КулЛиб электронная библиотека 

История тихони [Морроу Винд] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Морроу Винд История тихони

Публикация на других ресурсах:

Пока не надо, дайте историю закончить.

Примечания автора:

ВНИМАНИЕ! ЭТО ВАЖНО!

Эта еще одна экспериментальная работа. Моя попытка представить, как бы повел себя реальный человек в роли попаданца, хотя ГГ сам не до конца понимает, кто он. Я постараюсь описать мир как можно более реальнее и, главное, как можно сократить количество «роялей в кустах», которыми очень увлекаются фикрайтеры. Тут нет МС, добрых гоблинов и прочего. Только здравый смысл и паранойя главного героя. Еще я постараюсь посмотреть на всем известных героев с другой стороны, не только с плохой. Даже не УИЗЛИ № 6 постараюсь по — людски оценить. Многие считали меня предвзятым, так вот и получайте другую сторону мнения.)

Поскольку все и так хорошо знаю историю фэндома, то те моменты, которые не сильно будут отличаться от оригинала, будут просто описываться. Сама история будет больше рассказом, и многим такой подход может не понравится, потому и предупреждаю.

Этот фик может многим просто не понравиться. Конечно, со временем количество действий станет больше, но и описательная часть никуда не денется. На счет пейринга пока не спрашивать, там, по крайней мере, в начале даже намеков не будет. Все со временем поймете.

Надеюсь история вам понравится. Всем приятного чтения!)

И по традиции картинки:

https://vk.com/album41941859_202882689

Глава 1. Прибытие

Тяжело ли попасть в иной мир? Довольно тяжело, если честно. Поверьте мне на слово, я в этом кое — что смыслю. Вот я и страдаю от своего попадания. Попал сюда черт знает как, но все же попал.

А тяжело ли быть попаданцем, спросите вы?

Очень. Поверьте, мне это Бездна как тяжело. Особенно в теле главного героя. Вот кстати, я попал в тело Гарри Поттера. Слава Хаосу милосердному, за три года до канона, а то бы попал я конкретно. И поверьте мне, МС и прочего мне не досталось. Тут нет супер силы, добрых гоблинов, легкого нагибания всех придурков и тому подобное.

Но начну все по порядку. Когда я попал, то даже не сразу понял, что происходит. Все было как в тумане. Я не соображал, что творится вокруг. Кто — то орет, я что — то делаю и тому подобное. Но потом вроде как начал соображать. Не сразу получилось, но через некоторое время я вновь себя контролировал, и туман из головы ушел.

— Хватит бездельничать, неблагодарный мальчишка!!! — визжала на ухо какая — то тетка. И зачем она надела маску лошади? А, это не маска. Это морда — лица.

— Сочувствую, — только и сказал я.

— А ну работать! — продолжала она ездить своим противным голосом по моим мозгам. Башка так болела, что я не стал спорить и пошел полоть грядки. В тот момент это стало моим спасительным решением. Нет, реально. Если бы я в тот момент начал бы отвечать ей что думаю, всю жизнь бы себе загубил.

Три часа тупой механической работы привели мозги в чувства. Так, работать я на практике научился, всего — то нужно работать по шаблону и забыть о творческом решении, простота. Только до меня это долго доходило. Так или иначе, но я начал задавать вопросы.

— Какого ху…дожника мне тут приписали? — офигивал я, понимая, что работаю на незнакомой грядке. Никогда не был садовником, и копаться в земле мне было противно. Хотя нет, больше всего я не любил пачкаться. Всегда был чистюлей, а тут мало того, что в земле, так и одежда старая и я сам грязный. Пилять.

После работы пошел в ванну, чтобы помыться. До конца не понимал, что со мной, пока не разделся и не залез в воду.

Вот тут я офигел по полной. Мое тело было тощим и детским. Мать Нургла, да я ребенок!!! Очень хотелось заматериться, но вернувшаяся головная боль вновь спасла меня от тупой выходки. Я потом был крайне благодарен этой боли за то, что держала свой острый язык за зубами.

Маленький, тощий, зеленоглазый в очках. Ну, прямо как Гарри Поттер….. шрам — молния….

— ЕБ*ох… — опять голова спасла мою задницу от порки за маты. Хотя не уверен, что Дурсли знали русский. Но за громкие слова могли бы и рассердиться. Очень хотелось побиться головой о стену. Но опять же, вмятина в стене могла бы им не понравиться, как и счет за лечение черепа.

Я угодил в тело Поттера. Ужасу моему не было предела. Уж в кого, а в него я попадать не хотел. Я в теле Мальчика — об — которого-убился — Волан — де-Морт. Уж лучше бы в Луну Лавгуд попал, там уж безопаснее, хоть и девочка. Я жить хочу, а этот персонаж уж слишком часто попадает в смертельную опасность.

ААААА!!! ЧТО ДЕЛАТЬ???!!!!

Паника продолжалась довольно долго. Я все время боялся, что вот — вот придут маги и сотрут мне память. Но спустя две недели начал успокаиваться и анализировать.

Для начала, что я знаю о Хогвартсе? Ну, что это единственная, наверное, Школа магии на всю Великобританию. Она типа лучшая, и все такое. И да, все учителя хрен клали на здоровье и безопасность учеников, как и на образование. Кто — то умрет, а они тут не причем. Вспоминаем вторую книгу, когда всем было плевать на нападения на учеников, травлю, и все прямо всегда всё знали, но делать ничего не делали. Вон, откуда — то МакГонагалл знала, кого похитили, и вообще никто не догадался о василиске. Короче, как говорила одна утка, все плохо.

Зная, какие Снейп и Дамблдор любители покопаться в мозгах, я очень волновался, что меня могут стереть. А все знания используют в своих целях. Особых чувств у меня ни к кому не было, а уж доверия тем более.

Доверия к директору я не испытывал вообще. Даже если я не в Дамбигаде, доверять старику я не могу. Он готовил Гарри как смертника для пророчества. Но даже если абстрагироваться и постараться понять его, остается еще очень много вопросов. Да и смерть родителей тоже какая — то странная. То, что Джеймс, будучи аврором, членом Ордена и осознающим, что идет война, не озаботился дополнительной безопасностью для семьи, даже зная, что на них идет охота, как минимум странно. Да я бы на его месте обзавелся какими — нибудь амулетами, порт — ключами или хоть тайным выходом из дома. А так же ни за что не отдавал бы Мантию — невидимку директору. Короче, все слишком странно и непонятно. Я так буду развивать свою паранойю.

Выглядел так же, как описывала Роулинг. Маленький, тощий, черноволосый с шухером на голове. С большими зелеными очами и очками — велосипедами. Одет в поношенные вещи кузена и явно мало ел. На актера Дэниела Рэдклиффа я, к счастью, не похож, хоть что — то хорошее. А то он мне никогда не казался похожим на Мальчика — который — выжил.

Когда паника совсем прошла, я начал разбираться. И вот первый вопрос поставил меня в тупик. Я вообще кто? Являюсь ли я попаданцем в полной мере, или я все еще Гарри Поттер, получивший чужую память и личность? Долго мозговал по этому поводу, но к решению так и не пришел. Решил не забивать голову метафизикой. Есть вещи поважнее.

Я понял сразу, что нужно сделать три вещи. Во — первых, обезопасить себя и свою голову, во — вторых, не вякать и не вылезать, пока слежка не прекратится, то есть до смерти Дамблдора. Но все равно крестражи искать придется. В-третьих, нужно как — то избавиться от крестража в себе, а то подставляться под Аваду мне не хочется.

Сидя в своем чулане, работая и помалкивая на уроках в школе, я составлял план. А, кстати, это не только у магов, простым учителям тут тоже плевать на учеников. Меня избивали, дразнили, я как бомж хожу, а им все равно. Либо магия, либо они мудаки. Может это как — то связано с менталитетом страны? Я не знаю. Скорее всего, просто мудаки. Но, так или иначе, ничего неординарного не происходило, я вел себя тихо и не вякал, а на уроках стоически делал вид, что я тупой, есть все же хочется.

План составлен топорно, но он основной и будет детализироваться по мере получения информации. По его продуманности и подготовке, он мог бы смело соперничать с любым планом Слизеринца или хотя бы с теми, что придумал Оушен, грабя Беладжио. Но я не коварная змея, я не могу быть коварным. Это не безопасно. Я буду хитрым лисом. Одолевать проблему буду хитростью, умом и словами. Обманывая мир своим пушистым милым видом, как лиса, буду ослаблять бдительность. А когда придет время, проберусь в амбар и утащу всех курочек. Но это, так сказать, пример. Я лис, а этих зверушек я обожаю.

Первый пункт по мне так же самый важный — безопасность. Я себя супер крутым не ощущал, потому готовиться придется долго. Благо времени полно. Мне всего семь с половиной.

Второй пункт — комфорт. Как и любой лис, я предпочитаю жить в тепле и уюте, а не в голоде и холоде. Так что будем добиваться.

Третий пункт — незаметность. Я должен быть для всех таким, какого они хотят видеть. Не опасный, добрый и милый. Значит, будем репетировать.

Четвёртый — козырь. Я слаб и буду выглядеть слабым, а значит, должен буду хоть как — то удивить врага. Мне нужно стать сильнее, чтобы в нужный момент ударить самым неожиданным приемом. Впереди тяжелая жизнь.

Пятый пункт — осторожность. Я не знаю, кому могу доверять, так что лучше никого в свой ближний круг не вводить, но создавать видимость полного доверия. Придется опять же репетировать и вырабатывать движения. У меня время на подготовку есть, успею.

Шестой — разметка действий. В будущем мне придется искать крестражи и уничтожать их. Сейчас это делать нельзя, только когда я все «официально» узнаю, тогда и смогу начинать, но те, что близко, нужно будет найти сразу.

Седьмое — и самое важное, нужно найти способ своего спасения. Не хочу умирать из — за крестража или становиться новым телом для Волди. Значит, ищем способ своего спасения.

Вот такие вот у меня планы. Немало пунктов, так что буду действовать.

Для начала нужно было наладить отношения с родственниками. На это я убил полгода, параллельно готовя свой поход в Косой переулок. Мне нужно достать книги по окклюменции. Пока был в гостях у Фигг, почти ничего нормального не нашел. Она либо отлично притворяется ебанутой на голову, либо такая и есть. На то, что я копаюсь в ее вещах, отреагировали только кошки. То, что нашел, оказалось слишком сложным для меня. Значит, придется купить другое.

Первое правило в общении с Дурслями: не пытаться им понравиться. Тетя подлиз и подхалимов за версту чует. Мне серьезно повезло, что я не начал так себя вести, увидел на примере почтальона, который пытался втереться тете в доверие и разузнать о доме. Вероятно он домушник. Но не получилось: она сразу почувствовала неладное.

Кстати, она же все — таки не маггла, а сквиб на самом деле, потому пусть маленькие, но магические силы у нее есть, и это некоторая интуиция и эмпатия. Вот я, увидев это, отменил свои планы. Я знал, что втереться в доверие полностью не получится. Петуния ненавидит меня за то, что я маг. Ведь она когда — то не смогла стать такой же, как сестра, она сквиб, и ей даже в Хогвартсе отказали. Я маг, который точно поступит в Хогвартс, и это прямое напоминание о ее несбыточных надеждах. Вернон ненавидел меня, потому что… так сказала тетя. Он пусть и не признается, но он в некотором роде подкаблучник. Она велела ему меня ненавидеть, и он ищет себе повод это делать и неплохо находит.

Но своего я добился. Полгода усыплял бдительность и выиграл. Первым делом нужно как можно меньше бывать у них перед глазами. Выполнять все, что скажут и с некоторым энтузиазмом. Если тетя могла чувствовать неискренность, то остальные таким не владели.

Я начал свой марш с, так сказать, главы семьи. Дадли. Да, он так веревки из родителей вьет, что прямо уважение просыпается. Он же все — таки не идиот, но избалован страшно. Видно тут сказывается психологическое состояние родни. Видно дяде в детстве было плохо, раз он так задаривает сына, тетя тоже старается его любить, потому что у него нет сил, а меня ненавидеть за их наличие. Так сказать, мстя родителям за то, что они с ней сделали. Им бы к врачу.

Но что — то я отвлекся.

Дадли оказался до ужаса наивным, и его дурить было легко. Я неплохо в этом преуспел, мотивируя и контролируя поведение кузена фразами, действиями и слухами. Что такое манипуляция он не знал, и потому легко велся. Несколько слухов, распущенных мной о том, что за хулиганами приходит Слендер.

Короче, я так запугал всю школу, что все порой гулять боялись, но в то же время я остался как бы не при делах. Как я это сделал? Просто достал себе девичью тетрадку, и несколько дней разрисовывал ее и расписывал. Понятными словами, и главное подробно и со страхом, пара потертостей, грязи, кровь, слезы, и выглядит как дневник. Подкинул, и дело пошло. Две недели, и все узнали о «Дневнике жертвы Тонкого человека». Народ жутко боялся, и никто не знал почему. И если взрослые не верили, то дети жутко трусили. По вечерам никто теперь не гулял, а кошмары воспринимались как предзнаменование призрака.

Дадли перестал за мной гоняться, боясь, что Он узнает о нем. Но я не остановился на манипуляциях и, став чуть ли не своим в его компании, начал мотивировать.

Дадли повлиял на родителей, сказав, что мой бомжатский вид позорит его перед другими. Им ничего не оставалось, как купить мне нормальной, пусть и дешевой одежды. Первый пункт выполнен, я завоевал симпатию Дадли. Так же мне удалось снять запрет на учебу. Дело в том, что родственники не любили, когда Гарри учился лучше Дадли, и потому пригрозили не кормить. Добиться нормальной учебы было сложно, тут было делом принципа. Но опять же помог Дадли, когда он сказал, что кузен — дебил его позорит, и мою планку требований снизили. Так я мог нормально учиться. Да и сложно было дебилом себя выставлять.

Получив доверие Дадли, я начал подбивать клинья к Вернону. С ним было легко. Ему же технически не за что меня ненавидеть. Улыбаемся и машем, киваем и соглашаемся. Он получил в моем лице неплохого слушателя. Да и из его речей кроме ругательств можно было и много интересного узнать. Например, курсы валют, новости в мире и даже нужные мне сведения, такие как стоимость билетов в Лондон, такси и прочее. Но все же у меня это вышло.

Главное, что нужно было делать, это соглашаться почти всегда, потом давать умные советы и главное не произносить и не любить ничего связанного с магией или ненормальностью. Благо как человек, выросший в мире без магии, я вполне мог так делать.

И вот под действием двух сторонников, победить тетю оказалось легко. Я уже прилично выглядел, учился и делал вид, что полностью их поддерживал. Даже такие слова как «магия» и «чудеса» вызывали неприязнь. Так что она подумала, что я «излечился» и стал «нормальным».

Так я и добился своего. Полгода потрачены не зря. Я нормально ел, прилично выглядел и был вполне нормален. Так что даже слухи обо мне стали тише и менее жуткими. А учитывая слухи о призраке, всем было о чем посудачить. Даже свободное время появилось, так что пару часов я был дома не нужен и вполне мог гулять сам. Это время было мне важно, я надеялся, что оно увеличится, и просто ждал удобного момента для реализации.

Параллельно с этим, поначалу в своем чулане, из которого переехал потом в самую маленькую комнату, я занимался магией. Первым делом пытался узнать, могу ли я колдовать без палочки. Три месяца я потратил на попытки. Я знал, что от этого зависит моя жизнь, потому и не сдавался, но все же я смог колдануть. Это так же стало моим облегчением. А то вечно жить с Дурслями мне не хотелось.

Я решил, что ничего сложного мне не нужно, потому старался овладеть самыми простыми и базовыми навыками, а именно телекинезом. Двигать предметы усилием воли получалось тяжело. Благо Министерство ко мне не приезжало. Я тренировался с металлическими шариками. Это было тяжело, и первое время жутко выматывало, зато я узнал, что чем больше пользуешься магией, тем больше увеличивается запас сил, контроль и восполнение резерва.

Первый месяц, когда начало получаться, это был один маленький шарик, который просто поднимался и опускался. Потом он начал крутиться вокруг меня с разной скоростью и траекторией. Делал я это, пока не кончалась сила. Первое время мог крутить его только минуту. Но благодаря тому, что я перестал голодать и пахать как раб, восполнялись силы быстрее, и каждый день я мог творить магию.

Это было невероятно и приятно. Самое приятное, что было со мной когда — либо. Я был счастлив от одного осознания, что умею пользоваться магией.

Постепенно время увеличивалось, так же как скорость и сложность полета. А так же радиус круга увеличился. Потом шариков стало два. К лету шариков стало три. Я так же узнал, что при музыке контролировать ритм гораздо проще. А плеер с кассетами Дадли отдал мне после трех дней использования, благо хоть не сломал. Я подарку был очень рад, и он стал моим спасением. Одно удручало, что музыки было мало, и интересной тем более. В доме музыку не сильно жаловали, но пришлось ограничиваться тем, что есть.

И вот когда телекинез уже получался как нечто естественное, я начал планировать, как достать деньги. Мой сейф мне не доступен. Рассчитывать на доброту и бескорыстность гоблинов я не мог. Риск слишком велик. Факт того, что соседка миссис Фигг ничего вроде как не сказала, был странным. По крайней мере, никто не приходил с проверкой, чего это ко мне так отношение изменилось. Хотя тут есть объяснение: Фигг сумасшедшая тетка, выращивающая котов, или очень хорошо ее играет. А может реально ебанулась обо что — то. Но на всякий случай я при ней жаловался на страдания, хоть и не с таким энтузиазмом.

Моим единственным решением как заработать, было воровство. По — другому никак. Благо теперь у меня был телекинез. Но действовать нужно было осторожно. Меня не должны поймать или заметить. И так репутация только в норму вошла. Потому жертв выбирал самых незнакомых или самых неприметных. Тех, кто не заметит или не обратит внимание.

Идею, как все это делать, почерпнул из когда — то прочитанного фанфика. Сейчас уже не могу точно вспомнить, о чем он был. Память у меня весьма размытая на тему прошлого. Ведь я так и не понял, кто я. Но так или иначе идея хорошая.

Пока не видит никто, я незаметно телекинезом достаю кошелек и почти у земли тяну к себе. Сам я при этом прятался, чтобы меня даже рядом не было. Когда кошелек попадал ко мне, я к нему не прикасался голыми руками, а в перчатках аккуратно вскрывал, доставал купюры и выкидывал его. Деньги прятал. Кредитки и драгоценности не трогал. Даже отпечатки оставлять не решался. Потом со временем научился и деньги доставать телекинезом, чтобы даже дыхания моего не было. Да, я параноик.

Первый раз не получилось, упавший кошелек заметили. Я затаился на несколько дней. Второй тоже, народ заметил ползущий бумажник. В третий раз я чуть не спалился, его заметили уже возле меня. Благо не связали это со мной.

Но четверка всегда была моим любимым числом. Четвертый раз получилось, и я получил кошелек. Только вот денег в нем было маловато, но первые сбережения это хорошо. Дальше все получалось лучше.

Я приходил в парк, находил цель, покупал себе мороженное или другую сладость, будучи ребенком, я заметил, что сладкое очень люблю, и действовал. Нашел кошелек, сконцентрировался и подтянул. В траве он тихо полз ко мне, а я, стараясь чтобы никто не заметил, тихо уходил вглубь парка и тянул его за собой. А как укрылся от зрителей, подбирал платком или в перчатке, доставал все, что нужно, и выкидывал в урну или как можно дальше от себя. Деньги прятал и шел домой. Одна операция в три дня. Так потом сидел тихо, и если и подавали сведения, то удивлялся, как и все. Так как я стал хорошим мальчиком, на меня никто и не подумал. Одно хорошо: воровать я стал с теплым временем года, тут народу было много. Хоть прятать под снегом было бы удобнее, но заметить бы меня могли. И да, я не люблю холод.

По истечению месяца я скопил около двух тысяч. Этих денег, я надеюсь, достаточно. Кое — как получилось их разменять на более крупные купюры, мелочь у меня и так была. Я ждал теперь только возможности начать действовать.

Начал разрабатывать свою линию поведения и маскировку. Меня в Косом переулке никто не должен увидеть и даже заметить. Значит, нужно было стать неузнаваемым. Так что с тяжелым сердцем я напялил на себя девичье платье. Достать его оказалось еще сложнее, потому как все вещи были на чердаке. Там даже было кое — что по магии, но из написанного я ничего не понял, а простых учебников там не было. А вот старое платье матери я нашел и примерил. Ох, как было позорно это делать, но жизнь важнее. Кое — как подогнал под себя, волосы смог покрасить и налепить милую шляпку. Получилась такая куколка, благо я был очень худым мальчиком, и в девичьем платье никто не заподозрит. Девочка — шатенка оказалась очень даже милой. Да и волосы я не стриг пока, потому и был слегка заросшим. А вот тетя думала в ближайшее время сводить меня в парикмахерскую.

Чувствую себя каким — то извращенцем.

Купил себе специальную краску для волос, которая быстро высыхала и смывалась. Я, конечно, вроде как знал, что Гарри в каноне смог отрастить себе волосы, но я метаморфию повторить не сумел. Сложнее всего было с очками. Пусть это не очки — велосипеды, как раньше, их мне тетя сменила на прямоугольные, которые шли больше. Но без них я видел очень плохо. Однако удалось достать себе линзы с другим цветом. Они были не идеальны, и видеть в них было сложно, но придется потерпеть. Зато зеленые глаза не видно за темно — карими, да и без очков с косичками и в шляпке выгляжу я неузнаваемым. Сложнее всего было именно одеть эти линзы. Сами понимаете, для человека, в жизни не носившего их, это было стремно.

И вот к середине лета я добился своего. Дядя Вернон решил поехать к своей сестре и взял с собой тетю и Дадли. А меня оставили из соображений безопасности, потому что там я мог натворить дел, и в моем «излечении» были не до конца уверены, а вдруг вернется из — за Мардж. Так что оставить меня дома одного было безопаснее, чем брать с собой. Да и градус доверия за полгода ко мне подрос, к тому же не первый раз остаюсь дома. В прошлом месяце тоже был один денек, но я никуда не шел, усыпляя бдительность и зарабатывая.

— Все. Как приедем, позвоним, чтобы знал, — говорил дядя.

— Хорошо, — кивнул я. — Приятной вам поездки.

Он только покивал. Затем они уселись в машину и уехали.

Вот они уехали, отлично, приступаю к исполнению. Их не должно быть ровно один день. Сначала дождался их звонка, в то время как подготавливал себя к поездке. Вещи в сумку, я в ванну. С телекинезом подкраситься получилось быстро, пусть и не ровно. Но так даже лучше, прическа получилась экзотической и вполне смогла пойти на фантазию странной мамаши. Я решил играть милую девочку с очень умной и слегка причудливой мамочкой, которая послала дочку в Косой Переулок купить ей пару ингредиентов для зелья, потому что сама была занята. Мать магглорожденная, потому не удивительно, что живем мы в немагическом Лондоне.

Следом накинул толстовку с капюшоном и, замаскировав сумку, отправился «гулять». Фигг и не обратила внимание, хотя я все больше уверен, что она чокнутая. Вчера одна из ее кошек «приболела», я помог, и мой уход она прохлопала, приглядывая за зверьем.

Добрался до станции и сел на поезд до Лондона. Доехал, пересел на автобус и поехал к нужному месту. Паб «Дырявый Котел» я нашел на карте и потому вышел недалеко, и сразу спрятался и переоделся.

Выходить на улицу в платье было очень стыдно, но, вспомнив основную цель, я начал играть милую девочку. Даже песню Красной шапочки запел. Хотя получилось странно, девочка, поющая по — русски, слегка напрягала, зато точно с Гарри Поттером никто не сравнит.

Поведение я репетировал долго, все должно пройти идеально и спокойно. Потому нужно было полностью разработать поведение, движения и привычки. Для этого я наблюдал за девочками в классе и на улице и запоминал, а потом отрабатывал. Ну, удачи мне. Да поможет Хаос!

Зашел в паб и подошел к барной стойке.

— Здрасте! — с улыбкой сказал я.

— Здравствуй, малютка, — улыбнулся мне лысый жутковатый мужик. Прямо вижу его в рекламе защиты от насильников в качестве манекена для отработки ударов в пах. — Ты заблудилась?

— Ну, это Дырявый котел?

— Он, — кивнул тот.

— А меня Герри зовут, — ответил я. Решил имя сделать таким, чтобы, во — первых, был намек на странную фантазию «мамы», назвать в честь самого Гарри Поттера. Во — вторых, так меньше спалюсь, что не узнаю свое имя, когда зовут. За полгода привык, что меня так зовут, жаль, настоящего не помню.

— А меня Том, — представился он. — Зачем пришла?

— Меня мама послала! — улыбнулся я. Черт, как же тошно.

— Зачем?

— В аптеку в Кособокий Переулок! — заявил я. Специально неправильно назвал.

Том рассмеялся.

— Косой переулок, — улыбнулся он. — А чего сама не пошла?

— Занята она, варит что — то такое жуткое прежуткое, — я заговорил шепотом. — Отойти от чана не может, вот и послала меня.

— Ааааа, — кивнул он, понимая, что случилось.

— Мама водила меня как — то туда, но без палочки пройти не могу. Можете открыть дорогу?

— Конечно, — кивнул он. — А что, только в аптеку?

— Ну… — я опустил глаза. — Вы только никому не говорите, я мороженое хочу, а там есть вкусное. Даже денежку скопила. Только тсссс!

— Конечно, конечно, — рассмеялся он. Да и все в пабе, кто был, тоже заулыбались, — Идем.

— А не знаете, где денежку менять? — решил уточнить я. — А то у мамы галеоны закончились, вот и дала большую денюжку.

— Дык, в банк зайди, они и разменяют, — ответил он. — Ты только осторожнее, любят они дурить головы всем.

— Угу, я буду осторожна, — я сделал серьезную мордашку. Черт, увидел себя в зеркале в этот момент. Милашка. Может ориентацию менять? Ох, что — то Та — что — жаждет путает меня.

Он открыл проход, и я реально впечатлился. Всю магию, что я видел, была только телекинез, и восхищение показывать не пришлось. Очень круто. Поблагодарив бармена и уточнив, как уходить, я побежал к банку, с интересом рассматривая витрины. Так же старался поддерживать образ и высматривать самое интересное для себя. Магазин книг нашел, кафе тоже, и всякие сувениры и магические предметы тоже.

Народа сновало много, но, думаю, это не пик многолюдия, потому как до писем из Хогвартса еще далеко. Вот в августе будет реальный шанс угодить в толпу. Народу все же было много, и приходилось продираться через них. А уж одежка какая была. В своем платьице я еще был ничего. Вменяемой.

Банк оказался очень впечатляющим. Большой и очень большой. Похоже, этим гоблины компенсировали свои размеры и комплексы. Тут народа оказалось поменьше, и я смог подойти к нужному гоблину. Они и тут оказались не шибко красивыми.

— Добрый день вам, сэр, — обратился я к нему предельно вежливо. Он поднял на меня взгляд, презрительно фыркнул и вернулся к своим делам. — Мне нужно обменять валюту.

— Наша цена 1000 фунтов к 1 сиклю, — усмехнулся он.

— Ладно, пойду к вашему директору и сообщу, что вы обманываете клиентов, — пожал я плечами.

— Что? — он посмотрел на меня офигевшими глазами.

— Я может и маленькая, но не тупая. Курс валюты не может быть столь низким. Иначе вы бы с миром магглов вообще бы дел не имели. Потому как тогда бы столь низкие цены обесценили многие их акции, и вы бы все давно скупили. Думаю, вашему директору будет интересно узнать, насколько необразованны его работники, что так тупо прикалываются перед детьми. Да, и если дурите кого — то, это можно было сделать гораздо умнее, назвав цену на 10 % превосходящую номинал и назвав ее как недавно поменявшуюся, — выдал я на одном дыхании. Половина была тупым блефом, но я ему даже подумать не дал, как развернулся и пошел к главному столу.

— Стой! Подожди! Я ошибся! — заволновался он. К этому гоблину я подошел специально. Он тут казался самым молодым. Ну не знаю, морщин меньше и немного нервный он. — Извините, юная леди, я совершил ошибку. Я прошу вас забыть об этом инциденте.

— Я подумаю, — хмыкнул я, заставляя его понервничать, но перегибать палку не следует. — Но думаю, я не обращу на это внимание, если вы меня тихо обслужите и забудете, как и я вас.

— Это приемлемо.

Так мы и порешили все. Я скинул полторы тысячи и получил с них полторы сотни галеонов. Деньги, с одной стороны, большие, но с другой — цена маггловских денег тут не так высока. Все же я получил свои деньги и ушел, оставив гоблина со своими мыслями. Он, конечно, наверняка додумается, что я его наебал, но, думаю, теперь будет осторожен. Первым делом я сходил в книжный магазин и купил нужную литературу. А именно мне нужны были основы по магии, культуре магического мира, этикет не лишним будет и обязательно книга по окклюменции. Запудрив мозги продавцу, я получил все нужные книги. Потратил при этом не так много. Так же удалось уболтать его, чтобы книжки мне уменьшил. Он сказал, что такими они пробудут часа три.

Далее я все же зашел в магазин сумок, чисто посмотреть. Там, к несчастью, не было компактных сумок, но были маленькие сундучки с большим внутренним объемом и неплохой защитой. На него я и потратил почти сотню галеонов.

Далее стал магазин артефактов. Там было сложнее всего. Продавщица явно мне ничего продавать не хотела. Но за полчаса я смог ее уболтать.

Комплименты, особенно когда они подкреплены реальными вещами, очень ценятся. Просто говорить «как вы красивы» это слабо. Нужно приводить аналогии. Вот женщина слегка стеснялась своего большого носа, но я расхвалил его, сравнив ее с греческими героинями и их профилем. Короче, я смог ее уломать на консультацию и продажу. Наговорив, что в следующем году еду в Хогвартс и про то, какой там плохой Снейп, и что он, по словам «мамы», любит лазить в головы студентов, я вызвал у нее сочувствие, и она продала мне кое — что интересное. То, что поможет мне на первое время. Амулет может прятать секреты. Стоит туда вложить некоторые мысли, как никто и не узнает о них, если не будет слишком серьезно искать. Мне это более чем подходило, потому как просто защитный амулет вызовет слишком большое подозрение. И пока были деньги, я купил там фонарик, работающий на магии, на всякий случай. Мало ли что может случиться. Стоил он дешево, потому как все могут вызвать Люмос.

В прогулке было не без эксцессов: я встретил семью Уизли и только чудом не пересекся с ними, а так же видел Снейпа. Как хорошо, что я заметил его раньше и сумел спрятаться. Ему даже на глаза попадаться не хотелось, а то вдруг все же прочтет меня.

После этого все же зашел в аптеку и купил самый дешевый там ингредиент: иглы дикобраза. Затем поел мороженного и поспешил домой. Все это я сделал для галочки. Я врать не люблю, а на этом, к тому же, могут поймать, а можно просто недоговаривать правду. Время еще было, но я не решился рисковать.

Вышел из паба, поблагодарил Тома и убежал, там переоделся и сел на автобус, а оттуда на поезд домой. Приехал вовремя. Дядя как раз звонил, интересовался сохранностью дома и моей уборкой. Я заверил его, что уборка идет полным ходом. И благодаря телекинезу она действительна началась. Я учился и тонкому контролю, а не только силе. Вот поправлял книги и передвигал мебель. Вещи я спрятал на всякий случай. У меня в комнате половица отодвигалась, и сундучок с книгами я положил туда, а платье убрал на чердак, где оно всегда было. Надеюсь, надевать его вновь мне не придется. После того, как убрался, я помылся, смыл краску и спрятал ее на всякий случай.

После того, как нормально поел, я выдохнул спокойно. План, к которому я готовился полгода, сделан идеально. Не обошлось и без неожиданностей и сложностей, но я их преодолел. Теперь пора разбираться с тем, что имею…

Комментарий к части

И еще кое — что. Возможно, вы спросите почему это я не делаю фик по Хвосту феи, как обещал. Отвечаю: я просто не смог. Я пять раз начинал его, и вроде как неплохо шло, но потом все скатывалось в фигню. Не получается просто. Мир Фиора никак не дается мне. Пока нормальной идеи у меня нет, а все что есть, слишком уходит в повторение других фиков, с незначительными изменениями сюжета. Так что работа над тем миром откладывается.

Глава 2. Разбор и далее

Моя поездка в Лондон и прогулка по Косому прошла отлично и незаметно. Девочка никого не привлекла к себе, а если и привлекла, то не сильно запомнилась. Родственники вернулись, и все встало на круги своя. Я больше не улучшал отношения с родней, а поддерживал данную дистанцию. Вроде как ненависти нет, но и любви и дружбы тоже. И, похоже, всех это устраивало. Да и когда меня пригласят в Хогвартс, ненависть может вернуться, но так последствия будут меньше для меня.

Меня все же остригли, кстати, потому новый поход точно откладывается. По крайней мере, пока не достану нормальный парик или отращу волосы. А радикально менять имидж я поостерегся. У меня теперь есть амулет и книги, но расслабляться не стоит.

Я начал разбираться с приобретенными вещами. Амулет защиты тайн выглядел как пятиконечная звезда в круге с небольшим кристалликом в середине. Амулет именно прятал воспоминания, делая их незаметными в голове для легилимента, но так он действовал при легкой сканировке через мимолетный взгляд, издали и так. А вот при глубокой амулет просто берет мысль и прячет в себе, а когда атака прекращается, возвращает. Всего можно спрятать пять тайн, по одной на каждый луч звезды. А заряжается амулет от самого мага. Маг каждый день просто фонтанирует магией, и кристалл поглощает ее, но при атаке он начинает тянуть силу на удержание тайн, что довольно не просто поддерживать. Я, конечно, не проверял, но так сказала продавщица.

Первой тайной я спрятал свое знание канона, как самое важное. Следом стали мои действия по получению расположения и мой поход в платье. Они нормально вместились. Третье — мое воровство. Все мои операции были скрыты. Четвертое — мои занятия магией, но тут, боюсь, может не хватить места, потому как они еще продолжаются. Последнюю ячейку пока не трогал, но туда буду кидать все знания, которые получил о магии до Школы. Пока не освою окклюменцию, этот амулет моя единственная защита.

Следом стал изучать книги. Решил с основ магии. Но тут меня ждало разочарование. Книжка была совершенно непонятной и глупой. Объяснения то слишком сложные, аналогии вообще не понятны, а важные вещи нормально не описаны. Книгу явно не для магглорожденных писали. Еще один заскок на расизме к тем, кто не такие, как они. Им явно не выгодно умное поколение. Эту книгу даже с моей логикой не понять, тут нужны словари и глубокое познание культуры магов. Придется отложить.

С культурой выдалось проще: она оказалась довольно старомодной и слегка глупой. Но кое — какие традиции и ритуалы объяснены. Эта книжка явно была написана, чтобы ее поняли. Пусть умные магглорожденные им не нужны, но вот тупые тоже. Тут, кстати, описано, кто такие грязнокровки и предатели крови. Всегда было интересно, кто же эти Уизли такие.

Говорю сразу, с магглолюбами ничего общего. Начнем с того, что у каждого аристократического Рода есть, так сказать, свой Кодекс, то есть свод правил и обязательств. Там описаны все ритуалы, нужные правила, поведение, и на нем будущий Лорд клянется и выполняет, иначе магия Рода ослабевает. В обмен Род защищает всех членов семьи, усиливает и оберегает. На своей земле они вообще в разы сильнее, а жизнь на земле рода значительно усиливает мага с рождения, облегчает колдовство и развивает магическое ядро. По такому же принципу, кстати, работает Хогвартс. Школа стоит на огромной общей точке силы, где все могут усилиться, пока растут. К одинадцати годам магические всплески стабилизируются, а к семнадцати магические каналы в теле, наконец, тоже перестают расти. Так сказать, происходит полноценное становление магом.

Так вот, Предатели крови — это Рода, которые отказались от своего Кодекса, уничтожив его и свой род. Причины могут быть разными: от предательства до безысходности. Например, Лорд попал в безвыходную ситуацию: он должен убить своего сына по причине позора, а больше род продолжить некому, и за это он получит проклятие бесплодия, и род может умереть. Вот он и уничтожает его, чтобы защитить сына. Тем самым они получили Проклятие крови. Магия в таких магах резко ослабевает и на протяжении всей жизни тихо угасает. И проклятие передается по наследству. И пусть дети нормально растут в магии как все, но после семнадцати тоже тихо слабеют, и от них могут тоже родиться сквибы. Проклятие так же передается в чужой род посредством брака, но только тому члену семьи, кто заключил брак с Предателями Крови. Это проклятие можно снять, но очень тяжело и только чужим Родом после нескольких поколений. Как — тут не написано. Однако если потомки достаточно сильны и заключили хороший брак с Обретенными, то проклятие может и само спать. Но сквибы, кстати, могут рождаться и у не проклятой семьи, но это связано с застоем крови, когда в нее не приливают новую.

Грязнокровки — это потомки предателей крови, то есть те, в ком проклятие еще не выродилось. Дети — сквибы от предателей убираются родителями в мир магглов. Там они сливаются с другими магглами и вполне нормально живут. Но иногда у них, как и у магглов, появляются дети волшебники, но они тоже могут быть носителями проклятия и могут считаться грязнокровками.

Грязнокровки и магглорожденные — это две разные вещи. Я бы даже сказал противоположные. Магглорожденные — это новые маги, рожденные от магглов или от не проклятых сквибов. Иногда появляются зачатки будущего рода, таких детей называют Обретенными. Они сильнее большинства магглорожденных и имеют уникальные таланты. Такие, если будут держаться вместе и заключать браки с такими же, могут создать свой род, пусть и не аристократический, но все же какой — нибудь. Обретенных из магглорожденных стараются находить, потому как такие не только разбавляют кровь, но и усиливают Род.

Как можно проверить магглорожденного на проклятие? Очень просто. Пройти у гоблинов тест на Род. Если есть предки, маги их проверяют на проклятия. Если нет, то проклятия нет. А вот отличить Обретенного сложнее, они проявляют свои таланты не сразу, а к курсу пятому.

Мне, к счастью, повезло, и проклятие я не несу, тут о Поттерах, как о роде Мальчика — который — выжил, немного написано. Все же неплохо быть знаменитым. Род Поттеров не аристократический, но вполне старый, а вот Лили Эванс была общепризнанной Обретенной, потому Поттеры ее и не упустили. Хоть тут повезло, а то мог бы вдвойне попасть, видно судьба на моей стороне.

Вот такие вот откровения. Поскольку магглорожденные не знают об этом, Уизли чувствуют себя комфортно. Можно бы как — нибудь просветить народ по этому поводу, а то ведь пропадут многие. Но лучше молчать и действовать по обстоятельствам.

Книга по Этикету ничем особенным не была, потому что этому всему меня учила тетя. Ей не понравилось, как я ем, и она устроила мне марафон познаний. Пришлось запоминать. Но и тут было несколько нюансов, которые стоит знать. Например, мантия для бала должна быть не длинной как, например, при деловой встрече. Для танцев нужно надевать немного более короткую мужскую мантию, чтобы не мешала танцевать, и рукава должны быть обычными. А вот при ритуалах или встрече с высшим светом мантия должна быть длинной с широкими рукавами. Традиции.

Эту книжку, думаю, стоит как следует проштудировать. В Хогвартсе мне нельзя будет афишировать особыми знаниями, по крайней мере, в магическом этикете, но лучше знать, что нарушать можно, а что нет. А то оскорбить кого — то не хочется.

И, наконец, последняя книга по окклюменции. Эта книга — сборник практик для контроля над эмоциями и разумом, а так же его защиты от врагов.

Для начала нужно научиться контролировать свои эмоции, потому что именно через них легче всего проникнуть в разум. Медитации, очищение разума и техники дыхания, все это нужно для основ. А эта книга именно основы, так что многого тут нет, но мне пока достаточно. Далее идут самые простые защиты: стены, изгороди и двери. Самые азы. Так же техники сокрытия: лес, туман, листва, тьма и вспышки. Последнее, что было в этой книге, это контроль воспоминаний и выставление тех или иных напоказ. Вот с этим мне и придется работать. Жаль, по легилименции ничего нет.

Так же тут описали несколько уникальных защит. Принципов обучения им тут нет, просто описание, чтобы было к чему стремиться. Самым сложным щитом из всех считается Лабиринт. Это создание в голове сложнейшего лабиринта, который наполнен ловушками из страхов, ярких воспоминаний и мельтешения, которые легилиментам не нравятся, он так же сложен и запутан. А мастера данной техники могут даже на ходу менять лабиринт и даже запирать там вторженца. Короче, техника очень крута. Жаль, как ее делать не сказано.

Так я и начал постепенно постигать технику защиты разума. Первым делом медитации, которые мне и с контролем телекинеза помогли. Телекинез у меня очень хорошо получался, и я хочу освоить его как можно сильнее. Ведь возможности этой силы огромны и очень недооценены. Лучше уметь что — то одно, но совершенно, чем многое по чуть — чуть.

Так прошел год моего жития в этом мире. Я жил, учился, врал и тренировался. С каждой неделей становилось все сложнее и труднее тренироваться. Теперь я мог контролировать сразу пять шариков, которые летают с разной скоростью. Этого было очень сложно добиться. Каждым шариком я управляю отдельно, и музыка мне в помощь. Благодаря сохранившимся деньгам, я смог купить себе хорошие кассеты, а потом и плеер получше.

Фонарик мне, кстати, пригодился. По ночам не хочется включать свет, потому использую его. Все равно с виду как обычный фонарик, Дурсли даже разницы не заметили, но я его с ними не оставлял, потому как мало ли что, вдруг догадаются. Да, я параноик. Но я уяснил одну истину: ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ! А то недавно чуть не прокололся.

Дадли меня напугал, подкравшись сзади, а у меня от испуга всплеск магии случился. С трудом удалось спрятать чашку, превратившуюся в кактус. Как мне повезло с телекинезом. Пока я отвлекал Дурслей, кактус быстро отлетал от места обозрения.

Так же вместе с учебой я продумывал, как буду действовать и что делать в будущем.

Менять канон себе дороже. Дамблдор приготовил мне целый год испытаний, и их нужно пройти в строгом каноне. По крайней мере, основные моменты должны быть нерушимыми. Но я уже отличаюсь от себя былого, но не сильно. Фигг либо безумна, либо хорошо играет. Я все так же живу и работаю у родни, пусть и не так черно как раньше, но в Школе придется быть как можно более канонным Поттером, то есть Гриффиндорцем. Эх, старина Салазар был бы мной доволен, как же я коварен. Ох, сам себя не похвалишь, никто не похвалит.

Доверять там никому нельзя. До смерти директора нужно быть тише воды, ниже травы. Придется играть в Квиддич. Самую тупую игру в мире. Ненавижу ее, она мне даже в фильме и книге не нравилась. Ну очень тупа. А роль Ловца вообще ужасна, самая бесполезная и пустая из всех. Но постараюсь хоть в первом году не попасть в команду, а лучше вообще избежать этого. К тому же игра очень опасна, а я своей лисьей шкуркой дорожу.

Так же придется терпеть своих будущих «друзей». Грейнджер и Уизли. Я их не знаю, пусть и Уизли видел разок, но в каноне они были очень неприятными личностями. Стоит быть осторожным с ними и не доверять. Хотя спешить с выводами не стоит.

Еще одним вопросом были крестражи. Это было самым сложным и опасным вопросом. На остальные пофиг, главное из себя достать, но как, не понятно. Нужно будет обязательно озаботиться этим вопросом. На счет других крестражей тоже сложно. Если буду уничтожать их, то Волди это заметит и перепрячет другие. Я знаю, как достать только два. Это диадема в Выручай — комнате и Амулет Слизерина у Кричера, но второй только на пятом году обучения, не раньше. С Чашей очень сложно, а змея как получится. Дневник и кольцо по ходу сюжета.

Самое сложное для меня в другом. Мне придется сознательно подвергать свою жизнь опасностям. А этого я ой как не хочу. Тролль, Запретный лес, Волди, психованный эльф, акромантулы, василиск, Волди, дементоры, боггарт, оборотень, дракон, озеро, лабиринт, Волди, жаба — говорящая, Пожиратели, Волди. Что — то Лорд слишком часто мелькает. Ох, как мне хреново. Не хочу умирать и рисковать жизнью. С другой стороны, чем ближе к опасности, тем меньше она у меня. Но думаю, некоторые моменты я смогу обойти. Очень на это надеюсь.

Стоит подготовиться не только магически и умственно, но и физически. Потому уговорил родню отдать меня на бокс вместе с Дадли. Хоть бокс это не то, что я хочу и смогу осилить, на безрыбье и рак рыба.

Там я продержался неделю. Слишком я большим задохликом оказался, просто не выдерживал. Надо что — то менять. Свое решение я мотивировал желанием соревноваться с Дадли. Ведь он такой сильный и крутой. Дяде понравились мои слова, когда я хвалил кузена, тети в этот момент не было. Да и постоять за себя хотелось. Дядя проникся и перевел меня с бокса на айкидо. Вот там было намного проще. Мое хлипкое телосложение там не умирало так сильно как на боксе, и что — то я там мог. Все же я мелкий и юркий. Особым приемам не научился, но «дух воды», то есть плавные движения, гибкие суставы и ускользание от атак мне стали близки. Жесткие захваты и резкие удары и броски мне не удавались, я был слишком пассивен. Вода действительно моя стихия, потому тренер и сконцентрировал мои тренировки именно на этом. А мои медитации отлично помогали мне в отдыхе и восстановлении сил.

Так и прошли оставшиеся два года. И вот скоро мне исполнится одиннадцать лет. Я даже не думал, что впервые попав сюда три года назад в чулан под лестницу, я все же смог выбраться оттуда. Это было сложно, опасно, дико и геморройно, но я смог.

Я стал сильнее. Магия развилась во мне, и мои тренировки с шариками стали гораздо сложнее. Я пока больше пяти шариков не продвинулся, но стал делать все сложнее. В прошлом году я научился не только делать разную скорость, но и траекторию полета. Один летал горизонтально перед глазами, второй чуть косо над головой, третий вертикально передо мной, четвертый горизонтально в обратную сторону у груди, а пятый тоже вертикально, но за спиной и в противоположную сторону. И это было в прошлом году. Теперь же я делаю все эти пасы, не задумываясь и даже лежа. Мои шарики неплохо повторяют вращение планет и спутников. Пусть шариков пять, но могу перед собой создать небольшую систему сложных переплетений. Мне даже стало нравиться делать все более сложные фигуры, я уже подумываю о шестом шарике. Моя цель: на будущее создать точную копию солнечной системы с разными размерами шариков. Но это все потом.

В окклюменции я смог продвинуться тоже. Разум могу закрыть в случае чего, пусть и не проверял еще. По крайней мере так говорит книга. А так же научился подставлять нужные воспоминания. Но главным своим достижением я считаю создание Маски. Маска — это еще одна техника окклюменции, книгу по ним я нашел в доме у миссис Фигг. Теперь ясно, что она не сумасшедшая, а просто играет. Хотя тут я поторопился. Проблема в том, что она дура и, не освоив окклюменцию, полезла за Маской, в результате она стала частью ее и не может отделиться.

Ну, так, ладно. Маска — это созданная внешняя модель поведения. Псионик создает в некотором роде псевдо — личность, которая включает в себя поведение, жесты и даже мысли. Она выходит на передний план и укрывает собой истину. Вместо того, чтобы притворяться и играть, можно вполне искренне и спокойно прописать это в маске, и псионик будет вести себя как положено, но все же контролируемо самим магом. Однако у этой техники есть опасность. Маску нужно периодически снимать и давать разуму отдых, иначе маска может поглотить мага, и он действительно станет тем, кого приписал со всеми ограничениями. Этой техникой может пользоваться маг и сквиб, потому как она требует некоторой силы. Вот миссис Фигг и не последовала совету книги и слилась с маской.

Если вспомнить канон, она всегда была слегка того, но в пятой части была вполне вменяемой, а это значит, что маску ей все же сняли. Значит, пока есть время можем пользоваться, но я параноик и лучше перестраховаться.

Маску я решил использовать только при Дамблдоре и Снейпе, чтобы у них даже тени сомнения в моем простодушии не возникло. Буду стараться не давать им повода во мне сомневаться и проверять.

Последнее свое приобретение в плане способностей я получил недавно. Точнее идея мне пришла совершенно случайно. Я как обычно занимался уборкой, и в этот раз меня отправили разгребать вещи на чердаке. Но предупредили: к сундуку моей матери, который я давно осмотрел, не прикасаться. Я не дурак и лезть не стал, но пока убирался, случайно нашел одну вещь. Это был старый комикс, еще сороковых годов. Детективный комикс о супергерое по имени Тень. Я помню его экранизацию и очень любил фильм, жаль, в этом времени он пока не снят. И, черт побери, он вдохновил меня на новое свершение.

Дело в том, что силой Тени был гипноз, он умел затуманивать разум людей, читая их мысли и становясь невидимым. Пусть легилименцией я не владею и вряд ли в ближайшее время добуду себе книги, потому как они запрещены, но вот гипноз даже у магглов весьма распространен. Для начала я учился фокусировать свое зрение и концентрировать взгляд. Благодаря моим другим тренировкам, я начал лучше понимать, как все это работает. Пусть овладеть гипнозом я пока не могу, но буду пока штудировать основы. Может через пару лет получится. Главное, что особые боевые навыки мне будут нужны в будущем, а не сейчас, так что есть время стать сильнее.

Вот примерно так я и провел свою подготовку.

С одной стороны, я добился очень многого. Я стал лучше жить, научился колдовать и был относительно защищен. У меня появился козырь в рукаве, и, в случае чего, я вполне мог дать отпор и сбежать. Но все же я был до ужаса слаб. Я не знаю, насколько сильны взрослые, я пока магов в бою не видел, но прекрасно понимал, что мои возможности пока слишком слабы. Максимум моих сил — это оттолкнуть кого — нибудь, но при этом я потрачу почти всю свою силу. Надеюсь, этого хватит, чтобы хотя бы задержать тролля. Я пока никто, слишком слабый, без прав и защитников. На моей стороне никого нет, и, если что, никто меня спасать не будет.

Нужно затаиться и быть очень осмотрительным.

Родственники уехали в зоопарк отмечать день рождение кузена, а меня, как обычно, оставили дома. Я не возражал и был только за, а то не хочу я пока никаких себе проблем.

До моего дня рождения осталось две недели, а значит, скоро начнется эпопея с письмами. Моя подготовка закончена и пришло время выживать.

Удачи мне…

Глава 3. Косой переулок

Я ненавижу магов. Вот теперь я полностью понимаю дядю, они до ужаса наглые и тупые. Вот сейчас у нас в гостиной завалился спать Хагрид. И великий Хаос, как же я хочу его придушить. Мало того, что храпит как трактор, так еще и претензии выставлять придумал. Не пойму, как канонный Гарри подружился с ним, это же козел. Ну, начну все по порядку.

Письмо прибыло как раз в нужный день. Но я не стал его прятать или скрывать от родни. Вполне играя скептика и «нормального». Принес конверт с полным непониманием. Началась истерика. Родня поняла, что я не «излечился», но я продолжал играть дурачка. Первой мыслью было игнорировать письма. В Хогвартс меня отпускать не хотели, а подумывали отправить в приличное учебное заведение с Дадли, я был вполне не против, кстати. Безопасно, по крайней мере, да и образование там приличное, я бы даже согласился не учиться магии и развиваться самому. Но все же решил разрулить обстановку.

— Тетя, а кто вообще включил меня в эту «школу»? — задал я вопрос. — Тут написано, что я принят, но я ничего никому не отправлял и не запрашивал. Да и вы, думаю, так не поступили бы. Кто вообще решил, что я там должен учиться? Не очень — то мне верится во всякую «магию».

— Это верно, — задумался дядя. — Эти психи сами все решили и даже не спросили родственников.

— Когда Лили туда поступала, к нам пришли и спросили наших родителей, а только потом отправили письмо, — ответила тетя. — Похоже, тебя включили уже давно.

— Но разве вы не можете отменить это? — с недоумением спросил я. Конечно, не могут, в мире магов слово маггла ничего не стоит, а мне не позволят пропустить учебу, как бы я не хотел.

— Нам придется дождаться их прихода, — эти слова тетя просто выплюнула. А я решил, так сказать, устроить кое — кому гадость.

— Кстати, а что значит «ответ совой»? — типа не понял я.

— А это у них так почту разносят, совами, — фыркнула тетя.

— Где же ее достать — то? — почесал я репу. — Может у миссис Фигг?

— Она тут при чем? — удивились они.

— Так у нее корм совиный видел, когда в гостях был. Да и есть у нее какие — то клетки и перекладины, явно для птиц, а не кошек, — вспомнил я.

— Что?! — офигели они. Вот и не соврал, и гадость сделал. Родственники явно заподозрили заговор.

После этого письма повторялись, но что с ними делать, мы не знали. Это уже реально раздражало. Но все же было не так плохо. Дом письмами не заваливали, но в канун моего дня рождения в дверь вломился Хагрид.

Очень раздражающая личность. Я с трудом сдерживался, чтобы не херануть его чем — нибудь тяжелым. Пришлось даже маску надеть, только так я мог его вытерпеть. Начал было наезжать на родню, но я вступился, что все знаю. Потом чуть Дадли хвост не отрастил, благо я успел вовремя вмешаться. Потом вообще начал свою агитационную кампанию Дамблдора и Гриффиндора. Ох, как он меня бесил. После того, как эта туша уснула, я нормально поговорил с родней. Они все еще видели во мне адекватность, а притворяться недовольным мне не пришлось. Полувеликан оказался придурком, причем явно не идиотом, а вполне умным и умел соображать. Он выставлял себя этаким защитником детей и посланцем света, недалеким, простодушным и глупым, но как же он меня раздражал. Очень мне хотелось его побить.

На следующий день я приоделся так, чтобы не узнали сильно. Ветровка с капюшоном мне пригодилась. Да и не хотел, чтобы меня узнали рядом с этим бомжом. Хотя я и старательно улыбался, но теперь был не уверен, что справлюсь со своей задачей. Шесть лет, а по канону именно столько ГП учился, терпеть всех вокруг, это будет ужасно.

Плюс этот придурок резко вспомнил о законе, по которому ему колдовать запрещено. А когда он чай себе делал и кузена заколдовать пытался, что — то не вспоминал. Этим он мне тоже не понравился, он просто открыто считал меня дебилом. Мне кажется, даже наивный Гарри что — то бы заметил и засомневался, а так же ему бы это не понравилось, но этот, похоже, был полностью уверен, что я полный даун.

Я же решил немного отомстить ему, и пока ехали в поезде, написал на листке в моем блокноте слово «HELP». Народ смотрел на меня, и кто — то уже подумывал вызвать полицию. Только не успели, мы доехали раньше, а потом вышли у Дырявого Котла. Хагрид за все время поездки не замолкал ни на минуту, продолжая агитировать политику партии. Ему бы на улице на выборы народ собирать. У меня уже уши в трубочку сворачивались. Особенно когда он, читая «Пророка», начал говорить как Министерство слабо без Великого и Светлого.

В пабе гад стянул с меня капюшон, показав все. Урод! А я как раз не хотел показываться. Но нужно же продемонстрировать, как меня тут все любят. Так еще и чуть ли обниматься лезли. Кстати, одна тетка странно была похожа на Роулинг, по крайней мере, очень была похожа, и в книге я ее не помню, только в фильме была. А, пофиг.

Я уже было думал использовать подарок Дадли. Он мне нож раскладной подарил, для самообороны. И мне очень захотелось пырнуть пару сволочей. Тут он подвел меня к Квирреллу, пришлось быстро надевать маску, которую я недавно снял. А его я почувствовал, значит крестраж все же есть во мне. Шрам чуть побаливал. Это плохо, мои надежды провалились, что неплохо испортило мне и так хреновое настроение.

Волди уже был в нем и попытался меня прочитать, вот он и прочел то, что я хотел. Надеюсь, прокатило. Я впервые использую свои силы. Амулет слегка нагрелся, показывая, что начал скрывать мои мысли. Но все обошлось. Кстати, когда я прикоснулся к нему, тот не рассыпался в прах, явно показывая, что никакой защиты нет, а то, что случилось в каноне, явно что — то другое. Вполне вероятно это сделал Дамблдор.

После такого шоу мы направились в сам Переулок. Я видел его всего раз, потому восхищение все же было. Плюс маска помогала. Хагрид рассказывал все, что видел, своим басом перебивая всю эту толпу, так что не слышать его было сложно. И теперь все знали, что Гарри Поттер идет. Гад!

Вот мы добрались до Банка, где агитация продолжилась. Блин, я понял все с первого раза, что Дамби хороший, Волди плохой, Грифы хорошие, Змеи плохие, Банк так — себе, а Хог безопасный. Короче он отбивал у меня всякое желание ходить в банк и вообще хочется страусом стать. Потом началась эпопея с Камнем. Интересно, а стырить его потом можно? Очень бы хотелось. Такое в хозяйстве всегда пригодится.

Пока Хагрид загребал мое золото в сумку, я обратился к гоблину. Он, в отличие от меня, не скрывал презрительного взгляда к великану.

— Скажите, сэр, а кто — нибудь кроме меня имеет доступ к сейфу?

— Тот, у кого ключ и разрешение вашего опекуна, — ответил гоблин.

— А опекун у меня кто?

— Альбус Дамблдор.

— Я — с–с-с — с–с-с-нно, — протянул я. — А он уже брал отсюда деньги?

— Эта информация только для вашего опекуна.

— Понятно, — вздохнул я, справедливости в мире нет. Эти три года были самыми простыми в моей жизни.

Так же я узнал, что банк занимается только деньгами и финансами. Инфа из фиков не подтвердилась. Да, они хранили финансы родов и подтверждали главенство кровью, но ритуал дорогой, работают они в таком ручье только с богатыми клиентами и стараются делать жизнь магов как можно хуже. Не любят они людей, и потому и создали такие сложности с деньгами, документами и тележками.

Обломинго.

Хагрид набрал денег. К счастью, в сейфе осталось еще очень много. Но если его постоянно забирают, то насколько этого хватит, не понятно. Потом мы поехали за камнем и вышли из банка. Хагрид отправился «передохнуть» после катаний на тележках. Хоть что — то хорошее, а сам отправил меня к Мадам Малкин за одежкой. Там, как и в каноне, уже был Малфой.

Ну что можно сказать, просто избалованный ребенок, вот и все, как Дадли. Он, как меня увидел, сразу решил похвастаться, какой он крутой и какие Малфои богатые. Я же старался не прибить его. Благо на мне маска. Вообще, эта техника уже который раз спасает меня от смертоубийства. Я уже в своих мыслях представлял, какие пытки стоит сделать для всех подонков в этом мире. Но к моему счастью, Драко передали его вещи, и тот ушел, а я вздохнул спокойно. На фоне Малфоя и Хагрида, примерка одежды была плевым делом. Кстати, я узнал, что с шестого курса форма является не обязательной и вполне можно ходить в другой одежде. Только мантия в Хогвартсе всегда нужна. Я купил простой комплект одежды и так, на выход, кое — чего приличного. Так же купил тут чехол для палочки. Он крепился на руку и в нем гораздо удобнее носить ее, чем в мантии. Хоть что — то полезное.

На выходе меня уже ждал Хагрид с совой. Про нее — то я и забыл. Ярко белая сова, которая нужна только для рассылки официальных писем и слишком примечательна. Отказаться от птицы я не смог. Сова тоже не рвалась со мной дружить, как и я с ней. Все равно я не собираюсь ее использовать. Как получится, отпущу на волю, та вроде была не против. Я животных вообще не хотел, заботиться о них еще, да и привязанности мне не нужны. Дурсли моя вроде как родня, но если придется, я вполне уеду от них и скучать не буду. Разве что по их адекватности, потому как в магическом мире с этим у всех большие проблемы.

Следом мы зашли в магазин сундуков, в котором Хагрид пытался всучить мне какой — то гроб.

— Нет! Хагрид! Я не буду этот покупать, он слишком большой и тяжелый! — возражал я. Тот слушать меня не хотел, но я не сдавался.

— Дык, хороший он. Легкий, — отвечал он.

— Ты размеры соизмеряй, — не отступал я. — Я этот гроб на колесиках не подниму просто. Если я захочу купить себе переносную кровать, то дам тебе знать. Лучше что — то покомпактнее и легче.

— Но Гарри!

— НЕТ! Я сказал нет! Этот сейф я не куплю. А если ты будешь настаивать, то и сам будешь его носить. Он слишком тяжелый для меня!

Продавец думал вмешаться и все же всучить мне эту хрень, но, увидев мой взгляд, вспомнил, что любит жизнь. В результате дебатов мы пришли к компромиссу. Мне купили вполне обычный чемодан с колесиками, не очень маленький, но тащить его в одиночку я вполне могу. К тому же с выдвижной ручкой. Внутри магия расширения пространства, и все вмещается. Вполне прилично, если бы не клетка с совой.

Далее пошли книги. Я ничего кроме списка покупать не мог, Хагрид настоял, а я устал уже возражать. Этот не отстанет.

И напоследок пошли за палочкой. Я уже сразу приготовился к новой порции пыток и не прогадал. Олливандер оказался личностью неприятной, если не смотреть на его добродушность. Похоже, мучать клиентов ему просто нравится. А чем еще старику развлекать себя? И один час сорок три минуты я проторчал тут. Мне даже присесть не давали, приходилось каждый раз пробовать палочку. И самое смешное, ни одна мне не подошла. Даже та с пером феникса и остролистом оказалась неприятной, но старик был свято уверен, что она лучшая и точно моя. Короче, он чуть ли не заставил ее купить. С раздражением я все же приобрел этот кусок полена, и мы ушли. Есть в Дырявом котле я отказался, по причине большего внимания ко мне, но Хагрид меня не слушал, и мне пришлось есть на виду у всех в пабе. А народ тут о пунктуальности и культуре не слышал, и все чуть ли мне в рот не смотрели. А великан еще призывал меня отбросить этикет и есть, как хочу. Я и ел, как хочу, по — другому мне не нравилось, я же не свинья.

После еды я вернулся домой. Хагрид проводил меня и ушел, отдав мне билет с указанием на какую платформу, но без совета как туда попасть.

Родственники смотрели на меня. Я поставил чемодан, клетку, прошел в гостиную, которую прибрали после великана, и упал в кресло.

— Это был дурдом, — выдохнул я. Тут я нисколько не кривил душой. Решил совместить приятное с полезным. Родне лучше показать, как я не доволен, и то, как там все плохо. Им будет о чем поворчать, и я выговорюсь. — Они все идиоты и психи.

— Все так плохо? — спросил Дадли.

— Все хуже, — я принял стакан с водой от тети и выпил все. — Они дебилы, каких поискать нужно. Полные сволочи. Половину купленного можно смело выкинуть, а другая половина — откровенный мусор. Отказаться учиться не могу, там какой — то контракт, который подписали мои родители. Разорвать его не могу, потому как мои опекуны не вы, а какой — то Дамблдор.

— Чего он тогда тебя сам не воспитывал?! — недоумевал дядя.

— Мне это тоже интересно. У меня, оказывается, есть наследство, но им тоже распоряжается опекун, а я не могу оттуда даже монетки взять без его разрешения. А он может, и мне отказались предоставлять информацию о сейфе.

Вот тут дядя начал обогащать мой словарный запас матами. Он финансами сам занимается, и такое бесправие его бесит. Мало того, что меня на их счет скинули, так еще и самому себя оплачивать не дали. Все деньги, которые, кстати, сэкономились после прогулки, забрал с собой Хагрид. Короче, мне серьезно посочувствовали, а тетя умерила зависть и теперь видела, как была не права в отношение мира магов. Он не хороший и жутко тупой.

Дальнейший месяц до учебы прошел относительно спокойно. Я начал разбираться с тем, что купил и собирать вещи. Книжки я проверил и убедился, что ничего интересного и понятного в них нет. Такое ощущение, что их писали не для детей, а для академиков. Палочка мне так и не понравилась, потому я убрал ее в ножны на руке, которые Хагриду не показал, а то еще отнимет, как те книжки, которые я хотел купить. Сказал нельзя. Урод.

Одежда благо хоть удобная и не мешает ходить, хотя туфли мне никогда не нравились, предпочитаю кеды. Чемодан оказался самой приятной покупкой. Вместительный, удобный и легкий. В нем даже были тайные отделы, в который я и спрятал свой сундучок с секретными вещами. А именно книги, купленные до Школы, деньги, шарики для тренировки и записи, которые я вел, разбираясь с каноном, и как и что можно изменить. Но потом передумал, и все записи сжег, лучше уж перестраховаться. Я параноик. Кстати, миссис Фигг стала вести себя адекватнее, видно, пока меня не было, о ней вспомнили и проверили. Она теперь постоянно лезла и пыталась вынюхать все. Но Дурсли ей теперь не доверяли, тоже заметили ее странное оживление, да и меня теперь у нее не оставляли. А я не палился перед ней. Торт, который мне подарил Хагрид, я торжественно спустил в унитаз, рисковать я не хотел. А сову я отпустил, чему она сама была крайне рада, а то заботиться о ней не охота мне. Хагрид урод, сделал мне подарок, на мои же деньги! Вот же… даже слов подобрать больше не могу. Чтоб он Нургла целовал.

Пишущие принадлежности, которые мне всучил великан, я выкинул, купив перьевые ручки. Я может и не хочу выделяться, но, знаете ли, писать этим убожеством мне тоже не нравится. Как жаль, что самопищущее перо я купить не смог. Хагрид не позволил, а значит на уроке Бинса придется просто спать.

И вот наступило время поездки в Школу. Тепло попрощавшись с родней и обещав писать с помощью школьных сов, я загрузился в машину и отправился на вокзал. Дядя довез меня и, пожелав удачи, удалился, а я тяжело вздохнув, отправился к барьеру.

Моя учеба начинается…

Комментарий к части

На сегодня все. Это первая часть, далее будет часть про 1-ый год обучения. Остальное выложу уже завтра, если смогу.)

Глава 4. Начало года

Понадеялся, что приехав пораньше, я смогу не попасться рыжим. Но они, похоже, думали так же и тоже приехали раньше. Пришлось засветиться и показаться им. Маска спасла меня. Они меня заметили и начали охать и ахать. «Как ты похож на Джеймса», «мы друзья твоей семьи», и бла — бла — бла. Короче, прошло три минуты, а я их уже ненавидел. Рекорд. Хотя в защиту скажу, что все остальные, кроме мамаши, молчали и только натянуто улыбались. Матриархат сказал улыбаться, так значит надо улыбается. Не зря же они так скорее хотят попасть в Школу, не думаю, что только учиться. Я за три минуты с ней рядом уже был готов убежать в Китай.

Я сумел быстро свалить в проход и затеряться в толпе, но меня нашли в купе. Ко мне подсел этот Рон и начал болтать без умолку. Я старался улыбаться и делать вид, что мне все интересно, а сам думал, что маньяками и убийцами становились, возможно, из — за таких как Уизли. Рыжий болтал о квиддиче, о своей семье, крысе и тому подобное. Я только ножом бил диванчик, на котором сидел, стало легче. Я и не думал, что будет так сложно. Приехала тележка, но я покупать ничего не стал, а как и Рон достал бутерброды тети. Она, как получше узнала другую сторону мира магов, теперь не завидовала мне, а вполне сочувствовала. Особенно вздыхала о своей сестре. Нет, она ее не простила, но хотя бы понимала, что там у нее был не рай. Я же, как ни странно, к Лили и Джеймсу Поттерам ничего не чувствовал, что возможно я все — таки не Гарри, а совершенно другая душа, но вот как мне быть непонятно. Еда дала мне несколько минут блаженной тишины. Рона, похоже, вообще не интересовало мое мнение, и он уже решил, что мы друзья.

Вскоре к нам пришел Малфой. Как с ним быть я не знал. С одной стороны, школьный враг мне не нужен, но с другой, и такой друг тоже, а меня явно настраивают против Слизерина в лице Малфоя. Короче, все пошло по канону, но без маски говорить такие тупые вещи я не мог. Блондин обиделся и ушел, а я остался сидеть.

Потом завалился Невилл, ища жабу, а за ним Грейнджер, которая увидела колдующего Рона и начала изливать на нас волны информации. У меня уже уши в трубочку сворачивались. Кто — нибудь спасите меня!!!

Но, похоже, боги услышали мою молитву, и поезд начал подходить к Хогсмиту. Грейнджер вышла, чтобы переодеться, и мы вздохнули спокойно. Рон разделял мои страдания от этой девчонки. Может, он не так плох? Оставлять тут свой чемодан мне очень не хотелось, но по — другому никак.

Переодевшись, мы вышли из вагона и направились к Хагриду. Тот меня узнал, поздоровался, привлекая ко мне внимание. Как же он меня бесит…

Затем он повел нас к лодкам, через темную, скользкую дорожку, где трое уже упали. Я достал фонарик и включил его. Все аристократики начали воротить носы, но мне было пофиг, потому что так намного проще, а они пусть падают. Это быстро смекнули маглорожденные и пошли рядом. Так мы и добрались до лодок, там расселись и поплыли.

Хогвартс действительно красив и величественен. Он возвышался как яркий сказочный дворец, притягивая к себе не только светом, но и магией. Словно костер он манил мотыльков, жаждущих силу. На мое лицо выползла улыбка. Это место сделает меня сильнее. Намного сильнее. Я это чувствую.

По приезду нас сдали МакГонагалл, которая оставила тут промариноваться. Выползли призраки и начали агитировать свои факультеты, явственно отбивая у некоторых желание к ним идти. Еще один психологический подтекст.

Вообще Дамблдор невероятно тонкий психолог. Он не воздействует напрямую: я его еще не видел, а он уже столько сделал. Легкие намеки, такие как красный цвет, милые люди, призраки, Хагрид, ученики и многое другое. Призраки может и хорошие, но ребенка, не видевшего магии, могут и оттолкнуть от этих факультетов. Ведь не все еще понятно… Все по — отдельности ничего не значит, но все вместе это одна большая акция направляющая наивного ребенка в нужное русло. Малфой и слова Хагрида — это просто устные показатели, а главное тут эти невидимые стрелки. Будь я каноничным Гарри, то наверняка повелся бы. Даже очень легко, но благо я все знаю. Старик вызывает у меня уважение своими манипуляциями.

МакГонагалл вернулась и повела нас в Большой Зал. Я надел свою маску Гриффиндорца и с улыбкой пошел вперед. Потолок действительно восхищал. Очень красиво. Зал почти не отличался от того, что было в кино, только больше и красивее.

За главным столом сидели учителя, а на троне — главный Серый кардинал этой страны. Дамблдор сразу меня нашел взглядом, но читать мысли не стал — он меня не подозревал, ни в чем не упрекал и был вполне всем доволен. По крайней мере, я не чувствовал попытки проникновения как с Квиррелом. Это хорошо. Я и не собираюсь выделяться.

Началось распределение. Когда вызвали меня, наступила тишина. Я тут же почувствовал попытку проникновения, и шла она от хмуро — смотрящего Снейпа. Он уже меня ненавидит. Какая мерзкая личность. Ненавидеть ребенка только за то, что сделал его отец, при этом прекрасно осознавая, что сам же и загубил родных младенца, оставив его сиротой. Но нет, Снейп вероятно считает, что раз он так страдал в жизни, а страдал он немало, он имеет право считать всех остальных неженками. Отчасти он прав, но только отчасти, урод он, моральный урод, и даже не хочет видеть чужих страданий. Тот же Сириус провел 12 ЛЕТ В АЗКАБАНЕ, а какова реакция Снейпа? Ему похер. То есть то, что человек 12 лет страдал, это ничто по сравнению с тем, как он засветил трусами на пол школы. По мне так 12 лет дементоров более чем окупают все. Я, конечно, понимаю: Снейп шпион, и ему быть добрым нельзя, — но вот вести себя как истеричка тоже не дело. А уж срываться на детях — это явно не дело.

Шляпа опустилась на мою голову, и я постарался скрыть все, что мог. Мои секреты ушли в амулет, а мысли прятались за маску.

— «Хммм, — промычала в моей голове Шляпа. — Вижу ум, храбрость, хитрость, и желание показать себя. Куда же тебя определить?»

— «Только не в Слизерин, только не в Слизерин, только не в Слизерин», — забормотал я.

— «Не в Слизерин? А ты уверен? Он помог бы тебе в пути к величию!»

— «Только не в Слизерин, только не в Слизерин, только не в Слизерин»… — продолжил я.

— «Ну, хорошо, тогда…» ГРИФФИНДОР!!! — крикнула шляпа, и я вздохнул спокойно. Я снял шляпу и пошел к своему столу, где народ радовался моему приходу. Очень мне сюда не хотелось, очень. Я бы с радостью пошел на Хаффлпафф, но не хочу рисковать. Кто знает, может директор, как мой опекун, настоял бы на моем переводе или агитация пошла бы второй волной. Задолбалось мне слушать весь этот идиотизм.

Дальше все пошло по канону. Директор сделал дебильные заявления, пошутил и выдал еду. Ну, хоть тут все было в порядке, пока есть что — то приличное стоит есть, а то ведь с завтрашнего дня тут как в тюрьме овсянку одну подавать будут. По крайней мере, так все говорят. Ради интереса попробовал тыквенный сок. БЕЗДНА! Как это можно пить?! Ненавижу напитки с мякотью. Какая гадость. Быстро заесть! Фух! Ну и дрянь. Теперь ясно, почему Дурсли никогда не готовили тыкву.

Потом был гимн, и это самая тупая песня из всех. Мое тонкое чувство прекрасного только что пошло кровью. Нас отвели в гостиную и расселили по комнатам. Я первым делом проверил свои вещи. Вроде не вскрывали, но это же магия, так что заодно проверил сохранность шкатулки. Все на месте, ничего не пропало. Улегшись в кровати, я задвинул полог и некоторое время просто лежал с открытыми глазами.

