КулЛиб электронная библиотека 

Эликсир невидимости [Генри Каттнер] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Генри Каттнер ЭЛИКСИР НЕВИДИМОСТИ (пер. Н. Берденников)

/1/


Ричард Роли только вошел в лабораторию, как сразу же почуял недоброе. Его работодатель доктор Гаспар Мик выглядел слишком довольным собой. Либо кто-то умер, либо Мик снова отрывал у мух крылышки. Такой он был человек. Приятный малый, который отлично поладил бы с Торквемадой или даже с самим Нероном.

Кроме всего прочего, Роли волновала судьба лягушек. Они исчезли без следа. Он сел на протестующе заскрипевший стул с выражением горечи на бронзовом лице и попытался привести в порядок мысли, которые ему так хотелось высказать Мику. Через некоторое время он начал:

— Ну?

— А! — воскликнул ученый, закачавшись в своем кресле, как Будда. Его толстое розовое лицо блестело на солнце, а лысина сияла бесовским огнем. — А, — повторил он более многозначительно. — Это ты, Рик. Я наконец решил, что твои таланты не соответствуют выполняемой тобой работе.

— Какой именно? — спросил Роли. — Я — помощник, повар, мальчик на побегушках, мойщик лабораторной посуды и ответственный за все, здесь происходящее. Занимаю по меньшей мере пять должностей.

Мик сделал вид, что не заметил нотку иронии в его голосе.

— Я наконец решил позволить тебе участвовать в экспериментах. Я повышаю тебя в должности. Теперь мы — коллеги. Но зарплата остается прежней, — поспешно добавил он. — Но что такое деньги по сравнению со славой служения науке.

Роли едва не сказал о том, что деньги позволят ему жениться на Бинни — прелестной, хотя и глуповатой дочери Мика. Для него оставалось неразрешимой загадкой, как такой негодяй, как Мик, мог произвести на свет такого ангела, как Бинни. Кроме того, это тоже создавало определенные проблемы, потому что Бинни была несколько старомодной девушкой и не желала выходить замуж без разрешения отца. «Заставь отца сказать “да”,— однажды прошептала она на ухо своему возлюбленному, — и все будет шикарно».

— Ты что-то сказал? — спросил, врываясь в его мысли, Мик.

— Я спросил о лягушках, — пробурчал Роли. — Два месяца я выращивал гигантских лягушек, чтобы заработать немного денег, а теперь вижу, что террариум пуст. — Он еще раз обежал взглядом комнату.

Мик почему-то хихикнул.

— Не думай об этом, лучше посмотри сюда. — Он показал на несколько стоявших на столе пробирок с красными и зелеными этикетками. — Поговорим о деле. Я жду прихода посетителей и хочу, чтобы ты оставался здесь, пока они не уйдут. Ничего не говори. Просто слушай.

— А, ваш знаменитый эликсир невидимости. — Роли посмотрел на пробирки. — И кого вы ждете?

— Репортеров.

— Гм? — Молодой человек, не скрывая удивления, посмотрел на него. — После того, что произошло? После того, что о вас написали почти во всех газетах?..

Синие глаза Мика заблестели необыкновенно мерзко даже для него.

— Да. Насколько я помню, они называли меня шарлатаном, любителем саморекламы. Мне кажется, они уже изменили мнение обо мне.

— Ага, звонят в дверь.

Роли вздохнул, встал, вышел в приемную, открыл дверь и едва не был сметен волной возбужденных репортеров. Их было не меньше дюжины, и все они с жаждой крови в глазах требовали доктора Мика. Роли, смутно надеясь, что они разорвут ученого на куски, позволил им всем войти.

Мик встретил репортеров с довольным видом.

— Доброе утро, господа. Прошу садиться.

Стульев было всего два, но в жутком возбуждении никто на это не обратил внимания. Репортер плотного телосложения наклонился над столом с вытянутыми руками. Он либо пытался дотянуться до горла Мика, либо держал в руках нечто невидимое.

— Лягушки! — прохрипел репортер. — Невидимые лягушки! А у меня, как назло, похмелье. О боже!

Он заметно вздрогнул и разжал руки. Что-то со звуком, похожим на падение мокрой тряпки, шлепнулось на пресс-папье, потом послышались какие-то странные звуки, за которыми последовал всплеск в аквариуме с золотыми рыбками. Один из репортеров — круглолицый мужчина — выдавил из себя нечленораздельный звук и принялся жадно пить из коричневой бутылки.

— Я многое могу вытерпеть, — сказал первый репортер. — И возможно, есть обстоятельства, оправдывающие ваши действия. Но скажите, ради бога, неужели нельзя было доказать свою правоту каким-нибудь другим способом? Послушайте. На мое имя доставили посылку. Я открыл коробку и ничего в ней не увидел. А в следующее мгновение невидимая лягушка прыгнула мне прямо в лицо.

— Грязный трюк, — сказал невысокий коренастый мужчина с черной как уголь шевелюрой и мешками под глазами.

Из угла донесся пронзивший Роли до глубины души крик.

— Мои лягушки, — с чувством произнес он. — Смотрите, на что наступаете, ребята.

Мик откашлялся, чтобы привлечь внимание к себе.

— Господа, — произнес он громким голосом. — Я, естественно, приношу свои извинения. Я должен был поступить так для того, чтобы вы обязательно пришли сюда и увидели все воочию. Как я вам уже сообщал письменно, мне удалось изобрести жидкость, которая вызывает невидимость, обеспечивая полную прозрачность материальных объектов. Я сам не знаю точно, как это происходит. Полагаю, это связано с каким-то излучением на клеточном или атомном уровне — по крайней мере, жидкость делает невидимыми не только одежду, но и плоть и кровь.

— Здесь, — он взял со стола одну из пробирок с красной наклейкой, — эликсир невидимости. А в бутылочках с зелеными этикетками — противоядие.

— Невидимые лягушки, — тупо произнес первый репортер. — Я не собираюсь писать об этом, даже если исчезну сам. Все это белая горячка.

— Я не сомневался в вашем скептическом отношении, — продолжил Мик, — поэтому решил предоставить неопровержимое доказательство. Я хочу, джентльмены, чтобы вы расположились в разных местах в этом квартале. У вас, — он показал на одного из репортеров, — будет украден носовой платок. Вы лишитесь своей шляпы, а вы…

— Только не бумажник, — воскликнул кто-то из репортеров, торопливо застегивая задний карман брюк. — Вчера была зарплата.

— Я подойду к вам незаметно, и вы получите окончательное доказательство. У всех вас я оставлю визитные карточки. — Мик показал кожаный футляр для визитных карточек. — Это вас убедит?

— Да, — ответил чей-то печальный голос. — Боюсь, этого будет более чем достаточно. А то лягушки… — И репортер пробормотал нечто бессвязное совершенно уничижительным тоном.

— Отлично, — бодро произнес Мик, потирая руки, и бесцеремонно выдворил репортеров из помещения.

