Мать. Вопросы и ответы 1953 г. (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Мать Вопросы и Ответы 1953

Предисловие

Предлагаемый вниманию читателя очередной, шестой, том Собрания Сочинений Матери является своего рода комментарием к четвертому тому публикуемого Собрания. В настоящий том вошли ответы Матери на вопросы учеников, касающиеся содержания ее бесед 1929 года. Эти ответы были записаны в 1953 году во время ее встреч с учениками на уроках французского языка, происходивших по вечерам на Спортплощадке Ашрама. Она читала отрывки из бесед 1929 года, и дети, а также их учителя задавали ей вопросы. Постепенно к этим урокам присоединились и многие другие ашрамиты.

Обычно Мать давала развернутые пояснения к прочитанному, а затем отвечала на многочисленные и чрезвычайно разнообразные вопросы воспитанников. Широкий круг тем, затронутых в беседах, обусловлен как возрастным различием их участников, так и различием в уровне их развития. Тем поразительнее искусство (проистекающее из обширнейшего духовного опыта), с которым Мать отвечает и на «детские» вопросы об устройстве мироздания, и на «взрослые» – о тонкостях внутренней йогической работы – в форме, одинаково доступной столь разнородной аудитории.

Фактически, предлагаемая книга может рассматриваться как целостное и законченное практическое пособие по саморазвитию личности. Она являет собой уникальный пример исчерпывающего объяснения сложнейших основополагающих вопросов бытия и вместе с тем тончайших нюансов практической внутренней работы на уровне, соответствующем пониманию и опытного духовного искателя, и ребенка, делающего первые шаги в познании себя и мира.

Без сомнения, книга будет чрезвычайно информативной и полезной для всех, кто интересуется вопросами самопознания, внутреннего развития, духовной философии и практики.


Мать – 1954 г.

Биографическая справка

Мать – Мирра Альфасса – родилась в Париже 21 февраля 1878 года. Ее отец был крупным банкиром, выходцем из Турции, а мать происходила из знатной египетской семьи. Начальное образование Мирра получила дома. Уже в раннем детстве у нее проявилась склонность к художественному творчеству: она прекрасно рисовала, играла на фортепьяно и делала успехи на литературном поприще.

По поводу своего раннего духовного продвижения Мать писала: «В возрасте между одиннадцатью и тринадцатью годами целый ряд духовных опытов и переживаний не только открыл для меня существование Бога, но также заставил осознать возможность соединения человека с Всевышним и всесторонней реализации Его в жизни божественной».

В 1906 году Мирра отправилась в Алжир, где провела два года, изучая оккультизм. По возвращении в Париж вокруг нее сформировалась группа людей, занятых духовными поисками; им она передавала свои знания, обогащая при этом и собственный духовный опыт. В 1914 году Мирра побывала в Пондичери, на юге Индии, где встретила Шри Ауробиндо, которого признала своим духовным наставником, направлявшим ее внутреннее развитие в течение многих лет. Мирра пробыла в Индии около года и затем вернулась в Париж. В 1920 году она снова приехала в Пондичери и осталась там навсегда.

Постепенно вокруг Шри Ауробиндо и Мирры собралась небольшая группа учеников, которая продолжала расти и впоследствии превратилась в Ашрам Шри Ауробиндо. В ноябре 1926 года Шри Ауробиндо полностью вверил Мирре материальное и духовное попечительство над Ашрамом, и с этого момента ее стали называть Матерью. Почти полвека Мать руководила Ашрамом, и за это время он вырос в огромную общину. К моменту, когда Шри Ауробиндо покинул этот мир в 1950 году, община насчитывала около тысячи членов. В 1951 году Мать создала школу, которая затем превратилась в Международный центр образования Шри Ауробиндо. В 1968 году недалеко от Пондичери Мать основала международный город Ауровиль, сегодня город насчитывает около 1200 жителей – представителей всех народов земли, стремящихся воплотить мечту Шри Ауробиндо о Человеческом Единстве.

Достижения Матери не исчерпываются практическим воплощением в жизнь учения Шри Ауробиндо. Создание Ашрама и Ауровиля – это лишь одна сторона ее великой работы. Она была также первопроходцем в области духовного опыта и оккультной практики; ей удалось освоить и описать такие уровни сознания, о существовании которых люди не догадывались раньше. Ее литературное наследие насчитывает 17 томов и представляет уникальное практическое руководство для тех, кто занят духовными поисками в повседневной жизни. Комментарии Матери к работам Шри Ауробиндо, ее статьи, беседы и письма образуют своего рода мост, перекинутый от философского видения и учения Шри Ауробиндо к проблемам обыденной жизни, озаренной духовным Светом.

Мать покинула свое физическое тело 17 ноября 1973 года. Главный итог ее жизни можно описать следующей строкой из поэмы Шри Ауробиндо «Савитри»:

Она открыла путь из Ночи к Свету…

Вопросы и ответы 1953 г.

18 марта 1953 г.

«В своем существе мы осознаем лишь то, что само по себе очень незначительно, об остальном мы ничего не знаем…»

(Вопросы и ответы, 7 апреля 1929 г.)

Что именно из того, что мы осознаем в себе, является незначительным?


Да почти все.

Очень немногое из того, что вы осознаете, действительно имеет значение. Все обычные для вашей жизни мысли, чувства, поступки, – все это относится к самой поверхностной части вашего существа. Только в отдельные моменты в вашей жизни происходит что-то по-настоящему значительное: когда, действуя через психическое, вас озаряет проблеск более высокого сознания, когда вам дается какое-то откровение свыше или вы соприкасаетесь (иногда это какие-то мгновения, не больше) со своим психическим существом. В остальном ваша жизнь – это бесконечное повторение одного и того же. Ваше видение и понимание окружающего мира, ваши действия и поступки, ваша реакция на происходящее, все ваши мысли, чувства, все это совершенно заурядно. Вы считаете себя людьми необыкновенными, особенно когда испытываете какие-то, на ваш взгляд, необычные чувства, ощущения, – вы думаете, что благодаря этому поднимаетесь над средним человеческим уровнем, но это глубокое заблуждение. Потому что, как ни прискорбно, но и это состояние есть просто другая форма самого обыкновенного человеческого сознания. Для того чтобы найти свою подлинную сущность, нужно погрузиться в глубины своего существа, устремиться в себя сосредоточенным внутренним взором.


Мать, вы говорили, что в прежней жизни мы были вместе, но разве мы не могли встретиться, даже если бы и не занимались йогой?


Могли, но не обязательно.

Я помню, при каких обстоятельствах я говорила об этом: я отвечала тогда на вопрос приехавшей в Ашрам женщины, которая спросила меня, что ее сюда привело… Это общая закономерность: когда люди, родившиеся в самых удаленных точках земного шара под влиянием обстоятельств или повинуясь внутреннему зову приезжают сюда, то это происходит почти всегда потому, что в одной из своих жизней они уже встречались (естественно, не все сразу в одной жизни) и их психическое существо почувствовало свою принадлежность к одной общей семье, что побудило их дать внутренний обет действовать сообща, держаться вместе и сотрудничать друг с другом. Несмотря на то, что некоторые из них находились очень далеко друг от друга, они, тем не менее, собираются вместе, объединяясь под влиянием сознания психического существа. Поэтому ясно, что реально такая встреча может состояться только в том случае, если психическое существо развито в достаточной степени, настолько, чтобы управлять жизненными обстоятельствами, играть решающую роль в жизни человека, иначе говоря, устраивать и жизнь, и обстоятельства таким образом, чтобы между устремлениями психического и внешними обстоятельствами, внешней жизнью, не возникало противоречий.

В действительности, в этом заключена глубокая истина; существуют большие «семейства» существ, которые трудятся ради какой-то одной общей цели; они объединяются друг с другом, образуя своего рода сообщества. Можно сказать, что в мире психического время от времени происходит своего рода пробуждение на коллективном уровне, это, знаете, как будят группу детей: «Время пришло, пора вставать, живо, живо просыпайтесь – и за работу!» И они спешат выйти в мир и приняться за работу. Иногда в жизни они оказываются не вместе, рассеяны по всему миру и тогда ощущают в себе определенную тягу, внутреннее побуждение, желание отправиться во что бы то ни стало в определенное место, и в результате они оказываются рядом друг с другом для осуществления совместной работы. Все складывается именно так потому, что в людях есть нечто глубоко скрытое, невидимое на поверхности – психическое существо, которое и направляет их жизнь; люди, не осознавшие в себе психического существа, встречаясь друг с другом, не видят и не понимают, что между ними есть определенная внутренняя связь. Осознать это люди могут лишь в той мере, в какой они способны осознавать свое психическое существо, быть послушными его влиянию, следовать его устремлениям; если такого осознания нет, жизнь человека складывается в полном противоречии с устремлениями психического; все, что в ней происходит, не позволяет человеку раскрыть в себе психическое, оглупляет его, перед ним возникает множество препятствий, мешающих ему обрести себя в глубинах своего существа и по-настоящему участвовать в Работе. В этом случае человек остается игрушкой природных сил. Избежать такой участи можно лишь путем обретения в себе психического существа и безоговорочного подчинения ему; нужно позволить ему вести себя по жизни шаг за шагом, невзирая ни на какие препятствия. Это единственный выход.

Все это я объяснила той женщине на словах, отвечая на ее вопрос, почему она приехала в Ашрам. Я сказала ей, что это, конечно, объясняется совсем не теми причинами, которые может привести внешнее сознание; что-то в ее внутреннем существе побудило ее приехать сюда. Однако степень внутренней пробужденности этой женщины оказалась недостаточной, чтобы преодолеть все возникшие перед ней препятствия, и она вернулась к обычной жизни, руководствуясь самыми заурядными потребностями и соображениями.

Кстати, внешне ее привели сюда довольно забавные обстоятельства; это была обычная женщина, из тех, про кого можно сказать «как все», она была помолвлена, но замуж не вышла, так как жених порвал с ней. Она очень страдала, много плакала, и ее красивое лицо подурнело от множества морщин. Горе со временем прошло, но она уже не была такой красивой, как прежде. Это очень сильно огорчало ее, и она обратилась за помощью к тем, чье ремесло – делать людей красивыми. Ей посоветовали парафиновые инъекции для лица, мол, после них никаких морщин не останется. Но после такого лечения, вместо ожидаемого улучшения, на ее лице тут и там проступили жировики. Это привело ее в совершенное отчаяние, потому что она подурнела еще больше. Потом какой-то шарлатан сказал ей, что в Англии ее вряд ли вылечат, и посоветовал: «Поезжайте в Индию, там живут великие йоги, которые могут все, они вернут вам красоту!» Так она оказалась здесь, и первое, о чем она спросила меня, было следующее: «Вы видите, как дурно я выгляжу, не могли бы вы снова сделать мое лицо красивым?» Я решительно отказалась. В конце концов, она стала расспрашивать меня о йоге и это очень заинтересовало ее. В тот же день она сказала мне: «Я приехала в Индию, чтобы избавиться от морщин, но теперь мне стало очень интересно все то, о чем вы рассказываете. Почему же я все-таки сюда приехала? Не могут же, в самом деле, морщины быть действительной причиной моего приезда». Я объяснила ей, что в человеке есть не только поверхностное существо, но и психическое, оно-то и привело ее сюда. Психическое существо использует внешние обстоятельства и побуждения как предлог для самореализации.

Но та женщина была удивительным созданием! До своего приезда сюда она относилась с полной доброжелательностью и к миру, и ко всем без исключения людям – даже к самому последнему бездельнику, во всем она видела только хорошее. Потом, когда она пробыла здесь какое-то время, ее сознание получило определенное развитие и она стала видеть людей такими, каковы они есть на самом деле. И вот однажды она сказала мне следующее: «Прежде, когда я многого не понимала, для меня все вокруг было хорошим, люди казались такими добрыми! Зачем вы помогли мне стать зрячей?» Я ответила ей: «Не останавливайтесь на полпути, идите дальше».

Если начинаешь йогу, то лучше идти до конца.

25 марта 1953 г.

Возлюбленная Мать, в твоей книге сказано:

«Нужно проявлять бдительность постоянно, нельзя использовать Божественное как удобную ширму для прикрытия стремлений к удовлетворению собственных желаний».

(Вопросы и ответы, 14 апреля 1929 г.)

Среди всего многообразия идей и представлений, которые избираются людьми в качестве руководящих жизненных принципов, есть в этом отношении очень удобные, например: «Все, что ни происходит в мире, происходит именно так, а не иначе, потому что этого хочет Бог», или: «Божественное везде и во всем, все совершается согласно Его промыслу», или: «Моя воля едина с Божественной Волей, именно она движет мною, сам Бог говорит мне, как жить и что делать». Много существует на свете таких представлений, которые позволяют людям придерживаться подобных убеждений и совершенно недвусмысленно свидетельствуют о присутствии в них сильного эго. Люди делают все, что им захочется, оправдывая себя тем, что якобы через них действует Божественное. Что бы ни пришло им в голову, все считается «Божественной Волей», я, мол, действую не по собственному произволу – «все совершается Божественной Волей, это делаю не я, но через меня действует Божественное», и, таким образом, они поступают как им вздумается. И таких людей отнюдь не мало. Вот почему я говорю в своей книге: «Не следует использовать Божественное как удобную ширму для прикрытия стремлений к удовлетворению собственных желаний».

«Все решает искренность. Если у вас ее нет, не приступайте к йоге».

(Вопросы и ответы, 14 апреля 1929 г.)

Искренность, быть может, самое труднодостижимое качество, но оно в то же время, несомненно, и самое могучее оружие в духовной работе.

Если ваша искренность совершенна, вы можете быть уверены в конечном успехе. Но достичь такого совершенства неимоверно трудно, потому что это означает достичь состояния, когда всякая частица вашего существа, вся его жизнь (как внешняя, так и внутренняя) со всеми ее проявлениями одинаково проникнуты одним единым стремлением принадлежать Божественному, жить только ради Божественного, желать лишь того, что угодно Божественному, осуществлять и воплощать только Божественную Волю, черпать силы своего существования только в Божественном. Стараясь достичь этой цели, вы обнаружите, что не будет такого дня, часа, минуты, когда бы вам не надо было стремиться к большей силе и чистоте своей искренности для того, чтобы полностью исключить в себе всякий самообман по отношению к Божественному. Самое первое условие для этого – быть честным перед самим собой, не допускать ни малейшего самообмана. Умозрительно, отвлеченно, теоретически все прекрасно понимают, что обмануть Бога невозможно, даже самые умные из Асуров не способны на это, и, тем не менее, понаблюдав за собой, вы сможете легко убедиться, что часто не только на протяжении всей своей жизни, но и в течение одного лишь прожитого дня вы пытаетесь обмануть себя, делаете это бессознательно, причем все получается как бы само собой, почти автоматически. Что бы вы ни сделали, ни сказали, вы прежде всего стараетесь подыскать благовидные объяснения своему поведению, своим поступкам. И я здесь имею в виду не только какие-то очевидные случаи неверного поведения, как, например, привычка в любой конфликтной ситуации всегда обвинять не себя, а другого, я говорю о самых обычных проявлениях повседневной жизни.

Я знаю ребенка, который, стукнувшись о дверь, «ответил» ей хорошим пинком ноги! В жизни люди ведут себя точно так же. Виноват всегда другой, именно тот ошибается. Но даже выйдя из ребяческого возраста и немного поумнев, люди пытаются найти оправдание совершаемым ими глупостям, прибегая при этом к не менее нелепым доводам: «Если бы он не сделал этого, я бы тоже так не поступил». А ведь все должно быть как раз наоборот: нести ответственность за происшедшее должны прежде всего вы сами, а не кто-то другой!

Это как раз то, что я называю искренностью. Если вы искренни, то будете вести себя правильно при любых обстоятельствах и отношениях с людьми. Возьмем очень распространенный пример. Некто в припадке злобы осыпает вас бранью. Вместо того чтобы отвечать ему колкостями, вы молчите, сохраняя спокойствие и самообладание, не позволяя себе заразиться его гневом. Понаблюдайте за собой, чтобы выяснить, насколько легко это у вас будет получаться. Это самый простой, самый первый способ проверки собственной искренности. Я не говорю здесь о тех, кто легко поддается посторонним влияниям, о таких, например, кто позволяет быстро втянуть себя во взаимный обмен грубыми шутками, или о тех, кто, не задумываясь, просто делает то же, что и окружающие, хотя бы это и было глупо с точки зрения йоги.

Могу поручиться: если вы строго и беспристрастно, со всем возможным вниманием присмотритесь к себе, вы обнаружите, как много в вас неискренности, даже если вы изо всех сил стараетесь быть как можно более искренними. Вы поймете, как это трудно.

Можете поверить мне на слово: если искренностью проникнуто все ваше существо целиком и полностью, до самой последней его частицы, до физических клеток тела, если всем своим существом вы устремлены к Божественному, можете быть уверены – вы достигнете своей цели. Но так – и только так, легче и проще не получится. Вот какую искренность я называю настоящей искренностью.

Заметьте, что, говоря все это, я не принимаю во внимание такие откровенные проявления духовного ханжества, когда люди убеждают себя и окружающих: «Я не принадлежу себе, я принадлежу Божественному; во мне все совершается Божественным, Божественное действует через меня», а на деле следуют своим желаниям и прихотям; я говорю о более честных людях, которые, обладая более развитой, более утонченной натурой, умеют облекать свои низшие побуждения в красивую драпировку.

Как вы думаете, много ли вы насчитаете в себе за день мыслей, чувств, поступков, вообще всего того, что в своем стремлении к Божественному вы посвятили Ему, и только Ему одному? Много ли в вас такого наберется? Если найдется хотя бы что-нибудь, считайте этот день событием, свершением в своей жизни.

Когда я говорю: «Если вы искренни, вы можете быть уверены, что достигнете цели», то имею в виду настоящую искренность: в вас должен всегда гореть, ни на мгновение не ослабевая, огонь самопосвященности Божественному. В вас должна жить эта великая радость от сознания и ощущения, что вы существуете только благодаря Божественному и только ради Него; вам должно быть совершенно ясно, что ничто не может существовать без Него, что без этого внутреннего зова, без вашего стремления к Нему, без обращенности к высшей Истине, к тому, что мы называем Божественным (мы используем это слово, потому что никуда не деться – нужно же как-то называть в наших беседах то, к чему мы стремимся и что хотим воплотить в своей жизни), единственному источнику бытия всей Вселенной – жизнь была бы бессмысленной, все было бы никчемным, пустым, неинтересным. Это состояние, когда вы чувствуете, что без Него все для вас – ничто.

1 апреля 1953 г.

«Для многих йогинов причиной падения стало тщеславие. Этот изъян, этот “гложущий червь”, может долго оставаться незаметным для человека. Многие, вступая на путь, даже не догадываются о его присутствии. Но как только они добиваются обладания какими-либо силами, тщеславие поднимается в них, и притом с удвоенной силой, из-за того, что от него не избавились с самого начала».

(Вопросы и ответы, 14 апреля 1929 г.)

Дорогая Мать, почему тщеславие названо здесь «гложущим червем»?


Это образное выражение. Вам, конечно, случалось находить в красивых на вид плодах манго червей-паразитов. Это происходит потому, что муха откладывает свои яйца еще до того, как плод сформируется. Так и с человеческим тщеславием. Внешне оно может быть совсем незаметным. В общении человек кажется вам чистосердечным и бескорыстным. Но внутри у него может быть скрыто непомерное тщеславие, желание стать выше всех остальных, жажда всеобщего поклонения, почитания… иначе говоря – эго. Это и есть тот самый «червь», червь тщеславия, до поры до времени он никак себя не проявляет, он неприметен, но он присутствует в человеке. Получая какие-то силы, такой человек, вместо того чтобы оставаться насколько возможно в покое, сознавая, что сам по себе он – ничто и что это не его заслуга, начинает стремиться к тому, чтобы о его способностях узнали и другие! Это я и называю червем тщеславия. Он выедает все внутри, оставляя наружность нетронутой и привлекательной.


Возлюбленная Мать, в своей книге ты говоришь, что «нужно добиться цельности всего существа» (Вопросы и ответы, 14 апреля 1929 г.), что это означает?


Ты разве не знаешь, что такое цельная вещь? Это такая вещь, все части которой состоят из одного и того же материала, одинаковы по составу. По отношению к человеческому существу цельность означает, что все оно целиком подчиняется единой силе, единому сознанию, единому стремлению, единой воле. Обычно же существо человека состоит из самых разнородных частей. Из них бывает активна то одна, то другая. В зависимости от этого человек представляет собой то одно, то другое лицо, порой можно даже сказать, что это разные личности. Предположим, например, вы находитесь в состоянии устремленности к Божественному с внутренним ощущением, что все существует только ради Него; затем происходит что-то на первый взгляд вполне безобидное: кто-то вас навещает, или вы вспоминаете, что вам пора приниматься за какое-то дело, но первоначальное состояние, тем не менее, исчезает. Вам даже трудно восстановить в памяти ваши ощущения. Вы теперь – уже под совершенно другим влиянием и даже не можете поверить, что нечто подобное могло с вами быть. Есть люди, совмещающие в себе сразу две, три, а то и четыре обособленные личности, совершенно не подозревающие о существовании друг друга. Но сейчас речь не об этом, а о том, что случается с каждым из вас: после некоторого опыта соприкосновения с Высшим в вас еще живет чувство и понимание, что в этом опыте вы соприкоснулись с единственно важным в жизни, что выше этого ничего нет, – полчаса спустя вы пытаетесь вспомнить о своем состоянии, а оно исчезло как дым, от него ничего не осталось. А ведь всего полчаса назад у вас было такое сильное переживание… Причина таких резких переходов из одного состояния в другое заключается в том, что человеческое существо состоит из самых разнородных частей. Тело – это как мешок с грудой камней и жемчужин, и только оно удерживает их вместе. Соответственно в вашем сознании нет цельности, единства, оно неоднородно, неустойчиво.

Таким образом, в разные моменты жизни вы представляете собой, по сути дела, различные личности. Мне известен не один случай, когда люди, принявшие твердое решение достичь определенной цели в жизни, в духовной работе, обладающие достаточно сильной волей, чтобы осуществить свое намерение, ясно осознающие, чего именно они должны добиться, что и как нужно делать для этого, были уже полностью готовы приступить к выполнению намеченного, но здесь, казалось бы, легкое изменение происходило во внутреннем состоянии – просто на некоторое время преобладающей становилась другая, менее сознательная часть существа, и вот за какое-то совсем ничтожно малое время уничтожались плоды долгой, быть может, месяцами длившейся внутренней работы. Обычно в подобных случаях, когда вновь возвращаешься в прежнее сознательное состояние, то есть когда ведущая роль в существе снова переходит к более сознательной его части, приходишь просто в ужас от того, как такое могло случиться, как ты мог допустить такое падение, и понимаешь, что для того, чтобы возместить потерянное, нужно вновь начинать ту же работу, которая была уже проделана. Из этих примеров мы видим, как важно достичь осознания своего психического существа: у людей, занимающихся духовным самосовершенствованием, обязательно должно быть какое-то средство, позволяющее им верно оценивать все происходящее с ними, сознание психического как раз и является тем зеркалом, которое показывает вещи в их истинном свете. Имея такое зеркало, вы сможете правильно разбираться во всем, что происходит с вами и вокруг вас, все расставить по своим местам, привести свою жизнь, как внутреннюю, так и внешнюю, в такое состояние, чтобы она соответствовала избранной вами цели. Но все это делается, конечно, не сразу, вам потребуется время, чтобы добиться этого. Не раз и не два правильная организация внутренней жизни – с психическим во главе – будет нарушаться, место психического будет занимать какая-то другая часть существа, как бы говоря вам: «Сделай меня самой главной, все то, что делают другие части существа, – не важно, совсем не важно, потому что самая важная – это я и ты должен слушаться в жизни только меня». Я уверена, что каждый из вас прошел через такой опыт, вы легко убедитесь в этом, стоит только повнимательней присмотреться к себе. Без сомнения, всякий из вас побывал в таком положении, когда из правильного внутреннего состояния, исполненного света истины, в котором вы хотите стать более сознательным и должным образом прикладывать свою волю, и иметь ясное и верное понимание всего происходящего, своих настоящих целей, в сочетании с устремленностью к Божественному, другими словами, из прекрасного внутреннего состояния вы вдруг под влиянием какого-то бессмысленного разговора или в результате чтения какой-то ненужной книги оказывались на значительно более низком уровне сознания и тогда вам даже казалось, что ваше прежнее состояние было каким-то наваждением, иллюзией, когда все виделось под каким-то особым, обманчивым углом зрения.

Так уж устроена жизнь: в начале своего духовного пути человек обычно не может постоянно удерживаться в правильном состоянии и допускает срывы при первой же возможности, успокаивая и оправдывая себя тем, что нельзя быть все время таким серьезным; когда же он возвращается на первоначальный, высокий уровень, следуют горькие сожаления о случившемся: «Боже, как я мог допустить такое безумие, сколько времени потеряно даром, теперь надо все начинать сначала…» Таким образом, смена состояний от высокого – когда ведущее место в существе принадлежит наиболее сознательной его части и вы живете стремлением к духовному совершенству, стараетесь поддерживать в себе полную преданность Божественному – до низкого – когда ваше поведение определяет уже другая часть существа и вы находитесь в дурном расположении духа, переживаете внутренний конфликт, смятение, бунт против Божественного; такая смена состояний – обычное явление для этого периода.

Есть только один способ преодолеть этот недостаток – иметь при себе и постоянно использовать то самое средство, которое является точным индикатором вашего внутреннего состояния, постоянно держать перед собой то замечательное зеркало, о котором мы только что говорили, зеркало, позволяющее в истинном свете видеть все проявления вашей внутренней жизни: ваши чувства, побуждения, ощущения. Какие-то из них будут выглядеть в зеркале не слишком красивыми, и вам будет неприятно видеть их такими, каковы они есть на самом деле, с другой стороны, вы увидите в себе и что-то хорошее, этим нужно дорожить, это нужно беречь и поддерживать в себе. Надо сверяться с этим зеркалом при первой же необходимости. Вы увидите, какая это интересная работа. Вы как бы очерчиваете большой круг с зеркалом – сознанием психического – в центре и всякое событие, явление как бы располагаете по этой окружности. Если какой-то из расположенных таким образом элементов имеет недостатки, вы увидите его в зеркале в виде своего рода серой тени, большой серой тени, и вам будет понятно, как нужно исправить этот элемент, каково должно быть его истинное место. И вы должны будете вести себя с ним – я уже говорила об этом – как с ребенком: заставить его осознать свое настоящее место, убедить его на это место вернуться и таким образом избавиться от еще одного проявления мрака в самом себе. Если вы сможете постоянно заниматься этим, скучать вам будет некогда. Любое происшествие, любой случай – с вами невежливо обошлись, вас беспокоит насморк, вы не выучили уроков и так далее – могут дать вам повод заглянуть в зеркало. Вы откроете много неожиданного для себя, вы увидите, что в большинстве неприятных случаев и обстоятельств своей жизни виноваты вы сами, вы увидите в зеркале того самого «гложущего червя» тщеславия. Вы считали, что в тех условиях вы были вполне искренни, а после такой проверки выяснилось, что это совсем не так.

Это наше зеркало – действительно замечательная вещь и с ним любое событие в вашей жизни будет интересным. Обращайтесь к нему постоянно, возможно, вам придется делать это не год и не два, а не один десяток лет. Вы сможете следить за всеми изменениями в себе и, вероятно, вам будет удивительно увидеть, что с вами произошло в течение, скажем, трех лет: «Господи, как же я изменился!.. Неужели я был таким человеком?..» Это очень любопытно. «Неужели я мог говорить такой вздор, держать в голове такую чепуху?.. Какой же я был глупец! И как я, в самом деле, изменился!» Все это очень интересно, не правда ли?

8 апреля 1953 г.

«Одна из самых распространенных форм тщеславия связана с идеей служения общественному благу. Всякая привязанность к этой идее или к соответствующей деятельности есть признак личного тщеславия».

(Вопросы и ответы, 14 апреля 1929 г.)

Дорогая Мать, почему в стремлении принести благо человечеству ты видишь проявление тщеславия?


А как вы думаете, в чем причина такого стремления? Конечно же, в тщеславии, ведь на самом деле вам просто хочется возвыситься над людьми и прославиться.

Разве нет?.. Это же так ясно.


Если Божественное – везде и во всем, то тогда служить человечеству значит служить Божественному?


Замечательное рассуждение! Для полной ясности достаточно лишь логически продолжить его, и вы придете к такому выводу: «Божественное есть и во мне. Следовательно, когда я служу себе, я служу Божественному!» (Общий смех.) Божественное, действительно, везде и во всем. И Божественное вполне способно достичь своей цели без вашего участия, без вашей «помощи», которую вы навязываете Ему.

Вижу, что вам не очень понятно. Если вы и в самом деле осознаете, что Божественное везде и во всем, то тогда вам будет просто ответить на вопрос: чем, собственно, вы могли бы более помочь людям и что большее могли бы предложить им по сравнению с Божественным? Чтобы по-настоящему помогать людям, нужно знать лучше, чем само Божественное, что для этого следует делать. Уверены ли вы, что обладаете таким знанием?

Божественное присутствует во всем. Это верно, хотя пока проявленный мир все еще очень далек от Божественного… Я считаю, что если вы действительно хотите помочь людям, правильным будет только одно решение – полностью посвятить себя и всю свою жизнь Божественному. Это единственно верное решение, потому что в этом случае физическая реальность через вас – ее представителей – приближается в своем развитии к Божественному.

С другой стороны, вы можете спросить: если, как нам говорят, во всем присутствует Божественное, то почему же тогда мир не меняется к лучшему? Ответ таков: потому что Божественное не находит должной, всеобъемлющей восприимчивости со стороны мира; еще не все в мире обращено к Божественному, живет Им, стремится исполнить Его Волю. Чтобы познать Его, нужно достичь самых сокровенных глубин сознания. Только тогда вам будет ясно, что нужно делать для блага человечества. А что собираетесь делать вы? Накормить бедняков? Вы можете накормить многие миллионы людей, но это ничего не решит, не изменит существующего порядка вещей. Создать для людей новые, более благоприятные условия существования? Но ведь в них и так присутствует Божественное, отчего же в их жизни ничего не меняется? А Божественное лучше, чем вы думаете, знает, какова жизнь людей. Ибо что вы такое? Всего лишь крупица сознания да крупица материи – именно это вы называете своим «я». И единственный способ помочь человечеству, миру, вселенной – целиком отдать эту кроху Божественному. Отчего мир не стал до сих пор воплощением Божественного?.. Очевидно, что мир не таков, каким должен быть, в нем еще слишком много хаоса. Единственный способ содействовать преображению мира заключается в том, чтобы все то, что принадлежит вам, отдать в руки Божественного, отдать все, целиком и полностью, и не ради себя, но ради того же человечества, ради блага всей Вселенной. Другого, лучшего, решения нет. Как вы хотите помочь людям, когда даже не знаете, что, собственно, им нужно? И, наверное, еще меньше знаете, какой силе вы сами служите. Как вы можете изменить что-то, если не сумели изменить себя?

Так или иначе, но у вас нет сил и способностей что-то реально сделать для людей. Ибо как можно рассчитывать помочь кому-то, когда сам не выше его по уровню сознания? Это такое ребячество! Только дети, взрослые дети, могут говорить: «Я открою благотворительные заведения, дам пищу и кров нуждающимся, займусь просвещением людей, стану проповедовать им религию…» За всем этим стоит одно: вы считаете себя выше других, полагаете, что лучше знаете, какими они должны быть и что им нужно делать. Вот что обычно скрывается за стремлением служить человечеству. И вы тоже хотите действовать в том же духе? Ни мир, ни люди от этого не изменятся к лучшему. Тем более, что обычно люди открывают больницы и школы вовсе не для того, чтобы помочь своим ближним.


Но все-таки школы что-то дали человечеству, разве не так? Ведь если бы их не было…


Не думаю, что благодаря школам люди стали жить счастливее, чем без них, что школы сделали их намного совершеннее. Эта «школьная» благотворительность только укрепляет в человеке чувство собственной значимости. Это я и называю тщеславием.

Если тем же людям, которые готовы отдать свои деньги на строительство и содержание школ, вы предложите сделать пожертвование на действительно Божественное Дело и скажете им при этом, что само Божественное решило выполнить его именно таким способом, то они, даже если будут совершенно уверены в том, что это подлинно Божественное Дело, все-таки откажут вам в деньгах, потому что в таком виде благотворительность не принесет им признания, почитания со стороны окружающих и они не получат удовлетворения от своих благодеяний. Именно это я и называю тщеславием.

Я знаю людей, которые готовы поступиться большими суммами на открытие больниц, только потому что это приносит им удовлетворение от того, что они, по их мнению, делают нечто значительное, благородное, возвышенное. Они стремятся к известности, а это я и называю тщеславием.

Один знакомый мне острослов говорил: «Видно, не скоро приидет Царствие Небесное, ибо что тогда будут делать наши несчастные филантропы? Если человечество избавится от мук и страданий, им ведь нечем будет заняться, они станут безработными». Нелегко изменить существующий порядок вещей в мире. Но, в любом случае, сделать это можно только одним способом – все посвятить Божественному, все предоставить Его Воле. Вы, конечно, можете гордиться своими добродетелями, но все они только питают ваше самодовольство, иначе говоря, укрепляют эго и в действительности отнюдь не помогают вам прийти к осознанию Божественного. Труднее всего в этом мире обратить к истине его мудрецов и героев. Они уверены в праведности и правильности своей жизни и вполне ею довольны. Тот бедняга, который совершил в своей жизни все возможные глупости, осознав их, гораздо быстрее приходит к признанию ошибок прошедшей жизни: «Да, я понял, что я – ничто, и сам я слаб и немощен. Делай со мной то, что Тебе угодно». И он больше прав и гораздо ближе к Божественному, чем гордый своею мудростью мудрец, потому что видит себя именно таким, каков он есть на самом деле.

Во всех этих благородных и мудрых людях, так много сделавших для человечества, слишком много самодовольства, чтобы они могли хотя бы помыслить о необходимости изменений в себе. Именно эти люди обычно утверждают, что если бы они создавали мир, то сделали бы его совсем иным, гораздо лучше, чем он есть; они пытаются поправить то, что так плохо сделано Богом! Им кажется, что все в мире устроено глупо и бессмысленно… С подобными взглядами совершенно несовместима подлинная преданность Божественному. Между Ним и такой личностью всегда будет преграда – эго, которому присуще сознание собственного интеллектуального превосходства над Божественным и которое дерзает судить Его, не сомневаясь в непогрешимости своих суждений. Такие люди совершенно уверены, что, если бы сотворение мира было доверено им, они не допустили бы тех глупостей, которые наделал Бог! И все это идет от гордости, тщеславия, самонадеянности; в зачаточном состоянии все это присутствует в тех, кто желает трудиться на благо человечества.

Но что они могут дать человечеству? Ничего, вообще ничего! Пусть они отдадут себя людям до последней капли крови, пусть отдадут все достижения своего интеллекта, все свои деньги до последней копейки, это нисколько не изменит ни одного человека, который есть не более чем миг в вечности. Или они думают, что способны повлиять на саму вечность? Ведь в этот мир приходили существа и более высокого уровня развития, чем человек, они несли в мир свет, отдавали за людей свою жизнь, но это мало что изменило. Так как же может простой человек, это микроскопическое ограниченное существо, реально помочь миру? Это же гордыня, и только. Обычно можно услышать такие доводы: «Если каждый сделает все, на что способен, и сделает как можно лучше, все пойдет хорошо». Я так не думаю, впрочем, так никогда и не будет, потому что это неверно. В определенном смысле, всякая частица этого мира, насколько это зависит от нее, наилучшим образом исполняет свою роль во всеобщем бытии, исполняет ее на пределе своих возможностей. Но ни к какому заметному улучшению это не приводит. Действительно преобразовать мир можно только при одном условии – преобразование должно быть всеобъемлющим, охватывать весь мир целиком до последнего его элемента. И для каждой частицы вселенной необходимо поднять ее «предел возможного». Знание, сила, сознание должны прийти на смену неведению; в противном случае выйти из порочного круга невозможно.

Вы можете открыть сколько угодно больниц, но меньше больных от этого не станет. Напротив, это лишь облегчит людям возможность поболеть, так сказать, поощрит их к этому. И все-таки существует какая-то непреодолимая убежденность в правильности и достойности благотворительности. В значительной степени это объясняется тем, что благотворительность – очень удобное средство, которым пользуется человек, чтобы быть спокойным и довольным собою: «Я пришел в этот мир, чтобы помочь другим». И больше того: «Я совершенно лишен себялюбия, я бескорыстен, и я смогу помочь людям». Но все это – не более чем просто эгоизм.

На самом деле, первый и главный человек, которому вы можете и должны помочь, – это вы сами. Вы хотите уменьшить страдание в мире? Это возможно; но до тех пор, пока вы не сумеете обратить боль и страдание в счастье и радость, мир не изменится. Все будет повторяться, мы не выйдем из замкнутого круга – одна цивилизация будет сменять другую, за одним катаклизмом придет другой, но ничего не изменится в мире, потому что в нем нет главного – необходимого уровня сознания, и все дело именно в этом.

Таково, во всяком случае, мое мнение.

Воспользуйтесь этим мнением в той мере, в какой сможете осознать его силу и истину. Если вы хотите строить школы и больницы, то можете это делать; если это будет доставлять вам радость и сделает вас счастливыми, тем лучше для вас. Однако такая деятельность сама по себе большого значения не имеет. В фильме «Господин Винсент» есть поучительный эпизод. Главный герой сталкивается с любопытным обстоятельством: когда он накормил десять бедняков, к нему пришла толпа уже в тысячу человек. Поэтому Кольбер сказал ему: «Вы, похоже, сами плодите бедняков, раздавая им пищу!» И это не так уж и далеко от истины. Что ж, если вы считаете, что открывать и содержать школы и больницы, распространять просвещение и ухаживать за больными – ваше призвание, занимайтесь этим. Но не преувеличивайте значения своих достижений. Как бы ни были они велики, они совершаются вами ради самоутверждения. Так и говорите себе: «Я делаю это, потому что моя деятельность приносит мне удовлетворение». Но, разумеется, ни о какой йоге здесь и речи быть не может. То, что и как вы делаете, – еще вовсе не йога. Вы просто верите, что совершаете нечто великое, вот и все. А действительная причина и двигатель вашей благотворительной деятельности – желание насладиться своими «великими» делами и быть вполне довольным собой.


Про риши Вишвамитру рассказывают, будто он тоже создал свой собственный мир?


А давайте разберемся, что же он сделал на самом деле?.. Ему не нравился этот мир и он создал другой? И где же этот мир?

В подобных случаях людьми в сущности движет скрытое стремление превзойти Того, Кто создал этот мир, так как они полагают, что создан он неудачно. Разумеется, никто не может лишить человека права иметь такое мнение. Если вы считаете, что способны создать мир лучше, чем это сделал Бог, то я в этом вас не обвиняю. Я хочу лишь сказать, что вы не должны отрицать, что вами движет тщеславие. Я не говорю о том, правы или не правы были все те, кто думал и действовал в том же духе, я просто утверждаю, что они были движимы тщеславием. И ничем больше. Доказательство заключается в том, что именно таких людей – добродетельных, благородных, бескорыстных – труднее всего переубедить и обратить к Божественному; их эго огромно. Они настолько находятся в плену своих представлений о справедливости, о благородстве и т. д., что ни на что другое их не хватает, для Божественного места не остается.

Для того чтобы действительно быть в состоянии творить добро, нужно погрузиться в глубины своего существа и постичь очень важную истину, которая состоит в том, что сами по себе вы не обладаете подлинным бытием, им обладает только Божественное, и пока вы этого не поняли, вы не сможете продвигаться вперед по пути истины. Но для этого нужно преодолеть поверхностную оболочку внешнего существа, что очень непросто, ведь это такой толстый и жесткий панцирь!.. Если в той или иной мере вы обладаете философским складом ума, эту работу вы можете начать с размышлений о своем «я»: «Что я называю своим «я»? Тело? Но оно постоянно меняется, оно никогда не остается одним и тем же. Чувства? Но они сменяют друг друга так часто. Мысли? Они беспрерывно то возникают, то исчезают. Все это нельзя назвать «я». Где же все-таки мое «я»? Откуда у меня это чувство неизменности и постоянства собственной личности?» Искренне стремясь найти истинный ответ на поставленный вопрос, вы непременно обратитесь к своему прошлому. При этом задача усложнится. Но, продолжая поиски, вы придете к выводу: «Память – вот что сохраняет во мне это чувство». С другой стороны, это чувство остается и живет в человеке, даже если и происходит какая-то потеря, утрата памяти. Если в своих поисках вы честно идете все дальше и дальше, вы, в конце концов, приходите к тому, что для вас перестает существовать все, кроме одного – Божественного, вы осознаете, что подлинным бытием обладает только Божественное Присутствие. Все остальное исчезает, растворяется, тает, как масло на солнце… Постигнув это, вы видите, что то, что вы называли своим «я», есть не более чем конгломерат, набор определенных привычек и, значит, обычно вами управляет та часть этого «я», что не знает, не осознает Божественного. На самом деле, в вас живут своею самостоятельной жизнью многочисленные «я» – бессознательные, изменчивые, текучие, каждое по-своему управляющее вашим существом. И то «я», которое управляет вами сегодня, совсем другое, чем было вчера. И если последить за судьбой этого очередного «я», можно увидеть, как и оно исчезнет. Единственное, что остается, что всегда можно видеть неизменным, – это Божественное. Так что, если вы не достигнете этого состояния…


Если Он – источник всего сущего, то откуда берется столько заблуждений, ошибок?


Не нужно думать, будто все, что происходит в жизни, естественным образом приходит к человеку непосредственно от Божественного, то есть его жизнью управляет непосредственно Сознание-Истина. Если бы это было так, возможность ошибок в вашей жизни была бы исключена.

Как получается, что повсюду существуют несовершенства и заблуждения? Почему в мире происходит то, что вступает в противостояние, противоречие с Божественным, происходит то, чего не должно было бы быть согласно Божественной Воле?..

Потому, что многочисленные элементы мира оказывают влияние друг на друга, находятся в непрерывном и сложном взаимодействии и противодействии. В мире происходит столкновение, переплетение волевых устремлений, где верх берет та воля, которая окажется сильнее. Многообразие свойственных каждому плану бытия законов и правил, подобных правилу «сильнейшей воли», приводит, с одной стороны, к существованию детерминизма, предопределенности событий и явлений, а с другой – к тому, что непосредственное воздействие Божественной Воли маскируется. Поэтому я здесь и сказала (Мать берет в руки свою книгу):

«Вы должны принимать все, что приходит к вам от Божественного. И ничего кроме этого. Ибо с вами происходит еще и то, что вызвано вашими подспудными желаниями. Желания, действуя через подсознательное, привлекают к вам то, что может исходить вовсе не от Божественного, хотя вы об этом и не подозреваете».

(Вопросы и ответы,14 апреля 1929 г.)

Если, например, у вас возникает какое-то сильное желание, но вы не можете сразу удовлетворить его, оно устремляется вовне в виде отдельного образования, определенной формы, обладающей вполне законченными индивидуальными свойствами, и в дальнейшем самостоятельно перемещается в пространстве. В конце концов, описав больший или меньший круг, оно возвращается к вам обратно, принося с собой желаемый вами когда-то результат, и происходит это порой как раз тогда, когда вы уже о нем совсем забыли. Если желание очень велико, если это настоящая страсть, то такое образование представляет собой небольшую, но вполне сложившуюся сущность, подобно движущемуся в пространстве огоньку. У этой сущности есть своя судьба, она живет своей собственной, особой жизнью. Она странствует по миру, испытывая столкновения, влияние, воздействия со стороны иных сущностей. Вы можете не помнить о ней, но она никогда не забудет о том, что должна добиться исполнения заложенной в ней самой цели, нужного результата. Например, в течение какого-то времени вы постоянно возвращаетесь к одной и той же мысли: «Как бы мне хотелось поехать, скажем, в Японию, посмотреть эту страну, ведь там есть столько всего интересного», и вот это ваше желание-сущность устремляется в окружающий мир, а поскольку желания – вещь мимолетная, вы совершенно забываете и об этом желании, источником которого стали и в которое вложили столько витальной энергии; многочисленные обстоятельства отвлекают вас и заставляют думать о чем-то другом. А спустя лет десять – а то и больше, но бывает и меньше – оно возвращается к вам свежеприготовленным блюдом, да, да, именно так – горячим и полностью готовым к употреблению блюдом. Вы говорите: «Мне это больше не интересно, не нужно». Поскольку все это становится вам уже не интересно по прошествии десяти лет. Однако порожденное вами создание выполнило свою работу как могло… Помните, что любое возникшее у вас желание, даже самое мимолетное, должно неизбежно осуществиться. Таким образом, создание, рожденное вашим желанием, сделало все, что смогло, оно преодолело многие препятствия, хорошо потрудилось и спустя годы возвратилось к вам с выполненной задачей. Это как если бы вы послали с поручением слугу и он бы сделал все, что мог, а вы по возвращении встретили его словами: «Что же ты наделал?!» – «Как что? Ведь именно этого, мой господин, вы и хотели!»

Здесь можно было бы привести примеры, которые, несмотря на всю их кажущуюся неправдоподобность, являются реальными событиями. Вспомнить хотя бы известную историю со скрягой, который только и думал, что о своих деньгах; накопленное богатство он спрятал в потайное место и регулярно ходил проверять, все ли цело. После смерти его дух (иначе говоря, витальное существо) с тем же упорным постоянством являлся на то же место, чтобы стеречь сокровища. И никому не удавалось пройти мимо того места, чтобы с ним не случилось какой-то беды. Здесь также работает правило: что бы вы ни стремились осуществить, если вы приложили усилия к этому, оно непременно осуществится. Пусть это будет хотя бы и после вашей смерти! (Скупец добился своего – сокровища так и остались в целости и сохранности, несмотря на его смерть.) Объясняется это тем, что с разложением тела вибрации вашего существа сохраняются и так или иначе находят свое воплощение. Об этом говорил еще Будда: существование вибраций вечно, они неуничтожимы. Они, как заразная болезнь, переходят от одного существа к другому и, питаясь таким образом, поддерживают свое существование.


Может ли человек своими добрыми мыслями, чувствами, намерениями содействовать улучшению мира?


Человек с помощью своей доброй воли может изменить многое в мире, но при условии, что он будет безупречно чист в своих намерениях и помыслах, ничто инородное не должно примешиваться к его стремлению сделать добро. Если мысль, молитва, посланные в мир, исполнены совершенной чистоты и истины, они, безусловно, достигнут цели. Но может ли мысль, прошедшая через человеческий мозг, в совершенстве сохранить свою чистоту и истинность? Нет, из-за несовершенства различных частей человеческого существа она претерпевает искажения. Если бы вы могли с помощью своего знания и внутреннего сознания преодолеть и полностью уничтожить какое-то свое желание – одно из искажающих проявлений витальной части существа, если бы вам удалось внутренним усилием воли, обращаясь к высшим сознанию, свету, знанию, полностью избавиться от своего желания, то, во-первых, вы бы испытали во много раз большую радость, чем если бы просто удовлетворили свое желание, а во-вторых, такая победа над самим собой была бы замечательна по своим последствиям и в более общем смысле. Вы сами не знаете, как сильно может повлиять ваша внутренняя победа на ход событий в мире. Дело в том, что порожденная вами вибрация продолжает распространяться в мире и дальше, ибо таково свойство всех вибраций: они распространяются со скоростью лавины, и сила их воздействия растет как снежный ком. Любая даже самая малая победа над самим собой – это часть аналогичной победы, которая может быть достигнута во всемирном масштабе. Именно об этом я только что говорила: все, что люди совершают чисто внешним образом, без изменения своей внутренней природы – больницы, школы и т. д., – все это они делают из тщеславия, ради ощущения собственного величия, в то время как преодоление в самих себе всевозможных, казалось бы, совсем незначительных, неприметных элементов неведения является неизмеримо более важной победой, хотя плоды ее могут быть и скрыты для поверхностного взгляда. Всякое неверное, противоречащее истине явление вашей внутренней жизни есть отрицание жизни божественной. Ваши скромные усилия в работе над собой приносят важные результаты, которые являются подлинным достижением и, безусловно, имеют сверхличное, всеобщее значение, хотя вы и не можете получить удовлетворение, так как не способны пока видеть это непосредственным образом.

Если вы действительно хотите сделать что-то хорошее, то тогда самое правильное – со всей возможной честностью одерживая над собой победу, пусть и небольшими шагами, но все же двигаться вперед в своем развитии, и тогда вы сделаете для мира все, на что вообще способны.


Значит, всякая победа над собой содействует улучшению всего мира?


Нет, весь мир она преобразить не в состоянии: этого слишком мало для всего мира. Для его реального изменения нужны миллионы таких побед, тогда как одна – это совсем микроскопическое событие сравнительно с мировыми масштабами. Оно тонет в общем потоке происходящего… Но важно другое: если вы сумели чего-то достичь, значит, то же самое, в принципе, осуществимо в этом мире. Но для того, чтобы ваше достижение оказало ощутимое воздействие на окружающий мир, потребуются, быть может, целые века; это вопрос соотношения сил.

Попробуйте проделать опыт (а это уже гораздо сложнее) хотя бы по отношению к непосредственно окружающим вас людям. Если вы будете совершенно искренни, если будете действовать не ради внешнего результата, а ради самосовершенствования, то тогда, если вы добьетесь цели, это обязательно окажет влияние на тех, кто окружает вас. Но если ваш опыт будет хотя бы на крупицу омрачен духом какой-то корысти, если вы делаете что-то потому, что хотите, чтобы это же сделал и другой человек: «Я стараюсь избавиться от своих недостатков, но и тот-то и тот-то тоже должен избавиться от своих», то тогда ничего не выйдет, потому что ваш подход нисколько не будет отличаться от обычной сделки: «Даю, чтобы получить взамен». Это все сводит на нет. Ни искренности, ни чистоты. Это просто самый обычный торг.

Ничто постороннее не должно примешиваться к вашей искренности, стремлению, намерениям. Вы действуете ради любви к Божественному, ради истины, совершенства, и нет у вас никаких иных побуждений, никаких иных мыслей. Вот что приносит успех.

15 апреля 1953 г.

Дорогая Мать, в своей книге ты пишешь:

«Не пытайтесь привлечь к себе силы Божественного с помощью собственных активных усилий…»

(Вопросы и ответы, 14 апреля 1929 г.)

Разве можно принудить божественные силы низойти и заставить их действовать в своем существе?


Да, можно; если вы усердно призываете силы Божественного. В своем стремлении к Нему вы можете вызвать нисхождение множества сил, с которыми будете не в состоянии справиться и не сможете усвоить. Это как с едой: если одним духом, не пережевывая, вы проглотите большое количество пищи, у вас начнется расстройство желудка, подступит тошнота. Вам станет очень плохо. Точно так же, когда вам не терпится быстрее достичь совершенства, когда вы торопитесь, ваш чересчур энергичный призыв привлекает силы слишком большой для вас мощности, нисходящие значительно быстрее, чем это было бы при естественных обстоятельствах.

Здесь важно то, что, если в вас затаилась хотя бы малая толика личных притязаний… Просто есть люди, которые совершают йогу не ради йоги, а для того, чтобы добиться какого-то определенного результата, обладания какими-то особыми силами или знаниями.


Но ведь тогда выходит, что эти люди не искренни. Почему же Божественное откликается на их зов?


Ты думаешь, будто Божественное рассуждает как человек и руководствуется такими же мелкими и ограниченными соображениями?! Не следует отождествлять человеческий ум и Божественный Промысел.

Если вы не искренни, ваше сознание омрачается. Например, когда вы в чем-либо допускаете ложь, ваше сознание помрачается настолько, что очень скоро вы перестаете отличать ложь от правды. Вы видите призраки, которые принимаете за истину. Человек с дурными намерениями расплачивается за это утратой стремления к Божественному, утратой способности к какой бы то ни было реализации, он становится неспособным понимать, чувствовать, делать что-то истинное. Таково наказание за ложь.

Ложь – это заслон, преграда, которую вы же сами и воздвигаете между собой и Божественным. И сами себя этим наказываете. А Божественное вовсе не отдаляется от вас, просто вы сами становитесь невосприимчивыми к Его Присутствию. Воздаяние Божественного совсем не похоже на то, что вы, возможно, себе представляете.

Как только человек допускает неискренность, как только в нем возникают нечистые помыслы, как только он предает избранный им путь, он сразу же сам навлекает на себя наказание. Он теряет даже ту малую долю сознания, которая позволила бы ему понять, что он творит зло; он сам как бы превращает себя в безумца. И в конце концов такие люди приходят к полному непониманию реальности.


Что ты понимаешь под «основой уравновешенности во внешнем существе»?


Это хорошее здоровье, здоровый как внешне, так и внутренне организм и крепкие нервы, – не то, что у изнеженной девочки, которая впадает в дрожь от малейшего пустяка, – правильный сон и правильное питание… Если к этому добавить спокойствие, уравновешенность, то это и будет прочной основой для духовного самосовершенствования, дающей возможность усвоить большое количество энергии нисходящих сил.

Если кто-либо из вас уже имел опыт общения с духовными, божественными силами – как, например, нисхождение Ананды, – то он знает, что при неважном состоянии здоровья невозможно вместить, удержать в себе эти силы. Человек начинает плакать, кричать, вообще что-то делать, чтобы дать выход тому, что он не в силах вместить и удержать. Ему просто необходимо смеяться, говорить, совершать какие-то действия, потому что он не способен удерживать в себе полученное, он может захлебнуться в нем. А смехом, слезами или еще какими-то действиями человек частично изливает вовне то, что получил.

Уравновешенность и способность усвоить то, что дается свыше, достигается спокойствием, и еще раз спокойствием. Необходимо иметь в себе прочную основу, крепкое здоровье. Это очень важно – иметь хорошую, твердую основу для движения по пути йоги.


В чем состоит различие между внешней уравновешенностью и душевным равновесием?


Душевная уравновешенность – это свойство психологического характера. Оно означает способность относиться одинаково спокойно ко всему происходящему, будь оно хорошее или дурное, не поддаваясь при этом ни грусти, ни унынию, не отчаиваясь и не теряя самообладания.

Физическое же равновесие означает способность организма без малейшего расстройства воспринимать воздействие высших сил.

И то и другое необходимо для движения по йогическому пути. Впрочем, нужны также и другие качества, такие как, например, умственная уравновешенность, которая означает способность с полным спокойствием воспринимать любые, даже самые противоречивые, идеи и мысли, каков бы ни был их источник. Это умение, хладнокровно оценив происходящее, поставить все на свои места. В этом состоит сущность умственной уравновешенности.

22 апреля 1953 г.

(Из не полностью записанной большой беседы здесь приводится лишь краткий отрывок о снах и сновидениях.)

Как можно понять еще во сне, что представляет собой сновидение?


Обычно для всякого человека любой его сон – это отдельное, совершенно особое явление.

Чтобы хорошо понимать содержание и смысл своих снов, нужно специально над этим работать, нужно развивать в себе сознательность. В первую очередь, следует иметь в виду, что на содержание и понимание сновидения влияет очень многое: здесь, как в кино, на экране отображаются разнообразные витальные и ментальные проявления; сновидение может иметь как витальный, так и ментальный характер в зависимости от того, на какой план бытия вы попали, погрузившись в сон и выйдя из тела; соответственно сновидения будут оказывать самое разное влияние на вашу жизнь, потому что вы попадаете то в один, то в другой мир…

Существуют также и совсем бессвязные, лишенные всякого смысла сны, не представляющие поэтому никакого интереса. Их возникновение объясняется следующим образом. Дело в том, что мозг – это своего рода регистрирующее устройство: всякий принимаемый им сложный сигнал – информация – воздействует на определенную группу клеток, реально это многие сотни клеток, которые сохраняют поступившую информацию, причем каждая клетка содержит свою долю полученных данных. В зависимости от вашего состояния, в мозговых клетках воспроизводится та или иная информация: какое-то воспоминание, впечатление, поток отдельных мимолетных воспоминаний самого разного рода. В бодрствующем состоянии вы контролируете свою умственную деятельность и ход ваших мыслей следует определенной логике; воспоминания также имеют определенную последовательность: одно воспоминание вызывает другое, и этот процесс тоже подчиняется некоторой логике, точнее, тому, что вы называете логикой. Во сне способность как-то управлять своей умственной деятельностью обычно сильно ослабевает, если не утрачивается вовсе, нарушаются связи между предоставленными самим себе клетками, которые похожи на связи между проводниками электрической цепи; таким образом, ход воспроизводимой клетками информации может быть не только не реальным, но совершенно произвольным. Не следует искать здесь смысла, потому что информация воспроизводится клетками по принципу «заражения»: работа одной клетки вызывает работу другой и так далее. А ваша обычная логика уже не работает.


Поэтому сон приобретает фантастический, абсурдный характер.


Очень трудно остановить деятельность мозга и привести свой ум в состояние покоя. Поэтому утром люди чаще всего просыпаются очень уставшими, даже более уставшими, чем до сна. Нужно учиться приводить в покой свой ум, полностью очищать его перед сном, тогда сон будет восстанавливать ваши силы. Если вы научитесь снимать всякое умственное напряжение, добиваясь состояния полного безмолвия, то сможете значительно сократить количество сновидений.

29 апреля 1953 г.

Дорогая Мать, я помню, ты говорила нам, что с помощью волевого усилия можно изменить ход развития сновидений.


Да, разумеется, это возможно, и я вам, действительно, об этом уже как-то рассказывала. Если во сне с вами происходит что-то неприятное (например, кто-то угрожает вам или хочет убить вас), вы, решив не допустить этого, можете – если, конечно, знаете, как это делается, – изменить ход событий сновидения, его развязку. Вы можете по своей воле управлять своими сновидениями, формировать их по своему усмотрению. Но для этого прежде всего вам нужно научиться во сне осознавать, что вы спите.


А что, разве значение снов так уж велико?


Да, сны имеют большое значение в нашей жизни, потому что позволяют узнать, что с нами может произойти в будущем, а это, как вы понимаете, совсем небесполезно. Предположим, например, что вы решили во сне побывать в витальном мире; как только вы туда попадаете, вы тотчас же подвергаетесь нападению со стороны его обитателей (именно так обычно и происходит), если вы понимаете, что это сон, вы можете, мобилизовав свою витальную силу, успешно отразить нападение. Это вполне достоверный факт: определенным внутренним состоянием, нужными словами, целенаправленными действиями можно добиться во сне желаемого исхода событий, что совершенно недоступно для безучастно спящего человека, пассивно созерцающего сновидение.


Если во сне тебя убивают, то разве это так важно? ведь это всего только сон!


Вовсе нет, это совсем не так! Как правило, уже на следующий день после такого или подобного ему события во сне (впрочем, это может случиться и некоторое время спустя) в организме происходят те или иные неблагоприятные изменения – травма, болезнь и так далее. Такой сон – это предостережение. Я знала человека, который получил во сне удар в глаз и действительно потерял его через несколько дней. У меня у самой был случай, когда во сне я получила несколько ударов по лицу. Так вот, когда я утром проснулась, у меня на том самом месте – на лбу и на щеке – были красные отметины… Рана, полученная во сне вашим витальным существом, неизбежно каким-то образом воспроизводится и на физическом уровне.


А как именно получается, что витальная рана становится причиной физической травмы? Кто или что является орудием, с помощью которого наносится рана на физическом плане?


Удары, полученные на витальном уровне, говорят о том, что физическое отражение этого события – явление исключительно внутреннего происхождения. Внешне никто – и ничто – не прикасалось ко мне. Но, тем не менее, витальный удар всегда имеет последствия на физическом плане: он всегда отражается на состоянии организма. Добрая половина болезней является следствием такого рода ударов, это происходит значительно чаще, чем можно предположить. Просто люди не осознают в себе присутствие витального существа и поэтому не знают, что наполовину их болезни обусловлены тем, что происходит на витальном уровне: ударами, несчастными случаями, нападениями, воздействием злой воли… Внешне все это выражается в виде какого-то телесного повреждения, болезни. Если человек знает, каким именно образом то или иное явление витального мира трансформируется в явление физического плана – как например, в случае с ударами по лицу, – он может проследить весь процесс до его исходной причины и сам вылечить себя в течение нескольких часов.


По каким причинам символика снов меняется в зависимости от традиции, национальности, религии?


Это происходит потому, что восприятие сновидения определяется складом мышления, своеобразием ментального существа человека. В ходе воспитания, обучения в вашем сознании для каждого мифологического субъекта, с которым вам пришлось столкнуться, сложился свой образ, и, встречаясь дальше так или иначе с этим образом, вы по нему судите, опознаете того, кому он принадлежит. Эта связь между идеей и соответствующим ей образом, существующая в вашем уме, сохраняется и во сне. Воссоздавая и объясняя для себя картину сновидения, вы используете для этого то, что вы когда-то усвоили, чему вас научили, вы осознаете свой сон с помощью ментальных образов, содержащихся в вашем уме. Впрочем, все это объясняется в книге в том месте, где речь идет о видениях Жанны д’Арк (Мать берет в руки свою книгу и читает):

«Между тем, если говорить об облике тех двух существ, что постоянно являлись Жанне д’Арк и говорили с ней, то он был бы совсем иным, например, для индуса, так как то, что человек видит, он облекает в привычные для него образы. […] Та, которую в Индии называют Божественной Матерью, для католиков – Дева Мария, а для японцев – Каннон, богиня Милосердия; другие назовут Ее иначе. Это одна и та же сила, одна и та же энергия, но в каждой религии у нее свой образ».

(Вопросы и ответы, 21 апреля 1929 г.)

Ну и… где же ваши вопросы? Что-то вы сегодня не очень разговорчивы! Что ж, больше вопросов нет?


В твоей книге говорится о том, что «у каждого человека свой собственный мир образов и форм, свойственных его сновидениям». Что это значит?


У каждого человека своя, только ему присущая, манера вести себя, мыслить, говорить, чувствовать, понимать. В сочетании все эти аспекты человеческого бытия и образуют то, что называется индивидом. Поэтому процесс осмысления мира каждым человеком зависит от внутренних свойств его личности, от природы его существа. До тех пор, пока человек ограничен рамками собственной природы, он осознает только то, что уже существует в его сознании. Таким образом, ваше мировосприятие зависит от уровня развития сознания. Вы живете в мире, границы которого определяются кругозором вашего сознания. Если ваше сознание очень ограниченно, то и понимать вы способны очень немногое. А устройство всей Вселенной, смысл всего происходящего в мире вы сможете понять только в том случае, если обладаете достаточной широтой и универсальностью сознания. Когда же содержимое вашего сознания определяется одним лишь эго, то ничего, кроме собственного эго, вы осознавать не способны… У некоторых людей головной мозг не больше ореха, а величина мозга в какой-то мере соответствует и сознанию человека. (Кстати, вам, наверно, известно, что мозг по виду напоминает орех). Так вот, такие люди не в состоянии понять многого, с чем они непосредственно сталкиваются в жизни: видят, но не понимают. Они могут осознавать только то, что непосредственно воздействует на их органы чувств. Для них реально существует только то, что они могут попробовать, увидеть, услышать, потрогать, все остальное просто не существует, и вот такие люди обвиняют нас в том, что все то, чем мы занимаемся и о чем мы говорим, построено на вымысле. «То, что я не могу потрогать, не существует» – таково кредо этих невежд. Единственное, что им можно ответить: «Если этого не существует для вас, то вовсе не обязательно, что это нереально для всех остальных». Не нужно спорить с этими людьми и следует всегда помнить, что чем ниже их развитие, тем смелее и категоричнее они в своих утверждениях.

Самоуверенность всегда соразмерна невежеству: чем меньше человек знает, тем больше он уверен в себе. Обычно наиболее самодовольные, чванливые люди – самые глупые, так что степень тщеславия человека соответствует его невежеству, тщеславие есть мера человеческого неведения. С другой стороны, чем больше человек знает, тем… На самом деле, в жизни наступает такой момент, когда ты приходишь к выводу, что ты ничего не знаешь. И это происходит потому, что ты начинаешь понимать, что с каждым мгновением в мире происходят какие-то совершенно новые события и явления, ибо он находится в постоянном развитии, и когда ты это осознаешь, ты видишь, что какими бы большими знаниями ты ни обладал, они всегда будут неполными, и что полное знание – это самообман и у тебя всегда есть возможность познать что-то новое. Но осознать все это вы сможете лишь постепенно. А убежденность в неопровержимости собственных мнений всегда прямо пропорциональна невежеству и глупости.


Но тогда, дорогая Мать, у людей науки сознание должно быть очень ограниченным?


