. Идесс нежно сжимала ладонь, слегка отодвинувшись от него. Лор с любопытством наблюдал за ней, в то время как желание мерцало в его темных глазах, напоминая ей, что оргазм для него не просто забава. Само его существование зависело от того, что она сумеет ему дать.

Ее сердце застучало в предвкушении, когда она начала медленно поглаживать. Его удовлетворенное шипение смешалось с шелестом листвы и щебетом птиц за окном.

– Идесс, – простонал Лор, – я не... не в состоянии долго выдержать. Я ужас как нуждаюсь в этом. – Прикрыв глаза, он попытался выровнять дыхание, и откинул голову назад. – Я фактически... вот дьявол...

Солнце ласкало его лицо, когда он вздрогнул всем своим огромным телом, сбрасывая напряжение. Теплая влага заполнила ладонь Идесс, и она использовала ее в качестве смазки, чтобы увеличить темп. Рык одобрения вырвался из его горла, и оргазм накрыл его с новой силой, на этот раз Лор пристальным взглядом пожирал ее с откровенным голодом. Он проворчал что-то похожее на "моя" и снова откинув голову, погрузился в очередную серию отрывистых ударов, сотрясавших все его тело.

– Это было так потрясающе, – пробормотала Идесс, когда он перехватил левой рукой ее запястье, останавливая.

– Потрясающе? Скорее уж смущающе. Я продержался не более двух секунд.

Она рассмеялась.

– Надеюсь не настолько смущающе, как в том случае, если нас застукает в таком виде твоя сестра.

– Верно, – согласился он, обмотав вокруг талии полотенце под воркование голубя.

– Эта птица подсматривала за нами? Маленький извращенец.

– Уверена, что он вовсе не подглядывал, – заметила она, натягивая штаны. – Просто он хочет выразить благодарность.

По-прежнему Лор смотрел на деревья.

– Если ты и другие ангелы способны на это, то почему умирают люди?

– Смерть является естественным ходом вещей.

– Ладно... но я имел ввиду, ты слышишь о чудесном исцелении, спасенных жизнях. Почему это удел лишь немногих людей? Почему одни заслуживают спасения, а другие нет? Почему пьяный водитель остается жить, а невинные жертвы умирают?

Идесс любовалась тем, как солнечный свет ласкал прекрасные черты его лица, подобно возлюбленной, словно самой природе, было невозможно сопротивляться искушению сексуального демона.

– Почему ты считаешь, что избавление от смерти надо заслужить?

– Да уж, – он поднял колено и обхватил его руками, – довольно странный вопрос.

Ей нравилось его игривое настроение, даже когда сквозь его игривый тон сочился сарказм.

– Выживший пьяный водитель вовсе не получит подарка. Он дольше пробудет на земле, словно в аду. Это скорее уж наказание для него, или у него осталось нечто, что необходимо доделать на Земле. Он может даже оказаться Праймори, действия, которого способны изменить ход событий во вселенной, от которого в результате будет зависеть спасения многих жизней. Но жертвы? Их души уже достаточно чисты и готовы к вознаграждению.

– Кажется, выставил себя полным идиотом... ха?

Она рассмеялась.

– Земная жизнь не столь уж ценна для ангелов, просто мы больше обеспокоены душой, нежели телом. Душа – истинная сущность человека или животного. С другой стороны жизнь на Небесах является истинным существованием. Фактически те, кто прибывает на небесах, рассматривают живущих на земле, словно призраков. Так же как люди способны видеть души как призрачные существа, так и живущие на Небесах видят людей. – Она взмахнула рукой. – Все это кажется адом по сравнению с Небесами. Но люди не понимают этого, пока не умрут. То, что здесь является смертью, там ознаменовывается рождением.

– Тогда для чего ангелам вообще кого-то спасать? Почему бы всем не отправить на Небеса?

Многие столетия назад Идесс задавалась тем же самым вопросом, и хотя Рами и пытался ей объяснить, потребовались столетия, чтобы действительно это понять.

– Потому что у пребывания на земле есть определенная цель. Большинством так называемых "чудес" о которых ты слышал, являются чудом спасенные Праймори, о которых заботятся их Мемитимы. Ребенок, вывалившийся с двадцатого этажа, остается целым и невредимым. Женщину откопали живой из-под обвала через две недели, когда была утрачена всякая надежда. Мужчина был повешен, но его веревка оборвалась. Все это дело рук Мемитимов. Моих в частности.

Он беспечно протянул правую руки, и стал выводить круги на ее колене, поначалу осторожно, улыбаясь тому, что многие даже как удовольствие рассматривать, не станут.

– Но так ведь не всегда происходит? Ты исцелила голубя. Что было бы, если бы он умер?

– Ничего, мое воздействие просто бы не имело значения. Когда я направляю силу на человека или животное, они либо исцеляются, либо их душа освобождается. Это отчасти похоже на то, словно они истощаются. Я истощаю либо жизнь, либо смерть из них. Так или иначе, я прекращаю страдание, восстанавливая жизнь либо на земном плане, либо в небесном.

– И почему же ты не проделала этого со мною, когда мне в горло вонзился кинжал?

– Потому что я не знаю за ранее, каков будет результат. Может если бы я воздействовала на тебя, твоя душа бы отлетела. Я не могла так рисковать. – Утрата его, возможно, стоила бы ей вознесения, но это являлось нечто большим. Поскольку его душа была связана с демоном, она могла потерять его навсегда.

У нее скрутило живот, но вовсе не от того, что у него не человеческая душа. Это вовсе не вызывало у нее отвращения, ее расстроил тот факт, что она слишком привязалась к нему, и она была готова сделать что угодно, лишь бы не потерять Лора.

Точно такие же чувства привели ее к предательству Рами.

Лор казалось, ощутил ее беспокойство, и она была готова расцеловать его за то, что тот сменил тему.

– Ты ничего никогда не рассказывала о своей матери, ты встречалась с ней?

– Мы не можем встретиться, пока я не вознесусь и даже тогда... я не уверена. – На самом деле для Идесс это не имело особого значения. Матерью она считала женщину, воспитавшую ее с такой любовью, как должна была мать.

Долетевший ветерок шелестел листвой, и Лор подставил ему лицо, прикрыв глаза, когда произнес:

– Как же... так произошло, что Смерть и Ангел встретились? Существует что-то типа бара, где флиртуют, напиваются и ведут кого-то к себе домой, или как?

Идесс насмешило подобное представление.

– Я не знаю подробностей, но Рами рассказывал, что некоторые ангелы добровольно предлагали себя в качестве биологических матерей, как Азагот добровольно спустился в ад, ради пользы мира. Он не может оставить это место, поэтому они спускаются к нему.

И как много там таких юных мам?

– Со слов Рами семьдесят две. Он изучал человеческие религии и пришел к выводу, что в них довольно много общего, и зачастую они базируются на одних и тех же принципах.

– Подобно наличию семидесяти двух девственниц для мусульманских мучеников?

– Точно. Это же не возникло само по себе, и Рами считает, что это как-то связано с матерями Мемитимов. А еще он полагал, что "девственница" – это неточность перевода, вернее было бы заменить его словом "ангел" – Она невольно фыркнула, представив, что любой человек может получить семьдесят двух ангелов в качестве вознаграждения.

– Как насчет одного ангела? – Голос Лора казался таким низким и глубоким, полным нежности, что вызвало у нее дрожь.

– Фактически, я еще пока не ангел, – произнесла она, – так, что не думаю, что это возможно.

Он прикоснулся ладонью к ее лицу.

– Но ты надеешься вознестись, так ведь?

Вопрос провалился куда-то вглубь ее живота потому, что впервые с того момента, как она осознала кто она и каково ее предназначение, она дрогнула.

– Не могу дождаться, когда выберусь отсюда. – Действительно. Она не могла дождаться. Так как она уже говорила Лору, что Земля является адом. Полным страдания, боли и жестокости. И страстных мужчин подобных Лору.

Раздражение мелькнуло в его глазах, и он поднялся на ноги.

– Да, здесь полный отстой. Чего тут бестолку ошиваться со мною.

– Лор, я не имела ввиду...

– Все в порядке. Нам нужно подготовиться к охоте. Син будет здесь с минуты на минуту.

Она встала и потянулась к нему. 

– Лор.

Проигнорировав ее, он вошел в дом, оставив ее еще более несчастной, чем в тот момент, когда она предала Рами.

К тому времени, как Лор оделся, и полностью вооружился было самое время для появления Син. И Идесс было пора возвращаться. Она переместилась с того места, где он ее оставил, чтобы переодеться потому, что теперь на ней были джинсы, высокие сексуальные сапоги и яркая трикотажная футболка от Версачи. 

Вряд ли ты сможешь носить это на Небесах.Да, ему было немного горько, хотя он и понятия не имел почему. Чего он ожидал, задавая ей подобный вопрос, что она не захочет, что она должна была ему ответить? Что она решит бросить все, ради того, чтобы остаться с ним? Только потому, что они пару раз занялись мастурбацией? Только потому, что она была единственной женщиной на планете, которая могла коснуться его руки и не откинуться?

Эх Идесс, она хотя бы могла попытаться изобразить, что разлука с ним расстроит ее.

Действительно, она должна быть так расстроена из-за того, что ей придется расстаться с демоном, который буквально заставил встать ее на колени, чтобы обслужить его, как банальная шлюха.

Нафиг. Жёстко, сунув нож в ножны, он обратил свой разум к хладнокровию убийцы. Он не мог позволить себе эмоциональный скулеж во время охоты. Но он и действительно ощущал себя куском дерьма из-за того, что относился прежде к ней подобным образом. Потом решил сменить тему.

– Я не ожидал, что ты поклонница дизайнерской моды.

– Не так чтобы, но я иногда прикупаю что-нибудь, когда есть возможность. – Она подняла ногу, чтобы продемонстрировать сапог. – Люблю итальянскую кожу.

Лор тоже протянул руки. И обхватил ее за голень. Желая навсегда так и остаться, обнимая ее за ноги. Он удивленно присвистнул, поднимая на нее понимающий взгляд

– Где же ты берешь деньги в таком случае?

Она пожала плечами.

– Я думаю о них, и та дам, вот они.

– Удобно, наверное. – Настолько удобно, что ради этого не приходится убивать. А так как он являлся убийцей, Идесс адски влияла на его представления.

Она энергично кивнула.

– Точно.

Парадная дверь резко распахнулась. Развернувшись, Лор заслонил собой Идесс, сжав в одной руке пистолет, а в другой кинжал.