Вот я и попал в Школу Магии и Волшебства Хогвартс. Странное ощущение, скажу я вам. Не верится как — то. Ну да ладно.

Достав шарики, я начал тренировку. Меня никто не видит, но печаль в том, что места мало, потому приходится быть особенно осторожным. Хотя это даже неплохо. Шесть шариков летали внутри, в темноте, но я прекрасно их видел, благодаря небольшой светящейся полоске. Я купил себе новые шарики потяжелее, и которые могут быть видны в темноте. Хогвартс действительно сильное место. Раньше я выдыхался уже через полчаса, но уже час играюсь и ничего. Благодаря медитации мне не нужно много времени для сна. Вскоре я все же устал, но тренировка оказалась интересной. Думаю, в следующий раз нужно будет увеличить количество шариков, а так же сделать их тяжелее, но все как всегда перед применением и вопросами нужно перепроверить. Паранойя наше все.

Наутро я был полностью восстановлен. Силы в этом замке восстанавливались на удивление быстро. Не зря это точка силы. Встал я даже раньше остальных, небольшая утренняя разминка, и в душ. Оделся и спустился в гостиную. Нас должны будут отвести в Большой зал на завтрак.

Вскоре начали спускаться и остальные ученики. Мне тут было неуютно, потому что все глазели на меня и шептались. Такое отношение неприятно. Так мне пришлось ждать полчаса, терпя все это. Затем пришел наш мега — староста Персик Уизли, то есть Перси. Он без особого энтузиазма, будто его заставляют, отвел нас в Большой зал, а потом раздал расписание.

Так, сегодня у нас? Хо! Оказывается, Роулинг многого не рассказывала нам. Например то, что тут все же преподаются некоторые обычные уроки: Каллиграфия, Математика, География, Естествознание. Вот теперь я более высокого мнения об этом учебном заведении. А то если тут не было бы подобного, то я бы разочаровался в здравости ума магов. Поспрашивал у старшекурсников и меня слегка огорчили. Да, эти уроки обязательны, но только первые два года. Тут чисто идет закрепления того, что было до Хогвартса. У многих чистокровных домашнее обучение, и качественное оно только у аристократии, а вот остальным нужно подтянуть знания. Маглорожденным проще, чем остальным: у них общее образование и у них почти проблем нет.

Пусть не так, как я подумал, но уже что — то хорошее. В книгах об этих предметах ничего не сообщалось, а тут все же есть. Уже хорошо. А ведут эти уроки те же учителя, что и у нас.

Географию преподает профессор Синистра, учитель Астрологии. Математику — профессор Вектор, учитель Нумерологии. Естествознание — профессор Кеттлберн, учитель УЗМС. Каллиграфию — профессор Бэбблинг, учитель Рун. Вот как то так. Думаю, это будет интересно.

Итак, вот расписание.

Понедельник: История магии. Каллиграфия. Трансфигурация. Травология.

Вторник: География. Математика. Чары. ЗОТИ. Астрология.

Среда: История магии. Трансфигурация. Зелья. Каллиграфия.

Четверг: Чары. Естествознание. Травология. ЗОТИ. Полеты на метлах.

Пятница: Зелья. География. Математика. Астрология.

Мда, не хило так. Как сообщили, Зелий у нас на этой неделе не будет. Полетов тоже, хоть что — то хорошее. Уроки сегодня более менее простые. Понедельник. Повезло. На истории можно будет поспать, если тут канон. Каллиграфия — это будет интересно. Трансфигурация у МакГонагалл, а напоследок поковыряемся в земле. Насколько я узнал, урок тут идет 60 минут, иногда уроки бывают двойными, но на первом курсе у нас такого не будет. Перемены тут тоже разные.

После первого урока перемена 20 минут, после второго 40, Обед, после третьего 20, после четвертого 20, после пятого 20. А потом ужин. Астрология тут к счастью не по ночам, в первое время учимся по картам, а те, что по вечерам идут, это контрольные. Там мы должны будем разбираться с небом напрямую. Это логично, потому как зимой будет сложновато учиться. Хотя зимой и в Большом зале будем изучать, тут карта есть.

Значит сегодня будет очередная муть.

Ко мне подсел Рон, свято уверенный, что мы с ним лучшие друзья. Жду не дождусь четвертого курса, где он сам от меня отстанет. Он расписанию не обрадовался, чего он тогда пришел в Школу магии, если не хочет учиться магии? Странный народ маги. Если я когда — нибудь женюсь, то мои дети будут учиться в магловском мире до Школы, а уж потом тут или в другой школе. А то такое пренебрежительное отношение к магии очень неприятно.

Решил заодно посмотреть действительно Рон такой свин, а то вчера мне было не до него. Ну, не знаю как с культурностью, но овсянку он ел без энтузиазма. А вообще, не факт же, что я попал в канон, думаю, стоит уточнить некоторые моменты, но это как получится.

Сам же я сейчас думал о некоторых будущих моментах. Во — первых, тролль. Он сейчас моя самая большая проблема. Директор явно направит меня спасти Грейнджер, тем самым организуя Золотое Трио. Как справиться с троллем, я не знаю. Полагаться на канон глупо, да и та победа уж слишком тупая, не хочу я подставляться под дубины. В идеале лучше, если против тролля я буду один. Одну сильную атаку телекинезом я выполнить смогу, но светить способностями мне не хочется. Можно бы подготовить ему ловушку, но как потом ее объяснить учителям, если найдут. Не знаю, что и делать. Придется думать, как быть. Можно было бы чем — нибудь острым проткнуть глаза, глотку или уши, но это привлечет ко мне излишнее внимание. Пусть лучше все выглядит как самооборона.

Другая моя проблема — это полеты на метлах. Я в Квиддич играть не хочу, но если я покажу свои способности, спрашивать меня не будут, сразу в команду. Так что если отвертеться не получится, то хоть до второго курса протяну. А то так рисковать своей жизнью не хочется.

Завтрак закончился, мы поднялись и направились за девушкой — старостой по имени Анна Маклейн; она, в отличие от Персика, выполняла свои обязанности более бодро. А вот Персик явно работает на публику, а точнее на учителей, стараясь выделиться. Подлиза. Точнее, жополиз.

Первый урок у нас история. Ну что же, жди меня канон, я посмотрю…

***
Альбус Дамблдор сидел на своем троне в Большом зале и с улыбкой смотрел на детей. Все такие счастливые и невинные. Первокурсники как всегда принесли некоторое оживление, и старику было приятно смотреть.

Вот пришли гордость директора: Гриффиндорцы. Храбрые маленькие герои. У Альбуса было грустно на душе, осознавая тяжесть будущих судеб некоторых детей. Увы, в нашем суровом мире по — другому никак. Но пока они тут пусть побудут просто детьми. Особенно печальной будет судьба у Гарри.

Вот он пришел в Зал и ел, как и все дети. Мальчик выглядел неплохо, явно показывая, что Миневра была не права по отношению к Дурслям. Худым и забитым он совсем не выглядел, но и напыщенным и избалованным не был. Да, жизнь его была нелегкой, но именно из трудностей выковывается характер. А у мальчика порой проскальзывал серьезный взгляд, особенно когда он о чем — то задумывался. Вот и сейчас он смотрит на расписание и поинтересовался о чем — то у старшекурсников. Не стеснительный он, умеет общаться с окружающими. А то Альбус уже испугался, что мальчик станет замкнутым.

Недавно вообще пришлось навестить Арабеллу, вот же старая дура. Попыталась научиться окклюменции, сама и запуталась в собственной маске. Альбус с трудом снял технику с ее разума. Та обещала, что больше не будет так глупо себя вести. Только вот книгу по ментальной магии давно потеряла. Остается надеется, что она не попала в плохие руки и не станет большой проблемой. Арабелла убедила Альбуса, что с Гарри все в порядке. Жизнь его сложна, но не ужасна, как все думали. Это было достаточно для мага, и он продолжил готовить планы. Мальчика нужно многому научить. Дружбе, доверию, чести, доблести, храбрости и любви. Его будут окружать хорошие люди, верные друзья и преданные соратники.

Рональд Уизли идеален как лучший друг для Героя. Верный, упрямый и честный. Слегка глупый, но кто без минусов.

Вторым другом нужно найти кого — нибудь умного, чтобы Гарри не стал лентяем и самоуверенным. Ну, это посмотрим, как со временем.

Альбус хорошо разбирался в психологии, и прекрасно понимал, что именно нужно, чтобы не допустить прошлой ошибки. Мальчик станет его гордостью, лучшим творением, идеальным магом. Жаль, конечно, что в конце жизнь его трагически прервется. Иного способа просто нет, это даже выгодно для плана, смысла что — то менять нет.

Увы, в героев не будут верить, если часто видеть начнут. Директор с радостью изменил бы планы, чтобы спасти ребенка, но, увы, ничего поменять просто нельзя. От этого становилось грустно.

Глубоко вздохнув, старик улыбнулся. Пока все хорошо. План уже приведен в действие. Квиррелл уже тут, а ловушки почти готовы.

— Удачи тебе, мальчик мой, — прошептал старик, смотря вслед черноволосому мальчику…

Глава 5. Уроки и люди

Школа Магии и Волшебства Хогвартс оказалась лучше, чем я думал. Действительно лучше. Я ожидал увидеть кучку необразованных обезьян, но теперь вижу, как ошибался, и даже готов извиниться. Повышаю их планки с обезьян до неандертальцев с палками. Да, они странные, но не тупые.

Ну что можно сказать, тут логика более полная. Например, общеобразовательные уроки. Их вели учителя, которые так же ведут факультативы или не самые сложные предметы. То есть те, у кого больше всего свободного времени. Школа явно экономит на персонале, но обо всем я расскажу по порядку.

Для начала Каллиграфия. Ее ведет профессор Рун, Бэбблинг. Эта женщина восточной внешности, очень умная и у нее действительно есть чему поучиться. Она учила нас не только правильно писать, но и красиво это делать. Она умела все подробно и легко объяснить так, чтобы даже Рон понял. С правильностью у магглорожденных действительно проблем меньше, зато у чистокровных почерк красивее. Она так же рассказывала нам о некоторых правилах и стилях письма. Красивый и завуалированный стиль письма нужен при официальной переписке, приглашениях и написании мемуаров. Для деловой переписки все должно быть написано весьма строго и аккуратно. Красивые буквы тут неуместны. Для эссе и докладов нужно писать именно так. Домашних заданий тут почти нет, мы все разбираем на уроках и пишем тут же.

Математика тоже вполне приятна и удобна. Для начала уроки были особенно простыми и легкими. Профессор Вектор, учитель Нумерологии, ориентировалась на самых маленьких, и пока проходили только основы. Она была очень строгой, но спокойной и молодой женщиной с привлекательной внешностью. Я, кстати, очень удивился, когда некоторые чистокровные действительно плохо считали. Невилл так вообще еле справлялся. А вот Рон удивил тем, как легко ему это дается. Но о нем я расскажу позже.

Естествознание под предводительством веселого профессора Кеттлберна проходило легко. Он умел и любил рассказывать. Порой переходил с тем урока на своих любимых монстров. Как жаль, что на его уроки мне не попасть: он уйдет на третьем курсе. Очень жаль. Старшекурсники рассказывали, что он классный и, видя, как он ведет уроки, я верил, что это так.

Географию профессор Синистра вела спокойно и точно знала свой предмет. По мне это даже интереснее, чем рассказывали нам в простой школе. Учитель она тоже относительно молодая и улыбчивая. Она рассказывала нам сначала о Великобритании, а потом и обо всем мире. Ее бы назвал слегка мечтательной, но ее комментарии были весьма интересны. Уроки Астрономии были ее коньком, и там она с повышенным энтузиазмом рассказывала нам о звездах и их значениях. Мы разбирались с картами звездного неба: сначала нашего, а другая сторона будет у нас в следующем году.

Это и были обычные уроки, которыми я очень доволен. А вот с магическими дело обстояло не так радужно, и вы, думаю, понимаете почему.

История магии с Бинсом… Более пустого урока в мире нет. Похоже на нем действительно экономят, потому что слушать его невозможно. Нет, я точно достану себе самопишущее перо и буду на его уроках спать. Потому что по — другому просто никак. Я же, чтобы не уснуть, делал другие уроки, он все равно не смотрит и не слушает учеников.

Трансфигурация уроком была сложным, а профессор МакГонагалл очень строга, но справедлива. Мне трансфигурация давалась нелегко, палочка сильно мешала, но в тоже время мне эта дисциплина понравилась. Она была очень интересной и перспективной. Я уже видел в ней много интересных вещей, которые мне в будущем могут помочь.

Чары с профессором Флитвиком были веселым предметом. Мы пока ничего особенного не проходили и больше времени уделяли основам владения палочкой. Он, кстати, заметил мою проблему с палочкой, но сказал, что поделать ничего не может. Только порекомендовал на зимних каникулах сменить ее. Чары левитации мне были не интересны, слишком много сил они жрали, уж лучше телекинезом поднимать, но я все равно светить силой не хотел, даже перед другими учителями. Я параноик!

ЗОТИ реально тупейший предмет из всех. Волди мог бы и расщедриться на пару заклинаний, потому занимался я сам. К тому же он постоянно пытался залезть в мою голову, и приходилось очень стараться, чтобы не спалиться. И это было самым лучшим в его уроках, у меня была неплохая практика в окклюменции. Хоть что — то хорошее.

К тому же тут возникает вопрос: реально ли он хотел стать учителем, как говорит Дамби? Вот он и учитель, но нефига не делает. Может, этот слух специально распространяют, чтобы можно было часто менять учителей и плохо платить им. Все же трупу деньги не нужны, а обычно это остается от учителя.

Вторую практику магии разума мне открыл Снейп с его Зельями. Сам предмет меня не сильно впечатлил. Увы, после первых уроков я понял, что заниматься зельями может только тот, кто очень сильно их любит. Мне это не понять, а учитывая такого учителя как Снейп, желания любить зелья ни у кого не прибавилось. Он постоянно искал способ меня разозлить, оскорблял и так же обливал дерьмом отца. Я же показывал ему только реакцию маски. Гриффиндорец был, как и ему нужно, вспыльчивым и наглым. Я очень веселился, смотря, как он практически кричит в пустоту. Его слова никак меня не трогали, я вообще могу и внимание не обращать на него. Но даже несмотря на это, в зельях я был более — менее приличным учеником, сказывались мои поварские навыки. Я же порой сам готовлю еду, тетя научила, вот и умею резать, мешать и варить.

А вот Грейнджер, у которой был явно талант в зельеварении, очень бесила Снейпа из — за ее нелюбви к предмету. Увы, Гермиона хоть и любила учиться, но совершенно без души. Но о ней потом. Сам Снейп только и искал способа отнять баллы у Гриффиндора и присудить Слизерину, порой переходя границу абсурда. Короче, человек он местами адекватный, но мне порой кажется, что остальные нормально не могут учиться из — за меня. Он, как только видел меня, терял часть хладнокровия и не мог упустить возможности унизить. Потому я стойко принимал его удар, облегчая жизнь остальным ученикам. В мою голову Снейп так же постоянно лез, но скорее не за тем, чтобы что — то узнать, а просто ослабить мои щиты или просто навредить. Копаясь в маске, он оставался доволен, не замечая, что до моих щитов он так и не дошел. Его ненависть застилает ему глаза, а я не буду его разочаровывать. У меня и так на пятом курсе будет мастер — класс по окклюменции. Пусть он и мастер, но все же гнев порой делает человека слепцом, а таким он быть умеет и это постоянно показывает.

Снейп действительно был личностью неприятной, но и не такой уж и плохой. По крайней мере, опасных случаев на зельях у нас не было. Он вовремя успевал тормозить учеников, которые готовы были взорвать котлы. Увы, с Невиллом это не работало, потому что он умел из ничего создать взрыв. Как, даже Снейп понять не мог. Я видел, как он часами порой сидел над котлом, офигивая от того, что сделал Невилл и как. Думаю, для него это вызов как для зельевара. Так же именно Снейп автор всех лечебных зелий в Школе и главный страх нарушителей дисциплины. Ведь без него народ был бы более расхлябанный и наглый.

Вот такой вот человек. Идем дальше.

Травология была типичным уроком садоводства с поправкой на то, что трава и кусты вполне могут съесть незадачливого садовника. Потому нужно быть постоянно бдительным. А уж с моей паранойей это не так сложно. К тому же рядом с Невиллом трава не такая уж и злая, потому тут он был самым лучшим и безопасным. Профессор Спраут, веселая и добрая женщина, очень сердобольная и любит умниц, таких как Грейнджер. Та уж там отрывалась по полной.

Полеты на метлах стали моим испытанием. Испытанием моего терпения и нервов. Дело в том, что меня постоянно пытались спровоцировать на трюки. И рядом всегда находилась МакГонагалл, явно чтобы тут же захомутать меня в команду, чего я очень не хотел.

Первый урок прошел строго по канону. Мы так же стали у метел и слушали подвыпившую Хуч. Насколько я помнил, у нее дочь ушла из спорта, чтобы стать адвокатом, и из — за этого они рассорились, вот профессор и выпивала. Только сегодня протрезвела и пришла на уроки.

После краткой инструкции, которая по мне была слишком краткой, мы стали у метел и начали. Моя сволочь сразу в руку прилетела даже без слов. Бездна, а ведь могут забрать в команду. Далее нам велели сесть на них и ждать команды. Невилл слишком переволновался и полетел. Увы, остановить я его не успел, но вот Напоминалку к себе подтянул. Потом верну ему. Профессор ушла с пострадавшим Лонгботтомом, а Малфой начал свой концерт, явно стараясь самоутвердиться. Что вообще за учителя, которые оставляют кучу детей одних? Кошмар. На Малфоя среагировал Уизли, и начался срач. Поскольку я не спешил вмешиваться, Драко к действиям не переходил и просто собачился с Роном. Мы все на это смотрели с чувством презрения и иронии. Вот они, чистокровные маги, что нищий, что аристократ, когда дело касается ругательств, оба становятся собаками. Позорище. Помогать им никто не торопился, но тут пришла учитель, и урок продолжился. Как в шутке «пришел лесник и всех разогнал».

И как ни странно, летать мне понравилось, даже очень. Потому приходилось очень стараться, чтобы не увлечься и не совершить какой — то безумный пируэт. Вот бы метлу получше, было бы совсем хорошо, но в Квиддич я играть не хотел. Были бы гонки на метлах, я бы еще подумал, но эта игра такая убогая.

Я старался и вот уже три урока держался. Скоро будет первый матч, так что МакГонагалл все чаще «случайно» проходит мимо стадиона, а Хуч взбрело в голову даже устраивать нам гонки. Мне все чаще кажется, что манипулятор тут не Дамблдор, а МакГонагалл. Я же не хотел участвовать, чтобы не осложнять отношение с учениками. Все же первокурсник, который получил особое разрешение на участие, очень раздражает других.

Ну вот, а теперь поговорим о самом моем окружении. Тут, как оказалось, нет однородных персонажей. Темные и светлые стороны есть у каждого.

Главное, что я понял во всем своем окружении, это то, что они дети. Они не взрослые сформировавшиеся личности, а просто дети. Это, знаете ли, полностью переворачивает все. Для начала извиняюсь, я был слишком предвзят и практически акцентировался не своими мыслями, а фанфиками и прочим. Ведь если они дети, то их можно перевоспитать, не сразу конечно и не полностью, но это возможно. И я сделаю это.

Итак, начнем с того, кто постоянно бегает за мной.

Рональд Уизли. Тут отношение двоякое. С одной стороны, он очень болтлив, ленив, раздражающ и завистлив. Его болтовня о Квиддиче и шахматах уже достала. А уж из — за его вспыльчивости порой хочется придушить его, потому что с ним попадает и мне. Он постоянно ходит за мной, всем говорит, что мы лучшие друзья, и явно пользуется статусом Друга — Мальчика-Который — Выжил. От него только одна польза: если к концу года не убью его, то смело могу по уровню терпения сравниться с Буддой, может, даже просветления достигну.

Но и в этом тупом придурке есть плюсы. Их немного, но есть.

Во — первых, он не такой уж и идиот. Да, называть тупым человека, который может отлично играть в шахматы, сложно. К тому же в математике он тоже неплох. Считать он умеет быстро, и ему, похоже, нравится это дело. Я ему посоветовал обязательно на третьем курсе взять Нумерологию. К тому же если взять за основу сколько он знает про Квиддич, то его познания в целом не уступают тем, что у Гермионы. Про Квиддич он помнит каждую дату, каждого игрока, каждый матч и команду. Короче, куча знаний, но немного не о том. Если бы в мире магии было больше спорта, то Рон вполне мог бы стать спортивным журналистом. А может даже свой журнал открыть. Я ему это посоветовал, и, знаете, это его зажгло. Вот тут он действительно может стать лучше братьев, потому что таких талантов ни у кого нет. А еще он может стать спортивным тренером или стратегом.

Вот и думай, как к такому относиться? То ли послать его, то ли признать другом. Короче, я пока в раздумьях. Но все равно пока другом никого не назову. Приятелем да, может, но не другом.

Поддается ли он перевоспитанию? Да. Чтобы он не был задницей, ему нужно где — то реализовываться и быть лучше. Это сделает его менее зависимым от меня и более уверенным в себе. Значит числа и цифры, пусть пойдет помогать в организации квиддича или сам в команду напросится. Помогу, все равно делать нечего.

Второй персонаж — это Гермиона Грейнджер. Тут тоже все сложно. Начну с минусов.

Болтливая и правильная до жути. Уж как она любит самоутверждаться за чужой счет, показывая, какая она умная. Прямо тошнит. Она потому и пошла на Гриффиндор, потому что тут у нее нет соперников, и она может спокойно быть самой умной. Рейвенкловцы тоже в шоке от подобного. Она постоянно лезет, стараясь показать, какая она умная. У нее фанатичная любовь к учебе, но в этом же и ее проблема. Все, чего она хочет, это учиться, а вот использовать свои знания она не стремится в полной мере. Она знает столько заклинаний, но даже не пытается их попробовать. Она учится на уроках и заслуживает похвалу, но не стремится углубиться в сам предмет. У нее хорошие данные по Зельям, но вот вникнуть и прочувствовать предмет она даже не пытается. Она считает, что достаточно знать предмет и действовать строго по рецепту, без отступлений. Такая учиться самостоятельно не сможет, ей нужна книга.

Второй ее порок — это чувство правильности. Она делает все, чтобы ее хвалили взрослые, и считает их признание эталоном, а мнение однокурсников ее мало волнует. Раз МакГонагалл считает ее лучшей, то это правда в последней инстанции, и если появляется кто — то лучше, она сильно злится. А я, как ни странно, в некоторых аспектах, где не нужна практика, могу ее превосходить. Пишу я красиво, так что она злится, в чарах, пусть даже с такой палочкой, я ее превосхожу, она бесится. Короче, когда дело касается нарушения ее статуса — кво, она невыносима. Стоит кому — то выйти за рамки правил, как она начинает всех поучать и доставать. А уж не дай бог кто — то усомнится в книгах, так она вообще сожжет его живьем.

Она такая исполнительная, что я легко могу представить ее где — нибудь сжигающей людей из огнемета, потому что так сказала партия, а в ней не сомневаются. Короче, проблематичная дамочка. Прямо мечта коммунизма.

Плюсы ее тоже порой проскальзывают. Ум, здравомыслие, сочувствие и подмечание деталей. Она умеет логически рассуждать, когда это не противоречит ее постулатам, и может быть крайне интересна и права. Так же сама старается помочь другим, пусть и делает это весьма специфично. Она вредина, но не злодейка. Буду надеяться, что это будет и дальше, потому что я не хочу, чтобы рядом была предательница.

Можно ли изменить ее? Конечно. Все, что нужно сделать, это аккуратно макнуть в дерьмо. Тролль, думаю, в этом поможет, а уж после того, как ее постулаты рухнут, можно лепить что — то новое. Ее можно немного поощрять и хвалить, иногда тормозить и постепенно показывать ей другую сторону мира. Так же нужно найти что — нибудь по тем другим Грейнджерам, чтобы поднять ее самооценку перед чистокровными. Еще ей нужно найти подруг, чтобы она могла побыть и просто девчонкой. Но это уже как получится. Так же было бы неплохо убедить ее в том, что взрослые не всегда правы и могут ошибаться. Это явно даст ей больше пищи для размышлений. Ее можно сделать лучше, и я постараюсь.

Вот такие у меня друзья пока. Мне все равно особо нечем заняться, потому и буду им помогать немного. Дети же, да и я сам такой же. Не думаю, что из них получатся верные и преданные только мне друзья, но просто приятелями, с которыми мне будет интересно, они станут.

Последний, кто постоянно рядом со мной возится, это Драко Малфой. Похоже мой отказ дружить он воспринял очень близко к сердцу. Теперь он не перестает пытаться оскорбить меня и тех, кто рядом со мной. Он прямо говорит мне открыто: «смотри, они хуже меня, я лучше их», это явный намек, что он все еще надеется подружиться. Ну, может быть потом. Человек он тоже не простой.

С одной стороны, избалованный, глупый, надменный и трусливый. Он так кичится своей семьей, будто всего этого добился сам, но даже не старается стать достойным этого. Глупый он до жути. Путает грязнокровок и маглорожденных, а об Обретенных он знает, но все равно верит больше в то, что ему говорит отец, а папаша явно цитирует Волди. Так избалован, что даже учиться не хочет. Из — за того, что его семья самая богатая в Англии, считает себя выше остальных, и вообще тип неприятный. Ну а из — за того, что опасностей и трудностей он никогда не знал, он паникует при их появлении. Отказов он никогда не принимал, и потому мои слова больно укололи его. Он теперь везде пытается показать, как я ошибся, выбрав не его сторону.

Но даже у этого есть плюсы. Он не дурак, сообразителен. Быстро умеет подставить ситуацию под себя. И умеет пользоваться своими преимуществами. Учится он хорошо, по крайней мере, в зельях получше Гермионы. Да и на остальных уроках не отстает. Соображает быстро и всегда найдет достойный ответ. Ситуацией владеет хорошо, уж когда рядом учителя, он пай — мальчик, и отлично это отыгрывает, при своих Змеях он надменный аристократ. А вот когда мы наедине, он как — то теряет свою «яркость» и весьма спокоен в общении. Короче все сложно.

Можно ли исправить его? Пожалуй. Другом он не станет, но и врагом тоже не будет. Главное быть скромнее, особо не выделяться и тогда у него не будет причин мне завидовать или ненавидеть. Как ни странно, но мне и самому так хочется сделать, потому что выделяться и прочее я сам не хочу. Дружбы у нас никогда не будет, но особый огонь от себя и друзей отведу.

Вот такие эти люди. Здесь нет никого однородного.

Профессора тоже тут очень странные. С одной стороны, они понимающие, с другой — они порой проявляют странную слепоту. Вон, Невилл чуть не погиб, но никто ничего не видел, а мальчик молчит. Боюсь, со временем это будет встречаться чаще. Из них я опять же никому не доверяю.

Но главной загадкой пока был директор. Я не уверен, что он Дамби — гад, но и хорошим человеком я его не назову. Дурсли рассказывали, что он просто оставил меня у их порога на всю ночь. Я даже заболел, и меня долго лечили. И на полгода забыл обо мне, а потом подселил Фигг и даже не озаботился проверкой сквибки. Это явно показывает, что он весьма самоуверен и верит в свою непогрешимость, а также слегка безответственный. Погибли Поттеры, а он даже не проверил, что с их ребенком. Но и гадом я бы его не назвал: он ни разу не пытался мои мысли прочесть, или же он настолько крут, что я этого не замечал? Да и никакого другого воздействия я пока не ощущаю.

Короче, еще рано волноваться, а пока нужно готовиться…

Глава 6. Дуэль, пес и тролль

После трех недель в Школе я более — менее освоился. Тренировки усложнились, но не сильно; я пока не начинал подбивать клинья к учителям, а просто собирал информацию. Многие мои знания нужно проверить и легализовать. Например, знание о Волан — де — Морте нужно использовать, но нужно подтвердить. Благо библиотека большая и кое — чего тут все же есть. По заклинаниям, которые мне будут полезны, я тоже собираю информацию, чтобы спросить у учителей. Так же что — то нужно делать с палочкой, она мне мешает, так что придется поговорить с директором, но я все еще боюсь это делать. Сейчас начну легализовать и свои способности. Потому и иду в Больничное крыло, как раз после уроков, и главное сумел избавиться от хвоста.

Зайдя в Больничное крыло, я сразу же заметил мадам Помфри.

— Здравствуйте, мадам Помфри, — поздоровался я.

— Здравствуй, мальчик, — улыбнулась она. — Что — то случилось?

— Меня зовут Гарри Поттер, — представился я. — А можно у вас попросить лекарство от головы? — попросил я. — Она в последнее время часто болит.

— Да, конечно, — кивнул она. — Вот, — она передала склянку, которую я тут же выпил. — И часто болит?

— Ну — у–у, — протянул я. — Обычно после уроков профессора Снейпа. Там голова начинает покалывать, а потом я мучаюсь целый день.

— Да? — нахмурилась она.

— Ага, он от чего — то очень строг со мной, но вот причину боли я не понимаю, — вздохнул я.

— Знаешь, Гарри, — задумалась она. — Я дам тебе одну книгу, — она ушла к себе в кабинет и затем пришла с таким же учебником, как и я купил, только он был немного тоньше. Похоже, некоторые моменты там отсутствуют, наверняка самые сложные. — Тут описана одна наука, называемая окклюменцией. Это защита разума. Думаю, профессор Снейп злоупотребляет чтением мыслей, а эта наука поможет теперь защититься, — она так сказала про Снейпа, что я думаю, у него будут проблемы.

— Спасибо большое, — улыбнулся я, принимая книгу. Отлично. — Кстати, а можно спросить. А есть ли какие — то способы защиты от зелий любви и похожих?

— А зачем тебе? — удивилась она.

— Ну… — я покраснел. — Тут все говорят, что я знаменитый, а так же что тут браки по расчету заключаются и зельями не брезгуют, вот и волнуюсь.

— Ох — хо — хо-хо, — рассмеялась она. — Не волнуйся. До четырнадцати лет твое тело пока не стабильно, и использовать на него такие зелья почти невозможно. Гормоны пока не властвуют над тобой, и зелья любви не работают.

— Ага, — кивнул я. Этого я не знал, не зря решил спросить. — А есть ли такие вещи как зелья подчинения и дружбы?

— Нет, таких вещей не существует. Все это относится к магии разума. Окклюменция тебе в этом поможет.

— Ага. А скажите, а можно что — то сделать с моим зрением? — решил спросить я. — У меня очень оно плохое, и я подумал, что может вы сможете помочь.

— Увы, у меня нет таких зелий и методик, тут нужно в Мунго идти. Я могу только вылечить недавние повреждения, а не исправлять такие вещи.

— Жаль, — вздохнул я. Проблемой собственного зрения я обеспокоился давно, но лазерная хирургия запрещена до восемнадцати лет. Врач сказал, что рисковать он не может, а вот к семнадцати — восемнадцати вполне можно приходить. — Понятно, спасибо большое, мадам Помфри, — я поклонился и убежал.

Отлично. Это очень хорошо. Хоть какой — то плюс, но и минус есть, хотя я не сильно рассчитывал на успех. Зато с окклюменцией полный порядок. Теперь я могу заниматься этой магией весьма официально. Потому что я не уверен, что на пятом курсе смогу держать Снейпа в неведении. А пока буду изучать и постепенно на маске ставить щиты, чтобы Снейп видел прогресс. Теперь нужно следующие вещи изучить.

Через два дня я наведался к МакГонагалл. Остался после урока с вопросом. Мне эти вопросы нужны были, чтобы просто начать разговор, просто поговорить и главное зарекомендовать себя. Ну и просто было интересно, а так же нужна была помощь.

— Простите, профессор МакГонагалл, — обратился я.

— Да, мистер Поттер.

— Я хотел у вас спросить. Скажите, а при заклинании Энгоргио, увеличивается не только размеры, но и масса объекта?

— Да, масса тоже увеличивается, — ответила она.

— А можно ли сделать воздействие постоянным или оно всегда временное?

— Это больше относится к вечной трансфигурации, а ее мы будем проходить только на шестом курсе.

— Ясно, — хмыкнул я. Облом. Думал, смогу увеличить шарики, чтобы даже дома тренироваться. — А как насчет увеличения живых существ? — этот вопрос был просто интересным.

— Энгоргио вполне может увеличить живой объект, но не людей и магических созданий. Только животных и насекомых, — сказала она. — Те, у кого есть некоторый источник магии, сопротивляются подобному воздействию.

— А пределы увеличения есть?

— Технически нет, но чем больше объект, тем больше сил требуется от мага.

— Жуть, — побледнел я, осознавая, чем владеют маги.

— Что — то не так? — не поняла она.

— Просто меня пугает мысль, что насекомые могут в любой момент стать огромными, это очень опасно.

— Вы боитесь насекомых? — она слегка улыбнулась.

— Да не очень, но тут дело в другом. Если бы не маленькие размеры, то насекомые давно бы правили миром.

— Это как? — тут она была действительно удивлена.

— Все просто. Насекомые одни из самых сильных существ в мире. Муравьи могут поднимать вес в несколько раз больше, чем они сами. А теперь представьте себе муравья размером с человека. Он и тролля сможет поднять. А блохи. Они же могут очень высоко прыгать. Да блоха с собаку вполне на Астрономическую башню запрыгнуть может. А уж гигантские пауки вызывают у меня панический ужас.

— Мммм, — профессор серьезно так задумалась. Не знаю, знала ли она про пауков в лесу, но это заставит ее задуматься. — Это весьма пугающая информация. И лучше, если вы не будете о ней распространяться.

— Эти сведения весьма распространены у магглов.

— Понимаю, но лучше и сами не подавайте подобных идей.

— Понял. Извините, что отвлек.

Я тут же свалил оттуда. Да уж, откровение жуткое. Очень, знаете ли, не хочется оказаться в фильме «Звездный десант» и бороться с тараканами.

Ну да ладно. Последним, к кому потом подошел, был профессор Флитвик. Кое — как смог его уболтать немного зачаровать мой плеер. А то в Хогвартсе он не работает, а музыки очень хочется. Ему устройство очень понравилось, он с радостью помог мне. Вот теперь я был почти живой и мог теперь нормально тренироваться.

Самое хорошее, что я, наконец, смог получить некоторую вольность. Например, раз в день даже Рон и Гермиона бывают заняты, потому я смог выцарапать себе время для тренировок под музыку. Однако час это мало, я не успеваю потратить все силы. Но зато с увеличением размеров и веса шариков это стало интереснее.

Приближается Хэллоуин, а значит нужно готовиться. Все это время я тренировался в заклинании Редукто. Оно мне показалось самым удобным и полезным. Взрывное заклинание вряд ли поможет против тролля, но это хоть что — то. Однако, оно у меня из — за палочки и каких — то еще неизвестных мне причин плохо выходило. Печально.

На следующий день меня ждал новый виток канона. Малфой вызвал меня на дуэль. Идти очень не хотелось, но надо. Ведь мне нужно же попасть на третий этаж и «заинтересоваться» Камнем. Пришлось принять приглашение.

Ближе к вечеру я вышел из гостиной, оставив Рона и Гермиону, не очень — то мне нужна компания. Как ни странно в Зале Наград меня действительно ждали Малфой и Забини.

— Пришел, вижу, — усмехнулся он.

— Как видишь, — пожал я плечами.

— Почему один?

— Шумно.

— Как хочешь.

— Только есть проблема. Я кроме Искр ничем не владею, — ответил я. Самое просто заклинание, которому нас учили это искры, похожие на те, что дают Бенгальские огни. Вреда никакого.

— Это твои личные проблемы, — улыбнулся он.

— Ну как знаешь, — хмыкнул я. Забини покосился на Малфоя. Явно такой неравный бой он не одобряет. Я в победе тоже не уверен, но даже у меня есть гордость. Не хочу сдаваться. К тому же есть и другая причина. В своей прошлой жизни я так и не достиг ничего интересного за время учебы. Был весьма пассивен и тих, не очень хочется тут прожить так скучно. Даже у меня есть шило в заднице, все же я ребенок. Но при этом параноик, если не смогу победить тем, что имею, то сдамся. Все равно меня сюда специально вызвали на бой, так попробуем получить удовольствие.

— Начинаем!

Мы стали в позу, поклонились и разошлись.

— Ступефай! — он атаковал быстро и явно умел пользоваться палочкой. Его заклинания летели одно за другим.

Я же мог только уклоняться. Благо это я умею за два года айкидо. Однако долго я так не продержусь. Из — за своих магических тренировок дома я действительно сильнее многих других учеников, но и чистокровные дома тренировались и жили на Точке силы, потому разница у нас не сильно большая.

— Скинтилла Максима! — с моей палочки сорвалось большое облако зеленых искр, на мгновение ослепив противника. Я тут же рванул через него на Малфоя. Он меня заметил и продолжил атаку, но уже какими — то неизвестными мне заклинаниями. Он был ослеплен, потому и не попал. Я, наконец, достиг его. — Скинтилла! — в его лицо ударили искры, прохладные и не опасные. — Скинтилла! Скинтилла! Скинтилла! Скинтилла! — я атаковал его этим жалким подобием заклинания. Но Драко пятился и не мог сконцентрироваться на ответе. Искры летели ему в глаза, и он не мог нормально видеть. Он отступал, и тут я выбил палочку из его руки и повалил его.

Он упал и ошарашено смотрел на меня.

— Ты проиграл, — улыбнулся я. Я победил. Что — то меня заносит. Да уж, я все же ребенок и порой не всегда контролирую свою гиперреактивность. А с тех пор, как я тут, нормально выплеснуть силы на что — то у меня не было. Вот и думай, может в команду все же записаться. Вернул его палочку. — Ну, пока. Не советую задерживаться тут.

Помахав рукой, я вышел и направился в сторону гостиной. Однако, как и в каноне тут где — то затесался Филч. Был ли он там на самом деле, я не знал, но проверять не решился. Карты Мародеров у меня нет. Она уже у близнецов, но забирать ее я не решился, потому что на третьем курсе она была отдана Поттеру явно не просто так. А забирать эту вещь пока не стоит. Будет слишком много вопросов.

Побежал в единственное место, а именно к тому коридору и двери. Алохоморой открыл и столкнулся нос к носу с псиной.

— А! — я замер смотря на ЭТО!

Мать честная, какая жуть! А я уж думал, меня сложно напугать. Я же нормальный человек, и подобные монстры вызывают у меня только одно чувство. УЖАС!!! Я свалил оттуда как можно быстрее. Кажется, по пути пинком отправил кошку в полет.

— МАЯЯЯЯЯУУУУ!!! — завопила кошатинка, когда летела в стену. А не МакГонагалл ли это? Надеюсь, нет.

А, сейчас не до этого.

Вот теперь я там побывал, расскажу об этом Уизли и надеюсь, от меня они до конца года отстанут. Но впереди меня ждет еще тролль. А это еще страшнее.

Вернулся в гостиную и слегка пришибленный, а по — другому я себя не ощущал после встречи с цербером, рассказал, что дуэли не состоялось. Пришел Филч, и мы разбежались, Слизеринцы ушли к себе, а я к псу. Рону понравилась история, и он тоже захотел встретить собакена, но уж пожалуйста без меня.

Дальнейшие дни проходили спокойно. До праздника я в проблемы не влипал, но вот к Хагриду в гости пойти пришлось. Как же я ненавижу этого гада. Интересно, куда он дел мои деньги, но поднимать этот вопрос я не стал. Есть у меня подозрение, что директор у меня деньги не берет, но вот большую сдачу себе оставляет. Потому как мне кажется, что взял тогда Хагрид как минимум тысячу, а потратили мы от силы сотню или две. Если каждый раз так будем ходить, то не останется у меня в сейфе средств уже к концу учебы. Хотя для смертника, которого из меня готовят, деньги не нужны.

Там же у Хагрида мы нашли старую газету с ограблением банка. И что она там делает? Ох уж эта манипуляция. Рон сразу как настоящий Кэп засек и озвучил очевидное. Если он просто играет идиота, то наверняка невероятно талантливый актер, ему бы в кино сниматься. Может Оскара получит.

После того вечера Малфой некоторое время ко мне не лез и был весьма спокоен. Я же конфликт не провоцировал. Но о нашем походе прознал Снейп, видно считал из головы Драко или Блейза. На меня он хмуро посматривал и вообще последнее время придирался сильнее. Так же с ним, похоже, уже поговорили на счет магии разума. Он теперь меньше копался в моей голове, но все мои щиты, которые я там выставлял, сразу ломал, не давая мне продвигаться в изучении предмета, как он думал.

Приближался праздник, и Рон все — таки достал Гермиону. Наша зазнайка все же задолбала рыжего, и он высказал ей все, что думает. Ну, отчасти он прав, она реально задрала всех. Она расплакалась и убежала. Меня эти слезы ни капли не тронули, я вообще был не очень добрым человеком, но понимал, что мне все равно придется за ней бежать потом.

Идти в Большой зал на праздник я отказался. Я присел в кресло перед камином с намерением никуда не идти.

— Эй, Гарри, идем, — сказал Рон.

— Нет, я не пойду, — ответил я.

— Почему? — удивился он.

— Я не праздную Хэллоуин.

— Это не приемлемо, — влез в наш разговор Персик, тем самым привлекая внимание всех учеников. Хочет выпендриться. — Все обязаны праздновать этот день!

— С чего это? — удивился я.

— Это долг каждого, особенно тебя. Это день, когда не стало Того — кого — нельзя-называть, и ты ДОЛЖЕН быть на празднике! — строго закончил он. Вот это предъява.

— Значит, ты хочешь, чтобы я праздновал день смерти своих родителей? — хмуро спросил я. Он тут же сдулся и занервничал. — Ну ты и урод, — с этими словами я ушел к себе в комнату.

— Молодец, Уизли, — услышал я, перед тем как уйти. Похоже, его отчитывают. Заслужил, придурок.

Оставаться там мне было противно. Вообще магический мир реально мерзок. Они помнят только то, что им хочется, а подумать о чувствах других даже не хотят… К родителям я ничего не чувствовал, все же я думаю, что я именно другой человек. Но такое неуважение мне отвратительно. Да и слишком быстро они забыли то, что было. Какой Министр, такой и народ. Им легче сделать вид, что ничего не было, чем исправлять. К тому же я не люблю тыкву, а там она будет везде. Ну и в третьих, нужно найти Грейнджер и увести ее от тролля.

Когда все ушли, я подождал немного, вышел из гостиной и отправился на поиски. На третьем этаже было пусто и даже портретов не было. Туалет был недалеко, но вот появилась одна проблема.

Тролль уже был тут. Меня он заметил раньше, чем услышал плач Гермионы.

— Слаанеш тебя сто раз! — выругался я и тут же рванул от него. Тролль поспешил за мной. Видно посчитал более питательным и протеиновым чем девочка, у которой все полезные микроорганизмы уходят в пушистость.

Я бежал по коридорам с максимальной скоростью, но все равно чувствовал, что меня нагоняют. Так дело не пойдет. Атаковать тролля времени не было, потому я даже палочку не доставал. Я бежал, а он, рыча, мчался за мной. Бегу в сторону лестниц и лечу практически вверх. Тролль за мной, но для него лестницы были маловаты. Когда я залетел уже на самый верх, тролль был уже рядом.

Да как он успевает?!

Я развернулся и, вложив в телекинез все силы, толкнул его. Тролль не удержался на движущейся лестнице и свалился с нее вниз. А тут довольно высоко. Что случилось с троллем, я не решился узнавать, а поспешил к себе в гостиную. Надеюсь, портреты не сдадут меня директору. Хотя кого я обманываю, сдадут. Но надеюсь, все обойдется.

Не обошлось.

Вернулся к себе и залег в кровать, потому как моей детской части это показалось самым безопасным местом. Вот это да. Я второй раз уже удираю от монстров в этом замке.

Какой тупой идиот назвал его самым безопасным? Да, может штурм он и выдержит, но внутри и так полно тварей, любящих бурито из школьников. Нервы, к счастью, вскоре утихли, и я начал успокаиваться. Так же помог горячий шоколад, который набрал в термос в школьной кухне.

Через десять минут я был в порядке, вот только выжат как лимон. Все силы я потратил на бег, нервы и тот прием. Тролль до ужаса тяжелый, а я пока столько поднять не могу. Но даже это было не мало. Все же я не зря столько тренировался.

Вскоре начали возвращаться ученики. Они сообщили, что по замку бродил тролль, но его тело нашли внизу у начала лестниц. Он все же не выдержал законов Ньютона. Хорошо. Потом пришли учителя, которым явно доложили, кто именно спустил тролля с лестницы.

— Почему это вы не были на празднике, мистер Поттер? — сердилась МакГонагалл.

Еще одна нашлась.

— Если вам нравится праздновать день гибели моих родителей, то можете праздновать, — фыркнул я. Тут она, так же как и Уизли, замерла, не зная, что сказать. — Я не праздную этот день и решил просто пройтись.

— Ходить по замку опасно! — продолжила она.

— А мне сказали, что Хогвартс самое безопасное место в мире, — хмыкнул я.

— А… — короче с моей логикой поспорить было сложно. Я был в своем праве.

Директор только спросил, как я скинул тролля с лестницы. Я просто ответил, что и сам не понимаю, просто как — то толкнул. При этом активно жестикулировал руками и немного дергался. Пусть сам думает. Либо это сила, «о которой не знает Лорд», либо магический выброс.

В итоге меня оставили в покое…

Глава 7. Отражение мечты

После инцидента с троллем народ долго бурлил и волновался. Кто — то считал меня крутым, а кто — то нет, но мне было все равно. МакГонагалл с тех пор ко мне старалась не подходить, ей было стыдно за свои слова, а я не рвался налаживать отношения.

Каким — то неведомым образом Грейнджер, которую потом забрали из туалета, посчитала, что я спас ее, и решила теперь примкнуть ко мне. С чего такие мысли непонятно. Да, угроза над ней была, но миновала. Не уверен, что это можно считать Долгом жизни. Хотя Хаос его знает. О Долге я вообще мало что знаю.

Так теперь будет полегче на нее влиять и разговаривать с ней. Это отчасти хорошо, но все же я предпочел бы, чтобы вокруг меня было поменьше народа. Ну да ладно. От нее и пользы много.

Прознав про «тайну», которая нависла над Школой, она тут же решила нам помочь, и мы опять отправились к Хагриду. Тот проболтался о Фламеле и начались поиски. Я давно это знал, слава знаниям канона, но молчал. Эти двое подозревали в злодействе Снейпа. Кто же еще может быть злодеем кроме злого учителя? Дети. Это даже мило, такие забавные выводы. Я их не переубеждал. Смысла то нет.

Так шло время до Рождества. Я учился, тренировался, старался улыбаться и быть настоящим Гриффиндорцем. Болтал с «друзьями», слушал учителей и «искал» информацию о Николасе Кейдж… ой, Фламеле.

Я, кстати, все же отвертелся от Квиддича. Первый матч прошел спокойно, но Гриффы проиграли, у нас нормального Ловца нет. Наш декан при этом смотрела на меня, мол, это я виноват, что не стал играть на метле. Но уроки полетов у нас уже закончились, как и все контрольные по Астрологии. Другие матчи тоже прошли, и мне пришлось на них присутствовать.

На Школу опустилась зима. Стало до жути холодно, и не только на уроках, но и в спальнях. Как хорошо, что я предвидел это и затарился теплыми вещами, перед тем как приехать сюда. Но даже этого было мало. В Хогвартсе было очень холодно. Так что согревающие чары я изучил очень быстро, как и все остальные ученики. Уроки проходили тяжело, то, что у меня были ручки, а не простые перья, мне очень помогло. Потому что чернила часто замерзали, а согревать магией было тяжеловато. Мне завидовали, потому спросили, где такое же купить. Даже чистокровные аристократы спрашивали. Традиции традициями, но страдать никому не охота. Кстати, все старшекурсники подобное уже давно приобрели, видно опыт.

Так прошла учеба и полугодовые экзамены, где мы просто суммировали все, чему научились. Ничего сложного.

Наступили, наконец, зимние каникулы, ученики разъехались, и в Хогвартсе осталось очень мало людей. Я же решил домой не ехать, мне тут еще нужно многое пережить. Но отправил домой подарки. Через близнецов добыл коньяк для дяди, цветы для тети и игрушку для кузена, все это отправил с письмом и моими страданиями, чтобы они знали, что я еще «нормальный». Они тоже в ответ прислали подарки. Карты игральные, пара кассет с хорошей музыкой, кастет от Дадли, ну и пара гостинцев. Как мило, правда, приятно получать подарки. Да и отношения с родней всегда стоит поддерживать на культурном уровне. Мне так же прислали и другие подарки. Мантию — невидимку, сладости от Уизли и дудочка от Хагрида. Великану я тоже подарок сделал, хотелось бы, конечно, подарить пеньковый галстук, но надо поддерживать образ. Стальная расческа ему понравилась, надеюсь, она долго продержится. Рону достал книжку по Квиддичу, чему он был несказанно рад, а Гермионе книгу о Гекторе Дэгворте — Грейнджере, пусть просвещается, там же есть и упоминание о Фламеле. От них же я получил очень теплые носки и книгу по теории трансфигурации. Вполне неплохо. Носки оказались теплее моих, а книжка действительно интересной.

Я получил мантию, а значит директор хочет, чтобы я отправился в ту комнату с зеркалом. Ну что ж, не буду его разочаровывать. Но это вечером, а сейчас пойду на обед в Большой Зал.

Народу за столами действительно было мало. Трое Слизеринцев, которые остались: Блейз Забини, Маркус Флинт и еще девушка со старших курсов. Пять Хаффов, которых я не знаю, ну разве что Ханну Аббот видел. Из Реев двое тоже мне не знакомы. А у Гриффов шестеро, включая меня, но на моем курсе только Рон. Учителей тоже было меньше. Только деканы и директор, ну еще Квиррелл и Хагрид.

Все мы сидели за одним столом, и атмосфера там была, мягко говоря, напряженной. Единственный, кто не видел проблем, был директор. Он же и пытался развеять мрачность. Львы и Змеи смотрели друг на друга волками, и это не улучшало настроение.

— Давайте проведем обсуждение, — предложил директор. — У кого — нибудь есть интересная Тема?

— Дальтонизм Основателей! — предложил я. Все тут же замолкли и повернулись ко мне. — Что? Вы должны согласиться, что либо Основатели были дальтониками, либо значение факультетов не такое каким нам кажется.

— Поподробнее, мальчик мой, — сказал Дамблдор.

— У маглов есть такая вещь как Цветовое значение. Каждый цвет что — то обозначает и может влиять на мозг человека. Особенно дети восприимчивы к этому. Это знание обязательно для дизайнеров и, смотря на цвета факультетов, создается впечатление либо в иной идее Основателей, либо в их слабости ума.

— Например? — спросил Маркус.

— Например, Гриффиндор. Красный и Золотой. Вполне вероятно, что раньше именно этот факультет был приютом Аристократии вместо Слизерина. Этому способствует идеология Храбрости и Чести, как раз для благородных того времени, которые завоевывали себе славу в боях. А так же в цвете. Красный — цвет крови, огня, возбуждения и активности. Легко связать с благородными того времени. А Золотой — цвет денег, богатства, благородный металл, совершенный. На востоке Бессмертных называют Золотыми людьми. Как золото — совершенный металл, так и Золотой человек — совершенный. Говорят, один из первых магов древнего Китая был златоглазым и златоволосым, и эта идеология сохранилась, — вспомнил я, хотя потом понял, что несу ту ересь из аниме. Да простит меня Бог — Император! А, ладно, прокатит думаю, не вру же, аниме это тоже знания. — Кровь и Золото. Чем не признак дворян? В третьих, это Лев — царь зверей, он признак власти и силы. К тому же Годрик Гриффиндор был известным рыцарем. Исходя из всего этого, Гриффиндор был местом, где благородные и собирались. Да и само место жительства показывает. Башня, чтобы быть выше всех.

Народ серьезно так загрузился. Ведь если смотреть под таким углом, то все очень логично.

— А что насчет Слизерина?

— Тут все совершенно противоположно. Зеленый и Серебряный. Зеленый — цвет природы, он же в древние времена считался цветом черни и путешественников. Так же это цвет красоты и молодости, самосовершенствования, росте как растении. Не удивлюсь, если Теплица раньше принадлежала Салазару, может там найдется пара украшений в виде змей, — судя по лицу профессора Спраут, нечто подобное ей на ум пришло. — Серебряный цвет — это очищение, это луна, чистота, невинность. Серебро — металл, который очень опасен для нечисти, он уничтожает зло. Даже у магглов этот материал убивает бактерии. Дерево и Серебро. Те кто возносятся и очищаются. К тому же Змея — это символ мудрости, плодородия и хитрости. Это если смотреть с одной стороны. Но даже и расположение комнат в подземельях не очень вяжется с благородством. Да и хитрость, раньше в сказках, всегда оружие слабых, перед сильными.

— Интересная теория, — задумался директор. — Но Салазар очень не любил маглороженных, потому вряд ли он это подразумевал.

— Это так, — согласился я. — Но тут есть и другая сторона, — народ не сводил с меня глаз. — В те годы была одна неприятная вещь. Искоренение ереси и инакомыслия. Новая вера выжигала магов и отвоевывала себе место. А маглорожденные часто были именно подвержены этой вере, и после окончания обучения часто возвращались к магглам и работали с ними, помогая в борьбе с магами. Как — то же магглы побеждали магов, возможно у них было зачарованное оружие. Язычников среди маглорожденных становилось все меньше, и потому Слизерину не нравилось, что остальные принимают будущих предателей на обучение. Он обучать их не хотел. Это возможная причина их разногласия. По крайней мере, все логично.

Народ серьезно начал обсуждать мои идеи. Вообще мне всегда казалась вражда Основателей слегка не логичной. А Салазар Слизерин уж слишком шаблонный злодей.

Я бы хотел еще немного добавить про Реддла и его полукровность, но решил не выдавать эти данные. Пока прикрыть их мне нечем. Пусть о Реддле есть данные в библиотеке, но пока еще рано, да и людей мало тут.

После моих слов напряженность ушла и все с интересом обсуждали и строили гипотезы по этому поводу. Директор знал о Реддле и потому тоже видел логичность этого. Благодаря мне застолье получилось приличным и довольно веселым.

Вообще подводя итоги полугода в этом месте, могу сказать следующее. Тут все не однозначно. Мной пока не манипулируют, а просто ведут через испытания и завлекают в нужные места. Люди тут тоже вполне терпимые, но расслабляться не стоит. Нужно быть осторожнее. Да, моя паранойя как всегда со мной.

Когда я уже шел в гостиную, то случайно встретил Блейза Забини. Он увидел меня и подошел сам.

Думаю, будь вокруг больше народа, он бы не подошел. Имидж.

— Привет, Поттер, — начал он. — Я хотел бы с тобой поговорить.

— Слушаю.

— Хотел извиниться перед тобой за Малфоя и его нечестную дуэль. Он нарушил дуэльный кодекс и проиграл.

— Я не знаю дуэльный кодекс, — пожал я плечами. — Той дуэли, можно сказать, и не было. Я никому не рассказывал о ней. Поведал только, что пришел Филч и прогнал нас.

— А как же тогда узнал Снейп? — удивился он.

— Скорее всего, Снейп прочел ваши мысли. Он Мастер Магии Разума и постоянно копается в чужих головах.

— Ну, постоянно это вряд ли, — хмыкнул Блейз. — Эта сила, как сказала мама, очень выматывающая. Но это многое объясняет. А ты, как я вижу, защищаешь, мозги?

— Мадам Помфри посоветовала, а то головные боли замучили, — честно ответил я. А инфа про магию разума интересна. — А сам занимаешься?

— Я же Змей, — усмехнулся он. — Снейп сам советует уметь это, да и мама учила меня.

— Да, это умение очень полезно. Жаль нас этому не учат.

— Да ладно? — вновь удивился он. — Я думал, все маги учатся защищать разум. Это вроде как Основа.

— У нас только я, ну и друзьям рассказал, но особого энтузиазма они не проявляли. А неужели все у вас такие?

— Конечно, — кивнул он. — Без этого в Школу не отпускают. Щиты, Ловушки, Маски и тому подобное. Может не все получается, но Основы всегда пригодятся. Это ведь и в магии помогает.

— Учатся у вас не все хорошо, — заметил я.

— Хех, — он усмехнулся. — Скажу тебе по секрету, — он улыбнулся шире. — Во всем этом нет смысла! — заявил он. Видя мое лицо, рассмеялся. — Всем плевать, сколько ты баллов заработал или эссе написал и сколько отработок заслужил. Пусть ты был дубом все годы, но смотреть будут только на СОВ и ЖАБА. А остальное никому не нужно!

— Ха, — тут уже улыбнулся и я. — Похоже, Гермиона только зря старается.

— Именно поэтому над ней все и смеются.

— Она не поверит, даже если я ей это скажу. Веру во взрослых даже тролль не выбьет.

— Слушай, а правда, что ты тролля убил?

— Это чушь, — отнекивался я. — Я просто гулял по Школе и увидел ЭТО! — изображать бледность мне не пришлось, мне и так страшно вспоминать это. — Я и убегал как мог, а потом он сам упал с движущейся лестницы.

— Да? А у нас тут целую эпопею сочинили, про то как ты сражался.

— Ага. Неделю бился с Королем Троллей, разрушил город, одолел его армию, ему голову вырвал и съел печень. Пафос наше все.

— Это было бы эпично. Особенно с печенью.

— Пожалуй. Самураи в давние времена так и делали. Головы вражеских генералов стоили по весу, потому их старались сохранить. А в печени, считалось, содержится сила. И съесть нужно было прямо во время боя. Потому головы там летали часто. Ведь редко кто подождет, пока ты прожуешь.

— Интересная информация.

— Приятного аппетита.

— Хахаха! Спасибо! Странно, что ты так спокойно говоришь со Змеем, — заметил он.

— Да, я о вас мало что знаю. Сухие данные в архивах, это не люди. Малфой показался мне неприятным, но кроме него я ни с кем еще не говорил, так что смысл делать вывод.

— Хех. У нас так же. Ну что ж. Было приятно поболтать, Поттер, — сказал он. — Быть может, еще как — нибудь поговорим. Но на людях лучше особо не болтать, нас не поймут.

— Нет проблем. Было приятно пообщаться. Удачи.

На этом мы и разошлись. Ну и что можно сказать? Все прошло хорошо. Тут я добился нескольких целей.

Во — первых, зарекомендовал себя как здравомыслящего и понимающего человека. Тот, с кем можно вести дела в будущем. Ведь вне Школы больше не будет факультетов. И враги тут могут остаться врагами навсегда. Так уже после учебы со мной все же будут иметь дела и помнить, что я человек нормальный.

При этом в моей речи не было ничего, что директор мог бы интерпретировать как чье — то влияние. Простой такой ребенок из магглов, со своими специфическими знаниями. Вот с жуками я уже идею подал, и ее наверняка уже доложили Дамби.

Во — вторых, я немного притушил свою славу. Забини точно расскажет Малфою и остальным, и зависть некоторых немного поутихнет. А то я и сам порой слышал такие версии, что аж страшно становится. Этим бы людям фанфики писать. Мне терки с Драко не нужны. А я уже видел, как он посматривает на меня, после случая с троллем. Ведь в эпицентре внимания не он, а я. Ребенок. Да и пусть знает, что и с дуэлью я все забыл.

В-третьих, мне было просто приятно немного поболтать. Знаете, порой хочется поговорить с кем — то еще. Но мой круг общения крайне узок. Нужно будет повышать количество целей для общения. Да и Блейз оказался человеком приятным. Друзьями мы не станем, но будет хоть с кем просто поболтать.

Я вообще не вижу тут никого, кому мог бы доверять.

Ну да ладно, идем в кровать, ведь вечером у меня поход.

Когда все уже уснули, я поднялся, взял свою мантию, вышел из гостиной и пошел гулять по коридорам. Чарами тишины я ещё не овладел, но накой они нужны, если все и так знают, что я пошел гулять. Дамби чуть ли не попросил меня об этом, дав мантию. Снейп точно знает, как и МакГонагалл. Ведь портрет Полной Дамы без вопросов выпустил меня. Ночной Хогвартс очень красив, особенно в лунном свете. Если бы не холод собачий, так вообще было бы хорошо. В библиотеку я идти не решался. Там все равно ничего путного не найду, как и в Запретной секции тоже. Вряд ли там есть книги по Легилименции или Окклюменции. Лучше просто погуляю.

Шастал по этажам и позволил себе просто наслаждаться путем. Хотелось бы врубить музыку, но нельзя, мне тут «слушать» страшные тайны надо.

Вскоре я встретил Снейпа и Квиррелла, обсуждающих «темные» дела. Меня Снейп явно засек, но по приказу сверху молчал и делал вид, что все хорошо. Я поспешил ретироваться, чтобы не провоцировать, и таки нашел то зеркало. Смотреть в него было слегка боязно, а то мало ли что в нем может быть. Может в Варп затянет, кто знает.

Но все же я решился.

Меня сюда для этого и привели. Один разок посмотреть нужно.

Интересно о чем я мечтаю?

Скинув мантию, я подошел в Еиналеж.

Стал на нужное место и замер…

Отражение поставило меня в тупик…

Я стоял и смотрел. Долго. Внимательно, и не мог поверить.

Все же не Поттер. Его ценности и мечты не передались мне. Его надежды и желания для меня пустой звук, и есть только то, что хочу я. Новый Гарри Поттер или тот, кто его заменил. Не понять….

Впервые за эти годы я был так обескуражен и удивлен. Я никак не мог поверить, что мечтаю именно об этом. Я думал, увижу родителей, но нет, к ним у меня нет чувств.

В отражении я вижу себя. Двоих себя.

В зеркале отражался я и рядом со мной другой я. Будто мы близнецы. Мы стояли вместе и улыбались. Будто мы братья. Мы были одинаковы во всем, но в тоже время в мелких деталях отличались. Форма очков, я был чуть шире, он веселее улыбался. Мы просто стояли на месте и держались за руки.

И об этом я мечтаю?

Поверить сложно.

Вздохнув, взяв мантию, ушел в гостиную.

Больше я сюда не приду. Никогда!

Я размышлял об увиденном. Долго не мог уснуть, думая о том, что было. Я будто почувствовал, что меня кто — то держал за руку. Что может означать мое видение?

И ответ меня не радовал.

Я мечтаю… о друге!

С тех пор как я тут, все, что я делаю — это лгу, притворяюсь, ищу выгоду и манипулирую. Я никому не верю и скрываю свои силы и мысли. Я всегда притворяюсь и ношу маски, чтобы никто меня настоящего не увидел. Я живу во лжи и окутал себя пеленой тумана. Никому не верю и не доверяю, но улыбаюсь и вру в глаза. Моя лисья шерсть стала слишком густой и грязной. Я невидим даже для себя. Поверил в собственную ложь. Маску.

И все, чего я хочу, это чтобы рядом со мной был тот, кому я мог доверять. Тот, кто понял бы меня и помог бы мне. Кто — то родной и близкий. Кто — то, кто будет на моей стороне.

Моя мечта перестать быть одному. Даже меня смог достать своим копьем страшный демон, имя которому Одиночество. Я все время занят, все время в делах и тренировках, так что просто не замечаю, как порой тяжело на душе. Эта тварь добралась до моей души и в этом мире. Тот прошлый я тоже был во власти этого зла, и в новом мире он нашел меня.

Вот уж не знаю, радоваться ли мне или плакать. Будет ли кто — нибудь на моей стороне? Кто — то, кто заступится, за кого я смогу спрятаться или тот, кто поддержит. Дурсли мне не помогут, я построил отношения с ними на лжи, и такие чувства не смогут стать настоящими. С ними я могу быть только на расстоянии. Остается только два человека, которые могут понять меня. Это Римус Люпин, друг моего отца, оборотень, несчастная душа, а так же тот, кто забыл обо мне и не вспомнит до третьего курса. Хотя он может просто не мог. Его могли не пустить и специально держать подальше. Вторым человеком может быть Сириус Блэк. Но тут тоже все под вопросом. Я не могу сказать точно, знает ли директор о его невиновности или нет. Но с ним мне жить все равно не позволят, да и не уверен, что он может быть тем, кому я смогу доверять.

Впервые за эти три года я засыпаю с грустью на душе. Как бы я не хотел, но в этом мире никогда не появится тот, кому я смогу доверять…

Интересно, а тот, другой, тоже так думает или он просто мое воображение?…

Глава 8. Конец каникул

Все каникулы печальные мысли не шли у меня из головы. То, что я понял, неприятно давило на мозг. Не скажу, что я прямо страдал и тому подобное, но порой было крайне неприятно. Старался не думать об этом. Постепенно стало легче это воспринимать. В своей прошлой жизни я тоже был одинок. Похоже это мой рок. Быть всегда одному. Ну и ладно. Там был комп, а тут магия, как — нибудь переживу. Благо перед директором не нужно играть грусть и печаль, и так хреново. Плакать по этому поводу я не буду, чай не дите, по крайней мере ментально, но кошки на душе скреблись.

В тот класс я больше не ходил, потому директору пришлось подойти ко мне самому, чтобы дать свои намеки.

— Гарри мальчик мой, пройди, пожалуйста, в мой кабинет, — сказал он.

Я только вздохнул и пошел за ним. Маска при его приближении всегда на мне, тайны спрятаны, а щиты только и ждут активации. Увы, если он нападет, я ничего сделать не смогу, силы не те. Плана эвакуации у меня нет. Нельзя давать намеков в сомнениях.

Кабинет директора был очень красивым, большим и интересным. Как в фильме. Тут неплохо его показали. Хо. Даже портрет Гендальфа есть, а я думал это шутка режиссёра. Забавно. Он пока я осматривался, не преминул немного рассказать о Фоуксе. Очень красивая птица, да и разум в ней виден немалый. Директор явно любил феникса, да и птица сама была красивой и классной. Первое магическое существо, которое не пытается меня съесть или убить. Как хорошо.

От угощения я отказался. Паранойя наше все. Он был немного расстроен. Видно никак не найдет того человека кому могут понравиться лимонные дольки.

— Гарри, — начал он. — Я знаю, что ты видел то зеркало.

— Извините, — опустил я голову.

— Я не сержусь на тебя и рад, что ты больше к нему не ходил, — улыбнулся он. — Еиналеж опасная вещь и я не думал, что ее кто — то найдет, — начал он. Ага, так я и поверил. — Оно действительно опасно Гарри. Оно показывает нам наши самые дикие и необузданные мечты. То чего мы жаждем больше всего на свете…

— Но никогда не достигнем, — закончил я за него.

— Да… — вздохнул он. — Из — за этого ты так подавлен.

— Немного, — грустно улыбнулся я. — Видеть несбыточную мечту очень жестоко. Не один…

— Ты всегда мечтал увидеть своих родителей и увидел их рядом с собой в зеркале, — говорил он. Хо, значит, он не видит, что было у меня, а просто предполагает. Хорошо. — Увы, нет способа вернуться в прошлое и исправить то, что было.

— Вообще нет? — уточнил я.

— Магия не всесильна и время, как и любовь одна из сил, которая никогда не покорится. Да и вообще нет в мире магии времени, эта наука слишком сложна и опасна, — ответил он с доброй улыбкой. Хм, то есть Маховика Времени нет? Если это так — то я доволен. А то придумка этого аппарата была самой тупой вещью из всех, что напридумывала Роулинг. Канон этого мира более реальный. — Потому я прошу тебя Гарри, будь осторожен и не подходи к этому зеркалу вновь.

— Хорошо директор, — кивнул я. — А можно вас попросить?

— Да, конечно.

— Мне нужно в Косой переулок. Все дело в моей палочке. Она не подходит мне, но мистер Олливандер отказался давать мне другую.

— Да? — на его лице было не поддельное удивление. Он замолчал на минуту, обдумывая. — Хорошо, завтра с Хагридом сходишь. И да, вот твой ключ, Хагрид забыл его тебе вернуть.

— Благодарю, — принял я ключ. А то уж подумал, что специально отняли. Это напоминает тот анекдот, про дубликат. — Но что делать с этой палочкой?

— Оставь себе. Ты же знаешь, что она сестра той, что была у Волан — де — Морта. Не стоит пренебрегать таким преимуществом.

— Хорошо. Ой, а заодно можно будет пройтись, и прикупить еще пару вещей?

— А что ты такого себе хотел купить? — улыбнулся старик.

— Очень важные вещи. Самопишущее перо, и какой — нибудь согревающий амулет, а то самому постоянно колдовать над кроватью сложно.

— А перо зачем?

— Чтобы у Бинса спокойно спать, — честно ответил я. Директор улыбнулся и дал добро. С ним, похоже, можно нормально общаться, если не заходить за рамки и не мешать его планам.

Да и именно эти вещи я и хотел купить. Было бы конечно хорошо посмотреть пару книг, но пока ничего мне не нужно.

На этом разговор и закончился. Я вышел из его кабинета и пошел к себе. Каникулы почти закончились и скоро события завертятся с новой силой. Я отправился в библиотеку, стараясь пока есть время расширить свой арсенал. Мне нужно что — то новенькое, а лучше какое — нибудь описание того как можно заклинания переделать под беспалочковую.

У меня неплохо выходит колдовать руками, но я просто не знаю, как реализовать остальные заклинания. Пока без палочки кроме телекинеза я могу применить Люмос, Алохомора, Репаро и немного получается Агуаменти. Ничего боевого из этого нет. Хотя я так же не уверен, что можно будет колдовать дома. Телекинез это одно, а вот заклинания, которые всем известны другое. Думаю, нужно будет узнать о системах слежения как можно больше.

Ничего особенного я пока не нашел.

Силенцио — заклинание немоты, против опытного мага не пойдет. Но может быть полезно.

Секо — режущее заклятие, это разве что будет полезно. Потенциал большой.

Ступефай — ошеломляющее заклятие, одно из самых простых заклинаний.

Экспелиармус — разоружающее заклинание, неплохо, но опять же против сильных может не сработать. Да и не хочу я как канонный пользоваться только этой фигней, но для показухи будет полезно, да и кто знает, что может пригодиться.

Стеллио — чары хамелеона, скрывающее заклинание, окружает цель пеленой, которая подстраивается под окружающую среду. Но двигаться в это время нельзя. Это будет полезно изучить. Даже если не пригодится, подобные чары очень неплохи.

Тендерент — чары отвлечения, или чары отвода глаз. Тоже очень полезное, оно делает цель менее заметной и мне это может пригодиться.

Сомниум — усыпляющее заклинание. Вот это я должен обязательно выучить. Хотя тут описывалось некое заклинание Слипхейм, но как применять, тут не сказано. Написано, что заклинание очень сложное. Жаль.

Протего — защитные чары. Небольшой и слабый щит, а вообще его прочность зависит от того сколько сил вольешь. Самый банальный, но начинать лучше именно с него.

Конъюнктивитус — ослепляющее заклятие. Оно мне тоже пригодится.

Нужно будет до встречи с Квирреллом все это хоть немного освоить, а то мало ли что может пригодиться. А уже дома буду пытаться все это сделать без палочки, если смогу. Этот арсенал самый простой и пока мне лучше остановиться на простых чарах. Буду изучать все что могу и как могу. Редукто у меня нормально не получилось, так что попробуем это.

Записав все что нужно и как нужно, я собрал записи и унес к себе в комнату и спрятал. Буду постепенно осваивать это, но светить тренировками не хочу.

На следующий день я с Хагридом отправился в Косой переулок. Он, было, думал вновь пойти за деньгами, но я тормознул его, сказав, что сам схожу. Нечего меня обчищать. Сходил без него и набрал денег. Много брать смысла не было. К тому же думаю, пусть ключ у меня и есть, но учет снятия ведет Дамби, а значит, много не взять.

С палочкой дел было много. С тяжелым вздохом Олливандер все же согласился найти мне новую палочку. И за полчаса она была найдена. Деревом была выбрана Пихта, как сказал Олливандер это дерево «выживших». Говорят эти палочки всегда в руках тех, кто стремится выжить. Сильные и целеустремлённые личности владеют ими, неплохая, она так же для трансфигурации. А вот сердцевина из чешуи русалки. Довольно необычное сочетание. Русалки очень хитры, умны и умеют быть неуловимыми. Они символизируют стихию воды как очень тихие, но порой опасные создания, обманчивые своей внешностью и с трудом сходятся с окружающими. Очень на меня похоже. Палочка мне понравилось, а необычное сочетание порадовало старика. Палочка из остролиста стала моей запасной, и ее я всегда носил с собой. Пришлось купить еще один футляр.

После этого, пока Хагрид где — то бродил, я узнавал о следящих чарах. Они как я узнал, накладываются на палочку. По — другому не определить, кто именно колдовал. На домах маглорожденных тоже есть следящие чары, но они всплески не фиксируют, потому что они у детей частое явление и почти не носят направленный характер. Значит, моя беспалочковая магия дома не отслеживается и принимается просто как всплеск. К тому же я никогда Министерских работников не видел, а значит, что кроме палочковой слежки у меня и в помине нет. Дамби не выгодно, чтобы ко мне часто приходили в гости и видели, как я живу. Хорошо.

Как закончили, я сходил в лавку артефактов, к той самой женщине, что продала мне амулет — звезду, и купил у нее перья и значок с теплом. Он действует около пяти часов, а потом его придется заряжать, но это лучше, чем самому каждый час обновлять чары на себе. Так же приобрел запонки, которые показывает, если ли зелья в еде или питье. Хоть действует только на стандартные зелья и что — то заковыристое, которое может сварить Снейп, вряд ли найдет. Но может пригодиться, на всякий случай. Но самым лучшим в этой штуке был небольшой отсек или кармашек, куда можно положить безоар, а он всегда может пригодиться. Я восхитился предусмотрительностью этого амулета и купил с большим удовольствием, а безоар у меня есть.