В лаборатории остались только учёный и Роли. Последний стоял в углу и не спускал глаз с письменного стола. У него создалось впечатление, что пробирок убавилось. Может быть…

— Итак! — Мик резко повернулся к своему ассистенту. — Быстро бери футляр.

— Я? — Роли попытался пройти сквозь стену спиной. — Но…

Доктор схватил со стола пробирку с красной этикеткой и пошел на Роли с жаждой крови во взгляде.

— Пей!

Роли уклонился.

— Ни за что! — воскликнул он. — Я многое готов вытерпеть, но становиться подопытным животным…

Мик задумчиво почесал один из своих подбородков.

— Послушай, — произнес он успокаивающим тоном. — Ты слышал, как я рассказывал репортерам о своем плане? Теперь они стоят на углах и ждут человека-невидимку.

— Они ждут вас, — возразил Роли.

— Если ты станешь невидимым, они ни о чем не догадаются, — с убийственной логикой заметил Мик.

— Это последняя капля! Сперва вы украли моих лягушек, а теперь…

Роли поперхнулся. Только мысли о Бинни удержали его от того, чтобы не порушить Миком всю мебель в лаборатории.

— Да, — вкрадчивым тоном произнес доктор. — Бинни. Я подумывал о том, чтобы взять ее с собой в поездку по Мексике. А еще я подумывал о том, что мне давно пора уволить тебя.

Роли оставалось только корчиться в муках, все карты были на руках Мика. Неохотно он позволил ученому сунуть пробирку себе в руку…

Дверь открылась, и в лабораторию вошла Бинни в сопровождении излишне дружелюбной собаки. В девушке не было ничего заслуживающего внимания, за исключением красоты, и Роли обманывал себя, когда ему показалось, что он видит у нее за спиной крылья. Собака, напротив, заслуживала внимания.

Во-первых, Ангел был совершенно несдержан в проявлении своих чувств. Он был крупным псом с ничем не примечательной внешностью и легкой примесью ищейки в крови. Кроме того, Ангел был жутким трусом, но при каждой возможности старался демонстрировать весьма внушительные клыки. Как обладатель тонкого вкуса, пес на дух не переносил Мика.

Появление Бинни вызвало бурную реакцию внутри Роли. Некоторые люди назвали бы такую реакцию любовью. Как бы то ни было, понимая зависимость своего будущего от доброй воли доктора Мика, Роли проглотил эликсир и тут же почувствовал, что пропавшие лягушки решили поселиться в его желудке.

Сначала они делали это постепенно и скрытно. Царапаясь лапками, они скользили по пищеводу и с глухими шлепками по очереди проваливались на дно желудка. Затем решили, сцепившись лапками, станцевать болеро. Роли в отчаянии схватился за голову, потому что ему показалось, что голове захотелось немного полетать.

— Гвлг-нвнк! — сказал он.

Бинни с удивлением обернулась.

— Что это было? Папа, я что-то слышала или мне показалось?

— Конечно показалось, — с улыбкой успокоил ее Мик. — Я просто собирался кое-что съесть. Я тебе нужен?

Девушка весьма приятно порозовела.

— Я искала Рика. Он… ой!

Какое-то странное чувство, казалось, охватило Бинни. Ее глаза светились.

— В чем дело? — На этот раз удивленным выглядел доктор.

Девушка проглотила комок в горле и потупила взор.

— Ничего. Просто мне показалось, что кто-то меня поцеловал. Глупо, правда?

— Очень глупо, — мрачно заметил Мик, пожирая испепеляющим взглядом пустоту. — Ты должна меня извинить, Бинни, так много работы…

Он замолчал, потому что его взгляд был прикован к странным даже для слишком дружелюбного пса ужимкам и прыжкам.

Ангел пребывал в замешательстве. Его обманывал собственный нос. В комнате находился призрак — призрак с запахом. От призрака пахло Роли, но этого джентльмена в лаборатории явно не было. Ангел стряхнул длинные уши с глаз и еще раз окинул комнату недоуменным взглядом. Никакого Роли. Но запах оставался.

Ангел ткнулся носом в ковер и, шумно принюхиваясь, заставил свое туловище потащиться за мордой. Он вдруг резко остановился и коротко взвизгнул. Его нос вошел в плотный контакт с чьим-то невидимым ботинком.

Все зависело от того, лишится Ангел чувств или нет. Несчастное существо задрожало всем телом. Роли, решив пожалеть его, наклонился и погладил Ангела по голове.

Это оказалось последней каплей. Громко взвизгнув от отчаяния, пес лишился чувств.

Мик откашлялся. Он подошел к двери и многозначительно открыл ее, чтобы невидимый Роли смог выйти.

— Футляр, — едва слышно пробормотал он.

— Взял, — раздался ответный, чуть слышный шепот, и Роли ушел, оставив в лаборатории впавшего в легкую истерику пса и девушку, которая была несколько озадачена и скорее довольна, чем наоборот.


/2/


Ангел пришел в себя очень скоро. В чувство его привело врожденное любопытство. Руководствуясь собачьим инстинктом, он быстро сообразил, что загадка покинула комнату, и с безумной скоростью последовал за ней, едва не сбив с ног доктора Мика. Послышался стук захлопнувшейся двери, за которым последовало крепкое ругательство, тихо произнесенное явным специалистом в этих вопросах.

Отослав Винни, Мик вернулся в свой кабинет и стал принимать разные позы перед высоким зеркалом — у некоторых репортеров были фотоаппараты.

Тем временем человек-невидимка лежал рядом с домом в сточной канаве и потирал ушибленное колено. Он немедленно угодил в беду. Ноги Роли находились совсем не там, где, по его мнению, они должны были находиться, и в результате он упал, не успев сделать и нескольких шагов. В некотором смысле это напоминало прогулку с завязанными глазами. Было очень непросто правильно определить расстояние. Роли поднялся на ноги, увидел, что потерял футляр для визитных карточек, и принялся его искать. Футляр валялся неподалеку на земле и мгновенно стал невидимым, стоило Роли коснуться его рукой.

Что теперь? Он огляделся, чувствуя себя странно одиноким и оторванным от окружающего мира. Прохожих было мало. Мимо прогрохотал трамвай. Один из репортеров стоял рядом с Роли, прислонившись к фонарному столбу.

Вспомнив о поручении, Роли стал медленно приближаться к мужчине. Остановившись прямо перед ним, он немного подождал. Выражение лица репортера не изменилось. Он явно не замечал стоявшего перед ним Роли.

Тогда Роли протянул руку и аккуратно вытащил торчавший из кармана репортера носовой платок. Платок так быстро стал невидимым, что его исчезновение осталось незамеченным. Репортер кивнул, достал сигарету и закурил, чиркнув спичкой о ноготь большого пальца.

Роли усмехнулся. Поручение оказалось весьма простым. Он достал карточку из футляра и сунул ее в карман жертвы вместо носового платка.

Когда он отвернулся, за спиной послышалось громкое сопение. Ангел шел по следу, инстинкт ищейки полностью пробудился в нем. Его безнадежный визг словно бы говорил: «А это еще что такое?»

