Право на пиво (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


ПРАВО НА ПИВО

Владимир Васильев ПРЕДИСЛОВИЕ

Наука утверждает, что человек более чем наполовину состоит из воды. Я знаю точно: есть люди, которые частично состоят из пива. Именно такие люди собрались со своими текстами под обложкой этой книги, да и вообще затеяли весь проект.

Реклама алкоголя во многих странах запрещена, и я считаю это правильным. Да и безыдейное пьянство, безусловно, является одним из наинепригляднейших пороков человечества. Однако если относиться к спиртным напиткам как к произведениям искусства и, следуя заветам генерала из фильма «Особенностей национальной охоты», потреблять их в разумном количестве и с соответствующей культурой, ничего пагубного в том нет.

Разумеется, сивуху-бормотуху отнести к произведениям искусства сложно. А вот с любовью сделанные вина или мастерски сваренное пиво — вполне. А поскольку в последнее время стали все чаще выходить тематические сборники, то почему бы не посвятить один из них пиву?

Сказано — сделано. Васыль Фляк, представитель пивного концерна «Оболонь», выдвинул идею, я ее сформулировал и огласил условия конкурса рассказов, Максим Мошков предоставил сетевые ресурсы (www.lib.ru), а издательство ACT — печатные площади.

Сборник посвящен ПИВУ — чудесному напитку, утоляющему жажду летом и согревающему зимой. Скажете: нет, не согревающему? Хе-хе, значит вы не пили подогретого пива в старом чешском кабачке! Правда не пили? А вы попробуйте как-нибудь! Многое, о чем рассказывается на страницах сборника, который Вы держите в руках, стоит попробовать! Честное слово.

Призываю помнить только об одном: если даже хорошего пива чересчур много — это плохо. Поэтому пьем в меру! Где мой бокал? Наливай! Будьмо!

Роман Ясюкевич СЕКРЕТ ПИВОВАРОВ

«Особая вода, чистая, как роса, и мягкая, как ладонь младенца; соцветья хмеля, аромат которого пробуждает духов; солод, придающий иллюзиям силу; огонь…»

Вдали от людских поселений, на самой границе Пустынных Земель в подвале высокой башни последний из Пивоваров вчитывался в строки старинного манускрипта.

«…Если вам надо задержать погоню, плесните на землю пиво „Лесное“, и перед преследователями вырастет дремучий лес…»

— Лучше «Таежное» темное, — усмехнулся последний из Пивоваров и на полях манускрипта начертал примечание: «см. стр. 375». Еще одно среди множества других, сделанных в разное время разными представителями рода.

«Пиво „Балтика“, вызывающее призрак древнего моря, различается по номерам от „единицы“ до „девятки“, соответствующим силе шторма в призванном море…»

— Да, помню, — покивал последний из Пивоваров. — Прапрадед нынешнего Короля «девяткой» разметал армаду Островной Империи. На полученные за зелье деньги мой отец построил эту башню.

Маг перелистнул страницу. Рецепты, рецепты, рецепты. «Глазовское», возвращающее зоркость; «Душевное», вопреки названию, многократно увеличивающее телесные силы; «Толстяк» — понятно для чего; «Клинское» — любимое зелье лесорубов… Сколько их! И на каждое был покупатель. За иное пиво заказчики предлагали фамильные драгоценности и замки; они бы и души свои заложили, если бы Пивовары из рода Пивоваров принимали их в счет оплаты. «И, наверное, зря отказывались. Кто знает, может быть тогда завистникам из магического ордена не удалось бы выжить нас из Города…»

Старик тяжело вздохнул, вспомнив детство в двухэтажном каменном доме на улице Вечернего Звона с торговой лавкой на первом этаже и обширном подвалом, в котором размещалась лаборатория. Как там пахло! Особенно в комнатах за лавкой, отведенных под склад. Густой аромат алого хмеля из Цветочных Гор, тонкое амбре медвяного хмеля, доставленного контрабандистами из самой Островной Империи. А еще там находились гигантские бутыли с ячменным, ржаным, пшеничным и гречишным солодом; и корчаги с медом; и мешочки с редчайшими пряностями; и душистые связки различных трав, развешанные на балках… И как все это смешивалось, варилось, процеживалось, бродило, пока из множества разнородных запахов не рождался один единственный и неповторимый пивной дух. Это вам не фосфор с магнием в ступке растирать! И пусть пивная магия недолговечна, зато по мощности с ней мало что сравнится.

Особой гордостью рода было боевое пиво «Белый медведь», призывающее из Ледяных Пустошей ужасных монстров. Парочки таких зверюг достаточно, чтобы одолеть сотню панцирных пехотинцев… И какая ирония судьбы в том, что именно это пиво послужило причиной изгнания Пивоваров из города. Ну, лопнула бочка, предназначенная к отправке в Приграничье, туда, где происходили постоянные стычки с отрядами Черного Магистра; ну, вырвавшиеся на волю медведи разрушили несколько домов и разорвали сотню-другую горожан — что такого? К несчастью, среди погибших была пассия Короля. И глава магического ордена, завистливый Беломорус из захудалого клана Папиросников, способных изготавливать только удушающие дымы, не преминул этим воспользоваться.

Отец последнего из Пивоваров не пережил изгнания.

В полгода истаял, словно воск на горячей плите. С его смертью в душе мага образовалась пустота, которую ничто не могло заполнить. С утра до ночи он не покидал лабораторию, отвлекаясь лишь на недолгий сон, еду и переговоры с поставщиками да покупателями, которые хоть и ругались на определенные неудобства, вызванные отдаленностью башни от обжитых земель, но ездили.

Причина добровольного затворничества последнего из Пивоваров лежала перед ним. Книга Рецептов, тысячестраничный фолиант, написанный до начала времен, передаваемый из поколения в поколение. Но не стремление отыскать описание зелья, с помощью которого можно было бы отомстить презренному Беломорусу, двигало последним из Пивоваров. Он верил, что только в Книге он найдет рецепт лекарства от пустоты. Рецепт магического пива, которое пробудит его сердце. Поэтому из года в год он терпеливо изучал Книгу, последовательно, с первой страницы. Подбирал нужные ингредиенты, варил пиво, пробовал его, а когда не помогало — переворачивал страницу и начинал сызнова, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не отдаться на волю случая, листая Книгу, как попало. К счастью, как готовить те немногие сорта пива, которые обычно заказывали покупатели, он помнил наизусть, и ему не требовалось сверяться с Книгой.

«Магия! Всем нужна магия! Никто не полагается на старый добрый меч и на свою голову», — желчно думал последний из Пивоваров, выслушивая очередного посетителя, — при этом как-то забывая о том, что и сам…

Однако наступил день, когда последний из Пивоваров добрался до конца Книги. После рецептов «Балтики» осталась одна единственная страница.

«Оболонь», — прочитал он выведенное витиеватым готическим шрифтом заглавие. Но что это? Кроме названия на пожелтевшем пергаменте больше ничего нельзя было разобрать. Остались лишь бледные тени букв и каких-то цифр.

Старик дрожащими руками поднял фолиант со стола и поднес к светильнику, пытаясь разгадать утраченный рецепт: «Нет, не похоже, что это просто выцвели чернила. Скорее, кто-то специально свел запись. Судя по названию, это пиво способно изменять облик земли. Наверное, с помощью „Оболони“ можно, например, уничтожить гору, превратив ее в заболоченную равнину. Но зачем в таком случае стирать рецепт? Ведь в Книге есть описания сортов и помощнее. Проклятье! А может быть „Оболонь“ действует совсем не так? Может быть это именно то, что я искал? Проклятье, проклятье и еще раз проклятье! — Маг встал и в волнении зашагал по подвалу. Подозрения постепенно превращались в уверенность. — Оно мне знакомо! Мне знакомо название „Оболонь“, хотя — голову даю на отсечение — такого пива я никогда не варил… Проклятье!» В раздражении он смахнул на пол парочку реторт. Тяжелый дух пивного сусла наполнил подвал.

Внезапно словно молния пронзила туман, окутывающий воспоминания последнего из Пивоваров. Он будто наяву увидел озаренную заходящим солнцем опочивальню на верхнем этаже башни, широкую кровать под шелковым балдахином, изнуренного смертельной болезнью отца.

— Возьми, — отец протянул сыну ключ. — Это от Книги Рецептов. Теперь ты хранитель секретов нашего рода. Великого рода Пивоваров, самого могущественного рода потомственных магов. Будь достоин.

— Да, отец, — последний из Пивоваров опустился на колени и, поцеловав руку родителя, принял ключ.

— Есть одна тайна, — после долгого молчания продолжил отец. — Наверное, самый важный секрет нашего рода… На последней странице Книги записан рецепт приготовления пива «Оболонь», прочесть который можно только в молодости…


Последний из Пивоваров стоял над раскрытым на последней странице манускриптом и хохотал: «Такой простой секрет! Такой невозможный в своей простоте секрет! Ах, если бы отец прожил чуть-чуть подольше…» Старик смеялся, но горше черного хмеля был его смех. Потому что, получив ключ от Книги, он не придал особого значения словам отца о рецепте на последней странице. Тем более, что «тайна» показалась ему вовсе не такой важной. Да и кто в юности не совершал подобных ошибок, полагая, что сам вправе решать, какие секреты важны, а какие — нет? А теперь поздно, ибо даже магии не под силу вернуть молодость, а значит ему никогда не прочитать рецепт «Оболони».


— …Дело в том, сын, что пиво «Оболонь» просто пьют…

— Пьют, и что дальше?

— Ничего. Никакой магии. Просто пьют и радуются.

Виталий Копыл ЭТОТ ДЕВСТВЕННЫЙ МИР

Я вывел корабль на орбиту в точно назначенное время и сделал пару витков, чтобы осмотреться.

Патруля не было. Отчасти это радовало. В прошлый раз мне откровенно повезло — реакция патрульного оказалась чуть хуже моей, и я успел выскочить в гиперпространство. Окажись иначе, и одного выстрела его квазиэнтропийного ускорителя было бы достаточно, чтобы я достиг нирваны в Великой Пустоте, Слава Будде.

С другой стороны, отсутствие патруля наводило на мысль об отсутствии охраняемого объекта, что, безусловно, усложнило бы мою задачу. Я посмотрел на обзорный экран. Два разделенных океаном континента выглядели вполне мирно, что подтверждалось и отчетом бортового нейрокомпьютера: эфир чист (только белый шум и разряды), никаких следов цивилизации в атмосфере, океане, на поверхности и под ней. Планета определенно начинала мне нравиться, и я решился на посадку.

Своему ИИ я доверяю безмерно. Но он все-таки машина, он имеет право на ошибку, а я нет. Риск для меня — в первую очередь неспособность учесть влияние всех факторов. Вы способны учесть все факторы? Вот и я не способен, поэтому всегда исхожу из худшего…

Выбрав траекторию входа в атмосферу максимально приближенную к метеоритной, — мне почему-то казалось, что крупные метеориты здесь явление обычное — я пошел на посадку. Точку посадки я выбрал в океане. Конечно, это была чистой воды перестраховка — зенитные лазеры не смогли бы пробить мое силовое поле, а присутствие генераторов антиматерии мой ИИ засек бы еще на орбите по субэлементарному фону. Но — безопасность прежде всего.

Компенсаторы перегрузки сработали безупречно, я даже не почувствовал, как корабль ударился о воду. Стараясь придерживаться рельефа дна, я направился к северному континенту. Эффект псевдотрения воды о силовое поле защиты привлек внимание множества морских обитателей. Вокруг меня закружились бешеные вихри — многотонные махины выясняли отношения, пытаясь подобраться к кораблю поближе.

Недалеко от побережья, когда глубина и бесконечные коралловые рифы лишили возможности двигаться дальше, я опустил корабль на дно, чтобы продолжить путь на гравилете. По сформированному силовым полем туннелю, я вылетел над поверхностью океана и на небольшой высоте преодолев звуковой барьер, понесся вглубь континента. Через какой-то час я прибыл на место…


Люк за спиной с тихим шипением закрылся. Я стоял на небольшой возвышенности. Моросил дождь. В пасмурном небе мелькали неясные тени. Воздух был полон звуков: жужжание, шелест, потрескивание. Сотни бабочек и стрекоз, не обращая внимания на погоду, кружились в странном танце. В болоте какие-то огромные звери ловили своих менее удачливых мелких собратьев. Из-за леса доносился леденящий душу вой. Лес даже издали поражал размерами деревьев. Мне показалось, что я вижу кипарисы, но легкая дымка мешала рассмотреть их получше.

Если я правильно рассчитал координаты, на поиски не должно было уйти много времени. Часа два, максимум три. Я проверил заряды обоих бластеров, осуществил привязку системы навигации к кораблю и к гравилету, установил хронометр на обратный отсчет и двинулся в путь. Пешая прогулка немного выбивалась из системы обеспечения моей безопасности, но сейчас мне хотелось романтики, хотелось ощутить себя первобытным охотником или даже разведчиком. Впрочем, нейрошлем передавал изображение с моей сетчатки ИИ, и я всегда мог рассчитывать на огневую поддержку гравилета.

К сожалению шлем сильно сужал угол обзора, а мембранный респиратор затруднял дыхание, поэтому я поздно заметил птицеобразное чудовище, спикировавшее откуда-то сбоку на огромных кожистых крыльях. Сильный удар в плечо опрокинул меня на землю. Я успел сгруппироваться и уже через секунду после падения с левой руки снял одним выстрелом этого демона. Затем, мысленно извинившись перед кармой и заодно перед «романтикой», включил панорамный видеосенсор, передающий изображение непосредственно в мой зрительный центр, и продолжил путь к лесу. Где-то за лесом была река. Глубокая древняя река, широкими петлями спускающаяся к океану, но не впадающая в него — огромные болота полностью впитывали ее, до последней капли.

Я добрался до реки без приключений, только один раз, в лесу, мне пришлось уступить дорогу чему-то напоминающему лягушку размером с гиппопотама. Не поверите, но в лесу действительно росло несколько кипарисов, ну, почти кипарисов.

Достигнув реки, я пошел по берегу, против течения. Разумеется, я не увидел никакого промышленного оборудования, никаких труб, никаких насосных станций. Собственно, я знал, что ничего этого здесь не будет, просто мне хотелось наконец-то сесть на эту планету. По-видимому, где-то в глубине своего подсознания, мне хотелось прогуляться по берегу этой реки и обдумать свои дальнейшие действия…


Я увидел ее на песчаной отмели. Она лежала на голубоватом песке желто-оранжевым пузом вверх, что само по себе было символично. Я медленно, еще не веря в удачу, подошел к ней и поднял. Несмотря на многочисленные вмятины и царапины, текст был вполне различим. Вот «О», «В», еще «О». Дальше, если присмотреться, проглядывала «L»…

Я посмотрел на реку. Миллионы тонн чистой свежей воды. Без примесей и радиоактивного ила. Миллионы тонн. Да. Они всегда говорили правду. Они не скрывали. Они кричали об этом — их никто не слышал. Они писали на каждой банке, что берут воду из юрского горизонта. И Они вот уже триста лет берут воду из юрского горизонта. Есть только один нюанс: Они берут воду прямо из юрского горизонта, непосредственно в юрском периоде. Просто Их трубы проткнули не землю, а время.

Я сунул пустую банку из-под «Оболонь — премиум» в карман и вызвал свой хронокорабль. Искать во времени точку непосредственного забора воды не было никакой необходимости. Пора было возвращаться в свое пространство и в свое время.

Я бросил прощальный взгляд на лес, сожалея, что в моем настоящем нет таких больших папоротников; на забавного, если держать дистанцию, бронтозверя — бронтозавра; на реку, в которой наверняка притаилась парочка крокодилов; на стайку фантастических бабочек; на мой молодой мир.


Уже сидя в кабине корабля, я еще раз рассмотрел банку. Мое внимание привлекли грифоны. Что они держат в лапах… Что это за герб на щите? Нет, не герб, это какой-то символ… Да, символ единства воды, хмеля и солода… Грифоны. Кажется, их еще называли собаками Зевса. Грифоны… Я откинулся на спинку кресла и беззвучно засмеялся. Похоже, я догадался, где Они берут хмель…

Дмитрий Тарабанов ЧТО-ТО СО ВРЕМЕНЕМ И ПРОСТРАНСТВОМ

Парень сжал схватил банку недопитого пива с такой силой, что жесть затрещала под крепкими пальцами, — и вверх дном опрокинул на стойку. Зашипел разливающийся напиток и в два ручейка стек на пол.

Александр на всякий случай отодвинулся подальше. Мало ли чего можно ждать от современной молодежи? Такие и прорывным колечком зарежут, даром что от армии косят. Куда там коммандос до этих крепко сбитых тинэйджеров, лелеющих мысль о мировом господстве…

— И потом я, значит, перевор-р-рачиваю баночку с детским питанием, уже мной выеденную… Вверх донышком переворачиваю, протягиваю маме консервный нож и говорю: «Открой!» Представляете? Какая не по-детски конструкторская мысль?

— Конструктивная, — машинально исправил Александр. И задал наводящий вопрос: — Ну и зачем вы ее переворачивали?

Ребятенок-детина опешил. Он мотнул головой, словно прогоняя одурь, и старательно упражняясь в мимике, проговорил:

— Ну как же! Мне, видимо, казалось, что с какой стороны банку не открывай, там везде будет… э-э-э… содержимое.

— Естественно, — недовольно подтвердил Александр. — А зачем с двух сторон одновременно?

И, надо сказать, сразу же вспомнил о том, как в детстве посасывал из банки сгущенку. Тогда тоже приходилось делать две дырки — через вторую проникал воздух. Лежал шестилетний Алеша у телевизора с банкой сгущенного молока у рта, как октябренок с угольным фильтром из учебного фильма о химической защите. Лежал и думал, что неплохо бы стать директором завода молокопродуктов.

Стал Александр, правда, должностным лицом чуть поскромнее — менеджером, и не на молочном, а на пивоваренном заводе «Оболонь». И сидел он теперь в представительском баре, попивал баночное пиво и слушал какого-то дылду с максималистскими замашками.

Над стойкой висел плоский широкоэкранный телевизор, углом повернутый в зал. Голос диктора тихо вещал: «…полное лунное затмение сегодня, шестнадцатого февраля, можно будет наблюдать промежутке между…»

— Ну, вы не понимаете… Если я открыл с одной стороны и все выел, то надо и с другой стороны открыть — и с другой выесть!

«Да, ты в детстве хорошо кушал, — подумал Александр. — Паштетики… Не то, что я — сгущенку у телевизора…»

— И получалось?

— Ну как же оно получится? — хрюкал парень. — Это же против законов физики! Закон сохранения массы и прочее… Полость-то в банке одна, и если я ее опустошил, то открывай хоть с боку, хоть снизу, ничего кроме зловещей пустоты не увидишь…

Первая трезвая мысль, услышанная от надоедливого гостя, заинтересовала Александра. Он сосредоточился на веснушчатой переносице молодого собеседника и спросил:

— И что же вы предприняли?

— Я? Ничего! А что тут можно предпринять? Тем более, детский паштет я уже не ем…

Александр скрипнул зубами. Он не ошибся: перед ним сидел начинающий, но уже экстерном законченный псих. И времени на разговоры с ним тратить было жалко.

— Точнее, — поспешил исправиться парень, видя, что сболтнул не то, — предпринял не я, а институт физики. Они там что-то придумали… Со временем, пространством… В общем, получилось замечательно, только в ограниченных пределах и только с жидкостью. Доработать никто не может. Почему-то…

Александр удрученно вздохнул.

— Нет, пожалуйста, выслушайте! — заскулил парень, так трогательно, как может скулить волкодав. — Мне очень нужна ваша помощь, мне очень нужны деньги… Откупиться от армии! Это изобретение принесет вам больше! Миллионы! Меня из-за него с кафедры поперли, а вас оно сделает богачом! Да!

В их сторону уже косились любопытствующие, особенно те, которые стояли возле холодильников с продукцией фирм-конкурентов. Ища поддержки, Александр глянул на бармена.

Бармен стоял, как сфотографированный, неотрывно глядя на опрокинутую банку пива. Из банки двумя ручейками-змейками, янтарными на лакированном дереве, вытекал благородный напиток…

Тут Александр понял, что течет тот уже минут пять, а до этого его полчаса с успехом цедил несостоявшийся студент.

Александр вскочил на ноги и сгреб со стола жестянку. Густой переливчатый в приглушенном свете стержень жидкости заструился из отверстия вертикально вниз и оборвался, не дойдя до пола. Александр потряс банкой, и ручеек, словно привязанный, покорно заюлил следом.

— Невероятно, — прошептал он.

— Ну вот, я ж говорил! За это и поперли! — обижено провозгласил парень. — За применение общечеловеческих знаний к собственным низменным потребностям…

И заломил за банку такую цену, что впору было пол-литровую выливать из золота и по всему периметру инкрустировать бриллиантами.


Слухи о новом сорте пива и о новой чудесной таре ходили по заводу уже две недели, с семнадцатого февраля, и все это время никто не мог сказать ничего конкретного. Говорили, что пиво будет открываться с двух сторон благодаря новому морфологическому сплаву. Или, что разрабатывается новый сорт — «Космическое», разлитое в банки из композитов и нанофибров, выдерживающих давление в триста атмосфер и перегрузку в двадцать пять «же», которые возникнут при доставке контейнеров на орбиту в баллистических снарядах. Сразу, же возникла другая версия — «Подводное», которое можно пить в соленой воде, — поверхностное натяжение пузырьков напитка отталкивало любые инородные смеси, даже слюну. Александр, услышав новую гипотезу, достойную института перспективных разработок, только посмеивался. И снова углублялся в работу.

Завесе таинственности суждено было приоткрыться во время официальной презентации партии опытных образцов перед советом директоров в соответствующем случаю просторном кабинете.

Четвертого марта, в пять часов вечера двадцать пар внимательных глаз буквально пригвоздили Александра к планшету, рядом с которым на помпезном постаменте разместился ящик с опытными образцами. Само собой, директора ожидали басен про «же» и «атмосферы», и на языке у каждого вертелись давно заготовленные вопросы типа «Кого вы считаете потенциальными потребителями такой продукции, и будет ли она конкурентоспособной в выбранном вами сегменте рынка?» Потому Александр мысленно ответил: «Не дождетесь!», вспомнил понедельник, когда четыре часа подряд с нескрываемым удовольствием испытывал образец и, подбоченившись, начал:

— Это нововведение привлечет огромный интерес к нашей продукции по всему миру.

А потом, приподняв опытный образец повыше, опрокинул его вверх дном, в точности как предприимчивый детина две недели назад. Впрочем, не в точности. Тут маркетологический ход был эффектней.

В кабинете ахнули, когда драгоценное пиво с характерным журчанием устремилось вниз, и с облегчением вздохнули, когда струйка зависла в тридцати сантиметрах от пола. Не остановившись на этом фокусе, Александр стал крутится на месте, так что центробежная сила перевела вереницу янтарных бисерин в горизонтальное положение. А вот теперь восьмерочка…

— Достаточно, Шукшин, — прервал представление генеральный директор. — Объясните, как вы это делаете.

— А очень просто! — пытаясь отдышаться после пляски, сказал менеджер. — Когда в банке становится меньше пятидесяти процентов содержимого или когда жидкость удаляется дальше чем на метр, срабатывает механизм перемещения во времени… Ну, и пространстве.

В зале зашептались. Кто-то хихикнул.

— Подробнее о механизме, пожалуйста.

— Ну, подробнее я сам Не знаю, там чертежи Кухина прилагаются, какие-то формулы, — Александр кивнул на толстенькую, благодаря трижды раскопированному материалу внутри, папку. Мол, ознакомитесь на досуге. — А мое дело маленькое — объяснить коммерческий принцип, — Александр демонстративно отхлебнул из банки.

И тут же шумно отплевался, благо, плевки не достигли чистенького паласа, укрывавшего квадратные метры кабинета.

— Простите, не тот образец.

Открыл девственно белую баночку из контейнера, демонстрируя новый многоразовый клапан.

— А зачем это? — спросил директор по снабжению.

— Потом объясню. Главное вот что — я сейчас возьму да и выпью полбанки.

В несколько глотков Александр выполнил свою угрозу.

— Ну и? — поторопили его.

Александр завозился с полоской спрессованной ваты. Когда все-таки удалось достать одну из пакета, он окунул ее в початую банку и показал, сколько там осталось пива.

— Совсем чуть-чуть, — согласился директор по маркетингу.

— А теперь… — Александр захлопнул клапан и через секунду открыл снова. В отверстие скользнула, покачнувшись от силы Архимеда, новая ватная полоска. — Смотрите сколько в банке пива теперь.

Полоска почти целиком окрасилась в светло-коричневый цвет.

— Полная, — хором заговорили директора.

— Да! Именно так! — обрадовался Александр. — Когда я закрыл клапан, сложный, но дешевый в производстве механизм отдал команду возвратить выпитое мной пиво — обратно в банку.

— Из организма? Из желудка?

— Из крови? — изумился председатель дегустационной комиссии.

— Нет, вы не совсем понимаете… — Александр тактично прокашлялся. — Механизм изменяет прошлое. Причем изменяет так, что помним мы именно предыдущий вариант. Представьте себе… хм… коробку, в которой лежат пять яблок. Мы вытягиваем одно, сочное, спелое… Кусаем. Съедаем до огрызка. И огрызок тоже съедаем! Тянемся за вторым — и его съедаем. Потом заглядываем в коробку, а там — по-прежнему лежат пять яблок. То есть, четыре… Выходит так, что во время того, как мы грызем второе яблоко, первое исчезает из прошлого до того, как мы его съели. То есть, физически, съеденного яблока в желудке нет. Зато соматически — на уровне психики — мы помним вкус яблока и сопутствующую приятную тяжесть в желудке.

Менеджер замолчал, понимая, что нагородил такую чушь, которой позавидовал бы укравший эту идею из института физики тинэйджер. Он ждал вопроса типа «А почему Эйнштейн до такого не додумался?», но вопрос последовал совершенно другого рода, заранее засвидетельствовавший успех проекта «Дважды в одну реку»:

— И вы полагаете, что такое изобретение поможет в продвижении на рынке слабоалкогольных напитков нашей продукции?

— Естественно! — воскликнул Александр. — Для чего, по-вашему, люди пьют пиво?

— Чтобы напиться… — неверно обронил кто-то.

— Напиваются водкой, — парировал Александр. — А пиво пьют из-за вкуса и чтобы расслабиться в компании. Чтобы приятно провести время и занять руки. Проект «Дважды в одну реку» позволяет осуществить это без пагубных последствий для организма и без головной боли под утро. Вы можете купить банку такого пива, пить его на протяжении двух часов и физически не выпить более пол-литра. Это просто замечательно в дружеской компании! К тому же решается вопрос объема: организаторам пивных вечеринок больше не придется таскать с собой полуторалитровые «торпеды». Вы пьете пиво, которое не заканчивается, от которого не пьянеешь, и которое не отягощает вас лишними килограммами клади. Элемент изящества. Этим мы убиваем всех зайцев.

Александр отдышался, надеясь на гробовое молчание или взрывные рукоплескания. Но, похоже, такое бывает только в голливудских фильмах.

— Но ведь на рынке уже есть безалкогольное пиво. Мы сами такое выпускаем…

— Оставьте его вашим водителям! — воскликнул Александр. — Пиво должно быть алкогольным. Но ведь никто не говорит, что алкоголь обязан оставаться в крови! Пусть нежно коснется рецепторов, отложится естественным осадком нефильтрованного эля в памяти, подразнит ноздри, расширит зрачки… И обратно в банку.

— А почему вы тогда отплевывались?

— Э! Оно выдыхается, — признал Александр.

— И? — спросил директор по продажам.

— Что и? Любое нормальное пиво выдыхается! Чем больше циклов оно сделает, тем быстрее выдохнется.

— И какой потолок у этой рециркуляции? — уточнил генеральный директор.

— Двести раз.

Тут в зале зашевелились. «Правду говорят, — подумал менеджер, — что наш народ надо только цифрами погонять. Эффект пятилетки, что ли?»

— Это подрыв экономики! — буркнул кто-то очень по-хозяйски.

— Само собой, подрыв. Мы обгоним всех конкурентов. Сделаем, как ребятишек. Все их «лучшие традиции пивоварения с тра-та-та года» потонут в массе нашего товара.

— Не боитесь промышленного шпионажа?

— Уже приняты меры. Мы получили патент на проект «Дважды в одну реку». А продавать нам его пока никому не надо.

— А сами мы-то как? — спросил директор по продажам. — Теперь вместо сотни бутылок у нас купят всего одну…

— Оно выдыхается! — повторил Александр, и из его уст это прозвучало как знаменитое галилеевское «Она вертится!» — Мы сделаем несколько сортов. «Двойное», «Тройное», «Четверное»… Незамысловатые названия, но как в точку!

— А если развить технологию?..

— На современном этапе науки это представляется трудноосуществимым. И средств на ресерчинг нет… Машина времени проекта «Дважды в одну реку» может переносить только жидкости и только на незначительное расстояние.

Александр смотрел в зал, ждал следующего вопроса, но все молчали и как-то мило наклеенно улыбались.

«Победа», — понял он и тоже улыбнулся.

Потом раздал опытные образцы и окунулся в дружескую атмосферу любителей пива. И в пиво, само собой.


Александр пересек порог представительского бара в одиночестве. Оглянулся и не увидел за своей спиной никого, за исключением собственного отражения в зеркальном стекле металлопластиковой двери. У отражения в руке не было опытного образца. «Стоп… Опытного образца чего?» Память умалчивала. Но почему-то казалось, что опытный образец может свободно поместиться в руке, он, собственно, создан для того, чтобы занимать это почетное место…

И еще — зачем он обернулся? Кого-то ждал? Ведь он пришел в бар «Оболони» не в одиночку, а с кем-то… И чувствовал он себя так вальяжно, словно эти кто-то были не просто друзьями-сотрудниками, а, как это глупо ни звучит, советом директоров… Бред.

Он отвернулся от двери и прошагал к стойке.

— Привет, Шукшин, — поздоровался бармен. — Что-то на тебе лица нет. Нашего налить?

— Подожди… — откликнулся Александр, чувствуя себя дезориентированным.

— Как скажешь, — пожал плечами бармен и вернулся к натиранию бокалов.

Александр почувствовал легкое головокружение и, чтобы не упасть, ухватился за край стойки.

— Погода, — посочувствовал сиреневый пиджак, с которым Александр раньше определенно сталкивался в заводской столовой.

«Погода», — мысленно повторил менеджер. Горько так. И только сейчас понял, что неопределенный знакомый говорил не об общем душевном состоянии окружающих, а о метеорологическом прогнозе, транслируемом по ящику, что висел над барной стойкой. Впрочем, ящиком телевизор можно было назвать с большой натяжкой, он скорее походил на экранированный поддон, новенький и широкоэкранный.

Дикторша в приталенном костюме читала:

— Полное лунное затмение сегодня, шестнадцатого февраля, можно будет наблюдать в промежутке между девятью и десятью часами вечера…

— Затмение посмотрим, — обрадовался пиджак. — Благо, пиво еще не скоро подойдет к концу…

Александр напрягся.

Профессиональным взглядом он выхватил марку пива, поглощаемого коллегой. Даже толстенькие пальцы последнего, закрывшие часть картинки, не помешали ему прочитать имя злостного конкурента.

«Хайникен НеверЭнд».

По телу пробежал холодок. Не только из-за неприкрытого предательства тут, в представительском баре. Было в этом «НеверЭнд» что-то загадочное…

Оттолкнувшись от стойки, Александр неторопливо прошел к красочным, заклеенным рекламными этикетками, холодильникам.

Надписи на этикетках гласили:

«„Хайникен Невер Энд“. Удовольствие любимым напитком не заканчивается никогда!» «„Будвайзер 24“. Ровно 24 часа свежего пива из одной банки!» «„Бэкс. 20000 лье“. Вечность зовет! И ключ к ней в твоих руках!»

Тут же располагались стенды пива «Оболонь бездонное», с привычным слоганом:

«Все хорошее не заканчивается. Все хорошее только начинается».

Словом, никаких тебе «лучших традиций реверсного пивоварения с тра-та-та года»… Самый нейтральный слоган, без претензий. А ведь…

«Хм. Чего это я так взвился? Зачем чуть ногой стеклянную дверцу не саданул? Что за бред? Как получилось, что реверсное пивоварение „Будвайзер“ придумал еще четыре года назад?..

Как получилось, что не мы первые. Не „Оболонь“?.. Не я, Александр Шукшин, менеджер исследовательского отдела, который четвертого марта, в пятом часу докладывал о гениальном изобретении директорам „Оболони“. Не подросший мальчик, посасывавший в детстве сгущенку и мечтающий о карьере директора молокозавода».

Возвратившись к стойке, Александр бросил бармену Коле — имя как-то само пришло на ум:

— Светлого кегового плесни.

— Решился-таки, — улыбнулся бармен и, взяв свеженатертый бокал с радиаторным кольцом, наполнил его из серебристого краника. — Сколько литров ставить?

— Четырнадцать, — буркнул наугад Александр.

Бармен пожал плечами и отстучал сумму на дистанционном калькуляторе, отчего радиаторное кольцо на секунду зажглось искорками.

— Два восемьдесят пять.

Александр расплатился.

Потягивая неубывающую горьковатую жидкость, еще хранящую привкус мокрой древесины, менеджер думал. «Зачем я пришел сегодня в бар? Не выпить же? Может, кто-то назначил встречу?..»

— Извините, пожалуйста. Случаем вы не… э-э-э… Шукшин Александр?

— Да, это я, — сказал Александр, оборачиваясь.

Немаленьких размеров молодого человека, запуганного и сжавшегося, словно он десять кварталов пробежал от наступающих на пятки сотрудников военкомата, Александр определенно где-то встречал. И даже эта манера грохнуться всем недюжинным весом на табурет — казалась знакомой.

— Я вас где-то видел, — не постеснялся сообщить он.

— Да, я вам вчера звонил… Предупреждал.

— Видел, а не слышал! — Гость Александру не нравился. Хотя про звонок он помнил хорошо — не открутиться. — Говорите, что вам от меня надо.

— Я хочу поговорить с вами о сублимации, — зычным голосом ввернул детина. — Знаете, это когда предмет можно немного высушить, а потом снова вернуть ему размер, окунув в воду… Ну, как кукурузные хлопья, что ли, только на более молекулярном уровне. Видите ли, все началось с того, что в детстве я очень любил сухофрукты. И однажды я взя-я-ял нашего пса Буську…

На какую-то секунду Александр представил, как иначе все могло бы сложиться. Не так. Совсем по-другому. Он даже увидел все это в красках, прежде чем украденное воспоминание метнулось последний раз на большом доработанном радиаторном кольце — и исчезло.

А гром, между тем, так и не грянул.

Татьяна Томах О, БОЛОНЬ, ВЕЛИКИЙ И ПРЕКРАСНЫЙ

— О, — простонал Олег, пытаясь открыть левый глаз. Правое веко было крепко приплюснуто между щекой и столом и потому подниматься никак не желало. Левое же оказалось настолько тяжелым, что впору было звать на подмогу Виевых помощников.

Попытка удалась с третьего раза. Ну, как у всех русских народных богатырей.

— О, — Олег удивленно обозрел открывшийся пейзаж. Вид был странен и на первый взгляд необьясним. В самом центре мироздания, заслоняя все прочие смутно различаемые предметы, вздымалась ввысь величественная башня мутновато-зеленого цвета. На сияющем округлом боку башни изогнулась в готическом реверансе та самая буква, в произношении которой Олег упражнялся последние несколько минут.

— О, — старательно и уже привычно, прочитал он. — Болонь.


«Пиво», — догадался Олег. И немедленно преисполнился умильной благодарности к окружающему миру и человечеству. В общем — ко всем изобретателям, производителям и распространителям волшебного золотистого напитка; и в частности — к тому заботливому индивидуму, который додумался поставить эту замечательную бутылку прямо перед Олеговым носом. Как раз тогда, когда язык похож на наждачную бумагу, а горло — на пересохший до скрипа кожаный бурдюк кочевника после многодневного перехода по пустыне. Вот так бредешь себе — и вокруг только пыль и песок. На одежде, на лице, на зубах. От горизонта до горизонта. С утра до вечера — желтый песок, а с вечера до утра — серый. И вдруг — оазис. Пальмы, фонтаны, гурии. Пиво. Первый глоток — жадный, торопливый, похож на горсть колючих льдинок. Второй — нежный, как шелк, в третьем — головокружительная горчинка… Олег уже представлял, как прохладная пенящаяся жидкость поглаживает его раскаленное горло; и уже настойчиво тянулся непослушной рукой к свету зеленой башни… Свет померк. Осознание реальности было, как всегда, внезапным и горьким. Ни оазиса, ни пальм, ни гурий. Бутылка была пуста. Заботливый индивидум, водрузивший ее перед Олеговым носом, оказался гнусным насмешником. Негодяем, которому бы только поиздеваться над умирающими от жажды. Безмолвная буря гнева и отчаяния окончательно истощила силы. Рука, так и не добравшись до подножия вожделенной башни, опять распласталась на столе. Левое веко сползло на прежнее место свинцовой заслонкой. Мир был пуст, человечество — жестоко.


В следующий раз Олег пробудился от противного и методичного скрежета. Наверное Казимир опять точил когти о платяной шкаф, надменно презрев специальную дощечку, приколоченную к стене как раз для таких кошачьих упражнений. Полированный шкаф его величеству нравился больше. Воодушевленный справедливым гневом на несносную животину, Олег двинулся решительно и мощно.

— О, — повторил он любимое сегодня восклицание, опять упираясь взглядом в одноименную букву на этикетке.

«Оля ушла», — вспомнил он. И испытал непреодолимое желание вернуться в прежнюю позу — щекой к столу, взглядом в темноту. В небытие. В зеленовато-полупрозрачную пустыню, в которой не было пива, оазисов и гурий — но не было и памяти. Оля ушла. Упаковала отчаянно мяукавшего и чуявшего неладное Казимира в его импортный платмассовый дом-коробок. А потом, рассеянно шаря сухо блестящим взглядом по стенам, — мол, не забыла ли чего? — сказала (не то в эти стены, не то Олегу):

— Наверное, он будет скучать по тебе. Но ведь ты его голодом заморишь. Да что это я… Это ведь вообще мой кот.

После этих слов Оленькины губы задрожали. И вот тут надо было падать на колени, умолять о прощении, ловить растерянные Олины ладошки… Потому что тогда еще, наверное, можно было ее удержать. А Олег так и не пошевелился. И просто стоял и смотрел, как она уходит. А потом ему захотелось завыть, глядя в закрывшуюся за ней дверь. Возможно, он так и сделал. Память заботливо сгладила воспоминания об остатках вчерашнего вечера, сохранив только фрагменты. Дождь, незнакомые улицы, пьяные Олеговы рыдания на плече некого безликого незнакомца, невесть откуда взявшийся школьный друг Сеня с авоськами, полными звенящих бутылок…


Оля ушла. Значит, кот Казимир в данный момент никак не может кровожадно полосовать когтями полировку шкафа. А если он это делает, значит…


— О, — с надеждой воззвал Олег, с трудом преодолевая спазм в пересохшем горле. — Оля?

Он рванулся вперед и вверх, презрев мучительную боль в онемевшем теле, опрокинул табуретку, покачнулся и ухватился за стол, восстанавливая равновесие. Когда разноцветные круги, заплясавшие в глазах наконец угомонились, Олег разглядел батарею опустевших бутылок и замысловато сложенную рядом башенку из жестяных пивных крышечек. От сотрясения стола башенка дрогнула, и крышечки с жалобным звяканьем покатились на пол.

Оли нигде не было. Зато напротив Олега, вальяжно развалившись и с неодобрением наблюдая за разваливающейся башенкой, сидел какой-то человечек. Человечек был зеленый. «Горячка, — решил Олег. — Белая. Если зеленые человечки — значит, горячка белая». До такого Олег еще никогда не допивался.

— Ну, так что, может я пойду? — почему-то брюзгливо спросил гость. Олег немного поуспокоился, разглядев, что тот зеленый только частично. То есть, цветом одежды. Башмаки, штаны, мешковатый пиджак, шапочка пирожком — и даже залихватское перо на шапочке.

— А Вы… ээ? — вежливо, но все же несколько растерянно поинтересовался Олег. В обрывочных воспоминаниях вчерашнего вечера человечек не присутствовал. На школьного друга Сеню он вроде тоже был не похож.

— Болонь я, — по-прежнему брюзгливо сказал человечек, мимоходом дотрагиваясь до края шапки-пирожка.

— Какая болонья? — испугался Олег, в один миг вспомнив затхлый карбофосный запах, змеиный шелест в шевелящихся сумерках шкафа и свой собственный отчаянный вопль, когда ползучая гадина добралась-таки до него и обвила скользким хвостом шею. Прятки. Кошмар детства.

— Болонь, — отчетливо и сердито повторил человечек. Опять потрогал свою шапку и хмуро и выжидательно посмотрел на Олега.

Олег растеряно промолчал.

— Гм, — человечек поерзал на стуле. — Так я еще нужен? Или я уже пойду.

— Ну… э… я не знаю…

— Начинается. — Человечек с кряхтением слез со стула. — Сначала вызывают, потом сами не знают, чего надо. — Его голос, переполненный укоризной и отчаянием, дрогнул — как будто он собрался заплакать.

Олег смутился.

— Вызывали? Да я разве… — попытался он оправдаться.

— А магический знак из зеленого хрусталя и крылатых чудовищ? А молитва, возглашенная искренне и восторженно?

— Молитва? — переспросил Олег. Насчет магического знака, покосившись в сторону рассыпавшейся жестяной башенки возле батареи бутылок, он уже почти догадался.

— Ну как же. Вот эта. О, Болонь, великий и прекрасный, — с подвыванием возгласил человечек, прикрыв глаза. — Ну, тут вы обычно сокращаете. Современные нравы. Молодежь. Вечно куда-то торопитесь. Ну это понятно. Урбанизация. Другой ритм жизни. Да, гм. Так будем еще думать или я уже пойду?

— Думать? Я? — изумился Олег.

Болонь смотрел на него нетерпеливо и досадливо. Как профессор на самого тупого недоумка-первокурсника.

— А… Вы… — формулировка собственных мыслей давалась Олегу в это странное утро с большим трудом. Точнее — почти совсем не давалась. Горло пересохло, голова гудела. И в общем-то было не до мыслей и не до формулировок. И не до зеленых человечков по имени Болонь.

— Я? — человечек гордо выпрямился. — Джинн я. Одножеланный. Ну, или пивняк по-вашему.

— Какой пивняк?

— Ну, водяника знаешь? Водяного, то бишь? Вот молодежь. Ну, это который по воде главный. А я — пивняк. Значит — он по воде, а я — по пиву. Понял?

— По пиву — понял, — согласился Олег. — А почему джин… э… желанный?

— Одножеланный, деревня. Одно желание, значит, у тебя. А будешь долго думать — так и ни одного не будет. Думаешь, магический знак и молитву ты один сотворять умеешь? Так что некогда мне тут рассиживаться. Вызовов много. Да и грифон устал. Паркет вон у тебя скользкий, у него когти портятся. А грифон у меня верховой, породистый, чистокровный.


Осознать услышанное Олег пытался долго и мучительно. На каждое мыслительное усилие голова отзывалась болью. Более всего он склонялся к тому, что это таки галлюцинация, порожденная жестоким похмельем и болезненным желанием выпить прохладненького пива с пресловутым названием «О, Болонь».

«Значит, вдобавок ко всему, грифон. — Олег прислушался к ритмичному скрежету в прихожей. — Казимира мало. Теперь еще и грифон будет о шкаф когти точить».


— Так это что, я могу загадать желание? — с некоторым ехидством поинтересовался Олег у галлюцинации, догадываясь, что в ответ на такую наглость, галлюцинация, скорее всего испарится. И есть надежда, что испарится она вместе с грифоном.

— Одно, — уточнил Болонь-галлюцинация. — Единственное. Попрошу как следует подумать. Чтобы потом не рыдать, волосья на голове не рвать, в колодце не топиться.

— В колодце не буду, — пообещал Олег, еще более убеждаясь в сюрреалистичности происходящего. И задумался. «Единственное желание. Интересно, а если взаправду? Раз в жизни предлагают выполнить одно-единственное желание. И больше никогда не предложат».

— Хочу, чтобы Оля вернулась, — выпалил он на одном дыхании.

— Ну опять, — скорбно вздохнул Болонь, закатывая глаза. — Сказано же — пивняк я. Значит, о пиве и загадывай. Присушить кого-нибудь к пиву, обратить, отвратить… не, этого не буду делать… Сосуд опять же можно неиссякаемый…

— Это как? — почти разочаровано поинтересовался Олег.

— Как дети, — опять вздохнул Болонь. — Можно прикосновением, можно предметом.

— Это значит, я до чего, например, левым мизинцем дотронусь — в пиво превратится? — догадался Олег.

— Значит, — согласился пивняк. — Э! — прервал он восторженный взмах Олеговой руки. — Вот это настоятельно не рекомендую. Прецедент был. Историко-мифологический. Размахался один руками. Все бы ничего, пока сам в себя не ткнул. Так и истек, бедняга, пивной лужей.

— Так это вроде про царя, который в золото превратился…

— Я и говорю — мифологический. Переврали все уже.

— Ну, тогда, может это… сосуд неиссякаемый.

— Вот это правильно, — одобрил Болонь. — На этом и остановимся. Образ сосуда, пожалуйста. Ну, что неиссякаемым-то делать?


…В самом центре мироздания, заслоняя все прочие смутно различаемые предметы, вздымалась ввысь величественная башня мутновато-зеленого цвета. На сияющем округлом боку башни изогнулась в готическом реверансе первая буква названия.

— О, — осторожно и взволнованно произнес Олег сообщенное ему пивняком под страшным секретом заклинание. — Болонь.


Первый глоток — жадный, торопливый, похож на горсть колючих льдинок. Второй — нежный, как шелк, в третьем — головокружительная горчинка… Вода, превращенная в пиво.

«Интересно, а там, у них, — подумал Олег, разглядывая этикетку с реквизитами производителя, — тоже сосуд неиссякаемый? Тоже волшебство? Заклинания?»


Голова была легка, и мысли скользили непринужденно и стремительно, выстраивая перед Олегом воздушные замки на вполне реальной основе. Один — прекраснее другого. На хрустально сияющем фундаменте неиссякаемой пивной бутылки. «Пивоварня! Тысячи бутылок пива в день! Эх, надо было сосуд из ведра, что ли, просить. Повместительнее. Верно Оленька говорит: непрактичный я. Оленька… — Олег зажмурился — с блаженной улыбкой слушая скрежет ключа в двери. Веря и не веря. — Опять — галлюцинация?»


— Я так… ждал, — он дотронулся губами до ее прохладной щеки, с наслаждением вдыхая аромат Оленькиных волос.

— Ой, Олежек, я думала-думала… Дай пальто-то снять. Вот, возьми. Подожди, я Казимира выпущу. Ты ведь не виноват? Ну, наверное, да. Ну… ты просто в самом деле такой непрактичный. И неудачник. И… просто так все складывается. И я устала от этого. Но ведь когда-нибудь и тебе подвернется какой-нибудь шанс. Так не бывает, чтобы ни разу в жизни не было ни одного шанса. И все будет хорошо, да?

— Конечно, конечно, Оленька, — улыбаясь, он обнимал ее тоненькие плечи. И думал: «Рассказать ей сейчас? Или позже? А может сначала все сделать — пивоварню, или там, бар — а после — рассказать?»

— А знаешь, Олежка, даже если ничего и не получится… Все равно не важно. Я ведь тебя люблю. И это, наверное, самое главное, да? Ой, что это там упало? Олег?


Олег поворачивался медленно и неохотно, в который раз за это утро ощущая себя во сне. На этот раз — кошмарном.

Казимир, виновато прижав уши, встряхнул мокрую лапу и попятился под тяжелым взглядом хозяина. Остатки пива шипели и пенились на зеленых осколках сосуда неиссякаемого.

— Что там, Олег? Последнее пиво? Ну, Казик, какой ты нехороший. Олежка, хочешь пойдем сейчас в магазин… Ты ведь вчера не ужинал, а? И пива тебе еще купим, хочешь?


«Не стоит, чтобы Оленька сейчас видела мое лицо. Не стоит».

Олег, не оборачиваясь, поймал ее теплую узкую ладошку.

— Я так рад, что ты вернулась, — тихо сказал он. — Я так рад. Правда. — И повернулся, улыбаясь, навстречу ее улыбке и блестящим глазам. И уже почти забыв про осколки — обломки воздушных замков, величественно и печально мерцающие за его спиной.

Аделаида Фортель СЧАСТЛИВАЯ ПОТЕРЯ ОРЛАНДИНЫ

В полночь я вышел на прогулку,

Шел в темноте по переулку.

Вдруг вижу — дева в закоулке

Стоит в слезах.

«Где, — говорю, — тебя я видел?

Кто, мне скажи, тебя обидел?

Забыл тебя?

Ты Орландина, ты судьба моя,

Признайся мне, ведь я узнал тебя»

«Да, это я».

Алексей Хвостенко

Ух ты! Ну, ни фига себе — все, как тогда! От неожиданности я даже выронил из рук мраморного слоника. Он упал на асфальт и, лопнув на осколки, раскатился в разные стороны. Отбитый хобот белел теперь возле моих ботинок, как поставленная кем-то запятая.

Запятая, не жестокая точка, прижигающая пятном йода отрезанный щенячий хвостик, это продолжение предложения, связующее звено, абордажный крючок, который выпал мне совсем случайно. По закону, согласно которому дуракам всегда везет. Он зацепился за параллельную реальность, и теперь все, что мне осталось сделать — перепрыгнуть на борт другого корабля. Вернее, я уже перепрыгнул. Ведь сейчас все — как тогда. И белые ребристые лавочки на тяжелых гнутых лапах, и уличное кафе, скрытое в зеленой листве логотипов «Оболонь», и висящий на фасаде театра муляж альпиниста возле огромной надписи: «Посетите выставку восковых скульптур». Ходит ходуном еще не списанный в утиль надувной клоун-раскоряка, барахтаются и визжат в его чреве беззаботные детишки. Рвутся в небо воздушные шарики, схваченные за хвостики молодым парнем в бейсболке. И, устало облокотившись на пики ненадежной решетки, стоит на своем исконном месте старое дерево.

Еще не распроданы шарики, не разорилось кафе, и до поры, до времени не рухнуло дерево, разрывая трамвайные провода и выбивая мощной кроной два окна на первом этаже. В комнату пока не хлынули осколки и не вонзились в старческое горло, перерезая вместе с артерией жизненную ниточку одинокой старушки. Старушку ничуть не жаль. И не только потому, что старая стерва еще жива и сверлит меня жадным взглядом через крохотную дырочку в занавеске. Она точно тут, хотя неподвижные портьеры ничем не выдают ее присутствия. Она смотрит всегда, слушает, запоминает, все знает и доносит, куда надо. Сколько скандалов, разводов, истерик, нервных срывов и выдранных солдатским ремнем детских задниц на ее счету — не счесть! Она не просто старушка, она — извечный демон зла в дряблом мешке старческой плоти. Зло не остается безнаказанным — это еще один закон. Строгий и безжалостный, заставляющий скорпионов жалить себя в голову. Екатерину Эдуардовну погубило не дерево и не нелепая цепь случайных совпадений, а копившееся вокруг нее многие годы облако концентрированного зла. Оно отравило воздух комнаты, проникло в каждую червоточинку дряхлой мебели, впиталось в обивку кресла, втопталось в ковровые дорожки, запуталось в кружевной паутине вязаных салфеток и покрыло пылью мраморных слоников на комоде. Впрочем, почему погубило? Погубит.

Ты жива еще, моя старушка… Это не надолго, можешь мне поверить. А пока жива, я, пожалуй, возьму реванш. Пусть мелкий, но с паршивой овцы, в которую я превратился, и того достаточно. Я повернулся спиной к неподвижному окну, отошел на пару шагов, чтобы зритель ничего не упустил, расстегнул джинсы и быстро сдернул их вниз, сверкнув оттопыренной голой задницей прямо демону в лицо. Как видишь, жив и я — привет тебе, привет! Повилял по-собачьи, почувствовал, как шлепает по ляжкам мошонка, представил, как за занавеской задыхается от возмущения старая перечница и удовлетворенно натянул штаны.

Сбоку кто-то радостно хрюкнул. Девица подросткового периода. Уставилась на меня сияющими от радости глазами, рот раззявила в поощрительной улыбке — ждет продолжения номера. Иди отсюда, девочка, не мешай. Я тут не просто старушек развлекаю, я тут делом занят. Самым-самым в жизни важным.


Я оглянулся по сторонам. Ну что, холостые и разведенные господа-петербуржцы, кому счастья отвалить? Не скупясь, насыплю полную жменю, как базарная баба семечек — ешь-грызи от души. Налетай народ возрастной категории от восемнадцати до восьмидесяти — товар нечастый! Во все времена — дефицит. Правда, получить мой подарок может только кто-то один. А потому, не тормози, о, счастливчик! Все-таки, нелепое слово — счастливчик. В детстве казалось до ужаса неприличным — счастливчик-лифчик. Золотые были времена! Все мы еще не успели стать подлецами, мерзавцами и подонками. Максимум, что могли воспроизвести девичьи ротики — округлое «дурак». А жопы по уверению родителей не существовало вовсе. Сейчас эта мифическая жопа разрослась и заполнила всю мою жизнь без остатка. Впрочем, не совсем так. Заполнила бы. Если бы не этот шанс, случайно выпавший лотерейным билетиком из сияющего барабана фортуны. И я его теперь ни за что не упущу. Хоть и сам не использую. Еще один забавный парадокс, который так же нелеп, как и постоянно проскальзывающая глагольная форма прошедшего времени в рассуждениях о будущем. Ну, бог с ними, с парадоксами, пора. Раз-два-три-четыре-пять, иду везунчика искать. Кто не спрятался, я не виноват.

Итак, кто не спрятался? Номер один — толстяк в синей майке. Сомлел на лавочке, пригретый майским солнышком. Неспешно потягивает пиво и потрошит пакетик с чипсами. И совсем не догадывается, что молоток, которым неумолимая судьба грохает по судейскому столу, завис над его головой и вот-вот обрушится на темечко. Чур, приговор в исполнение приводить буду я! Я уже ступил на тротуар, как толстяк вдруг поперхнулся, фыркнул, фонтаном разбрызгивая пиво, и закашлялся. Согнулся пополам, шея налилась кровью, бока трясутся в такт кашлю. Фу! Сейчас сблюет на песок, разотрет кроссовкой и поднимется с обгаженной скамейки, чтобы поискать себе новую. Необъятные ягодицы зажуют джинсы, а он этого не заметит. Так и подефилирует по аллее, вызывая злорадные смешки у сограждан. Нет, так не годится. Я же не просто билетик отдаю, я ищу себе замену. И, черт побери, пусть мой заместитель будет не лишен обаяния.

Смотрим дальше. Номер два — парень с шариками. Упс! — он уже не один. Рядом лижет мороженое похожая на подростка девчонка. И судя по его сияющему лицу — не просто коллега.

Номер три — бдительный мужик возле клоуна-батута. Отпадает. Этот от своего бизнеса даже пописать не отойдет. И правильно. Конкурентов полный парк и большинство из них не обезображено благородством. Ткнут клоуна ножиком — пиши пропало.

Под номерами четыре, пять, шесть, семь кучка спитых мужичков возле круглосуточного ларька. Одинаковые, как растущие на одной кочке поганки. Стоят смирно, чего-то ждут.

Ну и я подожду. Время еще есть. Кто же ты, мой незнакомый избранник? Мой брат-близнец, которому через каких-то семнадцать минут обрушится на голову неожиданное счастье. Какими словами ты встретишь свой выигрыш? Будешь ли на глазах у изумленных горожан вопить и прыгать, обхватив голову руками, или поймаешь удачу с молчаливым достоинством? Интересно, но не существенно. В конечном счете существенно лишь то, что это буду не я. Тьфу, что-то из меня патетика так и прет. Хотя, кому же еще этот жанр больше к лицу, нежели провидцам и вершителям судеб, в ряды которых затесался и я. Тьфу, опять! Тьфу! Тьфу!

Однако я увлекся. Упустил студента. Он проскользнул мимо и скрылся в подворотне. Ладно, фигня. Место оживленное, еще кто-нибудь подвернется.

Бабуля с тележкой, конечно, не годится. Хоть и шустрая. Про таких говорят — с двойным комплектом яиц. Мне не надо с двойным.

Мамаша с коляской. Глянула подозрительно, как рентгеном просветила. Я непроизвольно напрягся и выдавил на лицо наивную улыбку.

— Кретин! — прошипела мамаша и надменно прошла своей дорогой.

Ой, и чего это я… А хотя чему удивляться, если я восемь лет прожил с женским вариантом академика Павлова. Теперь рефлексы у меня — любая собака позавидует.

Слышь, собака, завидовать будем? Невесть откуда взявшаяся собака радостно лизнула мне ладонь и села напротив, виляя хвостом. Тоже на свободу вырвалась, сестренка. Длинный поводок чиркнул по луже и оставил на асфальте длинный змеиный след. Эй, подружка, где твой хозяин? А он молодой? Симпатичный? Ну, хоть чуточку? А за тобой придет? Собака счастливо взвизгнула и пересела поближе. Э, нет! Я тебе не хозяин. Пошла прочь, идиотка! Пошла! Вот здесь, возле плевательницы и сиди.

Что у нас на часах? Мать дорогая — осталось три минуты! К черту эстетику, побегу за толстяком. Черт! Толстяк уже ушел. Черт, черт, черт! Остались на песке ребристые следы от кроссовок и растерзанный пакетик. Над брошенной бутылкой кружит стервятником потертый алкоголик.

Так, спокойно! Без паники! Есть запасные варианты. Номер два привязывает к шарику длинную веревочку. Номер три соскочил с раскладного стула и пытается сдернуть за ногу безбилетного пацана. Номера четыре, пять, шесть и семь оживились и возбужденно загалдели, кого-то увидели. Ага, того самого стервятника. Наверное, именно этой бутылки им не хватало для своих скромных нужд.

Стервятник! Чем плох, черт побери!

— Эй, мужик! Да, ты, ты! Ну, блин, точно ты, больше же никого нет! Иди сюда. Да, не бойся, бить не буду, ну! Нет, денег не дам. И прикурить у меня нет. Да ладно, не говняйся, я тебе счастья отвалю.

— Убьешь что ли? — Мужик неспеша перешел через дорогу и посмотрел недоверчиво.

— Зачем? Убьют и без меня. Ну так как? Хочешь счастья?

— Это смотря какого. — Мужик сплюнул на асфальт.

— В смысле?

— Ну, счастье ведь разное бывает. Если еврейское втираешь — тогда лучше себе оставь. Относительного у меня самого навалом, — он погремел авоськой с бутылками. — Сиюминутное — за него и хабарика не дам, не проси. Женское — был бы милый рядом, ни к чему, сам понимаешь. А детское… Нет, это не счастье, это радость. Но тоже как-нибудь обойдусь.

Во дает! А он ничего, не дурак. И с чувством юмора у него порядок. И не беда, что страшненький, зато нестарый, лет тридцати пяти. Или сорока пяти? Сквозь следы разложения не разобрать. Ладно, анализировать некогда — время. Две минуты.

— Семейное сойдет?

Мужик обиженно повернулся спиной:

— Пошел ты!..

Ишь ты, закомплексованный! Ну-ка, ну-ка, откуда у комплексов ноги растут? На костяшках сжимающих авоську пальцев четыре синие буквы «ЛЮСЯ». Из-под лямки ветхой майки торчат шипы обмотанной колючей проволокой розы. Романтик! Ну и повезло же мне!

— Да погоди! Я серьезно. Будет жена-красавица, квартира с занавесочками, диван, телевизор и тапочки. Тебе понравится, не бойся.

— Издеваешься, да? Да ты знаешь, сука глумливая, как я до жизни такой докатился, а? Знаешь, что пережить пришлось?

А то ж!

— Роковую любовь. Ты ее боготворил, а она блядь на весь район. За нее на благородную дуэль с шилом вместо шпаги. Потом менты-собаки, судья продажный и срок от звонка до звонка.

Собака возле плевательницы зря время не теряла, ловила каждое слово настороженными треугольными ушами. И, услышав слово «собаки», подхватилась с места и завертелась рядом, объединяя нас кольцом своего собачьего дружелюбия. Некогда ее гонять, хрен с ней.

— Откуда знаешь? — у моего визави со дна глазной мути всплыло ошеломление и плескалось, грозя перелиться через край.

Так я тебе и сказал откуда! Романтики — такая впечатлительная рыба, которая на правду не клюет.

— Ты о боге что-нибудь слышал? — бэ-э-э… налил сиропа — самому противно…

— Ну…

— А о дьяволе? — о, уже лучше!

— Ну…

— Баранки гну! Тогда чего тебе еще непонятно? Счастье берешь?

— Смотря в какую цену.

Самообладание, однако! Его и богом, и дьволом пугают, а он торгуется. Интересный фрукт!

— Ну, бутылки мне без надобности. И душа твоя мне ни к чему. А больше у тебя ничего нет, ведь так? Значит придется или безвозмездно отдать или в кредит отпустить. Ты сейчас просто скажи «да» и запомни меня хорошенько, чтобы потом, когда я за должком приду, не делал вид, что меня знать не знаешь. Годится?

Мужик еще колебался, и я поднажал.

— Тебе ведь все равно терять нечего. А большого и светлого хочется, как всякому смертному, верно? И потом, вернуться к своим бутылкам и корешам всегда успеется.

Алкаш почесал затылок и, решившись, с силой хлопнул по моей раскрытой ладони.

— Годится! Пропадать так с музыкой!

Еще с какой музыкой! Знал бы ты, какие симфонии истерик, оперетты капризов и водевили мелких скандалов тебя ожидают. Ни один театр мира не может похвастаться таким репертуаром. И все репетиции, спектакли и закулисные интриги — для одного-единственного зрителя, для тебя, родной.

— Молоток, мужик! — я в порыве искреннего восхищения потряс его липкую руку. — Правильно решил, по-мужицки. Теперь стой тут и жди.

Я перебежал улицу и уселся на скамейку, теплую то ли от солнышка, то ли от толстой задницы первого номера. Собака, секунду поколебавшись, тоже сделала свой выбор и засеменила за мной. Хрен с ней, некогда гонять — осталось тридцать секунд.

Ну надо же — все как тогда! И эти ленивые облака, и подернутые зеленой дымкой деревья, и смешанный запах молодой травы и мокрой земли. По-прежнему раздолбаны трамвайные пути, скрипит на сквозняке старая дверь, смотрит в дырочку недремлющее око Екатерины Эдуардовны. Только на моем месте теперь смирно стоит незнакомый ханурик, а под ногами у него мраморная запятая — продолжение предложения. Черт, надо было хоть имя его спросить, что ли… А впрочем, какая уже разница, дело сделано. Я придирчиво осмотрел со стороны его сутулые плечи, обвисшие на тощем заду штаны и притулившуюся возле стоптанных ботинок авоську. Нет, на брата-близнеца он не тянет. Он — мой жертвенный козел, привязанный к языческому столбу городского фонаря. Злые духи, живущие в этом доме, примите мою жертву! Я откупаюсь его кровью от своего несчастья. Его плотью выторговываю восемь корявых лет минувшего будущего. Его телом вымениваю себя настоящего на самого себя же прошедшего, хотя прекрасно понимаю бессмысленность этого обмена. Ибо сейчас, в эту секунду все как тогда, восемь лет назад, все, кроме меня. Мне снова двадцать семь, но в эти, уже другие двадцать семь я пришел дрессированным психопатом, вздрагивающим при виде каждой особи женского пола и чуть что натягивающим на лицо широкую неискреннюю улыбку. И мне уже никогда не стать прежним. Тьфу, опять у меня патетическая диарея. Это на нервной почве. Ничего, сейчас отпустит — время вышло. Представление начинается!


Блеснуло на фасаде дома распахнувшееся окно, вступительным аккордом грохнула рама, на алкоголика посыпались конфетти сухого мусора. Он посмотрел вверх. Срежет по металлу — оркестр играет тушь! И с карниза шестого этажа на голову счастливчику тяжело сорвался громадный плоскомордый кот.

— Ой, бля! — взревел мужик, но с места не сдвинулся. То ли вследствие выпитого алкоголя, то ли и правда по счастью изголодался до предела. Он видел, как приближаются расширенные от ужаса кошачьи зрачки, отчаянным пропеллером вертится хвост, нацеливаются растопыренные когти. Мгновение, и кот обрушился на его лицо, сдирая скальп и разрывая мочки ушей. Ура! Вы выиграли, дорогой участник шоу! Кот проехался по голым плечам, распуская на полоски ветхую майку и дряблую кожу, на мгновение завис на истертых джинсах и сиганул за плевательницу. Мужик вопил, как и положено победителю, обхватив голову руками и выделывая ногами кренделя. Екатерина Эдуардовна в волнении отдернула занавеску. Аплодисменты игроку и приз в студию! Из подъезда выпорхнула прекрасная фея — блондинка в распахнувшемся от смятения чувств халатике и розовых мягких тапочках.

— Хэппи! Боже мой, Хэппи, ты жив?

Подхватила на руки одуревшего кота и прижала к заманчивой груди.

— Котик мой! — залепетала фея. — Счастье мое, ты цел? Боже! Боже, что ты пережил! — она подняла очаровательные глазки и воскликнула. — Вы спасли его! О, не надо скромничать! Я знаю, что вы спасли его! Вы отважный, самоотверженный человек, и я у вас в долгу.

Легкий полупоклон. Браво, милая! Брависсимо! На твою премьеру затесался безбилетный зритель и отбивает себе ладоши, подпрыгивая на месте от восторга!

— Пойдемте, я омою ваши раны. Ну, пойдемте же!

И она мягко, но настойчиво увлекла моего онемевшего окровавленного козла в сырую пещеру подъезда. Духи приняли мою жертву.

Я знаю, что будет дальше — йод, бинты и восхищение. Я знаю, что кореша больше не дождутся своего… э-э-э… Надо было все-таки спросить его имя. Потому что под личиной феи скрывается демон — пожиратель мужчин. Ласковый и нежный, он стреноживает любовью; опутав заботой, душит преданностью и понемногу, капля за каплей, высасывает кровь. Прости-прощай, моя Орландина! Рукав твоего платья буду целовать не я. Я свободен, как выскользнувший из влажной ладони воздушный шар, и никогда не вернусь обратно! Где-то там, в другой реальности на восемь лет вперед ты конечно же ищешь меня, вынюхивая мои следы на мокром тротуаре и расспрашивая обо мне вездесущих подвальных крыс. Ищи, любимая, ищи. Ищи-свищи.

А здесь я и сам приду. Через восемь лет благостный и пополневший, сяду с бутылочкой пива на новую помпезную скамейку и подожду своего должника, чтобы прочитать на его лице историю болезни, сожравшей на этот раз не меня. И, кто знает, может быть я разжалоблюсь и кину ему спасительную соломинку, задав всего один вопрос: «Сколько слоников на комоде Екатерины Эдуардовны?» Ведь их не семь, их сотни, верно? А впрочем, сказав «а», я скажу и следующую букву. Не буду мучить брата-мужика неразрешимыми загадками, поскольку и сам решение нашел совершенно случайно, поведя себя, как и положено дураку. В ярости сгреб слоников с полированной поверхности и шваркнул об пол. Первую горсть, вторую, третью. Пока случайно не наткнулся на своего. Одного из. Неотличимого от прочих. С хоботом-крючочком и прижатыми к гладким бокам ушами. Мое несбыточное счастье, схваченное старухой-процентщицей и туго упакованное в мраморный флакон.

Господи, как хорошо! Весна, солнышко, счастливый детский визг. Надо бежать отсюда подальше. Найти тихое, уютное место, такое же, как наша старая дача в Комарово, и зажить там в тишине и одиночестве. Ведь есть же на земле такие места, верно, собака? Не могут не быть. Вот хотя бы… я пробежал глазами по белым ребрам лавочек, по фасаду театра с муляжем альпиниста и уперся в зеленую рекламную вывеску уличного кафе… Вот хотя бы Оболонь. Славное название. Круглое и домашнее, как бабушкины блинчики. Древнее, как защитный амулет. Оболонь — сатана меня не тронь. А? Что скажешь, собака? Поехали? Купим два билета в один конец и пускай нас тут ищут. Ищут-свищут.

Андрей Максименко, Юлия Сандлер ЗАПИСКИ РЕРИХОВСКОГО КОЛЛЕДЖА

Между делом пей пиво — Ты Знаешь, Какое.

Ю. Сиромолот. «Тьянга Бьерле»
История первая. Рецепт О-Томори-дзен

— Ой, что-то мне нехорошо, — сказал студент Озипринш мне и фикусу и рухнул мимо койки.

Фикусу — хоть бы что, он дерево. А я живой человек. И когда пять минут пополуночи беспутный сосед вваливается, пугая ручных мышей и давя тщательно собранный за полсеместра костяк миелозаврус рекс, то такого соседа придушить мало.

«Нехорошо ему! Пить надо больше… ключевой водицы, да поменьше над собой экспериментировать. А то ведь третьего дня вздумал нюхать клей ради мультиков, раздобыл обойный, в порошке, все ноздри склеил, еле отчухали…»

И поднялся я, шепча про себя мантру безмятежности, и поддернул ночную сорочку, чтобы этот гусь ее не обделал случайно, и сложил пальцы в позиции усиления физических действий…

А оно не работает!

«Что такое, я же не приготовишка какой… сколько раз его поднимал, с деревьев стаскивал, один раз из дымохода вынул. Пальцы же сами знают, а ну — еще раз!»

Ничегошеньки. Нуллюс фигиус.

«Свет зажечь… да что ж такое, в самом деле! И света нет! Абендаббот!.. А у Самадхи Бра, что напротив — горит. И у Мишеля Папагаструса, и у Ньяньки. Может, кто провод откусил, есть у нас такие любители, у кого кровь голубая и меди не хватает… Ладно, пропадай мана!»

