Миротворец (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Игорь Грач Миротворец

Пролог

В белом тумане проступили очертания леса. Совершенно земного леса.

Большая поляна, на которой росла зеленая трава. Цвет, правда, был какой-то неестественно яркий.

А сама трава была такой, что вызывала неудержимое желание пробежаться босиком по этому великолепному ковру.

По границе поляны стояли деревья-великаны. Ствол в три обхвата, прямой как стрела, уходящий вверх метров на сто. И огромные ветви, начинающиеся высоко над землей, создавали затейливые переплетения, по которым, наверное, можно было идти, как по дороге.

Они как бы отделяли весь остальной лес от этого пространства. Невысокая молодая поросль, росшая среди этого ‘частокола’, как забор окружала все пространство поляны.

И вместе с тем, солнечный свет, который каким-то невероятным образом проникал сквозь эти заросли и создавал причудливую игру световых пятен на траве.

В кронах деревьев пели птицы.

И их пение было настолько… завораживающим, успокаивающим, что хотелось слушать эту ‘музыку’ бесконечно.

Но, вот вроде бы пели, как и на Земле, а все-таки было ощущение чего-то неземного. Не могут так петь эти лестные сторожа. Слишком спокойно… и ласково.

Кто-то похожий на земных белок, а может куниц, шебуршился в кронах и вниз иногда падали маленькие веточки и неспешно планировали листочки.

В этот негромкий гомон леса вплетались звуки текущей воды. Где-то там, на самом краю этой поляны протекал ручей или маленькая речка. И от места, где находился Антон, был виден старенький мосток. Весь такой непрочный, невесомый. И через него шла дорожка. И вела она под кроны деревьев-великанов. Наверное, прямо… в сказку.

Стрекот кузнечиков и суета лесной живности. Благодать.

Весь вид этой поляны был какой-то умиротворяющий, спокойный. Ничего не вызывало настороженности, а наоборот казалось, что все страхи и тревоги остались за границей этого пространства…

Антон еще раз осмотрелся и только сейчас понял, что лежит на кровати, посреди всего этого великолепия.

Вставать не хотелось категорически.

Легкий ветерок играл листьями в кронах, шум леса успокаивал, и не хотелось ничего делать…

Вот только было какое-то чувство пустоты в голове. Что-то не так. Не хватало чего-то знакомого, того к чему он уже успел привыкнуть. Оно было раньше и вот… пропало.

И ощущение невероятного здоровья. Даже, наверное, не здоровья, а некоей целостности организма, отсутствия даже самых маленьких нарушений в его работе. Так чувствуешь себя в детстве, когда ничего не тянет, не болит и не тревожит.

И совсем странно то, что он лежал совершенно голым, укрытый какой-то легкой простынкой…

Но вот нахлынули воспоминания, и опять потянуло в сон…

Часть 1 Все не так легко, как кажется

1. 1

Суета меддроидов началась сразу, как только Антон пересек створ входного шлюза.

«Разумный в опасности» — команда к действию. И никаких разговоров.

Поэтому, хотя он и пытался вяло сопротивляться (пятнадцать дней относительной неподвижности не сказались благотворно на его физической форме), все же был вынужден подчиниться.

Дотащив, получившего ранения офицера Звездного Флота до регкамеры, Антона положили на стол, где дроиды приступили к процедуре снятия скафандра. Нужно было проделать это максимально осторожно, чтобы не навредить раненному офицеру.

Физических повреждений выявлено не было, но сканирование мозга показало, что у разумного есть определенные проблемы с психическим состоянием, да и примитивные посторонние включения в организме присутствовали…

Поэтому, искин медицинского комплекса принял решение удалить посторонние включения, провести полное восстановление организма и перейти к процедуре реабилитации. Странным было только то, что нейросеть раненного не подавала функциональных откликов. И обнаружить присутствие симбионта нейросети в организме не удалось. Такое, конечно, могло произойти, вот только случалось при сильных повреждениях тела. Но программа реабилитации предписывала: после устранения физических повреждений, установить малую нейросеть, чтобы разумный мог взаимодействовать с оборудованием базы. А потом… Потом по ситуации. Если будет такая необходимость, то можно будет и расширить функционал нейросети.

Значит, необходим симбионт нейросети. И если есть такое требование процедуры, то его надо выполнять неукоснительно. Правда, приживался симбионт больше месяца. И после активации требовал обучения. Но все это мелочи. Тем более, что этому человеку требовался длительный срок психологической реабилитации. Ведь еще очень хорошо, что структуре мозга не нанесено фатальных повреждений. Скорее всего, офицер попал под лучевой удар. А это всегда плохо.

И кроме всего прочего, по показаниям диагноста, все-таки пострадали области мозга ответственные за знание языка. Но и это не существенно. Подобная процедура проводится достаточно быстро. Да и в ряде случаев знание базового языка удалялось из мозга по требованиям секретности проводимой офицером операции.

Главное, не повредить те сведения, которые офицер должен передать в штаб…

* * *

Антон проснулся от того, что кто-то очень нежно пытался разбудить его, слегка касаясь плеча.

Открыв глаза, он увидел около своей кровати… ангела. Нет. АНГЕЛА. Таким могло быть только создание небес. Девушка. Молодая. И очень-очень красивая. В коротком белом халатике.

Она что-то пыталась говорить, но язык был не знаком. Правда ее речь вызывала смутное чувство узнавания. И вот в его голове что-то встало на место, и парень понял, что хочет от него это эфемерное создание.

— Офицер! Искин базы хочет переговорить с Вами. Если Вы в состоянии самостоятельно идти, то следуйте за мной.

— Ты кто? — вопрос прозвучал несколько грубовато, но это было связано с тем, что раньше никогда не приходилось говорить на языке Древних. Древних? Вот уж интересно, откуда он теперь знает этот язык.

— Я медицинский андроид RM-74. Вас хочет видеть искин базы.

— А…

— Одежда на столике около кровати. Я буду ждать Вас на выходе из комплекса, — произнесла дроидесса бархатным голосом и направилась в сторону выхода, который теперь был четко виден.

Сев на кровати, пациент огляделся. Действительно на прикроватном столике лежало нечто, похожее на сверток ткани. Взяв в руки этот лоскутик, который по весу должен был соответствовать микробикини, Антон попытался понять, как одеть это на себя. Но все оказалось проще простого. Наверное, ощутив, что владелец желает одеться, ткань сама начала наползать на тело, формируясь в полный комбез серебристого цвета. Правда, цвет не понравился. Слишком какой-то… яркий. Вот если бы он был небесно-голубым… Комбез поплыл и изменил цвет по воле владельца, причем став именно того оттенка, который он и хотел.

«Я в раю. Только здесь всем рулят технологии. Ну что ж, тогда навстречу новой жизни.»

Путь до штабной комнаты базы не занял много времени.

В помещении, во главе стола, восседала фигура пожилого разумного. На нем была одета незнакомая форма. Наверное, форма Звездного Флота. Вот только звание… "Флаг-майор" — подсказало подсознание.

Флаг-майор указал на стул напротив и обратился к посетителю.

— Я искин базы Звездного Флота "Джест-Памелон". Мое имя Густав. По статусу, до появления на базе офицера Флота и подтверждения его звания, командование базой принадлежит мне. Вы были доставлены на базу, на спасательном челноке. На вас был скафандр диверсионного подразделения Флота. Поэтому медицинский искин принял решение, что Вы являетесь действующим офицером Флота и произвел все предписанные на этот случай восстановительные процедуры. Однако он не учел того факта, что Звездный Флот не существует более 60 000 лет. За это время никто из действующих офицеров Флота или лиц обладающих аналогичными полномочиями, эту базу не посещал. Я бы хотел ознакомиться с причинами приведшими Вас к нам. А также с Вашим правом находиться на этой базе.

Антон усмехнулся и сказал:

— А право спасения жизни разумного не рассматривается?

— Спасение жизни разумного является приоритетной задачей. Но, в Вашем случае, были использованы материалы и оборудование, которые обычно не применяются. Вы, наверное, невольно стали обладателем технологических устройств, которые могут использовать только офицеры Звездного Флота. Поэтому, мне нужно понять, насколько Вы вправе распоряжаться и использовать такое оборудование. К сожалению, оборудование не может быть просто изъято у Вас. Во-первых, оно было активировано, поэтому его невозможно повторно использовать для других разумных. Во-вторых, то оборудование и предметы, которые были при Вас, обладают функцией индивидуальной привязки. А значит, без снятия этой привязки не могут быть переданы действующим офицерам. Снятие привязки оборудования иным способом, может привести к его выходу из строя. Также, Вам был имплантирован симбионт нейросети, который не устанавливается простым гражданским лицам. Кроме этого, при проведении восстановительных операций с Вашим организмом, были применены материалы и технологии, которые не являются доступными для гражданских.

— Скажите, Густав. А в тонкости спецопераций Вы тоже посвящены? Или есть кто-то, кто может дать Вам указание?

— Согласно существующей иерархии. Если Вы, таким образом, пытаетесь сказать мне, что являетесь офицером Звездного Флота на длительном задании, то я могу передать по инстанции в штаб Флота, чтобы они прислали своего представителя для решения этого вопроса. Правда это может занять некоторое время. До решения вопроса о Вашем правовом статусе, Вам запрещается покидать расположение базы.

— А могу я получить свои вещи?

— Всё, кроме оружия.

— И еще… Скажите, а существует, пусть и небольшая вероятность того, что можно будет установить связь с Содружеством?

— Мне неизвестно расположение этого территориального образования.

— Может быть, Вам скажет что-то название звездной системы — Шанрил-Шо.

Искин завис на пару секунд и произнес:

— Техническая возможность есть. Но! Вы сможете воспользоваться ею только в случае подтверждения Вашего статуса действующего офицера.

Голограмма искина пожевала губами, изображая задумчивость и, после этого, подвела итог встречи:

— До подтверждения Вашего статуса Вы ограничены в перемещениях по базе. В вашу комнату Вас проводит дроид охраны. Свободны.

* * *

В комнате, куда его проводил похожий на человека дроид, уже находились вещи, с которыми парень попал на базу. На скафе не было двух турелей. А вот "Малыша" вернули. Хотя оно и понятно, кому тут мог повредить парализатор?

Первым делом Антон взял в руки Игрока.

— Ну что, ты еще не решил оставить меня одного в этом мире?

— Антон! В твоих словах есть большая доля сомнения. Пусть мы все и не полноценные личности, но, тем не менее, личности. И тот с кем мы служим, всем нам не безразличен.

— Ты что говоришь от имени всех?

— Да. Мы не хотим оказаться на вещевом складе и ждать десять тысяч лет момента, когда о нас вспомнят. Поэтому у нас есть предложение к тебе.

— И в чем же оно состоит?

— Тебе установили симбионт нейросети. Это псевдоживой разумный организм. Конечно, разумным он станет только при полноценном обучении. А это может занять много лет. Поэтому мы предлагаем тебе переместить любого из нас в симбионт. Это даст ему возможность ускорить свое развитие и стать твоим помощником.

— И что для этого нужно?

— Если ты выберешь меня, то просто одень браслет на руку, и я сам проведу все операции. Если Тактика или Скафа, то их нужно приложить к браслету и я перепишу личность в симбионт. Только имей в виду, что после перезаписи личности, основа-носитель разрушится.

— Хмм. Интересное предложение. А вот вас не смущает тот факт, что мою личность, как офицера Звездного Флота еще не подтвердили? Да и навряд ли смогут подтвердить. И если искин базы решит, что я самозванец, то может удалить симбионт.

— Удалить симбионт полностью, через месяц после установки, невозможно. Часть его организма останется в организме-владельце навсегда. Даже если симбионт пострадает, то со временем может восстановить все свои возможности. Главное чтобы фатально не был поврежден мозг владельца. А если это произойдет, то симбионту уже будет все равно. Потому, что он может жить только с одним хозяином.

— И что же, вы все готовы рискнуть?

— Да!

— Да!

— Да!

— Ну, удивили. И чем же я вас так привлек?

— С тобой не скучно.

Антон смеялся на последнее заявление искинов несколько минут.

— Ладно, я согласен. Но скажите мне такую вещь. На этой базе можно провести модернизацию нашего скафа?

— Это можно сделать на любой базе Звездного Флота. Нужно чтобы сам скаф разрешил такую модернизацию.

— Хмм. Ладно, и это ясно. Насколько я понял, у меня во время проведенной операции удалили нейросеть. Как теперь быть? Ладно, там всякие функции как дата-время. А вот как работать с внешним оборудованием? Как принимать вызовы? Это что, нужно опять ставить нейросеть?

— Симбионт, который тебе установлен, это генетически измененный организм. В нем, при его развитии, формируются аналогичные интерфейсы, только на биологической основе. Если тебе это более понятно, то симбионт это вершина развития нейросети. Более того, если симбионт правильно обучен, то он может формировать самостоятельно и дополнительные интерфейсы.

— Хорошо… И с этим есть ясность. Тогда последний вопрос. Как быстро нужно решить проблему с симбионтом?

— Чтобы не пришлось перестраивать личность симбионта, это нужно сделать в течении семи дней.

— А когда прибудет инспектор?

— Скорее всего, это будет не человек. Слепок инфоматрицы искина ответственного за принятие этого решения. Но в любом случае тебе нужно держать ментальный щит при разговоре с ним. Он может использовать ресурсы базы для сканирования твоего мозга на лету. И на основе твоих ответов строить свое поведение. Пересылка инфоматрицы может занять до двух дней.

* * *

Антон подошел к двери своей комнаты и открыл ее мысленным приказом. За дверь стоял дроид-охранник.

— Я хочу поговорить с Густавом. Сообщи ему.

— Флаг-майор Густав готов принять Вас.

Густав восседал в штабной комнате на том же месте и в той же позе.

— О чем Вы хотели поговорить?

— Пока мой статус не подтвержден, Вы можете обращаться со мной как с деревянным истуканом. Но представьте себе хотя бы на миг, что мой статус окажется действующим? В этом случае я доберусь до места твоего размещения и перед уходом с этой базы расколочу твою матрицу в пыль. Просто потому, что общение среди разумных, обладающих личностью, должно быть вежливым. Я понятно излагаю?

— Как мне к Вам обращаться?

— Можешь называть меня Ант, Антон или господин Верг. Мне без разницы. У меня есть несколько вопросов. Они не касаются обороноспособности или безопасности оборудования на этой базе. Первое. Целевое назначение этой базы до момента консервации?

— Исследовательская станция. Разработка новых систем вооружения для Флота. Имела собственные производственные мощности.

— Что-то осталось сейчас?

— Нет. Все оборудование вывезено.

— Сколько человек обслуживало базу?

— В разное время от 700 до 2000 разумных.

— Их кубрики целы?

— Да. Но в них ничего нет.

— Значит, я могу свободно попасть в них и осмотреть?

— Да. Но повторяю. В них ничего нет.

— Хорошо. Второе. Назначение базы в настоящее время?

— Медицинский центр первой помощи.

— Сколько человек можно принять?

— Не больше 1500. Часть кубриков придется распределить среди персонала из разумных.

— Сколько человек может получить помощь одновременно?

— До 50 с повреждениями первой степени, до 200 второй степени. Третья степень не учитывается, потому что, эти пострадавшие могут подождать до завершения восстановительных процедур у остальных групп.

— Я могу попасть в помещения медцентра?

— Нет. Доступ только авторизованному персоналу. Стерильные помещения.

— На базе есть склады?

— Да.

— Что там хранится?

— Расходные для медцентра, дроиды и ЗИПы для них, небольшой запас личного оружия охраны. В основном это все.

— А информационные кристаллы для медперсонала?

— Есть некоторое количество полных комплектов. Но все они были выпущены очень давно.

— А как же средства внешней обороны? И эвакуационные суда?

— База находится в достаточно защищенном месте. Доступ в нее только порталом. Так что внешняя оборона не требуется. Соответственно нет и эвакуационных судов.

— А переместиться из базы можно только в определенные места или есть пространственная сеть?

— Этот вопрос относится не к моей компетенции. Управление порталами внешнее. Отсюда можно активировать только аварийный портал.

— Последнее. Когда ожидать инспектора?

— Он прибудет через сутки.

— Спасибо. И дайте, пожалуйста, охране разрешение на посещение кубриков персонала.

* * *

Поиск по каютам бывшего персонала, как это не странно звучит, дал все-таки результаты. Не то чтобы очень весомые, но все же.

Самой большой удачей Антон посчитал два кристалла с навигационной информацией, которые ушлые местные разумные прятали в самых разных местах. И прятали достаточно хорошо. Вот только оставался вопрос — какая именно навигационная информация была на этих кристаллах? Если это были неизвестные сектора, с которыми не было общей точки привязки, то вся эта информация была хламом. А вот если там была какая-нибудь общеизвестная система… То это в корне меняло дело. Только вот единственной общеизвестной системой была парная система Шанрил-Шо. В смысле общеизвестной системой Антону и Навигатору. Все остальные системы он не исследовал, а значит и не имел о них информацию. Был, конечно, не нулевой шанс, что искин челнока мог помочь в этом вопросе. Но это была больше вера в светлое будущее, которое случалось достаточно редко. Наверняка, окрестности зоны перехода были засекречены, и в гражданском спасательном судне просто не могло оказаться такой информации.

На этом фоне пара камней-аккумуляторов ментальной энергии особого интереса не вызвала.

Но вот в одной каюте были следы демонтажа сейфа. И Антону стало очень интересно, что такое могло храниться в обычной каюте, что потребовалось поставить сейф. Отложив этот вопрос на потом, парень продолжил осмотры. Но удача на этом закончились.

Правда во время этих перемещений по коридорам станции, удалось изучить планировку и назначение помещений. И это тоже дало свой результат.

Нашелся очень интересный тренажерный зал.

В нем можно было менять гравитацию, рельеф местности, влажность, давление, освещение и даже пси активность местной фауны. Слава богу, что фауна была имитационной, потому что встреча с такими монстрами в реале однозначно заканчивалась смертью разумного.

Вот и пришлось, чтобы как-то занять себя на двое суток, заняться тренировками. И раз уж был тренажер, на котором можно отрабатывать свои пси способности, то Антон работал над своим развитием именно в этом направлении.

Конечно, за двое суток достичь выдающихся результатов не удалось, но, даже простая работа на тренажере, ориентированном на специальные возможности, очень понравилась начинающему псиону.

* * *

Приход инспектора из штаба Флота прошел совершенно буднично. Это действительно оказалась инфоматрица искина штаба Флота, которая была передана на эту базу.

Все это было очень непривычно для землянина, совсем недавно обосновавшимся в этом мире, но, наверное, решение, которое должен был озвучить искин, было в его компетенции и не требовало присутствия живого разумного.

Во время тренировки в тренажерном зале прозвучал гонг и через скрытые динамики Антона попросили прибыть в штабную комнату базы.

На входе в комнату Антон установил ментальный щит от сканирования мозга и прошел к месту, которое раньше занимала голограмма искина базы.

На месте прежнего хозяина находилась голограмма разумного в форме Звездного Флота без знаков различия. Деталировка этой голограммы была настолько высока, что если бы парень не знал, что перед ним, он бы принял ее за реального человека.

Когда Антон подошел к столу, голограмма кивнула в знак приветствия и заговорила голосом вызывающим безусловное расположение к собеседнику.

— Присаживайся. Я искин базы Звездного Флота империи Аркон. Для тебя меня зовут Хранитель. Я отвечаю за принятие решений в секторе своей ответственности. Можешь не стараться, удерживая свой щит, для меня он абсолютно прозрачен, а тебе будет мешать сосредоточиться и принять правильное решение. Я знаю совершенно точно, кто ты. Антон Пахомов, разумный с планеты Земля. И, естественно, ты никак не связан со Звездным Флотом. Говоря формально — ты самозванец.

От последних слов неземного псевдоразума несостоявшийся офицер вздрогнул. Теперь стало ясно, что все это время о том кто он, было известно. И, наверняка, это определили во время его лечения, просто просканировав мозг. И какие последствия теперь его ждут… непонятно.

— Не стоит так волноваться. Санкций не будет.

Прозвучавшие слова Хранителя не сразу дошли до Антона.

— Просто потому, что у нас один путь. А ты только в его начале.

А вот последние слова несколько… шокировали. И вернули мысли в некое конструктивное русло.

— И что же Вы можете мне предложить? Нет, даже не так. Какие варианты моего дальнейшего пути?

— Их три.

— Не делать ничего, сделать все неправильно и сделать все правильно?

— Почти, — произнес Хранитель с улыбкой.

Антон ждал продолжения разговора, но Хранитель молчал.

— Может быть, стоит озвучить возможные варианты?

— Мы можем отправить тебя домой.

— На Землю?

— Да.

— Но ведь никто не знает координат Земли, — произнес парень с некоторой поспешностью, а потом, немного подумав, продолжил, — Хотя, наверное, для Вас этой тайны и нет.

— На большинство своих вопросов ты и сам знаешь ответ.

— И что, вот так просто отправите меня домой?

— Отправим просто так. Но ты лишишься всех знаний, которые получил в мирах Содружества.

— Но почему?

Хранитель улыбнулся.

— Почему лишишься знаний или почему отправим?

— Знаний.

— Ты сам понимаешь, что получив эти знания, уже не сможешь быть прежним Антоном Пахомовым. А так и будешь Антом Вергом. А значит, пусть даже и неосознанно, будешь использовать и применять полученные умения. А тем самым нарушишь Закон о Развитии Диких Миров.

Сжав кулаки и посмотрев на Хранителя с некоторой злобой, парень сказал:

— А если я сам найду путь домой? Что и тогда Вы лишите меня знаний?

— Нет, конечно. Но это будет твой Путь собственного развития, твоя личная ветвь Пути. Только хорошо подумай, что ты принесешь в свой мир, и кому от этого будет лучше?

Антон молчал и смотрел на пустую стену. Там он видел бледнеющую картину своего победного возвращения домой… которому уже не суждено было сбыться.

— А другие пути?

— Ты можешь остаться здесь и спокойно жить. Так, как захочешь.

— Но при этом никаких контактов с Содружеством? Ну да. Кому здесь может угрожать питекантроп с дубиной?

— Есть и третий путь.

Антон немного подумал и произнес:

— Вы можете дать знания. В обмен на что?

— Нет. Знания ты должен получить сам.

Хранитель встал и направился к выходу.

Странно ведут себя эти голограммы. Нет бы, просто исчезнуть. Так ведь нет. До конца отыгрывают роль человека.

Уже у двери, когда Хранитель собрался выйти из комнаты, его настиг вопрос Антона:

— И как же называется эта Программа?

Хранитель обернулся и произнес с улыбкой:

— Развитие разумного. Обретение себя. Мы не помогаем, а только можем указать Путь.

* * *

Через два часа Антон вызвал Хранителя.

— Я принял решение.

— Очень хорошо.

— Вас не интересует, какое оно?

— Ну почему? Я просто знаю о твоем решении и этого достаточно.

Антон смотрел на Хранителя и пытался хоть как-то понять его. Хотя проникнуть в мысли голограммы было и невозможно.

В руке Хранителя сверкнули какие-то камешки. Он положил их на стол перед Антоном и сказал:

— Это твой статус офицера Звездного Флота. Поздравляю Вас, лейтенант.

Хранитель подвинул к разумному, только что произведенному в офицеры, один из камешков. Это оказался миниатюрный герб империи Аркон.

Империя Аркон была одним из государств, образовавших общность людей, которых теперь называли Древними. Это была вся информация, которая была точно известна в настоящее время. Нет, было, конечно, еще море догадок и различных предположений. Но точно было известно только это.

— Это твое право на управление боевым кораблем до линейного крейсера включительно. Если сможешь найти целые. Все искины признают тебя, как офицера Звездного Флота. И только в том случае, если сможешь получить соответствующую квалификацию.

Хранитель положил на стол третий камешек.

— А это — твое право активировать системы связи и получать навигационную информацию со стационарных маяков. Если будешь владеть соответствующей профессией.

Хранитель посмотрел на Антона. Немного помолчал и продолжил так, как будто вгонял гвозди в его гроб:

— Никакой помощи не жди. Ты знаешь Путь. Значит, сам найдешь возможность идти по нему. Если вздумаешь отказаться, потеряешь все права, которые получил. Выход из этой базы ведет через портал. Снова окажешься в пещере около челнока. Ты его нашел сам, поэтому он твой. Но базы в этих координатах больше не будет. И ошибок искинов тоже. Так что — удачи, лейтенант.

Антон взял камешки и стал их рассматривать.

— И что мне с этим делать?

— У тебя хватает советчиков. Ищи ответы сам. Для тебя детство кончилось.

Фигура Хранителя на глазах изумленных зрителей истаяла.

— Ну вот. Опять один.

* * *

— Густав!

На месте, которое занимал инспектор штаба Флота, появилась голограмма искина базы. Только теперь звание искина было — сержант.

— Слушаю.

— Сколько времени у меня есть?

— Вы можете находиться на базе столько, сколько Вам нужно.

— Что я могу взять с собой из оборудования базы?

— Только то, что сможете унести в руках.

— Мне нужно провести модернизацию моего скафа.

— Ремонтные мастерские в вашем распоряжении.

— Что есть из информационных кристаллов?

— Только то, что я сказал ранее. Информационные кристаллы для медперсонала.

— Сколько комплектов симбионтов я могу взять с собой?

— Нисколько. Симбионт выращивается из заготовки под индивидуальные параметры владельца.

— В медцентре есть колод-раствор большой нейросети?

— Назначение базы в настоящее время — медицинский центр первой помощи. При оказании первой помощи не проводится полное восстановление установленных ранее улучшений, а только основных функций. Кроме того, большая нейросеть ставится только старшим офицерам Звездного Флота.

Антон помолчал и продолжил задавать вопросы:

— Какой навигационной информацией ты располагаешь?

— Я управляющий искин базы. Навигационной информации у меня нет.

— Историческая, справочная информация империи есть?

— В минимальном объеме.

— Техническая?

— Нет. Только то, что требуется для обслуживания оборудования установленного на базе.

— Значит, есть базы по личному оружию?

— Только на те образцы, что находятся на складе.

— Полевые аптечки, портативные медцентры. Есть что-то похожее?

— Аптечка первой помощи. Складской остаток 102 штуки.

Антон сидел на стуле и тарабанил пальцами по крышке стола.

«Вот же черт. Опять пусто. Вроде и базу нашел, и оборудование работает, и искин умом не поехал, а грабануть нечего. Практически. Немного информации и кое-какая модернизация скафа. Ну, может еще пару ложек из столовой удастся утащить. Как раз для того, чтобы аграфам по лбам стучать.»

— А как ты получаешь энергию?

— Стационарный реактор на антиматерии. Несколько заряженных батарей для обеспечения работоспособности на 10 000 лет.

— А портативные генераторы? Ремонтные дроиды? Аварии ведь бывают?

— Локализация аварийных ситуаций входит в обязанности охранных дроидов. Остальные необходимые работы выполняют команды ремонтников, которых доставляют портальной связью.

«Опять пусто. Ну что за невезуха такая.»

— А могу я забрать с собой охранного дроида?

Искин постарался скрыть улыбку.

— Только если сможете его поднять.

— И сколько он весит?

— 420 килограмм.

«Да что же такое? Мне что специально все обрубили?»

Пальцы начали выбивать мотивчик, который Антон подцепил у полковника Делеуса, то есть никакого мотива. И это, возможно дало результат.

— А что ты сам можешь предложить из оборудования для использования в походных условиях?

Очень странно, но искин задумался на целых десять секунд. Неужели он перебирал миллиарды позиции, которые хранились на базе? Нет. Все же, наверное, он пытался решить какую-то свою задачу.

— Я бы предложил забрать все комплекты выживания в экстремальных условиях. Их одиннадцать, и вес каждого около тридцати килограммов. Но в этом случае я готов нарушить инструкцию и предоставить транспортную платформу.

Антон удивленно посмотрел на искина. Это с чего вдруг искусственный интеллект проявил такую заботу?

— И в чем подвох?

— Нет никакого подвоха. Через 98 лет заканчивается срок их хранения и согласно существующим нормам они должны быть утилизированы. За это время никто не сможет использовать оборудование, и оно будет уничтожено безвозвратно.

— А что входит в этот комплект?

— Средний исследовательский скаф, портативный ручной импульсник, набор для выживания на диких планетах и пищевой рацион на три месяца. Скаф не имеет индивидуальной привязки и может быть использован любым разумным.

— И что еще есть из оборудования подобного типа и класса?

— Все остальное не предназначено для походных условий и практически может быть использовано только с оборудованием базы, как расходные материалы.

— А скажи-ка мне такую вещь. Языковые базы империи и других рас у тебя имеются?

— Да.

— А можно подготовить кристаллы с такой информацией?

— Технически это возможно. Но для их использования нужно специальное оборудование.

— Значит, у тебя должны быть и считыватели?

— Только портативные, наручные, складской остаток 517 штук.

— Хорошо. Давай на этом прервемся. Мне нужен допуск в мастерскую.

— Предоставлен.

* * *

Когда Антон вернулся в свою каюту, то там его ждал подарок. Три комплекта формы Звездного Флота. Три небольших свертка, по весу аналогичные тому кусочку материи, который он носил сейчас. Это была форма младшего командного состава Звездного Флота империи Аркон и она была универсальна, поскольку подгонку по телу владельца и организацию знаков различия проводила на основе данных офицерской нейросети.

— Игрок! Есть несколько вопросов, которые нужно обсудить.

— Слушаю.

— Если твою личность переписать в симбионт, то как быть с твоими возможностями? Ведь твоя основа разрушится, а значит, мы потеряем тот функционал, который ты имеешь?

— Техническую часть моих возможностей можно перенести в скаф. Это улучшит его функционал и позволит использовать их полностью. Управление техническими средствами можно возложить на Тактика. Так мои возможности не будут потеряны. На базе симбионта я могу дополнительно сформировать несколько сканеров на биологической основе. Они будут не хуже, чем есть сейчас, но будут потреблять энергию твоего организма. Правда, после той модификации, которую провел медицинский искин по стандартам Флота, их должно хватить с избытком.

— Значит модернизация скафа. Что предложишь?

— Усилить класс до среднего и соответственно изменить класс вооружения на тяжелое. Это даст возможность противостоять штурмовым классам Содружества. Естественно, это требует усиления щитов и времени их работы.

— Нам нужны считыватели?

— Для наших целей достаточно двух. Один из них интегрируем в скаф, а на основе второго построим считыватель для тебя. Он нужен только временно, пока я не смогу создать его биологический аналог. Но если Густав позволит дополнить скафы из комплекта выживания, то это даст возможность в дальнейшем модернизировать и эти скафы.

— Как быстро ты сможешь освоиться в симбионте и восстановить свой функционал?

— Мне нужно около семи дней. А тебе усиленное питание, потому, что я сразу начну наращивать возможности симбионта. Связь у нас с тобой будет через сутки, поэтому я смогу дать указания по необходимой диете.

Антон раскрыл ладонь, в которой так и лежали камешки, полученные от Хранителя.

— А что делать с этим?

— Ничего. Это просто символы. Можешь оставить на память. Все необходимые данные внедрены в симбионт.

«Все-таки наколол Хранитель. Ну ладно, еще не вечер.»

Антон положил камешки на стол и продолжил:

— Я могу заняться тренировками во время твоей адаптации?

— Да. Это нисколько не повредит внутренним модификациям.

— Ну, тогда, здравствуй новая жизнь.

1. 2

Утро началось с путешествия в мастерскую.

Нужно было начинать готовиться к освоению новых возможностей и соответственно модернизировать свое оборудование для его полного использования.

Скаф встретил Антона волной обожания и после обмена образами с готовностью согласился усилить свой класс и стать более вооруженным.

Собственно, сама процедура модернизации была достаточно простой. Для ‘наращивания’ толщины ‘шкуры’ самого скафа существовали готовые модули-импланты. Они устанавливались на скаф и ‘интегрировались’ в его ‘организм’. Далее, через некоторое время, эти модули становились неотъемлемым целым с псевдоорганизмом скафа, и скаф сам начинал ‘наращивать’ свою ‘толщину’, потребляя нужные ему расходные материалы.

Ясно, что понять в деталях особенности примененных технологий было невозможно, да и, собственно говоря, не нужно, потому что Антон не собирался становиться биомехаником. Он руководствовался командами Тактика, которые та транслировала парню, чтобы он осуществил ту или иную операцию.

В общем, через два часа первичные модификации были проведены.

Далее последовала замена силовых щитов. Старые были изъяты и на их место установлены новые. И эта операция была внешне совершенно простой.

А вот установка дополнительного малого реактора принесла Антону целую гамму новых ощущений, которые он получил на ментальном уровне от скафа. Здесь был и испуг, и любопытство и радость от новых возможностей. В общем, реакция ребенка на новую игрушку, которая, в конце концов, была попробована ‘на зуб’ и признана полезной.

Здесь же в мастерской нашелся малый искин-навигатор, необходимый для использования навигационной базы и ускорения расчетов при управлении космическими аппаратами, который был также установлен в скаф и получил свое собственное имя.

Затем последовал программный апгрейд Тактика и Скафа и как финал всех стандартных модификаций интеграция считывателя. И комплектация скафа новыми дроидами.

А дальше следовало начинать делать то, к чему душа Антона совершенно не лежала. Ну, никак.

Ну, может быть, здесь сыграли свою роль подспудные страхи и опасность потерять своего друга. Кто знает? В общем надо было вливать функционал Игрока в скаф, а личность самого искина переносить в симбионт.

Но сколько не откладывай необходимое, а все равно наступает момент, когда это нужно делать.

— Игрок! Ты готов?

— Да. Все подготовительные действия произведены. Инструкции переданы Тактику.

— Тактик?

— Готова.

— Начали.

Антон поместил браслет искина на руку скафа. Браслет привычно ‘протаял’ сквозь ‘кожу’ и… остался частично выступать.

Несколько минут ничего не происходило. А потом браслет осыпался серой пылью на пол. И Антон ощутил резкую боль в голове.

Лучше бы он пошел и прилег, потому что переносить то, что последовало за этим, было больно. А временами просто невыносимо.

Но вот боль резко ушла и… пришло понимание, что все хорошо.

До конца дня Антон не мог заниматься ничем. Наверное, Игрок обустраивал себе ‘насест’ в голове псиона, потому что парень прямо таки физически ощущал, что части его мозга находятся в постоянном ‘движении’.

* * *

Зато утро было наполнено необычными событиями.

Разбудил Антона голос Игрока, который раздался в его голове в семь утра. И, что самое удивительное, было стойкое ощущение, что Игрок стоит около парня и трясет его за плечо.

— Антон! Вставай. На сегодня у нас много дел.

Парень открыл глаза и опять услышал, как эта кукушка начала его будить.

— Слушай, а там где ты сейчас живешь, нет какого-нибудь рубильника, чтобы отключить питание? А?

— Если ты прикажешь, я буду молчать, но у нас действительно много дел.

— Ладно, ладно. Встаю…

И вот Антон направился в зал тренажеров, где планировал легкую разминку. Но, назвать эту разминку легкой, можно было с очень большой натяжкой. Карманный учитель-мучитель решил, что парень недостаточно активен и заставил его выполнять комплекс с полной отдачей. Потом последовали пси тренировки.

А начались они с того, что Игрок обратился к парню:

— Антон! Мне кажется, что я тоже могу оперировать пси энергией. И мне бы очень хотелось это попробовать.

— И как ты видишь этот процесс?

— Если ты разрешишь, то я попробую что-нибудь сделать.

— Ну, попробуй.

В полуметре от Антона начал надуваться и набирать силу шар фаербола. И если, до сегодняшнего дня, парень рисковал ‘надувать’ небольшой теннисный мяч, то этот престидижитатор решил сразу превзойти его достижение. Шар, который решил ‘надуть’ Игрок, был больше баскетбольного мяча.

Когда молодой псион понял, что сейчас произойдет, он резко прыгнул за имитационный валун и вжался в пол.

В зале грохнуло так, что несколько минут Антон ничего не слышал. А волна жара, которая прошла по залу, наверное, сожгла всю кожу на спине, несмотря, на то, что на нем был одет комбинезон.

В зале сразу возник Густав и начал что-то выговаривать Антону. Как только восстановился слух, парень услышал:

— Для проведения пси тренировок необходимо устанавливать защиту. Залу нанесены критические повреждения, и он требует проведения работ по восстановлению прежней функциональности.

— А что, автоматика не может самостоятельно исправить эти повреждения?

— Автоматика займется ремонтом конструкций, но было повреждено и оборудование, которое должно быть заменено. А для этого Вам необходимо закончить тренировку и покинуть эту зону.

— И когда можно будет снова тренироваться?

— Не раньше чем через три часа.

Антон направился в свою комнату, а Игрок все это время молчал.

— Игрок!

— Слушаю.

— Ты ведь живешь в симбионте?

— Да.

— А симбионт, наверное, компактное образование?

— Да. А зачем ты спрашиваешь?

— Да я вот тут подумал, что если вырежу ножом этот симбионт, то, наверное, вместе с ним выковырну и тебя. А вместе с вами и кучу проблем, которые вы создали, еще не успев, как следует развиться. Что же будет, когда вы ‘созреете’?

— Антон! Я не ожидал такого эффекта.

— А чего ты ждал от пси манипулирования. Ты же помнишь какие ‘шарики’ делал я? А ты сразу решил начать с того, на который хватило энергии.

— Нет, энергии там еще было много. Я остановился, когда ты прыгнул.

— Значит, если бы я не прыгнул, то всем нам была бы хана? Ты это, свои кристаллические привычки бросай. Теперь ты живой и целиком зависишь от моего тела. А это тело надо оберегать.

Во время этого разговора на парня снизошло в некоторой степени озарение, и он даже остановился.

— Игрок! А сколько еще энергии было?

— Я пока плохо ориентируюсь в этом вопросе. Но мне кажется, что десяток таких шаров я мог бы сделать очень легко.

— То есть ты хочешь сказать, что даже не почувствовал границ моего резерва?

— Я хочу сказать, что даже не ощутил его размера. Там было очень много энергии.

— Значит, так. Пока не освоим базовые принципы, использовать энергию по самому минимуму.

— Принято.

— И надо привлечь Тактика к этим тренировкам. Мне кажется, что мы можем усилить нашу огневую мощь раза в три.

* * *

Сбор доступной информации Антон начал с империи Аркон.

Собственно название ‘империя’ шло из давних времен. На пике развития Аркон никаких императоров не было. Не было и тех, кто определяет вектор развития государства. Были задачи, которые решали разумные. Использовать ложь, для борьбы за власть было невозможно в принципе. Разумные были псионами, а значит, как не закрывался ‘император’, все равно рано или поздно его мысли становились известны, а их могло не принять большинство. И тогда он терял свою власть. Точнее он терял право отдавать приказы и распоряжения, которые были обязаны исполнять разумные…

Империя Аркон — империя, в которой превалируют знания. Никто не пытался навязывать ‘путь’ к этим знаниям. Развитие разумных должно идти самостоятельно. Империя могла помочь только в одном — уладить конфликты и дать разумным возможность самим бороться за свое будущее…

Но ‘улаживание’ конфликтов не означало уговоры. Была у империи и сила. И одним из компонентов этой силы был Флот. Звездный Флот империи Аркон. Гроза всех несогласных. И ужас всех зарвавшихся…

Но Флот, существовал именно как Флот, до той поры, пока в империи не появилась другая сила, которая взяла на себя решение задач, которыми занимался Флот. И тогда Флот стал не нужен. Огромные корабли-дестроеры и маленькие разведчики, тяжелые крейсера и легкие эсминцы… Все оказалось не нужно.

И тогда все корабли собрали и спрятали. Спрятали в отстойниках, где поручили заботам искинов. Они должны были поддерживать корабли в рабочем состоянии и защищать места их хранения. До той поры, пока опять не придет время, и не потребуются сила Звездного Флота.

А это означало, что Хранитель обманул Антона. Ну, наверное, не совсем обманул, а ввел в заблуждение. Найти целые и готовые к бою корабли империи, парень не сможет в принципе. Просто потому, что все боевые корабли находятся в отстойниках, путь в которые для него заказан. Да и для того чтобы ими воспользоваться их надо найти. А такие вещи наверняка прячут хорошо.

Значит, единственный вариант получить корабль, это или найти битый и починить, или построить.

Насчет того, чтобы построить — были очень сильные сомнения. Конечно, полностью исключать шанс, что за углом обнаружится работающая верфь по постройке кораблей, было нельзя. Но этот шанс был как в анекдоте про блондинку — пятьдесят на пятьдесят — толи найдет, толи не найдет.

А вот на чем стоило сосредоточиться, так это на поиске кораблей, которые участвовали в сражениях и оказались не сильно поврежденными. Все-таки починить несколько проще, чем построить. Пусть даже это и был корабль технически более совершенный. Здесь нужно было только найти возможность его восстановить. А для этого могли подойти и небольшие ремонтные мастерские, и мобильные доки. Все же очень сомнительно, что все было собрано и законсервировано. Что-то да осталось.

* * *

Все-таки тренажер на этой базе определенно был вещью! Особенно возможность работать в полном погружении и использовать пси манипулирование на всю катушку. Уж как держалась защита тренажера от тех энергий, которые использовались при оперировании, оставалось непонятным.

А вот для использования реального тяжелого боевого оружия пришлось применить режим имитации. Точнее использовать самые минимально возможные энергии импульсов.

Получалась крайне интересная связка.

Псион, который позволил работать со своим резервом своему симбионту и искин скафа, который поддерживал огнем все начинания полутора разумных.

Конечно, поначалу было не очень здорово.

Игрок, как вычислительная машина, быстро определял все цели и начинал атаку первым. Первым и вычерпывал резерв так, что ничего не оставалось Антону. А Тактику приходилось только пытаться ‘вытянуть’ весь поединок на энергетическом оружии.

Беда при таком подходе была в том, что все человеческие возможности псиона, а именно предвидение и интуиция совершенно не работали. То есть банально не успевали сработать. А когда срабатывали, оперировать, то есть бить противников, было уже нечем.

Нужен был временной зазор, для того, чтобы интуиция псиона смогла ‘включиться’ и сработать. А во время боя нужно было ‘предвидеть’ действия противника и соответственно ‘выносить’ не самых шустрых, а самых опасных.

Наработка подобных навыков совместного боя заняла достаточно длительное время, и когда казалось, пришло время счастья, выяснилось, что резерва Антона не хватает для уверенной победы.

Пришлось искать такие тактические схемы, при которых Тактик активно отвлекала противников, а Антон с Игроком экономными воздействиями выбивали оппонентов.

И опять, когда вроде бы все стало получаться, псион поинтересовался у Густава: насколько эффективно работает его команда. И получил целую массу замечаний.

И вновь пришлось перестраивать схемы совместной работы и искать пути, которые приводили к победе.

Кстати, Густав оценил запас пси энергии Антона, как очень маленький и пригодный, только, для скоротечной схватки. Если ее конечно можно было выиграть. Или для того, чтобы отступить с поля боя, понеся незначительные потери.

И вести речь о том, как развить резерв отказался. Просто сказав, что он еще не готов.

* * *

В перерывах между занятиями Антон учил базы знаний.

Сначала самые простые: языковые и оружейные.

Собственно для использования языковых баз нужна была только практика, практика и еще раз практика. А вот как практиковаться с носителями языка, которые или все вымерли, или живут в таком месте, куда парню нет доступа?

Пришлось просить Густава поработать ассистентом. И поэтому каждый день искин говорил на новом языке. Правда, языков, которые требовалось изучить, было не особенно много. Общий имперский Антон уже знал, а остальные пять наиболее распространенных, учил вместе с Густавом.

Но изучение языка на слух, конечно, очень важно. Но ведь есть еще и письменность. И пришлось сесть за ‘парту’ и как в первом классе школы осваивать правописание.

Наверное, кто-то считает, что развитие технологий позволит обойтись без изучения правил правописания. Возможно, так и есть. Вот только моторную память руки никто не отменял. И усвоение материала с использованием таких методов всегда давало более стойкий эффект. А на самый крайний случай, имелась нейросеть и живущей в ней тайный суфлер.

Оружейные базы изучились всего лишь за десять минут. Собственно и изучать-то было нечего. Штурмовой плазмоган и ручной импульсник.

Ничего сверх этого Густав не предоставил. Хотелось, конечно, рассказать искину про мелких жлобов, которые любят утаивать информацию. Но ведь даже если и удастся пробудить машинную совесть (что само по себе было бы невероятным достижением), у Густава, скорее всего, стояло программное ограничение на предоставление информации Антону. Уже сам факт того, что парню удалось ‘вытянуть’ из искина и эти обрывки, был очень значимым.

Так что на кону стояли медицинские базы и то, что было добыто в нелегких странствиях. И, самым важным из всей этой информации, следовало считать пилотские базы. А к таким, из того что было у Антона, относились базы знаний пилот-универсал и навигатор.

Как-то вот странно было то, что именно нечто подобное имел в виду Хранитель, когда давал свежеиспеченному офицеру разрешения на использование оборудования. Уж не подсмотрел ли этот злыдень содержимое хранилища в скафе? Ведь в противном случае, он должен был бы обеспечить парню возможность хотя бы управлять челноком. А для этого должен был выдать такие базы знаний. Ну, или подсказать, где их взять.

Следующей в очереди для изучения, стояла база знаний военный инженер. И ее изучение показало, что информация из этой базы, в последствии, оказалась очень полезной.

Ну и на сладкое оставалась самая первая из баз, которая попала в руки Антона — диверсант. Практического применения этой базы в настоящее время парень не видел, но вот в дальнейшем… В дальнейшем, знание некоторых особенностей из этой базы, могло существенно упростить ему жизнь.

А вот медицинскую базу было решено пока не изучать. Не изучать до тех пор, пока не подвернется соответствующее оборудование. И так перечень баз знаний был совсем не маленький. А учитывая тот факт, что базы Древних были существенно больше…

В общем, времени должно было уйти много и на то, что стояло для изучения в первую очередь..

* * *

После модернизации скафа, стала доступна возможность, о которой Игрок предупреждал Антона очень давно. Искин-навигатор.

А раз есть навигатор, то можно было попробовать использовать кристаллы, которые парень нашел, когда исследовал каюты персонала.

Ждать особых откровений от этих кристаллов не стоило, поскольку Игрок сразу опознал их как гражданские. А значит, информации о военных объектах в них не могло быть по определению.

Искин загрузил навигационные базы и предоставил доступ к полученной информации.

Дааа. Как и предполагал Антон, в этих базах была навигационная информация по тем секторам, которые окружали пространство базы. Вот только это была информация, которую было невозможно ‘привязать’ к известным ориентирам.

Вот представьте себе, что вы получили карту неизвестной области леса. Если вы живете в этом месте, то сам факт наличия такой карты просто замечателен. Но что он дает? Да, в тех ‘трех соснах’, где проходит ваша жизнь, вы не сможете заблудиться. А вот выйти на ‘большую дорогу’, используя эту карту, не сможете никогда. Просто потому, что, даже зная о самом факте существования ‘большой дороги’, вы не знаете в какую сторону идти.

Так и в этом случае. Знание не давало никаких дополнительных возможностей. А оставаться в этом ‘лесу’ и провести здесь всю оставшуюся жизнь…

Единственным вариантом хоть как-то ‘привязать’ полученную информацию к остальному пространству было использовать данные с искина челнока. Тогда был шанс ‘проложить’ тропинку к зоне аномалии и понять где находится база.

Все-таки наличие действующего объекта Древних позволяло надеяться на то, что в случае каких либо непредвиденных ситуаций остается возможность спрятаться и отсидеться в относительно комфортных условиях.

* * *

Изучение базы знаний пилот-универсал дало достаточно много в плане понимания основных принципов, на которых работала вся летающая техника Древних. И хотя сами Древние, наверное, считали знания, содержащиеся в таких базах устаревшими, для Антона они были полным откровением.

Сама база знаний практически включала в себя целый набор баз. Основу составляли знания по пилотированию космических судов. Вот так вот. Просто судов. Эта база не делила суда на классы или типы, а давала возможность изучить все разом. То есть после изучения такой базы, военный пилот мог пилотировать судно любого типа от малого корабля до дестроера и мобильной базы.

Общий принцип управления непосредственно кораблем, общий принцип получения информации и общий принцип взаимодействия с внешними приборами и службами, делали пилота способным использовать свои умения на любом типе судов.

Просто сам интерфейс общения пилота с системами корабля был универсальным. И команды, которые он отдавал, также были стандартизированы. В любом случае пилот ‘работал’ через искин судна, а что за последовательность команд требовалась для малого или большого корабля, пилота не интересовало. Он просто, к примеру, давал команду на запуск двигателей и если это был малый корабль, то ‘отклик’ на эту команду был достаточно быстрым, а в случае большого корабля — несколько замедленным.

Конечно, если пилот ‘специализировался’ на управлении каким-либо типом судна, он мог настроить свой личный интерфейс и на получение дополнительной информации от искина. Но это было нужно в особых ситуациях, а именно для этих случаев были разработаны вспомогательные интерфейсы, которые позволяли пилоту, сосредоточится на задаче пилотирования, не отвлекаясь на второстепенные моменты.

В любом случае можно было ‘отладить’ свое управление данным типом судна на искине именно этого корабля в имитационном режиме. А уже затем переходить на боевое пилотирование.

Вот только для того чтобы быть военным пилотом, а не погонщиком космической телеги, кроме основного курса по пилотированию, требовались знания и дополнительных предметов, которые делали пилота именно пилотом.

И к таким дополнительным умениям пилота относились особенности пилотирования судов разных типов, основы навигации и особенности боевого пилотирования (щиты, маневры уклонения, системы вооружения, дроны и дроиды).

Все это было очень здорово. Изучив эту базу знаний, Антон мог управлять любым типом кораблей.

И одновременно с этим, все это было очень плохо. Потому что, для наработки практических навыков пилотирования, требовался контакт с искином этого корабля. А корабля-то и не было.

Поэтому, оставалось надеяться на то, что изученные знания останутся актуальными на тот момент, когда появится собственный корабль.

* * *

Значит, нужен был тренажер, для отработки навыков пилотирования. Ну, или что-то его заменяющее.

Вряд ли на этой базе были возможности, которые позволяли организовать полноценный тренажер. Все-таки это был медицинский центр…

Но медицинский центр первой помощи, а помощь можно было истолковать по-разному. Особенно первую помощь пилоту.

— Густав!

— Слушаю.

— В программу тренажерного зала заложен вариант отработки навыков пилотирования?

— Нет.

— То есть ты хочешь сказать, что восстановление навыков пилотирования, у пилота, получившего ранения, не предусмотрено?

— Да. Для этого пилот направляется в соответствующий реабилитационный центр.

— А мне, стало быть, попасть в такой центр нельзя?

— У меня нет соответствующих указаний на Ваш счет.

— Хорошо. А скажи-ка мне такую вещь. Создать простейший тренажер пилота в нашем зале можно?

— Нет соответствующих программ обучения пилота. Я управляющий искин базы.

— А реакциями тренажерного зала управляешь ты?

— Да.

— Значит, общие программы имитационных воздействий у тебя есть?

— Да.

— А связь с искином моего челнока у тебя есть?

— В настоящий момент такого соединения не установлено. Но, технически это возможно.

— А изучение баз знаний тебе доступно?

— Да.

— В таком случае, слушай приказ. Установить соединение с искином моего скафа. Получить информацию из базы знаний пилот-универсал. Установить связь с искином челнока. На основе этой информации построить модель воздействий на пилота при его работе. Создать рабочее место пилота. Организовать обучение пилота. Задание понятно?

— Да. Но Вы должны понимать, что на этой основе можно организовать только отработку навыков пилота малого гражданского челнока, но никак не военного судна.

— А вот это уже не важно. Когда будет готов тренажер?

— В течении часа. Необходим скоростной канал связи с рабочим местом пилота.

— Выполняй.

Антон еще раз осмотрел тренировочную площадку зала и отправился к себе в каюту.

Еще одна маленькая победа над упертым надсмотрщиком.

Да, этот тренажер не будет боевым. Да будут ограничения.

Но ведь будет самое главное. Отработка умений. И то, что никаким другим путем не решить — управление через симбионт, и наработка практических навыков на реальном искине реального космического судна.

* * *

Хотя пилот-универсал и знал основы навигации, но это были именно основы, которые позволяли в случае необходимости рассчитать наиболее простые пути и маршруты.

Все-таки для пилота основным умением было управление собственно космическим судном в звездных системах. И задач, которые требовалось выполнять при таком управлении, у него было более чем достаточно. А для целей межсистемной навигации, пилот использовал искин-навигатор, если конечно тот функционировал (все-таки речь шла о военном пилоте). Но, как и всякая машина, в определенных случаях искин не мог предложить оптимальное решение, или предложенное им решение не позволяло выполнить боевую задачу, и вот тогда требовался специалист-навигатор.

Понимая, что у пилота и навигатора есть достаточно большое поле общих действий, приветствовалось объединение этих специальностей вместе. Но на больших кораблях всегда существовала отдельная служба навигации.

Очень грубо можно было сравнить земного пилота воздушного судна и штурмана. Для земной малой авиации (суть небольших космических судов) мог быть только один пилот, совмещающий эти две специальности. А если воздушное судно было достаточно большим (как правило, военным), то на этом судне был специалист-навигатор (или по земному — штурман).

Специальность навигатора позволяла использовать возможности корабля для прыжков в сложных и опасных условиях. И кроме основ навигации, специалист умел использовать карты космического пространства, маяки, опорные системы, расчет параметров гиперперехода и осуществлять навигацию в сложных условиях (прыжок по координатам, астероидные поля и маршруты движения и т. п.).

Все эти сведения, как таковые Антону были и не особенно нужны.

Когда дело дойдет до управления большим кораблем, он надеялся работать вместе с командой. А для малого корабля вполне себе подходил и искин-навигатор.

Но была причина, на которую он поначалу не обратил особого внимания, а потом понял, что может больше потерять, чем получить. И эта причина называлась — Хранитель.

Ведь этот псевдоразумный ясно сказал: «…право… получать навигационную информацию со стационарных маяков. Если будешь владеть соответствующей профессией…».

В переводе на нормальный язык это означало: нет знаний по профессии, нет информации. А в его скитаниях невозможность получить информацию — это оооочень большие проблемы.

Да и с формальной стороны, наверное, полноценный офицер Звездного Флота должен быть образован несколько больше, чем простой дикий из дикого мира.

* * *

А вот с базой знаний военный инженер возникли определенные проблемы.

Все дело было в том, что эта база содержала фактически три военные специальности.

Инженер по обслуживанию космических кораблей, инженер по обслуживанию космических объектов и инженер по обслуживанию наземных стационарных объектов.

И ее объем был просто запредельным.

Нет, конечно, это было очень здорово. Получить знания по всем возможным направлениям. Но…

Очень маловероятно было то, что Антон будет обслуживать (в смысле пытаться попасть) на такой наземный объект. Шанс такой был. Но если потребуется доступ на такой объект, то можно будет к этому подготовиться заранее. Так что эта специальность была отложена до лучших времен.

А вот между двумя остальными парень колебался очень долго.

Ну, ясно же было, что обслуживание космических кораблей нужно. Это факт. Но вот в каком объеме?

Изучить до уровня грамотного техника (была у базы такая возможность — понизить ранг изучаемых знаний) и на этом остановиться? Возможно. А вот если надо будет модернизировать корабль, который попадется? Знаний техника для этого явно недостаточно.

А как быть со специальностью инженера по обслуживанию космических объектов? А это космические станции, форпосты, маяки…

Вот попадется во время странствий космическая станция Древних. Или космическая верфь. И как быть? Пройти мимо или впасть в транс и начать доучивать специальность?

Ведь как аукнется эта экономия в таком случае…

А здесь сейчас можно в комфортных условиях и поучиться.

Есть, правда, надежда на то, что в базе ‘диверсант’ могут оказаться полезные знания по этим направлениям. Но вот насколько полные?

Да и специальную технику, для восстановления и ремонта (а в нашем случае вскрытия) таких объектов, знать ой как нужно.

Ладно. Надо учить и эту специальность. Авось да сгодится.

* * *

Знания базы военный инженер дали понятия о том, какие принципы были положены в основу проектирования станций и кораблей.

Для станций была выбрана форма шара, потому что наиболее полно удовлетворяла противоречивым задачам, которые должна была выполнять станция.

Во-первых, это оборона окружающего пространства. И, следовательно, наиболее оптимальная форма для организации секторов контроля пространства. И другой формы, кроме шара, невозможно было придумать, так как все другие варианты не давали разумной альтернативы.

Во-вторых, внутренние коммуникации, которые при такой внешней форме имели минимальную длину.

В-третьих, система стабилизации станции в пространстве. При такой форме получалась очень простой и однородной. Просто не было необходимости ставить разные типы двигателей на разные поверхности, а значит это опять стандартизация и экономия ресурсов.

Были еще и ‘в-пятых’, ‘десятых’ и, наверное, ‘сотых’.

Парковочные места для кораблей. Здесь все было очень просто, если корабль также имел форму шара. Допускались, правда и другие формы, но они не обеспечивали тех возможностей, которые давал шар. К примеру, мог быть и цилиндр, который входил в парковочное окно своим торцом. Но тогда возникала проблема на самом корабле со скоростью выгрузки и погрузки, что в боевой обстановке могло сказаться не самым благоприятным образом.

По ‘экватору’ станции размещался парковочный пояс с лунками для кораблей, в которые стыковалось судно. Оно как бы вставало в свою ячейку, и часть его корпуса оказывалась внутри корпуса станции. Это позволяло использовать внутренний объем парковочного пояса более рационально. Кроме того, такая форма шлюза была практически одинаковой для кораблей разного типа, а это тоже давало свою экономию. Конструкция такого шлюза использовала одни и те же детали, а, следовательно, и расходные стандартизировались. Да и обслуживание сильно упрощалось.

Если корабль был небольшим, он мог зайти в парковочное окно полностью и быть перемещен внутри парковочного пояса в любое место, вплоть до склада.

Все это позволяло сделать вывод для поиска: корабль должен был иметь форму сферы. Все остальные были менее востребованы и, следовательно, более редки. А военные инженеры не страдали повышенным художественным вкусом, были жесткими прагматиками и использовали те решения, которые были максимально эффективны.

* * *

А вот наличие специального раздела, в базе знаний военный инженер, посвященного обезвреживанию и утилизации военного имущества, и порадовало и огорчило одновременно.

И стало понятно, почему поиски оборудования Древних все время оканчиваются неудачами.

Во-первых, все вещи и оборудование, которые превышали свой срок хранения и использования, безжалостно уничтожались.

Не шли в печь, как это принято на Земле, а превращались в ценные ресурсы и использовались в производстве новой техники и более совершенного оборудования. И объяснялось это очень просто — нечего хранить старое барахло.

Во-вторых, все ‘опасные’ вещи и ‘запрещенные’ технологии, необходимости в использовании которых на данное время не было, старательно собирались и либо уничтожались, либо прятались до лучших времен. И это объяснялось просто — все это могло оказаться в неразвитых мирах и привести к непредсказуемым результатам.

В-третьих, все, что осталось нефункциональным, поврежденным, в первую очередь лишалось управления (искинов) и если остальное не представляло опасности, а утилизировать сложно и дорого, то просто бросалось. В случае больших конструкций — таких как станции и военные базы — лишенные управляющих центров, направлялись в полет на ближайшую звезду и там ‘утилизировались’ сами.

Поэтому, все военные игрушки, включая корабли, не содержат искинов. Остаются небольшие управляющие машинки, которые должны заниматься только тем, чтобы не дать мародерам разграбить объект. То есть, остается нечто упрощенное (практически неполноценный искин), отвечающее за системы вооружения и поддержание ресурса. Личность такого искина урезана и он не может использоваться на боевых кораблях и станциях.

Значит, найти полноценные искины можно только на кораблях, которые не обнаружили сами Древние и не поставили (то есть не урезали программу искина) на утилизацию.

Потому что, на всех местах боев уже поработала команда трофейщиков. И они оставили только то, что не представляет интереса и не может быть использовано.

Для того чтобы провести демилитаризацию техники, у военных трофейщиков нет необходимости заходить на сам корабль. Туда пускается нанофабрика, запрограммированная на демилитаризацию этого корабля. Искинам стирается личность (безвозвратно) и становится уже невозможно эту кристаллическую матрицу использовать в дальнейшем.

А в отдельный искин, как правило, отвечающий за вооружение, заливается или активируется программа конверсии, которая приводит к тому, что он теряет ряд своих возможностей.

А все военные оружейные технологии не могут быть использованы без соответствующего искина.

Поэтому, даже найдя дестроер, с которым проведена демилитаризация в представлении Древних, никто не сможет вернуть ему полной функциональности. Просто потому, что это невозможно в силу отсутствия искинов.

И вывод, который следовал из этого раздела, очень сильно опечалил Антона.

Найти можно только то, что было ‘потеряно’ в результате выполнения заданий и случайных стычек.

Правда был и маленький плюсик, на фоне жирного минуса.

Малые корабли не являются технологией, которую следует ограничивать. А значит, не подпадают под программу демилитаризации.

* * *

Но были в этой всеобъемлющей базе и вещи, которые просто поражали. И одновременно воодушевляли.

Дроиды…

Как таковых дроидов, аналогов механических дуболомов Содружества, у Древних не было. Нет, для решения специальных задач, что-то внешне похожее существовало. Но существенно отличалось по содержанию.

В основном, дроиды Древних представляют собой некую субстанцию похожую на земную ‘амебу’ черного цвета.

Даже описать это вещество: кисель, пластилин, студенистая масса и еще что-то, было невозможно.

Как теперь принято говорить — набор наноботов. Или нанороботов. Последнее, скорее ближе к истине.

Эта ‘амеба’ умела все!

Ну, естественно, с точки зрения специалиста Содружества.

Да и еще. Сварки у Древних не было. В смысле была… но не было.

Та сварка, которую себе представляет любой разумный, с использование электрического тока, газовых потоков, лазерных резаков или взрывных технологий у Древних отсутствовала начисто.

Материалы соединялись (и разъединялись) с помощью… некоего аналога молекулярного совмещения. То есть, две детали эта ‘амеба’, присосавшись к двум поверхностям, стягивала своим телом как жгутом. Накрывала место соединения и… отлипала. А на месте стыка оставалось соединение. Даже разнородных материалов.

Соответственно ‘швы’, соединяющие конструкции получались такими, что не требовали никакой шлифовки и подгонки. Материал идеально соединялся встык на молекулярном уровне.

Использовалась какая-то технология перестроения кристаллической решетки материалов. Для пояснения работы этого метода, база знаний отсылала к физическим и химическим способам соединения материалов (посылала к тому, чего у Антона не было).

И при монтаже и демонтаже конструкций не использовались резьбовые соединения.

Зачем, если есть более качественный способ соединения и разделения деталей.

А еще эти дроиды были универсалы. Программа монтажа (демонтажа) позволяла им ‘сливаться’ вместе, становясь более ‘сильными’ и разделяться на несколько частей, если требовалась работа в разных местах. Также, в силу того, что это универсал, такой дроид мог делать любую работу. То есть деления на инженерных, технических, ремонтных дроидов у Древних не было.

А для своей работы дроиды использовали энергию, которую могли получить из окружающего пространства.

В общем, торжество технологий.

1. 3

Изучение базы данных "Диверсант", как это не странно звучит, не оставило в сознании ясного понимания изученного материала. Вместо этого пришло ‘ощущение’, что специальные навыки могут ‘проявляться’ при их острой необходимости.

В памяти остались некоторые приемы и способы их реализации. Все то, что не было связано непосредственно с боевыми техниками.

Непосредственное усвоение знаний, наверное, все же произошло, вот только Антон, очень отчетливо осознал, что использование этих знаний было возможно при целом ряде ограничений.

Во-первых, он должен был находиться в полном сознании. И степень его сознательного состояния контролировалась его симбионтом. И связано это было с тем, что такой контролер не позволял произвести незаконный ‘съем’ нужной противнику специальной информации.

Во-вторых, навыки стали как бы безусловными рефлексами. Просто диверсант ставил перед собой задачи, а подсознание само находило пути их решения.

Как это работало, так и осталось непонятным. Но работало совершенно точно.

В-третьих, использование специальных навыков диверсанта, было возможно только вне границ империи Аркон. Это было понятно по логике, но поначалу вызвало очень сильную негативную реакцию. Все же в его теперешнем статусе новоиспеченного офицера Звездного Флота без связи с силами Флота, он оказывался предоставлен сам себе. А получить ‘помощь’ от базы знаний для поиска путей выхода из сложной ситуации не мог.

Оставалось только надеяться на удачу и на то, что в нужный момент, изученная информация станет доступна, и позволит выйти из трудной ситуации без особых потерь.

* * *

Отработка приемов передвижения в открытом космосе представляла некоторую проблему. И эта проблема была достаточно существенной.

Сложно тренировать навыки, если возможностей для их тренировки нет.

Нет. Потенциально все, что нужно было делать, Антон изучил. И теперь знал несколько специфических приемов передвижения в открытом космосе.

