Темпестус (fb2)


Настройки текста:



Правовая информация

Книга подготовлена для гильдии переводчиков форума Warforge.ru

Любое воспроизведение или онлайн публикация отдельных статей или всего содержимого без указания авторства перевода, ссылки на WarForge.ru запрещено.

Перевод © dima_v, © Cinereo Cardinalem

Верстка и оформление Zver_506

Брэйден Кэмпбелл ТЕМПЕСТУС

Для Холли, которая скучает по мне, когда я пропадаю в мрачной тьме далекого будущего

WARHAMMER 40000®


Сорок первое тысячелетие. Уже более ста веков Император недвижим на Золотом Троне Терры. Он — Повелитель Человечества и властелин мириадов планет, завоеванных могуществом Его неисчислимых армий. Он — полутруп, неуловимую искру жизни в котором поддерживают древние технологии, ради чего ежедневно приносится в жертву тысяча душ. И поэтому Владыка Империума никогда не умирает по-настоящему.

Даже в своем нынешнем состоянии Император продолжает миссию, для которой появился на свет. Могучие боевые флоты пересекают кишащий демонами варп, единственный путь между далекими звездами, и путь этот освещен Астрономиконом, зримым проявлением духовной воли Императора. Огромные армии сражаются во имя Его на бесчисленных мирах. Величайшие среди его солдат — Адептус Астартес, космические десантники, генетически улучшенные супервоины.

У них много товарищей по оружию: Имперская Гвардия и бесчисленные Силы Планетарной Обороны, вечно бдительная Инквизиция и техножрецы Адептус Механикус. Но, несмотря на все старания, их сил едва хватает, чтобы сдерживать извечную угрозу со стороны ксеносов, еретиков, мутантов. И много более опасных врагов.

Быть человеком в такое время — значит быть одним из миллиардов. Это значит жить при самом жестоком и кровавом режиме, который только можно представить.

Забудьте о достижениях науки и технологии, ибо многое забыто и никогда не будет открыто заново.

Забудьте о перспективах, обещанных прогрессом, о взаимопонимании, ибо во мраке будущего есть только война. Нет мира среди звезд, лишь вечная бойня и кровопролитие, да смех жаждущих богов.

·

«Ах, Иксой, Иксой. Как жестока наша судьба, разделены мы! Ты тянешься сверху, я поднимаюсь снизу, но нам, похоже, никогда не обняться. Должны ли мы довольствоваться лишь взглядами друг друга; ты, мой откормленный воин, и я, твоя Богиня Моря?»

— «Кантос Континуос», M41

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Шелсисты хорошо постарались, чтобы скрыть свое присутствие. Они устроили свой нечестивый собор в глубинных альковах разрушенного библиариума, где толстые стены заглушили бы их песнопения и псалмы. Поперек единственного входа они развесили плотный занавес из сушеных водорослей, чтобы скрыть свет факелов. Они усеяли грязь цветками морских растений, дабы скрыть свои следы. Случайному наблюдателю ничего не показалось бы неправильным в мёртвом, безмолвном городе.

Но канонисса знала их намного лучше. Она стояла на вершине разбитой колонны, пристально изучая находящуюся перед ней площадь. Луна Лизиоса, как и всегда, громадой висела в небе. Она была ещё даже не в полной своей фазе, но отбрасываемый ей на землю тусклый красный свет был столь обильным, что канонисса могла бы читать «Эдикты Прим». Но в этом не было нужды; она наизусть заучила слова Священного Синода десятилетия назад.

— Когда люди забывают свой долг, — продекламировала она шепотом, — они перестают быть людьми и становятся хуже животных. Им нет места ни в лоне Человечества, ни в сердце Императора. Так пусть же они умрут и будут забыты.

Она подняла правую руку и резко согнула её. Остальные сестры двинулись к ней, не издавая ни звука, за исключением шелеста тяжелых одежд и скрипа силовой брони. Достигнув основания колонны, они преклонили колени.

Канонисса повернулась и осмотрела их. Они исполнят свой долг на этом забытом, затопленном мире, как и множество раз до этого. Но эти поклонники Богини Морской были слишком необычны для еретиков. Они не имели ни одной из четырех традиционных дурных меток. Они не занимались самобичеванием или отрубанием своих пальцев. Вместо этого все они были неотличимы от основной массы граждан планеты. Она опасалась, что из-за этого её паства могла испытывать сожаление по отношению к своему долгу. В конце концов, Сестры Битвы были защитницами веры, а не безответственными убийцами. Она решила, что им была необходима воодушевляющая проповедь.

— Император отдал Свою жизнь в качестве платы за то, чтобы Человечество могло жить, так велика Его любовь к Человечеству. Верующие ежедневно воздают Ему благодарности и молитвы и служат Ему всем сердцем, душой и силой.

Склоненные головы кивнули в согласии.

— Но в этом мире есть те, кто отвергает любовь Императора, кто умаляет дар Его, предлагая верность и преданность ложным божествам. Что надлежит Ему тогда сделать? Пренебречь этим оскорблением? Потворствовать такому поведению? Или, быть может, Ему следует свершить наказание и наставить их на путь истинный, как любящему отцу — своенравных детей?

Она театрально остановилась, достаточно надолго, чтобы позволить своим слушателям обдумать вопрос и прийти к единому мнению.

— Да, поклонники Шелсы хитры. Они хорошо скрывают свою ересь, но Император видит зло в их сердцах. Его не обмануть внешним видом, и мы тоже не должны обманываться, дорогие сестры. Мы — Его избранницы; Он повелел нам очистить мир от скверны, чтобы верующие могли процветать. Болтом, клинком и огнем мы должны преподать урок всем тем, кто отвергает Его.

— Настоятельница Тарша!

Одна из семи голов поднялась.

— Да, канонисса Грейс?

— Можешь ли ты поручиться за преданность тех, кто служит под твоим началом?

Молодая женщина улыбнулась.

— Да, конечно. Мы готовы идти по пути праведности.

— Тогда подготовь своих сестер.

Тарша встала и широко развела руки. Когда она начала читать боевую молитву Адепта Сороритас, канонисса Грейс развернулась ко входу в библиариум.

Вот уже несколько месяцев она руководила непрерывной цепью погромов против родных религий Лизиоса. Однако шелсисты были хуже всех. Не успевала она подавить один их анклав, как тут же создавался другой. Их нежелание искореняться было достаточно раздражающим, но что Грейс действительно ненавидела, так это романтичность их секты.

Литании шелсистов представляли собой бесконечный ряд непродуманных стихотворений. Каждое из них велось от имени богини моря, и, по мнению канониссы, ни одно из них не было особо хорошо написано. В своих поисках она столкнулась с тысячами стихов, и все они были написаны в едином ужасном, тоскливом стиле. Возможно, их автор была такой же опьяненной любовью девочкой-подростком, как и само океаническое божество. И, тем не менее, что-то в истории безответной любви моря и луны затронуло чувства некоторых людей Лизиоса. Поклонение и почитание Шелсы проникли во все слои общества, от распоследнего жнеца водорослей до высшей знати. Говорили, что даже планетарный губернатор покорился их ереси. Иначе c чего бы он ушел в подполье, когда канонисса начала предавать неверных огню?

Настоятельница Тарша завершила молитву, попросив Императора обречь своих врагов на вечную смерть и проклятие:

— Принеси же Ты им только смерть, не пощади же Ты никого, не помилуй же Ты никого, мы молим Тебя, уничтожь их.

Сестры в унисон прикоснулись к своим лбам, нагрудникам и, наконец, оружию, обозначая веру в разум, силу и дело. После чего молча поднялись и стали ждать своего командира.

Канонисса спрыгнула с колонны, её ноги оставили глубокие отпечатки в покрытой галькой и заваленной ракушками земле. Из кобуры на бедре она извлекла громоздкий пистолет.

— Я пойду первой. Огнемет и тяжелый болтер — по бокам от меня.

Пока сестры собирались в боевой порядок, настоятельница Тарша бросилась вперед и сорвала завесу водорослей. За ней находился длинный и частично разрушенный коридор. Свет Иксоя освещал только сводчатый проход. Внутренняя же сторона была поистине темной.

— Жаровни, — приказала Грейс.

К обоим плечам канониссы крепились металлические клети, наполненные углями, пропитанными освященным маслом. Позади неё, Тарша потянулась и зажгла их. Угли вспыхнули пламенем, и канониссу окружил колеблющийся жёлтый свет. Со всех сторон заплясали жуткие тени.

Пройдя совсем немного, они подошли к изогнутой лестнице, спускавшейся в катакомбы. Каменные стены покрылись коркой белого осадка и блестели в огненном свете. Грейс коснулась их, проходя мимо. Пальцы её перчатки увлажнились. Поднеся их к губам, она не удивилась, почувствовав вкус соли.

Она пропустила несколько боковых проходов, мимо которых они проходили. Комнаты за ними были безжизненны и заполнены отсыревшими, гниющими деревянными полками и кучами кашицы, бывшей когда-то книгами и свитками.

Снизу доносилось слабое эхо голосов. Канонисса дала остальным сигнал остановиться и выглянула из-за изогнутой стены. Восемь крупных, широких в плечах мужчин стояли у основания лестницы. Их броня, казалось, была сделана из тяжелых железных пластин, скрепленных прорезиненной подкладкой с заклепками и кусками толстой веревки. Четверо из них были вооружены разновидностью большого, магазинного гарпунного ружья, обычно используемого местными рыбаками. У двоих были шоковые сети. В пустой топливной бочке горел слабый огонь, и около него грелись двое оставшихся мужчин. Они сидели спиной к канониссе.

Грейс нахмурилась. До сих пор шелсисты были плохо организованы, а вооружены едва ли не жалко. Внешний вид этих людей, казалось, ознаменовал собой изменение во всём этом. Она осознала, что они были одеты в модифицированные гидрокостюмы; тяжеловесные и, возможно, пуленепробиваемые. Кроме того, она видела разных существ, на которых охотились моряки Лизиоса. Их ружья предназначались для пробивания толстых шкур и пулестойких панцирей. Их сети были сделаны из металлических кабелей и могли быть электризованы перед броском.

Канонисса посмотрела на сестер по бокам от неё. Кайриста, огнеметчица, стояла справа. Сестра Фэйхью, вооруженная благословенным тяжелым болтером, ожидала слева. Когда обе дали сигнал о своей готовности, канонисса Грейс выпрыгнула из-за изогнутой стены, окрыленная болтами и огнем.

При стрельбе на открытом поле боя тяжелый болтер был громогласен. В стенах же фундамента библиариума он стал по-настоящему оглушительным. Снаряды размером с сжатый кулак сразили двух часовых. Железные пластины их костюмов не смогли обеспечить какой-либо защиты. Их отбросило назад на костровую бочку, опрокинувшуюся от этого на бок. Грейс послала заряд раскаленной добела плазмы в грудь одного из гарпунщиков. Тот рухнул, и части его нагрудника образовали на полу расплавленные лужицы. Кайриста накрыла оставшихся пятерых мужчин волной пламени. Завопив, пали ещё два часовых. Лестница наполнилась едким дымом, смердевшим горелой резиной и обугленной плотью.

Три оставшихся человека были также охвачены огнем, но, к удивлению канониссы, они, казалось, не обращали на него внимания. Двое вскинули ружья и выстрелили. Один из гарпунов попал в верхнюю часть нагрудника Грейс. Её броня выдержала, но одной только силы удара хватило, чтобы заставить её пошатнуться. Гарпун, ударивший сестру Фэйхью, отскочил от её наплечника достаточно жестко, чтобы оставить вмятину. Третий часовой бросил свою сеть в Кайристу, стремительно увернувшуюся от неё.

Сестра Фэйхью оскалилась и сжала спусковой крючок тяжелого болтера. Мужчины разлетелись как тряпичные куклы, снаряды разорвали их на части. Когда от них остались лишь изломанные трупы, она отпустила курок.

Остальные сестры тут же помчались вниз по лестнице, тяжело ступая. Канонисса подняла руку, и они замедлились.

— Мы в порядке, — успокоила она их. После чего указала на вмятину на наплечнике сестры Фэйхью. — Но, кажется, шелсисты стали опаснее, чем когда-либо прежде.

— Канонисса, сюда! — позвала Кайриста. Она прошла мимо мёртвых часовых к задней части небольшого подвала. В полу зияла дыра, достаточно широкая, чтобы там смогли пройти два взрослых человека.

Остальные сестры собрались вокруг неё. Канонисса склонилась над дырой. В свете своих жаровен она едва смогла разглядеть основание лестницы.

— Они охраняли это? — спросила настоятельница Тарша.

— Похоже, что так, — ответила Грейс.

— Куда она ведет? — задала вопрос Кайриста.

— Канонисса, — произнесла Тарша. — Я вызываюсь добровольцем, чтобы узнать это.

Грейс на мгновение задумалась, после чего согласилась.

Крепко сжав свой болтган, Тарша прыгнула в дыру, и с громким всплеском приземлилась в доходившую ей до колен чёрную жидкость. Воздух пах морем.

Тарша осмотрелась. Она оказалась в пещере, которая могла вместить, самое большее, десять человек. Каменные стены были шершавыми и влажными. Когда её глаза привыкли к темноте, она смогла разглядеть дверной проем, прикрытый занавесом или чем-то вроде тяжелого одеяла. По его краям просачивался тусклый свет.

Она выждала несколько секунд. Единственными звуками были капанье воды на камень и потрескивание огней наверху. Женщина прохлюпала вперед и сорвала покров левой рукой. Это и в самом деле было одеяло, шерстяное и мокрое. Перед ней оказался тоннель, вырубленный в скале. Вдоль одной его стены свисала цепь с нанизанными на неё люменами.

Тарша сбросила одеяло вниз. Войдя в зев тоннеля, она позвала канониссу:

— Основание лестницы свободно. Двигаюсь…

Под её ботинком что-то щелкнуло. Тарша замерла, посмотрела вниз и увидела крошечные пузырьки, поднимающиеся вокруг её ног. У неё было достаточно времени, чтобы осознать, что она активировала какую-то ловушку, а затем раздался булькающий гул. Таршу подбросило в воздух в брызгах морской воды. Она почувствовала, как ударилась о потолок пещеры, а затем рухнула обратно в озеро. Женщина попыталась встать, но обнаружила, что не может этого сделать. Она замолотила руками, но не смогла пробиться к поверхности воды. Секунды тянулись как часы. Затем она, наконец, почувствовала сильные руки своих сестер, схвативших и поднявших её.

Тарша моргнула и напрягла слух. Сестры Лигия и Карин усадили её на камень. Остальные взволнованно переговаривались и указывали на неё, но их голоса были приглушены. Свет от плеч канониссы заставил комнату казаться нереальной. Её голени горели и зудели. И это странно, подумала она, ведь её силовая броня имела систему внутреннего охлаждения. Тарша потянулась рукой, чтобы почесать их, и не почувствовала ничего, кроме воздуха. Сбитая с толку, она посмотрела вниз и увидела, что её ноги ниже колен отсутствовали. Кровь била горячими потоками из искромсанных обрубков.

Она покачала головой в недоумении. Смутно, но сестра всё же вспомнила, как наступила на что-то под водой, в зеве тоннеля. Она попыталась заговорить, предупредить остальных, что шелсисты заложили для них ловушки, но её язык более не мог придавать форму словам. Она почувствовала сильную жажду, показавшуюся ей забавной, поскольку Лизиос был миром, находящимся во власти своего единственного океана. Она рассмеялась над этой иронией.

Все её сестры повернулись к ней, в их лицах застыло беспокойство. Канонисса опустилась перед ней на колени и что-то говорила, но Тарша не вслушивалась. В её голове проплыл кусок древнего стишка, что-то о вездесущей воде и перевернутом чане[1]. Она снова рассмеялась, и умерла.

Канонисса коснулась лба Тарши и закончила речь Обрядами Мученицы:

— Будь благосклонен и милостив к Своей павшей дочери, могучий Император, и возрадуйся её праведной жертве.

Остальные сестры шёпотом вторили ей. Грейс встала и утерла нос кулаком. Как канонисса, она была больше, чем просто военным командиром женщин, служивших под её началом. Она была учителем, пастырем, матерью. Тарша была ей как дочь, сильная верой и очень одаренная. Грейс была уверена, что когда-нибудь она по праву стала бы канониссой. Но теперь этому не бывать.

Воздух был душным и влажным, и на один ужасный миг он напомнил Грейс о мёртвых сестрах в коллекторах под столицей Дессекрана. Пять десятилетий назад она охотилась на том отдаленном мире на монстров, которые, в свою очередь, охотились на неё. Она покачала головой. В этих тоннелях не было никаких тиранидских чудовищ; никаких существ, пришедших из пустоты, дабы употребить её в пищу. Только люди, и ложное учение.

— Мы нанесли большой ущерб этому культу, — сказала она, — и, очевидно, теперь они знают и боятся нас. Это хорошо, мои сестры. Люди должны знать, когда они свершают зло в глазах Императора, и справедливо опасаться Его гнева. — Канонисса извлекла из ножен свой меч. Его клинок был сделан из гладко отполированного серебра, а поперечная гарда выполнена в виде венка из чёрных цветов.

Они последовали за люменами и быстрым шагом спустились в тоннель. Канонисса шла впереди, внимательно высматривая дополнительные ловушки или взрывчатку. Таршу убила не самодельная бомба, а боевой фугас. Она не знала, где шелсисты раздобыли подобную вещь, или кто предоставил им её, но поклялась, что никогда не позволит произойти этому вновь.

Они резко свернули направо, и вышли в большую пещеру. Справа от них находилось озеро воды, плескавшейся о скалы. С потолка, подобно гигантским клыкам, свисали сталактиты. Отдельные участки земли покрывала ржавая решетка. Вдоль стен громоздились груды щебня. В задней части пещеры находилась возвышенность, заваленная ящиками для хранения. На скале над ней красовалась фреска, изображавшая луну Лизиоса, зависшую над приливной волной. Из волны выходили причудливые существа. Их с распростертыми объятиями приветствовала небольшая армия тонких фигур.

Шелсисты поджидали их. Они перевернули ржавые металлические столы и стулья и укрылись за ними. Они были вооружены не только баграми, сетями и гарпунными ружьями, но также и набором аляповатых на вид кинетических винтовок; грубая технология, но устойчивая к циклическим наводнениям Лизиоса.

На вершине скалистого уступа показался человек в капюшоне. В одной руке он нес факел, в другой — странного вида посох. Он закричал, и град малокалиберных снарядов ударил в сестер. Они рикошетили от силовой брони и оставляли зияющие дыры в одеяниях. Каменные стены позади них брызнули осколками.

Канонисса вскинула руку к лицу, и почувствовала, по крайней мере, одну пулю, отскочившую от её наруча. Гарпуны со свистом проносились мимо неё, или со стуком падали у её ног. Где-то слева от неё раздался влажный хлопок и булькающий звук. Она бегло осмотрелась и увидела сестру Карин, осевшую на землю. Её грудь пронзил гарпун, длиной не уступавший её руке.

— Гнусные предатели! — закричала Грейс. Она рванулась вперед, стреляя на бегу из пистолета. Грудь ближайшего шелсиста испарилась, когда она нашла свою цель.

Остальные женщины прикрывали атаку своего командира. Болты врезались в культистов и пробивали их самодельные баррикады. Кайриста осветила помещение раскаленным добела прометиевым пламенем.

Культистов, стоявших прямо на пути канониссы, охватил огонь. Они завопили и завертелись, бесцельно разряжая свое оружие. Две пули ударили в нагрудник Грейс и безвредно отскочили в сторону. Женщина перепрыгнула через стол, за которым присели культисты, и милосердно вонзила меч в сердце человека, скорчившегося у её ног. Остальных она оставила наедине со своими грехами.

Стоявший под фреской человек в капюшоне указал на канониссу и закричал. Грейс не смогла разобрать слов за какофонией тяжелого болтера, но без труда догадалась, что он призывает к её убийству. Полдюжины шелсистов окружили его. Двое из них перезаряжали гарпуномёт, снятый с носа китобойного судна. Остальные сжимали аляповатые автоганы своих праотцов. Грейс была совершенно уверена в том, что винтовки мало чем смогут навредить ей, однако баллиста сразила бедную Карин; очевидно, она обладает достаточной силой, чтобы пробить силовую броню, и потому её придется уничтожить.

Она успела сделать лишь несколько шагов к их позиции, когда они открыли по ней огонь. Ей некуда было прятаться, и рядом не было ничего, за чем можно было бы укрыться. Так что она просто развернулась и нагнула голову. Пули бесплодно бились о спину и ноги женщины. С резким звоном вылетел гарпун. Он ударил её в позвоночник с достаточной силой, чтобы выбить воздух из легких, но, тем не менее, её броня выдержала.

