КулЛиб электронная библиотека 

Арбитр Конфликтов [Эдвард Хох] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Эдвард Хох Арбитр Конфликтов

Артур Кура, высокий стройный мужчина с густыми белокурыми волосами, имел очень респектабельный и располагающий вид. Он любил носить шелковые рубашки с монограммой «АК» на левом грудном кармашке. Это дало основания некоторым деловым партнерам придумать для него прозвище, которое ему отлично подходило, — Арбитр Конфликтов. Артур впервые приехал в гостиницу «Брентен». Она располагалась в старой части города и, по правде говоря, была старой. Важные персоны уже давно не останавливались в «Брентене». Поэтому было довольно странно видеть его в воскресенье после обеда в холле этого отеля.

— Я должен тут кое с кем встретиться, — сказал Кура портье, низенькому человеку, жующему зубочистку. — Меня зовут Артур Кура.

— Конечно. Номер 735. Вас уже ждут.

— Спасибо, — поблагодарил он.

Артур Кура вошел в старенький лифт и поднялся на седьмой этаж. Он поморщился при виде стен с облупившейся местами краской и пыльного пожарного шланга. Быстро отыскав номер 735, Артур постучал.

Дверь тут же открыл стройный молодой человек с зализанными черными волосами и пухлыми губами. Артур Кура с детства знал такой тип людей и недолюбливал их. Номер был такой же старый и обшарпанный, как и вся гостиница. Чтобы освободить больше места, двуспальную кровать отодвинули к стене. На том месте, где она стояла, сейчас темнел огромный прямоугольник пыли.

— Артур, рад тебя видеть! — приветствовал его Томми Сейм.

Томми работал на синдикат и был довольно известной личностью в городе. Сейм всегда нравился Артуру, но он не позволял личным чувствам вмешиваться вдела.

— Как дела, Томми? — тепло откликнулся он. — Как семья?

— Замечательно, Артур. Рад, что ты опять будешь арбитром.

— Ты же знаешь, у меня нет фаворитов, Томми, — улыбнулся Кура. — Я всегда беспристрастен и выслушиваю обе стороны.

Другая сторона тоже присутствовала в комнате. У Фрица Римера, низенького лысого мужчины средних лет, были огромные глаза. Артуру было достаточно одного взгляда, чтобы определить, что он здесь новичок.

— Рад познакомиться с вами, мистер Кура! — негромко поздоровался он. — Мне очень жаль, что пришлось потревожить вас в воскресенье.

— Ничего, это его работа! — хмыкнул Томми Сейм. — У нас с вами возникли разногласия, и Артур должен разрешить их. Он такой же судья, какие работают в бизнесе и профсоюзах.

Артур Кура кивком показал на дверь.

— Я не привык решать дела под дулом револьвера. Избавься от этого парня.

Томми улыбнулся и с невинным видом развел руки в стороны.

— Ты же знаешь Бенни. Его отец работал у меня водителем. Не бойся, Бенни — не какой-то там молокосос с револьвером…

Кура с явным отвращением посмотрел на молодого человека с револьвером и повторил:

— Избавься от него. Пусть подождет в коридоре.

Томми кивнул, и Бенни вышел из номера.

— Удовлетворен? — поинтересовался Сейм.

Кура слегка кивнул.

— Кто здесь еще есть? — спросил он.

— Только Сэл. Не волнуйся, она нас не потревожит.

Артур Кура подошел к двери в соседнюю комнату и приоткрыл ее. Салли Вот читала газету, сидя в кресле.

— Привет, Артур! — поздоровалась она. — Вот наверстываю упущенное. Нужно быть в курсе всего, что происходит.

Кура молча закрыл дверь.

— Хорошо, — кивнул он. — Она может остаться, но больше посторонних быть не должно. Передай портье, чтобы нас не беспокоили.

— Я его уже предупредил, — заверил его Томми Сейм.

Артур открыл тонкий портфель, который принес с собой, и достал блокнот.