– Привет, братец, – произнес Рейт нарочито спокойным тоном. Противоестественным, поскольку тело демона: сжатые кулаки, напряженные мышцы, вкрапление красного в его глазах, – говорили о том, что он готов наброситься в любой момент. К тому же с ним рядом стоял Кайнан, его полный ярости взгляд был куда красноречивее реакции тела Рейта. 

В тот же миг Идесс встала межу Лором и Кайнаном. Преднамеренно. Все защитные инстинкты Лора обострились, и захватив ее он задвинул себе за спину. Пусть она не желает остаться с ним, но пока она не вознеслась, принадлежит ему, и никто не посмеет прикоснуться к ней.

Она вывернулась и вернулась на прежнее место, вот проклятье.

– Кайнан, тебе лучше уйти, – заявила Идесс стоя посреди гостиной, уперев руки в бедра.

– Разве? – Он впился взглядом в Лора. – Ему нужен я, верно? Вот он я. Отдай ребенка Рейту.

– У меня нет ребёнка Тени.

Рейт оскалил клыки.

– Лучше бы ребёнку быть у тебя, потому что, если ты оставил его с кем-либо помимо, Мэри мать её Поппинс, я сделаю так, что ты не сможешь налить себе стакан сока.

– Ты оглох? У меня его нет. – Лор решил убрать оружие в кобуру, пока он ненароком не прикончил собственного брата. Он был не прочь убить Кайнана, но это можно сделать и голой рукой.

– Он говорит правду. – Не отступая ни на шаг, заявила Идесс, скрестив на груди руки. – Я все это время была с ним.

Рейт прорычал:

– И когда его пытали тоже? Что-то он довольно недурно смотрится для великомученика.

– Я исцелился, ты идиот.

– Повтори, что ты сказал? – Усмехнувшись Рейт сжал пальцы в кулак. – Я серьезно.

Лор шагнул вперед.

– Идиот.

Кайнан бросился на него. Лор отклонился вправо, не желая убивать ублюдка прямо сейчас, и поплатился за это. Кулак врезался в его лицо. Искры посыпались от боли из глаз, и он резко развернулся, слишком разъяренный, чтобы думать, и ухватил обидчика правой рукой – получив удар под дых. Что за хрень? Почему парень не рухнул за мертво?

… Я истощаю из них смерть, пронеслись у него в голове слова, произнесенные Идесс, перед тем, как он угодил в захват.

Лор вскочил на ноги, прежде, чем Кайнан смог нанести ему удар, и Господи Иисусе, Рейт усмехнулся, а Идесс так и стояла со скрещенными на груди руками, выставив одну ногу вперед, безумно раздражаясь происходящим. По-видимому, без проявления его силы, он не являлся смертельной угрозой для Кайнана. И Кайнан мог причинить ему боль, но не мог убить.

Осознание происходящего становилось всё более забавным, что в независимости от того, как сильно пытался Лор покалечить Кайнана, что-то ему всегда мешало. Он пропускал удар за ударом. Кайнан казался абсолютно беспощадным.

Лору основательно досталось, прежде чем Идесс снова возникла между ними, разметав их в разные стороны своей сверхъестественной силой.

– Довольно!

Тяжело дыша, Лор и Кайнан уставились друг на друга. Рейт шагнул вперед.

– Если вы оба закончили...

– Не закончили, – выкрикнули они одновременно.

– На сегодня достаточно, – проворчал он. – Нам еще нужно отыскать ребенка. – Он потянул к себе Лора. Лору стоило определенных усилий, чтобы не ударить брата. – Я потрясен. Кстати, как и Кайнан. Ты не можешь причинить мне боль. И очевидно, что для Кайнана твое прикосновение тоже не смертельно. Прикинь, нам больше не стоит волноваться по этому поводу.

– Это не так, – заметила Идесс. – Скорее всего, это временно. Его способность вскоре вернется.

Лор надеялся, что это случиться до того, как истечет срок заказа. Его отметина пульсировала, указывая, что время практически на исходе.

– Как это вышло? – поинтересовался Рейт

– Я истощила его.

– Готов держать пари, что знаю, каким образом.

Она закатила глаза.

– Не так, как ты полагаешь, – скорее это имело определенный смысл, поскольку у нее была такая возможность.

Рейт сомнительно фыркнул. Идесс покачала головой.

– Я все еще не в состоянии поверить, что именно тебе удалось спасти мир.

– Я в курсе, верно? – Он снова переключил внимание на Лора. – Так, где же все-таки Рэйд?

– Я уже ответил, что его у меня нет. Но мы кое-что накопали. Возможно, к этому причастен падший ангел Рариэль. Син сейчас его разыскивает. – Лор глянул на часы, и его сердце остановилось. Она опаздывала на пять минут. Син никогда не опаздывает.

Лор ожидал, что Рейт станет насмехаться над ним, называя лгуном, ударит его. Все что угодно, кроме кивка головой.

– Ты можешь доказать это.

Это не являлось вопросом, и Лор разозлился.

– Конечно, нет.

– Да, – произнес Рейт, – ты можешь. – Внезапно он оказался у Лора за спиной, ухватив рукой его за шею. Лор ощутил, нечто приятное, но он не был уверен, что именно с ним произошло. Его воспоминания мелькали в его уме, как развернутая колода карт, а затем он снова оказался в собственном доме, ощущая легкое головокружение, а Рейт находился на расстоянии нескольких футов от него.

– Черт его задери, – поворчал Рейт. – Он сказал правду.

– Что, черт возьми, произошло? – Закричал Лор.

Кайнан усмехнулся.

– Ничего особенного. Рейт ознакомился с содержимым твоего мозга, чтоб тебя.

Ах, Лор не ожидал, что дар Рейта проникновение в чужую голову является настолько волнующим и реалистичным.

– Ну, ты хрен.

– Серьезно? – Уточнил Рейт. – Это весь твой словарный запас? Хрен? Идиот? Твоя сестра выражается куда более смачно, чем ты.

– Она и твоя сестра, – замечание Лора воздействовало на Рейта куда сильнее, чем все его прежние попытки.

– Эй говорит, что она похожа на женскую-версию меня. Круто. – Усмехнулся Рейт.

– Нет, ни круто, – возмутился Лор. – Теперь ты в курсе, что я не крал ребенка, ты собираешься извиниться?

– Не гони коней, Марио, – съязвил Рейт. – Ты все еще намерен убить Кайнана.

Идесс подошла к Лору. 

– Нет, он нет. 

В груди у Лора заныло от того, что Идесс заступилась за него потому, что он все еще собирался сделать все от него зависящее, чтобы спасти свою сестру. Да, Идесс утратила бы свои крылья, и осталась бы на земле. Но ведь это же не убьет ее. И... может она все-таки останется с ним.

– Я побывал в голове Лора. И знаю, о чем он думает. – Глаза Рейта расширились от ужаса. – Син умрет, если он не сделает этого. Вот, блядь.

Кайнан хмуро взглянул на Рейта.

– Ты серьезно?

Лор кивнул.

– Ты полагаешь, что я настолько глуп, чтобы желать убить тебя за презрение и насмешки? Это даже забавно, – добавил он.

Кайнан фыркнул.

– Ты считаешь, что моей смерти желает этот парень Рариэль?

– Хмм... и Роуг.

– Да, – подтвердил Рейт. – Эйдолон что-то говорил об этом, а Шейд уверен, что вы в сговоре.

– А я то полагал, что Шейд просто не может думать обо мне еще хуже, – пробормотал Лор.

– Нам следует отыскать Рариэля, – произнес Кайнан, обнародовав и без того для всех очевидное.

Зазвонил сотовый, и Рейт вынул его из кармана.

– Алло, Эйдолон? – Какое-то время Рейт просто слушал, затем отключил связь смачно выругавшись – Нам следует отправиться к Кай. Это Джем.

Кайнан жутко побледнел.

– Что произошло? Что-то с ребенком?

Ребёнок?

– На неё напали, – сообщил Рейт. – На неё напали в больнице.


Переводчики: aveeder, natali1875, rybamoea

Редактор: natali1875


Глава 21

Идесс перенесла Лора на стоянку подземной больницы. Они вбежали внутрь, где, по меньшей мере, два десятка приведений были охвачены безумием: кидались на стены, вопили и забивались во все углы.

Эйдолон стоял в регистратуре и в момент, когда он завидел Лора, его глаза приобрели кроваво-красный оттенок, а сам он превратился словно в тигра-защитника.

– Нет! – Идесс бросилась в перед, и ударила Эйдолона ладонями в грудь. – Лор не нападал на пару Тени и ребенок не у него. Рейт будет здесь через минуту. Он подтвердит это.

Кстати о демонах, Хэррогейт завибрировал и из него вслед за Кайнаном вышел Рейт.

Кайнан, будучи человеком, не мог проходить через Хэррогейт, если только не был в бессознательном состоянии, но его чары защищали от верной смерти.

– Что случилось? Где Джем?

– В первой смотровой, – ответил Эйдолон. – Её нашли без сознания в комнате отдыха для персонала, с кровоточащей раной на голове.

– Что, заклинание "Убежище" опять не сработало? – возмутился Рейт.

– Сработало.

Идесс резко вздохнула.

– Это привидения.

– Твою мать! – зарычал Рейт. – Это единственное безопасное место от сукиного сына, напавшего на Руну, а теперь ещё чертовы призраки, из-за которых мы должны волноваться. Серена и Стью еще здесь?

Эйдолон кивнул.

– Они с Тай в моем кабинете.

– Я отвезу их домой, и глаз с них не спущу. – Он указал пальцем в сторону Лора. – Этот большой брат не причастен к нападению на Руну и Рэйда. За это ответственен какой-то придурок по имени Рариэль.

Эйдолон медленно выдохнул.

– Расскажи ты, об этом Тени. Меня он не послушает.

– Где он?

– В пещере с Руной и мальчиками. Слишком опасно держать их здесь, когда к нам поступает столько больных варгов.

Больных варгов?

– Тогда, там он в безопасности. Я сваливаю отсюда. – Рейт побежал трусцой по коридору, прямо сквозь одно из приведений, которое так громко вскрикнуло, что заставило Идесс вздрогнуть.

Эйдолон провел рукой по лицу и повернулся к Лору.

– Где ты был?

– О, да, не напрягайся ты на счет извинений за то, что подумал, будто я напал на свою невестку и украл своего племянника или что-то в этом роде.

У Эйдолона на челюсти заходили желваки, и у Идесс сложилось такое впечатление, что он едва сдерживает гнев.

– Твой нож торчал у нее в животе, и это послание через нее было адресовано Кайнану. Что по-твоему мы должны были подумать? Ты пытаешься убить этого парня. Из-за денег!

– Из-за его сестры, – уточнила Идесс. Она устала от того, что эти парни обвиняют Лора, ненавидят его, сражаются с ним. – Если Лор не сделает этого, Син умрет.

