Вы призвали не того... Книга 6, том 2 (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Вы призвали не того... (книга 6, том 2)

Глава 220

ВНИМАНИЕ! Разбивка по томам идет специально для АТ и отличается от релизов для других сайтов!

Причины - технические. Так что при подписке, если уже брали на сторонних ресурсах, будьте внимательны и ориентируйтесь на номера глав.



Глава 220.


1. Три дороги на моем пути…


- М… Мяяя… - жалобно простонало это розовое недоразумение, уткнувшись мордой в землю и держась лапками за задницу. - Я… Я буду… жаловаться… М… Мяяяяя…

- Уверен? - прошипел я, хватая эту ересь за хвост.

- НЕЕЕЕЕТ!!! СТООООЙ!!! Я ВСЕ СДЕЛАЮЮЮЮЮ!!! МЯЯЯЯЯ!!!

- То-то… - не удержавшись, отвесил Кото-Фею пинка, после чего присел рядом на корты, невольно вспоминая не самый благовидный период моей буйной молодости. - А теперь, Петя-петушок, колись, пока не произвел тебе кастрацию твоими же клыками. Для чего Укур меня сюда выдернул?

- И… Испытание… - всхлипнув, ответил не меняющий позы котейка. - Ты должен… добраться до Острова Надежды и взять камень Лу.

- Что за камень? - нахмурился я, мысленно костеря богов с их играми.

- Н… Не знаю-у-у-у, - проныл Кото-Фей.

- Где и как найти Остров Надежды?

- Н… Не зн… - я ухватил кота за хвост и угрожающе приподнял палку. - СТОЙ!!! ЗНАЮ!!! Карта… там…

Котейка дрожащей лапкой ткнул в сторону лежащего рядом колпака, который слетел в процессе… экзекуции.

- Тц. Бесполезное животное, - отпустив несчастного, встал на ноги и подобрал указанный предмет одежды. Внутри действительно обнаружился сложенный вчетверо лист желтоватой бумаги.

Развернув, я обнаружил схематическую карту островов.

Движущуюся. И на одном из них стоял крестик с подписью «Буревестник». От этого крестика шел пунктир, пересекающий различные острова и теряющийся где-то за пределами карты.

- Она не полная, - нахмурился я.

- Через пару часов прибудут остальные… - отползая в сторону, ответил котейка. - У них еще два фрагмента пути. Можешь пока пройтись по округе. Их телепортируют прямо к тебе. А я… ухожу…

И, прежде чем я успел что-то предпринять, этот розовый мухокот с негромким хлопком испарился, оставив после себя облачко желтоватого дыма.

Вздохнув, я опять сел на задницу.

«Как-то не нахожу я способа перебраться даже на ближайший остров, не то что «побродить по округе»… Что будем делать, дорогая моя шизофрения? »

«Сам такой», - прилетела мне затрещина. - «Можем подождать этих «остальных» и поупражняться в плетении».

«Или поискать обходной путь», - зевнул я.

Что ни говори, но русские всегда славились своей ленью и изобретательностью, с которой они этой лени потакали. А разучивать все эти плетения было не только сложно и долго, но и мучительно лениво.

И сейчас у меня есть пара спокойных часов вне Системы, чтобы попробовать найти обходные пути, которые облегчат мое существование хотя бы в данный конкретный момент. Да, потом все же придется все это дело заучивать, но на это можно будет потратить более спокойные годы жизни, когда вся эта чехарда закончится. Если она закончится… И если я останусь после этого жив…

«Ничего, с таким везением ты-то уж из любой ямы Судьбы выберешься», - успокоила меня Чешуйка почему-то слегка грустным тоном.

«И где же это мне «везет», милашка?» - оскалился я. - «Стоит на секунду только булки расслабить и все, в них тут же кто-нибудь норовит что-нибудь присунуть! И вообще, не болтай, а давай подключайся. Как мы можем обойти всю эту ересь с плетениями?»

«Ленивая ты задница бронебрюха», - вздохнула Чешуйка. - «Ладно, предлагай, а я покритикую».

«Мозговой штурм, да?» - усмехнулся я, скрещивая ноги и поправляя мешающий балахон. - «Ладно, допустим… Когда я был в форме Касии, то спокойно призывал Копье, хотя и находился вне Системы. В чем тут прикол?»

«Сложный вопрос», - вздохнула Чешуйка, а я почти наяву увидел, как она потирает переносицу. - «Тут дело в том, что ты не был целиком превращен в этого монстра. Чем сильнее Касия, тем меньше на тебя влияет Система. Но все же влияет. Большая часть способностей на том этапе отрубилась, но кое-что все же осталось и Система помогала тебе как могла. Ведь в этом-то и ее предназначение — помощь в развитии разумных».

«То есть, если я сейчас активирую Касию и попробую призвать Копье…»

«Скорее всего, ничего не получится», - обломала меня дракошка.

«Хреново…», - констатировал я и, почесав затылок, ухватил за хвост витающую рядом полубредовую идею. - «А если сделать свою Систему? Локальную?»

«Вроде бы солнышка нет, а макушку то напекло», - пробормотала Чешуйка.

«Ладно, перефразирую», - усмехнулся я, глядя на проплывающее мимо островка желтоватое облачко, словно бы светящееся изнутри. - «Что делает Система? Из всех этих объяснений я понял, что она реагирует на желание и определенные слова или действия пользователя, после чего плетет соответствующее заклинание, напитывает его маной просителя и активирует. Разница системных и истинных магов в том, что первые не умеют видеть и самостоятельно делать эти плетения, а вторые — могут, умеют и успешно практикуют…»

«Кажется, я начинаю понимать, к чему ты клонишь», - задумчиво пробормотала Чешуйка. Еще бы она не понимала, учитывая, что читает мои мысли даже раньше, чем я успеваю их додумать. - «Сама я не видела, но читала и не раз слышала о подобных экспериментах. Но тут есть пара условий…»

«Куда же без них», - усмехнулся я, падая на спину и блаженно вытягивая ноги. Мечи в заплечных ножнах и прочие неровности мне особо не мешали, потому как тело, после стольких проведенных Системой модификаций, способно было, наверное, и на знаменитых индийских ковриках с гвоздями спать как на перине. - «Давай, выкладывай, чего нужно?»

«Самое базовое — это полноценный контроль над телом, а не просто подключение к твоим органам чувств», - начала Чешуйка. - «И именно из этого пункта и вытекают все проблемы и побочные эффекты…»

«Поподробней», - подтолкнул я замявшуюся дракошку.

«Я не смогу сделать это из своего амулета. Мне придется полностью переселиться в твое тело».

«Без проблем», - пожал я плечами. - «Ребята там закончили потрошить этого… как его… Джамила? Тогда пинка ему под зад и занимай освободившееся место».

«И полностью попасть под твою власть?» - нервно хихикнула Чешуйка.

«Родная моя, после всего произошедшего, ты мне еще не доверяешь?» - зевнув, поинтересовался я.

«Если бы не доверяла, грязный ты извращенец, то даже не начинала бы этот разговор», - вздохнула она. - «Но на этом проблемы не кончатся. Я уже буду не просто «квартиранткой», дающей энергию и жужжащей в ухо. Для получения полноценного субконтроля над телом, придется полностью интегрироваться в твои каналы маны, а также создать связь между оболочками душ, иначе контроль будет нестабильным и может разорваться в любой момент. Объяснить, какими побочными эффектами может грозить такая операция?»

«Я примерно уже представляю, но лучше перечисли», - перспективы уже не казались мне такими радужными, учитывая что оболочка души по-сути является личностью разумного.

«В правильном направлении думаешь», - хмыкнула дракошка. - «Со временем наши личности могут начать взаимопроникновение и смешение. У такого существа будет два ядра, но вот оболочка станет единой. Однако, вероятность такого развития событий невысока. Гораздо выше шанс того, что начнется отторжение из-за различий в моральных и прочих аспектах сознания. Однако, конкретно для нашего случая, этот шанс должен быть не выше, а даже ниже — мы уже довольно давно вместе, да еще и тот случай «смешения» из-за Авалара можно счесть за первичную настройку. Так как мы до сих пор не сошли с ума после подобного, то есть повод для оптимизма».

«А могли слететь с катушек?» - нахмурился я.

«Запросто», - хихикнула Чешуйка.

«Твою мать за яйца… Как кончится действие контракта, обязательно найду способ напинать этой гни…», - мысль закончить не удалось, так как затылок предупреждающе кольнуло резкой болью. - «Ладно, понял… Давай дальше. Это же не все, я полагаю?»

«Не все», - вздохнула она. - «Даже если все пройдет хорошо, без особых побочных эффектов, полностью которые предсказать невозможно, разделить такой симбиоз будет возможно только после смерти физической оболочки. Да и то не факт. Скорее всего, придется полностью или же частично уничтожать оболочку, чтобы разъединить ядра. А это уже смерть личности…» - Чешуйка на несколько секунд замолчала, обдумывая еще что-то. - «Также я предвижу еще один не самый приятный пункт уже лично для себя».

«Метки богов?»

«Они самые», - вздохнула дракошка. - «Подобные штуки лепятся на ядро души, но определенный отпечаток имеется и на оболочке. А так как наши начнут активно взаимодействовать, то высок риск копирования этой радости и на меня. Особенно пугает Метка Бездны… Я не обладаю стойкостью Буревестников и не уверена, смогу ли выдержать ее влияние».

«Это проблема», - вздохнул я, провожая взглядом проплывающий высоко над нами остров размером, наверное, с Австралию. Хотя, могу и ошибаться — все же тут сложно было оценить размеры и расстояние до объектов, да и желтоватый туман скрывал добрую половину этой махины, давая только смутный силуэт. - «Но тут постараюсь помочь. Опыта общения со Старушенцией у меня хоть жопой жуй. Буквально с самых первых дней попадания в тот веселый мир…»

«Скорее всего, даже раньше», - нервно хихикнула дракошка. - «Не верю я, что душа с даром Буревестника не находилась у нее на особом контроле».

«Думаешь?»

«Уверена! Возможно, в этом-то и причина всех твоих злоключений. Включая сестру…»

Тц.

«Прости».

«Прощаю… Ну так что, чешуйчатая? Согласна стать моей спутницей жизни, пока смерть не разлучит нас?»

На мой шутливый вопрос в голове воцарилось полное молчание.

«Эй, Чешуйка? Ты там жива?» - забеспокоился я. - «Прием, родная? Я ей тут практически предложение делаю, а она в ступор впадает!»

«Мне… нужно все еще раз обдумать», - раздался немного севший голос дракошки, после чего я ощутил то самое странное чувство пустоты, которое бывает, когда эта дамочка целиком сваливает к себе в кулон.

Это что получается, до этого она рассуждала чисто гипотетически, не рассчитывая на осуществление этой идеи, а как я дал согласие и «сделал предложение», сразу заволновалась и в кустики?

Или я чего-то не понимаю?

Ладно, пофиг. Пусть посидит, подумает. В конце-концов, это похоже действительно навсегда и развод в подобных отношениях не предусмотрен.

А я… А что я? Тело и так практически делю с ней. Физически это меня тоже вряд ли изменит. По крайней мере, сиськи не отрастут точно. Наверное… Надеюсь… Возможно, даже приобрету форму дракона! А что, должен же и на моей улице быть праздник? А то все шишки да шишки… Ну а перспектива давать ей периодически «порулить» особо тоже не пугала. После всех тех приступов безумия и полугода в теле маленькой толстой принцессы меня уже ничем не напуга…

ВииииИИИИ *Звук огромного падающего объекта*

БУМ! *Звук огромного упавшего объекта*

- МАТЬ ВАШУ ЗА ЯЙЦА!!! *Звук едва не обделавшегося Буревестника*

Я судорожно вцепился в землю, стараясь не свалиться с накренившегося островка, на одну из сторон которого приземлилось… ЭТО.

Впрочем, летающий кусок камня с натужным треском почти сразу выправил свое положение. Чего нельзя сказать обо мне — расшатанные нервы некоего Андрея Веселухина были явно не рассчитаны на подобное издевательство.

Я даже не знал, что мне делать и за что хвататься. За гладиусы? Ха! Да что ими можно было сделать этой дуре?! За лук? Еще раз «ХА»! Пока я напитаю его силой, пока натяну тетиву, пока прицелюсь, меня уже десять раз успеют прикончить!

Оставался только Касия.

Но успею ли? И сможет ли этот Монстр в моем ущербном исполнении хоть что-то сделать со свалившимся на меня счастьем…

- Кхм… Раз-раз! Меня слышно, человек? - прервал мои панические размышления звонкий девичий голосок, разнесшийся над пустынным островком. - Ты немой? Тогда просто кивни! Понимать-то ты меня должен по-любому — во время заброски я зафиксировала инсталляцию базы данных с новым языком. Сволочи, однако, эти бессмертные! Даже не спросили ничего. Просто пихнули новую прогу, а замечу или нет — мои проблемы! Что молчишь и замер? Или все-таки дурачок? Тогда это плохо. Для тебя. Дурачки в команде не нужны, так что мы сейчас обыщем тебя на предмет карты, а потом распылим на субатомы…

- Я нормальный! - взяв яйца в кулак, сумел выдавить из горла первые слова. - Ты пушку-то опусти, дурная!

- Пушку? Каку… А, блин, Мозг, хватит тыкать в людей оружием! Какой «подозрительный»?! Союзник это! Пришибешь ненароком, что делать будем?! А ну отвел оружие! И деактивировал! Я тебе дам «не хочу»!!! … Все, молодец!

Я облегченно выдохнул, когда дуло здоровенной пушки сменило направление с моей головы на нейтральное «вверх».

Сев в позу лотоса, потому как коленки все еще подрагивали, осмотрел своего «напарника». Хотя, судя по всему, их там внутри сразу двое.

Робот.

Гигантский, мать его, шагающий робот. Размером с трех-четырехэтажный дом. Приплюснутый корпус, четыре массивных ноги-опоры, два манипулятора с навесным вооружением и нечто вроде головы с мигающими желтоватыми датчиками. Общий вид дурмашины был весьма потрепанным - на черной покраске виднелись многочисленные царапины, вмятины, а кое-где и залатанные пробоины. Вот только вкупе с резкими движениями и огромным количеством явно исправного вооружения, эта «потрепанность» давала ощущение скорее матерого боевого ветерана, чем издыхающей развалины.

А уж размеры механизма и вовсе вводили меня в уныние. Впрочем, большая часть «роста» приходилась на длинные массивные «ноги», которые робот в данный момент подогнул под себя, превратив в подобие танковых гусениц и сразу же став раза в два ниже.

С двухэтажный домик.

- Ну что, человек, будем знакомиться? - послышался все тот же жизнерадостный голосок, а сама махина чуть наклонила вперед подобие головы, на которой, как я понял, были установлены основные датчики. - Я - Изаура, ИскИн этого убожества. И тут со мной его пилот — Мозг-в-Баночке. Но можно просто Мозг. Мы ударный механоид. Впрочем, ударять сейчас особо не по чему, вот Мозг и страдает от нехватки цели в жизни и вектора движения к ней.

- Ну… Очень приятно, - почесал я затылок. - Андрей, или Андрэ, как вам будет удобней. Буревестник.

- Угу, - вполне натурально кивнул механоид. - А в боевом плане ты как?

- Ну… - я покосился на интегрированные в манипуляторы механоида разнокалиберные пушки и прочее железо, которое, наверно, одним залпом может размазать немаленькую армию любого фэнтезячьего мирка. - Если сравнивать со всем этим, то так себе. Дерусь мечами и, отчасти, магией. Могу божественной маной вдарить.

- Вот комплексовать не нужно, - вполне по-человечески хмыкнула Изаура. - Если ты тут, значит чего-то стоишь. Потому как миссия будет не из легких. К тому же, мы — военная машина, созданная для сражений, и только для них. И не умеем ничего больше. Человеческое же тело более… многозадачное.

«Угу», - кивнул я, окончательно отойдя от первоначального шока. - «А еще у меня член есть, и я умею им пользоваться».

«Фу!» - раздался голос Чешуйки. - «И это первое, что я слышу по возвращении!»

«Ничего не могу поделать», - мысленно развел я руками. - «Это едва ли не единственное, чем я могу гордиться в своей жизни».

- О, а вот и последний участник похода!

Впрочем, даже без подсказки Механоида я ощутил рядом короткую вспышку божественного присутствия.

Между нами, точно в центре острова, открылсяярко-желтый портал, из которого буквально вывалился молодой паренек, неуклюже ткнувшись носом в землю. Впрочем, на ноги он вскочил сразу, неожиданно плавным и быстрым движением.

Отряхнулся. Покрутил головой.

С интересом осмотрел тушу боевого робота, а потом, уже более удивленно-скептически — меня. Я же в свою очередь изучал новоприбывшего и не находил, за что зацепиться глазу.

Обычный паренек, лет восемнадцати, может быть чуть моложе. Средний рост, среднее телосложение, обыкновенное лицо с явными азиатскими чертами, короткие черные волосы и черные глаза. Одежда… серая рубашка в клеточку, джинсы с коричневым ремнем и кеды.

Божественной маны от него не чувствовалось, как и особо сильной маны вообще, так что вряд ли он был магом. Оружия на виду тоже не было…

Блин, да он вообще смотрелся как рандомный школьник из любого рандомного города моего родного мира!

- Кхм… - вполне натурально кашлянула Изаура, когда мы все друг друга рассмотрели и оценили. - Повторюсь для новоприбывшего и, я так понимаю, последнего участника задания. Мы — ИскИн Изаура и мозг пилота Мозг, операторы наземного тактического боевого механоида.

- Андрей, - повторил я. - Или Андрэ. Буревестник, воин, немножко маг.

- Соуске Сагара, - немного замявшись, ответил парнишка. - Гардиан Мист-Гарда в звании майрадэ…


2. Три тревоги, что там впереди…


Я расстелил на земле свой фрагмент карты и мы задумчиво чесали над ней репы. Вернее, чесали мы с Сагарой, а Меха только периодически наклоняла голову из стороны в сторону, чтобы рассмотреть эту штуку с разных углов.

- Кто-нибудь из вас до этого бывал на Изнанке? - поднял на нас глаза паренек.

Я покачал головой.

- Не доводилось, - ответила Изаура.

- Ясно… - Сагара скривил задумчивую рожу. - Ладно, тогда коротко расскажу что тут и как… Изнанка — это особое пространство, созданное усилиями одного могучего бога.

«Угу», - проворчала Чешуйка. - «Вернее, усилиями одного укуренного неадеквата».

«Молчи, самка, тут инфу полезную сливают на халяву!»

- Каждый остров существует обособленно от других, - продолжил Сагара. - Они разных размеров, на некоторых могут встречаться поселения и целые страны разумных существ, а также для каждого острова существует уникальный набор физических констант. Нет, для большинства они не особо различаются, и заметны лишь при точных измерениях. Например, чуть более высокая сила тяжести, ниже плотность воды или выше температура горения веществ. Но на некоторых островах законы физики начинают уже откровенно сходить с ума. На них без предварительной подготовки и разведки лучше не соваться. На моей памяти был один случай, когда агента, ступившего на незнакомый остров, просто разорвало взбесившимися магнитными полями.

- И кто же будет проверять такие островки? - нахмурился я, так как только что у нас открылась весьма серьезная вакансия подопытной мышки.

- У меня есть обширная база данных по внешним проявлениям подобных аномалий, - потер нос Сагара. - Большинство я смогу опознать издалека.

- А у нас на борту имеется комплект развед-дронов, можно высылать их вперед, - предложила Изаура. - Были еще и боевые, но их уничтожили в последнем столкновении, а новых мы пока не наклепали.

- Могу предложить только свою интуицию, - развел я руками. - Жопа у меня на чутье всякой дряни натренирована изрядно.

- Хорошо, этот пункт можно закрыть, - кивнул Сагара. - Теперь по способу передвижения… Эфир между островами не является невесомостью. То есть, если спрыгнуть, то вы будете бесконечно долго падать вниз. Или пока не ударитесь о какой-нибудь попавшийся островок. Ускорение свободного падения в эфире постоянно и равно шести целым, трем десятым метра в секунду. Антигравы и большинство подобных им технологий в эфире не работают. Скорее всего, это связано с какой-то аномалией, но до конца вопрос еще не изучен. Так что перемещение между островами можно осуществлять только с помощью реактивных двигателей или банальных прыжков.

- Это плохо… - Меха пошевелила манипуляторами, изображая какой-то странный жест. - Я наземный тактический боевой механизм. У меня нет прыжковых или реактивных систем. Передвигаюсь только ногами, траками и маломощной системой силовых антигравов.

Прокол.

Глобальный такой прокол. Размером с хороший домик и весом в несколько десятков тонн.

- Я такое не потяну, - покачал головой Сагара, оценивающе посмотрев на тушу Мехи. - Предел грузоподъемности моей прыжковой системы — три тонны. И то если перенаправить всю энергию на движки и выжать максимум из накопителей. Получается, что техника тут бессильна, - он нехорошо так посмотрел в мою сторону. - Значит, остается магия.

Я ощутил как лицо вытягивается в форму, которую один мой знакомый называл «лошадка в ахуе».

Они серьезно? То есть мне предлагают найти способ переправить хрен-знает-сколько-тонную металлическую махину с одного острова на другой над бесконечной бездной желтого тумана, используя только мат, верстак и изоленту?!

- Судя по твоему лицу, задача сложная? - ехидно поинтересовалась Изаура.

- Мне нужно подумать, - сразу я все же отказываться не стал, так как где-то на грани сознания интуиция шептала, что решение есть.

Нужно просто пару раз присунуть мозгу скипидара, чтобы работал лучше.

«Идеи есть?» - поинтересовался я у Чешуйки.

«Никаких», - призналась она.

«Ну ты же супер-маг, неужели нет никакого плетения, способного приделать этой ехидной железке реактивный пердак?»

«С чего ты взял, что я маг?!» - возмутилась чешуйчатая. - «Я знаю не больше, чем положено дракону моего возраста! Конечно, для тебя и это недостижимая высота, но по-сути, это лишь кусочек знаний настоящего мастера плетений!»

«Ладно, будем думать...»

Что у меня есть?

Касия. Лук теней. Пара гладиусов. Балахон. Костюмчик стражей Висаны. Набор метательных игл. И недоступные сейчас Копье Бездны и Иль-Сафор.

А еще дохрена божественной маны.

И интуиция свербит как засунутая в жопу бормашинка.

Вздохнув, я направился на край островка, доставая из-за пояса артефакт и напитывая его силой Ауттэ. Подойдя к самому обрыву, с опаской посмотрел вниз.

- Как говорится, я боюсь не высоты, а падения, - пробормотал, сверяясь с картой.

Нужный остров находился в сотне метров по мою левую руку. Довольно большой, насколько можно было судить по тому, что удалось разглядеть через пелену тумана. По-крайней мере, его дальняя часть терялась в желтоватой дымке, а на поверхности был, если не ошибаюсь, какой-то лес.

- И правда, магия, - Меха, наклонилась вперед, с интересом рассматривая изменившийся лук. - И что, будешь этой штукой мост строить? Что-то непохоже. Или это оружие? Гарпун? Притянешь наш островок к тому?

- Честно говоря, не знаю, - развел я руками, а мозг тем временем зацепился за одно из ее предложений. - Но вот идея с «притянуть» мне нравится. Нужно только поставить пару экспериментов…

Ухватившись пальцами за тетиву, оттянул туманную нить, одновременно вливая в лук еще одну порцию маны.

Какая из моих знакомых имеет свойство связывать вещи? Конечно же, одна маленькая девочка с добрыми и грустными глазами.

На черном луке появилась белая стрела, испускающая мягкий теплый свет.

Треньк.

- Да чтоб тебя… - прошипел я, хватаясь за рассеченную хлестнувшей тетивой руку. Хорошо хоть вспомнил, к кому обращался во время выстрела, так что сдержал особо каверзную часть ругательства. - …хомячки любили.

Стрела, естественно, ушла куда-то далеко в сторону.

- Нууу… - протянула Меха. - Кажется, это надолго.

- Я ближник-скоростник, а не гребаный арчер, - огрызнулся я, глядя как неспешно затягивается порез. - Уф, реген работает… Короче, мне нужно потренироваться. И вообще, у кого-нибудь трос есть? Может, дадим этому малому, пусть перелетит, закрепит, а ты, махина языкастая, просто притянешь нас за него?

- У меня была возможность инсталляции гарпуна, - как-то виновато посмотрел себе под ноги мальчишка. - Но я подумал, что раз есть прыжковая система, то он мне не нужен.

- Есть пара технических тросиков, но они слишком тонкие и короткие для таких целей, - развела манипуляторами меха. - Так что давай, шаман, колдунствуй.

- Я могу взять твою волшебную нить и перелететь с ней, - предложил Сагара.

- Угу, взять он ее собрался, - негромко ворчал я, наматывая на руку полу балахона в качестве защиты. - Эта «волшебная нитка» скорее тебя возьмет и оттрахает во все отверстия. Кто же за чистую божественную ману голыми руками хватается, школотрон узкоглазый…

- Я не узкоглазый, - растерянно пробормотал Сагара.

- Похуй, все равно школотрон, - выдохнул я, повторно натягивая тетиву и заливая ману на стрелу.

Второй пробный выстрел оказался более удачным — уже не раз пропитываемый божественной силой балахон стойко перенес очередной удар судьбы. Получив только чувствительный удар вместо серьезной травмы, я сумел удержать прицел и стрела улетела куда надо, вонзившись в край нужного нам большого острова. Собственно, по нему даже с моими убогими навыками стрельбы промазать было сложно.

Воткнувшись, стрела поторчала какое-то время и развеялась.

- Пробный залп прошел успешно, что говорит о том, что стрелок не совсем долбоеб, - почесал я щетину, прикидывая варианты исполнения задуманного трюка.

«Кстати, у меня задница от таких нагрузок не треснет?»

«Вынуждена признать, что нет», - вздохнула Чешуйка. - «Ты вообще на удивление стойкий к влиянию божественных сил».

Подлил в лук еще маны Ауттэ, после чего зарядил стрелу силой Мют, но без натягивания тетивы.

А теперь самое сложное…

Поднатужился и начал равномерно пропускать из себя ману Милосердной, представляя нужный образ. Из стрелы к моим ногам потек тонкий светящийся тросик, который концом закрепился за грунт и начал укладываться в стандартный моток.

Нужно было сто метров такой радости. И с каждым метром все сильнее нарастало странное чувство, будто внутри меня надувается воздушный шарик. Он давит на все внутренние органы, на кости, на мышцы, на кожу, и вот-вот должен лопнуть, буквально разорвав меня на части, как лягушку засунутая в задницу петарда.

К счастью, нужной длины я достиг раньше, чем собственного предела контроля.

Каким образом все это получилось — хрен его знает. Просто держал образ в голове, а дальше руки сами делали. Если бы дело было в мире Системы, то я бы сослался на нее и не забивал голову. Но тут дело явно в чем-то другом. Словно что-то внутри меня знало что и как именно делать.

Полученные с уровнями навыков знания? Так в них нет «божественной магии». Способности Буревестника? Или помощь самой Мют? Не знаю. Но если последнее, то спасибо тебе, малышка. Впрочем, как и всегда.

Натянул тетиву. Спущенная нить из маны Ауттэ чувствительно хлестнула по руке, словно бы напоминая об оставленных за спиной долгах и обязательствах. Белая стрела, увлекая за собой тонкий светящийся тросик перелетела эфир желтоватого тумана и воткнулась в край соседнего острова.

Теперь вторая часть шаманства. Не менее сложная чем первая.

Опустился на колени и осторожно коснулся рукой тросика. И начал неторопливо впитывать в себя ману обратно.

Островок вздрогнул и поплыл вперед, на сближение с более крупным собратом, влекомый связывающей их нитью, что постепенно сокращалась из-за моих действий.

«Притормози», - прошептала в ухо Чешуйка. - «Перегруз каналов. Медленней. Еще. Вот так».

Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем земля под нашими ногами вздрогнула, а Изаура слегка удивленным тоном сообщила.

- Все-таки прибыли!

- Что значит «все-таки»? - вяло возмутился я, разрывая контакт с нитью-гарпуном.

- Честно говоря, думала, что ты загнешься раньше, - призналась Меха, раскладывая опоры и перелезая на большой остров.

- Хорошо справился, - улыбнулся проходящий мимо Сагара.

«Последствия?», - спросил я у Чешуйки, убирая лук за пояс и вяло плетясь следом за этой начинающей раздражать парочкой.

«Приемлемые», - ответила дракошка. - «Но пару манотоков ты поджарить умудрился. В ближайшие пару часов советую не перенапрягаться, а то восстановлению они подлежать уже не будут. А так быстро заживет».

«Я счастлив», - поморщился, глядя как рассеивается магия и маленький островок начинает медленно дрейфовать прочь.

- Сагара, знакомое место? - раздался голос Мехи.

- Лично мне — нет, - покачал головой парень, внимательно осматривая округу. - В базе данных есть совпадения, но их столько, что сказать что-либо конкретное невозможно. Слишком… обычное место.

В принципе, малой был прав.

Если не обращать внимание на желтоватый туман и общее «подвешенное» состояние, то местность оказалась обыденной до зевоты — полоса лугового разнотравья, за которой стояла стена обыкновенного лиственного леса.

- Явно не для нас местные тропинки, - вполне реалистично вздохнула Изаура. - Ладно, человечки, забирайтесь на броню, пришла наша с Мозгом очередь вас катать!

Хм… Меня прокатит на себе меха-девка?

«Уйми свои фантазии, извращенец!» - простонала Чешуйка.

Механоид подогнула под себя ноги, трансформируя их во что-то… странное. Думаю, это и были те самые «антигравы на силовой тяге», потому как многотонная туша робота парила в полуметре над землей, плавно покачиваясь из стороны в сторону.

- Странно, покачиваний быть не должно, - заметила Изаура. - Видимо, гравитационное поле осколка нестабильное…

- А ты чего хотела? - проворчал я, цепляясь за какой-то выступ и начиная подъем наверх. - Это же не планета, а кусок парящей суши.

Особой сложности я не испытывал — все-таки опыт и развитое тело давали о себе знать. Сагара тоже легко осилил подъем по явно неприспособленному для подобного Механоиду и мы вместе устроились на спине, прямо за «головой» робота, откуда был неплохой обзор и своеобразные бортики из дул двух пушек.

- Держитесь! - оповестила нас Изаура. - Слетите, будете добираться до точки рандеву пешком!

- А где она? - заинтересовался Сагара.

- Рискну предположить, что на той стороне острова, - ответил я, судорожно цепляясь за какую-то шнягу, потому как Механоид рванула вперед и вверх с хорошим ускорением.

Немного приноровившись к плавному ходу железного исполина, я начал с интересом посматривать по сторонам. Впрочем, интерес быстро пропал — мы летели над кронами деревьев, что своим однообразием внушали непомерную скуку и желание нырнуть во внутреннее пространство и развлечься кое с кем зеленым и чеш…

«Иди сюда, милый», - раздался в ухе ласковый голосок. - «Я тебе такое развлечение устрою…»

Эм… чет я передумал.

- Сагара, а ты вообще кто? - решил перевести мысли в более безопасное русло.

- В смысле, «кто»? - удивленно посмотрел на меня мальчишка, расположившийся буквально на расстоянии вытянутой руки. - Гарди… А! Понял. Ну… Как же тебе объяснить… У вас там какие-нибудь машины есть?

- Ты меня за дикаря из каменного века не принимай, - оскалился я. - Мечами машу не потому, что отсталый, а потому что таковы жизненные обстоятельства. А сам я из мира, где активно используют всякие компьютеры, есть интернет и люди потихоньку мечтают о вот таких вот боевых роботах, - я ткнул пальцем в нашего компаньона, временно играющего роль транспорта. - А некоторые узкоглазые извращенцы их еще и хуманизируют в своих рисунках, чтобы потом отахать по самые микросхемы… Че покраснел? Только не говори, что ты из этих…

- Нет, нет, нет, - как-то особо активно замотал он головой. - Просто был один… странный опыт. Так вот, возвращаясь к вопросу о моей природе… Можно сказать, что я киборг. Сильно модифицированная органическая основа, на которую навешаны различные устройства. У меня вот тут, - он постучал пальцем по виску, - закованный в броню мозг с кучей имплантов и интегрированным компьютером. А вот тут, например, - Сагара приподнял левую руку, - фотонный излучатель с кучей разных режимов…

И на тыльной стороне его руки беззвучно появился желтоватый кристалл, из которого вырвался поток света, образовав что-то вроде треугольного светящегося клинка полуметровой длины.

- Круто, - только и смог выдавить я, жопой чуя, что удар подобной тыркалки моей тушке совершенно не понравится.

- Не так круто, как твои манипуляции с энергией, - улыбнулся он, отключая опасную светящуюся хреновину. - У нас божественной маной могут оперировать только самые лучшие мисты.

- Девочки, вы там закончили сплетничать? - вмешалась Изаура. - Потому что у нас тут намечаются проблемы…

Кхм. Это что же там такое, что здоровенный боевой Механоид может счесть за пробле…

Ой, бляяяяя…


3. Три вопроса и одна петля…


«Этого еще не хватало», - пронеслось в голове у Сагары. - «Хотя, от Изнанки всего можно ожидать. А уж если это божественная миссия, то и подавно».

Впрочем, за себя гардиан не волновался — за спиной был многолетний опыт внештатного оперативника, которым руководство Мист-Гарда повадилось затыкать все внезапные кадровые дыры.

- Всего лишь тройка диких драконов, - пробормотал Сагара, мысленно перебирая меры противодействия.

- «Всего лишь» драконы, да? - скривился Андрей, которому явно не понравилась такая формулировка. - Школяр, а ты хоть раз с этими чешуйчатыми сталкивался?

Сагаре с каждым разом приходилось все тщательней контролировать эмоциональные порывы. Очень хотелось высказать неожиданному «союзнику» все, что он думает об его умственно-вычислительных способностях, и желательно старым добрым русским матом. А еще больше хотелось просто поджарить его из излучателя.

Но нужно было терпеть. Мало ли чем обернется задание. Лучше пусть маг не воспринимает его всерьез, или видит по крайней мере союзника, чем они начнут препираться и устраивать разборки. В конце концов, вряд ли после этой миссии Сагара еще когда-нибудь встретит этих двоих…

- Дрался однажды против такого, - все-таки не удержался оперативник от желания немного утереть нос зазнавшемуся магу. - А с другим служил в одном звене. Веселый был парень… Пока из зенитки в брюхо не получил.

«Майрадэ, расширенный боевой режим активирован», - раздался в голове Сагары приятный женский голос, навевающий совсем не боевые воспоминания.

В тот же момент сознание гардиана получило прямой контроль над всеми системами сложного биотехнологического механизма, которым являлось его тело.

Сквозь кожу просочилась черная жижа, мгновенно затвердев и приняв вид своеобразного скафандра. Верхний слой защиты расслоился и модифицировался до мелкой чешуи. Голову гардиана закрыл глухой матовый шлем, на спине из той же жижи сформировалось что-то вроде двух пар коротких жестких крыльев с подвижными закрылками, меж которых виднелся широкий плоский двигатель с единственной узкой дюзой. На голенях гардиана расположились уменьшенные копии этого двигателя, предназначенные для импульсного маневрирования.

Левая кисть киборга полностью трансформировалась — пальцы разошлись и расширились, образовав что-то вроде дула, а на внутренней стороне ладони проступил фиолетовый кристалл, испускающий слабое, но угрожающее свечение. На тыльной стороне правой руки, от костяшек пальцев до самого локтя сквозь броню проступила цепочка крупных желтых кристаллов.

- Мой красный, - глухо пророкотал изменившийся голос, который сейчас совершенно не подходил скромному и улыбчивому мальчишке.

- Еб… - начал было что-то говорить Андрей, круглыми глазами наблюдавший за всеми этими метаморфозами, но Сагара, оттолкнувшись ногами от туши замедляющего ход Механоида, подпрыгнул на несколько метров вверх и, полыхнув плазменными движками, унесся вперед.

- Ебучий трансформер, - все же высказался Буревестник, провожая гардиана взглядом, после чего похлопал рукой по броне Механоида. - Ну а мы как? Тоже разделимся, или сыграем «два на два»?

- А ты летать то умеешь? - поинтересовалась Изаура.

- Только если пердак сильно подгорает, - развел Андрей руками.

- Тогда готовь свой лук и держись крепче…

Сагара, выбрав целью крайнего правого дракона, сделал небольшую дугу, чтобы зайти монстрам в бок. Однако, несмотря на целеустремленность, в сознании гардиана все же были сомнения - драконы являлись не обычными тварями Изнанки, а вполне разумными существами. И обычно с ними можно было договориться… Обычно.

«Попробовать или нет?» - в который раз спросил себя Сагара.

Но его сомнения развеялись в миг, когда красный дракон, почуяв направленную на него агрессию, хищно оскалился и, заложив вираж, выплюнул навстречу гардиану три солидных огненных шара.

Двумя маневровыми импульсами изменив траекторию полета, Сагара пропустил снаряды мимо и, вскинув левую руку, взял ящера на прицел.

Расчет упреждения и вероятных маневров уклонения занял тысячные доли секунды — в боевом режиме кибермозг работал с максимально доступной производительностью. К тому же, сказывался богатый опыт воздушных боев и спаррингов с драконами, служащими в Мист-Гарде.

Зубы привычно заныли от визга системы накачки, а фиолетовый кристалл выдал три приглушенных вспышки, отправив в сторону цели небольшие заряды смертоносной энергии, закапсулированной в слабенькое силовое поле. Красный дракон сначала сложил крылья, резко нырнув вниз, после чего мощным взмахом послал свое тело в сторону, уклоняясь от снарядов.

Ящер был молодым, сравнительно небольшим и очень шустрым. А драчливый характер, превосходные физические данные и чутье на опасность сводили на нет усилия даже такого опытного стрелка, как Сагара. Но и сам он не мог попасть по столь юркой цели.

Оба это поняли и начали наращивать скорость, стремясь сойтись в ближнем бою.

Дуло излучателя на левой руке Сагары расширилось, а сам камень разделился на десяток маленьких фрагментов. По желтым камням на правой руке пробежал энергоразряд, сформировавшийся в полутораметровый фотонный клинок.

Сближение.

Распахнув пасть, дракон выдохнул навстречу киборгу поток даже не огня, а перегретой плазмы, от которой начинал гореть атмосферный газ. Гардиан, чуть сместившись в сторону, проскользнул по самому краю смертоносного потока, чувствуя как в нескольких местах начинает плавиться живая броня. Дракон, почуяв угрозу, прервал дыхание и резким хлопком крыльев ушел в сторону, одновременно взмахом хвоста посылая в сторону противника несколько костяных шипов.

Сагара не стал закладывать очередной вираж, а лишь чуть сместил траекторию, пропуская три шипа мимо. Один, летящий прямо в грудь костяной снаряд, гардиан встретил фотонным клинком, распылив органику на атомы, а последний шип прошел впритирку с его ногой, раздирая прочную броню зазубренными краями как обычную бумагу.

Но своего Сагара добился — прицел не был сбит, и излучатель на левой руке выплюнул рой мелких фиолетовых шариков. Дракон не смог полностью уклониться от энергетической шрапнели и перепонку на правом крыле разорвало в клочья.

Ящер, кувыркнувшись через голову, с ревом рухнул вниз, снося своей тушей деревья и вспахивая землю. Гардиан, не теряя времени, устремился следом…

Приземлившись на край оставшегося после «крушения» кратера, Сагара навел фиолетовый излучатель на вяло шевелящегося противника. Дракон был совсем молодой - всего пять метров в длину, не считая хвоста. Развороченное шрапнелью крыло сильно кровоточило, второе было сломано при падении, а передние лапы оказались вывернуты под неестественным углом — скорее всего, ящер пытался смягчить ими удар от падения.

Приоткрыв один золотистый глаз, дракон посмотрел на киборга. После чего глухо прорычал то ли заклинание, то ли ругательство. Скорее всего первое, потому как в следующую секунду тело ящера покрылось алым сиянием и начало стремительно съеживаться в размерах.

Сагара спокойно ждал. Он знал, что красные драконы не сильны в магии. По крайней мере, такие молодые. Красный подвид — воины до мозга костей, которые редко просят пощады или признают главенство представителя другого вида. Но они уважают силу. Особенно «дикие» драконы, к коим без сомнения относилась встреченная ими троица.

Через несколько секунд с остывающей земли поднялась симпатичная девочка лет четырнадцати на вид. Ноги и сломанные руки покрывала мелкая алая чешуя, а правая часть спины была разодрана практически до костей. Тем не менее, девушка, шипя что-то на своем наречии, пошла в сторону Сагары.

«Если нам сломают ноги и руки, оторвут крылья и лишат глаз, то мы будем ползти к врагу на брюхе, ища его по запаху, и рвать зубами, пока последняя капля жизни не покинет наше тело», - раздались в голове гардиана слова одной его знакомой. Точно такой же «дикой» красной ящерицы.

- У меня нет времени на все это дерьмо, - вздохнул Сергей.

Коротким импульсом плазменных движков, киборг мгновенно сократил разделявшее их расстояние. У человеческой формы драконов была очень прочная кожа, обеспечивающая отличную защиту от большинства «твердого» оружия. Однако гардианы неспроста так любили свои фотонные клинки — сфокусированный поток частиц способен был рассечь большинство известных видов материй и энергий. Главное, чтобы хватило мощности излучателей…

Гардиан взмыл вверх, оставив за спиной рассеченное пополам тело молодой девушки, которое медленно превращалось в желтоватый туман, отдавая свою энергию и материю пространству Изнанки. В его мыслях не было сожаления или сочувствия к противнику. Все это уже давно осталось там, на полях сражений, вместе с разорванными и испепеленными телами товарищей. Сейчас его модифицированный мозг был занят лишь подсчетом затраченной энергии.

А где-то глубоко в душе теплилась надежда, что камень способен будет исправить его ошибку…

***

Мозг-в-баночке просчитывал варианты под бесконечный и уже привычный словесный поток Изауры.

Воздушный бой был совершенно неприемлем. В конце-концов, он наземный механоид, и весь его потенциал реализуется только при позиционной войне.

Зависнув на месте, Мозг отключил антигравы и рухнул вниз с пятнадцатиметровой высоты, ломая старые толстые деревья.

- Мать вашуууууууу!

«Ах да».

На нем ведь человек сидел. Впрочем, судя по показаниям датчиков, отчаянно ругающийся и отплевывающийся от листьев и коры маг в черном балахоне был полностью в порядке. Он вообще вызывал странное впечатление — вроде бы обычный человек из мяса и костей, но система слежения, тщательно фиксировавшая все его движения, дала отчет о том, что он по физическим данным спокойно даст фору тренированным и напичканным имплантатами элитным бойцам его родины.

Как бы то ни было, о магии Мозг знал немного. Практически только то, что она есть. Так что о возможностях сидящего на нем разумного мог лишь строить пустые предположения, основанные на полученных от Изауры данных.

- Эй, жестянка! Вы бы, блядь, хоть предупредили! - заорал человек.

- Ксатай-рашур, милашка, - насмешливым тоном ответила ему Изаура. - Мозг немного поменял планы, а речевая передача информации не такая эффективная. Вот и не успела сказать. И потом, что бы ты сделал? Спрыгнул бы сам?

- Вот дождешься, что я тут тебе борт хуями размалюю, да красочкой на божественной мане, - проворчал Вестник, спрыгивая со спины Механоида.

- Ну-ну, - хмыкнула Изаура. - Ты давай, тролль лесной, закопайся где-нибудь, пока мы этих ящерок будем отстреливать.

- Главное, внимание их удержите и не сдохните раньше времени, - ответил ей Вестник, после чего внезапно исчез.

«Это как?» - удивился Мозг, перепроверяя все системы слежения.

«Это магия, консерва ты мозговая», - ответила ему ИскИн. - «То, к чему мы с тобой вряд ли когда-нибудь получим доступ… Ладно, думаю стоит рассчитывать только на себя. Одного дракона увел тот киборг, так что уже будет легче. Если второго отвлечет Андрей, то будет совсем легко. А если нет…»

«Мы просто сделаем что должно», - безразлично продолжил Мозг, расчищая себе манипуляторами небольшое пространство среди лесной чащи.

«И будь что будет», - хмыкнула Изаура.

К тому моменту, как два дракона приблизились на расстояние эффективной стрельбы, Механоид спокойно окопался на самодельной полянке, прижавшись брюхом к земле и приподняв манипуляторы к небу. Из-за условий местности ему было бы трудно маневрировать, так что Мозг решил не играть в догонялки и перевести энергию с двигательных систем на защитную, изображая из себя ДОТ.

«Уверен, что не нужно слияние?» - еще раз переспросила Изаура.

«Абсолютно», - ответил Мозг, которому сильно не нравился откат этого, пусть и читерского, но очень напряженного режима. - «Два противника. Я справлюсь сам».

«Как хочешь», - вздохнула ИскИн. - «Если что, я тут. Разгоряченная и готовая на все!»

Если бы у Мозга были глаза, он бы их закатил. Хотя, после недолгого размышления, вынужден был признать, что режим слияния с ИскИном в чем-то походил на секс…

Драконов было два — голубой и черной породы. Красный дракон вместе с Сагарой уже скрылся где-то за пеленой желтого тумана, но сенсорная система фиксировала характерные энергетические всплески — их бой начался и был довольно жарким.

Впрочем, вскоре Механоиду стало не до отслеживания окружения — в него полетели первые снаряды. Голубой дракон выпустил из пасти что-то вроде ветвистой молнии, а черный плюнул сгустком шипящей фиолетовой слизи.

Мозг напрягся, переводя всю доступную энергию на сияющую вокруг него защитную сферу.

Момент истины. Если у ящеров окажется достаточно сил, чтобы пробить его оборону, то придется менять план на ходу. Если уровень напряженности поля просядет слишком сильно, то он полностью сосредоточится на защите, ожидая помощи союзников. А если урон сфере окажется небольшой… То кое-кто очень быстро отлетается.

Оба снаряда врезались в радужный пузырь силового поля. Слизь, расплескавшись, стекла по защите, оставив на земле дымящуюся и шипящую яму, а молния прошла по сфере и ушла в землю.

Мозг оценил энергопотери защиты как семь целых, девяносто четыре сотых процента общей напряженности поля. Которые тут же начали восстанавливаться.

«Перехожу к атаке», - удовлетворенно подумал Мозг, и Механоид повел манипуляторами, беря упреждение по траектории начавших кружить драконов.

Из двух стволов вылетело по короткой очереди тяжелых кинетических снарядов с реактивной тягой. Всего по пять штук в каждую цель.

Драконы, почуяв угрозу, резко ушил в сторону, закладывая виражи на максимуме своих возможностей, и успешно уклонились от снарядов… Вот только хитрая машина тут же дала команду, и заложенная внутри реактивных болванок взрывчатка превратила те в разлетающуюся во все стороны шрапнель.

Голубой дракон успел что-то крикнуть и его окутал мерцающий защитный пузырь, принявший на себя весь входящий урон. Черный же, ощутив новую опасность за мгновение до взрыва, окутался темной туманной дымкой и шрапнель просто прошла сквозь его тело.

«Два мага», - констатировала Изаура. - «Это плохо. Кстати, а где наш балахонщик?»

В этот миг черный луч вылетел из-под крон деревьев и пронзил замешкавшегося голубого ящера. Тот, только-только переживший удар Механоида, не успел среагировать на новую угрозу, и стрела пробила его мерцающий щит. Впрочем, не совсем удачно — смертоносная энергия прошла совсем рядом с телом ящера, так его и не коснувшись.

Сидящий на ветке Андрей злобно выругался, поминая свои кривые руки, низкий навык и лень, после чего спешно начал менять позицию, подпитывая балахон силой Ауттэ. Через пару секунд на то дерево, где он сидел, рухнул шар разъедающей фиолетовой слизи…


4. Где лежит дорога моя?


Мозг быстро перебрал арсенал в поисках чего-нибудь подходящего.

Его оружие слабо подходило для сражений с верткими воздушными целями — большая часть арсенала была предназначена для устранения пехоты, наземной техники и зданий.

«Кинетическое оружие малоэффективно», - подумал Мозг, глядя на кружащих драконов, один из которых временно отвлекся на скрывающегося где-то в лесу мага. - «К тому же боеприпасы жалко… Плазменное должно пробить их защиту, но у него снаряды слишком медленные. Остается только лучевое».

Поведя манипуляторами, Механоид быстро сменил основное оружие и навелся на голубого дракона, как раз заходящего для следующего залпа.

Мозг решил сделать свой ход после удара ящера — он находился в оборонительном режиме и каждый процент энергии был на счету. А лучевое оружие эту самую энергию жрало нещадно. Так что лучше Механоид оценит эффективность второго захода дракона, который обязан быть сильнее первого, чтобы решить, стоит ли тратить заряд накопителей, или лучше вернуться к более экономным кинетическим орудиям.

Голубой дракон же в этот момент что-то шептал под нос, делая пасы передними лапами. Как только он закончил, между когтями проскользнула яркая сапфировая вспышка и в сторону напрягшегося Механоида отправилась небольшая сверкающая сфера, оставляющая за собой световой след.

Мгновенно просчитав траекторию, Мозг форсировал напряженность защиты в месте удара.

Секунда… Касание!

Яркая вспышка на мгновение ослепила оптические сенсоры, но остальных систем слежения вполне хватило для оценки ситуации.

«Падение напряжения защитного поля… Почти тринадцать процентов!» - удивленно подумал Мозг. - «Удар, соотносимый с крупным калибром артиллерии!»

Но все имело свою цену — чары явно отняли у дракона приличный запас сил, так что ящер сделал кувырок в воздухе и попытался разорвать расстояние… Вот только этот лесок, затерянный на просторах бесконечной Изнанки, наверное впервые за свое существование услышал визг системы накачки тяжелых лучевых орудий.

Воздух прочертили два алых высокотемпературных луча, оставляющих после себя колебания раскаленного воздуха. Этот тип орудий показывал самую высокую эффективность в вакууме, где мог преодолевать огромные расстояния без потери своей чудовищной энергии. Но и в условиях плотной атмосферы срабатывал неплохо, мгновенно настигая жертву. Разница была лишь в эффективности — каждый пройденный метр луч отдавал температуру окружающей среде, воспламеняя атмосферный газ и частицы.

Если бы подобный залп пришелся по дракону в упор, то его бы испепелило, невзирая ни на какую защиту. Но пройдя несколько сотен метров и продавив пузырь магической защиты, ослабевшие лучи сумели лишь вызвать сильные ожоги на спине дракона и спалить перепонки крыльев.

С наполненным болью ревом ящер упал куда-то в лес.

«Добивать будем?» - осведомилась Изаура.

Мозг задумался.

С одной стороны, оставлять под боком живого противника — не самое мудрое решение. С другой… хладнокровно добивать раненого, которого к тому же еще и найти нужно в этих лесах…

«Ладно, сделаем так», - решил Мозг, наводя расположенные на спине минометные орудия по примерным координатам упавшей цели.

С сухими хлопками вверх улетело два десятка небольших осколочно-фугасных снарядов. Сделав дугу, «подарочки» с характерным свистом накрыли место падения голубого дракона, огласив окрестности серией взрывов, визгом осколков и треском падающих деревьев…

«Шанс выжить у него есть», - подумал Мозг, пойдя на очень своеобразный компромисс между совестью и долгом. - «А если есть и мозги, то к нам эта ящерица больше не полезет. Ну а если нет… Так, а куда делся черный?»

***

«Ты похож на матерящуюся белку», - откровенно ржала Шахтаррашан, когда Андрей перескакивал с одной ветки на другую, меняя позицию для следующего выстрела.

«А не пошли бы вы нахуй, девушка?» - огрызнулся взвинченный Буревестник, который едва успел уйти от прошлого кислотного снаряда черного дракона.

Тварь оказалась на удивление упорной, продолжая нарезать круги на высоте в сотню-полторы метров и плюясь кислотными шарами с поразительной точностью. В отличие от Андрея, попытки которого поразить цель были похожи на попытки крота попасть из рогатки по орбитальному спутнику — смертоносные стрелы пролетали в десятках метров от цели, вызывая у черного дракона лишь широкую клыкастую лыбу. Если бы не маскировка Буревестника, то эта дуэль закончилась бы очень быстро…

«Похоже, пора менять тактику», - замирая на очередной ветке, подумал Андрей.

«Да ну нафиг?!» - сделала Чешуйка круглые глазки. - «И как же это тебе в голову пришла столь гениальная мысль?!»

«Нарываешься? Смотри, разберусь с твоим родственником, нырну в астрал и…»

«И что?» - заинтересовалась дракошка.

«Поимею в пяти позах», - не сдержался Вестник. - «Еще и Саси подключу, для разнообразия!»

«Хм… Ну хорошо, буду ждать».

Андрей, в этот момент целящийся в противника, от такого ответа едва не свалился с ветки. А стрела, состоящая из силы Ауттэ и небольшой порции энергии Бездны, пролетела в двух миллиметрах от носа черного дракона, чуть не заставив того позорно обосраться, аки обычного дворового голубя.

«Только я требую цветочков и романтической атмосферы», - смеющимся тоном «добила» Чешуйка бедного Вестника, который с тихим матом перескакивал на следующее дерево.

«Нашла, блядь, время!» - взвыл Андрей, жопой ощущая очередной приближающийся трындец, которым черный дракон решил залить все пространство вокруг его прошлой позиции.

Ударивший по его прошлому месту дислокации темно-фиолетовый туман, выдохнутый из пасти черного дракона, облаком разошелся по округе. Трава и деревья, попавшие в зону действия атаки, быстро чернели, съеживались и осыпались жирной сажей. На теле леса образовалась десятиметровая обугленная прогалина, на которую жизнь вернется еще очень не скоро…

«Успел», - выдохнул Буревестник, сидя практически на верхушке дерева метрах в двадцати от края выжженной земли. - «Так, меняем тип снаряда…»

Горе-стрелок вновь поднял лук, после чего последовательно залил ману Ауттэ, Милосердной, Граора и Древнейшей, представляя нужную конфигурацию. В результате, на натянутой тетиве появилась стрела с черным древком и оперением. Наконечник был широким, алым и искрящимся, а внутри него, в небольшой капсуле из белой силы, покоилась приличных размеров черная бусинка маны Бездны.

«Совсем сдурел?!» - закричала Чешуйка, мгновенно утратив весь лениво-игривый настрой. - «А если рванет?!»

«Оно и должно рвануть», - оскалился Андрей, чьи глаза под капюшоном на мгновение полыхнули алым. - «Если не получается бить точно, то просто прихлопну ударом по площади…»

Хлопнула тетива и жутковатый снаряд устремился в сторону крутящего головой дракона. К счастью, Буревестнику в этот раз не пришлось высчитывать упреждение, так как ящер опрометчиво завис на месте, самодовольно осматривая результаты своего выдоха и не сомневаясь, что загадочный стрелок нашел-таки там свой конец.

Однако, даже учитывая относительную неподвижность цели, ее размеры, не столь великое расстояние и то, что на энергетическую стрелу не действовали силы трения и тяготения, малый опыт стрельбы из столь прихотливого оружия взял свое. Снаряд пролетел в пяти метрах левее цели.

Вот только от стрелы к краю лука тянулась тонкая нить белой энергии. Энергии Милосердной Богини, которая не давала черной и алой мане смешаться.

Реакции Буревестника хватило, чтобы в момент, когда стрела пролетала в максимальной близости от дракона, вытянуть из нее через эту нить всю белую ману.

Почуявший неладное за мгновение до взрыва, дракон все же успел укутаться щитом из теней. Однако это ему мало помогло…

На долю секунды в небе образовалась маленькая черная точка, вокруг которой пространство Изнанки исказилось, словно плохо натянутое покрывало под весом двадцатикилограммовой гири.

А потом эта штука взорвалась.

Защиту дракона сдуло, как и его самого. Деревья под эпицентром взрыва вырвало с корнем и расшвыряло далеко вокруг, одним из бревен чуть не прибив самого виновника этого безобразия. Сама ткань мироздания, не выдержав подобного издевательства, порвалась, на краткий миг дав взглянуть на этот затерянный в пространстве Изнанки островок силам, что дремали где-то в самых глубинах варпа.

К счастью для Андрея, он в этот момент прикрывал глаза от поднявшейся пыли, и не встретился с этими силами взглядом. Только лишь ощутил их присутствие. Но этого было достаточно, чтобы вызвать полный ступор даже у столь устойчивого к различным воздействиям смертного…

«Пришел в себя?» - ворчливо поинтересовалась Шахтаррашан, когда почувствовала, что ее друг более-менее оклемался.

«Вроде бы…» - лежа спиной на куче листвы, ответил Андрей. - «Что это было?»

«Не знаю», - честно ответила Чешуйка. - «И мало кто из смертных может ответить на этот вопрос. Как и из бессмертных…»

«Здорово, что еще сказать», - поморщился Андрей, принимая сидячее положение и проверяя снаряжение и тело.

Ран не было, только спину ушиб да голова кружилась. Снаряжение тоже не пострадало. Даже балахон не порвался…

- Хотя нет, порвалс… ЧТО ЗА ХРЕНЬ?!

Буревестник удивленно смотрел, как небольшая дыра в нижней части черного балахона медленно, но верно затягивается.

«А чего ты хотел?» - хмыкнула Чешуйка. - «Учитывая, сколько один не слишком умный смертный вливает в него божественной маны, я удивлена что он с тобой еще разговаривать не начал!»

По спине Андрея пробежали мурашки, а в голове зазвучал бессмертный крик сумасшедшего ученого из старого черно-белого фильма «IT’S ALIVE!!!»

«Ничего, ничего, если он тебя еще не сожрал, то все нормально», - захихикала Чешуйка и уже более серьезным тоном добавила. - «И ты бы это… дракона сбитого проверил. Если она еще жива, то хоть узнай, с чего они на вас напали».

«Она…» - тупо повторил Андрей, все еще пустым взглядом пялясь на подол балахона. - « Дракон… Она… Сиськи… ХОТЕТЬ!»

Буревестник рванул с места черной размытой тенью, безошибочно определив направление к туше сбитого противника.

«Видимо, головой знатно приложился», - подумала Шахтаррашан. - «Хотя, кого я обманываю? Он всегда такой…»

Вскоре показалось и место падения черного дракона, больше похожее на место крушения какого-то самолета — длинная углубляющаяся траншея, раскиданные во все стороны деревья… Единственное, что вместо горящих обломков — ошметки плоти, а сам «самолет» слабо дышал и истекал не топливом, а кровью.

Андрей, все же не растеряв последние мозги, подошел к зверюге с обнаженными гладиусами. Конечно, короткие клинки вряд ли что-то смогут сделать дракону, вот только гигантская ящерица уже была ранена, а напитать оружие смертоносной божественной силой для Вестника было делом пары мгновений.

Открыв фиолетовый глаз, дракон посмотрел на Буревестника и попытался подняться на ноги. Но тут же с хрипом рухнул обратно на брюхо.

Правая передняя лапа была сломана во время падения, а все тело покрыто порезами и рваными ранами. Боль была не то, чтобы совсем невыносимой, но… В отличие от красного подвида, черные не обладали врожденным упрямством и экстраординарной регенерацией.

Магия тоже оказалась не доступна — близкий магический взрыв такой силы выжег часть манотоков дракона, и на полное восстановление уйдет не один день.

Все, что сейчас мог сделать зверь — это тихо зарычать, глядя в лицо странно улыбающемуся убийце. Ровно до того момента, пока не заметил странное пятно на его щеке.

В виде раскрытой, явно женской ладошки.

Понимание того, что это такое, само собой влилось в голову молодой драконицы, введя ту в ступор и даже на мгновение заставив забыть о боли в израненном теле.

- А где сиськи? - донесся до ее разума огорченный голос. - Хотя… Чешуйка, а ее можно как-то заставить принять человеческий облик? Не… Чт… Да… Ой, все-все-все, понял я тебя! Зануда.

В этот момент черная дракоша впервые пожалела, что не умерла от взрыва.

- Эй! - по ее носу постучал черный клинок, выводя из легкого шока. - Выбирай! Информация и сиськи, или смерть через сну-сну?

Что такое «сну-сну» она не знала. Но звучало очень пугающе. Но так же пугающе выглядел лихорадочный блеск в жутких глазах стоящего перед ней смертного. И зачем она только рвалась в этот проклятый патруль? Нет же, не хотелось сидеть в родных скалах. Хотелось приключений…

Ну вот. Нашла? Теперь довольна?

Шмыгнув носом, дракоша собрала последние остатки магии и запустила трансформацию. Все же она не яростная красная, которая будет драться до конца. И не благородная синяя, которая скорее покончит с собой, чем сдастся в плен.

Она всего лишь презренная черная. Дефектная как магией, так и телом.

И очень желающая жить…

- ОООО!!! - протянул страшный смертный, отступая на пару шагов. - Вот это да-а-а-а…

Дракоша хлюпнула носом, стараясь не разреветься от рвущей ее тело боли. Все же терпеть она привыкла.

Но тянулись секунды, а ничего не происходило.

Шмыгнув носом, черная осторожно подняла голову и посмотрела на своего пленителя. Встретилась с ним взглядом…

И тут же поспешно уставилась в землю, обливаясь холодным потом и напрочь забыв про начавшие потихоньку заживать раны.

В сознании бедной дракошки билась только одна паническая мысль.

«Мамочка и папочка, где бы ни были ваши мятежные души… Кажется, сегодня ваша дочка станет женщиной…»

***

- Ты уверена, что он вообще жив? - спросил Сагара, сидя на спине неспешно летящего Механоида.

- На все сто — нет, - ответила ему Изаура. - Но этого мага и так было сложно засечь сканерами, а как он что-то там пошаманил, так вообще исчез. Тем не менее, в этой стороне я зафиксировала мощный всплеск неизвестной энергии, предположительно, божественной природы. Примерно в этот же момент биосканеры потеряли метку черного дракона, которого взял на себя наш горе-лучник…

- На пятнадцать градусов, - прервал поток ее слов Сагара. - Похоже на место падения крупного объекта.

- Вижу, поворачиваю… - ответила ему Изаура, хотя фактически рулил Мозг.

Тяжелый Механоид сменил курс, и вскоре они зависли над кратером, образованным упавшим драконом.

- Кажется, мы не вовремя, - хмыкнул Сагара, глядя как израненная черная дракоша в человеческой форме сжалась перед их едва ли не капающим слюной магом.

Впрочем, гардиан вполне мог понять его чувства — черный подвид обычно отличался… весьма соблазнительными формами. А уж этот экземпляр бил все рекорды.

- Нет, мы как раз тогда, когда надо! - строгим голосом сказала Изаура. - Мозг! Отрубай антигравы! Идем на экстренную посадку во имя спасения целомудрия бедной девочки! СКАЖЕМ «НЕТ» РАЗВРАААААААА…

БУМ!

Визг немного поехавшего ИскИна потонул в грохоте шлепнувшегося на пузо с двадцатиметровой высоты Механоида…

Глава 221

Глава 221. Герой защечных мешочков. ЭпизодVI(Печенька).


1.


- Пи-и-и-и… - протяжно завыл я, пытаясь собрать глазки в кучку.

Получилось только с третьего раза.

Кое-как поднялся на дрожащие лапки, отряхнулся и тут же зашелся чихом от поднявшегося с моей шкурки облачка пыли.

- Милаааашка, - от этих слов, прозвучавших сверху, по шерстке тут же пробежался странный холодок.

Тем не менее, чувство опасности помалкивало. Следовательно, угроза миновала. Вопрос только в том, в чем именно она заключала-а-а-а-ааАааААААА!

- ПИИИИИ!

Меня бесцеремонно подняли с земли и подкинули вверх, после чего я приземлился на что-то очень мягкое.

Очень мягкое и теплое…

Кхм…

- Пи! - поставь меня на место, женщина!

- Ой, ну не хмурься! - рассмеялась Даша и тут же надула губки. - Мне нужна терапия после стресса, воооот!

А обязательно использовать для этого мою тушку? Хотяяя… а пофиг.

Мягонько.

- Это вы чем тут занимаетесь? - раздался голос Лайлы.

- Стресс снимаю, - тут же ответила Даша.

- Пи, - обреченно пискнул я, понимая, что сейчас будет очередной дележ моей блудн… то есть, бедной шкурки.

Эх, тяжело быть милым и пушистым. И даже если шипы со шупальцами отращу, все равно ведь не отстанут, чертовы извращенки. Так, все!

- Пи!

- Он говорит -«а ну живо объяснили мне что происходит, гребаные извращенки».

Рю. Ты такой милаха. Так бы голову и откусил. Причем, судя по взглядам Даши и Лайлы, это желание испытал не я один.

Кстати, брехун смазливый, ты же не можешь читать мои мысли без касания!

- ПИ!

- Уважаемый Вождь, мне не обязательно «читать» тебя, чтобы понять, что тебе нужно.

Фыркнув, я все же вывернулся из обнимашек Даши и, раздувшись в прыжке до размеров крупной собаки, плюхнулся на землю.

Если мне никто не спешит докладывать, то можно и самому все выяснить…

Короткий осмотр показал следующее.

На нас напали. Из засады. С применением… танка. Чертова, пи его на пи, да в пи об колено, танка! Правда, сейчас он стоит под маскировочной сетью, с торчащими из люков трупами экипажа и дымящимся задом…

Первый внедорожник, куда угодил единственный сделанный вражеской бронетехникой выстрел, восстановлению не подлежал. Хорошо, хоть успели вовремя выпрыгнуть, иначе выжила бы только Лайла. Ну а далее, пока я валялся в отключке от удара моей тушки о землю (и последующего ее вдавливания мощной фигуркой моей хэви-металл женушки), отряд быстро помножил на ноль почти весь личный состав противника в количестве двух десятков бойцов. Кроме командующего засадой и пары его приближенных - их оставили в качестве «языков».

Мда. Пи и еще раз пи. Мои «подчиненные» явно не отличаются человеколюбием. И я лишний раз в этом убедился во время «полевого допроса», который провели Рю и Даша. Лайлу они к делу не допустили, так как в этом случае бедных пленных «раскололи» бы немного в другом смысле. Секирой. От макушки до пупка.

- Пи, - вздохнул я.

Ладно, пусть развлекаются. У меня своя работа.

- Грызь, грызь, грызь…

Ништячки! Хотя, нет, «ништячки» из всего этого так себе, но не пропадать же добру?

С обгоревшего внедорожника я решил просто выбрать все более-менее ценное, так как сам по себе он уже даже под ремонт не годился — только на переплавку. В итоге, орудуя когтями, щупальцами и парой дополнительно выращенных конечностей мне удалось разжиться кучей проводов, лампочек, чудом уцелевшим двигателем, канистрой с горючкой, мягкими креслами, запасными шинами и прочим.

Дальше настал черед обдираловки вражеских трупов. Содрав с разрубленного секирой пополам бойца непригодную для повторного использования одежду, пустил ее на тряпки, уже которыми старательно оттер от крови и прочистил все уцелевшее оружие. А его набралось немало: гранаты, автоматы, пулеметы, два гранатомета, пара каких-то мечей, куча пистолетов и пять коробок разных боеприпасов. И все это я со счастливым писком затарил в свои мешочки.

Ну и на сладкое у нас…

- Пи-и-и-и!

- Он ведь это не всерьез? - донесся до меня шепот Жа.

- Боюсь, что именно так, - вздохнул Ро.

Парочка рыцарей-немосапов в силовой броне «охраняла» мою шкурку во время сбора лута, но сейчас они были вынуждены отойти в сторону, потому что раздулся я до размеров хорошего грузовика. И собирался сожрать вражеский танк.

Можно было, конечно, проехаться на нем, но во время скоротечного боя у бронетехники повредили ходовую. Полевой ремонт был бы долгим, трудным и бессмысленным — рядом стоял еще целехонький мини-бусик нападавших.

Для разборки пришлось отрастить еще несколько щупалец и вооружить их паяльниками, отвертками и прочим инструментарием. Провозился я два часа, но в итоге танк по частям исчез в моей пасти. К тому времени допрос был уже закончен.

- Пи? - уточнил я, сдуваясь до размера кошки и садясь перед несчастными пленными.

- Банда Черных Мародеров, - скучающим тоном доложила Даша, поигрывая своим «ПП» с глушителем. - Они к нам вроде как нейтральны… Были. Но вот все же решили прощупать один из развед-отрядов «условного противника». К счастью, это оказались мы. Что с этой троицей делаем?

- Да зарубить и бросить на обочине, - поморщилась Лайла, проводя пальчиком по лезвию своей любимой помеси гитары и секиры.

- Поддерживаю, - сказал Рю. Жа и Ро молча кивнули.

Злые вы, люди. Хотя, стоп, из людей тут только Даша. Рю, Жа и Ро — немосапы, а Лайла — вообще не пойми кто, но точно не представитель рода человеческого.

- Пи…

- Он говорит, «похоже, иного выхода нет», - сказал Рю, даже не дотронувшись до меня.

Чувак, я тебя сейчас реально покусаю. Больно-больно. За ухо.

Но прежде чем я успел что-то опротестовать, тяжелая секира одним движением отрубила головы всем троим пленникам. Я отвернулся и печально вздохнул.

Не то, чтобы вид крови был мне противен — уже ко всякому тут привык… Да и выхода действительно не было. Не возвращаться же, чтобы сдать их на базу? У нас свое задание, довольно ответственное, которому они умудрились изрядно помешать, уничтожив одну из машин и задержав нас на полдня. И с собой их не потащить — брать врага на секретную операцию еще глупее, чем отпускать его на вольные хлеба…

Этот мир жесток.