И тут только я соображать стал, когда вместо яркой сферы — огня замерцало надо мною бледненькое зелененькое облачко — это не света нет, это энергии не хватает… Кто-то всю вытянул на себя. «Да неужто Ози? Вряд ли, ведь он пьян, а от пьяных сила отлетает…»

Нагнулся поближе — что за притча? Не то что алкоголем — вообще ничем сосед мой не дышит, и лицом зелен, и с холодного указательного пальца на левой руке черная в потемках кровь — кап-кап-кап…

Правильный выход в таких случаях, конечно, один: дежурного мистика звать. Но это еще как выйдет — если мистик с понятием, то ректору не доложит, только епитимьей Ози отделается… А если преданный — то все, собирай вещи, и не одного Ози из колледжа попрут, но и меня, и даже соседей могут — за молчаливое пособничество. Бывали такие случаи.

Поэтому я оставил Ози — ничего ему не сделается за две минуты, — выскользнул в коридор и сотворил пароль опроса. Отклик пришел: «Лусиада», хуже некуда — это падре Карраско отзыв, а уж он преданный донельзя. Вернулся в келью — а там Озипринш во весь рост на полу прозябает, без памяти и духа. «Как же это его угораздило?.. Ой, нет, это потом, а пока что…» А пока не оставалось мне ничего другого, как вызвать надежного человека, из своих, и к тому же родственника — Пепе Гаруту.

Не скажу, что с легким сердцем я Пепе заклинал: какая уж легкость, тут не проведал бы кто! И к тому же, был Пепе на шесть лет меня старше, обретался во втором круге познания, у него одних только официальных сильф три было, а скольких он еще потихоньку привечал и приручал! Характер имел тяжелый, язвительный. Побаивался я его. Когда еще сам таким стану!

Тихонько стукнуло в окно. Я быстро поднял створку. Пепе крылатой тенью маячил снаружи. От него пахло быстрой водой и альбанским куревом.

— Ну, чего тебе, малыш? — свистящим шепотом спросил Гарута. — Там сильфа Лида, ты о-очень некстати.

— Пепе, извини… Светом клянусь, это не я, но Озька там чего-то учудил, я сам не справлюсь.

Пепе скорчил гримасу, плюнул в луну и взмахнул шелковистой перепонкою крыла, показав мне глянцевые пятки. Мол, дурак ты, Гай Ворон! Стану я твоими дружками…

И повис вниз головою, зацепившись за бутовую кладку. Принюхался, качнулся — и вот уже внутри, крылья свернул, наклонился над Ози.

— Лида подождет, — сказал сурово, — где же ты, малыш, так вляпался?


— Я хотел — как лучше, — приглушенно ныл бедолага Озипринш. — Я же не виноват, что как всегда…

Он лежал в койке, отпоенный пятничной росой с чистотелом, палец был перевязан, заговор на руку положен и все как будто прибрано, но Пепе не торопился уходить. Подогнув ногу, сидел на подоконнике, играл кончиком крыла, расспрашивал, что и как?

— А что же? Когда ничего не выходит толком, — бубнил Ози. — Ну, да ректору я ни за что не признаюсь. Скажу: жабу резал в лабораториуме, поранился.

— От жаб только бородавки бывают, — безжалостно заметил Пепе. — А у тебя, между прочим, еще два пятна появились.

— Где? — охнул Ози. — Гаюша, где пятна, где?

— На руки посмотри, — отвечал я с дрожью в голосе. Ибо, хоть и приведенный в чувство, Ози был, во-первых, слаб, как амеба. А во-вторых, у него на руках и на мокром от пота лбу все отчетливее проступали коричневатые пятна. И кожа словно блекла и истончалась на глазах.

— Ой, горе мне, — Ози закрыл глаза. — Ой, умру я!

— Может быть, — отвечал язвительно Гарута. — Если будешь отмалчиваться — то наверняка. Учти, до рассвета недолго. А там что?

— Больным скажусь, — шелестел Ози.

— Прокаженным, — не вполне внятно съехидничал Пепе, ловя на лету ртом тоненькую самокрутку и прикуривая от пальца.

Ози зажмурился, да и мне вчуже стало жутко.

— Короче, парень, — Гарута чуть подался от края оконной пропасти. На коленях у него лежал толстый учебник. — Ты не щурься. Прищуриться всегда успеешь. Отсюда читал?

Ози приоткрыл один страдальческий, со слезою, глаз и покосился на строки. Кивнул, всхлипнул.

— Тэкс… «Шьяхт падрейха фо шьяхт…». Уксус был яблочный?

— Я… яблочный. Ароматизированный.

— Девять свечей?

— От тортика, они же маленькие…

— Ну, про мумиё и спрашивать нечего…

— В аптеке купил, сказал: насморк у меня хронический…

— Замкнутое пространство…

— В чулане я…

— Ну, понятное дело… Вот что, ребенок, в твоем возрасте в чулане обычно другими делами занимаются. На самый страшный случай пытаются дух Нефертити вызвать. А ты кого умудрился накликать?

Ози только постанывал от ужаса.

— Запомни, Гай, и никогда так не делай, — Пепе отшвырнул книгу в угол, и она там истаяла паром. — Этот болван где-то раздобыл учебник магистерских практик и вызвал, представь себе, Темпорофагию.

Я с виноватым видом вздернул плечами. Имя духа ни о чем мне не говорило.

«Вот Озька жук, а с виду двоечник…»

— Ты бы еще Вирго Горгониа призвал. Чтобы уж совсем… чтобы тебя от пола пневматическим молотом отковыривали.

— Дойдет и до Вирго, — отчаянно прошептал Озька, — если я… дальше так…

— Если ты дальше так, то можешь сейчас прямо и начинать. Думаю, к вечеру тебе будет лет шестьдесят… адо субботнего дня можешь и не дотянуть. Горды, долгожители в роду были?

Ози отрицательно помотал головой. По-утреннему посветлел воздух, и то, что казалось мне на его унылой мордочке тенями, было на самом деле пробившейся за несколько часов — и уже седеющей — бородою.

Гарута посмотрел на Озьку, на меня и вдруг решительно спрыгнул с подоконника. Приблизился к болящему, покачал головой — я и моргнуть не успел, как Пепе взял с полки кухонный нож и одним-движением отворил себе кровь на запястье.

— Ну, недоросль, — сказал почти брезгливо, — пей давай. — Ози только головой помотал. Пепина кровь, чуть голубоватая в рассветных зорях, капала на одеяло и с шипением впитывалась в ткань.

— Ты не мекай, а пей. Сколько сможешь. Не переливание же тебе устраивать!

Озипринш охнул, когда Пепе прижал руку к бородатой его физиономии — ужас, а делать нечего! Я с восхищением смотрел на родственника: «Вот это да! Собственной крови ради какого-то дурачка не пожалел!»

Ози, наконец, отпал от живительной руки старшего, облизнулся, затих совсем. Гарута почмокал на разрезе, сплюнул за окно, затянул рану небрежным движением брови.

— Так, младенцы. До вечера выкручивайтесь сами, как сможете, а я займусь поисками. Темпорофагия своего, конечно, просто так не отдаст, но пару лишних деньков мы малому выгадали. Должен быть и обратный ход. Ну, я пошел, а то уже совсем светло, сейчас Карраско смену сдавать будет. Не хватало еще, чтобы он решил, что я по пацанячьим спальням шастаю!

Он выскользнул в амбразуру и был таков.

Я проводил его полет взглядом, вздохнул — эх, талант, что и говорить! — и обернулся к Озиприншу. Приятель мой, бледный, волосатый, в зернах старческих веснушек глядел на меня с тоскою:

— Я же ничего неправильно не сделал, я только не совладал, ну… Взрослым хотел быть, понимаешь, не старым, а взрослым…


В оставшиеся до побудки полчаса я решил, что Ози придется пойти на занятия, хоть бы и в таком несуразном виде. Больным представиться было никак нельзя — в медчасти природу недуга распознают даже и без обследования. Нужна была, соответственно, мирская легенда для внезапной старости, и я придумал все в пять минут. Благо, в Весеннем Театре собирались ставить «Записки сумасшедшего» силами воспитанников. Поэтому всем любопытствующим, от дежурного мистика до самого ректора, а также однокашникам, старшекурсникам и приготовишкам Ози должен был отвечать одно: хочу роль старика-почтмейстера получить. В образ вхожу, грим подыскиваю. Сработало на все сто: на большой перемене сам преподаватель свободных искусств магистр Титан Оглоблишвили пришел взглянуть на ревматически сгорбленного, бородатого, состаренного Ози и, одобрительно погудев под римский нос, что-то записал в своей книжке для заметок.


К сожалению, кровь Пепе Гаруты оказалась не такой крепкой, как я воображал и как считал сам Пепе. Под вечер Ози сильно сдал. У него ныли колени, кружилась голова и слезились глаза. Сердце то бухало молотом, то замирало. Разбитого и упавшего духом, привел я его в нашу келью и уложил в постель, не имея решимости даже мысленно перекинуться с Пепе словечком. Молодость отчаянно боролась в Озькином теле со старостью, и я со страхом наблюдал, как кожа то разглаживается на его руках, то снова сминается пергаментными складками, как по нелепым усам и длинной теперь бороде пробегают волны перца с солью. Линия пегих волос на лбу отодвигалась к затылку со скоростью примерно минутной стрелки — не быстро, но видимо.

Ози не стонал и не жаловался, просто лежал себе пластом в тихом отчаянии. Я тоже изрядно отчаялся, когда Гарута вдруг вышел из темного угла. Он был без крыльев, лоб замарал сажей, под мышкой держал тоненькую инкунабулу в чугунных застежках. Бросив быстрый взгляд на Озипринша, нахмурился, поманил меня пальцем.

— Да… плохо дело. Ладно. Надежда умирает только в Мартирологах, а ты смотри сюда. Средство есть, и я бы раньше пришел, да только оно с подвохом…

Очень серьезен был мой родственник. Он сел на пол, я — рядом. Книга называлась, насколько я смог прочесть причудливую вязь знаков, «О-томори-дзен», но заклинания внутри были начертаны ромницей.

— Обложка от другого, для конспирации. Книжка старая, а нужное — вот, смотри.

Я прочел при свете Пепиной сферы:

Маньяна да восстанет свет,
Вне сочетания планет,
Чтоб злые годы сокрушить
И кожу аквой напоить
Го райв цветущего лица
И силы в мембра молодца,
Возьми три сикля киндзадзы,
И тех, чьи подесы борзы:
Три раза по шесть и один
Тебя избавят от седин,
Куатро гран хвостов трески
Тебя избавят от тоски.
Всему ж довлеет верхний чин,
Возьми одиножды один
Не солнцем дареный огонь
И кружку пива оболонь.

— Ну ничего себе рецептик… На каком же это языке?

— Да на всех сразу: на спьянише, на гэльге… Есть ромнинские слова, но это все мелочи. Я и состав подобрал, смотри:

Пепе вытряхнул из-за пазухи мешочек.

— Вот три сикля киндзадзы, — он отложил в сторону пакетик со щепотью мелких черных семян. — Это борзоподы, в столовке поймал, девятнадцать штук, — еще один пакетик, из плотной бумаги, шевелящийся. — Тресковые хвосты, четыре грана… ну и вонь! Несолнечный огонь — это значит, что все надо смешать и облучить любым искусственным светом, это пустяки. А вот с последней строкою сплошные потемки.

— Что так?

— Ну, во-первых, пиво.

— То есть?

Вместо ответа Пепе легонько стукнул меня по лбу. И я осознал. Ведь наши, когда одурманиться хотят, всегда к обычному спирту прибегают — а кто сотворить не может, тот уж постарается в лабораториуме стащить, хоть это и опасно… А все потому, что учебное заведение с духовидческим уклоном. Какой у водки дух — так, синее пламечко! В пиве же, как известно, обитает сам Баликорн Могучий — рожа, что ведро, усы рыжие в пене, глаза шальные, веселые… Говорят, издавна его у нас привечали, но потом, когда проректором в колледже стал один из Трех Королей, уж он припомнил Баликорну их вечную вражду. Мол, чтоб этого буяна и на понюх в моем заведении не было!

С тех пор спиртом и пробавляемся.

А пиво пальцем не сотворишь, оно жизни требует.

— Вот первая тебе загадка, — сказал Гарута, поднимаясь и раскладывая составные части рецепта на столе, — сиди и думай, где пива раздобыть.

— Пепе, ты меня не пугай, я и так боюсь.

— Но, даже если мы пиво и достанем — в чем я, признаться, сомневаюсь — что с ним делать?

— Как — что? Ты же сам сказал — все смешать и осветить. Активировать светом.

— А потом?

— Выпить.

— Наивный ты, Ворон! Если бы все так просто было, то всякий… дурак мог бы омолодиться. Ты читать умеешь?

— Что?

— В последней строке: «И кружку пива оболонь!»

Я посмотрел еще раз в книгу. И правда: оболонь. Странное слово, неужели глагол… Оболонь… Опрокинь… Оболвань… Нет, это мы и так уже…

— Может, опечатка?

— Это рукопись.

— Ну, описка.

— Дитя, дитя… Это кастамирское заклятие, а они мастера были всякие такие загадки загадывать.

— Так это ж сколько времени на разгадку уйдет!

— Да вся жизнь может, — угрюмо отвечал Пепе. — Его, — кивок в сторону Озипринша, — так уж точно. Ты думай, думай, голова. Вспоминай.

— Что ж я вспомню, тут знать надо… А ты? Ты старше, умнее…

— Я уже всех опросил, кого мог. На всех факультетах. Никто не знает, оно и понятно…

— Может, все-таки описка? Обаллонь, например?

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, скажем, поместить в баллон какой-нибудь…

— И в какой же? Баллонов всяких много. Говорю тебе, это что-то простое. Как тот заговор для беременных: три слова, но никто не помнит, каких…

— Или… — я напряг все умственные способности, но дара языков у меня никогда особого не было, — или, может быть, обо лонь, об лоно, то есть — на живот, что ли, вылить?

— Скажи еще — клизму!

Тут подал голос Озипринш — тонкий, дребезжащий стариковский голосок.

— Ребята… А я какать хочу… Помогите встать…


Пепе не шелохнулся. С мрачным видом он теребил ус и постукивал пальцами по столу. Должно быть, соображал, где бы раздобыть заветного пива. Я помог Озиприншу сползти с койки. Он был легкий, как перышко, и весь дрожал. Я вывел его в коридор. Туалет был занят. Перед дверцей переминался щуплый юнец, именем Эльдар, по прозвищу Сиротка. Его недавно допустили к занятиям. Это в самом деле был одинокий бедолага, рассказывали, будто он и вовсе нездешний. Весь мир его будто бы сгинул, а он один остался. Вот кто-то из магистров его и приютил. Я, например, никаких нездешностей за Сироткой не заметил — парнишка, как все мы. Разве что… да нет, показалось, наверное… голова этим занята, вот и почудилось…

— Привет, Гай. Привет, Ози, что это ты?

— В театр пробиться хочет, — отвечал я, подавляя в сердце тоску. — Развивает убедительность.

— Здорово.

— Ой, не могу, — шепотом простонал Озипринш.

— Терпи.

— Там Мондо засел, — грустно сказал Сиротка. — Я уже минут пять тут приплясываю.

— Озька, терпи. Тут еще Сиротка перед нами.

Ози тихонько заплакал, уткнувшись мне в плечо. У Сиротки болезненное выражение в нежно-карих глазах на миг сменилось печальным восхищением.

— Какой ты, Озипринш, удивительный! Я бы так не смог!

Тут Мондо Кукин, не к ночи будь помянут, перестал вдруг журчать и шоркать в сортире и шариком выкатился оттуда, не обратив на нас никакого внимания. Сиротка мгновенно шмыгнул внутрь. Я придерживал бедного Ози, чуя сквозь рубаху его костлявый позвоночник. «Вот глупец… взрослым ему быть… а ведь помрет, если пива не достанем…» — И так мне вдруг самому глотнуть захотелось, даже помимо Озиприншевой беды — и ведь, как назло, пахнет ржаной горбушкой и горечью!

А это Сиротка вылетает из сортира пташечкой: сам, как ячменный колосок, мелкие светлые кудряшки будто пенятся, рожа сияет — отлил, небось, и весь мир готов теперь возлюбить.

Тут я его и схватил за шкирку.

— А что это, Сирота, от тебя как будто пивом пахнет?

Он сразу увял.

— И ты туда же! Отпусти!

— Не отпущу.

— Ну пусти, Ворон, ну что ты!

— Мне пиво нужно. До зарезу. А ты тут благоухаешь внаглую… Делись, давай!

— Ябеда! Сволочь! — Сиротка и так и этак бился, но у меня хватка железная. — Всем пива надо! А где я его возьму! Спрямили наше Раздолье-то, нафиг, вот такие же, как вы, чародейством спрямили, а пивом от меня всегда пахнет, потому что я из всей семьи только и остался! — Тут он, как положено Сиротке, горько разрыдался, и сквозь слезы прошептал: — Ты бы лучше за Озиприншем смотрел… ему уже никуда не нужно…


Я их обоих приволок в нашу келью. Ози только прополоскал слегка, чтоб не смердел, а сам вполуха слушал, как Сиротка объясняется с Пепе. «…Потому что я один из всей семьи…» — «Из какой семьи?» — «Сервессеры мы, Раздольненские, а я Эльдар Второй и… и последний» — «Ну и что?» — «Так мы же все по пиву… от дедов и прадедов… и Пильзнера, и Лагера убили, и Портера… и дядя Стаут смертью храбрых… и тетя Брага… и Квасик, племянник, сгинул… выжил я один…»

— Ворон! Ты что там, присох?

— Сейчас! Ози, ну ты хоть сам-то шевелись немного…

Ози в ответ лишь кряхтел. Совсем он стал никудышний, на вид лет восемьдесят можно дать. Руки холодные трясутся, ноги подгибаются, губы синие, глаза — как у рыбы… Я его внес, уложил, прикрыл одеялом. Будто есть Озипринш — и будто нету, только дышит тяжело…

Заплаканного Сиротку Пепе поил водою и хлопал по спине.

— Видишь, братец Ворон… Пиво есть, и даже рядом… Слушай, наследник, а полкружечки сотворить? Для благого дела?

Эльдар Второй помотал головою.

— Он меня… он газом окурил… теперь только запах остался, а духа нет. Иначе бы магистру Калибану меня взять не разрешили. Но я выучусь! — глаза Сиротки сверкнули новыми слезами. — Я их спрямление-то распрямлю! За всю родню отомщу! Но пиво… ребята, если вам вправду надо… я даже и не знаю. Вот, если бы уважаемый Пепе помог…

— Складку распрямить, конечно, можно. На короткое время… если сил хватит. Но вот уверен ли ты, дитя, что пиво там осталось?

— А то! Ведь они без пива дня не проживут… то есть, теперь уже он один, гад проклятый…

— Кто такой?

Сиротка глубоко вздохнул.

— История эта долгая и печальная…

Пепе, прислушавшись к тяжким вздохам Озипринша, нахмурился и оборвал наследника Сервессеров:

— Короче. Самую суть давай. Время дорого.

Я показал Сиротке кулак и тоже прошептал:

— Короче!

— Ну, и что… ну, и короче, — Сиротка, подстреленный на взлете, мучился и не знал, куда себя девать. — Жили-были… это… царь Уммор Дудам, царица Нуихария, все чинноблагородно, только детей нет. Потом приходит какой-то старый гриб из тридевятого царства, приносит ей — пива! И говорит, мол, вот чудесное снадобье, выпьешь и понесешь. Ну, и понесло. Троих родила, с промежутком в пять минут, не успела кружку до дна допить… Вот выросли братья большие-пребольшие, сами из себя красавцы писаные…

Я ткнул Эльдара под ребра. Сиротка охнул и пошел комкать дальше:

— Три, значит, брата… Профорг, Комсорг и Физорг их звали… а узнавали по одежке, по царским печатям да по золотому перу за ухом… И влекло их ко всяким непотребствам, потому как пиво родовое в них бродило… пока, наконец, не получили они от проклятого колдуна откровение, что им надлежит отправиться в тридевятое царство к источнику их сути… А тридевятым от их поганой Дудамии в сторону восходящего солнца как раз наше Раздолье оказалось…

— А ведь я одного Физорга знаю, — тихо сказал Гарута. — И, представьте себе, ребятишечки, тоже золотое перо вечно за ухом торчит, хороший такой «паркер». Физорг, между прочим, беи Дудам…

— Так это он! — вскричал Сиротка, стискивая кулаки.

— Остынь, не достанешь. Он в пятом круге преподает, какие-то технологии коловращения, что ли…

— А ты как же?

— А он за одной моей сильфой вздумал ухаживать… теоретик надутый!

— Подрался, — с ужасом прошептал Сиротка.

— Еще, чего, — фыркнул Пепе. — Я диплом получить хочу, зря, что ли, штаны просиживаю? Ошуку на него напустил, большое дело…

— А какое у нас пиво было! — горько, хоть и полушепотом, вскричал Сиротка. — Этот Физорг у них, даром что младший, просто зверь. Профорга наши быстро извели, подстроили так, чтобы воды мягкой напился, он и обмер… Комсорга дольше обезвреживали, специальный быстротвердеющий пивной камень для него пришлось изобрести, замуровали его, демона… Ну, а с Физоргом так и не совладали. Хитер, злобен, в одиночку сражался, всех сгубил! И вот я здесь… а пиво наше… все у него теперь, до капельки!

— Да уж… такой добровольно не отдаст, — пробормотал Пепе, щуря глаза на нечто дальнее.

— Конечно, не отдаст, — согласился Сиротка. — Ты бы кровь свою отдал добровольно?

— А я и отдал, — совершенно спокойно сказал Пепе. — Вот этому дурачку.

Озипринш хрипло застонал и зачмокал в подушку.

— Пепе, — встрял я, — может, повторить надо?

Гарута покачал головой.

— Не думаю. Пользы особой нет, сам видишь. У твоего дружка, я думаю, вампирические склонности… Высмоктал не меньше кварты, на полгода меня состарил, так что исключено. Тут другой выход намечается, без излишеств.

— Какой? — хором спросили мы с Сироткой.

— Очевидный. Сильфа Брю.

— А не пожалеешь?

— Я уже так с вами влип, — а все из-за тебя, Ворон! — ну, и потом — свои же люди, сочтемся, а Брю сейчас в перстне сидит без дела.

И с тем вышел из кельи. В прихожей раздался несильный хлопок, прозвучал приятный аккорд, и послышались тихие голоса и возня. «Ну, Брю, Брю, дело есть…» — «Всегда дела…» — «Светом клянусь, после…» — «Про-отивный!» — «Брю, тише, тише…»

Минут через пять Пепе вернулся, несколько встрепанный. Сел опять на подоконник.

— Ну, будем ждать.

— А она…

— Если у Физорга пиво есть, она достанет. Главное, чтобы сама не соблазнилась между делом. И чтобы не опоздала.

Наступила тишина. Чтобы успокоить душу, я то считал удары сердца, то наводил самому себе пустяковые малые галлюцинации: экзамен по профилистике, портрет магистра Якенса в кружевных подштанниках, учебный бой падре Карраско с отцом Антонием Хрисокомовым. Но сердце билось трепетно, экзамен сдавался на двойку с плюсом, отец Антоний уступал иезуиту, и все в том же духе. От Сиротки пахло уже не хлебом, а дрожжами — он тоже нервничал. Я слышал, как он то и дело бормотал: «Выучусь… стану могучим и сильным… за Портера, за Лагера… за всех!» Пепе с подоконника перебрался к постели Озипринша — кровью больше не поил, но взял потерпевшего от Темпорофагии за руку и так сидел, ни слова не говоря. Время от времени рассеянно свертывал самокрутку, и тогда запах чернослива плавал в комнате, перебивая дрожжевую волну.

Я не знал, на что мы надеемся: «Даже если сильфа Брю и добудет пива — что потом? Плохи наши дела — умрет Ози, начнут разбираться — и много ли мне утешения, что вместе со мной пострадает мой родственник, да еще этот — бедолага-наследник… Эх, Ози, Ози…»

Тоненький звук вывел меня из тоскливых блужданий. Как будто кто-то смеялся во всех углах нашей кельи сразу. Веселые блики заскакали по столу, по останкам миелозавруса, вспыхнули в стекленеющем глазу Озипринша.

— Брю?

Сильфа снова захихикала.

— Пиво принесла?

Что-то зашипело, зажурчало. Сиротка толкнул меня в бок, поднявшись на четвереньках в совершенно собачьей стойке. Откуда-то из подпотолочной тьмы пролилась и ударила в пол невидимая в потемках струя.

— Кружку! — страшным голосом вскричал Гарута. — Она пьяная, сейчас все разольет!

Я кинулся к столу, схватил, что под руку попалось, — и вовремя. Струя иссякла через несколько секунд, но у меня в руках была полная умывальная миска чудесной жидкости. Сиротка Эльдар ахнул и повалился лицом в пролитое на пол. Сильфа еще раз прыснула смехом, бренькнуло стекло, что-то еще звякнуло об пол. Пепе коротко ругнулся и затеплил сферу на малой мощности.

— Ставь сюда. Кружка будет?

Я кивнул — говорить не мог от возбуждения. Гарута снял все перстни, браслет и золотую цепь Мерлинского стипендиата, трижды поплевал на ангела-хранителя и приступил к делу. Я молчал и вякнуть боялся насчет загадочного действия. Скоро рассвет. Нужно хотя бы попытаться…

— Треска где?

— Что?

— Я спрашиваю, треска где, яйцо ты ненасиженное… а, вот… Ну, так. Свет?

— Какой?

— Несолнечный, дубина, фонарик есть?

— А у тебя?

Гарута оскалился так, что я отшатнулся и стал шарить в тумбочке. Фонарик не попадался добрых двадцать секунд, и я чувствовал, что мне не миновать проклятия.

— На… орешь тут…

— Я не ору… Помощник чародея из тебя никакой.

Он уже смешал все, поводил над кучкой, облучая несолнечным светом. Перетертые борзоподы, киндзадза и тресковые хвосты воняли гадостно, и я даже пожалел Озипринша, что бы ни предстояло ему сделать с этой смесью в комбинации с пивом. Пепе вылил пиво в кружку… и задумался. Я со страхом следил за ним: «Сомневается!» Пепе вот-вот мог отказаться — шансы-то невиданно низкие, а с кастамирскими заклятиями шутки плохи. Это я знал понаслышке, а сейчас мог и лично убедиться.

Все же Пепе решился на риск. Я расслышал, как он повторяет негромко слова заклинания. Профиль его был мрачен. Недобрые предчувствия читал я в линии рта и бровей. «И кружку пива…»

— Оболонь!

Пепе едва не выронил снадобье на одеяло.

— Что?

Мы оба уставились на Сервессера-младшего. Заплаканный, с пивными потеками на лице, он протягивал нам что-то, какую-то маленькую штучку… Глаза наследника сияли.

— На полу нашел! Наше пиво, — с неизъяснимой нежностью выговорил он. — Наше пиво, «Оболонь», вот знак!

Я взял у него кусочек металла — крышку от бутылки. На ней изящными знаками было выведено: «Оболонь», в круге — красивый сложный герб.

— Пепе, — вскричал я, чувствуя себя решительно самым умным, — это не глагол! Это и есть пиво!

Но Пепе и без того уже сражался с Озиприншем. Проклятый старик, лежавший тише воды ниже травы, вдруг решил, что прежде последнего часа его собираются отравить. Ози сопротивлялся, пускал слюни, кашлял, но все же лекарство мы в него затолкали. Первый глоток пива влили с ложечки.

Что тут началось!

И колбасило нашего Ози, и корячило, вздрючивало и загибало в немыслимые узлы, но, в конце концов, кончилось все хорошо.

К Ози вернулись его юные годы, и, как вскоре стало ясно, его буйное разгильдяйство, от чего он потом не раз еще пострадал.

Я избежал опасности увольнения «за пособничество», и к тому же магистр Оглоблишвили пригласил меня в «Записки сумасшедшего» — художником по гриму.

Сиротка Сервессер проделал в заветной крышечке отверстие и носил ее на груди, как дорогую реликвию.

О том же, как Пепе Гарута уладил свои сложные дела с легкомысленной Брю, и какие последствия имело пребывание наследника Сервессеров Раздольненских в нашем колледже, и какая судьба ожидала Физорга бен Дудама — об этом расскажу не здесь и не вам, потому как есть История Вторая и Третья, Четвертая, Пятая…

И так далее, покуда не кончится пиво.

Олег Овчинников МАСЕНЬКИЙ ПРИНЦ

Моему брату Игорю,

большому любителю пива «Оболонь»,

в день его двадцатишестилетия.


— Хмм… «Оболонь»? — с сомнением повторил Командор и погладил левый подлокотник кресла. Потом сместился вправо и погладил правый подлокотник. Невозможность выполнить оба этих элементарных действия одновременно слегка раздражала.

— Да, «оболонь» или «оболоня», — подтвердил ксенолингвист. — Местная морфология допускает два варианта написания.

— Хмм… Жаль, что мы не уточнили правильный еще при первом аудиовизуальном контакте. Еще месяц назад я ни за что бы… — Командор вздохнул. — Верно говорят, что опыт уходит с возрастом. И что же представляет собой эта самая «оболоня»?

— Пока неясно. Но Эрик Глаза-и-Уши с минуты на минуту должен завершить сканирование планетарной ноосферы в поисках информации. А вот, кстати, и он.

Дверь командорской каюты бесшумно скользнула в сторону, и на пороге возник Эрик. Он провел ладонью по воспаленным глазам, осторожно, словно боясь обжечься, потрогал мочки пылающих ушей и пояснил смущенно:

— Это варварская планета, мой принц! Похоже, здесь не слыхали о возрастных цензах на информацию. Все, что угодно, — в свободном доступе. Даже… Даже… — Губы его задрожали.

— Успокойтесь, мой друг, — сказал Командор. — Я понимаю глубину вашего потрясения. Что поделать, в нашем положении выбирать не приходится. Кто бы ни протянул нам руку помощи, мы должны принять ее с благодарностью. Даже от варваров. Но скажите, Эрик, удалось ли вам пролить свет на интересующую нас проблему? Что такое «оболоня» и с чем ее едят?

— Оболонь, — поправил Эрик и нашел в себе силы прямо посмотреть в глаза принца — светло-голубые, в обрамлении мелких полупрозрачных ресничек. — И ее не едят, а пьют. Насколько мне удалось выяснить, так называется сорт пива.

— Пива? — недоуменно повторил Командор. — Что такое «пива»?

Информационный суперсенсор по прозвищу Глаза-и-Уши замялся.

— Это не так просто объяснить. По одним источникам пиво является алкогольным напитком. По другим оно не подпадает под действие закона о рекламе алкогольной продукции, и приобрести его может кто угодно. Даже… Даже… — Его подбородок упал на грудь, а плечи мелко затряслись.

— Ну, — поторопил Командор. — Пожалуйста, возьмите себя в руки.

Эрик сжал пальцы в кулаки, сделал глубокий вдох и выпалил в порыве отчаянной решимости:

— Лица, не достигшие восемнадцати лет. — Потом вскинул голову и добавил в свое оправдание. — Не подумайте, мой принц, что я искажаю факты. Конкретно это место я просканировал раз десять!

— НЕ достигшие? — негромко ахнул ксенолингвист. — Не «достигшие», а «НЕ достигшие»? Святая Корона, это поистине варварская планета!

Командор не удостоил вниманием его причитания. Он потеребил кончик носа и попытался наморщить лоб, но, конечно же, не смог этого сделать по вполне объяснимым с точки зрения физиологии причинам.

— Алкогольный напиток? — пробормотал он. — Закон о рекламе?

— Я же говорил, что это непросто объяснить, — напомнил Эрик, чуть не плача.

— А впрочем… Нет времени разбираться. Минута промедления может стоить жизни. Удалось ли вам выяснить главное? Где находится эта загадочная «оболонь».

— Да, мой принц. Вот здесь.

Эрик сделал шаг к зависшему посреди каюты голографическому изображению планеты, мягко крутанул переливающийся шар в ладонях и уверенно ткнул пальцем в какую-то точку на его поверхности.

— В таком случае — вперед! — отдал приказ Командор. — Кстати, кто-нибудь… снимите меня с этого кресла.


«А может, не мудрствовать? Взять и написать, мол, „Оболонь — Экспортное“?» — лениво размышлял Максим, развалясь в непривычно мягком кресле своего начальника, этим утром — пустующем… то есть, уже нет. Со строгим вертящимся стульчиком, на котором Максим обычно отсиживал свое, скажем так, рабочее время, кресло Валерия Александровича не шло ни в какое сравнение. Расслабляться в таком было одно удовольствие, а работать… Работать, как ни странно, по-прежнему не хотелось. Особенно когда во всем отделе остался ты один, никто не зыркает из-за пресс-папье, не рычит человеческим голосом: «Ты, Широбоков, это, кончай мне тут дисциплину разлагать. Ночью зевать будешь».

Нет, «Экспортное» не пойдет, решил Максим пару зевков спустя. Хоть оно и предназначено по большей части на экспорт, но нельзя так-то уж, в лоб. Импортеры на название вряд ли купятся, а свои, наоборот, чего доброго, обидятся, не станут брать.

Он снова взял со стола двухлитровую баклажку с опытным образцом и задумчиво покачал на ладонях.

Однако, тяжеленькая! Может, так и назвать — «Золотое»? Хотя нет, было уже — «Клинское». Тогда «Платиновое»? Тоже нет, «Тинькофф» раньше нас подсуетился. А может…

Закончить мысль Максиму не дала дверь кабинета, отлетевшая в сторону и с грохотом впечатавшаяся в стену. «Все равно ничего путного в голову не идет», — по инерции додумал он, машинально съеживаясь в начальственном кресле и из-за пресс-папье во все глаза рассматривая странных посетителей. К счастью, они не были похожи на группу захвата или исполнительных приставов от налоговой, нагрянувших с внезапной инспекцией в штаб-квартиру преуспевающей пивоваренной компании. Строго говоря, они вообще ни на кого не были похожи.

Первым в комнату пригнувшись шагнул громила двухметрового роста, от мощной шеи до пят затянутый в черную кожу, щедро сдобренную заклепками, шипами и обручами из какого-то тусклого светлого металла. Постоял, заполняя собой дверной проем, огляделся и сделал шаг в сторону. Того, кто вошел следом, Максим разглядел не сразу. Помешала инертность мышления и пресс-папье в виде выполненного из дымчатого хрусталя космического корабля, процентов на семьдесят загораживающее обзор. Только осторожно выглянув из своего укрытия, Широбоков разглядел едва выступающую над столом макушку, украшенную редкой порослью светло-золотистых волос и короной из все того же тусклого металла, правда надетой почему-то зубцами вниз. Следом за коротышкой в короне в кабинет одновременно вошли два мальчугана лет девяти, одетые в яркие камзольчики разных цветов. Тот, что в синем, был необычайно глазаст и лопоух. Зеленый камзол второго, словно студенческая шпаргалка, был испещрен разнообразными значками, иероглифами и рунами.

Обведя комнату взглядом, зеленый растерянно обернулся к синему.

— Опять никого! — сказал он. — Глаза-и-Уши, неужели на этот раз тебя все-таки подвел нюх?

— Не может быть, — отмахнулся синий и подобно радарной антенне повел головой из стороны в сторону, присматриваясь и прислушиваясь. — Здесь определенно кто-то есть, просто мы его не видим.

Максим в сотый раз обругал себя за то, что явился на работу в выходной день, лелея в душе робкую надежду на оплату сверхурочных, посетовал, что не может слиться с окружающей обстановкой, как хамелеон, и попытался в меру скромных возможностей стать еще незаметнее. Однако затея его провалилась с треском, хрустом и скрипом. То есть, наоборот: сперва под Максимом предательски скрипнуло кресло, потом захрустел под подошвой брошенный мимо корзины бумажный листок, и наконец треснуло в двух местах случайно задетое локтем пресс-папье.

Поняв, что замечен, Максим подобрал космический корабль с ковра, чья толщина и ворсистость мало способствовали мягкой посадке. Покачал головой, разглядывая витую трещину между жилым модулем и ходовой, водрузил на прежнее место и снова деловито нырнул под стол. Крякнув, дотянулся до скомканной бумажки, аккуратно расправил на коленях и с глубокомысленным видом прочел собственноручно сделанную запись: «Оболонь — Максолитовое? Фу!».

— Вот же он! — в один голос воскликнули пацаны, как будто отставшие от новогодней маскарадной процессии. «Ровно на месяц», — мысленно добавил Широбоков, скользнув взглядом по страничке перекидного календаря с надписью: «1 февраля».

— Кто здесь? — вздрогнув — надо заметить, весьма реалистично, — спросил он.

Кожаный великан в два гигантских шага пересек кабинет, навис над вжавшимся в кресло Максимом и поманил его похожим на рукоятку меча пальцем.

— Вы… ко мне? — уточнил Максим, опасливо глядя на уходящие ввысь плечи, которые, вопреки законам перспективы становились чем выше, тем шире.

— Гы… — осклабился гигант, а откуда-то из-за стола, с того места, где маячил притопленный поплавок коронованной макушки, неожиданно послышалось:

— Это зависит от того, что вы из себя представляете. Нам нужен главный по «Оболони», это вы?

Вопрос был задан детским голоском, но таким тоном, что Максим, пожалуй, не посмел бы промолчать в ответ даже без стоящего над душой великана. Он только помедлил немного, собираясь с мыслями.

Главный по «Оболони»? Это как посмотреть. С одной стороны, работает он тут без году второй месяц, зарплату вот до сих пор испытательную получает. Испытывают на нем, значит, долго ли протянет молодой специалист на таких деньжищах. С другой стороны, накануне вечером, отправляясь во Франкфурт на пивную ярмарку, Валерий Александрович подчеркнул — и словесно, и властным взмахом бровей, — что оставляет Максима за старшего. Правда, только в своем отделе и только до понедельника… Но кто его знает, не озвереет ли эта клепаная туша, не застав искомого человека на рабочем месте? Однако и врать в такой компании казалось небезопасным. А вдруг тот лопоухий глазастик может на слух отличить правду от лжи?

Промучившись минуту, Максим выбрал из множества в принципе правдивых ответов единственный интуитивно верный.

— В настоящее время — да, — осторожно сказал он.

— Отлично! — донесся бодрый писк из-за стола. — В таком случае… Грюэль, а ну-ка поставь меня во-он туда!

Великан послушно нагнулся и с бережностью, какую в нем трудно было заподозрить, поставил на сиденье стула для посетителей своего маленького господина. Как и следовало ожидать, им оказался ребенок, почти младенец, от силы двух лет от роду. Помимо короны, он был облачен в мягкие сапожки и блестящий белоснежный плащ, похожий на сложенные за спиной ангельские крылышки. При взгляде на Максима на пухлощеком личике малыша проступило недетское недоверие.

— Хмм… А вы уверены, что именно вы здесь самый главный?

— Ну-у… Если принять во внимание, что кроме меня сейчас во всем здании только пара уборщиц и охранник… Кстати, как вам удалось миновать пост?

— О чем это он, Карл? — младенец нетерпеливо обернулся к ребенку постарше, в зеленом камзоле с буковками.

— По-моему, его беспокоит судьба того забавного человека, который пытался помешать нам войти, — сделав шаг вперед, почтительно поклонился тот.

— Ах, вот оно что. Да, нам пришлось его нейтрализовать.

— Эээ… — сказал Максим и покосился на скрещенные на груди руки великана, толщиной больше напоминающие ноги.

— Не волнуйтесь, с ним все в порядке. Мы просто воспользовались симпатайзером. Если хотите, можете взглянуть на своего товарища.

К этому моменту Максим был рад воспользоваться любым предлогом, лишь бы отсрочить продолжение опасной беседы. С трудом разминувшись с великаном, он на ватных ногах добрался до двери кабинета и, крепко ухватившись за косяк, выглянул в коридор.

С того места, где стоял Максим, пост охраны был виден великолепно. Два стола, составленные буквой «Т», стул и сидящий на нем Сергеич. Ростом и шириной плеч лишь самую малость уступающий кожаному гиганту, развлекающийся на досуге жонглированием двухпудовыми гирями и плетением японских журавликов из восьмидюймовых гвоздей, он сидел вполоборота к Максиму и с восторгом любовался на красный светящийся шарик на свой широкой, точно блин от штанги, ладони. Не замечая ничего вокруг, Сергеич то отводил руку с шариком подальше и восхищенно цокал языком, то подносил к самому лицу и вытягивал губы трубочкой, как будто собирался поцеловать ярко-красную точку. Последний раз подобную экзальтацию на лице стража порядка Максим наблюдал с месяц тому назад, после того как Сергеич рядком уложил вдоль плинтуса четверых забредших в офис погреться подвыпивших дембелей. Кажется, он даже нашептывал шарику нежные слова!

Вернувшись на свое место — вернее сказать, на место Валерия Александровича, оккупированное незаконно и, по всей видимости, на беду, — Максим обнаружил, что больше не боится. На место страха и нервной напряженности пришли апатия и полное равнодушие к своей дальнейшей судьбе. В частности, он совершенно не обиделся, когда наглый карапуз в кресле напротив, буравя Максима пытливыми глазенками, пролепетал:

— И все-таки мне хотелось бы быть уверенным на сто процентов. Скажите, нет ли кого-нибудь в вашем окружении, пусть не такого главного, но… помладше?

— Нет, — буркнул Максим, и уронил локти на столешницу, придавив сверху тяжелой головой. В самом деле, куда уж младше? «Младший маркетолог» — вот что напишут в его трудовой в том случае, если он успешно завершит испытательный период. То есть по крайней мере доживет до его окончания.

— Что ж… — По лицу карапуза было видно, что он на что-то решился. — В таком случае нам, видимо, придется иметь дело с вами. Надеюсь, вас не слишком задело мое, позволю себе заметить, вполне естественное недоверие?

— Отнюдь, — в тон наглецу обронил Широбоков.

— Вот и славно. В качестве извинения могу отметить, что, несмотря на преклонный возраст, я не наблюдаю на вашем лице явных признаков вырождения, — продолжал издеваться недомерок в короне. — У вас осмысленный взгляд и связная речь. Должен признать, для своих лет вы замечательно сохранились. Таких, как вы, у нас называют вундер… вундер… — Крошечные пальчики неуклюже щелкнули.

— Вундеральте, мой принц, — немедленно пришел на помощь зеленый камзол.

Преклонный возраст! — поморщился Максим. Да ему только в марте стукнет восемнадцать!

Если, конечно, шипованный амбал с наковальнями вместо кулаков не стукнет его раньше.

— У кого это у вас? — равнодушно спросил Широбоков. — Откуда вы вообще взялись?

— О, это долгая история! — предупредил зеленый камзол, а синий закатил огромные глазищи к потолку, как будто отыскивая на нем микроскопические трещинки.

— Ничего, — успокоил Максим, вспомнив Сергеича и его новую любовь, яркую и, похоже, взаимную. — Думаю, до завтрашнего утра нас никто не хватится. Валяйте, рассказывайте.

И ему рассказали.


Когда король Нюк, повелитель маленького планетарного государства Чальдина, начал забывать свое несложное, в сущности, имя, природа смилостивилась над стариком и послала ему наследника. Ребенок, едва начав говорить, окрестил себя Ромуальдом и потребовал от отца не затягивать процедуру передачи полномочий. Поэтому когда наследник окреп настолько, что научился отрывать от стола королевскую печать, старый монарх с облегчением снял корону со своей, потемневшей от прожитого, головы и переложил на юную головку Ромуальда, а сам удалился на покой. Неожиданно для себя он увлекся бодибилдингом, парасерфингом, фридайвингом и прочими невинными забавами, которыми любят тешить себя пенсионеры, благополучно миновавшие шестнадцатилетний рубеж. А поскольку экс-королева по-прежнему повсюду сопровождала своего супруга, то не было ничего удивительного в том, что три года спустя, где-то в промежутке между двадцатидневным марш-броском через пустыню и восхождением на ледяной пик, она принесла мужу второго ребенка, тоже мальчика.

Весь первый год своего существования ребенок молча сносил тяготы экстремального образа жизни, болтаясь в походном рюкзачке за спиной у матери, однако по истечении этого срока вежливо попросил представить его ко двору, как того требует закон и правила приличия. Переглянувшись и совместными усилиями вспомнив, что означает «ко двору», бывшие король и королева поудобнее перехватили весла (а дело было во время скоростного сплава по горной реке) и направили тримаран вверх по течению, туда, где на самой вершине окруженные нимбом облаков вырастали из гранита стены и башни их фамильной резиденции.

Однако «ко двору» молодой принц не пришелся. Ромуальд встретил новоявленного брата, мягко говоря, без энтузиазма и даже отказался от беседы с ним, нарушив тем самым неписаное правило об уважительном отношении к младшим. Причину подобного поведения нетрудно было понять. Избалованный властью Ромуальд в свои четыре с хвостиком чувствовал себя еще вполне способным позаботиться о доверенной ему планете-государстве, и не горел желанием передавать бразды правления в чужие, пусть даже более достойные, руки. Закон о наследовании недвусмысленно требовал от него уступить свои права младшему отпрыску королевского рода, но амбиции не позволяли это сделать. А может быть, бремя власти сыграло с монархом злую шутку, заставило раньше времени растратить отпущенный запас сообразительности, и теперь он не отдавал отчета в своих действиях. Как бы то ни было, вместо того чтобы усадить младшего брата на трон и водрузить на его голову корону, Ромуальд решил отправить неугодного родственника в изгнание. Сослать на необитаемый остров. Заточить в острог. Словом, куда угодно, лишь бы подальше и на подольше. Придворное окружение Ромуальда не осмелилось оспорить его решение, поскольку по большей части состояло из разменявших второй десяток ретроградов, согласных на все, только бы тихо провести остаток сознательной жизни на нынешних должностях. Лишь несколько возмущенных голосов прозвучало в поддержку законного наследника и древних традиций. Родители опального принца, к тому времени с трудом различавшие право и лево, также не могли оказать сыну существенной поддержки в борьбе за трон. Правда, в один из редких моментов просветления отец Нюк торжественно вручил сыну свои потрепанные боксерские перчатки.

В такой ситуации маленькому принцу не оставалось ничего, кроме как, не дожидаясь решения своей участи, вместе с горсткой сторонников запрыгнуть в первый попавшийся звездолет и, не найдя помощи и сочувствия на родной планете, попытаться отыскать их на одной из соседних.


— И вот мы здесь, — закончил свой рассказ Командор, самонареченный лидер крошечного отряда повстанцев.

— Так ты… вы действительно принц? Надо же! А я ведь как только увидел вас… тебя — сразу подумал: вот он, маленький принц! — признался Максим, от волнения путаясь в местоимениях и пряча за ладонью улыбку глупого умиления.

Он поверил Командору сразу и безоговорочно. Не только из-за красного шарика, отключившего здоровяка-охранника не хуже, чем удар рельсой в лоб. И не оттого, что увидел сразу трех не по годам смышленых мальчишек. Просто вот так посмотрел в голубые, словно Земля на снимке со спутника, глаза малыша, перевел взгляд на пресс-папье в виде ракеты, которая уже никогда не взлетит, потому что треснула в двух местах, — и поверил.

Наверное, потому, что очень хотел поверить. И в глубине души всегда ожидал чего-то подобного.

— Принц, — со вздохом повторил мальчуган. — Увы, только по происхождению.

— Но эта корона…

— Корона? — Тонкие губы сложились в горькую ироническую усмешку. — Эта дешевая платиновая поделка? О, нет, это терновый венец, зубцы которого впиваются мне в кожу, чтобы я ни на мгновение не забывал о пережитом позоре и унижении. Но ничего, придет время — и этот символ изгнания заменит настоящая корона Чальдины, сверкающая, из чистейшей, благороднейшей жести!

— Но… почему? — спросил Широбоков, окончательно растерявшийся при упоминании платины и жести.

— Что «почему»?

— Все почему! — Усилием воли Максим заставил роящиеся в голове вопросы выстроиться по порядку. — Прежде всего, почему у вас… извиняюсь… чальдейцев?

— Чальдиниан, — поправил его зеленый камзол.

— Ага, чальдиниан… такие странные традиции наследования? Почему трон и корона должны достаться младшему сыну короля, а не старшему, что было бы логичнее?

— То есть… как это? — опешил принц. — Что значит логичнее? — И так посмотрел на Максима, словно раскаивался в своих недавних словах об осмысленном взгляде и связной речи. — Но ведь… чем человек моложе, тем он умнее, разве нет? — Заговорил он тоном взрослого, которому приходится объяснять ребенку очевидное. — Когда мы появляемся на свет, наш мозг хранит в себе все, что когда-либо знали и помнили наши предки. Родовая память, неужели вы забыли об этом? Почему младенец молчит первые месяцы жизни? Потому что все знает!

— Шутка, — вполголоса прокомментировал лопоухий.

— Гы-ы! — с готовностью ухмыльнулся Грюэль на зависть тыкве-рекордсменке, выпотрошенной на Хэллоуин.

— Естественно, шутка, — согласился принц. — Но с изрядной долей правды. По крайней мере говорить и забывать человек начинает примерно в одном и том же возрасте — в районе года. До этого момента он в полном объеме владеет обобществленным опытом, который успели накопить его предки. После него — каждый день, если не час, что-нибудь теряет, растрачивая знания по крупицам. Мало кому удается сохранить к пятнадцати годам хотя бы маленький чемоданчик из того огромного багажа знаний, который дается нам изначально. Большинство подходит к этому рубежу налегке: интеллект на нуле, зато отлично развиты рефлексы, которым не мешает — прошу прощения за каламбур — излишняя рефлексия. Вот как это происходит на Чальдине. А у вас, землянинов, разве не так?

— Землян, — уточнил Максим. — Что вы, совсем не так! Нам ничего не дается от рождения. Ну, кроме зычного голоса и скверного характера. Чтобы овладеть знаниями, землянам приходится долго и упорно учиться.

— Нам тоже приходится учиться — чтобы не так быстро забывать. В определенном возрасте каждый чальдинианин обязать выбрать себе имя и будущую профессию. После этого он день за днем тренирует память, чтобы важные для него воспоминания оставались с ним как можно дольше. Например, Карл постоянно освежает свои познания в области лингвистики, Эрик каждую свободную минуту оттачивает навыки информационного сканирования, а я… я пытаюсь не разучиться управлять государством. И пока этого не произошло…

Когда Командор умолкал, он становился неотличим от обычного ребенка. Сейчас, с поджатыми губками и мокрой дорожкой на щеке, он напоминал малыша, у которого обманом отняли любимую игрушку… или любимую планету.

— Понимаю, понимаю. — Максим поспешил отвлечь собеседника от тягостных дум. — А теперь — внимание, вопрос на миллион! Я-то чем могу быть вам полезен?

— Мы не знаем, — признался принц. — То есть, не знаем, чем, но точно знаем, что это должны быть именно вы.

— Это еще откуда?

— Объясни ему, Эрик.

— Хорошо, мой принц. — От пронзительного взгляда синего камзола Максим поежился. — Прежде чем высадиться на вашу планету, нам удалось настроить инфопортал и при помощи голопроекции вступить к контакт с одним из местных жителей. Он и посоветовал обратиться за помощью к вам.

— Ко мне? — Максим недоверчиво хмыкнул, мысленно прикидывая, кто из его знакомых способен на столь глупую шутку. — А кто это был?

— Источник, достойный доверия, — уклончиво ответил Эрик, затем опустил свои невозможные глаза и даже, как показалось Широбокову, слегка уменьшил размах ушей. — То есть… так нам казалось тогда. Мы же не знали, что у вас, землян…

— Это уже не имеет значения, — прервал его лепетания маленький принц, снова становясь Командором. — Наш пилот как раз сейчас переживает кризис среднего возраста — ему скоро десять! Еще неделя промедления — и он разучится водить звездолет. Так что либо нам поможете вы, либо никто. Решайтесь!

— Да я не против помочь, — попытался объяснить Широбоков. — Просто никак не возьму в толк, чем. Мне нет еще восемнадцати, в армии не служил, из видов оружия владею разве что лопатой. В случае чего могу правильно надеть противогаз и разобрать автомат за полминуты. Насчет собрать — и то не уверен. Да, в детстве я, как и все, мечтал стать космонавтом, но стал пока что только младшим маркетологом в компании, которая производит пиво, и я просто не знаю…

— Пиво? — перебил его Командор. — Давно собирался спросить, что такое пиво?

— Ну… это… — Как часто бывает при попытке определить элементарное понятие, Максим испытал затруднение. — Пиво оно и есть пиво. Вот!

Он взял со стола баклажку безымянного пока продукта и машинально открутил крышечку.

— Ммм, как приятно пахнет, — прокомментировал Командор, придвигаясь поближе.

Эрик и Карл тоже приблизились к столу, точно загипнотизированные, а Грюэль, который и так стоял вплотную, склонился над откупоренной бутылкой, поводя из стороны в сторону огромным, как двухсотваттная лампочка, носом.

— Хотите попробовать? — растерянно предложил Максим.

Четверо инопланетных гостей только громко и согласованно сглотнули.

Совершив далеко не первый за сегодня должностной проступок, Широбоков достал из тумбочки Валерия Александровича, переоборудованной в минибар, несколько разнокалиберных сосудов. С горкой наполнил кружки себе и великану. Не экономя на пене, размашисто плеснул в граненые стаканы Эрику и Карлу. Подумав, капнул и принцу — самую малость, на донышко рюмки, но все равно некоторое время потом чувствовал себя неуютно, как будто спаивал малолетних. Предложил:

— Ну… за встречу?

— Да. За встречу и за нашу победу! — провозгласил принц и серьезно кивнул Максиму, подняв рюмку на уровень глаз. — С вашей помощью.

Максим пожал плечами и отхлебнул из кружки.

— Ммм… На вкус она еще приятней, — заметил Командор, поправляя съехавший на лоб терново-платиновый венец.

— Оно, — внес поправку дотошный лингвист. — Пиво среднего рода.

— Я имел в виду не любое пиво, а конкретно «Оболонь», — холодно возразил Командор.

— Прошу прощения, мой принц, — потупился Карл. — Вы совершенно правы. Это восхитительный напиток. И, если хозяин не против, я бы не отказался повторить.

— В самом деле, — поддержал принц, теплея лицом от одного взгляда на бутылку с неровной надписью «ОБРАЗЕЦ» на обычном листочке, заменяющем этикетку.

— Гы-ы, — по-своему выразил согласие Грюэль.

— А мне, значит, весь вечер разливать? — поворчал для вида Широбоков.

— Ну вы же главный по «Оболони»! — резонно заметил Эрик.

Максим снова пожал плечами и разлил по второй.


— Эй, Грюль! Грю-уша! — страшным шепотом говорил он несколько часов спустя. — Ты это, слышь? На ночь корону положи куда-нибудь на холод. В морозильник там или что у вас вместо него. Чтобы с утра, значит…

Великан остановился и обернулся в дверях. На его руках, свернувшись домашним котенком, мирно посапывал принц. Терновый венец, чтобы не потерялся, Грюэль нахлобучил себе на макушку, но из-за несоответствия размеров символ мученичества постоянно соскальзывал набок, норовя повиснуть на ухе огромной серьгой. На левом плече великана болтался Эрик. Его глазные яблоки, размером не уступающие крупному ранету, беспорядочно двигались за полуприкрытыми веками, отчего казалось, что и во сне суперсенсор продолжает сканировать информационное пространство. Карл пока еще стоял на собственных ногах, держась за правый локоть Грюэля. Развернувшись вместе с гигантом, он широко улыбнулся Максиму и послал ему воздушный поцелуй.

Грюэль молча кивнул и вышел, бережно прижимая к груди спящего принца. Широбоков так и не понял, дошло ли до великана хоть что-нибудь из сказанного.

— Значит, завтра на рассвете, как договорились. На старой автостоянке за кольцевой, — на всякий случай напомнил он гулкой пустоте коридора.

Никто не ответил ему. Даже Сергеич, который, положив под щеку кулак, спал на своем рабочем месте. Из кулака наружу пробивалось едва заметное красноватое свечение, а на расслабленном лице охранника читалась полная гармония между внешним и внутренним миром.

— Ну и хорошо, — сказал Максим, закрывая за собой дверь.

В самом деле хорошо. Даже замечательно.

Первые в истории взаимоотношений двух рас переговоры прошли успешно. Можно сказать, на высшем уровне.

Прежде всего само собой родилось название для нового сорта пива. «Оболонь — Королевское», на вкус Максима, звучало неплохо. Командор и Эрик разделили его точку зрения, Карл хотел было предложить вариант «Последний довод», но вовремя вспомнил о субординации, а довольное «Гы-ы» великана никак не сказалось на результатах голосования.

Кроме того, на взлете фантазии Максим по инерции придумал название для следующего сорта пива, безалкогольного, производство которого планировалось начать через неделю.

Первую партию нового брэнда — две упаковки «Королевского» баночного — Широбоков тут же выгодно продал. Вернее, обменял на два платиновых браслета, которые до этого украшали грюэлевские запястья, то есть, выражаясь яснее, отличались нешуточными размерами. И хотя Максим не знал текущих цен на платину на мировом рынке драгметаллов, он в любом случае полагал итог сделки неплохой прибавкой к испытательной зарплате.

А ведь этот контракт стал только первой вехой в истории продолжительного, как он надеялся, сотрудничества Земли и Чальдины, в котором самому себе Максим отводил скромное место главного менеджера по межпланетному экспорту.

Так что, если подумать, иногда приходить на работу в воскресенье очень даже полезно.

С этими мыслями Максим подошел к окну, достал из-за шторы последнюю, чуть ли не с боем отобранную у великана баклажку, на дне которой еще что-то плескалось, и, запрокинув голову, выхлебал ее прямо из горлышка. После чего зажмурился, потряс головой и изрек с чувством:

— За мирный космос!


— Ваша корона, принц! — сказал Карл, старательно глядя в сторону.

После вчерашних приключений у Командора тоже не было желания встречаться с ним глазами. Да и вообще долго держать их открытыми казалось сущей мукой.

— Холодненькая! — вяло обрадовался он, надвигая корону пониже на лоб.

Пожалуй, никогда еще прикосновение тернового венца не было таким приятным, подумал принц, усмехнулся своей мысли и тут же об этом пожалел.

— По-моему, кое-кто вчера отвратительно себя вел, — охнув, пробормотал он.

— За кое-кого не отвечу, но вы, мой принц, были, как и всегда, сама безукоризненность, — тактично соврал ксенолингвист.

— Да? — В голосе Командора прозвучало сомнение. — Между тем даже то, что я помню, повергает меня в смущение. А ведь, кажется, я помню далеко не все.

«И слава Короне!» — мысленно поблагодарил Карл, вспоминая, как принц прыгал и крутился на стуле, глупо хихикал, а в ответ на неожиданное предложение Максима: «Хочешь, я нарисую тебе барашка?» — влез на стол и стал изображать этого самого барашка в своей оригинальной интерпретации.

— Ну да все это пустяки по сравнению с главным, — пришел к утешительному выводу принц. — Главное же заключается в том, что источник не соврал. Максим Широбоков действительно оказался именно тем, кто нам нужен, а его замечательная «Оболонь» — тем тайным оружием, которое поможет нам восстановить… восстановить… восстановить попранную справедливость, — с третьей попытки выговорил он, снова охнул и заметил: — Однако!

— Воды? — понимающе уточнил лингвист.

— Пожалуй, да, — согласился принц, на всякий случай воздержавшись от кивка. Напившись, он продолжил: — Как показал вчерашний эксперимент, земное пиво действует на чальдиниан, как аттрактивные феромоны на животных, — иными словами, неудержимо влечет. Его хочется пить снова и снова, снова и снова, снова и… — Карл сдержанно кашлянул в кулак, и Командор поднял на него глаза, взгляд которых мало-помалу прояснялся. — В общем, пока не закончится. Одна беда: в больших количествах пиво плохо сказывается на мыслительных способностях и общем состоянии организма. Причем, что немаловажно, в первую очередь оно выводит из строя самых мудрых. Вы тоже это заметили, Карл?

— О да! — ответил тот и не стал ничего добавлять, хотя мог бы. Как тут забудешь! Он отлично помнил, что первым прикорнул на столе его будущее величество, немного погодя отключился Эрик. Дальнейшее, правда, он помнил уже не так хорошо. Как бы то ни было, лучше всех эксперимент перенес безмозглый Грюэль. Он добрался до звездолета сам, дотащил остальных и, кажется, у него даже не болела голова наутро.

— Мы обязательно должны использовать уникальные свойства «Оболони» в нашей борьбе, — заявил принц. — Для этого нам нужно, чтобы пиво каким-то образом попало на глаза Ромуальду. Каким именно — дело техники. Например, мы принесем его в качестве символического дара в знак нашего добровольного отказа от престола. Будто бы. Он сделает глоток и не сможет остановиться. Как самый мудрый — в своем окружении, конечно, — Ромуальд падет первым. Его приспешники, лишившись своего лидера, будут уже не так опасны для нас. Да, только сперва перельем пиво из драгоценных жестяных сосудов во что-нибудь более подходящее. Земляне все-таки странные люди. Так обращаются с жестью, как будто на Земле ее — как грязи. Нет, даже хуже — примерно как мы с платиной. Эти баночки пойдут на подкуп придворных и на закупку вооружения. Хотя, если все пойдет по плану, оружие нам вряд ли понадобится. — В светло-голубых глазах принца засиял пророческий огонь, спокойная уверенная улыбка тронула его уста. — Этот переворот наши потомки будут помнить как великую пивную революцию. Бескровную, хотя и не безалкогольную. Главное…

— Что? — спросил Карл, когда почувствовал, что затянувшаяся пауза грозит перерасти в минуту молчания.

— Продержаться, — сказал принц, резко побледнев, и сжал кулачки. — Доставить «Оболонь» на Чальдину. Без потерь.

Карл только громко вздохнул в знак согласия.

— Надеюсь, пиво хорошо заперто?

— Не сомневайтесь, мой принц.

— А ключ?

— Ключ в надежном месте.

— В каком? — подавшись вперед, с надеждой спросил принц.

— Не помню, — соврал лингвист, глядя в пол, и это была ложь во спасение.

— Ну, х-хорошо… — медленно выдохнул Командор, расслабляясь. — Конечно, вы правы, Карл. Прикажите, пожалуйста, пилоту увеличить скорость до третьей световой.

А про себя подумал: скорей бы!

Скорей бы закончился полет, эти трое суток вынужденного безделья. На Чальдине по крайней мере ему нужно будет организовать дворцовый переворот, утвердиться на троне, обновить кабинет министров, пересмотреть закон о возрастных цензах — словом, там найдется, чем занять себя, чтобы не думать каждую минуту о двух упаковках замечательного холодного пива, которое так приятно шипит и исходит сладкой пеной, когда открываешь банку…

«Не думать! — оборвал будущий король поток невыносимо-сладостных мыслей. — Не думать, не смотреть, а главное — не нюхать! Иначе не удержаться».

Ничего, ничего, успокоил он себя. Сначала революция, затем коронация… За этими приятными хлопотами сам не заметишь, как с Земли придет посылка от Максима. Кстати, не забыть бы настроить портал! Максим обещал, что к тому времени появится новое пиво, такое же вкусное, но совершенно не влияющее на трезвость мыслей. Оно будет называться «Маленький принц», зачем-то подчеркнул он и как-то странно посмотрел на Командора.

Как будто ждал чего-то.

Чего?


Сергей стоял на одной ноге и развязывал шнурок на ботинке, когда маленький Андрюшка ворвался в прихожую и пригвоздил его к месту сообщением:

— Пап, а я инопланетян видел!

«Как, опять?!» — захотелось воскликнуть Сергею, хотя в прошлый раз это были, кажется, все-таки привидения.

Однако он справился с первой реакцией и даже улыбнулся сыну без тени сарказма.

— Это такие, как в рекламе?

К слову сказать, ему не нравилась реклама сыра «Хохланд», который был по названию вроде бы свой в разделочную доску, а на самом деле производился по немецкому рецепту.

— Не-а, — замотал головой Андрюшка. — Вообще-то это был один инопланетянин. Вот такой. — Он сильно выпучил глаза и пальцами оттопырил уши.

— А-а… — протянул Сергей, еще не решив, как правильно реагировать на фантазию сына. — И чего он от тебя хотел?

— Он сказал, что на их планете обижают одного маленького мальчика. Наследника.

— Кто обижает?

— Повелитель планеты. Он плохой.

— Повелитель, то есть король? — привычно уточнил Сергей. — А почему плохой?

— Потому что не хочет уступать мальчику свое место.

— В автобусе?

— Ну па-ап! — возмущенно завопил Андрюшка. — Что ты все шутишь? Он не хочет, чтобы мальчик стал повелителем планеты вместо него.

— То есть королем, — настойчиво повторил отец. — И этот плохой король не хочет уступать законному наследнику свой… что?

— Стул, — раздраженно буркнул сын. — Большой специальный стул для повелителя планеты.

— Этот стул называется троном. Ну-ка, скажи: тр-р-рон!

— Пап, давай потом! — взмолился Андрюшка.

— Ну хорошо. И ты, разумеется, помог этому маленькому мальчику?

— Ты что, папа, вообще? Я же сам еще маленький, а у плохого повелителя — целое войско! Но я сказал инопланетянину, кто может ему помочь.

— О! Наверное, ты посоветовал ему обратиться к нашему министру обороны?

— Ага. Только, ты же знаешь, я не мог сказать ему… Ну…

— Министр?

— Да. И вместо этого сказал «самый главный».

— Понятно. И как ты думаешь, твой совет помог пришельцам?

Мальчик пожал плечами.

— Надеюсь…

— Ну и молодец! От лица всех незаслуженно обиженных инопланетян объявляю тебе благодарность. — Папа сунул руку в сумку и что-то там поискал. — И награждаю… награждаю… дополнительным стаканчиком мороженого!

Андрюшка отсалютовал отцу и, от радости утратив бдительность, звонким голосом отрапортовал:

— Готов к тлуду и оболони!

Сергей Слюсаренко ВЗЛЕТЕТЬ НА РАССВЕТЕ

Темпоральный сальтер «Рокот-3» вывалился из горизонта событий во тьму. Еще мгновение назад экипаж был готов к худшей участи. Троекратно запускался подпространственный движок по программе, предложенной кибернавигатором. Но «Рокот-3», шедевр космостроения Меара, падал все глубже и глубже в звездную Абиссинию, как звал экипаж сердце черной дыры. Да и откуда было взяться нормальному расчету, если осел навигатор в самый ненужный момент решил делать апгрейд системы. После этого главный накопитель работал через пень-колоду, выдавая странные сообщения. Конечно, навигатор был ни при чем, апгрейд был регламентный. В последовательности кодов, полученных с Меара, произошел трагический сбой. Теперь все позади.

Капитан Гронд, вцепившись в штурвал ручного управления, уверенно вел сальтер. Находились они в совершенно неизведанном уголке вселенной, и так далеко, что надеяться на звездные ориентиры не приходилось. Гронд шел на риск. Главное — подальше от мертвой пропасти черной дыры, вывалив все резервы мощности на темпоратор. Только вперед.

Сначала жизнерадостно пискнул блок контроля гравитационного вектора — значит мертвая хватка дыры отпустила их. А потом и второй, еще более желанный писк — система навигации нашла место для посадки. Дальше — дело техники. Капитан, это было видно даже со спины, обмяк. Даже первый пилот, до этого обижавшийся, что его отстранили от работы, повеселел.

Жестко, очень жестко сел «Рокот-3» на неведомую землю. Да и понятно — мягко садиться при пустых баках мало у кого получалось. Секундная тишина, нарушаемая только потрескиванием остывающей обшивки, была прервана сонмом звуков. Это, отрабатывая посадочный протокол, заработала автоматика. Глубоко в трюме зажглось аварийное освещение, стали морфировать из походного в рабочее состояние дроны. С легким шипом в атмосферу неведомого мира вылетели роботы разведчики. Через несколько секунд от них стали поступать первые данные — состав атмосферы, биоактивность, радиация, наличие воды и прочее.

— Капитан, у нас обнадеживающие результаты, — вырвал Гронда из оцепенения руководитель разведки Забер, — атмосфера тут в порядке, есть все предпосылки к совершенно невраждебной планете. Температурный режим подходящий, хищников и разумных не обнаружено.

— Ну и будем тут сидеть всю жизнь, — пробурчал Гронд, — топливо на нуле. Или может на вашей планете антиграв на дороге валяется…

— Нет, капитан, никак нет! — скрупулезно ответил Забер, — дорог тут не обнаружено!

Да уж какие дороги? Роботы, облетевшие окрестности, принесли маловразумительные данные. «Рокот-3» торчал посреди громадного плато, обрывающегося почти вертикально вниз на угрюмые расстояния. Плато, скорее всего, было необитаемо.

— Экипажу — отдых. Всем. После отдыха — десантной группе быть наготове, — скомандовал Гронд и сгорбившись, как от тяжкого груза, ушел в свою каюту.

Как обычно перед десантом, несмотря на измотанность, на корабле не спал никто. Гронд, самый большой реалист в команде, думал о том, как они будут обустраиваться на этой Богом забытой планете. Он прогонял мысли о семье, которую никогда не увидит, о том, что так и не поплывет со своими старыми друзьями на байдарках по тихим Загорным рекам. Хотя он понимал, что отныне его семья уже никогда не будет ни в чем нуждаться, а его друзья будут с гордостью рассказывать, что они были с ним когда-то знакомы.

Командир десанта, сержант Арсе мечтал. Год он со своими ребятами драил согласно уставу бляхи и подшивал подворотнички. Смертоносные плювы были вычищены до блеска и могли порадовать любого инспектора. Но все — зря. Год в чреве железного бункера. И вот наконец — десант.

За час до назначенного времени Арсе выстроил ребят в ангаре — полная выкладка, штурмовые комплекты высшей защиты. Даже осталось минут двадцать для строевого тренинга.

Постаревший за ночь капитан сразу замахал рукой, как только Арсе скомандовал:

— Смирно! Равнение НАЛЕ-BO!