— Сядем за стол, — сказал он. — Поскольку Фриц является пострадавшей стороной, он будет говорить первый.

Они сели за карточный столик с тонкими ножками. Фриц Ример нервно откашлялся.

— Все знают, в чем проблема… — начал он и замолчал.

— Тем не менее я прошу вас обрисовать ее, — мягко попросил его Артур Кура.

— В нашем городе 36 букмекерских контор, где можно сделать ставки на скачки или другие спортивные мероприятия. 20 лет назад, когда я только пришел в этот бизнес, в городе было 36 владельцев этих контор. Мы все знали друг друга и помогали друг другу. Когда копы время от времени прикрывали одно из заведений, все приходили на помощь его хозяину. Мы были одной большой семьей, понимаете?

Томми Сейм заерзал на стуле и бросил с ухмылкой:

— Я сейчас расплачусь, Фриц. Ближе к делу.

— Примерно год назад в наш бизнес вошел Томми Сейм с людьми из синдиката и начал прибирать к рукам букмекерские конторы. Сейчас синдикат является партнером в 35 конторах, то есть во всех, кроме моей.

— И сейчас он хочет прибрать к рукам и вашу контору? — уточнил Артур.

— Совершенно верно. На прошлой неделе он прислал Бенни попугать меня, но я сказал ему, что сейчас времена изменились. Я не испугался. Если он захочет меня убить, пусть убивает, но это будет концом для Томми Сейма.

С каждой минутой этот маленький лысый человек, казалось, становился все смелее. На его щеках сейчас играл румянец, а голос окреп. Никто, кроме него, не посмел бороться с Сеймом. Ример не сдавался, хотя и понимал, что борьба может стоить ему жизни.

— Когда мне можно будет говорить? — вмешался Томми. — Или ты собираешься слушать его до вечера?

— Можешь говорить, Томми, — слегка улыбнулся Кура. — Фриц говорит правду? Ты пытаешься отнять у него бизнес?

Томми Сейм откинулся на спинку стула и нахмурился.

— Артур, ситуация такая же, как с профсоюзами. Мы все должны быть вместе, чтобы защищаться от закона, неудачников и мошенников, которые появляются время от времени. Для всех же будет лучше, если все букмекерские конторы в городе будут объединены во что-то типа синдиката.

— Я понял твою линию защиты, — кивнул Кура.

— Я никого не вытесняю из бизнеса. Я просто оказываю ценные услуги и взамен хочу получать долю от доходов.

— Ты угрожал Фрицу?

— Послушай, сейчас не те времена, что раньше, — обиделся Томми. — Если бы я ему угрожал, по-твоему, я позволил бы ему вызывать тебя? Думаешь Капоне и прочие старики согласились бы на арбитраж?

— Ты не Капоне, — спокойно напомнил ему Артур Кура.

— Да, не Капоне, но я понимаю важность объединения! Если Ример продолжит работать в одиночку, то со временем вернется анархия. К чему нас все это приведет? Я тебе скажу — к старым дням, когда копы совершали рейды на подобные заведения и закрывали их.

В подобных разговорах, доводах и контрдоводах прошел следующий час. Артур Кура слышал все это, правда, в других контекстах и интерпретациях, уже не меньше десятка раз. Год назад он решал спор, в котором участвовали довольно крупные шишки криминального мира Бруклина. Его арбитраж позволил тогда избежать кровавой бойни. После того случая слава Куры как опытного медиатора и арбитра мгновенно выросла. Он особенно не стремился к этой репутации и до конца не принимал, а просто делал свое дело. После умелого разруливания десятка таких же споров он стал он стал непререкаемым авторитетом. Он был Артур Кура, Арбитр Конфликтов, человек, к которому обращались, когда требовалось предотвратить кровопролитие.

— Достаточно, — наконец сказал он. — Думаю, у меня достаточно информации для принятия решения.

— Когда? — спросил Сейм.

— Мне нужно некоторое время подумать. Одному.