Почему же? Хотя это и верно до известной степени, но относится, конечно же, не ко всем людям, занимающимся наукой. Если вы побеседуете с настоящим, много поработавшим ученым, то в ответ на свои вопросы вы сможете услышать примерно следующее: «В сущности, мы ничего не знаем, потому что наши сегодняшние знания потеряют свою важность, станут такими незначительными в свете завтрашних достижений; то, что мы узнаем завтра, заставит забыть о сегодняшних знаниях, и в следующем году наука получит новые результаты, которые окажутся гораздо шире и глубже нынешних данных». Настоящий ученый очень хорошо понимает, что непознанного гораздо больше, чем известного. (То же самое можно сказать вообще о серьезных представителях любой другой области человеческой деятельности.) Я никогда не встречала ученого – разумеется, я говорю о тех, кто действительно достоин этого звания, – который был бы вполне доволен и горд собой и удовлетворен своими познаниями. Я никогда не видела вообще какого-либо серьезного человека, который мог бы заявить: «Я знаю все». Наоборот, все те, с кем мне доводилось встречаться, признавали, что, если как следует разобраться, то получится, что на самом деле они ничего не знают. Такой человек расскажет вам о том, что он сделал, чего добился, и совершенно спокойно добавит: «Но, в конце концов, я ничего не знаю».


Есть такие люди, которые говорят, что ничего не знают, только из желания выглядеть скромными, хотя сами они не верят тому, что говорят!


Лжецы и лицемеры есть везде. Но тем хуже для них, потому что ложь и лицемерие полностью преграждают им путь к совершенствованию, к росту, расширению сознания, вот и все.


Здесь, в Ашраме, мы учимся. Не представляет ли обучение опасности для нас?


Что ты, совсем наоборот! Если ты хорошо учишься, то это способствует пробуждению твоего сознания, ты начинаешь лучше понимать, каких знаний тебе пока еще недостает. По этому поводу мне вспоминается, как одна женщина, которая, вследствие того, что сознание ее мало-помалу росло, как-то сказала мне: «Перед тем, как я встретила вас, я верила людям, для меня все они были добры и я была счастлива. А теперь, когда я стала яснее, правильнее видеть, больше осознавать окружающее, я просто потеряла покой! Это просто ужасно – когда начинаешь осознавать больше и больше!»

Что делать при таких обстоятельствах? Становиться сознательным еще больше. Бессмысленно и, больше того, даже вредно, едва приобретя какие-то небольшие познания, останавливаться в дальнейшем развитии своего сознания. Нужно продолжать эту работу до тех пор, пока однажды ты вдруг не увидишь, что на самом деле ты ничего не знаешь… Я вам как-то рассказывала про одного неофита, который с таким пылом жаждал передать другим людям то, чему его научили, – пока однажды он вдруг не осознал, что не слишком-то и много у него того, что действительно будет нужно и полезно людям. В сущности, здесь проявляется главное свойство любой религии, а именно то, что обычно она представляет собой небольшое количество знания, облеченного, как правило, в отточенные, тщательно обработанные в языковом отношении формулировки, легко запоминающиеся и прочно закрепляющие в вас убеждение, что именно они и только они и содержат в себе полную и окончательную истину. Так что для того, чтобы обладать этой истиной, вам нужно только изучить то, что написано в книге. Это так удобно! У каждой религии есть своя книга или несколько книг – катехизис, Веды, Упанишады, Коран, одним словом, какой-то свод священных книг, – которые вам нужно выучить наизусть. Вам внушают, что это-де и есть истина, вы совершенно уверены в том, что это так и есть, и чувствуете себя очень уютно. Это очень удобно, вам не нужно прилагать усилий, чтобы что-то постичь, понять, познать. А те, кому неведома эта «истина», которую посчастливилось постичь вам, идут по ложному пути, и вы даже молитесь за тех людей, которые живут не по ней! Все это свойственно всем без исключения религиям. Но во всякой религии есть и такие люди, которые знают о духовной жизни больше и чья вера не столь примитивна. Я была знакома с одним из таких людей, приверженцем католической веры. Это была важная фигура в своем ведомстве, человек высокого уровня. В беседе с ним я сказала о том, что у меня есть опыт духовной жизни, что оккультный мир знаком мне, и задала ему вопрос: «Почему вы действуете таким образом? Почему поощряете невежество?» И он ответил следующее: «Эти действия можно назвать политикой успокоения: действуя подобным образом, мы поддерживаем мир в умах и душах людей. Если бы мы действовали иначе, мы бы не смогли заставить людей слушать нас, верить нам, жить по тем правилам, которые мы проповедуем. Именно в этом и состоит секрет долгожительства религий, на этом они и держатся, благодаря этому существуют». Кроме того, он рассказал мне, что в этой религии, как и в древних эзотерических культах, есть люди посвященные, знающие. Существуют особые школы, в которых обучающимся передается древняя традиция. Но говорить об этом запрещено, это должно сохраняться в тайне. Истинное содержание, значение религиозных символов совсем не то, которому они учат паству. Но обычных прихожан в это знание не посвящают.

Истоки такой религиозной политики – особое благородство и сострадание ее деятелей, как они сами думают и утверждают, рассуждая приблизительно так: «Если людям с ограниченными умственными способностями – а их немало – открыть какие-то слишком высокие, слишком великие истины, то это вызовет у них смятение, душевное беспокойство, сделает их несчастными. Все равно им этих вещей никогда не понять. Так зачем же без надобности тревожить их? К поискам истины они не способны. И в то же время, если сказать им: «Уверовав в определенные истины, ты попадешь на небеса, в рай», они будут вполне довольны и счастливы». Видите, все так просто и очень удобно. Благодаря подобной политике религии существуют столь длительное время, без нее никакой религии не было бы и в помине.

Все это я говорю вам не потому, что отдаю предпочтение какой-то одной религии перед другими, а потому, что хочу обратить ваше внимание на тот самый метод, о котором шла речь и применение которого, как кажется, продиктовано такими благородными побуждениями. Но это только кажется… А без таких приемов религии и не возникло бы. Просто появлялись бы учителя, а к ним бы пришли ученики, то есть люди, живущие согласно какому-то высокому знанию и обладающие определенным далеко превосходящим ординарный уровень опытом. И это было бы очень хорошо – если бы так оно и происходило. Но на самом деле все не так: когда учитель умирает, принесенные им знания превращаются в религию. Утверждаются определенные непреложные истины, устанавливаются правила и уставы, и простому смертному остается только склониться пред Скрижалями Закона. А ведь вначале, когда был жив учитель, все было по-другому – людям говорили так: «Вот истина, а вот ложь, так сказал учитель…» Но проходит время, учитель превращается в божество и вас уже наставляют: «Бог сказал так-то и так-то».

Заметьте, что все это я говорю вам, потому что вы вообще никакой религии не верите, но если бы передо мной был приверженец какой-либо религии, я бы сказала ему: «Очень хорошо, что вы верите этому, не изменяйте своей религии, будьте верны ей всегда, живите и дальше по законам своей веры». Но, к счастью, таких среди вас нет. И я надеюсь, что и не будет, потому что, в противном случае, для вас закрываются все пути к совершенствованию.

6 мая 1953 г.

«Люди часто встречаются на этих планах [ментальном и витальном], прежде чем встретиться потом на физическом. Здесь они могут общаться, беседовать, и вообще между ними возможны все те же самые отношения, что и в физической жизни. Одни знают об этом, другие нет. Есть люди, и их большинство, не осознающие, что у них есть внутреннее существо, которое вступает с другими в определенные отношения на определенных планах сознания, тем не менее, встречая порой во внешнем мире человека, которого они раньше никогда не видели, они чувствуют, что перед ними кто-то очень близкий и хорошо знакомый».

(Вопросы и ответы, 14 апреля 1929 г.)

Во многом эта способность узнавать ранее встреченного в ином, нематериальном, мире человека зависит от степени развития сознания внутреннего существа. У большинства людей в ментальной, витальной, физической частях существа царит хаос, они совершенно не в состоянии осознать то, что с ними происходит, что происходит в их внутренней жизни. Люди более опытные в оккультном отношении, встречаясь друг с другом в этом мире, способны вспомнить, что уже встречались в другом мире, это они ощущают вполне определенно, хотя самих подробностей и всех обстоятельств той встречи они не помнят. И очень немногие достигли такой ступени развития, когда они с полной определенностью могут сказать, при каких обстоятельствах они имели общение с таким-то и таким-то человеком и в каком именно мире. И хотя, повторяю, таких людей очень мало, но они все-таки есть.

С другой стороны, есть такие, кто, едва лишь получив начальные представления о внутренней жизни, первый свой опыт в этом отношении, только-только соприкоснувшись с оккультизмом, понимают перерождение совсем по-детски; для них оно заключается в том, что некое небольших размеров существо, когда наступает время, сбрасывает с себя свое физическое одеяние, то есть тело, удаляется в мир иной, а затем спустя некоторое время облачается в другое и так далее… словно кукла, на которой меняют платья. Для этих людей весь процесс выглядит именно так: человеческое существо в череде перерождений меняет тела, как обычную материальную одежду. Среди них есть даже такие, кто с великой важностью, без тени шутки, описывают в книгах все свои прошлые жизни, начиная с того, как они были еще обезьянами! Это совершенное ребячество. Дело в том, что в девяносто девяти случаях из ста после смерти только одно психическое существо из всего того, что было некогда «человеком», продолжает свое бытие; все остальное разлагается, распадается на отдельные мелкие фрагменты, которые затем так или иначе рассеиваются, расходятся по разным мирам, так что, собственно, индивид в том виде, каким он был, перестает существовать. Но насколько часто психическое существо человека сознательно участвует в жизни его физического существа?.. Я не говорю сейчас о тех людях, которые посвятили себя йоге и потому в их жизни больше целенаправленности, осмысленности; я имею в виду обычных людей, которые отличаются определенным уровнем развития психического существа, то есть оно уже сформировалось у них до такой степени, что может время от времени оказывать влияние на их жизнь, управлять ею, однако даже в этом случае могут пройти целые годы без какого бы то ни было непосредственного и решающего воздействия психического на внешнюю жизнь человека. Тем не менее некоторые берут на себя смелость рассказывать о том, в какой стране они родились, как выглядели, кем были их отец и мать, какой у них был дом, какой была кровля ближайшего храма, что за лес был по соседству от них; они перескажут вам всю свою прошлую жизнь в мельчайших подробностях! Это, конечно же, откровенная глупость, так как память человека – к какой бы части его существа она ни относилась – не обладает способностью хранить подобные впечатления, они просто уходят в небытие. Единственное, что вы можете помнить о своих прошлых жизнях, – это то, что связано с теми особыми критическими, жизненно важными моментами и обстоятельствами вашей жизни, когда внезапно, или по внутреннему зову, или под давлением обстоятельств психическое вдруг становилось непосредственно главной, управляющей частью всего вашего существа, – тогда такие эпизоды с особой ясностью откладываются в памяти психического. Но более или менее развитая память психического означает, что вы помните некоторый ряд обстоятельств не более чем какого-то отдельного эпизода своей прошлой жизни, особенно запоминается внутреннее эмоциональное состояние, состояние наиболее активной на тот момент части сознания. Одновременно с этим в памяти откладываются и некоторые сопутствующие детали окружающей обстановки и внешних событий: это может быть и какое-то произнесенное слово, услышанная фраза, но самое важное – это состояние души в тот момент, именно оно запоминается наиболее глубоко. Такие моменты – это своеобразные вехи в жизни психического существа, оставляющие в нем глубокий след; именно благодаря им и происходит формирование психического. Вот что в состоянии помнить человек по достижении постоянного, ясного осознания своего психического существа. И таких воспоминаний может быть достаточно много, но отличительное их свойство состоит в том, что они похожи на вспышки молнии, прорезающие течение вашей жизни, так что вы не можете, например, говорить: «Я был тем-то и тем-то, делал то-то, носил такое-то имя, поступал так-то и так-то». Бывает, конечно, и так – хотя это достаточно редкое явление, – когда обстоятельства складываются настолько благоприятным образом, что позволяют запомнить время и место определенного события прошлой жизни, соответствующие ей национальность и возраст. Такое тоже бывает. По мере того, как в ходе естественного развития психическое принимает все большее и большее участие в жизни человека, количество его воспоминаний растет. Это позволяет восстановить в сознании общую картину предыдущей жизни, но отнюдь не во всех ее подробностях. Можно, например, сказать, что в определенные моменты «то-то было так-то и так-то» или «я был в таком-то состоянии», но все это относится именно к отдельным моментам, эпизодам, наиболее важным моментам жизни… Только в том случае, когда достигнуто полное отождествление, полное единение всего существа – каждой его части, каждого элемента, всей его деятельности – с психическим, когда оно становится стержнем всей жизни человека, когда достигается полная целостность существа, обращенность исключительно к Божественному, тогда по разложении тела все остальные составляющие существа сохраняются без изменений. Только человек с вполне развитым сознанием и окончательно сформировавшийся может помнить в точности все то, что происходило в его прежней жизни. Он даже может переходить из жизни в жизнь, полностью сохраняя сознательное состояние. Но много ли на земле существ, достигших такого уровня?.. Думаю, что нет. Замечу здесь, кстати, что такие личности довольно часто не испытывают ни малейшей склонности распространяться о своем духовном и жизненном опыте.


А еще есть люди, которые постоянно рассказывают другим об их прошлых жизнях, да еще во всех подробностях!


Да, я знаю. Мне приходилось слышать столько подобных историй, что, наверное, трудно даже придумать такую, которая была бы мне неизвестна. Такие «знатоки» придумывают одну историю за другой… Они внимательно поглядят на вас и скажут: «Вы были тем-то и тем-то в прошлой жизни, вы сделали то-то и то-то». Поверьте мне – все это неправда. Потому что я знаю, каким образом можно установить, где жил человек и кем он был в прежней жизни, – это совсем не то, что сочинять всякие басни на этот счет. Если вы обладаете высокоразвитой, тонкой восприимчивостью в мире психического, позволяющей устанавливать обстоятельства очередного воплощения какого-либо психического существа, то когда вы исследуете внутренние пласты существа определенного человека и проникаете достаточного глубоко, перед вами может возникнуть конкретная сцена, картина, какой-то образ, может всплыть какое-то отдельное слово; человеческому бытию свойственна особого рода преемственность, благодаря которой в его очередном воплощении сохраняются некоторые черты, присущие его прежним жизням, – определенные склонности, увлечения, привязанности. Но, как я уже говорила, все это относится только к «особым мгновениям, отдельным эпизодам человеческой жизни». Вы можете увидеть эти моменты, но рассказать человеку полностью о его прошлой жизни невозможно. У Шри Ауробиндо есть об этом очень забавное, смешное высказывание; он пишет об известном количестве Цезарей, определенном количестве воплощений великих личностей, Наполеонов, Шекспиров, всех тех, чьи имена сохранились в истории! Как же их много! Их просто тьма! От этих людей, претендующих на прошлое величие, вы можете постоянно слышать: «Когда я был тем-то и тем-то, я сделал то-то и то-то, потом я стал таким-то и таким-то и сделал то-то и то-то». Здесь невольно вспоминаются все эти спиритические сеансы, когда так называемые духи, в том числе и великих людей, говорят с вами. Есть люди, которые любят эту игру с «духами», занимаясь автоматическим письмом или, еще чаще, вступая с «духами» в общение. Среди духов же часто встречаются очень и очень разговорчивые и даже болтливые. Они появляются одновременно во многих местах, причем особенно часто это делает Наполеон – кстати, совершенно непонятно, почему именно Наполеон, – так вот, повсеместно является людям Наполеон и рассказывает невероятные истории о своей жизни, причем обычно крайне противоречивые и, возможно, рассказываемые в одно и то же время! Надо сказать, что «спириты» отличаются редкой воодушевленностью и с большой страстью отдаются этим своим занятиям. Но все это до крайности смешно и совершенно нереально.

На самом деле, все эти «духи» представляют собой мелкие витальные сущности, возникшие при разложении комплекса желаний, присущего бывшему индивиду, продолжающих существовать после его смерти в некоторой определенной форме, или комплекса свойственных индивиду образов – продуктов деятельности воображения, которые в отдельных нераспавшихся фрагментах пытаются снова проявиться в физическом мире, так или иначе найдя себе воплощение. Иногда эти мелкие сущности витального мира бывают настроены не слишком доброжелательно к людям: видя, что те забавляются подобными играми – автоматическим письмом или общением с «духами», они являются забавникам и, в свою очередь, устраивают из этого забаву уже для себя. А поскольку они находятся в сферах, где мысли людей читаются очень легко, они прекрасно могут рассказать вам то, что у вас на уме. Они отвечают вам на все ваши вопросы в точности так, как вы ожидали. Больше того, они дают ответ на ваш вопрос даже прежде, чем вы успели задать его! И в этих ответах они обстоятельны до мельчайших деталей, они сообщат вам, что в такое-то время с вами случилось то-то и то-то, что такой-то член вашей семьи… Они прекрасно осведомлены. Они в совершенстве владеют искусством чтения мыслей и потому очень убедительны в своих ответах. «Я не говорил, что я женат, что у меня три сына и четыре дочери, как же он узнал об этом?»… Очень просто – все это уже сидит у вас в голове.

Воспоминания психического носят совершенно особый характер, они обладают поразительной силой.

Но ничего общего со всеми этими фантастическими историями они не имеют… Это воспоминания совсем иного рода, и они относятся к тем незабываемым мгновениям жизни, когда вы находитесь в особо возвышенном состоянии духа, состоянии необычайной ясности, силы и напряженности, сосредоточенности, восприимчивости сознания, чаще всего это поворотные, решающие мгновения вашей жизни, когда полностью меняется весь ее ход и строй. Но никакой речи о том, какую одежду вы носили, с кем вели беседы, кто были ваши соседи, какого рода деятельностью вы занимались, никакой речи о всех подобных вещах быть не может.


Почему мы часто не можем вспомнить, что видели во сне?


Это происходит потому, что ваши сновидения всегда протекают при самых различных условиях и на самых разных планах сознания. Сновидение может быть связано с разными частями вашего существа и разными условиями какого-то определенного уровня бытия. Если между всеми частями существа у человека установлена сознательная, непосредственная и постоянная связь, тогда он помнит все свои сны. Однако обычно такая связь существует между очень немногими частями вашего существа.

Пусть, например, ваше сновидение протекает в тонком физическом мире, то есть мире, смежном с нашим обычным материальным миром. Обычно такие сновидения бывают у человека рано утром, где-то между четырьмя и пятью часами утра, в самой конечной фазе сна. Если при пробуждении вы не будете совершать резких движений, будете спокойны, неподвижны, внимательны и сосредоточенны, вы вспомните ход событий, картину своего сновидения, потому что между тонким физическим и материальным миром, благодаря вашему спокойствию, установилась определенная связь, – кстати, случаи, когда установить ее не удается, очень редки.

Вообще сновидения забываются из-за того, что во сне вы переходите из одного состояния сознания в другое. Как это получается? Когда вы засыпаете, погружаетесь в сон или – будем говорить так – погружается в сон ваше тело, предположим дальше, что в то же состояние погружается и витальная часть существа, а вот, например, ментальная остается активной. В этом случае для ментальной части вашего существа начинаются сновидения, у вас начинаются сновидения на ментальном плане, иначе говоря, деятельность этой части существа носит более или менее связный характер, живо работает воображение и вы видите всевозможные сны, в которых могут случаться самые разнообразные и необыкновенные происшествия… Спустя некоторое время активность вашего существа в ментальном пространстве стихает, и ум переходит в состояние сна без сновидений, «засыпает». Теперь, предположим, пробуждается «спавшее» до этого витальное существо, оно покидает тело и совершает самые разнообразные действия в витальном мире: перемещается, вступает в какие-то отношения с его обитателями (которые, порой, кончаются схваткой, борьбой, дракой), может быть, даже принимает пищу и так далее. Деятельность витального может быть самой разнообразной. По своей природе оно очень предприимчиво, всегда готово к рискованным поступкам. Оно постоянно ищет приключений. Если вы отличаетесь особой смелостью в витальном отношении, то во сне вы, может быть, будете освобождать каких-то узников, сражаться с врагами, совершать необыкновенные открытия. Вследствие этого все то, что происходило в ментальных сновидениях, сначала отодвигается в вашем сознании далеко на второй план, а затем стирается из памяти, забывается – естественно, вы не помните ментального сновидения, потому что оно перебивается другим, его место в сознании занимают события витального. Но если вы сумеете проснуться в нужный момент, вы вспомните содержание также и ментального сновидения. Есть люди, осуществившие это на опыте: научившись просыпаться ночью в нужное время, они могли восстанавливать в памяти содержание всех своих сновидений. Работая над подобным опытом, вы должны добиваться того, чтобы ваше пробуждение происходило в то же время естественным образом, без всяких резких движений.

Вернемся к нашему анализу возможного варианта сновидений. Итак, по истечении некоторого времени витальное существо, совершив хорошую прогулку в соответствующем измерении, в своем витальном пространстве, в свою очередь нуждается в отдыхе, так что, устав от всех своих похождений, в полной мере предается покою. Теперь может активизироваться другая часть существа. Предположим, например, что на прогулку отправляется тонкое физическое. Оно также перемещается некоторым образом в пространстве тонкого физического мира, совершает какие-то действия, например занимается осмотром разных помещений, комнат и… обнаруживает множество любопытных вещей. Вот этот предмет был на этом месте, а теперь он здесь, а этот был в той комнате, а сейчас он оказался в этой и так далее. Если вы проснетесь в этом месте сновидения, вы, конечно, сможете все это вспомнить. И вновь предыдущее явление повторяется – события этого сновидения, в свою очередь, отодвигают в сознании далеко на второй план все, что произошло в витальном. Витальное сновидение забывается и в памяти не восстанавливается. Так что, вообще говоря, обычно человек не может вспомнить целиком содержание всех своих сновидений. Однако если в момент пробуждения вы не будете спешить, если у вас нет срочной необходимости сразу же вставать и вы можете оставаться в постели, сколько потребуется, то тогда для того, чтобы приступить к воспоминанию сновидений, вам не нужно открывать глаза и шевелить головой тоже не следует, внутренне вы стремитесь стать своего рода зеркалом покоя и все свое внимание сосредоточить на нем. Тогда вы сможете уловить окончание сновидения, затем начинаете потихоньку, не позволяя себе ни малейшего движения, двигаться к его началу, извлекая из сознания ход сновидения в обратном порядке. Сначала в памяти всплывет его заключительная часть, затем предыдущая и так далее. Вы осторожно продвигаетесь к началу, и внезапно вся картина сновидения восстанавливается в памяти: «Та-ак, вот как все оно было!» Только ни в коем случае не выскакивайте сразу же из постели и не шевелитесь, вы должны прокрутить в памяти свой сон несколько раз, делайте это до тех пор, пока не уясните его во всех подробностях. Когда это сновидение восстановлено полностью, вы опять продолжаете лежать не двигаясь и пытаетесь проникнуть еще дальше в глубь себя, и вот вы обнаруживаете обрывок, концовку уже другого сновидения. Оно расположено глубже в сознании, чем первое, даже само его окончание видится смутно, но однако же вы можете и его уловить. Дальше вы опять сосредотачиваетесь на нем и, удерживая его перед внутренним взором, извлекаете из сознания остальное, затем вы увидите, как вдруг изменится ваше состояние, и – удивительная неожиданность – вы окажетесь уже в ином мире, в другом сновидении. Теперь вы действуете по той же самой, как и раньше, методе. Вы раз за разом выстраиваете перед собой ход событий второго сновидения, пока полностью не восстановите всю картину. Не забывайте, что все время нужно оставаться в полном покое. Вы продолжаете углубляться в себя все дальше и дальше, пока вдруг не натолкнетесь на какой-то смутный образ; впечатление, ощущение такое… это как едва ощутимый порыв ветерка, легкое дуновенье, и вы начинаете понемногу припоминать, добираться, докапываться: «Так, так, что-то вырисовывается…» Постепенно картина проясняется, и вы восстанавливаете третье сновидение еще из одного мира бытия. Потребуется много времени, много терпения, нужно учиться постоянно сохранять полный покой ума и тела, для того чтобы суметь припомнить и уяснить себе все, что произошло ночью, начиная с конца и кончая началом ваших сновидений.

Но даже и не прибегая к этой тренировке, требующей много времени и усилий, чтобы полностью вспомнить какой-либо оставивший у вас сильные впечатления сон – последний он или из середины всего потока сновидений, – при пробуждении нужно вести себя так, как я сказала: с особым вниманием следить за тем, чтобы голова на подушке лежала неподвижно, соблюдать полный покой и тогда сновидение само всплывет в сознании.

Обычно во сне люди переходят из одного состояния сознания в другое не плавно и постепенно, а скачком, получается как бы небольшой, но все же разрыв между отдельными состояниями, так что в целом не удается сохранять непрерывность нити сознания при переходах между разнообразными состояниями своего существа. Один небольшой разрыв между состояниями, своеобразная маленькая черная дыра, – и человек уже не помнит, что было в предыдущем состоянии. Нужно протянуть нить сознания через эту узкую пропасть. Чтобы построить такой мостик, нужно очень много времени, гораздо больше, чем построить мост в нашем обычном материальном мире. И очень немногие хотят и умеют это делать. Часто бывает так, что человек с очень богатой внутренней жизнью во сне вообще не подозревает об этом, а если и может что-то вспомнить из своих сновидений, то разве лишь те из них, что относятся по времени к последней перед пробуждением части сна, которые протекают в самой близкой к физическому миру сфере; обычно эти сновидения лишены смысла, так как в результате перевозбуждения, усталости ментального существа его деятельность на этом плане становится бессвязной.

Но ночи и сны так же отличаются друг от друга, как дни и дела наяву. Ведь вряд ли найдется в жизни пара совсем одинаковых дней, всякий день чем-то да отличается от любого другого. Как нет одинаковых дней, так нет и одинаковых ночей. Скажем, когда ты со своими друзьями внешне делаешь, казалось бы, одно и то же дело, каждым из вас оно воспринимается по-разному, отношение к нему у всех тоже разное. И каждый делает его по-своему.


Почему не существует хотя бы двух одинаковых снов?


Потому что в мире вообще нет даже хотя бы двух одинаковых вещей. Нет и никогда не будет во всей вселенной и двух одинаковых мгновений. Но человек все равно упрямо пытается установить какие-то непреложные правила! Нужно делать то-то и то-то и не делать того-то и того-то… Что ж, если эти люди настолько «серьезны» для подобных занятий, пусть забавляются этими играми, не будем тратить на них время.

Ты мог бы задать мне другой очень интересный вопрос: «Почему мне сейчас именно четырнадцать лет?» Умные люди ответят: «Потому что со дня твоего рождения прошло четырнадцать лет». Так ответят тебе люди, считающие себя очень умными. Но здесь есть еще кое-что, и об этом я расскажу тебе потом, когда мы останемся одни… Ну, а теперь, когда я вас хорошенько окунула, вам нужно учиться плавать!


Если ты познал истину и смысл всех вещей, означает ли это, что ты обрел Божественное?


Безусловно! Причем достаточно познать истину хотя бы какой-то крупицы нашего мира, и ты будешь знать целое; именно таков единственный способ обрести Божественное. Ибо нет во Вселенной такой вещи, которая не содержала бы в себе вечной истины, иначе она просто не могла бы существовать. Да и сама Вселенная не просуществовала бы и тысячной доли секунды, если бы не содержала в себе определенной истины.


Когда человек обретает связь с Божественным, какие с ним происходят изменения, к каким последствиям это приводит?


Здесь у каждого все происходит по-своему. Но давайте, чтобы полнее ответить на этот вопрос, прежде всего исходить из того определенного факта, что существует Вселенная, земля, по крайней мере, – вряд ли кто-то будет в этом сомневаться, не так ли?.. А задавались ли вы вопросом, почему существует земля? Нет?! Не нужно думать, что это такой уж неуместный здесь вопрос. Помните, я как-то рассказывала вам про одного человека, обладавшего большими оккультными знаниями? Он был по-своему очень умен и проницателен. Люди приходили к нему, чтобы узнать ответы на интересующие их трудные вопросы. Здесь для нас представляют интерес три широко распространенных вопроса.

Первый: почему существует Вселенная? Ответом было: что вам до этого?

Второй: почему все в мире устроено так, как оно есть? Ответом было: все устроено так, как оно есть, что вам до этого?

Третий: что делать, если мир – такой, какой он есть, – вам не нравится?

И этот последний вопрос – самый лучший, потому что он помогает вам перейти от отвлеченных рассуждений к делу. Тем, кого не устраивает существующий порядок в мире, я бы ответила так: есть только один способ решить этот вопрос – начинайте работать, чтобы изменить сложившееся положение вещей, найдите возможности, чтобы привести мир к иному состоянию, чтобы сделать его лучше. Все устроено так, как оно есть. Почему?.. Может быть, кто-то и будет утверждать, что сам сможет полностью узнать ответ, но это вызывает сомнение. В любом случае, положение дел именно таково. Самое же замечательное состоит в том, что если вы будете искренни, то получите ответ на вопрос, почему мир таков, каков он есть; как он стал таким и как он существует, то есть вы найдете первопричину, первоистоки существования мира и поймете, как он развивается. Потому что и то, и другое, и третье – это, в сущности, одно и то же. Существует то, что мы называем Истиной, которая является основой всех вещей, ибо если бы ее не было, не было бы ничего вообще. И как только вы находите Истину, вам становятся понятны причины происхождения и существования вещей, вы видите средства и способы изменения мира, начиная с истоков, основ его бытия, – вы понимаете, как он развивается, почему он таков, и видите возможности его преобразования. Если вы обрели единение с Божественным, вам по силам все без исключения, вы сможете решить любую задачу и, конечно, вы получаете знание и ответ на вопросы «как» и «почему» и понимание того, что нужно делать, чтобы что-то изменить.

Поэтому главная ваша задача одна: работать. Это так интересно! Что собой представляет каждый из вас, что есть человек? Некоторое небольшое, сравнительно с масштабами Вселенной, образование, состоящее из определенных субстанций. Необходимо погрузиться в глубины этого образования, чтобы найти его первооснову и принцип индивидуального, а значит, и всеобщего – существования. Нужно только погрузиться в себя. Не говорите: «Это выше моих сил, это слишком трудно для меня». Погружайтесь, уходите как можно глубже от малозначащих поверхностных слоев внешнего существа, чтобы обрести ключ, которым вы сможете открыть любую дверь.

13 мая 1953 г.

«Некоторые, сидя в медитации, входят в состояние, по их мнению, возвышенное и прекрасное».

(Вопросы и ответы, 21 апреля 1929 г.)

Что это за состояние?


Каким бы оно ни было в действительности, сами они считают его особенным, необыкновенным состоянием. Эти люди очень высокого мнения о себе. Они считают себя выше всех остальных только потому, что могут некоторое время просидеть не двигаясь и, как им кажется, ни о чем не думая (то есть полностью остановив поток мыслей в уме). На самом деле, у них в голове крутится целый рой мыслей, они толкутся, мечутся, мелькают одна за другой, но эти люди даже не замечают этого. Это обстоятельство и вводит их в заблуждение, создает иллюзию собственной исключительности, – всего лишь потому, что какой-то, в сущности, небольшой, промежуток времени они могут оставаться в неподвижности, не разговаривая и «ни о чем не думая». Но, как у меня и написано, любое внешнее беспокойство, какое-нибудь невинное обращение вроде: «Извините, но к вам пришли и ждут вас» или: «Прошу прощения, сударыня, но у вас плачет ребенок» немедленно вызывает у них ярость и негодование: «Ну вот, теперь медитация нарушена! Испорчена безнадежно!» Я сама не раз была свидетельницей подобных случаев. Что же можно сказать о людях, настолько «серьезно» относящихся к своей медитации, что они впадают в гнев при малейшем беспокойстве извне? Естественно, их поведение не может служить признаком высокого духовного совершенства. Они готовы обрушить свой гнев на любого, кто помешает им, они негодуют на весь свет, из-за того что нарушено блаженство их медитации.

Разумеется, среди практикующих медитацию есть и такие, кто действительно умеет это делать. Один из наиболее эффективных способов, который используется опытными людьми, – это (в отличие от собственно концентрации на какой-либо отдельной мысли или идее) глубокое внутреннее созерцание при полном внутреннем безмолвии, состояние, которое позволяет им, по их убеждению, войти в единение с Божественным, – если это так, то это правильное, истинно высокое состояние. Другой метод – по-настоящему доступный лишь немногим – это как раз концентрация, вы сосредотачиваете все свое внимание на какой-либо идее с целью достичь тождества с ней и благодаря этому постичь ее содержание во всей его полноте – и это тоже верное состояние, если оно, конечно, достигнуто. Обычно же при медитации люди проводят большую часть времени в попытках достичь глубокого сосредоточения, но на самом деле приходят просто в некоторое полусонное, полудремотное и своего рода «глубокое» состояние, – но это состояние глубокого тамаса. В этом безжизненном, заторможенном состоянии, когда затухают мысли и чувства, тело застывает в неподвижной позе, они могут оставаться в ней часами, – потому что нет ничего более стойкого и неизменного, чем косность и тамас! Все это, все, о чем я вам здесь рассказываю, мне известно непосредственно из опыта людей, занимавшихся медитацией ради духовного роста. Самое интересное здесь то, что эти люди каждый раз после своей «медитации» искренне испытывают чувство уверенности, будто совершили нечто значительное, важное для своего развития. На самом деле, это была просто крайняя степень отупения, полностью бессознательное состояние. Тех, кто умеет медитировать по-настоящему, очень мало. Кроме того, здесь нужно учитывать еще и следующее обстоятельство. Человек, подчинивший себя строгой самодисциплине и потративший многие годы усилий, добившийся такой глубины медитации, которая позволяет ему входить в сознательное общение с Божественным Присутствием, не может не измениться за время всей этой работы, меняется его характер, меняется его образ жизни, и, что очень важно, у каждого это происходит по-своему. Случается, например, резкое раздвоение личности, когда, с одной стороны, с помощью медитации человек способен входить в непосредственную связь с Божественным и познает радость, высшее счастье от единения с Ним, а с другой – после медитации, возвращаясь к повседневной жизни, становится самым обычным человеком, его поведение ничем не отличается от поведения всех людей, а иногда оно даже намного хуже. Это действительно так, я просто знаю таких людей; если они не занимаются медитацией, это самые заурядные люди, которые в жизни делают все то, что человеку, решившему совершенствовать себя, как раз делать не следует: тратят время на сплетни о других, заняты только собственными делами и собственной персоной, словом, во всем поступают как последние эгоисты, стремясь в жизни только к достижению личного блага; о других они вообще не думают, никогда никому не помогут и вообще никаких высоких устремлений у них нет. И вместе с тем в медитации они достигают связи с Божественным. Именно такие жизненные примеры приводят людей – людей, познавших до какой степени трудно переделать всю эту жалкую внешнюю природу, доставшуюся нам вместе с телом, как трудно преодолеть себя, изменить свое поведение, – к убеждению, которое можно выразить примерно следующим образом: «Этого нельзя изменить, потому что невозможно, не стоит и пытаться; приходя в мир, мы обретаем это тело, созданное из праха, пусть же оно и возвращается в прах, а вы готовьтесь к уходу из земного мира, оставьте его таким, каков он есть; единственное, что нужно делать, – бежать отсюда как можно быстрее, так что если все оставят этот мир, его больше и не будет, а значит, не останется и страданий, уродства, насилия».

Что ж, это логично. Но если вы возразите им: «Не кажется ли вам, что ваше предложение покинуть мир, предоставив остальным самим выбираться из океана его тягот, слишком эгоистично?», они ответят: «А пусть остальные поступают так же, как и я. Если бы все сделали то же, что и я, оставили бы этот мир, он перестал бы существовать, а с этим исчезла бы вся его боль и убожество». А вот здесь уже логика подводит их, ибо они говорят так, словно что-то может зависеть от их воли – воли существ, которые не имеют ни малейшего отношения к созиданию мира! Но тем не менее берутся полностью упразднить его! Только хотя бы как-то участвуя в сотворении мира и зная, как он устроен, они могут попытаться разрушить его (хотя далеко не всегда легко можно разрушить то, что уже создано), но ведь совсем не они создали его! и они вовсе не знают, как он устроен! однако у них достает самонадеянности полагать, что они способны устроить конец света, они думают, что это произойдет, если они уйдут из него, как им кажется, навсегда… Но я думаю, что это невозможно. Уйти все равно не удастся – даже при всем желании и старании, несмотря ни на какие усилия. Однако это уже предмет особого разговора. Во всяком случае, исходя из своего опыта (а у меня продолжительный – почти пятьдесят три года – и обширный опыт общения с людьми, так или иначе практикующими йогу, наблюдений за их внутренней работой по самосовершенствованию; я много где побывала и много чего повидала на свете), так вот, основываясь на своем опыте, я не думаю, что, занимаясь медитацией, можно переделать себя. Больше того, я убеждена в противном.

Если вы, занимаясь каким-то делом – неважно каким, это может быть все что угодно, любое занятие, любая работа, – стремитесь постоянно помнить о Божественном, предоставлять Ему как приношение все, что вы делаете, всем своим существом отдаваться Его Воле, чтобы Она изменила вас во всем: в поступках, мыслях и чувствах, во всех проявлениях жизни, чтобы вместо эгоизма, мелочности, глупости и невежества они исполнились бы света и благородства – вот тогда вы, на самом деле, сможете двигаться вперед в своем развитии. И не только вы сами – таким образом вы реально поможете всеобщему движению к совершенству, к преобразованию мира. С другой стороны, мне неизвестно, чтобы те, кто удалялся от деятельной жизни, сидя в медитации и предаваясь созерцанию пустоты (потому что в большей или в меньшей степени это всегда созерцание пустоты), достигали сколько-нибудь значительного успеха в своем развитии. Зато я знала людей, которые, даже и не думая ни о какой йоге, а просто вдохновившись идеей преображения земного мира, возможностью нисхождения сюда Божественного, выполняли свою небольшую часть общей работы со всем пылом и жаром сердца, отдавая себя ей полностью, без остатка, даже не помышляя о личном спасении; такие люди на моих глазах совершали действительно гигантские шаги в своем развитии, достигали поразительно быстрого роста. Среди них порой встречались на редкость удивительные, замечательные личности. В своей жизни я не раз встречала тех, кого называют саньясинами, я знакома с жизнью монахов самого разного толка, я видела тех, кто считает себя настоящими йогами, йогами по призванию; так вот, если говорить о преобразовании земного мира, о его совершенствовании или, другими словами, о наших попытках изменить существующее положение вещей в мире, сделать его действительно инструментом Божественной Воли и Божественного Сознания, то, с этой точки зрения, я не променяла бы и одного из преданных Божественному Делу работников на дюжину «аскетов», проповедующих удаление от всего мирского. Изменить мир одним лишь бегством из него невозможно. Это можно сделать лишь работая в нем, работая со смирением и скромностью, но и с пламенем преданности в груди.


Но тогда получается, что медитация вообще не нужна?


Нет, это не так. Дело в том, что по мере необходимости медитация у вас будет получаться сама собой. Среди самых обыкновенных занятий что-то вдруг заставит вас застыть, замереть на месте, забыть обо всем и сосредоточиться на какой-то одной мысли или приведет вас в какое-то особое внутреннее состояние. Если это произойдет, не сопротивляйтесь, потому что благодаря этому вы как раз и делаете нужный шаг в развитии, получаете очередную, необходимую вам порцию знания. Вы увидите, что за эти краткие мгновения вам будет что-то дано, вы осознаете что-то новое, а потом вы вернетесь к своему делу, но уже другим, достигшим большего совершенства и сохранившим при этом скромность и простоту человеком. В этом отношении безнадежней всего люди, которые считают себя исключительными натурами только на том основании, что в отведенный час они проводят положенное время сидя в медитации. Для них это крайне опасно, потому что гордость собой, самодовольство возрастают в них до такой степени, что перед ними закрывается всякая возможность к дальнейшему движению вперед…

О необходимости смирения говорят постоянно, но очень часто без достаточного понимания того, что оно в действительности собой представляет. Его неправильно понимают, неправильно воспитывают в себе, неправильно применяют в жизни. Будьте смиренны, если ваше смирение истинно, и не позволяйте себе попасться в сети ложного смирения, ибо оно ничего вам не даст. Вот если вы сможете вырвать из себя с корнем тот сорняк, который называется тщеславием, то это будет означать, что кое-чего в этом отношении вы все-таки добились. Но если бы вы знали, как это трудно! Нет такого доброго дела, которое вы бы сделали, нет такой хорошей мысли, которая пришла бы вам в голову, нет такого хорошего поступка, который бы вы совершили, нет такого шага на пути к совершенствованию, который бы вы осуществили, так чтобы при этом вас бы не распирало внутри (совсем незаметно для вас) от гордости за себя. Чтобы разделаться с тщеславием, нужно нанести по нему очень серьезный удар. Но даже если вам это удалось, обломки все равно останутся! Они станут семенами, которые снова дадут ростки. Нужно всю жизнь, никогда об этом не забывая, работать над тем, чтобы уничтожить эту сорную траву, которая прорастает снова и снова, притом так незаметно, что когда вы уже начинаете думать, будто покончили с ней навсегда и, завершив какое-либо дело и ощущая себя смиреннейшим человеком, говорите себе: «Нет, это сделал не я, я чувствую в себе Божественное, которое совершило все это, без Него я – ничто», вы – если понаблюдаете за собой – сможете обнаружить, что в следующее же мгновение вы будете ужасно довольны собой – просто от самой этой мысли, просто за то, как «правильно и хорошо» вы думаете!


Что такое смирение истинное и смирение ложное?


Это очень просто: как только люди слышат призыв «будьте смиренны», они тотчас же думают о смирении перед другими людьми – это и есть ложное, дурное смирение. Истинное смирение – смирение перед Богом, а это означает, что у вас есть отчетливое и ясное, живое чувство, что без Божественного вы – ничто, что без Него вы ничего не способны ни сделать, ни осознать, и какими бы умными вы ни были, вся ваша мудрость – ничто по сравнению с Божественным Сознанием; нужно постоянно поддерживать в себе это чувство, тогда у вас всегда будет правильное отношение к собственному восприятию и осознанию всего окружающего – в них будет смирение и они будут лишены личных притязаний на первенство перед Божественным.

В твоей книге сказано:

«Если вы идете путем самоотречения, вы должны оставить личные усилия, но это не значит вообще отказаться от применения воли в своих действиях».

(Вопросы и ответы, 21 апреля 1929 г.)

Но если человек хочет чего-то добиться, «применяет волю», разве здесь нет личного усилия? Что же тогда такое – воля?


Это разные вещи. Между действием воли и личным усилием есть существенное различие. Личное усилие сопровождается постоянным внутренним напряжением, принуждением; у вас остается постоянное ощущение, что рассчитывать вам не на кого, искать поддержки не у кого, кроме как у самого себя, и вы остро, а порой даже и болезненно переживаете это состояние постоянного нервного напряжения, потому что понимаете, что полагаться можно только на себя, и вам кажется, что если в следующее мгновение вы не сделаете очередного усилия, вы пропали. Вот что означает личное усилие.

Совсем иное дело воля. Воля – это способность предельно сосредоточенно выполнять любое дело, которое делаешь, и делать его как можно лучше и не останавливаться до тех пор, пока тебе со всей определенностью не станет ясно и понятно, что оно закончено. Это трудно объяснить, но попробуем. Предположим, что по тем или иным причинам, в силу определенных обстоятельств вам предстоит какая-то работа. Возьмем хоть, ну, скажем, художника, на которого снизошло вдохновение, и он решил написать картину. Он прекрасно знает, что если и в дальнейшем, в ходе работы над картиной, у него не будет вдохновения и поддержки более высоких, чем его собственная, сил, ничего особенного у него не получится. Выйдет, скорее всего, мазня, а не картина. Все это ему хорошо известно. Но решение принято и нужно писать; причин такой необходимости может быть множество, но, так или иначе, нужно писать. Если бы он сам считал себя лишь безвольным участником творческого процесса, он должен был разложить свою палитру, краски, кисти, натянуть холст, установить мольберт, а потом сесть перед ним и сказать, обращаясь к Божественному: «А теперь пиши». Но Божественное подобным образом не действует. Художник сам должен взять все в свои руки, все приготовить, сосредоточить свое внимание на избранном сюжете, найти образы и колорит, который сможет их выразить, и постоянно направлять свою волю на то, чтобы с каждым сеансом картина становилась все лучше и лучше. Целенаправленно вкладывая всю свою волю в работу, он в то же время должен ощущать себя открытым, должен быть готов к восприятию нового вдохновения; ему никогда не следует забывать, что каковы бы ни были его познания в технике живописи, с каким бы усердием, как бы тщательно он не готовил, не обдумывал, не выстраивал сочетания цветов, изображения отдельных персонажей, общую композицию картины, если не будет вдохновения, у него выйдет картина, каких миллионы, то есть картина, не представляющая особого интереса. Он помнит об этом. Он пытается, он стремится увидеть, почувствовать то, что, по его замыслу, должно быть выражено на картине и как оно должно быть выражено. У него все готово: краски, кисти, натурщики, он уже сделал набросок, который должен вырасти в картину, и теперь он призывает вдохновение. Истории известны художники, которые достигали ясного и точного видения того, что должно быть сделано. А потом, день за днем, час за часом, всю свою волю сосредоточив на цели, они работали, изучали нужные материалы, с величайшим усердием и тщательностью делали все, что нужно было сделать, чтобы в совершенстве воплотить однажды увиденное, передать вдохновенный образ, представшую перед их внутренним взором картину… Вот такая работа – это действительно работа ради Божественного, в единстве с Ним, и работник в этом случае становится не просто покорным, безвольным орудием, а деятельно преданным, целеустремленным сотрудником. Работа, исполненная в таком духе, обычно дает достойные плоды. Вообще этот пример с живописью хорош своей наглядностью; дело в том, что живописец, если он, действительно, художник, творец, может ясно, отчетливо видеть то, что нужно воспроизвести, потому что вступает в непосредственное общение с Божественной Силой, которая, являясь источником всякого воплощения, стоит выше его. Все то же самое можно сказать применительно к поэту, писателю, вообще к любому что-то созидающему человеку, ко всем людям, занятым творческим делом.

У вас были бы, наверное, большие успехи в учении, если бы вы так же относились к своим урокам, не так ли?

(Двумя днями позже, на «пятничных занятиях» Мать снова вернулась к этой теме.)

Дети мои, если вы говорите себе «Мы хотим стать самым совершенным – насколько это в наших силах – орудием воплощения в мире Божественной Воли», то, согласитесь, чтобы быть таким инструментом, нужно себя соответственным образом воспитывать, образовывать, развивать. Божественный инструмент не может быть неотесанным обломком. Прежде чем что-то строить из камня, вы обрабатываете камень; нужно обточить, огранить бесформенный кусок углерода, чтобы он стал драгоценным алмазом. Все то же самое относится и к человеку, стремящемуся стать подлинным орудием Божественного. Чтобы сделать себя, свой мозг и тело таким совершенным инструментом, нужно все то, чем вы располагаете, должным образом развить, настроить, очистить, снабдить недостающим, улучшить имеющееся.

Возьмем, к примеру, ваши занятия. Если вы не в настроении, вы ворчите: «Господи, опять будет эта скука!» Если при этом еще и учитель не умеет пробудить ваш интерес к предмету (можно быть очень хорошим учителем и при этом не уметь увлечь учеников своим предметом, это далеко не просто… притом, бывает, что вам совсем не хочется, чтобы вас вообще как-то отвлекали от ваших собственных мыслей, с которыми вы совсем не расположены расставаться), то вам хочется бежать куда угодно, только бы не оставаться в школе. Но вы, хотя и не в духе, все же идете на занятия, вы понимаете, что должны учиться, так как если вы будете потакать своим прихотям, то вы никогда не достигнете умения управлять собой, ибо ваши прихоти, а не вы сами, будут управлять вами. Поэтому вы идете на занятия. И если теперь вместо того, чтобы говорить себе: «О боже, опять придется томиться смертной скукой, как это все неинтересно!», вы скажете себе: «Нет в жизни такого мгновения, таких условий, которые не предоставляли бы возможности сделать шаг вперед в своем развитии. Как же для этого я могу использовать нынешний день, что могу извлечь из того, чем мне предстоит заниматься, какой шаг мне предстоит совершить сегодня?.. Всего себя – пусть моя личность и не столь уж выдающаяся – я отдаю в распоряжение Божественного. Я хочу, чтобы мое существо стало хорошим инструментом, через которое Оно сможет проявить Себя, я стремлюсь к тому дню, когда смогу сказать себе, что готов (или готова) к трансформации. Итак, что мне предстоит делать сегодня?.. Я должен идти на это занятие, хотя этот предмет мне и не слишком нравится, но если я не умею найти для себя какой-то интерес в этой работе, то, может быть, это оттого, что во мне чего-то недостает, значит, где-то в моем мозгу не хватает нужных клеток. Но если это так, то я должен точно выяснить, в чем именно здесь дело, я буду старательно слушать, я буду очень внимателен и собран на уроке, а самое главное, я прогоню из ума это внешнее легкомыслие, небрежность, из-за которой мне делается скучно, когда я чего-то не понимаю. А отчего же все-таки мне скучно?.. Да оттого, что я ничего не делаю для самосовершенствования». Когда человек – все равно, молодой он или старый – перестает делать что-то для своего совершенствования, ему становится скучно, ибо мы живем на земле, чтобы идти все к большим и большим высотам в своем развитии. Если мы не движемся вперед, не растем и не развиваемся во всякое мгновение своей жизни, она, действительно, становится скучной, однообразной, безрадостной и совсем некрасивой. «Итак, я выясню, что я могу и должен сделать для своего самосовершенствования на этом занятии, ведь есть же здесь что-то такое, чего я не знаю, но что могу узнать и чему могу научиться».

Если хочешь учиться, можешь делать это в каждое мгновение. Я, например, училась, даже слушая болтовню малышей. Ведь во всякое мгновение может произойти что-то важное для внутреннего роста, это может быть, например, даже ненароком услышанное слово – ведь даже круглый дурак может сказать такое слово, которое откроет вам что-то такое, что поможет подняться на ступень выше. Если бы вы только знали, какой интересной становится жизнь, если человек таким образом учится у нее! Вам уже не придется скучать, все, скуке конец – ее у вас и в помине не будет, о ней вы и не вспомните, ибо во всем будете находить что-то интересное, что-то особенное, что-то замечательное, – потому что можете чему-то учиться во всякое мгновение жизни; на каждом шагу перед вами будет открываться возможность что-то сделать для своего самосовершенствования. Например, если, оказавшись по тем или иным причинам на улице, вы вместо внутреннего ничегонеделания начнете делать наблюдения… Помню, как однажды я зачем-то была на улице – мне что-то нужно было: или я делала покупки, или шла навестить кого-то, впрочем, это неважно; так вот, быть на улице – в этом часто мало приятного, но понаблюдайте за окружающим миром: как идет вот этот человек, как движется тот, другой, приглядитесь к особой игре света на разных предметах, заметьте, как неожиданно это дерево делает окружающую обстановку привлекательной для взора, обратите внимание, наконец, как много вокруг интересных вещей и в каждой есть что-то свое, особенное… и тогда каждое мгновение у вас будет чему поучиться. И не только поучиться; помню, как один раз, когда я шла по улице, я испытала что-то вроде озарения. Впереди меня шла женщина и – какая же у нее была замечательная походка, просто прекрасная! Двигалась она великолепно! И когда я все это увидела, передо мной вдруг возникла другая картина, внезапно мне открылись самые истоки греческой культуры, я увидела, как в мир нисходят все эти породившие ее силы, чтобы воплотить здесь прекрасное, – и все это единственно благодаря тому, что передо мной шла женщина с красивой походкой! Теперь вы понимаете, что я хочу сказать, понимаете, почему и как все может быть интересно даже во время прогулки по улице.

Так что, вместо того, чтобы, придя на урок, заниматься там глупостями (надеюсь, что никто из вас этого не делает, уверена, что все, кто ходит на эти беседы, никогда не будут делать глупостей на занятиях, что все вы как раз то исключение, которое подтверждает правило, потому что я знаю, что слишком многие, к сожалению, ходят в школу, чтобы предаваться там всем мыслимым и немыслимым глупостям), вы сможете извлекать из занятий пользу для своего роста, так чтобы каждый день было хотя бы и небольшое, но продвижение вперед, – даже несмотря на то, что осознаете, что на уроках этого учителя вам скучно и почему это так происходит, – тогда это будет замечательно, потому что вы вдруг обнаружите, что ваша скука куда-то пропала, что и с этим учителем может быть очень и очень интересно! Если вы таким образом начнете относиться не только к занятиям, но и ко всей своей жизни, она станет для вас постоянным чудом. И это единственный способ сделать ее интересной, потому что жизнь на земле призвана быть ареной прогресса, с этой целью она и созидалась, и если мы в своем развитии доходим до максимально возможного, мы с наибольшей выгодой для себя и всего мира используем свою жизнь на земле. Если вы сумеете воспитать в себе такое отношение к жизни, вы будете чувствовать себя счастливыми. Вы будете счастливы тем, что делаете все наилучшее, на что вы способны.


Милая Мать, но тогда правильно ли я понимаю, что если человек скучает, это значит, что он не совершенствуется?


Когда скучает, он, разумеется и без всяких сомнений, не совершенствуется, и не только не совершенствуется, но и упускает возможность сделать очередной шаг в этом направлении. В жизни у вас бывают обстоятельства, когда все вокруг вам кажется унылым, тусклым, скучным, глупым, и если вы сами начинаете испытывать скуку, что ж, тогда, значит, внутри у вас та же скука, что и в окружающей обстановке! А это со всей очевидностью доказывает, что вы просто находитесь в состоянии, которое не дает вам двигаться вперед. Нет ничего более противоречащего самой цели и основаниям жизни, чем вот такие волны накатывающей на вас скуки. Но если вы, когда это случится, сделаете маленькое внутреннее усилие над собой и сумеете сказать себе: «Так, подожди, давай посмотрим, разберемся, чему бы здесь можно было поучиться? Зачем мне все это дано, какой урок можно извлечь отсюда? Что я должен улучшить в себе? Какую слабость в себе преодолеть? И откуда это безволие, которое я должен преодолеть в себе?», вы увидите, что уже в следующее мгновение ваша скука исчезнет. Вам сразу станет интересно жить и вы сможете духовно расти! Это хорошо известный способ развить свое сознание.

Тем не менее большинство людей, если им скучно, вместо какого-то шага вверх обычно совершают шаг вниз, назад; они опускаются еще ниже, чем то состояние, в котором были, они делают все общепринятые глупости, всевозможные гадости и мерзости, – и все это лишь для того, чтобы как-то развлечь себя. Они травят себя ядами, то есть портят здоровье и наносят вред своему мозгу, бранятся. Они делают все это, чтобы убить скуку. Хотя могли бы, правильно воспользовавшись обстоятельствами, не опускаться, а подняться выше. Но вместо этого они опускаются еще ниже. Люди, когда жизнь бьет их, когда у них случается несчастье – то, что они сами называют «несчастьем» (вспомним, что есть люди, с которыми всевозможные неприятности и беды случаются беспрерывно), стараются самым первым делом забыть о нем – как будто оно и так не забывается очень скоро! И они делают все что угодно, лишь бы забыть о происшедшем. Когда им почему-нибудь становится тяжело, они всеми силами стараются отвлечься, – а отвлечься или развлечься у них означает делать глупости, а значит, опуститься в сознании ниже обыкновенного уровня – опуститься, вместо того чтобы подняться… Были ли у вас в жизни особо тяжелые, мучительные испытания? Если такое случается, не нужно одурманивать себя, не нужно стремиться поскорее забыть обо всем, не позволяйте себе скатываться до бессознательного состояния; вы должны добраться до самой сути происшедшего и понять, найти свет, стоящий за ним, обрести истину, силу, радость, а для этого нужно быть сильным, не давать себе опускаться. Но об этом, дети мои, мы поговорим немного позже, когда вы станете постарше.

20 мая 1953 г.

Дорогая Мать, ты говоришь в своей книге:

«И даже те, кто, достигнув другой стороны бытия, стремится уйти вообще, уйти навсегда, возможно, убедятся, что бегство из этого мира в конце концов дает не так уж много».

(Вопросы и ответы, 28 апреля 1929 г.)

Что здесь подразумевается под «другой стороной бытия»?


Можно сказать, что у бытия есть как бы две стороны – проявленная, представляющая собой наш материальный мир, и непроявленная, названная в книге «другой»; их разделяет своего рода завеса, которую нужно пересечь при переходе от одной стороны – к другой. Таким образом, быть на «другой» стороне значит находиться не в физическом мире, а, например, в витальном или в той его части, которую можно назвать сознательно-витальной. Если человек развил в себе способность переходить из одного мира в другой, полностью сохраняя сознательное состояние, то ему становится понятен смысл всего того, что происходит в проявленном мире. Есть люди, которые регулярно «выходят» из тела, чтобы приобрести соответствующий опыт перехода в иной мир и пребывания в нем. Разумеется, это нужно делать умело и для начала – не в одиночку. Нужно, чтобы кто-нибудь следил за состоянием вашего тела и его безопасностью.


Есть ли разница между полной самоотдачей Божественному и тем, что мы называем «приношением»?


Это два аспекта одного и того же – нашего отношения к Божественному; они схожи, но не совсем. Первое сильнее, чем второе, так что, на самом деле, это все-таки разные уровни бытия.

Ну, например, ты решил сделать свою жизнь приношением Божественному. Решил твердо. И вот вдруг с тобой совершенно неожиданно случается что-то очень неприятное, и тогда в тебе первым делом возникает внутренний протест. Да, ты принял решение о приношении, ты раз и навсегда сказал: «Моя жизнь принадлежит Божественному», тем не менее обстоятельства внезапно складываются крайне неблагоприятно, такое бывает, и у тебя, естественно, возникает отрицательная реакция на создавшуюся ситуацию. Но если ты хочешь быть последовательным в своем решении, ты должен и этот неприятный случай превратить в приношение Божественному, со всей искренностью, на какую ты способен, сказав Ему: «Да будет воля Твоя, и если Ты решил так, пусть будет так». Такое отношение должно быть совершенно естественным и добровольным. Понятно, что достичь этого очень непросто.

Даже в самых простых повседневных жизненных ситуациях, когда случается немного не то, чего ты ожидал, не то, ради чего трудился, ты, естественно, непроизвольно реагируешь отрицательно (то есть прямо противоположно тому, как надо): «Нет, это не то, не так», в то время, как если бы ты достиг полной самоотдачи Божественному, этого не случилось бы и ты оставался бы одинаково спокойным, невозмутимым как при ожидаемом – благоприятном – стечении обстоятельств, так и при неожиданном – например, неприятном – исходе событий. И даже в том случае, когда события развиваются не так, как хотелось бы, если ты по-настоящему совершил самоотдачу, ты в конечном итоге приходишь к выводу, что и такой поворот событий – тоже благо. Пусть, например, ты сделал какую-то очень тяжелую работу, много потрудился для достижения определенной цели, потратил на это много времени, отдал много сил, вложил всю свою волю – и совсем не для себя, а, скажем, ради какого-то божественного дела, ради самого Божественного (это, собственно, и есть то, что мы называем «приношением»), – и вот после многих беспокойств, после всех этих трудов, усилий получилось совсем обратное тому, к чему ты стремился, тебя постигла, на твой взгляд, неудача. Тогда, если ты по-настоящему предал себя в руки Божественного, если твоя самоотдача совершенна, ты говоришь: «Что ж, очень хорошо, я сделал все, что мог, но таково было решение Божественного, и я полностью принимаю то, что решено Им». Если такой глубокой и, в то же время, естественной самоотдачи у тебя нет, ты реагируешь примерно следующим образом: «Как же так, я столько сделал и столько преодолел, и ведь не ради себя, а ради Божественного и вот, пожалуйста, ничего не вышло!» В девяноста девяти случаях из ста реакция именно такова.

Так что достичь настоящей самоотдачи очень и очень нелегко.


Если делаешь какое-то дело, нужно ли стремиться завершить его во что бы то ни стало ради практики самоотречения?


Если дело действительно должно быть доведено до конца, если есть совершенно ясное понимание, что ты должен выполнить его, то независимо от того, получается оно у тебя так, как ты задумал и ожидал, или нет, нужно продолжать делать то, что должно быть исполнено.


Хорошо, а если ты так и стараешься действовать, но, сам того не сознавая, допускаешь какую-то ошибку, как понять, что поступаешь неправильно?


Если ты совершенно искренен, ты всегда сможешь увидеть свой промах. Неспособность видеть свои заблуждения – это всегда признак неискренности. И обычно ее источником является витальное. Даже в том случае, когда витальное полностью готово принять участие в определенной реализации (что уже само по себе является большим достижением), когда в нем есть твердая решимость работать ради этого, отдать все силы и энергию на то, чтобы довести до конца начатое, даже тогда где-то очень глубоко в нем теплится – как бы точнее сказать – надежда, что все выйдет хорошо, что нужный результат будет благополучно достигнут. Из-за этого ваша искренность не является совершенной. Потому что такие надежды – это проявление эгоизма, это личное, а значит, у вашей искренности нет совершенной чистоты. И вы не способны распознать, на ложном вы пути или нет.

Но если вы искренни совершенно и полностью, то как только вы начинаете делать что-то хотя бы чуть-чуть не так, вам сразу же очень ясно и в то же время очень тонко, ненавязчиво дается понять: «Нет, это не то». Таким образом, если вы сохраняете отрешенное состояние духа, вы немедленно, мгновенно поймете, что действуете неправильно, и остановитесь.

Но обычно люди не умеют сохранять необходимое состояние отрешенности даже в самом бескорыстном деле. Очень важно это осознать до конца. Хотя вы и решились посвятить всю свою жизнь неэгоистической цели, это еще не значит, что вы тем самым уже избавились от своего эго. У вас долго сохраняется собственный, личный подход к делу, определенное личное отношение, личная заинтересованность; внутренне вы питаете надежду (не будем говорить о желании), что добьетесь определенного результата, что, в конце концов, что-то будет достигнуто, сделано, и сделано именно так, как вы это видите, как бы вам того хотелось, по-вашему. Даже в том случае, когда вы предприняли что-то не в личных целях, в вас живет надежда, что все удастся, что впереди вас ждет успех, – не ваш личный успех, но успех дела, которое вы начали, ради которого трудитесь. И вот эта крупица личного, совсем крохотная, трудноуловимая для вашего сознания, несколько принижает ваше отношение к делу, совершенной безупречности уже нет, произошло некоторое отклонение от правильного курса. Это лишает вас способности осознавать собственные неверные шаги. Если этой примеси личного нет, то вы способны немедленно распознать любой свой промах. И распознать совершенно безошибочно, даже если произошло едва заметное, микроскопическое отклонение от прямого курса. Тем не менее, как только это произошло, вам достаточно даже самой малости, чтобы осознать: «Да, здесь я ошибся». Но для этого нужно обладать совершенной искренностью, такой искренностью, которая ни за что не допустит и тени самообмана, которая заставит пойти на все, решительно от всего отказаться, лишь бы только не жить в заблуждении. Да, это трудно; чтобы добиться этого, нужно много времени и труда. Ум и витальное всегда стремятся извлечь какую-то выгоду для себя из того, что вы делаете; эта выгода – личное удовлетворение, самодовольство, высокое мнение о себе. Так что не поддаваться самообману – это трудное дело.


Каким образом можно безошибочно узнать, действительно ты принадлежишь Божественному или нет, действует Оно через тебя или нет?


Во всяком случае, ум здесь не поможет. Вы можете думать, что всецело принадлежите Божественному и что Его Присутствие в вас достигло своей высшей точки, но полной уверенности у вас быть не может, это нужно чувствовать, ощущать. Естественно, первоначально стремление к этому состоянию возникает в уме, это понятно, потому что именно здесь начинается вообще всякое понимание чего бы то ни было. Потом стремление возникает уже здесь (Мать указывает на сердце), и, движимые горящим в сердце огнем этого стремления, вы работаете для его реализации. Подлинно Божественное Присутствие ощущается непосредственно и отчетливо.

Предположим, например, что ты занимаешься упражнениями по тяжелой атлетике, поднимаешь тяжести. И вдруг к тебе приходит осознание того, что существует сила, которая неизмеримо превосходит твои силы, и именно благодаря ей, с ее помощью ты поднимаешь вес. Твое тело становится для тебя чем-то почти несуществующим, поднимает вес это Нечто. Тогда ты и узнаешь ответ на свой вопрос и ты уже не будешь больше спрашивать, как и что нужно делать, чтобы узнать об этом; когда все это произойдет с тобой, ты все узнаешь и поймешь. Так бывает.

Вообще же у каждого человека осознание Божественного Присутствия приходит по-своему, все зависит от того, что является преобладающим в его существе. Например, у человека, ищущего истину большей частью с помощью размышлений, в какой-то момент может внезапно возникнуть ощущение, что мыслит не он, что существует нечто, знающее гораздо больше, видящее гораздо яснее, обладающее неизмеримо большим светом, большим сознанием, и именно это нечто выстраивает ваши мысли и слова, и тогда человек начинает поверять свой опыт бумаге. Если опыт чист, то пишет уже не сам человек, но именно Нечто водит его рукой. В такие моменты вы осознаете, что это небольшое поверхностное образование, ваша физическая личность, есть всего лишь скромное крохотное орудие, которое старается, насколько это возможно, быть спокойным, чтобы не нарушалась чистота опыта.

Это очень важно – не нарушать течения опыта. Если вместо спокойствия вы позволите себе какие-то посторонние чувства, например удивление: «Смотри-ка, как это любопытно!», то…


Как достичь такого состояния?