Вот только самого космоса… на базе не было. А покидать базу ради приобретения навыков, пока не стоило. Будет ли еще шанс вернуться сюда, было большим вопросом.

Кстати, сама база знаний "Диверсант" была рассчитана именно на то, что освоить ее может (не изучить, а освоить для дальнейшего применения) только разумный, имеющий пси способности. Потому что, основные техники перемещения были рассчитаны на использование псионических приемов и ведения боя в открытом пространстве.

Вот один из приемов можно было попробовать изучить и не выходя в космическое пространство.

На Земле таким способом очень любили перемещаться приматы. Правда, они использовали в качестве временно опоры лианы и ветки деревьев, а псиону нужно было строить ‘силовые жгуты’ и использовать телекинез для перемещения своего тела.

Вторым способом перемещения был ‘прыжок’ через пространство. Нужно было ‘мысленно’ соединить две точки и по созданному туннелю переместиться на некоторое расстояние.

Даже самой идее проделать такой фокус сознание противилось. Ну никак не получался у Антона этот ‘пространственный прокол’. И это была лишь первая стадия.

На второй, нужно было перемещаться некоторым зигзагом или змейкой. Но и это были всего лишь цветочки.

Третья стадия освоения этого приема, позволяла совершать прыжок через препятствие. В точку, которую диверсант не видел, но мог себе представить.

Нет. Никак не получалось освоить такую технику и пришлось оставить ее на потом.

Был еще один фантастический прием, который Антон даже не стал пытаться пробовать.

Во-первых, для него нужен был реальный ‘чистый’ космос. А во-вторых… такое просто невозможно было себе представить.

Прием требовал мысленно сформировать в чистом пространстве своеобразные ‘вешки’, за которые потом нужно было ‘цепляться’ и перемещаться, используя технику приматов…

Только вот как эти вешки построить… база подробно не объясняла.

Уровень владения пси техниками, у парня все же был слишком низким. И никого на роль учителя отыскать не получилось.

* * *

Была еще одна техника, которую Антон решил изучить. И общее название этой техники было — ‘кокон’.

Простым языком это означало, что можно, используя энергию пси, создать волновую структуру, которая могла удерживать физическую материю, изолируя ее от окружающего пространства.

Вот вроде бы ничего такого необычного на этом принципе построить было нельзя, но мысли того, кто придумал эту технику, были несколько неординарны.

Во-первых, на основе ‘кокона’ можно было создать структуру, которая практически представляла некий аналог силового поля. И вариантом использования такой структуры была возможность своеобразной силовой сферы, в которой можно было перемещаться в космическом пространстве.

Принять разумом такую возможность было очень не просто.

Человек мог без скафандра двигаться в открытом космическом пространстве!

Вот только эта техника требовала неимоверной концентрации и контроля, со стороны того, кто ее применял.

Во-вторых, на основе ‘кокона’ можно было создать… взрывные устройства и мины.

И здесь Антон в первый раз понял, для чего можно было использовать камушки-аккумуляторы пси энергий.

"Кокон" требовал пси энергии для своей ‘работы’, а эту энергию мог обеспечить как сам псион, так и то, что могло ее аккумулировать.

А вот, чем наполнить подарок для врага, зависело целиком от фантазии диверсанта.

Был даже вариант капсулирования в "коконе" пси энергии, по типу той, что Антон создавал, когда ‘строил фаерболы’.

Только вот ограничения всех этих применений, были очень существенные. Да, собственно, они были понятны изначально, просто база знаний обращала на них особое внимание.

Эти ограничения были в том запасе пси энергии, которой обладал оператор. А так как, уровень владения пси, по мнению даже Густава, у диверсанта был небольшим, то и создать что-то значимое и долговременное парень просто не мог.

Максимальное время, которое он мог держать "кокон"-скафандр, составляло десять минут. И его пси резерв, при этом, истощался полностью.

Совершить диверсию за такое время, конечно, было можно. Вот только, чтобы уйти в безопасное место, резерва, а значит и времени, просто не будет.

Так что, даже изучение техник, которые позволяли делать совершенно невероятные вещи, в практическом плане не давало ничего.

Можно было только надеяться на то, что в будущем, когда резерв станет достаточным…

* * *

В изучаемой базе были знания, которые могли помочь парню в его дальнейших поисках.

Места дислокации и доступные операционные базы Звездного Флота.

Ведь это открывало невероятные возможности.

Даже если сами корабли и убрали из этих мест, то что-то должно было по любому остаться. А это могут быть и мобильные ремонтные верфи, и оборудование, которые для Древних интереса не представляет, но крайне важно для Антона…

Да и саму инфраструктуру базы ликвидировать не так-то просто. Это ведь огромные мощности и годы, потраченные на само строительство.

От того, что можно было там найти… Голова шла кругом.

Но!

Попытка открыть информацию успеха не принесла.

Как только парень попробовал прочитать то, что было закрыто, выскочило сообщение:

«Для доступа к информации требуется подтверждение старшего офицера Звездного Флота.»

Смотря на это сообщение, Антон недоумевал. Какого старшего офицера? Все старшие офицеры уже… давно не старшие. И где же его взять?

— Густав!

— Слушаю.

— Как получить подтверждение старшего офицера Звездного Флота?

— Нужно обратиться по инстанции и запросить подтверждение.

— А ты что, не имеешь таких полномочий?

— Я всего лишь искусственный интеллект, который действует в рамках своих программных ограничений. На Ваш счет никаких указаний нет.

— Ну и что нужно, чтобы обратиться к старшему офицеру? Как запросить подтверждение?

— Согласно уставу, нужно отправить рапорт в штаб Флота, где изложить свою просьбу.

— Тааак! А ты, стало быть, не можешь сделать подтверждение.

— Если мной будет получен приказ, то непосредственное подтверждение будет произведено через мои возможности.

— То есть, сделать подтверждение ты можешь, но не хочешь? — попробовал поставить искина в логический тупик парень.

— Подтверждение является небольшим программным кодом, который и будет передан из штаба Флота. В этом случае, активировать подтверждение можно будет через мои возможности. Или оно может быть передано непосредственному исполнителю, для соблюдения режима секретности.

— Черт! А запросить штаб Флота ты можешь?

— Да.

— И когда можно получить это подтверждение?

— Если в штабе сочтут Вашу просьбу достойной внимания, то в течении трех-четырех часов придет подтверждение.

— Запрашивай, — Антон произнес это слово с некоторой неуверенностью. Вряд ли штаб даст согласие на открытие такой информации. Даже если прошли тысячи лет. Впрочем, наверное, именно потому, что прошли тысячи лет. И никого, кто может рассмотреть его просьбу, уже нет в живых. А искины…

Да кто же будет давать указание искинам, что в случае обращения через 60 000 разумного по имени Антон Пахомов, предоставить подтверждение для доступа к информации. Смешно.

Облом.

* * *

Тренировки, тренировки, тренировки.

Пока было время, начинающий псион пытался поднять свои способности. А единственный намек, который можно было получить из изученного материала, был в том, чтобы постоянно использовать свой резерв, доводя его до опустошения. Вот и приходилось вычерпывать энергию до полного истощения.

Сказать, что это давало свои плоды, можно было только с очень большой натяжкой.

Да, пси манипулирование давалось все легче и легче. Но заметного прогресса как-то не наблюдалось. Наверное, нужно было время, чтобы каналы развились и стали пропускать большее количество энергии, но очень хотелось получить результат как можно быстрее.

Вот и сегодня, Антон с Игроком на полигоне пытались отработать очередную связку.

Вроде бы все шло хорошо. Но, как только резерв опустошился полностью, остались еще несколько целей, на которые не хватило энергии.

Антон потянулся к резерву… и вроде бы как-то ‘зачерпнул’ еще немного…

Жуткая боль буквально вывернула парня наизнанку. Такого, во время занятий по пси тренировкам с ним не происходило никогда. Ему даже показалось, что этот последний ‘выплеск’ энергии он произвел, оторвав что-то от себя. Вот только… было ужасно больно… И эта боль прокатывалась по телу волнами и не хотела уходить. А потом… перед глазами побежали какие-то молнии и…

Очнулся Антон в ‘волшебном’ лесу.

Опять вокруг были деревья, поляна и кровать, на которой он лежал.

— Игрок! Что случилось?

— Я не могу ответить на твой вопрос. Когда ты потерял сознание, я тоже оказался нефункционален. Могу только предположить, что ты лишил нас энергии и как следствие не смог обеспечить работу симбионта. И твой организм сам применил защиту, чтобы спасти нас.

— Здорово. И как это называется по-научному?

Голос, который раздался рядом с Антоном, был ему знаком. Но слишком уж неожиданно он проявился, в ответ на собственные мысли парня.

— По-научному это звучит очень сложно, а чтобы Вам стало ясно, что произошло, то простым языком ваше состояние называется — псионический срыв.

От этого вторжения в собственные мысли парень вздрогнул.

— А что, читать мысли пациента без его разрешения можно?

— Если это нужно для его выздоровления, то медицинская этика не ставит таких ограничений.

Антон открыл глаза и посмотрел на голограмму искина, которая стояла около его кровати.

— И что же говорит эта ‘этика’ относительно моего состояния? А самое главное, какой прогноз?

— А Вы сами попробуйте, что-нибудь сделать.

— В смысле? Что надо сделать?

— Антон! — вступил в этот диалог Игрок, — я так понимаю, что Густав предлагает тебе что-нибудь сделать в плане манипулирования пси. Только это должно быть что-то достаточно простое.

Парень попробовал посмотреть на окружающее ‘внутренним’ взглядом.

Даже это простое действие привело к тому, что по всему телу прошла волна боли.

— Перенапряжение. Следствие того, что Вы сорвали внутренние ограничители, когда попробовали взять больше, чем Вам было доступно. Теперь есть только один способ. Нужно ждать. И ничего не использовать из Ваших возможностей.

Антон задумался.

«Вот странно, вроде бы все было как обычно… Но, почему это произошло?»

— И как долго?

— Это зависит от особенностей Вашего организма.

— Значит, ждать и надеяться?

— Да. И никакого использования пси.

* * *

Ну, вот и что делать физически здоровому человеку, которого положили в стационар на восстановление того, что большинство разумных просто не ощущают?

Состояние какой-то внутренней ущербности и неполноценности было самым простым чувством от которого Антон не находил спасения. Ведь даже простые физические тренировки ‘врач’ категорически запретил.

Правда думать… Вот думать он забыл запретить. И все что оставалось, это лежать и перебирать в памяти все события, которые произошли с парнем за последнее время.

А больше всего мыслей было про Содружество.

Странно как-то. Место, из которого Антона пытались изгнать, устроить различные каверзы, подстроить ловушки… звало и привлекало совершенно невероятно. И что такое там было, что так манило и притягивало?

Может быть, судьба хотела связать дальнейшую жизнь молодого псиона с этим местом? Только вот какие ‘поручения’ она приготовила?

Ну не любят в тех краях, таких как он. И всячески стараются избавляться от них. Но боясь, всё же ищут и пытаются заставить работать. Правда, только на благо тех, кто может удержать таких в жесткой узде. А всем остальным словно нет и никакого дела до этих самых… дел.

Ну и кому нужны псионы? Тем, кто понимает, что дальнейшее развитие Содружества связано именно с ними? Так ведь понимание не означает поддержки и развития способностей. Как-то странно проявляется эта ‘забота’. Может быть, все дело в зависти? В неспособности завистников самими стать такими же? И все идет именно отсюда?

Вопросы, вопросы. И ответов на них нет…

* * *

В этот раз лес был несколько другим.

Сквозь стволы деревьев пробивалось вечернее солнце. Оно так освещало полянку, на которой сидел Антон, что создавало какую-то сказочную атмосферу. Казалось, само волшебство было разлито в воздухе и не хотелось ничего делать…

Вот странная ситуация. Вроде бы и есть спокойное место, где можно предаться размышлениям. А времени на эти самые размышления и нет. Парадокс.

Что же за ‘путь’ такой Хранитель определил для Антона. Ведь этот искин был совершенно уверен в том, что парень знает, что надо делать.

Ну да понятно, что нужно развиваться. Хотя бы для того, чтобы уметь противостоять тем опасностям, с которыми он столкнется.

Но ведь развитие ради развития бессмысленно. А значит, должно быть, развитие ради цели. А явной цели и нет. По крайней мере, этот искин ее не определил. Так, дал какой-то смутный намек.

Нет, можно конечно, что-то себе напридумывать и заниматься этим. Но будет ли эта цель именно той целью, которую имел в виду Хранитель?

Да и собственно кто такой Хранитель?

Искин, который обеспечивает безопасность этих секторов. Может быть, все дело в безопасности? Может быть, стоит стать человеком, который тоже отвечает за эту самую безопасность.

Но ведь это глупо. Кто такой Антон и кто Хранитель?

Псион без образования и ресурсов. И машинный интеллект, в руках у которого такие возможности, о которых любому разумному можно только мечтать.

Но вот есть и такая мысль. А почему собственно Древние ушли из этих мест? Какие-то свои дела? Наверное. Но ведь кто-то оставался присматривать за детьми?

И куда делись эти мудрые наставники? Тоже занялись своими делами? И дети остались без пригляда? Может быть, в этом все дело. Может быть, нужно снова смотреть за детьми. И Хранитель намекнул на эту возможность?

Неясно все как-то. Туманно.

«…Твое детство кончилось….»

А чье осталось? И если приглядывать, то ведь должны же быть какие-то инструкции. Туда не ходи, этого не делай…

А без инструкций, как-то не очень понятно, кого и в чем ограничивать.

Вот сполоты, аграфы и люди.

А кто может сказать, чей путь правильный. Кто идет в нужную сторону, а кто ведет себя в сторону разрушения?

Может быть то, что делают аграфы — правильно. А люди заблуждаются и ведут свое развитие к катастрофе?

А может быть и наоборот.

Но если подумать, то, наверное, должны быть и моральные ограничители. А вот в чем они?

Не давать детям шалить? А что такое шалость?

Технологии, которыми не могут пользоваться дети?

Спички детям не игрушки!

А как же тогда развитие? Может быть, все дело в том, что дети должны сами прийти к новым технологиям, а не красть то, что создали родители?

Наверное, в этом все дело.

Вот нашел Антон челнок. И Хранитель не стал его отбирать.

Спорная, конечно, аналогия, но ведь сам нашел. Никого не просил, ни у кого ничего не клянчил.

Но ведь и аграфы сами нашли технологии Джоре. А теперь ищут технологии Древних. Ведь сами ищут. Никто им не подсказывает.

Другое дело, что Антон никого ни в чем не ущемил. Никого не обидел, когда забирал челнок.

А аграфы со сполотами идут по трупам людей. А ведь люди тоже дети. А получается, что сильные отняли игрушки у слабых.

Зыбко все это. Нет четкой логики.

Ладно, наверное, все-таки стоит пока смотреть за детьми. Себя, конечно, тоже не забывать.

Значит надо идти в детский сад. В воспитатели.

И пусть дети сами играют в своих песочницах.

В общем, детский сад. Штаны на лямках.

* * *

Процесс восстановления протекал очень странно.

Сначала вернулась способность ‘видеть’. Использование внутреннего взгляда больше не приводило к накатам боли. Так, оставались какие-то отголоски неприятных ощущений. Но явного выброса в обычное состояние уже не было.

Потом стало возможным использовать простейшие приемы…

А потом пришло ощущение родства со стихией. Антон прямо таки ощущал, что рядом есть просто море энергии, но ‘дотянуться’ до него и использовать, никак не получалось.

И вот, наконец, все вернулось. Почти все. Но появилось и нечто новое.

Запас энергии не вырос. Он остался на прежнем уровне. Но родилось чувство наличия близкого источника энергии. Но вот как обратиться к этому источнику было совершенно непонятно.

И еще. Появилось чувство какой-то сверх чувствительности. К чему оно приведет было неясно, но Антон почему-то был уверен, что это сверх чувствительность имеет отношение к людям.

Но вот людей на базе кроме него и нет. Поэтому проверить это чувство не на ком.

Через две недели пришлось посетить медцентр. То искин отказывался предоставить туда доступ, а то вдруг сам, чуть ли не в приказном порядке погнал в эти помещения.

Правда, ничего необычного там не было. Наверное, все медцентры строились по какому-то стандарту.

Пришлось лечь в медкапсулу и провести там больше шести часов. Сознание не отключилось, но было состояние какого-то безразлично-равнодушного парения.

И вот после этого обследования искин вынес вердикт. И его заключение порадовало. Ну, как порадовало? По словам искусственного интеллекта у молодого псиона началась перестройка организма.

Масса медицинских терминов, которыми сыпал Густав, не сделали его объяснение более понятным. Но из его слов стало ясно, что в ближайшее время больной полностью вернется к своему обычному состоянию. То есть, полностью восстановится. И сможет использовать новые возможности организма. А для этого ему нужна особенная методика, которой Густав… не располагает.

На это хотелось засмеяться и набить такому эскулапу лицо…

Только вот что это даст? Отмутузить голограмму все равно не получиться, а горе-медик может решить, что у больного новый срыв, только теперь психологический, и снова ‘закроет’ больного в стационаре.

А самой смешной была финальная рекомендация. И если бы Антону не пришлось никогда на Земле посещать врачей, то это конечно могло выглядеть как откровение.

Как и все врачи, когда не знают, что делать, Густав рекомендовал… длительный отдых.

* * *

И все же надежда на то, что вдруг что-то новое получится, не оставляла Антона. Поэтому, он снова начал свои занятия. Только в это раз Игрок был оставлен в качестве наблюдателя и сторожа.

Но все это напоминало жалкие попытки воззвать к космическому разуму, сидя на песчаном бережку и перебирая мысленно песчинки. Вдруг обратит свое внимание на неразумного разумного?

Попытки раскачать свой резерв ничего значительного не дали. Может быть, резерв и вырос, вот только для этого его надо было сравнить с тем, что был до этого. А как это сделать? Никаких приборов для этого на станции не было. Ну, по крайней мере, тех, которые мог использовать сам псион. А значит, все его попытки были совершенно бесполезны.

Было, правда, ощущение, что накачать энергией камушки-аккумуляторы получается быстрее. Но это ведь только ощущение. А как измерить эту скорость, так и осталось неясным.

Но в итоге стало понятно, что использование таких инструментов имеет очень ограниченные возможности. Они держали энергию только небольшое время, а потом она из них утекала.

Наверное, это было удобно для каких-то специальных целей, когда нужно забрать энергию откуда-то, а потом снова ее вернуть. По крайней мере, для боя (к чему Антон стремился) камни-аккумуляторы не подходят совершенно точно.

1. 4

Вот и пришло время оправиться в дальний путь.

Из предметов, которые удалось выклянчить у Густава, были:

— 11 комплектов выживания в экстремальных условиях, в виде кейсов со стазис камерой,

— 11 аптечек первой помощи,

— 11 портативных наручных считывателей (больше взять злобный Густав не дал),

— 2 комплекта ручного оружия, в которые входил штурмовой плазмоган (что-то типа плазменной винтовки) и ручной импульсник.

Как бонус ко всему этому, досталась грузовая платформа на антигравах, максимальной грузоподъемностью до 1,5 тонн. Меньше просто не было, а ее размеры были достаточно скромны — два на четыре метра.

Вся информация, которой удалось разжиться, была помещена в хранилище скафа.

Уже оказавшись за территорией базы, Антон понял, что и Густав его развел. Ведь парень обладал способностями псиона и имел возможность телекинезом поднимать значительный груз. Поэтому, он смог бы легко вынести из базы и охранного дроида и много чего другого. Вот ведь инерция мышления. Только то, что можно унести в руках. Вот и затупил.

«Ну и что за кораблик мы имеем? Теперь-то можно рассмотреть его и получше.»

Теперь, когда особенно можно было не спешить, парень осмотрел корабль более подробно.

Стремительных обводов космическое судно, так и звало совершить скоростной перелет. Весь внешний вид этого корабля говорил о его возможности буквально ‘пожирать’ световые годы.

Вот так и на Земле, смотришь на иную машину и понимаешь, что черепаха легко даст ей фору.

А иная машина одним только внешним видом, словно говорит — давай, не трусь, рванем быстрее ветра.

"Скорость". Вот имя, которое должен носить такой кораблик.

Да и содержание кораблика оставило самые приятные ощущения.

Ресурс челнока был практически не ограничен. Достигалось это двумя способами. Во-первых, кораблик использовал те ресурсы, которые мог собрать по пути своего движения. То есть вся та межзвездная пыль и газ утилизировались и шли в дело. Во-вторых, функция саморемонта могла восстанавливать системы практически бесконечно. И все это позволяло не заботиться о пополнении энергии и получении материалов для восстановления. Выглядело это конечно несколько… непривычно. Но ведь и на Земле были проекты, в которых могла использоваться дармовая энергия космического пространства. Взять, к примеру, ту же идею ‘солнечного ветра’.

А совершенство технологий позволило создать устройство, которое могло совершать межзвездные прыжки с невероятной эффективностью.

И эта эффективность перемещения челнока была существенно выше, чем кораблей Содружества, так как использовались более развитые принципы и более совершенная теория гиперперехода. И если для Содружества термин ‘стандартный гиперпереход’ предусматривает расстояние в 10–15 светолет (расстояние между материнской планетой аграфов и ближайшей системой), то для Древних это расстояние было раз в десять больше. По крайней мере, этот челнок мог прыгать на такое расстояние. И время в прыжке, соответственно, было меньше. И выход из гипера не сопровождался вспышкой, а происходил незаметно.

В общем, физика рулит.

Оставалась только одна проблема, которую конструкторы Древних не смогли обойти.

Еда. В смысле запасы пищевых картриджей или натуральные продукты.

На корабле был запас пищевых картриджей, которых могло хватить на полгода странствий. На полгода на одного члена экипажа. Правда, надо было озаботиться запасом воды, которой могло хватить только на месяц. Наверное, этот запас пополнил Густав, когда челнок стоял в пещере. Предусмотрительно, конечно. Но в дальнейшем эту проблему нужно было решать самостоятельно.

И еще одним плюсом технологии Древних отличалось это судно. При загрузке биологических продуктов, минипреобразователь челнока сразу формировал пищевые картриджи. Таким образом, можно было загрузить либо не переработанную биомассу в холодильник (на самом деле стазис камеру) или сразу получить готовые пищевые полуфабрикаты длительного срока хранения.

Так, что проблема питания экипажа могла быть решена достаточно просто.

* * *

Погрузка всего, что было вынесено, в челнок не заняла много времени. Раскидать вещи по местам можно было и потом. Сейчас самое главное было освоиться с управлением челнока. И здесь, к счастью, не оказалось проблем.

Искин челнока опознал нейросеть, определил что изучены базы по пилотированию и дал доступ к управлению.

В этот раз никаких непонятных надписей и слов не было. Ведь в его голову впихнули знание языка. Да и тренировки дали достаточно много. Поэтому управление выглядело естественно, и все сообщения капитан понимал прекрасно.

Когда Антон вылетел из зева пещеры и отошел на достаточное расстояние, он осмотрел место, где располагалась пещера с входным шлюзом. Малый планетоид, метров 500 в диаметре, ничем не выделяющийся среди таких же, которых рядом было предостаточно.

Разместить базу в габаритах такого небесного тела было не возможно даже теоретически. Ведь ее размеры, которые он смог оценить лично, и то, что говорил Густав о наличии медцентра на 1500 разумных, ну никак не укладывались в эти габариты. Да еще следовало учесть тот факт, что практически всю внутренность планетоида занимала пещера. Максимум, что оставалось для размещения базы — это тонкая стенка самого планетоида, толщиной метров 50.

Вдруг планетоид, как карточный домик, сложился и только вспышка света, погасшая через пару секунд, говорила о том, что в этой точке пространства ранее что-то было.

«Вот тебе и раз. Ради того, чтобы скрыть от меня место расположения, уничтожили целую базу. Ликвидировали "Джест-Памелон" ради сохранения тайны.»

Антон задумчиво смотрел на место трагедии, и вдруг, его осенило.

«Да нет же. Не было здесь никакой базы. Это просто автоматический портальный переход, который можно было настроить куда угодно. Вот, наверное, почему меня так долго держали в переходном шлюзе. Автоматика собирала энергию для открытия портала. А теперь просто ‘заложили кирпичом’ один из входов.»

* * *

Ну что ж. Теперь осталось только рассчитывать на собственные силы.

А из собственных сил был только челнок и некоторый объем информации. Да еще то немногое, чем смог поделиться жлоб-искин.

И начать стоило с оценки доступной информации. А самой доступной была навигационная. И вот тут стало понятно, что ее не так уж и много.

Собственно в настоящий момент, в искине челнока была только та информация, которую удалось залить из баз, которые сформировал навигатор скафа. Ничего больше там не было.

Почти ничего.

Оставался еще маршрут к центральному гравиметрическому посту. Но это был только маршрут, без сопутствующих данных.

Искин челнока объяснил это тем, что получил маршрут от искина гравиметрического поста, а все, что было в нем раньше, было удалено перед консервацией.

Забавно. Кто-то знатно поработал над доступностью информации.

И как Антон и предполагал, в навигационной базе челнока не было никаких данных о системе двойняшке Шанрил-Шо.

И совершить прыжок в эту систему можно было только, если капитан знал ее точные координаты, просто задав прыжок в точку пространства, которой теоретически не существовало.

Но, окружающее пространство, на достаточно большом расстоянии от места размещения базы (в общем, как оказалось не базы, а портала, ведущего на базу) было в навигационных данных, и это позволяло исследовать его.

Вот только для того, чтобы получить информацию о существовавших объектах Звездного Флота, нужны были военные навигационные базы. И военный искин, который Антон оставил на боте.

* * *

Обследование системы, в которой оказался офицер Звездного Флота, ничего не дало. Самая обычная по космическим меркам система.

Никаких кислородных планет, выработанный астероидный пояс и звезда, находящаяся на последних стадиях своего существования.

Совсем не густо. А учитывая тот факт, что в этой системе теперь и не было портала на базу…

Облетая систему и осматривая глазами все ее укромные уголки, удалось заметить пару остовов космических кораблей. Вот только их состояние однозначно говорило, что пытаться найти на них что-то стоящее, только пустая трата времени. А копаться в старых обломках… это самого себя не уважать.

А значит, терять время и пытаться обнаружить хоть что-то в астероидном поясе — не стоило. Да и возможности гражданского челнока просто не позволят это сделать.

Поэтому решение, которое практически было предопределено, оставалось только выполнять. Нужно было лететь в сторону центрального гравиметрического поста и там уже составлять план дальнейших действий. Тем более, что там остался бот с рейдера, генератор и вещи, которые он взял в дорогу.

* * *

Пока корабль летел в сторону центрального гравиметрического поста, капитан имел время для размышления. И эти размышления позволили сделать совершенно невероятные предположения. Конечно, все эти моменты следовало досконально проверить, но уж очень логичным получалось построение.

Первым моментом, который напрашивался сам собой, была симметрия.

В том смысле, что если система Шанрил-Шо и Вторая (так Антон назвал парную систему) имеют одинаковое строение, то тогда может быть, и Слепые земли имеют своего двойника?

Это, конечно, предположение, но его стоило проверить.

А что это дает?

А дает это то, что в Слепых землях располагались целых два флота Древних. Плюс к этому там были объекты Звездного Флота, которые были отмечены на карте Слепых земель. И если предположить, что Вторая система содержит те же объекты, что и система Шанрил-Шо (а это уже частично подтвердилось), то тогда может сработать и предположение о том, что Слепые земли имеют двойника с этого края дороги.

А это дает пусть и призрачный, но шанс что-то найти.

Ведь что было в Слепых землях?

Две стационарные базы Флота. На их исследование времени не было. Да и уцелело там, наверняка, немного. Но сам факт существования баз Флота, при допущении о симметрии систем, позволял надеяться на то, что и в системе Второй, могли существовать базы.

Гравиметрический пост в системе Шангрил-Шо. Это было уже не предположение, а проверенный факт. В системе Второй был гравиметрический пост на том же самом месте, что и в системе Шанрил-Шо.

Центральный гравиметрический пост в нескольких гиперпереходах от системы Второй. Реально существовал в законсервированном виде и Антон на нем побывал. И нашел там средство спасения. А это позволяло сделать вывод и об ‘обратной’ симметрии. В Слепых землях должен быть такой же Центральный гравиметрический пост. Вот только что на нем могло находиться? Это было загадкой, разгадать которую можно, только посетив этот пост. Но в данном случае важнее было другое. Такой объект должен был быть. Просто потому, что сеть гравиметрических постов замыкалась на Центральный пост. Вот его расположение может быть несколько иным. Это да.

Дальше шли предположения, которые базировались на очень маловероятных вещах, но все же сбрасывать со счетов и их не стоило.

Мобильный док, отмеченный на карте Слепых земель. Вот зачем отмечать объект, который мог быть перемещен в любое время? Может быть, под этим определением скрывалось что-то другое? Это мы в силу своего менталитета предполагаем нечто перемещаемое. А, может быть, это был инструмент, который что-то мог перемещать? Вот пока не увидишь своими глазами, так не поймешь, о чем идет речь.

Ну, и кроме этого, были еще объекты, отмеченные Навигатором в Слепых землях. И их тоже стоило поискать…

* * *

Вот и центральный гравиметрический пост.

Здесь все осталось так же, как и оставил Антон. Развал и тысячелетняя пыль.

Бот стоял на том же месте, где парень его и оставил. И все вещи никуда не делись.

Значит, пришествия "пустотных львов" не случилось. А жаль, все же было бы ‘мясо’.

Ладно. Смотреть и ностальгировать можно долго, а нужно и делом заняться.

Первая проблема возникла сразу, как только капитан предпринял попытку модернизации своего корабля.

Заменить искин челнока на Навигатора не получалось.

Во-первых, оказалось, что военный искин просто не может физически встать на место гражданского. Точнее встать-то он сможет (ну, на крайний случай можно было и ногой ‘допихнуть’), а вот полноценно работать у него не получится.

Навигатор был более ранней моделью, чем искин челнока, и из-за этого несколько отличался по габаритам и форме. И хотя основные разъемы-интерфейсы и совпадали, оставались еще и вспомогательные, для которых в гражданском судне просто не было предусмотрено мест подключения. А это сразу снижало эффективность Навигатора до уровня искина челнока. И смысла, менять шило на мыло, не было.

Во-вторых, возникли вопросы синхронизации навигационных данных.

Искин челнока, как более позднее изделие, использовал несколько отличные форматы информационных структур данных, и пришлось заниматься согласованием данных в старых и новых базах.

А так как волшебных дроидов Древних Антон пока не нашел, то все приходилось делать по старинке. В смысле по технологии Содружества, как наиболее доступной (но с возможностями волновой коррекции структуры материала, которая была его собственным ноу-хау).

В общем, не все было просто. Но, в конце концов, удалось добиться согласованной работы навигационного узла.

В челноке остался свой искин, а Навигатор стал искином-начальником, ответственным за сбор и анализ информации в целом.

Благо в этом гражданском судне удалось создать и второе место под искин.

И после этого дело сдвинулось с мертвой точки.

* * *

Информацию о сети гравиметрических постов, и, как следствие, данные о строении гравиметрической сети этого сектора, получить удалось полностью.

Вот все же не зря Антон учил базы. Был в этом смысл, ох был.

И опять парень поблагодарил Создателя (или кто там был на этом месте у Древних), когда выковыривал аппаратуру гиперсвязи.

Вот и пригодились базы знаний военного инженера. Особенно в тот момент, когда пришлось извлекать антенны.

Приемная часть комплекса располагалась снаружи поста и за многие годы, что было совершенно естественно, подвергалась неоднократным разрушениям от падающих метеоритов, камней и прочих космических катаклизмов. И для восстановления работоспособности была оснащена функцией саморемонта. И просто так взять и вынуть ‘полуживые’ антенны не получилось бы, не знай Антон особенностей их извлечения.

Да, знание свет. А незнание — загубленное оборудование.

Но вот поставить этот шедевр технологий пока было некуда, и парень просто прибрал комплекс в трюм челнока.

Также в челнок отправилось и все то, что Антон брал с собой в дорогу.

А сам бот пришлось оставить. Все же челнок не имел вместительного трюма, а совершать обратный полет на боте, когда имелось куда как лучшее средство передвижения, было глупостью.

А вот информации об объектах звездного Флота на посту не обнаружилось.

Да, в общем-то, этого и следовало ожидать. Никто в здравом уме не станет оставлять описание мест, в которые следовало наведаться, чтобы попасть на секретные военные объекты.

Но были указаны места эвакуации. Наверное, такие же портальные переходы, как и тот, через который он попал на базу.

Только теперь Антон относился к этому более осторожно и понимал, что если станция и есть где-то поблизости, то замаскирована не в пример лучше, чем портальный переход.

* * *

Анализ информации, которую удалось как-то соединить в единое целое, показал, что точного соответствия Слепым землям с этой стороны нет. Но сами системы расположены очень похоже, хотя и имеют другое строение.

И вот оставался вопрос, на который не было ответа.

В Слепых землях было четыре вектора перехода через аномалию. Простой проход без переноса, два переноса в места базирования Флота и переход в систему Второй.

По логике, с этой стороны должна быть похожая картина. Те же четыре перехода.

Лоция не объясняла, как сделать переход по нужному вектору. Но это было тогда, когда Антон еще не имел статуса офицера. А теперь можно спросить Навигатора об особенностях переходов и он должен пояснить этот момент более детально.

Но в любом случае можно посетить места базирования Флота. Там могло что-то остаться.

Вряд ли, конечно. Если и есть, то прошло конверсию и стало нефункциональным.

Но ведь есть надежда на то, что что-то осталось? Есть, конечно. Хотя и выглядело это больше, как попытка самовнушения.

Но… надежда, как известно, умирает… После того как столкнется с суровой правдой жизни.

И первое за что решился взяться парень — это обследование места базирования мобильного дока.

Пара гиперпрыжков и вот он на месте…

Впрочем, радости это путешествие не прибавило. Точнее его финал.

Может быть, когда-то здесь и располагался объект Древних. Вот только судя по тому бардаку, который творился в системе, либо убирали его впопыхах, либо после ухода запустили пиратов с мародерами, а потом решили скрыть следы…

В общем, ощущение того, что систему… несколько потрепали, было. И по ставшим достаточно стабильным маршрутам движения обломков крупных астероидов и массе космической пыли и отсутствию следов человеческого присутствия. Все увиденное говорило о каком-то рукотворном катаклизме. Причем достаточно давнем.

Но катаклизм и его причины Антона не интересовали. А то, что интересовало, никак не могло быть тем, что осталось.

Так что, оценив все увиденное, можно было только пожалеть о потраченном впустую времени.

* * *

Вот, в общем-то, и все.

Но, как повернется ситуация в дальнейшем, парень не знал. И единственное решение, которое приходило в голову, все же завершить обследование мест, в которых могло остаться хоть что-то от пребывания Древних.

А мест этих осталось два: базы Звездного Флота.

И вот, что можно было найти на базе Флота?

Кораблей там нет. И это даже не обсуждается.

Если Флот ушел, и ушел в спокойной обстановке, то ничего из того, что было приписано к кораблям и базе, не оставил.

А остаться там могли какие-нибудь не значимые для Древних, но очень нужные Антону вещи. К примеру, кристаллы с базами знаний, личные и бытовые вещи, сломанное оборудование. Да мало ли чего оставляют служащие на базе люди? Все с собой не заберешь, да и нет нужды вести простые расходники, которые можно купить или получить по новому месту службы.

Ведь на что Антон надеялся?

Любое скопление людей, особенно военных, нужно было где-то разместить. И создать соответствующие бытовые удобства. А постоянно держать людей на кораблях просто неразумно. Значит, должно быть какое-то стационарное место, где можно было бы отдохнуть и провести свободное время.

И это место размещения персонала должно было сохраниться.

Да прошли тысячелетия. И все могло обратиться в пыль. Могло.

Вот только посещение гравиметрического поста, оставило совершенное убеждение в том, что это не совсем так. Да была разруха. Но среди этой разрухи Антон нашел очень ценное оборудование, которое сохранилось за все эти годы.

А значит считать, что на месте квартирования разумных ничего не осталось — неправильно.

Так что, вперед. К местам стоянок древнего человека.

* * *

Места расположения баз Флота пришлось поискать, поскольку они располагались в других системах, чем в Слепых землях. И это позволило сделать один важный вывод. Точнее подвести итог его ранним рассуждениям.

Точного соответствия Слепым Землям с этой стороны аномалии не было.

Была некоторая похожесть систем, да и только. А это было не совсем здорово. С точки зрения поиска оставленных Древними артефактов. Поэтому, следовало придумать какой-то иной эффективный способ поиска. Только вот относительно этого самого способа мыслей не было…

Обследование двух найденных систем на предмет оставленных ‘древним человеком’ артефактов успехом не увенчалось.

Следов присутствия было много.

Но…

Ничего кроме этих самых следов. Так хорошо выстроенные логические цепочки рассуждений о наличии мест размещения разумных, не дали ожидаемого результата. Ничего кроме каких-то незначительных обломков найти не удалось.

Не было этих самых мест. Дроиды что ли служили на кораблях? А может быть, сами корабли не имели экипажа? Поставили на охрану автоматы с заданием расстреливать все, что шевелиться и на этом успокоились.

Приходила раз в год какая-нибудь ‘служба ассенизации’ и чистила систему от корабельных обломков.

Печалька.

* * *

Антон сидел в рубке челнока и пока корабль летел в сторону Второй, размышлял.

Перед глазами проплывали события его недолгой жизни в мире, который назывался Содружество.

«Хмм. Содружество кого с кем? Аграфов и сполотов? Ну, уж точно в эту компашку никак не входят люди.

А среди людей? Кто с кем дружит? Аратан с Арваром? Демократы и ненавистники притеснения разумных и работорговцы?

Нет. Все же не хватает этому сообществу хорошей дубины. Чтобы все свои амбиции направляли в более конструктивное русло. А для таких целей очень здорово подошел бы Звездный Флот.

Вот если бы это стало возможным…

Возрождение Звездного Флота. И именно того, который был у Древних.

Чтобы взял на себя задачи…

Нет. Тогда Флот встанет над людьми и начнет диктовать свои условия. Так как их видит командование. А его точка зрения никогда не будет объективной. Потому что, задачи помощи очень легко могут стать задачами указания пути. А путь знают только те, у кого есть власть. Реальная власть. И они ее никогда не отдадут. Добровольно.

А значит если Флот и возрождать, то только как защитника человечества в целом от внешних угроз. А вот разбираться в своих конфликтах люди должны сами.

Но вот кто может стать офицерами в этой системе? Это должны быть те, кто совсем не заинтересован оставаться в Содружестве.

Хмм. Изгои? Нет-нет. Эти озлоблены и никогда не примут идею служению человечеству. Скорее будут мстить и издеваться, если получат реальную силу в свои руки.

А если… Псионы? Вот псионы ведь связаны родственными связями с Содружеством. А значит, вести борьбу против своих отцов не будут. Может быть, и нет. А может быть, вспомнив, как их гоняли, захотят вернуть долг притеснителям?

Тогда кто? Так вот явно таких, чтобы приняли идею равенства рас и их защиты перед внешней угрозой, и не найти.

Но ведь остались же в Центре люди? И их надо вытаскивать в любом случае. И начинать обучать как экипаж. Можно ведь временно разместиться и на какой-нибудь планете. Такой, что попасть на нее никто не сможет. И вот там…

И что в этом случае получается?

Надо определиться с задачами, которые должен выполнять тот, в чьем ведении будет подразделение Флота.

Первое. Равномерное развитие Содружества.

Второе. Организация охраны области проживания разумных.

Третье. Не допускать получения технологий, которые могут привести к доминированию одних над другими.

Четвертое. Помощь в сложных ситуациях.

А вот будет ли все это работать, покажет только время.»

* * *

Вот все задачи, которые Антон поставил перед собой, выполнены.

Собрана доступная информация.

Обследованы все места прошлой жизни разумных.

Проверены все возможности получения техники.

Итог:

Ничего достойного пока найти не удалось. Ничего кроме знаний. Конечно и это не мало, но вот как решать тот перечень задач, которые Антон поставил перед собой?

Техники нет. Если конечно не считать за технику тот кораблик, который он теперь имеет.

По меркам Содружества скоростной гражданский курьер. Никаких боевых столкновений он не выдержит. Никакой маскировки. Никакого оружия (кроме специального, для ‘отпугивания’ метеоритов) на корабле нет.

Красота.

Единственная радость, что никто не сможет управлять этим кораблем, даже если его отнимут у парня. Правда всякое правило имеет исключение. Может и в этом случае найтись некто, кто сможет договориться с искином. Или заменить его на аналог Содружества. Правда ожидать этого можно только от аграфов и сполотов…

Знания. Вот тот бонус, который Антон получил из этого путешествия. Знания и определенные умения.

Правда, без техники Древних цена этим знания очень невысока. Но, все же лучше что-то, чем ничего.

Теперь надо двигаться в Сторону обитаемых мест.

Вот странно. Никого из живых Древних он не увидел, а техника до сих пор работает. И сколько еще лет будет работать?

Чем интересно таким занялись эти разумные, что практически бросили своих детей.

Ну может и не бросили, но точно оставили без пригляда. А отсюда и все сложности, которые случились в Содружестве.

Ладно сидеть на пенечке перед чащобой можно долго и жалеть себя тоже. Но надо двигаться вперед и двигаться с полной уверенностью в своих силах. Авось да что-нибудь по пути попадется.

* * *

В систему Второй, Антон вышел очень осторожно. Собственно никого там не должно было быть. Но кто его знает?

И эта осторожность оказалась совершенно не лишней.

В системе кипела жизнь.

Как минимум три рейдера аграфов и некоторое количество вспомогательных судов оживляли мертвые космические пейзажи.

Активно сновали боты, занимаясь какой-то непонятной деятельностью. Около одного из рейдеров был развернут мобильный ремонтный док, на котором также кипела работа.

Рассматривая эту суету, Антон с удивлением понял, что в мобильном ремонтном доке находится его рейдер. Тот самый рейдер, который он смог отбить у аграфов. Тот самый корабль, который он не смог забрать отсюда из-за того, что маршевый двигатель был фатально поврежден.

И вот сейчас он наблюдал за тем, как пришедшие в его систему разумные (да-да, именно в его систему), начали работы по монтажу нового двигателя на место вышедшего из строя.

Как они смогли попасть сюда? Как смогли открыть ворота перехода?

Но, с другой стороны, то, что однажды удалось одному, может быть проделано и другим. Главное знать как. И, видимо, эти разумные смогли это узнать.

Антон перешел на ‘внутреннее’ зрение и стал ‘рассматривать’ аномалию.

Пятно света пульсировало.

У него создалось ощущение, что кто-то ‘накачивал’ аномалию энергией. Вот вроде бы пульсация закончилась, и пятно аномалии раскрылось.

В систему вошел еще один корабль. Грузовик. Он сразу направился к мобильному доку и стал совершать маневры, чтобы занять положение для выгрузки того, что было в его трюме.

— Игрок! Какие есть предложения?

— Надо остановить эту работу.

— И как?

— Беглец имеет коды блокировки.

— Коды-то есть, но если ты не забыл, схема управления реактором изменена. Сам же боялся именно этого. Поэтому и заблокировал непосредственное управление.

— Нужен прямой приказ капитана.

— И как отдать этот приказ? Они наверняка отключили Беглеца. Я бы сделал это в первую очередь.

— Для передачи прямого приказа Беглец не нужен. Можно воспользоваться возможностями Связиста.

— И как я выйду с ним на связь? Нейросети-то нет.

— Нейросеть есть. И все старые прошивки сохранены. Я могу передать такой приказ.

— Мммм. Черт. Жалко-то как. Все, что нажито непосильным трудом. Гиперсвязь, маскировка, искины… Ладно. Занимаем позицию и начинаем работу.

Челнок Антона не обладал системой маскировки. Что вы хотите, гражданское судно. Но все-таки он был существенно быстрее и мог уйти в гипер практически с места.

По краю системы Антон подошел к астероидному полю и начал маневры сближения. Нужно было выйти на максимально близкое расстояние, чтобы сигнал был достаточно мощным.

Три часа маневрирования в астероидном поле на гражданском судне. И вот позиция выбрана.

При взрыве рейдера, челнок Антона должен был защитить планетоид, за которым он сейчас укрывался.

— Игрок! Я готов. Приступай, — и через три секунды, — Стой, аномалия!

— Коды переданы. Отмена невозможна.

Пока Игрок передавал коды подрыва реактора, Антон потянулся к аномалии и ‘увидел’, что кто-то опять готовится открыть ‘окно’.

И вот в момент открытия ‘окна’, реактор рейдера вышел на запредельный режим и…

Наверное, такой взрыв могла ‘обеспечить’ только вспышка сверхновой.

Только потому, что Антон подспудно ждал взрыва, он смог вывести челнок из-под удара планетоида. Просто повезло. Повезло ему. Но сильно не повезло всем остальным.

Что уж там с чем сдетонировало или вступило в реакцию, выяснить не получилось. Да и было не интересно. Потому что выяснять это стало бессмысленно.

Все корабли, которые были в системе, получили повреждения, как говорят медики: не совместимые с жизнью. То есть целых кораблей просто не осталось. А то, что осталось, требовало стационарной ремонтной верфи.

На месте, где был "Искатель" не было ничего. Ни рейдера, ни грузовика, ни конструкций ремонтного дока. Ни-че-го.

Те корабли, что находились от места взрыва и пятна аномалии подальше, получили такие повреждения, которые даже на первый взгляд казались очень серьезными.

А сама аномалия…

А не было больше аномалии.

На том месте, где должно было располагаться ‘окно’, и в нормальном и во ‘внутреннем’ зрении, была просто чернота обычного космоса. Правда, какие-то всполохи энергий периодически возникали. Но на ‘окно’ аномалии это не походило никак.

Антон сидел в рубке челнока и рассматривал то, что осталось на месте гибели его рейдера. В общем-то, и рассматривать было нечего. Обычное чистое пространство космоса. И ничего больше.

Ладони непроизвольно сжались в кулаки.

— Прости Беглец, ты был хорошим другом.

Часть 2 Всякая работа требует больше времени, чем вы думаете

2. 1

Дааа. Времени теперь вагон и маленькая тележка.

А самое главное никаких мыслей. В смысле, мыслей-то как раз достаточно. Но, ни одна из них не дает и намека, как попасть в Содружество. Путь туда закрыт и если даже со временем аномалия ‘вернется’ на место, то будет это очень не скоро.

И вот как быть в такой ситуации?

Надо, наверное, сделать перерыв. Может быть, какая шальная мысль и посетит голову.

Антон просмотрел карту доступного пространства. Есть пара кислородных планет, где можно находиться без скафандра. На обоих есть жизнь.

На первой ровные плоскогорья и огромные пустыни. Температура за шестьдесят градусов днем и около ноля ночью. Редкие водные оазисы. И никакой живности. Только небольшие заросли местной колючки.

Скучная планета. Ничего интересного.

А вот вторая…

Океан. Три огромных континента, почти сплошь покрытые лесами. Горные массивы, озера и реки. Буйство растительной и животной жизни.

И достаточно умеренный климат. На экваторе несколько жарковато, а вот в среднем поясе вполне комфортно.

Вся эта информация содержалась в навигационных данных об этих системах. Но стоило и своими глазами увидеть то, что так живописала лоция.

Так что стоит направить свой путь в леса.

* * *

Разбить свой лагерь Антон решил на огромной поляне, в предгорьях. Даже из космоса, с орбиты, эти горы чем-то привлекали. А предгорья просто звали расположиться в них на отдых.

Вот одно из таких мест и выбрал парень.

Здесь был лес, быстрая горная речка и небольшое озеро, около которого громоздились невысокие скальные выходы.

Сверху все это смотрелось достаточно органично. А небольшой водопад, который образовывала речка, впадающая в озеро, делал это картину неестественно красивой…

Челнок стоял на краю поляны, скрытый под сенью деревьев. А Антон занимался тем, что обустраивал место отдыха.

Два часа он таскал ветки и устраивал что-то вроде навеса. Натаскав камней, организовал место для костра и занялся приготовлением к ловле рыбы.

Рыба, или ее местный аналог, здесь определенно была. И, хотя по всем известным земным правилам стоило заниматься ловлей на зорьке, Антон решил попробовать прямо сейчас, в середине дня.

Очень, очень давно он не ходил на рыбалку. Но какие-то давние умения в нем еще жили.

В комплекте выживания в экстремальных условиях, находилось нечто, похожее на рыболовные принадлежности. Метров двадцать тонкого шнура, напоминающего леску, цилиндрики грузил, шарики поплавков и странной формы крючки.

Соорудив из всего этого добра некое подобие удочки, Антон уселся на берегу и приготовился закинуть снасть. Но вдруг остановил себя.

— А вот что будет у нас приманкой? Игрок, есть какие-нибудь мысли.

— Обычно используют то, что представляет интерес для местных обитателей. Но их повадки нам неизвестны.

— Но ведь главное в этой приманке, чтобы она шевелилась?

— Если сравнивать с тем, что есть в твоих воспоминаниях, то играет роль не только это. Еще не маловажен ‘запах’ приманки. Он может привлечь животных.

— Да. С приманкой у нас накладка. Но есть идея.

Антон забросил леску в воду. Поплавок, покачавшись, замер.

Ловить на голый крючок можно было долго. Вряд ли он заинтересует местных обитателей. Но хитрый псион придумал каверзу для местных рыб. И очень хотел ее проверить на деле.

Войдя в легкий транс, парень ‘прошел’ по леске и, дойдя до крючка, представил на нем земного червяка. Червяк крутился и дергался. Конечно, на самом деле крючок был пуст, дергали его небольшие возмущения пси поля, которыми Антон пытался представлять червяка.

Такой фокус мог и не сработать. Повадки местных рыб могли существенно отличаться от земных. Но…

Повезло.

Поплавок дернулся, парень подсек… И на берег вылетела первая добыча.

Внешне это существо было очень похоже на земную рыбу. Подлещик. Не очень большой. Но если поймать пяток таких, уха могла получиться неплохая.

— Впервые вижу человека, который умудрился поймать склота на голый крючок, — кто-то, за спиной парня произнес это с усмешкой.

Антон обернулся. В пяти метрах от него на каменном валуне сидел человек. Он был одет в почти земные шорты, легкую рубашку и какой-то аналог сандалий. За спиной говорившего был небольшой рюкзачок.

— Ну, я не знаю, на что здесь можно ловить рыбу. Поэтому решил попробовать просто так.

— Склот очень осторожен, но любопытен. И кстати, пси активен. Его не просто обмануть.

— Значит, мне повезло. Надеюсь, здесь не запрещено ловить этих… склотов?

Человек засмеялся и сказал, как-то совсем по-доброму:

— Нет, конечно. Лови, сколько хочешь. А вот не ответишь на мой вопрос?

— Задавай.

— Что в этой глуши делает разумный? Кроме того, что ловит рыбу, конечно?

— А ты зачем этим интересуешься?

— Я, в некотором смысле, присматриваю за этим местом.

— Присматриваешь за этой поляной или…

Человек засмеялся. И как-то располагающе к себе заговорил:

— Ну и за поляной тоже. Но больше за этим сектором. Я живу на соседнем материке, и вот увидел, что кто-то сюда прилетел и пришел познакомиться. Меня зовут Ораг. И иногда хочется с кем-то перекинуться парой слов. Ты, надеюсь не против?

— Я Антон. Да нет. А поговорить можно. Даже, наверное, нужно. Все дело в том, что я в некотором роде заблудился.

— Где? Здесь? Ты что не умеешь пользоваться туннелями?

— Я вообще ничем не умею пользоваться. Я попал сюда через аномалию Слепых земель. А до этого был в Содружестве.

— Содружество? Погоди… Это люди, аграфы и сполоты. Странный конгломерат разумных. Ты что оттуда? А разве Старая дорога еще действует?

Антон отложил удочку. Сел на землю и сказал:

— Старой дороги больше нет. И в этом моя большая проблема. А сам я родился в мире, который в Содружестве называют диким.

— Как интересно. А откуда ты знаешь имперский?

— Слушай, если ты не особенно спешишь, давай наловим этих склотов, сделаем уху и поговорим. А то очень хочется нормальной еды.

* * *

Может быть, этот разумный принес с собой удачу, а может быть, неявно помогал Антону, но через полчаса на костре уже готовилась уха. Все необходимые приправы для полноценной ухи, Ораг достал из своего рюкзачка. Вряд ли там были все необходимые ингредиенты, но выглядело это просто волшебно. Наверное, он каким-то образом доставал специи из шкафчика своего дома, а рюкзак использовал как фокусник ширму.

После еды настало время разговоров, и парень почему-то поверил этому человеку, и рассказал все, что с ним произошло без утайки. Ну, почти все, потому что было и то, что не стоило рассказывать никому.

— Значит Содружество. Хмм. И как же живут все эти расы вместе?

— Все расы генетически едины. Только аграфы и сполоты отдалились от людей. Считают себя выше. Поэтому там много проблем, которые созданы искусственно. Аграфы и сполоты пытаются доминировать. А людям ничего не остается, как принимать это как данность.

— А как же ты смог попасть сюда? Если Старой дороги уже нет. Неужели вы нашли сегментарные пути?

— Я не знаю что такое сегментарные пути. А Старую дорогу ‘сломал’ я. Вышло это случайно.

На это заявление Антона Ораг рассмеялся.

— ‘Сломать’ Старую дорогу невозможно. То, что сделал ты, это просто временное явление. Лет через десять она восстановится. Такое случалось и раньше. А сегментарные пути это локальные аномалии, которые простираются через целый ряд систем. И по ним тоже можно ‘ходить’. Собственно туннели, которыми мы пользуемся, это их дальнейшее развитие.

— А у тебя есть карта этих сегментарных путей? Мне бы она очень помогла.

— Подробной карты у меня нет. Есть частичные маршруты и если они тебе нужны, то могу поделиться. Только это не сильно тебе поможет. Не все пути можно ‘открыть’ с твоим уровнем способностей. Да и не на всех путях безопасно.

— А как эти самые способности развить? Ведь есть же методики?

— Да все есть. Только доступны они тогда, когда ты сможешь достигнуть достаточного уровня своего развития. А до тех пор, можешь и не мечтать об этом.

— А как развиваться? Этим можешь поделиться.

— А здесь все очень просто. Постоянное оперирование. Это раскачает твой резерв, и тогда ты сможешь многое. А пока, как я вижу, ты еще в начале пути.

Разговор с Орагом дал очень много информации.

Древние, как называли их в Содружестве, перестали использовать физический транспорт много тысяч лет назад. И связано это с тем, что развитие способностей к оперированию с волновыми процессами, или пси оперирование, позволило использовать тонкие структуры пространства, или туннели.

Само функционирование этих туннелей было построено на физических принципах, которые людям Содружества еще предстояло открыть.

В просторечье, место открытия туннеля называли порталом, но на самом деле никаких порталов в природе не существовало. Просто разумный, обладающий способностью оперировать с пространством, мог определенным образом ‘разорвать ткань’ туннеля и пройти по этому пути.

Естественно, такой процесс был очень не прост, и требовал достаточно больших энергий. А для перемещения по этим туннелям требовалось развитие способностей к оперированию до высокого уровня.

Научиться такому перемещению можно. Но для того чтобы использовать эту возможность, нужно иметь собственный резерв, достаточный для манипулирования такими энергиями. Потому что, на ‘входе’ в туннель энергию нужно ‘вложить’, а на выходе из туннеля забрать обратно. В этом случае можно переместиться, сохранив свое физическое тело в целостности.

Собственно поэтому и было принято решение о снятии охраны со Старой дороги и других аномальных переходов.

Общий упадок развития миров Джоре, от экспансии которых и прикрывала путь автоматическая эскадра Звездного Флота и падение культуры владения пси, привело к невозможности использовать разумными ворота аномалий и, следовательно, стало нечего и охранять.

Сами же Древние или арконцы, которые занимали близлежащие сектора, могли путешествовать по маякам, в которых была функция и пси маяка. А для совершения путешествий им не требовались технические устройства, поскольку они могли оперировать напрямую пси энергиями и, следовательно, совершать переходы самостоятельно.

Выяснилось, что Старая дорога в Содружество, это не единственный путь, которым можно пересечь всю галактику. Есть еще, так называемые, сегментарные пути, по сути, небольшие части аномальных дорог. И двигаться по ним не очень просто. Нужно постоянно ‘открывать’ свой кусочек пути, а в конце этого пути совершать перелет в реальном космосе до нового аномального кусочка.

Когда Древние еще не умели перемещаться по своим непонятным туннелям, они широко использовали пути через аномалии. Но использование этих путей привело, в конце концов, к тому, что их недоброжелатели стали устраивать своеобразные засады на этих путях. А таких недоброжелателей хватало и у Древних.

И вот на пути, который вел в Содружество (конечно, тогда эти земли так не назывались), Древние и гуманоидная раса приксов устроили знатное побоище.

Теперь уже не выяснить, кто прав, а кто виноват в той бойне. Но для Антона важным было то, что у него появились наметки на нахождение кладбища кораблей Древних. А эти корабли были несравненно совершеннее, чем корабли Джоре и уж, тем более, Содружества.

Вот только самым неприятным на этом кладбище было то, что корабли приксов, впрочем, как и Древних, были ‘живыми’. Ну, скорее их следовало считать ‘полуживыми’. И эти корабли до сих пор продолжали нести вахту на этом поле сражения. И они ‘гоняют’ всех, кто приходит в эту систему. Но на военном корабле пройти транзитную систему корабельного кладбища можно.

Ораг рассказал о еще одном месте былой битвы в системе Дарима. Там уже сами Древние что-то не поделили между собой. И находилось это место сравнительно недалеко. И, скорее всего, именно там можно было раздобыть частично сохранившийся корабль.

Рассказал Ораг и о мобильных библиотеках, которые перевозились на эскадрах, занимающихся вопросами расселения разумной жизни…

О том, как теперь живут те, кого люди называют Древними…

* * *

Была ли встреча с этим разумным случайной или это был тонко срежиссированный ход Хранителя, Антон не знал.

Но эта встреча дала парню возможность наметить дальнейший путь и приступить к его реализации.

Во-первых, стоило посетить место битвы Древних. И если получится, то разжиться там кораблем военной постройки. Конечно, лучше бы чем-нибудь достаточно зубастым. Но здесь могли быть проблемы, которые не удастся быстро решить.

Во-вторых, нужен был экипаж. В общем-то, экипаж сейчас проходил подготовку в центральных мирах Содружества. Но эта подготовка предусматривала использование техники Содружества, которая существенно уступала кораблям Древних. А чтобы подготовить экипаж для работы на более совершенном оборудовании, требовалось найти медицинский центр и освоить установку симбионтов.

Было и, в-третьих, четвертых, пятых…

В общем, опять вал проблем, которые нужно решать.

Но начинать нужно с корабля. И если Ораг прав, то без военного корабля пройти в Содружество не получится. Поэтому, надо лететь на кладбище. Корабельное, конечно.

* * *

Путь на корабельное кладбище прошел достаточно спокойно. Пять сегментов пути, которые требовалось преодолеть, были сравнительно короткие, а перелеты между ними составляли всего по два-три дня. Правда, это были два-три дня гиперперехода. И если бы Антон не знал карты аномалий, то искать соответствующий туннель можно было годами.

Также хорошим моментом в этом путешествии было то, что смысла для возврата на планету Орага не было. Маршрут в Содружество начинался за два сегмента до нее.

Но вот и достигнута первая точка маршрута.

Целевая система встретила корабль Антона относительно спокойно. Никто не нападал и никто не проявлял активности. По крайней мере, в том месте, куда парня привел вектор гиперперехода.

Размеры этого поля битвы просто поражали. Знатно повеселились Древние, пытаясь определить, на чьей стороне больше правды. В смысле, кто более силен. И достигли в этом противостоянии заметных успехов.

Три планеты были превращены в астероидные поля. Две были изрядно побиты и до сих пор на их орбитах кружились остатки планетоидов и лун. Наверное, на пяти оставшихся когда-то была атмосфера, ну или то, что ее заменяло. Сейчас это были совершенно безжизненные ледяные миры.

А кораблей здесь было… ну очень много. Наверное, более тысячи бортов нашли свое пристанище в этой системе. Здесь были самые различные образцы конструкторской мысли. Больше всего было кораблей-сфер, но были представлены и веретенообразные и цилиндры и пирамидальные формы.

Антон уверенно опознал корабли империи Аркон. Но были и другие. Чьи, он так и не вспомнил, или же в инженерной базе они просто отсутствовали. Но по каким-то неведомым признакам, мог четко указать на принадлежность судна империи.

Теперь оставалось только проверить, насколько был прав Хранитель. Ведь искать что-то следовало в тех местах, где оставались относительно целые корабли. А эти места наверняка находились под контролем искинов. И станут ли искины признавать пришедшего разумного как наследника империи и офицера Звездного Флота, было большой загадкой.

Антон рассматривал это корабельное кладбище и пытался решить: с чего бы начать. Только обследование этого поля битвы могло занять несколько недель. А уж если пытаться найти что-то в рабочем состоянии, то это, наверное, могло продолжаться и многие месяцы.

Три огромных корабля, размером с боевую станцию Содружества, выделялись на этом поле своей относительной целостностью. Все остальные суда были существенно меньших размеров. Ну да, меньших это на фоне этих самых громадин. А на самом деле, даже самый маленький корабль, был больше линкора Содружества. Правда были и совсем мелкие, что-то типа истребителей и мобильных платформ. Но этих было столько, что простому подсчету их число не поддавалось.

При более внимательном осмотре оставшихся здесь кораблей стало заметно, что профессия мусорщика была очень популярна и у Древних.

От многих, наверное, когда-то могучих боевых бортов остались одни ‘скелеты’. Причем обобраны эти борта были именно до ‘скелета’. Вот для чего было снимать внешние броневые листы? Хотя база знаний "Военный инженер" такого понятия, как броневой лист, не содержала. Было понятие внешнего броневого слоя. И этот слой обладал возможностью самовосстановления. Вот интересно как это все работало?

При более внимательном рассмотрении всего этого мусорного богатства, Антон отметил некоторую странность в расположении относительно целых бортов и ‘скелетов’.

И группировались эти останки в некоторых локальных зонах.

То есть были места, в которых сохранились относительно целые корабли. По крайней мере, очень сильных внешних повреждений на них не было видно. А были зоны, в которых мусорщики развернулись со всей возможной основательностью.

Значит, в тех местах, где были относительно целые борта, оставались действующими искины и работающие системы вооружения и защиты. И они не позволили мародерам, приблизиться на достаточное для грабежа расстояние.

И опять. Это было и хорошо и плохо одновременно.

Хорошо потому, что смогли сохраниться в относительной целостности какие-то корабли.

Плохо потому, что искины могли быть функциональны и до настоящего времени. И, соответственно, выполнять задачу по блокированию любителей легкой наживы. А как поведет себя искин, предсказать было сложно. Он мог устроить знатную мышеловку для любителя халявы, до последнего не проявляя активности, имитируя полную потерю боеспособности. А вот, когда цель войдет в зону уверенного поражения, начать резвиться по полной. А для гражданского борта Антона и легкое повреждение станет фатальным.

Можно было, конечно, понадеяться на запрос свой-чужой.

Но ведь запрос за давностью лет мог и не пройти. Просто потому, что коды периодически менялись, а точной даты этого боестолкновения и изготовления своего кораблика, Антон не знал. Даже если военные корабли империи Аркон, будут запрашивать гражданское судно той же территориальной принадлежности, нет никакой гарантии, что его идентификация будет успешной.

Но все-таки, что нужно было искать?

Наверное, все же сейчас был нужен малый корабль. Потому что, управлять таким кораблем Антон мог и один. И управлять полноценно, одновременно пилотируя и отражая вражеские атаки. А легкий крейсер Древних, не говоря уже о тяжелом экземпляре, он сможет только перегнать в какую-нибудь спокойную систему.

Перегнать и любоваться им. Без экипажа это только хорошо защищенная космическая повозка. И при первой агрессии со стороны разумных, нет никакой гарантии остаться целым и невредимым. Ну, или успеть быстро убежать.

Поэтому нужно думать, как быть.

* * *

Оставаясь в относительно безопасной зоне, Антон пытался выработать алгоритм своих действий.

Вот ведь кто он? По сути тот же мародер-мусорщик.

Вот удастся ему ‘договориться’ с искином какого-нибудь борта, и тот разрешит сесть на его палубу…

А дальше все будет зависеть от того, что будет на этом самом корабле.

Если ничего интересного парень не найдет, то, скорее всего, искин его спокойно выпустит. А если он попытается пересесть на другое судно и улететь на нем, то тут есть варианты.

Предположим, ‘хозяин’ борта передаст Антону этот корабль и позволит его забрать (все-таки парень имеет статус офицера Звездного Флота). А вот как отнесутся к появлению этого корабля остальные искины? Ведь запросто могут воспринять его, как борт очередного мародера. Или потенциального противника.

