КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Боевые собаки мира (fb2)


Настройки текста:



БАЙДЕР Р. И. БОЕВЫЕ СОБАКИ МИРА СОБАКИ-ТЕЛОХРАНИТЕЛИ

ПРЕДИСЛОВИЕ

За последние несколько лет в нашей стране значительно вырос интерес к боевым породам собак. Все большей популярностью начинают пользоваться американские стаффордшир-терьеры, мастино, мастифы, бульмастифы, пока в основном понаслышке — пит- бультерьеры, бэндоги и другие собаки с экзотическими названиями. Как это нередко случается с малоизвестными, но ходовыми породами, о них моментально начинают ходить различного рода истории и легенды, восхваляющие рабочие качества модных собак. Наряду с правдой нередко услышишь и откровенные анекдоты. Так, нам недавно довелось беседовать с человеком, утверждавшим, что он является одним из немногих в Москве владельцев ульмского дога, висячие уши которого свидетельствуют о том, что собака способна… убивать. Вот ведь как просто! Оказывается, не обязательно иметь в родословной несколько поколений проверенных бойцов, отменные физические данные, устойчивую нервную систему, не надо до седьмого пота заниматься спецподготовкой. Чтобы собака могла убивать, ей вполне достаточно иметь висячие уши. А чего стоят рассказы о бесстрашных бультерьерах, хватающих свирепого секача за нос и удерживающих его до тех пор, пока кабан не теряет сознание от болевого шока!

Неискушенный в этих вопросах человек вряд ли сможет сразу разобраться в потоке рассказов из жизни боевых собак, даже если, не веря на слово, он регулярно будет посещать выставки и присматриваться к привлекающей его внимание породе. Выбирая щенка, ему также не удастся отделить ложь от правды уже по одной той причине, что опытному владельцу не составит большого труда продемонстрировать покупателю бешеную злобу своей собаки, забросать его фотографиями, запечатлевшими фрагменты отчаянных схваток представителей этой породы, позвенеть медалями, показать хорошую родословную и, наконец, получив большие деньги, оставить покупателя с собакой, абсолютно не отвечающей легендарной славе предков. 

Собранные вместе небылицы о боевых собаках могли бы составить довольно объемную книгу занимательного чтения. Справедливости ради отметим, что далеко не всегда люди, их распространяющие, преследуют корыстные цели. Беда в том, что многие искренне заблуждаются, наивно полагая, что без тщательного отбора производителей, без специального тренинга можно стать обладателем собаки с выдающимися рабочими качествами и получить полноценное (то есть оправдывающее название и назначение породы) потомство.

Желание развеять легенды и представить вещи в истинном свете, объективно взглянуть на нынешнее состояние боевых пород послужило поводом для написания настоящей книги. Прочитав ее, вы познакомитесь с историей боевых пород, охотой и травлей собак на различные виды животных, собаками-воинами, правилами проведения настоящих собачьих боев, методами специальной подготовки боевых собак и многим другим.


ВВЕДЕНИЕ

Разнообразие форм человеческой жизнедеятельности и присущее человеку стремление приспособить неживую и живую природу к потребностям своего существования не могли не найти отражения в такой важной области, как собаководство. Достаточно жесткие условия бытия и постепенное расширение сферы жизненных интересов человека долгое время диктовали логику его взаимоотношений с собакой и определяли направления ее использования. Главным образом это выражалось в том, что, во-первых, собака должна была отрабатывать свой корм и не могла использоваться праздно, во-вторых, по мере появления новых занятий человека процесс разведения принимает все более функциональный характер, и на смену унифицированному применению собак приходит эпоха достаточно отчетливой их специализации. Охрана жилища, охота, охрана пастбищ, перегон скота, потребности в средствах более быстрого передвижения и транспортировки грузов, оборона от хищников, человека и т. д. обусловили необходимость выведения специальных собак, которые в наибольшей степени отвечали бы предъявляемым им требованиям.

Последовательное использование собак на тех или иных видах работ в результате естественной эволюции приводило к появлению особей, наилучшим образом приспособленных к соответствующему способу применения. Они послужили исходным племенным материалом для дальнейшего закрепления и развития природных рабочих качеств, когда селекция становится более осознанной. При этом достижение поставленных целей шло параллельно с изменениями во внешнем облике и внутренней организации получаемых собак. Выводились животные определенного типа конституции и желаемых параметров нервной системы.

Так возникли пастушьи, охотничьи, караульные (служебные), комнатно-декоративные породы собак.

Категория боевых собак включает в себя представителей разных пород, объединенных одним важным признаком. Они выводились для противоборства с крупным, часто превосходящим их силой, очень опасным зверем или с вооруженным человеком.




Такого рода собак мы встречаем в основном среди охотничьих, караульных или служебных пород. Однако даже среди своих собратьев по породным группам они отличаются, как правило, массивным костяком, сильно развитой мускулатурой, мощным челюстным аппаратом, выносливостью, коротким, но стремительным броском, бесстрашием и исключительной стойкостью в битве с любым противником, будь то собака, зверь или человек. И это естественно, поскольку предки современных боевых собак проводили свою жизнь в постоянных поединках с медведем, быком, кабаном, волком, наконец, участвовали в боевых сражениях, где им приходилось идти в атаку не только на пеших воинов, но и на конницу неприятеля.



Почти ежедневно подвергаясь опасности, побеждая, а нередко и погибая в отчаянной схватке, боевые собаки покрыли себя неувядаемой славой. Поэтому правдивые рассказы и легенды о них до сих пор вызывают живейший интерес и будоражат воображение многочисленных поклонников этих несомненно выдающихся пород.


ОХОТА НА КРУПНОГО ЗВЕРЯ И ТРАВЛЯ СОБАК НА РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ ЖИВОТНЫХ


Во все времена охота была одним из самых увлекательных занятий для человека. При этом особое место занимала охота на крупного зверя — медведя, кабана, зубра, оленя. Добыть голову одного из этих животных считалось особой доблестью. Однако подобного рода развлечение было доступно далеко не каждому человеку: во-первых, в средние века феодальное право предоставляло эти виды охоты исключительно для королей, аристократов и крупных землевладельцев, во-вторых, оно стоило очень дорого и требовало, как правило, привлечения значительного количества людей и собак.

Охота была прежде всего делом престижа, и поэтому богатые люди того времени, не считаясь с серьезными затратами, содержали на своих подворьях псарни с большим поголовьем собак, специализирующихся на работе по крупному зверю, и довольно многочисленную охотничью прислугу. Но и этого иногда было недостаточно — потери собак во время охоты порой исчислялись десятками, и, чтобы удовлетворить потребность в них, феодалы нередко обязывали подданных (обычно пастухов, мельников, мясников) разводить и поставлять собак ко двору.

Охота на бурого медведя — крупного и очень опасного хищника — в средние века считалась героическим делом, рыцарской игрой. Долгое время медведей относили к разряду «вредных», поскольку порой они нападали на стада домашних животных. Охота на этого зверя была довольно широко распространена в Европе.

Как правило, бурые медведи обитают в труднодоступных местах — болотах, непроходимых чащобах или в гористой местности. В поединке с ними человек использовал специально натасканных собак, получивших название бэренбайсеры. По дошедшим до нас свидетельствам, картинам и гравюрам бэренбайсеры представляли собой крупных, с массивным костяком, сильно развитой, сухой мускулатурой собак. Они были короткошерстны, имели массивную, широколобую голову, скуластую, несколько укороченную морду, коротко купированные или небольшие висячие уши, отличались бесстрашием и свирепостью.

При охоте на бурого медведя применялись, как правило, пять парных сворок с бэренбайсерами, в задачу которых входило обнаружить, остановить и отвлечь зверя своим нападением, для того чтобы следовавший за ними охотник мог приблизиться к своей жертве. Завидев медведя, первая пара лаем давала знать об этом другим собакам и охотникам и старалась задержать зверя до подхода подмоги. Объединившись, бэренбайсеры набрасывались на медведя и сражались с ним до тех пор, пока не подоспеет охотник, который, изловчившись, должен был заколоть зверя пикой или длинным кинжалом.

Стоит ли говорить о тех неожиданностях, которые подстерегали собак и охотников во время этого занятия?

Не менее опасным делом была охота на кабана. Для этого использовались собаки различных пород, однако непосредственно в поединок с кабаном вступали рослые, тяжелые, специально обученные собаки, отличавшиеся настойчивостью и дикой злобой в схватке с противником. В их задачу входило не только настигнуть и окружить зверя, но и навалиться на него и удерживать до подхода конного или пешего охотника, который убивал кабана длинным копьем или специальным клинком. При этом пеший вид охоты считался самым опасным, так как предусматривал непосредственный контакт со зверем, и поэтому приносил наибольшую славу победителю.

Кабан — животное огромной силы, хорошо защищенное толстой шкурой и подкожным жиром. В бою он очень подвижен и свиреп, своими клыками и зубами кабан способен нанести смертельные раны практически любому противнику. Поэтому охота на кабана сопровождалась гибелью множества собак.



Для того чтобы сократить возможные потери, боевым собакам изготавливали специальные корсеты, состоящие из нескольких слоев сшитой материи, внутри которой был продет китовый ус. Нередко сверху корсет покрывала металлическая кольчуга или специальные стальные пластины. Иногда в качестве защиты практиковали отдельные фрагменты лат (нагрудники, нашейники и т. д.) — щитки и панцири, закрывающие наиболее уязвимые места на теле собаки.



Боевых собак применяли также во время охоты на первобытного быка, зубра и оленя. В средние века эти животные были широко распространены по всей территории Средней Европы, а охота на них считалась королевским правом.

Ход поединка был приблизительно такой же, как в случае охоты на медведя или кабана. Злобные, могучие собаки всеми силами сдерживали пытающегося выйти из западни зверя и ставили его таким образом, чтобы конный или пеший охотник мог поразить жертву копьем или клинком. Спецификой охоты на оленя являлось то, что его в первую очередь преследовали стремительные гончие, которые, загнав зверя, расступались, давая работу боевым собакам.

Охота на первобытного быка, зубра и оленя была также очень опасным занятием. Окруженный зверь отчаянно сопротивлялся, нанося страшные раны собакам, а иногда и человеку.

Известны случаи применения боевых собак для охоты на леопардов и пантер. Однако при этом нередко сталкивались с двумя серьезными проблемами: во-первых, в схватке с хищником собаки перевозбуждались и набрасывались друг на друга, во-вторых, в длительной борьбе на жаре они настолько выдыхались, что зачастую уже не могли удерживать разъяренного зверя.



Поистине хищнические масштабы истребления диких животных привели к значительному сокращению или полному уничтожению их отдельных видов. Так, последние упоминания о первобытном быке относятся к первой половине XVII века; к концу XIX века зубры сохранялись лишь как отдельные особи; медведи и олени стали встречаться крайне редко; резко сократилось поголовье диких свиней.



Охота на крупного зверя постепенно приходила в упадок, а повсеместное распространение и совершенствование огнестрельного оружия вело к вытеснению боевых собак с арены былых сражений.



Однако так просто отказаться от одного из своих любимых развлечений человек не мог. И охота по вольному зверю с избытком компенсировалась травлей на различные виды отловленных или специально разводимых для этой цели животных. Из лесов ожесточенные бои постепенно переносились на подворья, оборудованные площадки и манежи, приобретая очертания заранее продуманного зрелища. Но и в таких показательных схватках собак подстерегали смертельные опасности, поскольку условия боя были, как правило, максимально приближены к естественным.



Травля собак на различные виды зверей в домашних условиях была известна и высоко почитаема людьми еще до нашей эры. И здесь мы наталкиваемся на многочисленные легенды, в которых рассказывается о собаках, обладавших сверхъестественной физической силой. Например, утверждается, что персидский шах якобы имел собаку, которая разорвала двух львов, а Александр Македонский получил в Индии в подарок собаку, будто бы способную в одиночку сражаться с оленем, кабаном, медведем, львом. Не пытаясь оспорить правдивость подобных рассказов, хотелось бы отметить следующее: стараясь представить легендарную собаку и пробуя мысленно нарисовать ее портрет, мы будем вынуждены наделить ее поистине исполинским ростом, весом не менее 200–250 кг, зубами и когтями амурского тигра. О том, насколько это представляется реальным, предлагаем судить читателю. Со всей определенностью можно утверждать лишь то, что ни одна из существующих на сегодняшний день пород даже с большой натяжкой не может подойти под требуемый стандарт. Простое сопоставление физических данных вышеупомянутых зверей и самых крупных из ныне известных боевых собак свидетельствует о том, что финал единоборства любой собаки со взрослым кабаном, медведем, львом или леопардом практически предрешен — ни одна из современных боевых собак не способна в одиночку победить такого зверя. Об этом же свидетельствует многовековой опыт травли собак.

В средние века центром травли собак на различные виды животных была Англия. Кровавые поединки устраивались довольно часто не только во владениях тогдашней английской аристократии, но и при королевском дворе. При этом съезжалась знать, послы и консулы разных стран мира, чтобы развлечься жестоким, но вместе с тем увлекательным зрелищем. Нередко заключались пари и делались денежные ставки на победу зверя или собаки. Особенно высоко ценилась травля собаки на медведя или быка.

Травля на медведя осуществлялась следующим образом. На пойманного в лесу зверя надевали широкий крепкий ошейник с двумя стальными кольцами. К одному из колец прикрепляли цепь, к другому прочный канат. Цепь и канат продевали через вмонтированные в стену блоки. Затем специальный служащий (поскольку эта работа требовала не только силы, но и опыта, умения и сноровки) подтягивал канат, ставя, таким образом, медведя на дыбы. Цепь жестко фиксировалась, давая зверю возможность довольно легко проделывать любые движения, не позволяя при этом опуститься на передние лапы. В случае необходимости, удлиняя или укорачивая канат, служащий в известной степени мог регулировать ход поединка.

Собак пускали по одной или по две одновременно. В некоторых случаях, когда медведь предназначался для многих боев, ему надевали ошейник с шипами, чтобы затруднить работу собак. При таких условиях боя, прежде чем зверь был растерзан, погибало очень много собак. Но иногда перед сражением на морду медведя надевали намордник, а на лапы специальную защиту. Обычно это делалось в случаях, когда травили особо ценных собак или племенных производителей. Защита на лапы при этом была совершенно необходима, так как когти медведя, наравне с клыками, представляют собой смертоносное оружие. Схватив лапами собаку, медведь может спокойно ее разорвать.

Подобное зрелище вызывало у людей интерес не только жестокостью и кровопролитием, но и тем, что исход сражения часто был непредсказуем. Попадались выдающиеся медведи, которым удавалось продержаться несколько боев и убить не один десяток собак. Были и выдающиеся по своей силе и ловкости собаки, которые (разумеется, не в одиночку) побеждали зверя уже в первом бою.

Травля собак на быков получила широкое распространение не только в Англии, но и в других европейских странах. Будучи. вначале уделом аристократии, она постепенно превращается в одну из любимых забав простолюдинов.

Как правило, бои проводились на арене с достаточно прочным ограждением диаметром 10 метров или на специально оборудованной площадке. В центре арены (или площадки) врывали столб со стальным кольцом, к которому канатом длиной 5 метров за шею или за основания рогов привязывали быка. В редких случаях быка не привязывали, но это было опасно, так как бык мог вырваться за ограждение и напасть на зрителей.

Главная опасность заключалась в огромной физической силе быка и очень острых, длинных рогах. Пуская их в ход, бык одним ударом мог убить собаку. Иногда, чтобы хоть в какой-то степени защитить собаку, на рога надевали специально изготовленные деревянные колпачки.

Собак пускали по одной или по две-три одновременно. Естественно, в последнем случае шансы быка на победу значительно уменьшались.

Набрасываясь на быка, собаки старались атаковать его в наиболее чувствительное и уязвимое место — в нос. Если им это хорошо удавалось, могучее животное становилось практически беспомощным. Зная это, бык как можно ниже опускал голову, чтобы спрятать нос и встретить нападение рогами. Особенно хорошо это получалось у опытных животных, много раз участвовавших в подобных сражениях. Крупные собаки вынуждены были чуть ли не на животе подползать к быку.

Со временем удалось вывести особую породу собак, физические данные которых идеально подходили для таких схваток. Это были предки современных английских бульдогов. Собаки новой породы были внешне компактны, низкорослы, устойчивы, с широким мускулистым корпусом, упорны и бесстрашны в бою. Особенно характерен для этой породы был перекус, а также отодвинутый нос, позволявший свободно дышать в то время, когда собака делала «мертвую хватку».

По строгим правилам, во время поединка собака не должна была бегать вокруг быка, а вести атаку фронтально, в голову. Бульдог, атакующий другие части тела животного, считался непородным. Это объяснялось не только нарушением рациональной тактики боя, но и тем, что от собачьих укусов портились шкура и мясо животного.

При атаке в голову бык старался удерживать занятую им позицию. Его главная цель состояла в том, чтобы пропороть собаку рогами или поддеть на них и как можно выше подбросить собаку в воздух. Падение нередко заканчивалось для собаки смертью.

Чтобы предотвратить такой финал, владельцы бульдогов старались вовремя подскочить и подставить собственную спину под падающую собаку. Другие, с длинными жердями наготове, внимательно следили за ходом поединка, чтобы в нужный момент подставить их, давая возможность собаке соскользнуть по жерди на землю. Некоторым удавалось поймать собаку руками прямо в воздухе.

Наконец, собака, изловчившись, как клещ вцеплялась в ноздрю или кончик носа противника. Но далеко не всегда бой на этом заканчивался. Уязвленный бык вставал на дыбы, начинал брыкаться и отчаянно мотать головой. Нередко ему удавалось стряхнуть с себя собаку, и поединок возобновлялся. Однако если бульдог вгрызался настолько удачно и проявлял в хватке такое упорство, что бык не в силах был с ним что-либо сделать, бой прекращался. Отозвать собаку, повисшую на покорившемся животном, было практически невозможно. Отцепить ее можно было только при помощи деревянной отжимки, которую вставляли между зубами.

Трудно найти какого-либо зверя, обитавшего в Европе, на котором люди не испытали бы силу, ловкость и мужество боевых собак. Из большого разнообразия поединков наиболее популярной и занимательной была травля на барсука.

Этот обитатель леса при небольшом росте и весе около 20 кг представлял собой довольно опасного противника, превосходно использовавшего в бою свои острые, крепкие зубы и когти. Он ловок, подвижен и агрессивен. Далеко не каждая собака способна с ним справиться. Тем интереснее была зрелищная сторона поединка и весомее победа.

Для травли на барсука устроители состязания готовили искусственную нору в виде прямоугольного ящика с одной подвижной стенкой. В него сажали пойманного барсука. Ящик устанавливали на огороженной от зрителей площадке или специальной арене. К искусственной норе подводили собаку, и после объявления готовности владелец барсука открывал ближнюю к собаке стенку ящика, а владелец собаки ее туда запускал.

Многие собаки были почти мгновенно искусаны притаившимся в норе барсуком и спасались бегством. Но наиболее подготовленные и стойкие яростно сцеплялись с нешуточным зверем. Тогда противники начинали рвать и терзать друг друга изо всех сил.

Почувствовав, что собака крепко держит барсука, владелец за хвост вытягивал ее наружу вместе со зверем. После этого бойцов разнимали, давали барсуку возможность занять исходную позицию и возобновляли травлю. Так проделывали несколько раз. Чем чаще за определенный промежуток времени собака вытаскивала барсука из норы, тем больше очков она набирала. Их подсчетом занимался судья.

Популярность барсучьих боев была велика, и их регулярное проведение требовало большого количества животных. Поэтому среди охотников даже существовала соответствующая специальность — барсуколовы. С двумя-тремя терьерами они разыскивали барсука и выгоняли его из норы или караулили на открытых площадках, во всех случаях стараясь изловить зверя живым. На охоте и во время соревновательной травли лучше всего зарекомендовали себя предки современных бультерьеров.

Одной из старейших собачьих функций, выполняемых на службе у человека, является истребление опаснейших вредителей и переносчиков болезней — крыс. Собаки-крысоловы имелись во всех уголках Земли, где водились эти хищные грызуны. Храбро сражаясь с их несметными полчищами, собаки-крысоловы снискали уважение человека, а наиболее способные из них были предметом гордости своих владельцев. На этой почве нередко возникали жаркие споры, каждый владелец расхваливал достоинства именно ему принадлежащей собаки. Стали заключать пари. Постепенно показательные сражения собак с крысами стали проводиться довольно регулярно и собирать большое количество желающих посмотреть на это зрелище. При этой, как и при других видах травли, делались денежные ставки.

Выдающимися специалистами по уничтожению крыс всегда были собаки с кровью терьеров. Среди них особенно ценились те, которые убивали крысу одним укусом. Как правило, это были собаки, которые делали хватку за шею зверька. Значительно худшими считались собаки, которые трепали крысу, они тратили при этом лишнее время, очень важное в соревновательных поединках.

Бои проводились на специальных деревянных аренах, сколоченных в виде большого ящика, из которого крыса не могла бы выпрыгнуть и убежать. Собственно говоря, это была такая же яма, как и для собачьих боев. В яму выпускали тысячу крыс и смотрели, чья собака прикончит большее их количество за одну минуту.

Более строгие правила учитывали не только численность убитых крыс и затраченное на это время, но также разделяли собак по весовым категориям. При этом определяли, за какое время собака прикончит столько крыс, сколько она весила сама.

Во время соревнований в ринге присутствовал хронометрист, фиксирующий время, и судья, который определял, жива или мертва укушенная собакой крыса. Делалось это следующим образом. Судья брал вызвавшую у него подозрение крысу, клал ее в центр круга, нарисованного на столе, и три раза ударял крысу по хвосту специально для этой цели предназначенной палочкой. Если крыса выползала из вышеупомянутого круга, она признавалась живой и не засчитывалась. Тогда собака должна была вернуться в ринг и добить крысу, а потраченное время соответственно добавлялось к уже имевшемуся.