Хотеть этого, стремиться к этому. Стараться все больше и больше избавляться, освобождаться от эгоизма, но не в смысле «жизни ради других» или какого-то самозабвения, нет, нужно, чтобы вы все меньше и меньше ощущали себя отдельной личностью, неким обособленным созданием, существующим самостоятельно и независимо. Но прежде всего, и это главное, в вас должен гореть этот внутренний огонь, это стремление, эта потребность, жажда света. Вас охватывает некое… как бы выразиться… озаренное воодушевление. Непреодолимая потребность раствориться в Божественном, полностью отдать себя Ему, жить только в Нем.

В такие мгновения вы и переживаете подлинное состояние устремленности к Божественному.

Очень важно при этом сохранять полную искренность и по возможности распространить это состояние устремленности на все существо целиком, переживать его не только головой, а именно всем существом, буквально каждой клеткой тела. Нужно, чтобы той самой непреодолимой потребностью, о которой я только что говорила, было охвачено все сознание в целом… Спустя некоторое время после того, как вы вошли в это состояние, напряженность его спадает. Очень долго сохранять это состояние невозможно. А потом, через некоторое время после этого переживания, может быть, очень скоро, почти сразу же, а может быть, на следующий день или еще позже, возникает другое переживание, в некотором роде обратное первому. Вы чувствуете не внутренний подъем, устремленность ввысь и так далее – это прошло, его сменяет другое ощущение – ощущение, что происходит определенное Нисхождение, вы получаете конкретный Ответ. И только Он один и существует для вас. И ничего, кроме Него, кроме божественной мысли, божественной воли, божественной силы, божественного воздействия. Себя же самого, как отдельную личность, вы чувствовать перестаете.

Иначе говоря, вы получаете отклик в ответ на свое стремление. Он может прийти немедленно – хотя это случается редко, но и такое бывает. Ваше состояние совершенно, если оба переживания совмещаются; обычно они чередуются, становясь по времени все ближе и ближе друг к другу, пока в какой-то момент не сольются в одно целое. Тогда их невозможно различить, отделить одно от другого. Один суфийский мистик (кстати, замечательный композитор и по происхождению индиец) рассказывал мне, что в суфизме состояние благоговейного и всепоглощающего почитания Божественного, полной преданности Ему не считается самым высоким, это не последняя ступень; наивысшее достижение в развитии человеческого существа, по учению суфиев, – это состояние, когда для вас уже нет различия между вами и Божественным и уже нет смысла говорить о каком бы то ни было обожании, самоотдаче, преданности, потому что исчезает разделение между двумя сторонами – человеком и Богом. Это по-своему очень простое состояние, когда человек и Бог сливаются в едином бытии. Суфиям, например, оно вполне знакомо, более того – оно подробно описано в их книгах. Вообще это состояние широко известно среди мистиков, его главная и единственная особенность – совершенная простота. Отсутствие всяких различий, полное тождество. При переходе в это высшее состояние преодолевается предшествующее ему состояние исступленной преданности, самоотдачи этому неизмеримо и во всем превосходящему человека, превышающему всякое его разумение «Нечто», состояние, которое является всего лишь следствием его стремлений, восторженного почитания этого «Нечто». Теперь различия стираются. Когда единство совершенно, никаких различий быть не может.


Является ли такое единство пределом самосовершенствования?


Нет, пределов совершенствованию и развитию не существует, в таком деле последней, высшей точки быть не может.


Можно ли достичь этого состояния раньше, чем преобразовано тело?


Раньше, чем преобразовано тело?.. Но это явление, связанное с сознанием. Можно, например, пережить это состояние в физическом сознании за много лет до окончания работы по преобразованию непосредственно клеток тела. Между физическим сознанием (сознанием тела) и самим материальным телом огромная разница. Работа по преобразованию тела потребует много времени хотя бы уже потому, что до сегодняшнего дня этого не сделал еще никто. А то состояние сознания, о котором у нас идет речь, – человечеству известно, оно было реализовано наиболее возвышенными его представителями, выдающимися мистиками, тогда как преобразовать тело не удавалось до сих пор еще никому.

На это уйдет страшно много времени. Когда я как-то спросила Шри Ауробиндо, сколько времени понадобится, чтобы осуществить трансформацию тела, он без колебаний ответил: «О, для это потребуется лет триста».


Триста лет, считая с какого срока?


Триста лет с того момента, когда вы достигли такого состояния сознания, о котором мы только что говорили. (Смех.)

А вы посудите сами, ведь конечная цель всей этой работы – не более и не менее как способность управлять продолжительностью своей жизни: человек сможет оставлять свое физическое тело тогда, когда сам того захочет.

Поэтому для того, чтобы осуществить такую трансформацию тела, необходимо проявить достаточно терпения – и может быть, чтобы добиться нужных изменений, понадобится триста, пятьсот, а возможно, и вся тысяча лет, но это, в сущности, не имеет значения. Я, например, думаю, что триста лет – это самое меньшее; так, по крайней мере, подсказывает мне весь мой опыт.

Давайте попробуем понять, в чем здесь дело. Вы ведь, наверное, серьезно над такими вопросами не задумывались, не так ли? Вы представляете себе, как устроено ваше тело? Все органы человеческого тела и все его отправления сейчас совершенно такие же, как и у животных. Это означает, например, что вы находитесь в полной зависимости от состояния своего организма: если сердце остановится хотя бы на тысячную долю секунды, вы умираете, для вас все кончено. Организм функционирует автоматически, без всякого сознательного участия вашей воли (к счастью для вас, так как если бы вам самим пришлось управлять его работой, он давно пришел бы в полное расстройство). В нем все на своем месте, ничего лишнего, у каждой его части свое назначение, он так устроен, что каждый отдельный элемент необходим для нормальной работы целого. В сущности, нормальное физическое существование невозможно без того или иного органа, если этот недостаток так или иначе не восполнить.

Трансформация предполагает замещение этого чисто материального образования – тела – другим, которое будет представлять собой некоторую совокупность, систему энергетических центров, различающихся характером вибраций (и заменяющих каждый соответствующий физический орган), приводимых в действие сознательной волей и управляемых силой, нисходящей из высших сфер. Ни желудка, ни сердца, ни системы кровообращения, ни легких уже не будет… Все это исчезнет в преобразованном организме. Вместо этого произойдет объединение центров вибраций, которые будут непосредственно составлять структуру, представленную сейчас физическими органами, так сказать, символически. Потому что наши органы – это всего лишь материальные символы будущих центров энергии; их реальность относительна: при определенных условиях они служат не более чем средством воплощения или поддержания реальных вибраций энергии. Так вот, после трансформации тело будет управляться непосредственно именно реальными центрами, а не их символическим выражением, как это происходит в животном теле. Следовательно, прежде всего нужно знать, что именно с точки зрения космической энергии представляет собой ваше сердце, система кровообращения, желудок, мозг и так далее. Понятно, что начинать работу нужно именно с ясного представления об этом. Затем нужно овладеть управлением тех видов вибраций, которые символически представлены в теле соответствующими органами. После этого нужно, сосредоточивая, собирая в теле все нужные типы вибраций и формируя из каждого типа свой энергетический центр, постепенно произвести замену каждого органа центром сознательной энергии, чтобы, в конце концов, полностью заменить символическое функционирование реальным… Так как, по-вашему, триста лет – это очень большой срок для такой работы? Я думаю, что потребуется гораздо больше, для того чтобы создать из тела организм с несравнимо более совершенными свойствами, хотя пока мы и не знаем в точности, какими именно они будут; это будет создание, обладающее такой многогранной пластичностью, о которой сейчас можно только мечтать: вы сможете менять самые разные свойства вашего тела (я имею в виду не саму форму тела, но изменения при сохранении определенной его формы) с той же естественностью, с какой сейчас можете с помощью мимики показать на своем лице испытываемые вами чувства. Можно будет сделать тело очень плотным, очень рельефным, заставить его излучать огромную световую энергию, светиться или же во много раз увеличить его чувствительность, сделать его в высшей степени эластичным и даже невесомым, если угодно… Вам приходилось во сне летать? Отталкиваешься от земли и без всякого затруднения поднимаешься вверх. И летаешь потом по своему желанию как и куда захочется. Слегка повел плечом в одну сторону – летишь сюда, в другую – туда, летишь, куда пожелаешь, без всяких препятствий, а после полета снова возвращаешься в тело. Так вот, в результате трансформации можно будет делать то же самое, но уже не покидая тело; более определенно эта способность будет достигнута преобразованием, заменой дыхательной системы реальным процессом, который сейчас на материальном уровне представлен работой легких и овладение которым позволяет управлять весом тела, преодолевать силы гравитации[1]. Так же будет преобразован, замещен своим реальным центром каждый орган.

Для преобразованного тела открываются все возможности, какие только может подсказать воображение: захочется – можно будет сделать его ярко лучащимся, захочется – прозрачным. Разумеется, такому организму кости будут не нужны, тело перестанет быть скелетом, обтянутым оболочкой из кожи, с помещенными в нее внутренностями, оно станет совсем другим – своего рода образованием, в котором будет сосредоточена управляемая вашей волей энергия высокой плотности. Однако не стоит думать, что у этого образования не будет определенной, характерной для него формы, но определяться эта форма будет скорее качественными функциональными процессами, а не твердыми материальными элементами. Это будет, если можно так выразиться, очень практично, прагматично устроенный механизм; в отличие от нашего теперешнего новое тело будет высокопластичным, подвижным, способным изменять вес по воле своего хозяина. Поэтому для того, чтобы осуществить все описанные мною преобразования, триста лет – это, я думаю, совсем немного; скорее всего, понадобится значительно больше времени. Хотя если работать очень и очень сосредоточенно и целенаправленно, то…


И что, все триста лет эта работа будет проходить в одном и том же теле?


Нет, конечно, ведь тело будет изменяться с течением времени, оно не будет все триста лет одним и тем же. Это для обычного, ограниченного человеческого сознания триста лет представляются чем-то немыслимым: «Как!? сейчас мне пятьдесят, и в организме уже началось разложение, во что же он превратится за триста лет? это будет ужасно!» На самом деле, все не так. Если на протяжении всех этих трехсот лет тело будет постоянно, из года в год, совершенствоваться, то, возможно, к трехсотому году вы скажете совсем иное: «Нет, нет, мне нужно еще сотни три или четыре, чтобы стать таким, каким мне хочется быть». Ведь если каждый год станет для вас еще одним шагом вперед в вашем развитии, в преобразовании, у вас с каждым разом будет возникать все большая потребность иметь побольше времени впереди, чтобы добиться еще большего совершенства. Если что-то в этой работе будет не совсем так, как вы хотели, – допустим, что за триста лет вы не достигли требуемого уровня развития каких-либо из упомянутых качеств тела будущего – пластичности, способности к левитации, эластичности, лучезарности, – и вдруг обнаруживается, что вам нужно еще лет двести – а может быть, и больше, – чтобы довести дело до желаемого результата, то вам уже и в голову не придет сказать себе: «Как!? Все это будет продолжаться еще целых двести лет!?» Наоборот, вы скажете: «Мне совершенно необходимы еще двести лет, чтобы все было сделано как надо». Ну а если все сделано, вы достигли полного совершенства, вопроса о времени быть уже не может, – достигнув совершенства, вы достигнете бессмертия.

Но здесь вы можете возразить мне, что такое полное преобразование тела невозможно без соответствующих изменений в окружающем мире. Если с вами произойдут такие глубокие перемены, каким будет ваше взаимодействие, как будут складываться ваши взаимоотношения с окружающей средой? С другими людьми и живыми существами? Вывод: необходимо изменение всего окружения, по крайней мере, хотя бы в какой-то мере, для того чтобы вы могли жить и сосуществовать с окружающим миром. Это очень усложняет дело, так как работа не может быть выполнена отдельным индивидуальным сознанием, она должна осуществляться на уровне коллективного сознания, а это намного труднее.


(Пауза)


Если мы не осознаем, что Божественное действует в нас, значит ли это, что мы перестали двигаться вперед в своем развитии?


Нет, конечно, ваше развитие продолжается, просто вы не осознаете этого и потому оно происходит без вашего участия, помимо вас. Божественное ведет вас к совершенству без вашего с Ним сотрудничества. Поэтому для достижения цели требуется значительно больше времени, тогда как при вашем сознательном участии и сотрудничестве все происходит гораздо быстрее.

Множество людей, подавляющее их большинство, совершенно не осознают действия божественных Сил в себе. Если вы скажете им об этом, они посмотрят на вас выпученными от удивления глазами и сочтут вас полоумным, потому что у них нет ни малейшего представления, о чем это, собственно, вы говорите. Таковы, в большинстве своем, люди. Но, тем не менее, Божественное Сознание постоянно оказывает свое воздействие на них, изменяя их изнутри независимо от их поверхностных устремлений. Узнав об этом, некоторые ведут себя безрассудно, они сразу же начинают противиться: «Ну уж нет, я сам достигну совершенства!» А это их «я» отличается невероятной глупостью и знать ничего не может. Но потом это проходит и наступает время, когда человек осознает необходимость сотрудничества и начинает работать, испытывая огромную радость и счастье. Он полностью предает себя Божественной Воле, отдается во власть Божественной Силы, изо всех сил стремится быть ей послушным, восприимчивым к ее воздействию, чтобы по мере возможности не мешать осуществлению в себе Божественной Воли, Божественного Сознания. Постепенно в вас растет внутренняя зоркость и чуткость, и чем больше эта внутренняя бдительность и искренность, тем больше вы способны понимать, что и как совершается в вас Божественным Сознанием, в каком направлении движется Его работа, и вы всеми силами души и тела присоединяетесь к ней; от этого дело идет гораздо быстрее, и за очень короткое время можно достичь того, на что иначе ушли бы многие годы. Собственно, в этом и состоит сущность и назначение йоги: она дает возможность выполнить работу в сжатые, укороченные сроки, буквально за несколько часов, то есть все то же самое, что делается Природой, что осуществляется природными эволюционными процессами, но значительно быстрее; разумеется, эта работа будет, в конце концов, завершена и природным путем, но если принять во внимание, сколько времени Природе понадобилось, чтобы добраться до современной эволюционной ступени, становится ясно, что, если мы сами хотим сделать следующий шаг за Нее… Разумеется, для Божественного Сознания вопрос времени – это не вопрос, но на нашем уровне сознания время играет большую роль и природные темпы эволюции, конечно, очень медленны для нас. Некоторые скажут: «А-а, так это все равно будет сделано, сделано наверняка, очень хорошо, пусть тогда все идет само собой». Но если вы устраняетесь от участия в этой работе, то это означает, что в ней не участвует, а потому никак не преобразуется, ваше внешнее сознание, которого просто не будет, когда работа завершится, так как это незначительное образование – ваше внешнее сознание, существующее только благодаря телу (в его нынешнем состоянии), прекратит свое бытие задолго до того, как будет достигнута желаемая цель. Потому что для того, чтобы завершить какое-либо эволюционное изменение, Природе требуется время, намного превосходящее сроки одной человеческой жизни. Если мы оглянемся назад, возьмем всю историю жизни человечества в целом, мы сможем увидеть, что сколько-нибудь серьезного заметного сдвига в развитии человека по сравнению с тем, каким он был, скажем, три тысячи лет назад, не произошло – какие-то изменения, разумеется, есть, но они не слишком велики. Наиболее ощутимые результаты эволюции относятся к развитию умственных способностей – люди стали понимать немного больше, а также к умению управлять, в известной мере, деятельностью Природы, к пониманию происходящих в ней процессов: люди освоили в какой-то степени применяемые Ею методы и приемы. А научившись понимать Природу, они стали вмешиваться в ее деятельность. Но если вмешиваться в жизнь Природы, не имея настоящего, подлинного, знания, можно наделать серьезных глупостей… И я, например, даже не знаю, что может произойти, когда людям станут известны все тайны строения материи. Они ведь уже изобрели замечательные средства для самоуничтожения. Что ж, поживем – увидим. Во всяком случае, пока человек не достиг существенного прогресса в своем развитии; пока все происходит, в основном, здесь (Мать указывает на лоб), даже в материальной сфере успехи весьма относительны.


Как на опыте можно достичь того состояния сознания, о котором ты сегодня рассказывала?


Сначала для этой цели нужно использовать умственную волю, заставляя себя быть постоянно сознательным, а затем постепенно перевести это ментальное состояние во внутреннее стремление, в устремленность всего существа в целом. Вы должны жить в этом состоянии, стараясь никогда не покидать его. Вы должны постоянно наблюдать, следить за собой, своим поведением, своей жизнью со всей возможной искренностью, чтобы не допустить ни малейшего самообмана. Это очень и очень непросто.

Случалось ли вам совершенно непроизвольно, без всяких усилий со своей стороны, осознать, что вы допустили ошибку? Я не говорю сейчас о каком-то внешнем происшествии, которое послужило тем толчком, от которого ваше сознание внезапно пробуждается и вы говорите себе: «О, черт, что же я наделал!» Нет, я говорю не об этом, а о том ощущении, которое вдруг застигает вас во время какого-то дела, какого-то движения чувств, какого-то разговора. Возьмем самый простой пример – ссоры; ссоры, о которых мне приходится слышать, по крайней мере, по двадцать раз на дню, глупейшие ссоры (мне, кстати, совершенно непонятно, как можно, если вы в здравом уме, устраивать ссоры по таким ничтожным поводам, из-за таких пустяков), так вот, когда вы говорите то, что не следует, произносите ненужный вздор, способны ли вы в то же самое время самостоятельно осознавать, что поступаете, действительно, глупо?.. При каком-то разногласии, споре вы ведь всегда оправдываете в первую очередь себя, не так ли? У вас всегда есть внутренняя убежденность, что не прав ваш оппонент, но не вы, и вам кажется, что вы обязательно должны сказать ему об этом, иначе он никогда не узнает, насколько он не прав! Именно так обычно все и происходит, не правда ли? Я представила все немножко в преувеличенном виде, так сказать, показала картинку как бы в маленький микроскоп, чтобы она была чуть больше и виднее. Но тем не менее, все так и есть. И до тех пор, пока это так, вы продолжаете оставаться очень далеко от правильного состояния сознания. Если вы не способны в этих обстоятельствах быстро и совершенно естественным образом внутренне отстраниться, беспристрастно взглянуть на происходящее, поставить себя на место другого, понять, что и почему он чувствует, увидеть слабость своей позиции, сравнить ее с противоположной и в итоге понять, где правда, а где – ложь, тогда уровень вашего сознания очень невысок. А если все это вы можете проделать быстро и без усилий, если для вас это вполне естественное внутреннее движение, тогда можно считать, что вы стали немного совершеннее… Присмотритесь и ответьте себе сами, сколько раз в день с вами такое случается? Ведь даже если вы не ссоритесь с кем-то открыто, на словах, сколько раз в уме вашем мелькает раздражение по отношению к кому-то? В то время, как нужно было бы сохранять благоразумное спокойствие, беспристрастную отстраненность, что позволило бы в самые критические моменты трезво оценить обстановку, понять что происходит и почему происходит именно так, а не иначе, вообще быть выше себя, владеть собой настолько, чтобы уметь улыбаться при любых обстоятельствах, никогда не позволяя себе отвечать насилием на насилие – в какой бы то ни было форме.

И если вы обладаете знанием высшей, для многих совершенно недоступной Истины, которую стремитесь воплотить в жизнь, если Она во всей своей полноте и ясности открыта вашему духовному взору, так что вы можете в каждом случае легко видеть эту пропасть между тем, что должно быть в нашем земном мире в соответствии с Истиной, и тем, что в нем происходит на ваших глазах, то есть всевозможными проявлениями лжи, которая должна уступить место истине, вы, тем не менее, не впадете в негодование, не поддадитесь «праведному гневу», не позволите себе применить никакого насилия, чтобы что-то изменить, вы сохраните спокойствие, самообладание, беспристрастность, и даже сталкиваясь в жизни с самыми, на ваш взгляд, глупыми, самыми нелепыми, самыми невежественными, самыми грубыми, самыми мерзкими ее проявлениями, вы будете способны улыбаться, потому что хорошо сможете представить себе, какой долгий путь надо преодолеть, чтобы То, что там, наверху, снизошло сюда. У человека, обладающего истиной, не может быть враждебности, насилия по отношению к окружающему его миру, в противном случае самого мира уже давно просто бы не было. Ведь если требовать, чтобы мир существовал не иначе как при условии, что все в нем есть истина и только истина, его уже давно бы не было! Ведь и до сего дня мир никогда не жил – и не живет – в совершенной истине.

Правильное состояние сознания, о котором мы говорим, позволяет вам видеть окружающее в истинном свете и жить и действовать по истине. Но правильным до конца это состояние может быть только тогда, когда оно непоколебимо даже в случае смертельной опасности, когда кто-то, скажем, желая убить вас, совершает с этой целью определенные действия (нет, конечно, это отнюдь не означает, что вы должны позволить себя убить, нужно сделать все, чтобы не допустить этого); если вы при любых обстоятельствах, даже в самом опасном для себя положении, способны сохранять правильное состояние сознания, при котором в вашем отношении к происходящему нет ничего личного, то, ручаюсь вам, угрожающий вам человек не сможет убить вас. Не сможет, что бы он ни делал, несмотря ни на какие его усилия. Но вы не должны допускать в себе ни одной ложной или агрессивной вибрации, нужно понимать, что даже одной небольшой ложной вибрации достаточно, чтобы утратить власть над обстоятельствами, позволив событиям развиваться в нежелательном для вас направлении. Нужно стремиться к тому, чтобы постоянно находиться в самом совершенном состоянии сознания, обладать полным знанием, уметь управлять любым ходом событий, иметь ясное видение Истины – и сохранять совершенный покой.

К этому нужно стремиться постоянно, в каждое мгновение своей жизни.

Приложение
(Отрывок из беседы Шри Ауробиндо с одним из учеников, в прошлом известным французским ученым)
8 мая 1926 г.

На Западе лучшие умы направляют свои силы не на поиски духовной истины, а на изучение материи методами естественнонаучных исследований. Область таких исследований очень ограниченна и охватывает лишь самую внешнюю часть физического плана.

В то же время, что, по существу, известно науке даже в этой своей ограниченной области? Занимаясь изучением законов материального мира, она постоянно строит теории, которые также постоянно нуждаются в обновлении, тем не менее всякий раз обновленная теория принимается за последнее слово истины! Еще совсем недавно строение материи объяснялось атомной теорией, сейчас она сменилась электронной.

Однако, по крайней мере, два положения современной науки могут представлять интерес с оккультной точки зрения:

1. Строение атомов подобно строению солнечной системы: они состоят из вращающихся вокруг единого центра элементов.

2. Атомы всех элементов состоят из одних и тех же составных частей. Различия в их сочетаниях – единственная причина различия свойств химических элементов.

Если бы эти положения рассматривались нынешними учеными в истинном свете, то они могли бы прийти к таким открытиям, о которых сейчас они и не подозревают и по сравнению с которыми их нынешние знания весьма незначительны.

В соответствии с опытом йогов древности, материя, с точки зрения чувственного опыта, как воспринимаемая субстанция, состоит из пяти элементов, Бхутани: Притхиви, Апас, Агни (Теджас), Ваю, Акаша.

Агни бывает трех видов:

1) обыкновенный огонь, джада агни;

2) электрический огонь, вайдьюта агни;

3) солнечный огонь, саура агни.

Науке пока известны лишь первая и вторая из этих разновидностей огня. Тот факт, что строение атома подобно строению солнечной системы, может привести ученых к познанию третьей[2].

За Агни скрыто присутствует Ваю, элемент, о котором науке вообще ничего неизвестно. Благодаря ему в материальном мире осуществляются все взаимосвязи и взаимодействия, он является источником гравитации, а также электрического и магнитного полей. Он обеспечивает деятельность Агни как стихии, отвечающей за возникновение форм в проявленном мире.

За Ваю стоит эфир, Акаша.

Несмотря на довольно сложные взаимосвязи, все эти пять стихий составляют лишь наиболее грубую часть физического плана. Сразу за этой сферой расположен витально-физический план; его сущность – элемент жизни, внедренной в материю. Кстати, именно этот элемент составляет предмет научных исследований и экспериментов Дж. Ч. Боса. Далее располагается ментальный план материи. Соответствующий ему элемент совершенно отличен от того, что представляет собой ментальный элемент человека, то есть человеческий ум, хотя и тот, и другой – это просто разные проявления одного и того же принципа. Еще глубже располагаются два других пласта…

Вот что говорит оккультное знание о строении одного лишь физического плана. И даже до такого знания современной науке все еще очень далеко.

Открыв все эти истины, индийские йоги не стали заниматься разработкой своего опыта в этом направлении, они не ставили себе целью построить науку на основании своих знаний из этой области. Им открылось иное поле деятельности и знания и они оставили то, что для них было лишь самой внешней стороной проявленного мира.

Существует, таким образом, определенная разница между научным и оккультным складом ума, и, безусловно, тот, кто, работая в науке, сможет соединить в себе и то и другое, поднимет ее на большую высоту.

27 мая 1953 г.

«Единство с Божественным позволяет находиться в таком состоянии сознания, при котором что бы вы ни читали, на что бы ни смотрели, вы все равно будете испытывать радость, пусть это будет даже самая обычная книжка или самое заурядное зрелище. Можно слушать самую бездарную музыку – даже такую, от которой хочется, просто заткнув уши, бежать куда глаза глядят – и тем не менее, находить в ней наслаждение, но не от того, что она собой представляет с внешней стороны, а от того, что стоит за ней. Вы не теряете способности отличать дурную музыку от хорошей, но уходите за пределы как той, так и другой, соединяясь с тем, что выражает себя в них обеих. Ибо нет на свете ничего такого, для чего Божественное не являлось бы изначальной истиной и основой».

(Вопросы и ответы, 28 апреля 1929 г.)

Дорогая Мать, что именно ты имеешь в виду, когда говоришь о том, что «стоит за внешней стороной музыки»?


Музыка – это одна из данных человеку возможностей выразить какие-то свои мысли, чувства, переживания, стремления. Есть область, где все они существуют в лишенном каких бы то ни было форм виде и при низведении в физический мир принимают музыкальное воплощение. Настоящий композитор изливает свое вдохновение в прекрасной музыке: он подлинный художник, творец, мастер. У того же, кто таковым не является, пусть даже его посещает и очень высокое вдохновение (а такое тоже бывает, и посредственному в музыкальном отношении человеку дается услышать звуки подлинной гармонии), сочинение получается, тем не менее, невероятно плоским, невыразительным. Но если вы, выходя за пределы формы, способны возвыситься в сознании до той области, которая является источником конкретного музыкального произведения, источником тех мыслей, чувств, стремлений, которые нашли в нем свое воплощение, то вы сможете соприкоснуться с ними непосредственно, в их чистом, изначальном виде, помимо формы, какова бы она ни была, она уже не будет стеснять вас ни в малейшей степени; таким образом, вы, несмотря на всю заурядность формы, осознаете ее связь с высшими мирами, потому что именно оттуда к ее создателю пришло вдохновение, путь которого до самого его далекого истока вам удалось проследить.

Конечно же, бывает и так, что никакого вдохновения у автора нет и музыка сочиняется в определенном смысле чисто механически. Такая музыка может, пожалуй, представлять собой определенный интерес, но и то – далеко не всегда. Но важно помнить, что существует такое внутреннее состояние, которое позволяет выйти за пределы конкретной музыкальной формы, осознать ее истоки, поднявшись в тот мир, откуда к музыканту пришло вдохновение; в этом состоянии уже не собственно набор звуков определяет ваше восприятие музыки, отношение к ней, а то, что этими звуками выражается, – вот что важно.


То есть вдохновение в музыке важнее разных ее выразительных средств и техники исполнения?


Есть музыканты, которые вообще не знают вдохновения; это, можно сказать, своеобразные механические устройства, автоматы. Среди них встречаются настоящие виртуозы, то есть те, у кого настолько высока техника исполнения, что они могут безошибочно сыграть в очень быстром темпе самые трудные произведения. Они способны воспроизвести по нотной записи любое музыкальное сочинение, но вас оно не трогает, ибо исполнение лишено всякой выразительности, поскольку исполнитель – это просто робот. Все, что у него есть, – это беглость пальцев и другие технические способности. Однако самое важное во всем, что вы делаете, – это вдохновение; в любом виде творчества самое главное – это вдохновение. Естественно, необходимо обладать достаточным исполнительским мастерством, чтобы выразить то, что вы ощущаете благодаря вдохновению; чтобы верно передать возвышенный дух какого-либо серьезного сочинения, нужно обладать очень хорошей техникой. Но при всей ее неоспоримой необходимости одной техники, конечно же, недостаточно, она играет лишь вспомогательную роль, главное – это вдохновение.

Итак, мы можем сказать, что качество музыки определяется, в первую очередь, ее происхождением, зависит от того, что послужило ее источником, от того, где находится этот источник.


Что значит источник?


Это, можно сказать, исходная точка. Это как ключ, родник, который служит истоком, началом всей реки.


Можно ли сказать, что существование всякой вещи в нашем мире обусловлено не одной, а множеством причин?


Вся физическая жизнь берет начало в витальной и ментальной жизни, именно там кроется ее источник. У ментальной и витальной реальности – уже свой собственный источник и так далее. На земле невозможно никакое физическое воплощение, не имеющее своим источником некоторую высшую истину, если бы это было не так, этот мир вообще не мог бы существовать. Нет и не может быть в мире ни одной вещи, которая сама же и содержала бы в себе одной источник собственного существования; даже если и допустить такую возможность, можно с уверенностью сказать, что в этом случае существование этой вещи было бы очень недолгим. Жизнь существует благодаря определенной высшей силе, энергии, дающей начало всякому воплощению. Если бы не эта сила, жизнь на земле очень скоро бы прекратилась.


Если все, что воплощается в физическом мире, имеет своим источником высшую Истину, то почему при воплощении возникает и существует на земле безобразное и уродливое?


Потому что на пути между источником и воплощением происходит вмешательство определенных сил.

Если я спрошу вас: «Знаете ли вы истину о себе, что составляет истину вашего существа, вашей жизни?», что вы ответите?.. Ведь вы же не сможете с уверенностью сказать, что знаете ее, не так ли?.. То же самое верно по отношению ко всякому воплощению, ко всякому созданию в проявленном мире. А ведь каждый из вас – это достаточно развитое мыслящее существо, уже многое постигшее. Вы уже, скажем, не какие-нибудь ящерицы, которых вы здесь так часто видите ползающими по стенам, однако вы не в состоянии ответить на вопрос, в чем состоит истина вашего существа. Это последнее обстоятельство – если вы внимательно проанализируете его – даст вам возможность понять скрытую причину всякого искажения в мире. Это – неведение, которое является следствием отделения, обособления от Первоистока, от Первоначала. Оно, это Первоначало, постоянно присутствует здесь, в этом мире, но не может воплотить себя во всей полноте из-за существования бессознательного.

Оно постоянно здесь, иначе мир не мог бы существовать. Но, воплощая себя, Оно терпит искажения из-за того, что воплощение происходит в условиях бессознательности, неведения, омраченности.

Об этом я собираюсь подробнее рассказать в ближайшем выпуске «Бюллетеня», но в двух словах суть дела состоит в следующем.

Для того чтобы сотворить Вселенную так, как она и была создана, единая Божественная Воля подвергла себя множественной индивидуализации, раздроблению, понимаете: перестав быть неделимым, все в себя вмещающим единством, она стала единством, состоящим из огромного числа, из бесконечного множества малых, отдельных, обособленных друг от друга – и ощущающих, сознающих эту обособленность – индивидуальных сущностей. Именно поэтому каждый человек и ощущает себя самостоятельным индивидом. В противном случае он чувствовал бы себя неотделимой частью как бы некой сплошной текучей субстанции. Он не мог бы осознавать себя индивидуальным существом, со всеми его признаками, такими как, например, собственное, отделенное от окружающей среды, имеющее вполне определенные очертания и границы тело; вместо этого он ощущал бы свою причастность к вселенскому всепроникающему движению витальных сил, к составляющему всеобщую основу бессознательному, он ощущал бы себя некоторой массой, подвижной средой, которая находится под влиянием одновременно самых разнообразных, часто противоположных друг другу воздействий и не способна отделить себя ни от одного из них; таким образом, он совсем не чувствовал бы себя отдельным существом, он ощущал бы себя одной из бесконечного множества вибраций окружающего мира как некоторого единого целого. Итак, целью первоначально единой Воли было создание индивидуальных существ, способных в ходе своего развития вновь осознать свой Божественный Источник. По самому смыслу этого акта индивид, чтобы быть таковым, должен ощущать свою обособленность от всего окружающего мира. Но при таком обособлении происходит, по крайней мере, с внешней стороны разрыв связи с исходным Сознанием и переход к бессознательному состоянию. Легко понять, что оно не может не быть бессознательным, потому что отрывается от Первоисточника, являющегося самой сущностью жизни, Жизнью жизни, вот почему, пока вы не восстановите эту связь, вы не сможете до конца осознать, в чем состоит истина вашего существа… Так обстоит дело. И нет смысла спорить, могло или не могло бы быть по-другому, достоверно одно – так было и так есть. Такой ход развития вселенной привел к тому, что изначально чистое Сознание не может явить себя в мире во всей своей чистоте и во всей полноте своей сущности, изначальная чистота искажается бессознательным и неведением, то есть Его воплощение происходит через сеть искажений… Таким образом, понятно, что если бы на мой вопрос об истине вашего существа каждый из вас сразу же, без промедления и с полным основанием ответил бы мне: «Да, я знаю, в чем состоит истина моего существа!», это означало бы, что цель всего развития была бы вами уже достигнута: преодолев покровы неведения, вы бы снова пришли к Первоистоку, сохранив при этом свою неповторимую индивидуальность.

Именно ложь и неведение, искажающие проявление Истины, служат причиной всего уродливого в мире, причиной смерти. Из-за этого – все болезни в нем, всякое зло, из-за этого – все страдания. И существует только одно лекарство, единственный способ покончить со всем этим. Для этого нужно, прежде всего, понимать, что хотя сами эти явления и происходят и существуют в разных плоскостях, несут в себе различные вибрации, причина у них у всех одна. Это бессознательность, возникшая из-за необходимости множественной индивидуализации единой Воли. Прошу вас обратить внимание: пока мы не разбираем вопрос о неизбежности этого события. Это отдельный вопрос, который мы, возможно, даже и сможем разрешить в дальнейшем, но сейчас пока нужно просто признать и принять все так, как есть, и исходить из существующего положения вещей.

Так каково же средство, спасающее от лжи, зла и бессознательности? Раз мы знаем причину, то остается лишь одно средство привести все в порядок – вернуться к сознательному состоянию. И это совсем не сложно понять.

Поясню. Давайте сначала посмотрим на дело так, как этому учат некоторые из религий, а именно допустим, что в мире существуют две противостоящие друг другу и постоянно противоборствующие силы: добро и зло – они всегда существовали и всегда будут существовать и всегда будут бороться, воевать, сражаться друг с другом. А побеждать будет то, что сильнее: перевесит хотя бы чуть-чуть добро – победит добро, окажется зло хотя бы немного сильнее – победит зло, но сами по себе они неуничтожимы и будут существовать вечно. Такое положение вещей было бы безнадежным и бесполезно было бы даже рассуждать, трудно или легко изменить его: оно было бы просто безвыходным и выбраться из него было бы никак невозможно. Но в действительности все не так.

На самом деле, существует лишь Единое, Исток, средоточие Истины во всей Ее полноте и совершенстве, по-настоящему только Он и обладает истинным бытием, но, проявляя, проецируя себя вовне, дробясь и умножаясь, Он порождает окружающий мир, включая нас самих, людей – множество мыслящих существ, обладающих хотя и крошечным, но добрым и светлым умом, и стремящихся найти нечто такое, чего им найти пока не удалось, но что они имеют возможность найти, потому что это нечто находится внутри них самих. И они непременно найдут его, это обязательно произойдет. Для этого потребуется, разумеется, какое-то время – большее или меньшее, – но, как бы там ни было, они наверняка достигнут цели. Лекарство от зла, стало быть, находится в самом сердце зла!

Ему – этому искомому Нечто – дают самые разные имена, и у каждого из нас – свой образ, свое представление о Нем, свое видение Его. У каждого – свой опыт общения с Ним и он зависит от того, как мы видим Его. Каждый, кто отыскал в себе Божественное, проделал свой путь, прошел через определенный опыт, по-своему увидел Его и этот образ для него бесспорен. Но если у человека нет должного понимания, он начинает утверждать: «Чтобы прийти к Богу, нужно делать то-то и то-то. Именно так, и никак иначе, только таким путем», потому что именно этот путь может привести к цели. Но когда вы продвигаетесь немного вперед в своем развитии, приобретаете больше опыта, вы начинаете понимать, что ваш первоначальный опыт совсем не единственно возможный, что совсем необязательно действовать только так, как действовали вы в вашем первом восхождении к Нему, что для достижения этой цели существует великое множество различных способов… Однако для всякого, кто достиг достаточной духовной высоты, очевидно одно – то, что мы обретаем в конце пути, в сущности своей всегда остается одним и тем же для всех, кто приходит к Нему. Это самое замечательное открытие: каким бы путем вы ни пришли к Божественному, какой бы Его образ у вас ни сложился, вы, в конце концов, убеждаетесь, что в самой своей сущности Оно для всех – одно и то же. Если отвлечься от формы, опыт будет одним и тем же для всех. Соприкасаясь с Ним, все будут переживать одно и то же. В этом и заключается доказательство того, что вы соприкоснулись именно с Ним, потому что Оно – одно и то же для всех. Если это не так, если у вас другое восприятие, значит, вы еще не познали Его по-настоящему. Когда вы действительно приходите к Нему, у вас не может быть ни малейших сомнений, что Это – одно и то же для всех. И вы можете называть Его как хотите, это не имеет никакого значения.

Слова – это, в конце концов, всего лишь только слова. В сущности, если за ними ничего не стоит, они ничего и не значат. Вам, конечно же, приходилось замечать, что иногда, разговаривая с одними людьми, вы, с вашей точки зрения, выражаете свои мысли очень ясно, а вас, тем не менее, не понимают, зато в других случаях вас понимают с полуслова. Бывало с вами такое? Неужели нет? Со мной такое случалось очень часто. На самом деле, понимание зависит не от формы выражения мыслей, не от подбора слов, но от вложенной в них силы мысли; чем больше эта сила, чем больше целенаправленности, ясности, точности в ваших мыслях, тем больше вероятность того, что сказанное вами будет понято людьми, способными воспринимать эту заключенную в мысли силу. Если же человек говорит вовсе не думая, то обычно бывает невозможно понять, что он хочет сказать. Его речь – это просто шум, и ничего больше. С другой стороны, если у вас есть постоянный собеседник, с которым вы постоянно обмениваетесь мыслями, мнениями, соображениями, если вы достигли определенной взаимной настроенности умов, между вашими умами установилось своего рода согласие и между ними, можно сказать, условлено: «Под таким-то словом я понимаю то-то и то-то» или: «Когда я говорю такое-то слово, я имею в виду то-то и то-то» и так далее; или, иными словами, если вы уже привыкли обмениваться мнениями и у вас установилась определенная связь, то уже одного этого достаточно, чтобы вы легко понимали друг друга. Когда же вы сталкиваетесь с совершенно посторонними людьми, с которыми никогда раньше не разговаривали, вам требуется некоторое время, чтобы привыкнуть к собеседнику и разобраться, в каком смысле он употребляет то или иное слово… Что же именно позволяет вам, в конце концов, понимать друг друга, почему вы способны понимать другого человека? Потому что на вас действует ментальная энергия сознания, стоящая за словами. Мысль, вмещающая в себе большую силу, обладает мощными вибрациями; они-то и воспринимаются слушающим вас, слова же – это только посредники. Вы можете развить в себе это умение концентрировать в мысли большую энергию до такой степени, что будете способны входить в непосредственный умственный контакт с кем угодно, используя наименьшее количество слов, а то и вообще обходясь без них; но для этого нужно обладать очень большой силой ментальной концентрации. И чем бы вы ни занимались, эта способность всегда позволит вам решить любую задачу. Когда вы достигли высокой степени развития внутреннего сознания, умения концентрировать его на нужном деле, тогда, что бы вы ни делали, во всем оно будет руководить вами и благодаря этому вы справитесь с любым делом как нельзя лучше[3]. Вы должны понимать, что само по себе ваше тело, внешнее физическое существо, не может быть движущей силой ваших действий, оно только инструмент, не больше. Когда вам удается ощутить в себе Присутствие – истинный источник – (Оно невидимо, но ощутить Его вы можете), жить и действовать, постоянно сохраняя с ним связь, тогда все ваши действия станут осмысленными и все, что вы будете делать, получится у вас наилучшим образом. Если вы не осознаете в себе этой подлинной движущей силы, когда вам, как вы ни стараетесь, не удается достичь правильного состояния, тогда ваши действия малорезультативны, много сил тратится впустую, поскольку у вас нет правильного понимания окружающего положения вещей, вы не знаете, что именно нужно делать в каждый следующий момент. Итак, правильные действия осуществляются не собственно внешним физическим существом, а руководящей им силой, которую вам следует осознать в себе.


Какие планы сознания обычно являются источником музыкального вдохновения?


Это могут быть самые разные планы сознания. Богатым источником определенного рода музыки является высший витальный план, такая музыка может очень сильно захватывать человека, хотя по характеру она несколько – будем говорить, не прибегая к более сильным выражениям – вульгарна, она действует на нервы. Эта музыка не обязательно неприятна, но обычно она воздействует прежде всего на нервную систему. Итак, существует витальный источник музыки. Есть музыка, источник которой – психический план бытия, эта музыка совсем иного свойства. И существует, наконец, музыка, происходящая из духовных сфер: это необыкновенно светлая музыка, она возносит вас в высочайшие миры, захватывает вас целиком. Но для наилучшего, наиболее верного и точного воплощения такой музыки совершенно необходимо участие вашего витального существа, так как эта возвышенная по своему происхождению музыка в своем внешнем – воплощенном – виде может оказаться совершенно невыразительной, если вы, как сочинитель или исполнитель, по каким-то причинам не способны вложить в нее витальную энергию, которая сообщает музыке мощь и великолепие. Мне были знакомы люди, которых посещало вдохновение из самых высоких сфер, но оно находило у них очень скудное, слабое выражение, потому что их витальное существо в процессе воплощения никакого участия не принимало. Объяснение здесь может быть только одно: в ходе своей духовной практики они полностью усыпили свое витальное существо – усыпили в буквальном смысле слова, оно потеряло жизнеспособность – и нисходящая гармония получала свое выражение сразу и непосредственно на физическом плане, без всякого отклика витального, так что, проследив ее путь нисхождения и поднявшись к источнику, можно было увидеть, что в своем первоначальном виде она прекрасна, но, воплощенная этими людьми, превратилась в очень невзыскательное, слабое в музыкальном отношении сочинение – она утратила всю свою первоначальную силу и богатство. Если же в воплощении участвует витальный план, то и эта сила и это богатство присутствуют в музыке, так что если при этом гармония приходит к вам из достаточно высоких сфер, то, воплощенная в физическом мире, такая музыка становится гениальной.

Музыка, как и любая другая область человеческой деятельности, имеет свои особенности; создать и воплотить хорошее произведение – нелегкое дело, и человек как имеющий связь с витальным планом посредник между высшими планами, где рождается гармония, и низшими, где она воплощается, играет большую роль. То же самое мы можем сказать и о любом другом виде искусства, о литературе, поэзии, живописи, да и о любом творческом деле вообще. Истинное его значение, его подлинная ценность зависит от сферы – источника вдохновения творца, от высоты того плана сознания, откуда он черпает свое вдохновение. Уровень же воплощения и исполнения зависит от вкладываемой в исполнение витальной силы. Гений в полной мере совмещает в себе и первое, и второе. Оттого гений – это редкое явление. Обычно у людей ярче выражено что-то одно и чаще всего это витальное. Вот почему имеется еще один, очень большой по объему пласт музыки – кафешантанная музыка, музыка кино; музыка, отличающаяся своего рода мастерством сочинения и исполнения и в то же время необычайной пошлостью, вульгарностью. И поскольку делается она, действительно, весьма умело, она очень заразительно действует на человека (обычно – через нервный центр солнечного сплетения); она очень запоминается, она мгновенно захватывает и очень долго не отпускает вас, так что совсем непросто отделаться от нее; нечего сказать, производят ее в своем роде весьма искусно. Главный посредник при ее создании – витальный план, так что она насыщена витальными вибрациями, но то, что является ее источником, остается за пределами всякой критики. Мы можем сказать, что, если бы ее создатели могли, сохраняя всю витальную силу в воплощении музыки, достичь вдохновения из самых высоких сфер – того наивысшего вдохновения, когда, кажется, сами небеса разверзаются над нами, чтобы излить свою гармонию в земной мир, – то их музыка была бы прекрасна. Такие произведения, исполненные одновременно и силы, и высокого вдохновения, есть у Сезара Франка, у Баха, у Бетховена, у некоторых других композиторов. Однако вдохновение скоротечно, это, можно сказать, какой-то миг, оно приходит и через какие-то мгновения уходит. Поэтому не следует думать, что все произведения какого-то даже значительного художника, творца, равноценны. Ведь вдохновение – это как вспышка молнии, хотя порой оно длится достаточно долго, во все время работы над произведением искусства или любым другим творческим делом; но, как бы то ни было, всякое творение, отмеченное, проникнутое вдохновением, несет на себе его отпечаток, и благодаря этому вы можете испытать то же самое состояние, что и создавший его автор, иначе говоря, когда вы полностью сосредоточиваетесь на восприятии сущности произведения, вы внезапно чувствуете, как вас возносит куда-то очень высоко, как поднимаются все ваши душевные силы, вам словно открывают сверху черепную коробку и через образовавшееся отверстие вас уносит к недосягаемым высотам, к несказанному свету. За какие-то мгновения вы естественно и почти непроизвольно испытываете то же самое, что с таким трудом и так долго достигается практикой йоги. Однако обычно после этого человек снова возвращается в прежнее состояние, потому что у него отсутствует в качестве основы развитое до соответствующего уровня сознание; получив опыт общения с высшими мирами, он, тем не менее, может даже и не понять, что же, собственно, с ним произошло. Но если вы готовы к такому опыту, если с помощью йоги вы в достаточной степени развили и подготовили свое сознание, то, получив такой опыт, вы – можно с уверенностью сказать – надежно освоите соответствующий этому переживанию уровень сознания.


В чем причины такой большой разницы между европейской и индийской музыкой? Что здесь главное – источник происхождения музыки или манера, стиль исполнения?


Здесь играет роль и то и другое, только не в том смысле, какой вы вкладываете в ваш вопрос, подразумевая более высокий уровень европейской музыки, а совсем в обратном.

В европейской музыке далеко не часто встречаются сочинения, проникнутые вдохновением наивысшего уровня; так же редко источником вдохновения европейской музыки является план психического бытия, это очень редкое явление. В лучшем случае, это могут быть определенные весьма высокие сферы или же витальный план сознания. Что касается исполнения, то почти всегда, за редким исключением, оно носит витальный характер – много захватывающей увлеченности, много экспрессии. Чаще же всего источник происхождения европейской музыки – витальный план сознания. Но бывает, повторяю, что источником вдохновения служат довольно высокие миры – и тогда эти произведения прекрасны. Источником вдохновения может выступать и психический план, особенно в культовой, духовной музыке, но и здесь такое встречается не часто. Источник индийской музыки, если говорить, конечно, о лучших ее образцах и представителях, – почти всегда психический план; раги, например, имеют именно этот план своим источником. С другой стороны, нельзя сказать, что ее создатели очень часто были вдохновляемы наивысшими планами сознания. Но, в любом случае, индийская музыка очень редко имеет мощное витальное наполнение. Она носит, скорее, внутренне-интимный характер. Я слышала очень много самых разных произведений индийской музыки, очень много, и очень редко мне встречались произведения, исполненные витальной силы, совсем редко – может быть, всего четыре или пять раз. Зато очень часто мне случалось слушать музыку, источником которой был психический план сознания, причем, как правило, воплощение музыкального образа происходило непосредственно из психического плана бытия на физическом уровне, то есть почти без участия витального. И, вы знаете, действительно, стоит только как следует сосредоточиться на восприятии такой музыки, сразу же чувствуешь всю ее – как бы это выразить – бесплотность, воздушность, здесь не услышишь мощных вибраций витального плана; таким образом, можно очень легко, слившись с нею, погрузиться в ее источник, в мир психического. Воздействие, оказываемое индийской музыкой, – это своего рода экстатический транс, как при приеме каких-нибудь наркотических средств. Да, да, своеобразный легкий транс. Но вы поймете и почувствуете это, только если сумеете должным образом сосредоточиться на ней, слиться и вот так, полностью отдавшись ей, постепенно погрузиться в область психического сознания. С точки зрения же внешнего сознания эта музыка настолько лишена энергии, что на витальном уровне она вообще вас не трогает, оставляя совершенно безучастными и равнодушными. А те произведения индийской музыки, где присутствует витальная сила, очень и очень хороши… Вообще мне очень нравится индийская музыка, мне нравится эта характерная для нее разнообразная разработка основной темы, эта игра с лейтмотивом. А обычная композиция произведений индийской музыки именно такова – находится мелодически красивая тема и проводится через многочисленные вариации, причем в любой вариации основной рисунок мелодии сохраняется. В Европе тоже были музыканты, настоящие художники, которые писали подобного рода музыку, – так писал Бах, так писал Моцарт (кстати, музыка Моцарта – это вообще то, что называется чистая музыка, музыка ради музыки, у него не было желания писать как-то иначе). Я считаю, что такого рода музыкальные сочинения, когда какая-нибудь мелодия из нескольких нот по-разному варьируется (а число вариаций, на самом деле, практически неограниченно), очень подходят для того, чтобы привести вас в состояние покоя, помочь погрузиться глубоко внутрь себя. И если у вас есть навык, если вы достигли достаточного уровня развития сознания, такая музыка поможет вам войти в связь с психическим – с ее помощью вы оставляете уровень внешнего сознания и глубоко погружаетесь в себя.


Как происходит рождение музыки в земном мире, в каком виде является она внутреннему слуху великого композитора? Иначе говоря, является ли она ему в виде просто мелодии или сразу же в окончательном виде, так, как ее исполняют для нас?


Все зависит от самого музыканта. То, о чем я только что говорила, имеет непосредственное отношение к этому вопросу. Скажем, в Индии теория гармонии не получила достаточно широкого развития, наукой о гармонии здесь занимались не слишком много, поэтому у индийца музыкальное вдохновение выражается чаще всего в виде мелодии. Участие в творческом процессе витального позволяет художнику переживать вдохновение как сложное гармоническое целое. Витальное сообщает музыке мощь, богатство и разнообразие гармонии.


И все-таки композитор, переживая вдохновение, слышит мелодию?


Нет, мы же говорим о музыке вообще, а музыка – это необязательно именно мелодия. Это сочетание звуков, которое в целом может и не представлять собой непосредственно мелодию, хотя мелодия может быть частью этого сочетания.

«После того как решение посвятить Божественному всю свою жизнь вами принято, нужно во всякое мгновение своей жизни помнить о нем и всегда и во всем исполнять его. Нужно жить с постоянным ощущением, что принадлежишь Божественному; постоянно осознавать, что во всем, что думаешь или делаешь, через тебя всегда действует Божественное».

(Вопросы и ответы, 28 апреля 1929 г.)

Когда человек достиг такого высокого состояния сознания, он что, в любой вещи видит Божественное в каком-то Его образе?


О, так ты думаешь, что будешь видеть во всяком предмете Божественное в каком-то Его определенном облике?!.. Не знаю, может быть, такое и возможно, но что касается тебя, то, мне кажется, что здесь больше воображения, чем правды; в действительности, дело обстоит иначе. Когда у вас меняется сознание, когда меняется состояние сознания, меняется и ваше мировосприятие.

Если я правильно понимаю тебя, ты думаешь, что в каждом человеке будешь видеть какой-то образ Божественного, Кришну, например, Христа или Будду, не так ли? Это, по-моему, детское представление. Хотя не могу сказать, что это вообще невозможно. Я даже думаю, что при определенных обстоятельствах так и должно быть. Восприятие Божественного в каком-то образе во многом обусловлено влиянием, вмешательством собственно человеческого элемента сознания, именно человеческого, потому что иначе было бы неверным то, о чем я только что говорила: все люди, чье сознание способно воспринимать Божественное, кто бы они ни были, когда бы и где бы ни жили, когда они входят в истинное и наивысшее общение с Божественным, испытывают одно и то же, воспринимают Его одинаково. А если бы было так, как ты говоришь, то индус видел бы какое-то свое божество, европеец – свое, японец – свое и так далее. Такое восприятие не является чистым восприятием, поскольку складывается под воздействием особенностей того или иного образа мышления, умственного воспитания. И пока вы не преодолеете эти ограничения, вы не сможете воспринимать Его во всей полноте и чистоте Его сущности, в том Его состоянии, когда Он превосходит всякий образ. И в то же время восприятие Божественного Присутствия может быть очень конкретным, очень личным, но не таким, конечно, как ты думаешь, судя по твоему вопросу. Однако это невозможно объяснить никому, кроме тех, у кого был такой опыт. Я могла бы часами рассказывать вам об этом, но если у вас такого опыта не было, вы ничего не поймете, словами этого не объяснить. Вы сможете понять все, только когда сами испытаете это.

На самом деле, иначе и быть не может. Ведь когда вы рассказываете о чем-то или что-то описываете, в этом обязательно должен участвовать ум, иначе вы бы не смогли ни говорить, ни писать. Это посредничество ума как раз и приводит к тому, что каждый, кто пытался передать содержание своего опыта словами, стремился так или иначе объяснить этот опыт на ментальном уровне и неизбежно приходил к утверждениям вроде: «Сам Бог открыл мне Свой Лик, который выглядит так-то и так-то, представляет собой то-то и то-то». Но все это лишь способ выразить на словах пережитое в опыте. Да, разумеется, то о чем ты говоришь, может произойти: ты вдруг окажешься в состоянии, когда сможешь не только воспринимать Божественное Присутствие, но и воспринимать Божественное в том виде, который тебе почему-либо близок, – ты по каким-то причинам привык связывать с Божественным определенные образы, Оно принимает для тебя какой-то облик сообразно, например, твоему воспитанию, религиозной традиции, в которой ты вырос, и так далее. Но такой опыт не позволяет тебе воспринимать Божественное в Его наивысшей сущности: всякий образ, которым ты наделяешь Его, ограничивает твое восприятие Его, не позволяет тебе в значительной степени ощутить Его во всем Его многообразии и всемогуществе.

«Совершенно очевидно, что то, что произошло, должно было произойти; этого не могло бы быть, если бы этому не суждено было быть. Должны были случиться и ошибки, которые мы совершили, и несчастья, свалившиеся на нас, ибо была в них необходимость и польза для нашей жизни. Но в действительности, такие вещи не могут и не должны объясняться с помощью рассудка. Ибо происшедшее было необходимостью не с позиций человеческого ума, оно было необходимо, чтобы привести нас к тому, что лежит далеко за пределами всего, что может вообразить себе человеческий рассудок. Да и надо ли здесь что-либо пояснять? Все, что происходит во Вселенной во всякое мгновение, объясняется самим ходом развития и устройством всей Вселенной в целом, так что каждое отдельное явление обусловлено общим состоянием Вселенной».

(Вопросы и ответы, 28 апреля 1929 г.)

Как это получается: устройство Вселенной объясняется устройством той же Вселенной?


В книге сказано не так. Там говорится, что для того, чтобы объяснить какое-то отдельное явление во Вселенной, нужно принимать во внимание состояние всей Вселенной в целом, и никак иначе. Все объясняется через все, потому что все связано со всем; вы не сможете дать исчерпывающее объяснение ни одному даже самому незначительному явлению, если не примете в расчет состояние всей Вселенной в целом, и в то же время состояние самой Вселенной может быть описано, только если вы привлекаете к описанию решительно все, из чего она состоит… В этом легко убедиться: обратитесь к любой науке, к любой отрасли человеческого знания, и вы увидите, что везде для того, чтобы объяснить что-то одно, всегда прибегают к помощи чего-то другого, а для объяснения последнего требуется привлечь что-то третье и так далее. Продолжая в том же духе, можно обнаружить, что для объяснения какого-то одного явления с неизбежностью придется обойти как по кругу всю Вселенную, последовательно перебрав в ней один за другим все ее элементы. Однако обычно в какой-то момент исследователь, утомившись от этих поисков, принимает какое-то очередное объяснение за окончательное и на этом останавливается. Но если бы кто-то смог продолжить поиски объяснения причин до конца, ему пришлось бы, описав круг по всей Вселенной, вернуться к исходной точке. Вселенная такова, какова она есть, потому что она должна быть именно такой, иначе ее не было бы вовсе. Все устроено так, потому что оно создано так, как создано. И нет смысла рассуждать на эту тему. При этом нужно помнить, что устройство Вселенной есть действительно проявление высшей мудрости.


А нет ли какого-нибудь одного общего физического закона, с помощью которого можно объяснить целиком все строение и развитие Вселенной?


Если тебе удастся открыть такой закон, я буду очень рада.


А наука может его открыть?


Если она будет развиваться в нужном направлении очень целеустремленно и энергично, не отклоняясь от поставленной цели, ученым откроется то же, что уже известно мистике, религии, известно всем людям духовной жизни, потому что в мире существует только одна вещь, которую ему, миру, нужно познать, только одна – другой нет. Воистину, найти нужно только одно. Таким образом, стараясь постичь истину, вы можете избрать и долгий, обходной путь, кружить, кружить и кружить в ее поисках, пока наконец не придете к тому же, с чего начали, и тогда вы поймете, что открывать-то на самом деле было нечего, кроме одного единственного. Это как раз то, о чем я только что говорила: найти нужно только одно, и дальше открывать, в настоящем смысле слова, будет уже ничего не нужно. А это и есть сила, это и есть всемогущество. Оно – это Все. Вот как обстоит дело.

Еще есть вопросы?


Может ли Божественное оставить человека?


О, нет, это просто исключено. То, что будет оставлено Божественным, исчезнет, погибнет немедленно, перестанет существовать сразу же. Или, чтобы было совсем ясно: Божественное – это единственное, что действительно обладает бытием. Ведь, вдумайтесь только, что значит для Божественного оставить что-то? Это значит «оставить» мир. Но это же означает, что невозможным бы стало само существование этого мира, не было бы Вселенной (я говорю так, чтобы вы поняли меня, но на самом деле этого быть не может). Человеческие существа могут отвернуться от Божественного; они делают это достаточно часто, но чтобы Божественное оставило их – это совершенно невозможно.


А почему нельзя использовать музыку или еще какой-нибудь вид искусства, да и вообще какой-нибудь род человеческой деятельности как путь для божественной самореализации, для преобразования своего существа?


А кто вам сказал, что это невозможно? Разве всегда человек до конца понимает, что с ним и в нем самом происходит? Не будет ли правильным и естественным предположить, что довольно много людей, достигших Божественной самореализации, не только никогда об этом не говорили, но даже и не знали об этом?[4] Разумеется, были и те, кто говорил и писал об этом, – философы например, которых само их занятие обязывает описывать внутреннюю жизнь человека. Вместе с тем есть люди, которые, даже получив духовный опыт, не имеют, однако, ясного представления, правильного понимания всего того, что с ними произошло и потому описать свой опыт они не смогли бы; я знаю людей, которые, занимаясь каким-либо одним – всего одним – искусством, только с его помощью достигли духовной самореализации в полной мере.

Но вот что касается полного преобразования существа, трансформации, то я была бы очень рада, если бы вы указали мне какой-нибудь пример, мне бы очень хотелось увидеть, узнать такую личность. Хотя бы одного человека. Потому что, насколько мне известно, таких примеров нет: полной трансформации не достиг еще никто и нигде – ни с помощью религии, ни с помощью философии, ни с помощью мистики.


Тогда, значит, если с помощью занятий каким-то искусством трансформации все-таки не достичь, искусство вообще не имеет большого значения в жизни человека?


А разве кому-то удалось осуществить трансформацию в определенной сфере человеческой деятельности? Вы можете назвать кого-то? Пока ни религия, ни философия, ни йога не показали, что с их помощью можно достичь полной трансформации. Правильно считая, что на свете нет ничего важнее, чем Божественная самореализация и преобразование, обожение окружающего мира – пусть даже хотя бы индивидуальная трансформация как часть всеобщей (хотя я не верю, что она возможна в отдельности от всеобщей), – вы, однако, можете прийти и к неверному заключению, что все остальное не имеет никакого значения по сравнению со всем этим только потому, что пока мы не знаем какой-то особо избранной сферы деятельности, занятия, с помощью которого человек осуществил бы трансформацию. Теперь понятно, к чему может привести такой ход мысли?


Да, теперь понятно.


Тогда зачем же вот так сразу же утверждать, что искусство не имеет никакого значения для трансформации? Повторяю, с этой точки зрения вообще нет ничего особо важного или неважного, потому что никто трансформации, полной трансформации, еще не осуществил. Но любое дело можно использовать, как средство, помогающее ее осуществлению. Нет в мире ничего такого, чего нельзя было бы использовать как помощь в достижении этой цели.


Но, наверное, может так случиться, что художник, человек, занимающийся художественным творчеством, должен будет, достигнув определенных высот в своем деле и став настоящим мастером, оставить свое занятие ради того, чтобы полностью сосредоточиться на осуществлении трансформации?


Почему? Оставить свое дело ради трансформации? Кто вам сказал, что это необходимо? Это не только совсем необязательно, но, напротив, само ваше дело – каким бы оно ни было – может помочь вам в самосовершенствовании. Это может даже быть, например, просто какое-то ремесло – среди ремесленников, между прочим, известны случаи, когда человек в своем стремлении к совершенству, к Божественному чудесным образом изменялся, переживал настоящее преображение. Известен, например, случай, когда сапожник стал одним из самых выдающихся йогинов мира. К счастью, добиться трансформации можно независимо от рода занятий. Для того чтобы осуществить Божественную самореализацию, совсем необязательно садиться под деревом, облачившись в оранжевые одежды, и часами заниматься медитацией.

Так что я с подобными взглядами – о какой-то избранности особого рода занятий в исканиях Божественного – согласиться никак не могу.


Но, тем не менее, разве не может в жизни человека прийти время, когда ему необходимо сменить род деятельности?


Род занятий сам по себе совершенно не важен, если вы, используя свое дело как средство обретения Божественного, относитесь к нему с полной искренностью, и если, к тому же, вы занимаетесь своим делом с достаточным постоянством, то непременно достигнете цели, чем бы вы ни занимались; говорю вам: можно тачать сапоги и в то же время искать и найти Бога. В истории есть примеры, неоспоримо подтверждающие это утверждение. Так что не столь уж важно, чем именно вы занимаетесь. Известны многочисленные случаи, когда люди, занимавшиеся вполне «материальными» делами – садовники, земледельцы, – приходили к Богу, для чего им совсем не требовалось оставлять своего дела, ремесла, работы. Вам непонятно? Или вы думаете, что для достижения этой цели нужно заниматься чем-то особенным? Философией, например?


Нет, я так не думаю, но я не могу сформулировать свою мысль…


Нет, я тебя отлично понимаю, но то, что ты хочешь сказать, – это, извини меня, просто чепуха.

3 июня 1953 г.

«Свобода и предопределение, свобода воли и обусловленность – это реальности, свойственные различным уровням, состояниям сознания».

(Вопросы и ответы, 28 апреля 1929 г.)

О каких именно уровнях сознания идет речь?


Дальше в книге это объясняется. Все, что написано после этих слов, является пояснением к ним.

Мы уже не раз говорили о том, что сознание имеет множество различных уровней. В материальном мире как таковом – если рассматривать его полностью обособленно, например, от витального – вся последовательность явлений очень жестко взаимосвязана и взаимообусловлена, так что если вы хотите узнать конечную причину какого-то явления или исход каких-то событий, то вы будете в своих поисках переходить от одного звена причинной цепи явлений к другому, пока, как я вам недавно рассказывала, не придете к исходной точке, пройдя в этом перебирании вещей и событий материального мира по замкнутому кругу. Этому жесткому механизму причинности подчиняется любой элемент материального мира. Но материальный мир, взятый обособленно, – это отвлеченное понятие, потому что даже растительное царство подвержено влиянию витального мира, разнообразным его вторжениям; а витальному миру присущ совсем иной механизм причинности. Наложение, взаимодействие уже хотя бы двух механизмов причинности – физического и витального – может приводить к каким угодно изменениям, к самым разнообразным последствиям в физическом мире. Дальше нужно учесть, что над витальным располагается еще и ментальный мир. И у него свой особый механизм причинности, которому, заметим, – также как и физическому уровню – свойственна жесткая обусловленность событий.