— Тихо, сержант, тихо, отставить, вольно, — отмахнулся Гронд. — Здравствуйте, ребята, — продолжил совсем уже не по уставному. — На сегодня ритуалы отменяются. Не будет героизма, не будет опасностей. Разведчики сообщили, что планета, несмотря на идеальные условия, — необитаема. Наша задача — выяснить, только поверхностно, насколько это верно. И прошу — не рискуйте. Нам жить здесь, и я хочу, чтобы все мы дожили до старости. Героизм остался позади.

— Ура!!! — не к месту заорали десантники. Пройтись торжественным маршем, как попытался организовать Арсе, не удалось. Впрочем, никто кроме сержанта от этого не расстроился.


Провожать десант пришел весь экипаж свободный от вахты. Лихо, как на параде, в боевой строй выдвинулись из боксов машины десантников. Впереди шел окс активной разведки. Его корпус, в виде половинки капли, отливал лиловым. Гусеницы скрывались под нижним срезом. Только небольшие выступы, рубки командира и водителя, нарушали идеальность аэродинамических линий. За ним шли три машины десанта высшей защиты, герметичный гальюн и гауптвахта на случай конфликтов с местным населением. Несмотря на полную абсурдность последнего, капитан не смог убедить сержанта нарушить писанный армейскими устав. Сержант согласился только на одно — расположить двух дронов в экипаже гауптвахты. При этом обслугу он согласился разместить только вместе с дронами. Он считал всех невоенных штатскими и совершенно бесполезными.

Шлюзование проходило споро и без неожиданностей. Через десять минут боевой строй машин стоял уже на неведомой земле, разрывая темноту лучами фар.

— Что за дыра, — пробурчал ефрейтор Гарпинс, — даже звездочки нет, как у карсы в…

— Разговорчики, — рявкнуло в наушниках голосом Арсе. — Соблюдать радио и акустическую чистоту. Разболтались.

Первые минуты путешествия не принесли ничего. Напряжение спадало и руки десантников, только что судорожно сжимавшие плювы, расслабились.

— Доложите обстановку. — Голос Забера вернул Арсе из созерцания монотонной дороги.

— Режим штатный, ничего не обнаружено. Продвигаемся по однородной поверхности, — отрапортовал сержант, — подозрительно спокойно, — добавил он неуставное.

— Через пять лиг остановка и разведка на местности — взятие проб грунта, воздуха, — начальник разведки отдал приказ и так предусмотренный инструкцией.

Пробы грунта дали странный результат. Верхний слой грунта представлял собой волокнистую структуру, достаточно упорядоченную, но ее толщина была небольшой и бур, пройдя ее легко, уперся в более плотные слои. Ни то, ни другое не напоминало меарский грунт даже приблизительно.

— Ничего, алхимики разберутся, — успокоил Арсе.

Детальный анализ воздуха показал его практически аналогичным меарскому, с немного большим содержанием паров воды. А вот самой воды найти не удалось и при глубоком бурении.

— Командир, разрешите провести дальнюю разведку на автожирах? — запросил сержант. — Мы так тут протелепаемся еще пять циклов. Слишком все одинаково.

— Разрешаю. Совершите полет к краю плато, два экипажа, не более. Посадку не совершать, — голос Гронда был как всегда бесстрастен.

Автожиры споро извлекли из десантных машин и привели в рабочее состояние. Через мгновение они взмыли в ночную тьму. Если она, конечно, была ночной. Первый экипаж — Барели и Гавек — был проверен во многих экспедициях. Во втором аппарате сидели молодые десантники, мало обстрелянные, но обладавшие высшими квалификационными оценками. Им и повезло больше. Гарет, пилот второго экипажа, решил подняться повыше, прощупывая лучом тьму. И тут его напарник Росс заорал:

— Вижу! Там впереди!

— Что видишь? — сразу несколько голосов разорвали тишину наушников.

Но вопрос запоздал, теперь видели все — и пилот воочию, и весь корабль на мониторах, и десантники на дисплеях штурмовых шлемов. Там вдали, на самом обрыве плато лежало нечто. Остов существа. Если бы не ошметки тканей на костях, можно было подумать, что десант попал на ископаемое кладбище динозавров. Но динозаврам было далеко до этого гигантского зверя. Его скелет, разрушенный непонятной силой, был разметан на краю пропасти. Самое ужасное — хищники омерзительного вида пожирали эти останки. Хищники были крупные, почти величиной со среднего меарца. Они отличались от привычных зверей панцирями, большим количеством ног и жуткого вида жвалами. Микроскопические по отношению к туловищу головы украшали усы-антенны.

— Похоже здесь доминирует раса панциреносных. Вон, как они того гиганта распластали. Росс, возьмите образцы ткани и, может, одного из этих уродов завалите, — начальник разведки ликовал, предвкушая добычу.

— Как на Четтан плюнуть, — пошутил Росс и заложил вираж на посадку.

Хищники не обращали внимания на десантников. Очевидно, они привыкли питаться падалью и никак не страшились живых. Взять образцы тканей оказалось проще простого. Гарст и Росс, гремя прикладами плювов по своим бронескафандрам погнали одного из многоногих на своих товарищей, чтобы потом вместе его захватить. Родилась идея взять его живым.

Зверь оказался не очень умным и проворным, и Гавек, совсем осмелев, даже схватил его за заднюю лапу. Зверь стал судорожно ее выдергивать, чем рассмешил всех, наблюдавших за баталией. Внезапно оглушительная тишина повисла в эфире. Все увидели как из-за обреза ущелья, прямо из пропасти показалось нечто… Первым обрел дар речи Гавек:

— По-моему, пришла мама наших трупожоров.

Действительно, в свете прожекторов автожиров на плато выбирался монстр. Был он раз в десять больше того, которого мгновение назад держал за лапу Гавек. Усы вздымались над глазастой рожей с совершенно уже немыслимыми жвалами. Тело, в отличие от остальных, было продолговатым, панцирная оболочка туловища сверху накрывалась рудиментарными крыльями. Чудовище неотвратимо приближалось к Гавеку. Тот, не выдержав, побежал к автожиру. Но он не заметил, как его недавний соперник уже намертво вцепился жвалами в броню, покрывающую ноги. Омерзительный секрет стекал по керамике брони, оставляя на ней борозды. Потеряв равновесие Гавек упал. В следующее мгновение тень большого чудовища нависла над ним. Жвалы гиганта сомкнулись на его груди, и, повернувшись, тварь быстро засеменила к пропасти.

— Спокойно, — раздался голос сержанта. Броню продавить не сможет никто. Не стрелять — Гавека заденете. Гавек, ты как?

— Меня обнимали и нежнее, — раздался сдавленный голос Гавека.

— Держись, — закричал неожиданно Варели, — я иду!

— Стой! Я приказа не отдавал! — прорычало в наушниках голосом сержанта.

— Не слышу, помехи, — вывернулся Варели, выводя автожир на край пропасти.

Легкая машина рухнула с обрыва в темноту. Второй автожир, тоже не слушая никаких команд, штатно разогнавшись, развернулся к пропасти. Его фары осветили бездну. Было видно, как аппарат Варели, уже достаточно раскрутив ротор, плавно опускается.

— Ты повиси там. — Варели, судя по всему, говорил второму экипажу — посвети, если что, я свистну.

Автожир опускался параллельно тому, как чудовище с Гавеком в пасти ползло по гладкому срезу плато. Когда монстр добрался до дна пропасти, Варели уже поджидал его там с плювом в руках. Не зря он славился в десантуре как лучший стрелою.

— Ну, киска-мышка, иди сюда, — ласково позвал он зверя.

Тот не проявил энтузиазма и зашагал в глубокою темную расселину под плато.

— Э нет, стой! — рявкнул Варели и сделал первый выстрел. — Получи под зад.

Заряд ушел в гофрированное брюхо, висящее позади крыльев, не произведя особого эффекта.

— Гавек, ты как? — прокричал разгоряченный боем десантник.

— Прощай. Передай… — прохрипел Гавек.

— Я те попрощаюсь, — прорычал Варели.

Зверь прыгал в рамке прицела. Или это толчки собственной крови не давали успокоится оружию. Далеко, очень далеко…

Белая вспышка разрезающего заряда плюва осветила все вокруг и Варели отметил что-то очень важное на краю поля зрения. А пока он ринулся изо всех сил, туда, где омерзительной луже валялся располосованный на две части монстр. Выстрел был изящен — мощь плюва разрезала монстра вдоль, но не тронула скафандр Гавека. Варели был все-таки виртуозом стрелковых дел.

— Ну, и? Что ты передать хотел? — уже успокоившись, увидев сидящего и непонимающе озирающегося друга, спросил Варели.

— А?.. Передать? Ну конечно!!! Нельзя без консервного ключа в пасть к этим уродам лезть. На будущее, путь экипируют нас консервными ключами.

— Ясно, цел, — заключил Варели. И только после этого он позволил себе посмотреть туда, где во вспышке плюва ему показалось нечто странное.

— Эй, наверху, — зазвучало в наушниках второго экипажа, — нам тут скучно и темно, посветите нам! Нет, не сюда, по трем часам.

— О, Святая карса! — как по команде выдохнули оба десантника.


— Капитан, экстренный вызов, — зазвучало на корабле, — сержант вышел прямо по связи высшего приоритета.

— Да слушаю вас, сержант, как там десант? Все спаслись?

— Да, но не это важно. Судя по всему, у нас КОНТАКТ.


Из грузового отсека выкатился тяжелый вертолет. Буботя, он направился туда, где экипажи автожиров разложили посадочные огни. Через некоторое время у экранов мониторов сгрудился весь свободный от вахты личный состав. В огнях прожекторов возникло ЭТО.

Циклопический цилиндр, отблескивающий белым, невиданным металлом. Усыпанный странными письменами. И сказочно красивый. Судя по всему, его температура была ниже точки росы и весь корпус покрывали гигантские капли конденсата. «Если собрать эту воду — хватит пополнить запас», — подумал капитан, даже в такую минуту не забывавший о нуждах команды.

— Группе разведки — приступить к анализу артефакта, лингвистам — задействовать всю мощь бортовых вычислителей на расшифровку надписей, криптологи, покажите, что вас не зря через всю галактику тащили!

Работой был занят весь экипаж. Сальтер, приспособленный не к нормальному перемещению, а только к прыжкам в подпространстве, опустел. У лингвистов результатов было мало, а вот физикам удалось больше — выяснилось, что артефакт не монолитный, а представляет собой резервуар, заполненный жидкой субстанцией. На ближайшем заседании штаба было принято решение: доверить дронам провести бурение и установить анализ содержимого.

Отсюда — из базового лагеря — дрон в ослепительных лучах прожектора казался инопланетным чудовищем. Мерно протопав расстояние от лагеря до артефакта он плавно поднял руку с буровой насадкой и приступил к работе. Через мгновение струя жидкости из отверстия смела дрона, как пылинку. Никто не ожидал, что внутри артефакта такое чудовищное давление. Даже тот факт, что отверстие было микроскопическое, не спасло дрона от падения.

— Химики — срочно анализ! — проревел капитан.

Анализ поступил очень быстро.

У капитана все поплыло перед глазами… Он ждал чего угодно, но такого… Высочайшей пробы антиграв! Как сквозь сон Гронд отдавал команды на установку вентильной системы на артефакт, на заправку, на расчет прыжка…

Команда была построена перед стартом. Речь капитана была проста и прочувствованна.

— Дорогие соратники! На Меаре есть вековая традиция. Путешественники после привала оставляют для тех, кто идет за ними, то, что может помочь путнику — пищу, воду, порох и огонь. Сегодня мы встретились с великой расой — с теми, кто хранит верность традициям. Мы все видели наследие исполинов, оставивших здесь для звездного путника самое необходимое, то что дает надежду выжить и то, что развеет печаль каждому потерянному в пути… Спасибо им! Клянусь, мы поставим памятник этому артефакту — его точную копию — на Меаре. Памятник тем, кто создал это чудо…

На память о себе мы оставляем надпись на артефакте и эту пирамидку из сабарилла — никакие годы и ураганы не сотрут с него послание великим.

Когда по корабельному времени настал рассвет, «Рокот-3» прыгнул в подпространство…


У меня на столе уже давно стоит банка из-под «Оболони». Как память о том случае, когда у меня на неубранной после праздника кухне кто-то странно пошутил. После этого в квартире бесследно исчезла вечная напасть — тараканы. Многие годы безуспешной борьбы увенчались ошеломляющим успехом. И разрезанный пополам гадкий здоровый таракан — первая жертва невиданного оружия — тоже пропал. Миниатюрную пирамидку со странными картинками на ней где-то затаскала дочка. А вот банку я берегу. И не потому, что она мне дорога, как дорога знатоку пива банка «Оболони». Она вся покрыта странными надписями, вернее узорами, и миниатюрный краник, у основания банки, всегда вызывает улыбки друзей-пиволюбов.

Виктор Леденев ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ

Механик надавил кнопку и машина на подъемнике медленно поползла вниз.

Солнце сквозь широкие окна мастерской сияло на ее лакированном кузове. Механик поднял капот, что-то проверил и захлопнул, затем аккуратно вытер руки ветошью и сел за руль. Мотор мягко заворчал, машина медленно выкатилась во двор и заняла место среди других. Механик вынул ключи зажигания и пошел обратно в мастерскую, оглянувшись пару раз.

В конторе мастерской еще двое механиков пили кофе из бумажных стаканчиков, расположившись неподалеку от автомата. Вошедший взглянул на них, привычно взмахнув рукой в знак приветствия, и, насвистывая, начал заполнять бланк. Закончив писать, механик удовлетворенно хмыкнул и подошел к стеклянной двери, постучал.

— Заходи, — послышалось из-за двери. Механик толкнул дверь.

— Все готово, шеф. Пусть забирает машину.

— Молодец! Можешь сегодня быть свободен.

— Спасибо, шеф.

Двое механиков вопросительно уставились на улыбающуюся рожу товарища, вышедшего из комнаты шефа.

— Отчего такая радость?

— Неужто шеф тебе премию отвалил?

— Премию не премию, а я сегодня уже свободен, а вам желаю отлично потрудиться до конца дня.

— Везет же некоторым… Пиво будешь? У нас «Оболонь» есть.

— Сделал колымагу одному важному клиенту. Шеф аж кипятком писает, когда упоминает его имя, вот и расщедрился. Теперь и глоток пива можно себе позволить.

— Пойдешь к своей рыжей?

— А разве она рыжая? Я его позавчера встретил, так он был с черной.

— Какая разница, ребята. Была бы, а уж какого она цвета…

В душе было пусто, до конца рабочего дня оставалось еще часа три, и механик с удовольствием плескался под тугими струями воды. Комбинезон и ковбойка полетели в шкафчик, а на смену им появились синие джинсы, элегантная рубашка и светлая модная куртка. Зеркало отразило молодое, с правильными, даже чересчур правильными, чертами лицо, равнодушно наблюдая, как парень расчесывает черные мокрые волосы…


Улица была не столь многолюдной, как утром или после работы, однако машины шли довольно широким потоком. Парень перебежал улицу и сел за руль «жигулей». Светло-голубая машина влилась в поток и покатила по шоссе.

Парень опять принялся насвистывать, поглядывая на себя в зеркало заднего вида. Машина свернула в сторону от шоссе и дальше катилась по довольно тихим улицам с редкими прохожими. Поворот, еще, еще…

За углом, на тротуаре, два человека убивали третьего. Они перебрасывали его друг другу, как куклу, мощными ударами кулаков. Человек, с лицом, залитым кровью, уже не просил о пощаде, а только жалобно всхлипывал и стонал при каждом ударе. Наконец, он упал.

Парень в машине, как истукан, замер за рулем, судорожно всматриваясь в происходящий кошмар.

Человек на земле не двигался. Только губы еще что-то пытались произнести, видимо, еще одну бесполезную просьбу о милости. Один из нападавших достал нож и буднично ударил лежащего перед ним человека. Губы перестали двигаться, на них выступила розовая пена…

Бандит вытер нож об одежду убитого, спрятал в карман. Оглянувшись, он увидел всего в нескольких метрах от себя светло-голубую машину и направился к ней. Он уже почти просунул голову в открытое окно, чтобы разглядеть сидящего за рулем, когда парень нажал на газ и машина рванула с места. Бандит захохотал и что-то прокричал вслед. Побелевшими руками парень ожесточенно крутил руль, пытаясь отъехать подальше от места трагедии.


— Не гони, разобьешься. Ты и так уже далеко отъехал.

Голос раздался где-то рядом, в машине. Парень надавил на тормоза. С визгом машина пошла юзом, развернулась на дороге, едва не опрокинувшись, и застыла, упершись бампером в мусорный бак.

— Я же говорил, не спеши. Теперь спешить некуда.

— Господи! Кто вы? Что вам нужно? Вы тоже из их шайки?

— Что вы!. Я просто Вестник.

— Вестник? Ничего себе, шуточки… Ну-ка, выметайся отсюда. Тоже мне, Вестник нашелся. Убирайся!

— С удовольствием. Однако я должен сообщить кое-что вам.

— Мне? Что? От кого?

— Как вам сказать… Может, из прошлого, а, возможно из будущего. Не знаю, пожалуй, затрудняюсь с ответом, да это и не входит в мои обязанности.

— Тогда сообщай и убирайся, я сказал!

— Вы — Свидетель.

— Я кто? Еще раз…

— Вы — Свидетель. Отныне и навеки это ваше предназначение.

— И это все, что ты мне хотел сказать? Всю эту муру про предназначение?

— Этого довольно. Прощайте.

Незнакомец вылез из машины и пошел по тротуару. Парень, высунувшись из окна машины, наблюдал за ним, пока тот не скрылся за поворотом.

«Жигули» сдвинулись с места и теперь очень медленно покатились вниз по улице. Парень несколько расслабился. Бледность уже не покрывала его лицо и руки, однако пальцы заметно дрожали, когда он прикуривал сигарету.


Девушка действительно была рыжей и это не было достижением парикмахера. Она встретила гостя удивленно и радостно, сияя всеми своими веснушками и парень мог их рассмотреть все до единой, так как на ней, кроме изящных белых трусиков, ничего не было. Однако парень в эту минуту не мог оценить всех ее прелестей. Как сомнамбула, он прошел на кухню, достал из холодильника банку пива «Оболонь» и надолго припал к ней. Рыжая надула губки.


— Здрассьте! Только вошел и пиво лакать… Даже на меня не взглянул. И чего это ты так рано?

Парень оторвался от банки и посмотрел на рыжую. Было в ней что-то такое, что постепенно заставило страх в его глазах отступить. Они начали смотреть на мир более осмысленно. Парень смял жестянку в кулаке, бросил ее в угол и вздохнул. Видимо, это было нечто незнакомое для рыжей, и в ней проснулось любопытство: с ее дружком что-то приключилось, таинственное и до жути интересное. Парень еще раз глубоко вздохнул, резко выдохнул и сел на стол.

— А покрепче у тебя ничего нет?

— Сейчас, милый, сейчас, — ожидание необычного будто подстегнуло рыжую — она быстро принесла бутылку, стакан, лед, смешала и бережно подала парню. После хорошего глотка, парень поднял на нее глаза. Теперь они были почти нормальными, только слегка подергивалось левое веко.

— Они его убили. Зарезали ножом, как корову…

Рыжая тихо сползла на табурет.

— Вот так от моей машины, рядом… А он даже не крикнул.

— И ты видел все?

Парень молча кивнул и сделал еще глоток.

— А за что они его?

— Не знаю.

— Ты сообщил в уголовку? Ты же их видел, был, говоришь, рядом.

— Смолкни, дура! Какая уголовка? Я без году неделя как на свободе, а ты — в уголовку. Меня сцапают.

— Но ты же не убивал?

— Еще чего! Конечно, нет. Но кто мне поверит, с моей-то биографией… А потом этот тип в машине. Серый такой.

— Какой тип?

— Вестник. Так он сказал. Ты, говорит, теперь Свидетель.

— Ну, да, ты и есть свидетель. А какой тип?

— Ну… такой…

Парень вдруг озадаченно замолк. Он не мог вспомнить лица своего таинственного спутника. «Нос вроде с горбинкой… Нет, курносый скорее. А пиджак? Нет, не пиджак. Свитер… Серый, нет, коричневый… Черт, не помню…»

— Не могу вспомнить… Чертовщина какая-то. Дай-ка еще выпить.


Они лежали в постели, утомленные любовью. Рыжая прикорнула на плече парня, который неотрывно смотрел на завитки лепнины на потолке. Приподнялся, осторожно переложив рыжую голову на подушку, взял пульт и щелкнул. Из темноты экрана проступило изображение. Корреспондентка на фоне того самого места, где еще виднелась блестящая красная лужа, бойко вела репортаж.

— По словам очевидцев, один из преступников подходил к светло-голубой машине, стоявшей неподалеку. Скажите, как это все было?

Очевидец, бодрый старикашка, безумно довольный своей ролью на экране, деловито затараторил.

— Я вон там был, далековато, правда, но все видел… Машина голубая, это точно, а парень, что в ней сидел, вроде бы в белой куртке был. Этот тип, ну, преступник, подошел к нему, а тот как рванет по улице… Туда.

— Вот так, по словам очевидца выходит, что был настоящий свидетель преступления, который может опознать убийц. Полиция уже отправила его приметы и обратилась на телевидение с просьбой разыскать свидетеля этого страшного преступления.

Парень щелкнул пультом и изображение растаяло. Он оглянулся, рыжая широко раскрытыми зелеными глазами смотрела на опустевший экран. Парень прошептал: «Я — Свидетель».

В маленьком кафе всегда было мало посетителей и по утрам вкусно пахло свежими булочками и кофе. Свидетель безучастно жевал гамбургер, запивая «Оболонью» из банки. За окном, на той стороне улицы, стояла его голубая машина. Свидетель огляделся. Через столик от него завтракал пожилой мужчина в серой кепке и седой щетиной на щеках.

— Эй! Да, да, вы… Я к вам обращаюсь.

Мужчина перестал работать челюстями и испуганно вытаращился на Свидетеля.

— Машину не хотите у меня купить? Вон там стоит. Хорошая машина, и стоит недорого.

Мужчина покорно приподнялся и взглянул в окно, потом снова уставился на свидетеля. Теперь он по-настоящему испугался.

— Я серьезно предлагаю, мне она не нужна. Всего пара сотен баксов и она ваша.

Мужчина торопливо поправил кепку, ухватился за свой гамбургер, вскочил, опрокинул кофе и бочком прошел мимо столика Свидетеля к выходу.

— Не хотите, не надо.


Солнце уже грело вовсю. Свидетель остановился на краю проезжей части, пережидая едущие машины. Одна из них, черного цвета двигалась, пожалуй, слишком быстро для этой улицы, но следующая за ней желтая «мазда» явно нарушала все мыслимые правила движения. Она резко обогнала черный кабриолет и подрезала его. Водитель кабриолета, стараясь не допустить столкновения, вывернул руль в сторону. Тяжелая машина выскочила на тротуар и врезалась в столб…

Желтая «мазда» слегка притормозила, из правого окошка высунулась загорелая физиономия молодого парня, а затем появилась рука с оттопыренным вверх средним пальцем. Свидетель услышал смех и вдруг отчетливо, как на фотоснимке увидел номер машины: «ВСМ 88 23 А». Номер словно увеличился в размерах и четко повис перед глазами. Длилось это мгновение и «мазда» уже скрылась за поворотом.

Свидетель повернулся к черной машине. Женщина на переднем сиденье, видимо, была мертва, а водитель, зажатый рулем, с переломанной грудной клеткой еще жил. Его глаза остановились на Свидетеле, губы сложились в подобие заискивающей улыбки и пытались произнести одно слово: «Помоги!»

Спасатели уже прибыли и пытались вытащить водителя наружу, женщина действительно оказалась мертвой, и ее тело упаковали в пластиковый мешок.

Свидетель стоял неподвижно, вокруг него суетились полицейские, врачи, просто зеваки, пока один из полицейских не толкнул его довольно грубо в спину.

— Проходите, проходите… Медом вас не корми, дай посмотреть на кровь. Уходите, вы мешаете работать. Кто-нибудь видел, как все случилось? Ну, кто-нибудь…

Свидетель повернулся к нему и попытался что-то сказать, но смолчал и отошел в сторону. Посмотрел на стоявшую одиноко голубую машину, засунул руки в карманы и побрел вдоль по улице, словно не видя прохожих и натыкаясь на них.


Место, куда он попал, было незнакомым. Возможно, он не раз проезжал по этой улице на машине, запомнив лишь светофоры и наиболее яркие вывески. Сейчас, без машины, он чувствовал себя так, словно попал в чужой город. Бар без названия, стоянка машин, сквер… «Где это?»

Пиво оказалось на удивление неплохим. «Снова „Оболонь“», — усмехнулся про себя парень. Бар пока пустовал, время было мертвым. Скорее всего, к вечеру, тут яблоку не куда будет упасть, а пока он в одиночестве сидел в углу, потягивая пиво и грызя орешки. Пожилой бармен до сих пор окончательно не проснулся и, видимо, берег силы на вечер, лениво протирая в который раз кружки.

Посетители появились как-то сразу, неожиданно. Только что никого у дверей не было и вдруг — три парня заслонили собой дверь и всматривались в полумрак бара. Обстановка их устроила, и они уселись с кружками пива прямо перед стойкой, чтобы ближе было бегать за новыми порциями. Пиво они пили жадно, проливая на подбородки, капая на стол. Свидетель безучастно наблюдал за парнями, погруженный в свои мысли. Кучерявый брюнет встал и подошел к стойке. Бармен деловито подставил под пенную струю «Оболони» чистую кружку и скоро она с пышной шапкой пены красовалась на стойке. Привычным движением он ухватил следующую и замер. На него смотрел большой револьвер, зажатый в руке кучерявого. Кружка выпала из рук и с чистым звуком рассыпалась на кусочки по каменному полу.

Парень револьвером показал на кассу и бармен покорно открыл ее. Другой парень одним прыжком перелетел через стойку и выгреб деньги из ячеек. Их было немного. Бармен выложил содержимое своего бумажника перед кучерявым, потом вдруг резко нырнул под стойку и достал пистолет. Выстрелить он не успел, револьвер кашлянул раньше и на белой манишке пожилого человека расплылось красное пятно. Он почти беззвучно осел на пол.

Парень с деньгами не стал больше прыгать и вышел из-за стойки через дверцу. Свидетель за эти две минуты не шелохнулся, казалось, он даже не моргал. Кучерявый внимательно на него посмотрел и улыбнулся. Улыбка у парня оказалась доброй и мягкой. Он пригладил шевелюру рукой и сделал знак друзьям — уходим. Лицо Свидетеля напряглось, вздулись желваки и жилы. Пополз неприятный пот. Но ничего не произошло. Парень с деньгами прошел мимо него вслед за друзьями, лишь и у самых дверей оглянулся.

— Ты же нас не видел? И ты нас не запомнил.

Свидетель судорожно сглотнул и почти незаметно кивнул головой. Пот продолжал противно стекать за вырез рубашки… Свидетель встал и, закрыв глаза, цепляясь за столы и стулья, пошел к выходу.


На ночном небе не было облаков и луна висела над кронами деревьев желтым кругом сыра. Свидетеля бил мелкий озноб. Он сидел на скамейке в парке и дрожал. Частично от ночной сырости, частично от выпитого пива, частично от внутреннего напряжения последних дней. Зубы постукивали, когда он судорожно твердил одну и ту же фразу: «Этого не может быть, этого не может быть, этого не может…» Внезапно скамейку осветил яркий свет. Какая-то машина бесшумно подкатила в темноте прямо по газону, и водитель включил фары. Потом они погасли, остались гореть лишь подфарники.

Цвета машины было не разобрать, но голоса он услышал явственно — несколько мужских и один испуганный женский. Послышался звук открываемых дверей и в ярком свете на поляне перед машиной появились трое мужчин, один из которых почти волочил по земле женщину в светлом платье. Женщина плакала тихо и как-то даже монотонно. Видно, этот плач продолжался уже несколько часов и у нее больше не было сил голосить.

Дрожь у Свидетеля исчезла, она сменилась равнодушием знания того, что сейчас произойдет и свидетелем чего он станет на этот раз. Он хотел встать и уйти, но две руки, опустившиеся на его плечи, пригвоздили его к скамейке. Он попытался еще раз вскочить, и снова безуспешно. Знакомый бесцветный голос произнес за его спиной.

— Ты должен видеть все. Ты — Свидетель.

— Я не могу, я не могу… Этого не может быть, я не могу… Зачем, почему я должен на это смотреть?

— Я не знаю, почему. Это не мое дело. Я только должен проследить, чтобы ты выполнил до конца свое предназначение Свидетеля.

— Я не могу! За что?

— Я не знаю, за что. Это не мое дело.

— А я закрою глаза, не буду смотреть.

— Будешь.

Железные пальцы обхватили его лицо, намертво зажали и приоткрыли крепко закрытые веки. Сначала расплывчато, потом все яснее Свидетель увидел, как трое подонков издевались над беззащитным телом женщины, слышал их грязные шутки и подлое хихиканье…

Внезапно, словно по команде, насильники оставили женщину и быстро уселись в машину. Еще раз вспыхнули фары, ослепив Свидетеля. И он не почувствовал, когда исчезли безжалостные пальцы, сжимавшие голову и держащие открытыми его глаза. Все показалось настолько нереальным, что Свидетель вновь завел свою бесконечную песню: «Этого не может быть, этого не…» Но глаза быстро привыкли к темноте, и в свете луны он снова увидел белевшее на траве тело женщины и вдруг осознал: «Это есть, это есть на самом деле… И будет продолжаться, будет…»


В небольшом ювелирном магазине пожилая солидная чета с интересом рассматривала довольно дорогое ожерелье. Продавец услужливо выложил образцы ювелирного искусства.

— Но, милый, это слишком дорогой подарок на день рождения, давай посмотрим что-нибудь еще…

— Нет-нет, я хочу подарить тебе именно это, не отговаривай меня, пожалуйста.

Молодая женщина в шляпе и темных очках наклонилась над витриной, чтобы получше рассмотреть выставленные там драгоценности, потом очень неловко повернулась и сумочкой выбила из рук мужчины коробочку с ожерельем.

— Ах, простите, простите… Какая же я неловкая… Позвольте. Я сама все подниму. Что вы, я виновата. Я сейчас все исправлю…

Женщина опустилась на колени, чтобы достать упавшее под прилавок ожерелье и незаметно подменила его на очень похожее. Драгоценности она опустила в карман.

— Вот ваше ожерелье. Какая прелесть! Это подарок вам? Поздравляю, у вас замечательный муж. Еще раз извините.

Женщина быстро пошла к выходу. Очутившись на улице, она направилась к ближайшему перекрестку, торопясь перейти на другую сторону улицы и затеряться в толпе, пока в магазине не обнаружилась подмена. Но подлый светофор упорно горел злым красным глазом, а бежать через улицу было бы непростительной оплошностью. Она нервно огляделась. Рядом стоял высокий мужчина с усталым лицом. Похоже, он не спал эту ночь, а может и больше. Женщина придирчиво оглядела незнакомца — нет, на бродягу не похож, видно неприятности какие-нибудь. Или псих.

Свидетель посмотрел на женщину в шляпке, которая явно нервничала. Он ощутил на себе ее оценивающий взгляд и вдруг спросил:

— Вы меня знаете?

Женщина только пожала плечами и снова уставилась на мерзкий тревожный красный свет. Мужчина в белой куртке неожиданно и тихо попросил:

— Вы, пожалуйста, запомните меня.

Женщина бросила еще один взгляд на психа, нервно передернув плечом.

Большой грузовик, выбрасывая в небо клубы черного дыма, приближался к перекрестку. Водитель чувствовал, что вот-вот светофор переключится и тогда придется ждать. Он успел немного придавить педаль газа, как с тротуара прямо под передние колеса бросился мужчина в белой куртке. Завизжали тормоза, грузовик развернуло, и он медленно перевернулся набок. На дороге лежало нечто, что еще десять секунд назад женщина называла психом.

Водитель грузовика, огромный мужчина в фирменном комбинезоне вылез из покореженной кабины и тупо уставился на растекающуюся из-под белой куртки лужу крови.

— Боже мой! Боже мой! Что же это? Ведь он сам! Сам! Я видел, я видел.

Водитель ошалевшими глазами обвел толпящихся на тротуаре зевак и остановил взгляд на женщине в шляпке.

— Вы, вот вы же стояли рядом, вы все видели. Он же сам бросился, скажите им, я не виноват… Я не виноват, вы же видели!

Женщина затравленно оглянулась по сторонам. В шум происшествия, гам голосов вмешался еще один звук — в магазине неподалеку сработала тревожная сигнализация. Видимо, подмену все-таки обнаружили… Женщина оттолкнула здоровяка, который цеплялся за ее рукав, как большой ребенок, и торопливо пошла через улицу. Через минуту и происшествие и магазин были уже далеко.

После кружки «Оболони» (от всех треволнений пересохло в горле) сигарета показалась очень вкусной и женщина с удовольствием затянулась. На ее плечо легла рука.

— Я хочу вам кое-что сказать.

Женщина резко обернулась и уставилась на невзрачное создание с серым лицом, в каком-то нелепом платье и совершенно бездарных туфлях. Вспотевшая рука сжимала в кармане драгоценное ожерелье, готовясь выбросить его в любой момент.

— Вы, кто? Вы… из полиции?

— Нет, я не из полиции. Я простая Вестница.

— Вестница? Какая еще Вестница? Идите, я не подаю попрошайкам на улице.

— Я должна вам сообщить, что отныне вы — Свидетель. Женщина невольно посмотрела в сторону, где только что на ее глазах погиб человек.

— Кто я? Свидетель? Что за шутки?

Вестницы в сером нигде не было. Только прохожие недовольно оборачивались на элегантную женщину, метавшуюся по тротуару.

Василий Федоров ПИВО ВНЕ ЗАКОНА

Удивительная штука — студенческая дружба! Майор милиции Иван Иванов ехал на встречу со своим бывшим однокурсником и испытывал смешанные чувства. С одной стороны, он радовался этой встрече. Еще бы! Он ехал к другу, своему тезке, причем «двойному», поскольку фамилия у него была, как тот сам говорил, «почти русская, но украинская» — Иваненко. Они дружили с первого курса. И как часто это бывает у мужчин, началась дружба с банальной драки. Иванов уже не помнит, как она началась. Но очень хорошо запомнилась сцена примирения. Это было так трогательно! У него даже сейчас ком подкатывал к горлу. Тогда он понял, что нашел настоящего друга. Навсегда. В любое время суток, если надо, они могли обратиться друг к другу за помощью.

Собственно, сейчас майор Иванов как раз и должен был помочь своему старому другу. Вчера, чуть ли не в полночь, Иваненко позвонил и сказал, что надо решить одну проблему с гаишниками. Вот «почти однофамилец» и ехал к другу с радостным чувством своей нужности. Другим чувством, которое он испытывал, была застарелая вина перед другом. Они не виделись… Сколько же лет прошло? Недавно было двадцать лет после окончания университета. Иванов не смог прибыть на встречу выпускников — служба. Не смог он вспомнить, и когда виделся последний раз с Иваненко. Жить в одном городе и не видеться столько лет. Раньше хоть с днем рождения поздравляли. А сейчас? Телефон домашний, телефон рабочий, телефон мобильный, автоответчик на работе и дома, факс на работе и дома, пейджер, электронная почта, обычная почта. И тишина!

Но несмотря на долгий перерыв в отношениях с однокурсником, не было ощущения, как бы это выразиться, забытости, что ли. Он сейчас ехал к нему так, как будто, они расстались на прошлой неделе после семинара по политэкономии.

Размышления майора прервал мобильник. На экране светилось «Иванко». Сокращенное от «Иваненко» и украинское уменьшительно-ласкательное от «Иван».

— Слухаю, — по-украински сказал в трубку Иванов. Он знал, что тезка это любит.

— Ты скоро? — прозвучало в трубке.

— Я уже возле подъезда.

— Поднимайся! Код входной двери — шестьсот шестьдесят шесть.

— С ума сойти…

Вот чего Иванов не ожидал от своего друга, так это подобного кода. Жизнь сложилась так, что к сорока годам выпускник радиофизического факультета Иван Иваненко стал священником православной церкви. Служил в небольшом храме в маленьком городке в сорока километрах от столицы. А Иванова жизнь привела в милицию. По этому поводу оба Ивана шутили. Дескать, служим. Только один служит Богу, а другой… Поскольку Иванов знал своего друга как искреннего христианина, тот должен был воспрепятствовать тому, чтобы три шестерки стали кодом замка на его двери. Иванов знал, что встреча с другом, который всегда любил пофилософствовать, без дискуссий не обойдется, и уже приготовил свой первый вопрос о «числе зверя».

— Спорим, я знаю, каким будет твой первый вопрос! — без предварительных приветствий встретил Ивана его старый друг.

— Ну?

— Ты спросишь, какая проблема возникла с ГАИ.

От неожиданности Иванов замялся.

— Правильно?. Или ты будешь интересоваться глупостями, типа кода дверного замка?

— Ну, ты гад… — только и выдавил из себя Иванов, а про себя подумал, что, действительно забыл о том, что его пригласили помочь решить проблему с гаишниками. А он увлекся воспоминаниями…

— Я не могу быть гадом по определению, — спокойно и с достоинством ответил второй Иван. — Я священник. А отвечая на твой немой вопрос, скажу: Бог шестерок не боится. А я, как его слуга, это сочетание просто игнорирую.

— Растешь, Иван! Ну да мы тоже… постоять за себя можем. О! Стихи получились. Дело в том, что для нас ГАИ — не проблема. Поэтому я и не волновался. Даже обрадовался, что могу пообщаться со старым другом.

— Вот и добре! Давай быстренько продемонстрируй свои возможности, а потом пива попьем.

— Так ведь пост, батюшка! — обрадовано закричал Иванов, решив, что смог подловить друга-священника на промашке.

— Ай-яй-яй! — делано начал сокрушаться изобличенный нарушитель. — Как же это я? Забыл, что начался Рождественский пост. Алкоголь хотел употребить. Увы мне!

Потом он подошел к холодильнику и достал бутылку пива. Будто бы с сожалением, что не придется выпить свой любимый напиток, посмотрел на нее, а потом, резко изменив интонацию, произнес:

— Хотя… — и весело посмотрел на друга.

— Ну! Не томи! Что «хотя»?

— Читай! — Иваненко поднес к глазам Иванова бутылку.

— «Оболонь». Ну?

— Дальше читай!

— «Премиум бир»…

— Ну ты настоящий мент. Главное читай! Большими буквами написано!

— Безалкогольное… А-а-а!

— Наконец-то! Ты забыл анекдоты про милиционеров? Пиво безалкогольное, то есть не содержащее алкоголя. Это мне Фляк презентовал как священнослужителю. Он сейчас работает на «Оболони». Можно пить и в пост. Был целый ящик! Две бутылки остались. Кстати, «Оболонь» позиционирует это пиво как продукт, который можно выпить и сесть за руль. Это ваш брат гаишник должен знать. Кстати, вернемся к вашим баранам!

— Я посрамлен. Готов выполнить любое ваше задание, отец Иван. Давай выкладывай, что там у тебя?

— В Севастополь отправился автобус с паломниками. В Крыму, чтоб ты знал, начиналось христианство, которое потом распространилось дальше на север. В Херсонесе еще сохранились остатки катакомбных церквей, которые верующие рыли у себя под домами. Там были десятки храмов. Вот посмотри! — Иваненко вынул из бумажника украинскую гривну. — Здесь нарисованы развалины такого храма. Правда, художник что-то с колоннами напутал. На одну больше нарисовал. Я считал… Ну, да ладно. Короче, поехала группа пенсионеров, прихожане моего храма за свои деньги, а их не пускают.

— Как это не пускают?

— Вот так! Нарвались на какого-то иди… нехорошего гаишника, который заявляет, что трасса закрыта на ремонт, поэтому ехать нельзя.

— Может, и правда нельзя. Я помню, там действительно собираются ремонтировать большой кусок дороги.

— Ага! Собираются. Но еще не начали, я выяснял. Пока начнут, они уже назад вернутся. Если ты поможешь, конечно. Автоинспекция просто перестраховывается. А может пива хочет. Безалкогольного.

— Разберемся! Какой автобус? Номер?.

— Вот шпаргалка! Тут все написано.

Иванов достал записную книгу, тут же превратился из студенческого товарища в грозного майора милиции, набрал на трубке мобильного телефона номер и нахмурил брови.

— Здравия бажаю! — поприветствовал он кого-то. — А скажи-ка мне, пан сержант, что там пенсионеры в автобусе. Не бунтуют?

Какое-то время он молчал, слушая объяснения, потом кашлянул и сказал:

— Ясно. Этих пропустить!

Наверное, тот, кому предназначались эти слова, что-то возражал, потому что Иван резко и жестко спросил:

— Ты украинскую мову понимаешь? Про-пу-стить!

Лицо майора излучало удовлетворение самим собой. Он весело посмотрел на друга и потянулся.

— Вот и все. А где семья?

— Не знаю. Жена к кому-то в гости собиралась. А за сыном я уже не успеваю следить. Каждый день с какой-то новой девушкой.

— Весь в папу.

— Если иметь ввиду папу образца двадцатилетней давности, то да.

— А сейчас ты — другой?

— Седьмой! Не дразни грехами юности! Подождем семь минут.

— Почему семь? Счастливое число, да? — ехидно спросил Иван.

— Счастливое число, да! — передразнил Иваненко. — Знаешь, как-то Альберт Эйнштейн прибил на дверь подкову. Его гости спросили: «Зачем?» — «Как? — ответил ученый, — разве вы не знаете, что подкова приносит счастье?» — «И вы, великий ученый, верите в это», — удивились гости. «Нет, я не верю. Но, говорят, она приносит счастье, независимо от того, веришь или нет».

— К чему это? — пожал плечами Иванов.

— Да так. На самом деле, я сторонник теории, что каждый получает по своей вере. Во что веришь, то имеешь.

— Да, я помню. Ты еще на пятом курсе меня в этом убеждал. Слушай! А помнишь, ты мне давал фантастический рассказ читать. Там ученый попадает на какой-то неизвестный никому остров в какое-то племя. Аборигены считают, что земля в центре, а солнце, луна, и звезды — это небольшие шарики, которые кружатся вокруг. Ученый соорудил прибор, типа телескопа, чтобы доказать им ошибочность их воззрений. И вдруг обнаружил, что прибор показывает то, что говорили островитяне. А мораль сей басни такова, что миром управляют не физические законы, а нравственные.

— Я-то помню. А ты чего вспомнил?

— Просто я вдруг сообразил, что ты сам этот рассказ написал. Да?

— Не зря ты в милицию попал. Через двадцать лет до тебя дошло. Через двадцать лет, глядишь, и подполковника получишь.

— Ты, Вань, на грубость нарываешься, все, Вань, обидеть норовишь, — хрипловатым голосом продекламировал Иванов. — Сам же учил, что реагировать на жизнь надо радостно. Вот и порадовался бы за друга, который что-то понял, а ты насмехаешься…

— Извини, Вань! Ты прав…

— А еще священник!

— Ну, прости! — видя, что друг обиделся серьезно, Иван подошел к нему и положил руку на плечо. — Я священник, но я не святой. Ты знаешь, у меня недавно, с полгода тому случай был. Проехал я на красный свет. Глупо, конечно, не дождался секунду-две, пока загорится зеленый. Спешил. И, как назло, ваш брат гаишник. Штраф. Слушай, такая жаба меня задавила! Так платить не хотелось. И понимаю, что я не прав. И формально не прав, ибо нарушил правила. И нарушаю принципы, которые же сам проповедую, а жаба давит. Даже хотел тебе звонить, чтобы ты слово замолвил.

— Почему ж не позвонил?

— Победил себя. Хотя досада еще долго оставалась. Я-то думал, что я благородный. А жаба давила. Не святой, я Вань, прости. Нас характеризуют не наши ошибки, а то, как мы их исправляем. Ты же хорошо помнишь «Место встречи изменить нельзя»?

— Еще бы? Сто раз смотрел. А что?

— Когда взяли Ручечника с шубой англичанина, и коллеги опасались, что будут ненужные разговоры, твой любимый Жеглов заявил: «Правопорядок в стране характеризуется не наличием воров, а умением властей их обезвреживать». Давай обезвредим нашего вора, который хотел украсть наше хорошее настроение.

Заиграл мобильник. Иваненко взял трубку:

— Ну что, Мыкола Петрович? Вот и хорошо. С Богом!

— Все нормально?

— Да. Позвонил старший группы, сообщил, что пропустили. Спасибо тебе!

— Не за что. Обращайтесь, отец Иван, если что. — Иванов был доволен, что не упал лицом в грязь перед товарищем, что тема ментов была замята, и решил перевести разговор в другую плоскость. — Слушай, а как правильно — отец Иван или отче Иван?

— Слово «отче» используется при обращении. Это звательный падеж. В украинском языке он используется до сих пор, а в русском вышел из употребления. Вот в церкви при обращении к священнику говорят «отче» и еще при обращении к Богу говорят «Боже», а в остальных случаях используют именительный падеж.

— Все-то ты знаешь!

— Многое забыл уже. Закон Гей-Люссака с законом Бойля-Мариотта уже путаю.

— Слушай, а ты на двадцатилетии выпуска был?

— Да. А ты даже не позвонил…

— Служба. Два убийства было. Я даже забыл. Мне староста звонил, поздравил… А много наших было? Белый был? Я знаю, он крутой предприниматель… А Монч знаешь куда сына учиться направил? На радиофак! Класс! Учится по тем же книгам, что и тато. А Фляк был?

— Нет. Он как раз с «Океном Эльзы» в туре был по стране.

— Ты ж говорил, он на «Оболони».

— Вот «Оболонь» и спонсировала. А он типа представитель фирмы. Мне Бабич рассказывал. Они дружат. А тебе нравится «Океан Эльзы»?

— Да. Особенно эта: «Ты машина, и я машина…»

— Любимая песня гаишников?

Иван не ответил. То ли напевал про себя, то ли думал о чем-то.

— Да-а-а, — задумчиво произнес он через какое-то время. — А я все понять не могу, как ты стал священником. Учился хорошо. Фантастикой увлекался.

— Я и сейчас увлекаюсь.

— А как же православие? Не противоречит?

— Ты, Иван, хочешь за семь минут постигнуть азы православия? Это — как курс физики за ночь перед экзаменом.

— Ну-у-у, я немного все-таки подкован. Читал Евангелие. Знаю Символ Веры. Знаю, что христиан два миллиарда. Из них православных что-то чуть больше десяти процентов, а католиков — почти половина. Мне, кстати, католическая церковь даже больше нравится. Там как-то уютнее. Сесть можно. А у нас стоять надо.

— Хм. Ты, все-таки, сказал «у нас».

— А еще меня раздражает старый стиль. Что наша церковь себе думает? Путаница! Я как-то пару лет тому назад хотел поститься. Помнишь, ты меня убеждал, как это полезно для души и тела, и все такое… Ну и что? Новый год, все пьют, гуляют, веселятся, столы ломятся от жратвы, а наши святоши сурово так пальчиком — низзя! А католики — молодцы. Все по-людски. Вот ты можешь это объяснить?

— Могу. Католики хотят, чтобы человеку было лучше, а православные — чтобы человек был лучше. Это более трудная задача. Католическая церковь ближе к людям, а православная — к Богу. Поэтому нас и меньше. И я считаю неправильным, что бокал шампанского и миска оливье в ночь с тридцать первого на первое стали наивысшей ценностью. Хотя, если бы было какое-то голосование, какой-нибудь православный референдум, проголосовал бы за переход на новый стиль, конечно. А пока православному человеку предлагают выбор: жить по светским законам или по церковным. И каждый имеет право выбора.

— Нет, меня другое интересует! Вот смотри! Рождество: когда оно правильно наступает — у католиков или у нас?

— Вань, ну ты же технарь, хоть и бывший! У каждого своя система координат.

— Не то! Вот смотри! Помнишь кто-то нам говорил, что на Крещение, когда воду святят… Так вот, в этот день, девятнадцатого января, крещенская вода изменяет свои физические свойства, поляризацию, или что-то в этом роде. Помнишь?

— Ну?

— Так вот, если перейти на новый стиль, то, выходит, что вода будет менять свои физические свойства через тринадцать дней после праздника. А в чем же тогда будет праздник? Или ты хочешь сказать, что если проголосуешь за новый стиль, то и поляризация начнется на тринадцать дней раньше? Это же нонсенс!

— Я могу только повторить то, что говорил раньше, — немного грустно произнес священник. — Миром управляют не физические законы, а нравственные.

— Достал ты! — возмутился милиционер. — Мы же в реальном мире живем, а не в фантастическом. Вань, ну ты же технарь, хоть и бывший! Ну? При нагревании тело расширя-я-яется. Молекулы в нем есть такие, помнишь? Когда человек выпьет, молекулы спирта попадают в кровь. Изменяется ее биохимия. Кровь попадает в мозг — изменяет его среду, измененная среда меняет процессы мышления. Человек становится пьяным. Ну? Все из-за молекул спирта. При чем здесь нравственность?

— Да при том, что решение пить или не пить — это результат нравственного закона, а не физического.

— Хорошо, а если… — майор замолчал.

— Что, если?

— Ничего! — Иван Иванов был рассержен. — Давай прервем наш диспут! Давай пиво пить! Ты обещал.

— Давай. Только, слушай, ты ж на машине. Раз уж ты приехал, подбрось меня в одно место. Тут недалеко, а потом попьем, поговорим спокойно.

— Ты ж говорил, можно пить за рулем.

— Ну не в прямом же смысле.

Сев в машину, майор вставил ключ зажигания и рванул с места. Было видно, что он еще возбужден.

— У тебя бензин на нуле! — взглянув на панель, робко предупредил Иваненко.

— Ну и что? Буду думать, что у меня полон бак. Каждый получает по своей вере! Так?

— Ты же не веришь.

— Верю!

— Неужели?

— Верю! Я залил сегодня полный бак. Просто индикатор поломан, не показывает, — настроение милиционера улучшилось.

Оба Ивана приехали к какой-то древней старушке. Священник о чем-то поговорил с ней, потом подошел к другу и попросил:

— Иван, я деньги забыл. Хотел помочь немного. Съезди ко мне домой! Там в письменном столе, внизу. Все забери!

Вернулся Иванов каким-то уж сильно веселым.

— Ты так гордишься своим приколом с бензином? — видя его возбужденные глаза, спросил Иваненко. — И что ты так долго? Половина седьмого уже.

— Код замка забыл, — оправдался милиционер. — Поехали домой?

Всю дорогу Иванов молчал, только насвистывал что-то.

Дома, он, как хозяин подошел к холодильнику.

— Давай-ка попробуем твоей «Оболони»!

— Давай!

Майор внимательно осмотрел бутылки, будто выбирая, в какой больше пива. Потом одну протянул хозяину.

— Ты наливай мне, а я — тебе! Будем так ухаживать друг за другом. В знак уважения.

Он налил полный бокал пива и протянул Ивану. Тот сделал то же самое.

— Будьмо!

— Гей! — поддержал майор. И чокнулся с другом.

— Хорошо, что ты не чураешься нашей мовы, — отпив полбокала и облизав губы, благодушно сказал Иваненко. — А то каждый считает своим долгом поприкалываться. Ну, как пиво? Правда, класс? Как настоящий «Премиум». Фляк говорил, что на заводе, не мудрствуя лукаво, варят настоящее пиво, а потом с помощью специальной мембраны извлекают из него алкоголь. Поэтому в нем есть все, что должно быть в пиве, кроме спирта. Хотя…

Он снова пригубил бокал, будто пробуя пиво на содержание алкоголя.

— Что «хотя»? — насторожился Иванов.

— Хотя эффект такой, будто пьешь обычное пиво. Сам расслабляешься, «життя стае свiтлiшим», жена приветливее, дети послушнее, друзья, типа тебя, добрее.

— А я что, злой что ли?

— У тебя сначала было такое лицо, будто ты мне яду подсыпал.

— Не понял! — возмутился милиционер.

— Теперь я шучу. Просто я вспомнил, откуда пошел обычай чокаться стаканами. Знаешь?

— Не задумывался.

— Правильно, за тебя же начальство думает… Стоп-стоп-стоп!!! Я ж шучу. Слушай про обычай! В средние века, когда было принято подсыпать яд в вино, для того, чтобы продемонстрировать доверие друг к другу, за столом переливали вино из бокала в бокал. При этом бокалы ударяли друг о друга. Позже, когда мода на яд прошла — обычай, как символ уважения, остался. Только трансформировался в простое чоканье.

— Класс! Буду теперь за столом рассказывать. А пиво и правда действует как обычное. Может, тут все-таки есть алкоголь? А то мне кажется, что мое «життя стае свшншим» тоже.

— Не трусь, майор! Меньше пол процента! Допустимо.

— И гаишники не придерутся?

— Проверено.

— Точно?

— Чего ты прицепился? «Точно, точно?»

— Да потому, что ты захмелел уже, отче Иван!

— Баран ты, ваше благородие. Я ж тебе пояснял, что пиво без спирта. Это чисто психологическое состояние.

— Да?!

— Балда! Утомил ты меня, старый друже. Может, действительно, тебя обычным «Премиумом» угостить? Тебе ж можно. Хотя нет. Ты ж за рулем.

Иванов вскочил, поправил пиджак и неожиданно заявил:

— Поехали!

— За «Премиумом»?

— За премией! Победителю диспута… Поехали! Что-то покажу.

— Ладно, я буду покорным… — голосом «под Высоцкого» прохрипел Иваненко.

В машине, которая летела со скоростью больше ста километров в час, Иванов снова начал что-то напевать.

— Я не понял, что это за игра слов: «Премиум»-премия? — чтобы прервать странную молчанку, спросил Иваненко.

— Погоди!

Они как раз подъехали к посту ГАИ.

— Посиди! — скомандовал майор и побежал к будке.

Через минуту он вернулся с трубкой.

— А ну дыхни!

— Ты вспомнил, что у тебя в дипломе записано «инженер-исследователь», и решил проверить действие безалкогольного пива? Будь ласка!

Иван смиренно взял трубку и сильно начал дуть.

— Ну хватит-хватит! Отличник… — майор взял трубку в руки и поднес к глазам. — Не поня-ял… А ну еще раз! Ты не сачкуешь?

— Да пожалуйста! — Иван, сделав страшные глаза и надув щеки, со всей силы начал снова выпускать воздух из легких.

Трубка цвета не поменяла.

— Черт! — воскликнул майор.

— Не чертыхайся! — прикрикнул Иван.

— Блин, неужели я бутылки перепутал?

Иванов сам начал дуть в трубку.

Трубка цвета не поменяла.

— Черт! — снова сказал майор.

— Изыди! — не то шутя, не то серьезно скомандовал священник.

Майор, не спеша, пошел к будке, унося бесцветную трубку. Возвратившись, он как-то отрешенно сел за руль и потихоньку тронул с места.

— Что трапилось? — спросил Иваненко. — Ты ведешь себя неадекватно. Тебя так поразило, что безалкогольное пиво действительно оказалось безалкогольным? «Оболонь» — фирма честная. Фляк говорил…

— Надоел ты со своим Фляком! — резко прервал милиционер.

— Ва-аня! — голосом, каким мама предупреждает ребенка, что поставит в угол, произнес священник.

— Извини! — Иван расслабился. — Дело в том, что хотелось мне тебя сегодня наказать. Каюсь, отче! Завидую я тебе. Есть у тебя своя философия. Легко тебе с ней… Короче, достал ты меня, извини, своими нравственными принципами. Поэтому… Когда ты послал меня к себе домой за деньгами для бабушки…

Иван умолк. Наверное, решал, продолжать или скрыть какую-то свою страшную тайну.

— Когда ты послал меня к себе домой за деньгами для бабушки, — все-таки продолжил он, — я по дороге заехал в магазин и купил бутылку «Оболонь-Премиум». Дома я выпил твое безалкогольное, а в пустую бутылку налил свой «Премиум». Там пять процентов спирта. Аккуратно закупорил. Когда мы приехали, я налил его тебе под видом безалкогольного, чтобы потом доказать приоритет физических законов. Трубка должна была показать, что в твоей крови есть молекулы спирта. Ничего не понимаю. Трубка исправная была.

— Откуда знаешь?

— Проверил! Дал там одному сержанту дыхнуть. Да он только в руки ее взял, она уже посинела. Как таких в ГАИ держат?

Потом было семь минут молчания. Затем Иванов вздохнул и сказал:

— Извини за эксперименты! Я еще немножко остался физиком.

— Физик-радиофизик… — Иван был слегка ошарашен проделкой старого друга.

— А ты фантастические рассказы еще пишешь? — неожиданно спросил Иванов.

— Так… Раз в пятилетку. И то только по мотивам христианства. А что?

— Вот тебе как раз идея для рассказика. Чем не по теме? Столкновение Веры и безверия. Что скажешь? Или пиво, не подчиняющееся законам физики. Или пиво вне закона. Красиво? Пиши! Гонорар на троих: на тебя, меня и Фляка.

Александр Каневский ТАИНСТВО МИРОЗДАНИЯ

— Господа, сейчас я сделаю сенсационное сообщение.

Зал Академии Наук затих. Уже давно ходили странные, противоречивые слухи о сделанном недавно в стенах Академии открытии, но в чем суть дела, никто не знал. И сейчас все присутствующие, стараясь не пропустить ни слова, внимательно слушали знаменитого профессора Бычкова, астрофизика, лауреата Нобелевской премии. Они еще не знали, что это выступление превзойдет самые смелые ожидания. А докладчик, между тем, говорил:

— Как вы знаете, с древнейших времен люди задавались вопросом: «Что такое наша Вселенная? Как и почему она возникла? Откуда она произошла, и есть ли где-нибудь еще другие Вселенные?» И вот, наконец, ответы на эти вечные вопросы найдены. Мы раскрыли тайну существования Вселенной.

Зал охнул. А профессор невозмутимо повторил:

— Да, мы раскрыли тайну существования Вселенной.


Николай Бычков, несмотря на свою мировую известность, сохранил присущую великим людям скромность и часто репетировал ответственные выступления в кругу семьи, находя самую внимательную аудиторию в лице жены и, особенно, сына Вани, учившегося сейчас в пятом классе. Знаменитый физик не забывал слова, сказанные в XX веке одним из своих великих предшественников: «Настоящий ученый должен быть способен в общих чертах объяснить суть своей работы и ребенку, а если не сможет, значит сам не понимает, чем занимается». Бычков, следуя этому совету, часто проверял свою компетентность за обеденным столом, так что, в конце концов, не только жена, но и теща стала хорошо разбираться в проблемах современной физики.

Вот и на сей раз накануне серьезного доклада он решил потренироваться дома за ужином. Профессор жил скромно, небольшой двухэтажный особнячок в пригороде был расположен в трех минутах езды от новой скоростной автострады, что позволяло, имея все преимущества жизни в тихом районе, быстро добираться до центра. Вечерело. Вся семья была в сборе. Жена уже поставила на стол гуся, когда Николай неожиданно сказал:

— Дорогая, я сегодня по дороге домой купил бутылку пива, принеси-ка ее из холодильника. А заодно возьми из серванта два больших бокала.

Наталья слегка удивилась, обычно ее муж пиво не пил, разве что по праздникам. И уж никак не накануне выступлений на крупных научных форумах. Правда, последние месяцы она стала замечать, что после работы от него как будто чем-то попахивало… Все же она принесла бутылку «Оболони» и бокалы, в то время как теща, Мария Степановна, почтительно подала открывалку.

— Вам, конечно, интересно, о чем я буду завтра говорить, — начал Николай, открывая пиво. Вся семья, не начиная есть, с интересом ждала. Николай тоже забыл про еду и, слегка дирижируя вилкой в воздухе, увлеченно приступил к объяснениям.

— Начнем издалека. Вы ведь знаете, что Земля вращается вокруг Солнца, — он поглядел на тещу, и та согласно кивнула. — Но Солнце — только одна из звезд в Галактике — огромном скоплении звезд, их там примерно сто миллиардов. Но и Галактика наша далеко не единственная, их много раскидано по Вселенной. Таким образом, если бы мы могли взглянуть на Вселенную со стороны, то увидели бы, что материя распределена не равномерно, а сосредоточена в виде небольших островков, между которыми — пустое межгалактическое пространство.

Может, в какой-нибудь другой семье такие речи и вызвали бы удивление, но только не в семье Николая Бычкова. И профессор перешел к еще более сложным рассуждениям.

— Галактики в пространстве распределены тоже не равномерно, а образуют скопления, часто имеющие вытянутую форму, этакие цепочки галактик. Таким образом вся наша Вселенная, как она наблюдалась до недавних пор, состоит из цепочек галактик, беспорядочно разбросанных в пространстве. Такая вот структура.

Слушатели почтительно молчали.

— Так думали мы до недавнего времени, — продолжил профессор. — Вы ведь знаете про новую программу нашей Академии Наук «Зоркий Сокол» — программу сверхдальнего наблюдения космоса. Двенадцать огромных космических телескопов заброшены за орбиту Юпитера и там, вращаясь вокруг Солнца, образуют гигантскую окружность. Работая согласованно, они составляют сеть невиданной доселе мощности. Мы хотели заглянуть за границы видимого мира. И мы туда заглянули.

Профессор перевел дух. Жена спросила:

— Тебе крылышко, или ножку?

— Подожди! Мы ожидали чего угодно, но только не того, что увидели. Мы ведь привыкли, что космос состоит из островков материи, между которыми пустое пространство. И вдруг… вглядевшись, мы обнаружили — далеко за границами той зоны, что мы могли наблюдать раньше, характер строения Вселенной резко меняется. Вместо отдельных галактик, рассеянных в пустоте — сплошная стена. Полупрозрачная. Что там, за ней, разглядеть пока не удалось. — Профессор посмотрел на жену. — Ты знаешь, что это напоминает?

— Нет, — испуганно отвечала Наталья.

— Ты видела бокал с пивом? Пузырьки, цепочкой поднимающиеся со дна. Вот образец нашей Вселенной. Цепочки пузырьков, а потом — стекло. Пузырьки — это галактики. А недавно мы увидели стеклянную грань нашего бокала.

Под взглядами сидящих за столом, профессор Бычков неторопливо налил себе в бокал пива. Все внимательно наблюдали. Пиво запенилось, бесконечный поток рождающихся и лопающихся пузырьков напоминал о тщетности всего сущего.

— Мы выяснили, что больше всего характеристики нашей Вселенной подходят светлому, пенистому пиву, — Николай указал на «Оболонь».

Пораженные члены семьи не знали что сказать. Наконец высказался сын Ваня.

— Папа, а как же теория расширяющейся Вселенной? Ведь установлено, что все галактики удаляются друг от друга.

Николай с гордостью посмотрел на сына.

— Хороший вопрос. И на него есть ответ. Это очень просто. Мы ведь наливаем со дна. Внизу бокал уже, потом расширяется. Поднимаясь, пузырьки удаляются друг от друга.

Пока Ваня осмысливал услышанное, неожиданно выступила теща.

— Постойте, Николай, как же так? Если верно, что вы говорите, то ведь… чем же это кончится? Нас ведь…

— Не волнуйтесь, Мария Степановна. Течение времени на разных уровнях разное. То, что мы ощущаем за секунду, там, — он показал на свой стакан, — может длиться миллиард лет. — И задумчиво взглянув на потолок, добавил: — Если нас и выпьют, то еще не скоро.

Однако теща на этом не успокоилась.

— А как же Бог? — спросила она.

— Бог? Кто знает… — Николай налил из бутылки пиво жене. — Быть может в эту минуту я сам Господь Бог, совершающий Великий Акт Творения.


Пиво пенилось. Если бы профессор Николай Бычков мог вглядеться в один из пузырьков так, чтобы увидеть мельчайшие детали, увеличенные в триллионы-триллионов-триллионов раз, возможно он бы увидел и услышал…

— Господа, сейчас я сделаю сенсационное сообщение.

Зал Мркуанской Академии Наук затих. Уже давно ходили странные слухи о сделанном недавно в стенах Академии открытии, но в чем его суть, никто не знал. И сейчас все внимательно слушали знаменитого профессора Пгбл, лауреата Кблвской премии…

Возможно. Но профессор Бычков не вглядывался в столь мелкие детали. Вместо этого он чокнулся с женой и выпил свое пиво. Завтра ему предстояло выступать самому.

Дмитрий Градинар ОСОБЫЙ СТАРАТЕЛЬСКИЙ — 2

Марсоход уныло брел вдоль невысоких дюн, оставляя неровную цепочку следов. В кабине, то и дело чертыхаясь, тряслись трое терростроителей, которых кидало из стороны в сторону в такт шагам покалеченного механизма.

Обе задние опоры марсохода были начисто оторваны при прыжке через высокую скалу, так некстати выросшую на пути во время бегства от гигантского смерча — «пыльного дьявола». Тогда казалось: еще миг, и восьмилапую машину, точь-в-точь похожую на тарантула, слизнет с поверхности, подхватит и понесет на головокружительную высоту тугая плеть разбушевавшейся стихии. Чтобы после, когда ее ярость утихнет, швырнуть обратно на грунт, — сплошь в каменистых осыпях, с торчащими кое-где скальными клыками.

Вдобавок, один из передних суставов заклинило в шарнирах, и теперь движения марсохода утратили всю прыть и грацию, напоминая сумасбродный танец, исполняемый нетрезвым танцором. Машина то вставала на дыбы, задирая нос к зениту, то приседала на корму в пятидесятитонном реверансе. Для тех, кто находился сейчас внутри кабины, это были далеко не лучшие минуты пребывания на Красной планете.

Рывок — подъем. Еще рывок — и кабина опускается на несколько метров всего за секунду.

— Вот, елки зеленые, допрыгались! — как будто ни к кому конкретно не обращаясь, сказал Трофимов, научник-биохимик, которого только что вывернуло наизнанку.

Кроме него в кабине находился механик-водитель марсохода Патрушев (для своих — Серго) и помощник-лаборант Игнат Сличенко.

— Обалдел, что ли? Как же было не прыгать? — огрызнулся водитель, — сам видел, что снаружи творилось! Тем более, что из-за вас этот смерч прозевали!

Действительно, стоило им уйти на десять минут раньше, не пришлось бы переть напролом через скалы, гадая — рассыплется или нет после очередного прыжка их транспорт. Так что правда была на стороне водителя. Ведь именно по причине задержки научников у них не оказалось в запасе нужных десяти минут.

Трофимову крыть было нечем, и он заткнулся. К тому же спазмы пищевода к беседе как-то не располагали.

Истинный виновник всех бед, самый молодой участник вылазки, Игнат, держался стойко, постоянные уханья вверх-вниз его ничуть не беспокоили. Кончилось дело тем, что он каким-то непостижимым образом пристроился поудобнее в жестком пассажирском кресле и заснул.

Когда Патрушев увидел на метеорадаре приближение бури, несущейся прямо на них со скоростью более четырехсот километров в час, и вызвал ученных по рации, Сличенко спорил вовсю с Трофимовым на свою излюбленную тему: «А что, если?..» Теперь же, вот — храпел, вызывая зависть у водителя, а также чуть ли не ненависть у своего руководителя.

С этого «а если…» начинались практически все диспуты в кругах научных сотрудников стационарной базы отряда, едва появлялся Игнат.

— Что будет, если электромагнитный щит установить с измененными параметрами? Уменьшив плотность магнитного поля а стало быть, уровень защищенности от потоков внешних излучений, можно добиться увеличения амплитуды полезных мутаций для будущих флоры и фауны!

— Ага, и кто-то скажет потом о нас, что «были они смуглые и золотоглазые»! — первым, как правило, в спор вступал Генрих Гёпнер, специалист по генной инженерии.

А дальше спор шел вкривь и вкось, так что вскоре никто не мог вспомнить, с чего, собственно, все началось?

Ийогда дело заваривалось нешуточное. Тогда, взбудораженный очередной фантазией Игната, кто-то кидался к компьютеру, кто-то начинал рыться в видеосправочниках.

А каков был его творческий размах! Подобно Мидасу, все обращавшего в золото, Сличенко везде и всюду находил идеи.

— Вулканическая фаза! Я нашел! — Так родилась мысль о возведении на месте горной системы Фарсида «Вавилонской башни».

Высочайший пик, имеющий в основании поверхность площадью с земную Австралию, высотой — около пятисот километров, где на вершине должен был находиться космопорт, — этот проект покинул пределы Марса, достигнув международного исследовательского центра в Пхеньяне. Настолько заманчивой представлялась идея, позволявшая в случае ее реализации добиться существенного, на несколько порядков, удешевления космических запусков с Марса, что многие горячие головы кинулись с обращениями в различные финансовые фонды, и на бумаге родился план создания гигантского концерна по осуществлению проекта, который теперь именовался почему-то «Проект Смитсона-Мильденбаха».

— Эх, а какой момент все-таки упускаем! — мечтательно говорил Игнат, — горные кряжи Марса… Сейчас это — базальтовое тесто! Направить вулканический процесс в нужное русло, и…

Ему было плевать на заключение какой-то там геологической комиссии, сумевшей, к вящей радости колонистов, которым предстояло жить в будущем на Марсе, доходчиво и наглядно разъяснить, какие тектонические несчастья ожидали бы планету, имей она на своей поверхности геообразование подобных размеров и массы.

— Тут вам не Большие Васюки! — внушительно вещал после этого случая начхоз базы, он же летописец террострои-тельства на Красной планете, рослый, бородатый и нелюбезный с фантазерами Савельич.

Но Игнат был неутомим. От убеждения, что Марс просто обязан иметь нечто свое, особенное, отличающее его от Земли, — никто не мог заставить его отказаться.

Вот и теперь, из-за очередного «а если…», в пылу спора, Трофимов не сразу услышал вызов Патрушева, а сам Игнат умудрился выдать на марсоход старые координаты, — с места последней разведочной стоянки.

Хорошо еще, Серго оказался тертым калачом и, наплевав на инструкции, рванул по прямой, пользуясь пеленгом. Скорее всего, именно это спасло их жизни.

По обеим сторонам Тропы Тора, где вела разведку группа Трофимова, ветвились трещины и разломы, уходившие до самого горизонта, где в ясную погоду можно было увидеть высокую стену — край долины Маринер.