Все вышли из комнаты: Ример в коридор, а Томми Сейм к Салли, которая сидела в соседней комнате. Кура встал и потянулся. Сейчас он чувствовал каждый из своих 53 годов. Артур подошел к окну и посмотрел на пустую в воскресенье улицу в семи этажах внизу. Стоя у окна, Кура услышал звук шагов у себя за спиной. Это был Томми Сейм. Он приобнял арбитра за плечи и заговорил дружеским тоном:

— Мы же с тобой знаем, как решать такие дела, да, Артур? С такими типами, как Ример, следует быть пожестче. Ты только подумай: я сижу с ним за одним столом вместо того, чтобы выбить ему зубы.

— Времена изменились, Томми.

— Это точно. Поэтому я и решил прибрать все лошадиные конторы в этом городе. Время независимых букмекеров ушло в прошлое.

— Фриц Ример так не думает.

Томми убрал руку. Он был почти на голову ниже Артура и сейчас напоминал ему наделавшего кучу ошибок сына, которого у него никогда не было.

— Послушай, Артур, сделай для этого Римера доброе дело. Скажи ему, что его бизнесу пришел конец. Так ты спасешь ему жизнь. Это факты жизни в нашем городе. Я хочу, чтобы все были счастливы, и хочу иметь респектабельный вид. Поэтому я готов до определенного момента мириться с этим арбитражем. Но я не могу позволить себе проиграть это дело. Остальные 35 парней взбрыкнут, если Ример останется независимым. Они взбунтуются через неделю.

— И что?

— А то, Артур, что если ты вынесешь решение против меня, я рассержусь на этого Римера. Я стою сейчас перед глухой стеной, в которой нет прохода.

— Если ты хочешь с ним что-нибудь сделать, то ты совсем спятил, — покачал головой Кура.

— Артур, я уже предупредил Бенни. Он ждет в коридоре. Если ты скажешь, что Ример останется в бизнесе, он никогда не выйдет из гостиницы живым.

Артур Кура смотрел из окна на редкие машины внизу. Тени удлинились, приближался вечер.

— Убирайся! — наконец сказал он. — Будем считать, что этого разговора не было.

— Как скажешь, Артур…

После того как Сейм вышел, Кура сел за карточный столик и начал что-то писать в блокноте. Минут через десять вновь скрипнула дверь.

— Привет, Сэл! — улыбнулся он.

Салли Вот была хорошенькой блондинкой, которая прилагала много усилий, чтобы создать видимость, что ей еще нет 30. Благодаря хорошему парикмахеру ей это удавалось.

— Чем занимался в последнее время, Артур?

— Мирил людей.

— Я имею в виду — кроме этого. Раньше мы часто встречались в клубе.

— Это было давно, — пожал он плечами. — Сейчас мы в разных весовых категориях.

— Артур…

— Да?

— Он прислал меня поговорить с тобой. Он боится, что все испортил.

— В общем, так оно и есть.

— У него сейчас трудное время, Артур. Если он потеряет контроль над букмекерами, то ему придет конец в организации. Они не дадут ему второго шанса.

— Может, они уволят его и наймут Фрица Римера, — пожал плечами Артур Кура.

— Не шути, Артур.

— Я не шучу. Он действительно собирается убить Римера?

— Конечно, нет!

— Тогда зачем он привез Бенни? Чтобы пугать людей?

Она закурила и медленно затянулась.

— Бенни — наследие прошлого. Томми унаследовал его вместе со всем остальным… Артур, это не твой звездный момент, как было в Бруклине, когда ты мирил боссов синдиката. Всем наплевать, что здесь происходит. Отдай Томми контору Римера, и все будут жить в мире и покое. Сколько ты хочешь за то, чтобы решить спор в пользу Томми? — напрямую спросила Салли.

Кура устало потер лицо.

— Сначала Томми, теперь ты. Следующим будет Бенни с пушкой?

Вместо ответа она сказала:

— Наверное, ты примешь решение сегодня.