Говоря о каком-то отдельном механизме причинности, мы рассматриваем «горизонтальный» срез всего мира явлений, переходя же к рассмотрению одновременного взаимодействия всех типов причинности сверху донизу, когда ментальный мир проникает в витальный, а тот, в свою очередь, – в физический, можно легко понять, насколько многочисленны и разнообразны могут быть последствия такого взаимопроникновения. Например, в зависимости от того, наблюдается ли влияние ментального мира с его типом причинных связей на явления, жизнь другого мира или нет, порядок вещей и развитие событий в последнем может быть совершенно различным; скажем, в жизни высших млекопитающих уже действуют элементы закона причинности ментального плана, поскольку у них есть зачатки разума, и поэтому причинно-следственные связи в этой части животного царства совсем другие, чем, например, в мире растений. За рассмотренными нами тремя уровнями сознания следуют еще и многие другие; лестница уровней сознания поднимается выше и выше, завершаясь Высочайшим. Мир Высочайшего – это мир абсолютной свободы. Если вы способны подняться в своем сознании, последовательно переходя от одного уровня к другому, на самую вершину и затем с помощью установленной связи низвести высший мир совершенной свободы в мир физический, вы можете, преодолевая закон причинности этого мира, производить в нем какие угодно изменения. При этом определенные изменения естественно и неизбежно произойдут и на всех промежуточных планах. Сам ступенчатый характер этих изменений, совершающихся последовательно от плана к плану, таков, что для каждого очередного плана они выглядят проявлением неограниченной свободы; так получается, потому что результаты воздействия более высокого плана на следующий за ним совершенно непредсказуемы с точки зрения последнего. С соответствующего верхнего уровня можно предвидеть то, что произойдет на нижнем, – что совершенно невозможно сделать, находясь на нижнем плане бытия. Вот почему изменения, вызванные воздействием более высокого уровня на уровень нижестоящий, выглядят здесь совершенной неожиданностью, воспринимаются как проявление более полной свободы. Таким образом, если вы сумеете подняться в своем сознании до наивысшего уровня – уровня Высшего Сознания – и постоянно пребывать в этом состоянии, то только в этом случае, только оттуда вы сможете увидеть, что, с одной стороны, во Вселенной все строго предопределено, но, вместе с тем, из-за сложного переплетения, наложения характерных для каждого плана законов причинности в ней присутствует и совершенная свобода. Для Высшего Сознания в мире нет противоречий, в нем всякая вещь сосуществует в гармонии со всем остальным, никаких взаимных противоречий просто не может быть.


Значит, на нижних уровнях сознания вообще невозможно предсказать, что произойдет в тот или иной момент времени?


Не совсем так. Есть миры, населенные такими сознательными сущностями, цель деятельности которых состоит в созидании форм, которые они пытаются затем низвести на Землю и воплотить их здесь. На этих планах сознания действуют очень мощные силы, которые в сложной взаимной борьбе пытаются установить каждая свой порядок вещей и ход событий в физическом мире. Здесь в одинаковой степени представлены все возможности – пути, перспективы – развития будущих земных процессов, но отсутствует четкая определенность в отношении того, какая из этих возможностей, в конце концов, осуществится… В качестве примера, который поможет вам лучше понять всю картину, давайте рассмотрим один из таких миров. Представьте себе проявленный мир, содержимым которого являются плоды умственной деятельности, человеческого воображения (мысли, образы, представления, картины), которые очень хотят своего реального воплощения, – они говорят об этом, сочиняют об этом разные истории, пишут книги, одним словом, делают все, что только могут придумать, для достижения своей цели: добиться осуществления своих замыслов, идеалов, в этом состоит их главное и любимое занятие и в нем они находят для себя наибольшую радость и счастье. Этот мир – один из многочисленных миров, о которых я вам не раз рассказывала и которые я называю мирами созидателей форм. В нашем случае эти разнообразные формы порождаются силой воображения многих и многих людей, таким образом, этот мир наполнен всеми мыслимыми и немыслимыми картинами самых разнообразных сочетаний различных событий и явлений, но это означает также, что самые разнообразные – соответствующие тем или иным образам – силы устремляются к этим образам, наполняют их и начинают участвовать в игре; да и сами авторы формаций, действительно, напоминают режиссеров театральных пьес: тщательно до мельчайших подробностей разработав и подготовив постановку, они затем ожидают ее воплощения, осуществления в земной реальности. Из всех этих одновременно сосуществующих созданий преобладают те, в которых участвуют более мощные силы, обладающие большей волей к самореализации, которые удачней построены, точнее нацелены, или же те, которым просто благоприятствует стечение обстоятельств. Можно сказать, что между формациями происходит постоянное противоборство и та, что преодолела сопротивление других, нисходит в поле материального мира, но уже не в первоначальном виде, а в измененном: что-то она потеряла в борьбе с другими силами и формациями, а что-то приобрела. Если нисходящая в земное поле формация обладает достаточной силой, она может вызвать в нем весьма серьезные изменения и направить развитие событий и явлений в соответствии с заложенным в ней содержанием; это, знаете, как по куче опилок ударить кулаком: они рассыпаются в соответствии с силой и направлением нанесенного удара; от резкого удара по ним в воздух поднимается целая туча, а их конкретное расположение и дальнейшее поведение, оседание, целиком зависит от того, как именно был произведен удар. Похожее происходит и в земном поле при нисхождении какой-либо из формаций, о которых мы говорим. Она, как удар кулака, вызывает, запускает, так сказать, в материальном мире определенную последовательность событий, которая дальше автоматически, механически разворачивается в заданном этой формацией направлении. Итак, достаточно устойчивая формация в конце концов воплощается в земном мире (хотя и в измененном виде из-за взаимодействия с другими формациями на высших планах и сопротивления земной среды, которые ей пришлось преодолеть), поскольку автор дал ей жизнь, наделил ее бытием в высших мирах и сообщил ей – в большей или меньшей степени – свое стремление увидеть ее воплощение в земном мире (а значит, вложил в нее, соответственно, и определенную силу для воплощения). Если вы способны проникнуть в замыслы автора «истории», создателя формации, проследить весь ее путь от момента возникновения до нисхождения на земной план – до ее, так сказать, «удара кулаком» в земную среду, – тогда вам будет нетрудно предсказать, что произойдет в будущем, после того как формация проникла в земное пространство, потому что вы уже знаете всю последовательность грядущих событий – поскольку сумели проникнуть в мир, где она замышлялась и создавалась, – а так как для того, чтобы достичь земного уровня и полностью реализоваться здесь, формации требуется определенное время, вы имеете возможность сказать заранее, что случится в ходе ее осуществления. И чем выше тот уровень, тот мир, которого вы способны достичь с ростом своего сознания, тем раньше вы способны предсказывать будущее и тем дальше видеть в нем. Когда же вы способны подняться к наивысшим мирам, широта вашего видения будущего становится безграничной и вы видите, что ничего невозможного в проявленном мире нет.

Ход развития Вселенной в целом недоступен вашему пониманию, он подчиняется законам, которые превосходят все наше разумение; вам же должно быть ясно одно: в этом развитии должны осуществиться все возможности, но как именно это будет происходить, для вас остается непостижимым. Объясняется это тем, что решения об этом принимаются в высших мирах, они недоступны обычному сознанию и потому почти непредсказуемы с его точки зрения. Но если вы способны возвыситься до наивысших планов сознания, стать причастными знанию и видению этих миров… Как бы это объяснить? Там, в высшем мире вечности, все уже есть, все дано и недвижно пребывает в потенциальном состоянии, там вся картина развития Вселенной развернута, представлена как возможность целиком и полностью и вся она будет проявлена в материальном мире, но – что важно и в то же время естественно – не вся сразу, а в некотором временном порядке – одно звено за другим и так далее; статически вечное целое может воплощаться и разворачиваться в земном мире только во времени, то есть поэтапно и в определенном направлении. А вот каким именно будет это направление, зависит во многом и от вас. Дело в том, что высший мир, определяющий ход развития Вселенной, – это мир совершенной свободы… Поэтому если в вашем стремлении достаточно искренности, в вашей молитве достаточно силы, то нет причин сомневаться, что с их помощью вы сможете изменить весь процесс проявления, манифестации.

А это означает, что нет в мире ничего невозможного.

И то, к чему мы стремимся, сбудется обязательно, если стремление наше будет горячим, неустанным, неугасимым, а молитвы исполнены души, силы и искренности. И это дано сделать каждому из нас, каждому человеку. Устремленность и молитва – это чудесные дары Божественной Милости, которыми наделяется всякий из нас, только обычно люди не умеют по-настоящему ими пользоваться. Таким образом, мы можем сказать, что какой бы непреодолимой не представлялась предопределенность, обусловленность событий в «горизонтальном» измерении, если вы способны, преодолевая один за другим законы причинности каждой горизонтальной ступени, достичь Вершин Сознания, вы получите возможность изменять ход событий и явлений, казавшийся совершенно неизбежным. Так что вы можете называть такой порядок вещей как угодно, но мы имеем дело с определенного рода сочетанием, сосуществованием совершенной предопределенности и совершенной же свободы. Вы можете принимать или не принимать это во внимание, но тем не менее это так.

В своей книге я забыла сказать (впрочем, наверное, не забыла, а скорее, посчитала тогда просто лишним говорить об этом), что все подобные понятия, объяснения – это только теории, то есть умственные построения, которые являются всего лишь более или менее верным отражением реальности в нашем представлении; но сами они, конечно же, реальностью вовсе не являются, в действительности не существуют. Ведь все эти слова – «свобода», «предопределение» – это только слова и являются очень неполным, приблизительным, бледным описанием того, что в действительности существует в вас, вокруг вас, повсюду. Чтобы понять, что представляет собой Вселенная, нужно оставить все умственные построения, полностью отказаться от них, иначе вы никогда не поймете, в чем состоит сущность реальности. Говоря по правде, одно мгновение вашей жизни, одно крошечное мгновение, прожитое в полной искренней устремленности, в глубокой, горячей и чистой молитве, даст вам больше для вашего духовного развития, для постижения сути вещей, чем долгие часы, проведенные в медитации.

«Именно кажущаяся “забывчивость” Высшего Сознания позволяет вам в деятельной жизни мира чувствовать себя свободным, независимым, предприимчивым. Эти человеческие свойства для Него – средство, приспособление, с помощью которых Он достигает здесь осуществления действий и обстоятельств, предусмотренных и предрешенных в иной сфере».

(Вопросы и ответы, 28 апреля 1929 г.)

Итак, здесь речь идет о таких особенностях внутренней жизни человека, как ощущение личной свободы, независимости и инициативы. Что такое независимость? Независимость – это не что иное, как свобода выбора, а личная инициатива – это реализация конкретного выбора. То есть прежде всего вы сознаете себя свободным человеком, а следовательно, вы свободны также и в своем выборе, так что никто не может насильственно повлиять на него, и, наконец, вы пользуетесь своей свободой, чтобы сделать какой-то определенный выбор. Эти необходимые для осуществления свободного выбора три условия – сознание собственной свободы, сознание того, что вы можете свободно сделать свой выбор и, наконец, собственно осуществление определенного выбора – я называю в прочитанном отрывке практическими средствами, которые использует Высшее Сознание для поддержания постоянной жизнедеятельности на Земле.

Прошу прощения, дети мои, если мое объяснение показалось вам несколько отвлеченным, напоминающим по своему языку рассуждения ученых, философов, который мне самой не очень нравится, потому что он часто без особой необходимости затрудняет понимание того, о чем можно сказать проще. Но уж как вышло, так вышло. Итак, чувство внутренней личной свободы, стремление человека всегда, везде и во всем обладать правом свободного выбора и осуществление этого выбора используются Природой в качестве средств, побуждающих людей к деятельной жизни, которая без их участия просто бы замерла.

Если бы у нас не было этой первой иллюзии, будто мы – свободные существа, второй иллюзии – что благодаря этой свободе перед нами всегда открыта возможность самостоятельно совершить желаемый выбор, и третьей иллюзии – будто так мы и поступаем в жизни, всякая деятельность на земле прекратилась бы из-за отсутствия каких-либо побудительных к ней причин. Но Природе для осуществления своих целей необходима активная жизнь человека, поэтому она и поддерживает в сознании обычных людей эти три движущие ими иллюзии. В том отрывке, который мы сейчас рассматриваем, они названы Его приспособлениями, инструментами Его – с большой буквы – Высшего Сознания, но, в действительности, это инструменты, приемы Природы, потому что Высшее Сознание ни в каких особых дополнительных приемах, ни в каких промежуточных приспособлениях для своей деятельности, для осуществления своих целей не нуждается, они нужны только Природе. Высшее же Сознание непосредственно и во всей своей полноте проникает во всякий элемент бессознательного и просто, без всяких ухищрений (ибо это – Сознание) стремится привести его к сознательному состоянию. Ему не нужны уловки: Оно вездесуще и всемогуще. И в этой своей вездесущности Оно постоянно работает над преодолением всякого проявления бессознательного, и как только в нем образуется хотя бы малейшая брешь, Оно мгновенно проникает внутрь и просветляет бессознательное, наполняя его собой и тем самым уничтожая его. Вы зажигаете лампочку в темной комнате – и мрак сразу же исчезает. Вы озаряете сознанием бессознательное – и оно в один миг прекращает свое существование. Так молниеносно действует Высшее Сознание. Оно непрестанно стремится проникнуть во всякий элемент, содержащий в себе хотя бы малую толику бессознательного. Порой это происходит не сразу – двери для Него оказываются закрытыми, но если они открыты, Оно проникает немедленно и непосредственно, без всяких дополнительных приемов или промежуточных средств, – и тут же исчезает всякое проявление бессознательного и все наполняется сознанием. Сознание становится самим собой во всем, куда Оно проникает. Не так действует Природа в материальном, физическом мире, у Нее великое множество различных приемов, приспособлений, с помощью которых она все время понуждает вас что-то делать, постоянно манипулирует вами, заставляя действовать в своих целях, для нее вы – всего лишь марионетки, которыми она управляет, дергая за нужные ей нити. Она вкладывает вам в голову самые разные иллюзии, чтобы вы даже против собственного желания, но все же поступали в соответствии с Ее целями. Ей и не нужно, чтобы ваши желания совпадали с тем, что требуется Ей: Она просто тянет за нужную нитку, и вы ведете себя соответствующим образом.

Кстати, именно поэтому между нами случаются ссоры, но давайте не будем об этом сейчас говорить!


Ты говоришь в своей книге о том, что «…жизнь человека определяется кармической цепью событий и действий…» (Вопросы и ответы, 28 апреля 1929 г.), но если в эту жизнь вмешивается Божественная Милость, Она может отменить закон кармы?..


Полностью и окончательно; Божественная Милость способна уничтожить любые кармические последствия, по Ее Воле любая карма исчезает, как масло под лучами солнца. Собственно, именно об этом – о всемогуществе Высшего Сознания – сейчас и шла речь. То, о чем ты говоришь, – просто одно из проявлений этого всемогущества. Когда я говорила об этом, я ставила себя на ваше место и спрашивала себя, что сейчас для вас самое главное с точки зрения вашего духовного развития, о чем нужно постоянно помнить, что нужно постоянно знать и постоянно внутренне делать, и то, о чем я говорила, на самом деле было ответом на этот вопрос, потому что из моих слов можно сделать простой, но очень важный вывод: если вы по-настоящему искренни в вашем стремлении к Божественному, если в ваших молитвах, обращенных к Нему, присутствует достаточно силы, то в ответ на это в вас низойдет то Нечто, которое полностью изменит все ваше существо и всю вашу жизнь; помните, для Него нет никаких препятствий, Оно способно изменить в вас решительно все, преобразовать вас настолько, что вы даже и представить себе не можете. Это можно пояснить на совсем простом и в то же время очень понятном примере. Представьте себе, что от крыши дома отвалился и падает кусок черепицы, – то есть мы рассматриваем некоторое механическое явление физического мира, где развитие событий, при определенных заданных условиях, осуществляется в строго определенном порядке, то есть в полном соответствии с законом причинно-следственных связей этого мира. А теперь предположим, что кто-то, проходя мимо и решив не допустить дальнейшего падения нашего куска черепицы, подставляет руку и ловит этот падающий по всем законам механики предмет – то есть явление этого мира с одним типом закона причинности подвергается воздействию из другого – витального или ментального – мира со своим уже типом причинной обусловленности событий; теперь камень попадет уже в подставленную руку, а не на землю, несмотря на всю неумолимость законов механики. Таким образом, человек изменил судьбу куска падающей черепицы – более высокий механизм причинности полностью изменил ход событий, диктуемый механизмом причинности нижележащего мира, и теперь черепица, упав на подставленную руку, а не кому-нибудь на голову, не станет причиной несчастного случая. На этом простом примере вы можете легко представить себе, как воздействие более высокого мира бытия, его сознательно действующей воли может вызвать изменение хода событий в другом мире, на более низком уровне сознания.


Значит, закон Кармы не так уж непреложен, как это принято считать?


Конечно, нет. Я думаю, что те люди, которые утверждают непреложность каких-то законов, подобных этому, – а такие люди есть во всех религиях, – просто хотят «дергать за веревочки», управлять людьми, что, как мы уже говорили, в действительности, делается самой Природой. В человеке всегда живо бессознательное стремление к власти над другими людьми, к «дерганию веревочек», то есть стремление захватить ту роль, которая принадлежит Природе. И потому одни люди говорят другим: «Все твои мысли, дела и поступки будут иметь для тебя соответствующие твоему поведению последствия». Существование такого представления было необходимым на определенном этапе эволюции для того, чтобы человек не остался навсегда только лишь бессознательным, полностью эгоистичным существом, которому совершенно неизвестно и совершенно все равно, какие последствия ожидают его за то, что он делает в жизни. Собственно говоря, в таких людях никогда недостатка не было, а, всего вероятней, их большинство: они живут, слепо подчиняясь своим непосредственным желаниям и инстинктам, даже не задумываясь над тем, какими окажутся последствия их действий для них самих и для окружающих. И потому, быть может, и неплохо, если кто-то скажет вам с внушительным строгим видом: «Будь осторожен, если ты поступишь так-то и так-то, сделаешь то-то и то-то, тебе придется очень долго расплачиваться за это!» Или могут еще так сказать: «Ты поплатишься за это в следующей жизни». Но это уже будут любители всех этих бесчисленных вымыслов о перерождении и тому подобном… Но, между прочим, и в этом большой беды нет, это может даже сослужить добрую службу обычным людям. В некоторых религиях можно встретить, например, такое грозное предостережение: «Если ты совершишь такой-то грех, ты навечно окажешься в аду». Вы только представьте себе, что вам пророчат и что вас в этом случае ждет!.. Но, с другой стороны, страх перед таким наказанием хотя бы немного, но все-таки удерживает человека от того, чтобы безрассудно поддаваться своим порывам, заставляет хотя бы немного задуматься перед тем, как совершить какой-то поступок, – впрочем, и это не всегда так: часто люди начинают задумываться над содеянным уже после того, как все произошло.

Все эти предназначенные для регулирования поведения людей догмы, конечно же, не абсолютны. Это умственные построения, более или менее справедливые, они представляют собой набор отдельных, тщательно, скрупулезно разработанных разграничений, правил и наставлений: «Ты должен поступать так-то и так-то. Если не будешь делать то-то и то-то, выйдет то-то и то-то». Господи, как же скучна такая жизнь! У человека голова начинает идти кругом, он живет в постоянном страхе: «Как правильно поступить в этом положении – так или эдак?» А если и ни то, и ни другое для него неприемлемо – тогда как быть? На самом деле, выход только один: подняться в своем духовном развитии на более высокую ступень. И еще – нужен ключ, чтобы отпереть дверь: у лестницы уровней сознания есть дверь, и нужен ключ, чтобы открыть эту дверь. А ключ – это как раз то, о чем я только что говорила: искреннее стремление или глубокая чистая молитва. Я сказала «или», но «или» здесь, пожалуй, не нужно, просто кому-то ближе одно, кому-то – другое. Но, как бы то ни было, могучая чудодейственная сила заключена как в том, так и в другом, и вам нужно научиться использовать ее.

И в том и в другом заключена также и великая красота, и в свое время я расскажу вам, что представляет собой настоящее стремление к Божественному, и что такое настоящая молитва, и почему они сами по себе так прекрасны… И тем не менее, есть люди, которые относятся к молитве с пренебрежением, а то и с презрением (если бы они сумели дойти до самых глубин своего сердца, они бы поняли, что причина этому – их гордыня или, что еще хуже, тщеславие). С другой стороны, есть такие, в ком нет истинной устремленности к Божественному, они стараются обрести ее, но у них не получается, потому что их воля и смирение лишены подлинного огня. А для того, чтобы изменить свою карму, нужно обладать и тем, и другим: великим смирением и очень сильной волей.

Итак, на сегодня все, дети мои.

10 июня 1953 г.

«Нападения враждебных сил неизбежны; к ним нужно относиться как к испытаниям на пути и смело продвигаться сквозь насылаемые ими суровые бури. Битва может оказаться жестокой, но, выйдя из нее, человек что-то приобретает, делает определенный шаг вперед. В существовании враждебных сил есть даже необходимость: благодаря им ваша решимость становится тверже, а устремленность – отчетливей. Верно также и то, что вы сами являетесь причиной их существования. Пока они находят в вас какой-то отклик, их вмешательство в вашу жизнь вполне закономерно. Если бы они не находили в вас никакого отзыва, если бы у них не было власти ни над одной из частей вашей природы, они бы отступили, оставив вас в покое».

(Вопросы и ответы, 5 мая 1929 г.)

Случается так, что едва справишься с одной атакой враждебных сил, как следует повторное нападение. Почему это происходит?


Потому что в вас еще осталось что-то такое, что позволяет этому случиться. Мы уже говорили, что нападение враждебной силы возможно только в том случае, если в вашем существе есть хотя бы малейшая предрасположенность к воздействию этой силы. Что-то ей родственное, что-то ей соответствующее; какое-то расстройство, какой-то изъян привлекают эту силу, благодаря им она находит себе отклик в вас. Поэтому, когда происходит нападение, нужно сохранять полное спокойствие и настойчиво отвергать попытки враждебной силы овладеть вами, но даже если вам удалось отразить нападение в очередной раз и враждебная сила отступила, из этого еще не следует, что вы сумели избавиться от того недостатка в себе – каким бы незначительным он ни был, – из-за которого нападение стало возможным.

Итак, основная причина нападения состоит в том, что в вас есть что-то такое, что привлекает враждебную силу; возьмем хотя бы один из самых распространенных в практике йоги случаев, когда вы попадаете под влияние тех сил, которые стремятся лишить вас силы духа, потерять веру в себя и в лучшее будущее, вызвать у вас приступ безнадежности, ввергнуть в пучину полной безысходности от ощущения собственной слабости, никчемности, непригодности для духовного пути, когда вам кажется, что вы вообще не способны ничего достичь в йоге, вы полностью подавлены. Это означает, что вашему витальному существу от природы свойственны себялюбие, пусть и небольшое, но все же тщеславие, которому постоянно нужны поддержка, поощрение, похвала для общей самоудовлетворенности витального. И эти ваши несовершенства являются как бы сигналом для соответствующих враждебных сил: «Пожалуйста, двери открыты, можно входить». Но другая часть вашего существа, способная распознать приближение этих сил, не позволяет им проникнуть в вас; эта часть существа, обладающая и ясным видением, и знанием, и противодействующей силой, оказывает сопротивление: «Нет, я не хочу, чтобы это произошло, здесь нет истины, я не допущу этого» и отвергает, отгоняет нападающую враждебную силу. Но это еще не значит, что вы окончательно избавились от тех, хотя бы и небольших, недостатков в себе, которые послужили причиной нападения. Вам нужно, уйдя глубоко в себя, постоянно и настойчиво внутренне работать, чтобы полностью уничтожить в себе то, что может привлекать ту или иную враждебную силу, и исключить таким образом всякую возможность нападений в будущем. До тех пор, пока причина нападений не устранена, они будут повторяться и почти всегда совершенно неожиданно для вас. Вы отгоняете нападающую силу – она возвращается вновь, это все равно что бросать мяч в стену: вы его – туда, а он – обратно, так что ваша борьба будет продолжаться до тех пор, пока в вас совсем не останется того, что привлекает враждебные силы. Только в этом случае нападений больше уже не будет.

Таким образом, во время атаки враждебных сил вы должны уметь сказать себе: «Да, произошло нападение, но оно произошло потому, что во мне есть что-то родственное напавшей извне силе, иначе ничего бы подобного не случилось. Поэтому теперь мне надо как следует всмотреться в себя и выяснить, что во мне позволило враждебной силе совершить нападение, затем я должен или отвергнуть это качество, или изменить его, или привнести в него свет сознания, чтобы затем можно было преобразовать его, или же вовсе удалить его из своего существа…» Такой образ действий будет наилучшим для вашего духовного развития, не так ли? С этого следует начинать, чтобы отразить, отвести нападение. При нападках враждебных сил тот элемент вашего существа, который является им родственным, отзываясь на их воздействие, отчетливо проявляет себя, стремясь как можно быстрее объединиться с ними, подчинить себе все ваше существо. И, действительно, в результате образует с враждебными силами своего рода единое целое. Если вы сумеете, постоянно сохраняя бдительность, не дать этому настроению захватить себя врасплох, вывести вас из себя, а наоборот, внимательно следя за собой, сможете точно установить, что именно в вашем существе задето, возбуждено внешней вибрацией (вы почувствуете в себе как бы пульсации, оттого что что-то постороннее проникло в вас и привело в движение какие-то струны вашего существа), то тогда вы сможете остановить разрастание начинающегося в вас процесса, подчинить его своей воле. И вы сразу же, не мешкая, говорите родственному атаковавшей силе элементу в своем существе: «Уходи вон из меня вместе со своими друзьями, я в тебе совсем не нуждаюсь!» И вы вырываете и изгоняете из себя как тот элемент, который привлек агрессора, так и самого агрессора и, извергнув их, вы полностью очищаете себя от их присутствия и влияния. Но для этого вам нужно быть очень внимательными, внутренне зоркими и собранными, и, кроме того, для этого вам потребуется немножко мужества и твердости, потому что такая операция над собой будет болезненна, она потребует решительного удаления из своего существа определенного нежелательного элемента вместе с силами, добычей которых он стал. Если вам это удалось вполне, если операция прошла удачно, чисто, – все кончено: нападений больше не будет. Но если операция не доведена до конца, если еще что-то осталось, нападения будут повторяться; так что если у вас не хватило мужества, внимания, настойчивости и на какой-нибудь четвертой, пятой атаке, дав себя измотать, вы говорите: «Все, больше не могу», уступаете, отказываетесь от борьбы, тогда нападающая сила обосновывается в вас, вполне довольная собой и своей работой, и всякий, кто обладает оккультным зрением, может видеть ее ликование: она сумела нанести победный удар, она достигла своей цели. Таким образом, мы можем видеть, насколько это тяжелое и утомительное дело – постоянно бороться с нападающей силой, вновь и вновь отгонять ее от себя. Но если вы будете действовать иначе, если, внимательно следя за всем происходящим в себе, поставите себе целью непременно обнаружить в своем существе то, что вызвало нападение силы, то тогда вы сможете заметить, какой именно элемент вашей природы, всплывая из глубин существа, приходит в возбужденное состояние в ответ на воздействие злой силы. Здесь самое время преградить ей доступ в свое существо, отринуть ее прочь, одновременно извергнув из себя и родственный ей элемент.


Но это образование, которое мы из себя извергаем, от этого не погибает, оно некоторым образом бродит по свету, живет в мире своей жизнью и может найти себе прибежище еще в ком-нибудь, верно?


Совершенно верно. Оно живет в мире своей жизнью, перемещаясь в околоземном пространстве; далее оно будет переходить от одного человека к другому и, разумеется, будет находить себе пристанище то у одного, то у другого, пока не столкнется с тем, у кого достаточно духовных, оккультных сил его разрушить, хотя это очень нелегкое дело… Личность должна обладать очень большой волей и твердостью, большим знанием, большой силой, чтобы уничтожить это создание, которое имеет право, по крайней мере, на существование в этом мире, – я не могу сказать, что это право вполне законно и незыблемо, но оно есть. Такого рода создания-вибрации, разумеется, могут быть уничтожены, но если в мире найдется хотя бы кто-то, у кого есть предрасположенность к какой-либо из них, то такой человек может послужить той почвой, на которой произойдет возрождение определенного элемента. Похожая картина наблюдается в отношениях между людьми и мелкими сущностями витального мира; эти враждебные сущности, подвергая людей постоянным нападениям, вселяются в присущее каждому человеку поле с целью добиться полной власти над ним, то есть проникнуть внутрь человеческого существа и стать его хозяевами. Обыкновенному человеку очень трудно избавиться от них – для этого нужно подчинить себя очень и очень суровой йоге. Однако тот, кто обладает подлинным знанием и силой, кто способен видеть эти сущности, вполне может изгнать их из поля другого человека и уничтожить. Но если подвергнувшийся нападению человек сохранил в себе хотя бы в малейшей степени близость к этим сущностям, которая позволила им проникнуть в него, то тогда он снова может оказаться в их власти. Мне известно множество примеров, подтверждающих это явление.

Один человек был в очень большой степени одержим некоей сущностью, и в те моменты, когда ее власть проявлялась, создавалось впечатление, что он обладает определенной силой, и хотя назвать ее доброй силой было бы вряд ли возможно, тем не менее он казался личностью, наделенной необычайными оккультными способностями, большой оккультной властью. Человек тот сознавал, что сила его – недобрая сила, что она действует во имя зла, и он молился об избавлении от нее. И случай для этого представился: сущность вышла на время из поля того человека и обнаружила себя отдельным, совершенно самостоятельным созданием, так что можно было подчинить ее себе, овладеть ею, удалить ее полностью из своего существа и в конце концов уничтожить. Но, освободившись на мгновение от своей одержимости, человек вдруг ощутил себя совершенно заурядной, ничем не примечательной личностью. Он почувствовал, что, утратив свою связь с той силой, стал самым обычным человеком, стал «как все»: «О, неужели же я утратил свой дар, свою сверхъестественную силу, все свои особые достоинства, особое положение среди людей, я становлюсь до тошноты ординарным существом!» И что же он делает дальше? Он молится о том, чтобы к нему вернулась его былая одержимость, сила, которой якобы обладал он, а не наоборот – она им. И через несколько дней он вновь стал таким же одержимым, как прежде.

О таких людях беспокоиться не стоит, пусть они идут своей дорогой и получают то, что заслужили. Ведь что в этих людях обычно является той дверью, через которую в них проникают враждебные силы? – Тщеславие. Они хотят быть великими, знаменитыми, они стремятся к власти над окружающими, они желают везде быть важными лицами, занимать высокое положение, вершить судьбы мира; эти их свойства привлекают к ним соответствующие силы, которые, в конце концов, подчиняют их себе. Но избавьте их от одержимости, освободите их от власти темных сил – и все их будто бы замечательные способности, как и их тщеславие, самодовольство, высокомерие, улетучатся в один миг. Обычно этим людям очень трудно смириться с возникающим у них после освобождения ощущением, что отныне они ничего особенного по сравнению с другими собой не представляют, что они стали самыми обычными людьми, и вот тогда где-то глубоко внутри возникает едва слышный, тихий голосок, нашептывающий им: «А ведь прежде-то было лучше…»; вот почему из тех, кто избавился от своей одержимости, на одного навсегда отказавшегося от нее приходится десять, готовых вновь отдаться во власть темных сил. Что за нужда была тогда трудиться, тратить столько усилий, чтобы избавиться от своей болезни?!

Здесь, кстати, уместно вспомнить миф о Дурге, которой каждый год приходится убивать противостоящего ей демона: каждый год он возрождается вновь и она должна снова вступать с ним в бой. И так будет продолжаться все время, пока на земле длится эпоха власти асуров. Когда же они будут изгнаны из этого мира, тогда и отпадет необходимость бороться и воевать с ними. Но до той поры – пока в их существовании есть известная польза (и в моей книге об этом сказано), пока они нужны в этом мире, – потому что их противодействие способствует росту и укреплению в людях стремления к Божественному, очищению человеческого сознания, в столкновении с ними проверяется наша искренность по отношению к Божественному, – до той поры они будут продолжать вторгаться в нашу жизнь. Но наступит такое время, когда никакая проверка нам уже не будет нужна, наша искренность станет чистой и неизменной, тогда асуры исчезнут. И Дурге уже не нужно будет из года в год возобновлять свою битву с врагом.


А не лучше было бы не уничтожать их, а переделать?


Конечно же, дитя мое, это было бы лучше, намного лучше. Но дело в том, что…

У меня достаточно богатый опыт в этом отношении. После сорока лет беспрерывных усилий, направленных на то, чтобы достичь какого-либо результата в этом деле, я пришла к выводу, что совершенно невозможно изменить кого бы то ни было, если только он сам по-настоящему, вполне искренне, не захочет этого. Если самому с полной искренностью не взяться за работу над собственным совершенствованием, никакая помощь извне не даст результата; я сорок лет пыталась осуществить такую работу, но можно было с тем же успехом этому отдать и сто сорок лет – и все было бы бесполезно, так как оказалось, что здесь ничего нельзя поделать. А эти сущности, о которых мы здесь говорим, и подавно не изменятся к лучшему уже по самой своей природе: они вполне довольны собой, самодостаточны и у них вообще нет никакого желания, ни малейшего намерения как-то меняться! Среди сущностей витального мира, которые стремятся оказывать воздействие, влиять на жизнь материального, земного мира, самым могучим пока еще не побежденным асуром является асур Лжи, который называет себя Владыкой Наций – красивое имя он взял себе, не правда ли? Владыка Наций – это царь Лжи, так что если где-то в мире случается что-то дурное, то, можете не сомневаться, это его рук дело, его самого или же какого-либо из его посланников. Сам он очень хорошо знает, что скоро настанет час его гибели, с ним будет покончено навсегда, что ему суждено уйти в небытие. Но он полностью отказывается измениться. К этому у него нет ни малейшей охоты, потому что как только он изменится, он сразу же утратит свою власть. А этого он допустить ни за что не желает, хотя и знает, что в таком случае ему не миновать гибели. Но он нисколько не скрывает, что перед тем, как это случится, он попытается уничтожить на земле все, что окажется в его силах… В сущности, он согласен погибнуть только при одном условии: если вместе с ним немедленно погибнет и весь мир, вся Вселенная. К несчастью для него, такого никогда не случится. Но он приложит все силы, чтобы уничтожить, разрушить, испортить как можно больше, он сделает для этого все, что окажется в пределах его возможностей, все, что будет в его власти. Это несомненно. Но так же несомненно и то, что для него в свое время наступит конец. И он идет на гибель, лишь бы нанести как можно больше вреда земному миру. Сама мысль о каком-то изменении в себе, в своей природе полностью неприемлема для него. Ведь тогда он уже будет не Владыка, он перестанет быть самим собою, не так ли?

Я уже не раз говорила вам и здесь повторю снова, что есть огромная разница между людьми и сущностями витального мира. Она состоит в том, что человек наделен Божественным Присутствием и психическим существом, которое из некоторого зачаточного состояния развивается во вполне сложившееся, сознательное, независимое, самобытное существо. Сущности же витального мира совершенно лишены этого. Это особая милость, дарованная живущим на земле и наделенным материальным телом человеческим существам, – нести в себе Божественное Присутствие, обладать психическим существом. Вот почему у любого человека есть возможность, обратившись к Божественному, изменить себя и жить в Нем, если он сам, человек, захочет этого, иначе говоря, вам дано стремление к этому и в ваших силах осуществить его. Заметьте, успех обеспечен – вы непременно достигнете цели, если только по-настоящему захотите. Обитатели же витального мира лишены психического существа, в них нет непосредственно и Божественного Присутствия (я подчеркиваю – «непосредственно», потому что изначально их прародителем, так же как прародителем всего сущего, было Божественное, но это было в Начале Начал и после этого утекло много времени и произошло много перемен). Итак, у них нет непосредственной внутренней связи с Божественным, нет психического существа, и для них обратиться к Божественному и переделать себя означало бы вообще потерять себя! Дело в том, что они по самой природе своей противники Божественного: основой их существования является самоутверждение, деспотичная власть, отрешенность от Всеобщего Первоначала и, естественно, лютая ненависть ко всему, что чисто, красиво, благородно. Нет в них той частицы – психического элемента, которой наделен даже самый опустившийся, низкий человек (кстати, именно поэтому даже такой человек, на самом деле, ценит все чистое и прекрасное, ибо в любом человеческом существе, пусть находящемся даже на самой низкой ступени развития, живет, независимо от его желаний, инстинктов, убеждений, преклонение перед тем, что по своей природе чисто, благородно и прекрасно). Ничего подобного у сущностей витального мира нет. Все, что близко Божественной природе, вызывает у них отвращение. Они просто не выносят этого. Это для них табу, одно прикосновение к которому приводит к гибели. Стремление к истине, стремление жить по истине, искренность, чистота, прекрасное – это для них смерть. Потому-то они все это и ненавидят.

Таким образом, непонятно, каковы те их качества, свойства, опираясь на которые и взяв их за основу, можно было бы их переделать. Отчего можно было бы оттолкнуться в таком деле? Я не вижу этой исходной точки. Не представляю себе. Нужной основы для обращения к Божественному нет ни у мелких, незначительных, ни даже у самых могучих созданий витального мира. Я хочу сказать, что есть такие сущности из этого мира, которые исчезнут только после того, как в людях, более того, вообще на земле исчезнет ненависть… Мне могут возразить, сказав, что сначала, наоборот, должны исчезнуть они, а потом уже, как следствие, исчезнет и ненависть; но такая последовательность событий невозможна, и именно по тем причинам, о которых только что шла речь: утвердить на земле свет вместо тьмы, прекрасное вместо безобразного, добро вместо зла под силу только человеку, но не асуру. Поэтому именно человеку предстоит решить эту трудную задачу, исполнить эту тяжкую работу – переделать, преобразовать весь земной мир, в котором он живет. Именно он, человек, либо изгонит асура куда-то в другие миры, либо совсем уничтожит его. И тогда на земле, наконец, наступит мир. Вот так.

Еще вопросы?

У тебя в книге, там где говорится об уме, написано:

«Любая часть нашего существа помогает садхане, если она не выходит за положенные ей пределы и правильно выполняет свои функции, но как только ее деятельность выходит за рамки своей сферы, она тут же претерпевает искажения, извращения и начинает функционировать неверным, ложным образом. Деятельность какой-либо силы, какого-либо элемента существа истинна, если она осуществляется ради Божественного, и является ложной, если сила действует в целях самоудовлетворения».

(Вопросы и ответы, 5 мая 1929 г.)

Почему, когда какая-то часть существа «выходит за рамки своей сферы, она тут же претерпевает искажения, извращения»?


Слово «сфера» здесь употреблено для обозначения определенного круга функций какой-либо части человеческого существа, поскольку каждой из них принадлежит свое место во всем существе в целом и у каждой – свое определенное назначение, так что если некоторая часть существа вместо того, чтобы выполнять собственные функции, стремится выполнять чужие, она естественным образом утрачивает те свои свойства, которые необходимы, чтобы выполнить свои настоящие задачи, но в то же время она не может правильно выполнять и чужие функции, потому что для этого требуются такие качества, которые у этой части отсутствуют. Поэтому с неизбежностью наступает деформация неправильно функционирующей части существа, в ней появляются нарушения и изъяны. Ну, например, мы говорим, что действительное назначение человеческого ума связано с его «формообразующей» функцией во внутренней жизни человека. Что представляет собой эта функция? Когда вам в голову приходит какая-то мысль, ум, усвоив ее, облекает ее в определенную форму – благодаря чему мысль, собственно говоря, и может быть воплощена в дело, – которая содержит в себе побуждающий к соответствующему действию импульс, посылаемый затем к материальным частям существа, доводя, таким образом, мысль до воплощения в физическом мире. Итак, ум придает мысли такой вид, чтобы ее можно было свести к действию. Таково подлинное назначение и функция ума, и пока он работает именно так, пока он исправно выполняет свои функции, он – на своем месте, в своей сфере и деятельность его полезна. Но если вы вдруг вообразите, что знание приходит к вам от вашего разума, что вам не нужно искать знания, идей с помощью других частей своего существа, относящихся к более высоким уровням развития, если вы, наблюдая за своей внутренней жизнью, начинаете верить, что именно с помощью разума вы обрели какие-либо знания, – а на самом деле, разум лишь уловил отражение деятельности других, более высоких частей существа, знания, данного им, – и вот уже ваш ум стремится навязать это несовершенное знание всему вашему существованию в физическом мире, в этом случае разум выходит за пределы предназначенной ему области деятельности и становится тираном для вашего существа – что случается достаточно часто, – его деятельность приобретает уродливый характер, постепенно наступает деформация этой части существа и вместо того, чтобы помогать садхане, разум вредит ей. Вы сами можете легко убедиться в этом на опыте, понаблюдав либо за собой, либо за окружающими. Разумеется, вы должны в своей внутренней жизни поддерживать правильное функционирование всех частей своего существа.

Тот же принцип деятельности верен и в отношении витального. Назначение витального – служить источником движущей силы, энергии, энтузиазма, с помощью которых мысль, облеченная в определенную форму умом, передается телу и приводится им в исполнение на конкретном деле. До тех пор, пока витальное не выходит за пределы именно таких функций, то есть всю ту силу, энергию, энтузиазм, которыми оно располагает, витальное вкладывает в воплощение идей, формулируемых умом, совместное функционирование ума и витального протекает в правильном направлении. Но если вместо этого витальное вдруг отдается во власть желаний – а это случается довольно часто – и все его достоинства употребляются не на то, чтобы способствовать воплощению стремящихся к самопроявлению высших идей, а на то, чтобы лишь насытить охватившие его желания, в этом случае витальное превышает круг своих полномочий, выходит за рамки предназначенных ему функций, деформируется, во все вносит искажения и становится источником многих бед.


Иногда мы не замечаем, что подвергаемся нападению враждебных сил, почему так происходит?


Вы этого не замечаете, вот как? Это происходит, когда вы невнимательны, несобранны, целиком поглощены внешней стороной окружающей действительности, заняты исключительно делами и заботами, относящимися к обычной жизни, к ее повседневным проявлениям, не имеющим значения для духовной жизни. В этом случае враждебная сила может напасть на вас, вселиться и утвердиться в вас так, что вы даже и не почувствуете этого. Чаще всего на прямое нападение враждебные силы не идут, потому что тогда они рискуют обнаружить себя (вы можете вдруг почувствовать себя как-то не так, и этот факт привлечет ваше внимание). Обычно они захватывают вас, сначала проникая в бессознательное вашего существа, а затем всплывают оттуда, но потихоньку, так что вы и не подозреваете, что в вас происходит. Замечаете вы их, уже когда они прочно вселились, обосновались в вас, устроились в вас со всеми, так сказать, удобствами.


Иногда невозможно понять, с какой силой имеешь дело – враждебной или нет…


Это означает, что вы находитесь в крайне несознательном состоянии.

Здесь обычно возможны два случая: или вы очень плохо понимаете, что происходит в вас, – вы не исследовали себя, не наблюдали за своей внутренней жизнью, или вы совершенно неискренни, иными словами, как страус, прячущий голову в кусты, пытаетесь скрыть от себя действительное положение вещей, упорно стараетесь ничего не замечать, ничего не знать, повторяя про себя: «Все хорошо, ничего особенного не происходит». Но я надеюсь, что таких среди нас нет, и этот случай мы не рассматриваем. Остается, таким образом, первый случай, когда у человека просто нет привычки наблюдать за собой и он очень плохо разбирается в своей внутренней жизни.

Пробовали ли вы когда-нибудь установить для себя, какие явления в вашей внутренней жизни обусловлены ментальной частью существа, какие – витальной, физической?.. Ибо обычно это смесь, и когда вы первоначально обращаетесь к ней, ваша внутренняя жизнь представляется совершенной мешаниной. И она такой и останется, если вы не потрудитесь разобраться в ней. А сделать это довольно трудно из-за того хаоса, каким является ваше внутреннее существование. Но по мере того, как вы все больше и больше наблюдаете за собой, вы начинаете различать: что-то одно вы распознаете с первого взгляда, так словно эти явления лежат на самой поверхности; для того чтобы понять, откуда в вас что-то другое, вам будет нужно уже глубже уйти в себя, еще что-то потребует погрузиться в себя еще глубже, а иногда – когда имеешь дело с подсознательным – наоборот, так сказать, немного подняться. Вы обнаружите в себе, наконец, и такое, что потребует для своего понимания, чтобы вы погрузились в себя очень и очень глубоко. Но все это лишь начало.

С этого и начните: просто наблюдайте за своим состоянием. В одном случае оно будет вам понятно, в другом – не совсем. Тогда приглядитесь к себе внимательней: «В чем дело? Что это со мной? Почему?» Первым делом, выясните самое простое: не больны ли вы чем-либо, может быть, вы просто простудились; но вот вы убеждаетесь, что все хорошо, все в порядке, ни головной боли, ни температуры у вас нет, желудок не расстроен, сердце работает как положено, то есть с этой стороны все хорошо, полный порядок. Вы продолжаете: «Тогда в чем же дело, почему у меня такое состояние?»… И вы теперь уже углубляете свои поиски, приходится несколько больше погрузиться внутрь своего существа. Впрочем, все зависит от обстоятельств. Иногда вам удастся выяснить причину очень быстро: ах, вот оно что, с вами произошла какая-то неприятность, кто-то бросил в ваш адрес не слишком вежливое слово, или вы не справились с каким-то заданием, какой-то работой, или, возможно, вы не очень хорошо выучили урок и учитель сделал вам замечание. В тот момент вы не обратили особого внимания на происшедшее, но спустя некоторое время последствия его начинают сказываться на вашем самочувствии, вы испытываете неприятные ощущения. Это следующий, немного труднее устанавливаемый источник неприятного внутреннего состояния. Но вот, на самом деле, ничего подобного не случилось, а все-таки вас не покидают беспокойство, недоумение: «Странно, все вроде бы хорошо, все как обычно, ничего особенного не случилось, я, во всяком случае, ничего такого не вижу, но тогда почему же мне так неуютно, откуда это беспокойство?» Здесь ваше самоисследование становится более интересным, потому что теперь для того, чтобы выяснить, в чем дело, вам нужно погрузиться в себя намного глубже. И причины, вызвавшие такое состоянию, могут быть самыми разнообразными: это может быть, например, нападение враждебной силы, которая как раз в это время пытается овладеть вами, это может быть легкая обеспокоенность по поводу того, каким именно должен стать следующий шаг в вашей работе по самосовершенствованию, что и как нужно делать; это может быть также своего рода предчувствие, что в какой-то части вашего существа есть изъян, под влиянием которого вы сейчас находитесь и который нужно исправить, а для этого необходимо разобраться, найти этот порок, исправить ту часть существа, которая им поражена, привнести свет в нее; вам необходимо добиться для себя ясной картины, хорошо осознать, что изъян действительно существует – хотя он и может таиться в очень глубоких пластах существа – и должен быть удален. Таким образом, приглядевшись к себе как можно пристальнее, вы сможете обнаружить, в чем дело: «Ах, вот оно что! В этом отношении я остался таким же, каким и был; здесь, в этом укромном уголке существа, еще по-прежнему темно: здесь сохранились остатки эгоизма, нежелание изменяться, совершенствоваться». И вот, обнаружив здесь этого уродца, вы крепко берете его за нос или за ухо – как вам больше нравится – и выводите его на свет божий: «А-а, так ты прятался здесь, приятель, ты пытаешься скрыться от меня, ну так вот – больше ты мне совсем не нужен!» И вы удаляете этот изъян из своего существа.

А это уже серьезный шаг на пути к совершенству.


А как быть, когда такое неприятное состояние наступает на каком-нибудь занятии, на уроке?


На уроке? Но тогда это значит, что вы просто не слушаете по-настоящему преподавателя, иначе ничего подобного не было бы. Когда вы полностью сосредоточены на уроке, такого с вами никогда не случится. Вы почувствуете беспокойство после урока – это возможно, но во время занятий этого быть не должно – если вы действительно хотите усвоить урок. Если же вы замечаете в себе такого рода ощущения, значит, вы поглощены собой, своими мыслями и чувствами и не обращаете внимания на урок… На самом деле, это очень и очень хорошо, дети мои: занимаясь чем-либо, что-то изучая, вы сосредотачиваетесь на предмете ваших занятий и не испытываете неприятных ощущений. Они могут прийти к вам раньше, они могут прийти к вам позже, но не во время ваших занятий. И это понятно, ведь когда вы полностью поглощены уроком, все свои силы вы отдаете тому, чтобы усвоить как можно лучше то, чему вас учат, для всяких таких неприятностей просто нет места. Вы стараетесь понять предмет, вы все свое внимание отдаете ему – и беспокойство или тревога не трогают вас.


Но бывает так, что стараешься сосредоточиться, а у тебя не получается.


Ну тогда, если у тебя действительно не получается, ты должен все оставить и, разобравшись в себе, выяснить, почему это так! В таком случае, если учитель задаст тебе вопрос, тебе нужно ответить так: «Извините пожалуйста, но я не слушал ваших объяснений».

А ты, что, не любишь учиться?


Нет, не люблю.


Отчего же?


А потому что некоторых предметов я не понимаю.


Но ведь это значит, что тебе не нравится учиться только на некоторых занятиях, и ты, пожалуй, мог бы сказать, что вообще-то ты любишь учиться. Однако, если человек действительно любит учиться, для него не существует такой дисциплины, такого занятия, где бы он не мог узнать чего-то нового и поучительного для себя. Это же ясно, каким бы ни был предмет, там всегда найдется что-нибудь такое, чего ты еще не знаешь – ты ведь не энциклопедия, правда? – поэтому всегда есть возможность учиться еще и еще в любой области. Другое дело, когда на некоторых занятиях приходится возвращаться к уже, казалось бы, изученной книге (а это, я думаю, случается), у тебя могут возникнуть, например, такие мысли: «О, господи, мы же уже проходили этот учебник и вот теперь снова он, как все это скучно!», но все это означает только одно: по-настоящему ты не хочешь учиться, потому что если ты вынужден снова обращаться к тому же учебнику, значит, ты в свое время не усвоил как следует всего того, что нужно было усвоить, и теперь, чтобы наверстать упущенное, тебе нужно приложить дополнительные усилия. И, конечно, ты должен сделать это независимо от того, интересен тебе предмет и учебник или нет, пусть это будет даже учебник грамматики! Разумеется, было бы преувеличением сказать, что учебник грамматики – это очень увлекательная книга, но и он станет интересным, если вы по-настоящему возьметесь за дело – в этом случае интересными для вас станут даже самые отвлеченные грамматические правила. Вы и представить себе не можете, насколько увлекательным становится любое дело, какой угодно предмет, когда вы по-настоящему стремитесь вникнуть в него, понять, почему это – так, а то – вот так; не просто запоминать, зазубривать, а стремиться полностью уяснить для себя сущность изучаемого материала: «Что означают эти слова? Что действительно хотели сказать с их помощью? Каково их истинное содержание?..» Ведь всякое правило – это не более чем воплощение на ментальном уровне того, что существует независимо, само по себе. Возьмите любое правило и, разобрав его как следует, вы увидите, что оно является результатом умственной деятельности людей, которые постарались в как можно более ясном, емком и лаконичном виде выразить нечто независимо существующее. И как вам станет интересно, когда вы попытаетесь, оставив словесный уровень, постичь эту независимую от всяких слов сущность дела! Это так увлекательно, так захватывающе, здорово! Вы словно продираетесь сквозь густые джунгли, стремясь открыть некую новую землю, это как покорение северного полюса! И если вы сумеете так относиться даже к грамматическим правилам, тогда для вас не будет на свете вообще ничего скучного.

Главное – не зубрить, а понимать.

Согласна, дело это требует очень большого сосредоточения, такого сосредоточения, которое поможет вам пробить, пробурить свой ментальный панцирь и выйти за его пределы, на другую, так сказать, сторону, в другое измерение. Но добившись своего, вы понимаете, что ваши усилия не потеряны даром, овчинка стоит выделки… Сначала вы имеете дело с материей холодной, жесткой, тяжеловесной, неподатливой. Но вы вникаете в дело со все большей и большей сосредоточенностью, пока вдруг не оказываетесь в ином измерении, можно сказать, поднимаетесь в свет знания и обретаете это знание: «А-а, вот оно как! Это просто здорово! Теперь мне все ясно!» С таким отношением к делу даже в самом малом вы найдете большую радость.

Теперь вы видите, что и в школе можно избежать скуки.


В школе нужно за год пройти определенный курс какой-то дисциплины. Поэтому иногда в обучении возникает спешка и, еще не усвоив как следует какого-то одного вопроса, приходится переходить к изучению другого.


А вот здесь, дитя мое, я с тобой согласна целиком и полностью, такой способ обучения никуда не годится. Но мы постараемся непременно изменить его, и это понятно – c какой стати нужно осваивать какой-то учебник обязательно за год? Это же какой-то совершенно произвольный срок. Нужно работать над очередным разделом учебника до тех пор, пока он не будет усвоен полностью, и только потом приступать к изучению следующего и так далее. Изучение раздела закончено тогда и только тогда, когда он действительно изучен.

По-настоящему, в основе обучения должен быть не какой-то учебник, а собственные разработки преподавателя. У него должно быть достаточно знаний и он должен постоянно прилагать усилия для того, чтобы готовить материал для занятий ежедневно, по мере необходимости, и изучать с учениками отдельную тему до тех пор, пока… нет, я не хочу сказать, пока все усвоят ее – это просто невозможно, – но пока ее не поймут те, кто, по его мнению, заслуживает этого, то есть те, кто действительно хочет учиться. Только после этого он должен переходить к следующей теме. И нет ничего страшного в том, что какой-то курс будет продолжаться два года вместо одного или полтора вместо двух, – ведь это его курс, он сам составил его исходя из способностей своих учеников. Вот как я понимаю обучение. Естественно, осуществить такой подход не просто, но это единственно верный путь, потому что просто взять какой-то учебник и двигаться по нему – это же не метод, особенно если этот учебник вовсе не годится для определенного состава учеников… Я также не хочу сказать и того, что даже и составленный, построенный таким образом курс должен нравиться всем и устраивать всех без исключения: всех удовлетворить невозможно. В расчет нужно брать тех, кто готов трудиться, и оставить лентяев, сонь, бездельников предаваться их лености, спячке и праздности. Если они хотят проспать всю свою жизнь, что ж, пусть спят… пока какие-либо жизненные обстоятельства не встряхнут их как следует и не заставят проснуться! Внимания среди учеников заслуживают те, кто действительно хочет учиться, для них и нужно преподавателю готовить курс. В нынешнем же порядке обучения много принудительного выравнивания: все должны быть как бы одного роста, так что тех, кто повыше, нужно сверху подрезать, а маленьких нужно вытягивать. Но ничего хорошего в этом нет. В первую очередь преподаватель должен ориентироваться на тех, кто выделяется своими способностями, остальные усвоят из курса то, что смогут. Я, действительно, не вижу абсолютной необходимости в том, чтобы все знали предмет одинаково, потому что это ненормально. Но тем, кто стремится к знаниям, способен усваивать их, кто может упорно трудиться, должны быть предоставлены все условия и возможности для работы, их нужно постоянно вести вперед и вперед, постоянно питать и питать новыми и новыми знаниями. Голодные заслуживают пропитания… Ах, если бы у меня было время, я бы взяла себе какой-нибудь класс. Мне было бы интересно показать, как нужно строить обучение. Но невозможно поспеть везде одновременно!

Ну вот, дети мои, уже очень поздно и пора заканчивать нашу беседу. Спокойной ночи.

17 июня 1953 г.

«Интеллект может функционировать как правильным, так и неправильным образом. В первом случае он, естественно, способствует садхане, во втором – мешает».

(Вопросы и ответы, 5 мая 1929 г.)

Что такое правильное функционирование интеллекта?


Прежде всего, что именно представляет собой, по-твоему, интеллект? Является ли он составной частью деятельности человеческого ума (ментального) или же это отдельная, самостоятельная часть человеческого существа? Как ты сам считаешь, что такое интеллект?


Я думаю, это часть умственной деятельности.


Часть деятельности ума? То есть та его часть, что имеет дело с мыслями, идеями, так по-твоему?


Нет, не только мысли и идеи.


Что же тогда, если не это?


Нет, ну конечно, это и мысли, и идеи, но…


Одно из назначений человеческого ума – усваивать идеи, порождаемые высшим разумом. Надо заметить, что очень многое в таких вещах зависит от того, как мы будем определять понятия, и поэтому важно знать, что именно ты имеешь в виду, задавая свой вопрос.

Назначение интеллекта состоит в том, чтобы выражать воспринимаемую им идею в форме мысли, объединять и выстраивать мысли в определенном порядке. Существуют идеи, которые по своему уровню намного превосходят уровень обычного человеческого рассудка и могут быть восприняты и сформулированы им в самом разнообразном виде, могут выражаться им в самых различных формах. Но формы эти должны быть вполне определенными, для того чтобы нисходящие на ментальный уровень идеи могли обрести в них свое воплощение. Эти вполне определенные формы выражения идей на ментальном уровне и есть то, что мы называем мыслями, а способность их образовывать – интеллектом, так я полагаю.

Другая задача интеллекта – придавать любой совокупности мыслей стройность и связность, последовательность и завершенность. Если этого порядка не будет, в вашей голове будет просто набор противоречивых мыслей, сумбур, хаос. И, наконец, последнее – мысли должны быть приведены к такому виду, чтобы они могли служить руководством к действию.

Чтобы говорить о правильном, об истинном функционировании какой-то части существа, нужно прежде всего ясно представлять себе, о какой именно части существа идет речь. Возьмем, например, хоть тело человека. Не станешь же ты утверждать, что для него нормально ходить на голове или на руках или ползать на брюхе, что голова должна быть внизу, а ноги вверху. Каждый из членов тела выполняет свою собственную роль, свою задачу. Все это кажется вам вполне естественным, потому что привычно для вас, а вот, например, совсем маленькие дети не знают, как правильно пользоваться своим телом, своим организмом, ни с руками, ни с ногами, ни с головой они не знают, что делать, и только с возрастом учатся этому. То же самое и с интеллектом: нужно ясно понимать, о какой части его идет речь, каковы ее действительные функции, ее назначение, и только после этого можно будет говорить о том, правильно или нет она функционирует. Например, для той его части, назначение которой – восприятие глобальных идей и преобразование их в форму мысли, правильное состояние – способность уловить и усвоить такую идею и дать ей по возможности наиболее ясное, точное, определенное и понятное выражение в виде мысли. Для той же части интеллекта, назначение которой заключается в упорядочении мыслей, так чтобы вся их совокупность была бы единым связным и вполне определенным образом организованным целым, а не хаотичной смесью, правильная деятельность состоит в том, чтобы, руководствуясь логикой высшего порядка, то есть высших уровней сознания, верно определить место всякой мысли, то есть расположить мысли в определенном соответствии друг с другом, в стройном, ясном и понятном порядке, так чтобы всякий раз, когда возникает нужда, вам было бы легко установить место рассматриваемой мысли на построенной шкале ценностей и не смешивать, не ставить рядом целиком противоречащие друг другу положения. Есть люди, ум которых не способен выполнять эту работу; все, что приходит им в голову, приобретает здесь невероятно запутанный вид, мысли скачут, мешаются друг с другом, потому что эти люди даже не дают себе отчета в том, что собственно представляет собой посетившая их идея, и так и живут с постоянным сумбуром в уме и сердце.

Я знала таких, кто с точки зрения философии – впрочем, какая там философия! – мог жить и мыслить, совмещая в себе просто противоположные убеждения; в них, например, уживались одновременно идеи необходимости строгого иерархического устройства общества и абсолютной свободы личности, анархические убеждения, понятия; и к первому и ко второму они питали одинаковую привязанность, что порождало в их головах глупейшую сумятицу, а они даже и не замечали этого!.. Ты знаешь, существует высказывание: «Правильно поставленный вопрос – вопрос, уже на три четверти решенный». Итак, в чем состоит твой вопрос? Что именно ты хочешь узнать? Я подаю тебе руку помощи, тебе нужно только ухватиться за нее. Что ты хочешь сказать? Что ты понимаешь под интеллектом? Понимаешь ли ты, в чем, например, состоит различие между идеей и мыслью?


Нет, не очень.


Вот как?! А ведь это самый первый вопрос, который нам нужно разрешить. А кто из вас мне ответит на него? (Обращаясь к одному из детей:) Ты знаешь это? Ты знаешь, чем идея отличается от мысли?


Мысль, она не так ясна, как идея, она немножко запутаннее, непонятнее.


Нет, здесь дело не в этом – путанная мысль в бестолковой голове или ясная мысль в трезвом уме. Это не то.


Ты только что сказала, что идеи нисходят в ум свыше и преобразуются в нем в мысли.


Верно, но как это происходит, как происходит это нисхождение?


Интеллект получает их из ментальных областей более высокого уровня.


Все это так, но можешь ли ты показать на каком-нибудь примере, каким образом идея может быть выражена в мысли? Вот о чем я спрашиваю. Итак, может мне кто-нибудь из присутствующих привести такой пример? (Глядя на одного из воспитанников Ашрама:) А-а, вот кому очень хочется высказаться. Ну что ж, поглядим, что ты нам скажешь.


Воплощение Божественного в земном мире – это идея, а трансформация – это мысль.


О, да ты, кажется, монист? Если не ошибаюсь, в этом как раз и состоит монистический принцип.

Божественная мысль – вот чем сотворен мир, но теперь вместо слова «мысль» мы здесь сказали бы идея.

Есть у кого-нибудь еще какие-нибудь интересные предложения, соображения по этому поводу?


(Один из педагогов:) В логике считается, что, например, «смертность» – это идея, а утверждение «человек смертен» – мысль.


Ну вот, пример простой и ясный, и теперь, думаю, всем понятно, в чем состоит различие между мыслью и идеей? Понятно. Идея может выражаться в виде самых разнообразных мыслей. Но важно то, что среди них могут оказаться даже противоположные, так что если вы хотите как можно более правильно выразить содержание идеи на языке мыслей, вам нужно все эти противоречивые мысли привести в соответствие, увязать друг с другом. Я уже не раз говорила вам, что все противоречия можно снять, поднимаясь к тем высоким уровням сознания, где вы обнаруживаете единство, которое составляет объединяющую их основу и называется идеей… Вы даже можете устроить очень интересную игру. Есть тезис, вы стараетесь найти антитезис ему, а затем ищете синтез.

Итак, кто задаст нам тезис?.. Погодите, у нас же уже есть готовый тезис: «Человек смертен», а антитезис к нему «Человек бессмертен». Ну, теперь нужно привести их в согласие, найти ту почву, где они сходятся, то есть синтез.


Достичь человеку бессмертия мешает его неведение.


Это, пожалуй, сказано не самым лучшим образом. Можно попробовать объяснить это немного поточнее и построже с точки зрения интеллекта. Можно сказать так: в самой своей реальности человек бессмертен, но из-за неведения, невысокого уровня сознания его постигает смерть. Такое объяснение понятнее, не правда ли? Но можно пойти и чуть-чуть дальше. А почему человек бессмертен? И почему он смертен? И каким образом существо смертное может стать бессмертным?

Правильное функционирование любой части человеческого существа, будь то интеллект или что-то другое, включая процессы, происходящие в уме или в витальном, или в какой-то еще части нашего существа, должно основываться на двух принципах: во-первых, оно не должно препятствовать проявлению Божественной Истины и, во-вторых, оно должно содействовать Ее воплощению. Один процесс пассивный – просто не быть помехой, не препятствовать стремящейся к воплощению божественной силе в достижении ее цели, другой процесс – активный: достигая все большей чистоты, суметь помочь божественной силе в ее работе.

Эти принципы могут и должны осуществляться везде, где это возможно, они принесут только пользу.

Вот так, дети мои!

Еще вопросы?


Если бы люди не умирали, то тогда с возрастом тело приходило бы в полную негодность?