Саму долину, если бы существовал приснопамятный «пуп земли», можно было сейчас смело именовать пупом Марса. Потому что именно здесь, в экваториальной области, находился Марсианский центр терраформирования.

Словечко, изначально происходившее от терры, — земли стало быть, настолько прижилось, что на этимологию все давным-давно махнули рукой. Ну, а если посудить — ведь и вправду планета приспосабливалась под земные стандарты. Чтоб ночью, значит, не минус сто двадцать с хвостиком, где никакие белые медведи и пингвины не сдюжат, и кислорода — не эмпирическое присутствие, а так, чтоб дышалось полной грудью!

Розовые облака уже не клубились перед рассветом вязким студнем, а теперь изредка даже могли всплакнуть скудными дождями. Все менялось… «Мы будем здесь жить!» — кричал на все окрестные долины и каньоны пластиковый щит с аршинными буквами над козырьком центра. Вот это самое обещание и оплакивали марсианские облака…

Марсоход наконец доковылял до шлюзовых ворот ангара, уткнувшись широким лбом в полоску финишира, и вскоре вся троица выбиралась наружу. Патрушев — хмурясь и кривя в недовольстве губы, Трофимов — согнувшись в три погибели, стирая липкую слюну с подбородка. А кое-кому все было нипочем: Сличенко спускался по трапу легко и непринужденно, словно только что сходил на недалекую поляну по грибы.

Младший техник транспортной секции, вечно дребезжащий кляузник Ерофьев, лишь присвистнул, оценив объем предстоящего ремонта, и тут же попытался скрыться в тоннеле выхода.

— Эй, стой! Ты куда? Стой, тебе говорят! — пытался вернуть его Патрушев, но не успел. — Ну, все. Сейчас настучит начальству. Приврет разве что самую малость — этак раза в три…

С этими словами водитель, сокрушенно покачав головой, принялся чиркать в планшетке, заранее готовя объяснительную на случай головомойки.

— Стоит ли печалиться? — подал голос Игнат, выглядящий донельзя счастливым, обхватывая своего шефа под руку.

— А что же мне — радоваться? Машину покалечил… А, ну вас, научников! — уныние водителя стало еще заметнее. — Ничего вы в жизни не понимаете, только пыжитесь, да словечками мудреными играете!

— Считай, уже доигрались! — утешил Игнат, уводя изображающего крайнюю степень глубокомыслия Трофимова под свод тоннеля.

— Это еще как — доигрались? Что, тоже у себя там что-то попортили?

— Не попортили, Серго. Нашли мы. Понимаешь? Нашли!

— Да ну? — водитель разом забыл про сломанные опоры марсохода.

— Что? Не верится? Вот и я сразу не поверил. Да вот, хоть Трофимова спроси. Он соврать не даст.

Трофимов соврать не дал, но и ясности не внес, — предпочел отмолчаться, высматривая куда бы исторгнуть содержимое собственного желудка в только что вымытом ангаре.

Но все это было сущей правдой. То самое место, «Вход», как будет теперь обозначено на картах, они обнаружили…

За долгожданное проникновение в обширный водосодержащий слой льда вся троица удостоилась небывалой роскоши — ящика контрабандного пива «Оболонь-Премиум», в котором местная братия — бурильщики, научники, терросаперы и прочий персонал — испытывала острую для организма нехватку.

Ящик прибыл в кают-компанию уже распечатанным, потому что одну бутылку сразу же конфисковал Савельич, начхоз, «за порчу инвентаря!» — как он мотивировал. По бутылке досталось троице, остальное на глотки измерила шумная ватага научников.

Дело было за малым. И Савельич, предусмотрительно разбавив янтарный напиток чистейшим медицинским спиртом, в запале пообещал, что едва долина Маринер станет первым морем — настоящим, а не каким-то там луннократерным, — уж он-то в лепешку расшибется, но по ящику на каждого добудет.

— А что, если, — привычно начал Игнат, — резервуар долины соединен с другими близлежащими пластами льда, наподобие земных нефтяных бассейнов? Такое ведь очень даже не исключено! Тогда, получается, одним махом мы призовем к жизни уже не море — целый океан. Как быть?

Савельич, даром что уже навеселе, осознал, что при таком раскладе можно ящиком на брата не отделаться, и поспешил ретироваться.

— Да ты хоть бутылочку-то вылакай, а после летай к облакам. — Нарушив пиетет празднуемого события ответил начхоз, нетвердой походкой удаляясь в сторону медицинского склада, не иначе — проверять уровень влажности.

При том Савельич явил всем широченную спину. «Дикси! Я сказал!» — говорила за него эта спина.

И никто не заметил, как задумался над чем-то, замер, застыл истуканом Игнат, в глазах которого вдруг заиграли такие золотые огоньки, что хоть за ведро хватайся — подожжет!

Очередное «если» застряло в голове у помощника-лаборанта Игната Сличенко. Накрепко засело. Не вышибешь!


…Первыми заметили неладное орбитальщики, совсем заскучавшие на подращивании озонового слоя, который изначально в двести пятьдесят раз был тоньше земного.

— Эй! Что там у вас творится? — взывал динамик в диспетчерской голосом Палеева — командира орбитальной станции «Аляска».

— Да вот… Научники море изготовили, — с грустью отвечала Светка-диспетчерша, давно и безнадежно влюбленная в Палеева, и потому мечтавшая о других разговорах. — А что?

— Тут у нас чертовщина какая-то на спектрометрах выходит… А ну-ка, Светик, соедини меня с Трофимовым.

Но Трофимову было не до вызовов орбитальщиков. Угрюмый и молчаливый, как тогда в брюхе марсохода, он бродил вдоль кромки новорожденного моря, бесцельно гоняя перед собой камешки. Ветер рвал с водной поверхности клочья белой пены и разносил ее далеко вокруг. Рядом суетился Патрушев, в руках у которого оказалась большая алюминиевая кружка, а чуть поотдаль, у БПЭ — Большой передвижной лаборатории, ревел басом могучий Савельич.

— Это что же теперь? Везде — такое?! — ответ, по-видимому, оказался утвердительным, и рев усилился вдвое, — а какому болвану доверили каталитический синтез?! Я пять лет чертову банку-аквариум берег на такой вот случай! Кто это был?

— Игнат Сличенко. Кто же еще? — тоненько пропищал Ерофьев, мелко потирая руки.

— А-а-а!! Убью!! Только покажите мне этого недоделанного Менделеева! — и грузной рысцой Савельич двинулся в сторону Центра.

Вскоре прибыл посадочный модуль с «Аляски».

— Хоть определили точно, что же у вас в итоге вышло? — спросили у Трофимова орбитальщики.

— А чего тут определять? Пиво…

— Как пиво?

— Вот так! Запах чувствуешь? Настоящее! «Оболонь-Премиум»…

— И что — градус имеет? — неудачно пошутил кто-то.

— Да уж не меньше пяти, — задумчиво ответил за замкнувшегося Трофимова Патрушев. — Будешь? — и тут же протянул шутнику кружку.

— С ума сошел!

— Наверное…

Голоса присутствующих на берегу звучали тихо, лица были серьезны, брови нахмурены. Но глаза…


«Мы будем здесь жить!» — горели целый день огромные буквы, пока не зашло солнце.

Владимир Данихнов МИНУТА ДО РАССВЕТА

1. Интеллигент

— Привет, — улыбнулась ему девочка-подросток, доверчиво протягивая правую руку. На запястье девчонки Эдик заметил следы почти свежих порезов и поспешно отвернулся, притворившись, что чистит винтовку.

— Привет! — настойчиво повторила девочка и осторожно потянула его за рукав.

Эдик затравленно посмотрел на нее, моля Бога лишь о том, чтобы никто в этот момент не зашел в комнату.

Девочка была милой — ясные, без уродливых вкраплений, голубые глаза, длинные густые золотистые волосы, изящный, немножко курносый, носик — она сильно напоминала его собственную дочь.

Очень сильно…

Если не считать болезненно-бледной кожи и строгого черного костюма, заляпанного кровью — перед ним стояла обычная тринадцатилетняя девчушка.

— Уходи отсюда, — одними губами прошептал Эдик.

Ему вдруг показалось, что неподалеку скрипнула половица.

— У меня проблема, — серьезно сказала девочка. — Я нашла свою косметичку, но не могу накраситься.

— Почему? — машинально спросил Эдик.

— Я не вижу себя в зеркале, — ответила девчонка и отвернулась. Эдику показалось, что она сейчас заплачет.

Он протянул руку и погладил девочку по голове.

— Успокойся, — прошептал Эдик. — Скоро это пройдет.

— Правда? — тихо спросила девчонка, ковыряясь сандаликом в разбитом паркете. — Я… я ничего не помню… Время так быстро летит, что я не успеваю ничего запомнить. Я такая глупая, да?

При упоминании о времени Эдик быстро взглянул на правое запястье.

Часы показывали: «0:35 ДЗ».

Последняя цифра мигнула и превратилась в четверку.

— Я глупая? — снова спросила девочка, пытливо вглядываясь в лицо Эдика.

Теперь скрип послышался вполне отчетливо.

— Уходи! — прошипел Эдик.

Девчонка вздрогнула, бросила на него растерянный взгляд и поспешила в коридор, постепенно растворившись во тьме.

Дверь отворилась, и в комнату вошел Рой. У него был усталый и несколько отрешенный вид.

— Как проход? — спросил он, присаживаясь на расшатанный табурет.

— Все тихо, — ответил Эдик, снова принимаясь за винтовку.

— Я слышал какой-то шум, — задумчиво проговорил Рой.

Эдик вздрогнул.

— Почудилось, — предположил он как можно более безразлично.

— Наверное, — с готовностью согласился Рой. — Здесь вечно кто-нибудь воет или орет благим матом. С ума можно сойти.

— Как ребята? — спросил Эдик.

— Все еще развлекаются, — зевнул Рой. — Поторопи их, а я пока подежурю.


Ребята методично избивали худенького интеллигентного мужчину. Мужчина то и дело поправлял съехавшие на нос разбитые очки, болезненно щурился, когда его били между ног или по голове, и изредка делал слабые попытки подняться — в этот момент приходилось поработать прикладом. Он ничем не походил на девочку-подростка, разве что цветом кожи.

Когда в комнату вошел Эдик, мужчина повернулся к нему и укоризненно покачал головой:

— Ну зачем же так, молодые люди? Я ведь всего лишь хотел узнать… Хотел узнать, что здесь происходит…

Ибрагим впечатал лицо интеллигента в пол тяжелым десантным башмаком и некоторое время задумчиво наблюдал, как мужчина мычит что-то бессмысленно-неразборчивое. Сережа нервно засмеялся, ласково поглаживая мертвую сталь своего карабина.

— Хватит! — приказал Эдик, и Ибрагим немедленно убрал ногу с лица бледнокожего.

— Где вы его поймали? — спросил Эдик у Сережи.

Сережа хихикнул, обнажив желтые, истерзанные кариесом, зубы:

— Сам пришел. Из южного коридора. Наверное в какой-то подсобке прятался.

— Спрашивал, как выбраться отсюда, — невозмутимо добавил Ибрагим.

Эдик повернулся к несчастному, который потирал изрядно пострадавшую переносицу.

— Как тебя зовут? — спросил он.

Бледнокожий слегка поклонился:

— Здравствуйте. Меня зовут… — лицо его вдруг стало озабоченным. Он нахмурился, словно размышляя и, наконец, тихо произнес: — Я… я не помню.

— Ты знаешь, где ты находишься? — поинтересовался Эдик.

— Именно это я хотел спросить у ваших товарищей, — растерянно сказал интеллигент. Снова попытался подняться, и снова Ибрагим уложил его на пол.

— Ты знаешь, что ты не человек? — спросил Эдик, усаживаясь на корточки.

Бледнокожий недоверчиво улыбнулся:

— Вы шутите?

— Нет, — серьезно ответил Эдик. — Пиво!

Сережа с готовностью вытащил из ящика в углу две бутылки. Эдик взял одну, удовлетворенно посмотрел на этикетку.

— Замечательное пиво, — улыбнулся он. — Светлое, с легкой горечью, мой любимый сорт. Ты любишь пиво? — Это уже к бледнокожему.

— Я не пью, — с сомнением ответил тот.

Эдик невозмутимо откупорил бутылку, сделал несколько глотков, потом плеснул немного пенящейся жидкости на ногу интеллигенту.

Тот закричал нечеловеческим голосом, судорожно хватаясь за ногу, пытаясь удержать кожу, сползающую лоскутами с мяса.

— Вампиры, — покачал головой Эдик, — днем вы — совершенно безобидные твари, не помните прошлого, не нападаете на людей… И еще вас очень сложно убить — по крайней мере обычным оружием. Вы ведь бессмертные твари, приятель. Однако, Слава Господу, вы совершенно не переносите алкоголь. В любых количествах. Однако пиво полезнее всего — если правильно его применять, оно заставляет вас говорить.

— Я ничего не помню! — застонал вампир, размазывая выступившие слезы по щекам. Очки отлетели в сторону, и теперь он подслеповато щурился, вертел головой во все стороны, пытаясь разглядеть обидчиков.

Сережа криво улыбнулся и затих, с сомнением поглядывая на Эдика.

— Ты все вспомнишь, — сказал тот. — Посмотри на часы. Они на стене, слева от тебя.

Вампир повернулся (последний кусок плоти отвалился от колена и зашипел, прожигая паркет насквозь) и прошептал:

— Я… я не вижу.

— Четырнадцать минут до заката, — с готовностью помог ему Эдик. — Когда-то, давным-давно время мерили по-другому. Сутки делили на двадцать четыре часа. Теперь часы показывают время, оставшееся до заката — ДЗ, или до рассвета — ДР. Однако даже сейчас легче выжить, если не смотреть на часы. Ты меня понимаешь?

— Где мы?.. — пробормотал вампир.

— Это Труба, — сказал Эдик. — Когда ваша братия захватила власть на всей планете, люди научились строить города под куполами. Соседние соединены Трубами — длинными туннелями из пластика. Так уж вышло, что неделю назад в Трубе потерпел крушение монорельс. Труба не выдержала — раскололась, а в образовавшуюся щель хлынули вы. Нас послали устранить повреждение. И заодно — устранить вас.

— Это мерзко… — выдохнул вампир. — Это… это настолько мерзко…

Эдик снова приложился к бутылке:

— Холодненькое, — сказал он, вытирая губы. — Не правда ли забавно, что для нас алкоголь — чуть ли не основа жизни, а для вас — верная смерть?

— Вы — выродки! — с ненавистью выдохнул вампир.

— Забавно, — повторил Эдик. — Когда тебя били, ты молчал. Что изменилось?

— Иисус сказал: «Подставь другую щеку…», — прошептал вампир. — Но он ничего не говорил о том, чтобы пройти мимо ближних… которых бьют по щекам… А вы собираетесь убить… убить ни в чем не повинных…

— Ты — христианин? — заинтересовался Эдик.

— Я… — лицо интеллигента вдруг приняло задумчивое выражение. — Я… Меня зовут… меня зовут Герман…

Часы еле слышно пискнули: «0:00 ДЗ» и перещелкнули на «10:43 ДР».

Сережа выплеснул содержимое второй бутылки в лицо вампиру.

— Хорошее пиво, — сказал Ибрагим, когда вопли нелюдя стихли. — Не слишком легкое, чтобы дать вампиру шанс, и не слишком крепкое — чтобы он помучился.

2. Монорельс

Эдик узнал о трагедии три дня назад. Тогда ему позвонил сам полковник Грицаев.

— Сочувствую, — неловко пробормотал он. — Эдик, я знаю, что в этом поезде была Инга. Я… я пойму, если ты откажешься участвовать в операции…

— Я согласен, — сухо ответил он.


Вагон монорельса врезался в стену Трубы и прорвал ее по всей высоте, вывалившись больше чем на треть наружу. В черное отверстие, окаймленное расплавленным пластиком и горелыми проводами вперемешку с изоляцией, глядели звезды.

— Через купол на них смотреть веселее, — сказал почему-то Рой, потирая переносицу. — Они… они как-то ярче…

Эдик кивнул, хотя никогда не любил смотреть на звезды. Они никогда не доставляли ему проблем, это оставалось прерогативой людей.

Сережа, тем временем, возился с биоискателем, ковырялся в каждом углу вагона, переворачивал сиденья, заглядывал под груды исковерканных тел. Делал он свою работу с толком, расстановкой, но все-таки было видно, что нервничает.

Слишком много жизней унесла эта проклятая авария.

Ибрагиму, похоже, было все равно. Он словно тень следовал за Сережей с винтовкой наготове и иногда помогал оттаскивать трупы.

Эдик сидел на ящике с пивом, в котором не хватало примерно половины, и курил, пуская дымные колечки в провал в стене.

— Как там? — крикнул он Сереже.

— Глухо! — откликнулся он. — Живых не осталось. Если и были — они уже нелюди.

Сердце на секунду замерло, сомневаясь стоит ли ему отстукивать секунды дальше, а потом забилось как бешеное.

Он ведь понимал, что все напрасно. Поэтому и тянул время. Они могли оказаться на месте крушения еще днем.

— Что ты скажешь? — спросил Эдик у Роя.

Тот пожал плечами:

— Плохо. Ремонтникам тут возни на неделю. А ведь еще надо обеспечить постоянное прикрытие… Наружу даже руку страшно высунуть — вмиг оттяпают.

Эдик кивнул и выстрелил во мрак — появившаяся в щели между вагоном и стеной мутно-серая голова взорвалась гейзером липкой коричневатой жидкости.

— По бутылочке? — спросил Эдик, доставая из ящика «Оболонь».

— Стратегические запасы пропиваем? — попробовал отшутиться Рой.

Эдик серьезно кивнул:

— Ты телеграфируй пока в центр. Расскажи, так мол и так, работа предстоит серьезная. В живых никого не осталось.

Быстрая тень всего лишь на мгновение мелькнула, располосовав вагон на две части — и скрылась в других тенях, неживых и неподвижных.

Рой этого не заметил, он увлеченно тыкал в клавиши радиотелефона, пытаясь связаться с городом.

— Лучше скажи… — прошептал Эдик, поднимаясь, — чтобы они заварили выход и сюда не совались…

Рой замер с трубкой в руке.

Вид у него был довольно жалкий.

Теней стало намного больше.

Люди, которые только что сплошным ковром покрывали пол вагона, поднимались на ноги и с невообразимой ловкостью атаковали их.

Почти сразу не повезло Сереже — мальчишку мгновенно накрыла куча-мала однообразно бледных тел с необычайно живыми глазами.

Ибрагим еще некоторое время отстреливался, а когда понял, что шансов нет, засунул дуло пистолета в рот и выстрелил.

Его схватили за ноги и оттащили в глубь вагона. Эдику почудилось, что он слышит чавканье. Хотя вряд ли — расстояние было слишком велико.

Эдик с Роем стояли спиной к спине рядом с ящиком и выцеливали серые тени, кружащие вокруг них в безумном хороводе, но ни разу не попали — вампиры не собирались идти напролом, как в каком-нибудь старинном фильме ужасов.

— Эй! — крикнул кто-то из бледнокожих. — Сдавайтесь подобру-поздорову! Ваш друг уже с нами!

Сначала было тихо…

— Ребята, это здорово! — крикнул Сережа, — который, впрочем, не спешил выходить на свет. — Забудьте о том, что вам говорили раньше! Все это туфта! Я… я никогда не чувствовал себя так хорошо, так легко, так свободно… вы ведь тоже можете стать бессмертными, парни!

Пуля визгливо чиркнула по металлу и ушла куда-то во мрак. Рой дрожащей рукой вставил в винтовку новый магазин.

— Эй, мы ведь легко можем вернуть эту пулю! — весело проговорил Сережа. — Но мы хотим дать вам шанс! Эдик, Рой, зачем вам повторять судьбу Ибрагима? Идите к нам…

— Я хочу видеть свою дочь, — тихо, очень тихо произнес Эдик.

Но вампиры его услышали.

3. Инга

Это случилось неделю назад.

Позже он скажет товарищам, что почувствовал что-то зловещее, жутко неправильное, когда ключ сухо щелкнул в замке, и дверь отворилась с легким скрипом.

На самом деле было не так. В тот вечер ему было хорошо, необычайно хорошо, как не случалось уже несколько лет подряд после смерти жены. Сегодня на работе он вдруг понял, что в жизни еще не все потеряно. У него есть семья и замечательная дочь.

Эдик вошел в прихожую, стащил с ног ботинки и только тогда крикнул:

— Инга! Я дома!

Квартира отозвалась тишиной и перещелкиванием старинных часов-ходиков. Однако это была не тишина пустой комнаты, Эдик чувствовал, что в квартире кто-то есть.

Он замолчал, прислушался, растерянно поглаживая правый карман брюк, в котором держал часы, подаренные женой в день свадьбы. Неслышно ступая, прошел по коридору, заглянул в зал. Шагнул дальше, к ванной комнате.

На полу перед крепкой дубовой дверью валялась пухлая книжица в переплете из дешевого кожезаменителя.

И вот тут только Эдик почувствовал, что случилось что-то жутко неправильное, зловещее…

Двигаясь на автомате, он поднял фотоальбом с пола и постучал в дверь ванной.

— Уходи… — тихо ответила Инга.

— Доченька, милая… — прошептал он. — Открой…

— Не пытайся выломать дверь, — сказала она. — У меня твой пистолет…

— Я… — начал было Эдик, но замолчал не в силах произнести хоть что-нибудь.

— Я знала, что у тебя есть альбом, в котором хранятся ваши с матерью фотографии, — прошептала Инга. — Я видела эти фотографии — свадьба, мое рождение, ваши счастливые улыбки… Господи, как я тогда любила тебя, папа… за то, что после матери у тебя не было ни одной женщины… за то, что ты продолжал любить ее… Я и не подозревала, что есть еще один альбом.

— Но…

— Почему ты не сказал мне, отчего она умерла? — спросила Инга.

Эдик промолчал, бессильно прислонившись холодным лбом к дверному косяку.

— Открой первую страницу альбома, папочка.

Он не открыл ее — он и так прекрасно знал, что там будет.

Сырой каземат, решетка из толстых железных прутьев, бледная девушка в синем выцветшем вечернем платье. И лишь глаза — ярко-зеленые без черных точечек, что вообще-то нехарактерно для вампиров.

— Лера очень боялась смерти, — тихо сказал Эдик. — Поэтому она сама подставила шею под укус. Видит Бог, я не хотел этого…

— Переверни страницу, папа…

Здесь были две большие нецветные фотографии. Снимал близкий друг Эдика, Рой. Он же проявлял пленку и печатал снимки. Эдик ни за что не решился бы доверить это частной фотомастерской.

Подвал. Связанная по рукам и ногам девушка, без движения лежащая на грязном полу. Рядом — упаковка пива. Любимого пива Эдика — «Оболони».

На второй фотке диспозиция чуть изменилась. В кадре появился Эдик с бутылкой наготове.

— А я всегда считала тебя простым менеджером пивоваренной компании, — тихонько засмеялась Инга. — Но откуда у простого менеджера возьмутся такие пристрастия? И знания — профессионального убийцы.

Он промолчал.

— Еще раз переверни страницу… — вновь попросила Инга.

— Хватит! — властно приказал Эдик и кинул фотоальбом на пол. — Она сама сделала свой выбор, Инга.

— Она хотела жить, папа…

— Она хотела укусить тебя!

— Какая теперь разница… прощай, отец…

И тогда Эдик врезался плечом в дверь, с мясом вырывая щеколду из косяка.


Она вышла в круг света осторожной кошачьей походкой, готовая при малейшей опасности пуститься в бегство.

— Привет, Инга, — поздоровался Эдик.

— Здравствуй, папочка, — улыбнулась девочка, обнажив острые белые зубы.

— Ты все-таки покончила с собой, — тихо произнес Эдик.

— Нет, папа, теперь я намного живее тебя, — почти ласково ответила девочка, поглаживая невидимые порезы на левом запястье. — И сейчас… сейчас ночь и я тебя помню. Правда, здорово?

— Живее меня? — он вдруг болезненно засмеялся, срываясь на хриплый кашель. — У тебя ведь теперь никогда не будет детей, Инга…

— У тебя были… — улыбнулась она. — Ты был счастлив?

— Да, — кивнул Эдик.

Она промолчала, продолжая с пониманием улыбаться.

— Эдик, сбоку несколько вампиров ползут, — прошептал Рой. — Скажи своей девчонке, чтобы они убирались, иначе никаких переговоров не будет…

— Прости, Рой, — сказал Эдик.

Парень, словно немой клоун, подпрыгнул на месте и стал заваливаться вперед — в груди у него зияла огромная кровавая рана.

Винтовка была горячей, пахло раскаленным металлом и паленой плотью — Эрик отбросил оружие в сторону.

Инга, нахмурившись, посмотрела на него.

— Я хочу, чтобы это сделала ты, — попросил Эдик.

Его дочь с готовностью обнажила клыки.


Мир изменился почти мгновенно.

Осталось всего два чувства: легкий почти незаметный голод и спокойствие.

Почти мировое спокойствие, которое, говорят, обычно снисходит на известных философов, которые всю жизнь только и делали, что искали ее, жизни, смысл.

Его же спокойствие, впрочем, было связано немного с другим — Эдик знал, что теперь никогда не умрет.


И именно это больше всего испугало его человеческое «я», которое еще не успело полностью раствориться в новой сущности.

Эдик сделал шаг назад, затравленно глядя на серые лица, появляющиеся из темноты — Сережка, собственная дочь, мужичок, очень похожий на давешнего интеллигента… Все они ободряюще улыбались Эдику.

— Ну как, папа? — спросила Инга.

— Это здорово, — повторил Эдик слова дочери, наблюдая как обесцвечивается его кожа.

Он посмотрел в глаза своей девочки и не увидел отражения.

— И это ужасно, — сказал Эдик хрипло — его связки менялись, в горле щипало — организм перестраивался.

Инга замерла, удивленная:

— Но, почему?

— Я ведь пошел на это лишь для того, чтобы страдать, — тихо ответил Эдик, вдыхая будоражащий аромат крови Роя. — Чтобы понять, как мучалась она… моя… Лерочка… А это… это слишком хорошо.

Взгляд Эдика упал на так и не раскрытую бутылку пива «Оболонь».

— Мое любимое, — сказал он, поднимая ледяную бутылку.

Вампиры отшатнулись, и лишь Инга осталась на месте, с ужасом наблюдая за отцом.


Удивительно вкусное и живое пиво смыло в пищевод пыль сегодняшнего дня и приятной прохладцей ухнуло в желудок, который еще не был против таких напитков.

За пивом в желудок полилась шипящая, словно погашенная уксусом сода, кровь, стекли плавящиеся, будто пластилиновые, зубы.

На какой-то миг Эдик почувствовал себя свободным, свободным от всего этого проклятого мира.

А потом даже чувства растворились в напитке, сваренном из хмеля и солода.

4. Финал

— Папочка… Я люблю тебя, папа…

Тихо, так тихо, что слышно как бьется сердце. Или это часы? Да нет же, они электронные…

— Папа, не молчи… пожалуйста, отец…

Он открыл глаза и посмотрел вверх. Все та же серая Труба, все тот же запах гари и плавленного пластика. А он-то надеялся, что все приснилось…

Над ним склонилось лицо его дочери. Она плакала.

— Что со мной? — прохрипел Эдик, чувствуя ужасную боль в горле. — Почему я… выжил?

Она не ответила, лишь продолжала тихонько плакать, не отводя от него своих больших серых глаз.

Он протянул руку и легонько смахнул с ее щеки слезы.

— Как ты красива, — прошептал Эдик. — Моя доченька…

Инга кивнула, растерянно улыбаясь. Потом посмотрела на его часы и прошептала:

— Они разбились, папа… И показывают сейчас одну минуту до рассвета. Когда я тебя укусила, оставалось всего несколько минут до восхода солнца. Поэтому не хватило времени… на полную трансформацию… а сейчас рассвело и… и ты остался человеком, отец.

Эдик кивнул, словно и не сомневался в этом.

— Тогда почему ты меня до сих пор помнишь? — спросил он тихо.

— Я не знаю… — прошептала она.

— У тебя цвет кожи стал темнее… — сказал он. — Но все равно очень бледный… надо будет съездить на юг, там у них прекрасные солярии…

— Хорошо, отец, — серьезно сказала она. И добавила еле слышно: — Прости меня, папа.

Инга помогла Эдику встать, и они вместе зашагали по Трубе мимо удивленно хлопающих глазами и растерянно улыбающихся друг другу вампиров.

У них был всего один день, чтобы вернуться в город.

Но они верили, что успеют до заката.

Владислав Каланжов ПРАВО НА ПИВО

Я проснулся раньше обычного. Даже во сне меня не покидало чувство тревоги и нервозности. Сегодня мы с Рилитом должны явиться в Штаб-квартиру Межгалактического Содружества, и по своему опыту я знал: ничего хорошего этот визит не сулил.

С момента образования Содружества, а это, ни много ни мало, тысяча с лишним лет назад, и по сегодняшний день Председатель и Высшая Палата организации только и занималась разработкой военных операций по присоединению к Содружеству новых планет-государств. Нам же, военным летчикам, прозванным жителями Содружества «звездными палачами», приходилось претворять в жизнь самые сумасбродные решения, принятые нашими властями. К сожалению, чиновники из Высшей Палаты выполняли сугубо теоретическую работу. Все грязные процедуры взваливались на плечи простых парней. Таких, как я, к примеру.

Разрушив оболочку слизистого кокона, я поплелся в ванную. Как же утомляла меня эта ежедневная процедура! Каждое утро я завидовал представителям иных биологических видов, населяющих пространство Содружества. Они нежились в роскошных постелях, а их утренний туалет состоял, как правило, в чистке костных образований ротовой полости, именуемых зубами. Конечно, даже самая лучшая спальная мебель не идет ни в какое сравнение с уютом наших защитных коконов, однако, кожа, вырабатывающая такое количество слизи, нуждалась в тщательном уходе.

Когда-то, на заре объединения соседних галактик, тогдашнее Правительство Содружества ввело Закон «О распорядке дня», пытаясь таким образом связать представителей разных форм жизни в нечто целое, создать новый народ. Но, поскольку, в силу объективных причин этот закон не выполнялся, Правительство издало директиву «О равенстве физиологии граждан Содружества». Поначалу мало кого заботило это причудливое распоряжение, юридическая формальность — не более. Но вскоре межпланетная и межгалактическая миграция привела к полному смешению живых существ во Вселенной. Вот тогда и начались неурядицы. К примеру, велисиглы с Напто-5 семьдесят процентов суточного времени проводят в состоянии сна. Поэтому у них всегда имеются проблемы с трудоустройством. Никто не желает видеть в своем штате сотрудника, дрыхнущего часами напролет. А шалколоиды из созвездия Самоцвета настолько малы, что остаются незаметными для большинства полноправных граждан Содружества. Вот и таскайся по судам только из-за того, что, неосторожно ступив, уничтожил колонию микроскопических созданий. Больше всех же хлопот доставляли альтрамты, населяющие периферийные планеты межгалактического объединения. Во время брачных игр они испускали такой омерзительный запах, что членам Высшей Палаты пришлось выделить специальные участки для размножения этих необычных существ…

Я принял душ, смазал неофитовым гелем зеленую кожу и несколько мгновений рассматривал свое отражение в кристаллическом зеркале. Я относился к редкому виду сцефодов, коренной расе матушки Наэры. Когда-то мы были единственными разумными жителями нашей системы, но со вступлением в Содружество наша планета преобразилась. На нашу родную Наэру прилетало все больше молодых специалистов, получавших распределение для работы именно здесь. Мои же соотечественники, пленившись рекламой космо-туристических компаний, спешили повидать другие миры.

Сейчас, прилетая на Наэру, я чувствую, как меня исследуют любопытные взгляды нынешних жителей моей родины. А ведь когда-то никого не удивляло зеленое существо с треугольной головой и огромными фасеточными глазами. Из аборигенов мы превратились в гостей Наэры. Времена меняются, а значит, меняется и Вселенная.

Не желая предаваться грусти, я подмигнул своему двойнику, пялившемуся на меня с зеркальной поверхности. «Жизнь не такая уж и плохая штуковина», — подумал я и улыбнулся безгубым ртом.

Едва завершив утренний ритуал, я уже принимал гостей. Ко мне пожаловал Рилит. Вместе с ним мы составляли боевой дуэт истребителя «Злодей».

— Здорово, дружище, — проревел Рилит на корявом межгалактическом и направился на кухню.

Я приветливо помахал трехпалой конечностью. Пришлось семенить следом.

— Сырого мяса не найдется? — Рилит с надеждой посмотрел на меня.

Мой напарник принадлежал к уникальному виду разумных кошачьих с планеты Фелия, и имел вид пятнистого леопарда. В процессе эволюции лапы фелийцев приобрели способность выполнять хватательные движения, а сами они стали прямоходящими. Правда, голосовые связки не позволяли издавать высокие звуки, поэтому реагируя на нечто неприятное Рилит никогда не лез за словом в карман, ограничиваясь первобытном рыком. Но пятилетний опыт работы не прошел впустую. Мы неплохо ладили и понимали друг друга настолько, насколько это возможно между ходячим леопардом и кузнечиком-переростком.

— Нет, Рилит, — я беспомощно развел руками. — Честно говоря, я не знал, что ты надумаешь меня навестить. Но, думаю, ты не откажешься от овощного рагу?

Рилит пренебрежительно скривился и поплелся в комнату.

— Поторапливайся, — рявкнул он. — Нас ожидают в Штаб-квартире.

— Кстати, что они опять надумали? — я решил отложить завтрак и покинул кухню. — Неужели опять вводят санкции против Стейса?

— Не знаю, — пожал плечами Рилит. — Лишь бы вновь не заставили подавлять очередной мятеж.

— Точно.

— Ты готов? — Рилит, вне сомнения, испытывал волнение в связи с предстоящей встречей, о чем свидетельствовала эта буйная торопливость.

Я кивнул. Даже проработав со мной в паре не один год, Рилит мог только догадываться о состоянии моей готовности. Для нас, хладнокровных граждан Содружества, была издана специальная директива, позволяющая не носить одежды. По этому поводу были долгие дебаты в Высшей Палате. Традиционалисты утверждали, что совместное проживание требует некоторых уступок, но приглашенные на заседание ученые уверили законодателей, что просьба сцефодов продиктована вовсе не прихотью, а жизненной необходимостью. В конце концов, противники реформы сдались. Позже некоторые из них признались, что главным фактором при голосовании стал доклад биологов, доказывавший отсутствие явных половых признаков в анатомии сцефодов. Члены Высшей Палаты вздохнули с облегчением: никто не упрекнет их в легализации порнографии.

— Так ты готов или нет? — оскалился Рилит.

Я постоял несколько секунд с закрытыми глазами. Температура моего тела зависела от окружающей среды, но корректировалась и нейро-мысленно. Я постарался расслабиться. Затем, во избежание стресса от встречи с Председателем, мобилизовал свой организм. Сцефоды тяжело переносят перегрузки и контакт с иными формами разумной жизни.

— Все в порядке, — произнес я, открыв глаза.

— Никак не могу привыкнуть к твоей медитации, — нервничал Рилит. — Нет, чтобы ваши хрупкие тела работали как у нас, млекопитающих. Постоянная температура тела и никаких проблем! Эх, вы… отсталые цепи эволюции…

— И кто это разглагольствует об эволюции? Говорящая кошка! — между нами часто возникают шуточные перебранки, которые никогда не перерастают в ссоры и обоюдные оскорбления.

— Ладно, — замялся Рилит. — Поспешим. Сам же знаешь о сто пятнадцатой директиве — опоздание на встречу с членом Высшей Палаты грозит каторгой…

— Но сто семнадцатая директива предусматривает штраф в случае явки раньше назначенного времени, — напомнил в свою очередь я.

— Лучше уж лишиться месячного оклада, чем пару лет вкалывать на алмазных рудниках…

— Тоже верно.

Мы вошли в телепортационную камеру.

— Надеюсь, работенка окажется непыльной, — я настроил телепорт на Штаб-квартиру и нажал «пуск».

После открытия гипер- и гипопространства военные ведомства Содружества засекретили всю информацию о разработках. Сотни лет население межгалактического братства удивлялось тому, насколько быстро наши космические корабли покрывали неслыханные расстояния. И лишь утечка информации из Штаб-квартиры позволила гражданскому населению насладиться всеми прелестями телепортационной камеры, ставшей единственным устройством, вошедшим в жизнь рядовых граждан благодаря теории многогранности пространства.

Пару лет назад я разжился такой камерой. Она состояла из двух кабин: исходящей и входящей. Первая служила своеобразной дверью, открывавшей доступ во все заведения, имеющие телепортационные камеры. Благодаря второй кабине — входящей, я всегда мог вернуться домой.

Внутреннее волнение все нарастало. Вообще-то парень я крепкий и побывал не в одной передряге. Правда, все предыдущие задания мы с Рилитом получали от нашего непосредственного командира Сот'О. Но сегодня нас хотел видеть лично Председатель Высшей Палаты Содружества Громонган Раф. Совершенно не зная, как вести себя с первым лицом межгалактического союза, я поворошил в памяти все директивы, относящиеся к общению с представителями власти. Так и не обнаружив в закромах своего мозга нужных законов, я обратился за помощью к Рилиту.

— Директива двести двадцать семь, — выпалил напарник. — При встрече с членом Высшей Палаты следует молчать до тех пор, пока к тебе не обратятся с вопросом.

— Спасибо, дружище.

Похоже, Рилит неплохо подготовился к свиданию с Председателем.

Несколько сотен лет назад Правительство решило ввести Конституцию, но население необъятной державы было настолько разношерстным, что было впору создавать отдельные кодексы законов для каждого из народов, входящих в Содружество. Вот тогда и родилась идея о директивах — документах, содержащих руководящие указания по поведению граждан чуть ли не во всех жизненных случаях. Выучить все директивы не представлялось возможным, но знать основные положения все же считалось обязательным.

Наконец-то раздался щелчок, и металлические створки плавно разъехались в противоположные стороны.


— А вот и мои ребята! — произнес находящийся в кабинете наш командир Сот'О — чистокровный пунтанец. Несмотря на то, что представители этого вида отличались невысоким ростом (ровно в два раза ниже сцефодов), они слыли большими работягами и обладали поистине небывалым даром пробиваться на руководящие должности.

Рилит и я отдали честь.

— Здравствуйте, господа, — эти слова принадлежали, развалившемуся в кресле осьминогоподобному существу. Перед нами был Председатель Содружества Громонган Раф, собственной персоной.

Мы вновь отдали честь.

— Сразу перейдем к делу, — Председатель покинул сидение и, плавно перебирая щупальцами, направился в нашу сторону. — Генерал Сот'О заверил меня, что вы лучшие в нашем флоте и, просмотрев ваши «личные дела», я также не сомневаюсь в этом.

Мое фасеточное зрение позволяло рассмотреть не только Председателя. От меня не ускользнул полный благодарности взгляд, который Рилит адресовал нашему командиру.

Я не спешил выражать признательность, поскольку причина нашего вызова к Председателю до сих пор оставалась неясной.

— Несколько лет назад наши разведчики открыли новую планету, — продолжал Громонган Раф. — Ничего особенного в ней нет, если не считать того, что она, в отличие от большинства планет Содружества, особо богата водой.

Поначалу я не понял, о какой планете говорил Председатель. Наши патрули едва не каждый день открывают новые миры, но при упоминании о воде, я догадался, что речь идет о К-741, небольшой планетке, расположенной где-то на задворках Вселенной.

— Так вот, — голос Громонгана Рафа вдруг приобрел серьезность. — В прошлом году единогласным решением Высшей Палаты эта планета была присоединена к Содружеству. Мы решили, что было бы несправедливо лишать туземцев всех достижений нашей цивилизации. Сами знаете формулировку пятой директивы, согласно которой недопустимо превосходство одного вида разумных существ над другим. Но есть и двадцать первая директива, обязывающая правительство присоединенной планеты привести свое законодательство в соответствии с юриспруденцией Содружества… Поскольку этого так и не произошло, мы не имеем права вступать с местными жителями в контакт.

Я едва сдержался от уточняющего вопроса.

В конце концов, я служил в военном флоте и прекрасно был осведомлен о К-741. Эта планета, именуемая местными жителями «Земля», по сравнению с Содружеством была, мягко говоря, отсталая. Официальная терминология предусматривает определение — «развивающая». Но это сути не меняет. Насколько мне было известно, космические достижения К-741 исчерпывались полетами на орбиту. И уж, конечно, они не имели никакой возможности слетать на заседание Высшей Палаты и узнать о присоединении своей планеты к Межгалактическому Содружеству.

— Мы ждали, — с грустью вздохнул Председатель. — Но тщетно. Невыполнение требований Высшей Палаты, как вам известно, считается преступлением. Вчера члены Высшей Палаты приняли решение о ликвидации населения этой планеты.

Я с трудом сглотнул. Теперь мне все становилось понятно: нас выбрали на роль палачей населения целой планеты. Не зря же к нам приклеилось прозвище «звездные палачи», будь оно неладно!..

— Есть вопросы, джентльмены? — взгляд Председателя остановился на нас.

— Я, конечно, не собираюсь оспаривать решение многоуважаемой Высшей Палаты, — промолвил я. — Но вряд ли туземцам что-либо известно о Содружестве… Я слышал, дальше своего естественного спутника они не летали. Они просто физически не способны выполнить наши требования…

— Вы забываете о девяносто девятой директиве, уважаемый, — отрезал Громонган Раф. — Незнание законов не освобождает от ответственности.

Помолчав немного, Председатель добавил:

— Все уже решено, парни. Теперь дело за вами!


Мы подлетали к обреченной планете. Я с печалью рассматривал поверхность этого великолепного космического тела.

— Что ни говори, красиво! — не удержался я.

— Что? — тявкнул Рилит, не сводя глаз с навигационных приборов.

— Красиво, черт возьми!

— Как местные жители называют эту глыбу? — Рилит также прильнул к иллюминатору.

— Земля.

— Чудаки, — Рилит вдруг издал несколько гавкающих звуков. В понимании фелийцев так звучал смех.

— Что тут смешного? — удивился я.

— Это же надо! Планету, состоящую на семьдесят процентов из воды, назвать Землей! Чудаки, мягко говоря… Ладно, приготовимся к атаке.

Космические бои давно не ведутся лазерами или магнитными излучениями. Во-первых, это дорого, а во-вторых, малоэффективно. Вот уже несколько сотен лет для ликвидации населения мятежных планет применялись ядовитые газы «Фаркс». Ученые этого синдиката создали огромное количество штаммов, действующих на отдельные биологические виды. Все газы, являющиеся собственностью синдиката имели свои кодовые номера и предназначались для борьбы с отдельно взятыми расами. Нам оставалось только войти в верхние слои атмосферы и вскрыть пару капсул с «Фраксом 22» — газом, действующим исключительно на людей. Через пару недель он заполонит всю атмосферу, ни один противогазовый аппарат не спасает от этой напасти. А когда с населением Земли будет покончено, мы нейтрализуем «Фраке 22» специальным антидотом. Все просто, как устройство Галактики.

Чиновники Содружества называли это оружие «гуманным убийцей», поскольку флора и фауна нисколько не страдали, и уже через месяц после применения противоядия, планета могла заселяться гражданами Содружества.

— Послушай, Рилит, — у меня появилась безумная идея. — А что если мы спустимся на поверхность этой милашки?

— Брось, Фсан. Ты же знаешь, что нарушение прямых инструкций — директива триста девятая. Предусмотрен трибунальчик, между прочим!

— Но есть еще и директива триста семнадцатая — обязательная разведка местности, — нашелся я, направляя «Злодея» в нижние слои атмосферы.

Мы сели на крышу невысокого здания. Рилит насчитал девять этажей.

— Пришла пора познакомиться с землянами! — улыбнулся я, вылезая из кабины.

Рилит что-то проворчал, но также выбрался на крышу.

Мы спустились по металлической лестнице вниз и вломились в первое попавшиеся помещение.


— Глядите-ка, — передо мной оказался человек, судя по внешности, самец, — Зеленый человечек и ягуар в комбинезоне!

— Леопард, — машинально поправил Рилит.

Пока человек приходил в себя, стоя в центре комнатушки с разинутым ртом, я осмотрелся.

В помещении кроме нас и остолбеневшего представителя Homo. Sapiens находились еще пятеро. Все они также принадлежали к людской расе, и все как один сжимали в руках стеклянные бутылки с неизвестной жидкостью.

— Ребята, а вы откуда? — спросил высоченный человек с длинными черными волосами.

Он обошел вокруг нас, удивленно оглядывая наши тела со всех сторон. Затем он медленно отпил из бутылки и повторил вопрос.

— Межгалактическое Содружество, — ответил я.

С дивана поднялся человек среднего роста. Выпуклости на грудной клетке свидетельствовали, что передо мной самка. Как там она зовется у людей? А… женщина!

— Вот это финиш! — произнесла она и отважилась прикоснуться к моей руке. — Супер! Надо этих красавцев пригласить к нам на кафедру физиологии!

Рилиту, видимо, надоел весь этот спектакль. Он прошел к потертому дивану и бесцеремонно плюхнулся на него. Это произвело на землян ошеломляющее впечатление. Наверняка местные сородичи Рилита не поднялись на столь высокую ступень эволюции, как их далекие родственники с планеты Фелия.

— Чего же вы, дорогие мои, не прислали своего представителя на заседание Высшей Палаты? — поинтересовался Рилит. — Теперь вам — крышка!

Земляне молча стояли и дружно прикладывались к бутылкам.

— Он — говорит! — дошло наконец-таки до одного из людей. Он подошел к белому ящику и вытащил из него новую бутылку. Я успел заметить, что внутри этого ящика, служившего чем-то вроде охладителя, находился не один десяток подобных емкостей.

— Я спрашиваю вас, — прорычал Рилит. — Почему вы никак не отреагировали на решение Высшей Палаты о присоединении вашей планеты к Содружеству?

— То есть, это надо отметить? — вопросом на вопрос ответил косматый человек. — Это мы могём! Витек, пиво!

— Как вы не понимаете! — Рилит похоже временно заделался дипломатом. — Вам осталось жить всего пару часов!

— Ну и слава Богу! — радостно вздохнул коротко остриженный человек, которого товарищ назвал Витьком. — Экзамена по экономике, похоже, придется избежать!

— Это тоже стоит отметить! — стоял на своем косматый. — К тому же у нас гости! Негоже если мы — земляне не окажем должного приема. Как же без пивка, я прав?

Через минуту Витек извлек откуда-то целую упаковку пластиковых бутылок.

— Что это? — поинтересовался я.

— Пиво — с восторгом ответил Витек. — Лучшее из того, что было изобретено на этой планете!

Косматый, тем временем, приволок десяток металлических банок желтого цвета. На них красовалось та же надпись, что и на пластиковых бутылках: «Оболонь».

— А что такое «Оболонь»? — спросил я.

— Пиво, — ответил Витек.

— А что такое пиво? — спросил я.

— Я ж говорю, это лучшее из того, что было изобретено на этой планете!

— В чем разница, я спрашиваю вас?!! — нервно прорычал Рилит.

— «Оболонь» — это название пива, а пиво — это… лучшее… — Витек замялся.

— Ты не рычи, — прикрикнула на Рилита женщина. — Это одно и то же!

— Не кричи на инопланетян! — вступился косматый. — Тем более, что «Оболонь» — не просто пиво, а пы-ыво.

Все вдруг почему-то начали смеяться.


Шок от встречи с представителями иной галактики прошел на удивление быстро, и теперь земляне старались всячески задобрить нас. Перспектива уничтожения собственной планеты не каждого обрадует…

— Держи, гуманоид! — молодая женщина протянула мне откупоренную бутылку пива.

Никогда прежде мне доводилось употреблять жидкость с таким названием.

Я принял бутылку и сразу же почувствовал прохладу и необъяснимое желание испробовать сей экзотический напиток.

— Я думаю, было бы целесообразно познакомиться, — предложил Витек. — Не каждый день в нашу общагу наведываются парни из иных миров!

Мы представились. Земляне тоже. Их имена оказались короткими и простыми: Витек, Стас, Данила, Олег, Макс и Лариса. Все они являлись студентами, а девятиэтажное здание, на крышу которого мы посадили «Злодея», оказалось общежитием. Мне сразу вспомнились годы, проведенные в студенческом городке Вапранс. Это было славное времечко, дни вечной молодости…

— Внимание! — Лариса подняла руку, призывая к молчанию. — Высокий гость из Межгалактического Содружества командир истребителя «Злодей» Фсан становится первым инопланетянином, который пробует пиво «Оболонь»!

Земляне дружно захлопали в ладоши.

— Это историческое событие надо бы запечатлеть! — Стас принес какую-то черную шкатулку. — Скажите «сыр», мистер гуманоид.

Меня окружили остальные студенты. Раздался щелчок.

— Фотографию мы вам пришлем по электронной почте. Только e-mail не забудьте оставить, — после этих слов Стаса земляне дружно захихикали. Сдается мне, он произнес что-то вроде шутки.

— Что ж, за встречу! — Олег поднес свою бутылку к моей. Раздался приглушенный звон.

— Фсан! — ко мне подошел Рилит. — Вспомни о двести семьдесят девятой директиве! На неисследованных планетах запрещено что-либо принимать в пищу…

— А как же директива номер двести девяносто? Проявлять уважение к быту, культуре и кухне инопланетных рас?

Сказав это, я поднес бутылку ко рту.

Многие граждане Содружества перешли на питание продукцией генной инженерии. Рилит и я в этом отношении оставались старомодным.

Но пиво перевернуло все мои убеждения, связанные с достижениями цивилизации этого провинциального мира.

— Пива ягуару! — проорал Витек.

— Я — леопард! — раздраженно рявкнул Рилит, однако от пива не отказался.

Мы выпили за знакомство. Затем за дружбу между галактиками. Потом за успешную сдачу экзамена по экономике. Следующий тост был за женщин. После этого мы добрались до новой упаковки и отпраздновали победу киевского «Динамо», я понятие не имел что это такое, но не мог не разделить радость своих новых друзей.

Рилит охотно рассказывал о планетах, на которых мы успели побывать по долгу службы, как всегда не скупясь на преувеличения. Я, опорожнив несколько бутылок, пригласил Витька погостить недельку-другую у меня. Тот был бы рад, но некий злопамятный профессор Морощук не жаловал студентов, пропускающих лекции.

Благо, пиво не иссякало. Едва его запасы подходили к концу, как смекалистые земляне бросали жребий, и кто-то из них покидал комнату. Естественно он возвращался груженый пивом.

Мне искренне нравились эти ребята! Если все жители Земли такие же, то у этой планеты прекрасное будущее! Особенно мне понравился Витек. Это был настоящий ценитель пива со стажем. Я не скрывал восхищения, наблюдая, как лихо он откупоривает бутылки своим перстнем. Это было что-то!

— Самое важное в нашем мире это женщины и удача, — поделился он своими мыслями со мной.

— А как же пиво? — удивился я.

Витек усмехнулся и сделал здоровенный глоток.

— В том-то и весь смысл, мой инопланетный друг, — сказал он. — Раздобудь пиво и ты станешь любимцем удачи, а от женщин не будет прохода! Вечная истина, поверь мне.

Я поверил.

— Послушай, Витек, а ты не смог бы подарить мне эту штуковину? — я указал на перстень.

— Запросто. Если он тебе окажется в пору.

Я натянул перстень на свой палец и тут же решил испытать его. Раздался приятный «ч-чпок!». Крышка отскочила, а из недр бутылки изверглась пена. Я поспешил припасть к горлышку.

— Великолепно! — прокомментировал Витек.

Мы предавались веселью до самого вечера. Но нас, поди, уже заждались в Штаб-квартире. Требовалось возвращаться.

Мы попрощались с землянами. Рилит попросил дать нам в дорогу по бутылочке «Оболони». Ребята истолковали эту просьбу по-своему и основательно завалили наш звездолет металлическими банками и пластиковыми бутылками.

— Пива никогда не бывает много! — назидательно заявил при этом Витек.

Расставаясь с этой великолепной планетой, я ощущал великую грусть.

Но в нашей кабине имелось достаточно пива, чтобы не предаваться меланхолии.


— Как вы посмели ослушаться? — гремел голос Громонгана Рафа. — Несколько фирм уже выиграло тендер на обустройство К-741, но тут вы возвращаетесь и заявляете, что не выполнили задания! Смею вам заметить, джентльмены, что вы нарушили с десяток директив…

Председатель нервно ходил из угла в угол. Внезапно он остановился и смерил взглядом генерала Сот'О.

— И это, по-вашему, лучшие из лучших? — с сарказмом спросил он.

— Истинно так, — кивнул генерал. — Должно быть, была веская причина, раз уж эти парни не уничтожили землян.

— Я жду объяснений, — Председатель обернулся к нам. Его щупальца, украшенные многочисленными присосками, производили хаотичные движения. Громонган Раф был явно не в духе.

— Наши действия основывались на директиве двести девяносто девять, — сообщил я. — При обнаружении объектов, представляющих интерес и ценность для Содружества, немедленно доставить таковые в Штаб-квартиру.

— Вот как? И что же вы обнаружили?

Я молча достал две бутылки пива. С помощью подаренного Витьком перстня я откупорил их и протянул Председателю с генералом. Рилит то же самое проделал еще с парой бутылок.

— Что это? — Громонган Раф обхватил щупальцем-бутылку и приблизил к своим глазам.

— Пиво! Лучшее из всего того, что когда-либо изобреталось на К-741, — ответил я и сделал внушительный глоток.

Громонган Раф немного помялся, но, видя с каким удовольствием я и Рилит смакуем напиток, тоже приложился к бутылке.

Через мгновение бутылка, покоившаяся в щупальцах Председателя, оказалась пуста.

— Генерал, — обратился Громонган Раф к нашему командиру. — Приказываю вам представить этих двух летчиков к званию героев Межгалактического Содружества!

— За какие заслуги? — опешил Сот'О.

— За укрепление дружеских отношений между Содружеством и планетой К-741! — торжественно объявил Председатель. — Как там ее называют туземцы?

— Земля, — подсказал Рилит.

— Вот-вот, — кивнул Громонган Раф. — А вы что, против?

— Никак нет, — пожал плечами низкопослый командир. — Только…

— Что?

— Я хотел поинтересоваться у парней. Не найдется ли у них еще бутылочки?


Так пиво спасло свою планету от уничтожения.

Мы с Рилитом стали героями, наши портреты висели повсюду. Никогда не думал, что слава и признание могут быть настолько обременительными… Я больше привык к скромной жизни.

Между Содружеством и Землей установились дружеские отношения, и я частенько проводил время у своих друзей — студентов. Вскоре Рилит пригласил нашу честную компанию к себе на виллу, и мы провели незабываемую неделю, наслаждаясь обществом друг друга, ну и пивом, конечно.

А в Своде директив, одинаково соблюдавшихся на двухстах планетах, появилось дополнение.

Новая директива гласила: «Планеты Межгалактического Содружества, производящие пиво, имеют право на независимость».

Ольга Бакк ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ ОБОЛОНЬСКИЙ

«Как жил да под Киевом богатырь Добрыня Никитич. По всему Киеву слава о нем шла: и приветлив, и ловок, и на миру пригож, и в бою хорош. Сильный, могутный богатырь Добрыня, а нраву спокойного и ласкового — никого зря не обидит.

В день жаркий, летний да солнечный захотелось Добрыне искупаться в Пучай-реке. А про реку ту слава недобрая идет, худая: из первой струйки огонь сечет, из второй струйки искры сыплются, из третьей струйки дым столбом валит.

Снял богатырь одежду дорожную, оружие на берегу сложил, в реку бросился. Плывет Добрыня по Пучай-реке, удивляется: „Зря люди наговаривают. Не свирепая Пучай-река. Тихая, словно лужица дождевая“. Не успел Добрыня сказать — нахмурилось небо, а тучи-то нет, и гром гремит и огонь блестит, а грозы-то нет.

Поднял голову Добрыня и видит, что летит к нему Змей Горыныч, страшный змей о трех головах. Из ноздрей пламя пышет, из ушей дым валит, медные когти на лапах блестят…»


— Ну, дед, и мастер ты сказки рассказывать! — в курилке дружно засмеялись.

— Это не сказка — былина, — вежливо поправил старичок, лицо которого — добродушные близорукие глаза, очки на кончике носа и аккуратная острая бороденка — говорило о врожденной интеллигентности, а поношенный, но безукоризненно чистый, костюм в бурую клетку и старомодный галстук добавляли пару фраз про стесненные жизненные обстоятельства.

— Сказка, былина — без разницы! Пользы от них — никакой! — возразил скептик, скрывавшийся в клубах дыма.

— Ты, вообще, откуда здесь взялся, сказитель? — грозно поинтересовался заглянувший на смех охранник.

— Я к начальнику отдела рекламы шел. У меня к нему деловое предложение, а секретарша не пустила. Сказала, что Василь Федорович занят.

— Деловое предложение?

— Конечно, — обиженно заморгал старик. — Не в моих правилах беспокоить по пустякам занятого человека. Я хочу предложить использовать Змея Горыныча в рекламных целях.

— Дедуля, — скептически улыбнулся ближайший курильщик. — Вы, наверное, не смотрите телевизор. Змей Горыныч давно рекламирует пиво «Три богатыря».

— Смотрю я телевизор, отчего же не смотреть. Только Змей у них не настоящий. Нарисованный, — старичок ласково посмотрел на собеседника, как на студента, несущего чушь на экзамене.

— Неужели вы можете предложить другого? — ехидно поинтересовался «студент».

— Могу! В том то и дело что могу! — взволнованный старичок, приподнялся на цыпочки и вплеснул руками. — Настоящего Змея Горыныча! Того самого, о котором говорится в былинах! — патетично объявил он. — Я знаю, где его можно найти! Поэтому мне нужны деньги! — торжествующим взглядом старик обвел собравшихся.

Клубы дыма вздрогнули от хохота. Охранник даже закашлялся, утирая слезы.

Несколько секунд дедуля непонимающе вращал головой, не в силах поверить, что такое интересное предложение может вызвать столь неадекватную реакцию. Его глаза погасли. Поникший он стоял посредине комнаты, прижав руки к груди. Седой хохолок на макушке придавал ему трогательно беззащитный вид.

— Дедуля, шел бы ты домой, — посоветовали ему. — Вряд ли Василь Федорович станет слушать твои сказки.

Охранник взял старика за руку и повел по коридору к лифту, утешая по дороге, уж больно огорченным тот выглядел:

— Здесь серьезная, солидная фирма, папаша, а ты со своими сказками. Да не огорчайся так. Мы не со зла, просто смешно. На дворе XXI век: компьютеры, технологии там всякие продвинутые, а ты сказки про Змея Горыныча.

— Эх, молодой человек, — старичок повернулся к нему. — Затворились от мира люди в своих кабинетах, отгородились от природы технологиями. А сказка — вот она, рядом совсем — только руку протяни.

— Ну да, — понимающе подмигнул охранник, — а в протянутой руке «зеленые» зажаты.

— Что зеленые? Листья?

— Да нет, дедуля, ну ты прям, не от мира сего! Деньги. Доллары — «зеленые». Ты же за ними приходил?

— Проблема нашего общества, молодой человек, в том, что оно стремительно «позеленело». Все измеряется деньгами, — старик шагнул в открывшиеся двери лифта. — А я хочу спасти уникальное животное.

— Какое?

— Змея Горыныча, — донеслось из тронувшегося лифта.

— Ну, дед, определенно у тебя винтиков в голове не хватает, — пробормотал под нос охранник.


— Надо, надо менять концепцию! — начальник отдела рекламы ЗАО «Оболонь» Василь Федорович нервно расхаживал вдоль кабинета от стены к стене.

Сотрудники, за длинным полированным столом для совещаний, неотрывно следили за его передвижением. Вправо — влево. Как зрители за теннисным мячиком на корте. Влево — вправо.

— Самой модной и прибыльной тенденцией сегодня является использование в рекламе животных, насекомых и прочей зоологии. Торговая марка «Будвайзер» За год взлетела на вершину мирового рейтинга, выпустив рекламный ролик с лягушками! — начальник, щелкнув пультом, вывел на проекционный экран изображение.

Жирные лягушки, сидя в болоте, бодро проквакали: «БУД! ВАЙ! ЗЕР!»

— Можно только позавидовать работе маркетологов этой фирмы! — начальник сделал драматическую паузу. — А вот их второй ролик!

Толстая лягушка парила в облаках, как воздушный змей на веревочке, приклеившись длинным языком к пронесшемуся мимо болота грузовику с надписью «Будвайзер».

— Недавно появилось сообщение, что мировой лидер пивоварения концерн «Scottish & Newcastle» вознамерился использовать для своей рекламы Лох-Несское чудовище. Вы представляете, что это может им дать? Если лягушки в состоянии вознести фирму на рекламный Олимп, то Несси просто похоронит всех остальных производителей! — начальник раздраженно выключил проектор. — У нас еще есть время, чтобы предпринять решительные шаги и удержать «Оболонь» в лидерах. Через месяц шотландцы обещают показать Несси всему миру. — Василь Федорович тяжелым взглядом пригвоздил подчиненных к их креслам.

— Как странно, — решился вставить слово Сергей, самый молодой из присутствующих.

— Что странно? — начальник стремительно обернулся к нему, как хищник, почуявший жертву.

— Да дед один сегодня приходил, тоже про чудовище толковал.

— Какой дед, какое чудище?

— Странный такой дед.

— Вроде и на психа не похож, а про змея все твердил.

— Говорил, что у него деловое предложение.

— Утверждал, что знает, где найти живого Змея Горыныча! — перебивая друг друга, заговорили сотрудники.

— И где сейчас этот дедуля? — процедил начальник сквозь зубы.

Тишина была красноречивым ответом.

Василь Федорович медленно прошел к своему столу, сел в кресло. Прикрыл ладонью глаза:

— Если через два часа этот человек не будет стоять передо мной — все можете считать себя уволенными. Время пошло.


— Рад вас видеть, уважаемый… — встречая в дверях гостя, начальник замялся, ожидая, что собеседник подскажет ему свое имя.

— Алексей Гаврилович Перышкин — археолог, к вашим услугам, — старик чопорно поклонился.

— Рад познакомиться, Алексей Гаврилович! В детстве я хотел стать археологом, — задумчиво произнес Василь Федорович. — Мечтал ворошить пыль веков, раскрывать секреты забытых цивилизаций. Прошу прощения за недавний инцидент, мои сотрудники повели себя легкомысленно, — он указал рукой на кресло, приглашая присесть и продолжить беседу.

Для создания доверительной обстановки он не стал садиться за свой стол, присел рядом с собеседником. Секретарша, неучтиво обошедшаяся со стариком в его первый визит, приветливо улыбаясь, принесла кофе.

— Мне сообщили, что у вас ко мне деловое предложение, — начальник терпеливо подождал, пока Перышкин выпил чашечку кофе, но теперь решил не тратить время на долгие разговоры. — Не могли бы вы вкратце изложить его суть.

— Если коротко, — Алексей Гаврилович ненадолго задумался. — Множество былин и летописей рассказывают о Змее Горыныче. Его резиденция располагалась в Сорочинских горах. До сих пор ученые не пришли к единому мнению, что это были за горы и где они располагались. Но! Доподлинно известно, что оккупированная змеем территория тянулась по равнинам до самой Пучай-реки, так в былинах именуется река Почайна. Она текла с Оболони на Подол. Однажды Добрыня Никитич решил освободить стольный Киев-град от Змея, разорявшего людей и, что характерно, воровавшего девушек-красавиц. А может, он решил освободить Забаву Путятичну, племянницу князя Владимира Красное Солнышко, которую выкрал Змей. Впрочем, другие летописи утверждают, что богатырь просто выпил лишнего на княжеском пиру и решил остудить буйну голову в Пучай-реке, — старик-археолог перевел дух, снял очки, неторопливо протер стекла, близоруко прищурился на внимательно слушавшего начальника и продолжил: — Переплыл Добрыня реку. А так как силы богатырской у Добрыни было немеряно, мог доплыть он и выйти хоть возле нынешнего метро, хоть у сегодняшней райадминистрации, но, скорее всего, вынырнул богатырь там, где сейчас пересекаются улицы Добрынинская и Богатырская. Ну не зря же их так назвали? — старичок хитро улыбнулся. — И налетел тут на Добрыню Змей Горыныч. Огнем дышит, крыльями ветер поднимает. Бился с ним богатырь не на жизнь, а на смерть, убил чудище, «повытаптывал» всех змеиных детенышей и навсегда освободил Киев и Оболонь от Змеиного рода. Хотя, другие былины говорят о том, что заключил Добрыня со Змеем договор и отпустил с миром. Кроме того, есть сведения, что не был Змей таким уж плохим и поганым, а жил мирно, помогал людям по хозяйству, даже в плуг его запрягали и пахали на нем.

— Все это красивые сказки!

— Былины, — поправил археолог.

— Пусть будут былины, — покладисто согласился Василь Федорович, подумав про себя, что не видит особой разницы. — Но мы так и не добрались до сути. Что вы хотите мне предложить?

— Как, разве вы до сих пор не поняли? — Перышкин искренне удивился. — Я знаю, где найди Змея Горыныча!

— Неужели? Откуда такие сведения?

— Во время ремонта Соловецкого монастыря была найдена неизвестная доселе летопись, замурованная в стене. Мне посчастливилось работать с ней. Это совершенно неожиданная версия былины о сражении Добрыни со Змеем. В ней говорится, что не убил Добрыня чудище, а загнал в пещеру — темную и холодную, где и заснул ящер. Заснул и спит, до сей поры.

— Спит? Тысячу лет?

— Мне понятен ваш скепсис, молодой человек, но рептилии наделены способностью впадать в спячку при низких температурах и таким образом сохраняться весьма долгое время. Природный анабиоз.

— Так, — начальник глубоко задумался. Встал, прошелся по кабинету. Закурил. — Так… Вы утверждаете, что знаете, где спит этот оболоньский дракон?

— Не дракон, Змей Горыныч.

— Какая разница?

— Дракон имеет одну голову. Змей Горыныч, согласно легендам, был трехголовым.

— Три головы? Это хорошо. Насколько он опасен?

— Как и любой хищник большого размера. Очень большого размера. Огнедышащий хищник.

— Огнедышащий? — Василь Федорович посмотрел на тлеющий кончик сигареты. — Он разумен?

— Я полагаю, да.

— Трехголовый, огнедышащий, разумный дракон. Это уже не реклама — это намного больше! Имея такого дракона можно… — начальник упал в кресло и замолчал, погрузившись в раздумья.

— Вы подумаете над моим предложением? — решился потревожить его археолог.

— Раскрутить образ трехголового ящера, сделать его брэндом, — не слыша посетителя, озвучил свои мысли Василь Федорович. — Новый сорт пива, безалкогольные напитки, мягкие игрушки, фильмы. Кафе-бары с интерьерами а-ля древняя Русь. Единственный в мире живой разумный ДРАКОН, и он — наш! Весь мир приедет на него посмотреть! — Он встал, протянул руку Перышкину. — Я вам помогу. Дам денег и организую помощников. Одному вам не справиться.


— И это Змей Горыныч? — голос Василя Федоровича застрял в горле, он закашлялся. Нервно налил себе воды, пытаясь успокоиться. Выпил. С громким стуком поставил стакан и откинулся на спинку кресла, свирепо уставившись на пришедших.

Напротив стола, рядом со старичком-археологом, стоял молодой человек апатичной наружности. Коренастый, жилистый, круглолицый, с волосами невразумительной пегой окраски. Цвет его глаз начальнику не удалось рассмотреть, так как незнакомец постоянно тер их кулаками. Вот зубы у парня были отменные, белые, крупные, хищно заостренные. Он беспрерывно демонстрировал их, зевая во весь рот, всем своим видом выражая непреодолимую сонливость.

— Вы просто выжили из ума! Пытаетесь подсунуть мне неизвестно кого, заморочив голову байками!

— Не байками, а былинами, — робко поправил Алексей Гаврилович.

Сонный незнакомец опять зевнул.

— Вы потратили уйму денег! — начал закипать начальник. — Только аренда двух экскаваторов в течение месяца обошлась нам в кругленькую сумму! — он перешел на крик. — Не говоря уже о том, сколько пришлось заплатить, чтобы разрешили раскопки в археологическом заповеднике! — в его голосе появились угрожающие нотки. — И вместо дракона вы приводите ко мне какого-то бомжа?

— Не дракона. Змея Горыныча, — еще более робко возразил старик.

— Князь гневается? — внезапно вмешался в разговор «предмет спора».

Его вопрос прозвучал тихо с присвистом: «Княззсссь гневаетсссяя»… Как змея зашипела.

От неожиданности Василь Федорович остановился на полуслове.

— Да, гневается, — подтвердил археолог. — Хотя он и не князь. Не верит этот человек, что ты, друг любезный, и есть тот самый легендарный Змей.

— Не княззссь не веритссс? — прошипел незнакомец, хищно улыбаясь.

От его улыбки, от пристального немигающего взгляда широко раскрывшихся глаз начальник съежился в кресле, судорожно пытаясь сообразить, где находится кнопка вызова охраны.

— Вкусссная чччеловечччина! — вертикальные зрачки желтых глаз вздрогнули, расширились, вбирая в себя солнечный свет.

Воздух в кабинете сгустился, пошел волнами, взметнулся разноцветными всполохами, закружился как смерч, смел по пути документы со столов, подбросил и перевернул корзину для бумаг, скинул графин с водой прямо на брюки начальнику и, распахнув окна, вырвался на улицу.

— Что за чертовщина? — ожесточенно ругался Василь Федорович, отряхивая брюки. — Такой костюм испорчен! Откуда эта вонь? — он брезгливо сморщил нос и поднял глаза.

Напротив его стола, среди плавно кружащихся в воздухе листов бумаги стоял трехголовый дракон.

— Ты кто?

Глупость этого вопроса была настолько очевидна, что чудище улыбнулось тремя пастями и подмигнуло правыми глазами всех голов.

— Догадайсссяя, — прошипела средняя голова, опускаясь от потолка и раскачиваясь перед лицом Василя Федоровича.