Победить в таких соревнованиях было непросто. В считанные мгновения собака должна была крысу поймать, нанести ей смертельный укус, бросить ее и, не теряя времени, вцепиться в следующую. Реально на победу могли претендовать лишь те из соревнующихся, кто на всю эту операцию затрачивал не более 4–5 секунд. Далеко не у всех собак получалось так быстро. Абсолютными чемпионами по крысоубийству были, как правило, бультерьеры. Они отличались выносливостью, могли работать длительное время, не снижая темпа, уничтожали многие сотни крыс.

В поисках все новых и новых противников для собак человек доходил порой до абсурда. Собак натравливали на лошадей, на ослов, на домашних свиней, на обезьян, на любые виды животных, исход боя с которыми был хотя бы в какой-то степени трудно предсказуем. Если бои с обезьянами — животными, отличавшимися от собак интеллектом и методом схватки, — представлялись любопытными уже в силу своей необычности, то травли на домашних животных кажутся не только бесполезными, бессмысленными, но и довольно жалкими. Как бы то ни было, травли подобного рода не получили широкого распространения и носили единичный или случайный характер.

Как видим, охота и травля собаками на различных животных имеет многовековую историю. Получив широкое, практически повсеместное распространение, эти виды применения собак вольно или невольно сыграли неоценимую роль в формировании основных черт характера и лучших рабочих качеств боевых пород. Сражения с крупным хищником или другим опасным зверем требовали от собак не только ловкости, быстроты реакции, но и огромной физической силы, отменной выносливости, необычайного упорства в схватке, абсолютного бесстрашия и дерзости.



Эти качества передавались из поколения в поколение, веками бережно сохранялись и развивались человеком. Они являются характерным признаком той или иной породы боевых собак и должны служить ориентиром для современных владельцев.

***

Немного о дне сегодняшнем. В наше время боевых собак крайне редко используют на охоте. Этому имеется много причин. В первую очередь, наличие современного огнестрельного оружия сводит значение боевых собак в схватке со зверем практически к нулю. Достаточно просто иметь собаку для обнаружения зверя, например, обыкновенную лайку. Во-вторых, организация охоты на крупного зверя с боевыми собаками — дело довольно сложное и требует значительных материальных затрат, множества людей и т. д. И, наконец, может быть, самое главное — это огромные потери собак при столкновении с грозными обитателями леса. Последнее обстоятельство способно омрачить любую удачную охоту, ведь речь идет о любимых животных, гибель которых воспринимается нами так остро.

Некоторые любители боевых пород (по преимуществу не охотники) нередко пытаются доказать возможность и целесообразность применения собак по крупному зверю, обращаясь при этом к зарубежному опыту. Обычно в качестве аргумента приводятся рассказы о том, что в некоторых странах до сих пор на кабанов успешно охотятся с бультерьерами. Действительно, этот вид охоты имеет место, например, в Германии и Чехословакии. Но давайте в эти рассказы внесем ясность. Видеоматериалы, снятые на месте событий, и непосредственные участники травли достаточно красноречиво свидетельствуют о том, как это происходит на самом деле. Во-первых, в качестве жертвы выбирают кабана весом не более 40–60 кг. Это сделать несложно, поскольку егери вовремя отстреливают огромных самцов, которые мешают воспроизводству молодняка. На кабана одновременно пускают 4–5 собак. Теперь сравним шансы сорокакилограммового кабанчика против, допустим, четырех собак, средним весом 23 кг каждая. Так реально охотятся на кабанов, применяя бультерьеров. И это разумно. Такая охота позволяет собакам находиться в прекрасной форме, сводя при этом опасность для их жизни до минимума. Как мы увидим дальше, забота о сохранении устойчивой нервной системы — задача архиважная, и такой тренинг следует всячески поощрять.

Что же касается методики подготовки собак для работы по зверю, то она применительно к боевым породам ничем не отличается от тех систем упражнений, которые вы найдете в данной книге. Все элементы этих методик могут и должны включаться в тренировочный процесс, когда собака готовится к встрече с диким зверем. Пройдя все виды физической подготовки и притравки, боевая собака не дрогнет и перед не знакомым для нее животным.


СОБАКИ-ВОИНЫ. БОЙ СОБАКИ С ЧЕЛОВЕКОМ


История человечества изобилует кровопролитными войнами. Одни походы сменялись другими, накапливался опыт ведения боя, менялась тактика сражений, модифицировалось оружие.

В этой нескончаемой цепи войн в качестве помощника и надежного союзника человек часто использовал животных. Древние полководцы применяли боевых слонов, практически у всех народов вплоть до середины XX века на вооружении были лошади, веками в жестоких битвах дрались собаки.

Наиболее эффективно животные применялись до появления огнестрельного (особенно автоматического) оружия. Однако и в наше время проблемами возможного участия животных в войне серьезно занимаются специальные центры различных стран. Например, собаки прекрасно зарекомендовали себя в минорозыскной службе, а спецподразделения военно-морских котиков используются для минирования кораблей противника на рейде.

Но вернемся к боевым собакам. До нас дошло довольно большое количество письменных свидетельств, а также фресок, скульптурных работ, картин и рисунков, рассказывающих о собаках-воинах. Изучая их, мы обнаруживаем, что военные собаки были рослыми, мускулистыми, имели устрашающий вид. Нередко их облачали в специальные доспехи, чтобы сделать менее уязвимыми для ударов холодным оружием и увеличить вероятность победы над врагом. Доспехи, как правило, состояли из металлического панциря, закрывавшего спину и бока собаки, и кольчуги из металлических колец или пластин, предохранявших наиболее подвижные части тела (грудь, верх предплечий, живот и т. д.). Иногда на голову собаки надевали металлический шлем.

Помимо доспехов, собаку вооружали длинными шипами или обоюдоострыми лезвиями, которые красовались на ошейнике и шлеме. С их помощью собака колола и рассекала тело, ноги и руки атакуемого ею воина, ранила сухожилия ног и вспарывала животы лошадей при столкновениях с конницей противника.

В сражениях использовались целые батальоны таких собак. Например, у древних римлян они составляли первую шеренгу, во второй шли рабы, а в третьей — воины. Собаки стремительно врубались в боевые порядки противника, производя невероятную сумятицу, калеча лошадей, раня и опрокидывая воинов неприятеля. При этом расстроить ряды врага и на время отвлечь его внимание было половиной дела, основной задачей боевых собак являлась работа на уничтожение живой силы противника. Вся система подготовки боевой собаки была направлена на то, чтобы, вцепившись в воина, собака боролась с ним до тех пор, пока не победит или не погибнет в поединке. При этом оторвать или поразить хорошо защищенную, тяжелую, физически очень сильную, специально натасканную для убийства человека собаку было крайне сложно.

Военных собак натаскивали для борьбы с противником со щенячьего возраста. Для этой цели использовали довольно распространенные и поныне методы тренинга. Помощник воспитателя, одетый в специальную накидку из толстой шкуры, дразнил собаку, доводя ее до бешенства. Когда воспитатель спускал собаку с поводка, она бросалась на «дразнилу» и впивалась в него зубами. В это время помощник старался подставить собаке потенциально уязвимые части тела (имея в виду воина в доспехах). Так развивалась привычка брать противника точно по месту. В этот же период собакам прививали такие навыки, как преследование бегущего человека и работа с лежащим человеком.

Людей, которые дразнили собак, часто меняли, чтобы воспитать в собаке злобу ко всем людям, а не к конкретному человеку. На следующем этапе подготовки на одежду из шкуры надевали доспехи противника, затем доспехи надевали и на собаку, постепенно приучая ее сражаться в обстановке, максимально приближенной к боевой. Шипы на шлеме и ошейнике заменяли деревянными палочками. Собак приучали к толчкам, ударам по щиткам, звону оружия, лошадям.

Проходили столетия, и постепенно задачи военных собак стали меняться, все более смещаясь к направлению косвенного участия в боевых операциях. Собаки стали больше использоваться в качестве связных между отдельными частями войск и ставкой, в качестве санитаров; с изобретением взрывных устройств их стали обучать обнаружению мин; с появлением танков начали готовить собак-подрывников. Но это были уже не те боевые собаки, о которых наш рассказ. Собаки-воины оказались вытесненными с полей сражений новыми видами вооружений и боевой техники. Им на смену пришли собаки служебные.

Однако человек не утратил интерес к боевым породам. Наряду с охотой он стал использовать боевых собак для своей охраны, причем довольно успешно, благо опыт в деле подготовки собак к борьбе против человека был накоплен обширный.

С течением времени к чисто практической стороне дела стал примешиваться соревновательный аспект. Находились желающие померяться силой в поединке с боевой собакой. По этому поводу устраивались показательные схватки. Как правило, они носили коммерческий характер.

В некоторых случаях собак травили в намордниках, в других — без него, но оставляя собаку на привязи. Легко предположить возможность схваток по принципу вольной травли.

Один из наиболее известных видов боя собаки с человеком имел следующие правила. Собаку за ошейник, а человека за пояс привязывали к столбам канатами такой длины, чтобы каждый из борцов во время столкновения мог свободно отступить, а другой уже не мог его достигнуть. Во время боя человек отчаянно молотил собаку, а она яростно рвала его зубами. Если человеку удавалось забить собаку, его объявляли победителем. Если собака оказывалась сильнее и человек понимал, что он не в состоянии с ней справиться, стряхнуть ее с себя или отступить, он кричал: «Сдаюсь! Я проиграл!». После этого бой прекращался.

Случалось, что бой проходил на равных. Тогда через какое-то время делался перерыв на одну минуту. Владелец мог использовать передышку, чтобы освежить своего воспитанника, искупав или обтерев его (вместо воды можно использовать лед). Тем временем человек имел право удалиться в свой угол и приложиться к бутылке со спиртным.

В отличие от травли на животных или собаки на собаку бои с участием человека не имели широкого распространения и довольно скоро совершенно перестали проводиться. Разумеется, собак продолжали натаскивать для работы по человеку, но уже не для соревнований, а с целью последующего эффективного использования в караульной и розыскной службах. Отдельные элементы такого тренинга мы встречаем в современных системах подготовки служебных собак.

БОЙ СОБАКИ С СОБАКОЙ


Для боевых собак этот вид борьбы занимает особое место. Наряду с охотой на крупного зверя, травлей на животных и на человека собачьи бои внесли заметный вклад в дело формирования и совершенствования боевых пород. Являясь отличным способом поддержания лучших рабочих качеств собак, бои послужили своеобразным стимулом для селекции новых, ранее не известных пород. Например, почти исключительно стремлением вывести идеальную собаку для боев объясняется появление такой замечательной породы, как бульэндтерьер — предка современных бультерьеров, американских стаффордшир-терьеров, стаффордширских бультерьеров, американских питбуль-терьеров.

География собачьих боев обширна. Но начало им как виду спортивных состязаний было положено в Англии. Уже в XVIII веке собачьи бои пользовались огромной популярностью среди населения этой страны. Однако лишь с начала XIX века бои приняли более организованный характер и стали проводиться по твердой программе. К этому же периоду относятся новые поиски и открытия в разведении боевых собак.

В 1835 году английский парламент издал указ о запрещении проведения всех боев с участием животных. В результате принятия данного документа медвежьи и бычьи травли быстро сошли на нет. Напротив, собачьи бои приобрели невиданный до тех пор размах.

Объяснялось это тем, что устроение собачьих боев не требовало больших площадей и довольно сложной организации, как в случаях травли на быков или медведей. Травильная яма была размером около 12 квадратных метров. Быстро собрать и разобрать ее не составляло особого труда. Поэтому контроль за соблюдением запрета в этом виде травли было трудно осуществить, и преследования властей, как правило, заканчивались ничем. С другой стороны, профессионалы травильного бизнеса (владельцы боевых собак, тренеры, букмекеры и т. д.), оставив быков и медведей, были вынуждены переквалифицироваться, пополнив ряды устроителей собачьих боев.

Возросший интерес к собачьим боям и переориентация специалистов из смежных видов травли привели к выдающимся результатам в селекции боевых пород. Поскольку теперь рабочие качества собаки стали оцениваться в основном с точки зрения степени ее пригодности к бою с собакой, то довольно скоро были подмечены недостатки тех или иных специализированных пород. Наиболее часто выставляемым для схваток бульдогу и терьеру было не занимать бесстрашия, готовности к бою и упорства в поединке. Однако мускулистому, очень устойчивому, с высоким порогом восприятия боли бульдогу явно не хватало проворности, стремительности и особой манеры борьбы терьера. Эксперименты по скрещиванию представителей этих пород увенчались несомненным успехом — были выведены настоящие гладиаторы собачьих схваток — бульэндтерьеры. С их появлением на арене сражений собачьи бои стали носить чрезвычайно упорный и кровавый характер.

С начала XIX века собачьи бои организовываются не только в Европе, но и в Америке. Они быстро распространяются в США, Канаде, Мексике. В 1878 году в США предпринимается попытка запретить проведение собачьих боев. Так же, как в свое время в Англии, запрет остается на бумаге. В конце XIX — начале XX века в США как минимум один раз в неделю проводились большие собачьи бои. Центрами их организации были города Балтимор, Чикаго, Сент-Луис, Филадельфия, Бостон.

В 1898 году Чанзи Беннет основал ЮКС — Объединенный кэннел-клуб в США — первоначально исключительно с целью зарегистрировать пит-бультерьера, который не принимался для регистрации в Американском кэннел-клубе. Тогда же Беннет стандартизирует и включает в устав правила, согласно которым эти собаки должны были сражаться. Некоторые кинологические клубы следуют примеру ЮКС и вводят правила о так называемых специальных соревнованиях между собаками, предусматривая обязательность их проведения.

В XX веке в разных странах открыто печатаются анонсы о продаже боевых собак с перечислением их побед, начинают выходить специальные журналы, охватывающие все сферы собачьих боев (репортажи с места событий, описание собак, ставки и т. д.). К середине нашего столетия собачьи бои достигают вершины своей популярности. Они до сих пор проводятся в Европе, США, Канаде, Латинской Америке, Азии. Организация, собачьих боев носит неофициальный, нелегальный характер. В большинстве цивилизованных стран действует запрет на их проведение. Однако интерес к кровавому зрелищу, подкрепленный лихорадкой тотализатора, бывает столь велик, что в расчетах устроителей состязаний жажда барыша берет верх над риском и возможными потерями.

В нашей стране также известны случаи проведения собачьих боев, главным образом в Средней Азии, где они являются частью национальных народных традиций, посвящаются какому-либо празднику или свадьбе. Такого рода бои, которые проводятся, как правило, в сельской местности, помимо зрелищноразвлекательной стороны имеют чисто практическое значение. Сражаются в основном пастушьи собаки. Их применение носит сезонный характер. Поэтому состязания дают возможность собакам поддерживать хорошую спортивную форму во время вынужденного безделья. Разумеется, эти бои по организации и накалу борьбы не имеют ничего общего с профессиональными боями.

Как же происходят настоящие собачьи бои?

Собак стравливают на специально собранной (или сколоченной) арене, напоминающей деревянный ящик. Арену издавна именуют просто ямой (pit) — отсюда и название прославленной боевой породы — пит-бультерьер. Собаки сражаются по весовым категориям и перед схваткой проходят обязательное взвешивание. Деление по половому признаку не производится, поэтому довольно часто дерутся разнополые собаки, тем самым опровергая широко распространенное ошибочное мнение, будто бы кобель не будет драться против суки. На самом деле настоящая боевая собака воспитана таким образом, что для нее нет полов, есть только борьба и желание добиться победы любой ценой.

Каждый секундант старается оберегать свою собаку от враждебных влияний, зорко следит за действиями противника и правильностью судейства. К примеру, перед началом боя собак облизывают, чтобы выявить, не подвергались ли они каким-либо токсичным втираниям. Секундант всегда наблюдает, чтобы это было сделано тщательно и на должном уровне. В перерывах между схватками собак обмывают. Тогда необходимо следить за тем, чтобы секундант противоборствующей стороны не сделал своей собаке какой-нибудь запрещенный укол или не засунул ей в уши или в пасть какое-либо возбуждающее вещество. В практике проведения собачьих боев таких случаев бывало очень много. Использовали стрихнин, алоэ, перец, добавляли специальные вещества в воду для обмывания и т. д.

В первые секунды боя важно уберечь собаку (особенно новичка) от разного рода уловок со стороны противника. Так, согласно правилам, собака, первой пересекшая линию, разделяющую ринг, считается проигравшей. Опытный секундант незаметно, на одно мгновение может придержать свою собаку и тем самым выиграть встречу. Или другой пример, когда одежда секунданта подбирается в тон окраса собаки. Это делается для того, чтобы новичок в яме, увидев такого громадного противника, хоть немного растерялся, чуть замешкался, проявил пассивность. Существуют также различные способы затягивания пауз и искусственного их создания во время боя, к ним нередко в случае необходимости прибегают опытные секунданты.

Продолжительность боев колеблется от нескольких минут до нескольких часов. Быстротечными бои бывают обычно из-за различных нарушений правил, когда поединок останавливается судьей и победа присуждается без дальнейшей борьбы. В среднем же, согласно статистике, бой занимает около 2 часов. Известны случаи, когда бои длились по 4 и даже по 5 часов! Попробуйте представить себе уровень подготовки таких собак. Какой физической силой, выносливостью, свирепостью и стремлением к победе должны были они обладать! Конечно, собаки-гладиаторы столь высокого ранга встречаются не часто. Однако история собачьих боев знает выдающихся собак, которым удавалось выигрывать по сто боев!

Подобно тому, как это делают на скачках или собачьих бегах, во время состязаний, как правило, работает тотализатор. Зрители оплачивают входные билеты и при желании делают денежные ставки. Владельцы также вносят деньги, которые составляют призовой фонд победителя. Иными словами, победителю достаются деньги побежденного. Если по каким-то причинам (не зависящим от владельцев собак) встреча не может состояться или переносится, взносы возвращаются. Неизменное соблюдение этого правила является залогом доверия владельцев собак по отношению к устроителям состязаний, а также свидетельствует о четкой организации собачьих боев в условиях их нелегального проведения.

В последние годы в нашей стране все чаще предпринимаются попытки проведения больших собачьих боев. Однако их организация не выдерживает никакой критики. Тот факт, что на арену выводят совершенно неподготовленных или просто непригодных для подобного рода состязаний собак, не требует особых комментариев. Даже не читая данную книгу, в этом нетрудно убедиться, побывав на одном из соревнований и понаблюдав за ходом поединков. Но самое печальное — из бесед с людьми, которые берут на себя роль арбитров состязаний, выясняется их полное незнание элементарных основ правил проведения собачьих боев. А ведь эти правила детально разработаны и носят очень жесткий характер. Их четкое применение ставит собак в абсолютно равные условия и моментально выявляет экземпляры, непригодные вести бой. Поэтому для клубов и секций боевых пород, которые намерены проводить специальные состязания для проверки рабочих качеств своих собак, эти правила крайне необходимы.

В качестве отправной точки для составления соответствующих инструкций можно использовать два вида правил собачьих боев: начала века и современных.


Правила проведения собачьих боев конца XIX — начала XX века

1. Травильная яма представляет собой ровную площадку размером 3,5 на 3,5 м, огороженную деревянным бортиком. Яма разделена по диагонали сплошной белой полосой. Углы, в которых находятся собаки, обозначены белой полосой радиусом 60 см.

2. Перед боем обе собаки проходят взвешивание. Владелец, собака которого превысит оговоренный вес, признается проигравшим и теряет свою ставку в пользу противника. Вес и окрас собак заносятся в протокол состязания.

3. Во время боя в яме находятся: 2 корнера (представители владельцев собак), хронометрист (судья по времени) и главный судья состязания, назначенный с согласия владельцев собак. По взаимному соглашению сторон, владельцам собак разрешается выставить у своего угла по одному наблюдателю, которые находятся на почтительном расстоянии от собак и в случае необходимости могут высказать главному судье свои подозрения по поводу какой-либо нечестности противника, что учитывается главным судьей при принятии соответствующих решений.

4. Перед боем главный судья облизывает собак языком, выявляя наличие опасных втираний. Эта процедура может проводиться дважды — до и после боя. При обнаружении каких-либо вредных веществ на шерсти собака по решению главного судьи либо начисто отмывается теплой водой, либо снимается с соревнований. В последнем случае владелец дисквалифицированной собаки автоматически теряет свою ставку в пользу противника.

5. Углы определяются жеребьевкой. Собаки пускаются корнерами. Хронометрист командует: «Все из ямы!», через 5 секунд: «Приготовились!», еще через 10 секунд: «Пускай!».

6. Собаки бьются без ошейников. Схватка должна произойти на диагональной разделительной полосе в центре ямы.

7. Если после команды «Пускай!» собака отвернулась от противника, это считается фолом. В этом случае корнеры должны моментально поднять собак и поменяться углами, после чего бой возобновляется. При повторном уклонении собака дисквалифицируется.

8. Если одна из собак совершила фальстарт и первой пересекла разделительную диагональную полосу, это считается фолом. В таком случае корнеры действуют аналогично п. 7. При повторном фальстарте собака дисквалифицируется.

9. Если после очередной команды к бою собака не бросается к центру ямы для встречи с противником, то она признается побежденной. Соответственно, победителем объявляется собака, которая, двигаясь строго по направлению к противнику, без остановки пересекла разделительную диагональную полосу.

10. Во время схватки корнер не имеет права касаться своей собаки, собаки противника или другого корнера. Собака, корнер которой нарушил это правило, дисквалифицируется.

11. Корнер не имеет права бросать собаку через яму по направлению к противнику, во время схватки переступать через голову собаки, топать рядом с собакой ногой. При всех видах перечисленных нарушений фиксируется фол. В этом случае вопрос о разъединении решается по усмотрению главного судьи. При повторном фоле собака дисквалифицируется.

12. Собак разъединяют (поднимают), если они утомлены и не ведут активный бой. В этом случае вопрос о разъединении решают сами корнеры. При наличии разногласий сторон решение принимает главный судья. В момент подъема собаки не должны соприкасаться.