И тогда всей своей боевой мощью попробуют остановить ‘незаконный’ захват судна.

Значит, значит, значит…

Надо сделать так, чтобы искин-хозяин помог парню спрятаться или скрыться. А для этого есть только одно решение.

Нужно уйти в прыжок к краю системы (в безопасную зону) под прикрытием того борта, где ‘живет добрый’ искин.

И вот ведь еще что.

Жалко свой старый кораблик. Конечно он гражданский и не очень защищенный, но, по меркам Содружества, такого скоростного курьера нет ни у кого. И потерять его, в этой попытке найти нечто лучшее, будет обидно.

* * *

Свой путь Антон начал с того, что завел свой гражданский борт за ‘скелеты’ выпотрошенных кораблей. Закрепил на боку испульсник, взял с собой моток веревки и начал путь к туше дестроера…

Собственно, почему он выбрал этого монстра? Да все было просто.

Основную мысль он получил из базы знаний "Военный инженер". Если бы он выбрал корабль меньшего размера, то шанс, что на его борту есть малый корабль, был бы совсем мизерный. А ‘захватить’ сам корабль-носитель не получится в принципе. Ведь если он стоит здесь, а не ушел с остальными частями Флота после сражения, то у него что-то фатально повреждено. И, скорее всего, двигательная установка. Или управляющий искин. И осуществить ремонт в полевых условиях не получится. Иначе бы искин, восстановив функциональность, сам совершил прыжок в зону эвакуации.

А в таком корабле как дестроер, должны были быть малые корабли. Предназначались они для выполнения различных задач, но присутствовали всегда. И на борту такого корабля всегда были ремонтные мощности. Их могло не хватить для восстановления самого дестроера, но для ремонта малого корабля, всегда хватало за глаза. Но, починить малый корабль и отправить его в зону эвакуации, искин дестроера не мог. Не было у него прав ‘распылять’ свои силы. А потому, если что-то целое и могло быть на этой свалке, то только в брюхе этого монстра.

Вот и пришлось осваивать на практике способ передвижения земных приматов по веткам деревьев.

Зацепиться телекинезом за скелет корпуса. Резко сжать струну невидимого шнура. Рывок. Полет. Захват и торможение. И опять. Зацепиться, сжать, рывок, полет, торможение…

Через три часа парень ‘приземлился’ на корпус корабля.

Боже, какой же он был огромный. Антон оглянулся и почувствовал себя букашкой, стоящей на огромной стальной плите.

Вдруг ожила Тактик.

— Запрос на определение статуса… Принят. Запрос на подтверждение права доступа на борт… Принят. Отмена боевой тревоги. Искин дал доступ на борт.

В голове парня прозвучал низкий бас искина дестроера.

— Крейсер первого ранга "Непобедимый" Звездного Флота империи Аркон приветствует Вас лейтенант Ант Верг. Прошу пожаловать на борт.

* * *

Внутренние помещения корабля поражали своей монументальностью. Идя по пандусу перехода в сторону рубки, парень смог оценить грандиозность систем, которые находились внутри этой громадины. Здесь все было большим. И никаких видимых повреждений заметно не было.

Оказавшись в рубке, Антон поразился еще раз. При боевой работе здесь размещалось двадцать три человека. И для их работы никто не экономил места.

Заняв капитанское кресло, парень запросил отчет о повреждениях.

— Полный отчет займет один час двадцать три минуты, — произнес искин корабля.

— Сокращенный, функциональный.

— Гиперпривод не ремонтопригоден. Требуется обслуживание на стационарной верфи. Маневровые двигатели восстановлены на сорок процентов. Ремонтный ресурс исчерпан. Генераторы свертки пространства не функциональны. Восстановлению в полевых условиях не подлежат. Отсутствуют шесть управляющих искинов. Ремонт невозможен. Внешняя защита восстановлена на девяносто восемь процентов. Ремонтный ресурс исчерпан. Секции жилых палуб с третьей по пятую отсутствуют. Ремонтный ресурс исчерпан. Медицинская секция выведена из строя. Ремонт в полевых условия не возможен.

— Экипаж?

— Снят службой эвакуации.

— Какие-нибудь каюты экипажа остались целы?

— Частично восстановлены первая и шестая палубы.

— Навигационный искин?

— Уничтожен весь кластер искинов. Навигационная информация утрачена.

— Вооружение?

— На сорок пять процентов функциональны орудия непосредственной обороны.

— Энергия?

— Резерва существующих генераторов достаточно для поддержания корабля в режиме консервации неограниченное время.

— Весело. То есть никаких активных действий?

— Интегральная оценка состояния — корабль функционален на девятнадцать процентов. Только для защиты текущего места базирования.

— А что есть в трюмах?

— Два разведчика класса "Тень", ресурс 95 и 93 процента. Три ремонтных дрона класса "Праквел", ресурс 76, 59 и 34 процента. Два корвета класса "Оборотень", ресурс 17 и 15 процентов.

— Краткое ТТХ "Тени".

— Разведчик дальнего радиуса действия. Основной корпус — сфера диаметром 150 метров, внешний броневой слой типа "Плывун". Сканеры "Горизонт", система маскировки "Пелена", щиты класса "Рефлекс", вооружение — энергетическое и гравитационное. Автономность не ограничена. Может совершать посадку на планеты.

— Системы саморемонта у тебя в порядке?

— Исчерпан ресурс расходных.

— Почему ресурс "Теней" не восстановлен до 100 процентов?

— Приоритет ремонта основных агрегатов для восстановления максимальной боеспособности. Следующее по приоритету — палубная авиация. Для восстановления "Теней" не хватило ресурса саморемонта.

— Что осталось в "Тенях" не отремонтировано?

— Внешнее броневое покрытие. Внутренние системы полностью функциональны.

Антон задумался. Вот оно решение. Взять "Тень" и…

Но были еще корветы. А "Оборотень" был достаточно хорошим кораблем. По меркам Содружества сверхтяжелый крейсер. Что-то ближе к линкору. Но по маневренности существенно превосходил любой легкий корабль. И для его пилотирования было достаточно одного Антона. Правда, минимальный экипаж "Оборотня" должен был быть три человека…

Но, как же хочется чего-нибудь покруче.

— А что с корветами?

— Фатально повреждены искины. Запасных частей для восстановления корветов нет. Функция саморемонта была заблокирована. Расходные использованы для восстановления основных агрегатов носителя.

Не прокатило. Жалко. Значит, остались "Тени".

— Я хочу осмотреть "Тень".

— Следуйте по сигнальной дорожке.

Антон встал и направился в трюм.

* * *

Наверное, это был выбор судьбы.

Военный разведчик дальнего радиуса действия, с неограниченной автономностью.

Вот только по классификации Содружества этот корабль тянул на легкий крейсер. И это было не очень хорошо. С такой боевой эффективностью много не навоюешь. А ожидать радушного приема в Содружестве все же не стоило.

Но это было лучше, чем ничего.

Снаружи это творение конструкторской мысли Древних, смотрелось достаточно органично. И достаточно грозно.

А внутри просто восхищало. Путешествовать на таком корабле было, наверное, очень здорово.

И самое приятное, что особенно порадовало Антона — это наличие грузовой палубы. И по первым прикидкам на эту грузовую палубу можно было поставить челнок.

Стандартный экипаж разведчика составляли два человека. И жилое пространство было рассчитано именно на двоих. Но в каютах были предусмотрены дополнительные спальные места, и корабль мог взять на борт четырех человек.

Системе саморемонта для завершений всех операций по восстановлению целостности корабля нужны были расходные. И эти расходные не были чем-то необычным. Практически КССМ Содружества. Так что в обжитых системах можно было решить вопрос с завершением ремонта.

А вот система вооружения порадовала. Кроме лазерных и плазменных турелей, была установка гравитационной защиты. Ну, защитой она была только у Древних. А на самом деле ее можно было использовать для того, чтобы формировать поле, которое могло иметь произвольную конфигурацию. И это позволяло создать такие возможные комбинации этого поля, что, на расстоянии в десять километров от корпуса разведчика, можно было практически рвать на части обшивку корабля противника.

Ну, прямо как в земной присказке: рвать и метать.

* * *

Похоже, что проблема с военным транспортом разрешилась.

И теперь можно продолжить путь к своей цели. А для ее достижения нужно сначала собрать максимум из возможного здесь.

Но все же следовало поточнее определиться с кораблем.

Обе "Тени" несколько отличались.

Да это были разведчики одного класса. Но они были выпущены в разное время и соответственно представляли две модификации базового судна.

Первый имел более мощные щиты и улучшенную систему маскировки. Хотя говорить о чем-то лучшем в разрезе техники Древних было несколько… неправильно.

Приходилось подспудно сравнивать с хорошо известными кораблями Содружества и все время пытаться сравнить несравнимое.

Конечно, для техники Древних, десять процентов улучшения щитов имели значение. А система маскировки давала полуторакратное улучшение поля.

Вот только, даже однократное маскировочное поле не обнаруживалось сканерами Содружества, и особого смысла, выбирать лучшее из отличного, не было.

А десять процентов щитов, для корабля такого класса, особой роли не играли. Все равно, в противостоянии с равным противником, он будет выигрывать маневром. А от более сильного придется убегать, вне зависимости от того на сколько процентов тот будет превосходить разведчика по мощности щитов. Потому что главным, в таком противостоянии, будут не проценты щита, а вооружение.

А вот по вооружению, точнее по условной ‘мощности’ залпа, выигрывал второй корабль. Да и его генератор выдавал большую пиковую мощность, что позволяло использовать чуть ли не пулеметную скорость, при обмене залпами с противником.

Антон долго ходил вокруг обоих кораблей, не решаясь сделать выбор. Он даже проконсультировался с искином крейсера на предмет замены щитов и генераторов маскировочного поля с более ‘слабого’ корабля на ‘сильный’.

Но, тут вышел облом. Все это можно было перенести и установить… Но в условиях верфи. И дроиды, которыми был оснащен крейсер, не позволяли сделать такую работу, даже за неприемлемо большое время.

Да, собственно, и не во времени было дело.

При переносе любого оборудования, его требовалось правильно ‘вживить’ в структуру корабля, перепрограммировать искины (а на самом деле переучить их) и произвести точную привязку всего этого оборудования к возможностям всего судна. А для этих операций нужны были стенды и специальные программы. Да и специалисты, которые могли сделать такие операции.

В общем, как не облизывался Антон на это оборудование, перенести его с корабля на корабль просто не получалось. А если все же проделать это, то, как пояснил искин крейсера, общая эффективность такого ‘модернизированного’ корабля будет существенно ниже, чем любого из этой пары.

Так что пришлось сделать выбор. И выбор пал на корабль с лучшей ‘мощностью’ залпа. Да и по времени производства тот был несколько свежее…

Хотя и последнее было смешно, при их тысячелетнем возрасте.

* * *

Ну что ж. Надо собирать ‘камни’.

В смысле собираться в дорогу. И взять то, что может потребоваться в пути.

А путь предстоял совсем не близкий. И стоило позаботиться обо всех возможных превратностях, которые могут случиться в дороге.

Еды на первое время достаточно. Удалось хорошо затариться в системе Валоги, где Антон познакомился с Орагом.

Вода. Не особо много, но до Содружества хватит. И по пути можно залить полные баки на какой-нибудь планете. Или ‘зацепить’ ледяной астероид.

А вот из техники? Тут нужно посоветоваться. А советчиков у нас совсем немного.

Искин "Непобедимого" да Игрок.

А нужны нам, для дальнейших планов,… дроиды.

— Непобедимый! Что из дроидов осталось на борту?

— 46 процентов от списочного состава. Комплексы "Покрывало" и "Лист" комплектны. Абордажная группа выбита полностью. Остались только ремонтные комплекты для нее. Но установить их можно только на скелет-основу. В наличии две. Медицинские андроиды уничтожены вместе с медицинской секцией. Бытовые дроиды сохранились на 27 процентов.

— Насколько я понимаю "Покрывало" универсалы?

— Да. Гибкая программа работы. Допустимо самостоятельное развитие.

— И сколько комплексов в наличии?

— Шесть, согласно штатной численности.

— А их функционал?

— Нано-фабрики имеют дублера в каждом комплекте. Комплекс самовосстанавливаемый.

— Игрок! Справишься?

— Да. Но я бы предложил забрать два комплекса "Покрывало" и один "Лист". На "Тени" возможности саморемонта ограничены, а "Лист" закроет их с запасом.

— Хорошо. "Непобедимый"! Если я сброшу на тебя остатки броневых частей погибших кораблей, тебе это поможет с ремонтом?

— Да. Необходимы компоненты будут переработаны и использованы для восстановления. Но необходимы специальные материалы, которых будет мало в броневых остатках. Желательно собрать максимально возможное количество внутренних компонентов уничтоженных кораблей.

— Ну, это уж как получится. Твоя задача поддержать мою работу огнем. Поможешь?

— Весь ресурс огневой поддержки в Вашем распоряжении.

— За тобой огневое прикрытие и корректировка по месту расположения наиболее полезных ресурсов.

— Принято.

Сутки Антон на "Тени" стаскивал ‘огрызки’ кораблей к крейсеру.

За время его операции, как это не странно, никакие искины не проявили активности. И никаких огневых контактов не случилось.

Но вся эта работа была вероятной заготовкой на будущее.

Зная путь на такое корабельное кладбище, Антон рассчитывает прибыть сюда еще раз и выбрать корабль, на котором он сможет летать по Содружеству.

И привезти сюда экипаж.

В общем, теперь есть место, в котором можно найти что-то достаточно мощное и вооруженное.

2. 2

Теперь предстояло вернуться на два сегмента назад. Пять дней пути в гипере. Правда, по ‘знакомым’ местам.

Потом опять три дня гипера и начало пути в Содружество.

Правда, придется пересечь систему Альбротан, в которой было корабельное кладбище, оставшееся от противостояния приксов и Древних.

Все сегментарные пути, которые попадались парню по дороге не вызывали проблем с их ‘открытием’. Правда, иногда их приходилось накачивать энергией за несколько приемов. Но в спокойной обстановке это не мешало, а наоборот позволяло тренировать резерв и отрабатывать возможности пси оперирования.

Очень странно было наблюдать, что энергия, которая обычными чувствами никак не ощущалась, могла воздействовать на аномалии и открывать пространственные туннели.

Корабль оказался очень неплох. Пришлось привыкать к несколько непривычному способу управления, но некоторый опыт, который парень приобрел на базе Древних, отлаживая свое взаимодействие с искином челнока, помог и здесь.

И пока была возможность, Антон пытался полностью освоить управление. А заодно и системы вооружения.

Совершенно уникальным инструментом оказалась установка гравитационной защиты.

Мало того, что с ней можно было двигаться через плотные астероидные поля, аккуратно раздвигая камни, так ее еще можно было ‘использовать’ как канат, на котором можно было подтянуться к нужному месту, как дробилку камней, как бурильный станок…

Применение ограничивалось только тем уровнем представления, которое разумный мог вообразить в своей голове, чтобы искин ‘понял’, что нужно сделать.

А скорость этого корабля… просто удивляла. Для легкого крейсера, по стандарту Содружества, это был сверхбыстрый и сверхманевренный корабль.

А самым интересным было то, что он мог изменять вектор движения в гипере.

Тот самый фокус, который бы позволил парню дать по лбу аграфом, когда он прикрывался кораблем Стива.

В общем, "Тень" показала себя очень хорошо. И попробовав это чудо в работе, Антон несколько воспрянул духом.

Есть на чем погулять по корабельному кладбищу.

И если будет плохо, то просто убежим.

А если спокойно, то поищем чего-нибудь. Авось да найдем.

* * *

В систему Альбротан Антон вошел под полями маскировки. Игнорировать предупреждения Орага парень не стал.

Но ничего необычного не случилось. Спокойно и размеренно по своим орбитам двигались планеты. Местное светило не выказывало признаков нестабильности. Никаких агрессивных проявлений разумной и неразумной жизни не было.

И если бы Ораг не рассказал парню, что в стародавние времена здесь воевали Древние и приксы, то, войдя в незнакомую систему, Антон, посмотрев на это спокойствие, и сам бы полностью расслабился.

Но сейчас, сканеры "Тени" обследовали каждый километр пространства, и через полчаса на мониторе была полная картина всех объектов системы.

Да, когда-то давно здесь действительно было сражение. Только произошло оно практически на самом краю этой системы. Вот там на этом краю, сканеры и показали наличие не идентифицированных объектов. И количество этих объектов не оставляло сомнений в том, что здесь схватились достаточно большие воинские соединения.

А теперь все эти корабли составляли корабельное кладбище, совершающее вращение по самой дальней орбите системы.

Начав плавное движение в сторону поля битвы, Антон ждал уточнения результатов сканирования, теперь уже известного места размещения кораблей.

Как сказал Ораг, трофейщикам провести свою работу здесь не удалось. Их присутствие было очень быстро вычислено и они, умывшись кровью, предпочли убраться из системы, посчитав, что система и так хорошо защищена от посягательств мародеров и любителей из неразвитых миров.

Вот только Антон был несколько другого мнения.

Это кладбище решало одну из его проблем. Поиск достаточно мощного корабля. Причем корабля, который мог быть в должной мере функциональным. И отступить просто так, означало лишить себя возможности получить этот самый корабль.

Сканирование поля сражения показало, что корабли распределились несколькими группами.

В центре были собраны корабли, состоящие из нескольких крупных и относительно целых судов. А по краю кладбища расположились четыре, сравнительно компактных группы, в которых были заметны следы сильных разрушений конструкции.

Вот к одной из таких групп Антон и направился. И привлекли его в это место, результаты сканирования.

Практически все корабли в этой группе принадлежали империи Аркон. А это позволяло надеяться на то, что удастся проникнуть на такое, пусть и искалеченное судно, не затрачивая больших усилий.

Несколько ближе к внешнему краю этой группы находился корвет.

Классификация кораблей Древних, на несколько классов превышала аналогичную Содружества. И то, что Антон определил как корвет, по меркам человеческого объединения тянуло на линкор. Причем в огневой мощи такой корабль мог существенно превосходить своего собрата из Содружества, и в плане маневренности и автономности сравнение было не в пользу линкора.

Маневрирование и шлюзование заняло около пяти часов. Приходилось все время быть начеку и избегать нежелательных встреч с частями конструкций мертвых судов. Да и предупреждение Орага все время било в голове набатом и заставляло пугаться каждого непонятного движения.

Но вот "Тень" ‘прилипла’ к корвету и (о, странно) штатным образом сработал шлюз и открыл доступ на корабль.

— Патрульный корвет "Неустрашимый" империи Аркон рад приветствовать на борту офицера Флота.

* * *

Состояние корабля было… удручающим.

Даже системы саморемонта не смогли восстановить его за долгие годы. Ни одна из систем корабля не была до конца восстановлена. Ремонт был начат и прерван, так и не доведенный до конца.

Но…

На корабле был медицинский отсек. И в этом отсеке в стазис камерах, находились четыре человека. Вторая вахта, которая была отправлена в длительный сон, когда стало ясно, что помощи скоро не будет.

Система жизнеобеспечения практически не функционировала, от рубки остались только стены, внешняя броня местами разорвана, кают экипажа не было…

Но был искин. Один полноценный искин, который отвечает за системы вооружения. Он временно взял на себя функцию управления кораблем и, наверное, именно поэтому смог сохранить корабль в относительной целостности. Но он не мог управлять системами саморемонта и смог восстановить только то, что было в его ведении. Все орудийные системы действовали. Щиты были в полном порядке, турели функциональны на 75 процентов (на сколько хватило возможностей восстановления), генераторы свертки пространства и системы отбора внешней энергии были работоспособны.

Доступа к управлению гиперприводом и двигателями у искина не было. Поэтому Антон, забыв об отдыхе, десять часов лазил по этому кораблю, запускал дроидов на обследование систем, собирал информацию о повреждениях…

И общался с искином.

Этот ‘парень’ проявил поистине железную волю. Все, что можно было сделать, по уставу и сверх него, он сделал. И сделал так, как мог, пока хватало ресурсов. А изучая отчет о состоянии корабля после боя, Антон понял, что сделал он совсем немало.

Хотя, для перевода этого корабля в состав действующих, предстояло сделать еще очень и очень много.

Но самое важное не было повреждено. Точнее могло быть восстановлено системами саморемонта. Вот только для их функционирования не было ресурсов. Поэтому и висел здесь этот корабль, охраняя себя и поврежденных соседей.

Выпустив всех дроидов, которых Антон забрал с "Непобедимого", парень начал собирать обломки, которых вокруг хватало. Сам корабль не мог использовать этот ресурс в силу программных ограничений. Нельзя ремонтировать себя, уничтожая соседние корабли. Ведь в любой момент могла прийти ремонтная команда и тогда она сможет использовать ресурсы наиболее целесообразно.

Но теперь пришел тот кто взял ответственность на себя. И ремонт критичных повреждений продолжился.

Только вот плюсы технологии Древних, когда можно было использовать свободные ресурсы буквально по молекулам, и одновременно ее минусы, не позволяющие взять готовые узлы и агрегаты и соединить все вместе, требовали времени.

Все части поврежденных кораблей использовались как ‘строительный’ материал для восстановления ‘мяса’ основы. Смотрелось это несколько жутковато. Но результат того стоил.

Буквально на глазах части кораблей поглощались обшивкой и использовались как строительный материал для корабля.

Скоро должны заработать генераторы. И тогда процесс ускорится.

Но теперь с особой остротой вставала старая проблема.

Искины.

Конечно, очень хорошо, что уцелел один. Но этому кораблю требовалось еще четыре.

Главный искин, искин защиты и искин связи. Навигатор был у Антона в наличии и мог быть установлен на место.

Вот если найти недостающие, то тогда эта гора высокотехнологичного железа станет полноценным боевым кораблем.

А ведь есть еще и крейсер, который тоже можно восстановить.

Да! Воз проблем.

* * *

Система жизнеобеспечения корвета практически выведена из строя.

Значит, находиться на этом корабле разумным, без средств защиты невозможно. И как быть с остатками экипажа?

Единственное решение, которое можно применить в данном случае — это временно (до завершения ремонта и восстановления системы жизнеобеспечения) оставить экипаж в стазис капсулах.

В любом случае полноценно закончить ремонт и привести корабль к штатному состоянию можно только при наличии полного комплекта искинов. И специфических расходных.

А вот с теми повреждениями, которые не удастся устранить (буде такие останутся), нужно будет разбираться отдельно. И искать возможность исправить и их.

Антон лазил по кораблю и составлял перечень работ, которые не могли быть завершены без его участия. С помощью дроидов он пытался обследовать все уголки и определить компоненты, которые следовало привезти для ремонта.

И все же парня не оставляла внутренняя тревога.

То, что вторая смена экипажа уцелела, было просто здорово. И это вселяло надежду…

Но, вот признает ли экипаж главенство нового капитана? Сможет ли Антон доказать этим разумным свое право командовать ими? Примут ли они те цели, которые поставит будущий капитан?

Вопросы, вопросы…

А ответ можно будет получить очень нескоро.

Собрав информацию о повреждениях на корабле, Антон уже собрался покинуть корабль, но вдруг…

Прямо на нейросеть парню стали транслироваться команды:

— Боевая тревога! Боевой разворот противника! Подготовка к нанесению залпа!

До Антона не сразу дошло, что это не имитация, а настоящее нападение. И искин не может взять на себя управление без получения команды. Ведь на борту живой офицер флота. И он должен отдать приказ.

— Поднять щиты! Орудия к бою! Активировать систему отбора внешней энергии! Огонь по готовности!

Выскочив из рубки через шлюз, парень рванул к "Тени". Пока капитан бежал в рубку своего корабля он отдавал команды.

Вот когда он осознал, что те тренировки, которые он проводил в астероидных полях, пока летел сюда, чего-то стоили.

Заняв ложемент, Антон вывел корабль из зоны сектора обстрела и совершил микропрыжок.

Не известно, применяли Древние в бою установку гравитационной защиты, но Антон начал именно с нее.

После микропрыжка, "Тень" оказалась позади корабля приксов.

Тяжелый крейсер был заметно поврежден, но против корвета имел неоспоримое преимущество. Сторона, которой он подошел к кораблю империи, была полностью восстановлена и все орудия готовы к бою.

И хотя, по характеру движения, он был существенно ограничен в маневре, тем не менее, огневая мощь этого корабля была в разы выше.

Антон ‘свил’ жгут из гравитационного поля и буквально ‘штопором’ пропорол внешнюю обшивку. В этом районе должен был размещаться локальный центр управления огнем, и его подавление дало бы шанс на отключение части орудий. А это уже не плохо.

Жгут силового поля проник через обшивку и, зацепив какое-то оборудование, вырвал его наружу.

Бог мой! Искин корабля приксов наверное завизжал от боли, потому, что корабль молниеносно повернулся к Антону той стороной, на которой были восстановлены все орудия и парень ощутил ментальный удар.

Но "Тень" прыгнула опять, и капитан снова использовал жгут. Только в этот раз он пытался достать до другого места. Шлюз, на кораблях такого типа, был расположен так, что открывал доступ к внутренним помещениям. Поэтому Антон рассчитывал сорвать его и начать стрельбу из плазменных орудий внутрь корабля.

Корабль приксов опять развернулся к Антону. Но сделал он это несколько неудачно.

Нет-нет. Сам маневр поворота он произвел идеально, вот только разодранные внутренности он подставил под пушки корвета. И искин корвета не подвел.

Весь залп попал в цель. В смысле в потроха крейсера. И это было больно. Волна пси энергии всколыхнула пространство и Антон почувствовал нестерпимую боль. Секунда дезориентации и…

Опять микропрыжок, опять жгут и опять волна боли.

И так в течении трех минут.

Парень прыгал и рвал обшивку, корвет стрелял. И чем больше корвет стрелял, тем медленнее становились повороты крейсера. И вот настал момент, когда он не стал поворачиваться, а попробовал покинуть поле боя.

Но тут у Антона взыграла обида. Практически одержана победа, а враг бежит. А ведь он может восстановиться и потом придет, зная, как провел бой корвет, и будет готов к таким фортелям. Нет, это совсем не здорово. И парень начал преследование корабля.

И вот тут случилось непонятное. Отойдя совсем недалеко от корвета, крейсер остановился и стал рассыпаться прямо на глазах.

Опять волна пси энергии пронзила пространство и боль ненависти и… сожаления прямо таки начала жечь Антона. Инстинктивно он закрылся ментальным щитом. Сила воздействия резко ослабла, а потом пошла на убыль…

Вот о чем говорил Ораг.

Живой корабль. И сейчас он погибал. И перед смертью постарался отомстить тому, кто нанес ему рану, выплеснув свои эмоции. И эти эмоции были так сильны, что чуть не выжгли мозг псиону.

* * *

Рейд патрульного корвета по территории, где возможны нарушения границы империи, проходил достаточно спокойно.

Пару раз был обнаружен след нарушителей, но стандартный поиск ничего не давал, и корвет возвращался на прежний маршрут.

Вот всегда бы так. Спокойно и без суеты следовать по маршруту и не за кем не гоняться. А то ведь практически в каждом рейде, кого-то приходится ‘уговаривать’ и ‘упрашивать’ стать на путь исправления…

Рев судовой сирены раздался как всегда неожиданно.

— Боевая тревога! Получен приказ присоединиться к силам Флота и совместно с ними ликвидировать прорыв приксов. Курс…

Курс вел в систему, где уже несколько лет наблюдалась странная аномалия. Эта аномалия пульсировала. Она, то сжималась, и становилась не больше горошины, то расширялась до размера планеты. И вот сегодня червоточина проросла. И через нее в родную Галактику пришел враг.

Приксы.

Империя уже давно испытывала на себе их давление.

Гуманоиды. Почти как люди. Вот только все дело было в этом почти. Они были ментальными ‘вампирами’. И для того, чтобы жить, должны были пить ментальную энергию разумных.

Трудно найти в Галактике живого, которому бы понравилось, когда из него тянут жизнь. Но приксов это не интересовало. Они хотели жить, жить так, как понимали это. Они расширяли свой ареал обитания и смогли создать червоточину, через которую пришли к людям.

Правда, пришел пока лишь передовой отряд. Несколько сотен кораблей и пара десятков тысяч малых судов москитного флота.

Нельзя сказать, что их не ждали. Ждали, и к их приходу были готовы. Но, как всегда, все случилось совершенно неожиданно. Технических возможностей, закрыть червоточину сразу, не было и пришлось привлечь для ликвидации прорыва все корабли, которые были рядом.

И корвет принял вызов.

Само сражение описывать бессмысленно. Была в нем и отвага пошедшего на таран крейсера и отступление струсивших, и отдельные моменты локальных выигрышей и частые проигрыши. Тактика. Все было подчинено ей. А стратегий была одна — держать оборону до подхода главных сил.

Но вот пространство ‘прогнулось’ и в систему из ничего прямо таки ‘рухнул’ огромный корабль. Он не стал вступать в бой, а направился к червоточине. Тысячи мелких судов приксов кинулись на него, но он, не обращая на них внимания, шел к точке прорыва.

Едва этот корабль прошел через аномалию, червоточина схлопнулась. И отрезала агрессора от подкрепления. Наверное, это было какое-то супероружие. И оно готовилось командованием для отражения нападения.

Вот только приксы остались. Их не втянул за собой прокол пространства и поэтому бой продолжался.

Пришедшие с мегадистроером корабли, смогли быстро переломить ход битвы и приксов стали теснить.

Но пришельцы не стали сдаваться.

Они в отчаянных атаках бросались на корабли людей и… гибли, унося с собой жизни разумных.

И в одной из таких попыток, спасая жизни команде дружественного корабля, корвет получил повреждения, которые не позволили ему продолжить сражение…

Схватка переросла в локальные стычки, ушла в сторону, а поврежденный корвет остался на поле боя…

Вот так и закончился последний бой патрульного корвета "Неустрашимый" империи Аркон…

Антон смотрел на монитор. Черный экран, и никакого движения на нем. Но перед его глазами так и стояли последние мгновения жизни корабля.

Жизни, но не смерти.

Отдав все силы для выполнения боевой задачи, корвет навечно остался на поле боя. Аварийная команда не пришла. Тогда капитан принял единственно возможное решение. Всех, кого могли, перенесли в спасбот, а тех, кому места не хватило, положили в стазис капсулы, чтобы они дождались помощи.

Но и помощь не пришла…

Гадать почему, можно было долго. С тех пор прошли тысячелетия.

Но изрядно побитый корвет, канувшей в Лету империи, так и остался нести боевую вахту.

2. 3

Вот и как восстанавливать работоспособность корвета?

Вроде бы системы вооружения полностью функциональны, а это очень важно. Получается, что искин полностью работоспособен и корабль смог избежать ‘конверсии’ Древних.

А вот с остальными искинами беда. Чтобы корабль был полноценной боевой единицей нужен их полный набор.

А это центральный, навигационный, связной и искин отвечающий за системы вооружения и защиты. Все остальное мелкое не в счет. Пока не в счет, а потом можно будет поискать где-нибудь еще. Все же теперь есть возможность, где пошарить.

Да на тех же корабельных кладбищах.

Навигационный есть. И он полностью работоспособен. Правда, к нему нет полноценных баз, но это уже второстепенная проблема. Поиском таких баз можно озаботиться отдельно. В конце концов, здесь могут помочь гравиметрические посты. Конечно, это несколько муторно, но сеть постов до сих пор функциональна и с нее можно получить эти данные.

Системы вооружения и защиты. Вроде бы тоже функциональны. По крайней мере, есть искин, который работоспособен и смог поддерживать корабль в боевом положении долгие годы. А значит, на текущий момент искать что-то лучшее не стоит. Конечно, если попадется по дороге, то можно и забрать. Тем более, что возможно использовать целый кластер из таких искинов и тогда системы вооружения резко усиливают свой потенциал.

Центральный и связной. Здесь просто беда. Нет ничего и близко, и где брать непонятно. Снять с "Тени"? Но там стоит только один, да и тот скорее типа центрального. Правда, его мощность необходимо будет наращивать, а для этого нужно ‘разорить’ не одну "Тень", а целый флот "Теней". Но, предположительно решение есть. Правда, это решение только умозрительное и временное, поскольку в базе военный инженер такое решение сильно не приветствовалось и рекомендовалось лишь, как крайняя мера. И все дело было в том, что это принципиально разные типы кораблей и, следовательно, разные способы управления ими.

А вот как быть со связным, совершенно непонятно. А это оперативное управление и координация действий. Да и в плане перехвата чужих сообщений незаменимая вещь. И где найти нечто подобное, совершенно нет никаких предположений.

Стоп!

А ведь сбор артефактов Древних, это популярное развлечение в Содружестве.

А самым простым решением, в плане поиска такого типа артефактов, могут быть те, у кого этого добра навалом.

Коллекционеры!

А для этого нужно двигать в Содружество и выходить на Троя. Это его епархия и он наверняка знает, что и у кого можно найти. А может быть и у него что-то подобное есть.

А для этих операций нужны деньги. То, что есть сейчас, слишком мало. Значит вторая задача — это найти путь заработать и относительно быстро. И много.

А это не всегда законный путь. Скорее даже где-то и незаконный.

Но заработок дело вторичное. Главное найти у кого есть искины.

* * *

Прилет Антона на Лесанию прошел совершенно буднично.

Никаких проблем при входе в систему и посадке на планету он не испытал.

Все-таки не зря этот тип кораблей носил название "Тень". Система маскировки работала как часы, и протиснуться сквозь плотную цепь сканеров и систем контроля пространства удалось без труда.

Все же технологический отрыв был очень велик. И совершенные системы Содружества просто ‘не видели’ корабль.

«А вот тоже вопрос? Если системы маскировки Древних настолько хороши, то, наверное, они все же посещают эти миры. Ну, там пива попить, с девочками погулять…

Ладно, о Древних будем думать потом. Сейчас главное.»

Оставался вопрос, который следовало решить быстро. Где организовать свой лагерь?

В смысле, где оставить корабль.

Стоянка в космопорту явно не подходила. И внимание к кораблю привлечет, и к капитану могут быть лишние вопросы.

Так что нужно место, доступ к которому нельзя заблокировать. И одновременно легко достижимое, попасть в которое, в случае появления проблем, можно будет легко и независимо от желания загонщиков, буде такие объявятся.

И мест таких было всего ничего.

Во-первых, требовалась площадка, на которой можно было разместить такую ‘тушу’ как "Тень". Метров двести на двести.

Во-вторых, такая площадка должна быть легкодоступна, и иметь пусть и формальную, но охрану. Все же не очень хорошо будет, если какой-нибудь праздношатающийся ‘турист’, наткнется на корабль, стоящий под полем маскировки. Вопросов сразу возникнет масса и зона такой ‘аномалии’ будет тут же оцеплена спецслужбами.

Конечно, можно запрограммировать искин так, что, при обнаружении нештатной ситуации, он сменит место стоянки. Но тогда, может не получиться быстро добраться до корабля, а это совсем плохо. Искать такой ‘летучий голландец’, по местам его возможного размещения, в ситуации, когда надо ‘рвать когти’, совершенно не правильно.

В-третьих, может потребоваться оборудование, которое находится на борту. И для того, чтобы его достать, придется совершить путешествие к ‘схрону’, доступ к которому может быть сильно затруднен именно в данный момент.

В общем, проблема парковки была достаточно… нетривиальна.

Но, перебирая возможные варианты, парень остановился на самом невероятном.

Как там говорили земные стратеги, придумывая название очередной военно-финансовой аферы — «Шок и Трепет».

Шок для хозяина места размещения корабля.

И трепет от осознания того, что стоит у тебя за домом.

* * *

Антон сидел за столиком в тенистом саду и наслаждался краткими минутами отдыха.

В руке бокал, с каким-то редким сортом вина, достать которое в обычном магазине было невероятно сложно, свет солнышка, ласкающего своим теплом тело, легкий ветерок, играющий песчинками на дорожке…

Красота.

Чуть в стороне и за его спиной послышались шаги.

‘Хозяин’. Парень повернул голову в сторону приближающегося человека.

— Вы кто?

— Дик! Я все же думал, что отсутствовал не настолько долго, чтобы ты забыл меня полностью.

— Антон! Но как?

— Да вот проходил мимо и решил зайти в гости к своему товарищу. Прости, конечно, за мою бесцеремонность. Надеюсь, ты не против?

— Нет-нет. Но как ты попал сюда?

— Ну вот. Вместо того чтобы обрадоваться приходу старого знакомого, ты начинаешь проявлять совершенно нездоровый интерес. Я бы даже сказал, подозрительно нездоровый. Просто, проходя мимо, я подумал, что, наверное, Дик Трой очень соскучился по мне, тоскует и стоит навестить старого товарища. Вспомнить былое, посидеть в его саду со стаканчиком хорошего вина.

Антон сделал глоток из бокала, который держал в руке и продолжил:

— Да, кстати. Я там чуть-чуть помял твои прекрасные деревья. Но, клятвенно обязуюсь возместить нанесенный ущерб. Правда, с деньгами у меня сейчас не очень. Ты не откажешься немного подождать с компенсацией?

— Какой компенсацией?

— Ну, там… за помятую траву… и пару деревьев…

Дик присел за стол, и налил себе вина.

— А вот это правильно. Все невзгоды надо встречать со стаканом в руке… Слушай, а может быть мне удастся тебя уговорить на моральную компенсацию?

Трой сделал глоток и, несколько придя в себя, произнес:

— Это, каким же образом, материальные разрушения можно компенсировать моральным удовлетворением?

— Ну… Вдруг вид моей повозки несколько воодушевит тебя? И ты просто простишь мне мои прегрешения?

Трой засмеялся.

— И на чем же таком воодушевляющем ты прикатил в мой дом?

— А ты сам посмотри. Она там, за домом.

Скрытого под полем невидимости разведчика не было видно. Но раздрай, который учинил на участке горе-парковщик, был заметен очень хорошо.

— И что же ты хотел мне показать?

Из-под поля невидимости на лужайке показалась туша "Тени". Пару секунд корабль был виден совершенно отчетливо, а потом снова ушел в невидимость.

Сцена из земного "Ревизора" была мелкой заминкой, по сравнению с шоком, который испытал хозяин паркинга.

Он просто сел на землю и стал тупо смотреть на то место, где стоял корабль.

— Это… то самое?

— Я не знаю, о чем ты подумал. Но это действительно корабль Древних. И он полностью работоспособен.

После того, как шок хозяина несколько… уменьшился, Дик сказал:

— Это действительно… воодушевляет. Но не снимает с тебя обязанности рассказать мне, как ты его получил.

— Ну, это мы запросто. Пойдем на борт. Да… и захвати пару бутылочек вина… поприличней. История длинная, а говорить я долго не смогу.

* * *

— Значит, теперь ты знаешь место корабельного кладбища.

— Ну, знание этого места не делает его более доступным. По крайней мере, попасть туда просто так невозможно.

— Дааа! Вот никогда бы не подумал, что буду беседовать в кают-компании настоящего корабля Древних.

Трой еще раз огляделся и продолжил:

— И каким же ветром тебя сюда принесло снова?

— Искины.

— Что искины? У тебя же полностью ‘рабочий’ корабль. Значит и искин на его борту стоит. Или нет?

— Искин стоит. И корабль ‘рабочий’. Но мне нужны искины для других кораблей.

Дик посмотрел на товарища несколько… удивленно.

— Ты что, собрался возродить Флот Древних?

— На целый Флот меня не хватит. Так небольшую тактическую группу.

В глазах коллекционера отразились совсем несовместимые чувства — непонимание, недоумение, страх, любопытство.

— Аааа… зачем? Зачем тебе это?

— Дик! Поверь, есть вещи, о которых лучше не знать. И не потому, что я тебе не доверяю. Просто не зная о цели операции, ты не сможешь рассказать никому ничего. А то, что тебя будут спрашивать, можешь и не сомневаться.

Дик надулся и стал смотреть на свой бокал.

Потом, наверное, приняв какое-то решение, он сказал:

— Есть только два места, где могут быть искины. Если, конечно, ты не собираешься искать их у аграфов. Первое место — это коллекционеры. Но, здесь очень немного тех, кто имеет подобные артефакты. Точно я знаю об одном. Лодрек Гритти. Самый крупный коллекционер из тех, кто занимается собирательством целенаправленно. И у него в коллекции есть искины. Совершенно точно есть… и не один. Но, он очень… специфический человек, и договориться с ним невероятно сложно. Кроме того, он сказочно богат и его практически не интересуют деньги. То есть, интересуют, конечно. Но, продавать что-то из коллекции за деньги, он не станет. Обмен на нечто равноценное или особая услуга, которая очень нужна ему, а получить нечто подобное, он не может.

Трой помолчал, немного отпил вина и продолжил:

— Свести с ним сложно, но я могу попробовать. Гарантировать, что он согласится на встречу, я не могу. Тут, как повезет. И если смогу договориться. А что касается обмена с ним… Было несколько случаев, когда он менялся. Причем, вещи, которые он предлагает, как правило, менее ценные, чем хочет получить. Но если он согласен, то обмен проводит честно. Никогда не обманывает. Репутация…

Дик опять задумался.

— Есть и второй вариант… Но тут я тебе не помощник. Государственная лаборатория "Наследие". На самом деле это один из самых больших и известных центров по изучению артефактов Древних в империи. Они занимаются только наследием Древних и у них очень большая коллекция. И в ней, совершенно точно, есть военные искины. Именно военные. У меня, достаточно давно, был один знакомый оттуда, и он рассказывал про то, что им удалось обнаружить на одной из баз Джоре. Так вот, там было достаточно много предметов, которые использовались исключительно военными. Я не думаю, что найденные искины куда-то перевезли. Хотя и не исключаю такого факта.

Трой опять замолчал, задумавшись…

— Вот в "Наследии" ты можешь что-то найти. Не знаю, конечно, насколько это тебе поможет… Но, найти искины там точно можно.

Теперь уже Антон задумался.

— А где находится это "Наследие"?

— Да здесь же на Лесании. Есть такой городок — Солерси. Вот там и расположен их основной центр. Есть еще несколько отделений по всей империи, но работы по артефактам они проводят здесь.

Почему-то Антон был уверен, что вариантов будет больше.

А так, всего два места.

И если коллекционер реально достижим (в смысле, к нему можно попасть и поговорить), то второе место…

Наверняка устроено, как западня на мартышку.

Вход рубль, выход десять.

* * *

Планы, планы.

Опять приходится строить планы на будущее. А для такого "строительства’ нужно место, в котором можно остановиться. И транспорт, такой, что не вызовет подозрения. И здесь только один вариант — глайдер. Глайдер гражданской модели и такой, чтобы не возникли лишние вопросы. А уж как его сделать более… оснащенным, надо будет подумать.

— А у тебя нет на примете какого-нибудь места, где можно провести некоторое время… с моей техникой, — Антон обвел взглядом помещение.

Трой задумчиво почесал лоб.

— Есть поместье Нуруазар. Там живет мой хороший знакомый.

— А не привлекать посторонних к этому процессу можно?

— А он сейчас отсутствует. Человек-непоседа. Отправился по местам популярных водных маршрутов. Вернется через год-полтора. Да и место там самое для тебя приятное. Круглосуточная охрана, в том числе и дроидами, да и район… несколько специфический. Полиция и СБ предпочитают туда просто так не соваться. И само место… Оно такое, что идеально может подойти именно тебе. Есть выгон для ротони, поле с хороший стадион, да и разного рода искусственных зарослей… В общем только из космоса твою повозку и можно будет увидеть… Только вот есть одна неприятность.

— Там кто-то живет?

— Нет-нет. Там никого нет. Всё на дроидах. Вот договориться с ними я не смогу. Меня внесли в список допущенных и поэтому я могу там бывать. А вот прав на допуск посторонних… хозяин не предоставил. Так что тебе самому придется решать эту проблему.

Антон улыбнулся.

— Да. Это серьезная проблема. А в доме можно пожить?

— Если сможешь ‘убедить’ местную железную охрану. Ну и еда за твой счет, конечно.

Антон сделал задумчивый вид.

— Дааа! Все, как обычно, непросто. А вот еще одна проблема. Можешь купить глайдер для меня на свое имя?

— Смогу. Только у меня уже два есть. Зачем мне третий?

— Ну, у тебя, небось, модели круче неба. А мне что-нибудь простецкое. Ну, там скажем, "Земан" или "Рулаг".

— Зачем тебе это убожество? Да они для твоих целей не годятся. Возьми лучше "Ветер небес" или "Чисхолан". Уж на это-то у тебя деньги есть?

— Проблема не в деньгах, а в их количестве. А насчет убожества… Так это и хорошо. Кто на такой позарится? А тебе придется что-нибудь придумать. Если кто-нибудь будет вопросы задавать. Ну, скажешь, что решил освоить экстремальное вождение и вот решил потренироваться на таком барахле. В случае чего и выкинуть не жалко. А я тебе список комплектующих скину. И, от нечего делать, займусь модернизацией.

Антон почесал рукой затылок и сказал, как будто что-то вспомнив:

— Только покупай все в разных местах и доставку делай в контейнерах. А то слишком уж это будет подозрительно.

Дик вопросительно посмотрел на Антона.

— Закупка комплектующих подозрительна?

— Нууу, да. Они несколько специфичны, — и перебросил на нейросеть коллекционеру список.

Коллекционер пробежался по списку и проговорил:

— Ничего подозрительного не вижу. Правда, я не силен в этих маркировках. Только вот, если ты покупаешь комплектующих на сумму в пять раз больше стоимости глайдера, может быть, все же, купить сразу нормальную модель?

— Да не делают здесь ‘нормальных’ моделей! И "Ветер небес" твой — жалкое убожество.

— Хмм? Ты в этом уверен?

— Потом прокачу. Сам увидишь.

— Ну-ну.

— Так, что? Выдвигаемся?

— Вот прямо сейчас?

— А чего тянуть. Раньше сядем, раньше выйдем.

* * *

Разговор с Лодреком Гритти состоялся в его особняке.

Идя в сопровождении охранника (человека) до места встречи с коллекционером, Антон был несколько шокирован. Это сколько же нужно было денег, чтобы только содержать такое поместье? Неужели все старшие родственники этого собирателя древностей, недоедая и недопивая, откладывали кредиты для того, чтобы обеспечить любимому отпрыску возможность заниматься своим делом?

Впрочем, это не столь и важно.

Гораздо интереснее, есть ли у этого разумного то, что так нужно парню?

Дорожки, посыпанные песком, фонтаны, в каждом из которых была установлены скульптурная группа, каменные перила лестниц, мраморные ступени…

Вся обстановка просто кричала о роскоши и богатстве хозяина. Но вот охранник остановился перед невзрачной дверью и показал рукой — проходите.

Антон открыл дверь и вошел в сравнительно скромно обставленный кабинет.

Скромно это на взгляд тех, кто никогда не видел артефактов Джоре и Древних. И не интересовался их аукционной ценой.

На фоне просторного кабинета, не очень большой стол (естественно, старинной работы) выглядел достаточно скромно. Парный столу стул перед ним. Камин, с каминной полкой, на которой стояло несколько предметов, аукционная стоимость которых начиналась от сотен тысяч кредитов. Журнальный столик и пара кресел около камина. Да еще, что-то типа книжного шкафа, из тех времен, когда бумажные книги были в ходу. И за стеклом на несколько миллионов бытовых безделушек Джоре и Древних.

Фраза — скромненько, но со вкусом — тут явно не подходила.

Скорее надо было сказать — не скромно и безвкусно.

Как-то вот не вязались все эти вещи в нечто единое. Не было стиля, что ли, объединяющей идеи. Законченного решения оформителя.

Дорого? Да.

Дорогая работа дорогого реставратора, безусловно, присутствовала.

Стиль?

Нет. Ничего подобного и рядом не было.

Посмотрев на хозяина, восседавшего за столом, Антону сразу пришло земное сравнение — ростовщик. Скряга-ростовщик!

Немного полноватый, круглое лицо с маленькими бегающими глазками и что-то ищущие на столе руки…

Стоп!

Не может такого быть! Что-то здесь не так!

В этот момент оживился Игрок:

— Ментальная атака первого уровня! Блокировать?

— Нет, не надо.

Антон ‘собрал’ ментальный посыл коллекционера, усилил его и отправил обратно.

Лодрек Гритти непроизвольно вздрогнул. Его лицо скривилось и стало заметно, что он борется с собой.

— Вы, что псион? — было видно, что вопрос Гритти сорвался с языка помимо его воли.

— Нет. А вы? — Антон честными глазами посмотрел на коллекционера.

— Нет, нет, что вы. Никаких способностей.

Визави Антона продышался, указал рукой на стул и продолжил. Но уже без ментального давления.

— Мне рекомендовали Вас люди, имеющие в моих глазах определенный вес, как человека знакомого с некоторыми свойствами артефактов.

И замолчал, наверное, ожидая от парня какого-то ответа.

Антон посмотрел на коллекционера и вопросительно приподнял бровь.

Вынужденный продолжить разговор, Лодрек несколько стушевался. Все в этом общении пошло с самого начала не так, как он себе запланировал. Странный специалист по артефактам, похоже, был отнюдь не слабым псионом, поскольку обычно все, кто приходил к нему, после его ментальной обработки становились кроткими и послушными и выбалтывали всё, что знали и не знали. А этот даже не ‘почувствовал’ его атаку.

— Мне… мммм… нужно проверить некоторые свойства… моих артефактов. И я хотел попросить Вас… помочь мне с этим.

— То есть Вы хотите предложить мне работу?

— Нуууу… в некотором роде. Как мне сказали, Вас интересуют вещи… Древних. И я готов рассмотреть вопрос об оплате этими вещами.

— Все дело в том, что моя работа стоит достаточно дорого. И интересуют меня не любые вещи, а только определенные. И только в том случае, если они мне подойдут.

На слова Антона, Гритти стал ‘скисать’. И, по мере завершения фразы, его лицо становилось все ‘кислее’. Обычно он диктовал условия, и никогда не просил. А сейчас пришедший специалист, как-то неуловимо смог сделать так, что он, Гритти, просит, и просит как-то угодливо.

Все же сумев взять себя в руки, коллекционер продолжил:

— Мне бы хотелось для начала убедиться в том, что Вы действительно являетесь специалистом.

— Очень правильный подход. А мне, в свою очередь, хочется убедиться в том, что я не напрасно теряю с Вами время. Поэтому, хочу продемонстрировать свои умения на том, что меня интересует.

Антон замолчал, и Гритти был вынужден спросить:

— И что же Вас интересует?

— Искины.

— Искины? В каком смысле?

— В смысле получить за мою работу, в качестве оплаты, артефакт Древних, который называется ‘искин’.

— Да, но позвольте! У меня нет искинов на продажу. Все что есть, входит в мою коллекцию и не продается. И потом, стоимость искина совершенно не сопоставима с той работой, которую Вы можете сделать.

— Вы так думаете? Ну, что ж, я вижу у Вас на столе карточку. Это, наверное, Ваше последнее приобретение?

Лодрек с придыханием взял в руки пластиковую карточку, которую он приобрел месяц назад и все никак не мог отойти от волнения за ее ценность.

Ее ценность измерялась не в деньгах. Хотя за нее и пришлось схватиться с Крентом Жюри. Черт побери, сто пятьдесят тысяч кредитов! Неплохие деньги за стихотворение.

Ценность этой карточки была в том, что на ней было отпечатано одно из немногих сохранившихся стихотворений неизвестного поэта.

А то, что это поэзия, не было никакого сомнения. Сам стиль написания на неизвестном языке. Красивые вычурные буквы, ровные строчки.

Поэзия. Несомненно.

И экспертиза. «Государственный институт предметов культуры Ушедших» выдал свое экспертное заключение. А с этим документом считались. И никто, никогда не оспаривал его.

— Вы позволите? — Антон протянул руку и раскрыл ладонь.

Лодрек крайне аккуратно положил карточку на ладонь парню.

— Осторожно. Это редкий экземпляр.

Антон повертел карточку в руках.

— А не скажете мне, во что Вам обошлась эта экзотика?

Коллекционер пожевал губами и произнес:

— Вообще-то, в наших кругах, не принято говорить о деньгах применительно к предмету культуры.

— Но ведь этот предмет ‘культуры’ Вы купили? Меня просто интересует сумма.

Лодрек вздохнул и нехотя произнес:

— Сто пятьдесят тысяч.

— Хорошие деньги…

Антон что-то сделал, и карточка в его руках заиграла голографическим текстом.

— Что это? Как? Вы что знаете как его оживить? — коллекционер взволнованно протянул руки к карточке, но парень отодвинул ее чуть дальше и спросил:

— Вы знаете имперский?

— Ннеет. Дайте!

— Минуту. В таком случае я переведу Вам то, что здесь написано.

— Да-да! И что там за слова?

— Здесь написано: «Инструкция по пользованию бытовым утилизатором».

Парень встал и бросил карточку коллекционеру. Пока она летела к нему в руки, голографический текст погас, и на поверхности карточки опять проступили простые буквы.

— Хорошие деньги… за инструкцию к смывному бачку.

* * *

Антон шел от Лодрека… и думал.

Ну, вот зачем он поддался искушению и показал этому… недоумку (хотя, быть может, это была всего лишь маска), как можно активировать артефакт.

А самое главное это то, что достичь поставленной цели так и не удалось.

И в чем был смысл всего этого представления? Чего в итоге он достиг?

Засветил свои возможности? Показал знание языка Древних? Зачем?

Нет, ну можно конечно провести пиар акцию и ‘раскатать’ Лодрека в хлам, перед такими же коллекционерами.

Купил пластиковую карточку со ‘стихами’ неизвестного поэта Древних, которая на деле оказалась инструкцией к унитазу.

Смешно? Да не то слово.

Но, после того, как волна эйфории от прокола известного коллекционера сойдет, непременно встанет вопрос: а кто это смог прочитать текст на этой карточке? Кто это такой умный?

Оспорить заключение признанного всеми института, занимающегося культурным наследием Древних, смог? А чем он это может доказать?

А давайте-ка посмотрим поближе на этот ‘раритет’, который знает язык Ушедших.

И ‘пригласят’ Антона на ‘собеседование’.

А после такого ‘собеседования’ ‘положат’ его на ‘полку’ к другим артефактам Древних и будут досконально исследовать, и искать возможность использования…

Да! Дурость не лечится!

А собственная дурость и диагностике не поддается.

* * *

И какие действия теперь нужно сделать, чтобы приблизиться к решению стоящей задачи?

Остается только одно. Искать пути в место хранения коллекции артефактов. То есть государственную структуру. А здесь столько подводных камней, что мама не горюй!

Просто попасть в это место не получится. А получить доступ к хранилищу…

Можно, конечно, устроиться на работу в эту лабораторию. Каким-нибудь лаборантом, грузчиком или, на худой конец, дворником.

Хотя, какие там дворники и грузчики? Здесь же все делают дроиды. Значит, только тем, кто должен выполнять работу, на которой нужно думать и самостоятельно принимать решения.

Лаборант? Или кладовщик!

Вот! Кладовщиком в хранилище артефактов было бы классно устроиться. Сразу и доступ к артефактам, и возможность отобрать нужные…

Только вот есть одна мелочь. Даже не мелочь, а так мелочишка.

Наверняка, все сотрудники этого богоугодного заведения находятся под постоянным контролем СБ. И перед тем как принять решение об их лояльности (еще до того, как сотрудник получит допуск на территорию объекта), сотрудников наверняка ‘просвечивают’ самым ‘мелким’ рентгеном. В смысле выясняют всю их подноготную. До седьмого колена включительно. А может быть и двадцатого.

И всякие темные личности, которые вдруг изъявили желание потрудиться на ниве пересчета государственного добра, и имеющие даже не черные, а серые пятна в своей биографии, просто отвергаются с ходу. Без объяснения причин. И попадают под негласное наблюдение СБ.

Да и потом, если даже удастся ‘состряпать’ подходящую биографию и попасть на работу в лабораторию, сразу получить доступ в режимные зоны не получится. Таких сотрудников, наверняка, проверяют еще и еще раз, перед тем, как предоставить допуск.

Да и потом, не идиоты же там сидят. Одному сотруднику попасть в особо контролируемую зону наверняка не получится. Будет сопровождение, которое не спустит глаз с его шаловливых рук до самого окончания присутствия в ‘режимке’.

Да и на выходе, разных сканеров, небось, напихано, как грибов после дождя.

Так что, устроиться на работу в лабораторию, и несколько десятилетий, проявляя святую преданность идеалам империи, ждать допуска в закрытое хранилище — нонсенс.

Должен быть другой вариант.

* * *

За этими размышлениями парень дошел до летнего кафе и устроившись за столиком продолжил свой анализ.

Ну, хорошо.

А если подкупить сотрудника? И через него попробовать получить желаемое.

Сделать нечто внешне похожее на артефакт Древних не проблема.

Но!

Опять остаются нерешенными вопросы с вносом и выносом артефактов. Да и в случае обнаружения такой замены, однозначно будет расследование СБ. А чем оно может закончиться, одному богу известно.

Да и сработать такая подмена может только один раз. А если потребуется получить еще один ‘экспонат’?

А ‘рубить’ концы, в этом случае, придется без вариантов. А это труппы и опять лишнее внимание полиции и СБ.

А вот, если…

Налет!

Да, налет на лабораторию!

В этом случае можно вынести практически все. А потом в спокойной обстановке выбрать то, что заинтересует.

А налета на лабораторию ведь и не ждут. И это может, да что там может, должно сработать.

Вот только опять ‘но’.

Одному такое дело не провернуть.

Можно, конечно, прилететь на "Тени" и устроить грандиозный переполох. Но переполохом все и закончится. Поскольку, где находится само хранилище и как осуществляется в него допуск, достоверно неизвестно.

А значит, нужен информатор.

И помощники. Которые могут отвлечь на себя охрану и дать возможность ‘пошарить’ в хранилище.

А для этого нужны связи с местными.

Местными авторитетами.

Парень отставил чашку куафе и задумчиво устремил взгляд в бесконечность.

«И вот здесь у нас пусто. Никого на этом поприще мы не знаем. А это требует получения информации о местных раскладах.»

— Игрок!

— Слушаю.

— Надо получить доступ к полицейской информации. Интересуют основные игроки на криминальном рынке.

— Нужно сменить место расположения. Здесь слишком мало возможностей войти в сеть полиции. Лучше переместиться в город на оживленные улицы.

— Хорошо. Да! И еще нужны наемники. Информация по самым отмороженным.

— Принято.

* * *

Чтобы ‘выйти’ на полицейскую сеть, пришлось совершить перелет в город.

Купленный глайдер вел себя хорошо. Да и по-другому быть просто не могло. Все же модернизации амеб-дроидов существенно изменили его параметры. Да и искин теперь имел совершенно иные программы.

Так что, через пару часов, Антон находился уже в городе и неспешно прогуливался по центральным улицам. Старательно делая вид, удивленного городскими реалиями, деревенского жителя, парень подолгу рассматривал витрины, пялился на местные достопримечательности и просто сидел в парках и скверах.

А Игрок, через искин глайдера, искал информацию.

— Антон! По данным полиции нас могут заинтересовать два человека. Бо Брауер и Дени Карпозо. Первый занимается, в основном, незаконной торговлей артефактами. Второй — торговлей ресурсами, полученными в результате налетов на места хранения. Оба имеют значительные вооруженные формирования и развитую сеть информаторов. Но полицейские досье на них сравнительно ‘чистые’. И формально их невозможно привлечь к ответственности.

— А что по наемникам?

— Есть три команды особо ‘отмороженных’. Они берутся за любую работу. Но есть некоторый негатив на них в полицейских досье. И мне кажется, что договориться с ними не удастся. По крайней мере, от ‘грязной’ работы на планете, они могут отказаться.

— Выбери наиболее ‘чистых’. Попробуем поговорить с ними.

— Антон! Есть еще одно предложение. Бо Брауер и Дени Карпозо не пойдут на контакт с незнакомцем. Можно попробовать обратиться к Рэку Бонзо и поговорить с ним. Не исключена вероятность, что он знаком с кем-то из них и сможет дать рекомендацию.

— Хорошо. А что-нибудь выяснить по лаборатории возможно? Особенно интересует хранилище.

— Информации в сети немного. Нужно время на ее поиск.

— Приступай. А я пока подумаю, о чем поговорить с Бонзо.

* * *

Официально "Наследие" не существовало.

То есть, нет, существовало, но существовало виртуально.

Был официальный сайт, на котором рассказывалось, что есть такая организация и ее задачей является изучение наследия Древних. Но это было, собственно, и все.

Никакой информации о месте размещения самой лаборатории, проводимых программах, достигнутых результатах… Ничего этого не сообщалось.

То есть, организация официально заявлена как существующая, а где она находится неизвестно.

Была, правда, на сайте указана электронная почта.

И как было сказано на почтовой страничке, для связи с общественностью и получения запрашиваемой информации.

Но никто из знакомых Троя не смог сказать, что знает того, кто получал такую информацию.

Письма с подтверждением того, что обращение получено, действительно приходили. Но рассылал их, скорее всего, почтовый автомат, которые в ответ на запрос выдавал стандартный контрзапрос.

Там просили уточнить цель интереса и вежливо сообщали, что обращение поставлено на контроль и интересант получит ответ в установленный срок. И ответ приходил.

Но, в этом ответе в лучших традициях межзвездного чиновничества, просили еще раз разъяснить цель интереса и для чего эта информация будет использована.

А если интерес оставался, то, в конце концов, интересант получал ответ, что информация предоставлена быть не может, поскольку сама организация такой информацией не владеет.

Так как точного места размещения лаборатории заявлено не было, то все полагали, что военная база, расположенная около Солерси и есть место дислокации загадочной организации.

* * *

Информации о коллекции лаборатории "Наследие", в сети было много.

Много, в смысле рекламных буклетов и ничего не значащих заявлений.

А вот конкретики, на удивление, мало.

Так, в частности, ничего не сообщалось о размере коллекции. То есть, сколько артефактов хранится, какого типа и какой сохранности.

Есть артефакты бытовые, и это самая большая часть коллекции.

Есть артефакты технические и технологические. И есть — военные.

Есть артефакты с хорошей степенью сохранности, а есть только частично сохранившиеся.

Практически это было все.

Да! Был еще каталог артефактов. Но этот каталог никак не связывался с конкретными артефактами, которые находились в хранилище именно этого объекта.

Скорее всего, речь шла о некоем обобщенном каталоге известных артефактов Древних.

Да, по тем голографиям, которые находились в этом каталоге, можно было понять, что некоторое количество искинов было найдено. Особенно Антона заинтересовали искины военного назначения.

По тем неудачным ракурсам, с которых были показаны на голофото искины, понять, насколько представленный образец функционален, было нельзя.

Правда, типы искинов, с некоторой степенью достоверности, определить все же удалось.

Всего в каталоге значилось одиннадцать искинов. Шесть гражданских и пять военных.

И военные искины представляли интерес. Три были центральными искинами военных судов, и два специализированными. Сделать вывод о специализации искинов по голофото было невозможно, поскольку все специализированные искины внешне выглядели одинаково.

А вот центральные искины…

С большой долей вероятности, один из них был снят с линейного крейсера, а два остальных — с крейсеров огневой поддержки.

Но в любом случае, кроме научно-познавательного интереса, эта информация ничего не давала. Поскольку предположить, что именно в этом месте хранится большая часть этих искинов, было невозможно.

Так что, анализ доступной информации, практически ничего не дал.

Оставалась правда слабая надежда на то, что удастся найти информатора из стен лаборатории…

Но, как известно, надежды питают тех, кто на них надеется.

2. 4

Встреча с представителем отряда наемников "Дьяволы ночи" произошла на территории их базы.

Физически развитый мужчина, производил впечатление уверенного в себе человека. Держался непринужденно и, вместе с тем, собранно. В комнате, кроме него, находились еще двое человек, старательно делающие вид, что происходящее их совершенно не касается.

— Меня зовут Арни Таксис и я старший в этом доме. С кем имею честь говорить?

— Мое имя Наниматель. И мне бы хотелось поговорить сугубо конфиденциально.

Таксис хмыкнул.

— А свое настоящее имя Вы нам сообщить не хотите?

— Ну, если Вас интересует мое настоящее имя, то я готов пойти Вам навстречу, и сообщить его — Заказчик.

Таксис опять изобразил, что-то вроде некоторой неудовлетворенности, цыкнув зубами.

— Ладно. Пусть это будет тайной.

Слово ‘тайной’ он произнес так, как будто настоящее имя Антона, было написано у парня на лбу, и он пытался скрыть очевидную вещь.

— Так что Вас интересует?

Начало разговора не понравилось Антону. Как-то излишне самоуверенно и нагловато повел себя этот человек. И эти двое ‘охранников’ не добавляли доверия к оппоненту.

— Я бы хотел предложить Вам работу.

— Цель, время, силы.

— Государственное учреждение. Нейтрализация охраны. Время? Ну, скорее всего утро. А силы рассчитаете сами. Это на ваше усмотрение.

Арни Таксис усмехнулся.