Левая голова плотоядно облизала толстые губы. Правая повернулась к старичку, который стоял рядом, поглаживая кожистое крыло Змея Горыныча.

— Щщшшшекотнооо.

Змей попытался приветливо махнуть хвостом и разнес в щепы дубовый стол для совещаний. Бумага, снегом покрывшая паркет, снова взметнулась в воздух.

— Красавец, — прошептал археолог, проводя рукой по чешуйчато-переливчатому боку. — Это просто чудо! — В блаженном восторге Алексей Гаврилович повернулся к начальнику.

Тот усердно изображал монумент: выпученные глаза, перекосившаяся физиономия, рука, поднятая для крестного знамения и остановившаяся на полпути, под ехидным взглядом желтых глаз чудища.

— Ну-ну, перестань баловать, Горынушка! — старичок подошел к средней голове, стал на цыпочки и похлопал по шее.

Головы повернулась, длинный раздвоенный язык скользнул из пасти левой и осторожно прикоснулся к руке человека:

— Шшшууччууу.

Освободившись от гипнотического воздействия Змея, Василь Федорович вздрогнул, поспешно перекрестился и осторожно спросил:

— Он кусается?

— Очччень кусссаетсссяя! — Змей поворотил головы к начальнику и опять облизнулся тремя языками.

Внезапно пол под ногами вздрогнул. Старичок устоял на ногах, схватившись за бок Горыныча. На столе начальника тренькнул телефон — соскочила трубка. Задребезжали стекла в шкафах. Зазвенели бутылки в баре. Низкий гул заполнил помещение, словно в брюхе Змея включился мощный мотор. Он смущенно преступил с лапы на лапу, смяв при этом парочку кресел:

— Зззмей куссаетссяя, осссобливо когда есссть хххоччет.

Мотор заработал громче. Змей почесал брюхо лапой, едва не потеряв равновесие, покачнулся, развел крылья, выметя из окна остатки офисной мебели. Рыгнул пламенем, объясняя:

— Ссснедать хххоччет зззмей.

Стол начальника задымился, бумага вспыхнула и полетела черными хлопьями, сворачиваясь на лету. Заверещала противопожарная система. Змей нервно закрутил головами.

— Богатырь, схххватка, дратьсссяя?

— Успокойся, успокойся! Ничего страшного, — пытаясь перекричать сигнализацию, увещевал змея археолог, гладя того по брюху.

Нервы у начальника сдали, он выскочил из-за горящего стола, протиснулся между стеной и крылом Горыныча, бросился к спасительной двери. Споткнувшись о хвост змея, остаток пути проделал на четвереньках. С потолка хлынула вода — заработала система пожаротушения.

Змей блаженствовал в струйках воды, подставляя то один бок, то другой, разводя крылья и подрагивая кончиком хвоста:

— Дожжждь… хорошшшшо.

Мокрый старик обратился к довольной рептилии:

— Любезный, не мог бы ты стать человеком. Сейчас набегут люди разные, могут зашибить ненароком.

— Меняяя зашшшибить? — удивился Змей.

— Оружие у них силы великой. Не привыкли они со Змеями общаться. Пугливые больно. Ты ж не хочешь так скоро помереть после тысячелетнего сна?

— Змей не хххочет сссмерти! — головы Горыныча переглянулись. — Хорошшшо, сссделаю, как хххозззяин хххочччет.

— Да не хозяин я тебе! — отмахнулся старик.

— А кто ты таков мне будешшшь? — удивилась рептилия.

— Другом я тебе буду. Надеюсь, что буду другом — поправил себя старик.

— Друг? Что сие значччит?

— Друг — это человек, который тебя любит и дорожит тобой.

— Друг-чччеловек любит Зззмеяяя? Почччему? — задумчиво произнесли головы Горыныча хором. — Люди всссегда говорили: «Зззмей — чччудищшше поганое!»

— Ты не чудище. Ты — настоящее чудо! — запальчиво возразил ему старик. — Я буду счастлив считаться твоим другом!

— Змей и человек — друзья вековечные, — подвел итог Горыныч уже в человеческом образе.

— Эк быстро ты облик меняешь! — восхитился старичок. — А почему шипеть перестал?

— Чего шипеть, пугать-то здесь некого! — ухмыльнулся молодой человек. Оглядев разгромленный кабинет, он рассмеялся. — Пугать людей я хорошо умею!

Внезапно дверь рухнула — в кабинет ворвались автоматчики в бронежилетах и касках. Мгновенно они рассредоточились по периметру и взяли под прицел старика и Змея. В дверном проеме показалась фигура Василя Федоровича, тоже в бронежилете. Из-за его спины испуганно выглядывали сотрудники.

— Я рад приветствовать столь долгожданного гостя, — обратился начальник к Змею, — и пригласить на банкет.

— Банкет? — удивился Змей.

— Пир в твою честь, — объяснил археолог.

— Пир! — обрадовался Горыныч. — А друг пойдет?

Василь Федорович покосился на старика Перышкина:

— Как я понимаю, вы теперь официальный представитель этого… — он замялся, пытаясь найти правильное слово, — …субъекта на переговорах.

— Да, — подтвердил старик. — Я помогу Змею адаптироваться в нашей жизни.


Василь Федорович, новый генеральный директор международного пивоваренного концерна «Оболонь», шел по огромному парку развлечений «Змей Горыныч Оболоньский», привольно раскинувшемуся на высоком берегу. Без сомнения, его проектировщикам не давали покоя лавры создателей «Диснейленда», и обилие аттракционов поражало: «Русские горки» и «Змеиные карусели», «Драконьи пещеры» и бои современных гладиаторов «Богатырские забавы», «Круиз по Пучай-реке» на ладьях и прочая, прочая. Но изюминкой был аттракцион с живым ящером.

Ровно в полдень ворота огромного каменного терема в центре парка открывались, и шикарный трехголовый Змей Горыныч под рев восторженной толпы, тяжко ступая, выходил на булыжную площадь. Вспышки фотоаппаратов затмевали солнечный свет. Змей добродушно поворачивался из стороны в сторону — позировал перед камерами, сверкая отполированной чешуей, расправлял огромные крылья и, подпрыгнув пару раз, взлетал в воздух. Сделав пару кругов под стеклянным куполом циклопических размеров, он опускался на землю. Люди, затаив дыхание, ждали главного — богатырской битвы с чудищем. Участники честно отрабатывали номер: богатыри махали мечами, лошади истошно ржали и становились на дыбы, Горыныч вертел головами, аккуратно махал Хвостом и плевался огнем. Стена пламени разбивалась о защитный экран, щекоча нервы зрителям, но не задевая участников «сражения». Выручив из полона девицу-красавицу, богатыри уезжали, а довольные зрители смотрели, как Змей одним глотком осушает три бочки пива, закусывая возом вяленой рыбы.

Вообще-то у каждой головы был свой излюбленный сорт: у первой — «Магнат», вторая предпочитала «Портер», а третья с удовольствием пила бы безалкогольный напиток «Живчик», но приходилось пить пиво, сорта которого менялись каждый день. Ничего не попишешь — контракт.

Только вечером Змей Горыныч мог побыть собой.


— Ну, как ты поживешь, Горыныч? — любопытствовал старик археолог.

— Живу, как видишь, хорошо, — ответил Змей, наливая гостю большую кружку. — Работаю. В облике трехголового исправно дышу пламенем. Людей пугаю.

Хозяин принимал гостя в светлой горнице за массивным столом. Мебель была деревянной, стилизованной под старину, по стенам висели пучки сушеных трав. Полотняные занавески, льняная скатерть, домотканые половики, глиняная посуда. Воздух был пропитан запахами мяты, чабреца и сосновой смолы, что придавало помещению особую, уютную, неуловимо знакомую атмосферу. Как будто ты был когда-то здесь — родился, жил, умер, но тебе опять посчастливилось родиться и вспомнить о своем настоящем доме.

— Пиво пьешь? — улыбнулся Алексей Гаврилович, попробовав напиток, которым угощал его Горыныч.

— Отчего же не пить? Весьма сходно с брагой медовой, токма могутнее голову кружит.

— Скажи-ка, друг любезный, — выпив пива, старик немного захмелел, его непреодолимо потянуло на задушевную беседу. — Когда лучше тебе жилось — в старину или сейчас?

— Скажу тебе, как другу своему единственному, — Горыныч тяжело вздохнул. — Горько мне. Одиноко. Змея никто не любит.

— Как не любят? — несказанно удивился Перышкин. — Сотни людей каждый день приходят на тебя смотреть! — Фотографии, газеты, журналы, фильмы! Ты самая популярная личность в мире!

— На Руси Горыныча всегда знали, — отмахнулся Змей. — Знали и любили. А сейчас знают, но не любят, — горько улыбнулся он своему отражению в зеркале.

— Любили? И кто же? — поразился археолог. — Наверно я что-то пропустил в былинах, — задумчиво пробормотал он себе под нос.

— Да жена моя, ненаглядная. Уж так меня любила, жизнь положила за любовь свою… так теперь и не любят поди.

— Жена? — Перышкин был сражен неизвестными ему фактами из жизни Горыныча. — Как звали ее?

— Забавушка, ладушка моя… Ох, и хороша была! — с неожиданной нежностью заговорил Горыныч. — Лебедушка… белолика… крутобедра… глаза как ночь черные, косы до земли, губы малины слаще, — грустно прошептал он. — Краше ее не видывал!

Змей глубоко вздохнул, глотнул из кружки, смахнул непрошеную слезу и погрузился в воспоминания. Ласковая улыбка тронула его губы.

— Ну да, конечно же, — нарушил затянувшуюся паузу старик. — Забава Путятична! Самая красивая девушка стольного града! Это же из-за нее Добрыня вызвал тебя на битву? Ты полюбил Забаву? После того, как украл? — любопытство Алексей Гавриловича было неистощимым.

— Да не крал я ее! — голос Змея окреп. — Сама ко мне пришла. Добрыня осерчал, что красна девица покинула его ради меня.

— Никогда не знал об этом! Да, что я говорю, — старик дрожащей рукой снял очки, вытер глаза. — Никто в мире не знал о твоей любви. В былинах об этом ничего не говорится.

— Ну да… да… знамо дело. — Читал на досуге былины эти. Во всех книгах Змеище поганый, да скверный! Слова доброго никто не молвил! — Горыныч со стуком поставил кружку на стол, не обращая на расплывшееся по белоснежной скатерти пятно. — Злобные наветы на род Горынычей. От зависти все это!

— Да, друг мой, как я тебя понимаю, — тяжело вздохнул Алексей Гаврилович. — Зависть, клевета, любовь которую не вернуть, одиночество и пустота в конце длинного пути.

Горыныч глянул на закручинившегося старика, положил руку на плечо:

— У Змея есть друг. У друга есть Змей.


— Хорошо, хорошо! А теперь медленнее. Камера за зеркалом отъезжает, дальше, дальше! Теперь панорама всей комнаты. Два человека за столом. Правая камера! Крупным планом кружки с пивом в руках! — режиссер за пультом раздавал приказания, следя одновременно за работой двадцати камер, мгновенно выхватывая из калейдоскопа экранов наиболее выигрышные кадры.

Василь Федорович сидел в телевизионной студии, в которую попадала информация о каждой секунде жизни Оболоньского дива. Отсюда смонтированный, сдобренный рекламой материал растекался по всему миру. Генеральный сидел и неотрывно смотрел на монитор. От тоски, плескавшейся в глазах Змея Горыныча, ему стало зябко. «Змей Горыныч Оболоньский» стал самым удачным и прибыльным брэндом. Но чего-то не хватало. Это непонятное чувство недостачи чего-то очень важного, нужного, сидело в сознании Василя Федоровича как заноза. Маленькая, острая колючка, которую невозможно вытащить.

— Отличная сцена, шеф! — воскликнул Сергей. — Смотрите, как задушевно беседуют. Так специально не сыграть! Вставим в ролик, а?

Сергей победно взглянул на шефа. Тот не разделял его восторга.

— Что-то не так? — удивился Сергей.

Василь Федорович вздохнул.

— Как ты думаешь, чем мы занимаемся?

— Сейчас или вообще? — смутился Сергей.

— Вообще.

— Понятное дело, чем, — усмехнулся Сергей. — Пиво продаем. Не угадал?

Василь Федорович посмотрел на него сочувственно, и Сергей вдруг вспомнил этот взгляд: когда-то так же смотрел на него старик в курилке. Как на студента-двоечника.

— Не угадал. Еще недавно я тоже так думал, а теперь — нет. Работа, работа. День и ночь. Повышение объемов продаж, слияние, поглощение, стратегия развития… — Василь Федорович усмехнулся. — Домой придешь — единственная радость кот Казимир.

Сергей сочувственно вздохнул. Всем было известно, что у генерального директора нет детей.

— Может, единственное, что я сделал хорошего, — Василь Федорович говорил тихо, как будто старался убедить самого себя, — это помог старику исполнить мечту всей жизни.

По ту сторону экрана Горыныч встал, подошел к зеркалу и протянул руку к стеклу.

Василь Федорович встал и тоже протянул руку к экрану.

Их пальцы встретились.

Прошлое и настоящее. Человек и легенда. Сказка и реальность.

Они стояли и смотрели в глаза друг другу…

Александр Маслов ЧЕРЕЗ ПИВО К ЗВЕЗДАМ

Кто бы мог подумать, что ключом к Двери в другие миры может стать обычное пиво. Впрочем, пиво не совсем обычное… Я говорю о марке «Оболонь». Сейчас об этом многие знают: моя теща, соседи по подъезду, участковый и некоторые зеленые лопоухие уроды. И в системе Лиры тоже знают — немало разговоров было, причем неприятных.

Ну а ежели вы с этим архиважным свойством «Оболони» не знакомы, то расскажу все по порядку.

Дело вышло так. У Зинки, жены моей, день рожденья — тринадцатого января, ровно под старый Новый год. И решил я, как заведено, поздравить ее. Сначала досрочно: на работе за здоровье благоверной с ребятами немного выпили. Потом по пути домой купил букет гвоздик, духи дорогие и восемь бутылок «Оболони» — часть для гостей, часть лично для себя.

Шел я к автобусной остановке. А путь мой мимо сапожной мастерской Павла Глотова лежал. И отчего-то так случилось, что я не смог его мастерскую никак миновать.

Зашел. Пашка сидит, подошву на дамские туфельки клеит. Меня с цветами увидел, весь просиял, туфельку отставил и ко мне навстречу с расспросами — ведь не виделись недели три.

— Ты, — говорю я, — закрывай свою лавочку. Дело есть, — улыбаюсь и ставлю на стол две бутылки пива.

— Понял, — ответил Павел, проворно щелкнул задвижкой двери, зашуршал свертком — на столе появилась колбаса.

— Ничего ты не понял. День рожденья сегодня у Зинки моей. Вот, иду поздравлять. Наверное, уже гости там, теща, моя двоюродная сестра. Давай быстренько, Паш. — Я пробки ножичком поддел, колбасу нарезал и дожидаюсь, когда он настроится на всю торжественность момента.

Выпили мы по одной, закусили слегка. Потом еще открыли, впуская в душу радость, разомлев и разговорившись. Знаете ли, пиво — не водка: его можно пить для своего удовольствия весьма много, без всякого ущерба настроению и даже уму. В процессе его приятного усвоения обязательно наступает момент, когда самое далекое становится близким, понятным словно откровение друга. И после того, как я открыл еще по бутылочке, такой момент настал — далекое приблизилось к нам вплотную.

— Ну, поехали! — словно заклятие проговорил Пашка, и с волшебным звоном наши сосуды встретились.

Тут-то и случилось. Воздух над обувной полкой стал плотным, будто куриное яйцо и засветился пшенично-золотистыми отблесками. И вслед за этим открылась Дверь — неведомая прежде Дверь в другой мир. Причем, открылась так мощно, что Павел икнул и сел мимо стула.

— Поехали, — повторил он, судорожно сжимая бутылку и глядя, как за сияющим овалом, черт его знает как и почему возникшем посреди мастерской, просматривается крайне чужеродный пейзаж.

— Ерунда какая-то, — пробормотал я, вытянув руку и пробуя на ощупь странное образование. — Брехня это, Паш. Галлюцинация… Хотя в день рожденья моей жены может всякое случиться.

— Или под Новый год, если теща под елкой, — ляпнул зачем-то Глотов. — Серега, а давай поглядим чего это там. Давай!

— Ну и давай, — согласился я, взял сумку с «Оболонью», букет цветов и шагнул к призывно светящейся Двери.


В общем, признаюсь я вам честно, зря мы туда вошли. Во-первых, жара там как в бане. А во-вторых, воняет в некоторых местах так, что глаза на лоб лезут. Но пейзаж ничего, красивый и в меру странный: грибочки малинового цвета, большие, величиной с пятиэтажный дом, за ними бугры начинаются, блестящие, будто из стекла. Небо — оттенка яркой бирюзы, и бабочки многокрылые летают. Я изловчился, поймал одну, хотел ей усики оторвать, но она оказалась существом агрессивным — нагадила мне на руку.

Пошли мы с Пашкой по дорожке мимо этих здоровенных грибов, мимо зарослей, одетых клочками синей шерсти, и мимо красных пальм с какими-то шарами на верхушках. Идем, сами на Дверь оглядываемся — вдруг захлопнется, оставит нас навсегда в чужеродном мире. Только любопытство было выше всякого страха, шли мы дальше, обливаясь потом и морща носы от неблагодатного наполнения воздуха. Когда добрались до бугорков тех стеклянных, Павел заметил, что рядом из земли то ли ветка, то ли проволока толстая торчит, а на ней — штуковины вроде дамских бус с разноцветными камушками и крошечными непонятными знаками.

— Удивительные штучки, — восхитился Глотов и, хитро покосившись на меня, предложил: — Возьмем, а? Исключительно, как память об ином мире.

— Чего ж не взять. Зинке подарю, комплектом к духам и букету, — согласился я, не видя особых препятствий.

Пашка из-за пояса пассатижи вынул и давай эти бусы откусывать. Пока он откусывал, я их разглядывал, удивляясь чужепланетной ювелирной работе, разглядывал и рассовывал по карманам.

Когда на проволоке бус осталось немного, случилось совсем непредвиденное. Один из стеклянных бугров дернулся, заскрипел и отъехал в сторону. Выскочило из образовавшегося отверстия трое коротышей. Каждый ростом метра с полтора, все лысые, лица зеленые, уши огромные — видно по всему, народ не наш. Выскочили, галдят о чем-то и в нас пальцами тычут.

Я перепугался крепко, хотел броситься к Двери, которую было едва видно за местной порослью, но пересилил себя и говорю им:

— Привет, дорогие братья! Мы к вам с планеты Земля с целью исключительно дружеской и познавательной!

После моих слов ушастые еще больше всполошились. Какой-то приборчик достали, верещат будто голодные поросята.

— Эй, мы с Земли! Земляяяяяяяя! — попытался объяснить им Пашка, рисуя пальцем в воздухе круг и поднимая руку к небу. — Вот, черти! Не понимают. Тупые, наверное, — заключил он после третьей попытки контакта и стал пятиться к тропе.

Тем временем, наши братья по разуму приборчик свой настроили, нацепили его на шею старшему, как выяснилось потом, и обратились к нам на вполне понятном языке:

— Эй, безухие! Чего вам здесь надо?! Вы нарушили границы территории Бербенбом и подлежите расчленению!

— В смысле «расчленению»? — Павел вопросительно глянул на меня, и когда через мое трагическое молчание до него дошел смысл сказанного зеленым, ноги Глотова ослабли, и рухнул он с возгласом: — Братья, помилуйте! За что?!

— Надо так, — глухо ответил старший из братьев и подошел ближе. — Земляяя… черти тупые… — продолжил он, с подозрением поглядывая на сумку с оскудевшим запасом «Оболони».

— Пивка хотите? — робко предложил я. — Пивка… — и щелкнул себя пальцем по шее.

— Угрожаешь, безухий? — Гуманоид нахмурил тонкую, подвижную будто червяк, бровь.

— Что вы! При нашем-то миролюбии! — поспешил я успокоить его. — Просто пивка ради праздничка…

— Дринк! — пришел на помощь Пашка. — Бир гуд дринк-дринк! — Он открыл рот, тыча туда большим пальцем, потом наклонился к сумке, на которую косился чертов инопланетянин, и проворно достал прохладную бутылку «Оболони».

— Мудрейший Крюбрам, он нам выпить предлагает, — догадался второй зеленомордый, стоявший за старшим. — А что? Я согласен. Испытаем их продукт.

— Потом, — сказал мудрейший Крюбрам, но бутылку у Павла взял. — Потом… после расчленения. Нет, лучше гермутации — с этими словами он усмехнулся почти по-человечески, извлек из-за спины устройство, похожее на крошечную дрель. — С тебя начнем, — мудрейший направил острие в сторону Глотова.

— Братцы! — Павел на секунду застыл от страха и осознания всей межпланетной несправедливости, потом завопил и бросился по тропинке, приведшей нас сюда.

Я бежал за ним, высоко подпрыгивая и петляя, как сайгак при ружейной пальбе, — фиолетовые разряды из устройства Крюбрама со свистом проносились мимо. До Двери, светящей-я спасительным золотистым отблеском, оставалось меньше половины пути, когда фиолетовая молния настигла меня. Ударила между лопаток и разлилась по телу колючей истомой. В глазах потемнело, весь мир стал окутываться в синеватые тона, превращаясь в огромную трагическую гематому. Мои ноги передвигались медленнее, будто укорачивались. И весь я сам стремился к земле, но все же бежал, бежал изо всех сил, матерясь и размахивая букетом гвоздик.

Я влетел в овал Двери в самый последний миг — она тут же захлопнулась, оставив в воздухе слабое мерцание и резкий запах озона.

— Все! Все, Сережка! Спаслись, брат! — запричитал Глотов, обнимая обувную полку. — Изуверы космические! Расчленить меня! — он со стоном выдохнул и, еще подрагивая от пережитого, повернулся ко мне.

Лицо его отчего-то потемнело, а глаза выпучились, словно предстало перед ним явление удивительное и страшное.

— Серега… — с осторожностью произнес он. — Нет, ты не Серега… — Павел попятился, шаря рукой на рабочем столе, нащупал ручку молотка.

— А кто же? — вырвался у меня справедливый вопрос. Тут же в моем растревоженном идиотским приключением сознании возникла мысль, что Глотов в чем-то прав: уж слишком свободно сидел на мне костюмчик, рукава куртки неестественно удлинились, и в ботинках образовалось свободное место. Чувствуя себя совсем неуютно, я закатил один из рукавов и вскрикнул, увидев трехпалую кисть, больше похожую на клешню.

— Паша! Паша! — взмолился я, мучаясь догадками о произошедшем, постепенно догадываясь и содрогаясь от ужаса положения. — Это я — Сергей Томин. Рыбалку на Белой помнишь? Шашлыки на даче Сарычева? А Зинку мою?

— Да… да… — теплея лицом, ответил он и опустил молоток. — Сережка, друг, что же они сделали с тобой!.. — Глотов сокрушенно качнул головой и потянулся за початой бутылкой пива.

— Зеркало дай, — попросил я.

Он указал на простенок позади меня.

Я повернулся и увидел то, что и ожидал: с поверхности стекла, покрытого шелушащейся амальгамой, на меня смотрел зеленомордый субъект с огромными ушами, ничем не напоминавший прежнего Сергея Томина.

— Что делать будем? — Глотов включил еще одну лампочку, пристально разглядывая существо, бывшее недавно его давним другом — Сержем.

— Мне к Зинке надо. — Я глянул на часы, висевшие над его рабочим столом — было без четверти семь. — Срочно надо. В любом виде и позарез.

— Ну не в таком же!

— Паша… А давай ты проводишь меня и объяснишь ей все. Я же сам не смогу! Я же погибну просто!

— Я-то провожу. — Он допил остаток пива из бутылки и прищурился. — И объясню. Только ты представляешь, что будет?

— Может по пути рассосется это? — Я обвел длинным кривым пальцем вокруг своей рожи. — Не знаю, как в автобусе будем ехать. Не представляю. Нужно загримировать меня. Вот! — Я схватил с полки баночку с черным сапожным кремом. — Ну-ка намажь мне физиономию. Лучше быть черным, чем зеленым или голубым.

— Это точно, — Пашка макнул кусок поролона в крем и принялся втирать его в мое несчастное лицо. — А с ушами что делать? Ведь под шапку такие не залезут.

— Изолента или пластырь есть?

— Пластырь, — Глотов извлек из аптечки пакетик с красной окантовкой. — Только перцовый.

— Ничего. Ты мне уши согни и к затылку приклей, а сверху шапку наденем. — Я сел на табуретку и мужественно пережил процедуру по маскировке ушей и других подозрительных частей головы.


Автобус пришлось ждать долго, и я изрядно замерз в чужом для нового тела климате. Злой январский ветер вольно гулял под непомерно широкой курткой, шарил ледяной лапой по груди и спине. От этого внутри меня что-то булькало, переворачивалось и мучительно стонало. Вдобавок, я почувствовал, что инопланетный организм все сильнее выражает потребность в пище: мигом вспомнилась сумка с колбасой и пивом, доставшаяся банде Крюбрама; вид бездомной собаки, сидевшей возле мусорника на противоположной стороне улицы, пробудил еще больший аппетит, а теплая рука Павла, лежавшая у меня на плече, вызвала небывалое слюноотделение.

— Пашшша… — подрагивая, прошипел я. — Не могу больше — жрать хочу. Пойду в ларьке чипсы куплю.

— Это нервное, — понимающе сказал Глотов. — Не надо никуда ходить. На, закури лучше. — Он достал из кармана пачку «Явы», но тут подошел автобус.

Мы зашли в последнюю дверь и устроились на задней площадке, спиной к излишне любопытным пассажирам.

В салоне было потеплее, и я, чуть согревшись, начал думать о беде, постигшей меня. Путем нестройных и скорбных размышлений я пришел к выводу, что вернуть мне прежний облик возможно только вернувшись в мир Крюбрама и отпинав мерзавца как следует в каком-нибудь темном углу.

— Пашка, — тихо сказал я. — А как мы попали туда? Ведь трезвые почти были.

— Трезвые, — согласился он, дружески прикрывая меня могучим телом от насмешливых взглядов каких-то девиц. — Попали мы туда через Дверь — овал такой светящийся, — пояснил он очевидное.

— Не, Паш, я не дурак, и все помню. Ты лучше объясни, из-за чего этот овал получился.

— Охотно, — Глотов сдвинул шапку на лоб, почесал затылок и изрек: — «Оболонь» во всем виновата. Я так понимаю: пиво это имеет свойство склонять народ к межпланетному общению, из-за чего получаются Двери.

— Ну… это ты загнул, друг. Ведь, не первый день мы пивом балуемся, — ответил я, подавляя острое желание укусить его за руку.

— Не первый, но впервые я почувствовал космическую э-э… эйфорию и сказал: «Поехали!». Помнишь? Точно как Гагарин, проложивший нам путь туда. — Он с чувством вскинул вверх палец. — Как я это сказал, в мозгу моем что-то треснуло, и получились Двери — портал межпланетного общения.

— В мозгу треснуло, — передразнил я, не в силах принять гипотезу Глотова — уж слишком фантастической она казалась для моего гермутировавшего разума.

— Мальчики, билетики берете? — раздался позади меня голос кондукторши.

Я обернулся и полез в карман за проездным. Пашка зазвенел мелочью.

— Негритенок ваш? — спросила кондукторша Глотова. — Какой хорошенький! — восхитилась она и потрепала меня по голове.

Тут лейкопластырь на моем затылке отклеился, и уши стрельнули так, что шапка улетела к очкастому старичку.

— И-и-и! — завизжала кондукторша, бросаясь по проходу.

— Хи-хи-хи! Чебурашка! — засмеялись девицы на последнем сидении.

По салону автобуса прошел изумленный ропот.

— Товарищи, это сын мой! — попытался оправдаться Глотов. Ропот превратился в дружный хохот. — Переодетый сын! — не сдавался Павел. — С карнавала школьного едем. Ну, костюмчик на нем такой. Да вы не бойтесь! — Он любезно улыбнулся кондукторше, приходившей в чувство. — А черный от гуталина.

— А сам зеленый как кузнечик, — девица в мохнатой шубе издевательски усмехнулась, увидев мою салатного цвета шею, показавшуюся из-под шарфа.

— Сама обезьяна пластилиновая! — вспылил я, гневно вытянув к ней руку.

Народ в автобусе на мгновенье затих и взорвался дружным воплем — вид моей трехпалой клешни был для всех крайне неожиданным.

Площадка возле нас мигом опустела.

— Милиция! — кричал кто-то. — Скорее милицию!

Кондукторша, пробивалась к водителю, не прекращая реветь громче бензопилы. Девицы и парень с сумкой лезли к двери через сидения. Старик в очках потянулся за валидолом.

Едва автобус доехал до остановки, Глотов подхватил мою шапку и, рванув меня за воротник, метнулся к двери.

Не задерживаясь на глазах у бушевавшей толпы, мы побежали в ближайшую подворотню и нырнули в подъезд. Там в тепле возле батареи Пашка привел меня в надлежащий вид: снова приклеил уши к затылку, подтянул спадавшие брюки и плотнее обмотал шарф вокруг шеи.

Две остановки нам пришлось идти пешком. Я замерз окончательно и еле переставлял ноги, кутаясь от пронизывающего ветра и понося неуютную, злую жизнь. Мне очень хотелось назад, под теплое небо неведомой планеты. Хотелось взять бутылку пива, сказать заветное: «Поехали» и, булькая с блаженством волшебным напитком, открыть таинственные Двери.

Уже возле моего дома Глотов, пока я прятался за тумбой объявлений, купил три «Оболони» в соседнем ларьке. Пить ее мы пока не стали, потому что неясно было, как сложатся дела в ближайшее время, как перенесет уготованное испытание моя жена, и соблаговолят ли вообще открыться Двери в теплый и подлый мир, который отныне мне очень многим обязан. А еще Пашка купил мне несколько пачек чипсов, которые я с жадностью схрустел, разрывая пакеты один за другим. После чипсов стало легче, даже теплее.

Мы вошли в мой подъезд, постояли недолго, убеждаясь, что никого на лестнице сверху нет, и поднялись на четвертый этаж.

На звонок нажал Глотов: я бы не достал до кнопки, да и не было сил вот так взять и заявить жене о своем существовании при полном отсутствии прежнего тела. Вдобавок, мне от чего-то стало плохо: внутри забулькало, запыхтело, и меня стала раздувать неведомая сила. Наверное, это было от страха или чипсов, которых я слопал три пачки.

Павел позвонил второй раз.

— Иду, иду, — послышался голос Зины, следом звон посуды и быстрые шаги.

— Бежим! — крикнул я и вцепился в рукав Пашиной куртки. — Умоляю! А то лопну сейчас! — взмолился я и бросился по лестнице вниз.

— Хулиганы! — возмутилась сверху моя жена и захлопнула дверь.

Мы выбежали из подъезда, и Глотов призвал меня к ответу:

— Ты чего, Серега? Совсем сдрейфил? — Он слегка потрепал меня за плечо. — Пойдем. Надо Зинке сдаваться. Надо! Нет другого выхода. Уж доверься — все беру на себя.

— Плохо мне, Паш. Дует чего-то. Изнутри дует. — Я почувствовал, как странные процессы в чужеродном теле пошли быстрее. В животе зашипело, надулись щеки, ноги и все шесть пальцев на руках.

— И вправду, ты опух чего-то, — Павел настороженно оглядел меня. — Очень опух.

— Держи, Пашка! — Внезапно я ощутил, что земная гравитация больше не действует на мое чужеродное тело. — Ой, держи! — заорал я, взлетая воздушным шариком над растерявшимся Глотовым.

Он среагировал слишком поздно. В прыжке схватил меня за брючину, сдергивая еле державшиеся брюки. Я дважды перевернулся, выронил букет гвоздик и продолжил полет, которым теперь управлял ветер. Меня понесло на пятиэтажку, откуда мы только что выскочили. На всех языках вселенной сердце в груди бешено выстукивало: «SOS». В желудке трещало и хрустело, будто полчище мышей разбиралось там с вагоном чипсов. На девятой или десятой секунде полета я стукнулся головой о водосточную трубу. От удара потерял шапку и снова стрельнул ушами. Меня снова развернуло. Теперь я поднимался вертикально. Брюки черным шлейфом болтались ниже ботинок, ночной морозец ледяными зубами ел голые ноги и привыкший к теплу зад.

На уровне третьего этажа я понял, что лечу точно к своей родной лоджии, стекло в которой сейчас было сдвинуто, и там виделись два тусклых огонька сигарет. Пожалуй, это был шанс, единственный шанс, хоть как-то зацепиться за некогда близкий мне мир. Высунув из рукава трехпалую клешню, я попытался схватиться за прутья ограждения — они предательски выскользнули. Но, к счастью, пришли на помощь бельевые веревки, натянутые вдоль нашей лоджии, на миг я запутался в них и успел схватиться за окостеневший на морозе Зинкин халат. Крепко держась за хрустящую ткань, я всплыл к отодвинутому стеклу, откуда сладко несло табачным дымом и теплом. Тут же увидел свою двоюродную сестру с тещей, стоявших ко мне вполоборота.

— Лидия Петровна! — негромко позвал я. — Стекло еще чуточку отодвиньте. — В этот момент одна из прищепок на Зинкином халате отскочила, и я поднялся выше, так, что зубы мои встретились с бетонным углом пятого этажа, а голые ноги со всем остальным оказались ровно против изумленного лица Лидии Петровны.

Она взвизгнула совершенно дурным голосом и запричитала что-то из Библии.

— Это я, зятек! Умоляю! Замерз слишком, — крикнул я, стараясь втиснуть обнаженную часть тела на лоджию.

— Зин! Это свои! Свои пришли! — заорал снизу Пашка.

— Зинка! — раздался похожий на сирену голос двоюродной сестры. — Скорее сюда! К тебе тут педерасты зеленые лезут! Ах ты гадина! Гадина такая! — Она схватила что-то тяжелое и принялась молотить меня по ногам и другим частям тела, приговаривая: — Маньяк! Извращенец балконный!

— Дорогие мои, сжальтесь! — стонал я, все еще пытаясь пробиться к заветному теплу домашнего очага, но чья-то злая сила толкнула меня прочь, и я полетел, поднимаясь выше над пятиэтажкой, в сторону стадиона и парка.

Более получаса Пашка преданно бежал за мной, удивляя редких прохожих возгласами:

— Серега, не улетай! Держись! Держись, друг!

Некоторые принимали его за полоумного, другие поднимали взгляды к ночному небу и восхищенно восклицали:

— О! Смотрите! Смотрите! Чебурашка без штанов летит!

Возле парка гравитация снова начала обретать надо мной желанную власть, и я полетел ниже, цепляясь ремнем за верхушки деревьев. Потом, потяжелев от инея, насыпавшегося в брюки, опустился еще метров на пять. Вскоре Павел изловчился поймать меня за штанину и поволок к новостройкам нашего микрорайона — я слишком замерз, чтобы осилить обратный путь домой.

В одном из подъездов Глотов, устроившись возле батареи отопления, постарался привести меня в более сносный вид и, пока я грелся, вскрыл бутылку пива.

— Не могу я больше, — оправдался он, понимая опасения, завихрившиеся в моей голове. — Сил уже нет, и нервы сдают.

— Ты только «поехали» не говори. — Я теснее прижался к батарее, глядя, как волшебный напиток пенится под запотевшим стеклом.

— Не скажу… сейчас. — Он со вкусом отпил и вытер губы. — Но, придет время, очень даже скажу. Нужно только к этому времени подготовиться. Ведь должны же мы вернуть украденное — твой настоящий облик!

— Да, Паш… — Я взял бутылку из его рук неловкой клешней и тоже глотнул из горлышка. — Только я не представляю, как это сделать. Где искать Крюбрама? И возможно ли теперь что-то изменить вообще?

— А пойдем ко мне, — предложил Глотов. — У меня можно поэкспериментировать с Дверью и лучше подготовиться к нашей вылазке.

— Не, друг. Нужно сначала вернуться к Зинке. Хоть она и стерва, но поймет все и в беде не оставит. Нужно… тем более у нее сегодня день рожденья.

Отгремели, рассыпались разноцветными искрами и растаяли фейерверки — старый Новый год народ все же праздновал. И была кому-то радость, кому-то исполнение желаний, а кому-то холод, печаль и угрюмые мысли.

В скверном настроении мы одолели путь от новостроек до центральных кварталов микрорайона. Был уже первый час ночи, когда Глотов завел меня, дрожащего словно в приступе эпилепсии, в подъезд, растер заботливо шарфом лицо и руки, и мы поднялись на четвертый этаж.

Звонок у двери моей квартиры снова нажал Пашка. Слушая приближающиеся шаги, я спрятался за его спиной.

Зинка дверь открыла не сразу: посмотрела в глазок, повозилась с неисправным замком, потом выглянула и сказала:

— Чего тебе Глотов? Время знаешь сколько или совсем глаза залил?

— Зин, ты это… только не серчай, — Павел, переминаясь с ноги на ногу, улыбнулся со всей возможной дружелюбностью. — Не серчай и не бойся. Хорошо? Я тут твоего привел. — Он поймал меня за воротник и вытащил на всеобщее обозрение.

— Моего?! — Она застыла, открыв рот и хлопая накрашенными ресницами. — Ты рехнулся вконец! Я по Африке не гуляла даже во сне!

— Да твой это! Твой! — продолжил убеждать Пашка. — Ты на внешность не смотри. Душа-то родная. Вот забирай, пожалуйста. А лучше нас двоих — на кухню чайком горячим отпаивать.

— Глотов! Ты с ума сошел! — Зинка в сердцах топнула ногой. — Не надо мне негритят! Да еще таких уродов! У него что скарлатина? Чего он в зеленке? Чего он таращится на меня, как идиот?!

— Ну что там у вас? — раздался из-за ее спины до жути знакомый голос, через мгновенье я увидел самого себя в махровом халате и с очень странной, ехидной улыбкой на лице.

— Сережа… — только и смог выговорить Глотов.

Пакет с пивом едва не выскользнул из его рук. Я почувствовал, как мой друг теряет равновесие.

— Ты, Пашшша, в такое время сюда больше не захаживай. Не надо, — как-то недобро произнес субъект в махровом халате. — И вообще не надо. Я человек семейный, и мне лишних проблем не хочется.

Зинка расплылась в сладкой улыбке, с восторгом посмотрела на второго «меня» и чмокнула в щеку.

— Паш, идем отсюда! Идем! — Поняв все, я взял Глотова за рукав и настойчиво потянул за собой.

Он почти не сопротивлялся, переставлял ноги по ступенькам и бессвязно бормотал:

— Ты, Пашшш… Я, Сережжж…

— Паша, друг мой! — сказал я, когда мы опустились на первый этаж. — Сядь! Вот сюда сядь! — Я подвинул к нему ящик, стоявший в углу. — Послушай внимательно: тот, который с Зинкой, он — не я. Понимаешь?

— Понимаю, — Пашка кивнул и зашуршал полиэтиленом, извлекая бутылку «Оболони».

— Слушай дальше: я — настоящий Сергей Томин. Самый настоящий. А тот, что с Зинкой — это сам Крюбрам или кто-то из его подлейших соратников.

После этих слов Павел внимательно посмотрел на меня, и взгляд его прояснился.

— Точно! — через секунду воскликнул он. — Это Крюбрам! Я его подлую сущность нутром чую. Ведь не мог настоящий Сереж Томин сказать мне такое!

— Настоящий Томин никогда не выставит друга за дверь. И не будет перед Зинкой выпендриваться, — произнес я с достоинством и положил ему клешню на плечо.

— Что ж делать теперь, Серж?! У меня это в мозгах никак не укладывается! Выходит, Крюбрам забрал не только твое тело, но еще и жену, квартиру, твое положение. Завтра он пойдет на работу вместо тебя.

— А в четверг у него будет зарплата… В субботу он поведет Зинку в кино.

«Господи, она целует его так, как меня не целовала никогда!» — от этой мысли стало особо больно и тошно.

— Но как он мог попасть сюда, в наш мир?! Да, сумка с «Оболонью» у них осталась, — вспомнил Глотов. — Только откуда им известен секрет Двери?! И как он нашел твою квартиру?!

— Вероятно, часть моей памяти осталось в том теле, — предположил я, понимая, что это немногое объясняет. Было слишком много вопросов, от которых кружилась, ныла голова, вопросов, на которые не было ответа.

Мы просидели часа полтора, глядя, как за дверью подъезда падает снег, и размышляя над ситуацией, из которой не было никакого разумного выхода. От мыслей, что отвратительный субъект, завладевший моим телом, лежит в постели с Зинкой, меня посещали приступы отчаянной злобы. Я сгибал безобразные трехпалые клешни и скреб ими стену, ругался, рылся в карманах, перекладывая с места на место красивые и бесполезные «бусы», взятые на память о чужом мире. Звенел ключами от собственной квартиры — теперь тоже ненужными, дразнящими до дурноты, словно память о любимом человеке, которого не увидишь больше никогда.

Потом в моей больной голове возникла опасная затея. Я крепко сжал связку ключей и сказал:

— Идем. Только тихо.

Мы поднялись на четвертый этаж.

Я прислушался, выждал несколько минут и почти беззвучно открыл дверь.

Первое что бросилось в глаза при мерцающем огоньке зажигалки — это дорогое мужское пальто, висевшее над Зинкиной дубленкой в прихожей. У меня никогда не было такого пальто. Я кивнул Пашке и крадучись двинулся дальше.

Ночник над журнальным столиком мазал желтым тусклым светом стены спальни. На кровати, согнувшись, лежала моя жена, обнимая во сне ненавистного лже-Томина. Хотелось прямо сейчас броситься на него, вцепиться клешнями в горло и душить, пока не станет он тщедушным и зеленым, дрожащим от холода и страха, никчемным существом. Я с трудом подавил этот справедливый и могучий позыв, ожидая, пока Глотов обследует карманы чужого пальто и, возможно, найдет то, что способно меня спасти.

— Есть! — наконец прошептал он и на цыпочках подошел ко мне, протягивая устройство, похожее на крошечную дрель.

Рукоять удобно легла в клешню, через миг я ощутил неприятное покалывание в позвоночнике, и прибор ожил, мигнув красным глазком.

— Буди его! — попросил я Глотова. — Не могу во сне. Хочу видеть его рожу.

— Сам, — Павел качнул головой и попятился.

Я раздумывал с минуту. Было боязно. Ведь кто знает, как работают инопланетные чудеса. Слишком велик риск, что наша затея пойдет не так, и зыбкие надежды провалятся к чертовой матери.

— Сукин пес! — прошептал я и приблизил свободную клешню к лицу лже-Томина. — Эй, вставай! — Я сунул ему палец в ноздрю и резко дернул на себя.

Он вскочил с шальным воплем. Свалился на пол, бегая взглядом между двух фигур, застывших в полумраке.

Пашка нащупал кнопку на стене и включил свет.

— Как спалось, мудрейший Крюбрам? — поинтересовался я, направляя на него острие дрели и опасаясь реакции Зинки, которая тоже проснулась — в глазах ее мерцал льдистый колючий ужас, рот беззвучно открывался и закрывался, за неимением подходящих слов.

— Все, спектакль окончен! Вернем вам настоящее лицо! — Я нажал выступ на неведомом оружии, и фиолетовая молния с визгом вонзилась в лже-Томина. И тут же по мне побежали синие электрические змейки. В глазах потемнело, отблески люстры казались кроваво-красными. Откуда-то издалека доносился срывающийся крик моей жены.

— Земляяя… Дурачье безухое! — прошипел Крюбрам, отступая к двери на кухню. — Нужно было вас расчленить! Продать фрингам!

Я уже начал приходить в себя и теперь отчетливо видел, что его тело снова стало маленьким и зеленым, а моя рука, сжимающая хитрую дрель, имеет пять нормальных пальцев.

— Сереж! Сережааа! — голосила Зинка, забившись в угол и натянув до подбородка одеяло.

— Ну все, все Зин! Инопланетяне, «Оболонь», понимаешь? — попытался объяснить я.

— Мерзавец! — Она вдруг вскочила и бросилась на меня с кулаками.

Удерживая ее истерический порыв, я не мог даже прийти на помощь Глотову, сцепившемуся с Крюбрамом, который настойчиво пытался прорваться на кухню.

Тут снова что-то вспыхнуло. Воздух возле телевизора сгустился, заблестел. С мощным шлепком открылась Дверь.

— О, черт! — выругался Павел, глядя, как из светящегося овала выпрыгивают три зеленых существа, оставляя на паласе куски жирной инопланетной грязи.

— Мудрейший! — вскрикнул первый из зеленых. — Гермутировать будем?

— Или сразу грах-перды? — переспросил второй.

— Бабу их возьмем! — решил третий, не дожидаясь ответа Крюбрама.

Я не рискнул снова пустить в ход дрельку, пребывая в оцепенении тела, ума и слишком опасаясь последствий использования этого инструмента, которые нельзя было предугадать.

Фиолетовая молния ударила в Зинку — крик ее стих; жалкая, зеленая, с большими ушами она упала на пол, приблизила клешню к лицу и сразу лишилась чувств. В отместку я только успел метнуть табуретку в лысую голову убегающего Крюбрама. Меньше чем через минуту Дверь захлопнулась.


Разумеется, это не конец длинной цепи событий, открытых необычными свойствами пива «Оболонь». Может, я как-нибудь соберусь с мыслями и расскажу, как мы спасали тело и грешную душу Зинки. А если вы этого не дождетесь или вам захочется чего-нибудь волнующего, небывалого лично для себя, то откройте бутылку «Оболони» и не забудьте сказать с вдохновением: «Поехали!»

Вадим Тарасенко ПОСЛЕДНИЙ РЕЙС ШЕРЛОКА ХОЛМСА

Пространство вспучилось и выплюнуло из себя космический корабль. И в то же мгновение четыре торсион-датчика, укрытые бронеколпаками, в унисон сообщили Центральному Бортовому Компьютеру, что корабль класса А «Гермес» находится в стандартном трехмерном пространстве Эйнштейна-Римана. Гиперпорог благополучно преодолен. После получения этого сигнала ЦБК нашел нужный файл и запустил программу проверки. Электронные импульсы заметались по отсекам, проникая в самые потайные уголки. И отовсюду назад возвращался короткий, выраженный бесстрастным электронным языком, стандартный ответ: «Норма». Двигательная установка — «Норма»; Энергоустановка — «Норма»; Система жизнеобеспечения — «Норма»… По всем 1278 параметрам — «Норма». «Гермес» успешно завершил прыжок в 237 световых лет.

Еще через пару миллисекунд электронные блоки ЦБК, неукоснительно следуя заложенному в них алгоритму, сгенерировали программу А001. Короткие, точные импульсы стали запускать одни механизмы и контролировать другие. Команды дублировались пятнадцатикратно — высшая степень надежности, принятая на гиперпространственных кораблях. Программа выводила из анабиоза людей, лежащих в своих биокапсулах внутри корабля.

«Гермес», значащийся в Центральном диспетчерском расписании космических перевозок как рейс AQ543Н-скорый, приближался к своей цели — планете Ариадна, звездной системы Золотое руно.


23 часа 56 минут до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

«Через три дня мы на Ариадне. Вот и закончились мои полеты с их драконовскими правилами, запрещающими употреблять даже пиво. Ну ничего. Скоро на Ариадне попьем пивка вволю!.. Эх, потом почетные проводы на пенсию, уютный домик на берегу Темзы и все… Никакой больше испарины на лбу, когда нажимаешь кнопку „ГИПЕРПЕРЕХОД“, в ожидании очутиться за изнанкой Вселенной никакого сердцебиения при виде красного света тревоги на бесчисленных индикаторах и табло пульта управления. И больше не придется опрометью выскакивать из каюты, часто в одних трусах, и мчаться в кабину управления под оглушающий рев динамиков», — космический волк, семидесятипятилетний капитан 1-го ранга Космического флота, кавалер орденов Мужества и Дальнего Космоса Шерлок Холмс сидел в кресле пилота и привычно контролировал показания многочисленных приборов. — «Спасибо Баскервилю. Поставил на спокойный маршрут. Один прямой прыжок, без всяких поправок на кривизну пространства, неравномерность времени и прочих штучек-дрючек Большого Космоса. Что ни говори, уважил старика».

…В каюте первого класса А2 нестерпимым для глаз светом блеснул луч бластера, и на «Гермесе» стало одним человеком меньше.


14 часа 21 минута до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

— Ватсон, составляйте пакет-волну на Землю.

— Слушаюсь, капитан, — первый, он же единственный, помощник капитана привычно плюхнулся в кресло перед дисплеем торсион-передатчика.

— Набирай. Сегодня, девятого февраля, примерно в два часа ночи по Среднегалактическому времени в своей каюте из незарегистрированного бластера был убит пассажир Джон Мюррей. Принимаем меры…

— Кэп?

— Что такое?

— Компьютер фамилию Мюррей высветил красным — ошибка.

— Что за черт, почему?

— Сейчас проверю. — Пальчики помощника уверенно запорхали по клавиатуре. — Ошибка Э4235, — пару секунд спустя сообщил он.

— Давай перечень ошибок.

Экран дисплея мигнул и бесстрастно высветил: «Ошибка Э4235 — фамилия не соответствует личной идентификационной карточке».

— Что за черт? — Холмс вытащил из компьютера черный пластиковый прямоугольник идентификационной карточки и вперился в нее взглядом, будто пытаясь проникнуть в хитросплетение невидимых следов, оставленных магнитным полем на чипе карточки. Затем он снова сунул ее в специальную щель компьютера и пару раз зло стукнул указательным пальцем по клавиатуре. На дисплее высветилось умное, жесткое, волевое лицо мужчины с седым ежиком волос на голове — точно такое же как и у человека, лежащего сейчас в одном из отсеков морозильника… за исключением аккуратной дырочки во лбу — входного отверстия лазерного луча. Под фотографией на дисплее было напечатано Джон Мориарти.

— Доктор Мориарти! — воскликнул Ватсон.

Капитан и его помощник переглянулись. У Холмса стали зарождаться смутные предчувствия, что он зря мысленно благодарил Баскервиля за спокойный рейс.

Спустя полчаса торсион-антенна неслышно «взвизгнув» испустила пакет-волну. Та юркнула в гиперпространство, чтобы спустя мгновение вынырнуть в 237-и световых годах от «Гермеса». Еще пару мгновений спустя она вонзилась в голубую планету и тут же возникла на дисплее руководителя полета. Еще через пару минут Земля поняла, что у нее появилась еще одна крупная проблема.


12 часов 11 минут до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

Ответ, пришедший с Земли на «Гермес» через непривычно долгие два часа, раскрасил смутные подозрения Шерлока Холмса в явственно тревожные краски. Дисплей торсион-связи мигнул, и невидимый инфракрасный луч, несший пятнадцатизначный код, окатил капитана. И тут же его нагрудный значок из ярко-зеленного с надписью «АБ21» засветился ярко-красным цветом. Надпись на нем вздрогнула и исчезла. Вместо нее появилось: «АА01».

— Черт, — в третий раз за последние двенадцать часов Шерлок Холмс обратился к олицетворению абсолютного зла. За всю свою долгую и бурную карьеру, полномочия класса АА01 он получал впервые. Теперь он мог на свое усмотрение, именем Высшей Безопасности Земли, уничтожить любого человека на корабле.


12 часов 11 минут до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

1. Джеймс Бонд. Атташе Ариадны при Совете Объединенных Планет. 42 года. Пол — мужской. Каюта А1.

2. Эркюль Пуаро. Бизнесмен. Гражданин Европы. 48 лет. Пол — мужской. Каюта В1.

3. Лев Иванович Гурский. Бизнесмен. Гражданин Объединенной России. 34 года. Пол — мужской. Каюта В2.

4. Дженни Марпл. Спортсменка (космический фристайл). Гражданка Объединенных Американо-Канадских Штатов. 26 лет. Пол — женский. Каюта ВЗ.

Капитан Холмс, наверное, уже в десятый раз просматривал список пассажиров, словно пытаясь в бесстрастных рядах букв найти ответ на короткий вопрос: «Кто?» До посадки на Ариадну оставалось чуть более двенадцати часов. Если за это время он не найдет убийцу, придется опять прыгать в гиперпространство. А при оставшихся запасах топлива на «Гермесе», прогулка на байдарке через Ниагарский водопад по сравнению с этим мероприятием, выглядела бы как легкий увеселительный пикник.

«ТАК КТО ЖЕ ИЗ ЭТИХ ЧЕТВЕРЫХ НАЖАЛ НА КУРОК БЛАСТЕРА? КТО?»


11 часов 25 минут до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

— Ватсон, ввожу в курс дела. Две недели назад директор Объединенного Центра Стратегических Исследований Структуры Пространства Джон Мориарти взял месяц отпуска. Перед этим два года под его руководством Центр разрабатывал принципиально новую конструкцию торсион-двигателя. Разработка близка к завершению. Предварительные характеристики нового двигателя позволяют говорить, что он так же отличается от старого доброго гиперевика конструкции Холодова-Хейнштейна, как авианосец от рыбацкой шхуны. Большой Компьютер Совета Объединенных Планет выдал девяностопятипроцентную вероятность нахождения на «Гермесе» сверхсекретных материалов по новому двигателю, которые Мориарти, инкогнито проникший на наш борт, пытался передать ариаднцам.

— И что теперь?

— А теперь получается вот что. Если эти документы попадут на Ариадну, то эти шустрые мальчики как минимум сэкономят пару сотен триллионов евродолларов.

— Так давайте вернемся на Землю, и пусть там спецслужбы перевернут все на корабле верх дном и найдут эти документы.

— Не получится, Ватсон. Во-первых, нам может не хватит топлива. Малейшая флуктуация пространства при наших запасах топлива чревата… ну, ты знаешь чем чревата. А во-вторых, здесь случайно, — Холмс с иронией произнес последнее слово, — оказался атташе Ариадны, и внезапный, без предъявления веских обвинений, опасный скачок в Гипер отнюдь не будет способствовать улучшению и так натянутых отношений между Землей и Ариадной.

— Что же делать, кэп?

— Что делать? Элементарно — найти убийцу, а если нет — назад в Гипер.

— А как же атташе, отношения с Ариадной?

— Снявши голову, по волосам не плачут, Ватсон. Ясно?

— Ясно, сэр! — глаза помощника невольно скользнули по ярко-красному значку на груди капитана.


10 часов 45 минут до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

— Господин Пуаро, зачем вы направляетесь на Ариадну?

— По делам моей фирмы. Возникли некоторые разногласия с моими компаньонами — фирмой «Дженерал телекоммуникейшн», — невысокий круглолицый мужчина, со старомодными усами скованно, явно нервничая, сидел в кресле напротив Холмса в кают-компании.

— Сколько времени вы с ними сотрудничаете?

— Два года, сэр.

— Теперь подробно о том, что вы делали с десяти часов вечера восьмого февраля до восьми утра девятого, то есть до тех пор, пока вы не появились в кают-компании.

— С восьми вечера до полдвенадцатого ночи я провел в корабельном баре, вместе с господами Гурским, Бондом и мисс Марпл. — Пуаро торопливо, словно боящийся «неуда» ученик, стал отвечать Холмсу. — Затем вместе с мисс Марпл мы направились в жилой отсек. Там мы увидели, стоящего в открытых дверях своей каюты господина Мюррея. Мы пожелали друг другу спокойной ночи. Я зашел в свою каюту, мисс Марпл пошла в свою.

— Когда вы закрывали за собой дверь, господин Мюррей продолжал стоять в дверях своей каюты?

— Да, сэр.

— Продолжайте.

— Около восьми утра, я вышел из своей каюты и направился в кают-компанию. Буквально на ее пороге меня нагнал робот господина Мюррея. Ну а дальше вы знаете. Робот вошел в кают-компанию и сообщил вам, что его господин мертв.

— Больше вам нечего сообщить следствию?

— Нет.

— Господин Пуаро, ваши показания будут тщательно проверены. И в случае выявления каких-либо сведений, которые вы скрыли… Словом, я получил с Земли самые высокие полномочия. Еще раз спрашиваю, вам больше нечего сообщить следствию?

Маленький круглолицый господин бросил своими маленькими черными глазками мимолетный опасливый взгляд на ярко-красный значок на груди Холмса:

— Н-н-е-ет, больше мне нечего сказать.


10 часов до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

— Господин Гурский, с какой целью вы решили посетить Ариадну?

— Ну, учитывая ваши широкие полномочия, — широкоплечий высокий голубоглазый русский с улыбкой кивнул на грудь капитана, — официальную версию для моей жены — деловая поездка — я озвучивать не буду. Я летел на Ариадну к своей подружке.

— Лететь за двести тридцать семь световых лет к подружке?

— Мы, русские, широкие натуры, — Гурский, словно извиняясь за это, развел руками.

— Имя подружки?

Бизнесмен тяжело вздохнул:

— Миранда Грей, жительница Нью-Москоу, улица Первого Десанта на Марс, дом девять, квартира пятьдесят девять. Только, кэп, поаккуратней. Она замужем.

— Это не от меня зависит, — буркнул Холмс. — А теперь, пожалуйста, опишите подробно ваши действия с десяти вечера восьмого февраля, до полдевятого утра девятого.

— О, это просто. Весь вечер и практически всю ночь я просидел в корабельном баре. Сначала в компании господ Бонда и Пуаро и мисс Марпл. Затем господин Пуаро и мисс Марпл отправились спать. По крайней мере, так они сказали. Мы остались с господином Бондом. Но затем сдался и он, и покинул поле битвы с зеленым змием. Я остался один. Примерно в четыре утра я отправился к себе в каюту, где меня и нашел ваш бравый помощник.

— Во сколько вас покинули господин Пуаро и мисс Марпл?

— Так, дайте-ка вспомнить. Это была… третья, да, третья бутылка «Смирноффа»… Значит, это было… о, точно! Между одиннадцатью пятнадцатью и полдвенадцатого ночи.

— А когда ушел господин Бонд?

— О, это просто. Бутылка «Оболони» — час ночи.

— В час ночи вы еще пили пиво?

— Я считаю, что каждое дело, тем более выпивка, должно быть красиво завершено. Мы русские говорим: «Чтобы костюмчик сидел». А ни что не придает такой блеск концовке, не имеет такую блестящую финишную полировку, как бутылочка хорошего пивка.

— Больше вам нечего сказать, кроме столь слюноотделительного описания?

— Сожалею. — Русский вновь виновато развел руками.

— Господин Гурский. Ваши показания будут тщательно проверены. И в случае выявления каких-либо сведений, которые вы скрыли, я буду вынужден, используя свои высокие полномочия…

— Да ладно, капитан, все понятно. Если Земля дает «АА01», то ясно, что тут не до шуток. Я сказал все.


9 часов до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

— Мисс Марпл, с какой целью вы решили посетить Ариадну?

— Потренироваться на полигоне «Млечный путь». Его здорово обновили, — яркая блондинка, откинувшись на спинку кресла и закинув ногу на ногу, прищурившись, смотрела на капитана.

— Вы делали предварительную заявку?

— Этого не требуется. Я вице-чемпион сто сорок второго всегалактического чемпионата по космическому фристайлу. — В зеленых женских глазах прыгали чертики.

— Мисс Марпл, теперь, пожалуйста, вспомните, что вы делали с десяти вечера восьмого числа до восьми утра девятого?

Девушка на мгновение задумалась, провела своим язычком по губкам.

— Значит так. Вечером мы все, кроме господина Мюррея, сидели в баре, отмечали успешный выход из Гипера. К концу вечеринки, русский начал говорить мне двусмысленные комплименты. Он был явно не в моем вкусе — самоуверенный, красивый самец. Поэтому, сославшись на усталость, я решила уйти. Со мной поднялся и господин Пуаро, которому темп опустошения бара, заданный русским и ариаднским атташе был явно не по плечу.

— Вас не пытался провожать господин Гурский?

— Он сразу понял, что ему ничего не обломится. Кстати, поэтому, он так, наверное, и ведет себя со мной.

— Как?

— Нагловато, на грани хамства.

— Вернемся к тому вечеру мисс Марпл.

— Вместе с господином Пуаро мы вошли в жилой отсек. Там, у открытых дверей своей каюты, стоял господин Мюррей. Мы пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по своим каютам.

— Когда вы заходили в свою каюту, господин Мюррей продолжал оставаться в общем коридоре?

— Не знаю. Я привыкла, что мужчины мне смотрят вслед, а не наоборот, — девушка чуть заметно свела лопатки, отчего ее грудь сразу показала все великолепие пятого размера.

— Что было дальше?

— Около восьми утра, по общекорабельному звонку, я вышла из каюты и пошла на завтрак в кают-компанию. На выходе из жилого отсека меня обогнал робот господина Мюррея. А когда я дошла до кают-компании, то увидела там вас, господина Пуаро и робота господина Мюррея. Вот, в принципе, и все.

— Вам, больше нечего сказать следствию?

— Увы.

— Мисс Марпл, ваши показания будут тщательно проверенны. И если выяснится, что вы что-либо утаили от следствия, используя полномочия, данные мне Землей…

— Капитан, и не стыдно угрожать женщине, красивой женщине? — неуловимое встряхивание головой и водопад соломенно-желтых волос облил плечи женщины.

— Я не угрожаю, я предупреждаю.

— Я поняла. Ради Высшей Безопасности Земли, я, капитан Шерлок Холмс… и так далее… Эту формулу десятки раз произносили в фильмах супермены. Капитан, мне больше нечего сказать.


7 часов 40 минут до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

— Господин Бонд, Вы являетесь гражданином Ариадны, к тому же дипломатической персоной, поэтому вы вправе отказаться отвечать на задаваемые мной вопросы и требовать следователя Интерпола.

— Ну зачем же, — высокий, атлетического сложения, черноволосый мужчина, с красиво вылепленным аристократическим лицом, дружески улыбнулся Холмсу. — Я всегда рад помочь Земле решать ее проблемы, — улыбка стала еще шире.

— Господин Бонд, с какой целью вы прибываете на Ариадну. Ведь срок ваших полномочий в Совете Объединенных Планет еще не закончился.

— Меня вызвал Генеральный Министр.

— Господин Бонд, потрудитесь вспомнить, что вы делали с десяти вечера восьмого числа, до девяти утра девятого числа.

— Весь вечер восьмого числа я был в компании господ Пуаро, Гурского и очаровательной мисс Марпл. Примерно в полдвенадцатого ночи мисс Марпл и Пуаро отправились спать. А примерно в час ночи бар покинул и я.

— И куда вы направились.

— В библиотеку.

— В час ночи?

— По вашему логичней в час ночи с русским пить пиво? Захотелось посмотреть фильм.

— Какой?

— «Глубокая глотка», — Бонд извиняющимся движением развел руки, — на меня алкоголь всегда возбуждающе действует.

— Потом?

— Примерно в полчетвертого я отправился спать в свою каюту, где меня и обнаружил ваш молодой помощник.

— Вам больше нечего сказать?

— К сожалению, нечего.

— Что ж, можете идти, господин Бонд.

Атташе упруго встал с кресла и уже на выходе из кают-компании добавил, демонстративно взглянув на часы:

— Через семь часов мы будем на Ариадне, и тогда вам окажут помощь лучшие сыщики нашей планеты.

— Спасибо, господин Бонд, за ваше участие.

— Не за что, господин капитан.


6 часов 40 минут до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

— Ватсон, распечатка по работе электронных замков готова?

— Да, сэр.

— Так. И что же мы имеем. Каюта А1. Первый раз замок сработал в девятнадцать тридцать четыре. Открывали изнутри. Значится, господин Бонд, отправился в бар. Второй раз замок сработал в три тридцать семь. Господин Бонд после «Глубокой глотки» вернулся в каюту. Третье срабатывание в восемь пятьдесят семь — это он открыл тебе. Что имеем по библиотеке? Первое открытие в час десять. Снаружи. Второе — в три двадцать восемь. Изнутри. Как показал наш электронный доктор Айболит, Мориарти убили примерно в два-полтретьего ночи. Значит у господина Бонда алиби. Он в это время возбуждался другим.

Каюта А2. Замок сработал в три часа дня, восьмого. Снаружи. — Мориарти пришел с обеда. Затем только в полдвенадцатого ночи, изнутри — Мориарти буквально перед приходом мисс Марпл и Пуаро вышел из своей каюты. Затем в двадцать три тридцать две — профессор зашел в каюту и захлопнул за собой дверь. И вот в восемь часов семь минут — робот пошел сообщать в кают-компанию радостную в кавычках весть. А когда, спрашивается, вышел убийца?

— Сэр, а почему робот пошел сообщать о случившемся только в восемь утра, ведь убили-то профессора в два часа ночи.

— Это мы спросим у робота. А сейчас мы проверяем алиби пассажиров. Каюта В1. Открытие изнутри в двадцать десять — господин Пуаро понес свой желудок на издевательство в бар. В двадцать три тридцать, открытие снаружи — Пуаро вошел в свою каюту и тут же ее закрыл. Затем открытие изнутри только в восемь ноль две — Пуаро отправился в бар, где его буквально на пороге обогнал робот Мориарти. Что ж, получается и у Пуаро алиби. Когда убивали профессора, он дрых под возмущенный аккомпанемент своего желудка.

Каюта В2. Открылась в семнадцать пятнадцать восьмого февраля изнутри — господин Гурский отправился потрясать наш бар. В четыре ноль пять замок открыли снаружи — непобедимый русский ввалился в свою каюту.

Теперь по бару. Замок снаружи открывался в семнадцать двадцать — в бар ворвался Гурский, в девятнадцать сорок — бар облагодетельствовал господин атташе. Затем в девятнадцать пятьдесят пять — это очевидно мисс Марпл и, наконец, в двадцать пятнадцать — это пришел господин Пуаро. Теперь замок только выпускал — в двадцать три двадцать Пуаро и Марпл, в ноль часов пятьдесят одну минуту — господина атташе и в три пятьдесят одну — господина Гурского. Что ж и у этого парня алиби. Остается обворожительная мисс Марпл.

Теперь каюта ВЗ. Первый раз замок открылся изнутри в девятнадцать сорок девять — мисс Марпл пошла в бар. В двадцать три тридцать три замок открыли снаружи — мисс Марпл вернулась. Затем открытие каюты в восемь ноль пять — мисс Марпл отправилась завтракать в кают-компанию, где по пути ее обогнал робот Мориарти. Стопроцентное алиби.

Итак. Что же мы имеем? Профессора пассажиры убить не могли. Остаемся мы с тобой и роботы кают первого класса — Мориарти и Бонда.

— Но роботы убить не могут. Там такие блокировки…

— Знаю. Значит — только я и ты. Я в это время был в кабине управления. Покинуть ее, как ты понимаешь, я не мог — автоматика бы не позволила, — Холмс перевел взгляд на Ватсона.

— Кэп, это не я. — Помощник побледнел, глядя то на лицо капитана, то на его значок.

— Я знаю. Твоя каюта находится внутри кабины управления. Покинуть ее, не пройдя мимо меня, ты не мог.

— Точно, сэр, — парень облегченно улыбнулся. — Как это я сразу не допер.

— Тогда кто? А, Ватсон?

— Не знаю, сэр.

— Все те же пассажиры.

— Но у них же у всех алиби.

— Значит чье-то алиби дутое. А мы просто пока этого не видим. Зови робота Мориарти.


6 часов до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

— Присаживайся… м-м-м, Сэм, — Холмс сразу не смог вспомнить, как зовут робота.

— Слушаюсь, сэр, — биоробот, с виду молодой, лет двадцати, черноволосый парень, одетый в голубую фирменную униформу, спокойно опустился в кресло.

— Сэм, расскажи, чем ты занимался между десятью вечера восьмого числа и восемью утра девятого.

— В восемь часов тринадцать минут я доложил вам, сэр, что пассажир каюты А2 мертв.

— Сэм, я попросил тебя начать с десяти вечера.

— Ты видел, кто убил пассажира каюты, за которой ты закреплен, — не выдержав, вмешался в разговор Ватсон.

— Начиная с двадцати ноль ноль восьмого числа и заканчивая восемью часами десятью минутами девятого числа вся информация уничтожена, — последовал чеканный ответ.

— Что? — Холмс и Ватсон одновременно подскочили к роботу. — Кем уничтожена?

— Мною.

— Кто тебе это приказал?

— Не знаю, информация уничтожена.

Холмс закрыл лицо руками и через некоторое время глухо сказал:

— Ватсон, иди и приготовь необходимые расчеты для входа в гиперпространство.

— Слушаюсь, сэр.


4 часа 56 минут до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

— Ватсон, расчеты готовы?

— Да, сэр.

— Мне помнится, ты говорил, что у тебя хобби — компьютерное видео.

— Да, сэр, удивленно воскликнул Ватсон.

— Ты не хочешь сейчас прыгать в Гипер?

— Если честно, нет, сэр.

— Тогда придется поработать.


Два часа десять минут до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

— ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! Говорит капитан корабля «Гермес». Всем пассажирам корабля приказываю срочно собраться в кают-компании. Благодарю за внимание.

Корабельные репродукторы еще три раза пролаяли это сообщение.


Час пятьдесят минут до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

Пассажирам, пришедшим в кают-компанию, представилась следующая картина. В центре помещения возвышался серый стальной ящик, размером с небольшой дисплей. От него тянулись провода к монитору, стоящему отдельно на возвышении.

— Присаживайтесь, господа, — капитан Холмс рукой указал на четыре кресла, стоящие полукругом напротив монитора. — Итак. Вы знаете, что вчера ночью был убит один из пассажиров этого корабля. Вы его знали, как господина Мюррея. В силу некоторых обстоятельств, разглашать которые я не имею права, Земля наделила меня чрезвычайными полномочиями класса АА01 и потребовала найти убийцу, до посадки «Гермеса» на Ариадну. В случае же невозможности найти убийцу мне приказано, — Холмс с нажимом произнес это слово, — уйти в гиперпространство. — Капитан посмотрел на Бонда. Тот вздрогнул, взглянул на Холмса и демонстративно отвернулся. — Не скрою, — продолжал Холмс, — переход в Гипер, при оставшихся запасах топлива, чрезвычайно опасное мероприятие. Оттуда мы можем и не вынырнуть.