Даже слишком…

***

- Хей-хо, взрезаны ливни узорами крыльев! В вое ветро-о-ов мы слышали песни последних валькирий! - вдруг Лайла оборвала песню и замерла, к чему-то прислушиваясь. - Приближаемся!

- Что, уже? - нахмурилась Даша, сбрасывая скорость бусика. - Судя по карте Рю, мы должны прибыть ко входу в гнездо только часов через пять!

- Пи-и-и? - протянул я, подозрительным прищуром глядя на блондинку.

Это когда же ты, дорогая, успела сунуть нос в «супер-пупер-секретные» карты нашего красавчика?

- Ой, не смотри на меня так, Пушистик, я смущаюсь, - захлопала ресницами девушка. - Потерпи хотя бы до вечера…

Брыньк!

Это звякнули струны под дрогнувшей рукой Лайлы.

Муньк!

Это я шлепнул себя лапкой по пушистому лобику.

- Не знаю, что там эти ящеры нарисовали у себя на картах, - раздраженно фыркнула Лайла. - Но я УЖЕ ощущаю этих люгеров прямо под нами. Кстати, да… весьма сильные противники.

Хм… Видимо, норка у этих зверушек что надо. Обширненькая.

Интересно, а сколько там всяких ништячков запрятать успели? Чую, много…

- О, Рю тормозит!

Едущая впереди машина немосапов действительно начала притормаживать, пока не остановилась совсем. Выскочившие из салона Жа и Ро тут же взяли округу под контроль, настороженно водя дулами тяжелых излучателей. Лица их были закрыты шлемами, а силовая броня и вооружение абсолютно идентичными, так что отличить рыцарей друг от друга я мог разве что по запаху.

Следом за ними тенью выскользнул и сам Рю в черном комбезе и молнией метнулся к нашей машине. Лайла уже распахнула дверь ему навстречу.

- Дрон засек нору и двух люгеров в километре от нас, - выпалил обычно спокойный парень на одном дыхании.

- Значит, будем заходить тут, - кивнула моя «женушка». - Муж мой и ты, хитромордая, готовьтесь.

Машины загнали в заросли какого-то кустарника и, вытащив все ценное и слив горючку, накрыли маскировочной сеткой. Дальше пошли пешком. Ценности и топливо, естественно, сгрузили в меня. Я не возражал, но в голову начали закрадываться интересные мысли.

«Уж не в роли ли ходячего чемодана меня на эту миссию послали. Ведь этот их изотоп нужно еще куда-то погрузить, да как-то довезти, а наши машины тяжеловозами не назовешь…»

Местность была довольно ровной. Практически родная степь. Вот только то тут, то там торчали небольшие рощицы на несколько десятков деревьев, да заросли каких-то кустарников. Вдали виднелись ровные участки, не так давно явно бывшие полями зерновых.

Зерновые… зернышки… Так, стоп, не думать о еде!

- Пи! - я хлопнул себя по щечкам.

- Что-то случилось? - подозрительно покосилась на меня Лайла, на плече которой я ехал.

Отрицательно помотав мордашкой, я дернул ее за серьгу и ткнул лапкой вперед. Там возвышался небольшой и явно искусственный холм из свежей земли. В склоне которого виднелась большая черная дыра.

- Обычно столь крупные и опасные монстры не встречаются вдалеке от городов, - вытерла пот Даша, бросив раздраженный взгляд на небо, откуда радостно жарило яркое солнышко. В полном камуфляжном костюме ей явно было душновато. - Но тут случай особый. Где-то рядом должна быть подземная военная база. Там обитало много народа, так что вполне возможно они полезли оттуда.

- Пи-и-и…

Подземный город, да? Небось кишмя кишит всякими тварями. Со вкусным лутом… И от военных тоже должны были остаться всякие ништячки…

Ништячки-и-и-и…

- Муж мой.

- Пи?

- У тебя слюни текут.

- П… ПИ!

- Небось о каких-то извращениях думал? - ухмыльнулась Даша, оттягивая ворот камуфляжной майки. - Давай, Пушистик, ныряй! Правда, там немного влажно…

- ПШИ! - я даже не запищал, я зашипел.

Да за кого они меня принимают!

- Тссс! - приложил палец к губам Рю. - Мы рядом. И потом… Он все равно об одной добыче думает.

Люгеров рядом со входом в нору не обнаружилось. Зато их следов было предостаточно — кучи обглоданных костей людей и животных, обломки каких-то машин и глубокие отпечатки пятипалых лап… размером с автомобильную покрышку.

Что-то у меня пузико пошаливает от таких размерчиков. Встретиться с подобной обезьянкой в узком темном тоннеле… Да она же меня раздавит и не заметит!!!

- Пи…

- Они там, - прищурившись, сказала Лайла, заглядывая в темноту входа. - За углом. Притаились… Вкусняшки…

ПИ?! В смысле, ЧЕГО?!

Так, все, срочно катапультируюсь! А то у моей суженой похоже начинает течь крыша!

Я едва успел спрыгнуть с ее накачанного татуированного плечика, как она рванула вперед с переливчатым, почти музыкальным воплем.

- И всю маскировку в жопу, - поморщилась Даша, доставая свою жуткую катану и размытой тенью устремляясь следом.

Немосапы же спешить не стали — рыцари в силовой броне выдвинулись вперед, прикрывая нас с Рю от возможного удара противника, а сам красавчик-сап залип в монитор на своем левом запястье. Я же, подумав, раздулся до полутора метров в холке, отращивая попутно длинную шерсть с ядовитыми шипами, хвост с жалом, пару дополнительных глазок и набор шупалец с насадками на спине. Ну и слой подкожного хитина в качестве защиты тоже не повредит. И ядовитые железы в клыках. И костяной гребень по хребту.

А если этого не хватит, то всегда могу плюнуть врагу в морду гранатой…

Однако ничего не потребовалось — как только парочка наших «барышень» скрылась за поворотом, оттуда раздался воинственный рев люгеров, который очень быстро перешел в визг, затем в скулеж, а потом и вовсе затих.

Из-за угла высунулась перемазанная кровью и дико довольная рожа Лайлы.

- Ну, что стоите? - выгнула она бровь. - Пошли уже!

Я шустро двинулся вперед, попутно прислушиваясь к разным шорохам. Рю с бластером в правой и кинжалом в левой руке осторожно двинулся следом. Жа и Ро, чуть помедлив, синхронно повесили тяжелые излучатели за спины и достали цепные мечи — тоннель хоть и был просторным, но не очень подходил для столь мощного оружия дальнего боя.

Повернув за угол, я невольно остановился и обвел представшую картину выпученными глазками.

Люгеры действительно оказались чем-то похожи на покрытых броней горилл. Четырехметрового роста. Одна особь лежала у стены в виде мелкой нарезки в луже черной крови, а вторая — посреди коридора, медленно тая и растекаясь зловонным черным месивом.

- Я пойду впереди, - скомандовала Лайла, когда все более-менее скучковались. - Дарья, Милый, прикрываете мне фланги. Рю, ты в центре, направляешь и картографируешь. Жа, Ро, вы прикрываете тылы, но мечами. Из гаубиц своих не палить, а то потолок нам на головы обрушите.

- П… Пииииии? - протянул я, нервно глядя на изувеченные туши люгеров.

- Ничего, ничего, муж мой, - кровожадно улыбнулась моя супруга. - Тебе нужно набираться силы и опыта. А лучше всего это делать в смертном бою с многочисленными кровожадными тварями!

Что-то я сомневаюсь… А можно мне того… на плечике посидеть? Семечку погрызть? Я ж хомяк, а не терминатор!

- Да не трусь, Пушистик, - ласково улыбнулась мне Даша, прижимаясь щекой к черному лезвию катаны, от которой даже в темноте подземелья сочился заметный черный дымок. - Я прикрою.

Угу. Обнадежила.

Только почему у тебя глазки нехорошо так светятся? Красненьким…


2.


- ГРАААА!!!

- ПИИИИ!!!

Страшно! Аж вся шерстка дыбом! Вместе со всеми щупальцами и шипами!

Люгер с ревом кинулся вперед, замахиваясь огромной когтистой лапой. Движения стремительны, но слишком предсказуемы и прямолинейны. Чуть перебираю лапками, уходя из-под удара. Но не целиком. Оставляю одно щупальце. Лапа падает и мягкая плоть тентакли прогибается… чтобы тут же обвить конечность противника и попытаться прокусить жесткий хитин небольшой пастью на конце.

Нет, слишком твердый. Но попытаться стоило.

Люгер опять ревет и тянет лапу к пасти, явно намереваясь отодрать мое щупальце зубами. Меня, естественно, тянет следом. Прямо навстречу второй его конечности, нацеленной на мою бедную пушистую мордочку.

Из пасти на конце щупальца показывается небольшой овальный предмет.

Граната.

Быстро «отбрасываю» свою обреченную конечность и чуть отпрыгиваю назад, закрывая мордочку лапками. Чувствую, как несколько раскаленных кусочков металла больно впиваются в шкурку, но застревают в подкожном хитиновом слое.

Время взрыва рассчитано идеально. Это ослабленный наступательный образец с минимумом осколков. Люгеру особого вреда такая штука не принесет… Если не взорвется прямо у морды. Рядом с широко раскрытыми глазами и пастью.

- ГРААААА!!!

- Пи-пи-пи, пи-пи-пи! - «злобный смех в исполнении гигантского хомяка-мутанта, покрытого щупальцами и шипами».

Так, тварь временно ослепла. Регенерация у люгеров есть, и довольно хорошая, но не мгновенная. И это ШАНС!

Прыгнул прямо на бестолково машущую лапами бестию. В полете «сдулся» до размеров обычного хомяка. Только с расширенной пастью, в которой торчат очень многочисленные и острые зубки.

Уцепился за лапу. Пробежал к локтевому сочленению. Прежде чем тварь что-то поняла, я уже вгрызся в мягкие ткани между хитином так, что только хвостик торчал!

Ну и где тут у нас ништячки? Чую-чую… Где-то впереди. Ближе к центру корпуса. И еще один дальше, у горла. И один в черепушке…

Полный вперед!

Кусь! Грызь, грызь, грызь…

Мяско за щечки, пригодится для мутаций. А то я их так активно использую, что биоматерия улетает как в топку. Так, а это что стучит? Сердце? И не одно! Замечательно, тоже за щеку. Да что же ты все трясешься? Тут и так скользко, фиг уцепишься!

О, НИШТЯЧОК! Большой, красненький, так и светится!

Спрятать! Прелесть… А таких еще два! А люгеров тут целая куча! Вперед, вперед, вперед!!!

Второй. Тоже сверкает. Как маяк. Никому не дам! Мое! А третий? Где третий? Выше! Ползти-грызть, грызть-ползти!

Трахея. Язык. Мозг. Все в закрома, все пригодится!

А вот и ништяк! Ой, какой большой! Как сверкает!

МОЕ! НИКОМУ НЕ ДАМ!

Уф, добыл.

Так, а дальше что?

А дальше нужно подышать, а то воздух по прогрызенному ходу поступает, но через раз. Слишком много крови. Это голова, так? Значит вот тут должна быть глазница… грызь-грызь-грызь… А, вот и она! Так, вдох-выдох, и возвращаемся обратно! А то там еще много высококачественного биоматериала, когда еще такой добуду?

***

Ам!

Последний полый сегмент хитиновой брони исчез в моей пасти.

- Пуф, - облегченно выдохнул и быстро провел мысленную инвентаризацию новинок. Куча отличного мяса для мутаций, прочнейший хитин, три особо ценных ништяка… Хорошо затарился. На несколько десятков превращений хватит.

Но… Все равно страшно. Лапки не прекращают трястись.

И дело тут не в местных монстриках.

Люгер — просто детский лепет по сравнению с настоящим УЖАСОМ.

- Долго, - раздался за моей спиной разочарованный вздох.

Повернув мордочку я встретился взглядом с Лайлой, на лице которой было крайне скептическое выражение.

- Ну, с самим монстром Пушистик справился неплохо, - с легкой улыбкой заметила Даша, инспектируя свой разодранный рукав. - Вот только… потом немного увлекся.

- Угу. Пока не сожрал все, что осталось от группы противника, - вздохнул Рю.

Ну… Эм…

- Пи, - я виновато пошаркал лапкой по полу.

А что делать? Ништячки для души, биомасса для выживания. Хорошо, хоть навыки и прочая лабуда со временем прогрессируют и я уже могу более-менее управлять всеми этими мутациями. Но вот со своей тягой к… прекрасному ничего поделать не могу.

- Идем дальше, - скривилась Лайла. - И больше стараемся не задерживаться. Это только тут, у входа, патрули редкие, дальше количество тварей будет только увеличиваться и надолго на одном месте мы задерживаться не сможем.

- Пи… - вздохнул я.

Ну да, действительно. Это с двумя-тремя мы справляемся относительно легко, а вот навались таких обезьянок штук пятнадцать и нас просто сметут. Да, Лайла, скорее всего, сможет продержаться какое-то время, а может быть даже покромсает напавшую группу, но… нас к тому моменту это волновать уже не будет.

Так что придется наступить на горло своему хомячеству и игнорировать лут. По-крайней мере, мясо. Ну, большую его часть. То, что не успею в рот затолкать… А вот камушки… Камушки…

- Пииии…

Дальше наша скорость более-менее увеличилась. Более, потому что я старался держать своего внутреннего хомяка в лапках и не давать ему разбушеваться, а менее — потому что это не всегда получалось.

- ГРАААА!!!

От рева двух выскочивших из тьмы люгеров, казалось, затряслись стены, а барабанные перепонки вот-вот готовы были лопнуть. Встреться я с подобной тварью раньше, когда был человеком, то одного этого рыка мне бы хватило, чтобы отправиться на эмпирическое исследование вопроса о существовании жизни после смерти. Но сейчас… Сейчас я знаю, что это всего лишь чудовища. А настоящие Монстры выглядят и ведут себя совершенно не так.

- Хей, - коротко выдохнула Лайла, с размаху опуская топор на голову одной из тварей.

Хитин, способный выдержать танковый снаряд, позорно хрустнул, а сам контуженный люгер шатающейся походкой отступил на шаг. Лайла, пользуясь заминкой, провела пальцем по струне, вызывая злой, резкий звук, от которого ее странное оружие налилось алым сиянием.

- ХЕЙ! - в этот раз секира со свистом разрубила монстра ровно напополам. А потом поперек. И наискосок. И еще раз наискосок. И зигзагом…

На пол бедняга осыпался уже по частям.

- Долго возишься, - хмыкнула Даша, протирая тряпочкой черное лезвие катаны. Рядом с ней медленно плавилась туша люгера, исходя тяжелым черным дымом. Я, честно говоря, отвлекся на Лайлу и совершенно не заметил когда и как она расправилась со второй тварью.

Вместо ответа моя женушка вдруг рывком приблизилась к блондинке и, прежде чем та успела хоть что-то пискнуть, схватила ее за запястье державшей клинок руки. Вывернула, одним движением закатала рукав и внимательно осмотрела.

Любопытно вытянув мордочку, я с оторопью увидел почерневшие пальцы с кроваво-алыми заострившимися ногтями, от которых по неестественно-белой коже тянулись вверх черные извилистые полосы.

Выглядит не очень. Очень «не очень».

И судя по взгляду Лайлы она пришла к тому же мнению.

- Ты хоть понимаешь, с какими силами связалась? - выворачивая Даше руку, зашипела моя женушка.

- Более чем, - с вызовом ответила ей блондинка, безуспешно пытаясь перебороть эту татуированную гору мышц. - Но я лучше с пользой потрачу отведенное мне время, чем буду считать его по крохам!

Какое-то время они молча прожигали друг друга взглядами.

- Пи?

А мне кто-нибудь что-нибудь объяснит, или как?

На мой голос девушки наконец среагировали и разошлись. Ну, сложно не среагировать на раскатистый писк двухметровой зубастой зверюги, шевелящей усами и щупальцами в шаге от тебя. Особенно когда эти щупальца активно полезли между ними…

- Смена позиций, - мрачно буркнула Лайла, проворачивая свое оружие. - Муж мой, поменяйся позицией с этой дурой. А ты, - она обвиняюще ткнула пальцем прямо в обтянутую формой грудь Даши. Палец легко утонул до самой костяшки, но кроме меня внимания на сей факт, похоже, никто не обратил. - А ты не доставай этот клинок без крайней необходимости.

- Это с чего вдруг обо мне такая забота, мышцеголовая? - криво усмехнулась блондинка.

- Ошибаешься, корова, я не о твоем вымени пекусь - огрызнулась Лайла. - Если крышу сорвет, то на кого первого кинешься? И кто тебя останавливать будет?

- Не сорвет, - мрачно ответила ей Даша. - Я умру раньше.

Так, что-то мне совсем не нравится этот разговор! Ну ни разу!

- Пи! - я аккуратно обвил блондинку щупальцами за талию и, подняв над полом, поставил рядом с Рю, за своей спиной. И ткнул лапкой ей под ноги. - Пи!

Блондинка посмотрела на меня тяжелым хмурым взглядом. Но я был непреклонен. Хотя от полыхающих в глубине ее зрачков красных огоньков очень дрожали лапки. И хотелось описаться. Но я держался! Я сильный! Я мифический Ацкий Хома!

- Пи! - ну не надо на меня так смотреть! Это жутко! - Пи! Пи! Пи!

- Хорошо, хорошо, уговорили, - вздохнула Даша, убирая свою жуткую катану в ножны. - Но если возникнут проблемы, я снова возьмусь за меч.

- Пи-и-и?

- Так, муж мой, если хочешь сохранить свою наложницу целой душой и телом… - натянуто улыбнулась подошедшая сбоку Лайла, - то лучше прояви побольше храбрости и рвения в битвах.

Эм… Ам… Наложницу?! С каких пор? Когда?! Я ни на что такое не соглашался!

- ПИ!

- О, мой пушистый рыцарь, - Даша картинно прижала ладони к необъятной груди. От былой хмуро-серьезной жути уже не осталось и следа. Появилась даже какая-то… застенчивость.

Она же не серьезно, да? Это же просто у нас игра такая, да? Чтобы Лайлу позлить…

У меня же тут под боком только одна грязная зоофилка, да?

Ведь так?!

- Пи?!

***

- Следи за когтями, муж мой.

- Щупальцем его! Подсекай, подсекай!

- Вождь, а дрожание лапок — это такой тактический ход для обмана этой твари?

- Брат, как думаешь, мы им вообще нужны?

- Жа, просто… не спрашивай. Не нарывайся на ответ.

- ПИ!

Достали, комментаторы! Нет бы помочь!

- Тебе нужно стать сильнее, - проигнорировала мой жалобный взгляд Лайла.

- Давай, Пушистик, давай! - думаю, если бы у Даши были помпоны, она бы уже вовсю отплясывала что-нибудь подбадривающее. - Полюби его тентаклей!

- Пиииии?!

Это ты такого обо мне мнения, да?!

Хлобысь! Рвак!

Одно из моих бедных щупалец улетело в сторону, брызгая густой темной кровью.

Больно! Я ведь его только-только отрастил! Столько мяса ушло! И там такие чешуйки были хорошие!

Однако моих компаньонов и скалящегося люгера переживания бедной хомячьей души волновали мало. Я даже не уверен, поддерживали ли они меня, или просто наслаждались зрелищем.

Чудище тем временем махнуло лапой и я, зазевавшись, заработал длинный порез на лапке. Не спас даже хитиновый слой — когтищи у зверюги страшенные!

Надо срочно что-то придумать, пока меня на стейки не порезали! И без выгрызания внутренностей — в предыдущий раз, когда я так сделал и, увлекшись, начал тарить за щечки мясо, Лайла меня выколупала и… выпорола. Гитарой. По моей бедной пушистой попе. На глазах у всех…

- Пи…

Но как его завалить? Хитин слишком крепкий — огнестрел и взрывчатка его не берут. По крайней мере те, которые можно безбоязненно использовать в пещере. Атаковать «изнутри», как в прошлый раз, Лайла запретила. Сочленения с относительно мягкими тканями есть только на сгибах конечностей и их тварь бережет особенно сильно, словно что-то чует — я не смог даже прикоснуться к этим местам пастями на щупальцах.

Ладно, тогда попробуем немного подлый прием. Но что делать — выживать как-то надо…

Слегка трансформирую конец одного из щупалец и словно бы случайно провожу им мимо морды люгера. Тот реагирует мгновенно и страшные челюсти смыкаются с лязгом медвежьего капкана, отхватывая солидный кусок мяса.

- Пи…

Моя бедная конечность. Больно, между прочим!

Но дело было сделано.

Тварь жадно проглотила кусок мяса. Вернее, попыталась. Потому как тут же замерла и, упав на колени, с хриплым ревом вцепилась в горло, изнутри которого торчали кончики острых хитиновых игл.

- Пи! - я поспешно отпрыгнул в сторону и закрыл голову всеми конечностями, мысленно отсчитывая последние секунды.

Раздался глухой взрыв и шея твари разлетелась на куски.

Ловушка с сочным куском мяса, в котором были спрятаны прочные иглы и взведенная граната. В обычной ситуации люгер бы вряд ли повелся на подобное, но я заметил, что в пылу схватки эти твари совсем теряют голову и почти не реагируют на свои предчувствия угрозы. А изнутри, как уже выяснилось до этого, они не настолько прочные.

- Хорошо, сойдет, - кивнула Лайла с легкой улыбкой.

- Пиии? - я сделал щенячьи глазки и ткнул лапкой в раскуроченный труп монстра.

- Ох, муж мой… - она обреченно вздохнула, но, оценив жалобный вид одного несчастного хомячка, махнула рукой. - Ладно, разделывай их. Всех. У нас привал.

- ПИ!

Дилиньг!

О, кстати, уровень…

Пока я усиленно потрошил тушки пяти Люгеров, остальные наспех обустраивали небольшой лагерь. Неженками нашу шестерку, конечно, назвать ни у кого язык бы не повернулся, но и железными мы не были — ползли по этим пещерам уже добрых полдня, каждые сотню метров натыкаясь на новую порцию чудищ. А в последнее время они стали попадаться даже чаще, и куда большими силами — видимо, мы потихоньку приближались к центру их владений. Хорошо бы, а то эти извилистые кишки подземных тоннелей успели порядком надоесть. Как и мясо люгеров. Хотя… на вкус оно довольно неплохое.

Особенно если сравнивать с некоторыми… деликатесами, которыми мне довелось питаться во время жизни в заполненном монстрами городе.

Попадались тут и другие твари — какие-то насекомые, ящерицы, летучие мыши… Как я понял, именно они составляли основной рацион хозяев пещер — не воздухом же те питаются, а ходить на охоту на поверхность явно могут не каждый день. А еще мы нашли несколько грибниц, и конкретно в этой пещере, в дальнем углу, лежал ствол какого-то дерева со следами зубов на древесине — твари явно были неприхотливы и жрали все, что удавалось найти.

Ну а теперь их жрал я.

Маленький бедненький хомячок. Больших злых обезьянок.

У этого мира весьма своеобразное чувство юмора.

Кстати, какой у меня там уровень?

Оу. Ну, не такой уж я и маленький уже…

Глава 222

Глава 222.


5. Там, где судьбы гнули под себя…


«Прекрати на нее пялиться», - проворчала Чешуйка.

«Сиськиииии…» - протянул Андрей, то ли действительно загипнотизированный огромной грудью черной дракоши, то ли просто издеваясь над своей изумрудной подругой.

Тем временем объект его вожделения сжалась в маленький комок, совершенно непохожий на того грозного гиганта, что еще пару часов назад рассекал свободное небо Изнанки. Ее раны успели затянуться, но вот выжженные манотоки будут восстанавливаться еще долго. Для черного подвида, относительно слабого физически, это было сродни инвалидности. В течение ближайших двух-трех дней она будет практически неспособна даже на простенькие плетения, а о полноценной драконьей форме вообще можно было забыть.

Так что все, что в данный момент юная черная дракоша могла противопоставить трем окружившим ее существам, это короткие когти на покрытых чешуей конечностях, и небольшие рожки, торчащие из волос. В противовес ей шли арсенал многотонного наземного механоида, «прокачанного» двумя не совсем адекватными богами, матерый киборг-убийца с огромным опытом устранения всевозможных магических и мистических тварей, и ебанутый на оба полушария озабоченный маг с жутковатой аурой.

Самое странное, что на защиту дракоши встал именно Механоид. Вернее, женская часть его «экипажа».

- Вы совсем поехали, да? - прошипела Изаура.

- Я всего лишь предлагаю наиболее рациональное решение, - потер виски Сагара.

- Ом-ном-ном… - промычал что-то Андрей, чьи горящие глаза не отрывались от прелестей дракошки.

- Угу. «Рационально», - хмыкнула ИскИн Меха. - Допросить, а потом прикончить?

- Кого кончить? Куда кончить? - встрепенулся Буревестник, возвращаясь из какого-то своего радужного мирка.

- С добрым утром, озабоченный ты наш, - фыркнула Меха. - Говорю, что наш уважаемый гардиан собирается быстренько «добыть информацию» и «зачистить источник», как он выразился.

- Конец мой зачисть, железяка импотентная! - возмутился Андрей, вскакивая на ноги. - Мое! Сам добыл! Сам ее в нее и кончу! У вас свои драконы были!

- Я не импотент, - поморщился Сагара. - И даже не извращенец, в отличие от некоторых.

- Маньяк, - огрызнулся Андрей.

- Педофил, - не остался в долгу Сагара.

- К… КТО?! Я-Я-Я-Я-Я?! - возмутился Вестник. - Д… Да ни в жизнь!

- А чего тогда на нее так запал? - ухмыльнулся киборг.

- В смысле? - лицо Андрея приобрело выражение лошади, которая внезапно осознала себя мяукающей собакой. Поспешно повернувшись к перепуганной пленнице, он грозно сверкнул глазами. - ТЫ!

- Я! - пискнула чешуйчатая.

- Сколько лет?

- Пять… Пятьдесят три цикла, - запинаясь, ответила она.

- Видишь! - обвиняюще ткнул пальцем Вестник в здоровенную грудь дракошки. - Ебабельна!

- Для драконов — нет, - упрямо покачал головой Сагара.

- Это от племени зависит! - продолжил настаивать Андрей, быстро посоветовавшись с Чешуйкой, и вновь повернулся к пленнице, тихо хренеющей от происходящего. - Какое племя? Ритуал совершеннолетия там, или еще что проходила?

- Х… Хранители Лу, - ответила дракоша. - Я взрослая…

- Имя? - нахмурился Сагара.

- Калуторинаруси Ошивилурасэ, - без запинки выдала пленница.

- Слишком длинно, - Андрей, мысленно попытавшийся это повторить, запоролся на третьем слоге. - И почему у ушастых и чешуйчатых всегда имена, словно бухой графоман наугад в клавиши потыкал… Короче, отныне ты… добыча… Лут!

- Но… - попыталась было что-то опротестовать новоиспеченная Лут.

Вот только договорить ей не дал грозно нависший Андрей, глаза которого внезапно полыхнули зловещим алым светом, а от фигуры повеяло такой жутью, что в памяти дракошки тут же всплыло кто и каким образом взял ее в плен.

- Никаких «но»! - прошипел Буревестник, наклоняясь все ниже и буквально придавливая разум молодой наивной дракоши бурлящей божественной маной, от которой стало не по себе даже «союзным» Сагаре и Мехе. - Ты — Лут.

- Я — Лут, - послушно повторила девушка дрожащими от страха губами.

- Гут, - кивнул Андрей, но ослаблять давление и не подумал. - А я кто?

- Кто? - эхом повторила черная дракоша, сознание которой начало впадать в странный транс.

- Твой Господин, - лицо Буревестника исказил жуткий оскал, а Лут почувствовала, как его странный балахон медленно обвивает ее тело. - Темный Господин.

- Слушаюсь… Темный Господин, - послушно повторила девушка.

«Ты еще Черным Властелином назовись», - проворчала Чешуйка, внимательно отслеживая потоки божественной маны и тут же указывая Андрею на все «лишние» протечки. - «Можешь у Нокс костюмчик кожаный взять, да гуталином обмазаться…»

«Цыц», - шикнул на нее Вестник, отчаянно регулируя поток энергии, чтобы не сжечь разум жертвы. - «А то в таком костюмчике сама скоро бегать будешь».

«Ой, напугал», - фыркнула Шахтаррашан.

Впрочем, на этом их перепалка закончилась, так как без поддержки Системы обоим было трудно проводить столь точное влияние на чужой разум, да еще и начатое сугубо спонтанно.

А где-то на задворках их астрального пространства маленькая девочка в сером платье скривила недовольную моську, а парящий рядом с ней бородатый хиппи довольно оскалился и выдохнул новую порцию желтоватого дымка…

- Размер груди? - спросил Андрей, не разрывая зрительного контакта.

- Большой, - ответила Лут, племя которой было просто не знакомо с какой-то общей классификацией.

- Ясно, - кивнул Вестник, одергивая подозрительно активный балахон. - Явки, пароли?

В ответ дракошка только пару раз непонимающе хлопнула остекленевшими глазами. А Сагара, услышав такое, хлопнул себя по лбу и поспешно включился в допрос…

***

Калуторинаруси, получившая новое имя Лут, пришла в себя.

Ее сознание все еще было заторможено, словно от воздействия какого-то дурмана, но вот память… память о том, что произошло, осталась нетронутой. И эти воспоминания заставили ее глаза в ужасе распахнуться на всю ширину, а тонкие ладошки крепко вцепиться в маленькие рожки на голове.

- О, по-ходу чешуйчатую отпустило, - раздался рядом уже знакомый голос. - Ну как ощущения от предательства родного племени?

«Я труп», - осознала дракоша. - «Меня убьют. Нет, раньше меня убьют эти странники. А если нет, то соплеменники. В любом случае — я труп. Я мертва. Это конец».

- Ха-ха… - вырвался из ее рта истерический смешок. - Ха. Ха-ха… ХА-ХА-ХА-ХА…

Лицо Андрея вытянулось, когда он смотрел на начавшую безумно хохотать девушку.

«Ты же сказала, что рассудок цел?!» - задал он панический вопрос своему внутреннему секретарю.

«Был цел», - нахмурилась Чешуйка, наблюдая за состоянием Лут. - «Видимо, шок от осознания начал срывать ей крышу».

- Ясно, - пробормотал Андрей. - Ничего, и тебя вылечим… Эй, железяка!

- Тебя плазмой приласкать или плутонием? - поинтересовалась Изаура, пока Мозг продолжал методично расчищать окружающее пространство, запихивая в «пасть» деревья, камни и вообще все, что мешало созданию ровной площадки для ночевки.

- Ты смотри, я тебе еще тот облом не простил! - оскалился Буревестник, глаза которого на миг угрожающе полыхнули. Впрочем, как вспыхнули, так и затухли, а тон следующего предложения стал настолько примирительно-заискивающим, что Меха невольно начала волноваться за его психическое состояние. - Слушай, а в твоем хваленом синтезаторе водочки не найдется?

Сагара, в этот момент проводивший внутреннюю диагностику, поднял на Вестника взгляд, странно сочетающий опаску и надежду…

***

Калуторинаруси, получившая новое имя Лут, пришла в себя.

Во второй раз.

Хлопая глазками, она какое-то время бездумно смотрела во мрак.

Ночь в Изнанке наступала сразу и везде одновременно, и выглядела для жителей других слоев мягко говоря необычно. Если бы не предупреждение Сагары, который уже не раз бывал в этом пространстве, то двое остальных героев вполне могли начать творить глупости, когда льющийся сверху мягкий желтый свет начал быстро тускнеть до состояния практически полной темноты…

Наконец мозг дракоши вышел из своеобразного ступора, и она медленно села. Огляделась. Зажмурилась. Тряхнула головой, отчего роскошная грива взметнувшихся черных волос создала легкое дуновение воздуха. Этого хватило, чтобы лежащий рядом Андрей заворочался и, приоткрыв один глаз, недовольно посмотрел на девушку.

- Чего бузишь? Спи давай, - проворчал он.

- Не могу, - пискнула дракоша, хватаясь за начавшие наливаться запоздалой болью виски. - Что случилось? Как… почему я тут? Почему я жива?

- Ой, бляяяя… - простонал Вестник, тем не менее полностью просыпаясь и принимая сидячее положение. После чего скептически оглядел обнаженную девушку.

Нет, скептицизм был вызван не внешним видом — с этим у Лут было все более чем в порядке. Огромная грудь, зауженная талия и широкие бедра идеально сочетались с в меру подкачанной спортивной фигурой. Подобные пропорции можно было бы назвать массивными, если бы не маленький рост девушки, едва превышающий полтора метра. Руки и ноги дракоши, как и у большинства представителей ее вида в человеческой форме, покрывала мелкая чешуя, а пальцы венчали небольшие коготки.

Со слов Чешуйки Андрей знал, что по наличию вот таких вот «лишних» деталей в человеческой форме можно было судить об искусности дракона в магии превращений и тому, в каком облике он больше предпочитает существовать — гуманоидном или изначальном. В стандарте большинство ящеров во второй ипостаси выглядели как Лут и Чешуйка. Опытные старые монстры, такие как почивший Лирой, внешне могли ничем не отличаться от людей. Но некоторые лоботрясы, практически никогда не принимавшие гуманоидную форму, могли в ней быть больше похожими на людоящеров, чем на людей.

Как уже говорилось, скептицизм Андрея был вызван не внешним видом Лут, который целиком соответствовал его вкусам. Это было скорее опасение повторения недавней истерики.

- Так, чешуйчатая, - позвал он девушку. - Э-э-эй?

Дракоша не реагировала, продолжая погружаться в темную пучину личной трагедии. Скривившись, Андрей встал, подхватил дракошу подмышки и легонько встряхнул, словно маленького ребенка. Действие это, несмотря на немалый вес девушки, не вызвало для его модифицированного Системой тела никакой трудности.

Среагировав на внешний раздражитель, разум Лут вновь начал воспринимать действительность. Она непонимающе захлопала глазами, продолжая висеть на руках Вестника, а затем зачем-то опустила взгляд вниз…

- Ты голый… - прошептала она.

- И что? - усмехнулся Вестник. - Пару часов назад тебя это не смущало. Даже более того, на мне давно никто так не скакал. К тому же, сама с момента превращения голышом бегаешь, и ничего.

- Я недостаточно искусна, чтобы менять форму вместе с одеждой, - негромко призналась Лут, продолжая завороженно изучать тело представителя другого пола. - Она была в небольшой сумочке, на лапе. Но во время падения разорвалась… Стой! Ты сказал, «скакала»?!

Андрей оскалился, после чего разжал руки и не ожидавшая этого девушка плюхнулась на землю. Под ее потрясенным взглядом, он начал спокойно натягивать штаны, так как понял, что уснуть сегодня уже не сможет — организм вполне успел восстановиться как после буйного сражения, так и после не менее буйного вечера.

- Ты вспоминай, вспоминай, - хмыкнул Буревестник. - А то так рассказывать долго придется, а мне лень.

И девушка действительно начала старательно вылавливать в памяти кусочки произошедшего, скрытые за пеленой приступа истерики, сменившегося алкогольным туманом.

Вот ее усаживают на расстеленный балахон и чуть ли не силком вливают в рот обжигающую жидкость из небольшой деревянной кружки. Вот из странной пасти железного исполина начинают появляться блюда с необычайно вкусной горячей едой. Вот уже она что-то рассказывает улыбающемуся Андрею, а следом раздается громкое шипение и из Механоида появляется стройная девушка в облегающем черном костюме. Вот Андрей уже сидит на Мехе и под пьяный смех той самой девушки, пребывающей в объятьях Сагары, вливает огненный напиток в какое-то отверстие… Потом ее воспоминания окончательно путаются, сменяясь скорее ощущениями расслабленности, наслаждения и… страсти.

От последнего всплывшего в голове образа девушка вновь схватилась за рожки и уткнулась взглядом в землю.

- Быть этого не может… - бормотала она, обливаясь холодным потом. - Чтобы я сама… добровольно… да еще и первой…

- Угу, - хмыкнул Андрей, присаживаясь рядом и тыча пальцем в потухшие угли костра. - Я сам такого не ожидал. А Чешуйка так вообще до сих пор в шоке и что-то лопочет про потерявшую всякий стыд молодежь. А у самой-то в воспоминаниях та еще камасутр… АЙ!

Не понимая причину крика, Лут подняла взгляд и увидела как Вестник потирает затылок, продолжая бормотать себе под нос какие-то ругательства.

«Чешуйка? Молодежь?» - окончательно запуталась девушка, в голове которой от всего произошедшего начала твориться невообразимая каша. Но продлилось это всего несколько секунд. Пока на поверхность не всплыла мысль, вновь полностью заморозившая ее сознание.

«Я — предатель племени».

Хлюпнув носом, она поджала коленки и, уткнувшись в них лицом, тихо расплакалась.

Андрей, глядя на эту картину, закатил глаза и негромко выматерился.

После чего глянул на лежащего на брюхе Механоида, чей Мозг был до сих пор в состоянии глубокого алкогольного опьянения, и стоящую рядом карикатурно-маленькую палатку, из которой торчали две пары ног и звучал тихий храпящий дуэт.

От его компаньонов пользы в данной ситуации было мало. Вообще удивительно, как они так расслабились?

«Да, я тот еще раздолбай, но не настолько же», - почесал Вестник затылок. - «Да и остальные тоже… Ладно Сагара — у него явно с мозгами проблемы, а вот Изаура с ее закидонами вообще должна была быть против подобного всеми конечностями. А тут, мало того, что сама активно подключилась, так еще подсказала как споить Мозг, и ушла кувыркаться с киборгом. Такое чувство, что…»

«Что на вас навели внешнее воздействие», - закончила его мысль Чешуйка. - «Вполне возможно. И я даже могу предположить, кто именно. Сказать, или сам догадался?»

«Совсем уж меня за идиота не держи», - потер ухо Андрей, так и не обнаруживший в костре тлеющих угольков. Зато остаточное божественное присутствие в окружающем пространстве он уловил однозначно…

- Растаман хренов…


6. Серой ртутью выстлана земля…


- Дыхнешь? - спросил Андрей, посмотрев на продолжавшую реветь девушку.

По своему опыту он знал, что успокаивать таких — долгое и муторное занятие. Проще переключить внимание на что-нибудь другое.

- В… В смысле? - хлюпая носом, Лут подняла на человека покрасневшие глаза. По какой-то причине, она не могла просто его проигнорировать.

- На костер, - ткнул Вестник пальцем в сторону остывших углей, на которые уже успел сложить несколько подсохших веток и пару поленьев. - Драконы же могут огнем дышать, или там какахами всякими огненными кидатьс… Ай!

Лут в очередной раз увидела странную картину, когда голова человека дернулась вперед, словно получив невидимый подзатыльник. Впрочем, странностей с ним и так было достаточно, так что она просто закрыла глаза на еще одну непонятность. Сейчас они интересовали девушку-дракона меньше всего.

Хлюпнув носом, она поежилась.

Ночь на этом островке была действительно холодной, а тело черной дракоши не слишком превосходило человеческое в плане силы и выносливости. Откровенно говоря, она вдруг осознала, что начинает замерзать. Ранее этого не происходило, потому как спала Лут под теплым боком человека, на синтезированном пьяным механоидом тонком матрасике.

- У меня манотоки повреждены, - неуверенно ответила девушка. - Я могу попробовать, но результат может оказаться непредсказуемым.

- Тогда не надо, - поморщился Андрей. - Знаю я эти ваши «непредсказуемые результаты». Подорвешь себя, или в курицу превратишься, где потом такие сговорчивые сиськи искать?

При последних словах дракошка невольно попыталась прикрыть грудь руками, хотя из-за размеров последней сделать это было очень непросто. И тут же поймала себя на мысли, что до сих пор особого стеснения перед «не драконами» не ощущала. Дело в том, что все другие расы не воспринимались ее племенем как нечто, достойное внимания.

Андрей же тем временем, с высунутым от усердия языком старательно водил по воздуху пальцем, обводя проецируемый Чешуйкой узор собственной маной. Узор был относительно простой, да и тренировался он в его начертании уже не один день, но все еще не мог проделать это самостоятельно и достаточно быстро, чтобы можно было использовать в боевой ситуации.

Тем не менее, примерно секунд за тридцать он завершил свое первое настоящее плетение «пирокинез», после чего влил в него активирующую порцию маны и «бросил» на дрова. Костерок тут же вспыхнул веселым алым пламенем, взметнувшись на пару метров ввысь и мгновенно спалив незадачливому магу брови и ресницы, а также покрыв лицо жирным слоем сажи. Сделав свое черное дело, огонь опал и стал вполне себе тихо жевать веточки и поленья.

- Ссссссукааааа, - прошипел Буревестник, глядя на мирно трещащее пламя с таким полубезумным оскалом, что Лут тут же проглотила рвущийся наружу комментарий об его магических способностях.

«Опять от божественной энергии ману очистить забыл?» - сквозь смех выдавила из себя Шахтаррашан.

- А раньше напомнить никак? - оттирая лицо балахоном, уточнил Вестник, с облегчением ощущая, как тело восстанавливает потерянные волосы.

«Не успела, ты слишком быстро его активировал», - призналась Чешуйка.

- Ты точно маг? - глядя на все это представление, спросила Лут.

- Ну как тебе сказать… - вздохнул Андрей, обводя взглядом соблазнительную фигурку девушки. - Я не маг в классическом понимании. Я, скорее, что-то вроде… ходячего бедствия? Вот так развести костер, или залечить рану — это не ко мне. Зато если нужно взорвать пару замков, расхерачить город или устроить гражданскую войну — то тут ничего сложного. Пришел, матюкнулся, и готово.

Лицо дракоши в этот момент имело очень и очень странное выражение. С одной стороны, она прекрасно помнила тот выстрел, что вызвал разрыв реальности и чуть не отправил ее на слияние с Изнанкой. С другой… в слова сидящего перед ней человека поверить было сложно.

- Не смотри на меня так, - криво ухмыльнулся Андрей и, подтянув к себе балахон, накинул его на плечи девушки. - Посиди пока в этом, а то с мысли своими бидонами сбиваешь… Так вот… Что ты знаешь о богах?

- Эм… - такого вопроса Лут не ожидала. Завернувшись в черную потрепанную ткань, она задумчиво посмотрела на огонь, припоминая все, что рассказывала ей когда-то бабушка. - Это сверхсущности. Они живут в иных слоях Вселенной. Даже самый сильный дракон Изнанки не сможет противиться божественной воле. Или избежать их гнева.

- Очень… обобщенное определение, - Андрею, который имел очень близкий контакт с несколькими подобными «сверхсущностями», от подобного наивного высказывания стало даже смешно. - Но общую концепцию ты понимаешь, и ладно. Смотри.

Буревестник вытянул перед собой руки. Глаза смертного полыхнули уже знакомым Лут жутким алым огнем. В тот же миг начало происходить… что-то.

Ночь вокруг их маленького костерка сгустилась настолько, что даже зрение дракона не видело ничего, кроме кромешной тьмы. Лишь пламя маленького костерка, что горел мягким белым огнем, разгоняло эту жуть.

- Свет Милосердия, что сияет во тьме путеводной звездой. Он подсказывает, обогревает и направляет, - негромко проговорил сидящий рядом с ней человек.

Впрочем, человек ли?

- Ауттэ, чья сила укрывает от взора врага, - продолжил Вестник и его тело начало расплываться, словно зыбкая тень.

Лут, которая все же являлась драконом и прекрасно чувствовала окружение, мгновенно потеряла его из поля восприятия. Словно она осталась одна, окруженная этой тьмой. Губы и рот дракоши пересохли от страха.

- Пламя Граора, что сожжет и врага, и друга в ярости битвы, - прошептала оставшаяся от смертного тень, и ее руки объяло пламя, в котором слышался безумный смех и лязг металла.

- И Бездна, что всегда таится за твоей спиной…

Все исчезло. И тень, и пламя, и костер.

Осталась только тьма, посреди которой дрожащая Лут боялась даже пошевелиться. Все ее чувства вопили только об одном.

«Двинешься — умрешь».

Что-то было рядом с ней. Скользило в этой темноте. Смотрело на нее глазами голодного хищника.

От напряжения девушка едва могла дышать. Мысли путались. Голова шла кругом. Вся ее жизнь, весь опыт, сила и даже собственное эго отошли на второй план.

Сознание сосредоточилось лишь на собственном дыхании и биении сердца…

Хвать!

Жамк-жамк.

- КЬЯАААААААААААААА!!!

- Че визжишь, страшно стало? - ехидно спросил чей-то голос, когда воздух в легких девушки закончился и она была вынуждена на секунду замолчать.

- Ч… ЧТО?! - тяжело дыша и пуча глазы, девушка закрутила головой, силясь понять, что происходит.

А не происходило ровным счетом ничего — все так же мирно потрескивал костерок и тихо шумел ночной лес Изнанки. Единственными изменениями были две лапающие ее грудь руки подкравшегося сзади Андрея, да выглядывающие из палатки заспанные физиономии киборга и куклы ИскИна.

- Что происходит? - сонно щурясь, поинтересовался Сагара.

- Отставить раааааааааазврааааат… - протянула Изаура с широченным и совершенно не изящным зевком.

- Угу, сама полночи кувыркалась, а теперь «отставить», - хмыкнул Вестник, правая рука которого начала перебираться вниз по животику тихо паникующей Лут.

Мозги бедной черной дракоши от подобной смены жанра начали активно плавиться. Она просто не знала, как и на что реагировать: продолжать визжать от ужаса, смеяться от абсурда ситуации, залепить пощечину за наглое домогательство или же расслабиться и получать удовольствие?

Посему просто впала в ступор.

Видя состояние девушки, Андрей тихо посмеялся и… оставил ее в покое, спокойно присев рядышком.

- Ты меня и так заездила чуть ли не до крови, животное ненасытное, - оскалился он, глядя на растерянную моську Лут.

Мордашка дракоши сначала изумленно вытянулась, после чего залилась краской, а сама она, укрывшись капюшоном балахона, уставилась на костер.

Что-либо отрицать было поздно…

- Что ты тут за цирк с драконами устроил? - тем временем спросил Сагара, присаживаясь напротив них в одних штанах.

- Да так, упражнялся с контролем маны, да объяснял нашей новой знакомой разницу между мной и обычными магами.

- И как? - перевел гардиан полный любопытства взгляд с довольно улыбающегося Андрея на сжавшуюся в комочек Лут.

- Страшно, - тихо ответила та, вспоминая жуткую тьму и ощущение бегающих по всему телу мурашек… которое, к слову, никуда не делось, а только продолжало усиливаться! - Ч… что происходит?!

Странные ощущения оказались не воспоминанием или плодом ее фантазии! Она действительно чувствовала, как по ее коже скользят многочисленные острые коготки, а местами добавились еще и мягкие влажные прикосновения! И «места» этих касаний были крайне интересные и чувствительные…

- На трусы пущу, - раздался спокойный голос Вестника.

И все тут же прекратилось.

Лут, тяжело дыша, откинула капюшон и посмотрела на Андрея диким и малость неадекватным взглядом.

- Балахон шалит, - виновато развел тот руками. - Потерпи, сейчас наш робомозг протрезвеет и сделает какой-нибудь костюмчик.

- Все у тебя не как у людей, - вздохнул Сагара, подтягивая поднос со вчерашними закусками. - Кто будет?

Все молча подняли руки.

Какое-то время над лагерем стоял лишь звук напряженного жевания.

- Кстати, а что за камень Лу, за которым нас послали? - проглотив последний бутерброд, поинтересовался Андрей.

Сагара подавился, Лут тяжело вздохнула, а Изаура, хлопая гардиана по спине, посмотрела на мага как на дурачка.

- Серьезно? - выгнула брось ИскИн механоида.

- Да у меня всегда так, - развел руками Вестник. - Закинут эти бессмертные чупакабры в какую-нибудь жопу африканского сифилитика, а инструкции выдать забудут. Вот и дерусь с разными крокозябрами хрен пойми где и во имя чего.

- Камень Лу — это экстракт энергии Изнанки, - пояснил Сагара, наконец прокашлявшись. - Своеобразный философский камень. Только мощнее. Способов его использования множество. Он может стать и источником энергии, и преобразователем, и катализатором… Но самое важное, что с его помощью можно загадать желание создателю Изнанки.

- Укуру что ли? - скептически скривился Андрей. - А этот хиппи загадавшего розовым единорожком не отлюбит?

- Бывало и такое, если ему не нравился загадавший или его желание, - Изаура с беспокойством посмотрела на неподвижного Механоида. - Кстати, а кто предложил споить Мозг?

- Ты и предложила, - усмехнулся Сагара. - Даже специально одну из питающих труб наружу вывела.

- А что загадать-то можно? - Андрея судьба «железного дровосека» волновала мало. - И вообще, там камня на нас троих-то хватит?

В ответ повисло неловкое молчание.

- Ясно, - кивнул своим мыслям Вестник. - Один камень — одно желание… Ну и как решать будем?

- Предлагаю сделать это после того, как добудем артефакт, - ответил Сагара, глядя на пламя костра.

- Нет, родной, так не пойдет, - усмехнулся Андрей. - Такие вещи нужно решать сразу, чтобы потом не ждать лазера в спину. Так что давайте, вытряхивайте свои хотелки, и будем думать, кому из вас он больше нужен.

- Погоди, а ты? - удивилась Изаура.

- Хороший вопрос… - Андрей сделал показушное движение пальцем и Лут, издав короткий визг, оказалась у него на коленях. - Хороший балахончик. Потом дам тебе Нокси облизать… Так вот, касательно моих желаний, они вряд ли смогут осуществиться этим камушком. Самочек, конечно, много не бывает, но их вокруг суетится уже предостаточно. А если нужно будет, то очередную бездомную кошко-девку я себе и сам найду.

- А власть? - предложила Изаура.

- А нахуя, - заржал Андрей. - Я, к слову, официальный король целого фэнтезячьего королевства!

- Что, серьезно? - заинтересовался Сагара, да и Лут, грудь которой параллельно подвергалась тотальному облапыванию, посмотрела на смертного уже более оценивающим взглядом.

- Абсолютно, - кивнул Буревестник. - Власть и деньги — это совсем не то, к чему я стремлюсь.

- Сила? - продолжила допытываться Изаура.

- Воскрешение? - прищурился гардиан.

- Сила… мне бы со своей совладать, - вздохнул Андрей, оставив в покое уже начавшую попискивать Лут. - А воскрешение… Это слишком сложный вопрос. В большинстве случаев, если человек умер, то достать его из объятий Бездны невозможно, хоть ты вылижи задницы всем богам разом. Вот если его душа попадает к кому-то из бессмертных помельче, тогда да, есть шанс договориться. Проблема в том, что…

- Подожди, - деревянная кружка, из которой пил Сагара, жалобно хрустнула и раскололась на части. - Можешь поподробней про все эти воскрешения? Почему из Бездны нельзя никого достать?

Андрей, сморщив кислую мину, почесал макушку.

- Это все долго и нудно объяснять. Да я и сам в этой метахрени далеко не все понимаю. Но если в двух словах… - Буревестник, поддерживая притихшую у него на коленях дракошу левой рукой, поднял вверх правую, которая мгновенно почернела, а на тыльной стороне открылся жуткий алый глаз. - Знакомьтесь, это - Саси. Ловец Душ. Зверушка относится к тварям Бездны и среди них является едва ли не самой безобидной. Так вот, если я сейчас возьму, и вытащу с его помощью душу вот этой милой дракоши… Лут, не дергайся, я чисто гипотетически! Так вот, если я вытащу чью-нибудь душу, то у нее будет три варианта дальнейшего существования. Я могу забрать ее себе. Тогда душа будет принадлежать мне, и я смогу… допустим, влить ее в пустую оболочку и воскресить этого самого разумного.

- Серьезно? - все трое - и киборг, и кукла ИскИна, и дракон, взглянули на сидящего у костра человека совершенно с другой стороны.

Потешный матерящийся извращенец, бегающий с луком и парой заточенных железок, только что заявил, что может вытрясти из любого существа душу, после чего вновь его воскресить.

Но, глядя в его покрасневшие светящиеся глаза, никто почему-то не усомнился в этих словах.

- Далее… - криво оскалился Андрей. - Я могу эту душу «отпустить». Тогда она уйдет либо к богу-покровителю, либо к Старушке… К Бездне. Либо я могу скормить ее Саси. И тогда она точно отправится к Старушке, но уже далеко не самым приятным образом. Если душа будет находиться у бога-покровителя, то он может отправить ее на «перерождение», даровав новую тушку и либо оставив воспоминания, либо удалив их частично или целиком. А если душа канула в Бездну… то ни один бессмертный обратно ее уже не достанет.

Рука Буревестника вернулась к изначальному виду, а над лагерем на какое-то время повисло тяжелое молчание.

- Кстати, есть и еще одна причина, по которой мне этот камень не особо нужен, - первым нарушил тишину Андрей. - И, чую, именно из-за нее Укур меня сюда и выдернул… Если камень — это квинтэссенция его божественной магии, то стоит только использовать эту херовину, как на душе появится одна такая желтенькая метка. И хуй вы потом от этого укуренного засранца отделаетесь.

Сагара и Изаура переглянулись, осознавая, что последний довод был действительно самым весомым.

Стать официальной игрушкой Укура… Такой судьбы и врагу не пожелаешь.


7. Кнут да окрик, стенка да курок…


Утро Изнанки было таким же внезапным, как и вечер. Вот только что стояла тьма, а вот уже сверху начал литься мягкий желтый свет, освещая небольшую рукотворную полянку в центре довольно большого лесного островка.

- Ну, с маслом пойдет, - сделал вывод Андрей, с довольной ухмылкой осматривая обновку Лут.

Девушка, ростом чуть более полутора метров, оказалась затянута в черный костюм, который отлично гармонировал с ее чешуей, длинными черными волосами и небольшими рожками. Сам наряд при этом состоял из подобия бронелифчика, обтягивающих спортивных шортиков, короткой бронеюбки и кожаного шипастого ошейника, на котором висела бирка с надписью «Лут».

- С… с каким маслом? - сама черная дракоша была подобной одежке явно не рада, но деваться ей было некуда.

- И все же, тащить с собой врага… - в который раз проворчал Сагара.

- Кажется, мы это уже обсуждали? - прищурился Вестник, а подол его балахона крепко вцепился в ножки дракошки, явно поддерживая хозяина в нежелании расставаться с подобной шикарной добычей.

Однако на сторону гардиана неожиданно встала Меха.

- Как бы ни было неприятно это говорить, но в чем-то наш радикальный друг прав, - раздался из динамиков голос Изауры. - Мы ведь действительно идем войной на ее родное племя. По части боевой силы девушка сейчас полный ноль, но ничего не помешает ей, допустим, кинуть камушек мне в турбину во время марша.

- Ой, ладно, заебали! - закатил глаза Андрей. - Совсем в вас нет веры в сис… в смысле, в доброе и светлое! Лутецкий, повернись-ка ко мне.

По изящной спинке дракоши прокатилось очень нехорошее предчувствие. Тем не менее, она послушно встала лицом к человеку.

Андрей встряхнул руками, размял пальцы, глубоко вздохнул и поднял правую руку.

- Милашка, ты жить хочешь? - вкрадчиво спросил он.

Для Калуторинаруси это был очень сложный вопрос. С одной стороны — да, она хотела жить. Очень и очень сильно. Но с другой… Как? В племени не осталось никого, кто бы хорошо относился к «ущербной» черной, а после того, как ее заметят с этой троицей, то разорвут на части при первом удобном случае. А выживать самостоятельно… При одной мысли об этом на девушку накатывало отчаянье — Изнанка была совершенно не тем местом, где подобное было возможно. Ее безграничные просторы таили как множество возможностей, так и бесконечное число опасностей. А податься в «обитаемые» осколки и жить среди людей и других разумных тоже было далеко не радужной перспективой для существа, которое знало о жизни гуманоидов только по рассказам своей давно почившей бабушки.

Посему Лут осторожно кивнула.

- Тогда не тупи, а приложи руку, - немного нетерпеливо посоветовал ей Андрей, расшифровывая свой странный жест.

Спохватившись, дракоша поспешно прижала тонкую ладошку, покрытую черными чешуйками, к широкой руке человеческого мага.

- Процесс прост, - начал объяснение Андрей, чьи пальцы крепко обхватили руку девушки «в замок». - Сначала я произношу клятву, объясняя свои хотелки и обязанности. Потом ты. Потом мы соглашаемся и одна… особа все это фиксирует. Готова?

Вертикальные зрачки Лут на секунду расширились от удивления.

Клятва. Ее просят принести обоюдную клятву. И, учитывая что этот человек недавно продемонстрировал, эта «особа» должна была быть по меньшей мере одним из богов. А с подобными клятвами шутки плохи.

И если она сейчас это сделает, то дороги обратно уже не будет. Но если не сделает…

Лут украдкой покосилась на стоящих чуть в стороне киборга и механоида, с интересом следивших за происходящим.

Они ее убьют.

Это точно.

Умереть гордым драконом, или жить позорным рабом человека?

Посмотрев вперед, она тут же встретилась взглядом с предлагающим ей контракт смертным.

Кривая саркастичная улыбка, небольшие круги под глазами, выдающие легкую усталость, начавшая отрастать щетина и пронзительный взгляд самых обычных карих глаз, в глубине которых волшебный взгляд дракона уловил… нечто. Странное, темное, и пугающе-непонятное.

Выдохнув, Лут покрепче сжала его руку в ответ, и выдавила из себя слабую улыбку.

- Готова.

- Я, Несущий Бурю, беру это существо под свою защиту от смертных и бессмертных. Взамен требую ее душу и тело.

Два коротких предложения, сказанных спокойным, обыденным голосом. Вот только почему же тень под кронами окружающего леса стала такой густой, а в душах присутствующих зародилось странное чувство дискомфорта?

Но отступать Лут было уже поздно.

- Я, черный дракон Калуторинаруси Ошивилурасэ, вверяю этому существу душу и тело, взамен принимая его защиту.

«Договор скреплен», - раздался тихий шепот где-то за спиной дракоши, а внутри нее все похолодело.

- Ну, теперь довольны? - разомкнув руки, повернулся к напарникам Андрей. - Можем двигать?

- Что-то я немного не понял, - гардиан переводил взгляд со смотрящей на свою руку девушки на Вестника и обратно. - Вы подержались за ручки, проговорили какой-то свадебный бред, а теперь думаешь, что все это удержит ее от…

- Сагара, - перебила его Изаура. - Этого достаточно. Если он действительно обратился к той, о ком я думаю… То эта девушка теперь его и телом, и душой. Пошли. Путь долгий, а дорогу осилит лишь идущий.

***

Часа через два добрались до края островка и сверились с картой.

- Слушайте, а нам вообще нужно по ней шлепать? - поинтересовался Андрей. - Инфу от Лут получили, где берлога их бугра знаем, а арт сто процентов у него под боком, если племя заточено на хранение этого брюлика.

- А доступным языком можно? - пожаловалась Изаура, переводя антигравы в траки и приземляясь в паре метров от обрыва.

- Предлагает проигнорировать карту и напрямую рвануть к логову вождя драконов, - спокойно «перевел» Сагара. - Лично я против. Маршрут недаром имеет такую кривую. Скорее всего, бог подготовил несколько точек, через которые нам необходимо пройти, чтобы доказать право на владение артефактом. Ну, или что-то вроде того.

- Тут мы с Мозгом согласны с гардианом, - подумав, ответила Изаура. - Кстати, как дальше перебираться-то будем? Я пополнила запасы материи и могу синтезировать довольно прочный трос, так что нашему шаману-ужасному надрываться не придется, но… что-то подходящего островка не вижу.

Действительно, следующий остров по их маршруту виднелся метрах в трехстах впереди, но между ними было лишь пустое пространство желтого тумана, без намека на небольшой осколок, который можно было бы использовать в качестве парома.

- Уважаемые знатоки, внимание, вопрос! - подал голос Андрей, спрыгивая со спины Механоида с дракошкой на руках. Приземлившись, он поставил траурно-молчаливую Лут на ноги, после чего постучал каблуком сапога по земле островка. - Как вы думаете, если отколупать от этой херни кусок поменьше, он будет лететь, или рухнет вниз?

В кибермозге Сагары и электронном сознании Изауры пронеслась одна и та же мысль.

«Он идиот, или гений?»

Через пять минут на краю лесного острова вовсю кипела работа.

Кто будет резать, вопрос не стоял — самый высокий КПД для подобных работ был у Механоида. Лут в данный момент являлась не более чем источником информации, тело Сагары было целиком приспособлено под боевые действия, а Андрей… Он честно сообщил, что может все сделать за пару секунд, но результат будет пятьдесят на пятьдесят: либо от острова отделится солидный кусок, либо тут все рванет так, что ни одна бронированная задница не выживет.

В общем, пришлось Изауре и Мозгу спешно проводить перенастройку лучевых орудий, а потом пыхтеть, отрезая получившимся лазерным буром кусок почвы, площадью примерно в двадцать квадратных метров.

Но результат все же того стоил — кораблик поплыл. В смысле, новообразованный осколок плавно качнулся на волнах эфира Изнанки и начал неспешно отплывать в сторону.

- Все на борт! - радостно крикнул Андрей, первым прыгая на транспортное средство.

- И куда я ввязалась? - обреченно пробормотала Лут, следуя за ним.

Сагара и Меха перебрались молча, причем от веса последнего осколок опасно накренился и роботу пришлось спешно перебраться к его геометрическому центру.

После того, как все более-менее расположились, Меха открыла «пасть» и щупальца из гибкого металла опустили на землю моток темно-серого троса, толщиной с палец человека. Особо не мудрствуя, компаньоны закрепили один из концов прямо на лапе Механоида, а второй подхватил Сагара. Активировав боевой режим, гардиан подпрыгнул на несколько метров вверх, чтобы никого не задеть плазменным выхлопом, и только после этого, на мгновение зависнув в верхней точке, взвыл дюзами двигателей и рванул в сторону следующего острова.

Через некоторое время трос натянулся и пару раз дернулся — Сагара закрепил его на островке. Механоид пришел в движение и начал неторопливо накручивать тросик вокруг манипуляторов, потихоньку подтягивая их «паром» к следующему острову.

Андрей, оставшись не у дел, сел в позу лотоса, положил лук себе на колени и расслабленно зевнул. Лут, подумав, тоже присела рядом. В мыслях девушки до сих пор был сумбур, который она никак не могла привести в порядок.

- Слушай, шаман… - раздался задумчивый голос Изауры.

- Технически, я скорее жрец, чем шаман, - потянувшись, проворчал Андрей.

- Да без разницы, - хмыкнула ИскИн. - Тебе что, и правда нечего загадать?

- Ну-у-у-у… - протянул Буревестник, на расслабленном лице которого на мгновение промелькнула грустная улыбка. - Есть одна особа. Сильная. Благородная. Честная… В общем, прямая моя противоположность. Ради ее возвращения я бы без вопросов и руку пожертвовал, и часть души… Вот только она в когтях той силы, с которой даже наш укуренный хиппарь ничего сделать не сможет. А если и сможет, то счет выставит такой, что мне проще выполнить уже заключенный для ее возвращения договор. Кстати, раз уж зашел разговор… Я все никак не могу понять, ты ИскИн или человек?

- Я полноценный Искусственный Интеллект! - возмутилась Изаура. - И не имею в своем происхождении ничего общего с органическим разумом!

- А стиль разговора? - заинтересовался Вестник.

- Отражение моих личностных черт!

- А та симпатичная тушка с третьим размерчиком? - Андрей припомнил гибкую фигурку Изауры, обтянутую облегающим комбинезоном.

- Кукла, - фыркнула ИскИн. - Биомеханический робот, призванный нивелировать эффект выгорания. Хотя, для изначально цифровых личностей его риск не так высок, как для оцифрованных разумных.

- Ладно, - помассировал Андрей виски. - Сделаем вид, что я понял хотя бы половину сказанного. Короче, ты кибербаба, у которой есть живые ноги, сиськи и, вроде как, душа со своими хотелками и чесалками.

Одна из небольших турелей на корпусе Механоида с демонстративным скрежетом навела дуло на голову Вестника.

- Тебе плазму или болт?

- Мне чизбургер и колу, пожалуйста, - оскалился Андрей, в то время как побледневшая Лут не вставая активно задвигала попой, отодвигаясь в сторону.

Очередную намечающуюся перепалку прервал раздавшийся со стороны острова взрыв.

- Кажется, там весело, - пробормотала Изаура, подключая активные системы сканирования. - Мозг, давай шустр… Куда?!

- Присмотри за Лутецким! - крикнул ей Андрей и с невероятной для человека скоростью и ловкостью побежал в сторону далеких взрывов прямо по раскачивающемуся тросу…

***

Добравшись до осколка, Сагара приземлился и, выбрав участок с землей потверже, вогнал в нее метровый металлический стержень, к которому крепился трос. Проверив надежность якоря, он пару раз дернул за канат, после чего решил осмотреться уже более внимательно.

Осколок был скалистым — примерно через несколько метров от края, из земли начинали подниматься острые камни, постепенно превращавшиеся в скалы и настоящие горы, чьи вершины терялись в желтом тумане эфира.

Выдав дюзами короткий импульс, Сагара сделал пологий прыжок на сотню метров вперед, и приземлился на плоскую вершину невысокой скалы. Огляделся. Однако и отсюда ничего не изменилось — все те же безжизненные скалы, на которых росли только мох, трава да редкие кустики.

Идиллия дикой природы, живущей своей жизнью.

Вот только в голове киборга внезапно вспыхнул тревожный огонек, сообщающий о том, что на него навели лазерный прицел.

«Вот за это я и не люблю Изнанку!» - мысленно выругался гардиан, прыжком уходя в сторону и уже в воздухе корректируя траекторию короткими вспышками маневровых дюз. - «Каждый раз случается какая-нибудь непредсказуемая хрень».

В то место, где он только что стоял, ударила тяжелая пуля, выбившая солидный кусок камня.

Быстрый просчет траектории, произведенный кибермозгом гардиана, тут же выдал позицию снайпера… Которая располагалась в километре от него.

«Вы издеваетесь?!» - мысленно застонал Сагара, просчитывая варианты.

В том, что тут мог сидеть обычный человек, он вполне обоснованно сомневался. Скорее всего, либо мист с повышенным сенсорным восприятием, либо такой же как он, киборг, либо… либо все, что угодно!

«Чертова Изнанка, чертов Укур, чертово задание, чертовы напарнички…» - мысленно шипел гардиан, прыжком уходя от очередной пули и начиная сокращать дистанцию до позиции снайпера.

Однако, после третьей попытки выстрелы прекратились.

«Ушел?» - насторожился Сагара, замерев на месте. - «Или…»

В этот момент скала под ним разлетелась в клочья от страшного взрыва…


8. Привела дорога в острог.


«Да чтоб тебя вывернуло и натянуло», - мысленно ругался Сагара, пытаясь стабилизировать внеплановый полет.

К счастью, взрыв и каменные осколки — это далеко не то, что могло сильно повредить усиленное тело и защитный экзоскелет майрадэ Мист-гарда. Но вот что действительно понесло урон — это нервы гардиана.

Так и не справившись со вращением, Сагара всем телом врезался в очередную каменюгу. И тут же ему в спину прилетела тяжелая пуля. Квазиорганику экзоскелета пробить у нее не получилось, а все болевые ощущения киборга всего лишь трансформировались в информацию, которая сообщала мозгу о полученных повреждениях.

Однако настроения ему это не прибавляло.

«Поймаю — убью на месте», - мрачно пообещал он себе, подавая энергию на ускорители…

И тут прогремел второй взрыв. Намного мощнее первого. Вспухший над скалами огненный шар, подозрительно смахивающий на миниатюрный ядерный гриб, выплюнул безвольно крутящуюся в воздухе фигуру.

Описав широкую дугу, дымящаяся тушка гардиана рухнула на землю и прокатилась еще пару метров, прежде чем ее, словно футбольный мячик, остановила чья-то нога.

- Здоров, школотрон! Полеты на горящем пердаке отрабатываем? - уточнил Андрей, только-только добравшийся до осколка.

Вместо ответа лежащий на спине Сагара поднял правую руку и желтые кристаллы озарились короткой мощной вспышкой. Буревестник едва успел отдернуть голову, уклоняясь от обжигающего потока фотонов.

- Эй, эй, я вообще-то союзник! Забыл? - отступил Андрей, поднимая руки в знак мира и на всякий случай концентрируя в них божественную ману.

Подавив вспышку гнева, Сагара молча поднялся и огляделся. Взрывом его отбросило на «стартовую точку» возле вбитого в землю колышка. Внутренняя диагностика отчаянно ругалась на перегрев внешнего слоя брони, падение мощности в правом маневровом движке и помутнение в третьем фотонном излучателе. Однако все эти повреждения были классифицированы как незначительные и снижали боевую эффективность лишь на пару процентов.

- Слушай, так что…? - попробовал спросить Андрей, но гардиан, едва не поджарив Вестника плазменным выхлопом дюз, ушел в очередной стремительный прыжок, скрывшись среди скал острова. - Ладно, окей… Сам разбирайся. А я так… вокруг покручусь. Может быть, еще пару доек пленить удастся. Хе-хе-хе…

Озарившаяся похабной улыбкой фигура горе-героя подернулась дымкой и растворилась в воздухе…

А тем временем Сагара вступил в новую дуэль с неизвестным снайпером.

«Точность — выше всяческих похвал», - подумал он, едва успевая сменить местоположение и не получить новую пулю. - «А вот мощность — оставляет желать лучшего. Можно, конечно, просто принимать их грудью, броня должна выдержать, но лучше перестраховаться».