— Да. Не вижу причин тянуть. Я готов. Позови, пожалуйста, Томми.

Пока он ждал Томми Сейма и Фрица Римера, в комнату заглянул посыльный.

— Там в холле ждут большие шишки. Они спрашивают, когда вы закончите?

— Скоро, — в голосе Куры послышалось раздражение. Присутствие боссов означало, что они не доверяли его суждению. Фриц Ример вошел один. Он шаркал ногами по старому ковру и боялся посмотреть на Куру.

— Ну что, все плохо? — выдавил он из себя.

— Не волнуйтесь. Все не так уж и плохо.

— Даже если я выиграю, он меня убьет. Я знаю это.

— Тогда почему вы сопротивляетесь? — удивился Артур. — Почему не подчинитесь?

— Эта контора — вся моя жизнь. Я не хочу безропотно ее разрушить.

Томми вошел с Салли, которая встала у него за спиной. Артур откашлялся и включил лампу на столе, потому что в комнате уже воцарился полумрак.

— Я изучил все детали вашего спора и постарался прийти к справедливому решению, — сказал он и еще раз откашлялся. Салли поймала его взгляд. Казалось, она хотела что-то ему сказать, но он не стал смотреть на нее. — Мое решение следующее: Фриц Ример может оставаться в бизнесе, сколько захочет. Если он захочет его продать или умрет, то контора войдет в синдикат Томми. Но до этого времени Ример будет оставаться единственным владельцем и менеджером.

Томми откинулся на спинку стула, но ничего не сказал.

— Спасибо, мистер Кура! — дрожащим голосом поблагодарил Ример, вставая. — Большое вам спасибо! Вы только что подписали мне смертный приговор.

— Вы можете продать свою контору Томми, — напомнил Артур.

— Никогда! Ему придется убить меня, чтобы завладеть моим бизнесом.

— Никакого насилия не будет, — заявил Кура, хотя и сам не очень верил в свои слова.

Фриц Ример направился к двери. Томми Сейм пошел было за ним, но он повернулся и показал гангстеру маленький серебряный пистолет, похоже, 22 калибра. Такими игрушками обычно пользуются женщины.

— Я ухожу, — решительно проговорил он. — Живой.

Он вышел в коридор и закрыл за собой дверь. Томми бросился за ним, а за Томми — Артур. Фриц прошел уже половину пыльного коридора по направлению к лифту. В противоположном конце коридора появился Бенни. Увидев пистолет, он тут же выхватил свой револьвер.

— Нет! — крикнула Салли Вот. — Не стреляй!

Но было поздно. Бенни выстрелил, не целясь. Пистолет Римера тоже негромко «кашлянул». Томми покачнулся и упал лицом на пыльный ковер.

— Томми! — Салли попыталась перевернуть его на спину. Она увидела на своей левой руке кровь и вновь закричала.

Бенни выронил револьвер и бросился к ним. Ример запрыгнул в кабину лифта и уехал вниз. Через пару минут поднялся портье, которого вызвал, наверное, кто-то из жильцов. Вскоре поднялись и большие ребята из синдиката, которых Артур Кура хорошо знал, — Стефенцо, Карлотта и Венис.

— Произошла перестрелка, — тщательно подбирая слова, сказал он. — Бенни выстрелил в Римера, но промахнулся.

— Я не хотел, — пробормотал Бенни. Он явно боялся сказать лишнего.

Портье оторвался от тела Сейма и сказал:

— Он мертв.

Салли увели от трупа. Она вошла в номер, и ее рыдания стали глуше. Кто-то принес оброненный Бенни револьвер и сказал:

— Слишком большая пушка для такой маленькой дырки.

— Всех обыскать! — приказал Стефенцо. — Девчонку тоже.

— Ример стрелял, — сказал Бенни. — Это он его завалил, не я.

Гангстеры быстро обыскали Артура, Бенни, Салли и Томми, но не нашли оружия. В перестрелке участвовали только большой револьвер Бенни 38-го калибра и пистолетик Римера, который он унес с собой.