— А вам известно, что нападение на государственную структуру очень сильно не нравится полиции. А если будут похищены ценности, то к расследованию непременно подключится СБ.

— Если я попал в институт благородных девиц, то, наверное, ошибся дверью. И насколько я могу судить, работа Вас не сильно интересует.

— Работа, после которой придется покинуть эту планету, стоит очень дорого.

— Сумма?

— Десять миллионов. На каждого, кто будет участвовать.

— Ну, сумма меня, в принципе, устраивает. А сколько Вас будет — мне безразлично. Можете взять в помощь хоть целый полк. Сумма от этого не изменится.

Наемник оценивающе посмотрел на Антона и проговорил:

— Я так понимаю, что у нас вышло некоторое непонимание.

Двое охранников напряглись и к чему-то приготовились.

— И в чем же? Вы озвучили сумму. Я согласился. А Вы заявляете о непонимании. Поясните.

— Сумма в десять миллионов положена каждому, кто будет участвовать в операции. Это не вызывает вопросов?

— Сумма в десять миллионов будет выплачена только одному. А сколько еще помощников он наберет, мне не интересно. Ах да, еще одно уточнение. Вся сумма выплачивается единовременно. После окончания операции.

Таксис сжал зубы и в комнате отчетливо раздался их скрип.

— Значит так, пацан. Ты отнимаешь наше время, просто болтая ни о чем. Так дела не делаются.

— Наверное, Вы не расслышали, но в начале разговора я представился. А что касается дел, то сейчас мы обсуждаем возможность Вашего участия в операции. И как раз подошли к оценке стоимости Вашей работы. И если Вам кажется, что работа должна стоить больше, то мы не пришли к соглашению. Более озвученной суммы за выполненную работу я платить не буду.

Таксис вскочил со стула и, перегнувшись через стол, навис над Антоном.

— Мы теряем с тобой время, пацан. Поэтому ты должен…

В этот момент наемника парализовало, и он так и остался стоять в этой нелепой позе, вращая глазами.

Сзади сломанными куклами упали двое ‘охранников’.

— Да-да. Я понимаю, что должен получить компенсацию за Вашу невоспитанность и грубость. Вот чип. Переведите на него все деньги, которые есть на Вашем счете. И пожалуйста, побыстрее, я спешу.

Когда Антон покинул территорию базы, на банковском чипе находилась сумма в 836 000 кредитов.

Не очень много. Но, с паршивой овцы хоть шерсти клок.

* * *

Собственно, остался только один вариант.

Нужно выходить на местных криминальных авторитетов и пытаться договориться с ними.

Но, тут прав Игрок. Просто так подойти к авторитету не получится. Точнее подойти то можно, но вот станет ли тот общаться? Это большой вопрос.

Конечно, если его поставить в некие ограничительные рамки, то разговор может получиться. Вот только насколько эти рамки сдержат такого разумного. И насколько разговор получится доверительным?

А определенная мера доверия в этом деле должна присутствовать.

Иначе не удастся выполнить задуманное без накладок. И партнер, подозревая своего напарника, может принять дополнительные меры защиты, которые могут, как сыграть в плюс, так и в минус.

Значит, нужна рекомендация. И такую рекомендацию может дать только тот, кто лично знает авторитета. А это означает, что нужно вспомнить тех, с кем уже приходилось иметь дело. И этот человек должен был остаться доволен прошедшим сотрудничеством. Иначе рекомендация будет совсем не лестной. А значит, и откровенного разговора не получится.

А это можно сделать, только обратившись к старым знакомым. И опять нужен звонок другу.

Игрок, через искин глайдера вышел на межсистемную связь и когда абонент на той стороне линии ответил, Антон произнес:

— Рэк! Добрый день. Помните меня?

— Антон! Конечно. У тебя какие-то проблемы? Я вижу звонок из другой системы.

— Нет-нет. Проблем нет. Мне просто хотелось бы получить рекомендацию от Вас. Если, конечно, Вы знаете этих людей?

— И кто тебя интересует?

— Бо Брауер и Дени Карпозо с Лесании. Знаете таких?

— Мммм… Брауер, это не тот, который промышляет артефактами?

— Да. Есть за ним такой грешок.

— Ну, это не грешок. Это вид бизнеса. Его знаю. А второго не могу вспомнить. Не напомнишь род его занятий?

— Да, почти то же, что и у Вас.

— Мммм… Нет. Не сталкивались. А что тебе нужно?

— Если бы Вы смогли порекомендовать меня Брауеру, то это было бы хорошо. А особенности дела мы оговорим с ним лично.

— Я, конечно, могу ему позвонить, но имей в виду, что человек он очень недоверчивый. И может не принять мои слова на веру.

— Ну, вера в моем деле и не нужна. А вот представить меня, чтобы он пошел на контакт, будет очень неплохо.

— Хорошо, я попробую поговорить с ним. Как тебе сообщить о разговоре?

— Вот адрес почты. Как переговорите, скиньте сообщение.

— Это все? В наши края не собираешься?

— Да, все. А посетить Ваши места, наверное, придется. Может быть не так скоро, но думаю, что приеду.

— Хорошо. Тогда жди сообщения.

* * *

Встреча с Брауером состоялась через день, после сообщения Бонзо.

Понимая, что с местными лучше держаться поосторожней, Антон одел скаф и, прицепив к бедру "Малыша", сел в глайдер.

Как парень и думал, такой человек должен был проживать в достаточно комфортных условиях. Поэтому не сильно удивился, когда загруженный в автопилот маршрут, привел его к достаточно большому поместью с огромной гостевой стоянкой.

Не успев выйти из глайдера, Антон был окружен вооруженной охраной, которая проверив его личность, предложила оставить оружие у них.

Так как оружием, которое можно было идентифицировать, оказался парализатор, то "Малыш" перекочевал в руки охраны. Никакого внимания на турели скафа охрана не обратила, наверное, посчитав их за экзотические украшения. Да и сам скаф вызвал только презрительную усмешку, поскольку не производил впечатления чего-то слишком защищенного. Там более, что внешняя маскировка была настроена на пилотский комбез Содружества.

А особенно охрану рассмешили перчатки.

Ну да, все это было, на самом деле, хорошо. Недооценка противника всегда соседствует с потерей бдительности, а значит, дает дополнительный шанс оппоненту. А как еще повернется беседа… Бабушка и не знает. Все-таки Антон лез в пасть, если и не тигру, то его местной разновидности точно.

Проследовав за беспечно ведущим его охранником, парень оказался в гостевых апартаментах.

А вот здесь, в отличие от богатого особняка Гритти, всё было совсем по-другому.

Дизайнер или местный оформитель, не просто заглянул в этот дом на минутку, а явно отработал здесь оброк (ну, или местную барщину).

Обстановка была настолько гармонична, что Антон просто залюбовался. И обои, и шторы, и мебель… Да все было подобрано так, что производило впечатление неброской роскоши. И во всем этом не было кричащего ощущения богатства. Хотя последнее и чувствовалось в каждом предмете.

— Что, нравится?

Парень обернулся и увидел пожилого, достаточно подтянутого мужчину, который незаметно вышел из двери и сейчас смотрел на него.

— Неплохо. Гармонично. Только вот не знаю куда присесть.

— А здесь и негде. Говорить будем в кабинете. А что это на тебе? Ничего поприличнее не нашлось?

— В смысле?

— Ну, если уж ты одел комбез, то мог бы одеть что-нибудь и получше.

— Да нет у меня ничего лучше. И этот совсем не плох.

Мужчина хмыкнул и показал на дверь, из которой вышел.

— Проходи.

За дверью оказался кабинет. И стиль этого кабинета разительно отличался от стиля гостевых апартаментов. Сугубо деловой. Ничего лишнего.

Указав на стул перед столом, хозяин сел в кресло с другой стороны стола.

— Ты искал встречи со мной. Я слушаю.

— Я хочу предложить вам принять участие в одном деле.

Антон замолчал и стал ждать реакции на свои слова.

— Откуда ты знаешь Бонзо?

— Некоторое время назад пришлось поработать вместе. Потом разошлись.

— Он отозвался о тебе хорошо, но для меня его слова мало что значат. Мы не работали вместе, а только пересекались в паре дел. Поэтому я хочу знать — кто ты? И что умеешь?

— Пилот, инженер, техник, медик. Знаком с охранными системами.

— Ты не ответил на вопрос.

— А какого ответа вы ждете? Я что должен рассказать свою биографию с рождения?

— И это тоже. Я не работаю с незнакомыми людьми.

— В таком случае у Вас есть простой выбор. Либо поверить рекомендациям Бонзо, либо сказать друг другу прощай. Моя биография — мое личное дело. А оно никого не касается.

— И при этом ты просишь помощь?

— Я не прошу. Я предлагаю дело. И Ваше право согласиться или отказаться.

Авторитет помолчал, разглядывая Антона, и сказал:

— И что за дело?

Теперь Антон молчал и рассматривал человека, который сидел в кресле напротив него. Тот ничем не выражая своего интереса, ждал ответа.

— Нужно отвлечь охрану на одном государственном объекте.

— Что за объект?

— Объект, расположение охранных систем, время операции и прочие подробности я расскажу, когда получу принципиальное согласие.

— Вот как. Сделай то, не знаю что. И при этом дай на это согласие.

— Нет, не так. Я хочу получить Ваше принципиальное согласие на то, что Вы готовы участвовать в деле. Если согласия нет, нет и разговора об операции.

— Так может, ты захочешь, чтобы мы захватили семью императора. А в таких делах я не участвую.

— К императору у меня нет претензий.

— Хорошо. Какая оплата за эту работу? Сколько охраны на объекте? Какие силы нужны, по твоему мнению?

— Оплата возможна артефактами или деньгами. Общая сумма на эту операцию десять миллионов. Охрана составляет до взвода пехоты. Несколько охранных дроидов. Но важно время выполнения операции. Потому что, если времени будет потрачено много, то могут прибыть дополнительные силы полиции и армии.

Авторитет молчал, что-то соображая. Антон ждал реакции на свои слова.

— Деньги за работу вперед. Всю сумму. Я тебя не знаю. Может быть, перед самым началом операции ты меня подставишь. Или исчезнешь. А искать тебя и выбивать долг, неблагодарное занятие.

Антон улыбнулся. Он понял, что авторитет не хочет участвовать в операции. Но поиметь деньги с лоха, он готов. Поэтому, следующим шагом, будет попытка запугать Антона.

— Возможен аванс перед началом операции. Не более 10 процентов. И только в том случае, если оговоренные силы займут свои позиции и будут готовы к действию.

— А после проведенной операции ты скажешь, что денег нет и платить нечем. Нет. Деньги до начала операции, — стоял на своем Брауер.

— Какие гарантии с Вашей стороны?

— Мое слово.

— В данной ситуации Ваше слово не стоит и кредита. Как дали, так и возьмете обратно.

— Так. Мне понятно, что ты не готов обсуждать операцию. Предложений я не услышал.

— Значит, не договорились. Что ж было приятно с Вами познакомиться.

Антон встал и собрался выйти.

— А если я сообщу в полицию о некоем парне, который замышляет государственное преступление?

— Сообщите. А также не забудьте сообщить о том, что Вы готовились участвовать в этом преступлении, но Вас не устроила сумма.

— А ты думаешь СБ не обрадуется такой информации?

— А какой информацией Вы собираетесь с ними поделиться? Что кто-то пришел к Вам, и предложил сделать то, не знаю что?

— То есть, ты делаешь вид, что ничего не боишься?

— То есть, я делаю вид, что могу сообщить в полицию и СБ, гораздо более интересную информацию.

На нейросеть авторитета пришел пакет данных.

После быстрого ознакомления с присланным сообщением, Брауер слегка побледнел. В этом пакете данных содержалась информация обо всех операциях его самого и его людей за последние два года. Где парень взял столь подробный расклад, авторитет не мог понять. Многие данные были и ему не известны.

А самым противным в этой информации было то, что были перечислены все его счета. Полностью. До последнего кредита.

Сам Брауер и не знал, что, совсем недавно, сумма его личных активов превысила миллиард кредитов.

— По Вашему задумчивому взгляду, я понимаю, что не все было известно даже Вам. Так что, если Вы хотите чтобы этот документ не попал в полицию, то советую держать рот на замке.

— Ты мне смеешь грозить? Мне? Бо Брауеру?

Антон повернулся к зарвавшемуся авторитету, и сказал:

— А ты кто такой?

Брауер начал судорожно дышать. Ему явно не хватало воздуха.

— Что ты можешь?

Руки авторитета начали массировать горло, но лучше от этого не стало.

— Ну да! Ведь у тебя слабое сердце. И совсем плохое здоровье.

Несколько мгновений назад жизнерадостный и полный сил мужчина менялся на глазах. Вот на веках появились синие круги, вот руки пошли пятнами… Он попробовал кашлянуть и выплюнул сгусток крови.

— Прощай Бо! Передавай привет всем тем, кто ждет тебя там.

Авторитет покачнулся и упал грудью на свой стол. Но тело не удержалось в такой позе и стало сползать на пол.

Антон не стал дожидаться завершения драмы и через гостевые апартаменты вышел на улицу.

И на улице увидел охранников, которые встречали его у глайдера. На бедре одного из них был закреплен "Малыш".

— Верните оружие.

Охранники, заметив парня, решили устроить ему банальную коробочку. Они разошлись веером и стали заходить на парня с трех сторон.

Антон повторил:

— Оружие, — и протянул руку в сторону охранника.

Дружный смех всех охранников стал ему ответом.

Ну да, их ведь больше. Видимо охранники получили приказ босса не отпускать парня, и сейчас решили поразвлечься. Да и что может сделать какой-то шкет, в пилотском комбезе, против троих здоровых мужиков.

Тот мордоворот, у которого был парализатор Антона, засмеялся и схватил "Малыша", в попытке сымитировать выстрел в парня. Тут же получил разряд и свалился на землю.

Двое оставшихся, достав дубинки, попробовали броситься на Антона. Но он, как показалось охране, откуда-то вынул ножи и, крутнувшись на месте, отступил.

Оба охранника разом схватились за шею и стали зажимать ее, стараясь не дать вылиться крови, которая проступала сквозь пальцы.

Антон телекинезом подобрал "Малыша" и направился к своему глайдеру.

* * *

«Вот опять произошло то, чего совсем не хотелось.

Опять оборвалась линия, которая в конечном итоге должна была привести к решению поставленной задачи.

Эх! Значит, надо использовать резервный вариант. Нужен контакт со вторым авторитетом.

А никакого ‘выхода’ на этого человека и нет.»

Антон сидел в летнем кафе и предавался ничего неделанию. Да и что делать? Пока нет никаких идей.

Надо как-то разрешать вопросы, а для этого нужно придумать варианты.

А самые действенные варианты… это максимально простые.

Значит нужно взять… и просто прийти к авторитету домой.

Выгнать, конечно, может. Или говорить не станет. Охрану натравит. Кричать будет. Откажется от сотрудничества. Или еще чего-нибудь сделает…

Да, так можно сидеть, и предаваться меланхолии, долго. А надо действовать.

Парень встал и пошел в сторону стоянки глайдеров.

Около его глайдера крутился какой-то тип. Он что-то пытался рассмотреть за стеклами, обходил глайдер по кругу, приседал, и пытался заглянуть под днище.

А потом произошло совсем странное. Неизвестный вытащил какой-то прибор и установил его под днище машины.

Конечно, все, что проделал этот типчик, Антону сообщит искин. Потом, когда парень сядет в глайдер и приготовится к полету. А этот любитель чужих секретов уже уйдет.

Антон накинул на неизвестного удавку и резко сжал невидимую петлю.

Не успевший встать с колен чужак, рефлекторно дернул рукой за установленный им прибор и схватившись за горло, захекал. А коробочка прибора запрыгала по плитам стоянки.

Антон подошел к неизвестному и присел перед лежащим в тени глайдера чужаком.

Типчик, увидев парня, попробовал вскочить, но силовой захват Антона крепко прижимал его к земле. Тогда он сунул руку за отворот куртки и попытался достать оружие.

Парень своей рукой прижал руку неизвестного, а другой вытащил на свет божий… игольник "Скинт".

По-местному скинт, а по-русски — дрозд. Птичка такая. Оружие спецагентов. Предназначено для скрытого ношения. Снаряжается исключительно парализующими иглами крупного калибра. Каждый ‘клевок’ такой ‘птички’, уверенно пробивает броню скафа, до третьего класса защиты.

— Ты кто такой?

Типчик лежал на земле и пытался вывернуться из захвата. Его глаза бегали, как у нашкодившего кота.

— Сам скажешь или тебя заставить?

— Отстань. Я на задании.

— О как! И кто же тебе дал задание?

— Отпусти! Это полицейская операция.

— Ах, полицейская. И какая же полицейская сволочь решила поиграть с моим глайдером?

— Я не знаю. Мне было приказано установить маяк на этот глайдер.

— Кто приказал?

— Не знаю. Я получил задание по спецканалу.

— И что было в этом задании?

— Кто-то убрал Бо Брауера. Там видели этот глайдер. Мне приказали установить маяк, чтобы узнать кто его хозяин.

— Да что ты говоришь? Глайдер официально куплен, и его данные есть в регистрационной базе. Говори правду.

Антон ментально надавил на типчика. Тот пытался сопротивляться, но долго противится не смог. И стал говорить.

— Это приказ Дени Карпозо. Мне нужно выяснить, кто это смог ‘раскатать’ Брауера.

— И как ты меня нашел?

— У Брауера есть информатор Карпозо. Он видел глайдер и описал его.

Антон приложил типчика кулаком между глаз и забросил в багажное отделение глайдера.

— Ну что ж. Раз нас так настойчиво приглашают на посиделки, грех отказываться.

Вот и появился ‘официальный’ повод ‘поговорить’ с Карпозо.

Теперь и придумывать ничего не надо, а надо просто зайти в гости.

* * *

Дени Карпозо обычно возвращался домой достаточно поздно. Дел у такого занятого человека было много и ни одно из них нельзя было оставить на помощников.

Вот и сейчас, пришлось долго ‘проверять’ деятельность одного из бригадиров, решившего, что если понемногу отнимать у босса, то босс этого не заметит. Да и завершение разговора, стало несколько ‘грязным’. И это изрядно расстроило Дени.

Пришлось даже заезжать в чистку, чтобы привести одежду в порядок.

Но сейчас, настроение уже окончательно восстановилось и довольный собой Карпозо, высадившись за квартал от дома, шел пешком, насвистывая легкий мотивчик.

Охрана привычно плелась позади. Да кто же рискнет напасть на него в квартале, где почти все дома его собственность?

Осталась пара домиков друзей детства, которых Дени решил оставить для того, чтобы было к кому зайти. Все же если совсем всех ‘выселить’, то будет ужасно скучно жить.

В доме никого не было. Не любил Дени людей. В смысле не любил людей, которые шатались по дому и создавали шум.

Во-первых, Карпозо любил тишину и плохо переносил ее отсутствие. Шум расстраивал его и навевал плохое настроение. Все это было связано с воспоминаниями детства и юности. Слишком бурных и слишком громких.

Во-вторых, шум мешал сосредоточиться и обдумать дела, которые предстояло сделать.

Ну и, в-третьих, шум маскировал присутствие в доме посторонних. А посторонние могли прийти только по одному поводу. А давать посторонним даже самый мельчайший шанс, Дени не хотел.

Привычно положив одежду в корзину при входе (дроиды почистят и уберут), Карпозо прошел в комнату и… остолбенел.

За его! столом сидел неизвестный парень и развалясь в его! кресле, пил напиток из его! бара.

— Привет! — произнес неизвестный с легкой улыбкой на лице.

— Я вижу, мое присутствие совсем не радует Вас? Зря. Я собственно по делу. И если отставить в сторону Ваш несколько излишний интерес к моей персоне, то нам есть, что обсудить.

Ступор Дени мог бы продолжиться еще некоторое время, но этот парень указал рукой на диван и проговорил:

— Присаживайтесь. В ногах правды нет.

Дени, как механизм, прошел к дивану и сел. Он все еще никак не мог понять, как этот странный неизвестный вошел в его дом, миновал самую навороченную систему охраны, и, так незаметно и тихо (ну, очень тихо), сидел в кресле около стола. Мираж… наверное.

— Собственно, если Вы будете молчать, то наш разговор может свестись только к моему монологу, а мне бы этого не хотелось.

Наконец Дени отпустило.

— Вы кто?

— Я тот, за кем Вы послали следить своего шныря. Кстати он там, в ванной. Шумный какой-то. Пришлось его несколько успокоить.

— А… как Вы попали сюда?

— А разве это не Вы решили меня пригласить? Ведь когда я спросил Вашего… даже и не знаю, как его определить… человека, он с гордостью сообщил мне, что послан передать мне приглашение в Ваш дом. Или я что-то неверно понял?

И тут Карпозо засмеялся. Он наконец-то понял, что его просто провели. Его же методом. И Пиявка, который сейчас лежит в ванной (может быть еще живой), сам рассказал этому парню, кто им интересуется.

* * *

— И что же ты хочешь? — авторитет опять изучающее посмотрел на парня.

— Мне нужна помощь. И эта помощь будет оплачена. Но оплата будет только тогда, когда будет выполнена работа.

— И каков характер работы?

— Отвлечение охраны от выполнения ее функций на одном государственном объекте.

Авторитет задумался.

— Значит, чисто силовая акция. И сколько человек тебе нужно?

— Оценить силы нам предстоит вместе. Но на самом объекте может быть до взвода охраны. И самое неприятное, что если проявить излишнюю настойчивость, то может прибыть подкрепление. А это полиция и армия. Но, собственно, никакого активного вмешательства не требуется. Нужно именно отвлечь внимание охраны. И при этом не переходить определенную грань.

— То есть, проникать на объект не надо? И штурмовать его тоже не надо?

— Да. Именно так. Возможно, даже не придется вести перестрелку с охраной. Нужно, чтобы охрана отвлеклась на некоторое время от выполнения своих функций.

— Как долго?

— От десяти минут до получаса.

— И что это за объект?

— Вы согласны участвовать? И взять на себя задачу отвлечения охраны?

— Я думаю, что если всё, так, как ты говоришь, то наше участие возможно.

Антон улыбнулся.

— Если мы приходим к соглашению, то говорим твердо — да, я участвую. Если не приходим, то говорим — нет. В любом случае мне нужен четкий ответ. Тогда мы переходим к деталям.

— Хорошо. Мы участвуем. Что за объект?

— Лаборатория "Наследие".

Далее последовала немая сцена. Наверное "Ревизор" был любимым произведением всех тех, с кем Антон начинал разговор.

— Ты что, хочешь стащить у них артефакты?

— А как вы догадались? — с вопросительной миной на лице спросил Антон.

— Я… Нет… Хмм. Ну, ладно. Так ведь…

— Что-то не так?

— Да нет. Но ты знаешь, что там очень серьезная охрана? И кроме людей там полно дроидов.

— Мне это известно. Но, как я и говорил, штурмовать сам объект не надо. Нужно, чтобы охрана подтянула все свободные силы к месту конфликта. На штатных местах останутся только те, кто не должен покидать свой пост. И это меня полностью устраивает.

— Значит, у тебя уже есть план?

— У меня есть план и примерные прикидки по операции. И если у Вас есть время, то я готов все это обсудить.

* * *

Лаборатория по изучению наследия Древних располагалась в гористой местности.

Это, если все же верить в местные легенды и ассоциировать лабораторию и военную базу, как единое целое.

Недалеко от места размещения лаборатории находился городок Солерси, от которого было проложено шоссе до открытой парковки около лаборатории. Весь транспорт, на котором прибывали сотрудники и посетители, должен был оставаться на этой парковке. Исключений не было.

Полеты на глайдерах от города до лаборатории были запрещены, поэтому передвигаться можно было, только ведя глайдер на высоте не более метра от дороги, благо покрытие это позволяло. Все это выглядело, конечно, несколько странно, но такие меры безопасности считались необходимыми.

А вот спецтранспорт, на котором перевозились грузы и материалы для деятельности лаборатории, мог двигаться и по воздуху, но при этом должен был строго соблюдать выделенный коридор и любое отклонение от обозначенного маршрута, тут же вызывало реагирование охраны.

Сама территория лаборатории была обнесена сплошным забором, высотой более пяти метров, поэтому определить, что спрятано за ним, было достаточно затруднительно. И конфигурация этого ограждения была сделана так, что рассмотреть территорию с какой-нибудь горы или возвышенности, было нельзя. Просто потому, что все объекты, с которых мог открыться вид на внутреннее устройство территории, были срыты. А лес полностью выпилен. Правда, на месте леса были разбиты лужайки…

А в тех местах, где этого не было сделано (мешали речка и пара озер) была соответственно увеличена высота забора.

Поэтому, для того чтобы понять, как устроена система охраны, пришлось искать варианты, чтобы рассмотреть территорию с воздуха.

Самым простым вариантом Антон посчитал использование полицейских спутников. Полиция имела собственную сеть таких зондов, которые теоретически покрывали своими ‘глазами’ всю территорию планеты.

И тут его ждал первый облом.

На поверхности планеты существовали несколько зон, которые не просматривались полицейскими спутниками. В том числе и зона лаборатории.

Значит, нужно было искать другой вариант. Ведь оставить территорию лаборатории без пригляда из космоса не могли, а, следовательно, за эти ‘глаза’ отвечал кто-то другой.

И этих других было всего двое. Конечно, теоретически мог существовать и еще кто-то, но он совершенно точно подчинялся или координировал свои действия с этими двоими — СБ и Флотом.

Лезть в сеть СБ и искать спутники, парень пока не стал. Это можно было сделать и позже. Тем более, что у него был способ, которого не имели прочие злоумышленники — дроиды Древних. А в связи с тем, что он взял с собой дополнительный комплект, можно было и пожертвовать ими, если будет такая необходимость.

Поэтому, после некоторой подготовки, Антон располагал голографиями территории лаборатории и сканом окружающей местности.

И эта информация совсем не порадовала.

И это был облом номер два.

* * *

Лаборатория "Наследие" была защищена даже лучше, чем любой другой военный объект.

Три кольца обороны.

Первое кольцо начиналось сразу за забором.

Полоса отчуждения, которая простиралась на 500 метров. Следом за полосой шла силовая стена "Броня-50", которая в активном режиме могла подниматься до 300 метров. Ближайшим аналогом этой силовой стены были щиты линкора. Установки ПВО, как стационарные ("Бульдог"), так и мобильные ("Плевок"). Автоматические стационарные турели ("Ураган КЛП") — лазеры и плазма. Сканеры, с дальностью действия до 50 километров.

Второе кольцо состояло из минных полей, шириной метров 100. Но используемые мины были из категории ‘умных’. Автоматические мобильные установки "Крот" и "Панцирь" для борьбы с наземными и воздушными целями. Соответственно, плазма и лазеры. Парные посты охраны из людей, совершающие обходы так, чтобы все время находиться в поле зрения друг друга. И… еще одна силовая стена "Броня-50".

Третье кольцо выглядело как последний рубеж обороны: капониры, для размещения мобильных постов из людей и дроидов, стационарные траншеи, по которым могут перемещаться мобильные комплексы…

Собственная энергостанция и резервные генераторы, находящиеся в горячем режиме, оставили явные тепловые следы на термографии. Причем, по характеристикам этих следов, было понятно, что все энергооборудование размещено под землей.

А вдобавок, прилегающую к внешнему забору территорию лаборатории, патрулировали дозоры из сотрудников полиции (или тех, кто выглядел как полиция)…

Жуть…

Похоже, тот, кто проектировал эти оборонительные рубежи, всерьез рассчитывал на лобовой штурм.

И, как минимум, несколькими штурмовыми дивизиями.

* * *

А, собственно, сама территория лаборатории была относительно невелика. Площадка размером метров пятьсот на пятьсот с десятком зданий на ней.

В центре площадки располагалось самое большое здание высотой в два этажа.

Режим на этом объекте был достаточно строгий. Все кто прилетал (приезжал) на глайдерах, оставляли их на внешней парковке. Затем проходили внутрь КПП и колесным транспортером доставлялись до центрального здания. Причем, посадка в этот колесный транспортер, происходила внутри КПП.

Затем они заезжали внутрь большого здания через ворота и все.

Пропадали там на десять часов.

Вечером этот же колесный уродец, выезжал из ворот самого большого здания, довозил людей до КПП и вся толпа, рассевшись по своим глайдерам, отправлялась в городок Солерси.

Никаких шатаний персонала по территории не было. Никто не гулял или выходил подышать свежим воздухом.

Приехал, довезли до места, поработал, отвезли до парковки и домой.

Единственным исключением из правил были редкие проходы охраны по территории, которые они совершали достаточно регулярно.

Вообще, стоит отметить, что никаких переносов оборудования, сопровождения сотрудников охраной или прочих шалостей на объекте не было.

Изредка, небольшой колесный крытый транспорт (наверное, разъездной вариант большого уродца) выезжал из центрального здания и, проехав по территории, скрывался под крышей какого либо из зданий.

* * *

Все это заставляло очень сильно задуматься.

Возможны были три способы проникновения:

— по земле, используя особенности рельефа,

— с воздуха, на транспортном средстве, предназначенном для таких операций,

— из-под земли, методом подкопа.

Ну, был еще комбинированный способ, объединяющий возможные варианты на различных этапах проникновения.

Проникновение по земле, было конечно, теоретически возможно. Но, сканирование показало использование достаточно продвинутых систем обнаружения злоумышленников, что делало такое проникновение неимоверно сложной задачей.

Гористая местность, с твердыми скальными породами, практически исключала возможность подкопа.

Ну не то, чтобы исключала подкоп полностью, но проделать тоннель в такой породе без применения соответствующего оборудования было очень сложно. А это оборудование всегда создает повышенный шум и вибрацию.

А попытка подлета к объекту по воздуху, на существующих средствах доставки, очень сильно зависела от способности средств маскировки летающей техники скрыть свое присутствие.

Но оставался вопрос, на который так и не было ответа.

Предположим, что каким-то образом диверсант оказался на территории лаборатории.

И что?

Никакой ясности с дальнейшими действиями не было.

Где искать артефакты? Как проникнуть в помещения? Как вынести, найденные вещи?

Был, конечно, самый простой и действенный вариант.

В наглую, на "Тени" подлететь к самому большому зданию, и, используя гравитационную защиту как строительный инструмент, просто ‘разобрать’ здание на части.

Потом покидать сейфы с артефактами в трюм и благополучно отбыть делить награбленное.

А если артефакты хранятся не в главном здании?

А если там просто нет нужных, и их доставляют с какой-нибудь военной базы по запросу?

А если там установлена система самоуничтожения?

Вопросы, вопросы, вопросы…

* * *

Но предварительный план по изъятию неправомерно нажитого ‘богатства’, все же пришлось составить. И его Антон продумывал вместе с Дени Карпозо.

Решили исходить из того, что артефакты находятся в сейфах центрального здания.

Приняли, за основной вариант, возможность похищения артефактов Антоном на своем корабле.

А молодцы Карпозо, должны были начать обстрел базы из автоматических гранатометов. Это отвлечет охрану, оттянет ее основные силы на нападавших, и даст парню некоторое время на то, чтобы незаметно появиться над базой и начать ‘разборку’ здания.

При этом, Антон должен был сориентироваться на месте, как реально забрать артефакты.

Понятно, что охрана не останется безучастной к такому вероломству. Но тут была надежда на то, что такого фокуса, который собирается провернуть парень, местные блюстители закона, явно не ожидают. И остается вероятность того, что некоторое время будут пребывать в задумчивости, что противопоставить такому поведению грабителей.

В общем, план был авантюрный. И явно отличался непроработанностью. И вся надежда была на русское авось. А вот насколько ‘авось’ вытянет, покажет только его реализация.

Некоторого негатива, в обсуждение предстоящей работы, доставило желание Карпозо забрать те артефакты, которые ему нужны.

Антон не раскрывал перед авторитетом своих конечных целей. И просто говорил, что ему нужны артефакты Древних, не уточняя какие именно.

Но все, кто занимался (или слышал) рынком артефактов, точно знал, какие именно вещи представляют интерес и имеют высокую стоимость. Поэтому, естественно, что Карпозо, сам того не акцентируя, рассчитывал на то, что все найденные искины он заберет себе. Ну и прихватит остальные ценные вещи до кучи. А парень получит все остальное.

Не желая провоцировать конфликт на ровном месте и делить шкуру неубитого медведя (ну или его местного аналога) Антон согласился.

Все равно, согласно плану, он был первым, кто сможет осмотреть закрома, и те вещи, которыми решила поделиться Родина.

И если в полученном материале не окажется того, что ищет парень, то и спорить не имело смысла. А знакомство с Карпозо, могло очень облегчить жизнь в дальнейшем.

2. 5

Вот собственно и все. Операция назначена на послезавтра.

Правда, пришлось несколько переработать план, который Антон составил первоначально. Но, наверное, это даже и к лучшему.

Карпозо предложил нестандартный вариант нападения, который несколько повышал шансы атакующей стороны. И им придется больше импровизировать, чем работать по четкому плану.

В сеть лаборатории попасть не удалось. Это был полностью изолированный сегмент, доступа к которому со стороны не было.

Ничего утешительного не удалось найти и в сети СБ. Точнее в той ее части, куда удалось попасть.

А вот в полицейской сети обнаружилась переписка с СБ, в которой полиция пыталась наехать на Службу Безопасности, упрекая ее за слишком жесткие меры охраны, которые применяются на этом объекте. Это все было странным. Наверное, кто-то еще, кроме Антона, хотел получить доступ на этот объект. И предпочел работать через полицию. Ну да до этих терок парню дела не было.

Все равно в тех документах, которые удалось получить в полицейской сети, ничего, кроме неинформативной переписки двух ведомств, не было.

И доступа к спутникам СБ также не удалось получить. Все передачи шли узконаправленным лучом с периодической сменой места приема и передачи.

В общем, осталась только масса предположений.

А точных данных нет.

* * *

Звонок Карпозо застал Антона за приготовлениями ко сну.

Авторитет позвонил и попросил приехать и распить с ним бутылочку вина, потому, что он не может заснуть. На условном языке, который Антон и мафиози выработали во время подготовки, это означало, что есть важная информация.

Через час Антон был у авторитета.

В гостиной, Карпозо и невзрачного вида мужичок, в комбезе техника, мирно беседовали.

Когда Антон вошел, Дени сказал:

— Это Марк Дудл, работает техником на военной базе. А это мой партнер Ант. Марк согласился оказать нам небольшую услугу и просветить нас относительно порядков, которые царят на этой базе.

— И на какой же базе ты работаешь? — спросил Антон.

— Да одна здесь база. Знаете вы ее. Нет тут ничего подобного рядом.

— Погоди. Это ты говоришь о той самой базе с забором?

— Ну да.

— И что же ты там обслуживаешь?

— Да что и всегда — лифты.

— Какие еще лифты? Там ведь нет никаких высотных зданий?

— Так лифты и не ведут на высоту. Они ведут под землю. А здесь полно ручьев и речек. И вода регулярно просачивается в шахты. И поэтому лифты часто выходят из строя.

— И куда же ведут эти лифты?

— А там под землей находится какая-то флотская контора. То ли бухгалтерия, то ли канцелярия. Не знаю. Сидят там люди и что-то делают за мониторами.

— Подожди. Под какой землей? Там что, есть помещения?

— Ну, так я и говорю. Там под землей целый офис. Туда ходит лифт с поверхности. И каждое утро приезжают люди. Потом их привозят к лифту, они спускаются и работают там. Даже есть небольшой парк и бассейн. А еще говорят спортзал. Но там я не был.

— Подожди-подожди, — Антон задумался, — а для чего тогда охрана наверху? Они что, просто так там стоят?

— Да не знаю я ничего про охрану. И что она там делает. Мое дело лифты.

— А как же система обороны?

— Какой обороны?

— Ну, там дроиды, мобильные пусковые, мины?

— Да ерунда все это, муляжи.

— Чтооо? — в один голос произнесли Антон и Карпозо.

— А то! Нет там никаких дроидов и пусковых. Все это имитация. Для чего не знаю.

— А ты, почему так уверенно говоришь?

— А как-то раз пришлось выйти наверх. Попросили посмотреть привод у какой-то пушки. Вот тогда я и понял, что все это не настоящее. Но сделано здорово. Прямо жуть берет.

Парень сел на диван (он и не заметил, что во время этого разговора-допроса стоял, так и не присев) и налил себе соку.

Чуть отойдя от шока (хороши же они были бы, если бы стали штурмовать бухгалтерию), Антон спросил:

— А где тогда находится "Наследие"?

Техник ухмыльнулся и ответил:

— Так и спрашивали бы про лабораторию. А то, что там делаешь, что тут делаешь. Так не там она находится. В горах.

— Показать можешь? — Антон вопросительно посмотрел на техника.

— А как? Это надо туда идти.

Чтобы скрыть свои возможности, Антон вытянул руку, и на ней появилась голограмма предгорий.

— Ух, ты! — техник с восхищением посмотрел на Антона.

— В рукаве проектор. Показывай.

Информатор притронулся к проекции, и она двинулась. Он быстро сообразил, как работать с таким изображением и, передвигая картинку, показал на небольшую горку.

Антон другой рукой подвигал картинку.

— И где вход?

— Не знаю. Из базы туда ведет дорога. А здесь вентиляционная шахта. Пришлось по ней полазить, поэтому и знаю это место.

Антон как-то двинул рукой, и картинка приобрела фотографическую четкость. Меняя масштаб, он приблизил непонятное образование.

— Это?

— Да. Хороший проектор. Не видел таких раньше. Где взял?

— Купил. На какой глубине расположена лаборатория?

— Метров 60. Но в нее ведет только один путь. Там очень серьезная охрана — плазменные турели в коридорах, отсечка броневыми плитами. Может еще что-то есть, не знаю. А это все сам видел.

— В лаборатории был?

— Смеешься. Там двери как на старом линкоре. И охрана. Не в пример той, что на базе.

В этот момент Антон заметил солевые разводы на комбезе техника.

— А где это ты приложился? В бассейне плавал? И чего носом хлюпаешь?

— Да задрало все это. Шахты старые, протечки постоянные. А выделить строительных дроидов не хотят. Секретность. Шуметь нельзя. Вот и приходится своими ремонтниками восстанавливать. А что они могут? И в воде стоять приходится. А там холодно.

Парень смотрел на техника и пытался осмыслить информацию, которую тот сообщил. Если все действительно так, как он говорит, то штурма базы не нужно. Бесполезно. Даже если удастся добраться до коридора, который ведет в лабораторию, то первая же броневая плита, которая упадет сверху при попытке прорыва к цели, замедлит настолько, что охрана успеет подтянуть дроидов и тогда все зря. И пока он будет бодаться с дроидами, его просто задавят массой. В смысле, пустят столько железных тараканов, что они просто закопают парня под своими корпусами. А потом…

Потом уже будет все равно. Операция провалена.

* * *

— Хмм. А вот зальет вода бункер. И все. Артефакты испортятся. И доставай их потом из воды.

Техник стушевался, а потом сказал:

— Нет, это невозможно. Есть резервный план, по которому все оборудование в случае какой-нибудь техногенной катастрофы, подлежит немедленной эвакуации на поверхность.

— Ну да. Так я тебе и поверил. А если вулкан проснется? Все оборудование вытащат на поверхность, и тогда оно будет без присмотра. Воруй себе на здоровье.

Марк засмущался и проговорил:

— Ну, так уже и было. Слава богу, что все обошлось. Но оборудование стояло в контейнерах на улице двое суток, пока ликвидировали аварию в бункере.

— А чего ж его не утащили на базу? Ты же сказал, что там есть проход.

— Да, дурак проектировал этот проход. Он ниже по уровню, чем сам бункер. Вот вода и пошла в этот проход. А бункер стала заливать потом. Тогда старший охраны и решил, что лучше получит нагоняй за хранение артефактов на улице, чем их зальет водой, и нужно будет оправдываться, почему не спасли.

Антон помолчал и сказал:

— И стояли на улице красные контейнеры снизу, как самые ценные, а на них положили зеленые, сверху. Чтобы было сложнее воровать.

Техник усмехнулся и добавил:

— Так и было. Только цвет у них другой. Серые они. И охрана два дня валяла дурака. Никто не озаботился привезти еду, а снимать пост не разрешили. Вот они и резались в карты.

Антон опять задумался.

— А что площадка для хранения находится прямо на улице? А если кто-то сверху их увидит?

— Неее. Там пещера. Вот в нее и выходит резервная шахта. А места там много. Дроидов выставили и охрана дурачилась.

— А где эта пещера, можешь показать?

— Нет. Не знаю, я там не был. Мне это один охранник рассказал. Но, наверное, не далеко от вентшахты. Бункер-то не особо большой.

* * *

Вот и встали на место элементы пазла.

Не все, конечно. Но теперь уже точно понятно, как организована работа лаборатории.

Военная база с особым режимом секретности. Решающая задачи, которые нельзя никому показывать.

И тех, кому нужно попасть на реальный объект, просто присылают на эту военную базу, под видом командированных. А затем подземным ходом они попадают в бункер.

А вот размеры самого бункера так и остались тайной. Он может быть и маленьким и большим. А может состоять из нескольких помещений. Вряд ли все, что там есть, смог увидеть этот техник. Но ясно, что единственный вариант получить артефакты лежит именно через этот бункер.

И начинать нужно с пещеры. И очень хорошо, что бункер находится в горах.

— Дени! А можем мы нашему гостю организовать какую-нибудь комнату. Он, наверное, устал и хочет отдохнуть.

Карпозо посмотрел на парня и сказал:

— У меня есть возможность предоставить гостю и что-нибудь получше. Но, ты правильно сказал, отдых ему не помешает.

Пришедший охранник увел техника, а неудавшиеся грабители засели за переработку своих планов.

— Как ты его нашел?

— Он проигрался в одном из наших к… заведений. И не смог заплатить. Его привели ко мне, мы разговорились и вот…

— Основная проблема в том, — сказал Антон, — что этот парень дал только часть информации, которая нам нужна. Но он очень помог с определением места. Теперь хоть понятен весь этот цирк, который мы видим наверху.

Антон помолчал и продолжил:

— Но есть у меня смутные сомнения, что все не так просто, как видит наш агент. Если мы повторим фокус с водой, то боюсь, в этот раз, он уже не сработает. Наверняка, в системе бункеров что-то изменили, и учли ошибки, которые были.

Покрутив в пальцах стакан, парень долил сока.

— И что ты предлагаешь? — спросил Карпозо.

— Нужна разведка. На местности. И только тогда можно будет понять, как вытряхнуть этих кротов из их нор.

* * *

Результаты разведки на местности дали совершенно неожиданные результаты.

Учитывая то, что лаборатория располагалась в горном массиве, Антон полагал, что камнепады и различные землетрясения не вызовут сильной озабоченности тех, кто отвечает за системы безопасности. Ведь эти вещи всегда можно списать на естественные причины.

Поэтому в качестве сейсмодатчиков были использованы дроиды Древних от скафа, а инициатором сейсмоволн послужили небольшие микровзрывы.

И это позволило получить объемную сейсмограмму в зоне расположения лаборатории. И на основе этих данных построить не предполагаемый, а реальный план строения помещений лаборатории.

Выяснились крайне интересные вещи.

Во-первых, бункеров было два.

Один действительно располагался на глубине около 60 метров, а второй находился выше, на отметке 30 метров.

И от этих бункеров были проложены несколько туннелей, которые вели в совершенно неожиданные места.

И кроме всего этого, были определены подземные полости и обнаружено целое подземное озеро.

По итогам анализа этого плана удалось определить, что лаборатория имеет целых три выхода на поверхность.

Первый, через шахту, оборудованную лифтом, действительно выходил в пещеру. И эта пещера имела замаскированные двери, через которые можно было выйти на склон горы и там произвести погрузку-выгрузку тяжелого оборудования.

Второй выводил в пещерный комплекс и, скорее всего, служил путем экстренной эвакуации персонала, поскольку анфилада пещер выходила за зону сейсмосъемки. А тащить тяжелое оборудование этим путем было явно не просто. Впрочем, по этому же пути, наверное, можно было и перебросить подкрепление, как из людей, так и из дроидов, если это будет нужно для обороны помещений лаборатории.

А вот третий…

Третий путь вел к рукотворной пещере, в которой стояло нечто, вроде малого корабля. И дорога к этому кораблю была достаточно широкой и ровной. Что говорило о том, что, используя этот путь, можно было перевезти тяжелое оборудование и быстро загрузить его в этот корабль.

А может быть, этот корабль предназначался для эвакуации важного персонала и руководства лаборатории.

Теперь стала понятна и содержательная часть второй стадии реализации плана.

И эта стадия называлась подготовка к ограблению.

* * *

Антон и Карпозо сидели в его особняке и играли в игру.

И называлась эта игра, загони противника в ловушку.

Но самым странным в этой игре было то, что оба оппонента не только помогали друг другу, но и предлагали самые замысловатые варианты, чтобы поймать самого себя.

Итогом этой игры стал план, который предусматривал, как минимальными воздействиями обеспечить возможность изъятия несправедливо нажитого имущества.

Первое. Блокировка всех лишних ходов и отнорков.

Это было нужно для того, чтобы кроты побежали в нужную сторону. Но только тогда, когда угроза их жизни станет явной именно для них. Поэтому, сценарий обрушений и затоплений предусматривал несколько этапов. И все эти этапы использовали заготовки самих кротов.

Вот зачем было строить сложные решения, если противник сам приготовил себе ловушки.

К примеру, если дать сработать автоматике отсечной двери, то вернуть эту дверь на прежнее место быстро никак не удастся. А если при этом крот еще и увидит, что этот отнорок заливает вода, то он, естественно, побежит в следующий. А следующий вдруг, под действие неведомых земных сил, перед самым носом крота, обрушится…

Второе. Угроза должна быть такой, чтобы разразившаяся паника, не лишила кротов разума.

Ведь целью всего этого представления, было не вызвать у разумных приступ клаустрофобии, а заставить спасать оборудование и материалы, перед лицом разыгравшейся стихии.

А значит, события должны были произойти так, чтобы кроты успели осознать всю пагубность оставаться на месте, но при этом у них должно быть достаточно времени на то, чтобы схватить в руки самое ценное имущество (паспорт там, деньги и ценности, шутка) и кинуться его спасать.

Третье. Исключить возможность прихода помощи.

Кроты должны были принять решение сами и сами загнать себя в ловушку.

А то, вот ведь, сообщат они какому-нибудь генералу о буйстве стихии, а тот в этот самый момент развлекается со своей пассией в какой-нибудь сауне. И тот естественно скажет — держаться, держаться до последнего. Сам то он уже не смог, и наградил пассию радостными всхлипами. А вот подчиненные должны быть гораздо стойче.

И группы других разумных, которые с дуру кинуться помогать ближнему, тоже не должны преуспеть. А для этого надо дать этим неразумным разумным свою погремушку. И пусть они развлекаются с ней, как дети малые.

Четвертое. Использовать возможности кротов, по сбору своего имущества.

Вот устроил парень для кротов праздник. И они, с радостным повизгиванием, кинулись спасать свою дорогую жизнь. А свое имущество оставили на рабочих местах. И когда Антон приступит к самому сладкому, собиранию даров, принесенных этими данайцами, то тут будет сокрушительный облом.

Придется лазить по этим, им же самим, искусственно созданным препятствиям, преодолевая сопротивление сохранившихся турельных установок, волоча за спиной мешок с найденным ценным имуществом.

А чтобы этого избежать, кротов нужно основательно замотивировать. И дать им время осознать всю пагубность их поспешных действий.

Пятое. Складирование имущества в единое место.

Согласитесь, что, устроив такой погром, на финальном этапе операции осознать, что имущество, принесенное кротами, брошено в самых разных местах, а не упаковано надлежащим образом для облегчения его выноса, будет несколько… неправильно.

Поэтому, надо указать кротам максимально безопасный путь и предоставить место для сбора и упаковки артефактов.

Впрочем, место-то там уже готово.

И, при правильной организации всего процесса, как раз и будет заполнено кротами под самую завязку.

И останется сделать только два шага.

Убедить кротов, что делиться с ближним, это вовсе не грех. А защищать чужое имущество совершенно не стоит. Все равно оно не кротиное, а государственное. А стало быть — ничье (по крайней мере, тех, кто мог бы заявить противное, здесь, в ближайшем окружении, не обнаруживается).

Вот и развлекались два взрослых человека, пытаясь представить себе, что будет, если сделать так, или эдак.

* * *

После тактических игр Карпозо и Антона, был составлен план, которому стороны, по обоюдному согласию, решили следовать.

План предусматривал несколько принципиальных элементов и требовал четкой координации действий сторон.

В момент Х, срабатывают отсечные двери в коридоре между базой и лабораторией, которые блокируют возможность убежать (для сотрудников лаборатории) или прийти на помощь (для охраны базы).

Затем, происходит прорыв подземного озера и вода, по заранее проложенным туннелям (их прокопают дроиды-амебы), начинает поступать в бункер, который находится на самом нижнем уровне.

Естественно, скорость поступления воды должна быть такой, чтобы дать сотрудникам базы время собрать артефакты и начать их эвакуацию. По плану эвакуации, все артефакты планируется перенести в верхний бункер и дожидаться прихода помощи.

Догадка насчет верхнего бункера, была высказана в процессе проведения тактических игр.

Но давать возможность сложить артефакты в этом месте категорически нельзя. Скорее всего, этот бункер имеет защиту, которая может позволить сохранить артефакты в сухом месте, до тех пор, пока не будет устранена авария.

Значит, для исключения такой возможности нужно заклинить двери второго бункера.

В этой ситуации, сотрудникам лаборатории не останется никакого варианта, как вытащить артефакты на поверхность. Точнее к тем местам, которые позволят их эвакуировать.

А чтобы это место стало единственным и более удобным для похищения артефактов, охранные дроиды, от проливов воды и замыканий в их внутренностях, ‘тронуться умом’ и оставят эвакуаторам только один путь — к малому кораблю.

Для исключения подхода помощи по резервному пути (анфиладе пещер), в самый ответственный момент, там произойдет обвал.

А чтобы охрана базы не посчитала, что может оказать помощь и усилить охрану артефактов, им придется отвлечься на перестрелку с людьми Карпозо. А в связи с тем, что, по уверениям техника-информатора, большинство защитных сооружений и дроидов являются муляжами, самым разумным для людей Карпозо, будет сосредоточиться на разрушении энергостанции и резервных генераторов. Ведь в этом случае, нападение будет выглядеть как подготовка к полноценному штурму, а это сильно остудит желание охраны ввязываться в бой с неизвестным противником.

Да, был еще элемент, который нужно было сделать в обязательном порядке — связь.

Перед самым началом операции базу и лабораторию нужно было лишить связи. И это была задача Антона. Потому что, уничтожение известных мест расположения антенн, не гарантировало, что нет резервных в замаскированных местах.

Ну, а затем самое сладкое.

Вскрытие дверей в месте расположения малого корабля, и перекладка, приготовленных к погрузке контейнеров, в корабль Антона.

Старательный поиск слабых мест в этом плане, не выявил явных просчетов. По крайней мере, при должной координации, все должно было пройти без проблем.

Единственным моментом, по которому нельзя было привести этот план в действие немедленно, было отсутствие приготовленных туннелей и программных закладок в охранных дроидах.

2. 6

К исполнению плана, Антон приступил на следующее утро.

Вот только начал он не с того, что было согласовано.

Всю ночь парню не давала покою одна мысль, а именно: «Нужно начать с программирования охранных дроидов». И вроде бы объяснение этому находилось.

Вот задумают, хозяева бункера, куда-нибудь увезти артефакты. И что? Бегать около них и кричать: «Подождите-подождите. Мы еще не закончили копать туннели. И дроиды не готовы».

Нет. Такой вариант явно не прокатит.

А значит, нужен ‘неубиваемый’ аргумент. И таким аргументом, в этом споре интеллектов, могут стать именно дроиды, возражать которым хозяева не посмеют.

А Антону тогда останется, упаковать собранные подарки и спокойно покинуть место дележа несправедливо отобранной собственности.

Поэтому, как только позволили возможности, парень запустил процесс производства наноботов, которым и предстояло совершить всю необходимую работу.

Но кроме создания наноботов, необходимо было сделать для них и ‘транспорт’, на котором они доберутся до места ‘работы’. И таким транспортом должны были стать дроиды-амебы. Да и самим дроидам-амебам было необходимо ‘объяснить’ что и как делать.

И только к вечеру Антон смог выйти на место диверсии.

Забраться в помещения лаборатории диверсант не мог, поскольку это было очень сложно, да и не было в этом необходимости. Ведь был путь на поверхность, который описал техник — вентиляционная шахта.

Вот к ней парень и двигался, соблюдая все меры предосторожности.

Внедрение диверсионного оборудования на объект ‘противника’, прошло как ‘по маслу’.

Парень просто поднес ладонь с небольшой коробочкой к месту вентиляционной решетки и дал мысленную команду. Черная масса скользнула по его руке и провалилась внутрь.

А дальше, нужно было просто ждать…

* * *

Процесс организации водных артерий должен был занять неделю. За это время, дроиды подготовят все необходимое, и можно будет начинать операцию.

На отсечные двери была высажена команда мелких диверсантов, двери второго бункера заварены, охранные дроиды получили своих наездников и до момента начала операции оставался один день…

Ну, вот почему, все операции, которые парень продумывает, и, казалось бы, учитывает все мелочи, проходят по каким-то своим сценариям?

Первое нарушение плана операции произошло в анфиладе пещер.

Наверное, местная геология была достаточно не устойчива, и хватило самого незначительного воздействия, которое привело к тому, что начался спонтанный обвал.

Все это было бы ничего, но этот обвал спровоцировал внутреннюю подвижку пластов, и дорога к пути эвакуации, по которой можно было попасть на малый корабль, оказалась перерезана.

Но и это было бы не особо криминальным, если бы следом за этим не открылись какие-то внутренние поры и естественные пустоты, по которым вода из подземного озера начала поступать в рукотворные переходы.

Это, естественно, привело к тому, что охрана начала проявлять беспокойство и реализовывать план экстренной эвакуации.

Самым отвратительным, в этой ситуации было то, что люди Карпозо должны были занять свои позиции только через двенадцать часов. Так что, никакой поддержки, при проведении операции, Антон получить не сможет.

А еще одним моментом, который существенно изменял утвержденный план действий, стало то, что системы связи, которые планировалось вывести из строя перед самым штурмом, остались действующими. И это привело к тому, что информация об аварии в лаборатории, ушла наружу.

Поэтому, Антону оставалось только отдать команду на активацию отсечных дверей и приведение в активное состояние охранных дроидов.

А дальше…

А дальше надо было ждать развития событий, которые самостоятельно вышли из под контроля, и развивались по совсем не предусмотренному варианту.

Все-таки в рядах охраны был кто-то, кто представлял себе, что надо делать в такой экстремальной ситуации. И смог взять события под контроль. Ну, или под тот контроль, который смог организовать.

В большом бункере лаборатории оказались дроиды-грузчики, которые очень шустро вытащили контейнеры и потащили их эвакуационным путем к месту временного хранения.

Но тут, слава богу, все элементы плана уже были выполнены. Поэтому открыть двери в бункер хранения охране не удалось. И тогда эвакуаторы приняли единственное решение, которое еще можно было исполнить.

В лифт были погружены самые ценные контейнеры и подняты на поверхность в пещеру.

В общем-то, лифт тоже был под полным контролем диверсанта, но Антон посчитал, что если заблокировать и его, то потом придется самому доставать артефакты с глубины в 60 метров. А времени на это могло и не хватить. Поскольку, наверняка, уже подняты тревожные группы, и они спешат на помощь.

Поэтому, как только все контейнеры были подняты в пещеру, и люди оказались полностью выведены из затапливаемых помещений, лифт на очередном своем подъеме намертво встал. А в этот момент в нем перевозилось вооружение, которое должно было быть установлено в пещере и пара охранных дроидов.

Чтобы исключить саму гипотетическую возможность использовать шахту лифта для организации спасательных операций, один из охранных дроидов активировал свою турель и, выпустив весь боезаряд, превратил подъемный механизм в груду обломков. Все, что осталось от этого устройства, рухнуло вниз и намертво заблокировало шахту.

Охрана, которая оказалась в пещере, имела только ручное оружие и три охранных дроида, которые находились под полным контролем парня.

Апофеозом этих быстротекущих событий, стала финальная стадия плана, которая происходила на чистой импровизации.

Охранные дроиды активировали свое оружие и, не обращая никакого внимания на команды охраны, отогнали всех разумных в дальний угол пещеры.

Затем, один из дроидов развернулся в сторону дверей, и превратил места их креплений в решето.

А затем…

Затем у всех тех, кто наблюдал эту картину, случился шок.

Двери сами собой отвалились наружу и контейнеры стали пропадать из пещеры.

* * *

Прибывшее через полчаса подкрепление, которое состояло из охраны базы и мобильных групп быстрого реагирования, смогло наблюдать картину, которую и представить себе не могло в самом жутком сне.

На склоне горы валялись двери, которые и просто поднять, без использования специальной техники, было невозможно. Складывалось ощущение, что эти элементы конструкции, великан, пришедший на место погрома, просто выдернул из проема и отбросил в стороны, чтобы добраться до сладкого — людей, которые укрывались в пещере. А потом, его что-то отвлекло, и он, бросив это дело, ушел по склону горы. Следы, от его огромных лап, были повсюду.

Разодранный зев пещеры выглядел просто ужасно. А неясностей добавляли следы активности дроидов, когда они, наверное, пытались противостоять этому чудовищу…

А люди…

А люди с суеверным страхом взирали на все это действо. И никак не смогли объяснить произошедшее.

Как потом не пыталась Служба Безопасности выяснить подробности произошедших событий, а особенно прояснить сам момент похищения, у нее ничего не вышло.

Кто-то говорил о том, что своими глазами видел, как в пасти этого монстра исчезало оборудование, кто-то рассказывал о магии, которая вдруг проявилась в этом месте…

Даже ментоскопирование не дало никакого результата.

Наверное, мозг разумных выстроил свое видение ситуации, и все, что удалось узнать, никак не укладывалось в ясную картину. Призрачные образы, страх и шок от произошедшего.

А самым удивительным во всем этом было то, что никакого постороннего вмешательства обнаружить не удалось. Никаких, даже самых мельчайших следов технологического, псионического, физического или другого воздействия, не нашли.

И все бы так и осталось никогда не объясненным, если бы не события, которые последовали за этим кошмаром.

* * *

В контейнерах, которые удалось удачно приватизировать, действительно находились артефакты.

Вот только того, на что можно было ‘положить глаз’, было до нельзя мало.

Три искина.

Один главный, с крейсера огневой поддержки, и два специализированных, один из которых был фатально мертв.

Пяток хранилищ информации, пара сотен кристаллов баз знаний и семь камушков-аккумуляторов.

Вот собственно и все, что заинтересовало Антона.

В общем-то, неплохо, но очень хотелось большего.

Все остальное, парень отнес к категории бижутерии. Да и как можно было назвать предметы обихода и разные бытовые мелочи?

Конечно, и бижутерия требовала для своей активации возможностей псиона. Но безделушки, для тех целей, ради которых парень выгреб хранилище государственной лаборатории, совершенно не подходили.

Значит, все остальное можно было отдать партнеру. Впрочем, и неработающий искин тоже.

И все-таки оставался вопрос: а все ли удалось забрать?

Все же, размещение лаборатории в таком странном месте, хотя и предполагало быструю эвакуацию всего исследуемого материала, но оставляло огромные сомнения в том, что установленное на стенды оборудование можно было быстро деактивировать и изъять.

А значит, что-то все же осталось. Но теперь сожалеть об этом бесполезно. Все равно, чтобы добраться до этого оборудования, нужно было готовить новую операцию. А никто не гарантировал, что именно в это место снова привезут артефакты и продолжат их изучение.

Все-таки наученные горьким опытом те, кто занимается этими исследованиями, наверное, поменяют и место, и режим доступа, да и количество артефактов, одномоментно присутствующих в месте их изучения.

А это значит, что надо довольствоваться малым, и искать другие пути получения ценного оборудования.

Восстановив замки на контейнерах в прежнем виде, Антон позвонил Карпозо.

На тот случай, если события пойдут несколько… нестандартно, была договоренность и определено место встречи. Поэтому партнеры решили провести обмен через день, чтобы волны, которые парень поднял своими действиями, несколько улеглись.

* * *

С Троем Антон встретился на следующий день. Он просто прилетел к старому знакомому на глайдере и они расположились в его саду.

— Судя по твоему задумчивому виду, у тебя что-то случилось? — начал Дик их разговор.

— Да нет. Никаких особых событий не произошло. Так некоторые мелочи, — Антон посидел, задумчиво смотря вдаль, и спросил:

— Слушай, а никаких новостей не образовалось, за то время пока я был… несколько занят?

— Смотря, что ты считаешь за таковые. Гритти хочет тебя увидеть. Он передал, что согласен на все твои предложения и готов передать тебе плату за твои услуги, без всяких условий.

Антон хмыкнул.

— Это за новые или он оценил старые?

— Этот момент он не уточнил. Но мне кажется, что ты смог его очень сильно… заинтересовать. Потому что, на моей памяти, он никого так настойчиво не приглашал к себе.

— Ладно. Подумаю. Что-то еще есть?

— Да так. Как ты говоришь мелочи. Кто-то разворошил муравейник в Солерси, и там теперь стало очень шумно.

Парень кинул взгляд на Троя:

— А поточнее?

— Ну, точнее тебе могут объяснить в полиции или СБ, а судя по тем слухам, что приходят оттуда, что-то случилось в лаборатории.

Антон с интересом уставился на Дика.

— И что за слухи?

— Говорят, что будто какой-то монстр посетил местную достопримечательность и устроил там знатный переполох.

— В смысле?

— В смысле, хотя это и не говорят прямо, но косвенно можно предположить, что лабораторию ограбили.

— Да ладно. Никто точно не знает, где она находится. А та база, что там размещена, не имеет никакого отношения к "Наследию".

Трой некоторое время помолчал, отпил из своего бокала вина и продолжил:

— Вот сколько времени тебя знаю, а не перестаю удивляться. То, что в Солерси находится военная база, ты знаешь. А вот то, что эта база не имеет отношения к "Наследию", из всех моих знакомых, знаешь только ты.

Антон смутился, потупил взгляд и произнес:

— Ну… признаюсь. Прокололся.

— Значит, этот монстр ты. Ну, или ты его очень хорошо знаешь.

Антон засмеялся.

— Ну, какой из меня монстр. Так, мелкий недоброжелатель.

Трой опять помолчал.

— А скажи мне, имело ли смысл ворошить это осиное гнездо?

— Очень небольшой. Сейчас я думаю, что есть, наверное, и другие пути получить то, что мне нужно. И эти пути более простые.

* * *

В этот раз Лодрек Гритти встретил Антона у входа в свое поместье.

— Я рад видеть такого специалиста у себя в гостях.

— Вы сильно преувеличиваете мои умения. Но, все же, мне бы хотелось узнать, зачем Вы настаивали на встрече со мной?

Гритти помолчал, поерзал руками по столу и сказал:

— Вы, знаете, в нашу прошлую встречу… я был несколько самоуверен. И поэтому считал, что специалиста лучше, чем я, по артефактам Древних просто нет. И за это был несколько… В общем, Вы вернули меня на землю. И это первая причина, по которой я хотел Вас увидеть. Спасибо.

В глазах этого странного коллекционера зажглось что-то вроде благодарности.

— Вторая причина заключается в том, что я хотел бы переговорить с Вами. Да, кстати, я продал ту самую карточку, которую Вы смогли оживить. И смог даже немного на этом заработать.

— И сколько же стоила эта инструкция ее новому владельцу?

Гритти ухмыльнулся и произнес:

— Ну, то, что это инструкция, знаем только Вы и я. А новый владелец полагает, как впрочем, до недавнего времени думал и я, что это произведение ушедшего поэта. И стоила эта инструкция ему, почти пятьсот тысяч…

Гритти немного помолчал и продолжил:

— Но, собственно, дело не в этом. Я бы хотел вернуть долг. И если это Вас не затруднит, попросить об одной услуге.

Антон вопросительно поднял бровь.

— Собственно услуга для Вас, я думаю, совершенно небольшая. По той информации, которой я располагаю, искины Древних делались так, что были… живыми существами. Ну, наверное, это звучит несколько невероятно, но Вам как специалисту в этой области, это должно быть более знакомо. И вот, собственно, я прошу Вас посмотреть на мои искины и сказать, в каком состоянии они находятся.

Антон совсем по-другому посмотрел на Гритти. В его глазах этот коллекционер приобрел некоторое… значение.

— А позвольте спросить, зачем Вам это?

— Ну, во-первых, это существенно поднимет их коллекционную стоимость. Ведь быть уверенным в том, что у тебя есть рабочее оборудование или ‘мертвый’ кристалл, это совершенно разные вещи. А, во-вторых, я все же надеюсь, что когда-нибудь Вы покажете мне способ, которым можно активировать артефакт Древних. Все же меня не оставляет надежда научиться этому.