Пока они засыпали её пулями, канонисса убрала пистолет в кобуру. Она сорвала с пояса золотую сферу, увенчанную двуглавым орлом. Выдернув зубами орла, женщина развернулась и бросила сферу в центр толпы культистов.

Та взорвалась среди них облаком дыма и острых металлических осколков. Шелсисты отскочили назад и пригнули головы. Их бронекостюмы, по большей части, защитили их, но канонисса воспользовалась их замешательством. Несколькими длинными шагами она пересекла расстояние между ними и вскочила на уступ. Женщина сжала меч обеими руками и взмахнула им, навсегда разделив одного из культистов с его левой рукой.

Затем остальные бросились на неё, избивая прикладами винтовок и коля штыками. Ей удалось отразить большинство ударов. Остальные же без вреда скользили по броне.

— За Императора! — выкрикнула канонисса. Она описала мечом ещё одну широкую дугу, начисто разрубив двоих нападавших. Грейс развернулась и нанесла колющий удар стоявшему позади неё человеку. Меч погрузился в грудь до упора, пока поперечина в форме венка не коснулась ребер несчастного.

Два оставшихся шелсиста продолжали нападать на неё, но какие бы удары им ни удавалось нанести, они, казалось, не оказывали никакого влияния на Грейс. Канонисса извлекла свой меч, попутно впечатав шипастый налокотник в лицо одного из них. Голова последнего нападавшего скатилась с плеч после единственного ловкого удара. Женщина повернулась лицом к фигуре в мантии.

Нет. Грейс поняла, что это была не мантия. Не мантия как таковая. Это был парус из водонепроницаемого брезента, перевязанный веревкой вокруг пояса. Рукава его были длинными, а капюшон оставлял от лица человека лишь провал чёрноты. Он бросил факел и сжал свой посох обеими руками. Тот был толстым и узловатым, и выглядел так, как будто его изготовили из алебастрового камня.

— Убивица! — закричал человек. Его голос был глубоким и странным, как если бы его горло было заполнено мокротой. — Посмотри, что ты натворила.

Канонисса бросила быстрый взгляд через плечо. Она увидела, что остальные культисты либо были мёртвы, либо умирали. Повсюду были разбросаны обуглившиеся оболочки, некогда бывшие еретиками. Из-за поджаренной до хруста плоти и стянувшихся мышц все они приняли позу эмбриона. Сестра Фэйхью стояла перед большим числом погибших мужчин и женщин с вывернутыми и переломанными конечностями, лежавших широким полумесяцем. У каждого в руках было какое-нибудь импровизированное оружие. Грейс поняла, что они попытались атаковать позицию сестер, и их попытка с треском провалилась. Некоторые сестры были ранены или истекали кровью, но все они стояли вместе, нацелив болтганы на скалистый уступ.

— Это не меньше, чем ты заслужил, отвергнув Императора, — яростно произнесла канонисса. Она направила кончик своего меча на чёрную бездну его капюшона. — А теперь, мерзавец, расскажи мне, где вы раздобыли это оружие. Расскажи мне, почему ваш проклятый культ отказывается умирать.

— Не спрашивай нас ни о чем, — простонал человек. — Ответы будут за пределами твоего понимания.

Грейс проревела на высоком готике, используя свой лучший проповеднический голос:

— Я задам тебе вопрос, и ты мне ответишь. Если ты попытаешься вызвать духа, я помешаю этому.

— Зачем нам нужны духи? — сказал человек. — У нас есть богиня.

Со скоростью, удивившей канониссу, человек в мантии ударил её наконечником своего посоха. Хотя её броня и не пострадала, она почувствовала отражение удара. Женщина сделала выпад в его сторону, но человек без труда увернулся от него. Она дважды рубанула по нему. И опять он поднырнул под кромку её клинка.

Шелсист ткнул наконечником своего посоха в центр её нагрудника. Её броня продолжала держаться, но он крутанул посох вверх, ударив женщину под подбородок. Она направила меч вниз по аккуратной кривой, и он глубоко впился в плоть над коленом человека. Прежде, чем он успел среагировать, она бросилась вперед и впечатала локоть ему в лицо.

Культист слегка оступился. Его капюшон откинулся, а одежда раскрылась достаточно, чтобы женщина смогла отчасти увидеть то, что скрывалось под ней. Грейс резко втянула в себя воздух.

Открытые участки кожи были бледно-зелеными и покрытыми чешуей. Его нос либо исчез, либо отвалился, оставив после себя лишь две тонкие вертикальные щели. Левый глаз был огромным и болезненно-желтым. Из верхней губы и нижней челюсти проросли маленькие щупальца. Однако наибольшее беспокойство вызвало множество дополнительных рук, отлепившихся от грудной клетки. Они были тонкими, но жилистыми, и оканчивались не ладонями, а опасно заостренными когтями.

— Мутация! — воскликнула Грейс.

— Не мутация, — произнес человек, подергивая своими ротовыми щупальцами, — дар. — Его вторичные когти полоснули по ней, разрывая пластины, защищающие её предплечья. Сила его стала чем-то не от мира сего. В сознании женщины пронеслась строчка из Катехизиса Лидерства: Раз Император страдает, дабы защитить нас, то пострадать ради Него в ответ — благо.

Она пронзила его в подбрюшье. Из его внутренностей вырвалась вонь, сильная, как от дохлой рыбы. Однако он не пытался бежать от боя. Вместо этого он обхватил её шею своими когтями.

— Жестокосердная ты, Убивица. Нету в тебе любви. Целомудренная ты по выбору.

Канонисса почувствовала, как внутри неё начали сжиматься сердце и легкие. Женщина упала на колени, едва не выронив меч. Она не могла дышать. Из неё выжимали саму жизнь. В её сознании промелькнул образ сокрушительных, призрачно-белых щупалец, вылезших из чернейших глубин моря, где никогда не сиял свет. Ей казалось, что она тонет. У неё потемнело в глазах.

Из последних сил она подняла меч, и отрубила его правую ногу. Человек взвыл, рухнув на землю. Повсюду расплескался темный ихор. Кашляя, канонисса поднялась на ноги.

Человек бормотал в предсмертной агонии, повторяя одно и то же, снова и снова.

— Что ты там бормочешь? — требовательно спросила Грейс.

Он улыбнулся канониссе, в его взгляде была сумасшедшая радость. Кровь сочилась через щели между зубами.

— Они идут, — сказал он. — Они наконец-то идут. Они идут. Они наконец-то идут.

— Кто? Кто идет?

Человек резко вздрогнул, и больше ничего не сказал. Лицевые щупальца продолжали дергаться ещё несколько секунд после его смерти.

Канонисса задумчиво склонила голову, в то время как сестры присоединялись к ней на скалистом уступе. Внезапно события на Лизиосе приняли гораздо более серьезный оборот. Культ Богини Морской более не был собранием недовольных, играющих в религию и сочиняющих истории, которым они следовали. Они набирают силу. Теперь у них есть значительное количество оружия. А также… дары. Да, подумала Грейс, именно это слово использовал мутант. Дары. Но от кого?

— Сестра, — сказала она Кайристе, — плоть этого человека подверглась порче. Избавь его от неё.

Кайриста вскинула оружие и омыла тело прометием. Помещение наполнилось едким дымом и зловонием расплавленного пластека.

Позже, после того, как она помолится за души Тарши и Карин, Грейс составит отчет об этой последней стычке с шелсистами и отправит его на Терру. Сейчас же она просто стояла и смотрела, как сгорает приспешник Богини Морской, пока от него не осталось ничего, кроме пепла.

·

«Я любила тебя с того дня, как этот мир был уничтожен. Кажется, всю жизнь я гналась за тобой. Неужели ты не спустишься из своей обители в небесах? Как я желаю быть с тобой, дотронуться до тебя…»

— «Кантос Континуос», М41

ГЛАВА ВТОРАЯ

Инквизитор начал свой день с регулярных занятий: час интенсивной физической нагрузки, за которыми следовали полчаса тренировок с мечом. Завтрак состоял из смеси протеинов и аминокислот, которую он жадно выпил из высокого стакана. Жидкость была густой как клей и абсолютно безвкусной, но инквизитор отказывался позволить условиям космического перелета как-либо ослабить его. Безопасность Солнечной системы закончилась парсеки назад, его ожидал новый мир, и он не падет жертвой того, что оказался слишком слаб или недостаточно быстр на какую-то долю секунды.

Покрытый потом и одетый только в свободную робу, инквизитор убрал занавеску с иллюминатора и устремил взгляд в космос. Корабль покинул варп два дня назад и постепенно снижал скорость. Вчера он приказал запустить в океан несколько торпед-зондов, чьи сигналы подтвердили его надежды. В течение часа он и его команда приземлятся на поверхность. И начнется охота. Всё шло гладко. Его единственным сожалением было то, что он достигнет величия на таком отвратительно выглядящем мире.

Лизиос, казалось, был самым вгоняющим в тоску местом, которое ему довелось увидеть. Единственный естественный спутник планеты, Иксой, был настолько огромен и находился на такой близкой орбите, что его гравитационное поле исказило планету, придав ей форму яйца. Полушарие противоположное луне было тектонически нестабильно и покрыто разломами, а ближнее полностью занимал океан. Он вздымался подобно горе, сделанной из воды, на километры в высоту. Гребни его волн практически доставали до стратосферы и создавали айсберги, падающие с подветренной стороны. Кроме того, этот вертикальный океан двигался. Чтобы пройти полную орбиту, Иксою требовалось десять лет, и во время движения он тащил за собой море. Поэтому на планете не было ни единого места, свободного от регулярного затопления или даже полного погружения под воду. Невозможно было себе представить, что когда-то это место считалось одним из Девяносто девяти чудес сегментума Солар.

Уверен, там внизу воняет, — подумал инквизитор. — Рыбой и илом.

Он переоделся в свежую одежду и осмотрел себя в зеркало. Как только он остался удовлетворен увиденным, то открыл древний сундук, в котором хранились его оружие и снаряжение. Боевая броня была легкой, но прекрасно сработанной. Инквизитор закрепил портупею на поясе, а кобуру с пистолетом на левой подмышке, проверил и перепроверил заряд и работу генератора отражающего поля.

Затем раздался стук в перегородку за его спиной, и он услышал, как сквозь дверь раздался голос, называющий его по имени.

— Инквизитор Ульрих?

Он, конечно, знал, кто это был. На борту находилась всего одна женщина. Инквизитор пересек комнату и открыл дверь.

В коридоре стояла девушка, такая же высокая, как и он сам. Её волосы были натурального цвета платины и длиннее, чем у любой другой сестры Сороритас, с которыми инквизитор раньше имел дело, указывая на то, что она проводила свою жизнь в скриптории, вместо того, чтобы перекатываться по каким-то грязным полям боя. Её кожа была бледной, глаза желто-зелеными, а остальное инквизитор не мог оценить, потому что сестра носила толстую робу писца, идущую от шеи до лодыжек.

— Сестра Марджин, — сказал он. Нос инквизитора дернулся. От неё пахло пергаментом и чёрнилами. Эти запахи он не очень любил.

Сестра протянула ему тонкую стопку бумаг.

— Инквизитор. Это доклад о готовности от темпестора Чависа. Он и его люди подготавливают два взятых с собой наземных транспорта и ожидают вашего присутствия на погрузочной палубе.

Ульрих оставил её в коридоре, а сам прошел до стола. Он достал из корзины с фруктами поперин. Фрукт был маленьким и круглым, с крапчатой красно-зеленой кожицей. Инквизитор медленно жевал его, бегло просматривая доклад.

— Хочешь взглянуть на него?

— Извините?

Инквизитор указал на окно.

— Лизиос. Я подумал, что ты захочешь увидеть планету, в особенности после всего времени, которое ты провела, читая о ней.

— Да, хотела бы, — ответила Марджин. — В моей каюте нет иллюминаторов.

— Не можем же мы все путешествовать первым классом, так ведь? — Ульрих откусил ещё кусок от своего экзотического фрукта и направил пристальный взгляд на Марджин, подходящую к окну.

— Я никогда не видела ничего подобного, — почти шепотом произнесла она.

— Да, так я и думал, — ответил Ульрих. — Это первый раз, когда ты покинула Терру, так?

Она склонила голову при упоминании священного родного мира всего Человечества, но не отвела взгляда от странной планеты внизу.

— Так и есть, — сказала сестра. — Это не только моё первое путешествие в другую звездную систему, но и первый раз, когда я покинула Конвент Приорис с начала моего обучения в детстве. — Она повернула голову, чтобы посмотреть на него. — Ещё раз благодарю вас за возможность, инквизитор. Я не подведу вас.

— Я — человек, который помнит о своих друзьях. Служи мне достойно в этом небольшом предприятии, и я обещаю, что о тебе соответствующе позаботятся. — Он отбросил доклад. — Если я и сожалею о чем-то, так это о том, что твоё первое путешествие пришлось на эту отвратительную, бесполезную планетку.

Ульрих надеялся, что её позабавит эта шутка, но сестра нахмурилась.

— Я не считаю, что этот мир бесполезен, инквизитор, — язвительно ответила она. — Вообще, коренные лизийцы — мастера переработки и изобретательности. Им пришлось стать такими из-за океана, как вы могли заметить. "Мировой волны", как они его называют. Тот факт, что половина планеты всегда находится под километрами соленой воды, привел к появлению уникальной культуры.

— На ней всё связано с океаном. Он — источник почти девяноста пяти процентов всей пищи. Также он используется в качестве источника энергии, благодаря применению разных типов приливных генераторов, и как теплоноситель термоядерных реакторов. Он делает атмосферу настолько влажной и соленой, что всей технике требуется постоянный уход. Мобильность и переоборудование играют важнейшую роль. Им постоянно приходится держаться или прямо перед мировой волной или за ней, никогда не останавливаясь.

— Возьмите, к примеру, жил-краулеры. На Лизиосе больше не осталось никаких городов, в том смысле, как мы это понимаем. Конечно, есть руины, со времен ещё предшествующих экологической катастрофе три тысячи лет назад, но в них никто не живет. Вместо этого люди передвигаются в огромных гусеничных машинах, как я уже сказала, в каждой из них живут тысячи человек. Наш транспорт, вообще, будет садиться…

Ульрих выбросил косточку поперина в чашу, повернулся на пятках и уверенно вышел в коридор. Каблуки на его обуви издавали резкий лязгающий звук от ходьбы по металлическим листам палубы. За его спиной Марджин торопилась, стараясь не отставать. Тишина затянулась, пока они не достигли места назначения.

— Лидер отпрысков… Как там его зовут?

— Чавис, сир, — ответила Марджин. Она не была уверена, проходит ли какое-то испытание или инквизитор на самом деле забыл. — Темпестор Чавис.

— Да. Он и его люди до нынешнего момента не знали о причинах нашего прилёта сюда. Они как раз из того типа людей, который я называю «всё, что необходимо знать».

— Но теперь, им необходимо это узнать.

— Верно.

— Вы бы хотели, чтобы я рассказала им о существе?

— Нет. Я сам сделаю это, расскажу основные факты.

Они вошли в огромное помещение, забитое контейнерами и топливными баками. У стен стояли стеллажи, на которых безопасно хранились ракеты и другое вооружение. Центр комнаты занимали две огромных наземных машины. Их броня была угловатой и массивной, на крыше каждого установлена большая оружейная турель, а по сторонам располагались прямоугольные массивные боковые люки. Вместо колес машины были оборудованы четырьмя гусеницами. Из установленного впереди двигателя в стороны торчали выхлопные трубы.

Вокруг них суетились восемнадцать мужчин. Все они были одеты в одинаковую тяжелую бледно-голубую боевую броню поверх бежевых униформ. Все были высокими и подтянутыми, с резкими чертами лица и холодными глазами. Один из них носил на голове чёрный берет, и когда Ульрих встал в двери и прочистил горло, именно он потребовал внимания остальных.

— Спасибо, темпестор, — сказал Ульрих. — Джентльмены, перед тем как мы начнем, необходимо соблюсти одну формальность.

Он достал из плаща серебряный цилиндр, открыл верхний колпачок и вытряхнул свернутый свиток пергамента. Затем инквизитор передал пергамент Марджин и сложил руки за спиной.

Сестра развернула свиток и звонким голосом зачитала его вслух:

— Властью Бессмертного Императора Человечества, вы, избранные члены 55-го полка Отпрысков Темпестус, известного также как «Каппские Орлы», сим письмом, полностью и безоговорочно, переходите под командование Его слуги, инквизитора Дамиена Ульриха, для выполнения миссии, заданной инквизитором. Цели и параметры миссии будут раскрыты инквизитором в то время и в том месте, как он посчитает необходимым.

— Несогласие любого является ересью против Экклезиархии и автоматически объявляет такого еретика персона нон грата экскоммуникатус в глазах Императора.

— Далее следует подпись инквизитора Дамиена Ульриха, датированная 0712999.М41.

Марджин повернула свиток, чтобы солдаты могли сами увидеть замысловатую рукописную строчку внизу. Рядом с ней находилась печать чистоты из красного сургуча, отмеченная символом Инквизиции. Как только отпрыски согласно кивнули, сестра свернула свиток и посмотрела на Ульриха.

— Вам досталась отличная возможность, — сказал он, слегка покачиваясь на пятках. — Очень скоро мы спустимся на поверхность планеты Лизиос. Миссия достаточно простая. Осложнения может представлять окружающая среда.

Поняв намек, Марджин шагнула вперед.

— До М38, Лизиос был густонаселенным и продуктивным имперским миром. Затем, по неизвестным причинам, у двойной звезды в сердце системы начался период повышенной активности. Окружающая среда планеты очень резко изменилась и, в течение года, мир пострадал от экологической катастрофы пятого класса. Обе ледяные шапки на полюсах растаяли и создали новый океан, который был притянут в единое место, благодаря гравитационному влиянию единственного естественного спутника планеты — Иксоя. Океан теперь следует за движением луны по орбите, которая совершает полный оборот за каждые десять местных лет. За прошедшие три тысячелетия выжившее местное население выработало три еретических язычных системы верований, основанных на катастрофе.

— Во-первых, существуют последователи Криптуса. Он — злобный небесный бог. Со слов верящих в него, двойные солнца — это его наполненные ненавистью глаза. Криптус сжигает всё, на что смотрит, и поражает не проявляющих к нему уважения различными видами рака.

Ульрих фыркнул за её спиной.

— На самом деле, — продолжила Марджин, — на Лизиосе очень высокий уровень ультрафиолетового излучения и огромное количество гамма частиц на уровне земли. Все участвующие в этой миссии получили запас антирадиационного эликсира сатикс. Принимайте его ежедневно, или придется столкнуться с последствиями.

— Во-вторых, луна, Иксой, известна местным жителям как воин, который любит есть, и доказательством этого служит его огромный размер. На Лизиосе не много его почитателей, но они очень опасны. Верящие в Иксоя ведут кочевую жизнь, устраивая набеги на жил-краулеры, сбегая со всеми запасами еды, которые могут унести.

— Третья секта поклоняется так называемой "Богине Моря" — Шелсе. Согласно мифам, богиня океанов влюблена в луну и следует за ним повсюду. Она старается дотянуться до Иксоя, как может, но не способна притронуться к нему. Это злит её, и она насылает штормы и наводнения.

— В 998 М.41, Экклезиархия начала миссию по возвращению Лизиоса в истинную веру под командованием…

Ульрих прервал её, хлопнув руками.

— Нас интересует третья из этих так называемых сущностей. Записи не точны, но, похоже, что когда луна находится в перигее, можно увидеть существо неизвестного происхождения, поднимающееся из мировой волны.

— Что мы о нём знаем? — спросил темпестор Чавис.

— Практически ничего. В нашем распоряжении нет ни пиктов, ни видео-пикт записей. Чего много, так это рисунков. Похоже, что люди, поклоняющиеся этому существу, очень любят его изображать.

— У меня в файле есть несколько примеров, — предложила Марджин. — Конечно же, я могу их вам предоставить.

Чавис не обратил на неё внимания.

— Каков ваш план, инквизитор?

— На данный момент мировая волна проходит через Кефоройскую горную гряду. Мы приземлимся на вершину горы Лораз. Нахождение на её плато поставит нас на уровень верхней трети волны. Там мы разобьем лагерь. Когда волна достигнет своего пика, мы выманим чудовище на берег.

— Как? — спросил Чавис.

— Предоставьте это мне, — хитро улыбнулся инквизитор.

Темпестор задумчиво потёр подбородок.

— А что насчёт поклонников, о которых вы говорили. Их много? Они опасны?

Марджин ответила до того, как это успел сделать Ульрих.