Четверо пассажиров молчали: Пуаро испуганно, Гурский спокойно, Бонд и мисс Марпл — равнодушно. Гнетущую паузу прервал Гурский:

— Кэп, вы решили нас попугать напоследок? Убийца найден?

— Пока нет.

— Значит, не найден. Так молча бы объявили тревогу, загнали нас в анабиозники, и всех делов. Мы бы пребывали в счастливом неведении, относительно нашей дальнейшей судьбы. А теперь трясись, перед тем как заснуть. Помешать-то вам мы все равно не сможем, — русский бесцеремонно ткнул пальцем на бластер, висевший на поясе капитана. — Зачем этот концерт, кэп?

— Я предлагаю убийце сдаться, — глухо прозвучало в кают-компании. — Документ, который был добыт у Мюррея, он никому не сможет передать. Если мы выйдем из Гипера, корабль на Земле перевернут вверх дном, но документ найдут. Не выйдем — все там и останется. В случае добровольной сдачи, Землей обещано неприменение высшей меры. У меня времени особенно нет, поэтому даю пять минут убийце на раздумье.

— Это наивно, капитан, — Бонд презрительно закинул ногу за ногу.

— Время пошло, — Шерлок Холмс не стал вступать в дискуссию.

Пять минут спустя коротко пискнул таймер — время вышло. Вся четверка сидела неподвижно, словно окаменев.

— Что ж, убийце предоставлялся шанс сохранить свою жизнь. Он им не воспользовался. Внимание на экран!

В ту же секунду Ватсон включил монитор. На экране появилось изображение каюты с распростертым на полу, около стола человеком.

— Перед вами, господа, каюта господина Мюррея. — Невидимая камера показала крупным планом лицо, на котором застыло выражение удивления, сменяющееся гневом. Процесс смены выражения лица остановила черная точка во лбу — след лазерного луча. — А вот и бластер, из которого был убит господин Мюррей. — Камера повернулась, и на столе блеснула вороненая сталь грозного оружия. — Но он нам, увы, ничем не поможет в поисках убийцы. У нас нет даже оборудования для снятия отпечатков пальцев. Хотя наверняка, на бластере они вытерты. Но у нас есть оборудование, которое поможет заговорить другой улике. — Камера скачком перевела изображение на пол каюты. И во весь экран монитора стало видно изображение бутылки пива «Оболонь». — Да, господа, именно бутылка доброй, старой «Оболони» и поможет нам изобличить убийцу.

— Каким образом, капитан? — Атташе, усмехаясь, смотрел на Холмса.

— Очень просто, господин Джеймс Бонд. Нераскупоренная бутылка валяется под столом, рядом с трупом. Очевидно, в момент выстрела Мюррей держал ее в руках. То ли убийца попросил налить пива, чтобы отвлечь жертву, то ли сам Мюррей захотел освежиться. Выстрел бластера — это очень яркая вспышка. А бутылка, в силу своей круглой формы, является своего рода линзой, которая частично сфокусировала вспышку лазера на своей задней стенке. А та, в свою очередь, явилась своего рода фотопленкой. Не забывайте — это очень яркая вспышка!

— Бред, — атташе рассмеялся, — бутылка прозрачна, какой к чертям отпечаток.

— На молекулярном уровне.

— И как же можно разглядеть этот самый молекулярный уровень?

— Вот с помощью этого прибора, — Холмс дотронулся до серого ящика на столе. — Это контролер поверхности Абсолютного Отражателя. Как вы наверно знаете, основным элементом торсионного двигателя является Абсолютный Отражатель — зеркало, не пропускающее в корабль то жесткое излучение, которое образуется при работе торсионного двигателя. Его мономолекулярную поверхность и призван контролировать этот прибор. Он, господин атташе, «разглядит» неровности размером даже с одну молекулу. И теперь мы эту бутылку «Оболони» положим в контроллер, — Холмс, словно фокусник, вытащил откуда-то из-за прибора бутылку «Оболони» и ловко поместил внутрь ящика. — Внимание на экран, господа!

Картинка на мониторе сменилась. Вместо четкого изображения каюты, экран заполнил какой-то серый туман. Ватсон стал нажимать различные кнопки на ящике, и туман стал постепенно рассеиваться. Стали проступать стены, нечеткой тенью вырисовался стол. Другая тень, стоящая около стола, стала постепенно превращаться в человеческую фигуру. Вот проступила рука, с чем-то темным в кисти, стали прорисовываться элементы одежды. Секунда, другая — и расплывчатый контур головы превратился в лицо. Женское лицо, с ниспадающими на плечи волосами. Раздался вскрик. Мисс Марпл вскочила с кресла, в руке у нее блеснул бластер. И в то же мгновение Гурский в стремительном броске закатил сильнейшую оплеуху девушке. Та без сознания рухнула на пол. Вскочившего атташе остановил наведенный на него бластер капитана.

— Спокойней, господин атташе. Я думаю, господин Гурский и сам справится с убийцей. Помогать не надо. Не правда ли, Лев Иванович?

— Мне всегда грудастые блондинки казались вульгарными, — Гурский вновь спокойно сел в кресло.


25 минут до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

— Спасибо, Лев Иванович. Правда, бластер мисс Марпл выстрелить не мог. В районе кресел мы создали высокочастотное электромагнитное излучение, в котором, как известно, электрические приборы не работают. Но все равно спасибо. А теперь, мистер Бонд, — Холмс практически вплотную подошел к ариаднскому атташе, — я попрошу отдать мне то, что вам передала мисс Марпл.

— Я не пойму, о чем вы. Не забывайте — я дипломат суверенной планеты.

— Господин Бонд, если вы сейчас не отдадите то, что я у вас прошу, то через десять минут я отдам команду на переход в гиперпространство.

Бонд презрительно дернул плечами:

— Отдавайте.

— Только у вас не будет никаких шансов уцелеть.

— Это почему же?

— В вашу биокапсулу я не подам команду на запуск программы анабиоза. А знаете, что происходит с живыми существами, пересекающими Гипер в сознании? У вас в роду сумасшедших не было?

— Вы забываетесь!

— Мы теряем время. Ватсон, готовь «Гермес» к переходу в гиперпространство.

— Есть, сэр.

— Черт с вами, — атташе вытащил запонку из левой манжеты рубашки и протянул ее Холмсу, — здесь чип с информацией.


15 минут до расчетного времени посадки «Гермеса» в космопорт «Независимый», планета Ариадна.

— Сэр, ловко вы взяли на пушку эту Марпл. Обычный эталон времени выдали за несуществующий прибор контроля. А про бутылку такое нафантазировали — просто блеск! — Ватсон сидел в кресле второго пилота. Электронные часы отсчитывали последние минуты перед началом посадки.

— Ты тоже молодец. За каких-то два с половиной часа такой фильм склепать. Тебе режиссером работать, а не по Космосу шляться, — Шерлок Холмс занимал привычное место первого пилота.

— Сэр, а как вы догадались, что это Марпл убила этого профессора? У нее же алиби.

— Мне это Сэм сказал.

— Так у него же всю информацию уничтожили!

— Всю да не всю. Ты же знаешь, как порой трудно удалить абсолютно все файлы какой-нибудь крупной программы. Вот мне и пришла в голову мысль: проверить, а не завалялись ли в «мозгу» Сэма какие-нибудь клочки уничтоженной информации. Отослав тебя готовить расчеты по переходу в гипер, я подсоединил «мозг» Сэма к ЦБК, и тот его немного попытал. Правда, мучил он его недолго. Оказывается, у наших корабельных роботов есть файл регистрации изменений пароля доступа к нему. И оказалось, что в восемь ноль ноль девятого февраля пароль доступа был изменен. Изменил его, естественно, убийца.

— Но пароль — это же не имя убийцы.

— Ватсон, ты бьешь почти в десятку. Знаешь, какой был старый пароль, тот, который ввел Мориарти? — и выждав паузу Холмс произнес: — Дженни.

— Имя мисс Марпл?

— Точно. Наверняка Мориарти был по уши влюблен в эту спортсменку-красотку. И наверняка, это она его подбила на предательство. Ты вспомни, что о нем раньше писали газеты. Его жизненный путь — словно крутой слалом. Только вместо флажков — женщины и его открытия.

— А зачем же она его убила, раз он уже согласился сотрудничать с ариднцами?

— Хочется думать, что в последний момент профессор одумался и попытался изменить ситуацию. Следствие покажет.

— А как же ее алиби?

— А с этим вообще просто. Когда Пуаро и Марпл встретили той ночью в коридоре Мориарти, Марпл и не думала идти в свою каюту. Дождавшись, когда Пуаро зайдет к себе, вспомни распечатку работы электронных замков, она вернулась от своей каюты и вошла к профессору. Благо, ее каюта дальше по коридору, чем каюта Пуаро. А в каюту Марпл зашел Сэм, подчиняясь, то ли команде профессора, то ли самой Марпл. Убив Мориарти, Марпл переночевала в его каюте, а утром с помощью интеркома поменяла пароль Сэма и приказала идти в кают-компанию сразу после Пуаро. Затем сама вышла из каюты профессора. А нам сказала, что ее обогнал робот. Замки же не регистрирует, кто именно их открывает. Все, Ватсон, пора садиться на Ариадну!


Из тормозного двигателя вырвался сноп пламени. «Гермес» вздрогнул и стал сбрасывать высоту. Тот час в кабине управления загрохотал металлический голос Центрального Бортового Компьютера:

— Тормозной импульс прошел нормально. Скорость корабля расчетная. Космодром дал глиссаду планирования.

И вновь ударил сноп пламени.

— Корректирующий импульс прошел нормально. Мы на глиссаде планирования. Высота тридцать километров… двадцать… пять… Семьсот метров… четыреста… сто… десять… метр.

— Есть касание. Скорость расчетная.

— Включен реверс.

— Выпущен тормозной парашют.

— Останов.


— Ну вот и все Ватсон, мы на Ариадне, — Холмс не спеша отстегивал предохранительные ремни, — и, как всегда, вовремя!

— Только так, сэр! Пиво будете?

— Глупый вопрос!

Михаил Кондратов ПРИНЦИП ТРИСМЕГИСТА

Лаборатория

— Здравствуйте.

Хоть музыка играла и негромко, дверные всхлипы она защу шала исправно. Сергей поднял голову. На пороге лаборатории стоял Юра, держа в руке видавший виды рабочий чемоданчик.

— А, Юрок, привет. Проходи, не стесняйся.

— Ага.

Юра сразу направился к принтеру.

— Давай, я все отключу, и перенесем его на тот стол, — Сергей махнул рукой в сторону окна. — Или даже лучше в Костину комнату — он сейчас в отпуске, ключи у меня. Ко мне должен человек один прийти, поговорить тет-а-тет. А там ты никому мешать не будешь, да и мы тебе тоже. Да! Может, кофе выпьешь?

— Нет, спасибо.

— А может, пива? — Сергей подмигнул.

— Не, только не перед работой. Разве что потом, как ремонт закончу.

— Ну, смотри. А то есть у нас тут образец, для анализов.

— Да мне еще вечером курсовой делать. Хотя… стаканчик бы выпил, если не задержу.

— Так давай, заправляй его, — кивок в сторону принтера, — и приступай к дегустации.

— Сергей Васильевич, если он начал бумагу зажевывать, мне не только заправить — еще и почистить его надо. Это в лучшем случае. Все, что нужно, у меня с собой, но минимум с часик провозиться придется.

— Что, со временем напряженка? — посочувствовал Сергей, отсоединяя принтер от компьютера.

— Да нет, у меня со временем нормально. А вы как?

— Я? А… Ты в смысле, что рабочий день вот-вот закончится? Пустяки! Я, считай, каждый день допоздна засиживаюсь. Мне ведь кроме опытов всяких еще и бумажками надо заниматься.

— Тогда я начинаю?

— Давай, Юрок. Вот, возьми ключи.

Юра свернул в бублик торчащие из принтера шнуры, легко подхватил его и понес к двери. Сергей вернулся было к отчету, но тут его снова окликнули:

— Сергей?

Новый посетитель не стал мяться у порога — он уже подходил к Сергею, на ходу протягивая руку. Вошедший явно принадлежал к клану власть предержащих, о чем свидетельствовал стильный костюм в сочетании со слегка надменным выражением лица и вальяжными манерами.

— A-а, Павел Геннадьевич, жду, жду, — Сергей выключил музыку и привстал для ритуального рукопожатия.

— Это кто? — тихо спросил Павел Геннадьевич, поводя глазами в сторону двери.

— Это мой компьютерщик, то бишь системотехник. Сын посоветовал — вместе учились, пока он не перевелся на стационар. Техника его любит.

Павел Геннадьевич вздохнул. Всегда так с этими изобретателями: как только речь идет не о работе — такая словесная каша заваривается! Что тут скажешь — мысли вскачь несутся, язык не поспевает. Он решил не уточнять, кого именно любит техника. Догадаться можно — ну и ладно. Тем более, к делу это не относится.

— Так что за новости у нас? Для разнообразия — нечто приятное?

— Скажем так — неплохое. Собственно говоря, основная задача решена, причем весьма неожиданным и оригинальным способом. О механизме действия рассказать?

— Валяй, пригодится. Только сильно не увлекайся. Постарайся, по возможности, не забывать, что я не спец ни в химии, ни в биологии.

— Да уж постараюсь.

Юрий

Принтер лениво высунул язык пробной страницы. Уже по первым строчкам стало ясно, что с ним все в порядке, но я терпеливо дожидался, пока страничка не вылезет до конца. На сегодня работа закончена. Теперь можно и расслабиться. Что там Васильич предлагал?

На мой взгляд, пиво разучились варить еще в середине двадцатого века, когда луженые котлы и дубовые бочки начали заменять нержавейкой и лагерными танками, а рецепты предков — биохимической теорией. Все, что можно найти на прилавках сегодня — жалкая попытка приспособить неспешное семейное дело к пастеризованным реалиям индустриальной эры. И пусть только кто-нибудь попробует мне сказать, что я, в силу молодости, не имел возможности сравнить прежнее пиво — с нынешним. Какое отношение это имеет к моим мыслям? Что хочу — то и думаю!

Но питьтто что-то надо. Вот и у меня свои предпочтения сложились, и я им четко следую. Правда, если вдруг предлагают попробовать новинку какую — тут уж предпочтения побоку. Коли угощают — грех отказываться.

Не стал грешить. Открутил крышку с бутылки и немного отлил в стакан. Глянул на свет. Да, действительно живое — пенное, мутное… но светлое.

В лаборатории у Васильича я обычно носом не кручу: здесь плохого пива мне еще пробовать не доводилось. Правда, жаль, что они работают с «Оболонью», а не с «Туборгом», например. Потому что там, за стенами лаборатории, я «Оболонь» не пью — привык к «Туборгу». Предпочитаю темные сорта, в основном «Портер».

Глотнул из стакана, во рту покатал. Лучше, конечно, чем обычное магазинное, но все равно «на послевкусие» одна горечь осталась. Светлое, одним словом. Не понравилось.

«А вот из этой стеклянной бутыли я, пожалуй, налью полный стакан. А взамен — чтоб незаметно было — добавлю то, которое только что пробовал».

Я уже давно просек: новый сорт в лаборатории и такое же пиво, чуть позже, в продаже — это как небо и земля. Дает о себе знать массовое производство с его неутомимой гонкой за прибылью. А о том, что в этой стеклянной бутылочке новинка, я догадался без труда: все-таки уши да мозги кое-какие имеются.

На самом деле мне совсем не хотелось их подслушивать. Сидел себе, проверял принтер и даже специально шумел громче обычного. Уж больно серьезного вида собеседник к Васильичу пожаловал. То ли бандюк какой, то ли «погоны» — они сейчас на одно лицо, не сразу и разберешь. Но лучше и тех и других поберечься. Говорят, от этого здоровья прибавляется. Или не убавляется — тут как повезет.

Только они чересчур нервно разговаривали: то громче, то тише. Так что кусочки фраз до меня иногда долетали: «золотое дно», «новое пиво… фирменное», «по десять бутылок кряду». Тут и дураку ясно станет, что Васильич для «Оболони» новинку приготовил. Да такую серьезную, что на фирменную марку тянет!

Если бы Васильич и впрямь дегустатором был, я бы ни в жизнь на образец не позарился. Но он ведь мне сам как-то жаловался: вол, мол, пятнадцать лет с пивом работаю, а во вкусе ни черта не разбираюсь. Я у него тогда спросил еще, как же он новые сорта делает, а он усмехнулся. У тебя, говорит, пупырышки на языке, а у меня — в спектрометре. Твои пупырышки и обмануть могут, а мои всю правду оцифрованную как на духу выложат.

Наполнив до краев стакан (жаль, тоже светлое и почти без пены), я аккуратно возместил недостачу в стеклянной бутыли и сделал первый глоток.

«Ух ты!»

Пиво оказалось очень ароматным, крепким и горьковатым. «Концентрированное, что ли?» Я отпил еще. И еще. Да, если б в магазины пошло пиво такого качества, я бы еще подумал, «Туборг» взять или «Оболонь».

— О-бо-лонь.

Слово какое интересное. Вроде и русское — в смысле, славянское — но хрен поймешь, где корень, а где приставка. Что такое «лонь»? А «болонь»? Или все-таки «олонь»?

Едва слышно скрипнули дверные петли. Вернулся! Я быстренько опорожнил стакан. Мало ли — вдруг он на внешний вид определит, что за пиво у меня налито.

— Ну что, попробовал?

— Да, вкусное. Жаль, что не купишь такого нигде.

— Так оно же хранится совсем недолго. Живое ведь. Перебраживает, скисает… Что я тебе за принтер должен? Полтинник или больше?

— Да нет, пятьдесят в самый раз.

Васильич достал из кармана купюру и протянул мне.

— Держи. Спасибо, что откликнулся.

— Вам спасибо, подработать даете. Ну, я пойду?

— Давай, Юрок. Как курсовые посдаешь — оболонь, пивка попьем.

«Черт! Догадался?» — Я настороженно поглядел на Васильича.

— Что?

— Я говорю: как сессию закончишь — заходи, попьем пивка.

«Показалось».

— С удовольствием, Сергей Васильевич. До свидания.

— Пока, Юрок.

Я пожал Васильичу руку, взял чемоданчик и двинул домой.

Пустынный институт провожал меня гулким эхом до самой проходной. С недавних пор ворчливая бабуля-вахтерша уступила место одинаково молчаливым молодым людям в пятнистозеленых комбинезонах. Вот и сейчас очередной бирюк впился в меня взглядом, явно ожидая дерзких террористических поползновений. А вот не дождешься! У меня выходные начались!

— До свидания, — сказал я ему, выходя на улицу. Вроде бы он даже соизволил ответить — я не расслышал. Не до того стало.

Лаборатория

— Привычное мнение, что алкоголизм — порок людей слабовольных — в корне неверно. В медицине алкоголизм уже давно рассматривается как один из видов наркологической зависимости. Нормальный человек, в отличие от животного, испытывает положительные эмоции не только от вкусной пищи или красивой самки…

— Или самца, — меланхолично вставил Павел Геннадьевич.

— А? Да какая разница, у кого какие вкусы… А, ты имеешь в виду, для женщин? — Получив в ответ кивок, Сергей продолжил: — Хорошо, пусть будет не только от удачного партнера, но и от творчества. Причем, чем развитее мозг, тем более серьезные задачи ему необходимо решать, чтобы получать удовольствие. При этом в мозгу образуется медиатор системы положительных эмоций…

— Медиаторы — это такие пластмассовые штучки, с помощью которых играют на гитаре. Почему-то мне кажется, что ты не о них говоришь, — печально признался Павел Геннадьевич.

— Да, да, — рассеянно согласился Сергей. — То есть, нет. Иначе говоря, это эндогенные опиаты… — он вопросительно взглянул на собеседника, но тот удрученно покачал головой, — ну, внутренние наркотики организма. Мозг как бы дает сигнал: вот это — хорошо, это мне нравится. Вообще — большинство наркотиков, в том числе этанол, замещают собой те или иные группы опиатов. У алкоголика полностью отключается медиаторная система, подмененная этанолом, и он физиологически вынужден постоянно пить. Это что касается биохимических процессов. Как ты понимаешь, психологией мы здесь не занимаемся, а с культурными традициями сами как-нибудь разберетесь.

— Разберемся. Я вот только не понял насчет творчества. Это что же, все должны картины рисовать или книжки писать?

— Нет. Еще раз подчеркиваю: чем развитее мозг — тем большие у него запросы. Но для кого-то достаточным будет красиво расставить хрусталь по полкам, а кому-то подавай теорию относительности. Кстати, компьютерные игры — из той же области: элементарный суррогат полезной деятельности. Мнимая польза, но зато весьма реальные медиаторы в мозгу.

— Понял, понял, — произнес Павел Геннадьевич и задумался: «Значит, хваленый шопинг из той же оперы. Не забыть бы жене сказать». — Но, выходит, что алкоголиками сплошь и рядом должны становиться тупицы, ленивцы и неудачники, а ведь на самом деле это не так. У одного меня наберется десяток спивающихся знакомых с золотыми руками и весьма развитой смекалкой.

— Естественно, потенциальный Эдисон с легкостью отремонтирует любой бытовой прибор, а Кулибин — механизм. Золотые руки? Несомненно. Но эти люди способны на большее, а вынуждены довольствоваться малым. В итоге сам человек не разделяет восторга окружающих. Для него это — набившая оскомину рутина. Ему нужен поиск, эксперимент, а не исследованная вдоль и поперек домашняя железяка. Вот и напиваются, стирая разницу между желаемым и действительным. В итоге медиаторные системы окончательно редуцируют, и круг замыкается. Мы хотели добиться создания препарата, который защитил бы эти системы мозга от деградации. Но, как вы знаете, действовать пришлось методом «научного тыка». Ну нет у нас еще четко локализованного участка мозга, функции которого дублируются этанолом.

Обычно живой взгляд Павла Геннадьевича подернулся пеленой недопонимания. Сергей сделал вывод, что с лекцией пора закругляться.

— Историю наших поисков вы знаете…

— Да, да, — оживился Павел Геннадьевич, — помню, конечно.

Не мудрствуя лукаво, в самом начале работы (еще в девяностые) биохимики пытались решить задачу в лоб, используя для этого различные вариации существующих наркотиков. В итоге случайно появился довольно дешевый препарат со стойким галлюциногенным эффектом и быстрым привыканием. Где-то в цепочке посредников между лабораторией и прежним начальником ведомства-заказчика лопнуло одно из звеньев. Препарат чуть было не вырвался на волю из стен лаборатории. И хотя предшественник Павла Геннадьевича в деле замешан не был, вскоре высокое кресло обзавелось новым седалищем. Хозяин седалища относился к нему трепетно, тщательно оберегал от пинков и других неприятностей, методично дул на воду там, где другие расплескивали кипящее молоко, а потому все связи с лабораторией взял на себя. И никаких посредников!

— Так где же прятался ключик?

— Вашими стараниями мы давно и успешно сотрудничаем с производителями пива. В частности, выращиваем и изучаем новые штаммы пивных дрожжей. А заодно экспериментируем с их свойствами…

— Сергей, я понимаю и приветствую подобную увлеченность, но не мог бы ты сразу перейти к результатам?

— Пожалуйста, — слегка обиделся Сергей. — В питательной среде пивных дрожжей мы вывели микроорганизм-симбионт, отходами жизнедеятельности которого является «индуктор медиатора» — вещество, сходное по составу с обнаруженным в мозгу активно излечивающихся алкоголиков. Вне питательной среды симбионт моментально гибнет, то есть в массовых сортах пива он не жилец. Простейшее решение — добавлять индуктор в пиво и бить врага его же оружием. Но индуктор разлагается в течение двух-трех часов, а приспособить в качестве ингибитора альфа-кислоту нам удалось лишь недавно…

— Кислота? Наркотик? — Павел Геннадьевич принял стойку.

— Нет, — поморщился Сергей, — это вещество, содержащееся в хмеле. Упрощенно — та самая горечь, которая присутствует в хмелесодержащем пиве.

— А, — разочарованно буркнул собеседник.

— В организме человека индуктор избавляется от опеки альфа-кислоты и, используя в качестве проводника спирт, проникает в нужные места мозга. Самое главное, — Сергей торжественно вскинул руку, указывая пальцем в потолок, и Павел Геннадьевич заинтересованно задрал голову, — в дальнейшем, даже при злоупотреблении алкоголем, редукции не происходит. Мы избавляемся от физиологической зависимости и предупреждаем ее раз и навсегда!

— И от других наркотиков тоже? — переводя взгляд с потолка йа Сергея, полюбопытствовал Павел Геннадьевич.

Сергей вскинулся, готовясь разнести в клочья столь вопиющее незнание азов физиологии, но вовремя вспомнил, что это не симпозиум, а напротив — не профессор, и ограничился лаконичным «нет».

— Я, собственно, и не рассчитывал. Значит, как говорил Воланд, «лечить подобное подобным»? Похвально.

И вновь Сергей едва удержался от объяснений, что этот принцип сформулирован в незапамятные времена и приписывается самому Гермесу Трисмегисту. Воланд тогда еще под стол пешком ходил.

Павел Геннадьевич продолжил:

— Что ж, осталось только провести испытания…

Юрий

Метрах в десяти от здания института начинается дорога. Вернее сказать, одна из центральных трасс города, всегда забитая транспортом. Аккурат когда я придерживал двери, по этой дороге проехала «скорая» с непонятной латинской надписью «Obolonce». Протирать глаза я, конечно, не стал, но провожал машину взглядом, аж пока ее не заслонили другие. И только потом закрыл рот.

Что же это получается? Чья-то шутка? Оригинальный рекламный ход? Действительно: машины с красным крестом узнаваемы и без дурацких надписей-пояснений, да еще не на родном языке. Так почему бы их не переделать слегка? Чтобы слово напоминало торговую марку? Глядишь, в подсознании отложится. Да и больницам какая-никакая денежка перепадет.

Вся эта возня вокруг рекламы, на мой взгляд, слова доброго не стоит. Крупные компании, будто сонные супруги, перетягивают на себя одеяло продаж, выпуливая бешеные деньги на привлечение потенциальных покупателей. А покупатель-то все одно по вкусу судить будет, а не по симпатичным девицам из рекламных роликов.

Хотя, конечно, при прочих равных лучше будут брать то пиво, которое на слуху. Рискнув переиначить классика, скажу: «Все хорошее пиво похоже друг на друга, каждое плохое противно по-своему». Ну, правда, какая разница — много хмеля иди мало, резкий вкус или мягкий? Это ж все на любителя. А вот когда в пиво вместе с солодом горелые тряпки кладут, да воду льют прямо из городского водопровода… Кто хочет поспорить — с аргументами в Ясную Поляну, пожалуйста.

В общем, я себя убедил. Я вообще с собой легко нахожу общий язык. Так что до автобусной остановки я добрался в приподнятом только что заработанным полтинником настроении. Только постоянно лезущие в голову «лони-болони» несколько утомили.

Вот ведь прицепилась, зараза! Ладно бы мотив какой-нибудь популярный или рекламный стишок — с ними я уже научился справляться: начинаю морзяночную «муху» мурлыкать. Попробую: «Та-а та-а, ти ти та-а, ти ти ти ти, ти та-а…»

Интересно, много ли людей знает, что популярный футбольный напев — не что иное, как «муха»? И во время матча над стадионом все время проносится «муха», исторгаемая из фанатьих… фанатовских… болельщицких дудок. А зрители, значит, под ней сидят. Под мухой, значит. О, вот и мой автобус.


— Вошедшие пассажиры, за проезд оболоньте, пожалуйста.

Я думал, шею сверну — так резко обернулся к кондукторше. «Да нет, обычная тетка. Незнакомая. И кому оно вообще надо — нанимать людей, чтобы надо мной изгаляться. Так что вывод один, и очень неутешительный: я немного съехал с рельс. Остался вопрос: приторможу или дальше поеду?

Если судить по книгам и фильмам, мне сейчас приличествует биться в истерике, рвать волосы, безумно вращать глазами… Почему-то не хочется. Ну, сумеречное состояние, ну и что? Вон, у Кинга почти все герои свихнутые — и ничего, иногда даже хэппи-энд случается. Например, э-э… м-м-м… не помню, но что-то такое было».

Виртуозно используя естественные преграды и складки, местности, кондукторша скрытно подобралась вплотную и гаркнула:

— Что у вас, молодой человек?

«У меня зверушка, белочкой зовут!» — не стал говорить я. Молча достал деньги и оболонил проезд.

«Может, и правда „белочка“? Да нет, от стакана пива… Мы вон, на „пивные праздники“ с друзьями минимум бутылок по пять высасываем — и ничего. В голове только шумит да язык заплетается. Разве что Васильич с рецептурой начудил. Позвонить, покаяться? Черт, мол, попутал. Не, не буду звонить — совестно. И ведь все равно неправдоподобно: Васильичу опыта не занимать, не мог он серьезных дров наломать. Тем более, сам собирался того пивка попить.

Ничего, впереди выходные. Мне бы только до дома добраться, никак себя по пути не выдав. А там никто не мешает запереться на все выходные и переждать. Не пройдет — попробовать привыкнуть. В крайнем случае, в понедельник схожу к психиатру. Не станет ведь он меня вязать да в психушку совать: я ведь не маньяк какой-нибудь.

Занятно все-таки, что дальше будет? Полюбопытствуем».

Я повертел головой и обнаружил немного впереди сидящую с раскрытой книгой девушку. Над ней оставалось вакантное место для висения, и я аккуратно туда передвинулся. Поглядим, о чем пишут:

«— Я не могу без тебя жить!

— Знаю, — кокетливо ответила Оболонь, — но не сейчас. Потерпи до вечера».

Ясно. Дальше можно не читать.

Лаборатория

— Осмелюсь заметить, — склонил голову Сергей, — что индуктор появился еще два года назад. На сегодняшний день проведено тридцать два эксперимента. Последний, тридцать третий, я проведу сегодня, — он погладил рукой стоящую на столе литровую бутыль из толстого темно-коричневого стекла. — Во всех случаях отмечен явно положительный эффект без каких-либо неприятных последствий. Но — еще раз напомню — его привязку к альфа-кислоте мы закончили совсем недавно…

— …хотя, наверняка, могли сделать это еще года два назад. Только вот не захотели: а вдруг что-нибудь пойдет не так? Как в свое время с талидамидом, например, да? А так — шкатулка Пандоры заперта надежно, и без вашего соизволения ее не открыть. Я правильно понимаю? — Павел Геннадьевич сдвинул брови на лоб. — Значит, мы вас спонсируем, денежных клиентов подсовываем, создаем вашей лаборатории безупречную репутацию, как какие-нибудь долбаные имиджмейкеры, а вы в ответ решили в молчанку поиграть? Почему, интересно мне знать, ты раньше ничего не сказал?

— А по той же причине, по которой ты лично приходишь в лабораторию, — решительно, но с едва уловимой дрожью в голосе, ответил Сергей. — И, прошу заметить, репутация у нас не дутая: ни один клиент не ушел обиженным.

Павел Геннадьевич немного помолчал, старательно высверливая взглядом дырку во лбу Сергея. Видимо, кость оказалась довольно толстой и, не добившись успеха, Павел Геннадьевич процедил:

— Пер-р-рестраховщик!

«На себя посмотри, — Сергей аккуратно прикусил язык, оставляя за зубами воробьиную стаю рвущихся наружу слов. — Все-таки мы не напрасно тратили время, натягивая на индуктор ошейник из альфа-кислоты — хоть какой-то сдерживающий фактор!»

— Так значит, вот в этой бутыли, — повел головой Павел, — образец?

— Да.

— И ты его, значит, сам пить будешь?

— Второй раз уже.

— Самоубийца.

— Традиция, — парировал Сергей.

— Ну и хрен с тобой, гуманист слюнявый. Отчеты, надеюсь, в порядке?

Сергей выдвинул ящик стола, извлек из него толстенную чернокожую папку с ручками-ремешками и передал ее собеседнику.

— Здесь все, в лучшем виде. Будешь читать — обрати внимание на подписи: все серии экспериментов, проходившие вне лаборатории, полностью контролировались вами же отобранными людьми. Мы тоже не профаны в конспирации, — гордо добавил он.

— Сговорились, значит? Ну-ну.

Постукивая пальцами по папке, Павел Геннадьевич внимательно изучал лицо Сергея. Тот вдруг почувствовал непреодолимое желание пробежаться взглядом по лабораторным закоулкам.

— Значит, неприятных последствий нет?

Сергей кивнул.

— А побочные эффекты? Что-то ты стыдливо умолчал об их отсутствии. Видно, зарыл-таки пару-тройку собак, а?

— Одну. Всего одну, — вздохнул Сергей. — Да и то не собаку — а так, щеночка.

— Выкладывай.

Первый тревожный звонок раздался из бывшего городского ЛТП, ныне успешно и за немалые деньги присматривающего за здоровьем спившихся коммерсантов и их родственников. После принятия индуктора самые безнадежные больные несколько часов вели себя весьма буйно, то умоляя врачей дать им выпивки, то пытаясь с боем прорваться на улицу. Затем, через расчетное время распада препарата, они приходили в норму и демонстрировали восхитительно быстрое исцеление. Сергей с командой пришли к мнению, что резкое восстановление работоспособности медиаторной системы как бы «напоминает» больным о выпивке, отсюда и буйство.

Когда же испытания перенесли в лабораторию, прозвенел второй звоночек, но так тихо, что вовремя услышан не был. Сергей лишь мимоходом отметил, что те сотрудники, которые решились испытать на себе действие индуктора, вдруг проявляли невиданный энтузиазм, который постепенно сходил на нет, возвращая работников к прежнему состоянию. Сами подопытные причиной такого подъема считали восторг от долгожданного успеха.

Третий звонок… впрочем, правильнее будет назвать это сиреной. И лучше сначала объяснить, к каким выводам в конце концов пришел коллектив лаборатории.

Резкий всплеск уровня эндогенных опиатов дает мозгу сигнал, что снаружи происходит нечто чрезвычайно полезное. Включаются механизмы запоминания, происходит импринтинг на окружении: возникают необходимые ассоциативные связи, формируется так называемое «светлое воспоминание». Объектом импринтинга может стать что угодно: предмет, понятие, мысль, даже чувство — все, что распознается мозгом как знакомое понятие. В случае с безнадежными больными — выпивка, которой они бредят днем и ночью, или свобода, которой они лишены. В случае с работниками лаборатории — в основном, сама работа. Это вполне объяснимо: о чем будет думать человек, тестируя плоды своего труда?

— Да, и еще. Резко активизируется воображение. Почему — мы выяснить не в состоянии: не хватает данных. Возможно, из-за ортокремневой кислоты или полифенолов…

— Раз не выяснили — нечего трепаться. Давай дальше.

— Даю. Воображение работает с объектом импринтинга. Мозг как бы пробует на вкус: что же такое особенно приятное произошло? При этом с окружающим миром происходят довольно забавные метаморфозы, — Сергей улыбнулся, припоминая. — Все последствия бесследно исчезают, как только индуктор прекращает действие.

— Но ведь фиксация остается? Получается, что твои бедные сослуживцы, как та крыса с электродами, будут теперь работать не за колбасу с маслом, а за опиум в голове?

— Опиат, — поправил Сергей. — Нет, конечно. Экстатическое состояние проходит вместе с падением уровня опиата, а сам предмет импринтинга… Если он в дальнейшем не приносит радости, мозг фиксирует ошибку и все.

— Что, Так просто?

— Конечно. Вот, например, что ты любишь поесть?

— Много чего… Шашлыки.

— Отлично. Если тебе вдруг два раза подряд попадется некачественное мясо — станет плохо или даже стошнит — твое «светлое воспоминание» превратится в «серое». Сработают защитные механизмы: шашлык — хорошо, но опасно. А вот если мясо будет плохим все время…

— Понятно. Так что там с сиреной?

Юрий

Салонная радиобубнелка переключилась на другую волну (не сама, конечно, — водитель помог), и по автобусу пронеслись легко узнаваемые вступительные аккорды нового хита.

Даже если вам немного за тридцать,
Есть надежда «Оболони» напиться.

«Ага, все понятно, „муха“ тут…»

Пивам всем на планете поражение светит,
Коль случится с «Оболонью» сразиться.

«…не поможет, потому что это явно…»

Ведь мы же с вами, слава Богу, не дети,
И в пиве сами знаем толк — прочь советы.

«…в голове рифмуется».

Ты возьми и попробуй, убедись без сомнений:
Нет достойных «Оболони» сравнений.

Я напряг живот, крепко сжал кулаки и челюсти — сосредоточился, в общем, — и попытался ни о чем не думать.

«Получилось! Интересно, долго я так выдержу?»

Я расслабился. Что ж, выяснилось кое-что утешительное: раз уж я в состоянии экспромтом сложить рекламную песенку — пусть даже идиотского содержания, зато неплохо срифмованную — значит, голова работает и не все потеряно. А если постараться, да перестать думать на время — затмение проходит. Эх, найти бы, кто между мной и Солнцем встал. Уж я бы объяснил ему, где плетень, а где я.

Крепясь и едва сдерживаясь от истерического смеха, я с трудом доехал до своей остановки. «Все, сегодня из дома никуда не выхожу. Даст Бог — отосплюсь, и все пройдет. Родным скажу, что учеба заела, чтоб не волновались раньше времени. И не совру ведь: курсовой-то все равно надо делать. Хотя они, наверное, поздно придут — может, я уже спать буду».

Привычные настенные надписи в лифте неузнаваемо исказились, на все лады склоняя «Оболонь» и ее производные. При некотором усилии из глубин памяти, лениво поводя плавниками, всплывало истинное звучание той или иной фразы.

Войдя домой, я с равнодушием обреченного скользнул взглядом по настенному календарю, приглашавшему испить чашу «Оболони» на чудных берегах Крыма. Кто б сомневался…

Поужинал без приключений. Ни гречка, ни сосиски ничем другим не прикидывались, гордо храня свои традиционные вид и вкус. А вот картонная коробка с био-кефиром бесстыже утверждала, что внутри у нее не что иное, как био-болонь. Я решил попробовать. Врала, конечно.

В народе говорят: «Голодное брюхо к учению глухо». Не знаю, кто это придумал и как он учился, но когда я сыт, разработка микроконтроллерных систем — последнее, чем хочется заняться. Нет, последнее все-таки — операционные исчисления. Так что сытое брюхо тоже, знаете ли, туговато на ухо. Надо бы передохнуть с полчасика.

Справедливо предположив, что в очередном детективе Опиумбейна главный герой — Капелла — сегодня, чего доброго, будет расследовать убийство Оболони, а Вейер Вейер — вести дело о ее же похищении, от художественного чтения я благоразумно воздержался.

Альтернатива — телевизор. Голубое окно в мир жвачки, памперсов и обычного стирального порошка.

С экрана вещал нечто неудобоваримое смутно знакомый депутат. Вместо привычной грозди микрофонов перед ним топорщилась батарея пивных бутылок с разноцветными этикетками. Нетрудно догадаться, что на них красуется крупно написанное «Оболонь». Я не стал вслушиваться и поспешно переключился на другой канал.

Здесь все было в порядке: Урюс Биллис в грязной рубахе привычно сражался с плохими дядьками. Дядьки медленно, но уверенно уменьшались в количестве, тем не менее успевая при этом по мелочам досаждать Урюсу переломами и огнестрельными ранами. Приятно видеть.

Порядок нарушился через пару минут, когда на рубахе у Биллиса явственно проступила знакомая надпись, а плохие дядьки стали слезно умолять его вернуть им сумку с «Оболонью». На что Урюс, широко ухмыляясь, нахально заявил, что уже все выпил и сейчас спустится за добавкой. Дядьки в панике заметались.

Я издал отчаянный стой и несколько раз щелкнул пультом. Эстрада! Вот спасательный круг помутневшего рассудка.

В телевизоре дергалась певица. Дергалась, как ни странно, в такт музыке — видимо, по чистой случайности вошла в резонанс. Как тот мост под солдатами. При этом она еще и пела:

— Я-а-а хочу, чтобы во рту оставался свежий вкус «Оболони»…

С трудом сконцентрировавшись (набитый едой желудок, угрожающе бурча, напрягаться отказывался), я повторил мимолетный автобусный успех. Но — ничто в мире не дается бесплатно — от чрезмерных усилий в висках застучало. Того и гляди голова разболится, не до курсового будет. Вздохнув, я выключил телевизор, опустил чугунный затылок на спинку кресла и закрыл глаза: «Лучше посижу минут десять в тишине…»

Лаборатория

— А, — Сергей опять улыбнулся. — Понимаешь, один мой сотрудник, Костя, налил пиво…

— При чем здесь пиво?

— Я же тебе объяснял, что лучшим способом распространять индуктор является добавление его в пиво. Естественно, мы проводили все испытания в том виде, в каком это будет происходить с обычными людьми. Берем светлую «Оболонь» — мы с ними очень плотно сотрудничаем, живое пиво получаем ежедневно — и вперед.

— Логично. Я, честно говоря, уже забыл, с чего все началось.

— В папке все есть, надо будет — перечитаешь. Так вот, налил Костя пиво в кружку, а кружка у него рекламная — от кофе «Муромец». И, как обычно, подумал: «Странное название для кофе — ведь в богатырские времена о таком напитке и слыхом не слыхивали». Так, за этими мыслями, все пиво и оприходовал. А на следующий день рассказал мне свою историю. Как невольно шарахался от прохожих на улице. Как, собравшись с духом, полез в толпу витязей — хлеба домой купить. Как один богатырь — сухонький такой, в бабьем платке и с палицей — огрел его кистенем по спине и голосом старушки-соседки осведомился, почему это он не здоровается. Как дома его встретил молодой да пригожий Илья Муромец — в бигуди и при макияже — и полез целоваться…

— Так ведь, — хмыкнул недоверчиво Павел Геннадьевич, — что он сразу не догадался, в чем дело?

— Отчего же? Догадался. Я ему даже премию выдал за сообразительность и самоотверженность. И отпуск выписал. Так что лично ты с ним сейчас пообщаться не сможешь. А догадался он еще в лаборатории — к нему Славка, наш практикант, зашел. Костик как обернулся, со стула слетел, глаза как у филина, за штатив схватился и орет: «Вы кто?!» Славка сперва подумал: «Все, съехал мужик». Но потом решил, что это Костик прикидывается, и решил подыграть. Ну и говорит ему фальцетом: «Бэтмэн!» Тут Костя стал штатив от стола отдирать, не откручивая. Славка как увидел, что стол подпрыгивает, сразу понял — шутки кончились, и заорал уже своим голосом: «Костя, ты чего? Это же я!» Костя голос признал, тут его и осенило. Ну а дальше — решил терпеть во имя науки. Кстати, звонил он неделю назад. Говорит: «Знаю ведь, что это все игры разума, а не удержался — взял-таки „Муромца“ попробовать».

— И что?

— Остался при своем мнении. Так что сейчас опять сидит на «Якобсе». Как видишь, одного импринтинга мало.

— Выходит, эта штука работает, как обычная реклама? Если товар качественный — спрос растет, а если так, лабуда, — фирма только напрасно деньги на ветер пускает?

— Да, можно и так сказать. А если точнее — когда действие индуктора заканчивается, остается лишь пристальное внимание к его объекту, не более. Дальше уже начинают работать сами свойства объекта, и только от них зависит — останется воспоминание «светлым» или посереет.

В дверь постучали.

— Кто это? — напрягся Павел Геннадьевич.

— Не знаю… а, это, наверное, Юра, принтер починил. Пусть уже установит, а мы с тобой у окошка договорим, хорошо?

— А если услышит?

— Вряд ли. А услышит — не поймет. А даже если поймет — не беда: кому и что он может рассказать? А расскажет — тоже не страшно…

— И то правда, — поспешно перебил Павел Геннадьевич. Стук повторился. — Иди, человек ведь ждет.

Сергей открыл дверь.

— Ну что, порядок?

— Да, Сергей Васильевич. Все почистил. Теперь проверю, как работает.

— Проверяй. Я пока с человеком закончу… ах, да! Я же тебе пиво обещал.

— Да не надо, Сергей Васильевич, — засмущался Юра.

— Что значит «не надо»? — Сергей достал из тумбы стола литровую пластиковую бутылку с этикеткой. На ней было написано «Оболонь», а ниже — «Пшеничное». — Ты не смотри на наклейку. Внутри, между прочим, настоящее живое пиво, нефильтрованное. Где ты еще такое найдешь? Я поставлю стакан и бутылку… Ага! — Он отодвинул в сторону забытую на столе стеклянную бутыль. — Эту я домой заберу, — подмигнул Сергей Юре, — тоже вечером подегустирую. А эта — тебе. Наливать не буцу, выдохнется. Как закончишь с принтером, сам разберешься. Договорились?

— Хорошо. — Видно было, что пива Юре все-таки хочется.

— Вот и ладно.

Юрий

…задремал! Я вскинулся. Часы услужливо наябедничали, что вместо десяти минут удобное кресло украло у меня целых сорок! Пора учиться.

Мне нравится электроника. Я с удовольствием конструирую приборы (но только на бумаге, ибо паять ненавижу), поэтому зачастую довольно ординарное устройство отнимает у меня гораздо больше времени, чем заслуживает. Хочется улучшать и улучшать схему, вводя в нее дополнительные функции, унифицируя узлы, прикидывая, как поведет себя этот каскад, если вдруг перенапряжение…

Вначале справочники пестрили оболонями, и я иногда путался, выискивая истинный смысл в контексте или в памяти. Но примерно через час я с удовлетворением отметил, что концентрация изрядно надоевших слов постепенно спадает.

«Так что визит к психиатру отложим до худших времен. Пусть пока промышляет параноиками и шизофрениками без моего посильного вклада».

Я продолжал работать. Тенью за спиной мелькнула мама, поинтересовавшись, что я кушал и как себя чувствую. Интересно получается: вот если бы я ей сказал: «Мама, я не сошел с ума», она бы встревожилась почти так же, как от слов: «Мама, я сошел с ума». Смешно — значение совсем разное, а эффект почти одинаковый.

Отец поздоровался из коридора. Он сам не любит, когда его отвлекают, и со мной ведет себя соответственно. «Железный мужик! Уважаю».

В три часа ночи я подвел итоги. На выходные осталось заключение и оформление рамок на чертежах. «Ха! Значит, завтра можно с чистой совестью оттянуться». Я еще немного почитал и, когда в четыре начали слипаться глаза, лег спать.


Похоже, обязанности будильника настолько почетны среди предметов быта, что даже гениальное изобретение Белла ими не гнушается.

— Да?

— Привет.

— Пиэт, — зевая, ответил я.

Звонил Витька.

— Ты что, спишь?

— Нет, с тобой разговариваю.

— Горазд ты спать. Десять часов уже.

— Поздно лег, — ненавижу оправдываться, не чувствуя за собой никакой вины.

— Что делаешь сегодня?

— Еще не знаю. А что?

— Да мы тут решили на природу выйти. Ты как, участвуешь?

— А что на улице? — я наконец-то продрал глаза свободной рукой.

— Лето настоящее. Жара, солнце. В самый раз для пива.

— Во сколько?

— Часа в два, наверное. Раньше смысла нет.

— А кто еще будет?

— Пока только Конь и Джон. Кузя сегодня работает. Может, к вечеру подойдет.

— Куда пойдем? В парк?

— Да, наверное. Земля сухая уже.

— Хорошо.

— Тогда пока.

— Пока.

Я вернул трубку на место и двинул в ванную. До двух, пожалуй, можно будет курсовой закончить. «А что с „Оболонью“? — Я взглянул на плакат: „Испейте чашу наслаждений на чудных крымских берегах“. — Прощай, безумие! Или, может быть, все-таки до свидания? Нет, не буду сегодня много пива пить. Тем более, не очень-то и хочется».

Около двух я вышел из подъезда. Витька и Джон уже сидели на лавочке, а Конь как раз появился из-за поворота. Перездоровавшись, мы пошли в излюбленный магазин.

— Сколько брать будем? — спросил Джон.

— Ящик, — тоном, предполагающим непроизнесенное вслух «разумеется», ответил Витька.

— Мужики, я пару бутылок себе возьму и все. Не хочется что-то.

— Ты не заболел? — поинтересовался Витька. Конь и Джон только недоуменно зыркнули.

— Да не то чтобы очень, но вчера нездоровилось слегка, — ответил я, подумав: «Ага, расскажи вам, в чем дело — год покоя не дадите».

— Как хочешь, — пожал плечами Витька. — Все равно ящик надо брать: вечером Кузя подтянется, может, еще кто. Я всех вчера обзвонил.

За прилавком скучала знакомая продавщица. Света, по-моему. Мужики дружно полезли по карманам, извлекая на свет Божий мятые бумажки.

— Здрасьте, — сказал Витька. — Ящичек «Туборга» дайте, пожалуйста.

— А мне пару «Портеров» оболоневских, — добавил я, не глядя на Витьку.

Конь с Джоном только хмыкнули за спиной, а Витек покосился подозрительно:

— Чего это ты?

— А, — я махнул рукой, — хочется чего-то новенького.

Все-таки, хоть и достала меня вчера «Оболонь», но пиво у Васильича неплохое было. Надо бы попробовать.

Я улыбнулся.

Лаборатория

Сергей подошел к окну, возле которого уже стоял и задумчиво смотрел на рыжую стену соседнего корпуса Павел Геннадьевич.

— Одно меня беспокоит, — сказал он. — Уж очень агрессивная реклама выходит…

— Вообще-то мы принимали довольно сильную дозу препарата, чтобы, так сказать, наверняка засечь неприятные последствия. Нормальная профилактическая доза в десять раз меньше. Лечебный эффект не так ярко выражен, но ведь и клиентами будут не записные алкоголики, а нормальные люди.

— А… рекламный аспект остается?

— Да. Но тоже не в такой острой форме. То есть импринтинг сохраняется, но вот галлюцинационное, если можно так выразиться, творчество исчезает.

— Вы понимаете, что вы создали? — голос Павла Геннадьевича вдруг сорвался от волнения. — Это ведь золотое дно! Да за такую рекламу люди и впрямь не то что валютой — золотом согласны будут платить!

— Не совсем так. Я ведь уже говорил, что индуктор восстанавливает медиаторные системы раз и навсегда. При следующем приеме препарат в полном объеме выводится из организма с мочой. Это проверено и подтверждено.

— Но ведь хотя бы однажды все сработает как надо?

— И да, и нет. Во-первых, как вы собираетесь внушить человеку объект импринтинга? Во-вторых, опять повторюсь, индуктор способен сравнительно долго существовать только в присутствии альфа-кислоты. Идеальной средой обитания для него является пиво, причем обязательно хмельное. Собственно говоря, мы на него и ориентировались, как на лучшее средство для решения основной задачи.

— Да, да, помню. Избавить нацию от пагубного пристрастия к алкоголю, — энтузиазм в голосе Павла Геннадьевича слегка потух, но окончательно не выветрился. — Так что патентуйте, будем торговать. Только вот хотелось бы побочный эффект как-то использовать, чтобы хоть немного затраты окупить.

— Кстати, теперь, когда мы свою работу практически закончили, объясните мне, наконец, почему нельзя было просто развернуть мощную антиалкогольную кампанию? К чему эти шпионские штучки и тайные заговоры? Нет, мы, конечно, в накладе не остались, и даже наоборот. Но все-таки?

— У всех этих кампаний эффект довольно спорный. Ну, запретим мы крепкие напитки, так польются самогонные реки. А пенка достанется уже не государству — все утечет в чужие карманы. А ты знаешь, какие это деньги? Вон, в Америке всерьез утверждают, что восемьдесят процентов крупного капитала зародилось во времена сухого закона. Да и примета плохая есть…

— Что за примета?

— Глупое совпадение, конечно, но у нас было две антиалкогольных кампании: одна началась в четырнадцатом году, а вторая — в восемьдесят пятом… В общем, никто не хочет рисковать: мало ли, в какую задницу занесет на этот раз. Так что решили все втихаря провернуть, чтобы народ понапрасну не тревожить… Придумал! — вдруг возбужденно сказал Павел Геннадьевич и тут же сбавил тон. — Мы эту побочную рекламу сначала «Оболони» предложим, а где-то через полгода — остальным. Компания крупная, объемы большие и пиво у них неплохое, так что никакие воспоминания не «посереют».

— Но как обеспечить рекламу именно пива, а, допустим, не пробегающей мимо собаки?

— Новым сортом. Ведь когда человек новое пиво пробует, он волей-неволей о нем думает, так? Хорошее, «говорящее» название… во, «фирменное»! Вот тебе и нужное направление мыслям. Дальше начнет работать сам индуктор. Они получат широкое распространение своего пива, а мы — нашего препарата. Как раз то, что надо.

— А как закон обойти? Ведь вы, можно сказать, психотропное средство в массовое производство пустить хотите?

— Какое такое психотропное средство? Пищевая добавка! Или витаминный комплекс. Или усилитель вкуса. Да ваш индуктор в любые одежды обрядить можно. Слышишь, а зачем огород городить? Ведь твой симбионт в дрожжах сидит? А ще ты видел, чтобы их в составе пива указывали? Вообще никому ничего говорить не надо: особые дрожжи, и все тут.

— Тогда еще одна мелочь. Пива у нас иногда выпивают и по десять бутылок кряду. Вполне хватит, чтобы довести людей до бурных фантазий…

— Десять бутылок! Ты сам подумай: если человек выпил десять бутылок пива, он трезвый или все-таки не совсем? Может, у него белая горячка случилась? Жестоко, не спорю, но зато в другой раз такой выпивоха лишний раз задумается, стоит ли столько пить. Тем более, уже будет, чем думать. В общем, завтра же рвану на завод, побеседую там с людьми. Глядишь, еще какую копейку заработаем, — он подмигнул Сергею и протянул руку.

— Ну, пока, изобретатель! К тебе послезавтра загляну. Расскажу, как встреча прошла, о чем говорили.

— Я провожу.

По пути к двери Сергей приостановился возле Юры.

— Ты как, управился?

— Да, Сергей Васильевич, сейчас уже заканчиваю. Пробную страничку вот напечатаю…

— Подождешь меня? Я скоро вернусь.

— Подожду.

Сергей Чекмаев ПАНАЦЕЯ

Над головой просвистел вагончик монора. Я отвлекся, водитель сунул мне сдачу и нервно нажал на газ. Такси стремительно рванулось с места, лишь пронзительно взвизгнули покрышки. Я вздрогнул от неожиданности, выругался и сплюнул на тротуар. «Домой, скорее домой!»

Сканер «домового» ткнулся красным лучиком в зрачок, ослепив на мгновение. Я не стал дожидаться, пока он распознает хозяина, раздраженно пнул дверь и с силой захлопнул ее, отрезая внешние звуки.

«Сил нет терпеть. Неужели так тяжело сделать уличное движение потише! Каждый день дорога на работу и обратно превращается в какую-то пытку!»

Я сбросил плащ, прямо в ботинках прошел в кабинет.

Все-таки хорошо дома. Здесь царит почти абсолютная тишина, стены и потолок раскрашены в теплые, успокаивающие тона, слабо поблескивают серебристые капельки динамиков купольного звука. Мягкий отсвет аквариума падает на ковер, рыбки меланхолично и неторопливо дефилируют за выпуклым стеклом-линзой. Надо бы их, кстати, покормить.

Упираясь носком в каблук, я поочередно стащил ботинки, упал в кресло и вытянул ноги. Полного расслабления не получилось, но все же определенно полегчало.

«Не-е, сегодня лучше никуда не ходить».

В Архиве работы с утра было немного — начсектора уехал на какой-то симпозиум, обошлось без привычных скандалов и конфликтов. Так что незачем переться в душной подземке на другой край города.

Слов нет, медитаторий «Душевная благость», наверное, того стоит. Не зря же уже третий месяц гоняют по телевизору рекламу: «Новая техника медитации. Храмовая музыка лучших восточных мастеров. Древнейшие мантры. Проверено временем!» У рекламщиков как всегда концы с концами не сходятся, если нечто «новейшее», то обязательно проверено временем, а если «нет аналогов в мире», то непременно «по тысячелетнему рецепту»…

Прием в «Душевной благости» был расписан на год вперед. Мне пришлось выложить немалую сумму, чтобы попасть в начало очереди, и все равно — ждал почти месяц. Сегодня как раз мой день.

Но ехать все равно не хотелось: «Бог с ними, с деньгами!» Сколько я уже перевидал психотерапевтических методик, нирванариев, медитационных центров и клиник! Надоело. Да и неизвестно еще, поможет ли? Кириллка вон тоже ходил на все процедуры, раскрасил цветными кляксами стены, подвинул мебель в соответствии с лучшими идеями фэн-шуя, установил самую дорогую и мощную квадрофонию. И что? Сейчас лежит в гибернаторе Центра психических расстройств. Диагноз все тот же, самый популярный с недавних пор: коматоз Вейкера. По-простому — Кома.

Правда, Кириллка больше шести месяцев все равно бы не продержался. Или перевелся бы куда-нибудь, или сиганул бы на рельсы подземки. Мастер-интерьерщик — адова работенка, врагу не пожелаешь: постоянная ругань с неудовлетворенными клиентами, скандалы с подрядчиками, срывы поставок. Мало кто выдерживает. Обычно Комитет занятости каждые два-три года временно переводит с подобной работы на новую, отдохнуть. Кириллка со своими способностями мог бы податься, например, в ландшафтный дизайн.

Но в прошлом месяце от него неожиданно ушла жена, которую он очень любил — и вот результат. Вконец истрепанные нервы такого удара уже не вынесли. Отключился мозг, не выдержав постоянного стресса. Кириллка сейчас больше всего похож на растение: потребляет полезные вещества, выделяет вредные. Ни движения, ни реакций, ни единой мысли.

Так что, ну ее, эту «Благость»! Выдался более-менее спокойный вечер, лучше поработать с документами. Я подписался на цикл статей в «Исторический альманах» о последствиях принятого в начале века знаменитого закона «О здоровье». Работа немного буксовала, потому что в Архиве спокойно писать невозможно, а все свободное время в последние месяцы расписано медитациями, погружениями в нирвану и успокоительными курсами.

«Тяжелый выдался год! — Подумал и сардонически усмехнулся. — А когда было легко?»

Тренькнул звонок.

«Кого там принесло? Черт! Не подходить, что ли… А вдруг это Инка? Решила помириться? Ну-ну…»

Ругнувшись, я рванул трубку, ткнул пальцем в «прием»:

— Алло!

— Андрюшенька, мальчик, ты что, уже съездил в «Благость»?

«Мама. Только ее сейчас и не хватало. Придется объяснять, доказывать, тратить нервы».

Я даже иногда удивлялся: почему каждый мой разговор с матерью заканчивается скандалом? Может, она использует меня в качестве разрядки своих нервов? Постоянно действующий медитаторий?

— Нет, мама, я не смог.

— Ну почему?! Я три месяца упрашивала Арсенгригорича, чтобы он принял тебя вне очереди! Он согласился только из уважения ко мне!

«Угу, согласился. Когда на его счету циферок прибавилось».

— …а ты — «не смог»! Немедленно поезжай! Или ты хочешь схватить Кому?! Чтобы я на старости лет моталась через весь город в этот ужасный гибернатор, проверить, жив ты еще или нет?! Ты обо мне подумал?!

Я убрал звук, пересел за стол и включил комп. Любимой темы «ты совсем обо мне не думаешь» ей хватит надолго, я пока спокойно подиктую:

«Когда в 2016 году Европарламент принял закон „Об уголовной ответственности за торговлю и потребление возбуждающих препаратов“ (в прессе его тут же окрестили законом „О здоровье“), никого это, в общем, не удивило. После почти десяти лет усиленной пропаганды, такой шаг напрашивался сам собой.

К 2007 году почти все евроазиатские страны ввели запрет на рекламу „пороковых“ средств. Примерно в то же время усилился налоговый пресс на их производителей — акцизы взлетели до небес. Вал публикаций, программ и рекламных роликов, призванных направить общественное мнение в соответствующее русло, почти пятнадцать лет подготавливал почву для закона „О здоровье“.

Исчезли с улиц табачные лавки, пивные, кабаки. Мелкие фирмы прогорали тысячами — их продукцию никто не хотел покупать. Дольше всех продержались крупные компании, переориентировав производство на эксклюзивную продукцию для немногих оставшихся знатоков и ценителей. Их травили в СМИ, пикеты перекрывали ворота, а полиция отказывалась разгонять демонстрантов. Сотнями увольнялись специалисты, не выдержав общественного презрения. Тяжело ходить на работу и делать вид, что ничего не происходит, когда твой почтовый ящик переполнен анонимными угрозами, а соседи перестали с тобой здороваться.

В мае 2015 года последний из могикан „порочного“ бизнеса был объявлен банкротом и распродан кредиторами с торгов. К таким сообщениям за последнее время уже привыкли, да и Еврокомитет по банкротству старался давать „зеленый свет“ таким делам в первую очередь.

Еще несколько лет после вступления в действие закона „О здоровье“ пытались изменить ситуацию криминальные структуры и подпольные заводы. Но после того как 5 декабря 2019 года знаменитая поправка „пять-двенадцать“ установила мерой ответственности за изготовление смертную казнь, а за потребление — лишение гражданства, „пороковые“ средства и препараты ушли в прошлое навсегда».

Я успел продиктовать вступление и даже начал основную тему, когда легкое жужжание в динамике затихло. «Та-ак, похоже, родительница исчерпалась». Я поднес трубку к уху.

— Что ты молчишь? Ты понял?

— Да, мама.

— Смотри у меня! Сейчас же чтоб поехал!

— Конечно, ма. Так и сделаю.

Бедная трубка! Я швырнул ее в паз с такой силой, что чуть не разбил. Потом еще пару минут успокаивал дыхание.

Мать-то, конечно, разрядилась, а я?! Чтобы прийти в себя хоть немного, я покормил рыбок, полюбовался их неспешными, удивительно приятными движениями.

Руки все еще дрожали. Усевшись за стол, я включил с пульта купол-систему и на полчаса растворился в птичьем щебете и шорохе листвы. Недавно мне подарили запись со звуками леса — последний писк моды в области музыкальной релаксации.

Полегчало. Но стоило вернуться за диктовку, как телефон зазвонил снова.

«Господи, неужели опять она! Только не это! Я просто не сдержусь и наору на нее».

— Алло! Что еще скажешь?!

— Андрюха!! Ты чего такой злой?

«Уф-ф, все-таки не она». — Этот хрипловатый басок я ни с чьим голосом не спутаю: Димка Соболев, Дим Димыч, как мы звали его в академии. Парень, в принципе, неплохой, только дотошный очень, из породы перманентных зануд. Все норовил до сути докопаться. Наверное, потому и пошел в биохимики.

Какой-то он сегодня подозрительно радостный. Когда звонил в последний раз — это было, дай бог памяти, неделю назад, — говорил медленно, а голос казался мрачным и серым от усталости. Он всегда такой, когда много работы. Что-то они там мудрили у себя в «Фармацевтикал АГ»: синтез, третья перегонка, летучие фракции… A-а, биохимики. Любой из них теперь ищет лекарство от Комы и верит, естественно, что найдет. Именно он, никто другой. Дальше по списку: спаситель человечества, признание, слава, Нобелевская премия…

Только вот почему-то через год-два активных поисков они либо сами отправляются в гибернатор, либо вообще — травятся чем-нибудь особенно смертоносным.

«С чего бы, интересно, Димыч такой веселый?»

— A-а, это ты… Привет. Я не злой, я — раздраженный. Чего тебе?

«Может, не слишком вежливо, зато быстрее отвяжется. Должен же я все-таки закончить эту проклятую статью!»

— Андрюха, брось злиться, слушай лучше! У нас тут такое!!

— Что, начальство скоматозилось в полном составе?

— Нет, все круче!!! Мы уж и верить перестали, представляешь? Почти две сотни схем синтеза перепробовали и ничего. И вдруг — такое!

— Да что стряслось-то?

— Мы нашли! Сто девяносто третий образец дал положительный результат!

Я еще не понимал.

— Ну и что?

— Проснись, парень! По-ло-жи-тель-ный, — произнес он по слогам, — теперь понял? Коме — кранты! Достаточно регулярно принимать новый продукт — и все! Но это профилактика, а дальше, дай только срок, мы и овощей из гибернаторов вытащим!

Поначалу я даже не знал, что сказать. Поздравлять — глупо, хвалить — слов не хватит.

— Чего молчишь-то? — снова заорал он так, что даже в ушах зашумело. — Ну, скажи скорей, что мы — молодцы!

— Молодцы, — подтвердил я, — нет, действительно. Теперь понятно с чего ты такой веселый…

— Ничего тебе не понятно. Веселый я потому, что мы провели испытание на себе. Чуешь? Надо было минимальную дозу установить! Я был в середине, списка — мне еще не самая большая досталась. Но, не поверишь, — я себя никогда так хорошо не чувствовал. Петь хочется, обнимать каждого встречного. Слу-ушай, а давай я к тебе сейчас заскочу? Нет, правда, это мысль!

— Ну, понимаешь, я хотел статью… — начал было я.

— Да потерпит твоя статья! Мы тут все равно сегодня ничего уже делать не сможем — у всех от радости голова кругом пошла, третья лаборатория в полном составе «Гимн генома» распевает, заслушаешься! Я сейчас рвану домой, а по дороге заскочу к тебе. Привезу тебе немного по старой дружбе, так уж и быть! Слушать невозможно твой мрачный голосище! Жди!

Димыч, отключился. Из динамика до меня доносились гудки, а я стоял, ошеломленно сжимая трубку. «У меня — мрачный голос? Вот странно. А я-то думал, что в отличие от всех остальных, разговариваю нормально».

Я снова сел за комп, попытался диктовать и сразу бросил. Голова была занята другим. Если Димыч с командой и правда что-то такое нашли, то… По голоТВ недавно сказали, я случайно услышал: коматозников уже за миллион перевалило. И это только у нас, а сколько в Евросоюзе, в Штатах!

Минут через сорок в прихожей соловьиной трелью засвистел звонок — «домовой» предупреждал о госте.

— Впустить, — сказал я и вышел в холл.

Димыч влетел, сияя, как новенький кредит-чип.

— Х-ха! Андрейка, старый хрыч, привет! Ну, улыбнись же, парень!

— Привет, — сказал я нейтрально и подал ему руку. Он, конечно, молодец и все такое, но его безудержная веселость стала уже меня доставать.

— Смотри сюда! Сейчас будет фокус!

Он водрузил на стол огромный кейс-сейф, смахнув попутно вышитую салфетку, которую Инка связала мне в подарок на День святого Валентина. Я едва удержался от досадливого восклицания.

— Вот она!

Димыч набрал код, кейс звучно клацнул, пыхнул какой-то инертной гадостью и открылея. Весьма театральным жестом Димыч выудил высокую и тонкую пробирку с какой-то подозрительной на вид темно-желтой, почти коричневой жидкостью. Сверху, у запаянного горлышка, болталась пластиковая бирка.

— На! Выпей! — Димыч радостно протянул варево мне. Да — не бойся! Все нормально! Я же вот выпил — и ничего, не помер. Наоборот даже.

«Странный у них юмор, у биохимиков. Если не помер — уже хорошо».

Не могу сказать, что я не боялся. Но Димыч пялился на меня с такой насмешкой в глазах, что я одним движением опрокинул пробирку в рот. Назло ему. Мол, и мы не лыком шиты!

Вкус у образца-193 оказался странным: какой-то терпкий, чуть горьковатый. Лекарство удивительным образом освежило меня, во рту осел необычный, но приятный привкус.

Я посмотрел сквозь опустевшую пробирку на свет почти с грустью.

— Ага! — радостно возопил Димыч. — И тебе добавки захотелось! Держи еще!

Он сунул мне в руки вторую пробирочку, которую я не замедлил выпить. В лечебных целях.

— Мы много наготовили. Состав-то, в общем, несложный, кое-какие микроэлементы, большинство компонентов — растительного происхождения.

Мы посмеялись, вспомнили академию, старых друзей. Я рассказал ему об Кириллке, но Димыч даже не помрачнел.

— Ерунда, Андрюх! Теперь, — он кивнул на свой кейс, — мы его в два счета вытащим.

Внезапно мне в голову пришла одна мысль: «У меня на магнитках сейчас почти половина нашего Архива. Стоит поискать этот Димкин препарат, если все так просто, как он говорит, то не может быть, чтобы ФАГ его первым синтезировал».

— Димыч, у тебя состав этой вашей смеси есть?

— Есть. Но тебе-то зачем? Это штука пока секретная, сам понимаешь…

— Ой, не смеши! Нужны мне ваши секреты. Просто хочу кое-что проверить. Патентовать-то вы все равно в наше ведомство придете, верно? И лучше сейчас узнать, что похожий препарат уже есть и внести изменения в состав, чем получить таким фактом по голове на патентной комиссии.

Димыч пожал плечами, выудил из-за пазухи Магнитку, протянул мне.

— Только комп от Сети отключи. Мало ли. Кто-нибудь проникнет, скачает…

«Конечно-конечно. Так и сделаю. Учитывая, что с моим уровнем допуска в Архив выход в Сеть мне запретили еще три года назад».

Я сунул Магнитку в приемник, запустил поиск. Ждать пришлось недолго.

— Эй! Я тут кое-что нашел. Древним-то ваше средство было известно!

Димыч вошел в кабинет, с любопытством оглядел цветные пятна на стенах и неожиданно расхохотался.

— Боже, как ты здесь работаешь?! У меня уже в глазах рябит! Так что ты там раскопал?

— Я задал поиск по базе нашего Архива. Эта ваша «панацея» была известна еще на рубеже двадцатого-двадцать первого века!

— Ну вот, а некоторые еще не верят в эзотерические знания. Я же тебе говорил — там ничего сложного, растительные компоненты в основном. Так что ничего удивительного — предки были ребята на промах. Интересно как оно у них называлось? Нектар Богов какой-нибудь? Или пресловутая амброзия?

— Да, нет. Они называли его просто — пиво. Даже марка есть, — я прочел по слогам, — о-бо-лонь, «Оболонь».