— Нам здесь полиция не нужна, — сказал Артуру Венис. — По крайней мере, пока еще не нужна. Мы ни за что не убедим их в том, что это была случайность.

— Согласен, — кивнул Кура.

Они завернули тело Томми в простыню и занесли в номер.

— Проверь всех на этом этаже! — велел Стефенцо портье. — Все должны молчать.

— Большинство комнат пусты.

— Все равно проверь.

Артур Кура прошел мимо все еще ошеломленного Бенни и вошел в комнату к Салли. Она стояла у окна и смотрела на огни, загорающиеся в городе.

— Он мертв, — то ли спросила, то ли сообщила девушка.

— Да.

— Ну и к чему привел твой арбитраж? К перестрелке в коридоре гостиницы.

— Я пытался избежать этого, — пожал плечами Артур.

— Проблема Томми была в том, что он всегда всего хотел очень сильно. Не эти 36 букмекерских контор. Он хотел быть очень крутым и большим боссом.

— Да, — тихо согласился Артур Кура.

Она неожиданно повернулась к нему и спросила:

— Что ты делал раньше? До того как занялся арбитражем?

— Занимался разными делами. Даже изучал юриспруденцию.

Через несколько минут она вышла в соседнюю комнату, где лежало тело Томми, а к нему пришел Венис.

— Мы увезли Бенни, — сообщил он. — Он всегда слегка ненормальный, а сейчас у него совсем поехала крыша.

Зазвонил телефон. Артур снял трубку и передал ее человеку из синдиката. Тот внимательно выслушал собеседника и прижал трубку к груди.

— Они нашли Римера. Он дома, собирает вещи. Очевидно, собирается дать деру. Они спрашивают: он нам нужен живой или мертвый?

— Живой, — немедленно ответил Артур. — Достаточно убийств.

— Согласен. — Затем гангстер сказал в трубку: — Привезите его сюда.

Через час все снова собрались в комнате вокруг карточного столика. Кроме протестующего Фрица Римера, присутствовали Бенни, которого опять привезли в гостиницу, портье, Салли и трое шишек из синдиката.

— Перед нами занятная проблема,-сказал Артур Кура. — Мы не можем, как полиция, извлечь из тела Томми пулю и сравнить ее с пулями из револьвера Бенни и пистолета Римера. Нам остается только изучить факты. Я сам находился в коридоре и все видел своими глазами. От двери номера Томми до места, где стоял Бенни, метров 15. Фриц находился посередине между дверью и Бенни, когда началась стрельба.

— Бенни выстрелил в нашу сторону, — подхватила Салли, — а Фриц стрелял в противоположную сторону.

— Третьего выстрела не было? — удивился Венис.

— Нет.

— Томми пошатнулся и упал, — продолжил Кура. — Дело очень странное, но это еще не все. В него явно стреляли из пистолета маленького калибра, потому что рана маленькая. Однако Ример стрелял в противоположную сторону. Если бы в Томми попал Бенни, то рана была бы значительно больше.

— И в то же время не было ни третьего выстрела, ни третьего пистолета, — задумчиво произнес Стефенцо.

— Зачем напрасно тратить время? — пожал плечами Карлотта. — Как на это ни посмотреть, это несчастный случай. Пуля могла запросто срикошетить от стены. Сейчас нужно поделить то, что у него было.

— Я не думаю, что это была случайность, — возразила Салли Вот. — Я уверена, что его застрелил Фриц Ример.

— Я не… — начал было Ример и замолчал.

Артур откашлялся.

— Меня пригласили решить спор относительно букмекерской конторы Римера и притязаний на нее Томми. Несмотря на убийство, я оставляю свое решение в силе. Контора остается у Фрица Римера. Поскольку Томми мертв, после смерти Римера она не перейдет в синдикат.