— Сейчас проводится централизованная работа по их уничтожению, — сказала она. — Идёт уже почти год и всё ещё продолжается.

Ульрих положил руки в карманы.

— Я бы не стал сильно волноваться насчёт шелсистов. Сомневаюсь, что они способны справиться с тренированными и экипированными солдатами.

— Я пытался уточнить, сир, как вы считаете, попытаются ли они помешать нам?

— Помешать вам в чём?

— Помешать уничтожить существо, которому они поклоняются.

Ульрих покачал головой и медленно подошел к Чавису.

— Хотя я и ценю твой энтузиазм, темпестор, ты и твои люди здесь не за тем, чтобы уничтожить существо. Вы должны захватить его.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

На поверхность планеты инквизитор и его свита высадились в приземистом посадочном модуле. Марджин и отпрыски теснились в грузовом отсеке вместе с парой бронеавтомобилей. Чавис с Ульрихом занимали кабину. Когда транспортник прошел через слой облаков, инквизитор извлек из внутреннего кармана своего пальто невзрачный, чёрный носовой платок и аккуратно развернул углы. Внутрь была завернута стопка из семидесяти восьми кристаллических пластинок, похожих на колоду вытравленных в раскаленном стекле карт. Ульрих переложил колоду в другую руку и начал её тасовать.

Инквизитор всегда стремился стать важной персоной. Он яростно трудился, дабы привлечь внимание Инквизиции, и как только он добился этого, то стал прилагать ещё больше усилий, чтобы вступить в её ряды. Имевшаяся у него сейчас власть была огромной. Но, тем не менее, она не в полной мере отвечала его требованиям, ибо внутри самой Инквизиции существовали иерархии. За многие годы он перепробовал всё, что только смог придумать, чтобы продвинуться по службе, завоевать благосклонность, оказаться в рядах лордов-инквизиторов. Ему это не удалось.

А затем он обнаружил отчеты.

Произошло это совершенно случайно. Ульрих находился в хранилище Ордо Ксенос — имперского органа, призванного выявлять чужеродную угрозу и противодействовать ей — отчаянно ища намек, ниточку, хоть что-нибудь, что могло бы позволить ему обнаружить совершенно новую ксеносскую форму жизни. Он представлял, как приволакивает обратно на Терру тушу какого-нибудь колоссального зверя и триумфально бросает её под ноги своим наставникам, чтобы они больше не могли отмахиваться от него. К сожалению, уже всё, казалось, обнаружили или уничтожили. Он был близок к отчаянию, когда случайно наткнулся на ряд инфопланшетов. Сторонний наблюдатель не нашел бы в них ничего интересного: ряд полевых отчетов от канониссы Сестер Битвы с планеты Лизиос, у которой, по-видимому, есть определенные проблемы с устранением культа еретиков. Однако сделанные на полях примечания были написаны безупречным, почти что изящным почерком. Его внимание привлекло это совершенство чистописания и содержание примечаний.

Судя по боковым заметкам, еретики могли находиться под влиянием реального существа неизвестного или чужеродного происхождения. Ульрих выследил комментатора, и обнаружил сестру Марджин. Она в одиночестве работала при свечах в заполненном книгами и файлами хранилище. Женщина была только рада изложить свои теории, и показала инквизитору легенды и наблюдения, берущие начало три тысячи лет назад. И Ульрих убедился в том, что, наконец, нашел способ продвинуться по службе.

Он перестал тасовать кристаллические карты и перевернул их лицом вверх. Пальцы его зависли над колодой.

— Найду ли я то, что ищу, здесь, на Лизиосе? — прошептал он.

После чего перевернул верхнюю пластинку, и улыбнулся. На оборотной стороне был изображен похожий на иссохший труп Император, сидящий на Золотом Троне и безмолвно кричащий, так, чтобы слышала вся Галактика.

— Варп-путешествие, открытие, и надежда среди звезд, — произнес Ульрих, считая это хорошей приметой. Он положил карту обратно, перевернул всю колоду, и стал заворачивать её обратно в защитную ткань.

И тут инквизитор на миг остановился. Карта на дне колоды изображала планету, расколотую на части как яйцо. Куски её кувыркались прочь, в пустоту космоса. Номер пятьдесят два в Таро Императора: Разбитый Мир. Означавший монументальные события, конфликт чудовищных масштабов.

Это знамение? — подумал он.

По всему посадочному модулю из вокс-говорителей затрещал голос темпестора Чависа:

— Держитесь крепче, отпрыски, мы заходим на посадку.

Посадочный модуль начал закладывать вираж по длинной дуге. Ульрих вытянул шею. Теперь они прошли через облака. Во всех направлениях простиралась бесплодная и коричневая земля. На западе стеной темно-синего цвета вертикально качнулся горизонт. Прямо под ними находилось нечто, казавшееся большим городом. Оно было квадратным и плоским, с невысокими зданиями цвета ржавчины.

Закончив заворачивать свои карты, Ульрих вернул сверток в его лежбище над сердцем. Если таро и пыталось о чем-то его предупредить, решил он, то оно велело остерегаться безобразия мира за окном.

Мужчина закатал левый рукав. Вокруг его руки был обернут инфодисплей изысканного качества. На его изумрудном экране промелькнул ряд чисел. Ульрих одобрительно кивнул. Данные с торпед-зондов остались неизменными. Они доставили свой радиоактивный груз в мировую волну, и его поглотило нечто большое. Разумеется, тварь была реальной, и теперь он с легкостью сможет найти её.

Ульрих раскатал рукав обратно, оценил свое блеклое отражение в окне и поправил галстук, а затем спустился на главную палубу посадочного модуля.

Челнок накренился и прекратил движение. Ульрих вышел первым, с небольшим отставанием за ним последовала Марджин. За спиной инквизитор слышал отрывистые команды Чависа, приказывающего своим людям начинать развертывание.

Первым, что его поразило, был не запах, как он думал раньше, а свет. В этой части Лизиоса стоял ранний день. Всё было залито перенасыщенными, багровыми тонами. Он прищурился и заслонился от света правой рукой. Перед его глазами заплясали фиолетовые и жёлтые пятна, и он моргнул, чтобы избавиться от них. Посадочный модуль приземлился в центре квадратной площади, столь небольшой, что он едва там поместился. С трех сторон её окружали складские помещения, несшие на себе лишь смутные следы того, что их когда-то покрывала краска. В одном из углов стояла четырехъярусная башня, с большими окнами на верхнем этаже и установленной на крыше спутниковой тарелкой. Оставшуюся сторону перекрывало соединенное цепями ограждение. И там, сквозь дымку, Ульрих смог разглядеть силуэты людей.

— И впрямь злой бог солнца, да? — пошутил он, обращаясь к Марджин.

— Сир? — Слепящие двойные солнца не оказали никакого воздействия на молодую женщину. Она предусмотрительно взяла с собой пару тонированных очков.

— Ничего, — вздохнул Ульрих и посмотрел на свои ботинки. — Это земля вибрирует?

— Это протекторы краулера, инквизитор. Если вы помните, всё это поселение движется.

— Всё время?

— Постоянно, хотя и очень медленно. Каждому краулеру требуется десять лет на то, чтобы обогнуть планету. Если он останется на месте, то, в конечном счете, его сметет мировая волна.

— Как это раздражает. — Ульрих огляделся. — И где же наши встречающие?

Он опустил руку и двинулся в сторону ограждения. Его меч бился о ногу. Полы пальто трепетали позади. Инквизитор уже был на полпути к цели, когда одна из секций ограждения подалась назад. Ульрих остановился. На встречу ему вышла группа боевых сестер, облаченных в белую силовую броню и чёрные плащи. Их возглавляла грозного вида женщина среднего возраста, чьей наиболее отличительной чертой был шрам, пересекавший одну из сторон её лица.

Поджав губы и нахмурившись, он пробормотал:

— И что это у нас здесь?

— Инквизитор? — выкрикнула женщина. Её громкий и отчетливый голос был подобен часовенному колоколу.

Марджин звучно вдохнула.

— Я, — сказал Ульрих. После чего положил руки на рукоять меча и переместил вес на одну ногу. — А кто вы?

Боевые сестры остановились.

— Я — Магда Грейс, канонисса сестер Священной Розы.

— Вы можете обращаться ко мне "инквизитор Ульрих". А это сестра Марджин. Она исполняет обязанности моего диалогуса.

Марджин коротко кивнула.

— Очень хорошо, — одобрительно произнесла канонисса. — Инквизитор Ульрих, мой долг приветствовать вас на Лизиосе.

— Ваш долг? Почему? Где планетарный губернатор?

— Губернатор Страхман покинул свой пост, — ответила канонисса.

— Вы уверены? — спросил Ульрих. — Я не знал о каких-либо подобных проблемах, когда покидал Терру.

Канонисса Грейс была непоколебима:

— Могу заверить вас, сир, губернатор Страхман и все его приближенные уже некоторое время отсутствуют. Он исчез вскоре после начала нашей кампании против шелсистов, и с тех пор его никто не видел. Напрашивается единственный возможный вывод — он еретик, и потому решил избежать нашего гнева.

— Понимаю. Ну ладно, где, в таком случае, командор местных вооруженных сил?

Марджин наклонилась вперед:

— Инквизитор, на Лизиосе нет местных полков.

— Что?

— На этом мире три тысячи лет не было ни единого подразделения Имперской Гвардии, инквизитор. Со времен экологической катастрофы.

— У губернатора Страхмана было несколько подразделений профессиональных солдат, исполнявших роль его личной охраны, — встряла канонисса, — но они скрылись вместе с ним. Пока мы не найдем его и его людей и не разберемся с ними, можете считать, что Лизиос находится под моим управлением.

Ульрих вперился в неё взглядом:

— Стало быть, вы и десяток Сороритас — единственные представители имперской власти в этом мире?

— Я и несколько тысяч боевых сестер. Да, единственные, — произнесла канонисса, подчеркивая истинную численность своих сил.

Мгновение на посадочной площадке раздавались только свист ветра и отдаленное урчание транспортников отпрысков, медленно выезжавших из чрева посадочного модуля. Ульрих плотно закрыл глаза, но, открыв их снова, по-прежнему чувствовал себя ослепленным.

— Вы привыкните к здешнему свету, — заверила его канонисса.

— Спасибо, но я не задержусь здесь так долго. В сущности, я должен заняться своими делами.

— Тогда вы должны быть в курсе, что мои Сороритас активно задействованы в борьбе с тремя местными еретическими культами. Если вы планируете призвать некоторых из них властью Бессмертного Императора Человечества, то пострадают наши общие усилия по восстановлению этой планеты.

— У меня нет намерения отвлекать ваших сестер от их обязанностей. В моей миссии мне помогут Отпрыски Темпестус.

— Отпрыски? Разве использовать их лишь для розысков и уничтожения еретических культистов не пустая трата их исключительных навыков?

— О ком это вы говорите?

— О шелсистах, конечно.

— А что с ними?

Канонисса нахмурилась:

— Я полагала, что вы, как должностное лицо Ордо Еретикус, прибыли сюда, чтобы предложить нам свою помощь в их зачистке.

— Нет, вовсе нет, — ответил Ульрих.

— Инквизитор Ордо Ксенос, канонисса, — тихо сказала Марджин.

— Ксенос?

В сторону группы направился темпестор Чавис. Он остановился позади инквизитора, топнул ногой по земле и отдал честь.

— Сир, все бойцы и боемашины успешно высадились. Транспортеры «Таурокс» вооружены и готовы, ждут ваших приказаний.

— Очень хорошо. Сестра Марджин и я поедем в головной машине вместе с тобой. Я расшифрую координаты нашего пункта назначения, как только окажемся на ходу, — ответил Ульрих, после чего слегка поклонился в пояс. — Канонисса, позвольте откланяться.

— Не нужно позволение на то, что дают свободно, — произнесла канонисса.

Ульрих прищурился. Её слова походили на взятую откуда-то цитату[2]. Так и не решив, оскорбила его женщина или нет, он просто отвесил ей легкий поклон. После чего сделал четыре шага в сторону посадочного модуля, но затем опять развернулся к ней.

— О, на самом деле есть кое-что, в чем мне могли бы помочь вы и ваша паства.

— Да, инквизитор?

Ульрих указал на ограждение, где уже собиралась толпа зевак:

— Держите местный сброд подальше от этого корабля. Установите периметр или что-то в этом роде.

Глаза канониссы Грейс недоверчиво расширились:

— Караул? Вы хотите использовать моих сестер в роли караула?

— Инквизиция Императора поручает вам охрану ценного объекта, — ответил на это Ульрих. Он видел, как она стиснула зубы. Инквизитор знал, что подавлять чью-либо личную гордость с помощью власти Инквизиции может быть опасно. Но, чёрт подери, это было приятно.

— Вашему посадочному модулю предоставят тот же уровень безопасности, что и любому имперскому посетителю этого мира, — проворчала канонисса.

Инквизитор с Чависом вернулись к отпрыскам. Марджин поклонилась канониссе Грейс в знак уважения, смешанного со страхом.

— Было честью наконец встретиться с вами, канонисса.

Канонисса одарила её насмешливым взглядом.

— Я находилась в Конвент Приорис, на Святой Терре. Получала отчеты о ваших успехах. Мне всё известно о вашей борьбе здесь, на Лизиосе, и в частности о шелсистах.

— Но не они привели вас сюда.

Марджин, казалось, разрывалась:

— Я… Я не могу говорить о миссии инквизитора. Я связана клятвой неволи и тайны. Все мы.

— Конечно же. Я понимаю.

— Но могу сказать, что наши старания окажут вам значительную помощь. Я так думаю. Если, конечно, мы преуспеем.

Марджин сделала шаг назад и побежала догонять Ульриха и Чависа. Канонисса Грейс вернулась к остальным сестрам.

— Настоятельница Кайриста, у нас новые приказы. Эту площадку нужно оцепить и охранять до возвращения инквизитора. Никто не подойдет к этому посадочному модулю, и мы должны не подпускать граждан к проходу. Проследи за этим.

— Тотчас же, канонисса, — ответила Кайриста. После повышения сестра сменила большой огнемет на болтган с малым подствольным огнеметом. Она подняла его на плечо и стала раздавать приказы остальным женщинам.

Грейс наблюдала издалека, как отпрыски, Ульрих и сестра Марджин забрались в два транспорта, и те загрохотали прочь из крохотного космопорта. Клочья голубых облаков затмили сверкавшие в небесах очи Криптуса. Прохладный ветерок трепал её плащ.

Канонисса Грейс затеребила четки висевшего у неё на шее розария и начала молиться:

— Император, если на то будет воля Твоя, присмотри за нашей сестрой, Марджин. Одари её во всем силой, храбростью и решимостью исполнить волю Твою. — Она коснулась лба, нагрудника и рукояти меча, а затем ушла наблюдать за формированием охранного периметра.

Больше они с Марджин никогда не увидятся.

·

«Я — Море. Всё есть внутри меня или стало частью меня. От того, Иксой, что ты так надменно меня отвергаешь, всё живое на Лизиосе почувствует мой гнев. Я сожру их великим числом. То, что живёт во мне, будет пировать на том, что живёт вне меня, потому что без тебя я ужасна»

— «Кантос Континуос», М41

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Имя "Чавис" не было его настоящим именем. Он получил его двадцать лет назад от аббата-инструктора, выбиравшего из длинного списка. Тогда мальчику было двенадцать лет, он стал жертвой забытой катастрофы на родном мире, который не мог вспомнить. Он был одним из сотни детей, которых в тот день привели в Схолу Прогениум. Его обрызгали из шланга, продезинфицировали и сказали забыть всё о своем прошлом. Включая имя. Теперь его звали Чавис.

— Ты должен гордиться им, — сказали ему в Схоле. — Каждое из имён в этом списке когда-то носил великий герой Империума. Этот человек, Чавис, был известен своей мудростью и стремлению к успеху, несмотря ни на что. Теперь ты — продолжатель его наследия.

Он старался соответствовать этому и действительно чувствовал гордость оттого, что получил такое имя. Чавису даже нравились жестокие тренировки, во время которых он терпеливо молчал, несмотря на постоянно ноющие мышцы и периодические переломы. Страдания стали ценой, которую необходимо заплатить за честь носить имя "Чавис".

Однако ему совсем не понравился Трон Исправления.

Его применение было стандартом в становлении каждого из Отпрысков Темпестус. Все они проходили через это. Чавис принял это как должное, но так и не понял, почему такая ужасная вещь носила такое утонченное имя. Он представлял великолепное сидение, похожее на то, где сидит Император. Но когда его, наконец, привели к Трону, реальность оказалась совсем другой. Трон Исправления представлял собой металлический каркас с кожаными ремнями вокруг рук и ног, над ним висело нечто, похожее на полную игл миску. Его заставили сесть, грубые руки туго затянули ремни вокруг конечностей, миску поместили над головой, а в рот вставили деревянный брусок, чтобы убедиться, что он не откусит язык. Адепты в рясах с капюшонами бормотали, щелкая выключателями и подкручивая ручки в темных углах комнаты.

Затем ему очистили разум, как и миллионам молодых парней до него. Иглы прошли в заднюю стенку черепа. Нейрохимикаты, созданные для полного очищения, заполнили мягкие проводящие пути его мозга. Когда ему, наконец, позволили встать с трона, разум Чависа был пустым сосудом, готовым к наполнению всеми страшными военными доктринами. И он был наполнен.

Спустя двадцать лет Чавис знал, как выполнить любую порученную ему миссию. Знал, когда нужно захватывать территорию или удерживать её, когда необходима осторожность, а когда — риск. Поэтому, несмотря на не имеющую равных власть инквизитора, Чавис не боялся ставить под сомнение его решения.


Выдвинувшись от жил-краулера, два транспорта быстро преодолевали километры пустой и покинутой местности. Небо над их головами потемнело. Даже сквозь толстый корпус машин были слышны раскаты грома. К тому времени, как они достигли подножия Кефоройских гор, начался ливень. Капли дождя стучали по крыше и опорам для стрельбы, а «Таурокс» покачивался из стороны в сторону, когда отдельные гусеницы перебирались через камни и расщелины.

— Вас что-то беспокоит, темпестор? — спросила Марджин.

Чавис резко поднял голову.

— Почему ты спрашиваешь?

Внутреннее пространство в «Тауроксе» было разделено на две секции. Впереди находилась кабина пилота, в которой помещались два человека, а остальное пространство со стенами равной длины могло вместить восемь человек. Чавис и Марджин сидели прямо напротив друг друга.

— Вы очень пристально смотрели в пол, — с серьезным лицом ответила Марджин. На коленях она держала болтган и стучала пальцами по его покрытому гравировкой корпусу.

— Дождь кажется очень сильным, — сказал Чавис. — Меня беспокоит, что мы можем потерять время.

— Подобные дожди — обычное дело на Лизиосе, в особенности в такой близости от мировой волны. Они обычно идут не долго, но могут быть достаточно серьезными. В этом, на самом деле, есть своя ирония, потому что в данный момент на другой стороне планеты ужасная засуха.

Машина резко остановилась. Чавис приподнялся на сидении и прокричал в кабину пилота.

— Отпрыск Катон, доложить!

— Темпестор, — спокойно ответил Катон, — у нас есть вероятная проблема.

Чавис отстегнул ремни безопасности и наклонился в кабину между водителем и передним пассажирским сидением.

— В чём дело? — спросил темпестор.

Катон указал сквозь узкий оконный проем перед собой.

— Появились трудности с окружением, которые требуют оценки, перед тем, как мы продолжим движение, сир.

— Хорошо, давай осмотрим их. — Чавис активировал личный вокс-передатчик и обратился к водителю второго «Таурокса». — Эрдон, пойдешь с нами.

Темпестор вернулся в заднюю секцию машины, толчком открыл дверь и спрыгнул в воду, доходящую ему до лодыжек. За спиной он услышал как Катон и инквизитор последовали за ним. На лицо Чависа капал дождь, слегка отдающий солью.

Они были на полпути к вершине горы Лораз, следуя по извивающейся дороге, которой едва хватало ширины, чтобы вместить транспорты. С левой стороны возвышалась стена из камня и грязи, а справа был резкий обрыв высотой в сотни метров, уходящий в бурлящие зеленые волны океана Лизиоса. Упасть туда было равносильно низвержению в небытие.

Позади них раздался звук шлепающих шагов.

— Отпрыск Эрдон по вашему приказанию прибыл.

Чавис поправил берет, и все четверо двинулись к передней стороне ведущего «Таурокса». Они встали в свете фар машины и осмотрели лежащий впереди путь.

— Проклятье, — сказал Ульрих. Он начал искать что-то в своём плаще.

Из расщелины в горе вырывалась река дождевой воды в сотню метров шириной. Её поток падал на дорогу, перед тем как сгинуть в обрыве.