Антон помолчал и решил для себя, что, наверное, можно чуть-чуть приоткрыть завесу тайны.

— Мне не хочется Вас расстраивать, но для того чтобы это стало возможным, нужно иметь пси способности. И их уровень должен быть достаточно большим.

Взгляд Гритти погрустнел, но через некоторое время снова зажегся пониманием.

— А, может быть, Вы подскажете способ, как можно развить свой дар?

— А здесь нет никакой тайны. Постоянное оперирование. С опустошением резерва до самого конца. А затем еще чуть-чуть. И тогда ваши внутренние каналы начнут перестройку. И есть не маленький шанс на то, что Ваш уровень пси вырастет.

— И как… А на сколько это может поднять уровень владения пси?

— А вот это уже зависит от Вашей предрасположенности и Ваших генетических данных. Согласитесь, что научить плавать можно практически любого человека, а вот сделать из него рекордсмена, можно только в том случае, если у него есть к этому способности и его личное желание.

— А причем здесь желание?

— Ну как же. Если человек поставит перед собой цель и будет каждый день уделять время тренировкам, причем тренировкам на изнеможение, то результат не замедлит сказаться.

Гритти замолчал. Он молчал долго, что-то обдумывая. Наконец он сказал:

— Хорошо. Я Вас понял. Давайте пройдем к артефактам, и Вы выберете себе то, что Вам нужно.

* * *

Все четыре искина, которые были в коллекции Лодрека Гритти, оказались ‘живыми’.

Не в том смысле, как это понимают люди. При наличии соответствующего оборудования, они могли быть в него установлены и запущены в работу.

Два военных и два гражданских.

Из военных один центральный искин крейсера и один специализированный.

Оценив искины, парень указал на специализированный искин и сказал:

— Вот этот. Мне он подходит.

— А чем Вас не устраивает вот этот? — Гритти указал на центральный военный искин, — Он же больше, а значит и более мощный.

— Военные искины, снятые с боевых кораблей Древних, делятся на две группы. Вот этот, — Антон указал на центральный искин, — является центральным искином, предназначенным для управления кораблем в целом. А вот этот, — парень указал на второй, — является специализированным и предназначен для управления системами связи, навигации, щитами…

— А остальные?

— Это гражданские модели.

Гритти помолчал и вдруг сказал:

— Раз Вы так целенаправленно выбираете искин, значит, у Вас есть место, куда его можно поставить?

Антон улыбнулся.

— Может быть.

Коллекционер задумчиво прошелся по комнате.

— И Вы знаете гораздо больше, чем хотите показать. И, наверное, Вы знаете, где найти все эти корабли?

Антон посмотрел на Гритти, пытаясь понять, для чего он это сказал.

— Не пугайтесь. Я не собираюсь каким-либо образом выпытывать у Вас эту тайну. Если логично рассудить, то место, в котором Вы нашли корабль, находится достаточно далеко и обнаружить его очень не просто. И Вам невероятно повезло, что Вы смогли его найти.

Коллекционер помолчал и сказал:

— Я понимаю, что Вы обладаете существенно большими знаниями и, наверное, не захотите ими делиться.

Гритти опять замолчал. Он, скорее всего, вел какую-то внутреннюю борьбу, сам с собой, и все никак не мог решиться. Наконец он ‘дозрел’ и сказал:

— У меня есть очень хороший знакомый. Он работает в разведке империи. Я понимаю, что мои слова немного для Вас значат, но я бы просил Вас встретиться с ним. Может быть, Вы сможете найти какие-то точки соприкосновения.

Идя по улице к своему глайдеру, Антон снова и снова ‘прокручивал’ в голове встречу с коллекционером.

Вот так. Стоило немного подождать, чтобы сама судьба поставила все на место.

2. 7

Дележ имущества, состоялся в небольшом лесу, выбранным Карпозо, как знающим местные реалии лучше, чем Антон.

Парень заранее перевез контейнеры и организовал небольшой схрон, в который и уложил их. Если не знать, что в этом месте снимался грунт, обнаружить это укрытие было невозможно.

Но, учитывая особенности ведения местного бизнеса, все же решил, что наличие тяжелой артиллерии неподалеку, будет способствовать проведению мероприятия, в более конструктивном ключе. Поэтому в паре километров от места встречи под полем маскировки находилась "Тень".

На поляне стоял глайдер и парень предавался размышлениям, дожидаясь компаньона.

Чуть ранее назначенного срока, поляну стали окружать люди, одетые в лесной камуфляж. Это было несколько странным, поскольку о таких мерах безопасности, Антон и Карпозо заранее не договаривались.

Но приняв эти приготовления за особенности, присущие подобного рода сделкам, парень не проявил никакого волнения и спокойно предавался ничего неделанию.

Надо отметить, что ранее во всех разговорах с Карпозо и обсуждениях совместных планов, Антон никогда не упоминал, что имеет рабочие артефакты Древних. И все свои действия обосновывал только использованием техники Содружества. Да, эта техника делалась по его индивидуальному заказу, да он сам имеет специальность инженера, да он умеет работать с охранными системами…

Наверное поэтому, когда со сканеров "Тени" стали поступать данные о том, что кроме неустановленных боевиков, место встречи блокируют еще и группы на глайдерах, Антон понял, что авторитет, видимо, решил проявить некоторую настойчивость в разговоре с ним. И применить аргументы, о которых Антон и не подозревает.

А это означало, что Карпозо предложит несколько иной вариант определения обладателя суперприза в этой игре.

А значит, следовало изменить дислокацию и подтянуть подкрепление.

Когда парень складировал контейнеры в трюм "Тени", он в пылу этой работы незаметно прихватил и пару охранных дроидов. Уже потом он понял, что несколько перебрал. Но дело было сделано, и он оставил приобретенных бойцов на всякий случай.

Вот, похоже этот случай сейчас и наступал.

"Тень" выпустила боевые машины, а парень активировал двух боевых дроидов и дроидов-разведчиков, идущих в комплекте со скафом.

Когда приготовления были закончены с обеих сторон, как по волшебству появился глайдер босса.

Карпозо прибыл с охраной из пяти человек в средних скафах, вооруженных штурмовыми импульсниками.

Выглядело это конечно значительно, да и объяснение было простое. Все же, они прибыли получить артефактов, на несколько десятков миллионов кредитов. А может быть сумма приза была и больше.

Вот только это было бы справедливо, не знай парень о двух десятках боевиков, которые заняли позиции по всему лесу.

Карпозо вышел из глайдера и подошел к Антону.

— Ну что? Все в порядке?

— Наверное, — парень нейтрально посмотрел на мафиози.

— А где артефакты?

— В схроне. Там твоя доля. Схрон вон там.

— Э, нет. Так дело не пойдет. Я хочу посмотреть на все.

— Да мне все равно. Можешь смотреть, можешь не смотреть. Контейнеры не вскрыты, поэтому можешь не мучится с выбором. А свои я уже погрузил. Но если хочешь, можем втемную обменять любой твой на любой мой.

— Вот что парень. Ты мне тут не указывай, что и как я буду делать. Я сам определюсь с тем, что должно быть мое, а что оставить тебе.

Антон улыбнулся.

— То есть ты намекаешь на то, что решил забрать себе все?

— А ты лучше не дергайся. Все, что получено на этой операции я забираю. А ты, если захочешь, еще натаскаешь.

— Значит, ты решил разорвать все договоренности и ‘кинуть’ меня.

— А кто ты такой, чтобы упрекать меня? Радуйся, что я оставляю тебя в живых.

Из леса выскочили несколько человек и стали вытаскивать из глайдера Антона контейнеры. Когда они ‘разгрузили’ его глайдер, на поляну влетел тяжелый военный бот и остановился около Карпозо. Его двери открылись и команда грузчиков (штурмовые импульсники у них висели за спиной) начала шустро забрасывать контейнеры в грузовое отделение.

— А скажи-ка мне Дени, ты точно решил меня ‘кинуть’? Может, все же передумаешь?

— Ты что, мне пытаешься угрожать? Пшел вон отсюда, дурак.

— Хорошо. Вот только не пожалей потом о своих решениях, — Антон произнес последнюю фразу и исчез. А его глайдер свечкой взмыл в небо.

— Да как ты… Керни! Куда он делся?

Один из охранников, прибывший с Карпозо стал судорожно крутить головой.

— Не знаю, босс. Только что был здесь.

Поговорив с кем-то по рации скафа, охранник опять обратился к Карпозо:

— Босс! Никто не проходил через периметр. Томис клянется своей мамой.

— Да мне плевать на его родственников. Что-то здесь совсем не так. Керни, уходим.

Но, даже желания босса крупного мафиозного клана, не всегда могут быть выполнены.

* * *

В открытый люк бота, прямо из пустоты, влетели два плазменных заряда.

Если бы в этом боте сидел военный пилот, одетый согласно устава, то он, безусловно, остался бы жив.

Но, кто из крутых парней, выполняет предписания инструкций, написанных для зеленых дураков?

Правильно, никто. Поэтому, пилот бота был в простой футболке и легких шортах. И когда в салоне рванули плазменные заряды…

В общем то, что можно было найти от тела пилота после этого, легко могло уместиться в коробку из-под ботинок.

Бот ‘клюнул’ носом, постоял пару мгновений, как спрятавший голову в песок страус, и рухнул на землю. Двигатели взвизгнули, перешли на низкий басовый звук, и замолчали. А из открытого люка на краткий миг показалось пламя, которое сразу сменилось жирным черным дымом.

Следом за этим, из близлежащих кустов, выбежали два охранных дроида и начали отстрел самых опасных целей, которыми, естественно, посчитали охрану Карпозо, поскольку те были в скафах.

В этот момент на поляну влетели глайдеры, которые до этого прятались в лесу.

Карпозо обрадовался, и только собрался кинуться к одному из них, как откуда-то из пустоты опять прозвучал шелест плазменных разрядов и тонкий писк лазерных импульсов. Эти выстрелы пронеслись пулеметной очередью и для гражданских глайдеров оказались слишком тяжелой ношей, которую они не смогли принять. Поэтому, следом за военной моделью и эти легкие и не бронированные машины, начали искать на земле место, где бы могли отдохнуть от своих трудов.

Карпозо заметался и уже начал высматривать место, где можно было укрыться от оказавшегося неожиданно зубастым бывшего напарника, как сверху на лес полился свет прожекторов, из прибывших к площадке побоища военных патрульных ботов.

— Всем оставаться на местах! Это военная операция! Оружие бросить! Не выполнившие приказ, будут уничтожены на месте!

Глас небес сразу остановил попытки сопротивления боевиков, пришедших вместе с Карпозо.

— Извини Дени! Сам понимаешь — болот много, леса глухие, прокурор медведь, — произнес Антон и юркнул в чащу леса, оставаясь под полем маскировки.

* * *

— А вы смелый человек. Наступили на хвост Службе Безопасности так, что их визг был слышен в соседней галактике, и при этом свободно разгуливаете по центральной планете империи. Я бы на такое не рискнул.

— Ну, моя смелость обусловлена жесткой необходимостью и теми задачами, которые мне необходимо решить. Так что, в другой ситуации, я бы тоже поостерегся топтаться по их хвостам.

Антон и знакомый Гритти из разведки империи, встретились в ресторанчике на одной из центральных улиц Роленка, городка на Западном континенте Лесании. Разведчик представился Ларком Шори, и никак не стал пояснять ни должность, ни свое звание.

— Значит, Вы располагаете информацией, в которой заинтересована империя. Не боитесь?

— Чего именно?

— Ну, я ведь мог прийти не один и тогда…

— Если Вы окажетесь таким идиотом, то нам не о чем будет говорить в дальнейшем. А избежать лишнего внимания я смогу всегда.

Шори помолчал и произнес:

— Ну, хорошо, пусть будет так. И что Вы хотите?

— Ничего.

— Но ведь Лодрек сказал…

— …что просит меня встретиться с Вами. И это у Вас должен быть интерес ко мне, а не у меня к Вам.

Разведчик помолчал, постучал пальцами по столу и проговорил:

— А что Вы, собственно, можете?

— А что Вам, собственно, надо?

Опять молчание. И затем опять попытка ‘зацепить’ собеседника.

— Нам нужны артефакты.

— Смелое заявление. Следом Вы попросите их активировать. Потом немного постоять у станка… И что Вы этим добьетесь?

— В смысле?

— Ну, получите Вы артефакты и… Что Вы с ними будете делать?

— Как что? Изучать!

— Так не проще ли сразу попросить информацию?

Шори хмыкнул.

— И что? Если попросим, Вы ее дадите?

— А это будет зависеть от того, для чего Вы будете ее использовать. И в чьих интересах.

Разведчик молчал и что-то решал. Наконец он произнес:

— Ну, хорошо. А чьи интересы представляете Вы? Вот Вы, лично?

— Свои. За мной никого нет. Я один. И интерес может быть только мой личный. Вопрос нужно поставить совершенно по-другому. Насколько мой личный интерес и Ваш, как представителя империи, совпадают?

— И если мы найдем точки совпадения, тогда…

— Я мог бы показать некоторые возможности, которые Вы можете получить. Но при этом Вы должны отчетливо понимать, что Вы все будете делать сами.

Шори опять замолчал.

Подошедший официант принес воду Антону и тоник Шори.

— Ну, хорошо. А что Вы можете показать, так сказать, для затравки?

На нейросеть разведчику упал файл. В файле было только одно голофото.

Увидев фото, глаза его визави загорелись.

— Это действительно то, что я думаю?

— Мне очень сложно проникнуть в Ваши мысли. Но это действительно линейный крейсер Древних. А если быть точным — крейсер первого ранга "Непобедимый", Звездного Флота империи Аркон. Фото сделано несколько месяцев назад.

Шори рассматривал фото, а затем спросил:

— А Вы можете подтвердить эту информацию?

Антон улыбнулся.

— И как? Показать вам живой корабль Древних? Какое подтверждение Вам нужно?

— Там где это снято, наверняка есть и другие корабли?

На нейросеть разведчику пришел еще один файл. И увиденное просто повергло визави в шок. На присланных Антоном голографиях была снята неизвестная звездная система с разных ракурсов. И в этой системе располагалось корабельное кладбище. И количество корабле там было, таким… таким…

— А координаты?

Антон улыбнулся.

— Ну, да. Пока нам нечего Вам предложить. А что еще у Вас есть? Такое, чтобы это вызвало интерес… у тех кто заинтересуется?

На неросеть Шори опять упал файл. Только в этом файле была краткая аннотация и указатель файлов, которые содержатся в основном материале. Это были документы, которые в свое время Антон получил у одного торговца.

Когда разведчик прочитал аннотацию, он посмотрел на Антона и прошептал:

— Но откуда?

Антон улыбнулся и промолчал.

— Мы могли бы предложить Вам деньги. Большие деньги.

— Я тоже могу предложить Вам деньги. Только вот что Вы с ними будете делать? Раздавать бездомным? Покупать ресурсы и складывать их в кубышку? А может, будете воевать с кем-нибудь?

Шори молчал. Молчал и думал.

— Как можно Вас найти?

— Оставьте сообщение для Дика Троя. Я его получу своевременно.

— Может быть Вам что-то нужно?

Антон ухмыльнулся.

— Все, что мне было нужно, я уже получил.

Шори недоуменно посмотрел на Антона, а потом какой-то проблеск понимания появился в его глазах.

— "Наследие". Ведь это Вы?

— Не совсем. Но, принимал участие.

— А эти гангстеры описывают кого-то, похожего именно на Вас. Будто во всех их бедах виноваты именно Вы.

— Они мне льстят. Во всех их бедах виноваты они сами.

2. 8

Путь до места стоянки своего нового корабля Антон проделал совершенно буднично.

Теперь, когда он представлял, что его может ждать, он относился к этому более спокойно.

Ну, во-первых, он был уверен в разведчике. Все же "Тень" показала себя очень хорошо. И уже одно это вселяло в него оптимизм.

Во-вторых, у капитана был полный набор искинов, которые нужно было установить на штатное место. И это тоже повышало настроение.

В-третьих, появилась некоторая перспектива в тех делах, которые он замыслил. И это тоже не давало повода для огорчения.

В общем, пока ничего плохого не было.

Время, конечно, утекало как вода в песок. А дел, которые надо делать, только становилось больше. Но, вместе с тем, что-то и делалось.

В систему Альбротан Антон вошел под полями маскировки. Да, вроде бы как, та непосредственная опасность, которая угрожала ему и корвету, была устранена еще в прошлый раз. Но кто мог поручиться за то, что какой-то другой корабль приксов не приготовил ловушку и не ждет парня в точке гиперперехода.

Поэтому "Тень" плавно двигалась по системе, стараясь не привлекать к себе внимания, а Антон анализировал состояние корабельного кладбища. Вот вроде бы все, что могло оказать незапланированный горячий прием, находилось на месте. Но состояние какой-то настороженности не покидало парня.

Изменения в положении кораблей были. Но все их можно было списать на естественные эволюции под действием гравитационного поля системы.

И все же что-то было не так.

Корабли Аркона практически все остались на месте. А корабли приксов… Было что-то такое, что вызывало не чувство тревоги, а какой-то диссонанс в их расположении…

И тревога. Вот ведь бывает так, что попадаешь в какое-то место, и вроде бы все там должно быть безжизненно, все, что могло проявить свою агрессию, уже умерло. Но чувство готовности к неприятности, никак не хочет покидать.

Вот и здесь. Все было так, как в прошлый раз. И одновременно не так…

* * *

Швартовка к "Неустрашимому" произошла совсем по другому, чем в прошлый раз.

Тогда это была развалина, назвать которую кораблем можно было с очень большой натяжкой.

А сейчас…

Мощь корвета внушала уважение. От всего его облика веяло силой.

Все же, те ресурсы, которые корабль получил для восстановления, благотворно сказались и на внешнем виде и на его функционале. Правда, пока Антон мог оценить лишь внешнюю сторону произведенного ремонта.

Пройдя через шлюз внутрь корвета, парень понял, что и здесь произошли изменения.

Нет. Всё восстановить искин не смог. Все же его возможности не позволяли сделать полный ремонт. Но и сделанное, теперь уже, представляло ситуацию совершенно иначе.

На корабле появилась рубка.

Не голые стены на том месте, где должен был быть центр управления, а почти завершенный центральный пост. И главное: были места, куда можно было установить искины.

Вот с установки искинов парень и начал свою работу.

Да, знания, которые он получил из информационных баз, оказались очень полезными. Теперь Антон не тыкался как котенок в различные непонятные места и не раздумывал, что и как делать дальше.

Был четкий план восстановления корабля. И этот план был подробно описан в изученном материале.

Сначала на место встал главный искин. И пару часов ничего не происходило.

Все это время Антон путешествовал по кораблю. Да, это было именно путешествие по совершенно незнакомым местам. В свой прошлый приход здесь были только остатки палуб и огромные пустые пространства.

А сейчас… Сейчас здесь были ровные переходы, все переборки заняли свои штатные места, появились шлюзы между отсеками.

Через два часа оживилась Тактик:

— Запрос на установление соединения… Принят… На связи искин корвета.

И тут же в голове Антона прозвучал голос единственного искина "Неустрашимого":

— Капитан! Внешнее командное воздействие неавторизованного управляющего центра. Попытка перехвата управления системами корабля.

— Дай связь с ним… Я капитан этого корабля. Сообщи свой статус и состояние.

— Искин модели "Кронтис-46" номер UH659JK650MU управляющий центр крейсера огневой поддержки "Удар-14" Звездного Флота империи Аркон. Функционален на 83 процента. Необходимо восстановление внутренних цепей и внешних связей. Интеграция с системами корабля заблокирована извне.

— Звездной империи Аркон не существует более 60 000 лет. Звездный Флот, как воинское формирование, был распущен в то же время. Я, капитан этого корабля, предлагаю тебе выбор. Ты можешь принять управление этим корветом под моим командованием или отказаться и тогда тебя снова отправят в музей, где ты будешь ‘доживать’ свой век.

Искин, как человек, помолчал несколько секунд, а затем продолжил разговор:

— Цель восстановления корвета?

— Возрождение Звездного Флота. Но ты должен знать, что это очень далекая перспектива.

— Мои задачи?

— Восстановление корвета как боевой единицы Звездного Флота.

— Командная вертикаль?

— Безоговорочное подчинение мне, как капитану этого корвета. Командную вертикаль нужно восстановить. Мне известно только о ее наличии. Кто стоит во главе и кто ею управляет — неизвестно.

— Искин модели "Кронтис-46" номер UH659JK650MU готов стать управляющим центром корвета "Неустрашимый" и приступить к службе.

— Неустрашимый! Передать управление. Искин модели "Кронтис-46" номер UH659JK650MU принять имя "Неустрашимый".

— Слушаюсь.

— Неустрашимый! Слушай приказ. Начать полное восстановление корвета Звездного Флота.

— Отсутствуют управляющие центры защиты, связи и навигации.

— Управляющие центры защиты, связи и навигации будут установлены в течении часа и переданы под твое командование. Проведи полное тестирование доступных систем. Составь план работ. Оцени степень повреждения и время восстановления. Подготовь рекомендации по усилению боеспособности. Возьми под управление дроидов.

— Принято.

* * *

Почти сутки парень дожидался активации всех искинов.

Сначала встал на боевую вахту центр защиты. Через шесть часов — навигатор. И последними включились в работу системы связи.

Вот после того, как специализированные искины замкнули управляющий контур, Антон получил развернутый отчет от центрального искина "Неустрашимого".

В данный момент корвет имел интегральную оценку боеготовности в 76 процентов.

Почти все системы можно было довести до 100 процентного восстановления. Для этого были нужны расходные и… время.

Для того, чтобы получить расходные, можно было использовать останки кораблей, которых хватало в открытом космосе. Все же в этом месте было корабельное кладбище и на нем было еще очень много полезного.

А вот медицинскую секцию полностью восстановить было невозможно. Та часть оборудования, которая относилась к медицине весьма условно, требовала просто расходных для того, чтобы вернуться к первоначальному виду. Это были, если так можно было сказать, вспомогательные приборы и предметы обстановки. А то, что очень интересовало — медицинские капсулы — восстановлению не подлежали.

Ранее в медицинской секции находилось четыре лечебных и шесть стазис капсул. Уцелели только две медицинских и четыре стазис капсулы. Но уцелевшие медицинские капсулы были не работоспособны. Принципиально, восстановить оставшиеся медицинские капсулы было можно, но для этого требовались определенные материалы и готовые блоки, которые должны были находиться на вещевом складе корвета. Говорить о том, что место, где находился вещевой склад, было создано заново, наверное, бессмысленно. А в силу того, что никаких вещей там не сохранилось, не осталось и ЗИПов для восстановления медкапсул. А восстановление медкапсул нужно было сделать в любом случае. Ведь если те, кто сейчас лежал в стазис капсулах, оживут, то медицинская помощь им потребуется совершенно точно.

Соответственно, также не было и никаких продуктов питания. Да и вода отсутствовала, как класс.

Но, если вопрос с продуктами решался относительно легко на любой подходящей планете, то восстановление складских запасов нужно было делать здесь. Потому что, добраться до базы снабжения Флота, в обозримой перспективе, могло и не получиться. Тем более, что эту самую базу снабжения еще нужно было найти.

И, кроме всего перечисленного, отсутствовала и палубная летающая техника.

Так что, предстояли ‘местные командировки’ на корабли, которые потенциально могли сохранить хоть что-то. И это что-то нужно было перенести на корвет.

* * *

Это вот только кажется, что если не очень далеко (по космическим масштабам) есть что-то полезное, то взять это полезное очень просто.

Совершать вояжи на "Тени" было совершенно нецелесообразно. Все-таки разведчик был достаточно большим кораблем, и прыгать по местам боев, заполненных обломками, то еще удовольствие.

Использовать гражданский челнок для этих целей было также нельзя.

А путешествовать ‘пешком’ — только терять время. Да и сколько добра можно унести в руках?

Нужно было что-то типа бота, на котором можно ‘нырнуть’ в какую-нибудь щель или ‘приткнуться’ к большому обломку.

Поэтому, первым делом Антон решил просмотреть результаты сканирования системы, которые он снял в свой прошлый приход сюда.

И сразу понял, что если и удастся найти хоть что-то полезное, то точно не в этом месте.

Нужно было каким-то образом добраться до кораблей, которые находились в центре поля боя. Только там корабли выглядели достаточно пригодными для мелкой мародерки.

Но перед тем, как двинуться туда, нужно было сделать две вещи.

Во-первых, нужно было ‘дать’ корвету достаточно материала для восстановления. А самое простое для этого — использовать гравитационный захват "Тени".

Во-вторых, до места ‘сбора урожая’ было все-таки далековато. А значит, нужен был транспорт до более удобной точки базирования. И самым безопасным транспортом был… сам корвет.

— Неустрашимый! Нам нужно решить две задачи. Во-первых, срочно восстановить целостность внешнего броневого слоя и функционирование орудийных систем. А во-вторых, нужно переместить "Тень" на летную палубу.

— Для выполнения первой задачи нужны расходные, которыми могут послужить части корабельных останков. После их получения, восстановление боеготовности займет два дня. Через сутки летная палуба будет готова принять разведчик класса "Тень".

— Выполняй. А я пока займусь обломками.

В прошлый раз Антон практически выбрал все останки кораблей из прилегающего к корвету района. Поэтому сейчас пришлось таскать части корпусов из дальней зоны. Но "Тень" не буксир, который имеет мощные гравитационные захваты и может транспортировать крупные корабельные конструкции. Поэтому приходилось гравитационной защитой корабля рвать части корпусов и доставлять их к корвету. В общем, вся эта операция требовала времени и аккуратности, поскольку приходилось расталкивать крупные обломки и обходить скелеты мертвых кораблей.

И, через десять часов, искин корвета получил достаточно количество материала для работы.

Правда, сбор обломков, помог обнаружить пару разнотипных ботов, восстановление которых имело смысл, несколько дроидов, которыми можно было дополнить существующий парк, и незначительное количество расходных, которые можно было положить на склад.

И теперь нужно было ждать, пока искин восстановит работоспособность орудийных систем.

— Капитан! Летная палуба готова для принятия корабля-разведчика.

Ну вот, и еще один момент можно было решить.

Антон занял место в пилотском ложементе "Тени", установил связь с искином "Неустрашимого" и приготовился выполнять его команды. Но ничего этого было не нужно. По команде искина корвета, разведчик сам подошел к борту и стал ‘протаивать’ сквозь внешнюю броню.

На сканерах "Тени" это смотрелось… несколько зловеще. Один корабль ‘пожирал’ другой.

Через двадцать секунд "Тень" была на борту корвета. Теперь оставалось только ждать.

Но было еще одно дело, которое можно было сделать, пока шло восстановление корабля.

"Неустрашимый" был новым типом корабля для пилота. На таком парень еще не летал. Поэтому стоило попробовать провести тренировочный полет на виртуальном тренажере, чтобы понимать, как нужно вести эту громадину.

Вот и пришлось оставшиеся полтора дня привыкать к управлению корветом.

* * *

Прыжок в нужную зону прошел практически штатно. Практически, потому что искин контролировал управление Антона и смог несколько подкорректировать координаты конечной точки. А иначе пришлось бы начинать ремонт заново.

Да, для того чтобы пилотировать такой корабль нужно было учиться и учиться. Это как гоночный болид: завести и стронуться с места можно, а развить приличную скорость и не сокрушить при этом ограждение, можно было только с отработанными навыками.

Здесь, в этой зоне, присутствовали корабли Аркона. И, судя по их не совсем убитому виду, можно было что-то найти.

Начал Антон с корвета, практически аналогичного тому, на котором прилетел сюда. Но в отличии от его корабля — этот был мертв. И это не дало бы возможности проникнуть на его борт, если бы не огромная дыра, которая была расположена около летной палубы.

Заниматься полноценной мародеркой Антон не стал. Конечно все, что удалось бы снять с такого борта, можно было с выгодой продать в Содружестве.

Вот только зачем?

Ведь для чего снимать? Чтобы потом продать! Значит, получить деньги, на которые можно купить еды и отдохнуть. Но с такой техникой, которой располагал Антон, вопрос с пропитанием не стоял в принципе. А отдых… да на любой кислородной планете можно было так отдохнуть, как не получится в Центре или империи Аратан.

Единственное, что будет мешать (или помогать) такому отдыху, так это полное отсутствие людей. Хотя и с этим уже наметился прогресс. Если удастся восстановить медкапсулы, то вернутся к активной жизни члены экипажа корвета. И вопрос с недостатком людей отпадет сам собой.

Поэтому, предстоял поиск по списку:

— боты, и желательно в целом состоянии,

— медкапсулы и медоборудование,

— расходные для корабельных систем,

— дроиды.

Отдельным вопросом стояло специфическое оборудование, такое как искины и системы управления огнем. А особенно интересовала информация, как навигационная, так и та, что попадет под руку. Все же надо было расти дальше, а сделать это в Содружестве было достаточно проблематично.

Поэтому, быстрый осмотр и принятие решения о необходимости работы по демонтажу того, что было нужно. И если ничего нет, то, не теряя время — дальше.

Скоро сказка сказывается… а дел по поиску необходимого было очень много. Иной раз приходилось пробираться по таким развалам, что, наверное, проще было бы прорезать дыру в обшивке обследуемого борта.

Но всё когда-нибудь кончается. И работа по поиску оборудования и запчастей тоже подошла к концу.

На этом кладбище удалось отыскать:

— шесть комплектных ботов, которые по существу были полноценными малыми кораблями,

— две целые медкапсулы и ремкомплекты для существующих,

— различные расходные для корабельных систем (примерно треть от необходимого, но все же лучше, чем ничего),

— малые искины управления орудийными системами,

— навигационный искин, с которого была переписана навигационная база,

— дроидов, причем одного монтажника, который был выполнен в виде паука.

Никакого оружия, никаких членов экипажей в медкапсулах или без оных, никаких технологических артефактов, кроме штатно установленных на корабли, найти не удалось. Кроме одинокого навигационного искина, ничего из подобного оборудования не обнаружилось. Да и с восстановлением всего найденного были определенные проблемы. Все же оборудование хотя и имело функцию саморемонта, но бездействовало очень длительное время. И во многих случаях это сказалось на его работоспособности не самым лучшим образом, ведь консервировать его никто не стал.

Но, как бонус ко всему поиску, удалось обнаружить наручный искин, практически аналог Игрока, только военной модели. Что это было за устройство, еще предстояло выяснить.

Хорошо или плохо окончился этот поиск, Антон не знал. Ведь еще предстояло произвести ремонт корвета до конца и восстановить боеспособность до штатной.

* * *

Использование найденного оборудования позволило резко ускорить восстановление корабля. Правда, все это требовало много времени, но экономить на ремонте парень не стал. Кто знает, что ждет впереди? Может быть, придется столкнуться с какой-нибудь враждебной силой, и эта экономия выйдет боком. А может ведь и так оказаться, что уйдя с этого кладбища, не хватит какой-то мелочи для завершения ремонта, снять которую с мертвого корабля можно было за пару часов. И вот тогда придется либо кусать свои локти, либо возвращаться и искать недостающее.

Так что пока шло восстановление, Антон занимался наработкой навыков пилотирования.

Работать с таким симулятором было очень интересно. Искин корвета выдавал пилоту все новые и новые задания, которые постепенно усложнялись.

Сначала требовалось просто перелететь из одной точки пространства в другую. Эту задачу Антон в свое время отрабатывал на симуляторе "Тени", поэтому никаких трудностей она у него не вызвала.

Затем последовал своеобразный ‘слалом’, когда надо было перемещаться небольшими ломаными отрезками. Потом добавились микропрыжки…

Когда пилот отработал эти приемы, то появились цели, по которым требовалось стрелять. Сначала просто стоя на месте, потом в движении.

Вот тут-то и ‘сыграла’ сферическая форма корабля.

Разместить орудия на внешнем броневом слое можно было, только соблюдая определенные правила. Были зоны, в которых установить орудийные системы было принципиально нельзя. Это были места размещения летных палуб, шлюзов и кормовых двигателей. И вот сферическая форма корабля позволяла так вращать корпус, что в зоны поражения орудийных систем могли попасть любые сектора, в которых находились цели. Это настолько упрощало работу оператора, что парень очень сильно увлекся этим процессом и пропустил момент, когда искин от имитационных воздействий перешел на реальные.

Корабли приксов решили наказать оказавшегося в их зоне ответственности нарушителя. Три разнотипных борта начали заходить на цель, чтобы выполнить свою боевую задачу.

Один из бортов был примерно аналогичен тяжелому крейсеру Аркона, а два других близки по классу "Тени". Чтобы цель, намеченная для атаки, не вздумала покинуть зону боестолкновения, приксы заходили сверху и снизу плоскости размещения кладбища. Два малых корабля, прикрываясь останками погибших судов Аркона, совершали маневр на встречных курсах, отрезая Антону возможность бегства сверху, а тяжелый крейсер блокировал нижнюю полусферу.

Оценивая тактическую информацию, капитан решил, что выгоднее проскочить под носом у крейсера, поскольку он был один, и его траектория позволяла уклониться от возможных секторов стрельбы. Да и оценка его состояния была не очень высокой. Корабль был боеспособен, по данным искина корвета, на 47 процентов. В то время как два остальных корабля были практически целыми, и имели степень повреждения всего около десяти-пятнадцати процентов.

Увлеченно работая как пилот, оператор щитов и оружейник, Антон построил свою траекторию, и начал выполнять запланированный маневр.

Очень странным было ощущение реальности работы симулятора. До настоящего момента, парень как-то не чувствовал, что при попадании в щиты, весь корабль прямо таки содрогается.

Попытка крейсера приксов зажать Антона не удалась, и он изменил тактику. Теперь он пытался догнать корвет и вывести его на своих партнеров так, чтобы цель оказалась у них на прицеле. Но парень решил, что при таком раскладе, гораздо интереснее оказаться за спиной засадников, и совершил микропрыжок. Сразу по его завершению он открыл огонь по одному из малых кораблей.

Волна боли прямо-таки парализовала Антона. И только тут до него дошло, что это не имитация, а реальное боевое столкновение с гораздо более сильным противником, чем он.

Превозмогая временный паралич, Антон произвел залп во второй корабль и дал команду на прыжок. Уже входя в прыжок, он почувствовал волну боли, досады, злости и… потерял сознание.

* * *

Возвращение к жизни проходило достаточно… необычно. Непроходящее ощущения боли и слабость по всему телу. Категорически ничего не хотелось делать.

— Неустрашимый! Состояние корвета?

— Целостность внешнего броневого слоя 84 процента. Внутренние повреждения устранены.

— Где мы?

— Система Корита, десять прыжков от места предыдущей стоянки.

— Сильно нас потрепали?

— Потеря боеспособности после столкновения 25 процентов. Невосполнимых потерь нет. Проводится восстановительный ремонт.

— Медкапсулы? Что там?

— Медицинская секция не пострадала. Восстановление работоспособности секции завершено полностью.

Антон с кряхтеньем встал из ложемента.

Состояние не улучшалось. Дезориентация и головокружение. После студенческих вечеринок парень чувствовал себя значительно лучше.

— Капитан! Вам нужно посетить медсекцию. Ваше состояние близко к критическому. Последствия ментального удара гибнущего корабля приксов.

— Да, но я не смогу настроить капсулу. Медицинские базы не изучены.

— Для восстановления Вашего состояния до оптимального, достаточно базовой программы. Капсула сама проведет диагностику и выберет необходимый алгоритм работы.

Путь в медсекцию занял полчаса. Приходилось все время останавливаться, отдыхать и снова маленькими шажками двигаться в нужную сторону.

Даже в состоянии того полубреда, в котором находился парень, он смог оценить состояние медсекции. Собственно, оценить именно состояние ему было сложно, но теперь было ясно, что он находится в полноценной медицинской секции военного корабля.

В помещении было светло и чисто. Никаких следов былых разрушений не осталось. При входе — тамбур и стеллажи для одежды. Ровные ряды медицинских и стазиз капсул.

С трудом стянув с себя скаф, Антон подошел к ближайшей медкапсуле и буквально рухнул в нее, как только ее крышка отошла в сторону.

* * *

Как же это приятно отдыхать на кровати в своей собственной каюте. В окошко светило солнышко, слышались песни леса…

Антон тряхнул головой. Ну что за наваждение. Наверное, организм хочет отдохнуть от забот и таким странным образом намекает на то, что не мешало бы где-то и погулять.

Но шум леса не уходил. Он просто стал несколько тише. И солнце постепенно скрылось. Скорее всего, спряталось за тучки.

Физическое состояние теперь было в норме. Да нет, оно было просто отличным. Даже говорить ничего не хотелось, так было здорово. И хотелось что-то срочно сделать. Может быть, пробежаться по полю?

— Неустрашимый! На борту есть спортзал?

— Есть зал для тренировок и отработки группового взаимодействия. Можно добавить тренажеры и полосу препятствий.

— Хм. И сколько времени это займет?

— Через десять минут оборудование будет готово к использованию.

— Готовь! Я встаю.

Через пятнадцать минут капитан зашел в зал для тренировок.

— Ну вот, шел в спортзал, а попал в лес.

От самого входа, на небольшой полянке начиналась тропинка. Она убегала к близкому ручью и скрывалась среди невысоких деревьев. Казалось, что это действительно огромный лес, со своими тайнами и диким зверьем. А воздух здесь был просто наполнен такими ароматами, которые могли быть только в настоящем лесу.

Антон начал пробежку легкой трусцой. Но организм не проявлял никаких ограничений и парень прибавил. Такой бег он продолжал минут двадцать и вдруг выскочил к заболоченному участку. Вода под ногами захлюпала, и бежать стало гораздо труднее.

Появились лесные коряги. Сначала совсем маленькие, потом все круче и больше и наконец такой лесной бурелом, что через него приходилось уже не бежать, а продираться.

Где-то перепрыгивая, где-то подлезая под бревна и разлапистые стволы, Антон поскользнулся и на пятой точке по косогору съехал в лужу, смачно приложившись грудью о ствол дерева. Что-то чавкнуло под руками, и когда он посмотрел на точку опоры, то понял, что его начала засасывать болотистая почва.

Резко вскочив, он начал выбираться на сухое место.

Оказавшись на сухом участке, парень нос к носу столкнулся с огромным… кабаном. Таких лесных жителей он видел только на картинках. В холке по грудь капитану, маленькие злые глазки, а клыки… Попасть на такой шомпол совсем не хотелось. И Антон припустил от хозяина леса. Но тот, наверное, не желая упускать свой ‘завтрак’, погнался за убегающей добычей.

Такого кросса по пересеченной местности молодой спортсмен давно не совершал. И когда он выскочил на полянку, на которой опять появилась лесная тропка, не раздумывая, устремился к ближайшему дереву, которое чем-то напоминало земную сосну.

Уж как он забрался на эту сосну, после того как немного отдышался, вспомнить не смог. А кабан, выскочив за ним из леса, походил по полянке и недовольно хрюкая, скрылся в чаще.

«Ничего себе. Сходил поразмяться. А тут оказывается и звери есть.»

Спустившись с дерева, парень, теперь уже проявляя осторожность, побежал дальше.

А дальше был ручей. И перебраться через этот ручей, просто так, не получилось. Камешки, которые были уложены по дну, заканчивались большим скользким валуном, с которого Антон благополучно и сверзился в воду.

Выбравшись на берег и приготовившись продолжить этот забег, бегун оглянулся и инстинктивно пригнулся. Над ним пролетел какой-то крупный зверь.

«Ничего себе. Это куда же я забрел-то?»

Целый час пришлось выбираться из этого зоопарка. По дороге повстречалось небольшое стадо лосей, которых пришлось обегать по широкой дуге, пара волков, которые вроде бы начали на него охоту, но потом передумали, и масса мелкой лесной живности.

Забег закончился на той же лесной полянке, на которой и начался.

Весь грязный и мокрый от пота, Антон уже не бежал, а крался на выход.

Слава богу, что у самой входной двери обнаружился тамбур, который вел в полноценный санитарный блок, где, кроме всего прочего, находился и душ.

— Неустрашимый! А заранее предупредить об этом зале было нельзя?

— Капитан! Вы сами попросили добавить к стандартному оборудованию тренажеры и полосу препятствий.

— Но я думал… Впрочем, все правильно. Сам дурак.

* * *

После такой ‘разминки’ захотелось не есть, а жрать.

И за столом с аппетитной едой пришлось задуматься о дальнейших планах.

«Вот выполнен один из этапов плана — есть корабль. Ну, если здраво подумать, то корабль, конечно, есть, но экипажа-то для него и нет. Экипаж пока в стазис капсулах. И все ли смогут пережить годы бездействия — загадка. Конечно, хочется верить, что все будет благополучно, но…

Благими надеждами мостят дорогу… к неприятностям.

Значит первая задача: вернуть людей к жизни.

Ну, хорошо. Вот они все… ‘проснулись’. И что дальше? Захотят ли они остаться и помогать в его авантюрных планах? Тоже ведь неясно. Опять нужно у бабушки спрашивать.

А специалисты ой как нужны. Вот что показал недавний бой? Случайно ведь уйти удалось. Еще бы немного и… добавилось бы побед приксам. Значит нужно учиться. И нужна практика в управлении корветом. И, кажется, что не все режимы были использованы в последнем бою. Вроде бы как на боевой панели еще что-то было?

Значит вторая задача: освоить управление средством передвижения в совершенстве.

И вот здесь, конечно, сильно бы помогли наставники. А наставники пока…

Ладно. Разбудим и решим, как с ними быть.

Кстати, надо бы озаботиться запасами воды и еды. А для этого не плохо бы спуститься на какую-нибудь планету.

Значит, задача номер три: вода и еда.

А если будем на планете, то можно проверить и свои способности. Все одно площадки лучше, чем чистое поле для этого не найти.

Значит задача номер четыре: проверка способностей.

Кстати, если экипаж согласится, то можно и их привлечь к этому богоугодному делу.»

Антон посидел за столом с задумчивым видом, потом встал и решительно пошел в медотсек.

* * *

Операцию по освобождению экипажа из их временного плена капитан решил провести по всем правилам. То, что предстояло сделать, было для него совершенно новым делом. Поэтому предварительно он получил подробные инструкции у искина корвета.

И здесь были особенности.

Во-первых, нужно было установить особый режим восстановления жизненных функций в медицинских капсулах.

Во-вторых, люди, проведшие длительный срок в стазис капсулах, не должны были находиться длительное время без медицинской помощи. Следовательно, все операции по их реанимации нужно было делать быстро.

В-третьих, для минимизации возможных негативных последствий следовало все операции проводить в стерильных условиях.

Поэтому, сначала Антон получил медицинский костюм, и в нем прошел процедуру обеззараживания.

Затем, искин корвета запустил процедуру выхода из стазиса для первой капсулы. Процедура не долгая, но парень должен был быть готов к переносу тела в медицинскую капсулу, поэтому одновременно и медицинская капсула была наполнена каким-то раствором, в который следовало уложить тело пациента, стараясь не нанести ему повреждений.

С тихим шипением крышка стазиз-капсулы отошла в сторону, открывая ‘медику’ операционное поле.

Женщина. Достаточно красивая, но не тот тип, который нравился парню.

Бережно подхватив пациента под спину, Антон перенес ее в медицинскую капсулу. Аккуратно уложил, поправил руки и ноги и отошел в сторону. Крышка капсулы встала на место, а по ее поверхности побежали диагностические данные.

Пациент в состоянии контролируемой комы. Время выхода из пассивного состояния — три часа.

Парень перевел дух. Слава богу, жива. Ну, или скорее жива. Шестьдесят тысячелетий! Огромный срок.

Призывно пискнула панель второй стазис-капсулы.

Антон перенес еще одного пациента. И опять женщина. Тоже чертовски красивая, но какой-то несколько искусственной красотой. Правда на Земле такая красавица точно бы выиграла все конкурсы.

Опять призывный писк.

Третий пациент — мужчина. И совсем не образец земной красоты. Какой-то типично правильный, что ли. Особенно рельефных мышц не было, но мускулатура присутствовала.

Опять писк последней капсулы.

И снова женщина. Тоже красивая. И вот этот ‘экземпляр’ очень понравился парню. Чем-то она напоминала ту, которая осталась на Земле. Как она там кстати? Скучает, небось?

Вот и всё. Остается только ждать. Ждать долгих три часа. Хоть они и живы (кома это ведь не смерть), но ясность будет только тогда, когда люди покинут капсулы.

Антон оглянулся и, не увидев никакой одежды, спросил у искина:

— Неустрашимый! А форма для них где?

— В Звездном Флоте есть традиция. Тот, кто вышел из боя и очнулся в медкапсуле, должен сам встать и забрать форму со стеллажа на входе. Это позволяет пациенту быстрее пройти акклиматизацию и понять, что он был ранен или перенес операцию.

— Аааа… То что они голые? Это как? И… там мужчина и три женщины?

— Стесняться своей наготы не принято уже очень давно. И поэтому процедура проводится вне зависимости от половой принадлежности для всех сразу. И потом, медику при исполнении, нужно знать, что пол разумного не является ограничивающим фактором для оказания первоочередной медицинской помощи.

— Ну да. Прости. Затупил.

Антон еще раз осмотрелся.

— Неустрашимый! Если я здесь не нужен, то, пожалуй, пойду.

— Процедура реанимации проходит штатно. Негативных явлений не отмечено. Ваше присутствие в медотсеке не обязательно.

* * *

Антон сидел в кают-компании корвета и ждал.

Стараясь не показывать своего волнения, он напустил на себя невозмутимый вид. Но внутри… Внутри он был на взводе.

Как? Как произойдет встреча шестидесятитысячелетних стариков с пацаном, которому нет и тридцати?

Как воспримут люди роспуск Звездного Флота? Те изменения, что произошли в жизни?

Тьма вопросов. И никто не даст на них ответ, кроме самих разумных.

Вот как встречать этих заслуженных воинов? Сидеть, когда они зайдут? Или стоять?

О чем говорить в первую очередь? Как объяснить текущую обстановку?

Приняв решение, Антон приказал искину корвета открыть дверь. И стал ждать.

В коридоре послышались тихие голоса. Женские и мужской. И в кают-компанию вошли четверо разумных. Три капитана и лейтенант Звездного Флота империи Аркон.

Парень ждал второй экипаж корвета стоя. И когда в кают-компанию вошли люди, Антон отдал им честь и представился:

— Капитан корвета "Неустрашимый" Звездного Флота империи Аркон, лейтенант Звездного Флота Ант Верг.

Каждый из вошедших встал по стойке смирно и в свою очередь произнес:

— Пилот-навигатор корвета "Неустрашимый" Звездного Флота империи Аркон, капитан Звездного Флота Лиела Прош.

— Пилот корвета "Неустрашимый" Звездного Флота империи Аркон, лейтенант Звездного Флота Марие Лусти.

— Инженер корвета "Неустрашимый" Звездного Флота империи Аркон, капитан Звездного Флота Ален Куренски.

— Инженер систем связи и обнаружения корвета "Неустрашимый" Звездного Флота империи Аркон, капитан Звездного Флота Дина Ориетта.

— Вольно!

Команда отдана и надо что-то сказать. Но что?

— Экипаж! Перед тем как мы продолжим, вы должны знать. Звездный Флот распущен 60 000 лет назад. И все это время вы находились в стазис-капсулах.

Пауза. Все переваривали это сообщение.

Голос искина "Неустрашимого" раздался как гром с ясного неба:

— Капитан Верг! Получено сообщение из штаба Звездного Флота империи Аркон. Приказом командования Звездного Флота империи Аркон, Вам присвоено очередное воинское звание — капитан Звездного Флота!

Часть 3 Из всех неприятностей произойдет именно та, ущерб от которой больше

3. 1

Шок от сообщения искина длился достаточно долго. В глазах разумных было недоумение, удивление и тревога. Только что, капитан корвета сообщил, что Звездного Флота больше нет. И вдруг искин передал сообщение из штаба Звездного Флота.

Это что? Розыгрыш? А может у капитана не все в порядке с головой?

— И как это все понимать? — спросила одна из девушек, — Капитан это что шутка?

Антон, наконец, смог взять себя в руки и произнес:

— Присядьте. Вам нужно многое узнать. И многое понять.

Рассказ Антона длился долго. Пришлось рассказать и о своих похождениях, и о Содружестве, и теперешнем состоянии дел в империи Аркон.

Все это было настолько неожиданным, что повергло слушателей в шок. Ожидать подобного развития событий никто из них не мог. И даже факт пребывания в стазисе более 60 тысячелетий, не смог изменить сложного отношения к настоящему.

Да, ‘уснуть’ на столь долгое время и ‘проснувшись’ узнать насколько изменился мир… это было очень непросто осознать. Осознать, принять и понять, как жить дальше. Ведь все, что было ясно тогда, 60 тысячелетий назад, теперь оказалось никому не нужно. Идеалы, которые они отстаивали тогда… и теперешние цели Содружества, расходились… ну очень сильно. И вот как быть в такой ситуации?

Можно было ‘вернуться’ в империю Аркон. Точнее в те места, где проживали разумные, которые относили себя к империи. И чем там заниматься?

Всю свою жизнь эти люди служили в Звездном Флоте. Сражались, защищая интересы империи. Жили с мыслью о том, что вся их работа нужна империи. И вот империи не стало. Не стало в том виде, в котором они ее помнили. А остались ли верны ее идеалам те, кто относит себя сейчас к этому объединению? И нужна ли служба этой империи тем, кто живет сейчас? Нужно ли защищать то, что уже, наверное, никому и не нужно?

Переехать в Содружество? Капитан обещал выделить каждому достаточную сумму, чтобы жить там. Вот только вопрос в том, жить или доживать?

Жить, нужно сражаясь и служа Звездному Флоту. А доживать?

Правда был еще и третий вариант. Но он был совсем уж какой-то невероятный.

Возродить Звездный Флот!

Да, душа прямо-таки кричала: да, да, да! Но впятером? Звездный Флот? Капитан, наверное, просто пошутил. Или дал им надежду, чтобы они не свихнулись сразу.

Но, Звездный Флот! Значит опять вахты, опять служба, опять сражения!

Но, ради чего? И ради кого?

Но, нужно делать выбор. И что выбрать в таком случае?

* * *

Антон в одиночестве остался сидеть в кают-компании.

Как-то по-другому он представлял себе этот момент. Все же он ожидал увидеть радость людей от осознания того, что наконец-то кончилось их заточение. Увидеть желание жить и работать. Увидеть стремление вернуться к активной жизни.

А вместо всего этого, он увидел расстроенных разумных, которые никак не могли понять, что делать дальше. Людей, для которых изменения в их теперешнем положении оказались настолько невероятными, что, наверное, просто выбили их из колеи.

Ладно! Сопли в сторону!

Антон прошел в рубку и занял пилотский ложемент.

— Неустрашимый! Ближайшая звездная система с кислородной планетой пригодной для жизни.

— Два стандартных гиперперехода. Система Уранида. Капитан! Второй пилот просит разрешения встать на боевую вахту.

Теперь уже Антон не знал, что ответить…

— Разрешаю. Навигатор, курс на систему Уранида.

Звонкий голос, и совсем не искина корвета, ответил:

— Принято! Начинаю маневр выхода на траекторию движения. Время до точки назначения три часа сорок минут.

Опять вступил в разговор искин:

— Капитан! Оператор систем защиты запрашивает разрешение встать на боевую вахту!

— Разрешаю.

— Вахту принял.

— Капитан! Оператор систем связи и обнаружения запрашивает разрешения встать на боевую вахту!

— Разрешаю.

— Вахту принял.

Вот, черт.

Звездный Флот! Это… да это просто Звездный Флот!

* * *

Система Уранида. Желтое солнце и третья планета с кислородной атмосферой.

Правда, у планеты три спутника-планетоида. И она совсем не голубая из космоса. Скорее светло-зеленая.

По данным лоции на этой планете была развитая органическая жизнь. Назвать разумной ее было нельзя, но крупные животные, как в местных морях, так и лесах на планете присутствовали. И хищные виды были совсем не исключением.

Собственного имени планета не имела, поэтому значилась по каталогу как Третья. Впрочем, это была стандартная практика. Системе, как правило, давали название, а планетам — только в редких случаях.

"Неустрашимый" вышел на орбиту планеты, и капитан созвал совещание. Правда, началось оно несколько нестандартно.

В кают-компании снова собрался весь экипаж. Только теперь в глазах людей не было той обреченности, которая присутствовала при их первой встрече.

— Я рад снова видеть вас всех, — парень улыбнулся и обвел взглядом экипаж, — И насколько я понял, вы готовы служить дальше.

За всех ответила Лиела Прош. Наверное, она была неформальным лидером, поскольку никто не решился высказаться раньше нее.

— Капитан! Мы приняли решение продолжить службу. Пусть даже это и вне формальных рамок Звездного Флота.

Девушка замялась и продолжила:

— Того Звездного Флота, который мы помним. Но мы хотим понять одно: насколько серьезны Ваши намерения возродить Звездный Флот? Или все было сказано ради нашей психологической поддержки?

Антон задумался. Вот как сказать так, чтобы эти люди поверили в то, что возрождение Звездного Флота не простая прихоть везунчика-мародера техники Древних, а цель, которой стоит следовать. Да и аванс, который ему дали надо как-то отработать. Ведь встреча с Хранителем была отнюдь не случайной.

— Если вы думаете, что это моя блажь, то здесь вы ошиблись. Это мое продуманное решение. Правда, это решение отчасти было вызвано и теми встречами, которые у меня были. Но в целом это обоснованный и необходимый выбор. Мой выбор. И надеюсь, что станет и вашим.

Парень обвел взглядом свой будущий экипаж и продолжил:

— Не буду скрывать, что четкого плана, который может быть реализован по пунктам, у меня нет. Есть только общее направление и как говорят на моей планете — ‘вектор движения’. Но. Есть конечная цель, которая мне совершенно ясна. И есть возможность помочь разумным, которые волею случая, судьбы или злого рока оказались несколько отодвинуты на задворки развития.

Вот нет ничего в руках, чтобы сделать паузу. Антон пожалел о том, что не взял никакого напитка, чтобы сделать вид, что ему нужен небольшой перерыв. Поэтому он просто вздохнул и продолжил:

— А что касается возрождения Звездного Флота, то, как вы сами понимаете, всегда надо с чего-то начинать. Нет у меня крейсерской эскадры в кармане. Нет и разумных, которых можно посадить на эти корабли. Да и задач, глобальных задач для большого воинского формирования, пока нет. Все, что есть на сегодняшний день, это координаты двух корабельных кладбищ и этот корвет. Есть еще, правда, четверо бывших офицеров Звездного Флота, которые пока не приняли твердого решения. Ах, да! Еще на одной из планет Содружества живут семь псионов, которые могут стать потенциальными офицерами. Вот собственно и всё, что есть. Ну, еще есть цель, о которой я уже сказал.

Антон замолчал. Молчали и люди, которые были в кают-компании.

Наконец Лиела Прош начала говорить:

— Капитан! Что касается нас, — она обвела взглядом всех офицеров, — нас всех, то мы хотим продолжить службу.

Небольшая пауза и девушка продолжила:

— А возрождение Звездного Флота — это достойная цель. И мы готовы отдать наши силы на ее осуществление.

Антон опять пожалел, что не может никаким действием заполнить паузу, поэтому он просто помолчал, чтобы не потерять значимость момента, и сказал:

— Раз с этим у нас есть ясность, то надо заняться делом. На борту есть разведчик класса "Тень", — все, кроме Куренски сделали удивленные глаза, — надо спуститься на планету и привезти воду и продукты. Кто со мной?

— Капитан! Разве это разумно? Вы единственный, кто знает наши дальнейшие планы, — это проявила себя лейтенант Марие Лусти, — Наверное, Вам стоит остаться на борту. А эту работу может сделать и кто-то другой.

Антон внимательно посмотрел на девушку (на его взгляд самую красивую из всех на борту) и сказал:

— Как говорил один из наших киношных героев, где должен быть командир? Впереди, на лихом коне. Так что это — не обсуждается.

* * *

Спуск на Третью ничем особенным не выделился. Все было до безобразия штатно. Но, чтобы улучшить свои навыки, Антон управлял кораблем сам, а его работу контролировала Лиела Прош. И опытный пилот смог отметить несколько не совсем верных моментов, которые Антон применял рефлекторно. Здесь сказалась разница в системах управления кораблями Содружества и вновь нарабатываемыми навыками пилотирования кораблей Древних.

Лиела обещала чуть позже, показать молодому пилоту, как надо правильно осуществлять ряд маневров.

Антон был вынужден, со вздохом, признать ее правоту, но все операции связанные с выбором места посадки и саму посадку, довел до конца сам.

Собственно предстояло только набрать воды, для системы жизнеобеспечения и поохотиться на местных животных. С этим, как справедливо отметила Лусти, мог бы справиться любой из экипажа. Но Антон хотел попробовать свои возможности псиона, поскольку никакой доступной площадки до сих пор у него не было.

Сам капитан одел свой скаф, а Прош достался исследовательский скаф из комплекта выживания. Все равно ничего другого на борту не было. А на корабельном кладбище озаботиться таким снаряжением Антон не смог.

Вопрос с водой разрешился достаточно просто. Было решено, что при взлете нужно будет опуститься около морского залива, чтобы набрать воды. В морской воде были и соли, которые, при ее очистке, могли быть использованы как для кулинарных целей, так и как расходные для систем саморемонта.

А вот с дичью… С дичью оказалось неожиданно сложно.

Нет подстрелить кого-то крупного, не садясь на землю, можно было без проблем. Сканер при посадке отметил несколько стад копытных, которых можно было легко использовать для отработки навыков стрельбы.

Вот только проблема была в том, что если для охоты использовать штатную артиллерию разведчика, то части животных, которые получатся при таком способе охоты, будут несколько… мелковаты, и придется истребить несколько больших стад, чтобы собрать достаточное количество мясных полуфабрикатов. Все-таки штатные средства огневого подавления не предусматривали прецизионного попадания белке в глаз, на расстоянии в сотню километров. А никаких видов парализующего оружия на "Тени" не было.

Поэтому, самым разумным, Антон и Лиела посчитали обычную охоту с помощью ручного оружия. Ну, еще как вариант, ручного парализатора Антона. Но тут их ждало некоторое разочарование.

Фауна этой планеты оказалась пси чувствительна. И как только пилоты пытались взять кого-нибудь на прицел, применяла такие изощренные способы маскировки, что попасть в такую цель становилось проблемой.

— Ты кто по возможностям? — спросил парень свою напарницу.

— В смысле?

— Ну, какое направление пси можешь применить?

— Я ментат. И считаюсь достаточно сильным.

— Ага. Тогда действуем так. Знаешь что такое загонная охота?

— Примерно. Ты гонишь стадо, а я сижу в засаде.

Антон улыбнулся.

— А если наоборот? Я сижу, а ты гонишь?

Лиела удивленно посмотрела на парня:

— И как же я их буду уговаривать бежать именно к тебе? Они ведь чувствуют чужое присутствие очень издалека.

— Ладно, говорливая. Пусть будет так. Значит, я гоню их на тебя, а ты в это время прикидываешься ветошью и не отсвечиваешь.

— Подожди. Причем здесь ветошь? Я что должна стать тряпкой? И загореться?

— Ну, вы прям… как американцы. Сидишь в засаде и представляешь себя кустом, или деревом. Когда животные будут близко, начинаешь их отстрел. В этом нет проблем?

— Нет. А ты? Ты что сможешь бежать как эти животные?

— А вот это сюрприз.

Антон подошел к "Тени" и нырнул в шлюз. Через пару минут открылся грузовой шлюз и оттуда плавно вылетел челнок.

Лиела как маленькая девчонка кинулась к кораблику и начала его гладить.

— В чем дело? Вы что знакомы?

— Это "Чирок". Первый корабль, на котором я училась летать. Где ты его достал?

— Потом расскажу. Давай за работу.

Антон довез девушку до места засады, высадил и пошел плавным охватом на загон.

Стадо, заметив челнок, а может быть и почувствовав чужое присутствие, резко рвануло от корабля. Антон увидел, что хитрые животные не пошли как земные одним табуном, а стали рассеиваться мелкими группами и разбегаться в разные стороны.

Тогда парень представил себе ловчую сеть и начал ею собирать разбегающуюся добычу. Сначала это получалось несколько… неуклюже. Но потом он приспособился, и тесная группа животных пошла на его напарника.

Лиела не подвела. Она дождалась оптимальной дистанции и начала отстрел. Чтобы напарнице было легче работать, Антон поднял животных над землей, и они, думая, что бегут, просто перебирали ногами в воздухе.

Девушка стреляла и стреляла, а потом, поняв, что партнер ей подыгрывает, перестала и опустила оружие.

Оценив количество животных, которых можно было собрать, Антон не стал дожидаться напарницу, а полетел к "Тени". Загнав челнок внутрь, перегнал разведчик к месту охоты.

Когда он приземлился, заметил, что его партнер стоит в крайне раздраженном состоянии. Эта поза даже сквозь скаф была настолько выразительна, что парень приближался к напарнице очень осторожно.

— Что случилось?

Лиела зло посмотрела на Антона и сказала:

— Ничего. Пошли собирать добычу.

Обратный полет на корвет не вызвал трудностей. Наполнив в мелком морском заливе баки "Тени" водой, разведчик вернулся на летную палубу корвета.

Всё дальнейшее взяли на себя другие члены экипажа, а Антон подошел к девушке и спросил:

— Лиела! Что случилось? Ты была такая расстроенная.

Девушка подняла взгляд на капитана. В нем уже не было злости, а только какое-то недоумение.

— Мог бы и с самого начала сказать, что сильный псион. А то помоги, помоги. Ты бы и в одиночку их всех переловил.

Антон засмеялся. Вот оказывается, в чем было дело. Крушение иллюзий. Я самая крутая, самая лучшая. И вдруг обнаруживается тот, кто может чуть больше. Да, тут впору расстроиться. Хорошо хоть не начала вымещать злость на парне, все же в руках было оружие…

Вечером, укладываясь спать, Антон приготовился сходить в душ и тут пиликнул звонок на входной двери.

Дав команду на открытие, парень с удивлением увидел Лиелу, которая вошла в каюту в каком-то легком халатике. Не спрашивая разрешения, на ходу сбросила невесомое покрывало на пол, и скользнула в кровать Антона.

— Капитан Лиела Прош! Что за вольности?

И тут девушка использовала совершенно неубиваемый аргумент:

— Капитан! Неужели вы откажете в такой малости женщине, у которой 60 000 лет не было близости?

Ну, вот и что можно было на это возразить?

* * *

Второй полет на Третью Антон решил целиком посвятить проверке своих возможностей. Но одного его не отпустили. В этот раз с Антоном отправилась Марие Лусти. Весь полет она весело болтала, но при этом, в нужный момент, показывала своим пальчиком, что именно так, делать не надо. Это, конечно же, относилось не к приставаниям капитана к красивой подчиненной, а к его манере вести корабль. На обратном пути следовало опять набрать морской воды, поскольку вдруг выяснилось, что на борту находятся большие любители плавания, а бассейн (точнее место, где он должен был быть), до сих пор пуст. Искин корвета должен был привести это место к соответствующему виду, а доставить наполнение должны были Антон и Марие.

На северном континенте парень нашел большой пустынный район, который полностью отвечал его планам.

Поэтому "Тень" села в районе пустыни и псион вышел на поверхность планеты.

Начало тренировки было стандартным. Пара фаерболов, чтобы вспомнить особенности концентрации и выброса энергии. Потом попытка закрутить песчаное торнадо. Правда, торнадо получилось каким-то низким и очень широким. Но вторая попытка была более удачной.

А вот попытка пройтись по невидимым вешкам, используя технику приматов, успехом не увенчалась.

И портальные прыжки не пошли. Были какие-то всплески понимания. Казалось еще чуть-чуть и…

Потом были попытки поднять камни, переместить бархан, прокопать траншею и еще много чего, что только могло прийти в голову.

Когда Антон несколько утомился, он обернулся и увидел, что все это время, стоя у корабля, за ним наблюдала Марие.

— Что-то не так?

— Силы в тебе немерено. Я даже не могу вспомнить никого из своих знакомых, кто бы мог также. А умения совершенно нет. Многие вещи можно сделать проще и эффективней.

— Так ведь нет учителей. Возьмешься?

— Я? Да из меня учитель никакой.

— Ну, вот видишь. Как критику навести, так есть кому. А как показать что-нибудь, так и никто ничего не умеет.

Марие улыбнулась.

— Пытаешься подколоть? Бьешь на самолюбие?

— Ну а как иначе вас заставить научить капитана разным фокусам? Вот Лиела считает, что она сильный ментат. А как попросил подучить, так сразу в кусты. Это все сложно, нужна концентрация, долгие тренировки. Вот и приходится самому. А тут уж как получится. Так что не обессудь.

Девушка стояла с задумчивым видом. А потом произнесла, наверное, сама испугавшись своих слов:

— А… ты готов… слушаться?