— А что? Вполне коммерческое название. — Димыч плюхнулся на пуфик для релаксаций, подмигнул. — Тут тебе и «оборона» слышится: «Оболонь-оборонь» — лучшая защита от Комы, и «лоно». Мол, «оболонь» вернет вас в лоно семьи… ну, или там цивилизации. Класс! Надо будет рекламщикам рассказать. Ну что, еще по одной?

Андрей Кожухов ТАТЬЯНИН ДЕНЬ

Татьяна, с которой Сергей состоял в браке третий год, могла говорить долго. Ей было важно присутствие мужа, не более. Она сама за него ответит, сама поспорит, оправдает, накажет, простит… И всегда ласково, доброжелательно, нежно. Главное — не перебивать и ей не противоречить. Смотреть и изредка кивать, хотя и это зачастую лишнее. Но упаси боже зевнуть, когда она не стоит к тебе спиной! Львица, раздирающая добычу, покажется невинным хомячком.

О, женщины! Как же мы вас любим, ценим, любим, еще раз ценим, снова любим, опять ценим. И так до бесконечности. Но кое-что вы все равно заменить не сможете.

— У нас там… бутылочка… моего… родного… осталась, — сформулировал свою мысль Сергей.

Татьяна отдернула шторы: в комнату ворвалось яркое солнце.

— Погода сегодня хорошая. Кто бы мог подумать, что это конец января. А пива нет, — неожиданно ударило громом из ее уст. Поэтому смысл до Сергея, к счастью, дошел не сразу. Эти два страшных слова: «Пива нет» голова упорно не хотела пускать в свой чердак для осмысления.

Сергей родился в Киеве, в тогда еще новом районе Оболонь, но после смерти отца они с матерью переехали к ее родителям в Ростовскую область, в богатый и процветающий колхоз. Единственное детское воспоминание, связанное с отцом: они вдвоем стоят возле какого-то необычайно красивого старинного здания и отец рассказывает что-то. Позже Сергей узнал от матери, что стояли они тогда рядом с Киевским пивзаводом № 3.

— А что сегодня за день? Воскресение?

— Да, — сказала Татьяна так, будто это должно для него что-то значить.

Сергей не стал спрашивать, куда исчезло пиво, а, взяв кошелек и быстро одевшись, вышел во двор.

На другом берегу их неширокой, но быстрой речки, находился магазин, работающий по воскресеньям.

Взяв у деда Прошки весла и рассмешив того разъяснениями, зачем ему понадобилась лодка, Сергей сел в нее и начал грести. И вдруг на середине речки остановился. «Сегодня же Татьянин день! А я, недобитый идиот, даже подарка жене не купил. Да еще и ушел! Она же специально про пиво сказала», — понял хоть и правильно, но запоздало недогадливый «муженек».

— Аааааа, — проскулил он, необдуманно сильно стукнув ногой о борт.

Лодка закачалась. Сергей машинально привстал для равновесия, но уключины не выдержали и весло, продолжая удерживать человека, нырнуло с ним в воду…


«Наверное, это рай. Уж очень красиво: мягкая зеленая травка, над которой привольно фланируют ароматы невиданных цветков; дубы раскинули свои длани, размышляя под соловьиные трели, где-то вдали созвучно им шумит водопад… Нет, ну так глупо умереть!

Что, я умер? Не может быть!»

Сергей быстро поднялся и осмотрелся (естественно, покрутив несколько раз головой и зажмурив глаза). Его новое одеяние походило на что-то старинное и совершенно не славянское. Скорее из телевизионного Средневековья, несколько отличавшегося от настоящей «рыцарской эпохи, когда мужчины питали самые возвышенные чувства к своим лошадям». Но, естественно, на одежду он не обратил особого внимания, а отметил только ее легкость и удобность. Тем более, что и не разбирался он в этом.

Огляделся еще раз по сторонам. «Да, а все равно красиво здесь — на Земле такого быть не может. Значит, я уже умер. Захлебнулся или замерз. Ну да, точно в другом мире: вон летят в мою сторону две огромные птицы. Странные, надо сказать, птицы… И не птицы это вовсе…»

— Грифоны?

Точно, как на гербе пива. Только вот каждого венчала золотая корона, без драгоценных камней и прочей вычурности. Хотя Сергея сейчас волновало совсем другое: «Бежать — не бежать? Под деревом от них все равно не укрыться. Но делать что-то надо».

Вскарабкаться на ближайший дуб не удалось.

— А мне все-таки кажется, что это не он, — послышался сзади человеческий голос.

— Может, он, а может, и не он. — Второй голос был мягче, и Сергей обернулся.

— Меня зовут Сергей, — с трудом выдавил он из себя еле слышно. — Я… не знаю, как сюда попал, но ничего плохого не задумывал.

— Это мы чувствуем, иначе бы ты и не смог появиться у нас в…

— Ему не обязательно все знать, — резко прервал другой грифон.

— Но если это он, то и так знает, где находится, — оправдался первый грифон.

— А если не он, то мы должны его уничтожить. Никто не должен знать секрет на… Ну вот, сам чуть не проговорился. Вечно ты меня путаешь.

— Это я-то тебя путаю?! Я, королевский грифон, служу не в замке, а здесь! И все из-за кого? Из-за своего единственного братца-близнеца.

— Ах так! А кто тебя спас от циклопа? Да и к Источнику ты чаще летаешь.

— Вы еще подеритесь, — неожиданно даже для самого себя вырвалось из уст Сергея вместо слов, что это именно он — тот, кто им нужен. Однако грифонов он на минуту остановил.

— Нет, не он это, — заключил тот, что слева. — Слишком слабенький на вид.

— А я думаю, что как раз он.

— А ты всегда думаешь противоположно мне.

— Собственно, как и ты, — съехидничал тот, что справа.

— Хотя, может, и действительно он.

— Нет, в этот раз не поймаешь меня, братец. Он это, он.

— Ты откуда? — спросил, наконец, левый грифон у Сергея.

— Из России.

— Ха! — воскликнул правый. — Что я тебе говорил? Он это, точно он.

— Почему? — удивился левый.

— Кто к нам должен был прибыть для помощи?

— Сир какой-то. Я не запомнил: Соржлье, вроде, было в его имени. Или Серж…

— Правильно. Сергей Из России — сир. А Сержлье и есть Сергей. Понятно, братец?!

— Ну ладно, согласен. Тогда пошли.

Тут уже Сергей не выдержал:

— Так, а теперь вы послушайте. Я не знаю, где нахожусь — это раз. Не знаю, как сюда попал — это два. Вы мне не нравитесь — это три. Кто вам позволил за меня решать — это три.

— Четыре, — поправил, усаживаясь, левый грифон, вильнув необычным хвостом с зеленым пушистым кончиком (но и это осталось без внимания «новоприбывшего»), — А может все-таки не он?

Сергей неожиданно вспомнил, что если он окажется не тем, кого ждут грифоны, тогда его уничтожат, — и быстро, скороговоркой, дружественно залепетал.

— Да я это, я! Просто запамятовал, что должен делать. А вы сразу набросились. Да заладили: он — не он, он — не он, будто меня и нет здесь.

— Простите, сир, наш спаситель, — слегка наклонил голову правый грифон, приподняв массивную лапу.

«Это я-то их спаситель?»

— Некто Кассиопей по званию Инертный покусился на Источник Будущего. Мы — защитники Источника, но не можем против Кассиопея бороться, поэтому и позвали на помощь.

— А почему это вы не можете с ним бороться? — язвительно осведомился Сергей.

— Очень просто: мы существа магические, или, если быть точнее, метасферики, и разодрали бы Кассиопея Инертного на куски. Но и он метасферик, причем, еще могущественнее нас.

— Намного могущественнее, — поправил братец.

— И чтобы Кассиопей не мог использовать здесь свою темную магию, которая может разрушить все, включая Источник Будущего, мы пожертвовали своей силой. У нас просто не было выбора.

— Поэтому и призвали тебя на помощь.

— Наш спаситель.

До Источника Будущего, оказавшегося на вид обычным маленьким фонтанчиком с рядом чаш, они по каменной дорожке шли молча.

Один из грифонов сразу улетел. Сергею преподнесли огромный и тяжеленный щит, на котором аккуратно лежал полный комплект рыцарского вооружения, включая копье и меч.

— Вот, единственное, что мы можем тебе дать.

Осмотрев все с детской любознательностью, «воин» попытался надеть шлем.

«И как через эти дырочки можно детально что-то разглядеть?»

— Нет, мне это не поможет. А скорее наоборот…

Грифон удивленно кивнул, и доспехи исчезли.

— А говорили, что колдовать не можете!

— Против Кассиопея не можем не то что, как ты выразился, колдовать, но и выступить даже. Тогда он сможет воспользоваться своими черными силами и всем завладеет.

— А щит этот меня раньше убьет, — прокряхтел Сергей, еле подняв его двумя руками. — Из чего он? Да меня толкнуть и делать больше ничего не надо.

Копье, на взгляд человека из XXI века, показалось легким и непрочным.

— И это можете отправить туда же.

Меч в его руке смотрелся неуклюже, Сергей натужно повертел им над головой, чуть ее не задев.

— Да попробуй не убейся им сам. Вам Кассиопея и ждать-то не надо. Ладно, а если серьезно, что вы знаете об этом агрессоре? — язвительно спросил «спаситель», сделав упор на последнем слове и заметно улыбнувшись.

— Совершенно ничего.

— Хм, интересно получается. Значит, я…

Но тут послышался шум крыльев подлетавшего грифона, так что Сергею не дали возмутиться настолько, насколько он хотел. Чувства, что его могут убить, не было. Грифон сел возле фонтана, на пьедестале, напротив брата-близнеца.

— Идет нагло, с огромным двуручным мечом, закинутым небрежно за плечо.

При приближении врага стало ясно, что это не кто иной, как…

— Кощей Бессмертный? — искренне засмеялся Сергей, сразу вспомнив старый детский фильм.

— Ну да, мы и говорили: Кассиопей по званию Инертный.

— Так если он бессмертный, как же я его могу победить?

Грифоны не ответили.

— Интересно, а зачем ему вода из Источника Будущего, если он и так бессмертен? — задал второй вопрос Сергей, но и на этот раз ответа не дождался. — Ладно, выбора, думаю, у меня нет. Ну что ж, зевсовы собачки, будут напоследок какие-нибудь пожелания?

— Да, убей его быстро.

— Шутим, значит. А чего это он остановился на том круге?

— Это не круг. Это место для поединка, мы специально камнями обложили.

— Источник Будущего… — казалось, бездумно, в сторону, произнес «спаситель». — Я даже не знаю, что он делает, это ваш родничок… Кощей Бессмертный, значит, — продолжал мыслить вслух он. — Ну, ну.

Грифоны привстали, подняв лапы до уровня фонтана, на который Сергей вертикально поставил щит. И только сейчас он заметил, что это точная копия щита с герба пива «Оболонь».

Меч взял, хотя и не собирался им пользоваться. Сереженьке в детстве мама на ночь читала разные книжки, поэтому в его голове уже возник бесхитростный план, который срабатывал в любой сказке. Подойдя ближе к противнику, он обернулся и увидел, что фонтана не видно вовсе: только щит и как бы облокотившиеся на него грифоны, на головах которых неестественно блестели короны…


— Готофся к смейти, ыцай Сфета!

— Всегда готов, — улыбнулся Сергей. — Еще раз, что ли?

— Хватит ясговоеф!

Кощей вытянул меч вперед и начал замахиваться. Его не остановил задорный смех, последовавший после этой фразы. Но вот слова защитника отразили атаку лучше любого оружия.

— Эх, не правы были предки. Разве так трудно найти в стоге сена иголку?

— Как ты уснал?

— Ну, у нас кто владеет информацией, тот владеет миром.

— И почему я не могу убить человека, котоый снает мой секъет? Чёйтовы пьявия!..

— Кстати, а зачем тебе понадобился этот Источник?

— Это не пьёсто Источник. Испиф из него, я бы стал молодым и…

— Молодым? — искренне удивился Сергей. — Ты же бессмертен!

— Но зэнсины пьедпочитают молодых, — совсем поник недавний агрессор (не думайте, что дефект «йечи» делал Кощея жалким — со стороны он казался могущественным и властным). — Да и супоф нет совсем.

— Стоило так напрягаться. Да в наше время тебе и зубы какие угодно вставят и отбелят их до безобразия, и лицо подтянут, и дефект речи не проблема. Да и прочие мужские функции тоже. Я тебе сейчас адреса специалистов дам…


Сергей вернулся к грифонам, застав их в полном ступоре.

— Он ушел?! — вопрошал один.

— Он сам ушел, без боя. Что ты ему сказал?! — недоумевал другой.

— Ничего особенного. Его смерть и яйца выеденного не стоит, а туда же. Водица ему понадобилась, — хвалился Победитель. — Секрет, думал, его не знают. Накось выкуси — и не таких обламывали… Эх, у жены сегодня праздник, а я ей ничего не подарил. Да и…

Сергей сразу сильно погрустнел, чего не могли не заметить грифоны.

— Знаешь, если честно, мы в тебя не верили. Но ты спас и нас, и эту… Неважно. В общем, мы решили, что твоя жена достойна короны. Подари ей мою корону.

— Как, а разве я смогу ее увидеть?!

— Конечно, мы тебя сейчас к ней и доставим.

— Я разве не в раю? Хотя с моим-то прошлым… И я не умер?

— Конечно же нет!

— А я думал, что это что-то типа испытания. Черт, меня ж Кощей убить мог! Во дурак старый, поверил другому, молодому ду… И вы ничего мне не сказали?! Танюшка, прости меня.

Корона с головы грифона медленно переместилась в руки Сергея.

«А нелегкая!»

— А вы как же, с одной короной?

— Ничего, мы ее над верхней чашей фонтана поместим и…

— Постойте, — вдруг оборвал их Сергей. — Ну точно: это ж герб «Оболони», один в один!

И только сейчас огляделся: по обеим сторонам дороги произрастал хмель. И как он его раньше не заметил?! Но сойти с каменных плит не удалось: что-то не пускало.

— Почему я не могу выйти на поле?

— Никто не может. Ведь это не простое поле, не простые цветы, не простые дубы, да и все тут не простое, а волшебное.

— И нельзя вообще сорвать, например, хмель? — продолжал допытываться Сергей.

— Можно.

— И мне тоже?

— Да, но только один листик, одну шишечку. А раз ты нам помог, то и от нас — по одной. В знак благодарности, то есть целых три. И каплю воды из Источника Будущего.

— И от вас по одной, — внаглую продолжил Сергей с уверенностью, что грифоны не смогут ему отказать. — То есть целых три капли воды. И последняя просьба: нельзя ли меня сначала на несколько дней отправить в Киев, в год эдак семьдесят четвертый, кажись? Но, если что, исправим на месте. А уж потом к жене, в две тысячи пятый, точно двадцать пятого января, с короной в руках.

Грифоны переглянулись, ничего не понимая, но для них это было нисколько не сложно.

— Ты наш спаситель…


Грифоны выполнили все желания Сергея и по-дружески с ним распрощались, доставив его к берегу реки в тот же день. Вернувшись к Источнику Будущего, они застали на каменном «круге» готового к бою рыцаря Света, закованного с головы до ног в броню.

— Кто ты?

— Шарль Фердинанд де Соржлье, сир де Моретт. Призван Творцом для защиты светлых сил и победы над дьявольским отродьем…

Андрей Николаев СТАЖИРОВКА

— Ну что, посчитал? — командир корабля, он же пилот, он же суперкарго, Василий Степанович Сайко, недовольно посмотрел на Краснова.

— Угу, — уныло ответил тот.

— И?

— Трое суток, как минимум.

— Горючее?

— На один импульс.

Командир некоторое время сверлил стажера тяжелым взглядом и Сергей вновь почувствовал себя курсантом, провалившемся на зачете. Как будто это он был виноват, что шальной метеорит продырявил их грузовик от носа до кормы, разбил передатчик, лишил горючего, а заодно нарушил герметичность жилого модуля.

— Система регенерации?

— Сдохла… простите, выведена из строя.

Сайко почесал бороду, за которую его в училище прозвали Черномором, вздохнул и поднялся с кресла.

— Ладно. Сперва залатаем дыру… хм, в смысле — пробоину. — Он сурово глянул на своего вчерашнего курсанта. — Видишь ли, стажер, многое, что я требовал в училище, неприменимо, да и не нужно в космосе. Экипаж — это семья. Ты меня понимаешь?

Сергей торопливо кивнул — привычка, выработанная пятью годами учебы. Если кто-то из курсантов на вопрос Сайко отвечал с запозданием, немедленно следовали штрафные санкции. Вплоть до занятий физподготовкой в противоперегрузочном костюме.

— Тем более, что ситуация нештатная, — продолжал командир, — так что прекрати тянуться, как на плацу, и расслабься, но, — Сайко поднял палец, — субординацию никто не отменяет. Ты меня понимаешь?

— Так точно… понимаю.

На поиски «дыры» ушло полтора часа, на ремонт еще час. Похлопав по заплатке ладонью, похожей на лопату, Сайко довольно крякнул.

— Вот и все дела, стажер. А теперь посмотрим, что с двигателем.

Они посмотрели. Командир почесал бороду, затем погладил лысину. «Дело — дрянь», — понял Сергей.

— Сколько, ты говоришь, до базы?

— Трое суток.

— А кислорода?

— Не знаю…

— Давай прикинь, а тогда уже и решать будем, что делать. А я проверю груз.

Сергей поплелся к компьютеру. Подсчет много времени не занял — объем помещения известен, потребление кислорода одним человеком в сутки — вообще задача для первого курса. Получив данные, Сергей долго сидел, бессмысленно пялясь в экран компьютера. Выходило, что на базу прилетят их посиневшие трупы: кислорода было на сорок восемь часов, если не меньше.

Когда по училищу прошел слух, что Черномор подбирает стажера в свой последний рейс, у большинства выпускников немедленно обнаружились незалеченные травмы, скоропостижные простуды и куча больных родственников, которых необходимо было навестить в ближайшее время. Никому не хотелось начинать летную практику на ржавом грузовике, который в последний рейс поведет Василий Сайко, пусть даже он — контр-адмирал в отставке и о нем ходят легенды. Провести неделю в одном помещении с Черномором — это надо совсем себя не уважать. И все отвертелись от чести стажироваться под командой Василия Сайко, а вот у Сергея Краснова не получилось.

Скрипнула дверь в грузовой отсек. «Это ж надо, на звездолете скрипят двери! Как я попал на этот гроб», — подумал Сергей.

— Не слышу доклада, — прогудел рядом голос Черномора.

— Кислорода на сорок восемь часов, — промямлил Сергей, не оборачиваясь.

— Встать, — рявкнул командир, — смирно!

Сергей вскочил, вытянулся в струнку, поедая глазами дородную фигуру контр-адмирала. В отставке.

— Сорок восемь часов, говоришь?

— Так точно.

Командир покосился на него.

— Вольно. Эх, — он развернул кресло и, расположившись в нем, смерил стажера недовольным взглядом. — Думаешь, у старика крыша поехала, да? То экипаж — одна семья, а то — «смирно», — он побарабанил пальцами по подлокотнику, — если мы скиснем, все, хана, стажер. А ты, я вижу, уже сопли развесил. Думать будем.

Он собрал бороду в кулак и вперил взгляд в пространство. Сергей, переминаясь с ноги на ногу, с тоской пытался вспомнить самое светлое, что было в его короткой жизни. Как назло, на ум приходили только выволочки от Черномора. «Говорят: жизнь мелькнула перед его взором и все кончилось. Вот настанет последняя минута — сразу все вспомню», — решил он.

— Прекрати топтаться, — буркнул Сайко, — так, разложим по полочкам: спасательный челнок?

— Не герметичен, — отрицательно покачал головой Сергей, — я учел объем его помещения, когда рассчитывал количество кислорода.

— Скафандры?

— На пять часов. Этого мало…

— Это уже кое-что! Поехали дальше: в движении человек потребляет максимум кислорода, значит, что?

— Что?

— Значит, надо принять статичное положение. Как это сделать?

— Как?

— Слушай, чему ты пять лет учился? — взревел Черномор. — Лечь надо и спать! По возможности. Ты меня понимаешь?

— Понимаю, — с тоской ответил Сергей, — а если спать не хочется?

— Жить захочешь — заснешь. Во сне человек потребляет на четверть, а то и на треть меньше кислорода. Все, по койкам.

Черномор приглушил свет, Сергей разложил кресло. Сна не было ни в одном глазу. Он смотрел в серый потолок, слушал, как кряхтит и ворочается рядом командир и старался представить, как пройдут похороны: «Если будут хоронить вместе с Черномором, то обязательно с салютом. Все-таки, контр-адмирал. А если порознь, то так, зароют, всплакнут, помянут и все. Нет, лучше уж с салютом».

Через полчаса командир тяжело вздохнул и спросил вполголоса:

— Спишь, стажер?

— Нет.

— Причина?

— Не спится, — вздохнул Сергей, ожидая нагоняя.

— Вот и мне не спится, — неожиданно спокойно согласился Черномор, — слушай, а снотворного в аптечке нет?

— Нет. Я ее проверял перед полетом.

— Безобразие.

Помолчали. Серый потолок стал казаться крышкой гроба. Сергей присел на кресле.

— Разрешите обратиться?

— Давай, обращайся, — командир с интересом взглянул на него и приподнялся на локте.

— Вдвоем нам не долететь, — решительно сказал Сергей, — согласны?

— Ну, допустим, — помедлив, подтвердил Черномор.

— Я — никто, а вы, ваш опыт, ваши знания бесценны! — Сергей заговорил с напором, все более убеждаясь, что найденное решение — единственное, — я уйду. Выйду из корабля. Вы откроете шлюз. Чтобы вас не обвинили, я оставлю письмо.

— Так-так, — Сайко встал с кресла, зажёг свет, подошел поближе и с любопытством уставился на стажера, — интересный вариант.

— Единственный! — Сергей тоже поднялся и вытянулся по стойке «смирно», — я готов пожертвовать собой ради общего дела, ради блага… это… ну и вообще! И вы меня не удержите, я решил…

— А спать, значит, не хочешь? — вкрадчиво спросил Черномор.

— Нет!

— А придется!

Перед глазами Сергея мелькнул увесистый кулак, в глазах вспыхнули звезды и «все кончилось».

Крышка гроба была серая — это еще возможно, но откуда свет? Сергей приподнял голову. Голова кружилась, челюсть болела. Он попробовал языком зубы: все на месте. Черномор сидел, подперев подбородок кулаком и скептически смотрел на него.

— Что, выспался?

— Н-нет… не знаю, — Сергей свесил с кресла ноги, потрогал челюсть.

— Эх, не тот я стал, — с горечью сказал командир, — вот помню, раз приложил Саньку Веселова, так он полчаса очухаться не мог.

— Это Александра Юрьевича, — обалдело спросил Сергей, — шеф-пилота училища?

— Его, родимого. Да ты не таращи глаза, почитай сорок лет как минуло. Мы тогда сами курсантами были. Да-а. Возраст, — Сайко, кряхтя, встал, — а ты — десять минут и как огурчик. Я думал, ты хоть часок отдохнешь. Сэкономишь, так сказать, жизненный ресурс. Ох-хо-хо, что же делать?

Он прошелся по кабине, остановился возле двери в грузовой отсек. Дверь они оставили открытой, чтобы не мешать циркуляции воздуха. Отсек был небольшим — всего на несколько контейнеров. Полторы тонны полезного веса. Именно для доставки небольшого количества грузов и предназначался корабль.

— А что у нас за груз? — внезапно спросил Черномор.

— Так, это… Вы же принимали.

— Ага. Не помню. Подмахнул бумажку — какая, в принципе, разница. Давай-ка, стажер, глянем, без чего это там, в колонии, никак не обойдутся.

Они прошли в отсек, Черномор оторвал «сопроводиловку» с контейнера и поднес к глазам.

— Так. Реклама какая-то. — Он откашлялся и с чувством прочитал: — «Оболонь 2000» — светлое пиво, — что за черт? — гармоничное сочетание хмелевой горечи и тонкого винного аромата придает этому пиву вкус, достойный настоящих ценителей элитных сортов. Мать честная, пиво везем! Ну-ка, посмотрим дальше. — Он подошел к другому контейнеру. — «Оболонь Оксамитовое» — темное пиво. Обладает приятным вкусом и ароматом карамельного солода. Сподобился я на старости лет — пиво развозить. Кому сказать — не поверят, — с горечью сказал Черномор, — вот из-за чего загнемся, стажер. А ты, небось, думал — какой-нибудь реактор тащим, а?

В трех остальных контейнерах тоже оказалось пиво. Оборвав все бумаги, они вернулись в кабину управления. Черномор, держа руку на отлете, зачитывал рекламу, как чтец-декламатор, делая многозначительные паузы и временами поднимая палец, будто привлекая внимание зрителей:

— Пиво светлое, изготовлено из артезианской воды…

«Тронулся старик, — подумал Сергей, — надо же, когда понял, что крышка нам — хоть бы что, а как про груз узнал, так тронулся».

— …приятная хмелевая горечь и аромат…

Сергей затравленно огляделся. Ни веревок, ни ремней — вязать спятившего командира. На глаза попался увесистый баллон огнетушителя.

— …высокая и стойкая пена придают пиву особенную свежесть и игристость! Слышишь, стажер? Игристость придают! Вот чего нам не хватало с тобой, игристости! — Черномор отшвырнул бумагу, — слушай дальше: ор-р-ригинальная рецептура обеспечивает светлый цвет с приятным янтарным оттенком и великолепный, — он поцеловал кончики пальцев, — солодовый хмельной вкус!!! Пиво «Оболонь Экстра» обладает крепостью не менее четырех с половиной процентов!

Внезапно он замолчал, почесал бороду и поднял взгляд на Сергея. Тот почувствовал, как по спине побежали мурашки, — уж очень странный взгляд был у командира.

— Так, так, так, — забормотал Сайко, — так, так, так.

Присев на корточки, он стал перебирать брошенные на пол листки рекламы. Сергей покосился на огнетушитель. «Если сейчас прыгнуть, вырвать из гнезда и сразу шарахнуть его по башке, то может и успею повязать, пока без памяти будет», — подумал он.

— Вот! — Черномор вскочил и, потряхивая зажатым в кулаке листком, бросился к Сергею.

«Все, опоздал, — понял тот, — голыми руками такого бугая не свалить».

— Вот, читай.

— Пиво «Оболонь 2000», крепость не менее восьми процентов.

— Ну, понял?

— Понял, — сказал Сергей, решив, что в таком состоянии командиру лучше не перечить.

— Что понял?

— Что пиво везем.

— Дурак ты, братец, — радостно сообщил ему Черномор, — пошли.

В грузовом отсеке он, рыча, набросился на контейнер, обрывая пластиковую упаковку и стаскивая металлические ленты обжимов.

— Помогай.

Вдвоем они перетащили в кабину управления четыре ящика пива.

— Выпить хочешь, стажер?

— М-м, — замялся Сергей, — можно, конечно, бутылочку.

— Ха, бутылочку! Гулять будем, парень. Ты еще не понял? Это ж снотворное!

Черномор порылся в карманах, вытащил перочинный нож и, вскрыв бутылку, передал ее Сергею. Тот принял ее, неловко поднес к лицу, понюхал. Пиво пахло хмелем, хлебом и чем-то неуловимо домашним. Черномор задрал голову и лихо опрокинул бутылку куда-то в бороду. Сергей заворожено следил, как исчезает пиво, словно просачиваясь в песок. Командир допил бутылку, даже не дернув кадыком.

— Учись, стажер, — сказал он, отставляя пустую тару.

Сергей выдохнул и по примеру старшего товарища припал к горлышку. Пиво было крепким, и первая бутылка пошла тяжело. К тому же, сказывалось отсутствие опыта. Но Черномор, скептически понаблюдав за потугами стажера, разъяснил, что глотать не надо, и горлышко засасывать не надо. Просто нужно раскрыть рот пошире, а уж пиво само найдет дорогу.

И дело пошло! После третьей бутылки Сергей хотел сделать перерыв, но командир не позволил.

— Это тебе не на пляже с девчонками, — веско сказал он, — жить хочешь? Пей!

Приятная расслабленность овладела Сергеем. Господи, как он мог подумать, что у командира съехала крыша. Ведь сколько легенд ходит про его находчивость, сколько экипажей ему жизнью обязаны! Вот теперь и он, стажер Сергей Краснов, тоже. В то, что они спасены, он теперь верил безоговорочно. Вот, сейчас они напьются пива, лягут спать, а проснутся уже возле пункта назначения. А там — корабль оставят на орбите, сами — в челнок, и к людям. Он им всем расскажет, какой замечательный человек, какой мудрый командир Василий Степанович Сайко. А если кто теперь обзовет его Черномором — Сергей тому лично морду бить будет!

— Спать хочешь?

— Нет пока, — Сергей помотал головой, влюбленно глядя на командира.

— Ну, тогда еще по одной. А знаешь ли ты, стажер, что пиво еще за семь тысяч лет до нашей эры потребляли? Нет? A-а! Был такой народ: шумеры…

— Хто?

— Ш-у-м-е-р-ы, — отчетливо сказал командир, — брали они, значит, солодовый хлеб, крошили, замачивали, а когда забродит — трескали за милую душу. Во как! Человека оценивали, сколько он может пива съесть! Вот откуда пошло: пиво — жидкий хлеб.

— А «Оболонь»?

— Что? A-а. Это, милый ты мой, долина у реки, берег, ну, что-то вроде того. Кстати, в Египте рабов кормили хлебом, луком-чесноком и пивом. Так сказать, на Нильских оболонях. Только вот поговорить там не с кем за кружечкой, — внезапно опечалился командир, — одни крокодилы кругом. Спать хочешь?

— Нет.

— Подвинь-ка следующий ящик.

Хмель сделал ватными ноги, отодвинул проблемы на задний план, но сон никак не шел. Несколько раз Сергей укладывался в кресло, закрывал глаза, честно пытаясь заснуть, но все было напрасно.

— Надо упасть, — нетвердо говорил командир, — а когда поймешь, что сил подняться нет — тут-то и заснешь, как миленький. Может, еще разок, — он поднял к носу кулак, внимательно его осмотрел, — ты как?

— Больно, — жалобно сказал Сергей, — не надо в челюсть.

— Что ж мне, по заднице тебя лупить, — резонно возразил Черномор, — тогда ты меня.

— Как это?

— И очень даже просто. Вспомни, как я вас гонял, как бегали в кислородных масках. Ну, получи удовольствие, — командир выпятил челюсть, — вот здесь есть точка, любой боксер знает, если в нее попасть — сразу отрубишься.

— Где точка, — спросил Сергей, пытаясь разобрать, где под бородой кончается подбородок и начинается шея, — куда попасть?

— Вот сюда, — Черномор указал пальцем.

Сергей сжал кулак. Он показался ему маленьким и жалким. Да и как можно своего спасителя в милое, доброе лицо.

— Не могу…

— Надо! К тому же, должок за мной. Я ж тебя как огрел!

— Не могу… я люблю тебя, Степаныч…

— Надо, Серега! Это приказ!

— Эх!

Сергей размахнулся и что было силы врезал любимому командиру. Черномор дернул головой, задумчиво пошевелил челюстью.

— Чего-то не то, — сказал он с сомнением, — сильней не можешь? Сам я точно не засну. Во, придумал.

Прижмурив один глаз, чтобы не двоилось, Сергей смотрел, как Черномор идет к огнетушителю, вынимает его из гнезда и несет, прижав к груди, как любимое дитя.

— Держи. Вот им меня пригладишь.

— Степаныч…

— Надо, Серега. А потом выпьешь, на сон грядущий, еще пару пивка и — спать.

Черномор наклонил голову, подставляя под удар лысое темя. От жалости у Сергея брызнули слезы. Он утерся рукавом, поднял огнетушитель над головой и опустил на загорелую плешь командира. Бомм… Колени контр-адмирала в отставке подогнулись и он мягко осел на пол.

Всхлипывая от сострадания, Сергей положил его поудобнее, расправил руки и ноги, поставил рядом открытую бутылку пива и, упав в кресло, погрузился в спасительное забытье.


— Чем быстрее напьешься — тем быстрее заснешь! Пей, Серега, но не спеши. Выпил бутылочку — посиди минут пять, подыши. Алкоголь в небольших дозах можно употреблять в любых количествах.

— Золотые слова, Степаныч, запиши мне на память.

— Непременно. Вот в училище расскажем про наш полет — все от зависти сдохнут. А Санька Веселов…

— Это Алкасандр… Арке…

— Да, Александр Юрьевич, так просто удавится. Помню, взяли мы с ним по литру на День космонавтики, а наутро лететь, так он…

Двое суток пролетело, как один час. Просыпаясь, Сергей обнаруживал дожидающегося его пробуждения командира с открытой бутылкой пива, которую тот немедленно протягивал ему. У Черномора оказались поистине энциклопедические познания в истории пивоварения. По его словам выходило, что главное изобретения человека это не колесо и не огонь, а именно пиво! Подтверждая свою теорию, командир сыпал громкими именами царственных особ, имевших пристрастие к божественному напитку. И царица Нефертити, и Ричард Львиное сердце, не говоря уж о Петре Алексеевиче, отдавали должное пенистому нектару. Колумба и того доверчивые ацтеки угощали маисовым пивом.

— А чем он им отплатил, подлец? — горько вопросил Черномор. — Но ты запомни главное, Серега: неправильный опохмел приводит к запою, но от хорошего пива похмелья не бывает. От настоящего, крепкого, неразбавленного — никогда! Вот как сейчас. А пивоваров, разбавляющих продукт, в Египте казнили. На выбор: хошь — пей до смерти, хошь — утопят в бочке с пивом. Ты бы что выбрал?

— Да я за тебя, Степаныч… хоть в бочку!

— Правильно. Держи бутылку.

Теперь глушить друг друга уже не требовалось — засыпали, едва успев сходить по малой надобности. Во избежание, как корректно выразился Черномор. На третьи сутки пришлось выпустить кислород из скафандров — освежить атмосферу, пояснил командир.

В очередной раз Сергей пришел в себя от звона перекатывающихся по кабине пустых бутылок. Черномор сидел в кресле, тараща заплывшие глаза в монитор.

— Очнулся? Молодец, — одобрил он, — на орбиту выходим. Давай-ка, подготовь челнок, а то меня что-то ноги не держат. Тяпнем на дорожку, и — вперед. Нас, поди, уже и ждать перестали.


Глядя, как нелепо ткнулся челнок в бетон посадочной площадки, начальник базы покачал головой.

— Гнать из флота за такую посадку. Постарел Черномор, действительно — пора на пенсию. И где, интересно, он груз потерял? — начальник вытер пот со лба. — Я уже во сне пиво вижу. Его бы в наш климат: днем жара, ночью жара.

Он не спеша зашагал к челноку, из которого никто не показывался. Постучав по обшивке, он прислушался. То ли показалось, то ли вправду послышался ему странный звон.

Люк распахнулся и начальника базы шибануло таким пивным духом, что он отшатнулся.

На бетон шагнул контр-адмирал Сайко. Одной рукой он поддерживал молодого паренька, в другой нес ящик пива. Бутылки в ящике призывно позванивали. Черномор подмигнул начальнику базы и заботливо склонился к парнишке. На лысине адмирала обнаружилась здоровенная фиолетовая шишка. Он встряхнул паренька, и тот посмотрел вокруг мутным взглядом.

— Серега, очнись. Мы живы, мы смогли выпить… э-э, сделать невозможное!

— Степаныч… больше в меня не влезет.

— Чуть-чуть светлого не помешает, — возразил контр-адмирал, — с приездом, так сказать. — Он снова подмигнул начальнику базы и приподнял ящик, — рекомендую: «Оболонь Экстра», оригинальная рецептура, великолепный янтарный оттенок, изысканный хмельной вкус!

— А я люблю крепкое, «Оболонь 2000», — начальник сглотнул слюну.

— Извини, старик, — пожал плечами Черномор, — кажется, его не осталось. Впрочем, поймаете на орбите наш грузовик? — пошарь за креслом. По-моему, пара бутылок туда закатилась.

Владимир Порутчиков НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ, ДА ПИВО ПОМОГЛО

«Тиха украинская ночь!» — взволнованно воскликнул когда-то великий поэт, глянув на ночное безоблачное небо где-то под Полтавой или Белой Церковью, и был безусловно прав. Но если бы довелось ему оказаться в открытом космосе, то гениальный стихотворец был бы потрясен гораздо сильнее: в бездне, той, что без дна, стоит совершенно немыслимая тишина и звезд вокруг «блещет» во сто миллионов раз больше.

Членов экипажа, в количестве двух человек, передвижного космического магазина «Не гальмуй — покупай!», именуемого в простонародье космолавкой, это внеземное великолепие тоже волновало, но только со знаком минус, так как долго существовать человеческой душе в таких условиях крайне тяжело. К слову сказать, летели они в самый канун Нового года с грузом мандаринов, шампанского и пива на борту. Всякий уважающий праздники человек знает, что Новый год без вышеперечисленного не Новый год, и жители дальних межзвездных колоний были готовы платить немалые деньги за возможность получить все это к праздничному столу. Сотни больших и маленьких космолавок ежегодно устремлялись в разные концы вселенной с подобным грузом… Проведя два месяца запертыми в герметичную посудину, летящую меж сияющих всеми цветами звезд и туманностей, члены экипажа «Не гальмуй — покупай!», а по совместительству продавцы-компаньоны, настолько опротивели друг другу, столько слов нехороших и обидных наговорили, столько волосьев из чубов друг дружке повыдергивали, что сочли наконец за лучшее разойтись по своим каютам (благо корабль вел бортовой компьютер), где и принялись раскладывать пасьянсы и дышать по системе йогов, пытаясь в одиночестве побороть чувство взаимной неприязни и периодические приступы немотивированной злобы…

Спустя сутки, поняв всю тщетность своих попыток обрести душевное равновесие и помириться друг с другом, решились компаньоны вскрыть Неприкосновенный Запас, специально разработанный украинскими психологами на случай конфликта в замкнутом пространстве… НЗ состоял из шмата нежнейшего сала и литровой бутыли самой что ни на есть лучшей горилки. Сели, выпили по стакану чистой, как родниковая вода, и обжигающей нутро жидкости, крякнули, салом закусили, и до того им стало хорошо и светло на душе, что как будто дома побывали… Тут один, смахнув непрошеную слезу с ресниц и подперев несколько отяжелевшую голову пудовым кулаком своим, затянул негромко: «Несэ Галя воду…» Второй хлопец тут же подхватил, и так славно у них это вышло, что они даже обнялись от переизбытка чувств и спели подряд, прерываясь только на тосты за дружбу и «ридну» сторонку, песен пять или шесть, включая такие хиты, как «Ты ж меня пидманула…» и «Червона рута». Но в тот момент, когда первый с чувством стал выводить: «Червону руту, не шукай вечорами», а второй, разлив по стаканам остатки горилки, прочищал горло, чтобы вторить товарищу, мощный удар потряс корпус корабля, а потом еще и еще… Одновременно с ударами чьи-то когти стали яростно рвать обшивку… Ужас обуял тут хлопцов, и, позабыв сразу и про горилку с салом и про песни, вскочили они со своих мест, не зная от растерянности, что и предпринять. Тут только до них дошло, что компьютер во всю мощь своих динамиков кричит, и судя по всему уже давно, слово «Тревога!». Но куда ему было переорать двух парубков, которые к тому же приняли на грудь и смазали луженые глотки свои нежнейшим, розовым на просвет и порезанным на ломти салом…

Компьютер, в отличие от быстро трезвеющего экипажа, не знал ни растерянности, ни страха и поэтому, завладев вниманием хлопцов, тут же выдал, мягко напирая на «г», что на корабль напали грифоны. Умная машина успела даже заснять их приближение и покопаться в своих электронных мозгах, дабы определить, кто это на всех крыльях мчится к автолавке. Показывая на мониторах, установленных в кают-компании, изображение грифонов, компьютер по ходу дела сообщил, что эти мифические звери, полуорлы-полульвы, непонятно откуда здесь взявшиеся, ибо место их в сказках и легендах, но никак не в реальном мире, уже вовсю терзают корабль своими клювами и когтями и через несколько минут от «Не гальмуй — покупай» ничего не останется. Посему, команде надо как можно скорее надеть скафандры и пройти к спасательной шлюпке… Ошалевшие от такого поворота событий хлопцы тут же поспешили в шлюзовой отсек и вовремя: корпус уже трещал по швам, и в иллюминаторы были видны отлетающие в разные стороны куски обшивки и внешнего оборудования, включая табличку с названием космолавки. Не успели парубки в скафандры влезть, как грифоны разорвали корабль на части, и его содержимое вместе с экипажем, выталкиваемое рвущимся прочь кислородом, полетело в открытый космос… В последний момент товарищи успели схватить друг друга за руки, чем и спаслись от неминуемой разлуки.

Медленно кружась в пространстве, подобно двум слипшимся между собой галушкам, хлопцы смогли как следует рассмотреть грифонов. Сказочные птицы были ужасны и прекрасны одновременно и размерами своими раза в три превышали самого крупного льва, которого только можно отыскать на Африканском континенте или на крайний случай в зоопарке. Глаза их пылали желтым огнем. Непонятно, каким образом грифоны могли летать в безвоздушном пространстве, но они летали, и их огромные крылья, беззвучно колыхаясь на фоне звезд, — казалось сами испускали сияние, ибо были покрыты золотыми перьями. Перья также покрывали их длинные шеи и часть широкой груди, а на мощных лапах, как ножи блестели острые когти. Было существ этих числом около двадцати. Не обращая на людей никакого внимания, грифоны споро похватали продукты и выпивку — все, что сумели захватить в свои лапы и клювы, — и стремительно понеслись к большому похожему на Луну астероиду, недалеко от которого на свою беду пролетел «Не гальмуй — покупай!». Вскоре стая грифонов показалось компаньонам не больше золотого трепещущего пятна на фоне грязно-коричневого астероида, а потом и вовсе исчезла…

Тут только хлопцы до конца осознали весь ужас своего положения… От их корабля ничего не осталось, кроме нескольких больших кусков фюзеляжа, массы мелких обломков да пары ящиков с мандаринами, которые не смогли унести мифические птицы. Трудно в такой ситуации сохранять спокойствие, но хлопцы держались как могли, подбадривая друг друга репликами типа: «Не робей, Остап!», «Ничего, Васыль, бывает и хуже!» и стараясь не глядеть на останки своей космолавки. Но когда мимо них медленно проплыл кусок обшивки с государственным флагом, слезы сами полились из глаз компаньонов. Потом, вдоволь нарыдавшись, вспомнили они о вшитых в скафандры спасательных маячках и тут же поспешили их включить. Маячки весело замигали красными лампочками, посылая в безбрежные дали, простирающиеся вокруг, сигналы бедствия. Но рассчитывать на скорую помощь не приходилось: оживленные, проторенные маршруты остались далеко в стороне. Тут стали хлопцы проклинать свою жадность, из-за которой отправились на самый край Вселенной, намереваясь «зробить много-много космогривен». Кислорода в баллонах хватало в лучшем случае на неделю, а потом… но об этом компаньоны старались даже не думать. Крепко прижавшись друг к другу, они медленно дрейфовали среди обломков в сторону астероида…

Поскольку стекла их гермошлемов запотели, а глаза были затуманены слезами, то несчастные не сразу заметили маленькую золотую закавыку, что внезапно возникнув на фоне астероида, стала быстро расти и вскоре оказалась грифоном, который стремительно приближался к месту гибели «Не гальмуй — покупай!». Товарищи даже словом не успели обмолвиться, как птица налетела на них и, осторожно подцепив клювом за кислородный баллон одного из них, понеслась обратно. Зажмурились компаньоны от страха, стали было друг с другом прощаться, как вдруг их полет окончился так же внезапно, как и начался. Грифон опустился в небольшую каменную долину, зажатую меж мертвых гор, и повел хлопцев, легонько подталкивая их своим страшным клювом, к чернеющему неподалеку входу в пещеру. Испуганным людям открылась гигантская и совершенно круглая зала, в которой роль купола играли высокие своды с проломом на самом верху, а на стенах было множество уступов. На них, как зрители в цирке, восседали мифические существа. Пролом был достаточно велик, чтобы пропускать в залу зыбкий свет звезд. К тому же перья грифонов, на которые падал свет, испускали такое сияние, что все было видно, как в ясную лунную ночь. Увидев вошедших, ужасные птицы закричали, захлопали крыльями и множество бликов тут же заметалось, закружились по зале. Крик грифонов, вначале пронзительно-птичий, внезапно оканчивался грозным львиным рычанием и от этого рыка каменные ручейки струились по стенам…

Тут самая большая и широкогрудая птица слетела вниз к хлопцам. «Все — это конец!» — сказал один из компаньонов, когда тень огромных крыльев накрыла их, а другой прошептал, что лучше уж так, чем гибель от удушья. Они стояли плечом к плечу и готовились принять мученическую смерть с гордо поднятыми головами — мол, пускай видят эти твари, как умеют умирать земляне, но грифон вовсе не собирался их есть. Вместо этого он протянул к хлопцам свою когтистую лапу (одного удара которой было бы достаточно, чтобы перебить хребет слону) и вдруг молвил человеческим голосом: «Откуда у вас этот божественный напиток с нашим изображением?» — С этими словами грифон разжал лапу и потрясенные пленники, ибо странно было слышать человеческую речь из ятаганаподобного клюва, увидели на его мохнатой, с кожаными подушечками, ладони жестяную баночку пива «Оболонь» (несколько ящиков этого пива, наряду с другими известными сортами, было погружено компаньонами на борт «Не гальмуй — покупай!»). Все тут завертелось пред глазами одного из хлопцев, и он непременно упал бы в обморок, если бы не поддержавший его товарищ… Он-то и ответствовал огромной птице, едва справляясь с дрожью в ослабевших ногах, что этот напиток называется пиво «Оболонь», и сварено оно на основе чудесной воды, что добывается из артезианских скважин в одном из районов древнего города, что раскинулся по берегам прекрасной реки, над которой так славно дышится всякой живой душе, и прибрежные рощи мягкими зелеными волнами спускаются к самой воде… Говорил хлопец и слезы катились у него по щекам: знал он, что не увидеть ему боле ни реки, ни города, не пройтись по его улицам в жаркий майский день под цветущими каштанами и не испить прохладного «пыва» «Оболонь».

Подернулись тут поволокой глаза возвышающейся над ним птицы, словно перед внутренним взором ее проносились картины всего того, о чем говорил несчастный землянин. А тот, ничего не замечая, все говорил и говорил, ибо мысленно был уже дома, и сей краткий миг, отданный сладостным воспоминаниям, тешил его трепещущую от страха душу, пока наконец не мотнул головой грифон и не прервал его речь словами: «Довольно… Вы должны показать нам дорогу к пиву!»

Мысль о том, что эти гигантские существа могут прилететь на Землю, заставила хлопцев забыть и про свои страхи, и про неминуемую погибель. Снова стали они плечом к плечу и гордо подняли свои головы, готовясь сказать роковые для себя и спасительные для родной Земли слова отказа… Но проницательная птица видимо поняла, что испытывают сейчас пленники и поспешила добавить: «Мы дадим вам клятву, что не причиним никакого вреда вашей планете и существам, населяющим ее. Вам следует знать, что грифон, нарушивший данную им клятву, немедленно погибает от разрыва сердца. Нас не интересует ваша планета, нам нужен лишь источник того божественного напитка, который вы именуете „пыво Оболонь“. Это наш единственный шанс освободится из плена этого мира, в котором мы обитаем уже четыреста с лишним лет!» После такого вступления, грифон, предварительно предложив хлопцам присесть на валяющиеся рядом валуны, рассказал печальную историю своей стаи.

Как оказалось, четыре столетия назад странная болезнь поразила грифонов. Как подозревали птицы, причиной тому был яд, подмешанный им в вино на пиру ордена колдунов. «Не удивляйтесь: в мире, вернее в мирах, окружающих нас как лепестки розы сердцевину самого цветка, кого только нет и чего только не происходит. Колдуны, рыцари, феи… Войны, которые для вас уже давно отгремели и стали историей, еще где-то ведутся, музыка, успевшая стать классикой, еще только пишется, а казаки, что едут на Сорочинскую ярмарку в одном из таких миров, еще не достигли цели своего путешествия». — Тут грифон подмигнул хлопцам (во всяком случае им так показалось) и продолжил свой печальный рассказ. «Когда-то давным-давно, колдуны оказали грифонам некую важную услугу: то ли спасли жизнь одному из вождей, то ли его дочери (за давностью лет никто уже точно не помнит), но в обмен взяли с птиц клятву, что будут те служить ордену ровно две тысячи лет. И грифоны служили верой и правдой все двадцать столетий, ибо никогда не нарушали своих клятв. А когда истек срок службы, истек до последнего дня и часа, устроили колдуны прощальный пир в честь сказочных птиц, на котором клялись им в вечной любви и дружбе и просили остаться, ибо грифоны здорово помогали ордену в его поистине ужасных делах. Но птицы отказались — за такой долгий срок они устали находиться под властью колдунов. Последние особо не настаивали и снова и снова поднимали кубки за здоровье своих бывших слуг. Много вина было тогда выпито, много красивых слов сказано, но только спустя несколько дней после пира, в стае грифонов началась странная болезнь. Птицы, обычно живущие по тысяче лет, вдруг стали умирать в расцвете сил, и за один год стая потеряла больше половины самых молодых и сильных, а те, кто победил болезнь и выжил, навсегда потеряли способность проникать в иные миры.

Избегая мести колдунов, а за две тысячи лет мы слишком хорошо узнали их привычки, мы полетели на самый край Вселенной, чтобы сохранить оставшихся в живых… Здесь мы и прозябаем по сей день, питаясь звездной пылью, да едой с редких кораблей… вроде вашего. Но выпив сегодня „Оболони“, я вдруг почувствовал такой прилив сил и энергии, что теперь мне по крылу проникнуть в любое измерение или мгновенно переместиться из одной точки пространства в другую! Ваше здоровье!» — С этими словами, ударом когтя грифон пробил дырку в пивной банке и одним залпом, как завсегдатай какого-нибудь шинка, осушил ее. В то же мгновение, словно порыв ветра пробежал по шерсти его и золотым перьям, а глаза сверкнули таким ярким огнем, что пленники невольно прикрыли руками свои лица, боясь ослепнуть. «Кто бы мог подумать, что на этих тварей так наше пыво будет действовать», — шепнул тут один хлопец другому, но тот только крякнул в ответ и почему-то вспомнил о недопитой горилке.

Изрыгнув из клюва пламя и сладко зажмурившись, грифон наконец пришел в себя и снова заговорил человеческим голосом: «К тому же, будет вам известно, наши предки когда-то жили и на Земле — еще древние греки и скифы изображали нас на своих изделиях и поклонялись нашим костям (тут одному из хлопцев пришли на ум первые строчки стихотворения „Гей, хлопцы, скыфы мы!“, которое учил еще в школе, но он тут же отогнал это воспоминание, как весьма несвоевременное), так что добраться до вашей планеты, мы сможем и сами. Правда, нам придется немного помучиться, чтобы найти сам источник „Оболони“, но поверьте, это пыво стоит потраченного на его поиски времени!»

На самом деле, хитроумный грифон лукавил — никакой дороги он не знал, ибо предки его покинули Землю давным-давно и больше никогда на нее не возвращались, но своей цели — напугать пленников, он достиг. Хлопцы переполошились не на шутку и сразу же попросили времени на раздумье. Отошли в сторону, сели гермошлем к гермошлему и стали совещаться. Вариантов оказывалось немного, вернее их было всего только два: либо бесславно погибнуть на безымянном астероиде, либо лететь на Землю, имея хоть какие-то шансы повлиять на ситуацию.

«Мы согласны, если вы поклянетесь разрывающей сердца клятвой не причинять вреда Земле и ее жителям», — наконец торжественно объявили хлопцы, и все грифоны вокруг запрыгали и зарычали от радости, устроив маленький камнепад.

Когда порядок был наконец восстановлен и требуемая клятва принесена, птицы не мешкая, поднялись вместе с людьми на самую высокую гору астероида, которая венчалась небольшим плато. Теперь компаньонов уже не несли, как добычу, в клюве — вожак стаи оказал им большую честь, посадив себе на спину. На плато хлопцы достали звездные карты и космосекстанты (ими в обязательном порядке комплектуется каждый скафандр), стали определять свое точное местонахождение в пространстве и прокладывать курс к Земле, а грифоны, тем временем, распили последний оставшийся ящик «Оболони». «Бред какой-то, да и только!» — воскликнул тут один из хлопцев, глядя на дующих пиво мифических птиц, а другой лишь нервно засмеялся.

Когда расчеты были закончены, а пиво выпито, стая тут же взлетела и, описав прощальный круг над астероидом, устремилась в сторону указанной хлопцами звезды, при этом глаза у грифонов горели ярче самого мощного прожектора. «Кто бы мне сказал, что я на птице летать по космосу буду, как какой-нибудь герой фэнтэзи, никогда б не поверил!» — прокричал Остап Васылю и еще сильнее вцепился в золотые перья вожака. Нормальный, в человеческом понимании, полет продолжался всего несколько минут. «Держитесь крепче!» — крикнул вдруг своим седокам вожак и, изрыгнув пламя, засвистел, зарычал что-то стае, а затем, буквально ввернулся в иное измерение вместе с орущими благим матом хлопцами. За ними, как вода в сливное отверстие, устремились остальные грифоны и исчезли, растаяли без следа, как будто вовсе и не бывали в этом мире…


Декабрь подходил к своей середине и зимний день был краток, как вздох взволнованной дамы. Офис дирекции фирмы «Оболонь» располагался на последнем этаже самого высокого небоскреба и имел самые большие в здании окна: от пола до потолка. О том, что фирма располагалась именно в этом здании, свидетельствовала горящая неоном надпись на крыше. Сверху открывался изумительный вид на освещенный огнями вечерний город, и директор экспортных продаж Юрий Юрьевич Берденников любил постоять у окна, «порадовать глаз» раскинувшимся внизу электрическим великолепием.

В тот удивительный вечер, Юрий Юрьевич как всегда подошел к окну, чтобы полюбоваться городом. Полыхала, звала покупать и тратить реклама, по улицам, как по рекам, текли красные и желтые огни, тепло светились окна в домах, и редкие снежинки, нежно касаясь стекла, неторопливо падали вниз. Юрий Юрьевич перевел свой взгляд на большой, плавающий в ночном небе аэростат, который был выполнен в виде пивной банки «Оболонь», и на его боках, искусно подсвеченных снизу прожекторами, были ясно видны логотипы и название брэнда. В этот момент гигантская тень скользнула по ярко освещенному боку аэростата, и в окно кабинета, закрыв собой звезды и ночной, переливающийся огнями город, вломилось что-то огромное и рычащее. Со звоном разлетелось дорогое стекло, усыпав осколками пол и часть длинного директорского стола, и перед широко раскрывшимися очами Юрия Юрьевича предстала невероятных размеров золотокрылая птица с двумя хлопцами на спине.

— Пива надо, много пива, — прорычало чудовище, и директор, икнув от ужаса и закатив глаза, лишился чувств. То же сталось и с вбежавшей на шум секретаршей…

— Ну кто ж так с людьми разговаривает! Привыкли там на своем астероиде! — вскричал один из хлопцев, спрыгивая и спеша по хрустящему под ногами стеклу к бесчувственному телу Юрия Юрьевича.

Грифон виновато потупился и просвистел-прорычал в ответ что-то невнятное про четырехсотлетние мытарства. Второй хлопец уже легонько хлопал по щекам хорошенькую секретаршу.

— Ты бы, Остап, вначале дверь что ли закрыл, а то боюсь как бы нашему разговору не помешали, — с укоризной сказал ему первый…

Минут через десять, к охране, прибежавшей на шум и начавшей было выламывать дверь, вышла зардевшаяся секретарша и, сказав серьезным голосом: «Юрий Юрьевич просил не беспокоить!», поспешила заваривать чай и разливать по кружкам пиво. Из кабинета, тем временем, доносились восторженные возгласы директора и чей-то то и дело срывающийся на рык бас беспрестанно повторял: «Вы еще узнаете благодарность грифонов!»

На следующую ночь, большая партия пива, с вечера выставленная во дворе завода по приказу директора, бесследно исчезла, а вместо нее люди, пришедшие утром на работу, обнаружили целую гору золотых слитков. Сторожа в один голос рассказывали о гигантских птицах, что явились вдруг с небес и, унеся с собой все пиво, оставили взамен золото. Директор распорядился выставить около золота круглосуточную вооруженную охрану и отправить один слиток на экспертизу. Золото оказалось настоящим, высшей пробы. После обеда к Юрию Юрьевичу, предварительно осмотрев золотую гору, наведался начальник налоговой полиции. Был он поначалу суров и сдержан, но от директора вышел просветленный и тут же полетел на доклад к вышестоящему начальству. Вскоре чудесная новость добралась и до самого президента…

А спустя неделю на заводе повторилось то же самое: оставленное на ночь пиво исчезло, а вместо него появилось новая золотая гора, еще выше прежней. Но этому уже никто не удивился…

Владимир Васильев ИСПОВЕДЬ ЗАВЕДОМОГО СМЕРТНИКА

Выжить бы…

Надеюсь, получится. Глупо, конечно: из наших практически никто не ускользнул, не избежал предначертанной участи. Но я все равно надеюсь. Что еще остается?

Ничего.

Знали бы вы, насколько это ужасно: знать, что не выживешь. И все-таки я трепыхаюсь, я пытаюсь ускользнуть, уползти, спрятаться, вырваться из этого порочного и чудовищного круга.

Гляжу направо. Н-да.

Налево. Ничуть не лучше. Значит, будем глядеть прямо перед собой.

Взгляд останавливается на трупе, застывшем на полу. Это метра на три вниз. Ну вот, еще одна жертва в этой бессмысленной битве. Хотя, кто назвал это битвой? Избиение. Геноцид.

Впрочем, есть немало примеров, когда и мы бивали врага. В кровь, иногда и до смерти. Но, к сожалению, это случаи единичные и несистематические. Ну, разбитая голова, ну вспоротый живот. Детские игрушки. А где масштабные операции? Где потери в рядах противника и неудержимое, как лавина, контрнаступление с нашей стороны?

Нету. Слишком уж мы разобщены и молчаливы. Слишком привыкли, что нас уничтожают. Сама судьба, будь она неладна, предопределила это: нас выслеживают, захватывают и уничтожают. Хорошо еще если сразу и без мук. А бывает и хуже. Вас когда-нибудь запирали надолго в холоде, где нечем дышать, где вокруг лед и иней, где все внутри стынет и где прахом идут любые надежды? Завидую, если нет. А ведь есть еще и огонь и он тоже способствует нашим мукам. Да мало ли способов посеять смерть?

По мне — так лучше холод. Угасаешь медленно, чувствуя как жизнь медленно-медленно утекает из тебя, как цепенеют мысли и иней так же медленно-медленно оседает на теле. По крайней мере уже не почувствуешь, как тебя, окоченелого, вынут и, чувств никаких не изведав, свернут шею.

Тьфу ты, можно подумать, я уже испытывал все это. Испытывал… А, может, и правда испытывал? Откуда эти воспоминания? Пресловутая память поколений? Или это не я помню, а кто-то во мне? Или наоборот — помню не «Я» как личность, как мыслящий объект, а помнит моя телесная оболочка? У тела ведь тоже может быть память.

Чушь. Бред. Сейчас это не главное. Затаиться, замереть, не привлекать ничьих взглядов.

Некоторые умудряются на шаг столь же красивый, сколь и бессмысленный — с высоты, навстречу асфальту. По мне — так та же смерть, только не по воле врага, а по собственной воле. К сожалению, исход все равно одинаковый.

Не хочу.

Замереть, затаиться…

Враг. Приближается. Неспешно, походкой хозяина. Лениво скользит глазами; от этого взгляда все внутри цепенеет. Кажется, он видит нас насквозь и никакая неподвижность, никакие прятки не спасут.

Таюсь. Я маленький, я крохотный, я прозрачный. Меня вообще нет! Я выдумка! Фантом! Чего стоишь, проваливай давай, не трави душу! фух. Кажется, ушел. Пока живем. Надолго ли?

Ну, что, пробуем дальше? Глядите-ка, а труп, который я недавно видел, уже убрали. Быстро работают, этого не отнять.

Итак, куда? С высоты? Нет, это не мой путь. А какой тогда мой?

Не успеваю додумать — снова враг. Уже другой, полненький и лысый. Вот ведь пакость: нам даже такие опасны. Полненькие — в особенности. Глядит пока в другую сторону, там, вроде кто-то из наших тоже пытался схорониться.

Мысли словно замерзают, остается одна, циклическая: «Не меня! Не меня!»

Гадкая мысль, не спорю. Не меня, так другого. А представить себя на месте этого другого? Не хоч-у-у-у-у-у!!! И все равно — таюсь и твержу мысленно: «Не меня! Не меня! Чтоб вам всем сгореть и замерзнуть одновременно, сволочи!»

Когда придет мой черед, я буду реабилитирован за это трусливое: «Не меня!» Но сильно ли меня обрадует реабилитация? Сомневаюсь.

— Две бутылки «Оболони», пожалуйста, — говорит лысый. — Одну откройте.

— «Оболонь» теперь с пробкой на резьбе, — с ленцой сообщает продавец и тянется ко мне и моему соседу.

— Да знаю я эту резьбу, — бурчит лысый. — Плоскогубцами не свернешь. Откройте.

Последнее, что я вижу перед глотком воздуха и падением в преисподнюю — тянущийся к моей шее-пробке ключ с эмблемой «Оболони».

Трудно быть пивом…


Октябрь 2004.

Москва, Соколиная Гора.

Михаил Рашевский ЭТОТ СТАРЫЙ НОВЫЙ ГОД

— Оболонь! Оболонь, дружище, ты куда запропастился? — из-за вентиляционной решетки высунулась лохматая голова Михася. Борода воинственно вздыблена, сурово насупленные брови чайкой взлетают над переносицей, ноздри раздуты. Ух, какие мы грозные! Гневно зыркнул по сторонам, забормотал что-то маловразумительное и полез обратно в вентиляцию.

— Да здесь я, здесь, — крикнул я ему вслед. Если можно это назвать «криком». Скорее, «громким шепотом». — Тише, Михась! Давай скоренько ко мне!

— О! Что ж ты, тудыть твою растудыть, прохлаждаешься до сих пор в своей вотчине! — Михась неслышно спрыгнул на пол и тут же вторым прыжком очутился рядом со мной. — Наши уже почти все собрались, ждут, тык скаать, председателя, а он все от подопечных никак не оторвется. Бросай все к чер… эээ… к сарайникам вкупе с овинниками и полетели! Цигель, цигель, ай-лю-лю! Они тебя никогда не отпустят, их же тут миллион!

Ну, не миллион, конечно, а сто сорок душ будет. А если живность их домашнюю взять (тараканов и муравьев не в счет!), то и все две сотни наберется. И за каждым проследи, да паутину в узоры заплети, да коляску с дитем малым покачай, да конфорку под чайником забытым выключи, да ссору утихомирь. И что взамен? Стакан молока и горбушка хлеба? И то лишь единицы помнят. Мне эти «кисломолочные продукты» и «хлебобулочные изделия» как-то побоку, внимание и почет важнее. А все равно не бросишь. Свои ведь. Родненькие.

Ой, разве я не представился? Извинения покорнейше прошу, уважаемые. Оболонь. Домовой.


Да, домовой. А что тут такого? Между прочим, защитник. И совсем не пакостник. Ну, иногда, правда, проводим скопом (как это по-вашенскому) «сеансы групповой терапии». То есть, ежели совсем уж семья разваливаться начинает, и не помогают наши уговоры, тогда мы шумим. Ну, возмущаемся просто. Громко. Явно. И — помогает! А вы нас за это… как там… Поттер Гейтсами обзываете. И неправда. Никакие мы не Поттеры. Это у заграничных домовых такие клички. Может, вы «Портер» говорите, а мы не разбираем? Ежели «Портер», тогда ладно, тогда обзывайтесь. «Портер» мы любим. Здешний. Оболоньский. А за Гейтса еще ответите! Тоже какой-то иностранец, а вы тут им обзываетесь. Некультурно. «Вы еще не испытали счастья групповой терапии домовых? Тогда мы идем к вам!» Хе-хе.

Да уж. Повезло мне с домом. Привалило счастьицем. У других вотчина так вотчина — одноэтажные домишки, с подпольем и горищем. Одна-две семьи, все чинно благородно. И компания в придачу — овинник тот же, сарайник. Ежели повезет, то и вила перелетная захаживать в гости повадится. А здесь!.. Одно слово — новострой. Мой домишко уж больше трех десятков лет как снесли, а на его месте построили эту вот… малютку… И вместо одной семьи я получил тридцать. Мои собратья по несчастью разбежались по окраинам — в Теремки, на Красный Хутор, в привычные им домики. А я остался на свою голову. Каждый год говорю себе: «Хватит! Надоело! Я не выдержу!» И каждый год откладываю еще на год. Куда ж я от родненьких моих денусь?

Да еще и Головой всех киевских домовых выбрали. «Ты, — говорят, — на Оболони живешь, в пиве лучше всех разбираешься, значит — быть тебе пивочерпием». То есть на собраниях наших я пивом заведую. «Оболонью», конечно. Главный разливающий. Должность, скажу я вам, завидная. Главное — вкусная, хе-хе.

Вот и сейчас Михась, домовой с Подола, торопил меня на собрание. Новый год у нас, вот как. Это у вас, у людей он старым Новым годом зовется, а у нас просто — Новый год. Без Головы никак. А без пива тем более.

— Оболонь, ну полетели!

Ага, значит, ведунья на помеле привезла. Удачно. А то, ежели вот так вот вдвоем до урочища Чорторый самим добираться, то пока уговоришь ворон на остров Муромец Михася отвезти, весь голос сорвешь. Не тащить же его на своем горбу. Еще все перья попортит. А вороны еще и на праздник напросятся. А они крикливые — «гарадския», что с них возьмешь?

— Заждались тебя уже все! Шубин с Востока по подземным штрекам уже добрался. У него бочонок своего пива, говорит, у него лучше! Представляешь: у него — и лучше! Это же оскорбление нашей «Оболони»! И Монах с Запада на тучке прилетел. Угадай, что у него с собой?

— Пиво?

— Приз в студию! Угадай, что он говорит?

— Что его пиво лучше? — Я, наверное, проявлял чудеса магической догадки, раз Михась вновь всплеснул руками.

— Два приза в студию! И огурчик! Даже северные соседи пожаловали!

Я присвистнул. Давно уже со стольного града на далеком Севере не заезжали гости. Видать, прознали, что пиво наше вкуснее и живее их испорченного баночного суррогата, вот и примчались на своем Змие. Да, Новый год будет что надо. Вот только…

— Михась, подожди. Не могу я сейчас.

— А что такое?

— Да прислушайся ты, Нафаня (самое страшное нашенское ругательство).

— Хм… кошка. У нее — ожирение, и она думает, чтобы еще…

— Не то! — перебил я его. — В другой комнате.

— Ребенок. Маленький. Мальчик. Один. Один? А почему он один?

— В том-то и дело, Михась! Родители уложили его спать как обычно, а сами пошли в гости. Они и придут-то через два часа, вот только они уверены, что дитятко их спит. И не волнуются. Я попытался до них дошептаться, да сам понимаешь, как нынче трудно с этим.

— Понимаю. Так не спит он почему?

— Тарахтелка эта зазвенела. Родители забыли выключить, она возьми и зазвони. А я тогда далеко был, не смог ушки ребятенку прикрыть.

— Ах, незадача. Так не усыпил почему? Или квалихвикацию растерял?

— Ой, Михась, не спрашивай. Он видит нас.

— Та иди ты!

— Вот чтоб мне ни в жисть «Оболони» больше не попить! (Страшная клятва, честно-честно.)

— Выходит, не один Пахомыч. Ой, плохо-то как. (Пахомыч — старенький пьянчужка, живущий в подвале. Мы частенько приходим к нему погостить. Пивком угостим, в шахматы сыграем. Он нас почему-то «зелеными» обзывает и «чертятами». Пытался и другим про нас рассказывать, но, конечно, люди ему не верят. На его день рождения мы устроили кошачий концерт с хором, песнями и плясками. Да, веселиться мы умеем, хе-хе.) Представляешь, если они ВСЕ!..

— Типун тебе на язык!

Михась испуганно закрыл рот, да поздно. Правильно, нечего говорить глупости. Вот хай теперь с полчаса походит с прыщиком на языке.

— Овово, ню Овово!.. — шепелявил Михась.

Я коротко махнул рукой.

— Ой, спасибо. Извини, виноват. Так что же это получается, дорогие домовые, это ж теперь от людей совсем житья не будет!

— Не, я проверил. Только Славка видит. А меня он испужался. Ведь истинное видит!

— Ой, лишенько совсем! — Михась схватился за голову. — Это ж получается, что тебя он… клюв, лапы… хвост!

— О тож, — и мы вдвоем схватились за головы. Это для собственного удобства мы бегаем по стенам и лазим по вентиляционным решеткам эдакими маленькими юркими бородатыми старичками. Почти все из нашей братии совсем не людское обличье имеют. Кто — кошка здоровущая, кто — мертвяк с головой подмышкой, а кто и маленькое пушистое облачко. Про себя я вообще молчу. И тут меня осенило. — Постой. Михась, ты же такой и есть!

— Какой «такой»? — удивился он, но, видно, догадался уже: глазки забегали, ручки зашебуршились, борода дыбом начала подыматься.

— Миха-а-ась. — Я выудил из-за пазухи тот самый Бочонок. — Ну, выручи, Михась. Первому тебе налью до краев. До Нового года ведь три часа осталось!

Домовой засопел, надулся как старый мудрый крыс. Он то бросал взгляды на Бочонок, то на дверь комнаты, за которой один в темноте плакал от страха и одиночества малыш Славка. А когда плачут дети, нам, домовым, больно. И когда вы, люди, ссоритесь, нам очень плохо. Больно не только мне, «реестровому» домовому, сросшемуся с этим жилищем всем собою — больно всем нашим, кто в это время поблизости. Слова ваши колют, только не в кожу, а в душу. Вам хорошо, вы забываете быстро. А нам-то как, тем, кто заживляет раны от слов на душах израненных? Ведь это мы вас лечим. Своей добротой и словом верным. А еще молока с хлебом поставить в угол забываете… неблагодарные!