Каждый выстрел неизвестного снайпера позволял гардиану точнее определить его позицию, а каждый всполох прыжковой системы — подбираться все ближе и ближе. Пока, наконец, он не обрушился на вершину неприметной скалы.

Проломив фальш-крышу, тяжелое тело киборга оказалось в небольшом замаскированном бункере, откуда открывался круговой обзор на окружающее пространство.

Вот только в нем гардиана поджидал не снайпер, а небольшая дверь-лаз в полу, прямо на которой демонстративно-радостно отсчитывал последние секунды цифровой таймер, обложенный несколькими ящиками взрывчатки.

«Евпатий Коловратий…» - печально подумал Сагара, понимая, что свалить уже не успеет.

Грянул взрыв.

Дымящаяся тушка, очертив пологую дугу, рухнула в ложбинку между острых скал.

Около секунды киборг бессмысленно пялился на желтоватое небо, не в силах даже сыпать проклятьями. А потом вид неба подернулся маревом и на его фоне материализовалась склонившаяся над ним фигура в черном потертом балахоне.

- Чувак, тебе точно помощь не нужна? Ну там, пердак керосином залить, или соломку постелить?

Впрочем, заметив то, как лежащий гардиан начал поднимать руку со сверкающими желтыми кристаллами, Андрей тут же вновь растворился в воздухе, решив не испытывать судьбу.

Щелк! Вжик! Бам!

От лицевого щитка замершего киборга срикошетила тяжелая пуля и глубоко ушла в щель между камнями.

«Убью. А потом начищу морду этому клоуну. Достал уже».

***

Импровизированный паром причалил к осколку и Механоид с Лут спешно перебрались на «твердую» почву. Твердую — это в смысле ту, которая не перевернется вверх тормашками от пары неловких движений огромной боевой машины.

- Ух, наконец-то! - Изаура вполне убедительно симулировала выдох, а Мозг, оценив ландшафт, подогнул лапы и приготовился перейти на антигравы. - Черная, забирайся на броню и не отсвечивай! Судя по всему, тут…

БУМ!

Где-то среди скал раздался очередной взрыв, заставив робота напряженно повести стволами орудий и максимально задействовать все сканирующие системы. Вот только кроме перемещающегося короткими прыжками Сагары, Мозг больше ничего зафиксировать не смог.

«Странно… Порода скал совершенно не просвечивается», - резюмировала Изаура. - «Но приборы показывают, что это обычный гранит».

«Может, какие-то примеси или экранирующее излучение?» - предположил Мозг.

- Добрались? - прервал их внутренний диалог появившийся из воздуха Андрей.

Пытавшаяся в этот момент залезть на броню Лут от неожиданности разжала пальцы и с коротким визгом рухнула прямо в подставленные руки Вестника.

- Что тут творится, не в курсе? - «голова» Меха повернулась в сторону Вестника.

- Да нашего уважаемого гардиана серьезно так переклинило, - усмехнулся Андрей, прислушиваясь к раздавшемуся вдалеке раскату взрыва. - Носится как наскипидаренный, воюет с каким-то снайпером… Оп-па!

С последним выкриком Буревестник закинул Лут на плечо и, подпрыгнув, уцепился за какой-то выступ на броне Механоида. Спустя пару практически обезьяньих трюков под аккомпанемент визга дракоши, он уже сидел на привычным месте на спине Мехи.

- Ты же вроде собирался ему помочь? - удивилась Изаура, видя как Андрей устраивается поудобней, явно не собираясь никуда двигаться в ближайшие пару часов.

- Я предлагал, - развел тот правой рукой, левой фиксируя под боком тушку несчастной дракошки, которую после недавней акробатики подозрительно покачивало. - Но он… мягко намекнул, что разберется сам.

- И что теперь? - задумчиво протянула Изаура.

«Двинемся по краю на другую сторону», - ответил ей Мозг и тут же начал приводить план в действие. - «Если атакуют — ответим. Если нет — то пусть Сагара сам разбирается, если хочет. Судя по его действиям, боевой опыт у этого киборга немалый, так что он должен знать, когда и как следует отступать».

Андрей, хоть и не слышал реплик Мозга по их внутренней с Изаурой связи, но полностью разделял его точку зрения.

- Кстати, мелкая! - встрепенулся Андрей, посмотрев на притихшую Лут. - Ты же тут патрули нарезала! Ничего об этом острове рассказать не хочешь?

- Эм… - дракоша честно попыталась что-нибудь припомнить. - Остров как остров. Мы на него никогда не садились, слишком неудобный. Живности тут практическинет, каких-то особых растений и ископаемых тоже. Просто никому не нужный кусок камня.

- Ну, видимо, кому-то он все же нужен, - прислушавшись к очередному взрыву, подметил Андрей…

***

Подав энергию на двигатели, Сагара совершил очередной рывок.

Двумя маневровыми импульсами отрегулировав направление полета, гардиан приземлился в небольшой ложбине меж трех остроконечных пиков.

«Так дело не пойдет…» - пронеслось у него в голове, после быстрого ознакомления с показателями систем.

Целостность внешней брони после череды попаданий и взрывов опустилась уже до восьмидесяти трех процентов, а энергии в накопителях осталось чуть больше семидесяти. Все же его прыжковая система «Икарус» жрала так много энергии, что не справлялся даже поставленный недавно новенький реактор, который по идее был способен поддерживать киборга в расширенном боевом режиме на протяжении нескольких суток!

Самое обидное было в том, что несмотря на техническое превосходство, Сагара начинал проигрывать. Его просто брали измором.

«Правильно Лайла ворчала, нет во мне творческой жилки», - вздохнул киборг, пытаясь выработать меры противодействия.

К сожалению, ничего умного в голову не приходило. Обычно разработкой планов операций занималось начальство, а он больше привык к роли стандартного силовика… Ну хорошо, не совсем стандартного, учитывая его «везучесть» на всякого рода неадекватные ситуации и странных личностей.

Дополнительно сражение осложнялось тем, что все улучшения Сагара делал для сражений на ближней и средней дистанциях. А этот снайпер, мало того, что рассовал по всему острову управляемых ловушек, так еще и лупит с километровой дистанции, и стоит гардиану подобраться поближе, как противник тут же сваливает в тоннель…

Мысли Сагары внезапно остановились, а сам киборг пораженно уставился себе под ноги.

«Я идиот», - констатировал он.

На разработку новой тактики ушли считанные секунды. К счастью, ложбина была вне зоны обстрела текущей позиции снайпера, а взрывчатку в это место он, судя по всему, не закладывал. Однако Сагара уже успел понять некоторые повадки противника.

«Этот засранец должен был начать перемещаться на позицию, с которой мое укрытие будет простреливаться…»

Мысль еще не успела затухнуть, а кибермозг гардиана уже просчитал три точки, откуда можно было спокойно вести по нему огонь. Губы киборга под лицевым щитком растянулись в кровожадной улыбке, и он коротким плазменным импульсом послал тело к ближайшей возможной позиции противника.

Вот только целился Сагара не в вершину скалы, на которой так любил располагаться снайпер, а чуть ниже. Желтые кристаллы на правой руке гардиана засветились и начали испускать золотистые перегретые частицы, которые с бешеной скоростью закрутились вокруг руки, начав напоминать… широкий бур.

Еще больше ускорившись и подкорректировав траекторию, Сагара на полном ходу врезался в скалу. В воздух поднялось облако мелкой пыли, крошева и дыма — мощное оружие легко прожигало податливый камень, прокладывая безрассудному гардиану путь вглубь породы.

Туда, где должен был скрываться лаз выбесившей его твари.

Через несколько секунд рука киборга провалилась в пустоту. Быстро расширив проход, он с торжествующей улыбкой заглянул внутрь…

Чтобы увидеть висящий на стене напротив циферблат, на котором единица сменилась нулем.

«Это нечестно…» - с грустью подумал Сагара, перед тем, как волна огня вынесла его спиной вперед из небольшого проделанного лаза, а сама скала с хрустом начала оседать внутрь.

***

- Хорошо пошел, - прокомментировала Изаура, наблюдая через сканирующие системы за очередным полетом Сагары после взрыва.

- Угу, истину глаголешь, подруга, - усмехнулся Андрей, так же способный отслеживать происходящее, ощущая биение душ. - Кстати, самого нашего железного дровосека я чую, а вот его противника — нет.

- Ну, мы тоже не можем ничего под поверхностью просканировать, - пожаловалась ИскИн, проводя параллельно калибровку антигравов. - Там какая-то…

- Нет, не в этом дело, - перебил ее Вестник. - Я же не железяка, пространство сканировать. У меня все по другому работает. Суть в том, что ваши с Мозгом души я чую, как и Сагару, и Лут, и несколько десятков обитающих вокруг зверушек. А вот этого снайпера — нет.

- Ты что хочешь сказать… - если бы Мехом управляла Изаура, она бы от удивления затормозила. Но пилотировал робота Мозг, а ему в данный момент было глубоко плевать на всякие высокие материи и мироощущение одного стремного шамана-жреца-мага. - У него души нет?!

- А чего ты удивляешься? - хмыкнул Андрей.

- Эм… - ИскИн за пару секунд прогнала все возможные варианты и успокоилась. - Да, действительно, удивляться нечему.

В этот момент туша Механоида начала сбрасывать ход.

«Прибыли», - сверившись с показаниями приборов, оповестил Мозг.

БУМ!

С новым взрывом очередная далекая скала превратилась в гору щебня.

- Может быть, вы ему все же поможете? - вдруг подала голос Лут.

- Да он как-бы весьма толсто намекнул, что это «личная дуэль», - Андрей почесал затылок, удивленно глядя в черные глаза дракоши.

- Вот только возится он слишком долго, - в голосе Изауры проскользнуло легкое раздражение. - А путь впереди неблизкий…

ИскИн, прогнав варианты, попыталась выйти на связь с гардианом. И с изумлением поняла одну вещь.

- Он меня ИГНОРИРУЕТ?! - голос, раздавшийся из динамиков Мехи, был просто переполнен обидой и возмущением. - Ну… Да я его… АРРРР!!! МОЗГ! ДОСТУП К ОРУДИЙНЫМ СИСТЕМАМ!!! Щазззз я нашему вояке немножечко помогу…

- А «немножечко», это сколько? - у Андрея по спине пробежал нехороший холодок.

***

Пятьдесят шесть процентов энергии.

Именно столько осталось в накопителях Сагары после четырех неудачных попыток пробиться в подземные тоннели снайпера. Два раза он просто промазал, разрыв не ту скалу. Два раза его встречал тикающий таймер, картинно обложенный взрывчаткой. И все это время по броне с разных сторон щелкали пули, высекая искры и иногда отбивая кусочки экзоскелета.

К счастью или к сожалению, но Сагара был гардианом. И, как и у любого «технологического» типа разумного, его магические черты были развиты очень и очень слабо. В частности, то самое «шестое чувство», так помогающее Буревестнику, у киборга чаще всего молчало в тряпочку, проявляя себя только за несколько мгновений до действительно смертельной угрозы. В остальное время ему приходилось рассчитывать лишь на сверхбыструю реакцию кибермозга и модифицированной нервной системы, да повышенную прочность организма, помноженные на богатый боевой опыт.

И, к изумлению Сагары, в данный момент его затылок защекотало так редко проявляющее себя предчувствие глубокой ж… неприятности.

Гардиан, прячущийся за очередной скалой, мгновенно принял единственно верное в данный момент решение. Отключив все системные предохранители, он подал на «Икарус» максимально возможный поток энергии и на форсаже рванул вверх.

Свиста падающих снарядов Сагара не услышал, их глушил ветер. Но вот визуально несущиеся ему навстречу пятикилограммовые заостренные болванки он не заметить не мог.

Навесной минометный обстрел.

Когда гардиан, едва сумев увернуться от всех летящих навстречу мин, преодолел отметку в триста метров от поверхности острова, снизу начали звучать взрывы.

Отключив режим форсажа, Сагара заложил широкую дугу и посмотрел на остров. Сквозь рассеивающийся дым и пыль начали медленно проступать очертания того, что некогда было гордым скалистым биомом.

Куча щебня.

Медленно повернув голову туда, откуда по его расчетам прилетели бомбы, Сагара увидел замершую на краю островка тушу Механоида, укрытую мерцающей полусферой защитного поля.

Глаз киборга под лицевым щитком пару раз дернулся в нервном тике.

Глава 223

Глава 223.


9. Снайпер.


- Прикончить меня решили?! - взревел Сагара, приземляясь рядом с потухшим защитным куполом и убирая лицевой щиток.

- Я тебе стучала по связи, но ты ее заблокировал, - слегка обиженно ответила Изаура. - Так что сам виноват! Бу!

Гардиан, готовящийся взорваться еще одной гневной тирадой, причем явно непечатного характера, захлопнул рот и сверился с показаниями системы связи. И да, она действительно оказалась заблокирована. И на ней висели три непринятых сообщения. Причем последнее было матерным.

- Нельзя игнорировать самочек, даже если это робо-баба, - тихо посмеиваясь, прокомментировал Андрей, появившийся прямо из воздуха справа от Сагары. - Особенно если это робо-баба с кучей больших и мощных пушек.

- Шамана ты наша олигофреничная, тебе шкурка-то не жмет? Колокольчики не натирают? - сладеньким голоском поинтересовалась Изаура, параллельно упрашивая Мозг дать ей контроль над правым манипулятором и плазменным резаком.

Мозг стоически отказывал, ссылаясь на то, что уже дал ей пострелять из минометов и едва успел после этого активировать защитное поле и закрепиться опорами за грунт, чтобы их не снесло взрывной волной.

- Оставим, пожалуй, мои яйки в покое, - Андрей одним неуловимым движением оказался за спиной Сагары, малодушно прикрываясь им от гнева «робо-бабы». - Предлагаю либо начинать переправу, либо пойти поискать останки снайпера. Кто за что?

- Ищем снайпера, - тут же нахмурился упрямый гардиан, у которого все еще свербело чувство оскорбленного достоинства.

- Переправляемся, - возразила ему Изаура.

- Значит, решать мне… - пробормотал Андрей.

- Хрена там! - возмутилась ИскИн. - Мозг тоже за переправу!

«На самом деле, нет. Но когда это ее волновало?» - мысленно вздохнул бултыхающийся в защитном геле Мозг-в-Баночке.

- У вас на двоих только один голос! - возразил Вестник. - Или давай еще и голос Лут учитывать!

- Она скажет то, что прикажешь ты!

- А Мозг вообще ничего говорить не может! Так откуда нам знать, что он думает?

«Вот-вот…» - поддакнула жертва экспериментальной военной хирургии.

- Неправда! Я честно вещаю его мнение! Искусственный Разум врать не может!

«Даже комментировать это не буду».

- Пиздишь и не краснеешь, железяка! И вообще, если тогда считать, то у меня тут еще кулон с душой дракона, артефактный меч с душой Древнего Берсерка, две заключенные человеческие души и маленький монстрик Бездны довеском! Может и их в голосование включим, а?

«Йасасайх не маленький… И вообще, Йасасайх голодный!» - тут же заявил о себе голос Ловца в ухе у Андрея.

«Вот меня в ваши разборки приплетать не надо», - проворчала Шахтаррашан. - «И вообще, молчи о кулоне!»

- Может, монетку кинем? - вдруг влез в их перепалку неуверенный голосок черной дракоши.

Две пары глаз и одна оптическая система скрестились на нервно теребящей броне-юбку Лут.

- Что такое «бросить монетку»? - заинтересовалась ИскИн.

- Разновидность жребия, - пояснил Сагара и задумчиво похлопал себя по экзоскелету в том месте, где обычно на брюках располагались карманы. - Я с собой денег не брал.

- У меня где-то была парочка, - порывшись в карманах, Андрей отыскал небольшой желтый кругляшок с гербом королевства Валликт на одной стороне и хитроумной завитушкой на другой.

- Это что, золото? - гардиан удивленно рассматривал тускло блестящую монетку.

- Оно самое, - улыбнулся Андрей, - Орел, решка?

- Орел, - махнул рукой Сагара.

Щелчком большого пальца Буревестник отправил желтый кругляш в полет. И в этот самый момент из глубин его воспоминаний всплыла сцена с таким же броском в холле борделя.

«Ну, ребром в потолок она точно не воткнется, потому как потолка тут просто нет», - успокоил себя Буревестник.

Вот монетка достигла верхней точки, в которой сила тяжести окончательно убила заданное при подбрасывании ускорение, зависла на мгновение и начала падать обратно…

Бах!

Тишину разбил звук выстрела.

Бздынь!

Монетка разлетелась на мелкие осколки.

Четверо собравшихся медленно повернулись в одну и ту же сторону.

В нескольких метрах от них, на небольшой горке из каменных обломков, сидел человек, закутанный в горный маскхалат. На его коленях лежала длинноствольная винтовка без оптического прицела, из дула которой поднимался легкий сизый дымок.

При виде этой расслабленной фигуры, лицевой щиток Сагары тут же закрылся, а фотонный излучатель с гулом выпустил метровый золотистый клинок. Но прежде, чем гардиан успел рвануть в сторону противника, ему на плечо легла рука, испускающая мягкое белое свечение.

- Подожди, горячий финский парень, - улыбнулся Андрей, воздействуя на душу киборга силой Мют. - Эта битва закончена. Я прав?

Последний вопрос был адресован человеку в камуфляже.

- Можно сказать, что вам присвоена техническая победа, - ироничным тоном ответил тот, убирая с лица сетку и откидывая капюшон.

Судя по глазам, ушам и цвету кожи, это действительно был типичный представитель человеческой расы. Обладал он чистыми голубыми глазами и короткими золотистыми волосами. Его можно было бы даже назвать смазливым, если бы не уродливый шрам от четырех когтей, пересекающий лицо по диагонали.

Похлопав себя по карманам, человек достал пачку сигарет, завернутую в прозрачный полиэтиленовый пакет с герметичной зип-застежкой.

- Так как маскироваться смысла уже нет, то можно наконец и покурить, - с кривой ухмылкой прокомментировал он, открывая пакет и доставая сигарету. - Огоньку не найдется? Нет? Ну и пофиг, - с этими словами человек приложил большой палец к кончику сигареты и та тут же начала тлеть. Затянувшись, снайпер блаженно выдохнул облачко желтоватого дыма и умиротворенно посмотрел на напряженную четверку. - Ну и че вы такие серьезные? Загадывайте.

- Что загадывать? - раздраженно спросил Сагара, стряхивая все еще лежащую на плече руку.

- Желание, - улыбнулся снайпер. - Вы прошли этап, «уничтожили противника», так что имеете право на небольшую промежуточную награду. Вам что, эта розовая крылатая хрень ничего не объясняла?

- Какая хрень? - в унисон спросили гардиан и Меха.

А вот Андрей подозрительно шаркнул ножкой и посмотрел на небо. Что не укрылось от его напарников.

- Таааааак! Шаманчик, ты ничего объяснить не хочешь? - поинтересовалась Изаура.

- Да так… Был тут один раздражающий кадр… Я его немного… того…

- Чего?!

- Чего, чего… - вздохнул Буревестник, бочком отодвигаясь от угрожающе нависшего робота. - Клизму ему лечебную божественной маной прописал. Вы просто этого бесячего типа не видели! Сами бы еще не то устроили!

- Я тебе сейчас устрою… - многообещающе протянула Изаура. - Похерил нам весь инструктаж, хамло озабоченное, и молчком?! Мозг, а ну отдай управление!!! ЧТО ЗНАЧИТ, «НЕ ДАМ»?! КТО ИСТЕРИЧКА?!!! АХ ТЫ КОНСЕРВА НЕБЛАГОДАРНАЯ!!!

- Сагара, а ну успокой свою даму! - Андрей подтолкнул киборга в сторону Механоида, а сам с тихим «пуф» ушел в скрыт, напитав балахон маной Ауттэ.

- С каких пор ты мне приказываешь? - возмутился гардиан.

Тем временем Изаура окончательно вышла из себя. Причем в обоих смыслах — из небольшого люка на корпусе Механоида выскочила пышущая яростью гибкая девичья фигурка в облегающем черном комбинезоне.

- Куда ты делся, говнюк недоношенный?! - завопила ИскИн, крутя головой.

Однако Вестник и не думал показываться, Мозг флегматично посадил робота на брюхо, а Лут поспешно спряталась за его тушей.

Вздохнув, Сагара понял, что взбешенную «робо-бабу» придется успокаивать именно ему, и короткой командой отключил боевой режим, вновь возвращаясь к виду безобидного миловидного парнишки…

Снайпер спокойно курил, с интересом наблюдая за процессом «усмирения строптивой». В общей сложности он занял минут пятнадцать увещеваний и комплиментов, плавно перетекших в поцелуи и откровенное облапывание.

- Я смотрю, у вашего малого большой опыт общения со слабым полом, - хмыкнул мужчина, ни к кому конкретно не обращаясь.

- Сам в ахуе, - ответил ему сидящий рядом в скрыте Андрей. - Я, конечно, подозревал, что ему далеко не семнадцать, но так быстро успокоить взбесившуюся дуру…

- А кто в этом виноват? - с усмешкой покосился на него снайпер, которому, судя по всему, было откровенно чихать на читерскую маскировку.

- Ну, каюсь, затупил, - вздохнул Буревестник. - Но этот Кото-Фей меня довел… И, сучка розовая, все-таки не дал полную информацию. Кстати, что там за инструкции?

- Иди к остальным, умник, - тихо засмеялся снайпер, выпуская еще одно облачко желтоватого дыма. - Сразу всем расскажу. Объяснять по три раза одно и тоже я не собираюсь.

- Тц, - дернул щекой Андрей, но все же беззвучно скользнул вперед, к своим компаньонам. Вывалившись из скрыта рядом с обнимающимися Сагарой и Изаурой, он весело оскалился. - Ну все, голубки, вечером потрахаетесь, а сейчас будем слушать ин…

Радостный голос Вестника прервался сдвоенным ударом маленькой ручки ИскИна и увесистого кулака киборга, прилетевших с поразительной синхронностью в лицо шутника. Пока рухнувший на землю Андрей пытался сообразить, что и как произошло, его продолжили беспощадно бить уже ногами.

Каким образом чуйка молодого Буревестника, закаленная в сотнях смертельных сражений, не смогла предсказать простой удар, и почему он целых пять минут, пока его пинали, ощущал себя пьяной улиткой, не знал никто. Кроме, наверное, тихонько посмеивающегося снайпера, продолжавшего беззаботно раскуривать свою самокрутку.

***

- Ну что, успокоились? - затушив окурок о булыжник, поинтересовался загадочный мужчина в маск-халате, глядя на довольную молодую пару и лежащего на земле с самым несчастным видом мага.

- Засранцы, - тихо простонал Андрей, с показушным кряхтением поднимаясь с земли.

Впрочем, он даже злиться не мог. С одной стороны — сам виноват, довел ребят. С другой, Сагара атаковал без боевого режима и явно не в полную силу, а кукла Изауры особой мощью не отличалась. Вкупе с защитными свойствами его балахона, который смягчал удары, да живучестью собственного организма, понесенный Андреем урон относился скорее к моральному, чем физическому.

Однако мысленно он пообещал себе еще устроить напарникам сладкую жизнь.

- Повторяю один раз, так что советую записать, у кого с памятью плохо, - неспешно начал говорить снайпер, раскуривая следующую сигарету. - С Кото-Феем я еще поговорю отдельно. Этот идиот своей заносчивостью уже не первый инструктаж срывает. Да и сам виноват — не доглядел, отвлекся на… кхм… в общем, отвлекся. Так вот, у вас троих есть фрагмент карты. На них изображен маршрут. Вы должны пройти по нему, не отклоняясь и не пропуская каждый из островов, иначе просто не сможете взять камень Лу в руки. На каждом острове шеф подготовил для вас небольшое… «развлечение». Задания. Они не всегда явные и чаще всего с подвохом. Например, вы уже справились с первым заданием — патрулем драконов. Весьма херово, должен признать, но справились.

- Что это значит? - нахмурился Сагара, покосившись на Лут.

- Если бы вы трое немного пораскинули мозгами и проявили усердие пополам с милосердием, - снайпер улыбнулся и выпустил еще одно облачко дыма, - то тут бы стояла не одна калека, а три вполне себе дружелюбных полноценных дракошки. Одна из которых, к слову, являлась родственницей хранителя камня. И он будет очень и очень не рад ее безвременной кончине.

На некоторое время воцарилась пораженная тишина.

Дождавшись, пока до мозгов «героев» дойдет, насколько они накосячили, мужчина затянулся и продолжил неторопливым расслабленным голосом.

- Мой остров, идущий вторым этапом, должен был проверить вашу командную работу. Втроем вы вполне могли меня отловить, не разрушая все тут ковровой бомбардировкой. А я, отыграв бы бездушного охранного андроида, «согласно протоколу о победителях» привел бы вас к подземному хранилищу с кучей припасов и всяких… вкусностей. Которые теперь недоступны по вполне понятным причинам.

- А откопать их никак? - осторожно предложил Андрей.

- Можешь попробовать, - усмехнулся снайпер. - Я даже покажу где и как глубоко копать. И поржу, когда твои руки пройдут сквозь откопанное добро, - он затушил второй окурок и задумчиво заглянул в пачку. Поколебавшись, снайпер все же раскурил третью сигарету и продолжил сеанс прочистки мозгов. - Размер награды будет зависеть от правильности ваших действий. Конечно, у нас тут не заскриптованные сценарии, да и участники далеко не пустоголовые болванки, но и шеф тоже не задрипанный «болотный бог села Уздечкино»… Слушайте, вы четверо оказались тут не просто так, и на вас шеф возлагает большие надежды. Мало-мальская кооперация и немного фантазии решат большинство возникающих на пути проблем. Вот только вместо притирки друг к другу, вы грызетесь и начинаете истерично палить во все, что видите. Продолжите в таком же духе, и на середине пути вас попросту сожрут поодиночке, - выпустив очередной клуб дыма, снайпер ткнул сигаретой в сторону Буревестника. - Андрей, несмотря на однобокость, ты отличный боевой маг с отточенной интуицией и скрытностью. А уж количество козырей в рукаве и вовсе смахивает на шулерство. Так что хватит действовать всем на нервы, вытащи голову из задницы и начни ею пользоваться. Ты это умеешь, я знаю, - мужчина перевел взгляд на куклу ИскИна. - Изаура и Мозг. Первоклассный вычислительный центр и многоцелевой механоид с подавляющей боевой мощью. Вот только первая слишком часто поддается эмоциям, а второму чаще всего насрать на все, что не связано с боевыми действиями. Раскройте уже глаза и посмотрите вокруг. Мир одной лишь войной не кончается. Сагара, это и тебя касается. Понимаю, последние пять лет были далеко на самыми приятными в твоей жизни. Но все мы кого-то теряем. Смирись, прекрати рычать на окружающих и злиться на весь мир. И попробуй уже жить дальше…

Мужчина закончил говорить и с безразличным видом докуривал сигарету, давая стоящим перед ним разумным обдумать все им сказанное. А через некоторое время неловкой тишины он затушил бычок о камень.

- В общем, на этом все, - проведя рукой по винтовке, снайпер, так и не назвавший своего имени, начал растворяться в воздухе. - Прислушиваться к словам непонятного хрена с горы, или нет — решать вам.

Оставшийся на месте человека легкий желтый дымок подхватил ветер и быстро развеял по просторам Изнанки.

- Стоп! А награда?! И золотой мой верни!

Бумц!

- Ай, блядь! Нога!!!

- Так тебе и надо, идиот.

- Эм… это что, кирпич?


10. Болото.


Небольшой кусок суши медленно плыл по желтоватому эфиру Изнанки.

Точно на его середине, поджав под себя опоры, расположилась Меха, неспешно наматывая металлический трос на один из манипуляторов, тем самым приводя их второй «паром» в движение.

На спине Мехи, скрестив ноги, сидел Андрей. Под его боком тихонько дремала Лут, а в руках Вестник крутил темно-красный прямоугольный брусок.

«И все-таки, как ни посмотри, это простой кирпич», - вздохнул он.

«Только напитанный божественной маной так, что чуть не светится», - хмыкнула Чешуйка, тоже изучая странный артефакт. - «Что с ним делать будем?»

«А что делать? Пусть лежит», - пожал Вестник плечами, убирая божественный кирпич в лежащую рядом сумку. - «Жрать не просит, радиацией не фонит, так что хрен с ним. Вдруг потом понадобится».

К слову, сумку эту он уболтал синтезировать Изауру. Получилась довольно вместительная полуспортивная штука, с тканью из разряда «хрен порвешь».

- Шаман, буди давай свою черную, скоро причалим, - раздался голос ИскИна. - Сагара передает, что на берегу все тихо, но мало ли…

Перед отбытием с руин скалистого острова, у троих героев был недолгий, но серьезный разговор, суть которого свелась к банальному вопросу «Как быть?». Окончательный компромисс найден не был, но они хотя бы пришли к тому, что действительно пора начать хоть как-то взаимодействовать. А вот как — это вопрос отдельный, который решить не удалось. Слишком разные у них способности и подходы к решению проблем.

Маленький островок наконец причалил, и Мозг аккуратно переполз на «большую землю», где возле вбитого штыря их уже поджидал гардиан в боевом режиме.

- Я разведал ближайшую местность, - сказал он, открывая лицевой щиток. - Это болота. Полно всякой живности и топей.

- И магии, - нахмурился Андрей, прощупывая ближайшее пространство магическим восприятием. - Хорошо хоть только обычной. Божественная тоже присутствует, но слабо, в виде остаточного фона… Лутецкий, есть инфа по этому месту?

- У-ню… - дракоша терла глазики и слегка покачивалась, явно засыпая на ходу. Тем не менее она нашла в себе силы оглядеться и даже что-то припомнила. - Болота Астурии. Это блуждающий осколок. Если ничего не путаю, он периодически то появляется во владениях племени, то исчезает. Особо сюда никто кроме охотников и травников не совался, да и те редко.

- Погоди, что значит «то появляется, то исчезает»? - заинтересовался Сагара.

- То и значит, - зевнув, ответила чешуйчатая. - Несколько дней он есть, а на следующий — уже пропал. Почему так происходит и от чего это зависит — никто не знает, а выяснять запретил вождь.

- Ну, в чем-то он прав. В Изнанке все необычное чаще всего опасно, - вздохнул Сагара, явно что-то припоминая из своего прошлого. Тряхнув головой, гардиан сверился с внутренними часами. - Скоро ночь. Давайте разобьем лагерь, а уже утром двинем дальше.

Спорить никто особо не стал. Да, каждый из присутствующих без ущерба для себя мог не спать по несколько суток и прекрасно ориентировался в темноте, но зачем же так напрягаться? Временные рамки им никто не ставил, а ночные прогулки по болотам могли плохо кончиться даже для мощного Механоида — природа порой бывала куда хитрее и опасней человека.

- Вы обустраивайтесь, а я все же осмотрюсь своими методами, - покачал головой Андрей, задумчиво глядя на возвышающуюся в десятке метров от них стену деревьев. - Недоброе что-то чует задница моя, юный падаван…

- Да чтоб он у тебя позеленел и сморщился, - скривился Сагара.

Впрочем, останавливать Андрея никто не стал и он, накинув капюшон балахона, легким бегом отправился на разведку.

***

«Так себе местечко», - подумал Андрей, останавливаясь на краю леса. - «И воняет как в заднице у негра».

«Да оставь ты уже бедных черномазых в покое», - простонала Чешуйка.

Деревья были, мягко говоря, непривычного вида. Толстые, голые и прямые стволы с гладкой корой поднимались на десятки метров вверх, где распускались плоскими широкими кронами с многочисленными мелкими листочками. А под деревьями стояла затхлая вода, из которой торчали многочисленные переплетенные корни и поваленные гниющие стволы. Тут и там виднелись поля зеленоватой ряски, плавали огромные кувшинки и торчали кочки. Кое-где Андрей заметил пятна абсолютно черной, словно нефть, воды, от вида которых у него волосы на ногах вставали дыбом, а сами ноги желали поскорее унести подальше буйную задницу хозяина, которая по-любому собиралась влезть в очередные неприятности…

«Ну, с запахом твоей любимой канализации это вряд ли сравнится», - продолжила Шахтаррашан. - «Что будем делать? Полезем вглубь, или…»

«Вот еще!» - фыркнул Андрей, пробуя носком сапога почву в шаге от себя.

В том месте, где он сейчас стоял, земля была влажной, затянутой вонючим буро-зеленым налетом, и противно чавкала при каждом шаге. Но ходить еще было можно. А вот стоило ему чуть надавить на грунт в шаге впереди, как казавшаяся точно такой же болотная землица начала свободно проваливаться, обнажив замаскированную черную трясину, о глубине которой можно было только догадываться.

«Короче, я искренне рад, что у нас есть транспорт в виде летающего йобота», - подытожил он, отряхивая налипшую на сапог жижу. - «На своих двоих я в эту мерзость и за все сиськи мира не полезу!»

В следующее мгновение «эта мерзость» отрыла две пары больших желтых глаз и, распахнув длинную зубастую пасть, бросилась на икнувшего от неожиданности Буревестника. С побледневшим лицом Андрей попытался уклониться от рывка вынырнувшей из трясины четырехглазой помеси жабы и крокодила, но его сапоги на подобное явно не были рассчитаны. Одна нога слишком глубоко погрузилась в податливый влажный грунт и он не смог ее оперативно выдернуть, а вторая подскользнулась на вонючей черной жиже. В итоге храбрый герой вместо изящного пируэта плюхнулся лицом в гниющую грязь.

«Прелестно, блядь», - подумал Андрей, ощущая как к нему подбирается зверушка с широко распахнутой пастью, а где-то в районе пояса под рубашку пытается заползти жирнющая пиявка. - «Надеюсь, ты не квестовая тварь, а то я ее сейчас буду бить долго-долго. Скорее всего, ногами».

Оттолкнувшись руками, Вестник перекатился в сторону, затылком чувствуя щелкнувшие над ухом челюсти. Вскочив на ноги, Андрей с самым мрачным видом сжал грязные кулаки и на выдохе в качестве пробы прописал стоящей в полушаге от него твари «двоечку» прямо по раздувшемуся темно-зеленому боку. Монстр коротко взвизгнул от боли, и скребущую когтями по влажной земле тушу отнесло на пару метров в сторону. Не успела болотная тварь прийти в себя, как получила пинок в подбородок, после чего джеб по носу и сокрушительный боковой в челюсть, от которого успешно испустила дух.

«По крайней мере, монстры тут слабые», - прокомментировала Чешуйка. - «Но они в своей стихии, так что могут возникнуть проблемы из-за неподходящей экипировки».

«Самое паршивое не в этом», - ответил ей Андрей, присаживаясь рядом с трупом и подозрительно его осматривая. - «Я до последнего не ощущал ни его присутствия, ни биения души. Словно тварь появилась в воде за секунду до атаки».

«Маскировка?»

«Или какое-то непонятное колдунство», - убедившись, что тварь мертва и не собирается испаряться, он забросил тушу на плечо и неторопливо пошлепал в сторону лагеря. - «Так или иначе, но мне тут не нравится».

«Что, разведка закончена?» - удивилась Чешуйка.

«А тебе мало?!» - сплюнул Вестник набившуюся в рот гниль и сорвал с пуза успевшую таки присосаться пиявку. - «Где теперь отмываться — хуй его знает…»

***

- Ты на разведку ходил или ползал? - поинтересовалась Изаура, удивленно посмотрев на приблизившегося к костру Андрея.

Она сидела на стволе небольшого дерева, только-только выбравшись из недр Механоида. Сагара в этот момент возился с костром, подкладывая дрова и отгребая в сторону горячие угли для готовки. Лут дремала сидя на земле, завернувшись в теплый пледик. Она вообще старалась спать как можно чаще — организм во сне быстрее восстанавливался.

Почва в выбранном для лагеря месте была сухой и покрытой мягкой травкой, так что никаких проблем с повышенной влажностью не было, а на дрова пустили найденное неподалеку сухое дерево.

- Прыгал и квакал. Под местных косил, - огрызнулся Андрей, скидывая на землю тушу кроко-жабы. - Вот, одна самочка даже запала, решила познакомиться поближе. Сагара, знакомая тварь?

- Болотный шотифор, - ответил гардиан, скользнув по убиенной твари безразличным взглядом и продолжив заниматься своим делом. - И спешу тебя огорчить, это самец.

- Гм… - Андрей задумчиво посмотрел на убиенную тварь. - То-то он так сопротивлялся. Да и сиськи маленькими показались…

- Дурацкая шутка, - скривилась Изаура.

- Вне своей среды обитания они практически не опасны, - продолжил Сагара. - А вот в воде и болотах могут скрывать свое присутствие и внезапно нападать из засады. Но на этом все и ограничивается. Челюсти выглядят угрожающими, но не способны прокусить даже мою обычную кожу, не говоря уже об экзоскелете в боевом режиме.

- А обычного человека? - поинтересовался Андрей, стягивая ботинок и выливая из него вонючую жижу.

- Стандартного человека загрызть вполне может, - спокойно ответил Сагара и глянул на тушу твари уже более задумчиво. - Кстати, говорят, что они довольно вкусные…

- Я, вообще-то, могу синтезировать первоклассный ужин, - проворчала Изаура.

«Ну да. А я — это так, придаток», - булькнул Мозг. Впрочем, его все равно никто не слышал.

- Это, конечно, хорошо, - кивнул гардиан, - но все же приготовленный своими руками шашлычок еще лучше.

- Но приправы все равно придется синтезировать, - хмыкнул Андрей, выливая жижу из второго ботинка. - А еще посудину для мариновки, шампуры и… Короче, вы поняли. И еще, Изи, можешь водички чистой сделать? А то, боюсь, подходящего ручья я тут не сыщу…

***

На следующее утро, перед началом движения, всплыла еще одна весомая проблема.

- Мы не можем взлететь, - севшим голосом сообщила Изаура, когда Механоид попытался подняться в воздух на антигравах.

Технически, они могли летать. Но не выше трех метров, в то время как деревья возвышались на двадцать, а то и тридцать метров над болотом.

- А ты? - Андрей повернулся к Сагаре, который уже был в полностью активированном боевом режиме.

- Вчера проверял, - ответил тот. - Мне ничего не мешает, хотя и фиксирую двойной перерасход энергии. Я уже говорил вам, что у каждого осколка могут быть собственные физические константы.

- Я пару раз летала над этим болотом, - вдруг подала голос Лут, отхлебывающая из кружки горячий травяной чай. - Вроде бы в самом центре сквозь кроны видно верхушки каких-то построек. Точнее ничего сказать не могу, потому как вождь запрещал исследования, но… Чем ближе к тем руинам, тем сложнее становилось держаться в воздухе. Будто какими-то чарами к земле тянуло.

- Следуя этой логике, чем ближе к центру, тем ниже будет высота полета на антигравах и выше потребление энергии моего «Икаруса», - заключил Сагара, сделав нехитрые выводы.

- Тогда у нас два варианта, - потянулся Андрей, разминая затекшее за ночь плечо, которое отлежала дракоша. - Либо тихонечко ползем по краю в обход, и сваливаем с острова…

- Либо ломимся пешком через болота к этим руинам, которые по-любому связаны с местным «заданием», - закончила за него Изаура.

«Вот только чую, что пешком тут буду идти только я», - подумал Мозг.

И оказался абсолютно прав, потому как никто не хотел месить болотную жижу ногами, когда у них имелась такая огромная и прочная «лошадка». Единственное, им пришлось задержаться, пока Изаура проводила калибровку двигательной системы, оптимизируя алгоритмы работы опор в болотных условиях. Но задержка была недолгой, так как и конструкторы изначального варианта, и позднее модернизировавшая робота парочка укурившихся богов учли возможность боевых действий в подобных условиях.

И вот Мозг сделал первый неуверенный шаг по болоту. Хорошо, хоть опор у него было четыре, так что одну из них можно было использовать в качестве проверочного шеста, чтобы не сигануть в глубокую топь.

- Огромные, - Сагара, сидящий на макушке Мехи, задрал голову, глядя на теряющиеся в вышине кроны. - Сколько тут? Метров пятнадцать — двадцать?

- Как десятиэтажный дом, - кивнул Андрей, который тоже осознал истинные размеры этих гигантов только оказавшись возле их корней.

- Зато у нас проблем с размерами нет, - фыркнула Изаура. - А то в прошлом лесу дорогу приходилось резаками прокладывать. А тут почти простор.

Расстояния меж деревьями действительно хватило бы на то, чтобы смогли разминуться два-три серьезных робота, не говоря уже о Механоиде, относящемуся по габаритам к «скромному» среднему классу. Если бы не торчащие всюду корни и затянутая ряской вода, таящая в себе множество глубоких мест, то проблем с перемещением не было бы вовсе.

- Стой! - вдруг закричал Андрей, когда Мозг выбирал очередное место для шага.

- Стою, - ответила Изаура и Меха послушно замерла с поднятой опорой.

- А теперь ме-е-е-едленно делаем шаг назад, - протянул Вестник, не спуская глаз с черного пятна, на которое чуть не опустилась нога робота. - И обходим эти штуки десятым метром.

- Какие штуки? - на Вестнике сошлись удивленные взгляды компаньонов.

- Так, - нахмурился он. - Ну-ка быстро сказали, кто что видит в том месте, куда чуть не вляпался наш паукан?

- Болото, - первой послушно ответила Лут. - Затянутая ряской вода, как и везде вокруг.

- Кочка, - неуверенно ответил Сагара, с удивлением покосившись на дракошу. - Обычная поросшая мхом кочка.

- Торчащий из воды пень, - завершила Изаура.

- Что и требовалось доказать, - вздохнул Вестник и вдруг хитро улыбнулся. - Стрельните кто-нибудь в ту аномалию. Посмотрим, что будет.


11. Пятна.


- Шамана ты наша неадекватненькая, - ласковым голоском пропела Изаура. - А по яйцам тебе не стрельнуть? Говорят, человеки после этого становятся умнее и добрее.

- Я тоже считаю, что палить в непонятную аномалию — далеко не самый здравый способ ее проверки, - кивнул Сагара. - Но вопрос с этой штукой прояснить все же стоит. Есть адекватные предложения?

- Я свое озвучил, - пожал плечами Андрей. - И потом, кто у нас тут хером крутил, что он эксперт по Изнанке?

- Кхм… - гардиан задумчиво уставился на черное пятно. Вернее, на кочку, под которую это пятно маскировалось в его восприятии. - Ну… давайте кинем в нее что-нибудь?

Андрей хлопнул себя ладонью по лбу.

Пока остальные препирались, Мозг что-то булькнул в своей баночке, после чего подцепил манипулятором бревно и плюхнул его прямо на аномалию.

Все замерли.

Немая сцена.

Секунда, две, три…

- И-и-и… Ничего! - возвестила Изаура, так и не зафиксировав никаких изменений в окружающей среде. - Если бы не разница в картине восприятия, я бы подумала, что наш озабоченный друг совсем спермотоксикозом поперхнулся.

От такого заявления Андрей и в самом деле поперхнулся и мысленно прошелся по всей родне наглой железки транзисторным дилдаком, не обделив вниманием даже самый завалявшийся тостер.

- А может это просто какой-нибудь «генератор иллюзий»? - предложил Сагара. - Черная, ты же вроде маг? Ничего не посоветуешь?

- Ум… - Лут честно пыталась почувствовать хоть что-то. Да, ее манотоки были повреждены, но на чувствительность-то это никак не влияло. Тем не менее, дракоша покачала головой. - Сожалею.

- Итого… - подытожил Андрей. - Мы имеем непонятную хрень, которая иметь хотела нас и все наши потуги большим и черным. И знаете что?

У Лут появилось нехорошее предчувствие и она поспешно отодвинулась от своего «хозяина» в сторону настолько, насколько это позволяли размеры Механоида, на котором они сидели. Сагара и Изаура не обладали развитым чутьем на опасности, но зато их вычислительные способности не шли ни в какое сравнение с полностью органическими формами жизни.

Вот только сделать они все равно ничего не успели.

С какой-то странной улыбкой Андрей кинул в черное пятно небольшой сгусток алой божественной маны.

Пятерка героев замерла в ожидании. Причем трое из них мысленно матерились на все лады и позы, один думал, как же его заебали уже все тайны и недомолвки мироздания, а последний просто булькнул, выбрал калибр побольше и начал накачку накопителей.

Вот только время шло, а реакции не было.

- Ну, по крайней мере, мана пропала бесследно, - пожал плечами Андрей. - Значит, в эту какулину лучше не наступать, а то ноги не досчитаетесь.

- Ты сейчас не только ног не досчитаешься, - прошипела Изаура, пытаясь силой отобрать у Мозга контроль над манипуляторами, но тот цеплялся за него словно тридцатилетний волшебник за гримуар призыва армии кошкодевочек.

Через какое-то время взбешенный ИскИн удалось утихомирить и отряд продолжил движение.

***

- На удивление тихо, - пробормотал Сагара.

- Это вам там тихо, а нам тут ноги кусают, - проворчала Изаура, наблюдая как Мозг в очередной раз отцепляет манипулятором от опоры какую-то зубастую тварь.

- Ой, бедняжки… - сочувственно вздохнул Андрей, провожая взглядом помесь жабы с крокодилом, с визгом улетающую куда-то в сторону. Причем было не совсем понятно, кого именно он имел в виду под «бедняжками». - Аномалия на четыре часа, пять метров.

Медленно, но верно маленький отряд продвигался к центру острова. Медленно — потому что приходилось обходить многочисленные «темные пятна» и глубокие топи. Впрочем, местное зверье мало что могло противопоставить Механоиду.

Вот только в трех километрах от цели Андрей вдруг шлепнул рукой по броне.

- Стоп машина!

- По башке себе постучи, - огрызнулась Изаура, которая пребывала не в самом радужном расположении духа.

Тем не менее Мозг послушно замер, сканируя местность вокруг. И ничего не находил — все та же топь с гигантскими деревьями и без намека на сухое место.

- Дальше, похоже, придется пилить мне одному, - задумчиво почесав подбородок, пробормотал Вестник.

- Все настолько серьезно? - нахмурился гардиан.

- Более чем, - вздохнул Андрей, скользя глазами по ровной поверхности трясины, которая в магическом восприятии казалась практически одним огромным черным пятном. - Начиная от этого рубежа и, скорее всего, до самых руин, все болото — сплошная аномалия.

- А не навернешься? - поинтересовалась Изаура.

- Постараюсь, - пожал Вестник плечами.

«А оно тебе надо?» - подала голос Чешуйка, которой совершенно не хотелось рисковать непонятно за что.

«Если станет совсем сложно, то просто завернем обратно», - ответил ей Андрей, обдумывая варианты.

Главный вопрос стоял — как пролезть? По топи ему бултыхаться не хотелось совершенно. Можно, конечно, припрячь Сагару…

В голове Андрея на мгновение промелькнула картинка, где он скачет на киборге словно лихой ковбой, храбро направляя «железного коня» между зазорами пятен…

«Ты больной ублюдок», - коротко охарактеризовала его Чешуйка.

«Это не новость», - фыркнул Вестник, задирая голову вверх и изучая кроны деревьев. - «А наверху, вроде бы, пятен меньше».

- Лутецкий, - Андрей посмотрел на сидящую рядом дракошку, явно предающуюся не самым радостным мыслям. - Магическое зрение как, нормально пашет?

- Эм… - Лут прислушалась к ощущениям, после чего неуверенно кивнула. - Вроде да. Но область восприятия ограничена.

- А больше и не надо, - усмехнулся Андрей. - Так, ребятушки-ебятушки…

- Как ты меня назвал?! - взвилась Изаура.

- Проехали… - поморщился Вестник. - Так вот, вношу предложение… Без магического восприятия дальше не пролезть. А оно есть только у нас с Лут. Плотность пятен на поверхности трясины слишком высока и наш многоуважаемый вездеход не протиснется - корма толстовата. А летать тут, как я понял, уже невозможно. Так что вы втроем сейчас немного попользуете Лут в качестве навигатора и будете выбираться на другую сторону острова. А я попробую подобраться к центру всех этих аномалий и глянуть, что там, да как. Получится — хорошо, нет — ну и похуй. Возражения? Нет? Ну, я пошел.

На самом деле возражения были. Электронные мозги Сагары и Изауры уже обработали информацию и имели минимум по одному встречному предложению. Вот только вербальный способ передачи данных безнадежно отставал от корпускулярно-вол… Короче, Андрей испарился раньше, чем они успели открыть рты.

- Сука, - выдохнул Сагара, мысленно пообещав набить этому фокуснику морду.

- Скорее, кобель, - фыркнула Изаура. - Ладно, если так хочет, пусть прыгает. Сдается мне, не зря тут все эти ограничения введены…

***

Напитав балахон маной Ауттэ, Андрей одним движением перепрыгнул на ближайшее дерево. Ствол был толстым, в пять-шесть обхватов, без веток и с гладкой корой. Удержаться за такой без магии или дополнительных приспособлений было почти невозможно. Андрей это прекрасно понимал. Но когда это его останавливало?

В ствол дерева беззвучно воткнулась пара гладиусов.

«А у Изауры какое-нибудь снаряжение для древолазания попросить не судьба?» - ехидно уточнила Чешуйка.

«Да нафиг надо», - фыркнул Вестник.

Вытянув из плотной древесины один клинок, он подтянулся на втором и вогнал первый как можно выше. Лезвие вошло на половину длины. Выдернув второй, Андрей, подтянувшись уже на первом, воткнул его еще на уровень выше…

На то, чтобы подняться по двадцатиметровому гладкому стволу к самой кроне, у Вестника ушло меньше минуты, а звук подавлялся маскировкой балахона, напитанного божественной маной.

Добравшись до первой ветки, Андрей выбрал место поудобнее и уселся, с любопытством осматриваясь.

«По земле» он пройти не мог — мало того, что болото было глубоким и коварным, так оно еще и процентов на восемьдесят было перекрыто аномалиями, оставляющими лишь небольшие видимые участки. Перепрыгивать со ствола на ствол тоже было не вариантом — расстояние между некоторыми гигантами составляло больше сотни метров. Оставался только путь по кронам.

«Самое главное — не наебнуться отсюда», - резюмировал Андрей, глянув вниз.

«Боюсь, самое главное ты потерял уже очень давно», - вздохнула Чешуйка.

«Хм… Так он вроде бы отрос».

«Кто отро… Блядь! Я про мозги, дебил, а не про… него!»

Тихо посмеиваясь, Вестник разбежался по ветке и перепрыгнул на крону следующего дерева…

Оставшийся путь до руин Андрей преодолел за какой-то десяток минут. Жутких черных пятен, как и надоедливых лягушко-крокодилов на верхнем ярусе болотного леса не было. Встретились ему, конечно, несколько местных монстров, похожих на палочников-переростков, но они даже не заметили бесшумно скользящую по веткам тень.

И вот, обогнув один из массивных стволов, Андрей увидел долгожданные руины.

Собственно, строение было всего одно. Квадратное основание поднималось из глубины болотной воды и достигало середины высоты древесных гигантов. Будучи сложенным из огромных серо-зеленых камней, оно больше всего напоминало пирамиду с обрезанной верхушкой. Сверху незаконченной пирамиды, на довольно обширной площадке возвышались пять остроконечных готических башенок: четыре по углам и одна, которая побольше, в центре.

«Эм… чет они какие-то стремные», - Андрей подозрительно разглядывал открывшуюся картину. Особенно его насторожило то, что черные пятна покрывали ровно все ступеньки пирамиды, но ни одного не было видно на площадке и башенках. А у основания центральной башни стоял небольшой постамент с чем-то тускло блестящим. - «Вот жопой чую, стоит мне туда спуститься, и все, добрый дедушка Кондратий будет моими яйками кормить своих попугаек».

«Ну так не спускайся».

«Ну так интересно же!»

Чешуйка закатила глаза, но промолчала. В конце концов, ей тоже было интересно.

Кроны деревьев смыкались над площадкой с башнями, так что спрыгнуть вниз для Андрея не было проблемой. Проблемой было забраться обратно.

- Слышь, наследие товарища Спауна, - Андрей потыкал пальцем в балахон. - Ты случайно функции веревки выполнять не умеешь? Ну, удлиниться там, чтобы за ветку цепануться?

Балахон задумчиво пошевелил полой, после чего Андрей ощутил резкий отток маны как своей, так и божественной. А из края зачарованной одежды вытянулась лента и обвилась вокруг ветки.

«Это сколько же эта радость энергии выжрала?» - поинтересовался Вестник, вцепившись ослабевшими руками в ветку и сдерживая подступившую тошноту.

«Прилично», - ответила Чешуйка, спешно нагнетая собственную ману в тело Буревестника. - «Ничего, сейчас полегчает. У тебя собственный объем относительно небольшой, зато высокая природная проводимость и регенерация за счет меня и «батареек». Меня больше волнует, что он сделал это самовольно, да еще и божественной энергии вытянул. Нужно будет позже заняться его доскональным изучением. Мы ведь даже не знаем, что это — новый монстр, заблудшая душа, переродившийся смертный или просто псевдо-разумное плетение?»

Андрей тряхнул головой, более-менее придя в себя, после чего сел и подергал за ленту, проверяя ее на прочность.

«Главное — держит, а на остальное пока насрать», - резюмировал Вестник и глянул себе под ноги. - «Высоковато… Ну что, кавабанга?»

«Разобьешься, дебил!!!»

«Да шучу я, успокойся», - хмыкнул вестник и, ухватившись за ленту, начал осторожно спускаться.

Артефакт, на удивление, не подвел — плотный кусок ткани шириной в ладонь послушно удлинялся по мере спуска, съедая при этом столько энергии, что Чешуйка в срочном порядке увеличила накачку со своей стороны. Впрочем, для души дракона это все еще оставалось несущественной нагрузкой. Она спокойно могла выдать мощность и в десять раз больше, но боялась что просто сожжет душу смертного.

Андрей затормозил, когда до поверхности пирамиды оставалась буквально пара сантиметров. Вытянув ногу, он осторожно коснулся камней носком сапога, после чего резко отдернул конечность. Ничего не произошло.

Выждав несколько секунд, Андрей уже смелее встал на полную стопу. Прислушался к ощущениям. Опустил вторую ногу. Выдохнул.

«Ну, вроде ниггеры-хамелеоны с дилдаками из кустов не выпрыгивают. Работаем дальше», - резюмировал он.

Чешуйка покачала головой и тяжело вздохнула. Но промолчала.

Короткий осмотр местности особых результатов не принес. Все пять башенок оказались монолитными кусками, вырезанными из какого-то камня. Как Андрей ни старался, но ничего интересного он не нашел. Просто ровная площадка с фигурно выточенными здоровенными каменюгами.

И алтарь.

Высотой ему по пояс, сделанная из черного камня, треснувшая плита, в центре которой клубилась небольшая сфера желтого тумана, огороженная от окружающего пространства тонкой радужной пленкой.

«Как думаешь, это приз?» - спросил Андрей, изучая сферу всеми доступными чувствами.

«Скорее, приманка», - ответила Чешуйка. - «Но я никакой угрозы не ощущаю».

«Как и я», - кивнул Буревестник. - «Я вообще эту штуку никак не ощущаю».

Андрей немного пошевелил мозгами, взвешивая ситуацию. С одной стороны, жопа что-то смутно ему нашептывала. С другой, было любопытно. Чертовски любопытно. И уходить из центра острова с пустыми руками тоже не хотелось.

- А, похуй! - тряхнув головой, Андрей без колебаний протянул руку и попытался схватить странную сферу.

Пальцы прошли сквозь радужную оболочку и погрузились в желтый туман. И тут же сомкнулись на чем-то твердом. Ухватив это «что-то», Андрей с торжественным выражением лица и горящими глазами потянул его на себя.

В голове Вестника уже всеми красками играла эпическая картина, где он вытягивает супер-артефакт божественного ранга, позволяющий призывать гарем сверхсильных горяченьких девушек-кроликов с боевым рангом S и навыками в сексе класса SSS!

«Угу», - кивнула Чешуйка. - «А еще пару Гандамов и волшебную палочку, которая превращает воду в водку… Очнись, Красная Шапочка, ты не в той сказке».

- Ну, помечтать-то можно, - вздохнул Андрей, глядя на свою руку, сжимающую простой керамический прямоугольник желтого цвета. - Блядь, опять ебучий кирпич. Это намек, что мне пора забить на все и построить домик у озера?

«Скорее на то, что пора ими срать и строить бомбоубежище», - мрачно ответила дракоша, прислушиваясь к окружающему миру.

А из-под пирамиды тем временем начал разливаться тяжелый вибрирующий гул…


12. Окуенно большое пятно.


Настолько сильного чувства угрозы у Андрея не было уже давно. Это были не мурашки, не холодок и даже не ощущение забившихся в пятки потрохов. Это было словно прижавшаяся к заднице раскаленная сковорода, под которой тикал последними секундами таймер нейтронной бомбы.

Мозг человека не успел еще даже осознать угрозу, а тело уже среагировало, спасая слоупочное сознание. Мощный прыжок, совмещенный с рывком за тянущуюся из балахона ленту, послал тушку Вестника вверх со скоростью хорошей стрелы, которая вместо звука благородного свиста сыпала отборным матом. Импульс движения оказался слишком силен и Андрей был не в силах его контролировать. Результат очевиден.

С глухим стуком тело Вестника врезалось в толстую ветку нижней части кроны какого-то дерева.

«Чувствую себя героем буффонады», - вяло подумал Андрей, судорожно цепляясь за спасительную деревяшку и бросая взгляд вниз.

Темные пятна слились в единое целое и сейчас начали подниматься из-под руин, образуя один большой купол, распространяющий вокруг просто феноменальный уровень угрозы.

«Хватит висеть, сваливаем!» - Чешуйке стало совсем не по себе от увиденного и она отвесила замешкавшемуся другу даже не затрещину, а полноценный пинок.

Балахон к тому времени уже успешно втянул в себя ленту и как-то странно поджался, явно силясь оказаться как можно дальше от странных пятен.

Больше не теряя времени, Вестник рванул прочь по кронам болотных деревьев…

***

- Уф, выбрались, - обрадовалась Изаура, увидев просвет меж огромными деревьями. - Осточертело уже это болото!

«Угу», - фыркнул Мозг. - «А то ты так устала по нему топать».

«Я, между прочим, тоже часть этого механизма!» - возмутилась ИскИн. - «Так что то, что это ты управляешь лапами, еще ничего не значит!»

- Эм… народ, вы тоже это видите, или у меня что-то с системой не то? - привлек вдруг всех голос Сагары, который указывал рукой куда-то в сторону.

В десяти метрах от них на земле появилось небольшое темное пятно, из которого вверх медленно поднималось извивающееся черное щупальце с когтями вместо присосок и налитым кровью здоровенным глазом на конце.

- Если ты про непонятную черную тентаклю, то да… я ее тоже вижу, - согласилась Изаура. - Вот только, судя по показаниям приборов, у нас коллективная галлюцинация, так как ее наличие подтверждается только визуальными сенсорами.

- Это что-то магическое, - вдруг подала голос Лут. - Оно одновременно на этом плане бытия, и вне его. Простите, но я не знаю как это точно объяснить.

- А нам оно и не надо, - ответил Сагара, закрывая лицевой щиток и выпуская фотонный клинок. - Ты лучше скажи, его можно убить?

- Не знаю, - ответила дракоша. - Но оно излучает сильную угрозу и явно хочет напасть.

- Спасибо, это мы как-то уже и сами поняли, - проворчала Изаура, проводя анализ движений неизвестной твари. - Спрячься за броню. Сагара, мы займемся этим, а ты смотри за тылом. Тварей не видно на сканерах, так что могут подобраться незамеченными.

Киборг неохотно кивнул, явно недовольный своей вторичной ролью. Особенно если учесть, что у Механоида круговой визуальный обзор.

А Мозг тем временем дал шесть одновременных залпов из разных типов малых орудий.

Высокотемпературный лазерный луч прошел сквозь тварь, будто там ничего и не было и прожег солидную дыру в дереве за ней. Шар плазмы вообще повел себя неадекватно и с легким шипением рассеялся, не пройдя и половины пути до цели. Ярко желтый фотонный снаряд так же пролетел сквозь противника и, попав в болото, испарил солидный объем жидкости.

Кинетическое же орудие показало себя получше. Реактивный болт-снаряд оставил в черной плоти щупальца солидную дыру, но почему-то взорвался, только врезавшись в дерево. Шрапнельный выстрел практически не возымел эффекта. Очередь бронебойных игл из гаусса тоже проделала лишь небольшие отверстия. И, хотя эффективность последних могла показаться низкой, но вокруг этих крохотных дырочек образовались широкие завихрения, которые явно доставили твари неудобства.

«Это плохо», - резюмировала Изаура, прогнав результаты теста. - «Энергетическое оружие отметаем сразу. Нужно бить кинетикой. Мозг, попробуй что-нибудь крупнокалиберное, но без автоматического подрыва. Похоже, снаряды об эту тварь просто не взводятся».

«Понял», - коротко булькнул ее напарник и быстро переключил тип снаряда, выбирая из обширного арсенала наиболее подходящий под их требования.

Тем временем щупальце с глазом, получив небольшие повреждения, злобно зашевелило когтями и пятно под ним начало неторопливо скользить в сторону Механоида. Мозг мысленно фыркнул, взял небольшое упреждение и из нижней части корпуса вылетел довольно странный снаряд, который уже в полете принял форму двух небольших шаров, соединенных толстым фиолетовым тросом. Боло пролетело над поверхностью воды и просто срезало щупальце под корень. Но Мозгу это оказалось недостаточно и он отдал короткую команду, за которой последовал подрыв шаров. Разлетевшаяся крупная шрапнель изрешетила и так начавшее заваливаться щупальце.

Отрезанный кусок твари начал рассеиваться прямо в воздухе, превращаясь в черный туман, а оставшийся торчать из пятна обрубок пару раз бесполезно дернулся, после чего втянулся обратно.

Пятно с легким шипением исчезло.

- Вали-вали! - радостно закричала Изаура. - И друзьям своим передай, что так будет с каждой сунувшейся сюда тентаклей!

- У тебя на щупальца явно какой-то пунктик, - пробормотал Сагара.

- Че сказал?! - тут же взвилась ИскИн.

- Говорю, готовьтесь, у нас гости, - перевел разговор гардиан, указывая рукой в сторону чащи. Там, зловеще пощелкивая когтями, меж деревьями скользили сотни пятен с такими же щупальцами. - Предлагаю валить к краю острова. Там, если что, хоть можно будет отрезать кусок суши и отчалить на нем.

Мозг мысленно согласился с этим планом и начал быстро пятиться, по дороге отстреливая приближающихся тварей с помощью боло и дискометов. К счастью, они были достаточно медлительны. Главная опасность заключалась в количестве противника, а не в их качестве.

- У тебя, кстати, кроме энергетического еще оружие есть? - поинтересовалась Изаура у Сагары.

- Есть, - кивнул тот. - Как раз провожу перенастройку, но моя эффективность с этими типами вооружения падает на двадцать три процента.

- Ты, главное, тыл прикрой, а фронт и фланги мы удержим, - уверенно заявила ИскИн.

- Сделаю, - вздохнул гардиан и из тыльной стороны его ладоней сформировались короткие широкие клинки матово-черного цвета. - Давно я ими не пользовался…

- Салют, народ, а вот и я! - раздался за его спиной ехидный голос вывалившегося из скрыта Вестника. - Уф, кое-как ноги унес! А у вас тут весело!

Сагара развернулся и впился взглядом в улыбчивую физиономию мага, едва сдерживаясь, чтобы не полоснуть по ней клинками.

- Дай угадаю, - прищурился гардиан. - Этот кипеш — твоих рук дело.

- Ну, я бы не был в этом уверен на все сто процентов, - шаркнул Андрей ножкой по броне Меха, вызвав тем самым у Мозга возмущенное бульканье. - Но вот процентов на сорок…

- Оно хоть того стоило? - поинтересовалась Изаура, спешно руководя синтезатором и пополняя быстро уходящий боекомплект.

- Не уверен, - пожал плечами Буревестник. - И вы это… харэ фигней страдать. Разворачивайся и дави на газ, пока та штука до нас не добралась!

Что за «штука» они спросить не успели, так как в этот момент земля задрожала от утробного низкого рева.

- А вот и она, - обреченно вздохнул Андрей.

В следующее мгновение раздался оглушительный взрыв и треск деревьев.

Механоид мгновенно зафиксировал угрозу и принял соответствующие меры противодействия. Поджав опоры, он опустился брюхом в воду и накрыл себя и компаньонов мерцающим защитным куполом, по которому тут же застучали бревна, осколки камней и ошметки попавшей под удар живности. И в качестве вишенки по ним еще и проехалась огромная волна из темно-зеленой болотной жижи.

К счастью, щит был рассчитан даже на орбитальную бомбардировку, не то что простой «душ». Пока у Механоида была энергия, он мог восстанавливать защиту сколько угодно.

Однако когда волна схлынула со щита, открывшаяся картина не вызвала ни у кого из героев иной реакции, кроме как отборного мата.

Часть болотного острова перед ними была расчищена. Деревья, которые стояли, наверное, тысячелетиями, валялись по периметру своеобразной дамбой, сметенные туда страшным ударом. Вековой слой грязи и ила также был снесен в сторону. Отряду еще повезло, что они находились на самом краю области разрушений. Окажись их противник поближе, и никакие бы опоры со щитами не помогли - их бы просто сдуло.

Метрах в пятистах от них, на другом краю образовавшейся огромной прогалины, возвышалась черная тварь. Больше всего она напоминала гориллу, торс которой торчал из гигантского черного пятна. Вот только у этой «обезьянки» было две головы с огромными ярко-красными глазами, а сама она торчала над островом метров на сто. Прокатившаяся же волна разрушений была вызвана простым шлепком по земле огромной лапой, которую зверюга сейчас неспешно поднимала.

- И что будем делать? - поинтересовалась Изаура.

- ГРАААА! - заревел двухголовый гигант

- Глазки прикройте, - посоветовала Изаура.

- Тум! - глухо отозвалась одна из пушек Механоида, посылая в сторону противника небольшой, но крайне остроносый снаряд.

Сразу же после выстрела Мозг еще больше вжал робота в грунт и до предела усилил защитное поле. Почуяв недоброе, Андрей тут же повалил слегка тормозящую Лут, уткнул ее мордашкой в грязную броню Механоида и зажмурился сам.

Даже сквозь плотно прикрытые веки его глаза резанул яркий свет, а по ушам ударил ослабленный силовым полем грохот.

На этот раз, как бы ни цеплялся Механоид, взрывная волна протащила его на несколько сотен метров, практически к самому краю острова. К счастью, робот так и не перевернулся, иначе «пассажиров» бы просто раздавило его тушей.

Когда все немного успокоилось, Сагара и Андрей смогли подняться и оценить ситуацию. Лут же оказалась в отключке — когда Вестник опрокинул ее на броню, дракоша приложилась лбом о металл и временно выбыла из строя.

- Это что, мать твою транзисторную, было? - захлопал глазами Андрей, осматривая разрушения.

В паре километров от них виднелся солидных размеров кратер, а большая часть болота перестала существовать как таковая, превратившись в покрытую пеплом и грязью мешанину.

- Небольшая ядерная бомба, - безразличным тоном ответила Изаура.

- Только она мало помогла, - мрачно прокомментировал Сагара, вглядываясь в рассеивающийся дым.

Гигант стоял на прежнем месте. Хотя повреждения у него все же были — одна голова оказалась оторванной, отсутствовала половина правой руки, а в туше зияло несколько дыр. Тем не менее, не было похоже, что это доставляло ему хоть сколько-нибудь проблем.

- ГРААА!!! - чудище взревело так, что островок пошел ходуном.

Но самым паршивым оказалось то, что после этого вопля вся поверхность выжженного болота перед гигантом покрылась черными пятнами, откуда показалась целая армия щупалец.

- Эй, жестянка, а еще бабах-штуковин у тебя не завалялось? - поинтересовался Андрей, глядя на все это безобразие.

- Это был последний, - мрачно буркнула Изаура. - А материалов для синтеза не осталось.

- На меня не смотри, - развел руками Сагара, когда Вестник перевел на него взгляд. - Я с собой спецобвес не брал, а стандартное оружие на такие цели не рассчитано.

- Ну че сказать? - почесал Андрей за ухом. - Тады нам или пиздец…

- Или? - заинтересовалась Изаура.

- Или вы двое дружно попросите Великого Темного Господина совершить Великое Темное Чудо! - маг гордо постучал себя по груди, чтобы компаньоны уж точно не ошиблись в том, кого он имеет в виду.

«Ой, дебиииил», - Чешуйка прикрыла глаза рукой и медленно покачала головой. - «Папа, ну почему нельзя было найти Буревестника поадекватней?»

Сагара сжал кулак, после чего молча спрыгнул с Механоида на землю и зашагал в сторону медленно приближающейся орды щупалец. Мозг-в-Баночке тоже решил не связываться с сумасшедшим и, выкопав опоры, начал неспешный отстрел тварей. Изаура меланхолично вздохнула и принялась за расчеты оптимального плана боевых действий, попутно выбирая подходящий кусок земли для создания «плота экстренной эвакуации».

- Сволочи, - вздохнул Андрей и нагнулся над Лут, хлопая ее по щечкам. - Эй, красавица, подъем!

- А? Что? - захлопала та глазами и села, потирая лоб. - Что… Почему так болит голова?

- Вопросы потом, - усмехнулся Вестник и, выудив откуда-то из-под балахона желтый кирпич, сунул ей в руки. - Трофей посторожи.