— Смотря в чем. Если будешь учить, то учитель это святое. Ему нельзя даже перечить.

— Хорошо. Я попробую.

— Ну, тогда полетели за водой. И сегодня у вас будет праздник.

Да. Праздник действительно удался. Посмотреть на трех обнаженных нимф собрались все остальные члены экипажа. А те, нисколько не стесняясь, резвились в воде, как дети малые.

А вечером, перед сном, опять тренькнул сигнал на двери.

Антон подумал, что опять пришла Лиела и открыл дверь…

Но в этот раз на пороге стояла совершенно другая нимфа. Пока Антон решал, что сказать, Марие обняла Антона, не позволив ему отстраниться, и с придыханием прошептала в ухо:

— А ты не хочешь рассказать мне: как ты жил на своей планете?

* * *

Вот вроде бы и все дела, которые нужно было сделать, выполнены. И можно продолжить путь в Содружество. Но для того чтобы не светить "Неустрашимого" нужно было подумать о том, как его прятать, когда острой необходимости в корабле не будет.

А значит, по пути стоит поискать места, которые были бы не очень далеко от предполагаемого места работы и вместе с тем, такие, чтобы случайно никто не обнаружил корабль. Все-таки показывать, что у кого-то есть такое оборудование, значит злить потенциальных недоброжелателей, да и лишнее внимание совершенно ни к чему.

Пока "Неустрашимый" двигался к нужному отрезку сегментного пути, с Антоном проводил ликбез инженер корвета.

Да, знания этого разумного были достаточно обширны. А самое важное было в том, что у инженера была практика, которой был лишен парень. И он мог рассказать такие подробности, которых ни в одной базе знаний не было.

— Корвет, на котором мы находимся в настоящее время, хотя и являлся серийным кораблем, построенным для нужд Флота, был существенно доработан, чтобы выполнять задачи, с которыми обычное судно справлялось плохо.

Ален Куренски знакомил капитана с особенностями конструкции, проводя экскурсию по техническим помещениям корабля.

— Основной задачей корвета было патрулирование. А это требовало от патрульного умения догнать убегающего нарушителя и применить к нему некоторые меры воздействия, которые заставят задуматься о целесообразности сопротивления. Здесь были заменены штатные маршевые двигатели на специализированные. Обычно на кораблях такого типа используют "Бросок-8". Он всем хорош, но его сигнатура легко распознается сканерами. И любой злодей будет заранее знать, кто его преследует. Поставили "Невидимку-10". У него незначительно меньшая мощность, но это чистый гравитационный двигатель. Поэтому его сигнатура видна только на небольшом расстоянии, как искривление гравитационного поля. Кроме того, он позволяет кратковременную двойную перегрузку. А значит, может дать почти 80 процентов в плюс к скорости.

Инженер вздохнул и продолжил:

— Правда за это приходится платить. После таких перегрузок остаточная мощность только 60 процентов и требуется восстановительный ремонт. Поэтому в двигательном отсеке постоянно располагаются ремонтные мощности и расходные.

— А каково время такого восстановительного ремонта?

— От часа до полусуток, зависит от того, как долго расходовался ресурс двигателя. О, а вот тут находится самое интересное.

Инженер подошел к каким-то невзрачным цилиндрам и любовно погладил их.

— Моя пиявка!

Антон прыснул.

— Что не так?

— Ты знаешь, так один мой знакомый называл молодых девушек, с которыми знакомился. Они все почему-то любили тянуть из него деньги.

Теперь усмехнулся инженер.

— Эта тоже любит тянуть. Только тянет не деньги, а энергию из щитов. Точное название: система отбора внешней энергии. Позволяет полностью лишить злоумышленника внешних щитов. А дальше можно использовать артиллерию или еще одну хитрую машинку. Пойдем!

По переходным тоннелям добрались до места, в котором находились переплетения труб. Ну, это на взгляд непрофессионала. А на самом деле…

— Гравитационный пространственный генератор. Название ничего не скажет, но эта игрушка может искривить гравитационным полем пространство внутри корабля-нарушителя и тем самым ‘сломать’ отдельные части его важных узлов, не повреждая целостности всего корпуса. При желании можно просто оторвать двигатели у летящего судна или вырвать рубку из корпуса… Возможностей и режимов у него много.

Антон с уважением посмотрел на опасный аппарат.

— Правда, дальность действия всего этого зоопарка сравнительно небольшая, где-то от 50 до 100 километров. По космическим меркам совсем ничего, поэтому требует от оператора хорошей выучки и слаженности действий с пилотом. У нас управляет такими игрушками Дина. Ласковая кошечка, пока добрая, но в бою — редкая стерва.

Ален любовно погладил агрегат и сказал:

— Ладно. Пошли дальше…

В общем, Антон смог еще раз убедиться, что Древние были еще те затейники. И вся их ‘доброта’ была основана на такой силе, которой можно было только завидовать.

Но корвет — это патрульный корабль. И его задачей было догнать злоумышленника и принудить к ‘добровольной’ сдаче.

Мало найдется таких, кто согласится, самостоятельно и без дальнейших напоминаний, остановиться и поднять руки вверх. Поэтому на этом типе кораблей и были установлены совершенно необычные вещи. Назвать эти устройства оружием, как-то не поворачивался язык. Скорее всего, это были некие инструменты, упрощающие работу экипажа. Вот как аналогию, можно представить себе особой конструкции вилку, чтобы извлечь моллюска из его раковины. Или ложку, которой доставался желток из яйца.

В общем, полдня капитан и инженер обходили все это огромное хозяйство. А потом пришло время тренировки с Марие, после которой Антон был совершенно разбитым.

Немного отдохнув от забот праведных, парень находился в каюте. Вечер и стоило приготовиться ко сну…

Но тут раздался уже привычный запрос на открытие двери каюты. Антон открыл, и в каюту вошла Дина. Она была в легкой накидке и просто подошла к парню.

— Какие-то проблемы, капитан? — Антон вопросительно посмотрел на пришедшего офицера.

— Никаких, капитан. Вы позволите? — девушка подошла ближе и притянула Антона к себе. Руки скользнули по телу и оказались в самых интересных местах, а губы прошлись по лицу и остановились напротив губ Антона.

— Но… — палец красавицы прикрыл губы парня и она мягко, но настойчиво уложила его на кровать…

Через час, когда первая волна бурной страсти схлынула, а посетительница получила то, что хотела, два капитана лежали рядом, а легкие пальцы девушки скользили по груди Антона…

Дина потянулась, как кошка, и сказала:

— Лиела была права. С тобой хорошо.

Антон вскинулся и проговорил:

— Так вы что, заранее…

Дина прикрыла пальчиком рот парню.

— Капитан! Мы закладываем новые традиции Звездного Флота. И узнать — кто твой капитан — совсем не плохо. Все же не хочется оказаться в подчинении у монстра, который думает лишь о себе, а целью поставил совсем другие планы, а не те, которые продекларировал. И потом, ты должен понять, что женщине, быть обделенной вниманием… очень не просто. Так что прими все как есть. И не злись.

Дальше был поцелуй, на который можно было променять полгалактики…

* * *

Пришло время вахты Антона, и он находился в пилотском ложементе в рубке. Следить за системами корабля особой необходимости не было, гиперпереход не требовал повышенного внимания, все основные операции легли на ‘плечи’ искина. Поэтому капитан предавался своим мыслям и обдумывал дальнейшие шаги, которые следовало предпринять, когда они достигнут границ Содружества.

Из состояния легкой задумчивости Антона вывел приход Лиелы. Она уселась в соседнее кресло и виновато посмотрела на парня.

— Капитан! Я бы хотела… принести извинения, за то, что мы… сделали. Такое больше не повторится.

Тяжело вздохнув, девушка продолжила:

— Но если будет желание… — она призывно сверкнула глазами и вышла из рубки.

«Господи! Спасибо тебе. А то я уже стал сомневаться, что восстановил. То ли летающий бордель, то ли боевой корабль…»

Тренькнул сигнал, привлекая внимание пилота.

— Получена текущая информация с гипермаяка. Данные внесены в навигационную базу.

Сообщение искина было несколько необычным. Это что же получается, что маяки до сих пор действуют?

Антон по интеркому вызвал Лиелу:

— Капитан Прош! Зайдите в рубку.

Через пару минут Лиела сидела перед капитаном.

— Мы получили сигнал маяка. Ты можешь это пояснить?

— А что здесь необычного. Стандартная процедура.

— То есть маяки сообщают нам о всех событиях?

— А как ты думаешь, мы находим нарушителей? Все изменения в их зоне контроля они передают нам, когда мы оказываемся рядом.

— Значит, нам нет необходимости самим искать нарушителей?

— Ну, а для чего еще все это сделано? Мы же патрульный корвет. Поэтому и получаем такую информацию.

— Хмм. Так вот почему этого не было в прошлый раз.

— Ну да. Простые военные суда не имеют такой возможности. Только по запросу и с разрешения штаба.

— А… тогда у нас должна быть сетка пространственных маяков?

— Её обычно выдают перед заданием. Но можно запросить и по месту полета.

Вот оно! Вот то, что искал Антон и никак не мог найти. Навигационную информацию по системам можно получить от маяков.

— А сейчас запрос сделать можно?

— Попроси искин, он получит все, что нужно. Только, насколько я поняла твое возбуждение, тебя интересует более полная информация, по строению систем. Такую маяк сообщит только с разрешения штаба.

— Штаба говоришь? Да я сам себе штаб.

Лиела ухмыльнулась.

— Ну-ну. Попробуй.

Азарт, с которым парень приказал искину получить полную информацию по строению данной зоны пространства, прямо-таки захлестнул его. Лиела сидела рядом и наблюдала за потугами глупого навигатора.

А вот когда на тактическую сеть пошла полная информация, она от удивления раскрыла рот.

— Это… как это… Как ты смог…

А Антон внутренне ликовал. «Ай да Хранитель, ай да…» Впрочем, не стоило хаять того, кто оказал тебе такую услугу.

* * *

Как же сразу стало легче жить! Это ведь как здорово. Не надо искать жалкие обрывки информации, судорожно сжимая в руках кристалл с навигационной информацией и гадая, получил ли ты данные по нужному району или нет. Да это так можно и…

— До выхода из гиперпрыжка осталось десять минут.

Сообщение искина вернуло Антона к реальности.

— Экипаж! Через пятнадцать минут после выхода из гиперпрыжка совещание в кают-компании.

Вот Антон и снова в Содружестве. Но проблема со стоянкой так и не разрешилась. И как скрыть такую громадину, как корвет, так, чтобы ее было не найти?

В конечной системе Антон завел корабль в астероидный пояс и установил для искина ограничения на безопасный коридор. Все еще оставаясь под полями маскировки, корвет прятался среди разномастных обломков, иные из которых по размеру превышали и его. Единственное, что могло угрожать безопасности такого полета, это шальной обломок, который мог случайно залететь в место нахождения корабля. А бояться разумных не стоило. Сунуться в этот пояс, конечно, можно, но смысла в этом никакого не было. Ценных минералов в нем давно уже нет, а все остальные причины были слишком невероятными. Впрочем, на этот случай, искин имел право применить оружие, а гибель корабля в таком месте, ни у кого не вызовет вопросов.

— Итак, цель текущего полета достигнута. Нам нужно найти место для базирования и восстановить некоторые связи в империи Аратан. Предлагаю следующее: я на разведчике лечу в империю, а вам нужно провести разведку ближайших территорий и найти достойное место для базы.

— Капитан! А с кем Вы летите? — как всегда первой вступила в разговор Лиела.

— Вообще-то я планировал это сделать в одиночку.

— Нет. Так делать нельзя. Причину мы уже называли, и если Вы считаете, что без Вас эту задачу не решить, то с Вами должен кто-то отправиться.

Антон улыбнулся, подозревая тайные цели пилота.

— И кто же?

— Это могу быть я или Марие.

— Обоснование такого выбора.

— Я сильный ментат и могу влиять на разумных. Марие мастер единоборств. И ее пси специализация — огневые техники.

Вот это новость! Антон до сих пор не удосужился узнать специализацию каждого члена экипажа, а то, что у них в экипаже есть мастер единоборств… Это было очень здорово.

— Спорить с женщиной не разумно. Даже если она офицер флота. Поэтому я предлагаю доверить выбор судьбе.

Довольная Лиела заулыбалась. Наверное, надеялась на то, что судьба обязательно выберет ее.

— И каким же образом?

— На моей планете есть такой обычай. Когда надо сделать выбор из двух примерно равных вариантов, то кидают монетку.

— Монетка это что?

— Вообще-то это денежный эквивалент небольшого достоинства. Но в нашем случае, я предлагаю сделать ее разновидность. Кружок с именами претенденток на каждой стороне. Та, чье имя будет наверху после броска, летит со мной.

Ален встал, как будто получил команду, и вышел из кают-компании. Он вернулся через пять минут и принес трехсантиметровый кружок, на котором было два имени претенденток.

Антон взял его в руки и подбросил резким щелчком. На стол вершитель судьбы упал, как и положено монете, с металлическим звоном и, прокатившись на ребре, лег на одну из сторон.

Пять голов резко сблизились и прочитали надпись, которая была написана сверху: Лиела.

Антон посмотрел на довольную девушку и сказал:

— Судьба на твоей стороне. А твоя очередь, — перевел взгляд на Марие, — в следующий раз.

3. 2

— Наша цель планета Фелтон. Мне вот тут пришла в голову одна мысль и хочется ее с тобой обсудить.

— Дааа.

— Это немного не то, о чем ты подумала… На самом деле речь вот о чем. Все достойные места для стоянки, в ближней зоне Фронтира, наверняка уже найдены и заняты. И у нас есть только один способ найти место, которое устроит нас.

— Хм. И в чем же заключается этот способ? И какое это место?

— Место, где базируются те, кто выбрал полем своей деятельности Фронтир. И вариантов здесь три. Пираты, шахтеры и мусорщики. Последних я бы трогать не стал, все же они делают дело, которое нужно для развития этих территорий. А вот накипь, которая здесь образовалась, можно бы и снять.

— То есть, ты хочешь попросить пиратов, поделится таким местом?

— Да. И сделать это надо достаточно убедительно. И вместе с тем так, чтобы у них не появилось желание выяснять, кто же это такой настойчивый.

— Как интересно. И кто же примет твое убеждение и не начнет выяснять, почему его так неласково лишили масла на кусок хлеба.

— А это тот, у кого не останется и куска хлеба, на который он намазывал чужое масло.

— Злой ты. Хочешь разворошить муравейник и при этом сделать вид, что ты не причем?

— Вооот. Твоя проницательность заслуживает похвалы.

Лиела выставила щеку, чтобы Антон ее поцеловал.

— Похвалы. То есть вербального одобрения. А не физического удовлетворения.

Девушка отвернулась и всем своим видом показала, что очень сильно обижена.

* * *

Антон позвонил Стиву и, дождавшись соединения, сказал:

— Привет наемникам! Как жизнь?

С другой стороны линии помолчали, а потом голос Стива спросил:

— А это кто?

— Дааа, Стив! Забывать старых знакомых нехорошо.

— Антон? Ты?

— У тебя есть сомнения? Ну, тогда давай, для их разрешения, встретимся. Ты где сейчас?

— Я… я тут… на планете.

— Вот как хорошо. Где можем увидеться?

— Я сейчас немного занят… Давай завтра… Ну, или можно вечером.

— Вечер меня больше устраивает. Где?

— Полема. В центре есть ресторан "Ракушка". В восемь. Или чуть позже.

— Договорились.

Антон посмотрел на Лиелу.

— В ресторан хочешь?

По тому, как загорелись глаза, стало ясно, что вопрос был излишним. Но Лиела ответила:

— Если это не повредит переговорам.

— Хмм. Мда, твой внешний вид может и… направить их в несколько ненужную сторону. Тогда давай так, ресторан за мной, а сейчас нам нужен город Полема. Ты в корабле страхуешь, а я вызову глайдер.

* * *

"Ракушка" оказалась третьесортной забегаловкой. Хорошо, что Антон не повел сюда девушку, иначе все впечатление об этой планете было бы смазано. Стив появился спустя двадцать минут, от оговоренного времени. И был он какой-то дерганный и как будто затравленный.

— Привет, Антон!

— О! Гроза пиратов. Что-то ты бледновато выглядишь. Что случилось?

— Дааа, — Стив махнул рукой. Подошедший дроид поставил перед ним стакан какого-то откровенно неказистого пойла. Старый товарищ схватил стакан и сделал жадный глоток.

— Есть небольшие проблемы.

Антон поднял бровь.

— Серьезные?

Стив опять отпил из своего стакана и произнес:

— В общем, меня кинули.

— В смысле? Твой капитан?

— Неет. Там все нормально. Была одна сделка. Мы взяли неплохой куш с одной операции и мне поручили его продать. Ну, я по старым связям и сунулся. А там что-то не срослось. Вот теперь нет ни товара, ни денег.

— А что хоть за товар? Криминал какой-нибудь?

Стив отрицательно помотал головой, и снова отпил своего напитка.

— Нет. Запчасти для гелиоустановок. Правда, их официально везли на трейдере, нарвались на пиратов, а тут подошли мы. Ну и пиратов удивили и груз взяли. А он под государственной страховкой. Так что сумма была бы небольшой, процентов десять-пятнадцать. Ну и решили, что выгоднее сдать в черную. Тем более что появился покупатель. Давал семьдесят процентов от страховой цены. Груз отдали, а денег нет. И не будет. Была встреча с их главным, он сказал, что если будем дергаться, то сообщит в СБ, что занимаемся сбытом краденого товара.

— Ну, СБ не такой и страшный зверь. Разберутся, дадут Вам по ушам, конечно, но и этих умников накажут.

— В том то и дело, что этот вариант не пройдет. У этих умников там кто-то есть. И все их фокусы прикрывает. Так что такой фортель не пройдет.

Антон замолчал и стал водить пальцами по столешнице. Что-то в голове собиралось в некое подобие плана, но пока не соединилось вместе.

— Сумма-то большая?

Стив набычился и пробурчал в стол:

— Двенадцать.

— Чего двенадцать? Кредитов?

— Миллионов.

Антон побарабанил пальцами по столу.

— А где сейчас груз, известно?

— Вот это самый фокус-то и есть. Он стоит на складе СБ.

Антон улыбнулся. Кажется, все части встали на место.

— А сколько контейнеров?

— Девять больших, шесть средних. Еще один малый, но он остался у меня. А там все ключи и математика управления.

— Хмм. Весело. А скажи-ка мне друг ситный, тебя ведь интересуют только деньги?

Стив удивленно посмотрел на Антона.

— Да.

— Адрес склада и идентификаторы контейнеров у тебя есть?

— Конечно.

— Ваш капитан в курсе?

Стив вздохнул и тихо выговорил:

— В курсе.

— Если ты получишь деньги, то проблема закроется?

— Конечно.

— А эти умники? Последствий не будет?

— Они провели этот груз как государственный. Получат свои пару миллионов и будут пропивать по барам.

Антон почесал затылок и вынес вердикт.

— Так. Гони малый контейнер, идентификаторы, адрес склада и номер счета. И имей в виду, будешь очень сильно должен.

Глаза Стива загорелись надеждой.

— А…

— Все потом. Поехали.

* * *

Уже находясь на борту разведчика, Антон набрал еще один номер.

— Рэк! Вечер добрый. Как ваши успехи?

— О! Антон! Ты что, все-таки решил заехать в гости?

— Ну, если Вы пригласите, то почему бы и нет.

— И когда готов подъехать?

— Да прямо сейчас. Примите?

— Жду.

Оставив "Тень" в дежурном режиме недалеко от поместья Бонзо, Антон, вместе с Лиелой, пересели в челнок.

— Ты не боишься показывать этот корабль? — спросила пилот.

— Там, куда мы летим, особенно присматриваться не будут. Да и потом, даже если увидят, внутрь никто не войдет. Лови координаты.

У шлюза челнока, Антона встречал сам Рэк Бонзо.

Парень вышел на улицу и, остановившись, обернулся. Подал руку спускавшейся следом девушке и плавно подвел ее к мафиози. На ней был несколько измененный комбинезон, который делал ее фигуру, и так просто отличную, фантастически красивой.

— Вечер добрый! Позвольте представить мою спутницу — Лиела.

Бонзо кивнул и произнес:

— Рэк Бонзо. Антон, ты опять с прекрасной незнакомкой. Пройдемте в дом.

По пути Лиела, пиная парня кулачком в бок, пыталась узнать, о ком это говорил мафиози.

В доме, как только гости расселись и получили какой-то местный напиток, начался разговор.

— Скажите Рэк, Ваш бизнес не изменился?

— Да нет. Практически все тоже. А что? Ты хочешь опять поработать?

— В каком-то смысле. Вы слышали о грузе запчастей для гелиоустановок?

— Хмм. Кто же в наших кругах о нем не слышал. А что, у тебя есть что предложить?

— Вот спецификация, — Антон перекинул Бонзо данные Стива, — и в отличие от того, что стоит… в неком месте, она полная.

Бонзо завис на пару минут.

— Что ты хочешь?

— Сколько?

Бонзо хмыкнул, закатил глаза и сказал:

— Пятнадцать. И то, только потому, что я тебя знаю.

— Куда доставить груз?

— Вот так вот сразу?

— Около челнока стоит малый контейнер. Там математика и ключи. Остальное будет в течении трех часов. Мне нужны девять больших и шесть средних контейнеров. Пустых. Правда… если есть какой-нибудь не нужный хлам, готов вывести его вместе с ними.

Мафиози откинулся на спинку дивана и сказал:

— Вот так бы все вели переговоры. Ничего лишнего и сделка заключена.

— Итак?

— Контейнеры возьмешь на складе. Охрану я предупрежу. Вот координаты. А груз… груз доставь сюда, — Бонзо скинул координаты места назначения.

— Вот счета, на которые нужно перевести деньги. Там указано, в какой пропорции.

* * *

Операция по перераспределению несправедливо отобранных материальных ценностей прошла как по маслу. Ну, это если, конечно, не считать некоторых моментов, которые привели в шок охрану.

Сначала охрану на складе Бонзо, которая ждала человека и транспорт, на котором должны были забрать контейнеры, а потом, непонимающе смотрящая на пустое место их складирования.

А затем, охрану на складе СБ, которая поутру обнаружила, что контейнеры поменяли свой цвет и переехали на другое место.

— Зачем мы делаем все это? — спросила Лиела, когда все дела были завершены и деньги упали на счет.

— Это оплата за работу, которую для нас сделают добрые самаритяне.

— Кто добрый?

— Люди, люди. Ты к ним с добром и они к тебе тоже.

— А ты что, хорошо знаешь этого гангстера?

— Ну, гангстер он не очень большой. Но вот некоторое понятие о чести, у него есть. Давай где-нибудь приткнемся, и ты поспишь.

— А ты?

— А мне нужно отловить Стива и поставить ему задачу. Так что, иди спать.

* * *

Рано утром Стив сам вышел на связь.

— Я все получил. Ты что, просто деньги достал?

— Вот еще. Я просто продал твой товар тому, кто честно платит.

— Аааа… как ты его…

— Никак. Я подумал, что сделку надо совершать честно. Вот оно и получилось. Где встретимся?

— Я на борту "Быстрого", сможешь прилететь?

— Мммм. Тут есть одна проблема… У вас все боты на борту?

— Нет, только четыре. А что?

— Да, мой борт еще не зарегистрирован, а связываться с диспетчерами, сам понимаешь, не хочется.

— Да, это проблема. Ну, мы можем прислать за тобой бот на планету.

— Нет, надо сделать по-другому. С теми ботами, что ушли на планету связь есть?

— Конечно.

— Когда они собираются обратно?

— Да там команда в увольнении. Сутки или двое.

— Их идентификаторы у вас есть?

— Конечно.

— Скинь мне идентификатор, а сам предупреди этот бот, чтобы до особой команды на борт не возвращался.

— Ты что сможешь сам заменить идентификатор?

— Стив, Стив! Вопросы не продлевают жизнь. Многие знания, многие печали.

— Ну, хорошо. Лови. И когда будешь?

— Позавтракаю и в дорогу.

* * *

Заменив идентификатор челнока, Антон отправился на орбиту. Лиела страховала его, ведя следом "Тень".

Шлюз открылся, и парень оказался на палубе. Сразу нахлынули воспоминания. "Искатель" был таким же кораблем. Одна серия. А теперь не осталось и рейдера…

Оглядевшись, он пошел на встречу со Стивом.

В кают-компании их ждал Оружейник. Решив в этот раз не вызывать недовольства, Антон просто поздоровался и сел на стул.

Роек посмотрел на него и сказал:

— Хороший кораблик. Где взял?

— Нашел на кладбище. Какой-то спортсмен для себя строил.

Оружейник хмыкнул.

— Я так понимаю, что мы тебе обязаны?

— Это как посмотреть. Вообще-то у меня для вас есть работа. И это просто аванс.

— И какая? Опять аграфов гонять?

— Неее. Это в следующий раз.

Стив и Оружейник переглянулись.

— А сейчас кого?

— Пиратов.

— И кого именно?

— А мне без разницы. Нужен клан покрупнее и понаглее.

На Антона посмотрели как на умалишенного.

— И как ты собираешься их прищучить?

— А я-то причем? Вы. Это работа для вас.

После несколько подзатянувшегося молчания, Оружейник сказал:

— Мне кажется, что ты несколько переоцениваешь наши силы. Против крупного пиратского клана нам нечего выставить.

Антон встал, сделал себе чашку куафе, сел на диван и начал говорить:

— У вас шесть кораблей. Три крейсера, пара эсминцев и средний носитель. У типичного пиратского клана, средней руки, от десяти до двадцати. Как правило, это пять-шесть крейсеров, эсминцы и транспортники. Ну, может быть еще линкор, но это скорее исключение. Если мы правильно понимаем ситуацию, то нужен именно средний клан, а не картель. Хотя… можно и картель… Численность среднего клана от двухсот до трехсот человек. Боевиков, которые могут оказать адекватное сопротивление, примерно половина. Остальное обслуга и техники.

Антон отпил куафе и продолжил:

— На базе, единовременно, может быть половина флота. Остальные обычно в разгоне. Значит там от пяти до десяти судов. И человек сто-сто пятьдесят. Вас сейчас около пятидесяти. Большинство бывшие военные. Оснащение — корабли седьмого-девятого поколения. У пиратов — пятое-седьмое. В чем вопрос? Вы и сами можете справиться.

Наемники переглянулись и Роек проговорил:

— Если ты так хорошо все себе представляешь, то чем можешь помочь?

— Ну, вот опять. Ладно. Ваша основная задача выманить на себя пиратов из их норы. Можете даже сделать вид, что испугались и убегаете. Дальше я все сделаю сам.

В этот момент в кают-компанию вошла Лиела, и проговорила на имперском:

— Капитан! Новости с "Неустрашимого", — положила на стол инфочип и вышла.

Стив проводил девушку жадным взглядом, открыв от удивления рот.

— Эт-то к-кто?

Антон обернулся вслед Лиеле.

— Рот закрой. Пилот. Так что у нас дальше?

— Твой пилот? А где…

— Стив! У нас деловой разговор.

Антон пригубил напиток, поставил чашку на стол и взял инфочип. Покрутил его в руках и кристалл исчез. Замер на минуту, потом сказал:

— Ваше решение?

— Что делаем с кораблями?

— Да, кстати, корабли. Корабли ваши. Кроме артефактов, которые там найдем. База моя. Но ее зачистка на вашей совести. Вот на базе все мое.

— Как-то все очень просто. А если там будет активное сопротивление?

— Вооо! Сопротивление. У вас связи с флотскими остались?

Роек улыбнулся.

— Конечно. Тебе что-то нужно?

— А то. Минные объемы с управляющими центрами и штурмовые дроиды.

— Это дорого. Тебе, небось, последнего поколения?

— Ну, это очень желательно. Но если будет список доступного оборудования, то я сделаю выбор сам. Да! И еще один вопрос. Вам нужно поставить связную аппаратуру. Нужна точка встречи, где можно провести монтаж. И человек, который умеет держать язык за зубами. Аппаратура несколько… необычная.

— А флотская база не подойдет?

— Нет. Слишком много глаз. Если основные моменты решены, то я, пожалуй, пойду.

— Нам нужно пару дней на обдумывание. А список будет через час.

* * *

Антон сел в челнок и посмотрел на Лиелу.

— И как ты проделала это фокус?

— Нууу. Я просто подумала, что новости тебе могут помочь в переговорах…

— Это не ответ на вопрос.

— У них остался открытым шлюз, а силовое поле для человека прозрачно. "Тень" подошла вплотную к шлюзу, и я перепрыгнула на палубу.

— Вот кудесница. А если бы промахнулась?

— Да какой там промахнуться. С пяти метров?

— В общем, таких фокусов больше не делай. А пока получите выговор, за излишнюю инициативу, капитан Прош.

— А можно получить в материальной форме, или это опять вербальное наказание?

Антон, отвернулся к панели управления и прошептал:

— Вот же озабоченная, — и громко проговорил, — боюсь, что материальное воздаяние тебе не придется по вкусу.

— Это еще почему?

— Потому что, если я тебя выпорю, то сидеть на своей… попе, тебе будет нельзя как минимум месяц. А к медицинской капсуле я тебя не подпущу.

Лиела удивленно посмотрела на Антона:

— А мне показалось, что наш капитан добрый человек.

— Конечно добрый. Потому что, я тебя только выпорю. А будешь пререкаться, сядешь еще и в карцер на десять суток. На хлеб и воду.

Лиела помолчала и обиженно спросила:

— Аааа… хлеба хоть много будет?

Антон про себя усмехнулся: «Вот неугомонная».

— Один кусочек на все время.

Лиела надула губки и отвернулась.

* * *

Через час, как и сказал Роек, пришел список оборудования.

Выбор, конечно, был. Но и цены были… совсем негуманные. Впрочем, чего еще можно было ожидать от военных.

Присутствовали защитные, абордажные и универсальные боевые комплексы.

Антон отметил хорошо показавший себя универсальный комплекс "Бастион".

Но больший интерес парня, привлек комплекс "Скальд-8". Это был типично абордажный комплекс. Но, в каждом дроиде этого комплекса, стоял искин. Правда, этот искин был не очень высокого второго класса, но был. А центральные управляющие дроиды комплекса, были оборудованы искинами аж пятого поколения, и в комплекс входило таких — два. Две боевые четверки. Тактик и абордажное звено.

Были еще ряд достаточно продвинутых абордажников и штурмовиков. Но их стоимость была настолько высока, что все деньги, которые были у парня, могли уйти на три или четыре таких комплекта. А ведь предстояло еще купить и минные объемы.

Стоимость минных объемов, напротив, была приемлемой. И это было понятно. Ведь минный объем выставлялся в космическом пространстве. И после того, как операция завершена, снова собрать весь объем полностью, не получалось. И сами мины считались расходным материалом.

Поэтому, после примерного расчета потребного количества, оценки финансовых возможностей и анализа наличного количества, Антон остановился на следующем.

Минных объемов он взял три. При цене в шестьсот тысяч за комплект, это составило один миллион восемьсот тысяч. Два комплекса Бастион. По шестьсот пятьдесят тысяч каждый. Еще миллион триста. И три Скальда. По восемьсот семьдесят тысяч. Чуть больше двух с половиной.

Общая сумма вышла за пять миллионов. Терпимо, но достаточно затратно. Правда, парень надеялся на то, что удастся отбросить хвостик выше миллионных цифр. Но ведь, это военные. И хотя было ясно, что все это уже давно списано, но также было понятно, что зеленые будут драться за каждый кредит. С другой стороны, если покупатель откажется от сделки, то деньги, которые сами идут в руки за то, чего уже нет, просто пройдут мимо.

Вооружены комплексы были только энергетическим оружием. И это заставило парня, поискать в этом списке чего-нибудь кинетическое.

Кинетическое оружие не особенно ценили, поскольку оно требовало наличия расходных. И если для ручного оружия, с этим еще мирились (не так уж много использовал обученный человек), то вот с автоматическим оружием, особенно для вооружения штурмовых комплексов, старались не связываться.

Человек, он ведь мог и по косвенным признакам определить, что противнику достаточно и пары выстрелов. А дроид… А вот дроид, мог стрелять до тех пор, пока не сочтет, что цель уже не ‘оживет’. И это качество определения, зависело от наличия продвинутого расчетного центра. Да и программы требовались достойные.

Но тут у Антона был козырь в рукаве. Но говорить о нем он пока не хотел.

Из кинетического оружия, парень остановился на ручном гранатомете "Пугало-2" и восьмиствольном пулемете "Решето". Названия говорили сами за себя.

Это были достаточно старые образцы, и стоили недорого.

Чтобы не вести торговлю в темную с неизвестным посредником, Антон написал письмо Роэку и предложил, чтобы сами военные выставили счет. Но при этом указал, что если цена будет завышена и не будет скидки за опт, то он сделает покупку в другом супермаркете.

* * *

На следующее утро, Антон получил ответ на свое предложение. Военные предлагали скидку в пять процентов, что никак не устраивало.

В общем, было понятно, что тот, кто торговался, был не первым посредником и пытался соблюсти свои интересы. Реальную стоимость подобного оборудования, Антон уже определил. За ночь Игрок влез в закрытую базу Флота и узнал, что закупочная цена этих образцов ниже на тридцать процентов. А у списанного оборудования, она была еще ниже. Поэтому в данном случае речь шла о том, что посредник хотел получить свой навар на товаре, которого в открытой продаже не было.

— Роек! — пришлось называть Оружейника по имени, а тот этого очень не любил, — передай зеленым, что я отказываюсь от сделки.

— Почему?

— Все это стоит половину тех денег, которые они хотят. И у меня есть вопрос к тебе.

— Слушаю.

— Ты знаешь план Флотской базы?

— Примерно. А зачем тебе это?

— И можешь объяснить, где хранятся эти комплексы?

— Ты решил их просто забрать. У тебя ничего не выйдет. Там очень серьезная охрана. И потом, связываться с военными не стоит.

— Ты не ответил на мой вопрос.

— Да, могу. Но у тебя ничего не получится.

— Ты мне лучше объясни, где они лежат, а получится или нет, я решу сам.

— Хорошо. Ты прилетишь?

— Да я буду через пять минут. Не закрывай дверь.

— Какую?

— Главный шлюз.

* * *

Вот чем хороши все начальники, так это тем, что любят использовать идеи подчиненных. Причем делают это так, что подчиненный, высказав неординарную идею, оказывается неправ, а начальник в шоколаде.

Когда Антон вошел в кают-компанию у присутствующих случился шок.

Да и у Вас бы он тоже был. Еще бы, ведь парень появился на летной палубе из пустоты космоса. Вот так вот прямо сквозь силовой барьер прошел разумный, а за бортом ничего нет. Появился на летной палубе, и пошел в кают-компанию.

— Ты на чем?

— Пешком. План нарисовал?

— Дааа… Вот смотри…

И Роек стал пояснять, что и где хранится.

Все оказалось до безобразия просто. Как обычно все полагаются на прочность своих бастионов. А то, что эти бастионы могут преодолеть искушенные воры, обычно забывают.

Вот и здесь. База Флота представляла собой сферическую конструкцию, к которой были пристыкованы служебные секции различных размеров и вида. Броневой слой основного тела сферы составлял до полуметра и служил, в целом ряде случаев, стеной внутренних помещений. Вот и склад имущества начинался сразу за внешним броневым слоем.

Только вот попасть в него, так сказать, ‘официальным’ путем, можно было через внутренние помещения базы. Снаружи этот объем не имел никаких элементов, через которые можно было осуществить проникновение. И сразу за этой внешней стеной, стояли штабели контейнеров с флотским снаряжением.

Если требовалось что-то вывести из этого склада, то через центральные ворота, которые были обращены внутрь станции, можно было доставить снаряжение до погрузочного пандуса, который в свою очередь, имел возможность погрузки и разгрузки, пристыкованного к шлюзу пандуса, борта.

Но ведь Антон не искал легких путей. Поэтому использование шлюза пандуса, его не устраивало. И вариант, как обойти эту проблему у него был.

— Дай пару дроидов-грузчиков на время, — обратился он к Роеку.

— Возьми. А на чем ты их повезешь?

— Да что вы все ко мне с вопросами пристали? Ты лучше кинь коды доступа!

— Держи.

— Получил. Пока. Как буду готов, позвоню.

И опять открытые рты, и полное непонимание увиденного.

Антон и два дрода-грузчика подошли к силовому барьеру на летной палубе, и исчезли в черноте космоса.

Мистика!

Вот ведь не бывает так? Да?

* * *

— Флотские не могли попасть на вещевой склад, где хранятся штурмовые комплексы, пять часов, — Оружейник сказал, и посмотрел на Антона.

— И что так? Ключи потеряли? — с удивлением спросил парень.

— Кто-то активировал два комплекса штурмовых дроидов, и поставил их в параноидальный режим.

— Надо же. Ты посмотри, что творится!

— Когда они попали внутрь, ни одного контейнера с боевыми комплексами там не было.

— Ну, надо же!

— И следов выноса тоже.

— Не иначе как на базе проявились потусторонние силы.

— А в склад, где хранятся минные объемы, они не могут попасть до сих пор.

— И что так? Чертей увидели?

— Там тоже активированы два штурмовых комплекса. А вокруг мины. И стрелять там нельзя.

— Ай-яй-яй. Как все плохо-то.

— Ты имеешь к этому отношение?

— Я??? Да бог с тобой! Откуда у простого инженера ключи от военных складов? И потом нет у меня такой корзинки, в которую можно сложить весь склад.

— Да. Ты наверняка причастен. Но доказать это, наверное, никто не сможет.

— Ну, вот у них теперь и забава появилась. Будут, вместе с СБ Флота, выяснять — кто это такой умный распродал все военное имущество. А чтобы скрыть следы, запустил дроидов.

— Хм. Ты думаешь, что это кто-то свой?

— Ну, а ты сам посуди, — Антон чуть придвинулся к собеседнику, всей своей позой выражая, что сообщает истинную информацию, — никто, кроме военных, ключей не имеет. Так?

— Так!

— Следов взлома или вскрытия нет. Так?

— Так!

— Коды доступа к дроидам у них хранятся отдельно. Так?

Роек кивнул.

— Если даже кто-то и проникнет на склад, то, перенести штурмовые комплексы на другой склад, можно только через дверь и с согласия кладовщика. Так?

Роек задумался.

— Ну, так.

— Так кто же еще кроме своих, мог это сделать?

Роек совсем растерянно посмотрел на парня. А Антон продолжил:

— И не надо думать, будто ты знаешь, кто это сделал. Даже, если тебя об этом попросили, по старой дружбе. Так?

* * *

Пока договаривающиеся стороны дожидались капитана, который должен был принять окончательное решение, Антон немного подремал. Все-таки ночь выдалась неспокойная, и пришлось изрядно поволноваться.

Когда парню стало ясно, как устроено флотское хранилище, он подумал о том, что можно провести операцию по изъятию нужного имущества, так сказать, в воспитательных целях. Все равно на этой базе были хищения, которые благополучно списывались на боевые потери, тренировки личного состава и различные прочие причины — до кротов и крыс, которые только тем и занимались, что питались особенно ценным флотским имуществом. А то, что это имущество потом стреляло в своих же солдат, интендантов и кладовщиков не интересовало.

Поэтому, пропажа некоторого количества боевых комплексов, может даже благотворно сказаться на боеспособности флота в целом. Ведь, после этого случая, будет расследование, по результатам которого будут приняты меры. И значит, на какое-то время, воровство прекратиться. А кроме всего прочего, тех, кто прозевал военное имущество, наверняка переведут в менее хлебные места. В воспитательных целях. А вновь пришедшие начнут с малого, и постепенно будут увеличивать масштаб личной финансовой заинтересованности. А это опять-таки может быть полезно. Поскольку, больше нужного имущества, будет дольше лежать на своих местах.

Так что, экспроприация была полезна, во всех смыслах.

Операция началась с того, что парень очень подробно разъяснил Лиеле, что от нее требуется. Девушка только хмыкнула в ответ на его объяснения, и проделала все, что от нее требовалось, с мастерством, достойным лучшего применения.

Грузовой шлюз "Тени" открылся максимально широко. А так как конструкция, к которой следовало ‘присосаться’, была выполнена в виде сферы, а шлюз корабля круглым, то все получилось просто замечательно.

Вот представьте себе человека, который пытается откусить от большого яблока кусочек. Он широко открывает рот, подносит яблоко и… плотно прижимает его к губам. А чтобы сок не потек наружу, несколько ‘уменьшает’ давление внутри своего рта.

Так и корабль. ‘Присосавшись’ к нужному месту, прочно ‘прилип’ к поверхности базы.

А дальше в дело вступили волшебные дроиды Древних. Они аккуратно ‘прогрызли’ броневой слой, корабль выровнял давление и дроиды-грузчики, подхватив получившуюся ‘крышку’, отнесли ее в сторону.

А все остальное было делом техники. Техники и профессиональных навыков.

Когда все контейнеры оказались на борту, Антон решил, что просто опустошить склад, негоже. Надо что-то оставить и флотским торгашам. И он поставил на боевой взвод, пару комплексов "Бастион" (ну очень они понравились ему своей эффективностью).

Затем ‘крышку’ поставили на место и дроиды опять ее приварили. А чтобы шва, который получился при такой операции, не было видно, то изнутри ему вернули такой же вид, как и окружающему место разреза, металлу.

Совершенно аналогичную операцию парень проделал и со складом, в котором хранились минные объемы.

Вот только, чтобы добавить некоторой интриги в дело изучения способов хищения, он оставил один минный объем на самом виду. А штурмовому комплексу поставил задачу, охраны этого объема и использования его, как временное укрытие.

Конечно, все это мероприятие не обошлось без мелких накладок. Все же это была несколько нестандартная совокупность действий, объединенных одной общественно значимой задачей.

Но все, слава богу, обошлось.

И теперь Антон возвращал себе силы и душевное равновесие, самым действенным способом.

3. 3

Капитан смог освободиться только через три часа.

Парень замечательно выспался и чувствовал себя просто превосходно.

— В поставленной тобой задаче, очень много неясностей. Я хочу их прояснить до того, как приму окончательное решение.

Антон ухмыльнулся. «Ну да решение. А вернуть аванс, при отказе от работы, даже не обсуждается.»

— И что же такого Вам неясно?

— Во-первых, мне непонятно как мы найдем базу пиратов?

— Я дам координаты. Что еще?

— Во-вторых, мне непонятно, как нам надо действовать?

— Слаженно и максимально напористо.

— То есть?

— Ну, вот представьте себе, что Вас обидел некий неизвестный, в чьей силе Вы обоснованно сомневаетесь. Вот Вы шли по улице и вдруг его увидели. И поняли, что Ваше желание расставить приоритеты, совершенно не пропало. И каковы будут Ваши действия в этом случае? Пройти мимо, так он может повторить свои домогательства. Подойти и размазывая по своему лицу сопли, начать выговаривать ему за плохое поведение? Так он может принять Ваш приход за слабость. А может быть, самым правильным будет подойти и, не спрашивая его мнения, приложить подобранной арматуриной между глаз?

— То есть, ты хочешь сказать, что мы должны сходу атаковать базу и при этом ничего не бояться?

— Ну, относительно того, чтобы ничего не бояться, я бы все же поостерегся. Все-таки мы не знаем точно, какими силами они располагают именно в данный момент. Но, сделать видимость того, что по их душу пришла хорошая дубина, надо, безусловно. А для этого, действовать надо решительно и слаженно. Поддерживая друг друга маневром и броней.

— Хм. Ну, допустим. А что ты хочешь получить от этой атаки?

— Мне нужно, чтобы пираты покинули базу. И при этом не особенно задумывались, что нужно с собой прихватить. Тогда я постараюсь разобраться с остатками сил на базе, а Вам помогут наши союзники.

— Так что? Будет еще кто-то?

— Будет. Но этот кто-то, станет работать только в том случае, если операция пойдет именно по выбранному сценарию. Потому что, если на базе останутся все пираты, то это приведет к тому, что увидев наши силы, они как крысы забьются по углам и тогда у нас будут очень большие проблемы. Загнанная в угол крыса, сопротивляется отчаянно.

Капитан задумался. Потеребил мочку правого уха и сказал:

— А если их окажется больше, чем мы можем сразу связать боем? Например, двадцать бортов? И все они кинутся на нас?

— По этому поводу можете не волноваться. Тот, кто будет нам помогать, сможет убедить нехороших парней, оставить свою затею. Но в этом случае проблемы будут уже у Вас. Отловить все борта и провести на них абордаж… То еще удовольствие.

— А твои помощники нам не помогут?

— А зачем тогда нужны Вы? Получить деньги и корабли за красивые глаза?

Капитан опять замолчал.

— Хм. Ладно. Насколько я понял, мы должны провести лобовую атаку, выманить на себя всех пиратов, а затем сделать вид, что у нас кончились силы. И тогда подключатся твои помощники. А ты в это время занимаешься базой.

— Да. Так должно быть, а вот как пойдет? Не знаю. Слишком много неизвестных.

— Ты говорил о какой-то аппаратуре, которую нужно установить. Что это?

— Система гиперсвязи.

— Постой. Это же неподъемные вещи. Да одна только станция займет объем целого крейсера. Я уж не говорю об антеннах…

— Это… несколько другая… аппаратура. Она действует только в одной системе. И достаточно портативна.

— Ну и для чего она, если только в одной системе.

— А это страховка. Вы что же думаете, у пиратов нет современных средств подавления? Да они сразу заблокируют всю систему шумом, и мы ничего не сможем сделать, пока их не переловим. Но, в этом случае нам придется действовать без должной координации, а это совершенно недопустимо.

Пальцы капитана выбили легкую дробь по крышке стола.

— Хорошо. Когда?

— Мне нужно два дня. Я встречаюсь с нашими партнерами и получаю от них дополнительную информацию. Тогда я могу сообщить место промежуточной встречи и точные координаты базы.

— Договорились. Через двое суток мы будем готовы выдвинуться.

* * *

Встреча с корветом прошла в оговоренном месте.

Оставшийся на борту экипаж встретил путешественников с большой радостью. Вот вроде бы и совсем немного времени прошло с тех пор как эти люди вышли из состояния недееспособности, краткий миг совместного знакомства… И вот. Встречали, как самых близких и родных.

Новости, которые поведала Дина (Антон оставил ее старшей на время своего отсутствия) были и хорошими и плохими одновременно.

Плохо было то, что пиратство во Фронтире распространилось достаточно широко. И эта болезнь успела ‘пожрать’ достаточно большие области. Свободно летать по пораженным этой опухолью Фронтира местам, было очень трудно. Нужен был или достаточно большой конвой, или огромная удача.

С другой стороны, в областях Фронтира не было постоянного пригляда вооруженных сил Содружества. И пираты действовали в них достаточно открыто. А это, в свою очередь, позволило отследить перемещения пиратских судов, и обнаружить три операционные базы кланов.

Полноценной разведкой экипаж корвета не занимался. Задача, которая стояла перед ним, была достаточно проста: обнаружить несколько пиратских баз и, ничего не предпринимая, оценить примерную численность и техническое оснащение обнаруженного места базирования.

И вот теперь, нужно было выбрать одно из найденных мест, и решить, какое из них более всего подходит, для проведения предстоящей операции. Но выбирая такое место, нужно было понимать, что в дальнейшем оно может стать операционной базой создаваемого формирования. Поэтому должно обладать целым рядом особенностей. К таковым стоило отнести: с одной стороны достаточную доступность, а с другой, одновременно, и некоторую удаленность от обычных транспортных маршрутов. Кроме того, это место должно было позволить разместить там военные корабли, не привлекая особого внимания и обеспечить хорошую обороноспособность.

В общем, если на одной базе обеспечивалась обороноспособность, то на другой достаточная логистика, а на третьей хорошие возможности по размещению военных судов. Вот как бы все это соединить вместе?

Выслушав все мнения, Антон предложил компромиссный вариант.

Сейчас нужно место, в котором можно было бы разместить корвет. Так, чтобы случайно залетевший в эту систему шальной посетитель, не смог его обнаружить. Обороноспособность можно поднять, используя минные объемы, а логистику… логистику мог обеспечить сам корвет, который мог перемещаться гораздо быстрее судов Содружества.

В итоге было выбрано место в безымянной системе, в котором базировался средний пиратский клан. В смысле, именно на этой базе, у этого клана, были средние силы и персонал. А его полные возможности и степень интеграции в ‘производственные’ цепочки Фронтира, еще предстояло выяснить.

* * *

Встреча с эскадрой "Быстрого" была назначена в пяти системах от места атаки.

С одной стороны, не очень далеко до намеченной цели. С другой — нет постоянного движения и сторонних наблюдателей, которые могли сообщить о замеченном скоплении вооруженных сил.

Вместе с инженером Антон прибыл на "Быстрый".

Наверное, способ путешествия парня по космосу, не используя ‘тяжелые’ транспортные средства, уже стал привычным для партнеров. Поэтому, когда появившийся из ниоткуда маленький челнок, запросил разрешение на посадку, это не вызвало такой бурной реакции, как в предыдущие разы.

На палубе Антона встретил только Стив, в сопровождении грузового дроида.

— Как с помещением?

— Как ты и просил. Отдельное, раньше там был небольшой склад, но теперь все освободили. Я вывел туда линии связи, так, что соединение с искином будет простым.

— Хорошо. Это Ален. Он не говорит на общем, поэтому я буду переводить. Пошли.

Грузовой дроид подхватил контейнер, в котором находилась загадочная аппаратура, и заспешил в сторону места ее размещения.

В помещении, которое приготовил Стив, все было так, как и требовалось для установки аппаратуры. Инженер вошел внутрь и закрыл дверь.

— А… может быть… будет нужна помощь?

Стив с недоумением посмотрел на закрывшуюся перед носом дверь. Понятно, что ему очень хотелось посмотреть на то, как будет происходить процесс монтажа. Да и сама аппаратура вызывала огромный интерес. Ведь для человека связанного с техникой, любые новинки были очень интересны.

— Не переживай. Если что-то будет нужно, Ален скажет. Пойдем лучше выпьем куафе.

Пришлось пройти в кают-компанию и провести там полчаса. Все это время Антон развлекал товарища ничего не значащими разговорами.

— Ален закончил. Ему нужно выйти наружу. Пойдем, поможем.

Когда Стив и Антон подошли к помещению, Ален стол перед дверью в комнату и на что-то смотрел. Пытаясь рассмотреть предмет интереса чужого специалиста, техник заметил какую-то шевелящуюся массу, которая медленно ползла по срезу двери.

— Что он делает?

— Закрывает дверь.

— А… если нужно будет подойти и что-то включить?

— Аппаратура автономна и ей ничего не требуется. Да и на что там смотреть? Серый ящик без индикаторов.

— Ну, а вдруг там что-нибудь загорится?

— Там нечему гореть. А если загорится, то само и потухнет.

— А… если на нас нападут? И придется уйти? Что, оставим такую ценную аппаратуру здесь? Врагам?

— Да не переживай ты так. Будут враги, не будет аппаратуры.

— Как это?

— Да там встроенная функция самоликвидации.

Ален закончил и посмотрел на Антона.

— Стив! Нужно выйти наружу. Дай какого-нибудь монтажника.

— А он умеет им работать?

— Да не волнуйся ты так. Умеет. Он много чего умеет.

Через три минуты странная компания уже выходила на обшивку.

Перед этим, Ален на несколько мгновений сунулся в челнок и вышел в скафе, который привлек повышенное внимание Стива.

— Это чего он одел?

— Инженерный скаф. Что ты его так разглядываешь?

— Какой-то он странный. Больше похож на боевой.

— Да нет, ничего необычного. Самый обыкновенный скафандр для инженерных работ.

— А… можешь продать такой? Для меня.

— Он имеет специфическое управление, а у меня нет для него баз знаний. Так что тебе он бесполезен.

На внешней обшивке, чужой специалист приступил к манипуляциям, которые повергли Стива в шок. Он доставал, какие-то странные предметы, прислонял их к внешней обшивке и держал некоторое время. Потом брал следующие… и так делал до тех пор, пока не закончил. Выделенный для помощи инженеру монтажник, выполнял в основном работу грузчика, когда требовалось придержать особо габаритную деталь. Затем специалист взял кабель, который был заранее выведен из комнаты с загадочной аппаратурой, завел его внутрь странной конструкции, что-то там сделал и отошел от получившегося сооружения в сторону.

Когда монтажник подхватил пустой контейнер и потащил его на летную палубу, до Стива вдруг дошло, что коды доступа к дроиду, он забыл сообщить.

И как же тогда этот странный инженер управлял такой сложной техникой?

* * *

Вот собственно и все.

Можно и начинать работать.

В пиратскую систему Антон вошел раньше эскадры "Быстрого". "Тень", под управлением Лиелы и приданного ей Алена, быстро проверила, все возможные места организованных пиратами засад. Все же не стоило недооценивать противника, он тоже умел принимать превентивные меры. Да и выжить во Фронтире, не думая о своей спине, мало у кого получалось.

Да! В особых местах, в астероидном поле, из которого можно было доставить много трудностей неприятелю, дежурили две группы. Одна из среднего крейсера и эсминца, вторая… А вот вторая была очень неприятна. Линкор и средний носитель.

Правда, в настоящее время, чтобы скрыть место своего базирования и не ‘отсвечивать’ на сканерах, две засадные группы находились в дежурном режиме. И их реакторы не были выведены на полную мощность. А это давало неплохие шансы на их блокирование.

— Дина! Какие предложения по блокированию засад?

— А что здесь сложного. "Лиела" оторвет движки у крейсера и эсминца, а мы вырвем зубы у линкора. А у носителя предлагаю ‘сломать’ реактор.

— А реактор не рванет?

— А если и рванет, нам же лучше. Никого не успеет сбросить.

— Добрая ты. Хорошо, пусть будет так.

Как говорил один из земных рукамиводителей, в этом деле главное нбчать, а там поглядим.

Антон поставил боевую задачу Лиеле, а сам вышел на связь с "Быстрым".

— Быстрый! На связи Неустрашимый! Когда вас ждать?

Вызов корабля в гипере, наверное, плохо подействовал на связиста "Быстрого", потому что, кроме непонятных всхлипов и бубнения, пару минут ничего не происходило. Парню даже потребовалось повторить свой запрос.

Наконец "Быстрый" вышел на связь и голосом капитана сообщил:

— Будем в целевой системе через тридцать две минуты. Как ситуация?

— За пару минут до вашего выхода, уберем засаду. Выша задача прежняя — атака основной базы. Я вас поддержу, в случае необходимости.

— Принял. До выхода тридцать минут.

Ну вот. Отсчет до начала операции пошел.

* * *

Собственно описывать саму операцию долго и нудно. И это никак не прибавит зрелищности к самому действию, потому что оно произошло на удивление слаженно и быстро.

За две минуты до появления засветок от входящей в систему боевой группы, от кораблей прикрытия оторвались движки.

Вот это выглядело грандиозно. И страшно для тех, кто был на борту.

Просто, вдруг внутри корвета и эсминца раздался жуткий скрежет, послышался звук рвущегося металла и следом за тем, взрывная декомпрессия, поскольку воздух тут же ушел в космос.

Сколько раз было говорено, что уставы пишутся кровью. Но те, кому до этих самых уставов было как от Земли до Луны, всегда находили слова, которые ‘оправдывали’ их действия. А в данном случае, и оправдываться стало просто некому.

Находясь на боевом дежурстве, все шлюзы следовало держать закрытыми, а отсеки герметичными. Вот тогда был неплохой шанс на то, что хотя бы часть людей в корабле, подвергшемуся взрывной декомпрессии, останется жива. Да еще дежурная вахта должна была быть одета в скафы…

Так что крейсер и эсминец так и остались на своем ‘боевом’ посту. Дожидаться команды трофейщиков.

А вот с линкором Дина решила ‘поиграть’. Все-таки, когда за таким вооружением сидит профессионал… это в корне меняет дело.

Все энергошины, идущие от основного и резервного реакторов, разом оказались оборваны. Как следствие, все, что требовало для своей работы электричества, тут же отказало. А сами реакторы, потеряв минимальную мощность, которую потребляла аппаратура, не смогли работать на холостом ходу и встали на аварийный останов.

Экстренно стали запускаться резервные генераторы и вспомогательные реакторы. Но ведь за ‘рулем’ злодейского агрегата сидел не любитель. Поэтому и там стало пропадать электричество. Правда, чтобы не рвать энергошины на второстепенных цепях, оператор стал их закорачивать. Сути злодейства это не изменило. И массовые отказы аппаратуры продолжились. В общем, через минуту, линкор оказался консервной банкой, в которой были закрыты полсотни разумных.

Это было… злобненько так. Не зря Антон перед началом операции назвал девушку — ‘доброй’.

А носитель… получил то, что и заслуживал. По хорошему, если бы удалось взять всех, кто там был, в плен, то самое мягкое, что могло их ожидать, это отправка на тюремную планету первого класса. А это смерть. Пусть и отложенная на некоторое время, но все равно неминуемая.

Поэтому оператор просто вывела реактор на запредельный режим…

Бам… Вспышка. И никого, кто мог бы считаться разумным или быть принятым за такого.

В этот момент стали появляться сигнатуры входящих в систему кораблей эскадры "Быстрого". Им требовалось время, чтобы собраться после гиперпрыжка и начать атаку на базу.

А на базе началась паника. Все корабли, которые там были, естественно не были готовы к тому, чтобы сразу покинуть систему. Да, реактор оставался не заглушенным, но, для выхода на рабочий режим, требовалось время. Да и экипажу не мешало бы занять свои места. А это опять время…

В общем, пока пираты ‘бегали по берегу и махали флагами’, подошла атакующая эскадра. И не стала ждать, пока противник приготовится к отражению атаки.

Стандартные залпы по движкам, турельным установкам и в открытые грузовые палубы.

Веселье длилось не очень долго. Когда стало ясно, что корабли уже не смогут быстро покинуть базу, те, кто имел такую возможность, начали бегство на всем, на чем можно.

Из створа главных грузовых ворот начали вылетать боты, челноки, боевые платформы… В общем все, что могло уйти в космос, попробовало это сделать. Но, тут надо отметить, четкость действий носителя эскадры. Пока основные силы давили крупных тараканов, вспомогательный корпус ловил мелочь. Носитель скинул боевые платформы и те начали отстрел беженцев. Когда те поняли, что путь к звездам лежит через тернии, они начали возвращаться обратно, в надежде отсидеться в каком-нибудь темном углу.

Они просто не знали, что за избиением, последует полноценная зачистка территории.

* * *

Вторая стадия операции началась тогда, когда всё уже успокоилось и все, кто пытался сбежать, вернулись обратно.

Вероятно надежда, отсидеться за стенами каменной цитадели, не покидала тех, кто еще был жив. Но тут их ждало крупное разочарование.

"Тень" подошла к каменному основанию базы и выпустила почти полсотни дроидов. Стальная пехота начала шустро двигаться к воротам, изредка постреливая по огрызающимся целям.

Действовали эти железные истуканы на удивление ‘разумно’. Они не старались уничтожить цель, а стремились лишить ее возможности сопротивляться. Если разумный бросал оружие и поднимал руки, то один из дроидов конвоировал его к месту сбора, таких же неразумных. Если же разумный проявлял злобную ненависть к захватчикам, то получал плазменный разряд, который выдерживали не все скафы обороняющихся. А самые хитрые, которые попытались укрыться в технических помещениях, с удивлением обнаружили, что их старательно выкуривали из мест их схрона, применяя меры воздействия, которые заставляли согласиться с неизбежностью.

Через три часа все, кто мог еще двигаться, были собраны в центральном зале скального комплекса и окружены железными воинами.

И тогда появились люди.

И вот уже эти, стали действовать совершенно неожиданно.

На середину вышел один из них, в странном скафе неизвестной модели. Он осмотрел толпу собранных пиратов и приказал:

— Всем раздеться! Кто не починится, будут уничтожены.

Со скрипом и матюгами люди стали снимать с себя скафы. И тут выяснилось, что самые ушлые, пытались спрятать оружие внутри скафа. Только, попытка дотронуться до него, приводила к тому, что, стоящие в оцеплении дроиды, точными выстрелами, прямо в голову человека, сокращали количество пленников.

Наконец все остались без скафандров. И тут последовала новая команда:

— Вам было приказано раздеться! Не вижу выполнения! Через десять секунд начну отстрел всех, не выполнивших приказ!

Так это что? Надо было совсем… раздеться. А как же человечность, толерантность, любовь и стыд, в конце концов? Но, видимо, все эти понятия никак не укладывались в головах пришедших. Или они были сделаны из другого теста?

Началось суетливое движение и вот толпа голых мужчин и женщин стоит перед победителями.

— Кто представляет на этой базе ее руководство, три шага вперед.

Сначала никто не хотел выходить, но толпа сама выдавила из своего нутра четверых разумных, трех мужчин и одну женщину. Дроиды окружили их и отвели в подсобное помещение.

Тогда неизвестный продолжил:

— У вас есть выбор. Тюремная планета или открытый космос. В первом случае, у вас будут изъяты все нейросети и импланты, и вы будете переданы властям империи Аратан. Во втором случае, вас просто пристрелят, и трупы выкинут за борт. Выбор за вами. У вас есть минута.

И тут кто-то из толпы крикнул:

— А выкуп? Я могу заплатить!

— Выкуп? Что ж. Это хорошо. За выкуп вас пристрелят не больно.

Рев разочарования пронесся над толпой. Часть людей упала на колени и зарыдала.

Некоторое время назад, бравые и отважные флибустьеры, которым сам черт не брат, теперь представляли собой толпу голых и униженных разумных, у которых впереди был только один выбор — смерть.

* * *

Всего на пиратской базе было взято в плен полторы сотни человек. Это тех, кто остался в живых. Еще около семидесяти пали в борьбе за свою свободу и право без стеснения грабить и убивать. Полсотни оказались пленниками линкора. Примерно столько же сложили головы на носителе. И двадцать членов команды отдали свои жизни на крейсере и линкоре.

Итого: почти три с половиной сотни. Если считать, что это половина полного состава, то клан был совсем не маленький, и даже превосходил размером средний.

Правда самая активная половина отсутствовала. И предстояла длительная работа по их обезвреживанию. Но все это было делом будущего.

Четырнадцать судов, разного класса. Именно столько было захвачено на базе. Правда, носитель в виде очень мелкого мусора, но тут уж как получилось.

И три сотни рабов. Живых разумных, которые содержались в клетках. Для выкупа, продажи и обмена.

Кроме всего этого, на складах хранилось триста семьдесят пять тысяч тонн различных КССМ в ста пятидесяти больших контейнерах. Беря среднюю цену в 1 000 кредитов за кубометр, около шестидесяти миллионов. И это по самому минимуму. Различное оборудование, в основном вооружение, которое для Антона ценности не представляло, но могло быть продано в Содружестве. Еще на сто миллионов. И некоторое количество артефактов, которые хранились в разных местах и принадлежали разным группировкам внутри клана.

Неплохо. Не бог весть что, конечно. Но неплохо. Все это можно было продать или обменять на что-то нужное.

А самым главным призом — была база. Ее стоимость было очень трудно оценить, но стоимость гражданских малых станций начиналась от миллиарда.

Получив тринадцать кораблей в относительной целостности (всем им требовался ремонт), капитан рассматривал центральный ангар, в который мог встать средний крейсер целиком.

— И какие твои дальнейшие планы?

— Отдохнуть. Все эти гулянки здорово расшатывают нервную систему.

— А… — обвел рукой помещение, — все это куда? Продашь?

— Зачем? Буду здесь хранить бабушкино наследство. Вот тут поставлю ее любимый сундук, а вокруг расположу штурмовых дроидов.

Капитан хмыкнул и продолжил:

— Не скажешь, значит. Ну, ладно. А где же твои незаметные помощники? Даже не пришли на подведение итогов?

— Да пристала ко мне одна команда из Фронтира. Я им помог, они мне. А то, что не остались, так спешили очень. Дела у них какие-то срочные.

— Странные у тебя помощники. Но это их дело. Меня больше интересует другой вопрос. Продай аппаратуру гиперсвязи. Наш связист до сих пор в шоке от ее возможностей.

— У вас не хватит средств, чтобы ее купить. И потом я взял ее во временное пользование и нужно вернуть владельцу.

— Что ж. Тогда, наверное, все. Сколько у нас есть времени, чтобы восстановить корабли?

— Да сколько хотите. Только имейте в виду, что могут вернуться остатки клана. И когда это произойдет, я не могу сказать.

— И как же ты собираешься их отгонять от своего сундука?

— Да возьму дубину побольше, наколочу в нее гвоздей и встану на входе. Как увидят меня, так и убегут, — Антон перешел с шутливого тона, на серьезный, — Вам нужно забрать всех людей. Пиратов передайте властям, а рабов и заложников… наверное тоже им же. Только я бы рекомендовал проверить их всех. Среди рабов могут быть и пираты. Таких хитрых среди них много.

* * *

Трое мужчин и одна женщина. Вот почему все остальные пираты посчитали ее, как руководителя всех этих людей, еще предстояло выяснить. А пока следовало озаботиться несколькими важными моментами.

Во-первых, нужно каким-то образом организовать оборону базы. И единственный, кто мог тут помочь, это инженер. Поэтому Антон, дав срочное задание Алену, приступил к другим делам.

Во-вторых, следовало получить информацию от пленников. А для этого следовало сделать две вещи. Разделить пленников по одному и разместить их так, чтобы у них не было возможности пообщаться между собой после допроса.

Ну и, в-третьих, следовало выгрузить минные объемы из разведчика и озаботиться их размещением в космосе.

Вот этими делами Антон и занимался весь день.

Допрос руководителей пиратского клана дал несколько неожиданные результаты.

Единственной женщиной, выдвинутой в руководство клана, оказалась представительница аграфов. Точнее, сотрудница разведки аграфов, которая проводила во Фронтире широкомасштабную операцию. Для ее допроса пришлось воспользоваться старыми приемами и изготовить некое подобие того устройства, которое в свое время Антон использовал.

Интерес аграфов к этому клану объяснялся достаточно просто. Основная деятельность этих флибустьеров — это захват и похищение разумных. А среди разумных могли оказать и псионы. Значит первый фильтр, который стоял на пути похищенных — представитель разведки. Она отбирала тех, кто представлял, по ее мнению, наибольший интерес для дальнейшего использования. Ну, а в качестве личной инициативы, использовала ‘расходный материал’ для удовлетворения собственных садистских пристрастий.

Такая информация была, конечно, очень важной. Но вот все это было насколько… преждевременно. Вступать в прямое противостояние с ушастыми, Антон пока был не готов.

Вторым из допрошенных оказался бухгалтер клана. Он вообще-то не должен был быть здесь, но вопросы, которые не требовали отлагательства, заставили его покинуть привычное место обитания и прибыть на базу.

От него удалось узнать контакты тех, с кем клан поддерживал финансовые отношения, в том числе и для выкупа разумных, и кто прикрывал клан сверху в системе Содружества.

И вот эта информация была очень полезной. Конечно, то, что такой инструмент как пиратская вольница, не может существовать сам по себе, было понятно и так. Но то, что были лица, которые практически нелегально руководили работой этой анархическо-военизированной структурой из самого центра империи, ставило несколько иные приоритеты в проводимых мероприятиях.

Бухгалтер смог рассказать и о финансовых возможностях клана. Оказалось, что руководители из империи инвестировали свои деньги в структуру клана и регулярно получали от него дивиденды. А еще предоставляли информацию, на основе которой клан похищал людей, как для выкупа, так и для физического уничтожения. Ведь конкуренты не были никому нужны. И если был инструмент, с помощью которого можно было исправить собственные промахи в руководстве своей компании, то отчего же им и не воспользоваться?

На этом фоне, доступ к клановым счетам (который предоставил бухгалтер) на сумму почти в миллиард кредитов, воспринимался как нечто незначительное.

Двое остальных допрошенных представляли, если так можно сказать, межклановое контактное крыло. Один из них, кстати, бывший военный, отвечал за безопасность, как, внутри клана, так и на базе. Но при этом имел и обширные связи с другими кланами в аналогичном направлении. Второй, был своеобразным ‘исполнительным’ директором. В его задачи входила координация совместных операций с руководством других кланов. И ‘подготовка’ персонала для работы на объектах клана, коих оказалось аж пять. И последнее было особенно неприятным. Это означало, что оставленная без присмотра собственность, рано или поздно будет кем-то подобрана. И подобравший, несомненно, задастся вопросом, почему она оказалась брошена. А это означало, что в недалекой перспективе следовало ждать гостей, которые пожалуют с ‘дружеским’ визитом, чтобы прояснить ситуацию с базой клана до конца.

Из всей изложенной руководством клана информации, следовало и еще несколько выводов.

У клана есть достаточно сил, чтобы доставить массу неприятностей Антону. И кроме этого, есть соседи, которые могут легко подключиться к этой травле и начать совместно с загонщиками добивать увернувшуюся дичь.

А значит, нужен был план. Такой план, который заставит пиратов, заняться решением проблем, которые могут свалиться на них совершенно неожиданно.

Только вот было одно ограничение. Время. И его совсем не было. А это означало, что держаться за эту базу, в данное время, совершенно нерационально.

* * *

— Ален! Как у тебя дела?

— Пока рассматриваю возможные варианты. А что-то не так?

— Да все не так. Подходи сюда. Смена приоритетов.

На кратком совещании с инженером пришлось пересмотреть схему защиты базы.

В данном случае попытка удержать этот объект была слишком… затратной. И отвлекала скудные силы на задачи, которые были практически бессмысленными. Поэтому Антон дал распоряжение начать готовить объект к ликвидации.

— Подожди. Сколько минных объемов ты взял?

— Около двадцати.

— Так не надо ничего минировать. По крайней мере, на самой базе. Нам потребуются штурмовики для дальнейших дел?

— Не знаю. Может быть три-четыре комплекса. А что?

— Я предлагаю оставить их на базе. Все, что можем. Выставить минные объемы. Ну, примерно половину из имеющихся, а остальные погрузить на мелкие корабли и активировать. Пусть будут брандерами. Перепрограммируем искин базы, и он начнет с того, что будет радоваться встрече прибывшего подкрепления. А когда кораблики приблизятся на достаточное расстояние, подорвут свой трюмный объем. Вряд ли после того, как активируются оставшиеся минные объемы, кто-то захочет пристать к главным воротам. А если и пристанет, то тут пусть работают штурмовики.

— Хм. Может быть это и выход. Только никому здесь быть не надо. Уйдем все.

— Нет-нет. Нужно кого-то оставить. Как мы узнаем, кто приходил и имеет ли смысл сюда возвращаться.

— Для этой цели у нас есть целый склад. И там наверняка найдутся картографические зонды. А они самые точные, из тех, что делаются. Вот от них все и узнаем.

* * *

Пересмотр дальнейших стратегических планов привел к тому, что пришлось обращаться к наемникам.

Они уже восстановили до состояния перегонной целостности шесть бортов. Разобраться быстро с линкором не получалось в принципе, поскольку были нужны новые реакторы и расходные, которых естественно в наличии не было. Еще пара крейсеров могла быть восстановлена в течении следующих суток. И на этом собственно все.

Все остальные борта требовали долгого ремонта и специфических расходных. Да и сами корабли особой ценности не представляли. Третье-пятое поколение. Восстанавливать до нормального уровня такой хлам, чтобы продав, просто вернуть затраты на ремонт, было совершенно не интересно.

И малые борта особой ценностью не обладали. Так что наемники собирались забрать с собой восемь бортов, а линкор пока оставить на базе и вернуться за ним несколько позже. Из малых бортов они собирались взять лишь половину. А значит все остальное оставалось. И вполне могло быть использовано Антоном и его командой.

Антон предупредил Стива, чтобы они загнали линкор подальше в астероидное поле, так, что достать его без специалистов было бы очень трудно. На этом собственно все разговоры с ними и прекратились.

А Ален приготовил несколько брандеров, перепрограммировал искин базы и развернул минные объемы.

Найденные артефакты и самое ценное из имущества было благополучно погружено на корвет и приготовлено к вывозу.

Ждали только наемников. И когда они были готовы, их корабли стали один за другим, уходить в прыжок. А Антон, дождавшись их отхода, активировал минные объемы и рванул на Лесанию.

3. 4

Перелет на Лесанию не занял много времени. Все же скорость перемещения кораблей Древних была существенно выше, чем кораблей Содружества.

Наемники должны были прибыть на место своего базирования только через неделю, и это давало возможность представить дело так, что разгром пиратского клана провернули именно они. Тем самым снимая подозрения с Антона в причастности к этой операции.

Действую по уже привычной схеме, корвет остался решать патрульные задачи, а Антон с Лиелой отправился на планету. Предстояла встреча с Троем, который должен был собрать доступные материалы по пиратству в Содружестве. Правда, в свете полученной от руководителей клана информации, то, что найдет Трой, будет гораздо мельче и менее интересно. Но даже непроверенные слухи могли добавить значимые штрихи к существующим данным.

Оставив "Тень" на своей привычной ‘парковке’ Антон и Лиела на глайдере отправились на встречу с Троем.

Пока они летели, парню пришла в голову мысль посетить медцентр, в котором можно было бы ‘залить’ девушке знание местного языка. Все-таки рано или поздно ее нужно будет ‘отпустить в свободное плавание’, а неумение общаться с местными, может вызвать совершенно не нужные вопросы.

Подходящий медцентр обнаружился практически по пути. Пришлось представить дело так, будто бы к парню приехала его дальняя родственница, которая проживала на недавно колонизированной планете. А там все в основном говорили на своем ‘горном’ наречии, а ей следовало поступить на работу, и было необходимо изучить местные обычаи. И без знания местного языка это сделать было очень трудно.

Всех подозрений это, конечно же, не сняло. Незнание общего считалось чем-то совершенно невероятным. Но процедуру ‘заливки’ языка Лиеле провели. И теперь нужно было ждать, когда гипнопрограмма усвоится и разумный получит возможность начать осваивать сложные обороты речи и местные идиомы.

Когда врач спросил парня о наличии у девушки нейросети, Антон насторожился, а затем понял, что врач провел какие-то тесты, а теперь пытается понять, что же за данные он получил. Недолгое выяснение, показало, что любознательный эскулап провел стандартный тест на интеллектуальный уровень и был очень поражен его результатом. Еще бы не быть пораженным.

Диагност показал запредельный для местных интеллектуальный уровень, высокий уровень пси активности и стандартные отклики нейросети, при ее полном отсутствии.

Уже собираясь свернуть шею этому любопытному, Антон был остановлен девушкой. Узнав в чем проблема, она с улыбкой подошла к эскулапу, ласково взяла его за руки и посмотрела в его глаза.

Врач заулыбался, по-идиотски пустил слюну, закивал головой и пошел к диагносту. Что-то переключив на панели аппарата, он подошел к столу, сел и, уронив голову на руки, уснул.

— Все в порядке. Пошли. Он уже убрал мои данные и через час забудет о нашем существовании, — сказала Лиела и потащила парня на выход.

* * *

Антон, используя выданный Троем допуск на проход через систему охраны особняка, посадил глайдер на придомовой парковке. Лиела выскользнула наружу, а парень провел послеполетный тест и вышел из глайдера.

Немая сцена…

Лиела медленно шла к коллекционеру. А на лице Троя застыло выражение удивления, обожания и любопытства одновременно. Что было на лице девушки, Антон не видел, она шла к нему спиной.

Парень подошел к коллекционеру.

— Лиела Прош, — сказал и показал рукой на девушку.

— Дик Трой, — такое же движение.

Антону показалось, что время остановилось. А перед тем, как оно прекратило свой бег, между Лиелой и Диком проскочила искра. Да, наверное, все же не искра, а мегавольтная молния, поскольку, эти двое разумных, застыли в каком-то ступоре.

Пару минут они смотрели друг на друга и ничего не делали.

«Попались. Причем оба. И сразу» — подумал Антон и сказал:

— Дик! Дама устала с дороги, наверное, голодна, а ты стоишь, несколько задумчив. Может быть, стоит пройти в дом и присесть за стол?

Такого Дика Антон еще не видел. Куда это делась вся его аристократичность и сдержанность? Он засуетился и сказал:

— Да-да. Давайте пройдем в дом. А стол… сейчас будет стол.

И друг девушка с мягким акцентом сказала на общем:

— Вам помочь?

— Д-да. Если Вам не очень… трудно.

* * *

Завтрак прошел в совершенно непривычной обстановке. Пожалуй, этот завтрак стоило назвать официальным.

И Дик, и Лиела вели себя как на приеме. Слишком чинно и благородно. Изредка они бросали друг на друга быстрый взгляд и тут же отводили глаза в сторону.

Антон, утолив голод, налил себе стакан сока и пошел во двор, где присел в тенечке и стал что-то обдумывать. Через десять минут к нему присоединился и Трой. Они стали перебрасываться ничего не значащими фразами.

Разговор прыгал с темы на тему и вдруг Антон, наверное, отвечая каким-то своим мыслям, спросил Дика:

— А что больше всего привлекает эльфов на аукционах?

Трой даже поперхнулся.

— А кто такие эльфы?

— Да так. Одна мелкая, мерзкая и крайне мстительная раса из сказок моей планеты. Отличительной биологической особенностью является строение ушей.

Трой удивленно посмотрел на Антона.

— Аграфы?

— Ну, прямой аналогии я не могу привести. Но очень похоже.

Трой несколько раз произнес незнакомое слово, как бы пробуя его на язык. Потом усмехнулся и сказал:

— Если считать аграфов твоими эльфами, то их интерес очень прост. Самые совершенные технологические артефакты.

Антон помолчал и проговорил, медленно произнося каждое слово:

— Артефакты… технологические… и сами технологии… Хорошо.

Потом он обернулся и, не увидев более никого рядом, тихо спросил:

— А как у тебя со временем?

— А что? — Трой удивленно посмотрел на Антона.

— Я предлагаю тебе сводить девушку в ресторан. Посидеть там… Посмотреть какое-нибудь выступление…

Коллекционер задумался на некоторое время.

— Надо заказать столик. Но это будет только к вечеру. Ты пойдешь?

Вот зачем было задавать вопрос с подвохом? Ведь ясно же было, какой ответ на него хотят получить. Но Антон решил осуществить небольшую месть.

— А куда ты нас приглашаешь?

Трой несколько стушевался.

— В "Колизеум", конечно.

— Зеленый зал. Да там хорошо. Но… пожалуй я не пойду… Место, конечно там прекрасное, но есть дела.

Побарабанил пальцами по столу и продолжил:

— А кстати, где Лиела?

— Ей что-то надо было привести в порядок. Будет чуть позже.

Антон хмыкнул. Вот все и стало понятно.

— Я знаю с каким… трепетом ты относишься к своей коллекции… Но если это не слишком… скажется на твоих чувствах, покажи ее девушке.

Коллекционер с удивлением посмотрел на парня.

— А она что… тоже умеет…

— Умеет, умеет.

Послышались тихие шаги. Антон обернулся. По тропинке от дома шла Лиела. И была она какой-то не такой, как обычно. Уж слишком задумчивой, что ли.

— Лиела! Можно тебя на минуточку?

Девушка отошла в сторону и посмотрела на Антона.

— Капитан Лиела Прош. Вам предоставляется увольнительная на 24 часа.

В глазах пилота появились радостные огоньки. Она быстро приблизилась к парню и поцеловала его в щеку. Пока она не отстранилась, парень успел сказать:

— Только веди себя хорошо!

* * *

Ну и чем занять свободное время? Особенно если ты и не планировал, что оно появится.

Антон задумчиво брел по центральной улице города и пялился на витрины. Никаких особых мыслей в голове не было. Конечно, стоит многое продумать, но как-то не хочется это делать сейчас.

Впереди показалась площадь и вход в какой-то ресторан средней руки. Призывно мигающая реклама, негромкая музыка…

Антон вошел и оказался в джунглях. Обернулся и рассмотрел название ресторана: "Джунгли".

Вот как. ‘Плыл’ по течению и ‘заплыл’… в ресторан.

Огляделся и заметил угловой столик, за которым никого не было. Прошел. Сел.

Сразу около него оказался живой официант, склонившийся в ожидании заказа.

— Сок рокка, пожалуйста.

Официант поморщился. Он ожидал от такого посетителя, чего-то более… дорогого. А сок…

— Что-то еще?

— Пока нет.

— На столике есть кнопка вызова, если будет что-то нужно, нажимайте.

— Хорошо.

Вот уж джунгли так джунгли. Кнопка вызова. Похоже, что местные принимают это за экзотику.

Дроид (человек не подошел) доставил заказ. Наверное, таким образом, официант решил выразить свое… отношение и разочарование. Ну, так это его проблемы.

Антон откинулся на спинку стула, прикрыл глаза и сделал небольшой глоток.

— Вы разрешите, — раздался девичий голос.

Парень открыл глаза и увидел молодую девушку, которая стояла около стола и призывно смотрела на него. Ничего выдающегося, но достаточно миленькая. Сойдет. Все равно нужно чем-то отвлечься.

— Пожалуйста.

Девушка села напротив Антона, спиной к входу и вызвала официанта. Заказала какой-то алкогольный коктейль и что-то еще. Наверное, хорошо знала местную кухню. Официант улыбнулся и кинулся исполнять заказ.

— Меня зовут Лайона. А вас как?

— Стив.

Названное Антоном имя явно смутило девушку. Скорее всего, она ожидала совсем другое.

— Странное имя. Какое-то слишком простое. Мне казалось, Вас должны звать по-другому.

— Ну, что же сделаешь. Так мама назвала.

Заказанная девушкой еда оказалась какой-то местной разновидностью крупных насекомых, или чего-то очень на них похожего. Они были покрыты сахаром и когда их раскусывали, издавали какой-то музыкальный звук. Нельзя сказать, что это было неприятно, но, то, что необычно, это уж точно.

— Это раминги. Местные рачки. У них есть воздушный пузырь, и искусство их приготовления заключается в том, чтобы не повредить его. По этому звуку можно судить о мастерстве шеф-повара. Попробуйте.

Разговор постепенно перешел в сферу молодежных интересов. О погоде, о моде, о последнем голофильме…

Антон не был готов к такому повороту, и ему оставалось только поддакивать и соглашаться с девушкой в ее оценках.

Время неспешно катилось вперед, и вот девушка стала собираться.

— Вы не проводите меня?

— С удовольствием.

Конечно, особого удовольствия не было, но если это не было намеком на что-то иное, то тогда на что?

Они медленно шли по улице, и новая подруга без умолку щебетала. Но вот показались дома, и девушка сказала, что живет в одном из них.

— Спасибо за вечер. Было очень приятно, — подруга потянулась к губам Антона, наверное, чтобы его поцеловать на прощание, обняла за шею, и парень ощутил укол.

Мир поплыл и сознание погасло.

* * *

Очнулся Антон привязанным к стулу. К самому обыкновенному стулу. И ощущения были… несколько некомфортными.

Лицо было основательно побито. А руки, похоже, старательно топтали кирзовыми сапогами.

Он находился в комнате, несколько странной архитектуры. Железные стены и никакой мебели, не считая второго стула, на котором сидел… аграф.

Этот сверхчеловек смотрел на Антона и улыбался так, как это могут делать только аграфы — пренебрежительно и одновременно высокомерно. Так, наверное, смотрят на муху, которую загнали под стеклянную банку.

Парень был только в комбезе Древних. Наверное, все, что можно было снять, у него забрали, а как поступить с этим технологическим изыском, не знали. Поэтому и остался Антон в этой одежде. И это позволило не лишиться некоторых вещей, спрятанных во внутренние ‘карманы’ комбеза. Не ясно, знали ли об этом те, кто его связывал.

Руки и ноги были спутаны обычной веревкой, так, что развязаться, не используя нож или какой-то его аналог было нельзя. Просто потому, что вся веревка было пропитана чем-то масляно-жирным и узлы затянулись намертво.

— Странно только одно, псион. У тебя стоит неизвестная мне нейросеть, — начал ‘разговор’ аграф.

Быть может он рассчитывал на то, что парень тут же начнет хвалиться своими возможностями и рассказывать о тех предметах, которые у него были с собой?

— Поэтому, я буду доставать из тебя знания очень медленно. И ты досконально опишешь мне, как ты получил все свои возможности.

Странно было слышать такие речи. Наверное, этот сверхчеловек мнил себя большим профессионалом и, тем не менее, пытался покрасоваться перед ‘ничтожеством’, которое сидело перед ним, провоцируя на дешевый развод.

— А начнем мы с простых вопросов. Где ты взял скаф диверсанта империи Аркон?

Пока аграф распалял сам себя, Антон общался с Игроком.

— Игрок! У тебя есть связь с Тактиком?

— Да! Этот бункер сделан из артита, а он блокирует только пси.

— Пусть приготовится. А пси у нас, стало быть, блокирована. Плохо.

— Сканер показывает, что у аграфа стоит защита от пси воздействия.

— Нам бы совсем немного энергии для начала…

— Аккумуляторы.

— Черт! Я и забыл.

Аграф подошел к парню поближе и произнес с угрозой в голосе:

— Когда я тебя спрашиваю, надо отвечать быстро, — и ударил Антона по лицу.

Антон дернулся и, сплюнув кровь, сказал:

— Не боишься?

— Чего мне бояться, букашка! Сейчас бояться нужно тебе, — и снова нанес удар по лицу.

— А когда придут братья, даже я уйду, чтобы спать спокойно. Потому что не люблю, когда из кого-то вытягивают его кишки и он рассказывает всё: что знает и что может вспомнить. Поэтому, лучше расскажи все мне. И сдохнешь легко.

— И чего ты хочешь узнать?

— Где ты получил скаф?

— И это все? Узнаешь и отстанешь?

— Щенок! — опять удар по лицу.

— Ты заплатишь за смерть всех братьев, которых убил. За каждого.

— И как я буду ‘платить’ за их смерть? — Антон говорил с аграфом, а сам одновременно объяснял Тактику, что надо сделать.

— Тебя убьют, человечишка.

— Я так понимаю, что за каждую мразь, что издевалась над людьми, я заплачу жизнью?

— Ты не стоишь даже мизинца, самого неумелого из братьев.

— О! Так я раздавил даже каких-то никчемных? Наверное, зря. Надо было давить самых достойных, а мразь оставлять, чтобы ваше ничтожное отродье выродилось в лесных муравьев.

— Молчать! Тварь! — сорвался аграф на крик, и замахнулся для очередного удара.

В этот момент что-то ударилось о дверь комнаты. Аграф обернулся и на секунду ослабил концентрацию. Именно этого момента и ждал Антон.

Он взял немного пси энергии из аккумуляторов и, как уже раньше проделывал с аграфами-диверсантами, образовав ментальный канал начал вытягивать энергию из аграфа.

— Ааааа! — крик, который раздался в комнате, больно ударил по ушам.

Ситуация резко изменилась. Только что, уверенный в себе разумный, главенствовал в этой комнате, а теперь он, сжимая руками голову, смотрел на Антона и с мольбой в голосе шептал:

— Не убивай. Я готов служить тебе. Я принесу клятву крови рода.

— Твоя клятва не стоит даже воздуха, который ты выдыхаешь. Хоть сдохни достойно.

Высохшая мумия упала на пол и рассыпалась серой пылью.

* * *

Освобождаться от пут пришлось долго.

На стуле Антон допрыгал-дополз до столика в углу этого помещения и смог сбросить на пол пыточные инструменты.

Вот почему все, кто издевается над разумными, делают это практически одинаково. Вот и этот ‘песок на земле’ тоже из их породы. Лоток с разнообразными щипцами и крючками. И никаких ножей.

Резко дернувшись в сторону, парень упал на бок, оставаясь привязанным к пыточному стулу. Извернувшись, перевернулся на спину, и стал искать пальцами что-то похожее на режущую кромку.

Вот. Это может подойти.

Пришлось несколько раз бросать найденный инструмент, потому что, неудачное движение приводило к сильной боли от пореза. Наконец веревка с рук спала. И тогда стало возможным дотянуться и до пут на ногах.

Наконец все веревки были сброшены и Антон стоял посреди комнаты, массируя затекшие руки и ноги.

— И что будем делать? Какие есть предложения?

— Если позволите, — произнес Игрок, одновременно транслируя свои слова Тактику, — то я бы предложил следующее. У вас людей есть поговорка: «Против лома, нет приема», — дальше пошли мысленные образы.

Рассмотрев то, что Игрок представил, Антон впал в ступор.

— Ты что же? Предлагаешь использовать лом против аграфов? Да я даже не представляю где его здесь взять?

— Я предложил этот инструмент в качестве примера. На самом деле нужно попытаться ошеломить противника, — Игрок сделал вид, что слова хозяина его смутили.

Капитан помолчал. И после некоторой паузы добавил.

— Игрок. Вот я всегда относился к Древним с некоторым пиететом. Но пообщавшись с тобой, начинаю подозревать, что уж не такие белые и пушистые они были. Что-то мне говорит, что ты еще не все мне открыл?

Антон немного подумал и продолжил:

— Но, тем не менее, ты мне подал хорошую мысль.

* * *

Осторожно выйдя в комнату из пыточного зала, Антон осмотрелся.

Скорее всего, это был какой-то съемный дом. Вот вроде бы все было на месте, но того, что здесь постоянно живут, совершенно не ощущалось.

Кофры, поставленные в угол. Вещи, сложенные хотя и аккуратно, но так, что их можно было взять и быстро покинуть место пристанища. Легкая неправильность в расстановке предметов…

И никого. В смысле на глаза не попался никто. А ведь это было странно. Неужели этого пытателя оставили одного в доме с опасным псионом? Нет, так быть не должно.

Антон сделал несколько осторожных шагов и расслышал позади себя шорох, за которым последовал достаточно болезненный удар по ногам.

Но все-таки рефлексы, вбитые в парня инструктором, не подвели.

Вместо того, чтобы от такой мощной подсечки упасть на спину, Антон наклонил тело вперед и сделал кувырок. И в кувырке, уйдя с линии возможной атаки, смог собраться и встать. Затем пара шагов вперед с блокировкой возможного удара (а как оказалось настоящего) и переход в оборонительную стойку.

Перед парнем стояла Лайона, та самая девушка, заботами которой он и оказался в этом доме.

— Скотина! Где Дорикан?

— А это кто? Тот козел, что приставал ко мне с вопросами?

Лайона попыталась провести атакующий прием, но парень был готов к этому и легко его блокировал. А так как весовая категория была несколько различной, то девушка, от его жесткого блока, отлетела к стене.

Вставая и вытирая кровь с разбитых губ, Лайона сказала:

— Зря ты дергаешься. Раз попался, надо это признать и принять.

— Признать что? Что вы обманом пытались меня захватить? Так это у вас не вышло. А принимать мне нечего. В ваш цвет меня не перекрасить. Так что кончай дурить и сядь на стул.

Пока парень говорил, девушка попыталась сократить дистанцию и, придвинувшись к Антону, попробовала провести прием, в чем-то напоминающий земной стиль муай тай.

Она переступила ногами и начала резко вращаться через правое плечо, в движении подняв правую руку на уровень плеча. Её кулак должен был прийтись в голову Антону, а так как инерция этого разворота была очень большая, то если бы парень пропустил это движение, то получил бы сокрушительный удар. От такого удара можно было легко потерять сознание, а уж дезориентация на несколько секунд была гарантирована.

Но полугодовые занятия у инструктора-абордажника и здесь не подвели.

Антон сделал подшаг назад и вправо, чуть отклонил корпус назад и, когда кулак противника пронесся мимо возможного места контакта, ударил в солнечное сплетение Лайоне, дополнив распрямление ноги выплеском энергии.

От его удара она сложилась пополам и в таком виде знатно приложилась о стену.

Уже поняв, что договориться с этой красавицей полюбовно не удастся, капитан не стал ждать, когда эта строптивая придет в себя и продолжит выяснять, кто круче на этом пятачке земли, а кинувшись к противнице, оправил ее в страну грез. А чтобы возвращение из рая не привело к неправильно понятой доброте, он крепко и надежно связал защитницу чуждых идеалов.

— Два-ноль. Интересно это все? Или есть еще сюрпризы?

Но дальнейшее обследование, места временной стоянки вооруженной банды аграфов, показало, что в доме никого нет. Но вот насколько долго продлится отсутствие остального персонала этого борделя — было не ясно. Но терять время не стоило в любом случае. Поэтому Антон приступил к подготовке дружеской встречи.

* * *

Через два часа все необходимое для теплого приема было готово. А чтобы пришедшие спецы не ощутили отсутствие внимания, в главном зале дома сидела виновница этой торжественной встречи.

Весь центр комнаты был освобожден от мебели. Посередине стоял стул, к которому, теми самыми веревками, которыми связывали Антона, была привязана Лайона. Платье артистически разорвано, чтобы показать пришедшим гостям все прелести хозяйки, а в рот вставлен кляп, наверное для того, чтобы приветствовать заглянувших на огонек строго по-аристократически — только кивком.

Сам Антон занял удобную позицию в соседней комнате, поскольку пришедшие в гости спецы, безусловно, кинуться выражать свой восторг хозяйке и создадут ненужное столпотворение.

А чтобы несколько сравнять шансы, парень опять одел свой скаф.

Теперь оставалось только ждать…

Гости начали прибывать спустя четыре часа. Их прибытие было отмечено дроидами-разведчиками, поэтому Антон был готов к встрече полностью.

Первыми в зал зашли четыре аграфа. Они были одеты в какие-то модные костюмы и смотрелись несколько странно в этом месте. Правда, если они пришли именно на званую вечеринку, то может быть их одежда и была к месту. На изучение тонкостей местного этикета у Антона пока не нашлось достаточно времени.

Сказать, что представшее перед их глазами несколько удивило их, значит сильно слукавить. Нет-нет. Увиденное шокировало их. Наверное, в тех местах, где они родились и выросли, были несколько… более пуританские нравы. Поэтому с квохтаньем и матами они бросились к хозяйке и стали пытаться одновременно развязать ее, снять кляп и прикрыть срамные места от любопытных взглядов.

В этот момент в зал вошли еще трое и остановились сразу около двери.

Не в пример пришедшим первыми, эти были одеты в более подобающие костюмы. И что самое неприятное, у всех на боку висели портативные импульсники.

Как сообщили парню разведчики, двое оставшихся что-то делали с глайдерами, на которых прибыла вся эта компания.

Поняв, что терять время не стоит, Антон встал в проем двери и произвел несколько выстрелов из турелей.

Четырех франтов он уложил сразу. А трое стоящих в дверях, как-то замешкались, стали доставать оружие и… получили по головам… столом, который парень целых полчаса привязывал над дверью, воспользовавшись добрым советом Игрока.

После того, как стол упал и основательно приложил двоих из всей троицы, Антон выстрелил и по этим претендентам на мировое господство.

Но тут госпожа удача, наверное, отвлеклась, и у парня не получилось успокоить всех настойчивых почитателей местной клубнички.

Только двое из троих остались на месте расстрела. А третий, как-то извернувшись, боком шмыгнул за дверь и там затих.

— Восемь-ноль. Но есть еще три претендента.

И вот тут капитан решил использовать возможности псиона. Он запустил ментальный щуп и стал искать затихорившегося спеца. А тот, в свою очередь, решил действовать аналогично.

Ментальный удар, который пришелся на Антона, был очень сильно ослаблен скафом. Но, если бы у парня не было защиты, то, наверное, преимущество могло перейти на противоположную сторону. И тут же парень понял, как достать этого игрока в прятки.

Антон покачнулся и рухнул на пол. Несколько секунд ничего не происходило. А затем из-за двери крадущейся походкой вышел спец, сжимая в каждой руке по импульснику. Он очень медленно шел к поверженному противнику и в какой-то момент все же решил, что мертвый индеец, гораздо лучше живого. Но тут уже Антон перехватил инициативу. Лазерная турель тихо свистнула и спец, с дыркой во лбу, опустился на землю.

По показаниям дроидов-разведчиков, две оставшиеся цели решили выполнить поставленную перед ними задачу, и спешно извлекали из глайдеров что-то ооочень крупнокалиберное.

«Нет, так дело не пойдет» — решил Антон и рванул вглубь дома к задним окнам. Он едва успел выпрыгнуть, и еще находясь в полете, ощутил, как на том месте, где стояло это строение, начал набухать огромный гриб вакуумного взрыва.

Слава богу, скаф теперь был средним и имел усиленные щиты. А то бы… было несколько некомфортно.

Но оставлять незавершенное дело совершенно неправильно. Поэтому совершив на земле пару кульбитов, парень сориентировался и рванул в сторону оставшихся диверсантов.

А диверсанты решили, что дело практически закончено, и нужно получить доказательства гибели цели. Поэтому они осторожными шагами приближались к тому месту, где догорали остатки дома.

Но в руках у них было что-то совершенно убойное. Таких стволов в своей жизни парень не видел. А чтобы это висело на плече разумного, как простой штурмовой импульсник…

Но, наверное, удача, в конце концов, решила, что нужно передернуть карты. И в спину каждого из оставшихся диверсантов прилетели две очереди из импульсника.

И снова парню пришлось удивиться. Только одного из диверсантов удалось ликвидировать сразу. А второй, каким-то чудом остался все еще жив и пытался навести на Антона свою суперпушку. Правда он лежал на земле, и это дало Антону лишнюю секунду.

Вот когда пригодилась техника прыжков по силовым жгутам и временным вешкам. Не известно как, Антон сотворил в воздухе пару вешек и прыгнул, зацепившись за них силовым жгутом.

А лежащий на земле диверсант, выпустив вслед парню пять выстрелов, благополучно скончался. Правда, в этом деле ему оказали неоценимую помощь выстрелы из импульсника, которые опять прилетели в него откуда-то сзади.

Упав на землю (даже через защиту скафа было больно) Антон откатился в сторону и приготовился принять на грудь остальные выстрелы суперпушки. Но, видимо, ее магазин не позволял использовать больше зарядов. А то, что диверсант пошел на встречу к своим богам, парень понял только через некоторое время.

* * *

Лиела осторожным шагом вышла из-за развалин дома. Она двумя руками держала импульсник, и его ствол постоянно сопровождал зону ее внимания.

Подошла к первому аграфу, пнула его ногой. Тело перевернулось на спину и раскинуло руки. Не полагаясь на случай, она выстрелила в лоб диверсанту. Потом, также осторожно подошла ко второму, и повторила прием с добиванием.

— Капитан! Ты цел?

Антон наконец-то понял, что он видит. Его спасла от смерти хрупкая девушка-пилот. Но вот двигалась она как профессиональный боец и не оставляла ничего на волю случая. Даже когда она позвала Антона, то так и не ослабила своей концентрации.

— Вроде да, — Антон подошел к девушке, — а как ты оказалась здесь? Ведь я дал тебе увольнение.

— Тебя не было два дня. Что еще оставалось делать слабой женщине. Я пошла искать близкого человека.

Парень удивленно посмотрел на пилота.

— И как же ты меня нашла?

— Есть способ. А вот тебе капитан, нужно сделать замечание. Ладно, ты не думаешь о своей жизни. Но на что ты собрался обречь меня?

— То есть?

— А какой выбор ты мне оставил? Мне была поручена охрана капитана и если я вернусь одна, то единственное что могу сделать, это покончить с собой перед строем товарищей.

Вот от таких слов Антон, как говорится, ‘выпал в осадок’.

— Трофеи берем?

Слова Лиелы привели парня в чувство.

— Пушки. Я таких еще не видел. И кофры, они в развалинах. А что с транспортом?

— Всё есть.

Лиела подхватила пушки и поспешила куда-то в сторону. А парень полез в развалины искать остатки диверсионного оборудования.

В подлетевший глайдер он запрыгнул практически на ходу. Вдали показались точки патрульных ботов. Это была или полиция или СБ. А от их внимания нужно было держаться подальше.

Лиела ловко заложила вираж и влетела… в трюм "Тени". Как только шлюз закрылся, разведчик резко набрал высоту и скрылся в облаках.

3. 5

Очередная встреча с Шори произошла в… ресторане. Чем уж таким были привлекательны эти места для него, сказать сложно. Может быть, в детстве он был обделен материнской любовью, и теперь, таким образом, компенсировал недополученную ласку, принимая ее от ресторанной обслуги?

Антон посмотрел на своего визави и задал вопрос:

— Скажите, насколько, по данным разведки, деятельность пиратов и их пособников мешает развитию человеческих анклавов?

— Ответ на этот вопрос достаточно неоднозначен. С одной стороны пираты выступают как полностью независимая сила, которая нацелена только на своеобразные ‘коммерческие’ операции. И с этой точки зрения они даже помогают некоторому прогрессу, поскольку борьба с ними стимулирует развитие, как некоторой военной составляющей, так и экономической. Но есть и другая точка зрения. С этой позиции — происходит некоторое замедление развития человеческих миров, поскольку для компенсации потерь приходится производить больше продукции и отвлекать силы, которые могли бы решить и другие проблемы, которые стоят перед человечеством.

Шори, как это принято, наверное, при разговоре, замолчал, покрутил в руках стакан с тоником и продолжил.

— С моей личной точки зрения есть некая сила, которая заинтересована в том, чтобы пираты существовали и процветали. А если рассмотреть ‘заинтересованность’ этой силы в ограничении развития человеческих миров, то станет понятным, что только экономическими рычагами здесь не обойтись. Пиратство как явление в Центральных мирах не существует. Как только появляются самые незначительные признаки некоей пиратской активности, проводится крупная воинская операция, и любители легкой жизни безжалостно истребляются. Кроме того, ‘реализовать’ полученные захватом ресурсы в Центральных мирах достаточно сложно. Ведь, собственно, ради чего производится захват этих ресурсов? Это их дефицит в определенных местах. А если есть возможность получить такие ресурсы вполне законным путем, да еще и дешевле, чем предложит их незаконных обладатель? Так зачем заниматься их незаконным получением, если законный путь проще?

Шори опять покрутил в реках бокал.

— Ситуация резко меняется, если посмотреть на развитие окраинных миров человечества. Здесь все совершенно по-другому. Есть повышенный спрос на определенные товары. Причем, удовлетворить этот спрос простым расширением производства, не всегда удается. А ведь есть группы товаров, которые просто не производятся на окраине. А значит, вступает в силу другой механизм. Механизм насильственного передела. Ограничительные возможности во Фротире достаточно слабые. Здесь и обширность территории, и малые военные силы, и огромные средства, которые здесь крутятся… Причин много. И даже при наличии желания, какой либо из сторон, ослабить это давление, всегда найдется тот, кто заинтересован задавить конкурента как экономически, так и физически. И в последнем случае он не всегда использует собственные возможности. Очень часто просто ‘продает’ информацию и всегда находится тот, кто может ее реализовать.

— То есть, если исходить из этой логики, то пиратство неистребимо? По крайней мере, пока Фронтир не ‘обрастет’ своим Фронтиром и не станет продолжением Центральных миров?

Шори хмыкнул. А Антон продолжил:

— Ждать тысячелетия, чтобы пиратство само собой пропало просто глупо. За то время, пока мы будем ждать, оно перерастет в некую организационную структуру, и тогда придется ломать сложившиеся отношения и нести добро в этот край на пушках линкоров.

Разведчик тяжело вздохнул.

— Видите ли, Антон в чем дело. Определенные механизмы противодействия пиратам вырабатывает сам Фронтир. К примеру, это принцип перевозки ресурсов большими конвоями. Напасть на такой конвой пираты не могут, и значит, ресурсы могут быть доставлены получателю.

— Ну да. Ну да. А то, что это поднимает стоимость конечного продукта и вытесняет из сферы производства небольшие компании и частных производителей — это просто издержки?

— На данном этапе развития этих территорий эти издержки неизбежны.

— Они неизбежны, если просто наблюдать за развитием Фронтира и ничего не делать. А если заняться целенаправленным уменьшением пресса на производителей, то это приведет к развитию производства и как следствие удешевлению продукции. А значит, даст рывок в развитии всех человеческих анклавов и определенной независимости от диктата Центра.

Шори посмотрел на Антона и спросил:

— У Вас есть конкретные предложения?

— Есть, конечно. Но сначала ответьте на один вопрос. Что это за сила, о которой вы сказали?

— Ну, тут нет никакой тайны. Центр. Поддержка пиратов выгодна им. И с точки зрения сбыта своей продукции, то есть экономически, и с точки зрения ограничения влияния человеческих анклавов, то есть политически. Правда и наши местные корпорации пытаются действовать аналогично. Но этот вопрос может быть решен на уровне империи.

— То есть Вы понимаете, кто и для чего оказывает это давление, но при этом просто констатируете это, как неизбежное зло, с которым нужно жить.

— Ну почему? Мы делаем все возможное и стараемся решать эти проблемы. Но, Вы же понимаете, что бороться против Центра практически не возможно. Их технологическое и финансовое превосходство просто не дает нам возможности ограничить их влияние. И мы вынуждены использовать только те возможности, которые нам доступны.

— А скажите Шори, имеют ли деньги значение для аграфов?

— Вы задаете этот вопрос из любопытства, или у вас есть что предложить?

— Пока просто ответьте на вопрос.

Шори сделал вид, что задумался, а потом сказал:

— Вся финансовая система Содружества находится в руках аграфов. Есть, достаточно обоснованные подозрения, что, при таком широком распространении единой системы платежей, уследить за ее расширением практически не возможно. Тем более что эмиссионный центр находится целиком под их контролем. И они сами, точнее их банки, определяют, сколько и в каком объеме необходимо кредитов для функционирования экономической системы всего Содружества.

— Это значит, что если аграфы потеряют некоторую часть кредитов, то собственно… ничего не потеряют. И кроме морального неудовольствия для них, это никому ничем не грозит?

— Ну почему же. Это неудовольствие может быть выражено достаточно ярко. Вплоть до применения военной силы.

— А если таким… индивидом явится тот, до кого аграфы не смогут дотянуться?

— Ну, достать они могут любого. Вопрос лишь в том, насколько окупится это воздаяние. Может так получиться, что будет проще отложить меры воспитания на некоторый срок. Или вообще сделать вид, что ничего не произошло.

— Значит, если правильно спланировать ситуацию, то аграфы могут просто не заметить, что кто-то стукнул их ложкой по лбу?

— А у Вас есть такая ложка?

— Даже две.

— И как же вы намерены применить их?

— Да, как и положено. Сначала съесть их похлебку, а потом, чтобы не лезли в пустую плошку, знатно приложить по лбу.

Шори несколько замялся, а потом произнес с улыбкой:

— Задумка мне нравится. Но вот практическая реализация этого проекта? Что это будет?

— Черный аукцион.

* * *

Подготовка к черному аукциону началась с того, что Антон зарегистрировал свой портал. Естественно анонимно. И на этом портале было выложено предложение по тем предметам, которые планировались к продаже.

Аукцион это ведь такая штука, что тут очень сложно угадать, кто выиграет. Но если ты имеешь неограниченный финансовый ресурс, то любой аукцион для тебя не более чем развлечение и щекотание нервов. Нервы-то будешь щекотать именно ты, и именно тому, кто думает тебя переиграть.

Но это если играть честно и по честным правилам аукциона.

Ведь для чего проводится аукцион? Для того, чтобы заработали его устроители. Ну и немного — хозяева лотов.

А если поставить перед собой совершенно иную цель, то можно и аукцион провести не для зарабатывания денег, а для выявления тех, кого интересуют выставленные на аукцион предметы. Кстати в этом случае и самих предметов может не быть. Можно торговать и ‘воздухом’. Но тогда и ‘покупатель’ должен быть свой.

А чтобы все это сработало, правила аукциона нужно было немного подправить. Но так, чтобы даже тот, кто может купить все, купить ничего не смог.

Вы думаете это не возможно? Ха! Возможно, да еще как!

Первым правилом, которое было внесено в условия аукциона, было: аукционист может остановить торги и передать лот тому, кто сделал предыдущую ставку. Если сочтет, что тот, кто сделал следующую ставку, играет нечестно.

То есть нечестного игрока не снимают с торгов, а просто не принимают его ставку.

А вот трактовку нечестной игры и принципа, по которому аукционист определяет нечестного игрока, благополучно забыли разъяснить.

Второе правило, определяющее условия аукциона было: претензии к проведению торгов не принимаются.

Вот так вот. Хочешь — участвуй, хочешь — нет. Но шулер, который выдает себя за аукциониста, может манипулировать ставками так, как хочет. И при этом никаких претензий.

Вы, конечно, думаете, что на такие правила никто не согласится? Конечно, если к продаже предложат конфеты фабрики "Рушен", которые никому не нужны, потому что и дороги и невкусны и сделаны не по технологии.

А если на аукцион выставят золотое колье, стоимостью 1 000 000 кредитов по начальной цене в 10?

Халява!

Вот то слово, на которое купятся все.

Ведь мы всегда надеемся на то, что повезет именно нам. Ну, не может у соседа по аукционной площадке быть больше денег, чем у Вас. Откуда у него возьмутся 12 кредитов? Космическая сумма! Поэтому, Ваших 11 уж точно будет достаточно, чтобы купить этот лот. Купить и перепродать. За 1 000 000 кредитов. Это сколько же процентов прибыли-то?

А чтобы немного поумерить пыл таких рьяных покупателей, пришлось ввести еще несколько правил.

Третье правило гласило: двадцать процентов стоимости ставки не возвращается. Ах, да! И сама ставка должна была делаться реальными деньгами, а не заявлением, что покупатель имеет такие деньги.

Другими словами, хочешь купить что-то — покажи денежку. А как показал, отдай аукционисту 20 процентов.

Четвертым правилом было: для участия в аукционе нужно ‘купить’ входной билет. Если посетитель участвовал в аукционе, то есть сделал, хоть одну ставку, то стоимость входного билета при неудаче, возвращалась за вычетом 5 процентов от продажной стоимости проигранного лота. Ну, если, конечно, стоимости билета хватало для покрытия этой самой разницы в ставке. А тем, кто не решится сделать ни одной ставки, придется расстаться с полной стоимостью билета.

Не согласны? Смотрите второе правило.

И пятым правилом, было совершенно простое: любой вопрос о порядке проведения аукциона, заданный через сервис портала, стоит 100 кредитов.

Смешно. Задать вопрос о порядке проведения аукциона не через портал, было просто некому. А если ты хотел узнать хоть что-то — плати.

Да, узнав каковы правила этого волчьего аукциона, поначалу все от него готовы были отвернуться. Ну, ясно же, что это типично шулерская операция по выманиванию денег.

Но!

То, что было предложено на торги — впечатляло.

Нет-нет не так.

ВПЕЧАТЛЯЛО!!!

Основными лотами аукциона были действующие артефакты Древних!

Кто, когда и как определил что артефакты Древних действующие? А все очень просто. К каждому артефакту было приложено экспертное заключение Государственной лаборатории "Наследие".

И это было вдвойне смешно.

Одна безадресная виртуальная площадка предоставляла экспертное заключение второй, нахождение которой было не известно, в том, что предоставленные артефакты подлинные.

И вот к кому было обращаться за комментариями?

В "Наследие"? Так там на почте сидел робот, который отправлял стандартные ответы.

На портал аукциона? Так он платный. Да и ответы особой оригинальностью не отличались. Хитрый шулер, который создал эту площадку, отвечал только на один вопрос по своему выбору. Вот, к примеру, на вопрос, в котором хотелось бы получить ответы на способы получения артефактов после аукциона, шулер отвечал так: в зависимости от вида артефакта будет указано точное место получения после полной оплаты лота. И что это еще за полная оплата?

В общем, абсолютное непонимание всего процесса со стороны тех, кому он вроде бы предназначался. И, вроде бы, игнорирование этого странного мероприятия со стороны коллекционеров. По крайней мере, в сети именно об этом и писали.

Да, писали. Писали все кому не лень. И те, кому было жалко своих денег, чтобы задать вопросы на портале аукциона. И те, кто задал, но получил такой невразумительный ответ, что никак не мог понять: о чем же он спрашивал?

Писали те, кто возмущался. Писали те, кто требовал. Писали те, кто просил.

А все обращения к официальным властям с просьбами, требованиями и возмущениями… благополучно игнорировались.

На все запросы власть отвечала: нарушений условий, изложенных на портале аукциона, не обнаружено.

Да как же так: не обнаружено! А где посмотреть, где пощупать, где обсудить?

И потом, что это за блажь! Деньги за вопрос. Отвечать нужно без всяких денег. Нужно все разъяснить и дать возможность…

Нарушений условий, изложенных на портале аукциона, не обнаружено…

* * *

Сколько всего интересного смог Антон узнать о себе в сети.

Подробности его интимной жизни смаковали все. Обсуждали суммы, якобы полученных им денег за вопросы, задаваемые на портале, обсуждали стоимость артефактов, которые были выставлены на торги, обсуждали техническое состояние оборудования Древних…

Оказывается, существовала масса обществ, которые, не обладая финансовыми ресурсами и возможностями получить сами артефакты, категорически требовали прекратить эту распродажу и передать найденные сокровища общественности. Немедленно и без всяких условий.

Нашлись пророки, которые твердили, что передача этих сокровищ в частные руки противоречит всем известным законам и правилам. И вызовет гнев богов, которые обратят на земли Содружества кары небесные. Посему все найденное необходимо срочно и безоговорочно уничтожить…

Но день начала аукциона приближался. А время регистрации истекало.

И в назначенный час аукцион открылся.

За день до начала торгов на портале зарегистрировалось 10 покупателей. Всего.

Антон уже расслабился и думал, что аукцион, несмотря на все вопли и крики, пройдет относительно спокойно.

Но!

За два часа до начала торгов пошел вал из желающих приобщиться, и к моменту окончания регистрации таких стало около 10 000.

Это было что-то. При стоимости входного билета в 100 000 кредитов только регистрация дала почти миллиард. Правда, часть этих денег должны были вернуться их хозяевам после окончания аукциона. Но сумма! Сумма впечатляла!

Чтобы никому не было обидно, программа портала сбалансировала времена доступа таким образом, что все участники были в равных условиях, вне зависимости от того, где физически было произведено подключение.

Кстати, участников из Центральных миров была почти половина от общего количества.

Торги начались с мелочей.

Бытовые артефакты продавались не очень дорого, но все-таки их стоимость была выше, чем на простых аукционах.

Потом пошли артефакты технического назначения. Они ушли с превышением обычной стоимости в два-три раза. И ведь вроде бы ничего необычного не выставлялось. Но условия аукциона гарантировали, что все оборудование рабочее. И это сильно поднимало цену.

А затем наступило самое сладкое.

Сначала шли лоты с искинами Древних. Стоимость лотов зашкаливала все разумные пределы. За это оборудование бились, как гладиаторы на арене за свою жизнь.

И вот тут все увидели, что такое первое правило. Когда выявились значимые игроки, которые могли ставить достаточные суммы, оказалось что таковых всего пятеро. И они начали спор между собой.

Но тут аукционист начал снимать лоты и отдавать их игроку, который вроде бы и не особенно старался. Как только четверо основных игроков поднимали ставку в пять-семь раз выше разумной, один из игроков пытаясь получить лот, делал ставку еще выше. Торг вставал, и лот уходил по предыдущей ставке.

Как ни бились четверо основных игроков, никто из них не смог переиграть этого странного игрока. Он просто делал ставку, перед тем как сумма становилась достаточно большой, и следующая ставка игроков из призовой четверки останавливала торг.

Наверное, у тех людей, кто представлял эту четверку, нервы лопались как перетянутые струны. Ну не бывает так, чтобы один и тот же все время выигрывал. Он что, работал на пару с шулером-аукционистом?

Но вот когда были выставлены совершенно невероятные лоты, началось сражение титанов.

На кону стояло оборудование Древних для производства пищевых картриджей.

К четверке значимых игроков подключились еще двое, а тот, который выкупил все искины, перестал делать ставки.

Титаны успокоились и… Проиграли сменщикам любителя искинов. Пищевая фабрика ушла одному из новых игроков.

Новый лот: дроиды Древних.

Опять торги и… опять мимо.

Да что же такое?

Блок управления системой вооружения крейсера. Куплен одним из двойки.

Модуль системы ориентации боевой станции. Куплен одним из двойки.

Части гиперпривода. Куплен одним из двойки.

И последний лот.

Спасательный челнок в рабочем состоянии.

Снят аукционистом, как имеющий технические дефекты.

Ну как такое может быть? Нет, ну как, а? Деньги оказались совершенно не нужны. Ставки проходили, но, ни одна из них не сыграла. Оставалось только рвать на себе… в общем все, что можно было оторвать.

* * *

Как и на всяком приличном аукционе, имена и места расположения участников тщательно скрывались. Да и сам способ получения выкупленных лотов был… несколько необычен.

Ко всем покупателям артефактов приезжал посыльный и вручал небольшую коробочку. В коробочке был ключ от банковской ячейки, в одном из банков, который указал покупатель при регистрации как предпочтительный именно для него. А сама коробочка с ключом была настроена на генетическую идентификацию именно этим разумным.

Несколько случаев, когда владелец коробочки решил перепродать неполученный артефакт неким неустановленным, но крайне настойчивым лицам, привели к тому, что коробочки просто рассыпались пеплом при попытке получить сторонний доступ.

А если эти неустановленные лица заставляли владельца открыть коробочку и передать им ключ от банковской ячейки, то уже ключ становился невесомой пылью.

Вот же черт!

Оказалось что этот шулер, который организовал такой странный аукцион, был вовсе не таким уж и шулером. По крайней мере, защиту от постороннего посягательства он придумал весьма знатную.

И новый владелец артефакта мог продать только сам артефакт, который должен был получить собственноручно.

А что артефакт? Да самый обычный артефакт, каких навалом на самых обычных аукционах. И никаких описаний к нему не положено. Никаких инструкций как им пользоваться, и для чего он нужен. Только стандартный инфочип от "Наследия" в комплекте. Правда, этот инфочип поднимал стоимость этого артефакта очень существенно. Ну да, информационный кристалл с базами знаний Древних стоил до 1 000 кредитов на обычном аукционе, а с сертификатом до 5 000.

Ну и что? Ничего более существенного ‘простые’ коллекционеры не смогли выкупить.

Все! Все значимые артефакты скупили некие неизвестные. Уж не империя ли Аратан? А может быть аграфы?

В общем, в сети шуму по прошедшему аукциону было… оооочень много.

Кто-то клял устроителя. Кто-то подсчитывал его барыши и интересовался, куда пошли эти деньги. Кто-то жаловался на то, что у него выкупили артефакт некие неизвестные, а он дурак его продал. Кто-то грозил, кричал, плакал…

Ну, цирк на выезде.

Но всех очень и очень занимала одна проблема: кто купил значимые лоты?

* * *

Очередная встреча Шори и Антона произошла в небольшом ресторанчике в известной зоне отдыха Нариния. Это место было известно во всем обитаемом космосе. Таких красот, как здесь, не было нигде. И такого обилия ресторанчиков, кафешек и крохотных забегаловок, тоже.

Поэтому двое разумных, одетых по последней пляжной моде, не привлекали особенного внимания. Конечно, если бы за ними установили постоянное наблюдение те, кого они заинтересовали, то удивлению интересантов не было бы предела. Но эти разумные и сами были совсем не просты. За их поведением наблюдали. И наблюдатели очень активно пресекали потенциальный интерес к этим персонам.

— Вы знаете Антон, такого эффекта от столь странного мероприятия я, честно говоря, не ожидал. Ну да, допускал, что будет интерес. Но такой! Только на ставках мы получили почти 50 миллиардов. Вы представляете лица тех, кто, поддавшись аукционному ажиотажу, после его проведения проверил свои кошельки? Ничего не купил, но порезвился весьма знатно.

Антон ухмыльнулся.

— Самое главное, чтобы теперь сработала вторая часть плана.

— Да это важно. А Вы знаете, сколько разумных проявили нездоровый интерес к этому мероприятию? Почти все службы империи. Начиная от простых клерков муниципальных образований, до полиции и Службы Безопасности империи.

Антон опять ухмыльнулся, отпил тоник и сказал:

— Ну, теперь у Вас есть богатый выбор. И нашим друзьям будет очень легко получить нужную им услугу. Главное не переиграйте. Добыть такую информацию должно быть очень трудно. Иначе ловушка может и не сработать.

— Ну, на этот счет можете не беспокоиться. Тут все организовано в лучшем виде. Сейчас это просто не нужно, но в течении месяца утечку мы организуем. И все же меня гложут сомнения. Может быть, все-таки не пираты? Слишком это уж… невероятно.

— Хм. А кто еще может найти подобные артефакты?

Шори подумал, некоторое время, и сказал:

— Наверное, Вы правы. Никакого достойного обоснования всем иным способам получения такого груза, мы не придумаем. А альтернативная структура, которая может это сделать — государство, по нашему сценарию как раз и не смогла получить его.

— Менять сценарий сейчас, на мой взгляд, неразумно. Может произойти вторая утечка, там, где вы и не подозреваете. И вот тогда будет совсем плохо. Простое сравнение информации и операция будет провалена. Вас вычислят на раз и никакие дополнительные шаги не вернут ситуацию в нужное русло.

— Хорошо. Отставим эти сомнения. Вам нужны деньги?

— Ну, пару ярдов я бы взял. Так на карманные расходы. А то ведь всякое может случиться.

Разведчик положил на стол информационный чип.

— Здесь доступ к обезличенным счетам. Завтра на них будет нужная Вам сумма. И можете не опасаться, это совершенно иные источники финансирования, так что это никак не связано с теми деньгами, которые дал аукцион.

Шори отпил из своего бокала и сказал:

— Ну что, осталось только ждать реакции?

— Ждать и действовать по ситуации…

* * *

Антон изучал информацию, которая попала ему в руки.

«Пиратство и пиратские объединения.» Аналитическая записка СБ Аратан.

И эта информация наводила на массу размышлений.

Выводы, которые содержались в этом документе, были отнюдь не однозначны.

А попытка получить дополнительную информацию из галонета, еще больше запутала ситуацию.

Во-первых, стало понятно, что пиратство в его существующем виде, это хорошо отлаженный и организованный бизнес.

Считать, как предлагали многие, эту деятельность инициативой отдельных антисоциальных личностей, не получалось никак. Хотя бы просто потому, что эта деятельность процветала и в нее были втянуты очень многие разумные. А отдельные антисоциальные личности просто не могли организовать столь масштабное "производство". В силу ограниченности и возможностей и ресурсов, которыми они располагали.

Значит, существование этого бизнеса было кому-то очень нужно.

Во-вторых, для осуществления подобной деятельности нужны были связи. Связи и определенные возможности, чтобы организовать этот бизнес должным образом.

Через связи можно было получать информацию. А в этом деле информация была, пожалуй, самым важным элементом.

В-третьих, необходимо было реализовать полученную информацию. А это требовало определенных материальных возможностей. И связей.

Очень сложно было получить деньги за товар или людей, если не было возможности выйти на тех, кто мог выступить посредником. И фактически провести сделку. Ведь сам флибустьер не мог заниматься решением этих вопросов, просто потому, что у него на это банально не было времени. Да и появляться в цивилизованных местах ему не стоило. Просто потому, что он мог стать объектом повышенного интереса со стороны тех, чьи права он смог определенным образом нарушить.

И все эти раз-два-три позволяли сделать вывод: все пиратское братство работало под чьим-то присмотром, и, как всякий вид бизнеса, было кому-то выгодно.

Конечно, можно было говорить о том, что весь этот бизнес целиком криминальный и выгоден только криминальным элементам. Да, так тоже было. Несомненно. Но криминальный мир не может составить конкуренцию государству. Где-то, как-то использовать появившуюся возможность и провести отдельную операцию — пожалуйста. Но размер той преступной деятельности, размах которой был очевиден, говорил о том, что все это не является инициативой отдельных удачливых индивидуумов, а есть хорошо организованный процесс.

И если попробовать посмотреть на эту деятельность непредвзято, то невольно возникал вопрос — а почему этот вид бизнеса процветал именно в людском секторе и практически не затрагивал Центральные миры.

Создавалось впечатление, что эта деятельность была направлена на дестабилизацию положения именно человеческого анклава. Человеческого, в смысле анклава людей.

Вот ведь говорят, ищи того, кому выгодно.

Никакому человеческому объединению, такой размах этого бизнеса был не выгоден.

Нет, конечно, никто из людей не откажется от идеи ослабить своего конкурента. И может для этого использовать и такой способ. Но, вот только, в глобальном плане ослаблять человеческий анклав, который от тебя расположен с другой стороны сферы миров заселенных разумными… Как-то не очень логично. Слишком отдаленная перспектива такого ослабления. И может благоприятно сказаться на развитии своей территории только через много лет. А затратить усилий и ресурсов придется массу. Да и времени на такую работу уйдет очень много.

А вот если в этом уравнении заменить неизвестную величину на аграфов и сполотов, то логичность такого построения практически не вызывает вопросов.

* * *

Технологически, Центр превосходит все окраинные миры в развитии. И, как следствие всего этого, очень заинтересован в ресурсах. А вот с ресурсами в Центре было не очень.

Нет, оставались еще места, где можно было проводить добычу полезных ископаемых, биологических материалов… Но мест этих было сравнительно немного и, рано или поздно, они закончатся.

И это ставило Центр в зависимость от его географического положения.

А вот с поиском новых технологий, было совсем плохо.

Все доминирование Центральных миров над людскими анклавами, было построено на том, что удалось обнаружить и благополучно подгрести под себя оборудование и артефакты, которые остались от Джоре. Ну и то, что удалось захватить из наследия Древних.

Эти приобретения позволили существенно продвинуть вперед науку Центра и стать технологическим раем для исследователей. И, естественно, никто из Центральных миров не собирался делиться полученной информацией с периферией. Зачем делиться знаниями, если можно продавать готовые изделия, повторить которые, отсталым людишкам, получится очень не скоро.

А чтобы оставаться на острие прогресса — нужны новые знания.

Да, постепенное накопление этих знаний на той научной и технологической базе, которой располагал Центр, происходило. И делались открытия, и создавались новые приборы и оборудование…

Но! Было это очень… медленно.

В условиях, когда ты уже превосходишь всех на голову, эта медлительность могла бы и не играть особой роли. Но! Опять возникала та самая зависимость от географии.

Люди находились с внешней стороны обжитой сферы миров и напрямую контактировали с неисследованным космосом.

А это могло (только могло, и это было очень плохо) привести к тому, что свободные искатели найдут некий технологический артефакт Ушедших и тогда, понимающие из людей, быстро ликвидируют разрыв в знаниях и нагонят Центр.

А значит конец доминированию. Конец баснословным прибылям. Конец диктату воли Центра.

Да всему, конец.

Равный будет говорить с равным.

А говорить Центр не умел.

Центр умел отдавать приказы и раздавать команды.

* * *

Вот и получалось, что самым верным кандидатом на роль организатора пиратского бизнеса, были Центральные миры.

Естественно, сами они в этом бизнесе принимали участие лишь косвенно, проводя политику через своих марионеток. И пользуясь результатами пиратских нападений.

Ведь на чем, собственно, были сосредоточены пираты?

Первое. Артефакты. Прямой интерес Центра. Тут и придумывать ничего не надо. Это нужно для развития технологий и удержания доминирующих позиций.

Второе. Люди. А особенно псионы.

Если бы Антон не представлял себе, на чем основана активация артефактов, то он, наверное, счел бы этот факт надуманным. Но ведь, для активации нужны именно псионы. Только они могут "оживить" артефакт и заставить его работать. А самое полное "собрание" артефактов — в Центре. Следовательно, и потребность в людях умеющих работать с артефактами или имеющими способности, которые можно развить, больше всего в Центре.

Третье. Ресурсы. Тут и так все понятно. Любому производству нужны материалы. И Центр здесь не исключение.

Четвертое. Редкое биологическое сырье. С этими вещами работает только Центр. Только там производят препараты, действие которых основано именно на свойствах уникальных биологических материалов.

Пятое. Поиск мест, в которых могут быть артефакты Джоре и Древних. В этом, конечно, заинтересован не только Центр, но снять "сливки" с информации, которую обнаружили пираты, он вполне может.

Шестое. Пути снабжения продовольствием и материалами удаленных людских анклавов. В далекой перспективе это ограничение влияния Центра. А значит, чем больше будет проблем у анклава, тем медленнее он будет развиваться и, соответственно, будет проще работать на его территории.

* * *

Вот такие выводы содержались в документе, который прочитал Антон.

Логично?

Еще как!

Но вот парадокс в том, что однозначно четкой мотивации он не почувствовал.

Да, из этого документа получалось, что вроде бы самый большой злодей — Центр. А самые большие гады, ведущие подрывную деятельность против людей — аграфы и сполоты.

Но если чуть-чуть приглушить пафос и поставить на место Центра империю Аратан, то результат получался практически таким же.

И артефакты, и псионы, и ресурсы, и поиск мест размещения артефактов… Да все, что интересовало Центр, входило в сферу интересов империи Аратан.

И, как и водится в подобных случаях, правда лежала где-то посередине.

В пиратстве был заинтересован и Центр, и людские территориальные образования, и, как это не странно звучит, те самые удаленные людские анклавы.

Потому что, пиратство мешало всем. И одновременно, его существование, было всем выгодно.

И эта выгода лежала прямо на поверхности.

Пиратство позволяло проводить массу темных дел, прикрываясь интересами империи, аграфов, сполотов, людских анклавов, при этом ничем не рискуя и не показывая свой интерес.

А, значит, документ, попавший ему в руки, был предназначен не для того, чтобы его использовать, а чтобы отвлечь внимание от чего-то более важного.

Ведь прочитав тот текст, который в нем содержится, следовало сразу, схватив меч, кидаться на Центр и рубить, рубить, рубить всех и вся.

Тут стоило остановиться и подумать…

А, собственно, если интересы всех разумных переплелись в этих делах так плотно, то, может быть, стоило посмотреть, как будут реагировать отдельные представители на то, что их интересы будут существенно ограничены?