– Блядь! – Эйдолон перевел взгляд таких же темных, как и у Лора глаз на своего брата. – Что будешь делать? – Голос доктора был бесстрастным, профессиональным и достаточно ровным, чтобы скрыть, как тяжело на самом деле он переживает сложившуюся ситуацию с его сестрой и братьями.

– Мы должны найти Рариэля. Скорей всего за этим контрактом стоит он. Убьем его, и договор будет аннулирован.

– А что на счет привидений? – поинтересовался Эйдолон. – Уж слишком много совпадений, чтобы не задумываться об их связи.

Идесс оторвала взгляд от двух приведений, возле Хэррогейта. Они хватались за столбы, отчаянно пытаясь активировать его, и их попытки выглядели просто душераздирающими.

– Это Роуг. Он до смерти пугает приведений. – Идесс окинула взглядом помещение, и вуа ля, на пересечении двух коридоров увидела затаившегося темного фантома, все еще закутанного в плащ. Угроза, исходящая от него закружилась, словно клубящееся облако.

Как только Идесс двинулась к демону, Хэррогейт неожиданно вспыхнул, и новые ощущения захлестнули ее. Знакомые ощущения. Но все же искаженные, словно любимая песня проигрывалась на другой скорости. По ее коже пробежала нервная дрожь.

– И часто такое происходит с Хэррогейтом, чтобы он вспыхивал, но из него никто не выходил?

– В последнее время, да, – задумался Эйдолон. – И это странно.

Знакомое ощущение снова накрыло ее и на глаза навернулись слезы. Лор схватил ее.

– Идесс? Булочка? Что с тобой?

– Я не... Я не могу этого объяснить. Словно я почувствовала Рами. И боль.

– О, дорогая сестра, – раздался за ее спиной слишком знакомый голос. – Как я люблю причинять тебе боль.

Лор подхватил Идесс, когда она рухнула. Девушка побледнела как приведение, о котором говорила. Она изо всех сил старалась подняться на ноги, при этом, не сводя глаз с Рариэля.

– Ну... дорогая сестра?

Лор продолжал поддерживать Идесс, прижимая к себе еще ближе.

– Где Рэйд?

Услышав имя младенца, Эйдолон напрягся.

– Это тот самый придурок, который похитил моего племянника?

– Нет, – прошептала Идесс. – Этого не может быть. Рами... нет.

– Рами? – процедил сквозь зубы Лор. – Тот самый брат, который вознесся?

– Она рассказывала тебе обо мне? – улыбаясь, мужчина сунул руки в карманы джинсов. – Я польщен.

Идесс дрожала в руках Лора.

– Как это возможно?

– Ясное дело, сестрёнка, я пал. Из-за тебя.

– Как? Почему? – Она освободилась из объятий Лора, но осталась стоять рядом с ним.

– Тупая сука! – прошипел он, и Лор еле удержался, чтобы не размозжить голову ублюдку, и плевать действует заклинание "Убежище" или нет. – Ты предала меня! Ты погубила меня!

Вокруг них стали собираться сотрудники больницы, все смотрели на Эйдолона, словно ожидая приказа.

– То, что я сделала, – произнесла Идесс, – было ужасно. Я сделаю все что угодно, чтобы исправить это. Только не убивай ребенка.

Оба – Лор и Эйдолон прорычали в один голос:

– Где он?

– Щенок... в безопасности. Относительно. – Рами передернул плечами, отчего его мышцы напряглись под черной футболкой. – А вот твоя сестра...

Воздух со свистом вырвался из легких Лора.

– Что ты с ней сделал?

Рами оскалил зубы.

– Поигрались с колючей проволокой. А сейчас я наведаюсь в одну пещеру. – Он замолчал, притворно хмурясь и глядя на Эйдолона, чье выражение лица превратилось в застывшую маску. – О, а ты думал, что я не знаю о пещере Тени или как туда попасть? Роуг просто кладезь информации.

Лор кинулся на падшего ангела. Рами артистично щелкнул пальцами, и руки Лора сомкнулись на пустоте.

– Как ему удалось телепортироваться отсюда?

– Он не может! – Идесс помчалась к Хэррогейту. – Но он может стать невидимым, – ворота закрылись, и она резко остановилась. – Он ушёл. Сукин сын, ушёл.

Эйдолон порылся в кармане и достал сотовый. Его пальцы дрожали, когда он набирал номер.

– Ну, давай же, Шейд. Ответь. Ответь... – Он ждал, а затем: – Шейд, Убирайся оттуда! Не вешай трубку... блядь! – Он снова начал набирать номер, вышагивая и безумно матерясь. А потом с громким рычанием, швырнул телефон об стену. Кусочки пластика и электронных частей разлетелись в воздухе.

– Мы должны идти к ним, – предложил Лор.

– Я знаю. – Эйдолон наклонился и нажал кнопку под столом регистратуры. – Медикам отделения реанимации, зеленый код.

В тот же момент двое мужчин парамедиков с перекинутыми через плечо сумками вбежали через дверь, расположенную рядом с выходом на подземную стоянку. Светловолосый мужчина с серебристыми глазами остановился перед Эйдолоном, который жестом велел им следовать за ним.

В глазах у Идесс заблестели слезы.

– Это не твоя вина, – произнес Лор, прикоснувшись губами к ее губам.

Затянутой в перчатку рукой, он взял ее ладонь и шагнул в ворота вслед за Эйдолоном и парамедиками. Врата открылись во влажных джунглях, и Эйдолон припустил вниз по залитой солнцем тропинке. Остальные бежали следом. Ветки деревьев хлестали их по лицу, а корни и лианы, казалось, тянулись вверх от земли, пытаясь схватить их, но они не сбавили ходу, а продолжали бежать до тех пор, пока не добрались до водопада, падающего с высоченной скалы. Эйдолон обошел его и сунул руку в отверстие. Огромная часть стены с грохотом сдвинулась в сторону.

– Шейд! – Полный паники крик Эйдолона смешался с леденящими кровь звуками боя, доносившимися из глубины пещеры.

Они пронеслись через, как ни странно, современную кухню, и вбежали в огромную спальню, где Шейд боролся с Рами. Чувак наносил сильные и быстрые удары, в то время как мощные удары Тени, казалось, не причиняли падшему ангелу никаких неудобств. Кровь, насколько мог судить Лор по большей части принадлежавшая Тени, покрыла пол и забрызгала стены. В одном из углов, огромный варг со светло-коричневой шерстью в защитной позе склонился на ребенком. Рядом, в луже крови и вся покрытая синяками лежала Син.

Лор уже видел ее такой раньше, и его голова качнулась назад, когда сука-память врезалась в его мозг.


Лор не узнал женщину, которую швырнул об стену. Она, свернувшись клубком, лежала на полу и истекала кровью. Жажда крови ревела в его венах, еще больше разжигая и без того охваченную словно огнем кожу. На его руке засветились какие-то странные новые знаки.

"Убить".

У женщины на полу были такие же знаки как у него. Она всхлипнула.

"Убить."

Холодный пот покрыл все его тело, но это не остудило жара. Женщина снова всхлипнула.

"Беги!"


Лор пошатнувшись от наплыва воспоминаний, словно опьянённый попятился назад. Сквозь туман затухающего видения он увидел как Эйдолон, и медики кинулись в бой, отрывая Шейд от падшего ангела и вливая в драку свежие мышцы.

Заметив, что его превосходят численностью, Рами зарычал и исчез. Воспоминания того памятного дня, когда Лор получил свои тату и дар казались такими далекими, но все еще цеплялись за стенки его разума.

Син. Он не помнил ничего из случившегося там. До сих пор. Боже, он подводил ее. Снова и снова, и он никогда не был в состоянии помочь ей. Лор опустился на колени рядом с Син, принимая болезненный хруст в коленных чашечках как недостаточное наказание. Идесс и светловолосый медик присоединились к нему.

Краем уха он слышал резкие голоса его братьев и мягкий шепот... а потом Руна, теперь уже в человеческом обличье опустилась на колени рядом с Син.

Лор схватил сестру за плечо. Ее руки были неуклюже зажаты под телом, и она лежала в неестественной позе. Застонав, Син пошевелилась. Под ней, прижатый к ее животу, лежал второй ребенок.

Слезы катились по щекам Руны, когда она прижала младенца к своей груди.

– Благодарю тебя, – всхлипнула она. – Ты спасла ему жизнь.

– Ага. – Саркастический голос Син превратился в страдальческий шепот. – Я героиня. – Она повернулась на бок, и кишки Лора скрутило узлом при виде ее окровавленных запястий, которые были связаны колючей проволокой, глубоко врезавшейся в ее плоть. Он с трудом подавил в себе желание потереть свои собственные запястья.

Медик выругался, и Син кинула на него удивленный взгляд.

– Кон, – пробормотала она. – Не мог остаться в стороне, да?

Кон хмыкнул и с привычной уверенностью стал ощупывать затянутыми в перчатки руками, тело Син.

– Где болит?

– Колючая проволока не такая уж удобная, – прохрипела она.

– Просто потерпи. Мне нужно чтобы док Эй помог снять ее.

Лор выругался.

– Син, прости...

– Заткнись, – выговорила она, но в ее голосе не было злости. – Я облажалась и позволила этому подонку-ангелу застать меня врасплох. Он притащил меня сюда, чтобы я смотрела, как умирают мои племянники. – Морщась от боли, она повернулась. – Подо мной. Кайнжал.

Очень осторожно, Лор просунул руку и вытащил кинжал Гаргантюа... покрытый кровью.

– Это...

– Да. – Она улыбнулась дрожащими губами. – Я порезала этого ублюдка. А сейчас иди и достань его. – Ее улыбка угасла. – Братан, у тебя мало времени.

Она говорила не о Рариэле, и он знал об этом. Его метка раба пульсировала с такой частотой, что сейчас боль ощущалась почти постоянно. Не важно кто умрет Рариэль или Кайнан, но он должен был в течение двадцати четырех часов обеспечить смерть одного из них.

– Я знаю, Син. Я с этим разберусь. – Лор встретился взглядом с Коном. – Позаботься о ней.

– Не беспокойся.

Лор поднялся на ноги. Второй медик и Эйдолон колдовали над Шейда, прислонившегося спиной к кресту Святого Андрея – и вот тогда-то Лор и обратил внимание на... все эти... интересные приспособления на стенах. Наручники с мехом, плети и маски из мягкой кожи... нда уж, здесь было слишком много информации. Он не мог представить себе изящную Руну с плетью в руках, которая сейчас тихо сидела на кровати, с беспокойством смотрела на Шейд и крепко держала на руках их сыновей.