О нет, не так. Это то же, что ветер дует, потому что деревья качаются; все как раз наоборот. Человек мог бы избавиться от смерти, если бы тело не старело. Именно потому, что тело изнашивается, человек умирает. Тело приходит в полную негодность – вот что вызывает смерть. Так что для того, чтобы не умирать, нужно добиться того, чтобы тело не изнашивалось. Это совершенно противоречит логике твоего вопроса. Как раз в результате того, что тело стареет, разрушается и в конце концов приходит в полную негодность, наступает смерть. Но если бы тело могло не отставая следовать за внутренним существом в его развитии к совершенству, если бы оно обладало той же способностью духовного роста, что и психическое существо, смерть перестала бы быть неизбежностью. И тогда уже вовсе не было бы неизбежностью ухудшение физического состояния с каждым следующим годом жизни. Такая закономерность – не более чем привычка Природы. Нынешняя ее привычка. Она-то и является действительной причиной смертности человека в настоящее время. В противоположность этому, мы вполне можем рассчитывать, что в будущем то стремление к совершенству, которое лежит в самом основании жизни (и которое в настоящее время диктует для своего осуществления необходимость смерти), будет продолжать осуществляться уже в иной форме и строении человеческого тела. Но, с другой стороны, я как-то говорила вам, что, сознательно участвуя в поисках перехода к этой иной форме, нужно подходить к делу разумно; нам не следует поощрять, например, природную тенденцию к увеличению размеров тела – тогда нам пришлось бы выполнять дополнительную работу: хотя бы – не говоря уже обо всем прочем – строить новое жилье под стать нашему высокому росту, всем нашим новым габаритам! Но саму энергию этой тенденции мы можем направить в иное русло: на достижение более совершенных форм и строения тела, более совершенного состояния человеческого организма, человеческого существа. Мы можем постепенно исправлять изъяны нынешнего строения тела, каждую его слабую сторону, делать сильным все то, что сейчас является слабостью, обращать всякую неспособность в умение. Это невозможно, скажете вы. Но это оттого, что вы привыкли видеть мир только с одной его стороны и не даете себе труда отказаться от своего привычного взгляда на мир. А на самом деле нет никаких оснований отрицать возможность таких значительных изменений. Вы когда-нибудь видели, вы знаете, как растет пальмовое дерево? У нас здесь во дворе Ашрама, там, где располагается Самадхи, совсем рядом с входной дверью, которой вы пользуетесь ежедневно, растет одна пальма; вы не пытались понаблюдать, как происходит ее рост? Вам, возможно, удалось определить возраст этого дерева, ему должно быть где-то около сорока, сорока пяти, ну, может быть, пятидесяти лет. Иначе говоря, оно еще совсем маленькое как по своим размерам, так и по возрасту, потому что пальмы могут достигать высоты самого большого дома и даже больше и в своем естественном состоянии, если им ничто не мешает, легко живут несколько сотен лет. Так вы не имеете представления, как происходит рост пальмы? А я наблюдала за ростом пальмы сверху. Это очень и очень красивое зрелище. Это происходит раз в году. Сначала сверху вы видите что-то вроде небольшого коричневого шара, который затем начинает увеличиваться, одновременно становясь более светлым, не таким темным, как вначале. Постепенно обнаруживается, что этот ком состоит из большого количества загибающихся внутрь, как бы замкнутых колец; по мере роста это образование становится все более светлого цвета, приобретая бледный желто-зеленый оттенок и форму, напоминающую набалдашник епископского посоха. Дальше количество колец продолжает увеличиваться, они начинают отделяться друг от друга, расходиться, в целом являя собой причудливое, своеобразное (как и каждый из вас) создание, еще сохраняющее коричневатые оттенки и похожее на свернувшуюся гусеницу. А потом наступает момент, когда вдруг кольца распрямляются, внезапно и резко все образование вытягивается вверх, приобретая одновременно тонкий бледно-зеленый оттенок и создавая впечатление необычайной хрупкости. Цвет, конечно, просто восхитительный. Потом один-два дня продолжается дальнейший рост, и вот наутро перед вами уже растение с листьями. Я никогда не считала, не знаю, сколько их может быть, потому что всякий раз их количество колеблется то в одну, то в другую сторону. Это сочетание бледно-зеленых листьев выглядит удивительно изысканно. Каждый лист – как ребенок, так он нежен, прелестен, грациозен. Все выглядит настолько хрупким, что, кажется, ничего не стоит одним неосторожным движением навсегда погубить это создание – беззащитное и восхитительно нежное создание. Очарование, создаваемое им, столь велико, что невольно говоришь себе: «Господи, почему Природой не устроено так, чтобы оно навсегда осталось таким же?» А назавтра… они вдруг предстают перед вами во всем своем ярко-зеленом блеске и великолепии, во всей своей юной мощи и силе. На этом бы и остановиться мгновению – но нет, жизнь продолжается. Ветер осыпает растение пылью, проходящие мимо люди причиняют вред растению. Листья начинают опадать, желтеть, но уже не прежней свежей желтизной, а другой – сухой желтизной старости, наступающей от иссушения. И так продолжается до тех пор, пока листья не увянут окончательно и не опадут полностью. На их месте вы видите вновь образовавшуюся часть ствола, который таким образом каждый год понемногу подрастает. Предела же своего роста растение достигает через несколько сотен лет. Но до этого каждый год все повторяется: растение снова переживает то же, к нему вновь возвращаются и красота, и очарованье, и привлекательность, и во всякое мгновенье этого цветения вы спрашиваете себя: «Ну почему, почему все не может остаться таким, как сейчас?» Но наступает следующее мгновенье, и картина меняется, вы не можете сказать, что она стала красивее, она просто стала другой – и так, один за другим, растение проходит через все этапы своего цветения. Жизнь продолжается, она несет с собой удары, разнообразные пагубные влияния, а они вызывают разрушение, а разрушение – гибель листвы.

Таким вот образом протекает жизнь пальмы. Однако надо сказать, что пагубное влияние окружающей среды не обязательно приносит с собой один только вред. В результате того, что внешне выглядит гибелью, происходит рост дерева. Иначе говоря, даже что-то теряя, оставляя позади, можно продолжать расти дальше, приобретая взамен что-то другое, новое. Нужно научиться сохранять в себе, в своем теле гармонию и красоту до конца жизни. Нет никаких оснований считать, что существование, жизнь тела лишены смысла вообще, только потому что на нынешнем этапе развития человека в его жизни наступает момент, когда тело уже ни к чему не пригодно. Именно это последнее обстоятельство – полная никчемность, бесполезность тела – и вызывает его смерть. А ведь можно создать такие условия, при которых ваше тело непрерывно бы совершенствовалось. Сколько в вас есть всего такого, что могло бы сказать: «Ах, как было бы хорошо, если бы все было по-другому, иначе! Как бы мне хотелось этого!» Речь здесь совсем даже не идет, скажем, о вашем характере, здесь-то, очевидно, найдется много такого, что нужно менять, я говорю о недостатках чисто физического свойства, о вашем внешнем облике, об особенностях вашего телосложения; обращая внимание на какой-то свой физический недостаток, вы говорите себе: «Как было бы хорошо, если бы я мог от этого избавиться!..» Но отчего же вы думаете, что это невозможно? Будет правильно, если вы посмотрите на себя как можно более непредвзято – без того особого участия, расположения к себе, которое заставляет приписывать своей персоне первостепенное значение, – но полностью беспристрастно, так, словно вы смотрите на кого-то постороннего и говорите себе: «Вот это мое качество находится в противоречии со всем остальным», и если дальше вы попытаетесь более тщательно исследовать предмет вашего внимания, вы обнаружите интересное обстоятельство: ваше физическое несовершенство является отражением какого-то изъяна в вашем характере. Именно потому, что в характере есть какой-то дефект, какое-то искажение, оно находит свое выражение в организме. Пытаясь исправить телесное несовершенство, вы обнаруживаете, что причина, происхождение этого несовершенства обусловлены каким-то недостатком вашего внутреннего существа, и вы должны найти его и исправить, чтобы поправить то, что вы хотите изменить в теле. Вы приступаете к этой работе, и если добиваетесь успеха в ней, то достигаете и своей исходной цели.

Вы даже и представить себе не можете, насколько послушно к изменениям может быть ваше тело! Вы, пожалуй, могли бы, с другой стороны, возразить мне, что тело неимоверно трудно поддается изменениям и это-то и является причиной его разрушения. Но здесь все дело в том, что мы по-настоящему еще не умеем обращаться со своим телом. Когда мы так же свежи, как молодые листочки, мы еще не знаем, что такое стремиться к пышному, полному, великолепному цветению и суметь достичь его. Но если вместо того, чтобы с унылым видом жаловаться на судьбу: «Господи, какие же у меня тощие руки, или длинные ноги, или кривой позвоночник, или нескладная голова», вы скажете себе: «Нет, этого не должно быть, руки должны быть красивыми, мое телосложение должно быть красивым и правильным во всем, каждый мой член должен служить выражением высшей красоты», тогда вы сможете изменить положение дел и добиться успеха. И вы непременно добьетесь его, если сможете делать это с правильной целеустремленностью, настойчиво, упорно, спокойно, без всякого нетерпения, не позволяя себе отдаваться во власть грустных мыслей об одних только внешних несовершенствах, но очень спокойно продолжая работать, с неустанным желанием добиться своего, ища и находя внутренние причины внешних недостатков и, наконец, с полной отдачей сил работая над устранением этих внутренних причин. Обнаруживая в себе эдакого черного червячка, из-за которого у вас не очень приглядный вид, эдакое черное пятнышко, которое не вызывает у вас никакого восторга, вы не мешкая хватаете его, вытаскиваете и выбрасываете, заполняя образовавшуюся пустоту светом прекрасного. И вот через некоторое время вы обнаруживаете: «Вот это да, смотри-ка, та черточка исчезла с моего лица, больше нет того животного, бессознательного выражения на нем». А еще через десять лет вы, возможно, и вовсе не узнаете сами себя.

Все вы здесь – молодая поросль, и вам нужно уметь пользоваться своей молодостью не ради мелочей, удовлетворения себялюбивых желаний и прочих глупостей, а ради любви к прекрасному, ради стремления к гармонии.

Для того чтобы тело было долговечным, оно не должно разрушаться. Нельзя допускать никаких процессов разложения. Этого можно достичь лишь одним способом: осуществлять преобразование тела, не позволяя ему стареть и разрушаться. Потому что разложение исключает бессмертие.


А куда мы попадаем после смерти?


О, дитя мое, чтобы ответить тебе, нужно написать целый фолиант! Да и рассмотреть нужно не один только этот вопрос. Так что отложим этот разговор до другого раза. Кроме того, если мне не изменяет память, об этом рассказывается в какой-то из глав моей книги. Впрочем, я думаю, у нас еще представится случай поговорить об этом… Хотя прямо сейчас могу тебе сказать вот что: разве тебе с самого начала известно и ясно, куда ты попадаешь, когда рождаешься здесь, в земном мире? И еще: разве все люди, живущие на земле, должны после смерти обязательно оказаться в одном месте? Можешь ответить мне?

У каждого своя дорога. У каждого своя неповторимая судьба. Почему же ты думаешь, что после смерти всех ждет одно и то же? Нет, каждому будет свое.

Спокойной ночи.

24 июня 1953 г.

«По своей природе существа витального мира обладают большой силой, но они опасны вдвойне, если их сила соединяется со знанием. Никаких дел с этими созданиями быть не должно; следует тщательно избегать всяких отношений с ними, по крайней мере, до тех пор, пока у вас нет способности сокрушить и истребить их. Если силой обстоятельств вы вынуждены войти в какие-то отношения с одним из них, принимайте все меры предосторожности к тому, чтобы не попасть во власть его чар. Витальные существа, проявляясь на физическом плане, всегда обладают большой гипнотической силой, ибо центр их сознания – в витальном, а не в материальном мире, так что они, в отличие от человеческих существ, свободны от шор и ограничений материального сознания».

(Вопросы и ответы, 12 мая 1929 г.)

Дорогая Мать, ты говоришь, что «существа витального мира обладают большой силой». Что это за сила?


Это как раз и есть витальная сила, дающая витальному миру большую власть над миром Материи. И в самом деле, вы ничего не сможете сделать в материальном мире без витальной силы. Если бы ее не было, Материя представляла бы из себя нечто косное, совершенно аморфное. Витальная сила – это то, что люди обычно называют «силой духа, личности, характера».


А нельзя ли заменить витальную силу какой-нибудь другой силой более высокого уровня?


Нет, это невозможно. Она должна быть преобразована. Я уже говорила, что без витальной силы мы ничего не добьемся в физическом мире, эту силу мы должны обратить на служение истине; иначе говоря, она должна быть целиком в распоряжении Божественной Воли, а не витальных сущностей. Без витальной силы, повторяю, человек беспомощен в физическом мире. Аскетизм не хочет считаться с этой силой и в этом его ошибка; зная, что витальная энергия может быть источником разнообразных и многочисленных желаний и страстей, в которых она стремится выразить себя, приверженцы аскетизма старательно подавляют, умерщвляют витальную энергию до полного ее исчезновения. Все аскетические методы самосовершенствования строятся на ослаблении и уничтожении витальной энергии, так как совершенно ясно, что это наилучшее средство полностью порвать всякую связь с материальной жизнью: в этом отношении вы становитесь существом, стоящем даже еще ниже, чем представители растительного мира.

А нужно совсем иное, нужно, чтобы витальная сила служила не собственным целям и не была бы главным орудием противостоящих Божественному сил, но стала бы орудием Божественного и целиком подчинила себя служению Ему. И это вполне достижимо.


Можно ли сказать, что страх в человеке вызывается злым умыслом витальных сущностей?


Конечно же, дитя мое. Страх – это самый миленький подарочек, какой они сумели преподнести миру. Самый их первый и главный дар. И самый ценный для них, ибо дает им огромную власть. Ведь именно с помощью страха они подчиняют себе человеческие существа. Сначала они насылают на вас волну страха, который ослабляет вас, а затем подчиняют вас своей воле и власти. Причем вызываемый ими страх – страх безотчетный, совершенно необъяснимый для вас; вы сами не понимаете, почему и отчего вас вдруг начинает бить дрожь, охватывают беспокойство, тревога. Вы в полном неведении, откуда это, вы теряетесь в догадках: никаких видимых причин для страха нет, а вам страшно. Такой страх – это их рук дело.


Что нужно делать, когда тебе стало страшно?


Это зависит от того, что ты за личность, от твоих внутренних качеств. Существует множество способов, помогающих избавиться от страха. Если у вас есть связь с психическим существом, вы должны сразу же обратиться к нему и с помощью его света восстановить в себе правильное состояние. Это самый действенный способ.

Если связи с психическим у вас еще нет, но и в сложном положении вы способны оставаться разумным существом, то есть сохраняете способность рассуждать трезво и беспристрастно в самых неблагоприятных для вас условиях независимо от них, вы можете использовать эту свою способность, чтобы убедить себя не бояться, вы уговариваете себя как ребенка, объясняя себе, что страх сам по себе – это плохо, и даже если вам угрожает опасность, бояться – это самое последнее, самое глупое дело. Если вы столкнулись с действительно реальной опасностью, то единственное, что может вас спасти, – это сила вашего мужества, ваша смелость, если вы хотя бы чуть-чуть поддадитесь страху, вы проиграете схватку. Таким образом, с помощью подобных рассуждений можно убедить перестать бояться ту часть существа, которая охвачена страхом.

Если у вас есть подлинная вера в Божественное и вы преданы Ему, тогда способ совсем прост, вам нужно только сказать: «Да будет воля Твоя. А мне бояться нечего, потому что это Ты распоряжаешься моей жизнью. Я – Твой, и делай с моей жизнью что хочешь». Это действует немедленно и наверняка. Из всех способов этот, без всякого сомнения, – самый лучший. Но нужно быть действительно по-настоящему преданным Божественному. И тогда это средство срабатывает немедленно: всякий страх исчезает тут же как сон. Потому что как сон исчезает та сущность, что оказывала на вас дурное воздействие, а вместе с ней полностью рассеивается и ваш страх. Надо видеть, как быстро в таких случаях улетучиваются все эти любители нагонять страх – в мгновение ока!

Есть люди, обладающие большой витальной силой, это прирожденные бойцы; едва заметив опасность, они сразу же принимают вызов, идут навстречу ей: «А, здесь враг, что ж, сразимся и победим его». Но чтобы так поступать и так говорить, нужно обладать соответствующими знаниями и очень большой витальной силой. Нужно быть настоящим богатырем в витальном отношении. А это дано не каждому.

Теперь вы видите, что существуют разные способы избавиться от страха. Все они по-своему хороши, только нужно уметь пользоваться тем, который больше всего подходит вам, больше всего соответствует вашей природе.


Когда на занятиях по гимнастике тебе нужно выполнить прыжок, а ты боишься это сделать, почему это происходит?


Ну, в этом случае, дети мои, все зависит от того… Нужно научиться распознавать два совершенно различных случая возникновения страха и вести себя соответственно с обстоятельствами.

Если ваш страх – витального свойства, тогда вы действуете путем самоубеждения, вы должны суметь убедить себя выполнить стоящее перед вами задание. Если же это инстинктивный страх чисто физического происхождения (а это вполне возможно, очень часто у человека возникают страхи, вызванные физическими инстинктами), вы должны прислушаться к своим ощущениям, потому что инстинктивная реакция тела – очень верный показатель вашего состояния, если, конечно, тело не находится под влиянием ваших мыслей или витальной воли. Когда тело предоставлено самому себе, оно очень хорошо осознает, что оно может, а что не в состоянии сделать. Это касается не только тех обстоятельств, о которых мы сейчас говорим, это относится и к вашим обычным повседневным делам, которые требуют от вас не более чем привычных усилий и действий; если в какой-то из дней у вас вдруг возникнет острое отталкивающее чувство по отношению к какому-либо из ваших обычных дел, если все внутри как будто сжимается от неприятия и напряжения, вы ни в коем случае не должны делать этого, потому что эти ощущения – верное указание на то, что по тем или иным причинам – причинам чисто физического характера, связанным с угрозой расстройства деятельности вашего организма, – вы не готовы выполнять эти действия в данное время. И не следует этого делать. В подобных случаях вы ощущаете в себе даже не страх, вы чувствуете резкое внутреннее противодействие, острое нежелание, неприязнь, которые никак не связаны с вашим умственным состоянием, с вашими мыслями вроде, например, таких: «А что случится дальше? Что подстерегает меня?» Если вы замечаете, что в принятие вашего решения таким образом вмешивается ум и у вас возникают подобные мысли, вы должны обязательно выбросить их из головы, потому что они ничего не дают; нужно использовать все доступные вам средства – ваш рассудок, здравый смысл, чтобы прогнать эти мысли. Но если ваши ощущения исключительно физического свойства, внутри будто что-то внезапно и резко сжимается, вы испытываете безотчетное отвращение к предстоящему, когда само тело словно отказывается выполнять какие-то действия, никогда не следует принуждать его к этому, никогда, потому что именно в таких случаях, когда вы употребляете насилие по отношению к телу, и случаются различные неприятности и беды. Дело в том, что такое неприятное состояние вполне может оказаться своего рода физиологическим предчувствием какого-то несчастного случая, указанием на то, что, даже попытавшись сделать то, что требовалось, многого вы все равно не добьетесь. При таких обстоятельствах ничего предпринимать не следует. И всякое самолюбие в таких случаях должно быть безусловно отброшено. Вы должны спокойно и ясно осознать: «Нет, сегодня этого мне не сделать, у меня неподходящее состояние для этого».

Если же ваш страх – страх витальный, ну, например, во время спортивного соревнования или турнира перед вашим выступлением вам в голову приходят такие мысли: «Ой, а как все пройдет, чем все кончится?», вы должны сразу же безжалостно избавляться от них, потому что никакой пользы в них нет.


Но иногда ведь просто лень мешает нам что-то сделать.


А если речь идет о тамасичности вашей натуры, то это уже совсем другое дело. В этом случае вы должны действовать по-другому. Вам следует использовать свое сознание, волю, собрать воедино все свои силы и способности, встряхнуться, подхлестнуть себя: «Быстро, быстро, вперед!» Если из-за лени вам не хочется выполнять, скажем, упражнения на канате, вы должны тут же заставить себя выполнить какие-либо другие упражнения, но более тяжелые и утомительные; вы говорите себе: «А-а, ты этого не хочешь делать? Хорошо, тогда вместо этого ты пробежишь полтора километра!» Или: «Что-то не хочется мне сегодня заниматься тяжелой атлетикой, как-то нет настроения; что ж, тогда я сделаю без передышки четыре тысячи прыжков со скакалкой».


Так же нужно поступать и в учебе?


Совершенно верно, именно так. Если тебе не нравится учить тот или иной урок, возьми книгу, которая будет еще скучнее и неинтереснее, чем твой урок, и заставь себя внимательно читать ее. А такие книги найдутся, потому что есть определенные области знания, где приходится иметь дело с очень сухой материей… Так вот, если вам не нравится читать учебник истории или географии – в сущности, дело совсем нетрудное, а напротив, даже очень увлекательное, – найдите среди тех книг, которые вам были выданы, какую-нибудь такую… (Мать смотрит на одного из присутствующих преподавателей), нет, пожалуй, не стану сейчас ничего говорить о них, потому что здесь присутствует ваш преподаватель… словом, выберите самую скучную и неинтересную книжку и заставьте себя изучить ее, по крайней мере, наполовину. После этого чтение любого другого учебника покажется вам райским наслаждением.


Правильно ли продолжать выполнять свою работу, даже если у тебя нет никакого желания это делать?


Все зависит от того, какая это работа; вообще это уже другой разговор. Если вы выполняете какую-то работу не для себя лично, а для общего дела, вы должны делать это, несмотря ни на что. Это элементарная дисциплина. Взялись ли вы сами за эту работу или она была вам поручена и вы согласились выполнить ее, в любом случае вы взяли на себя определенные обязательства, определенную ответственность и должны выполнить то, что обещали. Поэтому, что бы с вами ни случилось, что бы ни происходило – если только вы не больны до такой степени, что вообще не можете двигаться, – вы должны выполнять взятую вами работу. Вы должны делать это, даже если чувствуете недомогание. Бескорыстный труд на общее благо – прекрасное и безотказно действующее лекарство от всех этих мелких личных недугов. Конечно, скажем, если из-за высокой температуры или какой-то другой серьезной болезни, когда вам противопоказана физическая активность и необходим постельный режим – это другое дело. В любом же другом случае, когда вам немножко нездоровится: «Я не совсем хорошо себя чувствую, у меня немного болит голова, или – у меня что-то с желудком, или – я сильно простужен, или – у меня сильный кашель» – и так далее и тому подобное, – нужно, не думая о себе, выполнять свою работу, и выполнять ее как можно лучше, это очень быстро приведет ваш организм в нормальное состояние, в равновесие.

Дело в том, что любая болезнь – это, в сущности, всего лишь определенного рода неуравновешенное состояние организма, которое вы можете устранить, снова приведя его в равновесие, если, конечно, вы умеете это делать. Любая болезнь – это всегда, в любом случае некоторый дисбаланс; и пусть врачи уверяют вас, что причина в микробах, на самом деле это не так, это отсутствие уравновешенности в вашем существе, например дисбаланс в функционировании органов, дисбаланс потоков энергии и так далее… Я отнюдь не хочу этим сказать, что микробов не существует, они, разумеется, есть – и их даже больше, чем известно нашей медицине. Но вовсе не они являются настоящей причиной болезни: они же есть всегда и везде. То есть получается так, что вы постоянно живете в тесном соседстве с ними и какое-то время они не причиняют вам ни малейшего вреда, а потом вдруг в один прекрасный день микробы проникают в ваш организм и вы заболеваете – а собственно, почему? Просто потому, что снизилась обычная сопротивляемость организма, где-то в нем произошло отклонение от нормального состояния, нарушение равновесия и, как следствие, происходит общее расстройство функционирования организма в целом. Но если вы способны с помощью своих внутренних сил восстановить равновесие, болезнь проходит, у вас уже нет никаких сложностей, дисбаланс устранен.

Именно на этом основано вообще всякое лечение, и другого способа, кроме восстановления нарушенного в организме равновесия, быть не может. Так что если вы способны сначала, конечно, обнаружить расстройство, нарушение, а затем устранить его, вы излечиваете болезнь. Только надо иметь в виду, что существует две категории больных… Одни, в сущности, не хотят расставаться со своим болезненным состоянием, оно им нравится, и своего выздоровления по-настоящему они не желают. В этом случае вы – занимаясь их лечением – напрасно потратите силы: что бы вы ни делали, вы не достигнете цели, даже если вам удастся восстановить равновесие в организме такого больного; через очень короткое время оно вновь нарушится, потому что такие люди на самом деле влюблены в свою болезнь. И хотя они и говорят: «Нет, нет, я не хочу быть больным», в них есть что-то такое, что заставляет их крепко цепляться за свою болезнь, вызывает нежелание расстаться с ней. Но есть и совсем другое, противоположное, отношение к болезни, в этом случае у людей есть подлинное стремление привести свой организм в нормальное состояние, к уравновешенности, и если вы имеете возможность непосредственно передать им необходимую силу, потерянное равновесие восстанавливается и притом очень и очень быстро, так что они выздоравливают за очень короткий срок. У этих больных может не хватать собственных знаний или сил, чтобы привести свой организм в порядок (потому что отсутствие равновесия в нем – это нарушение естественного порядка). Но если вы, обладая нужными знаниями, помогаете организму больного и восстанавливаете его равновесие, то болезнь у него, естественно, проходит и он, позволив вам действовать, выздоравливает. И только те, кто, на самом деле, не желая выздоровления, мешают вам, – а это, кстати, вы можете легко заметить, они, действительно, не дают вам воздействовать на свой организм, цепляясь за свою болезнь, – такие не поправляются. В подобных случаях я говорю: «А, вы не выздоровели? Что ж, тогда обращайтесь к врачам». И, самое смешное, эти люди по большей части полностью доверяют именно врачам и только им одним, хотя сам механизм выздоровления один и тот же в любом случае! Любой врач, обладающий хотя бы мало-мальски философским складом ума, то есть хотя бы немного умеющий наблюдать и размышлять, скажет вам: «Дело обстоит именно так: мы, врачи, только создаем, насколько это в наших силах, наиболее благоприятные условия для выздоровления больного, но, в конечном итоге, именно сам его организм излечивает себя. Если сам организм хочет выздороветь, он выздоравливает». Некоторые люди так устроены, что их организм удается привести в равновесие только в одном случае: им обязательно нужно давать какое-то лекарство или предписывать какое-то другое, вполне определенное средство, потому что им важно чувствовать, что за ними внимательно наблюдают, что ими действительно занимаются и таким образом эта их потребность удовлетворяется. Поэтому если такому человеку вы назначаете какое-то лечение с очень строгими и точными предписаниями, может быть, даже иногда и трудно выполнимыми, они начинают верить, что самое главное – это установить состояние равновесия в своем организме, и эта цель ими достигается!

У меня был один знакомый доктор, невропатолог, лечивший при этом болезни кишечника. Так вот, он утверждал, что настоящей причиной всех болезней желудка является более или менее дурное психологическое состояние; расстройства в деятельности кишечника возникают на нервной почве, из-за нервных расстройств. Этот доктор пользовал богатых и потому располагающих большим количеством свободного времени людей. Ну и вот, эти люди приходили к нему и говорили примерно так: «У меня что-то совсем плохо с желудком, очевидно, несварение» и так далее, и тому подобное. У них, видите ли, и ужасные боли в желудке, и головная боль, словом, весь набор соответствующих симптомов! Но как бы там ни было, этот врач обычно очень серьезно выслушивал всех своих пациентов. Одной знакомой мне женщине он сказал примерно следующее: «О, что касается вас, то это очень тяжелый случай. Прошу прощения, но на каком этаже вы живете? Ах, на первом! Славно! Тогда вот что вам нужно делать ежедневно, чтобы вылечиться. Итак, каждый день с утра вы берете кисть хорошего, спелого винограда (завтракать не нужно – это будет вредно для вашего желудка), вы очень аккуратно, именно вот таким образом, берете ветку винограда и готовитесь к выходу, именно готовитесь, потому что выходить вам нужно не через дверь, а через окно, – ни в коем случае и никогда вы не должны выходить через дверь! Только через окно. Поэтому для удобства ставьте перед ним стул или какую-нибудь скамейку. Итак, вы выходите через окно. Вы идете по улице и через каждые два шага съедаете по одной виноградинке – именно по одной, ни в коем случае не больше, иначе у вас станет плохо с желудком! По одной ягоде через каждые два шага. Два шага – одна ягода, и так, пока не съедите всю гроздь. Опять же, ни в коем случае не оборачивайтесь, не возвращайтесь, пока не будет съедена последняя ягода. Да, и пожалуйста, не забывайте, что в целях лечения вы должны выбирать только спелые, крупные грозди. Как только вы с этим покончили, можете спокойно возвращаться домой. Но ни в коем случае не на извозчике, иначе опять заболеете! Просто спокойно возвращайтесь пешком домой, и, твердо вам обещаю, если вы ежедневно будете придерживаться этих мер, через три дня все будет в порядке, вы поправитесь». И действительно, так и было, она поправилась.


(К Матери обращается ребенок:) Иногда бывает столько дел, что просто не знаешь, как с ними управиться.


Много дел… Неужели их у тебя так уж много?


Да, у меня очень много разных дел. Вот, например, у нас столько разных предметов в школе, нужно так много читать.


Ну хорошо, а как вообще у тебя проходит день? Сколько времени ты тратишь на свой туалет, на то, чтобы привести себя в порядок, помыться, одеться? Приблизительно, конечно, мы ведь не говорим о каких-то там минутах, правда?


Если примерно, то около трех четвертей часа.


А сколько времени уходит у тебя на еду?


Минут пятнадцать, я думаю.


Каждый раз? А сколько раз в день ты принимаешь пищу? Четыре? Очень хорошо. А скажи-ка теперь, сколько времени ты тратишь на пустую болтовню?.. Этого ты, конечно, не знаешь!


Нет, я не болтаю попусту.


Совсем не болтаешь? Ну, тогда ты просто чудо, а не ребенок! За такое поведение тебе можно поставить памятник! Неужели совсем не болтаешь попусту?


Нет, я, конечно, болтаю, но только не за работой.


Понятно. И сколько же времени ты должен работать каждый день, чтобы выучить уроки и справиться с домашним заданием?


Иногда мне приходится вставать в половине пятого утра.


Это чтобы сделать уроки? Но в такое время ты ведь наверное, еще толком и не проснулся и наполовину спишь, так, наверно?..

Так! Но ты, тем не менее, сразу же принимаешься за работу?


Да, иногда для этого я и встаю так рано.


Собственно, все мои вопросы сводятся к одному… Если во время работы ты целиком сосредоточен на своем деле, тогда за каких-нибудь десять минут с легкостью сможешь сделать то, на что при обычных обстоятельствах у тебя ушел бы целый час времени. Если хочешь выиграть время, учись концентрации внимания. Именно с помощью этого средства можно все сделать и быстрее, и гораздо лучше. Если, например, у тебя есть задание, рассчитанное на полчаса работы – мы сейчас не говорим, понятно, о таком задании, когда на протяжении получаса ты должен просто упражняться в чистописании – задание, требующее размышлений, и если при этом твои мысли где-то блуждают, ты думаешь не только о том, что делаешь, а еще и о том, что уже сделал, или о том, что тебе дальше нужно делать, или еще о чем-нибудь, то тогда на выполнение задания ты потратишь в три раза больше времени, чем для этого требуется при внимательном отношении к предмету. Если у вас постоянно много работы, много дел, вам нужно учиться концентрироваться исключительно на том, чем вы заняты в настоящий момент, полностью мобилизуя свое внимание, тогда за десять минут вы сумеете сделать то, на что иначе потребовался бы целый час.

Разумеется, я не могу полностью разрешить вопрос о том, действительно ли у тебя чересчур много работы, потому что для этого ты должен показать мне все, что тебе задают на дом, и все же я не думаю, что ты перегружен работой. Повторяю, я не могу утверждать этого, потому что не знаю досконально всех подробностей учебного процесса. Но в любом случае, если у тебя много дел, ты должен научиться концентрировать свое внимание наилучшим образом и, далее, занимаясь чем-либо, думать исключительно только об этом, сосредоточивать на этом все свои силы. Тогда у тебя выйдет, по крайней мере, двойной выигрыш во времени. Так что, если ты говоришь: «У меня чересчур много работы», мой ответ тебе будет таков: «Ты не умеешь в достаточной мере концентрировать свое внимание».


(К Матери снова обращается ребенок:) Когда решаешь задачу по математике, иногда ее решение отнимает совсем мало времени, а иногда довольно много.


Вот, вот: и здесь все зависит от степени вашей сосредоточенности. Если вы понаблюдаете за собой, вы легко сможете заметить: когда не удается быстро решить задачу, то это происходит потому, что мысли ваши блуждают, в голове туман, ум словно застлан пеленой, и вы как будто во сне. Вы стараетесь прорваться сквозь эту мглу, найти решение, но все время словно пробираетесь сквозь вату и никак не можете разобраться, что к чему, достичь ясности, и решение задачи, таким образом, к вам не приходит. Такое состояние может длиться часами.

Концентрация, собственно, и заключается в том, чтобы освободить свой ум от этой пелены. Ты собираешь все свои умственные способности и направляешь их в одну точку, и тогда у тебя даже нет необходимости предпринимать какие-то особые, дополнительные усилия в поисках решения. Все, что вам нужно сделать, – собраться с мыслями и привести ум в такое состояние, когда вы видите перед собой только решаемую задачу, при этом внимание должно быть обращено не на непосредственную, поверхностную сторону дела, вам следует стремиться проникнуть в его скрытую глубинную суть. И если вы способны, собрав вот так все силы своего ума, целиком сосредоточить его на формулировке задачи и твердо удерживать его в этом состоянии, словно ваш ум – это тонкое острое сверло, которым вы хотите пробурить стену, тогда внезапно решение откроется вам. И это единственный правильный способ поиска решения. Если же вы будете перескакивать с одного предположения на другое, гадать: а может быть, это так, или так, или эдак, вы никогда не найдете решения, а если и найдете, то потратите на это очень много времени. Приведя свой ум в нужное состояние сосредоточенности, вы должны пройти им как тончайшим, но крепким, твердым острием сквозь толщу слов и достичь того, что стоит за ними. Это и есть искомое, и теперь вы можете постичь его.

Проделать это вам очень трудно только в том случае, если вы немножко ленитесь. Вот тогда вы, действительно, словно ищете что-то в тумане: вот вам кажется, что вы поймали добычу, но нет, она ускользает снова и снова.

Разумеется, если вы просто физически не успели что-то сделать, вы должны понимать, что ваши преподаватели, в конце концов, не чудовища! Они способны вас понять, так что если вы скажете: «Я не смог сделать того-то и того-то, у меня просто не хватило времени; все, что мог, я сделал, но времени все-таки не хватило», я думаю, вас не будут ругать. Но в девяноста девяти случаях из ста из-за определенной инерции ума у вас складывается впечатление, что у вас очень много, даже слишком много, работы. Если вы понаблюдаете за собой, то сможете заметить, что вас постоянно тянет то в одну, то в другую сторону, ваш ум, мысли блуждают, увлекаются то одним, то другим, а из-за этого ваше состояние очень неустойчиво и вы живете как в тумане, как в вате, у вас нет ясного понимания и видения происходящего с вами и вокруг вас.

Основное назначение всех ваших занятий – правильное развитие ума; главная цель – научить вас ясно и точно мыслить; придать устойчивость, строгость и согласованность вашей умственной деятельности. Дело в том, что со временем все то, чему вас учат, по крайней мере, наполовину исчезнет из вашей памяти, забудется (если, конечно, вы не закрепите что-то из изученного с помощью постоянного применения на практике или особых углубленных занятий). Но один навык вы должны развить в себе непременно: это умение правильно настраивать свой ум, умение правильно, точно и строго мыслить. В этом и состоит истинное назначение вашей учебы: привести в порядок ваши умственные способности. Если же вы так и оставляете свой ум в неустойчивом, шатком состоянии туманного хаоса и зыбких блужданий, если у вас так и осталась путаница, сумбур в голове, то вы можете заниматься годами, но все будет без толку, вы окончите свою учебу ничуть не более развитыми в умственном отношении, чем были в начале обучения. Но если вы способны хотя бы на полчаса сосредоточить свое внимание даже на каком-нибудь совершенно незанимательном предмете, когда, например, вам нужно изучить какое-нибудь правило грамматики (эти правила относятся к тем сухим, скучным вещам, о которых я говорила; есть на свете, правда, и еще гораздо более сухой материал, но и грамматика в достаточной степени обладает этим свойством), так вот, изучая какое-либо грамматическое правило, старайтесь не зубрить его и потом применять чисто механически – от этого большой пользы не будет, – а попробуйте по-настоящему понять его, понять выраженную в словах мысль: «Почему это правило сформулировано именно так, а не иначе?», а дальше попытайтесь сформулировать это правило по-своему, своими словами передать его смысл, чтобы вам самим оно было понятно: вы увидите, как это на самом деле интересно и увлекательно. Попробуйте понять, почему тот человек, который записал правило, использовал именно такие, а не какие-то другие слова. «Я учусь, я стараюсь понять, почему все-таки после такого-то слова идет такое-то, а за этим следует другое, почему автор посчитал, что именно так нужно передавать содержание этого правила? А потому, что он полагал, что так полнее всего и понятнее будет выражен его смысл». То есть то, что вы и пытаетесь найти, и вот наконец вам это удается и часто вы бываете поражены: «Ах, вот оно как! Все очень просто, ясно и понятно, нужно только суметь взглянуть на дело под определенным углом зрения».

Образно говоря, когда вы доходите до понимания чего-то, в вашем уме словно ярким огоньком вспыхивает маленький прозрачный кристаллик. По мере того, как число этих огоньков возрастает, вы становитесь все умнее и умнее.

Вот ради чего по-настоящему вы и должны учиться и трудиться, а не для того, чтобы набивать голову кучей сведений, которые могут потом так и остаться никчемным, мертвым складом в вашей голове.


Почему у людей, занимающихся естественными науками, недостает художественного воображения?


Это совсем необязательно так.


Но ведь обычно это так, не правда ли?


Дело в том, что в этом случае нужно говорить о различных областях человеческой деятельности. Представьте себе, что у вас в голове находится такое приспособление, которое по-английски называется «torch-light», то есть такой маленький фонарик, вращающийся маячок, и вы можете поворачивать его в разные стороны в зависимости от того, за чем вам хочется понаблюдать поподробнее. Ученые устанавливают его по-своему, так, чтобы можно было в деталях наблюдать и исследовать материю и все ее свойства. Люди, в работе которых главную роль играет воображение, поворачивают фонарик-маячок вверх, потому что к любому, кто занят художественным, литературным творчеством, вдохновение приходит именно оттуда, и это уже иной мир, совсем не материальный, а гораздо более тонкий. Поэтому люди искусства и обращаются к высшим сферам и ждут света свыше, хотя используемый инструмент тот же самый, что и у ученых, например. Другие же люди держат его обращенным только вниз, но это из-за недостатка соответствующей подготовки, так сказать, необходимой подвижности шарниров. Инструмент же, повторяю, у всех один и тот же: это умение ориентировать, сосредоточивать пучок света в каком-либо направлении. И если вы привыкли держать этот инструмент направленным только в одну сторону и вам не вполне хватает подвижности повернуть его в каком-то другом направлении, то вы постепенно вообще утрачиваете всякую способность изменять направление луча вашего маячка. В сущности же, человек в силах научиться делать и то, и другое: если вы заняты наукой, вы поворачиваете луч в одну сторону, если литературой и искусствами – в другую; инструмент один и тот же, все зависит от его ориентации.

Если у вас достаточно высока способность к концентрации, вы можете пользоваться ею в самых различных областях, и везде это принесет свои плоды. Когда вы занимаетесь науками, вы применяете свое умение одним способом, когда литературой и искусствами – другим. Но орудие ваше во всех видах деятельности одно: способность и сила концентрации. И люди развиты столь односторонне и ограниченно просто потому, что не знают этого. Таким образом, вращательный механизм маячка ржавеет и потом его уже не повернуть вовсе. Однако если вы постоянно приучаете его вращаться в разных направлениях, то тем самым поддерживаете весь механизм в хорошем рабочем состоянии. Даже в обычной жизни нередко можно встретить ученого, у которого хобби связано с каким-либо искусством, а бывает и наоборот – человек искусства интересуется вопросами естествознания. Просто эти люди поняли, что одно другому вовсе не помеха и что одна и та же их способность в равной степени плодотворна как в одном, так и в другом деле.

Вообще говоря, с точки зрения отвлеченного подхода и, в особенности, с точки зрения интеллекта, самое главное – это внимание и концентрация, и над развитием, усовершенствованием этих качеств нужно постоянно работать. С точки зрения деятельной жизни самое главное – воля, и вам нужно потрудиться и сделать свою волю непоколебимой. С точки зрения интеллекта вы должны развить в себе способность концентрироваться, умение сосредоточивать свое внимание на нужном предмете в такой степени, чтобы ничто не могло отвлечь вас. А когда вы выработаете в себе и то, и другое качество – высокое умение концентрироваться и сильную волю, вы станете действительно сильной личностью и справитесь с любой жизненной преградой.

1 июля 1953 г.

«Человек находится в полной безопасности, пока пребывает в своем физическом теле, которое служит ему убежищем и защитой. Некоторые люди полны презрения к собственному телу, они полагают, что после смерти, без тела, все станет гораздо лучше и проще. Но на самом деле, тело для них – крепость и укрытие от всевозможных враждебных сил витального мира, которым трудно добраться до них, пока они защищены им. […] Как только вы попадаете в сферу витального мира, толпы его обитателей осаждают вас с тем, чтобы вытрясти из вас все, что можно, и превратить в свою добычу и пищу. Если вы не излучаете достаточно силы и света, то, лишившись тела, вы потеряете теплую и уютную одежду, укрывающую вас от мрачной и холодной окружающей атмосферы витального мира, и будете себя чувствовать так, как будто с вас содрали кожу и ваши нервы остались оголенными. Есть люди, которые говорят: “Как я несчастен в этом теле!” и думают о смерти как об избавлении. Но после смерти ваше витальное окружение не изменится и вам будут угрожать все те же витальные силы, которые и при жизни были причиной ваших несчастий. […] Именно здесь, на земле, в своем теле, вы должны обрести полное знание и научиться использовать все имеющиеся у вас силы. Только после того, как вы достигнете этого, вы сможете в полной безопасности по своей воле перемещаться во всех мирах».

(Вопросы и ответы, 12 мая 1929 г.)

(К Матери обращается ребенок:) После смерти мы попадаем в витальный мир, а те, кто делал добро, попадут в рай?


А ты знаешь, где он, этот твой рай? Кто рассказал тебе о нем? Тебе что, уже кто-то рассказывал про небеса и ад, и чистилище?.. Нет? Еще не успели? Откуда же ты узнал про рай? Из какой-то книжки?


Нет, я просто слышал об этом.


Но от кого же?


Сейчас я уже не помню.


Обычно все это рассказывают верующим служители самых разных религий, чтобы поощрить их делать добро, побудить их совершать добрые дела в жизни. Ведь всем известно, что для добрых людей жизнь ничуть не легче, чем для злых, как раз наоборот, обычно люди порочные преуспевают больше, чем высоконравственные! Поэтому люди, далекие от духовности, говорят себе: «А с какой стати мне быть добрым, это же так трудно!? Лучше уж быть злым, и жить будет легче». И очень трудно объяснить таким людям, что стоит потрудиться и все же быть добрым. Для того чтобы это было понятно самым простым в умственном отношении людям, им говорят так: «Ну, это же очень просто. Если вы будете послушны, благовоспитанны, бескорыстны, все время будете делать только добрые дела, будете целиком и полностью верить тем догматам, которые мы проповедуем, тогда после смерти Бог возьмет вас в рай. Если вы будете добрыми лишь иногда и совершать добрые поступки только время от времени, будете думать о себе гораздо больше и чаще, чем о других, что ж, тогда Бог отправит вас в чистилище, чтобы вы кое-что узнали. Если же вы человек злой, постоянно причиняете вред остальным, вся ваша жизнь и поведение насквозь порочны и вам совершенно наплевать на благо ближнего, а особенно же если у вас нет веры в догматы, которые мы вам проповедуем, тогда вы попадете прямо в ад и навечно останетесь там». Вечный ад – это едва ли не самое потрясающее из всех известных мне изобретений человеческой фантазии, они додумались до идеи вечного ада. Другими словами, раз уж вы попали туда, то это навсегда… Вы можете себе такое представить – навсегда? Вас будут вечно мучить и жечь в вечном огне, если вы из теплой страны, а если из холодной – вас окружают вечным холодом, все это – заметьте себе – вечно. Вот так! Непонятно, кто же мог рассказать тебе о таких приятных вещах; все это – просто выдумки, чтобы приучить людей к послушанию, сделать их покорными и управлять ими.

Существуют и другие учения, другие религии, проповедующие и сохраняющие в том или ином виде саму идею рая, которая может служить источником вдохновения и создания возвышенных, прекрасных и самых разнообразных по форме произведений искусства, просто потому, что под раем понимается такое замечательное место, где всегда царят высшая радость, счастье, где жизнь легка и приятна… Более определенно условия пребывания в раю зависят от конкретной религии. Есть рай, где на небесах вы только и делаете, что поете хвалы Богу, – ничего больше, это, в конце концов, может показаться несколько однообразным, но тем не менее под небесную музыку вы непрерывно возносите Богу хвалебные песнопения. В другой традиции на небесах вы, наконец-то, получаете все то, что хотели иметь в жизни, всевозможные удовольствия и наслаждения. Согласно другим взглядам, райские небеса – это такое место, где вам надлежит постоянно пребывать в блаженном созерцании, хотя это должно оказаться утомительным для тех, у кого нет особой склонности к такому занятию. В общем, сколько религий – столько и небес, на любой вкус, и все для того, чтобы люди захотели стать мудрыми и слушаться тех законов, которые им проповедуют.

И, надо сказать, что воображение человеческое обладает такой созидательной силой, силой сотворения форм и образов, что во вселенной реально существуют отдельные области, миры, соответствующие тому, что было порождено воображением людей, – все эти елисейские поля, преисподние, чистилища.

В сущности, человеческое воображение создает из ничего отдельные, своеобразные миры. И если так или иначе не удается просветить сознание человека, оказавшегося в одном из таких миров, он невольно остается пленником тех сфер, которые создал сам и в существование которых верил при жизни. Вы возразите мне, что и такая жизнь все-таки тоже жизнь, но в действительности это совершенно иллюзорное, призрачное существование, к тому же и крайне ограниченное. Все эти иллюзорные миры и жизнь в них – реальность только для тех, кто их таковыми считает. Как только человек оставляет подобные убеждения, они для него уже больше не существуют, он их покидает, избавляется от своей иллюзии. Можно помочь человеку – вызволить его из этих сфер, и тогда для него сразу же становится ясно и совершенно очевидно, что он был пленником собственных вымыслов.

Человек наделен необычайной творческой силой воображения. По своему образу и подобию он создал, например, множество различных божеств с теми же самыми недостатками и пороками, что и у него самого, только обладающих большими возможностями и могуществом, чем любой из людей. Реальность существования этих созданий относительна, но, тем не менее, в определенном отношении они обладают независимым бытием – точно так же, как и мысли людей. Об этом мы говорили уже не раз. Всякая мысль, принявшая в уме ясную и определенную форму, сложившаяся как устойчивый мыслеобраз, является своего рода самостоятельным образованием, которое покидает свой источник – человека и начинает жить своей особой жизнью, перемещаясь в определенном измерении таким образом, чтобы исполнить то, что было заложено в мысли. Это образование действует совершенно независимо от вас ради осуществления определенной в нем цели. Вот почему вы должны очень внимательно следить за своими чувствами и мыслями. Нужно осознавать, что как только у вас в уме сложился определенный мыслеобраз, он покидает вас и начинает действовать в соответствии с той целью, которую он несет в себе, со своим содержанием, и может получиться так, что по прошествии некоторого времени вы начнете понимать, что это содержание совсем не лучшего качества, потому что сформировано вашими дурными намерениями. Однако созданный вами мыслеобраз уже начал действовать, и остановить этот процесс очень трудно, потому что для этого нужно обладать значительными оккультными знаниями. Поэтому рожденная вашим умом формация продолжает жить своей независимой жизнью и работать в заданном вами направлении… Пусть, например, вы на кого-то страшно рассердились (я не хочу сказать, что вы не способны справиться с таким дурным чувством, как гнев, но предположим, что случайно это все же произошло и вы позволили чувству гнева охватить себя) и вы говорите в порыве ярости: «Хоть бы с ним приключилась какая-нибудь беда!» Формация с таким содержимым оставляет свой источник, то есть вас, и вы уже не в силах как-то повлиять на нее, что-то изменить, поэтому она продолжает действовать сообразно с тем, что в нее было вами вложено, а именно – стремится создать такие условия, чтобы с тем человеком, кому она была адресована, произошел какой-то несчастный случай. И если он, действительно, происходит, то, к счастью для вас, вы не способны осознавать, что беда случилась именно по вашей вине, хотя так оно и есть.

С другой стороны, рассматриваемая нами способность создавать ментальные формации способна принести большую пользу, если уметь ею правильно пользоваться. Вы можете создавать благоприятные мыслеобразы, положительные формации, которые – если они созданы надлежащим образом и в них достаточно силы и определенности – будут действовать не хуже, чем любые другие. Таким образом, не покидая своей комнаты, вы можете сделать много добра людям – быть может, даже больше, чем действуя внешним образом, хотя бы даже и изо всех сил. Если вы умеете правильно мыслить, если способны вложить в свою мысль достаточно силы, ума, сочувствия, доброты, то тогда, желая добра какому-то любимому вами человеку, желая этого со всей возможной для вас силой искренности, от всей души, принесете ему гораздо больше добра, чем можете предположить. Обо всем этом я говорила уже не раз; особенно тем из вас, кто, живя здесь, в Ашраме, и узнав, что у них кто-то в семье серьезно заболел, совершенно по-детски испытывает страстное желание немедленно вернуться домой, чтобы ухаживать за больным. Еще раз говорю вам, если вы умеете поддерживать в себе соответствующее состояние, думать о любимом вами человеке со всей силой своей любви, желанием добра, если знаете, как нужно молиться за него, если способны создавать благоприятные ментальные формации, вы сделаете для него гораздо больше, чем если бы вы на месте ухаживали за ним, кормили, помогали умываться и так далее, – ведь все это может делать любой человек; мы, естественно, не берем в расчет особых обстоятельств, когда за больным просто некому присматривать (хотя иногда и в этом случае то, о чем я говорю, остается в силе). И действительно, это дело доступно всякому – каждый может ухаживать за больным непосредственно, физически. Зато отнюдь не каждый умеет создавать благоприятные ментальные формации и посылать больному силу, помогающую выздороветь.

Ну а теперь, возвращаясь к нашему вопросу о понятии и существовании рая, надо сказать, что те представления о нем, о которых мы говорили, и подобные им – это искаженные, по-детски наивные и неточные представления о том, что действительно существует, но, разумеется, не в таком виде… Я много раз говорила вам – и уже, наверное, не нужно было бы это повторять лишний раз, – что обычный человек – это существо далеко не цельное. Он состоит из множества существ, каждое из которых живет своей собственной жизнью. Все они объединены в одном и том же теле – разумеется, пока человек не умер, – и вся их деятельность так или иначе связана с одним и тем же телом, поэтому человек и ощущает себя неким единым существом, единой личностью. На самом же деле в нем живет множество существ, принадлежащих различным уровням сознания, так что возможны такие условия, когда в целом активная жизнь человека сосредоточена преимущественно на каком-то одном уровне в зависимости от того, какое из существ в нем преобладает, играет главную роль. Таким образом, мы можем говорить, например, о физическом существе, витальном, ментальном, психическом и многих-многих других, а кроме того, еще и о таких, которые соответствуют промежуточным планам сознания. Но это уже, наверно, немного сложно для вас и не очень понятно. Вы можете жить, руководствуясь только стремлением удовлетворять свои желания, страсти, порывы, – это значит, что преобладающим в вас является витальное существо, но вы можете жить и такой жизнью, в которой главное место будут занимать духовные поиски, духовная работа, стремление к добру, к совершенству в делах и поступках, бескорыстное отношение к окружающим, стремление к постоянному самосовершенствованию, в таком случае ваша жизнь подчинена психическому существу. Когда человек покидает физическое тело, обычно происходит разъединение всех его составляющих и связанных с ним существ. Только выдающийся йогин, сумевший объединить все свое существо целиком вокруг божественного центра, сохраняет все составляющие своего существа даже после того, как оставляет физическое тело. Если же вы не знаете, как достичь такой цельности и единства, то после смерти происходит общее разъединение, распыление всех составных частей, каждый элемент устремляется в своем направлении в мир соответствующего плана сознания. Например, если взять витальное существо, то происходит разъединение всех присутствующих в нем желаний, каждое из которых стремится к самоудовлетворению, причем совершенно независимо от прочих, поскольку физическое существо уже не объединяет их. Но если вы достигли единства своего сознания с сознанием психического существа, то тогда и после смерти вы осознаете себя как психическое существо, которое возвращается в мир психического плана, а этот мир есть мир блаженства и наслаждения, мир покоя, где достигается все большее и большее знание. Так что если вам нравится называть этот мир раем – пожалуйста, можно и так, это не будет ошибкой, потому что ведь и на самом деле, когда вы достигли единства со своим психическим существом и составляете с ним одно целое, вы и после смерти осознаете себя в нем, а оно, бессмертное, отходит в мир, где нет смерти, и наслаждается там счастливой жизнью и покоем. Если вам нравится называть этот мир раем, можете называть его раем. Если вы живете правильной духовной жизнью и достигли осознания своего психического существа, живете в нем, тогда после смерти физического тела вы попадете вместе со своим психическим существом в мир психического, где будете наслаждаться покоем и блаженством.

Если же ведущим в вашей жизни было витальное существо с присущим ему многообразием самых разных желаний, то после смерти каждое из них будет искать возможности осуществиться… Например, если умирает, скажем, какой-то скряга, который в жизни постоянно беспокоился о сохранности своего богатства, своих денег, то та часть его витального существа, которая была связана с его заботами о безопасности накопленного, остается вблизи того места, где хранятся деньги, чтобы караулить их. Люди не видят этого сторожа, но он неотлучно находится при деньгах и испытывает тяжелые муки, когда с ними что-то случается. У меня была одна знакомая, довольно состоятельная и в то же время многодетная дама, причем все пять ее детей были настоящими мотами, один хуже другого. Они с тем же усердием прожигали состояние матери, с каким та наживала его, растрачивая деньги без всяких колебаний налево и направо. Так вот, после смерти бедная женщина явилась мне, стеная от горя: «О Боже, Боже, теперь они пустят на ветер все мое состояние!» Она была очень опечалена. Мне удалось немного утешить ее, однако пришлось приложить немало усилий, чтобы отговорить ее от решения остаться и стеречь свои деньги от всякого, кто посягнет на них. Вот такая любопытная история.

Ну, и наконец, если человек живет целиком в сфере физического сознания (это, конечно, несколько отвлеченное условие, потому что, в конце концов, у всякого человека все же есть какие-то свои мысли, чувства), но все-таки если допустить, что это так, что человек ведет исключительно физическое существование, то тогда с исчезновением физического существа вся жизнь для него на этом заканчивается, наступает полное небытие…

Правда, существует еще то, что я называю духом-оболочкой, он соответствует очертаниям тела человека и существует около семи дней после смерти. Доктора констатируют смерть, но дух-оболочка живет, и не только живет, но и осознает все происходящее. Правда, жизнь его коротка: семь-восемь дней, а потом он растворяется и исчезает. Но все это относится к обычным людям, у йогов все, конечно, по-другому. Для них не существует непреложных законов, у них все иначе, у них совершенно иное мировосприятие. Я же говорила о жизни обычных людей, у них все именно так, как было сказано.

Таким образом, мы можем сделать следующий вывод. Если вы хотите сохранить преемственность своего сознания и после физической смерти осознавать свое бытие, то самое лучшее – уже в земной жизни объединить свое сознание вокруг той части своего существа, которая является бессмертной, в любом другом случае ваше сознание после смерти тела угаснет как огонек на ветру. И это очень хорошо, потому что если бы все было не так, в мире, пожалуй, появились бы боги или эдакие сверхлюди, которые создали бы небеса и адские миры в соответствии с тем, как они были порождены их воображением. И вы могли бы стать пленником этих миров, вы могли бы попасть в какой-то рай или какой-то ад независимо от того, нравится вам это или нет. Это было бы очень тяжелым испытанием, но, к счастью, мир устроен иначе.


Нам рассказывали, что существует бог Смерти. Так ли это?


Да, я называю его духом Смерти. Мне он хорошо знаком. Но, на самом деле, здесь нужно вести речь о целой организации, притом в высшей степени прочной и слаженной организации. Вы и представить себе не можете ее настоящих возможностей.

Надо полагать, что существует множество таких духов, может быть целые сотни. Я имела дело, по крайней мере, с двумя из них. Первый раз это произошло, когда я жила во Франции, второй – в Японии; интересно, что эти сущности очень отличались одна от другой, это позволяет предположить, что их отличие обусловлено различием склада ума той или иной нации, особенностями воспитания, всей культурной средой той или иной страны, национальными верованиями и принятыми религиями. Кстати, у любого природного явления есть свой дух: есть духи огня, духи воздуха, воды, дождя, ветра, существуют и духи смерти. Каждый из духов имеет право взять положенное ему количество жизней в день.

Все это устроено, действительно, просто поразительным образом; существует что-то вроде договора между витальными силами и силами природы. Например, дух смерти решает, что в такой-то день он заберет столько-то и столько-то жизней, скажем, пять или шесть, а может быть, одну или две, все зависит от того, какой день; итак, он решает, кто именно должен умереть и немедленно отправляется к находящемуся при смерти человеку и устраивается поблизости от него. Но если рядом есть человек, обладающий нужными знаниями и высоким уровнем сознания, так что может видеть приближающегося к умирающему духа, он может по своему желанию не дать духу унести жизнь этого человека, конечно, если для этого у него достаточно оккультной силы. Я делала это неоднократно как в Японии, так и здесь. И тамошний дух отличался от здешнего, поэтому я и считаю, что их должно быть много. Обычно происходит примерно такой диалог:

Я: Я не хочу, чтобы этот человек умер.

Он: Но сегодня я имею право взять одну жизнь.

Я: Иди и найди кого-нибудь, кто готов умереть.

И несколько раз мне удавалось заметить, как в таких случаях вместо того человека, к кому первоначально явился дух, внезапно умирал кто-либо, живущий по соседству, иногда его знакомый, иногда его недруг. У человека, естественно, всегда есть друзья, враги, соседи (могут быть и какие-то другие отношения), и смерть любого из них в таких случаях внешне кажется случайностью. А на самом деле это дух взял положенную лично ему жизнь. У него есть право на это и он обязательно использует его. Вы можете сказать ему: «Я запрещаю тебе брать эту жизнь», и вы можете, если обладаете такой силой, прогнать его, и он уйдет – ему больше нечего будет делать, но он вовсе не откажется от того, что ему положено, и пойдет искать другой возможности сделать свое дело. И тогда умрет кто-то другой.

Похожим образом обстоит дело, например, с пожарами. Я видела духа огня, особенно часто это было в Японии, потому что там пожар – это событие в высшей степени бедственное. Едва загорелся один дом, как, смотришь, в огне уже весь квартал. Это поразительное, впечатляющее зрелище. Дома там деревянные и загораются как коробки спичек; только-только загорелось где-то, и сразу же полыхает все вокруг, п-фф!.. Вы видели, как вспыхивает от огня коробок спичек? В мгновение ока, одна короткая вспышка – и все! А там так загораются дома, буквально какие-то мгновения – и у тебя на глазах загорелся один дом, тут же второй, третий, десятый, и вот их уже горит два-три десятка!.. Ну, естественно, существует и дух огня. Однажды я была в постели и, концентрируясь, наблюдала за происходящим на улице. И вдруг я заметила, как к дому приближается что-то вроде небольшого огненного облака. Приглядевшись, я увидела, что это сознательное существо.

– Эй, ты зачем здесь?

– Я имею право поджечь этот дом, устроить пожар.

– Устраивай, – сказала я ему, – но только не здесь.

И он не посмел ослушаться.

Здесь все решает тот, кто обладает большей силой. Я сказала: «Нет, ты не подожжешь этот дом, и все тут!» Через пять минут я услышала крики: «Пожар! Горим!» Загорелся дом, расположенный через два или три дома от нашего. Дух выбрал его, потому что я запретила ему трогать наш дом. Но у него было право поджечь один дом. Вот как это происходит!


Иногда человек, находящийся при смерти, понимает, что он умирает. Почему он не может прогнать духа смерти?


Все зависит от того, что это за человек. Необходимо, чтобы были выполнены два условия. Прежде всего, у вас не должно быть ни малейшего желания смерти, ни в одной части вашего существа. Такое бывает не слишком часто. В человеке в той или иной мере всегда есть… это желание, оно может быть скрыто в той или иной части вашего существа: где-то у вас накопилась усталость от жизни, где-то отвращение, где-то ощущение, которое можно выразить словами: «С меня довольно», где-то притаилась просто лень, нежелание бороться, и если вы говорите: «Скорей бы уж все кончилось, так будет лучше», то этого достаточно, можете считать, что вы уже мертвы. Но совершенно достоверно следующее: если вы не допустите в себе ни одной, даже малейшей уступки смерти, вы не умрете. Обычно всегда наступает такой момент, когда человек, находящийся в тяжелом состоянии, на какое-то мгновение, на какой-то миг поддается желанию умереть. Если он справится с этой слабостью, он не умрет.

Я знала людей, которые по всем законам как физического, так и витального мира должны были умереть, но они не сдавались, говоря себе: «Нет, я ни за что не умру», и продолжали жить. А другие, из тех, что не привыкли бороться, умирали – хотя смерть для них совсем не была неизбежностью, – потому что у них было такое настроение: «Ах, чем раньше все это кончится, тем лучше», и конец неизбежно наступал. Заметьте себе, что для того, чтобы вызвать смерть, даже не нужно постоянно и страстно звать ее, достаточно просто не хотеть жить, считая себя уставшим от жизни. Именно так обстоит дело. Но как ты и говорил, даже если смерть будет стоять рядом с твоей постелью, если ты скажешь ей: «Я не принимаю тебя, поди прочь», она оставит тебя и отступит. Но обычно люди не выдерживают схватки со смертью, они должны бороться, найти в себе и противопоставить смерти силу, мужество и терпение, а также твердую волю к жизни, как если бы они всем своим существом осознавали, что им еще нужно в этой жизни кое-что сделать и они должны сделать это несмотря ни на что. Однако кто может сказать с уверенностью, что никогда не допустит в себе этой слабости – уступить смерти, не допустит всех этих колебаний: «А нужно ли это, а должен ли я сопротивляться?..» Вот еще одна причина, почему необходимо добиваться цельности всего своего существа.

Какой бы жизненный путь, какой бы род занятий вы ни избрали, вы неизбежно придете к одному очень важному выводу. Самое главное для человека – достичь единства с божественной основой в себе, только так он может стать действительно настоящей личностью, хозяином своей жизни и судьбы. Иначе он останется игрушкой различных сил, всегда послушный их воле, как щепка – капризам речной волны. Он оказывается там, где вовсе не желает быть, он вынужден делать то, что совсем не хочет делать, и в конце концов он окончательно падает, полностью растеряв силы, чтобы, вернувшись на путь истины, обрести самого себя в подлинном смысле этого слова.

Однако если вы сумели добиться правильной организации своего сознания, когда все его части объединены вокруг его божественного центра, который для них является направляющим, ведущим, тогда вы – действительно хозяин своей судьбы и жизни. Стоит потрудиться, чтобы добиться этого… Как бы то ни было, но всегда лучше быть хозяином, а не рабом, я думаю. Неприятно чувствовать, что тебя, как марионетку, дергают за веревочки и заставляют делать то, что тебе может нравиться, а может и не нравиться – тебя никто не спрашивает, – но чего ты никак не можешь не делать, потому что какая-то сила, о которой ты даже представления не имеешь, дергает тебя за веревочки. Это раздражает. Меня это раздражало уже в детстве. Уже в пять лет такое состояние стало казаться мне просто невыносимым, и я начала искать средство, чтобы изменить такое положение дел, – только делала я это все незаметно для взрослых, чтобы они не придирались ко мне и не мешали. Ведь среди окружающих не было никого, кто бы мог помочь мне, и у меня не было таких благоприятных возможностей, как у вас, например, всегда получить совет: «Сейчас тебе нужно делать то-то и то-то!» В то время никто не мог дать мне подобных советов. Мне пришлось совершенно самостоятельно искать путь избавления от зависимости от тех сил. И я нашла его. Я начала это делать в пять лет. А вы все уже давно оставили этот нежный возраст…

8 июля 1953 г.

«…ум – это инструмент действия и формирования мыслеобразов, но не инструмент знания; человеческий ум непрерывно формирует мыслеобразы. Ибо мысли – это, в действительности, мыслеобразы, живущие своей особой жизнью, независимо от их создателя; вызванные к жизни и брошенные в мир, они ведут себя дальше таким образом, чтобы осуществилось то, что в них заложено. Когда вы о ком-нибудь думаете, ваша мысль оформляется в мыслеобраз, который стремится достичь адресата; а если ваша мысль подкреплена волевым импульсом, то мыслеобраз будет стремиться к достижению поставленной цели».

(Вопросы и ответы, 19 мая 1929 г.)

Можно ли сказать, что наше стремление и наши молитвы, так же как и мысли, получают воплощение в каких-либо формах?


Да, причем иногда они даже принимают формы, повторяющие очертания тела человека, молящегося или переживающего огонь стремления. Иногда стремление принимает форму, образ того, к чему человек стремится, но чаще всего это образ самого человека – особенно это касается молитв.


В чем различие между молитвой и стремлением?


Где-то я уже писала об этом. Дело в том, что молиться можно по-разному.