Роли, опасаясь осложнений, поспешил удалиться. Следующий репортер находился в середине квартала, и он выполнил поручение, прежде чем Ангел успел снова напасть на след. Третий репортер стоял на углу, прислонившись к гранитной стене Пятого кредитного банка, и Роли удалось незаметно заменить его портсигар на визитную карточку. Ему начинала нравиться власть над людьми, которую давала невидимость. Если бы только этот треклятый пес держался подальше!

Но Ангел был настойчивым и упрямым. Люди начали останавливаться, чтобы посмотреть на странные прыжки животного, которое, казалось, решило заняться акробатическими танцами. Псу снова удалось выследить Роли, и он решил подпрыгнуть, чтобы лизнуть приятеля в лицо. Роли был невидимым, поэтому попытки Ангела выглядели странными, если не сказать больше.

Собралась небольшая толпа.

— Бешенство, — заметила тощая старая дева в очках со стальной оправой.

— Чепуха, — возразил высокий мертвенно-бледный мужчина с печальными глазами. — Пес просто пьян. — Он помолчал, внимательно разглядывая пса, и после некоторого раздумья добавил: — Нет. Пьян я. Или сошел с ума. Вы посмотрите на это! Я сошел с ума или эта ужасная собака действительно парит в воздухе?

Старая дева ничего не ответила, потому что лишилась чувств. В собравшейся толпе раздались удивленные крики, и на это была причина.

Когда Ангел подпрыгнул, Роли инстинктивно схватил его, чтобы не упасть и не пораниться самому. Для зевак все это выглядело так, как будто Ангел без поддержки завис в четырех футах над тротуаром, отчаянно перебирая лапами и скуля, словно пытаясь сохранить столь сверхъестественное состояние.

Сквозь толпу пробился полицейский. Его и без того красное лицо стало еще краснее.

— Разойтись! — приказал он. — Что здесь происходит?

Никто не ответил. В этом не было необходимости. Патрульный Донован крепко сжал губы. Как человек, не отличающийся богатым воображением, он увидел только, что собака парит в воздухе и является причиной беспорядков. Значит, собаку следует опустить на землю.

Решительно прошагав вперед, Донован положил огромные ладони на спину Ангела и попытался опустить пса на грешную землю. Роли машинально потянул вверх. Бедный Ангел заверещал от боли и укусил полицейского.

Донован, заскрипев зубами, попятился. Он выхватил дубинку и с угрожающим видом бросился вперед. Роли, испугавшись осложнений, отреагировал.

Пес, словно оттолкнувшись от воздуха, полетел прямо в лицо Донована. Человек и собака рухнули на тротуар, но на этом дело не кончилось. Ангел воспользовался возможностью, чтобы еще раз тяпнуть своего мучителя, после чего бросился наутек. Донован побежал следом. Толпа, поняв, что представление закончилось, разошлась.

Роли тоже поспешил удалиться. Бросив взгляд на часы, он понял, что не может их видеть, но тем не менее решил выполнить поручение до конца. На это не ушло много времени.

Через пятнадцать минут он, воспользовавшись собственным ключом, незаметно вошел в приемную Мика. Потом тихо прошел в лабораторию и увидел, что ученый по-прежнему сидит за своим столом.

— О’кей, — сказал Роли.

Мик вздрогнул и поднял взгляд.

— А, это ты. Я немного беспокоился, что репортеры окажутся здесь раньше тебя. Они не должны знать, что невидимкой вместо меня был ты. Все в порядке?

Он протянул Роли пробирку, и тот жадно выпил ее содержимое.

Тело забилось в судорогах, которые, впрочем, быстро прошли. Блуждавший по комнате взгляд Мика наконец остановился на нем.

— Отлично, — кивнул ученый. — Ты снова стал видимым. Итак, как все прошло?

— Все прошло просто замечательно, — сказал Роли, положив ноги на стол. И в этот момент раздался звонок.

— Ты меня успокоил, — с улыбкой произнес Мик. — Я не знал, как вещество подействует на организм человека. До этого момента я использовал его только на лягушках и низших животных.

Роли с трудом подавил порыв свернуть ученому шею. Вместо этого он подошел к двери и впустил в лабораторию толпу репортеров. Они, издавая странные звуки, окружили стол Мика.

— Вы как раз вовремя, — сказал последний. — Итак, вы удовлетворены?

Репортеры утвердительно загудели. Высокий мужчина с холодным взглядом, которого Роли раньше не видел, вышел вперед.

— Вы сделали себя невидимым? — спросил он.

— Да.

— Просто сенсация! — воскликнул один из репортеров.

— Доктор Мик, вы арестованы, — сказал человек с холодным взглядом.

В наступившей гробовой тишине он показал блестящий значок.

— Где деньги?

Мик превратился в статую. Репортеры наперебой начали задавать вопросы, и детективу с трудом удалось их успокоить.

— Ограблен Пятый кредитный банк. Таким образом…

— Вы с ума сошли! — завопил Мик. — Я засужу вас за клевету! Я… я…

— Послушайте, — сказал детектив. — Я все видел своими глазами. Банкноты. Пачками. Они летели по банку и вылетали в дверь. У денег нет крыльев. Я ни за что не догадался бы, что произошло, если бы не поговорил со стоявшим рядом с банком репортером. Мик, вам не сойдет это с рук, советую облегчить свою участь. Где деньги?

Роли позеленел. Он заметил осуждающий взгляд Мика и вздрогнул. Он понимал, что думал ученый. Конечно, Роли нужны были деньги, чтобы жениться. Так просто было пройти в банк незамеченным и…

— Вот преступник, — прорычал Мик, показав толстым пальцем на своего ассистента. — Я… я не становился невидимым. Он сделал это вместо меня. Я все время находился здесь.

— Вы можете это доказать? — спросил детектив. — Полагаю, нет. Этот номер не пройдет, приятель. Против вас слишком много улик. Вы оставили свои карточки у всех репортеров. Где деньги?

Мик схватил со стола пробирку с красной наклейкой. Детектив успел его остановить. Щелкнули наручники.

— Если хотите, чтобы было так, о’кей, — сказал блюститель порядка. — Пошли.

— Роли! — закричал арестованный Мик. — Я убью тебя за это!

Дверь распахнулась, и появилась Винни, тащившая на поводке упиравшегося всеми лапами Ангела.

— Что…

Короткими, но убедительными фразами Мик объяснил сложившуюся ситуацию.

— Твой приятель ограбил банк и взвалил вину на меня. Я…

— Пошли, — повторил детектив и увел громко протестующего арестованного.

Репортеры последовали за ними. Оставшиеся в лаборатории Роли, Винни и Ангел посмотрели друг на друга.

Девушка тихо заплакала и спрятала лицо на груди Роли.

— О, Рик, что произошло?

Он объяснил.

— Винни, я ни в чем не виноват, клянусь. Ты мне веришь?

Она медлила с ответом.

— Ты… уверен?