Потом вернулся в Школу. Новая палочка себя оправдала на все сто, она отлично меня слушалась, и неплохо выполняла заклинания.

Время шло, постепенно изучал те заклинания, которые себе выбрал и о печали старался не думать. Лучше уйду полностью в учебу. Арсенал постепенно давался. Чтобы освоить эти заклинания без палочки, нужно сначала изучить их так, потом невербально и затем уменьшать количество взмахов. Ведь когда чувствуешь, как оно должно быть, можно не тратить силы на слова и лишние движения. А потом и вовсе исключить палочку. Но до беспалочковой мне еще далеко.

За время каникул только один раз встречался с Блейзом. Встретились в коридоре и так же немного поболтали. Ничего важного, но просто было приятно. Ему тоже бывает скучно среди важных павлинов и хочется побыть просто ребенком.

Вообще если смотреть вглубь конфликта между Львами и Змеями, ведь они были еще до Волди. То ответ прост. Чистокровные аристократы просто завидуют львам. Да, те живут хуже их, те тупы и так далее, но Львы в отличие от них, могут вести себя как хотят. Змеи это будущие политики, уже сейчас они должны зарекомендовать себя и вынуждены следить за собой. А Львы, делают что хотят. Им плевать на такие вещи, и они ведут себя, как и положено детям. Змеи завидуют им, ведь те могут так же, у них нет выбора. Я много раз видел некоторых Змей, которые с грустью смотрели на то, как другие играли в листьях или снегу. Они бы хотели поиграть со всеми, но не могут, ведь это может навредить семье. Может не отсюда идет вражда, но это часть ее. Но только с одной стороны. Тут все слишком сложно.

Я заметил это случайно. Просто однажды шел по коридору и увидел Паркинсон. Та подружка Малфоя. Наглая, тупая и противная. Но в тот момент она не казалась такой. Она замерев смотрела в окно и не отводила глаза. А там пару девушек с Хаффа играли в снежки. Девушка прикусила губу и задрожала. Она хотела бы поиграть с ними, но нельзя.

А увидев меня, она вообще испугалась и убежала.

С тех пор я не могу думать совсем уж плохо о Слизеринцах. Они не злые, они просто аристократы, со всеми плюсами и минусами.

Жалко я ничего с этим поделать не могу. Увы.

Вскоре каникулы кончились и все вернулись в Школу. Гермиона обрадовала нас известием о Фламеле, а так же то, что она оказывается не маглорожденная, а полукровка, этому она была особенно рада. Это подняло ее самооценку, и посильнее привязало к зельям. Отлично. Мы узнали о Философском камне и его свойствах, но что с этим делать, пока не представляли. Рон подозревал Снейпа, Гермиона нехотя соглашалась, я помалкивал, все равно мое мнение они спросят только когда сами войдут в ступор. Я уже привык.

Они вообще не плохие. Просто их порой сильно заносит. Пытаться остановить эти два паровоза не стоит, пусть лучше побесятся, а потом спросят мое мнение, а то только зря пострадаю. Хех.

Время приближалось к весне, и благодаря значку — обогревателю я спал нормально. Холода больше не чувствовал.

Все меньше снега было на улице, и мы решили опять навестить Хагрида, который к тому моменту уже добыл себе яйцо дракона. Очень мне хотелось как можно скорее от него избавиться. Попытки уговорить великана одуматься ни к чему не привели, он даже слушать нас не хотел. Козел!

Через две недели Норберг вылупился, и мы пришли на него посмотреть. М-да, не очень то и милый. Мелкая ящерица, которая плевалась огнем. Жуууть. Опять что — то пытается меня убить. От него нужно как можно скорее избавиться.

Попытки вновь вразумить Хагрида ничего не давали, пока он сам не допер, что дракон у него жить не сможет.

Рон связался со своим братом и тот обещал прибыть и забрать его. Но почему на астрономическую башню, я не понял. Возможно опять закидон директора. Эх!

Идти на дело я решил один, потому Рон и Гермиона «проспали» все действо. Мне они только мешать будут. Я пришел и забрал сундук с драконом. Сначала нес Левиосой, потом плюнул и потащил телекинезом. Это было отличным испытанием для моих сил. Тяжелый, но это даже хорошо, хотя с троллем не сравнить. Под мантией и с чарами отвлечения я шел к астрономической башне. Там затащил его и передал Чарли Уизли. Сил я потратил много, так что испытанием был доволен. Все же сил мне хватило, хоть приходилось несколько раз отдыхать, но я справился.

Потом меня поймала МакГонагалл. Драко сдал меня и у каждого отняли по сотне баллов. Неприятно. Нет, на баллы мне плевать, совсем, но вот остальные меня достанут капанием на мозг. По крайней мере, у нас равное количество отнятого. Если бы со мной были эти двое, то баллов отняли бы в разы больше, а так смысла не было.

Конечно же, на меня все обиделись за мои действия и выдали наказание. Которое я буду отбывать с Малфоем в Запретном лесу. Отличная идея отправить нас двоих детей в лес полный всяких тварей. Гермиона меня, кстати, потом достала обвинениями в том, что из — за меня Гриффиндор потерял столько баллов. А мне было все равно, по крайней мере, ко мне теперь мало лезли.

Через два дня меня вызвали для отбывания наказания.

Забавно получается. Меня поймали на гульне после отбоя, и наказывают гульней после отбоя? Какое изощренное наказание. Филч достал по пути перечислять, какие пытки нас бы ждали при другом директоре. Странная пропаганда. Но Малфой боялся. Я тоже, это все же опасно. Буду надеяться, все обойдется.

Ну, значит, Запретный лес. Он был весьма жутким местом. И Хагрид нас уже ждал там. Все пошло как по канону. Он взял нас с собой на поиски раненого единорога. Отличная идея брать на такое опасное дело двух первогодок. Ну, я ему это припомню. Эта гребанная горбатая гора на ножках за все время нашего знакомства ни разу ничего хорошего не сделал. Короче он меня бесит. Ну, это ладно, это идея директора отправить нас гулять, но что пошло дальше, мне кажется личной импровизацией великана.

Мы с Драко шли по лесу в сопровождении трусливого пса и двух люмусов. Он все же отправил нас одних гулять. Урод. Малфой всю дорогу не затыкался, ругая Хагрида, явно компенсируя этим свой страх. Я его не прерывал, мне и самому хотелось пару матов вспомнить.

Итог нашего пути был очевиден, Волди я встретил. Голова резко заболела, и шрам начало жечь. Неприятно, очень. Боль все усиливалась, а темный маг приближался. Драко давно свалил, а я был готов в любой момент действовать.

Но тут прибыли кентавры и прогнали его. Начался треп, который не нес никакой важной информации, а так же прибытие Хагрида, чтоб он сквозь землю провалился. После этого мы вернулись в Школу, где великан попросил не распространяться о том, что случилось. Вот козел. Ну, ничего, посидишь ты в Азкабане, может, поумнеешь.

После этого он ушел, а я старался не начать убивать, уж очень хотелось чью — нибудь рожу набить…

Глава 9. Философский камень

Народ простите меня за маленькую Упоринку. Я не удержался.))))

Время до начала моего генерального испытания все приближалось, как и экзамены. И даже было непонятно, что будет сложнее. Практическая часть экзамена для меня сложностью не была. Благодаря новой палочке проблем с применением не было. А вот с переводом все в беспалочковую пока ничего не получалось. Простые чары, такие как Люмос я перевел без особого труда, а вот что — то сложнее как скрывающие, было не так просто и они мне так почти не давались. Но это уже мои личные заскоки. Я не успевал все сделать до конца учебы.

Печалька.

С письменной частью было сложнее. Благодаря самопищущему перу проблем с Историей было меньше, чем раньше. Но предмет я сдал с трудом. География прошла легко, как и математика, которая для меня была не сильно сложной. Рон так вообще с легкостью сдал ее. С Каллиграфией у меня проблем не возникло, как и с Естествознанием. Травология сама по себе непростой предмет, но трудности возникали только у тех, кто не учил. С Трансфигурацией у меня трудностей не было, как и с Чарами. Вот с Зельями пришлось повозиться. Гермиона у нас единственная из Гриффиндора кто получил Превосходно. Снейп разжалобился что — то. Но тут прикол в другом, как Герми узнала, что ее предок крутой зельевар, так на эту науку накинулась с особым рвением, уступив место Трансфигурации. Но прогресс у нее действительно был. Такой прогресс, что Снейпу не по себе стало, оттого, что она у него постоянно все спрашивала. ЗОТИ почти все получили нормально, но уроки были слишком фиговыми. Астрономия была сложной и очень, я с трудом ее сдал.

Но, так или иначе, все было сделано. Первый курс как — никак, все более просто, а если с каноном я не ошибаюсь, то в следующий раз экзаменов вообще не будет. Еще я заметил, что все — таки не гений и даже для меня тут есть сложности. Но это даже хорошо.

Вскоре пришло время для моего «озарения», я сопоставил факты и выдал всем, что яйцо подкинули не случайно. Ужас какой! Я даже дату в календаре поставил когда «озарение» прийти должно, было весело. Капитан Очевидность гордился бы мной.

Короче, мы решили предупредить директора, который к тому времени благополучно свалил. Угу, вот и думай, он специально полетел на метле или прикололся. У Дамби есть чувство юмора или те дольки были посыпаны не сахарной пудрой.

Мы «гениально» решили пойти и остановить «Снейпа» сами. В этот раз этих двоих я решил взять с собой, а то самому проходить испытание не хотелось.

Поздно вечером, убрав с дороги Невилла и накинув Мантию — невидимку, мы, не особо, скрываясь пошли. Какая разница, если все и так знают, что мы идем туда. Мысль вновь встретиться с псом, меня не прельщала, но раз надо так надо.

Как вошли, арфа играть перестала, вот черт! Самое страшное, что Гермиона запела. Пела она так себе, мое тонкое чувство прекрасного опять обливалось кровью.

И что самое плохое то, что Пушку не нравилось. Мрак! Мы сейчас будем съедены. Остальные тоже это понимали, а Гермиона явно ничего кроме фигни не знала.

Ситуацию пришлось взять в свои руки.

Вышел вперед, оттолкнул Лохматика и запел. Да простят меня Темные боги!

Set fire to your hair

Poke a stick at a grizzly bear

Eat medicines that's out of date

Use your private parts as piranha bait

〜( ̄▽ ̄〜)(〜 ̄▽ ̄)〜

Dumb ways to die, so many dumb ways to die.

Dumb ways to die, so many dumb ways to die.

Пел я ту песню, что слышал когда — то. И как ни странно арфа начала подыгрывать. Даже и другие инструменты зазвучали.

— Гарри, может что — то другое? — шепотом спросил Рон. Да уж песня о глупых способах умереть. Мы как раз нашли ещё один.

— Заткнись и танцуй! — прорычал я. — Оба!

Они начали двигаться как я, нога к ноге, рука к руке. Танцуем, поем. Церберу нравится. Он, как и мы водит головами и двигается, машет хвостом, открыв слюнявые пасти.

Get your toast out with a fork

Do your own electrical work

Teach yourself how to fly

Eat a two week old unrefrigerated pie

— Припев вместе!

Dumb ways to die, so many dumb ways to die.

Dumb ways to die, so many dumb ways to die.

— Я чувствую себя идиотом, — сказал Рон.

— Заткнись и пой. Ты руку не туда отводишь. Если я из — за тебя умру, то на том свете пытать буду!

Мы пошли влево. А у нас неплохая хореография, такое ощущение, что мы вдруг телепатией овладели. Если за нами все же кто — то следит, то думаю, он в охуе.

Invite a psycho — killer inside

Scratch your drug dealer's brand new ride

Take your helmet off in outer space

Use your clothes dryer as a hiding place

Гермиона поет громче, привлекая внимание пса, а я с Роном, танцуя, подошли к люку и открыли его.

Dumb ways to die, so many dumb ways to die.

Dumb ways to die, so many dumb ways to die.

Пес радуется и даже подошел ближе, а нам пришлось отступить!

— Песня еще долго будет идти? — спросила Гермиона.

— Еще два куплета. Танцуем к люку, — тихо ответил я.

Keep a rattlesnake as pet

Sell both the kidneys on the internet

Eat a tube of superglue

«I wonder what's this red button do?»

Dumb ways to die, so many dumb ways to die.

Dumb ways to die, so many dumb ways to die.

Мы шли на него и начали ходить возле лап, стараясь немного отодвинуть от люка. На нас, от нас. Мы пошли змейкой и плавно водили руками.

— Последний куплет.

Dress up like a moose during hunting season

Disturb a nest of wasps for no good reason

Stand on the edge of a train station platform

Drive around the boom gates at a level crossing

Run across the tracks between the platforms

They may not rhyme but they're quite possibly

Мы пошли к нему, он от нас.

Подходим к люку. Взялись за руки и ближе, ближе. Пушок танцует.

Dumb ways to die, so many dumb ways to die.

Dumb ways to die, so many dumb ways to die.

Гермиона прыгнула первой, следом Рон, а я допел. Идиот!

Dumb ways to die, so many dumb ways to die.

Dumb ways to die, so many dumb ways to die.

«Tangerine Kitty — Dumb Ways To Die»

— Пока!

Я тут же прыгнул вниз, а Пушок пастью оторвал и разорвал крышку, полез лапой, пытаясь нас поймать и разорвать.

— Тварь неблагодарная! — сказал я, поудобнее устраиваясь на Дьявольских силках. — Если нас исключат из Школы, предлагаю стать певцами.

— Согласен, — тяжело дышал Рон.

— Мне уже плевать. А мы правда хорошо пели.

— Никому об этом не говорите, а то боюсь, будут просить еще.

— Ага.

Мы начали успокаиваться. Ровно до того момента, как нас начали опутывать силки. Гермиона посоветовала нам не двигаться и замереть. Рону такая идея не понравилась, и он не успокоился. М-да, человек, тентакли, мне прямо хотелось сказать фразу «Я видел Хентай, который начинается точно также». Но Герми спасла его Люмусом Солем, жалко, я хотел бы увидеть убьют ли его или директор подстраховался. Дальше были ключи, мне похоже надо его ловить, хоть и не хочу. Потому мне пришла идея жахнуть по всем ключам, спалив их крылья к чертовой бабушке, но раз надо так надо. Пусть Редукто дается плохо, но если влить побольше сил, то думаю, сойдет. Целиться не нужно и палочка поможет.

Бабахнуло знатно, думаю Волди уже знает о нас. Половину моего резерва как Слаанеш слизала.

— И потеть не надо, — улыбнулся я, офигевшим «друзьям».

— Мне уже плевать, — махнул Рон рукой.

— Согласна.

Какое у нас единодушие.

Пошли шахматы, где себя проявлял Рон. Мне было откровенно скучно двадцать минут стоять. Так что я прилег пока он там корячится. Гермиона тоже присела. Эх, были бы картишки.

Рон же наслаждался игрой со сложным противником.

Пока мы тут застряли, Волди там уже успеет украсть камень, поесть, помыться, сходить в туалет, станцевать макарену, заняться йогой и даже какую — нибудь порнушку посмотреть. Я даже представил себе этот момент, мы тут шумим, играем, а затем слышим крик «Можно потише!!!» и стоны. Короче испытания меня откровенно не впечатлили. Тут уровень даже для первокурсников низковат. Но Рона вырубило под конец и мы победили.

Его оставили там, а мы пошли дальше.

Оставим ребенка среди опасных големов — убийц? А похеру, в Школе о безопасности вообще никто не думает. Кажется, если я начну играться головами учеников прямо в Большом зале, директор максимум на меня укоризненно посмотрит.

Потом был спящий тролль и зелья. Мне выдали настой и отправили в бой, а сама Герми пошла приглядеть за Роном… Чего раньше не додумалась пойти — не понятно. Я уж в зельях бы разобрался. Может, оправдывала свое присутствие. Или опять считает меня недалеким? Хотя скорее хочет, хоть чего — нибудь смешать и зелья поделать. Психованная зельевариха!

Пройдя сквозь огонь я, не таясь, пошел к зеркалу. Все равно он меня чувствует, какой смысл прятаться. Там меня ждал Квиррелл, разговаривающий сам с собой. Он начал пафосную речь о том, как он всех нагнул. Очень интересно *Сарказм*.

\(ಠ益ಠ)」

Он велел мне подойти и посмотреться в зеркало.

Там я вновь увидел себя и второго. Он помахал мне рукой и улыбнулся. Было неприятно это видеть. Опять депрессия начаться может. Раздражает очень. Камень мне вложили в карман.

— Что ты видишь? — грозно спросил он.

— Геноцид в мире добрых пони, — выдал я первое, что пришло на ум.

— ЧТО?! — прорычал он.

— Эм… Труп на Троне!

— Кто?

— Бог — Император, — грузил я его.

Я тут же рванул к выходу. Пламя вспыхнуло сильнее, преградив мне путь.

— Гарри Поттер… — прошипел Волан — де — Морт. Голова сильно заболела. Как же хреново. — Дай мне поговорить с ним.

Квиррел размотал тюрбан, явив лик Лорда. Ну и урод, а я думал это у меня проблемы с внешностью.

— Вот мы и встретились, — усмехнулся он.

— Волан — де — Морт, — да я тот еще кэп, но даже перед ним приходится играть роль дурачка. Сейчас получше сконцентрируюсь и можно будет ударить. Сил не очень у меня много, половину на Редукто отдал, а палочку он у меня отнял.

— Отдай мне камень, и я верну твоих родителей. Ты даже не…

Договорить он не успел, потом что я как следует, ударил его телекинезом. Его отбросило и разбило зеркало. Затем рванул на него и коснулся лица рукой. Смертельный фейс — палм! Он начал кричать и мучиться от боли. Тело быстро рассыпалось в прах. Ну и жуть. Похоже это результат того зелья что мы выпили. Точнее думаю, он выпил что — то одно, а я другое, но при контакте его зелье вызывает такое последствие. Мне даже страшно подумать, что было бы, если бы Гермиона там что — то напутала. Жу — у–у-у-уть!!!!

Волди рассыпался и в виде духа улетел. Ну и удачи тебе.

Теперь осталось решить, что делать с Камнем. Оставить себе я не могу. Спрятать некуда. Да и как его использовать я тоже не знаю. Но жаба душит просто выкинуть. Немного осмотрев этот красный камень, я размышлял, как быть. Настоящий ли он вообще? Ну, за фальшивкой Волди бы не пришел. Хотя как знать, может он и правда фальшивый. Но все равно может пригодиться.

Тут мне пришла идея, и решил ее реализовать. Достав нож, я с большим трудом отколол маленький кусочек и спрятал в запонку, безоар выкинул в огонь. Надеюсь, не найдут. Пусть я пока не знаю, как его использовать, но может, потом найду способ. Быть может это мое спасение от крестража или самой смерти.

Далее влил в амулет секретов как можно больше энергии, чуть ли не все что осталось. Так же перепроверил щиты и накинул маску и, оставив в ней нужные воспоминания, а этот момент с камнем заменил. Его я поместил вместо некоторых знаний из книги по культуре. Пусть думает, что я это все узнал недавно. Места в амулете еле хватило. Ну, сойдет. Буду надеяться, что этого хватит.

После этого я прилег и нужно уснуть, а лучше потерять сознание. Достав палочку, я уронил ее и навел рукой на себя.

— Сомниум… — произнес я и погрузился во мрак…

Проснулся я в мягкой кровати. Рядом со мной уже сидел директор. Великий Хаос надеюсь, он ничего не узнал. Директор улыбнулся мне и начал свою речь. Вроде ничего со мной не делал. Точь в точь как в книжке. Все про силу любви, жертву матери и то, что камень уничтожен. Я очень хотел сказать голосом Станиславского «НЕ ВЕРЮ!!!». Вроде мои щиты не тронуты и никто меня не читал. Буду надеяться, что это так. После этого он собрался уходить, оставив меня в покое.

Он все же сказал:

— И ты хорошо поешь Гарри, — улыбнулся старик. — Только песню в следующий раз другую выбирай.

— Обязательно, — покивал я. Лорди запою или Мэнсона! Назло тебе, старый хрыч!

Он ушел.

Рядом со мной лежали мои вещи, к которым я потянулся. Я дрожащей рукой открыл запонку и улыбнулся. На меня оттуда смотрел красный камушек удивительной красоты, переливающийся и полный жизненной силы. Когда — нибудь его время придет.

Через два дня я смог выйти из больничного крыла надеясь, что больше сюда не вернусь. Тут жутко скучно и нудно. Даже посещение «друзей» меня начало радовать.

На прощальном пиру Гриффиндор выиграл Кубок Школы, получив дополнительные очки от директора. Вообще — то он просто вернул ту сотню, что у меня отняли, но мне было все равно. Кубок меня не волновал.

Ну что можно сказать в итоге. Все не так плохо, как я себе накручивал. Рон и Гермиона — очень даже неплохие ребята, если их правильно мотивировать. Учителя тоже не такие плохие. Снейп так вообще пока я молчу и не выбиваюсь из образа, не очень бешеный. А уж когда я рядом с Гермионой, Снейп старается быть подальше. Хе — хе. Они так же сообщили что показали директору свои воспоминания, о том что было. Очень краснели когда вспоминали те танцы. Как хорошо, что за это выступление нам очков не назначали, а то бы все сгорели от стыда. Хоть профессор Флитвик потом предлагал нам вступить в хор. Мы отказались. Нет уж, поем только для выживания.

Рон оказался не так плох. Надо только ему увлечение еще одно достать. Чтобы на меня меньше времени обращал внимание. Но это уж потом.

Год закончился, и мы возвращаемся домой. На следующий день мы уже ехали в поезде, а я ждал, что это лето будет нормальным, потому как отказался от предложения погостить у Уизли и номер телефона им не выдал, нечего трепать нервы родне.

Как приехал, распрощался с друзьями, да пожалуй приятелями, и пошел к ожидающему меня дяде.

— Ну что? — спросил он.

— Дурдом на ножках, — вздохнул я.

И пока мы ехали домой, я рассказал ему неприятные моменты моей жизни, чтобы ему было о чем посудачить, но обнадежил неплохим образованием в обычных предметах. Пусть нормальности радуется.

Вот и закончился первый год моего выживания, остается только надеяться на то, что следующий год я протяну…

***
Альбус Дамблдор вертел в руках Философский камень и размышлял о прошедшем годе. План выполнен идеально. Гарри сделал все как надо, и никаких осечек не было. Экспериментальное зелье убедило Тома, что у Гарри есть «защита». Теперь он будет искать способ, преодолеть ее. Все очень хорошо. Камень ему не достался и все сделано как надо. Только зеркало жалко, ну да ничего.

Гарри не пострадал, как и его друзья, но обзавелся стимулом сражаться с Темным Лордом.

Мальчик очень порадовал старика. Умный, честный, храбрый и старательный. Он хорошо учится, и умеет отстаивать свое мнение, это было видно по нежеланию праздновать Хэллоуин, его даже гневный взгляд Миневры не одолел. Молодец. Так же оказался более устойчивым к ненависти Северуса, и менее импульсивным, это ему в плюс, не стоит лезть на рожон. Непредвзятый, чисто врагом Слизерин не считает и не ведет себя безобразно, как когда — то Джеймс.

Так же он смог увидеть плюсы своих друзей. Альбус мог себе признаться, что не видел в Рональде способностей к числам, но Гарри сумел это увидеть. Да и его размышления неплохо так заинтриговали старика. Надо же, по цветам размышляет, и информацию искать умеет. Главное еще с родней ладит и вообще настоящий герой. Будь он глупым, управлять им было бы конечно проще, но и так все хорошо. Мальчик не потерял веру в людей и Альбус постарается стать тем человеком кому он сможет доверять.

Но были и минусы, хоть и незначительные. Первый это палочка. Жаль она не подошла ему. Но будем надеяться, что еще пригодится. Вторым неприятным моментом это окклюменция, которой начал обучаться мальчик. Смотреть его мысли Альбус не стал, детям это не рекомендуется, но если он будет уметь выставлять щиты, то их связь с Томом будет слабее, а значит, сведения будет сложно получать. Если бы Северус не стал так глупо действовать, то ничего бы не случилось, и мальчик о магии разума не узнал бы. К тому же к ней у Гарри явный талант, раз уже есть результат. С Северусом нужно будет провести серьезную беседу.

Так же Хагрид слегка подкачал. Немного переиграл он слабоумие и теперь Гарри ему меньше доверяет. Гарри нужен взрослый человек, который будет ярким представителем директора, чтобы мотивировать его. Альбус сам не может все время контролировать мальчика, нужен взрослый который будет преподавать ему волю директора. Так же крестраж может активизироваться рядом, а этого старик очень не хочет.

Но Хагрид не справился. Немного перестарался он, когда они за покупками ходили. Мальчик хотел купить, что — нибудь дополнительно почитать, но лесник слишком буквально воспринял список. Да и тратить деньги не больно хотел, их, конечно, вернули в банк, но смысла тогда брать, много не было. Но Гарри это не понравилось, да и с лесом Хагрид не очень хорошо справился. Теперь мальчик к нему не так тепло относится. А значит, нужно поискать кого — нибудь другого. Может Молли сможет стать ему доброй тетей? Уизли могут дать Гарри атмосферу настоящей семьи, которой ему не хватает.

Мальчик станет очень хорошим героем.

Он вспыхнет факелом, освещая тьму, и тогда сердца людей загорятся, это пламя будет многие годы гореть в сердцах и совершать великие вещи, а мальчик тихо погаснет и исчезнет, став легендой, которую можно с улыбкой вспоминать.

Все во имя Высшего блага и Светлого Будущего.

Тут Альбус на камне что — то заметил.

— Я не помню этой трещины, — задумался он…

Глава 10. Домовик и пытка

— Люмос! Нокс! Люмос! Нокс! Люмос! Нокс! — повторял я заклинание. В моей ладони вспыхивал шарик света и гас сразу же. Увы, управлять им с помощью телекинеза я не мог, зато зажигать без палочки было просто. Тренировки свои я проводил на чердаке, потому что тут только одно окно и то выходило на дорогу, а не на дом миссис Фигг. Которая с тех пор как сняла маску, стала жутко дотошной, постоянно приглашала в гости и сетовала на Дурслей, когда я работал в саду. Короче, раздражающая особа, Дурсли ее тоже не любили, особенно когда поняли что «казачок» она засланный.

Сейчас я сидел тут на чердаке в позе лотоса и зажигал и гасил свет в руках. Увы, это единственное что я нормально могу применять дома. Все же я не на Точке силы и когда только вернулся, было немного неприятно. Тело привыкло за эти месяцы к постоянной магии вокруг. И если Лондон еще более — менее сильное место, то Тисовая Улица крайне слаба на энергию.

Поскольку Дурсли опять уехали на денек, я могу нормально тренироваться, не боясь спалиться перед ними. Занавески завешены на окошке, лампочка горит, а над моей головой летают разного размера шарики. Энгоргио у меня тоже с трудом получается. Дебильный закон о запрете мешает мне совершенствоваться. Но хоть мотивирует на беспалочковую.

Кстати, поздравьте меня. Я теперь официально живу на чердаке. Маленькую комнату решили отдавать Мардж когда та приезжает, вместо того чтобы спать в гостиной со своей собакой. А меня переселили на чердак. Тут места было в разы больше, то, что надо для тренировок, и окно обещали большое поставить, но не раньше, чем дядя заключит очень важную для него сделку. Да и не используется чердак особенно, а из лишних вещей, разве что игрушки Дадли, места нам хватит.

Меня этот момент тоже очень волновал. Скоро должен появиться Добби, мои письма уже пропадают, потому я думаю, он уже тут. У дяди намечается действительно очень важная сделка, и если ей помешать, мои годы работы могут быть загублены. Рисковать я не хочу, значит, из дома на время нужно свалить. Родня приедет завтра, там и поговорю с ними.

Мысли так же постепенно скатывались к Философскому камню, тому осколку. Куда его девать? Что с ним делать? Если место для безоара я уже нашел, то куда деть осколок? Было бы неплохо его использовать и поправить здоровье. К очкам я привык, но они мне все равно не нравятся. Но пока я ничего сделать не могу.

Пытался в воде его держать, но эффекта никакого. Похоже тут нужно как — то особенно его готовить. Но вряд ли я найду сборник рецептов вкусняшек из философского камня, типа: Вселечащий Сырник, Пельмени Вечности и Борщ Бесконечности. Прямо идеальное меню для Торико. Может и «Бога» получится приготовить? Хе — хе.

Зачем я вообще его взял? Поддался сиюминутному порыву. Позор мне! Дурак!

Теперь еще один вопрос, куда Камень спрятать? Носить с собой? Могут найти. Спрятать дома? Могут найти. На улице? Могу сам потерять. В Шкатулке? Там и так много чего. Да и нельзя как говориться все яйца в одной корзине хранить. Значит, мне нужен второй тайник. Как придет список учебников заодно куплю новый. Только есть проблема с доступом к сейфу. Брать деньги могу, но придется отчитываться за каждую монетку, а еще наворовать пока не могу. Фигг постоянно следит. Нужно быть осторожным. Придется придумать новый способ достать деньги. Пока идей нет. Эх, сейчас бы фанфики почитать, там бы точно нашел себе вдохновение.

Закончив тренировку, потратив все силы, я умылся, и пошел готовить завтрак. Завтра стоит встретить родню хорошим обедом.

Так и поступил. День прошел спокойно. Я все думаю, как повторить любимый прием Дарта Вейдера, душить телекинезом. Толкать я уже умею, поднимать тоже, хватать тоже. Но пока не над ком проверять. Разве что на кошках, но постоянно где — то рядом Фигг. Вот бы еще самолевитацией овладеть. Уметь летать без помощи метел очень бы хотелось.

Немного начал получаться гипноз. Нет, я не могу усыпить или подчинить никого, просто удается внушить мысль. Порой машинально. Например пройдя мимо Дадли сумел внушить ему мысль поковыряться в ухе. Получилось, с третьего раза. Еще удалось внушить дяде, не обращать на меня внимание. Поздно ночью смотрел новости по ВВС, у нас за него платят налог и там можно многое узнать. Так смог нормально посмотреть телевизор. СССР уже давно распался, это даже несколько раз повторяли. Там сейчас начнётся нелегкое время. Кажется, раньше я жил где — то там, но не помню где именно. Пытался недавно заговорить по — русски, вроде как получилось, но акцент был жуткий. Чувствовал себя Шварцем в Красной Жаре — «Какаиум». Только маты нормально получались. Да, в мире без матов жить сложно.

Есть кстати, еще одна забавная вещь. Тетушка Мардж всегда задаривала Дадли подарками, как и другие родственники, когда приезжали. Вот и привез ему давний дядин родич Мангу. Драгон Болл, несколько томиков. Дадли не понравилось, он больше Марвел любит, а вот я почитал. Нет. Я не фанат Драконьего жемчуга, но уж соскучился по японской продукции. Да, Япония это страна, которая всем нравится, но в которой никто не хочет жить. Но суть в другом. Манга, комиксы и прочее, что кузену уже не нужно, можно взять с собой в Хог. Пытаться отвлечь Рона книгами — пустое дело, но комиксы это уже подлый ход. Так смогу и заинтересовать его литературой, хоть такой. Может вообще в Хоге станет менее скучно. А то кроме Квиддича и Плюй — камней, там заняться нечем.

Ну, поживем — увидим.

На следующий день приехали родственники. Все в порядке, все в норме. Одно плохо, моя дорогая тетушка Мардж тоже в полном здравии. Надо уговорить Снейпа на пару уроков кулинарии.

На следующий день мы с самого утра по вечер готовились к встрече высоких гостей. Мне тоже пришлось помогать, в особенности на кухне.

А потом вечером мы репетировали, и распределяли роли. Мне отводилась тоже немаловажная роль, ведь я должен был разжалобить гостей своей грустной историей и показать какие Дурсли хорошие.

Но у меня была идея получше.

— Так Дадли, ты встречаешь гостей у двери, а ты Гарри… — руководил дядя Вернон.

— Привношу в план изменения! — выдал я. — Думаю в целях безопасности, мне денек перекантоваться в другом месте.

— Почему это? — удивился он.

— Ну, вы же знаете, об этих «ненормальных». Вдруг они завтра заявятся без приглашения, с них станется, придти не предупредив, — выдал я им самый худший вариант. Пусть не они, а Добби наверное придет, но лучше подстраховаться.

— А где ты будешь ночевать?

— В том пабе сдаются комнаты, все равно мне нужно кое — чего купить.

— Думаю это хорошая идея, — покивал дядя. Да, лучше поберечь нервы, а они ему еще пригодятся. — Так и поступим. Сам доедешь?

— Конечно, — кивнул я.

Так мы и поступили. Я с вечера собрал вещи. Обе палочки, чтобы без меня не колданули, потом мою шкатулку в сумку. Не собираюсь я рисковать вещами. Жаль среди вещей мамы, к которым мне все же доступ предоставили, не было ничего особо полезного. Кое — какие ингредиенты, которые как мне кажется, давно пропали. Зелья сомнительного качества, которые я пока решил не трогать. Да книги, которые мне не понятны. Там очень сложная и не особо полезная информация.

Плеер взял, куда я без него, ну и все. Я же только на один денек. Амулеты на мне, Камень тоже, не хочу рисковать. Вот бы и мне домовика, он бы многим мне помог. Но Добби я не доверяю, даже по канону он был слишком не надёжным. Да и предавший один раз, предаст и второй. Лучше всего мне подходит Кричер, но с ним я встречусь только перед пятым курсом, так что пока буду предаваться паранойе.

Утром пораньше встал и свалил, чтобы Фигг не заметила. Она рано утром не встает, так что у меня есть шанс уйти незамеченным. Пока нет прямой опасности, слежку за домом организовывать не будут.

Добрался до Лондона, там, на автобус у Дырявого Котла и я тут. Точка силы тут слабее, чем в Хогвартсе, но было гораздо приятнее тут находиться. Лицо я скрыл капюшоном и кепкой, так что спокойно подошел к стене и сам открыл проход. Этот день я полностью посвятил себе. Прошелся по магазинам, прикупил много хороших вещей, а также улучшил свой амулет. Там к счастью в тот момент была другая продавщица, и она вряд ли узнает вещь. Потому как они тут весьма неплохо продавались. Амулет был усилен и расширен до семи звезд и большего объема. Очень хорошо. Денег было достаточно. Следом зашел в магазин сундуков и купил себе шкатулку с очень хитроумной защитой. Стоила она немало. Но защита из кода и ауры владельца очень хороша. Можно узнать цифры, а вот ауру не подделать. Хотя и тут есть решения, но если не знаешь что ищешь, то никогда не найдешь. Снейп это отлично показал.

Далее пошел книжный, где я купил стандартный набор книг по ЗОТИ, который был в прошлом году. Нет у меня желания тратится на макулатуру, хотя и взял одну почитать — оценить, может книжка сама веселой будет. Далее оформил подписку на газеты «Пророк» и «Придира», да и пару других журналов почитал, очень уж интересно, а то весь год страдал, что не смог ничего узнать о мире. Может потом подписку оформлю.

Поел мороженого и весьма неплохо провел день, гуляя по переулку. Благо стоит только скрыть шрам, как меня никто не узнает. Прямо магия. Может еще в домик спрятаться и вообще стану неуязвимым.

Под вечер вернулся и снял номер у Тома, представившись именем Ренар Фокс. Ну, нравятся мне лисы, это мои любимые животные. А Ренар означает «Закаленный непогодой», очень красиво звучит. Том меня вроде как узнал, но обещал не выдавать.

Валяюсь в кровати и читаю книжку Локонса. А неплохо пишет мужик. Почему в фиках все считают его книги отстоем. Да, жуткое МС и много другого, но я и хуже видел. Помню какую — то книжку, про девочку 13 лет, заработавшую кучу бабла, за нее убивали парни, а потом она встретила единорога и что — то дальше. Трава у автора еще та была. Короче, Локонс неплохо пишет, по крайней мере, не занудствует. Все весело и со вкусом. Как учебник это не подойдет вообще, а вот просто книга на вечер сойдет.

И тут я услышал чье — то нытье в шкафу. Вот блин, явился.

Домовик почти ничем от киношного не отличался. Мелкий, с большими ушами и не такой уж привлекательной внешностью.

— Гарри Поттер, — он посмотрел на меня взглядом полным обожания и фанатичного поклонения. Жуть какая. Такой и сжечь кумира может, чтобы другим не достался. Фанатик.

— Да это я, а ты кто?

— Я Добби! Домовой Добби! Добби должен предупредить вас! Вам угрожает опасность! Добби плохой! — и тут начались уроки мазохизма. Я почему — то легко могу представить этого типа в коже с кляпом, а рядом девушка — домовик с плетью и какими — нибудь продолговатыми предметами.

— Замолчи! — прервал я его поток нытья.

— Гарри Поттеру нельзя ехать в Хогвартс! Это опасно! Гарри Поттер не должен ехать!

— Это не тебе решать.

— Добби спасет Гарри Поттера! Он не допустит, чтобы Гарри Поттер пострадал! — решительно заявил он, щелкнул пальцами.

В его руках оказалась моя запасная палочка. Та, что в чехле ему не досталась.

Я тут же ударил его телекинезом.

Домовика отбросило в стену. Он с трудом поднялся и исчез.

Ну и хорошо. Буду надеяться, что не вернется.

Вернул палочку и письма. Мне нужен еще один чехол, для второй палочки, а то эта слишком плохо защищена.

Проверил письма. Только от друзей кое — чего, не более. От Рона еще одно приглашение к себе. Пишет, что родители настаивают, и слушать, что я не могу, не хотят. М-да. А Гермиона хвасталась, что гуляет по Парижу. Надо бы у нее спросить, не слишком ли там грязно. А то ведь говорят, что Сену засрали по полной, по крайней мере, в моих других воспоминаниях есть данные, что там очень много мусора. Бедные лягушки. Керо — Керо!

Дальнейшая ночь прошла спокойно, но дома спать все же приятнее. Тут все скрипит, шуршит и, кажется, тараканы под половицами, топают как коты в Питере. Страшно.

На следующее утро проснулся, поел, купил вторые ножны для палочки и поехал домой. Там меня уже ждали. Дядя заключил свою сделку и был очень доволен, но вот помимо него в доме зачем — то сидел еще и какой — то рыжий тип в дешевой одежде. Это кажется мистер Уизли. Чего он приперся я не понимал.

— Здравствуй Гарри, я Артур Уизли, — представился он. Вот он какой. М-да. Очень похож на свою киношную вариацию. Я прямо вижу, как он ворует далматинцев вместе с доктором Хаусом.

— Здрасте, — кивнул я.

— Мне хотелось бы узнать, где ты был? — начал он.

— Гулял. С чего вы решили, что меня не было?

— Нам сообщили, что ты покинул дом и не вернулся, — сказал он. Значит, Фигг заметила мое отсутствие. Старая перечница.

— Переночевал у друга, — нашел я что ответить. — Вы аврор и допрашиваете меня?

— Нет, — замялся он. — Мы просто волнуемся за тебя.

— Спасибо, — пожал я плечами. Очень хотелось ему многое высказать, но я сдержался. Язык мой, враг мой. Терпение, лисенок!

— Мы кстати, приглашаем тебя в гости.

— Нет спасибо, я не могу. У меня кое — какие дела, и я еще должен помочь дяде с ремонтом, я обещал. К тому же я вас не знаю.

— Но…

— Извините, но в следующий раз, — сказал я с улыбкой.

— Ну, хорошо, — сдался он. — Но в Косой переулок мы будем сопровождать тебя, когда прибудут письма.

— Премного благодарен, — кивнул я.

Он ушел, и я вздохнул спокойно. Вот приставала. Родственники не меньше меня были рады уходу Уизли. Дальнейшие каникулы прошли спокойно. Дядя, несмотря на приход мага, был доволен, сделка состоялась, и теперь зарабатывать он будет больше. К тому же начался ремонт чердака, в котором я действительно помогал. Так что к моему дню рождения, у меня уже было два больших окна, к счастью, дядя тоже решил, что окна не должны выходить в сторону дома Фигг.

На мой день рождения мы весьма спокойно отдохнули, я проводил свои тренировки и старался дальше развиваться. А родня мне не мешала. Уже без палочки неплохо выходит и Стеллио. Я смог временно слиться со стеной. Так же не оставил свои навыки в гипнозе и окклюменции, все больше совершенствуясь. Хотя ничего особенного пока не достиг. В бою с взрослым я вряд ли что — либо могу предоставить. Так просто сильнее не стать.

Потом прибыл список учебников, и мне пришлось ехать в Косой переулок, чтобы родне не пришлось встречаться с Уизли.

Увы, они, кажется, поджидали меня.

Толпа рыжих опять окружила меня, и шли они будто мои телохранители. Больше всего меня бесила именно эта Молли Уизли. При всем моем хоть каком — то уважении к Рону, как к человеку, который оказался лучше, чем я на него думал, ничего хорошего в его матери я не видел, но старался улыбаться и молчать.

Мамаша все время пыталась меня пожалеть, обнять, накормить, а я старался сдерживаться и не убить ее. Если я перережу ей глотку, меня не похвалят, ну разве что некоторые. Орет на всю улицу какой я несчастный и как меня жалко. Позорище какое! Никогда так не краснел! Остальные тоже отворачивались. Да уж, что для пятилетнего ребенка радость, сюсюканья, то для того кто постарше позор, а ведь я еще знаменитая фигура, и это привлекает ко мне слишком много внимание.

В книжном, как и в каноне сидел Локонс и раздавал автографы, мне не удалось избежать попадания в кадр, но его книжки я вполне спокойно подарил Джинни, потому как мне эта муть не нужна. Да и девочке тратиться особо не стоит.

Далее была ссора Малфоя — старшего и Уизли — старшего, смотреть, как два взрослых мага дерутся, как школьники было противно, я старался сделать вид, что не с ними. Рон и Драко, увидя своих отцов в таком амплуа, отвернулись и, посвистывая, разошлись. Ну, хоть у кого — то в этом мире есть мозги, хоть и небольшие.

Но я заметил, как дневник попал к Джинни. Люциус подбросил его. Да, ему Предателей крови не жалко. Но чего он добивался таким образом?

Убить их? Вряд ли. Может просто подставить хочет. Все же эту вещь найти — то легко. Меня же волновал другой вопрос. Я почему — то на дневник не реагировал. Вроде как крестраж, но я ничего не чувствую. Может это только на основную душу реакция? Возможно. Надо бы в Школе проверить.

Как бы мне ни хотелось забрать дневник, я его не трогал. Не знаю просто что сейчас с ним делать. В Школе уж решу.

Потом я хотел было поехать домой, но меня чуть ли ни силком припахали ехать в Нору. Мамаша просто не понимала слова «НЕТ». Все мои аргументы рассыпались в прах перед ее тупыми мозгами. Уже даже ее муж пытался ее убедить оставить меня в покое, но у них в семье Матриархат, так что его мнение никому интересно не было.

Мне пришло поехать, потому что спорить бесполезно, потому что так велел Дамблдор. Они так не говорили, но это было прямо на лицах написано. Скорее папаша-Уизли отговаривал жену чисто для галочки, чтобы я не подумал о нем плохо. Типа «видишь, я на твоей стороне».

Две недели с Уизли были ужасны. Я не мог тренироваться, не мог спокойно почитать или даже поспать, потому что мамаша будила всех рано утром работать. Теперь ясно чего Рон так счастлив в Школе, там нет этой тетки. Думаю, такой была бы жизнь мужчин среди Дроу. И теперь не удивительно, что Билл и Чарли так далеко от семьи живут. Глава семейства Уизли постоянно пыталась вести себя как чуть ли ни родная мать, но этим все больше меня раздражала. Ненавижу сюсюканья и сопли. Даже моя маска все больше дает трещины. Если я раньше думал, что Рон невыносим, то теперь вижу, что по сравнению с этой, он просто идеальный человек.

Тут я большую часть времени тренировался в терпении. Да, Рон, ты был просто мобом 1 уровнем раздражительности, вот сейчас мои мозги мочит Рейд — босс 80-лвла. Кошмар.

Благо, мне удалось вернуться домой относительно живым. Да, только относительно. Душу мне отравили сносно, но и не только душу.

А уж сколько раз мне пришлось там жрать безоар, просто не передать. Не знаю тупая ли она, или просто не знает, но эта женщина добавляла в еду зелья амортенции. Кто бы знал, как я теперь ненавижу безоар.

После того как я услышал кое — что, мне стало даже спать страшно. Ночью в туалет встал и увидел свет и голоса.

Спустился вниз. К незаметной дверце, ведущей в подвал. Стал рядом с дверью, накинул чары хамелеона, благо без палочки это сделать мог и прислушался, чуть открыв дверь. Там была целая лаборатория. Внутри находилась эта мамаша и ее дочка.

— Мама, а зачем ты добавляешь это в еду Гарри? — спросила Седьмая Уизли.

— Это чтобы Гарри чувствовал себя среди нас как свой, — ответила она, отмеряя какую — то склянку. — Это поможет ему расслабиться, а то он стеснительный сильно. Все хорошо, моя милая. Гарри наверняка полюбит тебя, — убеждала она.

— Правда? — обрадовалась девочка.

— Конечно, он увидит в тебе идеальную девочку, и вы будете жить долго и счастливо, — она сладко улыбалась, смотря на склянку. — Вы будете счастливы как мы с твоим папой. Ты только никому не говори. Хорошо, моя милая?

— Да, мама.

Вот тварь! Она меня подчинить хочет. Ну и сволочь! Бежать не получится. Она так это говорит, будто в том, что меня можно подчинить нет ничего плохого. Будто так и надо, я глупый ничего не пойму, потому мной можно командовать. Вот, похоже, где проходят мастер — класс у феминисток, хотя думаю, что даже они до такого не опустятся.

Быстро вернулся в комнату и притворился спящим. Вот я попал.

Мои запонки постоянно предупреждали о наличии зелий.

Одно хорошо мадам Помфри была права, на меня зелье почти не действует, я успеваю принимать антидоты. Как хорошо, что я подумал закупиться безоаром. Но вкус этого козьего говна убил половину моих вкусовых рецепторов.

Две недели с ними я выдержал. Смог домой вернуться под предлогом, что нужно собрать вещи в Школу. Они предложили мне помощь, от которой я оперативно отказался и быстро убежал.

Итог. Я не чувствую вкуса еды, вообще, навык Паранойи прокачан до максимума, ненависть прямо и клокочет с желанием убивать, и главное, я отомщу.

Вы даже не представляете, что может сделать невинный, но очень важный ребенок. Ничего доберемся до Школы, сразу же пойду к Мадам Помфри, попрошу лечения, и с самым невинным видом буду говорить, что со мной что — то не так. Надеюсь, вкус еще можно восстановить.

Жалко убить Уизлиху нельзя, очень бы хотелось. Дамби мне такое не простит, зато теперь смогу вполне официально убегать от этой тетки. И стоит хоть кому — то заикнуться, что это директор меня к ним отправил, так и буду официально и его ненавидеть. Я уж найду способ воспользоваться этой ситуацией. Главное что пережил, а там прорвемся.

Все надо отдохнуть, а потом придти в себя. Еще нужно собраться.

Новый учебный год начался…

Глава 11. Дневник

Поездка в Хог не задалась с самого начала. Этот гребанный домовик успел раньше меня. Благо я пришел тоже раньше и не один остался по эту сторону прохода. Вызвали специалистов и неполадку устранили. Но осадочек остался. А вдруг такая штука посреди перехода замкнет и останется ребенок в стене. Услышав мои слова, маги так напряглись. Если такое случится вновь, то им не хило так влетит. Остались думать, как этого более не допустить.

Благо Уизли заметил раньше и потому сумел спрятаться, переждать и незаметно забежать в поезд с вещами. Нашел пустое купе и засел там под чарами Хамелеона. Рыжие прошли, и не заметили, Гермиона прошла и не заметила. Фух, сюда зашли первокурсники, но меня выдавать не стали. Хоть что — то хорошее.

Искали меня всю дорогу, но так и не нашли. Как приехали, я первым вышел из поезда и направился к каретам. Фестралов я все же мог видеть, видно умертвление тролля и Квиррелла дали мне возможность их видеть. А может что — то другое, я в прошлом году не смотрел.

А довольно интересные звери, очень даже забавные. В карете я спокойно доехал до Школы и был одним из первых в Большом зале. Там уже был Дамблдор и кивнул мне в знак приветствия.

А вот когда народ более — менее собрался в зал влетели Уизли, с криками что я пропал. Наступила тишина, и на них смотрели весьма странными взглядами. Потом они увидели меня и замолкли.

Все вроде как начало успокаиваться.

Вскоре началось распределение, а потом представили других учителей. Локонс был уже тут. Как хорошо, что я немного поменял незначительную часть канона и меня не отправят к нему помогать. После этого начался пир, который радости мне не принес. Я думал, что немного пройдет, как дома буду, но не прошло.

Эх, а ведь тут столько вкусного.

После ужина мы все разошлись по гостиным и легли спать. Наутро я как всегда встал пораньше и отправился в Больничное крыло. Мадам Помфри уже проснулась и готовилась к приему пациентов, которые после Зелий определенно будут.

— Доброе утро, мадам Помфри, — поздоровался я.

— Здравствуй Гарри, — улыбнулась она. — Что — то случилось?

— Да, — я замялся. — У меня проблема. Я вкуса пищи не чувствую.

— Присаживайся, — я сел на стул и она начала меня осматривать. Поводила палочкой, проверила рот и неодобрительно покачала головой. — Чем это ты убил свой вкус?

— Безоаром, — признался я.

— Ты что каждый день его принимал?

— Ага, — опустил я голову. — Мне пришлось.

— Рассказывай.

— Ну, — начал я, включив режим Дитятко — стайл. — Я остался у Уизли в гостях на две недели. И там мой амулет, — я показал ей запонку, где хранился безоар. — Постоянно предупреждал меня о зельях в еде. Я сначала не поверил. Уизли же хорошие, им незачем меня травить. Но потом стал испытывать слабую неестественную симпатию к девочке, которою я даже не знал и тошноту, а после безоара, это чувство пропало. Потом я как — то услышал разговор миссис Уизли и ее дочери Джинни. Она мне что — то подмешивала и явно хотела свести со своей дочерью. Я очень испугался, потому что если она так спокойно говорит об этом, мало ли что она может со мной сделать, за меня же некому заступиться, — на этих словах я поежился.

Тут я не кривил душой, ведь если все так, то она могла мне и память стирать без зазрения совести. Пока я был у них в доме, в котором она глава, со мной могли сделать все что угодно. Эта в отличие от Дамблдора или Снейпа, никаких принципов не имела и вполне могла сделать, что — то очень плохое. Стоило бы мне только дать понять, что я все знаю, как случиться, могло бы все что угодно.

Я не боец, а просто ребенок, с некоторыми силами, вряд ли я победил бы. Их там больше и они были бы на ее стороне. Наверное.

Даже думать страшно.

— М-да, — ведьма была в шоке от моих слов. — Хорошо, я выдам тебе несколько зелий, будешь принимать в течение месяца. Так вкус вернется. Они неприятные, но придется потерпеть.

— Спасибо большое, — благодарен я был искренне.

Она выдала мне зелья и отпустила на завтрак. После первой порции зелий вкуса я все еще не чувствовал, но вкус говна изо рта пропал. Как и запах стал слабее.

Ладно. Машину скандала я запустил, там дальше без меня. Лучше уроками займусь.

Расписание уроков у нас почти не изменилось, только Полеты отменили, они только на первом году обучения, но зато другие уроки начали дублироваться.

У нас появился новичок Колин Криви, еще один раздражающий тип, который по всюду за мной таскался. Убить его очень хотелось, так что пришлось незаметно уничтожить его камеру. Он как всегда фоткал, а затем «неожиданно» уронил аппаратуру с пятого этажа. Починить не смогли, учителя были заняты, а фотоаппарат был полумагическим, что затрудняет его ремонт.

В целом из уроков ничего не изменилось, я имею ввиду учителей. Снейп все так же мучает учеников, пытается копаться в моих мозгах, и оскорбляет отца. Я, как и полагается Гриффиндорцу злюсь и огрызаюсь, маска хорошо себя показывает. Флитвик так же весело рассказывает материал, разве что уроки стали более интересными. В теплице растения все так же пытаются нас съесть, но с появлением Мандрагор, еще и оглушить. У меня все больше подозрений, что меня запихнули в ЛитРПГ. Я все ждал, когда мне привалит опыта или ачивок. Видно не в тот фанфик попал. МакГонагалл теперь учит превращать живое в неживое, и по глазам вижу, все еще хочет, чтобы я играл. Но я буду стойко отбиваться. Остальные уроки тоже стали более сложными и интересными. Разве что Локонс себя оправдал. Дебил — дебилом.

Первый урок полностью повторял канон. Он расхваливал себя, задал нам тест на знание о себе, а потом натравил на нас пикси. Блин, если Квиррелл хоть знал материал, и продираясь через заикание и вонь, что — то можно и узнать, то этот нифига не знает. Так что на его уроках я спокойно занимался фигней и игнорировал учителя. Пару раз пошутил над ним, в духе близнецов-Уизли. Гипнозом внушил в носу ковыряться. Но сильно не старался, а то еще заметит. Потому все силы тратил на незаметность.

Идиотом он точно не был. Идиот бы не смог провернуть все эти аферы с присвоением чужих заслуг. Он может быть некомпетентным, но не идиотом. Нужно быть осторожнее.

Сейчас мои мысли были о другом. О том, что делать с этим годом. С василиском я встречаться не хочу. Я не Наследник Слизерина, не Герой и воевать с монстрами не мое дело. Тролля с меня вполне хватило, против людей я хоть что — то могу, но вот против монстров я пока слаб, даже очень слаб. И я не думаю, что танцы и песни смогут одолеть Василиска. У него вполне может не быть вкуса в искусстве. Значит, нужно постараться предотвратить эту судьбоносную встречу. Можно выкрасть дневник.

Но вот что с ним делать?

С одной стороны можно отдать его Дамблдору, но я думаю, он и так знает. Директор у нас точно не идиот и наверняка уже все продумал. У него же было время. И дневник к нему Артур точно носил, так что все продумано.

Вообще дневник, это вряд ли крестраж, скорее просто некая ментальная техника, созданная по образу, и копирует силы Волди. Если подумать то это логично.

Во — первых, если крестражи — части основной души Волди и сами по себе они не могут жить, а основа сейчас в Албании. Значит, в дневнике кто — то другой. Во — вторых, еще в каноне Том не знает, как Гарри одолел его. Он явно вообще не в курсе последних событий и вся его информация получена от Люциуса Малфоя и Джинни. Это многое объясняет. Будь у него память основной души, то он бы все знал с самого начала. Еще за эту теорию играет знание змеиного языка, он явно научил этому Джинни, потому она и могла направлять змею. И наверняка взгляд все же не действует на змееустов, потому что тогда бы она сама погибла. Да и потом вроде была сцена, где Люциус сообщает об его уничтожении, хотя тот должен был это знать. Еще странность в том, что Люциус сам не воскресил Лорда, нашел бы пару магов и принес в жертву. Это намного проще, чем кидать его в Школу. А значит именно для вызова василиска этот дневник и существует.

К тому же рядом с ним мой шрам не болел, а значит, там нет духа Волди, что тоже не малое доказательство.

Но я все же проверил свою теорию. Нашел Выручай — комнату. Она реально классная. Тут можно сделать все что угодно. Как же круто. Но я надолго тут не задерживался. Кое — как, все же нашел крестраж и его я чувствовал. Слабо, почти не заметно, но чувствовал, а вот дневник нет.

Странно.

Теперь что насчет директора. Я не думаю что он не в курсе. Он наверняка знает о дневнике и специально так все распланировал, чтобы это так же помогло плану. Думаю, директор сам поработал над дневником, чтобы обезопасить учеников, в каноне никто не погиб все — таки. Да и спасительные условия уж слишком вовремя появлялись. Вода, призрак, зеркало, стекло. К тому же эти мандрагоры тут. Как намекнула Спраут, изменить программу ей посоветовал директор, чем не показатель.

Короче о дневнике директор знает, я более чем уверен и если отдать его ему, то через пару дней дневник вновь окажется на руках. Значит, его нужно уничтожить. Но вот как? Клыка василиска у меня нет. Адского пламени тоже, как и Авады Лорда. Значит, буду пробовать разные способы, а если не получится, то спрячу где — нибудь.

Хотя можно предположить, что директор не знает о дневнике. Это тоже может быть правдой, тогда принести дневник будет хорошей идеей, но я параноик. Лучше самому убедиться, что все будет в порядке.

Основная цель этого года как мне кажется не в борьбе с Темными силами, а в том, чтобы показать мне, куда может привести слава и тщеславие. Первый год показал прекрасную землю магии, где все меня любят. Но где есть злодей, которого мне нужно остановить, а второй год это психологическая настройка, что нужно быть скромнее и верить в директора. Дневник просто дополнение, и его устранение не очень — то помешает плану.

Через два дня меня вызвали к директору, и мой рассказ о каникулах в Норе пришлось повторить. Старик был в шоке от услышанного. Я даже воспоминаниями поделился, пусть сам все увидит и услышит. Я очень его попросил меня в тот дом и к той тетке не отправлять. Он пообещал разобраться.

Так шло время, и я готовился к неожиданностям. А они, как говорится, не заставили себя ждать. МакГонагалл сама пришла ко мне, сообщая, что начинается набор в команду Гриффиндора.

Началось все так.

— Мистер Поттер, — позвала она меня, прямо посреди гостиной и вокруг было много народа. — Я хотела бы с вами поговорить.

— Слушаю.

— Я хотела узнать, почему вы не пришли на пробы в команду по квиддичу?

— Я не увлекаюсь спортом, — честно признался я. Да, по утрам стараюсь делать зарядку, но я слишком ленивый, чтобы делать это постоянно. Я же человек в конце концов. Тренировки в магии не заставляют меня бегать или потеть, потому я их и провожу, но все же стараюсь поддерживать тело.

— Но ваш отец был лучшим игроком в квиддич, я думала, что вы тоже захотите играть, — не унималась она. Ах, вот как заговорили, так сейчас и получишь.

— Я и не знал об этом.

— Ваш отец был лучшим загонщиком Хогвартса, — с улыбкой заявила она.

— А вы хорошо знали моих родителей?

— Конечно, мы были хорошими друзьями и после Школы. Они мне были чуть ли не родными.

— Странно это слышать от вас. Весьма лицемерно, — хмыкнул я.

— Что?

— А вам как человеку, которому мои родители были чуть ли не родными, не кажется подлым, не рассказывать мне о них ничего? — спросил я. — Я вас не знал, а вы меня да. Но в прошлом году, я не помню, ни одного случая, чтобы вы хоть что — то о них рассказали. Вы просто сделали вид, что меня знаете. Или теплое отношение не распространяется на детей тех, кто был вам дорог? Я сам к вам подходил, пытаясь начать разговор с темой о магии, но о том, чтобы вспомнить моих родителей вы даже не подумали. Все что вы делали, это пытались убедить меня праздновать дату их смерти. А теперь, когда это понадобилось вам, вы тут вспоминаете такое. Вы отвратительны!

С этими словами я развернулся и направился в комнату.

— Если бы была возможность, я бы перевелся с Гриффиндора, — сказал я последнее слово.

Вот и пусть теперь думает. Я не жалею об этих словах. Если все так как она сказала, то ее поведение действительно отвратительно. Если она врала, пытаясь меня убедить, то такая манипуляция чувствами ребенка еще более отвратительна.

Больше она ко мне не подходила и выглядела довольно подавленно. Сама виновата, что послушала директора, и молчала. Тоже мне близкий друг семьи. На ее фоне Люпин вообще идолом кажется. Он — то хоть оборотень, подойти даже боится, а она учитель. И если бы хоть на новый год со мной поговорила бы, я бы эту тему не поднимал. А вообще, я сумел добиться того, чтобы МакГонагалл от меня отстала.

Да, немного подло с моей стороны использовать тему родителей, но и с ее стороны тоже довольно отвратительно.

Пока сама не извинится, я с ней говорить не буду.

Я даже на уроках не отвечал, а попытки задобрить меня баллами, мне кажутся весьма оскорбительными.

Ну и ладно. Не считая этого инцидента, дела в Школе шли более — менее хорошо. Рону комиксы понравились, как впрочем, и всем остальным, не маглорожденным. Да и им было интересно порой почитать про что — нибудь другое. Кстати, сюжеты комиксов начали сравнивать с книгами Локонса. Кто — то начал что — то подозревать.

Даже Гермиона, которая первое время слюни пускала на Златопуста, начала грустить. Он ничему не учит, а она так старается. Ее вера в книги постепенно подрывается, как и во взрослых. Похоже в этом году учат не меня, а моих друзей. На славу мне и так плевать, а вот Герми теперь солидно грустит. Кстати, моя сцена с МакГонагалл и на нее повлияла. Ведь так подло вести себя, это очень некрасиво со стороны того кого Пушистик уважает. Девочка постепенно открывает глаза. Хорошо. Единственное что ее радовало, это зелья, и она постоянно интересовалась новым у Снейпа. Тот о зельях поговорить и сам рад, но даже его терпению настал конец. Пушистая не отставала от него и тот даже стал ее избегать. Не удивлюсь, если через несколько лет, она его свяжет и заставит на себе жениться. Хе — хе!

В остальном мире все проходило спокойно. Близость первого матча по квиддичу будоражила головы учеников.

У Слизерина тоже было пополнение в Ловце и новых метлах. Рон сказал, что Нимбус‑2001 быстрая, но с маневренностью у нее плохо. Такая метла подошла бы Ловцу, но не вратарю или загонщику.

Но это еще что, а вот меня чуть не убил Бладжер, еле увернулся. Чертов Добби, придушу. Благо шар быстро утихомирили, и матч продолжился. Снитч поймал Драко, но Гриффиндор сумел выиграть по очкам, ну и ладно, больше на матчи не приду. Теперь есть официальная причина не ходить.

Время шло. Мир не менялся. Все также восхищались Локонсом, хотя это и постепенно шло на убыль. Я этому немного способствовал, так по мелочи. Тут дать намек, тут спросить у старшеклассника, а там поспорить с Гермионой. Короче, постепенно, народ начал понимать, что их нагнули на деньги.

Наконец, наступил Хэллоуин. Я и в этот раз на него не пошел, и заставлять идти меня никто не стал. МакГонагалл ко мне не подходит, Персик тоже, я же просто пообещал не выходить из гостиной. Благо, было что делать. Я тоже не все комиксы прочел. А тут нашел про Бетмена.

Кстати, по поводу ссоры с профессором Трансфигурации со мной говорил директор. Он интересовался, что именно там произошло. А я сказал обиженно, что она пыталась воспользоваться памятью о моих родителях для достижения своих корыстных целей. Рассказала, только когда ей нужно было, а не мне. И как ее теперь называть?

Директор не ответил. Он же не может признаться, что именно он просил ее не говорить. Не хочет он подрывать мою веру в родителей, а они, как мне кажется, оба были не идеальными. Вот и пусть для Гарри останутся светлыми героями. Но если насчет Джеймса я знаю, все его темное, то вот Лили пока окутана тайной. Кто знает, может она парней заводила и бросала, а может, что еще устроила. Потому как сокрытие информации о ней вызывает некоторые вопросы. Да, дружба со Змеем и так далее, но я ведь тоже иногда болтаю.

На уроках Локонса, я часто сидел рядом с Блейзом и мы играли в Морской бой, иногда к нам присоединялся Рон, и даже Трейси Девис. Дафна пока отказывалась, показывая, что она выше этого. Хотя уже видно, что скоро сдастся. Кстати, с моей подачи Морской бой быстро набирал популярность в Школе. Особо заняться нечем, а это хоть какая — то игра и тратиться на нее не нужно. Все в выигрыше.

Я вообще после того случая с Паркинсон, действительно стал лучше относиться к Змеям. Их же можно понять. Приглашал и ее, но та отказывалась, хотя видел, что хочет она поиграть со всеми. Но ее положение весьма непростое.

Она как бы невеста Малфоя, по крайней мере, Блейз сказал, что их отцы договорились. А значит, ей нужно во всем поддерживать будущего супруга. Потому она и ведет себя так.

Жалко ее.

На мое общение со Змеями никто особого внимания не обращал. Я не дружу с ними, а общий враг как говорится, объединяет. На почве ненависти к Локонсу, не я один мирился с другими, чтобы посудачить о учителе. Пусть пока никто не собирается воевать с ним или вредить, но недовольных становится все больше.

Ну и хорошо. Быть может, удастся избавиться от него даже раньше.

Сейчас я просто сидел у камина и смотрел на огонь. Хорошо тут. Тепло. Уютно. Укрылся пледом и тянусь к огню.

Через пару часов в гостиную пришла Джинни. Точнее прибежала. Дышит тяжело, растрепанная, испуганная. Думаю, я уже знаю, чего она боится или просто ее сюда погнала воля дневника, уходя с места преступления.

— Ой, — она увидела меня и спрятала дневник. Значит, он все же у нее. — Пп — п–п-ппривет Гар — р–р-р — р–ри, — покраснела она.

— Привет Джинни, — улыбнулся я. — Присаживайся.

— Аааага, — она села в кресло и была тиха как мышка. — Это… извини за маму… — начала она. — Это — это… это я виновата…

Да, за это извиниться стоило. Эта тетка все же приехала по просьбе директора. Тот явно долго ее отчитывал, а потом велел просить у меня прощения. Она явно неискренне извинялась.

— Милый, прости меня, ты не так все понял. Все будет хорошо, я обещаю, что так больше не буду, — улыбалась она. — Иди ко мне, я тебя обниму!

Интересно, она всерьез считает меня идиотом и думает, что я поверю в такое? Вон, даже директор закатил глаза, а у портретов фейс — палм.

— Не подходите ко мне, — я демонстративно спрятался за директором. Пусть думает, что я полагаюсь на него. Так даже лучше. Он этому был рад, а вот она не очень. — Я до сих пор вкуса еды не чувствую.

Ну, тут я немного лукавил, вкус как раз начал возвращаться. Мне даже в честь этого тортик подарили, который я первоначально проверил на все чары, которые нашел в библиотеке. Это не прошло тогда незамечаным.

Итог: все парни Уизли уже просили у меня прощения, за то, что делала их мать. Я обещал это не доводить до общественности. Но теперь к ним в гости никогда не поеду и еду принимать не буду. Пришлось их простить, а Джинни вот подойти побоялась.

— Ну, раз ты извинилась, то я не буду на тебя сердиться, — улыбнулся я, посмотрев ей в глаза. Она покраснела еще сильнее.

Все хорошо, нет волнений, нет проблем, нет трудностей.

А затем она начала стремительно засыпать. Поудобнее устроилась в кресле. Она закрыла глаза и наконец, уснула. Получилось. Гипноз сработал, но стоит подстраховаться

— Сомниум, — прошептал я, применяя заклинание без палочки. Решил перестраховаться. Гипноз гипнозом, но лучше действовать наверняка. Все пришлось делать быстро. Я вытащил из ее рук дневник, затем быстро заменил его на похожий. Еще когда бродил по Косому купил нечто похожее, вот пригодилось. Только чтобы заменить, пришлось быстро бежать к своему чемодану и доставать его. Следом немного трансфигурации чтобы выглядел, похоже. У меня с этим предметом, в отличие от учителя, все в порядке. Получилось слегка топорно, но все же.

Настоящий я спрятал. Потом буду проверять. Все. Делаем вид, что ничего не произошло. Пришлось отдать ей плед. Пусть думает, что просто уснула, а я ей помог. Тут ведь и правда, прохладно.

Вскоре пришли остальные ученики. Они рассказали, что кошку Филча заколдовали, а на стене написали послание от Наследника Слизерина. Буду надеяться, что второе появление я предотвратить смогу.

Потом разбудил Джинни, сообщил, что она сидела со мной и тоже не выходила. Как бы мне не нравились Уизли, но уж сильных проблем им не хочу. Какой — никакой, но Рон мой друг, пусть я ему и не доверяю. Но от него море пользы. Например, он отпугивает от меня большую часть фанатов. К тому же его частая компания дает мне алиби во многих вещах, он всегда может подтвердить, что я был рядом с ним.

Народ начал рассуждать о том, кто может быть Наследником. Подозрение пало на Малфоя. Гермиона и Рон были в этом уверены. Тот явно решил воспользоваться ситуацией и подать голос. Идиот. Ведь если это не подтвердится, то получится, что он зря болтал.

Друзья предложили проверить с помощью Оборотного зелья. Я их слегка осадил.

— Стоп, — сказал я «друзьям» когда мы были одни. — Это была просто кошка, которую очень многие не любили. Давайте не будем торопиться. Если нападения продолжатся то попробуем разузнать, потому что если это была просто шутка, то мы зря потратим время. К тому же я не хочу опять влипать в неприятности, будучи не во всем уверен. Песен я еще много знаю, так что можете разучивать новый танец.

— Может ты и прав, — нехотя согласилась Гермиона, при этом сильно покраснев. Видно еще не отошли от того выступления. Но судя по горящим глазам, ей просто хотелось сделать Оборотное зелье. Очень хотелось, вот она и искала повод. А мне вот грабить Снейпа не хочется. Директор и сам Снейп об этом узнают, и последний точно припомнит.

Они согласились с моими доводами, но все равно решили подстраховаться и подготовиться. Место для готовки найти, все что можно легко достать принести. Хотя мне кажется, Пушистик и так сделает это зелье, чтобы удовлетворить свою жажду деятельности. Так, что сам официально не буду участвовать.

Вскоре мы легли спать. А я достал дневник и посмотрел на него.

— Ну, здравствуй, Том… Хе — хе.

Глава 12. Минус

Последующие дни народ серьезно обсуждал тему Наследника. Самое странное, что Бинс, которому обычно плевать на вопросы учеников, расщедрился на лекцию о Тайной комнате. Если бы, как в фильме, это рассказала МакГонагалл, я бы не удивился, но Бинс. Призрак, который существование учеников только в конце года замечает. И то считает, что это до сих пор выпуск времен его молодости. Странно все это.

Еще один пунктик на то, что директор о дневнике знает. Бинс поведал нам о ссоре Слизерина и остальных Основателей, к которой отнеслись слегка скептически, особенно после моих доводов на прошлое Рождество. Вообще та тема была очень популярна и рейвенкловцы всерьез занялись исследованиями. Начали проводить аналогии и изучать историю. Вот чего — чего, а находить Синие умеют и уже получили несколько доказательств и опровержений. Змеи тоже участвовали в этом, потому как заинтересованы, и были немалые дебаты по этому поводу. Так что в истинность нападения верил, по — моему, только Драко. Он уж сильно начал грузить мозги всем о том, что нужно выгнать маглорожденных. Идиот. Он вообще последнее время очень много болтает. Как поймал свой первый Снитч, так и не замолкает, хоть его команда и проиграла.

Причем по большей части проиграла из — за его отца. Маркус Флинт не дурак, он понимал, как плохи те метлы, но это подарок от Малфоев и отказываться было нельзя. Вот и проиграли они потому. Сам он давно хочет придушить Хорька, но ссора с Малфоями ему не нужна.

Ничего, его тайное желание мести воплотили близнецы Уизли, облив Драко краской в коридоре. Как всегда, сделали они это так, чтобы на них только думали, а не ловили. Мастера ребята. Это по крайней мере заткнуло его ненадолго.

Благо хоть ко мне Драко почти не лезет. Ведь в каноне большая часть его претензий строились на обиде за отказ дружить и зависти. Но поскольку я довольно скромен, завидовать тут нечему, то и причин лезть меньше.

Пока все болтали и бурлили новости, я засел в Выручай — комнате, и думал, как уничтожить дневник. Он уже несколько раз пытался воздействовать на меня, особенно пока я сплю. Долго с ним возиться нельзя. Да и Джинни ищет его повсюду. Возвращать его ей нельзя, она и так чуть повредилась умом от него, а это может все усугубить. Да и мне с ним не стоит надолго оставаться, а то ведь и меня одолеет.

Что это такое? Понятие не имею. Но точно не крестраж. Тот, что находится во мне, никак не реагирует. Вообще. Теорий о том, что это у меня много. Все же Том пусть и псих, но все еще гениальный маг и создать такую проекцию вполне мог. Я не знаю, может ли дневник воплотиться или нет, но проверять не буду. Спрашивать книженцию я не решаюсь. Мало ли что он может со мной сделать. Вспоминается момент из канона, где Поттер побывал в «прошлом» точнее в воспоминании. Похоже дневник работает как Омут Памяти, потому как эффект очень похож. Мне кажется, это все — таки то ли хранилище данных, или личный Омут, а может и какой — то прототип крестража. Кто знает. Темные искусства мне недоступны и непонятны. Вообще, нам могли бы и рассказывать о них, а то прямо темный лес, вообще не ясно.

Ну да ладно, сейчас не об этом думать.

Главное это решить, что с ним делать? Уничтожить не получилось. Да, поспешил я опять действовать. Нужно было отработать план уничтожения. Секо и Редукто дневник не взяли, телекинез тоже. У меня просто сил не хватает выдать достаточно мощную версию. Огненные заклинания не работают, да и плохо у меня с огнем. Водяные заклинания получаются легко, но среди них нет ничего полезного. Мне опять же не хватает сил. Я уже пробовал. Размягчить дневник в воде не получилось, как и порвать и другие способы уничтожения. Адский огонь, применить не смогу, как и Аваду. Пробовал, ничего не получилось.

Бездна! Как же эту хрень разрушить?

Спрятать тоже не выходит, он все еще связан с Джинни и зовет ее. Я пытался скрыть его. Но девушка шла на зов и часто была рядом. Хаос! Потому прятать нет смысла, найдут. Думал кинуть его в Черное озеро, привязав груз, чтобы утопить. Но пришлось отказаться. Он может подчинить себе морских обитателей и те вынесут его на берег, а потом подберет Джинни. А даже если не вынесут на сушу, еще остается четвертый год и второе испытание Турнира. Там он мне может как — нибудь отомстить. Плохо! Все очень плохо!

Но самое хреновое, что теперь относить его директору нельзя. Дамби точно разузнает, что я не сразу его вернул и многое знал сам. Он вполне может вычитать все, что знает дневник и ко мне накопится очень много вопросов. Значит, я сам себе проблемы нажил. Я еще никогда не был так близок к провалу как сейчас.

Меня начала обуревать паника и страх. Какой же я идиот!

Вообще это уже второй раз, когда я действую так нелогично. Сначала с Камнем, а теперь с Дневником. Похоже, гормоны и детское тело все же влияет на меня. Я же живой человек, а не МС и полностью себя контролировать не могу. Я вообще всегда больше отдавал предпочтение действию в порыве эмоций и чувств, а не логики. Это еще с прошлой жизни осталось. Нужно лучше себя контролировать. Нужно было сначала найти способ уничтожения, а уж потом воровать.

Но зато хоть нападений нет. Нужно как — то решить эту проблему, но ничего путного в голову не приходит.

Рон и Гермиона волнуются. Да, нападений нет, но проблему это не убирало. Гермиона все же начала варить зелье. Уговорила Рона помочь в добыче ингредиентов. Я, как ни странно решил им помочь.

Зачем? Да, чтобы отвести от себя подозрение.

Думаю, директор уже в курсе, что дневник пропал, так что он тоже будет искать. А тут я помогаю друзьям проникнуть на Слизерин. Так что я сразу же отметаюсь как подозреваемый. Ведь я сейчас занят другим.

А почему я подумал, что директор знает?

Все просто.

Чтобы добыть ингредиенты, нужно было отвлечь Снейпа. Мы с Роном отвлекли, и он отвлекся, пока Пушистик воровала. Я не верю, что Снейп при всей его глазастости, мог этого не заметить. Он всегда замечает, когда кто — то делает ошибки, порой даже спиной видит или до того как их сделали. А тут странная слепота.

Короче, мы добыли и работаем. Вообще, такое зелье может пригодиться. Может, что еще узнаю, о том, как готовить Философский камень.

Об этом я решил, кстати, спросить Гермиону, она не откажется ответить, но заходил я с другой стороны.

— Какую песню предпочитаете петь? — спросил я. Они замерли и посмотрели на меня. — Просто я, предчувствуя проблемы, решил сразу подобрать песню. Нам нужно заранее слова выучить, чтобы не только один я пел и хореографию улучшить.

— А может не надо? — с надеждой спросил Рон.

— Это наша карма.

Мы бродячие артисты,

Мы в дороге день за днем.

И фургончик в поле чистом,

Это наш привычный дом.

Мы великие таланты,

Но понятны и просты.

Мы певцы и музыканты,

Акробаты и шуты.

«Весёлые ребята — Мы бродячие артисты»

Они только тяжело вздохнули, но от репетиции отказались.

— Ты, Пушистик, слишком много занимаешься зельями.

— Я не Пушистик! — возразила она, хотя по глазам видно обращение понравилось.

— Лохматик, Пушистик, какая разница, мисс Фламель! — усмехнулся я. — Вот сделай Философский камень и будешь называться Алхимиком.

— А вот и сделаю! — фыркнула она.

— А ты хоть знаешь, что это и как действует? — рассмеялся я.

— Нет, пока… — погрустнела она. — Но узнаю!

— Удачи! Мне потом экзамен на знание Камня будешь сдавать.

— Пф! — она отвернулась.

Вот она и заинтересовалась нужными мне знаниями. Я потом узнаю. Она точно что — то важное нароет. Это, конечно, может занять время, но я умею ждать.

Ну да ладно. Вернемся к Дневнику. Он все же не крестраж, я ничего не чувствую, кроме попытки проникнуть в мой мозг.

Сегодня опять не вышло.

После очередной неудачной попытки я иду по коридорам и размышляю над ситуацией, попутно отбиваясь от попыток дневника пробиться через мои щиты. Очень кстати интересная тренировка получается. Но долго я так не продержусь. Если не могу уничтожить, надо спрятать так, чтобы никто не нашел. Жаль, тут колодца нет, бездонного. Садако подарил бы собеседника.

А вот кстати вопрос. Если это не крестраж, то где седьмой?

Ведь есть Медальон, Чаша, Диадема, Змея, Кольцо и Я, то им раньше считался и Дневник. Но если не Дневник, то, что является Седьмым? О метках после уничтожения Лорда ничего не было сказано. Быть может, у Волди все еще есть способ возродиться. Может даже в каноне он нашел способ выжить. Очень мне это не нравится. Да и после Диадемы искать больше не стали, к тому же Том сам уничтожил крестраж Гарри, а значит, чувствовать тот их больше не мог. Ох, не нравится мне это.

Да и вряд ли он создал их в Школе. Тут же Дамблдор рядом, а значит рядом с ним лучше не черномагичить. Хотя тот мог уехать, на метле, как в прошлом году. Шутник. Нужно думать.

— Привет, Гарри Поттер, — услышал я чей — то голос рядом с собой и повернулся на него. Передо мной стояла странная девочка с белыми волосами до пояса, бледно — голубыми глазами и редисками в ушах, ее палочка тоже была за ухом, а в глазах был будто туман.

— Привет, — поздоровался я.

— Я Луна, Луна Лавгуд, — представилась она, говоря каким — то мечтательным и милым голоском. — Скажи, тебе правда нравится «Придира»? Я видела, как ты ее читал.

— Ну да, — ответил я. — Ребусы интересные и теории порой заставляют задуматься. Слегка бредовенько, но логики не лишено.

— Спасибо, — улыбнулась она. — Папа будет рад. Он пишет эту газету.

— А, — кивнул я. Блин вспомнил. Это Луна, но с ней Гарри познакомился только на пятом курсе и о «Придире» до этого не знал. А тут я, похоже, привлек ее внимание чтением газеты ее отца.

— Ты чем — то обеспокоен? — заметила она.

— Да, немного, — согласился я. Честно говоря, как вести себя с ней я даже не знаю. Просто забыл о ее существовании и не продумал, как быть. Но, чувствую, врать ей не стоит. Есть у меня странное чувство. Нужно быть осторожнее.

— Могу помочь, — предложила она.

— Да не стоит, хотя… — задумался я. Почему бы и не спросить совета? Она всегда умела их давать, по канону. А мне как раз нужен нестандартный и бредовый совет. — Не знаешь, как можно уничтожить неуничтожимое?

— Хммм,… — задумалась она. — Стоит попробовать разные методы.

— Пробовал.

— Тогда попробуй наоборот, — улыбнулась она. — Если плюс не подходит, попробуй минус.

— Минус?

В моей голове что — то щелкнуло. Какая — то мысль закралась в череп и настойчиво подавала сигнал.

Вот оно, точно! Как я не подумал сам. Истинно говорят: гениальные мысли приходят в самый неожиданный момент, а так же часто посещают безумцев. Вот это мне повезло.

— Благодарю, — в порыве радости, я обнял ее, затем поставил на место. — Извини, мне пора.

— Удачи, — пожелала она, будучи слегка пришибленной. Видно, такой показ чувств, стал для нее неожиданностью. Для меня кстати, тоже.

Но сейчас есть дела поважнее.

Я же махнул рукой и поспешил обратно в Выручай — комнату. Идея прямо просилась попробовать. Если это не получится, то буду искать ракету, чтобы как симбионта в космос отправить.

Зайдя в комнату, я попросил предоставить мне небольшой аквариум. Тут же передо мной он и появился, на столике с тремя ножками.

— Агуаменти, — произнес я, наливая в него воду, а затем поместил туда дневник. Он опустился на дно, а я приступил к эксперименту.

Тут я почувствовал его ментальное касание.

«Ты же знаешь, что ничего не получится», — говорилось в нем.

— Не говори «гоп» пока не перепрыгнешь, Томми — бой, — усмехнулся я, продолжая.

«Ты уже все перепробовал. Уничтожить меня невозможно», — тут он лукавил, способы есть, но мне до них не добраться. Вряд ли мне одолжат Меч Гриффиндора.

— Может быть, но попробовать то стоит.

«Ты воду уже пробовал. Моя защита идеальна. Я могу пробыть в воде сотню лет. Не думаю, что ты согласишься ждать. К тому же подпитка от Джинни все еще идет».

— Но кое — чего я не пробовал. Позволь объяснить, — эх, теперь я понимаю, почему злодеям нравится рассказывать свои планы жертвам. Это же так приятно чувствовать власть и превосходство. Да и приятно проявить свой интеллект. — Я уже понял, что у тебя мощная защита от самых сильных и разрушительных заклинаний среднего уровня. Уничтожить тебя может только сильный маг. Я же просто не способен на такое. Вода или огонь в моем исполнении имеют слишком слабое воздействие на тебя. Но если его усилить и протянуть эффект достаточно долго, то ты потеряешь силу раньше, чем сможешь ее восполнить. Если само окружение будет против тебя, ты долго сопротивляться не сможешь. Поэтому я подвергну тебя сильному истощению, которое не сможет компенсировать эта нитка силы от Джинни.

«Что ты задумал?!!»

— Криокинез. Слышал о таком? Нет? Как жаль, — улыбнулся я продолжая. — Это парапсихологическая способность, позволяющая охладить объект или же заморозить. Знаешь, что на самом деле темноты не бывает. Темнота — это отсутствие света. Холода тоже нету, он есть отсутствие тепла. Температура, как известно, определяется энергией движения молекул и атомов, поэтому она всегда положительная. Ладно, не буду забивать твои страницы сложными данными, буду говорить понятнее. Если температура воздуха ниже температуры тела, энергия передается от частиц тела молекулам воздуха, и это воспринимается как «холод», и наоборот. И тепло всегда передается от более теплого объекта к менее. Потому если вода вокруг тебя станет льдом, оно будет вытягивать из тебя тепло. Ты должен будешь тратить силы на поддержание тепла, которое будет уходить. Ты можешь продержаться перед сильной атакой, а она не будет прерываться. Вопрос, сколько ты продержишься?

«НЕЕЕТ!!!»

Но уже было поздно. Вода полностью сковала его. Лед начал забирать тепло дневника, а я отбирал его тут. Каждый человек в той или иной степени владеет криокинезом, но если его усилить магией, то эффект будет намного мощнее. Я уже понял, что огонь это не мое, пирокинезом я вряд ли когда — нибудь овладею, но вот вода и холод всегда будут со мной.

— Ледниковый период! — улыбнулся я, вспоминая любимою фразу Аокидзи.

Все вокруг стало замерзать. Магическая сила бурлила во мне, покрывая комнату льдом. Я не думаю, что это моя заслуга. Выручай — комната помогает мне забирать силу, забирать тепло. Из моего рта выходил пар, на очках появились ледяные узоры, а все вскоре покрылось снегом.

Вскоре силы дневника покинули его, а холод полностью проморозил дневник. Скинул аквариум со столика, и лед разбился. Я больше не чувствовал ментального воздействия из этой вещи, а потом она легко разломалась в моих руках.

Так и не стало дневника Наследника Слизерина…

***
В этот миг девочка в гостиной Гриффиндора потеряла сознание…

Глава 13. Скучное время

Получено достижение! Нагибатель канона!

Вы изменили годовой канон и остались не пойманным.

Награда: +10 % к опыту. Звание: «Убегатель от змей».

Ну, примерно такое, думаю, у меня появилось бы сообщение, если бы это было ЛитРПГ. Но нет. Придется самого себя хвалить, а не ждать от других.

Тишина и покой окутывали меня. После уничтожения дневника и сокрытия следов своих действий нападений не последовало. Да и заняты все были случившимся с Джинни. Так что никто и не заметил, что я был слегка вымотан. Криокинез отнял у меня много сил. Отнимать тепло оказалось очень сложно, но гораздо легче, чем разогревать объект. Благо Выручай — комната мне немного помогла справиться, а то может и не вышло бы ничего.

Джинни когда пришла в сознание призналась в том, что делала, по крайней мере, мне это по секрету как другу рассказал Рон. Джинни была под контролем какой — то вещи, которую не нашли. Потому все наши приключения на этот год отменяются. Да и нападение на кошку и угроза, это не то за что можно отправлять в Азкабан.

Как отреагировал директор, я не знаю, по нему очень сложно понять, что он думает. Но Луна ничего никому не сказала, но потом поинтересовалась, получилось ли у меня. С ней пришлось серьезно поговорить. У нее есть только намеки, но и их директору будет достаточно, чтобы заподозрить меня. Однако, девочка успокоила меня тем, что не будет выдавать мои тайны и благодарна мне за помощь Джинни. Они подруги. Читать мысли Луны оказывается невозможно. У нее некоторое психологическое расстройство после смерти матери. Из — за этого она думает и мыслит несколько по — другому и читать ее себе дороже. Напрямую она это не говорила, но из слов можно было понять, все же рассказывать такие вещи ей нелегко. Какова теория ее способностей я не знаю, слишком мало у меня знаний о магии разума, а читать мысли я пока не умею. Но я был доволен, что она никому ничего не расскажет.

Самой Луне, как и остальным, я тоже не доверял свои тайны, но, когда мы одни, я мог спокойно общаться. Я уже давно перестал так часто надевать маску, привыкая и давая привыкнуть другим. Разве что при учителях все еще скрывался. С Луной можно было говорить совершенно спокойно, и не особо таясь, хоть я и не позволял себе расслабляться. Но Луна стала моей небольшой отдушиной в этом мире лжи. Ей я не врал, но просто не доводил дело до полного ответа, что для меня уже было хорошо.

Что в ней самое плохое, это неудержимая гиперактивность. Обычно она пассивна, но стоит ей загореться идеей, как ее не остановить. Она узнала о нашем выступлении. Рон случайно проболтался. Вот теперь она тоже хочет петь и танцевать.

Луна так же была не только моим психологом, но и генератором бредовых спонтанных идей. Благодаря ей можно было взглянуть на некоторые вещи под другим углом. Да и нравится она мне немного. Вообще в каноне именно она по мне была самой приятной и милой девушкой. Остальные были слишком плохо раскрыты для всех, но вот она била своей оригинальностью и милотой. А уж милоты у Луны было много.

Так что я легко включил ее в нашу компанию вместе с Джинни и Невиллом. Да и вообще давно пора расширять круг знакомств, а то так с двумя друзьями и останусь.

Почему я взял этих двух? Причина проста. Приняв Луну, нужно были принимать и Джинни. Да и нужно же показать директору, что я на Уизли не зол. Ведь Рон, это Рон, а кроме него с другими Уизли я не общаюсь. Но тут нет ничего удивительного. Персика все терпеть не могут, а у близнецов и свои друзья есть. Да и молчит Джинни по большей части, так что не мешает и места много не занимает. Невилл также полезный винтик в моей игре. Он же моя замена как Избранного, вот и пусть берет хороший пример. Да и жалко парня. Все его обижают, никто с ним не дружит, так что пусть уж лучше с нами шастает, чем один сидит. Понимаю я его.

Рон и Гермиона поначалу новичкам в нашей группе были не рады, но потом сменили свое мнение. Луна обладала странной логикой, которую понять было довольно сложно. Гермиона могла противостоять ей знаниями, но с луна — логикой тягаться было сложно. Ведь она основана на чувствах и ощущениях. Короче я разрушал мозг Гермионе. А то слишком уж своей рациональностью давить начала, вот пусть попробует победить иррациональность. ХА!

Невилла я давно думал пригласить к нам. Парень он хороший, только неуклюжий и надо бы ему немного помочь. К тому же он лучше всех нас разбирался в травологии, чему даже Гермиона была удивлена. Ну а Рону кроме меня нужен был слушатель и отдушина от девичьей компании. Да и он давно понял, что Квиддич я не сильно жалую, а Нев наоборот интересовался. Джинни я так взял, чтобы слегка отвадить других девушек. Если Гермиону и Луну никто не воспринимал как моих возможных девушек, то насчет Джинни было сложно понять. Но я не собирался родниться с Предателями крови.

Я вообще пока о романтике и любви не думаю. Во — первых, мне всего 12, какие тут нафиг романтика и отношения? Это в фанфиках такое бывает. Никто тут о любви не думает, оставим все это на потом. Во — вторых, это самые главные грабли всех попаданцев. Появляется девушка, которую нужно защищать. Из — за этого появляется рычаг влияния и прочее. Нет, я так подставляться не буду. Может отношения с кем, и заведу, но ничего серьезного, пока не отведу от себя опасность. Да к тому же, в Школе все слишком зациклены на факультетах и завести другие отношения просто не получается. Мне, например, весьма приглянулась Дафна, но, увы, тут разные Касты и противоборствующие факультеты. Ромео и Джульетта мне тут не нужны. Мне яда от слов Снейпа хватает.

Была еще одна причина такого действия. Окружая себя группой ребят, я как — бы показываю директору, что я среди хороших и проверенных и неопасных друзей. Змей среди нас нет, плохих тоже, тут все свои. К тому же заводя новых людей, я переключал внимание Рона и Гермионы с меня на других. Что дало мне больше свободного времени и некоторый нейтралитет. Я стал лидером этой группы, но в тоже время мог не вмешиваться в их самоуправление. Отличная позиция и незаметная главное.

Некоторое время нам пришлось пошугать любителей пошутить над девочкой, нечего наших друзей трогать и воровать их вещи. Тоже мне умники нашлись.

Луна все же смогла уговорить нас спеть. Вы не поверите, но эта девочка смогла заставить нас. К счастью, выступление будет перед самими собой, а не монстрами. Да на Рождество, когда в Школе народа мало. В этом году осталось еще меньше народа, но теперь другой состав. Невиллу не повезло, он уезжает только завтра, потому ему придется участвовать в этом бреде. Рон попытался сбежать, но я его поймал. А что мне одному страдать? Назвался другом, так разделяй мои страдания! Живо! Хе — хе. Да и все равно делать особо нечего было. Вот и согласился я с Луной. А то скучно живем.

Так что после праздничного ужина мы отправились на дело.

Засели в пустом кабинете, смогли упросить директора дать нам попользоваться той арфой, которая сама играет. Он легко позволил. Все же не такой уж и редкий артефакт, да и нужно же детей радовать.

Вот и начали. Да простят меня все злодеи и манипуляторы мира.

They call me Cuban Pete,

I'm the king of the Rumba beat,

When I play the Maracas I go

Chick chicky boom!

Chick chicky boom!

Yes, sir, I'm Cuban Pete

I'm the craze, of my native street

When I start to dance, everything goes

Chick chicky boom!

Chick chicky boom!

Cuban Pete — Rumba

Это было тяжело, но мы закончили.

— Я чувствую себя идиотом, — Рон впал в депрессию. Это на фоне того в каком отчаянии находится Гермиона, которой так и не дали испытать ее Оборотное зелье. Нашу готовку спалили прохожие. Снейп отчитал всех и снял кучу баллов, хотя прекрасно знал, чем и где мы занимаемся.

— ДА! — обрадовалась Луна. — Давайте еще?! Да, Невилл?

— Ээээ! — замялся тот. Он уже жалел, что связался с нами. Так много двигаться ему еще никогда не приходилось.

— Что тут происходит?! — услышали мы новый голос. В дверях стояли Слизеринцы. Дафна Гринграсс и Панси Паркинсон. Чего они тут ходят я так и не понял. Может, другие подтянутся позже, хотя там почти никого и нет. А пофиг!

— Песни, танцы, обниманцы, — пожал я плечами. — Присоединяйтесь.

— ЧЕ?! — офигели они.

— Не можешь остановить безумие, возглавь его! Так что давайте, проходите, у нас все только начинается. Рон! — позвал я Уизли. Тот, похоже, наслаждался всеми цветами депрессивной радуги. Гермиона была недалеко от него. Джинни как всегда старалась быть от меня подальше, а Луна прыгала на месте, желая еще танцевать. Невилл же спрятался от Змей. — Добро пожаловать в Дурдом!

Спрашивать мнения Слизеринцев никто не стал. Мы их чуть ли не насильно припахали к нам. Дверь я предварительно закрыл. Не сбегут. Они пытались.

Ня — ня ня — ня нихао ня кода цугераха цудэ кару саа!

А потом решил таки спеть очень хорошую песню. Так сказать, чтобы дать другим отдохнуть.

Закат раскинулся крестом поверх долин вершины грез;

Ты травы завязал узлом и вплел в них прядь моих волос.

Ты слал в чужие сны то сумасшедшее видение страны,

Где дни светлы от света звезд.

Господином Горных Дорог назову тебя;

Кто сказал, что холоден снег?

Перевал пройду и порог, перепутие,

Перекрестье каменных рек.

«Мельница — Господин горных дорог»

Долго пришлось привыкать к другому языку. Но это того стоило. Отличная песня. Всегда мне нравилась. Жалко ее самому не послушать.

Что произошло дальше, Змеи никогда не забудут. Трехчасовой марафон песен и плясок! Луна завелась на полную, да и я решил уж постараться. Хотят они веселья, так пусть получают. Зато теперь точно не будут распускать про нас слухи. Сами поучаствовали в этом ужасе.

Теперь при любом ритмичном звуке эти две впадали в ужас. Думаю, я добавил им пару фобий. Я и сам утомился.

Эти две все же смогли сбежать и долгое время избегали нашей компании, особенно они боялись Луну и меня. Но мы все же никому ничего не рассказывали. Незачем людей подставлять. Те долгое время боялись, что мы проболтаемся, но мы люди честные.

Да у нас и другие дела были.

Поскольку дневника не стало, бояться было нечего, и в Школу вернулся мир. Малфой — старший так и не смог скинуть директора с поста, потому что проблем в Школе не было. Жалко конечно, что Хагриду Азкабановый курорт не светит, но приходится чем — то жертвовать, ради моего блага. Так что мы решили заняться некоторой диверсионной деятельностью.

Этим мы занимались после Рождества. От Локонса нужно было избавляться, потому мы собрали большую компанию народа со всех факультетов и принесли коллективную жалобу на «учителя».

— Он нас ничему не учит, потому мы требуем замену! — сказали мы чуть ли не хором. Директор был этому очень удивлен. Явно не ожидал такого поворота событий.

Локонс пытался оправдаться, но от него потребовали доказательств того что он умеет учить и защищаться. Он должен был одолеть учителя, в дуэли, показывая, что не зря преподает ЗОТИ.

Его соперником стал Снейп, который с большим удовольствием размазал недоумка по помосту. Скрывая улыбки, остальные учителя были тоже довольны, а потом пара капель Зелья Правды в напиток и Златопуст выдал все. То, что Локонс присваивал чужие подвиги и использовал Школу как возможность продать свои книги, стало всеобще доступными сведениями.

Многим это не понравилось, и влиятельные ученики все рассказали родителям. Особенно постаралась Сьюзен Боунс. Ее тетя же работает в Аврорате, так что ей эти сведения стали любопытными. Спасая репутацию Школы и себя, директор стал играть дурачка, которого обманули. Это стало даже правильным решением, потому что Школе возместили ущерб, как и ученикам.

Начался суд, решением которого стала выплата компенсации и пара лет в Азкабане. Вместо Локонса преподавать ЗОТИ стал сам директор, и он был действительно хорош. Пусть в темах о том, как сражаться с темными созданиями он нам ничего не давал, но подтянул практику заклинаний. Если раньше Экспеллиармус и Протего умели далеко не все, то теперь все могли это применить. Поскольку не было василиска, никто отменять экзамены не стал, а потому пришлось сдавать.

Вообще директор сильно рисковал так подрывать учебную программу два года. Не думаю, что ему кто — нибудь что — нибудь сделает за это, но все же. Это знаете ли не шутки. Как хорошо, что такой важный урок, у нас все же прошел. И надеюсь, в следующем году нам преподадут что — то поинтереснее основ, которые должны были быть в прошлом году.

Я же тренировался и учился дальше. Телекинезом уже поднимал без труда восемь шариков разной массы и размера, и я уже приступил к попыткам создания солнечной системы. Также старался развить боевую составляющую, разгоняя шарики до максимальной скорости и запуская их в цели. На дереве мои шарики оставляли неплохие вмятины. Но в бою управлять я мог только двумя шариками, за остальными просто не успевал. Значит, теперь есть новая цель куда стремиться.

Это я еще не делал, потому как, все эти годы развивал контроль и выпуск энергии, а мои тренировки так же помогали мне минимизировать затраты. Так что теперь учимся этим сражаться, на полную.

Через два месяца, когда вокруг никого не было, ко мне подошла Дафна, поговорить.

— Вы никому не сказали, — нахмурилась она.

— А зачем кому — то говорить?

— Ну, ты же Гриффиндорец. Почему бы не поиздеваться над нами. Профессор Снейп так часто говорит.

— Прошлое Снейпа было тяжелым и потому он мерит жизнь по себе, — усмехнулся я. — Не волнуйся, никто ничего говорить не будет, — махнул я рукой.

— Но… — впала она в ступор.

— Забей, было же весело. Если захочешь, еще повеселиться — приходи, — с этими словами я пошел по своим делам. Напевая песенку про бороду.

А Дафна так и стояла. Вероятно, с таким отношением она никогда не сталкивалась и потому была шокирована бескорыстным отношением.

Вот так и закончился у нас год. Все закончилось сложными экзаменами и окончанием общих предметов. Профессор Кеттлберн действительно уже был плох, потому предупредил, что со следующего года преподавать УЗМС не будет. Жалко, учитель мне понравился. Директор даже подарил старику комплект деревянных конечностей. Теперь преподавать Естествознание будет профессор Флитвик, пока не найдется адекватная замена.

Под конец года МакГонагалл выдала нам список предметов, которые нужно взять дополнительно в будущем году.

Магловедение, Нумерология, Руны, Прорицание, УЗМС.

Что брать вопрос был сложным. Магловедение мне не интересно, хоть сейчас могу его сдавать. Нумерология мне сложна, так что тоже нет. К тому же я лентяй. Я вообще слабо понимаю тех попаданцев, которые набирают себе уроков посложнее и хотят еще больше знаний. Половина из этого тупо не понадобится. Конечно, писать об этом легко, а вот самому быть сложно. Я реальный человек, потому жутко сложными вещами забивать голову не хочу. А вот Руны возьму, обязательно, эта ветвь науки меня восхитила и потому я хочу узнать больше. Да и профессор Бэбблинг мне понравилась. Так что Руны обязательно. Прорицания или УЗМС. Я думал долго, что взять. С одной стороны слушать о своей смерти мне не хочется, да и кабинет у Трелони ужасный. А с другой Хагрид мне не нравится и его животные меня пугают. Думал я долго, но потом вспомнил, что Трелони нужно будет писать эссе, а Хагриду нет, лень победила.

Остальные тоже думали. От прорицаний я всех отговорил, сказал, что там работает шарлатанка. Герми сначала не верила, но потом мои слова подтвердила МакГонагалл, только в более мягкой форме. Так что Гермиона взяла Руны и Нумерологию. Хотя первоначально хотела взять все. У меня поначалу была мысль дать ей попробовать. Раз тут нет Маховика, что ей дадут вместо него, но потом решил проявить благоразумие. Если дадут, то потом, а может и нет. Рону я посоветовал взять Нумерологию и УЗМС. С цифрами он хорошо работал, потому не возражал. Невилл взял, как я, Руны и УЗМС. Так мы и решили.

Вскоре год закончился, и мы сели на поезд.

Я размышлял, как серьезно повлиял на канон. С одной стороны я совершил радикальное изменение, которое наверное еще аукнется мне. С другой, я не допустил многих проблем. Даже Хагрида до Азкабана не довел. Да и василиск остался. Если Волди вернется, это может стать проблемой. Надеюсь, потом мне удастся исправить это. Как только освою криокинез на достаточно высоком уровне, нафиг заморожу эту змеюку. Они как раз не любят холод.

Единственное что меня немного волновало, это Добби. Того я так больше и не видел. Немного жалко домовика, но в тоже время он пытался меня убить, а это как по мне не очень хорошо. Может, помогу ему освободиться, как появится возможность. А может и нет.

Еще я задумался немного о своем поведении. Я несколько раз действовал спонтанно и нелогично. Мне стоило действовать иначе, чем я делал. Во — первых, не трогать Философский камень. Директор, возможно, заметил пропажу и это мне аукнется, но странный порыв победил. Во — вторых, дневник. Нужно было сразу же его нести, например профессору Флитвику. Он бы точно узнал имя на обложке и если он не является человеком Дамби, то сам бы его и уничтожил. Хотя, он мог отдать его директору, а тот бы «потерял» вещь, тем самым возобновив план. Но я очень рисковал, стараясь уничтожить его самостоятельно, слишком самонадеянно. В будущем нужно быть осторожнее. Этот урок я усвоил, буду внимательнее, и думать прежде чем делать. Все же я ребенок и не могу дотошно себя контролировать. Моей детской энергии нужен выход, иначе все это вытекает, в такие нелогичные поступки.

Может все же заняться квиддичем? Нет, я еще жить хочу. Так что нужно в будущем придумать себе занятие, которое меня отвлечет и затянет. Может что — то спортивное или вроде того. Эх, посмотрим.

Ну что же, буду думать что дальше, ведь следующий год будет очень сложным…

***
Закончился второй учебный год и Альбус вновь подводил итоги.

В этот раз успех был двояким. С одной стороны удача. Гарри не поддался растлевающему влиянию славы, он не проникся лживостью этого и остался верен себе.

Еще старика порадовало единство школьников. Все так объединились из — за Локонса. Все же факультеты могут работать вместе. Да и Гарри явно хорошо влияет на других, улучшая отношения. Простые игры вместе порой более эффективны, чем сложные разговоры. Да и те комиксы, что он принес собой стали очень популярны у учеников.

Альбус понимал, что в Школе особо делать нечего. Развлечений кроме квиддича нет. Заниматься постоянно только учебой никто не может. Дети все — таки. Но эта проблема вообще во всем магическом мире. Нежелание знаться с маглами очень ограничивает кругозор магов, а ведь у тех так много интересного и полезного. А Гарри смог принести маленькие и простые радости обычного мира, которые удачно вплелись в быт.

Гарри так же проявлял недюжинные умственные способности и понимание. Он обладает даром прощения и не стал ненавидеть Джинни из — за действий ее матери.

Молли серьезно разочаровала Дамблдора. Он потом провел серьезный разговор с Артуром.

Пытаться подарить Гарри тепло семьи полностью провалилось. Молли так все испортила, что мальчик теперь ее боится и чувствами к ним не проникается. Поппи рассказала, что Гарри долгое время принимал зелья, чтобы восстанавливать вкус. Только не так давно вновь начал наслаждаться едой. Это очень нехорошо. Молли пообещала больше не повторять ошибки, но мнение Гарри на ее счет теперь не исправить. Страх слишком сильный, он ведь много чего подумал когда услышал ее откровение и мог быть прав. Альбус даже не знал о таком и вполне мог не узнать никогда, и тогда Молли разрушила бы все.

Альбус теперь понимал, что для Гарри нужен был другой человек. Мальчику не нравится, когда его считают недалеким ребенком и возятся как с младенцем. Ему нужен был взрослый, который станет примером, а не нянькой. Тут Альбус мог признаться, что это его ошибка, но на эту роль никто не подходил тогда и найти нужных и верных людей не так просто.

Теперь нужно искать кого — то другого для мальчика. У него должен быть взрослый, на которого он будет полагаться, и тот, кто сможет его мотивировать.

Добрый защитник как Хагрид не помог, заботливая замена матери в лице Молли тоже. Значит, тут нужен кто — то другой. Кто — то верный, серьезный и понимающий. На ум приходил только Римус. Он может стать для Гарри заменой отца. Он сильный, серьезный, умный, и главное он верен Альбусу.

Вспоминая о Римусе мысли старика перекинулись на одно из главных разочарований своей жизни, к Сириусу Блэку. Альбус не мог поверить, что тот оказался предателем, он хотел организовать ему настоящий суд, но Барти и Фадж даже не допустили его вмешательства. Тогда было сложное время, и действовать было сложно. Исчезновение Блэка было многим выгодно, но найти реальные доказательства Альбус не смог. Быть может потом, когда будет возможность. К тому же Альбус не хотел себе признаваться, но арест Блэка был и ему выгоден. Так было больше возможностей влиять на Гарри и следить, чтобы тот не совершил тех же ошибок. С Томом, Альбус все пустил на самотек, но с Гарри он подобного не допустит. Если бы Сириус стал заботиться о Гарри, то из него получился бы второй Джеймс, что для старика было нежелательным результатом. Нынешний Гарри ему гораздо больше нравится своим умом и некоторой непросвещенностью. И не веря в другую ненужную старику информацию. Да и хулиган в Школе не очень — то нужен. Альбус близнецов Уизли не трогал только потому, что все их шалости направлены на юмор и веселье, а не издевательства.

Была еще одна проблема, о которой думал старик. Дело было именно в дневнике Тома. Дневник стал отличным дополнением для плана этого года. Альбусу его принес Артур, и старик серьезно поработал над темным артефактом, сильно ослабив его и внушив нужные мысли. Да и много интересного через него узнал.

Он не волновался о безопасности учеников, потому как все предусмотрел и никто точно не погибнет, да и он сам будет страховать. Гарри было бы полезно вновь встретиться с Томом и одолеть возможную боевую единицу Темного Лорда. С Гарри бы ничего не случилось, василиск бы не смог навредить змееусту, а то, что мальчик владеет этой силой, старик не сомневался. Да и подстрахуют его там. Фоукс поможет, если что подлечит и меч подаст. Северус обещал присматривать. Все было схвачено.

Однако после первого явления дневник неожиданно исчез. Кто — то украл его, а потом уничтожил. Гарри с друзьями в этот момент готовились, но потом дневника не стало. Найти даже остатков не удалось. Альбус думал, что это Гарри сделал, но тот просто не смог бы это провернуть. На столь энергоемкие заклинания у него просто не хватит сил, а проведение ритуалов Альбус почувствовал бы. Да и он всегда был рядом с друзьями, он проверял.

Это уже вторая странность. Сначала повреждение Философского камня. Кусочек, похоже, откололся при падении, но куда он попал неизвестно. Старик долгое время думал, что кусочек у Тома, но тогда бы тот уже возродился и на Метках, было бы видно. Да и дух не мог бы унести материальный объект.

Благо хоть Николас не стал особо на это обращать внимание. Альбус убедил мальчика в том, что камень уничтожен, чтобы через него в это поверил Том. Вроде все получилось. В таком состоянии Том не очень хорошо думает, что так же на пользу плану.

А теперь и уничтожение дневника. У Джинни была связь с ним, и она неожиданно прервалась, что было ярким свидетельством уничтожения предмета.

Странности накапливаются и нужно быть более осмотрительным, а так же готовиться к следующему году. Новый урок ждет мальчика и новые испытания тоже, уж старик это ему обеспечит…

Глава 14. Поезд мрака

Лето выдалось дождливым, очень дождливым и сырым, потому гулял я редко. Но зато в своем гнезде, а именно так я назвал комнату на чердаке, я проводил все время. Мне даже расщедрились на телевизор свой, хоть и маленький. Потому я не скучал. Благодаря той сделке, Дурсли стали жить лучше. Появилась новая машина, сделали хороший ремонт и даже слетали на море. Они слетали, я в это время был в Школе, но я не жаловался, мне и так хорошо. Все же я умею довольствоваться малым.

Моя комната была светлой, просторной и уютной. Наличие нескольких сундуков со старыми вещами совсем не портило обстановку. Теплый пушистый ковер, обогрев, диван и кровать у нового окна. Так же письменный стол у противоположного окна, стулья, две лампы под потолком и одна настольная. Мои вещи были со мной, и я нормально делал уроки. Дадли моя комната тоже нравилась, но и его была не хуже. Дядя передумал делать из маленькой комнаты для гостей. Он решил соединить две комнаты в одну и кузен получил отличную просторную комнату с компьютером, телеком, видиком и его игрушками. Часть старых и поломанных выкинули, а самые нормальные и целые сложили по сундукам. Может у Дадли и хорошая и богатая комната, но моя очень уютна. Лучше всего это моя кровать, тут подушек и одеял немало и когда сплю, похоже, что я в корзине или гнезде. Настоящий лис. Фыр — фыр — фыр!

Сегодняшний день будет сложным. К нам приезжает тетушка Мардж, человек, с которым я помириться не смог, потому лучше, если я проведу пару дней у себя, не показываясь ей. Также, если отношения обострятся, я вполне могу уехать на пару дней. Эта идея тоже была не лишена смысла. Потому оставили ее как запасной вариант. Все же за мной следят и могут заставить вернуться или, что еще хуже, вновь пригласить в гости.

Сейчас никого дома нет, и потому, я лежу у себя на диване, музыка из наушников успокаивает, Скорпионс крут, а магическая батарейка дает много времени заряда. Под потолком летают шарики. Один большой, а вокруг него пять малых. Сложнее всего соблюдать точную орбиту планет. Теперь же я изменил цвет шариков, чтобы они были похожи на планеты. Так же старался все же немного освоить аэрокинез, воздух легким бризом кружил вокруг. Ничего особо сложного не было, только холодноватым он был. Криокинез мне нравился. Может понизить температуру в гостиной, когда там будет спать Мардж, чтобы поскорее уехала? Это вряд ли сработает. Она упертая, может покрыться инеем, но не уйти. Лучше вещи соберу, потому как, переезжать точно придется. Я кстати, купил себе мобильный телефон, выбор был не очень большой 93‑й год все — таки, но хоть что — то. В «Дырявом котле» он ловит сигнал, потому мне вполне могут сообщить, когда хата будет свободна.

Уизли, кстати, прислали мне подарки. Вредноскоп от Рона, всякой чуши от остальных, так же «Чудовищная книга о Чудовищах» от Хагрида, а остальное книги, которые у меня и так есть и мелочи типа угощений и прочего. От угощений, тем более от Уизли я отказался, мало ли что там внутри, я из — за Уизли стал еще большим параноиком. Вредноскоп оставил себе. Странная кстати вещь. Она на ментальном или духовном уровне ощущает враждебность к владельцу. Ее нужно только настроить на определенного человека или тип опасности. Хотя, как мне кажется, она бракованная. Оставил себе, вполне может пригодиться. Рон так же прислал вырезку с их поездкой в Египет. Повезло ему. Вот интересно, они реально выиграли или это Дамблдор устроил за то, что подверг Джинни опасности? Пожалуй, ответа я не получу.

Книга от Хагрида это намек на то, что теперь он будет учителем, привет канон. Однако, это забавно получается. В каноне Хагрид стал учителем, только после того как был оправдан, за события 50 летней давности, но я предотвратил его оправдание. И тут такое. Видно директор подсуетился, ему явно нужны верные люди на местах, и приглашать совершенно новых учителей он не хочет. Логично. Ведь новые могут быть не такими лояльными. Ну да ладно, думать буду потом.

Несмотря на жуткий вид, книга вполне интересная и я с удовольствием узнал много нового. Но ее приходится кормить и чесать. Странная вообще идея, сделать из книги животное. Хотя это скорее не энциклопедия, а инструкция для будущих химерологов. Да, эта книга — тоже Химера.

Химера — это животное либо искусственное, либо полученное из других животных при скрещивании магией.

А Химерология — это одно из ответвлений трансфигурации. Если заклинания превращения одного в другого, а есть сращивания и остановки на определенных моментах. Хотелось бы поэкспериментировать, но не уверен, что у меня будет возможность. Да и сложная она, но как учебное пособие может пригодиться. Очень перспективное направление магии, а в Турнире оно мне пригодится. К нему вообще лучше уже сейчас готовиться.

Да, Турнир. Это будет настоящая жопа. Я даже не представляю, как мне быть. Фанфики в этом деле не помощники. Описанные варианты там слишком замудренные и сложные. Вряд ли я найду где — нибудь заклинание порабощения драконов, не уверен, что они понимают змеиный язык, да хотя бы заклинание «Адского пиздеца» мне не достать.

Ну да ладно, сейчас думать нет смысла. В Школе поищу варианты. Все пригодится.

Вот родня, наконец, тут. Я не выходил, но на всякий случай прекратил колдовать, убрал все вещи и достал книгу по зоологии. Чисто для того чтобы не придрались. Все магическое спрятано и заколдовано. Увы, сложные чары без палочки я сделать не могу. Только простые заклинания основанные на воображении, воле и легких решениях. Например, починить чашку могу, а вот для более сложных вещей нужна палочка. Буду надеяться, что Руны помогут мне с этим. Но для маглов этого достаточно. Нужно бы научиться маглооталкивающим чарам. Хотя это скорее что — то в ментальной магии. Эх, жалко сейчас ничего по магии разума мне не достать. А рисковать походом в Лютый я не хочу.

В этом году будет сложно. Дементоры. Сам применить Патронус я не смог. Может счастливых моментов недостаточно, а может, просто неправильно действую. Но вот меня ждут призраки, и с ними придется повозиться. В этом году будет Люпин. Как к нему относиться я пока не знаю. Фигура неоднозначна, а значит, присмотримся и подумаем.

Далее идет Сириус Блэк. Человек, которого подставил Питер Петигрю. Однако я пока не уверен, является ли крыса им. Я проверял, у Коросты, который, кстати, все же мужик, нет одного пальца, и меня он боится. Но без Карты, я ничего доказать не смогу, к тому же не уверен, что ее выдадут, хотя должны. Заклинание раскрытия анимагов я не знаю, искал и вроде как нашел описание, но проверить не на ком. Анимагов в Хогвартсе не так много, а те, что есть мне не помощники. Значит ждем-с.

Однако проблема дементоров остается, плюс с боггартами не хочу видеться. Сразиться хочется, но показывать всем мои страхи я не хочу, да и не знаю, я чего боюсь. Скорее всего, разоблачения или даже Азкабана, а может и самих дементоров. Как же сложно становится жить.

Мардж задерживается у нас на неделю. Это кошмар. Но благодаря Уизли, мой навык терпения и похуизма прокачан полностью и могу даже час ее речи игнорировать. Но коза каждый раз меняет тактику. Черт, да Орнштейна и Смоуга на NG+ одолеть проще, чем вытерпеть эту тварь.

Я старался минимизировать наши встречи, но она явно сама шла на конфликт. Ее пес Злыдень меня боится, а я его нет, и это ее бесит. Дурсли ко мне относятся нормально, и это тоже ее бесит. Для нее я так и остался ничтожным нахлебником и в мое «излечение» она не верит.

Отчасти она права, я лжец, но на компромисс даже не хочет идти. А я чувствовал, что мое терпение не безгранично. Она умела оскорблять, доставать и язвить. Тете Петунии она не нравилась, пусть свою сестру Лили не любила, но не потерпит оскорблений в ее адрес. Вернон понимал, что его сестра только ищет повод поскандалить, но не хотел ссорится с женой, потому принял важное решение. Мне как источнику трений лучше свалить. Я не возражал и давно собрал вещи. Все свое ношу с собой, все в тайниках и спрятано как надо. Палочки в ножнах. Одна на руке, вторая на ноге.

Так что, попрощавшись, я ушел, остаток лета провел в «Дырявом котле». Дяде сообщил, что со мной все в порядке и провожать меня не нужно.

Уже там я узнал о побеге Блэка. Его я все же видел по пути сюда. В кустах перед отбытием автобуса я заметил черного пса. Вот он и тут. Хех, с ним придется подумать. Поговорить с ним пытался, но стоило мне сделать шаг, как из — ниоткуда появился автобус Черный рыцарь. Забавно. Похоже, меня специально не хотят оставлять с ним именно сейчас.

Подтверждение тому, что об этом знают, я увидел в пабе.

В Котле меня нашли Уизли, точнее Артур и его дети, Молли осталась дома. Меня он отчитал за то, что ушел, но я его убедил, что оставаться было опасно для родни. Да и вообще, меня же не просветили насчет Блэка и тому подобное.

Ехать к ним в гости я наотрез отказался, хоть и сказал, что не злюсь. Просто не был уверен, что мадам Помфри вернет мне вкус в следующий раз. Когда я вновь стал чувствовать вкус еды, это было божественно. Радовался как ребенок. Хотя стоп, я и есть ребенок. Уже шучу как Брук.

Уизли тоже остались в пабе. Это явно оплачивал директор, потому как я не уверен, что у них есть на это деньги.

Хотя меня всегда интересовал вопрос. Если есть палатка с квартирой внутри, есть магия, которая может очень многое и доступна она всем, есть Школа, где всему этому учат. То создается вопрос. Что эти недоумки не поделили и как вообще в этом мире бывает бедность? Если есть образование, то можно и на пустом месте жилье себе забабахать, еду добыть, и все блага устроить. Так в чем же дело? Почему Рон ютится в тесной перекошенной комнатке, если ее можно увеличить в три раза? Им что жалко сыну такие чары на комнату поставить. Их и поддерживать не сложно, а уж когда он в Хогвартсе, вообще ничего делать не надо. Но нет же, живут, как черт знает кто. Короче, тут можно судачить вечно и бесконечно.

Вскоре прибыли списки учебников и мы все пошли за покупками. Мне пришлось идти в банк. Но в этот раз я пошел сам и взял ровно столько денег, сколько нужно было. Благо там еще много и очень много. Так же пока было время, удалось все же поговорить с гоблинами.

Кроме книг мне пришлось покупать себе одежду, потому как старая стала мала мне. Все же я расту. Закупился как следует, приоделся по — человечески и вообще был счастлив. После книг и одежды стал покупать новые карты для астрономии, комплекты для рун и даже один защитный амулет. Мы, это я, Рон, Гермиона и Невилл, подумали и решили, что они нам пригодятся. Особенно на УЗМС. Гермиона все же решила тоже пойти на это, в дополнение к Рунам и Нумерологии. Ну, это ее проблемы. Так что защитный браслет приобрел себе каждый. Оплатить решил я в качестве подарков на дни Рождения. У Невилла как и у меня прошел недавно, да и у Рона тоже, а у Герми в будущем будет. После этого дождались Луну и Джинни и вместе посидели в кафе мороженого.

Посиделки выдались веселыми. Никогда раньше не сидел с друзьями в кафе. Правда. Это оказалось весело. Болтаем, едим, пьем, весело. Милое место, компания хорошая. Сидим, глазеем на прохожих. Вон видел, как мимо прошел Блейз, со своей матерью. Он кивнул нам и пошел дальше. Мельком увидел Дафну с сестрой. Та вроде как в этом году поступает в Хогвартс. Ну и так нескольких знакомых встретили. Весело вобщем.

У меня были еще кое — какие планы на сегодня. Хотел пройтись по Лондону и купить себе музыки побольше. Да и комиксов и книжек стоит купить, чтобы всем было весело. Ребят с собой позвал, но не все могли. Рон, Невилл и Джинни там никогда не были, им родители пока не разрешают, а Гермиону ждут родители. Потому мы с Луной решили сами пройтись, ей папа все разрешает.

И только я хотел уходить, как на стене увидел шокирующую фотографию.

Дыхание перехватило, ноги начали дрожать, глаза расширились, а челюсть с трудом удержал.

На стене кафе было много фотографий клиентов и просто прохожих. Даже моя была, когда я пришел сюда в первый раз с Хагридом.

Но тут была и другая, которая меня чуть не убила. На ней была маленькая девочка в милом платье и шляпке, которая с удовольствием ела мороженное.

Мать честная, только не это!

— Простите, — обратился я к официанту. — А кто эта девочка?

— А? — посмотрел официант. — Несколько лет назад тут сидела она. Милое дитя, да и выглядела прелестно, вот и сфотографировал ее. Очень она гармонично смотрится тут.

— Понятно.

Я старался не выдать себя. На этой фотографии был я, когда отправился сюда. Кошмар, меня сфоткали, когда я гулял в платье. Надеюсь, никто никогда не догадается об этом. Но судя по ехидной улыбке Луны, кое — кто догадался. Я провел пальцем по горлу обещая ей, жуткие муки если проболтается. Никто больше не догадался и слава Хаосу.

После этого зашли в зоомагазин. Рону нужно было купить лекарство для своей крысы, а Неву для жабы. Гермиона тут купила себе Живоглота. Прикольный кошара.

Живоглот оказался котом забавным и тоже разумным. Он смотрел на нас как на младших, которых он принимал под свое крыло. Типа делал нам одолжение. Ну, спасибо ему. Разумный прямо как кот Мурра.

После этого временно разошлись. Мы с Луной пошли в Лондоне гулять. Благо я знал тут, где есть нужные мне магазины.

— И кто это был? — с улыбкой спросила она.

— Ты о чем? — не понимал я.

— Я про ту девочку на фотографии, что так мило кушала мороженку, — уточнила она.

— Да, так. Видел разок, как — то, — ответил первое, что пришло на ум. — А что?

— Да, так. Показалось просто, — рассмеялась она.

— Луна! — прорычал я.

— Идеее — ем! — она убежала вперед. — Тебе идет!

— Никаких песен больше! — пригрозил я.

Прогулка по Лондону оказалась веселой. Луна постоянно подкалывала меня, спрашивала про платье: «Мне идет? А тебе?». И так далее. Короче мой навык терпения открыл новые грани развития. Вот же наглая девчонка.

К вечеру вернулись в паб. Луна уплыла к себе, Невилл тоже, как и Гермиона. Рон и другие Уизли все же отправились домой. Я остался в пабе.

Но перед уходом Артур Уизли все же просветил меня насчет Сириуса. Не знаю, верит ли он в это сам, или не сказал ли ему передать это мне Дамблдор, но было весьма убедительно. Сам искать Блэка я не буду, сначала нужно все понять и разобраться.

Оставшееся время мы разбирались с учебниками и покупками. Браслеты оказались хороши, не зря потратился. Защита от физических и магических атак всегда пригодится. Пусть и не такая сильная, но лишней не будет, особенно на уроках Хагрида.

Так прошло время до отбытия. Мы загрузились в поезд и поехали туда. Как ни странно, но место мы заняли как раз с Люпином. Все остальное было занято. Моя лисья паранойя подсказывает мне, что тут что — то не так. Нас сюда вела Гермиона, но она бы не привела нас к кому — то. Видно по лицу сама удивилась.

Ладно будет, кому нас защищать. Люпин явно не спал, а только делал вид, иногда, когда Рон повышал голос, Римус давал понять что он тут и страсти утихали.

Вообще забавный персонаж. Совестливый. Его специально отправили, сюда предчувствуя проблемы с дементорами. Выдали ему кучу шоколада, велели защищать детей, если темные твари перестараются.

К нам вскоре присоединилась Луна и Невилл. Вот нашей в тесной компании мы и сидели, тихо играя в морской бой. Все равно ничего интереснее нет. Благо я купил простые карты и научу остальных играть в дурака. Но это потом, когда будет удобнее.

И вот на середине моста поезд остановился. Беда.

Неожиданно стало холодно. Мне тоже становилось неприятно. Я старался возвести щиты как можно крепче. Было холодно, и очень, сконцентрироваться, никак не удавалось. В голове слышался шепот, и убрать его никак не получалось.

И вот оно достигло нас. Меня сковал ужас. Высокий жуткий полутруп в черной рваной мантии. От него веяло холодом и страхом. Стало так тоскливо и страшно. В голове всплыло то зеркало и мое отражение, а затем оно потухло.

Я уже был готов потерять сознание, как поднялся Люпин. И чего он тянул?

Он ударил Патронусом, который у него был в виде волка.

Тварь отступила и улетела, а мы вздохнули спокойно.

Вскоре свет в вагоне загорелся и мрачное ощущение ушло.

— Вы как? — спросил он и начал выдавать нам шоколад.

— Жив, — коротко ответил я. — Кто это был? — ответ я знал, но нужно продолжать быть кэпом. Хоть было и тяжело думать, но надо.

— Это был дементор, один из стражей Азкабана. Он проверял, нет ли поезде Сириуса Блэка.

— Нашел где проверять, — буркнул я.

— Поешьте. Шоколад поможет, — сказал он уходя. — Нужно проверить как там остальные.

Он ушел, оставив нас.

Ужас блин. Теперь я более чем уверен, что мой страх это дементоры.

Эх, придется постараться, чтобы выжить…

Глава 15. Страх

Не думаю, что этот учебный год будет особенно сложным. Да, дементоры это плохо, Блэк тут же и Петигрю. Однако, в отличие от других годов, в этом от меня все особо не зависит. Тут все пойдет четко по плану директора. Увы, самодеятельность как в прошлом году тут не прокатит.

Я могу попробовать применить на Коросте заклинание раскрывающее анимагов. Благо оно не сложно. Но тогда встанет вопрос. Зачем оно мне? Догадывался ли я? Ведь мне и про Сириуса особо не говорили, а на стороне рассказывать не будут, потому придется ждать. Если бы у меня было алиби моих знаний, то можно было бы попробовать. А так придется ждать Карту Мародеров.

Благо некоторая слежка за мной теперь будет чуть послабее. Дело то в том, что я уже себя хорошо зарекомендовал и просто так директор присматриваться не будет. Друзья у меня вокруг всегда, так что особой слежки не нужно. Хотя все же нужно быть осмотрительнее.

Я все же жду, когда и как мне отдадут Карту Мародеров, а ведь должны ее отдать, чтобы я смог помочь Сириусу. Думаю именно это мне и нужно сделать. Директор решил, что Бродягу нужно спасти, но доказательства нужно найти именно мне. Вообще, думаю директор, если не в курсе его невиновности, то должен как минимум догадываться. Не знаю, почему раньше не стал спасать его, но явно хочет совместить важное и нужное.

Мне он пытается привить чувство значимости. Типа я все сам сделаю, спасу человека, схвачу негодяя и буду доволен собой. Вот только не все пойдет как по плану. Вообще, если все будет четко, то стоит помешать Снейпу все испортить. Ведь в тот момент именно он пришел и устроил балаган, а потом еще и подставил директора, разболтав про Римуса. А ведь Дамблдор сильно рисковал, беря в Школу оборотня, даже уча его с другими детьми. А Снейп своими высказываниями насолит больше директору, чем Римусу.

Значит, придется что — то придумать. Может ему показать Карту? Идея не лишена смысла. Так он хотя бы почувствует некоторое доверие от других. Может относится лучше станет. Я прекрасно понимаю, что он меня пусть и негласно, но защищает, хоть и ненавидит. Все же память о матери, значит, надо бы ему тоже дать почувствовать себя нужным.

Как сказал однажды мой учитель алгебры еще в прошлой жизни:

«— Ребята я знаю вы глупые, но у нас сейчас комиссия. Потому достаем тетрадки и имитируем мозговую деятельность».

Да, слово в слово, прекрасно помню. Честно говоря, до сих пор не могу понять попаданец ли я или ООС. Хотя какая разница. Все равно не перед кем хвастаться. На пиру в честь прибытия директор обрадовал нас наличием дементоров на территории Школы. Вот, блин, радость. Нашел когда предупреждать. Мог бы и до поезда сообщить, мы бы камином добрались или хоть сами шоколадом запаслись.

Хотя, как я думаю, это ход директора против Министерства. Те решили притащить дементоров и чуть ли не натравили на учеников. Дамблдор это предвидел и отправил Римуса туда, дав деньги на шоколад. Нас он наверняка специально посадил в нужное купе, не знаю как, вероятно ментальной магией. Ведь если есть чары отвлечения внимания, то вполне логично, если есть привлечения. Гермиона сама не слишком понимала, почему села туда.

Смысл в чем. Министерство проявило ненужную самодеятельность. Старик обезопасил всех и отвел от себя огонь. Теперь дети будут жаловаться родителям на дементоров, которые напали на них, а те наедут на Министра. Вот и получит он.

Ну а директор тут не при чем, он не дурак, подстраховался, и алиби себе сделал. Молодец. Все же какой бы сволочью не был наш директор, его невозможно не уважать.

Нам, наконец, представили нового учителя ЗОТИ — Римуса Люпина, который и будет вести заодно Естествознание, потому как профессор Флитвик сильно будет занят. Похоже, должность учителя Естествознания теперь тоже проклята. Хе — хе. А новым учителем УЗМС стал Хагрид, ну кто бы сомневался. Директор точно все сделал для этого.

Все остальное осталось как раньше. Кто — то злится, кто — то веселится, а кто — то просто дурак. Я же в Хог приехал не с пустыми руками. Накупил комиксов, достал неплохую литературу и даже принес старые ненужные Дадли игрушки. Как ни странно, но моему примеру последовали и другие. Даже Уизли. Они тоже принесли кое — чего. Гермиона не отставала. Вот наша компания и собралась в гостиной.

Первокурсники стояли уже тут и очень волновались. Персик провел очередную речь, но мы его прервали.

Слово взял я:

— Приветствую вас на факультете Гриффиндора, новички, — улыбнулся я. — Будучи немного обеспокоенный скукой в Школе, мы решили проявить инициативу, — я указал на стопку книг и мешок игрушек. — Мы принесли в Школу наши игрушки, книги и даже комиксы. Мы прекрасно понимаем, как скучно тут порой бывает. И все кто хочет, может смело взять любую вещь из тех, что мы принесли. Это все общее и кто может, тоже приносите. Ведь лучше уж пусть вещи найдут тех, кто в них нуждается. Желаю вам удачи.

На этом речь и закончил. Места у нас на факультете много. Почему — то все фикрайтеры, когда описывают факультеты, пишут об уюте Хаффлпаффа, мрачности Слизерина и библиотечности Рейвенкло, а на Гриффиндоре только фигня какая — то. Но нет. Наша гостиная самая просторная и большая. Ну, это логично. Факультет самый популярный, благодаря директору, так что и места нужно много.

Нашли пустой шкаф, разложили там книги и комиксы, в найденную корзину сложили игрушки и прочее. Так же нашли место и для теплых вещей. Они нам зимой пригодятся.

Эту идею мы с друзьями обсуждали летом. Нужно как — то разнообразить жизнь на факультете. А то Гриффиндор это место где полно народа и нечего делать, вот все и устраивают шум и скандалы. А так есть игрушки для совсем маленьких, комиксы, для тех, кто постарше и книги, кто хочет. Брать можно все что угодно, даже к себе в комнату. Только условие домой не забирать. Но если есть такое желание, то только попросите, но в следующий раз тоже что — нибудь принесите.

Факультет у нас небогатый, но совместно можем кое — что и сделать.

К тому же у меня и шкурный интерес есть. Чем меньше народа страдает фигней, тем меньше смотрят на меня. А раз так, то я смогу больше уделять время своим делам.

Идея всем понравилась. Первокурсники обрадовались такой заботе, да и второкурсники были рады. Все же тут и правда бывает скучно. Но благо те, кто постарше могут ходить в Хогсмит.

У меня разрешение уже было. Попросил дядю, серьезно с ним поговорив. Описал общую скуку этого места, убогость мероприятий и прочее, он согласился предоставить мне возможность эту конуру покидать. Хотя я не очень — то понимаю, что мне делать в Хогсмите.

Я вообще всегда был человеком не очень любящим прогулки. Предпочитаю уют, но пока хорошая погода, можно и посмотреть, а дальше по обстоятельствам.

Вообще, мне нужно себя чем — то занять. Прошлый год показал, как плохо маяться от скуки и тоски, значит, нужно энергию выплескивать и чем — нибудь заниматься.

Сейчас есть и другие дела.

Уроки.

Руны подтвердили собой правильность моего решения, выбрать их. Профессор Бэбблинг была рада такому большому количеству учеников, особенно удивилась, что с Гриффиндора стало немало. Похоже, я положительно влияю на людей, по крайней мере, с Хаффлпаффа тоже пришло много. А обычно ученики на Руны идут из Воронов и Змей.

Изучать руны было очень интересно и занимательно. Каждая руна имела свое значение, но при других рунах могла изменяться, как и свойство. Эта тема была до ужаса перспективной. Быть может смогу даже колдовать ими вне Хога. Да уж, есть где развернуться.

Первый урок УЗМС оказался не так плох. Мне удалось избежать покатушек на Клювокрыле. Вместо меня отправился Рон. Напугался до ужаса, но с животного слез довольным и радостным. Вот, пусть получает крупицы собственной славы, а не за мою живет.

Поскольку это был не я, идти и нарываться на птицу смысла ни у кого не было. Малфой чисто проигнорировал этот момент.

Вообще с ним отношения сложились нейтрально — враждебные. Я не выделялся особо и не лез вперед. А он мог спокойно блистать в Квиддиче. В каноне Гарри был знаменит и крут в игре, а Малфой был в его тени из — за этого. Но тут я дал ему личную платформу для самореализации и причин бодаться со мной у него меньше. Так что он просто любил бесить Рона и показывать какой он крутой, но это было терпимо.

Урок продолжился без проблем. Вот полбеды на год уже решили, но все же мы поговорили с Хагридом, убеждая его немного умерить пыл. Он сначала не хотел слушать, но я напомнил ему лес и прочее. Вспоминать то, как я на него смотрел после прогулки в лесу он не хотел. Все мое отношение было написано на лице. Да и редко я с ним общался после этого, он вроде как понял и не обиделся. Да и директор явно с ним поговорил. Хагрид пообещал быть осторожнее и обязательно проконсультироваться у профессора Кеттлберна. Оказывается у великана даже плана нет, но обещал исправиться.

Будем надеяться.

Все остальное не изменилось. Бинс все так же скучен, Синистра все так же в звездах, Спраут в земле, МакГонагалл в метаморфозах, Снейп в зельях, Флитвик на стуле.

Первый урок ЗОТИ прошел как по канону.

После небольшой перебранки учителя со Снейпом, тот начал урок. В первый раз учитель решил себя зарекомендовать, как следует. Это было видно по его глазам. Несмотря на бледность и усталость, он горел энтузиазмом. Похоже, преподавание было тем самым, что ему нравится.

Он подвел нас к шкафу. Тот прыгал и из него кто — то пытался выбраться.

— Заинтригованы? — спросил учитель с легкой улыбкой. Он осмотрел нас, затем посмотрел на меня. Вздохнул и слегка улыбнулся.

Темой урока был боггарт. После небольшой лекции он решил провести практику. Это мне сразу не понравилось. Вообще его подход оказался неплох. Все вместе, побороться со страхами и всегда есть поддержка. С одной стороны хорошо, тут прослеживается знание психологии. Помогает детям быть более уверенными в себе. Ведь если при народе смог справится, то и сам сможешь. Но в тоже время тут есть и проблема. Те, кто не справятся, могут сильно пролететь.

В каноне он совершил ошибку, прекратив урок после явления дементора, тем самым подставив Гарри. Но это было частью плана. Так ребенок был бы более подавлен, концентрировал и больше желал измениться, а так же с ним была бы причина поговорить и научить новому.

Первым делом он отлично поиздевался над Снейпом. Все же чтобы он не говорил, но он Мародер и шутить тоже любит. По крайней мере над Снейпом.

Увидел реакцию Невилла на профессора зельеварения и решил показать.

Снейп в одежке старушки был крайне забавен. Такое действие пойдет Невиллу на пользу, чуть притупив страх. Но Снейп точно будет лютовать, потому Лонгботтомму я не завидую. Ну пусть радуется.

Мы стали в очередь перед боггартом. Я не хотел показывать свой страх, потому усилил Щиты, хотя и не знал, как именно он это делает. Я читал об этих созданиях, но там не написано как точно они это делают. Вообще в большинстве местных книг написано только поверхностная информация и куча мишуры, а вот сути мало. Многие идиоты, кстати, серьезно думают, что магия в палочке. Да уж. Так что идти на боггарта было боязно.

Но выхода у меня нет. Уйти это еще больше опозориться.

Вперед!

Пришла моя очередь, и я покрепче сжал палочку.

Боггарт сначала изменился и стал другим.

Он стал зеркалом, тем самым зеркалом Еиналеж. Мне стало не по себе. Руки задрожали.

И тут, в нем появилось отражение, а на моем плече вместо второго меня, висел скелет в такой же одежде как у меня, только рваной.

Скелет поднял голову и посмотрел на меня, а потом потянулся ко мне. В его пустых глазницах были кровавые слезы. Он тянулся ко мне своей рукой.

Вот он выбрался из зеркала и пошел ко мне.

Но стоило ему вылезти из зеркала, как он превратился в дементора.

— ГОООО! — завопил он.

— РЕДУКТО! — ударил я в него на грани ужаса. Боггарта отбросило в шкаф, а сам шкаф разорвало на части.

Я же стоял и бездумно смотрел в пустоту. Сил в теле вообще не было. Ноги дрожали, как и руки.

Мой страх… Мой страх…

Я стоял и смотрел в пустоту. Боггарта как и шкаф порвало, а я никак не мог выйти из ступора.

— Ты в порядке Гарри? — спросил профессор.

— Да, — с трудом ответил я. — Что это было?

— Я не знаю. Дементора я могу понять, встреча с ним была тебе неприятна. Но второй.

— Не знаю, — впервые я откровенно соврал. В первый раз это у меня. Не хочу сейчас говорить об этом. Вообще не хочу говорить. — Простите, мне нужно проветриться.

Не слушая учителя или других, я вышел из кабинета. Сейчас мне нужно побыть одному…

Глава 16. Вымученная улыбка

Сижу в Выручай — комнате, попросил у нее достать мне ту самую арфу, что играла нам не так давно. Арфа, чувствуя мое настроение, играла знакомую мне мелодию.

«Toshiro Masuda — Дыхание дождя»

Не понимаю, откуда она ее знает. Возможно, ментально считывает с головы. Учитывая мои щиты, действует она явно по — другому. Иначе бы директор был бы давно в курсе всех моих планов. Да и не чувствую я никакого вмешательства в мой мозг. Так что просто наслаждаюсь.

А после случившегося мне нужно отдохнуть.

То, что я видел, очень сильно на меня повлияло. Очень давяще и неприятно.

Что же это было? Мой страх стал двумя?

Дементор мне понятен. Я боюсь этих тварей, и он же символ моего разоблачения. Я боюсь, что меня туда отправят, если узнают всю правду. Директору не нужен Избранный, который знает его темные стороны, который никому не доверяет и лжет. Он просто избавится от меня, когда я буду мешать.

Но вот первая часть.

Мертвый. Скелет. Потеря друга? Нет. У меня нет того, кого я всецело могу назвать другом, потому этот вариант не подходит и потеря меня не сильно тронет.

Это означает другое. Мое желание найти себе друга, того кто поймет, а скелет показывает недосягаемость этой мечты.

Значит ли это, что я навсегда останусь таким? И тот второй я навсегда останется просто отражением моих мечтаний. Я всегда буду одиночкой. Эта судьба.

Я не хочу быть один. Я хочу кому — нибудь доверять, но не вижу, кому могу довериться.

Рон, Гермиона, Невилл, Луна, Джинни — это, пожалуй, и есть те, кого я назову друзьями. Но я не могу довериться им. Никому из них. Луне, пожалуй, боюсь довериться, потому что мои тайны могут стать ее бедами. Я почти вступил в лужу всех попаданцев. Главное не влюбиться.

Мелодия сменилась на грустную.

«Toshiro Masuda — Sadness And Sorrow»

Все же я просто боюсь разоблачения. Какими бы они не были мне близкими друзьями, они никогда не станут частью меня. Они часть чужих семей и если им придется выбирать, они выберут свои семьи. И это правильно, я не виню их. Но мне нужен такой человек. Тот, кто будет именно частью моей семьи. Тот, кто за мной хоть в огонь, хоть в воду. Тот, кто поймет и поддержит. Знаю, это наивно о таком мечтать, но все же. Что еще может хотеть одинокий человек, который вынужден врать всему миру.

Тут вырисовывается Люпин. Но нет, он человек Дамблдора. Он слишком многим ему обязан и, так или иначе, примет его сторону. А его страх перед собой, не позволит ему доверять мне полностью, а так же стать мне близким человеком. Он боится себя, потому сам будет стараться держаться на расстоянии.

Сириус… О нем я ничего пока не знаю. Возможно, он станет тем, кто поймет меня. Но до этого времени еще нужно дожить. А может он действительно предатель. Правда выяснится потом.

Тут дверь в Выручай — комнату открылась, и в нее вошел наш профессор Люпин.

— Извини, что потревожил, — улыбнулся он. Я развалился в кресле — мешке и наслаждался музыкой. — Любишь музыку?

— Да, — ответил я. — Она есть истинное волшебство, способное на многое.

— Директор говорил, ты хорошо поешь, — усмехнулся он.

— Он всем это будет рассказывать? — поднял я голову.

— Нет. Только мне.

— Вы так говорите, будто знаете меня, — хмыкнул я.

— Я был другом твоих родителей.

— Как МакГонагалл? — фыркнул я.

— Я наслышан о вашей ссоре, — вздохнул он и присел напротив. — Прости, я не мог прийти… — он явно хотел что — то сказать, но не решился. Что же это было? Что он оборотень? Что его просил директор? Или какая другая причина? Может когда — нибудь и расскажет. — Я заволновался. Твой страх необычен.

— Пожалуй, — я посмотрел на потолок. Музыка вновь изменилась.

«Ian Livingstone — Dream within Dreams»

О! Отличная мелодия. Как же я скучал по ней. Она великолепна.

Я улыбнулся.

— Как вы нашли меня?

— Портреты подсказали, что ты шел в этом направлении, — ответил он. — Заметил дверь и нашел тебя. Выручай — комнату мы нашли как — то, хотя особо ей не пользовались.

Интересный ответ. Почему — то в прошлом году портреты не говорили никому. Они бы знали, что я часто ходил сюда и предупредили бы директора. Слабо мне верится, что Дамблдор не знал о комнате. Он, наверное знает, но из — за особенности этого места не видит, что тут происходит. А то давно бы накрыл мою лавочку. А может причина в другом. Я слишком плохо знаю директора, быть может, я ошибаюсь на его счет. Ведь все мои знания, это канон и фанфики, а этот мир все же отличается от оригинала в лучшую и логичную сторону. Тут нет Маховика времени, по крайней мере, его нет у Гермионы.

Ну да ладно.

— Научите меня справляться с дементорами, — попросил я. Он явно хотел этой просьбы.

— Хорошо, но уже после Хэллоуина, — согласился он.

— Благодарю, — только и сказал я.

— Я слышал ты не увлекаешься Квиддичем? Твой отец был отличным игроком.

— Слышал. Быть Ловцом так скучно и нудно. К тому же это место очень тупое.

— Джеймс тоже так говорил, — усмехнулся Римус. — Потому он и стал загонщиком.

Я только улыбнулся. Забавно, об отце я стал более хорошего мнения.

— Ладно, отдыхай, я не буду мешать.

Он встал и решил дать мне побыть одному.

Мелодия сменилась на ОСТ из D. Gray — man, та самая колыбельная ковчега. Аж петь захотелось.

А он ушел. Пусть думает, что сюда я хожу только за тем, чтобы расслабиться и попеть. Хотя может и спою что. Но одному скучно.

Сейчас мне просто хочется полежать и подумать. Хорошая музыка унесла разум от тревог и невзгод.

«Darren Korb — Old Friends»

Как же хорошо. Это место действительно может стать моей релаксирующей обителью.

Часа два я провел в этом месте, полностью забив на историю и зелья у Снейпа. Сейчас ссориться или говорить с ним не хочется вообще. Потом обсудим с ним наши дела.

Жалко только на подходе к гостиной он меня поймал и влепил отработки. Я согласился без вопросов. Ссориться не хочется.

В гостиной говорить ни с кем не стал. Они уже и так все видели, и обсуждать подобное желания у меня не было. С друзьями я не говорил и пару дней был немного молчалив.

Пожалуй, только Луна понимала, что лезть с вопросами ко мне не следовало, и потому просто молча находилась рядом. Вероятно, она остальным это поведала и разговоров со мной не проводилось.

Еще я был очень молчалив на уроках Снейпа, чем немного удивил его. Да и решил я что это неплохой шанс немного поменять схему поведения. Маска на мне была, но эмоции в ней были более приглушенными. Отработка прошла так же спокойно. Да и злить Снейпа не хотелось. Он и так уже получил побег школьного врага, пришествие второго и шутку про него. Так что я был вполне терпелив.

Время шло, и приближался долгожданный праздник. Но я как всегда провел его в гостиной. Ненавижу тыкву. Настроение опять же было не очень, оттого что все узнали о моем страхе. Часть народа смотрели на меня с жалостью, другие со злорадством. И последние взгляды мне нравились больше. Ненавижу жалость.

Однако, желающих поиздеваться не нашлось. Драко думал вчера подойти, но его быстро увел Блейз под предлогом поговорить. Спасибо ему за это.

Ну да ладно. Все, наконец, ушли из гостиной, оставив меня в покое.

Достал термос, налил себе горячего шоколада, рядом печенье, камин и уют. Хорошо. А остальные пусть наедаются тыквой.

Тут я услышал какой — то стук. Дверь в гостиную затрещала. Блин, а я и забыл про Блэка.

Потом послышались крики портретов и звуки шагов.

Я открыл дверь и выглянул. Портрет Полной дамы был изрезан. Да уж. Неприятное зрелище.

Вскоре набежало народа, все думали, что Блэк приходил за мной. Всех учеников на ночь переселили в Большой зал. Зачем всем, не понятно. Ну да ладно, отдадим должное общей паранойе. Рядом со мной начался разговор директора и старосты, к которым присоединился Снейп. Они выдали мне нужную информацию «случайно». Ну и ладно, под конец их беседы я уже спал. И так все знаю.

Начались уроки с Римусом. Люпин действительно оказался хорошим, понимающим человеком, но человеком Дамблдора. Это было печально. Это пусть неясно, весьма редко, но проскальзывало в его речи и действиях.

Если меня обвинит в чем — нибудь директор, Люпин не пойдет меня спасать. Может мириться с директором не будет, но поверит ему больше чем мне. Хотя такое вряд ли будет, но я исхожу из худшего. Так же он рассказывал мне о родителях. Честно говоря, это было не очень приятно слушать. Он рассказывал только хорошее, а это мне кажется неправильно. У ребенка может сложиться идеалистическое мнение о них, а когда правда раскроется, она ударит сильнее, чем в обычной ситуации. Да и знаю я большую часть и с разных сторон. Но я делал вид, что все хорошо.

Однако. Стоит отдать должное. Я кое — что об отце интересного все же узнал. Несмотря на свои грехи, Джеймс Поттер был добрейшим человеком. Просто так, без каких либо вопросов или сомнений, он помог Лунатику. Узнав, что он оборотень, они с Сириусом потратили уйму времени, чтобы научиться анимагии и все для своего друга. Он, конечно, напрямую это не сказал, но, зная его пушистую проблему, можно понять.

По нему видно, что он хотел бы рассказать большее, не хотел в моих глазах идеализировать его, но не мог. Нет, не думаю, что он по доброй воле следует плану директора. Вероятно, тот убедил его, что так будет правильно. Может потом все и расскажет. А сейчас как говорили одни пингвины «Улыбаемся и машем».

Уроки были тяжелыми и на канонные не походили. В первое занятие он рассказал о самом заклинании и о том, как его применять. Так же продемонстрировал, вызвав волка из света. Но сказал, что даже простые формы как Молния и Щит будут хороши. Щитовая форма была показана в фильме, и она защищает мага от них. Молния бьет в тело и наносит некоторый урон, только не убивающий, а приносящий боль, этих тварей крайне сложно уничтожить. Создавать Щит намного проще молнии, а вот создать Защитника вообще считается делом долгим. Нужно иметь много силы и поистине светлые воспоминания.

Молния отлично подходит для одиночной цели. Ударил и тварь начинает убегать. Щит для небольшой группы, и для именно глухой обороны. Но Щит жрет гораздо больше сил, чем Молния. А вот форма защитника это скорее отпугивание. Оно не приносит боль как Молния, а сбивает и пугает. Дементоры улетают от Защитника.

У меня с этим заклинанием оказались проблемы. Как таковых счастливых воспоминаний у меня нет. Я не наивный ребенок и не умею радоваться миру, я параноик и везде ищу подвох и опасность. Никогда не расслабляюсь, ну разве что при Луне меньше играю роль Гриффиндорца. Она кстати, ценит мое доверие и молчит о наших разговорах.

Странные у меня понятия. Помимо обучения мы и просто разговаривали. Я кстати, не упоминал при нем, что Снейп хочет быть учителем ЗОТИ и когда профессор отсутствовал в полнолуние, его заменил профессор Флитвик.

А то слух о том, что Снейп мечтает вести ЗОТИ разрушен даже в каноне. Взять хотя бы как он вел урок. Открываем учебники и записываем, все. Ничего не напоминает? Кое — что жабное и розовое. Да и его ошибка про Каппа, где он сказал, что они в Монголии водятся, хотя я точно не помню. Снейп может отлично разбираться в темной магии, но с преподаванием у него все плохо. Даже Зельям не может по — человечески учить. Профессионал высшей категории без умений учить других. Ему бы у Флитвика поучиться, или в армию пойти, там его жесткие методы, будут более эффективны, а для детей такое очень вредно.

Но вернемся к Патронусу.

Постепенно я начал как бы складывать хорошее, что было в жизни. Поодиночке эти моменты не очень счастливые, но все вместе могут стать силой. Первый успех в магии, успех от операции и моих трудов, письмо из Школы, вид замка с Черного Озера, порой действительно веселые посиделки в гостиной, а так же моя победа над дневником и краткие моменты общения с Луной, те песни когда мы затащили Дафну и Панси, редкие беседы с Блейзом. Так же краткие миги, которые я мог вспомнить из своей прошлой жизни. Они были расплывчаты, неясные, но в них было счастье.

Через неделю тренировок начал получаться белый дымок. Его защитные функции слабы, но хоть что — то. Я старался, тренировался и пробовал. Через месяц я уже смог создать щит.

Я же не терял надежды, что смогу освоить Патронус. Но когда дело дошло до практического применения, все было не очень. Мы тренировались не на боггартах, а на простых иллюзиях, с некоторой попыткой повторить ауру дементоров, чтобы сделать работу сложнее. Щит просто не возникал.

— Скажи Гарри, — начал он. — Какое ты воспоминание выбрал?

— Ну… — замялся я. Доверять ему нельзя, но и врать не хочется. Лучше скажу как есть. — Все.

— Что?! — удивился он.

— Видите ли, — я поднялся и подошел к одной из свечей, которые парили у него в кабинете. Свечи в виде позвоночников, очень жутко смотрится. — У меня нет особо счастливых воспоминаний. Моя жизнь была нелегкой, и пришлось рано повзрослеть, — я вздохнул. — Я перестал ожидать счастья и просто радовался малому. Детское восприятие мира навсегда ушло. У меня не было таких сильных моментов. А было много небольших. Я соединил их все в себе и постарался использовать, — я упал в кресло и просто смотрел в потолок.

— Неужели ничего нет? — он был ошарашен услышанным.

— Нет, — тяжелый вздох. — Хотя… — пришла мне мысль. — Кажется, одно есть, — неожиданное решение, но почему я не могу воспользоваться чужой идеей. То что и придумал канонный Гарри. — Давайте еще раз попробуем, — улыбнулся я.

Он кивнул и взмахнул палочкой. Призывая иллюзию.

Я закрыл глаза, вспоминая тот миг. Странный миг. Одновременно очень печальный и счастливый. Но я пошел дальше и реализовал его в своих мечтах. Окклюменция позволяет контролировать свою память и воображение потому я и вообразил эту картину. Я прямо почувствовал ладонь на своем плече. Того второго меня.

Выдохнул прямо в лицо призраку и смотрел спокойно, а затем спокойно произнес.

— Экспекто Патронум, — с палочки сорвалась белая молния и ударила мираж и отбросила его, а затем передо мной возник белый щит. Я улыбнулся и начал давить на иллюзию.

Вскоре он исчез.

— Отлично Гарри, — улыбнулся он. Мы присели на ступеньки, и он выдал мне новую плитку шоколада. Я так и растолстеть на дементорах могу. — Скажи, что ты вспомнил?

— Ничего, — ответил я. — Я просто придумал себе воспоминание. Вообразил будто семья рядом. Поддерживают меня. Может воспоминание не настоящее, зато сильное.

— Твои родители гордились бы тобой.

— Ага, — кивнул я.

— В следующий раз усложним дело, чтобы закрепить результат. Думаю, ты уже будет способен противостоять боггарту.

— Это уже потом.

— Точно.

На этом наш урок закончился. Вообще неплохо вышло. Меня учили иначе, чем канонного. Вероятно, он понял, что мне тот подход не подойдет. Мне он дал рост от малого к большему, когда как тот Гарри предпочитал все и сразу, справляться через боль. Туповат немного, вот и приходилось давать ему максимально простые ходы со сложным исполнением. И ведь овладел же. Но нормальные люди как я на такие пытки не подписывались и мне дали умеренный уровень развития.

Параллельно с этим сюжет шел дальше.

Я ходил в Хогсмид с «друзьями», там было довольно интересно. Ну, в целом, конечно же. Все же можно было посмотреть за один раз и расслабиться. Так что там ничего особенного не было. Разве что стычка с Малфоем. Он в последнее время ходил уж слишком напыщенным. Ведь скоро квиддич и там он вновь блеснёт. В прошлом году он Снитч поймал только один раз. Но этого ему хватило, чтобы считать себя крутым. Однако, в его защиту можно сказать, что он тренировался немало и был готов к новому матчу. Хочет реализовать себя.

Часть его команды «случайным» образом сломала свои новые метлы и тем пришлось играть на старых. Так что шансов у них теперь побольше и уговорили блондина, что покупать новые не нужно.

Со стороны Грифов тоже пошло изменение. Рон и Джинни пошли пробоваться в команду. Джинни на пост Ловца взяли, а Рона только на замену. Он жаловался первое время, но после первого же матча благодарил небеса, что не попал в команду сразу.

Но вот во время матча Гриффиндора со Слизерином, который в этом мире не отменили из — за Малфоя, напали дементоры. Джинни могла пострадать, но все обошлось, потому что ближе всего к Снитчу был Малфой и ему вот досталось. Но он жив, а вот дементорам пришлось не сладко. Люциус явно был не в восторге и наехал на Министерство как следует, Дамблдор тоже был не в восторге, что эти твари своевольничают. Их отогнали от Школы и запретили приближаться.

Вообще странное дело. Дементоры как я читал, не могут долго без еды, и в Азкабане у них этой еды навалом. Но тут их держат на привязи и не кормят, а потом еще удивляются, почему это они на людей нападают. Покормите животных! Грин — пис негодует. К счастью, представителей этой организации тут нет и за равные права никто не борется. Я все же не рассказывал никому о Добби, и Гермиона не заинтересовалась пока желанием освободить всех.

Идя по вечерним коридорам Хогвартса, я размышлял о наших уроках. Скажу честно. Римус мне понравился. Уж на фоне двух предыдущих кандидатов он смотрелся еще лучше. Однако, он все так же не на моей стороне, а на другой. Не подходит. С ним можно вести теплые дружеские отношения, но на расстоянии.

— Хнык! — услышал я. Остановился и повернулся. Передо мной дверь в женский туалет.

— Пан, открой дверь, — прозвучал знакомый голос. — Все хорошо, я просто хочу поговорить.

— Я в порядке! — ответила та. Затем звуки соплей, хныканье, рыдание.

Надо проверить.

Открыл дверь и вошел. Там увидел Дафну стоящую перед закрытой дверью туалета, за которой слышались звуки.

Она меня увидела и грозно прищурилась.

— Чего пришел, Поттер?!

— Успокойся, ледяная королева, — сказал я. — Что с Панси? — я подошел ближе.

— Не твое дел… — фразу она не закончила, увидев мой недовольный взгляд, а так же температура вокруг немного понизилась. — Ладно, — вздохнула она. — Плохо ей. Все из — за Малфоя.

— Что он сделал?

— А что может сделать парень с девушкой, когда та ему практически обещана и ничего возразить не может? — фыркнула Гринграсс.

— Мрак, — офигевал я. Вот такого от Драко я не ожидал.

— Это был ее первый раз и сам понимаешь, что с ней сейчас, — вздохнула Дафна. — Идти к мадам Помфри отказывается. Но да если все узнают, это будет позором для нее как аристократки.

— У вас все так строго, — я потер переносицу.

— Да, все так.

— Драко нужно будет проучить, — прорычал я.

Пусть Панси мне не такой уж и друг и не общаемся мы, но такое оставлять просто так нельзя.

— Нет! — крикнула Панси. — Все хорошо! Ничего не случилось! — она открыла дверь. Заплаканная девушка с размазанными по лицу слезами, болью в глазах и соплями в носу и растрепанными на голове волосами. Она стояла перед нами и вымученно улыбалась. — Все… хорошо… Видите… я улыбаюсь… Теперь он точно женится на мне… Точно,… — она попыталась сдержать слезы. Крепко сжала кулаки и зубы, лишь бы не разрыдаться тут.

С ее точки зрения все да, хорошо. Он лишил ее девственности, и теперь как порядочный аристократ обязан жениться. Возможно, она сама этого добивалась. Ведь брак их был заключен еще давно, но теперь разорвать контракт будет проблематично. Можно откупиться, но Паркинсоны на такое не пойдут, дочь уже лишилась невинности и вряд ли найдет себе достойного мужа из аристократии.

Все было бы хорошо, если бы не одно НО. Я знал что будет. После возвращения Темного Лорда, авторитет Малфоев поднимется, и они разорвут контракт с Паркинсонами и заключат его с Гринграсс. Не знаю добровольно или надавили с влиянием Темного Лорда, но он женится на Астории, младшей сестре Дафны, которая только поступила на первый курс. Возможно, это убьет их дружбу и озлобит Панси окончательно, убив ее горем и разочарованием.

— Такое просто так оставлять нельзя.

— Нет! — испугалась она. — Ты все испортишь и…

— ПАНСИ! — крикнул я на нее, она в ужасе отступила и сжалась. Воздух вокруг стал холоднее. — Хватит вести себя как амеба! Ты гордая аристократка или забитая мышь?! Ведешь себя как плакса и слабачка, позоря Род Паркинсонов! Ты бесишь меня своей пассивностью и отсутствием гордости! Хватит скулить, МОПС!

Выслушав мою речь, девушка вздрогнула. Последнее слово ее постоянно злило. Нет, Панси не была красавицей, но и на мопса тоже не была похожа. Симпатичная. Хоть до Дафны ей далеко.

— Чего вякнул, магловский выкормыш?! — разозлилась она. Отлично. — Как ты посмел назвать меня мопсом?! Я тебя убью! — она подскочила, и просто ударила меня кулаком в челюсть. Очки упали и разбились. Больно, а она умеет бить.

— Полегчало? — спросил я, поднимая очки и восстанавливая их Репаро. Она удивленно на меня уставилась. — Теперь, когда ты перестала себя жалеть и ныть, можно подумать, как проучить Малфоя, — усмехнулся я. — Не волнуйся, — прервал я ее поток возражений. — Я просто дам тебе совет, как быть и что делать, а так же вооружу. Поверь, он это не скоро забудет, — на моем лице появилась жуткая улыбка. — Умывайся и идем.

Панси тяжело вздохнула и пошла к раковине умыться. А вот Дафна улыбнулась мне. Спасибо она не скажет, но улыбки было достаточно. Она милая, когда улыбается. Но это я не скажу, чтобы не смущать ее.

Идея как отомстить Драко была оригинальной. Он это нескоро забудет, точнее никогда не забудет. Вообще никогда. Но вся надежда на Выручай — комнату. Надеюсь, она не подведет. Иначе, придется отложить месть и искать возможность на стороне, что может привлечь ненужное внимание.

После того как девушка привела себя в порядок, мы все тихо пошли к Выручай — комнате. Я вообще — то планирую показать ее и остальным моим друзьям. Все равно директор теперь знает о ней, если раньше не знал. Да и она не мне одному принадлежит, а общая, так что особой тайны тут нет. Но всех водить не нужно.

Пришли на место. Девушки были шокированы этим местом. Но играться решили потом. А вот нужное я попросил сразу.

Какого же было мое удивление, когда все нужное комната мне предоставила. Оказывается, этим и маги пользуются, а то я уже подумал, что они все невинные овечки. Ха — ха! Мама Ро, вы многого нам не рассказывали. Плетки, разные игрушки, костюмы, всякие странные предметы. А поскольку создать что — то новое комната не может и больше оперирует тем, что есть, то возникает вопрос. Откуда тут все это?

Девушки были в шоке, на меня они смотрели с ужасом.

— Не волнуйтесь, — сказал я, беря книгу с инструкцией. — Вот, Пан, почитай и сделай все примерно так. Возьми несколько вещей и наберись терпения. Он сам скоро попросит повторения, вот и устрой ему развлечение. Поверь, он это не скоро забудет. Я не могу тебе помочь, все это прекратить, но хоть умерить его пыл несложно.

Та взяла и начала читать и смотреть картинки. Как, куда, зачем и как. Жуть.

— Ты извращенец? — с офигеванием в голосе спросила Дафна.

— Немного, — пожал я плечами. Логично, что такая идея может придти в голову только не здоровому человеку.

— Кто этим вообще пользуется? — Дафна была красной как рак и с ужасом на все это смотрела.

— Ты действительно хочешь это знать? — я посмотрел на нее.

— Нет.

— Хи — хи — хи! — услышали мы жутковатое хихиканье Панси. — Отлично.

— М-да, — сказали мы, с Дафной смотря на радостную Панси.

Прости Драко, но ты этого заслуживаешь. Быть может, это прочистит тебе мозги окончательно….

А что именно будет дальше, каждый воображает сам, в меру своей испорченности.)) (͡° ͜ʖ ͡°)

Глава 17. Насыщенные дни

Как же тихо. Я наслаждался тишиной и спокойствием. Обычно в Большом зале шумно из — за компании Малфоя, но теперь он весьма тих и скромен. А вот Панси, которая всю неделю была хмурой, грустной и тихой, расцвела и улыбалась. Старалась быть к Дракусику поближе, а он от нее подальше. Что случилось, знают только 4 человека. Я, Панси, Дафна и Драко. Но мы молчим и не подаем виду. Особенно я. Если выясниться, что это я посоветовал Панси как отомстить, то вражда с Драко вспыхнет с новой силой. Так что тихо, мирно и славно.

Мои дела были в целом неплохими. Патронус все лучше получался и теперь на эмоциях особо концентрироваться не нужно. Но работать с боггартами оказалось непросто. Благо они принимали облик только дементора. Но все потихоньку шло.

И если тут было тихо, то вокруг меня ситуация сгущалась.

Становилось все напряженнее. Я ждал когда мне отдадут Карту Мародеров, Дамблдор же понимает, что без нее доказать невиновность Блэка будет сложно. А я не могу действовать без «подсказки», привет от паранойи. Ситуация осложнялась некоторыми бурлениями в Школе. Блэк дважды проникал в Хогвартс и все теперь боялись, особенно некомфортно было Гриффиндорцам. Да и нужную информацию все никак не дают.

Инфу мне вскоре подали. Мы всей компанией были в Хогсмиде, зашли в кафе мадам Розметты. Вот не понимаю, что у этих англичан с вкусовыми рецепторами или мои после безоара окончательно испортились. Но если тыкву я и раньше ненавидел, то подлянки от сливочного пива я не ожидал. Все его хвалили, но не я. Оно было такое же густое, мякотное и противно — сладкое. Бррр. После первого глотка я отдал свою порцию Рону, а сам пил чай. Если в будущем и Огневиски будет таким же шлаком, то я окончательно разочаруюсь в мире магов и во всех напитках.

Там рядом с нами «совершенно случайно» устроились Хагрид, Розметта, МакГонагалл и Фадж. Что там забыл Министр, не понятно, мне слабо верится, что он сам может додуматься прийти сюда и болтать в баре. Взрослые стали «секретно» обсуждать тему Блэка. Блин, это даже на идиотизм не тянет, можно было бы и по умнее что придумать. Думаю этот план придумал не директор, а сам Фадж, по крайней мере по уровню исполнения так кажется. Там я услышал о предательстве Блэка, убийстве Питера Педигрю, то есть Петигрю и то, что Сириус мой крестный. Дальше мне пришлось разыгрывать удивление, шок, ужас и панику. Я отрепетировал данный момент уже давно и неплохо сыграл на публику.

Обломись Ди Каприо, Оскар мой!

Я так сказать пообещал быть готовым и теперь имел карт — бланш на подготовку.

Так что сидеть в библиотеке и рыться в книгах, дабы научиться новому, мне никто не мешал и лишних вопросов не задавал.

Наступили рождественские каникулы и все разъехались по домам. На Рождество мне зачем — то подарили метлу «Молния», хотя я не играю. Что с ней делать я не знал, потому отнес МакГонагалл, пусть проверяет на потеху своей паранойе, а потом отдаст ее Ловцу команды. Да и нужно было все же немного помириться с ней. Пусть МакГонагалл мне не нравится, но ссориться с ней не дело. Да и метла мне не нужна. Во — первых, ее некуда девать, я не хочу светить и раздражать Дурслей ее существованием. Во — вторых, летать мне нравится, но метлы даже с сидениями это мне кажутся чем — то извращенным. А уж после того что я увидел в Выручай — комнате, все продолговатые предметы вызывали легкую неприязнь. Вот мотоцикл Сириуса я бы взял. Но кто же мне его отдаст, по крайней мере до 17-ти? Никто, если вообще вспомнят. В-третьих, нужно предотвратить будущую ссору с Гермионой, потому инициатива была моя. В-четвертых, я не собираюсь использовать метод полета от дракона в первом туре. Пока остальные разбирались с метлами, я занимался своими делами.

Я же параллельно со всем готовился к Турниру. Принять в нем участие мне так или иначе придется, потому готовиться нужно сейчас. Если второй и третий тур пройти не сложно, то первый вызывает слишком много проблем. Поскольку сейчас Рождество, мне никто не мешал я смог заняться проблемой как следует.

Как можно одолеть дракона? Способы есть, но они слишком не надежные, а мне нужен свой метод или хотя бы оригинальная переделка чужой идеи. Но взять с собой что — нибудь мне не дадут, значит, нужно создать комплекс чар, которые я смогу применить в нужное время. Одно хорошо Точка силы Хогвартса дает возможность опустить некоторые трудности. Пока никаких особых идей не было. Трансфигурировать как Седрик я пока не умею, и таких размеров сделать не смогу. Придется искать.

На рождество, наконец, я в подарок получил Карту Мародеров от директора, а не близнецов. Так же анонимно пришла, как и мантия. Я ожидал, что это будет более драматично или интересно, а тут просто подарили. Жалко.

Быстро начал проверять все, однако Питера я поймать не смог. Возможно, прознал про карту и свалил, а может его предупредили, но его имя я увидел у одного из выходов, а где его искать дальше не понятно. Но все же он есть, а значит, план ясен. Рыскать в доме Хагрида тоже не получится, да и вряд ли он сейчас там. Значит, будем ждать.

Но главное событие произошло перед Рождественскими каникулами. Уроки закончились рано и весь день был полностью свободен.

Гриффиндорцы вышли на улицу. Дементоров в кое — то веки убрали подальше, и мы могли хоть немного погулять. А то свободен обычно только Хогсмид.

А на улице красота. Чистое голубое небо, яркое солнце, и блестящий белый снег. Все это было так красиво, что народ не удержался от снежной битвы. Все, как и положено, без палочек и магии, мы лепили снежки и кидались друг в друга.

Эх, как же давно всего этого я не делал. Соскучился я по баталиям и принял там активное участие.

И вот на середине битвы, я остановился передохнуть и увидел неприятную картину.

Слизеринцы собрались подальше от нас и стоически делали вид, что им пофиг и они нас презирают. Они с надменным видом усмехались, но было видно, что им завидно.

Оставлять народ так я не собирался.

Взял снега, слепил комок и как следует прицелился.

— Эй, Забини! ЛОВИ! — мой шарик благодаря легкой помощи телекинеза набрал неплохую скорость и точность и полетел прямо в Блейза. Тот не успел отреагировать, и снег угодил ему прямо в лицо. Его сбило с ног. Кажется, я перестарался.

Народ, так офигел от моих действий и все с открытыми ртами смотрели на нас.

Не прошло и трех секунд, как Забини подскочил на ноги.

— ТЫ ПОКОЙНИК!!! — зарычал он. Схватил снег, очень быстро скомкал и швырнул в меня. Кидает он лучше, чем я, даже без помощи магии, но я успел упасть, а шарик попал точно в голову Рона.

Тот потер затылок, развернулся, увидел, кто в него попал и ответил. Но угодил в Малфоя. Драко в ярости ответил, но попал во Фреда или Джорджа. Те не остались в стороне и так же ответили, попав в Кребба и Дафну.

Это стало началом конца.

Снежная баталия вспыхнула с новой силой. Снег летел как снаряды пушек, шарики уже делались с помощью магии, чтобы ускорить обстрел. Потом народ вообще пошел в ближний бой, но все со снегом. К нам присоединись и другие факультеты.

Двадцать минут, и школа погрязла в битве.

— Ледовое побоище, — офигел я, тем самым пропустив попадание в голову. На меня набросилась Луна с огромным валуном и чуть не погребла в снегу.

Быстро выбравшись, схватил Луну за куртку и кинул в сугроб. Она с хихиканьем полетела в снег.

— Что за? — только сейчас я понял, что народ уже наплевал на все и началась куча мала. Уже никто не мог различить врага и союзника и все просто веселились. Вон Гойлл, удачно сбил с ног Нотта целым снеговиком. Рон сумел удачно толкнуть своих братьев, но те выбрались и думали ему отомстить, но попалась цель получше, его старший брат, который пытался остановить битву, но был погребен в толще хлада своими же братьями. Джинни махалась с Чжоу, а Гермиона закидывала Драко. Невилл отбивался от атаки двух девушек из Барсуков. Забини бился с кем — то из Реев, а Дафна, Панси и сестры Патил, тихо закапывали кого — то. — Это безумие! — охеревал я. Вот стоило только попробовать развеселить народ, как все обернулось так. — Ого!

— Попался! — крикнули за мной и на меня тут же кто — то навалился с желанием утрамбовать в снегу, при этом хихикая.

Я оказался сильнее и скинул с себя незадачливого убийцу. Им оказалась Луна. Кажется, я перестарался, и она застряла в сугробе. Точнее ее верхняя половина, а попа с ногами торчала к верху.

Быстро подскочил и вытащил ее.

Луна смеялась, вся красная, щеки горят, взгляд пытает, дышит тяжело.

— Ну и ну, — покачал я головой, улыбнувшись. Поправил ее шарф и шапку, отряхнул от снега.

— Давай еще! — веселилась она.

— Давай, — рассмеялся я.

Но веселью было не суждено продолжиться.

— СТОЯТЬ!!! — на поле вышел Снейп.

Все тут же затихли.

Будто мы играли в игру, Море волнуется. Все застыли в тех позах, которых были до этого, даже не смотря на то что, многие тем самым игнорировали законы физики. Сам зельевар выглядел очень злым, потому как на голове у него была небольшая пирамидка из снега. Видать, кто — то удачно попал, но снег на его горячей голове очень быстро таял, аж пар шел.

Мы все завороженно смотрели на процесс смены агрегатного состояния. Вот снег в твердой форме, потом в жидкую и газообразную.

Но что — то я отвлекся.

— ЧТО ТУТ ПРОИСХОДИТ?!!! — завопил он.

И, как всегда, меня проперло на комментарий. Язык мой, враг мой.

— Реставрация битвы при Карфагене! — выкрикнул я. — Ремейк.

— Вы устроили беспорядки на школьной территории! — прорычал он. — ПОТТЕР! Я знаю, что это ты затеял!

— ЭЭээ!

Но тут я был спасен!

Из — под снега, словно зомби клипа Майкла Джексона, вырывается синяя рука и хватает профессора за ногу. Тот аж подскочил от неожиданности и навернулся в снег. А в роли зомби вылезает Персик Уизли, прямо таки Морозко.

С минуту мы смотрели на тело профессора в снегу. Судя по пару, он немного расстроен. А пара столько, что его можно заподозрить в родстве с Монки Д. Луффи.

Я же сделал разумное предложение.

— Валим, — сказал я и рванул к Школе. Остальные дураками не были и тоже поспешили ретироваться.

Ловил нас зельевар целый день. Особенно меня. По всей школе гонялся за мной. Потом три дня пришлось драить котлы, но оно того стоило.

Народ колбасило долго, но благо большая часть свалили домой на каникулы, а я остался. Но от Снейпа досталось всем, без исключения. Особенно Персику, который так напугал Снейпа. Остальные же учителя и директор, с трудом сдерживали улыбки. Они — то за всем наблюдали с самого начала, но не остановили нас.

Однако оно того стоило.

Все были жутко довольны собой. Такого веселья в Школе давно не было, а уж участия всех разбавило унылость и страх от соседства с дементорами.

Только Луна простудилась. Видно два ныряния в сугроб это ее предел. Но такой счастливой я ее еще не видел.

Невиллу тоже радость перепала. Те две девушки с Хаффлпаффа, приходили к нему извиняться, да и чаще стали с ним общаться. Это кстати, были Ханна Аббот и Сьюзен Боунс. От Ханны Нев был без ума и, смотря на нее, выглядел глуповато. А тут она сама к нему подошла. Думаю, он в раю. Рон же с близнецами, были довольны тем, что нокаутировали Змей и, главное подставили Персика, который от Снейпа огреб больше всех.

Слизеринцы же, ходили мрачные и недовольные, что им, аристократам, пришлось участвовать в играх плебеев, но по глазам видно. Им было весело.

Дружеским подзатыльником меня отблагодарил Блейз и снегом за шиворот. Ну, он был в своем праве. Дафна так вообще расщедрилась на одобрительный кивок, какая она щедрая, даже Драко пусть не подавал виду, но явно хотел взять реванш. Хотя он был готов делать все что угодно, только бы не оставаться наедине с Панси, которая всем своим видом давала жениху понять, что готова к продолжению. Жу — у–у-у-уть.

Но, так или иначе, все разъехались. Ну и ладно.

Сейчас я был один в Выручай — комнате. Некоторое время после того как показал Панси план мести, я сюда не ходил. Страшно как — то было. Учитывая, что тут есть, мне было страшно тут находиться. Да и Панси мешала. Она тут училась тому что явно не предназначено для посторонних глаз. Но там раз была Дафна. Что она там видела, говорить она отказалась, но глаза у нее были просто огромными. А челюсть не по — аристократически упала на пол. А уж когда Панси привела месть в действие, Дафна чуть ли не поседела. Она подсматривала в дырку их комнаты.

Что она ТАМ видела.…

Боюсь, ее невинный мозг сломан окончательно.

— Что там было? — спросил я. Признаюсь честно. Было интересно. То что я советовал Панси, я только по телеку видел, сам свидетелем извращений не был. Хотя эти моменты я вообще почти не помню, только образы. Возможно, это даже хорошо.

— Тататататататататататтатататататаатата… — заело ее.

— Хватит стрелять, Анка Пулеметчица, — дал ей подзатыльник.

— Она делает… сама… ему… в… и… — краснела она. — Мне страшно….

— Мне тоже. Лучше не будем ей мешать, — решил я.

— Ага, — покивала она.

Недели две мы к комнате не подходили. Но потом все же посетили ее несколько раз. Дафне понравилось это место. О том, что еще в ней есть, она старалась не думать. Сюда она сама приходила в компании Панси, а иногда и Блейза.

Остальные мои друзья тоже поразились этому помещению. Так что тут мы часто зависали. Но старались, чтобы наши группы не пересекались.

Но сейчас это не сильно важно.

В Школе осталось мало учеников, страх перед дементорами и Блэком очень нервирует. Только все Уизли, Гермиона и еще пара старшекурсников тут. Они все ушли на ужин, а я остался тут, потому как не голоден. Вот сижу перед камином, пью чай и смотрю на огонь.

Мысли как мне быть потом, меня не оставляли, я вновь вернулся к турниру. Если не удастся пройти первый тур, то большой проблемы в этом нет. Я и так знаю отгадку, потому и не особо заинтересован в победе, но подставляться под дыхание дракона тоже не хочется.

Пару дней назад попросил Рона достать мне что — нибудь о драконах. Ведь его брат Драконолог. И тут он выдал мне кучу книг из своих вещей. Сказал его больной драконами брат задолбал его этими книгами. Радовался, что есть, кому все это сбагрить. Да уж, не ожидал. Вообще в последнее время Рон меня приятно удивляет. Похоже расширение кругозора и личные успехи, на него неплохо повлияли.

Но вернемся к книгам. Там было четко написано, что Хвосторога, не поддается чарам сна и вряд ли я смогу ее усыпить как Флер. Пиздец. А все остальные способы нейтрализовать дракона слишком сложны и энергоемки. Хотя есть заклинание транквилизатора, но оно сложное и быстро его не освоить. А у всех может после Турнира появиться вопрос, чего это я решил его учить. Вряд ли отговорка, что предвидел нового дракона, как у Хагрида, прокатит.

Есть еще и другая проблема. Как мне выжить в битве с Томом на кладбище? Палочка из остролиста плохо меня слушается, так что на Приори рассчитывать глупо. Нужно что — то, что сможет меня спасти в опасный момент. Телекинез и криокинез вещь крутая и это мой козырь, но они не настолько хорошо развиты, и боюсь, не сильно помогут.

Мыслей в голове никаких нет. Идей как быть тоже.

Я поднялся, чтобы размять ноги.

— Бездна, это невыносимо! — тяжело вздохнул. — Как мне победить Годзиллу? Вряд ли мне дадут заклинание Пиздеца, мне хоть что — то нужно! — выкрикнул я в пустоту.

И как ни странно, но Выручай — комната, мне кое — что дала.

Точнее выделила. На голову упало что — то

— Ауч! — Блин. Больно. Поднял голову. Передо мной лежал маленький сундучок. — Ого! — удивился я от подарка. — А может сразу убьешь Волди? — ответа не последовало. Жаль, все мечты исполнить нельзя.

Я аккуратно поднял его и поставил на столик. Быстро проверил по Карте, не идет ли кто сюда. Нет, все сейчас едят. На сундуке был замок, но легко открывался.

Открыл сундучок. В нем лежали листки бумаги, старые, пожелтевшие с рукописным текстом и подписью «Годрик Гриффиндор». Вот это повезло. Достал листки и начал читать. Их тут было шесть. Расшифровывать пришлось долго, благо хоть Комната выдала мне словарь, на голову и час я провел за чтением и перепиской. Всего пока не понял, придется разбираться, но суть есть. На трех листах, были мысли и размышления Основателя. Он и правду был благородным рыцарем и писал эти строки, будучи на фронте с Инквизицией. Тут он больше всего матерился на Церковь и тому подобное, а так же заявил, что Салазар был прав на счет предателей среди маглорожденных. Похоже, что моя теория немного подтвердилась. И самое интересное, что тут написаны следующие строки

«Хорошо ему, змеиному хитрецу, ушел от нас в свои миры забытые. Ох уж эти Старшие, прибудут и убудут, следа не оставив. Но может тут смысл другой. За другого вышла Ровена, вот и решил он домой воротиться. Жалко друга моего, даже наследника магии своей не оставил…»

Вот это да. Так это что же получается, у Салазара Слизерина никогда не было наследника? Вообще? Или я не так понял? Скорее всего не так. И кто такие Старшие? Надо бы узнать. Эти листки спрячу обратно в сундук, потом может, передам директору. Хотя нет! Лучше гоблинам покажу, быть может, на этом и наварю чего. Очень уж интересные сведения. Это вполне будет интересно.

На двух листках было описание создания големов, которых он расставил по всей Школе. Вот это я изучал как можно тщательнее. Круто!

Годрик был действительно гением. Создать такое. Големы это не просто болванчики, которые махают оружием. Эта магия находится на стыке трансфигурации, чар и псионики. Он научил своих големов сражаться как настоящие мастера. При этом двигаются они, точно как люди не повреждая своего материала, и еще могут само восстанавливаться в Школе. Очень любопытно. Двигаются они, без каких либо шарниров или креплений, будучи полностью из камня. Это мне напомнило протезы профессора Кеттлберна и тот, что сделает Петигрю Темный Лорд, из серебра в фильме. Он тоже двигались весьма свободно. Тут описаны нужные руны, чары и ритуалы. Очень хочу попробовать создать своего. Минус этого изобретения только в том, что для функционирования нужно много сил. А значит, работать они могут только на Точке силы. Облом, но может потом пригодится.

На последнем листе описание какого — то артефакта. Тут кроме листков лежали четыре шарика. Два маленьких размером с фалангу пальца, один побольше и один большой с кулак. Шарики были черными и исписанными рунами. Годрик писал, что смог синтезировать неизвестный очень странный вид энергии и создать эти Хаотичные Дезинтеграторы, что как я понял некий вид гранат. Они ужасно мощные и чтобы применить их, нужно капнуть на них кровью и взорвутся они через 3 секунды. Вау. Лучше быть с этим осторожнее. При взрыве они расщепляют все на мельчайшие частицы и выпускают эту энергию. Некоторое время местность становится немного нестабильной и оттуда лучше держаться подальше. Маленькие шарики взрываются в радиусе метра, средний в десять метров, большой в сто. Короче мощнейшее оружие, которое может уничтожить все.

Это нужно испытать. Обязательно. Маленький. Я еще жить хочу.

Все убрал в сундучок и закрыл его, уменьшил и положил в карман. Мне это пригодится. Все пригодится. Теперь нужно найти время для испытания. Но меня теперь чаще сопровождают, потому то все Уизли и остались тут, а значит нужно отвертеться от друзей. Загружу — ка я им мозги, как раз есть идея.

Все спрятал и отправился в гостиную. Нужно поговорить с ними. Там будет самым отличным местом.

Дошел быстро, оказался там первым. Спрятал находку к себе и уселся перед камином.

Народ вернулся из Большого зала и засели перед камином.

— С возвращением, — улыбнулся я им.

— Привет Гарри, — улыбнулась Гермиона. — Ты как?

— Да ничего, — махнул я рукой. — Кстати, Джинни, — обратился я к девочке. Она перестала мямлить в моем присутствии и теперь меньше краснела. — Мне надо у тебя кое — что спросить. Только, пожалуйста, не обижайся. Это очень важно. Хорошо?

— Ага, — кивнула она. Все кто были в гостиной, повернулись к нам.

— А вы не стесняйтесь, подсаживайтесь, это и вас касается. — Народ заинтригован и подсел к нам. — Для начала. Ответь честно. Это твой натуральный цвет волос? Просто в твоей семье преобладает светло — рыжий оттенок, а у тебя темный, что очень необычно.

— Ну… — она замялась. — Мама еще в пять лет сварила мне специальный шампунь, чтобы волосы были такими. Я использую его раз в месяц.

— А цвет глаз?

— А… — опять замялась она. Ее глаза зелено — карие, но все равно необычно. — Мама велела мне пользоваться каплями раз в полгода. Настоящий цвет синий.

— Ясно, — кивнул я, похоже, все сходится. У всех ее братьев и семьи глаза синие, а у нее такие. — Дай ка на секунду свою палочку.

— Хорошо, — она выдала ее мне. Я взял ее в руки и почувствовал слабый импульс силы. Она отвечал мне и звала. Это палочка не подойдет мне, но она откликалась на кровь во мне. — Она тебе подходит?

— Почти да, — ответила она. — Ее мне мама вручила.

— Понятно, — я тяжело вздохнул. Да уж. Проверим мою теорию, но думаю она верна.

— Что — то не так? — спросила она.

— Эх, — я вновь вздохнул. — Это, — я поднял палочку. — Принадлежало моей матери, Лилиан Джин Эванс. Я не знаю, как она попала к вам, но эта палочка откликается на мою кровь. Ведь во мне тоже есть кровь матери.

— ЧТО?!!! — народ был в шоке. Да, присвоить чужую палочку считается большим оскорблением, особенно умершего человека. Присвоить себе оружие мертвого друга и выдавать за свое, это все равно, что нагадить на его могилу.

— Можете проверить у профессора Флитвика. Если он подтвердит, значит это так, а если нет, то прошу прощения.

— Но, — Джинни была в шоке больше всех. — Но почему мама дала ее мне?

— Это связано с твоим обликом и ее желаниями. Ты помнишь, она подливала мне зелья любви, — напомнил я. Уизли смутились. — Я слышал ваш разговор. Тебя не удивило, с каким спокойствием она говорила, что влюбит меня в тебя.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросил один из близнецов.

— Я не могу сказать точно, да и в психологии не очень разбираюсь. Но есть такой архетип поведений матерей. Мать — кукольница. Она любит наряжать свою дочь в то, что ей нравится, украшать и изменять ее как ей хочется. Словно куклу. Она смотрит на тебя как на куклу в виде моей матери. Цвет волос как у нее, глаза и палочка. А я сильно похож на своего отца, потому мы и можем казаться, будто Джеймс и Лили вновь живы. Это ее страстное желание. Наваждение. Безумие. Я не знаю, отчего оно у нее. И это очень не хорошо. Отказа или изменения она не потерпит. Если ты найдешь себе хорошего парня, твоя мать будет сильно против. Может случиться все что угодно. Она не допустит изменения своих желаний, — я вздохнул, Уизли были в ужасе. — Джинни, я не сержусь на тебя и не обвиняю, я не хочу тебя обидеть или оскорбить. Вы мои друзья и я пытаюсь вам помочь. Но Джинни, у нас с тобой ничего не выйдет. Мы с тобой слишком разные и я не тот, кто тебе нужен. Но твоя мать не потерпит этого. Вы знаете, что давать детям Амортенцию не только бесполезно, но и опасно, но ваша мать делала это осознано и специально, и главное в больших количествах. Только потому что, я принимал безоар, все чего я лишился это вкуса, и то временно. Я еще легко отделался.

— Я… — Джинни расплакалась. — Прости Гарри, «хнык», я не знала этого и даже не догадывалась!

— Я же сказал, я не злюсь на тебя, — улыбнулся я. — Я не хочу с вами ссориться, но с вашей матерью нужно что — то делать. Прошу поговорите со своим отцом и расскажите ему.

— Хорошо, — сказал Рон. — А что делать с палочкой?

— Ну, — я посмотрел на нее. — Давайте так. Пусть она пока побудет у Джинни, а летом в качестве подарка на день рождения я куплю ей другую палочку. Эту же оставлю у себя. Вернуть ее в могилу матери не удастся, так лучше пусть побудет у меня потом, или попробую в банк отдать, в сейф родителей, — я вернул палочку девочке. Ее обняла Гермиона успокаивая.

Мои слова возымели последствия. Эта тема быстро достигла МакГонагалл и Флитвика, и они подтвердили, чья это палочка. Не ожидал. Моя теория подтвердилась.

Печально.

После этого Артура вызвали к директору, мы ему все объяснили. Он был благодарен, что я не стал выносить это за рамки нашего круга общения и рад, что я не сержусь. На мои условия он согласился и поблагодарил. Джинни выдали нейтрализатор, и уже через неделю она ходила в своем естественном облике, в котором выглядела намного лучше, и не раздражала меня похожестью на мать. Да и самой девочке было комфортнее. Получив мой отказ, она будто стала дышать легче. И уже не краснела при мне и вела себя более свободно.

Короче всем стало легче. Кроме миссис Уизли, которая прибыла в Хогвартс и пыталась меня убедить, чтобы я женился на Джинни.

Об извинениях в присвоении чужой палочки, попытки меня отравить и подчинить, она даже не подумала и удивилась моим претензиям. Она же действовала во имя моего блага, и была свято уверена в своей правоте и что я должен быть с ними. Я смотрел на нее и поражался безумию. Она была свято уверена в своей правоте.

Что же ее подвигло на это? Какая трагедия или событие, сделали с ней такое?

Пока мне это неизвестно.

Говорить я не стал, но получать их проклятие я не хотел.

Больше всех в шоке были Люпин и Снейп. Присвоение палочки. Это было страшным преступлением. Но если Римус понимал и не сердился, то Снейп был в ярости и даже просил чтобы палочку выдали ему. Но получил отказ, потому что у меня прав было больше. А я не решался выдавать эту вещь ему, по причине его странного психоза. Он так любит маму, что ненавидит меня и вообще его действия не предсказать. Может, как Голум будет с палочкой или удовлетворять свои скрытые фантазии начнет. Короче, лучше не доводить. Зельевар рвал и метал и на учеников срывался почти всегда. Ему уже даже директор замечания делал, хотя он обычно не вмешивается.

Но чем больше я живу в мире магии, тем больше мне хочется стать психологом. Тут точно нужен врач специалист.

Спрос на мои услуги точно найдется. Вся Школа это большая площадка для деятельности. Мрак. Страшно нынче жить.

Благодаря всей этой шумихе, мне удалось испытать самую маленькую бомбу. Испытывать ее в Школе я не решился. Эффект может быть любым, потому сделать все лучше на улице.

Вечером, когда все уже спали, я тихо вышел из гостиной, прихватил одну бомбу, карту, мантию и пошел на улицу. Воспользовался одним из тайных ходов и вышел на улицу. Холодно тут, зима все таки. Я ушел в сторону озера. Оно покрылось льдом, потому я прошел мимо, но далеко не уходил. Нашел место, в которое не видно из замка и испробовал вещь. Капнул кровью и бросил в камень. Отбежал и спрятался, заодно выставив щит.

Без звука и света. Появилась черная сфера, метрового размера. Камень, часть куста и земля исчезли. А вокруг разлился едва видный голубоватый дымок. К нему я приближаться не стал, но бомбой был вполне доволен. Вот у меня и есть отличный козырь.

Я поднял телекинезом камень и кинул в дым, но ничего не произошло. Хорошо. Вскоре дымок рассеялся, а я отправился в Школу.

Вот только слегка запоздал с маскировкой.

— Стоять, Поттер, — услышал я знакомый голос зельевара…

***
Никто не знал в тот момент, что случилось после ухода человека. Дымок рассеялся, но энергия не исчезла и она начала тянуться к озеру…

Глава 18. Порыв чувств

Попался я Снейпу, как неприятно. Будем выкручиваться. Это очень напоминало тот момент из фильма. Хотя это можно использовать. Нет, это не неудача, а наоборот, вполне отличная возможность. Будем действовать.

Он с презрением и гневом смотрел на меня. Но видел он не меня, а моего отца. Он всегда видел только отца. Не удивлюсь, что и имя мое он никогда не произносил и может даже не знает. Думает что меня так же зовут Джеймсом. Псих. Но ненавидеть его не стоит, такого только пожалеть можно. Он сам себе делает хуже. Постоянно ассоциируя меня с отцом, он не дает себе это забыть и постоянно переживает тот случай. До старости его сердце может не дотянуть. С такими то постоянными стрессами.

А сейчас я обеспечу ему еще один стресс.

— Что это вы тут делаете, Поттер? — язвительно спросил он.

— Бродил во сне, — ответил я. Улыбаться нельзя, а то он совсем рассвирепеет.

— Что у вас в карманах? — заметил он карту.

— Карта, — я достал ее из кармана. — Карта Хогвартса.

— Что?! — удивился он.

— Вот, — я поднял палочку и активировал ее. — Она показывает все и всех, в реальном времени. Мне ее прислали в подарок на Рождество.

Он долго смотрел на меня, на карту и никак не мог ничего сказать. Видно, не ожидал.

— Почему ты все это рассказываешь мне? — насторожился он.

— Я один раз ошибался в Вас, считая, что вы хотите украсть Камень, а директор вам верит, вот и сам решил вам довериться, — пожал я плечами.

Он не ответил, взял карту и осмотрел. Слово Мародеры и клички он узнал. Помрачнел. Но ничего не сказал.

— Так вот как они все это проворачивали, — пробормотал он.

— Добрый вечер, — к нам вышел Люпин. — Гарри. Северус, — поздоровался он. Я кивнул. — Что тут…. — он увидел карту. — Вот она где.

— Что Люпин, узнаешь, свое творение? — фыркнул Снейп.

— Да, Северус, — вздохнул он. — Гарри, — обратился он ко мне. — Откуда у тебя карта? — спросил он. Хм, он не знает? Интересно.

— Мне ее прислали, на Рождество, как мантию — невидимку на первом курсе.

Снейп посмотрел на меня. Про мантию он знал, но информация о том, что она только недавно у меня его удивила. Видно думал, что я ей пользуюсь с детства. Римус тоже был озадачен и помрачнел.

— А вы знаете, кто эти Мародеры? — спросил я.

— Да, я и твой отец именовались Мародерами, когда учились в Школе. Я Лунатик, он Сохатый, Хвостом был наш друг Питер Петигрю, — тяжелый вздох. — А Бродяга…

— Блек, — прорычал зельевар.

— Эм… — я замялся. — Только эта карта не точная, — они посмотрели на меня. — Она показывает тех, кого быть не может. Недавно видел на ней Питера Петигрю.

Они оба побледнели.

— Это невозможно…

— Так карта показала.

— Когда?

— Как подарили карту, я осматривал ее. Заметил имя Петигрю на карте, но подумал, что она сломалась.

— Ты уверен?

— Да, — кивнул я.

— Хорошо, — он сделал вздох, чтобы успокоиться. — Я пока оставлю карту у себя, а ты иди в гостиную.

— Хорошо. Спокойной ночи, — пожелал я профессорам и пошел к себе.

Отлично. Все просто прекрасно. Теперь остается только ждать. Но самое главное, я смог повлиять на них обоих. В каноне в конце пришел Снейп и чуть все не испортил, а потом еще и подставил директора, своей болтовней. А причиной всему был как ни странно Римус.

Сам Люпин человек совестливый и в издевательствах никогда не участвовал, но предотвратить их не мог. И вот видя Снейпа теперь, ему стыдно и он хочет наладить контакт. И вроде как у него получается. Они сумели между собой договориться. Пусть не дружба, но терпение и уважение. Однако, там все испортил сам Римус. Он увидел Карту и не хотел ее показывать Северусу, тем самым обманул его. А Снейп пришел в Визжащую хижину, увидев карту и подумав, что оборотень предатель. И именно на Римуса была направленна вся ненависть. Притворился другом и предал. Тут было не зло, а просто недоразумение. Но Снейп слишком ранимая личность, чтобы простить хоть что — нибудь. А тут я сразу убрал деталь ссоры и дал обоим пищу для размышлений. Пусть думают и разбираются. Им это полезно.

Карты я временно лишился, потому действовал осторожнее. Впрочем, как и всегда, карта просто спокойствие на душе усиливала. Хотя у директора она была достаточно давно. Скопировать вполне мог или воздействовать на эту тоже.

Ну да ладно, потом буду думать, а сейчас спать, да и есть у меня чем теперь заняться…

***
Римус Люпин сидел в своем кабинете и медитировал на Карту Мародеров. Слова, сказанные Гарри никак не шли у него из головы.

Хвост жив? Как? Почему? Все это очень подозрительно. Да и вообще, если задуматься, то тут много странного. Можно начать с поведения директора. Тот как всегда что — то знает и почему — то вообще не волнуется по поводу Сириуса. Тот дважды проникал в Школу, а Альбус только улыбался и ел лимоны. И если раньше Лунатик думал, что это связано, с тем, что у старика все предусмотрено, то теперь, кажется, будто он позволяет все это делать Бродяге. Чего же он добивается?

С Блеком вообще очень много непонятного и подозрительного. Сначала неожиданное предательство, которого вообще никто не ожидал, а потом быстрый суд и тюрьма. Римус тогда хотел навестить Бродягу и спросить у него все, но его не допустили к Азкабану. А самому садиться туда ему не хотелось. Потом побег через 12 лет, и вот он тут. У него было множество возможностей действовать, но он их не использовал. Да и подарок для Гарри. Зачем?

Но если Питер жив, то, что это меняет? Пожалуй, многое.

Но почему тогда Хвост притворился мертвым и не показывался столько лет? Где он был?

В голову лезли самые странные предположения. А что если Сириус невиновен? Но тогда почему его посадили? Неужели никто не проверил все за 12 лет? Странно, все это странно.

И маячивший по комнате Северус, не прибавлял позитива. С зельеваром у Римуса были сложные отношения. Он хотел загладить давнюю вину перед ним. Старался быть терпеливым и спокойным, и как ему кажется, все вроде начало получаться. Тот, по крайней мере, стал спокойнее.

Вообще в поведении Северуса было много странностей. Сам Римус еще со Школьных лет не понимал в Слизеринце одного.

Если тот так ненавидел Джеймса, то почему всегда ошивался рядом? Ведь действительно, почти всегда он бывал где — то рядом. Когда Бродяге хотелось веселиться, он всегда быстро находил цель для шуток. Но почему тот всегда был где — то неподалеку? Быть может тогда, он тоже хотел быть другом Джеймса.

Сохатый вообще был человеком добрым. Он любил делиться теплом и дружбой. Любил помогать и слышать похвалу. Потому Питер быстро прижился среди них. Человек, которому нужна помощь и готовый восхвалять Джеймса. Это был идеальный симбиоз. Сириусу и Римусу Хвост не очень нравился, но Джемсу такой человек был приятен. Северус наверное тоже нуждался в помощи, ему тоже хотелось тепла, но не умел дружить, он Змей, и к тому же друг Лили, что очень бесило Сохатого.

Но сейчас все это не имеет значения. Что было, то прошло.

Одно хорошо, Гарри совсем на Джеймса не похож. Только внешность такая же, но он совершенно другой. Даже на Лили не похож, что тоже хорошо. Лили в свое время сделала ошибку, защищая всех и практически делая все за всех, тем самым не давая им самим стараться.

А Гарри умный, спокойный, рассудительный и здравомыслящий. Немного импульсивный, но умеет держать себя в руках. Также он добрее и более понимающий, чем Сохатый. Он не видит в Слизеринцах врагов и даже весело играл с ними. Те не могли сами подойти, у них своя гордость, а тут он их сам спровоцировал. Хороший план. Мародеры бы лучше не придумали.

— Северус, прошу, хватит мельтешить, — устало выдохнул Лунатик.

— А что мне остается, — огрызнулся он. — Если Поттер, окажется прав, то все это меняет дело.

— А тебе было ли что — то известно о предателе?

— Нет, Темный Лорд, держал все это в секрете. Он догадывался, что я шпион Дамблдора, и пользовался мной для дезинформации, но все равно не доверял. Он никому не доверял. Предательство Блэка, стало для меня таким же шоком.

— Все это очень странно.

— И как вообще, он мог проникнуть в Хогвартс? Да, тут описаны тайные пути, но они могли бы быть замеченными хотя бы портретами, — негодовал зельевар.

А оборотень знал. Он не хотел говорить, но чувствовал что нужно. Ведь в форме зверя Сириус легко может пройти по очень узким туннелям и пройти во многие щели. А если и Питер жив, то и он многое может.

— Они Анимаги, — все же сказал Лунатик. Предавать тайну друзей он не хотел, но один мертв, а двое под вопросом. Сейчас нужна любая помощь, чтобы восстановить справедливость и Римус с тяжелым сердцем пошел на этот шаг.

— Вот оно как, — Северус присел. — Тогда это многое объясняет, — он потер подбородок. — Поттер видел пса, я прочел в его мыслях. Это Блэк?

— Да, — кивнул Римус.

— Если он его видел и тот не нападал, это может что — то значить. Если тот знал местонахождения дома Поттера, то мог напасть в любой момент, но не стал.

— Да, — Римус начал понимать к чему клонит Северус. Да он ненавидел Бродягу, но желание понять суть и поквитаться было сильнее его. Северус все еще любит Лили. Интересно, а что бы он сказал, узнав о ней кое — что? Но лучше не думать об этом. — Питер был крысой.

— Крыса? — удивился зельевар. — Крыса…крыса…крыса… ха… ХАХАХАХАХ! — он начал истерически хохотать. Римус удивленно смотрел на смеющегося зельевара. Таким он его никогда не видел и начал беспокоиться за его психологическое состояние. Хотя оно и так нестабильно. — Крыса! — тот подскочил на ноги. — Значит, все эти годы он сидел у меня под носом и смеялся надо мной…

— О чем ты?

— Уизли. У них весьма странная старая крыса, которая у них в семье уже 12 лет и у нее нет одного пальца. Недавно я был близок к тому чтобы убить ее. Так, — он успокоился. А Римус припомнил, что слышал о случае, когда Снейп пригрозил Рональду, что напоит крысу зельем. — Его придется искать. Вряд ли он ушел далеко от Хогвартса и точно вернется. Ведь тут безопаснее чем на воле. Там он может быть только помойной крысой, а тут жить в достатке. Не убежит. Вернется. Придется его ждать…

— Но это может быть ошибкой… — попытался возразить Люпин. Если это так — то он тоже будет искать его, но нельзя исключать возможность того, что с Картой что — то не так.

— У нас нет выхода. Блэк тоже захочет проверить. Поймаем его и напоим Веритасерумом, — решил он.

Римус только вздохнул. Похоже, Северуса уже не переубедить. В этот момент он очень напоминал своим поведением Джеймса, но говорить этого не стоит. Снейп очень вспыльчивый человек.

Пожалуй, стоит поддержать его в этом. Даже если он не прав, поддержка может немного сгладить былые обиды. Быть может это шанс, не только загладить вину, но и раскрыть тайны прошлого…

***
Ла — Ла-Ла! — пою я какую то фигню. Теперь когда Римус и Снейп заняты поисками крысы, я спокойно сижу и делаю что хочу. Нет, я не прямо, что хочу. Жонглировать топорами и динамитом я не могу, но вполне неплохо себя чувствую. От уроков Люпина меня временно освободили, хотя учитывая, что там я ничем новым не овладею, то ничего страшного. Я практикуюсь сам.

Если проблема дементоров теперь более — менее решаема, то вот возможный оборотень это плохо. Стоит подготовиться. И ведь нельзя просто так бить. Нужно постараться еще силы на дементоров сохранить и не убить ненароком. А то от шариков мои манекены становятся очень ранимыми.

Так же я разбирался в записях Годрика. Учился, занимался и готовился. Дела есть.

Снейп и Люпин теперь на меня внимание меньше обращают. Часто поглядывают на карту. Но я‑то знаю, что до весны ничего не будет. А время тем самым шло быстро. Я занимался, тренировался, учился и постигал. Болтал с друзьями, веселился и просто отдыхал душой перед началом очередного испытания.

Старался набрать как можно больше хороших воспоминаний. Мне нужно их как можно больше.

Забавный случай, кстати, произошел на уроке Хагрида. Он показывал нам единорогов. Благодаря тому, что первый урок не был испорчен и нашим словам он внял, полувеликан стал действовать осторожнее, и приводил пока только безопасных животных. И пока все ученики глазели на единорогов, я стоял чуть в стороне и дремал. Не выспался вчера вот и решил чуть отдохнуть. Да и единороги не внушали мне доверия, смотрят своими глазенками на меня, ворчат. Видно чуют во мне что — то. Может крестраж им не нравится, но вот уже второй урок я держусь от них подальше. Хагрид это понял и не старается меня привлекать к ним. В прошлый раз у нас было общение с кентаврами. Там мы с уважаемым Бейном всецело просвещались в сути германской классической философии. Короче еб**и мозги всем кто нас слушал. Он про Марс, я про Ктулху. Кто оказался бредовее никто так и не понял. Десять минут, и половине потребовалось лекарство от головной боли.

А сейчас лучше подремлю.

Тут почувствовал, что кто — то тянет меня за мантию. Открыв глаза, я посмотрел на нарушителя моего покоя. Это был маленький лисенок. Он кусал мой рукав и явно увлекся своим делом.

Я улыбнулся и погладил зверя. Он укусил меня за руку, но поскольку был маленьким, больно не было. Рядом стояла Гермиона. Она рассмеялась, увидев эту картину.

— Жестокое нападение животного на человека, слабонервным лучше не смотреть, — сказал я.

— Он милый, — улыбалась она и тоже погладила его.

— Жестокий зверь! — важно покивал я.

Я немного увлекся, играя с лисенком. Он был очень милым. Обожаю лис. Они классные.

Даже чуть покормил его печеньем, что у меня осталось.

Тут из леса выбежала лиса — мать, и зарычала на меня. Я положил малыша на землю и отошел, а он побежал к маме, та кажется дала ему подзатыльник и увела в лес. Вот что можно добавить к моим хорошим воспоминаниям. Лисы. С ними, как и с котиками все становится лучше. Хотя еще бы взрыв и вообще хорошо.

Время шло спокойно, и я просто ждал развития событий. Которые к концу весны не заставили себя ждать. Все началось с того что Рон обвинил Гермиону в том, что Живоглот съел таки Коросту. Я бы коту подарок подарил за такое.

А вот недавно нас к себе пригласил Хагрид. К великану я немного остыл, и не так резко на него реагировал, но все равно он мне не нравится. Однако, нужно терпеть и улыбаться. У него хоть чай вкусный, который я не пью из — за паранойи.

Теплая погода уже как следует, разгулялась на всю. Весна. Красота.

Как мило со стороны Хагрида вернуть Рону крысу. Долго ли директор думал это делать, он то точно знал о местонахождении крыса, видно проконтролировал его передвижение. Наш старик никуда не торопится, хочет все сделать правильно. Крыса вернулась и мы, посидели, отправились обратно в Школу, как неожиданно на нас напал большой черный пес. Он зацепился зубами за ногу Рона и потащил его в Гремучей Иве. Я и не думал что все будет так.

О Иве я и забыл, но с трудом удалось пробежать, пока та не успела развернуться на полную. Мы пошли по туннелю и через двадцать минут прибыли в Визжащую хижину. Там на втором этаже уже сидел Рон и успел предупредить нас о Блэке.

Сириус Блэк выглядел неважно. Прямо скелет обтянутый кожей. Лучше бы в виде собаки остался. Я на всякий случай был наготове. Мало ли что.

— Здравствуй, — прохрипел он.

— Здравствуй, крестный, — я все же был готов.

— Постой. Я не враг, — он поднял руки.

И тут к нам ввалились Снейп и Римус. Разоружили Блэка и усадили на кресло.

— Всем оставаться на месте, — хмуро сказал Снейп, смотря на Бродягу. — Нам нужно разобраться во всем.

— Даже твою рожу я рад видеть Нюниус, — фыркнул крестный. — Вижу, вы спелись, — он посмотрел на Люпина.

— Все сложно, — пожал тот плечами. — Рональд, дай сюда крысу.

Тот нехотя отдал животное. Одно заклинание и уродливая крыса превращается в не менее уродливого человека. Блин в виде крысы он был лучше. Хотя теперь Рон осознал, что спал и держал между ног какого — то мужика. Вот как зеленеет

— Ри — и–и-иму — у–у-с, — простонал он. — А! Блэк! Убейте его! Он убийца!

— А ты кто? — приблизился Снейп. — Если ты такой правильный, почему скрывался?

Тот сжался от страха перед зельеваром. Сейчас нет тут Джеймса, который защитит.

Обоим влили зелье правды и заставили все выложить. Все оказалось верно. Крыса был Хранителем тайны и выдал секрет, подставил Блэка и инсценировал свою смерть. Тот был так ошарашен случившимся, что был в каком — то трансе и в себя пришел, уже будучи в тюрьме. Надеялся, что за ним придут, услышат, узнают, но о нем забыли и тот впал в отчаяние, медленно сходя с ума. А потом увидел фотографию и решился на побег. Питер же выдал, что всегда ненавидел всех и хотел сам чего — то стать сильным, а Темный Лорд предложил такую силу. А затем так испугался когда Лорда, не стало, что превратился в крысу и сбежал. Но долго бродяжничать не смог. Другие крысы его ненавидели, а сам он не приспособлен для жизни отброса, потому и пробрался в зоомагазин, где его и купили Уизли.

Хм, я то думал, что Уизли знали. Оказывается, нет. Забавно.

Снейп упал в кресло и долго молчал.

— Вот значит как, — выдохнул он. Затем поднял голову. — Ты труп! РЕДУКТО!

— Нет! — крикнул Римус и ударил в руку зельевара.

Заклинание прошло выше и снесло часть стены и потолка.

— Мы отдадим его дементорам! Так убить, это слишком мягко!

— Ты уверен, Лунатик? — спросил Блэк. — Я был бы не против его смерти прямо сейчас.

— Вот потому ты и дурак. Думать так и не научился.

— Пф.

Да уж. Ну и люди.

— Кхе — Кхе! — я напомнил этим типам, что мы еще тут.

Но тут начало происходить то, что никто не ожидал. Я ожидал, но думал, не будет. Из дыры в стене полился лунный свет. Он упал на Римуса и тот начал оборачиваться. Снейп тут же достал склянку с зельем, но тот никак не мог пить. Лунатик упал на землю корчась от боли.

Крыса тут же этим воспользовался и сбежал.

Начался просто адовый замес.

Оборотень подскочил, раскинул Блэка и Снейпа в разные стороны.

— АУУУУУУУУУУУУУУУУУ!!! — завыл он на луну. Он повернулся к нам и я уже был готов сражаться.

Но его в дыру откинул Сириус. Превратился в пса и напал. Покусал, а затем спровоцировал бежать за собой.

Я тут же побежал за ними. Снейп кажется еще не пришел в себя.

До леса добрался быстро и там происходила битва, в которую я вмешиваться не решался. Было тупо страшно. Это же, мать его, оборотень! Монстр! Я не герой и не хочу умирать. Ноги затряслись, но кое — как я страх подавил.

Их бой переместился ближе к озеру и я последовал за ними.

Оборотень уже не хило так выбил дурь из пса. Но когда пес потерял сознание, я ударил оборотня телекинезом и швырнул в озеро. Тот зарычал на меня, выбрался, но получил струей холода в морду.

Ледяное заклинание, плюс вода! Приблизиться ко мне я ему не давал. Телекинез и холод были на моей стороне.

И как ни странно, страха больше не было. Я защищал Блэка и не чувствовал ужаса, который сковал мое тело недавно.

А затем я почувствовал дементоров. Оборотень явно дебилом не был, инстинкты сработали, и он понесся вглубь Запретного леса подальше от нас.

Я же начал концентрироваться. Сильнее. Еще сильнее. Призраки все ближе. Я начал предаваться тому воспоминанию. Это странное ощущение наполняло меня. Страха не было, холода не было, было необычное единение и покой. Будто я сейчас рядом с кем — то близким. Неужели это из — за Блэка? Не важно.

Глубокий вздох. Палочка падает на землю. Не знаю почему, но я выронил ее.

Озеро уже покрылось льдом, твари летали вокруг, а затем спикировали на меня.

— Экспекто Патронум!!! — закричал я, призывая все силы.

С моей руки сорвался мощный белый луч, он понесся прямо в бегущую волну тварей.

Взрыв! Волна света ударила в призраков.

Свет принял форму лисы и вновь взорвался яркой вспышкой. Я чувствую силу. Небывалую мощь! Та сила, о которой у меня еще никогда не было. Неужели это и есть та сила, о которой не знают? Не понятно.

Яркие волны силы били по дементорам, отпугивая их. Призраки заспешили прочь от нас. Они получили сильные повреждения от белой лисы и спешили от меня подальше и вскоре их не осталось.

На зеркальной глади озера осталась маленькая лиса.

Я сделал шаг на встречу и приблизился к зверю из света. Лед был достаточно толстым, чтобы выдержать меня, да и я криокинезом усиливал его вокруг себя.

Подошел. Протянул руку ему. Он потерся о ладонь.

Такой мягкий, теплый и приятный. Он смотрел на меня и кажется улыбался.

— Инари, — придумал я ей имя.

Но тут я заметил кое — что странное. Из — за дементоров озеро замерзло и стало будто зеркалом. Оно отражало звездное небо и полную луну. А так же Патронуса. Но в отражении была не лиса, а олень. Я был очень удивлен этим странным феноменом.

Я заглянул в свое отражение и замер.

На меня смотрел оттуда кто — то другой. Он был похож на меня. Но одежда другая и очки круглые. Это был он. Тот самый кого я видел в Зеркале. Он так же удивленно смотрел на меня, но тут он двинулся, в отличие от меня и я понял, что это все же не отражение.

Мы смотрели друг другу в глаза и не могли поверить, что это реальность. Я видел его, а он меня.

Я встал на колени и протянул ему руку. Он повторил, и казалось, я почувствовал слабое тепло. Будто бы нас разделяло стекло.

— Ты… — хотел сказать я.

Патронус исчез, а за ним исчезло и отражение. Сколько я не пытался повторить этот феномен, у меня не получилось. Зеркало больше не появлялось.

Что же это такое? Я что видел себя? Или кого?…

А затем я увидел его. Тот голубой дымок, он появился и исчез. Я и забыл о нем. Эта странная энергия что — то сделала, но большего я не видел.

Голова начала болеть. Тело тоже резко ослабло. Похоже, это усиление было обусловлено странной аномалией, виной которой стал я. Надо бы вернуться.

Вскоре в себя пришел Блэк. Я стал рядом и помог ему подняться. Дал воды попить. Затем помог перевязать раны от оборотня.

— Джеймс? — спросил он.

— Нет. Это я Гарри, — напомнил я ему.

— Прости, — вздохнул он. — Где дементоры?

— Я прогнал их. Тебе нужно уходить. Петигрю сбежал, а по лесу все еще бродит Римус. Доказательств твоей невиновности у меня нет.

— Ничего, — улыбнулся он. — Главное что ты знаешь правду.

— Рад, что с тобой все хорошо, — улыбнулся я. — А теперь беги. Думаю, директор поверит мне и поможет.

— Хорошо. Удачи, крестник.

— Удачи крестный.

Он вновь превратился в пса и убежал, а я вернулся к Гермионе и Снейпу. Доложил, что Римус в Лесу, а Сириус в порядке и мы дотащили раненых до Школы. Рон более — менее старался идти сам. Снейп пришел в себя и был мрачен. Там сдались мадам Помфри. Ничего особенного. У Снейпа шишка, у Рона нога, а у меня истощение. Только Гермиона в норме.

Мы поведали все Дамблдору, хотя он, наверное, и так все знал. Думаю, в Хижине за нами следили. Интересно, а дома он за мной следит или в гостиной? Вряд ли, так бы он все знал и уже бы все исправил или его это устраивает.

Снейп подтвердил наши слова, а затем ушел к себе, молчаливый и хмурый.

Ну и хорошо. Директор добился того чтобы дементоров убрали от Хогвартса. Типа они напали на меня и пытались убить, вот и выкинули их. Пусть сами ищут Блэка.

На следующее утро прибыл грустный Римус. Он признался, что совсем забыл про зелье, когда увидел на карте Петигрю. А затем после окончания года подал в отставку.

Перед окончанием учебного года, Сириус прислал мне письмо. В нем он еще раз поблагодарил меня, подарил Рону сову, а так же пригласил под конец лета погостить у него. Директор, как ни странно не возражал.

Я согласился. Надо же все же узнать о нем побольше. Семья как — никак.

Перед тем как уехать, я спрятал сундук с бомбами в тот же тайник. С собой их вести было стремно, а девать некуда. Уж лучше вернуть на место, которое я легко могу открыть своей кровью. Все равно до конца следующего года он мне не понадобится.

Подводя итоги прожитого года, я понял несколько вещей. Я опять остался один. Найти того кому доверять не получилось. Римус слишком на стороне директора и сам боится себя. Неплохой человек, но не тот. Вся надежда на Сириуса.

Так же осознал, что тут что — то не так. Те бомбы попали мне уж слишком удачно. Ведь более в Выручай — комнате я не добыл. Просил дать мне книг хороших или знаний каких, но комната не откликалась.

А еще мое отражение. Почему тот дымок появился именно над озером, хотя я взрывал дальше. Все очень подозрительно. Да и вообще, кто он? Как я стал таким? Может это связано с моим существованием? Я же так и не пойму, попаданец я или тот же Гарри Поттер. Странно все это.

Теперь остается ждать, что будет дальше…

***
Альбус Дамблдор в этот момент тоже подводил итоги. Удача и неудача, как и в прошлый раз. Тайна Блэком раскрыта. Пусть не совсем Гарри, но тот принял участие и спас человека от гибели. Он смог призвать очень мощного Патронуса. Молодец. Но Питер сбежал, нехорошо. Так доказать невиновность Сириуса будет сложнее и придется пойти на некоторые уступки и жертвы. Человеку нужно помочь, но что — то пошло не так.

Еще хорошо, что Римус и Северус подружились. Это было полезно обоим. Северус так вообще стал полегче жить. Не такой раздражительный. Хорошо.

Уизли вновь его удивили.

Директор до сих пор не мог поверить, что именно Молли тогда украла палочку Лили. Это же ужасно. Альбус проверил ее разум, у той действительно психологическое отклонение, но лечиться она отказалась. Однако, Артур обещал ее проконтролировать, а то проблем не оберёшься. Возможно позже удастся устроить ей лечение, но пока есть и другие дела.

Второй минус был в том, что поймать предателя не получилось. Альбус был рад, что его ученик невиновен, но огорчался по поводу другого. Питер был самым милым в этой компании и даже сам Дамблдор не подозревал его. А тут такой удар. Благо Сириус жив и здоров, подлечится и придет в норму. Сам директор все узнал и догадался еще в начале года и дал Гарри шанс проявить себя.

В третьих, Гарри так и не удалось найти подходящего взрослого. Римус был идеальным кандидатом и явно продвинулся дальше всех. Но под конец сам дал задний ход из — за своего страха. Теперь вся надежда только на Сириуса. Главное все сделать быстро и точно, а то много есть препятствий. А оправдать есть возможность, нужно только договориться с Амелией и заткнуть Фаджа, еще было бы неплохо не дать вмешаться Бартемиусу, и Сириус будет оправдан. Уж слишком многим выгодна его смерть. Тем же Малфоям повезет, ведь тогда наследие Блэков перейдет к Драко, а возможно, если получится вмешаться и Гарри. Но нужно действовать осторожнее.

Этот год окончился хорошо, но оставил несколько тайн.

Например, тот страх Гарри. Зеркало со скелетом. Альбус так и не смог понять, что же это такое и что оно значит. А мальчик наотрез отказался комментировать. Давить на него нельзя или доверие может быть потеряно. С Гарри нужно быть осторожным. Он сложная личность, и явно относиться, как маленькому не стоит. Есть свои тайны, пусть пока будут, но все тайное станет явным, а Альбус умел ждать. Слишком многое поставлено на кон. Придется смириться, или возможно что — то раскопает Сириус.

Странный год. Очень. Но, быть может, это даже хорошо. Все не может идти всегда по плану. Ведь люди не шахматные фигурки и как бы ни хотелось, они не могут ходить только так как нужно игроку. Но в том и прелесть этой игры. Сложности никогда не бывают непреодолимыми.

Улыбнувшись, старик посмотрел в окно, а там от станции отходил поезд.

Он уехал, увез учеников, но скоро они вернутся…

Глава 19. Гриммо № 12

Мое лето проходило точно так же, как и другие. Разве что времени меньше и занят я теперь. Изучение работы Основателя — дело сложное. Также тренировка продолжилась, и вообще было неплохо. Система рун была очень сложной, и разбираться в ней пришлось долго, а уж как буду воспроизводить, пока не знаю. Но дело, безусловно, интересное и занимательное.

Я не забывал о беспалочковой магии. Все те заклинания, которые хотел изучить, я изучил и уже думаю о новой партии. За три года в Школе я стал значительно сильнее, и теперь даже в дали от Точки силы я не чувствую такой слабости. Расту как — никак.

Недалеко в парке я смог спокойно практиковаться и в боевых заклинаниях. Я нашел одно уединенное местечко и там практикую чары. Редукто и Секо действует все лучше и отнимают меньше сил. Криокинез тоже стал сильнее, и теперь вполне могу замораживать вещи в метре от себя, пусть и с большими затратами. Телекинез не забрасывал, теперь даже дома восемь шариков всегда могу поднять и крутить целый час. Жаль все мои тренировки придется отложить, пока буду у Сириуса.

С Сириусом будет отдельная проблема. Нужно будет понять, можно ли ему доверять или вообще дела иметь. Поживем, увидим.

Одно вот хорошо, от поездки на Чемпионат смог отказаться. Очень мне не хочется рисковать своей жизнью. А другие, надеюсь, справятся. Не все же мне в приключениях участвовать, вот и им придется.

Возвращаясь домой, я никак не ожидал подобных новостей.

Утром ко мне прилетела сова от Сириуса.

«Привет, Сохатик! Сообщаю хорошую новость. Меня оправдали. Дамблдор сумел добиться моего освобождения, и теперь обвинения с меня сняты. Так что порадуйся за меня. Однако я пока на испытательном сроке и не могу покидать дом.

Через неделю можешь приехать ко мне. За тобой придут.

Бродяга!»

Вот тебе на. Это как я повлиял на мир, что случилось подобное? В каноне директор явно был не расположен освобождать Бродягу, по той причине, что верил в Защиту крови, и старался минимизировать общение Гарри с ним. Директор хотел, чтобы Гарри верил ему, а второй человек явно мешал. Но это только теория. Главная причина в том, что Гарри нельзя было покидать дом, а Сириус не преминул бы его забрать. А тут такое.

Возможно, тут дело в том, что я в дружественных отношениях с родней и потому не смотрю на Мир магии как на счастливую сказку, а на директора как на главу этой сказки. Потому ему наоборот нужно чтобы я посильнее проникся духом магии. А может дело в том, что у меня не появилось взрослого наставника и заодно проводника идей директора. Вот он и решил поставить все на Сириуса, тот — то точно поддержит директора и будет меня ненавязчиво направлять. Очень сложно понять. Но посмотрим потом. Моя паранойя и так достаточно сильна, чтобы я доверял кому — либо. И, похоже, в гостях придется провести больше времени, чем рассчитывал.

Минусы. Будет сложно готовиться к предстоящим испытаниям. Сириус явно не даст мне много личного времени. К тому же будет слежка за мной и не понятно откуда. Значит, там мне практиковаться будет нельзя.

Плюсы. Огромная библиотека, в которой точно найдется что — то по лигилименции. А то давно хотел. Во — вторых, там может быть что — то по крестражам и как от них избавится. Хотя вряд ли я смогу до этого добраться. Книги там могут профильтровать. В-третьих, там будет крестраж и Кричер. Если не удастся с домовиком договориться, то придется Блэкам искать нового. Потому что оставлять кусочек души там я не намерен. А специальный тайник для него я уже купил.

Пришлось вновь выйти на кривую дорожку воровства, потому что в банке брать нельзя, слишком много вопросов будет. А если приду просто обменять, то ничего страшного, скажу что скопил, от денег родственников на «сладкое» или подзаработал, они все равно в них плохо разбираются, да и дают мне иногда деньги, так что алиби есть. Но теперь я воровал не только кошельки, но и кассы. Причем делал это весьма интересным способом. Берется крупная банкнота и на краешке моей кровью рисуется руна призыва. Точнее не руна, а очень маленькая система рун, из манящих чар и трансгрессии. Долго настраивал на очень узкий диапазон, а то так полкамня мне в руку прилетело. Все же Руны очень интересный предмет.

Я прихожу в магазин, покупаю все что нужно и ухожу. А потом через пару минут просто призываю купюру обратно вместе с теми, где она лежит. Как минимум штуки две бумажки за раз призываю. И так в нескольких магазинах. Покупал я только перед несколькими другими людьми, так что на меня не подумают. А так же если моя купюра досталась кому — то другому, я просто ментальной командой уничтожаю руну, и та исчезает, как будто и не было. Я хвосты подметать умею. Хоть это и много сил жрет, два раза в день, как получается. Благо крупные купюры всегда кладут к крупным. Но я все же такие не беру и собираю понемногу, чтобы не сильно замечали. Да и не любят в Англии наличку, а с карт я пока деньги воровать не умею. Вот и довольствуюсь тем что есть.

Чтобы мне не помогали со сборами, и не дай Хаос нашли что — нибудь, я все собрал заранее. Так же узнал интересную вещь. Руническую магию Министерство тоже не отслеживает. А то я волновался, что все же придут. Так что теперь есть, как маскировать некоторые заклинания. Ведь беспалочковую, я не хочу светить, так что теперь есть объяснение. Рунами можно заменить все другие заклинания, если знать, как ими работать, но они требуют подпитки.

То есть рунами можно написать то же заклинание. Применение дольше, сил больше, но если не можешь пользоваться магией, то это самый лучший вариант. Еще с кровью владельца, руна работает особенно хорошо, но этим способом редко пользуюсь, это же считается магия крови, а она запрещена.

Вот так я и уменьшил все свои вещи, чтобы в сумку наплечную уместились. Я на всякий случай все с собой возьму, а то ведь не факт что вернусь.

Кстати. Однажды, идя к себе в комнату, я увидел странную черную жижу на ступеньках. Дядя сказал мне это убрать. Я убрал, но на всякий случай склянку так замуровал, чтобы из нее никакими способами невозможно было бы выбраться. Не знаю, является ли это Вальтером Майером, но тушку я нашел первым, пусть обломится.

Только вот, через пару дней, склянка нашлась разбитой. Надеюсь, ко мне это не присосалось. По крайней мере я не чувствовал себя крутым парнем с Мега — Мери-Сью — Силами. Хотя теперь появились идеи на счет гарема. Буду надеяться, что это только мой бзик, а не компаньон, в одном теле. Сефироты не пройдут! Хотя по фикам, он не тот, кто будет воровать чужое, может свое уже нашел, но буду надеяться, что это только мое больное воображение.

Не считая этого напряжённого момента, который я надеюсь, мне просто приснился, все прошло буднично и хорошо. Все что было, это так же легкое волнение перед будущим. Все же я слегка волновался перед встречей с крестным. Я его не знаю, и у него есть шансы, но боюсь разочароваться. Ох, как же я устал от всего этого, от одиночества и лжи. Хоть кто — то мне нужен.

Может кота завести? Нет, я не одинокая женщина и мне не тридцать.

Ну, вот в дверь позвонили, пойду открывать.

Спустился, открыл дверь и замер.

А вот этого гостя я не ожидал. За дверью стояла девушка, примерно моего роста, в очень даже интересной одежде. Черные облегающие брюки, синяя футболка, короткая куртка, волосы короткие розовые, а лицо очень красивое. Девушка фигуристая, с приятными глазу формами. На вид лет восемнадцать.

— Вы моя судьба? — вырвалось у меня.

— Возможно, — улыбнулась она. Ее волосы сменили цвет, на голубой. А это реально круто, мне бы так, не пришлось бы платье надевать. — А ты Гарри?

— Я его злой брат близнец.

— А добрый где?

— Съеден.

— Ну и ладно, — пожала она плечами. — Я Тонкс, просто Тонкс, мое имя мне не нравится, меня к тебе Сириус прислал.

— А доказать можете? — спросил я. — Уж извините, но как сказал один хороший человек «ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ!».

— Ха — ха — ха! — рассмеялась она. — Да, я знаю этого человека. Это мой куратор, Аластор Грюм. Ну, Сириус сказал, что ты спас его, на озере призвав Патронуса — оленя.

— О, — хмыкнул я. Первый звоночек. Надеюсь, я ошибаюсь, и у него просто были глюки. — Ну ладно, такая милашка просто не может быть злодейкой. А если и так, то я согласен на все пытки от вас. И раз вы аврор, то будет кому меня защищать.

— А ты смешной, — она чуть покраснела, как и ее волосы. — Но я еще только стажер. А тебя, кстати, не волнует, что я метаморф, — сказала она, сменив цвет волос и форму носа.

— Ничуть, по мне это очень мило.

— Спасибо, — она засмущалась. Как же, похоже, ее достали упреки, что она радуется даже такому комплименту.

— Ну что же Аврор — Тонкс, — кивнул я. — Одна минута, и я собран.

— Засекаю, — хихикнула она.

Я проводил ее в гостиную, а сам быстро смотался к себе взял свои вещи, уменьшил их через руны, запихнул в сумку, а то в руках носить неудобно и спустился.

— Я готов, — сказал я.

— Быстро ты, — хмыкнула она. — А вещи как уменьшил?

— Руны, их Министерство не отслеживает, — пожал я плечами. — Только не говори никому, а то не хочется такой лафы лишиться.

— Хех, — усмехнулась она. — Будешь должен.

— С меня тортик.

— Думаешь, сможешь купить мое молчание тортиком? — нахмурилась она.

— Он с шоколадом.

— Ну, тогда ладно.

На этом веселый разговор закончился. Я поспешил увести девушку, пока родня не заинтересовались ей. Мне проблемы с ними не нужны, да и ее обижать не хотелось.

Мы вышли из дома, и подошли к обочине. Она взмахнула палочкой и вызвала автобус «Ночной Рыцарь». И началась наша странная поездка в этом транспорте. Меня мотало по всему салону, а Тонкс спокойно сидела и читала газету, даже не держась. Потом конечно, выяснилось, что она читер и заклинанием приклеила себя к полу. Она солидно надо мной посмеялась. Так мы и доехали до площади Гримо. Там она дала мне бумажку с фиделиусом и я смог увидеть дом Блэков.

Хозяин мрачного и грязного дома встретил нас радостно и с улыбкой. На вопрос, а почему не подготовил, он оправдался тем, что еще не успел все сделать. Да и сказал, что такой дом намного лучше жилья у Дурслей. Тут я вполне мог поспорить, но не стал портить человеку настроение. Кроме Сириуса тут была и Андромеда Тонкс, высокая очень красивая женщина, с пышной каштановой шевелюрой, очень добрым лицом и милой улыбкой. Ее в книгах описывали как похожую на Беллатрису, но в это поверить сложно. Хотя я не видел пока реальную Беллу. Именно она занималась уборкой и готовкой в доме и за одно шпыняла Сириуса когда тот мешал или не принимал лекарства.

Она приглядывает за Сириусом и ухаживает за домом. К тому же без ее помощи Бродяга, не смог бы нормально жить тут, без палочки — то. Пусть палочки тут и есть, но он еще слишком слаб для колдовства.

Меня поселили в бывшую комнату Регулуса Блэка. Я вполне мог бы и в другой спать, но Андромеда настояла, я спорить не стал. Комната Регулуса оказалась довольно большой и уютной.

Единственный кто был не рад мне в этом доме — это Кричер. Он шипел на меня когда видел. Так же мне совсем не был рад портрет Вальбурги Блэк. Но слушать эту тетку я был не намерен. Один раз, проходя я, просто фыркнул, сказав, раз она так к родственникам относится, то не удивительно, что Блэки вырождаются. Это ее обидело, и при мне она просто отворачивалась. Чему я был очень даже рад.

Кстати, в этом доме я вполне мог колдовать и с удовольствием помогал с уборкой. Андромеда была по мне в разы лучше Уизли. Да, она тоже старалась быть заботливой и дружелюбной. Но при этом не была навязчивой и лезущей с сюсюканьями, и старалась говорить со мной как со взрослым, а не дитятком. Так что в моем рейтинге она была на довольно высоком уровне по сравнению с другими взрослыми. И отравить меня не пыталась. На вопрос, почему я такой осторожный, я поведал историю пребывания у Уизли. Сириуса, к счастью, не было на кухне, а то он мог бы сгоряча что — нибудь натворить. Ее история очень удивила, потому что всегда считала Уизли весьма доброй семьей, а уж про палочку и Джинни вообще ужаснулась.

— Ты, я смотрю, — сказала она. — Даже несмотря на это с Уизли дружишь?

— Вы правы. Они не однозначные люди. У них тоже есть минусы, но и плюсы вполне имеются. Мы дружим в Школе, и они не плохие люди.

— Даже не смотря на то, что они Предатели крови?

— Ну, ко мне то они с этим не лезут, — пожал я плечами.

— Вижу, ты знаешь, что это, — заметила она. Человек, она проницательный и понимающий.

— Да, — не стал я отрицать.

— Ну что же, я рада, что ты понимаешь подобные вещи. Не многие знают истинное значение слов. Даже чистокровные. Родители часто так портят детям восприятие мира, чтобы не дружили с маглорожденными, что это переходит в абсурд. Я тоже не знала и очень боялась, что мой Тед мог быть таким, но все обошлось, он оказался Обретенным, как и твоя мать.

— Ясно. А не скажите, с чего это Молли Уизли так?

— Ну, — она присела. — Сложно сказать. Мы с ней особо никогда не говорили. Она была из семьи Прюетов. Богатой и благородной. Аристократической. А потом вышла за Артура. Почему? Не знаю. Может любовь, как у меня с Тедом, — тяжелый вздох и мимолетное воспоминание. — А может что — то еще, я не знаю. Лили и Джеймс были их друзьями и были очень близки. И кстати, несмотря на то, что Поттеры не аристократия, они были весьма обеспеченными, хотя большая часть денег и была отдана на благое дело, во время войны. Может желание вернуть прежний достаток семьи ее сподвигло на это, а может она от смерти родителей и сошла с ума. В то время безумие правило бал, и приходилась скрывать свои проблемы, потому что всем было не до них.

— Понятно, — вздохнул я. Ясно, что ничего не ясно, у меня большие проблемы и стоит держаться от этой тетки подальше. А так же быть осмотрительнее со своим окружением, а то она может и на них напасть. — Будем надеяться, что хотя бы с Бродягой все в порядке.

— Ты с Сириусом помягче. Он еще не до конца выздоровел и потому будь осторожнее в словах.

— Хорошо.

Так прошла неделя. Что можно сказать. Тетя Анди не постоянно пропадает тут, она и на работу ходит. Работает она в аптеке в Косом переулке, точнее она владелица этой аптеки, где все ученики каждый год закупают ингредиенты. Вот только эта информация секретна, а то чистокровные снобы попытаются отжать или наехать. На изгнанных из рода, часто устраивают гонения. Как я узнал на Изгнанниках: проклятие рода почти никогда не бывает. Потому что глава может решить по одному, а магия по — другому. Но если и бывает, то это проклятие редко передается поколению. Да и не могут же родители всерьез желать своим детям смерти, что бы те не натворили. Хотя бывают и исключения.

Тетя Анди уходила утром и возвращалась к вечеру. Тонкс, которую с подачи тети Анди, я тоже начал называть Дора, чему она была не очень рада, училась в Аврорате и возвращалась под вечер. Почти всегда уставшая и измотанная. Раньше к ней, как родственнице Сириуса Блэка было настороженное отношение, как и к Метаморфу, но теперь после оправдания дяди стало полегче. Всякие жополизы сразу же начали подбиваться к ней, надеясь на всякие плюшки. Она постоянно жаловалась, что саму ее никто не любит, а всем что — то надо.

Со мной она общалась очень мирно и вообще всегда была рада поболтать. Несмотря на то, что она меня старше на лет шесть, она оказалась очень интересной и веселой девушкой. К тому же немного уставшей от отношения окружающих. Так что по вечерам мы часто болтали. И нам нравилась наша компания.

С Сириусом отношения пока не ладились. Мы оба просто не знали с чего начать. Да и его здоровье не позволяло долго болтать. Он иногда засыпал среди бела дня. Спал он вообще много, отсыпаясь и отъедаясь после тюрьмы. Он рассказал, что жизнь его там была тяжелой. Никто ведь не пришел к нему. Он надеялся, что друзья по Ордену вытащат, поверят ему, или хотя бы проверят, но шло время, а никто не приходил. Очень печальная ситуация.

Единственное о чем он мог долго и с вдохновением разговаривать, это о Мародерах. О них и что они делали, он мог говорить часами, аж уши вять начали. Я понимаю, что именно эти добрые воспоминания помогали ему спастись там, в аду, и потому терплю, даже если не интересно. Увы, я не большой любитель шуток и проказ, потому слушать, как они издевались над Снейпом, мне было неинтересно.

Вот так и шло время. В целом мне нравилось тут. Даже не смотря на Кричера. Он, похоже, поставил себе цель меня изжить, но очень мелко. То кнопки на стуле, или в обуви, то еду испортит. Короче пакостит и никого не слушает. А я же старался найти время, чтобы поговорить с ним. Амулетом мне завладеть сейчас не нужно, но вот договориться с домовиком стоит.

И шанс мне представился.

Тетя Анди ушла на работу, предварительно попросив меня убраться в подвале. Дора на учебе, а Сириус уснул.

Я спустился вниз и начал убирать пыль. Тут много пыли, мусора, дерьма и хлама. Так что все это я сваливал в печь, которая тут стояла. Все это надлежало сжечь. Тетя Анди сначала не хотела мне это поручать, но видя мое спокойствие, разрешила заняться одному.

Вот я и занимался.

Тут я увидел, что в подвале еще кто — то есть. Домовой решил опять напакостить.

— Кричер, — я обернулся к нему. — Есть разговор.

— Что тебе, мерзкое отродье грязнокровок? — прорычал он.

Я не ответил и подошел к нему. Присел и посмотрел в глаза.

— Я могу исполнить последнюю волю Регулуса Блэка, — сказал я.

Он замер и удивленно смотрел на меня. Он задрожал и попятился, но я схватил его за руку.

— Я уничтожу ту вещь, что он тебе оставил.

— Эту? — он дрожащей рукой вытащил медальон Слизерина.

— Да.

— Уничтожь! — сказал он. — Прямо сейчас.

— Сейчас не получится. Приди ко мне…

— ТЫ ЛЖЕЦ! Ты пытаешся обмануть Кричера, чтобы присвоить ее себе! Но я не отдам! Мое! Это последняя воля Хозяина Регулуса! ОН,… мхххмфф! — договорить он не смог, потому что я схватил его за рот и посмотрел ему в глаза.

— Тогда ты мне мешаешь, — сказал я и начал вытягивать из домовика тепло. — Время… хлада… — прошептал я, когда он уже покрывался льдом. Он не успел применить свои силы и убежать. Он замерз в моих руках, а затем разбился о пол. Кричер мертв, и свободен от крестража. Саму вещь я поднял и спрятал в карманах. А то, что осталось от домовика, кинул в печь. Там останки сгорят.

Так я и завладел крестражем Темного Лорда, но уничтожать этот придется очень осторожно…

Глава 20. Проблема

Нимфадора, мурлыча себе мелодию, пришла домой после учебы. Сегодня были только лекции и ее отпустили пораньше. Так что она была совсем не уставшей. К тому же завтра выходной, что давало возможность выспаться и отдохнуть.

С тех пор как они с мамой стали жить у дяди, жилплощадь расширилась, и вообще тут классно. Так вот она и зашла. Сириус, наверное, как всегда спит, а Гарри, если не работает, сидит в библиотеке. К тому же в доме в последнее время стало спокойнее, это вполне может быть связано с исчезновением Кричера. Что стало с домовиком, всем было все равно. Но жить стало веселее с появлением Гарри.

Когда Нимфадора узнала о невиновности крестного, она была рада, что с ее семьи уйдет клеймо родни убийцы, хотя бы частично. Все почему — то считали Сириуса самым главным приближенным Темного Лорда, с чего — не понятно. Но теперь он свободен и не забыл о своих родных. Дора была рада познакомиться с ним. Он хороший человек, даже там сумел выжить и не сойти с ума. Для нее он стал кумиром, героем, потому что был одним из лучших авроров прошлого и посадил много преступников в тюрьму.

А потом она поехала за Гарри. Молодой парень с зелеными глазами за прямоугольными очками и растрепанными волосами оказался вполне приятным. Веселым, милым, и комплименты ей делал. А главное: его не волновало, что она метаморф.

Короче говоря, просто душка, идеальный младший брат, так она его и воспринимала. С ним было интересно общаться.

Она видела его в Школе, ведь на седьмом курсе она обучалась там, когда он пришел на первый. Он и там казался милым и добрым, а так же спокойным мальчиком, а вот за три года вырос в вполне привлекательного парня. Хотя, когда он был малышом, его можно было тискать, но теперь уже это будет восприниматься как домогательство. Хотя…

По вечерам они всегда усаживались в гостиной и болтали. Гарри умел создавать уютную атмосферу. Он трансфигурировал много подушек и так все их связал, что диван превратился в какое — то мягкое гнездо. Там было не только удобно спать, но и просто валяться. Только уютное местечко стала часто оккупировать мама, потому Гарри пришлось сделать еще одно. Оказывается, парень он не такой белый и пушистый. Он прознал как — то о Министерских лазейках и свободно пользуется этим. Руны и беспалочковая магия. Беспалочковая вообще не сложная вещь, пусть и кажется таковой, Дора вот тоже может так, ее мама научила. Однако, Гарри пошел дальше и умел больше. Также он любил музыку и знал много песен. С ним было весело.

Вот по вечерам они болтали о многом: о школе, о людях, о всяких глупостях.

Сейчас она зашла в библиотеку. Гарри тут, как всегда, сидел за столом и перебирал фолианты. Большая часть из них довольно темные и злые, но к ним он не прикасался, ограничиваясь простыми и понятными всем вещами. Он не из тех, кто стремится к «запретной» магии. Он старался что — то понять для себя, но вот что…

— Привет, Гарри, — поздоровалась она, усаживаясь в кресло. Подушек тут тоже стало много.

— Привет, Дора, — не поворачиваясь, ответил он.

— У тебя что, плохое настроение? — спросила она.

— Не совсем, — ответил он. — Скажи, — Гарри повернулся к ней. — Сколько продлится испытательный срок Сириуса?

— Ну, еще полгода, как минимум. А что?

— Я хотел узнать, когда его отправят в Мунго лечиться. Все же 12 лет Азкабана, это не то, что можно вылечить зельями дома. Да и не в этом проблема, — вздохнул он.

— Ты меня пугаешь, — поежилась она. — Что не так с Сириусом?

— Все не так, — он откинулся на кресле. — Из Азкабана невозможно выйти без последствий для психики, и Сириус не исключение. Но он просто не хочет себе в этом признаваться. Однако проблема есть, и она серьезная. Если ничего не предпринять, то это может стать очень опасным.

— Ты о чем? — Доре стало не по себе от того, что с ее дядей что — то не так.

— Когда Сириуса бросили в тюрьму, он слабо соображал, что происходит. Смерть и предательство друзей, а потом и тот взрыв, все это сильно повредило его разум, потому он не соображал, пока не оказался там. Но его рассудку пришлось пройти новое испытание. О нем забыли, и надежда угасала, сменяясь отчаянием и болью. Он закрылся от дементоров с помощью анимагии и воспоминаний о своем друге Джеймсе. И еще одной мыслью был я, — он сделал паузу и откинулся на спинке стула, смотря в потолок. — Однако от дементоров не уйдешь без последствий. И два воспоминания стали одним. Он стал уверен, что я воплощение своего отца, что он жив во мне и я стану таким же, как он. Что я стану новым Джеймсом.

— А что в это плохого? — спросила она.

— Я не Джеймс Поттер! — он посмотрел ей в глаза, они блеснули гневом. — Я только внешне похож на него, но я совершенно другой человек. Сириус не хочет этого видеть. И все различия списывает на мою молодость и незнание. Но я не он, я никогда не стану моим отцом и не заменю Сириусу лучшего друга. Бродяга не хочет знать Гарри Поттера, он хочет видеть Джеймса, а на крестника ему плевать.

— Это не так! — возразила она. — Он сбежал ради тебя!

— Почему тогда он не сделал этого раньше? Я же два года как в Школе был, и вообще он сбежал только чтобы отомстить. Жизнь Петтигрю, того, кто отнял у него Джеймса, стала его возрождением, а потом уже мысли о крестнике.

— Он мог не знать, где ты… — попыталась она защитить его.

— Я видел его тем летом, и он меня. Он знал, где я живу, но даже не подумал подойти и заговорить. Ему был нужен Петтигрю, а не я.

— Но… — она не нашла, что возразить, и опустила плечи. Светлый образ дяди начал меркнуть.

— Сириус хороший человек, но ему нужно лечиться. Иначе это может плохо кончиться.

— А что может случиться? — робко спросила она.

— Так или иначе он увидит, что я не Джеймс, и ситуация может развиться по трем сценариям. — вздохнул мальчик. — Первый, самый оптимистичный и желательный. Он прозреет и поймет. Он примет смерть друзей и меня таким, какой я есть. Второй, что он не примет это и замкнется в себе или сойдет с ума, а может и погибнет. И третий, — он нахмурился. — Он не примет этого и постарается исправить. Он попробует найти способ сделать меня Джеймсом насильно, не спрашивая моего желания. Что он может сделать, я не знаю, но, боюсь, это либо убьет его, либо вернет в Азкабан.

— Но… — хорошее настроение Тонкс, которое было раньше, испарилось. — Может все не так плохо…

Тут он поднял палочку.

— Экспекто Патронум! — произнес он, и с его палочки сорвался белый луч, который начал сплетаться в животное и кружить по библиотеки. Он прыгал по полкам и скакал по потолку. Доре очень понравилось это, ведь сама она телесного патронуса вызвать не смогла.

И тут зверек остановился перед ней. Сел на колени и устроился поудобнее. Он был очень милым. Пушистым и мягким.

— Лиса? — она удивленно уставилась на зверя. Белая лиса из света, крупнее обычной, и смотрящая на девушку своими белыми глазами. — Но Сириус сказал…

— Он не видел его, — ответил Гарри. — Когда я применил Патронуса, Сириус был без сознания. Он был просто убежден в том, что мой патронус как у отца. Он даже ни разу не назвал меня по имени.

Девушка не нашла чего сказать или возразить. Все за несколько минут ее видение картины стало другим, и теперь казалось не таким лучезарным.

— Поговори со своей мамой об этом. Может она или хоть директор Дамблдор смогут повлиять на него. Если ничего не предпринять, может случиться очень много бед.

— Хорошо, Гарри, — тяжело вздохнула она.

Вечером она передала все его слова матери. Та слушала молча и хмурилась, а Дора сидела и ждала ее решения.

— Он прав, — вздохнула она. — Я сама замечала подобное, но надеялась, что это может пройти со временем. Я поговорю с Сириусом, а если не получится, то с Дамблдором. Гарри все равно отправится в Хогвартс, и, думаю, смогу заставить Сириуса подумать головой.

— Что будем делать? — робко спросила она мать.

— Сделаем так, — она резко встала и подошла к столу. — Завтра ты и Гарри отправитесь прогуляться. Пусть купит мантию для бала. В этом году ему пригодится. Главное, чтобы до вечера вас тут не было. Сириус может попытаться сбежать от разговора, если Гарри будет тут.

— Мне что на свидание его сводить? — изумилась она.

— Отличная идея, — на лице матери заиграла довольная улыбка. — Если на бал он пригласит тебя, то я буду довольна.

— Ну, мама! — Дора подскочила и гневно посмотрела на мать, при этом сильно краснея лицом и волосами. К тому же она просто не могла, учебы много, и дежурство в тот день у нее, да и не пригласит он ее.

— Не нумамкай мне тут, — фыркнула она. — Давно пора свое счастье искать, а Гарри вполне ничего. Мне такой зять нравится. Он умный, сильный и милый.

— Мама! — голова стала полностью красной.

— Да, шучу я, шучу, — она рассмеялась. — Ха — ха — ха, видела бы себя.

— Мама! — Нимфадора все сильнее краснела. Гарри, конечно, милый, но он же младше на шесть лет. Он скорее как брат младший.

— Все, все, все, — мать постаралась скрыть улыбку. — Но если он пригласит тебя на бал, соглашайся.

— МАМА! — она уже устала от всего этого….

***
Неплохо вообще вышло. Добыл крестраж, испытал силы и смог убедить Дору. Хорошо. Теперь у меня настоящий крестраж. Он реагирует на меня, и шрам начинает болеть. Спрятал его очень тщательно, потом перепрячу в Школе. Как уничтожить, я пока не знаю, вряд ли подойдет прошлый метод. Там же все же был не крестраж, а просто дневник, так что не уверен, что с этим справлюсь.

С силами получилось забавно. Я не рассчитывал, что проморожу домовика настолько сильно. Думал, только голову заморозить, а вон как получилось. Мои силы странно возросли. Быть может это связано с той странной энергией? За неимением другого описания буду называть ее Варпом. Ну, так вот, Варп все же повлиял на меня. Не сразу, но я заметил, что стал немного сильнее. Некоторые вещи получаются намного лучше. В особенности Патронус. Он у меня, пусть и с палочкой, выходил очень легко и был весьма приятным на ощупь, как тогда. Да и телекинез теперь легче дается. В доме проверять было чревато, но маленькие испытания показали, что разгонять шарик удается в два раза легче. В этом учебном году мне пригодятся все силы. Сказка закончилась, и начинается суровая реальность.

Ну, удачи мне.

Моим словам Дора вняла и поговорила с матерью. Та быстро выставила нас из дому, чтобы не мешали ей разбираться.

Вот мы с Дорой шагали по Косому переулку в сторону Банка. Мне нужно было забрать деньги, а так же положить в сейф палочку матери. Джинни уже отдала ее, а я на обратном пути встречусь с ней и куплю новую в честь праздника. Вот и хорошо. Благодаря разрешению директора и наличию ключа деньги мне выдали без вопросов, а вот с палочкой появилась проблема. Открыть сейф родителей я до совершеннолетия не мог, даже чтобы туда что — то положить. Но палочку удалось оставить в детском сейфе. Хоть что — то.

На выходе из банка встретил Уизли № 7 и № 6, поболтали с ними и зашли за палочкой для младшего номера. Простояли мы там не долго. Палочка, подходившая ей, была похожа на ту, что была, но гораздо лучше, чем раньше. Подарок на день рождение был приятным, но на праздник я решил не идти, у нас с Дорой были и другие планы. А Уизли сами через несколько дней уезжают на Чемпионат. Едут они одной семьей. Гермиона сказала, что не поедет, так как сейчас во Франции. Ну и хорошо, а с этими будет все в порядке. Надеюсь. Все же несмотря на все случившееся, зла я им не желаю.

Распрощавшись с ребятами, мы направились в магазин одежды. Догадаться о том, что в этом году будет бал, было не сложно. Вообще — то в Школе бывают балы, но только для выпускников, в конце года после того, как все младшекурсники разъезжаются.

Так что мы вместе с Дорой пришли и начали долго выбирать мне костюм. Блин. Что за фигня тут с одеждой? Будто нахожусь в средневековье. Вот в кино у Дурмстрангцев была приличная одежда, но тут такой нет. Одна хрень.

— Нет, я так не могу, — прорычал я и, взяв девушку за руку, вышел из ателье. — Идем!

— Куда? — удивилась она.

— Туда, где есть нормальная одежда!

— Ха?

Не слушая ее более, я направился в маггловский Лондон. Там мы нашли приличный магазин одежды. Благо маггловские деньги у меня были, и я нормально там затарился. Тонкс тоже не удержалась и купила себе одежку. Вообще, выбирая костюмы, мы неплохо так провели время. Одно плохо: купить вечерний наряд мы так и забыли. Купили хорошей одежды, теплых вещей и просто прикольных штучек, а то, за чем пошли, забыли. Ну и ладно, потом пойду.

Следом мы направились в кафе и спокойно отдыхали там после тяжелого похода.

— Ну, Дора, — улыбнулся я. — И в честь чего будет внеочередной бал?

— Ты о чем? — сделала она вид, что ничего не понимает.

— Не считай меня дураком. Я прекрасно понимаю, что просто так мы бы за одеждой не пошли. Так что колись.

— Ну, ладно, — вздохнула она. — У вас в Школе пройдет Турнир Трех волшебников.

— О, Мрак, — вздохнул я.

— А что такое?

— У нас каждый год начинается с проблем, в которых часто мелькаю я. Так что с 100 % вероятностью меня припахают к турниру против моей воли.

— Ты что, не хочешь вечную славу?

— Назови хоть одного победителя.

— Убедил. Но не думаю, что ты там будешь участвовать. Там только с семнадцати.

— А меня и спрашивать не будут. Точно заставят.

— Ты преувеличиваешь, — махнула она рукой.

— Спорим? — предложил я. — Если меня не выберут, то сделаю все, что попросишь.

— Идет, — улыбнулась она.

— А если выберут, то пойдешь со мной на бал, — уже усмехнулся я.

Девушка начала стремительно краснеть по самые уши, волосы тоже начали хаотично менять цвет, пришлось быстро накинуть на нее шапку. Знал же, что такое может случиться. В таком состоянии она провела некоторое время.

— Ну, я… — замялась она. — Ты и правду хочешь пойти со мной?

— Да, — кивнул я. — У нас в школе есть девушки, но все они смотрят на меня как волки на кусок мяса. Страшно становится. Я ведь маленький беззащитный лисенок. А вот ты очень приятный человек. К тому же ты красавица, — сделал я комплемент. Она улыбнулась. Милая. — Хватит притворяться.

— Эх, — она помотала головой. Пришла в себя и перестала вести себя как дурочка, которой она точно не была. — Прости, мелкий, — она потрепала мои волосы. — Я не могу составить тебе компанию, прости. Я учусь в аврорате, и вряд ли меня отпустят.

— Печально, — вздохнул я. — Значит, вообще не пойду.

— Почему это?

— Да чего я там забыл. К тому же танцевать не умею.

— Ничего, я научу тебя, — гордо покивала она.

— Ха — ха — ха! Ну, спасибо, сестрица, — рассмеялся я.

— Вот именно, — захихикала она. — Так что и не пытайся меня соблазнить.

— Что, совсем нельзя? Ну, позязя! — сделал я грустную мордочку. — Как же жизнь жестока? Пойду, наемся печенья, порежу себе бутербродов и брошусь под одеяло.

— Какая страшная кара, я с тобой, — покивала она. Забавная она.

Как девушку я ее себе слабо представляю. Скорее как доброго друга или даже сестру. Пусть я не буду посвящать ее во все свои планы, но просто поговорить всегда рад. Она хороший человек, с которым мне хорошо.

Надеюсь, у нас будет время побольше пообщаться…

Глава 21. Перед Школой

Мы с Дорой спокойно сидели на диване среди кучи подушек и играли в Морской бой. Я ее научил, и мы неплохо так рубились. Сириус уже спал. Помимо обучения танцам, которые у меня получались через пень — колоду, мы просто развлекались, как могли. Выходные даже у нее бывают. Учиться танцам было сложно, и у меня так ничего и не получилось. Не успею уже освоиться до конца лета. Зато есть повод пообниматься с Дорой. Завидуйте мне, живо! Ха — ха!

Так что лето проходило спокойно и приятно.

Тут вспыхнул камин, и из него вышла тетя Анди.

Выглядела она уставшей и слегка расстроенной. Она прошла мимо нас и упала в кресло.

— Что — то случилось, мама? — заволновалась Дора.

— Я поговорила с Дамблдором, — ответила так и не поднимая головы и смотря в потолок. — Он сказал, что пришлет Поппи, но пока ничем помочь не может, он и так сделал все возможное для освобождения. Пыталась говорить с Сири, но тот не верит мне и считает, что я спятила. Тяжелый пациент. Буду надеяться, что Поппи сможет убедить его.

— М-да, — потер я подбородок. Похоже мы попали. Если все пойдет так же, то проблем станет больше. — И как нам быть?

— Поговорим с колдомедиком, может она нам поможет.

Да уж, не очень удачный сюжетный поворот. Я надеялся, что Сириуса вылечат, но проблема в том, что психологов в маг. мире нет вообще, тут кроме Дамби этой наукой никто не увлекается. А тот знания использует не для лечения, а для своих планов. Плохо. Как же тогда быть? Остается только надеяться на лучшее и готовиться к худшему.

На следующий день, когда все разошлись кто куда, Сириус уснул и не проснется еще пару часов, я направился в банк. Портретам сказал, что просто кое — что забыл купить в Косом. За мной и тут слежка, так что стоит аккуратно выбирать темы для похода. В прошлый раз при Доре я поговорить с гоблинами не мог, а сейчас есть шанс. Мне сейчас нужно только подтверждение моих подозрений. Если все так, то это многое меняет.

Накинув капюшон мантии, как и многие маги, я спокойно дошел до нужного места и обратился к Крюкохвату. Этого гоблина я условно знал, потому как именно он водил нас по сейфам перед первым курсом.

— Добрый день, сэр, — поздоровался я.

— Добрый, молодой человек, — хмуро кивнул гоблин. — Что вам необходимо?

— Скажите, банк может подтвердить подлинность старинных документов?

— Мы не занимаемся такими вещами, — быстро ответил гоблин. — Обращайтесь к коллекционерам или в Министерство.

Идея хорошая, но она мне ничего не даст. А то, что случается в Министерстве, быстро доходит до директора. Мне бы не хотелось засветить своими знаниями и источниками.

— Даже если это напрямую связано с некогда самыми богатыми клиентами вашего банка? — уточнил я. Гоблин замер и медленно поднял на меня голову. Он прищурился, явно собираясь что — то сказать. — Сами посмотрите, — я выдал ему письмо. — Письмо Основателя.

Гоблин проверил пергамент, прочел, еще раз прочел, и еще пару раз. С каждым прочтением его лицо менялось, но он все же собрался и обратился ко мне:

— Откуда это у вас?

— Нашел в Хогвартсе, — коротко ответил я.

— Что вы хотите за это письмо?

— Правду. Является ли Том Марволо Реддл — Гонт, так же известный как Волан — де — Морт, Наследником Слизерина? Все остальное вторично, можете использовать это письмо как хотите, мне все равно. Мне нужен только ответ. Кто же эти Старшие, и относится ли к ним этот человек?

Гоблин ответил не сразу. Он задумался и долго копался в себе.

— Ответ вам нужен срочно?

— Нет, я никуда не спешу.

— Нам нужно время для подтверждения и разбора. Около двух месяцев. Директор клана и Совет должен будет все это узнать и проверить.

— Я готов ждать, но в это время я буду в Хогвартсе. Можно ли доставить ответ туда, но так, чтобы никто другой даже не узнал об этом?

— Можно. После Самайна приходите в Хогсмит по этому адресу, — он дал мне листок. — Вас будет ждать ответ или же придете сами ко мне.

— Благодарю, — кивнул я. — Всего вам хорошего.

— И вам.

Я быстро ушел из банка. Да, тут нет добрых гоблинов, тут деловые гоблины. Единственный способ договориться с ними, это дать то, что они хотят. Сегодня я проверил это. Если выяснится, что Гонты, которых долгое время считали потомками Змея, не являются ими, то проблем будет много. Скандал будет страшным. Тогда будет считаться, что Род обобрали проходимцы. Мне, неважно, опубликуют ли они эти данные или нет, деньги мне тоже не нужны, все, что мне нужно, это узнать правду. Ведь тогда у меня будет очень хороший шанс на спасение. Остается ждать.

Вернулся домой и пришлось вновь слушать речи Сириуса. Он опять начал рассказывать о Мародерах. И я клянусь, что моему терпению скоро придет конец. Я готов и с радостью с ним поговорю, но темы можно и менять. Однако любая моя попытка сменить тему на другую отвергалась или переводилась на прошлую. Говорим о девушках? Обязательно упомянуть Джеймса и его похождения. Говорим о магии? Напомнить, как хороши были в этом Мародеры. Говорим о Школе? Как же без проказ Мародерах. Говорим уже даже о Квиддиче! (о_0!) (Кошмар! До чего я докатился!) Но и тут поговорим, как хорошо они играли и почему не играю я. Говорить ему о том, что для меня Квиддич мало чем отличается от Нургловой задницы, не стоит.

Похоже проще достать себе катачанский нож и сделать Кхорну сеппукку, или же милосердно защитить свой мозг и замочить самого Блэка.

Я уже сдался. Особенно меня начало бесить, что Сириус уговаривал меня пойти на Чемпионат. Он идти не мог, но был готов в виде собаки туда пробраться и посмотреть. Нет, похоже он реально ебанулся. Или это дементоры так поработали? Дора и тетя Анди успокаивают меня, пытаются не дать мне его добить.

— Сириус, — я тяжело вздохнул, стараясь сдержаться. Катачанский нож все чаще мне видится как реальный вариант решения проблем. Да, спокойно, Гарри. Представь себе: как Нургл проклинает Молли Уизли, как она пьет его гной. Представь, как Снейп попадет к Слаанешу, станет бабой и испытает все радости жизни. Представь, как Дамби попал к Тзинчу, и тот учит его манипуляциям через копьеукалывание головы. Как Волди угодил к Кхорну, и тот показывает ему, как нужно сражаться, разрывая его на части. Вдалбливая ему в череп кувалдой кодекс, что нельзя убивать детей, женщин и стариков, это низко для воина марать о них руки. Все! Мне стало полегче. — Можешь научить меня Анимагии.

Эту идею он подхватит со всем энтузиазмом. Вот где он меня не бесил и все подробнее рассказывал и показывал. Он завалил меня книгами, текстами и устной информацией о анимагии. Круто. Нет, я не думаю, что у меня получится освоить это направление. Они делали это 5 лет, а я вряд ли быстро освою. Но это подошло идеально для смены темы. Пусть воспоминания о Мародерах продолжились, но в то же время они перемешивались с полезной информацией. И слушать рассказы об отце в таком ручье было менее раздражающе.

Еще хорошо, что через день приехал Римус и стал так же капать Бродяге на мозги, отводя его внимание от меня, но не очень успешно.

Я же пока разбирался с анимагией.

Все же в ней есть несколько полезных мне вещей. Пусть обратиться еще долго не смогу, но вот разогнать мозг и ускорить реакцию тут можно. Так смогу действовать быстрее. Тут вообще много перспектив и только те, кто предрасположен к этому виду магии, может ей пользоваться. У меня отец олень, так что возможно и у меня получится. Да и узнать что — то новое никогда не поздно. Все может пригодиться.

Через три дня приехала мадам Помфри. Выслушала нас и только покачала головой. Обещала посмотреть и, если сможет, обратиться в Мунго, но ничего не обещает. Осматривала его долго, еще дольше разговаривала. Физически он идет на поправку, и можно даже дома подлечиться, если все делать правильно. А вот с разумом ничем помочь не могла. Тут сплошные проблемы, и как все это решить не понятно. Сказала, что нужен Мастер легилименции или уж сильное потрясение.

Короче, мне таки придется разрушить его светлый образ Сохатика.

Но вот как это сделать максимально мягко для крестного, мы не понимали. По крайней мере, сейчас. Но решили пока не гнать лошадей. Нужно будет потерпеть, а еще, к счастью, много времени я Бродягу не увижу. Быть может это даже хорошо, вдали от меня он не будет так часто вспоминать Джеймса.

У меня еще была мысль сменить внешность. Ну, там волосы отрастить, бороду брутальную сделать, избавиться от очков. Однако, облом. Во — первых, зелья на рост волос есть, но они могут и лысым сделать, а я таким стать не могу. Значит, придется делать все естественным путем. К тому же борода у меня еще не скоро будет, а если и будет, я с ней на Джигурду буду похож. Во — вторых, в Мунго мне помочь не смогли. Мы с Дорой туда наведались, но колдомедик сказал, что с глазами у меня какая — то аномалия. Вылечить невозможно, линз тут нет, интеграция маггловских вещей преследуется по закону. Вероятно проблема с глазами это из — за крестража. Врач согласился осмотреть мой шрам с большим энтузиазмом. Говорил, что все врачи мечтают посмотреть на этот легендарный след от смертельного проклятия.

Проверив все, он не смог сказать, что со мной. С таким он не сталкивался и предполагал, что это проклятие или остаток темной энергии. Как его убрать, тоже неизвестно. Похоже придется подставлять головы под Авады. Печаль — беда!

Итак, максимум моих изменений это обруч для волос. Но тогда он открывал шрам, на который все глазели. Короче, придется, выглядеть, так как есть. У меня нет симбионта, чтобы менять внешность, с помощью витаминов и еды, увы. Но на всякий случай я ко всяким черным жижам не подходил. А то мало ли что.

Вернувшись домой, мы занялись своими делами. Я дождался, когда смогу остаться относительно один и вновь приступил к работе.

Солидный плюс, который окупал все минусы этого места, это библиотека. Всякие темные вещи я не трогал чисто демонстративно, хотя мне было интересно узнать обо всем побольше. Но пока я тут, за мной следят. Портретам я не доверяю. Особенно учитывая, что одну рожу я пару раз видел в Школе. Найджелус Блэк часто мелькал у директора, и тут он часто зависает. Говорит, что к родне приходит, но надо мной часто маячит. Одно хорошо: портреты иногда спят, вообще не понимаю, как это происходит. Тетя Анди сказала, что портреты это слепки разума, которые помещаются в картины, вроде есть теория о существовании некого параллельный мира с нашим, только он двухмерный. Надеюсь это не Нарисованный мир Ариамиса, а то мне тогда будет страшно подходить к портретам.

Это навело меня на мысль о дневнике. Может, выпивая жизнь Джинни, Том пытался выбраться из того мира? Может все же это был Крестраж, или чем — то подобным? Но на него я не реагировал, а может потому, что он был в другом мире? Все может быть, но скорее всего, седьмой где — то есть.

Так или иначе в доме за мной следят. Так что к выбору литературы пришлось подходить крайне тщательно. Просто так взять книгу по магии разума мне было нельзя. За этими полками следили. Разве что в комнате Регулуса можно было вздохнуть спокойнее, и то не факт. Там столько вещей, что я серьезно волновался за себя. Паранойя опять подсказывала мне, что стоит быть осторожнее.

Однако, шанс заполучить книги у меня появился. Это случилось сразу после Чемпионата мира по Квиддичу. На палаточный городок напали Пожиратели смерти. Уизли в порядке, хотя Рона слегка задело заклинанием. Потому лечился он тут, у нас, потому что мадам Помфри здесь находилась. Пока все были серьезно заняты больным, я сумел в этой суматохе украсть нужные талмуды. Телекинезом закинул в свою сумку и закрыл ее, а на место взятых книг положил другие. Если найдут подмену, все можно свалить на домовика, который куда — то подевался. Вообще о Кричере никто особо не спрашивал и не интересовался, даже портрет Вальбурги ничего не говорил. Ну и ладно. Портреты как раз отвлеклись на больного. Вот и хорошо, изучать буду или дома, или в Хогвартсе, посмотрим.

Сам же я размышлял, как повлиял на сюжет. По канону Барти Крауч — Младший будучи под Империо и Мантией — невидимкой все же смог украсть палочку у Рона, и с ее помощью освободиться и сбежать. Потом он встретился со своим Хозяином и следом заменит Грюма.

Однако, своим отказом поехать, я изменил ряд событий.

Уизли не были в Ложе Министра. Туда их пропустили бы вместе со мной. Хотя мне кажется, что Герой в компании Предателей крови, как бы я хорошо к Уизли не относился, испортили бы мне репутацию на всю жизнь. И работать или учиться вне Англии я не смог бы.

Значит, он был далеко от Рона. Барти либо украл другую палочку, или там и остался под Империо. Первое вероятно, но Рон плохо следил за палочкой, потому ее и удалось так легко украсть. Прокатит ли с другими, не понятно. Остался ли он под Империо? Возможно, но в той суматохе вполне мог бы сбежать. Так что тут, возможно, без изменений. Но палочка Рона вроде как при нем.

Короче он скорее — всего уже сбежал. Канон, чтоб его.

И что это значит для всех нас?

Как сказал бы Лорд Шлем — «Абсолютно ничего!».

Рон остался у нас на пару дней, и мне, наконец, было с кем поговорить, потому что я от Сириуса и Римуса уже устал. Только сестренка Дора была моим единственным спасением от темы Сохатого. Да и рассуждения Рона о цифрах, формулах и квиддиче немного разбавляли скуку.

Так же нам прислали письма от остальных наших друзей.

Невилл был на матче, но ушел после конца. Там был с дядей и даже смог заработать, поставив на Крама. Молодец. А, кстати, близнецы поставили у Бегмена, и тот их облапошил деньгами лепреконов. Хе — хе!

Гермиона писала нам из Франции, причем тон был таким, как будто мы лохи, а она королева. Она — то в теплой Франции, а мы тут в Туманном Альбионе мерзнем. А она на пляже. Поскольку с порнографией в мире магии было туго, ее фотку в купальнике сразу же можно было относить к разряду 18+ и клубничку. По крайней мере, Рона пробрало.

Следом письма от Луны, которая с отцом путешествовала по Америке. Так она там познакомилась с чудом телевидения, пока сидела в отеле… Меня это насторожило. Луна очень впечатлительная девушка и это может плохо закончиться. Будем надеяться, что ничего плохого она там не насмотрелась. Но вот поцелуй на конверте очень смущал и заставлял волноваться о ее разуме. Надеюсь, она не порно там смотрела, а то мне страшно становится. Одной извращенки Панси уже с головой хватит. Да и тайну надо беречь. А то не дай бог, в этом мире поймут дети — маги, что рождаются они не в капусте и не Мерлин их приносит. Ну, это просто шутка. Посмотрим.

В мире же тоже все бурлило. Нападение Пожирателей смерти не прошло бесследно, но это постарались как можно сильнее замять. Ведь на носу ТТВ, а недавно прошел ЧМК, так что репутацию Министр хочет сохранить. А вот мистер Бартемиус Крауч явно был не в себе. Потому что уж очень он зол и гоняет Аврорат везде, где только можно. Дора рассказала, что их заставили прочесать все поле и искать улики. Что именно искать, им не сказали. Но отчего — то мистер Крауч прогнал собственного домовика. Похоже, канон гуляет во всю.

Кстати, я все же узнал, как освобождают эльфа. Тут нужно провести особый ритуал и разорвать клятву. Но если домовик сам предал Хозяина, то тот может просто выгнать его. А одежда это только формальность. Ведь не уточняют же домовикам, когда дают вещи на стирку. А то бы так много народа уже гуляло. Ну и ладно.

Все оставшееся время до Школы прошло спокойно. Не было особых проблем. Я учился, занимался, практиковался в том, в чем мог, узнавал об анимагии и получил много материала для личного изучения. К книгам по лигилименции не прикасался, на всякий случай.

Потом мы с Дорой сходили за покупками, купили книги и прочие принадлежности. Рон поправился и укатал домой. Встретимся мы уже в поезде.

Вот и закончилось лето и начинается новая головная боль. Эх.

— Готов? — спросила Дора с ехидной улыбкой. — Вперед, отправляйся в этот страшный, холодный и грустный мир!

— Ты такая оптимистичная, сестрица, — улыбнулся я.

— Ну, так всегда смогу поддержать ближнего своего, — рассмеялась она. Присела рядом и обняла. Было приятно и тепло. Она хороший человек и правда стала мне близка. — Успокойся уж, все будет хорошо.

— Может ты и права, — вздохнул я. Не будет, я знаю, но расстраивать ее не хочется. Дора уже успела стать мне доброй сестрой. Хороший человек и, кстати, на Римуса она не засматривается, как в каноне. Может еще не доросла, но со мной ей веселее и намеков она никаких не давала. Буду надеяться, что и в мое отсутствие все останется так же.

Могу сказать смело, что Дора ближе всех к званию человека, которому я могу доверять. Но все же не стану. Боюсь. Очень боюсь. Я так долго живу во лжи и страхе, что даже появление нужного мне человека пугает меня. И даже если она не выдаст меня, я буду волноваться, что через нее будут пытаться на меня влиять.

— Ну, удачи тебе, — обняла меня, поцеловала в щеку и похлопала по плечам. А потом мы просто так сидели в обнимку, развалившись на диване. Так и уснули. Ничего не было, говорю сразу, мне только четырнадцать и на высокого красавца я не походил. А был вполне обычным пацаном четырнадцати лет, все стандартно. Логично, что Дора пока как парня и не воспринимает. Может со временем, когда я стану старше, она и увидит.

Думал, если освободиться на рождественских каникулах, приехать в гости. Буду надеяться.

На следующее утро собрался и отправился на поезд. Дора проводила меня до вагона и, пожелав удачи, поцеловала в щеку, обняла и удалилась. Эх, я буду скучать по ней. Надеюсь, скоро встречусь. Обязательно буду писать. В кое — то веки есть, кому писать. Уже даже жалею, что у меня нет совы.

В купе вскоре пришел Рон и загорелая Гермиона. Уизли тут же вспомнил фото и засмущался. Забавно, что в каноне он до Рождества в Герми девушку не замечал. Интересно, как пойдет в этот раз? Лучше бы Лохмантик встречалась с Крамом, хотя не уверен, что там все пройдет хорошо. Он — то звезда, и пусть он может ее любить, но проблем у нее от фанаток будет много.

Вскоре пришел Невилл. Тоже подзагорел, да и похудел немного. Присел с нами. Потом завалилась и Джинни.

Мы болтали и ждали Луну.

Девушка вскоре пришла.

Дверь открылась и там стояла она.

Моя челюсть отвалилась и выпала из поезда. Костюм, в котором она была, поразил нас всех.

— Так вот что ты смотрела!..

Глава 22. Учеба и развлечения

— Так вот что ты смотрела! — офигевал я, смотря на Луну. Та выглядела довольной, что я узнал костюм. Как же тут не узнать? Хорошо помню. Черно — красный костюм арлекина, грим на лице, шляпа с бубенцами. — Харли Квинн?!

— Да, — кивнула Луна. Костюмчик был что надо, ей очень шел. Такой тоненькой и стройной стала. Только молота не хватало, для полноты образа. — Бэтмен хороший мультик. Мне понравился.

— Сколько серий ты смотрела? — я потер переносицу. Похоже она впечатлялась той работой. Хотя да, мульт хороший, сам смотрел его еще в том мире, да и тут изредка показывают. И вообще Луна, костюмы, герой… Мне кажется или это уже где — то было? Она что, тоже фанфики читает? А вдруг Луна тоже попаданец? Да нет, бред какой — то…. Надеюсь…

— Все что показывали! — ответила она. По безумным глазам верю, что все. Да уж.

— А костюм где взяла?

— Сама сделала! Уруру!

— Тебя Кисимяка покусала? — устало спросил я. Голова начала побаливать.

— Кто?

— Не важно, — махнул я рукой.

— Я и для тебя костюм сшила! — обрадовала меня Луна. — Будешь Джокером!

— А почему сразу не Бэтменом?

— Ты не подходишь. Я даже костюм похожий сделала, — она при себе имела огромную сумку, из которой достала молот, барабан и фиолетовый смокинг.

— Это бред! — констатировал Рон, смотря на барабан.

— Чего ты такой серьезный? — усмехнулся я. — Извини, Луна, но носить все это у тебя не получится. В Школе до шестого курса форма обязательна.

— Ну — у–у-у, — погрустнела она. — Я не знала.

— Увы, — погладил ее по голове. — Переодевайся в форму.

— Хорошо, — начала она раздеваться.

— Не тут! — остановил я ее, хотя признаюсь честно, посмотреть хочется. Интересно, что будет, если я смогу показать ей аниме Kill la Kill? Она будет такое носить? Лучше не проверять, а то такое нашим учителям взорвет голову. — А остальные кем будут?

— Джинни станет Ядовитым Плющом! — поведала Луна, снимая свою шапку. Сама Джинни явно не очень понимала, кем ее только что назначили. — Рон будет Двуликим, — на этих словах она достала какую — то бутылочку. Надеюсь, это не кислота. — Гермиона — Женщина кошка! — та покраснела. Видно представила, в каком костюме ей придется ходить. — А Невилл — Шляпник! — тот тоже не понял, но, судя по лицу, ему это не нравится.

— Да уж, — вздохнул я.

Тут дверь открывается, и там стояли наши Змеиные знакомые. Драко, Кребб и Гойл.

— И что вы…

Договорить он не успел, потому что Луна и им придумала, кем быть.

— Пингвин, Загадочник, Пугало!

Я представил их себе в подобной интерпретации и рассмеялся. Да уж. Пингвин — Драко это мощно. А Кребб точно будет Нигмой, у него на 3.2 % мозгов больше, а Гойл точно Пугало, как раз такое же стоит и тупит.

Ничего не поняв, они так и стояли. Но тут мы услышали это.

— Драку — у–у-у-усик! — прозвучало на весь вагон.

Упомянутого Дракусика не стало в секунду. Он рванул по коридору со скоростью ветра. Я даже заподозрил его в родстве с Соником. К нам добралась Панси с Дафной, а позади лениво шагал Блейз.

— Куда ты, милый! Мы еще не все закончили! — она устремилась за ним. Бедняга. Мне его уже жаль. Телохранители Малфоя поспешили за своим боссом.

Рядом с нашим купе стала Дафна, заглянула, увидела Луну. Задумалась. Прищурилась. Покачала головой. Блейз же одобрительно покивал.

— Даже знать не хочу, — сказала Гринграсс и пошла за подругой. Махнув нам рукой, за ней отправился Забини.

М-да. Неадекватность какая — то назревает.

Не считая этого инцидента, мы доехали спокойно. Описывать все, что там было на пиру, нет никакого смысла. Все повторяет оригинал. Директор обрадовал нас новостью о Турнире. Позвал всяких личностей пиарить этот проект, обещал славу и бабла. Крауч, Фадж и Бэгмен долго рассусоливали и расхвалили себя. Потом нам представили профессора Грюма, легенду Аврората и войны с Волди и так далее. Проверил по Карте. Грюма в других помещениях пока не обнаружено, может это и настоящий. В Большом Зале слишком много народа, чтобы разобрать где кто, но понять не сложно. Карту убрал, пока не спалили.

Потом проверю. Заменил ли Крауч — младший Грюма, узнаем потом, сейчас нет возможности. Да и волноваться смысла нет. Лучше поем.

Еда как всегда вкусная, очень уж я скучал по обилию блюд Хогвартса. Нет. Дома тоже все вкусно, но такие разные и интересные блюда я встречал пока только в Хоге. Насколько я помню, с приездом гостей в меню будет существенное разнообразие. Попробуем, как будет.

Пока все страдали фигней по поводу ТТВ, я спокойно занимался своими делами. Шумиха в Школе очень пошла мне на руку. С рунами я почти закончил, скоро буду приступать к испытаниям. А уроки шли как и раньше. Разве что Снейп стал спокойнее, я меньше на него реагировал, да интереснее все стало.

На уроках Рун пришлось очень аккуратно интересоваться у профессора Бэбблинг о свойствах неизвестных мне символов из работы Годрика. Там немало было сложного, но словари у меня были, и у Сириуса дома я много нашел. Однако лучше спросить у профессионала. На все вопросы отвечал, что нашел в доме у крестного, это многие вопросы списывало. Да и правда, некоторые руны были именно из дома крестного, так что крыша у меня есть. Просто подходил и спрашивал про руны, показывал одну или две, и она объясняла, что та или иная значит и как с ней лучше работать. Эх, не зря я выбрал руны.

Скоро назначат дату испытания. Однако до этого нужно еще много успеть, подготовить.

В Школе же за лето ничего не изменилось. Учителя все так же учат и занимаются спорами на тему самого лучшего факультета. Тему, на которую большей части учеников плевать, благодаря мне. Уроки стали сложнее и более интересными. Мы уже приступили к более сложной трансфигурации, новые чары и довольно трудные зелья. Растения в теплицах все так же пытаются съесть нас, как и Соплохвосты Хагрида. От этих созданий я держусь как можно дальше. Надеялся у леса вновь встретить того лисенка, но увы, так никого и не нашел. Но иногда оставляю печенья у деревьев.

Ребята тоже не изменились. Разве что Гермиона загорела. Как вернулась, сразу же накинулась на свои любимые зелья, так же нашла кучу информации по Турниру и прочему.

О Турнире я и сам почитал, но вот текста Договора что — то не нашел. Это меня немного пугает, не хотел бы я вступать в Турнир, не зная всех его тонкостей. Быть может вполне можно забить на все и спать дальше. А может мне нужно будет бежать впереди планеты всей. Вряд ли я смогу предотвратить свое участие. Тут даже Дамби заинтересован в том, чтобы я испытания эти прошел, потому как я не верю, что тут что — то такое странное может произойти без его ведома. Так что стоит готовиться получше.

Самым сложным для меня стало изучение легилименции. Вот тут действительно не просто. Пока о чтении мыслей я не задумываюсь. Сейчас я больше заинтересован в создании матриц поведения и масок. Как читать и воздействовать тут написано, но одному тренироваться не получается. Нужен кто — то владеющий окклюменцией для практики, а таких друзей у меня не так много, а тем, кто есть, доверять пока нельзя. Но другая направленность, а именно создание мысленных порядков и программ, это уже интересно. Так же тут написано как менять и изменять свои воспоминания и прочее. Мне это пригодится, но сейчас важнее создать алгоритм действий. Ведь именно это я и буду вносить в голема. Ведь он должен знать, как двигаться и как реагировать на мои команды.

Испытания пройдут в конце месяца, но сначала подготовлюсь.

Попутно читал об Анимагии, но это пока слишком сложно и для меня сейчас вторично, но все может пригодиться. Пока продвижений нет, но Рим тоже не за один день строился.

Попутно и о внешнем мире не забывал. Сириус часто писал мне. В письмах особенно были пожелания удачи, советы, как веселиться, соблазнять девчонок и делать разные штуки. Последнее было полезно тем, что можно и для себя использовать несколько видов чар, а так же подарить идеи близнецам. Но только самые безопасные и невинные идеи им подавал. Все же Мародеры были больше хулиганами, чем весельчаками, а Фред и Джордж именно весельчаки. Не нужно вести их по той кривой дорожке.

Так же сетовал, что уже окончил Хог и не может принять участие в Турнире. Мне участвовать не советовал, видно остатки здравомыслия еще были. Хоть что — то хорошее, а может он просто печется о тушке возможного перерождения Джеймса? Фиг его знает.

Но я не только с Сириусом переписывался. Я так же общался с Дорой. Вот кто действительно может вести себя как взрослый. Относительно. И главное: проявлять заботу. Да и просто прочесть, что у нее все хорошо, было приятно. Дора стала мне довольно близка, по крайней мере от нее ощущалась забота. А это мне ох как не доставало. Все смотрят на меня как на героя, который все может и которому помощь не нужна. Но Дора смотрела на меня как на мелкого братишку и заботилась, что было очень приятно. Это чувствовалось в каждом слове.

Пожалуй, одним из лучших моментов в этом году стали уроки ЗОТИ. Вот тут директор не ошибся кого звать. Пусть и того заменили, но, думаю, особой разницы мы бы не заметили.

Барти Крауч — Младший под обличием Аластора Грюма. Все же это он. Где он держит Грюма, я еще не нашел, но вот сам самозванец уже тут. Первым же уроком он напугал всех неожиданным появлением и резкой неприязнью к Слизеринцам. Как ни странно, но похоже он реально их ненавидел. Вполне возможно, чтобы не спалиться, он надевал Маску, а может у него личное к родителям этих детей?

Играл он аврора — параноика просто отлично, хоть иногда у него и прорезались садистские нотки. От использования Непростительных он получал чуть ли не физическое удовольствие.

Наблюдение сподвигло меня на вопрос:

— Профессор Грюм, — я поднял руку.

— Да, Поттер, — он заинтересованно посмотрел на меня. Интересен ему я. Ведь я возможная угроза его Хозяину, потому он будет внимательно за мной следить и все докладывать Волди.

— Я хочу спросить: приносит ли удовольствие эти заклинания? И не потому ли их запретили, потому что они делают мага зависимым от их использования?

Он смотрел на меня некоторое время. Внимательно. Попытался проникнуть в мысли, но там у меня Щит.

А затем улыбнулся. Вот только чувствовалось, что улыбается он по — настоящему, а не маской.

— Именно, — он сделал паузу и понизил голос. — В том и опасность этой магии… — он осмотрел притихших учеников. — Применив это заклинание один раз, ты захочешь повторить его. Это дает обманчивое чувство могущества и власти. Не нужно много трудов, чтобы применить его, но сила дается немалая. Слабые духом быстро поддаются эйфории могущества. Однако это дает не только удовольствие, но и отравляет душу и разум, сводя с ума и делая мага маньяком. — народ побледнел. Теперь желания использовать это вряд ли у кого — то появится. Он осмотрел нас и усмехнулся. — Но вам нужно не только знать, что на вас могут наложить, но и прочувствовать, — он кровожадно улыбнулся и облизнул губы. — Директор и Министерство выдали мне разрешение научить вас противостоять Империусу. Потому на наших уроках я буду накладывать на вас заклинание, а вы будете пытаться сопротивляться.

Эта новость никого не вдохновила. Напуганы были все. Так что желающих быть первыми не было.

И по закону подлости первым выбрали меня.

— Поттер, — он посмотрел на меня. Я только вздохнул. — Встань! — я поднялся. — Империо!

Мир резко замер. Звуки пропали, как и контроль над телом. Появилась мысль стать на стол. Она показалась мне хорошей и правильной.

Стоп! А зачем мне вставать на стол? Вроде нужно. Или нет?

Меня начало что — то подталкивать и убеждать. Все больше доводов в голове были правильные. И вид станет лучше.

Стоп! Зачем вообще это нужно? Почему я тут?

Помню! Империус! На меня наложили заклинание Подвластия!

Нет! Я не хочу вставать на стол!

Тело тут же стало тяжелым, и вернулись звуки и ощущения тела.

Я упал на стул.

Дышать стало тяжело. Весь вспотел. Сил в теле осталось не очень много. Как же тяжело.

— Неплохо, Поттер, — одобрительно кивнул Лже — Грюм. — Ты сопротивлялся десять секунд и смог побороть.

— Десять секунд? — удивился я. — Я думал минут пять прошло. Все так замедлилось.

— Все так. Заклинание воздействует на разум и убеждает сделать то, что нужно магу. Оно действует, будто это твое собственное решение, потому магу сложно сопротивляться самому себе. Сопротивляться заклинанию можно двумя способами: волей и окклюменцией. Первый способ требует сильной выдержки и железной воли, а второй — сильного разума и ментальных способностей. Вы больше расположены ко второму способу. С волей у вас все хорошо, но вы предпочитаете действовать разумом, а не эмоциями. Хорошо.

Мне дали отдохнуть, пока действовали другие. Из наших пока никто не мог противостоять заклинанию. Разве что Слизеринцы смогли оказать сопротивление. А вот все остальные не смогли справиться. Вот теперь жалеют, что не учились защите, как я предлагал. Теперь поймут, что нужно над собой работать.

В целом его уроки проходили в подобном ключе. Напрягающе, довольно жутковато, сложно и частая практика. Но именно так, кажется, и нужно проводить ЗОТИ. Не знаю, как делал бы настоящий Грюм, но этот выполнял свою работу отменно. Люпин слишком разбаловал студентов простыми монстрами и глупостями. Все же он мягкий человек, и подвергать опасностям нас не мог. А вот Лже — Грюму было плевать на наши ранимые души, и он рассказывал всю подноготную. Вот слушаю и думаю, это говорит Маска Грюма или сам Барти? Странно такое слышать от Пожирателя, который помогал пытать родителей Невилла. Но в целом я, пожалуй, назову этого человека фанатиком Темного Лорда, а не его методов. Возможно, Непростительные немного подточили его рассудок, как случилось с Беллатрисой.

Тетя Анди рассказывала о своей сестре Белле. Говорила, что та всегда была дикой и агрессивной, но вот убийцей никогда не была. Обладая горячим и диким нравом, она была очень вспыльчивой и скорой на расправу. Но когда Андромеда узнала, что сестра стала психованной маньячкой, шоку ее не было конца. Ведь та никогда не переходила грани дозволенного и Непростительными не баловалась, а тут скатилась до такого.

Вероятно тут сыграли несколько факторов. Она была насильно выдана за Лестрейнджа. Ей там приходилось несладко. Да и в семье начался разлад. Сириус ушел из дома, на Регулуса давила мать, кто — то из родни умер, Андромеда влюбилась в магглорожденного, за что и была изгнана, Нарциссу выдали за Малфоя, а сама Белла оказывается была неспособна родить ребенка. Вот девушка и страдала от всего и сразу. Возможно, в Темном Лорде она видела решение всех проблем, или просто он отнесся к ней хорошо, отчего ее измученный разум тут же ухватился за него, как за спасение от смерти, и сделал объектом обожания. Но ее чувства к Тому Реддлу были безответными, она любила его, но тот уже не был способен на чувства. Она делала все, чтобы он ее заметил и похвалил. Это все, соединившись вместе, и стало ее безумием. Так и появилась бешеная собака Пожирателей смерти.

Печально. Очень печально.

Однако в эти дни были не только грусть и занятия. Были и очень веселые моменты, о которых я, да и вся школа, вряд ли теперь забудут. Я теперь вообще старался больше принимать участия в веселом времени препровождении с друзьями. Так можно было отдохнуть от работы и тяжелых дум. Да и весело порой.

Отговорить Луну от маскарада не удалось и, чтобы не расстраивать ее, пришлось приодеться. В виде Джокера я очень даже неплохо выглядел. Интересно, она решила, что я должен быть им, потому что мне идет, или потому что хочет безпалевно повисеть на моей шее и посидеть на коленях? Кто знает, но она была очень счастлива, так что мешать ей прижиматься ко мне не стал, да и приятно, когда рядом милая девушка. Остальных тоже заставили одеться.

Рону очень пошло быть Двуликим. Пол рожи не видно, хорошо и вполне символично, хотя пока Рон не проявлял себя как сволочь. Но скоро выборы кандидатов, так что посмотрим. Да и вообще этот смокинг ему шел не смотря ни на что. Луна использовала чары, чтобы подогнать одежду под нас, и сидело все хорошо.

Гермиона надела костюм кошки, но пока мы ее не вытащили из примерной, она выходить и показываться отказывалась. А там действительно было на что посмотреть. Фигура у девушки ничего, но это не удивительно, ей — то уже пятнадцать, в отличие от нас. Смущалась она страшно от своего вида.

Невилл выглядел как просто шляпник из сказки про Алису, а не комиксов про Бэтмена, так что нормально. Но особых эмоций по этому поводу он не испытывал, только цилиндр поправил.

Луна, как и в прошлый раз, расхаживала в костюме Харли и была обворожительна, будто бы это действительно создано для нее. Чудачка — арлекин. Забавно. Самое интересное, что у нее была это сумка. Это оказалась поистине Безразмерная сумка. Нет, правда. Вообще размера не было. Там легко уместился огромный молот. Луна сказала, что это был подарок ее матери и в сумку можно положить любой предмет, только бы он залез, а там и веса не будет. Воистину работа мастера.

Чтобы отвлечь Луну от печальных воспоминаний, мы даже спели ей. Что за хрень у нас получилось, лучше промолчать.

Джинни отказалась одевать купальник Ядовитого плюща. Ну и ладно, мне, честно говоря, было все равно, но Луна долго пыталась ее убедить, что все нормально. Но рыжая оказалась уперта и не стала одеваться.

А затем на свою беду к нам зашли Дафна и Панси. Беду, потому что им Луна тоже придумала образы и велела нарядиться. Панси, как ни странно, согласилась быстро. Костюм Бетгерл ей пошел, да и судя по ее глазам облегающие вещи ей не впервой носить. Та даже попросила Луну одолжить ей этот милый костюмчик, а так же подобрать что — то для Дракусика. Похоже, Малфоя ждет веселое время. А потом попросила Гермиону одолжить ей плеть.

Прости, Драко, кажется, мы свели ее с ума, и теперь ты будешь всю жизнь страдать, сладостно страдать. Надеюсь, он наслаждается.

А вот уговорить Дафну надеть костюм Супергерл не получилось. Мини — юбка ей казалась чем — то развратным и ужасным. Но плащ хоть накинула, уже хорошо.

Вообще Дафна странный человек. Она говорит, что с нами не дружит и просто приходит посидеть в Комнату. Холодная, наглая. Но в то же время ей явно нравится с нами, пусть она и не признается в этом. Панси, в отличие от подруги, не скрывала своих чувств и нормально общалась с остальными. Ребята же уже давно привыкли к ним и не обращали внимание на различие в факультетах. Прямо идиллия. Если бы не Волди, то все могли бы нормально общаться и веселиться, а так нашим посиделкам скоро придет конец.

Стоит наслаждаться, пока есть время.

И тут дверь в Выручай — комнату открывается.

Это оказался Блейз.

Он зашел в комнату.

— Привет ре… — замолчал он, увидев всех нас в этом. Замолчал. Осмотрел всех. Присвистнул. Поднял большой палец. — Вы извращенцы! — улыбнулся он. — Пойду всем расскажу!

И побежал в коридор.

Я молчал секунды три. Затем выхватил ножи, которые мне дала Луна.

— За ним! — я рванул за стукачом и метнул нож. Он вошел в стену над его головой.

Остальные поспешили за мной. Ну, держись… Ха — ха — ха!

***
Профессор МакГонагалл отчитывала в коридоре близнецов Уизли. Те вновь устроили беспорядок. Благо хоть никто не пострадал, но эти шутки уже заходят слишком далеко. Их нужно наказать.

Эти двое стоят, опустив голову. Делают вид, что сожалеют, хотя это точно не так.

— Итак, молодые люди. — начала она. — Вы были пойманы на месте, когда хотели заколдовать унитазы. Что можете сказать в свое оправдание? — те не отвечали. — Вы уже начинаете переходить границы и ведете себя безответственно. Вам стоило бы взять пример с мистера Поттера, вот кто умеет вести себя.

Его она привела в пример специально. Мальчик действительно хорошо себя ведет, не чета отцу и его друзьям, что очень радовало женщину. А то первое время она боялась, что в Школу пришел новый Мародер. Но все обошлось.

Так же ей было стыдно за то, что она поддалась на уговоры Альбуса и молчала о его родителях. Джеймс и Лили были ей близкими друзьями. Она хотела рассказать Гарри о родителях, но Альбус убедил ее, что мальчику пока рано знать, что он должен привыкнуть к школе и окружающему миру. Она собиралась рассказать ему все и использовала Квиддич как предлог, но все пошло не так, как она хотела, и Гарри понял ее по — своему. Со стыдом признаваясь, она понимала, что тогда нужно было поговорить с ним наедине и все объяснить. К тому же стоило догадаться, что Поттеру не нравится Квиддич, чего она упорно не замечала.

Вот как теперь извиниться? Подойти так гордость не позволяет, а ждать, когда придет, можно до конца века. Хотя, конец века вообще — то не так далеко.

Выкинув из головы печальные мысли, она вновь посмотрела на провинившихся.

— Думаю, вы понимаете, что могли…

— ААААА!!! — услышала она крик из коридора.

Повернувшись, она увидела выбегающего Блейза Забини. Он мчался вперед, не замечая преград. А вот за ним гналась очень странная компания.

Впереди два клоуна. Один зеленоволосый юноша с раскрашенном лицом и жутковатой улыбкой. Он был одет в фиолетовый костюм, а в руках держал нож и карты. Минерва с трудом узнала в нем Гарри Поттера. Отличия были разительными, будто другой человек. Он жутковато смеялся и кидался острыми картами и ножами, которых у него было очень много. Рядом с ним бежала девушка — арлекин с большим молотом. Она смеялась и бежала вприпрыжку. Это, похоже, была Лавгуд. Далее девушка в облегающем костюме кошки, который бы ни одна приличная девушка не надела бы, и в костюме была мисс Грейнджер. Она с хлыстом привлекала всеобщее внимание и очаровывала парней. И почему — то мяукала. Далее в строгом хорошо сидящем на нем двуцветном смокинге бежал Рональд Уизли. Пусть костюм и его голова были разделены пополам, но выглядел он опрятно. Братья его с трудом узнали. Мистер Лонгботтом оделся в костюм Шляпника из книги про Алису, по крайней мере, был похож. А дальше лениво шагала мисс Гринграсс, в школьной форме и красным плащом на плечах. Единственной, кто шел без костюма, была мисс Уизли. Хоть у кого — то сохранился разум.

— Стоять, Бэтмен! Я убью тебя! Хахахаха! — крикнул Поттер.

— Ты спятил!!! — ужасался бегущий Забини.

— Поймаем Мышь! — рассмеялась Лавгуд.

— Мы все же вышли в этом на публику, — вздохнул Уизли.

— Я теперь не выйду замуж, — расплакалась мисс Грейнджер.

— Не бойся. Ты — то уж точно выйдешь, — вздохнул уставший Лонгботтом.

— Ну и бред, — махнула рукой Гринграсс, смотря на свои ногти.

Вот такая вот компания. Все они промчались мимо профессора и учеников в коридоре и скрылись из виду.

Минут пять народ пытался осознать, что они только что видели. Однако ничего не вышло, и все как в трансе разошлись, кто куда шел.

Минерва повернулась к близнецам.

Посмотрела на них. Вспомнила свои слова.

— Забудьте, — махнула она рукой и пошла к себе.

Да, такое не скоро забудут…

Глава 23. Неожиданность

Нас все же поймали и начали отчитывать. Блейз бегать умеет долго, а уж как он хорошо уклоняется. За это торжественно вручили ему плащ Бэтмена. Пусть Снейп завидует крутизне этой вещи. Забини подарок принял, только слегка дерганным был. Видно с ножами я перестарался.

Деканы отчитали нас за переполох, что мы устроили, и влепили отработки. Дафна, когда еще увидела Снейпа на горизонте, быстро скрылась, не предупредив нас. Ну и ладно, зато побегали хорошо. Однако ее это не спасло, и тоже была вынуждена отработать.

После того как выслушали получасовую лекцию о правилах поведения, нас отпустили переодеться. Гермиона была рада избавиться от своего наряда, который быстро умыкнула Панси. Ну, удачи ей.

А вообще было весело. Отлично смогли развеять скуку. Да и в прошлой жизни я был крайне тихим и замкнутым человеком, редко когда веселился. Вот и получив второй шанс на жизнь, смог реализовать свои мечты и побыть более активным. Да и просто развеялся от проблем. Хорошо.

Отработка была нетрудной. Делай только, что вытирай и убирай без магии. Мне не привыкать, да и в компании весело. Чистим кубки, моем полы, вытираем пыль, вспоминая анекдоты. И если поначалу все воспринимали отработку как каторгу, то под конец мы специально убирали медленнее, чтобы растянуть удовольствие. Сложнее всего было Дафне, которая никогда в жизни уборкой не занималась. Так что на нашу с Роном слаженную работу и быстрые действия в уборке смотрела как на что — то невероятное. А потом сказала, что если у нас будет плохо с работой, то у нее есть для нас вакансия уборщиков. Я запомню. А то вдруг. Хех.

Блейзу, кстати, плащ понравился. Он его немного переделал в мантию и теперь расхаживал в довольно крутой одежке. Даже завидно стало. Очень круто. Может и себе такую сделать? Кстати, не я один так подумал, и к Луне за вопросом создания таких вещей стали обращаться.

Рон же ворчал про то, что мы его заставили и прочее, но вот свой смокинг отдавать не стал. Ему ведь и правда, шел, только попросил перекрасить его в один цвет. Посоветовали Рону меньше есть и больше двигаться, чтобы так же хорошо выглядел. Он задумался и немного идеей проникся.

Попросил меня о совете как тренироваться. Ну, я и написал Дадли с вопросом, как единственному знакомому спортсмену. Тот прислал книгу, полностью исписанную им. Очень напоминало мне учебник Принца — полукровки, так как советы он явно записывал за своим учителем. Сильнее это Рона не сделает, но хоть в форму приведет.

Вообще Рон действительно меня удивил. Может это мир такой, а может и моя мотивация, но вот черной зависти я от него не замечал. Но это не удивительно. Он неплохо реализует себя в нумерологии, пусть пока не играет, но сумел пробраться в команду по Квиддичу, да и веселое окружение, где он не тень братьев, а один из нас, все же сделали из него человека. Я встретил его раздражающим завистливым придурком, а сейчас он пусть не друг, но приятель.

Гермиона мрачно ворчала на нас и обижалась. Мало того, что мы все попались и работаем, так еще и она засветилась в том костюме. Хотя ей это пошло на пользу. Если раньше в ней видели только зубрилу и больного зельеваромучителя, то теперь в ней и девушку разглядели. Парни на нее стали поглядывать и даже больше общаться. Та пусть и не признавалась, но вниманию радовалась. Популярнее стала.

Первоначально была зубрилой и правильной ученицей. Но сначала разочаровалась во взрослых, потом в книгах и обрела то, чем хочет заниматься. А вот теперь чувствует себя и девушкой. Все же Луна правильно сделала, что придумала идею с костюмами.

Сама Луна была очень довольна собой. Из Полоумной Лавгуд, над которой любили подшучивать одногруппники, она стала, можно так сказать, главным дизайнером школы. Все же пусть и глупые, но костюмы делать не каждый умеет. Она в этом деле начала совершенствоваться. Помимо поисков странных созданий и глупых вещей, она может еще и дизайнером одежды станет. Хотя еще в той жизни, моя знакомая прошла учебу на дизайнера и сказала, что это АД! Намучалась она там страшно. Так что Луну ждет много веселого. Хе — хе.

Невилл так вообще стал увереннее в себе и теперь не так сильно боится Снейпа. А учитывая, что тот стал более спокойным, так вообще все хорошо.

Снейп, похоже, частично смог освободиться от прошлого. Да, ему все еще плохо, он все еще меня терпеть не может, но узнав правду, часть груза упала с его плеч.

Короче говоря, сейчас все идет неплохо. Пока. Изменится ли все? Да. Когда? Неизвестно.

Время, наконец, пришло, и настала пора эксперимента.

Отделавшись от друзей и найдя время, когда в Выручай — комнате не будет народа, я приступил к работе. Учителя сейчас слишком заняты приездом гостей, так что даже директору сейчас не до меня. Он уехал на пару дней в Министерство. Снейп отправился в Косой переулок за ингредиентами и наверняка потом и в Лютый отправится, так что часа два — три его не будет. Лже — Грюм у себя в кабинете, наверняка пишет отчет Хозяину. МакГонагалл и другие учителя готовят комнаты для гостей. Все же карета и корабль не те места, где будет комфортно встречать зиму. Замок со всеми его минусами все же надежнее, а зимы у нас холодные. Конечно, не Сибирь, но все же жителям Франции тут будет прохладно.

Вообще встретить иностранцев было бы забавно, хоть с кем на русском будет поговорить. Вот же удивятся все, когда узнают, что я его знаю. Хе — хе.

Как говорилось в фильме — «Ослепленный желаниями»: Отлично я еще и русский знаю. Нехрена себе!

Ну, да ладно.

Вперед и с песней. Кстати, о песне. Врубаем!

Uta wo uta ou

daichi no uta wo

kaze wo idakou

hikari abite

Hoshi wa mata taki

machi wa kirameku

Fuwa Fuwa Futurin

negai komete

«Iwasaki Taku — Konoyo no Uta

Хорошо. Настроились. Вперед.

Передо мной камень. Просто камень.

Начинаем!

Беру палочку. Коснулся. Взмах. Круг. Отвести. Взмах! Коснуться.

— Essentia formans! — произнес я. Камень засветился и начал менять свою форму. Хорошо. Камень будто пластилином стал и начал принимать форму того, что я хочу. А учитывая окклюменцию, воображение работает как надо. Через минуту процесс закончился. Передо мной стоял небольшой, полуметровый Космодесантник! — Офигенчик! — обрадовался я.

Как же круто. Все на месте, и такая детализация. Обалдеть. Можно покрасить и продавать. Да я дофига бабла на этом срублю. Фанатов Вахи в мире много. У меня появилась отличная идея как обогатиться. Буду делать фигурки и игрушки, и продавать через интернет. А нет, сейчас сеть еще не так хорошо развита. Но на будущее стоит оставить заметку. Коллекционные фигурки это очень крутая вещь и дорогая.

Хотелось бы его покрасить, но все потом, сейчас это лишнее.

Но хватит любоваться, пора и работать.

GH‑01S-M. (Golem Harry — 01 Spacemarine‑Mini)

А теперь дальше.

— Levi materia! — применил я следующее заклинание. То самое заклинание, которое позволяет материалу быть плавным в управлении. То, что дало деревянным конечностям профессора Кеттлберна, которого в Хоге часто можно встретить, такую плавность движений. У него и смог узнать заклинание. Теперь главное все это настроить, а то развалится, и закрепить руной. Вот готово. Взял руку куклы, и она как нормальная гнется в суставах, которых у нее и нет, технически, но теперь есть. — Чудно. Цена резко повышается.

Далее самое сложное. Беру молоточек и зубило и начинаю аккуратно вырезать все нужные руны. Это заняло около часа. Точная руническая сеть — это дело очень сложное. Пришлось дважды переделывать. Одна ошибка, и результат может быть непредсказуем. Теперь немного моей крови. Привязка. Есть.

А теперь длинная цепочка слов. Глубокий вздох. Начинаю.

Три раза пришлось повторять, потому как сбивался. Но все вышло. Готово.

Касаюсь палочкой своего лба и достаю уже созданную матрицу. Вселяю ее в ветвь рун.

— Активация! — дал я команду. Космодесандник начал шевелиться. — Подними руки! — Голем послушно исполнил. — Хорошо. Шаг вперед. — он шагнул и чуть не упал, я успел его поднять. — Так, тяжелый. — поставил его на место. Махнул палочкой, призывая блокнот и Самопишущее перо. — Записывай. Баланс. — перо начало записывать за мной.

Этот голем прототип. На его основе я создам уже нужного. Испытания продолжились.

Я давал ему команды, он исполнял. Час увлекательной и веселой работы, и у меня был список того, что нужно доделать и исправить.

Во — первых, прямые команды нужно будет заменить кодом. В бою нет времени велеть идти и принести, он должен будет уметь сам понимать, что делать. Во — вторых — поработать над сенсорными возможностями. Он должен видеть и слышать, или хотя бы понимать, что вокруг его. В-третьих — поработать с матрицей, чтобы умел реагировать на те или иные ситуации. Меня ждет долгое программирование. В-четвертых — уменьшить вес, а то он так слишком громоздкий. В-пятых — усилить, а то плохо работают конечности. В-шестых — попробовать дать голос и речь, но это уже лично мне. А остальное — это мелкие недоработки, часть исправил сразу, а другие легко поправимы.

Я пытался научить его говорить, но этот прототип как — то не говорил. 01 не мог заговорить.

— Давай, скажи: «Готов пафосно превозмогать»! — продолжил я работать. Увы, этот голем речи научиться не мог. Жалко. Такой классный космодесантник. Эх.

В целом я испытанием доволен, но теперь у меня другая проблема. Как это использовать в Турнире? Я принести голема с собой не смогу, создавать слишком долго, да и магию крови светить не стоит. Хотя… Идея у меня есть. Одна, но нужно все проверить и это будет больно. Но для выживания и не такое можно сделать.

А если его покрасить в красный, он будет быстрее?

— Da red wunz go fasta!!! — рассмеялся я.

Ну и ладно. Испытанием я доволен. Теперь нужно работать над тем, что есть. У меня еще полтора месяца. Так что успею.

Голема я спрятал в Выручай — комнате, там, где остальные потерянные вещи. Но я все еще связан с големом, так что позову, как будет нужен.

— Поттер! — услышал я.

— Ой! — передо мной стоял Снейп. Видно только вернулся, а я его и не заметил. — Здравствуйте.

— Скоро отбой, бродить по коридорам запрещено, — мрачно изрек он.

— Извините, — пожал я плечами.

— Что думаете, как пройти на Турнир? — усмехнулся он.

— Чего я там забыл? — фыркнул я. — Нет, спасибо, бороться с всякими тварями мне не хочется. Я уют и покой предпочитаю.

— Пф, — фыркнул он, явно не поверя моим словам. Ну и ладно.

— И да, я хотел бы извиниться перед вами за свое поведение, — сказал я. Он удивленно на меня посмотрел. — Я часто обидно реагировал на вас и подозревал в том, что вы хотите украсть Камень на первом курсе, — начал я. — И относился к вам неуважительно. Но теперь решил извиниться перед вами.

— С чего это?

— Ну, я в вас ошибался. Вы помогли моему крестному, и вам доверяет директор. Да и множества дементоров заставляют пересмотреть приоритеты. Так что простите.

Он молчал долго. Смотрел на меня, даже в мысли заглянул, но там как всегда были Щит и маска. Я вообще маску стал реже надевать. Защита на мысли есть официально, а к моему поведению давно привыкли. Это первоначально нужно было быть таким, а теперь, когда все привыкли, никто и внимание не обращает.

— Можете идти, — сказал Снейп и пошел к себе, а я пошел к себе.

Он ничего не скажет, но отношение у него ко мне станет полегче. Не думаю, что он тут же извинится и станет хорошим. Он говнюк, который страдает сам от себя. Вот и уменьшаем эти страдания, пока есть возможность.

Последующие дни до приезда прошли в суматохе, работе и учебе. Постепенно решаю проблемы, веселюсь с друзьями, учусь и переписываюсь с Сириусом и Дорой. Дора сказала, что вдали от меня Сириусу немного легче, пусть и сам этого не замечает. Она отметила, что он теперь более спокойный и не рвется веселиться. Все же хорошо, что я учусь, так он будет менее одержим мной.

Через месяц перед Хэллоуином прибыли и гости из других Школ. Ну, что можно сказать? Умеют они эффектно появиться. Корабль и летающая карета это очень круто. Лучше, конечно, прибыть порталом или камином, но надо же показать соперникам, что они круты и богаты. Вот и устроили они все это представление. Круто, что можно сказать.

Все почему — то считают француженок самыми красивыми. Нет, я не спорю, они хороши, но это большое преувеличение. Красивые девушки не рождаются только на одной территории, а есть везде. Прибывшие девушки были ничего такие, но не в моем вкусе. Да я и не собирался пока заводить себе подружку. Мне тупо не до этого. Да и у нас в Школе есть кандидатки, которых я знаю, и мне они нравятся. Вон Луна по мне очень милая, да Дафна красавица, но все равно я пока ничего в этом направлении не делаю.

Все же для попаданцев девушка это камень преткновения. Когда есть кого и кто любит это хорошо, но только если ты достаточно силен, чтобы защищать и себя, и половинку, а так лучше не рушить людям судьбы своими несбыточными надеждами и желаниями. Я пока слишком слаб, а в будущем будет много проблем. Да и если я буду встречаться с Дафной или Луной, то подвергу их вниманию со стороны Пожирателей и вернувшегося Волди. Дафне, как девушке из аристократической и нейтральной семьи, вообще смертельно будет. А семья Луны не такая сильная, чтобы защититься. Так что я в стороне от всех. Есть еще у меня на примете Дора, но та пока меня как возможного парня не воспринимает, да и я к ней больше как к сестре отношусь. Вот как — то так.

Кто у нас еще?

Джинни? Это даже не смешно. Я с Уизли связываться не стану.

Гермиона? Ну, она симпатичная, но тоже нет. Мы с ней слишком разные.

Раньше я больше страдал от одиночества, а теперь, кажется, привык и сам не стремлюсь нарушать свой покой. Вот окончу Хогвартс, свалю от всех подальше и буду думать над семьей и прочим.

Ребята из Дурмстранга круты. Все спортивные, сильные, дисциплина у них видно строгая. Но там не только парни, но и девушки. Все же это не мужская Школа, а общая. Из французов тоже парни приехали. Так что тут довольно многолюдно.

Вот встретили их, помахали ручкой, попялились. Директора поболтали, учителя присоединились, я зевнул от скуки. А после всех отправили устраиваться.

Время до ужина еще было, так что я решил сходить по делам. Пока все были заняты гостями, я незаметно ушел.

Прибыл к Запретному лесу и начал бродить по опушке. С собой у меня было немного еды, так что я искал их.

Через час поисков удача улыбнулась мне. Я встретил его. Того лисенка. Он уже вырос и стал красивой лисой. Он меня тоже узнал и не испугался.

— Привет, малыш, — погладил я зверя. Он был пушистым и, как ни странно, не грязным. Он — то необычное животное. У нас в Лесу такие водится тупо не могут. В книгах я долго искал ответ, кто же они, и нашел не так давно. А если быть точным, то просто спросил у Хагрида, должен же он пользу приносить.

Это потомок Тевмесской лисы. Их в Англию из Греции привезли. Они отличаются от обычных очень большой скоростью передвижения. Бегают как ветер, поймать почти невозможно. Но осталось таких в мире мало. Неудивительно, что они поселились рядом с самой сильной Точкой силы на этой земле. А вот мне повезло с таким подружиться. Красивый. Их шерсть магическая, и в ней никогда не бывает холодно, потому на них и велась охота, но в Хогвартсе запрещена охота на этих зверей. Вообще Запретный лес закрытое место не только потому, что там опасно, а еще и потому, что это заповедник для редких созданий. Дамби знает о пауках, и возможно позволил им тут жить на правах вымирающего вида. Я бы этому виду с радостью дал вымереть. Не люблю всяких тварей.

Лис покушал и поблагодарил меня. Я приблизился к нему и посмотрел в глаза.

— Позволь увидеть, как ты существуешь, — сказал я ему.

Он смотрел мне в глаза, а затем кивнул. Закрыл глаза. От лиса полыхнула сила. Я коснулся палочкой его головы, и, так же как и сам доставал свои мысли, копировал сознание лиса. Через минуту у меня в руках был шарик — мозг. Это сознание лисенка, его копия, его опыт и жизнь.

— Благодарю, — сказал я зверьку. Тот кивнул мне, а затем устремился в лес. Скорость, с которой он бежал, была поразительной. Очень быстро я потерял его из виду. — Круто.

Вот и хорошо. Разум лисы я запечатал в специальную бутылку. Я не смогу создать достаточно продвинутую матрицу, но я могу скопировать ее от другого. Гуманоидные формы големов слишком сложны, и пока я такого нормального сделать не смогу, но лису я сделать могу.

Ну, удачи мне. Вернулся в Школу, спрятал бутылку и отправился в Большой Зал.

На ужин подавали крутые блюда из других стран. Очень вкусно, а уж десерты там какие! Вкуснота.

После объявления, что и как участвовать можно будет, директор дал всем спокойно есть. А поесть было чего.

Кубок простоял на месте, собирая бумажки с именами. Ночью я видел, как в пустой Большой Зал вошел Каркаров. Он, наверное, под Империо, а может пришел для того, чтобы Кубок точно выбрал Крама. Барти был недалеко, но к Кубку не подходил. Коварно он поступил. То есть, если вдруг я не буду участвовать, то откат получу я и возможно Игорь. Умно. Себя не подставил и остался незамеченным. Хех.

На следующий день я сам видел тот момент, когда близнецы Уизли решили попробовать пробраться на Турнир с помощью старящего зелья.

Они вышли и торжественно прошли вперед, с зельями в руках и были готовы пойти.

— Не сработает, — с улыбкой сказала Гермиона.

— Бота — а–а-ан! — крикнули ей близнецы, но она внимание не обратила.

Герми быстро разъяснила близнецам, что зелье не поможет, и вручила им свое зелье. Вот это номер. Похоже, она решила их использовать для проверки своего настоя. Ее старящее зелье оказалось получше. Парни изменились быстро, став на лет десять старше.

Парни прошли границу и кинули свои имена.

Все вроде прошло хорошо, но тут их откинуло в сторону энергией кубка и превратило в стариков. Хах. Забавно. Гермиона рассмеялась, смотря на них. Видно знала, что так и будет, вот и отомстила за «ботана».

А вот вечером кубок обрадовал нас именами.

От Дурмстранга — Виктор Крам.

От Шармбаттона — Флер Делакур.

От Хогвартса — Гомо — вамп…, то есть Седрик Диггори, и меня еще припахали.

Мрак. Я тяжело вздохнул и ударился лбом стол. Послышался гул. А может это от пустоты у меня в голове? Да уж, а я до последнего надеялся, что будет «не — канон», но облом.

Встав, я медленно побрел к кубку и удивленным директорам. Ну, удивленных, не считая Дамблдора. Он — то знал, что я попаду, но сейчас точно будет разыгрывать из себя удивление и шок. Ладно, по крайней мере, до Первого тура я смогу спокойно готовиться, может даже Запретную секцию посещу, вдруг там будет что — то полезное.

Подошел, посмотрел на кубок. Сволочь.

И только директор захотел что — то сказать, как Кубок Огня вновь вспыхнул и выдал еще одно имя.

Мы все замерли и смотрели на падающую бумажку. Я ее поймал и заглянул.

— Что за херня?!!! — вырвало у меня на русском. Имя, которое там было, просто вымораживало мне мозг. Вот такого я точно никак не мог предположить. Да это же нереально.

Бумажку у меня отнял Дамблдор.

Прочел…

Выдал неподдельное удивление и посмотрел на меня.

Я замотал головой.

Он еще раз проверил. Протер очки. Проверил. Почесал репу. Передал бумажку остальным. Те тоже никак не могли понять. Лже — Грюм как увидел, вообще чуть со стула не упал.

— Гэрриет Поттер? — неуверенно то ли сказал, то ли спросил он…

И тут бумажка сама исчезла, вернувшись в огонь….

— Ну, нихера себе….

Комментарий к части

На счет проды прошу меня не торопить и не просить. Времени на работу мало, так что выкладываю как могу.

Глава 24. Трудный план

Сижу в Выручай — комнате, пью чай, оху***ю. Вот это да…

Такого я не ожидал. Шок у всех был такой сильный, что даже обо мне забыли. Все пытались понять: кто такая Гэрриет Поттер? Не уверен, что у меня есть сестра. Даже если бы и была, где она все это время была? Под кроватью пряталась? Учителя и директора сейчас репу чешут, чтобы понять, что именно случилось, но пока не понятно.

Капра — демона вам в жены, что происходит?!

Я на всякий случай проверил парень ли я. А то вдруг.

Проверил. Все на месте. Тогда это не про меня. Хорошо.

Я вообще — то ожидал различия от канона и видел их. Уроки, поведение людей и прочее, но чтобы так. Приписать персонажа, которого нет. М-да…. Кто — то перепутал фанфики.

После того, как нам зачитали правила, нас сразу отпустили. Я сумел спросить у мистера Бегмена, где мне вообще прочесть контракт и что будет, если я не стану участвовать, а так же как бы вообще не участвовать. Ну, он и ответил, что дать прочесть не может, при этом явно что — то темня. Разорвать контракт нельзя, а если не буду участвовать, то лишусь магии. Капец. А я уж понадеялся.

Тут ко мне завалились мои друзья. Причем все вместе.

— Гарри, ты как? — обеспокоено спросила Гермиона.

— Да, черт его знает, — почесал я затылок. — А вы верите, что это был не я?

— Конечно, — удивленно пожал плечами Рон. — Мы же знаем, что ты не такой.

Я удивленно посмотрел на Уизли. Встал. Подошел. Потыкал пальцем.

— Ты не завидуешь? — удивился я.

— Нет, — ответил он.

— Кто ты, и что ты сделал с РОНОМ???!!! ТЫ ГРЕБАНЫЙ КЛОН, МИМИК ИЛИ ЗЛОДЕЙ ПОД ОБОРОТНЫМ ЗЕЛЬЕМ!!!! КУДА ТЫ ДЕЛ РОНА???!!!! — я начал трясти его. Вот это офигеть! ООС полный. РОН не завидует!!! КОШМАР! Куда катится мир! Скоро до того дойдет, что Малфой станет добрым или полюбит садо — мазо игры Панси! Ужас! — Ровные дороги, честные депутаты, хорошая медицина и бесплатное образование! Бездна! Я не за такое будущее голосовал!!!

Народ решил, что я спятил, и быстро связал меня.

Судя по узлам, тут где — то рядом Панси, потому что попытка сделать узел эротическим тут видна. Да и чувствую неприятное ощущение, чьего — то плотоядного взгляда. Страшно. Однако жуткий взгляд шел не от Панси, а от Дафны. Она даже облизнулась, смотря на меня. Кажется, Паркинсон на нее плохо влияет. Мне страшно.

Вскоре я успокоился и пришел в себя. Да уж, не ожидал, что я на Рона повлияю настолько сильно. Вот уж кто бы мог подумать.

— Гарри, ты знаешь, что делать? — спросила Гермиона.

— Да, — кивнул я. — Я предполагал нечто подобное, когда узнал о Турнире. Потому и подготовился, а учитывая, что меня ждет, нужно мне много чего сделать.

— Ты о чем?

— Рон. — обратился я к Уизли. — Что твой брат Чарли делает в Хогвартсе? — спросил я. Старшего Уизли я тут несколько раз видел. Он приезжал еще до гостей и разговаривал с директором.

— Ты хочешь сказать, — его глаза расширялись. — Драконы?

— Ага. Первое испытание точно драконы. Кстати, надо бы и Седрика предупредить, — хмыкнул я. — Остальные Чемпионы точно узнают о драконов раньше первого тура, так что Диггори стоит намекнуть.

— Ты уверен?

— Да.

— А что ты задумал насчет первого тура? — с огромным любопытством спросила Гермиона. Остальные тоже навострили ушки.

— А вот не скажу, — рассмеялся я. — Вы умники так и не стали учить окклюменцию. А я не хочу, чтобы Снейп и даже соперники через вас узнали мои планы, так что извините. Увидите со всеми.

Я самодовольно улыбнулся, смотря на их недовольные рожи. Пусть себе помучаются. Но даже если они и освоят эту магию, я все равно не стану им доверять все свои тайны. Дело в том, что даже если они смогут закрыть головы от нашего директора, то все равно остается другая проблема. Дамби отличный психолог и не станет действовать в лоб, а спокойно их уговорит. Причем так, что им будет казаться, что они сами захотели с ним поделиться. Так что доверяем в меру. Им я рассказываю только те тайны, которые не опасны для моего выживания. Ведь несмотря на все, что уже случилось и чего я достиг, я так и не стал в безопасности. Даже наоборот, все стало в разы опаснее.

— Я владею окклюменцией, мне расскажешь? — с улыбкой спросила Дафна.

— Нет, — с такой же улыбкой ответил я.

— Почему?

— Потому что ты начнешь меня шантажировать.

— Ну, нет, — она сделала невинные глазки. Ага, так я и поверил. — Ну, разве что немножко.

— Смотри, не влюбись в него, — хихикнул Блейз, за что Гринграсс и наступила ему на ногу.

Дальше мы решили сменить тему. Все за меня волновались, но я убедил их, что это лишнее и сам прекрасно справлюсь. Ребята рвались мне помочь, но от них я отказался. Однако, чтобы не обидеть, дал им «важное» задание. Найти мне все о драконах, это на себя взял Рон. Узнать, что на них особенно хорошо действует, за это взялась Гермиона. Способы лечения ожогов вызвался найти Невилл среди растений. И держать народ от меня подальше, чтобы мне не мешали, это сделают остальные. Дафна и Блейз пообещали уводить от меня своих, а Луна обещала предупредить, если пойдут с ее факультета. Панси обещала лично занять Дракусика на этот период «кое — чем». Так же нужно было приглядеть за Хаффами, потому что те завелись больше всех.

В Школе обстановка стала особенно забавной. Народ, знающий меня, разделился во мнениях. Часть думали, что я пробрался обманом, часть — что я достаточно силен, чтобы меня выбрали без моего участия, а часть — что я просто неудачник и крупно попал.

Драко же создал — таки те значки и стал их распространять. У Хаффов они получили особое распространение, как и у других идиотов.

Я же, смотря на всех этих людей с моими оскорбляющими значками, только ухмылялся и говорил им:

— Я вас запомнил.

Знаю, что как только все поймут, какая задница этот турнир, все тут же будут делать вид, что ничего не было и стараться со мной подружиться. Однако, я попросил Джинни запомнить всех этих гадов. Девушка не жаловалась на память и с радостью взялась за дело. Вот и ее припахали к общественно — полезной деятельности.

Отлично.

Одно плохо: три года работы над Драко полетели коту под хвост. Он меня жутко ненавидит и завидует. А я так надеялся, что, дав ему место для самореализации, смогу отвести от себя гнев, но нет. За два года своей игры ничего особенно Дракусик так и не сделал для команды, а в этом году квиддич вообще отменили. Вот и ненавидит меня за то, что я пробрался на турнир, а он нет. Хотя не думаю, что он — то хотел. Тут скорее другое. Он все всегда получал, только пожелав у родителей, а тут я смог пробраться на Турнир, а это никто не оспорил. Хотя, судя по всему, могли, но не стали. Да уж.

Получил письма от Сириуса и Доры. Бродяга беспокоился обо мне и думал прибыть, чтобы попробовать разорвать контракт. С изучением его он помочь не мог, они давно утеряны, еще с последней игры. Но благо его удержали.

Дора же была сильно обеспокоена и пылала желанием помочь, но расстроилась на счет того, что даже если я выиграл спор, то все равно придти на бал не сможет. Жаль.

Ну и напоследок случилось еще кое — что важное. В назначенный день я пришел по нужному адресу в Хогсмиде и забрал письмо из Гринготса. Конверт с порталом был у меня и точная дата, когда он будет активирован. А заработает он уже после первого испытания. Тогда же я и получу все ответы. Спрятал портал и продолжил готовиться.

Проверка палочек прошла спокойно. Мне даже удалось отвертеться от разговора со Скиттер. Намекнул ей про жуков, и она не решилась со мной связываться. Вообще от этой гадины надо бы избавиться, но это будет чревато многими проблемами, так что постараемся держать ее подальше. На всякий случай предупредил друзей, чтобы были осторожны с насекомыми. Этой новости особенно обрадовался Блейз. Скиттер как — то очень плохо отозвалась о его матери и смогла отвертеться от суда. Фадж ей должен, потому не мог судить. Но теперь Забини мог обрадовать маму хорошей новостью. Надеюсь, хоть они смогут найти управу на эту дамочку.

До первого тура осталось немного времени, и я постепенно устранял неполадки и разбирался с памятью лиса. О втором имени я старался не думать и полностью сконцентрировался на работе.

За два дня до начала все уже было готово. Все неполадки устранены, и испытание прошло успешно. План как действовать составлен. Все же сведения, которые мне принесли ребята, оказались полезными, потому план действия я уже составил.

Оставался самый сложный вопрос. Как пронести голема? Призвать тоже не получиться. А создавать долго. Нужно что — то придумать, и поскорее.

И как ни странно идея мне пришла. Тупая, но идея. Как говорится: захочешь жить и не так раскорячишься.

Я присел в кресло в Выручай — комнате и тяжело вздохнул. Это будет больно.

Со мной тут находилась Дафна. Она помогала мне перебирать книги и искать полезную информацию.

— Дафна, — обратился я к девушке. — Мне нужна твоя помощь.

— Что именно? — она оторвалась от книг и подошла.

— Ударь по моим ладоням Секо, — попросил я. — Не спорь! — остановил я ее возражения. — Это нужно. Для моего выживания.

— Ты уверен? — заволновалась она. Я еще не видел ее такой неуверенной. — Это не станет причиной дисквалификации?

— Я знаю, — улыбнулся я, чтобы успокоить ее. — Но мне это нужно. Не спрашивай. Просто сделай.

— Хорошо, — сдалась она и сделала.

Это было больно. Чертовски больно. Порез был слабый и неглубокий, но очень болезненный. С трудом сдержался, чтобы не закричать.

Вытер выступившие слезы и успокоил девушку.

— А теперь идем к мадам Помфри.

Дафна помогла мне дойти до колдомедика. Та обработала раны, дала зелья лечения и забинтовала руки. Сказала, что до турнира, увы, не выздоровеют, и будут болеть, но это мне колдовать не помешает.

Поблагодарил ее и ушел к себе. На следующий день проверил руки. Они более — менее в порядке. Хорошо. Но в бинтах я буду еще как минимум на турнире, потому приступил к подготовке. Начал своей кровью рисовать руны на бинтах. Перед этим, конечно, достал другие, более плотные бинты. Первоначально думал вырезать все руны на руках, но после удара Дафны понял, что болевой порог у меня не очень высокий, потому решил резко менять планы. Это стало и лучше и хуже, потому что не пришлось себя калечить, но долго пришлось бинтовать, чтобы руны располагались в правильном порядке и в правильных местах. Для этого пришлось попросить опять же Дафну. Ей пришлось открыть часть правды, что я задумал кое — что, и для этого нужна была рана и бинты. Про то, что тут замешана магия крови и рана на руках вновь закровоточит во время боя, я умолчал. С ней перевязка прошла легче. Хорошо.

Девушка выглядела очень взволнованной и неуверенной. Действительно необычно ее такой видеть. Дафна всегда была холодной и серьезной, а когда дело коснулось крови, она выглядит напуганной.

— Я… боюсь вида крови, — призналась она. Была бледной и старалась не смотреть на мои руки.

— Прости, — мне стало стыдно за то, что не спросил ее, перед тем как просить о помощи. Я практически заставил девушку переживать свои страхи. Гемофобия вещь серьезная. У нее в жизни наверняка случилось что — то такое, после чего и стала бояться этого. Спрашивать не стал, это ее личное.

Девушку пришлось долго успокаивать. Даже пообещал исполнить ее желание. Этого обещать очень не хотелось, но пришлось пойти на крайности, чтобы загладить свою вину перед ней.

Она успокоилась и запомнила мое обещание, а я только понадеялся, что ничего невероятного она не попросит. Например, выйти за нее. Не в том дело, что это невозможно, просто к таким отношениям я не готов. Мне — то и обычные пока противопоказаны, а такое вообще может убить меня на месте.

На следующий день началось первое испытание.

Проверил бинты, мою основную палочку, вторую я тупо брать не мог, прокрутил в голове весь план и был готов ко всему.

Позавтракал. Услышал в свой адрес пожелания удачи и проклятия, плюнул на все и пошел на стадион. Там уже были все остальные Чемпионы. Седрик поблагодарил меня за информацию о драконах. Ему от моего имени передали.

После того, как выбрали драконов, я стал ждать. Выхожу последним и буду бороться против Хвостороги. Да уж. Канон.

Остаток времени прокручивал в голове план и осматривал дракончика. Он прикольный. Надо бы понять, как такие делаются. Это может быть полезным.

Вот меня вызвали.

Я вздохнул и постарался унять дрожь в коленях. Все же я очень волнуюсь и боюсь, но нужно идти.

Вышел наружу и первым делом увидел ЭТО. Если я думал, что Пушок или тролль страшные, то сейчас очень хочу к ним. Передо мной сидела огромная черная шипастая ящерица. Да, та мелкая миниатюра не могла передать всей мощи этой твари. В душе все похолодело, а ноги начали трястись. Я нормальный человек, а не супер маг, и такие твари приводят меня в ужас.

Не думая, я тут же рванул в сторону.

В меня дыхнули огнем, но я успел скрыться за камнями. Толпа на трибунах что — то кричала и смеялась, но мне было не до этого.

Начал глубоко дышать, успокаивая мозг. Сотворил немного льда и приложил к голове.

Так спокойнее.

Дыши. ДЫШИ, Я СКАЗАЛ! У тебя есть план! Ты выживешь! Так что вперед!

Успокоился немного.

Пора приступать. Поскольку я был невидим для трибун, я начал все делать. Сотворил, придал форму, дал пластичность, укрепил, облегчил и стабилизировал.

Есть! Передо мной стоят две статуи лис. Отлично. О детализации буду потом думать.

Убираю палочку и со всех сил сжимаю кулаки, освежая раны. Больно. Бинты начали пропитываться кровью.

Положил ладони на головы лисам и зашептал заклинание.

Моя кровь сформировалась в руны на телах статуй, а затем выжгла в камне письмена. Две лисы начали шевелиться. Их глаза засияли, а тела пошли рябью. Они начали привыкать и адаптироваться.

Последний штрих. Достаю из головы матрицу лисенка, копирую и вселяю в структуры големов.

Готово!

А теперь мой выход! Пока големы готовятся, я действую. Нужно создать нужные условия.

Запрыгиваю на камень.

— Агуаменти МАКСИМА! — с моей палочки срывается поток воды и несется прямо в драконшу. Та ответила огненной струей и наши атаки схлестнули. Поднялся пар, во все стороны полетели горячие капли воды, влажность усилилась, температура поднимается. Дракон встал и сделал шаг мне навстречу, чтобы усилить атаку. Я тратил силы на заклинание, создавая все больше воды и заполняя эту арену влагой. Вскоре големы были готовы, а концентрация горячего пара достигла нужного параметра. — ФРИЗИН! — ударил я ледяным заклинанием и начал стремительно охлаждать воздух.

Этого я и добивался.

Все скрыло туманом…

— Фумос! — добавил я. Теперь туман не только естественный, но и магический, что в разы усиливает его действие и мешает драконьему зрению. Тепло теперь видеть сложнее. — Лисы, — обращаюсь к големам. — Ждать, когда она отвлечется, и украсть Золотое яйцо.

Они кивнули и начали красться.

Сконцентрировался. Окружил себя холодным воздухом, так я буду менее заметным. Выбираюсь и тоже начинаю красться.

Драконша негодует. Дышит огнем и рычит. Ей не нравится прохлада, та может навредить яйцам. Они прижимается плотнее к ним и старается согреть, а я крадусь все ближе.

— Ну-с, — вздохнул я. — Экспекто Патронум! — с палочки сорвался белоснежный лис, отчетливо и ярко видимый в тумане. Он понесся вперед, привлекая к себе внимание. Дракон среагировал и полыхнул огнем, вот только на Защитника не действуют физические атаки. Он отвлек дракона, а я тем самым приступил к другой части.

Поднимаю палочку и навожу на камень.

— Силуэтте! — произнес я, и камень стал по форме напоминать человека. Затем еще один и еще.

Патронус прекратил свое действие, и дракон увидел, что окружен множеством людей. Она не успел вздохнуть, как по моей команде один голем запрыгнул на ее голову. Она легко смахнула его и швырнула в стену, сломав голема, но этого было достаточно, чтобы разозлить монстра. Моя атака ледяной водой взбесила ее, и та стала уничтожать статуи, открыв гнездо.

Второй лис умыкнул яйцо, а я ударил новой порцией магии, удаляясь от дракона.

Готово.

Яйцо у меня. Тут же деактивирую и разрушаю голема, не стоит всем знать, как именно я его создал. Улики со второго тоже убрал.

Отошел обратно к трибуне и показался зрителям.

Увидели меня с яйцом и подняли бурные овации.

Упал на колени без сил.

Ну и ну. Справился.

Големы все же съели у меня много сил. Нужно отметить, что сами по себе големы не могут существовать. Им постоянно нужна магическая энергия. Они могут поглощать ее из окружения, а могут от хозяина. Поскольку Хогвартс стоит на Точке силы, то внутри големов я могу создавать сколько угодно, а вот снаружи приходится питать их собой. Нужно будет как — то решить эту проблему. Но потом.

Все же я справился. Это было тяжело. Над планом я думал долго. Основной критерий составления состоит в том, чтобы я был от дракона как можно дальше и даже не приближался к нему. Он может видеть тепло, потому мне пришлось скрыть все туманами, магическими и естественными, так рассеять магию сложно. Именно поэтому было принято решение, чтобы использовать големов, а не трасфигурированных, потому что те временно становятся живыми, и их она бы заметила. А вот каменные статуи, которых вокруг стало много, а так же туман мешал точно определить цели.

Вот дракон и проморгал, когда второй лис сделал свое дело. Хорошо. GH‑02F-N (Golem Harry — 02 Fox — Normal) хорошо себя показали. Вот как действуют настоящие лисы. Создадим туман, иллюзию, отвлечем и дадим цель, а сами тайно получим желаемое.

— ГАРРИ!!! — услышал я крик.

Тут восприятие резко ускорилось. Резко оборачиваюсь и вижу приближающуюся пасть дракона.

Тут же отпрыгиваю и толкаю телекинезом ящерицу.

Ее откидывает на спину, а я как — то оказался на трибуне рядом с директорами. Я бы сейчас начал волноваться о том, что немного раскрыл свои силы, но в этот момент силы окончательно покинули меня, и все окутала темнота…

Глава 25. Правдивые истории

Очнулся я рывком и подскочил на ноги, ожидая опасности. Но вокруг были только мои друзья. Кажется. Надел очки и осмотрелся. Я находился в Больничном крыле, а вокруг расселись мои камрады. Все смотрят на меня большими глазами. С чего бы это?

Посмотрел вниз. А одежды на мне — то и нет. Разве что очки и бинты на руках. Краснеть или смущаться глупо.

— Все рассмотрели? — спрашиваю девушек. Все тут же отвели взгляды. Тут я заметил, что сидят они чуть поодаль. Я присел и прикрылся. — А вы чего так далеко?

— Он нас не подпускает, — указал Рон куда — то вниз.

Там стоял мой голем — космодесантник. Мини — защитник сторожил мою кровать и гордо не давал к ней подойти.

— О, Сангвиний! — удивился я. Команды я ему не давал. — Какими судьбами? — спросил я.

Тот отдал мне честь, но не ответил. Я так и не смог привить ему голос. Видно почувствовал опасность и пришел ко мне. Хорошо. Все же я неплохо с ним поработал.

— Ну, спасибо, — похлопал его по плечу. — Отставить. Можешь отдохнуть, тут все свои.

Кивнул и отошел.

— Это кто?

— Мой голем. Зовут его Сангвиний. Только крылья приделать забыл, — почесал я затылок.

— Круто. — Гермиона с удивлением осматривала моего защитника. Вот же любознательная кошка.

— А как я оказался тут? — спросил я. Последнее что помнил, как спалился слегка. На меня напал дракон. Пока он был в тумане, никто не заметил, похоже, что цепи нет, вот и приблизился неожиданно. Я ударил телекинезом и отпрыгнул. Вроде получилось самого себя отлеветировать.

— После того как дракон упал, тебя тут же отправили в Больничное крыло, — начал Невилл. — Дракона обезвредили, а потом разобрались, как ты там все сделал.

— И что они там решили? — спросил я, внутренне напрягаясь.

— Ну, — почесал Невилл затылок. — Ты вроде как сделал големов и обманул дракона. А когда тот напал на тебя, случился стихийный выброс. Ты лишился сил, вложив все в удар. Вроде как у тебя такое при встрече с троллем было. Так, по крайней мере, рассказывали.

— Да. Я помню, — покивал я. Надеюсь, они и правда так думают, не хотелось бы покидать страну.

— Тебе дали третье место за оригинальность.

— Чудно.

Вот как — то так все. Ребята посидели со мной еще немного, а потом ушли. Пришел наш директор, поздравил меня, выдал корзинку с фруктами, которую я с улыбкой принял, потом проверил и, когда директор ушел, передал голему, чтобы спрятал, а потом уничтожил. Может там ничего и нет, но я параноик и предпочту перебдеть. Даже если там не яд или какое — то коварное зелье, то может быть что — то на подобии того настоя на первом курсе, убившее Волди. Оно мне надо?

Так. Мои спонтанные действия приняли за магический выброс. Такое с магами в экстренных ситуациях бывает, так что все нормально. Магию крови вроде не заметили. Когда директор осмотрел моего голема, он похвалил меня за труд. Не знаю, что он подумал, но раз так, то продолжу работу.

Сангвиний принес мне воды. Хороший помощник. Ни за что его не брошу, потому что он хороший.

Мадам Помфри оставила меня отдыхать еще пару дней. Нужно было вылечить руки, а так же восстановиться. С руками все в порядке, но шрамы останутся.

От этого мира я получаю только шрамы. Язык, теперь руки. Чую, скоро на мне места живого не останется, и буду ходить как Грюм. Но эти шрамы на руках все же история. Моя история. Моего выживания. Это все останется со мной навсегда, как напоминание, что ради выживания можно терпеть боль.

После моего выступления народ опять резко сменил отношение ко мне. Но у меня были списки тех, кто злословил и оскорблял меня, так что рожи всех подлиз быстро скисли, когда я его прочел. Будут знать, как предавать меня. Память у меня великолепная.

Отметили мою победу и начали думать над вторым испытанием. Ну, как думать. Думали другие, а я только делаю вид. Сам я все уже проверил и запомнил. Взял яйцо с собой в ванну, там и услышал. Красиво поют. Все как в каноне. Значит, мне нужно добыть себе жабросли. Я их купил перед приездом в Хогвартс, так, на всякий случай. И держу их при себе, чтобы не подменили. А то вдруг добавят какой гадости.

Недавно профессор МакГонагалл рассказала нам про бал. Нет, она просто рассказала, описала и сделала объявления. Учиться танцевать все будут сами как хотят, учителя слишком заняты, чтобы этим еще заниматься. Но я одно запомнил. Мне она про то, что я на балу быть обязан, ничего не говорила. А раз не сказано, значит, ответственность на мне. Я друзьям сразу сказал, что не пойду. Во — первых, я танцую все еще плохо, а во — вторых, я не люблю тусовки. Еще с прошлой жизни не любил массовые скопления людей, громкую музыку и танцы. Бесят.

Я один раз был в клубе. Провел там минут двадцать. Потом ушел. Голова гудела от музыки и криков толпы. Самым интересным в клубе было любоваться двумя целующимися лесбиянками. (прим. реальный случай из жизни). Ну, еще и в очереди стоять было весело. Пока стояли, познакомились, а как вошли, все разбежались и забыли меня. Ну и пофиг, я там постоял, погулял, встретил знакомую, спрятался, потому что она меня бесит, и ушел домой. Ну и пофиг.

Я немного волновался о желании Дафны. Она так ничего и не попросила. Я думал, она попросит пригласить ее на бал, но та видно надеялась, что я сам это сделаю, потому желание придерживает. А я ведь обещал, не клялся, конечно, но все равно нужно держать свое слово, в разумных пределах. Хотя, может она ждет совершеннолетия, чтобы заставить меня сделать ей предложение. Это тогда опаснее, зато логично со стороны Слизерина. Хех.

Время шло, подготовка шла и учеба шла. Я все же не забывал готовиться к испытанию. Пусть второе не такое сложное, но все же стоит поработать. Поскольку говорить под водой невозможно, нужно улучшить владение невербальными заклинаниями, и, главное, полезными под водой. Пришлось раскрыть то, что я узнал разгадку, и мы приступили к поиску полезных заклинаний. Вроде как сказали, по правилам учителя помогать мне не могут, а вот про учеников никто ничего не говорил.

Недавно получил письма: поздравительное от Сириуса и матерное от Доры. Когда ей сказали по ошибке, что меня съел дракон, то та чуть в обморок не упала. Шутника потом она проучила, так что тот теперь не только ее имя произносить боится, но и подходить близко страшится. Меня она тоже обругала за то, что расслабился, и обещала на каникулы приехать и устроить мне курс молодого бойца. Еще хорошо и в то же время плохо, что срок домашнего ареста у Сириуса продлят на месяц. Плохо, что ему лечиться надо, а хорошо, что на каникулы меня не увидит. Я старался изменить внешность, но это плохо давалось, волосы чего — то не росли. Странно как — то.

Шли дни, и приближалось время разговора.

И вот, в снежный зимний день, после очередной битвы на выживание в снегу, где вновь прибывшего к нам Персика закопали в снегу, как и Крама. Тот просто случайно попал под лавину. Его вроде откопали, но болгарин вроде не обиделся и даже присоединился к остальной вакханалии войны. Кто его закопал в снегу во второй раз, не понятно, но у Гермионы был необычно довольный вид. Интересно, он ее уже пригласил? Просто после костюма кошки, на Герми стали чаще поглядывать парни, а уж когда узнали о бале, то желающих пригласить ее, думаю, прибавилось. Остальные Чемпионы тоже вроде как не сидели на месте. Флер заигрывала с парнями, а уж с ее чарами это проще простого. Я их на себе испытал, мощная штука, чуть не пригласил ее, но смог кастануть на себя Немоту. После этого оглушил девушку. И пригрозил кое — куда сообщить о нападении вейлы, если она продолжит играться. А в Старушке Англии к нелюдям очень нехорошее отношение. Девушка испугалась, не стала конфликтовать. Чем был занят Седрик, я не знаю, он обычно окружен толпой Барсуков, жалко, что не настоящих барсуков, а представителей факультета. А то представить этого Гомо — вампира в окружении представителей куньих. Вот уж хордовые собрались. Да, смешно, что все люди в этом мире на актеров не похожи, кроме Седрика. Ужас. Я когда его в первый раз увидел, подумал, что в Сумерки угодил. Посоветовал ему не влюбляться в девушек с каменным лицом.

Но, так или иначе, время шло. Выгул в Хогсмид. Там мне уже не было интересно гулять, но альтернативы не было. Мы присели в пабе и страдали фигней.

Тут я подскочил и убежал, сославшись на срочные дела.

Ускользнул от всех, накрылся мантией, еще раз спрятался, и портал активировался.

Я оказался в богато украшенном мрачном кабинете. За большим дубовым столом с золотыми украшениями перед стеной, увешанной оружием, сидел старый гоблин.

— С прибытием, мистер Поттер, — сухо сказал гоблин. Он внимание на меня не обращал и спокойно начал говорить. — По договору с банком вы выдали нам интересные данные, запросив за них только правду. Перед тем как я отвечу вам, я хотел бы знать причину этого.

— Правда, порой, ценнее злата. Она может не принести богатств, но дать выжить, — спокойно ответил я.

— Ответ удовлетворил мое любопытство, — кивнул гоблин. Имени он своего не назвал, но, думаю, этот кабинет не его. Он неестественно тут смотрится. Немного напряжен. Вероятно, он шишка важная, но кабинет явно выбран из соображений безопасности, а не удобства. — По нашим данным Лорд Салазар Демоникус Слизерин был Основателем Хогвартса, учителем самого Мерлина и являлся самым сильным магом мира. Таким, что смог стать Старшим.

— Кто такие Старшие?

— Маг отличается от магла тем, что способен воспроизводить и использовать магию, энергию самого начала жизни. Физически маг сильнее магла, и различия характеризуются количеством магии. Маг, превысивший предел человеческих возможностей, человеком уже не является, а переходит на более высокую ступень. Но истинным Старшим становятся при естественной силе, развитых каналах и огромной мощи. Тем самым становясь бессмертными. Когда — то многие пытались достичь этой ступени искусственными способами, но получали в конце только проклятия, становясь нелюдями или полузверьми, как еще называют Терийцами.

— Ясно, извините, что прервал.

— Ответ на это вопрос входит в договор, мистер Поттер, — ответил гоблин и продолжил. — Мы смогли выяснить, что Лорд Слизерин действительно не имел детей и родственников. Но по причине коррупции и предательства нашего соклановца лучший ученик Салазара Евар Олур Гонт был назначен Наследником Слизерина по духу. Но с годами точный документ был уничтожен, и Гонтов начали считать кровными родственниками. Для подкрепления своих слов у них был Медальон Основателя, который мог носить только он, а так же владением парселтангом. Но змеиный язык — умение не редкое в мире. Долгие годы эти проходимцы тратили деньги из личного сейфа Лорда Змей, проиграли его замок и продали все книги и коллекции артефактов Основателя. Все это потеряно навсегда. Лорд Томас Гонт двадцать лет назад сумел вернуть замок Слизерина и часть денег в сейф, но это даже процента потерянного не покроет, а содержимое сейфа было конфисковано Министерством и Орденом Феникса.

— Ясно, — задумался я. Тут есть над чем серьезно подумать. Главнее, что раз Томми не Наследник и вообще левый чувак, то Василиск не обязан слушаться только его. Значит и я смогу его подчинить. Хотя это может быть опасно, и явно, что все не так просто, но сам шанс у меня есть. Если смогу, то у меня будет способ уничтожать крестражи. Медальон и Диадема у меня есть, так что как смогу убрать крестраж из себя, уничтожу и их. Сейчас это делать опасно. Если Волди узнает про их уничтожение, то может перепрятать остальные. Опасно. С Васей тоже может не получиться договориться, значит уничтожить. Потому что если Волди призовет его к себе на помощь, у всех будут большие проблемы. — Благодарю, что ответили на мои вопросы, — я поднялся.

— Были рады выполнить свою часть договора.

— Что вы будете делать с этой информацией?

— Пока мы скроем ее. Сейчас нет смысла все это объявлять. К тому же, это может навредить репутации Банка, но Гонтам теперь путь к нам заказан.

— А как на счет тех, кто служит им? Клейменных Темной Меткой.

— Слуги Тома Реддла — Гонта, так же известного как Лорд Волан — де — Морт, будут обслуживаться. Мы не можем закрыть доступ к сейфам.

— Тогда у меня нет вопросов. Благодарю вас.

— Удачи. Портал сработает через несколько секунд.

Я поклонился гоблину и исчез из банка, вернувшись в Хогсмид. Жалко в самой Школе нельзя перемещаться так, а то специально бы остался, а вот деревня не окружена Анти — аппарационным барьером.

Вернулся к друзьям, отмахнулся от вопросов, на счет моих дел, и мы продолжили отдыхать.

Прошли дни с той беседы, а я все думал, как быть. Встречаться с тем, с кем я отдалил встречу, мне не хотелось. Но где еще найти яд василиска, да и в таких количествах. Он безумно дорогой. Так что нужно подготовиться к встрече со змеей.

Это дело не быстрое. Нужно вооружиться, стать сильнее и дождаться времени, когда слежка за мной будет самой низкой. Боюсь, в этом году я ничего не смогу сделать. Да, опасно дожидаться возрождения Волди, но выхода нет.

Я думал над тем, что мне делать на кладбище. Думаю, пронести мои бомбы я смогу. Но как там? Смогу ли я справиться с болью в шраме и победить Петигрю? Тот, пусть, и трус, но взрослый маг, достаточно сильный для анимагии. Да и там может появиться Крауч. Это было бы логичным. Тот уже увидел, что я сильнее, чем кажусь, и точно подготовится. Так что План-Б всегда должен быть. Жалко голема пронести не смогу, там уже времени не будет.

Сейчас же я готовил своего нового голема. Третью версию. Ошибки прошлых работ учтены, но вот говорить они пока не могут.

Неделя работы, все я делал не спеша и основательно, чуть ли не в ручную вырезал статую, каждую руну резал с особой любовью и старанием, да и крови не жалел.

И вот через неделю передо мной расхаживал лис. Он был крупнее тех, что я использовал на испытании. Может, даже увеличу его до ездового животного. Большой, мощный и красивый. Я применил к нему чары иллюзий, и лис казался живым. Пусть пока только казался, но все равно. Большой, золотистый, с черными лапами и золотыми глазами. Красавец. Я назвал его Рейнейкер.

Вот этот малыш матрицу принял полностью. Адаптироваться он будет долго, но примет всю память и знания того лисенка. Матрица столь хорошая, что она сама подправляет структуру голема, делая его лучше, подстраивая его под нужные параметры. Моя лучшая работа.

Рейнейкер GH‑03F-M

Хорошо. Этого было не стыдно показать другим. Поскольку о големах и так все знают, спасибо Сангвинию, то скрывать смысла нет. МакГонагалл поставила мне отлично за полугодие, только увидев его. Однако поинтересовалась, как я создал его. Я ответил, что изучал големов Основателя и смог собрать все нужные руны. Вроде поверила, но докапываться не стала.

А поскольку я знаю о ее чувстве вины за второй курс, я попросил ее помочь мне с теми чарами анимации, которые были на Мини — Хвостороге. Она выглядела как живая и была будто настоящей. Делать за меня никто не стал, потому что посторонний человек может все испортить. Она загрузила меня литературой по данному вопросу. Профессор Флитвик тоже подсказал, что почитать для этого нужно.

Короче на Рождество у меня было чем заняться.

Приближение бала свело Школу с ума. Все старались найти себе пару. Меня уже все достали своими тупыми намеками, чтобы я их пригласил. Но я уже решил, что не пойду.

А вот остальные пойдут. Гермиона нагнала туману, не раскрыв нам имя пригласившего ее. Рон с трудом решился пригласить ее. Судя по тупому выражению радости на лице, она согласилась. Я же глазки Патил игнорировал. Джинни идет с Невиллом. Луну тоже кто — то пригласил, но судя по личику, она пошла бы на бал со мной. Я может тоже бы пошел, но не хочу. А Дафна пошла с Блейзом. Ну, вот и хорошо.

Когда начался бал, я скрылся от всех, чтобы точно не заставили пойти. Единственным безопасным местом стала Астрономическая башня. Тут так холодно, что приходить сюда никто не станет.

Так что весь день я занимался утеплением этого места. Нашел старые руны, которые раньше отвечали за обогрев, и постарался их починить. Но не вышло, потому я нанес новые руны тепла. Много вырезал. Но уже к моменту захода солнца тут было тепло. Использовал заклинание, которое у меня отлично получается без слов или палочки, а именно создание подушек. Много подушек сделал.

Затем мои запасы из печенья, пирожных и двух термосов. Один с горячим шоколадом, а второй с зеленым чаем. Чай мне тетя прислала. Зеленый жасминовый чай. О как он хорош! Такой я только один раз в суши — баре пробовал, но зеленый чай полюбил. Местный черный крепкий чай меня не устраивал. Я крепкие чаи не люблю, а в Англии их наоборот очень ценят, потому чая я пил мало. Но вот у меня есть хороший зеленый чай.

Вот сижу на подушках, укутался в плед, пью чай и смотрю на звезды. Красота. Мое лучшее рождество. Так тихо и приятно. Големы были немного холодными, потому я вырезал и на них руны тепла. Увы, я пока не смог решить проблемы с источником сил. Вне Хогвартса они функционировать не смогут. А альтернативного источника энергии у меня нет. Можно попробовать солнечные батареи приделать. Но это тупо, проще привязать кучу кроликов энерджайзеров.

Ну и ладно. Они теперь теплые.

Рейнейкер положил голову мне на колени. Он немного облегчен, потому веса в нем меньше. Глажу его по голове и любуюсь видами.

Хорошо. Я взмахнул палочкой, и тот магический проигрыватель заиграл.

Мызыка полилась из него, а я начал петь.

All around me are familiar faces

Worn out places, worn out faces

Bright and early for the daily races

Going no where, going no where

Their tears are filling up their glasses

No expression, no expression

Hide my head I wanna drown my sorrow

No tomorrow, no tomorrow

And I find it kind of funny

I find it kind of sad

The dreams in which I’m dying

Are the best I’ve ever had

I find it hard to tell you

I find it hard to take

When people run in circles it’s a very — very

Mad world, mad world

«Gary Jules — Mad World»

Я смотрю в пустоту. Смотрю в никуда. Опять то чувство. То единство, то приятное ощущение тепла. Как тогда на озере. Это он? Тот, кого я видел в зеркале? Или она? Не знаю. Она рядом. Я чувствую это. Может сейчас она тоже сейчас сидит тут и смотрит на звезды, как я. Со мной только мои големы, но мне нравится быть сейчас тут.

— Я знаю… что ты есть… — прошептал я.

— Кто? — услышал я голос позади себя. Чувство единения пропало. Блин. Обернулся. За мной стояла Дора. Розововолосая девушка в теплой куртке и крутом прикиде стояла за мной и улыбалась. — Я все же смогла явиться.

— Ты опоздала, я на бал не пошел, — улыбнулся я. Ее я был чертовски рад видеть, так что не смог сдержать улыбку.

— Ты хорошо поешь, — рассмеялась она и присела рядом. Увидела големов. — Так вот они какие.

— Ага. Рейнейкер и Сангвиний.

— Здорово. Кстати, а как твои успехи в танцах?

— Я забросил их.

— Так давай продолжим. Эта штука может дать еще музыки?

— Да.

Я встал и взял ее за руку. Мы стали в центре кабинета. Поклонились друг другу и сблизились. Я соврал. Я тренировался в танцах. И рад, что у нас есть шанс потанцевать.

Заиграла музыка, но пел не я, а уже встроенный голос. Красиво.

Hiraita bakari no hana ga chiru no o

Kotoshi mo hayai ne to zannen sou ni

Miteita anata wa totemo kirei datta

Moshi ima no watashi wo

Mireta nаra dou omou deshou

Anata nashi de ikiteru watashi o

Everybody finds love in the end

Anata ga mamotta machi no dokoka de

Kyou mo hibiku sukoyaka na ubugoe o

Kiketa nara kitto yorokobu deshou

Watashitachi no tsudzuki no ashioto

Everybody finds love in the end

Mou nido to aenai

Nante shinjirarenai

Mada nanimo tsutaetenai

Mada nanimo tsutaetenai

Hiraita bakari no hana ga chiru no o

Miteita kodachi no yarusenaki kana

Donna ni kowaku tatte me o sorasenai yo

Subete no owari ni ai ga aru nara

«Utada Hikaru — Sakura Nagashi»

Мы прошли круг и просто улыбались друг другу. Просто танец, который ничего не значит. Может, это просто глупость, но мне показалось, что она все же во мне что — то заметила. Я держал ее талию, а она прижималась ко мне. Ее дыхание было теплым или скорее горячим. От нее веяло теплом. За те четыре месяца, что мы не виделись, я, кажется, стал немного выше нее. Если раньше мы были одного роста, то теперь я смотрел на нее немного сверху.

Мы не сводили взгляда с глаз партнера и не могли сдержать улыбок. Мы просто танцевали, не переходя границы, но чувствовали, как те сами сдвинулись и стали более призрачными. Мы приблизились и легонько коснулись губами. Вкус ее губ был сладок и дурманил разум. Все стало будто как в тумане. А вскоре мы просто забыли об этом, продолжая медленно танцевать в объятьях друг друга.

Пусть все может исчезнуть и пропасть.

Пусть я погибну в конце этой истории.

Пусть враги вернуться.

Но не сегодня. В этот миг я счастлив. Пожалуй, впервые за все годы, что я в этом мире. Да и за все мои жизни.

Я счастлив…

Этот миг может быть моим самым сильным воспоминанием…

Которое, может, спасет мне жизнь….

Комментарий к части

Пока есть время и вдохновение пишу, потому что в будни времени нет.)

Глава 26. Обещанный долг

Дора сдержала свое слово и устроила мне тренировки. Моя ленивая лисья натура была жестоко замучена этой женщиной. Кто же так с людьми то обращается? Кошмар.

Всю неделю она истязала меня. А стоило только вспомнить о том поцелуе и танце, как она удваивала тренировки, краснея как помидорка. Хе — хе! Мило — то как! Однако меня это не спасало, а наоборот усложняло жизнь. Кошмар, короче. К концу каникул я взвыл и мечтал о начале учебы, втором испытании и встрече с драконом. Загоняла она меня страшно.

— Ты будешь молчать, мелкий! — пригрозила мне тогда Дора, когда мы проснулись. А проснулись мы в обнимку в кровати. Только наличие одежды показывало, что все в порядке.

— Ты обесчестила меня и теперь обязана стать моей женой! — возразил я в шутку.

Зря я это сказал, потому что мне пришлось очень быстро бежать. Очень быстро. А эти два голема, которые по вписанной программе должны меня защищать, только сидели и смотрели на то, как меня пытают. А Дора неплохо знает дзюдо, по крайней мере, техники удушения она проводила мастерски.

— Что ты делае — е–е-е? — прохрипел я, когда она меня душила.

— Стираю тебе память… А учитывая твои успехи в окклюменции, обычными методами не получится. Но не волнуйся, я профессионал. ВСЕ ЗАБУДЕШЬ!!! — с жутковатой улыбкой сказала она.

Что там дальше случилось, я слабо помню. Все же она умеет стирать память. Хотя, может это синяк у меня на шее, а может кто — то оставил засос. Надеюсь, она там со мной ничего такого не делала.

Но если не считать этого момента, все было относительно спокойно. МакГонагалл хотела отругать меня за то, что не пришел, но я честно сказал, что мне ничего не докладывали. Придраться было не к чему, так что она была вынуждена от меня отстать.

Дора провела со мной все каникулы, и все время отдыхать мне не давала, устраивая тренировки. Но если бы только это.

Последние дни Дафна и Луна как — то странно молчаливы и дружны. Ходят вместе, на меня смотрят волком, и аура у них какая — то холодная. На Дору смотрят с вымученными улыбками и стараются как можно меньше находиться рядом. И если от Дафны такое поведение вполне обычно, то столь хмурую Луну я вижу в первый раз. Они что, ревнуют? Судя по лицам, они что — то знают.

— Нас застукали, — шепнул я Доре, когда та разбиралась в кубике — рубике. Мы сидели в Выручай — комнате всей нашей компании. Я отдыхал после очередной тренировки, а остальные смотрели на меня и нагло комментировали мои пытки.

Дора выронила кубик и покраснела. Медленно повернулась и посмотрела на двух молчаливых девиц в стороне от остальных. Те смерили ее холодным взглядом.

А затем эта наглая сестрица усмехнулась и широко улыбнулась девушкам, тут же подсела ко мне ближе. Я же после тренировки даже пошевелиться не мог, куда уже как реагировать. Реакция от девушек прошла моментально. Столько ненависти в глазах Луны я никогда не видел. Кто же знал, что эта чудаковатая и улыбчивая девочка — одуванчик может так смотреть. Даже Дафна чуть отодвинулась от Лавгуд, ощущая зловещую ауру.

А потом началась какая — то война. Две девушки явно невзлюбили Дору и постоянно пытались ее проклясть. Благо, пусть неопытный, но аврор, неплохо справлялась со всем этим.

Я же на их сражения внимание не обращал. У меня были и свои проблемы, которые я решал. Занимался с големами, готовился к испытанию и слушал музыку. Darren Korb, ты охренителен, музыка у него классная. Только под его музыку удается отрешиться от мира и отдохнуть. Сейчас прослушиваю Water Wall, а затем пошла Sandbox. Как же круто.

Под потолком летают мои стальные шарики и закручиваются в сложные звездные системы. Теперь я мало трачу сил на контроль и силу телекинеза. Сам не знаю почему, но я становлюсь сильнее. Нет, не МС, до этого мне еще пилить как до луны.

Показывал нам недавно Лже — Грюм как сражаются профессионалы. Пусть этот облик не естественен для него, но махался он со Снейпом долго и знатно. Я даже и не знал, что такой калека может так двигаться, а ведь тут нужен опыт, чтобы так легко сражаться в чужом облике при чужом теле и травмах. Страшно представить, как он хорош в своем обличии. У меня шансов одолеть даже такого нет. Если буду пользоваться телекинезом вместе с големами, то может и смогу удивить, но вряд ли у меня на кладбище будет поддержка.

Я вообще давать Волди воскреснуть не хочу. Лучше бы ему там сдохнуть вместе с Петтигрю. Однако все может случиться не так, как я предполагаю. Боль в шраме может оказаться сильнее, чем я рассчитываю, что серьезно ослабит меня, да и Петтигрю не такой слабак, как кажется.

Надеемся на лучшее и готовимся к худшему.

Ну да ладно. По карте Дафна движется сюда, потому убираю все шарики и расслабляюсь.

Вот лежу и наслаждаюсь. Дора после сорока побед над девчонками уехала, оставив тех самостоятельно развиваться в плане проклятий. Да уж. Жестоко она. Но теперь мне страшно оставаться с ними наедине. Вот сейчас пусть и лежу, но в любой момент готов убежать.

Дверь открылась, в комнату вошла Дафна. Вздернула носик и отошла в сторону, легла на диван и уткнулась в книгу. Я же только улыбнулся и продолжил наслаждаться. Музыка ей читать не мешала. Вообще меня редко кто прерывает, когда я релаксирую. Музыка у меня хорошая, душевная, так что все это никому не мешает.

Но Дафна начала раздражаться, что я игнорирую ее, когда она игнорирует меня. Да, это запрещено, но впервые за эти две недели я мог бездельничать и не выживать.

— И почему ты молчишь? — хмуро спросила Дафна.

— Жду, когда ты первая заговоришь, — ответил я, не открывая глаз. Музыка стала тише, чтобы не мешать разговору.

— С чего это мне говорить? — фыркнула она.

— С того, что ты обиделась на меня, не сказав мне причину, — усмехнулся я. Та явно надулась. — Или просто кое — кто любит подглядывать, — открыл глаза и посмотрел на девушку. Та закрылась книгой, но красные уши были видны. Как мило. — Все рассмотрела?

— Ничего подобного, — она отвернулась.

Хехе. Цундере какая — то. Мило.

— И вообще, — начала она, немного успокоившись. — Ты поэтому не пошел на бал, чтобы покувыркаться с ней?

— Что? — удивился я. — Мы максимум целовались, не стоит так драматизировать, — махнул я рукой. Ну и слухи тут ходят. — Нет, я не ждал, что она придет.

— Так почему же? — спросила Дафна. — Я ждала… — она опустила голову и скрыла лицо волосами.

— Эх, — вздохнул я.

— Говори, — сказала Дафна. — Ты мне должен. Прошу правды!

— Ох, — еще один тяжелый вздох. — Раз должен, так и отвечу, — я закрыл глаза и откинулся в кресле. Собрался с мыслями. — Скажи, Дафна, только честно. На чьей стороне были твои родители во время войны?

Она замялась и отвела взгляд.

— Нейтральной.

— Нейтральной, но молча поддерживали Пожирателей? — уточнил я. Та кивнула.

— Это было тогда, — попыталась она оправдаться.

— Я ни в чем тебя не виню, — успокоил я девушку. — А когда Он вернется, на чьей стороне будет твоя семья снова?

— О чем ты? Он погиб, он не может вернуться, — она вымучено улыбнулась.

— На первом курсе Он вселился в Квиррелла, — ответил я. Девушка вздрогнула. — Да, он живой. Отчасти. И ищет способ вернуться. Мое участие в Турнире явно подстроил он. А значит, в конце этого учебного года он скорее — всего вернется. А мне очень повезет, если выживу.

Девушка побледнела и едва заметно задрожала. Она никогда не встречала Волди, но от родителей наверняка наслушалась о нем, а тут прямой свидетель того, что он еще тут. Кошмар из детских сказок может стать реальностью. Это страшно.

— Ты нравишься мне, — улыбнулся я. — Вы обе. Ты и Луна, — она посмотрела на меня хлопая глазами. — Я, честно говоря, не могу выбрать одну из вас, потому и не решился приглашать. — слегка смутился я. — Но еще я боюсь, что вы станете целью для Него. Твои родители, Дафна, не смогут остаться нейтральными. Сейчас они не против нашей дружбы, но потом будут просить держаться подальше, — девушка погрустнела. — Никто не хочет воевать, но если ты будешь со мной, то им придется выбирать сторону. Я знаю каково это, лишиться семьи. — я посмотрел на свои руки. — Это так холодно… и… пусто… Не хочу, чтобы кто — то еще пережил это… особенно из — за меня… — Дафна была готова расплакаться. Она с трудом сдерживала слезы и спрятала глаза волосами. — Луна милая. Но в отличие от тебя, Дафна, ее отец не сможет обеспечить ее защиту. Мои родители были хорошо защищены, но это нас не спасло. Она мне нравится. Мне нравится петь и наряжаться в костюмы… — тяжелый вздох. — Прости меня. Можешь ненавидеть меня за то, что я заставляю тебя плакать, можешь замучать. Но я ничего не могу с этим поделать…

Наступила горькая тишина. Мне она не нравилась. Ей, думаю, тоже.

Дафна успокоилась и откинулась на диване.

— Хех, — усмехнулась она. — Никогда не думала, что в мире все так серьезно, — вздохнула она. — Всегда думала, что мир проще, а тут такое… — она сделала паузу. — Значит, скоро тут много чего начнется…

— Да…

— Уже записал себя в смертники?

— Шансов маловато. Не хочу тянуть других за собой в пропасть.

— Ну, тогда, — она встала. — Когда все это закончится, будешь мне должен, — заявила она. Я удивленно посмотрел на нее. — Ты заставляешь нас мучиться, потому будешь должен искупить свою вину.

— Хех. Своего шанса не упустишь, — вздохнул я. — Согласен.

— Пригласишь меня на свидание. Ясно?! — она грозно прищурилась.

— Согласен, — почесал я затылок.

Девушка слегка приободрилась и улыбнулась.

— Я, пожалуй, пройдусь, — сказал я.

Встаю и выхожу из комнаты. Лучше мне там не задерживаться. Ей явно нужно побыть одной, да и мне тоже. Лучше мне быть немного в стороне от всех. Не хочу попадать в ту же ловушку, что и другие попаданцы. Да, мне нравятся и Луна и Дафна. Они милые, красивые, и мне хорошо с ними, потому если с ними что — то случится, мне будет слишком тяжело. Может это глупо звучит, но я как человек без семьи и дорогих людей, как тот, кто старается не привязываться к другим, все же привязался к ним.