— Мы никак не сможем выяснить, в каком состоянии находится дорога под водой, — сказал Эрдон, обращаясь к Катону.

— В этом-то и трудность.

Чавис медленно двинулся вперёд, с каждым шагом проверяя землю.

— Вы можете сказать, насколько там глубоко, сир? — обратился к нему Эрдон. Вода уже дошла до коленей темпестора.

— Глубоко. Но не думаю, что выше крыши.

Позади него Ульрих достал квадратный лист бумаги, ламинированный пластеком, и начал разворачивать его.

— Мы не можем перебираться через этот поток, — сказал он. — Нас точно сметет за край обрыва.

— Я переходил и через более широкие водные преграды, — сказал Чавис. Он посмотрел на обрыв. — Всё будет нормально.

Ульрих опустил лист бумаги. Чавис видел, что это была какая-то карта, возможно, часть наблюдений с орбиты.

— Позволю себе не согласиться. Посмотри, здесь указан другой путь на плато.

Темпестор вернулся к Ульриху и взялся за край водонепроницаемого листа. Он оценивающе посмотрел на карту, и после мгновения раздумий ответил.

— Нет, это не сработает.

Ульрих выглядел так, будто получил пощечину, и Чавис задумался, как часто с инквизитором, с любым инквизитором, раз уж на то пошло, не соглашались.

— Прошу прощения?

— Со всем уважением, сир, это не сработает, учитывая наши временные рамки. — Он толстым пальцем провёл по карте линию, оставляя след конденсата. — Другая дорога пролегает во многих километрах на запад. Да, она не настолько крутая, но, чтобы добраться туда, мы потратим полдня. К тому времени мы уже упустим нашу возможность.

Ульрих выглядел недовольным. Он указал на воду, льющуюся на их пути.

— Ты говоришь, что мы сможем преодолеть это?

— Сир, я служу уже двадцать лет, и ещё не встретил местности, способной победить «Таурокс».

— Но если дорога провалится под ним…

— Сир, — повторил Чавис. — Если мы хотим захватить чужацкое существо, то нам необходимо уложиться в намеченное время. — Он поднял правое предплечье, на котором был установлен небольшой светящийся экран. Темпестор протёр его от дождевой воды и наклонил в сторону Ульриха. В верхнем углу экрана строчка цифр неуклонно двигалась к нулю. — В соответствии с информацией, которую я получил от сестры диалогус, у нас осталось меньше четырех часов. После этого прилив мировой волны пройдёт мимо горы.

Ульрих посмотрел на Катона и Эрдона, будто искал другой вариант. Его не было.

— У меня за плечами также много лет службы, темпестор, — ответил Ульрих, — в которой беспечность ведёт к смерти.

Чавис не ответил. Он уже дважды повторил, что два «Таурокса» смогут преодолеть бушующую воду. Это было на одно повторение больше, чем он привык. Наконец, Ульрих согласился. Он стряхнул воду с карты и начал сворачивать её.

— Если ты так веришь в эту свою машину, то не откажешься сесть за руль.

— Не откажусь, сир. Однако мне будет необходимо, чтобы рядом сидел отпрыск Катон.

— Зачем?

— Пересечение может быть опасным, сир. Кроме необходимого присутствия одного из отпрысков на случай, если со мной что-то случится, вы, также, будете в большей безопасности в заднем отсеке.

— Хорошо, хорошо, — пробормотал Ульрих. Волосы инквизитора прилизало дождём, сам он сгорбился, обхватил себя руками и забрался в пассажирский отсек.

Чавис и Катон двинулись на передние места. Темпестор пристегнул ремни безопасности, а второй отпрыск надел шлем и дыхательную маску.

— Отпрыск Эрдон? — обратился Чавис по воксу.

— Готов, темпестор. Следую за вами.

Чавис направил «Таурокс» вперед. На панели перед ним горели четыре сигнала состояния, по одному для каждой из четырех гусениц машины. Как только они погрузились в поток, лампочки сменили цвет с успокаивающего зеленого на предупреждающий желтый. Вода вздымалась, ударяясь о левую сторону машины. «Таурокс» трясло, пока он объезжал подводные камни, но сцепление с затопленной дорогой оставалось крепким.

Когда они достигли середины потока, передняя часть транспорта резко дернулась вниз, и обзорное окно Чависа оказалось полностью под водой.

— Что это было? — спросил Катон.

— Траншея, — ответил Чавис, оскалившись. Он злился на себя, что не предвидел этого. Постоянное низвержение воды прорыло в дороге глубокую просеку, и они падали в неё вперед кабиной.

— Темпестор, я потерял вас! — прокричал Эрдон по воксу.

— Эрдон, необходима предельная осторожность. Центральная секция дороги намного хуже, чем я предполагал.

Чавис поменял положение нескольких переключателей на панели, и внутренний свет в «Тауроксе» погас, передавая мощности на гусеницы. Темпестор крепко схватился за штурвал. Откуда-то снизу раздался металлический скрежет. «Таурокс» трясся и гудел, перед тем как вырвался на поверхность, разбрызгав грязь во все стороны. Уровень воды снова опустился ниже огневых точек. Они практически добрались до другой стороны.

Как только Чавис вновь посмотрел на индикаторы гусениц, что-то тяжелое ударило в бок «Таурокса» и укатилось. Пассажирское отделение вибрировало от звука удара. Темпестор резко поднял голову.

— Камень, сир, — сказал Катон. — Упал с горы, после того как мы проехали мимо. Может быть нам…

По воксу внезапно раздались быстрый громкий звон и удары. Сначала Чавису показалось, что это похоже на стрельбу.

— Темпестор, обстоятельства осложнились, — сказал Эрдон. — Нас скидывает в сторону обрыва.

Катон коротко выругался.

— Переведи дополнительную мощность на гусеницы, — приказал Чавис.

— Они функционируют на сто двадцать процентов, сир. Дело не в мощности, гусеницам не за что зацепиться.

Ульрих заглянул в кабину и потребовал узнать, что происходит.

Чавис прервал его поднятой рукой.

— Эрдон, — сказал он, — готовь спасательное оборудование. Катон, иди наружу, хватай трос и закрепи его.

— Да, сир, — ответил Катон. На его левом наплечнике была смонтирована небольшая вид-линза. Как только он активировал линзу, она начала светиться темным красным светом. Чавис посмотрел на дисплей на своем предплечье, куда теперь передавалось изображение из линзы Катона.

— Данные из моноскопа поступают без помех. Вперёд.

— Я спросил у тебя, что происходит, — повторил Ульрих. — Всё наше оборудование во втором транспорте. Если мы его потеряем…

— Не сейчас! — поднял руку Чавис.

Рядом с ним Катон потянулся, чтобы открыть небольшой круглый люк. Сквозь него к отпрыску на колени полились дождь и грязная вода. Катон сильно потянул за рычаг под сидением и оно, резко дернувшись, поднялось к открытому люку. Вода, льющаяся в кабину, оказалась практически перекрыта, и только пара капель попадала внутрь. На мониторе Чавис видел идущую впереди дорогу и стволы боевой пушки на крыше «Таурокса». Картинка наклонилась, как только Катон вылез из-за турели и пополз к задней стороне крыши.

— Эрдон, — позвал Чавис, — выпускай кабель.

Мгновение спустя на крыше раздался скрежещущий звук.

— Они прицепились к нам. Готовы двигаться, темпестор, — сказал Катон.

Чавис нажал на газ, и транспорт дернулся вперёд. По воксу темпестор услышал, как хмыкнул Катон. Спустя несколько напряженных мгновений Эрдон заговорил.

— Готово. Показатели говорят, что гусеницы снова на твердой земле.

Две машины преодолели последние метры воды и выбрались из неё на другой стороне. Сидение рядом с Чависом вернулось на место, и покрытый грязью и насквозь промокший Катон снял шлем и дыхательную маску и громко выдохнул.

— Кабель свободен, сир.

Ульрих уставился на него.

— Твои руки, — произнес инквизитор.

На сторонах шлема Катона остались кровавые отпечатки. Отпрыск посмотрел на них и обнаружил, что в его ладони впились несколько толстых металлических заноз.

— О. Наверное, я получил их от спасательного троса. — Катон посмотрел на Чависа. — С ним были некоторые трудности, сир.

— Хорошая работа, отпрыск, — сказал Чавис. — Иди в пассажирское отделение и обработай раны.

Катон кивнул и протиснулся мимо инквизитора.

— Ты, кажется, говорил, что у нас не будет проблем? — спросил Ульрих.

Чавис отключил вид-изображение на своём мониторе, где снова появились небольшие часы, продолжившие отчет.

— Нет, сир. Я сказал, что мы переберемся на другую сторону, и мы перебрались.

— Но я был прав, дорогу размыло.

— Дорогу не размывало, скала упала вниз.

Рот Ульриха искривился.

— Просто доставь нас на плато, — тихо сказал он. Инквизитор повернулся и направился в заднее отделение.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Пока они добирались до вершины горы, дождь уже успел закончиться, а облака начали рассеиваться. Солнца зашли за горизонт, и в небе уже виднелся массивный, круглый, красный диск луны — Иксоя. Неподалеку волны вертикального океана Лизиоса омывали отвесные скалы. Издаваемый ими звук напоминал гром, а разлетавшиеся брызги образовывали высоко в небе султаны пара. Два «Таурокса» остановились возле большого пласта приплюснутой скалы. Ульрих настоял на том, чтобы выйти первым. Он остановился, глядя на океан со странным выражением на лице. Марджин и восемнадцать отпрысков выбрались из транспортов и стали подтягиваться к нему.

Основная масса мировой волны — темная стена, поднимавшаяся до облаков — находилась к югу от них. Из-за сумеречного лунного света она казалась ещё более сюрреалистичной. Как будто весь горизонт согнулся под углом девяносто градусов.

Ульрих развернулся и встретился взглядом с каждым. Его глаза горели от волнения. Пальто вокруг его голеней трепал ветер. Ему приходилось кричать, чтобы быть услышанным на фоне грохочущего прибоя.

— Бойцы! Перед тем, как мы высадились, я уже говорил, что у меня есть план, как выманить нашу цель. Сестра Марджин. Согласно местной легенде, как часто Богиня Морская выходит на поверхность?

— Раз в месяц, сир. Она тянется к Иксою, и когда понимает, что не может прикоснуться к нему, то впадает в отчаяние и вызывает приливные волны и бури.

— Всё это чушь, конечно, но она заставила меня задуматься. Если это действительно Шелса, живущая в чёрноте океана, то почему она выходит из него с такой регулярностью? Я полагаю, ответ кроется в луне. Ну, в лунном свете, если точнее. Короче, оглянитесь вокруг.

Ульрих махнул рукой, описав полукруг. В небе возвышался Иксой, заливая все вокруг отраженным светом двух солнц. Из-за этого не было видно ни одной звезды. Ночное время на Лизиосе было равносильно сумеркам на большинстве других имперских миров.

— Вы полагаете, что существо притягивает свет? — спросила Марджин.

— Свет и тяготение, но, держу пари, света будет достаточно. Темпестор, я хочу, чтобы твои люди немедленно начали установку прожектора. Сколько времени это займет?

— Это стандартная платформа «Сабля», сир. Обычное время сборки — от двадцати пяти до тридцати минут. Мы управимся за пятнадцать.

— Замечательно. А я тем временем подготовлю камеру хранения. Марджин, ты со мной.

Ульрих двинулся к «Тауроксу», которым управлял Эрдон. Марджин пришлось поторопиться, чтобы поспеть за его широкими шагами. Чавис рявкнул на отпрысков:

— Вы слышали инквизитора. Распакуйте установку и приведите её в полную готовность.

Отпрыски отдали честь и поспешили заняться делом. Из заднего отсека второго «Таурокса» они вытащили четыре металлические стойки и несколько круглых пластин-оснований. Затем квадратную скобу и, наконец, лампу, шириной почти не уступавшей росту Чависа. Марджин уже видела такие раньше. Вырабатываемый ими свет был ослепительным, и их обычно устанавливали на зданиях или использовали в ночное время для подачи сигналов летательным аппаратам. После выгрузки частей прожектора «Таурокс» опустел; в нем остались только она, Ульрих, и высокий цилиндр.

На вид он был изготовлен из листового металла. Спереди находилась единственная узкая дверца с круглой, стеклянной панелью в центре.

— Вы собираетесь поместить его… в это? — спросила Марджин.

— Он крепче, чем кажется, уверяю тебя. И вдобавок тяжелее. Возьмись за другую сторону.

Она повесила свой болтган на плечо и помогла Ульриху вытащить контейнер из «Таурокса» и поставить его на землю. Отпрыски уже почти закончили сборку платформы и массивной лампы. Марджин думала, что темпестор бахвалился, когда сказал, что он и его люди смогут собрать её за половину того времени, которое требовалось обычным солдатам. Теперь она признала, что это не так.

По мере приближения приливного вала нарастала интенсивность волн. Звук, с которым они обрушивались на скалы, был оглушительным, и когда волны отступили, они, казалось, засосали за собой в море сам воздух. Марджин в страхе смотрела на приближающуюся мировую волну, когда её внимание привлекло нечто, находившееся несколько ниже и дальше по береговой линии. Вдалеке показалась процессия людей. Они несли факелы.

— Инквизитор? — произнесла она. — Мы здесь не одни.

Ульрих посмотрел на берег:

— Кто они?

— Могу предположить, что местные, сир. Нам стоит что-либо предпринять в отношении них?

Прежде, чем он успел ответить, подошел Чавис:

— Мы готовы, инквизитор, — сказал он.

— Тогда врубайте его.

Чавис дал сигнал одному из своих людей, и прожектор вспыхнул. Его ослепительный луч прочертил широкую полосу по пляжу и двинулся дальше, в океан. Очередная волна разбилась о скалы, забрызгав всех каплями ледяной воды. Прожектор потрескивал и шипел.

Чавис нахмурился.

— Сир, — спросил он Ульриха, — вы уверены, что мы достаточно высоко над уровнем воды?

— Конечно.

Марджин не разделяла уверенности инквизитора, особенно после того, как очередная волна поднялась над скалами и разлилась по берегу так далеко, что замочила её сапоги. На земле засверкали зеленые побеги, усыпанные серебряными крапинками и похожие на тонкие водоросли. Громко хлопали капли, попадая на лампу, а затем испаряясь.

Отпрыск Катон первым заметил, что факелоносцы сменили курс и теперь направлялись к ним.

— Темпестор! — выкрикнул он.

— Бирдгон! Савдра! — отдал приказ Чавис. Два отпрыска быстро оставили прожектор, чтобы присоединиться к Эрдону. Трое мужчин отцепили из-за спин громоздкие лазганы с толстыми стволами и установленными сверху прицелами.

Группа факелоносцев остановилась на небольшом расстоянии от отпрысков. Их возглавляла женщина, на вид которой было за тридцать. Она носила синее лоскутное одеяние и высокие сапоги. В руке предводительница сжимала посох, который, казалось, был изготовлен из какого-то белого камня. Жизнь, проведенная под двойными солнцами Лизиоса, сделала её кожу обгоревшей и морщинистой.

— Вас здесь быть не должно! — выкрикнула она. — Кем бы вы ни были, вы должны уйти.

Ульрих уперся руками в бока:

— Ты хоть представляешь, кто я?

Женщина остановилась и воткнула конец своего посоха в каменистую почву. Что-то в корявом белом шесте показалось Марджин знакомым. Это не камень, поняла она, а огромный кусок коралла.

— Эта ночь священна, иномирец. Ты не осквернишь её.

— Как ты меня назвала?

— Иномирец, — с сильным акцентом протянула она. — Как и Убивица.

Толпа позади неё зашепталась.

Ульриха это, кажется, позабавило:

— А что за Убивица, простите?

— Та, что возглавляет женщин в белом.

— Ты имеешь в виду канониссу? Она в курсе, что ты так её называешь?

Океан взревел. Лизийцы повернулись к нему, чтобы увидеть гребень огромной волны, несущейся к ним в брызгах воды и пены. Из нее начали выскакивать странные существа. Рыбы размером с маленьких детей выпрыгивали и плюхались обратно. Берег покрыли ещё больше сверкающих водорослей. Марджин сняла с плеча свой болтер.

— Вы должны погасить этот свет! — воскликнула женщина в синем одеянии. — Только Иксой может светить этой ночью!

Ульрих не понимал, да и не заботился о том, что она говорила. Он уже собирался приказать отпрыскам прогнать лизийцев залпом лазерного огня, когда очередная волна разбилась о близлежащие скалы. На берег выкатился огромный камень, и тут же выпустил четыре пары коренастых, сегментированных ног. Откуда-то из-под него показалась голова, формой напоминавшая молот. Из его шеи выдвинулись два усика, которые задергались, ощутив прикосновение ночного воздуха.

Какой-то лизийский старик отделился от группы и побежал к нему со всей возможной скоростью.

— Первым меня, возьми меня! — закричал он на бегу.

— Приказы, сир? — спросил Чавис.

Камнетварь рванулась вперед. Марджин мельком увидела на её нижней стороне клыкастую пасть.

Ульрих яростно зарылся в карман своего пальто и выхватил ручной ауспик. Он направил его на существо. Когда устройство издало короткий, резкий гул, инквизитор нахмурился.

— Это не то, за чем мы пришли. Убить его.

— Фией, Брандт, направленный «огненный шторм», — рявкнул двоим отпрыскам Чавис.

Пробивные лазганы обоих осветили каменистый пляж жгучими лучами. Те ударили в существо и расплавили часть каменистого панциря. Оно издало пронзительный визг и упало замёртво, внутренности вспыхнули пламенем.

Бежавший к нему старик затормозил и упал на колени перед тушей, не веря своим глазам. На мгновение единственным звуком на берегу стал шум прибоя. Лизийцы стояли разинув рты и молчали. Затем старик протянул руки к мировой волне и начал причитать.

— Я был готов! — закричал он.

Как будто вняв его возгласам, тело мёртвой твари вздрогнуло. Откуда-то изнутри него раздался рвущийся звук. Из-под пылающего панциря хлынул рой крошечных созданий, каждый представлял собой точную копию существа-родителя в миниатюре. Они нахлынули на стенающего человека и начали вгрызаться в его плоть. Тот рухнул под ними.

Марджин могла поклясться, что его горестные крики стали благодарственными.

Ульрих с отвращением сделал шаг назад. Ещё одна титаническая волна пронеслась над камнями и рухнула, обливая всех водой и оставляя за собой ещё больше существ. Они выползали на берег с помощью пары эластичных плавников, размахивая плоскими хвостами. Их спины покрывали длинные иглы, направленные вперед. Существа встряхнулись, послав в толпу облако шипов.

Один из дротиков задел Ульриха в висок, оставив длинную царапину, которая начала сочиться темным ихором. Мужчина с впечатляющей скоростью выхватил пистолет и послал заряд энергии в посмевшее ранить его существо.

Ещё два камнепаука врезались в толпу лизийцев, разбрасывая во все стороны тела. С ужасным хрюканьем они извергли своих детенышей, которые начали кусать и грызть всё вокруг себя. По всему пляжу на берег выбросило сборище различных существ. Немного прокатившись, шар студенистого вещества развалился кучей водорослей и мясистых слизней с остроконечными плавниками. Они с пугающей скоростью поползли к прожектору и всем, кто собрался вокруг него.

В голове Марджин промелькнуло воспоминание о случае, произошедшем годы назад, когда в её скрипториум каким-то образом попал мотылек. Он бросался на подсвечник вновь и вновь, пока, наконец, не вспыхнул и не умер. Он не обращал внимания ни на боль, ни на полученные раны, потому что был сведен с ума; сведен с ума ярким светом её свечей.

— Инквизитор, я думаю, ваш маяк работает слишком хорошо, — сказала она.

Чавис указал на два «Таурокса»:

— Катон, Эрдон, забирайтесь в турели и будьте готовы обеспечить нас огневой поддержкой.

Едва двое мужчин побежали к транспортам, стая шипастых тварей обратила свое внимание на огневую линию отпрысков. Их морды были покрыты кровью и внутренностями лизийцев, которыми они только что лакомились. Чудовища яростно встряхнулись и побежали вперед. Правую руку Бирдгона усеяло шипами. Он выстрелил, и одно из существ взорвалось пылающими кусками мяса. Остальные отпрыски последовали его примеру, освещая каменистый пляж лазерным огнем.

— Сдерживайте их, — выкрикнул Чавис. — Не позволяйте им подобраться ближе и стрелять в вас этими шипами. — Он посмотрел на дисплей. Таймер обратного отсчета был почти на нуле. — Инквизитор, волна скоро достигнет своего пика. Который из них образец?

Ульрих махнул своим ауспиком взад и вперед:

— Я не… ни один из них, — крикнул он.

