КулЛиб электронная библиотека 

Призрак ущелья Анны [Владимир Михайлович Титов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Титов Владимир ПРИЗРАК УЩЕЛЬЯ АННЫ

«…26 июня приступили к осмотру ущелья. На малой транспортной шлюнке геолог Анна Васильева и бортмеханик Николай Стрельцов благополучно совершили посадку на столбы. Первой из шлюпки вышла Анна. Она успела сделать всего несколько шагов и провалилась.

Группа спасателей, прибывшая в ущелье через час, спустилась в провал на глубину пятьсот метров, но до дна его добраться не смогла. С поммцью приборов удалось определить глубину провала: она составляет 2973 метра…

…Столбы проваливаются часто. За время спасательных работ было зарегистрировано четыре обвала. По счастливой случайности все обошлось без новых человеческих жертв. Я вынужден был отдать приказ: прекратить работы как бессмысленные и опасные».

(Из рапорта командира звездолета «Мир» В. П. Иванова).
«…27 июня в 18 часов 36 минут радиоинженер Владимир Попов самовольно покинул корабль. Совершив на малой транспортной шлюпке посадку в районе ущелья, пробыл там два часа. Причину своего поступка объяснить отказался. За грубое нарушение Космического устава приказываю отстранить В. Попова от исследовательских работ до возвращения на Землю».

(Из приказа командира звездолета «Мир» В. П. Иванова).
Начальник экспедиции так сосредоточенно думал о чем-то, что даже не заметил, как вошел Олег.

— Иван Петрович!

— А?.. — словно очнулся он. — А!.. Это ты. Что-нибудь случилось на стройке?

— На стройке все в порядке, я только что с дежурства. В поселке все говорят о каких-то снимках.

Иван Петрович задумчиво глядел на Олега, словно не понимал его, наконец проговорил:

— Ах, да, снимки… Вот они, эти снимки. — Он протянул пачку блестящих листков фотопластика.

Олег присел в свободное кресло и принялся изучать фотографии, раскладывая их аккуратными рядами на столе.

— Ну, что скажешь?

Олег пожал плечами:

— Трудно судить, снято с большого расстояния.

— Верно. Но что-то все же снято!

— Не верю я, Иван Петрович, в сказки о привидениях.

— В сказки и я не верю. Но кто же тогда бродит в ущелье?

— Можно, я слетаю туда, похожу?

— Опять? И не мечтай даже! Инструкцию забыл? Хватит того, что ты добровольцам разрешил над ущельем патрулировать. Сам сколько раз с ними летал?

— Ну, раз шесть-семь.

— Вот-вот. А скажи на милость, с чьего это негласного распоряжения все летящие на базы и с баз самолеты крюк стали давать к ущелью?

— Это они сами.

— Ах, сами! А этот Свиридов еще и снять «кое-что» умудрился.

— Повезло.

— В общем, так: специалистов по привидениям у меня нет — одни строители. А раз уж там кто-то или что-то на самом деле бродит, то до прибытия ученых с Земли запрещаю всякие полеты в ущелье и «случайные» пролеты над ним.

— В последний раз разрешите?

— Горе мне с тобой, Олег. В конце концов, нет у меня сейчас ни одного свободного самолета.

— А «Старик» свободен? Не полезу я, Иван Петрович, в пекло. Прихвачу телевик посильнее, устроюсь где-нибудь у края ущелья…

— Как же, остановишь тебя у края!

Начальник помолчал минуты две, а потом сказал решительно:

— Хорошо. Самолетов не дам, а «Старика» забирай. Но учти, в последний раз!

«Старик» — допотопный гусеничный вездеход — машина историческая. Его оставила здесь первая экспедиция землян, посетившая планету Белую много десятилетий назад.

Олег захлопнул люк вездехода, удобно расположился в кресле водителя и, когда воздух в кабине стал пригодным для дыхания, откинул прозрачный шар-шлем скафандра.

Тронув старинные клавиши управления, он всем телом почувствовал дрожь заработавших двигателей и вывел вездеход из ангара. В глаза ударил яркий синеватый свет Альфы, одной из спаренных звезд здешней звездной системы.