13. Если корнер ошибочно поднял свою собаку, то он должен тотчас ее опустить для продолжения боя. В случае слишком раннего или преднамеренного подъема собаки главный судья фиксирует фол. При повторном фоле собака дисквалифицируется.

14. Если в момент подъема собаки вновь сцепились (или только одна вцепилась в другую), корнеры обязаны их опустить и следить за продолжением боя до правильного разъединения.

15. После разъединения собаки разводятся по углам. Корнеры полностью обмывают собак теплой водой из тазика и промывают собакам пасти. На это отводится одна минута. В 45 секунд хронометрист командует: «Все из ямы!», в 50 секунд: «Приготовились!» (при этом собаки должны быть развернуты навстречу друг другу и поставлены у самой кромки угловой полосы), в 60 секунд: «Пускай!»


Правила проведения собачьих боев, принятые секцией пит-булътеръеров и регистрационным отделом Объединенного кэннел-клуба (США)

1. Бой обслуживается главным судьей, имеющим специальное разрешение Объединенного кэннел-клуба.

2. Главный судья назначается по взаимному соглашению владельцев собак.

3. Хронометрист (судья по времени) выбирается владельцами собак и утверждается главным судьей.

4. Главный судья не имеет права обслуживать бои собак, не зарегистрированных в Объединенном кэннел-клубе.

5. Боевые собаки должны быть зарегистрированы в Объединенном кэннел-клубе под собственными именами. Перед боем главный судья должен проверить их регистрационные сертификаты.

6. В течение 5 дней после боя главный судья должен представить в регистрационный отдел Объединенного кэннел-клуба полный отчет о результатах судейства.

7. Собаке, выигравшей три боя, регистрационным отделом Объединенного кэннел-клуба присуждается звание «Чемпион».

8. Хронометрист заносит в специальный бланк время боя и передает его главному судье для составления отчета.

9. Прием букмекером денежных ставок прекращается перед началом взвешивания собак. Собаки взвешиваются в присутствии главного судьи и букмекера за один час до начала боя. Собака, превысившая оговоренный в соглашении вес, считается проигравшей.

10. После взвешивания главный судья проводит жеребьевку на право выбора корнерами угла ямы и очередности мытья собаки.

11. Помощник корнера снабжается губкой и двумя полотенцами для мытья и обтирания собаки противника. Обе собаки должны быть вымыты в центре ямы теплой водой с содой. Помощнику корнера отводится 15 минут для мытья и обтирания собаки противника. Время между купанием и обтиранием каждой собаки не должно превышать 5 минут, Общее время не должно превышать 35 минут.

12. После отмывания и обтирания собаки передаются своим корнерам и разводятся по углам ямы. Главный судья громко дублирует команды хронометриста: на 25 секунде — «Приготовиться!» и на 30 секунде — «Пускай!» Перед стартом каждый корнер должен подтравить собаку противника.

13. В перерывах собаки моются из одного резервуара. Губка и вода находятся под постоянным контролем главного судьи.

14. Время перерыва между схватками — 30 секунд: 25 секунд на обтирание губкой и полотенцем, 5 секунд: «Приготовились!».

15. Если одна из собак проявляет пассивность, то по требованию корнера противоборствующей стороны главный судья может принять решение о разведении собак по углам.

16. После стандартного перерыва бой должен возобновиться на разделительной диагональной полосе в центре ямы. Если проявившая пассивность собака не бросается к центру ямы для схватки с противником, то она признается побежденной.

17. Судья может остановить бой для оказания одной из собак неотложной помощи. В это время другая собака должна удерживаться корнером в своем углу.

18. Если во время боя кто-либо из зрителей отвлечет внимание собаки, то главный судья должен принять меры для возобновления схватки.

19. В процессе боя корнерам разрешается подтравливать своих собак голосом и действиями. Нарушением правил считается касание корнером рукой, ногой или предметом другой собаки. В этом случае главней судья останавливает бой и объявляет победителем собаку противника.

20. В пределах своего угла корнер может не удерживать собаку руками или ногами, но если собака покинет угол без команды главного судьи, она объявляется проигравшей.

21. Собака, поднятая корнером без команды главного судьи, объявляется проигравшей.

22. Не выставленная на бой собака объявляется проигравшей. Если бой не проводится по каким-либо причинам, то денежные ставки возвращаются.

23. Если бой прерван (из-за вмешательств), владельцы собак и главный судья должны определить время и место следующего боя в пределах 15 дней. Главный судья единолично объявляет время и место будущего боя, если соглашение между ним и владельцами собак не достигнуто. Обслуживавший первый бой главный судья начинает незаконченную схватку с третьего пункта настоящих правил.

24. Любой человек или люди, замеченные в употреблении наркотиков, уличенные в мошенничестве или в попытке дать наркотики, яд собакам или повредившие собаку до, в процессе, после боя, штрафуются на сумму денежной ставки, выплачивают 100 долларов и исключаются из секции пит-бультерьеров на три года. Рапорт о происшедшем должен печататься 2 раза в год в течение трех лет в «Официальном журнале Объединенного кэннел-клуба».

25. Решения главного судьи являются окончательными.

26. Яма должна быть квадратной со стороной 16 футов (4,88 м); бортики высотой 2,5 фута (0,76 м); деревянный пол хорошо пригнан; разделительная диагональная линия, углы для собак радиусом 7 футов (2,1 м) должны быть помечены краской.

27. Поправки и изменения могут вноситься в правила только после их принятия секцией пит-бультерьеров и одобрения регистрационного отдела Объединенного кэннел-клуба.

Необходимо отметить, что правила собачьих боев Объединенного кэннел-клуба являются на сегодняшний день базовыми. Правила, применяемые в других странах, иногда имеют некоторые отличия, но в основе остаются неизменными. Так, например, в Японии бои проходят почти при полном молчании собак. Собака, которая во время схватки заскулит, немедленно объявляется проигравшей.

Многие клубы изменяют вышеприведенные правила следующим образом:

1. Корнер должен иметь матерчатую подстилку (накидку) для собаки.

2. Владелец собаки может потребовать от корнера противоборствующей стороны обнажить руки по локоть.

3. Владелец собаки может ознакомиться с водой собаки противника до или после боя, но не позднее, чем судья вынесет решение о результате схватки.

4. Яма может быть покрыта ковром или брезентом.

5. Яма может быть круглой.

6. Угол для собак может быть помечен тесьмой.

7. Разделительная диагональная линия может не обозначаться.

Кроме того, могут быть запрещены вода, губка, полотенце и другие принадлежности, применение которых не предусмотрено правилами Объединенного кэннел-клуба. Может быть также пункт правил, согласно которому собака имеет 3 секунды или 10 секунд для выхода из своего угла навстречу собаке противника после команды «Пускай!».


ВЫБОР ЩЕНКА. МЕТОДЫ ОБЩЕЙ И СПЕЦИАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ БОЕВЫХ СОБАК


Выбор питомца начинается еще до его рождения. Прежде чем совершить покупку, будущий хозяин должен убедиться в том, что минимум три поколения предков щенка были боевыми собаками с крепкой нервной системой и анатомически правильными формами тела и головы. Эти два качества обязательно должны присутствовать не только у кобелей, но и сук, так как особенности потомства предопределены материнским генотипом еще до скрещивания.

Под анатомически правильным строением боевой собаки следует понимать симметричность и пропорциональность сложения, которые ни в коем случае нельзя путать со сверхтипичностью. Наукой и практикой доказано, что истинные боевые собаки в подавляющем большинстве случаев не обладают выдающимся экстерьером, в то время как чемпионы выставок не способны сражаться в яме. Целенаправленное разведение экстерьерных особей неизбежно ведет к ослаблению их нервной, сердечно-сосудистой и дыхательной систем. От потомства таких собак даже при самой старательной тренировке невозможно требовать серьезных результатов. Эти выводы получены на основе научных исследований, проведенных академиком Д. Беляевым и Б. Гинсбургом.

Как правило, владельцы питомников ведут статистический учет побед и поражений, а также записывают на видеокассеты бои с участием своих производителей. Отсутствие видеофильмов или нечеткая запись, при просмотре которой нельзя наверняка узнать собаку, заменимы только личным присутствием будущего владельца на боях. Если такая возможность не предоставляется, то лучше обратиться в другой питомник, поскольку любые иные аргументы, включая наличие шрамов на голове и теле собаки, не могут служить подтверждением высоких рабочих качеств и устойчивости нервной системы, а нередко являются элементарной фальсификацией. Наличие у собак черного нёба (довольно распространенная мотивация) с научной точки зрения также не подтверждает их необычайной злобы.

Важность всестороннего знакомства с родителями щенка объясняется еще и сложностью самого разведения. Настоящая боевая собака не должна проявлять абсолютную покорность, торможение перед особями противоположного пола, жалость к покорившемуся противнику. Доминирующая черта характера стравливающейся собаки — это жажда боя. Однако иногда это приводит к тому, что материнский инстинкт суки уступает инстинкту бойца и щенков приходится срочно изолировать. Как правило, это проявляется в первую неделю после рождения щенков. Бывает, что ощенившаяся сука бросается и на хозяина. Пороком это не является, но если такие случаи имели место, то заводчик обязан предупредить об этом покупателя щенка, так как существует высокая наследуемость поведенческих признаков. Дополнительно с разрешения владельца питомника целесообразно незаметно понаблюдать за производителями, находящимися в спокойной обстановке, за их кормлением, общением с тренером, за их работой в специальных тренажерах.

Если покупатель удовлетворен знакомством с производителями, то он приступает к оборудованию места для содержания щенка.

Независимо от того, где выбирается место для собаки, оно всегда относительно просторное, сухое и чистое. Наиболее благоприятным для щенка является свободное содержание в специальном просторном вольере, одна часть которого попадает под прямые солнечные лучи, а другая находится в искусственной или естественной тени.

Обязательно на территории вольера сооружается будка (ширина 1 м, глубина 0,8 м, высота 0,7 м, лаз 30 на 40 см) с деревянным, приподнятым во избежание сырости и сквозняков полом. Конструкция крыши — любая, главное, чтобы ее можно было снимать или приподнимать для проветривания и чистки внутри будки. К зиме будка утепляется, а лаз завешивается шторкой из брезента или мешковины. На землю перед будкой укладывается щит из досок (1x1 м) с небольшим уклоном для стока воды. В целях гигиены будку регулярно дезинфицируют путем промывания специальными растворами, ошпаривания, обжигания паяльной лампой.

Независимо от длины шерсти собаки будка не оборудуется специальным отоплением. В теплых помещениях изнеживается организм животного, что ведет к возникновению предрасположенности к простудным заболеваниям. Для гладкошерстных пород будку набивают соломой и более тщательно утепляют с внешней стороны.

Ограждение вольера строится в виде глухого забора, чтобы избежать любого контакта с людьми и животными. Иногда стороны вольера огораживают металлической сеткой, но в этом случае ее обсаживают густым кустарником.

Если собака содержится дома, то независимо от размеров помещения для нее обустраивается постоянно огороженное место вдали от батареи. Этот загон во время посещения дома посторонними лицами закрывается большим куском брезента или мешковины, чтобы избежать малейшего контакта.

В период благоустройства места для собаки будущий хозяин постоянно поддерживает связь с заводчиком. После рождения щенков заводчик определяет время, в которое можно посетить питомник и сделать предварительный выбор. Когда щенки подрастут и начнут ходить, покупатель время от времени наблюдает за ними, так как в определенных ситуациях, например в игре, можно разглядеть индивидуальные черты характера будущего бойца. При кормлении щенков обращается внимание на активность у миски. Иногда, чтобы последить за поведением щенков во время борьбы с собратьями, им специально подбрасывается кость.



Определенное значение придают внешним признакам: величине головы, ширине скул, правильному поставу конечностей и т. д. Вес щенка имеет второстепенное значение, точнее сказать, никакого значения. Выбирают, как правило, не самого крупного, а самого активного, подвижного, устойчивого и злобного щенка.



Стати собаки:

1 — мочка носа; 2 — морда; 3 — брыли; 4 — спинка носа; 5 — переход от лба к морде; 6 — лоб; 7 - скула; 8 — ухо; 9 — горло; 10 — шея; 11 — верхняя линия шеи; 12 — передняя часть груди; 13,14 — плечо; 15 — локоть; 16 — предплечье; 17 — пясть; 18 — передняя лапа; 19 — когти; 20 — боковая часть груди; 21 — пах; 22 — холка; 23 — спина; 24 — поясница; 25 — круп; 26 — хвост; 27 — бедра; 28 — голень; 29 — пятка; 30 — плюсна; 31 — задняя лапа.

Общим правилом при выборе щенка боевой собаки любой породы считается отбор по рабочим качествам, связанным со спецификой поведения, состоянием нервной системы и анатомически правильным строением.

В 1,5—2 месяца заводчик передает щенка новому хозяину, предупреждая его о том, что, несмотря на наследуемость поведенческих признаков, окончательное формирование боевой собаки зависит от дальнейшего воспитания и дрессировки.



Внутренние органы собаки:1 — носовая полость; 2 — ротовая полость; 3 — трахея; 4 — пищевод; 5 — легкие; 6— сердце; 7 — печень; 8 — селезенка; 9 — почка; 10 — тонкий отдел кишечника; 11 — толстый отдел кишечника; 12 — анальное отверстие;13 — анальные железы; 14 — мочевой пузырь; 15 — яичник; 16 — матка; 17 — влагалище? 18 — головной мозг; 19 — мозжечок; 20 — спинной мозг.

Система воспитания боевых собак представляет собой комплекс целенаправленных упражнений, используемых для закрепления и развития породных рабочих качеств. Методические указания, которые совершенно точно описывали бы процесс подготовки собак к участию в собачьих боях, невозможно встретить в обычной и специальной литературе, посвященной вопросам кинологии. Причин здесь несколько.

Во-первых, на подобного рода состязания во многих странах мира введен запрет. Во-вторых, каждая собака имеет ряд особенностей и потому требует строго индивидуального подхода при составлении тренировочного плана. Наконец, в-третьих, коммерческий характер собачьих боев заставляет тренеров строго хранить свои профессиональные секреты.



Скелет собаки:

1 — верхняя челюсть; 2 — нижняя челюсть; 3 — череп; 4 — теменная кость; 5 — затылочный бугор; 6 — шейные позвонки; 7 — грудные позвонки; 8 — поясничные позвонки; 9 — хвостовые позвонки; 10 — лопатки; 11 — плечевая кость; 12 — кости предплечья; 13 — кости запястья; 14 — кости пясти; 15 — фаланги пальцев; 16 — ребра; 17 — реберные хрящи; 18 — грудина; 19 — подвздошная кость; 20 — седалищная кость; 21 — бедренная кость; 22 — коленный сустав; 23 — коленная чашечка; 24 — кости голени; 25 — пяточная кость; 26 — кости заплюсны; 27 — кости плюсны.



Прикус:

а — ножницеобразный; б — клещеобразный (прямой); в — перекус (булъдожина); г — недокус.



Постав задних конечностей (нормальный, прямой — с высоко посаженным хвостом и горизонтальным крестцом, саблистый — со спущенным крестцом и низко посаженным хвостом).

Приводимый ниже материал целиком базируется на впечатлениях, вынесенных из посещений отечественных и зарубежных питомников боевых собак, и беседах с их владельцами. Вероятно, некоторые методы, применяемые тренерами боевых собак, многим покажутся излишне жестокими. Действительно, отдельные элементы воспитания и спецподготовки невольно вызывают чувство неприятия. Однако мы не склонны их осуждать или оправдывать. В конце концов натаска охотничьих собак по живому зверю также далека от гуманности, хотя не только повсеместно распространена, но и поощряема во многих цивилизованных странах. В данном случае нашей задачей является не обсуждать этическую сторону дела, но показать реальное положение дел, открыть читателю глаза на то, какой ценой воспитывается собака, способная не на жизнь, а на смерть вести изнурительный бой в яме.





Воспитание щенка начинается с момента определения его на новом месте. Как правило, четкой границы между концом воспитания и началом дрессировки для боевой собаки не существует. В каждом конкретном случае к ней подходят индивидуально.



Снаряжение для занятий с собакой:а) поводок со строгим ошейником-удавкой; б) поводок для дрессировки; в) металлический ошейник; г) намордник.

В щенячий период процесс воспитания носит характер игр и прогулок, направленных на развитие полезных наклонностей и предпосылок для дальнейшей тренировки уже как боевой собаки. Так же, как с собаками других пользовательных пород, со щенком много гуляют в любую погоду, приучая его к холоду и жаре, дождю и снегу. Наиболее часто практикуют прогулки по пересеченной местности в режиме, выбранном самим щенком, то есть не принуждая и не перегружая его.

Важным элементом в развитии щенка считается плавание. Приучение осуществляют по принципу от простого к сложному. Сначала щенка разыгрывают на берегу реки или водоема каким-либо предметом, например, палкой. Затем бросают ее все ближе и ближе к воде, а потом и в воду на отмель. В азарте щенок забегает в воду и хватает палку. Так повторяют несколько раз, от занятия к занятию глубина увеличивается. Плавание доставляет большое удовольствие собаке, прекрасно развивает ее мышцы, сердечно-сосудистую и дыхательную системы.

В отличие от прогулок и плавания остальные занятия со щенком из боевого питомника носят уже специфический характер.

Как только щенка забрали от суки, в нем начинают развивать злобу. Одним из лучших методов является стравливание щенков, привязанных друг напротив друга, не давая им сцепиться. Между ними кладут кость или ставят миску с кормом, доводя таким образом щенков до бешенства. Такие тренировки проводят два-три раза в неделю. Уже в 5—6 месяцев собаки становятся настолько агрессивными, что в этот момент к ним страшно подходить. Не имея возможности достать друг друга, они начинают грызть землю.

Первые тренировочные бои обычно начинают в тот момент, когда молочные зубы начинают выпадать, а основные еще не выросли. В этот период собаки не могут сильно травмировать друг друга, но при таких тренировках прекрасно вырабатывается упорство, техника боя, злоба и желание побеждать. Такие бои начинают с 3—5 минут и каждую неделю увеличивают продолжительность боя на 1—2 минуты. Эти бои можно проводить не чаще 1—2 раз в неделю, чтобы собака не перегорала.



Когда у щенков начинают вытягиваться клыки, переходят к тренировкам в намордниках. Намордники должны быть металлические и очень прочные. Собака должна свободно дышать и иметь возможность открыть немного пасть, так как теплоотдача у собак происходит через язык. После 6 месяцев тренировочные бои в намордниках начинают проводить 2 раза в неделю. Каждый хозяин во время схватки внимательно наблюдает за состоянием своей собаки и, как только она начинает уставать прекращает бой.

Параллельно с вырабатыванием злобы и боевых качеств начинают развитие челюстных мышц. Для этого щенку дают большую (сырую) кость, с которой он играет, а в качестве корма — целый кусок мороженого мяса или рыбы. Никакие другие упражнения на развитие челюстных мышц не вводятся, так как в этот период происходит активное формирование и рост черепа. Нарушение этого правила нередко приводит к перекусу, снижающему силу и цепкость хватки боевой собаки.

Для выработки у собаки хватки по месту и умения убивать своего противника в боевых питомниках используют мелких животных. Сразу после смены зубов щенку подкладывают оглушенную белую мышь, которая впоследствии становится и частью его пищевого рациона. Постепенно переходят на живых мышей, которых щенок уже самостоятельно душит и затем съедает. Стерильные грызуны не только прекрасная питательная пища, но и первые победы щенка. Живые мыши очень подвижны и больно кусаются, но серьезных травм нанести не могут. Щенок учится действовать решительно и молниеносно. В дальнейшем, по мере роста собаки, переходят на крысу, морскую свинку, кролика.

В некоторых боевых питомниках, убедившись в безотказной работе по мелким животным, уже с 6—8 месяцев переходят к притравке на кошку. Кошка является очень сильным и опасным противником, поэтому травля начинается с котенка. После выработки у щенка уверенности в себе используют молодую кошку и только после того, как собака научится правильно ее хватать, переходят к взрослой особи. Предварительно у всех кошек обрезают когти.

Примерно с 10 месяцев щенка начинают травить на молодую дворняжку небольших размеров, первоначально завязывая ей морду. Впоследствии, когда щенок начинает правильно и прочно брать ее по месту, морду дворняжке развязывают. Умение ловко и без промаха вцепиться в противника вырабатывается опытом. Если щенок делает хватку неправильно, то помощник тренера берет дворняжку за задние ноги и переворачивает ее на спину, тем самым подставляя горло для правильной хватки. Морда дворняжки при этом завязана, чтобы, кусаясь, она не отпугивала щенка от горла. После того как щенок вцепится в горло, помощник тренера начинает тянуть дворняжку на себя. При этом разъяренный щенок старается еще крепче захватить свою жертву. Таким образом у боевой собаки вырабатывается правильная и прочная хватка. Опытные тренеры советуют после нескольких дней травли, как только ярость к дворняжке начинает уменьшаться, делать перерывы на несколько дней, чтобы собака не перегорала. Этот способ развития полезных навыков считается дешевым и доступным, а самое главное — позволяет прочно привить щенку именно те приемы, которые понадобятся ему в яме.

Некоторые владельцы боевых собак притравливают их на ноги и живот противника. Для этого дворняжке надевается колючая защита, и тренируемой собаке ничего не остается, как вцепиться в незащищенные части тела.

Применяется и подражательный метод воспитания. Щенки имеют врожденные способности подражать действиям взрослых собак. Во время проведения тренировки боевой собаки с дворняжкой щенка в специальной клетке ставят рядом, чтобы ой мог наблюдать за происходящим. После того как взрослая собака загрызет или выведет из строя свою жертву, ее убирают и выпускают щенка, давая ему возможность потрепать уже поверженного противника.