— Ну ладно, попробую, — Михась облизнулся в предвкушении праздника (а пиво ведь до самого праздника пить нельзя ни в коем разе — традиция-с!) и, заломив картуз, пошел прям по стене к детской. Я тихонько прокрался следом. Но выглядывать из стены не решился — а вдруг заметит меня Славка? Навострив уши, я прижался к самой стене. Вначале был слышен только плач, потом он мигом оборвался, остались только всхлипы. Да еще бормотание подольского домового.

— Ну что ж ты, мужик, разревелся? Или ты не мужик совсем?

«Дурень! — прошептал я ему. — Этому мужику только полтора года, он толком разговаривать еще не умеет!»

«Сам дурень! — прошептал в ответ мне Михась. — Самый что ни на есть мужик! Ему грустно просто. Он же выспался, ему играться хочется!»

— А вот вырастешь, Славка, сядешь на коня да как поскачешь в степи вольные, да как догонишь ветер! Вот цепляйся за меня… вот… держись покрепче… Н-но!

И погуркотело! По полу, по стене, по потолку. Сопение и «ржание» Михася разбавлялись прям-таки восторженными «ух!» и «гук!» Славки. И смехом. Радостным, веселым смехом, который благодатной патокой разливался по душе. Вот, запомните, люди: сорные слова нам делают больно, а смех — нас от вас лечит.

«Что они там делают?»

Я осторожненько выглянул из стены. Михась, посадив себе на закорки малыша, вовсю наяривал по комнате. Пробежался по полу, тут же, не останавливаясь, — по стене, оттуда — по потолку. Славка вцепился в бороду домового и аж повизгивал от восторга. Куда там папкины подбрасывания до потолка, когда тут по самому потолку бегаешь — и никто не падает! В слабом свете ночника выглядело все это более чем смешно, особенно, если посмотреть на лицо Михася. «Интересно, он со своими тоже так играет? А то чувствуется опыт, ой, чувствуется».

«Михась, а у тебя здорово получается лошадкой быть», — смеялся шепотом я.

«Ой, Оболонь, молчи! Расскажешь кому — обижусь сильно. Ты лучше придумывай, что бы еще такого сделать, а то чую — надолго меня не хватит. Славка только разошелся! А до Нового года уже меньше трех часов».

«Михась, мы все тебе благодарны будем. Ты пока придумай чтой-нить, а я с нашими пообщаюсь».

«Благодарны, — передразнил Михась. — „Оболонью“ расплатишься!»

«Да шоб мне сала с чесноком больше не нюхать!» (Тоже о-о-очень страшная клятва, правда-правда.)

И я, вылетев прямо к ведунье на помеле, которая привезла Михася, крикнул ей:

— Дара, бери в помощники ветер и лети к нашему урочищу. Зов кликни: «Все враз», они поймут! И быстрее, Дара!

— Ой, Голова, моргнуть не успеешь! — Ведьмочка, взвизгнув, сделала крутой вираж и умчалась к Днепру.

Моргнул я, правда, раза три. И тут же заметил их — сюда летела кавалькада ведьмочек, и у каждой на помеле сидели по двое-трое домовых. А кто-то добирался своим ходом. Вон Змий с северными гостями, вон на тучке целая делегация цыганских домовых с песнями и бубнами, вон и Шубин примостился — дым от его сигареты как из трубы паровоза. И вилы тут, и русалки весело чешуйчатыми ножками болтают, и одинокий упырь клыки ведьмочкам строит. Ой, ну праздник же будет! Давно такого наплыва гостей не было.

— Агов, Голова. Здрав буди, Оболонь! Многие лета! Спокойного дома! — каждый вновь подлетевший кричал приветствия. Я отвечал всем, здоровался. Гляди ж ты, почти все прибыли. И печерские здесь, и днепровские, и с Подола, и с Троешины. Да что говорить, прибыли даже с Пущей Водицы и Лесного.

Я как мог быстро объяснил ситуацию. Домовые, русалки, чугайстыри, ведуньи тут же включились в обсуждение.

И мы придумали.


— А вот смотри какие бульбашки красивые, — Михась сотворял из воздуха разноцветные мыльные пузыри. Славка хлопал в ладоши, смеялся и лопал эти шарики. С каждым хлопком по комнате растекался запах то клубники, то ромашки, то липы. Малыш и не думал утомляться. Конечно, столько интересного, такой дедушка маленький, бородатый и совсем не страшный, такие чудеса показывает. А вот сам домовой уже притомился.

И тут! Послышались звуки бубнов и гармошек — и из стены кружась в танце, с притопом и приплясом вышли цыгане. Маленькие домовые-цыгане. «Ай-нэ-нэ-нэ, ай-нэ-нэ!» И маленький, со Славку, мишка, и гитары, и разноцветные юбки. Малыш думал было испугаться, но через мгновение уже хлопал в ладошки и подпрыгивал на своем седалище. Это было так необычно! Сегодня был вечер чудес, вечер сказок. Хороших сказок. Цыгане закружились вокруг него хороводом. Потом откуда ни возьмись к нему прискакали пушистые мягкие кролики, дали себя пощекотать за длинными ушами, сами защекотали его невидимыми усами. Красивые тетечки с длинными черными волосами (ведуньи) закружили вокруг него смерчик из разноцветных листьев. Листья, кружась, мягко целовали малыша в ушки, в носик, в щечки. Он ловил их, разноцветных, но они уворачивались, играли с ним в догонялки.

А потом маленькое облачко подхватило его и, окружив собой, запросто пронесло сквозь стену. И совсем не холодно на улице оказалось, и совсем не страшно, когда под ногами такая высота. Облачко поднесло его к большой-большой птице. Нет, зверю. Нет, птице… птицезверю, вот. Поднесло и посадило на мягкие пушистые перья прямо за головой. Птицезверь взмахнул крыльями — и они полетели к звездам.

— О це! — сказал Славка, когда они проткнули пушистые облака, и в глаза им ударил свет далекого-далекого Солнца, заходящего за горизонт.

— Ух! — сказал малыш, когда тетеньки на метлах прилетели с ним в пещеру, и старенький дяденька, улыбаясь, показывал ему искрящиеся потолки и стены.

— Ого! — крикнул он, когда девушки с зелеными волосами, взяв его за руки, водили по воде.

— Орос! — сказал он, показывая на Дедушку Мороза и его оленью упряжку, спешащую домой на Северный полюс.

— Ау! — зевал он, когда все они подлетали к его родному дому.

— Фу-у-у-ух! — вздохнули мы все, когда, убаюканный колыбельной в сотню глоток, исполняемую тихо и акапельно, Славка чмокнул губами и закрыл глаза. Наполненный под завязку впечатлениями, малыш спал счастливым детским сном.

Чего только не сделаешь ради детей, правда, мамы?

Чего только не сделаешь ради того, чтобы побыстрее попить пива, правда, мужики?


— С Новым годом! — кричали мы, когда над далекой Лысой горой, где праздновали ведьмы, магические салюты взмыли в воздух.

— С Новым годом! — Домовые чокались пивом с вилами, чугайстыри уже целовали русалок, упырь рассказывал страшные истории домовятам, а феи пели песни овинникам и сарайникам.

Я, Оболонь, домовой и грифон в одном лице, щедро разливал пиво в подставляемые кружки. И не было ему конца в бездонной бочке. Шубин, северяне и Монах тоже открыли свои бочки, так что пир стоял горой. Вот в чем наша особенность — мы пьем так, что каждая новая кружка как первая. Хорошо!

Первую кружку я, конечно, налил Михасю. И мы первые с ним чокнулись пенным напитком.

А вот чье пиво лучше оказалось — этого я вам не скажу. Догадайтесь сами!

И вот уже…

Впрочем, это совсем другая история.

Может быть, когда-нибудь я вам ее и расскажу. Но не сейчас. Праздник ведь!

Я полетел.

Да, и еще одно. Люди, имейте совесть, не ссорьтесь в доме, где домовой живет. Это больно.

Лучше поставьте в уголок пива!

Какого? Я думаю, вы и так знаете.

Александр Шебанов «ЛИДЕР»

То, что любому нормальному наблюдателю показалось бы огромной грудой металлолома, неслось сквозь бездну пространства. Впрочем, конструкторы, создавшие это чудо, считали иначе. По их мнению, это был межзвездный корабль, обладающий идеальной формой для путешествия в гиперпространстве — той самой бездне, сквозь которую данный шедевр человеческой мысли возвращался домой. Как бы там ни было, это металлическое чудище являлось транспортом для первой экспедиции за пределы Солнечной системы.

Сама возможность наконец добраться до иных планетных систем поражала воображение. Хотя бы поэтому экспедицию оснащали по самому последнему слову техники, не жалея сил и средств. Все десять человек экипажа были общепризнанными гениями. Но все это не помогло проходить полету так, как планировалось. Спустя всего полчаса после первого выхода в гиперпространство, главный реактор стал выдавать процентов на пятнадцать больше мощности, чем должно было быть по теории. Связались с Землей, целых три дня проверяли расчеты — ошибок не нашли. Реактор работал стабильно, вполне адекватно реагируя на управляющие команды, но упорно производил немного больше энергии, чем планировалось. После долгого совещания было принято решение продолжить полет.

Потом все забыли о странностях реактора, потому что начались проблемы с автоматическими дверями, которые открывались и закрывались в любой момент, но только не тогда, когда это было нужно. После устранения неисправностей в системе блокировки дверей начали сохнуть растения в гидропонической оранжерее… И так далее и тому подобное, без конца. К началу второго года полета экипаж уже привык к неожиданностям. Больше уже никто не удивлялся тому, что даже самые простые приборы без видимых причин могут перестать работать. Люди с ангельским терпением отправлялись за необходимым в самые дальние уголки корабля, оставив тщетные попытки навести порядок.

И вот тогда случилась первая настоящая беда — врача на складе придавило контейнером. Его освободили от груза и в крайне тяжелом состоянии поместили в криокамеру. Только огромная значимость экспедиции не позволила повернуть корабль назад.

А затем в результате взрыва погиб человек. Краткое расследование показало, что произошло самовозгорание топлива для вездехода. Вероятность этого события учеными оценивалась как одна стотысячная, примерно такой же была возможность несвоевременного срабатывания системы пожаротушения. Однако результат был налицо.

После этого происшествия к кораблю прилипла кличка «Аутсайдер». Через некоторое время его официальное название, «Лидер», было забыто всеми. Самое странное, что дольше всех этому веянию сопротивлялся не капитан, как можно было бы предположить, а один из физиков.

К середине второго года пути экспедиция прибыла к своей цели — системе с планетой земного типа. Как выяснилось, тот самый взрыв, что убил человека, повредил и все исследовательские автоматы. Починить их в корабельных условиях не представлялось возможным. Самое удивительное, что до самого прибытия в систему никому не пришло в голову их проверить. Вместо автоматов на планету в специальном модуле отправились люди — пять человек.

Но бедствия не оставили экипаж и на планете. Через неделю после прибытия биолог увлекся исследованиями и провалился в какую-то яму. Он только успел схватиться за ее край и повис, не в силах вылезти. Только один человек оказался достаточно близко, чтобы прийти на помощь. Однако ему фатально не повезло — он споткнулся о камень и на глазах остальных землян вместе с биологом полетел вниз.

После этого командир принял решение возвращаться на Землю, о чем уведомил экипаж. Больше сообщений с планеты не поступало. С помощью телескопа люди, оставшиеся на корабле, обнаружили огромную воронку примерно там, где был посадочный модуль в момент последнего эфира. Было очевидным, что это «работа» метеорита. Вероятность его падения была чрезвычайно мала, но ведь это «Аутсайдер»…

Добраться до планеты было не на чем. Впрочем, уже никто не хотел рисковать. Остатки экипажа, посовещавшись, приняли решение возвращаться. Корабль ушел в гиперпространство и направился к Земле.

Обратный полет тоже не отличался особым везением, но все-таки больше никто не пострадал. Физически, по крайней мере. Но морально экипаж был на грани гибели.

Единственный оставшийся физик, Степан Витенко, заперся в лаборатории и откровенно пил свое любимое пиво «Оболонь», которое умудрился протащить на корабль в огромном количестве в качестве личного багажа. Хорошо еще, что он больше никого не пытался напоить им, как было сразу после первой трагедии. Тогда Степан провел целую рекламную акцию «Оболони», уверяя всех, что это единственное пиво, которое не утратило своих качеств за последние двести лет. Он даже совал всем под нос спектральный анализ любимого пива и основных его конкурентов. Но больше никто из экипажа спиртное не употреблял. Именно Степан долго не мог смириться с повальным переименованием корабля в «Аутсайдер». Слово «Лидер» ему было гораздо ближе, потому что так назывался крупнейший поставщик «Оболони» на межпланетном рынке. И вот где-то в начале обратного пути Степан все-таки сдался и в первый раз назвал корабль не родным именем…

Впрочем, физик не был единственной проблемой. Техник Вильям Тримен вечно находился в каком-то странном состоянии. Он приходил в свою каюту только спать. Все остальное время Вильям шатался по кораблю, не отвечая на вызовы. Словом, это был какой-то призрак, питающийся неизвестно чем, непонятно где находящийся и чем занимающийся.

Примерно так думал Виктор Стежков, навигатор корабля, исполняющий обязанности капитана. Он сам был в жутком состоянии — хроническое недосыпание и постоянное напряжение высосали все его силы. Сейчас Виктор уже в шестой раз просчитывал поправки, которые необходимо было внести в курс, чтобы вернуться домой. Закончив свое занятие, он внимательно посмотрел на голограмму корабля, висящую в центре кабины управления. Все основные узлы светились приятным зеленым светом, сигнализируя об отсутствии неисправностей. Вздохнув, Виктор собрался встать и отправиться отдыхать в капитанскую каюту. Неожиданно раздался сигнал вызова. Ничего подобного не было уже почти месяц, поэтому он с удивлением посмотрел на свой коммуникатор. Вызов шел от Вильяма. Легкое нажатие клавиши и из коммуникатора полилась быстрая речь:

— Привет, Виктор. Слушай, у нас серьезная проблема. Необходимо выйти из гиперпространства.

— Что случилось?

— Сейчас мы со Степаном придем и объясним. А пока приступай к выходу.

Если бы эти слова были сказаны другим тоном, то Виктор, наверное, просто проигнорировал бы их и пошел спать. Но все звучало слишком серьезно, и поэтому он снова сел в капитанское кресло и начал вводить команды для выхода.

Вильям со Степаном прибежали в кабину управления минут через пять, когда Виктор уже заканчивал.

— Долго до выхода?! — нетерпеливо выкрикнул физик, едва появился в комнате.

— Минут десять, — на редкость спокойно ответил Виктор. Он как раз ввел последнюю команду, поручив операцию выхода автопилоту.

— Долго, слишком долго. Можем не успеть, — также возбужденно прокомментировал Степан, буквально упав в кресло.

— Опять напился? Ну что мне с тобой делать… Сейчас отменю…

— Нет! Да стой же ты, дай хоть отдышаться… В общем, у нас проблемы с силовым экраном… Что-то с сверхпроводящими катушками. Степан лучше может объяснить, — вступил в разговор Тримен, до этого боровшийся с захватами своего кресла.

Громкий сигнал возвестил о том, что до выхода из гиперпространства осталось пять минут. Почти сразу за ним раздался сигнал тревоги, предупреждающий об опасном нагреве носовой части корабля.

— Началось! Кто-нибудь умеет молиться? Теперь самое время! А я лично глотну немного пивка… Никто не хочет?

Я так считаю — если уж умирать, так с пивом, чтоб веселее было.

С этими словами Степан достал откуда-то бутыль собственной конструкции, приспособленную для питья в любых условиях вплоть до полной невесомости. Отрицательные жесты окружающих подсказали ему, что пить он будет один. Впрочем, Степан, похоже, не очень сильно от этого расстроился, с энтузиазмом взявшись опустошать емкость.

Пару минут Виктор просто понуро смотрел, как Степан поглощает пиво, прежде чем задал мучившие его вопросы:

— Вильям, объясни мне, наконец, что происходит? Зачем нам выходить в обычное пространство, нам же лететь осталось всего пару дней?

— Понимаешь, Степан обнаружил какую-то странную область впереди. В общем, мы не сможем пройти. Хорошо еще, если успеем вынырнуть.

— Это точно?

— Да точнее быть не может. Я лично проверил.

— Внимание! Всем приготовится к выходу из гиперпространства. До окончания маневра — десять секунд, — вмешался в их разговор автомат.

— Может, пронесет? — с надеждой пробормотал Степан, по-видимому успевший осушивший свое литровое творение.

На цифре «четыре» корабль начало немного трясти, а автоматические сообщения посыпались, перебивая друг друга:

— Предупреждение! Критический нагрев…

— Три…

— Опасность! Силовое поле снято…

— Два…

— Тревога! Носовая обшивка…

К этому моменту тряска грозила выкинуть людей из захватов кресел. В такой ситуации обычно крайне болезненный удар межпространственного перехода показался ничем не примечательным тычком. Никто бы его и не заметил, если бы вслед за ним тряска не исчезла. Последовала фраза автомата, которая показалась словами ангела:

— Выход завершен…

Воцарилась мертвая тишина. Такая же была на протяжении всего обратного полета. Могло показаться, что с кораблем ничего не случалось, если бы вся носовая часть на голограмме не светилась тревожным красным огнем.

— Прилетели… Интересно, куда, — проговорил потрясенный Вильям.

Он освободился от захватов, поднялся и побежал — очевидно, проверить состояние передней части корабля.

— Ну, так что там с гиперпространством? — будничным тоном спросил Степана Виктор.

— Вить, да просто ерунда какая-то… В общем, зона повышенной температуры. Уже сейчас корпус нагревается слишком быстро, а по моим расчетам до центра еще довольно далеко. Носовые катушки не могут создавать поле — они просто теряют сверхпроводимость. Мы даже не сможем снова прыгнуть — разогрев корпуса от прыжка и так почти критический. Обычно он быстро остывает. А сейчас, наоборот, стремительно продолжает греться.

— И что делать?

— Нужно узнать какие мы получили повреждения. Больше ничего сказать пока не могу.

Томительные минуты ожидания прервал вызов Тримена:

— Плохо дело. Вся носовая часть расплавилась. Накрылись все сверхпроводящие катушки, что были спереди, так что о гиперпрыжке пока можно забыть.

— Возвращайся. Нам надо кое-что обсудить, — проговорил Степан, странно сверкая глазами. Впрочем, по мнению Виктора, иного и не стоило ожидать, учитывая количество выпитого.

Когда трио снова собралось вместе, физик познакомил их со своей идеей. Вильям выслушал все с непроницаемым видом, словно это его не касалось. Стежков же постоянно ёрзал, но все-таки дождался конца, не перебивая, лишь потом начал громко высказывать свое мнение.

— У тебя что-то не то с головой… Ты что, совсем спился? Ты предлагаешь сделать сверхпроводник из пива?!! — последние слова он выкрикнул, не в силах больше сдерживаться.

— Спокойней, Вить. Нет, не из пива, просто с его помощью. Это наша совместная разработка с Григорием. Он, как ты, наверное, помнишь, был биологом, я бы сказал, великолепным биологом. Григорий разработал особый тип микроорганизма, который способен собирать атомы в определенной последовательности, а я придумал структуру, которая по своим характеристикам является лучшим сверхпроводником на сегодняшний день. Мы окончили эту разработку уже на корабле где-то на половине пути к планете.

— То есть вирус просто создает решетку. А пиво-то тут при чем? Чтобы обмыть создание?

— Это не вирус, впрочем, тебе простительно этого не знать. Пиво, а если быть точным, светлая «Оболонь» представляет собой идеальную среду для размножения этих микроорганизмов, но убивает все остальные, включая твои любимые вирусы. В общем-то, это уже моя идея. Там есть все необходимые для их роста микроэлементы, а, кроме того, нет никаких тяжелых материалов и химических элементов, убивающих их и загрязняющих будущую структуру…

— Полнейший бред! — резко оборвал Виктор рекламную тираду Степана.

— Почему ты так предвзято относишься? Ты же не разбираешься в этом!

— У нас же полно других материалов! Зачем нам твое пивное чудо? Вильям, ну что ты молчишь? Да скажи ты ему!

— Что ему сказать? Я точно знаю, что расплавившиеся катушки были из самого лучшего сверхпроводящего материала, который у нас есть. А без них мы не сможем создать достаточно сильное поле, чтобы отразить агрессивную среду гиперпространства. К тому же, мы все еще в этой странной области. Я думаю, что это наш единственный шанс.

— То есть ты сговорился со Степаном?

— Почему сразу сговорился? Почему вы все так плохо думаете об ученых? Почему вы такого плохого мнения о людях?

— Кто это мы?

— Начальники. Ты такой же твердолобый, как и все те на Земле. Абсолютно ничем не лучше нашего покойного капитана.

— А при чем здесь Джон?

— При чем? Он — главная причина того, что этот корабль — «Аутсайдер».

— Никто не виноват! Это просто набор трагических случайностей!

— Трагических — может быть. Но насчет случайностей ты не прав. Все было вполне закономерно!

— Почему?

— Негласное расследование, которое я провел, показало, что взрыв был вовсе не случаен. Ли Юнг просто пытался придумать новую формулу топлива. Это ему почти удалось. По крайней мере, мощность у него была явно больше, чем было рассчитано в нашей системе пожаротушения.

— Но он же техник! Он должен был просто сидеть и ждать высадки!

— Так же думал наш капитан. Конечно, о мертвых либо хорошо, либо… Но тут такой случай… Видишь ли, Джон, может быть, хорошо умел отдавать команды, но психологом был ужасным. О чем вообще думали на Земле, назначая на должность капитана солдафона? Этот наш умник прямо в лицо Юнгу заявил, чтобы тот занимался своим делом и выбросил из головы глупости. Так сказал! А потом добавил: «Это приказ!» А парень на самом деле мечтал стать химиком… Вот он и стал работать в обход правил. Не удивлюсь, если наш доблестный медик хотел помочь ему и пошел на склад принести нужный реактив. Просто плохо был закреплен контейнер…

— Да что ты такое говоришь!

— Что узнал. А вообще, думаю, что не было никакого метеорита. Кто-то тайком наполнил один из баков вездехода супертопливом, и тот взорвался. Только двое погибли из-за настоящих случайностей, да и то можно поспорить. Но все остальное — однозначно неправильное руководство. Как вы не поймете, что нельзя командовать интеллектуально развитыми людьми. Мы не солдаты, которые должны четко исполнять любое распоряжение. Нельзя заставить нас делать то, что мы не хотим!

— Что ты так нервничаешь? Ты же всегда был…

— Вот именно — был! Что скажут — то и делал… Но мне это надоело! Я лучше знаю, как делать мою работу! Ну почему вы все так любите всюду лезть со своими советами и приказами, даже когда ничего не соображаете?! Мало вам было жертв? Еще хотите?

— Да ладно, успокойся, я верю, что вы лучше… Постой, а как же неполадки?

— А когда их не было? Это же первый полет! Виктор, ты, может быть, самый лучший навигатор Земли, но в технике и физике почти не разбираешься. И не стоит лезть! В общем, кэп, идите лучше спать, а мы со Степаном пойдем растить новые катушки.

Сверхпроводящие контуры, которые должны генерировать защитное силовое поле, через неделю были закончены. Еще пару дней понадобилось на прикрепление их к оплавившемуся корпусу и подсоединение к энергосистеме корабля. Наконец, все было готово к запуску.

Виктор появился в кабине только после прямого вызова.

— Все готово? — спросил он первым делом.

— Все катушки установлены, — уклончиво ответил Вильям.

— Сколько нам лететь до центра аномальной зоны? — задал новый вопрос навигатор, внимательно глядя на зеленое соцветие носовой части. Вроде бы все было в порядке.

— Что-то около пяти минут.

— Слушай, Степ, а у тебя есть с собой лишняя бутылочка «Оболони»? — неожиданно спросил Виктор.

— Нет, но могу принести, — удивленно ответил физик.

— Давай, неси скорее. Как ты там говорил: если уж погибать… Мы лучше немного подождем, глядишь, проживем лишние десять минут.

— Зачем так пессимистично-то, — задумчиво спросил техник, глядя на убегающего Степана.

— Чтобы жизнь медом, — улыбаясь чему-то ответил Стежков.

Минут через пятнадцать физик вернулся, неся с собой целую упаковку бутылок. Он дал одну Виктору, а другую протянул Вильяму. Удивительно, но никогда не пьющий Тримен взял пиво.

— Ну что, ребята, как говорится, поехали, — двусмысленно выразился Виктор.

— Пора домой, «Лидер»! — раздался чей-то радостный голос прежде, чем удар возвестил об исчезновении корабля из обычного пространства.

Юлия Остапенко МАВКИНА БЛАГОСТЬ

— Да нет там мавок никаких!

— А я говорю, есть!

— Ты их видал, что ль?

— Не видал, а правду говорю, что есть!

Спорили корчмари рьяно, сверкая очами и погромыхивая кружками по столешнице. Пьяненький мужичок, сидевший у хозяйского стола, подперев заросшую щеку кулаком, сонно и заинтересованно моргал. Иногда щека с кулака соскальзывала, мужичок вздрагивал, и на мгновение его хмельной взгляд прояснялся — тогда он, кажется, прислушивался к спору с особым вниманием.

— Если нет, то куда народ пропадает? Кто б не пошел — поминай как звали! Кто еще, если не мавки?

— Да почем знать! Может, упырь или леший, всё один черт!

— Да откуда тебе леший в оболони? Оболонь — она ж мавок, да русалок, да водяников юдоль.

— Ну, значит, русалки или водяники. Что ты уперся — мавки да мавки?

— Да все знают потому что! И чего бы мужикам туда повадиться, если не мавки? С водяником, что ль, под луной ворковать?

Мужичок понимающе хохотнул и снова соскользнул щекой с кулака. Корчмари на мгновение умолкли, переглянулись, потом продолжили как ни в чем не бывало.

— Тебя послушать, так все мужики только и мечтают, как с мавкой траву помять.

— А ты будто не мечтаешь.

— Тьфу на тебя! На что она мне сдалась? Спереди еще ничего, а сзади-то — спины нет, одни кишки торчат.

— Да кто просит за спину ей заходить, дурень? Только тебя мавка и близко не подпустит. Они знаешь какие… ей надо, чтобы люб был.

— Много ты знаешь!

— А знаю!

— Да откуда, если не вернулся никто еще с оболони?!

— Вправду, что ли, не возвращаются? — наконец вмешался Лаврин. Пьяненький мужичок обиженно вскинулся, будто искренне верил, что представление дается для него одного. Корчмари, напротив, развернулись к молчавшему доселе посетителю с самым любезным видом.

— Как есть, — уверенно сказал тот, что постарше, и выразительно стукнул кружкой о стол, так что пивная пена заколыхалась. — Все, как один. Кто пошел в сторону оболони — поминай как звали. Ни один не воротился.

— И правильно, — оживленно кивнул молодой корчмарь. — Мавка-то, охмурив, сонную болезнь напускает. Очнется поутру добрый молодец — а памяти ему убыло. Что случилось? Как произошло? Уж про корчму-то нашу не припомнит, так и знай! Ну и про остальное тоже, а то пойдет разговоров — мавки, они ж на людях все из себя скромницы, — он подмигнул Лаврину и поднес кружку к губам, окуная усы в пену.

— Откуда же известно, что мавки любят живых мужчин, если никто наутро ничего не помнит? — спросил Лаврин.

Старший корчмарь уважительно склонил голову, молодой посерьезнел. Пьяненький мужичок, ничего не понимая, тревожно перебрасывал взгляд с одного на другого к третьему.

— В корень зрите, милостивый государь, — уважительно сказал старший. — Никак ученый будете?

— Летописец, — не без легкой гордости, впрочем, нисколько не кичась, ответил Лаврин. — Хожу по свету, собираю легенды и сказания.

— А правда-матушка вас не заботит?

— Правда — она ведь каждому своя видится.

— Верно, — кивнул корчмарь. — А я вам вот что скажу: попросту люди болтать не станут. Хотя тут кое-кто. — Острый корчмарьский локоть врезал в тощие ребра младшего товарища, от чего тот охнул, поперхнувшись пивом, и погрозил побратиму кулаком, — поклеп возводит. А только бывают люди, что против чар нечистых выстоять могут. Вот от них-то и сказ весь идет. Верить им, конечно, нельзя… но разве проверишь?

— И проверишь! — возопил вдруг пьяненький мужичок, резво вскакивая с насиженного места. Видно, его вконец разобидело, что господа беседующие не обращают на него ровным счетом никакого внимания. — Еще как проверишь! Я вот пойду и посмотрю! На мавок ваших! И всю правду скажу… как есть!

— Скажешь, — ухмыльнулся младший корчмарь. — Прям в оболони рожей в тину — хлямс! Так и скажешь.

— Не стоит, милостивый государь, — покачал головой старший. — Как бы там ни было, а вправду никто еще с оболони не вернулся. Местных спросите, коли мне не верите — не ходят туда. Мавки — не мавки, а гиблое место.

— Пойду, — упорствовал мужичок, видимо, и в самом деле достаточно пьяненький. Лаврин смотрел на него с помесью любопытства и жалости. В мавок он, положим, не очень и верил, но справедливости слов младшего корчмаря отрицать не мог — упадет бедолага лицом в трясину, еще задохнется, неровен час. Но мужичок, кажется, не на шутку разошелся — вскочил, стал искать шапку, даром что темнело на дворе.

— Пивка хоть глотни на дорожку, — вздохнул старший корчмарь, незаметно подсовывая кружку ближе. — Хорошее у меня пиво… славное! Не раз, бывало, возвращались посетители с дороги, добавки просили…

Мужичок на миг заколебался, потом отчаянно махнул рукой, едва не врезав Лаврину по носу.

— Время не терпит, корчмарь! Мавка меня заждалась!

— Ну иди, — переглянувшись с товарищем, вполголоса молвил корчмарь. И только дверь скрипнула на петлях, побратимы повернулись к Лаврину, оставшемуся единственным посетителем: — А что, может, вы пивка желаете?

— Благодарствую, не пью, — твердо ответил тот.

— Обяжете, — заелозил младший, — сам варил, душу вкладывал. На тысячу верст отсель такого пива не сыскать! Хоть попробуйте!

— Не пью, — совсем уже холодно повторил Лаврин. — Молока дай.

Корчмари помрачнели. Лаврин привык к такому приему: где это видано — чтоб здоровый мужик и не пил? Но он-то знал, как важно летописцу сохранять ясность ума и твердость руки — не менее важно, чем воину. Понаписываешь чего на хмельную голову, а потом окажется, что все это тебе спьяну привиделось — перед людьми потом стыдно, а то еще, бывало, и поверят… В глубине души Лаврин подозревал, что своим появлением в народных пересудах мавки и прочая нечисть обязаны именно хватившим лишку летописцам…

Посидел он еще, молока теплого попил, и уже совсем темно стало, когда дверь шумно распахнулась, и в корчму ввалился давешний мужичок — растрепавшийся, раскрасневшийся, с безумными глазами и расхристанным воротом.

— Корчмарь! — завопил он с порога. — Корчма-арь! Пива!!!

Повторять не пришлось. Засуетились, забегали. Подсунули было лавку, но мужичок не присел — выхватил из протянутых рук полную кружку, выпил залпом.

— Дивное пиво у тебя… дивное! — промямлил он, не глядя бросил на прилавок горсть монет и, шатаясь, побрел назад.

— Эй, сударь! — крикнул ему вслед младший. — Так что, был в оболони? Мавку видел?

Мужичок остановился в дверях, полуобернулся через плечо, так, что видать было только один хитрый глаз, хихикнул. И — поминай как звали.

Корчмари со значением помолчали. Лаврин чесал затылок.

— Дела-а… — протянул старший и принялся протирать опустевшую кружку.

Лаврин бросил взгляд за окно. Тьма стала непроглядной — глаз выколи.

— А что, далеко ли до оболони? — спросил наконец.

— К западу две версты.

Лаврин промолчал. Искушение было сильным. По крайней мере, он воочию видел, что с оболони все-таки возвращаются. Правда, нельзя было утверждать с уверенностью, что давешний мужичок до нее добрался. Может, все это время в десяти шагах от корчмы пролежал рожей в грязи. Хотя нет, грязи-то на его физии Лаврин не заметил, да и на одежде тоже…

Лаврин встал, нарочито решительно, чтобы самому не передумать.

— Пивка, — тут же предложил младший корчмарь. Лаврин отмахнулся.

— Ночка-то лунная, — многозначительно проговорил старший.

— Вижу, — сказал Лаврин и вышел вон.

Ночка выдалась не только лунная, но и весьма прохладная — пришлось поплотнее запахнуть тулуп. Дело шло к осени, ветерок резво гнал по небу мелкие вихрастые тучи, гнул верхушки деревьев. А еще — тянул с запада тухловатым запашком болот. Самая пора с мавками знакомиться — они такие ночки страсть как любят.

Дорога на запад была широкая, но заброшенная — видать, раньше, пока река не заболотилась, тут торговый тракт проходил. Лаврин шагал быстро, что-то про себя насвистывая. Вокруг ни души, даже зверье ночное сидело тихо — еще не наступила его пора, к полуночи дело только шло. Лишь ветер баловался в ветках да шаги Лаврина шуршали в сухой траве.

Пройдя шагов двести и выйдя на освещенный участок, где деревьев поменьше, Лаврин остановился и закурил трубку. Повернуть назад было еще не поздно. Впрочем, случалось ему и не в таких местах ночами гулять. Помнится, когда про ходячих мертвяков писал, пришлось переночевать на погосте, у свежих могил. И правда, ходили там — ленивые и недалекие, орали дурными голосами, все как в народе сказывают. Только потом оказалось, что это местные крестьяне надрались по случаю чьей-то свадьбы да от общей толпы отбились. А был бы пьян тогда Лаврин — небось, и правда бы написал: «Как есть, видал ходячих мертвяков».

Он докурил трубку, потом еще одну, потом филин заухал. «Ну, пора», — решил Лаврин и пошел дальше.

Заболоченная речная пройма была узенькой и извилистой, берега сплошь поросли осокой. Деревья по сторонам реки чахли и подгнивали — этак еще пару годков, и будет тут непролазная топь. Лаврин попробовал землю перед собой, потопал сапогом, боясь увязнуть. Вроде бы твердо, да и кочек много, и недалеко они — если что, перескочить можно. Белая, как гной, луна торчала прямо над головой, заливая оболонь нездоровым ровным светом. Лаврин поежился и в тот же миг услышал тихое, низкое завывание.

«Она», — подумал он, хотя не знал даже, на кого подумал — на мавку, русалку или просто нечисть. Завывание повторилось — медленно, тоскливо, будто бы вопросительно. Выла женщина, причем не сказать что совсем уж неприятно — будто колыбельную ребятенку вела. Только ребятенок — нечистый, и колыбельная — бесовская, а так даже почти красиво, душевно.

— Уууу-уу-у-умммм… — задумчиво протянула нечисть, и тогда только Лаврин ее увидел. Увидел — и не пожалел, что поперся ночью на оболонь.

Мавка стояла в осоке, как есть голая, в траве по бедра, но все было видно и так. Длинные, перевитые водорослями волосы облепляли мокрое тело, впрочем, не очень-то это самое тело скрывая. Груди налитые, талия — что твоя иголочка, вся из себя девка ладная, как березка, лицо — ясно солнышко, от улыбки сердце поет. Может, и правда со спины кишки торчат, но спереди-то, спереди… Загляденье, одно слово. И чего топиться пошла, дура, непонятно.

— УУУУУУ, — повторила мавка и улыбнулась призывнее. — А кто тут забрел в мою оболонь, а-а-а?

«Сейчас гребень попросит, волосы чесать, — лихорадочно припомнил Лаврин. — Надо ей гребень отдать. Дам — и бежать. Все, видел. Сказание напишу. Или целую повесть! Сейчас попросит и…»

— А иди ты ко мне, добрый молодец, — посмеиваясь, сказала мавка и потянула к Лаврину белые руки. Добрый молодец растерялся — гребень девку явно не интересовал.

— Так это… — как все летописцы, Лаврин, особенно в ответственные моменты, был малость косноязык. — Так я ж…

— А иди ты ко мне и потешь девоньку, — пропела мавка и двинулась ближе. Лаврин дал бы дёру, но ноги будто в землю вросли, а мороз кожу сдирал живьем. Мавка плыла к нему над осокой, кажется, не ступая даже ногой на грешную землю, и до того она была хороша и так улыбалась Лаврину, что ему почти расхотелось бежать от нее за тридевять земель, хотя знал, что надо.

— Сгинь, — прошипел он. — Чур меня, нечистая, сгинь… пошла… Хочешь гребешок?

— Хочу-у, — пропела мавка. — Ой, да развяжи завязочки на портках да покаж мне свой гребешок, родимы-ый…

Белые руки коснулись заиндевелых мужицких плеч, и пропасть бы тут летописцу Лаврину с концами, если б мавка вдруг не изменилась в красивом лице и не отскочила назад, как-то неуклюже для нечистой силы.

— Ай! — взвизгнула она — визжать, оказывается, умела не хуже, чем выть. — Это что?!

— Где? — рассудительно спросил Лаврин, приходя в себя.

— Вот! Ты! Ты кто такой?!

— Я?.. Лаврин-летописец… сказания собираю… пришел вот глянуть на мавку…

— Я спрашиваю — ты кто такой?! Чьих рук творение?!

— Божеских, — совсем уж растерялся Лаврин.

— Врешь! — пискнула мавка. — Не человек ты! Людского духу от тебя не чую! Говори, кто такой!

— Как не человек?! — опешил летописец. — А кто ж я, по твоему?!

— Почем мне знать? Может, ты нежить какая!

— Сама ты нежить! — обиделся Лаврин. — Чего ты меня боишься тогда, ты ведь тоже от черта?

— А вдруг ты упырь! Ай! Не подходи! — мавка юркнула назад в осоку и присела, только испуганные глаза блестели среди травы. Ларвину стало неловко — ни за что ни про что напугал девушку.

— Да живой я, — успокаивающе сказал он.

— Как живой, если духу людского нет? Не буду я любиться с нежитью!

— Что значит — духу людского нет?

— А нет! Все мужики-человеки, что ко мне приходят, одинаково пахнут. Пряно так, духмяно, хмельно… А ты нет! Ты незнамо как пахнешь. Не подходи!

— Да я… — Лаврин едва не плакал. Хороша ведь девка, как маковка, и гребень не просила, и любить хотела — вишь, запах ей не понравился! Нежная какая!

Хотя… что-то кольнуло Лаврина изнутри — так всегда бывало, когда ему на ум особенно хорошая мысль соизволивала заявиться.

— Погоди-ка! — ахнул он. — Дух, говоришь, людской да от всех одинаковый? Пряный да хмельной?

— Кисло-сладкий, — жалобно уточнила мавка из осоки.

— Так это ж пиво! — хлопнул себя по лбу Лаврин. — Они ж все надираются для смелости, прежде чем к мавкам тащиться! А ты, бедняга, небось дальше своей оболони нигде и не бывала?

— Не бывала, — застенчиво подтвердила мавка. Лаврин вздохнул.

— Ну а что, коли запахло б от меня людским духом, взяла бы мой гребешок? — многозначительно спросил он. Мавка совсем засмущалась, даже глазенки потупила — блестеть перестали. Молвила тихонько:

— Взяла бы… только ты ж нежить… чур меня…

— Сама нежить, — беззлобно повторил Лаврин. — Жди меня, девица, скоро вернусь.

И, насвистывая, бодро зашагал к тракту.


— Сто девяносто пять, сто девяносто шесть, сто девяносто семь, — подвел черту Федот-корчмарь. — Трех монет для ровного счета не хватает.

— И то неплохо, — сказал Яшка-пивовар, любовно сгребая свою долю в кошель. — Прибыльный выдался месячишко. Хоть и народу было мало.

— Да уж. Все пиво твое, Яшка. Ох и славное пиво…

— Не только оно, не только, — посмеиваясь, ответил тот. — Мавке спасибо скажи — пили б они, коли не она…

— А кто его знает, — корчмарь пожал плечами. — Может, и пили бы, а может, и не пили. Тут дело такое — может, просто пиво хорошее, а может, действует…

— Никак ведь не узнать, — вздохнул Яшка и, успокаиваясь, потряс монетами. — Звук-то сладостный…

— А то… — ухмыльнулся Федот, и тут в корчму вошел давишний летописец. Глаза у него блестели так, как обычно блестели глаза у тех, кто забегал в корчму с оболони.

— Пива! — гаркнул он.

— Ах, чудоньки! — всплеснул руками Федот. — Созрели, милостивый государь? А мы уж и не чаяли! Ну как, видели мавку?

— Пива! — угрожающе повторил летописец, и Яшка сунул ему полную кружку. Мужик выдул залпом, даром что щупленький на вид, смахнул с губ пену, рыгнул.

— Чудное пиво, — пробормотал он, кажется, о чем-то своем, — дивное пиво… эх, мавка… подумать только…

— Еще? — услужливо осведомился Яшка.

— Еще!

Было потом «еще» и «еще», раза четыре.

— Хватит, — внезапно протрезвел летописец. — Сколько с меня?

— Три монетки всего-то, милостивый государь.

— Живодеры. Дорога ты, мавкина благость… — проворчал тот, отсчитывая требуемое. Его уже пошатывало — с непривычки, видать. До двери он как-то добрался, ну а дальше — только молиться за него.

— Сто девяносто восемь, сто девяносто девять, двести, — удовлетворенно пересчитал Федот и бросил одну монету Яшке. — Лови.

— А чего одна только?..

— Про Ксеньку не забудь.

— А-а…

— Вот тебе и «а-а». Иди лучше, деньги спрячь, а то опять спьяну потеряешь.

— Да когда это я спьяну деньги терял?

— Прошлой весной. Запамятовал уже?

Корчма была пуста, карман — полон, а корчмарь с пивоваром — довольны сверх меры. Потому когда через четверть часа в закрытую на ночь дверь настойчиво постучали, не покрыли припозднившегося бранью, а любезно отворили.

— Заходи, Ксенька, обогрейся, — радушно сказал Федот. — Я уж и беспокоиться стал.

Голая девка неземной красоты заскочила в избу, дрожа от холода, лязгнула зубами.

— Холодрыга! — пожаловалась она. — Дайте хоть срам прикрыть, ироды! А вы тоже хороши — двух подряд посылать!

— Вот, Ксенечка, держи, — подоспевший Яшка, ухмыляясь, накинул на точеные девичьи плечи тулуп. Девушка подбежала к огню, плюхнулась на скамью, подобрала под себя пиво босые ноги и принялась энергично вытряхивать водоросли их распущенных волос.

— Что, замучил тебя летописец? — участливо спросил Федот.

— Какое там? — фыркнула Ксенька. — Я ждала, ждала, в осоке сидела, вся издрожалась. А он приперся, улыбнулся глупо — и рожей в тину. Дрыхнет лежит! Ну, я его на спину перевернула, чтоб не задохнулся, и домой.

— Добрая душа, — хмыкнул Яшка.

— Оно и лучше — проснется, решит, что я болезнь сонную на него напустила.

— Ну дык, как всегда…

— А ты не ухмыляйся, Яшка, налей лучше девице, — посуровел Федот. — Работает, бедняжка, не покладая… ничего не покладая. И все на холоде, пока мы с тобой пивком отогреваемся.

— Что хотите делайте, а больше не пойду, — стуча зубами и кутаясь в тулуп, сказала мавка. В тепле хорошенькое девичье личико разрумянилось, и за утопленницу ее теперь можно было принять разве что с нешуточного перепою, как оно, впрочем, чаще всего и случалось. — Осень на дворе! Вас бы заставить голышом в оболони по ночам сидеть.

— И не надо, хватит уже, — примирительно сказал Федот.

— Много хоть щуплый этот пива вашего взял?

— Как раз для ровного счета хватило. Да, вот это тебе…

— Ну и куда мне это покласть прикажешь? В твой тулуп, что ли? Завтра отдашь…

Тут подоспел Яшка с пивом. Все трое звонко чокнулись кружками.

— Ну, за удачный месяц! — провозгласил Федот.

— За Ксеньку! — поддержал Яшка.

— И за оболонь! — хохотнула Ксенька в ответ.

— За оболонь! — согласились корчмари.

Выпили залпом, дружно, радостно. Потом посидели, помолчали, наслаждаясь моментом и жизнью вообще. И в этой благостной тишине почти торжественно прозвучал голос Федота:

— К слову, а ведь названия для Яшкиного пива мы так и не придумали…

Дмитрий Лопухов ИЗ ПУНКТА А Б ПУНКТ Б…

Разбудил меня вой.

Прислушавшись, сообразил, что источником шума является «Швио-2», робот-пылесос, которого втюхал мне расторопный агент «Ланатоника». Приобрел я это чудо техники со значительной скидкой, ибо подписал купончик избирателя, пожертвовав свой голос на очередных выборах президента Картели электронщиков Якудзике Серрукаве.

«Швио-2», облепив мою квартирку сенсорными датчиками, самостоятельно распознавал и убирал мусор.

В первый же день ввода в эксплуатацию, «Швио-2» счел мусором мою кошку Примку. В процессе аннигиляции разгромил всю квартиру.

Простенький искин робота-пылесоса на удивление быстро сообразил, что процедура создания мусора не менее важна, нежели, собственно, сама уборка. Чем больше хлама будет в квартире, тем больше придется «Швио-2» работать. А работать пылесос страсть как любил.

Судя по шуму и грохоту, доносившемуся из кухни, «Швио» приводил к общему знаменателю последствия вчерашней корпоративной вечеринки.

Спрятав голову под подушкой, я исхитрился вновь заснуть…


Окончательно разбудил меня визг видеофона.

Ругаясь, я поднялся с кровати. Хлопнул рукой по стенке, промычал: «Голос и изображение».

С экрана на меня пялился Кирпичиков.

— Дим, не помешал? — поинтересовался Олег.

Я демонстративно проигнорировал вопрос.

— Есть дело. Пахнет большими деньгами. — Ни чуть не смутившись, продолжил Олег.

У Кирпичникова все дела пахнут большими деньгами. К сожалению, лишь пахнут.

— Лицензия на вождение грузовых планетолетов еще цела? Регистрация не просрочена? Свежая штамповка на месте?

— Олежек, — подал я голос. — Хватит, Никаких идиотских проектов. Помнится, в прошлый раз я уже предупреждал, что б ко мне со своими бреднями ты больше не совался. Так?

— Но это верные… — начал было Кирпичников.

Я не дал ему договорить:

— Ты постоянно говоришь, что деньги уже у нас в руках! Всегда обещаешь гигантский профит! Уверяешь, что ни малейших трудностей не возникнет. И каждый раз мы оказываемся по уши в…

— Клятвенно заверяю, что на этот раз все будет иначе! — пообещал Кирпичников. — Прибыль грядет сумасшедшая!

Я зевнул. «Отключить голос и изображение», — приказал комнатному искину.

— Аванс!.. — только и успел крикнуть Кирпичников, прежде, чем экран потух.

Меня будто парализовало. «Включись!» — проревел я.

Довольная физиономия Олега вновь появилась на экране.

— Так и знал, что волшебное слово подействует, — похвастался он. Затем, опасаясь, что я опять отключу видеофон, затараторил. — Про корпорацию «Оболонь» слышал? Ну, эти, которые пиво выпускают. Наверняка слышал, забыл просто. Так вот, им срочно понадобился пилот. Отвезти…

Внезапно Кирпичников умолк. Затем, почему-то шепотом, спросил:

— Что это за гул? На шпионские модули квартиру проверял?

— Гул? — удивился я. Потом вспомнил. — А-а-а… Это «Швио-2». Новейшее изобретение в области интеллектуальной уборки квартиры.

— Да?.. — заинтересовался Олег. — И как?

— Замечательно, — соврал я. — Квартиру не узнать.

Кирпичников хмыкнул. Затем продолжил:

— «Оболони» нужен пилот. Требуется из пункта А в пункт Б доставить груз. Звездолет они предоставят. Аванс. Что еще для счастья нужно?

— Олежек, можно спросить кое-что? — ласково поинтересовался я. Кирпичников хорошо знал этот мой тон. Напрягся в ожидании вопроса. — Почему корпорация «Оболонь» обратилась к такому клоуну, как ты? Не сделала запроса в Гильдию?

Олег расслабился:

— Дим, они даже среди фрилансеров искать не стали. Тут такое дело… Светиться нельзя. Понимаешь?

— Угу. Понимаю. — Я кивнул. — Корпорация «Оболонь» планирует заняться доставкой наркотиков в лунные и марсианские колонии?

— Нет, Дим. Наркотраффик и без нас неплохо налажен. «Оболонь» — солидная корпорация. Леваком не занимается. Все доходы исключительно от торговли пивом, — успокоил меня Олег.

— Хорошо. — Я сделал вид, что поверил. — Зачем такая секретность?

— Подробности узнаешь, переговорив с глазу на глаз с паном Кравченко, коммерческим директором корпорации, — с довольной улыбкой сообщил Кирпичников. — Сегодня в шесть, в офисе на Малышко двадцать три.

— А если я…

— Аванс, — напомнил Олег и отключил видеофон.

Судя по звукам, доносившимся с кухни, «Швио-2» принялся ломать стены…


Улицу Малышко я знал неплохо. Давным-давно, когда был зеленым курсантом летной академии, проживала здесь одна зазнобушка. Каждую местную скамейку приспособили мы для поцелуев. А однажды…

Здание офиса вынырнуло неожиданно. Ослепило неоновым блеском реклам. Каждый свободный кусочек пространства ныне заполняют призывами: «Покупай!», «Голосуй!», «Продавай!». Постиндустриальное общество потребления. Ничего не поделаешь.

В здание я вошел без проблем. Никто не спросил документов, не осведомлялся о цели визита. Все правильно. Солидная контора может позволить себе нейроэлектронику, сканнеры-сенсоры и прочую мишуру. А головной офис корпорации «Оболонь» — контора, безусловно, солидная.

На голокарте, что торчала посреди центральной залы, нашел кабинет пана Кравченко. «Сороковой этаж, отсек В-23, кабинет 115», — запомнил я.

В лифт, кроме меня, зашел еще один господин. Мужчина. Высокий. Худой. Нервный. Пальцами постоянно перебирал замочки на ручке дипломата. Покашливал.

Неприятный тип.

Болезненная неловкость повисла в кабинке. Спиной чувствовал, как тощий мучается. То взглядом буравит мою черную куртку, то бессмысленно таращится на неоновые лампы, то разглядывает свой чемодан.

Нет, видеть этого, конечно, я не мог. Но вполне способен был представить. Неконтактные люди всегда так ведут себя, ежели попадают в замкнутое помещение с неприятным человеком. По себе знаю.

Что-то щелкнуло. Дверки лифта плавно разъехались. С облегчением шагнул на ковер. Боковым зрением увидел, как тощий неуверенно занес ногу, передумав, нажал на клавишу пульта…

Отсек В-23 нашел без особого труда. Миниатюрные голопланы торчали на каждом перекрестке.

Пан Кравченко оказался поджарым мужчиной, приятным собеседником и никудышным психологом.

— Дмитрий Борисович, если я не ошибаюсь? — забухтел он, протягивая ладонь.

— Он самый, — кивнул я, отвечая на рукопожатие.

— Чай? Кофе? Пиво?

Третий из предложенных пунктов меня удивил. Но, вспомнив, где нахожусь, удивляться перестал.

— Чай, если позволите.

— Так вот, Дмитрий Борисович, — начал пан Кравченко, как только я отставил чашку. — Думаю, господин Кирпичников в общих чертах обрисовал вам суть дела?

Я прыснул. Весьма забавно сочеталась фамилия Олега с обращением «господин». Коммерческий директор удивленно хмыкнул. Потом, видимо, списав смешки на эксцентричность молодого пилота, продолжил:

— Имеем стартовый пункт А. Имеем груз. Имеем грузовой планетолет с шестью ионными двигателями IоPr-7…

Я присвистнул.

Пан Кравченко одобрительно кивнул.

— Имеем конечный пункт Б. Не хватает лишь одного. Пилота. Понимаете меня?

— Кирпич… Кхм. Господин Кирпичников сообщил, что из-за особого секретного режима вы решили не обращаться в Гильдию. Более того, даже среди фрилансеров-профессионалов не стали разыскивать кандидатуру… — с места в карьер начал я.

— Все правильно, Дмитрий, — кивнул Кравченко. — Операция затрагивает некоторые аспекты деятельности корпорации, которые желательно сохранить в тайне от конкурентов. Понимаете?

Я кивнул.

— Перед тем, как посвятить вас в суть дела, попрошу подписать сей документик. — С этими словами, Кравченко протянул мне лист бумаги. — В случае разглашения коммерческой тайны, вам придется компенсировать все издержки, как явные, так и неявные.


Весьма занятную задачку подкинула мне корпорация «Оболонь». Необходимо было доставить десять контейнеров с пивом на… Плутон.

На поверхность ледяного мира еще не ступала нога человека. До тех пор, пока Плутон не начнет входить в перигелий, он будет оставаться самой далекой от Земли планетой. Следовательно, полет к нему невыгоден.

В перигелий планета войдет в 2258-ом году. Через пятнадцать лет. Именно на этот срок запланирована первая земная экспедиция к ледяному карлику.

Представляете, какой фурор будет, если на Плутоне обнаружатся контейнеры земного происхождения?.. Прайм-тайм на всех телевизионных каналах. Первые полосы в центральных газетах. Сумасшедшая шумиха.

Маркетологи «Оболони» подсчитали, что сверхприбыль от подобной рекламы перекроет доходы корпорации за двадцатилетний период.

Вот это я понимаю — стратегическое экономическое планирование.

Десять контейнеров. В целости и сохранности должен быть доставлен хотя бы один. На Плутоне температура колеблется в районе минус двухсот двадцати по Цельсию. Так что, на поверхности планеты с грузом ничего непредвиденного произойти не может. Во всяком случае, так решили технари «Оболони».

Видит Бог, они ошиблись…


— Есть еще одна сложность, — объяснял мне пан Кравченко. — Посадка. Ни один зонд, ни один корабль на планете не садился. Смоделировать процесс легко, но реальность, как известно, всегда вносит свои коррективы. По нашим прикидкам корабль должен сесть без особых проблем. На случай же непредвиденных ситуаций… С вами полетит еще один член экипажа. Вадим Вальпер. Астрофизик. Проблемы сможете решать в динамике.

— То есть как это еще один? — удивился я. — Нас всего двое, что ли будет? А бригады техников? Инженеры-электрики? Навигаторы? Вычислители? Даже с шестью ионными IоPr-7 нам лететь почти два года. Столько же — обратно. Вдруг…

— Дмитрий, — прервал меня Кравченко. — Неужели вы не понимаете, что размеры корабля должны быть таковыми, чтоб ни одна установка НАСА не смогла его засечь? Места будет впритык. Для десяти контейнеров и двух человек. Все. Мы платим очень большие деньги. Думаю, они являются вполне адекватной компенсацией всем неудобствам. Не так ли?

Я неуверенно кивнул.

— Вот и хорошо. Сейчас познакомлю вас с Вальпером.

Двери плавно разъехались, и в кабинет вошел высокий худой мужчина, цепко сжимающий в руках черный дипломат. В нем я без труда узнал недавнего попутчика.

— Уже знакомы, — буркнул я. — В лифте вместе ехали.


Вадим Вальпер окончил университет с красным дипломом. И тут же принялся проматывать родительское наследство. Когда прогулял все, до самой распоследней копейки, решил вернуться в науку. Думал, что она, наука, станет источником верных доходов.

Ярый сторонник идей Новикова и Хокинга, он усердно строил модели турбопереходов посредством кротовых нор. Вот только никому они, модели, в двадцать третьем веке уже нужны не были. Межпланетные перелеты осуществлялись на ионной тяге, атомных двигателях и изредка, по-старинке, на химическо-реактивной основе. Научно-технический прогресс позволял каждые пять-десять лет удваивать максимальную скорость космических аппаратов. Субсветовые перелеты уже маячили на грани горизонта. Кому в таких условиях захочется инвестировать средства в столь венчурное предприятие, как исследование турбопереходов?..

Вальпера подобрала «Оболонь». Боссы корпорации считали, что любая думающая голова с легкостью заменит десяток недумающих. Молодые ученые получали звеньевые управляющие посты, имели стабильные доходы и параллельно занимались научной работой.

Потребность в Вальпере возникла, когда созрела идея рекламного полета на Плутон. Всю титаническую подготовительную работу Вадим, только-только защитивший кандидатскую, проделал самостоятельно…


В разговоре Кравченко недвусмысленно намекнул, что был бы не против купить мой голос на грядущих выборах президента Картели пивоваров. Проклиная свою глупость и непредусмотрительность, я рассказал, что голос уже реализовал в пользу Якудзики Серрукавы, главы «Ланатоника», из Картели электронщиков.

Пан Кравченко заинтересовался, сколько же денег я получил от кандидата. Пришлось соврать, назвав кругленькую сумму. Не рассказывать же, право слово, что голос я отдал за скидку при покупке электронного пылесоса.

Из-за «Швио-2», кстати, я перестал ночевать дома. Искин робота все больше и больше заражался идеей о господстве чистоты и порядка во всей Вселенной. Вся обстановка квартиры уже давно претерпела молекулярную аннигиляцию. Стены и переборки тоже исчезли. Мое скромное жилище представляло собой одну огромную пустую комнату. Горы пыли, что образовывалась после уничтожения всевозможных предметов быта, «Швио-2», видимо, мусором не считал.

Я сильно подозревал, что вместо пылесоса агент «Лана-тоника» втюхал мне пылепроизводитель…

Что самое обидное, у Кирпичникова «Швио-2» работал без перебоев. Олег не переставал меня благодарить за удачную рекомендацию.

В сервисных центрах вежливо улыбались и просили принести пылесос для технической экспертизы. Сделать этого я никак не мог, ибо опасался, что «Швио-2» попытается аннигилировать и меня. Вполне, надо сказать, справедливо опасался.

…Ох, нехорошая это примета, ежели техника домашняя подводить начинает. Особливо перед полетом важным. Не дай бог, в космосе откажет что-нибудь.


Основная задача пилота — обеспечить нормальное ускорение до первой космической и посадить корабль на поверхность планеты. Все остальные функции выполняет бортовой компьютер. Полет осуществляется по заранее составленной программе, пилот берет на себя управление лишь в случае непредвиденных происшествий.

Это только в фантастических романах доблестные экипажи отважно маневрируют между потоками астероидов и заставляют звездолеты выписывать всевозможные кренделя вокруг неопознанных объектов. На самом деле, космос — пуст, что моя квартира. Редко-редко когда пискнет масс-детектор, указывая, что в радиусе тысячи километров появилось небольшое тело. Остальное же время корабль пересекает безмолвные просторы в полном одиночестве.

Как это ни странно, но с Вальпером мы сдружились. Особой, правда, дружбой. Космической. На Земле она быстро перерастает в поверхностное знакомство, да редкие звонки по праздникам. Но здесь, за миллионы километров от родной планеты, мы быстро нашли общий язык.

Оказалось, что астрофизик весьма неплохо играет в преферанс. Долгие часы мы расписывали пули, проигрывая, отыгрывая, закладывая и перезакладывая грядущие премиальные. Иногда начинали спорить о постулатах теории относительности, благо, полным профаном в этой области я не был. Однажды мы даже подрались. Космическая дружба…

Текли часы. Сутки. Недели. Месяцы.

Земля оставалась все дальше и дальше, зато ледяной Плутон приближался.

Странное это чувство. Наверное, сродни тому, что ощущали мореплаватели прошлого тысячелетия, когда наносили на белые пятна навигационных карт очертания материков. Мы должны были стать первыми людьми, ступившими на поверхность планеты-карлика, последнего белого пятна Солнечной системы.

Впрочем, к концу второго года, единственным нашим желанием было скорее вывалить на Плутон чертовы контейнеры и убраться, восвояси.


Царство метанового льда, азота и углерода встретило нас неприветливо. Уродливые пейзажи, тоскливые грязно-белые тона, унылый желтоватый блеск далекого светила.

Повисли на орбите. Активизировали транспортер, укрепили первый контейнер.

В космосе, кажется, даже время перестает течь плавно. События, которые обычно тянутся часами, укладываются в десятиминутный интервал. А то, что раньше пролетало за секунду, растягивается на долгие минуты. После долгих перелетов субъективное восприятие событий нарушается, начинает подчиняться каким-то непонятным законам.

Потому-то те мгновения, что транспортер опускался на поверхность Плутона, показались мне часами.

— Приехали, — мертвым голосом сообщил Вальпер. — Минус один контейнер. И, черт побери, минус транспортер.

— Что такое? — очнулся я.

Практически вся поверхность Плутона покрыта толстым слоем водяного льда. Непосредственная посадка космического аппарата практически невозможна, ибо, тело, проходя с огромной скоростью атмосферу из тяжелых газов, сильно нагревается. Ситуацию усугубляют раскаленные сопла двигателя. Во время посадки лед начнет таять, затем, когда теплообмен завершится, тело окажется намертво вмурованным в поверхность планеты.

Поэтому за несколько метров до ледяной корки транспортер тормозит, замирает на антиграве. Срабатывают капсулы охлаждения, контейнер с пивом, достигнув приемлемой температуры, сбрасывается на поверхность.

Разработанный Вальпером метод неоднократно тестировался на макетах. Все время результаты были положительными.


Мы просмотрели запись, переданную на корабль камерами транспортера. Грузовик повис на антиграве, капсулы-холодильники сработали, но снижения температуры не произошло. Датчики показали, что контейнер, вместо того, чтобы охладиться, нагрелся!

Из-за термоспайки муфт транспортера и ручек груза, на ледяную поверхность рухнула вся конструкция. Камера отказала, но дальнейший ход событий легко представить. Раскаленная махина буравила лед до тех пор, пока не остыла до температуры среды. Контейнер и транспортер погрузились в недра Плутона…

У нас осталось два транспортера. И девять контейнеров с пивом. Из которых хотя бы один обязательно должен быть установлен на поверхности планеты так, чтобы в будущем исследовательские зонды с легкостью его засекли.

— Не понимаю в чем дело! — бубнил Вальпер. — Капсулы охлаждения должны были понизить температуру!

Я ровным счетом ничего не соображаю в химии. Но общий принцип функционирования термокапсул представляю. Два изолированных отсека. В определенный момент перегородка открывается, в результате реакции поглощается большое количество тепла. Конструкция, снабженная такими капсулами, охлаждается. Примерно так.

На деле же, в результате реакции произошло выделение тепла. Причем, чертовски солидное…


После долгих споров, пришли к выводу, что контейнер снабдили бракованными капсулами. Решили повторить эксперимент. На всякий случай сменили металлические крепления на пластиковые. Дабы в случае какой неприятности спасти транспортер.

…Когда сработали термокапсулы, и температура стремительно взлетела вверх на три десятка градусов по Кельвину, я подумал, было, что испытываю приступ дежа вю. Благо, пластик расплавился, и контейнер, рухнув на ледяной покров, не утащил за собой транспортер.

Мы с Вальпером матерились, как сапожники. Осталось лишь восемь контейнеров и неразрешимая загадка.


Загубили еще два контейнера.

Дело запахло керосином.

Легли спать глубоко ночью по бортовому времени. Я чертовски долго таращился в иллюминатор, разглядывая рытвины на ледяной поверхности Харона, единственного спутника Плутона. Как же в этот момент я любил нашу славную Луну…

Проснулись полные решимости разобраться с проблемой… И загубили еще два контейнера.

Попытались сбросить ящик вообще без охлаждения. Результат ничем не отличался от предыдущих.

Увеличить время провисания на антиграве не удалось. Уменьшение скорости транспортера привело к тому, что сопла нагрели контейнер еще сильнее.


— Два! Два груза сразу! — внезапно осенило Вальпера. — Соединим их пластмассовым креплением. Когда верхний нагреется, контейнеры разъединятся. За это время нижний ящик успеет охладиться до необходимой температуры!

…Первый контейнер оторвался он основного и аккуратно шмякнулся на поверхность Плутона. Ликовали мы лишь несколько секунд.

Дабы транспортер удержал всю конструкцию, пришлось вернуться к металлическим креплениям между ним и грузом. Второй контейнер рухнул на ледяную корку вместе с аппаратом. Отправился в путешествие к недрам планеты, заодно, утащив с собой и первый.

Это был полный провал. У нас осталось лишь два контейнера и один транспортер.


— Проклятые бесы! — орал я, бегая по крошечной кабине управления корабля. — Все они! Сперва вселились в мой пылесос. Теперь — в транспортеры. Эти твари преследуют меня!

— Пылесос? — оторвавшись от бумаг, просипел Вальпер.

— Угу, — прокричал я. — Спятивший пылесос разгромил всю мою квартиру. Он одержим!

Вадим устало откинулся на спинку кресла:

— Пекин твоего пылесоса, наверное, столкнулся с задачей, обработка которой не была предусмотрена в базовой программе. Вот его и перекорежило…

— Нет, ты не понимаешь! — возмутился я и поведал Вадиму историю захвата моего жилья.

— Логично, — кивнул Вальпер. — Как я и говорил. Перед роботом возникла задача, решить которую нормальными методами он не смог. Таракана, например, встретил. Не знаю. Перегорела какая-то схема…

Этой ночью я спал на редкость крепко.


Поднял меня утром Вальпер. Судя по красным глазам, он так и не ложился.

— Дим, нас спас твой чертов пылесос!

В атмосфере Плутона, как выяснилось, содержалась примесь аргона. Из-за нее реакция в термокапсулах шла наперекосяк. Все гениальное — просто. Уж не знаю, каким логическим звеном в цепи рассуждений Вадима стал мой «Швио-2», но факт остается фактом.

Я поклялся расцеловать проклятого робота, когда мы вернемся на Землю. Если он, конечно, еще не захватил власть на планете.

Теперь перед нами стояла новая задача. Чем, если не термокапсулами, понижать температуру контейнеров? Мы перебрали все варианты. Не подошел ни один. Самостоятельно смастерить новый охладитель нам было не по силам. Без него — потеряем два оставшихся контейнера.

Как бы просто решалась задачка, будь мы на Земле…

— Вадим, какая температура внутри контейнера? — Внезапно свет идеи озарил тусклую пещеру безнадеги.

— Минусовая, думаю.

Я закричал:

— Соединим два! В верхний — термокапсулу. Одну!..

Вальпер понял. Ведь он был чертовски умным мужиком.


Верхний контейнер разнесло в стальные щепки. Потоки холодного пива низверглись на нижний. И, о чудо, он, как вкопанный, замер на ледяной корке.

Это был сумасшедший риск. Пиво могло нагреться, и весь план пошел бы прахом. Силы взрыва одной капсулы — не хватить, чтобы раскрошить корпус контейнера. Температура жидкости — оказаться недостаточной для охлаждения…

Но нам повезло.


Вернувшись на Землю, я, как и обещал, расцеловал «Швио-2». У робота истощились аккумуляторы, и он неподвижным монументом торчал посреди пустой квартиры.

Вальпер прокутил все премиальные, затем опять вернулся к научной работе. Увлекся химией. Говорят, его исследования в области легких газов оказались весьма полезными для промышленности.

Жизнь отважных покорителей Ледяной Планеты налаживалась.


В 2258-ом году первая земная экспедиция побывала на Плутоне. Мир облетели фотографии загадочного контейнера. Вскрытие его напрямую транслировали все ведущие телекомпании Земли…


Сейчас я живу в отдельном трехэтажном доме.

Вчера позвонил Кирпичников.

— Дим, не помешал? — прокричал он в трубку. — Есть дело!..

Галина Толмачева-Федоренко КОСМИЧЕСКАЯ РОБИНЗОНАДА

День первый

Сегодня, в результате возгорания Подпространственного двигателя, нас выбросило в необитаемый сектор Вселенной.

Пожар удалось ликвидировать, но мёбиусохронада оплавилась, проводниковая капсула осталась в другом измерении — словом, П-двигатель накрылся совершенно. В придачу взорвался блок мощногугрисов, П-модем унесло в космос, корабельный компьютер завис, а рация была покорежена и испорчена.

Диктаторы в грузовом отсеке — в порядке. Пострадало лишь несколько десятков, которые находились близко к зоне пожара.

Из биологических существ выжили бортинженер Мыкола, Оболонус и я — радист Йохъй, то есть уцелели все. А из механических остался лишь капитан Кео. Штурман Зако погиб, когда заделывал пробоину в обшивке, возникшую в результате пожара и взрыва блока мощногугрисов. Мы отдали ему последние почести. Благодаря самоотдаче этого могучего робота, мы живы.

Поскольку в компе рухнули кое-какие программы, мы восемь часов болтались в космосе, как говорится, без паруса и балласта лишь благодаря мастерству Кео уклонялись от шальных метеоритов и неуклонно, с максимальной скоростью двигались к ближайшей звезде.

Все это время я заделывал мелкие пробоины и проверял автоматику, а Мыкола чинил компьютер (кстати, они с Оболонусом сгрызли сегодня гору семечек, наверное из-за нервов, а я сам сжевал полпачки Антаресского табукиша).

Итак, солнечный аккумулятор и обычные двигатели в норме.

В семнадцать часов двадцать две минуты по корабельному времени компьютер ожил (хотя доступ к П-вселенской связи закрыт).

В восемнадцать часов одну минуту восстановлена метеоритная защита.

Приблизившись к звезде, мы легли на оптимальную орбиту. Теперь света этого гиганта, следящего издалека своим пылающим голубым глазом за редкими гостями, хватает на то, чтобы работала система энергоснабжения.

Но, увы, у голубого гиганта всего две планеты, поверхность которых покрыта ядовитыми облаками. Мы с трудом нашли номера этой семейки в атласе.

Оказалось, гигант — Ульмиш — крайняя звездочка Умаш-Лао — сравнительно нового созвездья, планеты которого не успели