Насколько хватало глаз, тянулась ослепительно белая равнина, у самого горизонта смыкавшаяся с блекло-голубым небом. Почти всю поверхность планеты, ровную, как бильярдный шар, покрывал белый и рыхлый самосветящийся слой. Этот тонкий, двух-трехсантиметровый слой, по сути, и составлял всю биосферу планеты. В ne.ii миллионы лет размножались микроорганизмы единственная обнаруженная на Белой форма жизни.

Бета еще не взошла.

Олег улыбнулся, подумав, что через десяток-другой лет здесь все неузнаваемо преобразится. Специальные комбинаты очистят атмосферу от ядовитых газов и обогатят ее кислородом. Блеклое небо станет ярко-голубым, и по нему поплывут курчавые барашки белых облаков — совсем как на перенаселенной старушке Земле. Раскинутся города, зазеленеют сады и поля, зашумят рощи, появятся искусственные реки и озера, а со временем и моря. Тысячи переселенцев получат новую родину. Ну а космические строители улетят благоустраивать новые миры.

Олег повернул машину и включил двигатели на полную мощность. Поселок строителей и строящийся космопорт скрылись за горизонтом. Ориентиров никаких не осталось; казалось, что машина замерла на месте, а гусеницы крутятся вхолостую.

От поселка до ущелья Анны всего полторы сотни километров, поэтому уже через час Олег увидел впереди, у самого горизонта, черную громаду столбов. Ущелье — одна из немногих достопримечательностей на белоснежной лысине планеты. Ровные вертикальные скалы-столбы окружили его со всех сторон точно забором. За «забором» столбы уходили в глубь ущелья террасами, огромными ломаными черно-белыми ступеньками: черные на вертикальных изломах и белые, с тонким узором трещин, на горизонтальных плоскостях.

Время от времени столбы обваливались, точнее — проваливались в громадную полость, находящуюся под ущельем. А на белоснежном полотне ступеней появлялись черные провалы. Вот такой коварный столб и похоронил во время первой экспедиции старшую сестру Олега — Анну Васильеву.

Ближе к центру ущелья провалов становилось все больше. В самом центре на много километров вдоль всего ущелья тянулась бездонная пропасть. Она со временем расширялась за счет новых обвалов.

Олег сбросил скорость, осторожно лавируя между прибрежными столбами, подвел вездеход к краю одной из безопасных террас и выключил двигатели. Стереокамера с двумя мощными телеобъективами лежала на свободном сиденье рядом. Олег не верил ни в какие привидения. На снимках Свиридова одинокий сине-зеленый силуэт в ущелье мог быть чем угодно: выбросом газа, например, или просто миражом.

Кто-то из ребят, когда появилось первое сообщение о привидении, пошутил: не иначе абориген какой из ущелья выполз позагорать. Посмеялись и забыли. А на следующей неделе привидение в разное время увидели трое… И, наконец, Свиридов со своими снимками. Уверяет, что ближе снять не смог слишком быстро летел. Пока сбросил скорость и вернулся в ущелье… привидения уже не было.

Локаторы во всех случаях странный феномен не регистрировали.

Олег просидел в вездеходе больше часа.

Ждать надоело, сидеть тоже. Олег надел шаровой шлем скафандра, выбрался из вездехода и Пошел вдоль обрыва. Побродив с полчаса, он перебрался на террасу ниже, осторожно подошел к краю новой ступеньки, заглянул вниз и отшатнулся — дна не было видно. Взошла наконец-то зеленоватая Бета. Стало светлее.

Где-то рядом ухнул столб. Олег вздрогнул от неожиданности. Ни к чему испытывать судьбу, лучше вернуться в вездеход. Олег повернулся и вскрикнул.

Прямо на него шла девушка! Она была уже на расстоянии вытянутой руки.

Олег отшатнулся, нога его позади не нашла опоры, и он шагнул в пустоту.

В это время года синяя Альфа почти не заходит за горизонт, выписывая гигантские круги на блеклом небе, зеленая же Бета появляется совсем ненадолго, один раз в сутки. До захода Беты оставалось несколько минут.

Олег сидел на мягком белоснежном полу, прислонясь к черной каменной стене. Руки все еще дрожали. Олег закрыл глаза, заново переживая ужас падения. В последний момент он вцепился в кромку террасы, кое-как подтянулся на руках и выбрался на край ступени. Как он спасся, было непостижимо: ведь этот белый живой налет, покрывающий почти всю поверхность планеты, очень скользкий, и руки в любую секунду могли сорваться с кромки.

Олег открыл глаза. В трех метрах от него странная девушка медленно, мучительно медленно заносила ногу над пропастью.

— Стой! — закричал Олег.

Но девушка сделала роковой шаг. И пошла над пропастью! Потом повернулась к Олегу, и он содрогнулся — Анна! Она улыбалась ему застывшей улыбкой.

Олег медленно поднялся, держась за стену.

— Аннушка. Сестренка, — бормотал он.

Анна была уже рядом. Олег шагнул ей навстречу. Анна прошла сквозь него…

Олег не принадлежал к числу трусливых людей. Иначе бы он не стал космическим строителем. Не так уж легко строить поселки, космопорты, обогатительные фабрики и автоматические заводы-шахты на необжитых, а порой враждебных человеку планетах. Не раз приходилось Олегу смотреть смерти в глаза. Однако сейчас казалось, что страх пробрался в каждую клетку организма. Не страх за свою жизнь, а какой-то особый, необузданный, мистический страх перед неведомым.

Олег закрывал и сткрывал глаза, мотал головой — Анна не исчезала. Он споткнулся о свою кинокамеру и вспомнил, зачем cн здесь. Снимал он долго и одержимо, пока не кончилась пленка. Он вставил новую кассету и опять приложился к окуляру. Но Анна исчезла.

Отыскивая ее, он чуть шагнул в сторону, и Анна… появилась. Шагнул обратно — она снова исчезла. Какоето время Олег бессмысленно смотрел перед собой. Но вдруг пришла догадка.

Он принялся внимательно осматривать стенку ближайшей террасы-ступени. Что-то блеснуло зелено-синей искоркой. Олег присмотрелся: кристалл, вернее, перстень с огромным цилиндрическим кристаллом, вплавленный дужкой в стену! Он узнал перстень.

Олег закрыл свою находку рукой. Изображение исчезло. Убрал руку — вот она, Анна, медленно идет вдоль обрыва.

Зеленая Бета скрылась, лучи ее напоследок скользнули по кристаллу, изображение Анны колыхнулось, стало прозрачным, затем еле видимым и наконец растаяло. Синяя Альфа без своей зеленой подруги уже не могла творить чудо.

Олегу вдруг стало понятно, зачем сюда много лет назад прилетал радиоинженер Владимир Попов, самовольно покинув корабль и отказавшись объяснить причину своего поступка. Он любил Анну.

Он влюбился в нее бесповоротно еще в школе. Только вот объясниться толком они тогда так и не сумели. Он — из-за излишней застенчивости, она от чрезмерной девичьей гордости. Так и разъехались они после школы, затаив в сердцах первую любовь и безотчетную обзду за невысказанное.

Владимир поступил в школу звездолетчиков, Анна — в институт космической геологии. Встретились они неожиданно через несколько лет, когда был объявлен состав экипажа звездолета «Мир». Они должны были лететь вместе. Наконец они объединились. Свадьбу решили справить после возвращения с далекой планеты. Но Анну похоронила пропасть вместе с рухнувшим столбом.

Грустную эту историю Попов рассказал Олегу, младшему брату своей любимой, в тот день, когда на Белую улетала экспедиция космических строителей. Вот только про перстень, который еще мальчишкой впервые увидел Олег у «дяди Володи», он ничего не сказал.

Кристаллоголография была увлечением Владимира.

Все свободное время он отдавал изготовлению голографических кристаллов. Делались они относительно просто, но необходимо было сумасшедшее терпение. Эпизод, отснятый на голограммной микропленке, разрезался на отдельные кинокадры. Микрокадры располагались радиально к оси будущего кристалла-цилиндрика. С торца они были похожи на древнеяпонский веер в миниатюре. Расположенные таким образом, кинокадры заливались прочным, прозрачным пластиком, вся заготовка шлифовалась, а затем полировалась. Готовый кристалл вставлялся в специальный проектор, где он медленно вращался, воспроизводя объемный, «закольцованный» киноэпизод. Отдельные умельцы вставляли в самодельные кристаллы до тысячи и даже больше кинокадров.

Именно тогда на некоторое время у молодежи в моду вошли перстни. Вместо драгоценных камней в них вправлялись кристаллы с записью изображения любимой или любимого.

Знал ли Виктор, намертво, навеки припаивая свой перстень к скале, что роль проектора на Белой сыграют два местных светила? Трудно сказать.