Молитва может представлять собой просто механическое повторение заученных слов. От такой молитвы толку не слишком много. Самое большее, что она может дать, – успокоить молящегося: многократно повторяя одни и те же слова, человек, в конце концов, успокаивается. Иногда молитва складывается в вас сама собой как просьба чего-то вполне определенного: вы просите о том, чтобы у вас была та или иная вещь, молитесь, чтобы произошло то или иное событие, молитесь за кого-то, за то, чтобы что-то вышло так, как вы хотите, молитесь о себе. Бывает и так, что молитва и стремление, сливаясь друг с другом в одно неразрывное целое, уже неотделимы друг от друга, это происходит в тех случаях, когда молитва складывается в вас как непосредственное и естественное выражение и продолжение пережитого духовного опыта: рождаясь и всплывая из самых глубин существа, она внезапно приходит к вам в уже завершенном, законченном, сложившемся виде, и в ней так или иначе отражается то мощное переживание, которое вы испытали; она может содержать вашу благодарность за то, что вам было дано, просьбу продлить это высокое состояние или объяснить вам его значение, такое молитвенное состояние очень близко к состоянию устремленности. Но стремление необязательно выражается в словах, а если и выражается, то чаще всего как просьба о чем-то. Вы стремитесь достичь некоторого состояния духа и без слов призываете его. Пусть, например, вы обнаружили в себе нечто такое, что несовместимо с высшей целью ваших духовных поисков, какие-то проявления неведения, что-то темное, дурное в своем существе и своем поведении, быть может, даже до этого неосознаваемое, но довольно сильное желание сделать какое-то злое дело, навредить, совершить что-то такое, что находится в противоречии с тем, чего вы пытаетесь достичь в вашей работе над собой. Возникающее в вас вследствие этого стремление к правильному духовному состоянию выражается не в словах: оно жарким огнем зажигается в вас, это состояние, когда вы предстоите Божественному с новым, данным вам внутренним видением, с безмолвным прошением расширить, возвысить его, сделать его более ясным и точным. Потом вы сможете передать это состояние словами, если захотите вспомнить и описать его, – но это уже будет после того, как вы испытали его. Само же стремление всегда возникает в вас подобно внезапно возгорающемуся, а затем взмывающему, возносящемуся ввысь огню, который несет в себе ваши желания достичь в своей внутренней работе той или иной цели, что-то свершить, что-то получить. Я использовала здесь слово «желания», хотя именно здесь больше всего и подходит слово «стремления», потому что то, о чем здесь идет речь, ни по своей сущности, ни по форме желанием не является.

И в самом деле, можно сказать, что стремление – это могучее очистительное пламя, зажженное и поддерживаемое вашей волей, средоточие которого составляет то, об осуществлении чего вы безмолвно внутренне просите. Ну, например, вы совершили нечто такое, о чем теперь сожалеете, что приведет к неблагоприятным последствиям, от чего положение дел в каком-либо отношении ухудшится, – причем это касается не только вас одного, но и других людей, – вы, даже еще не зная, как относятся к происшедшему эти другие, все-таки хотите исправить грядущий ход событий, понимая, что если была совершена ошибка, ее можно и нужно найти, и какова бы она ни была – мелкая оплошность или серьезный проступок, исправить ее значит не упустить благоприятную возможность сделать шаг вперед на пути к самосовершенствованию, подчинить себя еще более строгой дисциплине, продвинуться еще выше в своем восхождении к Божественному, жить дальше с большей ясностью, в большей истине и силе, – так вот, когда вы переживаете такое состояние, все это, все ваши мысли и чувства сосредоточиваются, переплавляясь, вот здесь (Мать указывает на сердце), превращаясь в единое мощное и постоянно усиливающееся в своей обращенности ввысь чувство. Все происходит без всяких слов, без необходимости и без каких-либо попыток так или иначе выразить, определить это состояние, в вас словно зажигается некое внутреннее пламя, которое разгорается, все более и более усиливаясь.

Это и есть истинное стремление. Оно может проявлять себя в вас таким образом не раз и не два, а много раз и по самым разным причинам в течение даже одного дня, если в вас есть постоянная внутренняя готовность, воля самосовершенствоваться, двигаться дальше в своей духовной работе, все больше жить по истине и в соответствии с тем, что угодно Воле Божественного. По сравнению со стремлением молитва имеет значительно более определенное внешнее выражение, воплощение, обычно она также творится по какому-то отдельному, определенному поводу, связана с каким-то отдельным, особым обстоятельством и всегда выражена в слове, потому что молитва – это, собственно, и есть некоторый набор слов. Стремление может быть облечено в форму молитвы, но по своему содержанию, своей глубине оно всегда превосходит всякую молитву. Стремление значительно интимнее молитвы, в нем больше самозабвения, вы целиком живете в том, чем хотите стать или что хотите сделать, и вы без колебаний готовы отдать Божественному решительно все, что будет вами достигнуто. В молитве вы можете просить о чем-либо, а можете и выражать свою благодарность Божественному за то, что Оно для вас сделало, и в этом случае ваша молитва более возвышенна: ее можно назвать актом благодарения. Благодарность Божественному в молитве вы можете выражать, например, за то, что Оно явило вам себя в каком-то образе, за то, что сделало для вас, за новое откровение о Себе, вы можете, наконец, возносить Ему хвалы. Все это можно выразить молитвой. И конечно же, молитва, в которой присутствуют не одни только личные мотивы, личные интересы, является самой возвышенной и чистой. Само по себе стремление может относиться к любой области сознания, жизни и деятельности, но по своей сущности оно связано главным образом с психическим существом, именно прсихическое является главным его источником; о разнообразии областей-источников можно говорить и в отношении молитвы, однако молитва отличается от стремления тем, что целиком принадлежит той или иной сфере сознания. Например, молитва может полностью ограничиваться лишь физическим уровнем, или витальным планом, быть целиком ментального характера или иметь своим источником мир психического; есть молитвы, которые можно назвать духовными, и у всякого вида молитвы свои особенности и свои достоинства, своя ценность.

Есть молитвы, которые за мгновения вдруг рождаются в вас сами собой и при этом являются совершенно бескорыстными, как великая мольба, и совсем-совсем не за себя, их можно назвать заступническими. Они обладают необыкновенной, удивительной силой. Я сама много раз была свидетельницей того, как почти без всякого промедления после такой молитвы осуществлялось все то, о чем в ней просилось. Молитва будет иметь такую силу только в том случае, если она творится с великой верой, искренностью, с чистым сердцем, если в ней нет и следа какого-то расчета, не ставятся какие-то условия, нет торга, если она совершается без всякой задней мысли получить что-то взамен. Дело в том, что в большинстве случаев люди протягивают одну руку, чтобы помочь, дать, а другую – в ожидании награды за содеянное, – большинство людских молитв именно такого рода. Но есть и те, что я назвала актом благодарения, это благодарственные гимны во славу Божественного, они – самые лучшие из всех молитв.

Ну вот, не знаю, до какой степени мне удалось вам объяснить все это, поняли ли вы меня, но дело обстоит именно таким образом.

Впрочем, попробую внести еще немножко ясности. Мы можем сказать, что молитва всегда выражается в каких-то словах, но слова могут иметь различную силу в зависимости от того, в каком состоянии они произносятся. Таким образом, молитва может служить словесным выражением также и вашего стремления. Но заметим, что трудно представить такую ситуацию, когда молитва не обращена к кому-то, всегда должен быть некто или нечто, чему человек молится. Есть люди, во взглядах которых на устройство вселенной понятию Божественного так или иначе места нет (на самом деле, таких людей немало, их угнетает сама мысль о том, что во вселенной может быть всеведущее, всемогущее и несравненно превосходящее их самих нечто; и поскольку их самолюбие уязвлено такой возможностью, они пытаются построить картину мира, где Богу места нет), и, понятное дело, молиться эти люди не могут, потому что кому же, собственно, им в таком случае молиться? Разве что самим себе, но это, вроде, как-то не принято. А вот стремление к определенной цели может быть и у человека, не верящего в существование Бога. Есть люди, у которых вера в Бога заменяется другой верой – верой в прогресс. По их представлениям, мир пребывает в состоянии непрерывного, бесконечного развития, постоянно происходит переход от лучшего к еще более совершенному. Такие люди могут иметь очень сильное стремление наилучшим образом участвовать в этом процессе и для этого они совсем не нуждаются в понятии Бога. Стремление обязательно предполагает веру, но при этом необязательно в божественное существование, в то время как молитва невозможна без обращения к какому-то божественному существу. Именно к существу. Ибо как можно молиться чему-то безличному, безликому!? Мы молимся тому, кто может слышать нас. Если такого существа, обладающего свойствами личности, нет, то кому и как можно тогда молиться? Следовательно, если человек молится, это означает – даже в тех случаях, когда сам он отказывается это признать, – что он верит в кого-то, кто бесконечно превосходит его самого, кто бесконечно могущественнее его самого и может изменить и его жизнь, и его самого, лишь бы молитвы его были услышаны. Вот в чем состоит главное различие между внутренней устремленностью и молитвой.

Люди, верящие в первостепенную роль интеллекта в человеческой жизни, самым важным считают устремление, молитве же они такого значения не придают. Мистики вам скажут, что стремление – это, безусловно, очень важно, но если вы хотите быть услышанными именно Божественным, непременно нужно молиться, молиться с чистосердечностью и доверчивостью ребенка, то есть с полной убежденностью во всемогуществе Божественного: «Мне нужно то-то или то-то (ваши потребности могут быть самыми разными – нравственными, физическими, материальными), прошу Тебя, дай мне это». «Ты дал мне то, о чем я просил, Ты дал мне пережить то, о чем я и не мог подумать прежде, и это чудо будет теперь доступно мне, когда я захочу этого; Господи, спасибо Тебе за все это, молюсь Тебе с великой благодарностью, слава Тебе и спасибо за то, что ты сделал для меня». Таковы смысл, значение, особенности молитвы. Стремление же совсем необязательно должно быть связано с какой-то личностью. Человек может стремиться, например, достичь какого-то состояния бытия, какого-то знания, осуществить какой-то этап в духовной работе, перейти к новому состоянию сознания, и стремление к подобным целям совсем необязательно должно сопровождаться молитвой, хотя молитва и может сопутствовать стремлению и дополнять его.

Итак, молитва обязательно связана с каким-то лицом, обращена к сущности, обладающей определенными индивидуальными свойствами, то есть к тому – это может быть сила или существо, – кто может услышать вас и ответить. Иначе просить бессмысленно. Тебе понятно?


Если человек мысленно желает зла другому, питает дурные намерения по отношению к нему, как это влияет на жизнь последнего?


Здесь мы имеем дело с тем же самым механизмом передачи внутреннего состояния, что и в вопросе о молитве и стремлении. А именно – через мыслеобразы. Если кто-либо настроен враждебно по отношению к вам, желает вам зла, в той или иной мере его дурные помыслы осуществляются, причем порой сам человек с такими дурными намерениями не признается себе в том, что они у него могут быть, потому что ему неприятно чувство стыда, но злые мысли и чувства могут возникать и независимо, сами по себе, совершенно внезапно, спонтанно. У людей злопамятных их злоба, враждебность может долго таиться где-то в самых дальних уголках сознания, постоянно подогревая в них злые чувства и мысли; как правило, эти раздражительные, склонные к насилию люди изливают свою злость на тех, кто, по их мнению, навредил им или просто не понравился по той или иной причине, желая им всяческих бед… Но в любом случае мы имеем дело с миром мыслеобразов, которые порождаются и направляются злой волей людей и которые могут обладать такой силой воздействия, что, просто проходя, например, мимо человека, ненавидящего вас вполне осознанно, вы почувствуете себя очень неприятно, даже если внешне он никак не будет выказывать своего отношения к вам.

Однако если вы кое-что знаете о подобного рода вещах и обладаете некоторым, даже не слишком высоким, уровнем сознания, вы сможете установить причину перемены своего самочувствия, а дальше вам всего лишь нужно сделать вот так (следует жест, объясняемый далее), как будто вы смахиваете с себя муху. Мухи – существа очень назойливые и, сколько ни отгоняй их, они все равно возвращаются обратно, так вот – запомните это! – тем же самым свойством обладают и формации, порожденные злым умом и волей! Вы отгоняете муху, но она возвращается к вам, вы ее вновь отгоняете, она вновь возвращается. Для нее это что-то вроде игры. Да-да, вы разве не замечали: мухи принимают ваше поведение за игру с ними: вы их гоните – они опять подлетают. Но вот что интересно, если вы вдруг всерьез рассердитесь и отгоните муху движением, в которое вложите все свое чувство (Мать показывает жестом), то даже если вы и не заденете муху, она уже больше не прилетит к вам. Она почувствует ваше настроение. Попробуйте проделать это, увидите, что так оно и будет.

Надо хорошо понимать, что дурная мысль – это дурное действие. Многие не знают об этом, но это так, и когда вы мысленно желаете зла другому человеку, вы в той же степени повинны в несчастье, которое с ним случится, как если бы вы непосредственно физически в нем участвовали, то есть подготовили его своими действиями. Но, к сожалению, люди не признают это за истину, а заставить человека отказаться от дурных мыслей, если он сам того не захочет, просто невозможно. Есть люди, которым очень нравится вызывать злые мысли у окружающих, им доставляет большое удовольствие возбуждать злобу в умах других людей. Я знала таких (к несчастью, их было совсем немало), они никогда не упускали случая, если таковой им представлялся, сказать вам что-то неприятное: «Знаешь, такой-то и такой-то говорил о тебе так-то и так-то» и дальше в том же духе: «А такой-то и такой-то сказал о тебе то-то и то-то». Из-за них на деле воплощается столько же зла и вреда, сколько у них его в мыслях. Причем иногда они ведут себя таким образом единственно по глупости, но чаще из тщеславия, чтобы показать, как много им известно. Но в сущности, в глубине сознания этими людьми движет тяга к тому, что по-английски называется «mischief-making» – интриганство, желание устроить какой-то раздор, возбудить подозрения в людях по отношению друг к другу, поссорить соседей, создать неловкое положение, в котором они-то как раз и находят пищу для удовлетворения своего мелочного удовольствия и чувствуют себя при этом как рыба в воде. Среди таких людей немало язвительных, ехидных, острых на язык типов. По-французски их называют «une langue de vipère»[5]. Злословие доставляет им огромное наслаждение. И много, очень много зла творят они этим своим языком. Но даже если вы и не высказываете своих мыслей вслух, а просто на уме у вас зло по отношению к другим людям и вы усиленно желаете, чтобы оно произошло, вы совершаете дурной поступок, именно поступок, действие.


Почему у людей вообще возникает желание сделать зло другим?


Ну, малыш, это то же самое, что и вопрос о том, почему в мире существует бессознательное, невежество, тьма! Твое «почему» – это вселенское «почему»! Почему мир устроен именно так, а не иначе?.. Написаны целые тома, посвященные этому вопросу. Каждый из многочисленных высокоученых авторов отвечает на него по-своему, но в действительности никто из них настоящего решения пока еще не предложил. Ты мог бы ведь продолжить задавать сходные по значению вопросы: почему в мире существует злая воля, почему столько невежества, безумия, ненависти, откуда вообще все зло в мире и отчего он представляет собой отнюдь не райское место для жизни?.. У многочисленных философов ты можешь найти объяснения, и у каждого оно будет своим. Философы-материалисты толкуют об устройстве мира по-своему, ученые-естественники – по-своему, но никто не предложит тебе способ преодолеть, исправить существующий порядок вещей! А в сущности самое действительно важное дело – найти средство, которое позволит уничтожить злую волю в мире (я говорю именно о злой воле, поскольку ты спросил именно о ней). Ради этого стоит потрудиться. Но все эти вопросы: «Откуда в мире страдания, беды?» будут иметь для вас смысл только в одном случае: если они помогут найти средство избавить мир от страданий. Впрочем, не думаю, что и в этом случае они что-то дадут вам, что они могут быть полезными в таком деле – об этом мы здесь уже говорили, – потому что, приложив некоторые усилия, вы сами своим умом сможете найти самые разные объяснения и ответы, которые окажутся в сущности бесполезными и неплодотворными. Давайте будем прежде всего исходить из некоторых бесспорных для нас положений: первое – мир есть таков, каков он есть, затем – мы не хотим, чтобы он таким оставался, и третье – нужно найти способ изменить его. Вот в чем и состоит наша задача. Мир не таков, каким он должен быть по нашим представлениям. В нем много такого, что не удовлетворяет нас. Есть люди, для которых самое высшее на свете – «знание», как они это называют, и которые все свои усилия направляют на поиски решения вопроса об устройстве мира, пытаются ответить на вопрос «почему?» Их достижения, разумеется, имеют свою ценность, но, как я уже сказала, значительно важнее найти, что все-таки нужно сделать, чтобы все было по-другому. Именно такую задачу попытался решить Будда. Согласно преданию, он сидел под деревом, пребывая в созерцании до тех пор, пока не нашел ответа. Но его решение – не слишком хорошее решение. Потому что на утверждение: «Мир устроен дурно», оно дает совет: «Сделаем так, чтобы он не существовал для нас». – «А кому от этого будет польза?» – писал Шри Ауробиндо. Мир не будет дурным, потому что его вообще уже не будет, – так? Но что это нам дает, если просто уничтожением мы добьемся того, что дурно устроенного мира не будет? Очень простое и ясное опровержение буддийского решения. Подобное же рассуждение вполне применимо и в отношении тех, кто проповедует возвращение, свертывание мира в его Начало, в его исходную точку, им Шри Ауробиндо отвечает: «И тогда вы станете полновластным хозяином того, что лишено бытия, императором без империи, королем без королевства». Вот так, дети мои… Так обстоит дело с одним из возможных решений нашего вопроса – решением Будды. Но оно не единственное, существуют и другие, лучшие, решения. И я думаю, мы уже нашли их.

Некоторые считают, что источник злой воли – неведение (именно такого взгляда придерживался Будда), и если освободить мир от неведения, злая воля в нем исчезнет. По мнению других, возникновение и существование злой воли есть результат обособления мира от его Первоистока, и если бы не произошло этого отрыва вселенной от этого ее Первоначала, существование злой воли было бы невозможно.

Есть и такие, кто утверждает, что, наоборот, исходной причиной всех неблагоприятных последствий развития мира – обособления от Первоистока, возникновения и существования неведения и так далее – была именно злая воля. Но тогда сразу же возникает вопрос: а каково же происхождение самой злой воли? Если она была этой исходной причиной, то тогда она должна была присутствовать уже в самом всеобщем Первоистоке. Вот вам и ловушка, дети мои! И с помощью подобных рассуждений и предположений из нее не выбраться – вы можете годами строить разные отвлеченные теории и гипотезы, но окончательного решения вам найти не удастся. Обычно, когда люди в поисках ответа на этот вопрос доходят до этой точки, они, в конце концов, останавливаются на утверждении, что существование злой воли – это иллюзия, ее на самом деле не было и нет. Но это заключение произвольно; если бы в своих построениях они не останавливались бы, а пошли чуть дальше, они могли бы получить и такой вывод: злая воля – это целиком порождение человеческого рода… Возможно, что это и так!


А можно ли говорить о злой воле у животных?


Не думаю. Я не могу сказать с полной уверенностью, потому что мне известен, конечно же, не весь животный мир, однако в тех эпизодах из жизни животных, которые рассказываются людьми для доказательства кажущейся кровожадности животных, на самом деле, их поведение объясняется совсем не злой волей. Возьмем, например, насекомых. Из всего животного царства они считаются воплощением того, что у людей называется злобой, – и что также можно было бы считать злой волей, но вполне вероятно, что определенные элементы их поведения выглядят проявлением злобы или злой воли только для обычного человеческого сознания… У некоторых насекомых личинки могут жить только на живом существе. Только за счет этого они могут питаться; мертвое мясо для них не годится. Поэтому насекомое-родитель, которому предстоит отложить яйца (а из них потом образуются личинки), находит другое насекомое или какое-нибудь небольшое животное, стоящее на более низком уровне развития, наносит укус в один из его нервных центров, с тем чтобы вызвать паралич, и когда он наступает, насекомое аккуратно откладывает яйца, и появляющиеся затем личинки питаются мясом парализованного, но живого животного. Такой способ продолжения рода может казаться нам верхом жестокости и коварства, но на самом деле ни о каком злом умысле, здесь, конечно же, и речи быть не может; насекомым движет инстинкт. Можно ли назвать такое поведение проявлением злой воли? Разумеется, нет, это просто инстинкт воспроизводства рода.

С другой стороны, можно было бы возразить, что насекомыми управляет дух их вида, обладающий сознанием и наделенный злой волей, что эти жестокие элементы поведения насекомых, о которых я рассказала (а можно было бы привести множество других еще более ужасных, жестоких с человеческой точки зрения примеров), как и сами насекомые, скорее всего, должны быть порождением каких-то других безобразных сущностей, наделенных уродливым, демоническим воображением. И это вполне возможно, потому что происхождение насекомых связывают с витальным миром, то есть с сущностями, которые являются не какими-то символическими образами злой воли, но реальным ее воплощением, они живут ею. Они прекрасно осознают свою принадлежность злой воле и с удовольствием готовы исполнять ее намерения. Проявление злой воли в людях – это своего рода отражение – воспроизведение или отражение – злой воли витальных сущностей, очевидно и открыто враждебной по отношению к сотворенному миру, ее стремления сделать его как можно более уродливым, безобразным, вызвать в нем как можно больше страданий и горя. Считается, что мир насекомых создан именно такими сущностями и поэтому насекомые должны быть… Но, в любом случае, если они и причиняют зло, то бессознательно, ими движет только инстинкт. Никакого намерения нанести кому-то вред у них нет. Если так и выходит, то это не их вина: они поступают так, потому что таковы их природные свойства, не больше. Злой же волей, как таковой, я называю стремление делать зло ради самого зла, разрушать ради разрушения, совершать насилие ради самого насилия и получать удовольствие от таких действий. Вот что по-настоящему является злой волей.

Вообще я уверена, что возникновение эгоизма, то есть одного из проводников злой воли, обусловлено появлением ментального начала – разума – на земле. Конечно полной и совершенной уверенности быть здесь не может, как невозможно с полной определенностью отрицать и присутствие злой воли у животных, потому что мы постоянно обнаруживаем все новые и новые обстоятельства, связанные с историей развития сознания во вселенной, постоянно узнаем новые и новые подробности о жизни животных, но, по моим наблюдениям, определенные элементы поведения животных – особенно высших животных – легко объясняются действием инстинкта самосохранения, и в некоторых случаях можно увидеть проявление насилия с их стороны, жестокие действия, лишенные всякой разумности, но можно ли действительно считать это проявлением злой воли?.. С другой стороны, полностью исключать такую возможность нельзя, и я готова допустить это, но тогда пусть кто-нибудь приведет мне известный ему пример, доказывающий обратное тому, что я утверждаю; до сих же пор у меня не было оснований менять свое мнение. Все, что мне известно о жизни животных, убеждает меня, что одними инстинктами, и ничем иным, обусловлено их поведение и потому оно лишено тех уродливых черт, которые являются порождением человеческого разума. Я полагаю, что злая воля у людей – это продукт подобной деятельности разума при непосредственном влиянии витального. Другие существа, наделенные злой волей, – демоны, но эти существа принадлежат исключительно витальному миру, который воплощается в деятельности сил Природы: они хотят делать зло, потому что это доставляет им удовольствие, они хотят разрушать, потому что находят наслаждение в этом.

Довольно распространенным является мнение о какой-то особой жестокости кошек, чаще всего имеется в виду их игра с пойманной мышью: прежде чем съесть ее, они долго забавляются игрой с ней. Именно игрой обычно объясняют эти действия кошек детям. Я же придерживаюсь совершенно другого мнения, потому что мне достаточно хорошо известны особенности поведения этих животных, их повадки. И такое объяснение совершенно неверно. На самом деле обычно происходит следующее: кошка-мать охотится за мышью, чтобы накормить своих котят. Если бы, поймав мышь, она сразу же отдала бы ее своим детям, они бы просто не смогли есть это мясо, потому что в этот момент оно для них еще слишком твердое и жесткое. Да и вообще «подавать» мышь своим маленьким детям в таком виде нехорошо. Поэтому кошка-мать как бы играет со своей жертвой (люди воспринимают это как игру), подбрасывает ее, катает в лапах, отпускает, потом снова ловит – и делает все это до тех пор, пока не доведет свою добычу до нужного состояния, когда ее плоть станет мягче. Как только мясо после такой обработки станет достаточно мягким, готовым для еды ее малышей, кошка тут же отдает его им. Но ни о какой игре с мышью, ни о каком особом и жестоком наслаждении, испытываемом кошкой от этой якобы игры, и речи быть не может! Кошка просто сначала охотится за добычей, а потом готовит из нее еду. У нее ведь нет ни очага, ни печи, чтобы поджарить пищу, сделать ее мягкой, пригодной для еды. Поэтому кошка пользуется своим способом приготовления пищи.

Согласно некоторым воззрениям, жажда пожирания была самым первым проявлением любви у живых существ. Постоянная потребность поглотить, пожрать – так воплощалась сила вселенской любви на ранних стадиях развития жизни. В подтверждение того, что такой взгляд не является таким уж неправдоподобным, полной нелепицей, что пожирание действительно было актом любви, – причем, как это и должно быть в настоящей любви, актом взаимным, – я приведу два известных мне случая из жизни животных, когда жертва, попавшая во власть в одном случае тигра, в другом – змеи, сама отдавалась хищнику, испытывая при этом своего рода экстатическое наслаждение. Итак, вот что произошло с человеком, который, пробираясь с товарищами по джунглям, отстал от них и был схвачен тигром-людоедом. Когда те спохватились и заметили, что одного из них рядом нет, они вернулись назад и, обнаружив следы и поняв, что случилось, бросились на выручку. Им удалось отбить своего приятеля у тигра как раз в тот момент, когда тот уже собирался приступить к трапезе. Когда пострадавший немного пришел в себя, ему посочувствовали, сказав, что он наверно пережил ужасные минуты. И вот что он ответил: «Вы, конечно, не поверите, да я и сам не знаю, как это получилось, что случилось со мной, но когда тигр схватил меня и поволок сюда по земле, меня вдруг охватило чувство огромной любви к нему и страстное желание быть съеденным им!»

И все это отнюдь не выдумка, это правда. Так было на самом деле.

Другой эпизод наблюдала я сама… По-моему, я вам уже рассказывала этот случай – как питон пообедал кроликом. Это было в Париже, в Ботаническом саду. Я была там как раз в то время, когда животных кормили, и в клетку к крупному удаву поместили маленького белого кролика, который тотчас же забился в самый дальний угол клетки, весь дрожа от страха. На него было жалко смотреть: ведь он очень хорошо понимал, что происходит и что его ждет. Он уже видел змей и знал, чем они страшны для него. Змея же, свернувшись в кольца, неподвижно лежала на своей подстилке. Сначала она как будто спала, потом, медленно подняв голову, удав стал смотреть на кролика. Просто смотрел, не шевелясь – и все. И тут я увидела, как кролик вдруг перестал дрожать, потому что страх у него внезапно прошел. До этого он сидел, сжавшись в комок и трясясь как осиновый лист, а тут вдруг стал приходить в себя. Он поднял голову, открыл глаза, взглянул на змею и, не сводя с нее глаз, стал медленно, медленно приближаться к ней, пока не оказался на нужном для удава расстоянии. И тогда змея одним броском – без единого лишнего движения, даже не разворачивая своих колец, можно сказать, не меняя положения, взяла кролика в пасть. Затем она начала перекатывать кролика в пасти, готовя себе обед таким образом. Никакой игры, какой-то жестокой забавы здесь, конечно же, не было. Просто удав готовил себе еду. Сначала он уничтожил, сломал кролику все кости, затем смочил его особыми клейкими выделениями своих желез, чтобы тушка стала достаточно скользкой, и когда весь процесс обработки пищи был закончен, змея начала медленно, с удобством заглатывать свою пищу… Заметьте, в действиях змеи не было ничего лишнего, она сделала всего одно движение – один бросок только для того, чтобы взять кролика, когда тот оказался перед ней. Причем сам удав, повторяю, можно сказать, даже не двинулся к кролику, наоборот, кролик сам приблизился к нему на нужное расстояние.

Вот так все происходит на самом деле… В Природе существует большое разнообразие явлений, много интересного и еще неизвестного нам. Я привела вам пример из жизни животных, в котором люди склонны видеть присутствие злой воли, хотя на самом деле ее нет. Наверное, можно привести и другие примеры природных процессов, которые в большей степени можно было бы считать проявлением злой воли, но я думаю, что, вероятнее всего, возможность воплощения злой воли в материальной жизни – это тот подарок, который человек получил после того, как у него произошел переход от чисто инстинктивной, животной жизни к жизни разумной – в человеческом смысле этого слова – с ее стремлением к индивидуальной обособленности и независимости…


Дорогая Мать, что в действительности называется инстинктом?


Инстинкт – это одно из проявлений сознания Природы. Дело в том, что Природа обладает сознанием и можно говорить об осознанности ее действий, хотя сознание Природы отлично от того, что мы обычно понимаем под индивидуальным сознанием. Существует так называемый родовой или видовой инстинкт. По мнению некоторых, существуют даже «духи рода», то есть у каждого вида животных есть свои властители, определенные сознательные сущности. Конкретная форма инстинкта определяется разнообразием и своеобразием имеющихся в распоряжении Природы приемов; будучи сознательной силой, она знает свои цели, по-своему осуществляет их, она знает, к чему стремится, и знает способы решения своих задач – она сама избирает наилучшие из возможных путей. Для человека ее деятельность представляется хаотичной, его сознание слишком ограниченно, чтобы воспринять природную деятельность в целом, ее осмысленный характер, он видит лишь отдельные детали, части общей картины и потому не способен понять целое: общий его замысел и смысл, но это еще не значит, что их нет и в действиях самой Природы, они есть, так же как есть у Природы и определенная воля, направленная на осуществление ее общего плана, ибо Природа – это некая вполне сознательная субстанция; мы не можем, правда, назвать ее существом, потому что в ней все устроено совершенно иначе, чем у любого существа в нашем понимании этого слова. Когда речь заходит о каком-то существе, в нашем человеческом сознании в первую очередь возникает образ существа, в большей или меньшей степени подобного человеческому, но в любом случае вполне схожему с ним по самому своему принципу жизнедеятельности. В этом смысле Природа не является существом и поэтому я не пользуюсь словом «существо», а называю ее некой сознательной субстанцией, наделенной сознательной, целенаправленно и вполне самостоятельно действующей волей и обладающей огромными силами для осуществления своих целей.

Люди считают деятельность сил Природы слепой и жестокой, но это совсем не так! Они судят о действиях Природы по своим человеческим меркам, которые в этом случае не применимы. Возьмем, например, такое явление, как землетрясение. Оно бывает такой силы, что под воду уходят целые острова и погибают миллионы людей. И человек выносит приговор: «Природа – это монстр». С человеческой точки зрения действия Природы чудовищно жестоки. А что, собственно, произошло? А просто силы Природы устроили Всемирный потоп. Когда вы, прыгая, бегая, занимаясь еще какой-нибудь физической деятельностью, набиваете себе синяк, то скоплению клеток ушибленного места вы наносите тот же вред (ведь вы разрушаете огромное количество клеток), что и землетрясение наносит земле и ее обитателям. Соотношение то же самое; как известно, все познается в сравнении. Для человека с его ограниченным сознанием землетрясение – это грандиозное природное явление, это стихийное бедствие, но, в сущности, это не больше чем просто легкий удар по телу земли (это явление даже не вселенского масштаба).

Это в отношении земли; а что такое землетрясение – то есть какие-то колебания земной коры, пусть и очень сильные, – для вселенной? Пустяк, не больше того, просто событие игрушечного масштаба. Что же тогда будет заметным явлением для вселенной? Исчезновение миров, не меньше. А наши страшные землетрясения – пустячный случай и больше ничего.

Для того чтобы видеть природные явления и события во всей их сложности, правильно, в зависимости от условий, оценивать их масштабы, вы должны расширять свое сознание.

Как вы понимаете, для этого существует множество способов, но здесь мне кажется уместным привести два следующих метода работы над личным сознанием. Один из них, использовавшийся человеком, с которым я когда-то была знакома, состоит в том, что вы лежа на спине и глядя в звездное ночное небо, стараетесь достичь единства с миром звезд, то есть погрузиться в этот бесконечной мир как можно глубже, полностью освободившись от какого бы то ни было ощущения пространственной ограниченности, стать самой беспредельностью, которая превосходит всякую меру, по сравнению с которой размер любого тела, в том числе и земли, всегда будет бесконечно мал; земля становится пылинкой, когда вы приобщаетесь необъятности звездного неба, – я не говорю о вселенной, так как, используя этот способ, вы видите только малую часть ее – звездное небо, к единению с которым вы стремитесь. По мере того как вы достигаете этого единства, вы освобождаетесь от ограничений своего обыденного сознания и обретаете способность правильно осознавать явления вселенского масштаба. Это хорошее упражнение.

Но и другой пример, который я собираюсь привести вам, не хуже, так что вместе они составляют очень поучительное и полезное целое. Итак, давайте сопоставим два явления: представьте, что вы идете по улице, которую в то же время пересекает большое количество муравьев, – предположим, они меняют место своего обитания, вы их, однако, не видите; вы делаете один шаг, потом другой, совершенно не заботясь о том, как вы их делаете, и, сами того не ведая, давите многие сотни этих существ. Будь вы на месте какого-нибудь из этих муравьев, вы, конечно же, сказали бы: «О, какая-то злая и неразумная сила принесла это несчастье!» А вы – человек – вы просто идете по улице, вот и все. А теперь представьте себе, что есть существа, для которых мы – те же муравьи. Один шаг такого существа, другой – и миллионы людей гибнут, а само существо и не знает об этом! У него нет никакого злого умысла, оно погубило людей совсем не нарочно. Оно просто перемещается в пространстве и ничего больше. Единственным различием, которое вы можете отметить, является то, что человек способен мыслить и осознавать, что именно с ним происходит, а муравей – нет, хотя я не вполне уверена, что на самом деле это всегда именно так. Не вполне. Полностью поручиться никак не могу. Ну, на сегодня все, дети мои.

15 июля 1953 г.

«У каждого человека свои пристрастия, правила, свой излюбленный девиз; каждый считает, что свободен от того или иного предрассудка, который свойственен другим, и готов заклеймить все чужие представления как целиком ложные, но в то же время сам воображает, будто его собственные совсем не таковы: они для него – истина, настоящая истина. Привязанность к какому-либо ментальному правилу есть признак определенной скрытой в человеке слепоты».

(Вопросы и ответы, 19 мая 1929 г.)

Можно ли назвать предрассудок или суеверие ментальным правилом?


Нет, это не правило, это, скорее, ментальная конструкция. Обычно в основе разного рода суеверий, примет и предрассудков лежит определенный жизненный опыт. В Европе, например, есть примета, согласно которой не следует проходить под лестницей, приставленной к стене, потому что это якобы всегда кончается какой-нибудь неприятностью. Возможно, все началось с того, что когда-то где-то на кого-то, соскользнув, упала лестница. Потом история повторялась, тем более что плохо установленная лестница – это вовсе не такое уж редкое явление, и, естественно, если вы проходите под ней, вы с большой вероятностью можете получить ушиб или увечье из-за ее падения. Существует великое множество суеверий и предрассудков, возникших подобным же образом. Само же содержание суеверия в очень большой степени зависит от местности, где оно сложилось, в нем находят отражение многочисленные особенности различного рода, присущие этой местности, так что если перебрать суеверия и приметы разных стран, областей, то легко можно найти приметы и предрассудки, полностью друг другу противоречащие. Скажем, если в одной стране увидеть черную кошку – значит в будущем столкнуться с неприятностями, то у другого народа встреча с той же кошкой обещает вам какое-то очень радостное событие в жизни! Так что если у вас произошла такая встреча и вы, чтобы выяснить ее последствия, сложите эти два пророчества вместе, то получите общий вывод, что, скорее всего, в ближайшем будущем с вами вообще ничего особенного не случится! Уже из этого простого примера мы можем видеть, что суеверие действительно представляет собой некоторую ментальную конструкцию, построенную на смеси явлений из жизненного опыта людей с его многочисленными местными особенностями, и явлений и событий случайных и достаточно необычных для данных условий. Так что называть суеверие ментальным правилом не следует, это именно ментальная конструкция.

На самом деле, существует множество ментальных конструкций самого разного рода, самого разнообразного происхождения. Яркий пример – огромное количество различных религиозных правил, которые в основе своей являются не более чем естественными гигиеническими требованиями или отражением каких-либо других знаний медицинского характера и которые стали таковыми, то есть получили статус религиозных правил, только лишь потому, что это был единственный способ заставить людей соблюдать их. Если вы не скажете людям: «Нужно делать то-то и то-то, потому что так угодно Богу», они в большинстве своем не будут выполнять то, чего вы от них добиваетесь, какие бы разумные доводы вы им не приводили. Возьмем хотя бы такое совсем простое правило, как необходимость мыть руки перед едой; представьте себе, что у народа, уровень цивилизации которого не настолько высок, чтобы иметь развитую науку, отдельные его представители обнаружили, что, действительно, с точки зрения гигиены лучше мыть руки перед едой! Если бы они не сделали это свое открытие религиозным правилом и не утверждали, обращаясь к соплеменникам, что «сам Бог хочет», чтобы человек мыл руки перед едой, иначе Бог обидится и разгневается на него, то те, к кому был бы обращен этот призыв, могли говорить себе так: «О нет, не сегодня, я сделаю это завтра. У меня нет времени, я спешу!», ну а если правило установлено и провозглашено, то в человеке, который услышал о нем, будет постоянно жить страх, всегда поддерживаемый закрепившейся где-то на периферии ума мыслью о том, что если он не станет этого правила выполнять, он навлечет на себя кару разгневанного Бога. Это также суеверие, и тяжелое суеверие.

Люди поступают разумно не потому, что осознают необходимость этого, а потому что им велели так делать. Есть целый ряд религий – такой, например, была халдейская, – которые запрещают есть свинину. Утверждается, что это мясо нечисто и человек, поев его, сам становится нечист. В действительности же, дело заключается в том, что в странах, где вводился такой запрет – а это страны с теплым или жарким климатом, – в свинине содержится большое число микроскопических червей, и вы, употребляя в пищу свинину, естественно, поглощаете их вместе с мясом, так как они сохраняются даже если оно было подвергнуто термической обработке. Чтобы убить червей, эта обработка должна быть очень длительной. При обычном же способе приготовления черви не гибнут и вместе с поглощаемым мясом проникают в желудок и кишечник человека, где находят очень благоприятные условия для жизни и размножения, так что человек в конце концов очень серьезно заболевает, а иногда дело кончается даже смертельным исходом. Благоприятной средой для существования этих червей является именно свиное мясо.

Если вы все это объясните людям и таким путем попытаетесь добиться правильного отношения к употреблению свинины, то ничего у вас не получится, вас просто не поймут и не послушают, на ваши объяснения никто не обратит внимания: поскольку у этих людей нет ни малейшего представления ни о гигиене, ни о медицине, ни о какой бы то ни было науке вообще, им ваши доводы будут совершенно не интересны, они будут руководствоваться соображениями совсем иного рода: «А, вот мясо подешевле! Куплю-ка его, а там видно будет». А будет то, что через некоторое время человека, употребившего в пищу свинину, начнут мучить страшные боли в животе, он начнет худеть и будет есть все больше и больше, но толку от этого никакого не будет; в подобных случаях люди, как правило, совершенно не понимают, что с ними происходит, а происходит просто то, что их самих едят черви. Но зато если сказать им: «Не делайте этого, а то Бог рассердится на вас и накажет вас», то этого будет вполне достаточно, чтобы заставить их отказаться от употребления вредной пищи.

Еще вопросы?

(Вопрос, заданный Матери в 1929 г.:) «Кто-то сказал, что стоит “открыть двери йоге”, как немедленно сталкиваешься с множеством препятствий. Так ли это?

Это не абсолютное правило; в значительной степени это зависит от человека. Для многих людей враждебные обстоятельства возникают, чтобы подвергнуть испытанию их уязвимые места. Необходимым условием успешной йоги является душевное равновесие; оно должно быть непоколебимым, чтобы вы свободно могли двигаться вперед. Очевидно, что в этом отношении все неприятности – это испытания, которые вы должны преодолеть. Но они необходимы также и для того, чтобы избавиться от ограничений, обусловленных вашими ментальными построениями и мешающих вам открыться Свету и Истине».

(Вопросы и ответы, 19 мая 1929 г.)

Если мы начинаем свою духовную жизнь со всей искренностью, на какую только способны, то и в этом случае нам не избежать столкновения с враждебными силами и мы все-таки подвергнемся их нападению?


Конечно, причем все без исключения.


И у них может быть привлекательный облик?


Иногда это так. И случается, что как раз они-то и оказываются самыми опасными.


Как же тогда распознать их сущность?


Ну, самое простое – пойти и спросить Учителя, если он у вас есть. Это, во всяком случае, доступно каждому. Если у вас есть вера в то, что ваш Учитель – действительно настоящий Учитель, тогда вам нужно только пойти разыскать его и узнать, что с вами произошло на самом деле; и он даст вам ответ, так как у него есть для этого нужные знания и опыт.

Если же Учителя у вас нет, тогда дело немного сложнее, потому что силы эти очень разумны, сообразительны, хитры; они не станут показываться вам в таком обличье и при таких обстоятельствах, когда вы могли бы тотчас же понять, с кем имеете дело, догадаться, что перед вами – творцы всяческих бед и несчастий, носители зла, и, приняв нужные меры самозащиты, не поддаться им; вот почему чаще всего они являются под видом друга.

Если вы по-настоящему искренни, то тогда вы довольно скоро сможете по некоторым едва приметным признакам – а они и в самом деле трудноуловимы – понять, с кем имеете дело, это может быть, например, и легкая, приятная пища для вашего тщеславия, и, с другой стороны, появление сомнений в правильности избранного пути или же колебаний в отношении того, что именно вам нужно делать и как жить. Эти признаки, действительно, трудно заметить, но вам это удастся, если вы в достаточной степени искренни; особенно внимательными вы должны быть к комплиментам и любым другим попыткам так или иначе польстить вашему самолюбию. Все, что хотя бы в малейшей степени подогревает ваше тщеславие, – например, когда вы начинаете думать: «Что ж, а ведь я не так уж и плох. Все, что я делаю, я делаю хорошо. Не каждый способен вести такую жизнь, не каждый способен на такие усилия. Моя искренность безупречна» и так далее, – так вот, это самый верный знак того, что вас пытаются поймать в ловушку. Вы начинаете нравиться себе все больше и больше и в этом случае – если дело и дальше так пойдет, – можете быть покойны, вы попались. Но, конечно же, нападения могут осуществляться и по-другому, не только в таком виде. Все зависит от условий, от самого человека. Одни ловятся на такую приманку, другие соблазняются иначе, например человека начинают одолевать мысли о будущем величии: «Если я буду жить так же праведно, так же строго, я стану великим йогом. Я овладею большими силами. Я совершу много великих дел. Я буду служить Богу преданней всех, и Он одарит меня своим особым благоволением». Это очень опасное настроение. Но есть и противоположное ему – также являющееся следствием нападения сил тьмы: «А может быть, я вообще ни на что не гожусь? Имеет ли смысл прикладывать какие-то усилия? Похоже, все равно из этого ничего не выйдет. Способен ли я вообще хотя бы в какой-то степени жить духовной жизнью? У меня, скорее всего, ничего не получится. Ради каких-то несбыточных фантазий я отказываюсь от таких близких радостей жизни. Да и что я вообще такое, что я из себя представляю, в конце концов? Крупицу праха – вот и все. Стоит ли тогда трудиться, искать Бога, стремиться к Нему? А может быть, я ничего не найду и все мои труды пойдут прахом, все усилия окажутся напрасными». Такое состояние духа еще опасней, чем то, о котором речь шла перед этим. Я могла бы привести вам сотни примеров в подтверждение.

Есть только одно безупречное спасительное средство – хотя бы в какой-то степени иметь связь со своим психическим существом, однако как бы ни была тонка эта связь, она должна быть прочной, вы должны уметь чувствовать ее каждый раз, когда возникает необходимость, то есть, на самом деле, постоянно. Тогда что бы с вами ни происходило, – связано ли это с тем или иным человеком, с теми или иными обстоятельствами, – вам достаточно сопоставить это с отношением психического существа к происходящему, и вам сразу станет ясно, как нужно правильно относиться к беспокоящим вас явлениям. Если даже вы, например, испытываете, как вам кажется, совершенно бескорыстную радость: «О, наконец-то я нашел друга, которого так долго искал. Вот она, самая лучшая пора в моей жизни» и так далее в том же духе, – вы должны тем не менее все же поверить это событие в своей жизни и свое отношение к нему с помощью сознания психического; посмотрите на его отражение в «зеркале» психического, останется ли ваше состояние таким же безоблачным и чистым или же вы почувствуете легкое беспокойство, неудобство – само это ощущение может и необязательно быть очень сильным, просто вы почувствуете себя чуть-чуть неуютно. И если это так, вы тут же увидите, как исчезнет ваша первоначальная уверенность в правильности своего отношения к случившемуся! Действуя таким образом, с течением времени все чаще обращаясь к этому опыту и все лучше усваивая его, вы придете к твердому убеждению, что должны всегда слушать этот тихий голос психического, потому что он – и только он – позволяет вам узнать истину, и тогда ничто другое никогда не сможет увести вас в ложную сторону и ни при каких обстоятельствах вы не будете забывать обращаться за помощью к психическому.

Если вы начинаете свой духовный путь с полной искренностью, может случиться так, что целая лавина всевозможных неприятностей может обрушиться на вас: вы поссоритесь со своими лучшими друзьями, родные выгонят вас из дому, вы потеряете то, что, как вам казалось, приобрели, чего добились… Я вспоминаю, как сюда, в Индию, приехал человек, у которого стремление к Истине было неподдельным и сильным, и он уже много потрудился на пути к знанию, и даже приложил немало усилий в практике Йоги. Это было очень и очень давно. В те времена было принято носить часы на цепочке и было в моде иметь при себе всякие мелкие вещицы, разные безделушки. Так вот, у этого человека был маленький золотой карандашик, подаренный ему его бабкой; он носил карандашик как раз на цепочке для часов и дорожил им более всего на свете. Всех прибывающих в эти места морем – а это был, кажется, порт Пондичери, а может быть, какой-то другой индийский порт… – с корабля обычно пересаживали в небольшие лодки и отвозили на берег. Таким образом, этому человеку нужно было прямо со сходней прыгнуть в лодку. Он сделал это как-то неловко, то ли поскользнулся, то ли оступился, и, стремясь сохранить равновесие, сделал резкое движение, от чего его карандашик упал в воду и ушел прямо на дно. Сначала он очень огорчился, но потом сказал себе: «Что ж, вот оно, влияние Индии: она освобождает меня от моих привязанностей…» Подобные вещи обычно происходят с подлинно искренними людьми. В сущности, такие «беды и несчастья» – и притом в большом количестве – всегда даются именно людям искренним. И наоборот, людям неискренним внешне может быть дано очень многое, да еще обычно в самом привлекательном виде, в яркой обертке, которая их еще больше вводит в заблуждение, но все это дается им именно с той целью, чтобы однажды они смогли понять, как они ошибались в своем отношении к жизни! Когда же у человека возникают серьезные трудности, когда он постоянно сталкивается с неприятностями, это свидетельствует о том, что он достиг определенной степени искренности.

Дорогая Мать, в твоей книге сказано:

«Когда вы обращаетесь к Богу, нужно отказаться от всех ментальных схем; но вместо этого люди обычно придерживаются самых различных умопостроений в отношении Божественного и считают, что Оно должно им соответствовать».

(Вопросы и ответы, 19 мая 1929 г.)

Именно так поступают решительно все без исключения люди, это происходит постоянно. Если Божественное хотя бы в чем-то не соответствует сложившимся у вас представлениям о Нем, значит, это не Божественное. Если Божественное – в лице своих проводников или посредников – делает не то, что вы от Него ожидаете, поступает не так, как, по-вашему, должно поступать, если Оно предстает перед вами не в том образе, что вы себе придумали, и у Него нет тех особых черт, признаков, которыми Оно, по-вашему, непременно должно обладать, тогда вы не признаете Его божественность: «Я признаю тебя Божественным, если ты будешь вести себя так, как, по моему разумению, должно это делать»! Так, в сущности, рассуждают люди, хотя, естественно, они в этом и не сознаются. Могу привести вам сколько угодно примеров в подтверждение. И не найдется ни одного среди вас, кто бы неосознанно, безотчетно, не относился к этому точно так же. Это, знаете ли, вполне обычное отношение людей: «Я готов преданно служить Божественному, но Оно должно быть похожим на то-то и то-то, думать, чувствовать, вести себя и действовать так-то и так-то, и никак иначе», впрочем, список легко продолжить. При первой же возможности я покажу вам это на каком-нибудь совсем простом и настолько близком, очевидном для вас примере из вашей жизни, что вы сразу же убедитесь, что я права. Такая возможность не заставит себя долго ждать. Она представится очень и очень скоро. Вот увидите!..

«В наше время власть над деньгами находится в сфере влияния или в руках сил и существ витального мира. Именно по причине этого влияния вы никогда не увидите, чтобы значительные суммы денег служили интересам истины. Они всегда используются в других целях, потому что цепко удерживаются враждебными силами, это одно из главных средств для поддержания их господства в земном мире. Власть враждебных сил над деньгами настолько велика и безраздельна, что одна из самых трудных задач – вырвать хотя бы что-то из их рук. При любой попытке получить даже немного денег у их нынешних держателей нужно выдержать беспощадный бой».

(Вопросы и ответы, 12 мая 1929 г.)

Изменилось ли что-нибудь с тех пор или деньги по-прежнему во власти этих сущностей?


Да, пока все остается как было. Изменений к лучшему нет. Дело в том, что пока не выполнены необходимые для этого условия[6]. Поэтому не следует ожидать улучшения существующего положения вещей. Кстати, не далее как сегодня утром я жаловалась на судьбу (я говорю «жаловалась на судьбу», но это, разумеется, всего лишь оборот речи, не больше, просто я употребила его, чтобы было короче и понятней для вас), я говорила себе: «Для нашего дела нам нужно много денег – именно много, понимаете, не просто какая-то более или менее крупная сумма, а именно очень большое количество денег. Но – говорила я себе – дело ведь не в том, что в мире нет денег, как раз наоборот, их вполне хватает. Есть даже люди, у которых их так много, что те просто не знают, что с ними делать. Но совершенно ясно, что им и в голову не придет отдать хотя бы какую-то часть для Божественной Работы… И не нужно никаких оправданий, что они о ней ничего не знают, потому что если человек действительно захочет узнать что-то, он всегда найдет способ узнать. Если человек захочет найти наилучшее применение своим денежным средствам (наилучшее не потому, что таковым их считает такой-то господин или такая-то леди, а в самом деле наилучшее), то, конечно, он найдет такое дело, которое будет соответствовать этой цели. Обычно состоятельные люди, богачи, вкладывая деньги в какое-либо предприятие, всегда – за редким исключением – рассчитывают, что это принесет им какое-то – иногда даже не важно какое – удовлетворение. В любом случае, их действия должны быть заслугой в глазах окружающих, вызывать у них уважение – они дают и должны при этом получать что-то взамен. Если это не дельцы, которые пускают деньги в оборот ради получения прибыли, если это, например, богачи-филантропы, желающие способствовать прогрессу человечества, то они всегда более или менее сознательно (в большинстве случаев совершенно сознательно) хотят славы, удовлетворения своих честолюбивых желаний, своего самолюбия. Если они дают деньги на строительство школы – значит, она непременно должна носить их имя. Если на сооружение памятника – значит, где-то должно быть указано, упомянуто, отмечено, что данный памятник сооружен на средства г-на Такого-то, и так далее… Когда мы строили Голконду, одно из зданий гостиничного комплекса Ашрама, ко мне приходили люди – или давали знать через кого-то о своем желании, – предлагавшие на строительство свои деньги, но только с тем условием, чтобы в каком-либо помещении будущего здания обязательно была установлена мраморная табличка с указанием, что это помещение строилось с участием средств, предоставленных тем-то и тем-то. Я всегда в таких случаях отвечала: «Очень хорошо, мы сделаем такую табличку, но, примите мои сожаления, используем ее – как и все другие такие же – на отделку подвала!» Вот какой ответ давали мы всем, кто желал «помочь» таким образом.

Разумеется, как и всегда, существуют исключения из правила, но даже и в этих редких случаях люди не соглашались вкладывать деньги туда, где они, на самом деле, нужнее всего. Обычно это именно так. Их доброй воли хватало, самое большее, на то, чтобы предоставить средства только на понятные им цели и дела (на строительство больницы, например, или яслей), – впрочем, это вполне естественно и понятно. Так что дальше таких дел их добрая воля не простиралась. Стоило им сказать, что мы работаем над изменением человеческого сознания, что стремимся построить новый мир и именно для этого нам, в первую очередь, нужны деньги, как сразу же следовал ответ примерно в таком духе: «Ах, вот как! В таком случае, если Бог совершает эту работу, пусть Он же вам и предоставляет все средства – Ему же это ничего не стоит, моей помощи здесь не нужно и мне здесь делать нечего». Приходилось слышать и такое: «Если вы считаете себя воплощением Божественного, то тогда вы должны быть всемогущей и, значит, можете сделать все, что только захотите, зачем тогда нам что-то давать вам?» Кстати, скажите-ка, кто из вас не считает точно так же (или не придерживается похожих мыслей), что Божественное всемогуще и, следовательно, Оно может совершить все, что Ему захочется?

Что ж, займемся, так сказать, теорией и посмотрим, к чему могут привести такие взгляды. Итак, наше исходное положение – Божественное всемогуще, Оно может сделать все, что Ему заблагорассудится, и, следовательно, ни в чьей помощи не нуждается. Так вот, я утверждаю, что логическим продолжением положения – что Божественное в этом мире и в самом деле всемогуще и делает все, что хочет, – является вывод, что во всей Вселенной не существует более жуткого самодура и палача, чем такое Божественное! Потому что как назвать Того, кто, будучи всемогущим и создав тот мир, который мы видим, теперь с улыбкой наблюдает за страданиями и лишениями людей и вполне удовлетворен своим детищем?! Иначе как чудовищем такого «творца» и не назовешь, не так ли? Похожие мысли были и у меня в пятилетнем возрасте. Тогда мне часто приходило в голову, что здесь что-то не так, что есть какая-то неправда в том, чему учит людей религия о сотворении мира и о Боге. Когда вы созреете в умственном отношении настолько, чтобы понимать более общие рассуждения и объяснения, я покажу вам, как преодолеть это затруднение, это кажущееся противоречие между благим всемогуществом Бога и нынешним состоянием мира. Сейчас же вам прежде всего нужно понять, что все подобные мысли – конечно же, мысли детские. Обратимся хотя бы просто к здравому смыслу. Прежде всего, обратите внимание, что во всех этих рассуждениях вы олицетворяете Бога, то есть думаете о нем как о некотором существе, которое в своих действиях похоже на человека, потому что так вам понятней и проще думать о Нем. И вот это существо порождает некое создание (если вам трудно представить целиком сотворение мира, возьмите что-нибудь попроще, рассмотрите какую-то отдельную вещь, часть мира, жизнь, отношения людей, например), обладая при этом всей полнотой власти создать именно то, что и как оно хочет создать. И вот в этом творении – повторяю, созданном в точности так, как Ему захотелось, в полном соответствии с Его собственным замыслом и намерениями – царят невежество, глупость, злоба, страх, зависть, гордыня, прибавьте к этому также страдания, боль, несчастья, словом, всевозможные муки, так что большая часть людей признается вам, что за любой прожитый ими день едва ли найдется две-три минуты, которые можно было бы назвать радостными, а все остальное время они влачили жалкое, ничем особенным не отмеченное существование, которое не оставит в памяти ни малейшего следа, – и это вы называете творением!.. А ведь это – самый настоящий ад! Но тот, кто создал его по изъявлению своей воли, окинув его взором, молвил, что он хорош, – так, по крайней мере, говорится в некоторых писаниях, согласно которым Бог, сотворив мир таким, каков он есть, на седьмой день взглянул на него и, совершенно удовлетворенный своей работой, отошел на покой… Нет, никогда я не назову такого создателя Богом! А если он все же именно таков и есть, то тогда остается только согласиться с Анатолем Франсом, который как-то сказал, что Бог – это демиург, и притом самое ужасное и безобразное существо во всей Вселенной.

Но разрешить противоречие, о котором у нас идет речь, конечно же, можно. (Мать обращается к одному из слушающих ее детей:) Ты, знаешь, как? А ведь ты – да-да, ты – на самом деле уже способен найти верное решение! Прежде всего, заметьте, что все подобные идеи и представления, о которых мы говорим сейчас, основаны на том допущении, что, с одной стороны, имеется некая вечная сущность, именуемая Богом, а с другой стороны, имеется мир, считающийся и именуемый его творением, то есть вы полагаете, что есть два совершенно различных объекта, первый из которых создал второй, и этот второй находится в полной власти первого, изначально являясь выражением, воплощением его творческих замыслов. Вот это исходное допущение и является ошибочным. Если в поисках ответа вы пойдете глубже, вы сможете осознать, что того, что вы называете Богом, в действительности не существует отдельно от того, что вы называете его творением, что на самом деле это одно целое, вы почувствуете, что тот, кого вы называете Богом (хотя это не больше чем только слово), – это тот, кто страдает вместе с вами от мук и незнания, и в ходе развертывания вселенной он постепенно, шаг за шагом, обретает себя вновь, вновь воссоединяется с самим собой, воплощает себя в мире, который отнюдь не является какой-то точной копией первоначального изъявления его воли, не был сотворен им единолично, но является во все возрастающей степени отражением, воплощением работы объективирующегося сознания… Тогда вы будете воспринимать весь мировой эволюционный процесс как совместное движение всего сущего ко все более полному воплощению, самоосознанию знания-сознания (и все другие представления о мире уступят место этому единственно верному мировосприятию), как развитие самоосознания знания-сознания, стремящегося и приближающего к всемирному единству, которое станет полным воплощением Первосознания.

Такое восприятие разрешает то кажущееся противоречие, о котором мы говорили, но, в свою очередь, ставит перед вами уже другие вопросы.

Ибо выработать верный взгляд на мир – дело совсем нелегкое, нужны большие усилия, чтобы достичь новых высот в своем развитии и оставить то детское отношение к миру, те детские представления, когда вы, став на колени и молитвенно сложив руки, просите: «Боже мой, услышь мою молитву, сделай меня хорошим, добрым ребенком, чтобы я мог никогда не обижать маму…» Это гораздо проще, чем работать над самосовершенствованием, хотя я вовсе и не говорю, что такая молитва – это плохо. Нет, это хорошо. Но, с другой стороны, найдутся такие дети, которые посчитают возможным и даже естественным обращаться к Богу иначе: «Зачем мне просить Тебя сделать меня хорошим и добрым? Ты и так – без всяких моих молитв должен сделать меня таким. А если не сделаешь, то, значит, тогда Ты вовсе не тот добрый Боженька, о котором мне говорят старшие!» Хорошо, если ребенок от природы чист сердцем и молится по-детски просто, без всяких колебаний и рассуждений, ну а если он начинает задумываться над окружающим его миром? Тогда уже труднее сохранить чистое и простое, детское отношение к Богу. Тогда было бы неплохо, если бы рядом оказался тот, кто мог бы сказать вам: «Вместо того, чтобы зажигать свечку, становиться перед ней на колени, подобающе сложив руки, зажги лучше другой огонь в своем сердце, огонь стремления к тому, что прекраснее, истиннее, возвышеннее всего того, что тебе известно. Молись о том, чтобы завтра же ты начал работать над познанием этого, чтобы начал стремиться сделать то, чего прежде сделать был не в силах, и с каждым днем старался бы добиться большего, чем вчера». Далее, если вы начнете понемногу освобождаться от сосредоточенности только на себе, если по тем или иным причинам вы начнете осознавать, как много в мире страданий и горя, например, вы вдруг поймете, что ваш друг несчастлив, увидите и почувствуете страдания своих родных и близких, тогда в своих молитвах вы станете просить уже о том, чтобы всеобщее сознание, сознание всех людей, поднялось до того совершенства, которое должно быть воплощено, чтобы все то неведение, которое приносит миру столько несчастья, преобразовалось в просветленное знание, чтобы под воздействием света истины всякое злое намерение превратилось в стремление к добру. По мере того, как будет развиваться ваше понимание мира, будут расти ваши способности, это желание станет единственным желанием вашего сердца и вы будете делать все, что в ваших силах, чтобы оно осуществилось, тогда все эти устремления сами собой сольются в одну молитву. О чем, спросите вы, какова именно будет эта молитва? Вы будете просить Того, Кто обладает знанием и силой, превосходящими ваши, Того, Кто выше и могущественнее вас, помочь вам стать ближе к Нему, помочь вам в вашей работе над преобразованием своего существа, чтобы оно уподобилось Ему. И это будет самая прекрасная человеческая молитва!

Через пять лет, дети мои, мы с вами предпримем более глубокое и подробное изучение основ духовной жизни, поэтому предстоящие пять лет вы должны потратить на то, чтобы приготовиться к этому; пока же все, что я рассказываю вам о духовности, – не более чем капля в море, это все равно, что показать свечу, чтобы дать понятие о свете. Но, тем не менее, вы должны знать, что в наших беседах вовсе нет того вздора, который в большинстве случаев присутствует в умах и разговорах людей, впервые обращающихся к опыту, выходящему за рамки обыденной жизни. Вот, например, в этой книге, которую мы разбираем, я писала о той путанице в представлениях несведущих или мало знающих людей о духовной жизни и об аскетизме, которая заставляет отождествлять одно с другим[7], – кстати, придет время и я объясню вам также и разницу между тем, что люди обычно называют Богом, и тем, что я называю Божественным, чтобы вы не путали одно с другим, как это часто бывает.

Но об этом мы поговорим попозже.

Так, сколько у нас времени? Двадцать минут десятого, пора заканчивать.

В следующий раз мы обсудим вопросы, связанные со здоровьем и болезнями, и я думаю, мне удастся заставить задуматься и изменить свое отношение к болезни тех, кому, на самом деле, нравится болеть, хотя они уверяют себя и окружающих в обратном. Это люди, которым не хочется расставаться со своей болезнью, они привязаны к ней и по-настоящему не хотят лечиться! Я дам им средство, которое позволит освободиться от этих оков нездоровья.

22 июля 1953 г.

«Вопрос [о причинах болезни] нужно рассматривать с двух сторон. Источник болезни может быть внешним, или же болезнь возникает как следствие внутреннего состояния. Внутреннее состояние становится причиной болезни в том случае, когда в вас есть какое-то сопротивление или противодействие или что-то в вашем существе не воспринимает предоставляемую вам защиту. Иногда бывает даже, что в вас что-то почти сознательно призывает враждебные силы. Достаточно совсем незначительного подобного импульса, чтобы в одно мгновение враждебные силы обрушились на вас, и чаще всего их нападение проявляется в виде болезни».

(Вопросы и ответы, 19 мая 1929 г.)

«…что-то в вашем существе не воспринимает предоставляемую вам защиту…» Что это означает, дорогая Мать?


Я же уже объясняла это. Что тебе здесь непонятно?


Я понимаю смысл этой фразы, но мне непонятно, почему это именно так, как ты говоришь.


Ты не знаешь, что такое «часть существа»? Или ты не слышал выражения «находиться под защитой»? Или – «терять защиту»? Если вы, находясь под защитой Божественного, совершаете что-то противное Ему – это может быть сомнение, какие-то дурные мысли, недовольство Им, – вы немедленно лишаетесь Его защиты. В то же время вы недоступны воздействию враждебных сил, когда вы окружены божественной защитой, она предохраняет вас от всевозможных бед и несчастий, неприятных происшествий, так что даже когда вы частично уступаете по тем или иным причинам неведению, расплата наступает не сразу – вы еще продолжаете находиться под защитой. Если же вы все же лишаетесь ее, из-за того что не сохраняете бдительность постоянно, тогда вы становитесь уязвимой мишенью для нападения враждебных сил и с вами может случиться какая-нибудь беда.


Как же тогда живут те, кто вообще не является сознательным в этом смысле?


Вообще не является сознательным? Но здесь же, в книге, я говорю не об обычных людях, я прямо так и пишу. Обычные люди не находятся под особой защитой. Они живут по законам обычной жизни. Никакой специальной защиты у них нет. Все, что я говорю, я говорю вовсе не для них, все их понятия, устремления и действия связаны с обычной жизнью и для них не годятся все эти объяснения… А ты, видимо, думал обо всех людях, задавая свой вопрос? Нет, все, о чем я пишу и говорю, относится только к тем, кто осуществляет йогу, это совсем не для каждого.


Может ли страх стать причиной болезни?


Да, конечно. Мне, например, известен случай, когда человек заболел холерой только от того, что поддался страху и не сумел справиться с ним! Кто-то по соседству от него заболел, и это так напугало его, что он заболел сам, и не было никаких других причин, кроме одного только страха, которыми можно было бы объяснить этот случай. Это часто встречающееся явление. Например, именно страх является главной причиной распространения эпидемий. Он открывает двери любой болезни. Поэтому те, кто действительно не боится заразиться, может находиться в любых – даже самых опасных с этой точки зрения – обстоятельствах и с ним ничего не случится. Но заметьте, что в книге[8] я пишу о том, что страха не должно быть ни в уме, ни в витальной части существа, ни даже в теле, а много ли таких, кто сумел изгнать полностью страх из всех частей существа?.. Их единицы. Нужна упорная, кропотливая беспрерывная работа, чтобы избавиться от страха, который таится в самих клетках тела. Только с помощью особой дисциплины, с помощью йоги можно победить этот страх. Именно поэтому страх является одной из основных причин, способных навлечь на вас любую неприятность, вызвать даже несчастный случай, – это с достоверностью показывает опыт. Особенно если мы примем во внимание, что нет такой вещи во вселенной, которая не могла бы представлять собой потенциальную опасность в том или ином смысле, не несла бы в себе угрозу заразить вас какой-то «болезнью». Мне известен случай, когда у человека образовались раны на теле из-за своеобразного страха, который он испытал глядя на раны другого. Это были самые настоящие раны.