— Ты можешь упиваться своей мудростью, сколько хочешь, — хмуро покачала головой Салли, — но меня больше волнует то, как умер Томми.

С этими словами она быстро вышла в коридор.

— Я вам не нужен, — сказал Ример. — Отпустите меня.

— Немного придется подождать, — сказал ему Карлотта.

— У меня дела.

— В воскресенье вечером? Ничего — подождешь.

— Отпустите его, — вмешался Артур Кура. — Пусть идет. Убийство Томми было случайностью.

Испуганный Ример ушел, а люди из синдиката взялись за дело. В течение следующего часа империя Томми Сейма перестала существовать. Артур Кура сидел за столиком во время дележа, хотя это и не входило в его обязанности. Его звали лишь улаживать споры. Когда ему надоело, он встал и подошел к окну, потом вышел в соседнюю комнату. Там его и нашла Салли Вот.

— Я была в коридоре, — сообщила она.

— Да?

— Обе пули попали в стену.

— Я не смотрел. — Он начал застегивать портфель. Пришло время ехать домой.

— Артур… — сказала Салли и замолчала.

— Что, Салли?

— Они все еще в соседней комнате?

— Да. Делят территорию. Жизнь продолжается, Сэл, несмотря ни на что. Ты должна понимать это.

— Что будет с его телом? Его завернули в простынь, как мумию.

— Ему устроят достойные похороны, — пожал плечами Артур.

— На свалке в Нью-Джерси?

— Сэл…

— Рана у него в спине, Артур. В спине! Он стоял лицом к Бенни и Римеру, а ты стоял прямо за ним. Он как раз ткнулся на тебя, прежде чем упасть.

— У меня не было пистолета, — спокойно сказал ей Артур Кура.

— Но у тебя было это. — Она бросила на низкий кофейный столик, разделявший их, пешню, острый тонкий нож для колки льда.

— Томми погиб не от пули маленького калибра. Его закололи ножом, пока те двое палили друг в друга. Пока мы стояли над телом, ты спрятал нож в шланге. Там я его и нашла. Ты убил его, потому что он был не согласен с твоим решением и хотел убить Римера.

— Возможно, я убил его, чтобы спасти жизнь Римера, — согласился Артур.

— Сейчас я пойду и все им расскажу, — сказала Салли. — Это не вернет Томми, но хотя бы немного отомстит за его смерть.

Она направилась к двери, но он остановил ее.

— Послушай, Салли…

— Что послушать? Послушать, как Арбитр Конфликтов будет принимать очередное решение? И каким оно будет в этот раз, Артур? Что они тебе дадут после того, как я все им расскажу? Жизнь или смерть?

— Ты не понимаешь, Сэл…

— Я все понимаю. И я иду рассказывать.

— В этом нет необходимости. Они и так знают.

Она остановилась. Ее глаза расширились.

— Знают?

— Ты сегодня спросила, чем я занимался до того, как стать арбитром? Я многим занимался, Салли. В том числе и делами, которые делают ножом для колки льда.

— Нет!..

— Томми становился слишком крутым. Они хотели забрать его территорию и надеялись, что Фриц сделает за них всю работу, но он оказался трусом. Когда в коридоре подвернулась возможность, я должен был ей воспользоваться.

— И все эти разговоры, все это расследование?..

— Ради тебя, Салли. Тебя и Бенни.

— Если они не сделают это, Артур, то сделаю я.

Она нагнулась за пешней, но он смахнул ее со стола.

— Уходи, Салли. Это может плохо для тебя кончиться.

— Черт бы тебя побрал, Артур! Ты не человек! Ты чудовище!

Артур Кура печально улыбнулся, потому что много раз слышал в свой адрес эпитеты и похуже. Он взял пешню и спрятал ее в портфель, после чего застегнул его на молнию. Выждав после ухода Салли несколько минут, Артур покинул номер. Он спустился вниз, кивнул на прощание портье за стойкой и вышел в ночь.


Оглавление

  • Эдвард Хох Арбитр Конфликтов