Бирдгон попятился назад и упал на землю лицом вниз. По обе стороны от него отпрыски продолжали изливать лазерный огонь на шипастых существ, но, казалось, на место каждого убитого вставали два новых.

Чавис бросился к Бирдгону и перевернул его. Правая рука бойца заметно опухла. Из основания каждого шипа сочился чёрный гель. Отпрыск попытался что-то сказать, но смог издать лишь удушливые звуки.

Волна обрушилась на них с оглушительным грохотом. Вокруг основания прожектора и гусениц ближайшего «Таурокса» разлилась вода. Стаю шипастых существ это, похоже, воодушевило, и они хлынули вперед, прыгая на отпрысков и обрушивая на них шквал кусачих, царапающих атак.

Чавис извлек из-за пояса боевой нож и заполнил собой дыру в построении. Слева и справа от него отпрыски били чудовищ своими винтовками, пока те не падали, а затем давили им головы, дабы гарантировать, что они больше не поднимутся. Да, признал Чавис, их было много, но главной их угрозой, похоже, являлись ядовитые шипы, которые в ближнем бою оказались бесполезными. Темпестор был абсолютно уверен в том, что, пока тварям не позволяют подходить слишком близко, он и его люди быстро выйдут победителями из этой схватки.

А затем, в свете прожектора, Чавис увидел, что из бурунов выходят более крупные существа. Они были немногим выше человека и ползли вперед с помощью пары толстых, покрытых хитином когтей. Их тела смутно извивались. Вокруг них потрескивали маленькие разряды электричества.

Они рванулись вперед странным, загребущим ходом, пронесясь через оставшихся шипастых существ и врезавшись в отпрысков. Чавис почувствовал, что всё его тело неконтролируемо содрогается, когда создания нанесли тяжелый электрический удар. На миг его мышцы отказались повиноваться ему, и он выронил нож. Затем он осознал, что лежит на спине, а когти пытаются сорвать с него броню. Бедро пронзила резкая и ужасная боль.

С большим усилием Чавис впился пальцами в бок твари, сжал полную горсть ворвани[3] и потянул. Разверзлась окаймленная хрящеватой тканью рана, залив все тело темпестора вонючими жидкостями. Существо издало пронзительный крик и рухнуло без движения.

Чавис столкнул с себя труп и поднялся на ноги, не обращая внимания на боль в раненом бедре. Его дисплей замигал разнообразными сигналами; желтым обозначались отпрыски, которых ранили несерьезно, красным — которых было уже не спасти. Также он отметил, что в борьбу включилась Марджин. Она прицепила к стволу своего болтгана несоразмерный штык и с его помощью разрубала тела атакующих существ.

Ульрих расстреливал из пистолета ещё одну группу водных ужасов, которые тащились и скользили к прожектору. Казалось, будто все живые существа мировой волны вышли на берег, чтобы полакомиться ими.

— Огневую поддержку на линию воды! — прокричал в вокс Чавис.

На крышах обоих «Тауроксов» находились пушки, призванные разносить на части легкую технику и тяжелобронированную пехоту. Именно ими и начали обстреливать пляж Эрдон и Катон. С каждым взрывом вверх взлетали конусы гравия и воды. А сверху сыпались куски панциря и жировой ткани.

Ещё одно когтистое существо прыгнуло к Чавису. Тот выхватил пистолет и пристрелил создание прежде, чем оно успело ударить его током. Теперь повсюду вокруг них был океан, полностью скрыв тела павших и намочив уцелевших почти по пояс. От прожектора разлетались искры, и спустя минуту тот вышел из строя. Вновь нахлынул красноватый свет Иксоя.

Меч Ульриха блестел в лунном свете, когда он наносил рубящие и колющие удары. Его пальто порвалось в плече, а половину лица перекосило. Вокруг него плавали тела мёртвых созданий.

Марджин первой увидела это. Она как раз закончила разрубать пополам одно из шипастых существ, и стояла спиной к спине с одним из отпрысков. Его шлем потерялся, а одна из рук была сильно искалечена. На них упала тень, и женщина посмотрела наверх, чтобы увидеть, что её отбросило.

Из мировой волны поднялось дерево. По крайней мере, таково было её первое впечатление: дерево, чей широкий ствол покрывала кора цвета высохших струпьев. Сотни его ветвей кремового цвета крутились и дергались, растягиваясь по лику луны. Некоторые из них оканчивались когтями, не уступавшими в размерах «Тауроксу».

Тело женщины невольно затряслось, когда её осенило. Это было не дерево. Это было огромное щупальце. К тому же от него отрастали мириады других щупалец.

Один за другим, Чавис, Ульрих и оставшиеся отпрыски увидели это, и, несмотря на их разное происхождение, все они потеряли дар речи. Отпрыски остановились лишь на доли секунды, после чего вновь сосредоточились и продолжили отбиваться от нападавших.

Однако Ульрих, несмотря на все свои опыт и подготовку, стоял, безмолвно разинув рот.

Это Шелса, — смутно подумал он. — Нет, хуже: это всего лишь часть Шелсы.

Все его ожидания разлетелись на части, и на смену им пришел чистый ужас. Все мысли о том, что существо удастся захватить полностью, исчезли. Единственное, что его заботило на данный момент — выживание.

Воздух наполнился шипением, и до группы добралась полная мощь приливного вала. Из массы океана Лизиоса поднималась волна, больше любой, приходившей ранее. В красном свете Иксоя вода казалась пурпурной. Вдоль края волны заблестели белые барашки.

— Император, спаси нас, — прошептала Марджин.

Волна достигла своего пика и начала падать. Она ударила в прибрежные камни с силой урагана, без труда поглотив их. Стена воды покатилась к людям, и из её пенящегося гребня показалось чудовище. Тварь с эластичной, призрачно-белой кожей, выползшая из самых глубоких глубин. Форма её головы напоминала какую-то гигантскую рыбу. Её пасть была полна длинных, как мечи, зубов. Глаза светились ярко-желтым, а вниз по спине сбегал ряд шипов. Никто не мог сказать, где она кончалась; тело твари скрывалось в бурлящем океане.

— Всем отпрыскам, — выкрикнул в вокс Чавис, — протокол истребления!

Эрдон и Катон продолжили поливать береговую линию снарядами. Гигантская тварь взревела от попаданий. Один её глаз взорвался, залив пейзаж студнем. Изогнув шипы на спине, она с силой вышедшего из под контроля поезда поплыла вперед. Тварь полностью проглотила двух отпрысков, сбила в воду прожектор и, в заключение, врезалась своей луковицеобразной головой в бок «Таурокса» Катона. Боковую дверь смяло полностью. Транспортер покачнулся, но не опрокинулся.

Марджин, Ульрих и Чавис начали стрелять в неё, но всё их оружие, похоже, не возымело никакого эффекта. Эрдон послал в тварь ещё один снаряд из своей боевой пушки. Посередине её тела разверзлась рана, из которой полилась жирная кровь.

В ответ на это чудовище поднялось, словно собирающаяся нанести удар кобра, и обрушило весь свой вес на крышу транспорта Чависа. Отсек водителя смялся, а передние гусеницы просели. По воксу отпрыски слышали кричащего в агонии Катона.

Чудовище вновь поднялось. Оно зажало в своей пасти всю переднюю половину транспорта и сильно встряхнуло его. Во все стороны полетели куски механизмов и металлической обшивки. После чего чудовище, удовлетворенное своей добычей, начало уползать обратно в океан, унося с собой сплющенный «Таурокс».

— Убейте его! Убейте его! — кричал Чавис.

В ответ Эрдон выпустил в отступающее чудовище ещё три снаряда. Два из них нашли свою цель, открыв на шкуре твари ещё больше зияющих ран. Та же со всплеском ускользнула обратно в океан.

Бессвязные крики отпрыска Катона стали ужасными звуками утопающего. К счастью всех тех, кто мог это слышать, мучения его были недолгими.

Марджин с Чависом отпихали ногами в стороны несчетное число мёртвых существ. На ноги поднялись четыре отпрыска. Остальные либо погибли, либо пропали, когда их тела смыло в море.

Теперь, когда маяк был уничтожен, число выскакивающих из океана существ заметно сократилось. Волны продолжали вздыматься над камнями, но и они также уменьшались в размерах. И тем не менее, ничего ещё не кончилось.

Оставшиеся шипастые твари запустили ещё один град отравленных шипов, которые безвредно отскочили от брони отпрысков. Чавис пристрелил троих. Четыре оставшихся у него бойца присоединились к нему и начали расстреливать стаю из лазганов.

Марджин быстро вставила новую обойму в свой болтер и тоже открыла огонь. Ещё две когтистых твари разлетелись на части. Когда полумёртвый шипастый зверь попытался укусить её за ногу, она насмерть раздавила его своим каблуком.

Снаряды из пушки Эрдона превратили береговую линию в покрытый выбоинами лунный пейзаж. Кратеры наполнились морской водой и искромсанными кусками мяса. Наконец он перестал стрелять, ибо на пляже больше не осталось целей.

Чавис смотрел, как его люди заливают лазерным огнем последнее шипастое существо. Он убрал в кобуру свой болт-пистолет и произнес в вокс:

— Эрдон, территория зачищена. Бери аптечку и живо сюда.

Ульрих стоял несколько дальше вниз по берегу, где вода ещё доходила до колена. Его взгляд был устремлен в пространство за камнями. Более ни одно существо не выползало на берег. Порез на лице горел от смеси яда и соли. По его приблизительным оценкам, погибло десять или одиннадцать человек, оставив его лишь с полудесятком отпрысков и диалогусом. Один транспорт потерян, а всё его оборудование повреждено, либо полностью уничтожено. Но хуже всего этого то, что Шелса исчезла из виду. Мировая волна двигалась дальше, минуя плато и продолжая свое неостановимое кругосветное плавание по Лизиосу.

Ульриха начало трясти. Костяшки его пальцев побелели, когда он схватился за рукоять меча. Мужчина закричал, и крик его эхом отразился от скал:

— Десять лет!

Темпестор устало тащился вслед за инквизитором. О скалы разбилась очередная волна.

— Мировая волна пройдет рядом с этим плато только через десять лет. Все мои планы… всё это путешествие… Всё это было напрасно! — Он сделал несколько неуверенных шагов в сторону океана.

— Напрасно, — повторил Чавис.

Ульрих развернулся:

— В этом нет моей вины!

— Я и не говорил этого, сир, — произнес Чавис, — но каковы будут ваши приказы теперь?

Лицо Ульриха исказилось, пока он яростно пытался придумать хоть какой-нибудь способ спасти эту операцию. Но на ум ничего не шло, и он вздохнул:

— Возвращаемся в космопорт и отправляемся домой.

Он одарил мировую волну последним, тоскливым взглядом, и зашагал обратно на пляж.

Чавис, не сказав ни слова, пошел проведать своих людей.

И тут они услышали крик Марджин:

— Инквизитор! Темпестор! Сюда!

Оба сорвались на бег, миновав Эрдона, который открыл аптечку и занялся выжившими отпрысками. Они нашли Марджин недалеко от того места, где им пытались противостоять лизийцы. Здесь упал один из пушечных снарядов «Таурокса», усыпав территорию частями тел людей и мёртвых морских существ. Посреди этого зрелища находился широкий, но неглубокий кратер. На дне в соленой воде, прижатая половиной трупа одного из камнепауков, лежала женщина в синем одеянии.

— Я слышала, как кто-то звал на помощь, — сказала Марджин, — и нашла это. — Она спрыгнула в кратер и сорвала потрепанное одеяние женщины.

Ниже шеи кожа лизийки была темно-фиолетовой и покрыта накладывающимися друг на друга пластинками. Из середины её грудной клетки проросла вторая пара рук.

Марджин нацелила на женщину свой болтган:

— Ты. Мутант. Покайся в своих грехах, и я оценю их. Кто ты? Что ты здесь забыла?

Женщина отхаркнула кровь и произнесла:

— Это Ночь Иксоя…

— Когда луна Лизиоса находится в перигее, — пояснила Марджин.

— Да… Мы сопровождали тех, кто… предложил себя в дар.

— Богине Морской?

— Да. Шелсе. Она… она послала Тех-Что-Живут-В-Ней… чтобы утолить свой голод. — Её голова откинулась, дыхание стало неровным. — Я сожру их великим числом.

— Довольно! — Цитируя свою собственную литанию, Марджин произнесла: — От бедствия Кракена, Император наш, избавь нас. От богохульства Падшего, Император наш, избавь нас.

Марджин спустила курок, и вся верхняя половина тела женщины разлетелась на части. Она посмотрела вверх, но Ульриха там уже не было. Поднявшись из кратера, она увидела, что тот стоит на коленях неподалеку.

Он вытащил из-за пояса пару длинных перчаток и спешно начал их натягивать:

— Чавис, найдите изолирующий контейнер, — прокричал инквизитор, — и принесите его сюда. Немедленно!

Марджин позвала Ульриха, но не получила ответа. Она выглянула через его плечо, чтобы посмотреть, что же так сильно захватило его внимание. В неглубокой впадине в земле лежал сегментированный кусок щупальца. Размером он был примерно с её руку. Словно удлиненные пальцы с чёрными когтями, от щупальца отрастали десять или даже больше мелких ресничек, а внизу располагались части красного панциря. Щупальце вертелось и извивалось, бешено пытаясь вырваться из ямы.

— Это… — начала Марджин.

Ее прервали промчавшиеся мимо Чавис с Эрдоном, которые несли тяжелый цилиндр. Они опустили его на землю рядом с Ульрихом. Чавис открыл дверцу и стал ждать.

Ульрих закончил натягивать свои перчатки. После чего сжал зубы и схватил кусок щупальца обеими руками. Тот сразу же начал метаться из стороны в сторону. Инквизитору пришлось приложить усилия, чтобы удержать хватку. Заворчав, он бросил его в цилиндр. Чавис захлопнул дверцу.

Щупальце начало барабанить по внутренним стенкам контейнера.

Запыхавшимся голосом Ульрих произнес:

— Немедленно доставьте его на борт транспорта.

Чавис и Эрдон подняли изолирующий контейнер и отправились обратно к оставшемуся «Тауроксу». Ульрих стянул перчатки и засунул их обратно в пальто. Он посмотрел на женщину — лицо его сияло — и последовал за двумя отпрысками.

— Инквизитор, — подойдя вместе с ним к машине, сказала Марджин. — На Лизиосе явно происходит нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Нам стоит отправить сообщение канониссе.

— Нет, я так не думаю.

Марджин указала на кратер:

— Здесь свершилась ересь.

— Ересь свершается повсюду, но я обойдусь без этой женщины, которая будет рвать и метать всё вокруг и только мешать мне. Нет, боюсь, праведной ярости канониссы придется подождать, пока я не закончу здесь свои дела.

— Инквизитор, я обязана сообщить о религиозной крамоле. Обещаю, я и словом не обмолвлюсь об этом… создании в изоляционном контейнере.

— Я объявляю режим радиомолчания, — выплюнул слова Ульрих. — Это значит, что ты не будешь ни с кем и ни о чем разговаривать, пока я не скажу.

— Я понимаю, инквизитор, но, наверное…

— Разговор окончен. В твоих же интересах, чтобы он никогда не повторился.

Ульрих забрался в «Таурокс».

Марджин постояла минуту в одиночестве, пытаясь унять свою ярость. Она знала, что ей так или иначе придется связаться с канониссой. В этом мире что-то назревало, и это что-то нужно остановить, пока ещё не слишком поздно.

Она поднялась на борт, захлопнув за собой люк. Двигатель «Таурокса» взревел, и транспорт умчался с плато.

Пляж опустел. Лишь мёртвые смогли увидеть титаническую фигуру, что снова вырвалась на поверхность мировой волны. Она жадно схватила луну, тоскуя по своей недостижимой любви и посылая проклятья всем тем, кто противостоял ей.

·

«Какими станут наши жизни, когда мы, наконец, будем вместе, любовь моя? Спустишься ли ты на веки вечные ко мне, или подхватишь на руки и отнесешь в своё пристанище на небе? Обещай мне, о, обещай, что скоро мы будем вместе. Звезды начинают падать с небес и этот век идёт к концу…»

— «Кантос Континуос», М41

ГЛАВА ШЕСТАЯ

На небо начала всходить луна, было настолько темно, насколько вообще бывало на Лизиосе. С одной стороны гора представляла собой стену из насквозь промокшего камня, а на другой — уменьшающуюся глыбу мировой волны. Эрдон внимательно смотрел на дорогу. Путь стал намного менее ровным, по сравнению с тем, каким он был на подъеме. Прошедшая волна подняла камни и покрыла дорогу толстым ковром водорослей и грязи. По крайней мере трижды индикаторы на приборной панели вспыхивали, предупреждая о том, что «Таурокс» теряет сцепление с дорогой. Уже этого было достаточно, чтобы понять, насколько тяжелыми оказались дорожные условия.

Чавис сидел рядом в командном кресле, также не спуская глаз с пути. Оба увидели проблему одновременно, и Эрдон остановил «Таурокс».

— Оставайся здесь, — сказал Чавис. — Я посмотрю поближе.

Он выбрался из кресла, взял шлем с переборки в отсеке и двинулся к боковому люку. В задней части «Таурокса» Марджин сидела с опущенной головой. Ульрих расположился на полу, рядом с изолирующим контейнером. Крошечное обзорное окно запотело, а по стенкам цилиндра бежали капли конденсата. Похожее на щупальце существо перестало биться в безумных конвульсиях в течение первого часа путешествия.

Кроме Эрдона в живых остались четыре отпрыска. Пять, если считать Бирдгона, практически погрузившегося в кому и лежащего поперек трех сидений. Его рука была заражена настолько, что полевая медицина была не в силах помочь. По его шее и груди начали расходиться темные линии. Брандта, Фиея, Савдру и Девриеса залатали медикаментами из аптечки отпрысков, называемой «Дар мученика», в которую входили протеиновые лечебные бальзамы, сшивающие раны пластыри и, в случае Фиея, временная бионическая рука.

Когда Чавис открыл люк, Марджин резко подняла голову.

— Что-то не так? — спросила она.

— Дорога впереди выглядит очень плохо. Я хочу посмотреть, возможно ли по ней проехать.

Она сразу же поднялась на ноги.

— Я пойду с вами.

Чавис спрыгнул на землю и стоически проигнорировал занывшую рану в ноге. Воздух был прохладным и влажным. Густая грязь и водоросли издавали хлюпающие звуки, пока он обходил «Таурокс». Ночь стала светлой как день, благодаря усиливающим линзам в его шлеме. Подозрения темпестора оправдались.

Отряд достиг того места, где ранее обвалилась гора, а поток почти снёс «Таурокс» Эрдона через край обрыва в далекое море. Теперь дороги не было вообще. Стены из камней и грязи скатились откуда-то сверху, превратив траншею, которую они преодолели, в широкую бездну.

— Эрдон, — сказал он по воксу.

— Здесь, темпестор.

— Это выглядит скверно. Даже «Таурокс» не сможет перебраться через такой широкий разлом. Нам придется найти другой путь к жил-краулеру.

— Вторичная дорога на западе?

— Я подумал об этом же.

Чавис повернулся, чтобы вернуться в «Таурокс», но обнаружил, что Марджин преградила ему путь.

— Темпестор, мне нужно спросить у вас кое-что.

— Да?

Марджин мгновение оценивающе смотрела на него.

— Тот, что позволил жить чужаку — соучастник в грехе его существования, — наконец спросила она. — Вы согласны с этим утверждением?

— Да, — без колебаний ответил Чавис.

— Конечно, согласны. С этим согласиться любой здравомыслящий человек. Но если это так, зачем инквизитору привозить это существо обратно? Почему мы позволяем ему это сделать?

— Мы ничего не позволяем ему сделать, он не обязан отчитываться перед нами.

— Разве вас не напрягает, что это находится на борту? — Марджин указала большим пальцем в сторону заднего отсека.

Чавис на мгновение задумался.

— Это не имеет значения. Моя миссия — обеспечить безопасность инквизитора и доставить его к посадочному модулю. — С этими словами он прошел мимо сестры к транспорту.

— А если я скажу, что существо ещё живо? Это изменит ваше мнение?

Чавис остановился.

— Мне удалось подсмотреть через плечо инквизитора, не так давно. Я почти уверена, что видела, как оно двигается внутри цилиндра.

— Почти уверена?

— Ну… было сложно рассмотреть, но…

— Ты веришь, что существо, на текущий момент, представляет опасность для тебя или других членов команды?

— Нет, — поколебавшись, ответила она. — Я не… Я не знаю.

— В таком случае мы не можем предпринимать никаких действий, противоречащих нашим приказам.

Марджин оскалилась.