– Как там Син? – Спросил Эйдолон, не отрывая взгляда от сильно кровоточащей раны на бедре Тени.

– Жизненно важные органы не задеты, – ответил Кон. – В основном травмы, ушибы и неглубокие порезы, но у нее колючая проволока врезалась в запястья. Капиллярная система в удовлетворительном состояние.

Эйдолон резко кивнул.

– Скорей всего шипы не задели главные сосуды.

Испытывая чувство облегчения от того, что Син ничего не угрожало, Лор повернулся к Идесс, но она исчезла. Он нашел ее в гостевой комнате, сделанной под домашний кинотеатр. Идесс стояла с опущенной головой, обхватив себя руками.

– Эй, – произнес он, притягивая ее к себе. Боже, она так хорошо ощущалась в его объятиях. Как будто принадлежала ему. Словно пока они будут вот так стоять, все будет хорошо.

– Мой брат. – Она тяжело и глубоко, судорожно всхлипывала. – Как это могло случиться? Как я могла позволить этому случиться?

Сердце Лора обливалось кровью.

– Ангел, это не твоя вина. Он уже не тот парень, которого ты знала. Он охвачен яростью и безумием... – Лор замолчал. Воспоминания о том, как Син, истекая кровью, лежит на полу в доме их бабушки и дедушки, вернулись к нему. Голос его стал хриплым, надломленным. – Никто не пострадал. Мы подоспели вовремя.

Она мотнула головой так сильно, что ее волосы, затянутые в "конский хвост" хлестнули его по рукам.

– Но, Рэйд. О, Лор... если он причинит вред Рэйду...

– Не причинит, – Лор выругался. – Мы припрем его к стенке. Мой кинжал вкусил его крови. Ты сможешь перенести нас к нему.

– Хорошо, – прошептала она. – Это хорошо.

Стук ботинок по полу возвестил о двух прибывших. Загораживая в защитном жесте Идесс своим телом, Лор обернулся.

Эйдолон схватил со столика возле дивана спутниковый телефон. Шейд покрытый кровью и с потемневшим взглядом остановился в нескольких футах от Лора.

– Итак, этот парень по имени Рариэль забрал Рэйда. – Это не был вопрос, и когда Лор кивнул, Шейд сглотнул. – Я думал, что он у тебя.

– Ты ошибался.

Шейд снова сглотнул. И никаких извинений.

– Но тебя наняли, чтобы убить Кайнана.

"Наняли" не совсем правильное слово. "Заставили" подошло бы больше, но сейчас было не подходящее время, чтобы заниматься уточнениями.

– Да.

Ладони Тени сжались в кулаки. Лор отстранил Идесс в сторону и напрягся в ожидании удара.

– Эй сказал, если ты не сделаешь это, Син умрет. – Он произнес это приглушенным голосом, за что Лор был ему благодарен.

– Да.

– Мы не можем позволить этому случиться. – Голос Тени был безжизненным. Ровным. Но он хотя бы понимал сложившуюся ситуацию и хотел помочь спасти их сестру.

– Вот почему я и Идесс собираемся убить Рариэля. – Стоя рядом с ним, Идесс напряглась, словно тетива лука, дерьмо, ей было бы лучше принять участие в убийстве ублюдка.

– Ты сказал, что его зовут Рами. Почему же тогда он называет себя Рариэль?

– После Вознесения нам дают новые имена. – Она опустила голову, а ее плечи поникли. – Я все еще не могу в это поверить.

Шейд схватил черную байковскую куртку, висевшую на крючке, вбитом в стену пещеры.

– Я иду с вами.

– Ты не можешь, – выпалила Идесс. – Я могу перенести только одного человека к Рариэлю.

– Гребаные адские колокола! – Грязное ругательство Тени эхом прокатилось по всей комнате. – Я хочу знать, как он нашел пещеру. – Он бросил свою куртку, при этом скидывая с дивана золотую погремушку. Почти с благоговением, он подобрал игрушку, на которой было выгравировано имя "Рэйд".

Эйдолон вернул спутниковый телефон в подставку для подзарядки.

– Роуг. – Он немного помедлил, прежде чем спокойно добавить: – Это то, что я пытался тебе сказать, прямо, перед тем как на Руну напали, и потом, когда я звонил.

Напряжение витало в воздухе, и Лор затаил дыхание, не уверенный собирается ли Шейд напасть на Эйдолона из-за собственного упрямства и нежелания слушать его предупреждения.

Но буря вроде бы миновала, когда Шейд зарычал.

 – Этот обгоревший, подлый ублюдок! – Он с такой силой сжал погремушку, что Лор подумал она вот вот треснет. Но, по крайней мере, он не стал наезжать на Эйа. – Он же уже мертв и по-прежнему играет с нами!?

– Кто по-прежнему играет с нами? – Руна остановилась в дверях комнаты. Ее карамельного цвета волосы тонкими прядями свисали вокруг лица, но Лор подозревал, что на самом деле она была далеко не так хрупка, как могла показаться со стороны.

Шейд подошел к ней.

– Это не важно. Ты должны позаботиться о мальчиках, а я займусь остальным.

– Как бы не так! – Она слегка ткнула его в плечо. – Мой сын в опасности и я хочу знать все!

– Руна...

– Всё.

Последние краски сошли с лица Руны, но ее голос звучал ровно и смертоносно, когда она бросила:

– Я хочу, чтобы он сдох. Медленно и болезненно.

Идесс пересекла комнату и, остановившись перед Руной, взяла женщину за руку.

– Я отомщу за тебя, – тихо пообещала она. – Я клянусь вам всем, что все исправлю.

– Идесс, – позвал Лор. – Я говорил тебе. Это не твоя вина.

– Но так оно и есть. Мой брат хочет отомстить мне, и каким-то образом он сумел всех вас вовлечь в это.

– Если это все, правда, – начал Эйдолон – я хотел бы знать, как Роуг и Рариэль пересеклись.

– Я не знаю, как им удалось снюхаться после того как Роуг был проклят, – сказал Лор – но они знали друг друга до этого. Рариэль был там, когда Роуг меня нанимал, чтобы убить вас.

Лор почувствовал, что от этих слов все напряглись, кроме Идесс.

– Эй, я же сказал что сожалею. – Вообще-то он не говорил, но может быть они и не вспомнят. Пришло время сматываться до того как они вспомнили. Он глянул на часы. У них остался час до того, как начнут выслеживать Рами.

– Идесс, нам нужно идти. Час дьявола вот вот настанет и мы должны подготовиться.

Она повернулась к Эйдолону.

– Ты не мог бы отправить Кайнана или Тайлу в дом Лора с каким-нибудь оружием, пропитанным ядом?

– Будет сделано.

– Ядом? – переспросил Лор. – Это какой-то анти ангельский яд?

Она кивнула.

– Это то, что так сильно подействовало, когда Тайла подстрелила меня. Яд эффективно выведет Рами из строя.

– Я не хочу вывести его из строя, – рявкнул Шейд. – Я хочу, чтобы он сдох.

Прикрыв глаза, Идесс сглотнула. Прежде чем она успела что-либо сказать в защиту Рами, что не оценит ни Шейд ни Руна, Лор схватил ее за руку.

– Давай, булочка, перенеси нас в мой дом. Нам предстоит сражение, к которому надо подготовиться.

Идесс все еще была в ступоре, когда они оказались у Лора в доме. Они стояли в центре гостиной, и когда Лор попытался притянуть ее в свои объятья, она вырвалась, не в состоянии принять доброту, после того, что сделала.

– Эй. Это не твоя...

– Расскажи мне, – мягко произнес он. – Скажи мне, что же такого ужасного ты могла сделать, за что его выперли из Рая, и у него снесло крышу?

– Лор, это серьезно. Я предала его. И сейчас он на земле, чтобы причинить боль мне и всем кто меня окружает. – Она опустила взгляд, слишком стыдясь даже смотреть на Лора.

– Эй, – он приподнял ее лицо за подбородок и заставил встретиться с ним взглядом. – Даже если ты и права, то, что произошло с Роугом, безусловно, не твоя вина. Демон сошел с ума за долго до того, как все это произошло. Он просто ожидал кого-то, кто поможет ему отомстить.

Стук в дверь объявил о прибытии Тайлы и Кайнана. Они вошли, и на этот раз Кайнан не выглядел так, как будто хотел убить Лора. Тайла держала арбалет, а у Кайнана был меч. Он протянул его Лору рукояткой вперед.

– Меч и две арбалетные стрелы покрыты ядом, – сообщил Кайнан. – Я бы хотел, чтобы у нас было больше, но у Эгиды очень ограниченные запасы.

– Почему? – Спросил Лор.

– Рецепт был утерян. То немногое, это все что у нас есть.

– Поэтому используйте это с умом. – Тайла протянул арбалет Идесс. – Ты уверена, что мы не можем пойти с вами?

– Абсолютно. – Идесс была рада этому по многим причинам. Меньше людей, которым брат сможет причинить боль. Меньше свидетелей ее позора. – Я могу телепортироваться только с одним человеком.

– Тогда возьми меня, – вызвался Кайнан. – Это меня он хочет. Обменяй меня на Рэйда. Я позабочусь о себе сам, как только ты заберешь оттуда Рэйда.

Идесс вздохнула.

– Я не могу так рисковать тобой. И, в конечном счете, он хочет твоей смерти, но не от своей руки. Его цель – уничтожить меня, что произойдет, если тебя убьет кто-то другой, а не он.

– Проклятье, – вздохнул он.

Она кивнула, соглашаясь с этим проклятьем.

– Эгида знает что происходит?

– Сиджил знает, что я в опасности... – Кайнан сердито зыркнул на Лора, – но мы рассматриваем это как угрозу со стороны падшего ангела, потому что если эта сволочь умрет, мне не придется беспокоиться о тебе, верно?

– Ты все еще должен будешь волноваться, – пробормотал Лор. Идесс кашлянула. Он бросил на нее робкий взгляд. – Да, да. Когда контракт будет, расторгнут, тебе нечего опасаться с моей стороны.

Кайнан фыркнул.

– Я и не боялся.

– Брехня. Ты чуть не обделался.

Идесс была уже готова к тому, что ее геральди начнут жечь, поэтому, когда Кайнан засмеялся, она решила, что ей послышалось.

– Если бы я не так сильно тебя ненавидел, то думаю, ты в самом деле мог бы мне понравиться.

– Мне бы больше понравилось, если бы ты продолжал меня ненавидеть.

Кайнан улыбнулся кривой улыбкой, которая могла остановить дорожное движение.

– Ты просто злишься, потому, что я заполучил девчонку.

– Нет, – ответил Лор и бросил на Идесс такой горячий взгляд, что у нее перехватило дыхание. – Я получил ту, которую хотел.