«Трофей?» - черная дракоша удивленно уставилась на прямоугольный брусок в своих руках. Потом подняла взгляд, чтобы спросить, что вообще происходит, но в этот момент Механоид качнулся от отдачи одной из пушек и она едва успела удержаться, чтобы вновь не приложиться об броню головой. Когда Лут вновь огляделась, Андрея рядом уже не было…

Сагара неспешно шагал навстречу армии щупалец. Единственной для него возможностью наносить урон не энергетического характера был ближний бой с парой вибро-клинков. Конечно, по эффективности они сильно уступали фотонному оружию, но не в данном случае.

«Сделаю, что сумею», - думал гардиан. - «И будь, что будет. В крайнем случае, у меня все еще есть «Икарус», так что свалить всегда успею. Вопрос только, как в этом случае мне получить камень Лу?»

- Малой, а малой? - раздался у него за спиной раздражающий голос.

- Еще раз так меня назовешь, морду набью, - не сдержался Сагара, ускоряя шаг.

«Лучше уж бой со всякой странной фигней, чем этот раздражающий клоун», - пронеслось в голове гардиана.

- Да пофиг, - чуть впереди киборга появилась фигура в балахоне. - Ты, главное, мелочь на себя стяни, а я попробую порешить здоровяка. И это… пока не вернусь в изначальную форму, ко мне лучше не подходить.

Сагара хмуро уставился на ускорившуюся фигуру, чувствуя как по спине пробегает холодок…

Глава 224

Глава 224. Мечты смоет дождь. Эпизод V(Роуз).


1.


- Роуз, я все же не уверен… - промямлил Волчонок, глядя единственным желтым глазом на распахнутые ворота небольшой деревни.

- Нужна еда, нормальная одежда, походные принадлежности и, наконец, лошади, - оборвала я его. - Все те вещи, которые кое-кто спалил своей странной магией. Кто же это был? Котлетка, не напомнишь?

- А разве это не ты была? - удивленно вскинула бровки Айфи.

Я исподлобья глянула на аристо, прикидывая, куда бы пнуть эту шлюху. Блондинка, будто почуяв угрозу, спешно шагнула в сторону так, чтобы Волчонок оказался между нами.

- Ты не посмеешь! - взвизгнула она.

- Носок давно не жевала? - зашипела я.

- Эй, вы хто такие? - раздался от ворот недовольный гнусавый голос.

Я скептически оглядела нарисовавшегося «стражника». Тощий, с кое-как клоками обстриженной бородой и синюшным лицом алкоголика. Из доспехов — грязная стеганка и деревянный щит, из оружия — дубинка и кинжал на поясе.

Я такого жрать не буду даже под угрозой голодной смерти!

- Путники мы, уважаемый, - сделав самую безобидную щенячью мордашку, сказал Арус. - Нам бы на постой, ночку переждать…

- Путники, да? - мужик явно вошел в роль «бдительного стражника» и вовсю обшаривал нас взглядом. Особенно уделяя внимание Айфи. Скользнув по мне лишь мимоходным взглядом.

Грррр…

Я до хруста сжала кулак, чувствуя, как когти глубоко впиваются в ладонь.

Так, спокойней… Тише… Этому ублюдку я голову еще сверну. Но чуть позже, не на глазах у всей деревни.

- Чего уставился, см… - начала было возмущаться наша шлюшка, но Арус успел залепить ей рот ладонью.

- Не обращайте внимания, - пробормотал он. - Наша подруга многое пережила и сейчас немного не в себе…

- Угу, - подтвердила я. - Мы спасли ее из гоблинского логова, где эти мелкие твари насиловали несчастную в течение нескольких месяцев, заливая своим семенем все ее отверстия… Теперь она мнит себя чуть ли не принцессой. Вот ведем в город, дабы сдать на руки в храмовый приют для душевнобольных…

- Бедняжка, - вздохнул стражник, но в глазах его было не сочувствие, а скорее разочарование и легкая брезгливость. - Ладно, проходите. Трактир на центральной площади, сразу узнаете.

К моему удивлению, с нас даже пошлину не взяли. Впрочем, немного подумав, я быстро поняла причину — деревушка была совсем небольшой, а вид у нас — донельзя потрепанный. Скорее всего, за проезд тут брали исключительно с торговых караванов и верховых всадников, а на остальных просто махнули рукой, не желая лишний раз напрягать немногочисленную «стражу». А может быть, были и какие-то другие причины. Но меня все это совершенно не касалось…

Дальше было до предела просто — прошлись по главной, и единственной, улице, нашли на небольшой площади домик с характерной вывеской и сняли у владельца комнату побольше.

Поднявшись на второй этаж, я зашла первой и придирчиво осмотрела помещение. Небольшое окно, без стекла, зато со ставнями. Три кровати, застеленные соломенными матрасами и тканными пледами. Шкаф для одежды и массивный сундук в углу.

Так себе, конечно, но насекомых вроде нет, да и чистенько… Я ожидала меньшего от занюханной таверны в жопе мира.

- Почему мы не пошли к старосте? - заныла Закуска как только Арус закрыл дверь. - Моего имени бы хватило, чтобы ночевать в нормальных комнатах, а не в этом клоповнике! И вообще, я требую нормальной одежды! Прямо сейчас! Портной еще должен работать, пойдем подберем себе платья по… АЙ!

Сучка отскочила, тихонько подвывая и потирая отбитую корму. А я недовольно уставилась на свою ладонь.

Слишком мягкая задница. Темный раздери весь ее род до седьмого колена, это как надо жить, чтобы иметь такое тело и такие мозги?!

- Закупаться пойдем завтра утром, - сказала я. - Сейчас отдыхайте. Из комнаты ни ногой. Особенно ты, пустоголовая!

- А ты, Роуз? - Арус явно заволновался.

- Пойду прогуляться, - ответила я, поправляя капюшон плаща.

- Я тоже хочу! - тут же взвыла блондинка.

- Не хочешь, - я скрипнула клыками, сдерживая желание располосовать этой шлюхе глотку. - Я на охоту. Котлетке нужен отдых, пока не сдох от недостатка крови, а ты на вкус то еще дерьмо…

Не желая больше слушать ее вопли, я вышла из номера. Хлопнула дверью. Прислонилась к ней спиной.

Хозяин, что я делаю?

***

Деревушка была совсем небольшой. Наверное, едва дотягивала до тысячи жителей, и то если считать всех поголовно, включая стариков и грудничков. Домики тоже были соответствующие — одноэтажные хибары с соломенными и деревянными крышами, с большим участком-огородом, обнесенным невысокой изгородью, способной остановить только случайно набредшую скотину. Двухэтажные каменные дома стояли только в центре деревни: это были таверна, в которой кроме нас остановилось еще двое путешественников, ратуша, в которой люди прятались во время бедствий и нападений, и администрация, в которой располагались отделения различных гильдий, кабинет старосты и прочее…

Вот именно администрацию я и рассматривала, затаившись в темной подворотне. У входа в здание дежурил зевающий сторож, всем вооружением которого был небольшой топорик да дубинка, а доспехами он недалеко ушел от стражника на воротах. Единственное, что морда была более приятной, да и по ощущениям уровень у него должен быть на порядок выше, чем средний по деревне.

Ну, охраняй, охраняй… Я все равно не люблю через двери шастать. Да даже если бы и захотела — этот увалень не создает впечатление человека, способного хоть что-то противопоставить вампиру посреди ночи.

Потеряв к сторожу всякий интерес, начала изучать окна. Даже при закрытых ставнях все равно остаются некоторые щели, сквозь которые виден свет свечей и магических ламп, а чутье вампира даже на таком расстоянии четко давало ощутить присутствие «добычи».

Итак, двое на первом этаже и один на втором. Свет только у того, что на втором… Наверное, какой-то работяга засиделся допоздна с отчетами или еще какой-нибудь фигней. А первые просто спят — скорее всего, сменные сторожа.

Тихо скользнув вдоль забора, приблизилась к зданию. Патрульных тут почти нет — только десяток человек ходит по верху частокола, да еще пара бродит по единственной улице из конца в конец.

Расслабились люди. Сильно расслабились…

Ставни были закрыты изнутри на задвижки. Но окна первого этажа все равно были слишком узки даже для меня — они больше походили на бойницы для стрелков. А вот на втором этаже вполне можно было пролезть.

Быстро вскарабкалась по стене к окну, ведущему в одну из пустых комнат. После чего по-простому ухватилась за одну из ставень и потихоньку, стараясь не шуметь, выломала ее. Залезла внутрь, положила ставню на пол и огляделась.

Небольшая комнатушка, явно чей-то рабочий кабинет. Единственная живая душа на этаже должна была быть в соседней комнате, так что задерживаться я не стала. Вот только дверь оказалась заперта снаружи. Скорее всего, на висячий замок.

Я закатила глаза.

Впрочем, чего еще стоит ожидать от заштатной деревеньки? Хорошо еще, что тут не обыкновенный засов…

Опять же, особо не изгаляясь, я просто навалилась на дверь плечом и стала потихоньку ее продавливать, пока с наружной стороны двери не раздался негромкий треск, ознаменовавший вырванные «с мясом» замочные петли.

Хорошо быть вампиром.

Скользнув в коридор, замерла и прислушалась. Тишина. Только в соседнем кабинете кто-то печально вздыхает.

Это хорошо. Раз вздыхает, значит, жив. А раз печально — значит, занят какими-то делами или мечтами. А раз занят, то не особо смотрит по сторонам…

Скользнула к нужной двери. Осторожно приоткрыла.

Внутри обнаружился просторный кабинет. Шкафы, полки, лавки — все было просто завалено книгами. Даже на полу стопками лежали пухленькие томики, из которых торчали разноцветные бумажки-закладки. В дальнем конце кабинета, у самого закрытого окна, стоял массивный и неожиданно чистый стол — на нем был лишь один подсвечник с полусгоревшей толстой свечой, да развернутый пергамент, прижатый с одного конца чернильницей, а с другого — кинжалом.

Над пергаментом склонился, пожевывая кончик писчего пера, молодой человек. Он что-то неразборчиво бормотал под нос, задумчиво глядя на огонек свечи…

Убедившись, что человек в кабинете действительно один и глубоко погружен в какие-то размышления, я осторожно приоткрыла дверь пошире. Когда щель оказалась достаточной, бесшумной тенью скользнула внутрь кабинета.

Пламя свечи колыхнулось от легкого сквозняка и порыва ветра, вызванного моим рывком. Зашелестели страницы распахнутых книг. Едва слышно скрипнула половица.

Всего этого хватило, чтобы сказать опытному бойцу, что он в комнате не один. И сидящий за столом человек это понял.

Но было уже слишком поздно.

- Шевельнешься, и вскрою от подбородка до самых яиц, - прошипела я на ухо дернувшемуся парню, прижимая лезвие кинжала к его горлу.

Тот слегка повел головой, видимо, попытавшись обернуться, но тут же передумал, когда лезвие кинжала надавило чуть сильнее.

- Отвечай на мои вопросы максимально правдиво, тихо, коротко и емко. И тогда, может быть, останешься жив, - свободной рукой я забрала у него с пояса оружие и заткнула себе за пояс. - Имя?

- Ронуэль ле Фикрус, - прошептал он пересохшими губами.

Ронуэль? Эльф? Нет, не похож…

Я пригляделась к ушам. Их кончики, скрытые густой черной шевелюрой, оказались чуть заостренными.

Полукровка. Причем даже не в первом поколении. Ясно-понятно. Это объясняет, что он делает в столь занюханной деревушке с таким количеством книг, на которое можно купить целый особняк — наверняка у ублюдка очень богатая семья, которая и выслала его с глаз долой…

Интересно, а каков он на вкус? Эльфийская кровь, даже столь разбавленная, деликатес в наших краях редкий.

- А теперь, Сладенький, слушай внимательно, - ласково пропела я на ухо парню, который внезапно вздрогнул и почему-то покраснел. - Быстренько припоминай, где тут лежат драгоценности, денежки и, особенно, казна.

С последним тыкала наугад — староста деревни вряд ли будет хранить деньги в столь слабо охраняемом здании. Я сомневалась, что у такой деревеньки вообще есть казна. Но вдруг? Темный любит пошутить…

- Казны нет, - грустным и, стоит признать, очень приятным голосом подтвердил мои опасения пленный. - Но есть сбережения. Мои. Там три сотни золотом…

Тааааак… А вот это уже попахивает бредом. Или слабоумием. Или ловушкой. Скорее, последним.

- Хорошо, веди, - я отстранила один кинжал от его горла и тут же приставила второй к спине. - Только без глупостей…

Можно было, конечно, загипнотизировать его… Но зачем? Я могу использовать этот трюк только строго ограниченное количество раз за ночь, которая лишь начинается. Так что лучше приберечь — вдруг действительно понадобится.

Ронуэль медленно встал и, взяв со стола свечу, пошел к выходу. Я шла в двух шагах позади так, чтобы быть в тени от тусклого света свечи, прячась под «покровом тьмы».

Шли недолго — остроухий остановился буквально через пару комнат и, достав из кармана ключ, отпер висящий замок. Прошел внутрь. Я осторожно скользнула следом.

Комната была явно жилая, что еще раз подтвердило мои догадки о «влиятельной богатой семейке» - кому еще под силу устроить своего отпрыска жить в здании администрации, которая по совместительству была самым добротным строением в деревне после ратуши? Но вообще все это странно.

Где-то на грани сознания начал позвякивать колокольчик опасности. Я мгновенно напряглась, припав к земле и прислушиваясь к ощущениям.

Ловушка? Нет, не похоже. Опасность идет откуда-то снаружи. Из-за пределов деревни. Смутное, но устойчивое чувство тревоги…

- Вот, - привлек мое внимание Ронуэль, доставая из-под кровати с мягким перьевым матрасом небольшую шкатулку. - Эм… Вы где?

- Тут, - хрипло отозвалась я, подходя поближе и скидывая маскировку. - Открывай.

- Да, да, сейчас… - остроухий что-то щелкнул на крышке и шкатулка открылась, показывая свое содержимое.

Три туго набитых завязанных мешочка, один открытый, в котором в свете свечи сверкали золотые и серебряные монеты, россыпь драгоценных камней и… Маленькая серая коробочка с изображением двух змей, черной и белой.

- Ее тоже открыть? - поинтересовался Ронуэль, словно угадав мои мысли.

Я облизнула губы. Но тут же тряхнула головой, делая шаг назад.

Это все странно. Слишком странно.

Посмотрела на лицо этого недоэльфа. Тот был спокоен, наблюдая за мной.

Черные волосы, собранные в хвост. И абсолютно белые, словно слепые, глаза.

И аромат. Дурманящий, сладковатый аромат крови.

Его рука медленно открыла коробочку…

… …

… … …

Кольцо. Тонкий ободок, обхватывающий безымянный палец, был выполнен в виде белой змейки с дымчатыми камушками на месте глаз.

- Что… Как? - я окончательно перестала что-либо понимать, бестолково хлопая ресницами.

- Кхм… - раздался деликатный кашель.

Подняв взгляд, огляделась. Все та же комната. А мы с этим… Ронуэлем стоим точно в центре. Подняв руку, недоэльф демонстрирует точно такое же кольцо, только черного цвета и с розовыми камнями-глазками.

- Кхм… - кашель повторился.

Вот только это был не остроухий.

Чуть повернув голову, я увидела рядом маленькую девочку в розовом платье. Она смотрела на меня большими розовыми глазами и улыбалась, демонстрируя набор очаровательных игловидных клыков.

- Рони, ты уверен? - от голоса этой девочки волосы сами собой встали дыбом, а дыхание перехватило так, словно за шиворот плеснули ведро ледяной воды.

- Абсолютно, - кивнул парень.

- Ну что ж, - вздохнула девочка. - Тогда объявляю вас мужем и женой. Можешь поцеловать невесту.

Эм… ШТА?!


2.


Тук. Тук. Тук.

Нет, это не сердце трепещет в груди молодой девушки, только-только выданной замуж. Это одна идиотка стучится головой об стену…

- Роуз, может, хватит? - раздался за спиной спокойный мягкий голос.

- Грррр… - я смогла выдавить из себя лишь рычание.

И снова долбанулась лбом. На этот раз о дверной косяк. Со всей дури. Так, чтобы кровь и осколки костей разлетелись во все стороны, а наутро нашли лишь остывшую окоченевшую тушку… Но увы, сейчас середина ночи - я даже боли не почувствовала, а небольшая ссадина затянулась мгновенно.

Ладно, дышим глубже, дышим чаще. Это еще не конец света.

Угу… Это конец одной отдельно взятой вампирши…

Перед глазами до сих пор висели два системных сообщения.

***

Кольца Деспота и Жертвы — парный артефакт божественного ранга.

Ограничения: только для двуполых разумных.

Надевший черное кольцо становится «деспотом» и обращается к Богу-Покровителю с просьбой отыскать наиболее подходящую ему «жертву». После этого он должен одеть второе кольцо на указанного разумного и подтвердить свой выбор.

Примечание: мнение жертвы не учитывается.

Эффекты Белого Кольца Жертвы:

«Даже в смерти мне не обрести покой» - пока жив деспот, его Бог-Покровитель имеет право на неограниченное число воскрешений жертвы вне зависимости от ее желаний.

«Невинная жертва безумных страстей» - жертва не может нанести деспоту никакого прямого или косвенного ментального или физического урона, а также обязана подчиняться его прямым приказам.

«Рядом!» - деспот может в любой момент телепортировать жертву к себе.

***

Получены новые достижения.

«Кровавая Свадьба!» - поздравляю, тебя официально венчала Древняя Этют.

«Жена Дракона» - поздравляю, ты официально вышла замуж за дракона крови.

***

Тряхнув головой, смахнула надоедливые таблички с глаз долой. К сожалению, точно так же стряхнуть стоявшего за моей спиной человека не получится.

Хотя, какой он, к Темному, человек?! И даже не «недоэльф»!

Дракон, мать его!

Тук. Тук. Тук.

- Роуз, - вновь позвала меня эта ящерица. - Повернись ко мне.

Тело само собой рывком развернулось и вытянулось по стойке смирно.

Ну вот, началось.

- И что дальше? - зашипела я. - Прямо тут изнасилуешь?

Мы стояли в том же заваленном книгами кабинете, где я «взяла его в заложники». О Великий Патриарх, теперь даже самой об этом думать смешно!

- Зачем же сразу насиловать? - мягко улыбнулся остроухий, демонстрируя чуть более заостренные, чем нужно, зубы. - Я могу приказать тебе получать удовольствие… допустим, от хлыста. И ты будешь извиваться и просить отхлестать тебя как можно жестче. На виду у всей деревни…

- А… Т… - я потеряла дар речи, ощущая, как медленно холодеют ноги.

А ведь и правда, может. И я даже убиться не смогу — воскресит его богиня. И ничего ему не сделаю. И никуда от этого извращенца не денусь…

- Но это неинтересно, - продолжил Ронуэль, дав мне осознать всю реальность угрозы. - Если бы захотел себе секс-игрушку, то вполне обошелся бы простой рабыней…

- И что тебе нужно? - вот тут я честно растерялась.

- Любовь.

Так, поправка. Я попала в рабство не к извращенцу, а к полному психу.

- Ладно, не забивай голову, - тихо рассмеялся остроухий, глядя на меня белыми глазами. - Можешь считать меня просто своим немного эксцентричным спутником… А сейчас мне нужно собраться в дорогу, так что иди к своим друзьям, утром встретимся у ворот…

Вот тут меня уговаривать не надо!

Но прежде чем я успела сделать хоть шаг, он снова меня остановил.

- А, нет, подожди минутку!

- Что еще? - скрипнула я клыками, сжимая кулаки и чувствуя, как когти пропарывают кожу на ладонях.

- Ты ведь не только за деньгами, но еще и за кровью шла? Иди сюда, мне интересно что ты скажешь насчет моей…

Я сглотнула.

Кровь дракона. Последователя Древней Богини.

- Меня сожжет, - пробормотала себе под нос, пока ноги сами несли к этому ублюдку.

- Обязательно, - кивнул он. - Если выхлюпаешь стаканчик-другой… А вот пару капель вполне осилишь. А сейчас, дорогая, встань на колени и открой ротик.

Разум даже не успел возмутиться, а тело уже послушно выполнило чужой приказ. Еще и язык высунула. Хорошо, хоть хвоста нет, а то, чувствую, виляла бы им так, что все бока были бы отбиты.

Кто-нибудь, убейте меня…

А этот… тип тем временем сунул мне в рот свой грязный палец и дотронулся до одного из клыков. В нос ударил такой аромат, что рассудок помутился и все мысли испарились куда-то далеко-далеко. Я могла лишь бездумно наблюдать, как он неспешно и демонстративно выдавливает капли крови из проколотого пальца мне на язык.

Кап.

Тело пробила крупная дрожь, а зрение помутилось…

Кап.

Позвоночник словно превратился в желе — чтобы удержаться, пришлось схватиться руками за его одежду и буквально повиснуть на ней…

- Хорошая девочка, - донеслось словно сквозь вату. - А теперь глотай.

И я проглотила.

Смешанная со слюной кровь скользнула по горлу, обжигая не хуже расплавленного металла. Через мгновение от желудка по всему телу растекся жар, постепенно превращающийся в пламя. Слишком сильное для такого слабого существа…

Когда я вновь смогла связно мыслить и воспринимать происходящее, то обнаружила себя лежащей на спине, на полу того самого кабинета. Одежда была насквозь промокшей от пота, дыхание давалось с трудом, а тело все еще потряхивало сладостной дрожью.

- Мда, - в поле моего зрения появилась голова Ронуэля. - Две капли для тебя все же многовато…

- Ублюдок, - выдохнула я, прикрывая глаза.

***

До таверны я добралась только через час. И совсем не из-за слабости. Скорее, наоборот — после того как организм более-менее переварил поступившую ману, ее оказалось столь много, что меня начало трясти уже от распирающей энергии. Пришлось нарезать кругов пятьдесят вокруг деревни просто чтобы не взорваться.

Проскользнув к комнате под маскировкой, дернула за ручку двери.

Закрыто. Изнутри ни звука.

Прелестно.

Осторожно постучала — не хватало еще, чтобы кто-нибудь меня заметил. Доказывай потом местным крестьянам, что ты не тварь кровососущая. Не то, чтобы я их боялась, но зачем лишний раз нарываться? И так… нагуляла уже проблему с большой буквы «П».

К счастью, второй раз стучать не пришлось — с той стороны я уловила едва слышный шорох и звук отодвигающейся задвижки. Стоило мне скользнуть в приоткрывшуюся дверь, как Котлетка сразу же закрыл ее обратно.

Быстро оглядела номер.

Аристо дрыхла, слегка похрапывая и раскинув руки-ноги во все стороны, вещи были аккуратно сложены в углу, на столике тускло горел фонарь со свечой внутри, а сам волчонок зябко ежился, настороженно водя наполовину обрезанными ушами.

Оба были одеты, следов разврата не наблюдалось. Хотя… Я принюхалась к подозрительно смутившемуся Арусу, после чего посмотрела на блаженное лицо Айфи, у которой возле губ обнаружилось еще более подозрительное пятнышко.

- Развлекаемся, значит?

- Я… Я отбивался… - волчонок смутился еще больше, прижав уши и сделав несчастные глазки. Вернее, глазик.

Я махнула рукой.

Ладно уж, сама эту шлюху на него повесила. Зато хоть ожил, бесячий паршивец. А то ходил со взглядом дохлой рыбы.

- А у тебя как прошло? - осторожно поинтересовался Арус, чем мгновенно испортил мне только-только начавшее подниматься настроение.

- Хуже не бывает, - ответила я, стягивая сапоги и падая на свою кровать. Вряд ли, конечно, усну, но хоть полежать-отдохнуть нужно.

- Тебя раскрыли? - единственный глаз волчонка заметался по комнате, явно прикидывая, что хватать первым: вещи или блондинку. - Или ты кого-то убила?

- Хуже, - вздохнула я, отворачиваясь от него и поджимая к груди ноги. - Я вышла замуж.

Раздался звук шлепнувшегося на задницу тела…

***

Утро началось с песен. Или пыток. Я так и не определилась.

- О золото закатной тишины! Молю, яви свою улыбку! И пусть солнце не озарит ее, но из тени оскал клыков узреть мечтаю я!

- Ты отвратительно поешь, - проворчала я, открывая ставни и опасливо выглядывая на улицу. - А стихи — вообще дерьмо редкостное.

- Главное не слова, а те чувства и смысл, которые ты в них вкладываешь! - заявил стоящий под окном Ронуэль, лучезарно улыбаясь.

- Просто сдохни уже, - уткнулась я лбом в подоконник. День был пасмурный, а на мне глубокий капюшон, но ни один вампир не будет рад тому, что его разбудят ранним утром и заставят куда-то идти. - Ты же говорил, что встретишь нас на выходе?

- Это был обманный маневр, - с самым серьезным видом ответил остроухий. - Чтобы ты не попыталась сбежать до выхода из деревни. Хотя, это все равно бесполезно… Давай, поднимай своих спутников и спускайтесь вниз, позавтракаем, закупимся и двинем!

- А ты знаешь куда? - попыталась съехидничать я.

- В Оферон, куда же еще? - Ронуэль расплылся в широкой зубастой улыбке. - Я прекрасно осведомлен и о твоей цели, и о маршруте. Я знаю о тебе все, о фея моих снов! Даже то, о чем ты сама и не догадываешься!

Кто-нибудь, всадите уже этому герою-любовнику стрелу в печень. Или мне кол в сердце. Желательно, серебряный.

- Что там за шум? - раздался из-за спины сонный голос Айфи.

- С мужем общаюсь, - ответила я, закрывая ставни и поворачиваясь к этой корове.

Ну, во всяком случае глаза у нее в тот момент были именно как у буренки, которой вместо утреннего подоя прописали анальную кару крапивой…

Пока собирались, Котлетка с Закуской не проронили ни слова. Только бросались такими взглядами, что у меня невольно начали уши краснеть. Хорошо, хоть возились не долго — вещей и так немного, да и сумки мы вечером особо не потрошили.

Перед выходом из комнаты я построила обоих и критично осмотрела.

Парочка была одета в простую, чуть грязноватую крестьянскую одежду, доставшуюся от культистов-лесорубов. Для работы эти тряпки еще более-менее подходят, но вот для дальних путешествий — ни разу. Оружия не было. Зато в поклаже лежало несколько ценных украшений.

- Этот… тип, - начала я. - Ждет нас внизу. И дальше пойдет с нами. О наших отношениях не спрашивайте. Вообще ни о чем не спрашивайте, иначе одного ждет кастрация выбитыми зубами другого. Уяснили?

- А… - попробовала было что-то пискнуть Закуска, но волчонок тут же профессионально прикрыл ей ротик ладонью.

- Мы поняли, Роуз. Будем молчать.

Обреченно вздохнув, я поправила капюшон и повела эту парочку вниз, тихо надеясь, что мы не будем привлекать внимание немногочисленных постояльцев и зашедших пропустить стаканчик местных бездельников.

Однако стоило нам показаться на лестнице, как на весь трапезный зал раздался громкий счастливый вопль.

- ЛЮБИМАЯ! Я ТУТА!!!

Создатель Милостивый, я понимаю, что не ангел, и даже не человек. Я обычный тихий монстр, который пытается выжить в меру своих сил и способностей. Я всегда старалась жить пусть и эгоистично, но в мире со своей извращенной совестью. Но я абсолютно точно уверена, что не заслужила подобного наказания. Оно слишком ужасно…

- ВСЕМ ВИНА В ЧЕСТЬ МОЕЙ ТАЙНОЙ СВАДЬБЫ!!!

Тут есть какой-нибудь паладин света? Одному вампиру нужно срочно совершить самоубийство. Нет, лучше пригоните драконоборца. Правда, вряд ли в этом мире есть кто-то достаточно сильный, чтобы совладать с тварью подобного уровня. Разве что…

Перед глазами почему-то возник странный образ.

Человек, стоящий ко мне спиной. В черном боевом костюме. С двумя черными клинками. От его правой руки исходит зловещий темный туман, а левая светится мягким белым светом…

- Рассаживайтесь, дорогие друзья! - вывел меня из странного транса жизнерадостный голос дракона в человеческом обличье.

Я села напротив этого… типа. Нервно поправила капюшон.

Он слишком неадекватно себя ведет. Слишком разные манеры поведения в разных ситуациях. Учитывая мое положение, это сильно нервирует…

- Ваше вино, сэр Ронуэль, - веселым голоском сказала подавальщица, поставив большой кувшин на середину стола, вместе с огромной тарелкой нарезанного мяса и овощей. - А почему свадьба была тайной? И кто невеста?

- Вот она, - с улыбкой счастливого идиота остроухий указал на меня пальцем. - Правда ведь, красавица!

Подавальщица удивленно вскинула бровки, покосившись на Айфи. Ну да, к кому еще притягиваются все взгляды, упавшие на нашу компанию? Ну, хотя бы в тени ее вымени я не так сильно бросаюсь в глаза, так что можно считать Закуску еще и Маскировкой.

А излишне любопытная подавальщица тем временем внезапно наклонилась и заглянула мне под капюшон. В следующее мгновение она, резко побледнев, сделала несколько быстрых шагов назад.

Правильно, не нужно заглядывать в глаза раздраженному вампиру, даже если на дворе день. Я вполне способна разорвать эту дуру на части даже в столь жалком состоянии.

- Рози, милая, не пугай людей, - укоризненно посмотрел на меня Ронуэль. - Они не виноваты в твоем плохом настроении.

- Шиии… - зашипела я, не удержавшись. - А кто виноват?!

- Ну, если хочешь, мы можем уединиться и я его быстро поправлю, - расплылся дракон в широченной улыбке. - Поверь, еще никто не жаловался на мои… «услуги».

- Вот и иди к тем, кто не жаловался!

Бесит.

Не знаю, почему. Но бесит.

- Может быть, мы все же представимся? - влезла в разговор наша блондинистая шлюха. - Я Айфи Аркийская,будущая Короле… Ай!

- Она немного не в себе, не обращайте внимания, - вымученно улыбнулся волчонок, приобнимая Закуску одной рукой, и вторую держа под столом, где явно незаметно щипал ее за пышные бедра.

- Не стоит так шифроваться, - хмыкнул Ронуэль. - Я прекрасно осведомлен о ваших личностях и текущем положении дел. Роуз меня обстоятельно… просветила.

Врет и не краснеет.

- Завтракайте, - буркнула я. - Дорога длинная. А мы еще даже собираться не начали.

- Ну, не такая уж и длинная, - Ронуэль откупорил бутылку вина и разлил всем по деревянным кружкам, отполированным то ли старательным мастером, то ли не менее старательными пальцами местных пьянчуг. - Думаю, за пару дней, если особо не спешить, доберемся.

- Куда? - не поняла я.

- В столицу, конечно! - остроухий отпил глоток и хитро улыбнулся. - И не делай такие глаза, дорогая. Дракон, к твоему сведению, это не только несколько тонн мышц и чешуи, но еще и отличное транспортное средство…

- У тебя есть ручной дракон? - горящими глазками уставилась на него Айфи.

- Нету, - скромно потупился тот, только что ножкой не шаркая.

- А к чему тогда…? - блондинка разочарованно захлопала глазами с таким видом, будто сейчас обиженно расплачется.

- «Приручать» и «порабощать» сородичей у моего вида не принято. В отличие от людей…

Глазки «моей провизии» округлились практически одновременно…

В следующий момент они засыпали Ронуэля вопросами. Сыпала, правда, преимущественно Айфи, а Котлетке приходилось больше одергивать ее то за слишком громкий тон, то за практически вывалившееся из декольте вымя.

А я в это время впала в какую-то странную задумчивость, зачем-то пытаясь упорно нащупать ускользающий образ того самого человека с черными мечами. Он был важен. Но чем? И как?

Я не знала.

Но я узнаю. Чего бы это мненистоило…

Глава 225

Глава 225.


13. Чем он больше…


Сагара молча мониторил ситуацию.

Данные, поступающие с многочисленных систем слежения, обрабатывались автоматикой кибермозга и непрерывным потоком поступали в сознание. И эти данные были далеко не оптимистичными.

Механоид находился в двухстах метрах позади него и вел неторопливый отстрел противника. Но так как энергетическое оружие из-за очередного выверта Изнанки оказалось неэффективным, то выбор вариантов противодействия был ограничен — только крупнокалиберная кинетика. Вот только она потребляла боезапас, которого у Мехи осталось не так много, а остановиться и начать добычу материалов для синтезатора им никто не даст…

Радовало только, что параллельно с отстрелом Мозг занялся отрезкой участка суши для нового «плота». На работу ему требовалось, по подсчетам Сагары, минут десять.

В обычное время — это довольно быстро. Но в текущей ситуации — безнадежно много…

В трехстах метрах перед ним ползла медленно приближающаяся волна тварей.

Очень странных тварей, похожих на одноглазые щупальца, торчащие из черных кругов на земле. И опыт гардиана подсказывал, что противник у них был всего один.

«Какая-то тварь прячется на стыке планов и лишь высовывает конечности», - пронеслось у него в голове. - «Эх, не по моей это части… Сюда бы Лайлу, она бы быстро разобралась».

Впрочем, с щупальцами он бы и сам справился — они не выглядели слишком уж опасными. Основная проблема была в возвышающейся в полукилометре за ними гигантской туше гориллоподобной твари. Она не двигалась, явно чего-то ожидая. А может быть, просто не могла двигаться. Но даже если и так, то что с ней делать Сагара совершенно не представлял. В тяжелом боевом костюме он бы еще мог попробовать что-то предпринять. Или, если бы на тварей действовало энергетическое оружие, а «Икарус» не жрал энергию на этом острове в пять раз больше обычного…

Но в данный момент гардиан мог использовать лишь пару коротких виброклинков и собственное тело. И вряд ли это могло нанести гиганту хоть какой-то урон, не говоря уже о скрытом за этими пятнами основном теле.

Но шанс у них был.

Правда, этот шанс иначе чем «озабоченным долбоебом» язык назвать не поворачивался.

Сагара посмотрел на почти достигшую строя щупалец размытую фигуру мага и невольно нахмурился, ощущая вновь пробежавший по спине холодок.

У киборга, чье «шестое чувство» было практически не развито, подобные ощущения проскальзывали крайне редко. Например, когда он стоял перед взбешенным начальством. Тогда да, «Мисс Щупальце» была способна вызвать у него не только мурашки, но и первобытный ужас, граничащий с паникой. Вот только Андрей до сих пор ни разу не выглядел настолько угрожающе…

До сих пор…

Перед тем, как окончательно врубиться в строй противника, поношенный балахон, который маг практически никогда не снимал, вдруг откинулся назад, разделившись на две части и затрепетал на ветру как пара черных крыльев. Фигура самого Вестника почти не изменилась, но… торчащие из рукавов костюма руки полностью почернели, а вытянутые ногти заострились, начав отливать зловещим алым цветом. Лицо Сагара с этого ракурса не видел, только затылок, сейчас словно закрытый черной костяной броней.

Этот образ системы гардиана зафиксировали за доли секунды. А для восприятия последующих событий Сагаре пришлось задействовать вычислительные способности своего кибермозга на полную катушку лишь для того, чтобы успеть уследить за размывшейся в пространстве фигурой.

«Слишком быстрый», - нахмурился гардиан.

Преобразившийся маг врубился в строй щупалец на полном ходу и не замедлился ни на секунду. Причем орудовал он не луком и даже не болтающимися за спиной клинками, а исключительно алыми когтями. Скорость ударов была настолько высокой, что без ускоренного до предела восприятия, Сагара увидел бы только быстро движущуюся в воздухе алую сеть, созданную остаточными изображениями распарывающих воздух когтей.

Но самым шокирующим для гардиана оказалась не скорость и напор атаки — он за время службы видел и не такое, да и сам был способен развить подобные показатели с помощью соответствующего комплекта усилителей. Больше всего киборга поразила эффективность: стоило одной из атак хотя бы коснуться щупальца, как то мгновенно рассыпалось облачком черного дыма.

За пару секунд Буревестник прорубил дорогу и оказался у самого брюха огромной гориллы, которая даже не успела среагировать на подобную наглость. А вот что там происходило дальше, Сагара уже не видел — в этот момент он наконец достиг первой линии тварей и с гулом рассекаемого воздуха врубился в них сам…

Зато происходящее прекрасно видели Мозг и Изаура.

Они вообще много что видели — усовершенствованные Аквотисом системы наблюдения, хоть и не были задействованы на полную, давали более чем исчерпывающую информацию о происходящем вокруг. Ну а наличие одушевленного ИскИна и органического пилота значительно упрощало управление всей массивной тушей даже без задействования режима «слияние».

И сейчас пара управляющих центров Механоида с легкой оторопью следила за действиями «озабоченного шамана».

Пока он проносился через строй миньонов, Изаура фиксировала, как маг свободно вставал на порождающие их пятна. Те прогибались под весом его фигуры, словно сверхплотная вода, но не давали проваливаться, и не спешили его «проглотить». Они как-будто даже отталкивали Вестника, словно не хотели с ним связываться. Да и само поведение щупалец вызывало много вопросов — они не стремились атаковать противника, а словно пытались убраться с его дороги.

Еще больше вопросов прибавило и поведение Лут.

Когда Андрей только начал преображение, Мозг и Изаура зафиксировали резкий скачок ее биологических процессов. Дракошка явно впала сначала в состояние шока, а потом бесконтрольного страха. Она буквально забилась в какую-то складку меж орудийных боксов, уткнулась носом в броню Меха и дрожала, закрыв уши ладонями. Сквозь ее бормотания можно было вычленить периодически повторяющееся словосочетание «Шагающий Бездны».

«Оценка ситуации?» - уточнил Мозг у ИскИна, наблюдая за Андреем, застывшим на мгновение перед гигантской тушей и явно пытающимся понять, что ему делать дальше.

«Крайне хреновая», - мрачно ответила та. - «Я плохо разбираюсь в богах и магии. Но про Бездну короткая справка в моей базе данных имеется. И если наш шаманчик играется с ее силой, то все может кончиться очень для нас печально».

«Варианты?»

Расчеты не заняли много времени. Буквально через пять микросекунд она передала развернутый ответ.

«Негусто», - спокойно констатировал Мозг, загрузив массив информации. - «Вариант три».

«Уверен?» - удивилась ИскИн, но, получив подтверждение, была вынуждена махнуть рукой и отдать соответствующие команды. - «Только сильно с этим не заигрывай, а то от предыдущего раза еще не оправился… Протокол «Живое» запущен».

Обмен сообщениями не занял много времени. Ровно столько, сколько потребовалось замершему перед гигантом Вестнику чтобы сгруппироваться и прыгнуть вперед, нанося удар алыми когтями по брюху твари.

Механоид замер на две десятых доли секунды. Мозг и Изаура производили тонкую настройку, сливая вычислительные мощности двух центров — органического и кристаллического. После чего многотонная машина пришла в движение.

Первым делом Механоид свернул работу над плотом. Одновременно с этим дрожащая Лут вдруг ощутила, что куда-то проваливается — под ней открылся небольшой люк. Тушка дракошки упала в маленькую свежесформированную камеру, куда тут же впрыснули дозу усыпляющего газа, а выход перекрыл лист брони. Маленькую капсулу Мозг так же окружил дополнительным слоем бронирования и переместил поглубже в корпус. На всякий случай. А то выяснять потом отношения с Вестником из-за пострадавшей «Добычи» у него не было никакого желания.

Тем временем Изаура сняла блокировку с небольшого желтенького кристалла, что хранился в ее кукле рядом с собственным процессором. Подключившись к системам Механоида, этот невзрачный камушек послал по телу машины волну желтоватого света.

Мозг дернулся, ощущая как нагревается защитный гель и странная энергия вторгается в его сознание.

«Второй этап протокола прошел успешно», - безразличным голосом констатировала Изаура. - «Открыт доступ к преобразованию второго порядка».

Внешняя броня машины дрогнула и, повинуясь воле Мозга, начала плавиться и менять свои очертания. Многочисленное оружие, сейчас бесполезное, растворялось и сливалось с броней, а на смену ей приходило совершенно другое.

«Процесс завершен», - резюмировала Изаура через три с половиной секунды после начала трансформации. - «Конфигурации присвоено кодовое имя «Всадник Металла». Конфигурация сохранена. Внимание! Нагрузка на душу оператора составляет 38 единиц».

«Вижу», - ответил ей Мозг. - «Должны успеть»…

***

Сагара дал импульс основным движком и свечкой вылетел из окружения, куда попал, слишком сильно увлекшись нарезкой щупалец. Импульс был очень коротким, но его оказалось достаточно, чтобы гардиан подлетел на десять метров вверх, а энергия в накопителях просела на пять процентов.

«Слишком большой расход», - с печалью подумал киборг, попутно анализируя текущую ситуацию. А расстановка сил за тот десяток секунд, что Сагара потратил на свой бой, изменилась кардинально.

«Это… как?» - разум гардиана на миг парализовало от осознания происходящего.

Первое, что он зафиксировал — это пропажа Механоида и появление… чего-то. Больше всего это напоминало металлического арахнида, высотой около восьми метров. Чуть вытянутое овальное туловище с восемью острыми лапами, в передней части которого торчал торс четырехрукого гуманоида, закованного в тяжелую броню. На глухом шлеме сияли восемь пар желтых бусинок-объективов, а все тело было покрыто многочисленными шипами.

В тот момент, когда Сагара его увидел, арахнид как раз врубался в первые ряды щупалец четырьмя огромными мечами. Каждый такой дрын был более пяти метров в длину и полметра в ширину, но размахивал ими стальной великан так, словно они не имели ни веса, ни инерции. Длинные трехсуставчатые руки давали возможность атаковать врага в любом направлении и под любым углом.

Скорость, с которой мелькали мечи странного рыцаря, сильно уступала собственной скорости атаки Сагары, но вот эффективность… Один удар такого дрына без сопротивления рассекал два-три щупальца. Атаковали все четыре руки одновременно разные цели. Задержек между атаками, вызванными необходимостью гасить инерцию такого массивного оружия, не было, что говорило о просто чудовищной силе его конечностей.

С оглушительным гулом рассекаемого воздуха стальной рыцарь-паук начал настоящий геноцид миньонов противника, которым оставалось только посочувствовать, ибо те, кому каким-то чудом удавалось прорваться сквозь сверкающий заслон огромных мечей, умирали от удара одной из опорных лап, или же самоубивались о покрывающие броню шипы.

«Машина смерти сошла с ума…» - промелькнуло в голове Сагары. - «Откуда это чудо взя… А, понял».

Стоило ему задаться вопросом о происхождении этого монстра, как гардиан принял сигнал «свой-чужой» от Изауры.

Разобравшись с местоположением Механоида, Сагара бросил взгляд в сторону гигантской гориллоподобной твари. Туда, где должен был быть их «шаман». Гардиан ничего особо не ожидал. Он, конечно, встречался с сильными мистами по долгу службы. Даже его начальницу, Лайлу, можно было отнести к чему-то из разряда, обычно обозначающегося двумя или тремя «S». Но ожидать какой-то радикальной силы от их вечно раздражающего и несерьезного компаньона…

Однако от увиденного Сагаре очень захотелось прогнать систему на предмет глюков в поступающей оптической информации.

Монстр регенерировал, полностью восстановив вторую голову и руку. Более того, он отрастил еще три пары огромных конечностей, пальцы преобразились в длинные гибкие щупальца, которыми он компенсировал свою неповоротливость, а сама туша как будто покрылась несколькими слоями дополнительной брони. От рева зверя дрожала земля, а удары его пальцев-щупалец оставляли на земле глубокие борозды.

Тем не менее это чудовище медленно отступало. Пятилось в страхе, отчаянно пытаясь защититься от маленькой фигурки, скачущей вокруг.

Хлесткие удары щупалец просто не попадали по верткой цели. И каждый раз, когда щупальце промахивалось, тут же следовала неотвратимая контратака. Один единственный удар когтями, оставляющий ярко-алые полосы на черной плоти гиганта. Глубокие, но казалось бы совершенно безобидные для такой туши царапины. Вот только следы от этих когтей тут же начинали стремительно и бесконтрольно расширяться. Словно смертоносный яд, они пожирали плоть гиганта, превращая ее в хлопья жирного черного пепла и заставляя с полным боли ревом откидывать пораженные участки тела, словно какая-то ящерица. Да, эти конечности быстро восстанавливались вновь, но вечно так продолжаться не могло — даже у подобного восстановления был свой предел. Автоматика кибермозга Сагары почти мгновенно выдала довольно интересный прогноз — после каждой такой «линьки» размеры гиганта немного уменьшались. На микроскопическое для его туши значение, но уменьшались.

«Ну хорошо», - вздохнул гардиан, приземляясь в полусотне метров от армии щупалец. - «Кажется, он просил взять на себя мелочевку? Тогда продолжим…»

Тряхнув клинками, Сагара одним рывком сократил расстояние до противника, вновь врубаясь в строй тварей. Конечно, он был не столь эффективен, как преобразовавшийся Механоид, но зато ему и не грозил смертоносный «откат» в случае превышения лимита нагрузки на душу, к которому Мозг медленно приближался.

У гардиана также была пара козырей в рукаве: «гипер-режим» и «выброс», но он не решился их применять в этой ситуации, решив, что трех беснующихся монстров с этого бедного островка более чем достаточно.

А тем временем Шахтаррашан напряженно следила за действиями своего напарника, как всегда «держа руку на пульсе» соединяющего метку Бездны и Касию канала. Рядом с ней в пустоте парил образ Иль-Сафора, невозмутимо взирающего на происходящее.

Глаза Древнего Берсерка странно мерцали. Хоть он и не был подключен к внешним органам чувств Вестника, но для сущности подобного порядка это была не преграда. Он прекрасно видел все, что происходит вокруг.

И не только это.

Пылающий взгляд изумрудных глаз был устремлен совсем не на беснующегося Касию, а в совершенно другое место, на другой план бытия.

Туда, где пряталось основное тело противостоящей героям твари.

- Впереди далекий путь. Ждет тебя немая Жуть, - пробормотал Берсерк…


14. …тем громче грохот от падения.


Гигант протянул руку с длинными пальцами-щупальцами и те хлестко ударили по земле перед ним, взметая в воздух клубы пыли и каменного крошева. Быстрая и сокрушительная атака этих хлыстов, больше напоминающих стальные канаты в три обхвата толщиной, оставила настоящие овраги в два-три человеческих роста глубиной.

Вот только все это было бесполезно. Какой бы сильной ни была атака, она не нанесет урона, пока не попадет по цели.

Крошечный, по сравнению со стометровым гигантом, человеческий силуэт перемещался с абсурдной для живого существа скоростью, оставляя за собой размытое, растянутое в пространстве остаточное изображение.

Полностью уйдя из-под атаки, Касия без паузы контратаковал, нанося три удара по ближайшему щупальцу, начавшему подниматься в воздух. По четыре длинных кроваво-красных полосы в трех местах появились на черной плоти, тут же начав расширяться. Гневно взревев обоими глотками, гигант вынужден был в очередной раз отбросить свой «палец», пока зараза не поглотила все его тело.

«Ну давай уже, сучка крашеная!» - в который раз подумал Андрей, напряженно следя за движениями противника. - «Ударь ладошкой!»

«Я все еще считаю этот план неразумным», - вздохнула Чешуйка, внимательно контролируя плотность потока маны. - «Одна ошибка, и из состояния «блинчик комочковый, бракованный» нас ни одна регенерация или божественная мана не вытащит».

«Ну, есть вариант сделать Большой Бабах», - мысленно хмыкнул Вестник.

«А менее саморазрушительных вариантов у тебя нет?»

«Почему же? Есть! Можно предложить ему сесть и ебнуть водочки. Или сходить с ним в баньку».

«Ты шут гороховый, а не герой», - печально вздохнула дракоша. - «Может, попробуем его еще раз в пузо ударить?»

«Да там слоев брони как в той капусте! Завязну в ней и он меня прихлопнет! Нет, нужно ждать ладошку».

«Кхм… Кажется, ждать осталось недолго».

Она оказалась права — в этот момент гигант как раз начал замахиваться одной из рук.

«Отлично», - если бы преобразованное лицо Вестника не представляло одну сплошную маску, на его губах играла бы улыбка настоящего безумца.

Огромная десятиметровая ладонь понеслась вниз, грозя размазать надоедливого человека по земле тонким слоем. Но Андрей лишь расслабленно замер, смотря на приближающуюся смерть. В тот момент, когда между ладонью гиганта и его головой оставались лишь жалких полметра, Вестник наконец начал действовать.

Поток маны, питающий Касию, мгновенно увеличился в три раза.

Мир рывком замедлился.

На разум Андрея навалилась бесконечная тяжесть. Словно его со всех сторон зажали мягкие стены, не давая сделать ни единого вдоха. Сознание начало медленно уплывать куда-то в глубину, уступая место чему-то совершенно иному. Чужому, холодному и безразличному.

Даже устойчивая душа Буревестника оказалась не в силах совладать с мрачной неотвратимостью Касии.

Но ему и не нужно было бороться.

Достаточно было одного короткого рывка, исполненного в то ускользающее мгновение, когда разум Андрея еще не до конца потух, а тело Шагающего приобрело почти треть оригинальной силы.

Сложив когти вместе на манер копья, Касия нанес гиганту встречный удар, метя в центр огромной ладони.

Вспышка тьмы.

Вверх по руке чудовища рванула тяжелая, мрачная сила. Это был не «облегченный» вариант энергии Бездны, пропущенный сквозь Смотрящих. Это была та самая безликая, бездушная сила, что таилась глубоко под бескрайними слоями варпа. Та сила, перед которой склоняли головы даже Древние Боги, что уж говорить про обычного монстра.

Рука гиганта замерла, будто натолкнувшись на невидимый барьер. За микроскопические доли секунды чудовищный импульс огромной массы был бесследно развеян, столкнувшись с намного превосходящей силой.

Андрей, поддерживаемый Чешуйкой, успел пережать подачу энергии Касии в тот самый момент, когда последняя капля силы Истинной Бездны вышла из его тела и устремилась вверх.

Черный вихрь, деформирующий пространство, узким потоком прошелся внутри гигантской руки, разрывая ее на части и превращая в хлопья грязного пепла. Однако на этом дело не закончилось — влияние губительной энергии пошло дальше, разлагая все тело гиганта изнутри.

Смерть твари была почти неизбежна.

Почти…

В самый последний момент огромное пятно, из которого торчало туловище обреченного существа, схлопнулось, отсекая пораженный кусок. А вместе с ним схлопнулись и пятна мелких щупалец — неизвестный монстр явно не собирался больше рисковать и продлевать боевой контакт с подобным «Чудовищем».

***

Тяжело дыша, Андрей лежал на земле и с расслабленным лицом смотрел на желтый туман, что заменял Изнанке небо. Новой атаки он не боялся — его чутье было абсолютно спокойно, а значит тварь свалила далеко и надолго. Но определенные эманации страха все же витали в воздухе, исходя от двух приближающихся к нему существ.

Киборг и Механоид.

Не то, чтобы они прям боялись «озабоченного шамана», но здоровая доля настороженности в такой ситуации никогда не бывает лишней. Вот они и держали развалившегося на земле Вестника на прицеле. Просто на всякий случай.

«Мало ли что этот псих еще выкинет», - думал Сагара.

Впрочем, когда компаньоны подошли на достаточно близкое расстояние, Андрей медленно поднял левую руку и помахал ею в воздухе. Было видно, что движение далось ему с трудом. Да и сам Вестник выглядел неважно — бледная кожа, огромные мешки под глазами, похудевшее, словно иссохшее тело и лихорадочно блестящие глаза.

- Да не сритесь вы так, - слабым голосом проговорил Андрей. - В плане рассудка я, вроде бы, в норме. Хоть и штормит малость… Во всяком случае желания совершить с вами противоестественный половой акт пока отсутствует. Ну, разве что с Лутецким…

- Рад за тебя, - серьезно ответил Сагара, переводя большую часть оружия в режим ожидания и садясь рядом с Вестником. - Это что такое было?

- Что именно? - негромко уточнил Андрей, хотя прекрасно понял вопрос.

- Под идиота не коси, - поморщился киборг, открывая лицевой щиток.

- Ну, скажем так… - призадумался Андрей, подбирая слова. - Как истинный герой фэнтезячьего эпоса, я пожертвовал ради друзей частью жизненных сил и правой рукой! Так что теперь вы двое должны с почестями отнести раненого товарища в лагерь, где прекрасная Изаура сделает ему мин…

- Ты хорошо подумал? - перебил его ласковый голос ИскИна, сопровождаемый характерным визгом системы накачки крупнокалиберного боевого лазера.

- Эм… - Андрей посмотрел в дуло направленной на него пушки и, прикрыв глаза, вяло махнул уцелевшей рукой. - Просто положите меня у костра и дайте денек оклематься.

- Ну и что делать будем? - поинтересовался Сагара у Изауры.

- Что, что? - проворчала та. - Выбираться отсюда потихоньку, пока та тварь не решилась на второй заход! Бери этого озабоченного, кидай мне на броню и погнали доделывать плот.

Собственно, продолжать сражение не мог не только Буревестник, чья правая рука рассыпалась пеплом, не выдержав прошедший через нее поток силы Истинной Бездны, а душа некоторое время находилась на грани развоплощения после форсирования Касии. Механоид так же был не в самом хорошем состоянии. Само тело вернулось к первоначальному виду, а Мозг вырубился после перегрузки на неопределенный срок. Роботом в данный момент управляла Изаура, но ее права были сильно ограничены — все же изначально все системы были механически завязаны на Мозге-в-Баночке. И уж тем более она не могла в одиночку задействовать их козырный спецпротокол.

Единственным, сохранившим полноценную боеспособность был Сагара.

Чертыхнувшись, гардиан взял на руки тело Андрея и начал примериваться, как бы с такой ношей забраться на спину Мехи.

- Нежнее, милый, а то к грубым играм я еще морально не готова, - пробормотал Вестник, приоткрывая один глаз и закидывая руку гардиану на шею.

Лицо Сагары окаменело.

В следующий миг под аккомпанемент хруста ломающихся костей тело мага было отправлено в полет до точки назначения посредством сокрушительного пинка.

Приземлившись носом на броню Мехи, рядом с тушкой мирно спящей Лут, Андрей мрачно заглянул внутрь себя и увидел прячущую глазки Чешуйку.

«Я не хочу знать о твоих вкусах», - поморщился он. - «Лучше объясни, как ты контроль над телом получила?»

«Хрен знает», - развела та ручками.

***

На то, чтобы добраться до края болотного островка и отпилить новый кусок, им потребовалось около получаса. Потом уже по привычной схеме компаньоны погрузились на плотик и Сагара, подхватив трос с якорем-штырем, полетел в направлении следующей цели.

Однако киборг не стал там задерживаться, а вскоре вернулся обратно — отряд решил заночевать на их маленьком плотике, чтобы Андрей и Мозг смогли спокойно восстановиться, не влипая в новые неприятности.

В результате вечер они встретили на полпути меж двумя крупными островами. Механоид лежал в центре острова, поджав под себя опоры. Мозг внутри него отдыхал, лениво сканируя пространство на предмет возможного неприятеля и прислушиваясь к разговорам остальных компаньонов, что устроились у небольшого костерка рядом с роботом.

- Вот меня все интересует один вопрос… - негромко сказала Изаура, подбрасывая новую палку в огонь.

- Восемнадцать с половиной сантиметров, - без промедления ответил Андрей, расслабленно лежащий головой на коленях печальной Лут.

- Чего? - непонимающе уставилась на него кукла ИскИна.

- Говорю, длина моего ч… - в этот момент голова Вестника дернулась, получив очередную ментальную затрещину от Чешуйки. Впрочем, на этом наказание не закончилось, и ему по животу прилетело еще и полено от Изауры.

- Дебил, - фыркнула ИскИн. - И врун. Мои сканеры фиксируют совершенно другое число… И вообще, я не об этом! Меня интересует, не было ли другого варианта справиться с этой штукой? Менее рискованного.

- Неужели за меня беспокоишься? - удивился маг.

- Вот еще, - поморщилась Изаура. - Просто не люблю бездействовать. А сейчас мы вынуждены торчать тут, ожидая, пока ты восстановишь боеспособность. Я уж молчу про конечность.

- Нуууу… - протянул Вестник. - Вообще-то да, были другие варианты. Но у меня, в отличие от вас, ребята, мозги не компьютерные. Проводить по сто тыщ вычислений в секунду я не могу и в бою больше полагаюсь на инстинкты и интуицию. А они в тот момент говорили мне взять дубинку побольше и замахнуться получше. Увы, хером по нему стучать мне не хотелось, так что я выбрал вторую по величине «дубинку» - Касию.

При произнесении последнего имени молчаливая Лут вздрогнула и вжала голову в плечи.

- Что это вообще такое? - подал голос Сагара, которого не оставляло неприятное ощущение, связанное с воспоминаниями о превращении Вестника. - И насколько хорошо ты эту штуку контролируешь?

- Сложный вопрос, - Андрей с кряхтением сел, скрестив ноги в позе лотоса. Правый рукав его одежды болтался пустой тряпкой. - Я и сам не много о нем знаю. У Касии нет желаний. Нет лица или эмоций. Можно сказать, это моя полная противоположность. Он просто идет вперед, не обращая внимания ни на что, кроме душ разумных. А так как у него нет желаний, то и опасность захвата тела с его стороны нулевая. По крайней мере до тех пор, пока я сам не начну отдавать ему тушку в обмен на силу, - Вестник на какое-то время замолчал, что-то обдумывая. Его не торопили. - Относительно безопасно я могу использовать, наверное, менее десяти процентов истинной силы этого Монстра. Ну а сегодня я решил под шумок проверить, какой потенциал Касии я смогу реализовать прежде, чем он меня задавит. Оказалось, чуть больше трети. И это учитывая, что через полсекунды такой нагрузки мне пришлось экстренно обесточить Монстра. Иначе бы он меня поглотил.

- Какие-то корявые у тебя «полевые испытания», - покачал головой Сагара.

- Да у меня всегда все через жопу, - рассмеялся Андрей и глянул в сторону задумчивой Изауры. - Плюс, у нашей Мехи тоже, оказывается, есть козырь в виде божественного покровителя. Причем, если я ничего не напутал со следами маны, вы с Мозгом относитесь к лагерю хозяина Изнанки.

- Никому мы не принадлежим, - резковато огрызнулась ИскИн. - И никто нас ни о чем не спрашивал. Просто поставили перед фактом и сказали делать, что хотим. В общем, долгая история, и я совершенно не хочу ею делиться.

Повисла неловкая тишина.

Какое-то время каждый думал о своем, пока не раздался нерешительный голос Лут.

- Может, все же поедим?

Ее предложение было поддержано дружным бурчанием желудков — последний раз они ели только ранним утром, перед заходом на болота…

***

Сытный ужин, спокойная ночь, тихо сопящая под боком няша, огромный боевой робот в качестве сторожа… Что может пойти не так?

Тем не менее, что-то пошло и Андрей никак не мог уснуть.

Вздохнув, он встал с небольшого матраса, укрыл поплотнее заворочавшуюся Лут и подсел поближе к костру. Подкинул пару дровишек в начавший затухать огонь и какое-то время смотрел, как тот медленно набирал новую силу.

- Я знаю, ты тут, - вдруг проговорил Вестник, подняв от костра взгляд. - Выходи давай, а то топчешься и топчешься, уснуть не даешь.

- Эх, а я такую эффектную сцену появления планировала… - раздался мелодичный голосок.

Из окружающей темноты сконденсировалась привлекательная женская фигура.

Пышные черные волосы обрамляли прекрасное лицо, контрастируя с белой, слегка светящейся в темноте, кожей. Аккуратную грудь третьего размера едва прикрывал полупрозрачный топик, а наполненные тьмой глаза внимательно следили за происходящим из-под длинных ресниц. Точеная талия плавно перетекала в округлые изящные бедра, которые продолжались… восемью длинными щупальцами.

Лило фон Залутайло ласково улыбалась Буревестнику.

Вот только чпоканье присосок и постоянно выскакивающие и втягивающиеся из концов щупалец саблевидные когти выдавали крайнюю степень нервозности. Или раздражения…

- Привет, Кальмарочка, - вернул ей улыбку Андрей. - С чем пожаловала?

Из небольшой палатки, стоящей чуть подальше от костра, высунулись две заспанные физиономии, а на матрасе приподнялась растрепанная черная дракоша.

- Проблемы? - уточнил Сагара.

- Это кто? - подключилась Изаура.

- Ун-ню-у-у… - проворчала что-то Лут, явно недовольная исчезновением из-под бока теплой грелочки.

- Спокойно, это старая знакомая, - ответил им Вестник. - Видимо, у нее есть…

Его прервал смачный удар щупальцем по лицу.

Легкий на вид шлепок заставил тело мужчины подняться в воздух и сделать три оборота вокруг своей оси, разбрызгивая вокруг потоки крови.

- Это тебе «привет» от Химэ, - ласковым голосом сказала Лило, глядя на кое-как поднимающегося с земли Андрея. Впрочем, не успел тот принять более-менее устойчивое положение, как последовал второй стремительный удар, заставивший тело бедняги повторить номер воздушной акробатики. - А это от Нокси. Они просили передать «пару ласковых», если я обнаружу рядом с тобой очередную девку.

- Вот… бабы, - выдохнул Андрей, сплевывая кровь и кое-как поднимаясь на ноги.

Впрочем, ненадолго…

Шлеп!

- Это от малышки Ауттэ! Она сказала, сам знаешь за что.

Шлеп!

- А это от меня, - продолжала улыбаться Лило. - За то, что я полдня проторчала в Тенях, ожидая одного засранца! Уф, полегчало.

- Он там хоть жив? - поинтересовался Сагара.

- А что с этим тараканом станется, - пожала плечами Лило, глядя на бессознательную тушку Вестника. - Я же не когтями.

- Ну тогда ладно, - зевнула Изаура. - Спокойной ночи.

Сагара, подумав, скрылся в палатке следом за куклой ИскИна, а Лут, что-то пробормотав, упала обратно на топчан и свернулась клубком под пледом.

- Эм… - Кальмарочка растерянно захлопала глазами. - А кто мне его в чувства привести поможет? У меня же к нему разговор и послание от шефа! Эй? Люди? Да чтоб вас, что вы за компаньоны такие?!


15. Не хотите ли поговорить о богах?


Пришел в себя я от довольно мерзкого ощущения. Словно по лицу провели липкой, холодной и мокрой губкой, которая оставила соответствующий след.

Глаза с первого раза разлепить не получилось, пришлось помогать руками… вернее, рукой, но я в панике даже не сразу допер, почему тяну к лицу две конечности, а доходит только одна.

Наконец, отплевавшись, удалось осмотреться и оценить обстановку.

Ну, собственно и оценивать было нечего. Горел костерок, мило лыбилась Лило, из палатки нашей кибер-парочки доносилось мирное сопение, да что-то бормотала под пледиком Лут. Мозг, скорее всего, не спал, потому как с его стороны я четко ощущал направленное на меня внимание, но предпочел прикинуться поленом — Меха не шевелилась, возвышаясь над лагерем молчаливой стальной горкой.

- Пидарюгус вульгарис, подвид злоебучус, - констатировал я поведение компаньонов.

С одной стороны, их можно было понять — сам сказал, что это моя «старая знакомая», да и денек выдался не самый легкий… А с другой — хоть посочувствовали бы! Ладно, занесем в склерозник потом при случае насрать Сагаре и Изауре в тапки. С Лутецким проще — щас разберусь с Лило и пойду ее «наказывать».

Кстати о Кальмарочке…

Я посмотрел на шевелящую щупальцами сциллу и прогнал в голове несколько очень красочных картинок. Судя по ее вспыхнувшим глазам и грозно выпущенным коготкам, она продолжает читать мои мысли.

Ну и похуй — ее проблемы.

Перевел взгляд на руку, которой оттирал лицо. Вся ладонь и большая часть рукава оказались вымазаны в какой-то тягучей слизи, отдаленно напоминающей те самые «слюнки чужого», которые космический родич Кроконяшки так любил размазывать по всем поверхностям корабля.

Выглядела эта слизь премерзко. А пахла… пахла…

Я нахмурился и принюхался уже более основательно.

А пахла она… странно. Не неприятно, не хорошо, а просто… странно. Такой сладковато-кислый запах. От которого почему-то возникает странное напряжение в районе чуть ниже дяньтяня…

Вжух!

Я едва успел отклонить голову и острый коготь Кальмарочки пронесся в миллиметре от кончика носа.

- Не смей, - прошипела Лило. - Просто не думай. Забудь.

- Забыл, - кивнул я, покосившись на ушедшее глубоко в землю саблевидное костяное лезвие, в свете костра играющее слабыми фиолетовыми бликами. - Но вот избиение раненого я тебе еще припомню… Балахончик, ну-ка подь сюды.

Валяющаяся рядом с Лут артефактная тряпка пошевелилась и доверчиво скользнула к моей ноге… И тут же была схвачена и использована для оттирания слизи с руки и лица.

- Стой, это что, одушевленный божественный арт?! - выпучила глаза Кальмарка.

- Ну, вроде того, - кивнул я, отпуская бедный балахон, который тут же свернулся клубком и укатился куда-то в темноту.

- И ты его используешь как полотенце, - закатила глаза дамочка. - Надеюсь, хоть Иль-Сафора как открывашку не пользуешь?

- Эм… Я не самоубийца, - перед глазами тут же встала фигура мрачного Древнего Берсерка и образ того, что со мной станет, если я попрошу его открыть бутылку пивасика. Вздрогнув, присел рядом с костром и мрачно посмотрел на сциллу. - Ладно, родная, выкладывай с чем пожаловала? А то я сильно сомневаюсь, что просто затем, чтобы раздать «приветы» от девочек. Кстати, как они там?

- Не сказать, что плохо, - ответила Лило, присаживаясь напротив на хитро переплетенные щупальца. - Ауттэ попросила провести тебя через Тени, чтобы ты там не влип опять куда-нибудь. Я честно прождала полдня, после чего подумала, что ты решил добираться другим способом и сама прыгнула к твоим девицам. А когда тебя там не оказалось, мы с Нокси вызвали Ауттэ и уже втроем начали отслеживать твои перемещения. И выяснили, что один засранец нырнул в Тень и… пропал. Ты не представляешь, что началось… Нокси с Химэ пытались достучаться до Древнейшей, но та загадочно отмалчивалась. Ауттэ с остервенением прочесывала Тени, но не могла выцепить ни следа. Попробовали отследить тебя через контракт с этим мальчишкой… как его? Авалар? Так связующая нить тоже уходила в никуда. Как и связь через Метку Ауттэ. И только когда старик Тай пропесочил весь мир и прилегающую пустоту через свои права Хранителя, стало окончательно ясно, что тебя на планете нет…

Мде… То чувство, когда твое исчезновение способно вызвать даже больший переполох, чем присутствие.

- Если где-то пропал Буревестник, значит где-то он нашелся, - криво улыбнулась Лило, как обычно прочитав мои мысли. - А ваша порода, не будучи под надлежащим контролем, способна на радость Древним наломать столько дров… А ведь убирать потом кому? Нет, не богам. Это ведь прямое вмешательство и нарушение их негласных договоренностей! Убирать потом их последователям, то есть таким как я и старик Тай… В общем, не найдя твоих следов за сутки, мы начали уже настойчиво долбиться к начальству. Тай с Нокси к Древнейшей, я к Граору, а Ауттэ — к Милосердной.

- И как? - выгнул я бровь, когда Кальмарка замолчала. Мне было действительно интересно.

- Никак, - вздохнула Лило. - Смотрящая Бездны молчала, а Мют с Граором развели ручками, улыбнулись и сказали «сами ищите, если он вам так нужен». И посылки вручили, сказав передать, если мы вдруг тебя встретим. Так что вот, держи.

Сцилла щелкнула пальцами и мне на колени упали две небольших деревянных коробочки. Поколебавшись, я все же открыл посылки.

В одной лежали три склянки с подозрительно алой жидкостью, а во второй… Шутовской колпак с бубенцами.

- Приплыли, - резюмировал я, двумя пальцами доставая компрометирующую шапку. - Твой шеф ничего умнее придумать не мог?

- Это от Мют.

Гых!

Это был удар ниже пояса.

Милосердная, за что ты так? Понимаю, что я не ангел, но… бля.

В обоих коробках так же лежало по небольшому листку бумаги. Взяв тот, что был с колпаком, я быстро пробежался глазами по тексту.

«Колпак Безобидного Дурачка. Будучи одетым, снижает направленную на пользователя агрессию. Лило упорная девочка, так что надеюсь, что она доберется до тебя раньше, чем вы попадете на Остров Нетерпимости».

Тааааак! А вот поподробней нельзя? Эх, жизнь моя — кочан капусты. Червивой и подгнившей… Ладно, едем дальше.

«Зелья восстановления. Выпей, чтобы не сдохнуть».

Исчерпывающее описание. Это уж не у старика ли Граора Система своим подъебам училась?

Подумав, я откупорил одну бутылочку и осторожно понюхал. Пахло кофе со сливками и каким-то алкоголем. Сами бутыльки были с мой указательный палец величиной и, если бы не характерная форма, то их вполне можно было бы спутать с какими-нибудь пробирками.

Покосился на свою правую руку. Если учесть текущую скорость регенерации и характер раны, то конечность будет отрастать еще два — три дня как минимум. А уже завтра нам, скорее всего, придется опять лезть жопой на горячую сковородку.

Вздохнув, решительно опрокинул в себя порцию алой жидкости.

И хрипло дыша схватился за грудину.

Очучения — просто «ммммм». Не в смысле, «мммм как хорошо», а в смысле того самого «мммм», который только и может выдавить из себя человек, внезапно потерявший способность говорить и двигаться, но ощущающий как в его штаны тонкой струйкой забирается армия муравьев с транспарантами «мы твой яйцо на шаурма пускать!»