В процессе воспитания щенка по отношению к нему, как правило, не проявляют избыточной ласки или, наоборот, чрезмерной строгости. Любые действия тренера всегда должны быть уверенными и конкретными, так как они формируют ответную реакцию собаки. Неправильные действия или боязнь собственной собаки ведут к возникновению ненужных рефлексов и осложняют закрепление нарабатываемых навыков.

В отличие, например, от служебных пород боевые собаки обучаются командам в значительно меньшем объеме. Большинство владельцев обходятся командами «Ко мне!», «Фу!», «Фас!», причем командой «Фу!» рекомендуется не злоупотреблять. Вообще для боевых собак очень пагубна задрессированность. Наиболее правильным подходом считается установление непосредственного контакта, когда собака помимо команд и жестов понимает интонацию голоса, легкие движения, мимику, то есть поведение тренера в целом.

Специальная физическая подготовка боевых собак начинается после достижения ими 10—12 месяцев и длится в среднем 1 год. Основной ее задачей является выработка у собаки выносливости, силы, настойчивости, резкости, устойчивости и маневренности. Успешность выполнения задачи зависит от последовательных и целенаправленных действий тренера. Главная цель — физическая подготовленность собаки к длительным боям в яме.

Выработка выносливости, то есть укрепление дыхательной, сердечно-сосудистой и мышечной систем собаки, в боевых питомниках осуществляется с помощью специальных технических устройств — беговых дорожек, «каруселей», «беличьих колес».



Беговая дорожка является наиболее распространенным и действенным тренажером (см. чертеж № 1). Для того чтобы побудить собаку к бегу, перед ней на недосягаемом расстоянии вывешивается возбудитель. В первое время для выработки рефлекса в качестве возбудителя берется кошка или крыса, посаженная в садок из металлической сетки. После выполнения упражнения ее, как правило, отдают собаке в виде поощрения. В дальнейшем животных заменяют чучелом или муляжом, а легковозбудимых собак — куском любой шкуры.

Первые занятия рекомендуют начинать с 5 минут. В дальнейшем каждую неделю добавляют в среднем еще по 5 минут, доводя беговое время до 1 часа. Дополнительное время определяется строго индивидуально и зависит от непрерывности занятий и самочувствия собаки. Тренировки свыше 1 часа не рекомендуются, они могут привести к истощению собаки и быстрому изнашиванию мышц сердца. Для сильновозбудимых собак общее время сокращается до 45 минут, а в некоторых случаях до получаса, поскольку такие собаки морально изматываются очень быстро. Недоработанное время добирают на менее эмоциональных занятиях, например, при помощи длительных велосипедных кроссов в сопровождении собаки, плавания за лодкой и т. д. Важность дополнительных занятий для собак этого типа заключается в том, что помимо возбудимости при виде противника они должны обладать повышенной выносливостью, так как большинство из них бьется накоротке, то есть вкладывает все свои силы в первые минуты боя. При удачном стечении обстоятельств они быстро побеждают, но в схватке с опытным и вертким противником скоро выдыхаются и уже не могут продолжать атаку, в то время как собаки, обладающие более устойчивой нервной системой, в состоянии продолжать бой несколько часов.

При тренировке менее возбудимых собак на беговой дорожке их энергично подбадривают голосом и время от времени в конце занятия для большей заинтересованности отдают преследуемое ими животное. Для этого типа собак замена живого возбудителя на чучело или муляж, как правило, не производится.

Следующим этапом подготовки на этом тренажере является бег собаки в утяжеленном ошейнике. Первоначально вес ошейника составляет около 500 граммов. Для того чтобы он не натирал шею, его обшивают мягкой тканью в несколько слоев или войлоком. Беговое время сокращается до 15 минут с последующим увеличением на пять минут еженедельно. После того как тренировки войдут в обычный режим и собака будет бегать по часу, вес ошейника начинают увеличивать на 50 граммов еженедельно. Использовать ошейник весом свыше 2—2,5 кг не рекомендуется, поскольку слишком тяжелый ошейник способствует сильному увеличению объема мышц шеи, что приводит к ухудшению динамичности собаки.

В случае длительного нарушения регулярности тренировок на беговой дорожке, например, по техническим причинам, но при условии, что с собакой все это время активно занимались бегом, тренировки на тренажере можно возобновить сразу в полном объеме, но со сниженным весом ошейника, затем постепенно его наращивая. Если тренер считает, что собака во время перерыва несколько утратила спортивную форму, то помимо веса ошейника снижается и продолжительность первых занятий. Если тренировка прерывалась из-за болезни собаки, то ее возобновлению обязательно предшествует восстановительный период, включающий в себя прогулки по пересеченной местности и легкие пробежки. В этом случае тренировка на беговой дорожке начинается с нуля, то есть с 5 минут и без утяжеленного ошейника.



В некоторых боевых питомниках для выработки выносливости беговой дорожке предпочитают «карусель». Этот тренажер также эффективен, но он обладает такими преимуществами, как дешевизна, простота в изготовлении и эксплуатации. По конструкции он представляет собой столб, один конец которого врыт в землю, а на другой надет «колпак» с встроенным подшипником. С внешней стороны к «колпаку» приваривается штанга с дугой на конце. К концу штанги крепится короткая цепь с карабином — для собаки, к концу дуги — садок с животным-возбудителем. Для очень длинных и тяжелых штанг делается противовес. Методика занятий (время, утяжеленный ошейник, возбудитель) такая же, как и для беговой дорожки.



Тренеры, пользующиеся «каруселью», рекомендуют пристегивать собаку к дуге за шлейку, а не за ошейник. Это уменьшит риск получения собакой травм в случае заноса или поскальзывания. Круг, по которому бежит собака, должен иметь твердое и ровное покрытие. Оно укрепляет лапы и придает большую устойчивость собаке при быстром беге. Если нет специального покрытия и собака бежит по земле, то в дождливую погоду круг следует присыпать песком, чтобы собака не поскальзывалась, а в сухую и жаркую — поливать водой, чтобы пыль не попадала в рот, нос и глаза.

Наименее популярным устройством для наработки выносливости является «беличье колесо». Причин для этого много. Главными являются нежелание многих собак бегать в «колесе» и высокий травматизм.

Не все упражнения, входящие в специальную физическую подготовку, требуют использования сложных технических устройств. Многие из них предполагают наличие очень простых, но эффективных приспособлений, доступных каждому владельцу собаки.

Одним из таких приспособлений является кольцо для развития челюстных мышц. Изготавливается оно из шланга толстого сечения и пропущенной через него веревки, связанной таким образом, чтобы шланг образовывал кольцо. Длинный конец веревки перебрасывается через горизонтальный сук дерева и закрепляется. Кольцо находится на такой высоте от земли, чтобы собака, встав на задние лапы, могла схватить его зубами и повиснуть. Интерес к работе на этом снаряде прививается собакам по-разному. Одни хозяева делают его объектом игр со щенячьего возраста, другие — апортировочным предметом и т. д. В тех случаях, когда интерес к кольцу никак не проявляется, его обматывают шкурой, которой предварительно дразнили собаку.



После нескольких месяцев тренировки на кольце для развития глубины хватки подвешивают автомобильную шину без металлокорда. Это более сложное, но и более полезное упражнение, так как собака привыкает хватать всей пастью.

В боевых питомниках такие занятия проводят 1—2 раза в течение тренировочного дня без ограничения времени. Прекращают тренировку до того момента, когда собака устанет и потеряет интерес к кольцу или шине, чтобы в следующий раз она сама охотно повисала на снаряде. В день проведения учебного боя с дворняжкой это упражнение из цикла исключают.

Несмотря на видимую простоту приспособления, это упражнение позволяет решать очень серьезные задачи при подготовке боевой собаки. Челюсти являются ее главным оружием. Собака, умеющая делать глубокие и сильные хватки, становится опасным противником. Кроме того, на кольце развивается сила мышц шеи и спины, вырабатывается умение дышать при больших нагрузках с закрытой пастью.



Популярными упражнениями, также не требующими сложных технических устройств, являются горизонтальный прыжок (или горизонтальная тяга) и вертикальный прыжок. При выполнении первого упражнения собака привязывается за шлейку прочным резиновым амортизатором, прикрепленным другим концом к дереву или столбу. Рядом, на очень близком, но все же недосягаемом расстоянии ставится клетка с животным-возбудителем. Собака постоянно бросается на клетку, пытаясь достать животное, а амортизатор каждый раз возвращает ее обратно. Если отодвинуть клетку на 1,5—2 метра, собака будет стремиться достичь ее не только в броске, но и работая всеми четырьмя конечностями. Такой комбинированный подход увеличивает силу мышц передних и задних конечностей, развивает грудь и плечи, укрепляет поясницу собаки. Упражнение вырабатывает настойчивость в достижении цели и стремительность броска. Занятия начинают с 5—10 минут. Дальнейшее увеличение времени зависит большей частью не от силы и выносливости собаки, а от ее заинтересованности. Для этого часто переставляют клетку (то увеличивая, то сокращая расстояние), проносят ее перед мордой собаки, встряхивают в ней животное. Максимальная продолжительность занятий обычно не превышает 1 часа.



Горизонтальные прыжки чередуют с вертикальными для более четкой и всесторонней проработки мышц и связок задних конечностей. Существуют два варианта вертикальных прыжков. Первый и самый простой — подвешивание животного-возбудителя (кошки или кролика) в мягкой сетке с крупной ячейкой на сук дерева. Регулируемое веревкой расстояние от земли немного больше высоты максимального прыжка собаки. Преимущество мягкой сетки перед клеткой заключается в том, что животное проваливается в ячейки всеми лапами и, потеряв опору, начинает извиваться, раскачивая сетку и возбуждая собаку. В клетке животное сидит тихо, так как привыкает к прыжкам собаки, и тренер вынужден регулярно подходить для дополнительного ее встряхивания и раскачивания. Время занятий устанавливается такое же, как и при горизонтальных прыжках. На хорошо подготовленных собак одевается утяжеленный ошейник. Начальный вес — 0,5 кг. Еженедельное увеличение — на 100 г. Максимальный вес — 2—2,5 кг. В отличие от методики беговой дорожки время при использовании утяжеленного ошейника до стартового не сокращается.

Второй вариант вертикальных прыжков принципиально очень похож на первый, но имеет свои особенности. К суку дерева крепится кольцо, через которое пропускается прочная веревка. Один конец привязывается к шлейке собаки, другой — к сетке с животным-возбудителем. Длина веревки не должна позволять собаке даже при самом высоком прыжке вцепиться в сетку. В момент прыжка сетка под действием собственного веса опускается. Это создает у собаки иллюзию, будто она вот-вот достанет животное, что побуждает ее делать все новые и новые попытки. Такой метод значительно больше возбуждает собаку и практически не требует присутствия тренера.

На случай нестандартных действий собаки, во избежание травмы животного-возбудителя перед клеткой навязывается страховочный узел, не пролезающий в кольцо.

Некоторые тренеры используют описанное приспособление и для развития челюстей. После того как собака привыкает бросаться на сетку с животным, его заменяют куском брезента или свернутой шкурой, а веревку удлиняют настолько, чтобы собака могла вцепиться и повиснуть (см. упражнение на кольце).

Место для вертикальных прыжков выбирают идеально ровным. Это уменьшает вероятность получения собакой вывиха, растяжения или перелома при неудачном прыжке. После окончания занятий землю, разрытую лапами собаки, разравнивают.


МЕТОДИКА СПЕЦИАЛЬНОГО ТРЕНИНГА

Подготовка боевой собаки для участия в состязаниях продолжается около года и включает два периода: подготовительный и предсоревновательный.

В подготовительный период осуществляется основная работа по укреплению мышечной, сердечно-сосудистой, дыхательной и нервной систем собаки, прививаются важнейшие навыки, необходимые для боя в яме.

Выполнение упражнений должно носить комплексный, систематический характер, осуществляться по заранее продуманному конкретному плану. Корректировка плана возможна и порой необходима. Надо исходить из реальных показателей уровня тренированности собаки на определенных этапах ее подготовки. В целом же следует придерживаться предварительно выбранной, теоретически обоснованной системы тренировки.

Подготовительный период разбивают на 4—6 циклов по 2—3 месяца в каждом. Циклы отличаются режимом тренировки и комплексом выполняемых упражнений. В конце каждого цикла собаке дается недельный отдых, во время которого она совершает свободные прогулки на свежем воздухе (желательно в лесу, на природе), без принуждения плавает, по своему желанию играет и отдыхает.

Для примера рассмотрим подготовительный период, включающий 4 цикла по 3 месяца в каждом. Режим тренировок и комплекс выполняемых упражнений будут повторяться в 1-м и 3-м, во 2-м и 4-м циклах, то есть фактически два аналогичных цикла будут чередовать друг друга в течение года.

Режим тренировок в циклах 1 и 3. Специальные занятия проводятся 6 раз в неделю, продолжительность тренировки — не более часа в день (причем на это время надо выйти лишь к концу 1 -го цикла, а начинать тренировки с 5 минут), учебный бой можно проводить в любой день, свободный от бега (например, в субботу), воскресенье — полный отдых.

Предлагаемая схема выполнения упражнений

1-я неделя: понедельник, среда, пятница — бег; вторник — горизонтальный прыжок + колесо; четверг — вертикальный прыжок + + колесо; суббота — горизонтальный прыжок + колесо или учебный бой.

2-я неделя: понедельник, среда, пятница — бег; вторник — вертикальный прыжок + + колесо; четверг — горизонтальный прыжок + колесо; суббота — учебный бой.

Ежедневно, независимо от тренировок, собака по желанию совершает прогулки, плавает, играет, но без малейшего принуждения со стороны владельца (тренера).

Цикл заканчивается недельным отдыхом.

Режим тренировок в циклах 2 и 4. Занятия проводятся 3 раза в неделю, общая продолжительность занятий — не более 2 часов в день, тренировочный день включает 2 тренировки по часу, одна из которых начинается утром (например, в 9 часов), вторая — вечером (соответственно в 16 часов), разрыв между тренировками — около 6 часов, учебный бой — в субботу, 3 раза в неделю — полный отдых.

Предлагаемая схема выполнения упражнений

1-я неделя: понедельник, пятница (утро) — горизонтальный прыжок + колесо, вечер — бег; среда (утро) — вертикальный прыжок + колесо, вечер — бег; суббота (вечер) — учебный бой.

2-я неделя: понедельник, пятница (утро) — вертикальный прыжок + колесо, вечер — бег; среда (утро) — горизонтальный прыжок + колесо, вечер — бег; суббота (вечер) — учебный бой.

В свободные от тренажеров дни (вторник, четверг, суббота, воскресенье) собака без какого-либо принуждения гуляет, плавает, играет.

Цикл заканчивается недельным отдыхом.

Общие рекомендации для любого цикла:

— перед началом каждой тренировки необходима 20—30-минутная разминочная прогулка с собакой;

— после окончания каждого занятия тренер проводит тщательный получасовой массаж;

— собака тренируется натощак, пища дается спустя 1—2 часа после тренировки; при двухразовом кормлении и 2 тренировках в день после первой, более легкой тренировки дается около 30% дневного рациона, после второй — 70% дневного рациона;

— тренировку следует проводить в тени, чтобы избежать солнечного удара.

Главный принцип — постепенность увеличения нагрузок. Следует избегать переутомления. Для этого необходимо очень внимательно следить за работой собаки и ее поведением до и после тренировок. Основным показателем правильно составленного плана и точности распределения нагрузок является бодрое настроение собаки и ее желание выполнять упражнения. В случае вялости, неохотной работы на тренажерах необходимо немедленно снизить нагрузки, чаще давать собаке отдых, критически оценить план тренировок, составить новый, найдя ошибку в предыдущем. Ни в коем случае нельзя принуждать собаку работать методом жестокого с ней обращения.

Хотелось бы особо подчеркнуть, что приведенная выше система подготовки рассчитана на среднестатистическую собаку и должна служить в качестве ориентира для начинающего тренера. Предложенную схему можно применять на практике без каких-либо изменений (точное ее выполнение не принесет вреда), но можно ее разнообразить, находя эффективные приемы и точные подходы при подготовке конкретной собаки. Необходимо подбирать наиболее рациональные режимы тренировок и их продолжительность, при занятиях бегом чередовать дорожку, «карусель», велосипедные кроссы, включать в комплекс новые полезные упражнения и т. д. При составлении и реализации индивидуального плана следует лишь помнить о том, что упражнения на определенные группы мышц должны повторяться не менее двух раз в неделю; бег — абсолютно необходимое упражнение для боевой собаки; нельзя злоупотреблять временем занятий и количеством тренировок в неделю, отдых собаки должен быть всегда полноценным.

Подготовка боевой собаки заканчивается предсоревновательным периодом, который длится месяц и имеет целью окончательно подвести собаку к предстоящему состязанию.

Основными задачами предсоревновательного периода являются: укрепление физической выносливости, усиление злобы, снижение веса.

В этот период собаку тренируют 6 раз в неделю. Основное внимание уделяют бегу, заменяя им другие упражнения из ранее приведенных комплексов. Например, понедельник, среда, пятница — бег 1 час, вторник, четверг, суббота — бег 30—40 минут, развитие хватки 20—30 минут. Полный отдых — воскресенье.

Работа на укрепление физической выносливости способствует снижению веса. Кроме того, в предсоревновательный период несколько сокращают пищевой рацион, ограничивают количество потребляемой собакой воды, соблюдают диету (дают, например, только сырое мясо с добавками хлебных отрубей и яиц или мясо и кровь). Это важно не только потому, что ни в коем случае нельзя превысить допустимый вес, но и для того, чтобы уменьшить отрицательный эффект от обезвоживания во время боя.

Для усиления злобы применяют следующий метод. В предсоревновательный период учебных боев не проводят совсем. Вместо них двух собак привязывают друг напротив друга и, не давая им сцепиться, травят, доводя до бешенства. Процедуру повторяют 1—2 раза в неделю. За две недели до соревнования собаку помещают в затемненное помещение, которое она покидает лишь во время тренировок и травли на привязи. К концу второй недели такого содержания собака превращается в свирепого хищника. В этот момент агрессивность собаки настолько велика, что она, не раздумывая, бросится в бой с любым предложенным противником.



















Наконец, последнее, о чем хотелось бы предупредить владельцев боевых собак и начинающих тренеров. Вопреки сложившемуся мнению наибольшую опасность для жизни боевой собаки представляют не раны, нанесенные противником, а шок, вызванный большой потерей жидкости. Именно шок чаще всего бывает причиной гибели боевой собаки. На хорошо организованных боях, как правило, присутствует ветеринарный врач, способный оказать квалифицированную помощь. Однако шок может возникнуть и в домашних условиях, например, при проведении учебных боев, тренировок на выносливость. Обычно это случается при нарушении методики занятий.

Узнается шок по внешнему виду собаки — она изнурена и едва стоит на ногах. На ощупь она влажная и холодная, дыхание поверхностное, глаза навыкате. Для того чтобы срочно восстановить жидкостный баланс, необходима капельница с раствором глюкозы. Вливание делается в вену, проходящую вдоль передней ноги собаки. Это достаточно сложный процесс и требует специального навыка. Неумение поставить капельницу или ее отсутствие вынуждает делать подкожные инъекции в область живота. Однако только в 20% случаев достигается желаемый эффект, в 80% случаев собака погибает. Вот почему опытные владельцы боевых собак и профессиональные тренеры в обязательном порядке под руководством квалифицированных специалистов проходят курс неотложной ветеринарной помощи.

Нельзя приступать к специальной физической подготовке собаки, если не изучены жидкостная терапия, лечение ран, вправление вывихов, оказание первой помощи при переломах.


ПОРОДЫ

МАСТИФ



Английский мастиф, бесспорно, является одной из самых выдающихся пород мира. Несмотря на то, что порода считается английской, история ее возникновения представляется очень туманной. Первый вопрос, вызывающий острую полемику среди специалистов породы, касается определения истоков происхождения мастифа. При этом довольно отчетливо прослеживаются два основных направления исследований. По мнению одних, мастиф — чисто английская собака, другие считают предками мастифа тибетских и молосских собак. Выстраивая систему своих доказательств, последователи этих теорий нередко ссылаются на различного рода источники и рукописи, датированные до нашей эры. Однако приходится констатировать, что ни одно из предпринятых исследований не дает абсолютно ясной картины возникновения породы. Другой спорный момент заключается в попытках объяснить значение слова «мастиф». Выясняется, что по данной проблеме можно спорить вечно, так как любой желающий, подобрав мало-мальски похожее по звучанию и значению английское или латинское слово (словосочетание), способен утверждать, что это и есть изначальное звучание и смысл современного названия породы. Таким образом, доподлинно не известны ни настоящая родина породы, ни истинное значение слова «мастиф».

По описаниям до нашей эры и начала нашей эры, мастиф — это крупная, мощная, анатомически хорошо сложенная собака. Заметки более позднего периода дают нам возможность судить не только о конституции мастифа, но и о его характере и предназначении.



Из старейшей английской книги об охоте, датированной 1406 годом, мы узнаем, что в Риме стравливали огромных английских собак — мастифов и алаунтов. Автор этих заметок герцог Йоркский описывает алаунта как огромную, мощную собаку, предназначенную для травли диких свиней. О мастифе сказано, что его задачей является охранять дом, двор и животных хозяина. Впрочем, добавляется, что мастифа можно было использовать и для охоты. По герцогу Йоркскому, получается, что в отличие от чисто травильно-охотничьего алаунта, мастиф применялся в основном для охраны.

В записках лейб-врача королевы Елизаветы I, относящихся к 1550 году, мы обнаруживаем, что мастиф (или бэндог, как его иногда именует автор книги) — собака большая, грубой конституции, с широкой, тяжелой головой, безобразная, неуклюжая, малоподвижная. Внешне она напоминает льва. Автор пишет, что задачей мастифа является сторожить хозяйский двор, что взгляд собаки наполняет сердце человека страхом, сама же собака не боится никого на свете. Лейб-врач замечает также, что мастиф использовался в качестве военной собаки и травильной по медведю, быку и кабану.