Сердце Идесс бешено колотилось, а лицо залило краской от смущения, она откашлялась.

– Если вы оба закончили, то нам надо готовиться к тому, что мы должны сделать. – Она не собиралась произносить "к убийству Рами", потому что молилась, чтоб до этого не дошло. Может быть, она могла бы с ним поторговаться. Или каким-то образом спасти его. Потому что его уничтожение, вполне может погубить и ее. – Кстати, как там Джем поживает?

– Я всегда говорил, у нее крепкая голова, – произнес Кайнан и любовь, прозвучавшая в его скрипучем голосе, была очевидной. – По всей видимости, когда она наклонилась, чтобы поднять что-то с пола, кофеварка упала со стола и ударила ее по голове.

Она не сама по себе "упала", Идесс была в этом уверена. Одно из привидений столкнуло ее, возможно по указанию Роуга.

– Нам лучше идти, – напомнила Тайла. – Я хочу еще проверить Шейд и Руну. О-о, Эй попросил передать тебе, что с Син все в порядке. Она проходит обследование в Подземной больнице.

– Не сомневаюсь, что она от этого в восторге, – усмехнувшись, съехидничал Лор.

– Ну, краем уха я слышала много проклятий... – Тайла пожала плечами. – А вы, ребята, будьте осторожны. И пожалуйста, верните Рэйда домой.

– Мы вернем, – пообещал Лор. – Я доставлю ребенка Тени, даже если это будет последней вещью, что я сделаю в жизни.

Тайла кивнула, и потом она и Кайнан ушли.

– Это будет рискованно, – сказала Идесс. – Лор, даже с отравленным оружием, Рами имеет перед нами преимущество. Как падший ангел он черпает силы из Шеула. Я не настоящий ангел и поэтому гораздо слабее его.

– Так вот почему на тебя так сильно подействовала стрела из арбалета?

– Вот именно. – Она рассеянно потерла место на груди. – Но на самом деле ты получаешь дыру, размером с кулак, и я хотела бы посмотреть, как ты с этим справишься.

– Я воздержусь. – Он снял свои перчатки и бросил на кухонный стол. – Сразу после этого ты испарилась. А что если он сделает тоже самое?

– У него не получится. У меня есть козырь в рукаве.

За перчатками последовала и куртка, оставляя его руки обнаженными под футболкой с коротким рукавом, от чего у Идесс потекли слюнки.

– И какой же?

– Порошковое вино Бенедиктинского монаха.

– Вино... монаха? – Лор остановился посреди процесса расстегивания кожаной кобуры для оружия, обвязанной вокруг его груди. – Вроде как вино изготовленное монахами?

Она кивнула.

– Вино, сделанное в тайной комнате на территории аббатства в Англии, благословенно монахами и затем высушено. Когда оно превращено в порошок, то может быть использовано в качестве временного оружия против телепортации падших ангелов. – И просто ангелов, вот почему его держат под замком. Если он попадет не в те руки, то может быть использован для иммобилизации армии Божьих ангелов во время решающей битвы.

– Насколько временного?

– Это даст нам всего несколько минут.

– Это хреново, но все же лучше чем ничего. – Лор выложил амуницию и стал последовательно проверять каждое оружие. Если бы они не собирались идти за головой ее брата, она бы подумала, что его сноровка и уверенность при обращении с оружием были очень сексуальными. – Так, где ты думаешь, он будет?

– В Шеуле. В Запретном ущелье. – Ее голос прозвучал уверенней, чем она чувствовала себя внутри.

Грязное ругательство Лора казалось, опалило даже сам воздух.

 – Классное название. Ты знаешь, где это? И что это такое?

– Я слышала о нем. "А кто не слышал?"

– Оно так же известно под названием "Арена для игр Мясников". – Его голос был мрачен. – Говорят, что там нет ограничений, никаких правил, за исключением одного – никто не умирает там быстро.

Оно так же являлось одним из немногих мест в Шеуле, куда ангелы вообще не могли ступать. Некоторые утверждали, что сам Сатана любил тусоваться там. Без всякого сомнения, это было классное место для таких как он.

– Вот почему я знаю, что он там будет. Рами никогда не признавал никаких полу-мер, если он перешел на сторону зла, то пойдет до конца.

– Черт побери, – пробормотал Лор. – Поскольку это место находится в Шеуле, ты не можешь перенести нас туда, и если слухи верны, то ближайший Хэррогейт в нескольких днях пути. А это образует дыру размером с Кайнг-Конга в нашем плане. Через двадцать четыре часы для меня все будет кончено.

Идесс глянула на настенные часы. У них осталось сорок пять минут. И даже если Рами не будет на площадке для мясников, и они не найдут его в течение часа, у них все еще останутся двадцать три часа.

Что ставит их в опасной близости к сроку истечения контракта Лора.

Она посмотрела на стоявшего перед ней демона, демона, который имел в своем сердце больше любви и чести, чем многие из людей, которых она охраняла на протяжении веков. Судьба раздала ему плохие карты, но он играл ими вот уже более ста тридцати лет.

Судьба также сделала его Праймори, что значило, она должна его защитить. Он не мог один встретиться лицом к лицу с Рами на той площадке.

И он не встретиться. Если это было испытание, то она пройдет его, но ей придется схитрить, чтобы сделать это. Она сможет пойти с ним, только если больше не будет ангелом.

– Лор?

– Да?

Облизнув губы, Идесс положила свою ладонь на его грудь, прямо над меткой убийцы и затем стала опускать руку вниз. Медленно. К тому моменту, когда она достигла пояса джинс, его ноздри раздулись до предела, как будто впитывая запах ее возбуждения, которое зародилось в ней, как только она прикоснулась к нему.

– Займись со мной любовью.


Переводчики: kr71, natali1875, rybamoea

Редактор: natali1875


Глава 22

– Идесс... – произнес Лор сдавленным голосом.

– Пожалуйста.

Сделать шаг назад было самой трудной вещью, которую он когда-либо делал.

– Сейчас не подходящее время. – Что он говорит?Любое время было подходящим. Тем более что они оба могли умереть, и может быть это последний шанс, чтобы заняться сексом.

– Это отличное время.

– Думаю, площадь для игрищ Мясников не так уж устрашает, когда смотришь смерти в лицо, а?

– Думаю, нет.

– Но... твой обет. Что произойдёт, если ты нарушишь его?

Она снова к нему шагнула.

– Что-то вроде раскаяния. Ничего такого, с чем бы я ни справилась.

Помешать вознесению ангела не останется безнаказанным,подсказывал ему здравый смысл. Обет безбрачия не такая уж и незначительная вещь, но он не хотел, чтобы Идесс пострадала из-за него, вне зависимости от того, как сильно он ее желал. Но когда Лор снова попытался отстраниться, она обхватила его за бедра и прижалась своим стройным, сексуальным телом. Все же у него еще был шанс... пока Идесс несколько неуклюже не провела рукой по его ширинки брюк.

Нежность затопила Лора. Идесс хотела его, но не знала, с чего начать секс. Не то, чтобы он тоже был мастером в этом. Технически никто из них не был девственником, но эмоционально? Он точно был.

Он трахался. Он занимался оральным сексом. Но никогда и, ни с кем не занимался любовью.

Лор смотрел в ее простодушные глаза, в которых даже сейчас светилась безнадежная честность. Идесс смирилась с чем-то... вероятно с их смертью... и она была готова к этому.

Ее стойкость задевала его и опустошала. Вызывая желание овладеть ею, вне зависимости от того, чего бы это не стоило.

– Моя, – прорычал он и подхватив ее на руки, направляясь в спальню. Лор понятия не имел, что за дикарский инстинкт овладел им, но его захватили и им управляли. Единственное, что Лор мог сделать, это позволить происходящему лететь на автопилоте. И Идесс не особо сопротивлялась ему.

Прерывистое дыхание вздымало ее грудь, кожа покрылась испариной, соски затвердели, словно требуя его прикосновений. Его языка. Прямо через ткань.

Моя.

Не желая ощущать препятствие в виде одежды между их телами даже секунды, он опустил ее на кровать и стянул с себя футболку, но прежде чем он успел расстегнуть штаны, Идесс стояла на коленях на матрасе, убирая его руки в сторону.

– Я сделаю это.

Сейчас было не подходящее время, чтобы с нею спорить. К тому же смотреть, как мелькает кончик ее языка между губами, пока Идесс пыталась справиться с молнией, было чертовски возбуждающе.

У Лора даже не было времени насладиться шоком от прохладного воздуха, потому что горячая рука Идесс, сомкнулась вокруг его выскользнувшего из ширинки возбужденного члена.

Лор резко втянул воздух.

– Идесс...

И проклятье, Лор чуть не проглотил язык, когда Идесс сомкнула губы вокруг бархатистой головки члена. А когда она начала посасывать, а затем выпустила его с мягким хлопком, у Лора чуть не закатились глаза.

– Я так давно хотела это сделать, – хрипло пробормотала Идесс, что схватило его прямо между ног ещё жёстче, чем её рука до этого.

Идесс наградила его томным обольстительным взглядом, и, чёрт побери, это выглядело прямо, как в порнографическом фильме.

Соблазнительно улыбаясь, она снова взяла его в теплые, влажные глубины своего рта. Ах, черт, это было удивительно.

Настолько бесподобно, что его колени буквально подогнулись, стоило ей втянуть его глубже. Когда она скользила языком вдоль прорези по его головке, захватив прозрачную каплю, образовавшуюся в ней, Лор прикусил себе щеку, чтобы сдержать стон.

Одной рукой Идесс ласкала его яйца, мягко поглаживая большим пальцем шов между ними. Лор вздрогнул от удовольствия, когда она слегка подула, и прохладный воздух коснулся его кожи. Идесс определенно дразнила его, но он и не хотел бы ничего другого.

Она медленно провела языком по всей длине, добравшись до яиц, его мышцы напряглись, и кровь закипала в мошонке, когда она, облизав яйца, захватила их ртом, и покатала на языке.

– Идесс, – простонал он.

Он ощущал, как ее губы растянулись в улыбку, и Идесс издала озорной звук, который послал волну возбуждения, распространяя от паха до самого мозга.

У Лора закружилась голова и тело напряглось. Слух обострился, обоняние усилилось, цвета стали ярче, а эмоции зашкаливали.

Ее рот скользил вдоль поверхности его упругой длинны, слегка покусывая его. Как ей удалось постичь подобную магию?

Идесс заглотнула его глубоко, настолько глубоко, что он ощутил стенку ее горла... когда она сделала глотательное движение.