Глотку обожгло так, словно я хлебнул не глоток какой-то дряни с запахом кофе, а литр девяносто девяти процентной технической спиртяги залпом без закуски! Ну а далее эта хрень проскочила в желудок, вызвав у того стойкий позыв переварить самого себя к херам собачьим, лишь бы не ощущать этого кошмара, после чего дрянь без задержки смылась в кишечник, устроила геноцид всей микро-, макро- и акро флоры и фауны, и благополучно всосалась, побежав по венам сотней фырчащих колючих ежиков, какающих взрывающимися петардами…

- Ну и как тебе? - с интересом наблюдая за моей реакцией, поинтересовалась Лило.

- А можно еще ящичек? - уточнил я, с трудом сдерживая рвущийся наружу матерный ор. - Я такими скляночками буду врагов угощать. Один глоток, и любой засранец заложит все свое начальство с потрохами в секс-рабство полосатым бедуинам.

- Не думаю, что это возможно, - с какой-то странной улыбкой покачала головой сцилла. - Кровь Древнего Бога все же продукт штучный.

- К… - я подавился и посмотрел на пустую склянку в своей руке уже совершенно другими глазами. - Вот тебе и кофеек с коньячком.

- Ну, технически это не совсем кровь, - поправилась Лило. - Скорее… что-то вроде сжиженной энергии… Сложно объяснить. Но пусть будет «Кровь Бога». Сильно разбавленная. И, кстати, не вздумай ее давать никому, кроме последователей Граора, а то рискуешь получить либо труп, либо кровожадного неадеквата.

- Учту, - кивнул я, закрывая коробочку.

И только сейчас обратил внимание, что пока мое сознание было сосредоточено на том, чтобы не вывернуться наизнанку от экстремальных ощущений, правая рука-то по-тихому отросла. Да и все ушибы-переломы исчезли.

Хороший элик, жаль только расходник с ограничением по классу «только для буйных шизиков».

Отложив в сторонку коробочки, размял новообретенную руку. К счастью, рукав костюма уже давно восстановился, так что не пришлось щеголять в костюме Безумного Максимки.

- Кстати, так как ты меня все-таки нашла? - вновь поднял я взгляд на Лило.

- Пришлось напрячь мозги и связи, - вздохнула сцилла, раздраженно щелкнув по земле щупальцем. - К счастью, мы в итоге уловили в этом деле след Укура. А дальше я потрясла несколько своих знакомых. Один из них подтвердил, что видел недавно некоего неадекватного Буревестника в составе группы, претендующей на камень Лу.

- А этот знакомый хер случайно не голубоглазый блондин со здоровенной винтовкой и шрамом на всю харю? - прищурился я.

- Он самый, - кивнула Кальмарочка. - Карас, один из последователей Укура. Стоит сказать, среди всего зверинца — один из самых адекватных. Кстати, ты ему понравился.

- Ну, он вроде тоже неплохой чувак, - кивнул я, припоминая спокойного снайпера.

- Не в том смысле, - оскалилась Лило, что заставило меня серьезно насторожиться.

- А в каком?

- В том самом, о котором ты только что подумал.

Б… БЛЯЯЯЯ!!!

Ну нахер! Нахер, нахер, нахер, нахер!!! Не для того мои булочки цвели!

- Так, давайте поговорим о погоде, - пробормотал я, пытаясь выкинуть из головы осколки образа брутального снайпера, который разбился о голубые скалы жестокой реальности. - Точнее, о сиськах! Вернее, о самочках! Да, о самочках! Что там мой гарем мутить собрался? На мне же там несколько божественных квестов висит, а тут Укур со своей Изнанкой влез!

- Ну, там все сложно, - Лило задумчиво провела одним когтем по другому, издав при этом, как бы это парадоксально ни звучало, довольно мелодичный скрежет. - Как я поняла, малютка Нокси порывалась ринуться сюда, но Тай ее отговорил. Но надолго ли у нее хватит терпения — это вопрос отдельный. Так что можешь вскоре ждать свалившегося на голову Кошмара, так как ваши координаты по возвращению я обязательно сдам.

При этих словах на губах сциллы играла мстительная улыбка. Вот только непонятно было, кому именно она собралась таким образом «отомстить» - мне, Нокс или населению Изнанки.

- Что касается твоего куратора… - продолжила Лило, но я ее прервал.

- Какого куратора?

- Которая Химэ, - Я скорее ощутил, чем увидел пронесшийся в миллиметре от моего горла коготь. - Не перебивай. Так вот… На твоего куратора скопом присели Ауттэ, Авалар и Тай. Ты в гостях у Укура еще непонятно сколько будешь торчать, а тот городок… как его?

«Светогор», - подсказала Чешуйка.

- Да, точно! - щелкнула сцилла пальцами. - Светогор! Так вот, там все кипит и пенится. Уж не говоря об остальной стране. И все это должен был по плану разгребать один небезызвестный Вестник, но… Обстоятельства иногда складываются так, что даже богам приходится заткнуться и начать приспосабливаться. В общем, она взяла шефство над тамошним бедламом и обещала как-то вытащить ситуацию. Или хотя бы стабилизировать ее до твоего прибытия. За это тебе и передала свой «привет», да еще обещала лично добавить при встрече. «А то он там наверняка с какой-то бабой развлекается, пока я тут в дерьме барахтаюсь», так и сказала.

Пиздец.

Кажется, мне стоит нарыть на Изнанке пару очень весомых козырей. Или по возвращении Химэ меня уроет. И не раз.

- Лучше подарок нарой, - фыркнула Лило.

«И поблестящей», - поддержала ее Чешуйка. - «Колечко там, или сережки. Тогда сильно бить не будет».

Мой мозг попытался совместить Химэ и колечко с бриллиантом. После трех попыток он дал сбой и, покрыв меня матом, гуманно добил бедное воображение цепной пилой.

«Зря ты так», - вздохнула Чешуйка. - «Девушкам внимание нужно. Ласка».

- Ну сорян, - почесал я затылок. - Как-то не вяжется у меня образ этой воинствующей маньячки со всякими побрякушками.

- Ладно, - вздохнула Лило. - Я свое дело выполнила. Гостинцы передала, в относительной целости твоей тушки убедилась, координаты сняла, маячок повесила…

- Маячок? - тут же насторожился я.

- Ну да, - оскалилась Кальмарочка, сверкнув глазами. - А ты думал, что просто так теперь затеряешься? Нет уж, Вестник, теперь ты от меня больше не спрячешься! А то торчала как дура в этих тенях… терпеть их не могу…

С затихающим бормотанием Лило растворилась в темноте.

- Ну вот, ни «до свидания», ни грудь на дорожку помять… - вздохнул я. - А все же интересно, куда ее трахать?

«Тебя только это волнует?» - простонала Чешуйка.

«Нет конечно! Но переделывать меня уже поздно… И не нужно… Кстати!» - я посмотрел в сторону дрыхнущей Лут и, облизнувшись, начал неторопливо подниматься. - «Кажется, я обещал кое-кого наказать…»


16. Впереди далекий путь.



Забравшись на макушку робота, Андрей задумчиво смотрел на клубящийся желтый туман.

- Ну что, Мозг, грустно тебе? - вдруг спросил он.

«Не особо», - равнодушно подумал оператор Мехи, но его, естественно, никто не услышал.

- Вот все вокруг трахаются, а ты не можешь, - продолжил маг.

Мозг на мгновение впал в оцепенение, пытаясь понять, к чему такие замечания.

- Я ебу ящерицу с дойками, киборг трахается с робобабой, а ты тут сидишь один, тихо булькаешь что-то в своей баночке и даже подрочить не можешь, бедняга.

«Может быть, его слишком сильно вчера избили? Мозговое вещество повредилось?» - размышлял Мозг, параллельнопытаясь понять, какое отношение к нему имеют половые сношения окружающих.

Да, он смутно помнил, что это такое, а через связь с Изаурой ему долетали кое-какие отголоски ее эмоций, но… Положение вещей было таково, что Мозг не видел смысла во всех этих действиях.

Он был просто Мозгом-в-Баночке, управляющим узлом огромного боевого механизма без тела и с обрывками памяти. И плотские желания были от него так же далеки, как от его «собеседника» метафизическое уравнение о смысле существования Вселенной.

- Слушай, давай тебе тушку найдем, а? - продолжил «озабоченный шаман» свой странный диалог с безмолвным собеседником. - Ты не смотри, что я иногда херней страдаю. Я же на самом деле «могуч и ужасен». Могу, например, выковырять твою душу из этой консервной банки и слить в какое-нибудь тело.

«Хм… А вот это уже действительно интересно», - мгновенно напрягся Мозг.

С одной стороны, его вполне устраивала подобная форма существования, но с другой… Кто согласится так жить, когда есть возможность вернуть себе полноценную физическую оболочку? Для Мозга-в-Баночке это было очень и очень заманчивое предложение…

- Тут же должны быть обитаемые острова? Вот пошуршим по закоулкам и стрип-барам, найдем какую-нибудь молоденькую девочку с вооооот такими сиськами, да ножки чтоб постройнее, да жопа поб…

Дынц.

Прежде чем Мозг сам осознал свои действия, манипулятор Мехи уже набирал скорость, чтобы смести с макушки замечтавшегося Буревестника. Вот только тот, почуяв надвигающуюся опасность, успел сгруппироваться и принять удар подошвами ног, минимизируя повреждения и переводя обычное падение во вполне управляемый полет. Описав идеальную параболу, что-то неразборчиво верещащий маг приземлился точно на палатку Сагары и Изауры. Обычно подобное походное жилище бы просто сложилось под весом взрослого человека, но Андрей умудрился кувыркнуться в полете и рассечь гладиусом крышу небольшого «домика разврата».

Через мгновение «шамана ужасный» с довольной рожей выскочил из палатки, преследуемый визгом ИскИна и мрачными угрозами Сагары, предвещающими чью-то скорую кастрацию.

«Фигурка хороша, но вот сиськи мелковаты», - резюмировал Андрей увиденное - «Она явно в комбез поролон укладывает».

«В мозгах у тебя поролон», - простонала Чешуйка…

***

Во время плотного завтрака все жевали молча, каждый думая о своем. Зато вот после, скормив синтезатору Мехи все ненужное, вроде сломанной палатки, излишка дров и остатков еды, компаньоны решили обсудить дальнейшие действия за кружками с чаем.

- Когда устанавливал якорь, я поднялся повыше и быстро просканировал видимое пространство следующего острова. Однако информации добыть удалось немного, - начал Сагара. - Во-первых, он большой. Насколько — я не знаю, но явно больше всех предыдущих раза в два. Во-вторых, он покрыт водой.

- Что, совсем? - удивился Андрей.

В его мозгу мгновенно закрутилась странная рекурсия: парящие в эфире острова, которые в свою очередь являлись морями, в которых торчали маленькие островки, на которых были небольшие озерца, в которых плавали грудастые сирены…

«Вот последнее — это уже совсем не рекурсия», - фыркнула Чешуйка.

- По крайней мере, все видимое пространство, - продолжил тем временем Сагара, отпивая из жестяной кружки крепкий отвар каких-то трав, синтезированных Мозгом по найденной в информатории Изауры формуле. - По краю осколка идет тонкая полоса скалистой суши, а сразу за ней начинается море. Вода соленая, повышенной плотности, вроде бы без опасных примесей. Из физических аномалий я успел зафиксировать только чуть пониженную гравитацию и странные колебания энергии в накопителях.

- Ну, это я все протестирую на месте, - фыркнула кукла ИскИна. - Главное, что никакой скоротечной фатальной аномалии в физических константах нет, а остальное мы определим быстро.

- И еще… - продолжил Сагара. - Осколок обитаем. На границе видимости я четко зафиксировал несколько деревянных кораблей на весельном ходу.

- А вот это уже интересней, - прищурился Андрей. - Морские пираты, сражения, спасение закованных в цепи красавиц…

- У тебя что, все мысли только об одном? - злобно зашипела на него Изаура.

- Можно подумать, вы с Сагарой святоши, - оскалился Вестник.

- На этом у меня все, - невозмутимо закончил гардиан, мысленно махнув рукой на поведение своих компаньонов. - Лут, есть что добавить?

Андрей и Изаура, уже собиравшиеся вцепиться друг в друга, замерли. Они оба действительно забыли о молчаливой аборигенке, которая тихонько хлюпала чаем, уткнувшись взглядом внутрь кружки.

- А? - захлопала та ресницами, когда все внимание окружающих сосредоточилось на ее персоне.

- Не «акай», стонать потом будешь, - улыбка Андрея больше напоминала оскал мясника. - Давай, Лутецкий, выкладывай что знаешь об этом море-океане.

Дракоша печально вздохнула и, опустив кружку на колени, начала неторопливо рассказывать, иногда морща лобик, силясь припомнить некоторые моменты.

- Осколок носит самоназвание Рофун. Он один из самых больших в зоне влияния клана и действительно почти целиком покрыт водой. Чтобы пролететь его из конца в конец, мне потребуется около недели. В центре осколка есть группа крупных островов, на которых живут несколько племен морских эльфов. Они в союзе с моим… - дракоша на мгновение замялась и со вздохом продолжила, выдавливая из себя следующее предложение через силу. - Они в союзе с кланом Лу. Драконы оказывают им при необходимости военную поддержку, а также меняют морепродукты и добываемые на островах и морском дне сокровища на разные предметы с других осколков и от союзных фракций. В самом море, помимо рыбы, водятся несколько видов чудовищ. Каких именно, я точно не знаю.

- Весьма интересная информация, - потер Сагара подбородок, выстраивая в уме какое-то подобие плана, но его мыслительный процесс был сбит протяжным стоном-всхлипом со стороны Буревестника.

- Эльфиечки… - Андрей едва ли не пускал слюни, затуманенным взором смотря в сторону далекого морского осколка. - Загорелые, стройные, гру…

Договорить он не успел.

Голова Вестника сделала уже хорошо знакомое всем компаньонам резкое движение, словно он получил хороший подзатыльник.

«Сначала дело!» - строго сказала Чешуйка, которую за сегодняшнее утро уже откровенно достало либидо ее «спутника жизни». - «И вообще, сколько можно! Ты два часа с бедной девочкой развлекался, животное! Совесть имей! Она вон, чуть сидя не засыпает! Совсем вымотал!»

- Но… - растеряно пробормотал Вестник. - Эльфийки же…

Бдымц!

Голова Вестника дернулась повторно.

«В следующий раз прилетит уже по яйцам», - зашипела Чешуйка. - «Хватит херней страдать, возьмись за дело! Могу также напомнить, что тебя там Химэ с Нокс ждут! Как ты думаешь, что они с тобой сделают, когда узнают, что ты тут за каждой встречной юбкой гоняешься? И это когда на их головы все дружно выгрузили оставленные тобой задания и обязательства?!»

Андрей представил. У него резко упал.

Нокс-то еще ничего — у нее «программный блок», а вот Химэ… Печальными вздохами блондинка явно не ограничится. Относительно же ее «милосердия» Вестник не питал никаких иллюзий — девушка уже не раз доказывала свою жестокость и хладнокровность по отношению к чужим жизням.

А там ведь еще Ауттэ, Авалар и Тайшаддэс. И если с первой еще вполне возможно найти общий язык, а от второго отбрехаться, то вот старому Таящемуся, вздумай он «немного пожевать» Вестника, тот не сможет сделать ровным счетом ничего.

Изаура, наблюдая за поведением Андрея, только покачала головой. ИскИн мучили некоторые вопросы относительно его способностей и состояния, но она решила все же «не лезть в чужой огород». Потому как подобная откровенность подразумевает ответный жест, а делиться своими секретами с компаньонами она пока была не готова. Как ни крути, но их трое, а камень Лу — только один. И чтобы ни говорил Вестник по поводу своего нежелания им пользоваться, было совершенно непонятно, как в итоге повернутся события.

Сагара придерживался схожего мнения.

Зато Мозг… Мысли оператора нет-нет, да соскальзывали на сделанное Буревестником предложение. Если отбросить компрометирующую часть, то возможность вновь заиметь собственное органическое тело выглядела довольно привлекательно…

Закончив с обсуждением, отряд собрался в путь.

Изаура забралась в свой тесный отсек внутри Механоида и полностью подключилась к его системам, а Сагара, Андрей и Лут устроились в уже знакомом укромном месте на броне робота.

Мозг прогнал дежурную проверку системы и принялся шустро сматывать трос, начав притягивать их небольшой «паром» к следующему осколку Изнанки, лежащему на пути отряда согласно выданным картам…

***

- Красиво, - выдохнул Андрей, любуясь видом.

Картина оказалась куда более захватывающей, чем это могло показаться со слов гардиана.

Желтый туман над водным островом был намного более разреженный, чем в окружающем пространстве, так что видно было на многие километры вдаль. Море плескалось с легким шумом, захлестывая волнами песчаную линию берега, на котором расположился отряд. Слабый бриз с запахом соли непривычно бил по чувствительному обонянию Андрея, а спины каких-то животных, появляющиеся вдалеке из-под воды, будоражили воображение.

Однако были и расхождения с той «морской романтикой», которую Буревестнику рисовало воображение, взращенное книжками и фильмами его старого мира.

Здесь не было солнца. Лишь мягкий желтоватый свет, равномерно разливавшийся по всей Изнанке. Как следствие, вода в море была почти черной и жутко холодной. И из глубин этой непроглядной тьмы Андрей четко ощущал солидную угрозу.

- Мне явно не хочется знакомиться с местным подводным царством, - пробормотал он.

«О! Первая разумная мысль за утро!» - обрадовалась Чешуйка.

- Достаточно будет познакомиться с местными эльфиечками, - мечтательно облизнулся Вестник.

«Верни мне мою радость», - поникла дракошка.

- Лут, - проигнорировав своего «внутреннего дракона», Андрей обратился к «дракону внешнему». - Как у тебя с магией?

Калуторинаруси задумчиво прикрыла глаза, погрузившись в анализ собственных сил. События двух последних дней довольно негативно сказались на ее и так невысокой самооценке — что на скалистом осколке, что на болоте она играла роль бесполезного балласта. И пусть черная дракоша была всеми руками за то, чтобы не лезть не в свою драку, но вот невозможность защитить себя самостоятельно серьезно давила на психику существа, привыкшего к своей подавляющей силе относительно представителей других разумных видов.

И вот сейчас Лут наверное впервые после заключения договора с Андреем искренне улыбнулась, почувствовав тонкий ручеек растекающейся по телу маны.

- Начинаю восстанавливаться, - резюмировала она, не в силах стереть с лица широкую улыбку. - Наверное, уже могу сменить форму и сплести простенькие чары. Но лучше подождать еще хотя бы сутки.

- Это радует, - кивнул Андрей и повернулся к расположившимся рядом на пляжике Меху и киборгу. - Вы там долго еще?

Сагара, сидящий в позе лотоса, приоткрыл один глаз и кинул на Вестника недовольный взгляд.

- Мы сканируем, - ответила за него Изаура из динамиков Мехи.

- Вы дрочите, - проворчал Андрей. - Уже гребаный час сидите на жопах и пыритесь в никуда!

- Осколок большой и экстренно эвакуироваться с него мы не сможем, - со вздохом ответил Сагара, устало массируя переносицу. - Так что мы обязаны все тщательно проверить. Это ты у нас живучий как таракан, а если из-за пары изменившихся знаков после запятой какой-нибудь константы у меня после выстрела из бластера замкнет реактор, то взрыв будет посильнее той ядерной бомбы, что Меха на болоте запустила.

- Э-э-э… – Буревестник пару раз хлопнул глазами, представляя себе последствия подобной перспективы, после чего спешно замахал руками. - Тогда хватит болтать и марш упражняться в физической аналитике! Или что вы там используете? А я пока пойду поздороваюсь с гостями.

- С какими гостями? - нахмурился Сагара.

- Я думаю с теми, что уже полчаса рассматривают нас с той скалы, что в трехстах метрах слева, - спокойным тоном произнесла Изаура.

- Ке… - выдохнул гардиан, чьи сканирующие системы не шли ни в какое сравнение с аналогичными проборами Мехи и чутьем Андрея. - Мне слетать?

- Сиди уж, оловянный солдатик, дрочи в свои уравнения. А то опять кучу народу за «здрасьте» положишь… - проворчал Буревестник, растворяясь в воздухе.

- А я? - растерянно захлопала глазками Лут.

- А ты сядь поближе к нам, - ответила ей ИскИн. - Если начнется заварушка, прыгай на броню и постарайся не путаться под опорами…

А тем временем Андрей быстрым прогулочным шагом маршировал в сторону затаившихся наблюдателей. Эти триста с хвостиком метров он не напрягаясь мог бы пробежать за десяток секунд, а то и быстрее, но в этом случае за ним в воздух поднялся бы такой след из песка и камней, что маскировка теряла бы всякий смысл.

А так он быстро и тихо подобрался к предполагаемому противнику и спокойно встал у них за спиной, с любопытством рассматривая двух распластавшихся на камнях гуманоидов и обдумывая варианты поведения.

Наблюдателями оказались двое парней. Роста в них было под два метра, но вот телосложение отнюдь не казалось атлетическим. Скорее, на ум приходило сравнение с жучками-палочниками. При взгляде на эту парочку возникало такое чувство, будто жира у них не было вовсе — смуглая кожа плотно обтягивала мышцы, которые не выпирали, как у людей, а словно бы вытягивались, равномерно расходясь вдоль скелета. Волосы у существ были белого цвета, а стрижка вызвала бы припадок у любого парикмахера — их явно наспех обкорнали чем-то тупым и совершенно не предназначенным для этого дела. Тем не менее, из-за такой прически резко выделялись уши аборигенов — узкие заостренные локаторы двадцати сантиметровой длины торчали из их голов под прямым углом и периодически начинали шевелиться, словно кошачьи. Из одежды парочка наблюдателей носила лишь пару коричневых набедренных повязок, а в руках они сжимали подобия коротких копий с костяными наконечниками.

Аборигены негромко переговаривались между собой на непонятном языке со множеством свистящих звуков. И вот именно эта последняя деталь поставила Андрея в тупик, ибо до сих пор его «автопереводчик» не давал сбоя ни в мире Висалафиаль, ни в Изнанке. А как допрашивать того, кто тебя не понимает?

«Ладно, пофиг», - подумал Вестник. - «Щас приласкаю их, и отволоку к той парочке. Они вроде башковитые, вот пусть и ковыряют им мозги».

Андрей беззвучно вытянул гладиусы из ножен. В самый последний момент оба аборигена как-то странно дернулись и начали поворачиваться, словно учуяв угрозу. Впрочем, слишком медленно — тяжелые набалдашники коротких мечей одновременно опустились им на затылки, отправляя в забытье.

Убрав клинки в ножны, Вестник подхватил тушки горе-шпионов на плечи и уже собирался рвануть обратно, как вдруг замер и недоверчиво прислушался к себе. А потом с выражением абсолютного охуевания уставился в сторону центра осколка.

«Эм… Чешуйка, это меня от морского ветерка так штырит? Или…»

«Или», - безапелляционно резюмировала дракоша. - «Это именно то, что ты ощущаешь».

«Бля».

***

Конец седьмой арки «Страна обжигающего света. Раб»

Глава 226

Арка 8. Страна обжигающего света. Сквозь Изнанку и дальше…


Глава 226.


17. Начинаем плавание.


- Что-то ты долго, - проворчала Изаура, глядя как Андрей скидывает на песок бессознательных аборигенов.

- Ну, дык, я ж не глотки им резать шел, - развел тот руками. - Так бы да, побежал, пару раз тыркнул, и можно закапывать. А тут нужно было осторожненько…

- Да ясно все, - вздохнул Сагара, поднимаясь с песка и отряхивая шорты. - Кто тут хоть у нас?

- Похоже, те самые морские эльфы, - ответил Андрей, сев на корточки рядом с одним из бессознательных аборигенов и тыча пальцем в его ухо. - Настоящее, это я как авторитетный эльфознатец заявляю!

- И много ты о них знаешь? - скептически скривился гардиан.

- Ну, приходилось и эльфийской рабыней владеть, и парой неправильных эльфов командовать, - ответил тот. - Так что кое-что смыслю. И сейчас чутье подсказывает мне, что это именно эльфы. Хотя и выглядят странно. Эй, Лутецкий, у них бабы такие же стремные, или у меня еще есть надежда?

- Если ты про пропорции тела, то такие же, - разглядывая аборигенов издалека, ответила дракоша. - Они много плавают, от того фигуры и претерпели некоторые изменения относительно их лесных сородичей.

- Блядь, не круто, - вздохнул Буревестник. - Ну что, будем допрашивать?

- Будем, - уверенно кивнул Сагара.

В чувства бедных эльфов привели быстро — Меха выплюнула два больших жестяных ведра, в которые киборг и маг набрали морской воды и плеснули на лица ушастых. Те мгновенно очнулись и, кашляя и отплевываясь, попытались вскочить на ноги. Естественно, это не получилось — предварительно Сагара связал их хитрыми узлами, стягивающими все тело и сводящими за спиной руки и ноги. Так что длинноухим оставалось лишь лежать и перекатываться с бока на живот и обратно.

Как только пленники осознали свое положение, они тут же возмущенно что-то защебетали на своем свистящем наречии.

- Кто-нибудь эту тарабарщину понимает? - осведомился Андрей.

- Местный диалект, я такого не знаю, - развел руками Сагара.

- Есть определенные совпадения в моем информатории, но при переводе получается какая-то чепуха, - Изаура изобразила разочарованный вздох.

Однако при их словах от Андрея не ускользнуло промелькнувшее на лицах аборигенов торжествующее выражение. Которое миг спустя снова сменилось растерянностью и злостью.

- Лутецкий, - подозрительно позвал Вестник. - А эти морские ушастики с драконами на каком языке общались?

- На общем наречии Изнанки, - пожала та плечами, стараясь на всякий случай держаться поближе к опорам Механоида. - Мы сейчас на нем говорим.

- Вот оно как, Михалычи, - удовлетворенно кивнул «шамана ужасный» и ласково посмотрел на начавших нервничать аборигенов. - Значит, уши нам тут просвистываете? Комедию ломаете? Ну так щас и я вас немного того… А может и не немного… поломаю… полностью.

Прежде чем кто-либо успел вмешаться, Андрей протянул правую руку к пленным. Конечность мгновенно почернела, из нее потянулись тонкие шевелящиеся щупальца с красными концами, на тыльной стороне распахнулся жуткий алый глаз, а по центру ладони открылась зубастая пасть, слишком глубокая и темная, чтобы уходить в человеческое тело.

- Знакомьтесь, ребята. Это - Йасасайх, - раздался голос Вестника в наступившей тишине. - И эта маленькая тварь очень любит души разумных. Причем, как вы наверное уже догадались, далеко не платонической любовью… Итак, кто из вас станет назиданием другому?

- Он! - хором крикнули эльфы, ткнув друг в друга подбородками.

- Значит, оба, - резюмировал Андрей с весьма кровожадной улыбкой.

- Стоять! - рявкнула Изаура. - Это военнопленные! А ну не распускать тентакли!

- Так военнопленные должны выдавать информацию, - ответил Андрей, не спеша одергивать потянувшиеся к связанным аборигенам щупальца Ловца. - А если нет, то они легко переводятся в разряд «сырья».

- Но ведь они готовы сотрудничать? - примирительным тоном уточнил Сагара, глядя на паникующих эльфов. - Ведь так?

- Так, так! - закивали те. - Истинно так, великие воины!

- Тц, - Андрей с демонстративным разочарованием сжал кулак, мысленной командой заставляя Саси исчезнуть. Тот немного побунтовал, не желая расставаться со столь близкой добычей, но в итоге сдался. Встав, Вестник отряхнулся и отошел в сторону. - Ладно, ушастики, пока живите. Но если что, я тут. Рядышком.

Словно добивая психику несчастных аборигенов, капюшон балахона медленно наполз на голову человека и скрыл лицо в густой клубящейся тьме. Осталась видна лишь белозубая кривая ухмылка и пара глаз, слегка горящих алым светом.

«Выпендрежник», - вздохнула Чешуйка.

«Артист!» - гордо заявил Андрей.

«Клоун», - вздохнул Сагара.

После разыгранной импровизации из цикла «хороший, плохой коп», пленники запели уже не на своем свистящем наречии, а на вполне понятном окружающим общем диалекте.

Пара аборигенов оказалась «дозором окраины». Что-то вроде добровольно-принудительного поста для провинившихся членов местного ополчения. Они должны были патрулировать вверенный им участок границы осколка и подать сигнал в случае вторжения какого-нибудь сильного монстра или армии. Или же разобраться самостоятельно, если вторгшийся неприятель окажется не слишком сильным. Однако суть наказания была не в том, что это «опасное задание». Как раз наоборот — подобные патрули обычно оказывались дико скучными в своем однообразии. Все же водный осколок располагался в глубине территорий драконьего клана и чужаки тут появлялись редко. А если появлялись, то обычно становились хорошей закуской магических ящериц.

В тот момент, когда Андрей нашел остроухих дозорных, эльфы как раз тихо охреневали от свалившегося на них «счастья» и пытались оценить силу их отряда. Вернее, просто размышляли, какой именно сигнал послать: «все плохо», «все очень плохо» или «нам пиздец». В данный момент пленники классифицировали четверку вторженцев именно как последний вариант.

- А как именно вы должны были подать сигнал? - уточнил Сагара.

- У нас есть набор амулетов, - охотно ответил один из аборигенов с труднопроизносимым именем Олууфииаеэ. - Нужно лишь раздавить один из них, и на Острове Спокойствия тут же станет ясно кто и где им воспользовался. Ну и шаман заодно сможет увидеть, что происходило с активировавшим амулет эльфом за прошедшие сутки.

- Где плав-средство? - задала следующий вопрос Изаура.

- В трех ги-ири отсюда, - быстро влез второй эльф, явно опасаясь, что первый возьмет на себя все ответы и ему не останется чем «задобрить» вопрошающих пленителей. - В небольшой скалистой пещере. Это двухместная га-ашу, мы на ней доплываем до острова в пятидесяти ги-ири от берега, откуда уже отправляемся домой на больших кораблях.

- Кстати, ушастики… - ласковым голосом влез в допрос Андрей, сверкнув из-под капюшона глазами, отчего оба пленных вздрогнули и вжали головы в плечи. Трое остальных пленителей являлись для них «опасными», но не более. Они были «добрыми». Но вот этот человек с первых же секунд вызывал у эльфов чувство неосознанного и иррационального ужаса. Словно рядом находилось не живое существо, улыбчивое, короткоухое и безобидное, а какой-то старый голодный хищник, поднявшийся из самой пучины моря. - Чего вы так трясетесь? Не съем я вас, не переживайте. По крайней мере, пока… Так вот, что находится в той стороне, примерно в восьми — десяти тысячах километров?

- Кило… как? - пленники переглянулись.

- Они используют другие единицы измерений, - пояснила Изаура растерянность морских эльфов. - А накладываемые на попадающих в Изнанку существ чары-переводчики на такое не распространяются.

Андрей на миг задумался, проводя в уме несложные умножения часов, суток и примерной скорости полета Лут, которая говорила, что на перелет через остров ей потребуется порядка семи дней. Выходило, что осколок имеет примерно пятнадцать — двадцать тысяч километров в диаметре. Следовательно, нужное ему место располагалось практически в центре острова.

- Тогда просто скажите, что в том направлении, примерно на полпути к противоположному краю вашего водного мира? - уточнил Вестник.

- А-а-а-а, там! - облегченно протянул один их эльфов. - Там, вроде бы, остров Хула-Хула и Башня Шомонов.

- Шаманов? - переспросил Андрей.

- Нет, Башня Шомонов! - одновременно замотали головами пленные.

- Это откуда у тебя координаты таких интересных мест? - поинтересовалась тем временем Изаура, одновременно сканируя окружающее пространство на максимальной дальности. Что-то ей сильно не нравилось в показаниях приборов, но вот что она понять пока не могла.

- Чуйка пропукала, - с самым серьезным видом ответил Вестник. - И еще она тут мне шептунов пускает, что нужно оказаться там как можно быстрее.

- А если серьезно? - нахмурился Сагара.

- А я серьезно, - с вызовом ответил Андрей, устремляя странный взгляд в направлении этого самого острова Хула-Хула. - Давайте быстрее потрошите этих ушастых чукч. Максимум через полчаса я выдвигаюсь туда. С вами или без вас.

При слове «потрошить» оба пленника начали бледнеть и обеспокоенно шевелиться. Впрочем, крепкие узлы не давали возможности даже отползти, не то что предпринять каких-то попыток к побегу. Да и сами по себе «воины» особой храбростью не отличались — не даром они бегают на «работе для штрафников».

- А ведь действительно, что с ними делать? - задумался Сагара. - Пристрелить?

- Живодер, - фыркнула Изаура. - Просто оглушить станером часов на десять перед уходом и забрать все вещи. Повезет — выживут. Нет… значит, не судьба.

- Согласен, - кивнул Андрей, которого тоже не прельщала перспектива добивать относительно безобидных эльфов, которым просто не повезло оказаться не в том месте не в то время.

- Опять врагов за спиной оставляем, - проворчал Сагара, но спорить не стал.

***

Через полчаса, вытряхнув из бедных аборигенов все, что только было возможно, и оглушив их спецорудием Мехи, отряд пустился в путь. Ехали, как и раньше, на Механоиде. В пределах водного осколка его антигравы работали без сбоев, так что огромная туша робота быстро неслась в трех метрах над темной водой. Приборы Мозга фиксировали неплохую скорость в сотню километров в час, а чутье Андрея безошибочно вело вперед, не давая сбиться с курса.

Все было относительно тихо и мирно. Единственной, кто беспокоился, была Изаура — ей все никак не давали покоя показания приборов.

- Они странные, - вздохнула ИскИн, в очередной раз прогнав полное сканирование местности.

- Кто странные? - тут же среагировал Андрей, понимая, что Изаура не стала бы говорить вслух то, на что не требовалось уточнения.

- Я фиксирую что-то на грани сенсоров. Под нами. Но вот что — не могу понять. Может, ты в бубен постучишь?

- Угу, - кивнул Андрей. - В твой или Сагарин?

- Себе постучи, - огрызнулся киборг, на всякий случай отодвигаясь подальше и активируя экзоскелет.

- Я серьезно! - прикрикнула на них Изаура.

- Ладно, ладно, щас попробую, - скривился Вестник и уже более тихо пробормотал. - Истеричка механическая, никакого покоя бедному старому…

- Евнуху? - ласковым голоском перебила его ИскИн.

Впрочем, Андрей в дальнейшую перепалку вступать не стал, а просто прикрыл глаза и сосредоточился на собственных ощущениях. И тут же уловил слабое шевеление своего предчувствия опасности. Это была пока не полноценная угроза, потому чуйка и не трубила о ней во весь голос. Но что-то под ними определенно было. Что-то голодное и угрожающее.

- Как ни печально это признавать, но робо-баба в этот раз действительно оказалась права, - открывая глаза, задумчиво резюмировал маг. - Там что-то есть.

- А поконкретней? - уточнил Сагара, переводя организм в состояние повышенной боевой готовности, чтобы мгновенно активировать форсаж всех систем.

- Нууу… - почесал Андрей затылок. - Это что-то большое, опасное, оно глубоко и оно… неживое.

- Это… - начала было Изаура, но ее перебила Лут.

- Это Кархан, - уверенно и одновременно испуганно заявила черная дракоша, неосознанно прижавшись к боку Вестника. - Это точно он…

- Кто? - практически хором спросили трое компаньонов, отчего Лут окончательно смутилась и десять раз пожалела, что вообще поддалась эмоциям и влезла в разговор.

- Кархан, - повторила черная. - Это подводный монстр. Я его ни разу не видела, но… мне рассказывал знакомый. Это морской змей, что более километра в длину. Он не живой, но и не мертвый. Практически неуязвимый. Он почти ни на что не реагирует и только лежит в самой глубокой впадине этого моря, словно чего-то ждет. Или охраняет.

- Не удивлюсь, если очередной кирпич, - пробормотал Андрей и с кривой ухмылкой покосился на лежащую рядом сумку, где покоились уже два «божественных сокровища» - красный и желтый кирпичи. И вдруг Вестник встрепенулся, словно что-то вспомнил. - Кстати, комрады! А где, блядь, наша награда за болотный остров?!

- Где, где? - скривился Сагара. - В том самом половом органе. Получил ты свой кирпич, вот и радуйся, что жив остался.

- Не… ну… - Андрей сделал жалобные глаза. - А плюшка? Это нечестно! Мы сразили босса, эпично расхерачили пол-острова, а в итоге мне дали только чертов кирпич и пиздюлей от сопартийцев! Я требую апелляцию!

- Депиляцию я тебе могу устроить, - мрачно пообещала Изаура, которую очень напрягали отголоски движения этого самого Кархана, что фиксировались системами Механоида. - Причем плазмой. Надо?

- Злые вы, - вздохнул Вестник. - Уйду я от вас.

- Куда? - хмыкнул Сагара.

- Да хотя бы вон на тот остров, - ответил Андрей, кивая куда-то направо. - Вон, там как раз чайки летают. Буду с ними вить гнезда, гопать туристов на чипсы и отжимать у воробьев семки.

- Не получится, - покачал головой гардиан, увеличивая изображение скалистого острова и вьющихся над ним «птичек». - Это не чайки. Это гарпии. И, кажется, они решили кем-то подзакусить…

- Улыбаемся и машем, - фыркнула Изаура. - И проезжаем мимо. Лишние бабы нам на борту не нуж… КУДА?!

- СИСЬКИ В БЕДЕ!!!

- Идиот!


18. Дэйя.


Небольшой кусок суши торчал над черной водой.

Это была вершина подводной скалы, стесанная ветрами и временем до почти плоского состояния, и поросшая невысокой желто-красной травой с жесткими, словно проволока, стеблями. Ширина островка не превышала десятка метров, а форма напоминала неровный круг.

Тонкий слой грунта, отсутствие источника пресной воды и какого-либо укрытия, кроме редких камней, делали этот кусок суши невозможным для выживания любого сухопутного существа.

Тем не менее, тут находилось жилище.

Примитивная конструкция со стенами из сложенных полукругом камней, щели меж которыми были забиты сухими водорослями и травой, крышей из куска парусины, и дверью в виде все той же ткани.

Перед входом в это несуразное сооружение гордо стояла женщина из рода морских эльфов. Легкие морщинки и старые шрамы покрывали ее огрубевшую от морских ветров кожу, а на лице было выражение отрешенного безразличия. Выцветшие от времени глаза спокойно следили за кружащей в нескольких десятках метров над островом стаей гарпий.

Женщины-птицы не были красивы. Это не сирены, заманивающие морских путешественников чарующим пением и прекрасной внешностью. Гарпии Рофуна имели птичьи ноги с острыми загнутыми когтями, и крылья с жесткими рыжими перьями. Торс любой гарпии был обнаженным телом тощей женщины с пожелтевшей от времени кожей, а на маленьких головах росли длинные седые волосы, обрамляющие сморщенные лица старух с огромными ртами, наполненными длинными игловидными зубами.

- Все-таки нашли нас, - вздохнула женщина, не отводя взгляда от кружащих тварей и покрепче стискивая длинный витой посох с вытянутым черным камнем на конце. - Не успели…

- Дэйя? - из хлипкого укрытия раздался перепуганный голос молодой девушки. - Чт… Что там, Дэйя?

- Посланцы шомонов, поглоти их Кархан, - негромко ответила женщина, на чьем лице вздулись желваки от стиснутых в бессильной ярости зубов. - Укройся, дитя. Я постараюсь с ними справиться.

Черный камень в навершии посоха полыхнул зловещим пурпурным огнем, отразившимся в выцветших глазах. В тот же миг пять гарпий отделились от огромной стаи и с хриплыми криками кинулись вниз.

- Тай-ха! - четким командным голосом произнесла Дэйя, вскидывая посох навстречу монстрам.

Из черного камня со зловещим шипением ударила ветвистая пурпурная молния, накрывшая атакующих. Пикирование к жертве тут же превратилось в бесконтрольное падение обугленных тел.

Парящая выше всех гарпия с белыми перьями сузила глаза, глядя на это, и издала короткий клекот, в котором слышались повелевающие интонации. Повинуясь ей, хоровод монстров закружился интенсивней, а вниз начали одна за другой падать атакующие пятерки. И каждую новую волну встречал короткий выкрик эльфийки и удар пурпурной магии.

Вот только с каждым заходом сияние черного кристалла в посохе становилось все слабее, а Дэйя дышала все тяжелее. Ее загорелая кожа начала приобретать бледный оттенок, а на лбу выступил холодный пот. Пусть артефакт в ее руках и позволял применять заклинание «пурпурной молнии» практически без подготовки, но чары питались от ее магии. И как только магическая сила истощится, женщина упадет безвольной куклой.

Матриарх стаи это знала. Как знала особенности и Дэйи, и чар ее посоха. Молнии били не дальше расстояния, соответствующего росту десяти морских эльфов, потому стая держалась достаточно высоко. И с менее чем пятью гарпиями эльфийка могла справиться, не прибегая к силе «пурпурной молнии». С другой же стороны, магии было без разницы, сколько на нее нападает противников — ветвистый пурпурный заряд поразит разом всех врагов, попавших в его зону действия. Вот и приходилось Матриарху стаи пускать на убой своих подчиненных, лишь бы вымотать опасную эльфийку.

Однако старшая гарпия не волновалась — как только она добудет посох и девчонку, шомоны призовут ей еще больше безмозглых послушных слуг, и она сможет доживать свой долгий век на вершине скалы, наедаясь от пуза и ни о чем не заботясь…

Наконец, после очередной молнии, Дэйя устало оперлась на посох, чей кристалл практически потерял свое свечение. Пропитанная потом туника липла к телу эльфийки, а руки слегка подрагивали от перенапряжения — количество пропущенной через них маны было просто колоссальным. Любой другой маг Рофуна, включая высокомерных шомонов, сгорел бы и от половины такого напряжения!

К сожалению, этим талант эльфы и ограничивался.

Дэйя имела огромный запас маны и хорошую пропускную способность манотоков, но никак не время и учителя, чтобы постигать древнее искусство плетения чар. На текущий момент ее знания ограничивались лишь несколькими бытовыми плетениями, которых она нахваталась от давно почившей матери и одного знакомого дракона.

Но у эльфийки был «Посох Черного Камня». И ее боевое искусство.

Дэйя глубоко вздохнула и уняла предательскую дрожь. С тихим шипящим звуком у навершия артефакта вспыхнул светящийся пурпурный шар, который стремительно начал втягиваться вбок. И вот уже через мгновение эльфийка приняла боевую стойку, держа в руках посох, превратившийся в энергетическую косу, чье полупрозрачное пурпурное лезвие испускало едва слышимый угрожающий гул.

Матриарх гарпий разразилась издевательским клекотом.

Каким бы ни было мастерство эльфийки, против нее осталось более двух сотен монстров. А магии в теле Дэйи не хватит уже даже на слабенькую молнию — это старшая гарпия чувствовала отчетливо.

Судьба двух беглянок была предрешена. Нить жизни хранительницы «Посоха Черного Камня» должна была прерваться здесь, а ее юную подопечную ждала участь много хуже обычной смерти.

«Все, что было в моих силах, я сделала», - пронеслось в голове Дэйи. - «Теперь осталось разве что молить богов о чуде. Вот только кого из них? И кому будет интересна судьба двух маленьких смертных?»

Тем не менее, ее губы все же зашептали слова молитвы. Не той, что бездумно превозносят в старом храме на главном острове. Но той, что идет из глубины сердца в час самого черного отчаяния.

- Молю, - прошептала старая эльфийка, глядя на начавшую пикирование стаю гарпий, что зашлись кровожадным клекотом. - Не за себя. За невинное дитя. Спасите хотя бы ее. Вряд ли моя жизнь будет равнозначной платой, но… Если вдруг моя душа приглянется кому-то из Бессмертных… Возьмите ее.

Она не ждала ответа.

Старая хранительница почти не надеялась на чудо.

Но все же смертным свойственно уповать на высшие силы в мгновения, предшествующие страшной смерти. Так легче встречать свою Судьбу…

Вот только в этот раз все было несколько иначе.

«Я услышала тебя», - раздался в ушах Дэйи шелестящий шепот, словно состоящий из сотен тысяч голосов.

Сердце хранительницы пропустило удар, а сознание замерло в ужасе. И не только оно. Весь мир резко замедлился, словно погрузившись в тяжелый вязкий сок.

Дэйя не могла пошевелиться. Даже ее зрачки не двигались. Казалось, словно разум разогнался до чудовищных скоростей, выйдя далеко за пределы дозволенного смертным.

Что-то легло на ее плечо. Что-то практически невесомое, но столь же холодное, что и вода в самой глубокой расщелине моря Рофуна.

«Теперь твоя жизнь и душа принадлежат мне, хранительница. Будь послушной девочкой и веди себя хорошо», - прошелестел голос в ушах Дэйи.

Нечто, что стояло у нее за спиной, исчезло, оставив в памяти хранительницы «знания».

Время начало постепенно ускорять свой бег. Или это ее сознание замедлялось? Дэйя не знала.

Зато эльфийка в мельчайших подробностях видела то, что происходило у нее перед глазами.

Огромная волна темно-фиолетового пламени пришла откуда-то со стороны. Она пронеслась по воздуху в десяти метрах над землей. Расширяющийся поток странного туманного огня медленно поглощал пикирующих гарпий одну за другой. Замедленное восприятие Дэйи фиксировало все до мельчайших деталей, но вот сами монстры, похоже, даже не успели осознать, что именно произошло.

За короткое мгновение волна пламени закрыла от эльфийки небо, после чего понеслась дальше, постепенно истаивая в воздухе. А на месте сотен атакующих монстров не осталось ничего. Лишь странный зеленоватый дымок еще какое-то время вился в воздухе.

В тот момент, когда скорость восприятия Дэйи вернулась в норму, ее потрясенный взгляд встретился с еще более напуганной и потерянной парой глаз.

Матриарх гарпий, чудом избежавшая смерти, парила высоко в небе и совершенно не понимала, что произошло.

Оглушительный рев вырвал двух противников из состояния оцепенения.

Повернув головы, они увидели стремительно несущегося к ним огромного черного дракона…

- Отлично, - Андрей похлопал Лут по прочной чешуе в основании шеи. Выше все равно не дотягивался. - А теперь подлети поближе к той белой курице. Щас ее быстренько пущу на «ножки Буша» и будем приземляться.

«Эм… это как?» - немного растерялась Лут, не совсем понимая, как именно Вестник собрался атаковать гарпию с ее спины. - «Хотя, это не мое дело».

Все силы она уже отдала на превращение, полет и эту атаку кислотным дыханием. Но если Хозяин приказал… То ей придется подчиниться.

Андрей перехватил левой рукой гладиус и примерился прыгать. План был как всегда спонтанен и прост — сигануть с пролетающего мимо «курицы» дракона, прирезать ту в прыжке, после чего благополучно свалиться в воду, если Лут не успеет его поймать. Конечно, при падении с такой высоты поверхность воды будет немногим мягче бетона, но Вестник в своей живучести был более чем уверен. Плюс, балахоном можно было немного замедлить падение и смягчить сам удар.

«А выплывать в полном снаряжении и с кучей железок ты как собрался?» - ехидно уточнила Чешуйка.

«А… А вот это — хороший вопрос», - задумался Андрей, внезапно осознав слабое место своего плана. - «Над которым мы подумаем после!»

Однако в этот раз испытывать судьбу ему не пришлось.

С разрывающим перепонки свистом мимо летящего дракона пронеслось что-то очень быстрое, ударив Андрея и Лут воздушной волной от сверхзвукового объекта.

Снаряд попал точно в грудь гарпии. Чуткий датчик, активирующийся при касании, сработал безукоризненно, и монстра разорвало на мелкие ошметки, которые посыпались в воду и на край острова кровавым дождем.

Бросив быстрый взгляд назад, Андрей успел увидеть, как опускается один из манипуляторов Мехи, неспешно летящей в сторону острова.

«Ну, бывает», - мысленно пожал плечами Вестник, забрасывая гладиус обратно в ножны.

Лут на полной скорости пролетела мимо острова, заложила вираж и начала замедляться, заходя на посадку. Учитывая небольшие габариты острова и размеры молодой дракоши, задача была не самой простой. С другой стороны, дракон — не криворукий примат за штурвалом кукурузника. Эти магические ящеры не видят жизни без полетов, так что посадка вышла как всегда мягкой и аккуратной.

С легким пшиком огромное тело волшебного зверя исчезло, превратившись в стоящую на земле невысокую стройную девушку, с покрытыми черной чешуей руками и ногами. Ну а рядом, с высоты драконьего загривка, с матом рухнул не успевший спуститься Буревестник.

- Лутецкий, - хрипло позвал Андрей, с трудом поднимаясь с земли и пытаясь по ощущениям определить количество переломов. - Я тебя щас буду драть. В задницу. Долго, с чувством, толком и расстановкой.

- Я… Я случайно… - пролепетала дракошка, делая нетвердый шаг назад. - Энергия кончилась.

Кое-как принявший вертикальное положение Вестник посмотрел на пытающуюся прикрыться ладошками обнаженную девушку тяжелым взглядом. После чего вздохнул и кинул свой балахон.

- Прикройся, горе чешуйчатое. Щас наши подъедут, оденешься… Так, ну и что мы тут имеем?

Разобравшись с провинившейся подчиненной, Андрей перенес вектор интереса в сторону Дэйи.

Несколько секунд они придирчиво изучали друг друга. Молодой взъерошенный человек, одетый в легкий боевой костюм, с парой торчащих из-за спины гладиусов и болтающейся на поясе артефактной палкой. И женщина из народа морских эльфов, лет тридцати пяти — сорока на вид. Но это лишь на человеческий взгляд, а сколько Дэйе было на самом деле — очень интересный вопрос, на который никто из ныне живущих на Рофуне не знал ответа. Включая ее саму.

- Облом, - вдруг вздохнул Вестник, понуро опуская плечи. - Нету сисек.

Хранительница стояла с непроницаемым лицом, но взгляд ее невольно на мгновение скользнул вниз, на собственную грудь, а после перепрыгнул на фигуру кутавшейся в темный балахон дракоши.

- Мой народ не славится… излишками массы, незнакомец, - спокойно произнесла женщина. - И данное заявление в нормальном обществе не может быть воспринято положительно.

- Похер, - фыркнул Андерй. - Сисек все равно нету. А там у нас…

Вестник заинтересованно вытянул шею, глядя на полог времянки за спиной хранительницы. В этот момент его как раз откинула в сторону тонкая ручка молодой девушки, почти ребенка.

- Дэйя, что… что происходит? - испуганно запинаясь, спросила девочка, прячась за спину женщины.

Андрей, увидев эту сцену, закатил глаза и осел на каменистую землю острова.

- Ну началоооось… - выдохнул он. - Только я поверил в начавшуюся белую полосу, так нет же! Опять! Мчусь, понимаете ли, спасать прекрасных эльфячьих дев от злобных монстров, а вместо нормальных конфеток меня поджидает тощая старуха и плоская лолька. За-е-бись.

Лицо Дэйи оставалось все таким же невозмутимым. Вот только уголок правого глаза слегка дернулся, а пальцы сжали древко витого посоха чуть сильнее, чем нужно.

В этот момент сверху раздался ехидный женский голос.

- Что, шамана озабоченная, облом?

- Еще какой, - вздохнул Андрей, не отрывая горестного взгляда от стоящей перед ним парочки спасенных.

А те в свою очередь задрали головы, глядя на бесшумно опускающегося с неба робота. Вот только реакция у эльфиек была диаметрально противоположная: девочка, все-таки не выдержав психического напряжения, медленно осела в глубокий обморок. А вот Дэйя… Хранительница «Посоха Черного Камня» осталась все такой же невозмутимой.

Изнанка — это то место, где разумные быстро устают удивляться разнообразию жизни, населяющей Вселенную.

Мягко приземлившись на опоры, Механоид на всякий случай навел один из стволов на спасенных. Впрочем, угрозы от него Дэйя не чувствовала — если она не нападет первой, то вреда им говорящая машина не причинит.

- Ладно, попрыгали, - махнул рукой Андрей, поднимаясь на ноги и направляясь к Меху.

- В смысле, «попрыгали»?! - удивилась Изаура. - Ты так рванул сюда спасать этих двоих, а сейчас даже не спросишь, как их зовут и что они тут делают?

- А смысл? - печально вздохнул Вестник. - Сис…

- Да задолбал ты уже своей озабоченностью!!! - взревела ИскИн, параллельно пытаясь вырвать у Мозга управление системой огня или, на худой конец, манипуляторами. - Тебя хоть что-нибудь кроме этого волнует?!

- Еще как волнует! - вдруг вспылил Андрей, останавливаясь перед громадой робота и прожигая Меха взглядом, в глубине которого зажегся нехороший алый огонек. - Меня волнует скорейшее возвращение туда, откуда я был выдернут этим злоебучим укурком! У меня там куча незаконченных дел, не отданных долгов и не выебанных задниц! Плюс ко всему, еще и Королевство с Королевой и, представь себе, еще не рожденным ребенком! Я эту парочку спас? Спас! Хорошее дело сделал, карму поправил! А сейчас сматываем удочки и съебываем подальше, пока очередной квест не подцепили!

Буревестник сердито нахохлился, глядя на притихших Меха и гардиана, которые несколько растерялись, не зная чем ответить на столь внезапный взрыв.

Молчание несколько затянулось.

- Ладно, похуй, - вздохнул Андрей, усилием воли загоняя мрачные мысли поглубже и возвращая себе обычное безалаберное состояние. - Как я уже сказал, валим от…

- Прошу задержаться ненадолго, странники, - прервал его спокойный голос Дэйи, которая мало вникала в произошедший диалог, зато очень внимательно обдумывала те «знания», что получила от неизвестного божества в прошедшей битве. - Есть ли среди вас тот, кто носит имя Несущего Бурю? Для него мне вручила послание… сущность, представившаяся Владычицей Теней.

- Еб твою в рот, - поник Андрей. - Ну вот, дождались…


19. Задание.


- На островке сидели трое, - пробормотал я. - Ты, да я, да наш писец…

«Это ты сейчас к чему?» - озадаченно спросила Чешуйка, бултыхающаяся где-то на границе моего астрального пространства.

«Это к тому, дорогая моя половинка, что Старушка опять подсунула нам неебических размеров пенчекряка», - отмахнулся я.

«С каких пор я стала твоей половинкой?!»

Ну да, женский мозг. Зацепится за первое услышанное, напрочь проигнорировав все остальное, включая и собственный заданный ранее вопрос.

«Пока не стала», - зевнув, почесал уже порядком отросшую щетину и обвел взглядом кипящую на небольшом островке деятельность. - «Но я все еще жду ответа на тот наш разговор».

«Э… Я… Я еще думаю», - замялась Чешуйка, после чего ощущение ее присутствия сильно ослабло — дракоша ушла в глубину астрала.

Ну а я полностью вернулся к реальности.

Мы решили сегодня уже никуда не двигаться, а остаться на этом островке до следующего утра. Место удобное, время уже за полдень, да и нашим башковитым йоботам нужно провести тонкие настройки их технической начинки — за время пути они выяснили какие-то там дополнительные константы, секстанты или турбулянты. Или что-то вроде того…

- Как же все-таки проще состоять только из костей и мяса, - пробормотал я, глядя на сидящую на броне Меха фигурку Изауры, которая напряженно хмурила бровки и закусывала от усердия губу.

- Однако у меня создается такое ощущение, что конкретно ты состоишь только из похоти и идиотизма, - покосилась в мою сторону кукла ИскИна.

- А еще из изрядной доли похуизма, - кивнул я. - Иначе бы давно вздернулся от жизни такой. Кстати про мою печальную участь… Где там эта ушастая старуха?

- Попрошу воздержаться от вербальных оскорблений, и обращаться ко мне либо по имени, либо по титулу, - раздался спокойный голос и из-за полога халупки показалась Дэйя.

- Что-то у тебя гонору многовато для спасенной, старая, - оскалился я.

- И не такая уж я и старая. Мне всего лишь чуть больше трех сотен лет, - спокойно ответила хранительница и ее губы изобразили слабый намек на улыбку. - Но если сравнивать с тобой, неразумное дитя, то да, мой возраст весьма почтенен. Посему попрошу эту самую почтительность оказывать.

Мой мозг слегка переклинило в попытке разобраться, оскорбила она меня или нет. Вроде бы, да. Ладно, пофиг. Возраст у этой женщины действительно почтенный, а подчеркнуто вежливое поведение не вызывает особого раздражения. Вроде бы. Пока.

Я еще раз внимательно пробежался глазами по фигуре Дэйи.

В действительности, если взглянуть на вещи трезво, «старуха» - это было несколько несправедливо. Если соотносить с человеческой внешностью, то на вид ей было лет тридцать пять — сорок. Тот самый возраст, когда дама уже полностью теряет привлекательность «юного цветка», но все еще способна нехило отжечь. Собственно, многие мужчины падки на женщин именно этой категории, мотивируя их «опытностью». И в чем-то я склонен с ними согласиться. Но не в этом случае.

Фигура эльфийки чем-то напоминала мне фигуру моей «дражайшей супруги», которая на данный момент является Королевой Валликта. Такая же высокая и тощая. Вот только если Ласатардия физически слабенькая, то в случае Дэйи подобное телосложение — это особенность ее расы. А если вспомнить уже виденные мной фигуры тех двух «пограничников», да девчонки, которую хранительница опекает, то… То для своей расы она практически качок!

Во всяком случае толщина рук и ног хранительницы были вполне приличными, с четко очерченными мышцами, которые не скрывала относительно короткая туника. Смуглая загрубевшая кожа ярко контрастировала с длинными, заплетенными в косу белыми волосами и бледно-серыми глазами. Уши торчали не горизонтально, как у остальных ее сородичей, а вертикально, как у классических эльфов старины Толкиена. Только были раза в три длиннее. И с небольшими белыми кисточками на концах.

Короче, ебать это можно, но только если совсем приспичит.

- Ладно, костлявая, уговорила, - махнул я рукой. - Больше старухой называть не буду. С мелкой своей разобралась? Тогда давай выкладывай, что там Древнейшая опять удумала?

- Древнейшая… - задумчиво протянула женщина, потирая подбородок. - Так называют сию богиню?

Я вздохнул.

Тяжелый случай. Похоже, наша дамочка обратилась к адресату, о котором нихрена толком не знает. Хотя, скорее всего, тут все строго наоборот — Бездна сама влезла, заметив какую-нибудь «интересную возможность». На моей памяти она так делает уже не первый раз. Взять хотя бы мою собственную бестолковую тушку.

- Она самая, - подтвердил я. - Древнейшая, Бездна, Смотрящая Dha’t’Elle…Называй как удобней. Хотя, нет, лучше не называй ее никак.

- Почему? - лишь вопросительная интонация и чуть наклонившаяся к плечу голова выдавали любопытство хранительницы.

- По качану и в зад, - криво усмехнулся я. - Это не та сила, к которой стоит ежедневно возносить молитвы. Технически, она вообще к богам не относится и ей до лампочки толпы скандирующих фанатов. Зато она обожает бросать смертных в яму с дерьмом и смотреть, как они барахтаются.

«Как грубо», - прошелестел где-то на краю сознания тихий насмешливый шепот.

«Зато правдиво», - мысленно поморщился я. - «Обязательно было еще один квест на меня вешать? И так дел по горло, хрен знает как их все разгребать?!»

«Тебе все равно по пути, Вестник», - ответил голос. - «Ты ведь чувствуешь это, не так ли? То самое ощущение…»

- Юноша? - чуть нахмурилась Дэйя, глядя на меня. - Что происходит?

Она определенно что-то ощущала. И не только она — сидящая неподалеку у костра Лут смотрела на меня большими испуганными глазами, тоже чувствуя проявившую себя Древнейшую. Только Изаура и Сагара оставались спокойными из-за своей низкой чувствительности. Первая продолжала что-то высчитывать, периодически с любопытством косясь на нас с Дэйей заинтересованным взглядом, а киборг возился с шашлычком из какой-то пойманной Мехом рыбины, с головой уйдя в процесс готовки.

Счастливые йоботы. Хотел бы и я вернуть те времена, когда в голове не было лишних голосов, а из тела при каждой потере самообладания не сочилась убийственная концентрация божественной силы.

- Ничего не происходит, все как обычно, - буркнул я. - Итак, кто из вас объяснит мне суть текущего задания?

Взгляд Дэйи стал… очень странным. Ну да пофиг, диагноз «шизик» у меня на лбу уже давно оформил постоянную прописку.

«Она тебе расскажет», - раздался смешок. - «Я вложила в разум этой смертной все необходимые знания».

- Ясно все с вами, - вздохнув, поднялся на ноги и отряхнул штанины. - Пошли к костру, ушастая. За едой разговоры идут намного веселее.

Хотя лицо Дэйи оставалось невозмутимым, но мой слух уловил негромкое бурчание желудка — этот остров явно не баловал разносолами двух аборигенок.

***

Однако к обсуждению текущей ситуации приступили не сразу.

Сначала мы с Сагарой пережарили и запекли всю рыбу, вытребовав у Мозга нужных приправ. Недостатка в биомассе не было — ушлый робот как-то приманивал к берегу острова всякую подводную фауну, после чего легко глушил ее какими-то вибрациями и вылавливал металлическими щупальцами. Ну а с опреснением воды наш железный компаньон справился вообще играючи.

Лут и Дэйя в это время на втором костерке готовили какой-то супчик. Собственно, готовила эльфийка, а чешуйчатая была скорее на подхвате. А за всей суетой наблюдали оставшиеся не у дел Изаура и мелкая спутница хранительницы. Причем ИскИн о чем-то негромко просвещала девчонку.

Вот стопудово проталкивает в юный разум идеи воинствующего матриархата! Впрочем, похер…

Зато я смог наконец спокойно рассмотреть мелкую эльфу. Хотя разглядывать там особо было нечего. Все те же белые волосы, смуглая кожа и тощая фигура. Вот только росту в ней было немного — на полголовы ниже меня, груди не было от слова «совсем», а мордашка чем-то неуловимо напоминала лошадиную…

Наконец все было приготовлено и над островом повисла тишина, раздираемая усиленным чавканьем. Можно было, конечно, попросить Меху синтезировать сразу готовые блюда, но Сагара настоял именно на своем, сказав, что время все равно есть, делать особо нечего, а сделанное вручную всяко вкуснее.

С последним я мог бы поспорить, но не стал, потому как получилось действительно неплохо.

- Ну а теперь о главном, - начал я, когда все наелись и расселись вокруг костра с кружками травяного чая. - Какую там херню на нас решили повесить на этот раз?

- На тебя, шаман, не «на нас», - поправила меня Изаура.

- А вот хрена вам, дамочка, да с причмоком, - оскалился я. - Кто там верещал, что «нужно им помочь!», «мы не должны просто так улетать!» Не дали мне с Сагарой по-быстрому съебаться, так теперь попретесь вместе со мной чинить насилие и произвол!

- Насчет «произвола и насилия» я против, - поморщился Сагара. - А вот помочь можно, все равно в одной лодке плывем.

- Уважаемые странники, - спокойным голосом привлекла внимание Дэйя, осторожно держащая глиняную кружку с дымящимся напитком. - Я понимаю, что у каждого из вас свое мнение касательно сложившейся ситуации и степени участия в ней… Но, может быть, вы позволите сначала мне объяснить происходящее и суть посланного Высшей Силой задания, и уже после этого продолжите свою дискуссию?

Мы с компаньонами сконфуженно переглянулись.

- Эм… Прошу, - ответил за всех Сагара.

- Благодарю, - едва заметно улыбнулась эльфийка, после чего сразу же вернула лицу сосредоточенно-отстраненное выражение. - Суть дела можно заключить в одну фразу. Уничтожить Шомонов Рофуна.

- Звучит несложно, - пожал я плечами.

- Угу, - кивнула Изаура. - Конструктивная деструкция — это, можно сказать, смысл нашего существования.

- Я не знаю ваших сил, - обвела нас взглядом Дэйя, - но раз в вашем отряде черный дракон находится на положении раба, то они должны быть велики.

Лут, сидящая сбоку от меня, тихо шмыгнула носом, неразборчиво что-то пробормотав. Готов на собственную головку поспорить, что в очередной раз жалуется на жизнь. Ничего, скоро привыкнет.

- Шомоны, хоть и далеко не слабые противники, но они не боги, - продолжила эльфийка. - Думаю, вы быстро отыщете способ их убиения. Другой вопрос касательно последствий подобного шага. Именно о них говорит вторая часть задания, дословно звучащая как «минимизируй сопутствующий урон».

У меня начал стрелять висок, отдаваясь болью в правом глазу.

Старушенция, это с каких пор ты начала заботиться о сопутствующем уроне? Молчишь? Ну и молчи, сам знаю. Небось опять чисто из «спортивного интереса» попыталась как можно сильнее усложнить мне жизнь. Чтобы бедная деточка «росла и развивалась». Нет бы, как во всех нормальных сказках, выдать меч-леденец и пустить спасать бабу-самораздеваку из башни за первым поворотом.

- Я так понимаю, под «сопутствующим уроном» имеются в виду жертвы среди гражданского населения и разрушение строений? - уточнил Сагара.

- Истинно так, - кивнула Дэйя. - Башня Шомонов находится на острове Хула-Хула, самом большом обитаемом острове нашего осколка. Вокруг нее сосредоточены земледелие и культура моего народа.

- Под… - попытался опять влезть Сагара, но эльфийка перебила его с взглядом завуча, перед которой пьяные школьницы устроили стриптиз.

- Позвольте мне закончить историю, - строго сказала Дэйя. - Я уверена, что с ходом нити моего рассказа большая часть вопросов отпадет сама собой. Постараюсь уложиться в краткие фразы, не усложняя их лишними для вас подробностями… Шомоны — маги-правители морских эльфов. Некогда это был титул самых уважаемых и способных магов нашего осколка, что являют собой щит и меч народа, не позволяющий другим его искоренить. Да, мы живем в сфере власти драконьего клана, но ящеры редко вмешиваются во внутренние дела своих вассалов, защищая нас лишь от врагов внешних или выходящих за пределы наших сил. Однако со временем шомоны из защитников превратились в наше же проклятье. Ныне это каста властолюбивых эгоистов, охочих до низменных наслаждений от дурманящих зелий, еды и юных тел. И недавно эти… существа, ибо эльфами я называть их не могу, покусились на последнее, оставшееся вне их власти. На хранителей артефактов и Деву Волн. Большинство моих сестер и братьев пали от вероломного удара. Оставшиеся погибли, спасая Деву. Ныне из хранителей жива лишь я.

- Это, конечно, все печально, ибо… тьфу, зараза блядская! - я тряхнул головой, пытаясь выгнать из сознания неспешный и гипнотизирующий голос Дэйи. - Говорю, что это все плохо и так далее, но почему нам просто нельзя снести эту чертову башенку к херам кошачьим?

- Там хранятся сокровища моего народа, - покачала головой эльфийка. - Это артефакты, украденные из мертвых рук хранителей, древние свитки, обучающие магическому ремеслу, запасы провианта на день бушующего моря, и многое другое, являющееся для морских эльфов невосполнимой утратой.

- Хуево быть вами, - закусив губу, пробормотал я, пытаясь осмыслить всю ту ахинею, что несла наша новая знакомая, и как-то связать это с требованиями Древнейшей.

По всему выходило, что в роли противника выступал целый орден неслабых боевых магов, терроризирующий пусть карликовую, но страну. И их нельзя было просто закидать ядрен-бутонами, потому как сидели эти глисты народа в самой его жопе. А как известно, без жопы жить нельзя.

Так что придется вооружаться резиновыми перчатками и вазелинчиком, и аккуратно выковыривать тварей из логова по одному. Или травить. Или нырять за ними. И за весь этот геморрой Бездна обещала плюшку. Правда, ее плюшки всегда весьма сомнительного характера. Зато мощные. Но с подвохом. Но мощные…

Я задумчиво взъерошил волосы Лут, понимая, что отвертеться не удастся. По крайней мере, мне. Просто потому, что послать все нахер и двинуться дальше я не смогу — мне так и так нужно попасть в эту самую Башню Шомонов, а всяких стремных типов в черных балахонах туда вряд ли пускают…

- Маги — непростые противники, - задумчиво сказал Сагара, видимо, придя к аналогичным несложным выводам. - Однако у них есть одна слабость… Слишком долго читают заклинания. Плазменный снаряд летит куда быстрее.

- Тут все зависит от самого мага, - покачала головой кукла ИскИна. - Но не думаю, что они тут прямо виртуозы-чароплеты. По крайней мере, попробовать можно.

Я перевел взгляд с одной серьезной моськи на другую.

- Значит, вы все-таки со мной? - уточнил на всякий случай.

- А почему нет? - пожал плечами Сагара. - Я не привык бегать от боя.

- Хоть ты и дебил, но уже «свой» дебил, - кивнула Изаура.

- Ребят, спасибо! - я невольно широко улыбнулся. - И это нужно отметить групповушкой! Кто со мной?!

Бум.

Дальше я не помню.


20. Пробный заход.


- Пчи.

Замерзшая Лут поплотнее укуталась в теплую накидку и печально вздохнула.

«Дожила», - пронеслось у нее в голове. - «Не хватало только заболеть, как обычной двуногой».

Дракониха покосилась на сидящего рядом Андрея и испустила еще один печальный вздох.

- Потерпи, скоро свалим, - не оборачиваясь, сказал Вестник, продолжая наблюдать за поселением морских эльфов через бинокль.

Они уже несколько часов сидели на склоне скалы, вздымающейся на берегу острова Хула-Хула, и наблюдали за окрестностями эльфийского поселения и стоящей рядом с ним Башни Шомонов. Аналогичным делом, но с другой точки, занимались Сагара и Дэйя, а Механоид остался стеречь Руфуйолээоулэ, Деву Волн, в скрытом прибрежном гроте на соседнем необитаемом острове. Что именно хотели выяснить Вестник и гардиан, Лут не знала. Понимала лишь, что эти двое планировали какую-то пакость, чтобы выманить эльфийских магов из башни…

Еще раз негромко чихнув, Калуторинарусипридвинуласьближе к хозяину и прижалась к теплому боку. Бросила взгляд на видимый кусок большого острова, не скрытый маревом желтого тумана.

Основную часть суши занимали многочисленные поля и фруктовые сады, между которыми торчали шляпки странных грибовидных домиков аборигенов. Животных видно не было - их морские эльфы не разводили, предпочитая мясо рыбы и разных водяных тварей. Ближе к центру острова был виден силуэт крупного поселения, больше напоминающего лес из гигантских грибов. Стен у этого странного городка не было - строить их у эльфов не было ни смысла, ни возможности. Ну а в нескольких сотнях метров от поселения возвышалась тридцатиметровая заостренная башня темно-серого цвета, опоясанная кольцами балкончиков.

Именно на этой башне и сосредоточил свое внимание Андрей. Вернее, на балкончиках, на которых периодически появлялись высокие горделивые фигуры в распахнутых балахонах, халатах, а иногда и просто нагишом. Последних он изучал особенно внимательно.

«Грязный извращенец», - вздохнула Чешуйка, наблюдая за этим непотребством.

«Цыц, женщина!» - мысленно шикнул на нее Вестник. - «Для дела нужно. Или, думаешь, мне приятно рассматривать их куцые члены?»

«Ну, не такие уж и…»

«Не хочу это слышать!» - поспешно перебил ее Андрей, закатывая глаза.

«Это все твоя испорченная натура на меня влияет», - хмыкнула дракоша. - «Плетение хоть не забыл?»

«Помню», - поморщился Вестник. - «Забудешь его тут… Целый день сидел на жопе как тот У Мине Куй, и задрачивал, задрачивал, задрачивал… И все равно без твоей подсказки нормально пошаманить не получится».

«А ты что хотел? Вот так раз, и все знаешь? Увы, с истинной магией такое не сработает».

«Ладно, думаю, я запомнил достаточно этих харь. Пора закругляться».

- Нужно будет немного переработать твой гардероб, - опуская бинокль, Андрей с невольной усмешкой посмотрел на шмыгающую носом дракошу. - А то броне-лифчик с юбочкой, конечно, сексапильно, но ты так скоро дубу дашь. Кстати, не особо-то ведь и холодно…

- У драконов температура тела несколько ниже, чем у других рас, - ответила Лут на недосказанный вопрос. - А мой подвид еще и очень слаб в двуногой форме…

- Понятно все с тобой, - махнул рукой Вестник и снял с пояса лук. - Раздевайся.

Лут пару раз хлопнула глазками и беспомощно огляделась.

«Что, прямо тут?!» - почти панически пронеслось у нее в голове. - «Нет, я не против самого процесса, но не во время шпионажа за врагом! Да и палка эта ему зачем? Неужели собрался… меня… ею… Ох!!!»

Однако противится прямому приказу она не могла, и пока разум предавался тихой панике, ручки словно жили собственной жизнью и быстро стаскивали с тела немногочисленные предметы гардероба.

Андрей же, с легкой довольной улыбкой наблюдавший за этим делом и без труда угадавший мысли Лут по ее красноречивой мордашке и горящему взгляду, в итоге не выдержал и негромко заржал.

- А теперь, игуана озабоченная, пакуй шмотки в сумку и готовься превращаться! - резюмировал он. - Полетим на предельной скорости, потому как шума щас будет…

Отвернувшись от сконфуженной Лут, Вестник запитал маной артефакт и взялся за появившуюся тетиву.

«А попадешь?» - неуверенно спросила Чушейка.

«А хуй его знает», - усмехнулся Андрей, формируя стрелу. - «Давай, показывай эту залупу».

«Сам ты… это слово!» - возмутилась Чешуйка, но все же вывела перед Буревестником объемную проекцию сложного комка из переплетенных нитей и геометрических фигур.

Обреченно вздохнув, Андрей пошевелил пальцами и начал старательно выплетать нитями серой маны копию проекции…

«Молодец! Получилось всего лишь с пятой попытки», - похвалила его Чешуйка пятнадцать минут спустя.

- Пчи, - Лут обреченно чихнула, обхватив себя руками. И непонятно было, пытается она прикрыть так безразмерную грудь, или просто согреться.

Выдохнув, Вестник аккуратным движением поместил готовое плетение в массивный наконечник энергетического снаряда. По обернутой балахоном руке глухо хлопнула магическая нить, вызвав у Андрея недовольное шипение и приглушенный мат, а черная стрела улетела высоко в небо, разорвавшись фейерверком прямо над эльфийским поселком.

Под управлением плетения, солидный заряд обычной смертной маны, щедро влитой в наконечник, преобразился в разноцветные огоньки, которые безобидным вихрем закружились в пространстве, привлекая внимание местных жителей и вышедших на балкон эльфийских магов. Последние ничего особенно не боялись - защита на Башне стояла такая, что ее стая драконов с ходу не проломит.

Глядя на неожиданный фейерверк, простые эльфы испытывали испуг и любопытство, а маги - легкое пренебрежение, так как видели всю корявость управляющего плетения, и одновременно - заинтересованность, потому как сама магия была им не знакома. Однако вскоре настроение всех наблюдающих сменилось шоком, ужасом и… стыдом. Особенно у молодых девушек.

Дело в том, что радующие глаз огоньки начали складываться к картинки.

Позеленевшие от возмущения и злобы «всесильные шомоны», казалось, даже забыли дышать, глядя как на сменяющиеся движущиеся изображения, во всех подробностях изображающие плоды больной фантазии одного не слишком порядочного героя, с участием собственно «Великих Шомонов» и нескольких десятков лоснящихся от пота неимоверно толстых чернокожих людей…

Довольный Андрей хлопнул по обнаженной попке стоящую с открытым ротиком Лут и широко улыбнулся.

- А теперь, красавица, валим как можно быстрее. А то маскировка управляющих нитей для «великого и ужасного Гудвина» оказалась все еще непосильной задачей, и сейчас по нам по-любому прилетит какая-нибудь магическая херня.

***

В просторном каменном гроте сидела маленькая хрупкая девочка и грелась у широкой электронной жаровней. Разводить обычный костер тут не решились - выходящий сквозь небольшие отверстия в потолке пещеры дым мог привлечь ненужное внимание. Да и дрова для подобной роскоши было взять просто неоткуда. Так что Мозг, особо не заморачиваясь, синтезировал обогреватель-гриль и периодически его подзаряжал.

Островок с гротом хоть и находился всего в паре часов пути от Хула-Хула, но давал надежное укрытие - сам по себе он был небольшим голым куском торчащей из воды скалы, а вход в пещеру возможен только по извилистому затопленному тоннелю. Именно из-за проблем с припасами и доступом в грот Дэйя, хоть и знала о его существовании, не решалась тут прятаться раньше. Но сейчас обстоятельства были более благоприятными.

Гладкая поверхность воды, занимающая добрую половину грота, вздыбилась и из нее с легким плеском показалось большое черное тело волшебного ящера. Лут шустро выбралась на берег, отфыркиваясь и тряся головой. Андрей соскользнул с ее спины и устало растянулся прямо на холодном мокром полу.

- Все, полчаса не кантовать, или буду раком драть, - пробормотал Вестник.

- Переоденься сначала, – подала голос Изаура. - А то простынешь.

- Чего это ты такая заботливая? - удивился Андрей, приподнимая голову.

- А кому охота терпеть рядом шатающегося от температуры мужика с соплями до колен? - ехидно уточнила ИскИн.

Андрей, подумав, решил согласиться. Не то, чтобы он боялся простуды - с его модифицированным телом можно хоть гвозди жрать, хоть голышом на снегу спать. Но от этого лежание на холодных камнях в мокром костюме приятней не становилось.

Чертыхнувшись, он поднялся и пошаркал к обогревателю, рядом с которым Меха уже установила перекладину для сушки белья, ширмочку и четыре халата.

- Сервис, однако, - хмыкнул Вестник и махнул рукой дракону. - Лутецкий, не тормози! А то сейчас еще эти двое…

Его прервал громкий всплеск и целый фонтан брызг, сопровождавшие выпрыгнувшего из воды киборга. Пролетев по параболе несколько метров в воздухе, гардиан спокойно приземлился на каменный пол.

Разжал руки, Сагара выпустил из объятий слегка пошатывающуюся Дэйю, которая усиленно откашливалась от морской воды. Весь путь горделивой эльфийке пришлось проделать буквально в объятиях гардиана, прижимаясь к нему так крепко, как только позволяли ее мышцы. А позволяли они, стоит признать, очень многое, для столь «тонкого» на вид существа. Причина столь странной манеры передвижения была проста - держать киборга сзади за спину было решительно невозможно, потому как там располагалось основное сопло «Икаруса», а нести женщину на руках «словно принцессу» Сагара не мог из-за сносящих всея и все на своем пути потоков воздуха и воды.

Вскоре вся компания, кроме решившей остаться в Мехе Изауры, переоделась в длинные махровые халаты и уселась тесным кружком вокруг обогревателя.

- Подведем итоги разведки, - вздохнул Андрей, после того как более-менее отогрелся сам, а прижавшаяся к нему Лут перестала отчаянно дрожать. - Если выразиться коротко, то это зверек писец, товарищи. Северный и очень пушистый. Не знаю, что там эти долбоебы нашомонили, но пока жив хотя бы один из них, в саму Башню я ни ногой! У меня волосы на жопе встали дыбом от одного на нее взгляда!

- Защита обители мудрости морского народа была установлена в дни дремучей древности, - невозмутимо кивнула Дэйя. - Никто не знает пределов ее сил, но даже прилетающие для переговоров драконы не хотят входить туда без особой надобности.

- Перед отходом я на пробу выстрелил плазмой в сторону одного из магов, толпящихся на балкончике - задумчиво сказал Сагара. - Расстояние было дальнее, заряд сильно рассеялся, но даже так его мощности должно было хватить… Вот только там замерцала какая-то защита и без видимых усилий поглотила энергию плазмы.

- Значит, в саму Башню нам соваться не стоит не только из-за задания, но и по причине ее усиленной фортификации, - задумчиво протянула Изаура. – Что возвращает нас к вопросу о выманивании противника. Как с этим?

Гардиан кашлянул и начал говорить, как-то странно при этом косясь в сторону Андрея.

- Проведенную нашим магом акцию провокации… - киборг замялся. - В-общем, ее можно назвать успешной. После ухода первой команды с точки наблюдения по ней был нанесен массированный магический удар. Нету больше скалы. А на выяснение обстоятельств и подтверждение поражения цели к зоне удара прибыло сразу шесть шомонов. В бой вступать не стал, так как не счел его выгодным. Но план работает - маги бесятся так, что я боялся, как бы их прямо там не хватил сердечный приступ.

- Это что же наш оболтус такое сотворил? - подозрительно протянула Изаура.

- Да ничего особенного, - улыбнулся Вестник. - Так, немного общественного гей-порно с участием морд нашего противника.

- У меня есть запись всей операции, - с негромким жужжанием из предплечья Сагары выдвинулся небольшой голопроектор, но не успел он хоть что-то сделать, как по этому же самому плечу несильно ударил витой посох.

- Не думаю, что стоит показывать подобное непотребство Деве Волн, - холодно высказалась она.

- А… что там? - тут же заинтересовалось дитятко, невинно хлопая ресницами.

- Ничего, что стоит видеть уважающей себя юной девушке, - остудила ее интерес хранительница и строго взглянула на Вестника. - Я надеюсь, никто не станет демонстрировать Руфе то, что ей видеть не следует?

- Я что, по-вашему, совсем дебил-извращенец? - возмутился Андрей, но лица собравшихся единодушно выражали именно подобное мнение. Закатив глаза, Буревестник поднял руки вверх. - Ладно, ироды, постараюсь при ребенке вести себя прилично.

- И не сквернословить, - строго посмотрела на него Дэйя.

- А вот хрен тебе, старая, - оскалился маг. - Я слишком привык не сдерживаться в эмоциях.

- Уважаемая, не обращайте на идиота внимание, его уже не исправить, - вздохнула Изаура. - И все же, мы опять отклонились от темы. Что будем делать?

- Я подытожу имеющуюся информацию, - Сагара пошевелил пальцами, пряча проектор обратно в тело. - Нам нельзя нападать на Башню, слишком мощная защита неизвестной природы. Нельзя провести инфильтрацию и саботаж, опять же из-за защиты. Вижу только один вариант выхода из положения. Наш специалист по приведению в ярость всего и вся выбешивает противника диверсиями до такой степени, что они покидают защитные укрепления и мы уничтожаем их по-одному или группами, - киборг красноречиво указал взглядом на Андрея, который уже начал потихоньку запускать руки под халатик Лут, несмотря на холодно-осуждающий взгляд Дэйи.

- А если кто-то останется в Башне или часть успеет уйти обратно? - поинтересовалась Изаура.

- Предлагаю подумать об этом после, - усмехнулся Сагара. - Для начала сократим численность противника настолько, насколько это возможно.

- Возражения есть? - Меха обвела сенсорами присутствующих. - Нет? Ну тогда принимаем это за рабочую версию и завтра начнем. А пока предлагаю отдохнуть и провести небольшую фортификацию грота на случай незваных гостей.

- И вырыть вторую нору для своевременного съеба, - предложил Андрей, отвлекшись от уже начавшей тихо постанывать дракоши.

- Кажется, кто-то только что обещал вести себя прилично? - сквозь зубы прошипела Дэйя, старательно прикрывая рукой глаза подопечной.

- В моем понимании, это вполне прилично, - проворчал Андрей, тем не менее оставляя недовольную этим фактом Лут в покое и даже поправляя ей чуть распахнувшийся халатик. - Кстати, нужно так же еще и заминировать тут все. Чтобы в случае атаки мы могли тихонько ускользнуть и подорвать все к едрене фене.

- Сделаем, - кивнула Изаура, понимая, что предложение не лишено смысла.

«Угу. Вернее, я сделаю, а она как обычно будет прохлаждаться или действовать на нервы», - мысленно проворчал Мозг.

На том и порешили, начав расползаться по своим углам и делам. Механоид под «чутким» руководством ИскИна взялся за рытье дополнительного тоннеля и установку различных сюрпризов, вроде мин и самострелов и лазерных ловушек. Сагара принялся за готовку рыбы на гриле, распространяя по всему гроту аппетитные ароматы. Дева Волн тихонько села в уголке, уйдя в глубокую медитацию. К ней вскоре присоединилась и Лут, занявшаяся окончательным восстановлением своих манотоков.

Ну а Дэйя и Андрей, как это ни странно, начали тренировочный спарринг, длившийся с переменным успехом чуть более часа. Вот только в один момент Вестник внезапно замер, тут же получив посохом по голове. Однако он не обратил на это ровным счетом никакого внимания, глядя на Дэйю невидящими глазами…

Примерно в этот момент где-то глубоко под Башней Шомонов, в углу самого дальнего из многочисленных подземных хранилищ, над широкой каменным кругом, испещренным непонятными рунами, в воздухе появился тонкий зигзаг черной энергии. Спустя несколько секунд это непонятное образование полыхнуло холодным алым светом и из него, словно сквозь узкую щель, просочилось несколько капель густой жидкости темно-красного цвета. Стоило ей коснуться поверхности плиты, как руны вспыхнули черным пламенем и ответили низким ровным гулом.

Висящий в воздухе зигзаг начал медленно расширяться, формируя вертикальную воронку из непроглядного темного тумана. Как только это явление достигло двух метров в диаметре, руны начали терять стабильность. Пламя то вспыхивало особо интенсивно, то вдруг, словно откатываясь, практически затухало. Наконец, после очередного особенно сильного прилива, старый артефакт не выдержал и плита треснула пополам.

Высвободившаяся сила волной пронеслась по просторному помещению, переворачивая стеллажи с книгами и горшки с зерном, да раскидывая не слишком аккуратно сваленные горы полуистлевшего тряпья.

Черная воронка рассеялась, оставляя после себя высокую фигуру в черном одеянии…

Глава 227

Глава 227.


21. Страх.


Глава Шомонов был зол и, сколько бы он этого ни отрицал, довольно сильно напуган. Вот уже многие столетия Башня безраздельно правила Рофуном. Простолюдины боялись шомонов, а вожди поселений наперегонки пытались выслужиться, преподнося в дар самых красивых девушек и парней, а также первоклассные товары. Даже драконы уважали их силу и наследие.

Лишь так называемые «хранители» морского народа не почитали Башню и постоянно ставили им палки в колеса, «просвещая» глупых крестьян и носясь со своей Девой Волн!

«Но ничего», - злорадно подумал Глава, поглаживая лежащий на коленях небольшой кинжал. - «Они поплатились за свою дерзость и теперь почти все кормят своего любимого Кархана на дне моря. Только одна старуха умудрилась сбежать. К несчастью, она уволокла и девчонку…»

От последней мысли приподнявшееся было настроение Главы вновь резко пошло вниз.

«Нет, ничего они сделать не смогут», - поспешил успокоить он сам себя. - «Связь Девы и Кархана — всего лишь старая сказка, призванная примирить крестьян с фактом обитания рядом древнего чудовища. Да и поймают их скоро — по следу мы послали стаю гарпий. Как бы хорошо старуха ни управлялась с артефактом, в конце концов ее силы иссякнут и она будет схвачена. И доставлена ко мне. О да-а-а-а… Помню, я видел эту Дэйю. Хоть и старая, но совсем не дурна собой. К тому же, ходят слухи, что она все еще дева… Вот и проверю!»

- Глава!

Из объятий мечтаний не самого приличного содержания эльфа вырвал резкий окрик вбежавшей в зал молодой шомонки, которая была его личным секретарем.

- Глава! Херуэлэлуир и его отряд! Они распечатали подвал!

Сознание властителя Башни Шомонов, еще секунду назад пребывавшее в сладостных мечтах, словно замерзло, не желая осознавать услышанное. Тем не менее, ему пришлось, так как секретарь никуда не делась, и даже пару раз повторила свои вести, хотя ее об этом никто не просил.

«Совсем распоясалась», - невольно подумал Глава. - «Нужно будет потом не забыть как следует объяснить ей, кто тут главный и без чьего приказа она не смеет даже дышать! Но сначала… Сначала нужно разобраться с множащимися час от часу проблемами».

Собственно, именно это и было причиной злости Главы Башни. Проблемы, что начались всего три дня назад.

Сначала это была появившаяся над островом огромная иллюзия с движущейся картинкой, на которой огромные черные демоны «развлекались» с большинством уважаемых шомонов, в том числе и с самим Главой! Всплывший в памяти образ заставил эльфа скрипнуть зубами от бессильной ярости.

Они, конечно же, мгновенно вычислили, откуда шли управляющие нити плетения, тем более что маг оказался совершенным дилетантом и не удосужился их хоть как-то замаскировать. Не долго думая, оскорбленные шомоны просто стерли в порошок скалу, на которой прятался неизвестный, вместе с ним самим… По крайней мере, так они думали.

А на следующее утро иллюзия появилась вновь. Причем такая… такая…

При одном только воспоминании Глава так стиснул подлокотники кресла, что крепкое дерево начало трещать и ломаться, впиваясь щепками в руки эльфа. Но тот совершенно не обращал на это внимания, будучи ослепленным вспышкой гнева.

ТАК его еще никогда не унижали.

И самое обидное было в том, что маг учел свою прошлую ошибку и контролирующие нити уходили в самый центр поселка Хула-Хула, не давая взбешенным шомонам нанести еще одну атаку по области.

Впрочем, маги не растерялись и дружным фронтом двинулись на поиски диверсанта… И угодили прямиком в расставленную ловушку.

Что именно произошло, никто так толком и не понял. Шомоны вместе со стражами окружили халупу, в которую вело управляющее плетение, после чего туда ворвалось несколько эльфов. Послышались крики, какой-то хлопок… и тишина.

Когда вошла вторая группа стражей, они нашли лишь трупы. Эльфы умерли страшной смертью — их глаза покраснели от лопнувших сосудов, языки почернели и раздулись, а всю кожу покрывали широкие язвы.

Самое странное было в том, что убили их не магией, а каким-то ядом. На это явственно указывало полное отсутствие следов какой-либо посторонней маны в телах, а также наспех проведенное лекарем обследование, выявившее полное разложение легких и части других внутренних органов. Вот только алхимик так и не смог определить, что это за яд даже с помощью обнаруженного в халупе разбитого стеклянного контейнера, в котором, предположительно, тот хранился.

Однако на этом дело не закончилось. На оставшихся шомонов, не попавших в ловушку, снова напали! Сначала пропали двое, что ходили по окружающим халупу переулкам и пытались с помощью магии найти следы злоумышленников. Их нашли только через полчаса. Один эльф лежал в куче мусора с торчащей из виска метательной иглой, а второй обнаружился на ближайшей крыше. Его руки были обрублены по локти, а лицо застыло белой маской животного ужаса.

Тут-то оставшиеся шомоны и решили, что им срочно нужно устроить совещание в Башне. Причем так срочно, что большая их часть покинула поселение едва ли не бегом! Большая часть… потому как меньшей, как потом выяснилось, торопиться уже было некуда. Они вообще больше никогда никуда торопиться не будут. Да и те, что смогли покинуть поселение, добежали не все — некоторые из менее опытных или сильнее поддавшихся панике забыли выставить индивидуальную защиту, чем неизвестный Враг не преминул воспользоваться. Тяжелые куски металла, разогнанные, наверное, до скорости молнии, прошивали тела незащищенных эльфов насквозь, вырывая целые куски плоти, отрывая головы и конечности. Повезло еще, что страшные снаряды прилетали по одному и с интервалом в десяток ударов мечущихся сердец, иначе до башни не добежал бы никто — даже магические щиты сильно просаживались от попаданий. Пять-шесть таких ударов, нанесенных одновременно, не выдержал бы ни один шомон, кроме, пожалуй, Главы.

Это был разгром. Причем позорный, нанесенный властителям Рофуна буквально в самом сердце их владений — на острове Хула-Хула.

Но дальше все стало еще хуже.

Среди местных жителей стали распространяться листовки с оскорбительными изображениями всех шомонов, на обороте которых были расписаны такие факты, о которых не знал никто за пределами Башни! Просто не мог знать, ибо все они давали магическую клятву! Но, тем не менее, теперь каждый эльф мог прочитать, а кто не умел — послушать о том, сколько наложниц или рабов имеет каждый их «уважаемый властелин», сколько соотечественников приносится в жертву на алтарях Башни, сколько драгоценной еды гниет в подвалах и выбрасывается в море ежегодно… И, главное, там подробно расписывалось, что совсем недавно в действительности произошло с хранителями!

Обычно все это не играло бы никакой роли — авторитет шомонов держался на их силе и страхе обычных крестьян. Достаточно было двух-трех толковых магов, чтобы выследить и показательно покарать всех подстрекателей. Однако сейчас…

Сейчас большинство шомонов сами тряслись от страха, не находя в себе силы высунуться за пределы древних защитных массивов Башни. А те, кто находил, очень быстро и плохо кончали. Причем подлый Враг ни разу не выходил на честный бой, а те, кому он показывался, уже никому ничего не расскажут…

В тот же день, после случая в поселении, во все стороны были высланы усиленные патрули, вооруженные добытыми у хранителей артефактами и накачанные разными усиливающими зельями. Вот только это не помогло — они просто ничего не могли найти. Для поисковых чар нужно было хотя бы изображение противника, да и действовали они лишь в ограниченном радиусе, полностью теряя свою силу в море. Простые методы следопытов тоже ничего не дали.

Направленная на поиск врага и успокоение шомонов акция возымела прямо обратный эффект. Из трех десятков отправленных патрулей два исчезло бесследно, а еще три недосчитались в своем составе по одному эльфу. Причем когда и как те пропали, никто толком ответить не смог.

Вот тогда-то незыблемая Башня Шомонов и начала пропитываться липким страхом. Неизвестный враг издевался и резал их как хотел, а они ничего не могли ему противопоставить. Его не сумели даже заметить!

Ночь, последовавшая за этим мрачным днем, принесла с собой еще три события.

Впервые за последние триста лет было объявлено полное собрание обитателей Башни. На нем несколько сотен магов разной силы подробно разобрали все случившееся, пытаясь общими усилиями выработать меры противодействия. К сожалению, ни к чему хорошему это не привело — большинство, привыкшее к безопасности и полному подчинению простолюдинов, просто тряслось от страха, вовсю вопя то о переезде, то о капсуляции Башни. Самые здравомыслящие предлагали устроить ловушку или попытаться начать переговоры. Были даже те, кто ратовал за проведение массовых ритуалов, чтобы уничтожить все живое на осколке, предварительно собрав проверенных простолюдинов в подвалах Башни.

Ближе к концу случилось второе событие, заключавшееся в том, что какая-то девка вдруг начала вопить, что Враг уже в Башне. Ее быстро успокоили ударом по лицу, после чего уже обстоятельно опросили. Оказалось, что она не смогла найти своего старого приятеля, который точно должен был быть тут. Быстрые поиски дали неутешительные результаты, которые едва не вызвали массовый приступ паники. Только авторитет и сила Главы Башни удержали перепуганных эльфов от опрометчивых действий.

Расследование выявило третье событие.

В подвалах Башни завелось… Нечто.

Все пропавшие спускались в подвал за какими-то ингредиентами. Те, кто ходил группами, вернулись без проблем, а вот несколько одиночек пропали. Группа, отправленная туда на расследование, не нашла ничего подозрительного ровно до тех пор, пока не спустилась на самые глубинные уровни, где хранились совсем уж редко требующиеся ингредиенты, различное барахло и непонятные артефакты, лежащие там так давно, что никто уже не помнил ни когда, ни откуда они взялись.

Вот там-то все и началось. Стоило членам следственной группы пересечь какую-то невидимую черту, как их буквально придавило чувством угрозы. Большинство не смогли сделать дальше даже единственного шага. Лишь несколько эльфов были способны пересилить накативший на них страх и продолжить путь в сторону эпицентра этого ужасающего давления. Но и из них дошли не все. Только двое самых опытных и сильных боевых магов, один из которых когда-то даже сумел победить на дуэли оскорбившего его дракона, сумели спуститься на последний этаж подземелья.

Но обратно они уже не вернулись. А прокатившиеся по этим глубинным уровням полные ужаса вопли, присущие скорее смертельно перепуганным животным, чем разумным двуногим, были свидетельствами печальной участи двух храбрецов.

Наутро глубинные уровни подвалов Башни замуровали, а на свежую кладку наложили такое множество чар, что кирпичи едва ли не светились от пропитавшей их маны. Глава также распорядился, чтобы у запечатанного прохода всегда несли караул три боевых мага, чтобы следить за печатями и предотвратить прорыв неизвестного чудовища.

В конце дня, когда дежурных сменила следующая тройка, те сразу направились в общий Зал Отдыха и напились в хлам, послав в задницу все распоряжения Главы. А на расспросы молодых шомонов и учеников они рассказали о том, что раз в два-три часа на них накатывало такое ощущение, словно с другой стороны к защитной кладке подходило существо, по силе сопоставимое разве что с Патриархом клана Лу, или самим Карханом. Вот только сила эта была кардинально другого полюса. Не та, что вызывает благоговейный трепет перед существом высшего порядка. А та, от которой сердце отказывается биться, а храбрость словно вытекает в землю через коснувшиеся ее ослабевшие колени.

- В подземелье поселилась сама Смерть в самом ужасном ее воплощении, - подытожил их рассказ старший из дежурных, после чего вся тройка, более не реагируя на расспросы, упилась до состояния полного беспамятства…

Однако проблемы с подвалом меркли по сравнению с тем, что творилось на осколке. Нет, по своей сути эти процессы были не страшнее, а скорее намного глобальней. По островам поползли слухи о том, что на острове Хула-Хула подняли восстание против Башни и перебили практически всех шомонов. Оставшиеся заперлись в своей обители и якобы готовят страшный ритуал, который разорвет весь осколок на части!

Кто и как распространял эти нелепости, Глава Шомонов не знал. Да и не мог — доступная ему разведка ограничивалась донесениями от верных вождей и чиновников, коих было немного, переданных через магические кристаллы и почтовых птиц. Зато он прекрасно знал, к чему эти слухи привели.

К острову Хула-Хула стали стекаться эльфы. Много эльфов. Кого влекли крики о «революции», кто-то ехал «помочь шомонам», а кое-кто просто решил под шумок провернуть какие-то свои дела. Уже к вечеру с балконов Башни было видно большое число разных шалашиков и костерков, горящих по всему острову. И только тогда маги поняли, зачем это было нужно — и без того редкие поисковые группы самых опытных магов тут же окружались эльфами из числа «сочувствующих» или «протестующих», не давая тем нормально и скрытно перемещаться. И самое паршивое то, что в такой толпе Враг спокойно подбирался к растерянным шомонам, убивал двух — трех магов и бесследно исчезал еще до того, как кто-то успевал хоть что-то понять!

В итоге, на исходе третьего дня Глава Башни приказал полностью перейти на осажденное положение и… думать. Всем. А утром провести еще одно общее собрание и доложить, кто что придумал…

Однако утром, вместо решения, ему привалила новая проблема в виде старого Херуэлэлуира, второго по силе шомона Башни после самого Главы.

Выживший из ума старикашка, собрав верных ему эльфов, оглушил дежурную тройку, вскрыл запечатанную часть подвала и начал охоту на Нечто! Или исследование. А может быть и попытку переговоров — кто знает, что творится в мозгах у старого маразматика?

И вот Глава стоял в подвале, перед проломом в защитном массиве, и прислушивался. Но ответом ему была тишина.

- Как давно это случилось? - хмуро глянул он на свою секретаршу, которая была белее мела и явно думала, как бы поскорее отсюда улизнуть.

- Д… Два часа назад! - ответила она.

- Замуровывайте, - приказал Глава, разворачиваясь и отправляясь в обратный путь. - Двойным… Нет, тройным слоем. И потом еще один слой этажом выше.

- Но… - заикнулась было секретарша, но тут же заткнулась и поспешно поклонилась, напоровшись на бешеный взгляд начальства. - Будет исполнено!


22. Суета.


- Доброе утро, солнышко! - раздалось над ухом Сагары.

Гардиан уже хотел улыбнуться и притянуть к себе Изауру, как в его просыпающемся кибернетическом мозгу включились аналитические центры и, проведя короткую оценку ситуации, выдали весьма странное и нерадостное заключение.

Голос был мужской.

- Убью суку! - открывая глаза, прорычал Сагара, активируя фотонные клинки и вскакивая на ноги.

Однако было уже поздно — Андрей с гоготом растворился в полумраке.

- Давай, убиватель наш необузданный, просыпайся и двигай в общий зал! Сегодня работы — не переебать!

- Я его когда-нибудь точно прикончу, - вздохнул киборг, вставая и одеваясь. - Додя, как этот клоун вообще сюда зашел?

- Не имею ни малейшего понятия, сэр, - раздался вежливый мужской голос.

- Как это? - подозрительно прищурился гардиан, глядя на потолок. - Ты ведь ему только что дверь открыл!

- Да, сэр, - прозвучал ровный ответ.

- То есть ты дал ему доступ в чужую комнату без ведома хозяина?

- Нет, сэр.

Логика у Доди была, по меньшей мере, странной.

- Хорошо… - кивнул Сагара, задумавшись. - Тогда я прошу дать мне доступ в комнату Андрея.

- Простите, сэр, без разрешения владельца комнаты я не могу дать подобный доступ, - тут же ответил Додя. - Желаете послать запрос?

- Отставить, - поморщился гардиан и вышел из своей «каюты», направившись по извилистому коридору в сторону общего зала. - И как он только это делает…?

За прошедшие дни пещера в толщенебольшого скалистого острова изменилась до неузнаваемости, постепенно расширяясь до целого лабиринта. Дело в том, что пока Андрей и Сагара проводили «спецмероприятия», а Изаура обрабатывала собранные данные и планировала следующие акции, Мозгу было решительно нечем заняться. Вот он и увлекся переделкой, расширением и фортификацией их убежища.

В данный момент, помимо просторного центрального зала, их временное пристанище насчитывало пять отдельных комфортабельных комнат, три кладовых с морозильными установками, зал с тренажерами, зал для спаррингов, арсенал, тир, темницу, комнату для допросов, ангар, один замаскированный выход на поверхность и три — в море. Все это связывалось сетью туннелей, напичканных защитными системами. В данный момент вся автоматика управлялась Мозгом и Изаурой, но в качестве страховки также имелись два дублирующих контрольных пункта, а сам комплекс был снабжен мощным кластером ИскИнов, био-реактором и гидростанциями. Ко всему этому, вошедший во вкус Мозг сегодня ночью закончил работу над небольшим стационарным синтезатором, который целиком отходил во владения местного управляющего кластера, носящего имя «ДД-478» и получившего от Андрея ласковое прозвище Додя. Естественно, Вестник никому не сказал, что это сокращение от Долбодятла…

Общий зал был оборудован, как выразился Вестник, по последнему писку пущеного на сардельки суслика. Унылые серые стены были задрапированы мягкими тканями теплых тонов, в уголке примостился кухонный гарнитур из раковины, плиты, небольшого холодильника и кучи шкафчиков, в центре расположился большой круглый стол с десятком стульев, а вдоль стен стояли шкафчики и стеллажи, пока практически пустые. С потолка светили лампы дневного света, а где-то на грани слышимости гудела система вентиляции.

Высота зала, как и большинства помещений и коридоров, была более семи метров, потому как рыл и оборудовал их огромный паукообразный Механоид, а не двуногие строители.

К тому моменту, как подошел Сагара, все были уже в сборе. И, как обычно, радостно скалился только Андрей, закинувший ноги на стол и неторопливо жующий какой-то бутерброд. Изаура, периодически бросавшая на Вестника косые взгляды, выдала усталую извиняющуюся улыбку в сторону садящегося гардиана — в последние дни они проводили мало времени вместе. Дэйя сидела с невозмутимым лицом, а Руфа о чем-то мечтательно вздыхала. Лут и Меха видно не было. Первая сейчас летала над округой, проводя разведку, а второй присутствовал, но лишь виртуально — сам Мозг в данный момент копался на самом дне уходящей глубоко вниз шахты. Собственно, благодаря этой шахте, прорытой в толще подводной горы, вершиной которой и был их островок-убежище, стали возможны все эти высокотехнологические модернизации — на глубине Мех обнаружил настоящие залежи едва ли не всех известных ему минералов. Как сказала Изаура, очень похоже на чей-то старый склад, который со временем обвалился и постепенно врос в землю. Учитывая характер Изнанки, Сагара этот шутливый вариант не стал бы сбрасывать со счета.

- Итак, товарищи! - подняв надкушенный бутер к потолку, возвестил Андрей. - Официально заявляю, что с фазой подготовки можно завязывать. Да, сделали не все, да, немного не так, но больше тянуть кота за яйца смысла нет. И так задержались тут дольше, чем планировали.

- Редко от тебя можно услышать здравые мысли, - согласно кивнула Изаура. - Тогда подобьем итоги, распланируем финальную фазу и приступаем. Возражения? Нет? Хорошо… На данный момент от пленных душ через Андрея был получен точный план Башни, сведения о численности и иерархии противника, а также о возможностях ключевых фигур и обороне. Как там с отключением защиты?

- Теоретически, мы можем это сделать, - ответил Вестник, сооружая второй бутерброд. - Всю нужную информацию я из пленных выжал. Но потребуется прямой контакт с магическими массивами, Лутецкий в качестве поддержки и время. Часа три - четыре.

- Внесу поправки, - нахмурилась ИскИн, делая пометки в намечающемся плане.

- Что с подкреплением? - задал Сагара вопрос, мучающий его с самого начала «тихой войны». - Не хотелось бы получить десант крылатых ящериц в тыл.

- Данный вопрос уладили еще вчера, - печально улыбнулась Дэйя. - Это не внешнее вторжение, а внутренняя война моего народа. Формально, борьба между Орденом хранителей и Башней. А в этом случае драконы вмешиваться не станут, чего бы Глава Башни им ни сулил.

- А наше подкрепление продолжает наводить шорох в подвале, - оскалился Андрей, воинственно размахивая кружкой с чем-то явно алкогольным. - Сегодня утром, пока некоторые спали, был нейтрализован отряд первоклассных магов под предводительством… эм… Как там этого старого педика звали? Смешное такое имя, на «хер» начинается…

- Херуэлэлуира?! - воскликнула обычно спокойная Дэйя, широко распахнув глаза от удивления. - Как?! Он же настоящий монстр?! Не слабее самого их Главы!

- Ушастая моя наивность, - глаза Вестника полыхнули жутким алым огнем, от которого даже слабо чувствительным к магии Сагаре и Изауре стало немного не по себе. - Если ты считаешь это сморщенное чмо «монстром», то с истинными Чудовищами тебе лучше не встречаться… Ладно, проехали… Суть в том, что «Второй Номер» Башни и его личные ученики уже нейтрализованы. Без жертв не обошлось, но не думаю, что кто-то будет по ним скорбеть.

- Прямо утро новостей, - хмыкнула ИскИн, делая очередную пометку. - Больше ничего? Тогда Мех начинает скрытую переправу к Хула-Хула и подкоп к фундаменту Башни. Как только все будет готово, Андрей и Лут отключают защиту, после чего мы с Мозгом и Дэйей развлекаем шомонов снаружи, а наши бравые парни проводят инфильтрацию и нейтрализацию тылов противника. Только сильно не увлекайтесь, мы не должны повредить само строение и внутреннюю обстановку. Зашли, тихо придушили кого сможете, и вышли. Желательно прикончить Главу, тогда враг окончательно деморализуется и легко примет предложение о сдаче. Но это уже как получится… Операция назначена на вечер.

- А сейчас утро… - задумчиво почесал подбородок Андрей. - Тогда я двину в окрестности Башни. Пошалю немного, чтобы они не расслаблялись, а то могут что-нибудь заподозрить.

- Главное, сильно их не вороши, - вздохнула Изаура, понимая правоту мага. - А то опять начнут стадами по округе бегать, еще заметят чего раньше времени.

- Не заметят. Там столько ушастых по округе шатается, что любой следопыт с ума сойдет, - Вестник кровожадно оскалился. - И потом, если они действительно начнут «бегать стадами», то это нам только на руку…

***

Общее собрание шомонов, проведенное утром, ничего не дало.

Маги были злы друг на друга, напуганы Врагом и подавлены исчезновением Херуэлэлуира. К тому же большинство из них потеряли нормальный сон, ежеминутно просыпаясь от любого шороха, вследствие чего «уважаемые шомоны» стали еще более раздражительными и несобранными, постоянно срывались на крик и спорили по любому поводу. У некоторых начались галлюцинации и паранойя. Примерно десятая часть обитателей Башни вообще не явилась на собрание — они предпочли запереться у себя в апартаментах и топить страх либо в вине, либо в разврате, а вероятнее — и в том, и в другом…

А ближе к обеду начались проблемы. Враг, молчавший с прошлого вечера, вновь перешел в наступление, сначала заявив о себе традиционной иллюзией в небе, демонстрирующей всякие непотребства с участием Главы Башни и десятка чернокожих демонов. Однако в этот раз никто не горел желанием выслеживать мага по контролирующей нити. Большинство шомонов уже давно уверились в том, что эта «явная нить» на деле — фальшивка, призванная заманить охотников в ловушку, а им самим противостоит очень опытный и сильный чароплет, как минимум не уступающий их Главе в силе и искусности.

Кое-кто высказался о нанесении по нити массированного удара издалека, но их тут же заткнули — плетение вело в самый центр поселения, теряясь где-то среди грибовидных домиков зажиточных горожан. И если раньше Башня еще могла себе позволить такое непотребство, то сейчас, когда остров переполнен свидетелями, а их буквально держат в осаде, подобные действия были сродни самоубийству! Почему? Потому что запасы еды в Башне не бесконечны, да еще и сосредоточены в подвале, ближе всего к загадочному «Нечто». А обозленные крестьяне не захотят отдавать провизию тем, кто не считается с их жизнями. Они просто переедут на другие острова или даже осколки, оставив шомонов один на один с Врагом и голодной смертью.

Но несмотря на общее нежелание, Глава Башни в приказном порядке снарядил отряд в тридцать магов и отправил в поселение. Те, наученные горьким опытом, шли плотной группой, держа защитные плетения в два-три слоя на максимальной подпитке. Чувствуя напряженную атмосферу, местные жители попрятались по домам, а приезжие не решались подходить слишком близко, с любопытством наблюдая издалека.

Найдя нужный дом, шомоны, не долго думая, просто расплющили его какой-то магией. Впрочем, трансляция иллюзии прекратилась за несколько десятков секунд до этого, а характерного при гибели мага всплеска силы от руин грибовидного домика никто из атакующих не почувствовал.

Враг опять их обошел.

- Уходим, - скомандовал лидер отряда, который совершенно не горел желанием задерживаться или узнавать судьбу иллюзиониста. - Приказ Главы мы выполнили.

Однако сбежать они не успели.

У всех по коже прокатилось чувство животного ужаса, заставившее двоих наименее стойких позорно обмочить штаны. Сбившись в плотную кучу, маги еще более усилили защиту и начали внимательно вглядываться в окружающие их переулки, образованные высокими заборами и наполненные полумраком от широких грибных шляпок.

Вдруг с ближайшей крыши слетел небольшой продолговатый предмет. На нем тут же сошлись напряженные взгляды всех магов, потому, когда светошумовая граната взорвалась над их головами, последствий не избежал никто.

Когда спустя три секунды члены карательного отряда восстановились с помощью лечащих чар, они увидели на месте одного из товарищей лишь кучу одежды, присыпанную жирным черным пеплом. И только тут до них дошло, что тщательно выстроенная защита, способная противостоять практически любому типу физического и магического урона, была попросту разорвана в клочья огромным давлением грубой сырой маны.

Осознав, что остались беззащитными, шомоны в панике рванули обратно к Башне, на бегу пытаясь восстановить и усилить хотя бы индивидуальную защиту. Из поселка выбралась едва ли половина. А до Башни добежала только треть. Остальные остались лежать либо горстями жирного черного пепла, либо частями тел, разорванными сверхскоростными металлическими снарядами.

Однако на этом все не закончилось.

Когда остатки отряда забежали внутрь, в большой проходной холл, и их окружили любопытствующие, в карманах нескольких выживших начали раздаваться громкие хлопки и помещение стремительно наполнилось густым сизым дымом.

Почуявшие опасность дежурные успели запечатать холл магией, но никого из находящихся там эльфов было уже не спасти — развеявшийся вскоре дым открыл вид на мертвые тела…

Не успели шомоны прийти в себя после столь подлого хода Врага, как из подвала прибежал один из дежуривших у печати эльфов и срывающимся в панике голосом проорал, что самый нижний тройной барьер только что был проломлен и Нечто начало подниматься ко второму рубежу!

Перепуганные обитатели Башни тут же попытались организовать группу «смертников», которые должны были усилить печать второго рубежа и, если потребуется, остановить Нечто… Скорее всего, банально покормив его собственными телами. По вполне понятной причине, добровольцев не нашлось, так что Главе пришлось проводить назначение в принудительном порядке, отдавая предпочтение своим «политическим противникам» и просто провинившимся магам.

К счастью, «смертники» усилили печать и установили дополнительные уровнем выше без особых проблем. Хотя каждый из них буквально обливался потом, ощущая чудовищное давление от притаившейся во тьме подвала Твари.

Самое печальное, что все понимали — это мало чем поможет. И если оптимисты и просто недальновидные личности еще на что-то надеялись, то наиболее трезвомыслящие маги начали осознавать одну простую истину.

Эту войну они проиграли.

Враг просто медленно давит их одного за другим при любой возможности, а «Великие Шомоны» ничего не могут с этим поделать. Скорее всего, они до сих пор живы лишь благодаря древним защитным массивам Башни, но… Враг рано или поздно подберет ключ и к ним. Или просто дождется, пока у запершихся эльфов не кончится еда и они сами не выйдут наружу, спасаясь от безумия голодной смерти.

И ведь помочь им было некому.

Простолюдины не могли ничего противопоставить подобной угрозе. Злополучный Орден воинствующих хранителей они собственноручно истребили совсем недавно, посмеиваясь над «бессилием магических воинов пред ликом настоящих магов». Самое паршивое, что именно из-за этого Ордена не вмешивались и драконы — до магов дошли слухи через почтовых птиц, что один из патрулей крылатых ящериц прилетал на соседний остров, чтобы узнать о ситуации. И его якобы встретила старшая хранительница Дэйя, заявившая, что все происходящее — это внутренние проблемы народа морских эльфов. Конкретно — противостояние между Орденом и Башней, которое наконец выплеснулось в войну на истребление, начатую последними несколько дней назад.

Были, конечно, и другие народы, обитающие на собственных больших осколках не так далеко отсюда. И с некоторыми Башня когда-то поддерживала дружеские отношения. Но ключевое слово тут было «когда-то». Когда нынешний Глава пришел к власти, он со временем вбил молодым магам мысли об их «исключительности» и «гениальности», из-за которых те преисполнились спеси, гордыни и жадности до чужих богатств и знаний. Именно из-за заносчивого поведения Главы и большинства молодых шомонов отношения Башни с другими находящимися в зоне досягаемости спецструктурами охладились.

Подобные размышления о причине текущего положения вещей все чаще начали посещать трясущихся от страха эльфов. Им нужен был кто-то, на кого они могли бы направить свой гнев и раздражение.

Им остро нужен был «козел отпущения», которого можно было обвинить в собственных грехах.

А кто как ни Глава Башни подходил на эту роль лучше всего?


23. Отвлекающий маневр.


Я потянулся и сладко зевнул.

Пусть это море немного странное, но все же… море. Помню, как когда-то мечтал о подобном. Отправиться в путешествие по волнам на собственной яхте. Но, к сожалению, в реалиях моейродины подобные вещи доступны лишь одному-двум процентам населения.

Кстати, а не наведаться ли мне потом в родной мир? Интересно будет посмотреть, как забегают всякие спецслужбы и разные «Церкви Восьмого Пришествия», когда я на Красной Площади заставлю Лут превратиться в дракона, Нокс — в Кошмара, а сам устрою убер-фейерверк из смеси божественных энергий…

«Слушай, тебя совсем не заботит, что ты сегодня прикончил кучу разумных?» - раздался в ухе заинтересованный голосок Чешуйки.

«А должно?» - пожал я плечами. - «Ты прекрасно знаешь, как я отношусь к «власть имущей» прослойке населения. Особенно когда она имеет этой самой властью всех остальных, а они могут только дырки вазелином смазывать, да пытаться получать удовольствие. К тому же, ты вместе с Саси рылась в их памяти. Как тебе? Понравилось?»

«Нет», - в голосе дракошки послышалось откровенное отвращение. - «Может быть, в чем-то ты прав…»

«У каждого своя правда», - пожал я плечами. - «И моя мне диктует то, что таких паразитов нужно давить, пока они не убили народ, на котором паразитируют. А что до «защиты от внешних врагов»… Думаю, эльфы быстренько организуют новый Орден, или Башню, или другую Шарашку-на-Ножках-Буша. В конце-концов, у них останется и само здание, и их библиотека, и артефакты хранителей. Не даром же Древнейшая поставила обязательным условием сохранение помещений и внутреннего убранства Башни? Да и не все шомоны оскотинились. Вон, этот… как его… Хер который. При проверке, оказался вполне себе адекватным старичком. Как и часть его учеников. Так что просто постараюсь вырезать не всех, а лишь верхушку и самых агрессивных из молодежи. Остальные полежат спокойно в закутке, остынут, а как все закончится будут поднимать народ на свершения и саморазвитие…»

«Свершения и саморазвитие? Сам-то в это веришь?»

«Не мои проблемы», - пожал я плечами. - «Хватит и того, что мы воюем за свободу этих ушастых, когда они сами только лапки сложили и покорно оттопыривают задницы… Кстати об ушастых задницах! Похоже, пора…»

В подтверждение моих предчувствий на руке коротко завибрировал небольшой коммуникатор, подавая сигнал к началу операции.

Все же отвык я от всей этой техники. Казалось бы, сколько времени прошло с тех пор, как в последний раз держал в руках какую-нибудь техногенную приблуду и водил пальцами по клавишам компа? Месяц? Два? Три? Бля, даже вспомнить точно не могу! И это без учета моего «провала» в тело принцессы, от которого до сих пор мозги периодически клинит, а пердак подгорает так, что готов взлететь на орбиту и поискать там этих злоебучих божественных троллей! Особенно одного конкретного типуса на букву «М»…

И вот пару дней назад мне торжественно вручили наручный коммуникатор, в который запиханы, по меркам моей родины, просто умопомрачительные мощности, поставили в комнату комп, представили ИскИна-помощника… А я стоял, хлопал глазами и, как какой-то пещерный людь, не знал, что мне со всей этой хуйней делать.

Совсем дикий стал. Для меня теперь телепатия, заклинания и рукояти мечей привычней и родней, чем кнопки компа и силуэт винтовки. И самое смешное то, что по эффективности я даже выше, чем мои компаньоны со всеми их техническими наворотами.

«Ты еще начни сейчас толкать теорию о превосходстве биомагического пути развития цивилизации и тупиковости технократии», - проворчала Чешуйка.

«Не буду», - мысленно оскалился я. - «Это не соответствует моему статусу тупого отморозка и укуренного шибздика. Так что нахуй философию и пошли крошить магов на заправку к оливье!»

Кувыркнувшись через голову, я почти кубарем скатился с невысокого холмика и нырнул в широченную пещеру у его подножия. Там меня уже ждала Лут.

На этот раз ей подобрали более «теплую» одежку: что-то вроде неполного комбинезона без штанин и рукавов, который обтягивал формы дракошки так, что мне приходилось поминутно облизываться и как можно реже смотреть в ее сторону. Готов на собственную задницу поспорить, Изаура специально подобрала такой наряд!

Хотя, стоило признать преимущества подобной одежды. Дело в том, что перекидываться вместе с ней моя юная… Рабыня? Служанка? Интересный вопрос… Но ладно. Суть в том, что менять форму вместе с одеждой она пока не умеет, и приходится перед этим либо ее снимать, либо слушать треск разрываемого на клочья гардероба, а потом искать дракошке новый наряд. С этим же комбинезоном было проще — там посередине груди имелся сенсор, который при нажатии мгновенно «сворачивал» наряд в небольшую шайбу с ремешком. Реагировала эта приблуда только на прикосновение самой Лут и мое. Ну и до кучи Изаура еще каких-то мелких примочек туда напихала, вроде очистки, термоконтроля и прочего. Однако из-за ограниченности запитки от тепловой энергии тела и окружающей среды там было особо не размахнуться.

- Готова? - поинтересовался я.

- Я немного не уверена в своих способностях, - честно ответила она, опуская взгляд. - Все же это древний магический массив…

- Не дрейфь, - криво улыбнулся и потрепал ее по по мягким волосам. - Все ключи у меня есть, а если что-то пойдет не так, то на подстраховке сидит душа одной твоей старой ворчливой родственницы.

«ЭЙ!»

- Ну, а если все совсем отправится вразнос, то я просто достану большую дубинку в виде заряда божественной маны и херану ею со всей дури. Думаю, пока местная защита будет охуевать от такого вурдализма, мы как минимум успеем втопить по съебам.

Ответом мне была неуверенная улыбка.

Мда.

Девочка совсем зажата. Ну ничего, пару месяцев в моем обществе и…

«И начнет ругаться матом, посылать богов в дальний путь, да якшаться со всякими подозрительными тентаклиевыми монстрами», - ворчливо прервала мою мысль Чешуйка.

«Йасасайх не тентаклиевый монстр! Йасасайх - Ловец Душ! Великий и Ужасный!»

«Ой, все, молчите! А то реально себя каким-то шизиком чувствую! Хорошо хоть Илюха с Дюсаль молчат…»

Мысленно переругиваясь с Чешуйкой да следя, чтобы Лутецкий не сильно отставала, я легким бегом направился вглубь тоннеля. Особо с маскировкой этого лаза мы париться не стали, только вход разместили ближе к обрывистому и от того совершенно непопулярному берегу. Конечно, с легкой руки нашей «Машины Пропаганды» Хула-Хула сейчас просто кишела остроухими зеваками, но если кто из них напорется на вход в наш подкоп — то это уже его проблемы. Или ее. В последнем случае я буду совершенно не против. Хотя, если честно, у этих доходяг даже пощупать нечего — тощие как жертвы Бухенвальда.

«Ты что, в самом деле бы напал на заблудшую эльфийку?» - почти наяву увидел, как Чешуйка вскинула вверх бровку.

«Нет конечно. Хотя, если она не «заблудшая», а «блудливая»… То тут уже по обстоятельствам… А в остальном я еще не настолько оскотинился», - признался, параллельно прикидывая, сколько еще бежать по этой земляной кишке.

«Скорее, не настолько оголодал», - вздохнула дракошка.

Подумав, вынужден был с ней согласиться.

Через минуту бега Лут выдохлась окончательно, так что пришлось взять отчаянно краснеющую девицу на спину, и остаток пути она проехала на мне. Впрочем, каких-либо возражений у меня не было, учитывая упирающиеся в спину мягкие доечки, горячее дыхание молоденькой самочки на шее, да мягкость задницы в ладонях, которыми я ее поддерживал.

Ух, наверное, это были самые приятные «покатушки» в моей жизни! Даже ворчание Чешуйки отошло куда-то на третий план.

Но, как и все хорошее, забег довольно быстро кончился — не сдерживаемый темпом Лут, я ускорился и преодолел оставшийся отрезок за рекордный срок. А там меня уже ждал Сагара, сверкая в темноте зеленоватыми стеклами шлема своего «боевого режима».

- Опаздываете, - бросил он замечание нарочно безразличным тоном.

- Ничего, возиться будем долго и пять минут погоды не сделают, - пожал я плечами, с неохотой ставя на землю Лутецкого.

***

На Изнанке нет заката и лишь небольшое число ее жителей, бывавших в мирах слоя Реальности, вообще знают о таком явлении. Тем не менее, тут есть «вечер». Время, когда окутывающий это странное пространство желтый туман перестает источать свой мягкий свет, и все начинает медленно погружаться во тьму. На каких-то осколках тьма гуще, на каких-то — жиже. Все зависит от действующих на них законов, от плотности тумана, от условий рельефа и наличия других светящихся объектов…

На Рофуне «ночь» была довольно светлой, лишь чуть темнее, чем «вечер».

И именно в это время, когда основные страсти напряженного дня, казалось, улеглись, начался новый акт трагических для Башни Шомонов событий.

- Раз, раз! - прокатился по окрестностям Башни громоподобный голос, раздававшийся, казалось, отовсюду сразу. - Проверка. Как слышно? Эй, в башне, отвечайте! Забились как мыши, только шуршат и шуршат…

Сидящие в глубине Башни маги, конечно, ничего не слышали — звукоизоляция у внутренних помещений была очень и очень хороша. Но вот дежурившие у балкончиков шомоны тут же похолодели от страха и со всех ног побежали докладывать… кому-то… Хоть кому-нибудь! Ибо самим принимать решение в первых переговорах со Страшным Врагом они не желали — за такое можно поплатиться не только жизнью, но и душой. А в том, что это именно переговоры, и именно с Врагом, никто не сомневался — только ОН был способен вести себя настолько нагло с обитателями Башни.

Вскоре на балконах осторожно показались выделенные парламентеры. Естественно, сам Глава остался в помещении за их спинами — в надежности древних защитных массивов никто не сомневался, но все же… Как говаривали в старину, здоровая паранойя — залог долголетия.

- Что тебе нужно, Ужасающий?! - как можно четче проорал самый молодой шомон, обильно потеющий и дрожащий от такой «чести».

- О, ответили! - тут же обрадовался голос и на ближайший холм выполз странный металлический голем на восьми ногах. - А еще раз назовешь меня ужасной, я тебе мелта-бомбу в зад засуну и буду любоваться фейерверком!

- Изаура, пожалуйста, отвечай более сдержанно, - раздался еще один голос прежде, чем шомоны успели что-то ответить. - Компания этого грубияна на тебя плохо влияет.

- Да эта кобелина на всех плохо влияет, - вздохнул первый голос. - Ладно, постараюсь выразиться помягче… Уважаемые шомоны, еще одно замечание в адрес моей несравненной внешности, и я определю вас в качестве добровольцев на полевые испытания оружия массового поражения. Может быть, защита Башни и не пропустит внутрь активные излучения, боевые вирусы и отравляющие вещества, но по прилегающей территории без скафандров высочайшей защиты ходить нельзя будет лет пятьсот! Да и в этом случае придется скакать быстро, высоко вскидывая ласты, чтобы стельки скафа не сгорели! Мы друг друга поняли?!

Естественно, поняли ее не до конца, но общую суть шомоны уловили быстро. И столь же быстро пинками загнали внутрь того самого молодого мага, который едва не потерял рассудок от осознания собственного прокола.

- Я думаю, произошло некоторое недопонимание, Несравненная… Изаура? - продолжил переговоры уже не такой молодой шомон, магически усилив свой голос.

- Для тебя, бородатый, Несравненная, Прекраснейшая, Ослепительная, Умнейшая, Обворожительная, Лучезарная, Чистейшая… ЧТО ЗНАЧИТ «НЕТ»?! Мясо ты в банке, я тебе щас такое замыкание устрою, что год искриться будешь!!!

- Кхм… Изаура! - опять влез второй женский голос, прервав вопли первого.

А «Великие Шомоны» тем временем обреченно переглянулись. До них начало доходить, что переговоры будут дооооолгими… И не в меру сложными.

Тем временем в подвале Башни дежурившие у печати маги поочередно дремали. Да, их миссия была опасной, напряженной… но неимоверно скучной. Особенно когда Жуткое Нечто ничем себя не проявляло с самого утра.

- Скорее всего, наелось этим идиотом Херуэлэлуиром и его эльфами, - пробормотал стоящий рядом со светящейся кладкой молодой шомон.

- Или просто бегает слишком далеко, - приоткрыл глаз один из его напарников. - Все-таки до первого рубежа аж три этажа. И только на том этаже целых три печати, а между, поговаривают, ловушек напихали столько, что коридоры светятся не хуже дневного тумана! Вот и не чувствуем мы тот ужас, что тут ощущали первые дежурные.

- Только что-то мне подсказывает, что нам это мало поможет, - вздохнул третий, крайний маг. - Когда ОНО начнет прорываться, то…

Договорить он не успел, так как тут же получил звонкий подзатыльник от второго шомона.

- Ты за словами следи! - сердито прошипел он. - Слова, они такие! Раз скажешь, и тут же сбу…

- О… О… ОНО! - теперь уже начавшего воспитательную беседу мага прервал истеричный вопль первого дежурного, стоявшего у самой печати и «держащегося» за контрольные нити плетений. - ОНО РАЗБИЛО ПЕРВУЮ ПЕЧАТЬ!!!

Лица эльфов синхронно побледнели и они, подскочив к напарнику, тут же включились в работу, отслеживая состояние защитных кладок. В этот момент земля у них под ногами дрогнула.

- Вторая! - выдохнул один из шомонов. - Так быстро! Словно бумагу!

- Третья! ОНО прошло этаж! Осталось два уровня…

- И шесть печатей, считая нашу.

- Нужно позвать Старших!

- Рано! Если начнет прорываться через следующий уровень…

Земля вновь вздрогнула, а троицу магов накрыло странное чувство. Казалось, что им на плечи легло что-то тяжелое, тянущее к земле, а по сознанию разлился поток ледяного холода, замораживающего мысли и чувства, оставляя только безотчетный страх и желание убраться куда подальше.

- Первая печать, - тяжело и прерывисто дыша сквозь бескровные от страха губы, прошептал один из эльфов. - Первая печать второй тройки… Так быстро… Как будто ее и не было.

А между тем вдребезги разлетелся уже следующий барьер.

- Уходим… - сказал кто-то из дежурных.

Не сговариваясь, они дружно бросились к выходу. Однако не так быстро, как им бы хотелось — с каждым мигом тяжесть на плечах все больше увеличивалась, мысли текли все медленней, а сковывающий сердца липкий ужас все глубже проникал в хлипкие, едва тлеющие огоньки их душ.

Когда Нечто пробило последнюю печать второго уровня и поднялось на их этаж подвала, двое из дежурных не выдержали подобного давления и просто упали на пол, погружаясь в спасительное забытье.

И лишь третий, самый стойкий, продолжал упрямо ползти вперед. Впрочем, даже он уже плохо понимал, куда и зачем стремится, а вперед его двигало только стойкое ощущение дышащей в спину Смерти, что ужасней многих других…

С треском лопнула последняя печать и на маленького эльфа обрушилась вся тяжесть кошмарного давления. Его буквально вжало в пол, заставляя едва ли не пускать кровавую пену и не давая сделать ни единого вдоха. Теряющая рассудок и целостность душа забилась в клетке из плоти, лихорадочно ища выход из этого кошмара.

И вдруг все прекратилось.

Мокрый, словно вынырнувший из самой глубины Великого Моря, эльф с большим трудом перевернулся на спину чтобы не захлебнуться в луже собственной блевоты. Это действие отняло у него последние силы, как физические, так и ментальные.

Он мог только расфокусированно смотреть на темный потолок, лелея слабый, словно прогоревшая свеча, огонек собственной травмированной души.

Рядом с ним кто-то присел.

- Слушай, ну вот нахуя быть таким упертым? - раздался задумчивый голос. - Вырубился бы сразу, и не пришлось бы прижигать тебе мозги. Вон, напарнички твои, тихо и счастливо дрыхнут. Только обоссались немного. Ну и обосрались. Зато живы и почти здоровы. А тут уже мне пришлось подключаться, а то ваше уважаемое «Нечто» избирательно долбить по мозгам не умеет и, если бы увеличила давление, всполошила бы нахер всех твоих ушастых родичей наверху… - раздался печальный вздох. - Ладно, спи, герой. Если оклемаешься, то станешь сильнее. А если нет, то будешь ходить под себя и пускать слюни. Впрочем, в этом дерьмовом мире это не самое плохое занятие. Да и не долгое…

Короткий точный удар рукояти гладиуса по лбу отправил «героя» в спасительную пучину беспамятства.

Выговорившись и спустив напряжение от чуть не произошедшего в самом начале провала, Андрей скептически прислушался к ощущениям и облегченно выдохнул.

- Похоже, не заметили, - улыбнулся он двум другим членам «диверсионной группы». - Ну ты и долбишь, однако!

- Угу, - мрачно кивнул находящийся на боевом взводе Сагара, в кои-то веки соглашаясь с Вестником и пытаясь выковырять из пяток собственную душу. - Давно по мне так не проходились. А ведь у меня к этому делу пониженная чувствительность.

- Прошу прощения, но я все еще плохо контролирую свои способности, - слабо улыбнулась высокая девушка в черных доспехах. Она осторожным движением когтистой латной перчатки заправила за ухо выбившуюся из-за спешки прядь серебристо-платиновых волос и, критично осмотрев подол длинного черного платья-колокола, поправила пару складок. После чего подняла на Андрея взгляд холодных серых глаз, в глубине которых плескались подавленные чувства радости и умиротворения. - Что дальше… Хозяин?

- А дальше… - хищно улыбнулся Буревестник. - Дискотека!

- Мы должны были все делать тихо, - обреченно покачал шлемом Сагара, прижав бронированную ладонь к лицевому щитку…


24. Проход по тылам.


Сагара шагал чуть позади и с некоторым удивлением рассматривал идущую перед ним пару.

Непривычно высокая девушка. Наверное, сантиметров сто восемьдесят роста. Но гордая, будто королевская осанка и мощные латные сапоги на толстой стальной подошве, немилосердно лязгающие по каменному полу, словно прибавляли ей еще добрый десяток сантиметров. Не столь уж и хрупкая фигура была закутана в глухое платье с длинными рукавами, высоким воротом и юбкой-колоколом, практически касающейся земли. Поверх платья был надет тяжелый латный нагрудник, а руки закрывали массивные пластинчатые перчатки со стилизованными под когти пальцами. И платье, и доспехи имели странный, бездонно-черный цвет, не дающий ни бликов, ни полутонов, а по доспехам еще и змеились режущие глаз алые пульсирующие прожилки-нити.

С бледного бесстрастного лица смотрели серо-стальные холодные глаза, а длинные платиновые волосы были собраны на затылке в тугой пучок, словно у старомодной учительницы или леди из какого-то древнего рода.

Вооружение у девушки-рыцаря было классическим до зубного скрежета — висящий на спине широкий каплевидный щит с острыми краями, и покоящийся на поясе длинный массивный меч черного цвета, от одного взгляда на который даже у Сагары начинали странно шевелиться волосы на затылке.

Да и общее ощущение от этой… особы гардиан мог описать только одним словом.

Тяжелое.

Она буквально подавляла своим присутствием, вызывая безотчетное желание склониться и как можно быстрее скрыться из вида этих пронзительных глаз.

Антуанетта дэ Гарсия, Герой Былых Эпох.

Сагара, на мгновение прикрыв глаза, незаметно тряхнул головой и посмотрел на ее «спутника».

Среднего роста неряшливой наружности молодой человек лет двадцати пяти — тридцати. В черных растрепанных волосах была заметна ранняя седина, а карие, с легким красноватым оттенком, глаза смотрели на мир с вызовом и насмешкой.

В отличие от шагающей рядом девушки, парень не оказывал абсолютно никакого давления. Даже более того, его словно тут и не было! Во всяком случае, Сагара не фиксировал ни звуков шагов, ни движения воздуха, ни шороха одежды или запаха… Рядом с ними будто скользил призрак или мираж, а огромный черный балахон с рваными полами лишь усиливал сходство.

Андрей-Буревестник.

Смотря на этих двоих, нельзя было даже предположить, что они как-то связаны — слишком разные по поведению, впечатлению и внешности. Королева и ее Шут.

Вот только обращения «Хозяин» и «Господин» тут использует именно «Королева».

- Этот мир слишком безумен в своих вывертах, - со вздохом резюмировал Сагара.

- А? - удивленно повернулся к нему Вестник.

- Ничего, - отмахнулся гардиан. - Далеко нам еще?

- Почти на месте, - ответил Андрей, на секунду задумавшись. - Всего два уровня осталось. Только вот… - он остановился и скептически осмотрел свою спутницу. - Ты можешь притушить давление? А то сифонит так, что нас любой распиздяй за десять метров учует!

Антуанетта задумчивым взглядом скользнула по лицу Вестника. Столь задумчивым, словно пыталась определить, куда удобнее будет впечатать латный кулак — в скулу, нос или глаз. Тем не менее, воительница прикрыла глаза и на некоторое время «ушла в себя», после чего ее давящая аура заметно уменьшилась. Не сошла на нет, но хотя бы стало возможно спокойно дышать рядом с ней, не боясь что сердце трусливо выпрыгнет из горла, если слишком широко открыть рот, пытаясь втянуть в сдавленную стальными обручами грудь хоть немного воздуха…

- Так? - ровным голосом уточнила Стальная Королева, открывая глаза.

Андрей скептически скривился, но махнул рукой.

- С хреном пополам сойдет. Но в разведку я с тобой, подруга, больше не ходок, - однако, глядя в опасно сузившиеся глаза воительницы, непроизвольно сделал шаг назад и поспешно добавил, - зато в качестве психологического оружия ты теперь неподражаема! Один взгляд и вся вражеская армия обосрется от…

«Идиот», - резюмировал Сагара, глядя как Вестник, не договорив, ловко уклоняется от хлесткой пощечины.

Гардиан автоматически зафиксировал скорость удара, давление воздуха, предполагаемую прочность латной «ладошки»… И ему стало немного не по себе. Понятно, почему Андрей, обычно абсолютно пофигистически воспринимающий различные травмы, так шустро улизнул от этой «дружеской плюшки» - даже Сагаре, с его экзоброней, укрепленными костями и тканями просто оторвало или расплющило бы голову. Такое не регенится…

- Милая, ты стала слишком несдержанной, - нервно улыбнулся Андрей, которому простым давлением воздуха от пронесшейся рядом с лицом «женской ладошки» рассекло щеку до костей. - Куда подевалась та послушная но страстная девочка, которую я на собственном горбу вытащил из подземелья?

- Послушная? Девочка? - всего лишь чуть изменившийся тон голоса и выгнутая бровь, вот и все, что свидетельствовало о буре эмоций, бушующей внутри Королевы. - Андрей, ты явно слишком часто бился головой. К тому же, последнее мое приключение позитивностью не отличалось.

- Я, вообще-то, твой хозяин, - осторожно напомнил Вестник.

- Я помню, - на лице девушки появилась слабая улыбка. - Но твои манеры оставляют желать лучшего. Будем перевоспитывать.

Лицо Андрея в этот момент очень напомнило Сагаре мордашку филина, которого посреди дня вытащил из дупла медведь и заявил, что отныне он экзотический колибри, который будет жрать нектар и гадить медом.

- Кхм… - кашлянул гардиан, поняв, что пора вмешаться, пока они тут не начали семейные разборки. - Давайте вы потом обсудите свои проблемы? А сейчас мы все же на вражеской территории и как бы должны устроить тут диверсию.

Антуанетта молча кивнула, а Андрей пожал плечами.

- Да не вопрос, я только «за» всеми щуп… тьфу, бля, Саси, хорош бубнить в ухо! Так вот, план такой… - Вестник на пару секунд поднял взгляд на потолок и что-то там разглядывал, словно видел прямо сквозь него. - Пойдем по восточной лестнице. Меха с Дэйей сейчас оттянули большинство ушастых на противоположную сторону Башни, так что проход более-менее очистился. Ан, ты вроде говорила, что научилась ощущать разумных? - дождавшись утвердительного кивка, Андрей продолжил. - Значит, вы вдвоем поднимаетесь наверх до самой крыши, вырезая по дороге всех запершихся в кельях шомонов.

- Всех? - уточнила Антуанетта.

Андрей скептически на нее посмотрел и какое-то время они то ли играли в гляделки, то ли говорили по магическому аналогу мыслесвязи — Сагара этот эффект отследить не мог по вполне понятным причинам. Впрочем, гардиан больше склонялся ко второму варианту, чем к молчаливому противостоянию — как-то же эти двое общались друг с другом, пока «Королева» несколько дней сидела в подвале Башни.

- Ладно, не всех, - сдался Андрей. - Только тех, кого поймаете «на горячем». В смысле, за оргиями, пытками и прочими прелестями. Такие и сейчас-то особо не нужны, а в будущем доставят только проблемы. Остальных — глушить. Как доберетесь до крыши, Сагара на своем пердалете унесет вас к месту встречи. Защита Башни сейчас воспринимает нас троих как «своих», так что проблем с побегом не будет. Однако в следующий раз, если ушастики найдут эту «системную лазейку», номер уже не сработает…

- А ты? - в голосе Антуанетты отчетливо прозвучали нотки беспокойства.

- А я найду Главу и пропишу ему смерть через сну-сну. После чего буду сваливать как можно быстрее и дальше. И вам в этот момент желательно в Башне уже не находиться…

***

Переговоры, если это можно было так назвать, шли уже час.

Леди Изаура, представительница Врага, постоянно меняла темы, перескакивая с одного на другое по совершенно извращенной логике и упрямо гнула свою линию, выдвигая поочередно самые разные и, порою, нелепые требования одно за другим.

Сначала она сообщила, что не собирается общаться с делегацией шомонов, пока не будут соблюдены все обычаи ее древнего народа по отношению к представителям ведущих переговоры сторон. В итоге многоуважаемые и многомудрые шомоны сейчас стояли на балкончике, под взглядами большинства эльфов Башни, в шапочках из тонкого блестящего металла, в безразмерных фиолетовых халатиках, с напомаженными губами и румяными щечками. Каждое предложение они должны были заканчивать словом «руба», иначе представители Врага просто отказывались это самое предложение слышать. Ну а периодически устраиваемые ею «перекуры», во время которых шли странные «конкурсы» большая часть делегации предпочла бы навсегда вырезать из своей памяти. К сожалению, подобное не удастся сделать практически со всеми видевшими это шомонами, включая самого Главу.

Вид почтенных старцев, играющих в «чехарду», «твистер» и «бутылочку» навсегда отпечатался в памяти окружающих. Лишь тяжелый взгляд Главы заставлял парламентеров каждый раз проглатывать рвущиеся наружу проклятия и с натянутыми улыбками продолжать этот цирк, дававший, как ни странно, результат.

Леди Изаура уже пообещала прекратить военные действия против Башни и даже отпустить попавших к ним пленных, коих оказалось на удивление немало. Взамен она выторговала «для начала» пятьдесят килограмм золота и три сотни красивых рабынь, не строптивых и обученных для любовных утех. Такие требования показались Главе вполне объяснимыми и приемлемыми — ради чего еще осуществлять столь масштабные акции запугивания, как не ради богатства и развлечения? Не в целях же «освобождения народа», в самом деле?

А дальше пошла торговля «информацией» и «артефактами». Изаура, советуясь с «бывшей хранительницей» Дэйей, требовала конкретные и весьма мощные предметы, взамен предлагая редкие реактивы, алхимические секреты и… Деву Волн! И хотя Глава Башни не придавал особой практической ценности этому «символу морского народа», но вынужден был признать, что в его руках она могла сыграть решающую роль в успокоении поднявшегося «антишомонского движения».

А прямо сейчас делегация активно обсуждала очередной «лот» - рабыню-дракона! Причем не гипотетическую, а самую настоящую, покорно появившуюся на броне восьмилапого голема и для демонстрации исполнившую несколько команд, которые свободный представитель гордого чешуйчатого племени ни за что не стал бы делать.

Взамен на это сокровище у шомонов требовали ни много ни мало, полтонны золотых слитков и сотню их секретных плетений! Когда у делегации прошел первый ступор от таких чудовищных требований, Леди Изаура намекнула, что возможен торг. И сейчас этот самый торг и шел, причем столь жарко, что большая часть эльфов даже забыла, с кем его ведут и что происходит вокруг — заполучить в свое распоряжение настоящего дракона, одного из самопровозглашенных Истинных Хозяев Небес Изнанки, было неимоверной удачей и редкостью! Причем на подобного «падшего собрата» остальные чешуйчатые редко обращают внимание, предпочитая считать опозорившегося мертвым. Есть, конечно, вероятность того, что сородичи действительно лишат его жизни, но она, насколько знали шомоны, довольно мала.

Однако их планам не суждено было осуществиться.

- Нападение! - разнесся истошный визг по залу, в котором сидел Глава.

Всполошившиеся эльфы обернулись на звук и увидели в дверном проеме тяжело дышащую фигуру служанки в окровавленном платье.

- Что это значит?! - закричал один из парламентеров, оборачиваясь обратно к балкону. - Леди Изаура?!

- А я откуда знаю? - фыркнула переговорщик Врага. - Но, думаю, вам лучше разобраться. Как закончите, крикните, я вернусь.

И под пораженными взглядами делегации голем спокойно скрылся за холмом.

- Может быть, это и не Враг? Но тогда кто? - разнесся среди свидетелей шепоток.

Пока самая аморфная часть шомонов пыталась привести мысли в порядок, несколько деятелей, включая самого Главу, уже активно допрашивали перепуганную служанку. Вот только та ничего внятно сказать так и не смогла, продолжая в полубреду лепетать что-то про «ужасающего Монстра, выползшего из самых темных кошмаров», а после вообще упала в глубокий обморок.

- Бесполезно, - поморщился Глава, дав отмашку оставить девушку в покое. - Думаю, стоит предполагать самое худшее…

- Нечто? - тут же побледнела стоящая рядом с ним секретарша.

- Оно самое, больше некому, - мрачно кивнул Глава, поглаживая седую бороду. - Собирай отряд и иди на разведку.

- Э? Я?! - глаза секретарши расширились от ужаса, а держащие дощечку с приколотыми бумагами руки отчаянно задрожали. - Но… я ведь…

- Неповиновение? - прищурился Глава. - Бунт?

- Н… Нет! - еще сильнее побледнела бедная девушка и, чуть не плача, спешно закивала. - Я… Я все сделаю!

- Вот и славно. И не нужно прибедняться! Я прекрасно знаю и о твоих скрываемых способностях, и о тех артефактах, которые т… - старый шомон вдруг осекся и напряженно замер, прислушиваясь к себе.

Его интуиция вдруг завопила о смертельной опасности. Но что-то было не так. Вернее, все было именно «так», кроме его интуиции — все остальные присутствующие продолжали вести себя как обычно, споря о происходящем, что-то предлагая и пытаясь как-то навести порядок.

Лишь его секретарша, стоявшая ближе всех и заметившая состояние Главы, начала о чем-то смутно догадываться. Остальные же «приближенные» лишь удивились внезапной настороженности старика и начали растерянно оглядываться.

Однако с каждым мгновением опасность, ощущаемая Главой Башни, становилась все более ощутимой и… ужасающей. Веками отточенное шестое чувство буквально душило и выворачивало наизнанку, заявляя, что если он не предпримет хоть что-то прямо сейчас, то даже не успеет понять, что и как его убило!

Спина старика покрылась холодным липким потом, а борода встопорщилась, будто наэлектризованная. Глаза начали лихорадочно искать выход, в то время как руки сами собой плели одно защитное заклинание за другим.

Стоящие рядом эльфы спешно шагнули назад, шокированно глядя на поднимающуюся многослойную защиту недосягаемого для них уровня мастерства и энергонасыщенности. Однако этого Главе показалось мало и он, сплетя все, что знал, начал один за другим активировать различные амулеты, достав даже два спрятанных в белоснежной робе артефакта хранителей в виде зеркальца и кинжала. Короткое волнистое лезвие он с размаха всадил в собственную руку и, совершенно не обращая внимания на боль, тут же впился взглядом в мутную поверхность маленького бронзового зеркала.

Однако артефакт Ясновидения вместо требуемого показал ему лишь черный клубящийся туман, из которого на него смотрела пара ярко-алых голодных глаз. И от этого изображения повеяло такой запредельной жутью, что старый маг не сдержался и с воплем откинул артефакт прочь.

Вот только это не помогло.

Теперь тьма смотрела на него не только из иллюзии зеркала.

Она была в каждом углу, под каждым сгибом и столиком. Пряталась в тенях колонн, фужеров и стульев. Скалилась из горлышек бутылок и шуршала в складках одежды…

Даже в черных зрачках следящих за ним шокированных подчиненных плескалась все та же ТЬМА.

И тут главный шомон все понял.

Он прозрел.

Опустив взгляд, старик посмотрел на собственную грудь.

«Она и во мне. Она везде. От нее не скрыться и не защититься…»

«Верно, смертный», - шелестящий шепот раздался в его сознании, и одно его звучание причиняло невыносимую боль его слабой душе. Глава упал на колени, схватившись за голову, а между его пальцев заструилась кровь, вытекающая из ушей. - «Близость носителя моей силы… Смертельная угроза самой душе… Давление того, что в силах менять саму Судьбу… Ты осознал… То, что не должен… То, чего не можешь принять… Мои соболезнования… Впрочем, мучиться тебе недолго… Твоя душа не успеет… распасться…»

За спиной скрючившегося на полу мага, меж двух стоящих с растерянным видом эльфов, появилась мутная фигура. Появилась без каких-либо звуков или вспышек. Так, словно всегда там стояла.

Но окружающие шомоны сразу же почувствовали это.

Будто стадо овец, почуявшее волка, они в неосознанном порыве рванули прочь. Не зная куда. Не понимая зачем. Не глядя, от чего. Они просто «страстно желали» оказаться как можно дальше от источника этого странного чувства, даже не страха, но чего-то много большего…

И одна лишь молодая секретарша, случайно посмотревшая в этот момент за спину дрожащего словно в припадке старика, смогла «увидеть». В ее широко открытых глазах отразился бесформенный рваный балахон из черной ткани, колыхающейся, будто вокруг был не воздух, а морское дно. Под глубоким капюшоном не было видно ничего, кроме клубящегося черного тумана и пары светящихся алых глаз.

Эльфийка потеряла сознание раньше, чем успела хоть что-то осознать или запомнить. И в этом было ее счастье.

А тем временем фигура в черном балахоне рывком приблизилась к старому шомону, который истекал кровью уже не только из ушей, но и из глаз, носа и рта. Даже его поры сочились черной дрянной кровью. Мечущийся в бреду рассудок не мог удерживать концентрацию и великолепный панцирь многоуровневой защиты давно слез, словно старая змеиная кожа, распавшись на бесполезные осколки нейтральной энергии.

Посланник поднял правый рукав и из-под ткани балахона вперед метнулись уродливые черные щупальца. Им не пришлось ни душить, ни рвать, ни потрошить жертву. Едва цепляющаяся за умирающую плоть распадающаяся душа без сопротивления скользнула в спасительную тьму астрального кармана.

В следующий миг Посланник пронесся по залу размытым клочком тумана и исчез в ночи, спрыгнув прямо с балкона и прихватив с собой артефакты Главы… и его секретаршу.

Глава 228

Глава 228. Ярость Стальной Королевы. Часть 3. Шаг за грань и дальше (Антуанетта, финал).


1.


В маленькой санчасти «Шиншиллы», приписанной к отряду «Мародеров», было не протолкнуться. На кушетке, выставленной в положение полусидя, лежала укрытая покрывалом маленькая девочка. Она была настолько тощей, что у окружающих невольно закрадывалась мысль, как она вообще жива? Рядом на небольшой вращающейся табуретке сидела Татьяна, наш походный лекарь, а вокруг стояли сержант Васильев и Дамир с Сергеем.

Я предпочла не заходить внутрь и наблюдала за происходящим через открытую дверь из коридора, облокотившись спиной на стену жилого вагончика.

- Это… действительно вне моих сил, - обреченно развела руками Татьяна, обследовав Марьяну как с помощью своих способностей, так и приборами.

- Я вам говорила, - печально улыбнулась девочка.

- Но способ ведь должен быть! - прорычал Васильев.

Необычно было видеть строгого недоверчивого сержанта в образе «заботливого папы». Скорее всего, тут действительно сыграли роль инстинкты. Насколько я успела узнать, у него на Базе была семья, но вот кто именно — не помню.

Семья…

Я невольно вспомнила свою старую жизнь в том, самом первом мире. Серую жизнь калеки, без надежды на счастье. Потом жизнь после «перерождения». Маленькая деревушка, подарившая мне десять лет простого, тяжелого, но наполненного солнцем и запахом луговых трав детства.

Но счастье не может длиться вечно. Залитые светом воспоминания обрывает картина, написанная кровью и огнем. Нашествие демонов. И вновь тьма.

Пять лет на «людском дне» в грязных трущобах города. Потом была «героическая карьера». Нельзя назвать ее чем-то «светлым» или «темным». Все та же серость, наполненная погоней за силой… и окончившаяся в зале Ма Оу.

Годы рабства. Беспросветная череда из боли и унижений. Калейдоскоп смертей и воскрешений, убийства виновных и невинных… Не знаю, как только не сошла с ума. Или сошла? Может быть. Все воспоминания тех лет воспринимались как что-то далекое и отрешенное, словно видимое через стекло. Наверное, именно тогда я и привыкла молчать. Или до этого? Не помню…

Но в один момент моя жизнь опять круто изменилась.

Сир Андрэ. Андрей.

Хозяин.

Не было унижений. Не было пожаров и войны. Не было вереницы обезглавленных тел и грязных помоев вместо еды. Не было погони за силой и богатством.

Было… путешествие. Тихое приключение.

Хозяин, Жанна, я, Кроконяша и Доська.

Путь был недолгим, но, наверное, со времен моего второго детства, с той самой залитой солнцем деревушки, это было впервые, когда я была… счастлива. Может быть, это последствия контракта душ. Может быть, просто привязанность к первому человеку, за долгое время проявившему ко мне доброту. Может быть… многое может быть. Но для меня это не важно. Главное, что мне хорошо рядом с ним. Весело и тепло.

Я хочу вернуться в то самое время. К нему. К своему Хозяину.

Но перед этим мне нужно кое-что закончить тут.

Подняв взгляд, я вновь посмотрела на девочку и обступивших ее взрослых.

Ты сильная. Неимоверно сильная. Я бы уже давно сломалась.

«Не говори так, Антуанетта», - раздался в голове детский голос. - «По сравнению с тобой — я лишь беспомощный ребенок. Не сильная. Просто смирившаяся».

Я прикрыла глаза, просчитывая варианты.

У меня есть всего неделя на то, чтобы разобраться с проблемой, называемой «Некро». Найти их базу и…

Уничтожить. Всех нелюдей и результаты их работы. Этот мир не готов к такому. Он только-только переродился, еще слаб и не понимает своих возможностей. В будущем, может быть, они и смогут противостоять подобной угрозе. Но не сейчас.

И все это следует сделать за семь дней. Потому что следующую неделю я должна потратить на поиски возможности убраться как можно дальше.

Рука невольно стиснула рукоять верного меча… превратившегося в бомбу замедленного действия.

Я всей душой ощущала, что если не покину пределы этого несчастного мира, то он не переживет последствий загадочного «пробуждения». Впрочем, у меня уже есть идеи, как это сделать. Вернее, кто мне может в этом помочь…

Ладно, по пунктам.

Найти способ сохранить жизнь девочки. Хотя бы попытаться. Я чувствую, что он есть. Вопрос только в том, где искать?

Навестить основную базу Некро. Я знаю ее расположение, но нужен проводник. Людей из отряда брать не стоит. По крайней мере, не всех и не на штурм. Я уже получила представление о том, что там творится от этой малютки… и для сопровождающих меня это станет билетом в один конец. Но моей личной мощи должно хватить на задуманное.

Другим заданиям придется подождать — нужно будет срочно искать способ исчезнуть из этого мира на момент «пробуждения» меча…

Вроде все.

- Королева? - вмешался в мои мысли голос Ксулукс.

Я удивленно моргнула и поняла, что антроп Раф-Хас стоит рядом, причем уже довольно давно. Да и остальные, находящиеся в лазарете, смотрели на меня странными взглядами.

- Похоже, наш командир снова с нами, - улыбнулся Дамир.

- И она опять что-то задумала, - скривился Васильев.

Я устало вздохнула и пробежалась взглядом по напряженным лицам. В голове роились отдельные мысли и разрозненные идеи, никак не желающие вставать в стройный ряд.

- Моя Королева, - чуть склонилась Ксулукс. - Вы желаете спасти эту личинку?

- Ребенка, - поправила я. - Да, желаю.

- Понимаю, - прикрыла золотистые глаза Раф-Хас. Она нарочно говорила все это вслух. Не из своего желания, а из-за приказа Королевы-паучихи, стремящейся понять слабых двуногих уже по моему приказу. - Если люди бессильны, то это может попробовать сделать Улей.

А вот и решение. То самое, что крутилось рядом. Как удобно. Словно кто-то мне его преподнес. Бездна? Сшихара? Или кто-то еще?

Присутствующие люди напряглись и задумались. Впрочем, ненадолго.

- Я свяжусь с Базой, - хмыкнул Васильев. - Вертолет долетит сюда за несколько часов. К вечеру Марьяна будет у Улья.

- А Старик? - засомневался Дамир.

- Не откажет, - хмыкнул сержант. - Девочка обладает способностью к телепатии, да и научники тоже насядут, потому как по-любому не упустят возможность поставить опыт по совместной медицине или еще чему. Этим яйцеголовым только дай повод каких-нибудь опытов наставить…

Решение первой проблемы есть.

И что-то мне подсказывает, что я уже нашла решение и второй. Вернее, оно само меня нашло…

Повернувшись, я сделала пару шагов в сторону и посмотрела на пустое место у двери одного из кубриков. Я чувствовала направленные в спину удивленные взгляды. Но объяснять ничего не собиралась. Сами все поймут. Не глупые.

Костюм, почуяв мое желание, угрожающе потянулся вперед нитями. Сама я не ощущала там ничьего присутствия, но интуиция подсказывала обратное. Как и мои новые способности, через которые я чуяла в этом, казалось бы, пустом пространстве даже не жизнь, а просто тень чьих-то мыслей.

«Антуанетта, подожди», - раздался в голове голос Марьяны. - «Он не враг вам! Это дядя Кирилл! Мой… опекун… наверное».

«Пусть проявится», - ответила я, сдерживая, но полностью не подавляя кровожадные порывы нитей костюма, которые почти коснулись невидимой жертвы.

Неизвестно, сам ли скрытник принял такое решение, или его вразумила Марьяна, но через секунду пространство передо мной поплыло и появился невысокий хмурый мужчина в военной пятнистой форме. Короткие взъерошенные волосы черного цвета, холодные черные глаза и угрюмое выражение на давно небритом лице. Одежа скрытника была измазана землей и копотью, а местами на ней были заметны застарелые пятна крови.

За моей спиной раздался звук передергиваемого затвора и характерное шипение активируемого артефактного клинка — Дамир и Сергей изготовились к бою и, судя по всему, были готовы встать на мою защиту.

Милашки.

Зажав Кирилла в углу нитями костюма, к которым он явно не горел желанием прикасаться, я чуть повернула корпус и через плечо скептически посмотрела на напряженных мужчин.

Серьезно, вы кого от кого спасать собрались, защитнички?

Хатанов с Сергеем, словно прочитав мои мысли, смутились и убрали оружие.

- Пустите меня… - раздался хриплый голос Кирилла. - К ней.

Я вновь повернулась и придавила скрытника взглядом. Судя по его съежившейся фигуре, сжатым зубам и каплям выступившего пота — «придавила» в самом буквальном смысле.

«Антуанетта, пожалуйста», - вновь раздался в голове голос Марьяны.

На мгновение прикрыв глаза, вздохнула. Насколько могла, свернула свое влияние. Костюм, что-то недовольно шурша на границе сознания, втянул нити, прикинувшись обычным платьем. Посторонилась.

Мужик, судорожно втянув воздух, опасливо покосился на меня и тенью скользнул в лазарет, пройдя мимо замершей парочки армейцев так, что те только глазами захлопали.

Вот тебе и ответ, кто и как сумел скрыться от стаи Раф-Хас и Ксулукс, которая полдня всю землю на дневной переход вокруг рыла…

***

Я сидела на толстом бревне чуть в стороне от лагеря, буквально кипящего работой.

Бойцы Дикого и пауки зачищали и обдирали обнаруженное убежище, вытаскивая наружу и готовя к транспортировке все, что только могли. Васильев с Татьяной пропадали то в узле связи, то в санчасти отчитываясь, координируя и просто что-то доказывая начальству. Но не думаю, что с разрешением для Марьяны будут проблемы — генерал Карпатов человек трезвомыслящий и вполне способен оценить перспективы. Ну, или он может посчитать это моим «личным капризом». Однако в том, что он перестрахуется с девочкой я не сомневалась. И даже одобряла — телепатия, это совсем не та способность, с которой можно обращаться небрежно.

Капсулу Марьяны тоже решили забрать на изучение. Я сначала подумала разломать ее, но… решила просто ограничиться словом Карпатова о том, что эта демоническая машина не будет повторена, а послужит лишь для разработки мер противодействия. Ему я верю. Но не людям. Потому позже проверю сама. А пока меня не будет, за этим проследят Раф-Хас…

Но в данный момент это все мелочи.

Незначительные помехи с которыми приходится разбираться.

Главное, у меня есть «координаты». Место, куда я могу пойти и задать вопрос.

«Вы готовы ответить за свои поступки?»

Раздался жалобный скрип.

Я усилием воли разжала чуть дрогнувшую руку, и на землю упал смятый кусок металла. Что это было? Я, честно говоря, не помню. Может быть, кружка, может быть, какое-то оружие, может быть, просто мусор, что подвернулся под руку — мои мысли сейчас постоянно заняты, потому некоторые действия делаются бессознательно.

Это не из-за загруженности делами. Просто если я не буду отвлекаться, то… Взорвусь.

Я видела много зверств в своей жизни. Убивала разумных разных рас и возрастов. По личному желанию, вынужденно и по приказу. Да и сама умирала. Разными смертями. Чаще всего — не самыми приятными.

Однако то, что я ко всему этому привыкла, не значит, что я смирилась.

Марьяна показала мне, что происходит на базе Некро.

И я едва сдерживаюсь, чтобы не рвануть туда прямо сейчас.

Нужно срочно чем-то заняться. Поговорить. Переключиться. Загнать свою ярость как можно глубже.

Нет ничего более глупого, чем бесконтрольная истерика. Ярость должна вызреть. Остыть. Она не должна направлять удар. Но должна его усиливать…

«Ксулукс», - я не решалась в таком состоянии широко активировать способности для поиска, так что обратилась к альтернативе. - «Мне нужны Кирилл, Дамир, Барбара и Васильев».

«В каком виде, Моя Королева?» - тут же осведомилась антроп Раф-Хас.

«В живом, целом и невредимом», - памятуя о полном отсутствии чувства юмора у насекомых, серьезно ответила я. - «Найди их и попроси прийти ко мне».

Вскоре ко мне подошли вызванные люди, среди которых были и «лишние» фигуры — невозмутимо сверкающая золотыми глазищами Ксулукс и большой паук, семенящий за Кириллом.

Я поднялась с бревна и отряхнула платье. Больше по привычке, нежели из необходимости. Кивнула. Посмотрела на Кирилла. Скрытник заерзал, он чувствовал себя неуютно и явно меня опасался.

Не удивительно.

- Расскажи о Некро, - негромко попросила я.

Армейцы тут же сделали стойку — до этого я в приказном порядке запретила им о чем-либо расспрашивать скрытника и девочку-телепата, а всю полученную информацию передала генералу за запертой дверью.

Мужчина кисло поморщился, но послушно начал говорить немного хриплым, низким голосом.

- Сам я знаю не так уж много. Большая часть информации получена по косвенным данным и от Марьяны… Некро до Катастрофы носили название «Центр исследований ПН». Что это за «ПН» знали не многие, так как расшифровка не вызывала ничего, кроме улыбки. «Паранормальная Некрология». Попросту говоря, некромантия и все, что с ней связано. Не знаю подробностей, лишь понял, что раньше Некро были так себе шарашкой. Не шутами, потому как вроде бы что-то у них получалось, даже пару зомби смогли поднять, но… Правительство поддерживало их скорее из интереса, потому как практического применения для всех этих «открытий» не было — слишком много условий. Зато все изменилось после Катастрофы и нашествия зомби в самые первые дни. Со временем маленький Центр превратился в огромный комплекс по исследованию зомби и мутантов… и контролю над ними. Самым успешным их проектом были «консервы», как они их про себя называли. Это девочки до периода полового созревания, которым хирургически вживляли органы каких-то монстров, после чего запаивали в полуартефактные банки и с их помощью контролировали орды нежити. Такими «банками» Некро очистили ближайшие территории и захватили несколько анклавов выживших. Однако их оказалось… маловато. Опыты и прокачка некромантов и хирургов-химерологов требовали большого количества живого материала. Вот они и начали посылать экспедиции во все стороны, ища и захватывая людей и мутантов… Когда я пробрался на базу Некро, она была… чем-то жутким. Полуживое строение. Стены из плоти. Бассейны с мертвыми телами. Какие-то резервуары. Мутанты на цепях. Человеческие фермы. Тысячи зомбированных и мертвых солдат… Настоящий некрополь на остатках старого поселка. Я многого не видел, но и этого оказалось достаточно.

Когда Кирилл замолчал, я обвела взглядом людей, ставших очень и очень задумчивыми.

- Ситуация оказалась хуже, чем мы думали, - пробормотал Васильев.

- Именно, - кивнула я. - Поэтому вы все дожидаетесь подкрепления с Базы… грузите трофеи и возвращаетесь обратно.

- А ты пойдешь туда одна, - прищурился Хатанов.

- Не совсем, - я скрестила руки на груди, еще раз все взвешивая. - Со мной пойдут Кирилл, Ксулукс, Барбара и несколько Раф-Хас. Они довезут меня до некрополя, соберут информацию и вернутся. А я уничтожу противника.

- В одиночку? - сжал кулаки Васильев.

Я слегка пожала плечами.

- А почему бы и нет?

Ответа у них не нашлось…


2.


Передо мной стоял нахохлившийся Дикий, а за его спиной толпилась дюжина мрачных «мародеров».

Я вздохнула.

Фанатичные последователи — это… напряжно. К тому же, если пауки еще могли как-то мне помочь и при этом выжить, то вот вести на верную и, главное, бесполезную смерть людей у меня не было никакого желания.

Поэтому я согласно кивнула.

- Хорошо, можете пойти со мной, - но не успели воины воодушевиться, как обрушившаяся им на плечи тяжесть заставила напряженно замереть и, выпучив глаза, хватать ртами воздух. - Если сможете сделать хотя бы шаг вперед.

Медленно вытянула из ножен меч.

Его лезвие стало полностью черным и бездонным, словно небо, а в глубине сияли крохотные холодные огоньки звезд. Крутанув этот кусок ночного небосвода в руках, неглубоко воткнула его острием в землю перед собой. Не знаю, как других, но даже меня пробирали мурашки, когда я смотрела на поверхность пробуждающегося клинка.

Давления одного этого артефакта для слабых людей более чем достаточно. Но на всякий случай я еще и мягко придавила их псионикой. Ну как «мягко»? На ногах устоял только Дикий, в то время как остальные упали на колени, не в силах ни пошевелиться, ни оторвать взгляд от бездонной глубины лезвия меча.

Главный бывший бандит упрямо сжал зубы и дернулся, пытаясь оторвать ногу от земли.

Хмм…

Прогресс налицо, но… не в этот раз.

- Я не могу дать вам силу. Это то, что вы должны обрести сами, - негромко сказала я, чувствуя как губы сами складываются в слабую улыбку. - Я не могу защищать вас вечно. Мой щит не принадлежит этому миру. Я могу лишь вернуть вас на правильный путь и показать дорогу. Остальное — сами. Продолжайте служить людям. Развивайтесь. И когда-нибудь вы сможете сделать этот шаг…

Вытащив меч из земли, я забросила его в ножны и, не оборачиваясь, направилась к пикапу, у которого уже ждали два скрытника, Ксулукс и несколько пауков.

Надеюсь, эти люди прислушаются к моим словам, и в следующую нашу встречу мне не придется их убивать…

***

Каширов Николай Григорьевич, откликающийся лишь на прозвище Дикий, продолжал стоять и смотреть вдаль. Туда, где полчаса назад скрылась машина с их Королевой.

Его кости и мышцы до сих пор болели от «прощания». Впрочем, он хотя бы мог стоять — остальные бывшие бандиты лишь сидели сцепив зубы и стараясь не позориться болезненными стонами. Сил подняться на ноги у них все еще не было.

Однако ни пробегающие по телу судороги, ни постепенно сходящая на нет обжигающая тяжесть в висках не шли ни в какое сравнение с той болью, которой пылала его душа. Внутри далеко не самого праведного человека словно бушевало пламя, окончательно выжигая грязь и страхи его «старого я».

И на пепле от этого костра вот-вот должно было взойти… что-то.

- Ты как? - поинтересовался подошедший к Дикому Сергей.

- Странно, - ответил тот, продолжая отрешенно смотреть все в ту же точку.

- У тебя тоже ощущение, что мы ее не скоро увидим? - вздохнул молодой солдат.

- Нет, - ответил Николай пересохшими губами. - Это не важно, когда мы встретимся с Королевой. Важно лишь то… сможем ли мы сделать шаг.

- Ты о чем? - нахмурился Лысый, подозрительно глядя на приятеля.

Однако тот уже не обращал на него совершенно никакого внимания.

Протянув руку вперед, Дикий провел пальцами по одному ему видимой надписи, висящей в воздухе. Он уже полчаса смотрел на нее. Но вовсе не от того, что колебался. Нет. Этот человек принял решение сразу же, как увидел появившееся перед ним предложение.

Полчаса Дикий потратил на то, чтобы подготовиться. И чтобы «насладиться» этим моментом. Он высек в памяти каждое слово. Каждую линию и тень полупрозрачного текста в, казалось бы, обычном системном сообщении, к коим люди этого рехнувшегося мира уже давно должны были привыкнуть…

И вот сейчас Каширов Николай Григорьевич понял, что готов.

Готов окончательно отказаться от своей старой жизни и попытаться шагнуть к чему-то… большему. Лучшему.

К чему-то «Правильному».

- Подтверждаю… - прошептал Дикий. - Во имя Королевы.

«Внимание!» - раздался в его разуме мелодичный голос Системы. - «Ваш класс изменен. Текущий класс: Первый Паладин Стальной Королевы. Ошибка… Ваш покровитель еще не перешагнул уровень трансцендентности. Провожу ограничение… Отмена. Получено добровольное согласие на донорство энергии. Донор: Богиня Сшихара. Посылаю запрос к Вашему покровителю на принятие услов… Ошибка. Запрос перехвачен. Провожу повто… Ошибка. Запрос одобрен сторонней силой. Поручитель: Дха-тэ-Элле… Поздравляю с получением класса мифического ранга. В данном мире Вы являетесь первым, свершившим подобное. Провожу расчет и генерацию награды. Ожидайте…»

Николай тряхнул головой, отгоняя назойливый голос.

Ошибки, награды, поздравления… Разве в этом смысл произошедшего? Нет. Это всего лишь мишура. Дунь — и ее не станет.

Главное совершенно в другом.

Он увидел тропу. И пусть его шаг еще не сделан… Пусть он только-только начал поднимать ногу… Но любую дорогу осилит лишь идущий.

И Дикий пойдет вперед, даже если это будет стоить ему бессмертной души. Ведь что может быть хуже, чем бесцельное аморфное существование в грязи разлагающегося мира?

Сергей невольно сделал несколько шагов назад, с оторопью глядя на бывшего бандита, в котором с каждым мгновением оставалось все меньше и меньше от того Дикого, которого он успел неплохо узнать за прошедшее время. Сутулая спина распрямилась, плечи расправились, а его взгляд наполнился непогрешимой, истинно фанатичной уверенностью в своем пути.

Глаза и волосы Дикого полыхнули серебристым пламенем, которое через мгновение опало и словно забрало с собой весь цвет, оставляя лишь холодный серо-стальной блеск…

- Здесь начинается наш путь! - громко объявил новорожденный Первый Паладин. - Во имя Стальной Королевы!

- Во имя Стальной Королевы! - ответил ему рев дюжины людей, объятых таким же серо-стальным пламенем. - Во имя нашей Богини!

***

- Пчи!

Я недоуменно свела глаза на кончике носа.

Заболела? Да невозможно! С моим-то телом…

Может быть, вспоминает кто?

Впрочем, это не так важно. Главное — путь начат. И я твердо вознамерилась довести его до конца.

План был относительно прост. Кирилл довезет меня до Некрополя. После чего вернется обратно под прикрытием Барбары и Ксулукс. Втроем, да при поддержке Раф-Хас они вполне способны выпутаться из большинства передряг.

А я войду на территорию врага. Найду главного. Убью. Чтобы наверняка. После чего выйду, отойду подальше, и устрою зачистку с помощью «волшебной палочки».

Конечно, можно было начать сразу с последнего пункта, но тогда не будет никаких гарантий того, что «главный» не улизнет, а корень всех бед не будет вырван…

Да кого я обманываю? Хотя бы перед собой нужно быть честной.

Я ХОТЕЛА пойти туда сама. И собственноручно раздавить того, кто делает подобное со своими соотечественниками.

Ярость, клокотавшая глубоко внутри меня, жаждала выхода наружу.

Ну а в самом крайнем случае, я просто могла ударить «волшебной палочкой» себе под ноги. Ее максимальный заряд, если верить описанию, способен уничтожить весь Некрополь и прилегающие территории…

Время тянулось вяло.

По расчетам Кирилла на дорогу, даже без учета задержек, должно было уйти не меньше трех дней. С топливом для машины у нас проблем не было — перед отъездом мы взяли его достаточно. В самом крайнем случае можно было поехать и верхом на сопровождающих нас пауках. Раф-Хас были достаточно быстры, неприхотливы и выносливы для этих целей. Думаю, если между этой расой инсектов и людьми наладятся хорошие отношения, то подобный способ передвижения придет в голову не только мне. Все же это является существенной экономией драгоценного для людей топлива. А ведь среди подданных Королевы-паучихи есть и летающие твари…

Надеюсь, они тут без меня не передерутся и придут к мирному существованию. Хотя бы в рамках этой конкретной стаи и Базы.

***

Первый день пути не выделился чем-то значимым. Мы просто… ехали. Я привычно устроилась в багажнике пикапа, за рулем поочередно сменяли друг друга Кирилл и Барбара, а Ксулукс почти неподвижно лежала на заднем сидении, напрямую контролируя восьмерку бегущих рядом пауков. Периодически мы останавливались на небольшие привалы — Раф-Хас все же не машины и бежать со скоростью шустрого пикапа без перерыва не могли. Им требовалось что-то поесть и отдохнуть. Впрочем, мы тоже были не прочь размять ноги.

Ночь я провела все в том же багажнике, Кирилл спал в салоне, а девушки — в небольшой палатке. Часовых не ставили — мои способности и бдительные пауки были лучшими средствами предупреждения опасности. Утром мы поджарили на костре вырезку из пары неудачливых зверушек, имевших глупость напасть на Раф-Хас, и тронулись в путь.

Второй день мало чем отличался от первого, за исключением встретившейся по пути группы нежити. Тут я не удержалась и, отозвав пауков, сама упокоила зомби — к тому времени от однообразности дороги и тишины моя голова начинала уже тихо закипать, так что подобная разминка была как раз кстати.

Однако обрадовалась я рано.

Ночью нежить лезла на нас небольшими, но нескончаемыми группами. Даже пауки не успевали перехватить их всех, так что спать приходилось в полглаза, периодически вскакивая и упокаивая очередную порцию мертвечины. Однако мне, как оказалось, пришлось даже легче всех — непривычные к подобному люди вообще не смогли сомкнуть глаз, а Ксулукс постоянно приходилось сдерживать ретивых пауков. Вдобавок время от времени мы вынуждены были менять место стоянки, так как постепенно накапливающиеся трупы портили даже этот весьма сомнительный отдых. Хорошо хоть падальщиков не было. Как и любых более-менее крупных животных. И последнее сильно настораживало…

Рассвет Барбара и Кирилл встречали с мрачными лицами. Тем не менее, во взгляде людей читалась обреченная готовность пойти до конца.

Глядя на них, я на мгновение прикрыла глаза и махнула рукой.

- Возвращайтесь. Дальше я одна.

- Угу, - кивнула Барбара. - И Хатанов с Карпатовым мне голову открутят.

- Марьяна сказала провести тебя как можно дальше, - а вот в голосе Кирилла, в отличие от нашей диверсантки, особых уверенности и энтузиазма не было.

- Королева…

«Ксулукс, вот только ты не начинай!» - я глянула на золотоглазого антропа. - «С каких пор Раф-Хас начали обсуждать решения старших?»

- Прошу прощения, - тут же склонилась девушка. - Видимо, это следствие моей гибридности.

Хм… Если это так, то подобное даже неплохо. Но сейчас лучше займемся «убеждением» этих двоих.

Заглянула в глаза Кирилла. Скрытник отвел взгляд и чуть склонил голову. В его эмоциях читались неуверенность и желание убраться от Некрополя как можно быстрее и дальше. Желательно целым и в сторону его любимой приемной дочери. С ним проблем не будет.

Барбара Шульц. Девушка упрямо сжала губы. Нет, она тоже не горела желанием лезть в самое пекло. Но диверсант привыкла четко исполнять свой долг и приказ командования. А «командир» для нее не я и не Дамир. Это генерал Карпатов. И старик явно приказал ей следовать за мной настолько далеко, насколько это возможно.

Я ласково улыбнулась скрытнице…

Расстояние между нами было всего каких-то пару метров. Мне не нужно было даже прыгать — достаточно слегка оттолкнуться от земли ногой и тело само преодолеет эту дистанцию за какие-то доли секунды. Самое сложное было не перестараться с силой удара. Даже не пощечина, а всего лишь легкий шлепок по голове. Но этого хватило, чтобы тело девушки оторвалось от земли и, пролетев пару метров, без сознания рухнуло в услужливые объятия одного из пауков.

Увы, иного выхода не было.

Если приказать им уйти, Барбара «послушается», после чего исчезнет из поля зрения Ксулукс и проследует за мной уже тайком. А если отдать приказ Раф-Хас атаковать и спеленать диверсантку, то это может нанести ей травму на подсознательном уровне, усложняя в дальнейшем взаимодействие с инсектами и Ксулукс.

Пусть уж лучше злится на меня.

В беспамятстве она должна проваляться до самого вечера, а там будет уже поздно в любом случае…

***

Глядя на скрывшийся за холмом пикап, окруженный коробкой пауков, облегченно выдохнула. Сама не знаю почему, но в тот момент, как осталась одна, я испытала чувство какой-то… расслабленности?

Теперь мне не нужно было оглядываться на других, отвлекаться на чью-то защиту и… сдерживать свои силы. Отныне всех, кто появится рядом, можно записывать во враги.

Быстро проверила свою экипировку.

Меч. Щит. Броня. Глитч, подарок «странников пустоты». И костюм, в складках которого были спрятаны «Бум-палочка» и пара брикетов сухпайка.

Гарнитуру я отдала Ксулукс. А стрелковым оружием этой эпохи нормально пользоваться так и не научилась. Да и ни к чему.

Развернувшись, посмотрела туда, где должен был быть Некрополь. В той стороне пока виднелись лишь холмы и редкие рощи. Где-то далеко на горизонте в небо упирались туманные пики гор.

Прикрыла глаза.

Там, внутри меня, стояла прозрачная стена. Та, за которую в последнее время я старательно загоняла все свои непонятные силы. То самое давление от чрезмерных физических характеристик и эффекты от странной способности, именуемой Системой как «псионика». И кое-что еще. То, чему я никак не могу найти определения и объяснения.

Но сейчас эта стена больше не нужна.

Одно легкое усилие воли, больше похожее на ласковый толчок в спину, и прозрачный занавес осыпается с легким хрустальным звоном.

Тело переполняет странная сила. Мысли обретают четкость, а восприятие — остроту. Странное чувство. Словно до этого я ходила плотно зажмурившись, зажав ладонями уши и пытаясь сражаться с врагом ногами и вслепую.

Что же, проверим, так ли это.

Некро. Я иду по ваши души…


3.


Бежать было легко. Даже слишком легко.

Хватало слабого толчка ногой, и тело словно взмывало в небо. Приходилось постоянно контролировать собственную силу. Дошло до того, что на беге я концентрировалась даже больше, чем на сражении.

Хотя с другой стороны, это-то и сражением было назвать сложно…

Замерев на вершине холма, глянула вниз. По склону от подножия поднималась очередная группа нежити. Десяток зомби разной степени свежести. Среди них трое с длинными когтями и деформированными челюстями — эти постарше, успели слегка мутировать. Среди мертвяков затесались и две химеры — твари с телами лошадей, скорпионьими хвостами, торчащими из боков клешнями и криво сидящими головами каких-то гигантских многоножек.

Это не первая группа, встреченная мною. И не последняя. Но участь у них была абсолютно одинакова.

Прикинув на глаз расстояние, я оттолкнулась ногами от земли и взмыла в воздух. Ветер привычно хлестнул по ушам, попытавшись продавить слабую человеческую плоть, дерзнувшую прорываться через него с такой скоростью, но тут же позорно отступил. Моя кожа была ему не по зубам. Как и большинству встреченных тварей.

Немного промазав, приземлилась в конец группы. Зато прямо на одну из химер, переломив твари спину и впечатав сапогами в плотную сухую землю. С хрустом рвущейся плоти и ломающихся костей во все стороны фонтаном брызнула отвратительная смесь из крови и потрохов. Но для подобных тварей этого обычно недостаточно — голова, передние лапы и часть туловища остались целы, так что химера вполне могла продолжать бой… Могла бы.

Но доспехи уже вытянули все силы из ее жалкого подобия жизни.

Со всех сторон тут же кинулись мертвецы. Нежить не знает страха и не боится повторной смерти, так что запугивать их бесполезно. Тем более безмозглых низших тварей, ведомых лишь инстинктом голода.

Поймав латной перчаткой первого подвернувшегося монстра, я сжала руку в кулак, с чувством легкого удовлетворения прислушиваясь к хрусту его гнилого черепа. Однако на этом бой и кончился — дальних тварей «выпили» нити костюма, а ближайших, которые успели дотянуться и коснуться моего тела, прикончили доспехи.

Их было слишком мало. И они слишком слабы. Нет смысла даже доставать оружие.

Отряхнув руку от налипшей слизи, я побежала дальше…

***

Просторная комната. Стены, пол и потолок задрапированы кроваво-красным тяжелым бархатом. Под потолком висит огромная хрустальная люстра, в которой горит лишь несколько свечей, закрашенных красным.

Комната носила следы серьезной гулянки — стоящий в углу массивный стол был заставлен давно остывшей едой, на полу валялись бутылки и женская одежда, а на отдельном столике все еще слегка дымил большой богато украшенный кальян.

На огромной кровати с алыми простынями лежал мужчина лет сорока, могучего телосложения, с аккуратно подстриженными волосами и фигурно выбритой бородкой. По обе стороны от него мирно спали две обнаженные пышногрудые красавицы с изящными фигурками и длинными черными волосами. На стоящем у стены диванчике посапывала еще одна девушка с роскошными формами и короткой рыжей шевелюрой, а на полу, в обнимку с пустой бутылкой, дрыхла миниатюрная блондинка.

Мужчина, в отличие от красавиц, не спал. Он задумчиво смотрел в потолок, беззвучно шевеля губами и хмуря густые черные брови.

Его размышления прервал аккуратный, едва слышный стук в дверь.

Мужчина удивленно шевельнул бровями и слегка дернул пальцами. Дверь бесшумно открылась сама собой.

За порогом обнаружился полутемный коридор, в котором напряженно замерла молодая симпатичная девушка в бесформенном черном балахоне. Спешно поклонившись, она тихо протараторила:

- Повелитель, Старший Романский и Старшая Дау просят вас как можно скорее явиться в Зал Слежения.

- Скоро буду, - вздохнул мужчина и тяжелая дверь захлопнулась сама собой, словно хлипкая форточка от сквозняка.

«Если эти двое решились вызвать меня в выходной, то причины должны быть более, чем серьезные», - подумал он, вставая с кровати и выискивая валяющуюся среди бутылок одежду.

Однако в какой-то момент он вдруг замер и напряженно огляделся.

По спине Повелителя пробежали мурашки от липкого и давно позабытого чувства угрозы…

***

Массивная восьмиметровая тварь, похожая на змею с ногами жабы и головой сколопендры, поднялась высоко надо мной и раскрыла неожиданно красивый радужный капюшон. Зашипела. Молниеносным броском кинулась вперед.

Я без раздумий нанесла встречный удар латным кулаком.

С громким хрустом голова твари разлетелась на части, а тело практически сложилось гармошкой и рухнуло на землю, разбрызгивая литры крови из ран на лопнувшей коже.

Скользнув безразличным взглядом по дергающемуся в конвульсиях трупу, я тряхнула чуть онемевшей рукой и пошла дальше…

Чем ближе становился Некрополь, тем больше и разнообразней были патрули тварей. И если до этого они не могли меня даже задержать, то сейчас приходилось делать значительные остановки, чтобы уничтожить очередной отряд химер и мутировавшей нежити. К тому же начало нарастать нехорошее чувство угрозы — впереди меня явно ждал сюрприз.

Впрочем, удивляться тут было нечему — твари появлялись точно отмеренными группами и практически в равные промежутки времени, не давая мне разогнаться. Кто-то их явно контролировал, оценивая мои способности. И, скорее всего, на основе этой информации готовил где-то впереди ловушку.

Именно из этих соображений я не использовала меч со щитом и активные способности. Сражалась исключительно кулаками и грубой силой.

Вновь устремилась вперед.

Там, на грани восприятия, уже ощущалось… что-то. Мысли? Души? Не знаю. Просто скопление существ и странных образований, представляющих для меня угрозу. Точнее определять я пока не научилась. Судя по направлению и расстоянию, это и должен был быть тот самый Некрополь.

А между нами я нащупала скопление поменьше.

Армия Некро.

Что же, посмотрим, на что они способны…

***

Роман Романский курил сигарету и нервно притопывал носком сапога по деревянному полу.

Ему было всего двадцать пять — тот самый возраст, когда в голове еще гуляют остатки юношеской дури, но уже потихоньку начинают работать мозги. А случившаяся недавно Катастрофа заставила окончательно улетучиться весь его «максимализм» и глядеть на вещи трезвым взглядом.

И этот самый «взгляд» сейчас не видел ничего хорошего.

- Ром, ну успокойся ты, - закатила глаза сидящая рядом с ним невысокая симпатичная шатенка лет восемнадцати в тяжелых рыцарских латах кроваво-алого цвета.

- Я спокоен, - ответил парень. - Как покойник. Которым скоро и стану.

- Ну воооооот, - с тяжелым вздохом протянула девушка, опуская руки. - Ты говорил так и в прошлый раз. И в позапрошлый. И вообще все наши операции, которые я только могу припомнить! Очнись, очкарик! У нас же тут армия! Десять тысяч одних только низших трупаков! А враг всего один! Да они эту бабу просто массой задавят! И я уж молчу про тварей уровнем повыше, химер и эту… Чуду-Юду.

- Грахиторикс, - машинально поправил Роман и уныло добавил. - И там не «баба».

- А кто, мужик? - хмыкнула девушка.

- Нет, Корси, - парень поднял на боевую подругу затравленный взгляд. - Там чертово Чудовище…

- А мы кто? Паиньки-ангелочки? - воительница демонстративно оскалила аккуратные жемчужные зубки. - Сколько ты народу зарезал в своей лаборатории? А что там на фермах творится?

- Немало, - скривился Роман. - И не горжусь этим. Но деваться некуда — жить-то хочется. И вообще, не тебе меня учить, кусок мертвечины!

- А, то есть теперь я «кусок мертвечины»?! - Корси возмущенно вскинула бровки. - А вчера ночью ты мне другое шептал!

- Я нажрался, - развел тот руками.

- И позавчера? - склонила головку к плечику мертвая воительница, состроив скептическую мордашку. - И неделю назад?

- Угу, - серьезно кивнул парень. - Твой хозяин извращенец-некрофил и беспробудный пропойца, смирись. А теперь вставай, тащи свою попку к КУНГу и готовь его к отъезду.

- Эм… - Корси смерила его озадаченным взглядом. - Ты же вроде тут ныл, что это сложный противник и мы ее так просто не…

- Иди. Готовь. КУНГ. - раздельно произнес паренек, посмотрев своему строптивому фамильяру в глаза и подкрепляя слова крепким ментальным пенделем. - Именно потому, что я не верю в победу. Как только запахнет жареным, мы сваливаем. Я не собираюсь умирать за этого идиота.

- А бомба? - осторожно уточнила Корси, невольно проводя рукой по нагруднику.

- В тебя изначально зашили болванку, а свою я деактивировал еще месяц назад, - устало улыбнулся Романский. - А теперь… ИСПОЛНЯТЬ!

Девушка вылетела из занимаемого ими домика раньше, чем успела это осознать.

Парень же, не сдержав улыбку, какое-то время смотрел ей вслед, после чего обреченно вздохнул и, прикрыв глаза, настроился на ментальную связь с подконтрольной ему армией.

Всего один известный Роману человек обладал способностями в некромантии, сравнимыми с его собственными. Его «коллега», Старшая Дау. Но эту ненормальную просто нельзя было выпускать за пределы Некрополя. Им с Повелителем хватило одного единственного раза.

А сам «Хозяин Города Некромантов» не желал покидать пределы поселка по чисто техническим причинам — слишком многое было завязано на его странные способности и без присутствия этого… существа там все просто начнет разваливаться. Однако Роман подозревал, что это не единственная причина, и Михаил Ермоленко, как на самом деле звали Повелителя, не «не желал», а скорее «не мог» выйти из собственного Царства Мертвых.

Впрочем, его подозрения оставались всего лишь эфемерными домыслами, не подтвержденными ничем, кроме собственных предчувствий Романского. А вот приближающийся к выданной ему армии Враг был более чем реален и слишком, ну просто до безумного смертоносен даже для этого ненормального мира.

«Еще и девушка», - мысленно вздохнул Роман, изучая остановившуюся на дальнем холме фигурку противника глазами своих миньонов. - «Симпатичная, к тому же. И опасная. Итак, что ты будешь делать? Пойдешь вперед, как и с малыми группами? Или мне придется брать твой холм штурмом?»

Некромант уже успел порядочно изучить своего врага — последние полдня он лично руководил всеми группами перехвата. Естественно, с безопасного расстояния, переезжая на своем любимом КУНГе. Но даже так он не сумел узнать многого.

«У нее просто чудовищный показатель силы и невероятная защита», - текли его мысли, пока фигурка на вершине холма колебалась. - «Скорость тоже высока, но не настолько, как сила. Плюс странная способность высасывать ману и душу при физическом контакте. Но это все, что я знаю. Заставить ее использовать свой меч и щит мне так ни разу и не удалось… Что же, попробую сейчас. Хоть на будущее буду знать, чего ждать от подобного противника, если когда-нибудь не посчастливится встретиться с ним вновь. Но это конечно при условии, что я переживу встречу нынешнюю… Надеюсь, Корси опять там не напортачит. Вот же послали боги фамильяра… О! Движение! Все-таки решила атаковать? Предсказуемо и глупо. Но с ее силой… Глупо скорее с моей стороны пытаться остановить это Чудовище. Ладно, поехали!»

Полем генерального сражения Романский выбрал небольшую полуразрушенную деревушку недалеко от Некрополя. Она удачно располагалась на линии движения Черного Рыцаря, как он мысленно решил называть своего оппонента. Пол в данном случае для него значения не имел. У некроманта даже проскальзывали мысли, что ему противостоит и не человек вовсе, а существо, лишь маскирующееся под представителя его расы. И в этом случае облик красивой воительницы можно смело воспринимать как еще один вид оружия.

Время тоже играло Роману на руку — светило уже скрылось за горизонтом и округа погрузилась во мрак, который не был препятствием ни для нежити, ни для химер. Но предоставлял призрачный шанс того, что враг плохо видит в темноте.

«Судя по уверенным движениям Рыцаря, темнота ей не помеха», - констатировал Романский и с некоторым фаталистическим безразличием выдвинул навстречу Врагу тысячу самых примитивных и слабеньких зомби, что были в его распоряжении. - «Вряд ли они ее смогут даже ранить, но хотя бы задержат и немного измотают…»

Столкнувшись с толпой воющих мертвецов на подходе к деревне, Черный Рыцарь принялась с каким-то радостным остервенением работать кулаками. А Роман в который раз мысленно поразился эффективности этого, казалось бы, незамысловатого и самоубийственного метода.

Всего одно касание черной латной перчатки превращало любого зомби в бесформенный кусок мертвого мяса, который уже не реагировал ни на какие старания Некроманта. Впрочем, получивший удар мертвяк редко оставался целым. Чаще всего его разрывало на части, или откидывало словно выпущенное из пушки ядро, которое оставляло широкие просеки в стене своих же «товарищей». Не менее тяжелые разрушения несли не только взмахи рук, но и их «сопроводительный эффект».

«Ее ручки во время удара явно проходят звуковой барьер», - со странной смесью уныния и восхищения подумал некромант, ради интереса смотря на мир глазами одного из зомби, кувыркающегося в воздухе от простого порыва ветра, созданного промелькнувшим рядом с ним кулаком Рыцаря. - «И вот как мне с этим сражаться? Проку — ноль. Она даже не вспотела. А те немногие удары, что каким-то чудом попадают ей по лицу, не способны оставить ни единой царапины!»

Плюнув, Романский отдал последнюю команду, отпустил контроль над быстро тающим «мясом», и спокойно занялся проверкой «второй волны» и расставленных по деревне засад. Свой козырь, Грахиторикса, он держал возле себя для самого крайнего случая. Некромант собирался либо прикрыть им свое бегство, так как даже Чудовищу придется знатно повозиться, прорываясь через этот шедевр некромантии и химерологии, либо просто… взять его с собой. Подобная марионетка будет ему отличным подспорьем во время поиска нового гнезда в этом опасном мире. Конечно, Корси тоже была далеко не слабачкой, да и сам Роман имел впечатляющий пятидесятый уровень, но… Случиться может всякое…

А тем временем Черный Рыцарь с хрустом раздавила череп последнего бедного зомби и направилась в сторону следующего эшелона…


4.


Окрестности небольшой полуразрушенной деревушки стали декорациями для одного из самых странных сражений, что видел этот обновленный мир. Одинокий Рыцарь против армии из почти десяти тысяч чудовищ. Хотя нет, уже девяти.

Потому что первая тысяча только что кончилась…

Антуанетта тряхнула рукой, отбрасывая останки последнего зомби. Ему она без особых изысков раздавила пальцами голову. Собственно, героиня была способна без проблем «раздавить голову» большинству существ в этом мире, лишь бы у них эта самая голова присутствовала, чтобы за нее можно было ухватиться. Три сотни единиц силы, способность «хватка титана» и особенности местной Системы, которая дает не отображаемый в статистике бонус к расчетным характеристикам классов ближнего боя — все это давало поистине чудовищный результат.

Прикрыв на мгновение глаза, героиня оценила ситуацию.

Оставшиеся силы противника вполне четко распределились по трем позициям. Причем, судя по степени излучаемой угрозы, об нее только что «утилизировали мусор» - это были самые слабенькие зомби из всей многотысячной армии противника. Бросили их, скорее всего, просто ради попытки ее измотать…

Первая позиция армии противника была буквально перед ней. Монстры плотно кучковались у входа в деревню даже не пытаясь прятаться — скрыть несколько тысяч особей мутировавшей нежити и химер, часть из которых больше самих домиков, среди нескольких десятков построек, было нереально без поддержки какой-нибудь мощной магии. К счастью, иллюзионистов среди Некро не нашлось…

Вторая позиция была в самой деревне. Среди домиков распределилось множество небольших групп и одиночных тварей. Они отличались небольшим ростом и, судя по ощущениям Антуанетты, хорошими способностями к скрыту.

Третья позиция была на «выходе», с той стороны полуразрушенного поселения. Там противников было немного, но среди них ощущалось трое особо опасных.

«Судя по всему, это сам некромант-кукловод и либо его телохранители, либо ассистенты», - сделала вывод Антуанетта, открывая глаза и спокойно шагая вперед. - «Сначала меня попробуют остановить лобовым ударом большей части сил. Если не получится, попытаются достать из скрыта и из засады, когда я буду идти через деревню. Ну а если и это не поможет, то противник, скорее всего, планирует либо прикончить меня лично, либо… просто сбежать, прикрывшись своей охраной».

При мысли о возможном побеге вражеского «генерала» героиня не сдержалась и зловеще улыбнулась.

«Как будто я тебе это позволю…»

***

По спине Романа пробежал отчетливый холодок, а в мозгу отчетливо завыла сирена.

«Бегите, глупцы!» - словно шептал ему в ухо чей-то голос.

«Я бы с радостью, но рано», - вздохнул он. - «Нужно хотя бы попытаться. Тогда будет чем оправдываться, если Повелитель победит и вышлет за мной поисковую группу».

Сделав глубокий вдох, некромант заставил себя успокоиться и вернулся к управлению своей армией, которая даже за несколько секунд ослабления контроля с его стороны умудрилась где-то напортачить: пара химер уже успешно грызли третью, какие-то упыри выбрались из засады в деревне в поисках мертвечины, а парочка мертвых всадников ускакала аж на десять метров в сторону, явно намереваясь пуститься в долгий путь до «живых земель»…

«Безмозглые твари», - устало резюмировал Романский и быстро навел порядок. После чего спеленал второй и третий эшелоны жесткими приказами, и сосредоточился на первом, самом крупном отряде его армии…

Черный Рыцарь рванула вперед неожиданно, показывая совершенно новую планку скорости. Вот некромант «видел» ее в паре сотен метров от передних рядов своего войска, а вот она уже врезалась плечом в массивную тушу носорогоподобной химеры. Ошметки разорванного страшным ударом чудовища разметало далеко по округе, а Врагу, казалось, было глубоко плевать — она затормозила только пробив насквозь стоящий далее дом и впечатавшись в бок огромного рака-скорпиона. Покореженную мертвую тушу гигантского насекомого протащило несколько метров, размазав по земле неудачно подвернувшихся гулей.

Порыв ветра, ударивший вслед за этим рывком, разметал всю окружающую мелочевку, а крупные твари пораженно отступили назад, тряся головами и пытаясь избавиться от звона в ушах, забивающего все звуки.

«Судя по грохоту и ударной волне, она только что преодолела звуковой барьер», - с унынием подумал Роман. - «Триста с лишним метров в секунду. Всего лишь за счет мышечного усилия. И плевать она хотела на сопротивление воздуха, перегрузки и прочую научную ересь… Это точно не человек».

Тем не менее, подобные размышления не мешали Некроманту огреть подконтрольных тварей ментальной плеткой и послать в атаку на оказавшуюся в окружении героиню. Однако иллюзий на этот счет Романский не питал — как это Чудовище влезло в кольцо врагов, так может за долю секунды из него и вылезти.

«Скорее всего, она сама решила запрыгнуть в центр, чтобы побыстрее всех их уничтожить», - резюмировал парень, наблюдая, как пятиметровая горилла с шипастым хитином вместо кожи первой добралась до замершего Врага и… - «Уй… Прости, приятель».

Роман предусмотрительно отдавал последнюю команду и отключался от подконтрольных монстров, как только те оказывались «в зоне поражения». Конечно, по-идее он не должен был чувствовать их боль хотя бы потому, что у нежити ее не было в принципе, а у химер все ощущения угнетались искусственно, но… Но с этим чертовым Монстром могло случиться всякое. Вдруг она поймает его ментальный щуп? Как? А хрен его знает. Просто поймает. Мало ли какие способности могло скрывать существо, способное ударом кулака отправить в полет пять тонн живого бронированного мяса?

Вот и сейчас, словно подтверждая его домыслы, женщина в черном нанесла латным кулаком встречный удар по несущейся к ней лапе чудища. Вопреки всякому здравому смыслу оторвало не хрупкую женскую ручку, а трехметровую конечность монстра. Сразу же за этим Рыцарь схватила бедную тварь за ногу и начала использовать верещащую окровавленную тушу в качестве дубинки.

Впрочем, недолго — буквально через три взмаха нога оторвалась и измочаленная туша улетела куда-то в сторону.

А дальше началось простое избиение. Одного касания черных латных перчаток хватало, чтобы отправить мелкого монстра на тот свет. С крупными дела обстояли получше, но ненамного — Роман вычислил, что Рыцарю требовалось от двух до пяти секунд контакта, чтобы лишить жизни тварь в несколько тонн весом. Причем, чем больше ран получала его марионетка, тем быстрее она умирала. Теоретически, промежутка даже в две секунды должно было хватить, чтобы нанести Рыцарю рану, но… для этого воительница должна была просто стоять на месте, прикладывая ладошку к туше противника и никак не сопротивляться.

На практике же Черный Рыцарь во время «контакта» раздавала такие удары, что крупные химеры отлетали прочь, чаще всего уже мертвыми тушами, а мелкую нежить просто разрывало на части.

«Нужно отступить, перегруппировать тварей и попробовать накрыть ее одной волной… Пока хоть кто-то остался», - решил Роман.

Однако он прекрасно понимал тщетность этих попыток. Все его чувства буквально орали о том, что нужно бежать. Но какая-то толика упрямства и странного чувства долга все еще сопротивлялась.

Как только Романский начал претворять свой план в жизнь, то как и полагается в таких случаях, что-то пошло не так…

***

До боли сжатый кулак в латной перчатке встречается с хитиновым панцирем огромной несуразной помеси богомола и собаки. Необычайно взвинченное восприятие дает заметить, как кулак продавливает броню химеры. Хитин в месте удара деформируется с мерзким хрустом, а трехметровую тушу начинает все с возрастающим ускорением сносить назад. Время, ползущее словно сонная улитка, во всей красе демонстрирует брызги и фонтанчики зеленоватой, отвратительно пахнущей жижи, что пробивается через расширяющиеся трещины в теле монстра.

Лапки твари только начали отрываться от земли, а моя рука уже проваливается в ее тушу почти по локоть. Где-то в груди привычно появилось ощущение холода, словно рядом с сердцем открылась бездонная дыра. Конечность слегка кольнуло и по пальцам внутрь скользнуло что-то склизкое и мерзкое… И тут же было с жадностью поглощено той самой дырой.

Резко выдергиваю руку, нанося удар локтем по роже прыгнувшего на спину гуля. Огромные и прочные словно сталь зубы с хрустом ломаются и во все стороны брызжет слизь, перемешанная с зубным крошевом.

Ногу царапает легкая боль - что-то пробило подол платья, и на полсантиметра погрузилось в кожу. Костюм не оставляет высокую человекоподобную тварь без наказания. Черные нити тут же впиваются в мясистый длинный язык с жалом, который и служит оружием монстру. Вернее, служил… Не обращая внимания на очередной труп, хватаю удачно подставившуюся змею за голову и сжимаю пальцы, с наслаждением слушая хруст черепа.

Сверху начинает что-то падать. Огромное бревно, которое держит лапа шестиметровой помеси орка и осла. Вскидываю руку. Ловлю дерево раскрытой ладонью. Волна боли прокатывается по телу от пальцев рук до самых пяток. Особенно сильно отдается в плече — там что-то отчетливо хрустнуло.

Но это ничего. Я справлюсь. Или умру. Как всегда…

Сзади на шее пытаются сомкнуться чьи-то зубы. Но прогрызть мою кожу непросто. Напрягаю мышцы, создавая дополнительную защиту. Этого хватит. А там через секунду повисшую на мне тварь выпьет костюм.

У меня же проблемы посерьезней.

Сжимаю пальцы. Пойманное бревно трещит. Орк с ослиной головой и копытами пытается вернуть себе оружие. Дергает изо всех сил.

Слишком слабо.

Рывком тяну деревяшку на себя, одновременно шагая вперед и нанося удар свободной рукой. Часть бревна остается у меня в руках. Мертвая туша химеры улетает куда-то в толпу монстров, по пути разваливаясь на части.

А на меня уже прыгают следующие твари. Шагаю вперед, раздавая удары и стараясь прикрывать голову и шею. Костюм отрастил дополнительный капюшон и маску с очками. Чтобы кровь не мешала обзору.

Какой заботливый.

Постоянно перемещаюсь, не давая погрести себя под горой из туш. Это моя главная задача. Не останавливаться. Большую часть работы делают костюм и доспехи. Тонкие, невидимые в темноте нити растянулись на сотню шагов вокруг. Они медленно тянут энергию из монстров. Ослабляют. Замедляют… Убивают. Душат их, словно незримая удавка. Подойдя вплотную эти свирепые твари уже почти мертвы. Одно касание латной рукавицы доспехов, и они падают. Или летят. По частям. Разбрасывая вокруг брызги алого, зеленого, желтого, коричневого… Это даже по-своему красиво.

Вдруг враги кончились.

Нет, они все еще были. Слишком большая армия, и возиться с ней я буду долго. Некромант просто отвел свои войска. Направил в сторону деревни. Что-то задумал? Скорее всего. Дать ему осуществить задумку? Нет. Что я могу сделать? Как остановить перемещение армии?

Никак. Обычно никак. Но у меня было целых два способа.

Для первого, самого радикального, пока рано. Остается второй.

Решение принято. Губы сами сложились в странную улыбку. Я так и не смогла понять, что она означает. Так и не смогла понять собственные чувства. Пренебрежение? Раздражение? Злость?

Не знаю. Не понимаю. И это… Нервирует… И отчасти пугает.

Из тела вырвалась волна энергии. Я четко ощущала ее. Взяв начало где-то в груди, она прошла по подточенному усталостью и ранами телу. Ее биение совпало с биением сердца. И произносимыми словами, которые эта энергия чуть ли не насильно вытолкнула из меня.

-[Вы все — лишь жалкий мусор…]

Я такого еще не испытывала. Ощущения сладостно невыносимы. Тело словно пыталось разорваться на части от захлестывающей его эйфории. Чувство легкости и тяжести. Словно перо, кончик которого вмуровали в камень и выставили в ураганный ветер. Разум крепко держится. Цепко. Изо всех сил. А душу треплет незримым штормом.

«Аура подавления».

Она не должна так работать. У способностей вообще не должно быть такой отдачи. Столь странных ощущений.

Шторм начал утихать. Боль опала. Не исчезла. Равномерно растеклась по телу. Осталось головокружение. Легкость в теле.

И странное чувство переполняющей энергии. Непонятной. Отличающейся от любой, что я ощущала раньше.

Посмотрела вперед. Еще более непонятная картина.

От сплоченной армии монстров осталось лишь воспоминание. Твари дрожали. Бесстрашные немертвые рыли лапами землю, словно пытаясь отползти подальше. Но их не пускали. Держали. Заставляли стоять на месте. В ожидании своей смерти. С химерами было и того хуже. Они медленно отступали, смотря на меня широко распахнутыми перепуганными глазами. Мощные лапы, копыта и когти скребли землю, оставляя в ней глубокие борозды. Монстры действовали так, словно были привязаны к невидимой горе. И почему-то вместо того, чтобы оборвать поводки, они общими усилиями сдвигали саму гору.

Некромант пытался вернуть контроль над взбесившейся от страха толпой чудищ.

Поздно.

В голове появился чей-то шепот. Тихий. Вкрадчивый. Знакомый…

Бездна.

«Убей» - шептали голоса. - «Убей. Не обращай внимания… Иди вперед… Убивай…»

Убивать я умею. К тому же, нежить и боевые химеры — это не те существа, к которым следует проявлять сострадание. Но вот «не обращать внимания»… Стать очередным твоим монстром? Несущим хаос и разруху…?

«Да… Прими… Стань… Направь… Убивай…»

Нет.

«При…»

Нет. Я сказала. Использовать — да. Я от этого никуда уже не денусь. Доспехи, костюм… и Хозяин. Все завязано на тебе. Но закрывать глаза и превращаться в бездумное оружие?

Нет. И ему не дам.

«А если…?»

А если он уже… то вытащу. За шкирку. Или умру, пытаясь.

«Похвальная преданность… Что же… Я посмотрю…»

Боль прошла окончательно.

Тело перестало разрываться. Словно что-то, вносившее диссонанс, ушло. Нет. Свернулось. Дремлет где-то внутри.

Но сила осталась. Другая. Отличная от той, что ощущается в доспехах.

Прочная. Прямолинейная. Холодная. Решительная.

Стальная.

Она не рвалась наружу. Но явно этого хотела.

И причин ее сдерживать я не видела.

Сила покинула мое тело. Вылетела, преобразившись в порыв ледяного ветра. Тот сложился в чистые, блестящие даже в тусклом лунном свете, клинки-полумесяцы. Без рукоятей. Без гард. Без украшений. Лишь холодная голая сталь.

Повинуясь моему желанию, эти клинки рванули вперед, выкашивая окончательно потерявших всякий контроль тварей.

Десять секунд. Ровно столько прожила многотысячная армия творений Некро. Армия, способная покорить весь этот неокрепший мир.

Остались лишь жалкие остатки. Несколько сотен скулящих от ужаса тварей.

Сила ушла. Все выпущенные мной клинки испарились. Но где-то глубоко внутри я до сих пор ощущала этот холодный стальной блеск. Дремлющий и ждущий лишь команды, чтобы вновь вырваться наружу.

В душе зародилось четкое понимание.

Теперь он всегда будет со мной…

- А теперь, - я перевела взгляд на противоположную сторону деревни. - Посмотрим на вашего хозяина…


5.


Романский зажимал рукой нос, из которого ручьем текла густая, почти черная кровь. И мысленно материл себя за медлительность и излишнее любопытство.

Он едва успел отключиться от своих миньонов. Еще пара секунд, и его сознание просто размазало бы — даже приближение тех странных клинков к ментальным щупам обеспечивало некроманта такой палитрой боли, что мастерам-кудесникам из застенок Некро и не снилось! А уж что было бы, не уберись он вовремя, Романский даже предположить боялся.

Скорее всего, он умер бы на месте от болевого шока. Но это был бы самый «радужный» исход. Уж кто-кто, а некромант отлично знал, что есть вещи намного хуже обычной смерти…

Поднявшись на ноги, Роман чертыхнулся и едва успел схватиться за стул. Перед глазами все плыло, а каждое движение тут же отзывалось в глазах красными кругами, полностью скрывающими от его восприятия реальность.

За стеной дома послышались возня и рычание — твари, оставшись без надзора, тут же вышли из-под контроля. В таком состоянии они вполне могли кинуться и на бывшего хозяина. Собственно, именно так чаще всего и погибали юные некроманты — пав жертвой собственных взбесившихся творений, когда у них внезапно кончалась энергия или начинались проблемы с концентрацией.

Вот только Романский не был новичком в своем деле и привык всегда иметь подстраховку.

«Корси, Грах, ко мне. Расчистите проход».

«Корси, беги туда, Корси, беги сюда… А сразу в КУНГ ты забраться не мог, и уже оттуда командовать? Нет, ему мягкое кресло понравилось, а мне теперь носиться, всякую мелочь расшугивать!» - тут же раздалось ответное ворчание его фамильяра.

От Грахиторикса пришел лишь образ обожания и голода. Тварь и так не отличалась разумом, а в нынешнем состоянии Романа вообще чудо, что некромант смог получить хотя бы такой отклик. Тем не менее, в верности этого живого оружия он не сомневался — в отличие от других миньонов, это «Чудо-Юдо» некромант жестко привязал к себе вопреки всем выданным инструкциям и возможной взбучке от Повелителя. И вот сейчас такое решение полностью себя оправдало…

Когда едва переставляющий ноги человек почти добрался до покосившейся деревянной двери, та резко распахнулась, с грохотом ударившись о стену и подняв облачко пыли.

- А вот и я! - радостно возвестила стоящая на пороге девушка в кроваво-алых полных латах.

- Идиотка, - тихо, но отчетливо просипел Роман.

- Да ладно, не пришибла же! - жизнерадостно ответила Корси.

Девушке наскучило сидеть одной в кабине, да и ее вечно кипящая энергия давно требовала выхода хотя бы в мало-мальски рискованной схватке. И ведь глядя на эту жизнерадостную и веселую особу, трудно даже предположить, что она давно мертва…

Не обращая внимания на вялые протесты хозяина, который сейчас не мог толком воздействовать даже на нее, Корси забросила тело Романа на плечо и с беззаботным насвистыванием вприпрыжку направилась в сторону стоящего неподалеку от дома КУНГа. Эту картину гармонично дополняли раскиданные всюду неподвижные тела нежити и химер, а также двухметровая тварь, с видом преданного бобика трусившая за ними следом.

Тварь была больше всего похожа на карликового кентавра, покрытого короткой черной шерстью.

Вдруг Грахиторикс насторожился и, замерев, уставился в одну точку.

- Да, да, мальчик, фас ее! - махнула ему ручкой Корси. - Догонишь нас, когда доешь!

Со счастливым воем тварь сорвалась с места и черной молнией мгновенно растворилась в темноте.

Девушка шустро добежала до КУНГа и, открыв дверь, не особо бережно кинула своего хозяина на пол жилого отсека. Сама же Корси обежала машину и запрыгнула в кабину…

***

Щит скользнул со спины на руку лишь только в сознании родилось такое желание. Этот жуткий костюм слишком удобен. Нельзя к такому привыкать…

Три самых сильных существа в армии врага начали активно перемещаться. Но не в мою сторону. Есть две наиболее вероятные причины для подобного. Они либо пытаются сбежать, либо готовят ловушку. Меня не устраивает ни тот, ни другой вариант. Следовательно, я должна как можно быстрее их догнать и уничтожить.

Придется бежать напрямик…

Выставив перед собой щит, ухватила его за край второй рукой для стабильности, чуть пригнулась, чтобы вытянутый металлический треугольник закрывал все тело, не считая ног, и начала разгоняться.

В этот момент я не видела, что передо мной. Ориентировалась лишь по чутью. В свойствах щита стояла пометка, что он может выдержать любое воздействие вплоть до легендарного ранга. Так что стены полуразрушенных кирпичных и деревянных домов, как и тела монстров для него не должны быть преградой. Силы на разгон и удар у меня тоже хватит. Вопрос только в том, выдержит ли организм отдачу от подобных «встреч»?

Вот сейчас и проверим…

Отталкиваюсь опорной ногой. Чувствую, как подошва сапога погружается глубоко в землю. Но ненадолго — тело уже набирает ускорение и рывком летит вперед. Мир вокруг смазывается. Свист ветра резко бьет по ушам. Что-то ударяется о щит. Не существенно. Пик скорости проходит. Рывок замедляется. Вторая нога на мгновение касается земли. Как только ощущаю опору, тут же отталкиваюсь от нее. Вновь ускорение. Еще быстрее. Свист воздуха забивает все звуки. Щит закрывает обзор. Ориентируюсь только по внутренним ощущениям. Дрожь от столкновений уже не прекращается. Руки немеют. Боль растекается по плечам и спине.

«Вижу», как яркие огоньки некроманта и двух его охранников с каждым мгновением становятся все ближе. Два огонька продолжают движение. Это сам «генерал». Один из телохранителей бросается в мою сторону. Следующим рывком чуть корректирую направление движения, чтобы проскочить прямо сквозь него.

Столкновение.

Грохот я не услышала. Отдача от удара оказалась на удивление незначительной. Я точно сбила тварь. Но так же точно ощущала, что противник перенес столкновение без последствий, оставшись на месте встречи… и на моем щите!

Резко затормозила, пропахивая сапогами глубокие борозды. Тварь, не удержавшись на артефакте, улетела вперед. Видеть я ее не могла — мешало поднявшееся облако пыли. Только чувствовала.

Резко взмахнула щитом. Поднявшийся порыв ветра разметал пыль. Стало легче ориентироваться.

Почти добралась до противоположной стороны. Осталось совсем немного. Позади все еще с грохотом осыпались пробитые стены и обваливались дома. Где-то кричали раненые твари — вся поверхность щита была покрыта кровью и ошметками плоти.

Передо мной шипело… нечто. Это был торс человека с искаженными, оплывшими очертаниями. С каждым мгновением он все больше деформировался, пока не превратился а аморфное нечто.

Послышался звук взревевшего мотора — некромант пытается сбежать вместе со вторым телохранителем. Нужно поторапливаться.

Но продолжать бег вперед, игнорируя стоящую передо мной тварь я не могу. Слишком опасна. Даже для меня. «Особенно» для меня. Аморфный тип. Голой силой его не уничтожить. Нити костюма, что странно, тоже ничего сделать не могли — артефакт уже жаловался, что тварь мгновенно растворила ту ткань, которой он попытался к ней прикоснуться. И это плохо.

Я слегка пнула попавший под ногу обломок кирпича. Булыжник со свистом рассек воздух и воткнулся в «тело» аморфа. Послышалось шипение и видимый сквозь затемненную поверхность монстра кирпич начал быстро растворяться.

А щит он не разъел. Не переносит металл? Нет… Щит имеет иммунитет к воздействиям низкого ранга. Меч он, скорее всего, тоже не разъест. По крайней мере, мой. Броня Кровавого Рыцаря аморфу тем более не по зубам. А вот костюм, не обладающий защитными свойствами, и мою кожу тварь точно разложит. И очень быстро…

Что делать?

Тварь зашипела и перетекла вперед. Плавно и стремительно. Одновременно с этим пришло ощущение угрозы сзади. Вторая половина монстра, оставшаяся на месте столкновения, не умерла и спешила поучаствовать в схватке. Это совсем плохо. Значит, рубить аморфа бесполезно. Но меч я все равно вытащила.

Рывком разорвав дистанцию с монстром, ударила плашмя клинком по щиту.

-[Пой, Вол-ра], - от всей этой беготни в горле пересохло и голос стал неожиданно хриплым.

Щит завибрировал, отдаваясь острой болью в ушах. Ощутила резкий отток магических сил. И вместе с ними кое-чего еще. Немного той самой серо-серебристой силы, что свернулась внутри меня.

Передо мной образовался конус дрожащего воздуха. Словно в пустыне, под жарким солнцем. Сравнение пришло на ум не просто так — в лицо ударил самый настоящий жар. Затрещали волосы. Ощутимо нагрелся щит, доставляя боль руке даже несмотря на защиту латных рукавиц и перчаток костюма. Скорее всего, ожог. Ничего, заживет.

Главное, что попавшее под влияние усиленного «резонансного удара» пространство превратилось в плавящееся пекло. Вместе с одной половиной аморфной твари. Ощущение присутствия потухло. Ей конец.

Опустив меч, повернулась ко второй половине. Тварь замедлилась и настороженно зашипела.

Откат - три часа. Второй раз не получится. Жаль.

Странная сила среагировала, когда я использовала способность. В первый раз — свою. Во второй — артефакта. Сила привязана к активациям? Видимо, да. Я могу использовать ее саму по себе?

Прислушалась к ощущениям.

Нет. Не получается.

А сила пробуждается только с активными способностями? Или мое «стальное тело» тоже усилилось? Неизвестно. Лучше не рисковать. Возможно, оно работает только с атакующим типом способностей…

Тварь, видя что я несколько секунд стояла в размышлениях, стряхнула первоначальную настороженность и рывком сократила дистанцию на половину. Замерла, словно принюхиваясь.

Правильно. Чует угрозу. Но долг перед хозяином толкает ее вперед.

А мы ведь в чем-то похожи…

Но, в отличие от этого монстра, я не могу позволить себе терять время. Некромант со вторым охранником уже начали удаляться. И не в направлении Некрополя. Хм… Это странно…

Но не важно.

Тварей нужно давить, пока они не ускользнули и не свили новое гнездо.

Чтобы помочь монстру определиться, делаю шаг в сторону его убегающего хозяина. Это сработало. Аморф рванул вперед, вытянувшись в прыжке в плоский блин. Хочет покрыть своим телом максимальную площадь.

Толчком обеих ног посылаю тело в сторону. Тварь колышется в воздухе и меняет направление движения. Слишком мало времени. Второй раз уйти из-под атаки не успею. Придется принимать удар.

Привычно подставляю щит. Плоское тело твари шлепается на его поверхность и тут же края блина огибают преграду и захлестывают руку.

Шипение. Резкий кислый запах. Боль. Судорога.

Сжав зубы, без замаха бью мечом по аморфу, тянущему свои отростки дальше. Черный клинок со сверкающими в его глубине звездами входит легко, словно в воду. Где-то на грани даже не слуха, а магического восприятия раздается едва различимый визг.

С отчетливым пшиком монстр просто испаряется. На землю падает щит и пустая латная перчатка. Сверху на них ручьем льется кровь.

Да, пассивные навыки не усиливаются. Нужно было использовать «непробиваемый щит». Просчет стоил мне руки.

Тело уже начало бороться с раной. В конце-концов, это не в первый раз. Костюм тоже помогал, на сколько хватало его возможностей — неровную культю перетянуло жгутом, а саму рану закрыло импровизированными бинтами.

Выдохнула.

Тело болело после боя с армией нежити. Все же небольшие ушибы, напряжение мышц и связок, нагрузка на скелет, перегрузка от сверхскоростей… Все это накапливалось. Регенерация справлялась, но и у нее был предел.

Костюм, следуя мысленному приказу, зацепил щит и вернул его на место за спиной. Латная рукавица тоже затянулась куда-то под юбку. Повезло, что Глитч был на правой руке — как подарок странников перенес бы подобное воздействие, я не знала.

Повернулась в сторону быстро удаляющегося некроманта.

Последовать за ним? Тогда я потеряю много времени — Некрополь находится в другой стороне. Попробовать дотянуться до него «бум-палочкой»? С одной стороны — глупо. Нужно было тогда использовать ее сразу. А применить сейчас, значит засветить козырь перед моим главным противником. И так пришлось использовать меч и щит…

Но отпускать врага, который в будущем мог доставить еще больше проблем? Это тоже было глупо.

Вздохнула. Забросила меч в ножны.

Пальцы сжались на небольшом цилиндрике «волшебной палочки», услужливо вытолкнутом в руку костюмом. Тряхнула, раскладывая телескопический артефакт. Навела в сторону убегающего врага. Прицелилась. Большой грузовик как раз в этот момент поднимался по склону холма.

Как удобно. Словно специально.

- Как там было… [Бум-быды-быщь, бум-бум! Да прибудет с вами алый Бада-Бум].

Щедрая порция маны, перемешанной с серо-стальной силой, рванула через артефакт к цели.

Сначала была вспышка. Ярко-белая, словно небольшое солнце. Не успела вовремя прикрыть глаза. Мир выцвел. Стал чисто-белым. И сразу же черным. Запоздало резануло болью по глазам. По телу прошлась волна странного чувства, словно сквозь него просачивается множество маленьких раскаленных песчинок. Заломило кости. Перехватило дыхание…

Но это было лишь началом.

Острое ощущение угрозы ударило по голове и скатилось вдоль позвоночника куда-то в район ягодиц. Не совсем понимая, что делаю, перекинула щит на правую руку. Выставила перед собой. Активировала «непробиваемый щит».

По ушам ударил приглушенный отзвук взрыва. Тело, вместе с пузырем защиты, подняло в воздух и куда-то понесло…

Судя по ощущениям, пришла в себя я только через час.

За исключением отсутствующей правой руки и легкой головной боли, тело уже успело оправиться и восстановить боеспособность. Но одно то, что на это потребовался целый час, уже говорило о серьезности полученных травм. Если бы я не активировала защитную способность, то сейчас была бы просто развеяна в пепел.

Осторожно поднявшись, огляделась.

Деревушку смело. Вокруг была мешанина из обломков, ошметков тел монстров и земли. Посмотрела вдаль. От холма, по которому пришелся основной удар, не осталось ничего. Только глубокая воронка.

Помнится, в прошлый раз эффект был значительно слабее. Или эта «стальная сила» увеличивает атакующую мощь, или это моя мана стала более… энергетически ценной.

Так или иначе, но теперь вблизи себя нужно постараться не использовать два последних эффекта «волшебной палочки».

Отряхнулась скорее по привычке, чем из необходимости — костюм и сам все чистит. Поправила меч.

Быстрым шагом направилась в сторону Некрополя.

Больше на моем пути ничего не появлялось…

***

Примерно через час, когда зона восприятия героини окончательно сместилась дальше и перестала доставать до разрушенной деревушки, над кратером образовалась небольшая аномалия.

Словно само пространство выгнулось наружу, образуя пузырь в пару метров диаметром. Пузырь уплотнился, его прозрачная поверхность приобрела зеркальный вид, покрылась трещинами и лопнула с едва слышимым звоном.

На его месте остались две фигурки, которые тут же упали вниз, на дно кратера, подняв в воздух густое облако черного пепла.

- Знаешь, ты был прав, - тяжело дыша, сказала Корси, которая была вынуждена молчать в течение аж целых двух часов. - Эта баба — настоящее чудовище!

- Слезь с меня, дура, - прохрипел несчастный некромант, пытаясь спихнуть покрытую латами тушку фамильяра с груди. - Раздавишь!

Девушка хитро улыбнулась, но приказ все же выполнила. И тут же подхватила своего хозяина с земли, легко закинув на плечо.

- Ну что, куда двигаем? - уточнила неунывающая нежить.

- Без разницы, - вздохнул Романский, который из-за полного магического истощения и потери одного из своих «сокровищ», благодаря которому они и выжили, пребывал в состоянии, близком к апатии. - Лишь бы побыстрее и подальше. Если она в схватке с нами умудрилась такого натворить, то когда пиздюлей начнет получать Повелитель…

- Поняла, - махнула рукой Корси и, выбрав направление наугад, легкой рысцой затрусила прочь…


6.


Чем ближе был Некрополь, тем сильнее возрастало чувство давящей угрозы.

Там определенно было «кто-то», способный меня уничтожить. Скорее всего, тот самый Повелитель, о котором говорила Марьяна. Или его покровитель. Нельзя упускать возможность того, что тот человек был всего лишь марионеткой. Но это не важно. Разберусь на месте.

Холмы.

Как они меня достали. Тут нельзя заметить засады, а сражения больших армий представляют собой настоящие мучения для полководца. Зато с вершины одного холма открывается полный обзор на склоны соседних.

Но я все равно начинаю скучать по лесам. Особенно эльфийским… Ладно, это все лишнее. Время битвы.

С очередного холма открылся вид на конечную цель моего путешествия. Когда-то на этом месте располагалось крупное поселение местных. Хотя, по меркам этого мира, возможно и не очень крупное. Но несколько десятков тысяч людей здесь жили. И, наверное, часть из них тут и осталась. В виде «новых обитателей».

Первое, что бросалось в глаза, это окружившая Некрополь стена из розового пульсирующего мяса, сквозь которое местами наружу торчали кости. А кое-где и целые костяки. Живые скелеты, следящие за округой горящими огнем глазницами. И угрожающе тянущие в мою сторону руки. На стенах стояли солдаты. Их невозможно было отличить от тех же бойцов сержанта Васильева. Точно такие же бронежилеты, пятнистая форма, скорострельные ружья, уверенные и четкие движения… Вот только жизни в них не было.

Мертвые стражи мертвого города.

- Глитч, - я покосилась на правую руку, где сидел механический артефакт. - Можешь кое-что сделать?

Мысленно передала ему нужный образ.

«Подобное действие возможно», - раздался в голове мягкий, но все же механический голос устройства. - «Но потребуется прямое подключение к нервной ткани владельца. Операция болезненная. Также сообщаю, что устройство не может служить проводником божественных сил».

- Действуй, - кивнула я.

Артефакт перетек с правой руки на левую прямо под одеждой. Это было… щекотно. После чего устройство на мгновение замерло чуть ниже локтя поврежденной конечности — именно по это место мою руку и растворила аморфная тварь.

«Подключаюсь к нервной системе», - отчитался артефакт странников и по телу ударило чувство жгучей боли. Впрочем, терпимой. А Глитч между тем продолжил. - «Внимание, недостаточно массы прибора. Провожу сбор недостающих элементов».

Из серебристого образования, окутавшего культю, в землю ударили сотни тонких нитей. Через несколько секунд артефакт начал стремительно расти, приобретая форму и идеально копируя мою недостающую руку. Только цвет был тускло-серебристый.

«Провожу корректировку нейронного модуля».

По телу пробежала еще одна волна боли, отдавшаяся судорогой в мышцах и острым уколом в висках. Но все быстро прошло, оставив ощущение «новой руки».

Я на пробу пару раз сжала-разжала пальцы. Артефакт выполнял все движения без единой задержки. Это хорошо.

«Информирую, что данная функция является временным протезированием. У пользователя имеются способности к регенерации и по мере восстановления живых тканей прибор будет уменьшать свое присутствие вплоть до полного замещения и возврата в обычный режим. Всего доброго».

- Спасибо, - негромко поблагодарила я умную машину и ее создателей. Интересно, как у них там обстоят дела? Впрочем, я вряд ли чем-то могла бы помочь, даже если бы захотела. Не того уровня проблемы…

Костюм, слово принюхиваясь к протезу, некоторое время ощупывал его нитями, после чего я уловила от артефакта смутные эманации непонимания и разочарования. Но, тем не менее, артефакт Бездны быстро сплел рукав и, достав из-под подола латную перчатку, водрузил ее «на законное место».

Вздохнула и невольно покачала головой.

Лучше не задумываться в кого я превращаюсь и что за вещи меня окружают. А чтобы не забивать голову лишним, у меня есть прекрасное средство.

Враг. В зоне прямой досягаемости.

Меч из ножен в правую руку. Щит на левую.

Костюм нитями поправил выбившиеся пряди и стер со щеки пятно грязи. Он слишком заботливый для темного артефакта. Я так скоро окончательно обленюсь и перестану следить за внешним видом.

-[Вы все — лишь жалкий мусор].

Активирую ауру. Не сдерживаюсь. Сила, как моя собственная, так и эта странная, серо-стальная, свободно вытекают из тела. Жаль «резонансный удар» щита еще не восстановился. С удовольствием бы поджарила кусок этой стены.

Но хватит и клинка. После начала пробуждения он перестал опознаваться Системой, но зато начал уничтожать все, во что вонзался.

Хотя, тут и кулака будет достаточно — противники магические и живые создания. А латным перчаткам доспехов Бездны без разницы, откуда вытягивать силу и душу.

Прикрылась щитом…

Вперед!

Свист ветра в ушах. Не столь сильный, как до этого. Все же, я сильно сомневаюсь, что смогу наскоком протаранить эту стену. Скорее всего, просто размажусь по ней. Это было бы… неприятно.

Стоило пересечь определенную черту, и по щиту и сапогам тут же защелкали пули. Шквальный огонь. Грохот ружей. Сотни несущих смерть маленьких кусочков свинца, что пытались добраться до моего тела.

«Несущих смерть». Смешно. Несколько из них попали по ногам, миновав щит и пробив платье. Но все, что они смогли сделать — это пара легких царапин. Людям этого мира нужно срочно переходить на оружие ближнего боя. Их привычное просто не сработает на таких, как я. На Монстрах.

Затормозив у стены, подняла щит над головой. Чтобы не сильно мешали. И всадила меч в стену по самую рукоять.

«Холод». «Безразличие». «Непостижимость».

Так можно попробовать описать то, что исходит от этого черного клинка в момент удара. Но лишь «попробовать». Это чувство не поддается словам. Или я просто не могу их подобрать?

Не знаю.

Так и про этот меч.

Я не знаю, во что он превращается. Это то, что лежит за гранью моего понимания. Силу Бездны я могу принять. Ощутить. Хоть немного понять. Свою собственную силу и эту стальную ману — тоже. Да, они остаются чем-то, что выше меня. Что выше разума смертного существа. Но… То, что заключено в этом мече… Это что-то на ступень выше. Или нет? Что я знаю о Бездне? Только то, что она мне показывает. Только то, чем она хочет казаться.

А между тем, эта сущность была всегда. С самого рождения всех миров. Раньше смертных и бессмертных. Откуда я это знаю? Затрудняюсь с ответом. Просто знаю.

Меч погрузился в стену из плоти.

Взрыв.

Необычный. Не тот, что превращает скалы в кучи щебня.

С низким гулом часть стены словно всосалась в клинок, на мгновение превратившийся в провал… куда-то. Туда, куда простой смертной душе никогда не стоит заглядывать.

Преграда сметена. Зомби со стен, повинуясь чьему-то приказу, посыпались вниз. Целый дождь из тел. Но не все. Часть осталась лежать наверху. Сраженные стальными полумесяцами, с шелестом летающими вокруг, или задавленные тяжестью моего присутствия.

Шагаю вперед. Стена уходила глубоко в землю, так что после исчезновения ее куска образовалась траншея. Ее дно покрыто ошметками плоти, слизью и кровью. Оно заметно пульсирует, словно в такт биения гигантского сердца, и слегка пружинит. Но вокруг каждого моего шага алая плоть съеживается и чернеет. Не выдерживает касания латных сапог.

Из плоти выныривают части скелетов. Они тянут окровавленные руки. Скалят зубы. Жадно глядят пустыми горящими глазницами.

Ровно до тех пор, пока я не подхожу достаточно близко. Тогда страх перевешивает управляющее плетение некроманта, и костяки зарываются обратно в «землю». Если успевают.

Солдаты, упавшие со стены и сумевшие после этого подняться, бегут вперед с мечами наголо. Странные мечи. Изогнутые. Тонкие. Кажется, будто они сломаются при ударе по доспехам.

Враг понял, что дальнобойным оружием меня не взять. Пробует в ближнем бою. Не понимает, что это еще более бесполезная затея.

Половина зомби «умирает» еще во время бега, когда их рассекают полумесяцы из серо-стальной силы. Часть спотыкается и падает, придавленная моей аурой и оплетенная нитями костюма. А на тех немногих, что все-таки добегают, хватает простого удара щитом. Нет смысла использовать меч.

Выбралась из траншеи.

Трех и пятиэтажные дома. Прямо на бетоне росли целые пласты сочащегося слизью мяса. Их соединяли пульсирующие кишки сине-зеленого цвета. На улицах лежали гниющие кучи падали из останков людей и животных. Деревья, высаженные вдоль аллей, скинули листья. Теперь на них росли кожаные коконы, а меж корней булькали лужи коричневатой жижи.

Кости, мясо, свернувшаяся кровь — все перемешалось в кошмарной, тошнотворной картине. Запах крови и гнили кружил голову, заставляя дышать ртом. Но даже так в глотке оставался мерзкий осадок.

И мертвая тишина. Словно миновав стену я попала в другой мир. Мир, который наполняли лишь гнилое мясо и твари, им питающиеся. Их смутные силуэты мелькали на границе зрения. Стремительные. Сильные. Опасные.

И напуганные.

Твари, по определению не ведающие страха, боялись.

Боялись Монстра, пришедшего по их души.

Меня.

Невольно улыбнулась. Иногда это все же бывает приятно…

По сознанию хлестнуло острое чувство угрозы. Ближайшая куча падали шевельнулась. Потом еще одна. И еще. Они начали шустро стекаться в одну точку посреди улицы, в нескольких метрах передо мной.

Угроза. Сильная. Очень сильная.

Я дрожу? Да.

От страха? Нет.

От волнения. От… «предвкушения».

Откуда-то из глубины сознания поднимается обжигающая волна позабытого чувства. Бой с равным. Не с монстром. Не с бессмертным. Не с богом.

Бой с «героем», равным тебе по силе.

Откуда-то сверху, с крыши одного из зданий, сорвалась хрупкая фигурка в облегающем зеленом платье. Разглядеть подробности я не успела. Не хватает восприятия.

С мерзким чпокающим звуком она нырнула в восьмиметровую гору мяса гниющей падали, что уже собралась передо мной. От «места входа» по этому безобразию пошли волны ряби, словно от упавшего в воду камня. Но они не просто прокатывались, а приносили с собой изменения. Плавили, переделывали, лепили что-то, как руки мастера лепят детскую игрушку из куска глины.

Вскоре с шуршанием и странным, едва уловимым поскрипыванием посреди улицы стояла восьмиметровая женская фигура. Вот только формы у нее были такие… слишком детские.

Внезапно возникла мысль, что мой хозяин на нее точно бы не запал. И вообще, долго бы от такого зрелища матерился…

- Я — Дау! - заявил голем, громко хлопнув себя по плоской груди. Звук вышел премерзкий, учитывая из чего состояло ее тело. Во все стороны тут же полетели ошметки плоти и костей. - И я тебя остановлю, Монстр!

Я тяжело вздохнула и покрепче стиснула меч.

«Я тебя остановлю, Монстр». Где-то в этом мире что-то явно пошло не так…

Из тела голема россыпью выстрелили костяные шипы. Чуть присев, заблокировала атаку щитом. Один шип скользнул по бедру, оставив лишь ссадину. И холод, медленно начавший растекаться по ноге.

Яд. Может быть, смертельный. Но недостаточно мощный. Или доза слишком мала. Живучесть моего организма и регенерация перекрывают его действие.

Слегка хмурюсь. Костюм и аура оказываются бесполезными. Нити и летающие клинки не могут нанести вред голему. Его тушу окружает какая-то защита. Тонкая пленка враждебной энергии.

Нехорошо.

Голем заносит руку, будто собирается хлопнуть ею по земле. Готовлюсь рывком уклониться. Чувство угрозы. Что-то не так.

Не дожидаясь удара, резко отпрыгиваю в сторону. Из земли вырываются гибкие толстые щупальца и бессильно бьют по воздуху. Прямо там, где я только что стояла.

Приземляюсь. Делаю еще один рывок. На этот раз уворачиваюсь уже от обрушившейся сверху огромной ладони. Останавливаюсь рядом с ней. Собираюсь ударить мечом… И едва успеваю прикрыться щитом — в меня опять летят костяные шипы. На этот раз от них веет более сильной угрозой. Другой яд. Более… нет, не опасный. Более «подобранный». Эффективный.

Противник анализирует меня. Ищет ключи к победе.

Снова щупальца из-под земли. Некоторые успеваю резануть мечом. Те тут же исчезают. Затягиваются в бездонную черноту клинка. А на них все та же защитная пленка, не дающая костюму атаковать нитями.

Значит, меч этого голема берет. Нужно подобраться поближе. Нанести удар. Но как? Скорее всего, она может отращивать щупальца из любой части тела. Спеленает меня, как только подойду.

Голем приседает. Разводит руки в стороны. Улыбается. Между конечностями пробегают черные молнии.

Готовит энергетическую атаку?

Не блокировать. Уклоняться. Или… Предотвратить?

Короткая команда Глитчу. Щит падает на землю. На полпути его подхватывают нити. Но мне не до этого. Вскидываю левую руку. Механический артефакт издает низкое жужжание и выстреливает одетой на него перчаткой из комплекта доспехов Бездны.

Голем почуял угрозу. В последний момент она успела прервать подготовку способности и выстрелить навстречу большой шар из гниющего мяса. Шар столкнулся с перчаткой и шлепнулся на землю вместе с ней, потеряв импульс. Начал медленно превращаться в груду черной трухи.

Похоже, выстрелить так же мечом не удастся. Она просто отделит часть и блокирует траекторию полета. А я останусь без оружия.

Нужен другой способ. Волшебная палочка? Первые две способности слишком слабы, третья еще восстанавливается, а четвертая слишком мощная.

Остается только атака в лоб.

- А ты та еще заноза, - проворчал голем, после чего… разделился.

Теперь на меня смотрели два чудовища поменьше. Четырехметровых. С восемью щупальцами-плетями вместо рук. И все с той же странной черной защитой. Скорее всего, божественной.

Один из големов начал разгон в мою сторону, выпустив из щупалец по длинному костяному клинку. С режущей кромкой, покрытой черной энергией. Второй голем наоборот, отошел назад. Наблюдает. Или выжидает. Высока вероятность, что основное тело противника именно в нем.

Нужно уничтожить первого голема. Достаточно просто вонзить в него меч. Или перчатку. После этого будет легче.

Вдох-выдох.

Атакую в лоб.

Рывок. С максимально доступным ускорением.

Свист ветра в ушах. Я могу развить чудовищную скорость. Но вот управиться с ней — уже нет. Зато эта Дау все же успела как-то среагировать. Чего я и опасалась.

Навстречу мне выстреливают шипы и щупальца с костяными лезвиями. Успеваю только прикрыться щитом. Правое плечо обжигает болью и холодом. Левое ухо глохнет. Кажется, его оторвало. В голове звон.

Но остановить рыцарский таран она не смогла.

Меч глубоко входит в тело голема. Кажется, что само пространство начинает вибрировать. Искажаться. Втягиваться в одну точку, лежащую где-то в глубине кошмарного клинка.

Миг. И страшного противника больше нет.

Лишь его «командующая половинка» стоит в стороне, пошатываясь. По поверхности голема идет рябь, словно он вот-вот распадется. Дау явно плохо. Зацепило отдачей? Возможно. Я не знаю.

Главное, что это шанс.

Меняю направление и готовлюсь броситься в еще одну самоубийственную атаку.

Ноги напрягаются. Тело сжимается пружиной. В глазах немного рябит, но это ничего. Это не страшно.

Предчувствие скорой расправы над противником вдруг сменяется обжигающим холодом. Ощущение близкой смерти. Моей смерти.

Рывок, который вот-вот должен был принести победу, использую для бегства. В противоположную от врага сторону.

Пространство на месте моей прошлой позиции вспарывается сотней молний. Неимоверно красивых черных молний с золотистыми прожилками.

Торможу, только пролетев десяток метров. Правая нога по щиколотку уходит в грунт, взрывая дорожное покрытие.

Оцениваю обстановку.

Рядом с големом, который окончательно поплыл и превратился в груду гнилого мяса, стоят пятеро.

Высокий коротко стриженный мужчина лет сорока, с холодными глазами и атлетической фигурой. Белая рубашка небрежно расстегнута на две верхние пуговицы. Синие брюки заправлены в высокие кожаные сапоги. Рядом с ним четыре девицы в вызывающе откровенных нарядах: две брюнетки, рыжая и блондинка.

Прищуриваюсь.

От мужчины к женщинам и голему тянутся толстые жгуты черной силы, сдобренной золотистыми вкраплениями. Они и создают защиту, отражающую воздействие нитей костюма и мои летающие серпы. А в самого мужчину сила бурным потоком вливается прямо из земли. Из мертвой, прогнившей земли, полной зловонных трупов и мерзкой нежити.

Божественная мана.

В голове появляется мысль, явно вложенная туда кем-то извне.

«Смертный, почти вставший на ступень Молодого Бога. Бога Смерти».

Это не тот противник, которого я могу победить. Не на «его земле». Не в окружении его «паладинов».

Наивная дура. Допрыгалась. Доигралась в благородство.

Сейчас меня будут убивать. Просто и без затей. Сколько я выдержу? Не знаю.

- Присягни мне на верность, - негромко говорит почти Бог. - И я дам тебе перерождение. Свободу от сковывающих тебя пут.

На миг прикрываю глаза, словно задумавшись.

Ощущаю, как что-то прижимается к груди. Прямо под слоями одежды. В месте, защищенном щитом, нагрудником и нитями костюма.

Открываю глаза. Улыбаюсь.

И начинаю весело напевать.

~А нам всё равно…


7.


~[А нам всё равно…]

Прижатый к груди телескопический цилиндрик едва заметно нагрелся. Зато поток хлынувшей в него маны был более чем ощутим.

Серая энергия смертного тела, перемешанная со странной стальной силой.

Интересно, от Некрополя хоть что-нибудь останется? Вряд ли.

А от этого недобога? Скорее всего, нет. Даже если он каким-то чудом переживет взрыв, то без подпитки своего святилища и последователей…

Додумать не успела.

- ОСТАНОВИТЕ ЕЕ! - взревел мужчина, тоже почувствовав активацию страшного артефакта.

~[А нам всё равно]… - успела я произнести вторую часть фразы, резким рывком уходя в сторону.

Сейчас главное - дожить. Дотянуть. Пропеть активацию. Такого Бога нельзя выпускать в этот молодой мир.

Приземляюсь. Прямо передо мной из воздуха появляется блондинка. Черты лица, фигура, костюм — ничего этого запомнить не успеваю. Только глаза. Полностью черные, монохромные, без белка и радужки. И абсолютно безразличные.

Это не фанатик-паладин. Это просто послушная кукла, которая по какой-то прихоти хозяина сохранила душу.

Удар короткого клинка пришелся на щит. Отклоняю по касательной. Даже не пытаюсь контратаковать. Разрываю дистанцию еще одним рывком. На мою прежнюю позицию тут же обрушивается огромный шипастый шар, образуя кратер в несколько метров глубиной.

Торможу, вспарывая асфальт сапогами.

~[Станем мы храбрей], - выдыхаю, тут же принимая удар на щит. От кого — не знаю. Скрытница себя даже не показала. Скорее всего, одна из брюнеток. ~[И отважней льва]!

Артефакт на груди разогревается все сильней. Обжигает кожу.

Снова ухожу в рывок. Импульс — на пределе сил. Звук разрываемого воздуха остается где-то позади. Мир смазывается в какую-то кашу.

Торможу. На такой скорости зачитывать активатор невозможно.

Вот почему рыцари-маги, даже артефактные, встречаются столь редко. Сложно сосредоточиться на способностях-заклинаниях в мясорубке боя.

~[Устоим хоть раз]…

Опасность! Резко выбивающаяся из общего фона угроза неимоверной силы.

Не уклониться.

Активирую «непробиваемый щит». И все равно угроза слишком сильна.

Человеческая рука. Окутанная толстым слоем черно-золотистой силы. Один удар, и сверкающая защитная сфера щита лопается, словно мыльный пузырь. Удар немного замедляется. Попадает точно в центр подставленного щита. Пытаюсь пустить его по касательной. Отклонить хоть немного.

Но не хватает силы.

Мне. Не хватает. СИЛЫ.

Ноги отрываются от земли. Лечу спиной вперед. Сзади приближается вторая угроза. Ничего не могу сделать.

В спину врезается еще один чудовищный удар. Импульс движения гаснет. Падаю на землю.

В голове гудит. Зрение плывет. Мысли путаются.

Левое плечо не чувствую. Рука со щитом не слушается. Каждый вздох отдается острой болью и хрипом. В груди что-то булькает.

Нагрудник доспехов выдержал. Он еще и не такое выдержит. А вот моя плоть оказалась слишком слаба.

-[В самый… жуткий… час]… - продолжаю едва слышно шептать.

Острая боль пронзает тело. Мерзкий звук. Так хрустят кости. Судя по всему, мне только что раздробили ноги.

Чья-то рука берет меня сзади за шею. Отрывает от земли. Вишу безвольной куклой. Но продолжаю упорно шептать.

-[Все…напасти… нам]…

Передо мной тот самый недобог. Зрение плывет. Видит только один глаз. Не могу разобрать детали. Кажется, он улыбается.

Одной рукой держит меня за горло. Вторая крепко зажимает рот прежде, чем я успеваю закончить формулу.

Сдавливает. Ровно настолько, чтобы причинить боль. И не дать выдавить из себя ни слова.

- А ты крепкая. Даже слишком, - доносится его голос как сквозь вату. - Из тебя выйдет отличный Рыцарь Смерти. А сейчас…

Меч где-то потерялся. Видимо, выронила, когда получила последний удар. А жаль. С трудом поднимаю правую руку и упрямо вцепляюсь в его ладонь. Ту, что затыкает мне рот.

- О, еще остались силы сопротивляться? Надо же. Но не напрягайся. Воздействие твоей странной брони я блокируууууууАААААА!

О да. В отличие от живучести, сила у меня на уровне…

«Всесокрушающая сила». И «хватка титана».

А пальцы у него хрустят как у смертного.

~[Будут трын-трава].

***

Планета содрогнулась.

Огромный гриб поднялся над ее поверхностью и уперся в верхние слои атмосферы. Колоссальное количество пепла, дыма и земли оседали вниз еще трое суток, на давая увидеть солнца никому и ничему в радиусе пятисот квадратных километров. К счастью, источником взрыва были не радиоактивные вещества…

Трижды обогнувшая планету взрывная волна, наполненная странным излучением, на сутки забила белым шумом все частоты технических и магических средств связи, вызвав приступ паники у выжившего населения.

На месте эпицентра остался кратер в полтысячи метров глубиной, а сотни километров прилегающих территорий превратились в выжженную дотла пустыню. Землетрясение, вызванное взрывом, дотянулось до самых отдаленных уголков континента, а множество покинутых людьми городов вблизи места трагедии осели неровными грудами обломков…

Через два дня, на территории Базы Армейцев, в просторной комнате собралось несколько… существ.

***

Генерал Карпатов обвел присутствующих тяжелым, пронзающим взглядом, от которого неуютно почувствовала себя даже безразличная ко всему Ксулукс.

- Итак, господа и дамы, раз все наконец собрались, то я, пожалуй, начну, - аккуратно сложив на столе руки, произнес старик негромким мирным голосом, который совершенно не вязался с царящей в помещении тяжелой атмосферой. - Два дня назад на месте Некрополя был зафиксирован мощнейший взрыв. Его последствия докатились даже сюда и наши аварийные команды совместно с Раф-Хас до сих пор разгребают его последствия. Самый пик кризиса миновал и инженеры уверяют, что убежищу ничего не грозит. Меня сейчас больше интересует причина этого взрыва и то оружие или явление, которое могло его вызвать. Хатанов?

- Я пообщался с Лидией Ивановной, - вздохнув, доложил Дамир, нервно перебирая пальцами по рукояти своего боевого клинка. - Она практически на все сто уверена, что это была ее «Бум-палочка», которую мы выдали Антуанетте. Но немного усиленная.

- Немного? - выгнул бровь генерал.

- Примерно вдвое, - признался Хатанов. - Но это точно эффект того самого изделия, наш артефактор в этом уверена.

- Хорошо, - прикрыл глаза генерал. - И какова вероятность того, что Кукла жива?

- Лидия говорит… что никакой, - развел руками Дамир, хотя было видно, как тяжело ему даются эти слова. - Артефакт работает лишь в зоне прямой видимости. А выжить в его эпицентре невозможно. Но…

- Но кое-кто с этим не согласен, - кивнул Карпатов, открывая глаза и переводя взгляд на стоящую чуть особняком пару. - Каширов и… Ксулукс, да?

Эти двое, хоть и походили на людей, но одновременно сильно от оных отличались.

Высокий мужчина неопределенного возраста, с короткими серо-серебристыми волосами и такого же цвета глазами. Его словно окружала какая-то «острая» аура. Будто смотришь не на человека, а на обнаженный меч. А вот девушка рядом с ним, напротив, притягивала взгляд мягкими округлыми формами и красивым личиком. И лишь золотистые глаза, широко распахнутые слово в изумлении, да пара торчащих из черных волос рожек, выдавали ее нечеловеческое происхождение.

- Стальная Королева жива, - уверенно заявила антроп Раф-Хас мягким, мелодичным голосом. - Так сказала наша Королева-Мать.

- Наша Богиня покинула этот мир, - добавил Дикий. - Но вскоре Она вернется. Чтобы принять наш «Шаг». А до тех пор мы, Стальные Паладины, будем следовать Ее воле. Защищать людей. И копить силы.

- Раф-Хас также будут следовать Ее приказу, - чуть склонила голову Ксулукс Кха-Ру. - Мы будем сотрудничать с людьми и пытаться прийти к мирному сосуществованию.

- С людьми? - грустно улыбнулся Карпатов. - Это будет сложно… Селезнев, Звягинцев, у вас что?

- У меня все тихо, товарищ генерал! - вытянулся по струнке полковник. - Ну, только волна перепуганных мутантов недавно пробежалась, так что мясная кладовка сейчас переполнена. Как и у паучков, насколько я знаю.

- Сын как? - прищурился Карпатов, глядя на бравирующего друга.

- Слегка подавлен, - поморщился тот и покосился на Дикого. - И слегка ударился в религию.

- В наше время, к моему удивлению, это дело полезное, - вздохнул Звягинцев. Худощавый ученый поправил очки и продолжил. - Исследования идут полным ходом. В том числе и совместные с нашими соседями проекты. Особым полетом фантазии они не отличаются, но вот вычислительные мощности и рациональное мышление у некоторых особей Раф-Хас не уступают нашим компьютерам. Что вместе с наличием настоящего разума открывает впечат…

- Что с девочкой? - перебил его Карпатов, который прекрасно знал словоохотливость начальника научного отдела.

- Устраняем последствия, - вздохнул Звягинцев. - У нее была сильнейшая интоксикация, следы воздействия неизвестных излучений, да… да много чего еще. Я отправлял детальный отчет. Суть в том, что «вылечить» ее мы не могли. Пришлось импровизировать. Если все получится, она будет на сто процентов здорова, но… - ученый переглянулся с Ксулукс. - Но «человеком» ей уже не быть. Скорее, гибридом. И еще… - он замялся, явно раздумывая, говорить ли следующую информацию при посторонних, но получил ободряющий кивок старика. - Те два ребенка, которых привела Антуанетта… Марьяна сказала, что у них есть «дары». Но какие именно, она не знает.

Карпатов ненадолго прикрыл глаза, обдумывая ситуацию и соотнося полученную информацию с той, что уже поступила ему до этого.

- Значит, так… - вновь открыв глаза и обведя всех строгим взглядом, начал он. - Селезнев, нам нужна дальняя разведка. Оценить состояние близлежащих земель, положение других фракций и… прочее.

- Дайте угадаю, - слабо улыбнулся полковник. - «Рыцарь-2»?

- Дамир? - Карпатов посмотрел на молодого скрытника.

- Без Антуанетты будет тяжеловато, но мы справимся, - улыбнулся Хатанов. - Опять же, если к нам припишут ребят Дикого, да пару паучков…

- И Васильева до кучи, - негромко засмеялся генерал. - Главное, чтобы детей рядом не было, когда сержант будет «радоваться» очередной командировке… Так, с этим решили. Маршрут составите с полковником. Приоритет сначала на города и базы других фракций. Близлежащую зону вполне разведают Раф-Хас, так?

- Уже занимаемся, генерал, – кивнула Ксулукс.

- На этом пока все, - старик откинулся на спинку чуть скрипнувшего кресла. - И… будьте настороже.

Что именно имел в виду генерал последней фразой, поняли не все. Селезнев-старший и Звягинцев подумали, что это было простое дежурное напутствие. Но вот у Дамира тут же шевельнулось нехорошее предчувствие.

Некрополь был уничтожен.

Но история с Некро еще не закончилась…

***

Пустота.

Холодная и темная бездна, наполненная лишь светом звезд.

- Просыпайся, красавица.

Голос тихий. Ласковый. Без приказных интонаций. Но тело само собой открыло глаза и тут же вытянулось по струнке. Словно марионетка.

Небольшая площадка, выложенная ровными квадратными плитками. Черными и белыми. Напротив меня трон из… странного камня. Или не камня. Не могу понять. Словно застывшая жидкость, которая иногда вспоминает, что ей нужно течь, и меняет положение.

На этом троне фигура женщины, одетой в длинную белоснежную тогу. Но я не могу разглядеть лица. Или могу? Не знаю. Оно словно ускользает. Будто разум не желает осознавать то, что видит. Мне доступны лишь глаза. Ярко-алые, затягивающие куда-то в глубину. От одного взгляда в них начинают подгибаться колени, дрожать руки, а в ушах раздается тихий шепот многих голосов…

Собрав последние капли воли, чуть опускаю взгляд. И облегченно выдыхаю.

Отпустило.

- Молодец, - похвалила меня женщина. - Знаешь, кто я?

- Бездна, - отвечаю хриплым голосом, едва проталкивая слова через пересохшее горло.

- Ну… Технически, не совсем. Я - Дха-тэ-Эллэ. Одна из Смотрящих. Прародительница Теней. Если бы ты так же посмела взглянуть на саму Древнейшую… О, это было бы самым изощренным способом самоубийства. Хотя, в последнем ты большая мастерица, стоит признать.

Да. Я опять умерла. Но хотя бы этого недобога с собой прихватила.

- Ты действительно так думаешь? - прервала мои мысли Бездна. Или Дха. Не знаю, как ее теперь называть. - Да, ты разрушила его физическую оболочку и место концентрации силы. Обычно этого достаточно, чтобы уничтожить зарождающегося бога, но…

Так этот тип жив?

Если это действительно так, то… Тот мир ждут большие проблемы.

- Не совсем, - тем не менее, ответ Бездны не был положительным. - Но он и не мертв. Еще не мертв. Там все шатко. Этот… мелкий паразит, - в голосе Древнейшей звучала странная смесь из удовлетворения, восхищения и раздражения, - слишком изворотлив. В общем, суждено ли ему воскрешение или забвение, будет ясно только через несколько дней.

Они не справятся.

- Как и ты. Ты уже один раз попыталась. И закончила попытку глупым суицидом.

Но что-то же я сделать должна!

- Ты мертва, дорогая. А мертвые никому и ничего не должны. Все твои задания и хлопоты перешли, можно сказать, по наследству к твоим «соратникам».

- Но я жива, - второй раз подаю голос. И он все такой же хриплый. Горло болит. - Или нет?

Дха вздохнула. Так, наверное, вздыхают родители, когда объясняют маленькому ребенку простые истины. Причем раз, наверное, в двадцатый.

- Скажи, ты со своим «чувством долга» ничего не забыла?

Хозяин.

- Именно. Пока на твоей душе висит этот рабский поводок, она целиком и полностью принадлежит мальчишке-Буревестнику. Ну, разве что я, или кто-то из Древних захочет вас разлучить… Но пока дела обстоят именно так, ты по определению не можешь долго быть «мертва». И если тебя не воскресят, то душа рано или поздно сама найдет новое пристанище поближе к хозяину.

Это все сложно. Слишком сложно. Но…

Получается, в прошлый раз Бездна специально «воскресила» меня. Чтобы я не переродилась рядом с Хозяином. Нам не нужно было играть в ее игры. Выполнять задания. Достаточно было просто подождать, и мою душу бы саму притянуло к Андрею.

- И бегала бы ты рядом с ним в виде младенца, голема или какой-нибудь нежити, - усмехнулась Дха. - Но в целом ты поняла правильно.

Но все же зачем…

- А вот сейчас стоп, - прервала Древнейшая мои мысли. - Не спеши с выводами, смертная. Тем более, когда дела касаются кого-то крупнее даже ваших почитаемых «бессмертных». В общем, необходимый минимум информации ты получила. И когда придет время, сможешь принять правильное решение. А сейчас… пора просыпаться.

Но ведь я уже…

Прежде чем успела додумать, подошвы ног ударились о пол, а я открыла глаза.

Какой-то подвал. Темный. Грязный.

А где-то на грани восприятия маячит…

ХОЗЯИН?!

«Еб тыр-тыр, Антуанетта?!»

***

За два дня до этого, в нескольких десятках километровот медленно остывающего кратера на месте Некрополя, посреди присыпанной черным пеплом выжженной пустоши, котораянекогдабыла какой-то деревушкой, стоял высокий, гордый, абсолютно чистенький, беленький… холодильник.

Скрипнула ручка.

Дверца осторожно приоткрылась, впуская внутрь заполненный пеплом и гарью воздух. Это действие словно нарушило какое-то волшебство и к стенкам старенького аппарата тут же начала липнуть кружащаяся в воздухе грязь, а сам он уже перестал казаться таким белым.

Убедившись, что все в порядке, дверца распахнулась на всю ширину и на усыпанную пеплом землю обессиленно упали двое.

Молодой человек в простой одежде, с перекинутой через плечо сумкой, и еще более молоденькая девушка в тяжелых алых доспехах.

- Чуть не задохнулись! - облегченно выпалила Корси, разглядывая округу.

- Угу, - кивнул Роман, пытаясь отдышаться. В отличие от его фамильяра, парню было действительно дурно. - Особенно ты. Особенно учитывая… что тебе… вообще дышать не надо.

- Так я про запах! - тут же парировала девушка. - Эта банка сардин стухла уже десять раз! И, кажется, она как-то подозрительно на нас смотрела! И вообще, кто от ядерного взрыва прячется в холодильнике?!

- Ну, более подходящего для зачарования предмета не нашлось, - развел руками некромант.

- Ладно, хрен с ним, с сардинами, - великодушно махнула рукой Корси. - Что делать будем?

- Что, что… - отряхнув с шевелюры насыпавшийся пепел, молодой некромант чихнул и огляделся уже более обстоятельно. - Выбираться из этой задницы. И желательно к людям.

- Мозгииииии, - протяжно застонала мертвый рыцарь и, вытянув конечности, медленно побрела вперед.

Глава 229

Глава 229.


25. Давно не виделись.


- Зюси мои, папочка дома!

С этими словами и в приподнятом настроении я ввалился в главный зал убежища, где, как подсказывала чуйка, собрались почти все его обитатели. Меха, поджав лапы для компактности, примостилась в углу, на диванчике развалился Сагара, у него под боком с кружкой чего-то явно горячительного пристроилась Изаура, напротив них невозмутимо и прямо, словно проглотившвабру, сидела Дэйя, а в отдельном кресле, забравшись с ногами и укрывшись пледом, свернулась клубочком и тихо дрыхла вечно мерзнущая Лут.

Вот только мою шутку юмора почему-то никто не оценил. Напротив, все собравшиеся смотрели таким укоризненно-презрительным взглядом, что стало даже как-то неловко.

- Чего? - на всякий случай я обернулся посмотреть, не стоит ли кто за спиной или не волоку ли хвостиком труп бедного старикашки. Но нет, коридор был девственно пуст.

- Опять какую-то бабу притащил, - закатила глазки Изаура. - Тебе что, мало?

- Ээээ… - я протупил ровно секунду, соображая, о чем она вообще говорит. - А! Дык это не для траха, я дистрофичными дылдами без сисек не интересуюсь!

- Вот значит как, да? «Дылдами без сисек?» - раздался от коридора, ведущего к спальням, знакомый голос. Задумчивый такой. Будто примеривающийся.

- Кха, кха…

- Хозяин, тебе плохо? По спинке похлопать?

- Ам… н… не надо! - пискнул я, мгновенно роняя всю «добычу» на пол и растворяясь в воздухе.

Во всяком случае, я так надеялся, потому как вбуханной с перепугу в балахон маны хватило бы, чтобы спрятать целую армию. По-моему, свежеиспеченный артефактик даже прихренел от такого объема и начал как-то странно шевелить полами… Но в данный момент мне было не до заботы об обожравшемся балахоне, ибо чувство нависшей над жопой смертельной угрозы не пропало. Ровно как и взгляд серо-стальных глаз продолжал неотрывно следить за каждым моим движением, явно прекрасно видя сквозь маскировку. Или просто чувствуя, где я нахожусь через нашу связь.

Скорее всего, второе.

Во всяком случае, неторопливо двинувшаяся вперед самка терминатора очень быстро загнала меня в угол.

- Хозяин, долго дурачиться собираешься? - поинтересовалась нависающая надо мной девушка.

Хотя, какая к чертям «девушка»?! Да от тиранозавра, наверное, просраться меньше захочется! И дело даже не в силе. Тут было что-то такое… доминирующее над моей хрупкой душевной организацией.

«Угу», - заржала в ухе Чешуйка. - «Властвуй, доминируй, унижай!»

«Молчи, шиза моя ручная», - отвлекся я, за что тут же и поплатился.

Что-то обвило мою ногу. Длинное, гибкое, прочное… И оно начало медленно подбираться к сжавшимся булкам.

Тен-так-ля.

- АААААААААА!!!

Бдумц.

Дальше не помню.

***

Мягонько. Приятненько… И угрожающе. Такое ощущение, что лежу на чем-то чертовски удобном, но при этом смертельно опасном.

«Ну, технически, так оно и есть», - раздался голос Чешуйки. - «Ты хоть помнишь, что последнее было?»

«Нет… Или да… Я зашел. Там была Антуанетта, потом она начала зажимать и насиловать меня в зад тентаклей, а потом…»

«Так, стой, извращуга обдолбанный! Блин, твоя ненаглядная тебя слишком сильно по голове приласкала. До «зажимания в углу» еще было, а вот дальше — все твои больные фантазии».

«Да? Уф, счастье то… СТОП?! А я…»

«Да, да. Так что особо не рыпайся. Судя по выковырянным из твоей буйной головушки воспоминаниям и уровню ее силы, данная особа вполне может «нечаянно» тебе что-нибудь отломать, если слишком сильно будешь дергаться… О Создатель, да у нее дури хватит голыми руками дракону голову открутить, не то что твои порочные яйца!»

Осторожно приоткрыв один глаз, изучил обстановку из-под ресниц. Все тот же общий зал. Я на диванчике. Голова на коленках Антуанетты. Она изучающе меня разглядывает с легкой улыбкой. Многообещающей такой…

- Очнулся? - раздался голос Изауры.

Я на всякий случай вновь прикрыл глаз и прикинулся трупом. Авось не сожрут…

«Хозяин, мне конечно приятно, но дела тоже нужно делать», - раздался в голове голос Антуанетты.

«И кто из нас «хозяин», а?»

«Ты», - спокойно ответила эта плоская чудо-диноза…

Бдумц.

- Больно.

- Я слегка. Ты слишком хрупкий.

Я сполз с колен моей «рабыни» и, потирая ушибленный лоб, огляделся. В принципе, все осталось без изменений. Только «презрительная» полярность взглядов сменилась почему-то на «сочувственно-испуганную».

- Это не твой хозяин хрупкий, это ты стала чересчур сильной, - вздохнул я, ощупывая голову. - Почему так дико чешется макушка?

- Потому что во время «ловли», твоя знакомая «случайно» проломила тебе череп, - с долей восхищения ответила Изаура.

Я замер.

Повернул голову в сторону скромно сидящей рядом Антуанетты, которая с невозмутимым видом изучала узоры на потолке.

Хотел разразиться какой-нибудь тирадой, желательно трехэтажной, да с упоминанием всех ее родственников, но… залип.

- Это… что?

- Грудь, - с гордостью выпятила Антуанетта свой скромный второй размерчик.

- Да я не про… это, а… это… все.

«Ууууу…» - понимающе протянула Чешуйка. - «Кто-то окончательно поплыл».

И было от чего.

Когда Антуанетта меня вырубила, она была в привычном рыцарском наряде. Пусть и странном, черном как африканская ночь длинных дилдаков, но… привычном.

А это… Туфельки на шпильках, черные ажурные чулочки с подвязочками, короткая и пышная юбочка, корсет на передней шнуровке, длинные тонкие перчатки, строгий ошейник, собранные в два пушистых хвостика волосы и… ободок с маленькими рожками.

Глоть.

Оттянул щеку. Болит.

Надавил на глазное яблоко. Изображение плывет.

Не глюк.

А может, она меня все-таки прибила, и это сейчас предсмертный бред моих размазанных по стеночке мозгов?

- Андрей, блять! - по заднице прилетел чувствительный пинок.

- Да что меня все сегодня шпыняют?! - возмутился я, оглядываясь. - Изя, я ведь и обидеться могу! И очнешься завтра в теле какой-нибудь морской каракатицы! Будешь с Сагарой в следующий раз щупальцами забавляться!

- Ой, страшно-страшно, - закатила глаза ИскИн. - Кончай зависать, нам решение нужно принимать!

- Какое? - удивился я, невольно косясь на Антуанетту. - А без меня никак?

- Из, остынь, - со вздохом поднялся с места Сагара. - Перенесем собрание на завтра…

- Но… - попыталась было возмутиться взбалмошный ИскИн, но гардиан просто закинул взвизгнувшую девушку на плечо и понес к выходу.

- Все завтра. Я тоже устал, а такие вещи, как судьба целого народа, лучше решать на свежую голову…

Я пару раз моргнул, смотря на закрывшуюся вслед за кибер-парочкой дверь коридора. Повернулся и увидел скрывшийся в другом тоннеле бок Мехи, утаскивающей тушку пленной эльфийки. А когда и как слиняла Дэйя — вообще не заметил.

Это заговор!

Или жертвоприношение. Они увидели как этот монстр в юбке меня вырубил, и решили задобрить ее, принеся жертву. Да, точно! Все так и есть! Нужно бежать, пока из меня в порыве страсти не выдавили кишки через ж…

- Хозяин.

Я вздохнул и, скормив особенно паникующего таракана своей внутренней зеленой и чешуйчатой жабе, упал жопой на пол, скрестив ноги в позе лотоса. Или по-казахски. Или как там их скрещивают…

- Ты изменилась, Ан.

- Ты тоже.

Мда.

И что дальше? Взять ее в охапку и потащить в кроватку? Ну, костюмчик как бы намекает, но… Как-то мне при этой мысли даже неловко становится. Мы, конечно, общались по мыслесвязи пока она в подвале Башни изображала порождение Великого Зла и Пятое Колесо Апокаляпсиса, но делали это чисто в командно-отчетной манере. Словно оба избегали любых личных тем.

И вот сейчас смотрю на нее, она — на меня… и такое неловкое ощущение, как будто встретились два супруга, которые лет пять назад разъехались, а потом вдруг решили начать все сначала.

И вроде бы не маленькие, и знакомы давно, а с чего начать разговор — хуй его знает.

Вот и сидим, пялимся друг на друга. Но начинать то с чего-то надо. А так как девушка молчит, то инициативу должен взять мужчина.

- И… много за тобой мужиков увивалось?

«Ты, блядь, что несешь?!» - взвыла Чешуйка.

«Я дебил, знаю», - мысленно огрызнулся я.

- Достаточно, - Антуанетта как всегда была просто мастером красноречия.

Почесал голову, заодно делая зарубку, что пора подстричь патлы.

- И как, успешно?

- Нуууу… не очень.

Блеск. О просроченное семя Ктулху с китайской барахолки, не разговор, а битва древнегреческих ораторов!

- Пчи!

Мы синхронно повернули головы и с некоторым удивлением уставились на высунувшую из-под пледика головку Лут.

А про нее-то все и забыли…

- А что тут происходит? - растягивая слова уточнила дракошка, сонно потирая глаза. - Хозяин, не сиди на полу, простудишься.

- «Хозяин», да? - голосок Антуанетты, как всегда, практически не выражал эмоций.

- Эм… долгая история, - осторожно ответил я.

- Мы никуда не спешим, - прищурилась бронированная героиня, а из ее костюма потянулись странные черные нити.

Кажется, я понял, что тогда обвило мою ногу. Тоже какая-то артефактная хрень. И, судя по характерному «запашку», лапку к ней приложила одна небезызвестная Старушенция.

Но сейчас не об этом…

- Понимаешь… - вздохнул я. - Это дракон.

- Уху.

- И она на меня напала.

- Уху.

- А я взял ее в плен.

- Уху.

- И потом принес клятву ее защищать.

- Уху…

- Ты филин?

- Грудь у нее большая, - Антуанетта внимательно изучала фигурку испуганно сжавшейся Лут. - И ростом маленькая.

«Кажется, про дылд без сисек она запомнила», - раздался в голове язвительный голосок Чешуйки.

Мда, неловко вышло. И почему у меня чувство, что я попал в плохую любовную комедию? Небось опять кто-то из богов сверху сидит и тыкает астральными спицами в души глупых смертных. Только «соперника» мне в виде блондинистого полувампира-полуоборотня не посылайте, лады? А то я ж не Эдвард, я его самого быстро в жопу оприходую.

Постучал костяшками пальцев по лбу, пытаясь придумать, что сказать.

Вздохнул.

- Не напрягайся так, - в голосе Антуанетты проскользнул легкий смешок, а когда я посмотрел ей в лицо, заметил слабую улыбку. - Я прекрасно знаю, кому служу.

- Угу, служит она, - невольно потер макушку, которая продолжала слегка чесаться.

- Рефлекс, - развела героиня руками. - И силу немного не рассчитала.

Мда. Нужно срочно обзавестись регеном получше.

Поднявшись на ноги, я отряхнул брюки и еще раз пробежался по фигурке смирно сидящей Антуанетты оценивающим взглядом.

Все же хороша, чертовка. Хоть грудь и маленькая.

- Встать! - скомандовал максимально твердым голосом.

Чуть выгнув бровь, героиня без колебаний поднялась на ноги. Ипааааать…

- Ты и так-то выше меня, а уж на шпильках… Мне теперь что, подпрыгивать? - уточнил я, глядя на нее снизу вверх.

- Мне встать на колени? - чуть склонила она голову набок.

Ну точно филин.

- Лучше ляг на спинку, - проворчал я, делая шаг вперед и осторожно обнимая.

Зарылся носом в небольшую, но мягкую грудь.

Сколько же времени прошло?

- В последний раз я так обнимал твою отрезанную голову.

- Жаль, что я этого не помню. Трогательное, наверно, было зрелище.

Ее руки осторожно легли на мою спину. Она даже не пыталась сжать объятья, прекрасно понимая, что от меня останется в этом случае.

Раздался шорох.

Чуть отстранившись, я посмотрел в сторону.

- Лутецкий, а ну стоять!

- Стою, - перепуганно замерла дракошка прямо верхом на подлокотнике кресла, через который перелазила.

- Беги открывай комнату, - усмехнулся я. - Мы следом. Буду вас знакомить по-нормальному.

Лут кивнула и, кутаясь в плед и опасливо косясь на Антуанетту, зашаркала тапочками в сторону жилых кают.

- Втроем? - усмехнулась героиня, провожая ее взглядом.

- Если есть желание, - оскалился я. - Но познакомить вас нормально действительно нужно. В отличие от этих киберов, с Лут нам путешествовать еще долго… Пошли.

С неохотой отцепившись друг от друга, мы уже направились следом за дракошей, когда мой взгляд упал на лежащую в углу серую тряпку, успешно прикидывающуюся ветошью.

- А, про тебя чуть не забыл! - хлопнул себя по лбу. Балахончик опасливо шевельнул краями. - Пошурши по бару и притащи чего покрепче и побольше! И нехрен возмущаться! Давай, шнель, шнель, а то завтра устрою влажную уборку туалетов с тобой в главной роли!

***

Раздался стук в дверь.

- Додя, мать твою транзисторную, кого там принесло? - сонно пробормотал я, совершенно не желая выбираться из-под одеялка.

- Дэйя, сэр, - услужливо ответил потолок.

- Пошли ее нахер, у меня сегодня выходной.

- Она просит передать, что или вы откроете дверь, или она позовет Меху для ее взлома, сэр, - через пару секунд ответил Долбодятел.

Я скривился и сел на кровати. Из-за этого движения одеяло сползло и открыло вид на двух свернувшихся няшек. Одну высокую, стройную и, может быть, излишне мускулистую, а вторую низенькую и очень фигуристую… правда с рожками, и покрытыми чешуей конечностями.

Печально вздохнул.

Вопреки тому, что можно предположить, «развлекались» мы от силы полчасика. И то ближе к рассвету — потому-то я был дико сонный и совершенно не горел желанием никуда ползти. И так последние пару суток почти без продыху днями и ночами бегал по острову, изображая «Страхъ и Ужасъ Всея Живаго».

Чем же мы занимались почти всю ночь? Бухали и болтали. По крайней мере мы с Антуанеттой, потому как описание всех приключений даже в сжатом виде заняло не один час.

- Додя, передай, что щас открою. Эй, тряпки, где моя одежда?

Лежащий на полу балахон вяло пошевелился, а костюм Антуанетты вообще никак не отреагировал, нагло меня игноря. Надо будет, кстати, разобраться с этим полиморфным артефактом — если удастся наладить контакт, то можно будет такие косплей-ночи устраивать, мммммм…

Мои мысли прервал повторившийся стук. Даже долбеж кулаком в дверь. Я поморщился, бросил взгляд на продолжающих счастливо дрыхнуть девушек и решил ограничиться в качестве гардероба лишь балахоном.

«Эксгибиционист хренов», - сонно пробормотала Чешуйка.

«Отстань, под ним все равно ничего не видно», - отмахнулся я, слезая с кровати и ловя попытавшуюся улизнуть тряпку.

Натянув артефакт через голову, бросил еще один завистливый взгляд на кровать. Лут, лишившаяся моего теплого бока, уже успела чуть переползти и прижаться к Антуанетте.

Обреченно пошлепал к дверям. Распахнул.

- Дэйя, если там ничего важного, то я оприходую твою старую тощую задницу прямо…

- У нас Бог в гостиной!!!


26. Какие лица, и все с охраной!


Я на мгновение впал в ступор.

Вопросы в голове засуетились как кучка нюхнувших кокса и закинувшихся кислотой тараканов.

Какой бог? Вернее, который? Бог или богиня? Почему я ничего не чувствую? Хотя нет, чувствую — в стороне общего зала, который выполняет роль гостиной, как раз словно пустое пространство, абсолютно непроницаемое для моего восприятия. Но зачем так делать? Оберегали мой покой? Даже не смешно!

Бляяяяяяяя!!!

Взлохматил волосы и, резко развернувшись, пошел обратно внутрь каюты.

- К… Куда?! - дернулась Дэйя следом.

- Одеться! - огрызнулся я, демонстративно стягивая балахон и представая перед эльфийкой во всем своем великолепии.

- Из… Извращенец, - выдохнула она, спешно отворачиваясь.

Мда. Явление божества явно выбило эту холодную стервозину из колеи, раз так реагирует. Или просто нормального мужика никогда не видела? Ладно, во всяком случае…

- Хозяин, а почему ты в таком виде перед порядочными женщинами разгуливаешь? - раздался довольно прохладный голосок севшей на кровати Антуанетты.

- Потому что не могу найти одежду, а тут эта… особа разводит панику. К нам, видите ли, кто-то из божественной братии в гости приперся! Кстати, Додя! Выведи изображение гостиной!

- Не могу, сэр, - меланхолично ответил ИскИн базы. - Данное действие было запрещено. Как и любое обсуждение или сообщение Вам информации о прибывающих.

При… Прибывающих?! Так их там что, несколько?!

Тогда понятна эта блокировка — не хотят, чтобы окружающее пространство начало «фонить» как ядерный сердечник.

Пока бегал по комнате, по частям собирая детали своего снаряжения, Антуанетта с полным похерфейсом встала с кровати и изящно потянулась. Я чертыхнулся и чуть не порвал спешно натягиваемые штаны.

Усмехнувшись, героиня слегка шевельнула пальчиками и ее лежащее на полу платье бесформенной кучей метнулось к ногам. Словно черный костюм-симбионт из старого мультика про вуайериста-мутанта в облегающем трико, платье обволокло сначала ноги, а потом и всю точеную фигурку девушки-рыцаря, быстро трансф