Более подробное описание мастифа принадлежит перу Альдровандуса. В 1937 году он рассказывает, что мастиф был предназначен для схваток с такими крупными животными, как бык и медведь. Характерным для собаки было то, что она всегда шла только вперед, как бы ни было трудно. Из описания экстерьера мы узнаем, что мастиф имел висячие уши, отвислые, сырые губы, голова со всех сторон казалась ровной, а при взгляде спереди — тупой. Мастиф имел огромные лапы, крепкие ноги, умеренно тяжелое тело, краснорыжий окрас.

Неоднократно в старинных источниках делалось интересное замечание о том, что агрессивность и злобность мастифа зависела от условий его содержания. Если мастифа ограничивали в пространстве, он становился агрессивным. Если сажали на цепь, вырабатывалась экстремальная злобность. Но стоило дать мастифу возможность свободно бегать, он становился спокойным и атаковал только в случае реальной опасности.

В Англии разведение мастифов находилось в руках «громких» фамилий, большинство из которых принадлежало среде высшей аристократии. Одним из легендарных питомников был чеширский «Лайм-Холл», мастифы в котором отличались особенно крупными размерами и силой. Вместе с «Лайм-Холл» существовало еще три больших старинных питомника: «Чатсуорт» герцога Девонширского, третий по значению — «Элвастон-Касл» лорда Харрингтона и «Хэдзор-Холл», принадлежавший семье Гэттонз. Мастифы из этих четырех питомников были признаны и предпочитаемы во всей Англии.

Однако уже в начале XIX века стали все чаще говорить о том, что хороший старый мастиф — редкость. Состояние породы постепенно ухудшалось и в конце прошлого века стало удручающим. На примере обследования 63 мастифов было признано, что порода находится в опасности. В 1872 году в Англии был основан Клуб старинных английских мастифов, задачами которого являлось возрождение и развитие породы, оказание помощи заводчикам и любителям. Забегая вперед, скажем, что цели своей клуб не достиг, вероятно, из-за ошибочных ориентиров в племенном разведении.

На наш взгляд, анализ просчетов, допущенных в селекции мастифов, интересен и поучителен для современных любителей собак любой породы. Это тем более актуально, что подобного рода просчеты совершаются и сегодня. В чем же они состояли?

Чем ближе к нашему времени, тем больше заводчики пытались достичь «фантастических» размеров мастифа и вывести голову абсолютного монстра. Собак сделали слишком тяжелыми, в то время как они должны были находиться в оптимальной, за многие века оправдавшей себя кондиции. Не исключено, что ошибочное направление в племенном разведении постепенно усугублялось нарастающим процессом урбанизации. Для собак такого типа требуются большие пространства, по которым они могли бы свободно передвигаться и нести службу. В городах собаки жирели и часто болели.

Вторая серьезная ошибка, как уже было отмечено, состояла в чрезмерном увлечении выведением устрашающей головы. В 1880 году Клуб старинных английских мастифов нашел себе идола в образе кобеля по кличке Кроун Принс. Его голова была признана идеальной и имела следующие пропорции: 1/3 — морда, 2/з — черепная часть. Переход ото лба к морде был ярко выражен. Под эти параметры стали подгонять всех мастифов.

Фетиш головы привел к тому, что это стало отрицательно сказываться на остальных частях тела. Мастифы стали иметь ослабленную мускулатуру, неправильное строение конечностей, слишком длинную и слабую спину. Порода теряла пропорциональность и подвижность. Уже трудно было поверить, что когда-то это были мощные и проворные военные собаки.

Известный любитель собак Том Хорнер остроумно заметил по этому поводу, что собака бегает не на голове. Безусловно, надо стремиться вывести хорошую голову, но ни в коем случае нельзя добиваться этого в ущерб правильному анатомическому строению всего тела.

В конце концов в Англии нашлись авторитетные люди, которые выступили с критикой и указали на допущенные ошибки. Отмечено, что к началу первой мировой войны хороших мастифов стало значительно больше.

Две мировые войны XX века сильно повлияли на разведение мастифов. Содержание собак было делом трудоемким и дорогим, а время было не из легких. После первой войны хороших мастифов в Англии можно было сосчитать по пальцам на одной руке. После второй положение стало еще хуже. Из протокола Клуба старинных английских мастифов от 20 октября 1946 года становится ясно, в каком состоянии находилось племенное разведение в этот период. Большинство питомников было закрыто, и многие любители отказались от содержания мастифов. На встречу, организованную клубом, пришло только 15 членов, а поголовье мастифов составляло лишь 20 особей, многие из которых были слишком стары для племенного разведения. Дальше — хуже. Эпидемия чумки к концу 1947 года оставила в живых только 7 особей в Англии. Конец породы был близок. Но тут отыскался еще не старый кобель по кличке Таурус, хозяин которого погиб во время авианалета. Три судьи из Кэннел-клуба определили Тауруса как чистопородного мастифа и зарегистрировали его в племенной книге, но с неизвестными родителями. Позднее выяснилось, что Таурус является помесью между мастифом и бульмастифом. В Англии в этот период Таурус был фактически единственным племенным кобелем, и его повязали с сукой Сэлли оф Колдблоу. В результате вязки получили суку по кличке Надя оф Фресенд, которая по существу стала исходным племенным материалом для разведения современных мастифов.

В 1947 году секретарем Клуба старинных английских мастифов Дикином была предпринята попытка отыскать породных мастифов в США, куда в свое время было вывезено большое их количество. Но поиски не увенчались успехом. В этот период в США племенное разведение мастифов находилось на крайне низком уровне.

По мнению некоторых специалистов, порода старинных английских мастифов во время второй мировой войны вымерла. Действительно, воссоздание породы осуществлялось со множеством компромиссов. Один из них — это Таурус, помесь мастифа и бульмастифа. Есть подозрение, что породу поднимали с помощью немецких догов, бульмастифов (которых война задела значительно слабее), бернхардинеров, ньюфаундлендов. Таким образом, 40-е годы нашего столетия можно считать периодом нового рождения мастифов.

Скрещивание с другими породами принуждало к серьезной фильтрации пометов. Щенков еще в малом возрасте отбирали по внешнему виду, поскольку иногда рецессивные признаки проявлялись в удлиненной или длинной шерсти, выдавая гены бернхардинера, ньюфаундленда или леонбергера. До сих пор можно заметить в некоторых мастифах признаки той или иной породы, участвовавшей в их возрождении. Как бы то ни было, к концу 1950 года в Англии было уже около 50 мастифов.

В пятидесятые годы племенное разведение мастифов вновь было подвергнуто серьезным испытаниям. Заводчики, которые были обязаны строго выдержать линию, соответствующую чистой породе, выявлять в поведении признаки явной дегенеративности (трусость, излишнюю нервозность и т. д.), не всегда честно выполняли свой долг. Как это нередко случается и в наше время, основной причиной пренебрежения заводчиков к серьезной племенной работе послужил резко возросший спрос на мастифов. Их стали продавать почти без разбора.

Разумеется, многое зависит от выращивания и содержания собаки. Тем не менее приходится сказать о том, что современные мастифы нередко показывают слабость спины, недостаточную глубину груди, малую подвижность, неправильный постав конечностей, беднокостность, которую иногда скрывают раскормленностью, различные отклонения в характере и поведении.

Мастифу необходимы большие пространства и запрещено перекармливание. Заводчикам следует также помнить о поддержании правильных пропорций в собаке и не поддаваться ошибочной тенденции к увеличению ее размеров. Старый мастиф, несмотря на большой вес, хорошо передвигался. Тяга к гигантизму, «слоновости» ведет лишь к ухудшению рабочих качеств собаки и постепенному увяданию породы.

Английский стандарт не устанавливает минимальной высоты в холке, главное — пропорции. В американском требуется, чтобы кобели имели высоту в холке не менее 76 см, суки — не менее 70. Кобель такого роста весит примерно 80 кг, сука — 64 кг.

О степени популярности мастифов в разных странах можно судить по следующим данным на начало восьмидесятых годов: в США — 140 голов, в Англии — чуть более 100, в Голландии — около 40, в ФРГ — около 30.


БУЛЬМАСТИФ



Уже с конца XVIII века известны упоминания об интересной помеси мастифа с бульдогом. Но серьезно разведением новой породы стали заниматься лишь в начале нашего столетия. В это время в европейских лесах процветало браконьерство, и во многих странах занялись выведением специальных охранных ночных собак в помощь лесным сторожам. Собаки для них были очень важны, поскольку во избежание огромного штрафа браконьеры предпочитали отстреливаться и нередко убивали егерей.

Помесь мастифа с бульдогом идеально подходила для несения такого рода службы. Это были большие быстрые собаки с тигровым окрасом. В их задачу входило незаметно и беззвучно обнаружить браконьера, схватить его и держать до прихода сторожа. До этого были разные эксперименты по выведению соответствующей породы, но бульмастиф из них оказался наиболее удачной. Успех объяснялся так: бульдог был небольшим, упорным, имел хорошую хватку; мастиф был слишком огромен и не очень быстр, но силен и устрашающ. Слияние этих пород дало мощную, молчаливую в бою, бесстрашную, темпераментную собаку. Она хватала браконьера в темноте без предупреждения лаем или сбивала в прыжке на землю, прижимала лапами, не давала взять оружие и даже просто пошевелиться. При этом собака редко кусала нарушителя, что очень нравилось сторожам.

Порода была выведена в Англии. В сентябре 1871 года в Лондоне, в Кристал-Паласе было представлено шесть прототипов современных бульмастифов. В 1900 и 1901 годах особенно хорошую собаку по кличке Террор показал один из первых энтузиастов породы Буртон. Он предложил любому желающему за 1 фунт схватиться с его собакой в наморднике. Многие собачники пожелали принять участие в этом соревновании. Собака сбивала человека с первого прыжка, попытки подняться чаще всего были безуспешны, но стоило человеку встать на ноги, как собака вновь его опрокидывала.

Вторым пионером и известным заводчиком новой породы являлся Биггс. Предметом его особой гордости был 54-килограммовый кобель по кличке Остмастон. Он произошел от суки, являвшейся помесью мастифа с бладгаундом. Вообще надо отметить, что при создании бульмастифа на разных этапах и в разное время использовали различные породы, например, немецкого дога.

Еще в 1911 году в английском кинологическом журнале рассказывалось о бульмастифе как о самостоятельной породе.

Но подлинное признание бульмастиф получил в результате активной деятельности знаменитого заводчика по имени Мозелей, который в 1925 году основал Национальный клуб полицейских бульмастифов и стал его первым президентом. На выставке КРАФТа в 1926 году им был представлен лучший 5-летний кобель бульмастифа, грандиозный успех которого послужил залогом признания новой породы Английским кэннел-клубом в октябре 1927 года. В дальнейшем этот кобель неоднократно занимал первые места на выставках и дал отличное потомство.

Метод Мозелея основывался на разведении через прямое скрещивание мастифа и бульдога. Оптимальным было подобрано скрещивание в отношении 60 : 40 мастифа к бульдогу. С полученными собаками уже велась планомерная племенная работа. Главная цель заключалась в том, чтобы наряду с рабочими качествами собаки имели абсолютно правильное строение тела. В разведении предпочитались главным образом небольшие собаки.

По мнению Мозелея, бульмастиф должен был быть большим настолько, чтобы иметь много силы, но не настолько, чтобы потерять подвижность и активность. Лучший бульмастиф Мозелея имел 71 см в холке и весил 53 кг, звали его Фаркрафт Файделити. В питомнике «Фаркрафт» в 1925 году было 16 племенных сук и 5 кобелей. Пометы распродавались очень хорошо внутри страны и экспортировались во многие страны мира.

В Англии в первой половине XX века бульмастиф считался собакой интеллигентной, с наиболее желаемой внешностью, лучшей в стране. Он был настолько известен и популярен, что принимал участие в представлении, устроенном для военного министерства страны. До второй мировой войны только в Англии разводилось по 200 щенков в год.

Война приостановила племенную работу. Однако благодаря усилиям заводчиков порода была сохранена в это трудное время. На первой послевоенной выставке КРАФТа в октябре 1948 года было выставлено 64 бульмастифа, и все отличного качества.

Согласно стандарту, размеры бульмастифа ограничены следующими параметрами: высота в холке для кобелей — 63,5—68,5 см, для сук — 61—66 см; вес, соответственно, 45—59 кг — для кобелей, 41—50 — для сук. Высота в холке и вес должны находиться в четком соответствии, чтобы в собаке сохранялись правильные пропорции тела и подвижность, которые являются основными признаками хорошего бульмастифа.

В настоящее время бульмастиф с успехом применяется в полицейской службе. Он популярен в Англии, Швеции, Норвегии, Финляндии. В России мало распространен.


БУЛЬТЕРЬЕР И СТАФФОРДШИРСКИЙ БУЛЬТЕРЬЕР



В списке пород боевых собак бультерьеры занимают особое место, так как представляют собой помесь двух старинных травильных пород, отлично зарекомендовавших себя на этом поприще. Скрещивание бульдогов и терьеров было не случайным, а результат — выведение прекрасной новой породы для боев собаки с собакой — доказывал, что они просто созданы друг для друга.

Достоинства старинного бульдога и его характерные черты показаны в посвященном ему разделе. Для боя собаки с собакой бульдог не годился, так как два стравленных бульдога сцеплялись и намертво держали друг друга. Такой бой не вызывал интереса, не создавал атмосферу присущего такому роду соревнований азарта. Здесь не было стремительных атак, неожиданных хваток, множества ран. Но многие ценные качества бульдога делали его прекрасным материалом в выведении новой породы.

Породы терьеров в начале XIX века представляли собой первоклассных рабочих собак, успешно расправлявшихся с крысами и другими вредителями. Терьеры обладали относительной высоконогостью, ярким темпераментом, быстротой. Приливание к ним крови бульдогов делало их нечувствительными к крысиным укусам и боли вообще. Многие собаки относились с опаской к крысам. Терьеры тоже не отличались особой стойкостью, когда крыса вцеплялась им в губу. Для этого и необходимо было добавить неординарную стойкость бульдога.

Скрещивание бульдога с терьеровыми породами привело к таким результатам, когда целый ряд полученных собак уже не принадлежал к исходному племенному материалу. Они представляли собой нечто самостоятельное, очень интересное в своих внешних формах и манере поведения, были более удачливы при выполнении своих функций и наводили мысль о зарождении новой породы. Более планомерные скрещивания привели в конце концов к появлению породы, прекрасно подходящей к собачьим боям, крысоловству, вытягиванию из норы барсука и уничтожению всего живого, что соответствовало размерам этих собак.

Новую породу стали именовать бульэндтерьер (не путать с бультерьером!). Бульэндтерьер имел элегантное атлетическое сложение, тип головы современного стаффордширского бультерьера, ножницеобразный прикус. К середине XIX века бульэндтерьер имел такой облик, который современные судьи посчитали бы идеальным для стаффордширского бультерьера.

О рабочих качествах породы бульэндтерьер сложилось очень высокое мнение. Было признано, что все задачи, которые ставились перед терьером, помесь его с бульдогом позволяла решать значительно лучше, чем это сделал бы чистокровный терьер. Бульдог придал новой породе мощность, серьезность, мужество, стойкость. Терьер — симметрию и гармоничность тела, активность, маневренность, нормальный (ножницеобразный) прикус. Основным предназначением новых собак было вести активные бои в яме, которые продолжались порой несколько часов. Бульэндтерьер открыл одну из самых интересных страниц в истории собачьих боев. Его внешний вид и внутреннее содержание как нельзя лучше соответствовали соединенным воедино качествам двух старинных английских пород. В середине XIX века бульэндтерьер был широко распространен по всей Англии.

В 1860 году порода бульэндтерьер разделилась на два направления: Джеймс Хинкс из Бирмингема вывел линию чисто белых собак, которым впоследствии и было присвоено название бультерьер; бульэндтерьер долгие годы просуществовал в качестве официально не признанной, нелегальной породы, и лишь в первой половине XX века был зарегистрирован Английским кэннел-клубом как стаффордширский бультерьер.



Как же складывалась судьба стаффордширского бультерьера на протяжении почти целого столетия? В то время, когда Джеймс Хинкс праздновал победу своих «молочных» бультерьеров, которые стали пользоваться огромной популярностью в Англии и других странах, стаффордширы оставались в неизменной, привычной для них среде. Они мужественно сражались в жестоких, кровопролитных собачьих боях, которые очень любили устраивать жители окрестностей города Стаффорда (отсюда будущее название породы). Именно пригодность или непригодность к собачьим схваткам были основными критериями отбора племенных производителей.

Официально стаффордширский бультерьер был признан Английским кэннел-клубом в мае 1935 года. Незадолго до этого энтузиаст породы Джо Данн опубликовал проект стандарта собаки и учредил Клуб стаффордширских бультерьеров.

Анализируя экстерьер современного стаффордширского бультерьера и сравнивая его с внешним обликом стаффордширов, изображенных на картинах прошлого столетия, специалисты приходят к двум интересным выводам. Во-первых, признается несомненным, что в стаффордширском бультерьере присутствует большая часть бульдожьей крови, тогда как в бультерьере — терьерской. Во-вторых, конструкция головы и тела стаффордширского бультерьера, бесспорно, позволяет считать его до сих пор боевой собакой, чего не скажешь о бультерьере.

Касательно характера стаффордширского бультерьера необходимо отметить следующее обстоятельство. Эта собака очень долго, вплоть до недавнего времени, использовалась для боев. Злобность и агрессивность стаффордшира окончательно не погашены. Поэтому человек, приобретший щенка, имеет все шансы воспитать из него настоящего бойца.

Стандарт стаффордширского бультерьера 1935 года предусматривал высоту в холке 39,1—45,7 см, то есть почти рост бультерьера. Для улучшения подвижности и анатомического строения собаки стандарт был изменен в сторону уменьшения и облегчения. Современные ограничения в росте составляют 35,5—40,6 см. Впрочем, не все заводчики правильно восприняли этот стандарт и, стремясь к внешним эффектам, разводят тяжелых собак предельного по стандарту роста.

В середине 70-х годов стаффордширский бультерьер занимал 3-е место по популярности среди терьеров. В нашей стране, к сожалению, не представлен.

Теперь вернемся ко второй ветви помеси бульдога и терьера. Как уже было сказано выше, в 60-х годах прошлого столетия Джеймс Хинкс вывел новую породу — белого бультерьера. Порода была получена в результате довольно сложного племенного эксперимента, в котором, помимо бульэндтерьера и белого английского терьера, принял участие далматин. Внешние данные новой собаки по сравнению с прежним бульэндтерьером были улучшены (в эстетическом смысле): бульдожина еще больше исправлена, собака стала длиннее в корпусе, голова приняла несколько вытянутую, овальную форму, исчезли отвислости губ и подвесы на шее. Черты старой боевой собаки были цивилизованы, все грубые грани отшлифованы. Быстрота, активность, выносливость, мускулистость и при этом интеллигентность облика. Конечно, единство этих качеств сделало бультерьера значительно более привлекательным.

Джеймс Хинкс провел серьезную работу в своем частном питомнике и достиг больших результатов. Показанный на выставке белый бультерьер завоевал расположение всей Англии, а впоследствии и всего мира. Успех обеспечили белый цвет и элегантные формы. Собака сразу попала в разряд элитарных.

Обратимся к рабочим качествам породы. Проводя свои эксперименты, Хинкс имел намерение вывести более способную боевую собаку. Об этом свидетельствует уже тот факт, что первый заводчик бультерьеров выставлял своих питомцев на бои и, если верить источникам, небезуспешно. Например, известно, что однажды Хинкс стравливал свою белую суку по кличке Пусс с представителем старой боевой породы, чтобы развеять сомнения по поводу высоких боевых качеств белых бультерьеров. Утверждается, что Пусс победила значительно более рослого и тяжелого противника, причем победила довольно легко.

Таким образом, первые поколения белых бультерьеров Хинкса еще отличались незаурядными способностями настоящих бойцов и могли вести многочасовые бои в яме.

Этого, к сожалению, нельзя сказать о современных бультерьерах. Оценивая физические данные породы и суммируя мнения специалистов в области собачьих боев, с грустью приходится констатировать, что вывести супербойца последователям Хинкса не удалось. Выдающийся крысолов, который с успехом (при должной тренированности) может пользоваться в работе по человеку и некоторым животным, бультерьер практически абсолютно не пригоден для собачьих боев.

В чем же кроется причина такого поворота? Да уже в той самой элегантности и улучшении внешнего облика, которыми так гордился Хинкс. В отличие от грубого, чрезвычайно функционального стаффордширского бультерьера, просто бультерьеры стали более высоконогими и растянутыми, а следовательно, менее устойчивыми и быстрыми. Изменение формы головы относительно ухудшило работу челюстного аппарата, а современный фетиш горбоносости довел дело до логического финала.

Последовательное выведение по экстерьерным, а не по поведенческим признакам привело к значительным изменениям в нервной системе. От поколения к поколению бультерьер все более отдалялся от своего предка — бульэндтерьера, — постепенно утрачивая лучшие рабочие качества стравливающейся собаки.

На протяжении своей почти 150-летней истории бультерьеры неоднократно несли серьезные потери. Самый тяжелый удар по породе нанес Английский кэннел-клуб, запретив в 1895 году купирование ушей. Все бультерьеры с купированными ушами на английские выставки не допускались. Таким образом, от племенного разведения были отстранены многие великолепные представители породы.

Созданный в 1887 году Клуб бультерьеров проводил очень четкую линию племенного разведения, строго придерживаясь стандарта. Вязались только белые бультерьеры с анатомически правильным корпусом. Это привело породу к серьезной опасности прямого вырождения. Лишь благодаря заводчикам, которые оставляли и разводили цветные особи, удалось спасти белую линию от инбридинговой дегенерации. Белые собаки нередко страдали глухотой вследствие альбиносости. Только через скрещивание цветных и белых смогли в значительной степени оздоровить породу.