— Дурак я, дурак, — растрепал свои волосы. Тут моей руки коснулся мой голем, Рейнейкер. Лис подставил голову под ладонь. Пусть и казался живым, но гладкий камень все еще ощущался. Он пришел поддержать меня? Странно. Я не помню, чтобы прописывал ему такое. Может это то, что пришло с матрицей того лисенка? Возможно.

Конечно, еще остается Дора. Но как не крути, я не думаю, что даже после танцев и поцелуев у нас что — то будет. Не то чтобы мы друг другу не нравимся, просто мы слишком разные и вряд ли уживемся как пара. А как такие себе странные родственники, вполне. Она и сама это прекрасно понимает.

Эх. Что — то меня понесло. Все хватит! О романтике нет времени думать, у меня главное — выживание.

Все!

— Здравствуй, Гарри, — услышал я рядом с собой. Обернулся, а там стоит Дамблдор. Вот только его тут не хватало. — Пройдем в мой кабинет.

— Хорошо, директор, — кивнул я и пошел за стариком. Внешне я не подавал виду, но внутри все бурлило. Строить догадки о том, что от меня понадобилось старику, я не мог. Тут все что угодно может быть. Быстро возвожу Щиты, надеваю Маску и даю команду Рею быть готовым к битве. На всякий случай.

Мы пришли в его кабинет. Там, как всегда, было светло и красиво, очень интересно и занимательно. Тут хотелось побыть подольше и все осмотреть. Эх.

Старик сел за свой стол и погладил рядом сидящего Фоукса. Тот довольно замурлыкал, а потом обратил внимание на лису. Его явно удивил голем. Хотя учитывая, что на самого Фоукса Рей смотрел с неким аппетитом, можно понять, почему птичка нервничает. Хотя големы не едят, но это видно инстинкт, вписанный в матрицу.

— Гарри, — начал директор. — Я случайно проходил мимо… — он прервался, увидев тонну скепсиса на моем лице. — Ладно, я специально шел к тебе, чтобы поговорить. Но твои подруги зашли раньше, и я услышал ваш разговор.

— И?

— С чего ты решил, что Темный Лорд вернется? — прямо спросил он.

— Болит, — ответил я. — Шрам болит все чаще и сильнее, — он слегка прищурился. — Этот Турнир, и все прочее… Это явно связано и ведет меня куда — то… Ему нужен я…

— Да, — задумался старик.

— Вы ведь знаете, что с профессором Грюмом что — то не то, — решил я играть немного более открыто. Я и так показал себя достаточно сообразительным и догадливым, потому не догадаться так долго было бы странно.

— Да, — не стал он отрицать очевидного.

— Почему не раскроете его?

— Это слишком опасно, — он устало откинулся в кресле. — Дети могут пострадать, как и настоящий Аластор. Он что — то сделал в Школе. Вроде ловушки оставил, на случай своего разоблачения. Мы уже нашли все точки и можем в любой момент устранить, но риск остается. Если бы не бал, то могли бы схватить его, но детей вокруг слишком много.

— Понимаю, — согласился я. Хоть ясно, что Дамби не собирается жертвовать окружающими или нашел отличную отмазку. — Это он подкинул мое имя.

— Он.

— На последнем испытании меня будет ждать ловушка, — сказал я самое очевидное. — Он пытался дать мне подсказки перед битвой с драконом. Ему нужно, чтобы я выиграл, а там…

— Я не могу помочь тебе, Гарри, — вздохнул он. — Контракт запрещает вмешательство учителей. А если учесть, что этот самозванец не учитель, то на него не распространяется влияние контракта.

— А можно мне взглянуть на контракт?

— Увы. Он в Министерстве, — ответил старик. Ну, кто бы сомневался. Вероятно, ему выгодно, чтобы Волди воскрес. Может так он будет менее сильным или что — то еще.

— А могу я попросить вас, директор?

— Если это в моих силах.

— Перед третьим испытанием нас будут проверять на наличие посторонних вещей?

— Да.

— Можете сделать так, чтобы меня не проверяли или не выдали, что я имею что — то?

— Что ты хочешь предпринять? — заинтересовался он.

— Я понимаю, что мне не отвертеться, — тяжелый вздох. — Даже если я не попаду в ловушку, то у них точно будет запасной план. Мне придется пойти туда, — вновь вздох. — Так пусть же я пойду не безоружным.

— Хорошо. Что ты хочешь взять?

— Вторую палочку, создам шаблон для голема и уменьшу его, чтобы там использовать. Хоть отвлечь от себя смогу. Убегу, если получится.

— Ты явно не стремишься сражаться?

— Я реалист. Прекрасно понимаю, что даже Петтигрю может меня одолеть, а что уже говорить о самозванце. Кстати, на Карте Мародеров он обозначен как Барти Крауч, причем второй, потому что первого в тот день видел тут. Вряд ли он может быть в двух местах одновременно.

— Хорошо. Я сделаю так, что тебя будет проверять мой человек.

— Благодарю.

— Ты уже готов ко второму испытанию?

— Да. Я знаю, что мне делать.

— Тогда удачи, мальчик мой.

На этом наш разговор окончился. Я ушел, оставив его думать. Думаю, ему теперь есть о чем задуматься. А я получил возможность пронести с собой бомбы. Отлично.

Оставшееся время до начала второго испытания прошли быстро. Я тренировался по программе оставленной мне Дорой, болтал с друзьями и готовился. Луна и Дафна вроде успокоились и делали вид, будто ничего и не было. Хотя теперь мы старались быть немного подальше друг от друга. Это было неприятно, но что тут поделаешь.

Интересно, а кого мне придется спасать? Вряд ли Дору отпустят поплавать, Сириуса точно не дадут. Вероятно кого — то из моих друзей. Рона или Невилла. Вряд ли Джинни. И точно не Панси. Могут Луну или Дафну, но не уверен. Будем надеяться, что все обойдется.

Наступил день испытания. Я в который раз проверил свои жабросли на наличие добавок, а то паранойя мучает. Все в порядке.

Холодный февральский день. Благо хоть погода не ветреная и метели нет. Зима все же, но все равно холодно. Согревающие чары даже не справляются, а ведь я стою в этом старомодном костюме — серфера. Смотрится неплохо. Только красно — золотой не те цвета, которые мне идут. Но, боюсь, не поймут, если одежда будет зеленой. Блин. Из — за каких — то тупых предрассудков я не могу одеться в приятную мне одежду. Кошмар.

На трибуне я своих друзей не видел. Там народа многовато, а у меня зрение так себе. Ну и ладно.

После речи Бегмена о том, что у нас что — то забрали и нам нужно за час найти это в озере, он объявил очередность пути. Блин. Как же все тупо. Это ведь не имеет значения. Тот, кто раньше пойдет, тот и успеет быстрее, а учитывая, что третье испытание просто поиски кубка, так вообще два смысла не имеют. В Магической Англии в спорте все идиоты. Хотя если бы у них было больше чем один спорт, может хоть что — то бы и умели. Недоумки.

Я стартую третьим, потому присел и ждал, когда мне позволят отправиться. Первым идет Седрик. Вторым — Крам, которого понизили за уничтожение яиц драконов. Судя по виду ему на это плевать. Третьим иду я. А последней Флер, на которую мне было плевать. А так все хорошо.

Ну, вот моя очередь подошла. Проглатываю жабросли и отправляюсь в плавание. Ну и гадость, а если учесть болезненное превращение, так вообще мерзкая штука.

Но все закончилось, и я спокойно плыл вперед. Направление я не знал, да и торопиться смысла не видел. Я все равно в третьем испытании выиграю, если не по времени, так всех участников выбьют. На очки предварительно были наложены чары, чтобы видеть в этой мути. Увы, это все что позволили, а то посчитали бы очки запрещенным артефактом.

Плыву вперед. Водяных вокруг нет. Вообще. Странно.

Вскоре начал что — то слышать. Песни русалок. Но были они какими — то иными. Когда я открыл яйцо под водой, то песня была понятной, а тут что — то необычное и знакомое. Странно, где я раньше это слышал? Не помню.

Подплываю к деревне русалок и офигеваю от увиденного. На дне был огромный пузырь воздуха. Вот такого я не ожидал увидеть.

Проникнуть внутрь оказалось крайне просто, но лучше бы я этого не делал, потому что увиденное чуть не разрушило мне мозг.

На высокой скале восседал… КТУЛХУ!!! А нет, это тот Кальмар Черного Озера.

Вокруг статуи сидели кучи русалок и морен. Они кланялись кальмару, а перед ним лежали пленники, Седрик и Крам. Они все лежали перед кальмаром и были без сознания. Отменил действие жаброслей, а то тут дышать не могу.

Тут меня ударила ментальная волна. Я с трудом удержался на ногах. Сумел поставить ментальный щит. Удержался.

«Ты сильнее…» — услышал я в своей голове. — «Кто ты? Кто ты? Кто ты? Кто ты? Кто ты?»

— Хватит! — рыкнул я. — Я слышу твои ментальные послания!

«Ментальные?» — удивился голос. — «Я не знаю»…

— Ты Ктулху? — спросил я.

— «Кто это?»

— Ну, хозяин вод, — дал я среднее обобщение.

«Тогда да. Я Ктулху!»

— Ктулху Фхтагн! — тут же начали кричать русалки.

Ну и бред. Как они вообще узнали? Хотя да. Этот кальмар псионик, потому он смог вычерпать из моей головы ассоциацию.

— Как ты стал таким? — спросил я.

Он тут же дал мне картинки в мою голову. Зима. Он спит. Тут какая — то энергия идет с поверхности. Потом свет. Страх. Печаль. Дементоры. Свет и лиса. Это был я.

Блин! Та энергия… Не Варп ли часом? Похоже, мои полевые испытания не прошли даром. Блин! Как теперь быть то?

Попробуем договориться.

— Я пришел за друзьями!

— «Ты о них?» — указал он на людей. — «Не отдам! Они мои! Их мысли такие вкусные!»

Отлично. Он больной мозгоед. Это нужно прекращать.

Он, похоже, выкорчевал из моей головы еще одну мысль о Ктулху, потому что в голове начал играть песня.

Прячешь под подушкой мишку

Прочитал свою сберкнижку

Календарь повесил лунный

Ты наверно самый умный.

Эй, чувак, пока не поздно

Поделись кусочком мозга

Он теперь тебе не нужен

Потому что, слушай, слушай!

Ктулху зовет тебя

Ктулху зовет меня

Лишь идиот не поймет,

Что Ктулху зовет!

Это нужно стране

Нужно тебе и мне

Это полный успех:

Ктулху зохаваит всех!

«Медиавирус — Зов Ктулху»

Ну, черт. Он похоже теряет адекватность.

Телекинезом поднимаю мелкие камушки вокруг. Песня продолжалась, а его слуги подпевали. Учитывая, что тут мы в воздушном пузыре, а не в воде, голоса были так — себе.

Песня закончилась, и в голове прозвучал жуткое хихиканье.

— «А ты еще вкуснее!» «СХВАТИТЬ!!!»

— приказал он.

Русалки тут же подскочили и заковыляли ко мне. Но тут же были атакованы камушками, ускоренными телекинезом. Первую волну скосило легко, но их были слишком много.

Телекинезом отолкнул их от себя. С моими силами, увеличенными тем туманом варпа, мощность вышла хорошей. Его оттащило аж в другой конец пузыря.

Испускаю ментальную волну прямо в Ктулху и во всех его слуг. Он пусть и сильный ментал, но защищаться тупо не умеет, его никто не учил. Он упал, корчась от головной боли, как и другие озерные обитатели. Учите окклюменцию, ублюдки!

— Лососни тунца! — кричу я.

Телекинезом тут же перетягиваю людей к себе.

Враги временно нейтрализованы, а ребята вроде целы, но один я вряд ли смогу всех утащить.

Тут в пузыре появляется Флер. Ее глаза расширяются, смотря на все это.

— Помогай! — крикнул ей я. Она тут же подхватывает свою сестру и Гермиону. Я же взял на руки Дафну, подхватил Чжоу и телекинезом потащил парней. Сейчас не время шифроваться. Быть едой для кальмара позор для всех любителей пива.

Проглатываю жабросли, и мы выплываем из пузыря. Со всех сил плывем наверх.

— «МЕСТЬ!!!!» — доносится до меня ментальная атака. Флер выставляет какой — то внешний щит! Он защищает не только ее, но и нас всех.

К нам мчится волна противников. Это не хорошо.

Толкаю пленников девушке, а сам начинаю концентрироваться на криокинезе. Нужно отнять тепло как можно быстрее, я бы даже сказал моментально.

Ментальный удар! Русалки замедляются. Тут же применяю криокинез, и центр строя замерзает, когда как вокруг вода вскипает, ошпаривая русалок.

Плыву наверх. Флер уже почти доплыла до поверхности.

Тут со скоростью пули вылетает щупальце и чудом не протыкает меня, задевая бок. Оно схватило Дафну и быстро тянет на дно.

Хватаю конечность и тут же замораживаю. Она отваливается и отпускает Дафну.

Его ментальная атака, но я успеваю закрыться.

Поворачиваю голову, и с ужасом смотрю как из носа и ушей Дафны идет кровь.

Рванул к ней, даже не понял, как быстро двигался. Беру и мчусь на поверхность.

Выплыл и со всей силы спешу к берегу. СКОРЕЕ!

Сам не понял, как быстро оказался на суше. Наверное, меня вытащили организаторы. Подходит Бегмен и поднимает мне руку, говорит про второе место. Отдергиваю руку, пытаюсь найти мадам Помфри. Он пытается меня остановить, но я ударом кулака отправляю его в воду и несу девушку врачу.

Народ, наконец, понял, что именно происходит, и музыка стихла.

Я падаю на землю. Тяжело. Голова болит, и все плывет.

— Гарри!!! — слышу крик, но тело уже не слушается…

Очнулся и резко подскакиваю! Но тут же падаю с болью в голове. Ничего не видно.

Рукой нащупал очки. О! Я в Больничном крыле. Тут темно, сейчас ночь. Что — то мне думать сложно. Помотал головой, отгоняя сонливость.

Так что случилось? Было испытание. Я отправился в пузырь, где обитал Ктулху. Потом мы бежали и тянули пойманных.

— Дафна! — вспомнил я. Начинаю искать ее. Вон вижу, на кушетках лежат Седрик, Крам, Гермиона и сестра Флер.

Облегченно выдыхаю. Дафна лежит рядом. На соседней койке.

Зажег лампу рядом.

Встаю и подхожу к ней. К счастью, на мне в этот раз пижама. Только вот обуви нет. Холодно тут.

Осматриваю ее. Девушка ровно дышит. Повреждений не видно. Хорошо.

Тут Дафна начала приходить в себя. Открыла глаза, сонливо хлопает ресничками и щурится. Волосы торчат в разные стороны. Трет глазки кулаком, чихает. А она милая, когда просыпается.

— Где я? — спросила она.

— В Больничном крыле, — ответил я.

— Мадам Помфри нет?

— Думаю, она спит.

— А… — она посмотрела на меня. — Кто ты?

— А? Э… — впал я в ступор. — Я Гарри.

— Какой Гарри? — не поняла она.

— Гарри Поттер.

— Не знаю такого, — она прищурилась. — Попрошу отойти от меня, мистер. Я не доверяю незнакомцам.

Она наставила на меня палочку.

Я просто не знал, что сказать. В душе все сжалось от боли. Горький ком подкатил к горлу. Глаза начало щипать.

Она не помнит меня? Почему? Как? Та ментальная атака стерла воспоминания обо мне.

— Прошу прощения, — я отошел. Затем развернулся и пошел в коридор. Ложиться в кровать мне не хотелось.

Мне нужно проветриться…

— По крайней мере, я ничего не должен… — с трудом говорю я. Вымученная улыбка и горькая слеза, стекающая по щеке. Боль в душе все нарастает, а голова нещадно гремит. — Не должен…

Глава 27. Новая встреча

Что случилось с Дафной, быстро облетело Школу, как и то, что происходит на дне озера. Ктулху мать его.

Среди нас сильнее всего пострадала Дафна. Она потеряла все воспоминания обо мне и еще много другого. Помнит Луну, и остальных, но не меня и несколько месяцев. Я попросил друзей пока не напоминать ей обо мне. Просто не стоит пока тревожить ее разум. Директор и мадам Помфри были согласны со мной, как и ее родители. Кальмар стер часть ее памяти. Видно он специально атаковал ее. Прочел ее разум, когда она была у него, и знал, как отомстить. А как? Легко! Эта тварь умеет находить ассоциативные моменты. Вон как у меня из головы он вытащил сведения о Ктулху и прочее, что крутилось во мне. Причем сделал это так, что я даже не заметил. Вот он пусть тупой, но уровень сильного лигилимента. Так и тут. Он нашел в ее голове ассоциации со мной и рубанул как можно сильнее.

Другие тоже немного пострадали от Ктулху. У Гермионы до сих пор голова постоянно болит и тоже некоторые вещи забыла. Благо не критично как у Дафны. Крам же почти не пострадал, у него защита усилена амулетом, который он как — то пронес. Не спрашивайте, это передала мне Герми. Седрик отделался только головной болью и парой ранений слабых. Чжоу только тоже подзабыла некоторые вещи.

Директор обещал позаботиться о твари в Озере и уже вызвали авроров, для уничтожения опасного создания. Благо его создание ко мне не приписал.

Сейчас же мне было не очень хорошо. Шрам болит все чаще и сильнее, настроение полностью убито, аппетита нет, как и желания что — то делать.

Дафна забыла меня…

Даже не думал, как это больно. Меня забыли… Это словно меня ножом ударили.

Верно, когда — то сказал добрый доктор — шарлатан Хилулюк, — «Люди умирают, когда о них забывают». Тяжело теперь находится рядом с Дафной. Видеть ее недоверие и неприязнь. Она явно настроена против меня. Возможно это проделки Ктулху. Но ему недолго осталось жить. Думаю, в ближайшие дни кальмара убьют. Поделом.

Случившееся с Дафной довольно сильно ударило по мне. Я старался не сближаться с людьми, но все же поддался желанию побыть немного ближе к другим, и вот результат. Это больно.

Я стал молчаливее и угрюмее, веселиться мне совсем не хочется, и даже не могу вызвать Патронус. Луна пыталась приободрить меня, но стоит на нее взглянуть, как вновь становится страшно, что еще и она меня забудет.

Ладно. Депрессовать можно долго, но не стоит забывать, что у меня есть и другие дела.

А знаете что, произошедшее с Дафной открыло мне глаза. Я слишком сильно увлекся и расслабился. Раньше я был осторожнее, но теперь став сильнее и добившись ослабления слежки, я слишком возгордился. Получив силу и справившись с несколькими проблемами чисто силой, я забыл о паранойе. Слишком я заигрался с друзьями в глупости.

Все хватит!

Что мне мешало добраться до того места быстрее? Нужно было бить без вопросов и не давать кальмару завести разговор. Надо было сразу выжечь мозги этой твари, а не сюсюкаться. Я дал ему время покопаться в мозгах моих друзей, я дал ему возможность нападать. Флер опытнее меня и нужно было ей дать возможность действовать. Она бы легко всех очаровала, но я страшно ступил. Нужно было быть хитрее и изворотливее, а не пытаться продавить все силой. Это моя ошибка и я принимаю ее.

Но больше, я не сделаю подобных ошибок! Хватит с меня!

Никакой любви, привязанности, чувств и доверия до окончания всего этого ужаса. Я должен быть сильнее и решительнее.

Потому сославшись на близость третьего тура и депрессию, я смог проводить с друзьями как можно больше времени уделяя подготовке. Друзьям я велел помогать Дафне и заботится о ней, а так же держать ее подальше от меня.

Не так давно я говорил с ее родителями. Они люди практичные, но заботливые. Они тоже посчитали лучшим для нее пока не вспоминать обо мне. С этим я был вполне согласен и не возражал.

Я же готовился к последнему испытанию и встречи с Темным Лордом. Встречаться я бы очень не хотел, но другого выбора у меня нет.

Как и говорил директору, я подготовил основу под голема. Его я продемонстрировал Дамби со всеми комментариями. Ему явно было интересно, как я это все провернул. Возможно, он и сам знал, просто проверял меня, но на счет привязки кровью ничего не сказал. Посчитал ли он меня темнее или не знал о магии крови просто вообще непонятно. Он о чем — то своем задумался и не стал мне ничего говорить. Остается только надеяться на то, что я ему пока нужен.

В големе позже сделал отверстия, где и спрятал бомбы. Пронести голема самостоятельно мне было невозможно. Потому что проверять участников теперь будут Министерские работники. Однако директор смог выдать мне «окно», в котором я смог проникнуть на место будущего испытания и спрятать голема.

Делать все приходилось поздно ночью.

Выбираюсь из кровати, накидываю чары сна на соседей. Одеваю мантию — невидимку, беру уменьшенную заготовку и выбираюсь через окно. Там привязана метла. Кое — как вылез, уцепился за метлу и неспешно полетел вперед.

Медленно и тихо лечу в сторону стадиона, где уже высадили кусты с лабиринтом.

Место сторожит один аврор, но тот уснул. Вероятно, это директор или кто — то из его людей сделал. Напрямую мне помогать не могут, но сделать можно через посредников. Как мне было сказано, у меня всего пять минут, так что стоит поторопиться.

Однако. Я не стал бездумно доверять директору. Да. Он обещал, и он помогает, но хватит с меня пустого доверия. Я решил подстраховаться.

С собой на задание я взял Сангвиния. Именно он будет скрывать то, что мне нужно. Велел ему спрятаться на границе лабиринта еще до того как полетел сюда. Ему придется просидеть там эти две недели. Жалко конечно голема, он мне кажется, более живым, чем может быть, но только так я могу быть спокоен за свои бомбы.

Я сделал в големе тайник и там спрятал все нужное, а затем закопал его в земле у самого края лабиринта. Сам же я сделал другого голема, идентично похожего на Сангвиния, но все же немного получше. Нет. Сангвиния я выкидывать не буду, а новый космодесантник сделан для других целей, пусть и выглядит так же. Он сейчас в Выручай — комнате, ожидает команды на активацию.

Ну да ладно. Быстро сделал с Сангвинием, что нужно и пошел выполнять официальные дела.

Долетаю до центра и там магией откапываю яму, складываю основу голема и палочку из остролиста, закапываю, маскирую место и улетаю. Еле успел.

Если бы не мантия, то аврор мог бы меня заметить. Теперь все готово. То место я найду всегда, потому что оставил чары поиска. А вот Сангвиния я найду, потому что на нем моя кровь и мы с ним связаны.

На следующий день, директор выглядел явно довольным. Вполне возможно мой Официальный тайник, он сам проверил. Вообще — то он мог и сам за меня все спрятать, но явно решил дать мне возможность проявить самостоятельность.

Самому директору я бы с радостью вырвал кадык. Да, теперь у меня с ним было личное. Он специально выбрал Дафну в качестве «пленника» испытания. Он слышал наш разговор и захотел сделать так, чтобы у девушки передо мной был Долг Жизни, тем самым привязав ее ко мне и обеспечив себе поддержку ее родителей. Однако с потерей памяти пришлось эту идею отринуть. Вот же гад.

Но ничего. Я дождусь, его гибели и посмеюсь, когда будет время. Я терпеливый лис. Я умею ждать.

Дни сменялись днями, а заботы сменялись тренировками. Благо мне не нужно сдавать экзамены, потому свободного времени было навалом.

До Испытания оставалось все меньше дней, потому я волновался все больше. Меня ждет самое сложное и тяжелое испытание. Встреча со старым врагом. Выживу ли я? Будем надеяться.

Сижу в Выручай — комнате и читаю очередную книгу по магии присланную Дорой. Девушка очень волновалась за меня, хоть я и пытался убедить ее, что все нормально и помощь мне не требуется.

Я стал реже посещать Выручай — комнату в последнее время. Тут часто была Дафна, а я хотел минимизировать наши встречи. Были ли у меня чувства к ней? Не думаю. Скорее чувство вины. Это было неприятно. Это злило, потому я не приходил.

Ну и ладно.

Тут Рейнейкер подал мне знак, что он что — то слышит. Проверив по карте, я увидел не очень хорошую вещь. Сюда шли друзья. Луна, Дафна и Панси. С ними встречаться я не хочу.

Быстро выйдя из комнаты, я спрятался в проходе. Дождавшись, когда они пройдут, я вышел и пошел по своим делам. Я уже прошел достаточно далеко, когда меня окрикнули.

— Гарри!

Обернулся. Там стояла Луна. Она выглядела очень обеспокоенной, взволнованной и печальной.

— Ты не виноват.

— Виноват, — улыбаюсь я. — И мне все равно.

Не слушаю ее и ухожу. Нет, у меня настроения выслушивать кого — либо. Пусть это грубо, но лучше уж так, чем попасть под раздачу вместе со мной. Ну и плевать.

Следующий день все шло как обычно. Проснулся. Сделал вид, что все в порядке. Послушал пожелания удачи. Поулыбался. Поел. Посмотрел, как всем трудно сдавать экзамены, чем не преминул позлорадствовать. Короче провел обычный день.

Однако вечер обещал быть неприятным.

Причина была видна сразу.

Сириус. Его теперь освободили полностью. Теперь он вернулся к обществу и прочее — прочее. Видеть его у меня вообще желания не было. Ей богу, мне и так хревово, а тут еще его терпеть.

— Сохатик! — улыбнулся бывший узник. Он подошел, похлопал меня по плечам и потрепал волосы. — А ты подрос.

— Как есть, — вымучено улыбнулся я.

— Ты не переживай на счет того что случилось. Ты не виноват…

С каждым его, словом мне все сильнее хотелось его ударить. Я только начал забывать, а этот урод заставляет меня вспоминать все. Да, он явно не знает о тактичности.

Дора кстати, сопровождала Сириуса и, видя мое состояние тут же вмешалась.

— Дядя Сири, мне кажется, нам стоит поговорить с директором и предупредить что мы тут, — прервала его речь Дора. Спасибо ей, а то я уже был готов придушить его.

— Ладно, — вздохнул Блэк. — Сохатик, я отойду. Потом поговорим.

— Хорошо.

Он ушел, а я быстро свалил подальше и чтобы он меня не нашел. Вот кого, а его видеть я не хочу. До вечера я, используя Карту — Мародеров уходил от Блэка. Пришлось обрызгаться зельем убирающий запах, чтобы нормально скрыться. Но тип был явно упорным или упоротым, потому все равно искал меня.

Благо вечер наступил быстро и третье испытание скоро начнется.

Прихожу к началу лабиринта и как остальные Чемпионы прохожу осмотр на лишние вещи. Я чист, так что прошел проверку быстро. А вот Краму пришлось лишиться амулета на ментальную защиту. Лже — Грюм спалил амулетик, хотя в прошлый раз не стал. Вероятно, сейчас ему нужен полностью контролируемый Крам. Флер прошла без проблем как и Седрик.

Бегмен оправившийся от моего удара в челюсть подходить ко мне не решался, да и выражение моего лица явно говорило, что со мной лучше не говорить. Сириус был на трибунах, вместе с тетей Анди и Дорой. Друзья мои тоже были там, как и Дафна… На нее я не смотрел, как и на Луну, которая очень переживала.

Эх. Будь что будет. Махнул рукой друзьям. Не стоит унывать. Ведь меня ждет мой дорогой враг. Я стартую в этот раз первый, так что будет время подготовиться.

— Удачи, Га — а–а-а — ар — р-р — р–ри-и — и–и-и!!! — со всех сил крикнула Луна. Я аж подскочил, от неожиданности. Девушка моментально привлекла к себе всеобщее внимание, потому что своим криком прервала речь Фаджа и вопросы журналистов.

— Хех, — усмехнулся я, растрепав свои волосы. — Спасибо, Луна! — ответил я. Да уж. Умеет она поднять настроение.

В лабиринт я заходил уже более бодрым.

Плевать на все. Я выживу!

Иду вперед. Вокруг мрачная давящая атмосфера. Сильно налегают на ментальные щиты. Стены тут высокие, пробить их невозможно. Попытался пробраться с помощью заклинаний, но кусты хорошо защищены. Жалко.

«Сангвини!» — позвал я голема по нашей связи. Тот сразу же активировался. — «Ко мне!»

Голем начал двигаться в мое направление. Хорошо. А то я разволновался, что он может заглохнуть или сломаться там. Сам я двигался в сторону «официального» тайника.

Тут из — за поворота вылезает акромантул.

— Секо! — морду паука режет заклинание. Он закрывается лапками. — Пертрификуc Тоталус! — паука заморозило. Вот и чудно. Пусть другие с ним разбираются.

Прохожу дальше. Вскоре мне встретился сфинкс. Большая девушка — львица, с неплохой грудью и красивым лицом гордо поднялась и занудным голосом начала болтать о своих загадках. Блин. Пока она выговаривала свой монолог, я чуть было не уснул. Это же банальная загадка про человека. Заодно дождался Сангвиния. Голем прибыл, отдал честь и стал рядом.

— Человек, — ответил я, на загадку проходя мимо. — Придумай что — нибудь поумнее.

Сфинкс некоторое время смотрела на меня. Гневно смотрела, а затем разрыдалась.

— У — уа — а-а — а–а-а — а–а!!! Я тупая! Не могу придумать нормальную загадку! Мама была права, я неудачница! Все нормальные Сфинксы в Египте живут, пирамиды сторожат, а я как дура сюда поехала!!! — ревела она, закрыв голову лапами.

Я смотрел на все это с полным охереванием. Вот уж такого от Сфинкса я не ожидал. Стало как — то не по себе от того что заставил девушку плакать.

— Ну, ты это, — замялся я. — Извини. Не хотел тебя обидеть.

Она подняла на меня заплаканное личико, а затем бросилась обниматься. Когда тебя обнимают львиные лапы, это страшно.

— Ты такой хороший человек, — ревела она. — Меня еще никто не жалел! Ха — а–а-а — а–а.

— Ха, — только и сказал я, стараясь отдышаться.

Немного поговорил с сфинксой, которую звали Эйша. Посочувствовал, а затем посоветовал вернуться домой и не оставаться в этой стране, тут все плохие. Она поблагодарила меня за моральную поддержку и пропустила. Я постарался уйти оттуда подальше. Ну и ну блин.

Пройдя дальше в сопровождении голема, я продолжил свой путь к тайнику.

По пути встретил Соплохвоста. Химеру созданную Хагридом. Вообще полувеликан странный тип. Еще одно доказательство, что он не дурак, а вполне сильный маг. Во — первых, идиота без полного образования не назначили бы учителем. Во — вторых, дурак таких созданий бы не смог сделать. А ведь мало того что они не очень то логичные и правильные, что свидетельствует о недостатке опыта, но так же эти твари все равно живы.

Однако, для меня эти твари самые легкие противники. Холода они очень боятся, ведь в них есть части тел ящериц, а именно драконов. Вот и страдает тварь от криокинеза.

Пройдя через соплохвоста, мы таки добрались до схрона.

Однако, тут было кое — что неприятное. Мой тайник явно вскрывали, причем оставили следы. Дамби бы так не поступил.

Раскопал ямку телекинезом. Там лежала моя заготовка и палочка. Вот только чувствовал я что — то еще. Похоже, до моих вещей добрался таки Барти. Не думаю, что это что — то хорошее, но придется играть по его правилам. Свои бомбы я пока не доставал из Сангвиния, потому пока пусть побудят у него.

— Сангвини, — обратился я к голему, отдавая приказ. — Держись за меня. Как перенесемся, прячься и жди моей команды. Я позову.

Голем кивнул и взялся за мою руку. Спрятал свою палочку внутри голема, а сам двумя руками сразу взялся и за палочку и за основу.

Резко дергает вперед и уносит куда — то. Черт как же больно. Портал явно оказался особенным, потому что по прибытию мне стало очень плохо. Ноги не слушались, как и сообразить ничего не мог. Голем отпустил меня и тут же убежал куда — то. Хорошо. Приказ нужно выполнять. Сам же я еле шевелился от боли в шраме. Она все усиливалась и била прямо в мозг.

— Хехехехехе… — услышал я противный смех, от которого голова горела огнем. Черт! Как же больно. А затем все окутала темнота…

Очнулся я от того, что мне холодно, но вот пошевелиться не получилось. Тело было связано, а лежал я на холодном камне. Самое неприятно, что боль в черепе была не слабой, пусть теперь и более терпимой.

Вскоре я пришел в себя и осмотрелся. Благо очки все еще на мне. Как мило со стороны гадов, дать мне возможность видеть, куда я попал.

Находился я посреди жутковатого кладбища, а лежал я связанный на могильной плите. Недалеко от меня стоял большой котел вокруг которого что — то вопил Петтигрю. Он уже бросил туда сверток с Волди. От этого у меня заболела голова. Больно.

Следом он повернулся ко мне, в руках у него был нож, а в глазах страх с удовлетворением. Любит сволочь самоутверждаться за чужой счет.

— Кровь врага, взятая силой, — сказал он, подойдя, и взял мою руку.

Я не мог молчать потому и улыбнулся.

От моей улыбки Хвост замер.

— СИЛОЙ ГОВОРИШЬ?! — крикнул я. Тот от неожиданности отскочил. Я думал ударить его телекинезом, но он был окружен какой — то защитой. Котел тоже защищен. Да и сила меня плохо слушается. Я не могу прервать ритуал, так попробуем же его испортить. Тут самое главное не в самих вещах, а намерениях ритуалиста, все же даже в обычных книгах Дома Блэков можно подчеркнуть несколько важных вещей по ритуалам. Я ведь и сам творил ритуалы когда создавал големов. Вот и посмотрим. Сейчас Волди временно в оффлайне, так что помучаем, и потянем время, пока силы не придут в норму. — Не говори ерунды! Ты жалкий трус и ничтожество! Мой отец пригрел тебя у сердца, заботился и помогал! Если бы не он ты был бы и дальше жалким трусом и ничтожной крысой! Ты предал того кто помогал тебе!

— Я не хотел это… — попытался оправдаться он.

— ХОТЕЛ! — не дал я ему сказать и слова. — Ты всегда был тварью неблагодарной и предал ты его, потому что он стал больше любить меня, а не тебя! Завистливая крыса! — я посмотрел ему в глаза, гипнозом внушая страх. Мои тренировки в этом необычном искусстве дали мне неплохие результаты. Против слабым духом и напуганных, гипноз особенно эффективен. Он трясся, смотрел на меня как на самое страшное, что он видел.

Ведь я говорил правду. С чего бы это ему предавать мою семью, просто так. А все просто. После Школы, Мародеры перестали быть такими едиными. Реальный мир более жесток. И если у Джеймса и Сириуса есть шанс и возможности жить в мире, то у Римуса и Питера нет. Один оборотень, другой слабый, безвольный и бедный, которого втянули в войну, против его воли. А тут еще и Джеймс больше заинтересован в защите других, а не его как в Школе. Потому Крыса и стал искать сторону победителей, но ошибся.

— И ты не возьмешь мою кровь силой, — продолжил я втаптывать его сердце в грязь. — Ты трус и не ты мой победитель. Эта кровь взята не силой, а трусливым ударом исподтишка. Ха — ха — ха-ха!

Дрожащими руками он все же порезал мою руку. Гад вдоль вены полоснул. Больно. Если бы не хоть какие — то умения в Магии крови, то истек бы я монетами души очень быстро. Чтоб тебя, Крыса, Разверстый дракон сожрал!

Силы постепенно возвращались, и я уже смог дать сигнал Сангвинию быть рядом. Голем двигался в моем направлении, а я потихонечку замораживал и рвал веревки. Пока Крыса отрезала свою руку я еще и мусора в котел побросать успел. Дерьмо какое — то кинул. Было бы неплохо вот ту Нагайну запулить туда, но тяжелая тварь.

Вскоре котел взорвался, и по мне ударила не слабая ментальная волна. Не Ктулху конечно, но все же. Удержать Щит сумел.

И вот он появился передо мной. Такой же как и в фильме. Змееподобный и мерзкий. Кстати, а может ли его внешний вид говорить о том проклятии, которое упоминал гоблин. Попытка стать Старшим оставила такой мерзкий след на внешности и явно большой неадекватности.

— Одень меня,… — прошипел Волди и Хвост быстро притащил мантию. Кстати, половых органов я у него не заметил. Вот значит чего он такой злой. Накинув на себя мантию, он призвал своих слуг.

Те явились довольно оперативно и предстали перед ним. Волди начал отчитывать их за то, что бросили его и прочее. Малфой — старший пытался оправдаться, но, увы, только круциатус получил.

Сангвиний тем временем уже был рядом и помог мне ослабить веревки. А заодно по моей команде передал мне одну бомбу. Среднюю. Если использую сильную, то и меня порвет, а этого мне бы очень не хотелось.

— Гарри Поттер, — прошипел Темный Лорд вспомнив обо мне. — Я и забыл о тебе.

— Мог бы и не вспоминать, — буркнул я поднимаясь. Он удивился тому что я без веревки, но только усмехнулся.

— Освободился, — усмехнулся он. — Как и сказал Барти, ты сильнее, чем кажешься. Взять хотя бы это, — он призвал мою заготовку под голема. Абсолютно пустая вещь, на ней даже рун нет, я их специально не делал. — Големы Гриффиндора. Удивительно. В свое время я так и не смог понять, в чем их секрет.

Я ничего не ответил.

— Знаешь как я погиб в тот день? — продолжал он.

— Знаю, что — то там про ритуал и жертву, — вздохнул я.

— Ты… правда смышленый, — кивнул он все время стараясь проникнуть в мою голову, но я не зря столько лет учился и пока держался. — Даже жалко тебя убивать…

— Ну извини. На, лови, — кинул ему включенную бомбу, а сам прыгнул назад, помогая себе телекинезом.

Надо отдать Волди должное, реакция у него бешеная. Поймав бомбу, он сразу жопой почуял, что эта вещь ничего кроме жопы не принесет. Тут же ее выкинул и сам отскочил. Жалко его слуги не сразу это поняли.

ВЗРЫВ!!!

Меня чуть не сбило с ног ударной волной и не ослепило яркой вспышкой. Выглянув из — за надгробия я офигел от силы средней бомбы. Кратер там появился массивный. Жаль не в центре строя врага, а только на отшибе. Есть пострадавшие. Кому — то на молекулы распылило ноги, кажется Малфой остался без руки и уха, везунчик, выжил, а вот Хвосту повезло меньше всех. Ему половину тела оторвало.

Я задерживаться не стал и тут же рванул подальше оттуда. Рядом несся Сангвиний.

— Фумос! — сколдовал я туман. Делать настоящий сейчас нет времени. Так хоть немного меня скроет. Волди явно думал недолго и в меня полетели Авады. Одна за другой. Одно, хорошо. Его слуги сейчас были не в форме, чтобы за мной охотится.

Я же бегу и вновь и вновь колдую туман. Волди постоянно его развеивает, а мне бы как — то спастись. Телекинезом послал в него каменюку, которую он отшвырнул своим телекинезом.

Похоже, выхода у меня нет, как поставить все на сильную бомбу. Можно попытаться послать с ней Сангвиния, но тот не успеет ее донести, да и крови своей мне некуда набрать, чтобы он там ее активировал. В конце концов, жалко голема. Хотя жизнь свою мне больше жалко.

Активирую самую сильную бомбу.

И тут Волди резко оказывается рядом. Он выбивает из моих рук бомбу, но только потом понимает, что уже поздно…

Время на миг остановилось…

Мне казалось, что все застыло… Бомба сейчас активируется…

Я как в замедленной съемке вижу как Волди кидает какое — то заклинание на бомбу и происходит небольшая вспышка.

Я на миг ослеп и картина, представшая впереди, шокировала и меня и Тома…

Перед нами оказалось какое — то окно со светящейся рамой. Но внутри него мы видели себя. Самих себя, которые сражаются друг с другом. Лучи из палочек соединились и сплелись в какую — то огромную сферу. Тот я держал палочку двумя руками, а рядом с ним были какие — то миражи или призраки. Я не понял.

Будто момент из фильма….

Тут я заметил, что моя бомба летит точно к ним…

Я не знаю, зачем и как, я себя не контролировал в этот момент.

Вытягиваю руку в сторону того себя. И со всей силы телекинезом дергаю к себе.

Он будто кукла на ниточке тут же полетел на меня и вырвался из окна, упав мне на голову.

Вспышка!

Из окна ударила мощная вспышка и лучом понеслась над моей головой, несясь вперёд и ударив в домик на холме…

От домика осталась дырка….

Волан — де — Морт, тут же что — то сколдовал и ударил по окну.

Оно быстро закрылось…

Все неожиданно затихло…

Он упал на колени, тяжело дыша. Руки его дрожали. С лысой змеиной головы градом стекал пот.

Я же чувствовал себя не лучше. Телекинез отнял последние силы, а на мне все еще кто — то лежал…

— Мрак… — простонал я. Сангвиний тут же передал мне последнюю, маленькую бомбу.

Я поднял ее перед собой, чтобы Волди увидел ее.

Тот увидел и оскалился…

Он поднялся.

— Мы еще встретимся, Поттер, — прорычал он, а затем аппарировал отсюда, как и его люди.

Я же упал без сил. Я лежал посреди полуразрушенного кладбища, которое заволокло этим жутким дымом варпа, рядом стоял мой голем, а руку отдавливала моя копия.

Он застонал и повернулся в мою сторону. Ошибочка. Она.

Лицо мое, но глаза больше, черты лица более гладкие, да и милая она. Волосы, такие как у меня, черные, короткие, торчат во все стороны. Одежда у нас тоже похожая. Только очки с разной оправой.

— Ты… кто? — она огромными глазами смотрела на меня.

— Эх, — вздохнул я. — Ну как тебе объяснить…

Комментарий к части

Важная информация!!!!!!!!

Говорю для «особых» которые читать не умеют и которым постоянно нужно говорить отдельно. Я теперь занят учебой и потому не могу быстро выкладывать главы. Пишу как могу. В выходные время есть, потому и выкладываю. Так что не спрашивайте когда будет прода, потому что она будет когда я ее напишу.

Так же комментарии типа: «у вас много ошибок», «Аффтар у вас полно очипяток» и прочее, будут удаляться. Потому что реально задоблали. Я и так прекрасно вижу, что у меня плохо с орфографией, и напоминать это постоянно не нужно. Если хотите показать себя умными, Публичная бета работает, указывайте мне на огрехи, а не засирайте комментарии. Если так важно, чтобы было все красиво, будите Бету.

И последнее про пейринги не спрашивать, я сам решу когда придет время, а ваши вопросы уже достали.

Надеюсь на ваше понимание!

Глава 28. Еще одно окончание года

— Ну как тебе объяснить… — только и смог сказать я. Блин. Ну и ну. Не думал же, что так получится. Потрепал свои волосы.

Вот она сидит передо мной. Хлопает глазами, оглядывается, смотрит на меня. Странно себя чувствую. Как — то необычно все это. Знакомое ощущение, если задуматься. Вот она какая. Первый раз я видел именно ее в отражении в Еиналеж, там же второй раз, а последний раз в озере.

— Гэрриет, да? — спросил я. Та кивнула. — Не переживай только.

— Не подходи! — она подскочила и направила на меня палочку. — Кто ты такой?!

— Убери это, — сказал я. Та немного сбилась и заволновалась. Я сейчас слишком устал, слишком вымотался, чтобы еще тут в игрушки играть. — Живо.

— Заткнись! Ты…

Слушать ее не стал, а просто отнял палочку, применив акцио. Та пораженно уставилась на свои пустые руки, явно не представляя как можно использовать магию без палочки. М-да.

— Тебя придется очень многому учить, — вздохнул я. — Ладно. Ты помнишь озеро в прошлом году? — спросил я. — Отражение.

Услышав это, она присела и не сводила с меня глаз.

— Успокойся и послушай. Я — это — Ты! — заявил я. Она только открывала и закрывала рот. — Знаю, это тяжело понять, потому просто выслушай, а потом говори, — она медленно кивнула. — Волан — де — Морт…

— Ты имеешь в виду, Волдеморта?

— Да, — кивнул я. Стоп. У нее он там подругому зовется. — Короче, Волди, — махнул я рукой. — Открыл портал в твой мир и туда полетела какая — то вещь, — я решил не посвящать ее во все. Кажется, у нее вообще нет ментальной защиты. И этому придется учить. — Ну а я вытянул тебя в свой мир. Ты сейчас в моем мире, а я это ты только рожденный тут. Все ясно?

— Типа да, — почесала она затылок.

— Меня зовут Гарри, — представился я. — Гарри Поттер.

— Гэрри… Поттер, — слегка смутилась она.

Тут мы услышали хлопок, и рядом с нами оказался… Седрик! Вау! Не ожидал, честное слово. Я думал, домой придется пешком добираться. Вряд ли Барти делал двусторонний портал.

— Седрик? — спросила она. — Ты жив?

— Э? — тот поднялся и осмотрелся. — Да, Гарри, — он посмотрел на нее. — Гарри? — удивился он. — Ты как — то похорошел.

— Я тут.

— Че? — теперь он посмотрел на меня. — Что происходит?

— Это долго объяснять, — вздохнул я, и пока Гэрри и Седрик офигевшими глазами смотрели друг на друга, я передал Сангвинию последнюю бомбу, которую он спрятал в себе. Пусть она и самая маленькая, но лучше сохранить. — Ты как тут оказался?

— Кубок — это портал, — ответил он. — А она кто?

— Моя сестра, — сказал я. Они оба уставились на меня. На лице гомо — вам… то есть Диггори был скепсис, а вот Гэрри слегка покраснела. — Давайте лучше уходить, — я поднялся. — Твой Кубок, может перенести нас обратно?

— Вроде как, — почесал он затылок.

— Хорошо. Седрик, — я посмотрел на него. — Победитель ты, я без претензий.

— Спасибо.

— Идем, Гэрри. Обсудим все в Хогвартсе, — я подал ей руку. Та неуверенно взяла меня за руку и поднялась.

После того как Сангвиний зацепился за меня, мы переместились с помощью портала. Более чем уверен, что именно его заколдовал Дамби. Уж Барти точно такого не допустил бы, как возможность моего побега.

Возвращение вызвало фурор.

Мы появились в клубах голубого тумана. Черт. А ведь это же варп! Если после первого раза я стал сильнее и появился Ктулху, то теперь — то, что будет?! Кошмар! После всего нужно к врачу. Но кроме нас варпом надышался разве что Сангвиний и подбежавший Рейнейкер.

Да уж. Появились и все офигели. Два Поттера, это мощно. Лже — Грюм, явно думал убить меня, если я спасусь, но увидя две цели, быстро ретировался. Мне как — то было плевать. Однако, далеко он убежать не смог, его поймали.

— Победил, Седрик, — спокойно сказал я.

Народ же смотрел на Гэрри, которой явно такое внимание не очень нравилось, потому что она сильнее сжала мою руку.

К нам вышел директор, осмотрел нас.

— Гарри и… — он удивленно посмотрел на девушку. — Оба, за мной.

Мы вдвоем отправились за директором. Сангвиний же отправился с Рейнейкером в Выручай — комнату, по моей команде. Лучше им пока не мелькать перед взорами людей.

На нас смотрели все пока мы шли, хотя побольшей части смотрели на нее. А руку Гэрри я не отпустил и так прошел через всю Школу, за директором. Странное чувство. Я пока сам не разобрался, что ощущаю, но это что — то приятное.

До кабинета мы добрались быстро, и засели внутри. Нам выдали чай, как показали чары, вполне обычный и без добавлений, или мои чары распознавания слишком плохи. Делать было нечего, пришлось пить. Благо там, правда ничего не было или я слишком слаб, чтобы это прочувствовать.

— Рассказывайте, — сказал старик.

Я начал первый.

— Начнем с того, что я придерживаюсь правила — Постоянная Бдительность, потому перестраховался.

— Да, я заметил, — улыбнулся старик. — Твой маленький голем пошел за тобой.

— Я закопал его в другом месте и не зря. Лже — Грюм нашел тайник и превратил в портал на кладбище.

— Очень предусмотрительно, — покивал директор. — Что дальше?

— После переноса, я был не в состоянии двигаться, но сумел дать Сангвинию команду спрятаться. А потом меня использовали в ритуале воскрешения, — я показал порез на руке. Директор нахмурился. — Перед тем как спрятать голема, я положил в него заготовку бомбы, — глаза старика расширились. — Думал отвлечь и убежать, но что — то пошло не так и там…маленький… локальный Армагеддон. А потом Томи открыл какое — то окно и там я увидел ее… и в нее летела моя бомба… Вот и вытянул к себе, чтобы спасти. Том ушел, как и его люди, а мы остались там. Потом пришел Седрик и перенес нас сюда. Конец.

Старик молчал долго. У него явно недостаточно данных. А учитывая отсутствие Снейпа, тот отправился добывать всю информацию. Пока он не будет делать выводы, а подождет, когда у него на руках будет больше информации.

— А вы, — он посмотрел на Гэрри. Та тихо пила чай и смотрела на нас огромными глазами. Неужели у меня такие же глаза? Я что герой аниме? — Мисс Поттер?

— Гэрри, — тихо сказала она. Сначала неуверенно, но все же она поведала свою историю и от канона та практически не отличалась. Разве что даже Дамби отметил, что там Волди называли Волдеморт, а у нас Волан — де — Морт. Разный перевод? Ниху…ахуа! — Там были родители… их души и Седрик…. А потом я почувствовала как меня тянут и упала на… на… — замялась она. — Гарри…

Выслушав ее, старик вновь задумался. Съел несколько лимонных долек и почесал своего феникса, как бы пошло это не звучало.

— Гарри, — обратился он ко мне. — Есть ли у тебя еще твои «бомбы»?

Я вздохнул.

— Увы, — развел я руки.

— Жалко.

Ха. Я не соврал, но и не ответил же. Он задал еще несколько вопросов, а потом опять замолчал.

— А как же я? — спросила девушка. — Я могу вернуться домой? — с надеждой спросила она.

— Прости, — вздохнул старик. — Я не знаю таких сил, чтобы перемещаться через параллельные миры и даже никогда не сталкивался с этим феноменом. Я ничем не могу помочь, — ответил директор. Думаю, что — то он точно знает, но пока не скажет. Он явно еще не решил, что делать и как думать, потому тянет время. — Вам лучше отправится к мадам Помфри, — сказал старик. — Поговорим позже.

Как только он это сказал, Гэрри тут же встала и выбежала из кабинета. Похоже, слова директора ее очень расстроили. Надо бы ее догнать, но в ногах такая слабость, что быстро двигаться я не могу.

Ладно, пойду за ней…

***
Гэрриет быстро шагала по коридорам Хогвартса и старалась сдержать свои чувства. За один вечер для нее произошло слишком много потрясений. Смерть Седрика, парня, который ей всегда нравился, потом воскрешение Волдеморта, а после ее попадание сюда.

Все произошло слишком быстро, чтобы она могла во всем разобраться и все понять.

Она помнила, как их с Темным Лордом лучи соединились, и она с трудом стояла на ногах, как появились призраки убитых и как попытались помочь. И когда она была уже готова отпустить луч, ее резко потянуло в сторону.

Когда она пришла в себя, первым кого она увидела, была она же, только парень. Сначала она подумала, что это ее отец. Но потом увидела шрам — молнию и одежда у них была слишком похожа.

Тот легко ее разоружил и объяснил что к чему, но она не все поняла. А затем там взял и появился Седрик. Такого она не ожидала и потеряла дар речи.

В себя она пришла когда… Гарри…назвал ее сестрой… Это было так странно и необычно. Ее так никто не называл, да и прав так говорить ни у кого не было. А тут… ей понравилось… Так тепло сразу стало.

Когда они выбрались из кладбища, то на нее все смотрели. Толпа народа смотрели только на нее. А у Гэрри всегда была боязнь сцены, и такая толпа ужасала ее душу, но…брат…не отпустил ее руку и отвел к директору.

Там она стала свидетелем другой сцены, не менее поразительной. Гарри пересказал все произошедшее, а директор выслушал его. Гэрри поразило то, что директор обращался с ним как с взрослым и даже дал тому действовать самостоятельно. Гарри догадался о большем, и к нему доверия было больше.

Это всколыхнуло у нее в душе чувство зависти. С ней так никто никогда не говорил. Только как с маленькой и недалекой. Это было обидно. Сама она о таком даже не задумывалась. Рядом с… братом, она начала чувствовать себя жалкой и глупой, а это было неприятно.

А потом ее «обрадовали» тем, что вернуться домой она не может. И теперь она застряла в новом мире и не знает, что ей делать.

Вообще она пока вообще еще не осознавала что да как, потому ей нужно было подумать, вдали от всех.

— Гарри! — услышала она. Обернувшись, она заметила приближение к себе ее друзей. Рон и Гермиона шли на нее. Ну, хоть они тут, такие как обычно. Хотя они были не одни. Их сопровождали Невилл и какая — то невысокая блондинка. — Ты как? — спросила Гермиона.

— В порядке…. — ответила она.

— Это не Гарри, — сказала блондинка.

— Ты уверена? — спросил у нее Рон.

— У Гарри нет таких буферов, — указала блондинка.

Гэрри от такого заявления покраснела. Нет, у нее грудь только росла и была еще маленькой, а тут ей такое говорят. Посмотрев она убедилась, что та не выросла до третьего размера за пять минут. Жаль. Все так же смотрели на ее груди, а учитывая, что из — за всего этого лифчик она одеть забыла и так торопилась, что не заметила этого, эти взгляды ей не нравились.

— Только посмейте притронуться, — пригрозила она, закрыв грудь руками.

Те переглянулись и усмехнулись.

— Она точно Поттер, — хором сказали они. А затем рассмеялись.

Гэрри с недоумением смотрела на них. Чего они смеются то?

— А что, вы… — она пыталась как — то сформулировать свои мысли.

— Да, расслабься, — махнул рукой Рон. — У нас тут все немного странные.

— Кто бы говорил, — фыркнула Гермиона.

— Помолчи, Безумный зельевар.

— Сам молчи Чокнутый математик.

— А я тогда кто? Зловещий ботаник? — спросил Невилл.

— Да, Невилл, — кивнула блондинка. — Мы все безумные нерды. Во славу Дементии и Невермору! — подняла она руки.

Гэрри смотрела на них самыми огромными глазами, каких у нее никогда не было. Да они все психи. Рон математик? Гермиона зельевар? Невилл ботаник? Хотя да, он и так ботаник.

Но на всякий случай находиться с ними рядом не стала и быстро убежала. Они какие — то странные. Гэрри никогда не видела Рона так опрятно одетым и даже без следов еды на одежде, а Гермиона таскалась без своей сумки с книгами. Короче, все слишком сложно.

Она старалась найти место, где как никого нет и спокойно все обдумать. Однако, как на зло, ей встречались все больше персонажей.

За углом она встретила Малфоя. Он со своими дружками Креббом и Гойллом шли по коридору.

Увидев ее он думал, что — то сказать, но тут из — за поворота вышли другие слизеринцы, а именно Паркинсон и Гринграсс. Малфой постоял секунду и убежал.

Телохранители поспешили за ним, но Гойлл успел ей шепнуть.

— Передай Уизли, что деньги верну потом.

И убежали.

— Че? — она никак не могла сообразить, что это только что было. Но думать было некогда. Наклевывается другая проблема. Паркинсон! Эту Мопсиху она давно ненавидит, есть за что, похоже и тут она не сильно отличается.

— Офигеть! — сказала она вытаращившись на нее. Она начала очень быстро перемещаться вокруг и осматривать. — Фем — Гарри! — она улыбнулась. — Круто! Значит, это правда что Гарри притащил с собой сувенир. Как говорится, лучший трофей — это Тян! — рассмеялась она.

— Ну да, Поттер — девочка, — задумчиво сказала Гринграсс. — Причем извращенка как ты, Пан. Вот белье не носит.

Гэрри тут же прикрылась. Опять ее палят.

— Уммм, — Паркинсон улыбнулась. — Если вдруг разочаруешься в парнях, найди меня, — сказала она. — Все, я побежала. Передай Гарри, что у нас тут ЧП какое — то и связь будем держать по закрытым источникам. Удачи! — она убежала, утянув за собой подругу, хотя та явно хотела что — то спросить.

Гэрри стояла и тупо смотрела в пустоту. Только что ее кто — то очень жестоко поимел в мозг. Уж такого она точно не ожидала увидеть. Мало того что Мопсиха ничего грубого не сказала, так еще призналась, что извращенка и предложила свою кандидатуру. Она еще и с Гарри дружит и вообще….

— Мой мозг, — схватилась она за голову и поспешила быстрее. — Эта гадина поимела горячий бразильский секс с моим мозгом! — выругалась она. В разрез с общественным мнением, Гэрриет умела и часто материлась. При ее образе жизни крайне мало способов самовыражения. Хотя и не очень любила сквернословить.

Теперь она старалась не останавливаться и идти как можно быстрее.

Но опять же мир как сговорился и перед ней предстал Сириус. Ее крестный. Вот только он был тут явно не скрытно, а в компании розоволосой девушки. Он что свободен?

Говорить с ним она вообще не стала, потому как опасалась, что рассудок не выдержит. Пролетев мимо, она устремилась на улицу, и скрывать из виду.

Стоя возле озера и стараясь отдышаться, она постепенно сходила с ума. Этот мир какой — то ненормальный.

— Рон учится, Невилл не такой скромный, Гермиона любит зельеварения, Малфой боится Паркинсон, Паркинсон извращенка и дружелюбная, Сириус свободен, — перечисляла она. — Что за херня?!!! — выругалась как обычно парни из Дурмстранга, когда у них какая — то хреновина. — Этого быть не может! Что тут творится?!!!!

Присев, она начала успокаиваться. Всего за сегодня слишком много.

На смену шоку начала приходить грусть. Она застряла в чужом месте, ее друзья и жизнь осталась там, Седрик там погиб и… А тут…. Домой не вернуться…

— Что же мне делать? — грустно спросила она. Гэрри никак не могла понять и решить. Она никогда не была глупой. Да порой наивной и импульсивной, но не глупой. Один случай в жизни заставил ее задуматься над собой. Однажды, после Рождества она нашла волшебное зеркало Еиналеж. Когда она взглянула в него, то увидела своих родителей рядом с собой. Она хотела рассказать друзьям, но тут же зеркало показало ей другую картину. Кого — то рядом с ней, тот, кто просто держит ее за руку и стоит рядом, похожий как две капли воды. Она видела его только в тот день, но больше он не приходил. Разве что когда она пошла за Камнем. Узнав о Зеркале, она задумалась над собой и чего действительно хотела. Это заставило ее замечать и другие вещи и часто думать над своими поступками, которые порой казались ей нелогичными и не свойственными ей. Да и директор, который обычно спрашивал ее, не слышит ли она какие — то голоса и прочее, заставлял размышлять.

Уже почти забыв обо всем, она вновь встретила его на Черном озере, когда спасала Сириуса. Вновь ей напоминало что — то.

И тут она оказывается тут. Где и есть тот самый. Ее отражение. Он тут и назвал…сестрой…

Уйдя когда — то от злых родственников в мир Магии, она думала, что попала в сказку, но ей приходилось постоянно возвращаться в суровую реальность и летом ей казалось, что все что было, являлось сном. Что то отражение — это еще один сон, и больше всего в жизни она боялась проснуться в чулане под лестницей, а жизнь не изменилась. Только сова, письма и новые встречи с друзьями спасали ее от безумия. Она была готова терпеть все ужасы и тяжести, все тупости и ненависти, только бы эта сказка не прерывалась, и ее не возвращали назад. Даже верить в порой странные слова директора, только бы не уходить. И каждый раз, будто в наказание за сомнения, ей приходилось просыпаться от сказки у родни.

А сейчас она тут. И что дальше?

— Что дальше? — спросила она вновь. По щекам текли слезы. Она боялась, сама не зная чего, но боялась.

Стало прохладнее, а она была только в этой легкой одежде. Возвращаться в замок было боязно, но и на улице было слишком неприятно. Осознание от возвращения Темного Лорда так же волновали ее, но она не могла разобраться в себе.

— Сложный вопрос, — услышала она рядом с собой голос, а затем на ее плечи упала мантия. Она теплая и пахнет им. Повернув голову, она увидела Гарри. Он стоял рядом с ней и смотрел на озеро. — Я тоже не знаю.

Она тут же отвернулась и начала вытирать лицо. Нечего показывать слезы.

Он же только улыбнулся на ее попытки спрятаться.

— Лучше не задерживаться у Озера, тут опасно.

— Опасно? — не поняла она.

— Ага. Ктулху водится, — он взглянул на воду, помрачнел. — Был даже пострадавший, — он замер, зло смотря на водную гладь, но вскоре пришел в себя. — Тут опасно, особенно для тебя. Как сказал один мой знакомый: У монстров с тентаклями +100 к атаке против девочек — волшебниц! А у тебя сопротивляемость хентаю явно не прокачана, — рассмеялся он. Шутки Гэрри не поняла. Он, увидев, что ей не смешно только вздохнул. — Ну что же, — он присел напротив нее. — Я понимаю как тебе плохо. Знаю, что тебе надо все обдумать, но давай попробуем дать друг другу шанс. Узнаем друг друга, ведь мы технически одна семья. Потому, — он протянул ей руку. — Давай познакомимся.

Она некоторое время смотрела на него. Его зеленые глаза как у нее самой, казалось, светились теплым пламенем. Он улыбался ей, и на душе становилось немного теплее.

Неуверенно она взяла его руку. Теплую. Он помог ей подняться и повел за собой.

Быть может это начало другой сказки… И она… никогда не кончится…

***
Когда мадам Помфри проверила нас, то сказала, что результаты будут не скоро. Обработала раны, дала поесть и выдала зелий. После проверки оных и принятия, мы улеглись спать в Больничном крыле. Хотя спать это смело сказано. Мы, дождавшись, когда останемся одни, просто болтали. Разговаривали до поздней ночи, пока она сама не начала клевать носом.

Последующие дни до окончания учебного года, а именно три дня мы провели тут. Мы узнавали друг друга и просто болтали. К нам приходил народ и так же знакомился. Слизеринцы дали весточку, что у них начались не самые радужные времена, потому дружба переходит в тайный режим. Я это прекрасно понимал и не спорил. Лучше уж так, чем проблемы им.

Это даже хорошо. Дафна забыла меня, так что думаю, у нее с этим проблем особых не будет. Быть может, это изменит ее судьбу. Ведь в каноне ничего не говорилось о ней и высока вероятность, что она погибнет в Битве за Хогвартс. По крайней мере, никакой информации на этот счет у меня нет. Но все равно я постараюсь изменить это.

На прощальном пиру директор все же объявил о возвращении Темного Лорда, но на нас с Гэрри он не ссылался. Быть может, обойдется тогда и на нас не будет нападения дементоров. Хотя я бы не рассчитывал и стоит быть готовым.

Перед отбытием я выдал уже троим моим големам, а именно Сангвинию, Рейнейкеру и третьему, которого я немного переделал, изменив внешность, под именем Техножрец. Всем троим, я выдал задание подготовить нужную мне основу за лето. Как вернусь, буду сам дорабатывать. У меня в следующем году поход к василиску, так что нужна подготовка, но дома я не смогу работать в штатном режиме. Так же велел не попадаться никому на глаза и прятаться от всех.

Мы же с Гэрри будем вынуждены провести месяц каникул у Дурслей, чему я был вполне рад, а потом поедем к Сириусу. Вполне вероятно директор специально сбагривает нас подальше, чтобы мы ему не мешали, а так же поменьше знали. Ну и ладно. Учитывая, что совы у меня и так нет, то ограничивать мою переписку и так сложно. Но уж мы — то в этом году нашли способ общаться, а именно протеевы чары. Это конечно не чат или смс, скорость передачи не та, но что — то.

В целом этим годом я доволен. Создал големов, выжил, стал сильнее и умнее, поцеловался с Дорой и обрел настоящую сестру. Которую я сейчас просвещал, о том, как вести себя в доме Дурслей. Вообще с ними отдельная была история. Объяснять все пришлось мне, и писать письма тоже. А сделать все так, чтобы они не захотели меня расчленить, было крайней сложно и ведь не спалиться перед Дамби нельзя было. А ведь он точно проверял мою почту. Кое — как справился, пусть и с некоторыми проблемами, которые я переживу. Уж поработать в саду я могу, не жалко.

Единственными минусами считаются потеря Дафны, вынужденное расстояние с друзьями из Змей и воскрешение Волди.

Буду надеяться, все обойдется, и конец этой истории будет хорошим.

— А мы поместимся? — спросила Гэрри. — Ну, в одной комнатке?

— Не волнуйся, поместимся, — улыбнулся я. Пока не говорил, что у меня большая комната, потому для нее это будет сюрпризом. — Не бойся, — я видел что она волнуется. — Я же рядом.

— Ага, — улыбнулась она.

А дальше мы ехали все вместе слушая треп Рона, его спор с Гермионой, а так же веселое щебетание Луны, о новых костюмах. С Гэрри собираются сделать тоже что — нибудь интересное, но кого будет косплеить она, пока не решили. Но все потом и пока тут весело, можно и расслабиться, но всегда стоит быть внимательным.

— Постоянная бдительность…

***
Альбус Дамблдор так же как и каждый год у себя в кабинете тоже подводил итоги уходящего года. Информацию что он получил, и которая подтвердилась, его не радовала.

Том вернулся. Северус все подтвердил и даже историю Гарри. Уж в ней он немного сомневался, но все оказалось верным. И если бы не преждевременная кончина Аластора от яда самозванца, то все было бы не так плохо.

Итак. Том вернулся. К счастью, раньше чем он стал бы сильнее. Его рассудок явно сейчас не в самом лучшем состоянии, потому им можно будет манипулировать, пусть и не напрямую.

Вообще Темного Лорда, Альбус считал не только своим главным провалом в жизни, но и главной удачей. Сильный, безумный и недальновидный темный маг. Идеальное пугало для мира.

Альбус отдавал себе отчет, что так думать очень цинично, но ничего не мог поделать, ему это действительно полезно.

Единственное о чем заботился старик, было благополучие мира. Он хотел помочь всем и сделать мир лучше. Раньше он думал, что всего можно добиться только мирными методами, но суровая реальность разбила его идеалы. Лучший друг предал его и стал на опасный путь кровавого мира. Это Альбус никогда не принимал. Террор и жестокость не должны властвовать над чувствами и волей. Потому он остановил Грин — де — Вальда. Но убить его он не смог, Альбус никогда не убивал никого, он считал убийство это преступление против самой жизни, потому не смог решиться на такой шаг. Он запер его в собственной тюрьме и оставил там навечно.

Но из этого боя Альбус вынес свою концепцию мира. Чтобы мир жил счастливо, чтобы развивался и стремился к благу, его иногда нужно было встряхнуть. Его нужно напугать и спасти. Ему нужен герой и негодяй.

Став директором Хогвартса он начал развивать эту идею. Он думал героем сделать своего лучшего ученика Тома Реддла, но тот после Школы исчез и куда — то пропал. Это уже потом он выяснил, как опустился его ученик, и каким безумцем он стал. Но это не убавило веру Альбуса. Он нашел в Томе то самое пугало для мира. Незаметно и тайно помог ему стать таким как сейчас, а затем стал готовить Героя.

Кандидат нашелся быстро — Джеймс Поттер. Человек добрый, заботливый и с благородным сердцем. Он собрал вокруг себя хороших людей и смог исправить их. Помог тем, кто нуждался и стал маяком для заблудших кораблей. Любовь к хулиганству и неприятной ревности, конечно, его портили, но все же юноша был хорош. Он стал верным последователем идей Света и Высшего блага и тем героем, который был нужен.

Но тут у него появился ребенок. И приоритеты Джеймса сместились с войны на семью. Он стал менее зависимым от директора. Старик понимал это и не хотел мешать хоть чьему — либо счастью и был готов вновь взвалить на себя груз Героя. Хоть и понимал, что не он тот герой, в котором нуждается мир, но который его заслуживает.

Альбус уже было опустил руки, и тут к нему пришло Пророчество. Оно оказалось идеальным во всем и давало ему огромный пласт для действий.

Ребенок Поттеров или Лонгботтоммов мог стать этим Героем. Но Том тоже узнал обо всем, и его безумие оказалось сильнее планов старика, и две семьи погибли. Альбус не мог поверить в предательство, но ничего сделать уже не мог.

Война закончилась, но старик знал, что все вернется вновь, потому и решил подготовить Гарри, когда тот придет в Школу. Тот должен был усвоить дружбу, любовь и самоотверженность. Именно это было основой Героя, по мнению Альбуса.

И все получилось вполне неплохо. Гарри оказался именно таким Героем, какой нужен, даже лучше. Мальчик удивительно силен и гениален. Он смог возродить технологию големов Гриффиндора, но вот как старик пока не понял. Он понимал, что тут какой — то трюк, но никак не мог разгадать, да и времени у него не было. Дела есть поважнее.

Так же директор отметил, что Гарри сильнее, чем кажется. Он явно владеет телекинезом, у него сильная предрасположенность к магии воды и холода. Он не особо этим светит, но такие таланты у него есть. Даже без палочки может колдовать. Альбус был горд, особенно когда увидел у Гарри талант к левитации. А ведь он знал не так много магов с подобными способностями, и мальчик пойдет далеко.

Но чем больше он смотрел на ребенка, тем тяжелее было на душе, от того какая судьба в конце ждет его. Отправлять ребенка на смерть ему не хотелось, однако возродись Том позже, и скорее — всего, остановить его было бы уже невозможно. Выхода просто не было.

И тут появляется копия Гарри. Честно говоря, он сначала подумал, что это крестраж выбрался из мальчика и дурит ему мозги. Но проверив, он убедился во всем. В девочке тоже есть крестраж, но сможет ли им воспользоваться здешний Темный Лорд или их ждут два сразу, не понятно.

Девочка слабее Гарри, явно не настолько способна и об окклюменции даже не слышала. Это и хорошо и плохо. Быть может, если она будет реагировать на Тома, то можно будет через нее узнавать о планах Пожирателей. Значит, придется попросить Северуса подточить ее ментальные щиты. Но не стоит спешить с решением.

В целом, несмотря на некоторые минусы, как например с Гринграссами, все прошло хорошо. Альбус немного расстроился после инцидента в Озере. Гринграссы смогли бы наконец определиться со стороной и помочь в деле света, но после случившегося заикаться о таком нельзя. Благо хоть теперь тварь в Озере мертва, и никто больше не пострадает. Тушу забрали Отдел Тайн и там изучат.

Еще одна проблемой была в том, что Корнелиус отказался верить в возрождение Тома. А ведь Альбус предоставил ему все доказательства, в частности даже воспоминания, но тот так испугался увиденного, что пожелал не верить во все. Идиот. Он всех погубит. Но зато так будет легче его сместить и поставить на его место своего человека.

Остается ждать.

Так же минус в том, что Сириус провалил свое задание. Стать для Гарри маяком директора тот не смог. Да, Альбус признался, что не углядел в нем безумия и тому нужно лечиться. Однако, в такой период это сделать будет сложно. Сейчас нужен каждый человек и придется Блэку подождать с лечением. Увы, по — другому никак.

Зато во всем преуспела как ни странно Андромеда. Вот на кого стоило ставить в самом начале. Вот только та не такая ярая последовательница Альбуса. После смерти мужа, она даже наоборот немного холодна к старику, а уж после того как тот отказался отдавать ей на воспитание маленького Гарри, отдав Дурслям, так вообще не общались. Теперь же старик не был уверен, что сможет повлиять на упрямую женщину. Но искать теперь кого — то для Гарри нет смысла. Но одно хорошо — Андромеда точно не будет настраивать Гарри против директора, особенно сейчас, а если что, он сумеет вмешаться.

Что делать с девочкой, пока тоже не ясно. Но пусть пока все побудет так.

Была у старика мысль отправить девочку погостить у Сириуса или вообще куда — нибудь подальше ее отправить, но рука не поднялась разделить этих детей. У них и так жизнь будет короткой, так пусть хотя бы побудут вдвоем подольше.

В целом год удался и если не считать мелких неприятностей, то все хорошо. Игра начинается и мир готов к изменениям. Только в этом году придется много работать, и на Школу и даже самого Гарри времени не будет.

Старик поднялся и подошел к окну. Там как раз поезд отходил от перона и устремился вдаль, увозя учеников, чтобы осенью вновь вернуть их.

Проблемы будут, но справится. Как всегда справлялись.

— Все будет хорошо…

Глава 29. Дом и размышления

Глаза размером с пятирублевую монету, челюсть чешется о пол, а лицо вытягивается как в фильме «Армия тьмы».

Котошок на лицо.

Гэрри никак не может придти в себя. Все же увидеть мир таким, думаю, для нее нелегко. А это она еще комнату не видела.

Дурсли встретили нас без особой радости, но что уже хорошо, без упреков или ворчания. Дядя Вернон привез нас домой. Тетя некоторое время молча смотрела на Гэрри, а потом просто махнула рукой.

Да уж. Сестренка, похоже, ожидала всякого, но не такого спокойного отношения к себе. Мы отправились в мою комнату, и Гэрри не сразу сообразила, куда пропала дверь от ее комнаты. Увидев, что мы теперь живем на чердаке, она только тяжело вздохнула.

Кислое выражение лица у нее было ровно до того момента как она увидела свое будущее место проживание.

Чуть в обморок не упала.

— Я что, в пентхаусе отеля? — она присела и огромнейшими глазами смотрела на все это. Неужели для нее шок настолько сильный? В какой дыре она жила? Мне это сложно понять. Девушка долго не приходила в себя и такой же заторможенной была на ужине. Ела она, молча и была крайне немногословной.

Я вообще — то хотел бы приступить к обучению окклюменции и прочим полезным вещам, но решил пока подождать.

Всю неделю Гэрри была молчалива, дергана и подавлена. Я не знал, что с ней и волновался за сестру. Хотя ее можно понять. Опираясь на канон, я могу представить как она жила, и как все сейчас для нее разительно отличается. Дурсли, которые раб