— Винни! Ты знаешь, что я не стал бы…

— Да, но все выглядит так нелепо. Я тебе верю, дорогой, но ты должен признать… неужели ничего нельзя сделать? Неужели ты ничего не можешь сделать?

— Что именно? — спросил Роли.

Бинни сжала губы.

— Ты должен спасти папу. Он не в силах доказать свою невиновность. Его могут посадить в тюрьму. Тогда… тогда я не смогу выйти за тебя замуж.

— Но как это могло случиться? — недовольно проворчал Роли. — Деньги вылетели из банка, а я был единственным человеком-невидимкой.

— Правда?

— Понимаю, что ты имеешь в виду, — медленно произнес после некоторого молчания Роли. — Был еще один человек-невидимка, но разве такое возможно? — Он задумался. — Кто-то еще изобрел эликсир невидимости… Нет, такого совпадения быть не может. Мы должны принять на веру то, что других пробирок, кроме стоящих на столе, не существует.

— Нет, — сказала Бинни. — Есть еще пробирки в сейфе.

Она кивнула на огромный, встроенный в стену сейф.

— О'кей, но он заперт. Комбинация известна только твоему отцу. В сейфе хранится эликсир и противоядие, но о них мы можем пока забыть. Только пробирки на столе имеют значение. — Глаза Роли расширились. — Так-так-так, дай подумать. По-моему, их стало меньше, чем было.

— Когда именно?

— Когда пришли репортеры. Стоп! Послушай, Бинни, а что, если один из толпы не был репортером?

— Но…

— Нет, послушай! Идеальная ситуация для преступника. Предположим, он каким-то образом узнал о том, что должно произойти сегодня. Предположим, он, притворившись репортером, пришел сюда с остальными и незаметно украл пару пробирок. После этого ему оставалось только стать невидимым, ограбить банк, и во всем обвинили бы твоего отца.

— Скорее всего, ты прав, — согласилась Бинни. — Но что мы можем сделать?

— Одну минуту, — сказал Роли, пересчитывая пробирки. — Ага, не хватает двух, кроме тех, что использовал я. Одного с эликсиром, одного — с противоядием. — Он покачал головой. — Полиция не поверит в такую историю.

— Значит, ты должен найти доказательство, — решительно заявила Бинни. — Нет, не приближайся ко мне. Сначала выручи папу. Он попал в тюрьму по твоей вине.

Роли вздохнул, потрясенный до глубины души незаслуженным обвинением, потом плотно сжал губы.

— О’кей, — сказал он. — Но если я сделаю это… ты выйдешь за меня замуж?

— Да, — ответила Бинни, и Роли чуть ли не бегом вылетел из лаборатории.


/3/


Доказательства. В них было все дело. Роли из-за сумятицы в голове почти не мог мыслить последовательно, но знал по многочисленным детективным рассказам, что улики имели решающее значение. А где их найти? Может быть, в банке?

Но первую улику Роли нашел вовсе не в банке. Он нашел ее на другой стороне улицы, рядом с пустырем. И заключалась улика в осколках стекла, от которых шел тонкий запах.

Среди осколков он увидел промокшую зеленую этикетку.

Противоядие! Роли зажмурился и попытался представить, что произошло. Невидимый грабитель вошел в банк и украл деньги. Потом, убегая, случайно уронил пробирку с противоядием. Это значило…

Это значило, что преступник по-прежнему был невидимым. Он вынужден будет оставаться невидимым, пока не найдет противоядие!

Как можно поймать невидимого вора? Роли потер раскалывающийся от боли лоб. Зрение помочь не могло. Когда он сам был невидимым, только Ангел обнаружил его присутствие.

Ангел… ищейки… то, что нужно! Он пошлет Ангела по следу. Не стоило рассчитывать на успех, но других шансов просто не было.

Роли понадобилось всего пять секунд на то, чтобы вернуться в лабораторию. Бинни нигде не было видно. Кабинет был пуст.

— Ангел! — позвал он. — Ко мне! Обедать!

Сильнейший удар в грудь едва не сбил Роли с ног.

Он, поморщившись, сел, и тут же какой-то влажный предмет начал быстро скользить по его лицу. Судя по всему, Ангела обрадовала перспектива обеда.

— О мой бог, — простонал Роли. — Проклятый пес тоже стал невидимым.

Он был прав. Пол был завален предметами, которые совсем недавно находились на письменном столе. Везде сверкали осколки стекла. Оттолкнув от себя невидимого пса, Роли принялся копаться в мусоре. Вскоре он откинулся на спинку и тяжело вздохнул.

Целыми остались только две пробирки. На обеих были красные этикетки эликсира невидимости. Противоядие исчезло без следа. Но Роли не забыл, что запас противоядия находился в сейфе. Оставалось только узнать у Мика комбинацию, и…

Но на это не было времени. След слабел с каждой минутой — возможно, уже сейчас его невозможно взять. Ему придется использовать невидимую ищейку для того, чтобы выследить невидимого вора.

Как?

Роли взял ошейник и поводок Ангела. Ценой немалых усилий ему удалось надеть их на невидимую собаку более или менее правильно, и он встал, крепко сжав в руке поводок. У него начали стучать зубы.

Вид был не слишком приятный. Туго натянутый поводок, крепко сжатый в руке Роли, заканчивался собачьим ошейником, который, как могло показаться, висел в воздухе и иногда подпрыгивал. Невозможно было представить, что на конце поводка находился Ангел. Роли, поддавшись безумному порыву, попытался просунуть руку в пустоту внутри ошейника и тут же был тяпнут за пальцы.

— О’кей, — простонал Роли. — Ангел, попытайся вести себя прилично. Тихо. К ноге.

Он открыл дверь и вышел на улицу, стараясь не обращать внимания на поводок и ошейник. С таким же успехом можно было не обращать внимания на землетрясение.

К счастью, на улице почти никого не было. Никто не заподозрил ничего дурного, пока Роли тащил пса к месту назначения. Потом он ткнул Ангела носом в осколки стекла на тротуаре и тихо сказал:

— След! След, дурила! Возьми его!

В собаке сразу же проснулась ищейка. Глухо тявкнув, Ангел рванулся вперед и вырвал поводок из руки Роли. От последовавшего за этим невероятного зрелища с полдюжины прохожих сошли с ума, а привлекательная блондинка с пышными формами, отчаянно жестикулируя и вопя, вбежала в находившийся по соседству салун.

— Двойной виски! — задыхаясь, сказала она бармену. — Быстро! Я только что видела, как мужчина гнался по улице за змеей. Такой ужасной змеи мне видеть еще не приходилось!


Ошейник и поводок тем временем неслись дальше. Тихо ругаясь, Роли бежал за ними, стараясь поймать поводок вытянутой рукой. Ангел шел по следу…

— Змея! — закричал полицейский в форме.

Он выхватил свой служебный револьвер и прицелился, но в следующее мгновение Роли попытался вырвать у него из руки оружие. Полицейский отчаянно сопротивлялся.

— Отпусти! — кричал он. — Она кого-нибудь укусит…

— Нет, нет! — лепетал Роли. У нее зубов нет. Это… старая змея. Домашняя. Она живет в нашей семье уже много лет. Не стреляйте!

Возню прекратил сам Ангел. Как честный и благородный пес, он почувствовал, что Роли попал в беду. На время оставив след, он вернулся и, дождавшись удобного момента, схватил полицейского за штаны. Это, естественно, не могло не привлечь внимания стража порядка, а когда он немного пришел в себя, Роли уже скрылся за углом, крепко сжав в руке поводок.

— Битое стекло, — прошипел он псу. — Вот чем я накормлю тебя на обед. Я разорву тебя на части голыми руками, после того как ты найдешь нужного человека.

Но Ангел уже остановился и обнюхивал закрытую дверь. Роли открыл ее и увидел скрывавшуюся в полумраке узкую лестницу. Дешевые меблированные комнаты, из которых доносились не слишком аппетитные запахи готовящейся еды.

Ангел бешено бросился вверх по лестнице, таща за собой Роли. Один пролет. Два. Три. Верхний этаж.

Пес остановился перед дверью. Он принюхался, бросил взгляд на Роли, о чем последний, естественно, не догадывался, и коротко гавкнул. Ничего не произошло.

Желудок Роли превратился в лед. Он понимал, что за дверью находится преследуемый им человек, но что делать дальше?

Он искренне пожалел о том, что за ним не погнался полицейский. Сам он без оружия мало что мог сделать с преступником, который, несомненно, носил револьвер. Так, нужно было позвать на помощь. Полицейских. Много полицейских. Сотню, никак не меньше. Он уже повернулся, чтобы на цыпочках удалиться.

И в этот момент дверь распахнулась, и Ангел в безудержном стремлении помочь бросился за порог.

Роли заглянул внутрь и увидел бедно обставленную комнату, в центре которой стоял стол, накрытый на одного. На блюде лежал недоеденный бифштекс. В комнате никого не было.

Холодный пот выступил на лбу Роли. Он осторожно вошел. И резко остановился, почувствовав в животе боль. От резкого удара.

— Не двигайся, — произнес низкий угрожающий голос. — Подними руки вверх. Вот так.

— Уг… уг… я пришел снять комнату, — задыхаясь, произнес Роли.

— Да? И почему-то совсем не удивился, не увидев меня. Я тебя знаю. Ты сообщник Мика. Видел тебя у него в конторе. А теперь развернись и войди в комнату, если не хочешь, чтобы я проделал в тебе туннель.

Роли повиновался. Переступив порог, он резко бросился в сторону и закричал:

— Ангел! Взять его!

Ничего не произошло. Со стороны стола донеслось глухое урчание. Остатки бифштекса исчезали с блюда огромными кусками. В данный момент Ангела не интересовали преступники. Нечасто ему доводилось получать косточку с таким восхитительным куском мяса.

— Мой обед, — с горечью произнес преступник, закрывая дверь. — Да, мне было очень приятно. Все время попадал вилкой в глаз. Невидимость не так хороша, как о ней думают.

Ключ повернулся в замке и исчез, вероятно, в кармане грабителя.

— Садись.

Роли сел на расшатанную кушетку и почувствовал, как невидимые руки обыскивают его.

— Пушки нет. О’кей. Как ты меня нашел? Впрочем, не говори. Сам догадаюсь. Руди Брант — головастый малый.

— Руди Брант?

— Да. А тебе что нужно?

Роли сказал. А потом, набравшись мужества, продолжил:

— На твоем месте я без глупостей пошел бы со мной. Я знаю, что ты потерял противоядие и вынужден оставаться невидимым…

— Очень рад, что ты заскочил. Я сам собирался навестить тебя. Это противоядие, где я могу его найти?

— Нигде.

Роли тут же получил сокрушительный удар по голове, и в глазах его замелькали звезды. В голосе Бранта появились резкие истерические нотки.

— Не вздумай шутить со мной, умник! Я… что теперь скажешь? — Что-то острое уперлось Роли в живот. — Чувствуешь нож? Я могу выпотрошить тебя…

— Не надо, — едва слышным голосом произнес Роли.

— Где лекарство?

— Заперто в сейфе Мика. Остальное разбилось.

— Да? Это ты так говоришь? — Роли почувствовал, что острие ножа упирается в живот сильнее.

— Это правда, — задыхаясь, выдавил он.

— Ладно, верю. Не имеет значения. Ты пойдешь и откроешь этот сейф. Я буду у тебя за спиной. Мне очень нужно противоядие. Не могу оставаться в таком виде.

Роли почувствовал, что ему трудно говорить.

— Да, конечно, Брант. Буду рад помочь. Только… только я не знаю комбинацию. Погоди минуту! Не теряй головы. Только Мик знает, как открыть сейф.

— Где он сейчас? — медленно спросил Брант.

— В тюрьме, за ограбление банка.

Раздался невеселый смех.

— А ты его помощник, да? Тогда узнай у него комбинацию и открой сейф. И не вздумай хитрить. Я буду у тебя за спиной. — Нож немного покрутился на животе.

— Не надо, — пролепетал Роли. — Щекотно. Я все сделаю.

— Сейчас!

— Д-да, сейчас.

Роли встал и направился к двери. Ключ вдруг появился и повернулся в замке. Он вздохнул и потянулся к ручке…

Просто здорово. У него за спиной стоял невидимый убийца. Причем едва не впадавший в истерику от страха. Роли знал, что попал почти в безвыходную ситуацию. Он не смел даже позвать на помощь. Беда была неминуемой, заподозри его Брант хоть в чем-то.

Придется ждать удобного случая. Ситуация изменится, лишь только он войдет в тюрьму, чтобы повидаться с Миком. Преступник окажется в затруднительном положении, когда его будут окружать стальные решетки.

Куда подевался Ангел? Роли тихонько свистнул, но не получил никакого ответа. Вероятно, пес остался в комнате преступника.

— Заткнись, — услышал он низкий голос.

— Я только…

— Я сказал, заткнись и шевели ногами. Останови такси.

Роли остановил машину. Сел в салон, и водитель тут же протянул руку, чтобы захлопнуть дверцу. Раздался приглушенный крик боли, и Роли почувствовал, как на него упало тяжелое тело. Едва слышно прозвучало витиеватое ругательство.

— Простите, мистер, — сказал водитель, повернув к нему удивленное лицо. — Я прищемил вас дверью? Готов поклясться…

— Все в порядке, — торопливо перебил его Роли. — В городскую тюрьму, и побыстрее.


/4/


Дежурный сержант заявил, что Роли не может видеть доктора Мика. По крайней мере пока. Потом он повернулся и впился испепеляющим взглядом в маленького худенького взломщика сейфов с благочестивым лицом.

— Ангелы приказали мне вскрыть тот ящик, — сказал взломщик, очевидно продолжая длинную и лживую историю.

— Не зря тебя прозвали Проповедником Беном, — прорычал сержант. — Ангелы… ха! У тебя будет много времени на общение с ангелами в тюрьме.

Он повернулся к попытавшемуся протестовать Роли.

— Я сказал — нет! Убирайся отсюда! Может быть, увидишься с Миком завтра. А пока проваливай.

Роли почувствовал, что невидимая рука уводит его. Он стал лихорадочно думать. Ему нужно было увидеть ученого, терять время было нельзя. Чрезмерно напряженные нервы Бранта могли не выдержать в любой момент, и будет совершено убийство. Но как…

Роли вдруг вспомнил о двух пробирках с эликсиром невидимости, которые он сунул в карман, прежде чем покинул дом Мика, и незаметно нащупал их. Его сердце торжествующе забилось.

Идеальное убежище от Бранта! Он станет невидимым, потом спокойно проникнет в тюрьму и навестит Мика. После этого можно будет разработать какой-нибудь план. Но в первую очередь он должен был ускользнуть от кровожадного грабителя банков.

Как проглотить эликсир незаметно?

В углу он увидел бачок с охлажденной питьевой водой и осторожно направился к нему. Сунув руку в карман, Роли открыл одну из пробирок. Сжав в ладони тонкую трубочку, он взял бумажный стаканчик и наполнил его водой. Потом ловким движением вылил в стаканчик содержимое пробирки.

Брант не произнес ни звука. Заметил ли он его хитрость?

Роли выпил воду одним глотком. Знакомое чувство жжения возникло в пищеводе. Одновременно он прыгнул в сторону и развернулся.

Маленький взломщик сейфов пронзительно заверещал:

— Этот парень! Он ангел. Только что был здесь, а потом исчез!

Сержант с непроницаемым лицом посмотрел туда, куда показывал арестованный.

— Чокнутый, — сказал он. — Он просто вышел. А теперь…

— Грязная вонючая крыса! — раздался пронзительный, полный злости голос. — Я отрежу тебе уши и заставлю их съесть!

— Кто это сказал? — взревел сержант.

— Ангелы, — услужливо подсказал «медвежатник».

Роли решил не обращать внимания на угрозу невидимого Бранта. Грабитель разгадал его трюк, но слишком поздно, чтобы что-нибудь предпринять. Он не мог найти невидимого человека, хотя сам оставался невидимым. Если, конечно, не додумается использовать Ангела, который остался запертым в его комнате. От этой мысли Роли содрогнулся.

Итак, действовать нужно быстро. Роли подождал, пока откроется внутренняя дверь, и проскользнул на тюремный двор. Потом он тихо пробрался в тюремный корпус.

Мика он нашел довольно быстро. Ученый сидел на краю койки и методично на мелкие клочки рвал газету. Выглядел он в тюремной робе не слишком-то привлекательно. Глаза блестели, как у змеи.

— Доктор Мик, — едва слышно позвал Роли.

Заключенный поднял голову, нахмурился, потом снова принялся рвать газету.

— Док, это Роли! Я невидимый.

Последние слова явно заинтересовали Мика. У него отвисла челюсть. Он вскочил с койки, подошел к решетке и словно попытался что-то рассмотреть.

— Роли? Какого…

— Тс-с-с! Если нас услышат… Слушайте.

Он быстро описал произошедшие события.

— Такая ситуация, — закончил он. — А теперь, ради бога, скажите мне комбинацию замка сейфа, чтобы я мог взять противоядие.

Но Мик явно медлил.

— Погоди. У тебя есть еще одна пробирка с эликсиром?

— Да.

— У меня другой план. Отдай ее мне. Став невидимым, я легко выберусь отсюда.

Роли порылся в невидимом кармане и достал пробирку. В его руке она оставалась невидимой. Разжав пальцы, он опустил ее, как ему показалось, на вытянутую ладонь Мика.

Дзынь! Осколки стекла разлетелись по бетонному полу.

— Неуклюжий идиот! — завопил Мик. — Ты сделал это умышленно!

Роли только вздохнул и беспомощно развел руками.

Ученый немного успокоился, как ящерица-ядозуб.

— Ты думаешь, что мне лучше остаться в тюрьме, да? Я никогда не доверял тебе, Роли! А теперь…

— В сейфе есть эликсир, — сказал Роли. — Скорее, назовите мне комбинацию. Я принесу вам другую пробирку.

Мик громко вздохнул.

— А этот злодей Брант незаметно успеет украсть противоядие, когда ты будешь брать эликсир. Угу. Став видимым, он смоется навсегда, а я сгнию в тюрьме. Что тебя вполне устраивает.

Ученый уже не говорил, а пронзительно верещал от ярости.

— Черта с два! Ты останешься невидимым, пока не вытащишь меня отсюда!

Оставаться в тюрьме не было смысла, потому что со всех сторон на крики сбегались надзиратели, и Роли вернулся в комнату, в которой оставил Бранта. Дежурный сержант и «медвежатник» по-прежнему безрезультатно спорили об ангелах. Кроме них в комнате находился еще один человек — полицейский в форме, не считая невидимого Бранта, если, конечно, он еще не ушел.

— Ангелы приказали мне это сделать, — настаивал арестованный. — Я могу открыть любой сейф, если мне…

— Что? — сорвалось с губ Роли.

— Кто это сказал? — взревел сержант.

— Ангелы, — ответил арестованный.

Роли бросил взгляд на наружную дверь, за которой находились улица и свобода. Если бы ему удалось каким-то образом похитить арестованного, сейф был бы открыт!

Но как можно похитить человека из цитадели закона?

Роли тихо подошел к сидевшему в углу и сонно щурившемуся патрульному. Явно флегматичный человек, но, может быть, у него есть хоть капля воображения. Воображение могло бы помочь. Роли наклонился к самому уху полицейского и тихо прошептал:

— Ты скоро умрешь!

Результат оказался более чем удовлетворительным. Полицейский пожелтел и задрожал всем телом. Он резко обернулся, ничего не увидел за спиной и схватился за горло.

Роли гнусно рассмеялся.

— Ты отправишься со мной в ад, — прошептал он.

Предложение оказалось неприемлемым. Как бы то ни было, полицейский лишился чувств и медленно сполз на пол под ряд стульев. Того, что он потерял сознание, никто из присутствующих не заметил. Кроме Роли, естественно.

Оставалось разобраться с сержантом, что было весьма нелегкой задачей. Роли прокрался за спинку стула, на котором сидел сержант. Он быстро положил руки на горло сержанта и сжал их не слишком сильно. Ничего не произошло.

Полицейский остался совершенно неподвижным, просто перестал говорить. Гробовая тишина воцарилась в комнате.

Она становилась все более напряженной. Роли убрал руки с горла. Сержант вдруг расстегнул воротник рубашки. Пристально посмотрев на арестованного, он облизнул пересохшие губы.

Человек-невидимка начал хлопать сержанта по щекам. В определенных условиях такие действия могли показаться даже приятными, почти лаской. Если предположить, конечно, что руки видимы.

Роли закрыл ладонями сержанту глаза. Это, само собой, никак не повлияло на способность последнего видеть. Но когда раздался злорадный шепот: «Угадай кто?» — нервы сержанта наконец не выдержали, лопнув с почти слышимым треском.

Пронзительно завизжав, сержант вскочил на ноги и убежал.

— Ангелы, — с довольным видом произнес «медвежатник».

Роли было совершенно наплевать, был этот человек сумасшедшим или нет, самое главное — он умел взламывать сейфы. Одним прыжком он преодолел стол сержанта, схватил арестованного за воротник и штаны и потащил к двери. Пораженный преступник пришел в себя лишь в направлявшемся к окраине города такси.

Роли уже приготовился к приступу истерики, который должен был неминуемо последовать. Ему необходимо было каким-то образом успокоить преступника, попытаться объяснить ему ситуацию. Как называл его сержант?

— Проповедник Бен, — тихо произнес Роли.

Морщинистое лицо Бена расплылось в улыбке.

— Привет, Гавриил, — сияя от удовольствия, произнес он. — Я ждал тебя.

— Послушай, приятель, я совсем не архангел Гавриил…

Именно в этот момент перед бампером такси возник грузовик, и водитель нажал на клаксон. Раздался хриплый гудок.

Это, казалось, подтвердило подозрения Бена.

— И трубы, — сказал он, кивнув на ветровое стекло. — Старина Гавриил. А куда мы едем?

Роли едва не выругался от досады, но решил, что в данный момент будет ошибкой ответить: «В ад». Вместо этого он пробормотал:

— Я хочу, чтобы ты открыл для меня сейф.

Бен явно не выглядел удивленным.

— Конечно, Гейб. Я могу называть тебя Гейбом? Почему-то я давно считаю тебя старым другом.

— Все в порядке, — сказал Роли, проглотив комок в горле. — Но этот сейф…

— Мне понадобятся инструменты. Полиция забрала мои, но я могу достать другие.

— Сколько времени на это потребуется?

— Не знаю. Может быть, пара часов.

— Отлично, — сказал Роли. — Дело вот в чем. Я хочу, чтобы ты инсценировал ограбление. Я покажу, где именно. Я хочу, чтобы ты открыл сейф и оставил его открытым. Ничего не бери. Все равно, там нет денег. Понятно?

— Конечно, — ответил Проповедник Бен. — Как скажешь, Гейб.


/5/


После этого события начали развиваться быстро, но не настолько стремительно, как хотелось бы. Бену понадобилось слишком много времени на то, чтобы найти инструменты. По какой-то странной причине сложнее всего оказалось найти стетоскоп. Работа была закончена лишь к полудню следующего дня.

Роли незаметно проник в дом, нашел Винни и изложил ей свой план.

— Я уверен, что Брант наблюдает за домом, — сказал он. — Он знает, что мне самому нужно противоядие, и думает, что твой отец сообщил мне комбинацию. После того как Бен уйдет, Брант увидит, что сейф открыт. Обязательно убедись в том, что шторы на окнах кабинета не задернуты.

— Сегодня папу привезут в суд, — грустным голосом сообщила Винни. — На предварительное слушание, или как там это называется. Я должна поехать туда, чтобы узнать, чем все кончится.

Что-то скользнуло по ноге Роли. Он подпрыгнул от удивления и только потом услышал знакомое повизгивание.

— Ангел! — воскликнул он.

— Да, он вернулся.

Значит, псу каким-то образом удалось выскользнуть из комнаты Бранта. Ну, что же, совсем неплохо.

Бинни ушла. Роли прошел в кабинет и стал ждать. Иногда он бросал взгляды на окно, но всякий раз ничего не видел. Тем не менее он был уверен в том, что Брант наблюдает за домом, в котором находилось его единственное средство спасения.

Откуда-то послышался звон стекла. Роли прижался спиной к стене. Дверь медленно открывалась…

В комнату вошел улыбающийся Проповедник Бен. Он увидел сейф, и его глаза заблестели. Не теряя ни минуты, он направился к сейфу, на ходу открывая черную сумку.

Он опустился перед сейфом на колени, достал стетоскоп и принялся за работу. Через десять минут дверь сейфа была открыта.

Проповедник Бен, как ему было сказано, сделал вид, что берет из сейфа какие-то предметы. Это он делал ради Бранта, если, конечно, преступник наблюдал за ним. На самом деле Бен не прикоснулся к пробиркам, валявшимся на дне сейфа, в котором, кроме них, ничего не было.

— Погоди минуту, — прошептал Роли, приступая к выполнению тщательно разработанного плана. Наконец он отошел от сейфа и едва слышно произнес: — Теперь закрывай.

Бен закрыл сейф, но не стал запирать замок. Потом он встал, вышел из комнаты, а затем и из дома. Больше он не появлялся, но можно было предположить, что о загробной жизни он теперь размышлял менее мрачно благодаря встрече с архангелом Гавриилом.

А Роли снова стал ждать. Бен, к сожалению, не плотно закрыл дверь, но сейчас закрывать ее было слишком рискованно. Невидимый Брант мог уже находиться в комнате.

Если ему удастся улизнуть с противоядием…

Роли нащупал в кармане горсть взятых из открытого сейфа пробирок. Они были на месте. Итак…

Он задумался о том, чем занимается в этот момент Бинни. Конечно, сидит в суде и смотрит на любимого папочку. Роли очень надеялся, что лысый дурак корчится сейчас в муках перед судьей.

Он посмотрел на дверь. Она действительно только что открывалась или ему почудилось? Неужели явился Брант? Убедиться в этом не было никакой возможности, учитывая, что преступник вооружен!

Если Бранту удастся улизнуть от Роли и покинуть дом с противоядием, отыскать его будет уже нельзя.

Дверца сейфа осторожно открылась.

Роли мгновенно рявкнул:

— Вперед, Ангел! Взять его!

Он бросился к двери, и одновременно прогремел выстрел, вырвавший из стены кусок штукатурки там, где только что стоял Роли.

Роли прижался к полу у порога в позе борца. Со стороны сейфа, в котором он запер невидимого Ангела, доносился шум борьбы. Между невидимым человеком и невидимым псом возникли разногласия. Неожиданно для себя самого Роли почувствовал удар тяжелого тела.

Пронзительный голос Бранта выкрикнул ругательство, и что-то будто взорвалось у Роли под подбородком, отбросив его назад. Случайный, но достигший цели удар.

Брант вырвался из его объятий. Было слышно, как он тяжело пробежал по ковру, потом распахнулась входная дверь.

Роли едва не стошнило от предчувствия неудачи, и он бросился за убегающим грабителем. Он выскочил на залитую солнечным светом улицу и остановился, беспомощно озираясь. Где же человек-невидимка?

Исчез! Исчез без следа, в толпе людей на тротуаре. В это время на улицах было полно народу.

Желудок Роли вошел в глубокое пике и едва вышел из него, когда до ушей хозяина донеслись знакомые звуки. Лаял Ангел.

Головы людей поворачивались на лай проносившегося мимо бесплотного существа. Пес, используя нюх, а не зрение, преследовал Бранта!

Роли бросился на звук. Люди разлетались в разные стороны, когда он пробегал мимо них. Всюду раздавались крики удивления и ужаса. Машина, завизжав тормозами, остановилась у края тротуара.

— Что случилось?

— Что-то налетело на меня!

— Это дом доктора Мика! — закричал кто-то. — Человек-невидимка!

— Человек-невидимка!

Лай становился все громче. Роли услышал шум борьбы, увидел человека, с криком отлетевшего в сторону. Потом лай Ангела вдруг стал приглушенным.

Нож возник из ничего и со звоном упал на бетонный тротуар. Роли бросился вперед, откинул нож в сторону и налетел на плотное невидимое тело. Брант громко выругался. Прогремел выстрел, и пуля разнесла витрину соседнего магазина.

Ангел щелкнул зубами. Роли попытался нащупать оружие в извивающейся массе рук, ног и лап. Затем он разглядел пистолет, в нескольких футах от себя, вне досягаемости.

Ангел тоже его увидел. Совершенно сбитый с толку пес вырвался из свалки, бросился к пистолету, схватил его зубами и принес назад.

Оба мужчины бросились к пистолету одновременно. Всегда готовый поиграть, Ангел отскочил назад и скрылся в ногах собравшейся толпы. Кто-то наткнулся на Роли и с криком покатился по земле.


Брант пытался нащупать пальцами глаза напавшего на него человека. Роли, в свою очередь, старался ухватить Бранта за горло. Вместо этого под руки попались уши. Преступник находился под ним, и Роли принялся колотить его о тротуар головой.

На этом схватка закончилась.

Роли, покачиваясь, встал на ноги, сжимая в руке воротник пойманного преступника. Толпа становилась все больше. Если принять противоядие сейчас, не обойтись без долгих объяснений.

Ангел залаял.

— Взять их, Ангел! — приказал Роли. — Взять!

Обезумевший от отваги пес повиновался. В толпе возникла паника. Невидимые зубы кусали всех подряд. Роли, взвалив Бранта на плечо, поспешил удалиться.

Он нашел такси, но не знал, как ему поступить. Водитель вряд ли согласился бы везти невидимых пассажиров. К счастью, он стоял у соседнего дома и болтал с приятелями. Роли забросил бесчувственное тело Бранта в салон, сел за руль и завел двигатель, не обращая внимания на отчаянные крики водителя.

Итак, «самоходное» такси понеслось по улице под аккомпанемент встревоженных криков прохожих.

Заголосили сирены. Мотоциклисты бросились в погоню. Остановившееся у здания мэрии такси было мгновенно окружено полицейскими.

— Здесь никого нет! — воскликнул один из них.

Он говорил правду, потому что Роли с Брантом на плече уже вошел в здание.

Ему пришлось заглянуть в несколько залов судебных заседаний, прежде чем он отыскал нужный. По причине сенсационности рассматриваемого дела зал был до отказа набит людьми. Мик как раз давал показания, его лицо побагровело от ярости, вызванной необходимостью отвечать на вопросы. Тощий, похожий на стервятника судья, поигрывая молоточком, смотрел на него сквозь толстые линзы очков.

Охрана у дверей была сметена в сторону, когда Роли пробежал по проходу и остановился прямо перед судьей.

— Ваша честь… — произнес он.

— Тишина в зале! — рявкнул судья и треснул молотком по столу.

Но у Мика уже заблестели глаза.

— Рик! Это ты? — Он вскочил на ноги.

— Тихо!

Ученый умоляюще протянул к судье руки.

— Погодите, ваша честь. Здесь мой ассистент.

— Где?

— Он невидимый, — сказал Мик.

Судья налил себе стакан воды из графина и торопливо выпил.

— Это… это совершенно не отвечает правилам…

Он замолчал.

Прямо перед ним человек из невидимки делался видимым.

Это был коренастый моложавый мужчина с мешками под глазами и покрытыми черной как смоль щетиной щеками. Он был без сознания.

— Я влил в него противоядие, — раздался голос из пустоты. — Теперь приму его сам.

Из пустоты возник Ричард Роли, слегка помятый, но с сияющей улыбкой на лице.

Судья выпил еще воды.

— Итак, это правда, а не дешевая реклама. Будь я проклят… Тишина в зале суда! — Удары молотка были не слышны в поднявшемся страшном шуме.

Брант зашевелился. Полицейские бросились вперед, чтобы схватить его.

— Вот настоящий грабитель банков, ваша честь, — объяснил судье Роли. — Он…

— Деньги! — воскликнул один из полицейских. — У него карманы набиты деньгами!

Судье снова пришлось воспользоваться молотком.

— Успокойтесь, прошу вас. Вы, — он указал на Роли, — займите место для дачи свидетельских показаний. Я хочу задать вам несколько вопросов…

Отвечая на вопросы, Роли не спускал глаз с Бинни, которая сидела в первом ряду и как никогда была похожа на ангела. Он даже не расслышал, как судья, закончив допрос, просит его занять место в зале.

Возбужденные репортеры бросились из здания суда вон.

— Обвинения с Мика сняты! У Бранта уже были судимости! Какая сенсация!

Роли, воспользовавшись неразберихой, схватил Бинни за руку и подвел к доктору Мику. Лицо ученого торжествующе сияло. Он даже улыбнулся своему ассистенту.

— Так, так, спасибо тебе, Роли. — Его взгляд сразу же стал змеиным. — Что ты хочешь?

— Хочу жениться на Бинни…

Закачалась люстра. Так решительно доктор Мик произнес слово «нет».

Роли бросил взгляд на девушку, та кивнула. Две руки поднялись как одна, и совершенно неожиданно Бинни Мик и Ричард Роли исчезли.

— Немедленно вернитесь! — завопил доктор. Он повернулся к судье: — Ваша честь, я протестую…

Судья как раз собирался выпить воды. Он не заметил появившуюся в воздухе маленькую пробирку, содержимое которой полилось в стакан. Пил он долго и жадно…

— Черт возьми! — раздался чей-то дрожащий от страха голос. — Теперь и судья пропал!

Это событие надолго сохранится в истории судебных заседаний. Все газеты писали о нем. Те из них, которые называли его вопиющим безобразием, явно недооценивали происшедшее. Мик метался по возбужденной толпе, пытаясь безумным взглядом отыскать в ней людей, которые только что были в зале и вдруг исчезли.

— Где они? — орал он. — Где моя дочь? Где этот вероломный ассистент?

— А где судья? — спрашивал сбитый с толку секретарь.

Шум вдруг стих, и практически все находившиеся в зале услышали, как из дальнего угла долетел отчетливый голос.

— …Объявляю вас мужем и женой, — произнес он.

Прозвучавшие в следующее мгновение несдержанные замечания доктора Мика послужили для последнего причиной штрафа в пятьдесят долларов за неуважение к суду.


Оглавление

  • /1/
  • /2/
  • /3/
  • /4/
  • /5/