Господи Иисусе, это создало такой водоворот ощущений на кончике его члена, когда одновременно одна ее рука плотно обхватила его у основания, двигалась в стремительном темпе, а вторая сжимала яйца.

– Погоди, вот дерьмо... погоди – у него не осталось сил сдерживать ощущения, буквально выворачивающие его на изнанку.

Лор зарылся пальцами в ее волосы, но ощутив, что балансирует на самом краю кульминации, убрал правую руку. Он понимал, что не может навредить ей, но от ста лет паранойи так быстро не избавиться.

Не сбиваясь с ритма, Идесс ухватила его за руку, и вернула на прежнее место. Словно впервые он ощутил, насколько же особенной она была. Он мог расслабиться, и она желала этого. Он мог быть свободным рядом с ней.

Идесс продолжала сосать, одновременно лаская его яйца. Родовой знак Лора ярко горел и извивался от плеча до руки, но Идесс была в безопасности.

Ощущение свободы наполнило его эмоции до краев, с такой интенсивностью, что ему не верилось, что он все еще на земле.

Оргазм огненным потоком пронесся по его члену. Фактически утратив контроль, Лор извергался в ее горло. Приняв все до капли, она продолжала облизывать и посасывать его до тех пор, пока он не стал настолько чувствительным, что ему пришлось отстраниться.

Ее улыбка, когда она встретилась с ним взглядом, выражала удовлетворенность и привязанность. В ее глазах помимо всего прочего светилось неукротимое желание, и уже через секунду на Идесс не было штанов.

– Это правда, – сказала она хрипло.

– Что именно?

Она загадочно улыбнулась ему, откидываясь на матраце и засовывая руку в трусики. Лор чуть не кончил снова.

– Истории о сперме вашего вида. Чистый афродизиак. Не такой сильный, как я ожидала, но... ммм… это так удивительно...

– Возможно, моя человеческая составляющая влияет на его потенциал... – Он осекся, наблюдая, как она запрокинула голову и начала удовлетворять себя. – А может, и нет.

– Ты хочешь посмотреть? Ну, знаешь... увидеть, как я кончу?

– Да, черт возьми, – ему пришлось откашляться, поскольку он буквально задохнулся от похоти.

– Прямо... сейчас... о, да... – Ее тело оторвалось от кровати, когда она достигла кульминации, и если это не являлось самой эротичной вещью, которую ему доводилось видеть, то он не представлял тогда, что может быть еще круче.

Нырнув в постель, он схватил Идесс за бедра и раздвинул. От аромата женского возбуждения у него закружилась голова, а рот наполнился слюной, он просто был не в состоянии ждать хоть секунду.

Лор провел губами по шелку ее трусиков, а потом лизнул ее... прямо через ткань.

Стоны удовольствия сопровождали безудержные колыхания ее бедер, когда она расположилась возле его рта.

Идесс стремительно кончила, дважды, прежде чем он в нетерпении не сорвал с нее трусики, и погрузил в нее язык. Сладкий мед заполнил его рот, отключая мозг. Ее вкус был наркотик, к которому он сразу же пристрастился, с потребностью каждый день. Два раза в день. Утром и вечером. Возможно, в полдень, тоже.

Оргазмы накрывали ее один за другим, он уже сбился со счета, пока она не ухватила его за волосы, потянув к себе.

Ошеломленная и удовлетворенная, словно большая холеная кошка, она наблюдала, как он крадётся вверх по ее телу, и она раздвинула ноги в приглашении.

Его член был тверд как скала, когда его упругая головка устремилась к ее входу. Но Лор не собирался так просто сдаваться. Ему хотелось, чтобы это было нечто особенное, чтобы наслаждаться и смаковать каждый момент происходящего.

Целуя Идесс, он стянул с нее свитер. Делая это медленно, не торопясь, немного неуклюже, потому что пальцы его дрожали.

Она тяжело дышала, а ее руки запутались в его жестких волосах. Его губы вновь завладели ее ртом, их языки сплелись в эротическом танце, возбуждая и зажигая пламя с новой силой.

– Займись со мной любовью, – выдохнула Идесс напротив его губ, выгибаясь бедрами, в попытке насадить себя на его длину.

– Ничто не сможет меня остановить. – Он прокладывал след из поцелуев от ее виска к ее молочного цвета горлу. Она являлась подарком, и он собирался разворачивать его медленно. Его дыхание было таким горячим, когда он снял ее полупрозрачный кружевной бюстгальтер. Лор не желал прекращать целовать её, даже когда снимал последнюю часть ее одежды, но он жаждал заполучить ее обнаженной. Кожа к коже, чтобы больше ничто не разделяло их.

Зазвонил сотовый. Звучала мелодия, запрограммированная на Син. Он проигнорировал её. Он должен был овладеть Идесс. Никто не может встать между ним и той, что принадлежит ему. Словно ощутив его отчаянье, Идесс крепче обняла его за шею, и ногами обхватила бедра, так плотно, он и не думал, что сумел бы вырваться даже, если бы захотел.

Рыча от удовольствия, он проник в ее мягкое трепещущее от ожидания тело. У Идесс перехватило дыхание, когда она отчаянно прижимаясь к нему, шепча сладкие, горячие просьбы ему на ухо.

Электрические импульсы рассыпались по всему его телу, когда Лор начал двигаться. Между ним и Идесс возникло нечто большее, чем простое совокупление тел, и теперь ему стало понятно, ради чего его братья обзавелись парами. Разницу между тем, чтобы перепихнуться с кем подвернется под руку, и заниматься любовью с человеком, которому ты предан телом и душой можно было измерить чем-то сродни шкале Рихтера [13].

Занятие любовью с Идесс потрясло его до глубины души, разрушив все воздвигнутые им стены. Она являлась десятью из десяти. И пока она продолжала сотрясать его мир, он желал, и был готов справиться с нанесенным ущербом.

Идесс не доводилось переживать ничего столь прекрасного. Лор целовал ее, не снижая темпа, возводя ее душу к невиданным высотам, и она, наконец, поняла всю красоту и глубину близости с любимым.

Ее жизнь с Рами напоминала самоистязание, добровольное покаяние, постоянное стремление к вознаграждению, по поводу которого у нее не было уверенности, что она заслуживает его.

Наконец она его получила, хотя не тем образом, каким ожидала.

– Идесс. – Голос Лора бы чудесно хриплым.

Он вошел так глубоко, как только смог, она выгнулась ему навстречу, плотно сжимая и приветствуя. В порыве страсти она впилась ногтями в его спину, и он шипел от удовольствия.

– Да, будь я проклят... – Его руки переместились на ее попку, прижимая основание еще крепче. Коснувшись лбом, ее лба он смотрел ей в глаза, соединяясь с ней в диком первобытном порыве страсти.

Напряжение нарастало, клубилось, и затем удовольствие вознесло ее до небес. Лор присоединился к ней с ревом, который доносился до нее сквозь стук сердцебиения, отдающийся у нее в ушах. Казалось, что это длилось, целую вечность, пока ее чувства вернулись к ней, она плавилась в таком количестве эмоций, что просто не была в состоянии разобраться в них.

Это было настолько невероятно правильным. Прикрыв глаза, она обнимала Лора, когда он рухнул поверх нее. Его вес казался сокрушительным, но она еще никогда не была так счастлива отсутствию возможности вздохнуть.

– Прости, – выдохнул он у ее горла, – у меня просто нет сил, скатиться. – Идесс рассмеялась, во всяком случае, попыталась. Лор застонал и все-таки скатился, позволив ей вздохнуть. – Что здесь смешного?

Воздух наполнил ее легкие, и она, наконец, рассмеялась.

– Ты ужасный огромный демон, выбился из сил, удовлетворяя обычную женщину.

Его ладонь коснулась ее руки.

– Ты вовсе не обычная. Ты еще мне дашь фору.

Она улыбнулась, прижимаясь к его груди, наслаждаясь тем, что впервые за эти столетия позволила себе быть самой собой, сломать все сдерживающие ее ограничения. Ей хотелось стать дикой, танцевать в клубе, плавать обнаженной в океане, выпить Маргариту и перепробовать массу сексуальных вещей с Лором.

– Мы друг друга стоим, не так ли?

Наступила долгая тишина. Поначалу Идесс грелась в ней удовлетворенная и расслабленная. Но постепенно она ощутила нарастающее напряжение.

– Пора двигаться?

– Да, – он обнял ее так крепко, что суставы хрустнули. – Как долго ты сможешь остаться? На Земле, я имею ввиду.

– Я честно не знаю.

Его тело стало, словно каменным.

– Я не хочу тебя терять. Я понимаю, что похож сейчас на нытика, но я не хочу. – Кадык на его горле ходил ходуном. – Я даже... – он покачал головой. – Да, ладно.

– Что? – Она оперлась на локоть, внимательно на него глядя. – Ты можешь сказать мне.

Он прикрыл рукой глаза.

– Ты станешь меня ненавидеть.

– Нет, не стану. – Она убрала с лица его руку. – Говори уже.

Снова сглотнув, он уставился на потолочный вентилятор, тень от которого нарезала круги на кровати.

– Я подумал, что если убью Кайнана, это будет не так уж и плохо потому, что ты сможешь задержаться здесь подольше.

Холод заполнил ее грудную клетку, сердце словно остановилось.

– Ты смог бы так поступить? Разрушить мое будущее? – У нее не было никакого морального права его осуждать, поскольку она также поступила с Рами, но холод и боль казались настолько острыми, что она поняла, как предала и обидела своего брата.

Лор сел быстрым, едва уловимым движением, так поразившем ее.

– Дьявол, нет. Это была случайная мысль, вызванная отчаяньем. Я – эгоистичный придурок, но я никогда не посмел бы так поступить с тобой. – Она вскрикнула, но он неверно понял ее реакцию, обхватив теплыми ладонями ее лицо, проведя губами по ее губам. – Я не лгу, Идесс. Я никогда бы не покусился бы на что-то столь важное для тебя, как обретение крыльев. Я скорее бы умер.

От слез у нее защипала в глазах. Она заслужила эти жгучие слезы. Она понимала, что непростительно поступила по отношению к Рами, но слушая Лора – демона – который признает, что это настолько ужасно с таким искренним порывом, ох милостивый Боже, она заслуживает любого наказания от Рами.

– Идесс? Прости. Я не должен был тебе говорить...

– Дело не в этом. – Её стошнило. – Тебе не стоит волноваться о моих крыльях. Я их не получу. – В любом случае она их не заслуживала, дурачила себя на протяжении нескольких столетий, думая, что попадет на Небеса.

Его темные брови сердито сдвинулись.

– Чего ты мне не договариваешь?

– У нас есть только одна попытка отыскать Рами до того, как истечет срок. Ангел не может попасть на Площадь мясников, так что я нарушила обет, чтобы быть уверенной, что я разрушена. Теперь я могу переместиться в Шеул.

– Разрушена? – Он вскочил на колени и схватил ее за плечи, словно собирался хорошенько встряхнуть. – О, дьявол, только не говори, что я уничтожил тебя, занявшись с тобой любовью!

– Это был мой выбор. Единственный способ, чтобы добраться до Рами. Это был единственный способ спасти тебя и Кайнана. Пока меня официально не призвали, у меня все еще есть мои возможности, просто нет статуса ангела.

– Черт побери, – прошептал он. – Я знал, что мне не следует заниматься с тобой любовью. Ты настолько лучше меня. Я осквернил тебя...

Она перебила, приложив палец к его греховным губам.

– Ты не слышишь меня. И я ничуть не лучше тебя. Разве ты не видишь, Лор? Ты пытаешься наказывать себя за то, кем ты являешься. Ты был готов спасти свою сестру даже тем, путем, который посчитал предательством. Ты старался ради своей сестры. Пора уже сделать хоть что-нибудь для себя. Взять меня. Теперь я смогу остаться с тобой. – Ему не обязательно знать, что это теперь может оказаться всего несколькими часами, перед тем как ее вызовут на Совет Мемитимов... и возможно уничтожат.

Он с трудом сглотнул.

– Ты понимаешь, что только что сказала, ангел? Все это относиться к тебе.

До нее медленно доходило. Она наказывала себя за предательство Рами на протяжении столетий, превращая всю свою энергию в чувство вины, делая то же самое, в чем только что обвиняла Лора, но ее предательство имело более разрушительные последствия для ее брата.

Она судорожно сглотнула.

– Это не одно и то же.

– Как ты можешь предлагать мне сделать что-то для себя, простить себя, если ты до сих пор не в состоянии сделать это сама?

Он был прав. У нее перехватило дыхание от собственного лицемерия.

– Я сделаю что-то для себя, после того, как мы покончим с Рами.

– Докажи это, свяжись со мной, – выпалил он. – Поклянись стать моей парой.

Ее сердце отчаянно заколотилось в груди. Она не ожидала такого поворота событий. Она скорей всего подумала бы о круизном лайнере или огромном доме. С трудом сглатывая, она кинула взгляд на его прикроватные часы, поскольку не могла смотреть на Лора, опасаясь, что он спутает ее нерешительность с отказом, хотя правда заключалась в том, что она не была уверенна, что заслуживает нечто столь чудесное.

– Нам нужно идти, – произнесла Идесс надломленным голосом, и сомнение просачивалось сквозь него.

– Я знаю, – он ухватил ее за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза. – Я хочу этого, Идесс. Я уже говорил, что я эгоист, что лишний раз доказывает это. Я не могу иметь близких отношений, пока я связан с Детом, но как только мы разберемся с твоим братом, я буду свободен. Мы вернемся сюда, и я сделаю тебя своей. Навсегда. Не говори, нет.

Может она и не заслуживала этого, но не он. Она просто не могла ему отказать.

– Да, – прошептала она. – Я стану твоей. – Она улыбнулась, надеясь, что Лор не заметит, как дрожат ее губы, поскольку она знала, что им не суждено быть вместе.


2 часа 59 минут, по Венесуэльскому времени.

Лор глубоко вздохнул, передавая кинжал Идесс.

– Ты готова это сделать?

– Не совсем. – Она сжимала мешочек с порошком приготовленного монахами из вина. Идесс легко переместилась из аббатства, радуясь тому, что ей удалось проверить, что ее способности все еще при ней. Рами говорил, что Мемитим сохраняет их до тех пор, пока его не вызовут на Совет, но все же она была несколько обеспокоена.

– Ты можешь это сделать?

Она отвела взгляд, поскольку в нем отражался страх. Он осознавал, что они собирались убить ее родного брата. Но если они не сделают этого, то контракт с Детом не будет аннулирован и Лор снова окажется в безнадежной ситуации, выбирая между жизнью Кайнана и Син.

Хотя, если Идесс нарушила обет безбрачия, переспав с Лором, разве она все еще обязана была охранять Кайнана?

Дьявол, он все еще никак не мог смириться с тем, что она сделала это, проклиная себя, таким образом, ведь все о чем она мечтала на протяжении двух тысяч лет, были крылья. А теперь их невозможно получить.

Из-за него.

Он бы хотел хоть как-то возместить ей это, убедиться, что остаток ее жизни будет счастливым. Он баловал бы ее, занимался с ней любовью, относился бы к ней, как королеве.

Но с начала им нужно убить ее брата.

– Идесс?

– Да, – прошептала она. – Я могу сделать это. – Она крепко сжала арбалет и ухватила его за руку, которой он держал кинжал и внезапно они оказались в пещере Шеула. Стены, которой были украшены живыми демонами, висевшими на корявых крестах, кое-кого из них поедали живьем другие адские существа.

Рами находился всего в трех футах от них с отвисшей от удивления челюстью.

– Как...

Идесс отпустила Лора и швырнула винный порошок в лицо Рами. Падший ангел взвыл, раздирая глаза. Воспользовавшись его замешательством, Лор вонзил меч в живот ангела, Идесс вскрикнула, при виде раненного брата. Из раны шел пар, к нему примешивался хруст костей, когда Рами спотыкаясь, попятился назад, пытаясь, избавится от лезвия.

Следуя импульсу, Лор нанес удар, который должен бы обезглавить ангела. Но ублюдок резко увернулся, так что кончик меча просвистел мимо в воздухе, лишь слегка задев шею.

Он сполз по стене, оскалив зубы и сжимая живот, не сводя взгляда с Идесс, держащей его на прицеле арбалета.

– Ты сука.

– Рами, пожалуйста. Выслушай меня. Прости. Я поступила так глупо. Эгоистично. Я знаю...

– Что ты можешь знать? Твой эгоистический поступок добавил мне пару сотен лет в адской бездне этой планеты! – проревел он. – И затем меня выкинули из Рая, ты мерзкая тварь!

Арбалет дрогнул. Лор медленно приблизился к Идесс, хотя все, что ему хотелось сделать – это засунуть меч в задницу ее братца. Её голос дрожал так же сильно, как и ее оружие.

– Тому, что я сделала, нет прощения. Но ты изменился на Земле, а не на Небесах.

– Ты и понятия не имеешь. – Рами кружил вокруг них подобно змее, не взирая на дыру зияющую у него в животе. – Я узнал о твоем предательстве спустя несколько дней после своего вознесения. Знаешь ли ты сестра, что если обида пускает корни в ангеле, то разрастается словно сорняк? Растет до тех пор, пока душа не высохнет, оскверненная ненавистью, что не приветствуется на Небесах. Это ты виновата в том, что я пал.

– Нет. – Идесс хотелось заткнуть уши, чтобы не слышать горькой правды. – Нет!

– Заткни хавальник. – Лор снова сделал выпад, но Рами опять увернулся, и меч задел лишь его плечо. Однако рана дымилась и шипела, и Идесс знала насколько это болезненно.

– Такой агрессивный и привлекательный. – Рами выхватил вилы и всадил их в одно чешуйчатое, крысоподобное существо, грызущее ногу одного из прикованных демонов. – Как животное, – продолжил он, глядя на то, как беспомощная тварь корчиться в агонии на зубцах. – Впрочем, как и все демоны, Идесс. Примитивные существа. Они даже хуже животных, которыми питаются люди.

Не так давно, она, может быть, и согласилась бы с ним, но на протяжении двух тысяч лет ей попадались животные более сострадательные, чем некоторые люди. А недавно она узнала, что и демоны способны к состраданию.

Подавшись немного вперед, она старалась, чтобы ее голос был ласковым и успокаивающим.

– Рами, ты сам говорил, что в мире существует баланс. Если это так, то ты должен знать, что не все демоны настолько ужасны. Как тот, которого ты выкрал. Рэйд невинен. Верни его нам.

Рами усмехнулся.

– Невинный? Он – насекомое. Тебе никогда прежде не случалось раздавить таракана?

– Ох, Рами. – Ее сердце зашлось от боли. – Во что ты превратился?

– Я стал таким из-за тебя! – проревел он.

– Мы можем помочь тебе стать лучше. Мы можем отправиться к отцу...

– Лучше? – Он рассмеялся, но в его смехе не ощущалось радости. – Знаешь, что для меня было бы лучше? Твое тотальное разрушение. Мне бы хотелось, чтобы все твои Праймори умерли, и ты никогда не сумела бы вознестись. Чтобы ты была несчастной. Чтобы ощущала то, что почувствовал я, когда понял, что ты меня предала.

Лор метнул оружие в виде звезды, и хотя Рами пытался увернуться, она врезалась ему в плечо. Рами вырвал ее из плоти и швырнул на землю.

– Ты разочаровываешь меня, убийца. Роуг клялся в твоей компетентности, даже не смотря на то, что ты подвел его. Теперь мне придется убивать Кайнана самому. И как только я получу амулет, я обменяю его на свое возвращение на Небеса.

– Ты обезумел, – воскликнула Идесс. – Они ни за что не примут тебя обратно.

– Значит, примет Сатана, – промурлыкал он. – За этот амулет он отдаст мне все, чего бы я ни попросил. Ты слышала высказывание: "Лучше править в аду, чем быть на подхвате на Небесах".

Лор фыркнул.

– Никогда не встречал более чокнутых придурков, чем падшие ангелы. Чего ради, тебе понадобилась помощь Роуга? – Рука Лора нырнула под его жакет. Идесс предположила, что он достает очередное оружие. – Что тебе за дело до того, будут ли страдать мои братья?

– Ты без сомнения имеешь представление о тех обязательствах, что накладывает грамотно оформленный договор. – Позади него завизжал один из раненных демоном, и Рами прикрыл глаза от удовольствия, его голос был почти увещевающим, когда он ответил:

– Я заключил один такой с Роугом. Они использовал свои возможности и подземные связи, чтобы вычислить, кем являлись Праймори Идесс, взамен я пообещал дать ему то, чего он так жаждал. Когда он исчез, я подумал, что избавлен от своих обязательств.

– Поскольку ты верил, что он уже мертв. – Движением настолько стремительным, что Идесс не удалось отследить его, Лор метнул нож в голову Рами.

– Точно. – Рами отклонился влево, и нож просвистел мимо его уха. Его глаза все еще были прикрыты. – Но как выяснилось, мой контракт был все еще в силе. А условия весьма суровы. Если мне не удастся уничтожить твоих братьев, перессорив их между собой, я буду... постепенно разрушаться.

– Это так печально, – произнес Лор, растягивая слова.

Ум Идесс лихорадочно работал.