— Когда оно попытается убить меня, вы, обязательно, отомстите за меня?

— Конечно, — ответил Чавис и забрался в «Таурокс».

— Сир, — обратился он к Ульриху, — мне необходимо сообщить вам, что дорога, по которой мы двигались, чтобы подняться на плато, оказалось абсолютно непроходимой. Однако есть другой путь. Мы сможем прибыть к позднему вечеру.

Ульрих покачал головой, но не отвернулся от изоляционного контейнера.

— Одна задержка за другой.

— Я мог бы воспользоваться вашей картой.

— Хорошо. Просто доставь меня к посадочному модулю и подальше от этой планеты. — Он достал из кармана водонепроницаемую бумагу и бросил её через плечо. Чавис поймал карту одной рукой.

— Так быстро, как только возможно, сир. — Чавис вернулся в кресло рядом с Эрдоном.

Марджин поднялась в транспорт и захлопнула за собой люк. Она молча села на ближайшее место и уставилась в пространство. Чтобы развернуться, транспорту понадобилось некоторое время. К тому времени, как они двинулись дальше, солнца уже пересекали горизонт, и сестра диалогус провалилась в утомленный сон.


У подсвечника летал мотылек. Сестра подняла взгляд от стола, за которым она с усердием переписывала «Вперёд, дочери Императора», один из её любимых гимнов, и увидела, как загорелись крылья маленького насекомого.

— Зачем ты это сделал? — спросила она. — Надо было думать. Теперь тебе придется умереть.

Сестра макнула перо в чернила и продолжила заниматься каллиграфией. Где-то в Конвенте над её головой раздавалось пение хора, исполняющего каждый куплет, как только она писала его. Это было странно. Стены в скрипториуме были настолько толстыми, что она обычно вообще ничего не слышала.

Мотылек продолжил яростно бить крыльями около свечей, хотя уже и превратился в крошечный выгоревший остов. Сестра старалась игнорировать его и снова макнула перо. Однако её любимое перо превратилось в одну из острых, отравленных колючек, которые она помогала вытаскивать из руки отпрыска Бирдгона. Чернильница была полна воды. Она начала пузыриться, выливаясь на пергамент. Красивые линии поплыли и побежали вниз по странице.

Мёртвому мотыльку, наконец, удалось задуть свечи. Сестра встала, чтобы найти лучину и снова зажечь их. Пол был покрыт водой. Она спотыкалась в темноте и не могла найти ни свет, ни дверь. Вода продолжала подниматься.

Что-то обвилось вокруг её ног, и сестра почувствовала резкую боль. Она не могла этого увидеть, но каким-то образом знала, что в глубине поднимающейся воды в её плоть вгрызались кремовые щупальца. Пока она всплывала к стропилам, со дна поднимались все больше щупалец, желавших сожрать её. Марджин боролась, но они были невероятно сильными. Лицо сестры скрылось под водой, которая оказалось солёной. Хор наверху всё ещё пел, но текст изменился.

— Обещай мне, о, обещай, что скоро мы будем вместе… — пели голоса.

Её легкие горели, в попытке продлить последний вздох. У щупалец теперь появились бритвенно острые когти, начавшие разрезать её ноги. Мелкие, невидимые рты откусывали куски плоти от её живота и шеи. Наконец, она больше не могла терпеть мучения. Её предсмертный крик представлял собой поток пузырьков. А затем комнату резко тряхнуло.


Марджин, вздрогнув, проснулась и в спешке осмотрелась. Фией, отпрыск с бионической рукой, сидел напротив неё.

— Что случилось? — выдохнула она.

— Мы просто переехали через что-то большое.

Она провела рукой по волосам и ещё раз осмотрела весь отсек. Похоже, что никто почти не двигался. Ульрих всё ещё сидел вместе со своим драгоценным существом, но голова инквизитора болталась, будто он почти уснул. Отпрыск Бирдгон дышал отрывистыми вздохами. От его тела начало исходить зловоние.

Неожиданно раздался хлопок. «Таурокс» затрясся, будто какая-то вздорная, гигантская рука подняла его и бросила о землю. Марджин упала на пол и услышала, как изолирующий контейнер упал и ударился обо что-то. Всё наклонилось влево, и сестра поняла, что они перевернулись. Когда «Таурокс» наконец остановился, в воздухе витал жгучий дым. Марджин поднесла руки к носу. Меж её пальцев бежала кровь.

Ульрих поднимался на ноги, громко ругаясь. Он отчаянно старался поднять упавший контейнер.

— Ещё один камень? — спросила Марджин.

Фией покачал головой.

Чавис развернулся в кресле.

— Звук был похож на мину. Отпрыски, подготовьтесь и двигайтесь наружу.


Мгновения спустя Чавис, Эрдон и остальные уже стояли под обжигающими двойными солнцами. Эрдон надел пару доходящих до плечей защитных перчаток и достал большой металлический ящик с инструментами. Остальные держали лазганы наготове.

«Таурокс» остановился на краю круглой площади. От левой гусеницы расходился темный узор, появившийся от взрыва. Кроме этого, земля была покрыта толстым слоем засохших водорослей и рыбных костей. Во всех трещинах и ямах рос лишай. Всё вокруг было покрыто сыпучей высохшей солью. Улицы были забиты сорняками и упавшими кусками отделки.

Отряд спустился с горы Лораз и прокладывал путь сквозь череду широких каньонов. Каменные стены были отмечены белыми горизонтальными полосами, означающими прошлые уровни воды. Сначала Чавис проявлял осторожность. Каменные стены создавали короткие линия прицеливания, и опасность могла скрываться за каждым поворотом. Впрочем, к середине утра они ещё не встретили ни единой живой души, и осторожность темпестора ослабла. Похоже, что эта часть Лизиоса не была населена.

Хотя, слово "покинута" подошло бы лучше. Им на пути начали встречаться древние здания. Сначала всего несколько, но их число и плотность застройки росли. Чавис сверился с картой инквизитора. Они проезжали по окраине небольшого города. Имя, которое он когда-то носил, было утоплено и забыто три тысячи лет назад. Когда-то могучие камнебетонные башни и стены теперь представляли собой лишь череду осыпающихся фундаментов и куч щебня, обкатанных регулярными наводнениями.

Эрдон сидел на корточках рядом с «Тауроксом». Одной рукой он шарил за поврежденной секцией.

— Это точно была мина, реагирующая на давление.

— Самодельная? — спросил Чавис.

Эрдон покачал головой.

— Нет, военная.

— Кто станет устанавливать взрывчатку в таком Богом-Императором забытом месте? — спросил Девриес.

— Отличный вопрос, — ответил Чавис.

— На который у нас нет времени отвечать, — прервал его Ульрих. Он стоял на заднем трапе машины. — Продолжим движение.

Эрдон достал руку, перчатка была покрыта пятнами какой-то темной жидкости. Он понюхал её и поднял руку.

— Темпестор, это топливо.

Чавис опустил голову и медленно выдохнул.

— Это возможно починить?

Эрдон встал.

— Да, сир, можно залатать достаточно, чтобы доставить нас к жил-краулеру. Но если мы потеряли слишком много топлива…

— Я знаю. Приступай.

Ульрих вскинул руки и вернулся внутрь транспорта. Эрдон ползал под «Тауроксом», пока остальные стояли на страже. Отпрыск работал почти полчаса, перед тем как снова появиться на виду.

— Мне удалось всё исправить, сир, — сказал он Чавису, — но днище получило множественные повреждения от шрапнели.

— Достаточно ли у нас топлива, чтобы вернуться?

Эрдон покачал головой.

— В таком случае, нам нужно обсудить это с инквизитором.

— Обсудить с ним что, конкретно? — раздался голос Ульриха. Он сидел рядом с задним трапом.

— О том, что мы делаем дальше, сир. Так как у нашего транспорта недостаточно топлива, я рекомендую связаться с Сестрами Битвы и запросить эвакуацию.

Ульрих встал и прошагал вниз по рампе.

— Однозначно нет.

— Сир, другие варианты…

— Темпестор! — прокричал Брандт. Он расположился на высокой насыпи покрытых мхом кирпичей и махнул рукой, показывая, что нечто приближалось к их позиции.

— Отпрыски! — рявкнул Чавис.

Девриес, Савдра и Фией уперли винтовки в плечи. Эрдон быстро сбросил защитные перчатки и схватился за митральезу.

В воздухе раздавался звук моторов. Со скрипящим звуком шин из-за угла разрушенного здания вырвались три шестиколесных лимузина без крыши. В них сидели люди в потертых и ношеных униформах цвета выцветшего песчаника, с темно-синей вышивкой по швам брюк. Большая часть их вооружения использовала пули большого калибра, но Чавис насчитал ещё как минимум три выглядящих рабочими гранатомета. Никто из них не носил кепок или шлемов, руки и лица были обожжены солнцем и покрыты волдырями. Каждый из этих солдат выглядел так, будто с того момента, как он в последний раз хорошо поел, прошли месяцы.

— Переход на «автономный огонь»! — прокричал Чавис.

Лимузины резко развернулись, и находящиеся на борту открыли огонь. От камней и брони отпрысков начали отскакивать пули. Двое солдат в униформах подняли переносной гранатомет и выстрелили в «Таурокс». Врезавшийся с его бок снаряд превратился в грохочущий огненный шар.

Чавис и отпрыски открыли ответный огонь из всех орудий. Четыре солдата в переднем лимузине получили по лазерному лучу, проплавившему их броню и поджегшему одежду. Эрдон закончил подготовку митральезы и обрушил на машину воющий шквал лазерного огня, прорвавший броню вокруг двигателя. Первая машина взорвалась в столбе дыма и пламени.

Солдаты из двух других машин окатили отпрысков пулями. Савдра и Брандт убили за это ещё двоих. Девриес дернулся и упал на спину, схватившись за левую руку, где пуля попала в промежуток брони.

— Я в порядке, — прокричал он.

Лимузины развернулись и начали отходить по другой улице. Эрдон вновь выстрелил из митральезы. От её тяжелого корпуса пошел дым. Большая часть выстрелов попала в стены и улицу, оставляя за собой кусочки стекла. Однако один из лимузинов получил попадание в заднюю часть и взорвался, подбросив в воздух тела пассажиров, которые упали на покрытый сорняками тротуар.

Третий лимузин унесся вдаль.

Чавис рубанул воздух ладонью.

— Прекратить огонь и выдвинуться вперёд.

Отпрыски бегом добрались до места, где дымилась первая взорванная машина, и заняли позицию у осыпающейся стены. Чавис схватил ботинок мёртвеца и затащил тело внутрь дверного проема. Темпестор осмотрел лицо человека со всех сторон и оценил его одежду.

— Профессиональная выделка, — сказал он. — А такие бронежилеты не доступны обычным лизийцам.

— Его оружие содержится в рабочем состоянии. — Эрдон указал на большую нашивку на левом плече трупа. На ней были изображены несколько белых звёзд на темно-синем поле, а поверх желтыми нитками вышит выцветший номер 99. — Что насчёт этого?

— Какая-то инсигния подразделения. Я не узнаю её.

Над ними появилась тень, и голос произнес:

— Потому что её не использовали уже какое-то время.

Эрдон и Чавис подняли взгляды на стоящего в дверном проеме Ульриха. За его спиной была Марджин.

— Только девяносто девять миров получили такие эмблемы для своих солдат. Хотите верьте, хотите — нет, но когда-то Лизиос принадлежал к их числу. Этот человек был членом Лизийской Домовой Гвардии.

Марджин за его спиной слегка вздохнула.

— Инквизитор, — сказал Чавис, вставая на ноги, — вы должны оставаться в «Тауроксе». Это всё ещё активная зона боевых действий.

Ульрих пренебрежительно махнул рукой.

— У этих людей были лимузины. Это значит, что у них есть какое-то топливо, так? Топливо, которое мы можем использовать?

Чавис кивнул.

— Да, сир, я подумал о том же.

— Инквизитор, — обратилась к нему Марджин, — на Лизиосе находилось всего одно подразделение обученных солдат, и все они были прикреплены к планетарному губернатору. Если эти люди здесь, то и губернатор должен быть где-то поблизости. Мы должны найти его.

— Это ты так думаешь, — ответил Ульрих, — но на самом деле не должны.

— Тогда позвольте мне связаться с канониссой Грейс и передать ей координаты этого места. Сестры искали губернатора…

Ульрих резко прервал её.

— Я уже сказал, мы не выходим ни с кем на связь. Никто не должен знать о нашей миссии.

Марджин уставилась на инквизитора.

— Почему?

Ульрих не ответил ей.

— Темпестор, пойдём, узнаем, где устроились эти люди.

— Хорошо, сир. Девриес?

— Да, темпестор?

— Останешься здесь. Закрой «Таурокс» и сядь за пушку. Если появится кто-то ещё…

— Вас понял.

— Остальные, приготовьтесь выдвигаться. Сценарий найти-и-уничтожить, сигма дельта.

— Сигма дельта? — тихо спросила Марджин, не отрывая взгляда от инквизитора.

Чавис достал обойму из болт-пистолета и осмотрел первый патрон.

— Городской бой, множественные цели.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Чавис вел отряд по разрушенной улице. Найти следы шин среди куч морской травы и водорослей оказалось достаточно легко, и уже через несколько минут они наткнулись на ещё одну штурмовую группу. Чавис слышал, как они суетятся с чем-то, по звуку большим и тяжелым. Он жестом велел всем остановиться и осторожно выглянул из-за угла.

Там находилась небольшая площадь, со всех сторон окруженная высокими руинами. Чавис увидел группу солдат, собравшихся вокруг треснувшего основания древнего фонтана.

— Должно быть, КПП. Насчитал двух бойцов с винтовками, одного с гранатометом, и кого-то, похожего на командира, — прошептал он в вокс. — Последние два устанавливают групповое тяжелое орудие. Похоже на автопушку агриппинской модели.

— Всего шестеро? — саркастично произнес Ульрих. — Это будет просто.

Чавису было не привыкать к опасностям городского боя. Многолетний опыт научил его тому, что в узких пространствах города никакая цель не является простой. И если она кажется таковой, это, как правило, ловушка.

— Нет, — сказал он, — мы должны обойти их.

— Что?

— Позиции, подобные этой, ставят перед собой цель выманить нас на открытую местность, где мы подвергнемся бесчисленным рискам. Эта площадь может быть заминирована. Может простреливаться снайперами. По её периметру могут быть запрятаны сторожевые орудия. Когда я говорю вам, сир, что здесь что-то неладно, лучше доверьтесь мне.

Чавис ожидал услышать какой-либо аргумент со стороны инквизитора, и удивился, не получив такового.

— Хорошо. Раз возражений нет, мы пойдем в обход.

Жестом велев всем пригнуться, Чавис повел группу через разбитый перекресток в невысокое здание. Сквозь пустые окна и дыры в стенах можно было мельком увидеть площадь и КПП.

Через один квартал к северу темпестор снова вышел на следы лимузина. Они резко поворачивали и исчезали в уходящем под улицу подходном туннеле. Вход в туннель усиленно охранялся. Чавис насчитал три взвода солдат и, по меньшей мере, столько же лазпушек. В общей сложности, на пути у них оказались почти сорок человек.

— Как я понимаю, в этот раз обойти не удастся? — намеренно спросил Ульрих.

— Зависит от вас, сир. Вы по-прежнему уверены, что не хотите ни с кем связаться и запросить эвакуацию?

Ульрих пристально посмотрел на темпестора.

— В таком случае, нет, этих мы никак не обойдем. — На секунду Чавису захотелось, чтобы у него было больше бойцов. Но их не было. Придется довольствоваться теми четырьмя, что есть. Он встал между Савдрой и Марджин.

— Атаковав в лоб, мы лишь угробим себя, — сказал темпестор. — Придется ударить им во фланг, так они не смогут обратить на нас всю свою огневую мощь. Эрдон, когда мы войдем в зону поражения, ты должен будешь уничтожить те лазпушки.

— Савдра, ты останешься здесь с сестрой Марджин. Ваша задача — предоставить нам отвлекающий огонь. Наделайте побольше шума. Удерживайте их внимание на этой позиции. Если они попытаются подойти к вам слишком близко, подкиньте им пару гранат.

— Фией, Брандт, вы со мной. Мы прикрываем Эрдона, пока он не подойдет на расстояние выстрела из митральезы, после чего сокращаем дистанцию и добиваем их.

Чавис посмотрел на Ульриха и вспомнил, кто из них на самом деле командует этой миссией.

— Это приемлемо, сир?

— С одним исключением. Я иду с тобой.

Через несколько минут Чавис, Ульрих, и остальные уже обходили вражескую позицию, чтобы зайти сбоку подземного входа. Звук болтгана Марджин не остался без внимания, и гвардейцы начали отстреливаться, лазпушки пробивали дыры в камнебетоне, окружавшем её и Савдру.

Ульрих и Чавис вырвались из своего укрытия, а следом за ними и Брандт с Фиеем. Сидящий в тылу с митральезой Эрдон выпустил тетраду жгучих лазерных лучей в ближайший взвод. Троих человек мгновенно разнесло на куски. Брандт и Фией бросились вперед, каждый сумел прикончить ещё двоих, после чего эффект неожиданности оказался исчерпан. Трое из оставшихся пяти бойцов развернулись и открыли огонь из винтовок. Большинство пуль врезалось в уличное покрытие или срикошетило в руины. Одна из них расплющилась об отражающее поле Ульриха, всего в каких-то миллиметрах от его горла. Двое мужчин, сидящих за лазпушкой взвода, отчаянно пытались развернуть её, но к тому моменту когда им это удалось, Чавис уже кинул в них гранату. Та далеко отскочила от своей намеченной цели и взорвалась облаком горячей шрапнели.

Ульрих первым бросился в рукопашную. Его меч рассек воздух над головами солдат, когда те пригнулись, уворачиваясь от его ударов. Чавис приблизился к противнику в упор и прострелил сердце ближайшему бойцу из своего болт-пистолета. Брандт, Фией и Эрдон бросились за своим темпестором и начали жестоко избивать всех, кто попадался им на пути.

Марджин и Савдра продолжали поливать улицу огнем, но второй взвод бойцов уже не дал себя обмануть. Они помчались на помощь своим товарищам.

Ульрих взмахнул своим клинком вниз, и начисто рассек двоих людей, которые секундами ранее увернулись от него. Чавис послал очередной болт в броню солдата, а сражающийся рядом с ним Фией впечатал приклад своего лазгана в лицо оппоненту.

Тем временем группа, бросившаяся на подмогу своим товарищам, изо всех сил набросилась с кулаками и пинками на крошечную штурмовую группу Чависа. Инквизитор принял большую часть ударов на себя, позволив им безвредно отскакивать от богато украшенной брони или отражающего поля.

Третья лазпушка промахнулась, выстрел прошел в миллиметре от Марджин. Женщина нырнула обратно за стену, которую они с Савдрой использовали в качестве укрытия, когда луч ударил насквозь. Пули дважды попали в грудь Савдре, но его броня стойко перенесла это испытание.

Марджин и Савдра проредили оставшийся взвод, в то время как Ульрих продолжил свой убийственный кутеж. Ещё два солдата пали от его клинка. Затем ещё три. Вскоре вокруг него собралась небольшая куча из мёртвых и тяжело раненных. Когда последние гвардейцы губернатора попытались отступить в туннель, Ульрих возглавил погоню за ними и вырезал их всех.

Тишина вернулась в город руин. Марджин и Савдра вышли из разрушенного здания, покрытые множеством мелких царапин и пылью от испаренного камнебетона. Брандт потерял свой шлем, и из глубокого пореза на его подбородке сочилась кровь. На ноге Чависа вновь открылась рана. Он сорвал с одного из мёртвых солдат синий пояс и туго завязал его на бедре.

Инквизитор, кажется, был абсолютно невредим. Более того, подумал Чавис, — он, похоже, приободрился. Ульрих взглядом указал на вход в туннель:

— Надо продолжать двигаться. Кто знает, что может нас поджидать?

Чавис вновь занял место во главе отряда. Группа вошла в подземелье, миновав давно заброшенную рельсовую платформу. Им пришлось остановиться на четырех разделительных узлах, где во мрак уходили дополнительные туннели. В каждом из них Чавис выискивал на полу следы лимузина. В конце концов, они оказались в колоссальном помещении, заполненном поездами.

Когда-то давным-давно это место было чем-то вроде депо. Теперь оно стало музеем упадка. Высоко над головой находилась куполообразная стеклянная крыша, покрытая многовековой грязью. Просачивающийся через неё свет был тусклым и маслянисто-желтым. Локомотивы и вагоны когда-то были массивными, богато украшенными машинами, производившими впечатление на всех, кому довелось их увидеть. Теперь же они проржавели и покрылись соляной коркой. Всё вокруг смердело морем и гнилью. В реакторах поездов не горело пламя, а в их экипажах — свет.