Что представляет собой страх ментальный, витальный, телесный и чем они отличаются друг от друга?


Это становится понятным, когда ты способен хорошо осознавать все, что происходит в соответствующих частях твоего существа. Очень просто понять и объяснить, что такое ментальный страх: его причина – ваши мысли. Когда вы сталкиваетесь с опасностью заразиться какой-то серьезной болезнью, вы начинаете думать об этом, о том, как заразна эта болезнь и что «а вдруг и я заражусь и как это страшно» и «как же теперь быть и что нужно сделать, чтобы этого не случилось…» И вот ваш ум уже объят страхом, в нем крутятся тревожные мысли: а что будет завтра? и так далее.

Витальный страх связан с чувствами и ощущениями. Представьте, что вы попали в условия, когда вам очень жарко или, наоборот, очень холодно, вас бросает в пот от одной мысли, что вы можете замерзнуть, вы испытываете другие неприятные ощущения. И вот вы чувствуете, что сердце ваше начинает биться все быстрее, вас начинает знобить, поднимается температура, кровь застывает в жилах, и вы начинаете замерзать.

Что касается физического страха, то… Он становится доступным восприятию лишь в том случае, когда вы сумели избавиться от страха первых двух видов, заметить и осознать которые бывает обычно гораздо проще. Но именно они скрывают от вас проявления физического страха, так что только освободившись от них, вы сможете понять, что такое страх тела, ощутить его. Это своего рода дрожь, мелкий трепет, проникающий в клетки и передающийся им. Но, разумеется, это совсем не то, что сердцебиение. Страх в виде мелкой быстрой дрожи испытывают именно сами клетки. Преодолеть его очень трудно. Но возможно.

На самом деле, вы, конечно же, сталкивались и с этим видом страха, например когда вам нужно было выполнить какое-то физическое упражнение, которого вы до этого никогда не делали или делали достаточно редко, тогда эта лихорадка физического страха охватывает все клетки вашего тела. Естественно, тогда тело не полностью послушно вам. Оно перестает воспринимать Силу и подчиняться Ей. Усилие воли, к которому вы прибегаете, чтобы заставить его действовать в соответствии с вашей целью, вызывает в нем своеобразное сопротивление, тело не хочет подчиняться ему и не может выполнить требуемое. Вы не замечаете этого, потому что ваше внимание полностью поглощено трусливыми мыслями, которые мелькают в вашей голове, и боязливым напряжением витальной части существа; все эти симптомы легко схватываются вашим сознанием, в то время как гораздо труднее заметить неспособность тела подчиняться вашей воле, неудовлетворительное состояние тела, его противодействие, неподчинение. Вообще в спорте (в любых его видах, в любых соревнованиях) существует любопытное явление – и вы сами с вашими друзьями, наверняка, замечали его, – когда наступает время соревнований, одни показывают лучшие, а другие худшие, чем обычно на тренировках, результаты, бывает даже так, что тех, у кого на тренировках все получается очень хорошо, во время соревнований вдруг словно паралич охватывает и они неспособны выполнить то, что без особых затруднений выполняли на тренировках. Они выступают намного хуже, чем могли бы. Причина все та же – мелкая лихорадочная дрожь физического страха. Ваш организм частично выходит из-под вашего контроля. Вы уже не являетесь полновластным хозяином своего тела, потому что он подчиняется уже не вам, а иной силе, что и показывает эта бьющая вас дрожь… Заметьте, речь здесь, естественно, не идет о тех, у кого сумбур в голове и кого легко повергнуть в полное смятение чувств и мыслей. Пока они не научатся хотя бы в некоторой степени преодолевать это состояние, им лучше не выступать на больших соревнованиях. Я сейчас говорю о таких, кто умеет в той или иной мере управлять собой, кто регулярно тренируется, но на соревнованиях у них все получается хуже, чем обычно. Это происходит из-за потери восприимчивости организма к воздействию вашей воли, когда его клетки охвачены этой своеобразной – мелкой и частой – лихорадкой, которую вы не замечаете, но которая является действительной причиной вашей беспомощности. Она и мешает телу полностью воспринимать Силу.


Являются ли болезни проверкой наших действительных достижений в йоге?


Проверкой? Вовсе нет.

Ты хочешь сказать, что болезнь намеренно, с умыслом дается тебе для того, чтобы ты мог улучшить свои способности на пути йоги? Конечно же, это не так. Но мы можем, поменяв местами в этой мысли причину и следствие и несколько обобщив ее, сказать, что есть люди, чье стремление настолько непоколебимо, чья воля достичь все больших высот в самосовершенствовании настолько всепоглощающа, что они используют каждое явление, событие своей жизни как средство для достижения своей главной цели. Я знала людей, которые относились ко всякой своей болезни как к проявлению Божественной Милости, посылающей им это испытание для того, чтобы помочь им в движении по пути. Они рассматривали случившееся как хороший знак, потому что теперь у них появлялась возможность найти причину болезни, а значит, какой-то изъян в себе, избавившись от которого можно было бы не только вылечиться, но и сделать шаг вперед в своем развитии. Я знала несколько таких людей и, надо сказать, их внутренний рост был ошеломляюще быстрым. Но, с другой стороны, встречается и прямо противоположное отношение к болезни, когда люди не только не используют ее как средство улучшить, укрепить какие-либо свои способности, но, напротив, безвольно покоряются ей. Что ж, тем хуже для них же самих. Вы должны воспитывать в себе именно правильное отношение к болезни, вы должны говорить себе, если уж заболели: «Коль скоро это произошло, значит, что-то не так, что-то не в порядке во мне самом, и я должен обязательно выяснить, в чем тут дело». У вас не должно быть и мысли о том, что Божественное преднамеренно посылает вам болезни. Если бы это было так, то означало бы, что Божественное обладает вполне развитыми садистскими наклонностями, а это, разумеется, нонсенс!


Пусть так, но все же в воде, например, есть микробы, и разве они не могут стать причиной болезни?


Поверь мне, что люди, относящиеся к болезни как к какому-то неотвратимому року, обычно находятся в таком состоянии – физически, витально и ментально, – что могут заболеть, даже не употребляя воды с микробами! Их существо находится в расстроенном состоянии, физическое существо, по крайней мере. Я не говорю об их внутреннем состоянии, возможно, оно вполне удовлетворительно, – впрочем, если это так, человек способен оказать достойное сопротивление всем болезням. Но я наблюдала и совсем противоположный пример. Я собственными глазами видела, как жители одной из здешних деревень, за неимением другой возможности, пили воду, которая не только не была пригодна для питья, но которую и водой-то было назвать нельзя, это была просто грязь. Такая желтоватая жижа, в которой коровы принимали «ванны», и не только ванны, но и все прочее… Люди использовали это место как брод, то есть прямо с дороги, как есть, заходили в эту «воду». Туда же бросали всякий хлам, отходы и мусор, – чего только там не плавало. И вот я сама видела, как местные жители входили в эту… как я уже сказала, грязно-желтую жижу – все же какое-то количество воды в ней, понятно, было, – хотя назвать эту грязь водой язык не поворачивается, но вы очень хорошо знаете, что я имею в виду – это была просто желтоватая жижа; так вот, они наклонялись, набирали ее в ладони и пили. Некоторые даже не дожидались, пока осядет поднятая со дна муть. Среди них были люди, которые знали, как очистить воду, например, с помощью определенных видов растений, так что если еще дать ей потом отстояться некоторое время, ее можно было сделать почище. Другие ничего этого не знали и пили прямо то, что могли зачерпнуть. Когда я узнала, что вся округа охвачена эпидемией холеры, я поинтересовалась, жив ли еще хотя бы кто-то из той деревни, хотя бы один человек, в ответ мне сказали, что там не было ни единого случая заболевания. Люди привыкли к этой «воде», и у них выработался иммунитет. Однако, если бы хоть кто-то из них вдруг заболел, могли бы умереть и все остальные – от страха, страх сильно ослабляет защитные способности организма, а преодолеть страх эти люди вряд ли смогли бы: народ достаточно темный. Однако даже не материальные условия жизни этих людей поражают своей «нечеловечностью», а некоторые их моральные принципы и их фанатичная преданность этим принципам.

Вы, например, знаете, что садху стремятся жить духовной жизнью, невзирая на окружающую нечистоту, и не только не заботясь о личной гигиене, но, напротив, используя всевозможные неудобства как одно из средств для достижения духовных целей. Они живут в совершенной грязи, но при этом не болеют. Главная причина их неуязвимости для болезней – вера, а также то обстоятельство, что они добровольно, свободно и самостоятельно избрали такой образ жизни, свой путь. Их моральные принципы достойны восхищения… Я, конечно, говорю о тех, кто искренне следует им, а не о разных подражателях и лицемерах. О тех, кто, действительно, обладает настоящей верой. Для них главное в жизни не тело, а душа. Но, тем не менее, они остаются неуязвимы для болезней. Часто их аскеза (в частности, практика асан) приводит к тому, что теряется подвижность конечностей – рук или ног или же этот недуг постигает какую-то иную часть тела. Есть случаи полной потери способности двигаться, так что любой другой на их месте просто не выжил бы, но поддерживаемые своей верой и стремлением к святой цели, они живут, их укрепляет и помогает им жить сознание, что они свободно и добровольно избрали свой путь и так же свободно и добровольно идут по нему.

Эти примеры показывают, что внутреннее состояние намного важнее любых – даже самых, казалось бы, невыносимых – материальных условий. Вот вы, например, если бы оказались в окружении людей очень тщательно соблюдающих личную гигиену, то если бы, скажем, три дня не помылись, вы бы заболели. Нет-нет, я не призываю вас упражняться жить в грязи! Потому что наш путь – это путь йоги, а не путь садху. А это разные пути. Поскольку тело также должно участвовать в нашей работе, мы должны принимать все необходимые меры, чтобы поддерживать его здоровым, крепким, годным для достижения наших целей. Я рассказала вам о садху только для того, чтобы показать, насколько нравственные правила, если им следовать с верой, могут быть выше любых материальных условий. В любых обстоятельствах, бесспорно, ваше внутреннее состояние гораздо сильнее.

С другой стороны, нельзя упускать из виду и вред такого рода аскезы для тела, который наносят ему эти люди, сознательно мучая его; если бы то же самое над ними стал проделывать кто-то посторонний, а не они сами, на какое негодование и протест он бы натолкнулся, он был бы самым настоящим чудовищем в глазах своей жертвы. Ну а здесь и жертва и палач сосуществуют в одном лице, ибо таков был добровольный выбор самого этого лица. И человек вполне в состоянии переносить всевозможные истязания и пытки, потому что подвергает им себя по своей воле; во многом этому способствует также постоянно испытываемое чувство мелкого тщеславия от того, что он делает нечто «великое» (и уже многое сделал) из одной только любви и стремления к Богу и жизни в Нем!

Еще вопросы? Вижу, что пока вопросов нет.

Тогда давайте поговорим вот о чем. Сегодня я вспомнила, что как-то обещала вам подробнее рассказать о болезнях, и сделала небольшие заметки… Я знаю, что, несмотря на то, что я писала и говорила об этом уже не раз, среди вас найдутся все же те, кто снова заведет разговор о микробах и о том, что заразиться можно даже и в том случае, когда человек не боится этого, потому что не думает об этом, как в том примере с жителями деревни, пившими грязную воду. Им я отвечу, что не думать – это еще не все, и даже далеко не все, существует множество других причин заражения. Поэтому сейчас я попробую привести вам более подробные объяснения по своим заметкам. (Мать смотрит на листок бумаги.)

Прежде всего давайте вспомним – об этом я постоянно вам говорю, – что любая болезнь, повторяю, любая, без исключения, болезнь – это следствие нарушения определенного равновесия в вашем существе. Эти нарушения могут быть самыми разнообразными, и поэтому они чрезвычайно многочисленны… Сначала поговорим о теле, пока оставим в стороне болезни нервной системы, относящиеся к витальному плану, и умственные расстройства, относящиеся к ментальному плану. Об этом речь пойдет дальше. Будем говорить только о теле. И в этом случае также, в полном соответствии с тем, что я только что сказала, всякая болезнь (можно даже добавить – и всякий несчастный случай) наступает из-за определенного нарушения равновесия. Другими словами, если все ваши органы, все части тела действуют слаженно, вы вполне здоровы физически. Если же эта слаженность хотя бы совсем немного нарушается, немедленно наступает заболевание, оно может быть как очень легким, так и весьма серьезным или даже тяжелым, кроме того, нарушение может быть причиной несчастного случая. Вот к чему приводит всякое нарушение внутреннего равновесия в организме.

Но полное равновесие в существе предполагает равновесие не только в физической его части, но также и в витальной и ментальной. Только при этом условии, когда достигнуто это тройное равновесие, – причем оно означает не просто равновесие в каждой из частей существа по отдельности, но равновесие в их взаимосвязи, – вы обладаете полным и совершенным иммунитетом, который позволяет без вредных последствий находиться в любой опасной обстановке, избежать несчастного случая… Если бы вы были немного знакомы с комбинаторикой, вам можно было бы легко объяснить, как много взаимосвязей – в существе – должно поддерживаться в равновесии! И как же трудно это дается! В этом – ключ к решению всей проблемы. Дело в том, что число возможных взаимосвязей огромно, а следовательно, и причины болезней, как и возможности возникновения несчастных случаев, чрезвычайно многочисленны. Поэтому для лучшего понимания мы попытаемся произвести определенную классификацию расстройств.

Прежде всего рассмотрим болезни тела, пока одного только тела. Возможны два вида физических расстройств: функциональные и органические. Не знаю, представляете ли вы себе разницу между ними, поэтому коротко остановлюсь на этом. Ваше тело состоит из различных органов и частей, это нервы, мышцы, кости и так далее. Таким образом, если сам по себе тот или иной орган по каким-то причинам не в порядке, это – органическое расстройство, и мы говорим: у человека такой-то орган больной, или имеет неправильное строение, или не находится в нормальном состоянии, или он травмирован вследствие несчастного случая. Это тот случай, когда поражен какой-либо орган в отдельности. Но бывает и так, что сам по себе орган, даже все органы по отдельности вполне здоровы, тем не менее человек болен; это происходит потому, что нарушено взаимодействие органов, их совместное функционирование. У вас, например, может быть вполне здоровый желудок, но вдруг неожиданно что-то происходит и он перестает нормально работать; то же самое можно сказать и в отношении вообще всего тела: само по себе оно может быть в прекрасном состоянии, хотя по каким-либо причинам и будет функционировать неудовлетворительно. В этом случае причина болезни – функциональное, а не органическое расстройство.

Обычно болезни, обусловленные функциональным расстройством, лечатся гораздо быстрее и легче, чем болезни органического характера. В этом случае дело обстоит несколько серьезнее. Иногда эти болезни приобретают очень тяжелую форму. Таким образом, зная, что существует два рассмотренных нами вида болезней, для лечения какого-либо своего собственного заболевания вам нужно уметь разбираться, к какому виду оно относится, а для этого нужно уметь определить, каким именно расстройством оно вызвано, но вам будет легко это сделать, если вы хотя бы немного изучили свое тело и привыкли постоянно наблюдать за своим физическим состоянием.

Чаще всего у детей и у молодых людей расстройства носят чисто функциональный характер, при условии, конечно, что они ведут правильный образ жизни. Только у немногих из них или из-за несчастного случая, или какого-то предродового расстройства в организме имеются нарушения, которые вылечить гораздо труднее (хотя они вовсе не являются неизлечимыми, теоретически неизлечимых болезней нет, но в этих случаях лечение дается труднее). Теперь давайте разберем, как и почему возникают сами расстройства. Сразу же скажу: причин великое множество, ведь они могут быть как внутреннего характера – то есть индивидуальные, их источник – непосредственно вы сами, так и внешнего, то есть могут быть связаны с окружающей обстановкой. Таким образом, мы имеем два разряда причин.

Начнем с внутренних.

Мы уже говорили, что тело состоит из многих органов и частей: это и легкие, и мозг, и сердце, и печень и так далее. Если каждый из органов работает нормально, выполняет свое назначение и если все органы вместе в каждый отдельно взятый момент времени работают как единый, слаженный и полностью исправный механизм (заметьте, как пришлось бы нам трудно, если бы специально нужно было все время заботиться, постоянно думать об исправности этого механизма; вряд ли вам удалось бы постоянно, ни на мгновение не допуская никаких сбоев, поддерживать его в порядке! – к счастью, этого не требуется и нам не нужно задумываться об этом), итак, если все органы, как хорошие друзья, работают в полном согласии друг с другом, каждый полностью справляется со своими обязанностями, исполняет их в положенное время, в строгом соответствии с работой всех остальных, не выбиваясь вперед, но и не отставая, не торопясь, но и не запаздывая, то тогда весь ваш организм в отличном состоянии, работает превосходно и вы чувствуете себя прекрасно! Предположим теперь, что какой-то из друзей-работников по тем или иным причинам не в настроении: он не желает работать в полную силу, то есть начинает капризничать именно тогда, когда ему как раз нужно как следует трудиться. Не думайте, что дело кончится только заболеванием одного из участников, – его болезнь обязательно отразится на работе всего целого и вы почувствуете определенное недомогание. Оно может усилиться, если, по несчастью, к нему добавится какое-либо расстройство витальной части существа: отчаяние, например, вообще слишком сильное проявление какого-то чувства, острый приступ какого-то желания, вообще любое переживание, нарушающее нормальное состояние, естественное спокойствие витального существа. Если к тому же вы допустите умственное смятение, не сможете воспротивиться мрачным мыслям, станете рисовать в своем воображении ужасные картины, создавая мыслеформы, связанные со всевозможными несчастьями и бедами, то тогда, без всякого сомнения, болезнь поразит все ваше существо в целом… Теперь вы можете представить себе весь этот сложный механизм возникновения болезни, когда едва заметное нарушение в какой-либо одной части вашего существа по цепочке заражает связанные с нею остальные части, что и приводит к таким серьезным последствиям для всего организма в целом. Вот почему так необходимо понимать свое состояние и уметь управлять им, чтобы быть в состоянии немедленно вмешаться в самом начале и прервать нежелательное развитие событий. Для этого нужно чувствовать и ясно осознавать, как работает каждый ваш орган, чтобы, если в работе какого-то одного из них начнутся сбои, суметь внушить ему необходимость привести себя в порядок, в нормальное состояние. Ему нужно прочитать целое наставление (я потом подробно объясню вам, как это делается), здесь подход такой же, как в воспитании детей. Если у них появляются нездоровые причуды (скажу, пожалуй, об этом несколько слов прямо сейчас), нужно убедить их, что в таком состоянии работа не делается, показать, как должно быть, как правильно, и заставить выполнять. Предположим, например, у вас вдруг начало сильно биться сердце; вы стараетесь успокоить его, вы говорите ему, что это неправильно, уговариваете так не делать и одновременно (чтобы помочь ему) вы начинаете глубоко и ритмично дышать, и, можно сказать, ваши легкие становятся воспитателем и наставником сердца и обучают его, как надо правильно работать. Точно так же следует поступать и со всеми остальными органами, и таким образом можно избавиться от любого другого расстройства. Я могла бы привести сколько угодно примеров.

Итак, мы ведем с вами разговор о нарушении связной работы, слаженного взаимодействия различных частей человеческого существа. Об этом я только что вам рассказала. Но кроме рассмотренных нарушений во взаимодействии органов, между ними возможны еще и конфликты. Так сказать, своего рода ссоры. Внутренние разногласия. Например, можно взять такой частый случай, когда одна часть вашего существа нуждается в отдыхе, а другая в то же самое время жаждет деятельности. Как здесь быть, как уладить положение? Ведь между этими частями начинается настоящая борьба. И если вы уступите одной стороне, вторая начнет бунтовать! Так что вам нужно найти золотую середину, то есть некое промежуточное решение, удовлетворяющее и примиряющее ту и другую. Если теперь мы примем во внимание присутствие в человеческом существе, кроме физической, еще и витальной и ментальной составляющих (я даже не говорю о мыслящем рассудке и собственно витальном существе, я имею в виду ментальную и витальную части тела, так как существует физическое витальное и физический разум; кстати, именно этот физический разум – в рассматриваемом нами вопросе самая неудобная, «несговорчивая» часть существа, с ним труднее всего справиться, он очень и очень упрям; упорно держится привычного образа существования, так что остановить его обычную деятельность, обычную реакцию очень трудно), так вот, если раздор возникает сразу между всеми этими тремя частями – ментальной, витальной и физической, – ваше существо превращается в настоящее поле битвы, и это обстоятельство может стать причиной всевозможных заболеваний. В вас происходит жестокая борьба. Одна часть хочет того, чего другой совсем не хочется, они воюют друг с другом, а вы испытываете сильное внутреннее смятение, возбуждение. Это лихорадочное состояние (обычное явление в данном случае), своего рода внутренняя дрожь, из-за которой вы уже не можете вполне управлять своим организмом. В большинстве случаев тело становится уязвимым для заболеваний из-за того, что происходит прежде всего утрата спокойствия, переход из спокойного в возбужденное состояние. Эта своеобразная внутренняя дрожь постоянно усиливается, так что вы уже начинаете чувствовать, что вам с ней не справиться, не унять ее, не восстановить прежнее уравновешенное состояние. Поскольку непосредственно этого вам сделать не удается, в этих случаях самое первое дело – понять, в чем суть этой внутренней войны, выяснить ее причину и найти способ примирить воюющие стороны.

Итак, мы на примерах разобрали, что такое функциональные расстройства.

Но существуют и другие виды нарушений и расстройств, которые составляют часть той группы заболеваний, о которой мы уже говорили. Случается так, что стремление человека к Божественному (сейчас мы, естественно, говорим о тех, кто занимается йогой или, по крайней мере, кто имеет представление о духовной жизни и стремится к ней) главным образом сосредоточено в какой-то одной из частей его существа – ментальной, витальной или, иногда, это может быть даже и в физической – именно этой частью вы осознали свою высшую цель, она – главный источник вашей устремленности, она обладает наилучшими качествами, наиболее развитыми свойствами для движения по духовному пути, она лучше всего способна воспринимать нисходящие силы и потому очень быстро происходит ее духовное совершенствование. Другие же части вашего существа или не могут развиваться так же быстро, или вовсе противятся этому (что, конечно, хуже всего), дело в том, что может оказаться и так, что в некоторых частях есть зачатки стремления, порыв к совершенствованию, но нет нужных качеств, они еще не созрели. Таким образом, в вашем существе, с одной стороны, есть тяга ввысь, с другой – косность и консерватизм в том или ином виде. Таким образом, в человеческом существе возникает очень сильный дисбаланс, который обычно проявляется в виде какой-то болезни, потому что это резкое различие в состоянии разных частей вашего существа порождает сильное внутреннее напряжение: одни устремлены и движутся вперед, другие или не способны к этому, или не желают расставаться с привычным состоянием, противятся любым изменениям. Вы переживаете невероятный внутренний разлад, который, в конце концов, и приводит к заболеванию.

Но иногда наблюдается в определенном смысле и обратная картина. Все ваше существо в целом легко и быстро движется к совершенству без отставания отдельных частей, связь, согласованность между ними, ваша внутренняя цельность постоянно возрастают, вы уже достигли высоких результатов, считаете свое состояние превосходным и благоприятным для последующего роста, и вот, когда все, по вашему убеждению, идет так хорошо и дальнейший путь видится вам победным шествием, вас вдруг… пожалуйста, вас вдруг совершенно неожиданно поражает болезнь. Вы в полном недоумении: «Как же так? У меня все было так хорошо, я достиг так многого и вот – заболел! Но это же несправедливо!» Но все произошло, оттого что в вашем существе не было настоящей цельности сознания. В одной из его частей еще сохраняется какой-то элемент, возможно, совсем небольшой элемент сопротивления общему развитию. Чаще всего – в витальной, но это может быть и крохотная ментальная формация, тормозящая движение целого; наконец, причиной может стать проявление присущей телу инертности, какой-то элемент физического существа, который не обнаруживает ни малейшей склонности к какому бы то ни было изменению, упорствует в своей приверженности во что бы то ни стало сохранить все как было. Своевольно обособляясь, он стремится увлечь за собой и все ваше существо, задерживает ваш духовный рост и поэтому, даже несмотря на всю кажущуюся незначительность этого препятствия, оно вызывает общее расстройство целого, что, в конце концов, проявляется в виде болезни. И вы говорите себе: «Как все-таки жаль, все шло так хорошо, так гладко, а теперь – такая несправедливость! Воистину нет правды и в высших сферах, не так уж и добр этот Бог!.. Я смог добиться таких успехов, и Он должен был защитить меня от болезни!..» Подобные случаи – тоже не редкость.

Нужно знать еще одну возможную причину заболевания. Вы идете по пути йоги со всем возможным старанием и продвигаетесь вперед в соответствии с вашими способностями. Вам говорят: «Будьте открыты, и вы сможете усвоить силу, которая вам дается». Вам говорят: «Будьте стойки в вере, не изменяйте главной цели, и у вас всегда будет защита». И в самом деле, Сознание, Сила, Защита – всегда с вами, вы окружены ими, вы как бы погружены в этот спасительный океан, но вы получаете столько, сколько позволяет вам вместить ваша вера, восприимчивость, открытость, вам дается соразмерно вашей готовности, способности принять и усвоить, эта поддержка помогает вам сохранять правильное – то есть наилучшее для практики йоги – состояние существа и справляться с различными внутренними расстройствами всякий раз, когда они возникают, восстанавливая это состояние. Эта поддержка в то же время защищает вас от возможных нападений враждебных сил извне, оберегает от несчастных случаев и их губительных последствий. Но если в вашем существе – в теле, витальном, в уме, во всех этих частях одновременно или всего лишь в одной из них – есть хотя бы малейший недостаток в восприимчивости к воздействию нисходящей Силы, то для всего существа в целом это – как песчинка, попавшая в сложный механизм. Если в тонкий, хорошо отлаженный механизм, когда весь он в целом, как и каждая его часть в отдельности, работает безупречно, попадает всего лишь какая-то песчинка (именно песчинка, много не требуется), вся работа механизма моментально нарушается и он останавливается. Точно так же действует на состояние вашего существа малейшее отсутствие восприимчивости; если что-то в существе не способно принять, усвоить получаемую Силу, совершенно недоступно ее воздействию (зрительно это можно сравнить с маленьким черным пятнышком, крохотной, но в то же время очень твердой частичкой, отторгающей Силу – то ли по неспособности, то ли по нежеланию вместить ее – и полностью непроницаемой для Нее), в существе сразу же возникает сильнейшее расстройство и вы наблюдаете, как его, казалось бы, ничем не омрачаемое, все более и более ускоряющееся развитие вдруг наталкивается на неожиданное, по-вашему, препятствие в виде болезни, она сваливается на вас тем более неожиданно, что вы как раз накануне чувствовали себя просто прекрасно, все части организма функционировали в полной гармонии друг с другом, все было отлично и жаловаться было просто не на что. Еще вчера вас посетила новая, расширяющая ваш внутренний кругозор идея, еще вчера вы почувствовали прилив свежих сил, получили в ответ на свое горячее стремление новое нисхождение Божественной Силы, пережили глубокий внутренний опыт, раскрывший перед вами новые духовные возможности, принесший вам новое знание, вселивший, наконец, в вас уверенность, что и дальше все пойдет так же быстро и удачно и все, все будет хорошо… И вдруг сегодня – вас поражает болезнь. Вы никак не можете понять, в чем дело: «Как же так, неужели такое могло случиться? Это же просто немыслимо! Этого не должно быть». Но произошло именно то, о чем я только что говорила: в механизме – то есть в вашем существе – оказалась песчинка – частица мрака, неведения, отвергающая даруемый вам Свет и Силу, и немедленно «механизм» вашего существа вышел из строя. Причем в этом отношении достаточно самой малости, чтобы вызвать болезнь. Итак, мы видим, насколько многочисленными могут быть причины возникновения болезней, симптомы которых могут неожиданно проявиться, казалось бы, даже в самых благоприятных обстоятельствах. Их великое множество, этих причин, и это понятно; если мы примем во внимание, что общее состояние организма определяется разнообразными и меняющимися свойствами и состоянием отдельных его многочисленных элементов, то увидим, что количество сочетаний отдельных элементов очень велико, так что болезнь может вполне оказаться результирующим состоянием и для того, чтобы излечить ее, нужно разобраться, что происходит в вашем существе, найти подлинную причину болезни, а не кажущуюся – в виде каких-то там микробов. Дело, ведь, совсем не в них. Это доказывает хотя бы тот факт, что одни и те же лекарства, рекомендуемые врачами против определенной болезни (да простят меня медики, впрочем, надеюсь, их нет здесь) в одних случаях дают положительные результаты, излечивают больного, тогда как в других приводят к резкому ухудшению болезни! И никто не может сказать почему… Однако я, пожалуй, могу это сделать. Возникновение болезни ни в коем случае не может быть объяснено одними лишь физическими процессами. Они лишь внешнее выражение неблагоприятных явлений, расстройств, возникающих на других планах существования; прежде всего поражаются более высокие, чем физическая, части вашего существа – именно здесь нужно искать действительные причины болезни, и если вам не удастся обнаружить эти расстройства и исправить их, болезни не избежать, вы не сможете предотвратить ее. Но выявление подозрительных участков требует очень больших оккультных знаний, так же как и глубокого понимания внутреннего состояния человеческого существа.

Итак, мы очень коротко, бегло рассмотрели внутренние причины происхождения болезней. Но существуют также и внешние причины, которые, примешиваясь к первым, еще более осложняют картину возникновения и протекания болезни, а следовательно, и ее лечение.

Если бы вы постоянно находились в дружелюбной обстановке, способствующей вашему духовному росту, полностью благоприятной для вашего развития, в атмосфере всеобщей благожелательности, то в случае заболевания причину его, очевидно, следовало бы искать только в себе. Но в нашем мире, где все так тесно взаимосвязано, подобное порождает подобное и часто внутри вас – то же самое, что и снаружи, и ваши недостатки и болезни – это отражение пороков и болезней окружающего мира. С помощью определенных усилий вы возможно и сумеете в известной мере добиться устойчивого, гармоничного внутреннего состояния, но окружать-то вас по-прежнему будут всевозможные коллизии, неустройства, хаос. И если вы не сумеете отгородиться от мира своего рода башней из слоновой кости (что, кстати говоря, не только достаточно трудно, но и не всегда полезно), вы неизбежно будете испытывать воздействие извне. Постоянно будет происходить взаимообмен: вы будете вынуждены что-то отдавать миру и неизбежно что-то принимать от него, процесс естественный, как дыхание: выдыхая, вы отдаете миру что-то свое, а при вдохе что-то из него забираете. Понятно, что вы будете подвержены вторжению невероятной смеси самых разнообразных влияний, в этом смысле можно сказать, что нет такой вещи, которая не заражала бы вас своим влиянием, вы погружены в океан, в гигантский поток непрерывно сменяющих друг друга вибраций и сами являетесь их источником: к вам приходят вибрации от окружающих вас людей и явлений, а они испытывают воздействие вибраций, исходящих от вас. Приходящие к вам вибрации чрезвычайно разнообразны и сложны, используя уже известные нам понятия и термины, мы можем выделить среди них ментальные, витальные, физические вибрации, но, конечно, есть и множество других. Итак, любой из вас является участником непрекращающейся игры вибраций: получает – отдает, получает – отдает. И даже если среди них при каких-то обстоятельствах, в какой-то момент почему-либо нет прямо враждебных, непосредственно наносящих вам вред, все без исключения вибрации, как я уже говорила, «заразны» и в той или иной степени вы получаете «заражение» от любой из них. Особенно, если мы учтем, что все окружающее нас пронизано вибрациями: с чем бы вы ни сталкивались в жизни – будь то вещь, явление, событие, – все обладает своими особыми вибрациями, то есть вы постоянно «облучаемы» различными вибрациями и в вас проникает та или иная доза этого облучения, вызывая соответствующие последствия, изменения в вашем состоянии, в вашем существе. Ну, например, на ваших глазах произошел какой-то несчастный случай – в вас немедленно проникает определенная часть вибраций (в зависимости от вашего состояния), источником которых стало это событие. Если вы отличаетесь особой чувствительностью, повышенной восприимчивостью и не смогли при виде неприятных последствий происшествия справиться с охватившим вас страхом или отвращением (хотя это одно и то же: отвращение – это эмоциональное выражение физического страха), то ваше психологическое, эмоциональное состояние, ваше настроение может отразиться и на вашем физическом состоянии. Вам, разумеется, могут сказать, что подобная чрезмерная впечатлительность – это не что иное, как самая обычная слабонервность, просто у этих людей не в порядке нервная система. Но это далеко не всегда так. Точнее будет сказать, что это люди с повышенной витальной восприимчивостью, которая совсем не всегда является доказательством низкого уровня духовного развития человека. Напротив! По мере того как вы продвигаетесь в своем духовном развитии, ваша нервная система приобретает все большую и большую восприимчивость, особую сверхчувствительность, однако если при этом вы отстаете в умении управлять своим состоянием, если витальная восприимчивость растет быстрее, чем ваша способность к самоконтролю, то в этом случае вы становитесь уязвимы для разного рода неприятных происшествий.

Но все было бы гораздо легче и проще, если бы рассмотренная нами причина появления расстройств была единственной. К сожалению, это не так.

К несчастью, в мире присутствует и злая воля, и это присутствие выражается во множестве ее проявлений, одни из которых, наиболее безобидные, являются следствием простого неведения и невежества; другие – с ними приходится считаться значительно больше, чем с первыми, – это открытые проявления злонамеренности и, наконец, самые грозные проявления злой воли – это те, носителями которой служат антибожественные силы. Все это окружает вас и оказывает на вас свое воздействие (говорю вам об этом, конечно же, не для того, чтобы напугать вас – вы должны были бы уже как следует усвоить, что бояться не нужно никогда и ничего, – но от этого никуда не уйти и, наверно, лучше будет вам знать об этом). Легко понять, что в одних случаях нападение сил зла может осуществляться через переносчиков, которые сами по себе могут и не питать никакого злого умысла и не по своей воле стали орудиями в руках темных сил, ничего не подозревая, они становятся разносчиками этого заразного влияния. Но атаки могут быть и умышленными, целенаправленными. Когда у нас недавно был разговор о ментальных формациях, мы отмечали, что эти формации могут создаваться и злыми людьми с целью причинить вред кому-либо, то есть речь идет о тех, кто стремится сознательно творить зло. Некоторые идут еще дальше в этом пагубном, черном деле.

Есть в оккультном знании порочное направление, царство и наука искаженных, извращенных истин, называемая черной магией, куда ни в коем случае не следует и пытаться проникнуть, вообще иметь с ней какое-то дело. Но среди человеческих существ находятся такие, кто пытается освоить эту искаженную ложную «премудрость» и ее приемы только из одной непреодолимой склонности, удовольствия, из наслаждения творить зло. И не нужно думать, что черная магия это просто ловкий обман, мошенничество, суеверие, она действительно существует. Есть мастера в этом ремесле и, пользуясь им, они достигают поистине жутких «успехов»… Понятно, что если вы сумели выработать в себе нужное бесстрашие, если, к тому же, вы находитесь под защитой высших сил, вы в недосягаемости для темных чар. Но все это так лишь в том случае, когда налицо все эти «если», когда соблюдаются все эти условия, когда ваше состояние отвечает определенным требованиям, так что стоит их нарушить – и последствия могут быть очень серьезными. Если вы открыты поддерживающей Силе, если вы чисты, тогда вы, в сущности, непобедимы, и кто бы ни насылал на вас удары, они рикошетом вернутся к нему обратно, с той же неизбежностью, с какой отскакивает от стенки брошенный в нее теннисный мяч, и с той же самой силой, с какой они были направлены, а иногда даже и с еще большей. Таким образом, они сами наказывают себя тем же самым, что замышляли против вас. Но, само собой разумеется, такой благоприятный исход событий будет целиком зависеть от внутреннего состояния человека, против которого направлены силы черной магии, от его внутренней силы и чистоты, от его причастности Высшей Силе… За свою жизнь я не раз была свидетельницей случаев, когда черная магия терпела крах в столкновении с настоящей духовной силой. Но, как мы уже говорили, чтобы суметь оказать достойное сопротивление, чтобы отразить такие нападения, нужно быть бойцом, духовным воином в витальном мире. Тот, кто искренне совершает йогу, непременно им должен стать, и тогда темные силы не смогут причинить ему вреда. Одно из самых важных условий для достижения этих высоких воинских качеств – никогда не позволять себе никаких дурных намерений, никаких злых мыслей по отношению к кому бы то ни было. Ибо, если вы питаете какие-то дурные чувства, намерения, помышления, в своем сознании вы опускаетесь до уровня тех, кто прибегает к черной магии, а это означает, что вы становитесь уязвимы для их ударов.

Но давайте остановимся на этом, не будем дальше углубляться в эту крайне опасную область, а рассмотрим также и другие явления оккультных сил. В земном поле, в земном пространстве присутствует большое количество сравнительно мелких сущностей, которых вы не замечаете из-за недостатка оккультного видения, но которые, тем не менее, существуют рядом с вами и оказывают на вас свое влияние. Среди них встречаются как вполне дружелюбно настроенные, доброжелательные, так и очень злобные твари. Обычно они представляют собой фрагменты распада более крупной витальной сущности или витальных существ людей, так как в большинстве случаев при таком распаде образуется множество фрагментов, а если еще учесть и многочисленность самих этих распадов, то можно сказать, что нас окружает большая, но в целом не слишком приятная компания этих сущностей. Хотя, как я уже сказала, и среди них встречаются, можно сказать, доброжелательные, расположенные к нам представители, старающиеся порой по-своему даже услужить, помочь нам. По-моему, я вам как-то рассказывала, как однажды эти милые малютки целой толпой тянули меня за сари к закипевшему молоку, давая понять, что оно вот-вот перельется через край, если я не сниму его с огня. Но далеко не все из них так дружелюбны. Среди них есть любители устраивать мелкие гадости, гнусные сценки. Большую часть времени они проводят вблизи различных неприятных происшествий, включая самые обычные мелкие случаи. Они притягательны для этих сущностей столкновением различного рода сил, которыми обычно сопровождаются происшествия; толпы людей, разнородная смесь, кипение страстей, эмоций, все это им очень по нраву. К тому же такие ситуации являются источником пищи для них, потому что, в сущности, они питаются продуктами витальной жизни, поведения людей – эмоциями, порывами чувств, всплесками возбуждения, – извергаемыми людьми в окружающее пространство и представляющими собой, как я вам рассказывала, порой довольно устойчивые образования с относительно длительным самостоятельным существованием. Поэтому они с нетерпением ожидают любого, даже самого мелкого происшествия, и, разумеется, чем больше происшествий – тем лучше для них. Поскольку большую часть времени они проводят в обществе друг друга, легко понять, что в этой среде нет мира, эти мелкие сущности постоянно враждуют друг с другом, между ними то и дело возникают столкновения, в результате которых они в той или иной степени разрушают друг друга, с чем и связано происхождение микробов. Дело в том, что эти сущности представляют собой силы разрушения и, кроме того, способны продолжать свое существование даже в виде отдельных фрагментов, образовавшихся при их взаимных столкновениях, вот они-то и являются силой, порождающей микробы и вредоносные бактерии и поддерживающей их существование. Поэтому становится понятно, почему микробы по большей части являются проводниками злой воли, почему они так опасны. Таким образом, если вы не способны распознать, какая именно темная сила является действительной причиной заболевания, каков ее характер, ее свойства, если вы не способны одолеть ее, вам почти наверняка не найти правильного способа лечения, который позволил бы добиться полного излечения. Итак, микроб – это представитель и проводник неких вполне жизнеспособных, жизнедеятельных сущностей тонкого физического мира в нашем материальном мире; это обстоятельство позволяет понять, почему те же микробы, которые в изобилии присутствуют как снаружи, так и внутри вас, могут годами не причинять вам ни малейшего вреда, а затем внезапно вызвать какое-то заболевание.

Есть еще одна причина вредоносной жизнедеятельности микробов. Это ущербность самого человеческого существа, его порочная восприимчивость к воздействию враждебной силы, которая и является истинным источником возникновения и существования микробов… Хочу рассказать вам один случай из моей жизни. Не помню точно, возможно, я уже его вам как-то и рассказывала, но сделаю это еще раз, потому что он послужит хорошей иллюстрацией к рассматриваемому нами вопросу.

Это было в Японии, в 1919 году, в самом начале января. Тогда вся Япония была охвачена эпидемией гриппа, унесшей, в конце концов, жизни сотен тысяч людей. Это был редкий по своему размаху случай эпидемии. В одном только Токио каждый день появлялись сотни новых жертв. Обычно болезнь продолжалась три дня и на третий день больной умирал. Умирали в таких количествах, что невозможно было даже кремировать всех умерших, так их было много. С другой стороны, если на третий день смертельного исхода не было, через неделю человек был уже здоров, разумеется, измотан, ослаблен болезнью, но вполне здоров. В городе царила паника, эпидемии в Японии – крайне редкое явление. Японцы – народ очень чистоплотный, аккуратный, приверженный высоким моральным устоям. Болеют там редко. Так что это массовое заболевание гриппом обернулось настоящим стихийным бедствием для всей страны. Люди были напуганы до крайних пределов. Выходя на улицу, надевали на лицо маску, чтобы очистить от микробов гриппа вдыхаемый воздух. Все население было охвачено страхом… Я жила в то время с одним человеком, который не давал мне покоя вопросами: «Что означает эта страшная вспышка болезни? Какие силы в действительности стоят за ней?» Я же, приняв меры защиты с помощью имеющейся у меня силы, совершенно не думала об этом, занимаясь своим делом. Вся эта эпидемия мне никак не мешала, и я не думала о ней. Но то и дело я слышала эти вопросы: «Что все это значит? Очень хотелось бы узнать истинные причины этой эпидемии. Можете вы мне объяснить, откуда взялась она и почему вспыхнула именно здесь?..» и так далее. Однажды одна из моих знакомых, жившая на другом конце города, позвала меня к себе, ей хотелось представить меня своим друзьям и кое-что показать мне, в чем именно было дело, я уже сейчас не помню, но, как бы то ни было, мне нужно было проехать на трамвае через весь город. И вот вид всех этих людей, едущих в трамвае в защитных масках, вся эта пронизанная их страхом атмосфера заставили меня задаться вопросом: «А в самом деле, что означает эта эпидемия? Каковы ее настоящие причины, что за силы вызвали ее?..» Я приехала к своей знакомой, пробыла у нее около часа и вернулась обратно. Я входила к себе домой уже с очень высокой температурой. Было ясно, что и я заразилась и у меня было то же, что и у всех, – грипп. Болезнь эта наступает внезапно и развивается очень быстро. Вообще развитие вирусных болезней происходит очень быстро. Все решается в течение каких-нибудь нескольких дней; когда микробы проникают в организм, тот начинает сопротивляться заболеванию, если он побеждает – все в порядке, вы остались здоровы, если проигрывает эту борьбу – вы заболеваете, как видите, картина совсем несложная. А про эту болезнь и говорить нечего… Достаточно вам, например, всего лишь получить письмо, вскрыть конверт – и, пожалуйста, через каких-то десять минут у вас поднимается температура! Так было и со мной в тот вечер – у меня была очень высокая температура. Вызванный (кстати, не мною) доктор сказал мне: «Я просто обязан дать вам это лекарство». То было одно из лучших тогдашних средств против гриппа и у самого доктора его было очень немного (его почти не было даже на складах, потому что все пользовались им); он сказал, что у него еще осталось несколько упаковок, поэтому он может дать мне немного. «Очень вас прошу, оставьте при себе ваше лекарство, я все равно не стану принимать его, дайте его тем больным, кто верит, что оно помогает выздороветь». Он был очень раздражен и возмущен: «В таком случае мне незачем было приезжать сюда». «По всей вероятности, вы правы, и вам, действительно, не стоило приезжать ко мне», – отвечала я. Лежа в постели, я, несмотря на сильнейший жар, пыталась найти ответ на вопрос: «Что же такое эта болезнь? Чем в действительности она вызвана? Какие силы стоят за ней?..» На исходе следующего дня, оставшись совсем одна и лежа в постели, я вдруг совершенно отчетливо увидела, как некое существо, которое было одето в военную форму (или в остатки военной формы) и у которого отсутствовала часть головы, подошло ко мне и, вдруг припав к моей груди, несмотря на отсутствие верхней части головы, начало высасывать из меня жизненные силы. Мне удалось трезво оценить ситуацию и я ясно поняла, что вот-вот умру. Эта сущность вытягивала из меня последние жизненные силы (нужно сказать вам, что от воспаления легких люди умирали всего лишь за три дня). Я была буквально пригвождена к постели, я лежала без малейших признаков жизни в глубоком обмороке. У меня не было сил даже пошевельнуться, а странная сущность продолжала вытягивать из меня последние остатки жизни. «Если так будет продолжаться, конец неминуем», – подумала я. Но, призвав всю свою оккультную силу, я вступила в схватку с вампиром, и после жестокой борьбы мне удалось полностью отогнать его от себя. И здесь я проснулась.

Таким образом, я на опыте получила ответ на свои вопросы. Я поняла, что эта эпидемия была вызвана человеческими существами, внезапно и неожиданно для них самих лишившихся тела.

Во время первой мировой войны, ближе к ее концу, я имела возможность наблюдать за подобным явлением: у солдат, безвылазно живших в окопах под постоянными бомбардировками, погибавших – часто совершено здоровыми людьми – с такой внезапностью, что они даже не успевали хоть как-то осознать близость своей гибели, происходила вынужденная экстериоризация. Внезапно лишенные физического тела, жизни в физическом мире, их владельцы пытались вновь обрести тело и жизнь за счет других – живых людей. Иначе говоря, такое стечение обстоятельств порождало огромное количество вампиров. Множество людей становилось их жертвами. Если добавить к этому постоянно происходившее разложение витальной субстанции умиравших вследствие заболеваний, то можете представить себе, в какой хищной, кишащей вредоносными элементами атмосфере вам пришлось бы жить, окажись вы там. И те, кто там был, заболевали в этих условиях, правда, большинству все же удавалось поправиться, но за исключением лишь одного случая: если человек подвергался нападению сущности, подобной той, о которой я вам только что рассказала, смертельный исход был неотвратим и всякое сопротивление было бесполезно, потому что обычные люди не обладают достаточной силой, чтобы отразить такого рода нападение.

Я сама могла убедиться, как много сил и знаний для этого требуется. Обычные люди в таких случаях совершенно беспомощны: атакованные такой сущностью и попадая в стремительный водоворот бушующих темных сил, средоточием которых является эта сущность, они не способны оказать должного сопротивления и поэтому погибают. И в тех условиях, о которых у нас идет речь, они погибали во множестве. Все это я тогда увидела и поняла.

Итак, два или три следующих дня я оставалась в постели, сохраняя полный покой и сосредоточенность сознания, я никого не принимала, объясняя это тем, что мне необходимо побыть одной. Затем, когда я уже начала принимать посетителей, меня навестил один из друзей (местный, то есть японец, и, в самом деле, очень близкий друг). «А, так вы были больны? Я так и думал, – сказал он. – А вы знаете, ведь вот уже два-три дня в городе не зарегистрировано ни одного нового случая заболевания, больше того, выздоровели многие из больных, смертельных исходов совсем мало, так что можно сказать, все уже позади. Врачи полностью владеют ситуацией». Тогда я рассказала ему обо всем, что со мной произошло, а он, в свою очередь, – начал рассказывать всем подряд. Так что случай получил огласку, и дело дошло даже до публикаций в тамошней печати.

Как вы можете видеть, сознание – куда большая сила, чем пакетики с лекарством!.. А ведь положение было на редкость критическим. Вы только подумайте, в сельской местности население вымирало целыми деревнями. Был известен, например, рассказ почтальона, которому необходимо было доставить срочное письмо в одну небольшую деревню (впрочем, не такую уж и небольшую – в ней было больше ста жителей); место было настолько глухое, что получение письма считалось целым событием, особым случаем в жизни деревни, его очень ждали, собственно, и сам почтальон ходил туда тоже только в особых случаях, подобных этому. Придя на место, он нашел всю деревню погребенной под толстым слоем снега – в то время там были обильные снегопады – и без единой живой души! Размах эпидемии был столь велик, что такие картины отнюдь не были редкостью; эпидемией была охвачена и сама столица – Токио, но Токио все же крупный город и, разумеется, положение в нем было иным по сравнению с провинцией. Но вы видели, каким образом эпидемии был положен конец, здесь же и конец всей этой истории.

Теперь мы естественным образом можем перейти к вопросу о лечении заболеваний. У нас есть нужные знания о действительных причинах их возникновения и развития, и самое время попытаться ответить на вопрос, как предупредить заболевание, а если оно все же случилось, как лечить его.

Конечно, можно использовать обычные лекарства или какие-либо иные традиционные средства, порой они без особых задержек дают положительные результаты. Обычно это происходит в том случае, когда в самом теле есть своеобразная убежденность, уверенность, что для его выздоровления созданы наилучшие условия, можно сказать, что в нем возникает твердая решимость выздороветь и оно, действительно, выздоравливает.

Если же стремления, решимости во что бы то ни стало поправиться в теле нет, можно пробовать все что угодно, применять какие угодно средства, любое лечение будет безуспешным. И это также хорошо мне известно по опыту. Мне, например, известны такие случаи, когда человек выздоравливал – при соответствующем, применяемом мною, лечении – за очень короткий срок, даже если его болезнь с точки зрения обычных медицинских представлений считалась вполне серьезным заболеванием, и в то же время не удавалось вылечить людей, чье заболевание никак нельзя было назвать безнадежным, но, в конце концов, оно становилось таковым, потому что, на самом деле, люди упорно поощряли, поддерживали его развитие в себе и невозможно было пробудить в их теле волю к выздоровлению.

В этом последнем случае вы должны быть очень и очень внимательны к своему состоянию, со всем возможным тщанием исследовать его, чтобы обнаружить тот, возможно, очень незначительный элемент в себе, который – как бы это сказать – находит наслаждение в болезни. А причин и поводов для этого великое множество! Кто-то болен, потому что так или иначе подогревает в себе чувство досады, кто-то – из-за того, что не хочет преодолеть ненависть в себе, кто-то – от отчаяния, и так далее и тому подобное. Причем болезнь совсем необязательно возникает в результате каких-то очень сильных потрясений, движений внутренней жизни, изменений внутреннего состояния. Это могут быть самые обычные мелочи жизни, скажем, вы обижены на кого-то: «Что ж, посмотрим, что из этого выйдет, чего он добьется своей выходкой! Пусть, пусть я заболею из-за него!» Если вы и не говорите себе этого явно, то именно этими словами можно передать состояние какой-либо из частей вашего существа.

Каковы же должны быть ваши действия после того, как вы обнаружили в себе какое-то расстройство – неважно, большое оно или малое, – какое-то нарушение гармонии? Они складываются из двух этапов. Прежде всего, вы знаете – об этом мы уже говорили, – что в этом случае тело охватывает своеобразная дрожь, оно приходит в своего рода лихорадочное состояние, то есть нарушается покой в физическом существе. Это нарушение может носить и локальный характер, необязательно этой лихорадкой поражается целиком все тело, но сам человек и в этом случае чувствует возбуждение, впадает в беспокойство. Поэтому первым делом нужно, призывая Силу Божественного и сохраняя твердую веру в Нее, а также сохраняя уверенность в своих силах и в успехе своих действий, восстановить утраченный покой, полностью устранить напряжение в пораженном – каким бы малым он ни был – участке (нет необходимости тратить энергию на все тело в целом). Далее, вам нужно установить причину возникшего расстройства. Вы старательно производите самый тщательный анализ своего состояния. Разумеется, причин может быть множество, но хотя бы приблизительно определить источник нарушения равновесия необходимо; сделав это, вы с помощью сил света и знания, с помощью духовной силы восстанавливаете общую гармонию в своем существе, восстанавливаете его правильное функционирование. И если пораженный участок обладает достаточной восприимчивостью к воздействию духовной силы, если он не оказывает ей упорного сопротивления, исцеление наступает очень быстро.

Но не всегда все протекает так гладко. Иногда, как уже было сказано, вы поддаетесь влиянию злой воли, упорствуете в своем нежелании исправить положение, так или иначе, но вам хочется оставаться в болезненном состоянии, тогда лечение требует больше времени. И если вы не представляете собой какое-то особое исключение в своей приверженности злой воле, воздействие Божественной силы, в конце концов, сказывается, и по истечении некоторого времени – порой это какие-то мгновения, часы, самое большее – несколько дней – наступает выздоровление.

Но в отдельных случаях, когда нападение враждебных сил носит особо тяжелый характер, лечение осложняется, поскольку приходится иметь дело не только с одной лишь волей тела. (Заметьте, что ваши возражения вроде: «Но ведь я сам вовсе не хочу болеть» не могут считаться достаточными, поскольку сознательно вы, конечно, не хотите болеть, только полоумный может сознательно желать болезни, поэтому сознательная часть вашего существа, конечно, не желает болезни, но это может быть какая-то часть вашего физического существа или же, в крайнем случае, какая-либо часть витального существа, в которых произошли определенные нарушения и в которых поэтому есть ненормальная жажда болезни, и от вас требуется особое внимание, чтобы установить то, что при поверхностном подходе легко может остаться незамеченным.) Особенность, исключительность и сложность случаев, о которых сейчас пойдет речь, состоит в том, что они вызваны жестким давлением на вас враждебных сил, которые действительно стремятся причинить вам зло. Вы сами можете создать благоприятные условия для таких нападений, допустив, например, какую-то ошибку в своей духовной жизни, поддавшись чувству гордыни, гнева, ненависти, желанию насилия, это может быть совсем незначительная минутная слабость, но и она вполне способна сыграть роль предателя, открывшего врагу ворота крепости. В вашем окружении всегда находятся витальные существа, возбудители болезни, которые только и ждут удобного случая добиться своей цели, поэтому вам всегда нужно быть очень внимательными ко всему происходящему с вами. Но предположим, что по тем или иным причинам им удалось найти брешь в защитной оболочке вашего существа и распространить свое пагубное влияние за нее, а затем развить образовавшееся расстройство в болезнь и довести ее до очень тяжелой стадии. В этом случае те способы борьбы с болезнью, о которых мы говорили выше, оказываются уже недостаточными. Они должны быть подкреплены более сильнодействующими средствами. Здесь необходимо привлечь Силу духовного очищения, которая обладает такой абсолютной, совершенной гармонизирующей мощью, что перед ней не может устоять ничто в мире, содержащее в себе хотя бы мельчайший элемент дисгармонии. Если эта Сила подвластна вам или у вас есть возможность испросить ее помощи и получить ее, то тогда вы направляете Ее воздействие в пораженное место и враждебная сила обычно сразу же оставляет вас, потому что она не способна выдержать присутствие Силы, если она проявит упорство, она будет просто уничтожена, исчезнет, вообще ни одна из сил разрушения не способна выдержать присутствия этой Силы, потому что когда эта последняя уничтожает какое-либо расстройство, вместе с этим погибает и вызвавшая его темная разрушительная сила, которая, с другой стороны, может быть преобразована в созидательную, если же она противится такому преобразованию, она просто уничтожается и на этом прекращается ее существование в этом мире. Такая операция замечательна еще и тем, что в результате ее происходит не только полное излечение болезни, но устраняется и сама возможность рецидива. Вы избавляетесь от болезни раз и навсегда, больше она к вам уже не вернется!

Мы рассмотрели вопрос в целом, что же до деталей, то здесь могут быть написаны целые тома. Пока я ограничусь лишь самыми общими объяснениями.


Если принять во внимание все перечисленные причины заболеваний, то тогда получится, что человек вообще не может не быть больным, он всегда чем-нибудь да болен?


А у обычных людей так оно и есть. Большую часть своей жизни они, действительно, больны! За очень редким исключением; но это особый случай и отдельный разговор, который у нас состоится в будущем. Среди обычных людей очень мало таких, кто не был бы в той или иной степени болен. Но даже и в той же обычной жизни, если у человека есть вера в жизнь, в счастливое будущее, уверенность в успехе, в своих силах, стремление и воля добиться лучшего, – то, что, вероятно, свойственно детям (хотя, наверно, нельзя судить решительно обо всех детях в мире по нашим – они составляют все-таки исключение), однако в каждом из них присутствует в той или иной мере вера в счастливое будущее, они молоды, они чувствуют, что вся жизнь у них еще впереди. Прожито, испытано еще очень мало, все еще впереди. И это ощущение придает им особую уверенность в себе, спасает их, выделяет их из всего множества обычных людей.

Что касается этих последних, то я, например, знала очень немногих из них, кто постоянно не жаловался бы, по крайней мере, на какое-нибудь, пусть и незначительное, физическое расстройство… Возможно, вам известна пьеса Жюля Ромэна «Доктор Нок», где есть такое суждение, что здоровый человек – это просто больной, который об этом не догадывается. Обычно так оно и есть. Люди постоянно чем-то заняты, отвлечены и не имеют возможности исследовать свое состояние в достаточной степени, чтобы обнаружить, что они на самом деле нездоровы, а между тем это именно так.

29 июля 1953 г.

Дорогая Мать, ты как-то сказала, что все, что с нами происходит, было уже заранее предрешено. Как это понимать?


Подобные выражения неизбежны, потому что такова уж природа нашего общения с помощью речи. Чтобы объяснить вам что-то, особенно какое-то сложное явление, я просто физически не могу произнести все слова одновременно – правда, ведь? – и должна проговаривать их одно за другим. Иначе, если бы было возможно выпалить все одним духом, то кроме невероятного шума вы бы ничего не услышали и, естественно, никто бы ничего не понял! Таким образом, даже когда мы говорим о мироздании, пытаемся объяснить устройство вселенной, наша речь, естественно, сохраняет все свои свойства и мы пользуемся ею точно так же, как и в любых других, самых простых случаях, то есть мы говорим по порядку, сначала – об одном, затем – о другом и так далее. Хотя, по правде говоря, для объяснения некоторых явлений нужно было бы иметь возможность разом сказать все необходимое. Но что поделаешь, такой возможности у нас нет… Из твоего вопроса видно, что это утверждение о предопределении уже где-то встречалось в моих беседах или книгах… но, на самом деле, для полноты и точности картины нужно было бы дополнить это утверждение прямо ему противоположным! Тебе же запомнилось именно это утверждение о предрешенности мирового хода событий, потому что оно соответствует теперешнему состоянию твоего сознания, для которого совершенно естественными являются представления вроде того, что, скажем, вчера уже было предрешено все, что произойдет сегодня, а в этом году будет предопределено все, что произойдет в будущем. Сейчас оно так устроено, что не допускает другого восприятия действительности, и это вполне естественно отражается в том, как вы говорите, как выражаете свои мысли и ощущения. Но реальность устроена совсем на так, как вы ее сейчас воспринимаете!

Есть уровень развития сознания, где искусственность такого восприятия очевидна, где нет в сущности никакого различия между прошлым и будущим, потому что для этого уровня как первое, так и второе сосуществуют… одновременно вместе с настоящим! Вся разница в уровнях развития сознания. Когда я говорю: «То, что происходит с тобой сейчас, было предрешено заранее», я с тем же основанием могла бы сказать: «То, что происходит здесь и сейчас, уже происходило в другом месте», и оба эти утверждения были бы в одно и то же время и истинны, и ложны, потому что, на самом деле, реальность невыразима в такой терминологии.

Приведу пример, который даст вам возможность лучше понять, о чем идет речь. Не помню точно, когда это было, скорее всего где-то около 1920 года (а может быть и раньше в 1914—1915-м, хотя, нет, это было, пожалуй, все-таки в 1920 году).

Так вот, однажды… В то время мы каждый день медитировали со Шри Ауробиндо: он обычно сидел по одну сторону стола на веранде, я – по другую, и вот во время одной из таких медитаций я вошла в состояние… очень трудно описать его точно… это было очень высокое состояние, хотя в равной степени его можно назвать «глубочайшим», можно также сказать, что это была экстериоризация высшей степени (впрочем, все это лишь слова и ими невозможно передать всей реальности того опыта и перехода к нему), итак, я достигла одного из очень высоких миров, и в том состоянии сознания для меня было совершенно естественно и просто сказать Шри Ауробиндо: «Индия свободна». Это было в 1920 году. Он спросил меня: «Каким образом это произойдет?» «Для этого не потребуется никакого вооруженного сопротивления, не будет ни войны, ни восстания, англичане сами покинут страну, потому что общая обстановка в мире сложится таким образом, что у них не будет иного выхода, кроме как убраться отсюда».

Обратите внимание, я говорила о свободе Индии как о свершившемся факте. И хотя, отвечая на вопрос, я употребила будущее время, но из того мира, где я находилась, я видела Индию уже свободной, поэтому мой ответ был в настоящем времени, я сказала, что Индия свободна. Хотя в то время она еще вовсе не была свободной, ведь это был еще 1920 год. Но с точки зрения того высокого мира, это событие – освобождение страны – можно было рассматривать как уже осуществившееся, хотя в земном мире это произошло лишь в 1947 году. Иначе говоря, с точки зрения земного мира, я предвидела осуществление этого события за двадцать семь лет до того, как все произошло. В высшем же мире уже в то время, в 1920 году, оно было уже свершившимся фактом.


А ты могла предвидеть возникновение Пакистана?


Нет, потому что освобождение Индии должно было произойти без образования Пакистана. И в самом деле, если бы тогда прислушались к мнению Шри Ауробиндо, всей этой пакистанской проблемы, как и самого Пакистана, не было бы вовсе.

Итак, с внешней точки зрения, с точки зрения обыденного земного сознания, предвидение, предсказание события и само событие разнесены во времени, но с точки зрения высшей реальности предвидение переходит в мгновенное непосредственное и всеохватывающее видение всех – будущих и прошлых – событий всемирной истории.


Дорогая Мать, если ты предвидишь наступающее бедствие, катастрофу, можешь ли ты своей силой остановить, предотвратить ее?


Все зависит от того, что именно представляет собой данное событие. Ведь в мире мы наблюдаем столь широкое многообразие явлений… Способность повлиять на надвигающуюся катастрофу во многом определяется уровнем сознания того, кто намерен это сделать.

Существует уровень сознания и соответствующий ему план бытия, где представлены все возможности развития мировых событий, и, поскольку этот план действительно содержит в себе абсолютно все возможности, среди них есть и возможность изменения других возможностей. Если вы, находясь на этом уровне сознания, обладаете к тому же нужной силой, вы способны не только предвидеть любой несчастный случай, любую катастрофу, но и предотвратить ее. В противном случае, если такой силы у вас нет, вы, хотя и можете предвидеть грядущее бедствие, но оказать какое-либо влияние на развитие событий уже не в состоянии. И все же, даже если вы и не в силах оказать непосредственного воздействия на развитие, например, каких-то нежелательных для вас событий, умение их предвидеть играет очень важную роль в жизни человека, поскольку иногда даже его достаточно, чтобы изменить их развитие в благоприятном для вас направлении, и здесь, повторяю, очень многое зависит от уровня сознания, откуда осуществляется предвидение.

Мне в свое время рассказали об одном таком случае, когда простое предвидение определенного хода событий помогло перевести их в другое русло и не дать им произойти в том виде, в каком они были даны в предвидении. Это было в Америке. Один человек остановился в гостинице-небоскребе, где для перемещения между этажами пользовались лифтами. (Пользоваться лестницами, как вы понимаете, было не очень удобно, поэтому, чтобы подняться к себе в номер или спуститься вниз, человек обычно использовал лифт.) Так вот, однажды, уже утром, перед самым пробуждением, этот американец видит сон (который он очень хорошо запомнил), как будто некто, одетый как лифтер, приглашает его так же, как это обычно делают все лифтеры, тем же самым жестом, войти в лифт. И вот, кода постоялец уже был готов последовать приглашению, он видит, что на том месте, куда указывает рука боя, не лифт, а катафалк! Это такая особая повозка, – впрочем, вы сами могли видеть что-то похожее и здесь, – если тело умершего не сжигают, то его хоронят на кладбище и везут туда на катафалке, задрапированном черными тканями и прочими ритуальными принадлежностями. Ну так вот, этот человек видит во сне перед собой такую повозку, погребальный катафалк, а мальчик-лифтер знаком предлагает ему занять там место. Проснувшись и некоторое время спустя выйдя к лифту, этот господин видит у лифта малого, в точности похожего на того, которого он видел во сне, – то же лицо, та же одежда, тот же жест, предлагающий войти в лифт, чтобы спуститься вниз. Но, вспомнив о катафалке, герой этой истории отказался от этого предложения, решив спуститься по лестнице пешком. И вот, еще спускаясь, он услышал страшный шум: оказалось, лифт упал, разбился о землю и все бывшие в нем люди погибли. Итак, вы видите, как человек, правильно истолковав свой сон и отказавшись входить в лифт, тем самым избежал гибели.

Мы можем, таким образом, рассматривать этот случай как пример того, как с помощью одного только умения предвидеть будущее можно избежать несчастья.