– Так значит, ты узнал от Роуга, что Кайнан был зачарованным, – размышляла она. – Он подслушивал собственных братьев.

Кайнан получил свой статус намного позже, чем Рами пал, следовательно, он не мог знать об Избранном страже. Она крепче сжала арбалет и придала решительность собственному голосу, в конце концов, у них было на так много времени, до того, как винный порошок прекратит свое воздействие. И Рами сумел бы улизнуть.

– Где ребенок? Мне нужно вернуть его семье.

– Тебе ничего не нужно делать, кроме как страдать. – Рами открыл глаза, и в них светилось жуткое, ослепительное сияние. Взорвавшись волной жара и крови, он скинул с себя красивую кожу и превратился в жуткое черное, подобное приведению существо, плоть которого стекала с его поверхности. Воздух наполнился яростью и криками распятых демонов, тела который сморщились словно скомканный пергамент. Их души покинули тела и жались по углам, более напуганные, чем когда они висели на стенах.

Чернильного цвета ветер завывал из дальнего входа в пещеру. Земля под ногами Идесс зашевелилась и зарокотала. Ветер, наполненный дымом, заполнил пространство вокруг них, его рев смешивался с отчаянным воплем душ демонов. Идесс прикрыла уши и через несколько секунд шум прекратился. Души исчезли.

Боже милостивый, Рами уничтожил их. Ему от отца досталась способность к уничтожению душ.

– Сейчас, – усмехнулся Рами, – Я заставлю тебя смотреть, как медленно умирает твой любовник. – Он сделал выпад и угодил кулаком в горло Лору. От удара меч выпал из рук Лора и его отбросило к стене. Его голова врезалась в стену, и он сполз бесформенной массой вдоль стены на пол.

– Лор! – Идесс кинулась к нему, но Рами откинул ее, всадив конец меча в горло Лора. Кровь медленно стекала по его шее.

– Ты питалась от него, когда трахалась с ним? – Спросил Рами. – Ты чувствуешь его ужас? Ты ощущаешь его боль? – Он облизнул губы, словно смаковал вкус приближающейся смерти Лора. Лор посмотрел на него с вызовом, в то время как Идесс вскинула арбалет.

– Прекрати! – Она подошла ближе, желая, чтобы колени не дрожали так сильно, и голос звучал так же твердо. – Я убью тебя.

Рами рассмеялся.

– Я уже победил. Ты разбазарила собственную невинность. Тебе уже никогда не вознестись. Я победил.

Подмигнув ей, он вынул меч и снова одним плавным движением погрузил его в Лора. Вскрикнув, Идесс спустила курок.

Рами вскрикнул, когда стрела вошла ему в грудь, возле подмышки и вышла с другой стороны. Следуя импульсу, меч Рами продолжал движение вперед. Словно в замедленной съемке Идесс наблюдала, как Лор пытался блокировать движение лезвия. Раздался звук раздираемой плоти, поскольку меч угодил ему в предплечье. Брызнула кровь, но это не остановило Лора, он вскочил на ноги, и нанес удар кулаком в лицо Рами.

Рами увернулся от удара, все еще удерживая меч. Два кровавых ручья стекали по его бокам, его остекленевший взгляд был прикован к Идесс.

– Ты... выстрелила в меня, – в его голосе сквозило недоверие, слышалось бульканье из-за нанесенных ему ран.

Она зарядила новую стрелу.

– Я снова выстрелю, Рами. Говори, где Рэйд.

Улыбка тронула его губы, перед тем, как он снова сделал выпад мечем. Лор увернулся, и с болью в сердце Идесс выпустила другую стрелу. Стрела вошла Рами в позвоночник между лопаток. Крик его боли отражался мукой в ее ушах, у нее потекли слезы, когда она увидела, как Рами накренился в сторону Лора.

– Сучка, – прорычал он, и его рука метнулась с большей скоростью, чем позволяли его раны, вцепившись Лору в горло.

Лор зарычал и со всей мочи врезал кулаком по ране в боку Рами. Рами вскрикнул, дернулся, словно от удара током и рухнул наземь. Он лежал на земле, все еще подергиваясь, глаза его были широко распахнуты, дыхание прерывистым, когда Лор отобрал у него меч.

Боже милостивый, она понимала, что Рами сильно изменился, больше не являясь, тем милым братом, которого она любила, но глядя на него раненного и кровоточащего, в его глаза, наполненные болью, она видела только того брата, что заботился о ней, когда ее родители умерли, того, кто боролся с ней против демонов.

– Рами, пожалуйста, у тебя еще остался шанс, чтобы поступить правильно. – Она опустилась перед ним на колени. – В тебе осталось что-то хорошее, я знаю. Где младенец? Скажи куда ты его дел?

Рами медленно протянул руку к Идесс, все его тело дрожало, когда он обхватил ее ладонь своей. Слезы катились по лицу Идесс, и она всхлипнула, когда он закашлялся, извергая кровь словно гейзер. На мгновение Лору показалось, что Идесс удалось достучаться до парня. Но когда кашель закончился холодный взгляд, направленный на Лора, пробрал его аж до самых пяток.

– Детеныш... демона, – пробулькал он, – пошел на обед твоему боссу.

Чистая ничем не разбавленная ненависть закипала внутри Лора, сметая все мысли к одной. Убить. С ревом демон вонзил меч в горло падшего ангела. Его голова отделилась от тела и скатилась к ботинкам Лора. Кровь, брызнувшая рекой, неожиданно сформировалась в канаты и подтянула голову к телу.

Идесс достала небольшой нож из ножен за спиной и прошептала:

– Покойся с миром, брат.

Хотя ее рука и дрожала, она безо всякого колебания надрезала запястье и протянула руку так, чтобы ее кровь смешалась с кровью Рами. Шипящий пар поднялся вверх, и уже через мгновение тело бывшего ангела превратилось в дым и пепел.

Слезы катились из глаз Идесс, когда она держала руку над обугленными останками, кровь сочилось у нее между пальцев.

Ей ничего не нужно было говорить. Когда она, рыдая, чуть не рухнула, Лор подхватил её и обнял.


Переводчики: aveeder, rybamoea, natali1875, kr71

Редактор: natali1875


Глава 23

Идесс скорбела не долго. Она уничтожила своего брата и должна будет как-то с этим жить, но сейчас они с Лором сильно истекали кровью и им предстоит объявить двум родителям, что их сын мертв.

– Мы должны идти, – хрипло сказала она, и Лор кивнул.

Идесс перенесла их на парковку подземной больницы. Вместе, они вошли внутрь и застали Эйдолона за разбором повсеместного бардака, творящегося в отделении скорой помощи: разбитого оборудования, перевернутых стульев, рассыпанных по полу таблеток. Эйдолони бушевали вовсю.

Эйдолон, завидев Лора и Идесс, бросился к ним, но замедлил шаг, прежде чем подойти. Опустошенное выражение на его лице сказало Идесс, что он все понял.

– Мне очень жаль, – прохрипел Лор.

В течение долгого момента Идесс думала, что Эйдолон вот, вот сломается. Он несколько раз сглотнул, а его глаза увлажнились и налились кровью, но увидев, как кровь Лора начала капать на пол, он переключился в режим доктора.

– Идем со мной. – Эйдолон не оставил им ничего иного, как следовать за ним в смотровую, где жестом указал Идесс сесть на кровать, а Лору в кресло. – Я так полагаю, что этот ублюдок мертв? – произнес он, натягивая перчатки.

– Мертвее не бывает. – Лор прижал раненую руку к телу. – С начало позаботься об Идесс.

Прежде чем она успела возразить, Эйдолон взял ее за запястье.

– Прижми свою рану, – бросил он Лору. Идесс стиснула зубы, когда Эйдолон начал болезненный процесс исцеления ее порезов, и после того как он закончил, очень аккуратно вытер кровь и наложил марлевую повязку на только что исцеленную рану.

Эйдолон опустился в кресло напротив своего брата.

– Ты забрал... останки?

Идесс закрыла глаза и вознесла молитву за маленького мальчика, убитого ее братом.

– Я собираюсь забрать их, как только закончу здесь, – мрачно произнес он.

Очень осторожно, Эйдолон положил руку Лора себе на колени.

– Видать тебе не раз приходилось латать такие раны? – проворчал Лор.

– От мечей?

– Вот это да! – воскликнул Лор. Тогда Идесс подошла к нему и взяла за здоровую руку. – Все будет хорошо.

– Я часто вижу такое, – усмехаясь, произнес Эйдолон. – Как правило, у Рейта. Ты готов?

– Да. – Глядя на Идесс, Лор сжал ее руку. – Я готов.

Что-то екнуло у нее в груди. Обычно Лор страдал в одиночку и ни на кого не полагался, возможно, он предпочитал именно так. Но сейчас он принимал поддержку и утешение от нее.

Татуировка Эйдолона засветилась, и когда он закончил, то просто стер кровь.

Как только Идесс опустилась в кресло рядом с Лором, засигналил пейджер врача. Эйдолон глянул на него и крепко выругался.

– В чем дело? – спросил Лор.

– Варги, – сообщил он. – Двоих везут на скорой помощи и еще трое идут сюда через Хэррогейт. – Эйдолон закрыл глаза и вздохнул. – Итого, восемь в течение нескольких дней. У нас тут настоящая эпидемия. – Он открыл глаза и посмотрел на Лора таким взглядом, от которого у Идесс все похолодело внутри. – У Син есть хоть какие-нибудь целительные способности? Что-нибудь, что восстанавливает силы?

– Нет, а что? – Но у Идесс сложилось такое чувство, что она знала, в чем дело, и по выражению лица Лора, что он тоже догадался.

– О, Боже! Син. Она все это начала, да?

– Да.

Лор выругался.

– У нас здесь ни минуты покоя, не так ли?

Эйдолон поправил висевший на шее стетоскоп.

– Я хотел бы сказать, что все происходящее очень необычно, но последние пару лет здесь творится настоящий хаос. И если мы не избавимся от Роуга и его веселой компании приведений, все станет только хуже.

"Глупый ублюдок! Вы не сможете избавиться от меня. Вы сделали меня таким!"

Идесс повернула голову и посмотрела в направлении двери, где скрывался Роуг. Капюшон плаща сполз назад, представляя взору отвратительное, изуродованное лицо. Его кожа была сплошным месивом из темной, рубцовой ткани, натянутой на кости, которые местами были оголены. Безумие светилось в его поблекших глазах.

– Вообще-то, – тихо произнесла Идесс, – я могу с этим кое-что сделать.

"Ты можешь мне помочь? Пожалуйста. Это проклятье... агония, которую ты не можешь себе представить. Я не сделал ничего, чтобы заслужить это".