В стандарте бультерьера, утвержденном Международной кинологической федерацией, отсутствуют ограничения по высоте в холке и весу собаки. На практике, выставочные экземпляры довольно рослы. В среднем высота в холке у таких собак составляет около 45—50 см, вес колеблется от 25 до 30 кг. Для рабочих собак аналогичные показатели, как правило, несколько ниже, что благоприятнее влияет на их функциональные возможности.

Бультерьер очень распространен в Европе, Канаде, Австралии, Африке (особенно в ЮАР). С начала 80-х годов импорт бультерьеров в СССР и их племенное разведение приняли массовый характер. В настоящее время в нашей стране это одна из самых популярных и любимых пород.


АНГЛИЙСКИЙ БУЛЬДОГ



Название этой породы первым приходит на ум, когда речь заходит о собаках английского происхождения. И это не случайно. Высокие моральные качества, такие как бесстрашие, стойкость, упорство в достижении поставленной цели, в глазах многих сделали английского бульдога чем-то вроде символа национального характера англичан. Полагаем, в этом было бы небезынтересно разобраться с позиций дня сегодняшнего, пристально оценив нынешнее состояние породы. Начнем наш рассказ с середины XIX века, когда целенаправленное племенное разведение английского бульдога достигло своей наивысшей точки.

Как было показано в первой главе настоящей книги, изначально английские бульдоги были выведены для травли на быков. Именно в этом состояло истинное предназначение собак данной породы. Английский бульдог имел массивную голову с широкой, короткой мордой, что являлось важной предпосылкой для удачного выполнения поставленной перед ним задачи. Величина головы и ширина морды самым тесным образом связаны с работой челюстного аппарата. При таком строении обеспечивались большая площадь хватки и отменная ее сила. Несколько выдвинутая перекусом нижняя челюсть создавала больше возможностей для того, чтобы схватить быка за нос, а после хватки крепче удерживать. Отодвинутый назад, приплюснутый нос собаки позволял при этом свободно дышать, что помогало ей длительное время висеть на быке. Корпус английского бульдога был крепким, грубым: сильная мускулатура, широкая, глубокая грудь, короткая, мощная спина, массивные, не длинные (но и не короткие) передние и задние конечности. Бульдог без перекуса, приплюснутого носа, с длинной спиной считался непородным и к разведению не допускался.

Строение английского бульдога отличалось крайней функциональностью. Все детали головы и корпуса несли конкретную целевую нагрузку. Строение в целом было подчинено одной задаче — дать больше шансов собаке в бою с быком. При этом во всем соблюдалось разумное чувство меры, ибо сама практика использования собак диктовала такой подход. Перекус был умеренным, нос не затруднял дыхания собаки в свободном состоянии, длина конечностей и длина спины были сбалансированы. Бульдог был силен, вынослив и подвижен. Не случайно, что характер английского бульдога и его анатомические данные послужили прекрасным материалом для создания таких замечательных пород, как стаффордширский бультерьер, бультерьер, боксер, американский стаффордширский терьер.

После введения в Англии запрета на все виды травли состояние породы стало резко ухудшаться. В 1875 году был основан Клуб английских бульдогов, задачей которого являлось спасение породы от вымирания. Но решать эту задачу стали путем преобразования боевой собаки в выставочную. Фактически это означало, что духовно порода все равно умерла. Если старинный английский бульдог допускался к племенному разведению, только пройдя проверку в боях с быками и показав себя хорошим бойцом, то теперь стали скрещивать всех формально соответствовавших породе собак. Если раньше во главу угла ставили рабочие качества бульдога, то теперь основное внимание стали уделять сохранению и улучшению его внешнего облика.

По описаниям очевидцев, английский бульдог конца XIX — начала XX века и английский бульдог середины XIX века — две совершенно разные собаки. Увлечение декоративностью привело к утрате внешних и внутренних качеств некогда боевой породы. Уже в начале нынешнего столетия бульдог выглядел так, словно переболел рахитом. Но «энтузиастов» породы это не остановило, они упорно продолжали совершенствовать экстерьер бульдога.

Если отбросить иллюзии и трезво взглянуть на вещи, то результаты этого процесса станут очевидны. Укорочение верхней челюсти привело не только к утрированному внешнему виду, но и к тому, что возникший в этой связи гипертрофированный перекус заставляет просто забыть о каких-либо боевых качествах, а уменьшенный носовой проход настолько затрудняет дыхание, что даже легкое волнение или недостаток свежего воздуха вызывают у собаки одышку. Вывернутые передние конечности и слабые плечи исключают увертливость, подвижность, маневренность и свидетельствуют о дегенерации.

Уничтожению бульдога послужил и измененный стандарт. В итоге из активной, коренастой боевой собаки сделали коротконогого тяжелого карлика, безразличного ко всему окружающему, почти полностью утратившего легендарное мужество старого английского бульдога.

С горечью и сожалением приходится констатировать: современный английский бульдог — лишь жалкое подобие прежнего, карикатура на старинного английского бульдога. Символ английской нации превратился в пародию на нацию. Правда, говорят, что настоящих собак еще можно встретить у людей, нелегально занимающихся травлей на быков. Возможно, это так. Но картина в целом от этого не меняется.

Удивительно, но люди, видя, во что превращается собака, тем не менее не стараются вернуться к исходной здоровой, жизнеспособной форме. Конечно, в этом есть свои резоны. Бои запрещены, то есть практического применения нет. В то же время бульдог — собака популярная и модная. Следуя моде, заводчики и стремятся особенно выпятить характерные внешние черты легендарной породы. И, как ни странно, чем карикатурнее это выглядит, тем больше медалей на выставках.

Но еще удивительнее то, что среди современных любителей этой породы многие и не подозревают, что изначально английский бульдог выглядел, мягко говоря, несколько иначе. Наоборот, люди искренне верят в то, что именно такого вида собака хватала и удерживала быка. Впрочем, немудрено, если даже в бестселлере «Ваша собака» Джоан Палмер мы не находим ни слова о перерождении бульдога, зато на фоне славной истории породы обнаруживаем, что английский бульдог легко подвержен сердечным приступам, поскольку его нос «не приспособлен для активного дыхания», собака не в состоянии долго гулять, быстро утомляется и, наконец, просто «не способна к напряженной работе». И это как бы между прочим, как бы о пустяке! И это вполне серьезно о боевой собаке?! Нетрудно себе вообразить, что сделает разъяренный бык с этим диванным, ожиревшим, страдающим одышкой «надежным другом дома» или даже с целой стаей таких «друзей».

Все вышесказанное в большей степени отражает точку зрения людей, видящих в бульдогах травильных псов. Между тем противоположное мнение тоже имеет право на существование. Современные заводчики и любители этой породы зачастую не желают содержать боевую собаку, они стремятся иметь рядом с собой дружелюбное животное, ибо это освобождает их от массы проблем. Им вполне достаточно того, что она не карикатурного, как было сказано, а импозантного, по их мнению, вида. Но в таком случае при чем здесь название «английский бульдог», зачем привешивать к фактическим мутантам это славное имя? Нельзя же в самом деле называть кошку тигром лишь потому, что у них общий предок. Следует честно сказать: современный бульдог — незаурядная декоративная собака, а по-настоящему соответствующее ей название — английский декоративный бульдог.

Вопрос этот не праздный. Он имеет отношение и к некоторым другим породам, утратившим изначальный внутренний и внешний облик. Этическая сторона дела такова, что есть только два пути: или вернуться к исходным данным, то есть фактически возродить породу, или прекратить спекулировать на ее легендарной истории, вводя в заблуждение все новых и новых несведущих людей.

И еще об одном аспекте. Если присмотреться поближе и переговорить со знатоками породы, то в ее пользу можно набрать множество весомых аргументов. Однако ни один из них не может оправдать болезненности бульдогов, ставших жертвой племенного разведения. Серьезные аномалии в анатомии этой породы привели к тому, что бульдога стало трудно разводить, начиная с родов и кончая выкармливанием щенков. Ни для кого не секрет, что многие бульдоги появляются на свет посредством кесарева сечения. Это ли не яркое свидетельство процесса вырождения породы?

Справедливости ради заметим, что Международная кинологическая федерация (ФЦИ) делает кое-какие шаги в направлении оздоровления породы путем пересмотра стандарта научными комиссиями. Но пока попытки ФЦИ что-то предпринять выглядят не слишком убедительно. Прежде всего следует направить новые циркуляры судьям, которые по-прежнему требуют в рингах карикатурности и уродливости. Необходима серьезная работа, чтобы вновь сделать английского бульдога истинным спутником человека.

В этом смысле интересной представляется частная программа американца Дэвида Левитта из штата Пенсильвания (США). В начале 70-х годов он предпринял активные поиски, целью которых являлось преобразование современного бульдога, возвращение ему исходной формы и рабочих качеств. Используя рисунки из книг по истории породы и применяя свои знания в области селекции, Левитт производил скрещивания современного бульдога с американским пит-бультерьером, американским пит-бульдогом и бульмастифом.

Полученные результаты впечатляют. Были выведены собаки, которые по внешнему виду (только по внешнему) очень похожи на бульдогов начала XIX века.

Для того чтобы читатели имели более четкое представление, о какой собаке идет речь, приводим стандарт старинного бульдога — именно под таким названием эти собаки в начале 80-х годов зарегистрированы в США Национальным кэннел-клубом и Организацией изучения животных.


Стандарт старинного бульдога

Общий вид: средних размеров собака, крепкого сложения, мускулистая. Вес кобелей — от 27,2 кг и выше, вес сук — от 22,7 кг и выше. Высота в холке для кобелей — от 48,3 см, для сук — от 43,2 см. Строение тела собаки симметрично и пропорционально. Собака должна быть живой, проворной, иметь настороженный вид.

Разведение: английского бульдога, 1/6 американского пит-бультерьера, 1/6 американского пит-бульдога, 116 бульмастифа.

Темперамент: дружелюбный, но неустрашимый защитник своего хозяина и его имущества. Недружественность по отношению к незнакомым людям не является дефектом, хотя она встречается редко.

Голова: массивная, крупного размера по отношению к телу. Лоб плоский, широкий, умеренно морщинистый. Скулы широкие, мощные. Нижняя челюсть выдвинута вперед и загибается вверх. Характерный умеренный перекус. Глаза темные, широко посаженные. Морда короткая, объемная. Губы отвислые. Уши расположены высоко, стоячие, полустоячие или висячие на хрящах.

Тело: шея должна быть короткой и по ширине такой же, как голова. Плечи очень широкие, мускулистые. Передние конечности могут быть слегка изогнутыми или прямыми. Ребра хорошо округлены, грудь широкая, глубокая. Задняя часть короткая, сильная. Живот подтянут. Бедра очень мускулистые. Постав задних конечностей нормальный. Хвост достигает скакательных суставов, прямой или изогнутый.

Окрас: рыжий разных оттенков, серый, черный, белый, тигровый, имеющий поперечные темные полосы на вышеназванных окрасах, пятнистый.

Шерсть: короткая, плотно прилегающая, жесткая, прямая.

Относительно пользовательных качеств полученной собаки можно сказать следующее. По утверждению самого Дэвида Левитта, воссоздавая физические возможности подлинного английского бульдога, он вовсе не стремился получить собаку с яростным темпераментом настоящего травильного пса, полагая неправомерной постановку такой цели уже в силу сомнительности последующего практического применения своих питомцев. Поэтому воссозданный старинный бульдог, строго говоря, не является боевой собакой, способной сражаться на арене в течение нескольких часов. Тем не менее знатоки боевых собак, серьезно интересовавшиеся породой, утверждают: такой бульдог, дружески относящийся ко всем окружающим, совершенно преображается, стоит хозяину подать сигнал к действию. Хорошо тренированная собака способна атаковать по крайней мере двух человек одновременно, быстро нанося существенные повреждения одному за другим. Таким образом, старинный бульдог проявляет себя в основном как незаурядная охранная собака. По мнению создателя породы, идеальный старинный бульдог должен весить от 36,3 до 45,4 кг. Обосновывается это тем, что собака, весящая менее 36 кг, недостаточно массивная, чтобы одолеть сильного мужчину, тогда как собака весом более 45 кг считается испорченной, поскольку слишком тяжела, чтобы быть здоровой и подвижной.

Оценивая старинного бульдога в целом, трудно определить, с чем на сегодня мы имеем дело — с возрождением подлинного английского бульдога или с возникновением новой породы. Скорее всего, с последним, поскольку прошло еще очень мало времени, чтобы сделать окончательный вывод. Пока с уверенностью можно сказать лишь то, что старинный бульдог, несомненно, интересная, одаренная собака послушного нрава и подходящих размеров для содержания в доме или квартире. С точки зрения племенного разведения, нетрудно предположить, что участие таких пород, как американский пит-бультерьер и американский пит-бульдог, доставят немало проблем еще многим заводчикам. Но как бы то ни было, усилия по возрождению утраченного подлинного английского бульдога, предпринятые Дэвидом Левиттом, заслуживают серьезного внимания и глубокого уважения. Он оказался по существу единственным любителем бульдогов, который не только реально осознал всю трагедию породы, но и приложил большое старание, чтобы ее оздоровить.


АМЕРИКАНСКИЙ ПИТ-БУЛЬДОГ



Можно с уверенностью сказать, что абсолютному большинству любителей собак в нашей стране название этой породы попросту неизвестно. В этом, впрочем, нет ничего удивительного, поскольку даже у себя на родине в США пит-бульдог считается собакой довольно редкой. Вместе с тем для людей, интересующихся боевыми породами, американский пит-бульдог является достойным экземпляром, заслуживающим пристального внимания. Уже в самом названии породы мы обнаруживаем такой интригующий момент, как приставка «пит» (pit), указывающая на то, что порода предназначена для собачьих боев.

История возникновения американского пит-бульдога довольно туманна. Доподлинно известно лишь то, что основными районами селекции и распространения породы являются юго-восточные штаты США — Джорджия и Алабама. Вероятно, в создании породы приняли участие американский пит-бультерьер, бульмастиф и современный вариант английского бульдога. Имеются утверждения одного из наиболее маститых заводчиков из штата Джорджия о том, что будто бы еще его предки вывезли из Англии в США несколько представителей подлинного английского бульдога, которые и послужили исходным племенным материалом для будущего американского пит-бульдога. Это мнение разделяют многие современные владельцы пит-бульдогов, искренне убежденные в том, что принадлежащие им собаки и есть подлинные старинные английские бульдоги.

В начале 80-х годов нашего столетия порода официально зарегистрирована в США Организацией изучения животных как американский бульдог. Стандарт его предусматривает следующие показатели: рост кобелей — от 50,8 см и выше, рост сук — от 40,6 см и выше; вес кобелей — не менее 34,1 кг, вес сук — не менее 27,2 кг (эти показатели небезынтересно сравнить со стандартом старинного бульдога Дэвида Левитта), Допустимые колебания параметров у пит-бульдогов достигают порой значительных величин. Встречаются экземпляры, рост которых составляет около 70 см, вес — около 58 кг. Таким образом, размеры пит-бульдога могут быть от средней величины боксера до большого бульмастифа.

Другие данные стандарта. Американский пит-бульдог должен стоять прямо, с высоко поднятой головой. Спина прямая, в движении гибкая. Хвост достигает скакательных суставов. Плечевые и бедренные мускулы мощные, тяжелые. Грудь широкая, глубокая. Шея средней длины, крупная, мускулистая.

Голова крупная, квадратной формы. Морда короткая или средней длины. Нижняя челюсть слегка выдвинута вперед. Глаза широко посаженные. Уши среднего размера, полустоячие или висячие на хрящах.

Цвет белый с тигровинами, пегий, черный с тигровинами, черно-белый. Наиболее предпочтительными являются окрасы красно-тигровый, золотисто- или желто-коричневый, белый, смешанно-черный.

Согласно характеристике, данной в стандарте, американский пит-бульдог — это охранная собака, которая готова отдать жизнь, защищая хозяина от любой грозящей ему опасности. В этом заводчики и любители видят главное предназначение породы. Пит-бульдог может использоваться и в другом качестве — как участник собачьих боев. Известны, например, случаи поединков между американским пит-бульдогом и американским пит-бультерьером. Но в большей степени бойцовские достоинства пит-бульдога раскрываются не в одиночных, а в групповых схватках. Точнее, в боях, когда один пит-бульдог противостоит целой группе собак.

Такие специфические бои устраиваются на юге США и отличаются особым кровопролитием и жестокостью. Задача пит-бульдога заключается в том, чтобы броситься в гущу разъяренной стаи и молниеносно атаковать ее лидера. Цель считается достигнутой, если пит-бульдогу удается убить вожака стаи или по крайней мере достаточно долго, убедительно удерживать его за любые части тела. Далеко не каждая собака способна выдержать схватку с лидером, не говоря уже о том, чтобы противостоять остальным собакам стаи, которые обычно пытаются защитить лидера, вцепляясь в его противника. Только крупная, мощная, физически очень сильная, стремительная собака может успешно выполнить эту работу и избежать печальной участи быть разорванной на куски грозной стаей.

Разумеется, результат группового сражения всегда непредсказуем. Но уже тот факт, что именно пит-бульдога выставляют для такого рода схваток, говорит о многом, и прежде всего о том, что это одаренный боец, боевая собака высокого класса. В связи с этим, возвращаясь к охранным качествам пит-бульдога, естественно утверждать, что собака, способная атаковать и убивать в гуще разъяренной стаи (при условии замены раздражающего фактора во время тренировочного процесса), может быть успешно использована в бою против человека.


АМЕРИКАНСКИЙ ПИТ-БУЛЬТЕРЬЕР И АМЕРИКАНСКИЙ СТАФФОРДШИР-ТЕРЬЕР



С недавнего времени названия этих пород вызывают повышенный интерес у любителей боевых собак в нашей стране. Почти полное отсутствие литературы на сей счет или в лучшем случае появляющиеся иногда в печати краткие газетные сообщения, носящие в основном рекламный характер, порождают множество слухов, споров и догадок, которые чаще всего довольно далеки от истины. Настало время отбросить завесу домыслов и наконец дать ясный ответ на вопрос о том, кто же они такие, эти американские пит-бультерьеры и стаффордшир-терьеры.

Собак этих пород связывает общее происхождение. Их предками являются уже известные нам бульэндтерьеры, выведенные в Англии в начале XIX века для участия в затяжных, кровопролитных собачьих боях. Напомним: после запрещения боев в 1835 году эта порода на протяжении ста лет считалась нелегальной и лишь в 1935 году была признана Английским кэннел-клубом как стаффордширский бультерьер, который и является ближайшим родственником американских пит-бультерьера и стаффордшир-терьера.

В середине XIX века бульэндтерьеры были завезены переселенцами в Америку. Среди эмигрантов встречались не только любители собак, но и профессионалы собачьего бизнеса — участники и устроители собачьих боев. Отсутствие в США запрета на проведение подобных состязаний (запрет был введен лишь в 1878 году) помогло им быстро освоиться на американской земле. Организация собачьих боев приняла массовый, практически повсеместный характер, что, естественно, дало новый толчок разведению бульэндтерьеров.

В Америке этих собак именовали по-разному: пит-бультерьеры, американские бультерьеры (американские були), янки-терьеры, стаффордшир-терьеры или просто бульдоги — в обиходе людей, стравливавших собак. Возникает закономерный вопрос: являются ли американский пит-бультерьер и американский стаффордшир-терьер бульэндтерьерами в чистом виде? На этот счет существуют несколько версий. Приведем наиболее расхожие из них.

Первая дает в целом утвердительный ответ, но с учетом вполне допустимых в рамках породы подвижек в анатомическом строении (изменение высоты в холке, колебание веса и др.). Согласно второй — буль-эндтерьеры, попав на континент, не были еще породой в полном смысле и скрещивались с другими американскими собаками. Сторонники третьей версии утверждают, что американский пит-бультерьер (а значит и стаффордшир-терьер) в действительности не кто иной, как подлинный английский бульдог без примеси терьерской крови. Если последнее мнение можно отнести к разряду курьезных (видимо, ностальгия по английскому бульдогу не дает покоя кому-то из владельцев пит-буля), то первая и вторая версии выглядят вполне обоснованными. Современный облик американский стаффордшир-терьер и особенно американский пит-бультерьер приобрели в результате эволюции, связанной с развитием и закреплением в ходе селекции лучших рабочих качеств собак. Возможно допустить и то, что в некоторых случаях приливалась кровь других пород. Бесспорно, в жилах современных пит-бультерьера и стаффордшир-терьера течет главным образом кровь их английского предка — бульэндтерьера. Поэтому правильнее всего считать американского пит-бультерьера и американского стаффордшир-терьера особыми вариантами английского стаффордширского бультерьера.

Но что же в таком случае отличает пит-бультерьера от стаффордшир-терьера? Ни внешний вид, ни некоторые расхождения в стандарте не дают твердых оснований для их размежевания. К тому же известны периоды, когда и тех и других использовали в совместном племенном разведении. Ответ на этот вопрос, очевидно, может быть только одним: американский пит-бультерьер отличается от американского стаффордшир-терьера спецификой нервной системы. Как мы увидим в дальнейшем, кажущаяся иллюзорность данного аргумента на деле оборачивается мощным, стабильным фактором, наличие которого и позволяет совершенно по-разному квалифицировать рассматриваемых собак, более того — говорить о пит-бультерьере и стаффордшир-терьере как о двух принципиально разных породах.

Вернемся к истории. Во второй главе мы уже упоминали, что некто Чанзи Беннет в 1898 году организовал в Каламазо (штат Мичиган) Объединенный кэннел-клуб (UKC), который вопреки своему, казалось бы, универсальному назначению ставил перед собой конкретную задачу: содействовать племенному разведению пит-бультерьеров. При этом в клубе была заведена племенная книга, где регистрировались боевые собаки, а также утверждены правила проведения собачьих боев, которые доводились до сведения членов UKC.