Нет, увидел Чавис. Это было не совсем так. Он разглядел свет неподалеку от центра помещения. Здесь, под мёртвыми городами Лизиоса, ещё можно было найти жизнь.

Посреди депо находилось приземистое, круглое здание высотой в три этажа. С обеих сторон единственного входа стояли гвардейцы.

Ульрих осмотрел строение.

— Это здесь они скрываются? — спросил он. После чего, не дожидаясь ответа, зашагал в направлении дверного проема. — Раз так, то идем туда.

Ульрих пристрелил обоих гвардейцев прежде, чем те успели среагировать. Как только отпрыски подошли к нему, он пинком распахнул дверь. Первый этаж здания представлял собой одну большую комнату. Вдоль стены протянулся ряд пустых билетных будок. По всей комнате были разбросаны столы и кушетки. Пара больших вывесок, когда-то свисавших с потолка, теперь лежали разбитыми на полу. В центре комнаты расположилась широкая винтовая лестница. По ней, грохоча ботинками, спустились ещё двадцать солдат.

Марджин, Чавис и отпрыски ворвались внутрь и рассыпались веером по обе стороны от инквизитора. Тот бросился вперед, стреляя на ходу из своего пистолета. Солдаты на лестнице встретили его пулями. Свита Ульриха ответила им лазерным огнем и болтами. От митральезы Эрдона повеяло жаром, когда он открыл огонь.

Ульрих добрался до основания лестницы и рассек горла двоим мужчинам. Тогда остальные прыгнули на него, надеясь сбить его обратно под весом своих тел. Он уклонился и развернулся, а его меч разорвал защитные пластины. Тела начали падать с лестницы.

Чавис приказал своим людям пойти в рукопашную, и пятеро бойцов втиснулись на лестницу около Ульриха. Порез над глазом последнего начал кровоточить, но инквизитору удалось удержать инициативу. Солдаты попытались отступить на второй этаж. Ульрих и Чавис сбили их с ног и прикончили.

Инквизитор вложил свой меч в ножны.

— Мы должны обыскать всё это здание, — сказал он. — Марджин и я начнем здесь, остальные отправляйтесь на верхние этажи.

Чавис отдал честь, приложив кулак к сердцу, и увел своих людей наверх. Не прошло и трех минут, как Фией быстро спустился обратно и обратился к Марджин:

— Вы должны это увидеть.

Марджин посмотрела на Ульриха, но инквизитор был занят осмотром одной из заброшенных будок.

Она последовала за Эрдоном на третий этаж. Потолок там представлял собой грязный купол из витражного стекла. Остальную часть комнаты занимал резной металлический стол, достаточно большой, чтобы вместить полдесятка человек. За ним в кресле с высокой спинкой сидело нечто, что она сперва приняла за иссохший труп. В центре его груди было одно-единственное отверстие размером с болт. Когда-то это был мужчина, его кожа напоминала пергамент. Со всех сторон его окружали странные машины, соединенные с ним прозрачными трубками, цветными кабелями и вакуумными присосками.

Повсюду была бумага. Стопки за стопками, сваленные в кипы и свернутые в свитки. Стоящие штабелями коробки, переполненные пачками бумаги. Здесь её было больше, чем Марджин видела за всю свою жизнь.

Все отпрыски, за исключением Чависа, нацелили свое оружие на сидящего за столом человека. Темпестор указал на механизмы и бумажные горы:

— Что всё это такое?

Марджин выдернула горсть листов из ближайшей коробки. Каждая страница была плотно исписана словами, выведенными крохотным, идеальным почерком.

— Это сделано с помощью машины, — сказала она. — Я бы сказала, что всё это надиктовали в наборщик текста.

— Но что это?

Марджин пролистала страницы в своей руке. Наверху каждой жирным шрифтом были выведены одни и те же два слова:

— «Кантос Континуос».

— Что?

— Это высокий готик. Означает ”бесконечная песнь”. Похоже, это название всего этого. — Она прочитала ещё немного. Почти сразу стало очевидно, что эти писания, предположительно, исходили от Богини Морской. Их едва ли можно было назвать поэзией. Скорее потоком бессвязного бреда. — Всё это — шелсистская литература. Император, спаси нас. — Женщина бросила страницы на пол и подошла к столу. Она заметила, что за высоким креслом скрываются ещё две комнаты. В одной расположилась большая кровать, покрытая заплесневелыми листами. В другой — два меньших кресла и нечто похожее на очень старый комплекс связи.

Она взяла другую пачку листов и пролистала их:

— Эти, кажется, поновее, — произнесла она, — но столь же бессмысленны.

Чависа всё это, кажется, удовлетворило:

— Раз тут нет никакой опасности, нам стоит осмотреться и поискать цистерну с топливом. А лучше две.

Марджин рассеяно кивнула:

— Всё будет хорошо. Просто хочу разобраться с некоторыми из этих бумаг, пока мы не ушли.

Чавис, Эрдон и Фией покинули комнату. Марджин едва заметила это.

Её глаза неотрывно смотрели на лист пергамента в её руке. Наверху, чуть ниже заголовка, был отпечатан ещё один абзац, в котором Шелса взывала к Иксою. Однако Марджин ужаснуло то, что ранее она уже слышала эти слова.

— Обещай мне, о, обещай, — прочитала она, — что скоро мы будем вместе. Звезды начинают падать с небес, и этот век идёт к концу…

Невозможно. Ей никак не могли пригрезиться именно эти слова. И, тем не менее, они были перед ней. Лидеры шелсистов восприняли и переписали их, и она тоже каким-то образом восприняла их. Марджин подумала о Пророке Моря, с которым канонисса столкнулась месяцами ранее. Канонисса Грейс говорила, что человек был одержим, что его направляла зловещая личность, и что он говорил так, словно вещал от имени Богини Морской.

Она задумалась, не это ли произошло здесь? Позволил ли бывший губернатор говорить через него Шелсе? Записал ли он каждое из этих ужасных слов, после чего передал всю эту писанину культу? Весьма вероятно. Но это по-прежнему никак не объясняет, как эти слова пришли ей на ум.

Она снова заглянула в комнату связи.


Чавис, Фией и Эрдон обнаружили гараж уровнем ниже первого этажа. В нем стоял только один из переделанных лимузинов губернатора, хотя Фией отметил, что помещение вполне способно вместить более двадцати таких машин. В углу, под листом водонепроницаемого брезента, они нашли три деревянных ящика, наполненных гарпунными ружьями, и две пустых капсулы для взрывчатки. А также тайник с топливными цистернами. Мужчины подняли одну из бочек и поставили её на заднее сиденье машины, после чего Эрдон завел двигатель и выкатил лимузин в затемненные железнодорожные туннели. Брандт и Савдра встретили их снаружи, у основного здания депо.

— Где Ульрих? — спросил их Чавис.

— Он пошел за диалогусом, — ответил Савдра. — Сказал нам выйти сюда и прикрывать вас.

Изнутри основного здания депо раздался взрыв и звук бьющегося стекла. Пятеро мужчин побежали внутрь. Первый этаж был чист, но сверху веяло запахами дыма и горелого мяса.

Они поднялись по лестнице и обнаружили комнату в огне. Секция витражного потолка разбилась вдребезги. Гигантский стол был перевернут набок, и повсюду пылал «Кантос Континуос». Тела ещё пятерых бойцов Лизийской Домовой Гвардии кучей лежали посреди пламени. Чавис нашел инквизитора на полу, неподалеку от кровати. Он казался ошеломленным.

— Инквизитор, — выкрикнул темпестор, — вы ранены?

— Я в порядке. — Ульрих отказался от помощи, вновь встав на ноги. — Они проникли сюда. Застали нас врасплох.

— Где диалогус?

Фией забежал в соседнюю комнату и вернулся с Марджин, волоча женщину под руки. Её кожа почёрнела и растрескалась, из рук и ног торчали зазубренные осколки. Пока Фией тащил её, за сестрой оставался кровавый след.

Она громко захрипела, повернула свои ослепшие глаза без век к Ульриху, и умерла.

Фией склонил голову.

Ульрих пнул что-то тяжелое, лежащее на полу.

Чавис увидел, что это был переносной гранатомет, и в его сознании сформировалась вероятная картина событий. В здание через крышу проникло ещё одно подразделение гвардейцев губернатора. Они оказались неожиданностью для инквизитора и сестры Марджин. В ходе последовавшего боя кто-то воспользовался взрывчаткой в замкнутом пространстве. Конечный результат не мог быть ничем иным, кроме смерти. Всё это выглядело правдоподобно.

Он снова напомнил себе, что даже за самыми простыми ситуациями почти всегда скрывается нечто большее.

— Её тело, — произнес Ульрих. — Возможно, нам стоит взять его с собой и вернуть её сестрам.

Чавис моргнул. Эта миссия уже стоила жизни одиннадцати Отпрыскам Темпестус, и Ульрих ни разу не предложил вернуть их трупы.

— Зачем нам это делать, сир? Сентиментальность — всего лишь пустая трата времени и возможностей. Нам стоит сосредоточить все свои средства на вашем возвращении в жил-краулер.

Больше Ульрих ничего не сказал. Он просто прошел мимо горящих кип «Кантоса» и спустился вниз по лестнице к ожидающему его лимузину.


Прежде, чем они вернулись к «Тауроксу», монитор Чависа сообщил ему, что Бирдгон скончался. Пока Эрдон и Фией заполняли бак украденным топливом, Чавис на секунду заглянул в изолирующий контейнер. Кусок щупальца лежал неподвижно, его реснички поникли. Мужчина не знал, почему, но был абсолютно уверен в том, что существо, по-своему, глядит на него в ответ.

— Давай каждый будет заниматься своим делом, темпестор, — сказал Ульрих. — Оставь ксенологию специалистам.

— Да, сир.

Люки закрылись, двигатель завелся, и транспорт загрохотал прочь от безымянного города. В ясном небе над ними падал пылающий объект, оставляя за собой полосу чёрного дыма. Вскоре за ним последовал ещё один.

Потом ещё один.

И ещё.

·

«Время пришло, небеса нисходят! Убивица и её сообщники должны быть уничтожены, чтобы родился новый мир. Это повеление вашей Богини…»

— «Кантос Континуос», М41

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Правый глаз Эрдона почернел и опух, а его руки покраснели и покрылись волдырями от использования митральезы.

Чавис побрызгал на ногу самосворачивающимся термическим гелем, закрыв рану толстым слоем рубцовой ткани. Она зудела под бинтами. Ни один из отпрысков не жаловался. Вообще, после того, как они покинули разрушенный город, ни один из них не произнес ни слова.

Остальные пассажиры за их спинами тоже молчали. Ульрих вернулся на своё место рядом с изолирующим контейнером. Девриес поставил рядом с собой открытый «Дар мученика» и доставал из руки пулю, закрыв дыру сшивающей лентой. Савдра и Фией сидели друг напротив друга с опущенными головами, сняв шлемы.

Тишина разорвалась, когда воздух снаружи наполнился всё нарастающим визгом. Все в «Тауроксе» услышали его. Отпрыски резко увеличили бдительность. Звук был похож на бомбу, падающую с большой высоты.

Визг превратился в рёв. Брандт, Фией, Девриес и Савдра выглянули в обзорные окна над их головами. Никто не увидел ни следа направленной на них ракеты, но всем в глаза бросился огненный шар. Ядром была большая, темная масса, окутанная оранжевым пламенем. За ним следовали сверхзвуковые хлопки, затрясшие «Таурокс». Огненный шар приземлился в нескольких километрах к югу от них, подняв в воздух огромную воронку из грязи и сотрясая землю.

— Просто метеорит, — сказал Девриес, садясь на сидение.

— Он, на самом деле, был достаточно близко, — продолжил Эрдон.

— Да, это так, — согласился Чавис. — Я к турели, посмотрю.

Он открыл люк над головой и поднял кресло.

В лицо Чависа ударил горячий, пахнущий пеплом воздух. Образовавшийся кратер на юге поднимал в воздух столб серого дыма. Впрочем, кроме него, земля от горизонта до горизонта была плоской и лишенной жизни. Столетия потопов стерли какие-либо холмы и долины, существовавшие на этом месте, и сделали землю настолько солёной, что даже самые живучие сорняки не могли на ней расти. Небо над головой было бледно-голубым и безоблачным, слегка запятнанное дымными чёрными линиями.

Чавис пытался вспомнить, был ли Лизиос известен примечательно мощными или красивыми метеоритными штормами. Диалогус бы знала, подумал он. Если бы не умерла.

«Таурокс» поднимал за собой в воздух высокий шлейф пыли. Во время движения по пустоши это делало его легкой целью. Пока он раздумывал над тем, чтобы приказать Эрдону ехать медленнее, Чавис заметил, что их облако пыли было не единственным в пустыне. Он опустил сидение и закрыл люк.

— Возможно, нас преследуют, — сказал темпестор.

Ульрих внезапно забеспокоился.

— Нас преследуют?

— Как я сказал, это возможно.

— Кто преследует?

— Не могу сказать. Они достаточно далеко позади.

— Уровень угрозы? — спросил Эрдон.

Чавис покачал головой.

— Минимальный, если его вообще можно присвоить. Они не догонят нас. На чем бы они не ехали, оно не достаточно быстрое.


Метеориты продолжали рассекать небо, их частота росла с каждым часом. Чавис регулярно смотрел за преследователями. Кому бы не принадлежали эти машины, они продолжали двигаться в хвосте. Вскоре после полудня показался жил-краулер. С земли он был похож на огромный механический блок, медленно грохочущий на гигантских гусеницах. Само поселение перемещалось на крыше и представляло собой набор низких зданий, построенных на спине черепахи. За краулером тянулись трапы. Когда отпрыски покинули поселение днём раньше, трапы были пусты. Теперь они были забиты хрупкими тачками и сотнями пеших людей. Мужчины, женщины и дети толкали друг друга, пытаясь забраться по трапу в краулер.

— Снизить скорость, темпестор? — спросил Эрдон.

— У нас нет времени. Направляйся сквозь толпу, они отойдут. Или нет. — Ульрих встал со своего кресла рядом с цилиндром и подошел к кабине. Он смотрел сквозь передние окна на беспокойную толпу. — Используй дымовую завесу. Они разбегутся.

Эрдон молча щелкнул несколькими переключателями на контрольной панели. С двух сторон машины раздался мягкий свист. В толпу полетели металлические канистры, выпустившие густые клубы удушливого серого дыма. Люди, задыхаясь, подались назад.

«Таурокс» поднялся по трапу и повернул на одну из запутанных улиц, ведущих к посадочной площадке. Она тоже была полна людей. Они выплескивались из разношерстных зданий и собирались на низких крышах, показывая пальцами на небо, откуда подобно дождю сыпались горящие чёрные линии.

На подходах к посадочной площадке толпа стала только плотнее. Люди вокруг были нагружены сумками и чемоданами, связками с одеждой и провизией, в спешке обмотанными пластековыми шнурами. Все кричали и плакали. Многих прижали к металлической ограде, отделявшей посадочную площадку от остальной части жил-краулера. На другой стороне железной сетки боевые сестры установили две полукруглых баррикады, каждую из которых занимали по три женщины. Прямо за входом стояли ещё две сестры.

Эрдон совсем не тормозил до того момента, как они подъехали к воротам. Чавис заметил в толпе оружие — длинные, заостренные шесты, гарпунные ружья и даже несколько кинетических винтовок, которыми пользовались гвардейцы губернатора. Он также различал некоторые из выкрикиваемых слов. Люди требовали от сестер, чтобы те спасли их, или сделали что-нибудь или пустили на борт челнока. Две сестры отворили ворота и захлопнули их сразу же, как въехал «Таурокс».

Из двери диспетчерской башни появилась канонисса с двумя боевыми сестрами, вооруженными штурмболтерами. Троица уверенной походкой направилась наперерез машине. Эрдон резко остановил «Таурокс» с визгом тормозов, передняя решетка двигателя слегка коснулась нагрудника канониссы. Она с яростным негодованием уставилась в передние зрительные проемы.

Ульрих почувствовал укол волнения.

— Я приказываю, джентльмены, — произнес Ульрих достаточно громко, чтобы его услышали все отпрыски. — Изолирующий контейнер необходимо немедленно доставить в посадочный модуль. Затем свяжитесь с нашим кораблем и скажите, что мы возвращаемся в течение часа. Не позволяйте канониссе Грейс или любым другим Сороритас встать у вас на пути или пытаться замедлить. Это наша миссия, а не их.

Он вышел по заднему трапу, остановившись на мгновение, чтобы положить руку на цилиндр. Щупальце внутри давно уже перестало двигаться. Жаль, что так получилось, подумал он. Живой представитель вида был бы намного более ценным приобретением, чем мёртвый образец.

Как только Ульрих вступил на посадочную площадку, канонисса и две сестры обошли «Таурокс» и встали у него на пути.

— Итак, — сурово произнесла она, — вы вернулись.

Её глаза дернулись на почерневший металл обшивки за отремонтированной гусеницей.

— Так и есть, канонисса, — ответил Ульрих добрым голосом, с ядовитыми нотками. — Вы будете счастливы узнать, что моя миссия увенчалась успехом. Я уверен, вы молились за меня.

Канонисса наблюдала, как Фией, Брандт, Савдра и Девриес вышли по трапу и построились за Ульрихом.

— Где сестра Марджин?

Ульрих встретил испепеляющий взгляд Грейс и просто сказал.

— Она умерла.

Канонисса слегка подняла подбородок.

— Как?

— Героически. — Ульрих знал, что она ждала продолжения ответа, но промолчал. Никто из них не моргал. Толпа у ворот становилась всё более шумной, по небу пролетели ещё несколько метеоров.

Эрдон и Чавис начали спускать изолирующий контейнер. Его вид, наконец, заставил канониссу заговорить.

— Что это?

— Это, — ответил Ульрих, — дела Инквизиции, а не Адепта Сороритас.

Он повернулся спиной к сестре и направился к Чавису и Эрдону.

— Инквизитор Ульрих! — прокричала Грейс. — Я знаю, что это дело Ордо Ксенос. Если в этом контейнере содержится что-то, касающееся чужацких форм жизни, я требую, чтобы вы рассказали об этом!

Ульрих резко развернулся, скептически посмотрев на канониссу.

— Требуешь? Разве я не сказал, что это не твое дело?

Канонисса Грейс растолкала четырех стоящих перед ней отпрысков.

— Всё что происходит на этом мире — моё дело. Я отвечаю за все операции, проводимые на Лизиосе.

— В таком случае, я буду рад оповестить вас, что покидаю Лизиос.

Канонисса показала пальцем на Чависа и Эрдона.

— Вы двое, откройте контейнер для осмотра.

Отпрыски переглянулись, но продолжили идти.

Ульрих не смог сдержать улыбку, увидев, насколько злым стало лицо канониссы.

— Джентльмены, — обратился он к Савдре, Фиею, Девриесу и Брандту, — пора идти.

Четверо отпрысков двинулись в сторону посадочного трапа. Ульрих коротко кивнул канониссе и вновь повернулся к ней спиной.

Инквизитор и отпрыски были уже у подножия посадочного модуля, когда все восемь членов командного отделения канониссы преградили им путь, с болтерами наготове. Чавис и Эрдон остановились и поставили контейнер на землю. Ульрих замедлил шаг и развернулся, чтобы встретиться с пристальным взглядом канониссы.

Чавис увидел взгляды своих людей. Его рука медленно опустилась к рукояти болт-пистолета. Эрдон и остальные практически незаметно кивнули. Как только всё это перерастет в перестрелку, они будут готовы.

— Скажи своим сестрам, чтобы они отошли, — сказал Ульрих канониссе.

— Покажи мне, что в емкости, — ответила она.

Ульрих взялся за рукоять меча.

— Нет.

Чавис услышал, как что-то ударилось о металлическую поверхность. Он осмотрелся, с уверенностью, что его издала одна из боевых сестер. Но они напряженно стояли на месте, не двигаясь. Темпестор понял, что шум раздался из изолирующего контейнера.

— Если ты не откроешь его, — сказала канонисса Ульриху, — я сделаю это сама.

Чавис увидел движение за стеклом. Он открыл рот, чтобы заговорить, но щупальце, внезапно, врезалось в контейнер изнутри. Оно дергалось, жгутики начали извиваться. Кожа засветилась изнутри, и оно вонзило своё сознание в разум канониссы Грейс подобно молнии.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Дессекран был миром ночи. Десять месяцев в году крошечная планета находилась в тени двух газовых гигантов. Однако в оставшиеся три месяца солнце светило ярко и ясно. Всё это не имело значения для Магды Грейс, хотя бы потому, что она была под землей, куда никогда бы не пробился день.