Как я уже сказала, в определенных случаях по отношению к будущему вам дается определенное предупреждение, предостережение. Вы получаете некое указание, значение которого состоит, в сущности, в том, чтобы дать вам возможность внутренне приготовиться к тому, что должно произойти, привести себя в такое внутреннее состояние, которое позволит вам наилучшим образом встретить грядущие события. Вам как бы предлагается пройти урок, где вы имеете возможность научиться определенным вещам, усвоить определенные знания, определенный опыт. Вы не в состоянии изменить ход событий, но зато вам предоставляется шанс научиться поддерживать себя в правильном внутреннем состоянии при определенном стечении обстоятельств, научиться правильному к ним отношению, вы стараетесь не поддаться неверному настроению, неверным внутренним движениям в сложных жизненных обстоятельствах, вы встречаете их с правильной внутренней позицией и, таким образом, извлекаете из происходящего наибольшую для своего развития пользу.

Какой из двух возможных вариантов поведения – активный или пассивный – должен быть вами избран, целиком определяется уровнем вашего сознания, видения. Если по ночам вы, так же как и в дневное время, полностью контролируете свое внутреннее состояние, если способны сохранять высокий уровень сознания и во сне, и когда вас посещают видения, то вы сможете легко увидеть, какая именно возможность вам предлагается в качестве модели, образца поведения: или это будет указание непосредственно своими активными действиями попытаться изменить ход событий, или же это будет знак определенным образом внутренне приготовить себя, привести себя в правильное внутреннее состояние, адекватное грядущим событиям. Каждый раз вы получаете урок, и каждый раз это новый урок. Поэтому в одних случаях от вас потребуется проявить волю и действовать, в других – это будет урок внутренней практики, смысл и назначение которого состоит в том, чтобы при определенных условиях вы смогли найти и усвоить ту внутреннюю позицию, которая приведет к наиболее благоприятному исходу событий. Вообще говоря, любое жизненное обстоятельство должно быть для вас уроком, любое обстоятельство вашей духовной жизни со всем многообразием и своеобразием ваших видений, снов несет в себе поучительное содержание, которое вам предстоит так или иначе постичь.

Например, когда я узнаю или мне сообщают, что кто-то из вас заболел или пострадал от несчастного случая, мои действия всегда полностью определяются своеобразием конкретных обстоятельств, здесь невозможно действовать по шаблону, по какому-то раз и навсегда заданному правилу. В одних случаях, когда я тем или иным образом получаю сведения о том, что кто-то болен, я вижу, что имею все основания вмешаться в течение болезни и моей силы вполне достаточно, чтобы изменить ее неблагоприятный исход, то есть вылечить больного. В других же случаях я понимаю, что вмешиваться столь решительно, чтобы полностью изменить ход событий, мне не следует, хотя это и не означает, что я остаюсь совершенно безучастной к происходящему. Например, человеку суждено умереть – и он умрет. Зная это, я стараюсь сделать все возможное, чтобы это событие как для него самого, так и для всех окружающих произошло наиболее благоприятным образом или же, в зависимости от условий, по крайней мере, с наименьшим ущербом.

Есть события неизбежные в истории, в жизни Вселенной, они обусловлены всеобщей мировой необходимостью и потому не допускают никаких изменений. И наоборот, есть события, исход которых – как бы на чаше весов, то есть может разрешаться как в ту, так и в другую сторону. Для того чтобы распознавать характер того или иного события и принимать решение о реальности воздействии на него, мало быть провидцем, нужно еще – и это очень важно – уметь сохранять состояние совершенной непредвзятости, беспристрастности, полной личной незаинтересованности, в вас не должно быть и тени приверженности какой-либо из сторон рассматриваемого явления. Если ваше состояние до такой степени совершенно (то есть вполне беспристрастно, что, однако, не означает безразличия, нет, это непоколебимо ровное, ничем незамутненное состояние духа, своеобразное внутреннее зеркало, безупречно гладкое и чистое), то тогда это идеальное «зеркало» позволяет вам без искажений видеть истинную картину грядущих событий, определять их характер в том смысле, о котором мы только что говорили, – являются ли они неизбежными и потому не допускающими возможности изменений в результате вашего вмешательства, или же не содержат в себе элемента неотвратимой необратимости и допускают возможное развитие в различных направлениях, а значит, вы можете попытаться изменить их в соответствии со своими намерениями, но, естественно, и в соответствии с вашими способностями.

По правде говоря, в каждом отдельном случае используется свой подход и получается свой результат. При одних обстоятельствах вы можете полностью изменить ход событий даже на противоположный первоначальному, в других условиях – изменить их в значительной степени, а третьи допускают только совсем небольшое, почти незаметное вмешательство, которое, тем не менее, может привести к весьма серьезным последствиям; и, наконец, есть случаи полной предопределенности, когда с неизбежностью происходит то, что должно произойти, и в этих случаях выказывать сопротивление – все равно, что биться головой о стену, все усилия пропадут даром. Здесь главное – обладать определенной оккультной проницательностью, уметь распознать, к какому плану бытия относится явление, и стремиться к тому, чтобы связанные с этим явлением события развивались так, как они должны развиваться.

На каждый случай я могла бы привести вам сколько угодно примеров. Предположим, что некое событие уже разворачивается таким образом, что кажется, будто и весь ход его, и исход строго предопределены и любое вмешательство, казалось бы, совершенно бесполезно. Но, предположим, с другой стороны, у вас возникает горячее стремление и твердая решимость во что бы то ни стало нарушить эту фатальную неизбежность, повлиять на развитие событий, и вы знаете, что ваши намерения совпадают с высшей Волей, и вы пытаетесь выполнить то, что определено Ею. В результате общая картина течения событий усложняется, это уже своего рода сочетание: свершается то, что и должно было свершиться, но наряду с этим происходит и то, что меняет сам характер исхода, казалось бы, первоначально неизбежно предопределенного. Заметим, что для земных событий даже первостепенной важности это отнюдь не невозможно. Ну, например, когда вся совокупность условий, весь порядок вещей, расстановка сил с неизбежностью ведут к войне, можно, призвав определенную силу, изменить масштабы, последствия, а порой и сам характер войны, хотя вовсе предотвратить ее невозможно. Я могла бы привести вам множество подобных примеров в самых разных областях жизни нашего мира.

Помните, я как-то рассказывала вам о «духе» смерти, о том, как мне удалось с помощью внутренней силы не допустить прихода Смерти в один дом, но она все равно «успешно» сделала свое дело в другом? Не в ваших силах помешать Смерти исполнить свои обязанности. Можно, конечно, по-детски наивно предположить, что в иных случаях «Смерть ведь еще может и не знать, что у нее уже есть работа», и, воспользовавшись этим счастливым обстоятельством, отнять у нее добычу, так что она ничего «не заметит», и все пройдет без тех неизбежно пагубных последствий, о которых мы говорили. Интересно, что нечто подобное, действительно, может получиться, хотя и далеко не всегда. Разумеется, на самом деле все гораздо сложнее и не может быть передано такими детскими рассуждениями, больше похожими на сказку. Тем не менее такая «сказка» до некоторой степени соответствует определенным реальным случаям, здесь все зависит именно от конкретных условий.

Вы должны понимать, что рассматриваемый нами вопрос влияния на какой-то определенный ход событий – вопрос очень сложный и тонкий: в одних случаях вы можете лишь слегка изменить направление развития событий, в других – вообще придать им полностью противоположное направление, в третьих – изменить только какие-то последствия определенного ряда событий и, последнее, что остается, – изменить свою внутреннюю позицию по отношению к ним. Обычно люди чересчур упрощенно относятся к подобного рода вещам, они объясняют происходящее судя по тому, например, выполняются или нет их молитвы, обращенные к Богу, то есть в одних случаях они говорят: «Бог дал мне то, что я у него просил», в других: «Бог не соизволил выполнить мою просьбу». И не более того – все ясно и понятно. Но такое понимание невероятно примитивно. Для того чтобы верно разбираться в таких делах, нужно, по крайней мере, обладать сознанием на уровне всеобщего, коллективного сознания в масштабах Земли. Это самое малое. А чтобы понимать в истинном свете все, что происходит во всей Вселенной, нужно обладать сознанием вселенского, всемирного уровня. Только при этом условии, не меньше, возможно правильное осознание общей картины жизни Вселенной. Ибо, как я и объясняла в той книге, которую мы разбираем, все в этом мире взаимосвязано, в сущности, никакого «начала» и никакого «конца» у Вселенной нет. Разве вы можете указать мне, где «начало» мира? Для того чтобы полностью разбираться в подобного рода вопросах, вам необходимо возвыситься в сознании до вселенского уровня, поскольку даже планетарный уровень сознания слишком ограничен для понимания таких вещей. Только при этом условии возможно надлежащее понимание.

Как мы уже говорили в начале нашей беседы, пользуясь речью, мы вынуждены при изложении того или иного предмета вводить некоторый порядок: сначала говорить об одном, затем о другом и так далее. Поэтому мы говорим: «В начале развития вселенной; в начале сотворения мира; оно происходило таким-то и таким-то образом; сначала произошло такое-то событие, за ним последовало другое, потом случилось то-то и то-то, а затем – то-то и то-то». Мы говорим сперва об одном, потом о другом, о третьем, но, по правде говоря, это неправильно, это не соответствует действительности! С точки зрения высшего сознания это глупость, но у нас нет другого выхода. Невозможно произнести все нужные слова одновременно. Само состояние нашего сознания и свойства человеческой речи, как средства выражения наших мыслей и мировосприятия, вынуждают нас изъясняться именно таким образом, говорить то, что с точки зрения абсолютного знания является абсурдом. Все наши объяснения, рассуждения – это не более чем некоторое приблизительное описание реальности. Но его недостаточность может быть компенсирована, если мы вполне сознательно даем себе отчет в том, что у нас нет иного способа отразить наше восприятие мира. Мы принуждены описывать рассматриваемый сложный предмет, сложное явление в некоторой последовательности, хотя, на самом деле, это некое единое, нечленимое целое.

Для большинства людей это обстоятельство – не только свойство речи, но и принцип познания и знания. Их сознание может воспринимать в каждый отдельный момент времени что-то одно и только потом – другое, хотя в ощущениях им дано одновременно охватить больший, а в переживаниях – еще больший круг предметов и явлений. Но существует такой уровень сознания, достигнув которого вы получаете всеохватывающее знание и понимание Вселенной, способность выразить это свое знание в любой момент времени и способность одновременно жить во всем, что составляет нашу Вселенную. Каким образом вы можете достичь этого состояния? Ведь сейчас вы еще очень далеки от него! Задача состоит в том, чтобы сблизить, насколько это возможно, насколько это в наших силах, два уровня сознания так, чтобы, живя внешне той же самой жизнью, которой мы пока вынуждены жить (потому что так пока устроен наш физический мир), соединить с нею как можно более тесно Высшее Сознание, настолько тесно, чтобы, существуя по законам материального мира, мы могли постоянно и ясно осознавать, что все наши действия в этом мире и их результаты – не Истина, а всего лишь приближение, более или менее верное Ее отражение.


Дорогая Мать, я не могу понять вопроса, который тебе задают в этой книге:

«Если наша воля – не более чем отражение или слепое воспроизведение универсальной Воли, в какой степени человек сам определяет собственные поступки? Не является ли человек всего лишь игрушкой в руках процессов, происходящих во Вселенной? Разве человек лишен творческого и созидательного начала?»

(Вопросы и ответы, 26 мая 1929 г.)

Ты знаешь, я согласна с тобой. Когда мне задавали эти вопросы, мне было чрезвычайно трудно дать на них ответы, потому что в моем понимании они вообще лишены смысла, мое мировосприятие не имеет с ними ничего общего. Когда я сама читала вам эти вопросы, мне так и хотелось сказать вам: «Право, мне очень и очень жаль, но эти вопросы задавались человеком, у которого в голове, в мыслях была невероятная путаница». Она присутствует и в этих вопросах, здесь троякое смешение.

Прежде всего, откуда у нее эта мысль, что наша воля – это всего лишь «отражение или слепое воспроизведение универсальной Воли»?.. Возможно, что перед этим я где-нибудь говорила о том, что в мире существует только единая универсальная Воля, которая, проявляя себя – причем (так уж с неизбежностью получается) в искаженном виде – в людях, принимается ими за свою собственную. Должно быть, я говорила что-то в этом роде, я также, наверное, говорила о том, что это искаженное проявление всемирной Воли действительно становится тем, что мы называем нашей собственной, поскольку происходит ее дальнейшее обособление от Первоначальной и искажения достигают такой степени, что, в конце концов, между ними не остается ничего общего. И, надо думать, все это и сложилось в уме у той женщины в такое понимание взаимной связи единой универсальной и личной воли, согласно которому эта последняя есть «отражение или слепое воспроизведение» первой, в результате чего она и задала этот вопрос.

Но, с другой стороны, нельзя не признать обоснованность вопроса о том, что же, в самом деле, остается на долю личной инициативы человека, до какой степени он сам является хозяином своих поступков? Может ли он сказать: «Как я решил, так и сделал, сам решил – сам и сделал»? Но у той женщины, которая спрашивала меня, этот вопрос принял такой вид, что понять его для меня, например, просто невозможно: «Не является ли человек всего лишь игрушкой в руках процессов, происходящих во Вселенной, неким записывающим устройством, пассивно воспроизводящим их течение?» Что это значит? Трудно понять, что она имеет в виду. Что это за записывающее устройство? Какая-то особая граммофонная пластинка, на которую можно записывать ход вселенских процессов, так что ли?..

Для начала вам следует знать, что существует очень мало людей чутких и зорких к явлениям всемирного масштаба. Обычные же люди в большинстве своем замечают лишь то немногое, что касается их самих и что происходит рядом с ними, в их непосредственном окружении. Ну и, наконец, во всем этом вопросе необходимо выделить третью отдельную часть: «Обладает ли человек реальной созидательной силой?» И это еще один, самостоятельный и важный вопрос. В своей книге я ответила также и на него (наверное, в то время я понимала ту женщину лучше, чем сейчас), я смогла ей ответить, потому что, как вы можете убедиться, далее в тексте я разбираю все три вопроса. Что касается последнего, то я утверждаю, что только в том случае, когда человек в своем развитии достигнет уровня наивысшего Сознания, которое является Началом, Первоистоком всего сущего, только тогда он станет созидателем, действительным творцом во Вселенной. И это понятно: поскольку происходит отождествление с Сознанием, обладающим созидательной силой, человек, естественно, становится причастен и этой Его силе. Подлинное тождество – это полное тождество, когда вы едины с объектом отождествления во всем без исключения[9].

Итак, что тебя смущало в этом вопросе, что тебе было непонятно?


Все, весь вопрос в целом.


Весь вопрос? Ну, а сейчас ты что-нибудь понял?.. Не совсем? Я же уже сказала, что тебя сбила с толку запутанность вопроса, в нем оказались смешаны три совершенно разные темы. Естественно, это вызвало непонимание. Но, если рассмотреть их по отдельности, то можно пояснить их так, как я только что сделала; думаю, это наиболее близкие к истине пояснения, возможные при данных обстоятельствах; главное здесь – иметь в виду состояние сознания обычного человека; это совершенно невежественное, узко ограниченное, замкнутое в себе сознание, которое держит его в убеждении, что он сам заключает в себе и причину, и все следствия собственного существования, что источник его бытия – в нем самом, что он сам хозяин своей жизни и кузнец своего счастья, что он представляет собой вполне самостоятельное существо, совершенно отдельное от любого другого в этом мире, от всех остальных людей, обладающее при этом способностью оказывать на них некоторое воздействие, но в большей степени подверженное воздействию с их стороны или, во всяком случае, вынужденное так или иначе непрерывно реагировать на внешние влияния. Именно таким существом чаще всего безотчетно ощущает себя обычный человек, не правда ли? Что вот ты, например, скажешь на это, насколько ты умеешь управлять собой, чувствуешь себя хозяином собственной жизни? А ты? Или ты?..

Вы что же, никогда не думали об этом? Вы никогда не пытались заглянуть в себя, чтобы понять, до какой степени вы властны в самих себе? Вы никогда не размышляли над этим? Неужели нет? Что ты скажешь? Вам нечего сказать? Никому из вас нечего сказать? Может быть, ты попробуешь? Ты никогда не пытался разобраться в своих ощущениях? Пытался? Нет? Это очень странно! Никогда не попробовать даже понять, как, например, ты приходишь к тому или иному решению? Чем оно, на самом деле, вызвано? Что побуждает предпочесть одно другому? Насколько ваши поступки соответствуют принятому решению? Насколько вы свободны в выборе возникающих перед вами возможностей? Насколько вы ощущаете свою независимость поступить так, как вам хочется, или же, например, вообще воздержаться от всяких действий?.. Задумывались ли вы над этим? Задумывались? Есть кто-нибудь из здесь присутствующих воспитанников, кто размышлял об этом? Нет? Неужели никто не задавал себе таких вопросов? Вот ты, например? Или ты?..


Но, дорогая Мать, размышлять ведь еще не значит знать ответ и уметь ответить!


Вы не можете ответить?


Нет.


Неужели это так трудно? Ответить на такой простой вопрос, то есть понаблюдать за своей внутренней жизнью и выяснить, на каком уровне вашего сознания происходит столкновение вашей собственной воли (то есть того, что вы называете своей волей, того, что относите к проявлениям личной внутренней жизни) и чьей-то чужой, навязываемой вам извне, понять, в какой именно части вашего существа они вступают в соприкосновение друг с другом и в какой степени одна из них оказывает влияние на другую или наоборот? Вы никогда не пробовали сделать этого? Вы никогда не ощущали невыносимости положения, при котором ваша воля может подвергаться насилию со стороны чьей-то посторонней воли? Нет?


Я не знаю, что ответить.


Неужели мои вопросы так трудны для вас!? Дело в том, что меня, например, они занимали уже в пятилетнем возрасте!.. Поэтому я полагала, что и вы не раз уже сталкивались с ними, пытались найти правильный ответ.


Но обычно воля человека довольно противоречива в своих проявлениях.


Да, и очень противоречива. Это одна из первых закономерностей, которые вы открываете, приступая к изучению своей внутренней жизни. В один момент какой-либо частью существа вы желаете одного, спустя некоторое время – другого, а потом – ни того и ни другого, а третьего! Вдобавок, бывает и так, что одновременно что-то в вас говорит «да», а что-то – «нет». Не так ли? И вам следует непременно осознать это в себе, если вы хотите хотя бы в какой-то степени упорядочить свою жизнь! Для этого вы можете представить себя главным и единственным героем фильма, за которым вы внимательно наблюдаете на расположенном перед вами экране. Сколько интересного вы сможете узнать о себе!

С этого и начните свою внутреннюю работу, это самый первый шаг.

Вы видите себя на экране и пристально следите за всем, что происходит с вами, как именно все происходит и что получается в результате. Вы для себя создаете правдивый фильм о себе же, воспроизводите возможно полную и правильную картину собственной жизни, и, можете поверить, с течением времени эта работа будет становиться все интересней и интересней для вас. Спустя какое-то время, когда она станет естественной и привычной, вы можете попробовать сделать следующий шаг – на основе полученных о самих себе знаний принять какое-либо осмысленное, соответствующее им решение. Или, шаг еще более значительный: упорядочить свою жизнь во всех отношениях, расставить все по своим местам, устроить все таким образом, чтобы жизнь стала исполненным глубокого внутреннего смысла, прямым движением к определенной цели. А когда вы начнете осознавать свое предназначение, направление и цель своего жизненного пути, вы уже сможете сказать: «Прекрасно, то-то и то-то в моей жизни будет так-то и так-то, жизнь моя пойдет по такому-то и такому-то руслу, потому что это соответствует внутреннему содержанию, внутреннему укладу и истинным потребностям моего существа. Моя внутренняя жизнь упорядочена, все в ней расставлено по своим местам и направление полностью определено. И я буду двигаться в этом направлении. Делая очередной шаг, я буду знать, что будет происходить со мною, потому что я сам решил предпринять этот шаг и сам сделал это…» Думайте, как хотите, а для меня, например, такая работа страшно интересна, интересней всего на свете. Право, никогда ни одно дело не было столь интересным для меня, как это. Я вспоминаю, как бывало еще в детстве, когда мне было лет пять, шесть, семь (впрочем, не совсем так: в семь лет все стало гораздо серьезней) и мой отец, любивший цирк, по воскресеньям звал меня пойти вместе с ним, я отвечала, что занята делом куда более интересным, чем поход в цирк. То же самое, когда мои тогдашние друзья-приятели звали меня поиграть, повеселиться, позабавиться вместе, я отвечала: «Нет, не хочу, у меня есть дело поинтересней…» И ведь это была чистая правда, здесь не было и тени притворства, желания выделиться, показать себя выше других. Эта работа всегда была самым увлекательным и радостным для меня делом.

Я убеждена, что любой человек, который предпримет такого рода самоисследование, разумеется, со всей возможной честностью и откровенностью перед самим собой, непременно придет к выводам, которые могут вдохновить его на серьезные поступки в духовной жизни. Итак, вы постоянно обращаете свой внутренний взор на этот своеобразный экран и внимательно следите за всем, что на нем происходит. Самое главное – держать в поле зрения всю картину целиком, не упускать из виду ни одной ее детали, ни одной мелочи и ни в коем случае не закрывать глаза, если там обнаружится какое-то не слишком приятное зрелище! Ваши исследования должны быть честными, строгими и полными, на картине должно быть представлено досконально все, что относится к делу.

Далее, когда вам становится более или менее известно, что вы собой представляете, вы делаете следующий шаг: «Раз уж все это есть во мне и от этого никуда не деться, почему бы мне не переделать себя в этом отношении так-то, а в этом – так-то? Ведь это было бы вполне логично, это, несомненно, имело бы смысл. И почему бы не попытаться устранить в себе то, что так мешает моему развитию, – весь этот клубок противоречивых желаний? А почему в моем существе присутствует такое-то свойство, такой-то элемент? И почему именно в таком виде и именно на этом месте? Может быть, если с ним поработать таким-то и таким-то образом, вместо вреда я буду получать от него пользу?» И так далее.

По мере того как вы будете продолжать эту внутреннюю работу, ваше внутреннее зрение будет мало-помалу проясняться и вы, в конце концов, поймете, почему и для чего ваше существо устроено именно так, а не иначе, вы поймете, что является главным делом вашей жизни, – ради какой цели вы созданы. И поскольку все в вашей жизни будет устраиваться так, чтобы эта цель была достигнута, ваш жизненный путь станет прямым и вы уже заранее сможете говорить о том, что произойдет в будущем: «То-то и то-то будет так-то и так-то». А если внешние обстоятельства будут складываться так, чтобы затруднить ваше движение по избранному пути, у вас хватит сил и мужества сказать: «Я выбираю то, что мне поможет, и отвергаю то, что способно нанести вред». Тогда через несколько лет вы будете управлять собой с той же легкостью, с какой опытный наездник с помощью узды и поводьев управляет своим конем: вы будете делать то, что вам нужно, и именно так, как вы считаете нужным, вы будете поступать во всем по своей воле.

Я думаю, ради этого стоит потрудиться. И, повторяю, я убеждена, что это к тому же и самое интересное на свете дело.


Дорогая Мать, а что это все-таки за экран, о котором ты говоришь?


Экран? Это сознание психического существа.


А как можно получше понять, что это за игра, о которой говорится в твоей книге?[10]


Игра? Это игра сознания, которое мы называем центральным сознанием. Ваше психическое существо – его создание. И если у вас есть сознательная связь с психическим, вам нужно сделать совсем небольшое усилие, чтобы осознать его как отражение и воплощение единого высшего Сознания. Это вершина очередного этапа вашего пути. И последний переход подъема не труден.

Но это знание открывается, лишь когда этот путь уже преодолен. Тогда все ваши битвы и сражения закончены и больше нет необходимости бороться: все, что нужно было сделать, – сделано, и последний шаг совершается, так сказать, на одном дыхании, легко, свободно и просто, самым непосредственным и естественным образом, без всяких заминок. Я думаю, что именно такой путь и такую цель имели в виду древние мудрецы, когда говорили: «Познай самого себя». И ничего иного. И если это так – а это так, – то у вас есть возможность пройти этот трудный внутренний путь самопознания самым быстрым способом, и не вслепую, то есть избежав бесполезных отклонений, когда вам непременно нужно, образно говоря, наткнуться носом или лбом на преграду, чтобы убедиться, что это действительно преграда, стена, закрытая дверь, проявление злой воли; вам не нужны будут долгие годы тяжелого опыта, не нужно будет проходить через всевозможные невзгоды, болезненные испытания, злоключения, и для того чтобы прийти к самопознанию, достаточно будет с полным спокойствием делать то, о чем я вам только что рассказала.

Когда я сама занималась тем же, кино еще не родилось и в то время какое-либо сравнение из этой области было, естественно, невозможным, тем не менее для того метода самопознания, который я использовала и который теперь предлагаю вам, очень подходит это сравнение с просмотром фильма: все явления, все детали, изменения своей внутренней жизни вы располагаете на своего рода экране и беспристрастно наблюдаете за собой со стороны. И как в кино экран, естественно, должен быть чистым, гладким, без изъянов, искажающих картину, – иначе все предметы на нем становятся размытыми и вы лишаетесь возможности правильно воспринимать фильм, – так и в вашей духовной работе ваш экран должен быть безупречно чистым, только тогда вы сможете увидеть вещи в их подлинном свете, такими, каковы они на самом деле.

Эта работа требует большой искренности, определенного мужества, настойчивости и, кроме того, достаточной пытливости ума – ведь это важно в таком деле, не правда ли? – потому что именно она побуждает вас к поискам, поддерживает интерес и стремление к приобретению новых знаний о себе и о мире. В вас должна жить настоящая жажда к самопознанию и самосовершенствованию. Она должна быть у вас в крови. Вам должно быть нестерпимо видеть себя серым бесцветным созданием, во внутренней жизни которого царит мрак и хаос, полная неразбериха, в которой невозможно ничего толком понять и которая ничего, кроме неприятных ощущений, вызвать не может, потому что вы не можете понять, что в вас составляет собственно вашу индивидуальность, что ваше, а что – нет, что у вас твердо решено, а что еще требует решения, да и вообще что это, собственно, такое – вся эта каша, весь этот сумбур, который вы называете своим «я» и в котором постоянно что-то происходит – столкновение каких-то сил, борьба каких-то влияний, а вы даже не замечаете этого? Вы спрашиваете себя: «Зачем же я это сделал?» И не можете дать ответа. Вы спрашиваете себя: «Почему я почувствовал то-то и то-то?» Но не знаете и этого. Вы мечетесь между внешним миром – в котором вам по незнанию приходится жить как в густом тумане – и своим внутренним миром, который для вас – тоже туман, правда, иного рода, однако еще более непроницаемый, чем первый, а потому и ваша жизнь в нем еще более запутанна, чем в первом; таким образом, вы живете подобно щепке в океане, брошенной на произвол волн: вас то подбросит, то опустит, то швырнет, то закрутит. Довольно неприятное положение. Не знаю, как вам, а мне оно кажется неприятным.

Иметь верный взгляд на жизнь, иметь ясное и правильное видение всего происходящего, знать свой путь в жизни, знать, куда идешь, зачем идешь, как нужно двигаться по пути, что нужно для этого делать, каковы должны быть отношения с окружающими… Это же так интересно, просто замечательно интересно – искать решение этих вопросов, ведь вы совершаете одно открытие за другим, всегда, в каждый момент – новое открытие! Вам не приходится скучать без работы, этой вам хватает с избытком.

Бывают в жизни мгновения, когда вы находитесь в таком состоянии сознания, когда, кажется, весь мир всею своею тяжестью давит на вас, а вы – будто в шорах, не знаете, куда вы движетесь по жизненному морю, но ясно ощущаете, что вас как марионетку несет куда-то помимо вашей воли.

Это очень тяжелое положение, действительно тяжелое. Но есть и другие мгновения, когда человек распрямляется, обращает свой взор ввысь, видит далекие высшие сферы, поднимается до этой высоты и становится ей причастен, обретая единство с Высшим; тогда, обратив свой взор вниз, к миру, он видит его как бы с вершины очень-очень высокой горы, он видит все, что там происходит, как на ладони, это дает ему возможность правильно избрать свой путь и следовать по нему.

Это состояние лучше, чем первое, не так ли? На самом деле, именно ради этой цели человек рождается на земле. Именно ради этой работы порождается Высшим Сознанием все многообразие индивидуальных существ, все это многообразие более мелких по сравнению с Ним обособленных сознаний. Таково истинное предназначение каждого из нас. Смысл нашего бытия, нашей жизни состоит в том, чтобы полностью осознать все те вибрации, которые и делают каждого индивида подлинно самобытным, уникальным созданием, привести их в правильное гармоничное состояние, найти свой собственный путь и следовать ему.

Но так как обычно люди не осознают и не осуществляют всего этого, то они постоянно получают от жизни удары то оттуда, то отсюда, да еще при этом удивляются, жалуются: «Господи, то одно свалится, то другое, когда же конец-то будет?» Но так было и будет всегда. Всевозможные неприятности, невзгоды, недуги неотступно преследуют их, причиняя страдания, вызывая слезы, стенания, недовольство, и только по одной единственной причине: они не сделали той необходимой работы, о которой мы говорим. Если бы в детстве кто-то научил их, как и для чего нужно выполнять эту работу, а они не теряя времени сумели бы это сделать, то могли бы идти по жизни победителями и стали бы не страдальцами на жизненном поприще, а полновластными хозяевами своей судьбы.

Я вовсе не хочу сказать, что при этом жизнь состоит из одних удовольствий и радостей, а путь усыпан одними розами, совсем нет. Но вы по-другому, так, как и следует, воспринимаете ее, вы совсем иначе относитесь ко всему происходящему: вы не предаетесь стенаниям и слезам при очередном испытании – которое в другом случае принесло бы одни лишь страдания, – вы учитесь, вы не прозябаете в бессилии и беспомощности, но движетесь вперед в своем развитии, вы совершенствуете себя.

Я думаю, что именно ради этого вы и пришли в Ашрам – для того, чтобы кто-то знающий сказал вам: «Делайте то-то и то-то. Это стоящее дело». В сущности, об этом надо было бы говорить даже с совсем маленькими детьми. Хотя они не смогут ничего понять, пока ясно не осознают исходную идею – о необходимости и важности этой работы. С другой стороны, начинать можно даже с такого возраста, когда мозг развит еще совсем слабо; в умственном развитии, например, пятилетнего ребенка еще достаточно много пробелов и он это очень остро ощущает, ему многое непонятно и ему очень хотелось бы знать настоящие ответы на свои вопросы, но пока это невозможно, оттого что в умственном отношении он еще не сложился в нужной степени. Но самое главное, что он обладает сознанием, – он в очень высокой степени сознателен, во многих отношениях он обладает правильным видением вещей, все это есть у него, но есть в его сознании и пробелы, не позволяющие ему иметь более или менее целостное мировосприятие; он пытается преодолеть эти пробелы, но до времени, пока он еще совсем мал, у него это не получается. Однако, если вы продолжаете работать с ним в нужном направлении, постепенно появляющиеся в его сознании идеи выстраиваются в правильном порядке, сразу же, так сказать, по мере поступления, образуя гармоничное целое, то есть вместо хаотического набора мыслей, соображений, идей, который потом нужно было бы приводить в порядок, умственное состояние ребенка всегда остается правильным и гармоничным непосредственно в ходе его развития. Такое воспитание, конечно, дает человеку огромное преимущество по сравнению с обычным хаотичным развитием.

Но как бы там ни было, все вы здесь собравшиеся – создания совсем еще юные и перед вами открыты все возможности правильно начать и выполнить эту работу. Работайте – пусть это будет даже пять минут в день, больше пока не надо, – то есть пять минут в день посвящайте самоанализу, исследованию своего внутреннего состояния и старайтесь выстроить свою внутреннюю жизнь в духе нашей сегодняшней беседы. Вы сами увидите, как это интересно!

5 августа 1953 г.

Дорогая Мать, есть ли предел развитию психического существа или оно постоянно находится в развитии и это бесконечный процесс?


Можно говорить о развитии психического существа в двух аспектах, рассматривать этот вопрос с двух сторон. В первом случае развитие психического включает в себя его формирование, рост и достижение совершенства и зрелости. Дело в том, что в начале своего развития психическое существо представляет собой всего лишь малую искру Божественного, скрытую в глубинах вашего существа, из которой затем постепенно формируется самостоятельное, вполне сложившееся сознательное существо, обладающее собственной волей и действующее согласно своему индивидуальному предназначению. Превращение этой малой искры Божественного Сознания, которой вначале является психическое, в сознательное индивидуальное существо происходит в результате ряда его последовательных воплощений в физическом мире, где оно набирает необходимый для своего развития опыт. Этот процесс напоминает развитие ребенка в ходе его взросления. У большинства людей психическое существо находится в стадии становления и для завершения его развития требуется очень много времени. У них оно еще не стало законченной индивидуальностью, совершенно сознательным и полновластным хозяином своего бытия, и ему нужны многие и многие воплощения, чтобы окончательно сложиться и достичь наивысшего уровня сознания.

Таким образом, развитие психического в этом смысле имеет свой предел. Неизбежно наступает время, когда оно достигает полной зрелости и окончательно складывается как индивидуальность, обретая совершенную способность управлять собой и своим существованием. Воплощение такого существа, точнее, одного из существ, достигших такого состояния, очень сильно отличается от обычного, рядового воплощения: человеческое существо при этой особой инкарнации появляется на свет, можно сказать, абсолютно свободным. В отличие от обычных человеческих существ оно не связано никакими условиями и обстоятельствами, будь то особенности физического рождения и существования, окружения, происхождения, разного рода атавизмы. Оно является в этот мир по собственной воле для выполнения определенной работы, для решения особой задачи. С этой точки зрения его развитие не требует продолжения, оно закончено в том смысле, что у него нет никакой необходимости в реинкарнации для своего совершенствования. Но пока такое совершенство не достигнуто, обязательно требуется новое воплощение, потому что иначе дальнейшее развитие невозможно; именно в физической жизни, в физическом теле психическое существо мало-помалу формируется, растет и наконец достигает полностью сознательного состояния. Завершение развития для психического означает и достижение полной свободы, в том смысле, что далее оно совершает – или не совершает – реинкарнацию только по своей воле. Итак, в этом случае мы можем говорить о прекращении развития психического.

Однако, если полностью сформировавшееся психическое существо стремится стать рабочим орудием Божественного, если покойному пребыванию в мире психического блаженства – своем собственном мире – оно предпочитает стать работником на земле, чтобы содействовать выполнению Божественной Работы, тогда у него появляется возможность для другого рода развития, ему предстоит достичь совершенства своих способностей как работника, а также совершенства в организации своей работы в человеческом обществе и в осуществлении Божественной Воли на земле. Таким образом, при определенных условиях может изменяться даже такое исключительное существо. До тех пор, пока оно физически находится в земном мире и стремится осуществить Божественную Работу, оно будет совершенствоваться. Если же оно уходит в мир психического, решив устраниться от дальнейшего участия в Божественной Работе, его состояние будет оставаться неизменным без всякого дальнейшего развития, поскольку, как я вам уже говорила, развитие, совершенствование для него возможны только здесь, в земном, в физическом мире, ибо эта возможность предоставляется далеко не во всех мирах. Например, мир психического – это мир блаженного упокоения: его обитатели постоянно остаются в одном и том же состоянии без всяких перемен.


А какова судьба тех, кто еще не осознал своего психического существа?


Они будут продолжать совершенствоваться независимо от своих желаний и намерений.

Дело в том, что их психическое существо неизменно продолжает свой путь к совершенству, хотя сами они этого не осознают. Поэтому и в целом все их существо определенным образом совершенствуется. Это приводит к тому, что их земное существование подчиняется определенной закономерности. В их жизни есть период роста, в широком смысле слова. Их развитие напоминает развитие растущего ребенка. Если, достигнув пика, предела своего физического роста, они не смогут продолжать развитие в других сферах – в интеллектуальном отношении, в отношении своего психического существа, в духовном отношении, то, прибегая к языку науки, можно сказать, что кривая их развития начнет падать, что означает старение, разложение и смерть.

В чисто физическом отношении постоянное совершенствование пока невозможно, иначе говоря, чисто физическое существование имеет свой определенный ход: сначала рост, достижение наивысшей точки, затем упадок и разложение. Ибо там, где нет движения вперед, неизбежно есть обратное движение; если нет развития, то неминуем упадок. Этот закон свойственен как раз физическому миру. Пока еще не найден путь постоянного, непрерывного развития в физическом отношении; по достижении некоторого предела, верхней границы физическое существо то ли из-за своего рода усталости, то ли по неспособности прекращает совершенствоваться дальше достигнутого состояния, так или иначе, но его развитие прекращается и спустя некоторое время наступает разложение.

Таким образом, те, чья жизнь представляет собой не более чем физическое существование, достигнув апогея в этом отношении, очень быстро приходят к упадку. Но в наше время общее развитие человечества на коллективном уровне не ограничивается одним лишь физическим планом, и мы можем говорить и о возможности витального или умственного развития, так что последнее, например, может продолжаться очень долго, даже после того, как всякое физическое совершенствование давно прекратилось, и благодаря этому умственному развитию вы продолжаете в определенном смысле восхождение по линии своего земного бытия, в то время как в физическом отношении всякий прогресс уже давно прекратился. Те же, кто практикует йогу, кто достиг осознанной связи и отождествления со своим психическим существом и живет его жизнью, эти люди сохраняют способность совершенствоваться действительно до последнего вздоха своей жизни. Причем это развитие не прекращается и со смертью, когда они оставляют свое тело (из-за того, что, по их мнению, тело уже не способно к дальнейшему существованию, не пригодно для жизни в физическом мире); для них прогресс продолжается и после ухода из земного мира.

Неспособность тела к трансформации, к постоянному развитию является причиной ухудшения его состояния, с течением времени оно становится все в большей и большей степени подверженным внутренним расстройствам, внутренний дисбаланс усиливается и в определенный момент времени он приводит к полному общему расстройству организма, когда восстановление нужного состояния равновесия, то есть физического здоровья, уже невозможно.

На будущей неделе мы с вами разберем этот вопрос. Вообще же прогресс совершенно невозможен только для бесплотной жизни в мирах чистого духа, где жизнь лишена всякой связи с физическим, земным существованием, включая и ментальную сферу. Характерное для такого бытия состояние вечно и неизменно, никаких импульсов к развитию оно не допускает. Но оно также полностью изолировано и от всего проявленного мира. Достигнув этого состояния, вы полностью порываете со всем проявленным, полностью оставляете материальный мир. Чтобы остановить свое совершенствование и развитие, достаточно оставить проявленный мир, поскольку одно неразрывно связано с другим: проявленный мир означает прогресс, и прогресс, в свою очередь, означает проявленный мир.


Множество людей думают и пишут под влиянием вдохновения. Откуда оно берется?


Множество? Вот так удивительное дело! Никогда не думала, что их так уж много… А ты другого мнения?


Ну вот, например, поэты, когда сочиняют стихи…


Ах, вот ты о чем. Дело в том, что источником вдохновения могут быть очень разные миры: материальный, витальный, множество разнообразных ментальных сфер и, наконец, что бывает очень и очень редко, мир верховного разума или еще более высокие сферы. Какого-то единого источника вдохновения не существует, не нужно думать, что любое вдохновение приходит из одного и того же источника. Поэтому испытывать вдохновение еще не означает быть существом высокого уровня… Своеобразное вдохновение может испытывать и тот, кто делает и говорит глупости, – и во множестве!


А что вообще значит «испытывать вдохновение»?


Это значит получать, воспринимать нечто такое, что исходит не из вашего существа, а приходит извне, быть восприимчивым к некому влиянию, не связанному непосредственно с вашим сознательным существом.

На самом деле, своего рода вдохновение может заставить человека совершить убийство! Есть страны, где убийц казнят, отсекая им головы, и, поскольку этот варварский акт совершается почти мгновенно, происходит резкое высвобождение витального существа, оно не успевает как обычно разложиться на отдельные фрагменты перед тем, как покинуть тело. Оно резко отделяется от тела со всеми кипящими в нем страстями и желаниями и обычно тут же находит себе прибежище в ком-либо из присутствующих, либо полуживых от ужаса, либо захваченных нездоровым любопытством, что ослабляет их защищенность и делает их доступными для проникновения витального существа казненного, что и происходит на самом деле. Статистика подтверждает, что большинство убийц молодого возраста признают, что первое побуждение, сама мысль о возможности убить другого человека пришла к ним как раз в то время, когда они присутствовали на казни какого-то убийцы. Это можно также назвать своеобразным «вдохновением», хотя и отвратительным по своей природе.

По существу, вдохновение означает вдруг на какое-то время открывшуюся способность воспринять нечто такое, что не принадлежит вашему индивидуальному сознанию, что приходит извне, подчиняет вас своей власти и побуждает к определенным действиям. Это наиболее общее определение этого явления.

Нужно заметить, что когда обычно говорят о каком-то поэте, обладающем вдохновением, то это означает, что ему было дано воспринять нечто возвышенное и выразить то, что ему было дано, в яркой и красивой форме. Но правильнее было бы сказать, что у этого поэта вдохновение высокого достоинства.


А нельзя ли вызвать вдохновение по собственному желанию, когда тебе этого захочется?


Когда захочется? Вообще говоря, нет, потому что обычно люди не имеют правильного представления, полного знания о реальном строении и функционировании своего существа, поэтому «открыть двери вдохновению» по своей воле они не могут.

Но этого можно добиться; именно этому вас прежде всего обучают в йоге: суметь «открыть себя», то есть развить в себе восприимчивость к определенным влияниям и по своей воле пользоваться этой способностью всегда, когда возникает необходимость, «открывать в своем существе все двери, какие хочешь и когда хочешь». Достигается это с помощью либо медитации, либо концентрации, либо стремления – все это пути, которые мы используем в нашей йоге, чтобы «открыть двери» в той или иной части существа.

Но, конечно, в подавляющем большинстве случаев мы стремимся открыться не произвольным влияниям, а влияниям наиболее высоких сфер. Хотя, к сожалению, чаще всего человеческим существам присуща восприимчивость совсем иного рода… И это вполне объяснимо, ведь человек не может жить как в неприступной – непроницаемой для любого постороннего влияния – башне из слоновой кости, в жизни он подвергается самым разнообразным влияниям, в том числе и низшего свойства; да, собственно, такое состояние, когда вы целиком замкнуты в самих себе, недоступны вообще никаким воздействиям извне, с моей точки зрения, не только не благоприятствовало бы вашему развитию и совершенствованию, но делало бы их попросту невозможными. Все ваши возможности в этом отношении сводились бы только к одним внутренним перестройкам, переделкам, перестановкам, в таких условиях вы располагаете только ограниченным материалом – содержимым вашего существа – и не более того. Вы просто представьте себе, что вы – полностью закрытый, совершенно непроницаемый шар, у вас нет никакой связи, никакого сообщения с внешним миром – вы ничего не отдаете вовне и ничего оттуда не получаете; все, чем вы располагаете, – это очень скромный набор элементов сознания, вибраций, других проявлений внутренней жизни (называйте их как угодно), все это прочно заключено в сплошном, без малейшего изъяна, шаре, и это все, что имеется в распоряжении вашего сознания, которое также ограничено этой оболочкой. Связи с внешним миром нет и вашему сознанию доступно только то, из чего состоит ваше собственное существо. Что можно предпринять в таком положении?.. Только внутреннее переустройство; здесь, конечно, найдется много работы, но, в конце концов, и здесь наступит предел. Разумеется, вы достигнете более совершенного состояния, добившись своего рода внутреннего прогресса, но ни о каком действительном прогрессе, предполагающем работу со всем многообразием сил окружающего мира, не может быть и речи. Таким образом, спустя определенное время вы осознаете свою крайнюю ограниченность, невозможность дальнейшего развития, в конце концов, вы устанете от самих себя: раз за разом, снова и снова переставлять туда-сюда, так сказать, предметы внутренней обстановки – то есть внутреннего состояния, внутренней жизни, менять внутреннее устройство своего существа, изменяя сочетание его отдельных элементов, все время идти по одному и тому же кругу – не слишком веселое занятие.

К счастью, человек постоянно взаимодействует с окружающим миром, постоянно что-то получает от этого взаимодействия, он – не сплошной непроницаемый шар, а в каком-то смысле некое пористое образование: одни вибрации энергии исходят от него вовне, другие – проникают внутрь. Такие пульсации происходят непрерывно. Вот почему так важно правильно выбирать окружающую обстановку, в которой живешь: между вами и ею происходит постоянный обмен энергиями, и очень важно, какого рода это взаимодействие, каково соотношение между тем, что вы отдаете, и тем, что получаете. Чем более деятельны люди в какой бы то ни было сфере и на каком бы то ни было уровне, то есть чем больше энергии они отдают, тем больше они и получают. Но получаемые ими вибрации относятся к тому же уровню, на котором протекает их деятельность. Например, совсем маленькие дети всегда в движении, вечно они кричат, носятся туда-сюда, бегают, прыгают (очень редко они находятся в покое, пожалуй, лишь когда спят, да и то далеко не всегда их сон можно назвать спокойным), они тратят много энергии, но и получают много, и, как правило, это физический и витальный виды энергии. Таким образом, большей частью они восстанавливают силы за счет получаемой извне энергии. Поэтому для них так важно находиться в такой обстановке, которая позволяла бы им возмещать затраты, по крайней мере, на том же качественном уровне, не ниже.

Умеряя с возрастом детскую расточительность в движениях, становясь скупее в своей двигательной активности, человек и получает взамен меньше; это одна из причин, одна из главных причин того, что с возрастом, в сущности, замедляется, приостанавливается физическое совершенствование человека. Вы становитесь более расчетливыми, стараетесь не тратить зря своих сил, потому что доминирующую роль в вашей жизни начинает играть рассудок: «Повнимательней, поосторожней, не надо доводить себя до утомления, не нужно слишком усердствовать и т. д.» Вмешательство разума во многом сокращает восприимчивость на физическом плане. В конце концов прекращается всякое физическое развитие – рост умственных способностей приостанавливает рост физических возможностей!

Но на других уровнях открываются все большие возможности обмена энергиями, например возрастает витальная восприимчивость, а у тех, кто постоянно живет в мире страстей и желаний, она иногда достигает такой степени, что начинает доставлять неприятности не только окружающим, но и самим этим людям. У тех, чья жизнь протекает в основном на ментальном плане, очень высокого уровня может достигать ментальная восприимчивость. Все люди, чьи творческие способности реализуются в ментальной сфере, те, кто занимается различными научными изысканиями, исследованиями, люди умственного труда могут совершенствовать свои умственные способности – если они не прерывают своей работы – практически беспредельно. Разум человеческого существа продолжает функционировать, даже если его физический носитель разрушается.

Бывает даже так, что человек лишен возможности воплотить свои интеллектуальные способности и достижения во внешнем мире, на материальном плане, но разум его, независимо от его физического состояния, может беспрепятственно развиваться, совершенствоваться. Время деятельной, созидательной жизни ментального существа значительно больше, чем физического. Оно, можно сказать, еще в юношеском возрасте, когда физическое существо – уже глубокий старик. Только в том случае, если вы не следите за тем, чтобы ваш мозг был постоянно в хорошем состоянии, или если в результате какого-то несчастного случая в нем появились повреждения, вы теряете способность так или иначе воплотить результаты своего умственного труда в жизнь. Однако это может совершенно не мешать ментальному существу развиваться. Люди, которые постоянно поддерживают свой организм в необходимом для его правильного функционирования равновесии, то есть, например, те, кто никогда не позволял себе никаких вредных излишеств, заботливо относился к своему физическому состоянию, не отравлял свой организм, как это делает большинство людей, всевозможными ядами – не курил, не употреблял алкоголя и так далее, – тем самым и свой мозг поддерживает в относительно хорошем состоянии, что позволяет им достигать все большего совершенства на ментальном уровне и даже, более того, может совершенствоваться и их способность воплощать достигнутое на материальном уровне, и так – вплоть до конца своих дней. Только в том случае, когда у них возникает потребность уйти в себя, замкнуться в себе – чаще всего это бывает в последние годы жизни, – способность к воплощению своих достижений у них пропадает. Однако сам их разум продолжает развиваться.

Витальное существо по своей природе бессмертно. Но у обычных людей оно находится в стихийно-беспорядочном – естественном для них – состоянии, которому свойственны постоянное возбуждение, игра страстей, противоречивых побуждений и желаний. Все это действует разрушительно на само витальное существо. А вот отдельные элементы витального могут иметь гораздо более продолжительную жизнь. Желание, страсть в полной мере обладают этим качеством и могут продолжать свое существование в течение очень долгого времени даже независимо от существа, которое их… можно было бы сказать, «которое порождает их», но точнее будет сказать, «которое является их жертвой». Потому что так оно и есть на самом деле: желание, страсть налетают на вас как буря, полностью подчиняя своей власти и унося далеко от правильного, гармоничного состояния, если только вы не сумеете сохранить полное спокойствие под их натиском, совершенную внутреннюю неподвижность, так, словно вы, как только буря началась, изо всех сил прикрепились бы к некой твердой незыблемой внутренней основе, чтобы выстоять против налетевшего урагана. А потом во что бы то ни стало нужно остаться в этом покое и неподвижности, не поддаться накатывающимся на вас порывам, не позволить себе ни малейшего трепета, колебаний, внутренней дрожи; надо сохранять внутренний покой, помня, что любая буря такого рода, в конце концов, прекращается. И вот буря проходит, исчезают ее последние отголоски, теперь можно перевести дыхание и, после глубокого вдоха, восстановить свое прежнее правильное состояние внутреннего равновесия. При таком отношении к подобного рода явлениям вы выходите из схватки с наименьшими потерями, и все заканчивается благополучно.

Если же порывы страстей бросают вас из стороны в сторону как щепку в море и вам не удается восстановить состояние равновесия, поскольку вы не проявляете нужного самообладания и выдержки, оттого что не даете себе труда строго следить за своей внутренней жизнью, не развиваете в себе внутреннюю зоркость, то тогда с вами может произойти все что угодно. Вы можете оказаться в пучине бедствий, которая, в конце концов, поглотит вас, и вы окажетесь ни с чем, у разбитого корыта.

Еще вопросы?


Люди часто совершают разные глупости…


Это верно.


Они сознают, что они делают, умом они себя ни в коем случае не оправдывают, они в состоянии понимать, что их поведение невозможно ни извинить, ни сколько-нибудь удовлетворительно объяснить, вообще привести хотя бы какое-то разумное суждение в их пользу. Что это за состояние?


Что это за состояние? Люди, совершающие глупости и сознающие это, но не способные удержаться от своих глупостей, потому что не обладают достаточно сильным разумом, который остановил бы их?..

Но как бы ни был развит ваш разум, сам по себе он не способен на это! Потому что разум – это инструмент, назначение которого состоит в том, чтобы помочь нам видеть, оценивать предметы, явления окружающего мира с самых разных сторон. Как ты думаешь, удастся ли тебе поддержать в себе необходимую в сложных, тяжелых случаях силу воли и не поддаться порывам страсти, желанию, если твой ум представит их тебе то с одной, то с другой стороны? Он скажет тебе: «Хорошо, пусть все это так-то и так-то, но, в конце концов, почему бы, собственно, ему не быть таким-то и таким-то?» И твои благие намерения и твоя сила воли испарились, не так ли?..

Как и сказано в моей книге, ваш ум всегда найдет возможность всему дать подходящие объяснения, во всем оправдать вас, прекрасно обосновать в вашу пользу все, что угодно.

Реальную помощь в борьбе с желаниями может оказать вам только психическое существо. Если у вашего разума есть связь с психическим существом, если оно имеет возможность оказывать непосредственное влияние на его состояние, то тогда он обладает достаточной силой оказать сопротивление любому приступу страстей. В этом случае он будет точно знать, где ложь, а где правда, а зная, в чем состоит истина, он, если, конечно, к тому же в нем присутствует добрая воля, может организовать отпор любому нападению, дать сражение и одержать победу. Потому что, каких бы прекрасных воззрений вы ни придерживались, как бы ни были широки и многообразны ваши интеллектуальные познания, какие бы достойные принципы вы ни разделяли умом, всего этого еще недостаточно, чтобы дать вам силу воли, способную противостоять натиску влечений и страстей. Вот, например, вы пришли к какому-то вполне определенному решению, ну, скажем, не делать каких-либо вещей, ваше решение твердо и отныне вы этого делать не будете никогда, но вдруг спустя какое-то время как-то так получается (причем вы и сами не понимаете, как и почему это случилось, да и вообще что, собственно, случилось), что вы поступаете совершенно наперекор своему же решению, так, словно оно и не было вами так твердо и окончательно принято! И сразу же вы находите превосходные оправдания, благовидные причины и объяснения своим действиям… Среди прочих очень распространенным является следующее оправдание: «Ну, сейчас я все-таки сделаю это, чтобы лишний раз убедиться, что это очень плохо, так чтобы больше этого не делать никогда. Все, это будет последний раз». Такое милое славное оправдание: «Я делаю это в последний раз. И я делаю это, чтобы полностью осознать, насколько это нехорошо и что в будущем ни в коем случае так поступать не следует, и так и будет. Это – в последний раз». И всякий раз, когда ваше решение подвергается испытанию, вы говорите себе, что это в последний раз, а потом все повторяется сначала! С другой стороны, есть люди, не слишком развитые в умственном отношении, не имеющие достаточно ясных представлений о том, что дурно, а что нет, которые говорят себе: «А почему, собственно, я не могу этого делать? Все эти теории, эти принципы, утверждающие, что это дурно, могут быть и неправильными. Если я хочу этого, кто мне докажет, что мое желание хуже какой-то там теории?..» У них «последнего раза» нет, ибо они принимают свои желания за нечто вполне естественное.

Между этими крайностями располагается множество «промежуточных» отношений. Но опаснее всего – успокаивать себя: «Ну, еще раз, последний, я сделаю это, и это поможет мне полностью очиститься от этой напасти. И больше я этого делать никогда не буду». Ну, и очищение всегда оказывается недостаточным!

Оно удастся вам, если вы придерживаетесь такой позиции: «Нет, на этот раз я постараюсь не делать этого ни за что, изо всех сил буду сопротивляться и не поддамся, не сделаю этого». И если вы успешно справились с тем, что решили, – хотя успех этот, на самом деле, совсем невелик, – то это уже много. Повторяю, вообще говоря, успех незначителен, это ваше маленькое частное достижение: вы не совершили того, к чему вас так сильно влекло ваше желание, но само желание, страсть остались с вами, они никуда не исчезли, внутреннее смятение сохраняется, но вы, по крайней мере, внешне сопротивляетесь: «Я не сделаю этого, не уступлю ни на йоту, я не поступлю так, чего бы мне это ни стоило, даже если бы мне пришлось связать самого себя по рукам и ногам». Это всего лишь частичный успех, но это уже и большая победа, потому что благодаря ей в следующий раз вы сможете пойти немного дальше. А именно – вы попытаетесь унять внутреннее смятение и напряжение, весь тот вихрь страстей, которого не сумели избежать в прошлый раз. Когда вы пытаетесь достичь хотя бы небольшого покоя, сначала вам это удается с большим трудом и занимает много времени. Но желания еще долго не оставят вас, они будут возвращаться, мучить вас, вызывать раздражение, сильнейшее отвращение, все это будет повторяться не раз и не два, но если вы неизменно будете оказывать стойкое сопротивление: «Нет, я не стану этого делать; чего бы мне этого ни стоило, я не позволю себе ничего подобного, буду тверд как скала», тогда понемногу, постепенно, порывы страсти будут ослабевать и вы сможете перейти к следующему шагу, освоить более высокое внутреннее состояние: «Теперь я хочу в своем сознании стать выше этой страсти и всего того, что она приносит с собой. Мне придется выдержать еще немало сражений, но если в сознании я буду выше всего этого, наступит, в конце концов, время, когда желание больше уже не вернется ко мне». И это время, в самом деле, наступит, вы вдруг осознаете, что вы как-то даже незаметно для себя полностью избавились от этих трудностей, вы станете совершенно свободны. Такое очищение может занять много времени, а может – и совсем мало: все зависит от силы вашего характера и искренности стремления. Интересно, что даже не очень искренние люди могут достичь определенного успеха в таком деле, если они будут действовать так, как я вам рассказала. Правда, на это нужно время, но хотя бы внешне можно добиться успеха, то есть не быть орудием, игрушкой, материальным носителем страстей и желаний и, таким образом, не дать им воплотиться на материальном уровне. Дело в том, что все силы, так или иначе связанные с земным миром, стремятся к самопроявлению, к материальному воплощению. В этом состоит их назначение, цель, поэтому если вы ставите преграду на их пути к этой цели, то есть отказываетесь быть их помощником, посредником в их стремлении к воплощению, они пытаются в течение какого-то времени с помощью сильных ударов преодолеть преграду в вашем лице, подчинить вас себе, но если вы проявите достаточно твердости, они, в конце концов, выдыхаются и удаляются, так и не добившись от вас своего и оставляя вас в покое.

Вот почему никогда не нужно говорить себе: «Сначала я добьюсь чистоты в мыслях, затем в теле, потом в витальном, а уж только потом в своих действиях». Этот, казалось бы, вполне естественный порядок очищения никогда не срабатывает. Эффективным оказывается начать этот процесс с другого конца, с внешней стороны: «Прежде всего я не буду делать то-то и то-то, поступать так-то и так-то, затем перестану желать этого, а потом я добьюсь освобождения от всех побуждений, страстей и желаний, они перестанут существовать для меня вообще, я буду абсолютно недоступен для них». Это реальный, эффективный путь очищения. Сначала не делать того, к чему побуждает желание, а затем освободиться от самого желания и тем самым полностью очистить свое сознание от его влияния.


Когда психическое существо должно низойти в земной мир для воплощения, оно уже заранее выбирает, в каком виде, в каком теле, в каких условиях это произойдет?


Интересный вопрос. Здесь все зависит от конкретных обстоятельств.

Как я только что говорила, есть психические существа, которые находятся в стадии роста, становления на пути к совершенству; для них, особенно в самом начале этого пути, выбор условий воплощения довольно узок, но после того, как они достигнут определенной степени развития и определенного уровня сознания (обычно это происходит во время очередного воплощения, когда уже накоплен определенный опыт в ходе предыдущих воплощений), они уже могут принять решение, при каких условиях, обстоятельствах, в какой обстановке будет проходить их следующий опыт воплощения.

Я приведу вам два примера, хотя мои пояснения и будут несколько упрощенными. Допустим, что какому-то психическому существу необходимо приобрести опыт земной жизни в теле человека, находящегося на вершинах мирской власти, человека, повелевающего людскими массами, с тем чтобы получить полную картину того, что может испытывать такой человек, каковы отличительные свойства, черты, особенности поведения такой личности и каким образом можно их обратить на пользу Божественного, то есть усвоить все то полезное, что в этом отношении может принести такая жизнь. И тогда новым воплощением психического становится какая-либо царствующая особа: король, королева. Когда обладание определенной властью дает требуемый – и к тому же исчерпывающий в этом отношении – опыт, то есть когда психическое познало все то, что входило в его намерения при этом воплощении, оно готовится покинуть ставшее для него бесполезным тело, оно готовится к следующему опыту. Но еще находясь в этом теле, оно уже вполне способно оценить полученный опыт и принять решение о том, какой опыт ему требуется далее и, соответственно, каковы будут условия следующего воплощения. Иногда последующий опыт является ответной, обратной реакцией на предыдущий: одна область земной жизни полностью познана и теперь нужно дополнить эти познания познаниями в прямо противоположной области. Поэтому очень часто – хотя и не всегда – условия следующего воплощения могут очень сильно отличаться от условий предыдущего, так что следующая жизнь будет представлять собой другой полюс по отношению к предыдущей. Таким образом, завершая очередное воплощение, психическое определяет область, конкретные обстоятельства следующего. Допустим, например, что психическое достигло такого уровня развития, когда естественным следующим – после воплощения «во власти» – шагом для него становится воплощение, в котором оно стремится использовать опыт земной жизни для работы с телом с целью достичь его сознательной связи с Божественным и трансформировать его в соответствии с Волей Божественного. Итак, оно покидает то тело, которое принадлежало человеку, обладавшему властью, в полной мере использовав все возможности и обстоятельства этого воплощения для своего развития, покидает с уже готовым решением о следующем воплощении. Вполне возможное решение в этом случае состоит в том, что следующее воплощение произойдет без каких либо крайностей, при некоторых средних, не экстремальных, условиях, в частности, среди средних слоев населения, в середине социальной лестницы, не на верхнем ее этаже, но и не на нижнем, потому что любые крайности заставляют человека вести такую жизнь, когда он полностью поглощен, даже порабощен внешней стороной жизни, поэтому нужно избежать этих крайностей, то есть новая среда воплощения должна быть совершенно нейтральна, так сказать – не нужно быть ни на вершине власти, ни на дне общества, это как бы «жизнь посередине». Итак, выбор сделан. Далее психическое возвращается в свой собственный мир – мир психического, ему необходим некоторый перерыв, нужно как следует усвоить полученный опыт и приготовиться к следующему. Психическое, естественно, помнит о том, какой выбор им сделан в прошлой земной жизни, и, хотя перед новым нисхождением в земной мир, когда прошлый опыт уже полностью усвоен, когда настало время возвратиться на землю, восприятие психическим картины материального мира отличается от нашего земного видения – у психического оно другое, – тем не менее, оно вполне способно отчетливо воспринимать различия в образе жизни, состоянии людских масс, различных слоев населения земли. Его видение более общего свойства, оно охватывает весь земной мир и выделяет в нем самое существенное для предстоящего воплощения. Именно в этом смысле оно имеет возможность выбирать условия реинкарнации и осуществляет этот выбор. Иногда он падает на ту или иную страну в зависимости от того, какое требуется воспитание, культурно-историческая среда, то есть такая обстановка, которая позволит достичь нужных результатов во время следующего опыта воплощения. Порой же выбор какой-то вполне определенной страны, нации недоступен, возможно выбрать только будущую окружающую обстановку и соответствующий образ жизни, отвечающие основным, самым существенным требованиям нового опыта. Самое же существенное в выборе – это набор и качество нужных вибраций будущей среды воплощения, именно по этому признаку психическое определяет точку нисхождения, характер же вибраций психическое может различать из своего мира вполне отчетливо и безошибочно. Для него это что-то вроде своеобразных опознавательных знаков, указателей «точки прицела», которые служат для определения места «приземления». Однако совершенно точное «приземление» невозможно, так как для этого необходимо, чтобы выполнялись дополнительные условия, а именно должны присутствовать готовность, восприимчивость и стремление в земном мире. Иначе говоря, для того чтобы новый опыт воплощения удался, среди людей должен найтись кто-то – обычно это женщина, мать будущего воплощенного существа, хотя это могут быть и оба родителя, но мать безусловно должна отвечать нужным требованиям, – кто обладал бы пусть даже и безотчетным стремлением к высшему, неосознанной восприимчивостью к нему, обладал бы – и в достаточной степени – определенными качествами, своеобразной пассивностью, открытостью, готовностью к восприятию влияния из высших миров, а в лучшем случае, сознательным к нему стремлением. Если это так, для взора психического, обращенного к земному миру, там как бы загорается маленький огонек. Если в той обычной и, в определенном смысле, однообразной людской массе, какой психическому она видится на избранном для воплощения участке земного пространства, его волеизъявление находит себе отклик и на фоне темной массы зажигается такой огонек стремления, то для психического это является указанием на точку нисхождения. Это необходимое условие порождает неопределенность в конкретных сроках нисхождения, задержка в осуществлении выбора может составлять несколько дней, быть может, месяцев, но в целом не слишком долгое время – пусть это будет даже и несколько лет, – однако, как бы там ни было, психическое все-таки не может знать заранее, когда в точности все сбудется: «В таком-то году, в такой-то день, в такое-то время совершится мое следующее воплощение и на свет появится новое человеческое существо, новое создание». Для этого непременно должен найтись подходящий человеческий материал, отыскаться человеческое существо, в нужной мере обладающее соответствующей восприимчивостью. Как только психическое обнаруживает его из своего мира, оно совершает нисхождение в физический мир. Только давайте все же не будем забывать, что на самом деле все происходит не совсем так, вся эта картина – все-таки образное описание, хотя и очень близкое к действительности и дающее хорошее представление о реальном процессе. Его особенность заключается в том, что происходит нисхождение психического в сферу бессознательного, так как физический мир, даже если иметь в виду любое, пусть и самое развитое, человеческое сознание, – это мир бессознательного в сравнении с сознанием психического. Итак, психическое погружается в среду бессознательного. Это можно сравнить с падением человека головой вниз на что-нибудь твердое, на камень, скажем. Наступает шок, происходит полная потеря сознания. И в течение долгого времени – за крайне редкими исключениями – это состояние полного неведения сохраняется, то есть психическое уже не осознает, ни где оно, ни в чем состоит его особое дело, ради которого и совершено нисхождение, ничего этого оно не помнит. Ему очень трудно каким-то образом проявить себя в человеческом существе, особенно в раннем детском возрасте, когда мозг, можно сказать, еще не сформировался до конца, находится в зачаточном состоянии и для психического еще нет возможности проявить себя на ментальном уровне из-за недоразвитости отдельных участков мозга. Поэтому очень большая редкость, когда уже в детском возрасте человек обнаруживает в себе присутствие того высшего существа, о котором мы говорим… Хотя и такое случается. Все мы достаточно наслышаны о таких случаях. Однако все это исключения, и обычно для этого требуется определенное время. В этом последнем случае постепенно происходит пробуждение психического от оцепенения, и оно начинае