Но далеко не все американские заводчики и любители были увлечены собачьими боями. В 1921 году они разработали стандарт пит-бультерьера, который, хотя и был далек от строгой унификации, все же призывал к тому, чтобы придать представителям породы определенные внешние формы. За кажущейся будничностью этого шага скрывался глубокий смысл. Фактически акцент в племенном разведении с рабочих качеств переносился на экстерьер. Видимо, зачинатели этого дела не вполне отдавали себе отчет в том, к чему может привести подобный подход, наивно полагая, что им удастся совместить внутреннее содержание истинного бойца с отточенностью линий. Впрочем, практика доказала, что получить такой результат в принципе невозможно. В погоне за эффектным экстерьером всегда приходится жертвовать пользовательными качествами, идти на послабления при отборе производителей, закрывая глаза на некоторые несоответствия между внешним обликом и исходными сущностными данными. От поколения к поколению недостатки нарастают словно снежный ком, и когда-то малые допущения со временем оборачиваются огромными изменениями физического и духовного состояния породы. В итоге получают новую собаку, которой еще долго сопутствует былая слава предков. Но это уже другая собака.

Кроме чисто селекционного момента, важную роль в перерождении играет атмосфера, в которой воспитывается собака. И если ее хотя бы время от времени не используют по назначению, то это нередко наносит еще больший вред, чем неверное направление в разведении. Впрочем, эти два процесса, как правило, идут рука об руку. Увлечение экстерьером рано или поздно приводит к невозможности использовать собаку для уготованной ей работы, что, в свою очередь, усугубляет разрыв между исходными данными и воспроизведенными в новых поколениях. Круг замыкается, от породы остается лишь одно название. Таким образом, принятие нового стандарта фактически положило начало переделке «боевых машин» в цивилизованные выставочные экземпляры и в конечном счете стало причиной раздвоения некогда единой породы.

После шести лет безуспешных попыток вступить в Американский кэннел-клуб (AKC) — единственную кинологическую организацию США, объединяющую все породы и имеющую международное признание, — заводчики нового направления в разведении пит-бультерьеров в июне 1936 года наконец добились легализации своих собак и получили право на участие во всех национальных и международных выставках. Первоначально AKC официально зарегистрировал породу как стаффордшир-терьер, и лишь в январе 1972 года она получила современное название американский стаффордшир-терьер. Первым президентом Американского клуба стаффордшир-терьеров стал Вилфрэд Т. Брэндон. За время его десятилетнего правления исконные пит-бультерьеры не считались породными и к выставкам не допускались. Таким образом, в 1936 году окончательно оформились два враждующих лагеря: стаффордшир-терьеры AKC и пит-бультерьеры UKC. Правда, в 50-е годы было замирение, продолжавшееся несколько лет, в течение которых AKC разрешал регистрацию и, соответственно, участие в племенном разведении членам UKC. Это значительно расширило племенной базис и, безусловно, послужило улучшению состояния породы. Жаль, что главная цель руководства AKC заключалась лишь в стремлении влить свежую кровь стаффордшир-терьерам для предотвращения их дегенерации. И только. Нервная система настоящих пит-булей не имела для AKC ровным счетом никакого значения.

В официальных изданиях AKC не раз заявлялось, что клубный американский стаффордшир-терьер — наиболее правильный вариант породы, а стремление членов клуба отличаться от «нелегалов» заключается в том, что они принципиально не желают получать грязные деньги за кровь своих питомцев. Что ж, позиция, занятая Клубом американских стаффордшир-терьеров, с нравственной точки зрения, безусловно, заслуживает одобрения. Хотя следует признать и то обстоятельство, что, несмотря на все нападки на «нелегалов», именно наличие последних приносит немалую популярность и солидные барыши «официалам». Ведь для покупателя наиболее притягательным в американском стаффордшир-терьере являются его характер и рабочие качества бойца, мнение о которых складывается у публики в основном за счет славы, добываемой пит-бультерьерами в собачьих боях. Конечно, многие будущие владельцы, беря щенка американского стаффордшир-терьера, вовсе не собираются участвовать в сражениях, но предлагаемая боевитость приобретаемой собаки, так красочно расписанная в литературе, им явно импонирует.

На это можно возразить, что и сам клубный стаффордшир-терьер — собака очень сильная, подвижная, способная одерживать победы над серьезными противниками. И это будет справедливо. Американского стаффордшир-терьера никак не назовешь перерожденцем в полном смысле, он еще во многом не утратил своих пользовательных качеств. Но в подавляющем большинстве случаев американский стаффордшир-терьер — уже не тот легендарный боец, который способен сражаться в яме в течение нескольких часов. И никакие соревнования (подобные тем, что были введены Американским клубом стаффордшир-терьеров в 1940 г.), без кровопролития подтверждающие рабочие качества собак, не в состоянии опровергнуть эту реальность. Только настоящие поединки позволяют сохранить сущностные данные подлинной боевой собаки. Современные же американские стаффордшир-терьеры, которых мы видим на выставках, как правило, не имеют той нервной системы, которая присуща их собратьям, и по сей день бьющимся в травильных ямах.

С точки зрения племенного разведения, американский стаффордшир-терьер — порода еще молодая. Сплошь и рядом встречаются разнотипные и разноцветные собаки. Высоконогие и низкорослые, широкие и узкие, мощные и элегантные, напоминающие боксера, бульдога, бультерьера, аргентинского дога и т. д. Поэтому современный стандарт американского стаффордшир-терьера носит несколько рекомендательный характер: предпочтительным считается рост кобелей 46—48 см, сук — 43—46 см. Эти показатели почти соответствуют стандарту 1935 года стаффордширского бультерьера (39,1—45,7 см). После изменения последнего в сторону уменьшения и облегчения американский стаффордшир-терьер оказался в среднем на 6—8 см выше и на 5—6 кг тяжелее.

Что же происходило с американскими пит-бультерьерами все эти годы и что на самом деле представляют собой современные пит-були? Как было сказано выше, Американский клуб стаффордшир-терьеров с 1936 года признал пит-бультерьеров не соответствующими породе и запретил им участвовать в племенном разведении и выставках. Несмотря на это, многочисленные любители собачьих боев были, мягко говоря, не слишком расстроены подобным остракизмом. Они методично продолжали заниматься своим делом. Азарт боя и крупные денежные ставки привлекали владельцев пит-булей гораздо больше, чем престиж членства в AKC или яркая розетка победителя выставки. Тем временем работа по племенному разведению американских пит-бультерьеров была сосредоточена в уже известном нам UKC и нескольких малых кэннел-клубах, таких, например, как Американская ассоциация собачьих пород.

Оценивая рабочие качества современного американского пит-бультерьера, можно с уверенностью сказать, что по своей конструкции и нервной системе это одна из сверхвыдающихся боевых собак, когда-либо выведенных человеком. Еще ни по одной из рассматриваемых собак не доводилось встречать столько восторженных откликов зарубежных специалистов (среди которых крупные авторитеты в области боевых пород), как по американскому пит-бультерьеру. В целом их мнения сводятся к тому, что настоящий пит-бультерьер в состоянии нанести поражение практически любой собаке. Разумеется, не все пит-бультерьеры отличаются одинаковыми способностями и равной силой бойца, но когда в бою встречаются лучшие представители пород, результат постоянно один и тот же: побеждает пит-буль. В это непросто поверить, особенно если принять во внимание размеры и вес собаки. Тем не менее многочисленные свидетельства очевидцев подтверждают, что в схватках между пит-бультерьером весом около 23 кг и боевыми собаками других пород, весящими 45 кг и более, пит-буль неизменно оказывается на высоте. В лучшем случае крупная собака доминирует в течение 15—20 минут поединка, до тех пор, пока ее выносливость не иссякнет. Через полчаса жестокого боя, когда полностью изнуренная большая собака уже не в силах мощно атаковать и эффективно защищаться, пит-бультерьер начинает, наконец, показывать свои истинные способности и тотально берет верх над противником.

Известно, что американские любители собачьих боев отдают предпочтение пит-бультерьеру в 99 случаях из 100. Его авторитет в мире боевых собак настолько велик, что вопрос об участии в схватках других пород, похоже, вообще закрыт. Подобные состязания расцениваются многими профессионалами не иначе, как экзотическое баловство, и чаще всего не вызывают сколько-нибудь серьезного интереса. Напротив, американские пит-бультерьеры сражаются повсеместно в США и во многих других странах, даже если проведение собачьих боев официально запрещено законом.

Что ж, воздадим хвалу англичанам, которым удалось когда-то вывести бульэндтерьера, и выразим восхищение американцам, несмотря ни на какие трудности сумевшим сохранить в пит-бультерьере уникальные способности легендарной боевой собаки.


БЭНДОГ



Еще в средневековой Англии так называли больших, свирепых собак, которые использовались для охраны дома, двора и имущества хозяина. В наше время этим термином стали обозначать различные варианты помеси американского пит-бультерьера с мастифообразными породами. Первые современные бэндоги были выведены в начале 70-х годов XX века американским ветеринарным врачом по имени Свинфорд. Собак этого типа нередко называют бэндог Свинфорда или американский мастиф.

Бэндоги не являются законченной породой собак. Их разведение осуществляется различными способами, зависящими в основном от вкусов тех людей, которые этим занимаются. Наиболее простыми методами получения бэндогов являются скрещивания кобеля американского пит-бультерьера с сукой неаполитанского или английского мастифа. Реже скрещивают кобеля неаполитанского или английского мастифа с сукой пит-бультерьера, главным образом из-за возникающих в этом случае сложностей при получении пометов и угрозы для здоровья суки пит-бультерьера в связи с большими размерами рождаемых щенков. Не менее распространенными методами выведения бэндогов являются скрещивания неаполитанского мастифа с английским, а их потомков — с американским пит-бультерьером, или несколько схожее по комбинации скрещивание пит-бультерьера с бульмастифом. Последние распространены в основном на западном побережье США. Их не называют бэндогами, а именуют пит-бульмастифами, видимо, желая тем самым подчеркнуть, что это собаки стравливающиеся. Однако по способу выведения и типу пит-бульмастифов без особой натяжки можно причислить к разряду бэндогов.

Бэндоги — крупные собаки, средний рост которых составляет около 65 см, вес колеблется от 45 до 68 кг. Они обладают огромной физической силой, несмотря на свои размеры отличаются подвижностью и ловкостью, способны успешно противостоять самым серьезным противникам, будь то собака или человек. Бэндоги умны, неприхотливы, послушны, не пытаются утвердить свое лидерство в семье хозяина, негромки, доброжелательны. Очень эффективны при использовании в качестве охранной собаки, ибо при соответствующей натаске представляют собой грозную силу для любого непрошеного гостя.

Основной замысел при выведении бэндогов заключается в том, чтобы получать, упрощенно говоря, больших пит-бультерьеров — крупных гладиаторов для собачьих боев. Идея действительно представляется заманчивой: совместить ловкость и характер пит-бультерьера с гигантской силой мастифа. Казалось, что можно получить собаку, которой не будет равных в ринге. Но план не дал ожидаемых результатов. Бэндоги — очень талантливые бойцы и используются в качестве стравливающихся собак, особенно на северо-востоке США, в Нью-Йорке и Нью-Джерси. Хотя следует признать, вопреки утверждению людей, занимающихся бэндогами, что при сражениях с американским пит-бультерьером шансы бэндога на победу невелики. Лишь в редких случаях бэндогу удается в первые минуты боя нанести пит-бультерьеру столь серьезные повреждения, что они оказываются решающими для последующего хода схватки. Обычно же бой проходит по известному сценарию, когда после 20 минут ураганных атак бэндог начинает постепенно уступать перед натиском раскрывающейся боевой мощи пит-бультерьера. По свидетельству очевидцев, бой нередко заканчивается отказом бэндога от схватки. Практика доказывает, что по своему анатомическому строению и нервной системе бэндоги не являются собаками, предназначенными для длительных боев в яме. Но, как и в отношении любой другой породы, это не может служить абсолютным показателем полезности (или бесполезности) бэндогов.


МАСТИНО (НЕАПОЛИТАНСКИЙ МАСТИФ)



Это древняя порода собак, веками разводимая на Апеннинском полуострове жителями окрестностей Неаполя. Считается, что мастино является прямым потомком старых римских боевых собак. К этому выводу приходят специалисты, изучая римские летописи и сравнивая современных мастино со статуями неаполитанских молоссов, которых римляне признавали лучшими военными собаками. С незапамятных времен мастино сражались на собачьих боях и принимали участие в различных видах травли на животных. Исстари мастино использовали в качестве сторожевой собаки. Довольно часто эту функцию возлагают на мастино современные владельцы, не без оснований надеясь на огромную физическую силу и устрашающую внешность собаки.

До недавнего времени мастино не считался престижным или элитарным. Типичный неаполитанский заводчик представал в образе простого обывателя. Мастино держали мясники, ночные сторожа, крестьяне. Разведение по этой причине носило довольно хаотичный характер. Многие мастино сильно отличались друг от друга, и поэтому говорить о них как о сложившейся, устоявшейся породе было крайне затруднительно. Немного забегая вперед, скажем, что проблемы племенного разведения мастино в рамках единого стандарта не исчерпаны и сегодня.

«Крестным отцом» породы (в классическом понимании) стал Пьеро Сканциани. На выставке в Касл дель’Ово в 1946 году он представки 8 особей, которые, правда, сильно отличались друг от друга, но имели и много общих черт — прежде всего, крупное, могучее сложение и импозантную внешность. Продолжая проводить эксперименты в своем питомнике «Вилланова», Сканциани получил, наконец, образцового кобеля, которого назвал Гуаглино. Именно этот кобель стал прародителем сегодняшней породы. Именно с него был написан стандарт, принятый основанным в 1949 году Обществом итальянского мастино и в этом же году утвержденный Международной кинологической федерацией. Гуаглино был первым чемпионом породы и первым мастино, занесенным в ЛОИ — официальную итальянскую племенную книгу. Характерные внешние признаки этого кобеля были впоследствии закреплены в потомстве путем планомерного, систематического инбридинга.

Между Центральной кинологической организацией Италии и Обществом итальянского мастино было заключено соглашение, по которому новое общество имело право вести самостоятельную племенную работу. Все щенки записывались в отдельную племенную книгу и в возрасте от 10 до 18 месяцев проходили проверку на породность, а в случае несоответствия из книги вычеркивались. Лишь щенки четвертого поколения этих прошедших проверку собак заносились в племенную книгу центра. Туда же записывались все мастино, имеющие национальный чемпионский титул.

Как видим, направление по упорядочению племенного разведения мастино определено достаточно конкретно. Возможно, оно было бы рано или поздно реализовано на практике, если бы процессу тщательного отбора не помешал стремительный рост спроса на мастино. Начиная с 70-х годов порода неожиданно стала модной. Ажиотажный спрос на щенков привел к повышению цен и резкому увеличению числа пометов, разумеется, в ущерб их качеству. Стремясь не упустить плывущие в руки деньги, заводчики мало заботились о породности, продавая собак, которые хоть приблизительно своими статьями напоминали то, что искал покупатель.

В настоящее время насчитывается немало мастино, которые не имеют тех самых трех поколений проверенных и отобранных собак и которые расходятся по Италии и по всему миру как чистокровные. Зачастую «всплывают» щенки из неизвестных источников. Нередко щенков приписывают какому-либо кобелю, который на самом деле не имеет к ним никакого отношения. Некоторые пометы по целому ряду причин просто сомнительны. Часто за рубеж попадают собаки с документами частного питомника, из подозрительных пометов — и начинается дальнейшее разведение. Проконтролировать все до конца не удается ни Обществу итальянского мастино, ни Центральной кинологической организации Италии. Про остальные страны вообще трудно говорить, поскольку исходный материал был из Италии.

Другая проблема племенного разведения мастино связана с гигантоманией. Нередко заводчики стремятся к особо крупным размерам, мощи, весу, забывая, что сущность мастино заключается в его рабочих качествах, в способности хорошо двигаться, в активности и бодрости. Вопрос этот не новый. К каким результатам приводит подобного рода селекция, мы могли наблюдать на примере английского мастифа. Стоит лишь задуматься над тем, может ли колосс весом 90 кг и ростом 75 см быть хотя бы просто здоровым, не говоря уже о его рабочих качествах, чтобы понять всю ошибочность такого племенного разведения собак. Нарушение анатомически правильного строения тела ведет к потере баланса, что сразу вычеркивает собаку из списка пользовательных, да и вообще потенциально здоровых. Вздернутый зад, неправильные конечности, слабая спина. Такие собаки не могут соответствовать породе, особенно если вспомнить, что изначально мастино были военными, сторожевыми, боевыми собаками. К сожалению, сегодня нередко встречаются мастино, которые предстают в образе очень необычной, импозантной, экзотической собаки-игрушки, нуждающейся в няньке.



Однако в мире есть и отличные мастино, в которых прекрасно сочетаются анатомически правильное строение тела и черты характера, сделавшие эту породу столь привлекательной. Физические данные мастино в хорошей форме таковы, что даже представители лучших боевых пород не смогут одержать легкую победу над неаполитанцем. Благодаря своей огромной силе и размерам, мастино является грозным противником для любой собаки. В качестве домашнего сторожа мастино зарекомендовал себя превосходно. Он очень бдителен и способен работать по человеку так, что любому непрошеному гостю не оставляет шансов на успех. Человек, ищущий хорошую сторожевую собаку, поступит правильно, приобретя мастино. Но многое в данном случае будет зависеть не только от выбора, но и от тренированности вашей собаки.

Итальянский стандарт мастино предусматривает следующие показатели: вес — 50— 68,1 кг, рост кобелей — 64,8—72,4 см, рост сук — 59,7—68,6 см. Отклонение от стандарта в 1,9 см считается допустимым.


НЕМЕЦКИЙ ДОГ



Основным племенным материалом для выведения этой породы послужил датский дог — собака, на протяжении многих веков известная и довольно широко распространенная на территории современной Дании и прилегающих к ней немецких землях.

Надо заметить, что догообразные или мастифообразные собаки всегда были популярны в Европе. Чтобы в дальнейшем не возникало двусмысленности, поясним: этими терминами (несущими практически одинаковую смысловую нагрузку) обозначают собак сходного происхождения и типа, объединенных в группу молосских догов, которых в разное время и в разных местах именовали и догами, и мастифами. Догообразные-мастифообразные собаки отличались крупными размерами, сильно развитой мускулатурой, огромной физической силой. Чаще всего это были собаки-воины, бесстрашные охотники, собаки-гладиаторы.

Датская порода догов имела свои особенности: в сравнении, например, с английским мастифом — более вытянутая морда без висячих губ, длинная шея; при аналогичных параметрах по высоте в холке датский дог был значительно суше и потому подвижнее. Окрасы датских догов были всевозможнейшие, шерсть короткая. Датский дог являлся великолепным образцом боевой собаки. Как правило, его использовали для травли во время охоты на диких свиней и первобытных быков, а также для охраны жилища.

Так уж исторически сложилось, что датская порода догов к концу XIX века практически совершенно перестала разводиться на ее родине и основное поголовье датских догов оказалось к этому времени на территории будущей Германской империи. Уже с середины прошлого столетия немцы приступили к скрещиванию датского дога с другими догообразными (или мастифообразными) травильными собаками южных немецких земель. Центром племенной работы стал город Ульм на реке Дунай, расположенный на территории королевства Вюртемберг (в нынешней земле Германии Баден-Вюртемберг). Эта линия получила первоначальное наименование «ульмские доги». Одновременно на севере, в Шлезвиг-Гольштейне, в округах Гамбурга и Берлина также велось разведение догообразных собак. Здесь оно базировалось в основном на подлинных датских догах. Не случайно на выставке 1863 года в Гамбурге доги были представлены как две разновидности: ульмский дог и датский. После провозглашения Германской империи (в 1871 году) возникла идея слияния двух родственных линий и создания породы «немецкий дог». По этой причине немецкого дога, в известном смысле, можно считать символом единства Германии. Название новой породы зазвучало с 1876 года, однако только в 1888 году в Берлине был основан Клуб немецких догов, который окончательно объединил заводчиков, а единый стандарт, судя по всему, впервые был принят лишь в 1890 году.

Если в 80-е годы XIX столетия только каждую третью собаку из получаемых пометов считали немецким догом, то уже к началу нашего века были достигнуты значительные результаты в селекции породы и доги были признаны собаками с необозримым будущим, гордостью нации. Конечно, можно скептически относиться к национальной принадлежности дога, памятуя о том, что в нем все же преобладает кровь датской линии. Бесспорным является тот факт, что именно немцы приложили самые серьезные усилия в деле племенного разведения и популяризации этой несомненно интересной, одаренной породы, что и позволяет считать ее национальной немецкой.

Что же касается подлинного датского дога, то его судьба сходна с судьбой бульэндтерьера. Эти две великолепные породы получили мировое признание только переродившись: первая — в немецкого дога, вторая — в белого бультерьера. Правда, бульэндтерьер оказался в несколько лучшем положении в связи с признанием стаффордширского бультерьера, датскому же догу, похоже, не возродиться уже никогда.

Благодаря своей анатомии и неутраченным рабочим качествам травильных собак немецкие доги были вполне уместны и в светских салонах знати, и в псарнях охотников. Очень быстро порода перешагнула национальные границы и прочно обосновалась в других странах. Первая мировая война и последовавшие за ней трудные годы значительно сократили популяцию немецких догов в Германии. Но полного уничтожения не произошло, и породу не пришлось воссоздавать.

Мы уже знаем: сами заводчики способны нанести породе больший вред, чем война и голод. Стремление человека вывести колоссального дога толкало его на совершение многих ошибок. Хотя немецкие доги и не подверглись в такой степени, как, скажем, английские мастифы, модным видоизменениям, но и здесь не обошлось без экспериментов на почве гигантомании. Помимо общих ошибок в племенном разведении известны примеры, когда к догам применяли методы искусственного выращивания, в том числе с использованием анаболических препаратов. Нередко собак чрезмерно перегружали в погоне за более эффектной мускулатурой, сверхмощным костяком, исполинским ростом, забывая о подвижности. А ведь первоначальный замысел немецких заводчиков состоял в получении собаки, напоминающей помесь мастифа и грейгаунда, соответственно с сохранением лучших качеств обоих. Кроме того, применение анаболиков небезвредно и способно искалечить внутренние органы собаки, подорвать ее здоровье, а следовательно, поставить под сомнение жизнеспособность будущих поколений.