Во всех направлениях на километры простирались коллекторы. Некоторые были достаточно большими, чтобы по ним мог проехать танк, тогда как другие едва могли вместить одного человека. Общим для всех них были постоянное капанье воды, равномерно натыканные по всей протяженности мерцающие люмены, и чудовища.

Грейс было тридцать два года. Она была скромной боевой сестрой, а её волосы — ещё чёрными, как смоль. Женщина стояла по щиколотку в сырых нечистотах, но вонь не беспокоила её. Она пробыла здесь так долго, что стала невосприимчива к ней. В руках сестра баюкала штурмболтер с двойными обоймами и притороченной сверху галогеновой лампой. С её пояса свисали ещё восемь магазинов. Справа и слева от неё в грязи покачивались тела девятнадцати соратниц-Сороритас. Она была единственной выжившей.

Чудовища прибыли месяцами ранее, обрушившись с небес в раздутых, покрытых слизью коконах. Поначалу жители Дессекрана думали, что это был метеоритный дождь, но вскоре убедились в своей неправоте. Коконы раскрылись, выпустив на свет миллионы ужасов, которые кусали, царапали, убивали, и пожирали.

На Дессекран вторглись тираниды.

Молва твердила, что Имперский Военно-Космический Флот уже в пути. Флотилия кораблей прибудет на орбиту со дня на день, говорили люди, и несколько миллионов имперских гвардейцев освободят города. Сейчас эти слухи распространялись уже восемь месяцев. Грейс сомневалась, что они когда-нибудь станут явью. Таким образом, защита Дессекрана легла на плечи Сороритас местного монастыря. Только она и подобные ей ещё не позволили этому миру исчезнуть.

Существо, которое преследовала Грейс, являлось специализированным членом воинской касты. Ксенобиологи, прежде чем их всех убили, назвали его ликтором. Эти твари могли двигаться быстро и бесшумно практически на любой местности, а также превосходно прятались. Они любили преследовать одинокую добычу, загонять её в угол, а затем пожирать её мозги. Никто на Дессекране не мог дать однозначного ответа, зачем они это делали, но ходили слухи, что существо, съев мозг, похищало воспоминания убитого им человека. Несомненно, они возникли не без причины. С тех пор, как произошла первая высадка тиранидов, твари продемонстрировали все виды своих странных и отвратительных способностей. Говорили, что некоторые из них даже использовали "спящих" агентов для совращения и захвата религиозных анклавов.

Уже некоторое время Грейс преследовала именно эту тварь, с тех пор, как та заманила в засаду её канониссу и пожрала её мозг. Каждый служитель монастыря поклялся отомстить. Несмотря на то, что существо ранили множество раз, все сестры, ушедшие во тьму за тварью, теперь были мёртвы.

Она повернулась как раз в тот момент, когда откуда-то сверху упал ликтор. Сестра открыла огонь из своего оружия. Рой болтов ударил в грудь твари. Рана взорвалась кусочками хитина и водянистыми каплями гноя. Существо издало непонятный звук, возможно, бывший криком агонии, и набросилось на женщину с когтями. Грейс попыталась увернуться, но вода замедляла её движения. Бронепластины вокруг её правого плеча сорвало начисто. В её лицо полетели осколки керамита. Она зажмурила глаза, но когда снова открыла их, её зрение застилала кровь. Кожа над глазом и щекой горела, словно в огне.

Над плечами ликтора росла пара сегментированных, зазубренных шипов. Он ударил её обоими. В таких обстоятельствах, Грейс должно было разорвать на три вертикальные части. Но её броня стойко перенесла удары. Она поблагодарила Императора, и снова ударила тварь в морду своим здоровенным штурмболтером. И вновь её усилия оказались тщетными.

Когти ликтора полоснули по её груди, словно гигантские ножницы. Грейс отшатнулась от удара. Она посмотрела вниз, ожидая увидеть свои внутренности, вываливающиеся из рваных ран и стекающие в канализационную воду, словно отходы. Однако её нагрудник был едва поцарапан.

— Благословенен Тот, кто стал щитом моим, — продекламировала она. — Воистину, Император защищает тех, кто взывает к Нему.

Шли секунды, и никто из них не мог нанести другому урон. Грейс начало казаться, что ликтор становился сердитым и разочарованным, если такое было вообще возможно.

Ликтор бросился на неё. Она отскочила в сторону и прижала ствол своего штурмболтера к боковой стороне его морды. А затем спустила курок. Звук в замкнутом пространстве получился оглушительным. Мёртвая туша существа рухнула в вонючую влагу. Она с трепетом осмотрела себя. Её броня была разорвана в нескольких местах, но полностью натиску ликтора поддалась только плечевая пластина. Половина её лица пылала адским огнем, но женщина посчитала его за благословение. С этого дня, и до конца жизни она будет почитать Императора, который так благословил её броню, и искоренять тиранидскую угрозу везде, где бы та ни посмела появиться.


Канонисса попятилась назад, схватившись за голову. Ей понадобилась секунда на то, чтобы вспомнить, что ей восемьдесят три и она — железная леди, а не тридцатидвухлетняя послушница, и что она на Лизиосе, а не Дессекране. Женщина коснулась шрама, протянувшегося по половине её лица. Существо в изолирующем контейнере применило к ней какую-то психическую силу, вторгшись в её мысли и воспоминания. Атака длилась лишь долю секунды, но в этот момент времени они были связаны друг с другом.

— Инквизитор, — сказала она, — прикажите своим отпрыскам отойти в сторону. Этот ваш образец должен быть уничтожен.

— Я не стану этого делать, — ответил Ульрих.

Грейс вздохнула, прекрасно зная о цепной реакции, которую она вот-вот запустит. Женщина вытащила плазменный пистолет из кобуры и нацелила его на изолирующий контейнер. Размытым движением в руке Ульриха оказался его собственный пистолет, который он направил на канониссу. Чавис выхватил свое оружие. Боевые сестры вскинули болтеры. Пятеро отпрысков подняли лазганы.

— Положи оружие, канонисса, — медленно произнес Ульрих. — Эта емкость вернется со мной на Терру.

Грейс побледнела.

— На Терру? Ты с ума сошел? Это же будет конец всему. Ты что, не знаешь, что это за тварь?

— Доказательство легенды. И начало нового будущего для меня.

— Нет. Нет, я не могу этого допустить.

Едва она начала нажимать на курок, как оружие выбили из её руки. Она моргнула. Инквизитор бросился вперед и обезоружил её гораздо быстрее, чем она ожидала. Она выхватила свой меч. Ульрих отскочил в сторону, избегая клинка, едва тот покинул ножны.

Канонисса бросилась вперед, низко пригнувшись. Она впечатала весь свой вес в Ульриха и опрокинула его. Его пистолет со стуком упал на землю. Мужчина перевернулся и вскочил на ноги, обнажив свой собственный клинок.

Сестры и отпрыски посмотрели друг на друга, и попятились. По некоему невысказанному согласию они образовали неровный круг вокруг своих чемпионов. Канонисса и инквизитор оба сжимали в руках силовое оружие, и оба были непревзойденными бойцами. Вопрос разрешиться очень быстро и, по крайней мере, хоть с каким-то подобием чести. Во вмешательстве посторонних не было никакой нужды.

Ульрих нанес канониссе один удар, затем два, и снова один. Ей удалось парировать первые две атаки, однако последняя сумела найти брешь в её обороне. Она сделала выпад, а затем отступила. На секунду женщина засомневалась, что её вообще ранили. Но когда инквизитор отскочил назад, держа меч прямо перед собой, Грейс увидела кровь, капающую с его клинка. Она даже не почувствовала, как тот миновал её броню и благословенные обереги.

Грейс снова замахнулась на Ульриха, надеясь отсечь ему ноги. Вместо этого кромка её клинка остановилась в миллиметрах от его плоти и отскочила в сторону. В месте удара образовалась небольшая рябь, напоминающая игру солнечного света на воде.

Грейс нахмурилась, увидев, что инквизитор использует личное силовое поле.

— Немного нечестно с твоей стороны использовать рефрактор в поединке, — сказала она.

Ульрих пожал плечами, и бросился вперед. Он и Грейс снова столкнулись в шквале резких ударов и их отражений. Когда их оружия соприкасались, во все стороны летели искры. Затем они вновь разошлись, холодно рассматривая друг друга.

Канонисса тяжело дышала, и это показалось ей странным. Она была в отличной форме для женщины своих лет. Грейс осмотрела себя, и увидела, что Ульрих разодрал её броню чуть ниже ключицы. Она зарычала.

Ульрих, в свою очередь, послал канониссе взгляд чистой, незамутненной ненависти, а затем повалился на землю. Слева направо через его нагрудник протянулся разрез, из которого начала литься кровь. Он с неверием что-то проворчал, выронил меч, и зажал рану обеими руками.

Грейс вложила меч в ножны и двинулась к своему пистолету, чтобы подобрать его.

— Отпрыски, — прохрипел Ульрих, — убить их.

Грейс замерла с протянутой рукой, склонившись над пистолетом. После чего медленно подняла голову.

На другой стороне посадочной площадки люди, прижатые к ограждению, кричали и пытались разбежаться в стороны. Через них как трактор пер лимузин, несясь на максимальной скорости и разбрасывая тела. Машина выбила ворота. Отпрыски узнали её модель. С точно такими же они столкнулись в начале дня.

Машина неслась прямо на них. Без единого слова отпрыски и сестры повернули свое оружие на неё. Тяжелый болтер сестры Фэйхью выплевывал один снаряд размером с кулак за другим. Митральеза Эрдона разорвала на части троих пассажиров. Настоятельница Кайриста и сестра Панис, недавно повышенная до носителя пламени, покрыли автомобиль сгустками прометиевого пламени. За считанные секунды лимузин смяло под объединенной огневой мощью, и он взорвался. Во все стороны полетели пылающие куски металла.

Через рухнувшие ворота по площадке начала разливаться волна тел. Грейс увидела, что многие из них носили синие одеяния и модифицированное гидроснаряжение шелсистского культа.

Грейс подняла свой пистолет.

— Сестры, убейте еретиков! — Она оглянулась на Чависа.

— Отпрыски, — выкрикнул он. — «Автономный огонь»! Отбросьте их!

Эрдон и остальные бросились вперед, стреляя из своих лазганов. К ним присоединились боевые сестры, двинувшиеся напролом, неся бурю болтерного огня. Тем не менее, культисты не сломали строй и не побежали. Они разлетались на части, сминались, обращались в пепел, но продолжали идти вперед, изливаясь через пролом. Их решимость была безрассудной.

Через рухнувшие ворота влетели ещё два лимузина опального губернатора. Они резко затормозили, и из каждого выскочили по восемь фигур. Когда-то они, возможно, и были людьми, но это, очевидно, было уже не так. У одних руки оканчивались удлиненными когтями. У других из грудных клеток проросли дополнительные пары конечностей. У всех кожа отражала различные степени мутации, и все они по своей природе казались водными: чешуйки, ракушки и щупальца покрывали их в случайных местах. Они побежали вперед.

Меч Грейс, всё ещё запятнанный кровью инквизитора, оказался в её руке. Повсюду вокруг неё неслись лазерные лучи и болты, стекло и пылающие обломки хрустели под каблуками её сапог.

Мутанты набросились на неё, обнажив свои когти. Их стремительные удары были направлены ей в лицо и корпус. Одному она срубила голову, а второго пронзила в грудь. Они пытались окружить её, так, чтобы она даже не надеялась остановить их всех, и набросились. Грейс стала отпинывать и отпихивать их. Что-то ударило её по макушке, открыв широкую рану. Она взяла свой меч обратным хватом и вонзила в чье-то рыхлое брюхо позади неё.

Их было слишком много, поняла Грейс, и их ужасная, гибридная природа сделала тварей быстрее неё. Канонисса хладнокровно приняла возможность того, что это будет её последний бой. А затем, через испачкавшую её лицо кровь, увидела, что к ней присоединились отпрыски. Шестеро мужчин наносили удары мощными и точными движениями, блокируя атаки мутантов, пока не замечали бреши в обороне тварей, которыми могли воспользоваться. Они били, давили, и использовали массу своих огнестрельных орудий, чтобы крошить черепа. Данный стиль боя совершенно отличался от любого из тех, которыми пользовались Сороритас, но в тот миг Грейс была благодарна за это.

Сверху раздался оглушительный визг. Огненный шар упал с небес и врезался в жил-краулер совсем близко к посадочной площадке. Плиты под ногами людей задрожали от удара.

— Метеор, — выкрикнул Чавис.

Канонисса покачала головой:

— Это не просто камни. Это знак. На нас вот-вот обрушится что-то ужасное.

Словно подтверждая её точку зрения, ещё один темный объект с ужасающей быстротой врезался в «Таурокс». Транспорт смялся и взорвался. Ударная волна сбила всех с ног. Всё вокруг заволокло огнем и дымом.

Лежащий в пламени объект раскололся вдоль одной стороны. Изнутри хлынула густая слизь, моментально закипевшая от жара. Появилась ещё одна трещина. Целая секция массивной яйцеобразной массы рухнула, и на площадку выплеснулся десяток чужеродных фигур. Сквозь жгучую дымку Чавис увидел, что канонисса была права. Падающие с небес объекты оказались полыми коконами, а не сплошными кусками породы. Объекты внутри них были в полтора раза выше человека, с длинными хвостами и косоподобными когтями вместо рук. Формы их голов напоминали луковицы, безразмерные рты полнились зубами, а спины покрывали бронепластины. Они широко раскрыли пасти и издали гортанные, абсолютно нечеловеческие звуки.

Кажется, внимание их блестящих чёрных глаз приковала к себе группа из двадцати, или около того, шелсистов. Существа, подскакивая, помчались в сторону культистов, дабы искромсать их своими костяными, клинковыми передними конечностями. В сравнении с напавшими на них тварями шелсисты двигались с ледяной медлительностью. Их багры и трезубцы с легкостью отбили в сторону. Существа набросились на них, сбив на землю объединенным воздействием скорости и массы тела. После чего разорвали шелсистов на куски и бешено начали поедать останки.

Окружающий мир затопил рев турбин, когда начали запускаться двигатели посадочного модуля. Грейс и Чавис одновременно посмотрели на то место, где лежал инквизитор. Он исчез, а вместе с ним и емкость. Сопла двигателя начали светиться. У них было всего несколько секунд, прежде чем посадочный модуль поднимется ввысь и испарит их своим реактивным выхлопом.

— Вставайте! — выкрикнул Чавис. — Все вы, быстро на ноги.

Грейс указала на диспетчерскую башню. Несколько сестер кивнули и, спотыкаясь, побежали к ней. Чавис помог Эрдону и Девриесу, и трое мужчин побежали к дверям диспетчерской башни.

Повсюду царило безумие. Шелсисты продолжали напирать через ограждение, метая в посадочный модуль гарпуны и багры. Ещё один метеор рухнул вблизи жил-краулера, уничтожив одну из его гусениц. Весь населенный пункт содрогнулся и остановился. Паровые трубы и топливные магистрали взорвались, извергая в воздух гейзеры огня и воды.

Отпрыски и сестры поднялись в диспетчерскую башню, и Чавис захлопнул тяжелые противовзрывные двери. Внутреннее пространство было маленьким и тесным. Вверх спиралью уходила лестница. Снаружи шелсистов рвали в клочья чудовища с косоподобными конечностями.

Через несколько секунд двигатели посадочного модуля воспламенились и залили площадку облаками перегретого газа.

Сестры и отпрыски поднялись вверх по лестнице. На вершине башни находилась круглая диспетчерская. Единственная дверь вела на крышу соседнего здания. Чавис и канонисса выбежали через неё. Посадочная площадка под ними была заполнена трупами и тлеющими кратерами. От чужаков с косоподобными конечностями остались только почёрневшие оболочки. У врат тем временем собралась новая волна последователей Шелсы, которые побежали к двери диспетчерской башни.

В небесах наверху посадочный модуль продолжал подниматься на шлейфе реактивного выхлопа, унося с собой инквизитора.

Сестры и отпрыски присоединились к своим командирам. Повсюду вокруг численность их врагов всё возрастала и возрастала. Небольшая крыша становилась островом, который затапливало убийственное море.

— Каковы будут ваши приказы, канонисса? — произнес Чавис.

Грейс коснулась лба, нагрудника, и рукояти меча. Сороритас зеркально повторили её действия.

— Мы сражаемся, конечно же — ответила Грейс.

Чавис мрачно кивнул и указал вниз, на толпы культистов, мутантов, и солдат-отступников:

— Отпрыски, — прокричал он, — переход на направленный «огненный шторм»!

Грейс подняла свой клинок над головой:

— Император, даруй нам вознесение! Сестры, сразите их!

Вместе они атаковали раскинувшуюся перед ними орду лазерным огнем и болтами, в то время как по всему жил-краулеру продолжали падать метеорные коконы, раскалываясь и извергая свой убийственный груз на улицы и строения.

КОДА

Даже двум Отпрыскам Темпестус было тяжело нести емкость. Для Дамиена Ульриха поднять её было почти невозможно. Усилия, затрачиваемые на то, чтобы затащить её на трап посадочного модуля ещё больше усиливали кровотечение, и он знал об этом. Из-за его ран всё вокруг покрывалось тонкой пленкой крови. Зрение инквизитора поплыло. Однако он отказывался сдаваться, только не в случае, когда победа была так близка.

Наконец ему удалось достичь верха трапа. Он ударил кулаком по пульту двери и проковылял в кабину, пока за ним медленно закрывалась дверь. Ульрих тяжело сел в кресло пилота, активировал процедуру запуска и потянулся под панель управления. Он смог открыть экстренную аптечку только со второго раза. Как только двигатели начали пробуждаться, он схватился за толстый шприц для подкожных инъекций, зажмурился и резким движением воткнул его себе в живот.

Эликсир из шприца бежал к его ранам, подобно жидкому огню. Он откинул голову назад, в объемные подушки кресла и вздохнул от боли. Двигатели посадочного модуля, наконец, зажглись. Посадочную площадку поглотили клубы горящего газа, а сам модуль затрясся вокруг инквизитора.

Что-то зацепило модуль, пока он поднимался в воздух, мощно закрутив машину. Ульрих резко открыл глаза, на мгновение забыв о своей мучительной боли. Он схватился за управление и выровнял аппарат.

За иллюминаторами небеса Лизиоса давились от темных, искаженных объектов. Они падали, окруженные языками пламени, и врезались в землю. Ульрих точно знал, что это были за объекты. В конце концов, он же был из Ордо Ксенос.

Атмосфера за стенами модуля истончалась, переходя из синей в чёрную. Ульрих снова откинул голову и слабо рассмеялся.

— Разбитый Мир, — произнес он вслух, понимая, что же пытались ему сказать Таро Императора.

Как только боль начала утихать, её место сменило истощение. Что ж, это не важно, подумал он. Очень скоро он пристыкуется к кораблю, который принес его сюда и сможет расслабиться на пути к Терре. Подбородок Ульриха опустился к груди. Он не слышал, как щупальце бьется внутри изолирующего контейнера, и не слышал, как оно пробило себе путь наружу. Инквизитор был слишком занят снами о торжественном приеме, который, без сомнения, ждёт его по возвращении, и о наградах, которые он получит.

Об авторе

Брэйден Кэмпбелл — автор новеллы «Тень Солнца, последняя из рода Киру», написанной им для Black Library, а также нескольких рассказов с участием темных эльдар. Он — классический актер и драматург, а также является внештатным писателем, в частности, в области ролевых игр. Брэйден увлекается вселенной Warhammer: 40000 вот уже почти десятилетие, и сохраняет свирепую преданность своим темным эльдар.

Примечания

1

Сэмюэл Тэйлор Кольридж, «Сказание о старом мореходе»:

Вода, вода, одна вода.
Но чан лежит вверх дном;
Вода, вода, одна вода,
Мы ничего не пьём.
(обратно)

2

Слова принадлежат Селене Агне, персонажу компьютерной игры Dawn of War: Soulstorm и канониссе из того же Ордена Священной Розы, к которому принадлежит Магда Грейс. В локализации от компании Buka Entertainment фраза звучит так: "Не стоит просить того, что я отдам сама".

(обратно)

3

Устаревший термин, которым называли жидкий жир, добываемый из сала морских млекопитающих.

(обратно)

Оглавление

  • Правовая информация
  • Брэйден Кэмпбелл ТЕМПЕСТУС
  •   WARHAMMER 40000®
  •   ·
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ
  •   ·
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  •   ·
  •   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ
  •   ·
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  •   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  •   ·
  •   ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  •   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  •   КОДА
  •   Об авторе