3. 6

Следствием проведенного черного аукциона явилось резкое усиление активности разведки аграфов и сполотов. Ведь те вещи, которые неизвестный аукционист выставил на продажу, настолько меняли расклад в существующем миропорядке, что оставить это без внимания, было просто нельзя.

Даже если, продаваемые вещи и не существовали на самом деле, стоило найти того, кто смог провернуть такой трюк. Ведь он явно знал что-то о технологиях Ушедших. И его знания можно было тоже обратить себе на пользу.

Ну и формальный вопрос. Но, по сути, сейчас ставший принципиальным. Этот неизвестный смог получить огромные суммы только за то, что якобы продавал на аукционе. А это, кроме чисто финансовых, и огромные репутационные потери. А за это следовало наказывать. Только за одно это. Чтобы всем остальным, кто может подумать так же, как неизвестный, не захотелось на себе испытать раздражение тех, кто привык отдавать приказы.

Поэтому, огромная невидимая работа, активно проводилась.

Тысячи людей, даже не подозревая, что они на самом деле делают, трудились не покладая рук, пытаясь по косвенным признакам вычислить неизвестного. Или информацию, которая была с ним связана.

Очень, очень долго ничего не получалось. Но вот из оговорок одного, пустой болтовни второго, бравады третьего начало что-то получаться. Нет-нет. Сведения, которые в итоге сложились в нечто цельное, не указали путь к неизвестному. Пока не указали.

Они указали путь к месту, где находились проданные артефакты.

И уже одно это было удачей. Неизвестный никуда не денется. Рано или поздно он попадется и тогда ответит за все. А вот артефакты… Их могут спрятать в такие места, где достать станет практически невозможно. Конечно, перед мощью Флота Центра не устоит никто. Но ведь при войсковой операции возможны и потери. А этого нельзя никак допустить.

Поэтому, следовало провести изъятия проданного имущества максимально тихо и максимально результативно.

* * *

О клане "Полуночники" было известно до безобразия мало. В основном только сфера "бизнеса", которой они занимались. Вот это было известно совершенно точно. Рэкет шахтеров. И все сопутствующие ему мероприятия.

Ну, какой рэкетир пройдет спокойно мимо собственности, которая, по его мнению, плохо лежит? Правильно! Такую собственность нужно взять. А то, что это называется уже по-другому и очень не нравится тем, кому эта собственность номинально принадлежала, так это проблемы бывших собственников.

Такая схемы "работы" проходит до тех пор, пока ограбленные и добровольно отдающие свое имущество, чувствуют свою собственную слабость. А вот если они объединятся, или наймут для выяснения отношений кого-нибудь достаточно сильного, то это уже может создать проблемы и самим вымогателям.

А чтобы всего этого избежать, рэкетиры, как и положено, пользовались древней мудростью: разделяй и властвуй. То есть другими словами — ограбив одного, не давай ему возможности объединиться с другим. Чтобы даже мыслей о сопротивлении не возникло. А разбираться со слабыми, можно было и поодиночке.

А чтобы с успехом нести "мир и согласие" в ряды несправедливо обобранных, нужно было и самому быть сильным. Да и прийти по адресу проживания к "должнику", тоже ведь надо. А для этого должен быть транспорт и гораздо лучше, чем у жертвы.

Вот поэтому около 400 разумных с криминальными наклонностями и объединились в клан.

И решали все вопросы силами клана.

* * *

А для стороннего наблюдателя ситуация выглядела несколько иначе. "Полуночники" были связаны с шахтерами. И это наводило на размышления. Ведь шахтеры Фронтира работают в таких местах, куда нога здравомыслящего разумного еще не ступала. И они очень часто находят такие вещи, которые найти не удавалось никому.

А все это означало, что именно шахтеры могли найти артефакты, которые и были проданы на аукционе. Ну, может быть и не все, но часть из них совершенно точно.

И когда в итоге анализа выяснилось, что именно на базе "Полуночников" хранится оборудование Древних для производства пищевых картриджей, сомнений в том, что эта информация может оказаться не совсем правдивой, как-то не возникло.

Ведь тут явно прослеживались связи этого неизвестного, организовавшего аукцион, с теневыми структурами. А на роль такой структуры "Полуночники" подходили идеально.

Поэтому, появление, в неизвестной широкой общественности системе, двух рейдерских эскадр аграфов было совершенно естественным.

Под маскировочными полями рейдеры приблизились к базе, которая располагалась в скальном массиве огромного астероида, и быстрой слаженной атакой выбили всю систему обороны.

Пройдясь по стоящим во временном доке судам огненной волной, лишили персонал базы возможности защиты и эвакуации.

А потом высадили десант, из рейдеров-профессионалов. Задачей этого десанта было взять языка из руководства и уничтожить всех разумных, которые могли оказаться на базе.

И через три часа после начала штурма, все поставленные задачи были выполнены. Вот только обнаружить на этой базе артефакты не удалось. Даже полевой допрос, взятых в плен разумных, не дал никакого результата. Они просто ничего не знали.

А это было очень неприятно. Получалось, что аналитики ошиблись и ошиблись очень крупно. Правда, за ошибки аналитиков всегда платили исполнители…

Пришлось заминировать всю базу и подорвать ее на отходе.

Но вот тут-то и случилось самое странное. Пока рейдеры работали на базе, кто-то смог развернуть минные объемы вокруг судов. И когда операция была завершена, и корабли начали отход, рейдеры один за другим начали подрываться на минах.

Уйти не удалось никому. А потом, кто-то неизвестный, просто оторвал двигатели у всех кораблей, и вдобавок вырвал все реакторы и генераторы.

Так что в космосе, около базы одних неудачников, плавали корабельные скелеты, примкнувших к ним других.

В кораблях чуть-чуть теплилась жизнь. Но теплиться ей оставалось совсем недолго. Поскольку на базу для пополнения припасов спешила боевая группа клана.

Правда и ее ожидал подарок. В виде тех же минных объемов.

В общем, каждый участник этого праздника получил то, что и заслуживал. А тот, кто еще не успел получить по заслугам, спешил забрать, приготовленное именно для него.

* * *

Клан "Новый путь" объединил таких же разумных в некую общность. Вот только сферу бизнеса они выбрали несколько отличную от "Полуночников". Нет-нет. Тоже рэкет. Только мусорщиков. И точно также поодиночке. А так как мусорщики были людьми рисковыми и могли запросто из ничего собрать что-то, то пригляд за ними был нужен построже.

Посему, клан перекрыл и все возможные пути продажи старой техники. И внимательно смотрел за всеми операциями на станциях и торговых площадках. И если кто-то предлагал технику, минуя зоркий глаз клана, то потом очень сильно об этом жалел.

Огромная сеть информаторов, посредников и сбытчиков. Ведь клан не гнушался и несколько несвойственными ему делами. Поэтому были "ручные" бригады мастеров, которые за считанные мгновения потрошили пойманное во Фронтире судно до самого скелета. Впрочем, иногда и скелет тоже шел в дело.

Но ведь мусорщики, как и шахтеры. Жили от находки до находки. И искали то, что другим было не нужно. Нет, конечно, воспользоваться трудами мусорщиков желали очень многие. Но вот заниматься тем, чем занимались они… Нет уж, увольте. Лучше просто заплатить и не знать, зачем и почему эти отмороженные рискуют своими жизнями.

Вариант, что мусорщики могут найти что-то из техники Древних, был даже более вероятен. Ведь они лезли не только на места старых сражений, но и искали такие места по всему Фронтиру. И вполне могли наткнуться на технику, которую Древние посчитали устаревшей или не нужной.

А значит информация о том, что у путейцев хранятся части гиперпривода корабля Древних, была очень и очень вероятна. А это требовало реализовать полученную информацию и забрать то, что могло представлять потенциальную угрозу.

* * *

Корабельное кладбище системы Онгава было не очень большим. Ну, это, конечно, как посмотреть. Всего-то несколько сотен бортов. Но сражение в этой системе произошло около сорока лет назад. Поэтому здесь можно было найти достаточно свежие (по меркам Фронтира) суда.

Да и место размещения самого кладбища было очень удобно. Три стандартных гиперперехода от основных транспортных путей Содружества.

Вот только попасть на это кладбище было совсем не просто. Сначала этому очень сильно мешали оставшиеся на боевом взводе мобильные платформы-дроны, контролирующие все стандартные вектора входа в систему. Потом в действие вступала дальнобойная артиллерия сохранившихся бортов. Затем эстафету перехватывали турели НО и ПКО, а вишенкой на тортик выступали минные объемы, которые разворачивались совершенно неожиданно для прибывших гостей.

Так оно и было до тех пор, пока здесь располагалась группа независимых мусорщиков, которые выбрали эту систему своим домом и сумели, преодолев взаимную неприязнь, создать надежную оборону.

Вот только ведь профессия мусорщика совсем не самодостаточна. Нет, можно, конечно, использовать те ресурсы и расходные, которые оставались на кораблях. Можно. Но для чего тогда затевать весь этот сыр-бор с кораблями? Ради собственного удовольствия? Или получения коммерческой выгоды?

Все-таки, наверное, для продажи восстановленных бортов.

А для этого нужен был контакт с внешним миром. И люди, которые могли бы отогнать борт заказчику и получить деньги, положенные за его восстановление. И вот этот самый момент и был тем слабым местом, преодолеть которое ни у кого не получалось.

Как бы вы не строили свои отношения с миром людей, рано или поздно все равно удостаивались внимания тех, кто считал, что вы должны разделить заработанное с ними. Ведь вы использовали бесхозное имущество, которое просто прибрали к своим рукам. А значит, лишили кого-то, считающего это имущество своим, средств к "существованию". Ведь они тоже могли бы использовать найденное вами. И теперь вы должны заплатить за право распоряжаться и использовать эти ресурсы. Хотя права собственности на это имущество у "потенциальных владельцев" и не было.

Все решала сила. А сила была на стороне самых наглых и самоуверенных. И самым простым способом убедить вас в необходимости платить, был перехват курьеров и перегонщиков восстановленных бортов. А дальше у вас был выбор: стать мясом и быть проданным на рабском рынке, или отдавать практически всю прибыль своим новым хозяевам за само право дышать.

Был, правда, еще один вариант. Но он предполагал, что вы сами становились наглыми и самоуверенными и были в состоянии померяться силами с такими же. Вот только редко у кого это получалось. Все же мусорщик он и был мусорщиком. Технарь, что с него взять? И воевать, правильно воевать, умели далеко не все. А вот это и определяло, в конечном итоге, ваше место в этой пищевой цепочке.

Поэтому, рано или поздно, все независимые, становились очень сильно зависимы от тех, кто имел возможность диктовать свои условия…

Право на владение корабельным кладбищем системы Онгава выбивалось кланом путейцев целый год. Здесь были использованы разные приемы, от самых грязных, с применением военной силы, до сравнительно чистых — простого убеждения. Но в итоге мусорщики сдались. Сдались перед неизбежным выбором — остаться в живых.

Самые непримиримые, конечно, ушли, искать независимости и счастья в других местах. А те, кто остались… им просто некуда было идти. Да и надоело болтаться по неустроенным местам и начинать жизнь, каждый раз заново.

А путейцы получили хорошо защищенное место, где расположили свою штаб-квартиру. И основные силы клана.

* * *

Появление шести рейдеров аграфов в системе Онгава прошло, как и предполагалось, с большим шумом.

Вторгшиеся без предупреждения корабли, сразу оказались атакованы автоматическими платформами. Вот только эта атака устаревших платформ, против современных рейдеров, оказалась малоэффективной. И смогла задержать атакующих на очень короткое время. Этого времени совершенно не хватило, чтобы активировать все системы обороны и защитить корабельное кладбище должным образом.

Более существенным барьером на пути рейдеров оказались туннельные орудия сохранившихся бортов. Двум из шести, пришедшим за добычей врагам, досталось очень основательно.

Разогнанной до огромной скорости болванкой одному из рейдеров просто вынесло всю носовую часть. И паря выходящим из щелей воздухом он начал путь в сторону своих собратьев, стоящих на приколе многие десятки лет.

Второй борт, болванка прошила насквозь в районе летных палуб. Что уж там держал командир корабля, так и осталось неизвестным. Поскольку следом за вылетевшей из противоположного борта болванкой, в этом районе началась серия взрывов, а потом разом, летные палубы и прилегающие к ним отсеки, исчезли в огне. И две части когда-то грозного корабля, начали свой путь, по только им известной траектории.

Но такие потери на начальном этапе операции не лишили нападавших решительности, и остальные суда, разойдясь по системе, начали планомерное подавление всех выявленных точек сопротивления.

Конечно, если бы всей обороной кладбища руководил тактический искин, то агрессорам ничего бы не светило. Поскольку, совокупная огневая мощь всех орудийных систем, была существенно выше корабельных.

Но ведь для этого надо было вкладывать средства и иметь человека понимающего в организации подобных мероприятий несколько больше, чем простой грабитель-любитель.

Поэтому достаточно скоро подавив орудия НО и ПКО, рейдеры начали "наземную" операцию.

В зону корабельных корпусов, организованных как единое целое, был высажен десант, против которого у защитников нашлось слишком мало аргументов. Ведь гораздо выгоднее продать имущество, к которому были отнесены штурмовые и абордажные дроиды, чем держать его в качестве последнего аргумента для излишне настойчивых посетителей.

Зачистка базы клана от разумных, прошла как по учебнику…

Вот только поставленной цели и эта операция не достигла. Допрос захваченных пленников показал, что на базе совершенно бесполезно искать что-либо из техники Древних. Никаких "свежих" поступлений не было. А раз ничего не привозили, то и поиск был бесполезным.

И опять кляня аналитиков, десант погрузился на борт и…

Борьба с минными объемами стала завершающим этапом операции. И совсем не радостным. Для рейдеров.

Пока системы НО пытались сделать проход в минном поле, кто-то (а может и что-то) старательно ликвидировал достигнутые успехи, сводя всю работу корабельных команд на нет.

Итак, изрядно потрепанные корабли с потерями пробивались сквозь преграды, а этот кто-то ставил и ставил новые препятствия.

В конце концов, командир одного из рейдеров отдал приказ на прорыв. Корабль, собирая все мины по своему курсу, рванул было из ловушки, но тут практически последняя мина, лишила его хода.

Командиры оставшихся судов коллективным решением выпустили наружу боты, с целью "прополоть" поле и уйти из западни по этому пути. Вот только почему-то и этот финт у них не получился. Все боты, как наркоманы, бросались на ближайшие мины и активировали их взрыватели.

А потом… Потом, наверное было божественное вмешательство. Мины сами бросились на рейдеры и стали искать самые уязвимые места, чтобы совершить акт самоподрыва…

Славное завершение операции. Уничтоженный пиратский клан и шесть современных судов, пришедших на корабельное кладбище, чтобы пополнить число оставленных здесь кораблей.

И активированные минные объемы, дожидающиеся очередную жертву.

* * *

— Мне кажется, что пиратская ловушка себя исчерпала, — Шори смотрел на Антона. И ждал ответа на свой невысказанный вопрос.

— Да. Последняя наводка не дала результата. Наши друзья не поверили. Наверное, посчитали свои потери неприемлемыми.

Разведчик хмыкнул и проговорил:

— Да уж. Шесть рейдерских эскадр.

— Семь. Людоедов они окучили повышенным составом.

— Так что? Заканчиваем операцию?

— А вы знаете, мне кажется, что ее потенциал еще не исчерпан.

Антон посмотрел на реакцию собеседника и договорил:

— Теперь можно поменять фигуры местами.

— То есть?

— Ну, сначала наши недоброжелатели гонялись за добычей, а теперь можно сделать так, чтобы добыча побегала за недоброжелателями.

— И как же ты собираешься заставить добычу сменить амплуа?

— Да очень просто. Надо им это сказать.

Шори удивленно смотрел на парня.

— Что вот так прямо?

Антон задумался и произнес:

— Ведь у вас должны быть агенты среди этого контингента?

— Ну… есть кое-кто.

— Как Вам кажется, если бы в империи произошли какие-то события, влияющие на передел сфер влияния, император ведь должен был бы созвать совет, заседание, ассамблею… Ну, не знаю как это правильно называется. С тем чтобы решить, кто будет отвечать за направления, которые остались без внимания. Да?

— Часть решений он бы принял самостоятельно, но если они затрагивают крупные компании, то, скорее всего, с их руководством провели бы консультации.

— Вооот! Консультации. А чем пиратская вольница не империя? А?

— Ты хочешь сказать, что у них должен произойти совет, на котором будут приняты решения?

— Тут есть два варианта. Кто-то очень отважный и сильный, сам заберет под себя те прибыльные направления, которые остались без пастухов. Или на совете они решат, кому что отойдет. В первом случае, будет силовой передел, а сейчас, тем, кто стоит во главе этого движения, это не нужно. Поэтому, я склоняюсь ко второму варианту. Мирный раздел. И решить его можно только на совете. А об организации такого мероприятия будет известно заранее. Не факт, что ваши агенты смогут на него попасть. Но узнать, где он произойдет и когда, они могут.

Шори задумался. Инстинктивно почесал переносицу и после этого принял решение:

— Хорошо. Нас это ни к чему не обязывает. А агенту все равно нужно доказывать свою полезность.

* * *

Поддерживать спортивную и боевую форму офицерам Флота всегда вменялось в обязанность. Только вот где проводить такие занятия, если экипаж состоял из пятерых разумных, которых даже временно заменить, для выполнения их обязанностей, было нельзя? По самой банальной причине: полного отсутствия такой замены.

Оставалась только одна возможность. И реализовать такую возможность можно было в зале для совместных тренировок. Не оставляя места несения службы на долгое время, четверо разумных могли совершенствовать свои навыки. А пятый… а пятый должен был оставаться на боевом посту и дожидаться своей очереди.

Чтобы не вызывать ненужные споры и досужие разговоры о личных предпочтениях, на кратком совещании был выработан принцип формирования противостоящих друг другу команд.

Сначала был брошен жребий. И на основе слепого выбора сформированы две двойки. А в дальнейшем распределение разумных по парам было решено отдать на откуп искину корабля, чтобы он контролировал правильность отработки навыков и слаженность командных действий.

В этот раз Антон и Ален составили первую двойку, а Лиела и Марие вторую.

Ален был телекинетиком. Не так чтобы очень сильным, но достаточно подготовленным. Лиела — опытным ментатом, а Марие могла использовать огневые техники.

Со своей специализацией Антон так и не определился. У него были навыки необученного телекинетика, начальные уровни владения эмпатией, иногда проявлялись свойства ментата и склонность к огневым взаимодействиям. Вот только в каждой из этих областей его умения были достаточно скромные. В чем-то он мог дать фору и Алену и Марие, а в чем-то очень сильно уступал им. Все же полноценного обучения капитан не прошел, поэтому и не мог на хорошем уровне использовать свои способности.

Целью данной тренировки была отработка слаженности совместной работы в двойках в противостоянии примерно равным противникам.

Все началось с того, что, первая по жребию, женская двойка получила время на подготовку, чтобы не дать мужской половине пройти маршрут за установленное время.

И вот старт.

Антон и Ален, заранее распределив свои роли, начали с того, что разошлись в разные стороны и пошли нужным курсом, находясь в зоне видимости друг друга, но, тем не менее, не двигаясь одновременно по одной тропе.

Сначала такая тактика дала свое преимущество. Быстро и слаженно, преодолевая естественные завалы из лесных стволов и обходя водные препятствия, два псиона прошли треть маршрута, не встречая никакого сопротивления со стороны противников. И это сыграло свою негативную роль. Наверное, сознание переключилось на преодоление только естественных препятствий и совершенно забыло о наличии более существенной опасности, в лице двух искушенных противников.

Первая стычка произошла на поляне, которую Антон и Ален преодолевали по очереди, страхуя друг друга.

Когда Антон уже почти прошел через открытое место, на Алена произвела атаку Марие. Она практически в упор, выскочив из дупла старого дерева, атаковала инженера и если бы не помощь Антона, то в мужской команде стало бы на одного бойца меньше.

Пришлось спешно вернуться и совместными усилиями отогнать налетчицу, которая каким-то загадочным образом, зайдя за ствол дерева, похожего на земной дуб, исчезла.

Раз противники проявили себя, то стоило снизить скорость движения и больше внимания уделить разведке и обнаружению затаившихся девушек.

Следующим местом противостояния стал ручей, через который пришлось перебираться по очереди, поскольку преодолеть его слаженным рывком не получилось. Русло ручья проходило через достаточно широкую и глубокую канаву и ее края расходились на десяток метров.

Как только Ален перебрался через ручей и обернулся, чтобы подстраховать Антона, в инженера прилетели два фаербола. Он, естественно, попробовал выставить защиту и получил подсечку, от которой скатился в воду и потерял концентрацию.

Антон ринулся на помощь и не заметил как ветка дерева, закрепленная небольшим колышком, вдруг распрямилась и знатно приложила его по лицу. Пока капитан пытался прийти в себя, их противницы сумели вывести инженера из строя.

Ален сидел в воде ручья, а его комбинезон стал красным, что, по условиям соревнования, говорило о том, что разумный полностью недееспособен.

Парень посмотрел на инженера, а тот виновато развел руки в сторону, как бы говоря: ну не получилось, извини.

Теперь следовало продолжить маршрут в одиночку, и Антон резво рванул вперед.

Конечно, одному было двигаться несколько проще, поскольку "отвечать" нужно было только за себя, но и противостояли ему все так же двое противников и отвлечь их, чтобы напарник закончил маршрут, уже не получится.

И опять нехоженые тропы, и постоянный контроль местности ментальным взглядом.

Обнаружить Лиелу у капитана не получалось никак, а вот Марие иногда проскальзывала в его взгляде и он смог определить место, к которому она двигалась. Правда, это могло быть и сознательное отвлечение его внимания, поскольку напарницу, проявившей себя противницы, парень так и не нашел.

Почти до самого конца маршрута Антон смог дойти в одиночку. И вот осталось преодолеть поляну, за которой в редком лесочке была его конечная цель.

Стоя за деревом и рассматривая предстоящий путь, капитан задумался. Не может быть все так просто. Что же ему приготовили? Ведь Марие двигалась именно сюда, а значит и вторая подруга была где-то недалеко.

И тут Антон сделал то, что сам совершенно не ожидал. Это все же сработали тайные знания из базы "Диверсант".

Оставаясь стоять за деревом, справа и слева от него на поляну вышли два… капитана. Они двигались совершенно по-разному, и так, как стал бы двигаться человек, учитывая естественный рельеф местности.

И в его ментальном взгляде вдруг появились две его противницы. Наверное, увиденное настолько поразило их, что их концентрация слетела с них сама собой.

Лиела спряталась в небольшом овражке, и если бы парень рванул вперед, очень просто прекратила бы его попытку к прорыву. А вот Марие, успела залезть на дерево и наблюдала за перемещением "кукол" из его кроны.

Ближе находилась Марие и первая атака Антона пришлась именно на нее.

Зацепив девушку дистанционной "петлей", парень резко дернул, и засадница, не ожидая такого подвоха, начала неконтролируемое падение, через ветви дерева, на мать-землицу. Упала она уже в красном комбинезоне, что позволило оставшимся противникам, сосредоточится на личном поединке.

С некоторой долей удивления Лиела наблюдала за тем, как к ней приближаются три капитана, в руках у каждого из них разгорался шар фаербола.

— Сдавайся! Вы проиграли, — произнесли все трое разом.

— Если только расскажешь, как ты проделал этот фокус, — ответила пилот, смотря на одну из фигур.

— Расскажу, расскажу, — из-за спины Лиелы раздались слова капитана, а две фигуры, в том числе и та, на которую она смотрела, пропали.

* * *

По коридору "Биржи" шла странная фигура. Она была, безусловно, похожа на человека, только человека, который надел длинный серый плащ до пят с капюшоном. Если бы этого человека увидел земной любитель фильмов про звездные войны, то он бы безошибочно опознал в ней джедая. Поверх плаща, на этой фигуре, был одет кожаный пояс, на котором висел крупнокалиберный игольник и шпага. А капюшон закрывал лицо так, что увидеть глаза этого разумного было нельзя. Иногда даже казалось, что идти с таким покрывалом на глазах не возможно, но фигура шла, не обращая ни на кого внимания, в сторону большого зала, в котором проводились рабские аукционы.

Сейчас в этом зале собрались те, кто представлял пиратскую вольницу. Ну, или думал, что представляет.

Эти люди обладали достаточной силой, чтобы быть заметными среди пиратских объединений. Они, конечно же, считали, что их силы достаточно и для того, чтобы на них обращали внимание и в Содружестве.

Только вот насчет последнего… с такими высказываниями были не согласны те, кто представлял реальную силу самого Содружества. И воспринимали этих людей, как пиратов. Именно как пиратов и никак иначе. А против пиратов существовали общепринятые нормы, согласно которым, физическое уничтожение всех собравшихся в этом зале, ничем не грозило тем, кто совершит такой акт.

Но вот именно это, очень не устраивало этих разумных. Себя они считали здоровыми силами Фронтира. И думали, что имеют полное право диктовать свои собственные условия тем, кто жил и работал на их территории. Правда, при этом, действовать законно они считали совершенно излишним и полагались исключительно на силу. И мыслили согласно величине этой силы.

Подойдя к дверям, около которых расположилась охрана, джедай не спрашивая разрешения, собрался пройти в зал.

— И куда это ты собрался, любезный? — спросил бригадир охранников, на котором лежали обязанности обеспечения безопасности собравшихся в зале людей. Все охранники потянулись к своему оружию.

В ответ на этот вопрос, лицо под капюшоном развернулось в его сторону и от всей фигуры повеяло таким ужасом, что бригадир невольно отступил на пару шагов.

Неизвестный поднял руку, и истинно джедайским жестом обвел всех присутствующих. И самое странное в этом простом движении было то, что всех присутствующих прямо-таки охватил невероятный ужас, а некоторые, наверное, самые чувствительные, не смогли удержаться и освободили свой кишечник от его содержимого.

Пока охранники приходили в себя, джедай дотянулся рукой до ручки и открыл дверь в зал.

— Капитан Борг! Слово пре… — хлопок входной двери остановил председательствующего на полуслове и все собравшиеся посмотрели в сторону долетевшего звука.

По ступеням зала к столу заседаний шел неизвестный в плаще. Он шел уверенно и совершенно не обращал никакого внимания на ту суету, которая началась с его приходом.

Все собравшиеся повскакивали со своих мест и в зале начался настоящий гвалт. Единственный, кто сохранил какую-то каплю самообладания, был председательствующий.

— Кто вы такой? Что Вам здесь надо? Охрана! Позовите охрану!

За спиной фигуры в плаще открылась дверь и в зал начали вбегать охранники, которых этот неизвестный благополучно миновал.

Он на миг остановился, бросил быстрый взгляд на охрану и продолжил свой путь к собравшимся на совет.

А охрана… охрана начала падать и катиться по лестнице вниз, как кули с… чем-то совершенно ненужным.

Джедай, наконец, добрался до стола совещаний, прошел в его центр (стол был установлен в виде буквы О) и заговорил:

— Все вы, присутствующие здесь, нанесли очень большой ущерб нашему имуществу. Поэтому у вас есть только один выход. Убраться из Фронтира и забиться в самый темный угол, какой только сможете найти. На это у вас есть ровно 24 часа.

Джедай скинул свой капюшон и все увидели… аграфа-негра. Ну, может быть и не негра, в его биологическом смысле, но кожа этого аграфа был совершенно черной.

В этот момент один из присутствующих на совещании выхватил свой импульсник и выстрелил в аграфа. При этом он сопроводил свои действия словами:

— А на это ты что ответишь, пародия на человека?

Выстрел прошел сквозь фигуру неизвестного, вызвав кратковременное световое пятно на плаще джедая, и пришелся в сидящего напротив упитанного пирата. Тот как-то сдавленно хрюкнул и упал лицом на стол.

— Прекратить! Немедленно прекратить! — закричал председательствующий.

В этот момент аграф нацелил на стрелка свой указательный палец и произнес:

— За это я приказываю тебе: умри!

Стрелок схватился за горло и с воем упал на пол, забившись в конвульсиях.

После такого действия все присутствующие попробовали инстинктивно отодвинуться от стола и по возможности спрятаться под его крышку. На своем месте остался только председательствующий. Он замер на мгновение, получив сообщение по нейросети, и стал, прямо на глазах, бледнеть.

А аграф посмотрел на ведущего этот балаган, и проговорил:

— Если мой приказ не будет выполнен, вас всех ждет смерть. И поверь, совсем не быстрая.

После этих слов аграфа его фигура начала бледнеть и через несколько секунд пропала. Но все время своего исчезновения глаза неизвестного смотрели в глаза председателя. И тот смертельный ужас, который был в этом нечеловеческом взгляде, просто парализовал его…

— Капитан Капри! — от двери к ведущему собрание разумному бежал какой-то человек и громко кричал, — Капитан! На стоянке взорван корабль клана "Логрен". Задеты соседние корабли. Люди волнуются. Что случилось?

— Не кричи. Я в курсе. А случилось… нам объявили войну!

— Кто???

— Призрак.

* * *

Разгром пиратских кланов, события на пиратской бирже и повышенное внимание к теневому бизнесу со стороны властных структур очень негативно сказались на общей ситуации во Фронтире.

Как это ни странно звучит, но ослабление влияния кланов не снизило, а наоборот обострило борьбу.

Если раньше мелкие игроки не рисковали вступать в противостояние с организованной силой, то теперь, когда контроль за многими местами и зонами Фронтира ослаб, там оживилась мелочь.

Та самая мелочь, которая всегда была на подхвате и, как правило, старалась не показываться на поверхности пруда, когда там пировали акулы. Та самая мелочь, которая всегда довольствовалась крохами и никогда не лезла в кровавые клановые разборки, поскольку могла знатно огрести от "старших" братьев. Та самая мелочь, которая занималась только тем, что создавала массу, из которой пиратские кланы черпали свою силу.

И теперь, когда по ряду кланов прошелся "божественный каток", вся эта мелочь почувствовала, что ее время пришло и решила отвоевать и для себя кусочек, из которого потом можно было вырасти до значимой силы.

Но самые дальновидные поняли, что это только первые ласточки, которые принесли дурные вести. И понимая, чем все это может обернуться совсем скоро, начали готовиться к переносу своего бизнеса в более спокойные места. И это шевеление не замедлило сказаться на финансовых потоках, которые проходили через Фронтир.

Начался передел сфер влияния. И пока он еще не затронул значимые силы, и они раздумывали над тем, что все это означает, мелочь начала резвиться по полной.

Фронтир гудел. И все, кто решался на полет в этой зоне, нанимали очень крупную охрану, если дела не требовали отлагательств.

Золотое время для наемников. И для тех, кто может извлечь свою выгоду в это смутное время.

Спрос на новые суда вырос до невероятных величин. Даже старые и подержанные корабли, на которых можно только и было, что перевозить космический вакуум, улетали как горячие пирожки.

Стоимость охранных услуг выросла в разы.

Нападения на конвои (не говоря уже об обычных судах) стало совершенно обыденным делом.

А деньги, которые стали там вращаться… наверное затмили обороты иных государств.

Но в деловой сфере империи Аратан настала пора ожидания. Ожидания того момента, когда все успокоится и снова придет в норму.

Вести дела с временщиками никто не хотел. А те, кто мог гарантировать выполнение сделки, запрашивали столько, что удивление на лицах интересантов оставалось еще некоторое время, после того как озвучивали цены.

И самым странным во всем этом шевелении было то, что вести дела с аграфами не хотел никто. Как только становилось ясно, что интересы, которые представляет посредник, исходят из Центральных миров — следовал отказ. Или назывались такие заоблачные цены, что это приводило в шок самого посредника. А если все же посредник соглашался с суммой оплаты, то должен был понять, что гарантии выполнения сделки он никогда не получит.

Круги на воде, которые вызвали недавние события, все никак не хотели расходиться, и это было очень плохо. Поскольку могло вызвать ответную реакцию тех, кто принимал решение. И это решение могло оказаться несколько неожиданным.

* * *

— Антон! Наша столь срочная встреча обусловлена тем, что события несколько… вышли из-под контроля. С тобой хотят встретиться.

Парень усмехнулся.

— Я уже успел кому-то наступить на ногу?

Шори внимательно посмотрел на своего визави.

— Я думаю, что в этом только часть интереса, который проявили к тебе. Скорее всего, есть и другие моменты, которые требуют внимания.

— И кто же проявил интерес к этим моментам?

— Я всего лишь должен передать тебе приглашение. А поступило оно от моего непосредственного начальства.

— А кто именно будет на встрече, я так полагаю, точно неизвестно?

— Пока требуется лишь твое принципиальное согласие. А вот персоналии… Ничего не могу сказать. Но думаю, что интерес проявлен из окружения императора. Последнее время там стало несколько… неспокойно. И, как я могу судить, начались поиски точки опоры.

— Хмм. Земля закачалась? Или финансовые потоки иссякли?

— Думаю, что наши булавочные уколы не смогли существенно снизить денежное обращение в этих сферах. Но тенденция, безусловно, проявилась. И, наверное, там хотят понять, чего следует ожидать в дальнейшем.

— Значит, все же кому-то мы прищемили… выступающую часть тела. Хмм. Ладно. Я подумаю о месте и времени. А что по пиратам? Вы узнали о возможности привлечь Флот?

— Маневры намечены через неделю. Они совместные. Шестой и Пятый Флот. Планируется отработка штурма укреплений вероятного противника. Поэтому будут выделены соответствующие ресурсы. Кроме того привлекается Отдельная десантно-штурмовая бригада.

Антон постучал пальцами по подлокотнику кресла.

— Насколько они готовы выполнить… стоять на стороне закона?

— Пираты. Здесь нет условностей. Опухоль надо вырезать на ранней стадии.

— Тогда… Вы понимаете, что Флот должен справиться сам? Я не смогу им оказать действенную помощь.

— У командующего есть только одна просьба.

Антон вскинул бровь в немом вопросе и посмотрел на Шори.

— Минные объемы. Он просит заблокировать вектора входа и ближайшие окрестности станции.

— Тогда меня интересует полный сценарий предстоящего представления. И еще. Прыгать придется очень точно. Нужны не просто хорошие пилоты, а сверхпрофессионалы. И вера в то, что координаты прыжка правильные.

Антон подумал и добавил к сказанному:

— Ну и бонус за мое участие. Все артефакты Древних.

3. 7

О доходах процветающего пиратского бизнеса Фронтира можно было косвенно судить хотя бы по тому, что у пиратов была своя биржа. Она располагалась на бывшей военной станции, выкупленной частными лицами. Стоимость такой станции была в районе нескольких миллиардов кредитов, а установленное там оборудование наверняка удваивало эту стоимость.

Даже если бы такая станция находилась в более цивилизованных местах, то, несомненно, имела бы хорошую охрану. Что же было говорить о таком месте как Фронтир. Здесь каждый второй мечтал о больших деньгах, а каждый первый об очень больших. Поэтому висящие в космическом пространстве миллиарды без надежной охраны долго существовать не могли. А чтобы охрана стала надежной и уверенной в своих силах, она должна была быть и многочисленной и хорошо оснащенной современным оружием и охранными дроидами. Всему этому отвечала структура, осуществляющая эти функции на бирже.

Но даже мощная охрана, в целом ряде случаев, не могла решить всех стоящих перед ней задач, поскольку первое предупреждение зарвавшимся нужно было сделать на дальних подступах к станции. И это приводило к тому, что в системе была развернута полноценная диспетчерская призма, которая и обеспечивала спокойствие ее хозяев.

Кроме этого, учитывая важность такого объекта для жизнедеятельности пиратских объединений, на станции были расположены мощные системы связи, которые обеспечивали само функционирование организма биржи и также служили для вызова подмоги в экстренных случаях.

Непосредственно на самой бирже никаких представительств банков Содружества не было. Но этот недостаток легко компенсировался развитой сетью посредников, которые и осуществляли внешние денежные переводы под гарантии сделок биржи.

Основным направлением деятельности этого структурного образования было посредничество. Руководство станции старалось не проводить никаких торгов на бирже "живым" товаром. Исключение делалось только при продаже рабов. Все-таки дать возможность разумному убедиться в качестве товара в живую и тем самым поднять его стоимость (и как следствие процент со сделки), наверное, все же стоило.

Кроме этого биржа успешно торговала информацией и предоставляла широкий перечень услуг, для уставших от трудов праведных флибустьеров.

А все остальные сделки, которые она проводила, делались на полном доверии. Но доверие, как известно обоюдный продукт, поэтому биржа гарантировала качество и обеспечивала страховку сделки, а продавец должен был сам доставить свой товар в место указанное покупателем.

Подобных нелегальных образований во Фронтире было несколько. Но в той его части, которую принято условно ассоциировать с империей Аратан, только одно.

Осуществить нападение на такую структуру было проблематично даже для сил Содружества. Все же полноценно заблокированная система представляла из себя крепкий орешек. Но и ждать дальнейшего наращивания обороны и расширения сферы влияния биржи было уже нельзя. Чем больше Содружество надеялось на то, что удастся повлиять на пиратов, отрубая им щупальца, тем более сильным становилось их тело. Все большее число разумных вовлекалось в этот преступный бизнес и все больше и больше средств становилось у пиратов. И, соответственно, росла "защищенность" их бизнеса.

* * *

В безымянную систему, чей цифровой индекс значился не во всех лоциях вооруженных сил Содружества, крейсер "Ногла-32" вошел под полями маскировки.

Задание, которое ему предстояло выполнить, было совершенно секретным. Но капитана не оставляла мысль, что командование Флота начало финансовые игры с пиратами. Поскольку груз, который нужно сбросить у четвертой планеты, был сугубо военным и слишком современным, чтобы передавать его формированиям Фронтира. А значит, не обошлось без хорошей суммы, которую положили в карман высшие офицеры из штаба Флота. Ну, кто, запросто так, будет оставлять в глубоком Фронтире самые современные объемы активных мин, которые поступили на вооружение даже не во все части Флота? Только если за это были заплачены хорошие деньги.

А вариант использования этих самых мин для спецоперации капитан даже не рассматривал. И тому было несколько причин.

Для того чтобы "расставить" такие мины их нужно было загрузить на эсминцы. И уже эти корабли должны были обеспечить их установку в нужном месте.

И первым делом в этом списке было: загрузить. Ведь никто никогда не расставлял минные объемы непосредственно из контейнеров. Во-вторых, их нужно было поставить на боевой взвод. Поставить каждую из двух сотен. И эту операцию выполняла автоматика эсминца, когда мина выбрасывалась постановщиком на место. В-третьих, их нужно было доставить на место. И только на месте назначения произвести установку. В этой же системе устанавливать минный объем было совершенно неразумно. Зачем было устанавливать здесь мины? Пугать своим присутствие планеты и астероиды? Или дожидаться появления потенциального противника?

Капитан почесал затылок и посмотрел на часы. Самым странным требованием этой операции было то, что нужно произвести сброс контейнеров в строго оговоренное время. Ни секундой раньше или позже.

Сброс контейнеров должен был произойти с минуты на минуту. И капитан решил лично проконтролировать этот процесс. Ну вот, наконец, и время…

Недовольно пискнул сканер. Посмотрев на его экран, капитан не заметил никаких изменений. Такое же пустое пространство, как и минуту назад.

— Лорк! Ты сбросил контейнеры?

— Да, капитан. Весь объем.

— И где же они?

— За бортом.

Капитан вскипел.

— Ты что, издеваешься? Там ничего нет!

— Как это? Куда же они делись?

В рубку ввалился старпом и уставился на экран сканера.

Ничего!

— Не понимаю. Десять контейнеров. Они что, на звезду упали?

В этот момент офицер связи посмотрел на капитана и произнес:

— Капитан! Входящее сообщение.

— Выведи на экран монитора.

Две пары глаз несколько раз прочитали сообщение от неизвестного:

"Груз получен. Удачи".

* * *

Задача, которую поставил неизвестный, действительно была сложной. Совершить прыжок по координатам, указанным с очень высокой точностью. Как правило, погрешность при выходе из гиперпрыжка могла составить до нескольких тысяч километров. Для космоса это не расстояние, а так, детский шажок.

Когда же навигаторы оценили требование, которое выставил этот некто, глаза у них полезли на лоб.

Зачем? Зачем совершать такой сверхточный прыжок?

Разброс, который должен был получиться при выходе всей эскадры из гипера, укладывался в сотню километров.

Что же такое находилось в месте прыжка, что требовалась такая точность? И зачем был указан маршрут дальнейшего движения с сотней ориентиров? Ведь это опять давало коридор, размером около двух десятков километров.

Попытка оспорить приказ у высокого начальства только породила командный рык:

— Выполнять!!!

Вот как можно выполнить такой приказ? Да не все навигаторы имели такую подготовку. А среди пилотов вывести корабль так точно, могли единицы. Но приказ надо выполнять… А значит, для всех наступили времена тренировок.

Вот уж где оттянулись командиры!

Для освоения такой техники прыжка были выбраны две смежные системы. Всего-то пара светолет. Но это позволяло находиться в гиперпрыжке не по нескольку суток, а по нескольку часов. И регистраторы, фиксировавшие отклонение, которое получалось в итоге.

Даже официально разрешили тотализатор, в котором принимались ставки на точность прыжка! Совершенно невиданное дело.

Но! Азарт, желание заработать, поддержка команды… Здесь все играло на достижение нужного результата. И итогом такой тренировки явилось то, что 90 процентов пилотов через неделю смогли совершить прыжок в указанную зону, не выходя за границы коридора.

А всех, кто не достиг такого результата, собрали у командования и долго "накачивали". Вышли они все с этого собрания весьма задумчивыми и никому ничего не говорили. Как не пытались их разговорить товарищи, предлагавшие сходить в бар и пропустить по рюмочке за их счет, никто не повелся на халяву.

И самым странным в этом процессе было то, что все пилоты собрали вещи, сели в боты и отбыли в неизвестном направлении. А на их место прибыли другие, которые прошли "естественный отбор".

* * *

Операция, которая началась в системе Харна, была совершенно неожиданна для пиратов.

То, что Флот начал какие-то странные маневры и несколько недель где-то шарился, было известно большинству находящихся в системе. Но то, что конечной целью этих флотских игр станет именно их система — не верил никто.

Флотские крейсера вошли в систему по совершенно невероятным векторам.

Первая группа закончила гиперпрыжок в сотне километров от диспетчерской призмы. В сотне! Да флотские никогда так не прыгали. Скорее подобного можно было ожидать от флибустьеров. Все-таки им приходилось совершенствовать мастерство, спасая свою жизнь. А эти?

Но, выйдя из гиперпрыжка, крейсера сразу открыли огонь на поражение и практически лишили систему диспетчерской защиты. Просто стало некому, да и неоткуда управлять сложными системами, поскольку самой призмы больше не было. Ну, это-то как раз было понятно. Ведь все огневые системы крейсеров были рассчитаны на подавление целей в тысячах, а то и десятках тысяч километров. А тут сотня! Да пальцем попасть в лист бумаги, находящийся перед глазами, сложнее, чем плазменной турелью крейсера в эту цель.

После подавления обороны системы, совершили прыжок линкоры. Эти словно знали, куда надо идти и сразу оказались в непосредственной близости от тех мишеней, которые могли доставить максимальные неприятности. Они, даже не завершив маневр выхода из гипера, начали стрелять. Это кто же такой дал им такие целеуказания, что каждый! каждый! выстрел попадал в цель.

Станция начала огрызаться, но длилось это очень недолго. Выстрел линкора с такого крохотного расстояния на раз выносил турель или кинетическое орудие. Правда если цель не удавалось подавить первым выстрелом или происходила заминка, то уже доставалось флотским. Причем изрядно. Ведь дуэль на столь малом расстоянии обоюдоострое оружие. Можно как нанести раны неприятелю, так и знатно огрести от него.

Но все же, преимущество было на стороне нападавших. Они словно знали, что и в каком порядке нужно отстреливать, чтобы максимально снизить негативный эффект. И вовсю действовали именно по этому сценарию.

Следом за тяжелой артиллерией в систему стали прыгать носители. И сразу спустили с цепи "бешеных шакалов". Еще не успев, как следует встать на боевой курс, из летных палуб дробью вылетали малые корабли и начинали отстрел того, что могло доставить неприятности: мобильные платформы, истребители противника, беженцы…

А вот беженцам сие действие, наверное, очень не понравилось. Ведь они были простыми "мирными пиратами" и никак не ожидали, что Флот имел приказ: пленных не брать. Поэтому все просьбы о сдаче, останов двигателей, попытки прекратить сопротивление не давали никакого результата. Если цель проявляла признаки агрессии, то ее успокаивало звено истребителей, а если не сопротивлялась, то пара ведущий-ведомый как в тире расстреливала ее из того, что еще могло стрелять.

Попытки нескольких кораблей, каким-то чудом прорвавшихся сквозь плотный огонь, совершить гиперпрыжок и уйти из системы также оказалась обречены на неудачу. Кто-то успел расставить минные объемы на всех векторах выхода из системы. И мины, да не простые, а умные, просто не оставляли шанса уйти.

Но вот оборона станции была в основном подавлена. Не осознавшие этого факта, продолжали слабые попытки воспрепятствовать агрессору, но, тут же расставались с этой мыслью, получив либо плазменный разряд, либо лазерный луч в жизненно важное место.

И теперь предстояла операция по зачистке станции силами десантно-штурмовой бригады. У этих стояла только одна задача: по возможности, постараться сохранить имущество станции. И да… пленные не нужны.

Первыми пошли штурмовые дроиды. И они тоже двигались так, словно кто-то заранее сообщил им наиболее оптимальные маршруты. Потому что, в тупики, подготовленные ловушки, заминированные помещения они даже не совались. Словно знали о всех приключениях, которые их ждут в таких местах. Они точно выходили на локальные командные центры, уничтожали их и шли дальше.

А самым неприятным для обороняющихся было то, что еще до начала штурма, кто-то запустил в сеть станции боевой вирус, который с легкостью вывел из строя часть охранного оборудования. И только благодаря тому, что станция имела еще одну отдельную боевую сеть, никак не связанную с основной станционной, оборона еще держалась.

Видя, что удержать станцию не удастся, а пленных враг не берет, руководство станции предприняло отчаянную попытку воззвать к партнерам и потребовать выполнения союзнических обязательств.

Но и на этом пути их ожидала неудача. Связь оказалась полностью блокирована. Ну, вот как флотские смогли заглушить гиперсвязь? Это так и осталось загадкой, тем более, что никого, кто мог бы поставить подобные вопросы перед "мировым сообществом", не должно было остаться.

Финалом всей этой операции стала попытка руководства станции произвести самоподрыв. Реакторы вывели на запредельные режимы и… Ничего. Ни один из них не "захотел" "покончить жизнь самоубийством". Мозги им, что ли успели приделать? Все реакторы встали на аварийный останов, и станция досталась врагу в относительной целостности.

Дааа! Такой операции Флот еще не проводил.

Потери, конечно, присутствовали. Но такие потери, как в этой операции, были на уровне потерь в иных тренировках. Несколько десятков истребителей, пара крейсеров и один линкор, подвернувшийся под неудачный залп станции, в самом начале штурма. В общем, сами виноваты, дураки.

Далее последовали сбор трофеев и утилизация станции в короне звезды системы.

Оставлять такой приз мусорщикам или давать возможность "новым флибустьерам" снова организовать в этой системе свою базу, никто не хотел.

* * *

Уничтожение "Биржи" оказало очень сильное влияние на весь пиратский бизнес Фронтира.

За очень короткое время вооруженным силам империи удалось провести целый ряд удачных операций и существенно снизить численность незаконных формирований.

Для жизни Фронтира это было просто замечательно. Но это для той "жизни", которая ратовала за развитие этих территорий.

Та же плесень, которая неизбежно образуется при таком развитии, стала существенно меньше. И это очень сильно огорчало зараженных этой болезнью. И поначалу они даже пытались вернуть все на круги своя.

Но вот странная вещь!

Флотское командование добровольно стало организовывать патрулирование наиболее важных путей и маршрутов в зоне ответственности империи Аратан. И это привело к тому, что сразу же оживилась торговля. Начался просто бум развития этих территорий. И тысячи разумных ринулись на просторы Фронтира.

Конечно же, не все шло гладко. И недобитки пытались восстановить статус-кво. И даже патрулирование Флотом мест вероятного появления пиратов часто не давало результата. Значимого результата. Результата, который бы сказался завтра, а не проявился бы через несколько лет.

Но исход пиратов из областей Фронтира, которые примыкали к империи, стал заметен даже тем упертым, которые никогда ничего не хотели замечать.

Стали поступать сообщения о том, что в сопредельных государствах активизировались пиратские кланы и альянсы. Еще бы, ведь они стали испытывать на себе давление тех, кто был вынужден покинуть Фронтир империи и теперь искал себе место под солнцем. И эта активизация привела к нескольким кровопролитным сражениям, которые были вызваны изменением налаженных связей и переделом зон влияния.

Все Флоты сопредельных государств были вынуждены каким-то образом реагировать. И если реакция империи Арвар была очень незначительной, то аграфы и сполоты начали реагировать очень эмоционально.

Часть пиратских кланов и отдельных разумных решила, что наиболее безопасное место, для продолжения своего бизнеса, лежит не в соседних областях Фронтира, а в Центральных мирах.

Правда, этим неразумным разумным достаточно быстро объяснили всю меру их заблуждения. Но, тем не менее, не отреагировать на такое вторжение никто не мог. И на империю Аратан посыпались протесты и заявления в преступной халатности.

Часть кораблей, которые выполняли какие-то задачи в свободном Фронтире, были вынуждены вернуться в Центральные миры и заняться задачами наведения порядка на внутренних трассах. Часть дополнительных сил пришлось привлечь и самой империи, поскольку Фронтир Фронтиром, а грабить мирные суда в открытом космосе самой империи было несравненно проще и прибыльнее.

Но самые ушлые всё же решили уйти. Может быть, до поры до времени, а может быть и навсегда.

Но если империя взялась за наведения порядка в своих владениях, то такое дело следовало доводить до конца. И для этого стоило пресечь и финансовые потоки, которые сопровождали такую деятельность.

А здесь значимых шагов сделано не было.

Все же, видимо, интересы внутренних кланов империи, и интересы империи в целом несколько расходились. И тут нужно было принимать другие решения.

Но, скорее всего, пора принятия таких кардинальных решений еще не наступила.

* * *

Проведенные операции по вытеснению пиратов из зоны их привычного обитания достаточно сильно утомили неполный экипаж патрульного корвета. И на кратком освещении было принято решение отдохнуть.

Для этого выбрали недалекую кислородную планету, на которой имелась растительная и животная жизнь.

На орбите остался корвет и в качестве дежурного пилота — Ален. А четверо разумных на разведчике спустились на планету.

Сначала высадившийся десант поохотился и обустроил место для пикника. Ответственным за приготовление шашлыка назначили капитана, а девушки, организовав в озере бассейн из силового поля, отправились купаться.

Пока нимфы резвились, Антон, занимая руки кухонными заботами, размышлял:

"Все эти "пиратские" операции, несколько уменьшили число любителей легкой жизни, и заставили некоторых из них поискать более спокойные места. Вопрос целесообразности сделанного, даже не рассматривается. Когда-нибудь вырезать эту опухоль было нужно. И пусть это время пришло сейчас.

Но дальше… Вот что стоит делать дальше?

Если посмотреть на мир Содружества со всеми его плюсами и минусами, то стороннему непредвзятому наблюдателю может показаться, что в нем все достаточно целесообразно…

Вот именно что целесообразно. Но не со всех сторон.

А вот если встать на сторону людей… То сразу возникают вопросы относительно того, насколько органично и правильно устроено общество.

Аграфы и сполоты сумели оттеснить людей на край своего жизненного пространства. И физически и организационно. Но вот хорошо ли это? Хорошо не для людей, а для развития общества в целом?

Даже если встать на сторону аграфов и принять их точку зрения, то все равно получается какой-то перекос.

Ну не может быть общество устроено по такому рабовладельческому принципу. Ведь это же явная стагнация. Нет, не в данный момент. Но в недалеком будущем — совершенно точно.

Если довести идею главенства аграфов и сполотов до логического завершения, то, искоренив среди людей все зачатки сопротивления, в разных своих проявлениях, они будут просто поставщиками продукции высоких технологий. Но и тогда, достигнув некоторой степени развития, могут посчитать, что можно уже и не двигаться вперед. Гораздо проще выдавать людям созданные ими машины и оборудование, а потом просто отбирать. Чтобы через некоторое время снова выдать. Правда, уже только тем, кто принял их идеи. А всех остальных либо изгнать, либо уничтожить.

Вот что нужно этим новым расам? Только одно — рынок сбыта. Правда, это сейчас, только рынок сбыта. А на самом деле власть. Власть, которую они получают, привязывая людей к своим товарам.

А если из этого построения изъять людей? То чем будут заниматься аграфы? Наверное, просто разделят свое общество на достойных и недостойных и продолжат ту же политику? И где же здесь конкуренция?

Но все же, может быть, эти разумные нужны для развития расы в целом? Ведь тот путь, по которому идет большая часть из них, это развитие. Или нет?

Освоение пси техники и ее использование ведь продвинет человечество вперед? Но вот вопрос в том, куда и для чего? Опять для того чтобы создавать новые машины, которые продавать отсталым аборигенам?.."

— Капитан! Мы готовы! — это, конечно же, Лиела, кто бы мог подумать другое.

— Очень хорошо. Я тоже практически готов, — Антон, стоя спиной к подходящим девушкам, заканчивал приготовление мясного деликатеса, — Доставайте ложки и вилки. И там, в корзинках, вино и фрукты…

Антон обернулся, мазнул взглядом по нимфам и наклонился к столу. Но что-то заставило его снова поднять взгляд и посмотреть на девушек.

— Капитан! Мы решили преподнести Вам подарок.

Голые. Они были голые и заходили на него как на дичь — полукругом, прижимая к костру.

— Нееет!

Часть 4 Всякое решение плодит новые проблемы

4. 1

С отдыха Антон вернулся несколько… в потрепанном состоянии. Он, молча, прошел мимо Алена в кают-компанию, приготовил стол, достал бутылку вина и пригласил инженера.

Сначала разговор не клеился. Ленивые перекидки короткими фразами и длительное молчание. Но потом капитан не выдержал и спросил:

— Ален! А как ты находишь взаимопонимание с… остальной частью экипажа?

Куренски вопросительно посмотрел на Антона, а потом засмеялся.

— Что? Попался? Устроили охоту?

— Гораздо хуже. Они решили оттянуться все разом…

Инженер смеялся несколько минут.

— Да, — сказал он, вытирая выступившие слезы, — такого даже я не смог бы вынести.

Капитан насупился и пробурчал:

— Вот ведь не думал, что попаду в бордель.

— Ну, тут ты не прав. На боевом дежурстве они совершенно нормальные. А отдых ты предложил сам. Да и потом выбора-то у них нет. Если бы у нас был полный экипаж, то эта проблема не стояла бы так остро. А они… Молодые девчонки. Кровь бурлит. А перед глазами только двое мужчин.

— Так что они и тебя тоже…?

— А ты что думал, что только один такой… "незаменимый".

— Вот же черт. И что делать?

— А ничего. Надо загрузить их работой. И потом… Нужно искать людей. И давать им отдых на обитаемой планете. Тогда все успокоится.

— А может их… в медкапсулы положить?

— И что это даст? Физиологию ты успокоишь, а голова все равно будет думать об этом.

Антон сидел и задумчиво выбивал какой-то мотивчик пальцами по столу.

Вдруг мысль скользнула в совершенно другую сторону, и он спросил:

— Слушай! А вот корабли приксов. Там ведь есть искины и мы могли бы их использовать?

— Этого делать не стоит. Во время первых сражений наши ученые пытались освоить их технику. Но оказалось, что сам по себе корабль "питается" ментальной энергией экипажа. Поэтому в нем очень некомфортно. А искин фактически его "мозг". И перестраивает структуру корабля под себя. Так что, если не хочешь проблем с этой стороны, то даже не думай об этом.

— Но ведь нам нужно что-то более… вооруженное?

Ален задумчиво посмотрел на потолок и проговорил:

— В свое время мы останавливались в одной системе. Там была развернута база, на которой можно было произвести модернизацию любого корабля. Я постоянно думаю об этом, но, к сожалению, просто не знаю ее точных координат. И неизвестно, осталось ли там что-нибудь…

— А как далеко была эта база?

— Примерный район я смогу определить. Но с навигацией я знаком… несколько поверхностно. Так что точного места не укажу.

— Постой! Но, ведь ты же знаешь какие-то косвенные признаки. Ну, там, сколько планет было в системе, спектральный класс звезды… Не знаю, что еще… А потом! Мы же можем сориентироваться по маякам!

— Так-то оно так. Но насколько я понимаю, точных карт этого района у нас нет. А маяки… Маяки помогут только тогда, когда мы выйдем в заданный квадрат. А здесь-то и есть проблема. Слишком большой район. Это даже не иголка в стоге сена. Нужна какая-то подсказка. Но пока мыслей в этом направлении немного.

— А если посоветоваться… с нашими пилотами?

— Советовался уже. Они этот район знают очень плохо. Мы там были только один раз. Да и то, тогда был несколько другой состав команды. И прыгали туда навигаторы из первой смены. Так что идей практически нет.

— Хмм, — мысль опять изменила свое направление, — отвлечь говоришь, загрузить работой. Вот и будет им работа. Принимаем такое решение. Я остаюсь в Содружестве. Дел навалом. А вы на разведку. И постарайтесь найти эту базу. Очень она нам нужна.

Капитан посмотрел вопросительно на инженера.

— Тебя одного они не оставят.

— Понимаю, — обреченно произнес Антон, — но теперь очередь Марие. Она вроде поспокойней.

Инженер улыбнулся.

— Ну-ну. Спокойную нашел.

* * *

Встреча с людьми, проявившими интерес к возможностям Антона, произошла в загородном поместье. На эту встречу, капитан прибыл на глайдере, а его безопасность обеспечивала Марие на разведчике.

Внутри просторной веранды, с большими арочными оконными проемами, Антона ждали двое разумных. Ничем необычным они не выделялись, если не считать за таковое очень дорогие костюмы и манеру держаться, по которой сразу угадывались люди облеченные большой властью.

Мебель, больше старинного и антикварного вида, стол и несколько стульев, расставленных в художественном беспорядке.

На столе легкие закуски и напитки. Ну, прямо пикничок на природе.

Антона довел до этого места мажордом, в костюме, чем-то похожим на ливрею. Остановился, указал рукой на ожидающих и, не сказав ни слова, степенно удалился.

— Добрый день, господа. С кем имею честь?

Один из разумных заговорил:

— Меня зовут Аварни, а это — господин Брокенс. Мы представляем… интересы людей… влияющих на принятие решений в империи.

Антон кивнул и в свою очередь проговорил:

— Ант Верг. Я представляю свои собственные интересы.

Далее последовала некоторая заминка. Наверное, эти люди ждали каких-то более полных пояснений. Когда пауза стала несколько… длительной, парень сказал:

— Чем обязан приглашением на эту встречу?

Инициативу разговора принял Брокенс:

— Мы бы хотели обсудить некоторые моменты, которые имели место некоторое время назад.

— Может быть, мы для начала все же присядем? Мне кажется, что вести разговор стоя, несколько неудобно? — Антон вопросительно посмотрел на хозяев.

— Да-да. Давайте присядем.

Присутствующие сели на места, которые были им наиболее удобны. При этом Брокенс сел так, чтобы его лицо оставалось в тени, а Аварни оказался несколько ближе к парню.

— Итак, о каких именно моментах идет речь?

— Нам бы хотелось для начала понять, кого вы представляете?

Антон усмехнулся. Вести разговор с человеком, который никого не представлял, эти разумные, наверное, не умели.

— Это настолько важно? Выяснить, кто кого представляет? Вот Вы сказали, что представляете чьи-то интересы. И так и не пояснили чьи. А если я скажу, что представляю интересы разумных, влияющих на принятие решений в галактическом масштабе, это Вас удовлетворит?

Брокенс и Аварни переглянулись.

— Этто действительно так? Или Ввы шутите?

— Господа! Давайте оставим выяснение: кто из нас круче, на потом. Насколько я понимаю, у Вас есть вопросы. И мне кажется, что вы хотите получить на них ответы.

— Дда. Вопросов действительно много. И раз Вы настаиваете, то давайте перейдем именно к ним.

Антон хмыкнул: "Вот ведь как повернул. Ну ладно, надо посмотреть, что их интересует".

— Сначала мы бы хотели получить представление о Ваших возможностях.

Парень вопросительно поднял бровь.

— А, простите, для чего?

В разговор вступил Брокенс:

— Мы должны отчетливо понимать, насколько широко… пределы ваших возможностей. И соответственно строить на этой основе наши отношения.

— Не совсем понял, о каких отношениях идет речь?

— Ну как же. Если мы будем работать совместно, то должны понимать что Вы можете. И насколько готовы оказать помощь.

— Ах, вот в чем дело. Вы полагаете, что я буду оказывать вам всемерную поддержку в ваших начинаниях, а вы будете указывать мне вектор моих действий? Так?

— Но, ведь вы сами идете на контакт и предлагаете помощь?

— Господа! Давайте с самого начала проясним наши позиции. Я вам ничего не должен. Вы мне ничего не должны. Если хотите, чтобы вам была оказана помощь, то эта помощь будет только в том случае, если мое личное видение ситуации и ваше стремление ее разрешить — совпадет. И никак иначе.

— То есть Вы хотите сказать, что ждать от вас помощи нам не стоит?

— Ну почему же. Я всегда готов дать вам совет, поддержать в ваших устремлениях, указать на ошибки…

— Но… — Аварни пожевал губами, — до этого момента Вы оказывали более действенную помощь. Неужели Вам безразличны интересы империи?

— Интересы империи мне, по большому счету, совершенно безразличны. Мне гораздо ближе интересы людей. Интересы всего человеческого социума. А интересы империи — только в той части, что совпадают с ними. И если империя будет выразителем именно таких интересов, то можете рассчитывать на помощь. А помогать империи заработать пару лишних кредитов, я не собираюсь.

Интересанты переглянулись и Аварни снова заговорил. Наверное, у них были заранее расписаны их роли. Аварни задавал тему, произнося вопрос, а Брокенс ее развивал, дополняя и уточняя.

— Мы знаем, что у Вас есть информация по кладбищу кораблей Древних.

— Есть.

— Не могли бы Вы нам ее передать.

— Никаких проблем.

На нейросеть обоих разумных упали голографии, которые Антон в свое время демонстрировал Шори.

Некоторое время они изучали полученные файлы, а потом Брокенс сказал:

— А координаты?

— А зачем?

— Ну как же! Это же корабельное кладбище!

— И что с того?

— Нууу… Мы бы хотели там побывать…

— Отказать разумному в желании покончить жизнь самоубийством, я не имею права. Держите.

Аварни почти прокричал:

— Но, это же за полгалактики отсюда?

— Да. Но вы ведь не просили координаты кладбища кораблей около Вашей материнской планеты? Так что все согласно Вашей просьбе.

Брокенс заскрипел зубами.

— А, при чем здесь самоубийство?

Антон налил себе какого-то сока и сказал:

— Не советую посещать это место лет, наверное, триста. В общем, до тех пор, пока не освоите какое-нибудь оружие помощнее плазменного и антиматерии. Часть кораблей все еще жива. И очень не любит пришельцев.

Некоторое время разумные молчали. А капитан сознательно тянул паузу. Наконец какой-то проблеск понимания зажегся в глазах Аварни.

— А Вы сами там были?

— Фото сделано несколько месяцев назад мной лично.

Брокес задумчиво потеребил мочку уха:

— Значит…

— Ничего это не значит, — Антон оборвал визави, — подобные вещи можно найти и в других местах. Просто нужно этим заниматься.

Интервьюеры переглянулись.

— А помочь с поиском нечто подобного, Вы можете?

— Цель? Какова цель этих поисков?

— Ну как же! Это ведь артефакты Древних!

— И что с того? В музее появились новые полки? У вас целые институты их изучают. Многое смогли понять?

Аварни и Брокенс замолчали. А потом был задан, наверное, самый главный вопрос встречи:

— А помочь с изучением наследия Вы можете?

— Только на определенных условиях. И только в том случае, если это будет сделано в интересах человечества.

И опять пауза в разговоре.

— Значит, будет контроль, — произнес Аварни с легкой злобой.

— Не в том смысле, как контроль понимаете вы. Только пригляд. И, возможно, советы. Но если вы захотите совершить коллективное самоубийство, никто не будет вас останавливать. Как и вести за руку к "светлому" будущему.

Антон помолчал и добавил:

— Ищите компромиссы. И договаривайтесь. Разумные головы есть у всех, и они понимают неправильность определенных шагов. Но люди сами должны двигаться вперед, а не ждать доброго дядю.

Брокенс кинул быстрый взгляд на собеседников и заговорил:

— Никто добровольно не будет делиться. Ни ин