Подобные опыты выглядят по меньшей мере нелепо. Возможно ли считать одну собаку лучше другой только потому, что она выше на несколько сантиметров и тяжелее на несколько килограммов? Разумеется, нет. Только гармония тела и головы определяет качество собаки. При этом никто не призывает к уменьшению высоты в холке или снижению веса. Надо только помнить о гармонии.

Но не будем сгущать краски. Оценивая нынешнее состояние породы «немецкий дог», можно признать его в целом удовлетворительным. Справедливости ради следует сказать, что из всех пород молосских собак немецкий дог — наиболее анатомически правильная собака, наиболее темпераментная, подвижная, нередко еще способная выполнять свои сторожевые и даже травильные функции.

Между тем не следует путать темперамент и подвижность с нервозностью и агрессивностью. Размеры и сила дога требуют устойчивости нервной системы и дисциплинированности. В обращении с догом большое значение имеют правильное воспитание и наличие взаимопонимания. В противном случае необузданный нрав немецкого дога может представлять серьезную опасность для владельца и его семьи. Впрочем, разбор возникающих иногда инцидентов показывает, что в своем подавляющем большинстве они происходят по вине человека, а не собаки. Другая крайность, которая сегодня встречается сплошь и рядом, — это трусливые доги. Такие экземпляры следует исключать из племенного разведения, чтобы они не позорили породу и не давали трусливого потомства.

Тяжесть содержания немецкого дога не ограничивается тем, что он значительно опаснее средних и мелких собак. Владелец должен идти и на многие другие жертвы, связанные с выгулом немецкого дога, его кормлением, дрессировкой.

Последнее замечание. Доги с некупированными ушами, а также с купированными, но слабо стоячими, не представляют собой того великолепного зрелища, как доги с жестко стоячими (пусть иногда сильно купированными) ушами. Внешний вид дога должен передавать настороженность и стремительность, чему не способствует вислоухость.

Современный стандарт предусматривает следующие параметры: минимальный рост для кобелей — 76 см, для сук — 71 см; вес, соответственно — 54,5 кг и 45,5 кг.


БОКСЕР



Собака среднего роста, физически сильная, ловкая, темпераментная. Характер веселый, добродушный, но при этом очень верный, недоверчивый к посторонним. Хорошо поддается дрессировке и с удовольствием выполняет команды.

Строго говоря, боксер — служебная собака, и в компанию боевых пород он попал благодаря своему происхождению. В начале XIX века в Германию в массовом порядке были завезены английские бульдоги и буленбайсеры — собаки, издавна используемые для травли. Представители именно этих боевых пород и были прародителями современных боксеров.

Центром разведения новой породы стал Мюнхен. Одно время даже бытовало название «мюнхенский бир-боксер». Владельцами этих собак, как правило, были мелкие ремесленники, мясники, скотоводы. Не исключено, что время от времени, для развлечения, первых боксеров натравливали на быков. Но прямых свидетельств на этот счет мы не имеем.

Впервые 4 лучших боксера были представлены на выставке в Мюнхене в 1895 году. Победителем стал кобель по кличке Флоки, который впоследствии был занесен в племенную книгу породы под номером один. В 1896 году был создан Мюнхенский клуб боксеров, объединивший несколько десятков особей, а год спустя организован общенациональный Немецкий клуб боксеров. Началом официального племенного разведения считается 1904 год, когда была заведена единая племенная книга породы боксер.

Первая мировая война создала определенные трудности для заводчиков. Но одновременно боксеры были опробованы в качестве военных собак, это принесло им немалую известность и сделало популярными в послевоенные годы. С 1924 года боксер становится пятой породой, используемой в Германии на полицейской службе, что дало племенному разведению новый позитивный толчок. К середине 20-х годов популярность боксеров достигла такого уровня, что количество членов Немецкого клуба боксеров в это время на несколько сот человек превосходило число владельцев немецких догов, объединенных общенациональным клубом этой породы.

Стандарт боксера не раз менялся в сторону увеличения высоты в холке собаки. Так, первый стандарт 1902 года предусматривал рост боксера от 45 до 55 см, стандарт 1926 года устанавливал высоту в холке для кобелей 54—60 см, для сук — 50—58 см. Современный стандарт еще немного подрос: кобели — 56—61 см, суки — 53—58,5 см. Средний вес кобелей — около 30 кг, сук — около 28 кг.

Несмотря на некоторое изменение показателей роста в сторону увеличения, боксер не потерял своих изначальных рабочих качеств. Это произошло во многом благодаря тому, что правильно соблюдались пропорции рост : вес.

На наш взгляд, этот факт заслуживает особого внимания. Следует отметить, что сохранение исходных сущностных данных вообще характерно для рассматриваемых пород немецкого происхождения. В отличие от англичан, которые в последние полтора столетия большое значение уделяли внешним формам, пытаясь вывести сверхтипичную собаку и доходя при этом до гротеска, практичные немцы избрали другой путь, стремясь в первую очередь воспроизвести в потомстве больше полезных качеств. Это совсем не означает, что немцы совершенно не обращали внимания на внешние формы, однако внешность всегда была подчинена полезности. И удивительное явление (а если вдуматься — абсолютно закономерное): ставя во главу угла полезность собаки, немецкие заводчики тем не менее получали великолепных, гармонично сложенных, здоровых собак (доберманов, ротвейлеров, боксеров и т. д.). Время показало, что именно этот подход позволяет породе сохраниться, а не деградировать (как это, например, произошло с предком боксера — английским бульдогом). Только собака с анатомически правильным сложением может обладать незаурядными рабочими качествами и высокой жизнеспособностью. И, наоборот, только делая основной удар на развитие рабочих качеств, мы можем получать здоровое, физически и духовно полноценное потомство.

К счастью, боксер принадлежит к разряду именно таких, не искалеченных нововведениями собак. Он имеет большое число поклонников во всем мире. Обидно, что в нашей стране многие отвернулись от этой отличной породы.


ТОЗА-ИНУ



Эта порода была выведена в Японии во второй половине XIX века. Центром племенного разведения стала префектура Коти на острове Сикоку. Порода была получена в результате скрещивания сикоку-ину (собаки ростом около 55 см и весом около 25 кг) с такими европейскими породами, как бульдог, мастиф, датский дог. Согласно некоторым источникам, в создании тозы приняли участие также бернхардинеры, бультерьеры и пойнтеры.

Тоза-ину редко встречается за пределами Японии. Чтобы читатель представил себе, о какой собаке идет речь, приводим стандарт тоза-ину, утвержденный Японским кэннел-клубом в начале 80-х годов нашего столетия.


Стандарт тоза-ину

Общий вид: больших размеров собака, крепкого сложения, с величественными манерами. Квадратная морда, висячие уши, короткая шерсть, толстый у основания свешивающийся хвост. Темперамент собаки сочетает в себе дерзость и храбрость. Минимальный рост кобелей — 60,5 см, сук — 54,5 см. Минимальный вес 37,2 кг.

Голова: черепная часть широкая, переход ото лба к морде четко обозначен, морда умеренно длинная. Спинка носа прямая, мочка носа большая, черная. Челюсти мощные, зубы крепкие с сильными клыками, прикус ножницеобразный.

Глаза: небольшие, темно-коричневые, с выражением чувства собственного достоинства.

Уши: относительно небольшие, довольно тонкие, высоко посаженные.

Тело: холка высокая, спина ровная, прямая. Поясница широкая, мускулистая, круп слегка выгнут. Грудь широкая, глубокая, ребра умеренно упругие. Живот подтянут.

Хвост: расположен высоко, толстый у основания, суживающийся к концу, по длине достигает скакательного сустава.

Конечности: плечи умеренно наклонены, предплечья прямые, умеренно длинные, сильные, пясти немного наклонные, крепкие. Бедра мускулистые.

Лапы: пальцы плотно прилегают друг к другу, подушечки лап толстые, эластичные. Когти жесткие, желательно темные.

Шерсть: короткая, жесткая, густая. Идеальный окрас — сплошной красный.

Дефекты: дисквалификация — крипторхизм; серьезные дефекты — робость, худощавость, слабый костяк, сверх меры растянутый или, напротив, слишком короткий корпус; незначительные дефекты — слишком короткая или слишком длинная морда.

Тоза-ину (известная еще как японская боевая собака) используется для проводимых в Японии специальных, легально организуемых с 1868 года поединков. На родине тозу нередко называют собака-сумо. Это прозвище она получила от одноименной японской борьбы, возникшей около 1500 лет назад. Смысл борьбы заключается в том, чтобы устоять на ногах после атаки противника или не быть вытолкнутым за пределы круга. Для этого вида борьбы отбираются крупные японцы, которые затем в течение нескольких лет систематически занимаются бодибилдингом, параллельно увеличивая вес, изучают технику ведения схватки. Как правило, минимальный вес спортсменов превышает 100 кг.

Правила сумо используются также в традиционных японских собачьих боях. Тоза-ину — это боец сумо в собачьем обличьи, то есть собака, бьющаяся по правилам сумо. Победителем считается та собака, которая собьет своего противника и крепко прижмет его своим телом к земле. Кусающиеся, рычащие, лающие и визжащие собаки дисквалифицируются и к последующим состязаниям не допускаются.

Победителями в таких боях становятся, как правило, не просто мужественные, но мощные, ловкие и выносливые собаки. Занявшая первое место тоза получает специально изготовленную ризу, главным элементом которой является высокохудожественный расписной передник, расшитый яркими, искусно заплетенными шнурами. Ризу через шею надевают на грудь и спину собаки.

Приходится только диву даваться, как это японцам удалось сделать из собаки борца сумо. Они преодолели естественный собачий инстинкт кусаться и рычать и заставили собак придавливать друг друга телом. Безусловно, ответ заключается в терпеливом и целенаправленном племенном разведении.

Наибольшего расцвета племенное разведение тоза-ину достигло в 1924—1933 годах. В это время в Японии было около пяти тысяч заводчиков этой породы. В других странах в связи с отсутствием боев тоза представляет собой исключительно выставочный вариант, что со временем, несомненно, приведет к полной утрате характерных для породы боевых качеств. Правда, учитывая огромную силу, большие размеры и храбрость тозы, некоторые владельцы не без оснований рассчитывают использовать ее в качестве домашнего сторожа.


АКИТА-ИНУ



Этой породе около 400 лет. Ее родиной является район префектуры Акита на севере Японии. В формировании породы на разных этапах участвовали японская собака кари, китайский чау, тоза. Когда-то акита считалась национальным достоянием, и только люди благородного происхождения могли ее приобретать. Специальные ошейники и привязи указывали на владельца той или иной собаки. К акитам назначался слуга, а кормление этих собак носило характер обряда. Во время охоты к акитам обращались на специальном собачьем языке.

Акита использовалась для охоты на медведей, оленей и диких свиней в горных районах северной Японии, а также в качестве стравливающейся собаки. У истоков развития собачьих боев стоял японский аристократ Сатаке, который поощрял людей, устраивавших поединки с участием больших, сильных, выносливых, злобных собак. В то время подобные зрелища устраивали специально для самураев с целью укрепления в них духа храбрости. Впоследствии собачьи бои стали одним из любимых развлечений простолюдинов — крестьян сельскохозяйственных районов префектуры Акита. Впрочем, бои с участием акиты не получили, судя по всему, сколько-нибудь широкого распространения вне рамок данного региона.

Старинная акита не дошла до нас в чистом виде. Во второй половине XIX века с целью развития боевого инстинкта аките была прилита кровь тозы. Однако в 1926 году местным муниципальным постановлением собачьи бои в префектуре были запрещены, и акита приняла статус ценной охотничьей собаки.

В 1931 г. Министерство образования и правительство Японии взяли породу под свою опеку, приняв необходимые меры для ее сохранения.

Кроме Японии, довольно большое поголовье акит имеется в США и Канаде. Массовый завоз туда представителей данной породы начался благодаря военнослужащим американских оккупационных войск после второй мировой войны. В 1950 году порода была принята в американскую группу AKC, а в 1973-м официально зарегистрирована в Американском кэннел-клубе.


Стандарт акита-ину

Общий вид: большая, мощная собака, крепкой конституции. Бдительная, настороженная. Голова широкая, при осмотре спереди сверху напоминает тупой треугольник. Глаза маленькие, уши стоячие, направленные наклонно вперед по линии шеи — характерный признак породы. Крупный хвост как бы уравновешивает большую голову — также характерный признак породы.

Голова: массивная, но вполне сопоставимая с размерами корпуса, свободная от морщин в состоянии покоя. Череп плоский между ушами и широкий. Морда прямоугольная, челюсти мощные.

Тело: холка высокая, прямая, короткая. Поясница широкая, мускулистая. Грудь глубокая. Ребра умеренно упругие. Живот подтянут.

Хвост: расположен высоко, толстый. Кончик хвоста почти достигает скакательного сустава. Кольцо на конце хвоста на правую или левую сторону, или двойное кольцо. Конечности: плечи умеренно наклонены, предплечья прямые, массивные. Локти плотно прилегают к телу, пясти немного наклонены. Бедра длинные, голени короткие, крепкие.

Лапы: толстые, круглые, плотные. Подушечки лап толстые, эластичные. Когти твердые, желательно темного цвета.

Шерсть: жесткая, грубая, прямая. Подшерсток густой, мягкий.

Окрас: любого цвета, включая белый. Белые акиты не имеют отметин. Пятнистые имеют белый фон с большими, ровно расположенными цветными участками, покрывающими голову и более одной трети тела. Подшерсток может иметь цвет, отличный от покровного волоса.

Размеры: высота в холке для кобелей — 65—70 см, для сук — 60— 65 см.

Аллюр: оживленная, проворная походка, длина шага умеренная. Спина во время движения остается устойчивой и горизонтальной. Задние конечности движутся по линии передних конечностей.

Дефекты: дисквалификация — кобель ниже 62,5 см, суки — ниже 57,5 см, крипторхизм, неострые кончики ушей, висячий хвост, короткий хвост; серьезные дефекты — робость, узкая или мелкая голова, чрезмерно длинная, лохматая шерсть; незначительные дефекты — прямой прикус, не соответствующий окрасу цвет мочки носа, покрытый черными пятнами язык, круглые, светлые глаза, короткая шерсть.


АРГЕНТИНСКИЙ ДОГ



Без преувеличения можно сказать, что аргентинский дог является одной из самых интересных боевых пород, выведенных за пределами Европы. Возраст породы относительно невелик. Ее целенаправленное племенное разведение едва насчитывает 70 лет. Однако истоки породы уходят в средние века, во времена первых экспедиций испанских мореплавателей к берегам Нового Света.

Уже во втором походе под командованием Христофора Колумба испанцев сопровождали мощные мастино, которые па новых землях несли сторожевую службу и использовались для охоты на крупного зверя. В дальнейшем они послужили исходным племенным материалом для выведения белого кордобского дога, данные которого в наибольшей степени отвечали местным условиям и требованиям европейских колонизаторов.

Основным занятием первых переселенцев было фермерство. Скотоводы и земледельцы имели немало проблем с хищниками, нередко нападавшими на домашних животных. Фермеры нуждались в собаке с незаурядными сторожевыми и охотничьими качествами. Центром разведения таких собак стал аргентинский город Кордоба (или Кордова), расположенный в центральной части страны.

Кордобский дог имел мощное строение, обладал хорошей хваткой, высоким порогом восприятия боли, был свиреп и неустрашим в бою. Специально, для удобства во время охоты, кордобские доги выводились белого окраса. Их использовали в качестве травильных собак для охоты на ягуара, пуму, дикого кабана. Кроме того, они участвовали в собачьих боях и травлях на быков.

Однако при всех своих достоинствах кордобские доги по остроте чутья, ловкости и выносливости, как правило, уступали европейским охотничьим собакам. Последние не могли применяться для борьбы с такими грозными хищниками, как пума или ягуар, но представляли собой хороший материал для дальнейшей племенной работы. Использование кровей наиболее подходящих для этой цели европейских собак и выведение породы с улучшенными рабочими качествами стали задачами нового поколения селекционеров.

План создания новой породы в начале XX века разработал аргентинский врач и заядлый охотник Антонио Мартинез. В 20-х годах нашего столетия он приступил к планомерному, целенаправленному разведению аргентинского дога. К сожалению, творцу породы не довелось в полной мере увидеть плоды своего труда. В результате несчастного случая на охоте Антонио Мартинез погиб. Его брат Норес Мартинез не только продолжил начатое дело, но и привел породу к широкому признанию.

В качестве основного племенного материала были использованы старинные кордобские доги и английские бультерьеры. Для улучшения анатомического строения, придания породе рослости и элегантности была примешана кровь немецкого дога, для остроты чутья — английского пойнтера, для хватки и упорства — английского бульдога. В формировании породы приняли участие ирландский волкодав, бордоский дог, испанский мастин, пиренейский мастиф и боксер.

В результате сложной селекции были получены рослые, сильные, подвижные собаки белого окраса.

Высота в холке 60—65 см; вес 35—40 кг.

Костяк крепкий, грациозное, атлетическое сложение, рельефная, сухая мускулатура, обтягивающая, эластичная кожа.

Шерсть короткая, прямая, гладкая. Окрас белый.

Голова крупная, объемная, широкая, скуластая, умеренной длины. Лоб плоский, широкий. Переход ото лба к почти прямоугольной, слегка суживающейся морде четко обозначен. Линии лба и морды параллельны, черепная часть и морда равной длины. Мочка носа крупная, черная. Верхние губы толстые. Зубы крупные, белые, прикус ножницеобразный. Глаза овальной формы, небольшие, темные. Уши высоко посаженные, стоячие, купированные.

Шея сильная, мускулистая. Грудь умеренно широкая, глубокая. Холка хорошо выражена, спина прямая, поясница короткая, крепкая, немного выгнутая. Круп умеренно широкий, плавно спускающийся к основанию хвоста. Живот подтянут.

Плечи выпуклые, мускулистые. Предплечья, запястья и пясти крепкие. Предплечья прямые, параллельные. Пясти поставлены под небольшим наклоном. Задние конечности при осмотре сзади прямые, параллельные. Бедра покрыты рельефной мускулатурой. Голени длинные, наклонно поставленные. Плюсны крепкие, почти отвесные.

Лапы крепкие, круглые. Пальцы плотно сомкнуты.

Хвост толстый у основания, суживающийся к концу. По длине доходит до скакательных суставов. В спокойном состоянии хвост плавной дугой выгибается вверх, но не закручен и не задран.

Подобно кордобским догам, аргентинские доги выводятся белого окраса. Это имеет чисто практическое значение. Белый цвет выделяет собаку и уменьшает вероятность случайного попадания в нее из ружья. Во время травли на зверя нескольких собак им легче ориентироваться в общей свалке. В сумерки охотник может отличить собаку не только по голосу, но и визуально.

Однако отрицательным моментом является то, что белый цвет — это цвет альбиносов со всеми вытекающими последствиями (крипторхизмом и глухотой). Поэтому при отборе производителей особое внимание уделяют черному носу и темным глазам. И все-таки изредка глухота встречается. В 1949 году бультерьерам вынуждены были разрешить разноцветность. Аргентинцы пока упорно придерживаются только белой линии.

По мнению экспертов, аргентинский дог — отличная боевая собака, а охота на ягуара или пуму без нее просто немыслима. На родине аргентинских догов используют также в полиции и в армии для несения караульной службы. Престиж этих собак очень высок — аргентинцы гордятся ими не меньше, чем немцы доберманом.

В Аргентине поголовье аргентинских догов насчитывает около трех тысяч особей. Центрами разведения являются Кордоба, Буэнос-Айрес, Ла-Плата, Мендоса, Сан-Луис. Для Европы аргентинские доги остаются пока экзотической и весьма дорогой породой. Ее разводят в основном в Германии, однако селекция затруднена главным образом из-за узости кровей и ограниченности племенного материала. Кроме того, нелишним будет отметить, что в Аргентине собаки данной породы допускаются к племенному разведению только после проверки по тестам «Пума» и «Дикая свинья». При этом условия проверки максимально приближены к настоящей охоте. Это создает дополнительные сложности для любителей аргентинского дога, если, разумеется, они хотят получать собак с отменными рабочими качествами, а не декоративные выставочные экземпляры.



Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • ВВЕДЕНИЕ
  • ОХОТА НА КРУПНОГО ЗВЕРЯ И ТРАВЛЯ СОБАК НА РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ ЖИВОТНЫХ
  • СОБАКИ-ВОИНЫ. БОЙ СОБАКИ С ЧЕЛОВЕКОМ
  • БОЙ СОБАКИ С СОБАКОЙ
  • ВЫБОР ЩЕНКА. МЕТОДЫ ОБЩЕЙ И СПЕЦИАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ БОЕВЫХ СОБАК
  • МАСТИФ
  • БУЛЬМАСТИФ
  • БУЛЬТЕРЬЕР И СТАФФОРДШИРСКИЙ БУЛЬТЕРЬЕР
  • АНГЛИЙСКИЙ БУЛЬДОГ
  • АМЕРИКАНСКИЙ ПИТ-БУЛЬДОГ
  • АМЕРИКАНСКИЙ ПИТ-БУЛЬТЕРЬЕР И АМЕРИКАНСКИЙ СТАФФОРДШИР-ТЕРЬЕР
  • БЭНДОГ
  • МАСТИНО (НЕАПОЛИТАНСКИЙ МАСТИФ)
  • НЕМЕЦКИЙ ДОГ
  • БОКСЕР
  • ТОЗА-ИНУ
  • АКИТА-ИНУ
  • АРГЕНТИНСКИЙ ДОГ



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке